логотип сайта www.goldbiblioteca.ru

Читать книги он-лайн русская классика

 

Русская классика

Зарубежная классика

Лесков Hиколай Семенович. Несмертельный голован 


Лесков Hиколай Семенович
Несмертельный Голован


Из рассказов о трех праведниках


Совершенная любовь изгоняет страх.
Иоанн


1

Он сам почти миф, а история его - легенда. Чтобы повествовать о нем -
надо быть французом, потому что одним людям этой нации удается объяснить
другим то, чего они сами не понимают. Я говорю все это с тою целию, чтобы
вперед испросить себе у моего читателя снисхождения ко всестороннему
несовершенству моего рассказа о лице, воспроизведение которого стоило бы
трудов гораздо лучшего мастера, чем я. Но Голован может быть скоро совсем
позабыт, а это была бы утрата. Голован стоит внимания, и хотя я его знаю
не настолько, чтобы мог начертать полное его изображение, однако я подберу
и представлю некоторые черты этого не высокого ранга смертного человека,
который сумел прослыть "_несмертельным_".
Прозвище "несмертельного", данное Головану, не выражало собою насмешки
и отнюдь не было пустым, бессмысленным звуком - его прозвали несмертельным
вследствие сильного убеждения, что Голован - человек особенный; человек,
который не боится смерти. Как могло сложиться о нем такое мнение среди
людей, ходящих под богом и всегда помнящих о своей смертности? Была ли на
это достаточная причина, развившаяся в последовательной условности, или же
такую кличку ему дала простота, которая сродни глупости?
Мне казалось, что последнее было вероятнее, но как судили о том другие
- этого я не знаю, потому что в детстве моем об этом не думал, а когда я
подрос и мог понимать вещи - "несмертельного" Голована уже не было на
свете. Он умер, и притом не самым опрятным образом: он погиб во время так
называемого в г.Орле "большого пожара", утонув в кипящей ямине, куда упал,
спасая чью-то жизнь или чье-то добро. Однако "часть его большая, от тлена
убежав, продолжала жить в благодарной памяти" (*1), и я хочу попробовать
занести на бумагу то, что я о нем знал и слышал, дабы таким образом еще
продлилась на свете его достойная внимания память.



2

Несмертельный Голован был простой человек. Лицо его, с чрезвычайно
крупными чертами, врезалось в моей памяти с ранних дней и осталось в ней
навсегда. Я его встретил в таком возрасте, когда, говорят, будто бы дети
еще не могут получать прочных впечатлений и износить из них воспоминаний
на всю жизнь, но, однако, со мною случилось иначе. Случай этот отмечен
моею бабушкою следующим образом:
"Вчера (26 мая 1835 г.) приехала из Горохова к Машеньке (моей матери),
Семена Дмитрича (отца моего) не застала дома, по командировке его в Елец
на следствие о страшном убийстве. Во всем доме были одни мы, женщины и
девичья прислуга. Кучер уехал с ним (отцом моим), только дворник Кондрат
оставался, а на ночь сторож в переднюю ночевать приходил из правления
(губернское правление, где отец был советником). Сегодняшнего же числа
Машенька в двенадцатом часу пошла в сад посмотреть цветы и кануфер полить,
и взяла с собой Николушку (меня) на руках у Анны (поныне живой старушки).
А когда они шли назад к завтраку, то едва Анна начала отпирать калитку,
как на них сорвалась цепная Рябка, прямо с цепью, и прямо кинулась на
грудцы Анне, но в ту самую минуту, как Рябка, опершись лапами, бросился на
грудь Анне, Голован схватил его за шиворот, стиснул и бросил в погребное
творило. Там его и пристрелили из ружья, а дитя спаслось".
Дитя это был я, и как бы точны ни были доказательства, что
полуторагодовой ребенок не может помнить, что с ним происходило, я,
однако, помню это происшествие.
Я, конечно, не помню, откуда взялась взбешенная Рябка и куда ее дел
Голован, после того как она захрипела, барахтаясь лапами и извиваясь всем
телом в его высоко поднятой железной руке; но я помню момент... _только
момент_. Это было как при блеске молоньи среди темной ночи, когда
почему-то вдруг видишь чрезвычайное множество предметов зараз: занавес
кровати, ширму, окно, вздрогнувшую на жердочке канарейку и стакан с
серебряной ложечкой, на ручке которой пятнышками осела магнезия. Таково,
вероятно, свойство страха, имеющего большие очи. В одном таком моменте я
как сейчас вижу перед собою огромную собачью морду в мелких пестринах -
сухая шерсть, совершенно красные глаза и разинутая пасть, полная мутной
пены в синеватом, точно напомаженном зеве... оскал, который хотел уже
защелкнуться, но вдруг верхняя губа над ним вывернулась, разрез потянулся
к ушам, а снизу судорожно задвигалась, как голый человеческий локоть,
выпятившаяся горловина. Надо всем этим стояла огромная человеческая фигура
с огромною головою, и она взяла и понесла бешеного пса. Во все это время
лицо человека _улыбалось_.
Описанная фигура был Голован. Я боюсь, что совсем не сумею нарисовать
его портрета именно потому, что очень хорошо и ясно его вижу.
В нем было, как в Петре Великом, пятнадцать вершков; сложение имел
широкое, сухое и мускулистое; он был смугл, круглолиц, с голубыми глазами,
очень крупным носом и толстыми губами. Волосы на голове и подстриженной
бороде Голована были очень густые, цвета соли с перцем. Голова была всегда
коротко острижена, борода и усы тоже стриженые. Спокойная и счастливая
улыбка не оставляла лица Голована ни на минуту: она светилась в каждой
черте, но преимущественно играла на устах и в глазах, умных и добрых, но
как будто немножко насмешливых. Другого выражения у Голована как будто не
было, по крайней мере, я иного не помню. К дополнению этого неискусного
портрета Голована надо упомянуть об одной странности иди особенности,
которая заключалась в его походке. Голован ходил очень скоро, всегда как
будто куда-то поспешая, но не ровно, а с подскоком. Он не хромал, а, по
местному выражению, "шкандыбал", то есть на одну, на правую, ногу наступал
твердою поступью, а с левой подпрыгивал. Казалось, что эта нога у него не
гнулась, а пружинила где-то в мускуле или в суставе. Так ходят люди на
искусственной ноге, но у Голована она была не искусственная; хотя,
впрочем, эта особенность тоже и не зависела от природы, а ее устроил себе
он сам, и в этом была тайна, которую нельзя объяснить сразу.
Одевался Голован мужиком - всегда, летом и зимою, в пеклые жары и в
сорокаградусные морозы, он носил длинный, нагольный овчинный тулуп, весь
промасленный и почерневший. Я никогда не видал его в другой одежде, и отец
мой, помню, частенько шутил над этим тулупом, называя его "вековечным".
По тулупу Голован подпоясывался "чекменным" ремешком с белым сбруйным
набором, который во многих местах пожелтел, а в других - совсем осыпался и
оставил наружу дратву да дырки. Но тулуп содержался в опрятности от всяких
мелких жильцов - это я знал лучше других, потому что я часто сиживал у
Голована за пазухой, слушая его речи, и всегда чувствовал себя здесь очень
покойно.
Широкий ворот тулупа никогда не застегивался, а, напротив, был широко
открыт до самого пояса. Здесь было "недро", представлявшее очень
просторное помещение для бутылок со сливками, которые Голован поставлял на
кухню Орловского дворянского собрания. Это был его промысел с тех самых
пор, как он "вышел на волю" и получил на разживу "ермоловскую корову".
Могучую грудь "несмертельного" покрывала одна холщовая рубашка
малороссийского покроя, то есть с прямым воротом, всегда чистая как кипень
и непременно с длинною цветною завязкою. Эта завязка была иногда лента,
иногда просто кусок шерстяной материи или даже ситца, но она сообщала
наружности Голована нечто свежее и джентльменское, что ему очень шло,
потому что он в самом деле был джентльмен.



3

Мы были с Голованом соседи. Наш дом в Орле был на Третьей Дворянской
улице и стоял третий по счету от берегового обрыва над рекою Орликом.
Место здесь довольно красиво. Тогда, до пожаров, это был край настоящего
города. Вправо за Орлик шли мелкие хибары слободы, которая примыкала к
коренной части, оканчивавшейся церковью Василия Великого. Сбоку был очень
крутой и неудобный спуск по обрыву, а сзади, за садами, - глубокий овраг и
за ним степной выгон, на котором торчал какой-то магазин. Тут по утрам шла
солдатская муштра и палочный бой - самые ранние картины, которые я видел и
наблюдал чаще всего прочего. На этом же выгоне, или, лучше сказать, на
узкой полосе, отделявшей наши сады заборами от оврага, паслись шесть или
семь коров Голована и ему же принадлежавший красный бык "ермоловской"
породы. Быка Голован содержал для своего маленького, но прекрасного стада,
а также разводил его в поводу "на подержанье" по домам, где имели в том
хозяйственную надобность. Ему это приносило доход.
Средства Голована к жизни заключались в его удоистых коровах и их
здоровом супруге. Голован, как я выше сказал, поставлял на дворянский клуб
сливки и молоко, которые славились своими высокими достоинствами,
зависевшими, конечно, от хорошей породы его скота и от доброго за ним
ухода. Масло, поставляемое Голованом, было свежо, желто, как желток, и
ароматно, а сливки "не текли", то есть если оборачивали бутылку вниз
горлышком, то сливки из нее не лились струей, а падали как густая, тяжелая
масса. Продуктов низшего достоинства Голован не ставил, и потому он не
имел себе соперников, а дворяне тогда не только умели есть хорошо, но и
имели чем расплачиваться. Кроме того, Голован поставлял также в клуб
отменно крупные яйца от особенно крупных голландских кур, которых водил во
множестве, и, наконец, "приготовлял телят", отпаивая их мастерски и всегда
ко времени, например к наибольшему съезду дворян или к другим особенным
случаям в дворянском круге.
В этих видах, обусловливающих средства Голована к жизни, ему было очень
удобно держаться дворянских улиц, где он продовольствовал интересных особ,
которых орловцы некогда узнавали в Паншине, в Лаврецком и в других героях
и героинях "Дворянского гнезда".
Голован жил, впрочем, не в самой улице, а "на отлете". Постройка,
которая называлась "Головановым домом", стояла не в порядке домов, а на
небольшой террасе обрыва под левым рядом улицы. Площадь этой террасы была
сажен в шесть в длину и столько же в ширину. Это была глыба земли, которая
когда-то поехала вниз, но на дороге остановилась, окрепла и, не
представляя ни для кого твердой опоры, едва ли составляла чью-нибудь
собственность. Тогда это было еще возможно.
Голованову постройку в собственном смысле нельзя было назвать ни
двором, ни домом. Это был большой, низкий сарай, занимавший все
пространство отпавшей глыбы. Может быть, бесформенное здание это было
здесь возведено гораздо ранее, чем глыбе вздумалось спуститься, и тогда
оно составляло часть ближайшего двора, владелец которого за ним не
погнался и уступил его Головану за такую дешевую цену, какую богатырь мог
ему предложить. Помнится мне даже, как будто говорили, что сарай этот был
подарен Головану за какую-то услугу, оказывать которые он был большой
охотник и мастер.
Сарай был переделен надвое: одна половина, обмазанная глиной и
выбеленная, с тремя окнами на Орлик, была жилым помещением Голована и
находившихся при нем пяти женщин, а в другой были наделаны стойла для
коров и быка. На низком чердаке жили голландские куры и черный "шпанский"
петух, который жил очень долго и считался "колдовской птицей". В нем
Голован растил петуший камень, который пригоден на множество случаев: на
то, чтобы счастье приносить, отнятое государство из неприятельских рук
возвращать и старых людей на молодых переделывать. Этот камень зреет семь
лет и созревает только тогда, когда петух петь перестанет.
Сарай был так велик, что оба отделения - жилое и скотское - были очень
просторны, но, несмотря на всю о них заботливость, плохо держали тепло.
Впрочем, тепло нужно было только для женщин, а сам Голован был
нечувствителен к атмосферным переменам и лето и зиму спал на ивняковой
плетенке в стойле, возле любимца своего - красного тирольского быка
"Васьки". Холод его не брал, и это составляло одну из особенностей этого
мифического лица, через которые он получил свою баснословную репутацию.
Из пяти женщин, живших с Голованом, три были его сестры, одна мать, а
пятая называлась Павла, или, иногда, Павлагеюшка. Но чаще ее называли
"Голованов грех". Так я привык слышать с детства, когда еще даже и не
понимал значения этого намека. Для меня эта Павла была просто очень
ласковою женщиною, и я как сейчас помню ее высокий рост, бледное лицо с
ярко-алыми пятнами на щеках и удивительной черноты и правильности бровями.
Такие черные брови правильными полукругами можно видеть только на
картинах, изображающих персиянку, покоящуюся на коленях престарелого
турка. Наши девушки, впрочем, знали и очень рано сообщили мне секрет этих
бровей: дело заключалось в том, что Голован был зелейник и, любя Павлу,
чтобы ее никто не узнал, - он ей, сонной, помазал брови медвежьим салом.
После этого в бровях Павлы, разумеется, не было уже ничего удивительного,
а она к Головану привязалась не своею силою.
Наши девушки все это знали.
Сама Павла была чрезвычайно кроткая женщина и "все молчала". Она была
столь молчалива, что я никогда не слыхал от нее более одного, и то самого
необходимого слова: "здравствуй", "садись", "прощай". Но в каждом этом
коротком слове слышалась бездна привета, доброжелательства и ласки. То же
самое выражал звук ее тихого голоса, взгляд серых глаз и каждое движение.
Помню тоже, что у нее были удивительно красивые руки, что составляет
большую редкость в рабочем классе, а она была такая работница, что
отличалась деятельностью даже в трудолюбивой семье Голована.
У них у всех было очень много дела: сам "несмертельный" кипел в работе
с утра до поздней ночи. Он был и пастух, и поставщик, и сыровар. С зарею
он выгонял свое стадо за наши заборы на росу и все переводил своих статных
коров с обрывца на обрывец, выбирая для них, где потучнее травка. В то
время, когда у нас в доме вставали. Голован являлся уже с пустыми
бутылками, которые забирал в клубе вместо новых, которые снес туда
сегодня; собственноручно врубал в лед нашего ледника кувшины нового удоя и
говорил о чем-нибудь с моим отцом, а когда я, отучившись грамоте, шел
гулять в сад, он уже опять сидел под нашим заборчиком и руководил своими
коровками. Здесь была в заборе маленькая калиточка, через которую я мог
выходить к Головану и разговаривать с ним. Он так хорошо умел рассказывать
сто четыре священные истории, что я их знал от него, никогда не уча их по
книге. Сюда же приходили к нему, бывало, какие-то простые люди - всегда за
советами. Иной, бывало, как придет, так и начинает:
- Искал тебя, Голованыч, посоветуй со мной.
- Что такое?
- А вот то-то и то-то; в хозяйстве что-нибудь расстроилось или семейные
нелады.
Чаще приходили с вопросами этой второй категории. Голованыч слушает, а
сам ивнячок плетет или на коровок покрикивает и все улыбается, будто без
внимания, а потом вскинет своими голубыми глазами на собеседника и
ответит:
- Я, брат, плохой советник! Бога на совет призови.
- А как его призовешь?
- Ох, брат, очень просто: помолись да сделай так, как будто тебе сейчас
помирать надо. Вот скажи-ка мне: как бы ты в таком разе сделал?
Тот подумает и ответит.
Голован или согласится, или же скажет:
- А я бы, брат, умираючи вот как лучше сделал.
И рассказывает, по обыкновению, все весело, со всегдашней улыбкой.
Должно быть, его советы были очень хороши, потому что всегда их слушали
и очень его за них благодарили.
Мог ли у такого человека быть "грех" в лице кротчайшей Павлагеюшки,
которой в то время, я думаю, было с небольшим лет тридцать, за пределы
которых она и не перешла далее? Я не понимал этого "греха" и остался чист
от того, чтобы оскорбить ее и Голована довольно общими подозрениями. А
повод для подозрения был, и повод очень сильный, даже, если судить по
видимости, неопровержимый. Кто она была Головану? Чужая. Этого мало: он ее
когда-то знал, он был одних с нею господ, он хотел на ней жениться, но это
не состоялось: Голована дали в услуги герою Кавказа Алексею Петровичу
Ермолову, а в это время Павлу выдали замуж за наездника Ферапонта, по
местному выговору "Хранена". Голован был нужный и полезный слуга, потому
что он умел все, - он был не только хороший повар и кондитер, но и
сметливый и бойкий походный слуга. Алексей Петрович платил за Голована,
что следовало, его помещику, и, кроме того, говорят, будто дал самому
Головану взаймы денег на выкуп. Не знаю, верно ли это, но Голован
действительно вскоре по возвращении от Ермолова выкупился и всегда называл
Алексея Петровича своим "благодетелем". Алексей же Петрович по выходе
Голована на волю подарил ему на хозяйство хорошую корову с теленком, от
которых у того и пошел "ермоловский завод".



