Warning: include(../../blocks/do_head.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr1/7.php on line 10

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/do_head.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr1/7.php on line 10
логотип сайта www.goldbiblioteca.ru

Warning: include(../../blocks/verhonline.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr1/7.php on line 19

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/verhonline.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr1/7.php on line 19
Жюль Габриель Верн. Десять часов на охоте

Жюль Габриель Верн. Десять часов на охоте 


Жюль Верн
Десять часов на охоте

I

Некоторые, знаю, на дух не переносят охотников. Может быть, потому, что эти джентльмены не моргнув глазом убивают несчастное зверье, а может, потому, что при любом случае отчаянно хвастают своими подвигами. Склоняюсь больше ко второму.
Дело в том, что лет двадцать назад я охотился! Да да, охотился!
Каясь, хочу признаться еще в одном грехе и вкратце поведать о своих приключениях. Возможно, этот рассказ, правдивый и искренний, навсегда отобьет желание у моего читателя пускаться на поиски дичи вместе с собакой, спущенной с поводка, охотничьей сумкой за спиной, патронташем на поясе и ружьем в руках. Но на это я особенно не рассчитываю, просто хочу исповедаться.
Итак, на свой страх и риск, начинаю.

II

Один философ чудак как то сказал: «Не обзаводитесь никогда ни загородным домом, ни экипажем, ни лошадьми, ни охотничьим снаряжением! Найдите друзей, которые сами все это предложат вам!» В подтверждение сей аксиомы добавлю, что и я впервые охотился в угодьях, хозяином коих не являлся.
Если не ошибаюсь, стоял конец августа 1859 года. Департамент Сома. Накануне префект, к радости законопослушных граждан, оповестил об открытии нового охотничьего сезона. В Амьене не было ни одного лавочника, ни одного мелкого ремесленника без какого нибудь ружьишка для набегов на окрестные леса. По меньшей мере в течение шести недель эту торжественную дату с нетерпением ожидали и ловкачи, отлично стреляющие навскидку, и неумехи, тщательно прицеливающиеся, но никогда не попадающие. И те и другие снаряжались, запасались провизией, тренировались, только и разговоров было, что о перепелке, зайце или куропатке.
Жена, дети, семья, друзья – все забыто! Политика, искусство, литература, сельское хозяйство, торговля – вес отошло на второй план перед великим событием, которое бессмертный Жозеф Прюдом с полным правом назвал «варварским развлечением». Получилось так, что среди моих немногих друзей в Амьене был один отважный охотник, замечательный малый, хоть и чиновник.
Он легко мог сослаться на ревматизм, когда надо было идти на службу, но чувствовал себя полным сил, целыми неделями бродя по лесам. Моего друга звали Бретиньо.
Он зашел ко мне, когда об охоте я и не помышлял.
– Вы что, никогда не охотились? – спросил Бретиньо одновременно снисходительно и недоуменно.
– Никогда, – честно признался я.
– А нет ли у вас желания приобщиться к нашему братству? – поинтересовался мой друг. – Подумайте, двести гектаров в коммуне Эрисар, где дичь сама идет в руки. Разве не здорово?
– Дело в том… – заколебался я.
– У вас, наверное, нет ружья?
– Нет, Бретиньо, и никогда не было.
– Не беда! Возьмете мое старенькое, плохонькое, правда, но зайца бьет с восьмидесяти шагов.
– При условии, что в восьмидесяти шагах окажется заяц.
– Вот именно!
– Спасибо, Бретиньо.
– Пустяки, помните только, что вы будете без собаки.
– Без собаки? Но зачем она нужна, если есть ружье?!
Бретиньо взглянул на меня как на пустое место. «Ни рыба ни мясо», – красноречиво говорил его взгляд. Всякий, кто шутил по поводу охоты, не вызывал симпатии моего друга. Тень недовольства мелькнула на его лице:
– Ну как, согласны?..
– Если вы настаиваете… – ответил я без особого энтузиазма.
– Решено! Отправляемся в субботу вечером. Только, чур, не опаздывать.
Вот так и началась авантюра, мрачные воспоминания о которой преследуют меня и по сей день.
Признаться, приготовления к открытию охоты оказались не утомительными. Я не потратил на них и часа сна. Но если уж про все начистоту – демон любопытства немного меня покусывал. Будет ли оно таким интересным, это событие? Или все враки? Посмотрим, посмотрим.
Если я и согласился обременить себя ружьем, то только затем, чтобы не выглядеть белой вороной среди Немвродов.1 Благодаря Бретиньо у меня была еще и пороховница. Л вот о ягдташе следовало позаботиться самому. «Без него можно вполне обойтись», – успокаивал я себя. Но, увы… Новую сумку пришлось таки купить, но с условием, что, непомятую и непоцарапанную, ее примут назад за полцены. Продавец посмотрел на меня, улыбнулся и согласился.
Эта улыбка вряд ли могла сойти за доброе предзнаменование.
«А в конце то концов, – подумал я, – будь что будет!»
О, суета!

