Warning: include(../../blocks/do_head.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_rusklassic/knigi_online_str10/932.php on line 9

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/do_head.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_rusklassic/knigi_online_str10/932.php on line 9
логотип сайта www.goldbiblioteca.ru

Warning: include(../../blocks/verhonline.php) [function.include]: failed to open stream: Нет такого файла или каталога in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_rusklassic/knigi_online_str10/932.php on line 26

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../blocks/verhonline.php' for inclusion (include_path='.:/usr/local/zend-5.3/share/pear') in /home/users1/g/goldbiblioteca/domains/goldbiblioteca/online_rusklassic/knigi_online_str10/932.php on line 26

Островский Александр Николаевич. Собрание сочинений в 16 томах. Том 8. Пьесы 1877-1881 года 

Островский Александр Николаевич
Собрание сочинений в шестнадцати томах
Том 8. Пьесы 1877-1881

Правда — хорошо, а счастье лучше

Действие первое

ЛИЦА:
Амос Панфилыч Барабошев, купец, лет за 40, вдовый.
Мавра Тарасовна, его мать, полная и еще довольно свежая старуха, лет за 60, одевается по-старинному, но богато, в речах и поступках важность и строгость.
Поликсена, дочь Барабошева, молодая девушка.
Филицата, старая нянька Поликсены.
Никандр Мухояров, приказчик Барабошева, лет 30.
Глеб Меркулыч, садовник.
Палагея Григорьевна Зыбкина, бедная женщина, вдова.
Платон, ее сын, молодой человек.

Действие происходит в Москве.

Сад при доме Барабошевых: прямо против зрителей — большая каменная беседка с колоннами; на площадке, перед беседкой, садовая мебель: скамейки с задками на чугунных ножках и круглый столик; по сторонам кусты и фруктовые деревья; за беседкой видна решетка сада.
Явление первое
Входят Филицата и Зыбкина.
Зыбкина. Ах, ах, ах! Что ты мне сказала! Что ты мне сказала! То-то, я смотрю, девушка из лица изменилась, на себя не похожа.
Филицата. Все от любви, сердце ноет. И всегда так бывает, когда девушек запирают. Сидит, как в тюрьме, — выходу нет, а ведь уж в годах, уж давно замуж пора… Так чему дивиться-то?
Зыбкина. Да, да. Что ж вы ее замуж-то не отдаете? Неужели женихов нет?
Филицата. Как женихов не быть, четвертый год сватаются; и хорошие женихи были; да бабушка у нас больно характерна. Коли не очень богат, так и слышать не хочет; а были и с деньгами, так, вишь, развязности много, ученые речи говорит, ногами шаркает, одет пестро; что-нибудь да не по ней. Боится, что уважения ей от такого не будет. Ей, видишь ты, хочется зятя и богатого, и чтоб тихого, не из бойких, чтоб он с затруднением да не про все разговаривать-то умел; потому она сама из очень простого звания взята.
Зыбкина. Скоро ль ты его найдешь такого!
Филицата. И я то же говорю. Где ты нынче найдешь богатого да неразвязного? Кто его заставит длинный сертук надеть али виски гладко примазать? Вяжет-то человека что? Нужда. А богатый весь развязан и уж, обыкновенно, в цветных брюках… Ничего не поделаешь.
Зыбкина. Уж само собой, что в цветных; потому, Какая ж ему неволя!..
Филицата. Мудрит старуха над женихами, а внучка, между тем временем, влюбилась, да и сохнет сердцем. Кабы у нас знакомство было да вывозили Поликсену почаще в люди, так она бы не была так влюбчива; а из тюрьмы-то первому встречному рад: понравится и сатана лучше ясного сокола.
Зыбкина. Одного я понять не могу: в этакой крепости сидючи, за пятью замками, за семью сторожами, только и свету, что в окне, — как тут влюбиться? Мечтай сколько хочешь, а живого-то нет ничего. Ведь чтоб влюбиться очень-то, все-таки и видеться нужно, и поговорить хоть немножко.
Филицата. Ох, все это было, и не немножко. Разумеется, завсегда в этом мы, няньки, виноваты, мы — баловницы-то. Да ведь как и не побаловать! Вижу, в тоске томится — пусть, мол, поболтает с парнем для времяпровождения. А случай как не найти? Хоть сюда в сад проведу, никому и в лоб не влетит. А вот оно что вышло-то.
Зыбкина. Очень разве уж полюбила-то?
Филицата. До страсти полюбила. Сама суди: характер огневой, упорная, вся в бабушку. Вдруг ей придет фантазия; хочу, говорит, его видеть беспременно! А в другой раз никак нельзя, а ей вынь да положь, — вот и вертись нянька как знаешь, И день и ночь ноги трясутся, так вот и жду, так вот и жду, что до бабушки дойдет; куда мне тогда деваться-то? А моя ль вина, я давно твержу: «Пора, пора, что вы ее переращиваете, куда бережете?» Так бабушка-то у нас совсем состарилась, девичье-то положение понимать перестала. Я, говорит, живу же, ни об чем помышления не имею. На-ка! В семьдесят-то лет! А ты свою молодость вспомни!
Зыбкина. Диковинное дело, что у такого богатого, знаменитого купца дочь засиделась.
Филицата. Какой он богатый, какой знаменитый? Бабушка характерна, а он балалайка бесструнная, — никакого толку и не жди от них. Старуха-то богата, а у него своего ничего нет, он торгует от нее по доверенности, — дана ему небольшая; во сколько тысяч, уж не знаю. Да и то старуха за него каждый год приплачивает.
Зыбкина. Что ж им за радость в убыток торговать?
Филицата. Бабушка так рассуждает: хоть и в убыток, все-таки ему занятие; нарушь торговлю, при чем же он останется. Да уж морщится сама-то, видно, тяжело становится; а он, что дальше, то больше понятие терять начинает. Приказчик есть у нас, Никандра, такой-то химик, так волком и смотрит; путает хозяина-то еще пуще, от дела отводит, — где хозяину убыток, а ему барыш. Слышим мы, на стороне-то так деньгами и пошвыривает, а пришел в одном сертучишке.
Зыбкина. Знаю я все это, — сын мне сказывал.
Филицата. Ты за каким делом к хозяину-то пришла?
Зыбкина. Все об сыне. Да занят, говорят, хозяин-то, подождать велели. Взять я сына-то хочу, да опять беда, долг меня путает. Как поставила я его к вам на место, так хозяин мне вперед двести рублей денег дал, — нужда была у меня крайняя. И взял хозяин-то с меня вексель, чтоб сын заживал. Да вот горе-то мое, нигде Платоша ужиться не может.
Филицата. Отчего бы так? Кажется, он парень смирный.
Зыбкина. Такой уж от рождения. Ты помнишь, когда он родился-то? В этот год дела наши расстроились, из богатства мы пришли в бедность, муж долго содержался за долги, а потом и помер, сколько горя-то было у меня! Вот, должно быть, на ребенка-то и подействовало, и вышел он с повреждением в уме.
Филицата. Какого же роду повреждение у него?
Зыбкина. Все он, как младенец, всем правду в глаза говорит.
Филицата. В совершенный-то смысл не входит?
Зыбкина. Говорит очень прямо, ну, значит, ничего себе в жизни составить и не может. Учился он хоть на медные деньги, а хорошо, и конторскую науку он всю понял; учителя все его любили и похвальные листы ему давали — и теперь у меня в рамках на стенке висят. Ну, конечно, всякому мило в ребенке откровенность видеть, а он и вырос, да такой же остался. Учатся бедные люди для того, чтоб звание иметь да место получить; а он чему учился-то, все это за правду принял, всему этому поверил. А по-нашему, матушка, по-купечески: учись, как знаешь, хоть с неба звезды хватай, а живи не по книгам, а по нашему обыкновению, как исстари заведено.
Филицата. Что же ему у нас-то не живется?
Зыбкина. Да нельзя, матушка. Поступил он к вам в контору булгахтером, стал в дела вникать и видит, что хозяина обманывают; ему бы уж молчать, а он разговаривать стал. Ну, и что же с ним сделали! Начали все над ним смеяться, шутки да озорства делать, особенно Никандра; хозяину сказали, что он дела не смыслит, книги путает, — оттерли его от должности и поставили шутом. (Оглядываясь.) Какой у вас сад распрекрасный!
Филицата. Сама старуха за всем наблюдает; и сохрани бог, коли кто хоть одно яблоко тронет. А куда бережет? Ведь не торговать ими. Ужо, к вечеру, я пойду со двора, так занесу тебе десяточек либо два.
Зыбкина. Спасибо.
Филицата. Надо мне сходить по нашему-то делу; колдуна я нашла.
Зыбкина. Ужели колдуна?
Филицата. Колдун не колдун, а слово знает. Не поможет ли он моей Поликсене? Все его в Москве не было, увидала я его третьего дня, как обрадовалась!
Входит Глеб, крутя в зубах веревку из мочалы.
Явление второе
Филицата, 3ыбкина, Глеб.
Филицата. Меркулыч, ты мешок-то с яблоками убрал бы куда подальше; а то в кустах-то его видно. Сама пойдет да заметит, сохрани господи!
Глеб. Прибрано.
Филицата. То-то же.
Глеб. А ты почем знаешь, что он с яблоками? Может, там у меня жемчуг насыпан?
Филицата. Не жемчуг, видела я.
Глеб. Понюхала. Эко у вас любопытство! Ну уж!
Филицата. Тебя же берегу, Меркулыч.
Глеб. Не надо, я сам себя берегу. Кабы в сад, окромя меня да хозяев, никому ходу не было, ну, был бы я виноват; а то всякий ходит, значит с меня взыскивать нечего.
Филицата. Толкуй с тобой! Кому нужны ваши яблоки? Хоть и сшалит кто, ну десяток, много два во все лето, а ты мешками таскаешь.
Глеб. Я виноват не останусь, ты не сумлевайся!
Филицата. Да мне что.
Зыбкина. Заходи ко мне, как пойдешь к колдуну-то!
Филицата. Да уж пойду; там что ни выдет, а попробую я эту ворожбу. Вон, никак, сама идет, пойдем за ворота, постоим, потолкуем. (Уходят.)
Глеб. Я себе оправдание найду.
Входят: Мавра Тарасовна и Поликсена, Глеб отходит к стороне и подвязывает сук у дерева.
Явление третье
Мавра Тарасовна, Поликсена, Глеб.
Мавра Тарасовна. Нет уж, миленькая моя, что я захочу, так и будет, — никто, кроме меня, не властен в доме приказывать.
Поликсена. Ну и приказывайте, кто ж вам мешает!
Мавра Тарасовна. И приказываю, миленькая, и все делается по-моему, как я хочу.
Поликсена. Ну, вот прикажите, чтоб солнце не светило, чтоб ночь была.
Мавра Тарасовна. К чему ты эти глупости! Нешто я могу, коли божья воля?..
Поликсена. И многого вы, бабушка, не можете; так только уж очень вы об себе высоко думаете.
Мавра Тарасовна. Что бы я ни думала, а уж знаю я, миленькая, наверно, что ты-то вся в моей власти: что только задумаю, то над тобой и сделаю.
Поликсена. Вы полагаете?
Мавра Тарасовна. Да что мне полагать? Я без положения знаю. Полагайте уж вы, как хотите, а мое дело вам приказы давать, вот что.
Поликсена. Стало быть, вы воображаете, что мое сердце вас послушает: кого прикажете, того и будет любить?
Мавра Тарасовна. Да что такое за любовь? Никакой любви нет, пустое слово выдумали. Где много воли дают, там и любовь проявляется, и вся эта любовь — баловство одно. Покоряйся воле родительской — вот это твое должное; а любовь не есть какая необходимая, и без нее, миленькая, прожить можно. Я жила, не знала этой любви, и тебе незачем.
Поликсена. Знали, да забыли.
Мавра Тарасовна. Вот как не знала, что я старуха старая, а мне и теперь твои слова слушать стыдно.
Поликсена. Прежде так рассуждали, а теперь уж совсем другие понятия.
Мавра Тарасовна. Ничего не другие, и теперь все одно; потому женская природа все та же осталась; какая была, такая и есть, никакой в ней перемены нет, ну и порядок все тот же: прежде вам воли не давали, стерегли да берегли, — и теперь умные родители стерегут да берегут.
Поликсена (смеясь). Ну, и берегите, да только хорошенько!.. (Отходит к стороне.)
Мавра Тарасовна (Глебу). Вижу я, Меркулыч, что тебе у нас жить надоело, — больно хорошо место, не по тебе. Так ищи себе такого, где от вас дела не спрашивают, за пропажу не взыскивают! Оглядись хорошенько, что у нас в саду-то! Где ж яблоки-то? Точно Мамай с своей силой прошел; много ль их осталось?
Глеб. Убыль есть, Мавра Тарасовна, это я вижу, это правда ваша; у вас глаз на это верный, золотой глаз, — убыль есть, это так точно.
Поликсена (смеясь). Яблоков уберечь не можете, а хотите…
Мавра Тарасовна. Погоди, Глеб, постой! до тебя очередь после дойдет. (Медленно подходит к Поликсене.) Это ты что же, миленькая, с кем так разговариваешь?
Поликсена. Сама про себя. Да я уж и забыла, что сказала.
Мавра Тарасовна. Ты не огорчайся, что ты позабыла; я запомню. Будешь ты сидеть дома под замком вплоть до свадьбы.
Поликсена. До какой свадьбы?
Мавра Тарасовна. А вот когда я найду тебе, миленькая, жениха по своей мысли.
Поликсена. А коли найдете по своей мысли, так сами за него и выходите, а мне какая надобность.
Мавра Тарасовна. Уж извини, надобностей твоих мы разбирать не станем, а отдадим за кого нам нужно.
Поликсена. Утешайтесь в мыслях-то, утешайтесь!
Мавра Тарасовна. Да не то что в мыслях, а и на деле будет то самое. Знаю я это твердо и так-то покойна, как нельзя быть лучше.
Поликсена. Бывает, что и бегают из дому-то.
Мавра Тарасовна. Бегают, у кого привязки нет.
Поликсена. А меня что удержит?
Мавра Тарасовна. Приданое богатое. Пожалеешь его, миленькая, не бросишь. Да вот что: уж очень ты разговорилась, — а птица ты еще не велика, и не пристало мне с тобой много разговорных слов говорить. Есть у тебя охота, так болтай с нянькой. На то она в доме, чтоб твои глупости слушать, за то ей и жалованье платят. Ты грезишь, словно к зубам, а она поддакивает, — вот вам и занятие, — будто дело делаете. Мне распорядок в доме вести, а не балясы с вами точить. А ты мне убегом не грози! Коли замки у нас старые плохи, так слесаря нам по знакомству новые сделают, покрепче.
Поликсена. И вы мне, бабушка, замками не грозите! Кому неволя опротивеет, кто захочет из нее вырваться, тот себе дорогу найдет.
Мавра Тарасовна. Куда это, не слыхать ли?
Поликсена (на ухо бабушке). В могилу. (Уходит.)
Явление четвертое
Мавра Тарасовна, Глеб.
Мавра Тарасовна. Где же, Меркулыч, яблоки-то?
Глеб. Яблоки? Это точно, как я теперь замечаю, их бы надо больше быть, — умаление есть.
Мавра Тарасовна. Да от чего умаление-то?
Глеб. Вот что, сударыня, Мавра Тарасовна: я их стеречь приставлен…
Мавра Тарасовна. Ну да, ты; я с тебя и спрашиваю.
Глеб. Позвольте! Я их стеречь приставлен, так вы себя успокойте, я вам вора предоставлю.
Мавра Тарасовна. Давно б тебе догадаться. Да ты, пожалуй, далеко искать станешь, так не скоро найдешь; не поискать ли нам самим поближе?
Глеб. Я вам вора предоставлю; потому мне тоже слушать такие слова от вас — ой-ой!
Мавра Тарасовна. Напраслину терпишь, миленький, задаром обидели?
Глеб. Что угодно говорите, на все ваша воля… А только я вам вот что скажу: нам без ундера никак нельзя.
Мавра Тарасовна. Какого, миленький, ундера, на что он нам?
Глеб. У ворот поставить. Сторожка у нас новая построена, вот он тут и должен существовать.
Мавра Тарасовна. У нас дворники есть.
Глеб. Ну, что дворники! Мужики — одно слово.
Мавра Тарасовна. Ундер ундером, это наше дело; а я с тобой об яблоках толкую.
Глеб. Да ундер для всего лучше, особливо если с кавалерией. Кто идет — он опрашивает: к кому, зачем; кто выходит — он осмотрит, не несет ли чего из дому. Как можно! Первое дело — порядок, второе дело — вид. Купеческий дом, богатый, да нет ундера у ворот — это что ж такое!
Мавра Тарасовна. Ундера, это правда, для всякой осторожности… Я прикажу поискать.
Глеб. А вора, вы не беспокойтесь, я вам найду, я его устерегу. Не для вас, а для себя постараюсь, потому этот вор должен меня оправдать перед вами. Вам обидно, я вижу, вижу; но, однако, и мне… такое огорчение… это хоть кому…
Мавра Тарасовна. Ты с огорчения-то, пожалуй…
Глеб. Ну уж не знаю, перенесу ли. Я вам наперед докладываю. Вон хозяин в сад вышел. (Уходит.)
Входят Барабошев и Мухояров.
Явление пятое
Мавра Тарасовна, Барабошев, Мухояров.
Мухояров (Барабошеву). Давно я вас приглашаю: пожалуйте в контору; потому — хозяйский глаз… без него невозможно…
Барабошев. Не в расположении. (Матери.) Маменька, я расстроен. (Мухоярову.) Мне теперь нужен покой… Понимай! Одно слово, и довольно. (Матери.) Маменька, я сегодня расстроен.
Мавра Тарасовна. Уж слышала, миленький, что дальше-то будет?
Барабошев. Все так и будет, в этом направлении. Я не в себе.
Мавра Тарасовна. Ну мне до этих твоих меланхолиев нужды мало; потому ведь не божеское какое попущение, а за свои деньги, в погребке или в трактире, расстройство-то себе покупаете.
Барабошев. Верно… Но при всем том и обида.
Мавра Тарасовна. Так вот ты слушай, Амос Панфилыч, что тебе мать говорит!
Барабошев. Могу.
Мавра Тарасовна. Нельзя же, миленький, уж весь-то разум пропивать; надо что-нибудь, хоть немножко, и для дому поберечь.
Барабошев. Я так себя чувствую, что разуму у меня для дому достаточно.
Мавра Тарасовна. Нет, миленький, мало. У тебя и в помышления нет, что дочь — невеста, что я к тебе третий год об женихах пристаю.
Барабошев. Аккурат напротив того, как вы рассуждаете, потому как я постоянно содержу это на уме.
Мавра Тарасовна. Да что их на уме-то содержать, ты нам-то их давай.
Барабошев. Через этих-то самых женихов я себе расстройство и получил. Вы непременно желаете для своей внучки негоцианта?
Мавра Тарасовна. Какого негоцианта! Так, купца попроще.
Барабошев. Все одно — негоцианты разные бывают: полированные и не полированные. Вам нужно черновой отделки, без политуры и без шику, физиономия опойковая, борода клином, старого пошибу, суздальского письма? Точно такого негоцианта я в предмете и имел, но на деле вышел конфуз.
Мавра Тарасовна. Почему же так, миленький?
Барабошев. Извольте, маменька, понимать, я сейчас вам буду докладывать. Сосед, Пустоплесов, тоже дочери жениха ищет.
Мавра Тарасовна. Знаю, миленький.
Барабошев. Стало быть, нам нужно ту осторожность иметь, чтобы себя против него не уронить. Спрашиваю я его: «Кого имеете в предмете?» — «Фабриканта», — говорит. Я думаю: «Значит, дело вровень, ушибить ему нас нечем?» Только по времени слышу от него совсем другой тон. Намедни сидим с ним в трактире, пьем мадеру, потом пьем лафит «Шато ля роз», новый сорт, мягчит грудь и приятные мысли производит. Только опять зашла речь об этих женихах-мануфактуристах. «Вы, говорит, отдавайте, дело хорошее, вам такого и надо; а я раздумал». — «Почему?» — спрашиваю. «А вот увидишь», — говорит. Только вчера встречаю его, едет в коляске сам-друг, кланяется довольно гордо и показывает мне глазом на своего компаниона. Гляжу — полковник в лучшем виде и при всем параде.
Мухояров. Однако плюха.
Мавра Тарасовна. Ай, ай, миленький!
Барабошев. Как я на ногах устоял, не знаю. Что я вина выпил с огорчения! «Шато ля роз» не действует, а от мадеры еще пуще в жар кидает… Велите-ка, маменька, дать холодненького.
Мавра Тарасовна. Прохладиться-то, миленький, еще успеешь… Видела я, сама видела, что к ним военный подъезжал. Как же нам думать с Поликсеной-то?
Барабошев. Ты скажи, маменька, обида это или нет!
Мавра Тарасовна. Ну, как не обида? Само собой, обида.
Барабошев. Поклонился да глазами-то так скосил на полковника — на-ка, мол, Барабошев, почувствуй!
Мавра Тарасовна. Ведь зарезал, миленький, зарезал он нас.
Мухояров. Он теперь в мыслях-то подобно как на колокольне, а вы с грязью вровень-с.
Мавра Тарасовна. Но до этого случая ему возноситься над нами было нечем, Амос Панфилыч ни в чем ему переду не давал.
Барабошев. И теперь не дадим. Раскошеливайся, маменька, камуфлет изготовим.
Мавра Тарасовна. Да какой такой камуфлет?
Барабошев. К ним в семь часов господин полковник наезжает, и все они за полчаса ждут у окон, во все глаза смотрят, — и сейчас — без четверти семь, — подъезжает к нашему крыльцу генерал. Вот мы им глазами-то и покажем.
Мухояров. Закуска важная! Сто твоих помирил, да пятьсот в гору.
Мавра Тарасовна. Да где ж ты, миленький, генерала возьмешь?
Барабошев. В образованных столицах, где живут люди просвещенные, там на всякое дело можно мастера найти. Ежели вам нужно гуся, вы едете в Охотный ряд, а ежели нужно жениха…
Мавра Тарасовна. Ну, само собой, к свахам.
Барабошев. К этому самому сословию мы и обращались и нашли настоящую своему делу художницу. Никандра, как она себя рекомендовала?
Мухояров. «Только птичьего молока от меня не спрашивайте; потому негде взять его; а то нет того на свете, чего бы я за деньги не сделала».
Барабошев. Одно слово, баба орел, из себя королева, одевается в бархат, ходит отважно, говорит с жаром, так даже, что крылья у чепчика трясутся, точно он куда лететь хочет.
Мавра Тарасовна. И тебе не страшно будет, миленький, с генералом-то разговаривать?
Барабошев. У меня разговор свободный, точно что льется, без всякой задержки и против кого угодно. Такое мне дарование дано от бога разговаривать, что даже все удивляются. По разговору мне бы давно надо в думе гласным быть или головой; только у меня в уме суждения нет и что к чему — этого мне не дано. А обыкновенный разговор, окромя сурьезного, у меня все равно что бисер.
Мавра Тарасовна. У тебя есть дарование, а мне-то как, миленький?
Барабошев. И вы так точно, под меня подражайте!
Мавра Тарасовна. А денег-то сколько нужно, как это генералу полагается?
Барабошев. Деньги все те же; но лучше отдать их вельможе, чем суконному рылу.
Мавра Тарасовна. Да шутишь ты, миленький, или вправду?
Барабошев. Завтрашнего числа развязка всему будет: придет сваха с ответом; и тогда у нас рассуждение будет, какой генералу прием сделать.
Мавра Тарасовна. Нам хоть кого принять не стыдно, дом как стеклышко.
Барабошев. Об винах надо будет заняться основательно, сделать выборку из прейскурантов.
Мавра Тарасовна. Да, вот еще, не забыть бы: нужно нам ундера к воротам для всякого порядку; а теперь, при таком случае, оно и кстати.
Барабошев. Это дело самое настоящее, я об ундере давно воображал.
Мавра Тарасовна. Так я велю поискать, нет ли у кого из прислуги знакомого. (Уходит.)
Входит 3ыбкина.
Явление шестое
Барабошев, Мухояров, 3ыбкина.
Зыбкина (кланяясь). Я к вам, Амос Панфилыч.
Барабошев. Оченно вижу-с. Чем могу служить? Приказывайте!
Зыбкина. Наше дело — кланяться, а не приказывать. Насчет сынка.
Барабошев. Что же будет вам угодно?
Зыбкина. Коли он к вашему делу не нужен, так вы его лучше отпустите!
Барабошев. В хорошем хозяйстве ничего не бросают; потому всякая дрянь пригодиться может.
Зыбкина. Да что ж ему у вас болтаться; он в другом месте при деле может быть.
Барабошев. И сейчас при должности находится, он у нас заместо Балакирева.
Зыбкина. Он должен свое дело делать, чему обучен; ему стыдно в такой должности быть.
Барабошев. А коли это звание для него низко, мы его можем уволить. Сам плакать об нем не буду и другим не прикажу.
Зыбкина. Так уж сделайте одолжение, отпустите его!
Барабошев. Я против закону удерживать его не могу, потому всякий человек свою волю имеет. Но из вашего разговору я заключаю так, что вы деньги принесли по вашему документу.
Зыбкина. Уж деньги-то я вас покорно прошу подождать.
Барабошев. Да-с, это, по-нашему, пустой разговор называется. Разговаривать нужно тогда, когда в руках есть что-нибудь; а у вас нет ничего, значит, все ваши слова только одно мечтание. Но мечтать вы можете сами с собой, и я вас прошу своими мечтами меня не беспокоить. У нас, коммерсантов, время даже дороже денег считается. Затем до приятного свидания (кланяется), и потрудитесь быть здоровы! (Мухоярову.) Никандра, какие у нас дела по конторе спешные?
Мухояров. Задержка в корреспонденции; побудительные письма нужно подписать; потому платежи в большом застое.
Барабошев. Скажи Платону Иванову Зыбкину, чтобы он все, что экстренное, сюда принес.
Мухояров уходит.
Зыбкина. Я одного боюсь, Амос Панфилыч, как бы он на ваши шутки вам не согрубил, пожалуй, что обидное скажет.
Барабошев. Никак не может; потому обида только от равного считается. Мы над кем шутим, так даже и ругаться дозволяем; это для нас одно удовольствие.
Зыбкина. Нечего делать, надо будет денег искать.
Барабошев. Сделайте одолжение! И ежели где очень много найдете, так покажите и нам, и мы в оном месте искать будем. Честь имею кланяться.
Зыбкина уходит. Входят: Мухояров и Платон Зыбкин, в руках у него письма и чернильница с пером.
Явление седьмое
Барабошев, Мухояров, Зыбкин.
Барабошев. Корреспонденция?
Платон. Совершенно справедливо-с. (Кладет письма на столик и ставит чернильницу.)
Барабошев. А сколько писем? Чтоб не было мне утомления…
Платон. Подпишете без утомления; потому только пять.
Барабошев (шутя). Почему, братец, нечетка? Как ты неаккуратен.
Мухояров. Сколько чего, вы его не спрашивайте; он в счете сбивчивость имеет.
Платон. Нет, я счет твердо знаю и тебя поучу.
Мухояров. Извольте подписывать, после сосчитаем. (Подкладывает еще письмо и делает знак Барабошеву.)
Барабошев (подписывая). Я пять подписал, а вот еще. (Берет письмо, которое положил Мухояров.)
Мухояров. Я говорю, что счету не знает-с.
Платон. Моих пять, а шестого я не знаю-с.
Барабошев. Кто же из нас кого обманывает? Чья это рука?
Мухояров. Его-с. А ты, Платон, не отпирайся, нехорошо.
Платон (подходя). Позвольте! Я свою руку знаю. (Смотрит на письмо, потом с испугом хватается за карман.) Это письмо у меня украли… Оно сюда не принадлежит… Пожалуйте! Это я сам про себя… Это мое сочинение. (Хочет взять письмо.)
Барабошев. Осади назад, осади назад! Ты мне сам его подал, значит, я вправе делать с ним что хочу.
Платон. Позвольте, позвольте! Что я вам скажу… вы, может, не знаете… Да ведь это неблагородно, это довольно даже низко, Амос Панфилыч, чужие письма читать.
Барабошев. Что для меня благородно, что низко, я сам знаю: ни в учителя, ни в гувернеры я тебя не нанимал. Не пристань ты ко мне, я б твою литературу бросил, потому, окромя глупости, ты ничего не напишешь; а теперь ты меня заинтересовал, пойми!
Платон. Амос Панфилыч, ну имейте сколько-нибудь снисхождения к людям!
Барабошев. Стало быть, это тебе будет неприятно?
Платон. Да не то что неприятно, а для чувствительного человека это подобно казни, когда над его чувствами смеются.
Барабошев. А ты разве чувствительный человек? Мы, братец, этого до сих пор не знали. Сейчас мы вставим двойные стекла (надевает пенсне) и будем разбирать твои чувствия.
Платон (отходя). В пустой чердак двойных стекол не вставляют.
Барабошев. Вы полагаете, что в пустой?
Платон. Да уж это так точно. (Хватаясь за голову.) Но за что же, боже мой, такое надругательство?
Барабошев. А вот за эти ваши каламбуры.
Мухояров. И за два года вперед зачти!
Барабошев. По вашим заслугам надо бы вам еще по затылку награждение сделать…
Платон. Что же, деритесь! Все это вы можете, и драться и чужие письма читать; но при всем том мне вас жалко, очень мне вас жалко, да-с.
Барабошев. Отчего ж это такая подобная скорбь у вас?
Платон. Оттого что вы купец богатый, известный, а такие ваши поступки, и даже хотите драться…
Барабошев. Так что же-с?
Платон. А то, что это есть верх необразования и подлость в высшей степени.
Входит Мавра Тарасовна, за ней Филицата и Поликсена, которые останавливаются в кустах.
Явление восьмое
Барабошев, Мухояров, Платон, Мавра Тарасовна, Филицата, Поликсена.
Барабошев. Пожалуйте, маменька! Очень вы кстати, сейчас мы вам развлечение доставим, будем читать сочинение господина Зыбкина.
Мавра Тарасовна садится. Поликсена прислушивается из кустов.
Платон. Вот уж благодарю, вот уж покорно вас благодарю! Куда как благородно!
Барабошев (читает). «Красота несравненная и душа души моей». Важно! Ай да Зыбкин.
Платон. Эх! Как это довольно подло, что вы делаете!
Барабошев (читает). «Любить и страдать, вот что мне судьба велела. Нельзя открыть душу, нельзя показать чувства — невежество осмеет тебя и растерзает твое сердце. Люди необразованные имеют о себе высокое мнение только для того, чтоб иметь высокое давление над нами бедными. Итак, я должен молчать и в молчании томиться».
Мавра Тарасовна (сыну). Что ж это, миленький, такое написано?
Барабошев. Любовное письмо от кавалера к барышне.
Мавра Тарасовна. Какой же это кавалер?
Барабошев. А вот рекомендую: чувствительный человек и несостоятельный должник! Он должен мне по векселю двести рублей, на платеж денег не имеет и от этого самого впал в нежные чувства.
Мавра Тарасовна. К кому же это он, любопытно бы…
Барабошев. И даже очень любопытно. (Платону.) Слышишь, Зыбкин: нам с маменькой любопытно знать твой предмет, так потрудись объяснить, братец.
Платон. Мало ли кому что любопытно! Нет уж, будет с вас. Я так, про себя писал.
Мухояров. Да ты тень-то не наводи, говори прямо!
Мавра Тарасовна. Скажи, миленький! Вот и посмеемся все вместе, все-таки забава.
Платон. Умру, не скажу.
Барабошев. Он сейчас, маменька, скажет, у меня есть на него талисман. (Вынимает вексель.) Видишь свой документ? Коли скажешь, год буду деньги ждать.
Платон. Да невозможно. Смейтесь надо мной одним, чего вам еще нужно?
Мухояров. Как есть храбрый лыцарь, но, при всем том, без понятия к жизни.
Барабошев. Мало тебе этого? Ну, изорву, коли скажешь.
Платон. Жилы из меня тяните — не скажу.
Барабошев. Ну так пеняй на себя! Сейчас пишу уплату, двадцать пять рублей тебе за месяц. Ставлю бланк, без обороту на меня. (Пишет на векселе.) Передаю вексель доверенному моему. (Отдает вексель Мухоярову.) Видишь?
Платон. Что ж, ваша воля, отдавайте кому хотите.
Барабошев (Мухоярову). Завтра же представь вексель, получи исполнительный лист и (показывая на Зыбкина) опусти его в яму.
Платон (с испугом). Как, в яму, зачем? Я молодой человек, помилуйте, мне надо работать, маменьку кормить.
Барабошев. Ничего, братец, посиди, там не скучно; мы тебя навещать будем.
Мавра Тарасовна. Да, миленький, в богатстве-то живя, мы бога совсем забыли, нищей братии мало помогаем; а тут будет в заключении свой человек, все-таки вспомнишь к празднику, завезешь калачика, то, другое — на душе-то и легче.
Барабошев. Покорись, братец!
Платон (опустив голову). Ну, в яму, так в яму! Но только я теперь ожесточился.
Мавра Тарасовна. Какой ты, миленький, глупый! Двести рублей для вас велики деньги, хоть бы мать-то пожалел.
Платон. Ах, уж не мучьте меня!
Мавра Тарасовна. Ведь так, чай, какая-нибудь полоумная либо мещанка забвенная. Хорошая девушка, из богатого семейства, тебя не полюбит; ну, что ты за человек на белом свете!
Платон. Ничем я не хуже вас, вот что! Я молодой человек, наружность мою одобряют, за свое образование я личный почетный гражданин.
Мухояров. Нет, не личный — а ты лишний почетный гражданин.
Барабошев. Вот это верно, что ты лишний.
Платон. Нет, вы лишние-то, а я нужный, я ученый человек, могу быть полезен обществу. Я патриот в душе и на деле могу доказать.
Барабошев. Какой ты можешь быть патриот? Ты не смеешь и произносить… потому это высоко и не тебе понимать.
Платон. Понимаю, очень хорошо понимаю. Всякий человек, что большой, что маленький, — это все одно, если он живет по правде, как следует, хорошо, честно, благородно, делает свое дело себе и другим на пользу, — вот он и патриот своего отечества. А кто проживает только готовое, ума и образования не понимает; действует только по своему невежеству, с обидой и с насмешкой над человечеством, и только себе на потеху, тот мерзавец своей жизни.
Барабошев. А как ты обо мне понимаешь? Ежели я ни то, ни другое и, промежду всего этого, хочу быть сам по себе?
Платон. Да уж нельзя, только два сорта и есть, податься некуда: либо патриот своего отечества, либо мерзавец своей жизни.
Барабошев. В таком случае поди вон и ожидай себе по заслугам.
Мухояров. А вот он у меня другую песню запоет.
Платон. Всю жизнь буду эту песню петь, другой никто меня не заставит.
Барабошев. Однако у меня от этих глупых прениев в горле пересохло. Маменька, попотчуйте холодненьким, не заставьте умереть от жажды!
Мавра Тарасовна. Пойдем, миленький, и я с тобою выпью. Какое это вино расчудесное, ежели его пить с разумом.
Платон. Прощайте, бабушка.
Мавра Тарасовна. Прощай, внучек! бабушка я, да только не тебе.
Барабошев. Господин Зыбкин, до свидания у Воскресенских ворот! (Мухоярову.) Проводи его честь честью!
Платон. Чему вы рады? Кого вы гоните? Разве вы меня гоните? Вы правду от себя гоните, вот что!
Уходит, за ним Мухояров, Мавра Тарасовна и Барабошев. Из кустов выходят Поликсена и Филицата.
Явление девятое
Поликсена, Филицата.
Поликсена. Няня, няня, Филицата!
Филицата (не слушая). Ай, что он тут наделал-то, что натворил! На-ка, хозяевам в глаза так прямо.
Поликсена. Филицата, да слушай ты меня!
Филицата. Ну, что, что тебе?
Поликсена. Чтобы ночью, когда все уснут, он был здесь в саду! Слышишь ты, слышишь? Непременно.
Филицата. Что ты, что ты, опомнись! Тебя хотят за енарала отдавать, а ты ишь что придумываешь?..
Поликсена. Я тебе говорю, чтобы он был здесь ночью! И ничего слышать не хочу, — ты меня знаешь.
Филицата. Что ты об своей голове думаешь? На что он тебе? Он тебе совсем не под кадрель. Ну, хоть будь он какой советник, а то люди говорят, что он какой-то лишний на белом свете.
Поликсена. Так ты не хочешь? Говори прямо: не хочешь!
Филицата. Да с какой стати, и с чем это сообразно, коли тебя за енарала…
Поликсена (доставая деньги). Так вот что: поди, купи мне мышьяку!
Филицата. Ай, батюшки! Ай, что ты, греховодница!
Поликсена (отдавая деньги). Купи мне мышьяку! А если не купишь, я сама пойду. (Уходит.)
Филицата. Ай, погибаю, погибаю! Вот когда моей головушке мат пришел.

Действие второе

ЛИЦА:
3ыбкина.
Платон.
Мухояров.
Филицата.
Сила Ерофеич Грознов, отставной унтер-офицер, лет 70-ти, в новом очень широком мундире старой формы, вся грудь увешана медалями, на рукавах нашивки, фуражка теплая.

Бедная, маленькая комната в квартире Зыбкиной. В глубине дверь в кухню, у задней стены диван, над ним повешены в рамках школьные похвальные листы, налево окно, направо шкафчик, подле него обеденный стол; стулья простой, топорной работы. На столе тарелка с яблоками.
Явление первое
3ыбкина (сидит у окна), входит Платон.
Платон (садится утомленный). Готово. Теперь чист молодец, все заложил, что только можно было. Семи рублей не хватает, так еще часишки остались.
Зыбкина. А как жить-то будем?
Платон. А как птицы живут? У них денег нет. Только бы долг-то отдать, а то руки развязаны. Вот деньги-то. (Подает Зыбкиной деньги.) Приберите! Завтра снесем.
Зыбкина. А как жалко-то; столько денег в руках, и вдруг их нет.
Платон. Да ведь нечего делать: и плачешь, да отдаешь.
Зыбкина. Уж это первое дело — долг отдать, петлю с шеи скинуть, — последнего не пожалеешь. Бедно, голо, да зато совесть покойна, сердце на месте.
Платон. Как это, маменька, приятно, что у нас с вами мысли одинакие.
Зыбкина. А ты думаешь, ты один честный-то человек. Нет, и я понимаю, что коли брал, так отдать надо. Просто уж это очень.
Платон. А как я давеча этой ямы испугался.
Зыбкина. Ну вот! Да разве я допущу? Я последнее платье продам. Мухояров за тобой из трактира присылал, дело какое-то есть.
Платон. Надо идти, у него знакомства много, работы не достану ли через него.
Зыбкина. Поди. Убытку не будет, дома-то делать нечего.
Платон уходит.
Перечесть деньги-то да в комод запереть. (Считает деньги и запирает в шкафчик.)
Входит Филицата.
Явление второе
Зыбкина, Филицата.
Филицата. Снова здорово, соседушка!
Зыбкина. Здравствуй, Филицатушка! Садись! Как дела-то: по-прежнему, аль что новое есть?
Филицата. Ох, уж и не говори! Голова кругом идет.
Зыбкина. Была у колдуна-то?
Филицата. Была. До утра ворожбу-то отложили; уж завтра натощак, что бог даст; а теперь другая забота у меня. Вот видишь ли: хозяева наши хотят ундера на дворе иметь, у ворот поставить.
Зыбкина. Что ж, дело хорошее, при большом доме не лишнее.
Филицата. Вот я и ездила за ним, у меня знакомый есть; да куда ездила-то! В Преображенское. Привезла было его с собой, да не вовремя: видишь, дело-то к ночи, теперь хозяевам доложить нельзя, забранятся, что безо времени беспокоят их; а до утра чужого человека в доме оставить не смеем.
Зыбкина. Так вели ему завтра пораньше явиться, а теперь пусть домой идет.
Филицата. Что ты, что ты! Уж куда ему назад плестись да завтра опять такую даль колесить! Я его и сюда-то, в один конец, насилу довезла, боялась, что дорогой-то развалится.
Зыбкина. Старенький?
Филицата. Ветхий старичок.
Зыбкина. Так на что ж вам такого?
Филицата. Да что ж у нас работа, что ль, какая! У ворот-то сидеть трудность не велика. У нас два дворника, а его только для порядку; он кандидат, на линии офицера, весь в медалях, — вахмистр, как следует. Состарился, так уж это не его вина; лета подошли преклонные, ну и ослаб; а все ж таки своего геройства не теряет.
Зыбкина. Где ж он у тебя?
Филицата. У калитки на лавочке сидит, отдыхает: растрясло, никак раздышаться не может. Так вот я тебя и хочу просить: приюти ты его до утра, он человек смирный, солидный.
Зыбкина. Что ж, ничего, пусть ночует; за постой не возьму.
Филицата. Смирный он, смирный, ты не беспокойся! А уж я тебе за это сама послужу. Дай ему поглодать чего-нибудь, а уснет, где пришлось, — солдатская кость, к перинам не привычен. (Подходит к окну.) Сила Ерофеич, войдите в комнату! (Зыбкиной.) Сила Ерофеич его зовут-то. Сын-то у тебя где?
Зыбкина. По делу побежал недалеко.
Филицата. А и мне его нужно бы. Ну, да я к тебе еще зайду; далеко ль тут, всего через улицу перебежать. Кстати тебе яблочков кулечек принесу.
Зыбкина. Да у меня и прежние твои еще ведутся. Вот на столе-то.
Филицата. Ну все-таки не лишнее, — когда от скуки пожуешь; у меня ведь не купленные.
Входит Грознов.
Явление третье
Те же и Грознов.
Грознов (вытягиваясь во фрунт). Здравия желаю!
Зыбкина. Здравствуйте, Сила Ерофеич!
Филицата. Это моя знакомая, Палагея Григорьевна… Вот вы, Сила Ерофеич, здесь и ночуете.
Грознов. Благодарю покорно.
Зыбкина. Садитесь, Сила Ерофеич!
Грознов садится к столу.
Яблочка не угодно ли?
Грознов (берет яблоко с тарелки). Налив?
Зыбкина. Белый налив, мягкие яблоки.
Грознов. В Курске яблоки-то хороши… Бывало, набьешь целый ранец.
Зыбкина. А дешевы там яблоки?
Грознов. Дешевы, очень дешевы.
Зыбкина. Почем десяток?
Грознов. Ежели в саду, так солдату задаром, а с прочих не знаю; а на рынке тоже не покупал.
Зыбкина. Да, уж это на что дешевле!
Филицата. Ну, мне пора домой бежать. (Подходит к Грознову.) Вот что, Сила Ерофеич: чтоб вас завтра скорей в дом-то к нам допустили, вы, отдохнувши, сегодня же понаведайтесь к воротам. У нас завсегда либо дворник, либо кучер, либо садовник у ворот сидят; поговорите с ними, позовите их в трактир, попотчуйте хорошенько. Своих-то денег вам тратить не к чему, да вы и не любите, я знаю; так вот вам на угощение! (Дает рублевую бумажку.)
Грознов. Это хорошо, хорошо. Я так и сделаю, я люблю в компании-то, — особенно ежели на чужие-то…
Филицата. А завтра, когда придете, скажите, что мой родственник; вас прямо ко мне наверх и проводят задним крыльцом.
Грознов. Я скажу, кум. Я все, бывало, так-то и смолоду: когда нужно повидать либо вызвать кого, так кумом сказывался, хе-хе-хе.
Филицата. Значит, вас учить нечего.
Грознов. Что ученого учить! Тоже ведь ходок был.
Зыбкина. Да вы и сейчас на вид-то не очень чтобы… еще мужчина бравый.
Грознов. Что ж, я еще хоть куда, еще молодец; ну, а уж кумовство все ушло, — прежнего нет, тю-тю!
Явление четвертое
Зыбкина, Грознов.
Зыбкина. И рада бы я вас послушать, — очень я люблю, когда страшное что рассказывают, ну, и про королей, про принцев тоже интересно; да на уме-то у меня не то, свое горе одолело.
Грознов. Я про сражения-то уж плохо и помню, давно ведь это было. Прежде хорошо рассказывал, как Браилов брали, а теперь забыл. Я больше двадцати лет в чистой отставке; после-то все в вахмистрах да в присяжных служил, гербовую бумагу продавал.
Зыбкина. Все у денег, значит, были?
Грознов. Много их через мои руки перешло.
Зыбкина. А мы вот бьемся, так бьемся деньгами-то… Уж как нужны, как нужны!
Грознов. Кому они не нужны! Жить трудно стало: за все деньги плати.
Зыбкина. Жить-то бы можно; а вот долг платить тяжело.
Грознов. Да, платить тяжело; занимать гораздо легче.
Зыбкина. Ну, не скажите! Вот я понабрала деньжонок долг-то отдать, а все еще не хватает, да на прожитие нужно, — рублей тридцать бы призанять теперь; а где их возьмешь? У того нет…
Грознов. А у другого и есть, да не даст. Вот у меня и много, а я не дам.
Зыбкина. Что вы говорите?
Грознов. Говорю: денег много, а не дам.
Зыбкина. Да почему же?
Грознов. Жалко.
Зыбкина. Денег-то?
Грознов. Нет, вас.
Зыбкина. Как же это?
Грознов. Я проценты очень большие беру.
Зыбкина. Скажите! Да на что вам: вы, кажется, человек одинокий.
Грознов. Привычка такая. А вы кому должны?
Зыбкина. Купцу.
Грознов. Богатому?
Зыбкина. Богатому.
Грознов. Так и не платите. Об чем горевать-то! Вот еще! Нужно очень себя разорять.
Зыбкина. Да ведь по векселю.
Грознов. Да что ж за беда, что по векселю. Нет, что вы, помилуйте! И думать нечего! Не платите, да и все тут. А много ли должны-то?
Зыбкина. Да без малого двести рублей.
Грознов. Двести? Ни, ни, ни! Что вы, в уме ли!.. Столько денег отдать? Да ни под каким видом не платите!
Зыбкина. Да ведь он документ взял, говорю я вам.
Грознов. Ну, а взял, так что ж ему еще! И пусть его смотрит на документ-то.
Зыбкина. Да ведь посадит сына-то.
Грознов. Куда?
Зыбкина. В яму, к Воскресенским воротам.
Грознов. Что ж, это ничего, пущай посидит, там хорошо… пищу очень хвалят.
Зыбкина. Да ведь срам, помилуйте.
Грознов. Нет, ничего, там и хорошие люди сидят, значительные, компания хорошая. А бедному человеку, так и на что лучше: покойно, квартира теплая, готовая, хлеб все больше пшеничный.
Зыбкина. Это действительно, правда ваша; только жалко, сын ведь.
Грознов. Что его жалеть-то! Посидит да опять домой придет. Деньги-то жальче, они уж не воротятся, запрет их купец в сундук, вот и идите домой ни с чем. А спрятать их подальше да вынимать понемножку на нужду, так на сколько их хватит! Ну, пропади у вас столько денег, что бы вы сказали?
Зыбкина. Сохрани бог! С ума можно сойти.
Грознов. Украдут жалко; а своими руками отдать не жалко. Смешно. Руки-то по локоть отрубить надо, которые свое добро отдают.
Зыбкина. Справедливы ваши речи, очень справедливы; а все-таки у меня-то сомнение: чужие деньги, взятые, как их не отдать.
Грознов. Да вы разве на сбереженье брали? Коли на сбереженье брали, да они у вас целы, — так отдавайте. А я думал, это трудовые. Трудовые-то люди жалеют, берегут.
Зыбкина. Так вы не советуете отдавать?
Грознов. Купец от наших денег не разбогатеет; а себя разорите.
Зыбкина. Уж как я вам благодарна. Женский ум, что делать-то, всего не сообразишь. А ежели сын требовать будет?
Грознов. А что сын! Сиди, мол, вот и все! Надоест купцу кормовые платить, ну, и выпустит, либо к празднику кто выкупит.
Зыбкина. Как это все верно, что вы говорите.
Входят Платон и Мухояров. Грознов садится сзади стола у шкафа и жует яблоко.
Явление пятое
Зыбкина, Грознов, Платон, Мухояров.
Мухояров (садится, разваливается и надевает пенсне). Скажите, пожалуйста, я вас спрашиваю: ваш сын имеет в себе какой-нибудь рассудок?
Зыбкина. Не знаю, как вам сказать. Кажется, бог не обидел, ну, и учили мы его.
Мухояров. Однако и образования настоящего по бухгалтерской части я не вижу.
Платон. Фальшивые балансы-то тебе писать? Нет, уж это на что же.
Мухояров. Не с вами говорят, а с вашей маменькой. Но я даю ему работу, и очень интересную, — баланс стоит сто рублей, я предлагаю полтораста; но он не берет.
Платон. Совести не продам, сказано тебе, и не торгуйся лучше.
Мухояров. Какой же ты бухгалтер! От тебя твоей науки сейчас требуют, а не совести; значит, ты не своим товаром торгуешь.
Платон. Да уж будет разговаривать-то! Тысячи рублей не возьму, вот тебе и сказ!
Мухояров. Твоя глупость при тебе, — я спорить не стану. Мы людей найдем. (Зыбкиной.) У нас дело вот какого роду: много денег в кассе не хватает, хозяин издержал на свои развлечения: так нам требуется баланс так оттушевать, чтобы старуха разобрать ничего не могла. (Показывая на Грознова.) Что это у вас за орангутант?
Зыбкина. Какой орангутант, помилуйте! Это кавалер. Ваша нянька хочет его к вам в ундера поставить. (Грознову, указывая на Платона.) Вот, Сила Ерофеич, сынок-то мой, про которого говорили.
Грознов. Парень знатный! (Манит рукой Платона.) Поди-ка сюда поближе.
Платон подходит.
Кто это? (Указывая на Мухоярова.)
Платон. Приказчик от Барабошева.
Грознов. О!.. А я думал!.. (Отворачивается и жует яблоко.)
Мухояров (вставая). Хорош мужчина.
Грознов. Недурен. А ты как думаешь?
Зыбкина. Он в разных сражениях бывал, королей, императоров и всяких принцев видел.
Мухояров. Врет все, ничего он не видел; за пушкой лежал где-нибудь.
Грознов. Нет, видел.
Мухояров. На картинке?
Грознов (сердится). В натуре.
Мухояров. Которого?
Грознов. Австрицкого, прежнего.
Мухояров. А какой он из себя? Мал, велик, толст, тонок? Вот и не скажешь.
Грознов. Нет, скажу.
Мухояров. А скажешь, так и говори! Вот мы твою правду и узнаем. Ну какой?
Грознов (передразнивая). Какой, какой! Солидный человек, не тебе чета. (Встает.) Ну, я пойду.
Зыбкина. Идите, Сила Ерофеич.
Мухояров. Куда нам такую ветошь? У нас не Матросская богадельня. Разве для потехи?
Грознов. Поживи-ка с мое, так сам в богадельню запросишься, а я еще на своих харчах живу. А у Барабошевых тебя держать станут ли, нет ли, не знаю; а я жить буду. А коли будем жить вместе, не прогонят тебя, так ты мне вот как будешь кланяться. Не больно ты важен, видали почище. (Уходит.)
Явление шестое
Зыбкина, Платон.
Платон. Поняли, маменька?
Зыбкина. Нечего мне понимать, да и незачем.
Платон. Какую штуку-то гнет! Сами обманывать не умеют, так людей нанимают.
Зыбкина. Кого обманывать-то?
Платон. Старуху, Барабошеву старуху. Какую работу нашел, скажите!
Зыбкина. Да ты эту работу умеешь сделать?
Платон. Как не уметь, коли я этому учился.
Зыбкина. Деньги дадут за нее?
Платон. Полтораста посулил.
Зыбкина. Миллионщики мы?
Платон. Мы не миллионщики; но я, маменька, патриот.
Зыбкина. Изверг ты, вот что! (Утирает платком глаза.)
Платон. Об чем вы плачете? Вы должны хвалить меня, я вот последние часики продал.
Зыбкина. Зачем это?
Платон. Чтобы долг заплатить. (Достает деньги.) Вот, приложите к тем.
Зыбкина. Нет, оставь у себя, пригодятся. Без денег-то везде плохо.
Платон. Да ведь там не хватает.
Зыбкина. Чего не хватает?
Платон. Долг-то отдать; не все ведь.
Зыбкина. Да уж я раздумала платить-то. Совсем было ты меня с толку сбил; какую глупость сделать хотела! Как это разорить себя…
Платон. Маменька, что вы, что вы!
Зыбкина. Хорошо еще, что нашлись умные люди, отсоветовали. Руки по локоть отрубить, кто трудовые-то отдает.
Платон. Маменька, маменька, да ведь меня в яму, в яму.
Зыбкина. Да, мой друг. Уж поплачу над тобой, да, нечего делать, благословлю тебя, да и отпущу. С благословением моим тебя отпущу, ты не беспокойся!
Платон. Маменька, да ведь с триумфом меня повезут, провожать в десяти экипажах будут, извозчиков наймут, процессию устроят, издеваться станут, только ведь им того и нужно.
Зыбкина. Что ж делать-то! Уж потерпи, пострадай!
Платон. Маменька, да ведь навещать будут, калачи возить — всё с насмешкой.
Зыбкина. Мяконький калачик с чаем разве дурно?
Платон. Ну, а после чаю-то, что мне там делать целый день? Батюшки мои! В преферанс я играть не умею. Чулки вязать только и остается.
Зыбкина. И то дело, друг мой, все-таки не сложа руки сидеть.
Платон (с жаром). Так готовьте мне ниток и иголок, больше готовьте, больше!
Зыбкина. Приготовлю, мой друг, много приготовлю.
Платон (садится, опуская голову). От вас-то я, маменька, не ожидал, — признаться сказать, никак не ожидал.
Зыбкина. Зато деньги будут целее, милый друг мой.
Платон. Всю жизнь я, маменька, сражаюсь с невежеством, только дома утешение и вижу, и вдруг, какой удар, в родной матери я то же самое нахожу.
Зыбкина. Что то же самое? Невежество-то? Брани мать-то, брани!
Платон. Как я, маменька, смею вас бранить! Я не такой сын. А только ведь оно самое и есть.
Зыбкина. Обижай, обижай! Вот посидишь в яме-то, так авось поумнее будешь.
Платон. Что ж мне делать-то? Кругом меня необразование, обошло оно меня со всех сторон, одолевает меня, одолевает. Ах! Пойду брошусь, утоплюся.
Зыбкина. Не бросишься.
Платон. Конечно, не брошусь, потому — это глупо. А я вот что, вот что. (Садится к столу, вынимает бумагу и карандаш.)
Зыбкина. Это что еще?
Платон. Стихи буду писать. В таком огорчении всегда так делают образованные люди.
Зыбкина. Что ты выдумываешь!
Платон. Чувств моих не понимают, души моей оценить не могут и не хотят; вот все это тут и будет обозначено.
Зыбкина. Какие ж это будут стихи?
Платон. «На гроб юноши». А вам читать да слезы проливать. Будет, маменька, слез тут ваших много, много будет. (Задумывается, пишет и опять задумывается.)
Входит Филицата с узлом.
Явление седьмое
Зыбкина, Платон, Филицата.
Филицата. Вот я тебе яблочков принесла! На-ка! (Отдает узел.) Салфеточку-то не забудь, хозяйская.
Зыбкина. Спасибо, Филицатушка, об салфетке попомню.
Филицата. Освободи-ка нас на минутку, нужно мне Платону два слова сказать.
Зыбкина. Об чем же это?
Филицата. Наше дело, мы с ним только двое и знаем.
Явление восьмое
Платон, Филицата.
Филицата. Послушай-ка ты, победитель!
Платон. Погоди, не мешай! Фантазия разыгрывается.
Филицата. Брось, говорю! Не важное какое дело-то пишешь, не государственное. Я послом к тебе.
Платон (пишет). Ничего хорошего от тебя не ожидаю.
Филицата. В гости зовут.
Платон. Когда?
Филицата. Сейчас, пойдем со мной! Провожу я тебя в сторожку, посидишь там до ночи, а потом в сад, когда все уснут. По обыкновению, как и прежде бывало, ту же канитель будем тянуть.
Платон. Не до того, я очень душой расстроен.
Филицата. А ты выручи меня! Приказала, чтоб ты был беспременно.
Платон. Да ведь это мука моя, ведь тиранство она надо мной делает.
Филицата. Что ж делать-то! Не ровная она тебе… а ты бы уж рад… Мало ль что? Чин твой не позволяет.
Платон. Скоро что-то; давно ль виделись! Прежде, бывало, дней через пять, через шесть.
Филицата. Значит, нужно. Оказия такая случилась.
Платон. Что еще? Говори, не скрывай.
Филицата. Слушай меня! Надежды ведь ты никакой на нее не имеешь?
Платон. Какая надежда! На что тут надеяться!
Филицата. Значит, и жалеть о ней тебе много нечего.
Платон. Не знаю. Как сердце примет. Тоже ведь оно у меня не каменное.
Филицата. Ну, авось не умрешь. Ее за енарала отдают.
Платон. За генерала?
Филицата. Да. Так уж ты тут при чем? Что ты против енарала можешь значить?
Платон. Где уж! Такая-то мелочь, такая-то мелочь, что самому на себя глядеть жалко. (Качая головой.) Но кто ж этого ожидал.
Филицата. Так пойдем. Должно быть, проститься с тобой хочет.
Платон. Приказывает, так надо идти. Вот она, жизнь-то моя: одно горе не оплакал, — другое на плечи валится. (Махнув рукою.) Одни стихи не кончил, другие начинай! (В задумчивости.) Вот и повезут… и повезут нас врозь, — ее в карете венчаться с генералом, а меня судебный пристав за ворот в яму.
За сценой голос Грознова: «Если б завтра да ненастье, то-то б рада я была».
Это что ж такое?
Филицата. Должно быть, Сила Ерофеич вернулся; в трактире был с нашими: с дворником да с садовником.
Голос за сценой: «Если б дождик, мое счастье».
Ну он и есть.
Входят Зыбкина и Грознов.
Явление девятое
Платон, Филицата, Зыбкина, Грознов.
Грознов (поет). «За малинкой б в лес пошла». (Садится на стул.)
Филицата (Зыбкиной). Угомони ты его! Он теперь уснет, как умрет. А сына твоего я с собой уведу.
Зыбкина. Пущай идет. Своя воля, не маленький.
Филицата и Платон уходят.
Грознов (поет). «За малинкой б в лес пошла». Где он тут?
Зыбкина. Кто он-то?
Грознов. Приказчик этот. Вот он теперь поговори со мной! Я его. (Топает ногами.)
Зыбкина. Он давно ушел, Сила Ерофеич.
Грознов. Подайте его сюда! Смеяться над Грозновым!.. Вот я ему задам!
Зыбкина. Да где же его взять-то?
Грознов. Ты смеяться надо мной? Ах ты, молокосос! Что ты, что ты! Ты знаешь ли, что такое Грознов… Сила Грознов?.. Грознов герой… одно слово… пришел, увидел, ну, и кончено. Это только уму… у… у… непостижимо.
Зыбкина. Ах, скажите пожалуйста!
Грознов. Молодой Грознов… ну, да не теперь, а молодой.
Зыбкина. Ах, как это интересно.
Грознов. Была женщина красавица, и были у нее станы ткацкие, на Разгуляе… там далеко… в Гав… в Гав… в Гавриковом переулке и того дальше… Только давно это было… перед турецкой войной. Тогда этот турка взбунтовался, а мы его били… за это… Вот каков Грознов! А ты шутить!.. Мальчишка.
Зыбкина. Ну, и что же эта женщина, Сила Ерофеич?
Грознов. Вот и полюбила она Грознова… и имел Грознов от нее всякие продукты и деньги… И услали Грознова под турку… И чуть она тогда с горя не померла… так малость самую… в чем душа осталась. А Грознов стал воевать… Вот каков Грознов, а ты мальчишка! У… у…у… (Топает ногами.)
Зыбкина. Дальше-то, дальше-то что, Сила Ерофеич?
Грознов. Только умереть она не умерла, а вышла замуж за богатого купца… очень влюбился; такая была красавица… по всей Москве одна. Первая красавица в Москве, и та любила Грознова… Вот он какой, вот он какой.
Зыбкина. И уж вы после эту женщину не видали?
Грознов. Как не видать, видел. (Поет.) «За малинкой б в лес пошла».
Зыбкина. Чай, не узнала вас, отвернулась, будто и незнакомы?
Грознов. Ну, нет. Тут такая история была, такая история, что и думать, так не придумаешь.
Зыбкина. Уж вы, будьте столь добры, доскажите до конца.
Грознов. Вот пришел я в Москву в побывку, узнал, что она замужем… расспросил, как живет и где живет. Иду к ней, дом — княжеские палаты; мужа на ту пору нет… Как увидала она меня, и взметалась, и взметалась… уж очень испугалась… Муж-то ее в большой строгости держал… И деньги-то мне тычет… и перстни-то снимает с рук, отдает, я все это беру… Дрожит, вся трясется, так по стенам и кидается; а мне весело. «Возьми что хочешь, только мужу не показывайся!» Раза три я так-то приходил… тиранил ее… Ну, и стал прощаться, надо в полк идти, — а она-то себя не помнит от радости, что покойна-то будет… И что же я с ней тогда сделал… по научению умных людей… Мудрить-то мне над ней все хотелось… Взял я с нее такую самую страшную клятву, что ежели эту клятву не исполнить, так разнесет всего человека… С час она у меня молилась, все себя проклинала, потом сняла образ со стены… А клятва эта была в том, что ежели я ворочусь благополучно и что ни истребую у нее, чтоб все было… А на что мне? так пугал… И клятва эта вся пустая, так слова дурацкие: на море на океане, на острове на буяне… В шею бы меня тогда… а она — всурьез… Так вот каков Грознов!
Зыбкина. А что ж дальше-то?
Грознов. Ничего. Чему быть-то?.. Я всего пять дней и в Москве-то… умирать на родину приехал… а то все в Питере жил… Так чего мне?.. Деньги есть… покой мне нужен, вот и все… А чтоб меня обидеть, так это нет, шалишь… Где он тут? Давайте его сюда! (Топает ногами, потом дремлет.) «За малинкой б в лес пошла».
Зыбкина. Ложились бы вы, храбрый воин, почивать.
Грознов (стряхивая дремоту). Зорю били?
Зыбкина. Били.
Грознов. Ну, теперь одно дело — спать.
Зыбкина. Вот сюда, на диванчик, пожалуйте!
Грознов (садясь на диван, отваливается назад и поднимает руки). Царю мой и боже мой!

Действие третье

ЛИЦА:
Мавра Тарасовна.
Барабошев.
Поликсена.
Мухояров.
Платон.
Филицата.
Глеб.

Декорация первого действия. Лунная ночь.
Явление первое
Глеб (один).
Глеб. Какая все, год от году, перемена в Москве, совсем другая жизнь пошла. Бывало, в купеческом доме в девять часов хозяева-то уж второй сон видят, так для людей-то какой простор! А теперь вот десять часов скоро, а еще у нас не ужинали, еще проклажаются, по саду гуляют. А что хорошего! Только прислуге стеснение! Вот мешки-то с яблоками с которых пор валяются, никак их со двора не сволочешь, не улучишь минуты за ворота вынести; то сам тут путается, то сама толчется. Тоже ведь и нам покой нужен; вот снес бы яблоки и спал, а то жди, когда они угомонятся.
Входят Мавра Тарасовна и Филицата.
Явление второе
Глеб, Мавра Тарасовна, Филицата.
Глеб. Я вот, Мавра Тарасовна, рассуждаю стою, что пора бы нам яблоки-то обирать. Что они мотаются! Только одно сумление с ними да грех; стереги их, броди по ночам, чем бы спать, как это предоставлено человеку.
Мавра Тарасовна. Я свое время знаю, когда обирать их.
Глеб. То-то, мол. Отобрать бы: которые в мочку, которые в лежку, опять ежели варенье…
Мавра Тарасовна. Уж это, миленький, не твое дело.
Глеб. Да мне что! Я со всем расположением… уж я теперь неусыпно… Нет, я за ум взялся: стеречь надо, вот что!
Мавра Тарасовна. Стереги, миленький, стереги.
Явление третье
Мавра Тарасовна, Филицата.
Мавра Тарасовна. Амос Панфилыч давно уехал?
Филицата. Да он, матушка, дома.
Мавра Тарасовна. Что так замешкался?
Филицата. Да, видно, не поедет; и лошадей не закладывают, да и кучер со двора отпросился.
Мавра Тарасовна. По будням все ночи напролет гуляет, а в праздник дома; чему приписать, не знаю.
Филицата. Что человека из дому-то гонит? отвага. А ежели отваги нет, ну и сидит дома. Вот какое дело; а то чему ж другому быть-то!
Мавра Тарасовна. Куда ж эта его отвага девалась?
Филицата. Первая отвага в человеке — коли денег много; а деньги под исход — так человек скромнее бывает и чувствительнее, и об доме вспомнит, и об семействе.
Мавра Тарасовна. Так от безденежья, ты думаешь?
Филицата. Одно дело, что прохарчился, матушка.
Мавра Тарасовна. Ты с приказчиками-то, миленькая, дружбу водишь, так что говорят-то? Ты мне как на духу!
Филицата. Да что ж! Тонки дела, тонки.
Мавра Тарасовна. Торговля плоха, стало быть?
Филицата. Да что торговля! Какая она ни будь, а если нынче из выручки тысячу, завтра две, да так постепенно выгребать, много ли барыша останется? А тут самим платить приходится; а денег нет, вот отчего и тоска, и уж такого легкого духу нет, чтоб тебя погулять манило.
Мавра Тарасовна. А много ль Амос Панфилыч на себя забрал из выручки-то?
Филицата. Говорят, тысяч двадцать пять в короткое время.
Мавра Тарасовна. Ну, что ж, миленькая, пущай, мы люди богатые, только один сын у меня; в кого ж и жить-то?
Филицата. Да что уж! Только б быть здоровыми.
Мавра Тарасовна. Еще чего не знаешь ли? Так уж говори кстати, благо начали.
Филицата. Платона даром обидели, вот что! Он хозяйскую пользу соблюдал и такие книги писал, что в них все одно что в зеркале, сейчас видно, кто и как сплутовал. За то и возненавидели.
Мавра Тарасовна. Конечно, такие люди дороги; а коли грубит, так ведь одного дня терпеть нельзя.
Филицата. Ваше дело, мы судить не смеем.
Проходят. С другой стороны входят Барабошев и Мухояров.
Явление четвертое
Барабошев, Мухояров.
Барабошев. Почему такое, Никандра, у нас в кассе деньги не в должном количестве?
Мухояров. Такая выручка, Амос Панфилыч, ничего не поделаешь.
Барабошев. Мне нужно тысячи две на мои удовольствия, и вдруг сюрприз.
Мухояров. Уплаты были, сроки подошли.
Барабошев. А как, братец, наш портфель?
Мухояров. Портфель полнехонек, гербовой бумаги очень достаточно.
Барабошев. В таком разе дисконтируй!
Мухояров. Где прикажете?
Барабошев. Никандра, ты меня удивляешь. Ступай, братец, по Ильинке, налево один банк, направо другой.
Мухояров. Да-с, это точно-с. Вот если б вы сказали: ступай по Ильинке, налево один трактир, дальше — другой, в одном спроси полуторный, в другом порцию солянки закажи; так это осуществить можно-с. А ежели заходить в банки, так это один моцион, больше ничего-с; хоть налево заходи, хоть направо, ни копейки за наши векселя не дадут.
Барабошев. Но мой бланк чего-нибудь стоит?
Мухояров. Еще хуже-с.
Барабошев. Значит, я тебя буду учить, коли ты настоящего не понимаешь. Нужны деньги, процентов не жалей, дисконтируй в частных руках, у интересантов.
Мухояров. Все это мне давно известно-с! Но в частных руках полторы копейки в месяц за хорошие-с.
Барабошев. А за наши?
Мухояров. Ни копейки-с.
Барабошев. Получение предвидится?
Мухояров. Получения много, только получить ничего нельзя-с.
Барабошев. А платежи?
Мухояров. А платежи завтрашнего числа, и послезавтра, и еще через неделю.
Барабошев. Какая сумма?
Мухояров. Тысяч более тридцати-с.
Барабошев. Постой, постой! Ты, братец, должен осторожнее. Ты меня убил. (Садится на скамейку.)
Мухояров. У Мавры Тарасовны деньги свободные-с.
Барабошев. Но у нее у сундука замок очень туг.
Мухояров. Приидите, поклонимся.
Барабошев. Она любит, чтоб ей вприсядку кланялись, до сырой земли.
Мухояров. И ничего не зазорно-с, потому родительница.
Барабошев. Хрящи-то у меня срослись, гибкости, братец, прежней в себе не нахожу.
Мухояров. Оно точно-с, выделывать эти самые па довольно затруднительно, — но, при всем том, обойтись без них никак невозможно-с.
Барабошев. Поклоны-то поклонами, эту эпитимию мы выдержим, но для убеждения нужна и словесность.
Мухояров. За словесностью остановки не будет, потому как у вас на это дар свыше. Пущайте против маменьки аллегорию, а я в ваш тон потрафлю — против вашей ноты фальши не будет.
Барабошев. Значит, спелись.
Входит Мавра Тарасовна.
Явление пятое
Барабошев, Мухояров, Мавра Тарасовна.
Мавра Тарасовна. Ты дома, миленький? На чем это записать? Как это ты сплоховал, что тебя ночь дома застала, соловьиное время пропустил.
Барабошев. Соловьиное время только до Петрова дни-с.
Мавра Тарасовна. Для тебя, миленький, видно, круглый год поют; вечерняя заря тебя из дому гонит, а утренняя загоняет. Дурно я об сыне думать не могу, так все полагаю, что ты соловьев слушаешь! Уж здоров ли ты?
Барабошев. Болезни во мне никакой, только воздыхание в груди частое и оттого стеснение.
Мавра Тарасовна. Не от вина ли? Ты бы ему немножко отдохнуть дал.
Барабошев. Вино на меня действия не имеет. А ежели какой от него вред случится, только недельку перегодить и на нутр цапцапарель принимать, — все испарением выдет, и опять сызнова можно, сколько угодно. Скорей же я могу расстроиться от беспокойства.
Мавра Тарасовна. Что же тебя, миленький, беспокоит?
Барабошев. Курсы слабы. Никандра, как на Лондон?
Мухояров. Двадцать девять пять осьмых-с.
Барабошев. А дисконт?
Мухояров. Приступу нет-с.
Мавра Тарасовна. Да на что тебе Лондон, миленький?
Барабошев. Лондон, конечно, будет в стороне, но мне от дисконту большой убыток. Денег в кассе наличных нет.
Мавра Тарасовна. Куда ж они делись?
Барабошев. Я на них спекуляцию сделал в компании с одним негоциантом. Открыли натуральный сахарный песок, так мы купили партию.
Мавра Тарасовна. Как так натуральный?
Барабошев. По берегам рек.
Мавра Тарасовна. Как же он не растает?
Барабошев. В нашей воде точно растаять должен, а это в чужих землях… Где, Никандра, нашли его?
Мухояров. В Бухаре-с. Там такие реки, что в них никогда воды не бывает-с.
Мавра Тарасовна. Так ты с барышом будешь, миленький?
Барабошев. Интересы будут значительные, но в настоящее время есть платежи и нужны наличные деньги, а их в кассе нет.
Мавра Тарасовна. Так бы ты и говорил, что нужны, мол, деньги, а сахаром-то не подслащал.
Барабошев. Я вам в обеспечение ваших денег представлю векселей на двойную сумму.
Мавра Тарасовна. Пойдем, миленький, в комнатах потолкуем, да векселя и все счеты мне принесите! Я хоть мало грамотна, а разберу кой-что.
Барабошев. Захвати, Никандра, все нужные документы!
Уходят: Мавра Тарасовна, Барабошев и Мухояров. Входит Глеб.
Явление шестое
Глеб, потом Филицата и Поликсена.
Глеб. Насилу-то их унесло. Теперь мешки на плечи один по одному, да по заборчику, по холодку-то оно любо. Хоть и тяжеленьки, меры по две будет в каждом, да своя ноша не тянет. Где они тут?
Входят: Поликсена и Филицата.
Вот еще принесло! Эх, наказанье!
Филицата подходит. Поликсена остается вдали.
Что на вас угомону нет? Полуночники, право полуночники.
Филицата. Да тебе что за печаль?
Глеб. Ну, уж дом! Попал я на местечко!
Филицата. Не греши! Чего тебе мало? Завсегда сыт, пьян, хоть не сплошь, так уж через день аккуратно; с хорошего человека и довольно бы.
Глеб. Вы долго прогуляете?
Филицата. Ты сторожем, что ль, при нас приставлен?
Глеб. Я при яблоках.
Филицата. Говорить-то тебе нечего. Шел бы спать, расчудесное дело.
Глеб. Стало быть, я вам мешаю?
Филицата. Да что торчишь тут, какая приятность смотреть на тебя?
Глеб. А может, ты мне мешаешь-то, знаешь ли ты это?
Филицата. Как не знать! Премудрость-то не велика, бери мешок-то, тащи, куда тебе надобно, мы и видели, да не видали.
Глеб. Да у меня их два.
Филицата. За другим после придешь.
Глеб. Это вот дело другого роду, так бы ты и говорила. (Берет из куста мешок на плечи и уходит.)
Поликсена подходит ближе.
Явление седьмое
Поликсена, Филицата.
Поликсена. Где же он?
Филицата. Погоди, не вдруг; дай садовнику пройти. Он у меня в сторожке сидит, дожидается своего сроку.
Поликсена. Какая ты милая, добрая! Уж как тебя благодарить — не знаю.
Филицата. Вот будешь енаральшей-то, так не оставь своими милостями, ты мне на лоб-то галун нашей!
Поликсена. Полно глупости-то! Поди, поди!
Филицата. Куда идти, зачем? Мы ему сигнал подадим. (Отходит к кустам и достает что-то из-под платка.)
Поликсена. Что там у тебя? Покажи, что!
Филицата. Что да что! Тебе что за дело! Ну, телеграф.
Поликсена. Как телеграф? Какой телеграф?
Филицата. Какой телеграф да какой телеграф! Отстань ты! Ну, котенок. Вот я ему хвост подавлю, он замяукает, а Платон услышит и придет, так ему приказано.
Котенок мяукает.
Поликсена. Да будет тебе его мучить-то!
Филицата. А он служи хорошенько; я его завтра за это молоком накормлю. Ну, ступай! Теперь ты свою службу кончил. (Пускает котенка за кусты.)
Поликсена. Как это тебе в голову приходит?
Филицата. Твои причуды-то исполнять, так всему научишься. На все другое подозрение есть: стук ли, собака ли залает — могут выйти из дому, подумают, чужой. А на кошку какое подозрение, хоть она разорвись, — мало ль их по деревьям да по крышам мяучат?
Входит Платон.
Явление восьмое
Поликсена, Филицата, Платон, потом Глеб.
Филицата. Вот побеседуйте! Нате вам по яблочку, чтоб не скучно было. (Уходит в беседку, садится у окна, потом постепенно склоняет голову и засыпает.)
Поликсена (потупясь). Здравствуй, Платоша!
Платон. Здравствуйте-с!
Поликсена. Ты идти не хотел, я слышала.
Платон. Да что мне здесь делать. Я в последний раз вам удовольствие, а себе муку делаю, так имейте сколько-нибудь снисхождения. Я и так судьбой своей обижен.
Поликсена. Как ты можешь жаловаться на свою судьбу, коли я тебя люблю. Ты должен за счастие считать.
Платон. Да где ж она, ваша любовь-то?
Поликсена. А вот я тебе сейчас ее докажу. Садись! Только ты подальше от меня.
Садятся на скамейку.
Ну, вот слушай.
Платон. Слушаю-с.
Поликсена. Я тебя полюбила.
Платон. Покорно вас благодарю.
Поликсена. Может быть, ты и не стоишь; да и конечно не стоишь.
Платон. Лучше бы уж вы не любили, мне бы покойней было!
Поликсена. Нет, это я так, к слову, чтобы ты больше чувствовал. А я тебя люблю, люблю и хочу доказать.
Платон. Доказывайте.
Поликсена. Миленький мой, хорошенький! Так бы вот и съела тебя!
Платон подвигается.
Только ты не подвигайся, а сиди смирно!
Платон. При таких ваших словах смирно сидеть вевозможно-с.
Поликсена. Нет, нет, отодвинься.
Платон отодвигается.
Вот так! Как бы я расцеловала тебя, мой миленький.
Платон. Кто же вам мешает-с? Сделайте ваше одолжение!
Поликсена. Нет, этого нельзя. Вот видишь, что я тебя люблю, вот я и доказала.
Платон. Только на словах-с.
Поликсена. Да, на словах. А то как же еще? Ну, теперь ты мне говори такие же слова!
Платон. Нет, уж я другие-с.
Поликсена. Ну, какие хочешь, только хорошие, приятные; я и глаза зажмурю.
Платон. Уж не знаю, приятны ли они будут — только от всей души.
Поликсена. Ну, говори, говори, я дожидаюсь.
Платон. Не только любви, а никакого чувства настоящего и никакой жалости в вас нет-с.
Поликсена. Так разве это у меня не любовь, что же это такое?
Платон. Баловство одно, только свой каприз тешите. Одна у вас природа с Амосом Панфилычем, вот что я замечаю.
Поликсена. Конечно, одна, коли он мой отец.
Платон. И одно у вас удовольствие: издеваться над людьми и тиранить. Вы воображаете, что в вас существует любовь, а совсем напротив. Года подошли, пришло такое время, что уж пора вам любовные слова говорить, вот вы и избираете кого посмирнее, чтоб он сидел да слушал ваши изъяснения. А прикажет вам бабушка замуж идти, и всей этой любви конец, и обрадуетесь вы первому встречному. А мучаете вы человека так, от скуки, чтоб покуда, до жениха, у вас даром время не шло. И сиди-то он смирно, и не подвигайся близко, и никакой ему ласки, все это вы бережете суженому-ряженому, какому-то неизвестному. Обрящет вам тятенька где-нибудь в трактире, шут его знает какого оглашенного, и вы сейчас ему на шею, благо дождались своего настоящего.
Поликсена. Как ты смеешь?
Платон. Позвольте! Так уж вы посадите куклу такую, да и выражайте ей свою любовь! Ни чувствовать она не может, ни казниться не будет, а для вас все одно.
Поликсена. Как ты смеешь такие слова говорить?
Платон. Отчего же и не говорить, коли правда.
Поликсена. Да ты и правду мне не смей говорить!
Платон. Нет уж, правду никому не побоюсь говорить. Самому лютому зверю — льву и тому в глаза правду скажу.
Поликсена. А он тебя растерзает.
Платон. Пущай терзает. А я ему скажу: терзай меня, ну терзай, а правда все-таки на моей стороне.
Поликсена. Не за тем я тебя звала.
Платон. Не за тем вы звали, да за тем я шел. Кабы я вас не любил, так бы не говорил. А то я вас люблю и за эту самую глупость погибаю. Все надо мной смеются, издеваются, хозяин из меня шута сделал; мне бы давно бежать надо было; а я все на вас, на вашу красоту любовался.
Поликсена подвигается.
Куда ж вы подвигаетесь?
Поликсена. Не твое дело.
Платон. А теперь вот из дому выгнали, а я человек честный, благородный. Да в яму еще сажают, завтра повезут, должно быть. Прощайте!
Поликсена подвигается.
Вот уж вы и совсем близко.
Поликсена. Ах, оставь ты меня! Я так желаю, это мое дело.
Платон. Да ведь я живой человек, не истукан каменный.
Поликсена (подвигаясь очень близко). И очень хорошо, что живой. Я ведь ничего тебе не говорю, ничего не запрещаю.
Платон. Да, вот так-то лучше, гораздо благороднее. (Обнимает Поликсену одной рукой.) Вот как я люблю-то тебя, слышала ты? А от тебя что вижу?
Поликсена. Так как же мне любить-то тебя? Научи!
Платон. А вот ты почувствуй любовь-то хорошенько, так уж сама догадаешься, что тебе делать следует.
Поликсена ложится к нему на плечо.
Что ж это ты со мной делаешь, скажи на милость!
Поликсена. Постой, погоди, не трогай, не мешай мне! Я думаю.
Входит Глеб.
Глеб (издали). Вот они дела-то! Чужой человек в саду. Ну, теперь я виноват не останусь. (Уходит.)
Поликсена. Я теперь знаю, что мне делать, я выдумала: я скажу завтра бабушке, что люблю тебя и, кроме тебя, ни за кого замуж не пойду.
Платон. Вот это с твоей стороны благородно, только от бабушки никакого благородства ждать нельзя, — она беспременно подлость какую-нибудь выдумает.
Поликсена. Скажу, коли не хотите обидеть меня, так дайте приданое, а то и не надо… я и без приданого пойду за него.
Платон. Вот это по душе…
Поликсена (печально). Да, по душе. Только ты не очень-то, видно, рад? А говорил, что живой человек.
Платон. Что ж? Да как? Я, право, не знаю.
Поликсена. Ты хоть бы мне спасибо сказал за мою любовь… ну… поцеловал бы, что ли?
Платон. Вот уж это я дурак! (Целует ее.) Извини! Не суди строго! Все чувства убиты.
Поликсена (обнимая Платона). Как я тебя люблю! Вот когда ты сидел далеко, я так тебя не любила, а теперь, когда ты близко, я, кажется, все для тебя на свете, ну, все, что ты хочешь.
Платон. Вот теперь мне и в яму не так горько идти.
Поликсена. Да забудь ты про все, забудь! Знай ты во всем мире только меня одну, твою Поликсену! Милый ты мой, хороший!
Входит Глеб.
Явление девятое
Платон, Поликсена, Глеб.
Глеб (Поликсене). Ах, Поликсена Амосовна! Дурно, очень дурно, ничего нет хорошего! Вон тятенька с бабушкой идут.
Поликсена. Ах! Ну, спасибо, Глеб. (Платону.) Беги скорей, прощай. (Уходит в беседку.)
Платон идет в кусты.
Глеб. Ты куда? Нет, ты погоди!
Платон. Да что ты, в уме ли? Зачем ты меня держишь?
Глеб. Пустить нельзя, шалишь, брат.
Платон. Ну, сделай милость! Ну, не губи ты меня и Поликсену Амосовну!
Глеб. Ее дело сторона — она хозяйская дочь, может в саду во всякое время; а ты как сюда попал, какой дорогой?
Платон. Да тебе что за дело?
Глеб. Как что за дело? Да кому ж дело-то, как не мне? Мне за вас напраслину терпеть.
Платон. Да об чем ты?
Глеб. Об чем? Об яблоках. (Громко.) Караул!
Входят Мавра Тарасовна, Барабошев, Мухояров.
Явление десятое
Платон, Глеб, Мавра Тарасовна, Барабошев, Мухояров. В беседке Поликсена, Филицата.
Барабошев (Глебу). Что, братец, за дебош? Коль скоро ты поймал вора, сейчас крути ему назад лопатки и представь на распоряжение полицейской администрации.
Мухояров (Глебу). Как ты хозяев до беспокойства доводишь, караул кричишь. Нынче уж эта песня из моды выходит, приглашают полицию, составляют акт без этого невежества.
Глеб. Я вам докладывал, что вора предоставлю, вот извольте, и с поличным. (Берет у Платона из рук яблоко.)
Барабошев. Да это Платон Зыбкин. На словах ты, братец, патриот, а на деле фрукты воруешь.
Платон. Я не вор.
Барабошев. В таком случае зачем твои проминажи в чужом саду?
Платон. Я не вор.
Мавра Тарасовна. Так ты, миленький, не воровать приходил?
Платон. Да нет же, говорю я вам; на что мне ваши яблоки!
Мавра Тарасовна. Что ж вы на парня напали? За что его обижаете? Он не вор, он гулять в наш сад приходил, время провести. С кем же ты, миленький, здесь в саду время проводил?
Барабошев. От таких твоих проминажей может быть урон нашей чести. У нас каменные заборы и железные вороты затем и поставлены, что в нашей фамилии существует влюбчивость.
Мавра Тарасовна. Уж ты не утаивай от меня, я хозяйка; коли есть в доме такие гулены, так их унять можно.
Платон (решительно). Вяжите меня скорей! Я вор, я за яблоками, я хотел весь сад обворовать.
Поликсена (выходя из беседки). Не верьте ему: он ко мне приходил.
Барабошев. Маменька, удар! Я даже разговору лишился и не имею слов. Обязан я убить его сейчас на месте, или эту казнь правосудию предоставить, я в недоумении.
Мавра Тарасовна. Погоди, миленький! Ничего я тут особенного не вижу, это часто бывает. Сейчас я все дело рассужу. Кто виноват, с того мы взыщем, а для чего мы девушку здесь держим? И не пристало ей пустые разговоры слушать, и почивать ей пора. (Филицате.) Ну-ка, ты, стража неусыпная!
Филицата. Кому что, а уж мне будет.
Мавра Тарасовна. Веди ты ее, укладывай почивать! Коли бессонница одолеет, сказочку скажи.
Поликсена (обнимая Платона). Бабушка, поздно вы хватились: нас разлучить невозможно.
Мавра Тарасовна. Да зачем вас разлучать, кому нужно? Только не сейчас же вас венчать; вот уж завтра, что бог даст. Утро вечера мудренее. А спать-то тебе надо, да и ему пора домой идти. Ишь он как долго загостился. Иди-ка, иди с богом!
Поликсена (целуя Платона). Прощай, мой милый! Я слово сдержу. Мое слово крепко, — вот так крепко, как я тебя целую теперь.
Мавра Тарасовна. Ну, вот так-то, честь честью, чего лучше! Ужо еще поцелуйтесь. При людях-то оно не так зазорно.
Поликсена целует Платона и уходит.
Небось хорошо, сладко?
Платон. Чудесно-с! Но ежели вы меня убивать — так сделайте ваше одолжение, поскорей!
Мавра Тарасовна. Погоди, твоя речь впереди! Чтоб не было пустых разговоров, я вам расскажу, что и как тут случилось. Вышла Поликсеночка погулять вечером да простудилась, и должна теперь, бедная, месяца два-три в комнате сидеть безвыходно, — а там увидим, что с ней делать. Парень этот ни в чем не виноват; на него напрасно сказали; яблочков он не воровал, взял, бедный, одно яблочко, да и то отняли, попробовать не дали. И отпустили его с миром домой. Вот только и всего, больше ничего не было, так вы и знайте!
Платон. Очень, очень премного вами благодарен.
Мавра Тарасовна. Не за что, миленький.
Платон. Есть за что: рук не вязали, оглоблей не били. Только душу вынули, а членовредительства никакого.
Барабошев. Красноречие оставь! Тебе оно нейдет.
Мавра Тарасовна. Не тронь его, пусть поговорит. Проводить успеем.
Платон. Вы разговору моему не препятствуете? И за это я вас благодарить должен. Все вы у меня отняли и убили меня совсем, но только из-под политики, учтиво… и за то спасибо, что хоть не дубиной. Уж на что еще учтивее и политичнее: дочь-девушку, богатую невесту, при себе целовать позволяете! И кому же? Ничтожному человеку, прогнанному приказчику! Ах благодетели, благодетели мои! Замучить-то вы и ее и меня замучите, высушите, в гроб вгоните, да все-таки учтиво, а не по-прежнему. Значит, наше взяло! Ура!! Вот оно — правду-то вам говорить почаще, вот! Как вы много против прежнего образованнее стали! А коли учить вас хорошенько, так вы, пожалуй, скоро и совсем на людей похожи будете.

