Warning: include(../../blocks/do_head.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr1/50.php on line 10

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/do_head.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr1/50.php on line 10
логотип сайта www.goldbiblioteca.ru

Warning: include(../../blocks/verhonline.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr1/50.php on line 19

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/verhonline.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_zarklassic/online_zarstr1/50.php on line 19
Жюль Габриель Верн. Семья Ратон

Жюль Габриель Верн. Семья Ратон 


Жюль Верн
Cемья Ратон

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Жило было однажды семейство крыс, состоящее из отца Ратона, матери Ратонны, дочери их Ратины и ее двоюродного брата Ратэ. Слугами их были: повар Рата и нянька Ратана. С этими почтенными грызунами произошли такие удивительные приключения, что я не могу устоять против желания рассказать их вам.
Дело происходило во времена фей и волшебников, в те времена, когда все животные умели говорить человеческим языком, и хотя животных принято считать тварями неразумными, они, право, говорили глупостей ничуть не больше, чем тогдашние люди, а пожалуй даже, чем говорят их и нынешние! Итак, слушайте, я начинаю.

ГЛАВА ВТОРАЯ

В одном из самых красивых городов того времени и в самом красивом доме этого города жила добрая фея. Имя этой феи было Фирмента. Она делала столько добра, сколько фея в состоянии сделать, и все ее очень любили. В эти далекие времена волшебников, как говорят, все живые существа были подчинены закону метампсихозы. Не пугайтесь этого слова: это означает, что существовала масса ступеней творения, которые нужно было пройти последовательно, чтобы достигнуть верхней и занять место в рядах человеческих существ. Таким образом, кто нибудь родился моллюском, потом превращался в рыбу, затем в птицу, затем в четвероногое и, наконец, становился человеком. Как видите, из состояния самого простого организма надо было постепенно подняться до самого совершенного. Однако могло случиться и так, что какому нибудь существу приходилось снова спуститься по лестнице вниз, благодаря злому влиянию какого нибудь волшебника. И тогда – какое жалкое предстояло ему существование! Представьте себе, например, каково было из человека снова обратиться в какую нибудь устрицу? К счастью, в наши дни ничего подобного не встречается, – по крайней мере хоть внешне.
Знайте также, что все эти различные превращения происходили при посредстве разных духов. Добрые духи заставляли существо подниматься, злые – опускаться и, если эти последние злоупотребляли своей властью, Творец мог их лишить ее на известное время. Само собой разумеется, что фея Фирмента была добрым духом и никому никогда не пришлось пожаловаться на нее.
Однажды утром она сидела в столовой своего дворца, убранной великолепными вышивками и роскошными цветами. Лучи солнца вливались в окно, бросая кое где яркие блики на фарфор и серебро, украшавшие стол. Служанка только что доложила своей хозяйке, что завтрак подан, – очаровательный завтрак из тех, какие феи имеют право заказывать себе, не рискуя быть обвиненными в жадности. Но едва успела фея сесть за стол, как кто то постучался в двери дворца.
Служанка сейчас же пошла отворить дверь; минуту спустя она доложила фее Фирменте, что прекрасный юноша желает поговорить с ней.
– Попроси этого прекрасного молодого человека сюда, – распорядилась фея Фирмента.
Он действительно был очень красив: роста выше среднего, с добрым и в то же время смелым лицом. Ему казалось на вид года двадцать два. Он представился очень просто, но с большой грацией. С первого же взгляда фея составила наилучшее мнение о нем. Она подумала, что он, подобно стольким другим, пришел просить у нее какой нибудь услуги, и чувствовала полную готовность помочь ему.
– Что вам угодно от меня, молодой человек? – спросила она самым любезным тоном.
– Добрая фея, – ответил он, – я чувствую себя очень несчастным, и вся моя надежда на вас!
Видя, что он не решается продолжать, Фирмента попросила:
– Объясните мне, в чем дело. Прежде всего, как вас зовут?
– Имя мое Ратин, – ответил он. – Я небогат но, однако, пришел просить у вас не богатства, нет; я пришел у вас просить счастья.
– Неужели же вы думаете, что одно возможно без другого? – спросила фея с улыбкой.
– Да, я так думаю.
– И вы правы. Продолжайте, молодой человек.
– Несколько времени тому назад, – начал он, – прежде чем стать человеком, я был крысой и в этом образе был прекрасно принят в восхитительной семье, с которой мечтал соединиться самыми тесными узами. Я нравился отцу – необычайно умной крысе. Быть может, мать смотрела на меня менее благоприятно, потому что я небогат. Зато дочь их, Ратина, относилась ко мне очень хорошо!.. В конце концов мое предложение, наверное, было бы принято, когда большое несчастье разрушило все мои надежды.
– Что же случилось? – спросила фея с живейшим интересом.
– Прежде всего, я стал человеком, в то время как Ратина осталась крысой!
– Так что же, – ответила Фирмента, – подождите, пока ее последнее превращение не сделает из нее молодую девушку…
– Конечно, я готов ждать, добрая фея! К несчастью, Ратину заметил могучий вельможа, который мог бы быть даже сыном короля. Привыкнув исполнять все свои прихоти, он не терпит ни малейшего сопротивления. Все должно склоняться перед его желаниями.
– Кто же был этот вельможа? – спросила фея.
– Принц Киссадор. Он предложил моей дорогой Ратине отвести ее в свой дворец, где она должна была, по его мнению, стать самой счастливой из крыс. Она отказалась, хотя мать ее, Ратонна, была очень польщена подобным предложением. Принц тогда попытался купить ее высокой ценой; но отец Ратон, знавший, как сильно любит меня его дочь, и что я умру с горя, если нас разлучат, не захотел дать своего согласия на их брак. Отказываюсь описать вам ярость принца Киссадора. Видя, что Ратина так прекрасна в образе крысы, он говорил себе, что она будет еще прекрасней в образе молодой девушки! Да, добрая фея, она будет еще прекрасней! И он женится на ней! Что было отлично придумано для него, – великое несчастье для нас.
– Конечно, – согласилась фея. – Но раз уже принцу отказали, чего же вы еще можете опасаться?
– Всего! – воскликнул Ратин, – потому что, чтобы легче достигнуть своей цели, он обратился к Гордафуру.
– К этому волшебнику? – воскликнула Фирмента, – к этому злому духу, который любит делать одно только зло и с которым я нахожусь в вечной борьбе?..
– К этому самому, добрая фея!
– К тому Гордафуру, страшное могущество которого направлено исключительно к тому, чтобы снова сбросить на нижнюю ступень существа, которым удалось мало помалу добраться до вершины лестницы?
– Вот именно!
– К счастью, Гордафур, злоупотребивший своей властью, только что лишился ее на некоторое время.
– Это правда, – ответил Ратин, – но в ту минуту, когда принц прибегнул к нему, он еще обладал ею. Соблазненный обещаниями этого вельможи и в то же время испуганный его угрозами, он обещал отомстить семейству Ратон за пренебрежение, оказанное ему!
– И он это сделал?
– Да, он это сделал, добрая фея!
– Каким же образом?
– Он подверг этих добрых крыс превращению! Он обратил их в устриц. Теперь они прозябают на отмели Самобрив, где эти мягкотелые, которые там, надо правду сказать, отличаются перворазрядными качествами, стоят три франка за дюжину, что вполне естественно, так как между ними находится семейство Ратон! Теперь вы видите всю глубину моего несчастья, добрая фея.
Фирмента слушала с жалостью и благосклонностью этот рассказ молодого Ратина. Она, впрочем, всегда охотно сочувствовала человеческим горестям.
– Что я могу сделать для вас? – спросила она.
– Добрая фея, – ответил Ратин, – если уж моя Ратина прикреплена к отмели Самобрив, обратите и меня тоже в устрицу, чтобы я имел утешение жить возле нее!
Это было сказано таким печальным тоном, что фея Фирмента почувствовала себя глубоко тронутой и, взяв за руку молодого человека, принялась его уговаривать.
– Ратин, – начала она, – если бы даже я согласилась исполнить вашу просьбу, я была бы не в состоянии этого сделать. Вы ведь знаете, что мне запрещено заставлять человеческие существа спускаться вниз по лестнице превращений. Однако, если я не могу обратить вас в существо самое низшее на ступени живых существ, я могу заставить Ратину снова подняться.
– Ах, сделайте же это, добрая фея, сделайте, пожалуйста!
– Но нужно, чтобы она снова прошла все последующие ступени, прежде чем сделаться опять той очаровательной крысой, которой предстояло скоро обратиться в прекрасную молодую девушку. Итак, будьте терпеливы! Подчинитесь законам природы. Имейте также доверие…
– К вам, добрая фея?..
– Да, ко мне! Я сделаю все, чтобы помочь вам. Не забывайте, однако, что нам придется выдержать тяжелую борьбу. Вы имеете сильного врага в лице принца Киссадора, хотя он и самый глупый из принцев. И если Гордафур снова приобретет свою власть, прежде чем вы успеете сделаться мужем прекрасной Ратины, – мне будет нелегко победить его, потому что он снова будет равен мне по силам!
Фея Фирмента и Ратин дошли до этого места своего разговора, когда вдруг раздался тоненький голосок.
Откуда шел этот голосок? Это казалось очень трудно определить.
Голосок этот говорил:
– Ратин!.. Бедный мой Ратин… я тебя люблю!..
– Это голос Ратины, – закричал прекрасный молодой человек. – Ах, добрая фея, добрая фея, пожалейте ее!
Ратин просто обезумел. Он бегал по комнате, смотрел под мебелью, открывал шкафы и ящики, думая, что, может быть, Ратина спряталась в какой нибудь из них, но нигде не находил ее!
Фея остановила его движением руки.
Тогда то, дети мои, и произошло крайне странное явление. Среди стола на серебряном блюде лежало полдюжины устриц, выловленных как раз на отмели Самобрив. Посредине лежала самая хорошенькая из них, с очень блестящей, изящно изогнутой по краям раковиной. И вот она начала увеличиваться, становиться все шире и шире, и, наконец, раскрыла свои створки. Из складок ее кожи выделилась вдруг очаровательная головка, с белокурыми, как лен, волосами, с парой самых очаровательных в мире глаз, маленьким идеально правильным носиком и восхитительным ротиком, который продолжал повторять:
– Ратин! Дорогой мой Ратин!
– Это она! – воскликнул прекрасный юноша.
Это действительно была Ратина, которую он сразу узнал. Надо вам сказать, дорогие мои дети, что в это счастливое время всевозможных чар и волшебства существа имели уже человеческое лицо, даже раньше, чем становились людьми.