III

В пятницу, в шесть часов вечера, на площади Перигор состоялась встреча участников предстоящей охоты. Вместе со мной их, не считая собак, оказалось восемь – отличных стрелков пикардийской столицы. Бретиньо и его компаньоны – причислить себя к таковым у вашего покорного слуги не хватало смелости – были великолепны.
Какие потрясающие типы! Одни сдержанные, поглощенные мыслями о завтрашнем дне, другие веселые, словоохотливые, в рассказах уже опустошившие земли Эрисара. Моему другу пришлось представить их по всей форме. Первым был Максимон. Высокий худой мужчина, очень добрый, пока в руках у него не появлялось ружье – один из тех охотников, о которых говорят, что он скорее убьет кого либо из своих компаньонов, чем вернется не солоно хлебавши. Полную противоположность этой значительной личности представлял некто Дювошель, толстый коротышка лет пятидесяти пяти – шестидесяти, такой глухой, что не мог расслышать выстрела собственного ружья, но неистово присваивавший себе все спорные попадания. Его заставляли – и не раз – стрелять в уже мертвого зайца, да еще из незаряженного ружья. Это была одна из тех охотничьих мистификаций, разговоров о которых хватает на полгода дружеских встреч и застолий.
Мне пришлось испытать и силу рукопожатия Матифа, большого мастера по части охотничьих баек. Ни о чем другом он никогда, собственно, и не говорил. А какие отпускал шутки, междометия! А как имитировал крик куропатки, лай собаки, ружейный выстрел! А жестикуляция! Взмахи рукой будто веслом означают взлет куропатки. Полусогнутые ноги, спина дугой, левая рука вытянута вперед, а правая прижимает к плечу воображаемый приклад– поза стрелка, не знающего, что такое промах. «Бах! Бах! Бах!»– комментировал он свои действия, и казалось, пули свистят у моего уха.
Но самое яркое впечатление производил диалог неразлучных, как два пальца одной руки, Матифа и Понклуэ. В жарких спорах они щеголяли друг перед другом охотничьими подвигами.
– Ну и настрелял же я зайцев в прошлом году! – потирал руки Матифа. – И не сосчитать!
– И я тоже! – в тон ему восклицал Понклуэ. – А вспомни последнюю охоту в Аргеве. Какие были куропаточки!!!
– Да, до сих пор вижу первую, которой удалось упорхнуть.
– А я ту, что от выстрела осталась совсем без перьев.
– Ну а ту, что упала в борозду, даже собака не смогла найти.
– А ту, в которую я, набравшись наглости, выстрелил более чем с сотни шагов и тем не менее, разумеется, попал, разве забыть?!
– Как и ту, которую после двух моих выстрелов – паф! паф! – я уложил в люцерну, но моя собака, к сожалению, в один миг слопала жирную птичку.
– По сей день жалею, что упустил целую стаю, пока перезаряжал ружье. Эх, какая была охота, друзья, какая охота!!!
Про себя же я подумал, что ни одна из куропаток друзей охотников, вероятно, так и не оказалась в их сумках. Но высказаться вслух не осмелился. Имена остальных представленных мне джентльменов позабылись. Помню только, что у одного из них была кличка Баккара, потому что, охотясь, «он все время стрелял и никогда не убивал».2 Кто знает, мучился я дурным предчувствием, кто завтра удостоится этого прозвища? Время покажет!