4

Когда именно Голован поселился в сарае на обвале, - этого я совсем не
знаю, но это совпадало с первыми днями его "вольного человечества", -
когда ему предстояла большая забота о родных, оставшихся в рабстве.
Голован был выкуплен самолично один, а мать, три его сестры и тетка,
бывшая впоследствии моею нянькою, оставались "в крепости". В таком же
положении была и нежно любимая ими Павла, или Павлагеюшка. Голован ставил
первою заботою всех их выкупить, а для этого нужны были деньги. По
мастерству своему он мог бы идти в повара или в кондитеры, но он предпочел
другое, именно молочное хозяйство, которое и начал при помощи "ермоловской
коровы". Было мнение, что он избрал это потому, что сам был _молокан_
(*2). Может быть, это значило просто, что он все возился с молоком, но
может быть, что название это метило прямо на его веру, в которой он
казался странным, как и во многих иных поступках. Очень возможно, что он
на Кавказе и знал молоканов и что-нибудь от них позаимствовал. Но это
относится к его странностям, до которых дойдет ниже.
Молочное хозяйство пошло прекрасно: года через три у Голована было уже
две коровы и бык, потом три, четыре, и он нажил столько денег, что выкупил
мать, потом каждый год выкупал по сестре, и всех их забирал и сводил в
свою просторную, но прохладную лачугу. Так лет в шесть-семь он высвободил
всю семью, но красавица Павла у него улетела. К тому времени, когда он мог
и ее выкупить, она была уже далеко. Ее муж, наездник Храпон, был плохой
человек - он не угодил чем-то барину и, в пример прочим, был отдан в
рекруты без зачета.
В службе Храпон попал в "скачки", то есть верховые пожарной команды в
Москву, и вытребовал туда жену; но вскоре и там сделал что-то нехорошее и
бежал, а покинутая им жена, имея нрав тихий и робкий, убоялась
коловратностей столичной жизни и возвратилась в Орел. Здесь она тоже не
нашла на старом месте никакой опоры и, гонимая нуждою, пришла к Головану.
Тот, разумеется, ее тотчас же принял и поместил у себя в одной и той же
просторной горнице, где жили его сестры и мать. Как мать и сестры Голована
смотрели на водворение Павлы, - я доподлинно не знаю, но водворение ее в
их доме не посеяло никакой распри. Все женщины жили между собою очень
дружно и даже очень любили бедную Павлагеюшку, а Голован всем им оказывал
равную внимательность, а особенное почтение оказывал только матери,
которая была уже так стара, что он летом выносил ее на руках и сажал на
солнышко, как больного ребенка. Я помню, как она "заходилась" ужасным
кашлем и все молилась "о прибрании".
Все сестры Голована были пожилые девушки и все помогали брату в
хозяйстве: они убирали и доили коров, ходили за курами и пряли
необыкновенную пряжу, из которой потом ткали необыкновенные же и никогда
мною после этого не виданные ткани. Пряжа эта называлась очень некрасивым
словом "поплевки". Материал для нее приносил откуда-то в кульках Голован,
и я видел и помню этот материал: он состоял из небольших суковатых
обрывочков разноцветных бумажных нитей. Каждый обрывочек был длиною от
вершка до четверти аршина, и на каждом таком обрывочке непременно был
более или менее толстый узелок или сучок. Откуда Голован брал эти обрывки
- я не знаю, но очевидно, что это был фабричный отброс. Так мне и говорили
его сестры.
- Это, - говорили, - миленький, где бумагу прядут и ткут, так - как до
такого узелка дойдут, сорвут его да на пол и _сплюнут_ - потому что он в
берда не идет, а братец их собирает, а мы из них вот тепленькие одеяльца
делаем.
Я видал, как они все эти обрывки нитей терпеливо разбирали, связывали
их кусочек с кусочком, наматывали образовывающуюся таким образом пеструю,
разноцветную нить на длинные шпули; потом их трастили, ссучивали еще
толще, растягивали на колышках по стене, сортировали что-нибудь
одноцветное для каем и, наконец, ткали из этих "поплевок" через особое
бердо "поплевковые одеяла". Одеяла эти с виду были похожи на нынешние
байковые: так же у каждого из них было по две каймы, но само полотно
всегда было мрамористое. Узелки в них как-то сглаживались от ссучивания и
хотя были, разумеется, очень заметны, но не мешали этим одеялам быть
легкими, теплыми и даже иногда довольно красивыми. Притом же они
продавались очень дешево - меньше рубля за штуку.
Эта кустарная промышленность в семье Голована шла без остановки, и он,
вероятно, находил сбыт поплевковым одеялам без затруднения.
Павлагеюшка тоже вязала и сучила поплевки и ткала одеяла, но, кроме
того, она, по усердию к приютившей ее семье, несла еще все самые тяжелые
работы в доме: ходила под кручу на Орлик за водою, носила топливо, и
прочее, и прочее.
Дрова уже и тогда в Орле были очень дороги, и бедные люди отапливались
то гречневою лузгою, то навозом, а последнее требовало большой заготовки.
Все это и делала Павла своими тонкими руками, в вечном молчании, глядя
на свет божий из-под своих персидских бровей. Знала ли она, что ее имя
"грех", - я не сведущ, но таково было ее имя в народе, который твердо
стоит за выдуманные им клички. Да и как иначе: где женщина, любящая, живет
в доме у мужчины, который ее любил и искал на ней жениться, - там,
конечно, грех. И действительно, в то время, когда я ребенком видал Павлу,
она единогласно почиталась "Головановым грехом", но сам Голован не
утрачивал через это ни малейшей доли общего уважения и сохранял прозвище
"несмертельного".