И как красива была Ратина под перламутровой крышкой своей раковины, – точно драгоценный камень в изящном футляре.
Она продолжала говорить:
– Ратин, дорогой мой Ратин! Я слышала все, что ты только что говорил нашей доброй покровительнице, а также, что добрая фея соблаговолила обещать, что исправит зло, причиненное нам этим злым Гордафуром. Ах, не покидайте меня, потому что он обратил меня в устрицу только для того, чтобы я никуда не могла убежать! Принц Киссадор придет, чтобы оторвать меня от отмели, к которой прикреплена вся моя семья; он унесет меня; он посадит в свой садок; он будет ждать, пока я обращусь в молодую девушку… Я буду навсегда потеряна для моего бедного, дорогого Ратина!
Она говорила таким жалобным голосом, что глубоко растроганный молодой человек едва имел силу отвечать…
– Ах, моя Ратина! – прошептал он.
И в порыве нежности он протянул к ней руку, но фея остановила его. Затем, осторожно вынув великолепную жемчужину, которая образовалась в глубине раковины, она сказала:
– Возьми эту жемчужину.
– Эту жемчужину, добрая фея?
– Да, она стоит целое состояние. Это может пригодиться тебе впоследствии. Теперь мы снова отнесем Ратину на отмель Самобрив, и там я заставлю ее подняться на одну ступень.
– Но только не меня одну, добрая фея, – проговорила Ратина умоляющим голосом. – Подумайте о моем добром отце Ратоне, о моей милой матери Ратонне, о моем кузене Ратэ! Подумайте о наших верных слугах Рата и Ратане!..
Но пока она все это говорила, обе створки ее раковины медленно затворились и снова приняли свой обычный размер.
– Ратина! – закричал молодой человек.
– Унеси ее! – приказала фея.
Взяв ее в руки, Ратин прижал раковину к губам. Ведь она содержала в себе то, что было для него дороже всего на свете.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Море стоит низко. Отлив тихо плещет у подножия отмели Самобрив. Между скалами блестят большие лужи морской воды. Гремит, блестит, точно полированное черное дерево. Ходить приходится по слизистым водорослям, пузырьки которых лопаются под ногами, выбрасывая маленькие струйки прозрачного сока. Надо быть осторожным, иначе легко упасть и ушибиться о камни.
Какое огромное количество разных моллюсков можно встретить на этой отмели! Тут бесконечное разнообразие всевозможных раковин и в особенности устриц.
Полдюжины самых прекрасных из них спрятались под морскими растениями. Впрочем, виноват, я ошибся: здесь их всего пять. Шестое место пусто!
Вот теперь эти устрицы раскрываются под лучами солнца, чтобы подышать свежим морским ветерком. В то же время раздается звук жалобной песни, точно покаянный стих.
Створки моллюсков медленно раскрылись. Среди их прозрачных бахромок обрисовывается несколько лиц, которые очень легко узнать. Одно из них принадлежит Ратону, отцу, философу, мудрецу, умеющему мириться с жизнью во всех ее разнообразных видах.
«Конечно, – думает он, – поживши в образе крысы, снова обратиться в мягкотелое – не особенно приятно! Но надо быть благоразумным и смотреть на все философски!»
Во второй раковине гримасничает недовольное лицо, глаза которого мечут молнии. Тщетно пытается оно выскочить из своей скорлупы. Это – госпожа Ратонна, и она говорит:
– Быть запертой в этой перламутровой тюрьме, мне, занимавшей первое место в нашем городе Ратополис! Мне, которая дойдя до фазы человека, была бы знатной дамой, может быть, принцессой!.. Ах, этот негодяй Гордафур!
В третьей раковине виднелось глуповатое лицо кузена Ратэ, добродушного дурачка, немного трусливого, который настораживает уши при малейшем шуме, точно заяц. Надо вам сказать, что он усердно ухаживал за своей кузиной. Однако, как известно, Ратина любила другого и Ратэ безумно ревновал к этому другому.
– Ах! – стонал он, – какая горька участь! Когда я был крысой, я по крайней мере мог бегать, удирать, прятаться, избегать кошек и крысоловок! Здесь же достаточно, чтобы меня выловили вместе с дюжиной подобных мне, – и жестокий нож грубо раскроет меня, затем мне придется красоваться на столе какого нибудь богача… Меня проглотят, быть может, даже живьем!..
В четвертой раковине пребывал повар Рата, господин, очень гордившийся своими кулинарными талантами, очень чванившийся своим умением.
– Негодный Гордафур! – кричал он. – Если мне когда нибудь удастся захватить его в одну руку, – я сверну ему шею другой! Я, Рата, который приготовлял такие прекрасные блюда, что некоторые даже запомнили мое имя, должен теперь торчать здесь, вклеенным между двумя скорлупками! А моя жена Ратанна…
– Я здесь! – ответил голос из пятой раковины, – Не огорчайся, мой бедный Рата! Если я не могу приблизиться к тебе, – я все же здесь, возле тебя! А когда ты снова поднимешься по ступеням совершенства, – мы поднимемся вместе!
Добрая Ратанна! Толстая пышка, очень простодушная, очень скромная, нежно любящая своего мужа и, подобно ему, искренно преданная своим хозяевам.
Затем печальная песня зазвучала снова, точно похоронная жалоба. Несколько сотен несчастных устриц, также ожидавших своего освобождения, присоединились к этому жалобному концерту. Это могло надорвать любое сердце. И насколько усилилось бы горе Ратона отца, и Ратонны матери, если бы они узнали, что их дочери уже не было возле них!
Внезапно все стихло. Створки раковин снова затворились.
На берегу появился Гордафур, одетый в свой длинный плащ волшебника, с головой, покрытой традиционным колпаком, со злым лицом. Рядом с ним шел пышно разодетый принц Киссадор. Трудно представить, до какой степени этот господин был влюблен в самого себя и как он забавно ломался, чтобы казаться более интересным.
– Где мы? – спросил он.
– На отмели Самобрив, мой принц, – ответил льстиво Гордафур.
– А эта семья Ратон?..
– Все на том же месте, куда я ее посадил, чтобы угодить вам!
– Ах, Гордафур! – ответил принц, закручивая усы, – какая красавица эта малютка Ратина! Я положительно очарован ею! Необходимо, чтобы она стала моей женой. Я плачу тебе щедро за твои услуги, и если ты не сумеешь услужить мне, – берегись!..
– Принц, – ответил Гордафур, – если я сумел превратить всю эту семью крыс в моллюсков, прежде чем у меня отняли мою власть, я не мог бы сделать из них людей, – вы это отлично знаете!
– Да, знаю, Гордафур; это то и бесит меня!..
Оба вышли на отмель в ту самую минуту, когда еще два человека показались на противоположном конце ее. Это были фея Фирмента и молодой Ратин. Этот последний прижал к сердцу двустворчатую раковину, скрывавшую его невесту.
Внезапно они заметили принца и волшебника.
– Гордафур, – сказала фея, – зачем ты пришел сюда? Ты снова задумал какой нибудь преступный план?
– Фея Фирмента, – возразил принц Киссадор, – ты знаешь, что я без ума от этой восхитительной Ратины, хотя она настолько неблагоразумна, что отталкивает человека с такой наружностью и положением, как я, и который с таким нетерпением ждет часа, когда ты обратишь ее в молодую девушку…
– Когда я обращу ее в молодую девушку, – это будет для того, чтобы она могла сделаться женой того, кого она предпочитает, – ответила Фирмента.
– Этого невежи, – возразил принц, – этого Ратина, из которого Гордафуру нетрудно будет сделать осла, после того как я вытяну ему хорошенько уши!
При этом оскорблении молодой человек вздрогнул от ярости; он уже собирался броситься на принца и наказать его за дерзость, когда фея схватила его за руку.
– Сдержи свой гнев, – приказала она. – Теперь не время мстить, а оскорбления принца в один прекрасный день обратятся против него же. Сделай то, что тебе надо сделать, и уйдем отсюда.
Ратин повиновался и, прижав в последний раз к губам драгоценную устрицу, положил ее среди остальных членов ее семьи. Почти сейчас же начался прилив, волны постепенно стали закрывать отмель Самобрив, вода дошла до высоких прибрежных скал, – и все исчезло под поверхностью широкого моря, сливавшегося на горизонте с небом.
Однако справа несколько скал остались открытыми. Прилив не может достигнуть их вершины, даже когда буря гонит волны на берег.
В этом месте нашли себе убежище принц и волшебник. Когда отмель обнажится во время нового отлива, – они пойдут за драгоценной устрицей, заключающей в своих створках Ратину, и унесут ее к себе. Принц пылает гневом. Как бы ни были сильны принцы и даже короли, – они в те далекие дни были бессильны против фей, и, если бы мы когда нибудь вернулись к той счастливой эпохе, снова произошло бы то же самое.
И действительно, Фирмента скоро сказала молодому человеку:
– Теперь, когда море стоит высоко, Ратон и его семья поднимутся на одну ступень ближе к человеческому состоянию. Я сейчас обращу их в рыб, и в этом образе им уже нечего будет бояться своих врагов.
– Даже если их выловят?.. – спросил с некоторым сомнением Ратин.
– Будь покоен, я буду охранять их.
К несчастью, Гордафур услышал, что говорила фея, и сейчас же придумал план; в сопровождении принца он направился к земле.
Тогда фея протянула свою палочку к скрытой под водой отмели Самобрив. Створки раковин семьи Ратон растворились, и из них выплыли разные рыбки, очень довольные этим новым превращением.
Ратон отец – честный и полный достоинства палтус, с шипиками на коричневатых боках; не будь у него человеческого лица, он смотрел бы на вас своими большими глазами, расположенными на левой стороне.
Мадам Ратонна – петрова рыба, с сильными колючками на плавниках, расположенными у жабр и на первом спинном плавнике, очень красивая со своими переливающимися цветами.
Мадемуазель Ратина – хорошенькая и элегантная китайская дорада, почти прозрачная и очень привлекательная в своей чешуйке, составленной из черного, красного и лазоревого цвета.
Рата – свирепая морская щука, с удлиненным корпусом, с прорезанным до глаз ртом, злобная, точно миниатюрная акула, и поразительно прожорливая.
Ратана – толстая лаксфорель, со своими продолговатыми пятнами пунцового цвета, с двумя полумесяцами, нарисованными на ее серебристой чешуе, которая с эффектом могла бы появиться на столе любого гастронома.
Наконец, кузен Ратэ – мерлан, с зеленовато серой спиной. Но, по странной прихоти природы, он оказался рыбой лишь наполовину! Да, вместо того, чтобы окончиться хвостом, конечность его тела была защемлена между двумя створками устричной скорлупы! Ну, не смешно ли это? Бедный кузен!
Между тем петрова рыба, лаксфорель, щука, дорада, мерлан, палтус, собравшись в ряд под прозрачной водой у подножия скалы, на которой Фирмента потрясала своей палочкой, казалось, говорили:
«Благодарим вас, добрая фея, благодарим».