IV

И вот долгожданный день наступил. Но сначала была ночь на постоялом дворе Эрисара. Представьте себе: на восемь человек одна комната, ужасные кровати со зловредными насекомыми, где можно поохотиться куда удачнее, чем на полях. Собаки, спавшие с нами рядом, чесались так, что сотрясался пол. Я наивно поинтересовался у хозяйки, старой пикардийки с взлохмаченными волосами, нет ли блох в ее комнате.
– О нет! – ответила она. – Их сожрали бы клопы.
Мне ничего не оставалось, как дремать в одежде на колченогом стуле, скрипевшем при каждом движении. На следующее утро, проснувшись совершенно разбитым, я поспешил на свежий воздух. Бретиньо и его друзья еще похрапывали. Скорее на природу! Именно так поступали неопытные охотники, торопящиеся выйти в лес рано утром на голодный желудок. Но мастера своего дела, которых пришлось будить весьма долго и упорно, умерили мой пыл.
Дело в том, что на заре крылья куропатки еще влажны от росы, и поэтому к ней трудно подкрасться. Если она взлетит, то на прежнее место не возвратится. Значит, надо подождать, пока все слезы зари будут выпиты солнцем.
Наконец, наскоро позавтракав, мы покинули харчевню и направились в долину, где начинался отведенный для охоты участок. Дойдя до опушки леса, Бретиньо отвел меня в сторону и сказал:
– Держите ружье дулом в землю и постарайтесь никого не убить!
– Постараюсь, – ответил я, не желая вступать в пререкания, – но долг платежом красен, не так ли?
Бретиньо неопределенно пожал плечами.
Ну, вот мы и на охоте, каждый предоставлен сам себе, полная свобода! Эрисар – довольно скверная местность, совершенно голая, что противоречит ее названию,3 но если не столь обильная дичью, как Мон су Водрей, то уж «зайцы то в зарослях есть», уверял Матифа.
– Их там таится больше, чем по двенадцать в дюжине, – добавил Понклуэ.
В преддверии удачной охоты все эти бравые мужи пришли в отличнейшее настроение.
Стояла великолепная погода. Солнечные лучи пронизывали утренний туман, клубы которого сливались с горизонтом. Повсюду – крики, щебетанье, кудахтанье. Некоторые птицы выпархивали из под ног и взмывали в небо. Не раз сгоряча я вскидывал ружье.
– Не стреляйте! Не стреляйте! – кричал Бретиньо, старавшийся не упускать меня из виду.
– Почему? Разве это не перепелки?
– Это же жаворонки! Не стреляйте!
Надо сказать, что Максимон, Дювошель и остальные бросали в мою сторону весьма недружелюбные взгляды и вскоре осторожно удалились со своими собаками, которые, опустив носы, трусили по люцерне, эспарцету4 и клеверу, а их закрученные вверх хвосты словно задавали вопросы, на которые у меня не было ответов.
– Черт возьми! Держите же, наконец, как положено ружье, – повторил Бретиньо, проходя мимо.
– Но я держу его не хуже других, – ответил я, несколько раздраженный обилием наставлений.
Моему другу ничего не оставалось, как вновь пожать плечами и свернуть влево. Пришлось прибавить шагу, и вскоре я догнал своих компаньонов, а чтобы их больше не беспокоить, повесил ружье на плечо прикладом вверх.