Действие четвертое

ЛИЦА:
Мавра Тарасовна.
Барабошев.
Поликсена.
Мухояров.
Платон.
Грознов.
Филицата.

Большая столовая: прямо стеклянная дверь в буфетную, через которую ход в сени и на заднее крыльцо; направо две двери — одна ближе к авансцене, в комнату Мавры Тарасовны, другая в комнату Поликсены, налево две двери, — одна в гостиную, другая в коридор, — между дверями ореховый буфет; посередине обеденный стол, покрытый цветной скатертью. Мебель дорогая, тяжелая.
Явление первое
Из средней двери выходят: Филицата и Грознов.
Филицата. Вот это у нас столовая, Сила Ерофеич! Вот буфет; тут посуда, столовое белье, серебро.
Грознов. Много серебра-то?
Филицата. Пуды лежат, шкап ломится, и старого и нового есть довольно.
Грознов. Хорошо, у кого серебра-то много.
Филицата (у двери гостиной). Уж на что лучше. А вот это у нас комнаты не живущие, гостиная, да еще другая гостиная, а там зала.
Грознов. Как полы-то лоснятся.
Филицата. В год два раза гости бывают, а каждую неделю натирают, вот они и лоснятся. А вот комната Мавры Тарасовны!.. (Отворяет дверь.)
Грознов. Ишь ты, какой покой себе, какую негу нажила!
Филицата. И деньги свои, и воля своя, так кто ж ей запретит.
Грознов. А сундук-то железный — с деньгами, чай?
Филицата. С деньгами.
Грознов. Чай, много их там?
Филицата. Большие тысячи лежат. А внизу у нас две половины: в одной Амос Панфилыч живет, а в другой — приказчики да контора. Вот, Сила Ерофеич, я вам все наши покои показала; а теперь подождите в моей каморке! Теперь скоро сама-то приедет. Когда нужно будет, я вас кликну. Только уж вы ничего не забудьте, все скажите!
Грознов. Ну, вот еще! Меня учить не надо.
Явление второе
Филицата (одна). Эка тишина, точно в гробу! С ума сойдешь от такой жизни! Только что проснутся, да все как и умрут опять. Раз пять дом-то обойдешь, пыль сотрешь, лампадки оправишь, только и занятия. Бродишь одна по пустым комнатам — одурь возьмет. Муха пролетит, и то слышно.
Поликсена показывается из своей двери.
Явление третье
Филицата, Поликсена.
Поликсена. Тоска меня загрызла, места не найду.
Филицата. Уж нечего делать, потерпи, может, моя ворожба и на пользу будет. Утопающий за соломинку хватается. Сама видишь, я рада для тебя в ниточку вытянуться.
Поликсена. Ты где же была все утро?
Филицата. Все в хлопотах. Снарядивши бабушку к обедне, к соседям сбегала, провела сюда, пока самой-то дома нет…
Поликсена. И Платоша здесь?
Филицата. Здесь, у меня в каморке. Ведь мало ль что, я куражу не теряю.
Поликсена (с нетерпением). Что ж это бабушка-то так долго?
Филицата. Должно быть, зашла к Кирилушке.
Поликсена. К какому Кирилушке?
Филицата. Блаженненький тут есть, просто сказать, дурачок.
Поликсена. Так зачем она к нему?
Филицата. За советом. Ведь твоя бабушка умная считается; за то и умной зовут, что все с совету делает. Какая ж бы она умная была, кабы с дураком не советовалась.
Поликсена. Да об чем ей советоваться?
Филицата. А как тебя тиранить лучше. Ты думаешь, своим-то умом до этого скоро дойдешь? Нет, матушка, на все на это своя премудрость есть. Вот позвонил кто-то. Ты поди к себе, посиди пока, да погоди сокрушаться-то! Бог не без милости, казак не без счастья.
Поликсена уходит. Входит Мавра Тарасовна и садится к столу.
Явление четвертое
Мавра Тарасовна, Филицата.
Филицата. (подобострастно). Утрудились?
Мавра Тарасовна. Никто меня не спрашивал?
Филицата. Амос Панфилыч раза два наведывались, в город ехать сбираются.
Мавра Тарасовна. Подождет, не к спеху дело-то. Вели сказать ему, чтобы зашел через полчаса. Пошли ко мне Поликсену!
Филицата (в дверь Поликсене). Поди, бабушка тебя кличет. (Уходит.)
Входит Поликсена.
Явление пятое
Мавра Тарасовна, Поликсена.
Мавра Тарасовна. Ты, миленькая, помимо нашей воли, своим умом об своей голове рассудила? Нешто так можно?
Поликсена. Я пойду за того, кого люблю.
Мавра Тарасовна. Да, пойдешь, если позволят.
Поликсена. Вы меня приданым попрекали; я пойду за него без приданого — возьмите себе мое приданое!
Мавра Тарасовна. Ты меня, миленькая, подкупить не хочешь ли? Нет, я твоим приданым не покорыстуюсь; мне чужого не надо; оно тебе отложено и твое всегда будет. Куда бы ты ни пошла из нашего дому, оно за тобой пойдет. Только выходов-то тебе немного: либо замуж по нашей воле, либо в монастырь. Пойдешь замуж — отдадим приданое тебе в руки, пойдешь в монастырь — в монастырь положим. Хоть и умрешь, боже сохрани, за тобой же пойдет, — отдадим в церковь на помин души.
Поликсена. Я пойду за того, кого люблю.
Мавра Тарасовна. Коли тебе такие слова в удовольствие, так, сделай милость, говори. Мы тебя, миленькая, не обидим, говорить не закажем.
Поликсена. Зачем вы меня звали?
Мавра Тарасовна. Поговорить с тобой. Сделаем-то мы по-своему, а поговорить с тобой все-таки надо.
Поликсена. Ну вот вы слышали мой разговор?
Мавра Тарасовна. Слышала.
Поликсена. Может быть, вы не хорошо расслушали, так я вам еще повторю: я пойду за того, кого люблю. Нынче всякий должен жить по своей воле.
Мавра Тарасовна. Твои «нынче» и «завтра» для меня все равно что ничего; для меня резонов нет. Меня не то что уговорить, в ступе утолочь невозможно. Не знаю, как другие, а я своим характером даже очень довольна.
Поликсена. А у меня характер: делать все вам напротив; и я своим тоже очень довольна.
Мавра Тарасовна. Так, миленькая, мы и запишем.
Поликсена уходит. Входит Филицата.
Явление шестое
Мавра Тарасовна, Филицата.
Мавра Тарасовна. Поди-ка ты сюда поближе!
Филицата. Ох, иду, иду. (Подходит.) Виновата. (Кланяется, касаясь рукой пола.)
Мавра Тарасовна. Мне из твоей вины не шубу шить. Как же это ты недоглядела? Аль, может, и сама подвела?
Филицата. Ее дело молодое, а все одна да одна, — жалость меня взяла… ну, думаешь: поговорят с парнем, да и разойдутся. А кто ж их знал? Видно, сердце-то не камень.
Мавра Тарасовна. Уж очень ты жалостлива. Ну сбирайся!
Филицата. Куда сбираться?
Мавра Тарасовна. Со двора долой. В хорошем доме таких нельзя держать.
Филицата. Вот выдумала! А еще умной называешься. Кто тебя умной-то назвал, и тот дурак. Сорок лет я в доме живу, отца ее маленьким застала, все хороша была, а теперь вдруг и не гожусь.
Мавра Тарасовна. С летами ты, значит, глупеть стала.
Филицата. Да и ты не поумнела, коли так нескладно говоришь. Виновата я, ну, побей меня, коли ты хозяйка; это по крайности будет с умом сообразно; а то на-ка, с двора ступай! Кто ж за Поликсеной ходить-то будет? Да вы ее тут совсем уморите.
Мавра Тарасовна. Что за ней ходить, она не маленькая.
Филицата. И велика, да хуже маленькой. Я вчера, как мы из саду вернулись, у ней изо рту коробку со спичками выдернула. Вот ведь какая она глупая! Нешто этим шутят?
Мавра Тарасовна. Кто захочет что сделать над собой, так не остановишь. А надо всеми над нами бог, — это лучше нянек-то. А тебя держать нельзя, ты больно жалостлива.
Филицата. Такая уж я смолоду. Не к одной я к ней жалостлива, и к тебе, когда ты была помоложе, тоже была жалостлива. Вспомни молодость-то, так сама внучку-то пожалеешь.
Мавра Тарасовна. Нечего мне помнить, чиста моя душенька.
Филицата. А ты забыла, верно, как дружок-то твой вдруг налетел? Кто на часах-то стоял? Я от страху-то не меньше тебя тряслась всеми суставами, чтобы муж его тут не захватил. Так меня после целую неделю лихорадка била.
Мавра Тарасовна. Было, да быльем поросло, я уж в этом грехе и каяться перестала. И солдатик этот бедненький давно помер на чужой стороне.
Филицата. Ох, не жив ли?
Мавра Тарасовна. Никак нельзя ему живым быть, потому я уж лет двадцать за упокой его души подаю, так нешто может это человек выдержать.
Филицата. Бывает, что и выдерживают.
Мавра Тарасовна. Что я прежде и что теперь — большая разница: я теперь очень далека от всего этого и очень высока стала для вас, маленьких людей.
Филицата. Ну, твое при тебе.
Мавра Тарасовна. Так ты пустых речей не говори, а сбирайся-ка, подобру-поздорову! Вот тебе три дня сроку!
Филицата. Я хоть сейчас. Поликсену только и жалко, а тебя-то, признаться, не очень. (Отворив стеклянную дверь.) Матушка, да вот он!
Мавра Тарасовна. Кто он-то?
Филицата. Сила Ерофеич твой! (Уходит.)
Входит Грознов.
Явление седьмое
Мавра Тарасовна, Грознов, потом Филицата.
Грознов. Здравия желаю!
Мавра Тарасовна. Батюшки! Как ты? Кто тебя пустил?
Грознов. Меня-то не пустить, Грознова-то? Да кто ж меня удержит? Я Браилов брал, на батареи ходил.
Мавра Тарасовна. Да уж не окаянный ли ты, не за душой ли моей пришел?
Грознов. Нет, на что мне душа твоя? Давай жить да друг на друга любоваться.
Мавра Тарасовна. Да как же ты жив-то? Я давно, как ты в поход ушел, тебя за упокой поминаю. Видно, не дошла моя грешная молитва?
Грознов. Я добрей тебя, я молился, чтобы тебе бог здоровья дал, чтобы нам опять свидеться. Да вот и дожил до радости.
Мавра Тарасовна. Ну, сказывай, не томи, зачем ты теперь ко мне-то!
Грознов. Да ты помнишь клятву, свою клятву страшную?
Мавра Тарасовна. Ох, помню, помню. Как ее забудешь? Ну чего ж тебе от меня надобно?
Грознов. Хочу стать к тебе на квартиру. Выберу у тебя гостиную, которая получше, да и оснуюсь тут; гвоздей по стенам набью, амуницию развешаю.
Мавра Тарасовна. Ах, беда моей головушке!
Грознов. А вы каждое утро ко мне всей семьей здороваться приходите, в ноги кланяться, и вечером опять то же, прощаться, покойной ночи желать. И сундук ты тот, железный, ко мне в комнату под кровать поставь.
Мавра Тарасовна. Да как ты, погубитель мой, про сундук-то знаешь?
Грознов. Грознов все знает, все.
Мавра Тарасовна. Варвар ты был для меня, варвар и остался.
Грознов. Нет, не бранись, я шучу с тобой.
Мавра Тарасовна. Так денег, что ль, тебе нужно?
Грознов. И денег мне твоих не надо, у меня свои есть. На что мне? Я одной ногой в могиле стою; с собой не возьмешь.
Мавра Тарасовна. Мне уж и не понять, чего ж тебе.
Грознов (утирая слезы). Угол мне нужен — век доживать, угол — где-нибудь в сторожке, подле конуры собачей.
Мавра Тарасовна (утирая слезы). Ах ты, миленький, миленький!
Грознов. Да покой мне нужен, чтобы ходил кто-нибудь за мной: тепленьким когда напоить, — знобит меня к погоде. У тебя есть старушка Филицата — вот бы мне и нянька.
Мавра Тарасовна. А я только что ее прогнать рассудила.
Грознов. Ну, уж для меня сделай милость! Не приказываю, а прошу.
Мавра Тарасовна. Чего я для тебя не сделаю! Все на свете обязана.
Грознов (оглядывая комнату). А то, нет, где уж мне в такие хоромы! Ты пшеничная, ты в них и живи; а я аржаной — я на дворе.
Мавра Тарасовна (с чувством). А еще-то чего ты, сирота горькая, от меня потребуешь?
Грознов. Еще потребую, за тем пришел, только уж не много и никакого тебе убытку.
Мавра Тарасовна. Только б не деньги, да чести моей посрамления не было; а то все с великим удовольствием. Вижу я, не грабитель ты… а как есть степенный человек стал; так уж мне и горя нет, и не задумаюсь, а всякую твою волю исполню.
Грознов. Ну и ладно, ну и ладно.
Мавра Тарасовна. И в ножки я тебе поклонюсь, только сними ты с меня ту прежнюю клятву, страшную.
Грознов. А! что! Вот ты и знай, какой Грознов!
Мавра Тарасовна. Каково жить всю жизнь с такой петлей на шее! Душит она меня.
Грознов. Сниму, сниму, — другую возьму, полегче.
Мавра Тарасовна. Да я и без клятвы для тебя все…
Грознов. А сделаешь — так и шабаш: вничью разойдемся. Вот и надо бы мне поговорить с тобой по душе, хорошенько!
Мавра Тарасовна. Так пойдем ко мне в комнату! Филицата!
Входит Филицата.
Чай-то готов у меня?
Филицата. Готов, матушка, давно готов.
Мавра Тарасовна. Подай рому бутылку, водочки поставь, пирожка вчерашнего — ну, там, что следует.
Филицата. Слушаю, матушка. (Уходит.)
Грознов. Говорят, тебе ундер нужен.
Мавра Тарасовна. Да, миленький, ищем мы ундера-то, ищем.
Грознов. Так чего ж тебе лучше, — вот я!
Мавра Тарасовна. Значит, и жалованье тебе положить?
Грознов. Так неужто задаром? Я везде хорошее жалованье получал, я кавалерию имею.
Мавра Тарасовна. А много ль с нас-то запросишь?
Грознов. Четырнадцать рублей двадцать восемь копеек с денежкой, я на старый счет.
Мавра Тарасовна. Ну, уж с нас-то возьми, по знакомству, двенадцать.
Грознов. Ах, ты! (Топнув ногой.) Полтораста.
Мавра Тарасовна. Ну, четырнадцать так четырнадцать… Четырнадцать, четырнадцать, я пошутила.
Грознов. Не четырнадцать, а четырнадцать двадцать восемь копеек с денежкой. И денежки не уступлю. А как харчи?
Мавра Тарасовна. Харчи у нас людские — хорошие, по праздникам водки подносим; ну, а тебя-то когда Филицата и с нашего стола покормит.
Грознов Я разносолов ваших не люблю, мне что помягче.
Мавра Тарасовна. Да, да, состарился ты, ах как состарился!
Грознов. Кто? я-то? Нет, я еще молодец, я куда хочешь. А вот ты так уж плоха стала, больно плоха.
Мавра Тарасовна. Что ты, что ты! Я еще совсем свежая женщина.
Грознов. А как жили-то мы с тобой, помнишь, там, в Гавриковом, у Богоявленья?
Мавра Тарасовна. Давно уж время-то, много воды утекло.
Грознов. Теперь только мне и поговорить-то с тобой; а как поселюсь в сторожке, так ты барыня, ваше степенство, а я просто Ерофеич.
Входит Филицата.
Филицата. Пожалуйте! Готово!
Явление восьмое
Филицата (одна). Ну, как мне себя не хвалить! Добрая-то я всегда была, а ума-то я в себе что-то прежде не замечала, все казалось, что мало его, не в настоящую меру; а теперь выходит, что в доме-то я умней всех. Вот чудо-то: до старости дожила, не знала, что я умна. Нет, уж я теперь про себя совсем иначе понимать буду. Какую силу сломили! Ее и пушкой-то не прошибешь, а я вот нашла на нее грозу.
Входят Барабошев и Мухояров.
Явление девятое
Филицата, Барабошев, Мухояров.
Барабошев. Но где же маменька?
Филицата. Подождать приказано.
Барабошев. У нас серьезное финансовое дело, никакого замедления не терпит.
Филицата. У тебя серьезное, а у нас еще серьезнее. Там у нее ундер.
Барабошев. Ундер — чин незначительный.
Филицата. Незначительный, а беспокоить не велели. Да авось над нами не каплет, подождать-то можно.
Голос Мавры Тарасовны: «Филицата!»
Вон, зовут! (Уходит.)
Барабошев. Никандра, наши обстоятельства в упадке, в таком кризисе будь в струне!
Мухояров. Первый голос вы, а я вам акомпаниман.
Выходит Филицата.
Филицата (говорит в дверь). Хорошо, матушка. А Платон сейчас будет здесь, он тут недалеко.
Барабошев. Какой Платон, и какая в нем в настоящую минуту может быть надобность?
Филицата. Дело хозяйское, не наше. (У двери Поликсены.) Красавица, утри слезки-то да выползай! (Отворяя стеклянную дверь.) Платоша, требуют!
Барабошев. Для чего этот весь конгресс, это даже трудно понять.
Мухояров. Я так по всему заключаю, что тут будет для нас с вами неожиданный оборот.
Входят: Мавра Тарасовна, Поликсена, Платон и Грознов.
Явление десятое
Барабошев, Мухояров, Мавра Тарасовна, Поликсена, Платон, Грознов, Филицата.
Мавра Тарасовна. Здравствуйте! Садитесь все!
Все садятся, кроме Филицаты и Грознова, который стоит бодро, руки по швам.
Вот, миленькие мои, вздумала я порядок в доме завести, вздумала, да и сделала. Первое дело, чтоб порядок был на дворе, наняла я ундера. Амос Панфилыч, вот он!
Грознов. Здравия желаю, ваше степенство!
Барабошев. Как прозываешься, кавалер?
Грознов. Сила Ерофеич Грознов.
Барабошев. Ундер в порядке: и нашивки имеет и кавалерию; я его одобряю.
Грознов. Ради стараться, ваше степенство!
Мавра Тарасовна. Я тебе, Ерофеич, весь наш дом под присмотр отдаю: смотри ты за чистотой на дворе, за всей прислугой, ну и за приказчиками не мешает, чтоб раньше домой приходили, чтоб по ночам не шлялись. (Мухоярову.) А вы его уважайте! Ну, теперь на дворе хорошо будет, я покойна; надо в доме порядок заводить. Слышала я, Платон, что заставляли тебя меня обманывать, фальшивые отчеты писать.
Платон. Про хозяина сказать не смею, а Мухояров заставлял, это точно.
Мавра Тарасовна. И деньги тебе, миленький, обещал, да ты сказал, что тысячи рублей не возьмешь?
Платон. Да напрасно меня и просить, это смешно даже.
Мавра Тарасовна. Вот, для порядку, и назначаю я Платона главным приказчиком и всю торговлю и капитал ему доверяю.
Барабошев. Но он несостоятельный должник, у меня его вексель.
Мавра Тарасовна. Дай-ка вексель-то сюда!
Барабошев подает.
Вот тебе и вексель. (Разрывает и бросает на пол.)
Барабошев. Маменька, у меня к вам финансовый вопрос.
Мавра Тарасовна. Погоди, и до тебя очередь дойдет.
Мухояров. Значит, я своей должности решен?
Мавра Тарасовна. Нет, зачем же! Ты умел над Платоном шутить; так послужи теперь у него под началом! А вот тебе работа на первый раз! Поди напиши билетец: «Мавра Тарасовна и Амос Панфилыч Барабошевы, по случаю помолвки Поликсены Амосовны Барабошевой с почетным гражданином Платоном Иванычем Зыбкиным, приглашают на бал и вечерний стол». А число мы сами поставим.
Поликсена. Бабушка, так Платоша мой? Ну, вот я говорила.
Мавра Тарасовна. Никто не отнимает, не бойся!
Поликсена (Платону). Пойдем в гостиную, к роялю, я тебе спою «Вот на пути село большое».
Мавра Тарасовна. Сиди, сиди, что заюлила!
Барабошев. Но как же, маменька, генерал?
Мавра Тарасовна. Куда уж нам; высоко очень.
Барабошев. Значит, Пустоплесов над нами преферанс возьмет?
Филицата. Ты у меня про Пустоплесова-то спроси! У них вчера такая баталия была, что чудо. Сам-то пьяный согрубил что-то жениху, так тот за ним по всему дому не то с саблей, не то с палкой бегал, уж не знаю хорошенько. Так все дело и врозь.
Барабошев. В таком случае, я на этот брак согласен. Но, маменька, финансовый вопрос… Мне надо в город ехать, по векселям платить.
Мавра Тарасовна. Ты хотел Платона-то в яму сажать, так не сесть ли тебе, миленький, самому на его место. На досуге там свой цапцапарель попьешь, лик-то у тебя прояснится.
Барабошев. Если со мной такое кораблекрушение последует, так на все семейство мораль; а мы затеваем бракосочетание и должны иметь свой круг почетных гостей.
Мавра Тарасовна. А не хочешь в яму, так Платону кланяйся, чтоб он заплатил за тебя; и уж больше тебе доверенности от меня не будет.
Платон. Вот она правда-то, бабушка! Она свое возьмет.
Мавра Тарасовна. Ну, миленький, не очень уж ты на правду-то надейся! Кабы не случай тут один, так плакался бы ты с своей правдой всю жизнь. А ты вот как говори: не родись умен, а родись счастлив… вот это, миленький, вернее. Правда — хорошо, а счастье лучше!
Филицата (Грознову). Ну-ка, служивый, поздравь нас.
Грознов. Честь, имею поздравить Платона Иваныча и Поликсену Амосовну! Тысячу лет жизни и казны несметное число! Ура!

1876


Последняя жертва

Действие первое

ЛИЦА:
Юлия Павловна Тугина, молодая вдова.
Глафира Фирсовна, тетка Юлии, пожилая небогатая женщина.
Вадим Григорьевич Дульчин, молодой человек.
Лука Герасимыч Дергачев, приятель Дульчина, довольно невзрачный господин и по фигуре и по костюму.
Флор Федулыч Прибытков, очень богатый купец, румяный старик, лет 60, гладко выбрит, тщательно причесан и одет очень чисто.
Михевна, старая ключница Юлии.

Небольшая гостиная в доме Тугиной. В глубине дверь входная, направо (от актеров) дверь во внутренние комнаты, налево окно. Драпировка и мебель довольно скромные, но приличные.
Явление первое
Михевна (у входной двери), потом Глафира Фирсовна.
Михевна. Девушки, кто там позвонил? Вадим Григорьич, что ли?
Глафира Фирсовна (входя). Какой Вадим Григорьич, это я! Вадим-то Григорьич, чай, позже придет.
Михевна. Ах, матушка, Глафира Фирсовна! Да никакого и нет Вадима Григорьича; это я так, обмолвилась… Извините!
Глафира Фирсовна. Сорвалось с языка, так уж нечего делать, назад не спрячешь. Эка досада, не застала я самой-то! Не близко место к вам даром-то путешествовать; а на извозчиков у меня денег еще не нажито. Да и разбойники же они! За твои же деньги тебе всю душеньку вытрясет, да еще того гляди вожжами глаза выхлестнет.
Михевна. Что говорить! То ли дело свои…
Глафира Фирсовна. Что, свои? Ноги-то, что ли?
Михевна. Нет, лошади-то, я говорю.
Глафира Фирсовна. Уж чего лучше! Да только у меня свои-то еще на Хреновском заводе; все купить не сберусь: боюсь, как бы не ошибиться.
Михевна. Так вы пешечком?
Глафира Фирсовна. Да, по обещанию, семь верст киселя есть. Да вот не в раз, видно, придется обратно на тех же, не кормя.
Михевна. Посидите, матушка; она, надо быть, скоро воротится.
Глафира Фирсовна. А куда ее бог понес?
Михевна. К вечеренке пошла.
Глафира Фирсовна. За богомолье принялась. Аль много нагрешила?
Михевна. Да она, матушка, всегда такая; как покойника не стало, все молится.
Глафира Фирсовна. Знаем мы, как она молится-то.
Михевна. Ну, а знаете, так и знайте! А я знаю, что правду говорю, мне лгать не из чего. Чайку не прикажете ли? У нас это мигом.
Глафира Фирсовна. Нет, уж я самоё подожду. (Садится.)
Михевна. Как угодно.
Глафира Фирсовна. Ну, что ваш плезир-то?
Михевна. Как, матушка, изволили сказать? Не дослышала я…
Глафира Фирсовна. Ну, как его поучтивей-то назвать? Победитель-то, друг-то милый?
Михевна. Не понять мне разговору вашего, слова-то больно мудреные.
Глафира Фирсовна. Ты дуру разыгрываешь аль стыдишься меня? Так я не барышня. Поживешь с мое-то, да в бедности, так стыдочек-то всякий забудешь, ты уж в этом не сомневайся. Я про Вадима Григорьича тебя спрашиваю…
Михевна (приложив руку к щеке). Ох, матушка, ох!
Глафира Фирсовна. Что заохала?
Михевна. Да стыдно очень. Да как же вы узнали? А я думала, что про это никому не известно…
Глафира Фирсовна. Как узнала? Имя его ты сама сейчас сказала мне, Вадимом Григорьичем окликнула.
Михевна. Эка я глупая.
Глафира Фирсовна. Да, кроме того, я и от людей слышала, что она в приятеля своего много денег проживает… Правда, что ли?
Михевна. Верного я не знаю; а как, чай, не проживать; чего она для него пожалеет!
Глафира Фирсовна. То-то муж-то ее, покойник, догадлив был, чувствовало его сердце, что вдове деньги понадобятся, и оставил вам миллион.
Михевна. Ну, какой, матушка, миллион! Много меньше.
Глафира Фирсовна. Ну, уж это у меня счет такой, я все на миллионы считаю: у меня, что больше тысячи, то и миллион. Сколько в миллионе денег, я и сама не знаю, а говорю так, потому что это слово в моду пошло. Прежде, Михевна, богачей-то тысячниками звали, а теперь уж все сплошь миллионщики пошли. Нынче скажи-ка про хорошего купца, что он обанкрутился тысяч на пятьдесят, так он обидится, пожалуй, а говори прямо на миллион либо два, — вот это верно будет… Прежде и пропажи-то были маленькие, а нынче вон в банке одном семи миллионов недосчитались. Конечно, у себя-то в руках и приходу и расходу больше полтины редко видишь; а уж я такую смелость на себя взяла, что чужие деньги все на миллионы считаю и так-то свободно об них разговариваю… Миллион, и шабаш! Как же она, вещами, что ль, дарит ему аль деньгами?
Михевна. Про деньги не знаю, а подарки ему идут поминутно, и все дорогие. Ни в чем у него недостатка не бывает, — и в квартире-то все наше; то она ему чернильницу новую на стол купит со всем прибором…
Глафира Фирсовна. Чернильница-то дорогая, а писать нечего.
Михевна. Какое писанье, когда ему; он и дома-то не живет… И занавески ему на окна переменит, и мебель всю заново. А уж это посуда, белье и что прочее, так он и не знает, как у него все новое является, — ему-то все кажется, что все то же… До чего уж, до самой малости; чай с сахаром и то от нас туда идет…
Глафира Фирсовна. Все еще это не беда, стерпеть можно. Разные бабы-то бывают: которая любовнику вещами, — та еще, пожалуй, капитал и сбережет; а которая деньгами, ну, уж тут разоренье верное…
Михевна. Сахару больно жалко: много его у них выходит… Куда им пропасть этакая?
Глафира Фирсовна. Как же это у вас случилось, как ее угораздило такой хомут на шею надеть?..
Михевна. Да все эта дача проклятая. Как жили мы тогда, вскоре после покойника, на даче, — жили скромно, людей обегали, редко когда и на прогулку ходили, и то куда подальше… тут его и нанесло, как на грех. Куда не выдем из дому, все встретится да встретится. Да молодой, красивый, одет как картинка; лошади, коляски какие! А сердце-то ведь не камень… Ну, и стал присватываться, она не прочь; чего еще — жених хоть куда и богатый. Только положили так, чтоб отсрочить свадьбу до зимы: еще мужу год не вышел, еще траур носила. А он, между тем временем, каждый день ездит к нам как жених и подарки и букеты возит. И так она в него вверилась, и так расположилась, что стала совсем как за мужа считать. Да и он без церемонии стал ее добром, как своим, распоряжаться. «Что твое, что мое, говорит, это все одно». А ей это за радость: «Значит, говорит, он мой, коли так поступает; теперь у нас, говорит, за малым дело стало, только повенчаться».
Глафира Фирсовна. Да, за малым! Ну, нет, не скажи! Что ж дальше-то?.. Траур кончился… зима пришла…
Михевна. Зима-то пришла, да и прошла, да вот и другая скоро придет.
Глафира Фирсовна. А он все еще в женихах числится?
Михевна. Все еще в женихах.
Глафира Фирсовна. Долгонько. Пора б порешить чем-нибудь, а то что людей-то срамить!
Михевна. Да чем, матушка! Как мы живем? Такая-то тишина, такая-то скромность, прямо надо сказать, как есть монастырь: мужского духу и в заводе нет. Ездит один Вадим Григорьич, что греха таить, да и тот больше в сумеречках. Даже которые его приятели, и тем к нам ходу нет… Есть у него один такой, Дергачев прозывается, тот раза два было сунулся…
Глафира Фирсовна. Не попотчуют ли, мол, чем?
Михевна. Ну, конечно, человек бедный, живет впроголодь, — думает и закусить и винца выпить. Я так их и понимаю. Да я, матушка, пугнула его. Нам не жаль, да бережемся; мужчины чтоб ни-ни, ни под каким видом. Вот как мы живем… И все-то она молится да постится, бог с ней.
Глафира Фирсовна. Какая ж тому причина, с чего ей?..
Михевна. Чтоб женился. Уж это всегда так.
Глафира Фирсовна. А я так думаю, что не даст ей бог счастья. Родню забывает… Уж коли задумала она капитал размотать, так лучше бы с родными, чем с чужими. Взяла бы хоть меня; по крайности и я бы пожила в удовольствие на старости лет…
Михевна. Это уж ее дело; а я знаю, что у ней к родным расположение есть.
Глафира Фирсовна. Незаметно что-то. Сама прочь от родных, так и от нас ничего хорошего не жди, особенно от меня. Женщина я не злая, а ноготок есть, удружить могу. Ну, вот и спасибо, только мне и нужно, все я от тебя вызнала. Что это, Михевна, как две бабы сойдутся, так они наболтают столько, что в большую книгу не упишешь, и наговорят того, что, может быть, и не надо?
Михевна. Наша слабость такая женская. Разумеется, по надежде говоришь, что ничего из этого дурного не выдет. А кто же вас знает, в чужую душу не влезешь, может, вы с каким умыслом выспрашиваете. Да вот она и сама, а я уж по хозяйству пойду. (Уходит.)
Входит Юлия Павловна.
Явление второе
Глафира Фирсовна, Юлия.
Юлия (снимая платок). Ах, тетенька, какими судьбами? Вот обрадовали!
Глафира Фирсовна. Полно, полно, уж будто и рада?
Юлия. Да еще бы! конечно, рада.
Целуются.
Глафира Фирсовна. Бросила родню-то, да и знать не хочешь! Ну, я не спесива, сама пришла, уж рада не рада ль, а не выгонишь, ведь тоже родная.
Юлия. Да что вы! Я родным всегда рада, только жизнь моя такая уединенная, никуда не выезжаю. Что делать-то, уж такая я от природы! А ко мне всегда милости просим.
Глафира Фирсовна. Что это ты, как мещанка, платком покрываешься? Точно сирота какая.
Юлия. Да и то сирота.
Глафира Фирсовна. С таким сиротством еще можно жить. Ох, сиротами-то зовут тех, кого пожалеть некому, а у богатых вдов печальники найдутся. Да я бы на твоем месте не то что в платочке, а в аршин шляпку-то соорудила, развалилась в коляске, да и покатывай! На, мол, смотри!
Юлия. Не удивишь нынче никого, что ни надень. Да и мне рядиться-то не к чему и не к месту было, я к вечерне ходила.
Глафира Фирсовна. Да, уж тут попугаем-то вырядиться не для кого, особенно в будни. Да что ты долго? Вечерни-то давненько отошли.
Юлия. Да после вечерни-то свадьба была простенькая, так я осталась посмотреть.
Глафира Фирсовна. Чего это ты, милая, не видала? Свадьба как свадьба. Чай, обвели да и повезли, не редкость какая.
Юлия. Все-таки, тетенька, интересно на чужую радость посмотреть.
Глафира Фирсовна. Ну, посмотрела, позавидовала чужому счастью, и довольно! Аль ты свадьбы-то смотришь, как мы, грешные? Мы так глаза-то вытаращим, что не то что бриллианты, а все булавки-то пересчитаем. Да еще глазам-то не верим, так у всех провожатых и платья и блонды перещупаем, настоящие ли?
Юлия. Нет, тетенька, я в народе не люблю, я издали смотрела; в другом приделе стояла. И какой случай! Вижу я, входит девушка, становится поодаль, в лице ни кровинки, глаза горят, уставилась на жениха-то, вся дрожит, точно помешанная. Потом, гляжу, стала она креститься, а слезы в три ручья так и полились. Жалко мне ее стало, подошла я к ней, чтобы разговорить да увести поскорее. И сама-то плачу.
Глафира Фирсовна. Ты-то об чем, не слыхать ли?
Юлия. Заговорили мы: «Пойдемте, — говорю я, — дорогой потолкуем! Мы тут со слезами-то не лишние ли?» — «Вы-то, не знаю, говорит, а я лишняя». Посмотрела с минуточку на жениха, кивнула головой, прошептала «прощай», и пошли мы со слезами.
Глафира Фирсовна. Дешевы слезы-то у вас.
Юлия. Уж очень тяжело это слово-то «прощай». Вспомнила я мужа-покойника, очень я плакала, как он умер, а как пришлось сказать «прощай» в последний раз, так ведь я было сама умерла. А каково сказать «прощай навек» живому человеку, ведь это хуже, чем похоронить.
Глафира Фирсовна. Эка у вас печаль по этим заблужденным! Да бог с ней! Всякая должна знать, что только божье крепко.
Юлия. Так-то так, тетенька, да коли любишь человека, коль всю душу в него положила?
Глафира Фирсовна. И откуда это в вас такая горячая любовь проявляется?
Юлия. Что ж делать-то? Ведь уж это кому как дано. Конечно, кто любви не знает, тем легче жить на свете.
Глафира Фирсовна. Э, да что нам о чужих! Поговори о себе. Как твой-то сокол?
Юлия. Какой мой сокол?
Глафира Фирсовна. Ну, как величать-то прикажешь? жених там, что ли? Вадим Григорьич.
Юлия. Да как же… Да откуда ж вы?..
Глафира Фирсовна. Откуда узнала-то? Слухом земля полнится: хоть в трубы еще не трубят, а разговор идет.
Юлия (конфузясь). Да теперь скоро, тетенька, свадьба у нас.
Глафира Фирсовна. Полно, так ли? Ненадежен он, говорят, да и мотоват очень.
Юлия. Уж каков есть, такого и люблю.
Глафира Фирсовна. Удерживать бы немножко.
Юлия. Как можно, что вы говорите! Ведь не жена еще, как я смею что-нибудь сказать? Вот бог благословит, тогда другое дело; а теперь я могу только лаской да угождением. Кажется, рада бы все отдать, только б не разлюбил.
Глафира Фирсовна. Что ты, стыдись! Молодая, красивая женщина, да на мужчину разоряться, не старуха ведь.
Юлия. Да я и не разоряюсь и не думала разоряться, он сам богат. А все ж таки чем-нибудь привязать нужно. Живу я, тетенька, в глуши, веду жизнь скромную, следить за ним не могу; где он бывает, что делает… Иной раз дня три, четыре не едет, чего не передумаешь; рада бог знает что отдать, только бы увидать-то.
Глафира Фирсовна. Чем привязать, не знаешь? А ворожба-то на что? Чего другого, а этого добра в Москве не занимать стать. Такие снадобья знают, испробованные! Я дамы четыре знаю, которые этим мастерством занимаются. Вон Манефа говорит: «Я своим словом на краю света, в Америке достану и там на человека тоску да сухоту нагоню. Давай двадцать пять рублей в руки, из Америки ворочу». Вот ты бы съездила.
Юлия. Нет, что вы, как это можно?
Глафира Фирсовна. Ничего. А то есть один отставной секретарь, горбатый, так он и ворожит, и на фортепьянах играет, и жестокие романсы поет — так оно для влюбленных-то как чувствительно.
Юлия. Нет, ворожить я не стану.
Глафира Фирсовна. А ворожить не хочешь, так вот тебе еще средство: коли чуть долго не едет к тебе, сейчас его, раба божьего, в поминанье за упокой!.. Какую тоску-то нагонишь, мигом прилетит…
Юлия. Ничего этого не нужно.
Глафира Фирсовна. Греха боишься? Оно точно что грех.
Юлия. Да и не хорошо.
Глафира Фирсовна. Так вот тебе средство безгрешное: можно и за здравье, только свечку вверх ногами поставить: с другого конца зажечь. Как действует!
Юлия. Нет, уж вы оставьте! Зачем же!
Глафира Фирсовна. А лучше-то всего, вот наш тебе совет: брось-ка ты его сама, пока он тебя не бросил.
Юлия. Ах, как можно, что вы! всю жизнь положивши, да я жива не останусь.
Глафира Фирсовна. Потому как нам, родственным людям, сраму от тебя переносить не хочется. Послушай-ка, что все родные и знакомые говорят.
Юлия. Да что им до меня! Я никого не трогаю, я совершеннолетняя.
Глафира Фирсовна. А то, что нигде показаться нельзя, везде спросы да насмешки: «Что ваша Юленька? Как ваша Юленька?» Вот посмотри, как Флор Федулыч расстроен через тебя.
Юлия. И Флор Федулыч?
Глафира Фирсовна. Я его недавно видела, он сам хотел быть у тебя сегодня.
Юлия. Ай, стыд какой! Зачем это он? Такой почтенный старик.
Глафира Фирсовна. Сама себя довела.
Юлия. Я его не приму. Как я стану с ним разговаривать? С стыда сгоришь.
Глафира Фирсовна. Да ты не очень бойся-то. Он хоть строг, а до вас, молодых баб, довольно-таки снисходителен. Человек одинокий, детей нет, денег двенадцать миллионов.
Юлия. Что это, тетенька, уж больно много.
Глафира Фирсовна. Я так, на счастье говорю, не пугайся, мои миллионы маленькие. А только много, очень много, страсть сколько деньжищев! Чужая душа — потемки, кто знает, кому он деньги-то оставит, вот все родные-то перед ним и раболепствуют. И тебе тоже его огорчать-то бы не надо.
Юлия. Какая я ему родня! Седьмая вода на киселе, да и то по муже.
Глафира Фирсовна. Захочешь, так родней родни будешь.
Юлия. Я этого не понимаю, тетенька, и не желаю понимать.
Глафира Фирсовна. Очень просто: исполняй всякое желание его, всякий каприз, так он еще при жизни тебя озолотит.
Юлия. Надо знать, какие у него капризы-то! Другие капризы и за ваши двенадцать миллионов исполнять не согласишься.
Глафира Фирсовна. Капризные старики кому милы, конечно. Да старик-то он у нас чудной, сам стар, а капризы у него молодые. А ты разве забыла, что он твоему мужу был первый друг и благодетель. Твой муж пред смертью приказывал ему, чтоб он тебя не забывал, чтоб помогал тебе и советом и делом и был тебе вместо отца.
Юлия. Так не я забыла-то, а он. После смерти мужа я его только один раз и видела.
Глафира Фирсовна. Можно ль с него требовать? Мало ль у него делов-то без тебя! У него все это время мысли были заняты другим. Сирота у него была на попечении, красавица, получше тебя гораздо; а вот теперь он отдал ее замуж, мысли-то у него и освободились, и об тебе вспомнил, и до тебя очередь дошла.
Юлия. Очень я благодарна Флору Федулычу, только я никаких себе попечителей не желаю, и напрасно он себя беспокоит.
Глафира Фирсовна. Не отталкивай родню, не отталкивай! Проживешься до нитки, куда денешься? К нам же прибежишь.
Юлия. Ни к кому я не пойду, гордость моя не позволит, да мне и незачем. Что вы мне бедность пророчите? Я не маленькая: и сама собою и своими деньгами я распорядиться сумею.
Глафира Фирсовна. А я другие разговоры слышала.
Юлия. Нечего про меня слышать. Конечно, от сплетен не убережешься, про всех говорят, особенно прислуга; так хорошему человеку, солидному, стыдно таким вздором заниматься.
Глафира Фирсовна. Вот так! Сказала, как отрезала. Так и знать будем.
Входит Михевна.
Явление третье
Юлия, Глафира Фирсовна и Михевна.
Михевна. Чай готов, не прикажете ли?
Глафира Фирсовна. Нет, чай, бог с ним! Вот чудо-то со мной, вот послушай! Как вот этот час настанет, и начинает меня на съестное позывать. И с чего это сталось?
Юлия. Так можно подать.
Глафира Фирсовна. Зачем подавать? У тебя ведь, я чай, есть такой шкапчик, где все это соблюдается — и пропустить можно маленькую и закусить! Я не спесива: мне огурец — так огурец, пирог — так пирог.
Юлия. Есть, тетенька, как не быть!
Глафира Фирсовна. Вот мы к нему и пристроимся. Перекушу я малым делом, да уж и пора мне. Засиделась я у тебя, а мне еще через всю Москву шествовать.
Юлия. Неужели такую даль пешком? Тетенька, если вы не обидитесь, я бы предложила вам на извозчика. (Вынимает рублевую бумажку.) А то лошадь заложить?
Глафира Фирсовна. Не обижусь. От другого обижусь, а от тебя нет, не обижусь, от тебя возьму. (Берет бумажку.) Когда тут лошадь закладывать!
Юлия и Глафира Фирсовна уходят в дверь направо, Михевна идет за ними. Звонок.
Явление четвертое
Михевна, потом Дергачев.
Михевна. Ну, уж это Вадим Григорьич, по звонку слышу. (Идет к двери, навстречу ей Дергачев.) Ох, чтоб тебя!
Дергачев (важно). Я желаю видеть Юлию Павловну.
Михевна. Ну, да мало ль чего вы желаете. К нам, батюшка, в дом мужчины не ходят. И кто это вас пустил? Сколько раз говорила девкам, чтоб не пускали.
Дергачев (пожимая плечами). Вот нравы!
Михевна. Ну да, нравы! Пускать вас, так вы повадитесь.
Дергачев. Я не за тем пришел, чтоб твои глупости слушать. Доложи, милая, Юлии Павловне.
Михевна. Да, милый, нельзя.
Дергачев. Что за вздор! Мне нужно видеть Юлию Павловну.
Михевна. Ну, да ведь не особенная какая надобность.
Дергачев. У меня есть письмо к ней.
Михевна. А письмо, так давай его и ступай с богом.
Дергачев. Я должен отдать в собственные руки.
Михевна. И у меня свои собственные руки, не чужие. Чего боишься? Не съем его.
Входит Юлия Павловна.
Явление пятое
Дергачев, Михевна, Юлия Павловна.
Юлия. Что у вас тут за разговор? А, Лука Герасимыч, здравствуйте!
Дергачев. Честь имею кланяться! Письмо вот от Вадима. (Подает письмо.)
Юлия. Покорно вас благодарю. Ответа не нужно?
Дергачев. Ответа не нужно-с, он сам заедет.
Юлия. Что, здоров он?
Дергачев. Слава богу-с.
Михевна. Не держи ты его, отпусти поскорее, что хорошего?
Дергачев. Могу я его здесь подождать-с?
Юлия. Лука Герасимыч, извините! Я жду одного родственника, старика, понимаете?
Михевна. Да, Герасимыч, ступай, ступай!
Дергачев. Герасимыч! Какое невежество!
Михевна. Не взыщи!
Юлия. Не сердитесь на нее, она женщина простая. До свидания, Лука Герасимыч!
Дергачев. До свидания, Юлия Павловна! Как ни велика моя дружба к Вадиму, но уже подобных поручений я от него принимать не буду, извините-с! Я сам ему предложил-с, я думал провести время…
Михевна. Ну, что еще за разговоры развел?
Юлия. Что делать, у нас это не принято. (Кланяется.)
Михевна (Юлии). Глафира Фирсовна ушла?
Юлия. Ушла.
Михевна (Дергачеву). Пойдем, пойдем, я провожу.
Дергачев раскланивается и уходит, Михевна за ним.
Явление шестое
Юлия, потом Михевна.
Юлия (раскрывает письмо и читает). «Милая Юлия, я сегодня буду у тебя непременно, хоть поздно, а все-таки заеду». Вот это мило с его стороны. (Читает.) «Не сердись, моя голубка». (Повторяет.) «Моя голубка»! Как хорошо пишет. Как на такого голубя сердиться! (Читает.) «Я все эти дни не имел минуты свободной: все дела и дела и, надо признаться, не очень удачные. Я все более и более убеждаюсь, что мне без твоей любви жить нельзя. И хотя я подвергаю ее довольно тяжким испытаниям и сегодня же потребую от тебя некоторой жертвы, но ты сама меня избаловала, и я уверен заранее, что ты простишь все твоему безумному и безумно любящему тебя Вадиму».
Входит Михевна.
Михевна. Кто-то подъехал, никак Флор Федулыч.
Юлия (прячет письмо в карман). Так ты поди, сядь в передней, да посматривай хорошенько! Если приедет Вадим Григорьич, проводи его кругом да попроси подождать в угольной комнате. Скажи, мол, дяденька у них.
Михевна уходит. Входит Флор Федулыч.
Явление седьмое
Юлия, Флор Федулыч.
Флор Федулыч (кланяясь и подавая руку). Честь имею… Прошу извинить!
Юлия. Забыли, Флор Федулыч, забыли. Прошу садиться.
Флор Федулыч. Да-с, давненько. (Садится.)
Юлия (садясь). Я ведь никуда, Флор Федулыч, я все дома — а ежели ко мне кто, я очень рада.
Флор Федулыч. Здоровьице ваше?
Юлия. Да ничего, я… слава богу…
Флор Федулыч. Дюшесы нынче не дороги-с…
Юлия. Что вы так смотрите на меня, Флор Федулыч! Переменилась я?
Флор Федулыч. К лучшему-с.
Юлия. Ну, что вы, не может быть.
Флор Федулыч. Позвольте, позвольте-с! В этом мы не ошибаемся, на том стоим: очаровательность женскую понимаем. (Осматривая комнату.) Домик-то так, после смерти супруга, и не отделывали?
Юлия. Кто у меня бывает, кто его видит! Зачем же лишний расход.
Флор Федулыч. Что касается приличия, то никогда не лишнее, а даже необходимое-с. А дом этот точно отделывать не стоит. Он почти за чертой города, доходу не приносит, состоит при фабрике, которая давно нарушена, ну и значит, вам надо это имение продать.
Юлия. А где же мне жить, Флор Федулыч?
Флор Федулыч. Зачем же вам жить в захолустье и скрывать себя? Вы должны жить на виду и дозволить нам любоваться на вас. Патти не приедет-с.
Юлия. Очень жаль, так я ее и не услышу.
Флор Федулыч. Не услышите-с. Да ведь у вас есть другой дом, в городе-с. Отделать там небольшую квартиру, комнат шесть-семь, хороших; две-три гостиные-с, будуар. Мебель а-ля Помпадур-с.
Юлия. Сколько хлопот, да и не привычна я к такой жизни.
Флор Федулыч. Хлопоты-с эти не ваше дело-с, это я беру на себя, вам только и труда будет переехать-с. А если вы не привычны к такой жизни, так мы вас постепенно приучим.
Юлия. Покорно вас благодарю.
Флор Федулыч. А лошадок держите?
Юлия. Пару продала, а то всё те же, старые.
Флор Федулыч. Пора переменить-с; да это дело минутное, не стоит и говорить-с. Экипажи тоже надо новенькие, нынче другой вкус. Нынче полегче делают и для лошадей и для кармана; как за коляску рублей тысячу с лишком отдашь, так в кармане гораздо легче сделается. Хоть и грех такие деньги за экипаж платить, а нельзя-с, платим, — наша служба такая. Я к вам на днях каретника пришлю, можно будет старые обменять с придачею.
Юлия. Все это напрасно, Флор Федулыч, мне ничего не нужно.
Флор Федулыч. Не то что напрасно, а обойтись нельзя без этого. Уж если у нас бабы, пудов в семь весом, в таких экипажах разъезжают; так уж вам-то, при вашей красоте, в забвении-с быть невозможно-с. Абонемент на настоящий сезон не имеете?
Юлия. Нет, я еще об этом не подумала.
Флор Федулыч. Что прикажете: кресло, бельэтаж-с?
Юлия. Не беспокойтесь, если вздумаю, так еще успею достать.
Флор Федулыч. Теперь позвольте объяснить, в чем состоит цель моего визита.
Юлия. Сделайте одолжение.
Флор Федулыч. Денег приехал занять у вас, Юлия Павловна.
Юлия. Денег? да на что вам? у вас своих девать некуда.
Флор Федулыч. Мы найдем место, употребим с пользой. Я вам хорошие проценты дам.
Юлия. А много ли же вам нужно?
Флор Федулыч. Да все пожалуйте, все, что у вас есть.
Юлия. А у меня-то что ж останется?
Флор Федулыч. Да вам и не след иметь деньги, это не женское дело-с. Женское дело — проживать, тратить; а сберегать капиталы, в настоящее время, и для мужчины довольно хитро, а для женщины невозможно-с.
Юлия. Вы так думаете, Флор Федулыч?
Флор Федулыч. Не думаю, а наверно знаю. У женщины деньги удержаться не могут, их сейчас отберут. До прочих нам дела нет; а вас мы беречь должны. Коли мы за вашими деньгами не усмотрим, нам будет грех и стыдно. Ведь если вас оберут, мы заплачем. А вы мне пожалуйте ваши деньги и все бумаги, я вам сохранную расписку дам и буду вашим кассиром. Капитал ваш останется неприкосновенным, а сколько вам потребуется на проживание, сколько бы ни потребовалось, вы всегда можете получить от меня.
Юлия. Но я могу прожить более того, сколько мне следует процентов.
Флор Федулыч. Это не ваши расчеты; и барыш мой, и убыток мой, на то мы и купцы. Ваше дело — жить в удовольствии, а наше дело — вас беречь и лелеять.
Юлия. Даром я ничьих услуг принимать не желаю: чем же я заплачу вам за ваши заботы?
Флор Федулыч. Разве дети платят что-нибудь своим родителям?
Юлия. Платят, Флор Федулыч, и очень дорого: платят любовью.
Флор Федулыч. Так ведь и мне, кроме этого, ничего не нужно-с.
Юлия. Я вам очень благодарна за вашу доброту; но принять вашего предложения решительно не могу.
Флор Федулыч. Почему же-с?
Юлия. Я выхожу замуж.
Флор Федулыч. Это дело другого рода-с. Позвольте полюбопытствовать имя, отчество и звание вашего будущего супруга.
Юлия. Я теперь не могу сказать, еще дело не решено.
Флор Федулыч. Хоть и не решено, но зачем же скрывать-с? Тут дурного ничего нет-с. Я могу быть вам полезен, могу лучше вас разузнать о человеке и вовремя предупредить, если дело неподходящее. Не шутка-с, счастье и несчастье всей жизни зависит.
Юлия. Нет, Флор Федулыч, в таком деле я на людей полагаться не хочу, я сама желаю устроить свою жизнь.
Флор Федулыч (встает). Как вам будет угодно-с. Значит, мои услуги вам не нужны-с?
Юлия. Очень жалею, Флор Федулыч, что не могу принять их.
Флор Федулыч. Значит, вы всем довольны и счастливы? Это очень приятно видеть-с. Ну, хоть какой-нибудь нужды, хоть какой-нибудь надобности нет ли у вас? Доставьте мне удовольствие исполнить вашу просьбу!
Юлия. Мне решительно ничего не нужно.
Флор Федулыч. И дай бог, и дай бог, чтобы всегда так было-с. А ежели, чего сохрани бог…
Юлия. Какая б у меня ни была нужда, я к родным не пойду за милостыней.
Флор Федулыч. Не о милостыне речь-с.
Юлия. Ничего у родных и знакомых, Флор Федулыч, ничего, это мое правило.
Флор Федулыч. Но, во всяком случае, прошу не забывать-с! Милости прошу откушать как-нибудь. Я всякий день дома-с; от пяти до семи часов-с, больше времени свободного не имею-с.
Юлия. Благодарю вас. Постараюсь, Флор Федулыч.
Флор Федулыч. Честь имею кланяться. (Идет к двери). Росси изволили видеть?
Юлия. Нет, я ведь совершенно никуда.
Флор Федулыч. Хороший актер-с. Оно довольно для нас непонятно, а интересно посмотреть-с. До свидания-с. (Уходит.)
Из боковой двери выходит Дульчин.
Явление восьмое
Юлия, Дульчин.
Юлия (бросаясь к Дульчину). Ах, милый, ты уж здесь?
Дульчин. Здравствуй, Юлия, здравствуй!
Юлия (вглядываясь). Ты чем-то расстроен?
Дульчин. Отвратительное положение.
Юлия. Что такое? Говори скорей!
Дульчин. Ох, уж мне совестно и говорить-то тебе.
Юлия. Да что, скажи, не мучь меня!
Дульчин. Денег нужно.
Юлия. Много?
Дульчин. Много.
Юлия. Ах, милый мой, да давно ли…
Дульчин (хватаясь за голову). А, черт возьми! Уж я не знаю, давно ли, — теперь нужно, платить по векселю нужно, — завтра срок.
Юлия. Что ты прежде не подумал, отчего не предупредил меня?
Дульчин. Совсем из головы вон. Да я надеялся, что он отсрочит, он столько пользовался от меня. А вчера вдруг ни с того ни с сего: «Нет, говорит, тебе больше кредиту, плати».
Юлия. Да кто он-то?
Дульчин. Салай Салтаныч. А кто он такой, кто же его знает. Обалдуй-Оглы Тараканов, турецкий жид, армянский грек, туркмен, бухарец, восточный человек… разве в них жалость есть, он зарежет равнодушно.
Юлия. Как же быть-то?
Дульчин. Как быть? Надо платить.
Юлия. Где же взять-то?
Дульчин. Где-нибудь надо. Мне не дадут, конечно, и толковать нечего.
Юлия. Отчего же, мой друг?
Дульчин. В Москве и всегда было мало кредиту, потому он и дорог; а теперь и совсем нет. Капиталисты — какие-то скептики. Далеко еще нам до Европы; разве у нас понимают, что кредит — великий двигатель? Ну, что мы, крупные землевладельцы, без кредиту, все равно что без рук. Подумай хорошенько, Юлия, поищи, попроси у кого-нибудь!
Юлия. Где же мне искать, у кого просить? Решительно не у кого.
Дульчин. Ах, отчаяние! Вот урок, вот урок! Ведь меня арестуют!
Юлия (испугавшись). Как арестуют?
Дульчин. Так; посадят в знаменитую московскую яму. Ведь это конец всякой репутации, всякого кредита.
Юлия. Ах, мой милый, так надо искать денег, непременно надо.
Дульчин. «Надо, надо!» Разумеется, надо. А как найдешь? (Махнув рукой.) Э, да что тут! Лучше не искать.
Юлия. Что же? как же?
Дульчин. Так. Сесть в яму попробовать.
Юлия. Ах, срам! что ты, что ты!
Дульчин. Может быть, это образумит меня несколько, исправит. Ведь ты все-таки меня будешь любить, не разлюбишь за это?
Юлия. Какие глупости!
Дульчин. Одного только боюсь: потеряешь уважение к себе, потеряешь самолюбие. А без самолюбия легко сделаться грязным трактирным героем или шутом у богатых людей. Нет, уж лучше пулю в лоб.
Юлия. Ах, перестань! Какие страшные вещи ты говоришь.
Дульчин. Нисколько не страшно. А коли, на твой взгляд, это уж очень страшно кажется, так ищи денег.
Юлия. Погоди, дай подумать. Вот сейчас у меня был богатый человек, он обещал и предлагал мне все, что я пожелаю.
Дульчин. Вот и прекрасно! Что же ты ему сказала?
Юлия. Я ему сказала, что ни в чем не нуждаюсь, что у меня свой капитал; да если бы и нуждалась, так от него ничего и никогда не приму.
Дульчин. Зачем же это, Юлия, зачем? Это просто возмутительно! Эх вы, женщины! Человек набивается с деньгами, а ты его гонишь прочь. Такие люди нужны в жизни, очень нужны, пойми ты это!
Юлия. Да ведь эти люди даром ничего не дают. Он действительно осыплет деньгами, только надо идти к нему на содержание.
Дульчин. Да… вот что… Ну, конечно… а впрочем…
Юлия. Как «впрочем»? Ты с ума сошел?
Дульчин. Нет, я не то… Все-таки с ним нужно поласковее. А так, по знакомству, он не даст тебе? Взаймы не даст?
Юлия. Не знаю, едва ли. Но как просить у него? Сказать ему, что я солгала, что у меня капиталу уж нет? Так ведь надо объяснить, куда он делся. Придется выслушивать разные упреки и сожаления, а может быть, и неучтивый, презрительный отказ. Сколько стыда, унижения перенесешь. Ведь это пытка!
Дульчин (целуя руки Юлии). Юлия, голубушка, попроси, спаси меня!
Юлия. Надо спасать, нечего делать. Тяжело будет и стыдно, ох как стыдно.
Дульчин. Это уж последняя твоя жертва, клянусь тебе!
Юлия (задумавшись). Я думаю, что выпрошу. У женщин есть средство хорошее: слезы. Да коли они от души, так должны подействовать.
Дульчин. Нет, зачем, нет, зачем! Юленька, ангел мой, он тебе и так не откажет. Ты пококетничай с ним, я позволяю.
Юлия. Ты позволяешь, да я-то себе не позволю. (Со слезами.) А лгу, ведь, может быть, и позволю. Что не сделает женщина для любимого человека! (Подумав.) Много ли тебе нужно?
Дульчин. Я должен около пяти тысяч, а ты проси уж больше, проси шесть. Нужно заплатить за квартиру.
Юлия. За квартиру заплачено.
Дульчин. Я и не знал. Надо расчесться с извозчиком за коляску за два месяца.
Юлия. Я заплатила.
Дульчин. Ах, какая я дрянь! Зачем ты платишь за меня, зачем?
Юлия. Э, мой друг, я не жалею денег, был бы только ты счастлив.
Дульчин. Да ведь я жгу деньги, просто жгу, бросаю их без толку, без смысла.
Юлия. И жги, коли это доставляет тебе удовольствие.
Дульчин. В том-то и дело, что не доставляет никакого; а, напротив, остается после только одно раскаяние, отчаянное, каторжное, которое грызет мне душу. Одно еще только утешает, спасает меня.
Юлия. Что, скажи!
Дульчин. То, что я могу еще исправиться: потому что я не злой, не совсем испорченный человек. Другие губят и свое, и чужое состояние хладнокровно, а я сокрушаюсь, на меня нападают минуты страшной тоски. А как бы мы могли жить с тобой, если бы не мое безумие, если бы не моя преступная распущенность!
Юлия. Мы и теперь можем жить хорошо. Нет чистых денег, так у меня еще два дома, заложенных, правда, да ведь они чего-нибудь стоят; у тебя большое имение. Ты займешься хозяйством, будешь служить, я буду экономничать.
Дульчин. Да, Юленька, пора мне переменить жизнь. Это я могу, я себя пробовал, стоит только отказаться от излишней роскоши. Я могу работать: я учился всему, я на все способен. Меня только баловать не нужно, баловать не нужно, Юлия… Уж это будет твоя последняя жертва для меня, последняя.
Юлия. Я на всякие жертвы готова для тебя, мой милый, только я должна признаться, мое положение становится очень тяжело для меня. Мои родные и знакомые откуда-то проведали о тебе и начинают меня мучить своим участием и советами.
Дульчин. Что твои родные? Стоит обращать на них внимание. Их успокоить легко. Только бы мне расплатиться с этим долгом, я переменяю жизнь, и кончено. А то, поверишь ли, у меня руки и ноги трясутся, я так боюсь позора.
Юлия. Да расплатимся, расплатимся, не беспокойся!
Дульчин. Верно, Юлия?
Юлия. Верно, мой милый, верно: чего бы мне ни стоило, я через час достану тебе денег.
Дульчин. Только ты помни, что это твоя последняя жертва. Теперь для меня настанет трудовая жизнь; труд, и труд постоянный, беспрерывный: я обязан примирить тебя с родными и знакомыми, обязан поправить твое состояние, это мой долг, моя святая обязанность. Успокой своих родных, пригласи их всех как-нибудь на днях, хоть в воскресенье. Я не только их не видывал, я даже по именам их не знаю, а надо же мне с ними познакомиться.
Юлия. Да, да, конечно, надо.
Дульчин. Вот мы их и удивим: явимся с тобой перед ними и объявим, что мы жених и невеста, и пригласим их через неделю на свадьбу.
Юлия. Что же значат все мои жертвы? Ты мне даришь счастие, ты мне даришь жизнь. Какое блаженство! Я никогда в жизни не была так счастлива. Я не нахожу слов благодарить тебя, милый, милый мой!
Дульчин. Юлия, ты мало себя ценишь; ты редкая женщина, я отдаю тебе только должное.
Юлия (положив руки на плечи Дульчина). Нет, я тебя не стою. Ты моя радость, моя гордость! Нет и не будет женщины счастливее меня. (Прилегает к нему на грудь.)

Действие второе

ЛИЦА:
Флор Федулыч Прибытков.
Глафира Фирсовна.
Лавр Мироныч Прибытков, племянник Флора Федулыча, полный красивый брюнет, с внушительной физиономией, большие банкенбарды, тщательно расчесанные, одет богато и с претензиями. Держит себя прямо, важно закидывает голову назад, но с дядей очень почтителен.
Ирина Лавровна, его дочь, девица 25 лет, с запоздалой и слишком смелой наивностью.
Юлия Павловна.
Василий, лакей Прибыткова.