ГЛАВА ПЯТАЯ

В эту минуту какая то темная масса, плывущая из открытого моря, обрисовывается яснее. Это – шлюпка, с высокой, красноватой мачтой и развевающимся по ветру парусом. Она плывет прямо в бухту, подгоняемая свежим ветерком. В ней сидят принц и волшебник, и им то экипаж обязался продать весь свой улов.
Сеть закинута в море. В этот огромный карман, который тащился по песчаному дну, попадаются сотнями всевозможные рыбы, моллюски и ракообразные: крабы, креветки, омары, камбалы, соли, скаты, дорады, палтусы, султанки, краснобородки, сельди и разные другие!
Какая страшная опасность грозит семье Ратон, едва освобожденной из своей перламутровой тюрьмы! Если, по несчастной случайности, сеть захватит ее, она уже не в силах будет вырваться! Тогда палтус, петрова рыба, щука, лаксфорель, мерлан, схваченные грубой рукой матроса, будут брошены в корзину рыботорговцев, посланы в какой нибудь большой город, разложены, еще вздрагивающие, на мраморные столы рыбных лавок, в то время как дорада, унесенная принцем, будет навсегда потеряна для своего жениха Ратина!
Но вдруг погода меняется. Море становится бурным. Ветер свистит. Гроза разражается. Это шторм, это буря!
Волны бешено качают лодку. Рыболовам нет времени вытащить сеть, которая рвется на части и, несмотря на усилие рулевого, лодку отбрасывает к берегу, где она разбивается о прибрежные скалы. Принцу Киссадору и Гордафуру едва удается спастись от гибели благодаря самоотверженности рыболовов.
Добрая фея послала эту бурю, чтобы спасти семейство Ратон, как вы уже, наверное, догадались. Она продолжала стоять на том же месте, вместе с прекрасным юношей, держа в руке волшебную палочку.
Тогда Ратон и его семья начинают радостно плескаться в воде, которая постепенно перестает волноваться. Палтус переворачивается с боку на бок, петрова рыба кокетливо плавает, щука открывает и закрывает свои страшные челюсти, в которые заплывают мелкие рыбки. Лаксфорель жеманно поднимается и опускается, а мерлан, которого стесняет его раковина, неуклюже двигается с места на место. Что касается хорошенькой дорады, она точно ожидает, что Ратин бросится к ней!..
Да, он действительно хотел бы это сделать, но фея его удерживает.
– Нет, – сказала она, – ты будешь с Ратиной не раньше чем она снова примет образ, под которым впервые очаровала тебя!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