V

До чего же приятно смотреть на профессиональных охотников во всем снаряжении. Белая куртка, широкие штаны с замшевыми вставками по бокам, широкие, подбитые гвоздями башмаки с рантом, гетры, полностью прикрывавшие шерстяные, более практичные, чем нитяные или хлопчатобумажные, чулки. Я был далеко не так хорош в своих случайных доспехах.
Но что можно требовать от дебютанта, не имеющего в своем распоряжении гардероба маститого премьера? Впрочем, в остальном я тоже был не на высоте. Дичи, например, совершенно не видел. А ведь на этом участке, по утверждению охотников, водились в изобилии перепелки, куропатки, дроковые пастушки и зайцы.
– И вот еще, – предупредил меня Бретиньо, – избегайте убивать брюхатых зайчих. Это недостойно охотника.
Брюхатые они или нет – черт их поймет, попробуй разберись, хотя и я могу отличить зайца от домашней кошки… даже в тарелке с фрикасе.
– И последний совет, на случай если подстрелите зайца…
– Неужели это произойдет? – заметил я насмешливо.
– Непременно, – холодно ответил мой компаньон. – Итак, запомните, заяц бежит гораздо быстрее в гору, чем вниз. Так что, когда будете целиться, примите это во внимание.
– Как хорошо, что вы меня предупредили, обязательно постараюсь воспользоваться вашим советом…
Но в глубине души я полагал, что даже на спуске ушастый окажется слишком быстр, чтобы мой заряд мог его уложить.
– На охоту! На охоту! – прокричал в этот момент Максимон. – Мы здесь не для того, чтобы обучать новичков.
Ну что за ужасный человек!
Вдали, насколько хватало глаз, простиралась широкая равнина. Впереди, сбившись в стаю, бежали собаки, в то время, как охотники разбрелись в разные стороны. Мне стоило больших усилий не потерять их из виду. Одна мысль не давала покоя. А не разыгрывают ли мои новоиспеченные друзья спектакль? Припомнилась одна неприглядная история, случившаяся однажды с таким же, как я, горе охотником.
А произошло следующее: шутники вынудили его выстрелить в картонного зайца, сидящего на задних лапах в кустах и весело бьющего в барабан. Я бы умер со стыда после подобного розыгрыша.
Мы продолжали понемногу продвигаться вперед, по стерне, за собаками, чтобы достичь холма, вершину которого обрамляли невысокие деревца, в трех четырех километрах от нас. Все время приходилось догонять привыкших к трудным тропам охотников.
Поначалу Бретиньо замедлял шаг, чтобы не оставлять меня в одиночестве. Но вскоре и он набрал темп, устремившись вперед. Уж очень не хотелось ему упустить шанс выстрелить первым. Я не в обиде на тебя, дружище! Что поделаешь, азарт иной раз оказывается сильнее дружбы. Вскоре уже только головы моих спутников пиковыми тузами высовывались над зарослями.
Несмотря на то, что прошло два часа, как мы покинули харчевню, ни один залп не нарушил тишину леса, ни один. О, ужас, сколько упреков, брани, насмешек обрушится на тех, чьи сумки в конце охоты будут так же пусты, как в начале!
Хотите – верьте, хотите – нет, но первый выстрел выпал на долю вашего покорного слуги. А при каких обстоятельствах – и вспоминать не хочется. Представьте себе: мое ружье оказалось… незаряженным. Скажете, беспечность новичка? Нет, нет и нет. Просто не хотелось быть неловким на людях и потому, уединившись, я открыл пороховницу и в левый ствол засыпал первую порцию пороха, уплотнив ее обыкновенным бумажным пыжом. Потом сверху заложил хорошенькую порцию свинца – лучше больше, чем меньше, этак, может, что нибудь и подстрелишь – и набил казенную часть так, что ствол чуть не лопался. Вслед за этим– какая неосторожность! – я закрыл капсюлем канал и взялся за правый ствол, но, когда стал набивать и его, раздался выстрел!.. Весь первый заряд едва не полетел мне в лицо!.. Я забыл поставить курок на предохранитель, и одного толчка хватило, чтобы собачка ударила по капсюлю! Хороший урок новичкам!