5

"Несмертельным" стали звать Голована в первый год, когда он поселился в
одиночестве над Орликом с своею "ермоловскою коровою" и ее теленком.
Поводом к тому послужило следующее вполне достоверное обстоятельство, о
котором никто не вспомнил во время недавней "прокофьевской" чумы. Было в
Орле обычное лихолетье, а в феврале на день св.Агафьи Коровницы по
деревням, как надо, побежала "коровья смерть". Шло это, яко тому обычай
есть и как пишется в универсальной книге, иже глаголется _Прохладный
вертоград_ (*3): "Как лето сканчевается, а осень приближается, тогда
вскоре моровое поветрие начинается. А в то время надобе всякому человеку
на всемогущего бога упование возлагати и на пречистую его матерь и силою
честного креста ограждатися и сердце свое воздержати от кручины, и от
ужасти, и от тяжелой думы, ибо через сие сердце человеческое умаляется и
скоро порса и язва прилепляется - мозг и сердце захватит, осилеет человека
и борзо умрет". Было все это тоже при обычных картинах нашей природы,
"когда стают в осень туманы густые и темные и ветер с полуденной страны и
последи дожди и от солнца воскурение земли, и тогда надобе на ветр не
ходити, а сидети во избе в топленой и окон не отворяти, а добро бы, чтобы
в том граде ни жити и из того граду отходити в места чистые". Когда, то
есть в каком именно году последовал мор, прославивший Голована
"несмертельным", - этого я не знаю. Такими мелочами тогда сильно не
занимались и из-за них не поднимали шума, как вышло из-за Наума
Прокофьева. Местное горе в своем месте и кончалось, усмиряемое одним
упованием на бога и его пречистую матерь, и разве только в случае сильного
преобладания в какой-нибудь местности досужего "интеллигента" принимались
своеобычные оздоровляющие меры: "во дворех огнь раскладали ясный, дубовым
древом, дабы дым расходился, а в избах курили пелынею и можжевеловыми
дровами и листвием рутовым". Но все это мог делать только интеллигент, и
притом при хорошем зажитке, а смерть борзо брала не интеллигента, но того,
кому ни в избе топленой сидеть некогда, да и древом дубовым раскрытый двор
топить не по силам. Смерть шла об руку с голодом и друг друга
поддерживали. Голодающие побирались у голодающих, больные умирали "борзо",
то есть скоро, что крестьянину и выгоднее. Долгих томлений не было, не
было слышно и выздоравливающих. Кто заболел, тот "борзо" и помер, _кроме
одного_. Какая это была болезнь - научно не определено, но народно ее
звали "пазуха", или "веред" (*4), или "жмыховой пупырух", или даже просто
"пупырух". Началось это с хлебородных уездов, где, за неимением хлеба, ели
конопляный жмых. В Карачевском и Брянском уездах, где крестьяне мешали
горсть непросевной муки с толченой корою, была болезнь иная, тоже
смертоносная, но не "пупырух". "Пупырух" показался сначала на скоте, а
потом передавался людям. "У человека под пазухами или на шее садится
болячка червена, и в теле колотье почюет, и внутри негасимое горячество
или во удесех (*5) некая студеность и тяжкое воздыхание и не может
воздыхати - дух в себя тянет и паки воспускает; сон найдет, что не может
перестать спать; явится горесть, кислость и блевание; в лице человек
сменится, станет образом глиностен и борзо помирает". Может быть, это была
сибирская язва, может быть, какая-нибудь другая язва, но только она была
губительна и беспощадна, а самое распространенное название ей, опять
повторяю, было "пупырух". Вскочит на теле прыщ, или по-простонародному
"пупырушек", зажелтоголовится, вокруг зардеет, и к суткам начинает мясо
отгнивать, а потом борзо и смерть. Скорая смерть представлялась, впрочем,
"в добрых видах". Кончина приходила тихая, не мучительная, самая
крестьянская, только всем помиравшим до последней минутки хотелось пить. В
этом и был весь недолгий и неутомительный уход, которого требовали, или,
лучше сказать, вымаливали себе больные. Однако уход за ними даже в этой
форме был не только опасен, но почти невозможен, - человек, который
сегодня подавал пить заболевшему родичу, - завтра сам заболевал
"пупырухом", и в доме нередко ложилось два и три покойника рядом.
Остальные в осиротелых семьях умирали без помощи - без той единственной
помощи, о которой заботится наш крестьянин, "чтобы было кому подать
напиться". Вначале такой сирота поставит себе у изголовья ведерко с водою
и черпает ковшиком, пока рука поднимается, а потом ссучит из рукава или из
подола рубашки соску, смочит ее, сунет себе в рот, да так с ней и
закостенеет.
Большое личное бедствие - плохой учитель милосердия. По крайней мере,
оно нехорошо действует на людей обыкновенной, заурядной нравственности, не
возвышающейся за черту простого сострадания. Оно притупляет
чувствительность сердца, которое само тяжко страдает и полно ощущения
собственных мучений. Зато в этакие горестные минуты общего бедствия среда
народная выдвигает из себя героев великодушия, людей бесстрашных и
самоотверженных. В обыкновенное время они не видны и часто ничем не
выделяются из массы: но наскочит на людей "пупырушек", и народ выделяет из
себя избранника, и тот творит чудеса, которые делают его лицом мифическим,
баснословным, "_несмертельным_". Голован был из таких и в первый же мор
превзошел и затмил в народном представлении другого здешнего
замечательного человека, купца Ивана Ивановича Андросова. Андросов был
честный старик, которого уважали и любили за доброту и справедливость, ибо
он "близко-помещен" был ко всем народным бедствиям. Помогал он и в "мору",
потому что имел списанным "врачевание" и "все оное переписывал и множил".
Списания эти у него брали и читали по разным местам, но понять не могли и
"приступить не знали". Писано было: "Аще болячка явится поверх главы или
ином месте выше пояса, - пущай много кровь из медианы; аще явится на челе,
то пущай скоро кровь из-под языка; аще явится подле ушей и под бородою,
пущай из сефалиевы жилы, аще же явится под пазухами, то, значит, сердце
больно, и тогда в той стороне медиан отворяй". На всякое место, "где
тягостно услышишь", расписано было, какую жилу отворять: "сафенову" (*6),
или "против большого перста, или жилу спатику (*7), полуматику, или жилу
базику (*8)" с наказом "пущать из них кровь течи, дондеже (*9) зелена
станет и переменится". А лечить еще "левкарем да антелем (*10), печатною
землею да землею армейскою; вином малмозеею, да водкой буглосовою (*11),
вирианом виницейским, митридатом (*12) да сахаром монюс-кристи", а
входящим к больному "держать во рте Дягилева корение, а в руках - пелынь,
а ноздри сворбориновым уксусом (*13) помазаны и губу в уксусе мочену
жохать". Никто ничего в этом понять не мог, точно в казенном указе, в
котором писано и переписано, то туда, то сюда и "в дву потомуж". Ни жил
таких не находили, ни вина малмозеи, ни земли арменской, ни водки
буглосовой, и читали люди списания добрего старичка Андросова более только
для "утоли моя печали". Применять же из них могли одни заключительные
слова: "а где бывает мор, и в те места не надобе ходить, а отходити
прочь". Это и соблюдали во множестве, и сам Иван Иванович держал тое ж
правило и сидел в избе топленой и раздавал врачебные списания в
подворотенку, задерживая в себе дух и держа во рту дягиль-корень. К
больным можно было безопасно входить только тем, у кого есть оленьи слезы
или _безоар_-камень (*14); но ни слез оленьих, ни камня безоара у Ивана
Ивановича не было, а в аптеках на Болховской улице камень хотя, может
быть, и водился, но аптекаря были - один из поляков, а другой немец, к
русским людям надлежащей жалости не имели и безоар-камень для себя
берегли. Это было вполне достоверно потому, что один из двух орловских
аптекарей как потерял свой безоар, так сейчас же на дороге у него стали
уши желтеть, око одно ему против другого убавилось, и он стал дрожать и
хоша желал вспотеть и для того велел себе дома к подошвам каленый кирпич
приложить, однако не вспотел, а в сухой рубахе умер. Множество людей
искали потерянный аптекарем безоар, и кто-то его нашел, только не Иван
Иванович, потому что он тоже умер.
И вот в это-то ужасное время, когда интеллигенты отирались уксусом и не
испускали духу, по бедным слободским хибаркам еще ожесточеннее пошел
"пупырух"; люди начали здесь умирать "соплошь и без всякой помощи", - и
вдруг там, на ниве смерти, появился с изумительным бесстрашием Голован.
Он, вероятно, знал или думал, будто знает, какую-то медицину, потому что
клал на опухоли больных своего приготовления "кавказский пластырь"; но
этот его кавказский, или ермоловский, пластырь помогал плохо. "Пупырухов"
Голован не вылечивал, так же как и Андросов, но зато велика была его
услуга больным и здоровым в том отношении, что он безбоязненно входил в
зачумленные лачуги и поил зараженных не только свежею водою, но и снятым
молоком, которое у него оставалось из-под клубных сливок. Утром рано до
зари переправлялся он на снятых с петель сарайных воротищах через Орлик
(лодки здесь не было) и с бутылками за необъятным недром шнырял из лачужки
в лачужку, чтобы промочить из скляницы засохшие уста умирающих или
поставить мелом крест на двери, если драма жизни здесь уже кончилась и
занавесь смерти закрылась над последним из актеров.
С этих пор доселе малоизвестного Голована широко узнали во всех
слободах, и началось к нему большое народное тяготение. Имя его, прежде
знакомое прислуге дворянских домов, стали произносить с уважением в
народе; начали видеть в нем человека, который не только может "заступить
умершего Ивана Ивановича Андросова, а даже более его означать у бога и у
людей". А самому бесстрашию Голована не умедлили подыскать
сверхъестественное объяснение: Голован, очевидно, что-то знал, и в силу
такого знахарства он был "несмертельный"...
Позже оказалось, что это так именно и было: это помог всем разъяснить
пастух Панька, который видел за Голованом вещь невероятную, да
подтверждалось это и другими обстоятельствами.
Язва Голована не касалась. Во все время, пока она свирепствовала в
слободах, ни сам он, ни его "ермоловская" корова с бычком ничем не
заболели; но этого мало: самое важное было то, что он обманул и извел,
или, держась местного говора, "изништожил" саму язву, и сделал то, не
пожалев теплой крови своей за народушко.
Потерянный аптекарем безоар-камень был у Голована. Как он ему достался
- это было неизвестно. Полагали, что Голован нес сливки аптекарю для
"обыденной мази" и увидал этот камень и утаил его. Честно это или не
честно было произвести такую утайку, про то строгой критики не было, да и
быть не должно. Если не грех взять и утаить съедомое, потому что съедомое
бог всем дарствует, то тем паче не предосудительно взять целебное
вещество, если оно дано к общему спасению. Так у нас судят - так и я
сказываю. Голован же, утаив аптекарев камень, поступил с ним великодушно,
пустив его на общую пользу всего рода христианского.
Все это, как я выше уже сказал, обнаружил Панька, а общий разум мирской
это выяснил.



6

Панька, разноглазый мужик с выцветшими волосами, был подпаском у
пастуха, и, кроме общей пастушьей должности, он еще гонял по утрам _на
росу_ перекрещиванских коров. В одно из таких ранних своих занятий он и
подсмотрел все дело, которое вознесло Голована на верх величия народного.
Это было по весне, должно быть, вскоре после того, как выехал на
русские поля изумрудные молодой Егорий светлохрабрый (*15), по локоть руки
в красном золоте, по колени ноги в чистом серебре, во лбу солнце, в тылу
месяц, по концам звезды перехожие, а божий люд честной-праведный выгнал
встреч ему мал и крупен скот. Травка была еще так мала, что овца и коза ею
едва-едва наедались, а толстогубая корова мало могла захватывать. Но под
плетнями в тенях и по канавкам уже ботвели полынь и крапива, которые с
росой за нужду елися.
Выгнал Панька перекрещиванских коров рано, еще затемно, и прямо
бережком около Орлика прогнал за слободу на полянку, как раз напротив
конца Третьей Дворянской улицы, где с одной стороны по скату шел старый,
так называвшийся "Городецкий" сад, а слева на своем обрывке лепилось
Голованово гнездо.
Было еще холодно, особенно перед зарею, по утрам, а кому спать хочется,
тому еще холоднее кажется. Одежда на Паньке была, разумеется, плохая,
сиротская, какая-нибудь рвань с дырой на дыре. Парень вертится на одну
сторону, вертится на другую, молит, чтобы святой Федул на него теплом
подул, а наместо того все холодно. Только заведет глаза, а ветерок заюлит,
заюлит в прореху и опять разбудит. Однако молодая сила взяла свое: натянул
Панька свитку на себя совсем сверх головы, шалашиком, и задремал. Час
какой не расслышал, потому что зеленая богоявленская колокольня далеко. А
вокруг никого, нигде ни одной души человеческой, только толстые купеческие
коровы пыхтят да нет-нет в Орлике резвый окунь всплеснет. Дремлется
пастуху и в дырявой свитке. Но вдруг как будто что-то его под бок
толкнуло, вероятно, зефир где-нибудь еще новую дыру нашел. Панька
вскинулся, повел спросонья глазами, хотел крикнуть: "Куда, комолая", - и
остановился. Показалось ему, что кто-то на той стороне спускается с кручи.
Может быть, вор хочет закопать в глине что-нибудь краденое. Панька
заинтересовался; может быть, он подстережет вора и накроет его либо
закричит ему "чур вместе", а еще лучше, постарается хорошенько заметить
похоронку да потом переплывет днем Орлик, выкопает и все себе без раздела
возьмет.
Панька воззрился и все на кручу за Орлик смотрит. А на дворе еще чуть
серело.
Вот кто-то спускается с кручи, сошел, стал на воду и идет. Да так
просто идет по воде, будто посуху, и не плескает ничем, а только
костыльком подпирается. Панька оторопел. Тогда в Орле из мужского
монастыря чудотворца ждали, и голоса уже из подполицы слышали. Началось
это сразу после "Никодимовых похорон" (*16). Архиерей Никодим был злой
человек, отличившийся к концу своей земной карьеры тем, что, желая иметь
еще одну кавалерию (*17), он из угодливости сдал в солдаты очень много
духовных, между которыми были и единственные сыновья у отцов и даже сами
семейные дьячки и пономари. Они выходили из города целой партией,
заливаясь слезами. Провожавшие их также рыдали, и самый народ, при всей
своей нелюбви к многоовчинному поповскому брюху, плакал и подавал им
милостыню. Самому партионному офицеру было их так жалко, что он, желая
положить конец слезам, велел новым рекрутам запеть песню, а когда они
хором стройно и громко затянули ими же сложенную песню:

Архирей наш Никодим
Архилютый крокодил,

то будто бы и сам офицер заплакал. Все Это тонуло в море слез и
чувствительным душам представлялось злом, вопиющим на небо. И
действительно - как достигло их вопленье до неба, так в Орле пошли
"гласы". Сначала "гласы" были невнятные и неизвестно от кого шли, но когда
Никодим вскоре после этого умер и был погребен под церковью, то пошла
явная речь от прежде его погребенного там епископа (кажется, Аполлоса)
(*18). Прежде отшедший епископ был недоволен новым соседством и, ничем не
стесняясь, прямо говорил: "Возьмите вон отсюда это падло, душно мне с
ним". И даже угрожал, что если "падло" не уберут, то он сам "уйдет и в
другом городе явится". Это многие люди слышали. Как, бывало, пойдут в
монастырь ко всенощной и, отстояв службу, идут назад, им и слышно: стонет
старый архиерей: "Возьмите падло". Всем очень желалось, чтобы заявление
доброго покойника было исполнено, но не всегда внимательное к нуждам
народа начальство не выбрасывало Никодима, и явно открывавшийся угодник
всякую минуту мог "сойти с двора".
Вот не что иное, как это самое, теперь и происходило: угодник уходит, и
видит его только один бедный пастушок, который так от этого растерялся,
что не только не задержал его, но даже не заметил, как святой уже и из
глаз у него пропал. На дворе же только чуть начало светать. Со светом к
человеку прибывает смелости, с смелостью усиливается любознательность.
Панька захотел подойти к самой воде, через которую только что проследовало
таинственное существо; но едва он подошел, как видит, тут мокрые воротища
к бережку шестом приткнуты. Дело выяснилось: значит, это не угодник
проследовал, а просто проплыл несмертельный Голован: верно, он пошел
каких-нибудь обезродевших ребятишек из недра молочком приветить. Панька
подивился: когда этот Голован и спит!.. Да и как он, этакой мужичище,
плавает на этакой посудине - на половинке ворот? Правда, что Орлик река не
великая и воды его, захваченные пониже запрудою, тихи, как в луже, но
все-таки каково это на воротах плавать?
Паньке захотелось самому это попробовать. Он стал на воротца, взял
шестик да, шаля, и переехал на ту сторону, а там сошел на берег Голованов
дом посмотреть, потому что уже хорошо забрезжило, а между тем Голован в ту
минуту и кричит с той стороны: "Эй! кто мои ворота угнал! назад давай!"
Панька был малый не большой отваги и не приучен был рассчитывать на
чье-либо великодушие, а потому испугался и сделал глупость. Вместо того
чтобы подать Головану назад его плот, Панька взял да и схоронился в одну
из глиняных ямок, которых тут было множество. Залег Панька в яминку и
сколько его Голован ни звал с той стороны, он не показывается. Тогда
Голован, видя, что ему не достать своего корабля, сбросил тулуп, разделся
донага, связал весь свой гардероб ремнем, положил на голову и поплыл через
Орлик. А вода была еще очень холодна.
Панька об одном заботился, чтобы Голован его не увидал и не побил, но
скоро его внимание было привлечено к другому. Голован переплыл реку и
начал было одеваться, но вдруг присел, глянул себе под левое колено и
остановился.
Было это так близко от яминки, в которой прятался Панька, что ему все
было видно из-за глыбинки, которою он мог закрываться. И в это время уже
было совсем светло, заря уже румянела, и хотя большинство горожан еще
спали, но под городецким садом появился молодой парень с косою, который
начал окашивать и складывать в плетушку крапиву.
Голован заметил косаря и, встав на ноги, в одной рубахе, громко крикнул
ему:
- Малец, дай скорей косу!
Малец принес косу, а Голован говорит ему:
- Поди мне большой лопух сорви, - и как парень от него отвернулся, он
снял косу с косья, присел опять на корточки, оттянул одною рукою икру у
ноги, да в один мах всю ее и отрезал прочь. Отрезанный шмат мяса величиною
в деревенскую лепешку швырнул в Орлик, а сам зажал рану обеими руками и
повалился.
Увидев это, Панька про все позабыл, выскочил и стал звать косаря.
Парни взяли Голована и перетащили к нему в избу, а он здесь пришел в
себя, велел достать из коробки два полотенца и скрутить ему порез как
можно крепче. Они стянули его изо всей силы, так что кровь перестала.
Тогда Голован велел им поставить около него ведерце с водою и ковшик, а
самим идти к своим делам, и никому про то, что было, не сказывать. Они же
пошли и, трясясь от ужасти, всем рассказали. А услыхавшие про это сразу
догадались, что Голован это сделал неспроста, а что он таким образом,
изболясь за людей, бросил язве шмат своего тела на тот конец, чтобы он
прошел жертвицей по всем русским рекам из малого Орлика в Оку, из Оки в
Волгу, по всей Руси великой до широкого Каспия, и тем Голован за всех
отстрадал, а сам он от этого не умрет, потому что у него в руках аптекарев
живой камень и он человек "несмертельный".
Сказ этот пришел всем по мысли, да и предсказание оправдалось. Голован
не умер от своей страшной раны. Лихая же хвороба после этой жертвы
действительно прекратилась, и настали дни успокоения: поля и луга
уклочились густой зеленью, и привольно стало по ним разъезжать молодому
Егорию светлохраброму, по локоть руки в красном золоте, по колени ноги в
чистом серебре, во лбу солнце, в тылу месяц, а по концам звезды перехожие.
Отбелились холсты свежею юрьевой росою (*19), выехал вместо витязя Егория
в поле Иеремия пророк с тяжелым ярмом, волоча сохи да бороны, засвистали
соловьи в Борисов день, утешая мученика, стараниями святой Мавры засинела
крепкая рассада, прошел Зосима святой с долгим костылем, в набалдашнике
пчелиную матку пронес; минул день Ивана Богословца, "Николина батюшки", и
сам Никола отпразднован, и стал на дворе Симон Зилот, когда земля
именинница. На землины именины Голован вылез на завалинку и с той поры
мало-помалу ходить начал и снова за свое дело принялся. Здоровье его,
по-видимому, нимало не пострадало, но только он "шкандыбать" стал - на
левую ножку подпрыгивал.
О трогательности и отваге его кровавого над собою поступка люди,
вероятно, имели высокое мнение, но судили о нем так, как я сказал:
естественных причин ему не доискивались, а, окутав все своею фантазиею,
сочинили из естественного события баснословную легенду, а из простого,
великодушного Голована сделали мифическое лицо, что-то вроде волхва,
кудесника, который обладал неодолимым талисманом и мог на все отважиться и
нигде не погибнуть.
Знал или не знал Голован, что ему присвоивала такие дела людская молва,
- мне неизвестно. Однако я думаю, что он знал, потому что к нему очень
часто обращались с такими просьбами и вопросами, с которыми можно
обращаться только к доброму волшебнику. И он на многие такие вопросы давал
"помогательные советы", и вообще ни за какой спрос не сердился. Бывал он
по слободам и за коровьего врача, и за людского лекаря, и за инженера, и
за звездочия, и за аптекаря. Он умел сводить шелуди и коросту опять-таки
какою-то "ермоловской мазью", которая стоила один медный грош на трех
человек; вынимал соленым огурцом жар из головы; знал, что травы надо
собирать с Ивана до полу-Петра (*20), и отлично "воду показывал", то есть
где можно колодец рыть. Но это он мог, впрочем, не во всякое время, а
только с начала июня до св.Федора Колодезника, пока "вода в земле слышно
как идет по суставчикам". Мог Голован сделать и все прочее, что только
человеку надо, но на остальное у него перед богом был зарок дан за то,
чтобы пупырух остановился. Тогда он это кровью своею подтвердил и держал
крепко-накрепко. Зато его и бог любил и миловал, а деликатный в своих
чувствах народ никогда не просил Голована о чем не надобно. По народному
этикету это так у нас принято.
Головану, впрочем, столь не тягостно было от мистического облака,
которым повивала его народная fama [слух, молва (лат.)], что он не
употреблял, кажется, никаких усилий разрушить все, что о нем сложилось. Он
знал, что это напрасно.
Когда я с жадностью пробегал листы романа Виктора Гюго "Труженики моря"
и встретил там Жильята, с его гениально очерченной строгостью к себе и
снисходительностью к другим, достигшей высоты совершенного самоотвержения,
я был поражен не одним величием этого облика и силою его изображения, но
также и тождеством гернсейского героя с живым лицом, которого я знал под
именем Голована. В них жил один дух и бились самоотверженным боем сходные
сердца. Не много разнились они и в своей судьбе: во всю жизнь вокруг них
густела какая-то тайна, именно потому, что они были слишком чисты и ясны,
и как одному, так и другому не выпало на долю ни одной капли личного
счастья.



7

Голован, как и Жильят, казался "сумнителен в вере".
Думали, что он был какой-нибудь раскольник, но это еще не важно, потому
что в Орле в то время было много всякого разноверия: там были (да, верно,
и теперь есть) и простые староверы, и староверы не простые, - и
федосеевцы, "пилипоны", и перекрещиванцы, были даже хлысты (*21) и "люди
божий", которых далеко высылали судом человеческим. Но все эти люди крепко
держались своего стада и твердо порицали всякую иную веру, - особились
друг от друга в молитве и ядении, и одних себя разумели на "пути правом".
Голован же вел себя так, как будто он даже совсем не знал ничего
настоящего о наилучшем пути, а ломал хлеб от своей краюхи без разбору
каждому, кто просил, и сам садился за чей угодно стол, где его приглашали.
Даже жиду Юшке из гарнизона он давал для детей молока. Но нехристианская
сторона этого последнего поступка по любви народа к Головану нашла себе
кое-какое извинение: люди проникли, что Голован, задабривая Юшку, хотел
добыть у него тщательно сохраняемые евреями "иудины губы", которыми можно
перед судом отолгаться, или "волосатый овощ", который жидам жажду тушит,
так что они могут вина не пить. Но что совсем было непонятно в Головане,
это то, что он водился с медником Антоном, который пользовался в
рассуждении всех настоящих качеств самою плохою репутациею. Этот человек
ни с кем не соглашался в самых священных вопросах, а выводил какие-то
таинственные зодии и даже что-то сочинял. Жил Антон в слободе, в пустой
горенке на чердаке, платя по полтине в месяц, но держал там такие страшные
вещи, что к нему никто не заходил, кроме Голована. Известно было, что
Антон имел здесь план, рекомый "зодии" (*22), и стекло, которым "с солнца
огонь изводил"; а кроме того, у него был лаз на крышу, куда он вылезал
ночами наружу, садился, как кот, у трубы, "выставлял плезирную трубку"
(*23) и в самое сонное время на небо смотрел. Приверженность Антона к
этому инструменту не знала пределов, особенно в звездные ночи, когда ему
видны были все зодии. Как только прибежит от хозяина, где работал медную
работу, - сейчас проскользнет через свою горенку и уже лезет из слухового
окна на крышу, и если есть на небе звезды, он целые ночи сидит и все
смотрит. Ему это могли бы простить, если бы он был ученый или, по крайней
мере, немец, но как он был простой русский человек - его долго отучали, не
раз доставали шестами и бросали навозом и дохлой кошкой, но он ничему не
внимал и даже не замечал, как его тычут. Все, смеясь, звали его
"Астроном", а он и в самом деле был астроном [я и мои товарищ по гимназии,
нынче известный русский математик К.Д.Краевич (*24), знавали этого антика
в конце сороковых годов, когда мы были в третьем классе Орловской гимназии
и жили вместе в доме Лосевых; "Антон-астроном" (тогда уже престарелый)
действительно имел кое-какие понятия о небесных светилах и о законах
вращения, но главное, что было интересно: он сам приготовлял для своих
труб стекла, отшлифовывая их песком и камнем, из донышек толстых
хрустальных стаканов, и через них он оглядывал целое небо... жил он нищим,
но не чувствовал своей нищеты, потому что находился в постоянном восторге
от "зодии" (прим.авт.)]. Человек он был тихий и очень честный, но
вольнодумец; уверял, что земля вертится и что мы бываем на ней вниз
головами. За эту последнюю очевидную несообразность Антон был бит и
признан дурачком, а потом, как дурачок, стал пользоваться свободою
мышления, составляющего привилегию этого выгодного у нас звания, и заходил
до невероятного. Он не признавал седьмин Даниила прореченными на русское
царство (*25), говорил, что "зверь десятирогий" заключается в одной
аллегории, а зверь медведица - астрономическая фигура, которая есть в его
планах. Так же он вовсе неправославно разумел о "крыле орла", о фиалах и о
печати антихристовой. Но ему, как слабоумному, все это уже прощалось. Он
был не женат, потому что ему некогда было жениться и нечем было бы кормить
жену, - да и какая же дура решилась бы выйти за астронома? Голован же был
в полном уме, но не только водился с астрономом, а и не шутил над ним; их
даже видали ночами вместе на астрономовой крыше, как они, то один, то
другой, переменяясь, посматривали в плезирную трубу на зодии. Понятно, что
за мысли могли внушать эти две стоящие ночью у трубы фигуры, вокруг
которых работали мечтательное суеверие, медицинская поэзия, религиозный
бред и недоумение... И, наконец, сами обстоятельства ставили Голована в
несколько странное положение: неизвестно было - какого он прихода...
Холодная хибара его торчала на таком отлете, что никакие духовные стратеги
не могли ее присчитать к своему ведению, а сам Голован об этом не
заботился, и если его уже очень докучно расспрашивали о приходе, отвечал:
- Я из прихода творца-вседержителя, - а такого храма во всем Орле не
было.
Жильят, в ответ на предлагаемый ему вопрос, где его приход, только
поднимал вверх палец и, указав на небо, говорил:
- Вон там, - но сущность обоих этих ответов одинакова.
Голован любил слушать о всякой вере, но своих мнений на этот счет как
будто не имел, и на случай неотступного вопроса: "Како веруеши?" - читал:
"Верую во единого бога-отца, вседержителя творца, видимым же всем и
невидимым".
Это, разумеется, уклончивость.
Впрочем, напрасно бы кто-нибудь подумал, что Голован был сектант или
бежал церковности. Нет, он даже ходил к отцу Петру в Борисоглебский собор
"совесть поверять". Придет и скажет:
- Посрамите меня, батюшка, что-то себе очень не нравлюсь.
Я помню этого отца Петра, который к нам хаживал, и однажды, когда мой
отец сказал ему к какому-то слову, что Голован, кажется, человек
превосходной совести, то отец Петр отвечал:
- Не сомневайтесь; его совесть снега белей.
Голован любил возвышенные мысли и знал _Поппе_ (*26), но не так, как
обыкновенно знают писателя люди, _прочитавшие_ его произведение. Нет;
Голован, одобрив "Опыт о человеке", подаренный ему тем же Алексеем
Петровичем Ермоловым (*27), знал всю поэму _наизусть_. И я помню, как он,
бывало, слушает, стоя у притолки, рассказ о каком-нибудь новом грустном
происшествии и, вдруг воздохнув, отвечает:

Любезный Болинброк, гордыня в нас одна
Всех заблуждений сих неистовых вина.

Читатель напрасно стал бы удивляться, что такой человек, как Голован,
перекидывался стихами _Поппе_. Тогда было время жестокое, но поэзия была в
моде, и ее великое слово было дорого даже мужам кровей. От господ это
снисходило до плебса. Но теперь я дохожу до самого большого казуса в
истории Голована - такого казуса, который уже несомненно бросал на него
двусмысленный свет, даже в глазах людей, не склонных верить всякому
вздору. Голован представлялся не чистым в каком-то отдаленном прошлом. Это
оказалось вдруг, но в самых резких видах. Появилась на стогнах Орла
личность, которая ни в чьих глазах ничего не значила, но на Голована
заявляла могущественные нрава и обходилась с ним с невероятной наглостью.
Эта личность и история ее появления есть довольно характерный эпизод из
истории тогдашних нравов и не лишенная колорита бытовая картинка. А потому
- прошу минуту внимания в сторону, - немножко вдаль от Орла, в края еще
более теплые, к тихоструйной реке в ковровых берегах, на народный "пир
веры", где нет места деловой, будничной жизни; где все, _решительно все_,
проходит через своеобычную религиозность, которая и придает всему свою
особенную рельефность и живость. Мы должны побывать при открытии мощей
нового угодника (*28), что составляло для самых разнообразных
представителей тогдашнего общества событие величайшего значения. Для
простого же народа это была эпопея, или, как говорил один тогдашний вития,
- "свершался священный пир веры".



8

Такого движения, которое началось ко времени открытия торжества, не
может передать ни одно из напечатанных в то время сказаний. Живая, во
низменная дела сторона от них уходила. Это не было нынешнее спокойное
путешествие в почтовых экипажах или по железным дорогам с остановками в
благоустроенных гостиницах, где есть все нужное, и за сходную цену. Тогда
путешествие было подвигом, и в этом случае благочестивым подвигом,
которого, впрочем, и стоило ожидаемое торжественное событие в церкви. В
нем было также много поэзии, - и опять-таки особенной - пестрой и
проникнутой разнообразными переливами церковно-бытовой жизни, ограниченной
народной наивности и бесконечных стремлений живого духа.
Из Орла к этому торжеству отправилось множество народа. Больше всего,
разумеется, усердствовало купечество, но не отставали и средней руки
помещики, особенно же валил простой народ. Эти шли пешком. Только те, кто
вез "для цельбы" немощных, тянулись на какой-нибудь клячонке. Иногда,
впрочем, и немощных везли _на себе_ и даже не очень тем тяготились, потому
что с немощных на постоялых дворах за все брали дешевле, а иногда даже и
совсем пускали без платы. Было немало и таких, которые нарочно на себя
"болезни сказывали: под лоб очи пущали, и двое третьего, по переменкам, на
колесеньках везли, чтобы имать доход жертвенный на воск, и на масло, и на
другие обряды".
Так я читал в сказании, не печатанном, но верном, списанном не по
шаблону, а с "живого видения", и человеком, предпочитавшим правду
тенденциозной лживости того времени.
Движение было такое многолюдное, что в городах Ливнах и в Ельце, через
которые лежал путь, не было мест ни на постоялых дворах, ни в гостиницах.
Случалось, что важные и именитые люди ночевали в своих каретах. Овес,
сено, крупа - все по тракту поднялось в цене, так что, по замечанию моей
бабушки, воспоминаниями которой я пользуюсь, с этих пор в нашей стороне,
чтобы накормить человека студенем, щами, бараниной и кашей, стали брать на
дворах по пятьдесят две копейки (то есть пятиалтынный), а до того брали
двадцать пять (или 7 1/2 коп.). По нынешнему времени, конечно, и
пятиалтынный - цена совершенно невероятная, однако это так было, и
открытие мощей нового угодника в подъеме ценности на жизненные припасы
имело для прилегающих мест такое же значение, какое в недавние годы имел
для Петербурга пожар мстинского моста. "Цена _вскочила_ и такая и
осталась".
Из Орла, в числе прочих паломников, отправилось на открытие семейство
купцов С-х, людей в свое время очень известных, "ссыпщиков", то есть,
проще сказать, крупных кулаков, которые ссыпают в амбары хлеб с возов у
мужиков и потом продают свои "ссыпки" оптовым торговцам в Москву и в Ригу.
Это прибыльное дело, которым после освобождения крестьян было не
погнушались и дворяне; но они любили долго спать и скоро горьким опытом
дознали, что даже к глупому кулачному делу они неспособны. Купцы С.
считались, по своему значению, первыми ссыпщиками, и важность их
простиралась до того, что дому их вместо фамилии была дана возвышающая
кличка. Дом был, разумеется, строго благочестивый, где утром молились,
целый день теснили и обирали людей, а потом вечером опять молились. А
ночью псы цепями по канатам гремят, и во всех окнах - "лампад и сияние",
громкий храп и чьи-нибудь жгучие слезы.
Правил домом, по-нынешнему сказали бы, "основатель фирмы", - а тогда
просто говорили "_сам_". Был это мякенький старичок, которого, однако, все
как огня боялись. Говорили о нем, что он умел мягко стлать, да было жестко
спать: обходил всех словом "матинька", а спускал к черту в зубы. Тип
известный и знакомый, тип торгового патриарха.
Вот этот-то патриарх и ехал на открытие "в большом составе" - сам, да
жена, да дочь, которая страдала "болезнью меланхолии" и подлежала
исцелению. Испытаны были над нею все известные средства народной поэзии и
творчества: ее поили бодрящим девясилом (*29), обсыпали пиониею, которая
унимает надхождение стени (*30), давали нюхать майран, что в голове мозг
поправляет, но ничто не помогло, и теперь ее взяли к угоднику, поспешая на
первый случай, когда пойдет самая первая сила. Вера в преимущество
_первой_ силы очень велика, и она имеет своим основанием сказание о
силоамской купели, где тоже исцелевали _первые_, кто успевал войти по
возмущении воды.
Ехали орловские купцы через Ливны и через Елец, претерпевая большие
затруднения, и совершенно измучились, пока достигли к угоднику. Но улучить
"первый случай" у угодника оказалось невозможным. Народу собралась такая
область, что и думать нечего было протолкаться в храм, ко всенощной под
"открытный день", когда, собственно, и есть "первый случай", - то есть
когда от новых мощей исходит самая большая сила.
Купец и жена его были в отчаянии, - равнодушнее всех была дочка,
которая не знала, чего она лишалася. Надежд никаких не было помочь горю, -
столько было знати, с такими фамилиями, а они простые купцы, которые хотя
в своем месте что-нибудь и значили, но здесь, в таком скоплении
христианского величия, совсем потерялися. И вот однажды, сидя в горе под
своею кибиточкою за чаем на постоялом дворе, жалуется патриарх жене, что
уже и надежды никакой не полагает достигнуть до святого гроба ни в первых,
ни во вторых, а разве доведется как-нибудь в самых последних, вместе с
ниварями и рыбарями, то есть вообще с простым народом. А тогда уже какая
радость: и полиция освирепеет, и духовенство заморится - вдоволь
помолиться не даст, а совать станет. И вообще тогда все не то, когда уже
приложится столько тысяч уст всякого народа. В таковых видах можно было и
после приехать, а они не того доспевали: они ехали, томились, дома дело на
приказчицкие руки бросили и дорогою за все втридорога платили, и вот тебе
вдруг какое утешение.
Пробовал купец раз и два достигнуть до дьяконов - готов был дать
благодарность, но и думать нечего, - с одной стороны одно стеснение, в
виде жандарма с белой рукавицею или казака с плетью (их тоже пришло к
открытию мощей множество), а с другой - еще опаснее, что задавит сам
православный народушко, который волновался, как океан. Уже и были "разы",
и даже во множестве, и вчера, и сегодня. Шарахнутся где-нибудь добрые
христиане от взмаха казачьей нагайки целой стеною в пять, в шесть сот
человек, и как попрут да поналяжут стеной дружненько, так из середины
только стон да пах пойдет, а потом, по освобождении, много видано женского
уха в серьгах рваного и персты из-под колец верчены, а две-три души и
совсем богу проставлялись.
Купец все эти трудности и высказывает за чаем жене и дочери, для
которой особенно надо было улучить первые силы, а какой-то "пустошный
человек", неведомо, городского или сельского звания, все между разными
кибитками ходит под сараем да как будто засматривает на орловских купцов с
намерением.
"Пустошных людей" тогда тоже собралось здесь много. Им не только было
свое место на этом пиршестве веры, но они даже находили здесь себе хорошие
занятия; а потому понахлынули сюда в изобилии из разных мест, и особенно
из городов, прославленных своими воровскими людьми, то есть из Орла, Кром,
Ельца и из Ливен, где славились большие мастера чудеса строить. Все
сошедшиеся сюда пустошные люди искали себе своих промыслов. Отважнейшие из
них действовали строем, располагаясь кучами в толпах, где удобно было при
содействии казака произвести натиск и смятение и во время суматохи
обыскать чужие карманы, сорвать часы, поясные пряжки и повыдергать серьги
из ушей; а люди более степенные ходили в одиночку по дворам, жаловались на
убожество, "сказывали сны и чудеса", предлагали привороты, отвороты и
"старым людям секретные помочи из китового семени, вороньего сала,
слоновьей спермы" и других снадобий, от коих "сила постоянная движет".
Снадобья эти не утрачивали своей цены и здесь, потому что, к чести
человечества, совесть не за всеми исцелениями позволяла обращаться к
угоднику. Не менее охотно пустошные люди смирного обычая занимались просто
воровством и при удобных случаях нередко дочиста обворовывали гостей,
которые за неимением помещений жили в своих повозках и под повозками.
Места везде было мало, и не все повозки находили себе приют под сараями
постоялых дворов; другие же стояли обозом за городом на открытых выгонах.
Тут шла жизнь еще более разнообразная и интересная и притом еще более
полная оттенков священной и медицинской поэзии и занимательных плутней.
Темные промышленники шныряли повсеместно, но приютом им был этот
загородный "бедный обоз" с окружавшими его оврагами и лачужками, где шло
ожесточенное корчемство (*31) водкой и в двух-трех повозках стояли румяные
солдатки, приехавшие сюда в складчину. Тут же фабриковались стружки от
гроба, "печатная земля", кусочки истлевших риз и даже "частицы". Иногда
между промышлявшими этими делами художниками попадались люди очень
остроумные и выкидывали штуки интересные и замечательные по своей простоте
и смелости. Таков был и тот, которого заметило благочестивое орловское
семейство. Проходимец подслушал их сетование о невозможности приступить к
угоднику, прежде чем от мощей истекут первые струи целебной благодати, и
прямо подошел и заговорил начистоту:
- Скорби-де ваши я слышал и могу помочь, а вам меня избегать нечего...
Без нас вы здесь теперь желаемого себе удовольствия, при столь большом и
именитом съезде, не получите, а мы в таковых разах бывали и средства
знаем. Угодно вам быть у самых первых сил угодника - не пожалейте за свое
благополучие сто рублей, и я вас поставлю.
Купец посмотрел на субъекта и отвечал:
- Полно врать.
Но тот свое продолжал:
- Вы, - говорит, - вероятно, так думаете, судя по моему ничтожеству; но
ничтожное в очах человеческих может быть совсем в другом расчислении у
бога, и я за что берусь, то твердо могу исполнить. Вы вот смущаетесь
насчет земного величия, что его много наехало, а мне оно все прах, и будь
тут хоть видимо-невидимо одних принцев и королей, они нимало нам не могут
препятствовать, а даже все сами перед нами расступятся. А потому, если вы
желаете сквозь все пройти чистым и гладким путем, и самых первых лиц
увидать, и другу божию дать самые первые лобызания, то не жалейте того,
что сказано. А если ста рублей жалко и не побрезгаете компанией, то я живо
подберу еще два человека, коих на примете имею, и тогда вам дешевле
станет.
Что оставалось делать благочестивым поклонникам? Конечно, рискованно
было верить пустотному человеку, но и случая упустить не хотелось, да и
деньги требовались небольшие, особенно если в компании... Патриарх решился
рискнуть и сказал:
- Ладь компанию.
Пустошный человек взял задаток и побежал, наказав семейству рано
пообедать и за час перед тем, как ударят к вечерне в первый колокол, взять
каждому с собой по новому ручному полотенцу и идти за город, на указанное
место "в бедный обоз", и там ожидать его. Оттуда немедленно же должен был
начинаться поход, которого, по уверениям антрепренера, не могли остановить
никакие принцы, ни короли.
Таковые "бедные обозы" в больших или меньших размерах становились
широким станом при всех подобных сборищах, и я сам видал их и помню в
Коренной под Курском, а о том, о котором наступает повествование, слышал
рассказы от очевидцев и свидетелей тому, что сейчас будет описано.