А право, хорошенький город Ратополис! Он расположен в государстве, имя которого я забыл и которое не находится ни в Европе, ни в Азии, ни в Африке, ни в Америке, ни в Австралии, если вообще где нибудь находится.
Во всяком случае, пейзаж вокруг Ратополиса сильно напоминает голландский пейзаж. Здесь все свежо, все зелено, все чисто, с прозрачными ручейками, с тенистыми рощами, полными цветущих деревьев, с пышными лугами, на которых пасутся самые счастливые в мире стада.
Как во всех городах, в Ратополисе есть улицы, площади, бульвары, но эти бульвары, эти площади, эти улицы окаймлены великолепными сырами вместо домов; тут есть швейцарские, голландские, бакштейны, лимбургские, честеры и еще множество других сортов. Внутри они выдолблены в виде этажей, квартир, комнат. Здесь живет многочисленное население крыс, мудрых, скромных и предусмотрительных.
Могло быть часов семь вечера воскресного дня. Крысы прогуливались целыми семьями, чтобы подышать свежим воздухом. Проработав усердно всю неделю, чтобы заготовить себе запас провизии, они отдыхали в седьмой день.
В этот день в Ратополисе находился и принц Киссадор, в сопровождении своего неизменного Гордафура. Узнав, что семья Ратон, пробыв некоторое время в образе рыб, снова обратилась в крыс, они занимались подготовлением новых планов для их поимки.
– Я бешусь, как только подумаю, что они обязаны своим новым превращением опять таки этой негодной фее! – злился принц.
– Что ж, тем лучше! – утешал его Гордафур. – Теперь будет гораздо легче поймать их! Рыбы слишком легко ускользают. В настоящую минуту они – крысы, и мы отлично сумеем овладеть ими; а раз они будут в нашей власти, – добавил волшебник, – красавица Ратина в конце концов непременно полюбит до безумия ваше высочество!
При этих льстивых речах глупый фатишка приосанился, стал прихорашиваться и нежно поглядывать на всех прогуливающихся молодых крыс.
– Гордафур, – спросил он, – все готово?
– Все, мой принц, и Ратина не избегнет расставленной мною для нее ловушки!
И Гордафур указал на элегантную, обвитую цветущими растениями беседку, расположенную в уголке площади.
– В этой беседке скрыта западня, – сказал он, – и я обещаю вам, что еще сегодня наша красавица будет во дворце вашего высочества, где она не будет в состоянии устоять против изящества вашего ума и чар вашей внешности.
Глупый принц с радостью выслушал грубую лесть хитрого волшебника.
– Вот она, – сказал вдруг Гордафур. – Уйдемте, мой принц, нужно, чтобы она не подозревала о нашем присутствии здесь.
Оба заговорщика скрылись в соседней улице.
Это действительно была Ратина, но Ратин провожал ее домой. Какая она была очаровательная со своим хорошеньким личиком юной блондинки и гибкой фигуркой крысы! Молодой человек говорил ей:
– Ах, дорогая моя Ратина, почему ты еще не молодая девушка! Если бы, чтобы иметь право жениться на тебе сейчас же, я мог бы снова стать крысой, – я не задумался бы ни на миг! Но, увы, это невозможно!
– Что же, мой дорогой Ратин, – надо подождать…
– Ждать! Вечно ждать!
– Что же из этого, раз ты знаешь, что я никогда не выйду замуж ни за кого другого! Кроме того, добрая фея покровительствует нам, и нам больше нечего бояться ни злого Гордафура, ни принца Киссадора…
– Этого нахала, которого я непременно проучу! – воскликнул Ратин.
– Нет, мой Ратин, нет; не начинай с ним ссоры! У него есть телохранители, которые защитят его… Имей терпение, раз это необходимо, и веру в будущее!..
Пока Ратина так мило уговаривала его, молодой человек прижимал ее к сердцу и целовал ее маленькие лапки.
А так как она слегка устала после прогулки, она вдруг заметила:
– Ратин, вот беседка, в которой я обыкновенно отдыхаю. Сходи домой и предупреди моего отца и мать, что они найдут меня здесь и что я буду ждать их, чтобы отправиться на праздник.
И Ратина скользнула в беседку.
Внезапно раздался сухой треск, точно какая нибудь пружина сразу щелкнула…
Под листвой скрывалась коварная крысоловка, и Ратина, не предвидевшая здесь никакой опасности, задела ее пружину. Решетчатая дверка быстро закрыла вход в беседку, и бедняжка очутилась в плену!
Ратин издал гневный крик, на который ответил крик отчаяния Ратины и крик торжества, вырвавшийся у Гордафура, прибежавшего вместе с принцем Киссадором.
Тщетно тряс молодой человек прутья решетки, стараясь разломать их! Тщетно пытался он броситься на принца.
Самое лучшее было – отправиться за помощью, чтобы вырвать несчастную Ратину у ее похитителя; Ратин так и сделал, бросившись на большую улицу Ратополиса.
В это время Ратину успели вытащить из крысоловки, и принц Киссадор говорил ей самым галантным тоном:
– Теперь ты у меня в руках, прекрасная малютка. Больше ты от меня не убежишь!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Семейство Ратон жило в одном из самых элегантных домов Ратополиса – в великолепном голландском сыре. Гостиная, столовая, спальни, все необходимые для прислуги комнаты и помещения были распределены с большим вкусом и комфортом. Ратон и его семья считались одними из самых знатных жителей города и пользовались всеобщим уважением.
Это возвращение к прежнему положению ничуть не заставило возгордиться достойного философа. Каким он был раньше, таким должен был остаться и впредь, то есть скромным в желаниях, не честолюбивым, настоящим мудрецом, которого Лафонтен не преминул бы сделать президентом крысиного совета. Всякий, кто послушался бы его советов, поступил бы вполне благоразумно. Единственным отличием было то, что у него развилась подагра, и он ходил на костылях, пока болезнь эта не приковывала его окончательно к его большому креслу. Он приписывал подобное состояние своего здоровья сырости на отмели Самобрив, где они прозябали в течение нескольких месяцев. Хотя он ездил на самые прославленные курорты, он вернулся домой, страдая еще сильнее прежнего. Это было тем прискорбнее для него, что, – крайне оригинальное явление, – эта подагра делала его неспособным ко всякой дальнейшей метаморфозе. И действительно, метампсихоза не могла произойти у животных, заболевших этой болезнью богачей. Итак, Ратон должен был остаться крысой, пока болезнь его не пройдет.
Но Ратонна вовсе не была философом. Представьте себе только ее положение, когда, обратившись в даму и даже в знатную даму, ей придется остаться женой простой крысы, да еще крысы, больной подагрой. Ведь этого было достаточно, чтобы умереть от стыда! Итак, она была более раздражительна, более сварлива, чем когда либо, вечно ворчала на супруга и бранила слуг по поводу плохо исполненных приказаний (хотя они были исполнены плохо только потому, что были плохо переданы) и вообще портила жизнь всему дому.
– Нужно же, однако, вылечиться, милостивый государь, – говорила она, – и я сумею заставить вас это сделать!
– Я был бы очень рад этому, дорогая моя, – ответил Ратон, – но я боюсь, что это невозможно, и что мне придется примириться с моим положением крысы…
– Крысы! И я… я буду женой крысы! да на что я буду похожа!.. А тут еще, вдобавок ко всему, дочь наша полюбила мальчишку, у которого за душой нет ни гроша!.. Какой позор! Представьте себе, что в один прекрасный день я буду принцессой; ведь и Ратина также будет принцессой…
– Так, значит, я буду принцем! – заметил Ратон не без некоторого ехидства.
– Вы? принцем? С хвостом и лапами? Вот так принц, нечего сказать!
Такие разговоры и жалобы слышались от Ратонны по целым дням; чаще всего она старалась сорвать свою злобу на кузене Ратэ. Правду сказать, несчастный кузен сам подавал повод для вечного издевательства над собой.
И на этот раз происшедшая с ним метаморфоза была не полной. Он был крысой лишь наполовину, – крысой спереди, но рыбой сзади, с хвостом мерлана, что делало его в высшей степени забавным. Попробуйте ка понравиться в таком виде прекрасной Ратине или даже другим крысам Ратополиса!
– Но что же я, наконец, сделал природе, чтобы она так жестоко обращалась со мной! – вздыхал он. – Что я такое сделал?
– Спрячь, пожалуйста, этот противный хвост! – говорила Ратонна.
– Не могу, тетя!
– Так отрежь его, болван; отрежь его!
И повар Рата предлагал ему приступить к подобной операции, затем приготовить этот рыбий хвост с каким то особенным соусом. Какое бы это было восхитительное угощение для праздничного дня вроде сегодняшнего!
Праздничный день в Ратополисе? Да, мои дорогие! Вся семья Ратонов готовилась принять участие в общественных развлечениях. Ожидали только Ратину, чтобы отправиться в путь.

* * *

В эту самую минуту у дверей дома остановилась карета. Из нее вышла фея Фирмента, в платье, сотканном из золота. Она приехала навестить покровительствуемую ею семью.
Если она и смеялась подчас над смешными притязаниями Ратонны, над забавной болтовней Рата, над глупостью Ратаны, над жалобами кузена Ратэ, – она очень высоко ценила благоразумие Ратона, обожала хорошенькую Ратину и изо всех сил содействовала ее будущему браку с Ратином. В ее присутствии мадам Ратонна не смела уже упрекать молодого человека тем, что он даже не был принцем.
Итак, фею приняли с восторгом, осыпая ее благодарностями за все, что она уже сделала и еще сделает впоследствии.
– Потому что мы очень нуждаемся в вас, госпожа фея! – сказала Ратонна. – Ах, когда же я, наконец, стану дамой?
– Терпение, терпение! – успокаивала ее Фирмента. – Нужно предоставить природе действовать, а на это нужно известное время.
– Но почему же она хочет, чтобы у меня был рыбий хвост, хотя я и обратился в крысу? – жаловался кузен, строя жалобную гримасу. – Госпожа фея, нельзя ли было бы меня как нибудь избавить от него?
– Увы, нет, – ответила Фирмента, – и, надо сознаться, вам сильно не везет! Это, вероятно, происходит от вашего имени – Ратэ! Будем, однако, надеяться, что у вас не будет крысиного хвоста, когда вы обратитесь в птицу!
– О, – воскликнула госпожа Ратонна, – как бы мне хотелось быть королевой птичьего павильона!
– А мне – хорошей жирной индейкой, с трюфелями, – наивно заметила добрая Ратана.
– А мне – королем птичьего двора! – добавил Ратэ.
– Вы будете тем, чем будете, – возразил отец Ратон. – Что касается меня, я – крыса, и я останусь крысой благодаря моей подагре; и, в конце концов, лучше быть ею, чем нахохливать перья, как многие из знакомых мне птиц!
В эту минуту дверь раскрылась, и на пороге показался Ратин, бледный и расстроенный. В нескольких словах он рассказал всю историю крысоловки, и как Ратина попала в западню хитрого Гордафура.
– Ах, так вот как! – ответила фея. – Так ты еще можешь бороться, злобный колдун! Хорошо же! Посмотрим, кто из нас сильнее.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Да, дорогие мои, весь Ратополис имел праздничный вид, и вас бы очень позабавило, если бы вы могли побывать там!..
Посудите сами! Везде стояли широкие арки, с транспарантами тысячи разных оттенков; другие арки, из зеленой листвы, вздымались над вымощенными улицами, окаймленными задрапированными разноцветными материями домами: ракеты и бураки с шипением и треском перекрещивались в воздухе; на каждом перекрестке играло оркестры – а смею вас уверить, крысы в музыкальном отношении могли бы научить кое чему не одного из наших виртуозов. У них – маленькие гармоничные голоса – голоса флейт, полные неописуемого очарования. А как они передают творения своих композиторов: Криссини, Криснера, Криссенэ и массы других музыкальных светил!
Но что привело бы вас в особенное восхищение, так это шествие крыс всего мира и всех тех, кто, не будучи в буквальном смысле крысами, все же по праву заслужили это многозначительное имя.
Здесь можно было встретить крыс, похожих на скряг, которые несли под лапкой свои драгоценные шкатулки с золотом; лохматых крыс – старых ворчунов, из которых война создала героев и которые готовы в любую минуту передушить все человечество, чтобы приобрести лишний знак отличия; крысы с хоботомнастоящим хвостом на носу, какие умеют наставлять другим разные шутники; церковные крысы – смиренные и скромные; подвальные крысы, привыкшие запускать зубы в товары на счет правительства; и в особенности неслыханное множество хорошеньких театральных крысенят, которые исполняют разные па во время оперного балета.
Сквозь это стечение изящного общества пробиралось семейство Ратон под предводительством феи. Но никто из них не видел ничего из этого блестящего зрелища. Все думали исключительно о Ратине, о несчастной Ратине, похищенной у любящего отца и матери так же, как у любящего жениха.
Таким образом все добрались до большой площади. Крысоловка все еще стояла в беседке, но Ратины в ней уже не было.
– Отдайте мне мою дочь! – кричала Ратонна, все честолюбие которой в данную минуту заключалось лишь в том, чтобы снова найти своего ребенка; в голосе ее слышалось такое отчаянье, что у слышивших невольно сжималось сердце.
Фея тщетно пыталась скрыть свою злобу против Гордафура, – она ясно читалась на ее плотно сжатых губах, в глазах, потерявших обычное выражение доброты.
Вдруг из глубины площади поднялся невообразимый шум. Это было шествие принцев, герцогов, маркизов – словом, самых богатых и знатных вельмож в великолепных костюмах, предшествуемых многочисленными войсками всевозможного рода оружия.
Во главе главной группы виднелся принц Киссадор, расточавший любезные улыбки, покровительственные кивки всем этим мелким людишкам, составлявшим его двор.
Затем, следом за ним, среди слуг тащилась бедная, хорошенькая крыса. Это была Ратина, так тесно окруженная и так зорко охраняемая, что ей не могла даже и в голову прийти мысль о бегстве. Ее кроткие, полные слез глаза говорили большее, чем я сумею рассказать вам. Гордафур, идущий рядом с нею, не спускал с нее глаз. Да, на этот раз она действительно была в его руках!
– Ратина… дочь моя!.. Ратина… моя невеста! – кричали Ратонна и Ратин, тщетно пытавшиеся добраться до нее.
Надо было слышать ехидный смех, которым Киссадор приветствовал семейство Ратон, и видеть вызывающий взгляд, брошенный Гордафуром фее Фирменте. Хоть он и был лишен своего могущества волшебника, он одержал над ней победу при помощи простой крысоловки. В это же время все принцы поздравляли Киссадора с его новой победой. Как чванно принимал он все эти приветствия!
Вдруг фея протягивает руку, потрясает палочкой, и сейчас же совершается новая метаморфоза.
Если отец Ратон и остается крысой, зато госпожа Ратонна превращается в попугая, Рата – в павлина, Ратана в гусыню, а кузен Ратэ – в цаплю. Но неудачи продолжают преследовать несчастного Ратэ, и вместо прекрасного птичьего хвоста из под его перьев треплется тоненький крысиный хвостик!
В ту же секунду из группы вельмож легко вылетает прехорошенькая горлинка. Это – Ратина.
Представьте себе поражение принца Киссадора, ярость Гордафура! Вельможи и слуги, все сразу бросились преследовать Ратину, которая улетала с быстротой стрелы.
Но вся декорация изменилась. Кругом уже не большая площадь Ратополиса, а восхитительный пейзаж в рамке из огромных деревьев. С разных сторон неба, быстро взмахивая крыльями, летят тысячи птиц, спеша приветствовать своих новых воздушных собратьев.
Тогда госпожа Ратонна, гордясь яркостью своих перьев и упиваясь собственной болтовней, грациозно прихорашивается и перепархивает с веточки на веточку, в то время как совершенно смущенная, добрая Ратана не знает, куда спрятать свои гусиные лапы.
Со своей стороны Рата, дон Рата, не во гнев вам будет сказано, распускает свой роскошный хвост, точно всю жизнь был павлином, в то время как бедный кузен шепчет себе под нос:
– Еще одна неудача!.. Вечная неудача!
Но вот издали быстро приближается горлинка, издавая легкие радостные крики, описывает несколько изящных кругов и весело усаживается на плечо прекрасного молодого человека.
Это прелестная Ратина, и можно расслышать, как она воркует на ухо своему жениху, помахивая крылышками:
– Я тебя люблю, мой Ратин, я люблю тебя!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