Богатая гостиная, изящно меблированная, на стенах картины в массивных рамах, тяжелые драпировки и портьеры. В глубине дверь в залу, налево в кабинет.
Явление первое
Флор Федулыч сидит в креслах с газетою в руках. Входит Василий, потом Глафира Фирсовна.
Василий. Когда прикажете кушать подавать?
Флор Федулыч. Еще рано, погоди, может быть, подъедет кто-нибудь.
Входит Глафира Фирсовна.
Видишь, вот и гости. Через четверть часа закуску, через десять минут после закуски — обед.
Василий. Слушаю-с. (Уходит.)
Глафира Фирсовна. Здравствуйте, Флор Федулыч, вовремя ль я пришла-то?
Флор Федулыч. Момент самый благоприятный — к обеду-с.
Глафира Фирсовна. Я уж и позавтракала, и обедала раза два, и полдничала.
Флор Федулыч. Это ничего-с. У нас простые люди говорят: палка на палку нехорошо, а обед на обед нужды нет.
Глафира Фирсовна. Да я и не откажусь лишний раз пообедать; беда не большая, стерпеть можно. Совсем не обедать нездорово, а по два да по три раза хоть бы каждый день бог дал.
Флор Федулыч. Покорнейше прошу садиться.
Глафира Фирсовна. Присяду, присяду, окружила-таки я нынче Москву-то.
Флор Федулыч. Я сам только сейчас вернулся.
Глафира Фирсовна. Видела я, батюшка, вас, видела, я только от Юлии Павловны, а вы к ней.
Флор Федулыч. Да-с, сегодня я ей визит сделал.
Глафира Фирсовна. И поговорили-таки с ней?
Флор Федулыч. Говорил-с; но разговор наш был без результата.
Глафира Фирсовна. А я таки допыталась кой до чего, тайности ее выведала.
Флор Федулыч. Надеюсь, что вы от меня ваших сведений не скроете.
Глафира Фирсовна. Батюшка, да что мне скрывать-то, с какой стати! Вот еще, была оказия! Что я ей, мать, что ли? Все дочиста выложу, как есть, С чего начинать-то?
Флор Федулыч. С чего угодно-с.
Глафира Фирсовна. Так вот-с, приятель у ней есть и очень близкий.
Флор Федулыч. Так и ожидать надо было.
Глафира Фирсовна. Дульчин он, Вадим Григорьич.
Флор Федулыч. Дульчин-с? Я его знаю-с, в клубе встречаюсь, с виду барин хороший.
Глафира Фирсовна. И я его знаю, года три назад он в одном знакомом доме сватался, так я у него даже на квартире бывала. А теперь захотела узнать покороче; есть у меня одна дама знакомая, она сваха, так у нее все эти женихи на счету. Я с ней в ссоре немножко, семь лет не кланяемся, да уж так и быть, покорилась, — сейчас была у нее. Вот вести какие: жених хороший, живет богато, шику много, на большого барина хватит. «Только, говорит, если с этим женихом в хороший, степенный дом сунешься, так, пожалуй, прическу попортят, за это, говорит, ругаться нельзя, на какого отца нападешь. Другой разговаривать не любит, а прямо за шиньон».
Флор Федулыч. Аттестат не очень одобрительный-с.
Глафира Фирсовна. «Надо, говорит, узнать, на какие он деньги живет, на свои или на чужие, и что у него есть; а это, говорит, я вам скорехонько узнаю».
Флор Федулыч. Значит, надо подождать-с.
Глафира Фирсовна. Чего ждать-то? Пока он ее ограбит совсем? А жениться-то он и не думает, чай; так водит изо дня в день, пока у нее деньги есть.
Флор Федулыч. Что же мы можем предпринять.
Глафира Фирсовна. Вы не мешайте только мне, а уж я похлопочу; разобью я эту парочку.
Флор Федулыч. В таком случае большую благодарность получите.
Глафира Фирсовна. Да разве я из благодарности? Жалеючи ее делается. Конечно, я — человек бедный, вот, бог даст, зима настанет, в люди показаться не в чем.
Флор Федулыч. Шуба за мной-с, хорошая шуба.
Глафира Фирсовна. Ну уж куда мне хорошую! хоть бы какую-нибудь, только, отец родной, чтоб бархатом крыта, хоть не самым настоящим. Как его, Манчестер, что ли, называется. Чтоб хоть издали-то на бархат похоже было.
Флор Федулыч. Для вашего удовольствия все будет исполнено.
Глафира Фирсовна. Что это, я смотрю на вас, вы как будто не в духе?
Флор Федулыч. Неприятности есть-с от племянников.
Глафира Фирсовна. От кого же и ждать неприятности, как не от своих. Который же вас огорчает?
Флор Федулыч. Да все-с. Мотают, пьянствуют, только фамилию срамят. Жена умерла, детей не нажил, как подумаешь, кому состояние достанется, вот и горько станет.
Глафира Фирсовна. Женились бы, Флор Федулыч.
Флор Федулыч. Поздно, людей совестно-с.
Глафира Фирсовна. Что за совесть! Были бы свои наследники.
Флор Федулыч. Это дело такое, что разговор о нем я считаю лишним.
Глафира Фирсовна. Как угодно, батюшка Флор Федулыч, к слову пришлось. Ну, а Лавр Мироныч как поживает?
Флор Федулыч. Лавр Мироныч больше других беспокоит, потому жизнь неосновательную ведет.
Глафира Фирсовна. Ему-то бы грешно: он всем вам обязан; сколько раз вы его из ямы-то выкупали.
Флор Федулыч. На яму он мало обращает внимания-с. Пристроишь его к должности, он человек способный-с, живет год, другой хорошо и вдруг в одну минуту задолжает; когда успеет, только дивишься. И ничего его долги не беспокоят, платить он их и в помышлении не имеет. Хоть бы глазком моргнул-с. Наберет где-то с полсотни переводных французских романов и отправляется в яму равнодушно, точно в гости куда. Примется читать свои романы, читает их дни и ночи, хоть десять лет просидит — ему все равно. Ну, и выкупаешь из жалости. А выкупишь, сейчас расчешет бакенбарды, наденет шляпу набок и пошел щеголять по Москве как ни в чем не бывало.
Глафира Фирсовна. Уж какой из себя видный, точно иностранец.
Флор Федулыч. Настоящий милорд-с! Ему бы только с графом Биконсфильдом разговаривать-с. Отличные места занимал-с, поведет дело — любо-дорого смотреть, за полгода верно можно ручаться, а там заведет рысаков с пристяжными, — году не пройдет, глядишь — и в яму с романами-с. И сейчас имеет место приличное — около десяти тысяч жалованья; кажется, чего ж еще, можно концы с концами сводить.
Глафира Фирсовна. Разве нуждается; денег просит?
Флор Федулыч. Это бы ничего-с. Широко зажил; слух идет, что деньги бросает. Значит, какие-нибудь источники находит, либо должает, либо… уж кто его знает. Дело не красивое-с.
Глафира Фирсовна. По надежде на вас действует. Дочку его, внучку свою, вы облагодетельствовали, ну, думает, и отцу что-нибудь перепадет.
Флор Федулыч. Да чем же я ее облагодетельствовал-с?
Глафира Фирсовна. Еще бы! Триста тысяч за ней денег даете.
Флор Федулыч. И все это его сочинение-с.
Глафира Фирсовна. Что-нибудь-то дадите, ну а прилгнул, так ему простительно: всякому отцу хочется свое детище устроить.
Флор Федулыч. Да все-таки чужими-то деньгами распоряжаться, не спросясь, не следует.
Глафира Фирсовна. Уж по всей Москве гремит ваша внучка. Кто говорит, дедушка даст за ней двести тысяч, кто триста, а кто миллион. Миллион уж лучше, круглее.
Флор Федулыч. Вот изволите видеть, я-то последний про свое благодеяние узнал-с.
Глафира Фирсовна. Ну, да ведь не все и верят.
Флор Федулыч. Все-таки, значит, есть люди, которые обмануты-с.
Входит Лавр Мироныч под руку с Ириной.
Явление второе
Флор Федулыч, Глафира Фирсовна, Лавр Мироныч и Ирина.
Лавр Мироныч (почтительно кланяясь). Честь имею кланяться, дяденька! Мое почтение, Глафира Фирсовна! (Кивает головой и садится.)
Ирина страстно целует Флора Федулыча, приседает Глафире Фирсовне, садится в кресло и погружается в глубокую задумчивость.
Флор Федулыч. Откуда вы теперь, Лавр Мироныч?
Лавр Мироныч. Из городу домой заехал, пробежал газеты, захватил Ирень и к вам. Биржевую хронику изволили смотреть-с?
Флор Федулыч. Все то же, перемены нет-с.
Лавр Мироныч. Немножко потверже стало. Из политических новостей только одна: здоровье папы внушает опасения.
Глафира Фирсовна. Кому же это? Уж не тебе ли?
Лавр Мироныч. В Европе живем, Глафира Фирсовна.
Глафира Фирсовна. Да бог с ним, нам-то что за дело! Жив ли он, нет ли, авось за Москвой-то рекой ничего особенного от того не случится.
Лавр Мироныч. У нас дела не за одной Москвой-рекой, а и за Рейном, и за Темзой.
Флор Федулыч (Ирине). В унынье находитесь, Ирина Лавровна?
Глафира Фирсовна. Да уж и я тоже смотрю.
Ирина. Ах!.. я — несчастная… я — самая несчастная… если есть на свете несчастная девушка, так это я.
Глафира Фирсовна. Что так это уж очень?
Лавр Мироныч. Моя бедная Ирень влюблена.
Флор Федулыч. Я полагаю, что это больше от чтения происходит.
Лавр Мироныч. Да, дяденька, мы с ней постоянно следим за европейской литературой; все, решительно все, сколько их есть, переводные романы выписываем.
Ирина. Только одно это утешье для меня в жизни и есть. Еще папа меньше меня читает, он делом занят, а я просто погружаюсь, погружаюсь…
Лавр Мироныч. Прежние романы лучше были; нынче уж не так интересно пишут. Вот я теперь четвертый раз Монте-Кристо читаю; как все это верно, как похоже!..
Флор Федулыч. Что там похожего-с? Я считаю так, что это только одна игра воображения.
Лавр Мироныч. Да на меня, дяденька, похоже, точно с меня писано.
Ирина. Нет, папа, на вас это еще не так похоже.
Лавр Мироныч. Это потому тебе кажется, что у меня денег нет; а чувства и поступки все мои, и если б мне досталось такое состояние…
Ирина. Нет, уж кто похож на Монте-Кристо, кто похож… так это… это один человек.
Глафира Фирсовна. Не в него ли ты и влюблена-то?
Ирина. Ах, да разве есть средства, есть какая-нибудь возможность для девушки не полюбить его? Это выше сил. Разве уж которая лед совершенный.
Глафира Фирсовна (всплеснув руками). Ах, батюшки! Вот так победитель! Откуда такой проявился?
Флор Федулыч. Нам бы, кажется, Ирина Лавровна, про всякие такие диковинки знать надо; а мы что-то не слыхали.
Ирина. Он, дедушка, не торговый человек.
Лавр Мироныч. В своем роде, дяденька, это феномен-с.
Глафира Фирсовна. Что такой за финомен? Я про таких людей сроду не слыхивала.
Лавр Мироныч. Это значит, Глафира Фирсовна, необыкновенное явление природы.
Глафира Фирсовна. Что же в нем необыкновенного?
Ирина. Все, все необыкновенное! Красавец собой, умен, ловок, как одет, как деньги проигрывает! Он совсем их не жалеет, бросает тысячу, две на стол, а сам шутит. Сядет ужинать, кругом него толпа, и он за всех платит; людям меньше пяти рублей на водку не дает.
Флор Федулыч. Таких-то феноменов мы достаточно видали.
Ирина. Ах, дедушка, надо его знать, чтоб понять все это очарование, а на словах не расскажешь.
Флор Федулыч. А где же вы его узнали-с?
Ирина. В саду, в клубе, там семейные вечера бывают. Я с ним очень хорошо знакома.
Флор Федулыч. Вот как-с! Интересно узнать этот феномен-с.
Лавр Мироныч. Какая цель скрывать тебе, Ирень? чего тебе бояться? Соперниц у тебя нет, он только на тебя одну и обращает внимание.
Ирина. И как богат! Какие имения, и всё в самых лучших губерниях.
Глафира Фирсовна. Что ж ты на красоту свою, что ли, очень надеешься, что такого жениха подцепить задумала?
Ирина. У всякого свой вкус: для вас ведь одна красота существует, чтоб женщина была толста да румяна; а мужчины, особенно образованные, в этом деле гораздо больше и лучше вас понимают. По-вашему, мадам Пивокурова — вот это красавица.
Глафира Фирсовна. У ней красота-то в кармане да в сундуках; эту красоту образованные мужчины тоже хорошо понимают. Смотри, как бы она у тебя жениха-то не отбила.
Ирина. Невозможно. При таком его богатстве ему ничего не надо, ему надо только любящее сердце. А деньги он за ничего считает, он даже презирает их.
Лавр Мироныч. Ну, нет, Ирень, не скажи! (Флору Федулычу.) Дяденька, прошел слух, что в случае выхода в замужество Ирень вы ее не оставите своею милостью; суммы не назначают, говорят различно, — так я слышал стороной, что он этим интересуется. Уж я, дяденька, не знаю, откуда этот слух.
Флор Федулыч. А я знаю, Лавр Мироныч.
Глафира Фирсовна. Да погодите, мы этот слух после разберем. (Делает знак Флору Федулычу, чтоб он молчал.) Коли что Флор Федулыч обещал, так он от своих слов не отопрется; я его характер знаю, портить дела вашего он не станет. Ты мне скажи, кто у вас этот богач-то?
Ирина. Ах, как вы этого не знаете, странно! Ведь он один в Москве-то, больше нету; Вадим Григорьич Дульчин.
Глафира Фирсовна. Да-да; так вот кто! Ну, чего уж еще? Вот вас теперь пара: ты богатая невеста, он богатый жених.
Ирина. Ах, не жених еще! это еще только моя надежда, моя мечта.
Лавр Мироныч. Одно предположение с нашей стороны. Мы с Ирень между страхом и надеждой.
Глафира Фирсовна. Да что же ему не жениться на Аринушке?
Ирина. Вы думаете?
Глафира Фирсовна. Какой еще невесты? Он один в Москве, и ты тоже одна в Москве — чего еще?
Ирина. Ах, благодарю вас. Дедушка, это у вас новая картина в зале?
Флор Федулыч. Недавно купил на выставке-с.
Лавр Мироныч. Оригинал?
Флор Федулыч. Я копий не покупаю-с.
Ирина. Пойдемте, папа, надо ее посмотреть хорошенько.
Ирина и Лавр Мироныч уходят в залу.
Явление третье
Флор Федулыч, Глафира Фирсовна.
Флор Федулыч. Слышали? Что же это такое-с? это фантасмагория какая-то!
Глафира Фирсовна. Да пущай их обманывают друг друга. Вам бы, Флор Федулыч, еще поддакнуть: точно, мол, я за внучкой ничего не пожалею. А после дали бы тысяч пять-шесть, вот и квит!
Флор Федулыч. Да оно больше и не следует-с. Дать деньги можно, но обещаний никаких-с; я в их спекуляцию не войду. Я в таких летах и в таком капитале, что свои слова на ветер бросать не могу-с.
Глафира Фирсовна. Позвольте, позвольте! Вы будете совсем в стороне; лгать буду я. А с меня что взять-то? Солгала, так солгала.
Флор Федулыч. Это уж как угодно-с; я вам лгать запретить не могу.
Глафира Фирсовна. Ведь тут дело-то хорошее, Флор Федулыч, выходит, смешное.
Флор Федулыч. Да-с; но я в это дело не войду.
Глафира Фирсовна. Подите-ка на минутку, а я с Лавром Миронычем потолкую.
Флор Федулыч. Только вы сделайте одолжение, пуще всего-с, чтоб моей репутации ущербу не было. Я ничего не знаю и ни во что не вхожу.
Глафира Фирсовна. Сама людей учу, чего меня учить-то.
Флор Федулыч. Я, во всяком случае, в стороне-с. (Уходит в залу.)
Глафира Фирсовна (у двери в залу). Лавр Мироныч! Лавр Мироныч! Да ну-ка ты, финомен, поди сюда!
Входит Лавр Мироныч.
Явление четвертое
Глафира Фирсовна, Лавр Мироныч.
Лавр Мироныч. Что вам угодно-с?
Глафира Фирсовна. Как же тебе не стыдно так огорчать Флора Федулыча!
Лавр Мироныч. Про какое огорчение изволите говорить?
Глафира Фирсовна. Да как же! Распустили молву, а у него в помышлении не было.
Лавр Мироныч. И в помышлении не было! Невозможно-с. Мысли у дяденьки благородные, притом же единственная родная внучка.
Глафира Фирсовна. «Я, говорит, и не думал; с чего они взяли! Разве можно, говорит, моим таким знаменитым именем людей обманывать?»
Лавр Мироныч. Да-с; значит, с нашей стороны роковая ошибка. Но рассудите, без денег женихов не найдешь, приманка нужна.
Глафира Фирсовна. Вот тебе и приманка! Что призадумался?
Лавр Мироныч. Задумаешься-с. Если это правда, так дело плохо, очень плохо — я на снисхождение дяденьки очень рассчитывал. Мне оно нужно, а то беда-с.
Глафира Фирсовна. Знаешь, за что он больше сердится? Только это секрет.
Лавр Мироныч. Уж сделайте одолжение, доверьте! Мне необходимо знать дяденькины мысли.
Глафира Фирсовна. Ну, вот слушай! У него на уме было Аринушке суприз сделать.
Лавр Мироныч. Сюрприз-с?
Глафира Фирсовна. Да; приехал бы в девишник да выложил бы перед женихом бумажник, — вот, дескать, вам.
Лавр Мироныч (с любопытством). А неизвестно сколько-с?
Глафира Фирсовна. Миллион.
Лавр Мироныч (отшатнувшись). Невообразимо-с! Хоть бы половину, да и то невероятно.
Глафира Фирсовна. Ну, уж я не знаю; а только по его чувствам видно было, что около того. Какова штука? Красиво?
Лавр Мироныч (со вздохом). Эффект удивительный!
Глафира Фирсовна. Заговорили б в Москве-то.
Лавр Мироныч (ударив себя в лоб). Поразительный эффект, Глафира Фирсовна!
Глафира Фирсовна. А теперь дело испорчено: разгласили, суприз-то и не выдет. Вот старику-то и обидно, что ему Москву-то удивить помешали.
Лавр Мироныч. Как это дело поправить-с?
Глафира Фирсовна. Да ведь ты важен больно. Покорись мне, поправлю.
Лавр Мироныч. При всей важности в ноги поклониться готов. Ведь это роман, помилуйте! В жизни вдруг роман!
Глафира Фирсовна. Ну, так ладно, выручу. Пойдем, за закуской потолкуем. Вон Флор Федулыч-то сюда идет.
Глафира Фирсовна и Лавр Мироныч уходят; входят Флор Федулыч и Василий.
Явление пятое
Флор Федулыч, Василий, потом Юлия Павловна.
Василий. Они желают вас одних видеть.
Флор Федулыч. Проси, проси сюда.
Василий уходит.
Скоренько вздумала визит отдать, скоренько.
Входят Юлия Павловна и Василий.
Василий. Сюда пожалуйте-с!
Флор Федулыч. Милости просим! И прямо к обеду-с.
Юлия. Я обедала. Я вам не помешаю, я на несколько минут, а впрочем, я могу и подождать.
Флор Федулыч. Как можно, помилуйте-с! Пообедать мы еще успеем, не к спеху дело. (Василию.) Ступай! затвори двери!
Василий уходит.
К вашим услугам. Покорнейше прошу. (Указывает кресло.)
Юлия. Скажите, скоро можно продать дом?
Флор Федулыч. Коли есть покупатель да документы в порядке, так недели в две, в три, а то и месяц пройдет.
Юлия. Как это долго, а мне бы поскорей хотелось отделаться от этого имения.
Флор Федулыч. Извольте, я займусь этим делом, поспешу.
Юлия. А не купите ли вы сами у меня, сейчас, в два слова? Я с вас недорого возьму.
Флор Федулыч. Нет, я не куплю-с, мне расчету нет-с. Я вам покупателя за настоящую цену найду.
Юлия. Я вам дешево, очень дешево продам.
Флор Федулыч. Ни себе дешево купить у вас, ни вам дешево продать я не дозволю-с. Зачем дешево продавать то, что дорого стоит? Это плохая коммерция-с.
Юлия. Но если я желаю дешево продать? Это мое имение, мне запретить нельзя.
Флор Федулыч. Совершенно справедливо-с. Только вы извольте обращаться к другому покупателю, а не ко мне-с. Кушать не угодно ли? Пожалуйте! Хоть посидите с нами для компании.
Юлия. Благодарю вас. (Помолчав.) Флор Федулыч!
Флор Федулыч. Что прикажете?
Юлия. Вы давеча приезжали занять денег у меня?
Флор Федулыч. Так точно-с.
Юлия. Теперь я приехала к вам занять денег.
Флор Федулыч. Напрасно беспокоились; я взаймы не даю-с.
Юлия. Но я вам большие проценты заплачу.
Флор Федулыч. Обидно слышать-с. Если вы желаете большие проценты платить, так извольте обратиться к ростовщикам.
Юлия. Я их не знаю. Где они? Кто они?
Флор Федулыч. И не дай бог знать-с. И я не знаю-с.
Юлия. Флор Федулыч, мне нужны деньги.
Флор Федулыч. Не верю, извините, не может быть-с. На что вам деньги, вы не торгуете. Что вам нужно-с? Богатый гардероб, экипажи, ну, птичьего молока-с? Извольте, я все достану, а денег не дам-с.
Юлия. Флор Федулыч, вы меня обижаете. Я не милости пришла просить у вас. Я сама имею большие средства, я прошу вас только одолжить меня на короткое время. Через месяц или два я вам возвращу с благодарностью. Это пустяки, это такое одолжение, в котором никогда не отказывают знакомым людям. И если вы хоть сколько-нибудь расположены ко мне…
Флор Федулыч (холодно). Душевно бы рад-с; денег нет, нуждаюсь, занимаю сам. Смею вас заверить!
Юлия. Я вас не узнаю. Молодая, хорошенькая женщина просит у вас денег, а вы отказываете! Да вы с ума сошли! Дайте мне денег, я вам приказываю!
Флор Федулыч. Ха, ха, ха! Шутите! Не строго приказываете. Уж коли приказывать, так надо построже, а коли просить, так надо поучтивее.
Юлия. Флор Федулыч, милый, ведь я ни к кому другому не обратилась, а прямо к вам, цените это.
Флор Федулыч. Ценю-с, очень ценю.
Юлия. Ведь расположение женщины только услугами можно приобресть.
Флор Федулыч. Да-с, это правда.
Юлия. Женщины капризны; чтоб исполнить свой каприз, они готовы на все.
Флор Федулыч. Да-с, это точно-с.
Юлия (подходит к Флору Федулычу). Женщины переменчивы, Флор Федулыч; я давеча отказалась от ваших услуг, а теперь, видите, на них напрашиваюсь. Я обдумалась, милый Флор Федулыч, я заметила в вас такую нежность ко мне… Ведь вы меня любите и желаете мне добра?
Флор Федулыч. Всей душой желаю добра-с, оттого и денег не даю.
Юлия (садится на ручку кресла, на котором сидит Флор Федулыч). Ну, голубчик, Флор Федулыч! (Обнимает его). Ну, милый мой!
Флор Федулыч (освободясь). Извините-с. Извольте садиться на место, Юлия Павловна! Мы и в этаких позициях дам видали, только уж это другой сорт-с; а вам нехорошо. Извольте садиться на кресло, я желаю быть к вам со всем уважением.
Юлия (садясь на кресло). Вы даже в мою искренность не верите.
Флор Федулыч. Не верю и в дураках быть не хочу-с. Ведь после вы посмеетесь надо мной, скажете: на какую пустую штуку поддела старика. Да посмеетесь-то не одни.
Юлия. Бог с вами!
Флор Федулыч. Скажите, зачем вам деньги, скажите всю правду!
Юлия. Обманывать я вас не хочу, а и правды сказать не могу.
Флор Федулыч. В таком случае кончимте этот разговор. Если кушать вам не угодно, так кофею не угодно ли или фруктов? Я прикажу сейчас подать.
Юлия. Ах, ничего мне не надо. Но поймите вы, что я без этих денег не могу возвратиться домой.
Флор Федулыч. Деньги эти не вам и не на дело-с: они будут брошены.
Юлия. Что вам до того, кому они нужны? Прошу я, уж мое дело, куда я их дену.
Флор Федулыч. Нет, не так рассуждать изволите. Прежде чем просить, вы мне дайте отчет-с, — куда вы дели те деньги, которые вам муж оставил?
Юлия. Как! вы требуете от меня отчета?
Флор Федулыч. Да-с. Да не нужно, я и без вас знаю, куда деньги делись, это история простая. Любовник, долго нейдет, день, другой не кажется, ну, сейчас посла за ним: «Возьми что хочешь, только приходи! Мало тысячи, возьми две!» Отчего же ему и не взять-с? Потом двух мало, бери пять либо десять. Вот куда идут наши деньги-с!
Юлия (закрываясь руками). Ах, Флор Федулыч!
Флор Федулыч. А разве затем мужья женам капиталы-то оставляют? Нет-с, они знают, что женщине добыть негде, а жить ей барыней, сложа руки, нужно. Муж копит да бережет для жены, его-то скупым да скаредом прозовут, а любовника после добрым барином величать будут. На наши деньги они себе добрую славу и заслуживают. Положим, слава неважная, — больше промежду извозчиками да трактирными служителями, так им и то дорого, и то в честь. Муж-то почему бережет деньги? Потому что он историю каждого рубля знает, как он ему достался; а любовнику-то что ж не бросать деньги! Он, не считая, полной горстью их в карман кладет, не считая и бросает. Так что ж за напасть? Уж лучше прокутить самому, пусть меня добрым барином зовут, а не любовника моей жены.
Юлия. Может быть, все это правда, но…
Флор Федулыч. Но оставим этот разговор, он ни к чему не поведет. Вам сегодня куда за город не угодно ли-с?
Юлия. Могу ли я?
Флор Федулыч. Нет, отчего же-с? Погода благоприятная… Кадуджу послушать.
Юлия. До того ли мне, Флор Федулыч?
Флор Федулыч. Любопытно-с. Она креолка-с; эти женщины совсем особенные-с. Тоже была вот как-то не надолго здесь одна итальянка в этом роде, немало удивления производила-с фигурой своей. И больше всех певиц бриллиантов имела от разных особ за границей.
Юлия. Не мучьте вы меня. Спасите, Флор Федулыч, умоляю вас!
Флор Федулыч. Не могу-с; у меня деньги дельные и на дело должны идти. Тут, может быть, каждая копейка оплакана, прежде чем она попала в мой сундук, так я их ценю-с. А ваш любовник бросит их в трактире со свистом, с хохотом, с хвастовством. У меня все деньги рассчитаны, всякому рублю свое место; излишек я бедным отдаю; а на мотовство да на пьянство разным аферистам у меня такой статьи расхода в моих книгах нет-с.
Юлия. От этих денег зависит все мое счастье.
Флор Федулыч. Не верю-с.
Юлия. Это уж последняя жертва, последняя, которую я для него делаю.
Флор Федулыч. Не верю-с. Эти деньги завтра же или даже нынче будут проиграны, и другие понадобятся.
Юлия. Через неделю наша свадьба, а если я этих денег не достану…
Флор Федулыч. Никакой свадьбы… Ничему я не верю-с…
Юлия (сложив руки). Флор Федулыч, Флор Федулыч, умоляю вас!
Флор Федулыч. Не могу-с.
Юлия (падая на колени). Флор Федулыч, от вас зависит счастие всей моей жизни. Не погубите меня!..
Флор Федулыч (хочет поднять ее). Что вы, что вы, помилуйте!
Юлия. Нет, я не встану. Если вы дадите денег, я буду благословлять вас, как благодетеля, как отца. Если вы откажете, вы будете причиной моей погибели, я прокляну вас… вы будете моим злодеем!..
Флор Федулыч. Нет, нет-с!.. Замолчите, прошу вас!.. Я не допущу, чтоб вы считали меня злодеем-с. (Поднимает Юлию.) Много ли вам нужно-с?
Юлия. Шесть тысяч…
Флор Федулыч. Шесть тысяч-с? И из такой малости вы себя унижаете?.. Вы, богатая, добрая, милая дама, боже мой!
Юлия. Для мужа можно на все решиться.
Флор Федулыч. Все-таки даме-то, которая в уважении… Нет, это грустно-с!
Юлия. Моего стыда никто, кроме вас, не знает и, надеюсь, не узнает; вы меня пощадите.
Флор Федулыч. Это будьте без сомнения, только все-таки-с… Теперь у меня к вам просьба: я вам поверю эти деньги на слово, но вы возьмите документ непременно-с, так не отдавайте!.. Это мое условие!
Юлия. Хорошо, я возьму!..
Флор Федулыч уходит в кабинет.
Явление шестое
Юлия (одна). Думала я, что это будет скверно, а такого стыда не ожидала. В другой раз просить денег не пойдешь, хоть кому отобьет охоту. Гадко, стыдно… Как неловко, когда чувствуешь, что на лице пятна от стыда выступают… (Прикладывает руки к лицу.) стараешься сдержаться, а они еще больше разгораются… Уж вынес бы он деньги поскорей, взять их да домой.
Входит Флор Федулыч.
Явление седьмое
Юлия Павловна, Флор Федулыч.
Флор Федулыч. Вот, извольте-с. (Подает деньги.)
Юлия (берет дрожащими руками деньги и торопливо прячет). Ах, благодарю вас, благодарю!.. (Крепко обнимает и целует Флора Федулыча.)
Флор Федулыч. Этот поцелуй, Юлия Павловна, дорогого стоит. Да-с, это от души… дорогого стоит.
Юлия. Вы мне возвратили жизнь, вы мне подарили счастье!..
Флор Федулыч. Дорогого стоит ваш поцелуй-с.
Юлия. При первой возможности я вам с благодарностью, с величайшей благодарностью… и еще такой же поцелуй… Прощайте, мой милый, добрый Флор Федулыч.
Флор Федулыч. Я до сих пор опомниться не могу. Я к вам завтра-с.
Юлия (отворяя дверь в залу). Милости просим… Ах, не провожайте меня… Вон идут ваши гости! Прощайте. (Идет в залу и уходит.)
Флор Федулыч (следуя за ней). Дорогого стоит-с.
Входят Глафира Фирсовна, Лавр Мироныч и Ирина.
Явление восьмое
Флор Федулыч, Лавр Мироныч, Глафира Фирсовна, Ирина, потом Василий.
Глафира Фирсовна. Уж улетела пава-то?
Флор Федулыч. Уехали-с… Побеседовали и уехали; просил обедать — отказались, они уж кушали. Ирина Лавровна, вы имеете желание понравиться господину Дульчину?
Ирина. Как не желать, когда я им брежу и во сне и наяву. Это мой идол, я ему поклоняюсь.
Флор Федулыч. Я одобряю ваш выбор-с.
Ирина. Но, дедушка, одного желания мало…
Флор Федулыч. Справедливо-с… Для таких кавалеров — первое дело: нужно одеваться по самой последней моде, чтоб против журнала никакой отлички не было…
Ирина. Я стараюсь, но…
Флор Федулыч. Но не имеете средств?.. Мы это препятствие устраним; моя обязанность, как близкого родственника, помочь вам. (Достает деньги.) Позвольте предложить вам на этот предмет пятьсот рублей. Понадобится еще, скажите только, — отказу не будет.
Ирина. Дедушка, вы так добры, что даже сверх ожиданий!.. (Бросается Флору Федулычу на шею.)
Глафира Фирсовна (толкает локтем Лавра Мироныча). Понял?
Лавр Мироныч. Да-с, теперь я свою роль понимаю и разыграть ее сумею…
Василий (входит). Кушать готово-с.
Флор Федулыч (освободясь от Ирины. Про себя). Не то, разница большая… тот… тот дорогого стоит.
Ирина. Что вы, дедушка, изволите говорить?
Флор Федулыч. Ничего-с. Это у меня свои мысли. Кушать пожалуйте-с!
Глафира Фирсовна, Лавр Мироныч и Ирина идут к дверям.
Разница большая… тот поцелуй дорогого стоит!

Действие третье

ЛИЦА:
Дульчин.
Дергачев.
Лавр Мироныч.
Ирина.
Глафира Фирсовна.
Флор Федулыч.
Салай Салтаныч, очень приличный мужчина, неопределенных лет, физиономия азиатская.
Пивокурова, богатая, очень полная и очень румяная вдова, лет за сорок.
Иногородный, купец средней руки, костюм и манеры провинциальные.
Москвич, скромный посетитель клуба, ничем не выдающаяся личность.
Наблюдатель, шершавый господин, лицо умное, оригинал, но с достоинством.
Разносчик вестей, бойкий господин, имеющий вид чего-то полинявшего; глаза бегают, и весь постоянно в движении.
Три приятеля, постоянные посетители клуба, играющие очень счастливо во все игры: 1-й — безукоризненно красивый и изящный юноша, 2-й — человек средних лет, мясистая, бледная, геморроидальная физиономия, 3-й — старик, лысый, в порыжевшем пальто, грязноватый.
Сакердон, Сергей } клубские лакеи
Пестрая толпа кавалеров и дам в разнообразнейших костюмах, от полумещанских провинциальных до парижских последней моды.
Клубная прислуга.

Августовская ясная ночь. Площадка клубного сада; по обе стороны деревья, подле них ряд столбов, на верху которых группы из освещенных фонарей; между столбами протянута проволока с висящими шарообразными белыми фонарями; подле столбов, по обе стороны, садовые скамейки и стулья; в глубине эстрада для музыки; в левом углу сцены видны из-за деревьев несколько ступеней с перилами, что должно означать вход в здание клуба. Полное освещение.
Явление первое
При поднятии занавеса издали слышен туш кадрили; разнообразная толпа поднимается по лестнице в здание клуба. На авансцене с правой стороны сидит, развалясь на скамье, наблюдатель, против него на левой стороне сидит москвич. Иногородный стоит посреди сцены в недоумении. Несколько публики, в небольших группах, остается на сцене; между ними бегает разносчик вестей.
Разносчик вестей (подходя к первой группе). Слышали новость?
Один из группы. Какую?
Разносчик вестей. Богатая невеста проявилась.
Один из группы. Слышали, слышали.
Вся группа уходит в здание клуба.
Разносчик вестей (подходя ко второй группе). Богатая невеста проявилась, господа…
Голос из второй группы. И слышали, и видеть имели счастие.
Вторая группа уходит в клуб.
Разносчик вестей (подходя к третьей группе). Слышали?
Голос из третьей группы. Слышали, слышали.
Разносчик вестей. Да ведь пятьсот тысяч, господа.
Голос из третьей группы. Знаем, знаем.
Третья группа уходит в клуб.
Разносчик вестей (подходя к наблюдателю). Слышали, Флор Федулыч дает за внучкой пятьсот тысяч!
Наблюдатель. То есть обещает, да и то едва ли правда.
Разносчик вестей. Нет, дает.
Наблюдатель. Не верю.
Разносчик вестей. Почему же?
Наблюдатель. Время не такое.
Разносчик вестей. Какое же время?
Наблюдатель. А такое, в которое обещать пятьсот тысяч еще можно, а уж давать нельзя.
Разносчик вестей. Вы ничему не верите и всегда спорите. А я верно знаю. (Убегает.)
Иногородный (осматривается, потом подходит к москвичу). Музыка в саду отошла-с?
Москвич. Отошла-с.
Иногородный. Что же теперь… куда мне-с?
Москвич. Да куда хотите: танцевать, в карты играть, ужинать.
Иногородний. Нет, извините, это я так только хотел спроситься; здешних обыкновениев не знаем, потому — мы приезжие. А я так полагаю: теперь, по-нашему, самое настоящее время выпить.
Москвич. Это как вам угодно; коли жажду чувствуете, так выпейте.
Иногородный. Все это справедливо; но позвольте-с! Жажда жаждой, а еще вот какой резон: мы зачем в Москву ездим-с? Затем собственно, чтоб деньги прожить-с. Так я боюсь, что мало доходу клубу доставлю. Вот почему пьешь, собственно из боязни. Только без компании не повадно-с.
Москвич. Так поищите компанию.
Иногородный. А ежели вы-с?
Москвич. Не знаю, как вам сказать.
Иногородный. Подумайте, дело серьезное-с.
Москвич (вставая). Пожалуй! меня уговорить нетрудно.
Иногородный. В буфет направимся, прямо к источнику-с?
Москвич. Да, на половинных издержках.
Иногородный. Что за складчина-с! Раскутиться не раскучусь, а и платить вам не позволю, за стыд себе поставлю. (Обращаясь к наблюдателю). Не угодно ли за компанию?
Наблюдатель. Я не пью.
Иногородный. Может, в карты любите?
Наблюдатель. И в карты не люблю.
Иногородный. Так ведь это одурь возьмет так-то сидеть.
Наблюдатель. На людей смотрю.
Иногородный. На нас, провинциалов, а после нас в газете опубликуете?
Наблюдатель. Бог миловал, я этим не занимаюсь.
Иногородный. Все-таки с вами опасно. (Москвичу.) Побежимте поскорей от греха в буфет-с.
Москвич с иногородным уходят в клуб. С лестницы сходит Дульчин и, пройдя несколько шагов, останавливается в раздумье; из-за деревьев выходит Дергачев.
Явление второе
Наблюдатель, Дульчин, Дергачев.
Дергачев (издали). А, вот ты наконец.
Дульчин (сжав кулаки, с дрожью в голосе). Этакое идиотское счастье!
Дергачев. Я давно тебя дожидаюсь. (Тихо.) Нет ли у тебя рубля серебром?
Дульчин (не слушая). Это ужасно!..
Дергачев. Да что такое?
Дульчин. Сейчас в пикет играл с одним уродом. Вот тут и рассчитывай на уменье! Нет, уж как не везет…
Дергачев. Что такое еще с тобой случилось?..
Дульчин. А то же, что получил я нынче шесть тысяч рублей…
Дергачев. Шесть тысяч?..
Дульчин. Что тут удивительного? Что ты рот-то разинул! Велики для меня деньги шесть тысяч!
Дергачев. Нет, я так… Конечно, что за деньги!.. (Тихо.) Нет ли у тебя рубля серебром?
Дульчин (не слушая). И повез их к Салаю Салтанычу, должен я ему и, как на грех, не застал его дома. Воротился домой, а тут у меня приятели сидят, банк мечут, золото по столу рассыпано… «Пристань да пристань!» И не хотел, клянусь тебе, не хотел. Дернуло как-то поставить карточку, одну, другую… и просадил около трех тысяч… А надо долг платить, завтра срок; хоть в петлю полезай! Достань мне денег!
Дергачев. Где же я тебе достану? Я бы рад радостью, да негде. Вон Салай Салтаныч идет. Послушай, дай мне, пожалуйста, рубль серебром.
Дульчин (достает портмоне). Хорошо, дам.
Дергачев. Я тебя здесь подожду. Коли что нужно, ты так и знай: я буду здесь. Только не играй в карты, сделай милость! Когда ты играешь, у меня всегда волнение.
Дульчин. На. Убирайся ты с своим волнением! Надоел!
Дергачев уходит вглубь. Из-за деревьев выходит Салай Салтаныч.
Явление третье
Наблюдатель, Дульчин, Салай Салтаныч.
Дульчин. Где тебя черт носит?
Салай Салтаныч (с неудовольствием). Что я тебе? Здесь я!
Дульчин. Вижу, что здесь. Давеча где был? Я заезжал к тебе.
Салай Салтаныч. Что тебе? Зачем я тебе?
Дульчин. Я тебе деньги привозил, заплатить хотел.
Салай Салтаныч. Зачем торопиться?.. Не надо торопиться! Завтра получу.
Дульчин. Да, получишь, как же! Держи карман-то!.. Было бы что получить-то…
Салай Салтаныч. А мне что? У меня документ… не заплатишь, заставят заплатить.
Дульчин. Послушай, Салай Салтаныч, да неужели подождать не можешь?
Салай Салтаныч. Чего ждать? Себе деньги нужно. Вам давай, вам жди, а сам занимай! Теперь всем нужно, хорошие люди, верные просят.
Дульчин. Подожди хоть месяц!
Салай Салтаныч. Зачем пустяки говорить?.. Теперь нет, а через месяц где возьмешь?
Дульчин. Юлия Павловна заплатит.
Салай Салтаныч. Шути, шути! Был ей кредит, последний дом заложила, какой кредит!
Дульчин. Да у нее еще много осталось.
Салай Салтаныч. Осталось… заплати сейчас; а ждать месяц, ничего не будет, всё промотаешь.
Дульчин. Ну, делай, как знаешь… Провались ты! Ты меня ограбил, а не хочешь никакого одолжения сделать.
Салай Салтаныч. Люди берут деньги, спасибо скажут; а тебе давай — ты бранишь. А что ты был? Я тебе жизнь давал, человеком сделал. Кабы умен был, барином жил — и тебе хорошо, и мне хорошо. Кто виноват? Сама себя бьет, кто не чисто жнет.
Дульчин. А вот я застрелюсь завтра, вот ты и знай.
Салай Салтаныч. А мне что — стреляй! Была не была, — все одно. Мне что жалеть! Ты не будешь, другой будет, все равно!
Дульчин. Вот я лучше тебя: ты меня не жалеешь, а я тебя жалею, и люблю, и докажу это.
Салай Салтаныч. Что говоришь, чем докажешь?
Дульчин. А вот, бог даст, ты будешь в остроге сидеть, я тебя навещу и калачик подам.
Салай Салтаныч. Спасибо, спасибо! Я тебя прежде навещу, пять копеек калач принесу.
Дульчин. А ты слышал, говорят, Прибытков за внучкой пятьсот тысяч дает?
Салай Салтаныч. Слышал, говорят… Кто говорит? какой народ! кому верить?.. Дедушка здесь, я спрошу. Он скажет — верить можно, купец обстоятельный. Я пойду его искать, ужинать с ним надо.
Дульчин отходит в глубину, к лестнице.
Наблюдатель. Салай Салтаныч!
Салай Салтаныч. А, здравствуй! Что тебе?
Наблюдатель. Ты не беспокойся, ты с Дульчина деньги получишь.
Салай Салтаныч. Почем знаешь?
Наблюдатель. Получишь. Только не оттуда, откуда думаешь.
Салай Салтаныч. Тебе поверю, ты все знаешь.
Наблюдатель. Наверно получишь, будь покоен.
Салай Салтаныч. Хорошо, будем ждать (Уходит.)
Из глубины выходят Глафира Фирсовна и Пивокурова.
Явление четвертое
Наблюдатель, Дульчин, Глафира Фирсовна и Пивокурова.
Глафира Фирсовна (Дульчину). А, сокол ясный! Сто лет не видались.
Дульчин. Меньше, Глафира Фирсовна.
Пивокурова. Ах, какой мужчина! (Закрывается веером и смеется.)
Дульчин, Что это за дама с вами?
Глафира Фирсовна. А это Пивокурова, богатая вдова, добрейшей души женщина.
Дульчин. Чему же она смеется?
Глафира Фирсовна. Как тебе сказать, чтоб не солгать? Она, видишь ли, к вечеру в кураже бывает, вот ей и весело. А осуждать ее за это нельзя! Сам посуди: вдова, скучает; да и кто же без греха?.. Жениха теперь ищет, больно соскучилась… Вот невеста золотая.
Пивокурова. Ах, какой мужчина! (Закрывается веером).
Дульчин. Золотая-то здесь другая, а не эта.
Глафира Фирсовна. Какая же?
Дульчин. Прибыткова.
Глафира Фирсовна. Та-та-та! Высоко, брат, высоко, не достанешь. Ты руби дерево-то, чтоб под силу было. Та княжеская невеста.
Дульчин. Да я об ней и не думаю.
Глафира Фирсовна. Как, чай, не думать! Ведь за ней Флор Федулыч миллион дает.
Дульчин. Много меньше, Глафира Фирсовна.
Глафира Фирсовна. Кому ты говоришь? Она мне племянница, так мне вернее знать. Не хочешь ли с нами?
Дульчин. Да вы куда?
Глафира Фирсовна. Ужинать хотим, давно позывает, так все в одно место слетаемся, под березками. Нас компания будет большая.
Дульчин. Пожалуй, я провожу вас.
Глафира Фирсовна (Пивокуровой). Пава, пойдем.
Пивокурова (взглянув на Дульчина). Ах красота! (Закрывается веером).
Дульчин, Глафира Фирсовна, Пивокурова уходят под деревья налево. Из клуба выходит публика и остается в глубине площадки. На сцену выходят разносчик вестей, иногородный и москвич.
Явление пятое
Наблюдатель, разносчик вестей, иногородный, публика, прислуга, москвич.
Разносчик вестей (наблюдателю). Еще невеста, слышали?
Наблюдатель. Мало ль их здесь!
Разносчик вестей. Я знаю, что много, да о тех не стоит говорить; а эта с большими достоинствами.
Наблюдатель. Пивокурова, что ли?
Разносчик вестей. Да, вдова Пивокурова с большим капиталом.
Наблюдатель. Повадилась по клубам да по гуляньям, так отберут капиталы-то.
Иногородный. Как отберут-с?
Наблюдатель. Так и отберут, как отбирают: руками. Вы науку «политическую экономию» знаете?
Иногородный. Домашнюю экономию знаем и понимаем-с, а о политической у нас в провинции не слыхать-с.
Наблюдатель. Эта наука требует, чтоб залежи не было, чтобы капиталы не залеживались без обращения. Значит, нельзя допустить, чтоб вдова какая-нибудь, получивши после мужа деньги, села на них, как наседка иа яйцах. Надо их на волю пустить, в обращение.
Иногородный. Наука хорошая-с.
Наблюдатель. Хорошая; у нас в Москве ее твердо знают.
Москвич. Смирней надо сидеть с деньгами-то; так целей будут.
Наблюдатель. И смиренство не поможет.
Разносчик вестей. Недавно и смиренницу одну обобрали.
Иногородный. Это как же?
Наблюдатель. Подпуском, как на Волге рыбу ловят.
Разносчик вестей. Сыскали молодого человека, красивенького, скопировали его, дали тысячи три-четыре; а он за это в благодарность выдал векселей на пятьдесят тысяч. Посадили его в коляску и подпустили в виде жениха, богатого помещика.
Иногородный. И что же-с?
Наблюдатель. Месяца через два она и заплатила за него все деньги по векселям-то.
Иногородный. Расчет тонкий, без ума такого дела не сделаешь.
Разносчик вестей. Ведь это только догадки, а я слышал, что у него у самого большое состояние.
Наблюдатель. Надо у Салая Салтаныча спросить, какое у него состояние.
Разносчик вестей. Да Салай-то и говорит.
Наблюдатель. Ну, значит, кого-нибудь еще ограбить собираются.
Иногородный. Я вот здесь только в первый раз, и только какое это заведение бесподобное-с.
Москвич. Чего лучше!
Иногородный (с чувством). Водка, возьмите!
Москвич. Где ж ей и быть?
Иногородный (с пафосом). В мире нет-с!
Москвич. Да, на то Москва.
Иногородный. Опять моды, боже мой!
Москвич. Моды парижские.
Иногородный. Извольте видеть — шутка! Теперь, пожалуйте, скажите, дамы, барышни какие!
Москвич. Ну, это вам так с дороги показалось. Разве чем другим, а этим похвастаться не можем.
Иногородный. Нет, напрасно. Сейчас вот эта самая вдова Пивокурова — страсть! Вся как жар горит; одно слово — пышность. Может, по московскому вкусу оно не придется.
Москвич. Ничего, ничего, у нас не побрезгуют.
Наблюдатель. А знаете, кто женится на Пивокуровой?
Разносчик вестей. Как узнаешь? Она и сама-то не знает. Мечется как угорелая.
Наблюдатель. Дульчин.
Разносчик вестей. Ничего нет похожего; невозможно, у него совсем другие планы.
Наблюдатель. А вот посмотрим!
Разносчик вестей. Ни под каким видом.
За сценой туш, публика и разносчик вестей уходят в клуб.
Иногородный (москвичу.) Не пройтись ли и нам?
Москвич. Опять к источнику?
Иногородный. Уж что ж от него уклоняться? Тепло, покойно, учтивость необыкновенная. Потому и тянет, что я учтивость люблю. Как бы не было учтивости, меня туда калачом не заманишь.
Москвич. Пожалуй, пойдемте.
Иногородный (наблюдателю). Вам не угодно-с?
Наблюдатель. Не угодно.
Иногородный. А мы пойдем-с.
Наблюдатель. Сделайте одолжение.
Иногородный. Нет, позвольте! Вы не подумайте. Время к ночи, надо против сырости какие-нибудь меры принять аль нет-с? Вот какое дело, а не то что-с!..
Иногородный и москвич уходят в клуб.
С левой стороны выходят Лавр Мироныч, Дульчин, Глафира Фирсовна, Ирина.
Явление шестое
Наблюдатель, Лавр Мироныч, Глафира Фирсовна, Дульчин, Ирина и прислуга: Сакердон и Сергей, потом Салай Салтаныч.
Лавр Мироныч (манит лакея). Эй ты, фрачок! Фалдочки! Какую прислугу держат: факельщики какие-то вместо официантов. Эй, любезный, оглянись.
Дульчин под руку с Ириной гуляют в глубине сцены. Глафира Фирсовна поодаль.
Шевелись, братец!
Сакердон (подходя). Что угодно-с?
Лавр Мироныч. Звезды считаешь, любезный? Не трудись, сосчитаны. Как зовут тебя?
Сакердон. Сакердон-с.
Лавр Мироныч. Как, как?
Сакердон. Сакердон-с.
Лавр Мироныч. Ну, ступай с богом!
Сакердон. Помилуйте, за что же? Я могу-с…
Лавр Мироныч. Коли я теперь, трезвый, твое имя не скоро выговорю, как же я с тобой после ужина буду разговаривать?.. Мы с дамами ужинаем, любезный. Что мне за неволя язык-то коверкать да конфузиться? Я приехал сюда, чтоб в удовольствии время прожить. Ступай, ступай! (Машет другому служителю.) Эй, милый!..
Сергей (подходит). Что прикажете?
Лавр Мироныч. Как дразнят-то тебя?
Сергей. Сергеем-с.
Лавр Мироныч. Ну, так вот что, Сережа, служи!
Сергей. Будем стараться-с.
Лавр Мироныч. Ты прежде пойми нас!
Сергей. Кажется, могу-с… Не в первый раз, служили господам-с.
Лавр Мироныч. Вон там под березками закуску сформируй!
Сергей. Слушаю-с. (Вынимает книжку и карандаш.)
Лавр Мироныч. Пиши! Водка всех сортов, высших только, зернистая икра.
Сергей. На сколько персон прикажете?
Лавр Мироныч. Не перебивай! Твое дело слушать. А еще похвалился, что господам служил.
Сергей. Виноват-с.
Лавр Мироныч. Честер. Селедок не надо, сардинок тоже. Анчоусы есть?
Сергей. Спрошу-с.
Лавр Мироныч. Оливки фаршированные, омар в соку… Ну, ты понял теперь, что нам нужно; так уж сам подумай, не все тебе сказывать.
Сергей. Слушаю-с.
Лавр Мироныч. Да вот еще: головку подай поросячью! Мы мозжечок вынем, язычка покрошим помельче, тронем перцем, да маленькие тартинки и намажем.
Сергей. Закуска высокая-с.
Лавр Мироныч. В рассуждения не вступай! Господам служил!.. Либо господа у тебя плохи были, либо господа-то хорошие, да ты-то плох был.
Сергей. Виноват-с.
Лавр Мироныч. Да закажи ужин заранее, чтоб не дожидаться, чтоб шло как по маслу, без антрактов. Дай карту!
Сергей подает. Лавр Мироныч рассматривает карту.
Ирина. Папа занимается ужином, как серьезным делом. Как это смешно.
Дульчин. А для вас ужин не серьезное дело?
Ирина. Нет, я живу только поэзией, самой высокой поэзией. Что такое ужин? Проза. Вот луна, звезды!
Дульчин. Да что в них хорошего? Газ лучше, светлее.
Ирина. Ах, нет! Особенно когда подле тебя человек, который…
Дульчин. Который что?
Ирина. Не хочу отвечать. Что вы меня экзаменуете?..
Отходят вглубь.
Лавр Мироныч (Сергею). Пиши! Бёф а-ля мод с трюфелями, стерляди паровые, вальдшнепы жареные в кастрюлях… да чтоб ворчали, когда подаешь…
Сергей. Понимаю-с.
Лавр Мироныч. Все это персон на двенадцать. Скажи поварам, что кушать будет Флор Федулыч, а платить Лавр Мироныч; нас знают. Да чтоб после ужина приходили, получат пять рублей на водку.
Сергей. Слушаю-с.
Лавр Мироныч. Вместо пирожного виноград и фрукты в вазах; персики чтоб спелые были. Зеленый персик та же репа. Да поставь два ананаса… с зеленью. Для декорации!
Сергей. Слушаю-с.
Лавр Мироныч. Теперь вина: к говядине лафит, самый высший, дамам особенно подать послаще чего-нибудь… Икем, тоже высший. Да смотри, как у дам вино доходит, сейчас чтоб другая, да переменяй так, чтоб глазом нельзя заметить.
Глафира Фирсовна. Как об нас-то, голубчик, старается.
Лавр Мироныч. Ты Германа фокусника видел? Бутылка одна, но чтоб бесконечная, чтоб двух бутылок перед дамами не стояло. Боже тебя сохрани!
Сергей. Понимаем, помилуйте-с.
Лавр Мироныч. После лафиту прямо шампанское. (Дульчину.) Ведь так, я думаю?
Дульчин кивает головой.
И чтоб это беспрерывно.
Салай Салтаныч выходит из-за деревьев и останавливается сзади Лавра Мироныча, который его не замечает.
Как по стакану разольешь, пустые бутылки прочь и чтобы пара свежих стояла, так постепенно и подставляй! Как ты ставишь, как откупориваешь, этого чтоб я не видал, а чтоб две свежих на столе постоянно были, а пустой посуды ни под каким видом, чтобы она исчезала. Слышишь? — две, ни больше, ни меньше! Мы приехали поужинать и выпить, а не хвастаться! К нам будут подходить разные господа, так чтоб видели, что ужин богатый, а скромный: фруктов много, а вина мало.
Сергей. Слушаю-с.
Салай Салтаныч (Лавру Миронычу). Кутишь?
Лавр Мироныч (пожимая плечами). Вот народ! Нельзя поужинать порядочно: сейчас кутишь. Когда я дождусь, что вы образованнее будете?
Салай Салтаныч. Чего тебе ждать? кути, кути!
Лавр Мироныч. Не могу же я копеечничать по-твоему, у меня другие привычки. (Тихо.) Дочь невеста, пойми! И не рад, да тратишься. Нам надо жениха не какого-нибудь, дедушка принимает большое участие.
Салай Салтаныч. Жених есть?
Лавр Мироныч. Нет еще. Куда торопиться? Не нам с Флором Федулычем за женихами бегать; пусть за нами побегают.
Салай Салтаныч (Сергею). Кажи, что написал?
Сергей подает книжку.
Лавр Мироныч. Да, посмотрим еще! Ты всю жизнь на счет должников и обедаешь, и ужинаешь, так навострился, вкус знаешь.
Рассматривают книжку. Дульчин и Ирина выходят на авансцену, Глафира Фирсовна за ними.
Ирина. Пойдемте танцевать!
Дульчин. Нет, уж увольте. Это занятие для меня никакого интереса не представляет. Мало ли кавалеров?
Ирина. Я знаю, что много, да какие! Ах, если бы женщины ангажировали!
Дульчин. Что ж бы было?
Ирина. Я бы вас ангажировала.
Дульчин. Польку танцевать?
Ирина (со вздохом). Нет.
Дульчин. Что же? На звезды смотреть?
Ирина. Нет, на всю жизнь.
Глафира Фирсовна (Дульчину). А ты слушай да на ус мотай.
Ирина. Наша участь очень печальна: не мы ангажируем, а нас ангажируют. Наше дело сидеть у косящата окна, мечтать, вздыхать и ждать счастья.
Глафира Фирсовна. А ты слушай да себе на ус мотай!
Проходят в глубину.
Салай Салтаныч (отдает книжку Сергею). Хорошо, чего еще! Закуску прибавь, балык. Хороший есть, с Дону пришел.
Лавр Мироныч. Благодарю, забыл, из ума вон. Ты с нами ужинаешь, Салай?
Салай Салтаныч. Куда еще пойду. Конечно.
Лавр Мироныч (Дульчину). Вадим Григорьич, вы сделаете нам честь откушать с нами? Позвольте просить.
Дульчин (издали). Благодарю вас, с удовольствием.
Лавр Мироныч (Сергею). Пойдем, я тебе покажу место.
Лавр Мироныч и Сергей уходят. Входят Дергачев и три приятеля: молодой, средний и старый.
Явление седьмое
Наблюдатель, Дульчин, Ирина, Глафира Фирсовна, Дергачев, три приятеля: молодой, средних лет и старый, и прислуга.
Молодой (Дульчину). Мы идем в макао играть, недостает четвертого, не угодно ли вам?
Дульчин. Хорошо, господа, я приду.
Салай Салтаныч (тихо Дульчину). Не равна игра, не играй.
Молодой. Так мы сядем. Подождать, что ли?
Дульчин. Садитесь! Уж я сказал, что приду.
Салай Салтаныч. Проиграть можно, выиграть нельзя. Какая игра! (Пожимает плечами и уходит).
Средний. Да что ж, не в ноги ему кланяться. Пойдемте, четвертого найдем.
Старый (Дульчину). Мы вас подождем. Мне-то вот уж и не надо бы играть, не надо бы. Проиграю наверное, уж я это знаю: быть бычку на веревочке.
Дульчин. Почему же?
Старый. Примета есть, сон нехороший видел. Приходите.
Три приятеля уходят в клуб.
Дульчин (Ирине). Извините, я должен буду вас оставить.
Ирина (пожимая плечами). Играть! Неужели игра может занимать вас?
Дульчин. Жизнь наша такая скучная, такая пошлая, а карты производят некоторое волнение; я эти ощущения люблю.
Ирина. Какие это ощущения!.. (Потупясь.) Разве нет ощущений, которые гораздо приятнее. (Быстро.) Так вот проиграете же за это.
Дульчин. За что же за это?
Ирина. Что меня оставляете. А во-вторых, кто в любви счастлив, тот в картах несчастлив. (Отходит.)
Глафира Фирсовна. А ты слушай да на ус мотай.
Глафира Фирсовна и Ирина уходят налево.
Дергачев. Ты опять играть? Ох, не советую, Вадим, не советую.
Дульчин. Поди ты прочь! Я люблю игру, вот и все. Мне теперь нужно играть и рисковать… может быть, я и выиграю. Где же я возьму денег? Ты, что ли, мне дашь?
Дергачев. Ну, как знаешь, как знаешь. Конечно, нужно рисковать: ты прав. Вадим, нет ли у тебя двух рублей серебром?
Дульчин. Ты вот только с советами лезешь да денег просишь! И нашел время просить. Я иду играть, а он денег просит.
Дергачев. Здесь нельзя без издержек, а ведь я езжу только для тебя.
Дульчин. Да зачем ты мне?
Дергачев. Ну, все-таки… я хоть посижу подле тебя для счастья… это иногда много значит.
Дульчин и Дергачев уходят в клуб. Прилив публики из клуба.
На авансцену выходят разносчик вестей, москвич и иногородный.
Явление восьмое
Наблюдатель, разносчик вестей, иногородный, москвич, публика.
Разносчик вестей. Слышали? Здесь две компании кутить собираются!
Наблюдатель. На здоровье.
Разносчик вестей. После в Стрельну поедут, вот бы примазаться.
Наблюдатель. Надо знать, на какие деньги кутят.
Разносчик вестей. Да разве не все равно?
Наблюдатель. Нет, не все равно, деньги разные бывают. Прежде покутить любо было. Прежде деньги были веселые, хорошие такие, барские. Где, бывало, кутят, где бросают деньги, туда иди смело. Так и знаешь, что компания хорошая, люди честные, доверчивые, великодушные, бесхитростные, как птицы небесные, которые ни сеют, ни жнут, ни в житницы собирают.
Иногородный. А если ни сеют, ни жнут, откуда же у них деньги были?
Наблюдатель. Деньги им обязаны были доставлять те, которые и сеют, и жнут, и в житницы собирают.
Иногородный. Все это вы верно говорите, вот как есть.
Наблюдатель. А теперь, где кутят, там по большей части дело не совсем чисто; а иногда и прокурорский надзор, того гляди, себе занятие найдет.
Разносчик вестей. Да ведь такую компанию сразу заметишь.
Наблюдатель. Не заметите, мы плохие физиономисты. Читают в газетах: такой-то уличен в подделке векселей, такой-то скрылся, а в кассе недочету тысяч двести; такой-то застрелился… Кто прежде всего удивляется? Знакомые, помилуйте, говорят, я вчера с ним, ужинал, а я играл в преферанс по две копейки. А я ездил с ним за город, и ничего не было заметно. Нет, пока физиономика не сделалась точной наукой, от таких компаний лучше подальше.
Разносчик вестей. Вы скептик, вы мизантроп, с вами разговаривать нельзя, вам лечиться нужно.
За сценой туш. Публика и разносчик вестей уходят в клуб.
Иногородный (наблюдателю). Наша компания не опасная-с, не угодно ли?
Наблюдатель. Не угодно.
Иногородный. Опять-таки не угодно-с?
Наблюдатель. Опять-таки.
Москвич (иногородному). Нет, уж теперь позвольте и мне. Пора и честь знать.
Иногородный. На все ваша воля! Слова не услышите. Я и угощать люблю, и от угощенья никогда не бегаю.
Москвич. Опять туда же? К источнику, в буфет?
Иногородный. Да помилуйте, место какое! Кажется, кабы не жена да не торговля, жить бы туда переехал.
Москвич и иногородный уходят. Слева входят Флор Федулыч и Салай Салтаныч.
Явление девятое
Наблюдатель, Флор Федулыч, Салай Салтаныч.
Салай Салтаныч. Редко ездишь, Флор Федулыч. Зачем приехал?
Флор Федулыч. Погулять, Салай Салтаныч, погулять.
Салай Салтаныч. Гуляй, гуляй. С внучкой вместе приехал?
Флор Федулыч. Нет, один-с, она с отцом. Я, Салай Салтаныч, вольная птица, как и вы-с, то есть как ты. Кто же вам «вы» говорит.
Салай Салтаныч. Все равно, и мы так говорим. Хорошая девушка.
Флор Федулыч. Не дурна-с.
Салай Салтаныч. Надо жених искать, надо замуж отдать, самый пора.
Флор Федулыч. Отдадим, Салай Салтаныч, не беспокойся.
Салай Салтаныч. Хороший жених, много деньги надо.
Флор Федулыч. Наше дело; у тебя занимать не станем.
Салай Салтаныч. Зачем тебе занимать, свои деньги есть.
Флор Федулыч. Хочу подумать об этом; дело не чужое-с.
Салай Салтаныч. Много дашь?
Флор Федулыч. Не обижу.
Салай Салганыч. И сто тысяч дашь — не обидишь, и пять тысяч дашь — не обидишь. Деньги какая обида!
Флор Федулыч. Глядя по жениху, и деньги будут.
Салай Салтаныч. Что скрываешь? Зачем скрывать?
Флор Федулыч. Ведь не ты женишься. Да за тебя и не отдадим, очень нам нужно азиатцев-то разводить. Ничего не даю, ничего-с.
Салай Салтаныч. Шутишь, шутишь. Есть благородные женихи.
Флор Федулыч. А с благородными благородный и разговор будет, а с тобой, Салай Салтаныч, мы этот разговор кончим.
Салай Салтаныч. Водка пил?
Флор Федулыч. Нет еще, своего часу дожидаюсь.
Салай Салтаныч. Пойдем балык есть, с Дону пришел.
Флор Федулыч и Салай Салтаныч уходят. Из клуба выходят Дульчин и Дергачев.
Явление десятое
Наблюдатель, Дульчин и Дергачев.
Дульчин. Вот так ловко! В десять минут!.. Не томили долго.
Дергачев. Я тебе говорил!
Дульчин. Убирайся! Ну, музыка, нечего сказать! И какой разговор невинный: у того зубы болят, охает, на свет не глядит… тот приметам верит, дурной сон видел; третий на свидание торопится: «Мне, говорит, некогда; пожалуйста, господа, не задерживайте!..» Чиста работа!
Дергачев. Каково было мне смотреть, как ты деньги отдавал.
Дульчин. Ну, кончено дело! Об себе я не тужу, я пустой человек, и жалеть меня нечего. Мне жаль Юлию… ты ее успокой.
Дергачев. Зачем ее успокоивать.
Дульчин. Вот что: ты ночуешь, конечно, у меня?
Дергачев. Пожалуй.
Дульчин. Напьемся завтра кофейку, потом заряжу я револьвер…
Дергачев. Полно, что ты!
Дульчин. Что ж, в яму садиться? А после ямы что? Ведь я жил, жил барски, ни в чем себе не отказывал, каждая прихоть моя исполнялась. Ведь мне ходить по Москве пешком в узеньких, коротеньких брючках да в твиновом пальто с разноцветными рукавами — это хуже смерти. Я — не ты, пойми! Я рубли-то выпрашивать не умею.
Дергачев. За что ж ты меня обижаешь? Я тебе преданный человек.
Дульчин. Что мне в твоей преданности! гроша она не стоит медного, а мне нужны тысячи: где я их возьму? Сегодня последний день моей веселой жизни. Прокутим остальные деньги, поедем отсюда куда-нибудь, мне здесь все надоело, все противно.
Входит Салай Салтаныч.
Явление одиннадцатое
Наблюдатель, Дульчин, Дергачев, Салай Салтаныч.
Салай Салтаныч (Дульчину). Проиграл?
Дульчин. Проиграл.
Салай Салтаныч. Пустой ты человек, пустой ты человек.
Дульчин. Ну, пожалуйста, ты не очень, я не люблю.
Салай Салтаныч. Пустой ты человек, дрянь.
Дульчин (грозно). Салай!
Салай Салтаныч. Что пугаешь! Нажил деньги — человек, прожил деньги — дрянь.
Дульчин. Да как я наживу, ефиоп ты этакой! Деньги наживают либо честным трудом, либо мошенничеством, ни того ни другого я не умею и не могу.
Салай Салтаныч. Честно — нечестно, кому нужно! Нажил деньги, хороший человек стал, все кланяются; детям оставил, спасибо скажут.
Дульчин. Знаю я вашу азиатскую философию-то.
Салай Салтаныч. Я твой папенька знал, хороший был человек, деньги нажил, тебе оставил, а ты что?
Дульчин. Толкуй! Тогда можно было наживать.
Салай Салтаныч. Всегда можно, надо ум.
Дульчин. Ум-то хорошо, да и совесть иметь не мешает.
Салай Салтаныч. Какая совесть? Где твоя совесть? Чужие деньги бросал — это совесть? Тому должен — не заплатил, другому должен — не заплатил, это совесть? Украл, ограбил — нехорошо; а бросал деньги — хуже. Украл, ограбил — молись богу, бедным давай, бог простит. Я знал один грек, молодой был, разбойник был, по морю ходил, пушки палил, людей бил, грабил; состарился, монастырь пошел, монах стал, человек нравоучительный.
Дульчин. Ну, что ты с баснями-то, очень мне нужно!
Салай Салтаныч. Кто бросал деньги, убить его скорей; такой закон надо. Слушай: были три брата, там на Кавказе…
Дульчин. Мне и без тебя скучно, а ты с глупостями.
Салай Салтаныч. Родитель деньги оставил: один торговал, другой торговал — наживал, третий мотал. Братья подумал, подумал, поговорил промежду себя, посоветовал, зарядил ружье, убил его, как собака. Больше не стоит.
Дульчин. Ну, прощай! Твоих рассказов не переслушаешь.
Салай Салтаныч. Куда — прощай! Пойдем, ужинать будем. Слушай меня! Будешь слушать меня, человек будешь, не будешь слушать — пропадешь!
Входит Глафира Фирсовна.
Явление двенадцатое
Наблюдатель, Дульчин, Дергачев, Салай Салтаныч, Глафира Фирсовна.
Глафира Фирсовна. Иль нейдет, упрямится? Поди, Салай Салтаныч, я его приведу, — у меня не вырвется.
Салай Салтаныч (Дульчину). Приходи, будем ждать. (Уходит налево.)
Глафира Фирсовна. Эк тебе счастье привалило! Не ожидала, — признаюсь. С ума ведь ты девку-то свел.
Дульчин. Будто?
Глафира Фирсовна. Уж верно. Только ты теперь не зевай, лови, а то улетит. Закружи ее хорошенько, и шабаш! Аль не умеешь?
Дульчин. Положим, что умею; увлечь девушку не трудно, особенно такую чувствительную, да что толку?
Глафира Фирсовна. Как что толку! Миллион — шутишь ты этим?
Дульчин. Это не про нас, что себя обманывать! Тут, кроме нее, отец да дедушка, им мучника ведь надо, посолидней; нашему брату таких денег не дают. Разве это люди? это бульдоги.
Глафира Фирсовна. Ошибаешься: они ее неволить не станут; кто мил, за того и ступай! С такими-то деньгами, да за немилого идти — была оказия! Не принцесса, не высокого рода, только что деньги, так с деньгами и идти за милого человека, это прямой расчет. Чем ты не кавалер, чем ты не пара? Вон она сама идет; не утерпела. Ты смелей с ней, без канители; она не очень чтоб из стыдливых.
Дульчин (с иронией). Благодарю за науку. Я в свое счастье, Глафира Фирсовна, плохо верю.
Глафира Фирсовна уходит.
(Дергачеву.) Отойди подальше! Отойди прочь!
Дергачев уходит в глубину. Входит Ирина.
Явление тринадцатое
Наблюдатель, Дульчин, Дергачев, Ирина.
Ирина. Что вы нейдете ужинать с нами, Вадим Григорьич? Мы сейчас садимся.
Дульчин. Не хочется, не расположен.
Ирина (заглядывая Дульчину в лицо). Что вы такой мрачный?
Дульчин. Жизнь надоела, Ирина Лавровна.
Ирина (с испугом). Да вы серьезно?
Дульчин. Очень серьезно.
Ирина. Вам все надоело, вы так много испытали всего.
Дульчин. Да, я все испытал, и все надоело; одного только я не испытал и, вероятно, никогда не испытаю.
Ирина. Чего же это?
Дульчин. Не скажу я вам, с чего вы взяли! Не обо всем можно говорить с барышней.
Ирина. Со мною можно говорить обо всем.
Дульчин. Вы не знаете жизни, не видали, не испытали ничего; вы меня не поймете, и не должны понимать.
Ирина. Я не испытала жизни, но я читала много романов, и я понимаю всё, всё.
Дульчин. А начни я говорить, вы застыдитесь и убежите.
Ирина. О нет, вы меня не знаете.
Дульчин. Ну извольте, я не испытал страстной любви.
Ирина. Страстной?
Дульчин. Да, любовь наших женщин какая-то вялая, сонная. Мне надо жгучей страсти, бешеной, с кинжалом и ядом.
Ирина. Быть может, вы ее не замечали?
Дульчин. Хороша бешеная страсть, коли еедаже заметить нельзя.
Ирина (тихо). Вадим!
Дульчин. Что угодно?
Ирина. Она здесь, она давно кипит в груди моей.
Дульчин. Неужели?
Ирина. Да, бешеная африканская страсть, поверь мне.
Дульчин. Верю, и очень может быть, что я близок к счастью, но…
Ирина. Зачем «но»?
Дульчин. Но ты не должна идти против родных, ты не должна терять их расположения, терять богатство, которое они тебе обещают. Не увлекайся своими африканскими страстями, Ирень, я от тебя такой жертвы не приму.
Ирина. Да никакой жертвы, никаких даже препятствий! Зачем же мне сдерживать свою страсть, милый Вадим? Ты ведь мой?
Дульчин. Невероятно, это уж слишком много счастья.
Ирина. Ах, поверь, поверь! Погоди, я пришлю сейчас к тебе папашу, поговори с ним. (Отходит.) Милый, милый. (Посылает поцелуй и уходит.)
Дульчин (Дергачеву). Лука!
Дергачев подходит.
Будем жить, братец, судьба начинает мне улыбаться. Я сейчас делаю предложение.
Дергачев. А как же Юлия Павловна?
Дульчин. А что ж Юлия Павловна? Что я могу для нее сделать? Жениться на ней, о чем она мечтает и дни и ночи; а чем жить будем? У ней ничего, у меня тоже. Что ж, нам мелочную лавочку открыть да баранками торговать? А я женюсь и по крайней мере расплачусь с ней, это честнее будет. Конечно, я ее огорчу очень, очень; ну, поплачет, да тем и дело кончится! А пока надо ей солгать что-нибудь.
Дергачев. Ах, лгать! А лгать нехорошо, Вадим, очень нехорошо.
Дульчин. Ты опять с нравоученьями! Так вот я тебя лгать-то и заставлю, и ты будешь лгать. Ты пойдешь завтра к Юлии Павловне и скажешь, что я в Петербург уехал.
Дергачев. Что ж, я пожалуй, я пойду; только ведь меня гоняют оттуда.
Дульчин. Претерпи, бедный друг, все претерпи ради дружбы.
Дергачев. Претерплю. Вадим, я у тебя шафером, я платье новое сошью. Нет ли у тебя трех рублей серебром?
Дульчин. Опять денег просить? Какая привычка у тебя!
Дергачев. Ты ужинать пойдешь, сядешь за стол с компанией, а мне на вас глазами хлопать? Ведь я езжу сюда только для тебя, а ты знаешь, как здесь все дорого.
Дульчин (достает деньги). Ну, на рубль, отвяжись!
Входит Лавр Мироныч.
Отойди, исчезни!
Дергачев уходит.
Явление четырнадцатое
Наблюдатель, Дульчин, Лавр Мироныч.
Лавр Мироныч. Вадим Григорьич, пожалуйте, милости просим.
Дульчин. Лавр Мироныч, два слова.
Лавр Мироныч. К вашим услугам. Весь — внимание.
Дульчин. Между благородными людьми разговор должен быть короткий.
Лавр Мироныч. Совершенно справедливо-с.
Дульчин. Мне нравится ваша дочь.
Лавр Мироныч. Девушка хорошая, образованная и с большим приданым.
Дульчин. Она и так хороша, а с приданым, конечно, еще лучше. Но не о приданом речь. Теперь вот в чем вопрос: нравлюсь ли я вам?
Лавр Мироныч. Вы? Как же, помилуйте, мы ваше знакомство за честь себе считаем.
Дульчин. Да погодите, не распространяйтесь! Я хочу жениться на вашей дочери, вы отец, вас обойти нельзя, так согласны вы или нет, как говорится, осчастливить нас?
Лавр Мироныч. С полным удовольствием. За честь почту.
Дульчин. Ну и прекрасно! Только с одним условием: погодите разглашать, мне надо устроить кой-какие делишки.
Лавр Мироныч. Как вам угодно. Не извольте себя стеснять ни в чем. Пожалуйте кушать; а послезавтра прошу на вечер ко мне, познакомитесь с нами покороче, посмотрите, как живем.
Дульчин. А вы мастер ужины заказывать.
Лавр Мироныч. Какой это ужин! Здесь клуб, тот же трактир, вот дома другое дело! Отчего ж себе и не позволить, коли есть средства. Пожалуйте, пожалуйте, ждут-с.
Лавр Мироныч и Дульчин уходят. Прилив публики. На авансцену выходят разносчик вестей, москвич, иногородный.
Явление пятнадцатое
Разносчик вестей, наблюдатель, иногородный, москвич, публика.
Разносчик вестей (наблюдателю). Вот вы и не угадали, Дульчин женится на Прибытковой.
Наблюдатель. Погодите, не торопитесь.
Разносчик вестей. Да чего годить. Я сейчас был у их стола и разговор слышал между дамами и невестой. Вот посмотрите, их посадили вместе, за их здоровье пьют.
Наблюдатель. Погодите, цыплят осенью считают.
Иногородный. За чье здоровье пьют-с?
Разносчик вестей. За здоровье жениха и невесты.
Иногородный. Какая оказия-то! Помилуйте, как такой случай пропустить? И мы за их здоровье по бокальчику, по другому опрокинем. (Москвичу.) Пожалуйте в буфет-с.

Действие четвертое

ЛИЦА:
Юлия Павловна.
Глафира Фирсовна.
Флор Федулыч.
Дергачев.
Михевна.
Лавр Мироныч.

