Warning: include(../../blocks/do_head.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr3/280.php on line 10

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/do_head.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr3/280.php on line 10
логотип сайта www.goldbiblioteca.ru

Warning: include(../../blocks/verhonline.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr3/280.php on line 19

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/verhonline.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr3/280.php on line 19
Майн Рид. Черный ягуар (Приключения на Амазонке)

Майн Рид. Черный ягуар (Приключения на Амазонке) 


Майн Рид
Черный ягуар
(Приключения на Амазонке)
Натуралисты до сих пор еще не решили вопроса, является ли американский черный ягуар разновидностью "фелис онка" или особым видом. Самые серьезные ученые придерживаются первого взгляда. По моим же личным наблюдениям, между животными из семейства кошек и ягуаром нет существенной разницы как в величине и строении туловища, так и в привычках. Их можно различать только по цвету. Каждый знает окраску ягуара глянцевато желтый фон, постепенно становящийся бледнее, и почти белый на животе и шее, весь в агатово черных пятнах, которые, если рассмотреть их поближе, оказываются неправильной формы кольцами, каждое с черным мазком посередине, делающим эти отметины похожими на розетки.
Этот то мазок посередине кольца главным образом и отличает ягуара от леопарда и пантеры Старого Света, шкура которых тоже украшена кольцами, но без мазков. Между "кошками", вторыми по величине, то есть не крупнее, чем лев или тигр, можно заметить пять совершенно различных видов, хотя их привыкли объединять под общим названием пантеры или леопарда. Четыре из этих видов встречаются в Старом Свете: собственно леопард, пантера, чита (или охотничий леопард, с которым в Индии охотятся на оленя) и ягуар.
Леопард и пантера очень похожи друг на друга, их может различить только опытный зоолог.
Леопард водится на юге Азии и Африки, пантера же только на юге Азии и на островах Индии. Чита, или охотничий леопард, которого легко узнать по его величине и черным отметинам (черные пятна, но без колец), встречается на громадном пространстве, охватывающем весь континент Африки и большую часть Азии. Наименее известна четвертая разновидность пятнистых "кошек" Старого Света.
Бюффон имел в своем распоряжении одну единственную шкуру этого животного и назвал его "ягуаром", но описал его совершенно неправильно, кроме того, он убежден, что родиной ягуара является какая нибудь восточная страна, например, Персия, а в этом тоже можно усомниться. Еще с того времени, когда жил этот французский натуралист, природа ягуаров представлялась загадочной; и хотя во многих музеях красуются их чучела, все же мало кто знаком с происхождением этих животных и их главными отличительными чертами. Но можно сказать, что теперь настал конец этому незнанию.
То животное, которое Бюффон считал ягуаром, является, без сомнения, ничем иным, как гималайским белым леопардом, которого в последние годы часто видели англо индейские охотники на самых недосягаемых вершинах этих гор. Леопарды редко спускаются ниже полосы вечного снега. Ягуар, которого часто путают с леопардом и пантерой Старого Света, на самом деле резко отличается от них, водится он исключительно в Америке, да и там лишь в тропических или подтропических странах. Только в самых знойных областях можно встретить этого крупного и свирепого зверя.
Бюффон, относившийся крайне враждебно ко всему американскому, говорит о ягуаре как о мелком безвредном животном; но этот ученый, которого французы называют "великим натуралистом", был просто досужим болтуном, знающим естественные науки не больше рядового школьника нашего времени.
Гумбольдт, описывая ягуаров, правильно утверждает, что они не уступают по величине индийскому королевскому тигру; другой знаменитый натуралист фон Чуди измерил величину только что убитого ягуара в Перу, и результаты этого измерения не отличались от полученных Гумбольдтом.