9

Место, занятое бедным становищем, было за городом, на обширном и
привольном выгоне между рекою и столбовою дорогою, а в конце примыкало к
большому извилистому оврагу, по которому бежал ручеек и рос густой
кустарник; сзади начинался могучий сосновый лес, где клектали орлы.
На выгоне расположилось множество бедных повозок и колымаг,
представлявших, однако, во всей своей нищете довольно пестрое разнообразие
национального гения и изобретательности. Были обыкновенные рогожные будки,
полотняные шатры во всю телегу, "беседки" с пушистым ковылем-травой и
совершенно безобразные лубковые окаты. Целый большой луб с вековой липы
согнут и приколочен к тележным грядкам, а под ним лежка: лежат люди ногами
к ногам в нутро экипажа, а головы к вольному воздуху, на обе стороны
вперед и назад. Над возлежащими проходит ветерок и вентилирует, чтобы им
можно было не задохнуться в собственном духу. Тут же у взвязанных к
оглоблям пихтерей с сеном и хрептугов стояли кони, большею частию тощие,
все в хомутах и иные, у бережливых людей, под рогожными "крышками". При
некоторые повозках были и собачки, которых хотя и не следовало бы брать в
паломничество, но это были "усердные" собачки, которые догнали своих
хозяев на втором, третьем покорме и ни при каком бойле не хотели от них
отвязаться. Им здесь не было места, по настоящему положению паломничества,
но они были терпимы и, чувствуя свое контрабандное положение, держали себя
очень смирно; они жались где-нибудь у тележного колеса под дегтяркою и
хранили серьезное молчание. Одна скромность спасала их от остракизма и от
опасного для них крещеного цыгана, который в одну минуту "снимал с них
шубы". Здесь, в бедном обозе, под открытым небом жилось весело и хорошо,
как на ярмарке. Всякого разнообразия здесь было более, чем в гостиничных
номерах, доставшихся только особым избранникам, или под навесами постоялых
дворов, где в вечном полумраке мостились в повозках люди второй руки.
Правда, в бедный обоз не заходили тучные иноки и иподиаконы, не видать
было даже и настоящих, опытных странников, но зато здесь были свои мастера
на все руки и шло обширное кустарное производство разных "святостей".
Когда мне довелось читать известное в киевских хрониках дело о подделке
мощей (*32) из бараньих костей, я был удивлен младенчеством приема этих
фабрикантов в сравнении с смелостью мастеров, о которых слыхал ранее. Тут
это было какое-то откровенное _неглиже с отвагой_. Даже самый путь к
выгону по Слободской улице уже отличался ничем не стесняемою свободою
самой широкой предприимчивости. Люди знали, что этакие случаи не часто
выпадают, и не теряли времени: у многих ворот стояли столики, на которых
лежали иконки, крестики и бумажные сверточки с гнилою древесною пылью,
будто бы от старого гроба, и тут же лежали стружки от нового. Весь этот
материал был, по уверению продавцов, гораздо высшего сорта, чем в
настоящих местах, потому что принесен сюда самими столярами, копачами и
плотниками, производившими самые важные работы. У входа в лагерь вертелись
"носящие и сидящие" с образками нового угодника, заклеенными пока белою
бумажкою с крестиком. Образки эти продавались по самой дешевой цене, и
покупать их можно было сию же минуту, но открывать нельзя было до
отслужения первого молебна. У многих недостойных, купивших такие образки и
открывших их раньше времени, они оказались чистыми дощечками. В овраге же
за становищем, под санями, опрокинутыми кверху полозьями, жили у ручья
цыган с цыганкою и цыганятами. Цыган и цыганка имели тут большую врачебную
практику. У них на одном полозе был привязан за ногу большой безголосый
"петух", из которого выходили по утрам камни, "двигавшие постельную силу",
и цыган имел кошкину траву, которая тогда была весьма нужна к "болячкам
афедроновым". Цыган этот был в своем роде знаменитость. Слава о нем шла
такая, что он, когда в неверной земле семь спящих дев открывали, и там он
не лишний был: он старых людей на молодых переделывал, прутяные сеченья
господским людям лечил и военным кавалерам заплечный бой из нутра через
водоток выводил. Цыганка же его, кажется, знала еще большие тайны природы:
она две воды мужьям давала: одну ко обличению жен, кои блудно грешат; той
воды если женам дать, она в них не удержится, а насквозь пройдет; а другая
вода магнитная: от этой воды жена неохочая во сне страстно мужа обоймет, а
если усилится другого любить - с постели станет падать.
Словом, дело здесь кипело, и многообразные нужды человечества находили
тут полезных пособников.
Пустошный человек как завидел купцов, не стал с ними разговаривать, а
начал их манить, чтобы сошли в овражек, и сам туда же вперед юркнул.
Опять это показалось страшновато: можно было опасаться засады, в
которой могли скрываться лихие люди, способные обобрать богомольцев
догола, но благочестие превозмогло страх, и купец после небольшого
раздумья, помолясь богу и помянув угодника, решился переступить шага три
вниз.
Сходил он осторожно, держась за кустики, а жене и дочери приказал в
случае чего-нибудь кричать изо всей мочи.
Засада здесь и в самом деле была, но не опасная: купец нашел в овраге
двух таких же, как он, благочестивых людей в купеческом одеянии, с
которыми надо было "сладиться". Все они должны были здесь заплатить
пустотному уговорную плату за проводы их к угоднику, а тогда он им откроет
свой план и сейчас их поведет. Долго думать было нечего, и упорство ни к
чему не вело: купцы сложили сумму и дали, а пустошный открыл им свой план,
простой, но, по простоте своей, чисто гениальный: он заключался в том, что
в "бедном обозе" есть известный пустошному человеку человек расслабленный,
которого надо только поднять и нести к угоднику, и никто их не остановит и
пути им не затруднит с болящим. Надо только купить для слабого болезный
одрец [носилки] да покровец и, подняв его, нести всем шестерым, подвязавши
под одр полотенчики.
Мысль эта казалась в первой своей части превосходною, - с расслабленным
носителей, конечно, пропустят, но каковы быть могут последствия? Не было
бы дальше конфуза? Однако и на этот счет все было успокоено, проводник
сказал только, что это не стоит внимания.
- Мы таковые разы, - говорит, - уже видали: вы, в ваше удовольствие,
сподобитеся все видеть и приложиться к угоднику во время всенощного пения,
а в рассуждении болящего, будь воля угодника, - пожелает он его исцелить -
и исцелит, а не пожелает - опять его воля. Теперь только скиньтесь скорее
на одрец и на покровец, а у меня уж все это припасено в близком доме,
только надо деньги отдать. Мало меня здесь повремените, и в путь пойдем.
Взял, поторговавшись, еще на снасть по два рубля с лица и побежал, а
через десять минут назад вернулся и говорит:
- Идем, братия, только не бойко выступайте, а поспустите малость очи
побогомысленнее.
Купцы спустили очи и пошли с благоговением и в этом же "бедном обозе"
подошли к одной повозке, у которой стояла у хрептуга совсем дохлая
клячонка, а на передке сидел маленький золотушный мальчик и забавлял себя,
перекидывая с руки на руку ощипанные плоднички желтых пупавок [ромашек].
На этой повозке под липовым лубком лежал человек средних лет, с лицом
самих пупавок желтее, и руки тоже желтые, все вытянутые и как мягкие плети
валяются.
Женщины, завидев этакую ужасную немощь, стали креститься, а проводник
их обратился к больному и говорит:
- Вот, дядя Фотей, добрые люди пришли помочь мне тебя к исцеленью
нести. Воли божией час к тебе близится.
Желтый человек стал поворачиваться к незнакомым людям и благодарственно
на них смотрит, а перстом себе на язык показывает.
Те догадались, что он немой. "Ничего, - говорят, - ничего, раб божий,
не благодари нас, а богу благодарствуй", - и стали его вытаскивать из
повозки - мужчины под плечи и под ноги, а женщины только его слабые ручки
поддерживали и еще более напугались страшного состояния больного, потому
что руки у него в плечевых суставах совсем "перевалилися" и только
волосяными веревками были кое-как перевязаны.
Одрик стоял тут же. Это была небольшая старая кроватка, плотно
засыпанная по углам клоповыми яйцами; на кроватке лежал сноп соломы и
кусок редкого миткалю с грубо выведенным красками крестом, копнем и
тростию. Проводник ловкою рукою распушил соломку, чтобы на все стороны с
краев свешивалась, положили на нее желтого расслабленного, покрыли
миткалем и понесли.
Проводник шел впереди с глиняной жаровенкой и крестообразно покуривал.
Еще они и из обоза не вышли, как на них уже начали креститься, а когда
пошли по улицам, внимание к ним становилось все серьезнее и серьезнее:
все, видя их, понимали, что это к чудотворцу несут болящего, и
присоединялися. Купцы шли поспешаючи, потому что слышали благовест ко
всенощной, и пришли с своею ношею как раз вовремя, когда запели: "Хвалите
имя господне, рабы господа".
Храм, разумеется, не вмещал и сотой доли собравшегося народа;
видимо-невидимо людей сплошною массою стояло вокруг церкви, но чуть
увидали одр и носящих, все загудели: "Расслабого несут, чудо будет", - и
вся толпа расступилась.
До самых дверей стала живая улица, и дальше все сделалось, как обещал
проводник. Даже и твердое упование веры его не осталось в постыжении:
расслабленный исцелел. Он встал, он сам вышел на своих ногах "славяще и
благодаряще". Кто-то все это записал на записочку, в которой, со слов
проводника, исцеленный расслабленный был назван "родственником" орловского
купца, через что ему многие завидовали, и исцеленный за поздним временем
не пошел уже в свой бедный обоз, а ночевал под сараем у своих новых
родственников.
Все это было приятно. Исцеленный был интересным лицом, на которого
многие приходили взглянуть и кидали ему "жертовки".
Но он еще мало говорил и неявственно - очень шамкал с непривычки и
больше всего на купцов исцеленною рукою показывал: "их-де спрашивайте, они
родственники, они все знают". И тогда те поневоле говорили, что он их
родственник; но вдруг под все это подкралась неожиданная неприятность: в
ночь, наставшую после исцеления желтого расслабленного, было замечено, что
у бархатного намета над гробом угодника пропал один золотой шнур с такою
же золотою кистью.
Дознавали об этом из-под руки и спросили орловского купца, не заметил
ли он, близко подходя, и что такое за люди помогали ему нести больного
родственника? Он по совести сказал, что люди были незнакомые, из бедного
обоза, по усердию несли. Возили его туда узнавать место, людей, клячу и
тележку с золотушным мальчиком, игравшим пупавками, но тут только одно
место было на своем месте, а ни людей, ни повозки, ни мальчика с пупавками
и следа не было.
Дознание бросили, "да не молва будет в людях". Кисть повесили новую, а
купцы после такой неприятности скорее собрались домой. Но только тут
исцеленный родственник осчастливил их новой радостью: он обязывал их взять
его с собою и в противном случае угрожал жалобою и про кисть напомнил.
И потому, когда пришел час к отъезду купцов восвояси, Фотей очутился на
передке рядом с кучером, и скинуть его было невозможно до лежавшего на их
пути села Крутого. Здесь был в то время очень опасный спуск с одной горы и
тяжелый подъем на другую, и потому случались разные происшествия с
путниками: падали лошади, переворачивались экипажи и прочее в этом роде.
Село Крутое непременно надо было проследовать засветло, иначе надо
заночевать, а в сумерки никто не рисковал спускаться.
Наши купцы тоже здесь переночевали и утром при восхождении на гору
"растерялись", то есть потеряли своего исцеленного родственника Фотея.
Говорили, будто с вечера они "добре его угостили из фляги", а утром не
разбудили и съехали, но нашлись другие добрые люди, которые поправили эту
растерянность и, прихватив Фотея с собою, привезли его в Орел.
Здесь он отыскал своих неблагодарных родственников, покинувших его в
Крутом, но не встретил у них родственного приема. Он стал нищенствовать по
городу и рассказывать, будто купец ездил к угоднику не для дочери, а
молился, чтобы хлеб подорожал. Никому это точнее Фотея известно не было.