Комната первого действия.
Явление первое
Юлия Павловна (у двери направо), потом Михевна.
Юлия. Михевна, дай-ка там из шифоньерки картон!
Михевна, за сценой: «Синенький?»
Да, синенький.
Михевна: «Запереть шифоньерку-то?»
Не надо, после запрешь, от кого нам запираться-то?
Михевна. Что это какой он легкий, ровно пустой?
Юлия. А вот посмотрим, что в нем. (Садится у стола, открывает картон и вынимает подвенчальный газовый вуаль с флердоранжем.)
Михевна. Ай, прелести какие!
Юлия. Я венчалась в этом, Михевна.
Михевна. Помню, помню. Уж больно хорошо было смотреть на тебя; все как есть любовались. Вот опять бог привел, опять скоро наденешь.
Юлия. Нет, надо новенький купить, да и цветы не годятся; я не девушка.
Михевна. Вот еще разбирать, надела, да и все тут. Стоит на один раз покупать.
Юлия. И, мать моя, неловко, не годится. Да что на такое дело жалеть! Я и платье новое закажу. Я знаешь что думаю? Сделать себе убор из незабудок.
Михевна. Из незабудок? Да, мол, не забудь меня.
Юлия. Уж теперь мне чего бояться? Все мои страхи кончились: связаны будем на всю жизнь. И какой человек, Михевна, превосходный! Прямо можно сказать, что благородный человек.
Михевна. Чего лучше! Бравый кавалер, ловкий, смелый, разительный. Кажется, ни перед кем на свете не сробеет.
Юлия. А что Глафира Фирсовна говорила: «Брось ты его сама, пока он тебя не бросил». За что так обижать человека, что он ей сделал?
Михевна. Зависть: ненавистно чужое счастье.
Юлия. Я так и подумала. Конечно, я ему все свои деньги отдала; так ведь я не без рассудка, не без расчета это сделала. Я таки довольно скупа и на деньги жалостлива.
Михевна. Ох, жалостлива! К мужчинам-то вы больно жалостливы!
Юлия. Что ж делать-то! А все-таки денег даром не брошу.
Михевна. Как можно бросить. Вперед-то не угадаешь: бог знает, как придется век-то доживать.
Юлия. Да, да; первое дело себя обеспечить… Я, нужды нет, что женщина, а очень хорошо жизнь понимаю. И до чего он благороден! Он ведь ни одной копейки у меня так не взял, на всё документы выдал. А разве не все равно, что деньги, что документы? Значит, все мои деньги при мне. Разумеется, с другого взять нечего, а у него имение большое. Он мне все планы показывал и все рассказывал, где леса, где луга. Только оно еще не разделено с сестрицей, нужно часть какую-то ей выделить. Как разделятся, он все имение на мое имя запишет, а я ему документы отдам — вот и квит. А имение-то гораздо дороже. Вот как благородно с его стороны. Летом будем в деревне жить, ты у меня будешь хозяйством заниматься. То-то всякой птицы разведешь.
Михевна. Ах, страсть моя! Вот уж душеньку-то отведу. Я вчера у соседей белых индюшек видела, так на чужих больше часу любовалась. Петуха кохинхинского мы отсюда своего возьмем; этакой красоты за сто рублей не сыщешь.
Юлия. Какое чувство в человеке! Вчера по его делам ему вдруг деньги понадобились; ну, я выручила его; так веришь ли: на коленях стоял, руки целовал, плакал, как ребенок.
Михевна. Когда свадьбу-то думаете?
Юлия. Да мы решили, что в будущую середу. Сегодня приедет, поговорим, когда вечер сделать, родных позвать. (Разбирая в картоне). Ах, что это, как попало сюда?
Михевна. Что такое, матушка?
Юлия. Иммортель, цветы с гроба. Это я на похоронах мужа в сумасшествии-то ухватила… Как они очутились здесь?
Михевна. Да что мудреного! Сунула сама как-нибудь; а то кому же?
Юлия. К добру ли?
Михевна. Ничего. Что ж тут дурного? Память. Съезди на могилку!
Юлия. Ах, сердце упало. Какая я глупая, суеверная, теперь все будет думаться. А ведь ехать надо платье заказывать, а то после некогда будет с хлопотами.
Михевна. А что ж, поезжай! Убрать кардон-то?
Юлия. Оставь до меня, я скоро приеду.
Уходит. Михевна за ней и скоро возвращается.
Михевна. Чего испугалась? Сама не знает, чего. Ну, вот и мы скоро заживем по-людски… А то всех стыдимся, от людей прячемся, только и свету в глазах, что Вадим Григорьич… Что хорошего? А насчет индеек я секрет знаю, я цыплят выхожу, всех выхожу. Главная причина, когда они будут оперяться…
Звонок.
Кого бог дает? Гости за гостями! Что-то разъездились! А бывало, по месяцу человека не увидишь.
Входит Глафира Фирсовна.
Явление второе
Михевна и Глафира Фирсовна.
Глафира Фирсовна. Никак, опять не застала?
Михевна. Не застала, матушка.
Глафира Фирсовна. То-то я вижу, прокатила как будто она. Я было крикнула, не оглядывается, не бежать же мне за ней, я не скороход. Все-таки, думаю, зайду, хоть отдохну. (Садится у стола.) Что новенького, с чем поздравить?
Михевна. Свадьба у нас.
Глафира Фирсовна. Что ты говоришь? Когда?
Михевна. В середу.
Глафира Фирсовна. Ну что ж, давай бог! (Взглянув в картон.) Уж и вуаль подвенечный вынула, вот как торопится.
Михевна. Платье заказывать поехала.
Глафира Фирсовна. Подвенечное?
Михевна. Подвенечное.
Глафира Фирсовна. Какая заботливая!
Михевна. Уж поскорей бы, да из головы вон. Легко ли дело, полтора года маемся.
Глафира Фирсовна. Бывает, что и накануне свадьбы дело расходится.
Михевна. Ну, уж не дай бог и вздумать-то. Да она, кажется, не переживет.
Глафира Фирсовна. Все на свете бывает! Вольный человек, что ветер, как его удержишь? Как бы на цепь их приковывать, другое дело. Да я так болтаю. Пируйте, пируйте, да и нас зовите. Чтой-то, мать, стала я замечать за собой: меня около этого часу все как будто на пищу позывает.
Михевна. Нешто дурное дело! Значит, весь здоров человек. Там пирожок есть.
Глафира Фирсовна. В шкапчике?
Михевна. В шкапчике.
Звонок.
Глафира Фирсовна. Вон звонит кто-то. Ты не беспокойся, я дорогу знаю. (Уходит.)
Входит Лавр Мироныч.
Явление третье
Михевна, Лавр Мироныч.
Лавр Мироныч. Юлия Павловна у себя?
Михевна. Нету, батюшка, нету; сейчас только выехала.
Лавр Мироныч. Скоро будут, может быть?
Михевна. Не знаю, батюшка, к портнихе поехала.
Лавр Мироныч. Уж я дожидаться ни в каком случае не могу. Потрудись сказать, милая, что я сам заезжал.
Михевна. Хорошо, батюшка, хорошо.
Лавр Мироныч. Так и скажи: Лавр Мироныч сами, мол, были.
Михевна. Уж знаю, знаю.
Лавр Мироныч. Просят пожаловать завтра на вечер.
Михевна. Хорошо, скажу.
Лавр Мироныч. Усерднейше, мол, просят.
Михевна. Да, да, так, так.
Лавр Мироныч. Убедительнейше, мол, просят.
Михевна. «Победительно просят». Так и скажу, отчего ж не сказать.
Лавр Мироныч. Нет, уж не надо; ты меньше говори, а лучше отдай вот это. (Подает пригласительный билет.)
Михевна. Записочку?
Лавр Мироныч. Да, записочку. Да скажи, что Лавр Мироныч сами заезжали.
Михевна. Хорошо, скажу.
Лавр Мироныч. Только не забудь, пожалуйста.
Михевна. Кто ж его знает? Долго ль забыть-то! Какая память-то у меня плохая стала. Надо быть, что забуду.
Лавр Мироныч. Сделай милость, попомни!
Михевна. Рада бы радостью. Погоди, батюшка, я вот что: я вот сюда положу. (Кладет билет на стол.) Коли я на грех забуду, так она сама увидит.
Звонок.
Еще гости, ну! А может, и сама.
Входит Флор Федулыч. Глафира Фирсовна входит из боковых дверей.
Явление четвертое
Лавр Мироныч, Михевна, Флор Федулыч, Глафира Фирсовна.
Михевна (Флору Федулычу). Нету самой-то. Подождете разве? (Уходит.)
Глафира Фирсовна. Ну, все вместе съехались.
Лавр Мироныч. Дяденька, честь имею кланяться. Заехал пригласить Юлию Павловну.
Флор Федулыч. Для чего же это вам Юлия Павловна понадобилась?
Глафира Фирсовна. Да он всю Москву приглашает, так уж кстати.
Лавр Мироныч. Всю Москву мне и поместить негде, а что касается до Юлии Павловны, то у нас многие дамы лансье не танцуют, а они в этом танце всегда отличались.
Глафира Фирсовна. Ну, уж ей, чай, не до танцев будет.
Флор Федулыч. Нет, уж вы, Лавр Мироныч, Юлию Павловну оставьте в покое-с.
Лавр Мироныч. Как им будет угодно, я им билет оставил, вот здесь на столе.
Флор Федулыч. Совсем напрасно, совсем напрасно-с.
Лавр Мироныч. Моя обязанность, дяденька, была учтивость соблюсти против них.
Флор Федулыч. Я вам объяснять теперь не стану, после сами узнаете, только напрасно, Лавр Мироныч, напрасно-с.
Глафира Фирсовна. Да убрать его, вот и вся недолга.
Флор Федулыч. Приберите-с.
Глафира Фирсовна (берет билет). Я его себе возьму, на знак памяти. (Про себя.) Вот на подвенечный его вуаль и положить. (Кладет в картон.) Он и мне билет завез. Где это ты такой бумаги взял? Уж такая деликатность, такая деликатность.
Лавр Мироныч. Заезжал, карточки для меню покупал, так понравилась бумага, я и взял.
Флор Федулыч. И меню напишете?
Лавр Мироныч. Да-с, разложить по кувертам.
Флор Федулыч. Значит, у вас будет ужин во всей форме?
Лавр Мироныч. Где же, дяденька, во всей форме? На это капиталу моего не хватит. Я думал сначала а-ля фуршет, да после рассудил, что ужин будет солиднее.
Глафира Фирсовна. Мороженое будет?
Лавр Мироныч. Без мороженого невозможно. Будет всех сортов.
Глафира Фирсовна. А мое-то, которое я-то люблю?
Лавр Мироныч. Это какое же-с?
Глафира Фирсовна. Что в стаканчиках-то подают?
Лавр Мироныч. Пунш глас_! Собственно для вас особенное будет.
Глафира Фирсовна. Вот спасибо. Только вели почаще подавать. Ты отсюда домой, что ли? Так подвез бы меня.
Лавр Мироныч. Я нынче дома ближе ночи не буду-с. Вот теперь занимаюсь цветами. К беседке на площадку нужно померанцевых деревьев в кадках. Ужинать будем на террасе, она парусиной покрыта; так чтоб замаскировать потолок, хотим распланировать гирлянды из живых цветов. При всем том букеты нужны, при входе будем каждой даме предлагать.
Глафира Фирсовна. Чудесно, брат.
Лавр Мироныч. Опять же об музыке беспокоюсь. Приятно, дяденька, полный оркестр иметь, и чтоб настоящие артисты были. За ужином увертюру из «Аиды»; потому вещь новая. А ежели «Морской разбойник Цампа», так это довольно обыкновенно.
Флор Федулыч. Я еще помню, когда из «Лодоиски» играли и из «Калифа Багдадского».
Лавр Мироныч. А в заключение «Барыню», и человек двенадцать вприсядку пускались. Прошли, дяденька, те времена. Европа-то бы от нас недалеко ушла, кабы у нас, у людей со вкусом, побольше капиталу было.
Глафира Фирсовна. Ты отсюда куда же?
Лавр Мироныч. К Бутырской заставе в оранжерею.
Глафира Фирсовна. Ну, мне не по дороге.
Флор Федулыч. Не беспокойтесь, я вас доставлю.
Лавр Мироныч. Дяденька, честь имею кланяться; Глафира Фирсовна, равномерно и вам. (Уходит.)
Явление пятое
Флор Федулыч, Глафира Фирсовна, потом Михевна.
Глафира Фирсовна. Люблю молодца за обычай! Удивит Москву Лавр Мироныч.
Флор Федулыч. Да уж он давно удивляет: задает пиры, точно концессию получил.
Глафира Фирсовна. С деньгами-то не мудрено; а попробуй-ка без денег шику задать! Тут очень много ума нужно.
Флор Федулыч. Да-с, уж либо очень много ума иметь, либо совсем не иметь ни ума, ни совести. Вы зачем же собственно к Юлии Павловне пожаловали?
Глафира Фирсовна. Рассказать ей про друга-то хотела.
Флор Федулыч. Какую же в этом надобность вы находите?
Глафира Фирсовна. Ах, боже мой, какую надобность!.. Вы, Флор Федулыч, стало быть, женской натуры не знаете. Поди-ка, утерпи! Так тебя и подмывает, да чтоб первой, чтобы кто другой не перебил.
Флор Федулыч. Нет, уж эту неприятную обязанность я на себя возьму-с.
Глафира Фирсовна. Опять же и то любопытно посмотреть, как она тут будет руками разводы разводить да приговоры приговаривать. Ведь ишь ты, подвенечное платье поехала заказывать, а тут вдруг удар. Этакого представления разве скоро дождешься?
Флор Федулыч. Нет, уж вы не извольте беспокоиться, из чужого горя для себя спектакль делать. Ежели не взять осторожности, так может быть вред для здоровья Юлии Павловны. Поедемте, я вас подвезу немного, а через четверть часа я заеду сюда опять, чтобы, сколько возможно, успокоить их.
Глафира Фирсовна. А я к ней вечерком заеду понаведаться.
Из передней входит Михевна.
Михевна. Уезжаете? Как же сказать-то, Флор Федулыч?
Флор Федулыч. Ничего не говорите. Я заеду-с.
Флор Федулыч и Глафира Фирсовна уходят.
Михевна. Разъехались, и слава богу. Того и гляди приедет Вадим Григорьич; что хорошего при чужих-то? Стыд головушке.
Звонок.
Вот он, должно быть, и есть, либо сама.
Входит Дергачев.
Явление шестое
Михевна, Дергачев.
Дергачев. Дома Юлия Павловна?
Михевна (махает рукой). Нету дома, нету, нету.
Дергачев. Ну я подожду, хорошо, я подожду.
Михевна. Да чего ждать? Шли бы.
Дергачев. Как шли бы? Это странно! Мне нужно.
Михевна. Да вы приятель Вадима Григорьича или сродственник ему доводитесь?
Дергачев. Ну, приятель, друг, как хочешь.
Михевна. Так мы его самого ждем; а уж вы-то тут при чем же? Еще кабы сродственник, так не выгонишь, потому свой; а коли посторонний, так бог с тобой! Шел бы в самом деле домой, что уж!
Дергачев. Да коли я говорю, что у меня дело есть.
Михевна. Ну, какое дело! Обыкновенно, съесть что-нибудь послаще, винца выпить хорошенького, коли дома-то тонко. Как погляжу я на тебя, ты, должно быть, бедствуешь: все больше, чай, по людям кормишься.
Дергачев. Что говорит, что говорит! Ах!
Михевна. Так, милый человек, на все есть время. Вот будет свадьба, так милости просим, кушайте и пейте на здоровье, сколько душа потребует, никто тебя не оговорит! Нам не жалко, да не ко времени.
Дергачев. Ах, черт возьми! Вот положение! Вот она дружба-то! Кто тебе говорит о съестном? Ничего мне съестного не нужно, пойми ты! Мне надо говорить с Юлией Павловной!
Михевна. Об чем говорить! Все переговорено, все покончено. Не твоего это ума дело. Заходи в другой раз, я тебя попотчую, а теперь не прогневайся.
Дергачев. Ничего мне от тебя не надо, никакого потчеванья.
Михевна. Ну, как можно! Шел далеко и устал, и проголодался. По всему видно, что человек тощий. Да, милый, не в раз ты попал.
Дергачев. Как с такой бабой говорить! Вот тут и сохраняй свое достоинство.
Михевна. Коли вправду что нужно, так подожди у ворот, а то лезешь прямо в комнаты.
Дергачев. А! У ворот! С ума можно сойти.
Михевна. Поди, поди, бог с тобой! Честью тебя просят.
Дергачев. Не пойду я, отойди от меня.
Михевна. Так неужто за квартальным послать!
Звонок.
Эх, страмник! Во всем доме только бабы одни, а он лезет насильно.
Входит Юлия Павловна.
Явление седьмое
Дергачев, Юлия Павловна, Михевна.
Юлия (быстро). Вадим Григорьич еще не приезжал?
Михевна. Нету, матушка, много гостей было, а он не приезжал. Да вот тут приятель его толчется, невесть чего ему нужно, не выживу никак.
Юлия (увидав Дергачева). Ах, Лука Герасимыч, я вас и не вижу. Вы от Вадима Григорьича?
Дергачев. По его поручению-с.
Михевна. Так бы и говорил, а то лепечет без толку.
Юлия. Оставь нас, Михевна.
Михевна уходит.
Что, здоров? Он приедет сегодня? Конечно, приедет. Скоро он приедет?
Дергачев. Нет, вы не ждите, он никак не может.
Юлия (с испугом). Как? Почему? Болен он? Захворал вдруг? Да говорите же!
Дергачев. Совершенно здоров. Он уехал в Петербург.
Юлия. Не может быть, вы лжете. Он бы должен сказать, предупредить меня. (Потерявшись.) Как же это?
Дергачев. Он теперь должен быть… позвольте… на какой станции?.. Я думаю, в Клину-с.
Юлия. Почему же он не предупредил меня? Что все это значит? Да скажите же, ради бога!
Дергачев. Почему не предупредил? Я это не знаю-с. Это, вероятно, впоследствии объяснится.
Юлия. Когда впоследствии? Зачем впоследствии, отчего не теперь? Да что же это такое значит?
Дергачев. Он, вероятно, скоро напишет мне из Петербурга.
Юлия. Вам? Да он мне должен писать, а не вам. Что это, что это… (Плачет.)
Дергачев. Конечно, и вам напишет; вы не беспокойтесь!..
Юлия. Ведь у нас день свадьбы назначен. Вы знаете, вы слышали, что в среду наша свадьба.
Дергачев. Нужно отложить-с.
Юлия. Да надолго ли? Когда этому конец будет? Надолго ли еще откладывать?
Дергачев. На неопределенное время-с.
Юлия. Нет у него жалости ко мне. Истерзалась я, истерзалась. Лука Герасимыч, ну, будьте судьей. Назначить через пять дней свадьбу и вдруг уехать, не сказавшись. Ну разве это делают? Честно это? Ну разве это не мучение для женщины? За что же, ну скажите, за что же. Отчего же не показался? Говорите, отчего он не показался?
Дергачев. Может быть, ему совестно.
Юлия (с испугом). Совестно? Что же он сделал? Что же сделал?
Дергачев. Он ничего не сделал-с. Денег нет у него, а сегодня по векселю платить нужно.
Юлия. Как нет денег? У него были деньги, я знаю, что были. Это вздор!
Дергачев. Да, он получил вчера каких-то шесть тысяч. Так велики ли деньги, надолго ль ему? Он имел несчастие или, лучше сказать, неосторожность проиграть их тут же в полчаса. Разве вы его не знаете?
Юлия. Что вы говорите? Уж и не верится. Да нет, не может быть, нельзя ему проиграть этих денег: они слишком дороги для него и для меня. Слышите вы — слишком дороги!
Дергачев. А вот проиграл-с. Я останавливал; да что же делать — слабость.
Юлия. Ах, нет! Бессовестно, безбожно! Не оправдывайте его! Грех проиграть эти деньги, обида кровная, чему верить после этого! Всего можно ждать от такого человека. (Задумывается.)
Дергачев. Я Вадима не оправдываю, оправданий ему нет.
Юлия. Скажите, еще-то что, что еще-то?
Дергачев. Ах, не спрашивайте! Вы расстроены… уехал в Петербург за деньгами, вот и все. Что я вам могу еще сказать?
Юлия (с трудом выговаривая слова). Очень-то дурного ничего нет?
Дергачев. Не знаю, не знаю-с. Я все сказал, что мне приказано.
Юлия. А!! Вы говорили, что вам приказано? Вы говорили не то, что было, что знаете, а то, что вам приказано; значит, вы говорите неправду, вы меня обманываете? (Покачав головой.) Видно, все вы одинаковы! Вам ничего не стоит обмануть женщину. Бессовестные, бессовестные!
Дергачев. Я лучше уйду-с, что мне в чужом пиру похмелье принимать!
Юлия. Да ступайте, кто вас держит… Погодите… Надо же мне знать… Совсем, что ли, он хочет меня бросить? Так вы бы и говорили! Да и как еще он смеет это сделать? Как смеет?
Дергачев. Помилуйте, как я могу отвечать вам на такие вопросы?
Юлия. А не можете, так зачем вы пришли? Зачем вы пришли, я вас спрашиваю?.. Только расстроивать, только мучить меня.
Дергачев. Меня послали к вам, я и пришел, и сказал все, что велено.
Юлия. Да ведь не верю я вам; ни вам, ни ему не верю я ни в одном слове. Какой же тут разговор?
Дергачев. Не верите, а сами спрашиваете. Я ухожу, Юлия Павловна, прощайте!
Юлия. Давно бы вам догадаться! (Садится к столу.) Разве вы не видите, в каком я положении?
Дергачев идет к двери.
Ах, постойте!
Дергачев останавливается.
Нет, прощайте.
Дергачев уходит.
Явление восьмое
Юлия (одна).
Юлия. Точно сердце чувствовало, так вот и ждала, что какая-нибудь помеха случится… Однако совестно ему: не показался… Ну, да как не совеститься!.. Проиграл деньги, которые я с таким стыдом… А ведь покажись, пожалуй, простила бы… ну, само собой, простила бы… боится меня. Нет, еще есть в нем совесть, значит, еще не совсем он испорчен… В Петербург поехал за деньгами… Какие у него там деньги… Долго ль он за ними проездит?.. Ничего не известно… Пожалуй, целый месяц пройдет. А в месяц мало ли что может случиться… Чего не передумаешь!.. С ума можно сойти… Давеча этот цветок, этот иммортель… как он очутился в картоне? И не трогала я этого картона, до нынешнего дня не прикасалась к нему… Понять не могу. (Смотрит в картон.) Это еще что такое? (Вынимает пригласительный билет и читает.) «Лавр Мироныч Прибытков покорнейше просит сделать ему честь — пожаловать на бал и вечерний стол по случаю помолвки дочери его Ирины Лавровны с Вадимом Григорьичем Дульчиным». (Протирает глаза рукой и снова читает.) «С Вадимом Григорьичем Дульчиным…» Михевна, Михевна!
Входит Михевна.
Явление девятое
Юлия Павловна, Михевна.
Юлия. Кто… кто был без меня? Вот это кто привез?
Михевна. Лавр Мироныч, матушка.
Юлия (бессознательно). Лавр Мироныч… Лавр Мироныч… на бал и вечерний стол…
Михевна. Да, матушка, очень просили-с.
Юлия (едва переводя дух). Очень просили… По случаю помолвки Ирины Лавровны с Вадимом Григорьичем Дульчиным.
Михевна. Что ты, матушка, бог с тобой! Разве другой какой!..
Юлия. Нет, он, Михевна, сердце говорит, что он… (Громко.) Он, он! (Встает.) Михевна, я поеду, я поеду… Давай шляпку!..
Михевна. Зачем, матушка, зачем ехать?
Юлия. Надо ехать, надо… Я поеду сейчас.
Михевна. Куда? Что ты! Не пущу.
Юлия. Да мне видеть его только; в глаза посмотреть… Какие у него глаза-то…
Михевна. В таком ты огорчении, да со двора ехать! Нет, нет!
Юлия. Захотел он меня обидеть, ну, бог с ним!.. Я с него потребую, я возьму деньги мои… Ведь как же мне жить-то? Ведь все он взял.
Входит Флор Федулыч.
Явление десятое
Юлия Павловна, Михевна, Флор Федулыч.
Юлия. Ах, Флор Федулыч, горе, горе! (Показывает билет.) Вот посмотрите!
Флор Федулыч (взглянув на Михевну). Какая неосторожность-с.
Михевна. Да разве я, батюшка, знала?
Юлия. Флор Федулыч, помогите! Хоть бы деньги-то мне воротить, хоть бы деньги-то!
Флор Федулыч. Вам одно остается, Юлия Павловна, пренебречь!
Юлия. Конечно, не надо мне его, не надо. А деньги-то, Флор Федулыч, ведь почти все мое состояние… Я хочу получить.
Флор Федулыч. Получить с него невозможно-с; но вы не беспокойтесь.
Юлия. Нет, я возьму… За что же? После такой обиды… Нет, помилуйте, за что же я ему подарю?..
Флор Федулыч. У него ничего нет-с.
Юлия. Как нет? Есть у него имение большое, богатое… Он мне планы показывал.
Флор Федулыч. Положительно ничего нет-с. Я верные известия имею. Было после отца имение, да давным-давно продано и прожито-с.
Юлия (с испугом). Значит, и это был обман. (Едва держится.) Обман! Все, все брошено даром.
Флор Федулыч. Успокойтесь, успокойтесь!
Юлия. Я покойна… Да неужели, да неужели он так бесстыден?
Флор Федулыч. Вы очень доверчивы-с… Пренебречь его следует, пренебречь!
Юлия. Ограблена и убита! (Садится.) Я нищая, обиженная совсем… За что же они еще смеются-то надо мной, на свадьбу-то приглашают? Ах, ах! (Обморок.)
Флор Федулыч (Михевне). Им дурно. Поскорей спирту, что-нибудь-с.
Михевна уходит.
Юлия (в бреду). Сероватое платье-то себе заказала… Правду люди-то говорили, а я не верила… Теперь как же?.. Две у него невесты-то? Сероватое я платье-то… я заказала. Ах, нет, желтоватое. (Несколько придя в себя.) Ах, что это я говорю!.. (Тихонько смеется.) Ха, ха, ха! Флор Федулыч! Ха, ха, ха! (Подает руку Флору Федулычу.)
Входит Михевна.
Надеть подвенечное платье и флердоранж, да и ехать на бал… ха, ха, ха!.. Они рядом будут сидеть… взять бокал… Совет вам да любовь… ха, ха, ха! Ну, поцелуйтесь! (Обморок.)
Флор Федулыч (Михевне). Опять обморок, и руки похолодели. Этим не шутят-с; скорей за доктором-с… Это уж близко смерти-с.

Действие пятое

ЛИЦА:
Дульчин.
Дергачев.
Салай Салтаныч.
Ирина.
Глафира Фирсовна.
Юлия Павловна.
Флор Федулыч.
Мардарий, человек Дульчина.

Богато убранный кабинет; ни книг, ни бумаг, вообще никаких признаков умственной работы не заметно. Большой письменный стол, на нем два-три юмористических листа, чернильница со всем прибором, револьвер и фотографический портрет. Две двери: одна, в глубине, в залу, другая с левой стороны.
Явление первое
Дульчин (входит из боковой двери), потом Мардарий.
Дульчин. Эй, Мардарий?!
Входит Мардарий.
Кто там звонил?
Мардарий. Да старуха эта оттуда, как ее?!
Дульчин. Какая старуха?
Мардарий. От Юлии Павловны.
Дульчин. Михевна?
Мардарий. Да, Михевна.
Дульчин. Что ей надо?
Мардарий. За портретом приходила.
Дульчин. За каким портретом?
Мардарий. Вот за этим самым-с.
Дульчин. На что ей портрет?
Мардарий. Кто ж их знает? Нужно, говорит.
Дульчин. Да кому нужно-то, Юлии Павловне, что ли?
Мардарий. Ничего этого она не говорит, ладит одно: нужно, очень нужно, вот и все.
Дульчин. Что же ты?
Мардарий. Говорю: барин в Петербург уехал, отдать нельзя, потому нам трогать ничего не приказано.
Дульчин. Что ж, поверила?
Мардарий. Как их разберешь? Морщится как-то, стоит. Не то она плачет, не то смеется. А словно как не верит.
Дульчин. А дальше что?
Мардарий. Об чем еще с ней разговаривать? Запер дверь, она домой пошла.
Дульчин. Одеваться приготовил?
Мардарий. Приготовил.
Дульчин. Фрак?
Мардарий. Фрак.
Дульчин. И сапоги лаковые?
Мардарий. Все, как следует.
Дульчин. Достань бриллиантовые запонки!
Мардарий. Что ж, и запонки можно.
Дульчин. Завтра поутру я встану поздно.
Мардарий. По обыкновению.
Дульчин. Нет, поздней обыкновенного. Так приготовь ты мне к завтраку бифштекс хороший, сочный.
Звонок.
Кто там еще? Если кто из кредиторов, так ты…
Мардарий. Да уж знаю, не привыкать стать.
Дульчин. Только ты разнообразь свою фантазию; а то всем одно и то же.
Мардарий уходит.
Надо у Салая денег взять, потребуются расходы. Надо казаться богатым женихом, а это не дешево стоит.
Входит Дергачев в старомодном фраке, завит весьма неискусно, барашком, держит себя важно.
Явление второе
Дульчин, Дергачев, потом Мардарий.
Дергачев. Здравствуй, Вадим! Во-первых, не беспокойся, там все благополучно; я устроил. Ну, душа моя, поедем!
Дульчин. Куда это?
Дергачев. К Прибытковым.
Дульчин. С этих-то пор?
Дергачев. Разве рано? Ну, подождем. (Важно ходит по комнате.)
Дульчин. Зачем же вихры-то у тебя? Да еще в разные стороны торчат.
Дергачев. Ах, оставь. Я знаю, что я делаю. Хорошо тебе, — ты красавец. Я тебе не льщу, ты заметь, я не льщу никогда… Ты красавец, тебе прикрас не нужно; а с моей фигурой и физиономией надо же что-нибудь.
Дульчин. Сомневаюсь, чтоб такие вихры могли кому-нибудь служить украшением.
Дергачев. Я прошу тебя, оставь! Пожалуйста, без сарказмов. Это уж мое дело.
Дульчин. И фрак подгулял.
Дергачев. Фрак! Ну, что ж такое фрак? Где я возьму? Фрак еще ничего… Ты скажи там всем, что я оригинал, ну и кончено… что я могу хорошо одеваться, да не хочу. Мало ли какие оригиналы бывают.
Дульчин. Если ты находишь оригинальным ходить в засаленном фраке…
Дергачев. Ну, оставь же, я тебя прошу.
Дульчин (ложась на диван). Однако я не совсем хорошо себя чувствую.
Дергачев. Что с тобой?
Дульчин. Гадко спал сегодня.
Дергачев. Отчего это?
Дульчин. Все-таки, как хочешь, важный шаг, миллионное дело; да уж очень совестно перед Юлией.
Дергачев. Ты в сентиментальном расположении.
Дульчин. Как ни толкуй, как ни поворачивай дело, а ведь я поступил с ней жестоко. Да, сумел я устроить свою жизнь, что ни шаг, то подлость. Нет, довольно. Сколько мучений, сколько вот таких ночей! А тоска, братец!.. Кончено! Давай руку.
Дергачев. Зачем?
Дульчин. Я, Лука, человек слабый, распущенный, вот мое несчастие. Мне непременно нужно торжественно поклясться перед кем-нибудь, дать честное слово, оно меня будет удерживать.
Дергачев (подавая руку). Ну, изволь, на!
Дульчин. Вот тебе честное, благородное слово, что это последняя низость в моей жизни. И я сдержу свое слово. Пора быть честным человеком.
Дергачев. Да, уж это ни в каком случае не мешает.
Дульчин. Да и гораздо покойнее для себя-то, ты пойми!
Дергачев. Еще бы!
Дульчин. Ну, что Юлия, как она?
Дергачев. Ничего; задумалась, может быть плачет. Я ей сказал, что скоро она получит известие от тебя… Теперь тебе остается написать ей честное, откровенное письмо.
Дульчин. Письмо написать недолго, но как избежать объяснений. А ведь это, я тебе скажу, такая неприятная история! Женские слезы для меня нож острый.
Дергачев. Объяснения предоставь мне. На то и друзья, чтобы все неприятное сваливать на них. Ну, душенька, вставай, поедем.
Дульчин. Рано еще. Кто ж ездит на вечер засветло.
Дергачев. Если ты еще не скоро поедешь, так что ж моим лошадям стоять! Послушай, нет ли у тебя чего-нибудь мелочи, кучеру дать на чай? Пусть он съездит пока, чаю напьется.
Дульчин. Какому кучеру? Откуда у тебя кучер?
Дергачев. Ну, извозчик, разве это не все равно? Я к тебе в карете приехал.
Дульчин. С какой стати? Друг мой, не вдавайся в роскошь, она ведет к погибели.
Дергачев. Отчего же не позволить себе изредка. Все с тобой, все на чужой счет, точно приживалка. Ты сам по себе приедешь, а я сам по себе, больше тону.
Входит Мардарий.
Мардарий. Дама какая-то желает вас видеть.
Дульчин (вставая с дивана). Незнакомая? Не Юлия Павловна?
Мардарий. Никак нет-с.
Дульчин. Проси сюда. (Дергачеву.) Убирайся!
Мардарий уходит.
Дергачев. Куда же мне?
Дульчин. Куда хочешь.
Дергачев. Мне бы только посмотреть, что это за дама такая.
Дульчин. Ступай в залу, взгляни и останься там, и не смей сюда носу показывать.
Дергачев уходит. Входит Ирина.
Явление третье
Дульчин, Ирина.
Дульчин. Кого я вижу! Ирина Лавровна!
Ирина. Ах, Вадим, ах!
Дульчин. Какими судьбами? Я сейчас сам к вам собирался…
Ирина. Нет, нет, Вадим, не надо.
Дульчин. Как, что такое, что случилось?
Ирина. Бежим.
Дульчин. Куда?
Ирина. Куда хочешь, только подальше от Москвы, подальше от людей.
Дульчин. Чем же нам люди мешают? Зачем бежать?
Ирина. Зачем? Ты спрашиваешь? Затем, чтобы утопать в блаженстве.
Дульчин. Да утопать в блаженстве мы можем и здесь.
Ирина. Ах, это такая проза, так обыкновенно, так пошло…
Дульчин. Ваша правда, но зато блаженство будет прочнее, потому что с благословением родительским соединяются и другие блага, которые необходимы в жизни.
Ирина. Но я, Вадим, боюсь.
Дульчин. Чего, моя фея, чего?
Ирина. Нас могут разлучить, есть препятствие…
Дульчин. Я знаю, про какое препятствие ты говоришь… Я ожидал этого… Не бойся, она… то есть это препятствие, не помешает. Когда я желаю достигнуть цели, я знать не хочу никаких препятствий.
Ирина. Какой высокий, благородный характер! Вот и у меня такой же: видишь, какая я смелая. Итак, Вадим, или бежать, или сейчас же венчаться; чтоб ничто не могло помешать нам.
Дульчин. Сейчас нельзя, это так скоро не делается.
Ирина. Как ты хочешь, но уж я тебя не оставлю, я готова на все.
Дульчин. Как не оставишь? Что это значит?
Ирина. Я к тебе совсем, я не уйду от тебя.
Дульчин. Ирина, подумай!
Ирина. Нет, нет; иначе бы я не была достойна тебя. Ты мой, и никто нас не разлучит. Вадим, ты искал страстной любви… счастливец, ты ее нашел! (Бросается на шею к Вадиму.)
Звонок.
Дульчин. Постой, погоди! Кто-то звонит. Войди на минуту вот сюда. (Провожает Ирину в боковую дверь и идет в залу.)
Входит Салай Салтаныч.
Явление четвертое
Дульчин, Салай Салтаныч.
Дульчин. Салай Салтаныч, вот кстати.
Салай Салтаныч. Я всегда кстати, мы не ходим некстати.
Дульчин. Денег, Салай, денег! Давай больше!
Салай Салтаныч. Зачем шутить! Шутить не надо.
Дульчин. Какие шутки? Я тебе серьезно говорю, мне нужны деньги.
Салай Салтаныч. Кому не нужны? Всем нужны. И мне нужны. Заплати по векселю.
Дульчин. По какому векселю? Ты, никак, с ума сошел. Ты обещал ждать, и сам же кредит предлагал. Ну, вчера, вчера, помнишь? Ты опомнился ли со вчерашнего-то?
Салай Салтаныч. Вчера был день, — нынче другой; вчера было дело, — нынче другое.
Дульчин. Белены, что ль, ты объелся?
Салай Салтаныч. Я дома хороший шашлык ел, кахетинский пил, белены не кушал. Плати деньги!
Дульчин. Да ты много кахетинского-то выпил?
Салай Салтаныч. Самый мера, сколько надо. Мы много не пьем: бутылка-другой выпил, довольно. Зачем разговор? Плати деньги!
Дульчин. Откуда я тебе возьму? Ты мои дела знаешь: мои деньги впереди, пока у меня только надежда.
Салай Салтаныч. Твоя надежда — ничего! Никто грош не даст.
Дульчин. Но ведь ты сам верил, ты сам меня жениться заставлял.
Салай Салтаныч. Кто знал?.. Он пустой человек, дрянь человек. Тебя обманул, меня обманул, всех обманул.
Дульчин. Кто «он»? Кто обманул?
Салай Салтаныч. Лавр Мироныч. Он фальшивый векселя делал.
Дульчин. Фальшивый? Зачем?
Салай Салтаныч. Дисконт отдавал, деньги брал.
Дульчин. На чье же имя?
Салай Салтаныч. Зачем далеко ходить? Дядя есть, Флор Федулыч. Чего долго думать?
Дульчин. Ну, что ж Флор Федулыч? Да говори толком!
Салай Салтаныч. Нынче узнал, нынче и деньги платил.
Дульчин. Заплатил-таки?
Салай Салтаныч. А не заплати, — Лавр Мироныч в Сибирь гуляй. А теперь мало-мало сидит в яме; дело знакомый, не привыкать.
Дульчин. Да ты видел Флора Федулыча?
Салай Салтаныч. Сейчас видел, в Троицком с ним сидел, долго говорил.
Дульчин. А как же внучка, Ирина Лавровна?
Салай Салтаныч. А внучка чем виновата? Ее дело сторона.
Дульчин. Значит, его расположение к ней не изменилось?
Салай Салтаныч. За что обижать?
Дульчин. И приданое даст?
Салай Салтаныч. Обижать не будет.
Дульчин. Да сколько даст-то?
Салай Салтаныч. Не обидит.
Дульчин. Да говори! Ведь уж ты выспросил, вызнал все; разве ты утерпишь?
Салай Салтаныч. Говорил, пять тысяч дам. Его слову верить можно, купец обстоятельный, как сказал, так и будет.
Дульчин. Ты меня зарезал.
Салай Салтаныч. Кто тебя резал? Сам себя резал. Деньги платить будешь?
Дульчин. Разумеется, не буду; откуда я возьму?
Салай Салтаныч. Так и знать будем. А мне что с тобой делать, скажи! Советуй, сделай милость.
Дульчин. Мое дело было занимать, а уж получай с меня, как знаешь; это твое дело. Не мне тебя учить.
Салай Салтаныч. И за то спасибо, прощай! (Уходит.)
Вбегает Дергачев.
Явление пятое
Дульчин, Дергачев.
Дергачев. Я слышал, все слышал. Какое несчастие, какое ужасное несчастие, Вадим!
Дульчин (хохочет). Миллионы-то как скоро растаяли.
Дергачев. Значит, ехать незачем. Как же карета?..
Дульчин. Какой урок, какой урок!
Дергачев. Куда я денусь с каретой?
Дульчин (не слушая). Но!! Падать духом не надо; еще не все потеряно. Юлия меня выручит.
Дергачев. Разве отпустить карету да велеть завтра приехать за получением?
Дульчин. Вот когда узнаёшь цену искренней любви.
Дергачев. А потом опять «завтра», и так до бесконечности. Денег у меня нет, ведь я для тебя нанимал…
Дульчин. К ней, сейчас же к ней! Ручки, ножки целовать. Лука, я тебе клялся, что больше не сделаю ни одной низости в жизни; я тебе повторяю эту клятву, торжественно повторяю. Ты ее помни.
Дергачев. Да я ее помню… А как же мне с каретой-то?
Дульчин. А мне что за дело? (Подойдя к боковой двери.) Ирина Лавровна!
Ирина выходит.
Явление шестое
Дульчин, Дергачев, Ирина.
Дульчин. Ирина Лавровна, теперь я знаю препятствие, которое мешает нашему блаженству.
Ирина. Вы знаете? (Кланяется Дергачеву.)
Дульчин. И, к несчастию, оно так серьезно, что вам надо будет отправляться к родителю.
Ирина. Что это значит, Вадим Григорьич?
Дульчин. У меня сейчас был Салай Салтаныч; вы, вероятно, слышали хоть часть нашего разговора?
Ирина. Я не имею обыкновения подслушивать.
Дульчин. Он мне передал, какое несчастие случилось с вашим родителем.
Ирина. Ну, так что же? Это до меня не касается.
Дульчин. Нет-с, в таком положении оставлять родителя не следует; ваша обязанность — утешать его в горе.
Ирина. Со мной шутить нельзя, Вадим Григорьич. Мне здесь лучше, чем дома, и я отсюда не выйду. Вы завлекли меня до того, что я прибежала в вашу квартиру, в квартиру молодого человека; для меня отсюда только один выход: под венец!
Дульчин. Можно и под венец, только нет никакой надобности.
Ирина. Как нет надобности?
Дульчин. Решительно никакой! У вас приданого только пять тысяч, у меня ни копейки и пропасть долгу.
Ирина. Где же ваше состояние?
Дульчин. Было когда-то; но от него осталось одно только воспоминание, и уж я давным-давно гол как сокол и кругом в долгу. Но меня очень полюбили мои кредиторы и не захотели ни за что расстаться со мной. Они меня ссужали постоянно деньгами, на которые я и жил по-барски, но ссужали не даром. За меня вдвое, втрое заплатила им одна бедная женщина. То есть она была богата, а мы ее сделали бедной. Теперь она ограблена, и кредиту больше нет. На днях меня посадят в яму, а по выходе из ямы мне предстоит одно занятие: по погребам венгерские танцы танцевать за двугривенный в вечер: «Чибиряк, чибиряк, чибиряшечки!..»
Ирина. Ах, какая гадость!
Дульчин. «С голубыми ты глазами, моя душечка!» Угодно вам идти со мною под венец?
Ирина. Я думала, что вы очень богаты.
Дульчин. И я думал, что вы очень богаты.
Ирина. Как я ошиблась.
Дульчин. И я ошибся.
Ирина. Но как же вы говорили, что вы ищете страстной любви.
Дульчин. Отчего же мне не говорить?
Ирина. Но как вы смели обращаться с такими словами к девушке?
Дульчин. Однако вы слушали мои слова очень благосклонно…
Ирина. Но какое вы имели право желать страстной любви?
Дульчин. Всякий смертный имеет право желать страстной любви.
Ирина. Скажите пожалуйста! Человек, ничего не имеющий, требует какой-то бешеной, африканской страсти. Да после этого всякий приказчик, всякий ничтожный человек… Нет, уж это извините-с. Только люди с большим состоянием могут позволять себе такие фантазии, а у вас ничего нет, и я вас презираю.
Дульчин. На ваше презрение я желал бы вам ответить самой страстной любовью, но… что вы сказали о мужчинах, то же следует сказать и о женщинах: на страстную любовь имеют право только женщины с большим состоянием.
Ирина. Вы невежа, и больше ничего.
Дульчин. Что вы сердитесь? Оба мы ошибались одинаково, и нам друг на друга претендовать нельзя. Мы люди с возвышенными чувствами и, чтобы удивлять мир своим благородством, нам недостает пустяков — презренного металла. Так ведь это не порок, а только несчастие. И потому дайте руку и расстанемся друзьями.
Ирина. Конечно, и я тоже виновата. (Подает руку.)
Дульчин. Ну, вот! Зачем ссориться? Жизнь велика, мы можем встретиться при других, более благоприятных обстоятельствах.
Ирина. Ах, кабы это случилось!
Дульчин. И непременно случится, я в свою звезду верю: такие люди, как я, не пропадают. А теперь садитесь в карету и поезжайте домой. (Дергачеву.) Бедный друг мой, проводи Ирину Лавровну. Вот и для твоей кареты работа нашлась. (Почтительно целует руку Ирины.)
Ирина уходит под руку с Дергачевым.
Явление седьмое
Дульчин (один).
Дульчин. Я даже рад, что дело так кончилось, на совести покойнее. Да и по русской пословице: «Старый друг лучше новых двух». Она хоть и говорит, что больше у нее денег нет, да как-то плохо верится: поглядишь, и найдется. Оно точно, я просил последней жертвы, да ведь это только так говорится. Последних может быть много, да еще несколько уж самых последних.
Входит Глафира Фирсовна.
Явление восьмое
Дульчин, Глафира Фирсовна.
Дульчин. Глафира Фирсовна, очень рад вас видеть.
Глафира Фирсовна. Хоть бы ты и не рад, да нечего делать, я по должности с обыском пришла. (Осматривает комнату.)
Дульчин. От кого, Глафира Фирсовна, по какому полномочию?
Глафира Фирсовна. Пропажа у нас, вот и послали меня сыщиком. Да ты говори прямо: у тебя, что ли!
Дульчин. Что за пропажа, чего вы ищете?
Глафира Фирсовна. Вещь не маленькая и не дешевая. Уголовное, брат, дело: живой человек пропал — Ирина Лавровна сбежала.
Дульчин. Так почему же вы у меня ее ищете?
Глафира Фирсовна. Где ж искать-то? ей больше деваться некуда. Явное подозрение на тебя. Она нынче утром толковала: убегу да убегу к нему, жить без него не могу.
Дульчин. Ошиблись вы в расчете, Глафира Фирсовна, хитрость ваша не удалась. Не вы ли ее и отправили ко мне, чтобы потом захватить с поличным и заставить меня жениться.
Глафира Фирсовна. А мне-то какая корысть, женишься ты или нет?
Дульчин. Много ли приданого-то за Ириной Лавровной?
Глафира Фирсовна. Али уж вести дошли?
Дульчин. Миллионы-то ваши где?
Глафира Фирсовна. Было, да сплыло. Разве я виновата? Ишь ты, отец-то у нее какой круговой! Дедушка было к ней со всем расположением… А его расположение как ты ценишь? Меньше миллиона никак нельзя. Теперь на племянников так рассердился — беда! «Никому, говорит, денег не дам, сам женюсь!» Вот ты и поди с ним! И ты хорош: тебе только, видно, деньги нужны, а душу ты ни во что считаешь. А ты души ищи, а не денег! Деньги — прах, вот что я тебе говорю. Я старый человек, понимающий, ты меня послушай.
Дульчин. И я человек понимающий, Глафира Фирсовна; я знаю, что душа дороже денег. Я такую душу нашел, не беспокойтесь!
Глафира Фирсовна. Нашел, так и слава богу.
Дульчин. Я — счастливец, Глафира Фирсовна: меня любит редкая женщина, только я ее ценить не умел. Но после таких уроков я ее оценил; я ее люблю так, как никогда не любил.
Глафира Фирсовна. Где же ты такую редкость обрящил?..
Дульчин. Эта женщина — Юлия Павловна Тугина.
Глафира Фирсовна. А ты думаешь, я не знала? Вот новость сказал. Да, добрая, хорошая была женщина.
Дульчин. Как «была»? Она и теперь есть!
Глафира Фирсовна. Да, есть; поди, посмотри, как она есть. Эх, голубчик, уходил ты ее…
Дульчин. Что такое? Что вы говорите? «Уходил»! Что значит «уходил»? Я вас не понимаю.
Глафира Фирсовна. Померла, брат.
Дульчин. Вот вздор какой! Что вы сочиняете, она вчера была и жива, и здорова.
Глафира Фирсовна. Утром была здорова, а к вечеру померла.
Дульчин. Да пустяки, быть не может.
Глафира Фирсовна. Да что ж мудреного! Разве долго помереть! Оборвется нутро, жила какая-нибудь лопнет, вот и конец.
Дульчин. Не верю я вам; с чего вдруг здоровый человек умрет? Нужно очень сильное нравственное потрясение или испуг.
Глафира Фирсовна. И все это было: заехал Лавр Мироныч, завез приглашение на бал и вечерний стол по случаю помолвки Ирины Лавровны с Вадимом Григорьичем Дульчиным, оборвалось сердце, и конец.
Дульчин. Да неужели? Умоляю вас, говорите правду.
Глафира Фирсовна. Какой еще тебе правды? Ошиб обморок, приведут в чувство, опять обморок. Был доктор, говорит: коли дело так пойдет, так ей не жить. Вечером поздно я была у ней, лежит, как мертвая; опомнится, опомнится да опять глаза заведет. Сидим мы с Михевной в другой комнате, говорим шепотом, вдруг она легонько крикнула. Поди, говорю, Михевна, проведай! Вернулась Михевна в слезах; «надо быть, говорит, отходит». С тем я и ушла.
Дульчин. Да лжете вы, лжете вы! Вы только хотите мучить меня. Что ж вы не плачете? Кто ж не заплачет об такой женщине? Камнем надо быть…
Глафира Фирсовна. Эх, голубчик, всех мертвых не оплачешь. Будет с меня, наплакалась я вчера… А вот хоронить будем, и еще поплачу.
Дульчин (схватясь за голову). Были в моей жизни минуты, когда я был гадок сам себе, но такого отчаяния, такого аду я еще не испытывал; знал я за собой слабости, проступки, оплакивал их, хоть и без пользы… а уж это ведь преступление! Ведь я… ведь я — убийца. (Останавливается перед портретом Юлии.)
Глафира Фирсовна. Не воротишь, мой друг, не воротишь. Да что это темнота какая! хоть огня велеть подать. (Уходит в залу.)
Явление девятое
Дульчин (один).
Дульчин. За что я погубил это сокровище? Я губил тебя, губил твое состояние, как глупый ребенок, который ломает и бросает свои дорогие, любимые игрушки. Я бросал твои деньги ростовщикам и шулерам, которые надо мной же смеются и меня же презирают. Я поминутно оскорблял твою любящую, ангельскую душу, и ни одной жалобы, ни одного упрека от тебя. И наконец я же убил тебя и не был при твоих последних минутах. Я готов бы отдать свою жизнь, чтобы слышать последние звуки твоего голоса, твой последний прощающий вздох.
Тихо входит Юлия.
Явление десятое
Дульчин, Юлия Павловна.
Дульчин. Боже мой! Что это? Юлия! Юлия! Или это обман чувств, милый призрак! Юлия, ты жива?
Юлия тихо подходит к столу и берет портрет.
Но ведь видений не бывает! (С радостью.) Юлия, ты жива, ты сама пришла ко мне! А мне сказали, что ты умерла.
Юлия. Да, это правда: я умерла.
Дульчин (с ужасом). Умерла!..
Юлия. Да, умерла… для вас.
Дульчин. О, если ты жива для других, так жива и для меня. Ты не можешь принадлежать никому, кроме меня; ты слишком много любила меня, такая любовь не проходит скоро, не притворяйся! Твоя бесконечная преданность дала мне несчастное право мучить тебя. Твоя любящая душа все простит… и ты опять будешь любить меня и приносить для меня жертвы.
Юлия. Я принесла последнюю.
Дульчин. Юлия, не обманывай себя и меня! Ну, что такое особенно ужасное я сделал? Все это было и прежде, и все ты мне прощала.
Юлия. Я вам прощаю это, одного я простить не могу.
Дульчин. Чего же, чего же?
Юлия. Вы проиграли деньги.
Дульчин. Да разве это в первый раз? Да и велики ль деньги?
Юлия. Какие б ни были, но они мне стоили слез, стыда и унижения, а вы их бросили.
Дульчин. Во-первых, для женщины слезы стоят недорого, а во-вторых, женщины ничего не жалеют и все переносят для любимого человека.
Юлия. Я не жалела ничего для вас, я вам отдала все, что у меня было; я все переносила для вас; одного я переносить не могу… Вы заставляли меня терпеть стыд и унижение и не оценили этой жертвы. Я рассудила, что лучше мне разлюбить вас, чем сделаться для вас бесстыдной попрошайкой.
Дульчин. Хороша любовь, которая может хладнокровно рассуждать.
Юлия. А эта любовь хороша? (Подает пригласительный билет Лавра Мироныча.)
Дульчин. Это клевета, это интрига против меня. Впрочем, как я глуп, что оправдываюсь перед тобой! Разве перед любовницами оправдываются, разве их уговаривают? Слова только больше сердят их, логика на них не действует; на них действуют ласки, поцелуи, объятия…
Юлия. У меня есть защита.
Дульчин (смеется). Защита? Зачем? Разве я обижать тебя хочу?
Юлия. Ваши ласки хуже обиды для меня.
Дульчин. Защита! Но кто же может, кто осмелится защищать тебя от моих ласк, да еще здесь, в моей квартире? (Хочет обнять Юлию.)
Юлия (громко). Флор Федулыч!
Входят Флор Федулыч, Глафира Фирсовна, Дергачев.
Явление одиннадцатое
Дульчин, Юлия Павловна, Флор Федулыч, Глафира Фирсовна, Дергачев
Флор Федулыч. Честь имею кланяться, милостивый государь! Извините, что без приглашения. Впрочем, мы люди знакомые. (Юлии.) Что вам угодно, Юлия Павловна?
Юлия. Нам пора домой.
Флор Федулыч (предлагая руку). Пожалуйте-с.
Дульчин. Позвольте, Юлия Павловна, у нас остаются не кончены счеты: я вам должен.
Юлия. Вы мне ничего не должны.
Дульчин. У вас есть мои документы.
Флор Федулыч. Изволите ли видеть-с, я имею согласие Юлии Павловны на вступление со мной в брак; так ваши документы поступают ко мне вместо приданого.
Дульчин (в изумлении). Вместо приданого?!
Флор Федулыч. Так точно-с. Угодно вам будет деньги заплатить, или прикажете представить их ко взысканию? Один Монте-Кристо на днях переезжает в яму-с, так, может быть, и другому Монте-Кристо угодно будет сделать ему компанию? Во всяком случае, прошу вашего извинения. Имею честь кланяться. (Уходит под руку с Юлией.)
Явление двенадцатое
Дульчин, Глафира Фирсовна, Дергачев.
Глафира Фирсовна. Вот так отрезал! Коротко и ясно! Каков старик-то у меня.
Дульчин. Револьвер! (Идет к столу.)
Глафира Фирсовна. Ах, страсти!
Дергачев (загораживает Дульчину дорогу). Что ты? Что ты?
Дульчин. Револьвер, говорю я! (Подходит к столу.) Отойди, убью!
Глафира Фирсовна. Что ты? Что ты? Дай мне срок хоть на улицу выбраться!
Дульчин. Никто ни с места!
Глафира Фирсовна (падая в кресло). Постой! Дай хоть зажмуриться-то!
Дульчин (взяв револьвер). Прощай, жизнь! (Садится к столу.) Без сожаления оставляю я тебя, и меня никто не пожалеет; и ты мне не нужна, и я никому не нужен. (Осматривает револьвер.) Как скоро и удовлетворительно решает он всякие затруднения в жизни. (Открывает стол.) Написать несколько строк?.. Э! Зачем! (Взглянув в ящик.) Вот еще денег немножко, остатки прежнего величия. Зачем они останутся? Не прокутить ли их или не затягивать? (Подумав несколько, бьет себя по лбу.) Ба!! Глафира Фирсовна!
Глафира Фирсовна. Что, батюшка? Да ты застрелился или нет еще?
Дульчин. Нет еще, черт возьми, а надо бы. Да это еще не уйдет от меня. Попробую еще пожить немного. Глафира Фирсовна, у Пивокуровой много денег?
Глафира Фирсовна. Миллион.
Дульчин. Сватай мне вдову Пивокурову.
Глафира Фирсовна. Давно б ты за ум взялся.
Дульчин. Вези меня к ней сейчас. (Встает.)
Глафира Фирсовна. Вот и расчудесно. Поедем! (Встает.)
Дергачев. Нет, позволь, а как же мне быть с каретою-то?
Дульчин. А вот женюсь на Пивокуровой, тогда за все расплатимся.

1877


Бесприданница

Действие первое

ЛИЦА:
Харита Игнатьевна Огудалова, вдова средних лет; одета изящно, но смело и не по летам.
Лариса Дмитриевна, ее дочь, девица; одета богато, но скромно.
Мокий Парменыч Кнуров, из крупных дельцов последнего времени, пожилой человек, с громадным состоянием.
Василий Данилыч Вожеватов, очень молодой человек, один из представителей богатой торговой фирмы; по костюму европеец.
Юлий Капитоныч Карандышев, молодой человек, небогатый чиновник.
Сергей Сергеич Паратов, блестящий барин, из судохозяев, лет за 30.
Робинзон.
Гаврило, клубный буфетчик и содержатель кофейной на бульваре.
Иван, слуга в кофейной.

Действие происходит в настоящее время, в большом городе Бряхимове на Волге.

Городской бульвар на высоком берегу Волги, с площадкой перед кофейной; направо от актеров вход в кофейную, налево — деревья; в глубине низкая чугунная решетка, за ней вид на Волгу, на большое пространство: леса, села и проч.; на площадке столы и стулья: один стол на правой стороне, подле кофейной, другой — на левой.
Явление первое
Гаврило стоит в дверях кофейной, Иван приводит в порядок мебель на площадке.
Иван. Никого народу-то нет на бульваре.
Гаврило. По праздникам всегда так. По старине живем: от поздней обедни все к пирогу да ко щам, а потом, после хлеба-соли, семь часов отдых.
Иван. Уж и семь! Часика три-четыре. Хорошее это заведение.
Гаврило. А вот около вечерен проснутся, попьют чайку до третьей тоски…
Иван. До тоски! Об чем тосковать-то?
Гаврило. Посиди за самоваром поплотнее, поглотай часа два кипятку, так узнаешь. После шестого пота она, первая-то тоска, подступает… Расстанутся с чаем и выползут на бульвар раздышаться да разгуляться. Теперь чистая публика гуляет: вон Мокий Парменыч Кнуров проминает себя.
Иван. Он каждое утро бульвар-то меряет взад и вперед, точно по обещанию. И для чего это он себя так утруждает?
Гаврило. Для моциону.
Иван. А моцион-то для чего?
Гаврило. Для аппетиту. А аппетит нужен ему для обеду. Какие обеды-то у него! Разве без моциону такой обед съешь?
Иван. Отчего это он все молчит?
Гаврило. «Молчит»! Чудак ты. Как же ты хочешь, чтоб он разговаривал, коли у него миллионы! С кем ему разговаривать? Есть человека два-три в городе, с ними он разговаривает, а больше не с кем; ну, он и молчит. Он и живет здесь не подолгу от этого от самого; да и не жил бы, кабы не дела. А разговаривать он ездит в Москву, в Петербург да за границу, там ему просторнее.
Иван. А вот Василий Данилыч из-под горы идет. Вот тоже богатый человек, а разговорчив.
Гаврило. Василий Данилыч еще молод; малодушеством занимается; еще мало себя понимает; а в лета войдет, такой же идол будет.
Слева выходит Кнуров и, не обращая внимания на поклоны Гаврилы и Ивана, садится к столу, вынимает из кармана французскую газету и читает. Справа входит Вожеватов.
Явление второе
Кнуров, Вожеватов, Гаврило, Иван.
Вожеватов (почтительно кланяясь). Мокий Парменыч, честь имею кланяться!
Кнуров. А! Василий Данилыч! (Подает руку.) Откуда?
Вожеватов. С пристани. (Садится.)
Гаврило подходит ближе.
Кнуров. Встречали кого-нибудь?
Вожеватов. Встречал, да не встретил. Я вчера от Сергея Сергеича Паратова телеграмму получил. Я у него пароход покупаю.
Гаврило. Не «Ласточку» ли, Василий Данилыч?
Вожеватов. Да, «Ласточку». А что?
Гаврило. Резво бегает, сильный пароход.
Вожеватов. Да вот обманул Сергей Сергеич, не приехал.
Гаврило. Вы их с «Самолетом» ждали, а они, может, на своем приедут, на «Ласточке».
Иван. Василий Данилыч, да вон еще пароход бежит сверху.
Вожеватов. Мало ль их по Волге бегает.
Иван. Это Сергей Сергеич едут.
Вожеватов. Ты думаешь?
Иван. Да похоже, что они-с… Кожухи-то на «Ласточке» больно приметны.
Вожеватов. Разберешь ты кожухи за семь верст!
Иван. За десять разобрать можно-с… Да и ходко идет, сейчас видно, что с хозяином.
Вожеватов. А далеко?
Иван. Из-за острова вышел. Так и выстилает, так и выстилает.
Гаврило. Ты говоришь, выстилает?
Иван. Выстилает. Страсть! Шибче «Самолета» бежит, так и меряет.
Гаврило. Они идут-с.
Вожеватов (Ивану). Так ты скажи, как приставать станут.
Иван. Слушаю-с… Чай, из пушки выпалят.
Гаврило. Беспременно.
Вожеватов. Из какой пушки?
Гаврило. У них тут свои баржи серед Волги на якоре.
Вожеватов. Знаю.
Гаврило. Так на барже пушка есть. Когда Сергея Сергеича встречают или провожают, так всегда палят. (Взглянув в сторону за кофейную.) Вон и коляска за ними едет-с, извозчицкая, Чиркова-с! Видно, дали знать Чиркову, что приедут. Сам хозяин, Чирков, на козлах. — Это за ними-с.
Вожеватов. Да почем ты знаешь, что за ними?
Гаврило. Четыре иноходца в ряд, помилуйте, за ними. Для кого же Чирков такую четверню сберет! Ведь это ужасти смотреть… как львы… все четыре на трензелях! А сбруя-то, сбруя-то! — За ними-с.
Иван. И цыган с Чирковым на козлах сидит, в парадном казакине, ремнем перетянут так, что, того и гляди, переломится.
Гаврило. Это за ними-с. Некому больше на такой четверке ездить. Они-с.
Кнуров. С шиком живет Паратов.
Вожеватов. Уж чего другого, а шику довольно.
Кнуров. Дешево пароход-то покупаете?
Вожеватов. Дешево, Мокий Парменыч.
Кнуров. Да, разумеется; а то, что за расчет покупать. Зачем он продает?
Вожеватов. Знать, выгоды не находит.
Кнуров. Конечно, где ж ему! Не барское это дело. Вот вы выгоду найдете, особенно коли дешево-то купите.
Вожеватов. Нам кстати: у нас на низу грузу много.
Кнуров. Не деньги ль понадобились? Он ведь мотоват.
Вожеватов. Его дело. Деньги у нас готовы.
Кнуров. Да, с деньгами можно дела делать, можно. (С улыбкой.) Хорошо тому, Василий Данилыч, у кого денег-то много.
Вожеватов. Дурное ли дело! Вы сами, Мокий Парменыч, это лучше всякого знаете.
Кнуров. Знаю, Василий Данилыч, знаю.
Вожеватов. Не выпьем ли холодненького, Мокий Парменыч?
Кнуров. Что вы, утром-то! Я еще не завтракал.
Вожеватов. Ничего-с. Мне один англичанин — он директор на фабрике — говорил, что от насморка хорошо шампанское натощак пить. А я вчера простудился немного.
Кнуров. Каким образом? Такое тепло стоит.
Вожеватов. Да все им же и простудился-то: холодно очень подали.
Кнуров. Нет, что хорошего; люди посмотрят, скажут: ни свет ни заря — шампанское пьют.
Вожеватов. А чтоб люди чего дурного не сказали, так мы станем чай пить.
Кнуров. Ну, чай — другое дело.
Вожеватов (Гавриле). Гаврило, дай-ка нам чайку моего, понимаешь?.. _Моего!_
Гаврило. Слушаю-с. (Уходит.)
Кнуров. Вы разве особенный какой пьете?
Вожеватов. Да все то же шампанское, только в чайники он разольет и стаканы с блюдечками подаст.
Кнуров. Остроумно.
Вожеватов. Нужда-то всему научит, Мокий Парменыч.
Кнуров. Едете в Париж-то на выставку?
Вожеватов. Вот куплю пароход да отправлю его вниз за грузом и поеду.
Кнуров. И я на днях, уж меня ждут.
Гаврило приносит на подносе два чайника с шампанским и два стакана.
Вожеватов (наливая). Слышали новость, Мокий Парменыч? Лариса Дмитриевна замуж выходит.
Кнуров. Как замуж? Что вы! За кого?
Вожеватов. За Карандышева.
Кнуров. Что за вздор такой! Вот фантазия! Ну что такое Карандышев! Не пара ведь он ей, Василий Данилыч.
Вожеватов. Какая уж пара! Да что ж делать-то, где взять женихов-то? Ведь она бесприданница.
Кнуров. Бесприданницы-то и находят женихов хороших.
Вожеватов. Не то время. Прежде женихов-то много было, так и на бесприданниц хватало; а теперь женихов-то в самый обрез: сколько приданых, столько и женихов, лишних нет — бесприданницам-то и недостает. Разве бы Харита Игнатьевна отдала за Карандышева, кабы лучше были?
Кнуров. Бойкая женщина.
Вожеватов. Она, должно быть, не русская.
Кнуров. Отчего?
Вожеватов. Уж очень проворна.
Кнуров. Как это она оплошала? Огудаловы все-таки фамилия порядочная; и вдруг за какого-то Карандышева… Да с ее-то ловкостью… всегда полон дом холостых!..
Вожеватов. Ездить-то к ней все ездят, потому что весело очень: барышня хорошенькая, играет на разных инструментах, поет, обращение свободное, оно и тянет. Ну, а жениться-то надо подумавши.
Кнуров. Ведь выдала же она двух.
Вожеватов. Выдать-то выдала, да надо их спросить, сладко ли им жить-то. Старшую увез какой-то горец, кавказский князек. Вот потеха-то была! Как увидал, затрясся, заплакал даже — так две недели и стоял подле нее, за кинжал держался да глазами сверкал, чтоб не подходил никто. Женился и уехал, да, говорят, не довез до Кавказа-то, зарезал на дороге от ревности. Другая тоже за какого-то иностранца вышла, а он после оказался совсем не иностранец, а шулер.
Кнуров. Огудалова разочла не глупо: состояние большое, давать приданое не из чего, так она живет открыто, всех принимает.
Вожеватов. Любит и сама пожить весело. А средства у нее так невелики, что даже и на такую жизнь недостает…
Кнуров. Где ж она берет?
Вожеватов. Женихи платятся. Как кому понравилась дочка, так и раскошеливайся. Потом на приданое возьмет с жениха, а приданого не спрашивай.
Кнуров. Ну, думаю, не одни женихи платятся, а и вам, например, частое посещение этого семейства недешево обходится.
Вожеватов. Не разорюсь, Мокий Парменыч. Что делать! За удовольствия платить надо, они даром достаются, а бывать у них в доме — большое удовольствие
Кнуров. Действительно удовольствие — это в правду говорите.
Вожеватов. А сами почти никогда не бываете.
Кнуров. Да неловко; много у них всякого сброду бывает; потом встречаются, кланяются, разговаривать лезут! Вот, например, Карандышев — ну что за знакомство для меня!
Вожеватов. Да, у них в доме на базар похоже.
Кнуров. Ну, что хорошего! Тот лезет к Ларисе Дмитриевне с комплиментами, другой с нежностями, так и жужжат, не дают с ней слово сказать. Приятно с ней одной почаще видеться, без помехи.
Вожеватов. Жениться надо.
Кнуров. Жениться! Не всякому можно, да не всякий и захочет; вот я, например, женатый.
Вожеватов. Так уж нечего делать. Хорош виноград, да зелен, Мокий Парменыч.
Кнуров. Вы думаете?
Вожеватов. Видимое дело. Не таких правил люди: мало ль случаев-то было, да вот не польстились, хоть за Карандышева, да замуж.
Кнуров. А хорошо бы с такой барышней в Париж прокатиться на выставку.
Вожеватов. Да, не скучно будет, прогулка приятная. Какие у вас планы-то, Мокий Парменыч!
Кнуров. Да и у вас этих планов-то не было ли тоже?
Вожеватов. Где мне! Я простоват на такие дела. Смелости у меня с женщинами нет: воспитание, знаете, такое, уж очень нравственное, патриархальное получил.
Кнуров. Ну да, толкуйте! У вас шансов больше моего: молодость — великое дело. Да и денег не пожалеете; дешево пароход покупаете, так из барышей-то можно. А ведь, чай, не дешевле «Ласточки» обошлось бы?
Вожеватов. Всякому товару цена есть, Мокий Парменыч. Я хоть молод, а не зарвусь, лишнего не передам.
Кнуров. Не ручайтесь! Долго ли с вашими летами влюбиться; а уж тогда какие расчеты!
Вожеватов. Нет, как-то я, Мокий Парменыч, в себе этого совсем не замечаю.
Кнуров. Чего?
Вожеватов. А вот, что любовью-то называют.
Кнуров. Похвально, хорошим купцом будете. А все-таки вы с ней гораздо ближе, чем другие.
Вожеватов. Да в чем моя близость? Лишний стаканчик шампанского потихоньку от матери иногда налью, песенку выучу, романы вожу, которых девушкам читать не дают.
Кнуров. Развращаете, значит, понемножку.
Вожеватов. Да мне что! Я ведь насильно не навязываю. Что ж мне об ее нравственности заботиться: я ей не опекун.
Кнуров. Я все удивляюсь, неужели у Ларисы Дмитриевны, кроме Карандышева, совсем женихов не было?
Вожеватов. Были, да ведь она простовата.
Кнуров. Как простовата? То есть глупа?
Вожеватов. Не глупа, а хитрости нет, не в матушку. У той все хитрость да лесть, а эта вдруг, ни с того ни с сего, и скажет, что не надо.
Кнуров. То есть правду?
Вожеватов. Да, правду; а бесприданницам так нельзя. К кому расположена, нисколько этого не скрывает. Вот Сергей Сергеич Паратов в прошлом году, появился, наглядеться на него не могла; а он месяца два поездил, женихов всех отбил, да и след его простыл, исчез, неизвестно куда.
Кнуров. Что ж с ним сделалось?
Вожеватов. Кто его знает; ведь он мудреный какой-то. А уж как она его любила, чуть не умерла с горя. Какая чувствительная! (Смеется.) Бросилась за ним догонять, уж мать со второй станции воротила.
Кнуров. А после Паратова были женихи?
Вожеватов. Набегали двое: старик какой-то с подагрой да разбогатевший управляющий какого-то князя, вечно пьяный. Уж Ларисе не до них, а любезничать надо было, маменька приказывает.
Кнуров. Однако положение ее незавидное.
Вожеватов. Да, смешно даже. У ней иногда слезенки на глазах, видно, поплакать задумала, а маменька улыбаться велит. Потом вдруг проявился этот кассир… Вот бросал деньгами-то, так и засыпал Хариту Игнатьевну. Отбил всех, да недолго покуражился: у них в доме его и арестовали. Скандалище здоровый! (Смеется.) С месяц Огудаловым никуда глаз показать было нельзя. Тут уж Лариса наотрез матери объявила: «Довольно, — говорит, — с нас сраму-то; за первого пойду, кто посватается, богат ли, беден ли — разбирать не буду». А Карандышев и тут как тут с предложением.
Кнуров. Откуда взялся этот Карандышев?
Вожеватов. Он давно у них в доме вертится, года три. Гнать не гнали, а и почету большого не было. Когда перемежка случалась, никого из богатых женихов в виду не было, так и его придерживали, слегка приглашивали, чтоб не совсем пусто было в доме. А как, бывало, набежит какой-нибудь богатенький, так просто жалость было смотреть на Карандышева: и не говорят с ним, и не смотрят на него. А он-то, в углу сидя, разные роли разыгрывает, дикие взгляды бросает, отчаянным прикидывается. Раз застрелиться хотел, да не вышло ничего, только насмешил всех. А то вот потеха-то: был у них как-то, еще при Паратове, костюмированный вечер; так Карандышев оделся разбойником, взял в руки топор и бросал на всех зверские взгляды, особенно на Сергея Сергеича.
Кнуров. И что же?
Вожеватов. Топор отняли и переодеться велели; а то, мол, пошел вон!
Кнуров. Значит, он за постоянство награжден. Рад, я думаю.
Вожеватов. Еще как рад-то, сияет, как апельсин. Что смеху-то! Ведь он у нас чудак. Ему бы жениться поскорей да уехать в свое именьишко, пока разговоры утихнут, — так и Огудаловым хотелось, — а он таскает Ларису на бульвар, ходит с ней под руку, голову так высоко поднял, что, того и гляди, наткнется на кого-нибудь. Да еще очки надел зачем-то, а никогда их не носил. Кланяется — едва кивает; тон какой взял: прежде и не слыхать его было, а теперь все «я да я, я хочу, я желаю».
Кнуров. Как мужик русский: мало радости, что пьян, надо поломаться, чтоб все видели; поломается, поколотят его раза два, ну, он и доволен, и идет спать.
Вожеватов. Да, кажется, и Карандышеву не миновать.
Кнуров. Бедная девушка! как она страдает, на него глядя, я думаю.
Вожеватов. Квартиру свою вздумал отделывать, — вот чудит-то. В кабинете ковер грошевый на стену прибил, кинжалов, пистолетов тульских навешал: уж диви бы охотник, а то и ружья-то никогда в руки не брал. Тащит к себе, показывает; надо хвалить, а то обидишь: человек самолюбивый, завистливый. Лошадь из деревни выписал, клячу какую-то разношерстную, кучер маленький, а кафтан на нем с большого. И возит на этом верблюде-то Ларису Дмитриевну; сидит так гордо, будто на тысячных рысаках едет. С бульвара выходит, так кричит городовому: «Прикажи подавать мой экипаж!» Ну, и подъезжает этот экипаж с музыкой: все винты, все гайки дребезжат на разные голоса, а рессоры-то трепещутся, как живые.
Кнуров. Жаль бедную Ларису Дмитриевну! Жаль.
Вожеватов. Что вы очень жалостливы стали?
Кнуров. Да разве вы не видите, что эта женщина создана для роскоши? Дорогой бриллиант дорогой и оправы требует.
Вожеватов. И хорошего ювелира.
Кнуров. Совершенную правду вы сказали. Ювелир — не простой мастеровой: он должен быть художником. В нищенской обстановке, да еще за дураком мужем, она или погибнет, или опошлится.
Вожеватов. А я так думаю, что бросит она его скорехонько. Теперь еще она, как убитая; а вот оправится да поглядит на мужа попристальнее, каков он… (Тихо.) Вот они, легки на помине-то.
Входят Карандышев, Огудалова, Лариса. Вожеватов встает и кланяется. Кнуров вынимает газету.
Явление третье
Кнуров, Вожеватов, Карандышев, Огудалова; Лариса в глубине садится на скамейку у решетки и смотрит в бинокль за Волгу; Гаврило, Иван.
Огудалова (подходя к столу). Здравствуйте, господа!
Карандышев подходит за ней. Вожеватов подает руку Огудаловой и Карандышеву. Кнуров, молча и не вставая с места, подает руку Огудаловой, слегка кивает Карандышеву и погружается в чтение газеты.
Вожеватов. Харита Игнатьевна, присядьте, милости просим! (Подвигает стул.)
Огудалова садится.
Чайку не прикажете ли?
Карандышев садится поодаль.
Огудалова. Пожалуй, чашку выпью. Вожеватов. Иван, подай чашку да прибавь кипяточку!
Иван берет чайник и уходит.
Карандышев. Что за странная фантазия пить чай в это время? Удивляюсь.
Вожеватов. Жажда, Юлий Капитоныч, а что пить, не знаю. Посоветуйте — буду очень благодарен.
Карандышев (смотрит на часы). Теперь полдень, можно выпить рюмочку водки, съесть котлетку, выпить стаканчик вина хорошего. Я всегда так завтракаю.
Вожеватов (Огудаловой). Вот жизнь-то, Харита Игнатьевна, позавидуешь. (Карандышеву.) Пожил бы, кажется, хоть денек на вашем месте. Водочки да винца! Нам так нельзя-с, пожалуй, разум потеряешь. Вам можно все: вы капиталу не проживете, потому его нет, а уж мы такие горькие зародились на свете, у нас дела очень велики; так нам разума-то терять и нельзя.
Иван подает чайник и чашку.
Пожалуйте, Харита Игнатьевна! (Наливает и подает чашку.) Я и чай-то холодный пью, чтобы люди не сказали, что я горячие напитки употребляю.
Огудалова. Чай-то холодный, только, Вася, ты мне крепко налил.
Вожеватов. Ничего-с. Выкушайте, сделайте одолжение! На воздухе не вредно.
Карандышев (Ивану). Приходи ко мне сегодня служить за обедом!
Иван. Слушаю-с, Юлий Капитоныч.
Карандышев. Ты, братец, почище оденься!
Иван. Известное дело — фрак; нешто не понимаем-с!
Карандышев. Василий Данилыч, вот что: приезжайте-ка вы ко мне обедать сегодня!
Вожеватов. Покорно благодарю. Мне тоже во фраке прикажете?
Карандышев. Как вам угодно: не стесняйтесь. Однако дамы будут.
Вожеватов (кланяясь). Слушаю-с. Надеюсь не уронить себя.
Карандышев (переходит к Кнурову). Мокий Парменыч, не угодно ли вам будет сегодня отобедать у меня?
Кнуров (с удивлением оглядывает его). У вас?
Огудалова. Мокий Парменыч, это все равно, что у нас, — этот обед для Ларисы.
Кнуров. Да, так это вы приглашаете? Хорошо, я приеду.
Карандышев. Так уж я буду надеяться.
Кнуров. Уж я сказал, что приеду. (Читает газету.)
Огудалова. Юлий Капитоныч — мой будущий зять: я выдаю за него Ларису.
Кнуров (продолжая читать). Это ваше дело.
Карандышев. Да-с, Мокий Парменыч, я рискнул. Я и вообще всегда был выше предрассудков.
Кнуров закрывается газетой.
Вожеватов (Огудаловой). Мокий Парменыч строг.
Карандышев (отходя от Кнурова к Вожеватову). Я желаю, чтоб Ларису Дмитриевну окружали только избранные люди.
Вожеватов. Значит, и я к избранному обществу принадлежу? Благодарю, не ожидал. (Гавриле.) Гаврило, сколько с меня за чай?
Гаврило. Две порции изволили спрашивать?
Вожеватов. Да, две порции.
Гаврило. Так уж сами знаете, Василий Данилыч, не в первый раз… Тринадцать рублей-с.
Вожеватов. То-то, я думал, что подешевле стало.
Гаврило. С чего дешевле-то быть! Курсы, пошлина, помилуйте!
Вожеватов. Да ведь я не спорю с тобой: что ты пристаешь! Получай деньги и отстань! (Отдает деньги.)
Карандышев. За что же так дорого? Я не понимаю.
Гаврило. Кому дорого, а кому нет. Вы такого чая не кушаете.
Огудалова (Карандышеву). Перестаньте вы, не мешайтесь не в свое дело!
Иван. Василий Данилыч, «Ласточка» подходит.
Вожеватов. Мокий Парменыч, «Ласточка» подходит; не угодно ли взглянуть? Мы вниз не пойдем, с горы посмотрим.
Кнуров. Пойдемте. Любопытно. (Встает.)
Огудалова. Вася, я доеду на твоей лошади.
Вожеватов. Поезжайте, только пришлите поскорей! (Подходит к Ларисе и говорит с ней тихо.)
Огудалова (подходит к Кнурову). Мокий Парменыч, затеяли мы свадьбу, так не поверите, сколько хлопот.
Кнуров. Да.
Огудалова. И вдруг такие расходы, которых никак нельзя было ожидать… Вот завтра рожденье Ларисы, хотелось бы что-нибудь подарить.
Кнуров. Хорошо; я к вам заеду.
Огудалова уходит.
Лариса (Вожеватову). До свиданья, Вася!
Вожеватов и Кнуров уходят. Лариса подходит к Карандышеву.
Явление четвертое
Карандышев и Лариса.
Лариса. Я сейчас все за Волгу смотрела: как там хорошо, на той стороне! Поедемте поскорей в деревню!
Карандышев. Вы за Волгу смотрели? А что с вами Вожеватов говорил?
Лариса. Ничего, так, — пустяки какие-то. Меня так и манит за Волгу, в лес… (Задумчиво.) Уедемте, уедемте отсюда!
Карандышев. Однако это странно! Об чем он мог с вами разговаривать?
Лариса. Ах, да об чем бы он ни говорил, — что вам за дело!
Карандышев. Называете его Васей. Что за фамильярность с молодым человеком!
Лариса. Мы с малолетства знакомы; еще маленькие играли вместе — ну, я и привыкла.
Карандышев. Вам надо старые привычки бросить. Что за короткость с пустым, глупым мальчиком! Нельзя же терпеть того, что у вас до сих пор было.
Лариса (обидясь). У нас ничего дурного не было.
Карандышев. Был цыганский табор-с — вот что было.
Лариса утирает слезы.
Чем же вы обиделись, помилуйте!
Лариса. Что ж, может быть, и цыганский табор; только в нем было, по крайней мере, весело. Сумеете ли вы дать мне что-нибудь лучше этого табора?
Карандышев. Уж конечно.
Лариса. Зачем вы постоянно попрекаете меня этим табором? Разве мне самой такая жизнь нравилась? Мне было приказано, так нужно было маменьке; значит, волей или неволей, я должна была вести такую жизнь. Колоть беспрестанно мне глаза цыганской жизнью или глупо, или безжалостно. Если б я не искала тишины, уединения, не захотела бежать от людей — разве бы я пошла за вас? Так умейте это понять и не приписывайте моего выбора своим достоинствам, я их еще не вижу. Я еще только хочу полюбить вас; меня манит скромная семейная жизнь, она мне кажется каким-то раем. Вы видите, я стою на распутье; поддержите меня, мне нужно ободрение, сочувствие; отнеситесь ко мне нежно, с лаской! Ловите эти минуты, не пропустите их!
Карандышев. Лариса Дмитриевна, я совсем не хотел вас обидеть, это я сказал так…
Лариса. Что значит «так»? То есть не подумавши? Вы не понимаете, что в ваших словах обида, так, что ли?
Карандышев. Конечно, я без умыслу.
Лариса. Так это еще хуже. Надо думать, о чем говоришь. Болтайте с другими, если вам нравится, а со мной говорите осторожнее! Разве вы не видите, что положение мое очень серьезно! Каждое слово, которое я сама говорю и которое я слышу, я чувствую. Я сделалась очень чутка и впечатлительна.
Карандышев. В таком случае я прошу извинить меня.
Лариса. Да бог с вами, только вперед будьте осторожнее! (Задумчиво.) Цыганский табор… Да, это, пожалуй, правда… но в этом таборе были и хорошие, и благородные люди.
Карандышев. Кто же эти благородные люди? Уж не Сергей ли Сергеич Паратов?
Лариса. Нет, я прошу вас, вы не говорите о нем!
Карандышев. Да почему же-с?
Лариса. Вы его не знаете, да хоть бы и знали, так… извините, не вам о нем судить.
Карандышев. Об людях судят по поступкам. Разве он хорошо поступил с вами?
Лариса. Это уж мое дело. Если я боюсь и не смею осуждать его, так не позволю и вам.
Карандышев. Лариса Дмитриевна, скажите мне, только, прошу вас, говорите откровенно!
Лариса. Что вам угодно?
Карандышев. Ну чем я хуже Паратова?
Лариса. Ах, нет, оставьте!
Карандышев. Позвольте, отчего же?
Лариса. Не надо! не надо! Что за сравнения!
Карандышев. А мне бы интересно было слышать от вас.
Лариса. Не спрашивайте, не нужно!
Карандышев. Да почему же?
Лариса. Потому что сравнение не будет в вашу пользу. Сами по себе вы что-нибудь значите, вы хороший, честный человек; но от сравнения с Сергеем Сергеичем вы теряете все.
Карандышев. Ведь это только слова: нужны доказательства. Вы разберите нас хорошенько!
Лариса. С кем вы равняетесь! Возможно ли такое ослепление! Сергей Сергеич… это идеал мужчины. Вы понимаете, что такое идеал? Быть может, я ошибаюсь, я еще молода, не знаю людей; но это мнение изменить во мне нельзя, оно умрет со мной.
Карандышев. Не понимаю-с, не понимаю, что в нем особенного; ничего, ничего не вижу. Смелость какая-то, дерзость… Да это всякий может, если захочет.
Лариса. Да вы знаете, какая это смелость?
Карандышев. Да какая ж такая, что тут необыкновенного? Стоит только напустить на себя.
Лариса. А вот какая, я вам расскажу один случай. Проезжал здесь один кавказский офицер, знакомый Сергея Сергеича, отличный стрелок; были они у нас. Сергей Сергеич и говорит: «Я слышал, вы хорошо стреляете». — «Да, недурно», — говорит офицер. Сергей Сергеич дает ему пистолет, ставит себе стакан на голову и отходит в другую комнату, шагов на двенадцать. «Стреляйте», — говорит.
Карандышев. И он стрелял?
Лариса. Стрелял и, разумеется, сшиб стакан, но только побледнел немного. Сергей Сергеич говорит: «Вы прекрасно стреляете, но вы побледнели, стреляя в мужчину и человека вам не близкого. Смотрите, я буду стрелять в девушку, которая для меня дороже всего на свете, и не побледнею». Дает мне держать какую-то монету, равнодушно, с улыбкой, стреляет на таком же расстоянии и выбивает ее.
Карандышев. И вы послушали его?
Лариса. Да разве можно его не послушать?
Карандышев. Разве уж вы были так уверены в нем?
Лариса. Что вы! Да разве можно быть в нем неуверенной?
Карандышев. Сердца нет, оттого он так и смел.
Лариса. Нет, и сердце есть. Я сама видела, как он помогал бедным, как отдавал все деньги, которые были с ним.
Карандышев. Ну, положим, Паратов имеет какие-нибудь достоинства, по крайней мере, в глазах ваших; а что такое этот купчик Вожеватов, этот ваш Вася?
Лариса. Вы не ревновать ли? Нет, уж вы эти глупости оставьте! Это пошло, я не переношу этого, я вам заранее говорю. Не бойтесь, я не люблю и не полюблю никого.
Карандышев. А если б явился Паратов?
Лариса. Разумеется, если б явился Сергей Сергеич и был свободен, так довольно одного его взгляда… Успокойтесь, он не явился, а теперь хоть и явится, так уж поздно… Вероятно, мы никогда и не увидимся более.
На Волге пушечный выстрел.
Что это?
Карандышев. Какой-нибудь купец-самодур слезает с своей баржи, так в честь его салютуют.
Лариса. Ах, как я испугалась!
Карандышев. Чего, помилуйте?
Лариса. У меня нервы расстроены. Я сейчас с этой скамейки вниз смотрела, и у меня закружилась голова. Тут можно очень ушибиться?
Карандышев. Ушибиться! Тут верная смерть: внизу мощено камнем. Да, впрочем, тут так высоко, что умрешь прежде, чем долетишь до земли.
Лариса. Пойдемте домой, пора!
Карандышев. Да и мне нужно, у меня ведь обед.
Лариса (подойдя к решетке). Подождите немного. (Смотрит вниз.) Ай, ай! держите меня!
Карандышев (берет Ларису за руку). Пойдемте, что за ребячество! (Уходят.)
Гаврило и Иван выходят из кофейней.
Явление пятое
Гаврило и Иван.
Иван. Пушка! Барин приехал, барин приехал, Сергей Сергеич.
Гаврило. Я говорил, что он. Уж я знаю: видно сокола по полету.
Иван. Коляска пустая в гору едет, значит господа пешком идут. Да вот они! (Убегает в кофейную.)
Гаврило. Милости просим. Чем только их попотчевать-то, не сообразишь.
Входят Паратов (черный однобортный сюртук в обтяжку, лысокие лаковые сапоги, белая фуражка, через плечо дорожная сумка), Робинзон (в плаще, правая пола закинута на левое плечо, мягкая высокая шляпа надета набок). Кнуров, Вожеватов; Иван выбегает из кофейной с веничком и бросается обметать Паратова.
Явление шестое
Паратов, Робинзон, Кнуров, Вожеватов, Гаврило и Иван.
Паратов (Ивану). Да что ты! Я с воды, на Волге-то не пыльно.
Иван. Все-таки, сударь, нельзя же… порядок требует. Целый год-то вас не видали, да чтобы… с приездом, сударь.
Паратов. Ну, хорошо, спасибо! На! (Дает ему рублевую бумажку.)
Иван. Покорнейше благодарим-с. (Отходит.)
Паратов. Так вы меня, Василий Данилыч, с «Самолетом» ждали?
Вожеватов. Да ведь я не знал, что вы на своей «Ласточке» прилетите; я думал, что она с баржами идет.
Паратов. Нет, я баржи продал. Я думал нынче рано утром приехать, мне хотелось обогнать «Самолет»; да трус машинист. Кричу кочегарам: «Шуруй!», а он у них дрова отнимает. Вылез из своей мурьи: «Если вы, — говорит, — хоть полено еще подкинете, я за борт выброшусь». Боялся, что котел не выдержит, цифры мне какие-то на бумажке выводил, давление рассчитывал. Иностранец, голландец он, душа коротка; у них арифметика вместо души-то. А я, господа, и позабыл познакомить вас с моим другом. Мокий Парменыч, Василий Данилыч! Рекомендую: Робинзон.
Робинзон важно раскланивается и подает руку Кнурову и Вожеватову.
Вожеватов. А как их по имени и отчеству? Паратов. Так, просто, Робинзон, без имени и отчества.
Робинзон (Паратову). Серж!
Паратов. Что тебе?
Робинзон. Полдень, мой друг, я стражду.
Паратов. А вот погоди, в гостиницу приедем.
Робинзон (показывая на кофейную). Voila [1]!
Паратов. Ну, ступай, чорт с тобой!
Робинзон идет в кофейную.
Гаврило, ты этому барину больше одной рюмки не давай; он характера непокойного.
Робинзон (пожмиая плечами). Серж! (Уходит в кофейную. Гаврило за ним.)
Паратов. Это, господа, провинциальный актер. Счастливцев Аркадий.
Вожеватов. Почему же он Робинзон?
Паратов. А вот почему: ехал он на каком-то пароходе, уж не знаю, с другом своим, с купеческим сыном Непутевым; разумеется, оба пьяные до последней возможности. Творили они, что только им в голову придет, публика все терпела. Наконец, в довершение безобразия, придумали драматическое представление: разделись, разрезали подушку, вывалялись в пуху и начали изображать диких; тут уж капитан, по требованию пассажиров, и высадил их на пустой остров. Бежим мы мимо этого острова, гляжу, кто-то взывает, поднявши руки кверху. Я сейчас «стоп», сажусь сам в шлюпку и обретаю артиста Счастливцева. Взял его на пароход, одел с ног до головы в свое платье, благо у меня много лишнего. Господа, я имею слабость к артистам… Вот почему он Робинзон.
Вожеватов. А Непутевый на острове остался?
Паратов. Да на что он мне; пусть проветрится. Сами посудите, господа, ведь в дороге скука смертная, всякому товарищу рад.
Кнуров. Еще бы, конечно.
Вожеватов. Это такое счастье, такое счастье! Вот находка-то золотая!
Кнуров. Одно только неприятно, пьянством одолеет.
Паратов. Нет, со мной, господа, нельзя: я строг на этот счет. Денег у него нет, без моего разрешения давать не велено, а у меня как попросит, так я ему в руки французские разговоры — на счастье нашлись у меня; изволь прежде страницу выучить, без того не дам. Ну, и учит, сидит. Как старается!
Вожеватов. Эко вам счастье, Сергей Сергеич! Кажется, ничего б не пожалел за такого человека, а нет как нет. Он хороший актер?
Паратов. Ну, нет, какой хороший! Он все амплуа прошел и в суфлерах был; а теперь в оперетках играет. Ничего, так себе, смешит.
Вожеватов. Значит, веселый?
Паратов. Потешный господин.
Вожеватов. И пошутить с ним можно?
Паратов. Ничего, он не обидчив. Вот отводите свою душу, могу его вам дня на два, на три предоставить.
Вожеватов. Очень благодарен. Коли придет по нраву, так не останется в накладе.
Кнуров. Как это вам, Сергей Сергеич, не жаль «Ласточку» продавать?
Паратов. Что такое «жаль», этого я не знаю. У меня, Мокий Парменыч, ничего заветного нет; найду выгоду, так все продам, что угодно. А теперь, господа, у меня другие дела и другие расчеты; Я женюсь на девушке очень богатой, беру в приданое золотые прииски.
Вожеватов. Приданое хорошее.
Паратов. Но достается оно мне не дешево: я должен проститься с моей свободой, с моей веселой жизнью; поэтому надо постараться как можно повеселей провести последние дни.
Вожеватов. Будем стараться, Сергей Сергеич, будем стараться.
Паратов. Отец моей невесты важный чиновный господин; старик строгий: он слышать не может о цыганах, о кутежах и о прочем; даже не любит, кто много курит табаку. Тут уж надевай фрак и parlez francais![2] Вот я теперь и практикуюсь с Робинзоном. Только он, для важности, что ли, уж не знаю, зовет меня «ля-Серж», а не просто «Серж». Умора!
На крыльце кофейной показывается Робинзон, что-то жует, за ним Гаврило.
Явление седьмое
Паратов, Кнуров, Вожеватов, Робинзон, Гаврило и Иван.
Паратов (Робинзону). Que faites-vous la? Venez![3]
Робинзон (с важностью). Comment?[4]
Паратов. Что за прелесть! Каков тон, господа! (Робинзону.) Оставь ты эту вашу скверную привычку бросать порядочное общество для трактира!
Вожеватов. Да, это за ними водится.
Робинзон. Ля-Серж, ты уж успел… Очень нужно было.
Паратов. Да, извини, я твой псевдоним раскрыл.
Вожеватов. Мы, Робинзон, тебя не выдадим, ты у нас так за англичанина и пойдешь.
Робинзон. Как, сразу на «ты»? Мы с вами брудершафт не пили.
Вожеватов. Это все равно… Что за церемонии!
Робинзон. Но я фамильярности не терплю и не позволю всякому…
Вожеватов. Да я не всякий.
Робинзон. А кто же вы?
Вожеватов. Купец.
Робинзон. Богатый?
Вожеватов. Богатый.
Робинзон. И тароватый?
Вожеватов. И тароватый.
Робинзон. Вот это в моем вкусе. (Подает руку Вожеватову.) Очень приятно! Вот теперь я могу тебе позволить обращаться со мной запросто.
Вожеватов. Значит, приятели: два тела — одна душа.
Робинзон. И один карман. Имя-отчество? То есть одно имя, отчество не надо.
Вожеватов. Василий Данилыч. Робинзон. Так вот, Вася, для первого знакомства заплати за меня!
Вожеватов. Гаврило, запиши! Сергей Сергеич, мы нынче вечером прогулочку сочиним за Волгу. На одном катере цыгане, на другом мы; приедем, усядемся на коврике, жженочку сварим.
Гаврило. А у меня, Сергей Сергеич, два ананасика давно вас дожидаются; надо их нарушить для вашего приезда.
Паратов (Гавриле). Хорошо, срежь! (Вожеватову.) Делайте, господа, со мной, что хотите!
Гаврило. Да уж я, Василий Данилыч, все заготовлю, что требуется; у меня и кастрюлечка серебряная водится для таких оказий; уж я и своих людей с вами отпущу.
Вожеватов. Ну, ладно. Чтобы к шести часам все было готово; коли что лишнее припасешь, взыску не будет; а за недостачу ответишь.
Гаврило. Понимаем-с.
Вожеватов. А назад поедем, на катерах разноцветные фонарики зажжем.
Робинзон. Давно ли я его знаю, а уж полюбил, господа. Вот чудо-то!
Паратов. Главное, чтоб весело. Я прощаюсь с холостой жизнью, так чтоб было чем ее вспомнить. А откушать сегодня, господа, прошу ко мне.
Вожеватов. Эка досада! Ведь нельзя, Сергей Сергеич.
Кнуров. Отозваны мы.
Паратов. Откажитесь, господа.
Вожеватов. Отказаться-то нельзя: Лариса Дмитриевна выходит замуж, так мы у жениха обедаем.
Паратов. Лариса выходит замуж! (Задумывается.) Что ж… Бог с ней! Это даже лучше… Я немножко виноват перед ней, то есть так виноват, что не должен бы и носу к ним показывать; ну, а теперь она выходит замуж, значит, старые счеты покончены, и я могу опять явиться поцеловать ручки у ней и у тетеньки. Я Хариту Игнатьевну для краткости тетенькой зову. Ведь я было чуть не женился на Ларисе, — вот бы людей-то насмешил! Да, разыграл было дурака. Замуж выходит… Это очень мило с ее стороны; все-таки на душе у меня немного полегче… и дай ей бог здоровья и всякого благополучия! Заеду я к ним, заеду; любопытно, очень любопытно поглядеть на нее.
Вожеватов. Уж наверное и вас пригласят.
Паратов. Само собой, как же можно без меня!
Кнуров. Я очень рад, все-таки будет с кем хоть слово за обедом перемолвить.
Вожеватов. Там и потолкуем, как нам веселее время провести, может, и еще что придумаем.
Паратов. Да, господа, жизнь коротка, говорят философы, так надо уметь ею пользоваться. N'est ce pas[5], Робинзон?
Робинзон. Вуй, ля-Серж.
Вожеватов. Постараемся; скучать не будете: на том стоим. Мы третий катер прихватим, полковую музыку посадим.
Паратов. До свидания, господа! Я в гостиницу. Марш, Робинзон!
Робинзон (поднимая шляпу).
Да здравствует веселье!
Да здравствует услад!



