Warning: include(../../blocks/do_head.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr2/141.php on line 10

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/do_head.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr2/141.php on line 10
логотип сайта www.goldbiblioteca.ru

Warning: include(../../blocks/verhonline.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr2/141.php on line 19

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/verhonline.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr2/141.php on line 19
Джек Лондон. Нос для императора

Джек Лондон. Нос для императора 

Джек Лондон
Нос для императора



На заре существования государства корейского, когда благодаря царящим в нем миру и тишине оно могло быть справедливо названо своим старинным именем «Чосен» 1, в нем жил государственный деятель по имени И Цин Хо. Это был человек способный и – кто знает? – быть может, умом не слабее заморских политиков. Но не в пример своим собратьям из других стран И Цин Хо был лишен свободы. Он сидел в тюрьме не за то, что по неосторожности присвоил общественные деньги, а за то, что – опять таки по неосторожности
– присвоил их слишком много. Неумеренность пагубна даже тогда, когда берешь взятки, поэтому проявленная И Цин Хо жадность и привела к тому, что он очутился за решеткой.
Десять тысяч связок монет задолжал он казне и теперь сидел в тюрьме, ожидая смертной казни. В его положении было одно преимущество: времени для размышлений у него хватало с избытком. И он сумел кое что придумать. А потом позвал к себе тюремщика и сказал:
– О достойный из достойнейших, ты видишь перед собой несчастного из несчастнейших! И все же я мог бы снова стать счастливым, если бы ты позволил мне уйти отсюда нынче ночью лишь на один короткий час. Тебе никогда не придется жалеть о сделанном тобой благодеянии, ибо я позабочусь о твоем продвижении по службе, и ты станешь в конце концов смотрителем всех тюрем в Чосене.
– Что что? – переспросил тюремщик. – Что за глупости ты болтаешь! Отпустить тебя на один короткий час? А ведь ты ждешь лишь минуты, когда тебя поведут на плаху. И ты просишь человека, у которого на руках престарелая достопочтенная матушка, не говоря уж о жене и малолетних детях? Ну и негодяй!
– От Священного города до всех восьми побережий нет места, куда я мог бы спрятаться, – ответил И Цин Хо. – Я человек мудрый, но зачем в тюрьме мудрость? Будь я на свободе, я бы сумел отыскать деньги, чтобы вернуть свой долг государству. Мне известен нос, который выручит меня из беды.
– Нос?! – воскликнул тюремщик.
– Да, нос, – подтвердил И Цин Хо. – Необыкновенный нос, если можно так выразиться, самый необыкновенный нос.
Тюремщик воздел руки к небу.
– Ах, какой ты плут, какой плут! – засмеялся он. – И подумать только, что эта умнейшая голова должна вот вот скатиться с плахи!
С этими словами он повернулся и вышел. Но в конце концов, будучи по природе своей человеком жалостливым и добросердечным, с наступлением ночи он позволил И Цин Хо уйти.
И Цин Хо направился прямо к правителю и, застав его одного, тотчас поднял ото сна.
– Да ведь это сам И Цин Хо, не будь я правитель! – вскричал тот. – Что ты делаешь здесь, в то время как должен сидеть в тюрьме, ожидая, когда тебя поведут на плаху?
– Прошу ваше превосходительство выслушать меня, – сказал И Цин Хо, присаживаясь на корточки у постели правителя и раскуривая свою трубку от жаровни. – От мертвеца мало пользы, и совершенно справедливо, что я, который уже должен считать себя покойником, бесполезен правительству, вам, ваше превосходительство, и самому себе. Но если ваше превосходительство даст мне, так сказать, свободу…
– Это невозможно! – закричал правитель. – Ты приговорен к смерти!