На чем мы остановились, дорогие мои? Ах да, мы все еще в одной из тех стран, которых я не знаю и имени которой я не мог бы вам назвать! Но данная страна – это страна обширных пейзажей, окаймленных тропическими деревьями, страна храмов, несколько резко обрисовывающихся на слишком ярко голубом небе, очень похожа на Индию, а жители ее на индусов.
Зайдем в этот караван сарай – род огромной гостиницы, открытой для всех. Здесь собралась семья Ратон в полном своем составе. По совету феи Фирменты, она уже давно отправилась в путь. Действительно, самое безопасное было покинуть Ратополис, чтобы избежать мщения принца, пока не все будут достаточно сильными, чтобы защититься против его козней. Ратонна, Ратана, Рата и Ратэ все еще – простые беззащитные птицы. Пусть они только обратятся в хищных зверей, и с ними труднее будет справиться.
Да, все они простые птицы, и из них меньше всех посчастливилось Ратане. Она теперь прогуливается совершенно одна по двору караван сарая.
– Увы! Увы! – восклицает она. – Просуществовав в образе элегантной форели, затем крысы, умевшей понравиться кому следует, и обратиться в гусыню, в простую домашнюю гусыню, в одну из этих несчастных жирных гусынь, которую любой повар сумеет нафаршировать каштанами!
При этом она вздыхала, добавляя печально:
– Кто может поручиться, что эта мысль не придет в голову даже моему мужу! Ведь в настоящее время он относится ко мне с полным пренебрежением! Может ли быть, чтобы такой величественный павлин относился сколько нибудь почтительно к такой вульгарной гусыне! Будь я хотя бы индейкой! Но нет! И Рата находит, что я теперь вовсе не в его вкусе!
Это действительно, было уж очень заметно, когда тщеславный Рата вошел во двор. Но, надо сознаться, он действительно был великолепным павлином! Он взмахивал своим легким и подвижным хохолком, раскрашенным самыми яркими цветами. Он нахохливал свои перья, которые кажутся вышитыми цветными шелками и усыпанными драгоценными каменьями. Он широко распускал величественный веер своего хвоста. Как может восхитительный представитель пернатого царства опуститься до этой гусыни, такой невзрачной под своим серым пухом и коричневатым оперением?!..
– Дорогой мой Рата! – говорит она.
– Кто смеет произносить мое имя? – отзывается павлин.
– Я!
– Гусыня! Кто такая эта гусыня?
– Я ваша Ратана!
– Ах, фи! какой ужас! Идите своей дорогой, прошу вас.
Право, тщеславие часто заставляет говорить глупости!
Дело в том, что этот гордец брал примеры свыше! Разве его хозяйка Ратонна выказывала больше благоразумия? Разве она не обращалась столь же пренебрежительно с собственным мужем?
Вот как раз идет и она, в сопровождении мужа, дочери, Ратина и Ратэ.
Ратина очаровательна в виде горлинки, со своим серо голубоватым оперением, с нижней частью шейки золотисто зеленого оттенка, нежно переливающегося из одной тени в другую, и нежным белым пятнышком, отмечающим каждое крыло.
И как мелодично воркует она, порхая вокруг прекрасного юноши!
Отец Ратон, опираясь на костыль, с восторгом любуется своей дочерью. Какой красивой она ему кажется! Но можно быть вполне уверенным, что госпожа Ратонна находит, что сама она еще прекрасней своей дочери!
Ах, как хорошо сделала природа, обратив ее в попугая! Она болтала, болтала без конца! Она распускала хвост так пышно, что сам дон Рата готов был ей позавидовать. Если бы вы ее видели, когда она располагалась под солнечным лучом, чтобы заставить ярче блестеть желтый пушок шеи, когда она нахохливала свои зеленые перья и голубоватые мелкие перышки! Она действительно была одним из лучших экземпляров восточного попугая.
– Ну что, ты довольна своей судьбой, душечка? – спросил у нее Ратон.
– Здесь для вас нет никакой душечки! – ответила она сухо. – Прошу вас быть осторожнее в выражениях и не забывать расстояния, существующего теперь между нами.
– Между нами! Между мужем и женой?
– Крыса и попугай – муж и жена! Да вы с ума сошли, дорогой мой!
И госпожа Ратонна начала охорашиваться, в то время как Рата величественно выступал возле нее.
Ратон тогда дружественно посмотрел на свою служанку, которая ничуть не потеряла в его глазах. Потом он сказал сам себе:
– Ах, женщины, женщины! Что только с ними делается, когда тщеславие кружит им голову… и даже, когда оно им ее не кружит! Но будем относиться ко всему философски!
Но что же делал во время этой семейной сцены кузен Ратэ с придатком, не принадлежащим даже виду животных, к которым он теперь относился! Просуществовать в образе крысы с рыбьим хвостом, обратиться затем в цаплю с хвостом крысы! Но если все будет продолжаться так, по мере того как он будет подниматься вверх по лестнице творения, – будет прямо таки ужасно! Погруженный в подобное раздумье, он скрывался в угол двора, стоя на одной лапе, как обыкновенно делают погруженные в раздумье цапли, вытягивая грудь, белизна которой оттенялась маленькими черточками, свои пепельные перья, и хохолок, печально откинутый назад.
В это время возник вопрос о продолжении путешествия с целью полюбоваться страной во всем ее великолепии.
Но госпожа Ратонна любовалась только собственной особой, и дон Рата – тоже собственной. Ни тот, ни другая не смотрели на восхитительные виды природы, развертывавшиеся вокруг них, предпочитая им города и местечки, где они могли найти, перед кем почваниться.
Как бы то ни было, этот вопрос обсуждался, когда новое лицо показалось у дверей караван сарая.
Это был один из туземцев проводников, одетый по индусской моде, который пришел предложить свои услуги путешественникам.
– Друг мой, – спросил у него Ратон, – что здесь можно видеть интересного?
– Здесь можно видеть несравненное чудо, – ответил проводник, – это чудо – великий сфинкс пустыни.
– Пустыни! – презрительно протянула госпожа Ратонна.
– Мы приехали сюда вовсе не для того, чтобы посещать пустыни! – добавил дон Рата.
– О! – ответил проводник, – эта пустыня сегодня вовсе не будет пустыней, так как сегодня праздник сфинкса, и люди стекаются к нему на поклонение со всех концов земли!
Этих слов было вполне достаточно, чтобы побудить наших тщеславных пернатых посетить сфинкса. Ратине и ее жениху, впрочем, было совершенно безразлично, куда бы их ни повели, лишь бы их туда повели вместе! Что касается кузена Ратэ и доброй Ратаны, – эти двое именно и хотели бы скрыться в глубине какой нибудь пустыни.
– В путь! – сказала госпожа Ратонна.
– В путь! – повторил проводник.
Минуту спустя все они уже покинули караван сарай, нисколько не подозревая, что этот проводник был волшебник Гордафур, неузнаваемый в своем новом костюме и увлекающий их в новую ловушку.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Как великолепен был этот сфинкс! Он был гораздо красивей египетских сфинксов, стяжавших, однако, такую громкую славу. Этот сфинкс назывался сфинксом Ромирадура и представлял собой восьмое чудо света.
Семья Ратон добралась до опушки широкой равнины, окруженной густыми лесами, над которыми с противоположной стороны господствовала цепь гор, покрытых вечными снегами.
Представьте себе среди этой равнины животное, высеченное из мрамора. Оно лежит на траве, держа голову совершенно прямо, скрестив перед собой передние лапы, с длинным телом, похожим на небольшой холм. Оно имеет по крайней мере пятьсот футов длины на сто футов ширины, и голова его поднимается на восемьдесят футов над землей.
Этот сфинкс имеет тот же загадочный вид, который отличает всех, ему подобных. Никому не выдавал он тайны, которую хранит уже тысячи столетий. И, однако, его обширный мозг раскрыт для всякого, кто только пожелает осмотреть его. К нему можно проникнуть через дверь, проделанную между двумя лапами. Внутренние лестницы дают доступ к его глазам, ушам, носу, к его рту и даже к лесу волос, вздымающихся над его лбом.
Для того чтобы вы легче могли судить об огромных размерах этого чудовища, знайте, что десять человек могут свободно поместиться в орбите его глаз, тридцать – в углублении его уха, сорок – между ноздрями, шестьдесят – во рту, где можно было бы дать бал, и сотня – в его волосах, густых, как девственный лес тропической Америки. Путешественники стекаются отовсюду не для того, чтобы посоветоваться с ним, потому что он не хочет отвечать ни на какие вопросы, боясь ошибиться, но просто посетить его, как посещают статую святого Карла на одном из островов озера Лагомаджиоре.
Вы, надеюсь, позволите мне, дорогие дети, не останавливаться дольше на описании этого чуда, которое делает честь человеческому гению. Ни египетские пирамиды, ни висячие сады Вавилона, ни колосс родосский, ни александрийский маяк, ни Эйфелева башня не могут сравняться с ним. Когда географы, наконец, установят, в какой стране находится большой сфинкс Ромирадура, я твердо рассчитываю, что вы отправитесь посмотреть на него во время каникул.
Но Гордафур отлично знал, где находится этот сфинкс, и вел туда семью Ратон. Но сказав Ратонам, что в пустыне будет огромное стечение народа, он бессовестно обманул всех. Вот обман, который, наверное, сильно раздосадует попугая и павлина! Красота сфинкса имела весьма мало интереса для них!
Как вы, наверное, уже угадали, волшебник и принц Киссадор уже давно составили план действий. Принц уже находился на опушке соседнего леса, с сотней своих телохранителей. Как только семья Ратон проникнет во внутренность сфинкса, ее должны были поймать там, точно в крысоловке. Если сотне человек не удастся овладеть пятью птицами, одной крысой и молодым человеком, – значит, им покровительствует какая нибудь сверхъестественная сила.
Поджидая их, принц бродит взад и вперед. Он выказывает все признаки живейшего нетерпения. Быть побежденным при всех попытках овладеть прекрасной Ратиной! Эта мысль страшно бесила его. Ах, если бы Гордафур снова приобрел былую власть, как страшно отомстил бы он всей этой семье! Но волшебник еще на несколько недель был лишен власти.
Однако все меры предосторожности были так тщательно приняты на этот раз, что, казалось совершенно невероятным, чтобы Ратина или кто нибудь из ее близких могли бы избежать козней своих преследователей.
В эту минуту показался Гордафур во главе своего маленького каравана, и принц, окруженный своими телохранителями, приготовился вмешаться в дело.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Отец Ратон шел довольно быстро, несмотря на свою подагру. Горлинка, описывая широкие круги в пространстве, время от времени присаживалась на плечо Ратина. Попугай, перелетая с дерева на дерево, старался рассмотреть обещанную толпу. Павлин держал свой хвост тщательно сложенным, чтобы не изорвать его о придорожные колючки, в то время как Ратана переваливалась на своих широких лапах. За ними цапля, с уныло опущенной головой, яростно бичевала воздух своим крысиным хвостом. Она, правда, пыталась засунуть его в карман, – я хочу сказать – под крыло, но должна была отказаться от этой мысли, так как хвост был слишком короток.
Наконец, путешественники добрались до подножия сфинкса. Ни разу в жизни не видели они более прекрасного произведения искусства.