Действие второе

ЛИЦА:
Огудалова.
Лариса.
Карандышев.
Паратов.
Кнуров.
Вожеватов.
Робинзон.
Илья-цыган.
Лакей Огудаловой.

Комната в доме Огудаловой; две двери: одна, в глубине, входная; другая налево от актеров; направо окно; мебель приличная, фортепьяно, на нем лежит гитара.
Явление первое
Огудалова одна. Подходит к двери налево, с коробочкой в руках.
Огудалова. Лариса, Лариса!
Лариса за сценой: «Я, мама, одеваюсь».
Погляди-ка, какой тебе подарок Вася привез!
Лариса за сценой: «После погляжу!»
Какие вещи — рублей 500 стоят. «Положите, — говорит, — завтра поутру в ее комнату и не говорите, от кого». А ведь знает, плутишка, что я не утерплю, скажу. Я его просила посидеть, не остался, с каким-то иностранцем ездит, город ему показывает. Да ведь шут он, у него не разберешь, нарочно он или вправду. «Надо, — говорит, — этому иностранцу все замечательные трактирные заведения показать». Хотел к нам привезти этого иностранца. (Взглянув в окно.) А вот и Мокий Парменыч! Не выходи, я лучше одна с ним потолкую.
Входит Кнуров.
Явление второе
Огудалова и Кнуров.
Кнуров (в дверях). У вас никого нет?
Огудалова. Никого, Мокий Парменыч.
Кнуров (входит). Ну, и прекрасно.
Огудалова. На чем записать такое счастье! Благодарна, Мокий Парменыч, очень благодарна, что удостоили. Я так рада, растерялась, право… не знаю, где и посадить вас.
Кнуров. Все равно, сяду где-нибудь. (Садится.)
Огудалова. А Ларису извините, она переодевается. Да ведь можно ее поторопить.
Кнуров. Нет, зачем беспокоить!
Огудалова. Как это вы вздумали?
Кнуров. Брожу ведь я много пешком перед обедом-то, ну, вот и зашел.
Огудалова. Будьте уверены, Мокий Парменыч, что мы за особенное счастье поставляем ваш визит; ни с чем этого сравнить нельзя.
Кнуров. Так выдаете замуж Ларису Дмитриевну?
Огудалова. Да, замуж, Мокий Парменыч.
Кнуров. Нашелся жених, который берет без денег?
Огудалова. Без денег, Мокий Парменыч, где ж нам взять денег-то.
Кнуров. Что ж он, средства имеет большие, жених-то ваш?
Огудалова. Какие средства! Самые ограниченные.
Кнуров. Да… А как вы полагаете, хорошо вы поступили, что отдаете Ларису Дмитриевну за человека бедного?
Огудалова. Не знаю, Мокий Парменыч. Я тут ни при чем, ее воля была.
Кнуров. Ну, а этот молодой человек, как, по-вашему: хорошо поступает?
Огудалова. Что ж, я нахожу, что это похвально с его стороны.
Кнуров. Ничего тут нет похвального, напротив, это непохвально. Пожалуй, с своей точки зрения, он не глуп. Что он такое, кто его знал, кто на него обращал внимание! А теперь весь город заговорит про него, он влезает в лучшее общество, он позволяет себе приглашать меня на обед, например… Но вот что глупо: он не подумал или не захотел подумать, как и чем ему жить с такой женой. Вот об чем поговорить нам с вами следует.
Огудалова. Сделайте одолжение, Мокий Парменыч!
Кнуров. Как вы думаете о вашей дочери, что она такое?
Огудалова. Да уж я не знаю, что и говорить; мне одно осталось: слушать вас.
Кнуров. Ведь в Ларисе Дмитриевне земного, этого житейского, нет. Ну, понимаете, тривиального, что нужно для бедной семейной жизни.
Огудалова. Ничего нет, ничего.
Кнуров. Ведь это эфир.
Огудалова. Эфир, Мокий Парменыч.
Кнуров. Она создана для блеску.
Огудалова. Для блеску, Мокий Парменыч,
Кнуров. Ну, а может ли ваш Карандышев доставить ей этот блеск?
Огудалова. Нет, где же!
Кнуров. Бедной полумещанской жизни она не вынесет. Что ж остается ей? Зачахнуть, а потом, как водится, — чахотка.
Огудалова. Ах, что вы, что вы! Сохрани бог!
Кнуров. Хорошо, если она догадается поскорее бросить мужа и вернуться к вам.
Огудалова. Опять беда, Мокий Парюекыч: чем нам жить с дочерью!
Кнуров. Ну, эта беда поправимая. Теплое участие сильного, богатого человека…
Огудалова. Хорошо, как найдется это участие.
Кнуров. Надо постараться приобресть. В таких случаях доброго друга, солидного, прочного иметь необходимо.
Огудалова. Уж как необходимо-то.
Кнуров. Вы можете мне сказать, что она еще и замуж-то не вышла, что еще очень далеко то время, когда она может разойтись с мужем. Да, пожалуй, может быть, что и очень далеко, а ведь может быть, что и очень близко. Так лучше предупредить вас, чтобы вы еще не сделали какой-нибудь ошибки, чтоб знали, что я для Ларисы Дмитриевны ничего не пожалею. Что вы улыбаетесь?
Огудалова. Я очень рада, Мокий Парменыч, что вы так расположены к нам.
Кнуров. Вы, может быть, думаете, что такие предложения не бывают бескорыстны?
Огудалова. Ах, Мокий Парменыч!
Кнуров. Обижайтесь, если угодно, прогоните меня.
Огудалова (конфузясь). Ах, Мокий Парменыч!
Кнуров. Найдите таких людей, которые посулят вам десятки тысяч даром, да тогда и браните меня. Не трудитесь напрасно искать, не найдете. Но я увлекся в сторону, я пришел не для этих разговоров. Что это у вас за коробочка?
Огудалова. Это я, Мокий Парменыч, хотела дочери подарок сделать.
Кнуров (рассматривая вещи). Да…
Огудалова. Да дорого, не по карману.
Кнуров (отдает коробочку). Ну, это пустяки; есть дело поважнее. Вам нужно сделать для Ларисы Дмитриевны хороший гардероб, то есть мало сказать хороший — очень хороший. Подвенечное платье, ну, и все там, что следует.
Огудалова. Да, да, Мокий Парменыч.
Кнуров. Обидно будет видеть, если ее оденут кой-как. Так вы закажите все это в лучшем магазине, да не рассчитывайте, не копейничайте! А счеты пришлите ко мне, я заплачу.
Огудалова. Право, даже уж и слов-то не подберешь, как благодарить вас!
Кнуров. Вот зачем собственно я зашел к вам. (Встает.)
Огудалова. А все-таки мне завтра хотелось бы дочери сюрприз сделать. Сердце матери, знаете…
Кнуров (берет коробочку). Ну, что там такое? Что его стоит?
Огудалова. Оцените, Мокий Парменыч!
Кнуров. Что тут ценить! Пустое дело! Триста рублей это стоит. (Достает из бумажника деньги и отдает Огудаловой.) До свиданья! Я пойду еще побродить, я нынче на хороший обед рассчитываю. За обедом увидимся. (Идет к двери.)
Огудалова. Очень, очень вам благодарна за все, Мокий Парменыч, за все!
Кнуров уходит. Входит Лариса с корзинкой в руках.
Явление третье
Огудалова и Лариса.
Лариса (ставит корзинку на столик и рассматривает вещи в коробочке). Это Вася-то подарил? Недурно. Какой милый!
Огудалова. «Недурно». Это очень дорогие вещи. Будто ты и не рада?
Лариса. Никакой особенной радости не чувствую.
Огудалова. Ты поблагодари Васю, так шепни ему на ухо: «благодарю, мол». И Кнурову тоже.
Лариса. А Кнурову за что?
Огудалова. Уж так надо, я знаю, за что.
Лариса. Ах, мама, все-то у тебя секреты да хитрости.
Огудалова. Ну, ну, хитрости! Без хитрости на свете не проживешь.
Лариса (берет гитару, садится к окну и запевает).
Матушка, голубушка, солнышко мое,
Пожалей, родимая, дитятко твое!


Юлий Капитоныч хочет в мировые судьи баллотироваться.
Огудалова. Ну, вот и прекрасно. В какой уезд?
Лариса. В Заболотье!
Огудалова. Ай, в лес ведь это. Что ему вздумалось такую даль?
Лариса. Там кандидатов меньше: наверное выберут.
Огудалова. Что ж, ничего, и там люди живут.
Лариса. Мне хоть бы в лес, да только поскорей отсюда вырваться.
Огудалова. Да ото и хорошо в захолустье пожить, там и твой Карандышев мил покажется; пожалуй, первым человеком в уезде будет; вот помаленьку и привыкнешь к нему.
Лариса. Да он и здесь хорош, я в нем ничего не замечаю дурного.
Огудалова. Ну, что уж! Такие ль хорошие-то бывают!
Лариса. Конечно, есть и лучше, я сама это очень хорошо знаю.
Огудалова. Есть, да не про нашу честь.
Лариса. Теперь для меня и этот хорош. Да что толковать, дело решеное.
Огудалова. Я ведь только радуюсь, что он тебе нравится. Слава богу. Осуждать его перед тобой я не стану; а и притворяться-то нам друг перед другом нечего — ты сама не слепая.
Лариса. Я ослепла, я все чувства потеряла, да и рада. Давно уж точно во сне все вижу, что кругом меня происходит. Нет, уехать надо, вырваться отсюда. Я стану приставать к Юлию Капитонычу. Скоро и лето пройдет, а я хочу гулять по лесам, собирать ягоды, грибы…
Огудалова. Вот для чего ты корзиночку-то приготовила! Понимаю теперь. Ты уж и шляпу соломенную с широкими полями заведи, вот и будешь пастушкой.
Лариса. И шляпу заведу. (Запевает.)
Не искушай меня без нужды.
Там спокойствие, тишина.


Огудалова. А вот сентябрь настанет, так не очень тихо будет, ветер-то загудит в окна.
Лариса. Ну, что ж такое.
Огудалова. Волки завоют на разные голоса.
Лариса. Все-таки лучше, чем здесь. Я по крайней мере душой отдохну.
Огудалова. Да разве я тебя отговариваю? Поезжай, сделай милость, отдыхай душой! Только знай, что Заболотье не Италия. Это я обязана тебе сказать; а то, как ты разочаруешься, так меня же будешь винить, что я тебя не предупредила.
Лариса. Благодарю тебя. Но пусть там и дико, и глухо, и холодно; для меня после той жизни, которую я здесь испытала, всякий тихий уголок покажется раем. Что это Юлий Капитоныч медлит, я не понимаю.
Огудалова. До деревни ль ему! Ему покрасоваться хочется. Да и не удивительно: из ничего, да в люди попал.
Лариса (напевает).
Не искушай меня без нужды.


Экая досада, не налажу никак… (Взглянув в окно.) Илья, Илья! Зайди на минутку. Наберу с собой в деревню романсов и буду играть да петь от скуки.
Входит Илья.
Явление четвертое
Огудалова, Лариса и Илья.
Илья. С праздником! Дай бог здорово да счастливо! (Кладет фуражку на стул у двери.)
Лариса. Илья, наладь мне: «Не искушай меня без нужды!» Все сбиваюсь. (Подает гитару.)
Илья. Сейчас, барышня. (Берет гитару и подстраивает.) Хороша песня; она в три голоса хороша, тенор надо: второе колено делает… Больно хорошо. А у нас беда, ах, беда!
Огудалова. Какая беда?
Илья. Антон у нас есть, тенором поет.
Огудалова. Знаю, знаю.
Илья. Один тенор и есть, а то все басы. Какие басы, какие басы! А тенор один Антон.
Огудалова. Так что ж?
Илья. Не годится в хор, — хоть брось.
Огудалова. Нездоров?
Илья. Нет, здоров, совсем невредимый.
Огудалова. Что же с ним?
Илья. Пополам перегнуло набок, совсем углом; так глаголем и ходит, другая неделя. Ах, беда! Теперь в хоре всякий лишний человек дорого стоит; а без тенора как быть! К дохтору ходил, дохтор и говорит: «Через неделю, через две отпустит, опять прямой будешь». А нам теперь его надо.
Лариса. Да ты пой.
Илья. Сейчас, барышня. Секунда фальшивит. Вот беда, вот беда! В хоре надо браво стоять, а его набок перегнуло.
Огудалова. От чего это с ним?
Илья. От глупости.
Огудалова. От какой глупости?
Илья. Такая есть глупость в нас. Говорил: «Наблюдай, Антон, эту осторожность!» А он не понимает.
Огудалова. Да и мы не понимаем.
Илья. Ну, не вам будь сказано, гулял, так гулял, так гулял. Я говорю: «Антон, наблюдай эту осторожность!» А он не понимает. Ах, беда, ах, беда! Теперь сто рублей человек стоит, вот какое дело у нас; такого барина ждем. А Антона набок свело. Какой прямой цыган был, а теперь кривой. (Запевает басом.) «Не искушай…»
Голос в окно: «Илья, Илья, ча адарик! ча сегер!»[6]
Палсо? Со туке требе?[7]
Голос с улицы: «Иди, барин приехал!»
Хохавеса![8]
Голос с улицы: «Верно приехал!»
Некогда, барышня, барин приехал. (Кладет гитару и берет фуражку.)
Огудалова. Какой барин?
Илья. Такой барин, ждем не дождемся: год ждали — вот какой барин! (Уходит.)
Явление пятое
Огудалова и Лариса.
Огудалова. Кто же бы это приехал? Должно быть, богатый и, вероятно, Лариса, холостой, коли цыгане так ему обрадовались. Видно, уж так у цыган и живет. Ах, Лариса, не прозевали ли мы жениха? Куда торопиться-то было?
Лариса. Ах, мама, мало, что ли, я страдала? Нет, довольно унижаться.
Огудалова. Экое страшное слово сказала: «унижаться»! Испугать, что ли, меня вздумала? Мы люди бедные, нам унижаться-то всю жизнь. Так уж лучше унижаться смолоду, чтоб потом пожить по-человечески.
Лариса. Нет, не могу; тяжело, невыносимо тяжело.
Огудалова. А легко-то ничего не добудешь, всю жизнь и останешься ничем.
Лариса. Опять притворяться, спять лгать!
Огудалова. И притворяйся, и лги! Счастье не пойдет за тобой, если сама от него бегаешь.
Входит Карандышев.
Явление шестое
Огудалова, Лариса и Карандышев.
Огудалова. Юлий Капитоныч, Лариса у нас в деревню собралась, вон и корзинку для грибов приготовила!
Лариса. Да, сделайте для меня эту милость, поедемте поскорей!
Карандышев. Я вас не понимаю; куда вы торопитесь, зачем)?
Лариса. Мне так хочется бежать отсюда.
Карандышев (запальчиво). От кого бежать? Кто вас гонит? Или вы стыдитесь за меня, что ли?
Лариса (холодно). Нет, я за вас не стыжусь. Не знаю, что дальше будет, а пока вы мне еще повода не подали.
Карандышев. Так зачем бежать, зачем скрываться от людей! Дайте мне время устроиться, опомниться, притти в себя! Я рад, я счастлив… дайте мне возможность почувствовать всю приятность моего положения!
Огудалова. Повеличаться.
Карандышев. Да, повеличаться, я не скрываю. Я много, очень много перенес уколов для своего самолюбия, моя гордость не раз была оскорблена; теперь я хочу и вправе погордиться и повеличаться.
Лариса. Вы когда же думаете ехать в деревню?
Карандышев. После свадьбы, когда вам угодно, хоть на другой день. Только венчаться — непременно здесь; чтоб не сказали, что мы прячемся, потому что я не жених вам, не пара, а только та соломинка, за которую хватается утопающий.
Лариса. Да ведь последнее-то почти так, Юлий Капитоныч, вот это правда.
Карандышев (с сердцем). Так правду эту вы и знайте про себя! (Сквозь слезы.) — Пожалейте вы меня хоть сколько-нибудь! Пусть хоть посторонние-то думают, что вы любите меня, что выбор ваш был свободен.
Лариса. Зачем это?
Карандышев. Как зачем? Разве вы уж совсем не допускаете в человеке самолюбия?
Лариса. Самолюбие! Вы только о себе. Все себя любят! Когда же меня-то будет любить кто-нибудь? Доведете вы меня до погибели.
Огудалова. Полно, Лариса, что ты?
Лариса. Мама, я боюсь, я чего-то боюсь. Ну, послушайте: если уж свадьба будет здесь, так, пожалуйста, чтобы поменьше было народу, чтобы как можно тише, скромнее!
Огудалова. Нет, ты не фантазируй! Свадьба — так свадьба; я Огудалова, я нищенства не допущу. Ты у меня заблестишь так, что здесь и не видывали.
Карандышев. Да и я ничего не пожалею.
Лариса. Ну, я молчу. Я вижу, что я для вас кукла; поиграете вы мной, изломаете и бросите.
Карандышев. Вот и обед сегодня для меня обойдется недешево.
Огудалова. А этот обед ваш я считаю уж совсем лишним — (напрасная трата.
Карандышев. Да если б он стоил мне вдвое, втрое, я б не пожалел денег.
Огудалова. Никому он не нужен.
Карандышев. Мне нужен.
Лариса. Да зачем, Юлий Капитоныч?
Карандышев. Лариса Дмитриевна, три года я терпел унижения, три года я сносил насмешки прямо в лицо от ваших знакомых; надо же и мне, в свою очередь, посмеяться над ними.
Огудалова. Что вы еще придумываете! Ссору, что ли, затеять хотите? Так мы с Ларисой и не поедем.
Лариса. Ах, пожалуйста, не обижайте никого!
Карандышев, Не обижайте! А меня обижать можно? Да успокойтесь, никакой ссоры не будет, все будет очень мирно, Я предложу за вас тост и поблагодарю вас публично за счастье, которое вы делаете мне своим выбором, то, что вы отнеслись ко мне не так, как другие, что вы оценили меня и поверили в искренность моих чувств. Вот все, вот и вся моя месть!
Огудалова. И все это совсем не нужно.
Карандышев. Нет, уж эти фаты одолели меня своим фанфаронством. Ведь не сами они нажили богатство; что ж они им хвастаются! По пятнадцати рублей за порцию чаю бросать!
Огудалова. Все это вы на бедного Васю нападаете.
Карандышев. Да не один Вася, все хороши. Вон смотрите, что в городе делается, какая радость на лицах! Извозчики все повеселели, скачут по улицам, кричат друг другу. «Барин приехал, барин приехал». Половые в трактирах тоже сияют, выбегают на улицу, из трактира в трактир перекликаются: «Барин приехал, барин приехал». Цыгане ума сошли, все вдруг галдят, машут руками. У гостиницы съезд, толпа народу. Сейчас к гостинице четыре цыганки разряженные в коляске подъехали, поздравить с приездом. Чудо, что за картина! А барин-то, я слышал, промотался совсем, последний пароходишко продал. Кто приехал? Промотавшийся кутила, развратный человек, и весь город рад. Хороши нравы!
Огудалова. Да кто приехал-то?
Карандышев. Ваш Сергей Сергеич Паратов.
Лариса в испуге встает.
Огудалова. А, так вот кто!
Лариса. Поедемте в деревню, сейчас поедемте!
Карандышев. Теперь-то и не нужно ехать.
Огудалова. Что ты, Лариса, зачем от него прятаться! Он не разбойник.
Лариса. Что вы меня не слушаете! Топите вы меня, толкаете в пропасть!
Огудалова. Ты сумасшедшая.
Карандышев. Чего вы боитесь?
Лариса. Я не за себя боюсь.
Карандышев. За кого же?
Лариса. За вас.
Карандышев. О, за меня не бойтесь! Я в обиду не дамся. Попробуй он только задеть меня, так увидит.
Огудалова. Нет, что вы! Сохрани вас бог! Это ведь не Вася. Вы поосторожнее с ним, а то жизни не рады будете.
Карандышев (у окна). Вот, изволите видеть, к вам подъехал; четыре иноходца в ряд и цыган на козлах с кучером. Какую пыль в глаза пускает! Оно, конечно, никому вреда нет, пусть тешится; а в сущности-то и гнусно, и глупо.
Лариса (Карандышеву). Пойдемте, пойдемте ко мне в комнату. Мама, прими сюда, пожалуйста, отделайся от его визитов!
Лариса и Карандышев уходят. Входит Паратов.
Явление седьмое
Огудалова и Паратов.
Паратов (всю сцену ведет в шутливо-серьезном тоне). Тетенька, ручку!
Огудалова (простирая руки). Ах, Сергей Сергеич! Ах, родной мой!
Паратов. В объятия желаете заключить? Можно. (Обнимаются и целуются.)
Огудалова. Каким ветром занесло? Проездом, вероятно?
Паратов. Нарочно сюда, и первый визит к вам, тетенька.
Огудалова. Благодарю. Как поживаете, как дела ваши?
Паратов. Гневить бога нечего, тетенька, живу весело, а дела не важны.
Огудалова (поглядев на Паратова). Сергей Сергеич, скажите, мой родной, что это вы тогда так вдруг исчезли?
Паратов. Неприятную телеграмму получил, тетенька.
Огудалова. Какую?
Паратов. Управители мои и управляющие свели без меня домок мой в ореховую скорлупку-с. Своими операциями довели было до аукционной продажи мои пароходики и все движимое и недвижимое имение. Так я полетел тогда спасать свои животишки-с.
Огудалова. И, разумеется, все спасли и все устроили.
Паратов. Никак нет-с; устроил, да не совсем, брешь порядочная осталась. Впрочем, тетенька, духу не теряю и веселого расположения не утратил.
Огудалова. Вижу, что не утратил.
Паратов. На одном потеряем, на другом выиграем, тетенька; вот наше дело какое.
Огудалова. На чем же вы выиграть хотите? Новые обороты завели?
Паратов. Не нам, легкомысленным джентльменам, новые обороты заводить! За это в долговое отделение, тенька. Хочу продать свою волюшку.
Огудалова. Понимаю: выгодно жениться хотите. А во сколько вы цените свою волюшку?
Паратов. В полмиллиона-с.
Огудалова. Порядочно.
Паратов. Дешевле, тетенька, нельзя-с, расчету нет, себе дороже, сами знаете.
Огудалова. Молодец мужчина.
Паратов. С тем возьмите.
Огудалова. Экой сокол! Глядеть на тебя да радоваться.
Паратов. Очень лестно слышать от вас. Ручку пожарите! (Целует руку.)
Огудалова. А покупатели, то есть покупательницы-то, есть?
Паратов. Поискать, так найдутся.
Огудалова. Извините за нескромный вопрос!
Паратов. Коли очень нескромный, так не спрашивайте: я стыдлив.
Огудалова. Да полно тебе шутить-то! Есть невеста или нет? Коли есть, так кто она?
Паратов. Хоть зарежьте, не скажу.
Огудалова. Ну, как знаешь.
Паратов. Я бы желал засвидетельствовать свое почтение Ларисе Дмитриевне. Могу я ее видеть?
Огудалова. Отчего же. Я ее сейчас пришлю к вам. (Берет футляр с вещами.) Да вот, Сергей Сергеич, завтра Ларисы рождение, хотелось бы подарить ей эти вещи, да денег много нехватает.
Паратов. Тетенька, тетенька! ведь уж человек с трех взяла! Я тактику-то вашу помню.
Огудалова (берет Паратова за ухо). Ах ты, проказник!
Паратов. Я завтра сам привезу подарок, получше этого.
Огудалова. Я позову к вам Ларису. (Уходит.)
Входит Лариса.
Явление восьмое
Паратов и Лариса.
Паратов. Не ожидали?
Лариса. Нет, теперь не ожидала. Я ждала вас долго, но уж давно перестала ждать.
Паратов. Отчего же перестали ждать?
Лариса. Не надеялась дождаться. Вы скрылись так неожиданно, и ни одного письма…
Паратов. Я не писал потому, что не мог сообщить вам ничего приятного.
Лариса. Я так и думала.
Паратов. И замуж выходите?
Лариса. Да, замуж.
Паратов. А позвольте вас спросить: долго вы меня ждали?
Лариса. Зачем вам знать это?
Паратов. Мне не для любопытства, Лариса Дмитриевна; меня интересуют чисто теоретические соображения. Мне хочется знать, скоро ли женщина забывает страстно любимого человека: на другой день после разлуки с ним, через неделю или через месяц… имел ли право Гамлет сказать матери, что она «башмаков еще не износила» и так далее.
Лариса. На ваш вопрос я вам не отвечу, Сергей Сергеич; можете думать обо мне, что вам угодно.
Паратов. Об вас я всегда буду думать с уважением; но женщины вообще, после вашего поступка, много теряют в глазах моих.
Лариса. Да какой мой поступок? Вы ничего не знаете,
Паратов. Эти «кроткие, нежные взгляды», этот сладкий любовный шопот, — когда каждое слово чередуется с глубоким вздохом, — эти клятвы… И все это через месяц повторяется другому, как выученный урок. О, женщины!
Лариса. Что «женщины»?
Паратов, Ничтожество вам имя!
Лариса. Ах, как вы смеете так обижать меня? Разве вы знаете, что я после вас полюбила кого-нибудь? Вы уверены в этом?
Паратов. Я не уверен, но полагаю.
Лариса. Чтобы так жестоко упрекать, надо знать, а не полагать.
Паратов. Вы выходите замуж?
Лариса. Но что меня заставило… Если дома жить нельзя, если во время страшной, смертельной тоски заставляют любезничать, улыбаться, навязывают женихов, на которых без отвращения нельзя смотреть, если в доме, скандалы, если надо бежать и из дому и даже из городу?
Паратов. Лариса, так вы?..
Лариса. Что «я»? Ну, что вы хотели сказать?
Паратов. Извините! Я виноват перед вами. Так вы не забыли меня, вы еще… меня любите?
Лариса молчит.
Ну, скажите, будьте откровенны!
Лариса. Конечно, да. Нечего и спрашивать.
Паратов (нежно целует руку Ларисы). Благодарю вас, благодарю.
Лариса. Вам только и нужно было: вы — человек гордый.
Паратов. Уступить вас я могу, я должен по обстоятельствам; но любовь вашу уступить было бы тяжело.
Лариса, Неужели?
Паратов. Если бы вы предпочли мне кого-нибудь, вы оскорбили бы меня глубоко, и я нелегко бы простил вам это.
Лариса. А теперь?
Паратов. А теперь я во всю жизнь сохраню самое приятное воспоминание о вас, и мы расстанемся, как лучшие друзья.
Лариса. Значит, пусть женщина плачет, страдает, только бы любила вас?
Паратов. Что делать, Лариса Дмитриевна! В любви равенства нет, это уж не мной заведено. В любви приходится иногда и плакать.
Лариса. И непременно женщине?
Паратов. Уж, разумеется, не мужчине.
Лариса. Да почему?
Паратов. Очень просто; потому что если мужчина заплачет, так его бабой назовут; а эта кличка для мужчины хуже всего, что только может изобресть ум человеческий.
Лариса. Кабы любовь-то была равная с обеих сторон, так слез-то бы не было. Бывает это когда-нибудь?
Паратов. Изредка случается. Только уж это какое-то кондитерское пирожное выходит, какое-то безэ.
Лариса. Сергей Сергеич, я оказала вам то, чего не должна была говорить; я надеюсь, что вы не употребите во зло моей откровенности.
Паратов. Помилуйте, за кого же вы меня принимаете! Если женщина свободна, ну, тогда другой разговор… Я, Лариса Дмитриевна, человек с правилами, брак для меня дело священное. Я этого вольнодумства терпеть не могу. Позвольте узнать: ваш будущий супруг, конечно, обладает многими достоинствами?
Лариса. Нет, одним только.
Паратов. Немного.
Лариса. Зато дорогим.
Паратов. А именно?
Лариса. Он любит меня.
Паратов. Действительно дорогим; это для, домашнего обихода очень хорошо.
Входят Огудалова и Карандышев.
Явление девятое
Паратов, Лариса, Огудалова, Карандышев, потом лакей.
Огудалова. Позвольте вас познакомить, господа! (Паратову.) Юлий Капитоныч Карандышев. (Карандышеву.) Сергей Сергеич Паратов.
Паратов (подавая руку Карандышеву). Мы уже знакомы. (Кланяясь.) Человек с большими усами и малыми способностями. Прошу любить и жаловать. Старый друг Хариты Игнатьевны и Ларисы Дмитриевны.
Карандышев (сдержанно). Очень приятно.
Огудалова. Сергей Сергеич у нас в даме как родной.
Карандышев. Очень приятно.
Паратов (Карандышeву). Вы не ревнивы?
Карандышев. Я надеюсь, что Лариса Дмитриевна не подаст мне никакого повода быть ревнивым.
Паратов. Да ведь ревнивые люди ревнуют без всякого повода.
Лариса. Я ручаюсь, что Юлий Капитоныч меня ревновать не будет.
Карандышев. Да, конечно; но если бы…
Паратов. О да, да. Вероятно, это было бы что-нибудь очень ужасное.
Огудалова. Что вы, господа, затеяли! Разве нет других разговоров, кроме ревности!
Лариса. Мы, Сергей Сергеич, скоро едем в деревню.
Паратов. От прекрасных здешних мест?
Карандышев. Что же вы находите здесь прекрасного?
Паратов. Ведь это как кому; на вкус, на цвет образца нет.
Огудалова. Правда, правда. Кому город нравится, а кому деревня.
Паратов. Тетенька, у всякого свой вкус: один любит арбуз, другой свиной хрящик.
Огудалова. Ах, проказник! Откуда вы столько пословиц знаете?
Паратов. С бурлаками водился, тетенька, так русскому языку выучишься.
Карандышев. У бурлаков учиться русскому языку?
Паратов. А почему ж у них не учиться?
Карандышев. Да потому, что мы считаем их…
Паратов. Кто это: мы?
Карандышев (разгорячись). Мы, то есть образованные люди, а не бурлаки.
Паратов. Ну-с, чем же вы считаете бурлаков? Я судохозяин и вступаюсь за них; я сам такой же бурлак.
Карандышев. Мы считаем их образцом грубости и невежества.
Паратов. Ну, далее, господин Карандышев!
Карандышев. Все, больше ничего.
Паратов. Нет, не все, главного недостает: вам нужно просить извинения.
Карандышев. Мне — извиняться!
Паратов. Да, уж нечего делать, надо.
Карандышев. Да с какой стати? Это мое убеждение.
Паратов. Но-но-но-но! Отвилять нельзя.
Огудалова. Господа, господа, что вы!
Паратов. Не беспокойтесь, я за это на дуэль не вызову: ваш жених цел останется; я только поучу его. У меня правило: никому ничего не прощать; а то страх забудут, забываться станут.
Лариса (Карандышеву). Что вы делаете? Просите извинения сейчас, я вам приказываю.
Паратов (Огудаловой). Кажется, пора меня знать. Если я кого хочу поучить, так на неделю дома запираюсь да казнь придумываю.
Карандышев (Паратову). Я не понимаю.
Паратов. Так выучитесь прежде понимать, да потом и разговаривайте!
Огудалова. Сергей Сергеич, я на колени брошусь перед вами; ну, ради меня, извините его!
Паратов (Карандышеву). Благодарите Хариту Игнатьевну. Я вас прощаю. Только, мой родной, разбирайте людей! Я еду-еду, не свищу, а наеду — не спущу.
Карандышев хочет отвечать.
Огудалова. Не возражайте, не возражайте! А то я с вами поссорюсь. Лариса! Вели шампанского подать да налей им по стаканчику — пусть выпьют мировую.
Лариса уходит.
И уж, господа, пожалуйста, не ссорьтесь больше. Я женщина мирного характера; я люблю, чтоб все дружно было, согласно.
Паратов. Я сам мирного характера, курицы не обижу, я никогда первый не начну; за себя я вам ручаюсь…
Огудалова. Юлий Капитоныч, вы — еще молодой человек, вам надо быть поскромнее, горячиться не следует. Извольте-ка вот пригласить Сергея Сергеича на обед, извольте непременно! Нам очень приятно быть с ним вместе.
Карандышев. Я и сам хотел. Сергей Сергеич, угодно вам откушать у меня сегодня?
Паратов (холодно). С удовольствием.
Входит Лариса, за ней человек с бутылкой шампанского в руках и стаканами на подносе.
Лариса (наливает). Господа, прошу покорно.
Паратов и Карандышев берут стаканы.
Прошу вас быть друзьями.
Паратов. Ваша просьба для меня равняется приказу.
Огудалова (Карандышеву). Вот и вы берите пример с Сергея Сергеича!
Карандышев. Про меня нечего и говорить: для меня каждое слово Ларисы Дмитриевны — закон.
Входит Вожеватов.
Явление десятое
Огудалова, Лариса, Паратов, Карандышев, Вожеватов, потом Робинзон.
Вожеватов. Где шампанское, там и мы. Каково чутье! Харита Игнатьевна, Лариса Дмитриевна, позвольте белокурому в комнату войти!
Огудалова. Какому белокурому?
Вожеватов. Сейчас увидите. Войди, белокур!
Робинзон входит.
Честь имею представить вам нового друга моего: лорд Робинзон.
Огудалова. Очень приятно.
Вожеватов (Робинзону). Целуй ручки!
Робинзон целует руки у Огудаловой и Ларисы.
Ну, милорд, теперь поди сюда!
Огудалова. Что это вы как командуете вашим другом?
Вожеватов. Он почти не бывал в дамском обществе, так застенчив. Все больше путешествовал, и по воде, и по суше, а вот недавно совсем было одичал на необитаемом острове. (Карандышеву.) Позвольте вас познакомить! Лорд Робинзон, Юлий Капитоныч Карандышев!
Карандышев (подавая руку Робинзону). Вы уж давно выехали из Англии?
Робинзон. Yes. (Йес)[9].
Вожеватов (Паратову). Я его слова три по-английски выучил да, признаться, и сам-то не много больше знаю. (Робинзону.) Что ты на вино-то поглядываешь? Харита Игнатьевна, можно?
Огудалова. Сделайте одолжение.
Вожеватов. Англичане ведь целый день пьют вино, с утра.
Огудалова. Неужели вы целый день пьете?
Робинзон. Yes.
Вожеватов. Они три раза завтракают да потом обедают с шести часов до двенадцати.
Огудалова. Возможно ли?
Робинзон. Yes.
Вожеватов (Робинзону). Ну, наливай!
Робинзон (налив стаканы). If you please (Иф ю плиз)![10] (Пьют.)
Паратов (Карандышеву). Пригласите и его обедать! Мы с ним везде вместе, я без него не могу.
Карандышев. Как его зовут?
Паратов. Да кто ж их по имени зовет! Лорд, милорд…
Карандышев. Разве он лорд?
Паратов. Конечно, не лорд; да они так любят. А то просто: сэр Робинзон.
Карандышев (Робинзону). Сэр Робинзон, прошу покорно сегодня откушать у меня.
Робинзон. I thank you (Ай сенк ю)[11].
Карандышев (Огудаловой). Харита Игнатьевна, я отправлюсь домой, мне нужно похлопотать кой о чем. (Кланяясь всем.) Я вас жду, господа. Честь имею кланяться! (Уходит.)
Паратов (берет шляпу). Да и нам пора, надо отдохнуть с дороги.
Вожеватов. К обеду приготовиться.
Огудалова. Погодите, господа, не все вдруг.
Огудалова и Лариса уходят за Карандышевым в переднюю.
Явление одиннадцатое
Паратов, Вожеватов и Робинзон.
Вожеватов. Понравился вам жених?
Паратов. Чему тут нравиться! Кому он может нравиться! А еще разговаривает, гусь лапчатый.
Вожеватов. Разве было что?
Паратов. Был разговор небольшой. Топорщился тоже, как и человек, петушиться тоже вздумал. Да погоди, дружок, я над тобой, дружок, потешусь. (Ударив себя по лбу.) Ах, какая мысль блестящая! Ну, Робинзон, тебе предстоит работа трудная, старайся…
Вожеватов. Что такое?
Паратов. А вот что… (Прислушиваясь.) Идут. После скажу, господа.
Входят Огудалова и Лариса.
Честь имею кланяться.
Вожеватов. До свидания! (Раскланиваются.)

Действие третье

ЛИЦА:
Евфросинья Потаповна, тетка Карандышева.
Карандышев.
Огудалова.
Лариса.
Паратов.
Кнуров.
Вожеватов.
Робинзон.
Иван.
Илья-цыган.

Кабинет Карандышева; комната, меблированная с претензиями, но без вкуса; на одной стене прибит над диваном ковер, на котором развешано оружие; три двери: одна в середине, две по бокам.
Явление первое
Евфросинья Потаповна и Иван (выходит из двери налево)
Иван. Лимонов пожалуйте!
Евфросинья Потаповна. Каких лимонов, аспид?
Иван. Мессинских-с.
Евфросинья Потаповна. На что они тебе понадобились?
Иван. После обеда которые господа кофей кушают, а которые чай, так к чаю требуется.
Евфросинья Потаповна. Вымотали вы из меня всю душеньку нынче. Подай клюковного морсу, разве не все равно. Возьми там у меня графинчик; ты поосторожнее, графинчик-то старенький, пробочка и так еле держится, сургучиком подклеена. Пойдем, я сама выдам. (Уходит в среднюю дверь, Иван за ней.)
Входят Огудалова и Лариса слева.
Явление второе
Огудалова и Лариса.
Лариса. Ах, мама, я не знала, куда деться.
Огудалова. Я так и ожидала от него.
Лариса. Что за обед, что за обед! А еще зовет Мокия Парменыча! Что он делает?
Огудалова. Да, угостил, нечего сказать.
Лариса. Ах, как нехорошо! Нет хуже этого стыда, когда приходится за других стыдиться. Вот мы ни в чем не виноваты, а стыдно, стыдно, так бы убежала куда-нибудь. А он как будто не замечает ничего, он даже весел.
Огудалова. Да ему и заметить нельзя: он ничего не знает, он никогда и не видывал, как порядочные люди обедают. Он еще думает, что удивил всех своей роскошью, вот он и весел. Да разве ты не замечаешь? Его нарочно подпаивают.
Лариса. Ах, ах! Останови его, останови его!
Огудалова. Как остановить! Он — не малолетний, пора без няньки жить.
Лариса. Да ведь он не глуп, как же он не видит этого!
Огудалова. Не глуп, да самолюбив. Над ним подтрунивают, вина похваливают, он и рад; сами-то только вид делают, что пьют, а ему подливают.
Лариса. Ах! Я боюсь, всего боюсь. Зачем они это делают?
Огудалова. Да так просто, позабавиться хотят.
Лариса. Да ведь они меня терзают-то?
Огудалова. А кому нужно, что ты терзаешься. Вот, Лариса, еще ничего не видя, а уж терзание; что дальше-то будет?
Лариса. Ах, дело сделано; можно только жалеть, а исправить нельзя.
Входит Евфросинья Потаповна.
Явление третье
Огудалова, Лариса и Евфросинья Потаповна.
Евфросинья Потаповна. Уж откушали? А чаю не угодно?
Огудалова. Нет, увольте.
Евфросинья Потаповна. А мужчины-то что?
Огудалова. Они там сидят, разговаривают.
Евфросинья Потаповна. Ну, покушали и вставали бы; чего еще дожидаются? Уж достался мне этот обед; что хлопот, что изъяну! Поваришки разбойники, в кухню-то точно какой победитель придет, слова ему сказать не смей!
Огудалова. Да об чем с ним разговаривать? Коли он хороший повар, так учить его не надо.
Евфросинья Потаповна. Да не об ученье речь, а много очень добра изводят. Кабы свой материал, домашний, деревенский, так я бы слова не сказала; а то купленный, дорогой, так его и жалко. Помилуйте, требует сахару, ванилю, рыбьего клею; а ваниль этот дорогой, а рыбий клей еще дороже. Ну и положил бы чуточку для духу, а он валит зря; сердце-то и мрет, на него глядя.
Огудалова. Да, для расчетливых людей, конечно…
Евфросинья Потаповна. Какие тут расчеты, коли человек с ума сошел. Возьмем стерлядь: разве вкус-то в ней не один, что большая, что маленькая? А в цене-то разница, ох, велика! Полтинничек десяток и за глаза бы, а он по полтиннику штуку платил.
Огудалова. Ну, этим, что были за обедом, еще погулять по Волге да подрасти бы не мешало.
Евфросинья Потаповна. Ах, да ведь, пожалуй, есть и в рубль, и в два; плати, у кого деньги бешеные. Кабы для начальника какого высокого али для владыки, ну, уж это так и полагается, а то для кого! Опять вино хотел было дорогое покупать в рубль и больше, да купец честный человек попался; берите, говорит, кругом по шести гривен за бутылку, а ерлыки наклеим какие прикажете! Уж и вино отпустил! Можно сказать, что на чести. Попробовала я рюмочку, так и гвоздикой-то пахнет, и розаном пахнет, и еще чем-то. Как ему быть дешевым, когда в него столько дорогих духов кладется! И деньги немалые: шесть гривен за бутылку; а уж и стоит дать. А дороже платить не из чего, жалованьем живем. Вот у нас сосед женился, так к нему этого одного пуху: перин да подушек, возили-возили, возили-возили, да все чистого; потом пушного: лисица, и куница, и соболь! Все это в дом, так есть из чего ему тратиться. А вот рядом чиновник женился, так всего приданого привезли фортепьяны старые. Не разживешься. Все равно и нам форсить некстати.
Лариса (Огудаловой). Бежала б я отсюда, куда глаза глядят.
Огудалова. Невозможно, к несчастью.
Евфросинья Потаповна. Да коли вам что не по себе, так пожалуйте ко мне в комнату; а то придут мужчины, накурят так, что не продохнешь. Что я стою-то! Бежать мне серебро сосчитать да запереть, нынче народ без креста.
Огудалова и Лариса уходят в дверь направо, Евфросинья Потаповна — в среднюю. Из двери налево выходят Паратов, Кнуров, Вожеватов.
Явление четвертое
Паратов, Кнуров и Вожеватов.
Кнуров. Я, господа, в клуб обедать поеду, я не ел ничего.
Паратов. Подождите, Мокий Парменыч!
Кнуров. Со мной в первый раз в жизни такой случай. Приглашают обедать известных людей, а есть нечего… Он человек глупый, господа.
Паратов. Мы не спорим. Надо ему отдать справедливость: он действительно глуп.
Кнуров. И сам прежде всех напился.
Вожеватов. Мы его порядочно подстроили.
Паратов. Да, я свою мысль привел в исполнение. Мне еще давеча в голову пришло: накатить его хорошенько и посмотреть, что выйдет.
Кнуров. Так у вас было это задумано?
Паратов. Мы прежде условились. Вот, господа, для таких случаев Робинзоны-то и дороги.
Вожеватов. Золото, а не человек.
Паратов. Чтобы напоить хозяина, надо самому пить с ним вместе; а есть ли возможность глотать эту микстуру, которую он вином величает. А Робинзон — натура выдержанная на заграничных винах ярославского производства, ему нипочем. Он пьет да похваливает, пробует то одно, то другое, сравнивает, смакует с видом знатока, но без хозяина пить не соглашается; тот и попался. Человек непривычный, много ль ему надо, скорехонько и дошел до восторга.
Кнуров. Это забавно; только мне, господа, не шутя есть хочется.
Паратов. Еще успеете. Погодите немного, мы попросим Ларису Дмитриевну спеть что-нибудь.
Кнуров. Это другое дело. А где ж Робинзон?
Вожеватов. Они там еще допивают.
Входит Робинзон.
Явление пятое
Паратов, Кнуров, Вожеватов и Робинзон.
Робинзон (падая на диван). Батюшки, помогите! Ну, Серж, будешь ты за меня богу отвечать!
Паратов. Что ж ты, пьян, что ли?
Робинзон. Пьян! Рааве я на это жалуюсь когда-нибудь? Кабы пьян, это бы прелесть что такое-лучше бы и желать ничего нельзя. Я с этим добрым намерением ехал сюда, да с этим добрым намерением и на свете живу. Это цель моей жизни.
Паратов. Что ж с тобой?
Робинзон. Я отравлен, я сейчас караул закричу.
Паратов. Да ты что пил-то больше, какое вино?
Робинзон. Кто ж его знает? Химик я, что ли! Ни один аптекарь не разберет.
Паратов. Да что на бутылке-то, какой этикет?
Робинзон. На бутылке-то «бургонское», а в бутылке-то «киндар-бальзам» какой-то. Не пройдет мне даром эта специя, уж я чувствую.
Вожеватов. Это случается: как делают вино, так переложат лишнее чтоннибудь против пропорции. Ошибиться долго ли? человек — не машина. Мухоморов не переложили ли?
Робинзон. Что тебе весело! Человек погибает, а ты рад.
Вожеватов. Шабаш! Помирать тебе, Робинзон.
Робинзон. Ну, это вздор, помирать я не согласен… Ах! хоть бы знать, какое увечье-то от этого вина бывает.
Вожеватов. Один глаз лопнет непременно, ты так и жди.
За сценой голос Карандышева: «Эй, дайте нам бургонского!»
Робинзон. Ну, вот, изволите слышать, опять бургонского! Спасите, погибаю! Серж, пожалей хоть ты меня. Ведь я в цвете лет, господа, я подаю большие надежды. За что ж искусство должно лишиться…
Паратов. Да не плачь, я тебя вылечу; я знаю, чем помочь тебе; как рукой снимет.
Входит Карандышев с ящиком сигар.
Явление шестое
Паратов, Кнуров, Вожеватов, Робинзон и Карандышев.
Робинзон (взглянув на ковер). Что это у вас такое?
Карандышев. Сигары.
Робинзон. Нет, что развешано-то? Бутафорские вещи?
Карандышев. Какие бутафорские вещи! Это турецкое оружие.
Паратов. Так вот кто виноват, что австрийцы турок одолеть не могут.
Карандышев. Как? Что за шутки! Помилуйте, что это за вздор! Чем я виноват?
Паратов. Вы забрали у них все дрянное, негодное оружие; вот они с горя хорошим английским! и запаслись.
Вожеватов. Да, да, вот кто виноват! теперь нашлось. Ну, вам австрийцы спасибо не скажут.
Карандышев. Да чем оно негодное? Вот этот пистолет, например. (Снимает со стены пистолет.)
Паратов (берет у него пистолет). Этот пистолет?
Карандышев. Ах, осторожнее, он заряжен.
Паратов. Не бойтесь! Заряжен ли он, не заряжен ли, опасность от него одинакова: он все равно не выстрелит. Стреляйте в меня в пяти шагах, я позволяю.
Карандышев. Ну, нет-с, и этот пистолет пригодиться может.
Паратов. Да, в стену гвозди вколачивать. (Бросает пистолет на стол.)
Вожеватов. Ну, нет, не скажите! По русской пословице: «На грех и из палки выстрелишь».
Карандышев (Паратову). Не угодно ли сигар?
Паратов. Да ведь, чай, дорогие? Рублей семь сотня, я думаю.
Карандышев. Да-с, около того: сорт высокий, очень высокий сорт.
Паратов. Я этот сорт знаю: Регалия капустиссима dos amigos, я его держу для приятелей, а сам не курю.
Карандышев (Кнурову). Не прикажете ли?
Кнуров. Не хочу я ваших сигар — свои курю.
Карандышев. Хорошенькие сигары, хорошенькие-с.
Кнуров. Ну, а хорошие, так и курите сами.
Карандышев (Вожеватову). Вам не угодно ли?
Вожеватов. Для меня эти очень дороги; пожалуй, избалуешься. Не нашему носу рябину клевать: рябина — ягода нежная.
Карандышев. А вы, сэр Робинзон, курите?
Робинзон. Я-то? Странный вопрос! Пожалуйте пяточек! (Выбирает пять штук, вынимает из кармана бумажку и тщательно завертывает.)
Карандышев. Что же вы не закуриваете?
Робинзон. Нет, как можно! Эти сигары надо курить в природе, в хорошем местоположении.
Карандышев. Да почему же?
Робинзон. А потому, что если их закурить в порядочном доме, так, пожалуй, прибьют, чего я терпеть не могу.
Вожеватов. Не любишь, когда бьют?
Робинзон. Нет, с детства отвращение имею.
Карандышев. Какой он оригинал! А, господа, каков оригинал! Сейчас видно, что англичанин. (Громко.) А где наши дамы? (Еще громче). Где дамы?
Входит Огудалова.
Явление седьмое
Паратов, Кнуров, Вожеватов, Робинзон, Карандышев и Огудалова.
Огудалова. Дамы здесь, не беспокойтесь. (Карандышеву тихо.) Что вы делаете? Посмотрите вы на себя!
Карандышев. Я, помилуйте, я себя знаю. Посмотрите: все пьяны, а я только весел. Я счастлив сегодня, я торжествую.
Огудалова. Торжествуйте, только не так громко! (Подходит к Паратову.) Сергей Сергеич, перестаньте издеваться над Юлием Капитонычем! Нам больно видеть: вы обижаете меня и Ларису.
Паратов. Ах, тетенька, смею ли я!
Огудалова. Неужели вы еще не забыли давешнюю ссору? Как не стыдно!
Паратов. Что вы! Я, тетенька, не злопамятен. Да извольте, я для вашего удовольствия все это покончу одним разом. Юлий Капитоныч!
Карандышев. Что вам угодно?
Паратов. Хотите брудершафт со мной выпить?
Огудалова. Вот это хорошо. Благодарю вас!
Карандышев. Брудершафт, вы говорите? Извольте, с удовольствием.
Паратов (Огудаловой). Да попросите сюда Ларису Дмитриевну! Что она прячется от нас!
Огудалова. Хорошо, я приведу ее. (Уходит.)
Карандышев. Что же мы выпьем? Бургонского?
Паратов. Нет, уж от бургонского увольте! Я человек простой.
Карандышев. Так чего же?
Паратов. Знаете что: любопытно теперь нам с вами коньячку выпить. Ковьяк есть?
Карандышев. Как не быть! У меня все есть. Эй, Иван, коньяку!
Паратов. Зачем сюда, мы там выпьем; только велите стаканчиков дать, я рюмок не признаю.
Робинзон. Что ж вы прежде не сказали, что у вас коньяк есть? Сколько дорогого времени-то потеряно!
Вожеватов. Как он ожил!
Робинзон. С этим напитком я обращаться умею, я к нему применился.
Паратов и Карандышев уходят в дверь налево.
Явление восьмое
Кнуров, Вожеватов и Робинзон.
Робинзон (глядит в дверь налево). Погиб Карандышев. Я начал, а Серж его докончит. Наливают, устанавливаются в позу; живая картина. Посмотрите, какая у Сержа улыбка! Совсем Бертрам. (Поет из «Роберта».) «Ты мой спаситель. — Я твой спаситель! — И покровитель. — И покровитель». Ну, проглотил. Целуются. (Поет.) «Как счастлив я! — Жертва моя!» Ай, уносит Иван коньяк, уносит! (Громко.) Что ты, что ты, оставь! Я его давно дожидаюсь. (Убегает.)
Из средней двери выходит Илья.
Явление девятое
Кнуров, Вожеватов, Илья, потом Паратов.
Вожеватов. Что тебе, Илья?
Илья. Да наши готовы, собрались совсем, на бульваре дожидаются. Когда ехать прикажете?
Вожеватов. Сейчас все вместе поедем, подождите немного!
Илья. Хорошо. Как прикажете, так и будет.
Входит Паратов.
Паратов. А, Илья, готовы?
Илья. Готовы, Сергей Сергеич.
Паратов. Гитара с тобой?
Илья. Не захватил, Сергей Сергеич.
Паратов. Гитару нужно, слышишь?
Илья. Сейчас сбегаю, Сергей Сергеич! (Уходит.)
Паратов. Я хочу попросить Ларису Дмитриевну спеть нам что-нибудь, да и поедемте за Волгу.
Кнуров. Не весела наша прогулка будет без Ларисы Дмитриевны. Вот если бы… Дорого можно заплатить за такое удовольствие.
Вожеватов. Если бы Лариса Дмитриевна поехала, я бы, с радости, всех гребцов по рублю серебром оделил.
Паратов. Представьте, господа, я и сам о том же думаю; вот как мы сошлись.
Кнуров. Да есть ли возможность?
Паратов. На свете нет ничего невозможного, говорят философы.
Кнуров. А Робинзон, господа, лишний. Потешились, и будет. Напьется он там до звериного образа — что хорошего! Эта прогулка дело серьезное, он нам совсем не компания. (Указывая в дверь.) Вон он как к коньяку-то прильнул.
Вожеватов. Так не брать его.
Паратов. Увяжется как-нибудь!
Вожеватов. Погодите, господа, я от него отделаюсь. (В дверь.) Робинзон!
Входит Робинзон.
Явление десятое
Паратов, Кнуров, Вожеватов и Робинзон.
Робинзон. Что тебе?
Вожеватов (тихо). Хочешь ехать в Париж?
Робинзон. Как в Париж, когда?
Вожеватов. Сегодня вечером.
Робинзон. А мы за Волгу сбирались.
Вожеватов. Как хочешь; поезжай за Волгу, а я в Париж.
Робинзон. Да ведь у меня паспорта нет.
Вожеватов. Это уж мое дело.
Робинзон. Я пожалуй.
Вожеватов. Так отсюда мы поедем вместе; я тебя завезу домой к себе; там и жди меня, отдохни, усни. Мне нужно заехать по делам места в два.
Робинзон. А интересно бы и цыган послушать.
Вожеватов. А еще артист! Стыдись! Цыганские песни — ведь это невежество. То ли дело итальянская опера или оперетка веселенькая! Вот что тебе надо слушать. Чай, сам играл.
Робинзон. Еще бы! я в «Птичках певчих» играл.
Вожеватов. Кого?
Робинзон. Нотариуса.
Вожеватов. Ну, как же такому артисту да в Париже не побывать. После Парижа тебе какая цена-то будет!
Робинзон. Руку!
Вожеватов. Едешь?
Робинзон. Еду.
Вожеватов (Паратову). Как он тут пел из «Роберта»! Что за голос!
Паратов. А вот мы с ним в Нижнем на ярмарке дел наделаем.
Робинзон. Еще поеду ли я, спросить надо.
Паратов. Что так?
Робинзон. Невежества я и без ярмарки довольно вижу.
Паратов. Ого, как он поговаривать начал!
Робинзон. Нынче образованные люди в Европу ездят, а не по ярмаркам шатаются.
Паратов. Какие же государства и какие города Европы вы осчастливить хотите?
Робинзон. Конечно, Париж, я уж туда давно собираюсь.
Вожеватов. Мы с ним сегодня вечером едем.
Паратов. А, вот что! Счастливого пути! В Париж тебе действительно надо ехать. Там только тебя и недоставало. А где ж хозяин?
Робинзон. Он там, он говорил, что сюрприз нам готовит.
Входят справа Огудалова и Лариса, слева Карандышев и Иван.
Явление одиннадцатое
Огудалова, Лариса, Паратов, Кнуров, Вожеватов, Робинзон, Карандышев, Иван, потом Илья и Евфросинья Потаповна.
Паратов (Ларисе). Что вы нас покинули?
Лариса. Мне что-то нездоровится.
Паратов. А мы сейчас с вашим женихом брудер шафт выпили. Теперь уж друзья навек.
Лариса. Благодарю вас. (Жмет руку Паратову.)
Карандышев (Паратову). Серж!
Паратов (Ларисе). Вот видите, какая короткость. (Карандышеву.) Что тебе?
Карандышев. Тебя кто-то спрашивает.
Паратов. Кто там?
Иван. Цыган Илья.
Паратов. Так зови его сюда.
Иван уходит.
Господа, извините, что я приглашаю Илью в наше общество. Это мой лучший друг. Где принимают меня, там должны принимать и моих друзей. Это мое правило.
Вожеватов (Ларисе тихо). Я новую песенку знаю.
Лариса. Хорошая?
Вожеватов. Бесподобная! «Веревьюшки веревью, на барышне башмачки».
Лариса. Это забавно.
Вожеватов. Я вас выучу.
Входит Илья с гитарой.
Паратов (Ларисе). Позвольте, Лариса Дмитриевна, попросить вас осчастливить нас! Спойте нам какой-нибудь романс или песенку! Я вас целый год не слыхал, да, вероятно, и не услышу уж более.
Кнуров. Позвольте и мне повторить ту же просьбу!
Карандышев. Нельзя, господа, нельзя, Лариса Дмитриевна не станет петь.
Паратов. Да почем ты знаешь, что не станет? А может быть, и станет.
Лариса. Извините, господа, я и не расположена сегодня, и не в голосе.
Кнуров. Что-нибудь, что вам угодно!
Карандышев. Уж коли я говорю, что не станет, так не станет.
Паратов. А вот посмотрим. Мы попросим хорошенько, на колени станем.
Вожеватов. Это я сейчас, я человек гибкий.
Карандышев. Нет, нет, и не просите, нельзя; я запрещаю.
Огудалова. Что вы! Запрещайте тогда, когда будете иметь право, а теперь еще погодите запрещать, рано.
Карандышев. Нет, нет! Я положительно запрещаю. Лариса. Вы запрещаете? Так я буду петь, господа!
Карандышев, надувшись, отходит в угол и садится.
Паратов. Илья!
Илья. Что будем петь, барышня?
Лариса. «Не искушай».
Илья (подстраивая гитару). Вот третий голос надо! Ах, беда! Какой тенор был! От своей от глупости. (Поют в два голоса.)
Не искушай меня без нужды
Возвратом нежности твоей!
Разочарованному чужды
Все обольщенья прежних дней.


Все различным образом выражают восторг. Паратов сидит, запустив руки в волоса. Во втором куплете слегка пристает Робинзон.
Уж я не верю увереньям,
Уж я не верую в любовь
И не хочу предаться вновь
Раз обманувшим сновиденьям.


Илья (Робинзону). Вот спасибо, барин. Выручил.
Кнуров (Ларисе). Велико наслаждение видеть вас, а еще больше наслаждения слушать вас.
Паратов (с мрачным видом). Мне кажется, я с ума сойду. (Целует руку Ларисы.)
Вожеватов. Послушать да и умереть — вот оно что! (Карандышеву.) А вы хотели лишить нас этого удовольствия.
Карандышев. Я, господа, не меньше вашего восхищаюсь пением Ларисы Дмитриевны. Мы сейчас выпьем шампанского за ее здоровье.
Вожеватов. Умную речь приятно и слышать.
Карандышев (громко). Подайте шампанского!
Огудалова (тихо). Потише! Что вы кричите!
Карандышев. Помилуйте, я у себя дома. Я знаю, что делаю. (Громко.) Подайте шампанского!
Входит Евфросинья Потаповна.
Евфросинья Потаповна. Какого тебе еще шампанского? Поминутно то того, то другого.
Карандышев. Не мешайтесь не в свое дело! Исполняйте, что вам приказывают!
Евфросинья Потаповна. Так поди сам! А уж я ноги отходила; я еще, может быть, не евши с утра (Уходит.)
Карандышев идет в дверь налево.
Огудалова. Послушайте, Юлий Капитоныч!.. (Уходит за Карандышевым.)
Паратов. Илья, поезжай! чтоб катера были готовы! Мы сейчас приедем.
Илья уходит в среднюю дверь.
Вожеватов (Кнурову). Оставим его одного с Ларисой Дмитриевной. (Робинзону.) Робинзон, смотри, Иван коньяк-то убирает.
Робинзон. Да я его убью. Мне легче с жизнью расстаться!
Уходят налево Кнуров, Вожеватов и Робинзон.
Явление двенадцатое
Лариса и Паратов.
Паратов. Очаровательница! (Страстно глядит на Ларису.) Как я проклинал себя, когда вы пели!
Лариса. За что?
Паратов. Ведь я — не дерево; потерять такое сокровище, как вы, разве легко?
Лариса. Кто ж виноват?
Паратов. Конечно, я, и гораздо более виноват, чем вы думаете. Я должен презирать себя.
Лариса. За что же, скажите!
Паратов. Зачем я бежал от вас! На что променял вас?
Лариса. Зачем же вы это сделали?
Паратов. Ах, зачем! Конечно, малодушие. Надо было поправить свое состояние. Да бог с ним, с состоянием! Я проиграл больше, чем состояние, я потерял вас; я и сам страдаю, и вас заставил страдать.
Лариса. Да, надо правду сказать, вы надолго отравили мою жизнь.
Паратов. Погодите, погодите винить меня! Я еще не совсем опошлился, не совсем огрубел; во мне врожденного торгашества нет; благородные чувства еще шевелятся в душе моей. Еще несколько таких минут, да… еще несколько таких минут…
Лариса (тихо). Говорите!
Паратов. Я брошу все расчеты, и уж никакая сила не вырвет вас у меня, разве вместе с моей жизнью.
Лариса. Чего же вы хотите?
Паратов. Видеть вас, слушать вас… Я завтра уезжаю.
Лариса (опустя голову). Завтра.
Паратов. Слушать ваш очаровательный голос, забывать весь мир и мечтать только об одном блаженстве.
Лариса (тихо). О каком?
Паратов. О блаженстве быть рабом вашим, быть у ваших ног.
Лариса. Но как же?
Паратов. Послушайте: мы едем всей компанией кататься по Волге на катерах — поедемте!
Лариса. Ах, а здесь? Я не знаю, право… Как же здесь?
Паратов. Что такое «здесь»? Сюда сейчас приедут: тетка Карандышева, барыни в крашеных шелковых платьях; разговор будет о соленых грибах.
Лариса. Когда же ехать?
Паратов. Сейчас.
Лариса. Сейчас?
Паратов. Сейчас или никогда.
Лариса. Едемте.
Паратов. Как, вы решаетесь ехать за Волгу?
Лариса. Куда вам угодно.
Паратов. С нами, сейчас?
Лариса. Когда вам угодно.
Паратов. Ну, признаюсь, выше и благородней этого я ничего и вообразить не могу. Очаровательное создание! Повелительница моя!
Лариса. Вы — мой повелитель.
Входят Огудалова, Кнуров, Вожеватов, Робинзон, Карандышев и Иван с подносом, на котором стаканы шампанского.
Явление тринадцатое
Огудалова, Лариса, Паратов, Кнуров, Вожеватов, Робинзон, Карандышев и Иван.
Паратов (Кнурову и Вожеватову). Она поедет.
Карандышев. Господа, я предлагаю тост за Ларису Дмитриевну. (Все берут стаканы.) Господа, вы сейчас восхищались талантом Ларисы Дмитриевны. Ваши похвалы — для нее не новость; с детства она окружена поклонниками, которые восхваляют ее в глаза при каждом удобном случае. Да-с, талантов у нее действительно много. Но не за них я хочу похвалить ее. Главное, неоцененное достоинство Ларисы Дмитриевны — то, господа… то, господа…
Вожеватов. Спутается.
Паратов. Нет, вынырнет, выучил.
Карандышев. То, господа, что она умеет ценить и выбирать людей. Да-с, Лариса Дмитриевна знает, что не все то золото, что блестит. Она умеет отличать золото от мишуры. Много блестящих молодых людей окружало ее; но она мишурным блеском не прельстилась. Она искала для себя человека не блестящего, а достойного…
Паратов (одобрительно). Браво, браво!
Карандышев. И выбрала…
Паратов. Вас! Браво! браво!
Вожеватов и Робинзон. Браво, браво!
Карандышев. Да, господа, я не только смею, я имею право гордиться и горжусь. Она меня помяла, оценила и предпочла всем. Извините, господа, может быть, не всем это приятно слышать; но я счел своим долгом поблагодарить публично Ларису Дмитриевну за такое лестное для меня предпочтение. Господа, я сам пью и предлагаю выпить за здоровье моей невесты!
Паратов, Вожеватов и Робинзон. Ура!
Паратов (Карандышеву). Еще есть вино-то?
Карандышев. Разумеется, есть; как же не быть? Что ты говоришь? Уж я достану.
Паратов. Надо еще тост выпить.
Карандышев. Какой?
Паратов. За здоровье счастливейшего из смертных, Юлия Капитоныча Карандышева.
Карандышев. Ах, да. Так ты предложишь? Ты и предложи, Серж! А я пойду похлопочу; я достану. (Уходит.)
Кнуров. Ну, хорошенького понемножку. Прощайте. Я заеду закушу и сейчас же на сборный пункт. (Кланяется дамам.)
Вожеватов (указывая на среднюю дверь). Здесь пройдите, Мокий Парменыч. Тут прямо выход в переднюю, никто вас и не увидит.
Кнуров уходит.
Паратов (Вожеватову.). И мы сейчас, едем. (Ларисе.) Собирайтесь!
Лариса уходит направо.
Вожеватов. Не дождавшись тоста?
Паратов. Так лучше.
Вожеватов. Да чем же?
Паратов. Смешнее.
Выходит Лариса с шляпкой в руках.
Вожеватов. И то смешнее. Робинзон! едем.
Робинзон. Куда?
Вожеватов. Домой, сбираться в Париж
Робинзон и Вожеватов раскланиваются и уходят.
Паратов (Ларисе тихо). Едем! (Уходит.)
Лариса (Огудаловой). Прощай, мама!
Огудалова. Что ты! Куда ты?
Лариса. Или тебе радоваться, мама, или ищи меня в Волге.
Огудалова. Бог с тобой! Что ты!
Лариса. Видно, от своей судьбы не уйдешь. (Уходит.)
Огудалова. Вот, наконец, до чего дошло: всеобщее бегство! Ах, Лариса!.. Догонять мне ее иль нет? Нет, зачем!.. Что бы там ни было, все-таки кругом нее люди… А здесь хоть и бросить, так потеря не велика.
Входят Карандышев и Иван с бутылкой шампанского.
Явление четырнадцатое
Огудалова, Карандышев, Иван, потом Евфросинья Потаповна.
Карандышев. Я, господа… (Оглядывает комнату.) Где ж они? Уехали? Вот это учтиво, нечего сказать! Ну, да тем лучше! Однако когда ж они успели? И вы, пожалуй, уедете? Нет, уж вы-то с Ларисой Дмитриевной погодите! Обиделись? — понимаю! Ну, и прекрасно. И мы останемся в тесном семейном кругу… А где же Лариса Дмитриевна? (У двери направо.) Тетенька, у вас Лариса Дмитриевна?
Евфросинья Потаповна (входя). Никакой у меня твоей Ларисы Дмитриевны нет.
Карандышев. Однако что ж это такое, в самом деле! Иван, куда девались все господа и Лариса Дмитриевна?
Иван. Лариса Дмитриевна, надо полагать, с господами вместе уехали… Потому как господа за Волгу сбирались, вроде как пикник у них.
Карандышев. Как за Волгу?
Иван. На катерах-с. И посуда, и вина, все от нас пошло-с; еще давеча отправили; ну, и прислуга — все как следует-с.
Карандышев (садится и хватается за голову). Ах, что же это, что же это!
Иван. И цыгане, и музыка с ними — все как следует.
Карандышев (с горячностью). Харита Игнатьевна, где ваша дочь? Отвечайте мне, где ваша дочь?
Огудалова. Я к вам привезла дочь, Юлий Капитоныч; вы мне скажите, где моя дочь!
Карандышев. И все это преднамеренно, умышленно — все вы вперед сговорились… (Со слезами.) Жестоко, бесчеловечно жестоко!
Огудалова. Рано было торжествовать-то!
Карандышев. Да, это смешно… Я смешной человек… Я знаю сам, что я смешной человек. Да разве людей казнят за то, что они смешны? Я смешон — ну, смейся надо мной, смейся в глаза! Приходите ко мне обедать, пейте мое вино и ругайтесь, смейтесь надо мной — я того стою. Но разломать грудь у смешного человека, вырвать сердце, бросить под ноги и растоптать его! Ох, ох! Как мне жить! Как мне жить!
Евфросинья Потаповна. Да полно ты, перестань! Не о чем сокрушаться-то!
Карандышев. И ведь это не разбойники, это почетные люди… Это все приятели Хариты Игнатьевны.
Огудалова. Я ничего не знаю.
Карандышев. Нет, у вас одна шайка, вы все заодно. Но знайте, Харита Игнатьевна, что и самого кроткого человека можно довести до бешенства. Не все преступники — злодеи, и смирный человек решится на преступление, когда ему другого выхода нет. Если мне на белом свете остается только или повеситься от стыда и отчаяния, или мстить, так уж я буду мстить. Для меня нет теперь ни страха, ни закона, ни жалости; только злоба лютая и жажда мести душат меня. Я буду мстить каждому из них, каждому, пока не убьют меня самого. (Схватывает со стола пистолет и убегает.)
Огудалова. Что он взял-то?
Иван. Пистолет.
Огудалова. Беги, беги за ним, кричи, чтоб остановили.

