Warning: include(../../blocks/do_head.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr4/327.php on line 10

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/do_head.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr4/327.php on line 10
логотип сайта www.goldbiblioteca.ru

Warning: include(../../blocks/verhonline.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr4/327.php on line 19

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/verhonline.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr4/327.php on line 19
Майн Рид. Скачка родео, или Рождественское ночное бегство скота

Майн Рид. Скачка родео, или Рождественское ночное бегство скота 


Томас Майн Рид
Скачка родео, или Рождественское ночное бегство скота

Дело происходило в юго западных прериях Техаса, вблизи мексиканской границы, где я командовал отрядом конных стрелков, действовавших вместе с техасскими рейнджерами. Наша цель – поимка похитителей скота, которые дважды пересекали Рио Гранде и грабили ранчо в низовьях Леоне. Рождество застало нас в поисках угонщиков, и вечером мы собрались вокруг костра, чтобы отметить праздник, как принято во всех христианских землях.
Хотя мы находились в пятидесяти милях от ближайшего военного поста или поселка, у нас было достаточно еды и выпивки, чтобы отметить этот день. Лучшие сорта ветчины, жареный индюк – дикий, подстреленный сегодня утром, – «цыплята прерий» перепела и другие деликатесы составляли меню нашего ужина, а вклад в виде выпивки внес бочонок лучшего виски бурбон, который мы прихватили с собой на вьючном муле.
Мешало нашему веселью только отсутствие дорогих друзей, особенно женского пола; мы думали, как они развлекаются дома – не только пируют, но и танцуют. Впрочем, у нас тоже были танцы, хотя не такие грациозные или модные. Время от времени вскакивал с десяток рейнджеров и начинал подражать походке гризли, а когда бурбон ударил им в голову, они исполнили «танец скальпов» команчей, к которому рано или поздно присоединились все.
В кружке вокруг офицерского костра было поспокойней; главным видом развлечений служили песни и рассказы; каждый должен был по очереди спеть или рассказать что нибудь из своего личного опыта. Не одна шутка прозвучала в ночном воздухе, когда очередь дошла до лейтенанта Редвуда, молодого офицера рейнджеров. Он был совсем молод, в сущности еще мальчишка, но все знали, что у него большой опыт жизни в прериях. Он родился и вырос в Техасе и принадлежал к одной из известнейших в штате семей. Частично из за этого, частично из за полученного им прекрасного образования ему поручили командовать рейнджерами. И все знакомые с ним понимали, что он расскажет что нибудь интересное.
– Что ж, друзья, – начал он, смочив горло глотком бурбона, – я мог бы рассказать много приключений, гораздо интересней того, о котором собираюсь говорить. Но мы находимся в том самом районе прерий, история произошла совсем недалеко от нашего нынешнего лагеря; к тому же тогда тоже была рождественская ночь; я думаю, вы найдете рассказ соответствующим обстановке.
Мы не нуждались в таком предисловии, чтобы слушать внимательно. Все с нетерпением ждали продолжения. Лейтенант стал рассказывать.
– Большинство из вас знает, что мой отец известный скотовод и торговец скотом, и я с детства помогал ему. Как раз шесть лет назад у нас собрался гурт; скот откормился и был готов к переходу в Гальвестон, откуда его должны были переправить морем в Гавану. Гурт очень большой, около пяти тысяч голов, и стоил не меньше ста тысяч долларов. За три дня до Рождества мы собрали скот и двинулись по старой испанской дороге через Голиад. Когда наступило Рождество, мы оказались в глубине прерии, и все шло хорошо. На ночь мы остановились, но о празднике и не думали. Отец опасался, что скот может понести; хотя, казалось, для этого не было причин. Трава роскошная, мы разрешали животным наесться вволю, после чего собирали их вместе, и они лежали и покорно пережевывали жвачку. К тому же нас было около двадцати человек; примерно половина – мексиканские вакерос ; остальные – молодые представители семейств из южных штатов. Руководил всеми пастухами мексиканец по имени Моралес, вакеро с огромным опытом, который все знал о скоте – начиная от того, как принять теленка, до свежевания туши; думаю, это он что то сказал отцу, заставив его так нервничать в ту ночь. Во всяком случае никто не пытался праздновать; только разожгли большой костер и сытно поужинали.
Покончив с ужином, мы уже готовы были завернуться в свои серапе , оставив дежурить четыре пять человек. Как вы, наверно, знаете, когда по прериям гонят большое стадо, пастухи делятся на три части и по очереди дежурят ночью. Они ездят верхом вокруг гурта до смены. Делается это для того, чтобы животные не разбрелись в темноте, а также чтобы помешать волкам и койотам приблизиться и вспугнуть скот.
Так вот, первая вахта села верхом, а остальные, уставшие после проведенных в седле двенадцати часов – нам пришлось немало скакать галопом, потому что первые два три дня скот обычно очень тревожится, – остальные уже ложились, когда Моралес, который уже какое то время стоял в стороне, глядя в небо, быстро подошел к нам со словами:
– Сеньор Редвуд, мне это не нравится.
Обратился он к моему отцу, который удивленно ответил:
– Что не нравится, дон Игнасис? – Любой мексиканец, независимо от своего положения и профессии, сеньор или дон.
– Во первых, – ответил вакеро, – мне не нравится вид неба; во вторых, ощущение в воздухе. Именно в такую ночь скот может понести .
– Но какое может иметь к этому отношение состояние неба или атмосферы? – удивился мой отец.