Однако госпожа Ратонна и дон Рата принялись расспрашивать проводника:
– А где же огромное стечение народа, которое вы нам обещали?
– Как только вы достигнете головы чудовища, – ответил волшебник, – вы будете господствовать над толпой, и вас будут видеть на несколько верст в окружности!
– В таком случае войдем скорее!
– Войдем.
Все проникли внутрь сфинкса, не подозревая никакого предательства. Наши путешественники даже не заметили, что их проводник остался снаружи, прикрыв за ними дверь, проделанную между лапами огромного животного.
Внутри господствовал полумрак. Свет проникал сквозь отверстия, пробитые в лице сфинкса, и разливался сверху вниз по внутренним лестницам. Несколько мгновений спустя можно было видеть Ратона, прогуливающегося между губами сфинкса; госпожу Ратонну, порхающую на конце носа и самым кокетливым образом вертящую головкой и помахивающую крыльями; дона Рата, распустившего веером хвост, способный затмить своим блеском солнце.
Ратин и Ратина поместились в раковине правого уха.
В левом ухе стояла Ратана, скромный цвет перьев которой делал ее совершенно печальной; в левом глазу стоял кузен Ратэ, позорного хвоста которого нельзя было заметить на таком расстоянии.
В этих различных частях лица сфинкса семья Ратон поместилась очень удачно, чтобы рассмотреть великолепную панораму, развертывающуюся у них перед глазами до самых дальних пределов горизонта.
Погода стояла великолепная. На небе не виднелось ни одного облачка, на поверхности земли – ни клочка тумана.
Внезапно какая то масса обрисовывается на опушке леса. Она все приближается. Не толпа ли это обожателей сфинкса Ромирадура?
Нет, это люди, вооруженные копьями, мечами, луками, арбалетами, идущие тесным строем. У них, наверное, могут быть лишь злые намерения.
И действительно, во главе их виднеется принц Киссадор в сопровождении волшебника, который сбросил с себя костюм проводника. Семья Ратон чувствует себя погибшей, если только те из ее членов, у кого есть крылья, не сумеют спастись, перелетев через пустыню.
– Беги, моя дорогая Ратина, – кричит ей ее жених. – Беги! – оставь меня в руках у этих негодяев!
– Покинуть тебя?.. Никогда! – отвечает Ратина. Кроме того, лететь тоже было бы крайне опасно.
Стрела могла бы нагнать даже быструю горлинку, не говоря уж о попугае, павлине, гусыне и цапле. Лучше уж было спрятаться в глубине сфинкса. Может быть, при наступлении ночи и удастся как нибудь убежать, скрыться через какой нибудь потайной выход, не опасаясь стрелков принца.
Ах, как жаль, что фея Фирмента не сопровождала своих любимцев во время этого путешествия!
Однако молодому Ратину пришла в голову мысль; она была проста, как все хорошие мысли: он решил, что дверь следует забаррикадировать изнутри, что и было немедленно исполнено.
Сделано это было как раз вовремя, потому что принц Киссадор, Гордафур и телохранители, остановившиеся в нескольких шагах от сфинкса, предлагали пленникам сдаться.
Очень решительно произнесенное «нет!», вырвавшееся из уст чудовища, было единственным ответом, которого им удалось дождаться.
Тогда телохранители бросились на двери и, так как они напали на них, вооружившись огромными камнями, было очевидно, что двери долго не выдержат.
Но вдруг легкая дымка тумана окутывает волосы сфинкса, и фея Фирмента появляется на голове Ромирадура.
При этом чудесном появлении телохранители в ужасе отступают. Но Гордафуру удается снова повести их на приступ, и створки двери начинают трещать под их ударами.
В это мгновение фея опускает к земле палочку, которая дрожит у нее в руках…
Какая неожиданная развязка!
Тигрица, медведь, пантера бросаются на телохранителей. Тигрица – это Ратонна, со своей полосатой шкуркой. Медведь – Рата; у него шерсть поднялась на хребте от ярости и когти грозно выпущены. Пантера – Ратана, делающая ужасные скачки. Эта последняя метаморфоза превратила безобидных птиц в хищных, свирепых животных.
В то же время Ратина превратилась в элегантную газель, а кузен Ратэ принял образ осла, кричащего ужасным голосом. Но, обратите внимание, как бедняге не везет! Он сохранил хвост цапли, и этот птичий хвост висит на конце его крупа. Положительно нельзя уйти от своей судьбы!
Однако при виде трех страшных хищников телохранители ни на минуту не задумались: они все принялись удирать, точно огонь преследовал их по пятам. Ничто не могло бы удержать их, тем более что принц Киссадор и Гордафур первые же показали им пример. Как видно, мысль быть заживо съеденными вовсе им не улыбалась.
Но, хотя принцу и волшебнику и удалось достигнуть леса, не всем выпала на долю подобная удача. Тигрице, медведю и пантере удалось преградить путь некоторым из беглецов. Тогда беднягам осталось лишь искать убежища внутри сфинкса, и вскоре можно было увидеть, как они в полном отчаянье бродили взад и вперед между его губами.
Это была крайне неудачная мысль, и, когда они в этом убедились, было уже слишком поздно.
Действительно, фея Фирмента снова протягивает свою палочку, и страшный рев раскатывается по пустыне, точно сильные раскаты грома.
Сфинкс мгновенно обратился в льва! И в какого еще льва! Грива его вздымается, глаза мечут пламя, его чудовищные скулы открываются, закрываются и начинают жевать… Не прошло и минуты, как телохранители принца Киссадора были раздавлены зубами огромного животного.
Тогда фея Фирмента легко спрыгивает на землю. К ее ногам подползают, ласкаясь, тигрица, медведь и пантера, как подползают хищные животные к ногам укротительницы, гипнотизирующей их своим взглядом.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Прошло еще некоторое время. Семья Ратон уже окончательно приобрела человеческий образ, кроме, однако, отца, который, – все еще настолько же подагрик, насколько и философ, – остался крысой. На его месте другие возмутились бы, стали бы кричать о несправедливости судьбы, проклинать собственную жизнь. Он же продолжал спокойно улыбаться, довольный, как он сам говорил, что не приходилось менять старых привычек.
Как бы то ни было, он, хотя и оставался крысой, все же занимал положение богатого и знатного вельможи. Так как жена его ни за что не согласилась бы продолжать жить в своем старом сыре в Ратополисе, он занял великолепный дворец в большом городе, столице еще неизвестного государства, хотя от этого не стал более гордым. Гордость, или, вернее, тщеславие он предоставил госпоже Ратонне, сделавшейся герцогиней. Надо было видеть, как она прогуливалась по своим апартаментам, зеркала которых, наверное, скоро износятся, – так часто смотрится она в них.
Впрочем, в тот день, о котором мы рассказываем, Ратон пригладил шерсть щеткой с самой большой тщательностью и сделал весь туалет, который только можно было ожидать от него. Что касается герцогини, – она разоделась в свой самый роскошный костюм: платье с разводами, отделанное тисненым бархатом, сюра, плюшем, атласом и парчой; корсаж в стиле Генриха II; шлейф, вышитый гранатами, рубинами и жемчугом, длиною в несколько аршин, заменявший ей различные хвосты, которые украшали ее, прежде чем она стала женщиной; бриллианты, бросающие разноцветные огни; тонкие кружева; шляпа «Рембрандт», на которой красовался целый цветник; наконец, все, что существует самого модного.
Но спросите вы меня, к чему ей такой роскошный наряд? Дело вот в чем.
Сегодня будет отпразднована в часовне дворца свадьба очаровательной Ратины с принцем Ратином. Да, прекрасный юноша сделался принцем, чтобы угодить своей будущей теще. Каким образом? Да попросту купив княжество. Отлично! Но ведь княжества, хотя они теперь и упали в цене, все же должны стоить довольно дорого?.. Конечно! Ратину пришлось пожертвовать на эту покупку часть стоимости жемчужины, – ведь вы не забыли знаменитой жемчужины, найденной в раковине Ратины, которая стоит несколько миллионов!
Итак, он был богат. Однако не думайте, что богатство изменило его вкусы или его невесты, которая сделается принцессой, выйдя за него замуж. Нет! Хотя ее мать и стала герцогиней, Ратина продолжает оставаться той же скромной девушкой, которую вы знали раньше, и принц Ратин любит ее больше, чем когда либо. Как она прекрасна в своем белом подвенечном платье, украшенном гирляндами флердоранжа!
Само собой понятно, что фея Фирмента присутствует на этой свадьбе, которая отчасти – дело ее рук.
Итак, это великий день для всей семьи. Конечно, и дон Рата великолепен. В качестве бывшего повара он стал заниматься политикой. Ничто не может быть роскошнее его костюма пэра, который, наверное, стоил ему порядочную сумму.
Ратана, к своему огромному удовольствию, уже не гусыня, – это отличная статсдама. Ее муж выпросил себе у нее прощение за былое пренебрежение. Он всецело вернулся к ней.
Что касается кузена Ратэ… Но он сейчас войдет, и вы будете иметь возможность любоваться им, сколько вам угодно.
Все приглашенные собрались в большой гостиной, сияющей многочисленными огнями, надушенной ароматами разных цветов, украшенной самой драгоценной мебелью, задрапированной тканями такого великолепия, какого в наши дни уже не встретишь.
Все, как ближние, так и дальние соседи съехались, чтобы присутствовать на свадьбе принца Ратина. Знатные вельможи, знатные дамы все пожелали принять участие в свадебном поезде этой очаровательной парочки. Мажордом объявляет, что все готово для церемонии. Тогда начинается самое великолепное шествие, которое когда либо можно было видеть в свете; оно направляется к часовне, под звуки восхитительной музыки.
На шествие этих важных особ понадобилось не меньше часа. Наконец, в одной из последних групп показался и кузен Ратэ.
Он, право, очень красивый молодой кавалер, одетый по самой последней моде; придворный плащ, шляпа, украшенная таким длинным пером, что оно подметает землю при каждом поклоне.
Кузен маркиз, – не во гнев будь вам сказано, – он не портит престижа всей семьи. Он очень интересен и грациозно выступает в своем наряде. Благодаря всему этому ему выпадает на долю немало комплиментов, которые он принимает с подобающей скромностью. Однако на лице его все же замечается некоторая грусть; в его манерах видно некоторое смущение. Он опускает глаза и отводит взгляд от тех, кто приближаются к нему. В чем кроется причина подобной застенчивости? Разве он не человек теперь? Разве он не равен любому герцогу или принцу при дворе?
Итак, вот и он приближается к своему месту в шествии, выступая мерным, церемониальным шагом, и дойдя до угла салона, он поворачивается, чтобы идти дальше… О ужас!
Между полами его фрака, из под его придворного плаща висит хвост, настоящий ослиный хвост! Тщетно старается он скрыть этот постыдный остаток его предыдущей формы!.. Ему суждено навсегда остаться с ним!
Заметьте, мои дорогие, всегда так бывает: когда плохо начинаешь жизнь, очень трудно снова вернуться на добрый путь. Теперь уже кузен – человек. Он достиг последней ступени творения. Он уже не может рассчитывать на новое превращение, которое освободило бы его от хвоста. Он сохранит его до последнего вздоха…
Бедный кузен Ратэ!