– Вашему превосходительству хорошо известно, что, если я сумею возвратить казне десять тысяч связок монет, правительство помилует меня, – продолжал И Цин Хо. – Итак, как я уже сказал, если ваше превосходительство даст мне свободу на несколько дней, то я, человек сообразительный, сумею возвратить общественные деньги и буду в состоянии услужить вашему превосходительству. Я мог бы порядком услужить вашему превосходительству.
– А у тебя уже есть план, по которому ты намерен достать эти деньги?
– спросил правитель.
– Есть, – ответил И Цин Хо.
– Тогда приходи ко мне завтра ночью и принеси свой план. А сейчас я хочу спать, – сказал правитель, возобновив свой храп на том самом месте, где он прервал его.
На следующую ночь, снова отпросившись у тюремщика, И Цин Хо опять появился у постели правителя.
– Это ты, И Цин Хо? – спросил правитель. – Принес свой план?
– Да, ваше превосходительство, – ответил И Цин Хо, – план здесь.
– Говори! – приказал правитель.
– План здесь, – повторил И Цин Хо. – Он у меня в руках.
Правитель приподнялся с подушек и открыл глаза. И Цин Хо протянул ему листок бумаги. Правитель взял листок и поднес к свету.
– Какой то нос и больше ничего, – сказал он.
– Немного курносый нос, ваше превосходительство, – заметил И Цин Хо.
– Да, пожалуй, как ты говоришь, немного курносый, – согласился правитель.
– К тому же это чрезвычайно мясистый нос, особенно на кончике, – продолжал И Цин Хо. – Ваше превосходительство может исходить всю землю вдоль и поперек, но такого носа не найдет.
– Своеобразный нос, – заметил правитель.
– И на нем бородавка, – добавил И Цин Хо.
– Весьма своеобразный нос, – повторил правитель. – Никогда не видел ничего подобного. Но что ты намерен делать с этим носом, И Цин Хо?
– Я разыщу его и с его помощью возвращу государству мой долг, ответил И Цин Хо. – Я найду его, чтобы отблагодарить ваше превосходительство и спасти собственную ничего не стоящую голову. А потому я прошу ваше превосходительство приложить печать к этому рисунку.
Правитель рассмеялся, но приложил государственную печать, и И Цин Хо удалился. Месяц и еще один день шел он по Королевской дороге, что ведет к побережью Восточного моря, и однажды ночью, войдя в богатый город, громко постучался в ворота большого дворца.
– Мне нужен сам хозяин этого дома, – заявил он перепуганным слугам. – Я приехал по делу императора.
Его тотчас же провели во внутренние покои дворца, где перед ним, протирая заспанные глаза, предстал поднятый с постели хозяин дома.
– Ты Пак Чун Чан – городской голова? – спросил И Цин Хо суровым голосом, не предвещавшим ничего хорошего. – Я явился к тебе по делу императора.
Пак Чун Чан задрожал. Он хорошо знал, что дело императора означает беду. Колени его затряслись, он чуть не упал на пол.
– Сейчас уже поздно, – заикнулся было он. – Не лучше ли будет…
– Дело императора не ждет! – загремел И Цин Хо. – Удалимся в уединенное место, да поскорей! Мы должны обсудить с тобой один важный вопрос. Он касается самого императора, – добавил он еще более грозно.
Серебряная трубка Пак Чун Чана выпала из его обессилевших пальцев и покатилась по полу.
– Да будет тебе известно, – начал И Цин Хо, когда они остались наедине, – что наш государь тяжко болен. Придворный лекарь за то, что не сумел вылечить императора, был ни более ни менее как обезглавлен. Из всех восьми провинций съехались врачи лечить государя. Они долго совещались и постановили, что в качестве лекарства от этой болезни императору требуется не что иное, как человеческий нос, но нос необыкновенный, весьма своеобразный нос.
И тогда позвал меня к себе сам его превосходительство первый министр нашего императора. Он дал мне листок бумаги. На этом листке, скрепленном государственной печатью, был нарисован медиками восьми провинций не похожий на другие нос.