Действие четвертое

ЛИЦА:
Паратов.
Кнуров.
Вожеватов.
Робинзон.
Лариса.
Карандышев.
Илья.
Гаврило.
Иван.
Цыгане и цыганки.

Декорация первого действия. Светлая летняя ночь.
Явление первое
Робинзон с мазиком в руках и Иван выходят из кофейной.
Иван. Мазик-то пожалуйте!
Робинзон. Не отдам. Ты играй со мной! Отчего ты не играешь?
Иван. Да как же играть с вами, когда вы денег не платите!
Робинзон. Я после отдам. Мои деньги у Василия Данилыча, он их увез с собой. Разве ты не веришь?
Иван. Как же вы это с ними на пикник не поехали?
Робинзон. Я заснул; а он не посмел меня беспокоить, будить, ну, и уехал один. Давай играть!
Иван. Нельзя-с, игра не равна; я ставлю деньги, а вы нет; выигрываете — берете, а проигрываете — не отдаете. Ставьте деньги-с!
Робинзон. Что ж, разве мне кредиту нет? Это странно! Я первый город такой вижу; я везде, по всей России все больше в кредит.
Иван. Это я оченно верю-с. Коли спросить чего угодно, мы подадим; знавши Сергея Сергеича и Василья Данилыча, какие они господа, мы обязаны для вас кредит сделать-с; а игра денег требует-с.
Робинзон. Так бы ты и говорил. Возьми мазик и дай мне бутылку… чего бы?..
Иван. Портвейн есть недурен-с.
Робинзон. Я ведь дешевого не пью.
Иван. Дорогого подадим-с.
Робинзон. Да вели мне приготовить… знаешь, этого… как оно…
Иван. Дупелей зажарить можно; не прикажете ли?
Робинзон. Да, вот именно дупелей.
Иван. Слушаю-с. (Уходит.)
Робинзон. Они пошутить захотели надо мной; ну, и прекрасно, и я пошучу над ними. Я, с огорчения, задолжаю рублей двадцать, пусть расплачиваются. Они думают, что мне общество их очень нужно — ошибаются; мне только бы кредит; а то и один не соскучусь, я и solo моту разыграть очень веселое. К довершению удовольствия, денег бы занять…
Входит Иван с бутылкой.
Иван (ставит бутылку). Дупеля заказаны-с.
Робинзон. Я здесь театр снимаю.
Иван. Дело хорошее-с.
Робинзон. Не знаю, кому буфет сдать. Твой хозяин не возьмет ли?
Иван. Отчего не взять-с!
Робинзон. Только у меня — чтоб содержать исправно! И, для верности, побольше задатку сейчас же!
Иван. Нет, уж он учен, задатку не дает: его так-то уж двое обманули.
Робинзон. Уж двое? Да, коли уж двое…
Иван. Так третьему не поверит.
Робинзон. Какой народ! Удивляюсь. Везде поспеют; где только можно взять, все уж взято, непочатых мест нет. Ну, не надо, не нуждаюсь я в нем. Ты ему не говори ничего, а то он подумает, что и я хочу обмануть; а я горд.
Иван. Да-с, оно, конечно… А как давеча господин Карандышев рассердились, когда все гости вдруг уехали! Очень гневались, даже убить кого-то хотели, так с пистолетом и ушли из дому.
Робинзон. С пистолетом? Это нехорошо.
Иван. Хмельненьки были; я полагаю, что это у них постепенно пройдет-с. Они по бульвару раза два проходили… да вон и сейчас идут.
Робинзон (оробев). Ты говоришь, с пистолетом? Он кого убить-то хотел — не меня ведь?
Иван. Уж не могу вам! сказать. (Уходит.)
Входит Карандышев, Робинзон старается спрятаться за бутылку.
Явление второе
Робинзон, Карандышев, потом Иван.
Карандышев (подходит к Робинзону). Где ваши товарищи, господин Робинзон?
Робинзон. Какие товарищи? У меня нет товарищей.
Карандышев. А те господа, которые обедали у меня с вами вместе?
Робинзон. Какие ж это товарищи! Это так… мимолетное знакомство.
Карандышев. Так не знаете ли, где они теперь?
Робинзон. Не могу сказать, я стараюсь удаляться от этой компании; я человек смирный, знаете ли… семейный…
Карандышев. Вы семейный?
Робинзон. Очень семейный… Для меня тихая семейная жизнь выше всего; а неудовольствие какое или ссора — это боже сохрани; я люблю и побеседовать, только чтоб разговор умный, учтивый, об искусстве, например… Ну, с благородным человеком, вот как вы, можно и выпить немножко. Не прикажете ли?
Карандышев. Не хочу.
Робинзон. Как угодно. Главное дело, чтобы неприятности не было.
Карандышев. Да вы должны же знать, где они.
Робинзон. Кутят где-нибудь: что ж им больше-то делать!
Карандышев. Говорят, они за Волгу поехали?
Робинзон. Очень может быть.
Карандышев. Вас не звали с собой?
Робинзон. Нет; я человек семейный.
Карандышев. Когда ж они воротятся?
Робинзон. Уж это они и сами не знают, я думаю. К утру вернутся.
Карандышев. К утру?
Робинзон. Может быть, и раньше.
Карандышев. Все-таки надо подождать; мне кой с кем из них объясниться нужно.
Робинзон. Коли ждать, так на пристани; зачем они сюда пойдут! С пристани они прямо домой проедут. Чего им еще? Чай, и так сыты.
Карандышев. Да на какой пристани? Пристаней у вас много.
Робинзон. Да на какой угодно, только не здесь; здесь их не дождетесь.
Карандышев. Ну, хорошо, я пойду на пристань. Прощайте. (Подает руку Робинзону.) Не хотите ли проводить меня?
Робинзон. Нет, помилуйте, я человек семейный.
Карандышев уходит.
Иван, Иван!
Входит Иван.
Накрой мне в комнате и вино перенеси туда!
Иван. В комнате, сударь, душно. Что за неволя!
Робинзон. Нет, мне на воздухе вечером вредно; доктор запретил. Да если этот барин спрашивать будет, так скажи, что меня нет. (Уходит в кофейную.)
Из кофейной выходит Гаврило.
Явление третье
Гаврило и Иван.
Гаврило. Ты смотрел на Волгу? Не видать наших?
Иван. Должно быть, приехали.
Гаврило. Что так?
Иван. Да под горой шум, эфиопы загалдели. (Берет со стола бутылку и уходит в кофейную.)
Входит Илья и хор цыган.
Явление четвертое
Гаврило, Илья, цыгане и цыганки.
Гаврило. Хорошо съездили?
Илья. И, хорошо! Так хорошо, не говори!
Гаврило. Господа веселы?
Илья. Разгулялись, важно разгулялись, дай бог на здоровье! Сюда идут; всю ночь, гляди, прогуляют.
Гаврило (потирая руки). Так ступайте усаживайтесь! Женщинам велю чаю подать, а вы к буфету — закусите!
Илья. Старушкам к чаю-то ромку вели — любят.
Илья, цыгане и цыганки, Гаврило уходят в кофейную. Выходят Кнуров и Вожеватов.
Явление пятое
Кнуров и Вожеватов.
Кнуров. Кажется, драма начинается.
Вожеватов. Похоже.
Кнуров. Я уж у Ларисы Дмитриевны слезки видел.
Вожеватов. Да ведь у них дешевы.
Кнуров. Как хотите, а положение ее незавидное.
Вожеватов. Дело обойдется как-нибудь.
Кнуров. Ну, едва ли.
Вожеватов. Карандышев посердится немножко, поломается, сколько ему надо, и опять тот же будет.
Кнуров. Да она-то не та же. Ведь чтоб бросить жениха чуть не накануне свадьбы, надо иметь основание. Вы подумайте: Сергей Сергеич приехал на один день, и она бросает для него жениха, с которым ей жить всю жизнь. Значит, она надежду имеет на Сергея Сергеича; иначе зачем он ей!
Вожеватов. Так вы думаете, что тут не без обмана, что он опять словами поманил ее?
Кнуров. Да непременно. И, должно быть, обещания были определенные и серьезные; а то как бы она поверила человеку, который уж раз обманул ее!
Вожеватов. Мудреного нет; Сергей Сергеич ни над чем не задумается: человек смелый,
Кнуров. Да ведь как ни смел, а миллионную невесту на Ларису Дмитриевну не променяет.
Вожеватов. Еще бы! что за расчет!
Кнуров. Так посудите, каково ей, бедной!
Вожеватов. Что делать-то! мы не виноваты, наше дело сторона.
На крыльце кофейной показывается Робинзон.
Явление шестое
Кнуров, Вожеватов и Робинзон.
Вожеватов. А, милорд! Что во сне видел?
Робинзон. Богатых дураков; то же, что и наяву вижу.
Вожеватов. Ну, как же ты, бедный умник, здесь время проводишь?
Робинзон. Превосходно. Живу в свое удовольствие и притом в долг, на твой счет. Что может быть лучше!
Вожеватов. Позавидуешь тебе. И долго ты намерен наслаждаться такой приятной жизнью?
Робинзон. Да ты чудак, я вижу. Ты подумай: какой же мне расчет отказываться от таких прелестей!
Вожеватов. Что-то я не помню: как будто я тебе открытого листа не давал?
Робинзон. Так ты в Париж обещал со мной ехать — разве это не все равно?
Вожеватов. Нет, не все равно! Что я обещал, то исполню; для меня слово — закон, что сказано, то свято. Ты спроси: обманывал ли я кого-нибудь?
Робинзон. А покуда ты сбираешься в Париж, не воздухом же мне питаться?
Вожеватов. Об этом уговору не было. В Париж хоть сейчас.
Робинзон. Теперь поздно; поедем, Вася, завтра.
Вожеватов. Ну, завтра, так завтра. Послушай, вот что: поезжай лучше ты один, я тебе прогоны выдам взад и вперед.
Робинзон. Как один? Я дороги не найду.
Вожеватов. Довезут.
Робинзон. Послушай, Вася, я по-французски не совсем свободно… Хочу выучиться, да все времени нет.
Вожеватов. Да зачем тебе французский язык?
Робинзон. Как же, в Париже да по-французски не говорить?
Вожеватов. Да и не надо совсем, и никто там не говорит по-французски.
Робинзон. Столица Франции, да чтоб там по-французски не говорили! Что ты меня за дурака, что ли, считаешь?
Вожеватов. Да какая столица! Что ты, в уме ли? О каком Париже ты думаешь? Трактир у нас на площади есть «Париж», вот я куда хотел с тобой ехать.
Робинзон. Браво, браво!
Вожеватов. А ты полагал, в настоящий? Хоть бы ты немножко подумал. А еще умным человеком считаешь себя! Ну, зачем я тебя туда возьму, с какой стати? Клетку, что ли, сделать да показывать тебя?
Робинзон. Хорошей ты школы, Вася, хорошей; серьезный из тебя негоциант выйдет.
Вожеватов. Да ничего; я стороной слышал, одобряют.
Кнуров. Василий Данилыч, оставьте его! Мне нужно вам сказать кой-что.
Вожеватов (подходя). Что вам угодно?
Кнуров. Я все думал о Ларисе Дмитриевне. Мне кажется, она теперь находится в таком положении, что нам, близким людям, не только позволительно, но мы даже обязаны принять участие в ее судьбе.
Робинзон прислушивается.
Вожеватов. То есть вы хотите сказать, что теперь представляется удобный случай взять ее с собой в Париж?
Кнуров. Да, пожалуй, если угодно: это одно и то же.
Вожеватов. Так за чем же дело стало? Кто мешает?
Кнуров. Вы мне мешаете, а я вам. Может быть, вы не боитесь соперничества? Я тоже не очень опасаюсь; а все-таки неловко, беспокойно; гораздо лучше, когда поле чисто.
Вожеватов. Отступного я не возьму, Мокий Парменыч.
Кнуров. Зачем отступное? Можно иначе как-нибудь.
Вожеватов. Да вот, лучше всего, (Вынимает из кармана монету и кладет под руку.) Орел или решетка?
Кнуров (в раздумье). Если скажу: орел, так проиграю; орел, конечно, вы. (Решительно.) Решетка.
Вожеватов (поднимая руку). Ваше. Значит, мне одному в Париж ехать. Я не в убытке; расходов меньше.
Кнуров. Только, Василий Данилыч, давши слово, держись; а не давши, крепись! Вы купец, вы должны понимать, что значит слово.
Вожеватов. Вы меня обижаете. Я сам знаю, что такое купеческое слово. Ведь я с вами дело имею, а не с Робинзоном.
Кнуров. Вон Сергей Сергеич идет с Ларисой Дмитриевной! Войдемте в кофейную, не будем им мешать.
Кнуров и Вожеватов уходят в кофейную. Входят Паратов и Лариса.
Явление седьмое
Паратов, Лариса и Робинзон.
Лариса. Ах, как я устала. Я теряю силы, я насилу взошла на гору. (Садится в глубине сцены на скамейку у решетки.)
Паратов. А, Робинзон! Ну, что ж ты, скоро в Париж едешь?
Робинзон. С кем это? С тобой, ля-Серж, куда хочешь, а уж с купцом я не поеду. Нет, с купцами кончено.
Паратов. Что так?
Робинзон. Невежи!
Паратов. Будто? Давно ли ты догадался?
Робинзон. Всегда знал. Я всегда за дворян.
Паратов. Это делает тебе честь, Робинзон. Но ты не по времени горд. Применяйся к обстоятельствам, бедный друг мой! Время просвещенных покровителей, время меценатов прошло; теперь торжество буржуазии, теперь искусство на вес золота ценится, в полном смысле наступает золотой век. Но, уж не взыщи, подчас и ваксой напоят, и в бочке с горы, для собственного удовольствия, прокатят — на какого Медичиса нападешь. Не отлучайся, ты мне будешь нужен!
Робинзон. Для тебя в огонь и в воду. (Уходит в кофейную.)
Паратов (Ларисе). Позвольте теперь поблагодарить вас за удовольствие — нет, этого мало, — за счастие, которое вы нам доставили.
Лариса. Нет, нет, Сергей Сергеич, вы мне фраз не говорите! Вы мне скажите только: что я — жена ваша или нет?
Паратов. Прежде всего, Лариса Дмитриевна, вам нужно ехать домой. Поговорить обстоятельно мы еще успеем завтра.
Лариса. Я не поеду домой.
Паратов. Но и здесь оставаться вам нельзя. Прокатиться с нами по Волге днем — это еще можно допустить; но кутить всю ночь в трактире, в центре города, с людьми, известными дурным поведением! Какую пищу вы дадите для разговоров.
Лариса. Что мне за дело до разговоров! С вами я могу быть везде. Вы меня увезли, вы и должны привезти меня домой.
Паратов. Вы поедете на моих лошадях — разве это не все равно?
Лариса. Нет, не все равно. Вы меня увезли от жениха, маменька видела, как мы уехали — она не будет беспокоиться, как бы поздно мы ни возвратились… Она покойна, она уверена в вас, она только будет ждать нас, ждать… чтоб благословить. Я должна или приехать с вами, или совсем не являться домой.
Паратов. Что такое? Что значит: «совсем не являться»? Куда деться вам?
Лариса. Для несчастных людей много простора в божьем мире: вот сад, вот Волга. Здесь на каждом сучке удавиться можно, на Волге — выбирай любое место. Везде утопиться легко, если есть желание да сил достанет.
Паратов. Какая экзальтация! Вам можно жить и должно. Кто откажет вам в любви, в уважении! Да тот же ваш жених: он будет радехонек, если вы опять его приласкаете.
Лариса. Что вы говорите! Я мужа своего если уж не любить, так хоть уважать должна; а как я могу уважать человека, который равнодушно сносит насмешки и всевозможные оскорбления! Это дело кончено: он для меня не существует. У меня один жених: это вы.
Паратов. Извините, не обижайтесь на мои слава! Но едва ли вы имеете право быть так требовательными ко мне.
Лариса. Что вы говорите! Разве вы забыли? Так я вам опять повторю все с начала. Я год страдала, год не могла забыть вас, жизнь стала для меня пуста; я решилась, наконец, выйти замуж за Карандышева, чуть не за первого встречного. Я думала, что семейные обязанности наполнят мою жизнь и помирят меня с ней. Явились вы и говорите: «Брось все, я твой». Разве это не право? Я думала, что ваше слово искренне, что я его выстрадала.
Паратов. Все это прекрасно, и обо всем мы с вами потолкуем завтра.
Лариса. Нет, сегодня, сейчас.
Паратов. Вы требуете?
Лариса. Требую.
В дверях кофейной видны Кнуров и Вожеватов.
Паратов. Извольте. Послушайте, Лариса Дмитриевна! Вы допускаете мгновенное увлечение?
Лариса. Допускаю. Я сама способна увлечься.
Паратов. Нет, я не так выразился; допускаете ли вы, что человек, скованный по рукам и по ногам неразрывными цепями, может так увлечься, что забудет все на свете, забудет и гнетущую его действительность, забудет и свои цепи?
Лариса. Ну, что же! И хорошо, что он забудет.
Паратов. Это душевное состояние очень хорошо, я с вами не спорю; но оно непродолжительно. Угар страстного увлечения скоро проходит, остаются цепи и здравый рассудок, который говорит, что этих цепей разорвать нельзя, что они неразрывны.
Лариса (задумчиво). Неразрывные цепи! (Быстро.) Вы женаты?
Паратов. Нет.
Лариса. А всякие другие цепи — не помеха! Будем носить их вместе, я разделю с вами эту ношу, большую половину тяжести я возьму на себя.
Паратов. Я обручен.
Лариса. Ах!
Паратов (показывая обручальное кольцо). Вот золотые цепи, которыми я скован на всю жизнь.
Лариса. Что же вы молчали? Безбожно, безбожно! (Садится на стул.)
Паратов. Разве я в состоянии был помнить что-нибудь! Я видел вас, и ничего более для меня не существовало.
Лариса. Поглядите на меня!
Паратов смотрит на нее.
«В глазах, как на небе, светло…» Ха, ха, ха! (Истерически смеется.) Подите от меня! Довольно! Я уж сама об себе подумаю. (Опирает голову на руку.)
Кнуров, Вожеватов и Робинзон выходят на крыльцо кофейной.
Явление восьмое
Паратов, Лариса, Кнуров, Вожеватов и Робинзон.
Паратов (подходя к кофейной). Робинзон, поди сыщи мою коляску! Она тут у бульвара. Ты свезешь Ларису Дмитриевну домой.
Робинзон. Ля-Серж! Он тут, он ходит с пистолетом.
Паратов. Кто «он»?
Робинзон. Карандышев.
Паратов. Так что ж мне за дело!
Робинзон. Он меня убьет.
Паратов. Ну, вот, велика важность! Исполняй, что приказывают! Без рассуждений! Я этого не люблю, Робинзон.
Робинзон. Я тебе говорю: как он увидит меня с ней вместе, он меня убьет.
Паратов. Убьет он тебя или нет — это еще неизвестно; а вот если ты не исполнишь сейчас же того, что я тебе приказываю, так я тебя убью уж наверное. (Уходит в кофейную.)
Робинзон, (грозя кулаком). О, варвары, о, разбойники! Ну, попал я в компанию! (Уходит.)
Вожеватов подходит к Ларисе.
Лариса (взглянув на Вожеватова). Вася, я погибаю!
Вожеватов. Лариса Дмитриевна, голубушка моя! Что делать-то? Ничего не поделаешь.
Лариса. Вася, мы с тобой с детства знакомы, почти родные; что мне делать — научи!
Вожеватов. Лариса Дмитриевна, уважаю я вас и рад бы… я ничего не могу. Верьте моему слову!
Лариса. Да я ничего и не требую от тебя; я прошу только пожалеть меня. Ну, хоть поплачь со мной вместе!
Вожеватов. Не могу, ничего не могу.
Лариса. И у тебя тоже цепи?
Вожеватов. Кандалы, Лариса Дмитриевна.
Лариса. Какие?
Вожеватов. Честное купеческое слово. (Отходит в кофейную.)
Кнуров (подходит к Ларисе). Лариса Дмитриевна, выслушайте меня и не обижайтесь! У меня и в помышлении нет вас обидеть. Я только желаю вам добра и счастья, чего вы вполне заслуживаете. Не угодно ли вам ехать со мной в Париж на выставку?
Лариса отрицательно качает головой.
И полное обеспечение на всю жизнь?
Лариса молчит.
Стыда не бойтесь, осуждений не будет. Есть границы, за которые осуждение не переходит: я могу предложить вам такое громадное содержание, что самые злые критики чужой нравственности должны будут замолчать и разинуть рты от удивления.
Лариса поворачивает голову в другую сторону.
Я бы ни на одну минуту не задумался предложить вам руку, но я женат.
Лариса молчит.
Вы расстроены, я не смею торопить вас ответом. Подумайте! Если вам будет угодно благосклонно принять мое предложение, известите меня, и с той минуты я сделаюсь вашим самым преданным слугой и самым точным исполнителем всех ваших желаний и даже капризов, как бы они странны и дороги ни были. Для меня невозможного мало. (Почтительно кланяется и уходит в кофейную.)
Явление девятое
Лариса одна.
Лариса. Я давеча смотрела вниз через решетку, у меня закружилась голова, и я чуть не упала. А если упасть, так, говорят… верная смерть. (Подумав.) Вот хорошо бы броситься! Нет, зачем бросаться!.. Стоять у решетки и смотреть вниз, закружится голова и упадешь… Да, это лучше… в беспамятстве, ни боли… ничего не будешь чувствовать! (Подходит к решетке и смотрит вниз. Нагибается, крепко хватается за решетку, потом с ужасом отбегает.) Ой, ой! Как страшно! (Чуть не падает, хватается за беседку.) Какое головокружение! Я падаю, падаю, ай! (Садится у стола подле беседки.) Ох, нет… (Сквозь слезы.) Расставаться с жизнью совсем не так просто, как я думала. Вот и нет сил! Вот я какая несчастная! А ведь есть люди, для которых это легко. Видно, уж тем совсем жить нельзя; их ничто не прельщает, им ничто не мило, ничего не жалко. Ах, что я!.. Да ведь и мне ничто не мило, и мне жить нельзя, и мне жить незачем! Что ж я не решаюсь? Что меня держит над этой пропастью? Что мешает? (Задумывается.) Ах, нет, нет… Не Кнуров… роскошь, блеск… нет, нет… я далека от суеты… (Вздрогнув.) Разврат… ох, нет… Просто решимости не имею. Жалкая слабость: жить, хоть как-нибудь, да жить… когда нельзя жить и не нужно. Какая я жалкая, несчастная. Кабы теперь меня убил кто-нибудь… Как хорошо умереть… пока еще упрекнуть себя не в чем. Или захворать и умереть… Да я, кажется, захвораю. Как дурно мне!.. Хворать долго, успокоиться, со всем примириться, всем простить и умереть… Ах, как дурно, как кружится голова. (Подпирает голову рукой и сидит в забытьи.)
Входят Робинзон и Карандышев.
Явление десятое
Лариса, Робинзон и Карандышев.
Карандышев. Вы говорите, что вам велено отвезти ее домой?
Робинзон. Да-с, велено.
Карандышев. И вы говорили, что они оскорбили ее?
Робинзон. Уж чего еще хуже, чего обиднее!
Карандышев. Она сама виновата: ее поступок заслуживал наказания. Я ей говорил, что это за люди; наконец она сама могла, сама имела время заметить разницу между мной и ими. Да, она виновата, но судить ее, кроме меня, никто не имеет права, а тем более оскорблять. Это уж мое дело: прошу я ее или нет; но защитником ее я обязан явиться. У ней нет ни братьев, ни близких; один я, только один я обязан вступиться за нее и наказать оскорбителей. Где она?
Робинзон. Она здесь была. Вот она!
Карандышев. При нашем объяснении посторонних не должно быть; вы будете лишний. Оставьте нас!
Робинзон. С величайшим удовольствием. Я скажу, что вам сдал Ларису Дмитриевну. Честь имею кланяться! (Уходит в кофейную.)
Карандышев подходит к столу и садится против Ларисы.
Явление одиннадцатое
Лариса и Карандышев.
Лариса (поднимая голову). Как вы мне противны, кабы вы знали! Зачем вы здесь?
Карандышев. Где же быть мне?
Лариса. Не знаю. Где хотите, только не там, где я.
Карандышев. Вы ошибаетесь, я всегда должен быть при вас, чтобы оберегать вас. И теперь я здесь, чтобы отметить за ваше оскорбление.
Лариса. Для меня самое тяжкое оскорбление — это ваше покровительство; ни от кого и никаких других оскорблений мне не было.
Карандышев. Уж вы слишком невзыскательны. Кнуров и Вожеватов мечут жеребий, кому вы достанетесь, играют в орлянку — и это не оскорбление? Хороши ваши приятели! Какое уважение к вам! Они не смотрят на вас, как на женщину, как на человека, — человек сам располагает своей судьбой; они смотрят на вас, как на вещь. Ну, если вы вещь, — это другое дело. Вещь, конечно, принадлежит тому, кто ее выиграл, вещь и обижаться не может.
Лариса (глубоко оскорбленная). Вещь… да, вещь! Они правы, я вещь, а не человек. Я сейчас убедилась в том, я испытала себя… я вещь! (С горячностью.) Наконец слово для меня найдено, вы нашли его. Уходите! Прошу вас, оставьте меня!
Карандышев: Оставить вас? Как я вас оставлю, на кого я вас оставлю?
Лариса. Всякая вещь должна иметь хозяина, я пойду к хозяину.
Карандышев (с жаром). Я беру вас, я ваш хозяин. (Хватает ее за руку.)
Лариса (оттолкнув его). О, нет! Каждой веши своя цена есть… Ха, ха, ха… я слишком, слишком дорога для вас.
Карандышев. Что вы говорите! мог ли я ожидать от вас таких бесстыдных слов?
Лариса (со слезами). Уж если быть вещью, так одно, утешение — быть дорогой, очень дорогой. Сослужите мне последнюю службу: подите пошлите ко мне Кнурова.
Карандышев. Что вы, что вы, опомнитесь!
Лариса. Ну, так я сама пойду.
Карандышев. Лариса Дмитриевна! Остановитесь! Я вас прощаю, я все прощаю.
Лариса (с горькой улыбкой). Вы мне прощаете? Благодарю вас. Только я-то себе не прощаю, что вздумала связать судьбу свою с таким ничтожеством, как вы.
Карандышев. Уедемте, уедемте сейчас из этого города, я на все согласен.
Лариса. Поздно. Я вас просила взять меня поскорей из цыганского табора, вы не умели этого сделать; видно, мне жить и умереть в цыганском таборе.
Карандышев. Ну, я вас умоляю, осчастливьте меня.
Лариса. Поздно. Уж теперь у меня перед глазами заблестело золото, засверкали бриллианты.
Карандышев. Я готов на всякую жертву, готов терпеть всякое унижение для вас.
Лариса (с отвращением). Подите, вы слишком мелки, слишком ничтожны для меня.
Карандышев. Скажите же: чем мне заслужить любовь вашу? (Падает на колени.) Я вас люблю, люблю.
Лариса. Лжете. Я любви искала и не нашла. На меня смотрели и смотрят, как на забаву. Никогда никто не старался заглянуть ко мне в душу, ни от кого я не видела сочувствия, не слыхала теплого, сердечного слова. А ведь так жить холодно. Я не виновата, я искала любви и не нашла… ее нет на свете… нечего и искать. Я не нашла любви, так буду искать золота. Подите, я вашей быть не могу.
Карандышев (вставая). О, не раскайтесь! (Кладет руку за борт сюртука.) Вы должны быть моей.
Лариса. Чьей ни быть, но не вашей.
Карандышев (запальчиво). Не моей?
Лариса. Никогда!
Карандышев. Так не доставайся ж ты никому! (Стреляет в нее из пистолета.)
Лариса (хватаясь за грудь). Ах! Благодарю вас! (Опускается на стул.)
Карандышев. Что я, что я… ах, безумный! (Роняет пистолет.)
Лариса (нежно). Милый мой, какое благодеяние вы для меня сделали! Пистолет сюда, сюда, на стол! Это я сама… сама. Ах, какое благодеяние… (Поднимает пистолет и кладет на стол.)
Из кофейной выходят Паратов, Кнуров, Вожеватов, Робинзон, Гаврило и Иван.
Явление двенадцатое
Лариса, Карандышев, Паратов, Кнуров, Вожеватов, Робинзон, Гаврило и Иван.
Все. Что такое, что такое?
Лариса. Это я сама… Никто не виноват, никто… Это я сама.
За сценой цыгане запевают песню.
Паратов. Велите замолчать! Велите замолчать!
Лариса (постепенно слабеющим голосом). Нет, не зачем… Пусть веселятся, кому весело… Я не хочу мешать никому! Живите, живите все! Вам надо жить, а мне надо… умереть… Я ни на кого не жалуюсь, ни на кого не обижаюсь… вы все хорошие люди… я вас всех… всех люблю. (Посылает поцелуй.)
Громкий хор цыган.

16 октября 1878 г.


Сердце не камень

Действие первое

ЛИЦА:
Потап Потапыч Каркунов, богатый купец, старик.
Вера Филипповна, жена его, 30 лет с небольшим.
Исай Данилыч Халымов, подрядчик, кум Каркунова.
Аполлинария Панфиловна, его жена, за 40 лет.
Константин Лукич Каркунов, племянник Потапа Потапыча, молодой человек.
Ольга Дмитриевна, его жена, молодая женщина.
Ераст, приказчик Каркунова, лет 30-ти.
Огуревна, ключница, старуха.
Иннокентий, странник.

В доме Каркунова, в фабричной местности, на самом краю Москвы. Жилая комната купеческого дома, представляющая и семейную столовую, и кабинет хозяина, в ней же принимают и гостей запросто, то есть родных и близких знакомых; направо (от актеров) небольшой письменный стол, перед ним кресло, далее железный денежный сундук-шкаф, вделанный в стену; в углу дверь в спальню; с левой стороны диван, перед ним круглый обеденный стол, покрытый цветной салфеткой, и несколько кресел; далее большая горка с серебром и фарфором; в углу дверь в парадные комнаты; в глубине дверь в переднюю; с правой стороны большой комод, с левой — буфет; вся мебель хотя не модная, но массивная, хорошей работы.
Явление первое
Огуревна стоит, подперши щеку рукой. Входят Константин и Ольга.
Константин. Огуревна, что ты тут делаешь?
Огуревна. Самоё дожидаюсь насчет самовара.
Константин. А где ж она, сама-то, где дяденька?
Огуревна. В зале сидят; залу растворить велели и чехлы все с мебели давеча еще поснимали.
Константин. Что за праздник такой? Кажется, такие параты у нас раза три в год бывают, не больше.
Огуревна. С гостями сидят.
Ольга. С какими гостями?
Огуревна. Аполлинария Панфиловна с Исай Данилычем приехали; за ним давеча нарочно посылали.
Константин (Ольге). Поняла?
Ольга. Ничего не понимаю.
Константин. Завещание.
Ольга. Какое завещание?
Константин. Дяденька давно собирались завещание писать, только хотели посоветоваться с Исаем Даннлычем, так как он подрядчик, с казной имел дело и, значит, все законы знает. А мы с дяденькой никогда понятия не знали, какие такие в России законы существуют, потому нам не для чего.
Огуревна. Да, да, писать что-то хотят — это верно; у приказчика Ераста карандаш и бумагу требовали.
Константин (Ольге). Слышишь?
Ольга. Ну, так что ж?
Константин. Не твоего ума дело. Огуревна, поди скажи дяденьке, мол, Константин Лукич желает войти, так можно ли?
Огуревна. Хорошо, батюшка. (Уходит налево.)
Ольга. Зачем ты пойдешь?
Константин. Разговаривать буду.
Ольга. В таком-то виде?
Константин. Я всегда умен, что пьяный, что трезвый; еще пьяный лучше, потому у меня тогда мысли свободнее.
Ольга. Об чем же ты будешь разговаривать?
Константин. Мое дело. Обо всем буду разговаривать. Никакого завещания не нужно; дяденька должен мне наследство оставить; я единственный… понимаешь… И потому еще, что я, в надежде на дяденькино наследство, все свое состояние прожил.
Ольга. А кто тебе велел?
Константин. Не разговаривай! Если дяденька мне ничего не оставит, мы должны будем в кулаки свистеть, и я даже могу попасть в число несостоятельных, со всеми последствиями, которые из этого проистекают.
Входит Огуревна.
Огуревна. Пожалуйте!
Ольга. И я с тобой пойду.
Константин (отстраняя жену). Марш за шлам-баум! Нечего тебе там делать. Разговор будет умственный. Тетенька и Аполлинария Панфиловна должны сейчас сюда прийти: либо их попросят вон, либо они сами догадаются, что при нашем разговоре они ни при чем, а только мешают; потому это дело на много градусов выше женского соображения. (Уходит налево.)
С той же стороны входят Вера Филипповна и Аполлинария Панфиловна.
Явление второе
Вера Филипповна, Аполлинария Панфиловна, Ольга и Огуревна.
Вера Филипповна. Здравствуй, Оленька!
Аполлинария Панфиловна. Здравствуй, Оленька!
Вера Филипповна. Садиться милости прошу, гостьи дорогие!
Огуревна. Матушка Вера Филипповна, чай-то сюда прикажете подавать аль сами к самоварчику сядете?
Вера Филипповна. Да он готов у тебя?
Огуревна. В минуту закипит, уж зашумел.
Аполлинария Панфиловна. А ты ему шуметь-то много не давай, другой самовар ворчливее хозяина, расшумится так, что и не уймешь.
Вера Филипповна. Сейчас придем, Огуревна.
Огуревна уходит.
Я поджидаю, когда сам выдет.
Аполлинария Панфиловна. Что это вы, Вера Филипповна, точно русачка из Тележной улицы, мужа-то «сам» называете!
Ольга. Тетенька всегда так.
Вера Филипповна. Мы с Потап Потапычем люди не модные, немножко старинки придерживаемся. Да не все ли равно. Как его ни называй: муж, хозяин, сам, — все он большой в доме.
Аполлинария Панфиловна. Ну, нет, разница. «Хозяин» — уж это совсем низко, у нас кучерова жена своего мужа хозяином зовет; а и «сам» тоже разве уж которые еще в платочках ходят.
Ольга. А кто нынче в платочках-то ходит! Все и лавочницы давно шляпки понадели.
Аполлинария Панфиловна. Нынче купчихи себя высоко, ох, высоко держат, ни в чем иностранкам уступить не хотят… снаружи-то.
Вера Филипповна. Слышала я, по слуху-то и я знаю. что ж мудреного. Люди людей видят, один от другого занимаются. Только я одна пятнадцать лет свету божьего не вижу, так мне и заняться не от кого. что это Потап Потапыч с Исаем Данилычем затолковались!
Аполлинария Панфиловна. Стало быть, дело есть. Разве не слыхали?
Вера Филипповна. Ничего не слыхала.
Ольга. Напрасно вы, тетенька, скрываете от нас; мы и сами довольно хорошо знаем.
Аполлинария Панфиловна. Мне Исай Данилыч говорил.
Вера Филипповна. А мне Потап Потапыч ничего не сказывал.
Аполлинария Панфиловна. По заслугам и награда.
Ольга. Отчего ж не награждать, коли кто чего стоит; всякий волен в своем добре; только и других тоже обижать не нужно.
Вера Филипповна. Зачем обижать! Сохрани бог! Только не знаю я, про какую награду вы говорите.
Аполлинария Панфиловна. Завещание пишут, Вера Филипповна, завещание.
Вера Филипповна (с испугом.) Завещание? Какое завещание, зачем? Потап Потапыч на здоровье не жалуется; он, кажется… слава богу.
Аполлинария Панфиловна. Осторожность не мешает, в животе и смерти бог волен. А ну, вдруг… Значит, надо вперед подумать да успокоить, кого любишь. Вот, мол, не сомневайтесь, все вам предоставляю, всякое счастие, всякое удовольствие.
Ольга. Как же, тетенька, неужели ж вы этого не ожидали?
Вера Филипповна. Не ожидала, да и не думала никогда.
Аполлинария Панфиловна. Как, чай, не думать! Разве вы богатству не рады будете?
Вера Филипповна. Нет, очень рада.
Аполлинария Панфиловна. Ну, еще бы!
Вера Филипповна. Я много бедным помогаю, так часто не хватает; а у Потапа Потапыча просить боюсь; а кабы я богата была, мне бы рай, а не житье.
Входит Огуревна.
Огуревна. Я, матушка, насчет варенья.
Вера Филипповна. Сейчас приду.
Огуревна уходит.
Извините, гостьи дорогие! (Уходит.)
Ольга. «Для бедных»! Рассказывай тут! И мы люди небогатые.
Аполлинария Панфиловна. Надо ей говорить-то что-нибудь!
Входит Вера Филипповна.
Вы говорите, что не думали о богатстве? Да кто ж этому поверит! Не без расчету ж вы шли за старика. Жили бы в бедности…
Вера Филипповна. Я и не оправдываюсь; я не святая. Да и много ли у нас, в купечестве, девушек по любви-то выходят? Всё больше по расчету, да еще не по своему, а по родительскому. Родители подумают, разочтут и выдадут, вот и все тут. Маменька все сокрушалась, как ей быть со мной при нашей бедности; разумеется, как посватался Потап Потапыч, она обеими руками перекрестилась. Разве я могла не послушаться маменьки, не утешить ее!
Аполлинария Панфиловна. Послушались маменьку и полюбили богатого старичка.
Ольга. Как богатого не полюбить! Да я бы сейчас…
Вера Филипповна. Богатого трудней полюбить. За что я его буду любить! Ему и так жить хорошо. Бедного скорей полюбишь. Будешь думать: «Того у него нет, другого нет», — станешь жалеть и полюбишь.
Аполлинария Панфиловна. Уж на маменьку только слава; чай, и сами были не прочь за Потапа Потапыча идти. Всякому хочется получше пожить, особливо кто из бедности.
Вера Филипповна. «Получше пожить». Да жила ли я, спросите! Моей жизни завидовать нечему. Я пятнадцать лет свету не видала; мне только и выходу было, что в церковь. Нет, виновата, в первую зиму, как я замуж вышла, в театр было поехали.
Аполлинария Панфиловна. Да не доехали, что ли?
Вера Филипповна. Нет, хуже.
Аполлинария Панфиловна. Смешнее?
Вера Филипповна. Кому как. Только что я села в ложу, кто-то из кресел на меня в трубку и посмотрел; Потап Потапыч как вспылил: «то, говорит, он глаза-то пялит, чего не видывал! Сбирайся домой!» Так и уехали до начала представления. Да с тех пор, вот уж пятнадцатый год, и сижу дома. Я уж не говорю о театрах, о гуляньях…
Ольга. Как, тетенька, неужели же ни в Сокольники, ни в парк, ни в Эрмитаж?..
Вера Филипповна. Какие Сокольники, какой Эрмитаж! Я об них и понятия не имею.
Ольга. Однако, тетенька.
Аполлинария Панфиловна. Да, уж нынче таких антиков немного, чтоб Сокольников не знать.
Вера Филипповна. Ну, да уж так и быть. Сначала-то и горько было, и обидно, и до смертной тоски доходило, что все взаперти сижу; а потом, слава богу, прошло, к бедным привязалась; да так обсиделась дома, что самой страшно подумать: как это я на гулянье поеду? Да уж бог с ними, с гуляньями и театрами. Говорят, там соблазну много. Да ведь на белом свете не все ж дурное, есть что-нибудь и хорошее, я и хорошего-то не видала, ничего и не знаю. Для меня Москва-то как лес; пусти меня одну, так я подле дома заблужусь. Твердо дорогу знаю только в церковь да в баню. И теперь, как выеду, так словно дитя малое, на дома да на церкви любуюсь: всё-то мне в диковину.
Ольга. Все ж таки выезжали куда-нибудь?
Вера Филипповна. Выезд мой, милая, был раза два-три в год по магазинам за нарядами, да и то всегда сам со мной ездил. Портниха и башмачник на дом приходят. Мех понадобится, так на другое утро я еще не проснулась, а уж в зале по всему полу меха разостланы, выбирай любой. Шляпку захочу, так тоже мадам полну карету картонов привезет. О вещах дорогих и говорить нечего: Потап Потапыч чуть не каждую неделю возил то серьги, то кольцо, то брошку. Хоть надевать некуда, а все-таки занятие: поутру встану, переберу да перегляжу всё — время-то незаметно и пройдет.
Аполлинария Панфиловна. Сидели дома с Потап Потапычем да друг на друга любовались. что ж, любезное дело!
Вера Филипповна. И любоваться-то не приходилось. Еще теперь, как Потап Потапыч стал здоровьем припадать, так иной день и дома просидит; а прежде по будням я его днем-то и не видала. Из городу в трактир либо в клуб, и жди его до трех часов утра. Прежде ждала, беспокоилась; а потом уж и ждать перестала, так не спится… с чего спать-то! А по праздникам: от поздней обедни за обед, потом отдохнет часа три, проснется, чаю напьется: «Скучно, говорит, с тобой. Поеду в карты играть». И нет его до утра. Вот и сижу я одна; в окна-то у нас, через сад, чуть не всю Москву видно, сижу и утро, и вечер, и день, и ночь, гляжу, слушаю. А по Москве гул идет, какой-то шум, стучат колеса; думаешь: ведь это люди живут, что-нибудь делают, коли такой шум от Москвы-то.
Аполлинария Панфиловна. Житейское море волнуется.
Вера Филипповна. Думала приемыша взять, сиротку, чтоб не так скучно было; Потап Потапыч не велит.
Аполлинария Панфиловна. Сироту взять, так веселее будет.
Вера Филипповна. Только чтоб не самого крошечного, не грудного
Аполлинария Панфиловна. Нет, зачем. Так лет двадцати пяти, кудрявенького. От скуки приятно.
Вера Филипповна. Ах, что вы, как вам не стыдно! Без шуток вам говорю, помешаться можно было. Как я тогда с ума не сошла, так это дивиться надо.
Аполлинария Панфиловна. Старики уж всегда ревнивы.
Вера Филипповна. Да что меня ревновать-то! Я в пятнадцать лет не взглянула ни разу на постороннего мужчину. В чем другом не похвалюсь, а этого греха нет за мной, чиста душа моя.
Аполлинария Панфиловна. Ну, не говорите! Искушения не было, так и греха нет. Враг-то силен, поручиться за себя никак нельзя.
Ольга. Это правда, тетенька. Вы по вечерам и по балам не ездите, а посмотрели бы там, какие мужчины бывают. Умные, ловкие, образованные, не то, что…
Аполлинария Панфиловна. «Не то, что мужья наши». Ай, Оленька! Вот умница! А ведь правду она говорит: пока не видишь других людей, так и свои хороши кажутся; а как сравнишь, так на свое-то и глядеть не хочется.
Вера Филипповна. Что вы, что вы! Как вам не грех!
Ольга. Да ведь мы, тетенька, не слепые. Конечно, обязанность есть наша любить мужа, так ее исполняешь; а ведь глаза-то на что-нибудь даны. что невежа и дурак, а что образованный человек, разобрать-то не хитрость.
Аполлинария Панфиловна. Не видали вы настоящих-то мужчин, так хорошо вам разговаривать. И первый человек греха не миновал, да и последний не минует. Грех сладок, а человек падок.
Вера Филипповна. Ну, и слава богу, что смолоду искушения не было; а уж теперь и бояться нечего, мое время прошло.
Аполлинария Панфиловна. Какие ваши года! Мне и под пятьдесят лет, да я за себя не поручусь.
Ольга. Я, кажется, до семидесяти лет влюбляться буду. А то и жить-то незачем, какой интерес! А тут вдруг как-то тепло на душе. А то какая наша жизнь? Пей, ешь да спи!
Аполлинария Панфиловна. Я тоже не люблю, чтоб без занятия. Уж само собой, не любовь, — где уж! Хоть и не закАйваюсь. А чтоб были мне хлопоты: или сватать, или когда молодая женщина запутается, так поучишь ее, как из беды вынырнуть, мужу глаза отвести.
Ольга. Да что, в самом деле, тетенька, мы не люди, что ли! Посмотрите-ка, что мужчины-то делают, какую они себе льготу дают! что они боятся, аль стыдятся чего! Какая только придет им в голову фантазия, все и исполняют. А от нас требуют, чтоб не только мы закон соблюдали, а в душе и помышлении непорочность имели. Как еще они, при своей такой безобразной жизни, смеют от нас чего-то требовать! Да возьми такой муж в самом деле-то хорошую да благородную девушку, так она через три дня плюнет на него да убежит куда глаза глядят.
Аполлинария Панфиловна. Недавно замужем, а как разговариваешь! Скоро жизнь-то раскусила.
Ольга. Раскусишь. Я шла замуж-то, как голубка была, а муж меня через неделю по трактирам повез арфисток слушать; сажал их за один стол со мной, обнимался с ними; а что говорили, так у меня волоса дыбом подымались!
Вера Филипповна. Я такие речи в первый раз слышу.
Аполлинария Панфиловна. Да вольно ж вам людей-то дичиться. Вы уж спесивы очень. Пожаловали бы когда к нам запросто или меня к себе приглашали почаще; угощенья для меня особенного не нужно; был бы чай да бутылка мадеры — вот и все.
Вера Филипповна. Нет, где уж мне по гостям! Я одичала очень, мне и людей-то видеть тяжело. И раз-то в год выедешь, так час просидишь в гостях, уж там и скучно, домой тянет.
Ольга. Теперь не прежнее время, не взаперти живете; вот бы и начали выезжать понемножку, привыкать к людям.
Вера Филипповна. Разница-то невелика: прежде взаперти жила, а теперь сама уселась дома. Вот только одно мое удовольствие — по монастырям стала ездить: в Симонов, в Новоспасский, в Андроньев.
Аполлинария Панфиловна. Раненько за богомолье-то принялись.
Вера Филипповна. Да хорошо там очень: когда небольшой праздник, там народу немного, тихо таково, просторно, поют хорошо. Выдешь за ограду, по бульварчику походишь, на Москву поглядишь, старушек богомолок найдешь, с ними потолкуешь.
Входит Огуревна.
Что ты?
Огуревна. Сумлеваюсь насчет лимону.
Вера Филипповна. Я сейчас, гостьи дорогие. (Уходит с Огуревной.)
Аполлинария Панфиловна. По монастырям стала ездить! Надо подсмотреть за ней; в самом деле, нет ли сироты какого.
Ольга. Нет, не похоже.
Аполлинария Панфиловна. Смотри ей в зубы-то! Я очень тихим-то не верю. Знаешь пословицу: «в тихом омуте…»?
Входит Вера Филипповна.
Вера Филипповна. Сюда прикажете чай подать или туда пойдете? Сюда и мужчины придут; вон, кажется, Потап Потапыч подвигается.
Аполлинария Панфиловна. Лучше мы к самовару присоединимся; я не люблю с мужчинами-то не привыкли мы вперемешку-то. Простору нет, разговор не тот; я в разговоре свободна, стеснять себя не люблю. Мужчины врут сами по себе, а мы сами по себе, и им свободней, и нам вольней. Любезное дело! А вместе одна канитель, а не разговор. Я с прибавлением люблю чай-то пить; неравно при мужчинах-то невзначай лишнее перельешь, так и совестно.
Вера Филипповна. Как вам угодно. Пожалуйте!
Уходят Аполлинария Панфиловна, Ольга, Вера Филипповна. Входят Каркунов (в руках бумага и карандаш), Xалымов, Константин Каркунов.
Явление третье
Каркунов, Халымов и Константин Каркунов.
Константин. Помилуйте, дяденька!.. К чему, к чему?.. Ни к чему это не ведет.
Каркунов. Помолчи ты, помолчи! (Халымову.) Ах, кум ты мой милый, вот уж спасибо, вот уж спасибо!
Халымов. Да за что?
Каркунов. Как за что? Я тебе шепнул: «Приезжай, мол», — а ты и приехал.
Халымов. Да чудак: зовешь в гости, как не поехать! От хлеба-соли кто же отказывается!
Каркунов. Да я еще тебя хлебом-то не кормил. Я, как ты приехал, так за дело тебя; говорю: «Помоги!..»
Халымов. Да какое дело-то! Гроша оно медного не стоит; эка невидаль, завещание написать! Было б что отказывать; а коли есть, так нехитро: тут все твоя воля, что хочешь, то и пиши!
Каркунов. Нет, ты не говори! Вот у нас тут по соседству адвокатишка проживает, такой паршивенький; а и тот триста рублей просит.
Халымов. Еще мало запросил. Вольно ж тебе за адвокатами посылать.
Константин. Да помилуйте! Коли есть единственный… так к чему? Одни кляузы!
Каркунов. Погоди! Ты помолчи, помолчи.
Халымов. Взял лист, и пиши!
Каркунов. «Пиши», ишь ты! что я напишу, что я знаю! Как напьемся хорошенько, так «мыслете» писать наше дело; а перо-то возьмешь, так ведь надо, чтоб оно слушалось. А коли не слушается, так что ж ты тут! Ничего не поделаешь.
Халымов. А ты его возьми покрепче в руки-то, да и пиши спервоначалу с божьего благословения: во имя, а прочее…
Каркунов. Так, так, с божьего благословения; нельзя без этого, это уж первое дело. (Константину.) Ты незваный пришел, так вот тебе бумага и карандаш. Пиши! (Отдает бумагу и карандаш.) Пиши, что сказано.
Константин. Да позвольте! Коли я единственный…
Каркунов. Молчи, молчи!
Константин садится к столу.
Что ему писать-то?
Халымов. Потом пиши: «Во-первых…»
Каркунов. Константин, пиши: «Во-первых…»
Халымов. «Поручаю душу мою богу…»
Каркунов (вздыхая). Ох, ох! Да, да.
Константин пишет.
Халымов. «А грешное тело мое предать земле по христианскому обряду».
Каркунов. По христианскому, по христианскому, да, да, по христианскому, чтоб уж как следует.
Халымов. Теперь насчет певчих… Каких тебе будет приятнее: чудовских иль нешумовских?
Каркунов. Чудовских приятнее, друг ты мой любезный, приятнее.
Халымов. Ну, и пиши «чудовских».
Каркунов. Константин, запиши: «чудовских!»
Халымов. Теперь покров на гроб… хочешь парчовый, хочешь глазетовый. Нынче этот товар до тонкости доведен, в Париже на выставке был.
Каркунов. Над этим задумаешься, кум, задумаешься.
Халымов. Да как не задумаешься; дело большого рассудка требует. А ты вели принести образчиков, да который тебе к лицу, тот и обозначь; узорчик повеселей выбери. Да вот еще забыли, прежде всего надо: «Находясь в здравом уме». что забыли-то! Да и вправду, в здравом мы уме аль нет?
Каркунов. В здравом, в здравом, куда хочешь. Константин, проставь впереди: «В здравом уме».
Константин. Ну, уж сомневаюсь!
Каркунов. Пиши, пиши, не твое дело!
Халымов. «И твердой памяти».
Каркунов. Ну, насчет памяти… против прежнего не то.
Халымов. Да ведь помнишь всех, кто тебе должен?
Каркунов. Всех, всех, всех.
Халымов. Значит, твердая. Может быть, забываешь, кому сам должен? Так не беда, напомнят. Ну, главное дело кончено, теперь уж пустяки. Вот пиши: «Любезной супруге моей, Вере Филипповне, за ее любовь ко мне и всегдашние попечения…»
Каркунов. Да, да, всегдашние попечения.
Халымов. Ну, там что знаешь.
Каркунов. Пиши, Константин: «Все движимое и недвижимое имение и миллион денег».
Константин. Да позвольте, дяденька…
Каркунов. Молчи, молчи! Стоит, стоит, больше стоит.
Халымов. Уж это твое дело.
Каркунов. Больше стоит, больше стоит. Только вот что, кум, ох…
Халымов. Что случилось?
Каркунов. Оставлю я ей миллион, а она с моими деньгами-то замуж либо любовника.
Халымов. Да тебе-то что за дело! Уж там как знает, как ей лучше.
Каркунов. Нет, так нельзя, так нельзя: мои деньги-то. Она выйдет замуж, да еще подсмеется с мужем-то над стариком.
Халымов. Да и подсмеются, ничего не поделаешь.
Каркунов. Нет, вот как: любезной супруге моей, Вере Филипповне, коли не выйдет она замуж и не заведет любовника, миллион.
Халымов. Нельзя так написать-то, кум.
Каркунов. Отчего, кум?
Халымов. Скажут, что не в здравом рассудке.
Каркунов. Так мы этого писать не будем, не осрамим себя, кум, не осрамим. А вот что: я велю ей образ со стены снять да побожиться. Так, кум?
Халымов. Так, так. Да ведь и она не глупа, она образ-то, на котором божилась, повернет к стене либо вовсе из комнаты вынесет, чтобы свидетелей не было; да и сделает, что хочет.
Каркунов. Опять беда! Вот горе-то мое, горе!
Халымов. Ну, как не горе! Всю жизнь мучил жену, хочешь и после смерти потиранить, да никак не придумаешь. Да она честно жила с тобой?
Каркунов. Честно, честно. что тут говорить — святая!
Халымов. Всякий твой каприз, всякую блажь исполняла?
Каркунов. Исполняла, исполняла.
Халымов. Стоит это чего-нибудь?
Каркунов. Стоит, стоит, как не стоить!
Халымов. Ну, чего это стоит, то ты и дай ей; да уж и не печалься больше, пусть живет, как сама знает.
Каркунов. Нет, мало, мало. (Константину.) Да что тут! Пиши, без всяких условиев, миллион.
Константин. Уж это, дяденька, даже довольно глупо, позвольте вам сказать.
Каркунов. Ты молчи! Ты должен к дяде со всяким уважением.
Константин. Я со всяким уважением; а ежели что не умно, так поневоле скажешь «глупо».
Халымов. Пойдем дальше помаленьку! Теперь племяннику… «Племяннику моему, Константину Лукичу Каркунову, за его почтительность и хорошее поведение…»
Каркунов. Пиши, Константин: «Племяннику моему…»
Константин. Написал.
Каркунов. Вся моя торговля, фабричное заведение, опричь стен, товары, векселя и миллион денег.
Константин. Я так понимаю, что это только одна шутка с вашей стороны.
Каркунов. Только чтоб он вечно поминал меня, а свое пьянство и безобразие оставил.
Константин. Безобразием-то, дяденька, мы вместе занимались; ежели я и пьянствовал, так для вашего удовольствия.
Каркунов. И чтоб всю жизнь он чувствовал.
Халымов. Опять ты с чувствами! А если он чувствовать не будет?
Каркунов. Тогда деньги отобрать.
Халымов. Нет, ты эти аллегории брось! Никто такого твоего завещания не утвердит.
Константин. Оставьте! Пущай не утвердят; тем лучше, все мне и достанется.
Каркунов. Ишь ты какой ловкий! Пиши: миллион! Миллион тебе — вот и все.
Константин. Одна только прокламация, больше ничего.
Халымов. Ну, еще что? Кому еще соблаговолишь?
Каркунов. Приказчику моему, Ерасту… Пиши: ему десять тысяч! Давай бумагу, ступай! Об остальном без тебя порешим.
Константин. Ну, дяденька, не ожидал. Кажется, знаете, какой я человек! Можно довериться без сумления. Стоит вам приказать словесно: выдай тому столько-то, тому столько-то — в точности исполню. Наследник у вас один я, а вы какую-то моду выдумали — завещание писать. Смешно даже.
Каркунов. Ну, хорошо, хорошо, ступай! Обижен не будешь.
Константин уходит.
Явление четвертое
Каркунов и Халымов.
Каркунов (осмотрел все двери). Ну, кум, вот уж теперь ты мне помоги, в ножки поклонюсь! Возьми бумажку-то! (Подает бумагу, писанную Константином.) Захерь, всю захерь! Да напиши ты мне все завещание снова! При племяннике я правды-то говорить не хотел.
Халымов. А в чем твоя правда-то?
Каркунов. Грешный я, ах, какой грешный человек! что грехов, что грехов! что неправды на душе, что обиды людям, что всякого угнетения!
Халымов. Ну, так что же?
Каркунов. Так надо, чтоб за мою душу много народу молилось; выкупать надо душу-то из аду кромешного.
Халымов. Как же ты ее выкупишь?
Каркунов. А вот как: ни жене, ни племяннику ничего, так разве малость какую. На них надежда плоха, они не умолят. Все на бедных, неимущих, чтобы молились. Вот и распиши! Ты порядок-то знаешь: туда столько, в другое место столько, чтобы вечное поминовение, на вечные времена… на вечные. А вот тебе записочка, что у меня есть наличными и прочим имуществом. (Достает из кармана бумажку и подает Халымову.)
Халымов. Ого! Сколько у тебя наличных-то! Где же ты их держишь?
Каркунов. Дома, кум, вон в шкапу.
Халымов. Ты живешь в захолустье, кругом пустыри; налетят молодцы, так увезут у тебя деньги-то и с твоим дорогим шкапом вместе.
Каркунов. Не боюсь, кум, нет. Нынче, кум, люди-то умны, говорят, стали; так и я с людьми поумнел. Вот видишь две пуговки! (Показывает две пуговки подле шкафа). Электрический звонок! А? Умственная штука, кум, умственная штука! Одну пуговку нажму — все молодцы и дворники тут, а другую — сто человек фабричных через две минуты здесь будут.
Халымов. Ну, кум, задал ты мне задачу!
Каркунов. Сделай милость! Будь друг! Трепещу, трепещу, что грехов-то, что грехов-то, что всякого окаянства!
Халымов. Как же ты жену-то обидишь, за что?
Каркунов. Да, да… жена у меня душа ангельская, голубица чистая. Как подумаю, кум, про нее, так слезы у меня. Вот видишь, слезы. Заморил я ее, всю жизнь загубил… Да что же… Мое ведь… кому хочу, тому и даю. Душа-то дороже жены. Вот еще приказчик… Я у приятеля сыночка взял, обещал в люди вывести, наградить… а не вывел. И жалованье-то платил малое, все посулами проводил… И об нем тоже, видишь, плачу. Только у меня дорогого-то, что жена да приказчик; а душа все-таки дороже… Можно ему что-нибудь из платья… шубу старую… Так и напиши!
Халымов. Напишу, что с тобой делать! Только будет ли польза душе-то?
Каркунов. Будет, будет; с умными людьми советовался, с благочестивыми… И больше все, чтобы по мелочам, в раздачу нищей братии, по гривне сто тысяч, по пятаку триста.
Халымов. Это хорошо, это по крайности целиком в казну поступит; казне деньги нужны.
Каркунов. Как, кум, в казну?
Халымов. Чрез акцизное управление. Питейные заведения заторгуют хорошо.
Каркунов. Ну, что ж, пущай! Все-таки каждый перед стаканом-то помянет добрым словом.
Халымов. Перед первым помянет, а на другой не хватит денег, так тебя ж и обругает.
Каркунов. Ничего, нужды нет; хоть раз перекрестится да вздохнет на образ, все-таки душе-то легче. (Растворяет двери.) Вера Филипповна, Костя!.. А! И ты, Ераст, здесь! Войдите, войдите!
Входят Вера Филипповна, Константин, Ераст.
Явление пятое
Каркунов, Халымов, Вера Филипповна, Константин и Ераст.
Каркунов. Ну, супруга любезная, ну, племянничек дорогой, и ты, Ераст! молитесь богу, молитесь богу! Всех, всех наградил, всю жизнь поминать будете.
Вера Филипповна. Благодарю покорно, Потап Потапыч! Не надо мне ничего; а коли ваша такая любовь ко мне, так за любовь вашу я должна вас поминать всегда и всегда за вас богу молить.
Ераст. Покорно благодарю, Потап Потапыч, что труды мои цените, даже сверх заслуг.
Константин. Извините, дяденька, мне благодарить не за что. Конечно, на все ваша воля, а коли рассудить правильно, так и без того все мое.
Каркунов. А коли твое, так твое и будет; никого не обижу, никого.
Вера Филипповна. Сюда чай прикажете или к нам пожалуете?
Каркунов. Пойдем, кум, к бабам, пойдем балагурить, зубы точить.
Уходят Каркунов и Халымов.
Вера Филипповна. Пожалуйте! Константин Лукич, Ераст… приходите!
Константин. Увольте, тетенька, мы не желаем.
Вера Филипповна уходит.
Явление шестое
Константин и Ераст.
Константин. Ну, Ераст, дело — табак.
Ераст. О чем твой разговор и как его понимать?
Константин. Нам с тобой зубы на полку.
Ераст. Почему так полагаешь?
Константин. Все тетке — шабаш!
Ераст. Что ж, послужим и ей.
Константин. Не придется.
Ераст. Отчего ж не служить, мы не хуже людей?
Константин. Ты думаешь, она при миллионах-то с фабриками да с торговлей путаться будет? Как же, очень ей нужно! Оборотит все в деньги да замуж за благородного.
Ераст. Пожалуй; мудреного нет.
Константин. А мы с тобой на бобах останемся.
Ераст. Так неужто ж вся моя служба задаром пропадет?
Константин. А ты благодарности ждешь?.. От дяди-то? Жди, жди! Он не нынче, так завтра тебя по шапке скомандует.
Ераст. За что про что?
Константин. Здорово живешь. К расчету ближе. Ты, по своим трудам, стоишь много, а ему жаль тебе прибавить; ну, известное дело, придерется к чему, расшумится, да и прогонит. У них, у хозяев, одна политика-то.
Ераст. Однако призадумаешься. Надо место искать.
Константин. Погоди! Ты вспомни, чему я тебя учил.
Ераст. Насчет чего?
Константин. Насчет амуров.
Ераст. Эх! Будет тебе глупости-то!
Константин. Одно твое спасенье.
Ераст. Не такая женщина; приступу нет.
Константин. Ну, плох же ты, брат!
Ераст. Кто плох? Я-то?.. Кабы ты знал, так не говорил бы, что я плох. Я свое дело знаю, да ничего не поделаешь. Первым долгом, надо женщину хвалить в глаза; таким манером какую хочешь донять можно. Нынче скажи — красавица, завтра — красавица, она уши-то и распустит, и напевай ей турусы на колесах! А уж коли стала слушать, так заговорить недолго.
Константин. Так бы ты и действовал.
Ераст. Я и действовал, да она меня только одним взглядом так ошибла, ровно обухом, насилу на ногах устоял. Нет, я теперь на другой манер.
Константин. Какая статья?
Ераст. Она у нас сердобольная, чувствительная, так я на жалость ее маню, казанским сиротой прикидываюсь.
Константин. Действует?
Ераст. Кажется, подействовало; уж полдюжины голландских рубашек получил вчера. От кого ж как не от нее! Ока все так-то, втайне благодетельствует.
Константин. Ну, и действуй в этом направлении. Затягивай ее мало-помалу; потом свиданье где-нибудь назначь либо к себе замани.
Ераст. Ну, хотя бы и так, да тебе-то какая польза от всего этого?
Константин. Ах, простота! Я подстерегу вас, да и укажу дяде: вот, мол, посмотри, кому ты миллионы-то оставляешь!
Ераст. Однако ловко! Да что ты дурака, что ль, нашел?
Константин. Погоди! что болтаешь зря, не разобравши дела! Ты слушай да понимай! Тебя все равно дня через два-три дядя прогонит, уж он говорил, так что тебе жалеть-то себя! Так, ни с чем уйдешь; а коли мне, через твою услугу, дядино состояние достанется, так я тебя озолочу.
Ераст. Рассказывай! Тебе поверишь, так трех дней не проживешь!
Константин. Это точно, это ты правду говоришь. И не верь мне на слово никогда, я обману. Какое я состояние-то ухнул — отобрали все. А отчего? Оттого, что людям верил. Нет, уж теперь шабаш; и я людям не верю, и мне не верь. Ты на совесть мою, пожалуйста, не располагайся; была когда-то, а теперь ее нет. Это я тебе прямо говорю. Бери документ! Хочешь две-три тысячи, ну, хочешь пять?
Ераст. Да что с тебя возьмешь по документу-то?
Константин. Само собой, что теперь ничего; а как оставит дядя наследство, получишь все и с процентами.
Ераст (подумав). Вот что, слушай! Которое ты дело мне сейчас рекомендуешь, довольно оно подлое. Пойми ты! Довольно подлое.
Константин. Да разве я говорю тебе, что оно хорошее? И я так считаю, что оно подлое. Только я за него деньги плачу. Разбирай, как знаешь! Пять тысяч, да на голодные-то зубы, да тому, кто их никогда у себя не видывал… тоже приятность имеют.
Ераст. Не надо. Не только твоих пяти тысяч… а отойди! Вот… одно слово!
Константин. Правда пословица-то: дураков-то не орут, не сеют, а сами родятся. Получаешь ты триста рублей в год, значит, обязан ты воровать; хотят тебя осчастливить, дают тебе пять тысяч, а ты физиономию в сторону отворачиваешь! Мозги! Нечего сказать! Постучи-ка себя в лоб-то да вон в стену попробуй, будет ли разница?
Ераст. А как ты думаешь, ежели дьявол… так кто из вас тоньше… людей-то опутывать?
Константин. Ну, вот еще, «дьявол». Испугать, что ли, меня хочешь? Слова, глупые слова, и больше ничего. К чему тут дьявол? Которые люди святой жизни, так дьяволу с ними заботы много; а мы и без него нагрешим, что на десяти возах не вывезешь. Но, однако, всякому разговору конец бывает… Хочешь — бери деньги, а не хочешь — сочти так, что я пошутил.
Ераст. Надо по крайности подумать.
Константин. И выходишь ты, братец мой, невежа. Думай не думай, ума не прибудет; сколько тебе ума дано, столько и останется. Значит, показывай сейчас свой ум или свою глупость! На том и покончим.
Ераст. Ну, уж была не была, куда ни шло!
Константин. Вот так-то лучше; а ты еще в рассуждения пускаешься! Какие еще твои рассуждения, когда ты обязан во всем слушать меня и всегда подражать под меня. Я старше тебя хотя не летами, но жизнью и умом; я большое состояние прожил, а ты всегда жил в бедности; я рассуждаю свободно, а ты в рассуждении связан; я давно совесть потерял, а ты еще только начинаешь. Когда ж подробный об этом предмете у нас разговор будет?
Ераст. Ты сегодня что делаешь?
Константин. До вечера свободен, зайду к тебе и потолкуем; а вечером — опять с дядей в провожатых.
Ераст. Куда вы с ним ездите?
Константин. По трактирам, а то куда ж больше. Надоело им без проказ пьянствовать, так теперь придумывают что чудней: антиков разных разыскивают, да и тешатся. У кого сила, так бороться заставляют; у кого голос велик, так многолетие им кричи; кто пьет много, так поят на пари. Вот бы найти какого диковинного, чтоб дяденьке удружить.
Ераст. Нет, я встретил антика-то: и сила, и голос, и выпить сколько хочешь.
Константин. Кто он такой?
Ераст. Так, вроде как странник, по Москве бродит, понакутит, да у монастырей с нищими становится.
Константин. И знаешь, где его найти?
Ераст. Знаю.
Константин. Так покажи мне сегодня же! Я с кем-нибудь стравлю его на пари, большой капитал могу нажить от дяди. Да что! Дядя озолотит, все состояние оставит мне, коли придется ему по вкусу да всех мы победим.
Ераст. Можно.
Входят Каркунов, Халымов, Вера Филипповна и Аполлинария Панфиловна.
Явление седьмое
Каркунов, Халымов, Вера Филипповна, Аполлинария Панфиловна, Константин и Ераст.
Каркунов. Что ж, кум, загуляли, значит?
Халымов. Не знаю, как ты; а я коньки подвязал, далеко катиться могу.
Каркунов. Так поехали, что ли?
Халымов. Поехали.
Каркунов. (указывая на женщин). А их не возьмем, кум, не возьмем! Пущай дома сидят! Вот вы и знайте! Да! Мы в разгул, а вы дома сидите!
Халымов. Куда их! Нам с тобой надо быть налегке, без грузу; чтобы куда потянет, туда и плыть, так, глядя по фантазии, рулем-то и поворачивай!
Аполлинария Панфиловна. Да поезжайте, куда душе угодно, не заплачем.
Каркунов. О чем плакать! что за слезы! Не о том речь! А ты вот что, кума: ты спроси у лошади, как ей лучше, свободней: в хомуте или без хомута! А баба-то ведь хомут.
Аполлинария Панфиловна. Да ну вас, убирайтесь. Не очень-то в вас нуждаются. Домой-то дорогу я и одна найду. Так приедете, Вера Филипповна, в монастырь-то ко всенощной?
Вера Филипповна. Приеду непременно.
Аполлинария Панфиловна. Ну, вот, может быть, увидимся. Прощайте! К нам милости просим.
Вера Филипповна, Ваши гости.
Аполлинария Панфиловна. Прощайте, кавалеры! (Уходит.)
Константин. Дяденька, мне прикажете с вами сопутствовать?
Каркунов. Чего еще спрашиваешь? Аль ты свою службу забыл? У тебя ведь одно дело-то: по ночам пьяного дядю домой провожать.
Константин. А ежели я малость замешкаюсь, так к ночи где вас искать, под каким флагом? То есть, дяденька, под какой вывеской?
Халымов. Да уж где ни путаться, а, должно быть, Стрельны не миновать. Поклон, да и вон! Поехали.
Каркунов. Хозяйка, не жди!
Уходят Каркунов, Халымов, Константин. Вера Филипповна провожает их в переднюю и возвращается.
Явление восьмое
Вера Филипповна и Ераст.
Ераст (потупя голову). Вера Филипповна, вы позволите мне сегодня идти ко всенощной?
Вера Филипповна. Разве богу молиться позволения спрашивают?
Ераст. Нет-с, я спрашиваю, позволите ли вы мне идти в монастырь, куда вы поедете?
Вера Филипповна. Храм большой, всем место будет… Иди, коли есть усердие.
Ераст. Я думал, что, может быть, вам неприятно, что я все с вами в одну церковь хожу. Так я могу и в другое место…
Вера Филипповна (взглянув на Ераста). Отчего же ты думаешь, что мне неприятно?
Ераст. Вы женщина строгая, мало ль что можете подумать.
Вера Филипповна. Я ничего не думаю; а коли ты сам что-нибудь думаешь дурное, так лучше не ходи, не греши. А ежели ты с чистым сердцем…
Ераст. С чистым, Вера Филипповна.
Вера Филипповна. А коли с чистым, так иди с богом! Мне даже очень приятно; я очень рада, что в таком деле есть у меня товарищ и провожатый.
Ераст. Я только вам доложить хотел. Я без спросу не посмел.
Вера Филипповна. Да, хорошо, хорошо! Вижу, что ты скромный и хороший человек. Я таких люблю. Хорошего человека нельзя не полюбить… Кого ж и любить, коль не хороших людей! Ну, покуда прощай!
Ераст почтительно кланяется.

Действие второе

ЛИЦА:
Вера Филипповна.
Аполлинария Панфиловна.
Константин Каркунов.
Ераст.
Иннокентий, странник, сильный мужчина сурового вида. В длинном парусинном пальто и страннической шапке.