Я сам никогда не встречал ягуара величиной с индийского королевского тигра, но видал много ягуаров величиной с тигрицу, и думаю, что вернее всего будет сказать так: самые крупные ягуары равны по величине самым мелким тиграм. Что же касается свирепости и опасности, которую представляет встреча с ними, то, действительно, он немногим уступают тигру или льву Старого Света. Некоторые легкомысленные люди, никогда в жизни не бывавшие в южно американском лесу, считают ягуара кротким животным, но это, разумеется, совершенный вздор.
Сотни людей, живущих на берегу Амазонки, Ориноко, Магдалены или других тропических рек, были жертвами этих свирепых плотоядных зверей; в восточных Андах, в Перу целый ряд селений был покинут жителями, напуганными ягуарами, которые, подобно индийским тиграм, обычно появляются в большом количестве вблизи какого нибудь селения.
Возможно, что существует несколько разновидностей ягуара, может быть, даже отдельных пород, имеющих так же мало общего друг с другом, как леопард Старого Света имеет с пантерой.
Но черный ягуар отличется от обыкновенного лишь по цвету, точно так же, как "черная пантера с острова Явы", встречающаяся также и в Бенгалии, является лишь темной разновидностью обыкновенной пантеры.
Все же по свидетельству жителей Южной Америки индейцев, португальцев и испанцев, черный ягуар гораздо крупнее, свирепее и сильнее рыжевато желтого ягуара.
Может быть, все это чистейшая фантазия. Черных ягуаров мало, это вообще редко встречающееся животное, и, вероятнее всего, ему приписываются всякие необычайные свойства только потому, что он мало известен.
Местные жители считают, что, несмотря на различие в цвете, эти животные принадлежат к одной породе. Их называют "тигр" и "черный тигр" в мексиканской части Америки, индейцы же Нижних Андов называют обе разновидности "чинка", но делят их на "яна чинка" и "чэк чинка", что значит: черная "чинка" и пятнистая. По моему, натуралист должен принять во внимание, что туземцы считают этих животных родственными друг другу и даже дают им одно название; это тем более важно, что большинство жителей этой страны охотники, вся жизнь которых проходит в преследовании этого хищника и в невольном его изучении.
Мы можем, следовательно, допустить, что черный ягуар является лишь одной из разновидностей всей породы. И действительно, если представить себе желтый фон пятнистой шкурки, сгущенный до темно коричневого, перед нами окажется черный ягуар; несмотря на свое прозвище, он не черного, а темно шоколадного цвета. Его шкура точно так же, как шкура желтых ягуаров, вся в черных кружках или розетках, хоть эти отметины и не бросаются в глаза поверхностному наблюдателю, но при солнечном свете их нельзя не заметить.
Несколько лет назад я пережил приключение, главную роль в котором сыграл черный ягуар, и я пришел к заключению, что отличается ли этот хищник или нет от своих сородичей, во всяком случае, он не уступает им ни в смелости, ни в свирепости.
Я отправился вверх по Амазонке, к бразильскому поселку Барре у устья Рио Негро, оттуда я в скором времени собирался вернуться снова в Гран Пара.
Для того надо было получить право проезда на одном из торговых судов, и я сел на одно из них, направляющееся в Пару.
Судно было одним из обычно встречающихся на нижней Амазонке: плоскодонное, с одной мачтой и парусом и без киля. Каюта представляла собой согнутую наподобие арки крышу, покрытую листьями пальмы и простирающуюся над всей задней частью судна, исключая небольшое местечко, занятое рулевым. Такой же навес был устроен над его передней частью, заваленной грузом, состоявшим исключительно из так называемого черепашьего масла, в больших глиняных сосудах местного производства. Места оставались лишь для четырех гребцов, капитана судна (которого звали Джоао) и меня.