VI

А в это время Бретиньо и его друзья достигли холма и стали ломать головы, как избежать неудачной охоты. Я подошел к ним, перезарядив на сей раз с большей осторожностью ружье. Максимон обратился ко мне высокомерно, как и подобает мэтру:
– Вы стреляли?
– Да… дело в том… – промямлил я.
– Это была куропатка?
– Да, куропатка. – Признаться сему ареопагу5 в своей оплошности было немыслимо.
– И где же она? – Максимон прощупал ружьем мою пустую сумку.
– Потерял, – пришлось вновь нагло соврать. – А что? Ведь у меня нет собаки. А вот если бы была…
Ну и ну! С таким апломбом очень скоро можно стать настоящим вралем. Внезапно допрос прервался. Собака Понклуэ буквально в десяти шагах выследила перепелку. Небрежно, чисто инстинктивно, я прицелился… и все! Промах! Мимо!
Из за небрежно приложенного ружья к плечу я получил одну из тех. оплеух, за которые, правду сказать, не у кого потребовать удовлетворения! Но тут вслед прогремел выстрел Понклуэ. Изрешеченная перепелка упала, и скоро собака принесла ее хозяину. Тут же добыча исчезла в сумке счастливчика.
Признаться, первая удача разожгла аппетит у этих ярых истребителей дичи. Еще бы! Единственная перепелка на семь охотников, и это после трех часов охоты. Нет! Невозможно, чтобы на столь богатой земле не нашлось хотя бы еще одной птахи, готовой стать нашей жертвой. Тогда на каждого бойца пришлось бы почти по трети перепелки.
Наконец, перевалив через холм, мы оказались на вспаханном поле. Конечно, куда удобнее и приятнее мостовые бульваров, чем борозды, где то и дело подворачивается нога.
Наша ватага со сворой собак долго, но безрезультатно продвигалась вперед. Судя по нахмуренным бровям моих друзей, настроение у них было не из лучших. Бедняги раздражались по любому поводу: проклятья обрушивались то на пень, встретившийся на пути, то на огрызающихся собак.
И вдруг над свекольным полем, буквально в сорока шагах, вспорхнули куропатки – не стая, нет, их было только две. Но не это важно. Почти одновременно с моим выстрелом раздалась пара других – заговорили ружья Понклуэ и Матифа. Одна из птиц упала. Другая же, красиво взлетев, исчезла. Что тут началось! Перо отказывается повторить все «любезности», которыми обменялись стрелки.
Какие едкие реплики, какие ранящие намеки были пущены в ход! Первый и последний раз охочусь с этими людьми.
По правде говоря, они действительно стреляли одновременно. Был еще и третий выстрел, который опередил два других. Но он никак не мог быть принят во внимание. Я и не претендовал на звание грозы пернатых и поэтому не вмешивался в спор.