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Таким то образом была отпразднована свадьба принца Ратина и принцессы Ратины; великолепие брачной церемонии было вполне достойно этого прекрасного юноши и этой очаровательной молодой девушки, точно созданных друг для друга!
Из часовни шествие вернулось в том же порядке, все с той же изящностью, великосветскостью и корректностью в малейших подробностях – словом, с тем благородством, которое, как говорят, присуще исключительно высшим классам.
Если, однако, кто нибудь возразит мне, что все эти вельможи лишь выскочки, что в силу законов метампсихозы, они прошли через самые скромные фазы; что они были моллюсками, не имеющими разума, птицами, не имеющими мозгов, четвероногими, не имеющими рассудка, я ответил бы, что никто бы этого не заподозрил, видя их такими корректными. Впрочем, изящным манерам можно научиться, как истории или географии. А все же, думая о том, что у него было в прошлом, человеку следовало бы быть более скромным, и все человечество от этого выиграло бы.
После брачной церемонии в большом зале дворца состоялся великолепный обед. Если бы даже кто нибудь сказал, что там ели амброзию, приготовленную лучшими поварами века, что там пили нектар, взятый из лучших погребов Олимпа, – то и того было бы недостаточно.
Наконец, праздник закончился балом, на котором грациозные танцовщицы, одетые в восточные костюмы, ослепили своей красотой и изяществом все благородное собрание.
Как и подобает, принц Ратин открыл бал с принцессой Ратиной в кадрили, в которой герцогиня Ратонна фигурировала в паре с принцем королевской крови. Дон Рата танцевал с посланницей, а Ратана была избрана дамой собственным племянником Великого Электора.
Что касается Ратэ, то он довольно долго колебался, – следует ли ему принять участие в танцах или нет. Хотя ему и тяжело было держаться в стороне, он не отваживался пригласить на танцы кого нибудь из очаровательных дам, которым он с такой радостью предложил бы руку, хотя бы и без сердца. Наконец, он решился протанцевать с очаровательной графиней, отличавшейся необычайным изяществом. Эта любезная дама согласилась… быть может, несколько легкомысленно, и вот новая пара завертелась под звуки модного вальса.
Боже! какой эффект! Все зрители не знали, куда деваться, чтобы не рассмеяться танцующим прямо в лицо! Тщетно пытался кузен Ратэ подобрать под мышку свой ослиный хвост, как делают дамы со своими шлейфами. Хвост этот, увлекаемый центробежной силой, вырывался у него. Вот он вытянулся, точно ремень, хлещет группы танцующих, обвивается вокруг их ног и в конце концов заставляет упасть самого кузена Ратэ…
Этот комичный эпизод закончил праздник, и все стали расходиться, в то время как огромный букет фейерверка развертывал свой ослепительный сноп среди ночного мрака.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Комнаты принца Ратина и принцессы Ратины, где они должны были поселиться, несомненно одни из самых прекрасных комнат дворца.
Но прежде чем они дошли до своих апартаментов, два человека уже успели незаметно проникнуть в первую комнату.
Вы, конечно, уже догадались, что эти два человека были принц Киссадор и волшебник Гордафур.
Вот слова, которыми они обмениваются:
– Ты помнишь, что ты мне обещал, Гордафур?
– Да, мой принц, и на этот раз ничто не может помешать мне похитить Ратину для вашего высочества.
– А когда она сделается принцессой Киссадор, я думаю, она вряд ли пожалеет о том, что мы ее похитили!
– Я глубоко уверен в этом! – ответил льстец Гордафур.
– А ты уверен, что тебе сегодня удастся выполнить свое намерение? – спросил принц.
– Судите сами! – ответил Гордафур, вытаскивая часы. – Через три минуты срок, на который я был лишен своей волшебной власти, истечет. Через три минуты палочка моя будет равна по силе палочке феи Фирменты. Если Фирмента смогла поднять членов этой семьи Ратон до ступени человеческих существ, – я со своей стороны могу заставить их спуститься до ступени самых низших животных!
– А сколько еще осталось минут до срока?
– Две минуты!..
– Вот они! – воскликнул принц.
– Я спрячусь вот в этом чулане, – ответил Гордафур, – и выйду оттуда, как только настанет время. Вы же, мой принц, удалитесь отсюда, но останетесь за этой большой дверью и не открывайте ее до того момента, как я закричу: «Теперь ты, Ратин!»
– Решено и, смотри, не щади моего соперника!
– Будете довольны!
Из этого видно, какая опасность еще грозила этой честной семье, уже испытавшей столько горя, и которая никак не может подозревать, что принц и волшебник находятся так близко!