Я описал это судно и его команду так подробно потому, что они играли известную роль в моем приключении.
Приблизительно на половине пути между Баррой и островом Мараджо мы попали в узкий канал, разделявший два островка. Дул противный ветер, но так так течение было сильным, нам удавалось делать две три мили в час. Было около полудня, и солнце так припекало, что капитан приказал гребцам прекратить греблю.
Парус свернули, и судно поплыло по течению.
Матросы забрались под навес и вскоре крепко заснули; я находился в задней каюте и тоже спал. Бодрствовал один лишь Джоао, исполнявший двойную обязанность капитана и рулевого.
Я лежал уже долго, не слыша никаких звуков, кроме журчания воды у бортов судна. В это время дня всегда бывает более тихо, чем когда бы то ни было. Несмотря на обилие животных в тропических частях Южной Америки, в полдень их не видно и не слышно. Они спят. Даже шумливые обезьяны и те отдыхают; хищный ягуар и другие звери, истомленные зноем, дают передышку своим жертвам. Лишь прелестная снежно белая птица колокольчик оживляет лесную тишину своим звенящим, точно металл, голосом.
Я был выведен из своего дремотного состояния голосом Джоао, повторявшим полушепотом:
Сеньор! Сеньор!
Я посмотрел вверх; лицо Джоао выглядывало из отверстия в стенке навеса, и по выражению его можно было судить, что случилось что то необыкновенное.
В чем дело, Джоао? спросил я.
Заряжено ли ваше ружье, сеньор?
Да, сказал я, снимая с места свою двустволку, а в чем дело?
Я заметил какое то странное животное, похожее на крокодила, не могу разобрать, пойдемте и вместе посмотрим, сеньор.
Подвинувшись вперед к выходу под навес, я взглянул по направлению, указанному капитаном, то есть вниз и вперед по течению.
Я увидел островок, слегка выдававшийся в воду, и у самого края его нечто вроде плота, образовавшегося из сухих пней, веток и выброшенных рекой досок или деревьев.
Плот был невелик и, очевидно, не был прикреплен к берегу, но стволы деревьев, хотя и громадные, были легки и плавали на самой поверхности воды.
На верхушке одного из них, ближайшего к берегу, виднелся какой то темный предмет. Это было какое то животное, но какое, ни Джоао, ни я не могли определить. Оно лежало, вытянувшись во всю свою длину. Его спина, плечи, шея, голова и ноги, казалось, впивались в ствол.
Его нельзя было принять за кусок дерева. Но оно не походило ни на аллигатора, очертания которого я узнал бы сразу, ни на черную обезьяну, так так было гораздо крупнее ее.
Я перебрал всех животных, которые водятся в области Амазонки. Но мне не пришло в голову, что мы видим перед собой ягуара. Джоао и я сразу узнали бы, конечно, пятнистую желтую шкуру этого царя лесов. Мы смотрели и гадали; Джоао забыл о своих обязанностях рулевого, как вдруг мы заметили, что наше судно несется прямо на плот.
Капитан схватился за весло у кормы и сильным толчком переменил направление судна.
Теперь мы находились как раз против плота, и мне удалось наконец хорошенько рассмотреть загадочное животное. Но каково же было мое удивление и ужас, когда я его разглядел. Оно оказалось ни чем иным, как свирепым черным ягуаром Амазонки. Первая моя мысль была о ружье, которое я держал в руках. Но я тут же вспомнил, что оно не заряжено!
Дело в том, что разрядил я его утром, чтобы лучше вычистить, и забыл снова вложить патроны. Заряжать его теперь было уже поздно. Я пришел в полное отчаяние. Кроме нескольких ножей, на палубе не было другого оружия. Мы были буквально беззащитны.
Я снова посмотрел на ягуара. Он спал. Его коричневое туловище, почти такое же крупное, как у индийского тигра, лежало, вытянувшись на плоту, освещенное солнцем, прекрасное, но страшное, в особенности для нас. Около него лежали остатки наполовину съеденной рыбы. Он, вероятно, поймал ее, насытился и сейчас уснул под жаркими лучами солнца. Я сообразил все это после, тогда мне было не до этих наблюдений. Я только заметил, что свирепое животное спало.