VII

Наконец наступил полдень, время обеда. Мы остановились в тени Вяза, у подножия холма, отложив в сторону ружья и, увы, пустые сумки. Надо же было в конце концов восстановить бесполезно растраченные силы. В общем, трапеза получилась довольно печальная! Со всех сторон слышались упреки, жалобы: «Ужасный край!.. Браконьеры бесчинствуют!.. Повесить бы их всех на деревьях, а на грудь прикрепить табличку – „Охота запрещена“…» «Через два года дичи вообще не останется!.. Да, жизнь становится невыносимой!..»
И вновь заспорили Матифа и Понклуэ по поводу все той же куропатки. На этот раз дело едва не дошло до рукоприкладства. Наконец, через добрый час, мы возобновили свой путь – хорошенько нагрузившись, «смочив горло», как здесь говорят. До обеда настроение было получше. Но, может, нам еще повезет! Настоящий охотник не теряет надежды услышать таки зов самца куропатки, ищущего подружку.
Собаки ворчали, рычали, продвигаясь вперед. Их хозяева Вопили им вслед нечто такое, что повергло бы в краску даже английских моряков. Признаться, я утомился, утомился настолько, что пустая сумка стала казаться набитой до отказа, а ружье равным по весу пудовой гире. Передоверить бы свое обременительное снаряжение одному из крестьян, насмешливым взглядом как бы вопрошавших: «Скольких же ты прикончил?» Но чувство собственного достоинства не позволило этого сделать.
Прошло еще два убийственных часа. Мы отшагали уже более пятнадцати километров. Очевидным было одно: домой я вернусь с ломотой в суставах, но без добычи. И вдруг какой то шорох заставил напрячься и прислушаться. На сей раз ошибки быть не могло: над кустами взмыла стая куропаток. О, Боже, какая поднялась пальба! По меньшей мере прогремело пятнадцать выстрелов, включая и мой. Но тут среди дыма и шума кто то вскрикнул! Я присмотрелся… Из за куста показалось лицо крестьянина. Его правая щека была раздута так, словно за ней находился орех.
– Поздравляю с несчастным случаем! – вскричал Бретиньо.
– Только этого нам не хватало! – огрызнулся Дювошель.
Вот и все, на что их вдохновило «преступление, состоящее в нанесении побоев и ранении без намерения убить», как значится в уголовном кодексе. Чтобы прикончить несчастных пернатых ударами каблуков, бессердечные люди с ружьями уже бежали к своим собакам, подносившим двух куропаток, еще живых, лишь подраненных. Я пожелал бы этим варварам испытать нечто подобное на собственной шкуре. Пострадавший «туземец» крутился рядом. Раздутая щека не позволяла ему разговориться. Наконец Бретиньо и его компаньоны вспомнили о раненом.
– Ну, как тут наш бедолага? – протянул Максимон покровительственным тоном.
– Черт побери! У него в щеке застряла дробинка, – ответил я.
– Ну, ничего страшного, ничего страшного! – подхватил Дювошель.
– О, как больно! – запричитал крестьянин, желая подчеркнуть ужасной гримасой серьезность полученной раны.
– Так кто же из нас оказался столь неловким и навредил этому малому?
– Скажите, вы стреляли? – спросил меня Максимон.
– Да, стрелял, как и все!
– Ну вот и ответ на вопрос! – резюмировал Дювошель.
– Вы такой же неловкий охотник, как и Наполеон Первый, – заметил Понклуэ, ненавидевший империю.
– Я?! Я?! – от возмущения у меня перехватило дыхание.
– Это могли быть только вы, и никто другой, – сурово сказал Бретиньо.
– Безусловно, этот господин очень опасен! – подчеркнул Матифа. – Коль вы новичок, то благоразумнее было бы отказаться от приглашения поохотиться, даже если оно исходило от друга.
Я понял: раненого единодушно отнесли на мой счет. Ничего не оставалось, как покориться судьбе и предложить мужественному крестьянину десять франков.
– Ну как, получше? – спросил я.
– О ля ля! – ответил он, раздувая на сей раз левую щеку. Никаких сомнений, во рту у него был орех.
– Нет! Нет! На первый раз достаточно одной щеки. – И я поспешил удалиться.

VIII

Пока происходили расчеты с хитрым пикардийцем, остальные ушли вперед, давая понять, что трудно чувствовать себя в безопасности рядом с таким неумехой. Даже Друг Бретиньо сторонился меня, будто колдуна с дурным глазом.
Вскоре все скрылись в небольшом лесу, что начинался слева. Правду сказать, я не очень злился на своих «друзей». Бог им судья.
Но что же делать мне одному в центре бескрайней равнины? Угораздило же ввязаться в историю, вместо того чтобы спокойно писать в кабинете, читать или просто валять дурака. Я шел прогулочным шагом без всякой цели, отдавая предпочтение протоптанным дорожкам, близ возделанных земель, отдыхал по десять минут, потом брел дальше. На расстоянии пяти километров не видно было ни единого домика, ни одной колокольни. Настоящая пустыня! Время от времени встречался только столб с надписью: «Охотничий заказник». Ничего себе заказник! Дичью и не пахнет!
Итак, я все шел и шел, мечтая, философствуя, закинув ружье за спину, еле волоча ноги. По моему, солнце не очень спешило к горизонту. Не новый ли Иисус6 против всяких законов космографии, остановил его в обычном беге по небу? Закончится ли когда нибудь этот изнурительный день, именуемый открытием охотничьего сезона?