10

Не в долгих днях после появления в Орле известного и покинутого Фотея в
приходе Михаила Архангела у купца Акулова были "бедные столы". На дворе,
на досках, дымились большие липовые чаши с лапшой и чугуны с кашей, а с
хозяйского крыльца раздавали по рукам ватрушки с луком и пироги. Гостей
набралось множество, каждый со своей ложкой в сапоге или за пазухой.
Пирогами оделял Голован. Он часто был зван к таким "столам" архитриклином
(*33) и хлебодаром, потому что был справедлив, ничего не утаит себе и
основательно знал, кто какого пирога стоит - с горохом, с морковью или с
печенкой.
Так и теперь он стоял и каждому подходящему "оделял" большой пирог, а у
кого знал в доме немощных - тому два и более "на недужную порцию". И вот в
числе разных подходящих подошел к Головану и Фотей, человек новый, но как
будто удививший Голована. Увидав Фотея, Голован словно что-то вспомнил и
спросил:
- Ты чей и где живешь?
Фотей сморщился и проговорил:
- Я ничей, а божий, обшит рабьей кожей, а живу под рогожей.
А другие говорят Головану: "Его купцы привезли от угодника... Это Фотей
исцеленный".
Но Голован улыбнулся и заговорил было:
- С какой стати это Фотей! - но в эту же самую минуту Фотей вырвал у
него пирог, а другою рукою дал ему оглушительную пощечину и крикнул:
- Не бреши лишнего! - и с этим сел за столы, а Голован стерпел и ни
слова ему не сказал. Все поняли, что, верно, это так надобно, очевидно,
исцеленный юродует, а Голован знает, что это надо сносить. Но только "в
каком расчислении стоил Голован такого обращения?" Это была загадка,
которая продолжалась многие годы и установила такое мнение, что в Головане
скрывается что-нибудь очень бедовое, потому что он Фотея боится.
И впрямь тут было что-то загадочное. Фотей, скоро павший в всеобщем
мнении до того, что вслед ему кричали: "У святого кисть украл и в кабаке
пропил", - с Голованом обходился чрезвычайно дерзко.
Встречая Голована где бы то ни было, Фотей заступал ему дорогу и
кричал: "Долг подавай". И Голован, нимало ему не возражая, лез за пазуху и
доставал оттуда медную гривну. Если же у него не случалось с собою гривны,
а было менее, то Фотей, которого за пестроту его лохмотьев прозвали
Горностаем, швырял Головану недостаточную дачу назад, плевал на него и
даже бил его, швырял камнями, грязью или снегом.
Я сам помню, как однажды в сумерки, когда отец мой со священником
Петром сидели у окна в кабинете, а Голован стоял под окном и все они
втроем вели свой разговор, в открытые на этот случай ворота вбежал
ободранный Горностай и с криком: "Забыл, подлец!" - при всех ударил
Голована по лицу, а тот, тихонько его отстранив, дал ему из-за пазухи
медных денег и повел его за ворота.
Такие поступки были никому не в редкость, и объяснение, что Горностай
что-нибудь за Голованом знает, было, конечно, весьма естественно. Понятно,
что это возбуждало у многих и любопытство, которое, как вскоре увидим,
имело верное основание.



11

Мне было около семи лет, когда мы оставили Орел и переехали на
постоянное житье в деревню. С тех пор я уже не видал Голована. Потом
наступило время учиться, и оригинальный мужик с большой головою пропал у
меня из вида. И слышал я о нем только раз, во время "большого пожара".
Тогда погибло не только много строений и движимости, но сгорело и много
людей - в числе последних называли Голована. Рассказывали, что он упал в
какую-то яму, которой не видно было под пеплом, и "сварился". О семейных,
которые его пережили, я не справлялся. После этого я вскоре уехал в Киев и
побывал в родимые места уже через десять лет. Было новое царствование,
начинались новые порядки; веяло радостной свежестью, - ожидали
освобождения крестьян и даже поговаривали уже о гласном судопроизводстве.
Все новое: сердца горели. Непримиримых еще не было, но уже обозначались
нетерпеливцы и выжидатели.
На пути к бабушке я остановился на несколько дней в Орле, где тогда
служил совестным судьею (*34) мой дядя, который оставил по себе память
честного человека. Он имел много прекрасных сторон, внушавших к нему
почтение даже в тех людях, которые не разделяли его взглядов и симпатий:
он был в молодости щеголь, гусар, потом садовод и художник-дилетант с
замечательными способностями; благородный, прямой, дворянин, и "дворянин
au bout des ongles" [до кончика ногтей (франц.)]. Понимая по-своему
обязательство этого звания, он, разумеется, покорствовал новизне, но желал
критически относиться к эмансипации и представлял из себя охранителя.
Эмансипации хотел только такой, как в Остзейском крае (*35). Молодых людей
он привечал и ласкал, но их вера, что спасение находится в правильном
движении вперед, а не назад, - казалась ему ошибкой. Дядя любил меня и
знал, что я его люблю и уважаю, но во мнениях об эмансипации и других
тогдашних вопросах мы с ним не сходились. В Орле он делал из меня по этому
поводу очистительную жертву, и хотя я тщательно старался избегать этих
разговоров, однако он на них направлял и очень любил меня "поражать".
Дяде всего более нравилось подводить меня к казусам, в которых его
судейская практика обнаруживала "народную глупость".
Помню роскошный, теплый вечер, который мы провели с дядею в орловском
"губернаторском" саду, занимаясь, признаться сказать, уже значительно
утомившим меня спором о свойствах и качествах русского народа. Я
несправедливо утверждал, что народ _очень_ умен, а дядя, может быть, еще
несправедливее настаивал, что народ _очень_ глуп, что он совершенно не
имеет понятий о законе, о собственности и вообще народ _азият_, который
может удивить кого угодно своею дикостью.
- И вот, - говорит, - тебе, милостивый государь, подтверждение: если
память твоя сохранила ситуацию города, то ты должен помнить, что у нас
есть буераки, слободы и слободки, которые черт знает кто межевал и кому
отводил под постройки. Все это в несколько приемов убрал огонь, и на месте
старых лачуг построились такие же новые, а теперь никто не может узнать,
кто здесь по какому праву сидит?
Дело было в том, что, когда отдохнувший от пожаров город стал
устраиваться и некоторые люди стали покупать участки в кварталах за
церковью Василия Великого, оказалось, что у продавцов не только не было
никаких документов, но что и сами эти владельцы и их предки считали всякие
документы совершенно лишними. Домик и местишко до этой поры переходили из
рук в руки без всякого заявления властям и без всяких даней и пошлин в
казну, а все это, говорят, писалось у них в какую-то "китрать", но
"китрать" эта в один из бесчисленных пожаров сгорела, и тот, кто вел ее, -
умер; а с тем и все следы их владенных прав покончились. Правда, что
никаких споров по праву владения не было, но все это не имело законной
силы, а держалось на том, что если Протасов говорит, что его отец купил
домишко от покойного деда Тарасовых, то Тарасовы не оспаривали владенных
прав Протасовых; но как теперь требовались _права_, то прав нет, и
совестному судье воочию предлежало решать вопрос: преступление ли вызвало
закон или закон создал преступление?
- А зачем все это они так делали? - говорил дядя. - Потому-с, что это
не обыкновенный народ, для которого хороши и нужны обеспечивающие право
государственные учреждения, а это _номады, орда_ (*36), осевшая, но еще
сама себя не сознающая.
С тем мы заснули, выспались, - рано утром я сходил на Орлик, выкупался,
посмотрел на старые места, вспомнил Голованов домик и, возвращаясь, нахожу
дядю в беседе с тремя неизвестными мне "милостивыми государями". Все они
были купеческой конструкции - двое сердовые (*37) в сюртуках с крючками, а
один совершенно белый (*38), в ситцевой рубахе навыпуск, в чуйке и в
крестьянской шляпе "гречником".
Дядя показал мне на них рукою и говорит:
- Вот это иллюстрация ко вчерашнему сюжету. Эти господа рассказывают
мне свое дело: войди в наше совещание.
Затем он обратился к предстоящим с очевидною для меня, но для них,
конечно, с непонятною шуткою и добавил:
- Это мой родственник, молодой прокурор из Киева, - к министру в
Петербург едет и может ему объяснить ваше дело.
Те поклонились.
- Из них, - видишь ли, - продолжал дядя, - вот этот, господин Протасов,
желает купить дом и место вот этого, Тарасова; но у Тарасова нет никаких
бумаг. Понимаешь: _никаких_! Он только помнит, что его отец купил домик у
Власова, а вот этот, третий, - есть сын господина Власова, ему, как
видишь, тоже уже немало лет.
- Семьдесят, - коротко заметил старик.
- Да, семьдесят, и у него тоже нет и не было никаких бумаг.
- Никогда не было, - опять вставил старик.
- Он пришел удостоверить, что это так именно было и что он ни в какие
права не вступается.
- Не вступаемся - отцы продали.
- Да; но кто его "отцам" продал - тех уже нет.
- Нет; они за веру на Кавказ усланы.
- Их можно разыскать, - сказал я.
- Нечего искать, там им вода нехороша, - воды не снесли, - все
покончились.
- Как же вы, - говорю, - это так странно поступали?
- Поступали, как мощно было. Приказный был лют, даней с малых дворов
давать было нечего, а была у Ивана Ивановича китрать, в нее и писали. А
допреж его, еще не за моей памяти, Гапеев купец был, у него была китрать,
а после всех Головану китрать дали, а Голован в поганой яме сварился, и
китрати сгорели.
- Это Голован, выходит, был у вас что-то вроде нотариуса? - спросил
дядя (который не был орловским старожилом).
Старик улыбнулся и тихо молвил:
- Из-за чего же мотариус! - Голован был справедливый человек.
- Как же ему все так и верили?
- А как такому человеку не верить: он свою плоть за людей с живых
костей резал.
- Вот и легенда! - тихо молвил дядя, но старик вслушался и отвечал:
- Нет, сударь, Голован не лыгенда, а правда, и память его будь с
похвалою.
Дядя пошутил: и с путаницей. И он не знал, как он этим верно отвечал на
всю массу воспрянувших во мне в это время воспоминаний, к которым при
тогдашнем моем любопытстве мне страстно хотелось подыскать ключ.
А ключ ждал меня, сохраняясь у моей бабушки.