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Ратин и Ратина только что торжественно вошли к себе. Герцог и герцогиня Ратон сопровождают их вместе с феей Фирментой, не пожелавшей покинуть прекрасного юношу и очаровательную девушку, которым она все время покровительствовала. Им, однако, нечего больше бояться ни принца Киссадора, ни волшебника Гордафура, которых никто никогда не видел в этой стране. И все же фея испытывает известную тревогу… какое то тайное предчувствие опасности. Она знает, что Гордафур в самом скором времени снова приобретет свою власть волшебника, и это невольно заставляет ее чего то опасаться.
Само собой понятно, что и Ратана здесь, и предлагает свои услуги молодой хозяйке так же, как дон Рата, который больше ни на шаг не покидает своей супруги; кузен Ратэ тоже присутствует.
Однако фея Фирмента, все еще встревоженная, торопится поскорее убедиться, не спрятался ли где нибудь Гордафур, за какой нибудь занавеской, под какой нибудь мебелью… Она смотрит везде… Никого!..
И вдруг боковая дверв неожиданно раскрывается в ту самую минуту, когда фея говорит молодой паре:
– Будьте счастливы!
– Пока еще нет! – гремит ужасный голос.
На пороге появляется Гордафур, в руке которого дрожит волшебная палочка. Фирмента теперь уже бессильна помочь несчастному семейству!
Страх парализовал всех присутствующих. Сперва они несколько секунд стоят точно окаменелые, потом отступают все вместе, толпясь возле феи, чтобы найти защиту от ужасного Гордафура.
– Добрая фея, – повторяют они, – разве вы нас покинете!.. Добрая фея, защитите нас!
– Фирмента, – говорит Гордафур, – ты истощила свою власть, чтобы спасти их, я же снова приобрел все мое могущество, чтобы их погубить! Теперь твоя палочка уже ничего не может сделать для них, тогда как моя…
Говоря это, Гордафур потрясает палочкой; она описывает быстрые крути, свистит в воздухе, точно одаренная сверхъестественной жизнью.
Ратон и его близкие поняли, что фея обезоружена, так как она уже не может защитить их при помощи превращения в более высшие существа.
– Фея Фирмента! – объявляет Гордафур, – ты сделала из них людей! Теперь я сделаю из них скотов!
– Пощадите, пощадите! – шепчет Ратина, протягивая с мольбою руки к волшебнику.
– Никакой пощады! – отвечает Гордафур. – Первый из вас, до которого дотронется моя палочка, будет обращен в обезьяну!
Сказав это, Гордафур идет к группе несчастных, которая рассеивается при его приближении.
Если бы вы видели, как они бегали по комнате, откуда они не могут выбраться, так как все двери затворены. Ратин защищает Ратину, вовсе не думая об опасности, угрожающей лично ему.
Да! – опасность грозит ему самому, потому что волшебник только что воскликнул:
– Что касается тебя, прекрасный юноша, – Ратина вскоре не будет в состоянии смотреть на тебя без отвращения!
При этих словах Ратина падает без чувств в объятия своей матери, а Ратин бежит по направлению к главной двери, в то время как Гордафур бросается к нему.
– Теперь ты, Ратин! – восклицает он.
И он изо всех сил наносит ему удар палочкой, точно у него в руках меч…
В это же самое мгновение главная дверь раскрывается, на пороге появляется принц… предназначенный Ратину удар задевает его…
Волшебная палочка коснулась принца Киссадора… теперь это уже не принц, а ужасный шимпанзе!
Какая ярость овладевает им! Он, так гордившийся своей красотой, он, полный самоуверенности и тщеславия, теперь – отвратительная обезьяна с гримасничающей мордой, с длинными ушами, с выдающейся пастью, с руками, доходящими до колен, с расплющенным носом и желтой кожей, покрытой щетинистой шерстью.
На одной из стен комнаты висит зеркало! Он смотрится в него!.. И у него вырывается ужасный крик!.. Он бросается на Гордафура, пораженного собственной неловкостью!.. Он хватает его за шею и начинает душить своими сильными обезьяньими руками.
Тогда пол раскрывается, как по традиции случается во всех феериях, – оттуда вырываются клубы пара, и злой Гордафур исчезает среди огненных языков.
Затем принц Киссадор раскрывает окно, одним скачком вылетает в него и отправляется в соседний лес к своим собратьям.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Теперь, конечно, я никого не удивлю, рассказав, что все окончилось апофеозом, среди ослепительной декорации, способной вполне удовлетворить зрение, слух, обоняние и даже вкус… Глаз любуется самыми прекрасными пейзажами под восточным солнцем. Слух ласкают райские мелодии. Обоняние услаждается опьяняющими ароматами, льющимися из миллиардов цветов. Уста ощущают воздух, насыщенный запахом самых удивительных плодов.
Одним словом, все счастливое семейство в восторге до такой степени, что Ратон, сам отец Ратон, не чувствует больше своей подагры. Он излечен и швыряет в сторону свой костыль!
– А а! – восклицает герцогиня Ратонна, – так вы уже не больны подагрой, друг мой?
– По видимому, – отвечает Ратон, – вот я и избавлен…
– Отец мой! – радуется принцесса Ратина.
– Ах, господин Ратон!.. – добавляют Рата и Ратана. В это же мгновение подходит фея Фирмента со словами:
– Действительно, Ратон, теперь исключительно от вас зависит сделаться ли человеком, и, если вы хотите, я могу…
– Человеком, госпожа фея?..
– Ну конечно! – отвечает герцогиня Ратонна, человеком и герцогом, так же, как я – герцогиня и женщина!..
– Ну, нет; очень вам благодарен! – ответил наш философ крыса. – Я – крыса и останусь крысой. По моему, это гораздо лучше и, как сказал много столетий назад Менандр: «Собака, лошадь, бык, осел, – все лучше, чем „быть человеком“, не во гнев вам будь сказано».

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Вот, дорогие мои, какова развязка всей этой сказки. Семье Ратон впредь уже нечего бояться ни Гордафура, задушенного принцем Киссадором, ни принца Киссадора, который уже не имеет возможности восторгаться собственной особой.
Из этого следует, что теперь они будут очень счастливы и будут испытывать то, что называется полным блаженством.
Кроме того, фея Фирмента искренне привязана к ним и будет продолжать осыпать их своими милостями.
Один только кузен Ратэ имеет некоторое право жаловаться на судьбу, так как он не достиг полной метаморфозы. Он никак не может примириться со своим положением, и его ослиный хвост приводит его в отчаяние. Тщетно пытается Ратэ скрыть его: хвост высовывается отовсюду.
Что касается честного Ратона, – он останется крысой до конца дней своих, к великой ярости герцогини Ратонны, которая вечно упрекает его за неприличный отказ подняться до ступени человека.
Что касается принца Ратина и принцессы Ратины, – они были очень счастливы и имели много детей.
Так обыкновенно кончаются все волшебные сказки, и я тоже придерживаюсь этой манеры, потому что она – наилучшая.


 




На главную страницу  
   
   
   
Яндекс цитирования    
По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru
футер сайта