– Самое непосредственное, ваша честь, – ответил мексиканец. – Как раз воздух часто, если не всегда заставляет животных панически бежать, хотя я не философ, чтобы объяснить, почему это так. Многие считают, что эту панику вызывают хищники, испугавшие стадо. Но причина не в этом. Если бы это было так, почему целое ганадо (стадо), тысячи голов – я сам это видел – бегут одновременно, хотя рассеяны на целой лиге или льяно и спокойно пасутся? Клянусь, сеньор, вы можете мне поверить; говорю вам, что то есть в воздухе – я слышал, это называют электрисидад ; и это и заставляет скот бежать, хотя почему и куда – кто знает?
– Что ж, – ответил мой отец, вопросительно взглянув на небо, – кажется, в воздухе сейчас ничего нет, иначе мы увидели бы молнию и услышали гром. И посмотрите на скот! Он совершенно спокоен; не шевельнет ни рогом, ни копытом. Животные слишком устали после…
Но закончить он не успел. Не успел он сказать еще слово, как все животные в огромном гурте одновременно вскочили на ноги, как будто каждое хлестнули бичом.
Никакой волк или койот не мог вызвать такое одновременное вскакивание; и действительно, никаких хищников и не было, иначе караульные их заметили бы и сообщили.
Но у нас не было времени для предположений. Моралес закричал:
– Каррамба, сеньорес ! Как я и ожидал – естампеда (Паническое бегство скота)! – И ни слова не добавив, бросился к стреноженным лошадям.
Отец последовал за ним, понимая, что только мексиканец знает, что нужно делать. Бегство скота так далеко от привычных пастбищ, в глубине дикой прерии, может привести к потере большинства, если не всех животных. На ставке сто тысяч долларов – и дело решается словно подбрасыванием монеты.
Конечно, я тоже побежал; так же поступили и все мексиканцы и несколько техасцев. Но большинство молодых людей из Штатов остались у огня. Они были новичками в перегонке скота и не знали, что делать.
Да и все мы не знали бы, если бы Моралес не показал нам пример. Прихватив с собой кол из изгороди и лассо, он вскочил на спину своей неоседланной лошади с криком:
– Сеньор Редвуд! Есть только один способ спасти стадо! Мы долны заставить животных скакать в родео !
Не очень поняв его слова, мы тем не менее не стали дожидаться объяснений. На это не было времени: животные, постояв секунду другую, с фырканьем и громким ревом устремились в бегство; земля задрожала под их копытами, словно началось землетрясение.
– Ауда! Аудела ! – закричал Моралес, хлестнул своего мустанга и поскакал за стадом.
Все, кто успел сесть верхом, поскакали за ним, держась поближе к его лошади. Какое то время скакали цепочкой. Но чем все это кончится, знал только сам вакеро и несколько его помощников.
Вскоре, однако, все мы поняли, что значит «скакать в родео ». Нужно было держаться во главе стада и сбоку от него, заставляя передних животных поворачивать направо или налево – в соответствии с тем, на каком фланге мы находились.
Поскольку мы оказались слева, задача заключалась в том, чтобы повернуть скот направо, и, к счастью, было достаточно света, чтобы мы видели гурт. Луны не было, но небо было усеяно звездами, и в их бледном свечении мы различали темную движущуюся массу, вытянувшуюся в длинную ленту, так как более сильные обгоняли слабых.
Пустив лошадей в галоп, мы вскоре поравнялись с самыми первыми животными; Моралес и другие пастухи продолжали кричать изо всех сил и колотить бегущих животных по шее, спине и рогам.
Как мы вскоре поняли, эти действия вызвали желаемый результат. Авангард длинной ленты начал сворачивать направо, увлекая за собой остальных; постепенно линия перестала быть прямой, а приобрела очертания спирали, причем завитки этой спирали все время сокращались.
Все теперь понимали, зачем это нужно: заставить скот бежать кругами, пока он не выдохнется. Если бы мы попытались просто остановить животных или повернуть их назад, они скорее всего вырвались бы и разбежались в двадцати направлениях, и тогда у нас не было бы ни малейшего шанса собрать их снова.
Благодаря больше скорости лошадей мы легко направляли бег стада. Но Моралес предупредил нас об опасности, и потому мы продолжали держаться сбоку от стада, кричали и колотили самых проворных животных.
Так продолжалось почти час, пока стадо не бежало уже по кругу, причем голова колонны приблизилась к хвосту. Мы уже поздравляли себя с окончанием испытания: после дня пути скакать всю ночь в родео не очень приятно. Но тут мы увидели и услышали кое что такое, что вызвало новую тревогу. Мы развели лагерный костер среди густого кустарника, который не давал возможности увидеть свет костра издалека. Уезжая в таких обстоятельствах, мы не заметили направления и не думали о нем до последнего времени. Но теперь услышали крики и увидели, как взлетают вверх горящие ветви, разбрасывая искры, – и все это внутри круга бегущего стада.
Конечно, мы сразу поняли, в чем причина криков и дикой жестикуляции. Нашим товарищам, оставшимся у костра, угрожала опасность. Черный круг стремительно сужался и скоро сомкнется; скот раздавит и людей и костер своими бесчувственными копытами!
Не сомневаюсь, что именно таким был бы конец, если бы родео продолжалось еще несколько минут. Но Моралес знал, что теперь гурт можно остановить; заметив опасность, которой подвергались наши товарищи, он опередил гурт; мы поскакали вслед за ним и громкими криками и размахиванием руками сумели остановить передовых животных. Сделать это оказалось легко: сами животные страшно устали и были рады остановиться. То, что заставило их пуститься в бегство, больше не действовало.
– Итак, друзья, – сказал в заключение лейтенант, – если кому нибудь из вас придется гнать скот по равнине и он понесет, вы знаете теперь, что делать. Заставить животных участвовать в родео.


 




На главную страницу  
   
   
   
Яндекс цитирования    
По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru
футер сайта