Бульвар под монастырской стеной; несколько скамеек; в глубине по обрыву деревянная загородка, за ней вдали видна часть Москвы.
Явление первое
Иннокентий, один сидит на скамейке.
Иннокентий. Эка обуза!.. Эка обуза мне тело мое!., алчное, жадное, ненасытимое! Экую утробу богатому человеку — и то будет в тягость удоволить; а мне, пролетарию… несть конца мучениям… Непрестанные муки голода и жажды… непрестанные обуревания страстей! Был рубль сегодня — и нет его; а жажда и голод всё те же. Хоть бы ослепнуть! Несытым оком видишь трактиры, видишь пивные заведения, видишь лепообразных жен… Как зверь бы ринулся на все сие и пожрал; но не пожрешь. Прежде чем пасть твоя разинется, связан будешь и заключен в узилище. Был рубль… Лучше бы его не было… Рубль издержал, но удовлетворения нет, а только сугубая жажда. Всуе искать человека, который, как я, мог бы завидовать волку. Волк живет хищением, грабежом, убийством… а я ему завидую; ибо он даровую находит пишу.
Входит Вера Филипповна.
Явление второе
Иннокентий и Вера Филипповна.
Иннокентий. Государыня милостивая, соблаговолите странному человеку!
Вера Филипповна (подавая деньги). Примите!
Иннокентий. Мало.
Вера Филипповна. Не взыщите.
Иннокентий. Другому это довольно, а мне мало.
Вера Филипповна. Ты человек в силах, работать бы тебе…
Иннокентий. Не могу.
Вера Филипповна. Нездоров, что ли?
Иннокентий. Нет.
Вера Филипповна. Так почему же?
Иннокентий. Я празднолюбец.
Вера Филипповна. Таким не помогают.
Иннокентий. Напрасно.
Вера Филипповна. Работай и молись, так не будешь нуждаться.
Иннокентий. Не наставлений, государыня милостивая, а денег желаю я получить от тебя.
Вера Филипповна. Так не просят.
Иннокентий (оглядываясь). Я не прошу, я приказываю.
Вера Филипповна. Бог с тобой, миленький! Прими еще и будь доволен. За всякую малость надо бога благодарить. Не греши и меня не вводи в грех; я молиться иду.
Иннокентий. Вон у тебя, раба божья, сколько серебряных денег-то!
Вера Филипповна. Не завидуй, грешно!
Иннокентий. Отдай-ка ты мне их!
Вера Филипповна. Мне, миленький, не жаль, да не мои деныи-то, отдать-то нельзя: они бедным приготовлены.
Иннокентий. А если я их отниму у тебя?
Вера Филипповна. Отнимай, коли бога не боишься, а сама не отдам; это деньги чужие.
Иннокентий. Отнять-то я отниму, да вот беда: сила у меня большая и рука тяжела, как бы не повредить тебя, руки не оторвать прочь.
Вера Филипповна. Ты, миленький, глядел когда на небо-то, лоб-то крестишь себе или нет?
Иннокентий. Ну, уж будет разговаривать-то!
Вера Филипповна. Взгляни, миленький, взгляни на небо-то!
Иннокентий. Либо у тебя разум младенческий, либо ты уж очень в вере крепка. что ты мне рацеи-то читаешь! Я сам умнее тебя. Молчи, говорят тебе, замкни уста свои; а то я такую печать наложу на них!.. Давай кошелек!
Вдали показываются Константин и Ераст.
Вера Филипповна. А вот мне бог и помощь посылает.
Иннокентий (тихо). Ну, счастлива ты! Проходи! я пошутил с тобой! (Громко.) Благодарствую, государыня милостивая. (Садится.)
Вера Филипповна уходит. Входят Константин и Ераст.
Явление третье
Иннокентий, Константин и Ераст.
Константин (Ерасту). Этот, что ли?
Ераст. Он самый.
Константин. Мужчина занятный.
Иннокентий. Господа милостивые, соблаговолите странному человеку на пропитание!
Константин. Я на пропитание не даю; коли пропить сейчас, так изволь, подам.
Иннокентий. Давай! Пропью!
Константин. Так ты вот какой странник-то!
Иннокентий. Не осуждай! Коли хочешь подать, так подай; не хочешь, так проходи! Мне не до разговоров.
Константин. Что так? Иль горд очень?
Иннокентий. Не горд, а голоден.
Константин. Накормим.
Иннокентий. Накормишь, тогда и будем с тобой разговаривать.
Константин. Да об чем с тобой разговаривать-то; что ты знаешь?
Иннокентий. Знаю больше тебя; я человек ученый и умный, а ты, как вижу, профан, простец
Константин. А коли ты ученый, отчего ж бедствуешь?
Иннокентий. Я человек, обуреваемый страстями и весьма порочный.
Константин, Нам таких и надо. А выпить ты много можешь?
Иннокентий. И пью, и ем много и жадно.
Константин. Да как много-то?
Иннокентий. Не мерял; только очень много, не-изглаголанно много, поверить невозможно — вот сколько!
Константин. Да, может, хвастаешь?
Иннокентий (отворачивается в сторону). Лучше отойди!.. Проходи мимо!
Константин. Что «проходи»! Ты человек нужный. Надо тебя испробовать: словами-то все можно сказать.
Иннокентий. Испробуй!
Константин. А начнешь пробовать, так, пожалуй, и я больше выпью. С нами такие-то оказии бывали.
Иннокентий. Не выпьешь.
Константин. Да почем ты знаешь? Как ты можешь так… вдруг?.. Ты слыхал романс: «Никто души моей не знает»?
Иннокентий. Не выпьешь.
Константин. Еще это дело впереди.
Иннокентий. Невозможно. Ты не только что не выпьешь, ты руками не подымешь того, что я могу выпить.
Константин. Коли правда, мне же лучше; я на тебе большие капиталы наживу. (Ерасту.) Ну, я теперь его понял, мы с ним и едем. что у вас с теткой будет, извести!
Ераст уходит.
Явление четвертое
Константин и Иннокентий.
Константин. Ты слышал, что я тебе сказал?
Иннокентий. Нет, я слышу только требования и вопли желудка моего.
Константин. Ну, так я тебе повторю: «Я тебя понял».
Иннокентий. Говори, милостивец, ясней!
Константин. Ты человек голодный; чем ты живешь?
Иннокентий, Подаянием от доброхотных дателей.
Константин. А когда подаяния не хватает по размеру твоего аппетита, тогда что?
Иннокентий. Надо бы умирать с голоду, но я не умираю.
Константин. На пятерню берешь?
Иннокентий. Ты что за духовник?
Константин. Ничего, признавайся, свидетелей нет.
Иннокентий. Да ты уж не товарища ли ищешь?
Константин. Пока бог миловал; а вперед не угадаешь: может, и понадобится товарищ.
Иннокентий. Так не обегай, я работник хороший.
Константин. Сундуков железных ты без ключа отпирать не пробовал?
Иннокентий. Да на что тут ключ, коли руки хороши; а то так и разрыв-траву можно приложить.
Константин. Стало быть, фомка-то бывал в руках?
Иннокентий. Что за мастер без инструмента!
Константин. Судился?
Иннокентий. Было.
Константин. А потом где гостил?
Иннокентий. В арестантских ротах.
Константин. Место хорошее! Ну, поедем! Только ты теперь держи себя, братец, в струне. С хорошими людьми в компании будешь, с купцами с богатыми. Надо тебе русское платье достать. Скажем, что ты с Волги, из Рыбинска, из крючников.
Иннокентий. Знаю, случалось кули-то таскать.
Константин. Нашей компании умей только уважить; а то на целый месяц и сыт и пьян будешь, да и мне будет хорошо.
Иннокентий. Только кормите досыта да поите допьяна, а то рад вам хоть воду возить.
Константин. Ведь тебе умирать бы с голоду в другом месте; а Москва-то матушка что значит! Здесь и такие, как ты, надобны.
Уходят.
Входят Вера Филипповна и Аполлинария Панфиловна.
Явление пятое
Вера Филипповна и Аполлинария Панфиловна.
Аполлинария Панфиловна. Да, да, конечно; Как можно без провожатого!
Вера Филипповна. Кого ж я возьму?
Аполлинария Панфиловна. Мало ль у вас… Ну, хоть Ераста.
Вера Филипповна. Как можно! Молодой человек целый день занят, ему охота погулять. У них на гулянье времени-то и так немного; чай, вечером-то радехоньки вырваться из дому, а тут еще хозяйку провожай. У меня совесть не подымется.
Аполлинария Панфиловна. Почем знать, может, ему и самому приятно. Вы домой сейчас поедете?
Вера Филипповна. Нет, уж я достою. Я всегда после второго звона отдыхать выхожу, а к третьему опять в собор.
Аполлинария Панфиловна. А уж я поеду. Народу мало; ни посмотреть не на кого, ни себя показать некому. Тут как ни оденься, никто не заметит.
Вера Филипповна. Мне все равно; я не за тем езжу.
Аполлинария Панфиловна. Нет, мы люди грешные; мы и в перковь-то ходим людей посмотреть да себя показать. Прощайте! (Уходит.)
Подходит Ераст.
Явление шестое
Вера Филипповна и Ераст.
Вера Филипповна. Присядь, Ераст, отдохни.
Ераст. Помилуйте, смею ли я! Ничего-с, я и постою.
Вера Филипповна. Ведь устанешь, служба-то длинна.
Ераст. Хоть всю ночь-с… Я этого себе в труд не считаю.
Вера Филипповна. Ну, как знаешь.
Ераст. Уж я и то должен за счастье считать, что с вами нахожусь… В одном доме живем, а когда вас увидишь!
Вера Филипповна. Да на что ж тебе меня видеть? Тебе хозяин нужен, а не я.
Ераст. Конечно, всякое дело ведется хозяином; только ведь мы от хозяина-то, кроме брани да обиды, ничего не видим. А коли есть у нас в доме что хорошее, коли еще жить можно, так все понимают, что это от вас. Ведь мы тоже не каменные, благодарность чувствуем; только выразить ее не смеем; потому, как вы от нас очень отдалены.
Вера Филипповна. Что за благодарность! Если я что и делаю, так, поверь, не из благодарности.
Ераст. Я это очень понимаю, только за что ж вы людей так низко ставите? Ведь это значит: «Делать, мол, для вас добро я могу из жалости — нате, мол, я брошу вам… только я так высока для вас, что вы даже н благодарить меня не смеете, и ни во что я считаю вашу благодарность, как есть вы люди ничтожные».
Вера Филипповна. Нет, нет, что ты, что ты! Я никогда так и не думала.
Ераст. Хотя вы и не думали, но оно так выходит по вашим поступкам.
Вера Филипповна. Нет, нет, ты, пожалуйста, не думай! Я нисколько не горда, а только что мне стыдно, когда меня благодарят; я ничего такого особенного… а что только должное…
Ераст. Как, помилуйте, какое должное! Да вот я уж и слов не найду, как вас благодарить.
Вера Филипповна. За что, Ераст?
Ераст. Такое внимание, такая, можно сказать, заботливость обо мне… разве я стою?
Вера Филипповна. Да про что ты?
Ераст. А подарок ваш… помилуйте! Ведь уж это даже вроде как по-родственному; да и от родственников нынче не дождешься… Какие ж мои заслуги против вас, помилуйте!
Вера Филипповна. Может, и есть тебе подарок, только ты на меня не думай!
Ераст. Эх, Вера Филипповна! Вот опять с вашей стороны гордость, а мне унижение. «Бросила тебе, нищему, а благодарности не желаю».
Вера Филипповна. Нет, нет, что ты… Бог с тобой! Ну, я, я…
Ераст. Благодарность… ведь оно такое чувство, что его не удержишь, оно из души просится. Может быть, сколько слез пролито, пока я дождался, чтоб вам ее выразить.
Вера Филипповна. Ну, хорошо, я принимаю твою благодарность.
Ераст. Позвольте ручку поцеловать.
Вера Филипповна. Ах, нет, что ты, что ты! я никогда…
Ераст. Да отчего же, помилуйте! Все дамы-с…
Вера Филипповна. Да нет, что это, как можно! Я знаю, что у дам и барышень целуют руки, да нехорошо это. За что нас возвеличивать, что в нас такого особенного? Мы такие же люди. Ведь это разве какого высокого звания или за святость жизни, а какое наше звание, какие ж мы святые! Которая разве уж сама себя не понимает, что она такое, ну, по глупости, и рада, а то как это равному человеку свою руку давать целовать. Вот у матери целуй! Потому нет больше ничего для тебя на свете, как ее любовь, ее забота, ее печаль о тебе.
Ераст. Хорошо, у кого жива родительница; а коли с детства кто сиротой остался.
Вера Филипповна. Что ж, божья воля.
Ераст. Это точно-с. Но разве другая женщина не может быть вместо матери-с?
Вера Филипповна. Никогда, Ераст, никогда!
Ераст. Нет, может-с. Положим так, что в ней любви такой уж не будет; да это ничего-с. Вы извольте понять, что такое сирота с малых лет. Ласки не видишь, никто тебя не пожалеет, а ведь горе-то частое. Каково сидеть одному в углу да кулаком слезы утирать? Плачешь, а на душе не легче, а все тяжелей становится. Есть ли на свете горчее сиротских слез? А коли есть к кому прийти с горем-то, так совсем другое дело: приляжешь на грудь с слезами-то, и она над тобою заплачет, вот сразу и легче, вот и конец горю.
Вера Филипповна. Правда твоя, правда. Присядь, Ераст.
Ераст. Нет, зачем же-с! Да мне ни серебра, ни золота, никаких сокровищ ка свете не надо, только б ласку видеть да жалел бы меня кто-нибудь. Вот теперь ваш подарок, конечно, я очень чувствую; а ведь для души тут ничего нет-с. Для меня только ласковое слово, совет, наставление для жизни в тысячу раз дороже всяких подарков. А ежели пожалеть, утешить в горе, заплакать вместе… об таких предметах зачем и мечтать! Потому этого никогда не дождешься…
Вера Филипповна. Отчего ж не дождешься? Ведь уж я плачу, Ераст!
Ераст. Это для меня сверх всякого ожидания. Такое счастье, что уж я и не знаю, как его оценить и чему приписать! Все-таки по крайности позвольте хоть ручку поцеловать.
Вера Филипповна (задумчиво). Не надо, мой друг; ты знаешь, что я не люблю.
Ераст. Вы сами изволили говорить, что у матери следует руки целовать, а вы для меня гораздо дороже-с. Потому мать — это дело даже довольно обыкновенное, у всякого она есть; а чтоб посторонняя женщина такие чувства имела — это, по нынешним временам, невозможно и встретить. Не обижайте, позвольте ручку!
Вера Филипповна. Ну, изволь, мой дружок. Только, пожалуйста, чтоб уж никогда…
Ераст (целуя руку). Как никогда, как никогда, помилуйте! Подняли меня до небес и опять приказываете мне взять оборот на старое положение. Я так осмеливался думать, что не последний раз я от вас такое утешение в своих горестях имею.
Вера Филипповна. Да я, дружок, только насчет поцелуев-то; а побеседовать с тобой, посоветовать что, потужить вместе я, пожалуй, и вперед не откажусь.
Ераст. Только того-с и жаждет душа моя.
Вера Филипповна. Что ж, отчего же! Тут дурного ничего нет.
Ераст. Окромя хорошего, ничего нет-с. Но при всем том я от вас отойду подальше; потому Аполлинария Панфиловна сюда приближается. (Уходит.)
Входит Аполлинария Панфиловна.
Явление седьмое
Вера Филипповна и Аполлинария Панфиловна.
Вера Филипповна. Воротились?
Аполлинария Панфиловна. Затолковалась с одной знакомой. А вы все еще тут сидели?
Вера Филипповна. Да, отдыхаю. Хорошо здесь воздухом-то подышать; еще поспею, служба долгая, часов до десяти.
Аполлинария Панфиловна. Да, да, конечно, на вольном воздухе… то дома-то, в четырех стенах сидеть! Проводить есть кому, так что ж вам! Не то что до десяти часов, хоть до полуночи оставайтесь.
Вера Филипповна. Я без провожатых, одна езжу.
Аполлинария Панфиловна. А словно как я тут вашего приказчика, Ераста, видела.
Вера Филипповна. Да, и я видела; так ведь он тоже помолиться пришел, а совсем не для проводов; он сам по себе, а я сама по себе.
Аполлинария Панфиловна. Да, конечно. Хороший он человек, солидный, скромный такой.
Вера Филипповна. Не знаю я их, приказчиков-то, да и вижу их очень редко. Какие они там, уж это не мое дело, это Потап Потапыч знает.
Аполлинария Панфиловна. Хороший человек, хороший: не болтун, не похвастает, женщину не опозорит, которая к нему снисходительность имеет, уж хоть умрет, а промолчит. Другие ведь такие охальники, чего и нет, наговорят; а этот хоть бы что и было, так режь его, не выдаст. Оно и дорого для нас, для женщин-то.
Вера Филипповна. Не понимаю я, что вы говорите.
Аполлинария Панфиловна. Да что вы, Вера Филипповна; что тут такого непонятного! Разумеется, скромный мужчина гораздо приятнее. Другой, знаете, и собой некрасив, а, глядишь, очень хорошая женщина любит. А за что? За скромность. Вот Оленька сама мне проговорилась, а он молчит и виду не подает.
Вера Филипповна. Оленька, говорите вы? Какая Оленька?
Аполлинария Панфиловна. Да Оленька, ваша племянница. Болтушка она; хорошо еще, что такого скромного человека нашла. Попадись она другому, гак уже муж-то давно бы узнал.
Вера Филипповна. Да что вы говорите! Может ли быть!
Аполлинария Панфиловна. Да что ж такого мудреного! Эх, матушка Вера Филипповна. Да сплошь да рядом, чему тут удивляться-то!
Вера Филипповна. Нет, я не верю вам, он кажется таким скромным, сиротливым.
Аполлинария Панфиловна. «Кажется». Да мужчина, каким ему нужно, таким он и кажется: где надо быть смирным, он смирен, где надо бойким, он бойкий; где плакать — плачет, где плясать — пляшет. Всякий мужчина коли он не дурак, так плут; а у всякого плута свой расчет. Разини-то повывелись, нынче палец в рот не клади, откусят.
Вера Филипповна. Ах, право, как это неприятно, как неприятно!
Аполлинария Панфиловна. Да вам-то что за дело: Пущай их…
Вера Филипповна. Да как же это… в нашем доме! Нет, нехорошо, нехорошо.
Аполлинария Панфиловна. Да ведь слухов никаких нет, никто про это тоже не говорит, все равно что нет ничего.
Вера Филипповна. Нет, все-таки… Вот поди узнай людей-то!
Аполлинария Панфиловна. Да зачем их узнавать! И верить никому не надо. Надо только самой быть осторожной. Ведь не к присяге же всякого приводить! Вот я никому не верю. Мало ли что сгоряча-то говорится… Пожалуй, меня обманывай, я не рассержусь: я зато сама десятерых обману. Ах, заболталась я с вами. Прощайте, домой пора.
Вера Филипповна. Уж и я.
Аполлинария Панфиловна. Что так? Вы достоять хотели?
Вера Филипповна. Да что-то нездоровится, так как-то не по себе.
Аполлинария Панфиловна. Погуляйте немножко! На воздухе-то лучше. Куда вам торопиться!.. Да где он тут? Вон, кажется, идет… Парень-то так, без дела шатается… он и проводит вас. Прощайте! (Уходит.)
Вдали показывается Ераст.
Явление восьмое
Вера Филипповна и Ераст (вдали).
Вера Филипповна. Кто из них лжет: он или она? Да что мне, в самом деле… как хотят; мне за них не отвечать. Только вот уж разговаривать-то не надо. Разве пойти в собор… да нет, какая уж молитва.
Ераст подходит.
Что тебе, Ераст?
Ераст. Не будет ли какого приказания от вас?
Вера Филипповна. Какие приказания! Я уеду сейчас.
Ераст. А мне-с?
Вера Филипповна. Да что ж мне до тебя! Хочешь оставайся, хочешь — домой ступай.
Ераст. Только и всего-с?
Вера Филипповна. Чего ж тебе! Я приехала молиться, ты тоже; я себя знаю, и ты свое место понимай.
Ераст. Это уж совсем другой разговор против давешнего, одно к другому не подходит.
Вера Филипповна. Ну, что ж делать! Пока человека не знаешь, так ему и веришь; а как узнаешь про дела его, так по делам ему и цена.
Ераст. Теперь я понимаю. Так я и ожидал. Значит, в ваших глазах меня очернили; и теперь, что было Для меня дорогого на свете, я всего лишен, потому вы считаете меня неосновательным человеком. Ну, что ж Делать? Знать, такая судьба, так тому и быть. Но после всего этого позвольте вам сказать два слова.
Вера Филипповна. Говори!
Ераст. Первое-с: ничего такого и никаких дурных дел за мной нет. Если что вам сказано, так это все пустое, все наносные слова. Есть за мной один грех: что я больше всего на свете уважаю и люблю женщину, которая очень высока для меня; но этого я грехом не ставлю.
Вера Филипповна. Ну, дальше что ж?
Ераст. Так как вижу я со всех сторон одни нападки и ниоткуда мне никакой радости и утешения нет; так для чего жить-с? Не в пример лучше будет, ежели свою жизнь покончить.
Вера Филипповна. Что ты, бог с тобой! Какие ты слова говоришь!
Ераст. Слова самые настоящие; все это так и будет. Спасения мне нет, спасти меня никто не может… только может одна женщина, и эта женщина — вы-с!
Вера Филипповна. Да очень бы я рада и готова.
Ераст. Только и от вас мне спасения ожидать нельзя.
Вера Филипповна. Почему же ты так думаешь?
Ераст. Вы меня не пожалеете. что такое я для вас? Стоит ли вам из-за меня себя беспокоить!
Вера Филипповна. Нет, пожалею, пожалею.
Ераст. Нельзя вам пожалеть, вам ваше звание не позволяет; приказчик хоть умирай, а хозяину до этого дела нет — такой порядок.
Вера Филипповна. Да какой там порядок! По-христиански всякого жалеть следует.
Ераст. Опять же у женщин всякое дело все им грешно да стыдно; и все-то они греха боятся, а еще больше того стыда.
Вера Филипповна. Да как же, миленький, стыда не бояться? Для того он и стыд называется, чтобы его боялись.
Ераст. Позвольте-с! Ежели бы был такой закон, чтоб совсем даже не прикасаться до мужчины ни под каким видом, а кто прикоснется, так это грех и стыд. И вот, если мужчина на ваших глазах тонет, а вам только руку протянуть, и он спасен. Ведь вы руки не протянете, потому это стыдно; пущай он тонет.
Вера Филипповна. Как руки не протянуть! Да если человек тонет, до стыда ли тут! Стыд ведь только в обыкновенной жизни очень нужен, а то он не очень важен: как что посерьезней, так его и нет.
Ераст. Ну, вот только всего-с, и кончен разговор-с. Стыдно по ночам к мужчинам на свидание ходить; а вы, значит, ко мне пожалуете.
Вера Филипповна. Что ты, что ты, опомнись!
Ераст. Мне жизнь недорога; я не живу, а только путаюсь в своей жизни; стало быть, и жалеть ее нечего, и, значит, я человек отчаянный. Кроме вас, я никому на свете не верю и никого не уважаю. Вам я желаю рассказать всю свою жизнь: как жил, что делал, и все свои помышления, и спросить у вас совета, каким манером и для чего мне существовать на этом свете и влачиться па земле. Это разговор не минутный, тут мало часа полтора или два потребуется. Видеться мне с вами негде, к себе в комнату я вас приглашать не смею; по этому самому пожалуйте завтра вниз, в контору, в десять часов вечера. Потап Потапыч, по обыкновению, в эти часы находятся в отъезжих полях, в доме все будет погружено в глубоком сне; значит, нам полная свобода.
Вера Филипповна. Да нет, что ты, какая свобода! Ты перестань глупости-то!..
Ераст. Если в десять часов не придете, в одиннадцать — у вас в доме упокойник.
Вера Филипповна. Ах, страсти! Да не говори, пожалуйста!
Ераст. Придете?
Вера Филипповна. Да уж нечего с тобой делать… что ж, видно, надо прийти.
Ераст. Так я и ожидал, потому у вас душа особенная. Вот она, Москва-то река недалеко, нырнуть в нее — одна минута; но как вас увижу, совсем другие мысли У меня проясняются.
Вера Филипповна. Нет, уж ты, пожалуйста, поберегай себя.
Ераст. Теперь еще желаю я знать от вас: обиду вы прощаете?
Вера Филипповна. Какова обида, миленький!
Ераст. Ну, вот-с человек у вас украдет что или ограбит вас, ну, вред вам какой сделает… Так вы простите его или всю жизнь будете зло на него в душе иметь?
Вера Филипповна. Нет, как можно! Пусть его бог судит, а я прощу.
Ераст (горячо обнимает и целует ее). Вот вам и обида-с!
Вера Филипповна. Ай! (Отбегает.)
Ераст. Ну, казните!
Вера Филипповна. Как же ты?.. Зачем это? (Отирает слезы.)
Ераст. Приказывайте, что мне над собой делать!
Вера Филипповна тихо плачет.
Уж теперь самому-то в омут броситься будет мало для меня, а утопить меня надо с камнем за мое невежество.
Молчание.
Вера Филипповна (взглянув на Ераста). Неужели ты домой, этакую даль, пешком пойдешь? Поедем, и подвезу.
Молчание.
Ераст. Да-с… уж лучше б меня казнили… Заместо всего… такие слова… да это… разве от ангела дождаться.
Вера Филипповна. Ну, что ж… ты не подумавши… А вот подумаешь, так увидишь, как это тяжело и больно для меня.
Ераст. И сейчас понимаю: тяжело и больно для вас, а с моей стороны даже довольно низко… И никогда вперед не посмею и подумать-с… Только, я полагаю… все-таки в этом никакой обиды нет для вас.
Вера Филипповна (улыбаясь). Да, пожалуй. Очень, очень дурно ты сделал, и никак я не могла от тебя ожидать… а коли правду сказать… если ты каешься да говоришь, что вперед не будешь… так… само собой… какая ж тут обида! Простить тебя очень можно. Поедем, Ераст!
Уходят.

Действие третье

ЛИЦА:
Каркунов.
Халымов.
Вера Филипповна.
Константин.
Ольга.
Ераст.
Огуревна.

Комната со сводом в нижнем этаже дома Каркунова. На правой стороне (от актеров) дверь в комнату Ераста, на левой — в коридор; поперек комнаты дубовый прилавок, за ним две конторки с табуретами; на стене часы. Кипы товаров в суровых парусинных сорочках сложены у прилавка. В глубине два окна.
Явление первое
Ераст за конторкой, на конторке свеча.
Ераст. А похоже, что Константин правду сказал: хозяин ходит сердитый, на свет не глядит; все ворчит: «Надо прикончить фабрику, выгоды никакой нет…» Дело не хвали! Пойдешь по Москве шляться, мостовую гранить. Денег на черный день не припасено… Да как их и припасешь на таком жалованье? Как прогуляешь месяца три-четыре, а то и все полгода без места, вот и узнаешь, где раки-то зимуют. Затянешься в долги, платьишко все размотаешь… ведь голод-то не тетка, пожалуй, в такое звание попадешь, что после и не выцарапаешься. Мало ль их зимой в летнем платье по городу ходят, за копеечки пляшут на морозе да руки протягивают. Эх ты, жизнь! Как подумаешь, так мурашки у тебя по спине-то заползают. Тут не то… что… тут на разбой пойдешь… Оно точно, что хозяйка наша женщина редкостная, совсем какая-то особенная, и какую я теперь штуку гну, так немного это лучше, что зарезать человека. А как подумаешь об жизни об своей, так оно и выходит, что своя рубашка к телу ближе… Коли не выгорит дело у Константина, ну, была не была… то я теряю! Только и всего, что в том же чине останусь, как был… Был ничего и останусь ничего… А разживется Константин, так и я хоть немножко побарствую… получу с него деньги, покучу, сколько мне надо, оденусь по последнему журналу, поступлю на место хорошее: нынче жалованье-то по платью дают. Само собою, дурного хорошим не назовешь; да разница-то велика: по морозу в каком-нибудь страм-пальто прыгать да в кулаки подувать или в шубе с седым бобровым воротником по Ильинке проехаться. (Взглянув на стенные часы.) Еще без двадцати минут десять. Пойти взять книжку. (Уходит со свечой.)
В комнате темно, лунный свет. Входит Вера Филипповна, Огуревна со свечкой остается на пороге.
Явление второе
Вера Филипповна и Огуревна.
Вера Филипповна (тихо). Поди поставь свечку на лестницу, да сама там посиди, подожди меня.
Огуревна. А? Ну… подожду, подожду…
Вера Филипповна. Поди на лестницу, говорю я.
Огуревна. Куда на лестницу, зачем?
Вера Филипповна. Поди, поди, говорю я, взойди на лестницу, да и сядь там.
Огуревна. Ну, и ничего здесь… и пойдем, что ли?
Вера Филипповна. Ступай одна, я сейчас приду, подожди там!
Огуревна. Час-то который?
Вера Филипповна. Да ты ступай уж.
Огуревна. То-то, мол, что теперь? Утро аль вечер?
Вера Филипповна. Да какая тебе надобность! Утро ли, вечер ли, все равно тебе. Ты ступай, ступай!
Огуревна. А? Ступай! Куда ступай?
Вера Филипповна. Ты на лестницу ступай, наверх! Как ты не понимаешь?
Огуревна. Да, понимать… Ты днем говори, так я пойму… а ночью человек, что он может понимать? Ты ему то, а он тебе то; потому заснул человек, все одно что утонул. А ежели ты его разбудишь, ну, какое у него понятие?
Вера Филипповна. Ступай, ступай!
Огуревна (оглянувшись). Батюшки, да где это мы?
Вера Филипповна. Ступай, ступай, не твое дело.
Огуревна. А ведь мне мерещится, что ты это у себя в спальне, на постеле лежа, мне что приказываешь.
Вера Филипповна. Ступай, ступай, вон прямо по коридору — на лестницу наверх, да там и жди! Да не усни дорогой-то!
Огуревна (уходя). Ладно, мол, ладно.
Вера Филипповна. Куда ты? Куда ты? Прямо, прямо… Свечку-то не урони!.. (Затворяет дверь и отходит от нее.) Где же он? Он в своей комнате. Ну, я туда не пойду. (Прислушивается.) Кто-то идет со двора… по коридору… сюда кто-то… (Входит за прилавок и садится за кипы товару.)
Входит из коридора Ольга, навстречу ей Ераст выходит из своей комнаты со свечкой.
Явление третье
Ольга и Ераст.
Ераст. Ты зачем? Кто тебя просил?
Ольга. А затем, чтоб сказать тебе прямо в глаза, что бессовестный ты человек.
Ераст. Так, я думаю, ты это после успела бы, торопиться-то тебе некуда.
Ольга. Да душа не терпит, постылый ты человек. Вот как ты за любовь-то мою, вот как! Да ведь со мной шутить нельзя… Я тебя, голубчик, погоди!..
Ераст. Да потише ты! Ты не в своей квартире — дебоширничать-то! Ты в чужом доме. (Заглядывает в коридор.)
Ольга. Да что мне! Я и знать не хочу!
Ераст. Нет, вот что: ты лучше оставь до завтра, мы с тобой после поговорим.
Ольга. Да не могу я, не могу; душа кипит, не могу.
Ераст. Ну, говори, только скорей! Что там такое у тебя случилось?
Ольга. Я только одному дивлюсь, как у тебя хватает совести прямо глядеть на меня. Ах, убила б я тебя.
Ераст. Да уж довольно твоих ахов-то! Ты дело-то говори!
Ольга. Аполлинария Панфиловна видела тебя с теткой вместе? Говори! Видела?
Ераст. Ну, так что ж за беда? Видела так видела
Ольга. И ты можешь после этого равнодушно со мной разговаривать; и тебе ничего не стыдно? Вот и выходит, что глаза-то у тебя бесстыжие.
Ераст. Да дальше-то что? Ты дело-то говори! Некогда мне с тобой проклажаться. (Заглядывает в коридор.)
Ольга. чего ж тебе еще дальше-то, чего еще?
Ераст. А коли только, так и ступай домой. Стоило прибегать из-за таких пустяков.
Ольга (чуть не плачет). Что ж, тебе мало этого? мало?
Ераст. Разумеется, мало, а ты как думала!
Ольга. Мало! чего ж тебе? Удавиться мне, что ли?
Ераст. Коли твоя глупость заставляет тебя давиться, так давись! Я тебе больше скажу! Твоя тетка сейчас ко мне сюда придет. Слышишь ты это?
Ольга. Ну, так не бывать же этому; себя не пожалею, а уж не позволю тебе так издеваться надо мной.
Ераст. Позволишь.
Ольга. И не говори ты мне, и не терзай ты меня; а то я таких дел наделаю, что ты сраму и не оберешься.
Ераст. Погоди, слушай ты меня! Сейчас придет сюда твоя тетка, а через десять минут нагрянет сюда Потап Потапыч с твоим мужем и накроют ее здесь.
Ольга. что, что? то еще за глупости придумываешь?
Ераст. Ну, уж это не твоего ума дело.
Ольга. Да зачем, к чему это?
Ераст. Стало быть, так надо.
Ольга. Да голубчик, миленький, скажи!
Ераст. То-то вот, так-то лучше; а то шумишь да грозишь без толку. (Смотрит в дверь.) Пожить-то тебе получше хочется — и одеться, и все такое?
Ольга. Как не хотеться! Дурное ли дело.
Ераст. А муж-то твой давно прогорел, да еще долгов много. Коли дядя ему наследства не оставит, так ему в яму садиться, а тебе куда?
Ольга. Уж ты меня не оставь, Ераст, на тебя только и надежда.
Ераст. Да мне самому-то не нынче-завтра придется по Москве собак гонять. А как застанет Потап Потапыч жену здесь, меня-то за ворота дубьем проводит, да уж и ей наследство не достанется, а все ваше будет. Так видишь ты, я для вас с мужем себя не жалею; а ты тут путаешься да мешаешь.
Ольга. Да разве я знала…
Ераст. Так вот знай! Ну, иди, иди!
Ольга. А ведь я думала, что ты ее любишь.
Ераст. Как бы не полюбить, да не такая женщина. К ней не скоро подъедешь.
Ольга. А ты бы не прочь подъехать, кабы можно?
Ераст. Да, конечно, чего ж зевать-то!
Ольга. Ах ты постылый! Так вот не пойду же, не пойду.
Ераст. Кому ж ты угрозить хочешь? Себе ж хуже сделаешь. Да тебя муж-то убьет до смерти, коли ты нам помешаешь.
Ольга. Да я бы ушла, да как тебя оставять-то с ней? Сомнительно мне.
Ераст. Ревность. Ты о тетке-то по себе судишь!.. Не сумлевайся. Она не такая, не вам чета. Ну, ступай скорее, скоро десять часов.
Ольга. Ну, смотри же ты у меня! И, кажется… тогда не живи на свете.
Ераст. Да будет уж, ступай! Постой! Идет кто-то. Вот дотолковались. Беги в мою комнату, возьми свечку. Затворись и сиди там, не дыши.
Ольга уходит со свечкой. Ераст подходит к двери коридора.
Явление четвертое
Ераст и Вера Филипповна.
Ераст (у двери). Вера Филипповна, это вы-с?
Вера Филипповна (выходя из-за перегородки). Нет, Ераст, я давно уж здесь.
Ераст (хватаясь за голову). Все слышали?
Вера Филипповна. Все.
Ераст. Стало быть, знаете теперь, каковы мы люди?
Вера Филипповна. Знаю, Ераст.
Ераст. Оправданий нет, и язык не подымется оправдываться перед вами! что ж мне, плакать, прощенья просить, в ногах валяться? Так я, может, и потерянный человек, но унижаться не стану, низкости во мне нет. Все дело налицо, ясно… уж тут нечего… Следует вам только пренебречь нами, плюнуть и уйти… и оставайтесь опять такой высокой женщиной, как вы были, не связывайтесь с такими людьми, как мы.
Вера Филипповна. Так я и сделаю. Ты как точно угадал мои мысли.
Ераст. Но позвольте! Человек я для вас маленький, ничтожный, так все одно, что червь ползущий; но не откажите сделать мне последнюю милость. (Становится на колени.) Скажите, что-нибудь да скажите! Ругайте, прощайте, проклинайте; ну, что вам угодно, только говорите — мне будет легче; ежели же вы уйдете молча, мне жить нельзя. Не убивайте презрением, сорвите сердце, обругайте и уйдите!..
Вера Филипповна. Изволь. Встань.
Ераст встает.
Ты меня хотел обмануть, а бог меня помиловал, стало быть мне жаловаться не на что. Мне радоваться надо, что бог меня не забыл. Хоть сто раз меня обманут, а все-таки любить людей я не отстану. Только одно я скажу тебе: любить людей надо, а в дела их входить не нужно. тобы входить в дела людей, надо знать их, а знать мне их не дано. Коли я не умею разобрать, кто правду говорит, а кто обманывает, так лучше не браться за это. Кто молча нуждается, кто просит, кто руку протягивает — всякому помоги и проходи мимо с легким сердцем. А станешь ты людей про их нужды расспрашивать, так волей-неволей тебя обманут, потому что всякому хочется себя оправдать, свою вину на других либо на судьбу свалить, всякому хочется себя получше показать, своих-то грехов, своей-то вины никто тебе не скажет. А догадаешься ты, что тебя обманывают, и осудишь человека, так уж какое тут добро, только грех один. А вот как надо жить нам, глупым людям: люби людей, и не знай их, и не суди. Я не за свое дело взялась, моя забота люди бедные, беспомощные; а вы сами себе поможете; ишь как ловко вы всё придумали. Видеть тебя и разговаривать с тобой уж больше мне незачем. Ты прощенья-то за свой грех проси не у меня, а выше, а коли и мое прощенье тебе нужно, так я тебе прощаю. С богом! Мы теперь чужие. (Идет к двери.)
Ераст. Вот, кажется, к воротам кто-то подъехал, да уж теперь вас не застанут.
Вера Филипповна. Тебе дела до меня нет, ты об себе думай, я не боюсь. Что правому человеку бояться. (Уходит.)
Ераст. Вот важно! хорошо, очень хорошо, лучше требовать нельзя. Ну, Константин, подвел ты меня ловко! Во всей форме я теперь невежа перед ней, да и самому-то на себя глядеть противно. Вот так налетел! Я стыда-то еще в жизни не видал, так вот попробовал. Эх, сирота, сирота, учить-то тебя да бить-то было некому. Вот и беда, как твердо-то не знаешь, что хорошо, что дурно. Нет, уж лучше бедствовать, чем такими делами заниматься! Только бы бог помог. До поту меня стыд-то пробрал; да пот-то какой, холодный. (Подходит к двери своей комнаты.) Ольга!
Выходит Ольга со свечой.
Явление пятое
Ераст и Ольга.
Ераст (берет свечу и ставит на конторку). Иди домой! Беги скорей!
Ольга. Что, что случилось?
Ераст. Когда тут разговаривать! Беги скорей, застанут.
Ольга. Так я завтра к тебе забегу.
Ераст Да ладно, ладно..
Ольга. Ведь ты меня любишь, ты меня ни на кого не променяешь?
Ераст. Нашла время нежничать. Беги, говорят тебе.
Ольга (обнимает Ераста). Ну, прощай, милый, прощай. (Отворяет дверь в коридор.) Ай! (Подбегает к Ерасту.) Дяденька там, муж…
Ераст. Беги ко мне в комнату, прячься там хорошенько.
Ольга убегает. Ераст садится за конторку и раскрывает конторскую книгу.
Входят Каркунов, Халымов и Константин. Ераст встает и кланяется.
Явление шестое
Ераст, Каркунов, Халымов и Константин.
Каркунов (садясь на стул). Чем мне не житье, кум, а? Какого еще житья надо? Приказчики ночи не спят, над книгами сидят; а не пьянствуют ведь, не безобразничают.
Халымов. Каков хозяин, таковы и приказчики, хозяин трезвой жизни, и приказчики по нем.
Каркунов. Да, да, верно, кум, верно. Другие-то приказчики по трактирам, да всякое безобразие…
Халымов. Да ведь они глупы, они думают, что трактиры-то для них устроены, а не знают того, что трактиры-то и всякие безобразия для хозяев, а не для приказчиков.
Каркунов. Так, так это, кум, так точно. А мои, видишь, как стараются. Старайся, Ераст, старайся!
Ераст. Я, Потап Потапыч, все силы полагаю.
Каркунов. Да вижу, как не видать, чудак, вижу. Старайся, старайся. Забыт не будешь. А племянник, кум, слов-то я, слов не подберу, как нахвалиться. Я за ним как за каменной стеной! Как он дядю бережет! Приедет с дядей в трактир, сам прежде дяди пьян напьется! Золотой парень, золотой! Едем ночью домой, кто кого везет — неизвестно, кто кого держит-не разберешь. Обнявшись едем всю дорогу, пока нас у крыльца дворники не снимут с дрожек.
Халымов. Чудесно! Значит, дружески живете. Чего ж лучше!
Константин. Стараюсь, помилуйте, себя не жалею… Как можно, чтобы я для дяденьки…
Каркунов. Вот и нынче, видишь, как старался, чуть на ногах держится.
Константин. Для куражу, дяденька, для куражу. Коль скоро вы меня в свою компанию принимаете, должен же я понимать себя, значит, должен я вас веселить. А если я буду повеся нос сидеть, скука, канитель… для чего я вам тогда нужен?
Каркунов. Молодцы, молодцы, ребята! А, кум, так ведь?
Халымов. Твое дело.
Константин. Я, дяденька, всей душой… Да, кажется, так надобно сказать, что во всем доме только один я к вам приверженность и имею.
Каркунов (встает). Спасибо, голубчик мой, спасибо! (Кланяется в пояс.)
Константин. Чувствовать вашу благодарность я> дяденька, могу… душу имею такую… благородную…
Каркунов. И тебе, Ераст, за твою службу спасибо! (Кланяется.) Спасибо, дружки мои! Ты, Ераст, завтра утром расчет получишь! (Константину.) А ты так, без расчету, убирайся! И чтобы завтра духу вашего не пахло…
Ераст молча кланяется.
Константин. Вы, дяденька, извольте найти виноватых, а я надеюсь перед вами правым остаться.
Каркунов. Не надейся, дружок, не надейся. Уж ты тем виноват: как ты смел против тетки… что она и что ты? Так ведь, кум, я говорю?
Халымов. Да ну тебя, разговаривай один! И так хорошо поешь, чего еще! Подпевать тебе не нужно. Пой, а мы слушать будем.
Каркунов. Ты спьяну-то забылся; ты забыл, что ты ничто, ты прах, тлен, последний гвоздь в каблуке сапога моего! А тетка твоя женщина благочестивая, богомольная… Да ведь она жена моя, жена моя… Как же ты смел? Как ты меня, братец, обидел, как обидел.
Константин. Я так чувствую, что все ваши слова только одна шутка, вы своей фантазии отвагу даете. Извольте разобрать дело, поискать хорошенько кругом да около, тогда и окажется, кто прав, кто виноват.
Каркунов. Погоди, погоди, твои речи впереди! Мы теперь другую материю заведем. (Плачевным тоном.) Вот, кум, горе мое, зубы плохи стали!
Халымов. Свежие закажи, коли природные изжевал; нынче покупные получше своих.
Каркунов. Да и то покупные, своих-то давно нет. Вот смотри! Да не востры, костяные, ну что в них! А что, кум, если заказать железные, сделают? Я большие деньги заплачу.
Халымов. Да что ты, баба-яга, что ли?
Каркунов. Да, я баба-яга, а ты как думал? Вот как будут железные зубы-то, вот и буду я ими жевать жену-то — жевать, жевать… Константин, сослужи последнюю службу, где жена, где жена моя, боярыня?
Константин. Да вот, надо полагать, дяденька, что она вот тут. (Указывая на комнату Ераста.) Уйти ей было некуда.
Ераст. Ошибаетесь.
Константин. Нет, уж теперь не увернешься, с поличным поймали! Коли ты дяденькиных благодеяний не чувствуешь, что ты за человек после этого. Пожалуйте, дяденька! (Отворяет дверь в комнату Ераста.)
Каркунов (у двери). Жена, Вера Филипповна, выходи! Нейдет, церемонится… Пожалуйте сюда, честью вас просим. Эх, баба-то заломалась, заупрямилась… Видно, пойти самому, покланяться ей хорошенько! (Уходит, слышен его хохот; показывается из двери.) Тсс… тише!.. Нашел, нашел, находку нашел. Ни с кем не поделюсь! ур, одному! (Уходит и быстро возвращается, таща за руку Ольгу.) Вот она, вот она, жена-то! С Вглядывается, потом подбегает к Константину и ударяет его по плечу.) Жена… жена, да не моя, чудак!
Константин. Вот так раз… Ну — Ольга!
Явление седьмое
Константин, Ераст и Ольга.
Константин. Ну, Ольга…
Ольга убегает в коридор.
Не отбегаешься, расчет с тобой будет. (Ерасту.) А с тобой как нам разбираться, как с тобой считаться будем?
Ераст (вынимает вексель, разрывает, свертывает о комок и бросает). Вот тебе и все счеты. Возьми свой вексель! Считаться нам нечего. Плакаться не на кого, не рой другому яму…
Вбегает Ольга.
Ольга. С дяденькой в коридоре дурно сделалось… говорят, удар… он умирает…
Константин. А, умирает? Так это другое дело.
Ольга (заглянув в коридор). Умер.
Константин. Ну, Ольга, стоило бы убить тебя; а теперь я тебе в ножки поклонюсь. По твоей милости дядя помирает без завещания, и я теперь полный хозяин всему этому.

Действие четвертое

ЛИЦА:
Каркунов.
Вера Филипповна.
Халымов.
Аполлинария Панфиловна.
Константин.
Ольга.
Ераст.
Иннокентий.
Огуревна.
Один из фабричных.

Декорация первого действия.
Явление первое
Огуревна, потом Аполлинария Панфиловна.
Огуревна. Никак, кто-то идет! Не заперла я дверь-то. Не из нищих ли? Пожалуй, стащат что. (Идет к двери.)
Входит Аполлинария Панфиловна.
Здравствуйте, матушка Аполлинария Панфиловна!
Аполлинария Панфиловна. Здравствуй, Огуревна! Все ли вы тут живы?
Огуревна. Покуда живы, еще бог грехам терпит.
Аполлинария Панфиловна. Как здоровье Потапа Потапыча?
Огуревна. Все так же, матушка, перемены не видать.
Аполлинария Панфиловна. Встает с noстели-то?
Огуревна. На полчасика, не больше; побродит по комнатам, на палочку опирается, да под руки держим; посидит на кресле, да и опять сведем его на постель; сидеть-то силушки нет у него.
Аполлинария Панфиловна. А как сердцем-то: по-прежнему блажит аль нет?
Огуревна. Нет, как можно, не в пример тише стал. Да доктор говорнт, чтоб не сердился, а то вторительный удар ошибет, так и жив не будет. Он теперь совсем на Веру Филипповну расположился, так уж и не наглядится; все-то смотрит на нее, да крестит, да шепчет ей: «Молись за меня, устрой мою душу, раздавай милостыню, не жалей!» А уж такая ль она женщина, чтоб пожалела!
Аполлинария Панфиловна. Много добра-то делает?
Огуревна. Уж и говорить нечего. Только и дела у ней, что расспрашивает о бедных да и сама их разыскивает. А потом на бумажку пишет: кому, когда и сколько отвезти или послать. У ней на каждый день расписано: один раз в неделю уж непременно в острог съездит, а то по тюрьмам да по больницам. А что рассылает по обителям да по церквам по дальним! Окроме того, каждый день, после обедни, до десяти часов у них полон двор нищих и всякого народу; сама их всех оделяет. Да что ходит этих с книжками да с кружками! Такие-то заходят странники, что глядеть на них страсть; другой как есть разбойник, а она их всех угощает. А по праздникам кормит бедных-то — вот тут-то всякого народу насмотришься. Вот у нас тут и приемная рядом с ее спальней. Сюда прямо и лезут все.
Аполлинария Панфиловна. Много к вам бедных-то ходит!
Огуревна. Много. И утром и вечером ходят. Дворникам всех велено до самой допущать, так они и пускают народ, не разбирая. Как святые живем, не бережемся; деньги из сундука вынет, да так на стол и бросит, так и валяются, а то и сундук забудет запереть. И как это нас не ограбят до сих пор.
Аполлинария Панфиловна. А кто ж у вас за больным-то ходит?
Огуревна. Попеременно, либо я, либо она, а то еще старичка из богадельни взяли. Вот и сейчас она У Потапа Потапыча сидит; я пойду переменю ее, пошлю к вам. (Уходит.)
Аполлинария Панфиловна. Да неужто уж так окрепла женщина, что, кроме милостыни, ничего не знает? А ведь еще молода. удно! Как же нам-то, грешным, на себя смотреть после этого? Да нет, словно как этого и не. бывает. Да вот попробуем: попытка не шутка, а спрос не беда.
Входит Вера Филипповна.
Явление второе
Аполлинария Панфиловна и Вера Филипповна.
Аполлинария Панфиловна. Здравствуйте, Вера Филипповна, золотая моя! Как поживаете?
Вера Филипповна. Какой еще жизни! Вот только сам-то болен; а то как в раю живу.
Аполлинария Панфиловна. Во всем довольстве, значит?
Вера Филипповна. Да какое мое довольство! Мне для себя ничего не нужно; тем я довольна, что всякому бедному помочь могу; никому отказывать не приходится, всякий с чем-нибудь да уйдет от меня! Сколько богатства-то и доходу у Потапа Потапыча! 1 очно я из моря черпаю, ничего не убывает, тысячу-две истратишь, а три прибудет. Или уж это бог посылает за добрые дела.
Аполлинария Панфиловна. Много ль в день-то раздаете?
Вера Филипповна. Я не считаю, день на день не придется. Вот нынче много отдала; за племянника, Константина Лукича, долги заплатила, из заключения его выкупила.
Аполлинария Панфиловна. А уж Потап Потапыч в ваши дела не вступается?
Вера Филипповна. Нет, к нему только кланяться ходят, которые люди с чувством. А он только плачет, крестится да меня благодарит. Никогда бы мне, говорит, так о своей душе не позаботиться, как ты об ней заботишься: я хоть бы и хотел бедным людям помочь, так не сумел бы!
Аполлинария Панфиловна. Все уж, значит, теперь вам предоставлено?
Вера Филипповна. Все, все.
Аполлинария Панфиловна. Значит, во всей форме завещание сделано?
Вера Филипповна. Нет, он хочет при жизни все на мое имя перевести по какой-то бумаге, по купчей или по дарственной, уж не знаю. Исай Данилыч хлопочет об этом в суде.
Аполлинария Панфиловна. Слышала я от него, слышала… Он хотел нынче к вам заехать… Не за этим ли делом уж? Ну, чай, не вдруг-то Потап Пота-пыч решился, разве что болезнь-то убила.
Вера Филипповна. Нет, он равнодушно… только одно от меня требовал, чтоб я поклялась нейти замуж после его смерти.
Аполлинария Панфиловна. Ну, что ж вы?
Вера Филипповна. Божиться не стала, я грехом считаю, а сказала, что я и в помышлении этого не имею. что мне за охота себя под чужую волю отдавать? Будет, пожила.
Аполлинария Панфиловна. Ну, нет, не закаивайтесь, зароку не давайте!
Вера Филипповна. Я никому зароку и не даю; я только знаю про себя, что не быть мне замужем; скорей же я в монастырь пойду. Об этом я подумываю иногда.
Аполлинария Панфиловна. Не раненько ли в монастырь-то?
Вера Филипповна. Ох, да одна только и помеха, моложава я, вот беда-то!
Аполлинария Панфиловна. Да что ж за беда. По-нашему, так чего ж лучше! Мы что белил-то Да разных специй истратим, чтоб помоложе казаться; а у вас этого расходу нет. А ведь это расчет немаленький.
Вера Филипповна. Нет, я к тому, что соблазну боюсь; народу я вижу много, так греха не убережешься. Сама-то я не соблазнюсь, а люди-то смотрят на меня, кто знает, что у них на уме-то! Молода еще да богата, другому в голову-то и придет что нехорошее — вот и соблазн; а грех-то на мне, я соблазнила-то. Вот горе-то мое какое!
Аполлинария Панфиловна. Коли только и горя у вас, так еще жить можно. А я к вам с просьбой! Надо помочь одному человеку.
Вера Филипповна. С радостью, что могу.
Аполлинария Панфиловна. Ему многого не нужно; ему только слово ласковое.
Вера Филипповна. За этим у меня дело не станет.
Аполлинария Панфиловна. Так поеду, обрадую его.
Вера Филипповна. К Потапу Потапычу не зайдете?
Аполлинария Панфиловна. Я через полчасика к вам заеду с мужем, тогда уж и с Потап Потапычем повидаюсь. Да, забыла… Оленьку сейчас видела, катит в коляске, так-то разодета.
Вера Филипповна. Ну, бог с ней, не нам судить.
Аполлинария Панфиловна. До свидания! (Уходит.)
Вера Филипповна (у двери в коридор). Кто там? Проводите Аполлинарию Панфиловну…
Входит Огуревна.
Явление третье
Вера Филипповна и Огуревна.
Огуревна. Сам-то уснул, я у него старичка посадила.
Вера Филипповна. Поди-ка посиди в передней; а то взойдет кто, и доложить некому.
Огуревна. Чай, там есть кто, неужто ж нет! Да что мудреного! Ишь у нас какой присмотр-то в доме! Как сам захворал, так никакой строгости не стало. (Отворяет дверь в переднюю.) Да и то никого нет.
Вера Филипповна (садится к столу). Много ль у меня денег-то осталось? (Вынимает из кармана деньги.) О, еще довольно! Надо б их в шкап убрать, да пусть здесь полежат, кто их тронет. (Кладет на стол деньги.) Куда мне завтра-то? (Берет бумажку со стола и читает.) «На Разгуляй, ко вдове с сиротами». Муж на железной дороге, так машиной убило. Да, вот она, жизнь-то. И день и ночь при машине, семью-то и видел не надолго. А машина… ведь она железная — разве она чувствует, что он один кормилец-то. Убила, да и дальше пошла. А вдове-то с детьми каково!
Входит Огуревна.
Огуревна. Матушка, Константин Лукич пришел с некием странником.
Вера Филипповна. Ну что ж, пусти!
Огуревна. Матушка, пускать ли странника-то? Вида-то он, как бы тебе сказать, больше звериного, ничем человеческого.
Вера Филипповна. С виду-то и ошибиться недолго. Ничего, пусти!
Огуревна уходит. Вера Филипповна отходит от стола к дивану.
Входят Константин, одет бедно, пальто короткое, поношенное, панталоны в сапогах, и Иннокентий.
Явление четвертое
Вера Филипповна, Константин и Иннокентий.
Вера Филипповна. Милости прошу. Присядьте!
Константин. С Хитрова рынка пешком путешествовали, так отдохнуть надо. (Садится.)
Иннокентий. Благодарим, государыня милостивая. (Садится.)
Вера Филипповна. Как же ты, Константин Лукич, устроиться думаешь? К месту бы куда определился, что ли.
Константин. Что мне к месту, я сам человек богатый.
Вера Филипповна. Ну, полно шутить-то!
Константин. Наследства жду.
Вера Филипповна. Откудова?
Константин. Об этом разговор после. Вы бы, тетенька, покормили странных-то!..
Вера Филипповна. Я не знала, что ты голоден. Подите вниз, там внизу стол накрыт, покушайте!
Константин. Я сухояденья не люблю; прежде надо горло промочить.
Вера Филипповна. Негде взять, миленький, мы вина не держим.
Константин. Были б деньги, а вина достать можно.
Вера Филипповна. Так возьми денег и ступайте, куда вам нужно; а в моем доме пьянства я не позволю.
Константин. «В твоем доме»! Мой дом-то, а не не твой!
Вера Филипповна. Что же делать; на то была воля Потапа Потапыча!
Константин. Ну, дом, куда ни шло; ты хоть деньгами поделись.
Вера Филипповна. Я и поделилась, я за вас долги заплатила.
Константин. Этого мало, ты подай половину всего!
Вера Филипповна. Так не просят.
Константин. Да я и пришел к тебе не просить, а требовать; я за своим пришел, тут все мое. Вон на столе деньги, и те мои. Прибирай, Иннокентий, благо карманы широки.
Иннокентий берет деньги со стола.
Это раз! Теперь надо пощупать, что в шкапу лежит, это будет другой.
Вера Филипповна. Что вы делаете, побойтесь бога!
Константин. Иннокентий, с тобой разрыв-трава?
Иннокентий. Со мной, государь милостивый. (Вынимает небольшой лом.)
Константин. Так похлопочи около шкапа-то! Постой! Не придушить ли ее немного, чтоб не тараторила?
Иннокентий. Как прикажешь, милостивец. Только у меня рука тяжела, после моих рук не выхаживаются. Клещи у меня здоровые, прихвачу горло, пикнуть не успеешь, государыня милостивая.
Константин. Вот, слышишь! Ну, поняла ты теперь, что мы за люди? Ребята теплые! Ты кричать не вздумай! что хорошего! Пожалуй, дядю разбудишь, а он спит теперь; а Огуревну я вниз услал, не услышит. Значит, доставай ключ, отпирай шкап и дели деньги пополам.
Вера Филипповна. Это деньги не мои, это божьи деньги. Он мне их послал для бедных. Хоть убейте, я не отопру.
Константин. Да и убьем, тетенька, убьем, ты не сомневайся! Вон погляди, каков у меня товарищ, он из разбойников, только в отпуску, еще отставку не выслужил.
Вера Филипповна. Я его знаю; он божьим именем у меня милостыню просил; он не убьет меня.
Иннокентий. Убью, государыня милостивая.
Константин. Тетенька, разговоров нет, надо отпирать! Отпирай! Постой! Шкап-то с секретом, он и сам отопрется. Видишь пружины-то. (Показывает на пуговку звонка.) Подави-ка, Иннокентий, навались; а я другую пожму.
Нажимают пуговки звонков.
Вера Филипповна. Что вы! Что вы делаете?
Константин. Что делаем? Это ты сейчас увидишь.
Вера Филипповна. Как бог-то вас попутал. Это не пружина, это звонки на фабрику. Сейчас вся фабрика будет здесь.
Константин. Какая фабрика?
Вера Филипповна. Фабричные, ткачи, ну и всякие.
Иннокентий. Я еще поборюсь, государыня милостивая.
Вера Филипповна. Миленький, нельзя; человек семьдесят, а то и больше нахлынет.
Иннокентий. Да, это сила, против такой силы не пойду, ибо глупо. (Константину.) Милостивец, бросай что лишнее, да расправляй руки, лопатки крутить будут. Сопротивление бесполезно, я фабричных знаю; ребра беречь надо, милостивец.
Константин (с испугом). Батюшки, что делать-то?
Иннокентий. Слышу шум от множества шагов.
Константин (падая на колени). Тетенька, ведь мы только попугать вас хотели… Простите!
Вера Филипповна. Встаньте, Константин Лукич! Бог с вами!
Константин. Деньги-то, тетенька, которые мы взяли, отдать прикажете?
Вера Филипповна. Да, отдайте! Отнятое впрок не пойдет. Не ввели бы они вас в беду какую.
Константин. Отдавай, Иннокентий!
Иннокентий. Здоровые зубы свои извлекать клещами легче бы мне было, чем возвращать сии деньги. (Отдает деньги.)
Вера Филипповна. Прошу вас принять их от меня. (Отдает деньги обратно.) Разделите их пополам! И дай бог, чтобы они вам на пользу пошли.
Иннокентий. Благодарим, государыня милостивая.
Константин. Тетенька, отпустите нас?
Вера Филипповна. Погодите!
Входит фабричный.
Явление пятое
Те же и фабричный.
Фабричный. Что приказать изволите, матушка Вера Филипповна?
Вера Филипповна. Постой немножко… Дяденька ваш жалует вам пенсию, Константин Лукич, по пятидесяти рублей в месяц; каждое первое число приходите в контору получать.
Константин. А наверх уж ни ногой, тетенька?
Вера Филипповна. Да вам и незачем, уж я за вас поблагодарю Потапа Потапыча.
Иннокентий. Я, государыня милостивая, недолго погуляю на воле, к зиме-то на казенную квартиру попрошусь к Бутырской заставе; так не оставьте своей милостью, благодетельница.
Вера Филипповна. Хорошо, я попомню, навещу. Прощайте.
Константин и Иннокентий уходят.
Молодец, вы подите вниз, скажите, чтоб вам дали по стаканчику водки перед ужином. Я за тем вас и позвала.
Фабричный. Благодарим покорно! (Кланяется и уходит.)
Входит Аполлинария Панфиловна.
Явление шестое
Вера Филипповна, Аполлинария Панфиловна, потом Огуревна.
Аполлинария Панфиловна. Я опять к вам, с мужем приехала, он там прямо к Потапу Потапычу прошел.
Вера Филипповна. Очень рада гостям, милости прошу. Чем потчевать прикажете?
Аполлинария Панфиловна. Хоть оно и стыдно на угощение напрашиваться, а уж с вами по душе, велите-ка мне подать мадерки.
Вера Филипповна. Ах, что вы, помилуйте, какой стыд! Это моя глупость, что я не знаю, кого и когда чем потчевать.
Аполлинария Панфиловна. Да как узнать-то! В чужую душу не влезешь.
Вера Филипповна (у двери в переднюю). Огуревна, подай мадеры!
Аполлинария Панфиловна. Ну, как вы можете знать, зачем мне выпить нужно?
Огуревна (за сценой). Сейчас, матушка, несу.
Аполлинария Панфиловна. Я для куражу хочу выпить. Разговаривать с вами хочу, а смелости не хватает.
Входит Огуревна с бутылкой мадеры и стаканом.
И стаканчик принесла, мою препорцию знает. Ну-ка, налей, слуга Личарда.
Огуревна наливает и уходит.
Вера Филипповна. Кушайте!
Аполлинария Панфиловна, Выпью, много кланяться не заставлю. (Пьет.)
Вера Филипповна. Об чем же вам угодно было со мной разговаривать?
Аполлинария Панфиловна. Помните?.. Да нет, погодите, еще не подействовало, что-то не куражит. Не осудите вы меня?
Вера Филипповна. Ах, что вы, помилуйте!
Аполлинария Панфиловна. Так я еще стаканчик пропущу.
Вера Филипповна. Кушайте на здоровье. (Наливает стакан.)
Аполлинария Панфиловна (выпив). Ну, вот теперь, кажется, в самый раз. Отчего это мы с вами по-приятельски не сойдемся? Я ведь женщина недурная, я гораздо лучше того, что про себя рассказываю. Отчего ж это мы по-дружески не живем?
Вера Филипповна. Я не прочь, это как вам угодно.
Аполлинария Панфиловна. Ну, так поцелуемся! (Целуются.) Вот что, Верочка милая, ты над нами не очень возвышайся! Коли тебе дана душа хорошая, так ты не очень возносись; может быть, и у других не хуже твоей.
Вера Филипповна. Я и не возношусь. Я всегда и перед всяким смириться готова.
Аполлинария Панфиловна. Как думаешь, на что женщине дана душа-то хорошая?
Вера Филипповна. Чтоб ближних любить, бедным помогать.
Аполлинария Панфиловна. Только? Кабы это правда, так одной бы души с женщины-то и довольно. А то еще ей дано тело хорошее, больно красивое да складное… это для чего? Вот и понимай как знаешь!
Вера Филипповна. Не разберу я тебя, Аполлинария Панфиловна.
Аполлинария Панфиловна. Да что тут разбирать-то! Помнишь, я тебя просила об одном человеке, так он в передней дожидается.
Вера Филипповна. Кто же такой?
Явление седьмое
Вера Филипповна, потом Огуревна.
Вера Филипповна. (садится к столу и подпирает голову рукой). Что она сказала! что она сказала! Нет, не надо мне его… зачем он! А может… он нуждается? Ну, пусть через людей скажет, что ему нужно. А коль видеть хочет? Не всякую нужду-то людям поверишь. Словно как я боюсь его… Да нет, чего бояться!.. Обидел он меня, кровно обидел… Так как же это… неужто я до сих пор ему не простила? Ужели в самом деле не простила? А надо бы простить. Грех ведь — это грех… Разбойника, который хотел убить меня, я простила, а его не прощаю… Какой грех-то… какой грех-то! (Громко.) Огуревна!
Входит Огуревна.
Ераст в передней?
Огуревна. Там, матушка.
Вера Филипповна. Ну так… (Задумывается.)
Огуревна. Что, матушка?
Вера Филипповна. Пусть он… пусть он войдет сюда.
Огуревна уходит. Входит Ераст.
Явление восьмое
Вера Филипповна и Ераст.
Вера Филипповна. Здравствуй, Ераст!
Ераст. Честь имею кланяться.
Вера Филипповна. Как ты поживаешь?
Ераст. Лучше требовать нельзя; место имею отличное, две тысячи рублей жалованья получаю.
Вера Филипповна. Ну, слава богу! Очень рада за тебя. (Молчание.) Ты меня зачем-то хотел видеть?
Ераст. Точно так-с.
Вера Филипповна. Зачем же? Ведь уж ты теперь не нуждаешься.
Ераст. Я пришел затем-с… вот чтоб сказать вам, что я хорошо живу.
Вера Филипповна. Ну, спасибо тебе. Это радость для меня немалая.
Ераст. Да еще…
Вера Филипповна. Зачем еще-то?
Ераст. Пожалеть вас.
Вера Филипповна. Что ты, бог с тобой. Нашел кого жалеть! Я так счастлива, как в раю живу!
Ераст. Так ли-с?
Вера Филипповна. Чего мне еще? Я теперь полная хозяйка всему, у меня больше, чем надо — на добрые дела тратить могу, сколько хочу. Какого ж еще счастия?
Ераст. И, значит, вы живете в полном удовольствии?
Вера Филипповна. В полном удовольствии, Ераст.
Ераст. А я так понимаю, что вы только сами себя обманываете.
Вера Филипповна. Да что с тобой? Как ты знать можешь? Я сама-то себя лучше знаю.
Ераст. Не знаете. Вы очень любите людей-с и полагаете, что этого довольно?
Вера Филипповна. Да, конечно, довольно.
Ераст. Нет, мало-с. Ежели я кого люблю, а меня на ответ не любят, так какое же мне удовольствие!
Вера Филипповна. Ты про другое говоришь; ты про то говоришь, чего я знать не хочу.
Ераст. Нет, не про то самое. Вы теперь всех людей любите и добрые дела постоянно делаете, только одно у вас это занятие и есть, а себя любить не позволяете; но пройдет год или полтора, и вся эта ваша любовь… я не смею сказать, что она вам надоест, а только зачерствеет, и все ваши добрые дела будут вроде как обязанность или служба какая, а уж душевного ничего не будет. Вся эта ваша душевность иссякнет, а наместо того даже раздражительность после в вас окажется, и сердиться будете и на себя и на людей.
Вера Филипповна. Правда ли это?
Ераст. Зачем же я буду лгать. Я лгать пробовал, да ничего хорошего не вышло, так уж я зарок дал А если бы вы сами настоящую любовь и ласку от мужчины видели, совсем дело другое-с; душевность ваша не иссякнет, к людям вы не в пример мягче и добрей будете, всё вам на свете будет понятней и доступней, и все ваши благодеяния будут для всякого в десять раз дороже.
Вера Филипповна. Может быть, это и правда; да что ж делать-то, нельзя.
Ераст. Я так думаю, что можно. Отбросьте гордость; не гоните того человека, который вас полюбит, не обижайте его!
Вера Филипповна. Я замужняя женщина.
Ераст. Так что ж за беда! Потап Потапыч уж не жилец на свете, доктора говорят, что он больше месяца не проживет. Притом же если умный человек, так он поймет ваше теперешнее положение, будет себя вдали держать и сумеет благородным образом своего термину дождаться.
Вера Филипповна. Ты давно ли так умен-то стал?
Ераст. Давно-с. Я не то что другие из нашего брата, которые только и знают, что по трактирам шляться; я все больше к умным да к образованным людям в компанию приставал; хоть сам говорить с ними не могу, так по крайней мере от других занимаюсь.
Вера Филипповна. Да, умные твои речи, только слушать их грех.
Ераст. Как вы, однако, греха-то боитесь! Вы, видно, хотите совсем без греха прожить? Так ведь это гордость. Да и какая ж заслуга, ежели человек от соблазну прячется? значит, он на себя не надеется. А вы все испытайте, все изведайте, да останьтесь чисты, непорочны — вот заслуга.
Вера Филипповна. Ох, да!
Ераст. От врагов прячутся-то, а не от тех, кто любит. Поверьте душе моей, что кто вас истинно любит, тот злодеем вашим не будет.
Вера Филипповна. Да хорошо, хорошо, я верю.
Ераст. Так будьте хоть несколько поснисходительнее к тем, кто вас любит.
Вера Филипповна. Хорошо, хорошо, мы об этом после поговорим.
Ераст. Значит, вы мне позволяете навещать вас хоть изредка.
Вера Филипповна. Что ж, заходи… только я редко свободна бываю.
Ераст. Уж я найду время. Так я буду в надежде-с?
Вера Филипповна. Не знаю, Ераст, на что ты надеешься; только надежды отнимать я не буду у тебя. Надежду отнимать у человека — грех… Прощай, Ераст.
Ераст. Если я что вам неприятное… так извините-с.
Вера Филипповна. Нет, что ты! Скорей же я… Меня извини.
Ераст вздыхает, кланяется и уходит. Вера Филипповна сидит у стола в задумчивости.
Из двери налево входят Аполлинария Панфиловна, Каркунов; одной рукой опирается на палку, под другую его поддерживает Xалымов.
Явление девятое
Вера Филипповна, Аполлинария Панфиловна, Каркунов и Халымов.
Аполлинария Панфиловна. Кресло Потапу Потапычу, кресло!
Вера Филипповна берет кресло от письменного стола и ставит на середине комнаты. Каркунов садится.
Каркунов (дрожащим голосом). Любезная супруга моя, Вера Филипповна… я вот сейчас… торжественно… потому, кум, кума, Аполлинария Панфиловна, вы знаете, как мои чувства, ежели насчет души моей… как ее устроить… значит, чтоб на вечное поминовение… я не могу сам; а все она, все она. (Утирает слезы.) Торжественно объявляю… (Достает из кармана бумагу и передает Вере Филипповне.) На, возьми! Все, все предоставляю… Теперь выгони ты меня, дурака, из дому-то! Все твое, все… дарственная… Я гость у тебя, а ты хозяйка. Поди сюда поближе, нагнись ко мне! Я тебе шепну на ухо!
Вера Филипповна нагибается.
Ты возьми да выгони меня из дому! Так, мол, вас и надо, дураков старых, женолюбивых. Кум, кума, нет… она меня не выгонит… Как она об душе моей хлопочет… все меня благодарить приходят, земно кланяются; а за что, я и не знаю.
Вера Филипповна. Я, Потап Потапыч, за Константина Лукича долги заплатила.
Каркунов. Вон, вон, слышите, слышите?
Вера Филипповна. Я ему вашим именем, Потап Потапыч, пенсию положила пятьдесят рублей в месяц.
Каркунов. Что для души-то моей делает! (Утирает слезы.) А мне бы не догадаться, не догадаться.
Вера Филипповна. Он приказал благодарить вас.
Каркунов. Да, да, вот; владей… владей всем!
Вера Филипповна. Потап Потапыч, при вашей жизни, продли вам бог веку, я исполнять вашу волю с радостью готова; искать бедных, утешать их, помогать им я нисколько не считаю себе в тягость, а даже за великое счастие. И благодарю вас, что вы наградили меня таким счастием.
Каркунов. Кум, кума, слышите?
Вера Филипповна. И когда бог по вашу душу пошлет, и тогда я готова до самой своей смерти непрестанным подаянием вашу душу поминать, только дарственную вы от меня возьмите и откажите ваше имение кому-нибудь другому.
Каркунов. Что это! Обижает ведь она меня, обижает… На коленях ведь я тебя буду просить, на коленях… (Приподнимается.)
Вера Филипповна. Никакого зароку, никакой клятвы я не дам.
Каркунов. Как, как ты говоришь?
Вера Филипповна. Я вам откровенно скажу, я замуж пойду.
Каркунов. Змея, змея! (Падает в кресло.)
Халымов. Зачем было говорить!
Аполлинария Панфиловна. К чему это похвасталась! Делай после что хочешь; а пока молчала бы.
Вера Филипповна. Не могу я лгать, не могу.
Каркунов. Нет, нет. Она моей смерти ждет, моей смерти радоваться будет.
Вера Филипповна. Неправда, я вашей смерти радоваться не буду. (Отходит к стороне и, отвернувшись, плачет.)
Каркунов. Так не дождаться ей, не радоваться. (Быстро поднимается.) Я ее убью. (Подымает палку.) Пусть умирает прежде меня.
Халымов. Кум, кум, что делаешь?
Каркунов. Прочь! Между мужем и женой посредников нет. (Подходя к Вере Филипповне.) Так ты моей смерти ждешь? Гляди на меня! Гляди на меня!
Вера Филипповна глядит на него.
Убить ее, люди добрые, убить? Убить тебя, а? (Глядит ей в глаза, бросает палку, весь дрожит и едва держится на ногах. Вера Филипповна его поддерживает, Каркунов смотрит ей в глаза, потом прилегает к плечу.) За пятнадцать-то лет любви, покоя, за все ее усердие убить хотел. Вот какой я добрый. А еще умирать собираюсь. Нет, я не убью ее, не убью и не свяжу… Пусть живет, как ей угодно; как бы она ни жила, что бы она ни делала, она от добра не отстанет и о душе моей помнить будет.
Вера Филипповна подводит его к креслу и сажает его. Все окружают Каркунова. Вера Филипповна становится на колени подле него.
Владей всем, владей! Тебе и владеть! А я должен благодарить бога, что нашел человека, который знает, на что богатым людям деньги даны и как богатому человеку проживать их следует, чтоб непостыдно мог стать он перед последним судом.

1879


Невольницы

Действие первое

ЛИЦА:
Евдоким Егорыч Стыров, очень богатый человек, лет за 50.
Евлалия Андревна, его жена, лет под 30.
Никита Абрамыч Коблов, богатый человек, средних лет, компаньон Стырова по большому промышленному предприятию.
Софья Сергевна, его жена, молодая женщина.
Артемий Васильич Мулин, молодой человек, один из главных служащих в конторе компании.
Мирон Ипатыч, старый лакей Стырова.
Марфа Севастьяновна, экономка.