Мы с Джоао не успели еще сказать ни слова, мы лишь одновременно подали друг другу знак молчать. Капитан увидел, что мое ружье было не заряжено, и хорошо понял опасность, в которой мы находились. Он знал, что стоит лишь ягуару проснуться, и он первым делом прыгнет на наше судно и растерзает нас.
Это опасение имело основание: такие вещи происходили и прежде, бывали даже случаи, что ягуар пускался вплавь по реке, вдогонку за челноком, чтобы напасть на плывущих в нем людей. Так поступали даже обыкновенные ягуары, а это был черный ягуар, и к тому же еще громадной величины!
Джоао великолепно сознавал опасность. Он стоял неподвижно, твердо сжимая в руках весло.
Через несколько секунд судно уже почти касалось плота. Наступил критический момент.
Наши гребцы спали. Проснутся ли они?
Я бросил на них торопливый взгляд. Они лежали на дне лодки, точно бронзовые статуи, в самых разнообразных позах. Я слышал их дыхание. Наше же дыхание вряд ли кто мог услышать. Мы с Джоао словно замерли. Одно слово или движение и мы погибли. Но все было тихо. Лодка медленно скользила вперед. Спящее животное не почуяло нас. Как мы близко от него! Я мог бы дулом своего ружья коснуться его глянцевитой шкуры. Тихо, тихо! Ах!
Смотрите, прошептал Джоао, смотрите, плот движется, он следует за нами!
Я тоже видел его, но не мог поверить своим глазам. Часть плота, на котором лежал ягуар, отделилась, вероятно, благодаря сильным волнам, поднятым нашим судном, и теперь двигалась вниз по течению. Плот раскололся так бесшумно, что спящее на нем животное не было потревожено. Оно лежало на плывущей массе, совершенно не подозревая о происшедшей перемене; трудно было поверить, чтобы такой лютый зверь мог так мирно спать. Его сон вряд ли длился бы долго, и так как бревно, на котором он лежал, уносилось течением в том же направлении и с такой же быстротой, как и наше судно, расстояние между нами, а следовательно, и опасность оставались все время одинаковыми.
В любую минуту, проснувшись, ягуар мог прыгнуть на наше судно, и мы оказались бы в его власти. Не стоит описывать подробно ужасные ощущения, испытанные мною и Джоао, пока мы находились под этим страшным конвоем. Спящие гребцы ничего этого не переживали, да и я сам отвлекся, стараясь зарядить ружье.
Джоао настоял на этом, и операция эта производилась мною так тихо и осторожно, будто ружье было стеклянное, и я боялся разбить его.
К счастью, мне удалось зарядить оба ствола, прежде чем произошло то, чего мы так опасались, то есть прежде чем ягуар проснулся.
Его разбудил не шум на нашем судне, так как у нас было совершенно тихо, но какой то шорох в воде, рядом с бревном, на котором он плыл.
Этот шум произвела морская свинка, поднявшаяся на поверхность.
Ягуар вскочил на ноги, бревно завертелось от его прыжка. На секунду даже этот бесстрашный зверь как будто вздрогнул, заметив, в каком он очутился положении.
Но тотчас же его удивление сменилось яростью при виде людей, находящихся так близко от него и, как ему казалось, послуживших причиной его неожиданного путешествия. Испустив дикий визг и ударяя себя хвостом по бокам, он пополз по бревну, припадая на все четыре лапы и, очевидно, собираясь броситься на наше судно.
Он приготовился к прыжку. Его ужасная круглая голова была прижата к бревну, и я не мог желать лучшей цели, особенно зная, что животное пробудет в этом положении недолго. Я прицелился, не теряя ни секунды, и пустил в него две пули, одну за другой, из своей двустволки. К счастью, я не промахнулся. Когда дым рассеялся, мы с радостью увидели, что ягуар исчез; осталось только бревно, покачивающееся на окрашенной кровью поверхностью воды.
Труп зверя пошел ко дну, и разбуженные выстрелом гребцы только со слов Джоао и моих узнали об опасности, которой нам удалось избежать.


 




На главную страницу  
   
   
   
Яндекс цитирования    
По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru
футер сайта