IX

Но конец есть всему, даже бескрайним полям. Вдали показался лес, пересекающий долину. Не торопясь, я подошел к опушке. Где то очень далеко раздавались выстрелы, напоминающие фейерверк 14 июля.7
– Ну и разошлись, – подумал я. – Эдак никакой дичи не останется к следующему сезону!
В лесу было гораздо уютнее, чем в открытом поле. На верхушках деревьев сидели все те же безобидные воробышки, которых в лучших ресторанах вам улыбаясь подадут на вертелах под видом полевых жаворонков.
Наконец просека вывела меня на большую дорогу. По правде говоря, демон охоты к этому времени завладел всем существом вашего покорного слуги. И теперь я уже не нес ружье на плече, как что то ненужное, а держал наготове и бросал направо налево ищущий взгляд. Ничего!!! Воробьи, пренебрегая приглашением на кухню парижского ресторана, притихли на деревьях.
Раз или два мне приходилось вскидывать ружье и опускать. Это был всего лишь шум листвы, не хватало еще стрелять по деревьям. Наступило пять часов вечера. Наверняка минут через сорок покажется харчевня, откуда мы отправимся в Амьен, предварительно хорошенько закусив.
Мой путь пролегал по главной просеке, ведущей к Эрисару. Я был по прежнему настороже. И вдруг остановился… Сердце учащенно забилось! Буквально в пятидесяти шагах нечто темное, с серебристой кромкой и горящим красным зрачком, глянувшим прямо на меня, промелькнуло в колючих зарослях. Заяц? Фазан? А почему бы и нет! Насколько же я вырасту в глазах честной компании, если вернусь с добычей. Взволнованный, как Дювошель, Максимон и Бретиньо вместе взятые, затаив дыхание, с ружьем на изготовку, в подобающей позе, опустившись на колено, правый глаз открыт, левый зажмурен, я оказался в двадцати шагах от цели и выстрелил.
– Попал! – Радости моей не было границ.
На сей раз никто не посмеет оспаривать столь точный выстрел. И действительно, собственными глазами я видел разлетевшиеся в разные стороны пух, а может быть, даже и перья.
За неимением собаки пришлось самому бежать в кусты к несчастной дичи, не подававшей признаков жизни! Но что это? Вместо фазана жандармская фуражка, окаймленная серебряным галуном, с кокардой, красный цвет которой показался мне глазом.

X

И в это время с земли поднялся владелец простреленного головного убора. С ужасом я узнал голубые брюки с черной окантовкой, темный пиджак с серебряными пуговицами, желтый пояс и портупею Пандора.8
– Что, начался отстрел жандармских фуражек? – спросил он тоном, отличающим людей его профессии.
– Господин жандарм, уверяю вас!.. – ответил я заикаясь.
– Однако вы попали прямо в кокарду!
– Господин жандарм… я решил, что это заяц или… Иллюзия, и больше ничего! К тому же я готов уплатить…
– В самом деле? Учтите, это обойдется очень дорого… Тем более что стреляли вы без разрешения!..
Я побледнел, душа ушла в пятки. Именно в этом была вся загвоздка.
– Так есть у вас разрешение? – спросил меня Пандор.
– Разрешение?..
– Именно! Вы прекрасно понимаете, о чем идет речь!
Ну конечно же ничего похожего у меня не было. Стоило ли обременять себя формальностями ради одного дня охоты. На всякий случай у меня есть оправдание: забыл.
Недоверчивая и ехидная улыбка появилась на лице представителя закона.
– Зато я не забуду составить протокол! – заметил он тоном человека, рассчитывающего на солидную премию.
– Ну зачем же! Завтра я предоставлю вам разрешение, уважаемый господин жандарм, и…
– Да, да! Я все прекрасно понимаю, но протокол все равно придется составить!
– Замечательно, составляйте, раз вы глухи к просьбе новичка!
Что ни говори, сочувствующий жандарм – это уже не жандарм. Слуга закона достал из кармана записную книжку в желтой обложке.
– Ваше имя? – спросил он.
Стоп! Я не мог не знать, что при таком стечении обстоятельств, как правило, указывают имя одного из друзей. Даже если бы в то время я имел честь быть членом Амьенской академии, то не колеблясь назвал бы имя одного из своих коллег. Пришлось остановиться на старом приятеле, выдающемся пианисте.
Добрый малый, в то время как на него составляли протокол, бесспорно, был весь в музыке. Пандор тщательно записал имя жертвы, ее профессию, возраст, адрес. Потом очень вежливо попросил передать ружье, что я и сделал с великим удовольствием, а в придачу рискнул предложить и сумку, пороховницу, патронташ, от чего страж порядка тут же отказался. А жаль! Оставалось уладить вопрос с фуражкой. К великой радости обеих сторон, он был урегулирован тотчас же с помощью золотой монеты.
– Очень жаль, – сказал я.
– Да, фуражка была почти новая! – подхватил Пандор. – Я приобрел ее шесть лет назад, у одного бригадира, уходящего в отставку. – И, водрузив точным жестом головной убор на его законное место, ретивый служака отправился восвояси.
Через час я входил в трактир, всеми правдами и неправдами скрывая исчезновение ружья, не заикаясь о своем приключении. Надо сказать, что охотники на сей раз вынуждены были удовлетвориться одной перепелкой и двумя куропатками на семерых. Понклуэ и Матифа разругались вконец, а Максимон и Дювошель обменялись даже зуботычинами по поводу где то еще бегающего зайца.