12

Два слова о бабушке: она происходила из московского купеческого рода
Колобовых и была взята в замужество в дворянский род "не за богатство, а
за красоту". Но лучшее ее свойство было - душевная красота и светлый
разум, в котором всегда сохранялся простонародный склад. Войдя в
дворянский круг, она уступила многим его требованиям и даже позволяла
звать себя Александрой Васильевной, тогда как ее настоящее имя было
Акилина, но думала всегда простонародно и даже без намерения, конечно,
удержала некоторую простонародность в речи. Она говорила "ехтот" вместо
"этот", считала слово "мораль" оскорбительным и никак не могла выговорить
"бухгалтер". Зато она не позволила никаким модным давлениям поколебать в
себе веру в народный смысл и сама не расставалась с этим смыслом. Была
хорошая женщина и настоящая русская барыня; превосходно вела дом и умела
принять всякого, начиная с императора Александра I и до Ивана Ивановича
Андросова. Читать ничего не читала, кроме детских писем, но любила
обновление ума в беседах, и для того "требовала людей к разговору". В этом
роде собеседником ее был бурмистр Михаиле Лебедев, буфетчик Василий,
старший повар Клим или ключница Маланья. Разговоры всегда были не пустые,
а к делу и к пользе, - разбиралось, отчего на девку Феклушку мораль пущена
или зачем мальчик Гришка мачехой недоволен. Вслед за таким разговором шли
свои меры, как помочь Феклуше покрыть косу и что сделать, чтобы мальчик
Гришка не был мачехой недоволен.
Для нее все это было полно живого интереса, может быть совершенно
непонятного ее внучкам.
В Орле, когда бабушка приезжала к нам, дружбой ее пользовались соборный
отец Петр, купец Андросов и Голован, которых для нее и "призывали к
разговору".
Разговоры, надо полагать, и здесь были не пустые, не для одного
препровождения времени, а, вероятно, тоже про какие-нибудь деда, вроде
падавшей на кого-нибудь морали или неудовольствий мальчика с мачехой.
У нее поэтому могли быть ключи от многих тайностей, для нас, пожалуй,
мелких, но для своей среды весьма значительных.
Теперь, в это последнее мое свидание с бабушкой, она была уж очень
стара, но сохраняла в совершенной свежести свой ум, память и глаза. Она
еще шила.
И в этот раз я застал ее у того же рабочего столика с верхней паркетной
дощечкой, изображавшей арфу, поддерживаемую двумя амурами.
Бабушка спросила меня: заезжал ли я на отцову могилу, кого видел из
родных в Орле и что поделывает там дядя? Я ответил на все ее вопросы и
распространился о дяде, рассказав, как он разбирается со старыми
"лыгендами".
Бабушка остановилась и подняла на лоб очки. Слово "лыгенда" ей очень
понравилось: она услыхала в нем наивную переделку в народном духе и
рассмеялась.
- Это, - говорит, - старик чудесно сказал про лыгенду.
А я говорю:
- А мне, бабушка, очень бы хотелось знать, как это происходило на самом
деле, не по лыгенде.
- Про что же тебе именно хотелось бы знать?
- Да вот про все это: какой был этот Голован? Я его ведь чуть-чуть
помню, и то все с какими-то, как старик говорит, лыгендами, а ведь,
конечно же, дело было просто...
- Ну, разумеется, просто, но отчего вас это удивляет, что наши люди
тогда купчих крепостей избегали, а просто продажи в тетрадки писали? Этого
еще и впереди много откроется. Приказных боялись, а своим людям верили, и
все тут.
- Но чем, - говорю, - Голован мог заслужить такое доверие? Мне он, по
правде сказать, иногда представляется как будто немножко... шарлатаном.
- Почему же это?
- А что такое, например, я помню, говорили, будто он какой-то волшебный
камень имел и своею кровью или телом, которое в реку бросил, чуму
остановил? За что его "несмертельным" звали?
- Про волшебный камень - вздор. Это люди так присочинили, и Голован
тому не виноват, а "несмертельным" его прозвали потому, что в этаком
ужасе, когда над землей смертные фимиазмы стояли и все оробели, он один
бесстрашный был, и его смерть не брала.
- А зачем же, - говорю, - он себе ногу резал?
- Икру себе отрезал.
- Для чего?
- А для того, что у него тоже прыщ чумной сел, Он знал, что от этого
спасенья нет, взял поскорее косу, да всю икру и отрезал.
- Может ли, - говорю, - это быть!
- Конечно, это так было.
- А что, - говорю, - надо думать о женщине Павле?
Бабушка на меня взглянула и отвечает:
- Что же такое? Женщина Павла была Фрапошкина жена; была она очень
горестная, и Голован ее приютил.
- А ее, однако, называли "Головановым грехом".
- Всяк по себе судит и называет; не было у него такого греха.
- Но, бабушка, разве вы, милая, этому верите?
- Не только верю, но я это _знаю_.
- Но как можно это _знать_?
- Очень просто.
Бабушка обратилась к работавшей с нею девочке и послала ее в сад
набрать малины, а когда та вышла, она значительно взглянула мне в глаза и
проговорила:
- Голован был _девственник_!
- От кого вы это знаете?
- От отца Петра.
И бабушка мне рассказала, как отец Петр незадолго перед своей кончиною
говорил ей, какие люди на Руси бывают неимоверные и что покойный Голован
был девственник.
Коснувшись этой истории, бабушка вошла в маленькие подробности и
припомнила свою беседу с отцом Петром.
- Отец Петр, - говорит, - сначала и сам усумнился и стал его подробнее
спрашивать и даже намекнул на Павлу. "Нехорошо, говорит, это: ты не
каешься, а соблазняешь. Не достойно тебе держать у себя сию Павлу. Отпусти
ее с богом". А Голован ответил: "Напрасно это вы, батюшка, говорите: пусть
лучше она живет у меня с богом, - нельзя, чтобы я ее отпустил". - "А
почему?" - "А потому, что ей головы приклонить негде..." - "Ну так,
говорит, женись на ней!" - "А это, отвечает, невозможно", - а почему
невозможно, не сказал, и отец Петр долго насчет этого сомневался; но Павла
ведь была чахоточная и недолго жила, и перед смертью, когда к ней пришел
отец Петр, то она ему открыла всю причину.
- Какая же, бабушка, была эта причина?
- Они жили по любви _совершенной_.
- То есть как это?
- Ангельски.
- Но, позвольте, для чего же это? Ведь муж Павлы пропал, а есть закон,
что после пяти лет можно выйти замуж. Неужто они это не знали?
- Нет, я думаю, знали, но они еще кое-что больше этого знали.
- Например, что?
- А например, то, что муж Павлы всех их пережил и никогда не пропадал.
- А где же он был?
- В Орле!
- Милая, вы шутите?
- Ни крошечки.
- И кому же это было известно?
- Им троим: Головану, Павле да самому этому негодивцу. Ты можешь
вспомнить Фотея?
- Исцеленного?
- Да как хочешь его называй, только теперь, когда все они перемерли, я
могу сказать, что он совсем был не Фотей, а беглый солдат Фрапошка.
- Как! это был Павлы муж?
- Именно.
- Отчего же?.. - начал было я, но устыдился своей мысли и замолчал, но
бабушка поняла меня и договорила:
- Верно, хочешь спросить: отчего его никто другой не узнал, а Павла с
Голованом его не выдали? Это очень просто: другие его не узнали потому,
что он был не городской, да постарел, волосами зарос, а Павла его не
выдала жалеючи, а Голован ее любячи.
- Но ведь юридически, по закону, Фрапошка не существовал, и они могли
ожениться.
- Могли - по юридическому закону могли, да по закону своей совести не
могли.
- За что же Фрапошка Голована преследовал?
- Негодяй был покойник, - разумел о них как прочие.
- А ведь они из-за него все счастие у себя и отняли!
- Да ведь в чем счастье полагать: есть счастье праведное, есть счастье
грешное. Праведное ни через кого не переступит, а грешное все перешагнет.
Они же первое возлюбили паче последнего...
- Бабушка, - воскликнул я, - ведь это удивительные люди!
- Праведные, мой друг, - отвечала старушка.
Но я все-таки хочу добавить - и удивительные и даже невероятные. Они
невероятны, пока их окружает легендарный вымысел, и становятся еще более
невероятными, когда удается снять с них этот налет и увидать их во всей их
святой простоте. Одна одушевлявшая их _совершенная_ любовь поставляла их
выше всех страхов и даже подчинила им природу, не побуждая их ни
закапываться в землю, ни бороться с видениями, терзавшими св.Антония
(*39).

1880



ПРИМЕЧАНИЯ

16 октября 1880 года Лесков пишет в редакцию "Исторического вестника"
С.Н.Шубинскому: "Голован" весь написан вдоль, но теперь надо его пройти
"поперек". В конце письма - снова тревожные ноты: "Голован" ...вышел
слабее других (рассказов о праведниках. - Л.К.). Надо бы его хорошенько
постругать. Не торопите до последней возможности" (т. 10, с. 472-473).

1. Неточная цитата из стихотворения Державина "Памятник".
2. Молокане - религиозная секта в России, придерживавшаяся аскетических
правил жизни и не признававшая обрядов официальной церкви.
3. "Прохладный вертоград" - лечебный справочник, переведенный с
греческого Симеоном Полоцким для царевны Софьи в XVII веке.
4. Веред - чирей, нарыв.
5. Во удесех - в членах.
6. Сафонова жила - жила между большим и указательным пальцами.
7. Спатика - жила на правой стороне тела.
8. Базика - жила на левой стороне тела.
9. Дондеже - пока.
10. Антель - проскурняк (лечебная трава).
11. Водка буглосовая - настоянная на траве буглос (воловий язык).
12. Митридат - по имени врача Митридата Эвпатора (132-63 до н.э.) -
универсальное лечебное средство из пятидесяти четырех элементов.
13. Сворбориновый уксус - настоянный на шиповнике.
14. Оленьи слезы или безоар-камень - камень из желудка козы, ламы,
используемый как народное лекарство.
15. Егорий Светлохрабрый - день Егория Храброго 23 апреля.
16. Никодим - орловский епископ в 1828-1839 годах.
17. Иметь еще одну кавалерию - стать кавалером ордена еще раз.
18. Аполлос (1745-1801) - орловский епископ с 1788 по 1798 год
(гражданская фамилия Байбаков).
19. Юрьева роса - роса в Юрьев день (23 апреля).
20. С Ивана до полу-Петра - с 8 мая до 30 июня.
21. Федосеевцы - старообрядческая секта, выделившаяся из беспоповцев в
начале XVIII века; проповедовали безбрачие, не признавали молитвы за царя.
Пилиппоны (филипповцы) - старообрядческая секта, проповедовавшая культ
самосожжения; отделилась от беспоповпев в 30-х годах XVIII века.
Перекрещиванцы (анабаптисты) - религиозная секта, в которой обряд крещения
производился над взрослыми людьми, с целью "сознательного" приобщения их к
вере. Хлысты - религиозная секта, возникшая в России в XVII веке;
"радения" сопровождались ударами хлыстом, исступленными песнопениями,
прыжками.
22. Зодия - одна из двенадцати частей Зодиака (греч.) - солнечного
пояса, древнего астрономического указателя. Каждая из двенадцати частей
круга (равная одному месяцу) носила имена тех созвездий, в которых
пребывало солнце при своем годичном движении (например, март назывался и
обозначался знаком Овна и т.д.).
23. Плезирная трубка - подзорная труба.
24. Краевич Константин Дмитриевич, (1833-1892) - русский ученый и
педагог.
25. Т.е. не распространял на Россию библейское пророчество Даниила о
пришествии мессии через 70x7 лет ("седьмины").
26. Поппе (Поп А.) (1688-1744) - английский поэт, автор поэмы "Опыт о
человеке".
27. Ермолов Алексей Петрович (1772-1861) - русский генерал, соратник
Суворова и Кутузова.
28. По-видимому, речь идет о мощах воронежского епископа Тихона
Задонского, открытых в августе 1861 года.
29. Девясил - растение, используемое в народе для лечения грудных
болезней.
30. Надхождение стени (древнеслав.) - приступ боли (стенаний).
31. Корчемство - торговля спиртными напитками (корчма - кабак),
независимая от государственной.
32. Описано Лесковым в "Заметке", опубликованной в "Русской жизни",
1894, N 83, а также в не изданной при его жизни статье "Где добывают
поддельные мощи".
33. Архитриклин (греч.) - старейшина, хозяин.
34. Совестный суд - учреждение в старой России, где спорные дела
решались не по закону, а по совести судей.
35. То есть освобождение крестьян без земли.
36. Номады (греч.) - кочевники.
37. Сердовые - средних лет люди.
38. Белый - старый (человек).
39. Святой Антоний (III в. до н.э.), согласно преданиям, многие годы
боролся с искушениями и видениями.


 

    

 




На главную страницу  
   
   
   
Яндекс цитирования    
По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru
футер сайта