«Иди, – сказал его превосходительство первый министр двора его величества, – ищи этот нос, ибо положение государя становится очень серьезным. И где бы ты ни отыскал человека с таким носом на лице, сразу же отрежь этот нос и беги во дворец, ибо император должен быть здоров. Иди и не возвращайся до тех пор, пока поиски твои не увенчаются успехом».
И вот я отправился в путь, – продолжал И Цин Хо. – Я обошел самые отдаленные уголки нашего государства. Я прошел по восьми дорогам, обыскал восемь провинций и проплыл моря, омывающие восемь побережий. И вот я здесь.
Вытащив из за пояса бумагу, он долго и старательно разворачивал ее и затем величественным жестом сунул в лицо Пак Чун Чану. На листке бумаги был нарисован нос.
Пак Чун Чан уставился на него выпученными от страха глазами.
– Никогда не приходилось мне видеть такой нос… – начал он.
– На нем бородавка, – заметил И Цин Хо.
– Никогда не доводилось мне… – снова затянул Пак Чун Чан.
– Приведи сюда своего отца! – грозно перебил его И Цин Хо.
– Мой достопочтенный престарелый родитель спит, – ответил Пак Чун Чан.
– К чему притворяться? – спросил И Цин Хо. – Тебе известно, что это нос твоего отца. Приведи отца сюда, чтобы я мог отрезать его нос и уйти. Торопись, иначе я донесу на тебя.
– Пощади! – вскричал Пак Чун Чан, падая на колени. – Это невозможно! Это невозможно! Ты не должен лишать моего отца носа. Он не может сойти в могилу, не имея носа. Он станет посмешищем и притчей во языцех, и все дни и ночи мои будут преисполнены скорби. О, сжалься! Доложи, что ты не смог отыскать такой нос. У тебя ведь тоже есть отец.
Пак Чун Чан обхватил колени И Цин Хо, и слезы его закапали на туфли пришельца.
– Мое сердце смягчается при виде твоих слез, – оказал И Цин Хо. – Я тоже питаю сыновнюю почтительность и уважение к родителям. Но… – Он остановился в нерешительности и затем добавил, как бы думая вслух: – Это цена моей головы.
– А во что оценивается твоя голова? – спросил Пак Чун Чан тоненьким, тихим голосом.
– Ничем не примечательная голова, – сказал И Цин Хо. – Удивительно непримечательная голова. Но такова уж моя глупость, я ценю ее не меньше, чем в сто тысяч связок монет.
– Да будет так, – согласился Пак Чун Чан, подымаясь на ноги.
– Мне понадобятся лошади, чтобы увезти деньги, – заметил И Цин Хо, – да и охрана, так как придется переправляться через горы. В стране полно разбойников.
– В стране полно разбойников, – грустно подтвердил Пак Чун Чан. – Но да будет так, как ты желаешь, поскольку нос моего достопочтенного престарелого родителя остается на предназначенном ему месте.
– Не говори никому об этом, – предупредил его И Цин Хо, – иначе другой, более преданный государю слуга, чем я, будет послан сюда отрезать нос у твоего отца.
Итак, И Цин Хо с радостью в сердце и песней на устах двинулся в путь через горы, прислушиваясь к веселой мелодии, которую вызванивали колокольчики нагруженных деньгами пони.
Остается добавить очень немногое. И Цин Хо процветал из года в год. Благодаря его стараниям тюремщик стал смотрителем всех тюрем в Чосене. Правитель в дальнейшем явился в Священный город и занял пост первого министра при государе, а сам И Цин Хо сделался первым сотрапезником императора и сидел с ним за одним столом до конца своей веселой, сытной жизни. А вот Пак Чун Чан впал в меланхолию, и всякий раз, когда ему случалось взглянуть на столь дорогостоящий нос своего достопочтенного престарелого родителя, он печально покачивал головой, и на глазах у него появлялись слезы.


1
«Чосен» (кор.) – «Страна утреннего спокойствия», одно из названий Кореи.


 




На главную страницу  
   
   
   
Яндекс цитирования    
По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru
футер сайта