XI

Сколько волнений пришлось мне испытать и течение этого знаменательного дня. И в результате уличен в охоте без удостоверения, составлен соответствующий протокол, причем я там фигурировал под чужим именем. Обман властей!!! Что может еще случиться с начинающим охотником, вздумавшим сделать карьеру Андерсона и Пертюзье?9
Мой Друг был неприятно удивлен, получив повестку явиться в суд Дуллана, где ему не удалось доказать свое алиби. И как следствие он был приговорен к штрафу в шестнадцать франков да еще к уплате судебных издержек на такую же сумму.
Но спешу добавить, что вскоре мой приятель получил по почте перевод на тридцать два франка, покрывающий его расходы. Он так никогда и не узнал фамилии своего благодетеля.
Вначале, если помните, я говорил о том, что не жалую охотников, особенно за их страсть рассказывать всякие небылицы. А теперь рассказываю свои. За что прошу у читателя прощения. Это больше не повторится.
Описываемая экспедиция была для автора первой и последней.
С тех пор ваш покорный слуга, как только встречает охотника с ружьем и собакой, не упускает возможности пожелать ему удачной охоты. Говорят, что это приносит неудачу.

Конец


1 Немврод – легендарный основатель Вавилонского царства, страстный охотник; его имя стало синонимом любителей охоты.

2 В подлиннике – игра слов, связанная с правилами азартной карточной игры баккара. Взятое в кавычки выражение можно воспринять по французски в ином смысле: «Он все время сдавал и никогда не открывал карты».

3 Название местности Н?rissart образовано от глагола h?risser (покрывать иглами, колючками, шипами).

4 Эспарцет – многолетняя кормовая трава семейства бобовых.

5 Ареопаг – в древних Афинах так назывался политический и судебный орган, стоявший на страже законов, обычаев и норм традиционной морали.

6 Иисус – намек на эпизод из Библии, где солнце остановилось по приказу пророка Иисуса Навина (Книга Иисуса Навина, гл. 10, ст. 12).

7 Фейерверк 14 июля – речь идет о торжествах в день государственного праздника Франции в честь взятия Бастилии в 1789 году и начала Великой французской буржуазной революции.

8 Пандор – имя жандарма из популярной в конце XIX века во Франции песенки Ж. Надо, которое стало нарицательным в разговорном языке для обозначений жандармов.

9 Андерсон Шарль (1827–1867) – шведский путешественник и охотник, автор весьма популярных в XIX веке описаний странствий по Южной Африке.
Пертюзье Шарль де (1779–1836) – французский артиллерийский офицер, дипломат и литератор, известный своими красочными описаниями путешествий по Османской империи и Балканам.


 




На главную страницу  
   
   
   
Яндекс цитирования    
По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru
футер сайта