Гостиная в доме Стырова; в глубине растворенные двери в залу, направо от актеров дверь в кабинет Стырова, налево — в комнаты Евлалии Андревны. Мебель богатая, между прочей мебелью шахматный столик.
Явление первое
Марфа (входит слева), Мирон (заглядывает из залы).
Мирон (кланяясь). Марфе Савостьяновне!
Марфа. Мирон Липатыч! Да взойдите, ничего…
Мирон входит.
Какими судьбами?
Мирон. Барина навестить пришел, наслышан, что приехали.
Марфа. Приехали, Мирон Липатыч.
Мирон (нюхая табак). На теплых водах были?
Марфа. На теплых водах. Были и в других разных землях, два раза туда путешествовали… Ну, и в Петербурге подолгу проживали. Много вояжу было; прошлое лето вот тоже в Крым…
Мирон. И вы завсегда с ними?
Марфа. В Крыму была; а то все в Петербурге при доме оставалась.
Мирон. Постарел, я думаю, Евдоким Егорыч-то?
Марфа. Конечно, уж не к молодости дело идет, а к старости, сами знаете. Ведь вот и вы, Мирон Липатыч…
Мирон. Ну, мы другое дело: у нас это больше… знаете… от неаккуратности.
Марфа. А вы неаккуратность-то эту все еще продолжаете?
Мирон. Нет, будет, довольно, порешил… все равно как отрезал. Теперь уж ни Боже мой, ни под каким видом.
Марфа. И давно вы это… урезонились?
Мирон (нюхая табак). С Мироносицкой предел положил. Думал еще со Страшн_й закончить; ну, да, знаете, Святая… потом Фомина… тоже, надо вам сказать, неделя-то довольно путаная. Попр_вная неделя она числится; голова-то поправки требует, особенно на первых днях. Ну, а с Мироносицкой-то уж и установил себя как следует. И вот, надо Бога благодарить, Марфа Савостьяновна, до сих пор… как видите! И чтобы тянуло тебя, манило, али тоска… ничего этого нет.
Марфа. Ну, укрепи вас Бог!
Мирон. Очень чувствительный я человек, Марфа Савостьяновна, — сердце мое непереносчиво! Обидит кто или неприятность какая, ну, и не сдержишь себя. Не то чтоб у меня охота была или какое к этой дряни пристрастие; а все от душевного огорчения.
Марфа. Разно бывает, Мирон Липатыч: кто от чего. Но, при всем том, безобразие-то все одно.
Мирон. Так, значит, состарились мы с Евдокимом Егорычем?
Марфа. Да, таки порядочно. Коли вы его давно не видали, так перемену большую заметите.
Мирон. Три года не видал. Как тогда поженились, так мне от места отказали, молодую прислугу завели. Нет, Марфа Савостьяновна, пожилому на молоденькой жениться не след.
Марфа. Да ведь она не то чтобы очень молоденькая, двадцати пяти лет замуж-то шла.
Мирон. Самый цвет… вполне…
Марфа. Да вот уж три года замужем.
Мирон. Все-таки женщина в полном своем удовольствии; а мы-то с Евдокимом Егорычем уж скоро грибы будем. Старый-то на молодой женится, думает, что сам помолодеет; а заместо того еще скорее рушится, в затхлость обращается.
Марфа. Почему вы так полагаете? Отчего ж бы это?
Мирон. От сумления.
Марфа. Может быть, и правда ваша.
Мирон. Старый человек понимает, что молодая его любить как следует не может; ну, и должен он всякий час ее во всем подозревать; и обязан он, коли он муж настоящий, за каждым ее шагом, за каждым взглядом наблюдать, нет ли какой в чем фальши. А ведь это новая забота, ее прежде не было. А вы сами знаете: не лета человека старят, а заботы.
Марфа. Да, уж настоящего спокою нет.
Мирон. Какой спокой! И я про то ж говорю. Я теперь Евдокима Егорыча — ох! как понимаю. Опять же не из своего круга взята.
Марфа. Какого вам еще круга? Маменька их в заведении, которое для барышень, главная начальница.
Мирон. Мадамина дочь, вроде как из иностранков.
Марфа. Вы это напрасно… Только что обучена на всякие языки, а природы нашей, русской.
Мирон. А промежду себя они?..
Марфа. Ну, конечно, не так, как молодые…
Мирон. Контры выходят?
Марфа. А все ж таки…
Мирон. Стражаются?
Марфа. Что вы, как можно! Несогласия между ними незаметно.
Мирон. И часто у них это бывает?
Марфа. Что?
Мирон. Стражение?
Марфа. Да что вы, какое стражение? Из-за чего им? Живут как следует, как все прочие господа.
Мирон. Ведь вы правды не скажете: женская прислуга всегда за барыню; плутни у вас заодно, а за маклерство вам большой доход. У Евдокима Егорыча, как я вижу, нет никого, чтобы преданный ему человек был: поберечь его некому. Значит, Евдокиму Егорычу верный слуга нужен. Я теперь понял из ваших слов все дело.
Марфа. Вы зачем же к Евдокиму Егорычу?
Мирон. Слышал, что у них камардина нет; так хочу опять к ним проситься.
Марфа. Теперь гости у нас; а подождите немножко в кухне, Мирон Липатыч, по времени я доложу.
Мирон. Что же не подождать! Екстры нет, больше ждали. (Уходит.)
Из кабинета входят Стыров и Коблов.
Явление второе
Стыров, Коблов и Марфа.
Стыров (Марфе). Пошли узнать, дома ли Артемий Васильич! Если дома, просить его ко мне.
Марфа уходит.
Будем продолжать прежний разговор. Я похож на нищего, который вдруг нашел огромную сумму денег и не знает, куда с ними деться, как их уберечь; все боится, чтоб их не украли.
Коблов. О чем вы жалеете, в чем вы раскаиваетесь, я не понимаю.
Стыров. Ну, положим, что я не жалею и не раскаиваюсь; довольно с меня и того, что я чувствую неловкость своего положения. Вы, я думаю, понимаете, что человеку с моим состоянием весьма естественно желать себе спокойствия и всякого удобства.
Коблов. Как не понимать! Но вы меня извините, я никакой неловкости, никакого неудобства в вашем положении не вижу.
Стыров. О таком деликатном предмете, разумеется, я могу говорить только с одними вами: у нас общие дела, общие интересы, и уж мы привыкли поверять друг другу то, что для посторонних должно оставаться тайной.
Коблов. Уж позвольте и мне говорить с вами откровенно. Вы знаете, как я глубоко уважаю Евлалию Андревну: поэтому, чтобы не стеснять себя в разговоре, мы будем говорить не о вас и не о ней собственно, а вообще, то есть о всяком муже и жене, какие бы они ни были.
Стыров. Хорошо. Вы, я думаю, знаете сами, что для счастья в супружеской жизни весьма важно, чтобы выбор с обеих сторон был непринужденный и вполне свободный.
Коблов. Да, это условие нелишнее, хотя нельзя сказать, чтобы необходимое.
Стыров. А ведь Евлалию Андревну выдали за меня почти насильно. Мать до двадцати пяти лет держала ее взаперти и обращалась с ней, как с десятилетней девочкой. Я ее купил у матери.
Коблов. Да хоть бы украли. Ведь вы венчаны, значит, вы находитесь в положении мужа и жены. Отношения эти известны, определены, и задумываться тут не над чем.
Стыров. И притом неравенство возрастов…
Коблов. Да ведь она видела, за кого идет.
Стыров. Не видала, я ослепил их с матерью. Когда я нечаянно познакомился с ними, меня сразу поразили некоторые особенности в характере Евлалии. В ней было что-то, чего я не встречал в других девушках; а я их видал-таки довольно на своем веку. Быстрые перемены в лице — то оно как будто завянет, то вдруг оживится и осветится; порывистые движения, короткое, судорожное пожатие руки при встрече; прямая речь, без всякого жеманства, и почти детская откровенность. Все это вместе было довольно привлекательно. Но ведь не влюбился же я — в мои годы этого не бывает, — я просто захотел приобресть ее, как редкость. И упрекаю теперь себя за это, как за поступок неосторожный.
Коблов. Напрасно.
Стыров. Я пошел путем прямым и верным; я не давал опомниться им с матерью: бывал у них по три раза в день, делал безумные траты для их удовольствия, осыпал подарками… И вот в результате: старый, постоянно занятой делами муж и молодая, страстная и способная к увлечениям жена.
Коблов. Что ж из этого? К чему эти признания? Я и без вас знал, что мужья и жены не всегда бывают равны возрастом и одинаковы характером. Я опять-таки повторяю: ведь вы венчаны, значит, вы стали в известные отношения друг к другу — вы муж и жена. Эти отношения уже определены, и они одинаковы и для молодых и для старых, и для страстных и для бесстрастных. Муж — глава, хозяин; а жена должна любить и бояться мужа. Любить — это надо предоставить жене: как ей угодно, насильно мил не будешь; а заставить бояться — уж это дело мужа, и этой обязанностью он пренебрегать никак не должен.
Стыров. Но ведь она молода, ей жить хочется… Когда войдешь в ее положение…
Коблов. А зачем это вам входить в ее положение? Нет, вы этого не делайте! Начнете входить в положение жены, так можете приобресть дурную привычку входить в чужое положение вообще. Если последовательно идти по этому пути, так можно дойти до юродства. Там сирые да убогие, несчастные да угнетенные; придешь, пожалуй, к заключению, что надо имение раздать нищим, а самому с цветочком бегать босиком по морозу. Уж извините, такого поведения рекомендовать нельзя человеку деловому, у которого на руках большое коммерческое предприятие.
Стыров. Мы уклоняемся от предмета… Я говорил с вами не о житейских правилах: я имею свои, и довольно твердые, и в советах не нуждаюсь. Я говорил только о том исключительном положении, в котором я нахожусь, После свадьбы, вы знаете, сейчас же мы уехали в Петербург, два раза ездили в Париж, были в Италии, в Крыму, погостили в Москве; везде не подолгу, скучать ей было некогда. Теперь я должен прожить здесь, по своим делам, год или более; город довольно скучный, развлечений мало, притом же она может встретить кого-нибудь из своих прежних знакомых. Когда я женился, ей было двадцать пять лет; нельзя же предполагать, что у нее совсем не было привязанностей; а при скуке старые привязанности штука опасная.
Коблов. Конечно, опасная, если вы будете вольнодумствовать.
Стыров. Как «вольнодумствовать»… Что это значит?
Коблов. То есть пренебрегать правами мужа. Как, по вашему мнению, должен поступить муж в случае неверности жены?
Стыров. Ведь это, глядя по характеру… Я не знаю… может быть, я только заплакал бы; а может быть, и убил бы жену.
Коблов. Ну, вот видите ли! Значит, для вас прямой расчет не допускать неверности.
Стыров. Без сомнения; но как это сделать?
Коблов. Надо стараться устранить всякие поводы к соблазну, надо принять меры.
Стыров. Да какие меры? В том-то и дело.
Коблов. Во-первых, надо отнять совершенно свободу у жены, ограничить круг ее знакомства людьми, хорошо известными вам.
Стыров. Да тут знакомство и так невелико; выбирать-то не из кого… Известные лица… А кто здесь нам хорошо-то известен?
Коблов. Да вот, например, все служащие у нас.
Стыров. Без исключения? И Мулин?
Коблов. И Мулин. Он нам предан, вся будущность его в наших руках, кроме того, он очень неравнодушен к деньгам и постоянно ухаживает за богатыми невестами. А не женился он до сих пор только потому, что все ждет, не появится ли еще побогаче.
Стыров. Итак, во-первых, знакомство; а во-вторых?
Коблов. А во-вторых, надо учредить негласный надзор над женой.
Стыров. То есть шпионство. На кого ж возложить эту обязаность?
Коблов. Прежде всего на прислугу.
Стыров. Что вы говорите! Да ведь это гадко.
Коблов. Вы бывали больны? Ну, конечно, бывали и принимали не одни только сладкие лекарства. Когда дело идет о здоровье, так вкуса в лекарствах не разбирают.
Стыров. Как хотите, а к такому средству можно прибегать разве уж в последней крайности.
Коблов. В крайности уж будет поздно. Тем-то это средство и хорошо, что предупреждает крайности. Всякое увлечение вначале очень невинно; тут-то его и накрывать. У женщины, Евдоким Егорыч, два главные двигателя всех их поступков: каприз и хитрость. Против каприза нужна строгость, против хитрости — абсолютное недоверие и постоянный надзор.
Стыров. Но как же со всем этим вы согласите любовь к жене?
Коблов. Как? Очень просто. Ведь любим же мы своих маленьких детей, однако за капризы их наказываем и без нянек не оставляем.
Стыров. Но справедливо ли смотреть на женщин как на маленьких детей?
Коблов. Да мы, кажется, не о справедливости разговор начали, а о спокойствии для мужей.
Стыров. Хорошо. Благодарю вас! Я подумаю… и приму в соображение ваши слова. (Садится к шахматному столику.) Не сыграем ли в шахматы? Мне прислали недавно резные, превосходной работы. (Вынимает из кармана ключик и отпирает ящик стола.) Я их запираю от любопытных. Растеряют либо переломают.
Входит Марфа с телеграммой.
Явление третье
Стыров, Коблов и Марфа.
Марфа. Телеграмму подали из конторы. (Подает телеграмму Стырову.)
Стыров (прочитав телеграмму). Наш пароход с баржами остановился; значительное повреждение. (Встает. Ключ остается в замке ящика. Передает телеграмму Коблову.) Надо ехать самому. (Взглянув на часы, Марфе.) Скажи Евлалии Андревне, что я уезжаю на пароходе на несколько дней… Я поеду на пароходе через полчаса… Распорядись, чтобы мне приготовили и собрали все, что нужно, да вели закладывать лошадей.
Марфа. Слушаю-с. Мирон Липатыч тут дожидается.
Стыров. Какой «Липатыч»?
Марфа. Ваш бывший камардин.
Стыров. Что ему нужно?
Марфа. Должно быть, без места, так наведаться пришел.
Стыров. Хорошо; пошли его сюда.
Марфа уходит.
Коблов. Надо как можно скорее исправить повреждение, время не ждет, а главное, надо разобрать, кто виноват.
Стыров. Я за тем сам и еду. А вы потрудитесь с вечерним пароходом нам механика прислать.
Входит Мирон.
Явление четвертое
Стыров, Коблов и Мирон.
Стыров. Здравствуй, Мирон! Что ты?
Мирон. Слышал, что у вас человека нет, так желаю послужить вам, Евдоким Егорыч, по-старому, как прежде я вам… верой и правдой…
Стыров. По-старому? И пить будешь по-старому?
Мирон. Нет, зачем же, помилуйте! Это даже совсем лишнее.
Коблов. Не ехать ли мне с вами?
Стыров. Нет, вы, Никита Абрамыч, горячи очень; тут надо быть хладнокровнее. (Мирону.) Ну, так как же?
Мирон. Зачем пить? Пить не надо, Евдоким Егорыч. Ну его! Я и врагу не желаю.
Коблов. Вы мне телеграфируйте, что такое там у них.
Стыров. Непременно.
Мирон. Как же вы хотите, чтобы я пил?
Стыров. Да я вовсе не хочу. С чего ты взял?
Коблов. Дней пять пробудете, с проездом?
Стыров. Да, я думаю, не более.
Мирон. Нет, уж вы этого теперь от меня не дождетесь, потому я от себя надеюсь…
Стыров. Вот и прекрасно.
Мирон. Кабы в том что хорошее было, ну, тогда бы, пожалуй, отчего ж не выпить; а то ведь это только наша глупость одна и даже со вредом… Так к чему же это? Кому нужно? Кто себе враг? Да, кажется, наставь мне в рот воронку да насильно лей, так и то я… нет, не согласен; увольте, скажу…
Стыров. Как же ты прежде-то?
Мирон. Так как прежде мы были на холостом положении, ну уж аккуратности этой и не наблюдаешь; а теперь как можно! Теперь надо себя стараться содержать…
Стыров. Ну, хорошо, я тебя возьму на пробу, только уж не взыщи, если…
Мирон. Да нет, Евдоким Егорыч, ожидать мудрено, чтобы… Ни к чему не ведет, вот главное… Не хорошо, дурно, очень дурно.
Стыров. Сегодня же ты и поступишь. Я сейчас уезжаю; смотри без меня за порядком, за чистотой в доме, за всем.
Мирон. Понимаю, очень понимаю.
Стыров. Кто будет меня спрашивать, отказывай, говори, что меня в городе нет.
Мирон. Никого не буду принимать, вот как. Ох, как я вас понимаю!
Стыров. Понимать тебе нечего, а надо слушать и исполнять.
Мирон. Да уж вот как стараться буду, уж вот как… ну, уж одно слово… вот уж как; как раб… самый… который…
Стыров. Хорошо, ступай! Пособи там собрать мои вещи, ты это дело знаешь.
Мирон. Слушаю-с. (Уходит.)
Коблов. Я пойду ответ напишу на телеграмму. Да надо приказать, чтобы лодка была готова принять вас, а то они проспят, пожалуй. (Уходит в кабинет.)
Входит Мулин.
Явление пятое
Стыров и Мулин.
Стыров (подавая руку). Я за вами посылал, Артемий Васильич.
Мулин. Что вам угодно, Евдоким Егорыч?
Стыров. Я записку составил, она там у меня, в кабинете на столе; надо ее хорошенько редактировать.
Мулин. Велика?
Стыров. Листов шесть, семь.
Мулин. А к какому времени вам она нужна будет, Евдоким Егорыч?
Стыров. Через неделю, не далее. Успеете?
Мулин. Как не успеть! Я сегодня же и начну заниматься.
Стыров. Только уж сами и перепишите начисто; это дело важное и весьма секретное; я, кроме вас, никому поручить его не могу.
Мулин. Благодарю вас и постараюсь оправдать ваше доверие.
Стыров. Да вы уж не один раз оправдывали. Я вам, любезнейший Артемий Васильич, больше доверю, чем это дело, я вам доверяю жену свою. Я получил телеграмму и сейчас уезжаю на несколько дней. Прошу вас на это время поступить в распоряжение Евлалии Андревны и быть ее кавалером. Если вздумает она погулять на бульваре или в общественном саду, так уж вы, пожалуй, будьте при ней неотлучно.
Мулин. Я прошу вас, Евдоким Егорыч, если только возможно, освободить меня от этой обязанности.
Стыров. Почему это?
Мулин. Наш город — сплетник, ужасный сплетник; за неимением новостей он ежедневно сам сочиняет внутренние известия.
Стыров. Что же могут сочинить про вас?
Мулин. Наше городское воображение отважно, оно ни перед чем не останавливается. Для людей, которым нужно говорить во что бы то ни стало, у которых зуд в языке, — святого ничего нет.
Стыров. Пусть говорят; мы с женой не боимся разговоров, да и вы не красная девушка. На что вам беречь свою репутацию? Иль жениться задумали? Вам еще рано, погодите немного! Нельзя же нашим женам без кавалера оставаться!
Входят Евлалия Андревна и Софья Сергевна.
Явление шестое
Стыров, Мулин, Евлалия и Софья.
Евлалия. Вы уезжаете?
Стыров. Да, сейчас. И вот оставляю тебе кавалера, Артемия Васильича. Тебе выезжать ведь некуда?
Евлалия. Нет, куда же! Я никуда не поеду без вас.
Стыров. А если вздумаешь в сад или на бульвар, так приглашай с собой Артемия Васильича.
Евлалия. Очень рада. Вы ненадолго?
Стыров. Не знаю; как дела потребуют; во всяком случае не более как на неделю.
Евлалия(Мулину). Вам не скучно будет со мной?
Стыров. Евлалия, разве так говорят? Ты на комплименты напрашиваешься.
Софья. А что ж за беда! Пусть молодой человек учится, ему в жизни пригодится.
Мулин. Мне учиться незачем; я и так умею.
Евлалия. А правду умеете говорить?
Мулин. И правду умею, когда нужно.
Евлалия. Только когда нужно? Да разве не всегда нужно правду говорить?
Софья. Да что вы, ребенок, что ли? Вас это удивляет, что люди не всегда правду говорят?
Евлалия. Так зачем же нас учили?
Софья. Да кто нас учил? Учителя. Им нельзя было не учить чему-нибудь, им за это деньги платят; а жить учиться уж мы должны сами.
Стыров. Вы, я вижу, в философию ударились. Философствуйте на здоровье; а нас извините, мы вас оставим. Пойдемте, Артемий Васильич, я вам покажу записку, про которую говорил.
Стыров и Мулин уходят в кабинет.
Евлалия. Зачем так шутить? Мужчины в самом деле могут подумать, что мы не всегда говорим правду.
Софья. Да разве я шутила, разве это шутки? Какие у вас еще ребячьи понятия! Это слезы, а не шутки. Женщина не только не всегда должна говорить правду, а никогда, никогда. Знай правду только про себя.
Евлалия. А других обманывать?
Софья. Конечно, обманывать, непременно обманывать.
Евлалия. Да зачем же?
Софья. Вы только подумайте, как на нас смотрят мужья и мужчины вообще! Они считают нас малодушными, ветреными, а главное, хитрыми и лживыми. Ведь их не разубедишь; так зачем же нам быть лучше того, что они о нас думают? Они считают нас хитрыми, и надо быть хитрыми. Они считают нас лживыми — и надо лгать. Они только таких женщин и знают; им других и не нужно, только с такими они и умеют жить.
Евлалия. Ах, что вы говорите!
Софья. Что ж по-вашему? Начать мужу доказывать, что я, мол, хорошая, серьезная женщина, гораздо умнее тебя, и чувства у меня гораздо благороднее, чем у тебя. Ну, что ж, доказывайте; а он будет улыбаться да думать про себя: «Пой, матушка, пой! Знаем мы вас; тебя на минуту без надзору оставить нельзя». Ну, утешительное это положение?
Евлалия. Да неужели это так?
Софья. Поживите, так увидите.
Евлалия. Но если мы лучше, так мы должны стать выше их.
Софья. Да как вы станете, коли в их руках власть, власть, ужасная тем, что она опошляет все, к чему ни коснется. Я говорю только про наш круг. Посмотрите, взгляните, что в нем! Посредственность, тупость, пошлость; и все это прикрыто, закрашено деньгами, гордостью, неприступностью, так что издали кажется чем-то крупным, внушительным. Наши мужья сами пошлы, и ищут только пошлости, и видят во всем только пошлость.
Евлалия. Это вы говорите про женатых, а холостые?
Софья. Такие же.
Евлалия. Ну, уж я вам положительно не верю.
Софья. Как угодно. Дай Бог только, чтобы разочарование вам не очень дорого обошлось. Нет, я вижу, что вы совсем не знаете наших мужчин.
Евлалия. Но ведь в нашем кругу много иностранцев.
Софья. Да разве они лучше наших? Наши дружатся с ними, братаются, перенимают от них новые пошлости да сальные каламбуры и воображают, что живут по-европейски. Мой муж тоже уважает Европу и очень хвалит. Он бывал на юге Франции, знаком там со многими фабрикантами; но что же он вынес из этого знакомства? Он говорит: «Там мужья-то еще круче нашего с женами обращаются, там они вас вовсе за людей не считают». Вот вам и Европа! Не надо нашим мужьям хороших жен! Они воображают, что жены-то еще пошлее и глупее их, и чрезвычайно довольны своей судьбой и счастливы. Если б Бог, каким-нибудь чудом, открыл им глаза и они бы увидали, что такое их жены в самом-то деле, насколько они выше их по уму, по чувствам, по стремлениям, как противны женской душе их хищнические инстинкты, они бы потерялись, затосковали, запили бы с горя.
Евлалия. Как же вы переносите такую жизнь?
Софья. Человек ко всему может примениться. Прежде мне очень тяжело было, а теперь и я не много лучше их; я такая, какую им нужно. Рано или поздно и с вами то же будет, или начнете дни и ночи в карты играть.
Входят Стыров, Коблов и Мулин.
Явление седьмое
Евлалия, Софья, Стыров, Коблов и Мулин.
Стыров. Ну, что ж, решили вы свой спор?
Коблов. О чем?
Евлалия. Всегда ли нужно правду говорить?
Коблов. Ну, я женское решение этого вопроса давно знаю.
Евлалия. Какое же оно?
Коблов. Правду можно говорить иногда только приятельницам, и то с большой осторожностью; а мужьям никогда.
Софья. А вы женам разве говорите правду?
Коблов. Ну, это другое дело; нашу правду вам незачем и знать. С вас довольно и того, что мы находим нужным сказать вам; вот вам и правда, и другой никакой для вас нет.
Евлалия. Мне кажется, вы на жену смотрите, как на невольницу.
Коблов. А что ж такое, хоть бы и так? Слово-то, что ли, страшно? Вы думаете, я испугаюсь? Нет, я не пуглив. По мне, невольница все-таки лучше, чем вольница.
Стыров. Однако мне пора. Прощайте!
Евлалия. Не проводить ли мне вас на пароход?
Стыров. Нет, зачем! Там толкотня, суета.
Коблов. И мы домой, Софья Сергевна!
Софья. Хорошо, поедем.
Все уходят в залу. Слева выходит Марфа.
Явление восьмое
Марфа, потом Стыров.
Марфа. Уехали, что ли? (Заглядывает в залу.) Нет еще, целуются; прощаются. (Оглядывая комнату.) Не забыл ли Евдоким Егорыч чего? Это чья шляпа-то? А, это Артемия Васильича… ну, он, чай, вернется за ней.
Входит Стыров.
Стыров (говорит в залу). Подождите, я на одну минуту, я забыл кой-что… (Марфе.) Марфа, слушай! Береги Евлалию Андревну без меня! Ты знаешь, как я ее люблю.
Марфа. Да как же, помилуйте! Нешто я не вижу?
Стыров. Я в дороге все буду думать о ней: что она делает? не скучает ли?
Марфа. Уж как не думать? Конечно, думается.
Стыров. Так ты уж и не отлучайся от нее! Я, как приеду, так потребую от тебя отчет: что она без меня делала, говорила, даже думала. Я так ее люблю, что, понимаешь ли ты, мне все это приятно знать… все, все… мне это очень приятно. (Дает Марфе кредитный билет.)
Марфа. Понимаю, Евдоким Егорыч, будьте покойны.
Стыров. Не то чтоб я… ну, ты понимаешь; а уж я ее очень люблю. Так что смотри. Ну, не все же ей дома сидеть.
Марфа. Конечно, дело молодое…
Стыров. Так для прогулок или выехать куда я просил Артемия Васильича; а вот дома-то ты…
Марфа. Да уж будьте покойны!
Стыров уходит.
Ишь ты, старичок-то!.. Что он дал-то? (Глядит на ассигнацию.) Пять рублей… Значит, услуги требует. Что ж, ничего, не больно скупо. Да за что и дать-то больше? Доносить-то, должно быть, нечего будет. А коли будет что, так и с другой стороны, гляди, перепадет; тоже не поскупятся. Бери то с того, то с другого — отличное дело. Люблю я такие места. Только умей себя вести, а то на что лучше! (Прислушиваясь.) Чу! Уехали. Пойти показать Липатычу, куда платье да белье Евдокима Егорыча убрать; там всё пораскидали. (Уходит налево.)
Из залы входят Евлалия и Мулин.
Явление девятое
Евлалия и Мулин.
Мулин (взяв шляпу). Честь имею кланяться.
Евлалия. Куда вы?
Мулин. В контору.
Евлалия. Еще поспеете. Разве вам не приятно посидеть со мной десять минут?
Мулин. Очень приятно; но у меня есть дело: Евдоким Егорыч поручил мне большую и спешную работу.
Евлалия. Это одни отговорки. Вот уж больше недели мы живем в одном доме, и вы ни разу не удостоили меня вашей беседы.
Мулин. Что вы говорите, помилуйте! Чуть не каждый день я у вас обедаю, да и по вечерам мы часто беседуем довольно долго.
Евлалия. Да, болтаем глупости, от которых уши вянут. Вы, впрочем, больше с мужем разговариваете да с посторонними, а не со мной. А вот так, наедине, вы ни разу…
Мулин. Наедине? Не помню… кажется, нет.
Евлалия. И вы никогда не искали случая, вы даже как будто стараетесь избегать его.
Мулин. Избегать — не избегаю и искать — не ищу. У нас нет никаких дел, никаких общих интересов с вами; нет ничего такого, что бы заставило меня искать случая говорить с вами наедине.
Евлалия. Интересов! А сама я для вас не интересна?
Мулин. Я вас не понимаю.
Евлалия. Вам не интересно знать, например, почему я вышла замуж за человека, который вдвое старше меня?
Мулин. Признаюсь вам, я и не думал об этом; это до меня нисколько не касается.
Евлалия. Нет, касается.
Мулин. Каким образом? Объясните, сделайте одолжение!
Евлалия. Мы с вами знакомы давно, задолго еще до моего замужества. Помните, как мы, бывало, в зале у маменьки музыку Шопена слушали, а на акте вальс танцевали; помните, с балкона на звезды смотрели.
Мулин. Очень хорошо помню.
Евлалия. Неужели вы никогда не замечали, неужели не видали?
Мулин. Нет, видел.
Евлалия. И оставались равнодушны?
Мулин. Кто же вам сказал, что я оставался равнодушен?
Евлалия. Так что же?.. Вам стоило только слово сказать, протянуть руку, и я пошла бы за вами без оглядки хоть на край света.
Мулин. Я это очень хорошо знал, и, если бы был богат, я бы не задумался ни на минуту. Но, Евлалия Андревна, каждый дельный человек думает о своей судьбе, вперед составляет себе планы; благородная бедность в мои планы не входила. Я мог предложить вам только нищету, и вы бы ее приняли. Нет, вы лучше поблагодарите меня, что я не погубил вас и не запутал себя на всю жизнь.
Евлалия. Значит, вы жалели, берегли меня?.. Вы любили меня?.. Очень?
Мулин. Да, вы мне нравились… Нет, зачем скрывать! Я любил вас.
Евлалия (задумчиво). И только бедность помешала нашему счастью?
Мулин. Да, конечно, только бедность, ничего больше.
Евлалия. Я так и думала. Теперь выслушайте меня, выслушайте мое оправдание!
Мулин. Зачем, Евлалия Андревна! Не надо.
Евлалия. Надо, Артем Васильич. Вы можете думать очень дурно обо мне, вы можете подумать, что я польстилась на деньги Евдокима Егорыча, что я продала себя. Я дорожу вашим мнением.
Мулин. Ничего дурного я о вас не думаю; я знаю, что вас выдали почти насильно.
Евлалия. Насильно выдать замуж нельзя: я — совершеннолетняя. Меня можно осуждать за то, что я слабо сопротивлялась, скоро сдалась. Да, все вправе осуждать меня за это; но не вы, Артемий Васильич.
Мулин. Почему же?
Евлалия (опустя глаза). Я знала, что вы живете в одном доме с Евдокимом Егорычем, что вы будете близко, что я могу вас видеть каждый день…
Мулин(пораженный). Что вы говорите?
Евлалия. Я принесла жертву для вас… я хотела уничтожить препятствие, которое нас разделяло.
Мулин. Вы уничтожили одно и создали другое: тогда вы были свободны, теперь у вас муж.
Евлалия. Ах, не говорите! Я не люблю его и не полюблю никогда. Я не знала… я думала, что выйти замуж без любви не так страшно; а потом… ах, нет… ужасно… перестанешь уважать себя. Он мне противен.
Мулин. Может быть, но я-то обязан Евдокиму Егорычу всем своим существованием и чувствую к нему глубокую благодарность. Не забудьте, я пользуюсь его доверием; он доверяет мне все, он доверил мне и вас. Злоупотреблять доверием у нас считается уж не проступком, а преступлением; это бесчестно, грязно…
Евлалия (с сердцем). Подбирайте, подбирайте: гадко, скверно, мерзко. Ну, так что же вы тут… стоите передо мной? Я не понимаю! Что вам нужно от меня?
Мулин. Ничего не нужно; вы сами меня остановили.
Евлалия. Да что у вас глаз нет, что ли? Вы слепы? Разве вы не видите, как я страдаю? Меня увезли от вас, три года возили по всей Европе… я старалась забыть вас (со слезами), но не могла… Я все еще люблю вас… Разве вы не видите?
Мулин. Вижу, и вижу также, что надо помочь этой беде, что я должен принять меры.
Евлалия. Какие «меры»?
Мулин. Мне надо переехать из вашего дома.
Евлалия. Да, вот что.
Мулин. Я уж говорил Евдокиму Егорычу, что и мне неудобно, и его я стесняю.
Евлалия. Так убирайтесь, убирайтесь; кто вас держит!
Мулин. Он не желает, чтоб я переезжал; но теперь это становится необходимым, и я настою.
Евлалия. Убирайтесь, сделайте одолжение!
Мулин. Я только дождусь его приезда.
Евлалия. Чем скорей, тем лучше.
Мулин. Честь имею кланяться! (Идет к двери.)
Евлалия. Да постойте же, постойте! Куда вы? Это странно: придет человек, повернется… не успеешь слова сказать.
Мулин. Что вам угодно?
Евлалия. Вы забудьте то, что я говорила сейчас! Вы не верьте моим словам: я сама не знаю, что со мной… на меня иногда находит… Все это вздор, глупый порыв… Вам переезжать из нашего дома незачем, решительно незачем… Я не стану искать свидания с вами… будем видеться только при муже, при посторонних… Так зачем же вам переезжать? Зачем бежать? Ведь это смешно…
Мулин. Нет, оно, знаете ли, все-таки покойнее.
Евлалия. Для кого?
Мулин. Для меня.
Евлалия. Какое же вам беспокойство жить здесь?
Мулин. Да не только беспокойство, даже опасность.
Евлалия. Чего же или кого вы боитесь?
Мулин. Вас, а более всего самого себя. Сохрани Бог! Ведь без ужаса нельзя себе представить, какие могут быть последствия. Я еще молод, вы тоже… На грех-то мастера нет.
Евлалия. Довольно, довольно! Уж, пожалуйста, не придумывайте! Оставайтесь! Чего вам бояться? Ведь уж я вам сказала, что мы будем видаться только при посторонних. Чего же вам!
Мулин. Да, если так… пожалуй, конечно.
Евлалия. Так вы останетесь?
Мулин. Извольте, останусь.
Евлалия. Ну, по рукам. Вот так. Будем друзьями!
Мулин. Друзьями, друзьями, и ничего более.
Евлалия. Да, да, еще бы! Ах, пожалуйста, не думайте дурно обо мне, Артемий Васильич! Я хорошая женщина.
Мулин. Помилуйте, смею ли я сомневаться. До свидания, Евлалия Андревна! Мне пора за дело приниматься.
Евлалия. До свидания, милый Артемий Васильич!
Мулин. Разве милый?
Евлалия. Милый, милый! (Бросается к Мулину.)
Мулин. Что вы, что вы?
Евлалия(берет его за руку и смотрит в глаза). Поцелуйте мою руку!
Мулин. Извольте, с удовольствием. (Целует руку Евлалии.)
Евлалия(горячо целует Мулина; сквозь слезы). Ведь вы моя первая и единственная страсть! (Плача машет рукой.) Уходите!
Мулин. Прощайте! (Уходит.)
Евлалия. Пять лет я мечтала, пять лет дожидалась свидания с ним… Он боится себя… Он меня еще любит. Как я счастлива! (Почти рыдая.) Как я счастлива! Мечта моей жизни сбывается. О, я еще увижу радости. Единственная моя радость — это он; мне больше ничего не нужно.

Действие второе

ЛИЦА:
Евлалия Андревна.
Мулин.
Софья Сергевна.
Марфа.
Мирон.

Декорация первого действия.
Явление первое
Марфа (одна).
Марфа. Никак нельзя из дому отлучиться, никак нельзя. Вот ушла только на минуту, весь дом и разошелся. Так ведь я не без спросу. Отпросилась у Евлалии Андревны на полчасика, пока они с Артемием Васильичем на бульваре гуляют; вот я и опять дома. А это на что похоже! Живой души в доме нет; ни горничных, ни повара, ни дворников, разбрелись кто куда; один швейцар дремлет на подъезде, старые, прошлогодние газеты читает. Вот и Мирон Липатыч, только что стал на место, а уж бегать начал из дому, диви бы молоденький. Вот что значит без хозяина: прислуга-то, как тараканы перед пожаром, и расползается вся. (Прислушиваясь.) Никак Евлалия Андревна подъехала? А в передней-то никого, некому и встретить. (Уходит.)
Входят Евлалия и Мулин.
Явление второе
Евлалия и Мулин.
Евлалия. Благодарю вас! Мне, право, совестно, я столько отнимаю у вас времени.
Мулин. Еще до ночи долго, успею поработать и в конторе, и дома.
Евлалия. А ведь я одна, Артемий Васильич… Пожалейте меня! С ума можно сойти от тоски.
Мулин. Евлалия Андревна, я не могу оставаться с вами; у нас уговор был.
Евлалия. Ах, да, я знаю… Нет, я хотела только сказать вам несколько слов.
Мулин. Говорите, я слушаю.
Евлалия (задумывается). Что я хотела сказать-то вам? Да, об Софье Сергевне… Нет, нет, вот что…
Мулин. Что же именно?
Евлалия. Я так счастлива, так счастлива, когда иду с вами под руку на бульваре. Я воображаю, что вы мой, что мы связаны на всю жизнь.
Мулин. Какое у вас сильное воображение!
Евлалия. Чего желаешь, то само собой представляется; тут не надо сильного воображения. Ах, вот еще, вспомнила. Чему это засмеялась Софья Сергевна, когда встретилась с нами на бульваре? И потом все глядела на вас и улыбалась.
Мулин. Не знаю, Евлалия Андревна. Может быть, она догадалась, что вы воображаете; ведь женщины проницательны.
Евлалия. Ах, нет, почем она может догадаться? Это невозможно. Как чужие мысли знать!
Мулин. У вас лицо очень подвижно: когда вы счастливы, так у вас глаза так и сияют, точно вы хотите всем рассказать, какое счастье у вас.
Евлалия. Ах, да! Вот какая я несчастная! Вы говорили, что у меня лицо сияет, когда я счастлива; да часто ли это со мной бывает? Зато сколько я плачу… Да кажется, и все бы я плакала…
Мулин. Вам ли горевать, Евлалия Андревна? Чего вам еще недостает? Богатым людям жить можно; богатство — великое дело.
Евлалия. Да, богатство, конечно, хорошо; только, знаете ли, что мне не нравится?..
Мулин. Нет, не знаю. Что такое?
Евлалия. Зачем мужчины здороваются с дамами по-мужски, протягивают руку?
Мулин. А то как же еще прикажете?
Евлалия. Прежде целовали руку у дам.
Мулин. И теперь тоже иногда, коли коротко знакомы. Я у вас иногда целую руку.
Евлалия. Нет, уж вы всегда… Это дает мне право поцеловать вас.
Мулин (кланяясь). Слушаю-с.
Евлалия. Только вот что, Артемий Васильич; я замечала, что вы и у Софьи Сергевны целуете руку.
Мулин. Да как же иначе? Ведь ее муж — мой хозяин, точно так же, как и ваш.
Евлалия. Нет, нет, пожалуйста, не делайте этого никогда, никогда. Слышите вы, не целуйте руки ни у кого, кроме меня. Вон вы, на бульваре, со многими дамами и девицами кланяетесь… Нет, нет, я не хочу, чтоб вас целовал кто-нибудь, кроме меня.
Мулин. Евлалия Андревна, да ведь это странно.
Евлалия. Нет, нет, не хочу; и не говорите, и не расстраивайте меня! Да вам незачем и знакомым быть с женщинами! Зачем вам все эти женщины? Ну, я прошу вас, умоляю, оставьте все эти знакомства!
Мулин. Да помилуйте, зачем же я вдруг брошу хороших знакомых? Какую причину я могу придумать для этого, что сказать, когда меня спросят.
Евлалия. Значит, вы меня нисколько не любите и не жалеете. Ну, коли я не могу, коли я страдаю… Ну, что ж мне делать? Ведь я не могу же перенести, чтоб вы были близки с какой-нибудь другой женщиной. Я умру… это выше сил моих.
Мулин. Евлалия Андревна, извините, мне пора.
Евлалия. Какой малости не хотите вы сделать для меня!
Мулин. Да разве это малость: не быть знакомым решительно ни с одной женщиной? Хороша малость!.. Однако я заговорился с вами, а у меня спешное дело. Его надо кончить до приезда Евдокима Егорыча; а он не нынче завтра будет здесь.
Евлалия. Что вы говорите? Так скоро? Да ведь он недавно уехал.
Мулин. Однако вот уже почти неделя.
Евлалия. А я и не заметила, мне показалось, дня два-три, не больше… я была как в раю.
Мулин. Честь имею кланяться. (Целует руку Евлалии.)
Евлалия. Когда ж опять? Вечером придете? Приходите!
Мулин. Не знаю; может быть, если успею.
Евлалия. Нет, непременно, непременно, я жду вас чай пить. (В дверь залы.) Марфа, Марфа, проводи Артемия Васильнча, в передней нет никого.
Мулин уходит. Марфа за сценой: «Там Мирон Липатыч». Евлалия уходит в свои комнаты. Выходят Марфа и Мирон.
Явление третье
Марфа и Мирон.
Марфа. Вот, Мирон Липатыч, без года неделя вы живете в здешнем доме, а уж поминутно без спросу отлучаетесь; как ни хватись, вас дома нет.
Мирон. А кому печаль обо мне, кто так уж очень соскучился?
Марфа. Кому нужно тосковать об вас, — в передней никого нет, вот про что я говорю. Приходил Артемий Васильич, пальто некому снять. В этаком-то доме!.. На что это похоже!
Мирон. А зачем он приходил? Что он повадился? Он знай свою контору!
Марфа. Ну, уж это не вашего ума дело.
Мирон. За какими он делами ходил? Еще это надо разобрать, до тонкости надо это постигнуть.
Марфа. Ну, где же вам такие дела постигать, коли это много выше вашего понятия! Да и не к чему.
Мирон. А то «передняя»! Нешто я для передней нанят? Я здесь существую совсем на других правах.
Марфа (качая головой). Эх, Мирон Липатыч! А еще зарок дали!
Мирон. Какой зарок?
Марфа. А насчет неаккуратности.
Мирон. Зарок! Очень нужно! Да что я, дурак, что ли? Стану я сам себя такого удовольствия лишать? Какая мне крайность. А то зарок! Связывать-то себя! Да даже и грешно. Как вы говорите: зарок давать! Да может ли человек знать, что с ним даже через час будет?
Марфа. Да что мне! Не я говорила, вы говорили.
Мирон. Я вот шаг шагнул, а за другой… Да позвольте! Вы про Езопа знаете?
Марфа. Про какого там Езопа? На что он мне?
Мирон. Но, однако, позвольте! Спрашивает его барин: «Езоп, куда ты идешь?» — «Не знаю», — говорит. «Как же, говорит, ты не знаешь? Стало быть, ты, братец, мошенник и бродяга. Посадить, говорит, его в тюрьму». Вот и повели Езопа в тюрьму; а он барину и говорит: «Вот моя правда и выходит, — знал ли я, что в тюрьму иду». Вот что! Должны вы это понять? Как же вы хотите, чтоб я зарок давал? С чего это сообразно?
Марфа. Ах, оставьте, пожалуйста; не я хочу, вы сами говорили.
Мирон. Когда? Не может этого быть, потому я еще, слава Богу, с ума не сошел.
Марфа. Да мне как хотите! Вы в таких летах, что сами об себе понимать можете. А только что вы сами говорили, что с Мироносицкой прикончили.
Мирон. Позвольте! Это точно. Только это совсем другой разговор. Был я тогда без места, какие были деньжонки, на Святой все прожил… ухнул. Ну, значит, и не на что было; поневоле пить перестанешь, коли денег нет. Что ж мне, воровать, что ли, прикажете?
Марфа. Да мне что за дело; хотите — воруйте, хотите — нет.
Мирон. Так еще согласен ли я воровать, вы меня спросите! Может, я не согласен. Я даже ужасно как этого боюсь. Попутает тебя грех в малом в чем, а на всю жизнь слава, что вор.
Марфа. Да что мне до вас! Как хотите. Только что нельзя свое место бросать.
Мирон. Какое свое место?
Марфа. Переднюю.
Мирон. Не мое это место; мое место много превозвышенное… я свыше поставлен.
Марфа. Толкуй еще!
Мирон. А вы как думали? Велика моя служба для барина, ох, велика! Ну, не знаю, между прочим, как оценит! А очень велика.
Марфа. Ну, ваше счастье, коли вы на такую высокую службу поставлены.
Мирон. Да, на высокую; а то как же ее назовете?
Марфа. Любопытно только знать, что эта за служба такая; потому что, может, вы и хвастаете.
Мирон. Что мне хвастать? Была оказия! Наблюдать я поставлен.
Марфа. Наблюдать? Над чем?
Мирон. За вами.
Марфа. За мной? Ну, уж это поздравляю вас соврамши!
Мирон. Не за вами собственно; кому до вас нужда, хоть бы вы там…
Марфа. Оставьте ваши глупости, прошу вас! Я их слушать не в расположении.
Мирон. Кому интересно за вами наблюдать? Смешно даже. А тут повыше… На это мне приказ есть строгий. Вот вы и знайте! И разговаривать теперь мне с вами больше уж не о чем. (Уходит в залу.)
Марфа. Скажите пожалуйста, какой наблюдатель нашелся!
Входит Евлалия.
Явление четвертое
Евлалия и Марфа.
Евлалия. С кем ты тут разговаривала?
Марфа. С Мироном Липатычем.
Евлалия. А я думала, кто приехал. Тоска ужасная. (Садится.)
Марфа. Липатыч-то немного не в своем разуме, вот и рассыпает свои разговоры.
Евлалия. А разве он пьет?
Марфа. Да-таки частенько; он и прежде жил у Евдокима Егорыча, так за это же самое его сослали.
Евлалия. Зачем же его опять взяли?
Марфа. Не знаю, не наше дело. Коли ему поверить, так он очень важный человек в доме.
Евлалия. Какой важный? Что это значит?
Марфа. Да так, я думаю, городит он зря. Поверить-то мудрено, чтобы Евдоким Егорыч такое доверие сделал пьяному человеку.
Евлалия. Евдоким Егорыч знает, кому какое доверие сделать. Это до тебя не касается; об его распоряжениях судить ты не должна.
Марфа. Кабы не касалось, я бы и не говорила. В том-то и дело, что касается и меня, и вас, да и обидно очень.
Евлалия. Что за вздор такой! Не может быть!
Марфа. Бывать-то оно бывает, только что, конечно…
Евлалия. Да что такое?
Марфа. Изволите ли видеть, Липатыч величается, что будто Евдоким Егорыч поручил ему наблюдение…
Евлалия. Какое наблюдение?
Марфа. А над вами, Евлалия Андревна: кто в доме бывает? Как вы кого принимаете? Ну, и все такое.
Евлалия. Нет, я не верю: это что-то уж глупо очень.
Марфа. Нет, оно не вовсе глупо. Бывают жены, которых точно что без присмотру оставить нельзя никак. Ну, а другой женщине, которая себя чувствует не в том направлении, даже и обидно.
Евлалия (встает). Да не только что обидно, это оскорбительно, невыносимо, это жить нельзя. И если это правда…
Марфа. Да позвольте, надо дело разобрать толком. Может, Евдоким Егорыч так что-нибудь сказали, к слову; а Липатыч принял за серьезное, да и возмечтал.
Евлалия. Да неужели Евдоким Егорыч способен на такую низость?
Марфа. Ведь и мужей, вот хоть бы Евдокима Егорыча взять, тоже надо судить по человечеству. Другой жену так любит, так любит, до страсти, ну и наставит сторожей на каждом шагу. Ведь они так думают, что это, мол, от любви от сильной, значит, жене обижаться нечего. Ну, пускай бы уж сторожей ставили, да только путных; а то пьяному человеку такое доверие делать, на что ж это похоже! У другой и в помышлении-то нет дурного, а пьяный лакей славит везде, что он надзирателем поставлен над барыней.
Евлалия (хватаясь за голову). Ужасно, ужасно!
Марфа. Да вы не извольте беспокоиться; этому Мирону у нас не жить, уж я устрою. Вот только Евдоким Егорыч приедет, уж я подведу штуку. Что вам себя расстроивать, из чего? Диви бы кто путный говорил, а то Мирон; ему верить-то один раз в год можно. Какой он слуга! Вы изволили уехать, а он, не спросясь, ушел, оставил дом пустой. Я уходила, так я спросилась.
Евлалия (садится). Да, ты спросилась. (Задумчиво.) Куда ты ходила?
Марфа. В разных местах, матушка, была. К племяннику заходила в аптеку, он там в мальчиках помаленьку обучается.
Евлалия(задумчиво). Да… в аптеку… что ж там?
Марфа. Да что, еще к чему важному его не приставляют покуда; при пластырях да при девичьей коже находится. Заходила навестить его, кстати уж отравы попросить.
Евлалия. Какой отравы?
Марфа. Для всякого гаду; в кладовой развелись. А я же боюсь их до страсти. Вчера на мыша наступила, так час без чувств в забвении лежала. Вот и дали мне такого яду.
Евлалия. Яду?
Марфа. Да-с, чем волков травят. Шарики такие из хлеба скатаны. Они сказывали, да названье-то такое мудреное. Вот он у меня. (Показывает пузырек.)
Евлалия. Ах, нет, дай сюда, дай! Я боюсь, ты как-нибудь, по неосторожности, нас отравишь. Я уберу подальше. Когда тебе нужно, спроси! При мне и сделаешь шарики.
Марфа (отдает пузырек). Хорошо-с. Потом у племянницы была; она в горничных живет в хорошем доме, у немцев у богатых; чайку у ней попила. Новость я там слышала. Вам, Евлалия Андревна, скоро лишний расход будет.
Евлалия. Как расход?
Марфа. Придется платье богатое шить либо два.
Евлалия. Зачем? У меня много.
Марфа. Сколько бы ни было, а все надо новые шить, уж никак не миновать; на свадьбе пировать придется.
Евлалия. На какой свадьбе?
Марфа. Уж не знаю, говорить ли; может, это дело в секрете содержится. Да оно, конечно, какой уж секрет, коли в другом доме прислуга знает. Где племянница-то моя живет, так рядом с ними дом купца Барабошкина; у них барышня есть, не больно чтобы красива: рябовата немножко и косит малость — все как будто назад оглядывается, — ну, и конфузлива.
Евлалия. Так что же?
Марфа. Коли вдруг покраснеет при посторонних, так уж никакими способами заставить ее разговаривать невозможно. Лучше отстать, а то хуже: вовсе заплачет. Но только денег за ней дают очень много, даже если считать, так, кажется, ни в жизнь не сочтешь. Так вот и говорят, что наш Артемий Васильич сватается. Ну, а коли сватается, так и женится — чего ж еще им? Жених во всей форме.
Евлалия (в испуге). Кто, ты говоришь, сватается?
Марфа. Артемий Васильич.
Евлалия. Не может быть, не может быть; я бы знала.
Марфа. Уж так точно, будьте спокойны. Вот жаль только, к Барабошкиным-то я не зашла, у меня там тоже кума есть, узнала бы все до ниточки.
Евлалия (потерявшись). Ну, так что же ты?.. Как же это, ну, как же не зайти?
Марфа. Да не посмела, домой торопилась.
Евлалия. Да нет… как не зайти!.. Да, Господи Боже мой! Что же это, право! Ведь надо, надо узнать.
Марфа. Так далеко ли тут; я ведь и сбегаю, коли прикажете.
Евлалия (со слезами). Да ты пойми… как же это? Ведь он мне ничего не говорил… ведь надо же мне узнать-то?
Марфа. Да сейчас… Что ж такое!
Евлалия. Ведь он мне ни слова, решительно-таки ни слова… Отчего ж он не говорил? (Плачет.) Все бы уж лучше сказать, а то как же так, потихоньку-то? Ну, зачем, зачем он это?
Марфа. Да что вы, матушка, что вы? Вот мы сейчас разберем.
Евлалия. Ведь не шутки, в самом деле… Он обманывал меня, утешал, как ребенка; он за шутку, что ли, считал?.. Шутить над сердцем! (Плачет.)
Марфа. Да успокойтесь, матушка Евлалия Андревна!
Евлалия. Ах, оставь меня!
Марфа. Так я побегу. (Смотрит на Евлалию.)
Евлалия. Что ты смотришь? Это я так… Это со мной вдруг… (Улыбаясь.) Вот я какая! А ты все-таки сходи!
Марфа. Я мигом. Не за горами, тут близко.
Евлалия. Да поскорей, пожалуйста, поскорей!
Марфа уходит.
Явление пятое
Евлалия, потом Мирон.
Евлалия. Что же он думает обо мне, за кого меня принимает? При его уме, при его благородстве такой поступок необъясним… Он не легкомыслен, его деньги привлекать не могут; такие люди на богатство не прельщаются. Я его знаю, понимаю… он должен презирать богатство… Значит, он меня не любит? Тогда зачем жить? Мечта моя исчезает, и что ж остается? Муж… человек мелочной, без души… родные, знакомые, все это эгоисты, холодные… Что за жизнь, что за жизнь!.. Нет, без него весь мир пустеет для меня. Был один человек в этом скучном мире, человек с возвышенным умом… с нежными, благородными чувствами… честный, бескорыстный… моя душа поняла его, оценила… и его нет. Если спросить меня, зачем я живу… я не найду ответа… Цели в жизни нет… жила для него… его нет… Да, у меня ничего нет, ничего нет, все оборвалось… (Плачет.) Вот придет, что-то скажет?.. Что скажет?.. Еще какой-то луч надежды блестит. (Сидит задумавшись.)
Входит Мирон.
Мирон. Софья Сергевна-с!
Евлалия. А?
Мирон. Софья Сергевна приехали-с. (Уходит.)
Входит Софья Сергевна.
Явление шестое
Евлалия и Софья.
Софья. Что вы это? Что с вами? Вас узнать нельзя.
Евлалия. Нездоровится что-то.
Софья. Не верю. Вы расстроены, огорчены чем-то. Знаете ли, когда человек очень огорчен, не надо сдерживать себя, надо или плакать, или браниться, или поскорей поделиться с кем-нибудь своим горем. А то начнешь думать, думать, и представится тебе, что больше твоего горя и на свете нет, что и жить-то тебе незачем. Здраво-то обсудить своего положения мы не можем, душа-то угнетена, и нанизываешь разные ужасы да несчастия, как на нитку. Нет, это вредно, это даже опасно. У вас я большого горя не подозреваю…
Евлалия. Нет, у меня очень большое горе.
Софья. Не верю; это вам только так кажется; но все-таки помочь вам надо. Я не любопытна и сама не откровенна, вообще откровенностей не люблю; но вас попрошу рассказать мне ваше горе, хоть намеком. Вы еще так неопытны.
Евлалия. Благодарю вас за участие. Вот мое горе: я люблю одного человека, очень давно люблю, да я больше никого и не любила в жизни… Мне казалось, что и он меня любит — и я его теряю.
Софья. Он уезжает далеко? Вам грозит разлука?
Евлалия. Нет.
Софья(с участием). Он болен, умирает?
Евлалия. Нет. (Со слезами.) Он женится.
Софья. Он сам вам это сказал?
Евлалия. Ах, нет, потихоньку, обманом.
Софья. И вы, конечно, додумались, что уж вам теперь жить нельзя?
Евлалия. Цели в жизни нет, так зачем же?
Софья. Со мной очень недавно был точно такой же случай: я любила человека и верила ему; а он вздумал потихоньку от меня посвататься. Да вот видите, я жива и даже весела.
Евлалия. Я жила только этой любовью, для меня другого интереса в жизни нет.
Софья. Да, я понимаю, у вас горе большое; а все-таки помочь ему можно.
Евлалия. Нет, оставьте меня с моим горем, помочь ему средств нет.
Софья. Напрасно, я знаю два. Каким из них я сама воспользовалась, я вам не скажу; а вышло хорошо. Вот первое: написать под разные женские руки несколько слезных писем с жалобами на обольстителя, а иные с угрозами, да и послать родителям невесты.
Евлалия. Что вы, что вы! Можно ли решиться? Это так дурно, нечестно.
Софья. Нет, ничего, средство хорошее, особенно если человек женится по расчету, без любви, то есть меняет вас и вашу любовь на деньги. Такого жалеть нечего. Если ж действительно он полюбил девушку и она его, ну, тогда нужно другое средство.
Евлалия. Какое?
Софья. Постараться забыть его и поскорей найти другого.
Евлалия. Найти другого? Да разве их много таких, кого любить можно? Может быть, только один и был, который стоит моей любви, который имеет все достоинства.
Софья. То-то и беда, что все эти достоинства только в вашем воображении. Полюбите вы самого обыкновенного, дюжинного человека, вообразите себе его героем, да и ждете от него разных подвигов: бескорыстной преданности, самоотвержения…
Евлалия. О нет, я люблю недюжинного человека.
Софья. Трудно верить.
Евлалия. Таких людей немного, это исключение… в нем всё… мне кажется даже, что он поэт.
Софья. Мне жаль вас. Как бы мне хотелось поскорей разочаровать вас насчет этого поэта. Кто он такой, я не знаю; но я уверена, что все его достоинства сочинены вами.
Евлалия. Почему же вы так думаете?
Софья. Вас до двадцати пяти лет держали взаперти, в полном неведении, вас изуродовали глупым воспитанием. Знания людей и жизни у вас нет никакого, душа впечатлительная, жажда любви сильная; ну, понятное дело, как только вас выпустили на волю, первый встречный мужчина и должен вам показаться идеальным существом.
Евлалия. Что же, я не должна, по-вашему, ни чувствовать, ни любить?
Софья. Кто вам говорит! Чувствуйте, любите, только умейте разбирать людей и пользоваться жизнию. Вы очень богаты, муж ваш очень добрый, ни в чем вам не отказывает; чего вам еще? Вам бы только жить да радоваться. Не налагайте на себя новых цепей, мы и так скованы. Выбирайте в жизни только легкое и веселое, а неприятностей-то нам и от мужей довольно. Старайтесь больше знать, тогда будете меньше воображать.
Евлалия. Да что же я воображаю?
Софья. Все; и все, разумеется, навыворот.
Евлалия. Например?
Софья. Извольте. Вам случалось когда-нибудь долго ждать вашего поэта? То есть он обещал прийти, да нейдет.
Евлалия(с тоской). Ах, да, случалось.
Софья. Что же вы думали в это время?
Евлалия. Что он очень занят, что он спешит, торопится…
Софья. Лететь на крыльях любви? Вот это воображение; а в действительности ничего этого нет.
Евлалия. А что же есть?
Софья. Сидит он с приятелями, играет в карты, в винт, по двадцатой доле копейки, и думает: «Вот наказанье-то Божеское; надо идти нежничать».
Евлалия(смеется). Ах, нет. Что вы… в карты! Нет, не может быть!
Софья. Ну, вот, я вас хоть успокоить не успокоила, а все-таки развлекла, развеселила немного. Прощайте!
Евлалия. Благодарю вас.
Софья. Пожалуйста, не задумывайтесь, не отдавайтесь горю, делитесь им со мной! Мы обе несчастные женщины, обе изуродованные рабством; вы — в детстве, а я — в замужестве; мы обе невольницы; так будем друзьями! Я к вам завтра заеду, мы еще потолкуем. (Уходит в залу. Евлалия за ней.)
Евлалия возвращается с Марфой.
Явление седьмое
Евлалия и Марфа.
Евлалия (хватаясь за грудь). Ну, что? Говори скорей!
Марфа. Да ничего: не извольте беспокоиться.
Евлалия (весело). Значит, вздор; сватовства никакого не было.
Марфа. Нет, сватовство-то было…
Евлалия. А!.. было… (Садится в задумчивости.)
Марфа. Да ничего не вышло.
Евлалия. Отказали?
Марфа. Отказали. Законфузилась невеста, что очень полирован, или что там другое, уж не знаю… Другой жених есть, побогаче и попроще.
Молчание.
Евлалия(задумчиво, с расстановкой). Артемий Васильич хотел прийти к нам чай пить.
Марфа. Ну, что ж, пущай.
Евлалия. Ты не знаешь, он дома?
Марфа. Дома, дома. Сейчас видела в окно, сидит…
Евлалия. Занимается?
Марфа. Нет, в карты играют с приятелями.
Евлалия. В карты?.. (Встает и ходит по комнате.) А как ты полагаешь, Софья Сергевна умная женщина?
Марфа. Чего еще? Тонкая дама… насквозь все видит: только взглянет на тебя, так, кажется, всю твою душу и знает.
Евлалия. Послушай, сходи, пожалуйста, к Артемию Васильичу, скажи ему, что я жду его чай пить, чтоб он шел сейчас.
Марфа. Слушаю-с. (Уходит.)
Евлалия. Если он ответит, что ему некогда, что он занят делом, я сама пойду к нему и застану его за картами. Как ему будет стыдно!.. О, если б он поскорей пришел! Я боюсь, что у меня пройдет все негодование, весь гнев. (Молчание.) Нет, я прощу ему, прощу все, только бы он не покидал меня. Разумеется, я ему выскажу, как он огорчил меня своим сватовством; но выскажу не с упреком, а с кроткой жалобой, со слезами. Он устыдится своего поведения, он будет раскаиваться. У него душа прекрасная… он еще легкомыслен немного, увлекается… но он оценит мою любовь и уж более изменять мне не будет.
Входит Марфа.
Марфа. Сейчас идут.
Евлалия. Хорошо, ступай! Скажи Мирону, чтоб никого не принимал.
Марфа. Слушаю-с. (Уходит.)
Входит Мулин.
Явление восьмое
Евлалия и Мулин.
Мулин (с недовольным видом). Вы за мной посылали?
Евлалия. Да, посылала. Вы, вероятно, забыли?
Мулин. Нет, я ничего не забываю. Что вам угодно?
Евлалия. Вы обещали со мной чай пить.
Мулин. Я это очень хорошо помню. Теперь еще рано; через час, через полтора я буду к вашим услугам.
Евлалия. А теперь разве вам некогда, у вас есть дело? Что вы делаете?
Мулин. Что бы я ни делал, это все равно; я не свободен. Через полтора часа я буду иметь честь явиться к вам.
Евлалия. Но мне нужно говорить с вами, у меня очень важное дело; я не могу ждать.
Мулин. Важное ли, Евлалия Андревна?
Евлалия. Очень важное и серьезное.
Мулин. Сомневаться не смею. Извольте, я слушаю.
Евлалия. Ах, я просто не знаю, как начать…
Мулин. Начинайте с начала.
Евлалия. Это невыносимо! (Подносит платок к глазам.)
Мулин. Слезы! Ну, по такому началу ничего хорошего ожидать нельзя.
Евлалия. Вы… вы виноваты передо мной, непростительно виноваты, и вы имеете еще дерзость так разговаривать со мной! Что мне думать о вас?
Мулин. Я виноват перед вами? Не ожидал.
Евлалия. Вы хотели жениться…
Мулин. Да, вот что! Но ведь я не давал обета безбрачия, сколько мне помнится.
Евлалия. И не сказали мне ни слова.
Мулин. Я не знаю, Евлалия Андревна, обязан ли я отдавать вам отчет в своих поступках.
Евлалия. Как вы дурно понимаете ваши обязанности! Вы знаете, что я вас люблю, что я только и живу этой любовью, и вы осуждаете меня на разлуку и не потрудились даже приготовить меня к ней, предупредить меня.
Мулин. Да ведь я не женился.
Евлалия. Не женились, потому что вам отказали. Довольно и того, что вы сватались.
Мулин. Послушайте, ведь я не мальчик, не под влиянием минутного увлечения, не очертя голову я хотел жениться; я должен думать о своей будущности, мне нужно составить себе положение.
Евлалия (не слушая). Свататься потихоньку, украдкой от женщины, нежно любящей! Ведь вы знаете меня: я — женщина несчастная, я очень ревнива. Для меня больно, когда вы даже разговариваете с какой-нибудь женщиной; я просила вас бросить все женские знакомства; я приказывала вам не целовать руки ни у кого, кроме меня.
Мулин. Приказывали! Но, Евлалия Андревна, ведь надо, чтобы я согласился исполнять ваши приказания.
Евлалия. Это выше сил моих! Нет! Вы будете исполнять мои приказания! Я буду следить за вами, не спущу с глаз. Если вы вздумаете свататься или ухаживать за какой-нибудь женщиной, я тогда не пожалею ни вас, ни себя; я не побоюсь никакого скандала: я открыто объявлю и мужу, и всем, что вы меня завлекали.
Мулин. Что вы, что вы!
Евлалия (не слушая). Что я вышла замуж для вас, что между нами было условлено.
Мулин(с испугом). Евлалия Андревна, успокойтесь!
Евлалия. Вам этого мало? Я лишу себя жизни. Вот видите! (Вынимает из кармана пузырек.)
Мулин(прочитав надпись). Nux vomica, это целибуха, стрихнин, этим не шутят.
Евлалия. Да я и не шучу. Если бы ваше сватовство удалось, меня бы не было на свете. Все мечты, все надежды разбиты; разве можно жить после этого, разве можно?
Мулин. Евлалия Андревна, я ведь не знал… я думал…
Евлалия. Что же вы думали? Ах, не говорите, не огорчайте меня еще! Я и так глубоко, глубоко несчастная женщина. (Плачет.)
Мулин. Евлалия Андревна, успокойтесь, успокойтесь! Я виноват действительно, я сознаюсь.
Евлалия. Очень, очень виноваты.
Мулин. Я сознаюсь, сознаюсь. Ну, простите меня! Этого вперед не будет, поверьте. Простите меня.
Евлалия. Я прощу вас, конечно… Что же мне делать? Только не покидайте меня так безбожно.
Мулин. Нет, нет, уверяю вас. Успокойтесь, вы так взволнованы!
Евлалия. Погодите… погодите! Дайте мне собраться с мыслями!
Мулин. Я теперь вижу, какое беспокойство и огорчение я вам доставил, и прошу вас извинить меня. Моя прямая обязанность была беречь вас и покоить, удалять от вас всякие неприятности и огорчения…
Евлалия (не слушая). Я не дурная женщина, Артемий Васильич. Вы не судите меня по моим вспышкам. Я иногда сама себя не узнаю, иногда сама пугаюсь своих слов.
Мулин. Ну, простите меня, и кончено дело.
Евлалия. Я вас прощаю.
Мулин. Заключим вечный мир!
Евлалия. Да, вечный, вечный.
Мулин. И чтоб уж больше не вспоминать никогда об этом.
Евлалия. Никогда.
Мулин. Ну вот, по рукам. (Целует руку Евлалии.) Прекрасно. Через час или через полтора я приду к вам чай пить и останусь у вас, сколько вам угодно.
Евлалия. Так смотрите же, я буду ждать вас! Через час?
Мулин. Через полтора.
Евлалия. Постойте! (Кладет руку на плечо Мулина и долго смотрит на него.) Вы поэт?
Мулин. Не замечал этого за собой.
Евлалия. Вы скрываете. Принесите мне как-нибудь ваши стихи, мы будем читать вместе. Так через час?
Мулин. Через полтора. До свидания, до скорого и приятного свидания! (Целует руку Евлалии и идет в залу.)
Евлалия (у дверей). Так через час?
Мулин. (из залы). Вернее, что через полтора.

Действие третье

ЛИЦА:
Стыров.
Евлалия Андревна.
Мулин.
Марфа.
Мирон.

Кабинет Стырова; в глубине дверь в гостиную, направо во внутренние комнаты; богатая кабинетная мебель в беспорядке; камин, на нем часы и проч., большой письменный стол, на нем ящик с сигарами, золотой портсигар, разные вещи и бумаги; всё в беспорядке.
Явление первое
Мирон (один, стоит посредине комнаты).
Мирон. Трещит моя головушка, врозь разваливается! (Смотрит в каминное зеркало.) Ого, физиономия-то! Эна, а! Ах, шут-те! Точно из аду на время выпущен. Отделал я себя за неделю-то! Что говорил, что творил, ничего не помню. Барин-то приехал, посмотрел на меня, только головой покачал. Как ее теперь поправишь? (Смотрит в зеркало.) Вона, глаза-то! Как у разбойника; точно в семи душах повинился. Разве вот что?.. Постой! (Достает платок из кармана.) Я щеку завяжу, будто зубы болят. (Завязывает щеку.) Вот так. (Смотрит в зеркало.) Ну, вот, теперь не в пример лучше. Больной человек, больше ничего сказать нельзя. Теперь кто ни взгляни, особенно если он человек с душой, так пожалеть должен, а не то чтобы… (Смотрит по сторонам.) За что взяться-то, не знаю, руки-то точно не свои. В кабинете-то с самого баринова отъезду не убирал ни разу. Пыли-то, пыли-то! Уж не трогать (махнув рукой), а то хуже. После уберу.
Входит Марфа.
Явление второе
Мирон и Марфа.
Марфа. Мирон Липатыч, где Евдоким Егорыч? Евлалия Андревна прислали узнать.
Мирон. В контору пошел.
Марфа. Что это вы, как подвязались?
Мирон. Зубами маюсь.
Марфа. Ну, да ведь оно даром-то не проходит; надо ж чему-нибудь быть. Жаловаться не на кого. Ведь оно, вино-то, разно уродует человека: у кого зубы, у кого что; а кого и вовсе перекосит. Как Евдоким Егорыч рано приехали!
Мирон. В семь часов, я только успел глаза продрать.
Марфа. Уж вы больно долго нежитесь. Нет, уж я чай пила, как Евдоким Егорыч приехал. Сейчас свежего чаю заварила хорошего, в одну минуту и подала ему. Оно и хорошо; с дороги-то приятно, и спрашивать да дожидаться не заставила; значит, аккуратность, как будто его ждали!
Мирон. Что ж аккуратность! И у меня, кажется, все в порядке.
Марфа. Уж какой порядок! Черт ногу переломит. Вы посмотрите, что в кабинете-то! У хорошего кучера в конюшне чище.
Мирон. Вы сами не знаете, что говорите. Нешто вы можете понимать, что такое кабинет?
Марфа. Жаль, не знала я, что здесь такой беспорядок, я бы убрала на досуге за вас.
Мирон. Ну да, как же! Так бы я вас и пустил в кабинет! Сюда без Евдокима Егорыча, окромя меня, никому ходу нет; потому за каждую малость я отвечаю. Он не любит, чтобы в кабинете какую вещь трогали; у него что где лежало, чтобы там и было. Как же я тут стану убирать? А ну, сдвинешь, переложишь али пошевелишь что! Ан за это неприятность бывает нашему брату. Нет (грозит пальцем), тут чтобы ни синя пороха!.. А вот Евдоким Егорыч посмотрит, увидит, что все на своем месте, ну, тогда я и уберу. А то беспорядок! Да в кабинете так и должно! Вы этого понимать не можете.
Марфа. Ну, а в передней? Щетки сапожные у вас по полу раскиданы, сапоги на окне, вакса на столике перед зеркалом, вместе с гребенками и головными щетками. Это тоже так нужно?
Мирон. Ну, а в передней я уберу, это минутное дело. Есть об чем разговаривать! Вот нашли материю! (Уходит.)
Марфа. «Никого не пущу в кабинет». Ишь ты, строгий какой! Всю неделю ничего не делал, палец об палец не ударил, одним только безобразием занимался, да еще важничает. «Я не за тем в доме, чтобы комнаты убирать, я над вами надзирателем поставлен». Лежа на боку, ябедничеством выслужиться хочет. «Чтобы все на своем месте было». Погоди ж ты! (Переставляет разные вещи с места на место. Берет со стола золотой портсигар.) Куда б его спрятать подальше, чтоб не скоро нашли? Погоди! Я его положу в шахматный столик в гостиной, благо он не заперт; а ключик суну куда-нибудь на стол в бумаги. Вот и пусть Евдоким Егорыч посмотрит, все ли на своем месте у исправного слуги. (Прислушивается.) Да никак Евдоким Егорыч там с Евлалией Андревной разговаривает? Словно его голос-то! Побегу поскорей! (Уходит в гостиную.)
Справа входит Стыров и садится к столу. Марфа возвращается, не замечая Стырова.
Явление третье
Стыров и Марфа.
Стыров. Что ты, Марфа?
Марфа. Ах, Евдоким Егорыч, я вас и не видала… Да вот ключик какой-то на полу подняла.
Стыров. Покажи!
Марфа. Извольте! (Подает ключ.)
Стыров. Это от шахматного столика. (Кладет ключ в карман.) Что за беспорядок у меня! Этого никогда не было. Что же Мирон-то делал?
Марфа. Убрали бы и без него, да он не пущал никого; без вас чтобы никто в кабинет не ходил. Один тут распоряжался.
Стыров. Не начал ли он опять?
Марфа. Греха таить нечего; без вас он осторожности над собою не наблюдал!
Стыров. Ну, как же вы тут жили без меня?
Марфа. Да как жили? День да ночь — сутки прочь. Скучали без вас, Евдоким Егорыч!
Стыров. Отчего Евлалия Андревна как будто расстроена немножко?
Марфа. Да все от того же, от скуки.
Стыров. Чай, навещали Евлалию Андревну? Без меня кто бывал у вас?
Марфа. Софья Сергевна раза два-три заезжала да Артемий Васильич забегал кой-когда, больше никого не было.
Стыров. А сама-то она выезжала?
Марфа. Разве погулять когда, а то все дома. Вот вчера самовар до одиннадцати часов ночи на столе стоял: все поджидали, не подойдет ли кто; так никого и не было, весь вечер одне сидели.
Стыров. Да, скучно ей; я понимаю, что скучно. Ну, вот теперь я приехал, так будет жить повеселее. Что я своего портсигара не вижу? Он всегда на одном месте лежит, вот здесь!
Марфа. Не знаю, Евдоким Егорыч, ничего я здесь не знаю; надо у Мирона Липатыча спросить.
Стыров. Пошли его сюда.
Марфа (в дверях в гостиную). Мирон Липатыч! Вас Евдоким Егорыч требуют. (Уходит.)
Входит Мирон.
Явление четвертое
Стыров и Мирон.
Стыров. Что ты щеку-то завязал, зубы, что ль, болят?
Мирон. У-у-у! (Мычит.) Страсть!
Стыров. Что-то пыли много в кабинете, я замечаю.
Мирон. Как же ей не быть, коли я тут ни до чего не касался. Ни-ни! Неравно, что стронешь; а этого господа не любят. Где что есть, чтобы там и было. Я даже никого близко к кабинету не подпущал. Вот теперь вы изволите видеть: все на своем месте, вот я и приберу.
Стыров (открыв сигарный ящик}. Ты и сам ничего не трогал, и других не пускал?
Мирон. И… ни синя пороха!
Стыров. Благодарю. А где же сигары? Их было больше пол-ящика; а теперь что? (Показывает ящик.) Посмотри!
Мирон. Сигары. Это я виноват-с; уж очень зубы одолели, хоть на стену лезь, — так парочку взял. А что касается другого прочего, так уж я за всем блюл. Никого не подпускал, потому я один должен отвечать, с меня спросят.
Стыров. Да, с тебя. Ну, сигары ты выкурил?
Мирон. Это — виноват-с.
Стыров. А портсигар где?
Мирон. Какой же это портсигар-с?
Стыров. Мой портсигар, золотой.
Мирон. Золотой. Знаю-с, как же мне не знать!
Стыров. Где же он?
Мирон. Портсигар… надо быть, здесь-с.
Стыров. Я знаю, что ему надо быть здесь; только нет его.
Мирон. Нет? Где ж ему быть? Оказия!
Стыров. Он лежит всегда на одном и том же месте.
Мирон. Да знаю, как не знать-с! Вот здесь ему лежать следствует.
Стыров. Да, здесь следствует. А здесь ли он?
Мирон. Никак нет-с.
Стыров. Ну, так вот ищи!
Мирон. В столе изволили смотреть?
Стыров. Изволил.
Мирон. Как же это так? Я, кажется, не брал.
Стыров. Плохо дело, коли тебе только кажется.
Мирон. Вором я еще не бывал. Есть за мной слабость, это точно, а этого качества нет.
Стыров. Да я тебя вором и не называю; только портсигара нет.
Мирон. Это я разыщу, я так не могу оставить. Я, коли что, так и к ворожее пойду. Она скажет.
Стыров. Ведь ты говорил, что никто сюда не ходил, что ты один тут был; так об чем же тут ворожить?
Мирон. Все-таки лучше. Нет, к бабушке надо сходить, уж по крайности дело верное. На кого укажет, тот и виноват: может, и на меня укажет, ну, тогда, значит, я — вор. Коли я не воровал, так мне ворожбы бояться нечего!
Стыров. Нет, уж лучше без ворожбы! Ступай ты от меня сегодня же. Не за воровство я тебя сгоняю — может быть, ты и не виноват, — а за то, что у тебя зубы болят. Мне здоровых слуг нужно. Жалованье за неделю в конторе получишь. Прощай! (Уходит в дверь направо.)
Явление пятое
Мирон (один).
Мирон. Ох! Догулялся! Вот так раз! Все и похмелье соскочило. Однако я влетел! Как мне теперь самого себя понимать, уж не знаю. Кажется, не брал. Эка память! Ежели мне так на себя думать, что я его украл да продал, — так где же деньги? Тогда, значит, я бы богат был; а я нынче все утро по всем своим карманам шарю — нигде пятачок не найду, самого-то нужного пятачка. Не взял ли я его похвастать, что вот, мол, какие у нас вещи, да, может, вытащили из кармана? Хошь зарежь, ничего не помню. А только я знаю, что не может этого быть, никогда я господских вещей не брал. Разве по ненависти кто подшутил? Вот это похоже на дело. Пуще всего теперь к ворожее надо. Не скажет ничего — ну, конец, повешусь, — больше мне себя определить некуда. А укажет человека, так я его, кажется… ух! что сделаю. Зубами съем. (Хватаясь за голову.) Тут что еще мотается? Ах, да, платок. Нет, уж теперь этот маскарад надо отменить. (Развязывает платок.) Надо приняться за розыск, вором остаться не желательно. (Уходит в залу.)
Справа выходят Стыров и Евлалия, которая останавливается в дверях. Из залы входит Мулин.
Явление шестое
Стыров, Евлалия и Мулин.
Стыров (Евлалии). Я сделаю несколько визитов, заеду к Кобловым. Не нужно ли сказать чего от тебя Софье Сергевне?
Евлалия. Пригласи ее к нам сегодня.
Стыров. Да, да! Я и еще кого-нибудь позову. (Мулину.) И вы приходите! Поиграем в карты, поужинаем. Вот и прекрасно.
Евлалия уходит.
Мулин. Благодарю вас. Я приду, я нынче вечером свободен. Вот я принес записку, которую вы мне давали.
Стыров. Положите на стол. Вот еще есть дело. (Вынимает бумагу из кармана и подает Мулину.) Посмотрите повнимательнее эту бумагу и сделайте на полях свои заметки.
Мулин. Я ее возьму с собой, а вечером вам доставлю.
Стыров. Нет, я прошу вас, займитесь здесь.
Мулин. Евдоким Егорыч, неужели вы мне не доверяете?
Стыров. Я вам вполне доверяю, но такого рода бумаги не должны выходить из моего кабинета. Да и дела-то тут всего на четверть часа; не стоит ходить взад и вперед. До свиданья! (Подает руку Мулину и уходит.)
Мулин садится к столу и боязливо взглядывает на дверь, в которую ушла Евлалия. Входит Евлалия.
Мулин. Вот положение! (Как бы не замечая Евлалии, углубляется в чтение.)
Явление седьмое
Мулин, Евлалия, потом Марфа.
Евлалия (садится у стола сбоку). Вы меня обманули.
Мулин. Евлалия Андревна, у меня очень серьезное дело; позвольте мне его кончить прежде. (Пишет что-то карандашом,)
Евлалия. Я вас ждала до одиннадцати часов.
Мулин (читая про себя). Что вы изволите говорить?
Евлалия. Я измучилась; два раза посылала к вам. Сказали, что вас дома нет.
Мулин. Да, помилуйте, телеграмма… (Читает.) Надо было на телеграф ехать. (Пишет.)
Евлалия. Занимайтесь, я вам не мешаю… Я только хотела у вас спросить…
Мулин. Что вам угодно?
Евлалия. Вы, вероятно, любите какую-нибудь девушку или женщину…
Мулин (со вздохом). Ах, Евлалия Андревна… (Читает про себя.)
Евлалия. Нет, ведь я серьезно.
Мулин (не поднимая головы). Никого я не люблю.
Евлалия. И меня?
Мулин. Вам хочется слышать признание от меня?
Евлалия. Да. Потому что, если вы меня не любите, значит, вы любите другую женщину… Без любви жить нельзя.
Мулин. Можно.
Евлалия. Не шутите со мной! (Слезы.)
Мулин. Я не понимаю, Евлалия Андревна, из чего вы себя расстраиваете! Между нами такие отношения, лучше которых желать нельзя: нежная дружба, у меня к вам самая теплая привязанность.
Евлалия. Дружба, привязанность… Отчего ж не любовь?
Мулин. Ну, любовь… если вам так угодно.
Евлалия. Не верю.
Молчание. Мулин пишет.
Скажите, что мне делать, чтоб вы меня любили?
Мулин. Ничего не нужно, Евлалия Андревна.
Евлалия. Нет, вы мало меня любите. (Молчание.) Я знаю, я сама виновата: я вам надоедаю… ревную… связываю вас… (Молчание.) Я обещаю вам, что этого не будет. Довольны вы?
Мулин. Прекрасно, Евлалия Андревна, прекрасно. Позвольте, не мешайте мне!
Евлалия. Мы будем видеться не часто: приходите ко мне, когда вы совершенно свободны, когда у вас нет никакого дела, никакого занятия — одним словом, когда вам самим будет угодно! (Молчание.) Делайте, что хотите… бывайте, где хотите… разговаривайте с женщинами… любезничайте… (Молчание.) Только…
Мулин. Что «только»?
Евлалия. Только не изменяйте мне… не разрушайте моих надежд.
Мулин (читая про себя). Смею ли я… разрушать…
Евлалия. И вы всегда будете меня любить?
Мулин. Конечно, всегда… Чего ж мне еще!
Евлалия. Ну, вот и хорошо; я очень рада. (Задумывается. Мулин взглядывает на нее. Молчание.) Знаете, об чем я мечтала?
Мулин. Нет, не знаю.
Евлалия. О будущем. Я могу быть счастлива.
Мулин. Да я не знаю, чего вам недостает и в настоящем.
Евлалия. Чего? Счастья. Я могу быть счастлива только с вами.
Мулин. Но ведь это невозможно.
Марфа отворяет дверь.
Евлалия. Помеха нашему счастью — мой муж.
Марфа. Евлалия Андревна!
Евлалия. Что тебе?
Марфа. Ко мне племянница пришла, так дело есть до вас маленькое.
Евлалия. Подожди! Марфа, уж я тебя не один раз просила не входить, пока тебя не позовут.
Марфа. Виновата, Евлалия Андревна. Дело-то у нас не терпит, племяннице долго ждать нельзя.
Евлалия. Нельзя входить. У нас могут быть свои разговоры, которых прислуге слушать не надо.
Марфа. Понимаю, Евлалия Андревна, все понимаю. Мне ведь только бы на два слова! Уж я вам больше не помешаю.
Евлалия. Хорошо, сейчас; подожди немного.
Марфа уходит и остается за дверью.
Евдоким Егорыч уж стар… Мы будем дожидаться.
Мулин. Чего?
Евлалия. Ему жить недолго.
Мулин. Как вы об этом легко говорите!
Евлалия. Я не желаю смерти Евдокиму Егорычу; но вы подумайте, могу ли я не только любить его, но даже иметь к нему хоть какую-нибудь привязанность?
Марфа приотворяет дверь.
Он купил меня, как невольницу, он оскорбляет меня недоверием, поручает пьяному лакею надзор за мной! Жалеть его было бы притворством с моей стороны.
Мулин. Да, конечно.
Евлалия. Значит, я имею полное право мечтать о счастии с вами. Вы мой… если не теперь, так в будущем.
Мулин. Да, разве в будущем. Ну, вот я кончил. (Встает.) До свидания, Евлалия Андревна! (Целует руку Евлалии.)
Евлалия (целует Мулина), Так мы будем ждать, и вы, и я?
Мулин. Будем, будем! (Уходит.)
Евлалия звонит в колокольчик. Входит Марфа.
Явление восьмое
Евлалия и Марфа.
Марфа. Здесь, Евлалия Андревна, здесь.
Евлалия. Что тебе нужно?
Марфа. Племянницу мы просватали. Ну, разумеется, так как я ей тетка, так и должна помочь насчет приданого.
Евлалия. Ну, конечно.
Марфа. Так вот она за этим за самым и пришла.
Евлалия. Так что же, я-то зачем вам?
Марфа. Да помилуйте, Евлалия Андревна, какие же мои достатки! Из чего мне?
Евлалия. Дай, что можешь; ведь всякий помогает, глядя по состоянию.
Марфа. Мало-то дать стыдно. Хоть бы родню нашу взять, ведь они тоже понимают, в каком я доме служу.
Евлалия. Ну, и я тебе помогу; я дам десять рублей. Евдокиму Егорычу скажу; он никогда не отказывает бедным невестам.
Марфа. Покорнейше вас благодарю, Евлалия Андревна. Евдоким Егорыч точно никогда бедным невестам не отказывают; только ведь у них положение известное: пятнадцать рублей… Конечно, так как я давно служу, может, и двадцать пять пожалуют.
Евлалия. И очень хорошо; чего ж еще?
Марфа. Да помилуйте, Евлалия Аидревна, того ли я за мою вам службу ожидать должна?
Евлалия. Да ведь ты за свою службу жалованье получаешь.
Марфа. Жалованье жалованьем, это уж положон_е; я за свое жалованье все вам исполняю, что должно и к чему я приставлена; но, окромя всего этого, моя к вам приверженность…
Евлалия. Какая приверженность?
Марфа. Да бегать-то по городу, про разных кавалеров разыскивать; нешто б я для кого другого, кроме вас, это сделала!
Евлалия. По какому городу бегать, про каких кавалеров разыскивать?
Марфа. Да как же их… ну, хоть Артемия Васильича назвать! Обыкновенно для учтивости кавалерами называешь.
Евлалия. Зачем ты об Артемии Васильиче говоришь, скажи мне?
Марфа. Значит, всё даром, все мои потрафления для вас?
Евлалия. Боже мой, что ты говоришь!
Марфа. Да как же, Евлалия Андревна, я не служу? Значит, не ублажила вас? Покорнейше вас благодарю. А вы еще того не знаете, когда он тут у вас, что я как лист дрожу. Да, Боже сохрани, кто доведет барину… А уж вы тут за мной, все равно как за каменной стеной, можете равнодушно, как душе угодно… потому я вас берегу. Я на себе это самое потрясение переношу; ведь от страху-то все равно как озноб…
Евлалия. Какой озноб?
Марфа. А вы думаете, легко! Только что, конечно, бедность наша непокрытая заставляет; а то бы, кажется, никаких миллионов не взял…
Евлалия. Да за что? Разве я что дурное заставляю тебя делать?
Марфа. Да ведь и хорошим назвать нельзя. Обыкновенное дело, корысть нас заставляет: я так и ожидала, что вы мне рубликов полтораста пожалуете. Оттого и племянницу просватали, а то где б нам взять! Теперь, первым долгом, жениху на сговоре надо сотельную дать.
Евлалия. Да скажи ты мне, что ты обо мне думаешь, в чем ты меня подозреваешь?
Марфа. Как мы смеем подозревать! Наша обязанность — исполнять, что прикажут.
Евлалия. Что же я тебе приказывала?
Марфа. Да ведь это как вам угодно, Евлалия Андревна; хотите мою службу ни во что поставить, так поставьте. Разве я смею требовать; у нас ряды не было. Через меня вы, при своем богатстве, всякое удовольствие и утешение себе видели, так вам меня, бедного человека, забывать тоже нехорошо. Бегать-то по городу сыщиком, где у него невеста, да какая невеста, да что где говорили, да как приняли!.. Это, я вам скажу, в какой дом налетишь! Из другого так-то по затылку, по всему двору до самой калитки, проводят, что своих не узнаешь. Опять же к нему с утра до поздней ночи бегаешь-бегаешь: скоро ль придет, да когда придет, да чтоб беспременно пришел! Все это хорошо, у кого ноги молодые да шея крепка; а у меня уж ноги-то второй срок выслужили, да и стыд в глазах есть. Не по моим бы летам таким художеством заниматься!
Евлалия. Ну, довольно! Ты делала лишнее, я тебе и прибавлю к жалованью десять рублей. Больше я говорить с тобой не хочу.
Марфа. Это опять-таки ваша воля. Только я нанималась к Евдокиму Егорычу служить верой и правдой; а, заместо того, должна ваши прихоти прикрывать.
Евлалия. Замолчи, говорю я тебе!
Марфа. Замолчать можно… Только и бедных людей пожалеть следует.
Евлалия. Я тебя прогоню.
Марфа. Ну, прогнать за что же! Это еще погодить надо! Кабы я к вам нанималась, вы бы меня и прогнать вольны были; а я нанималась к Евдокиму Егорычу, еще как он нас с вами рассудит!
Евлалия (сквозь слезы). Так иди ты к своему Евдокиму Егорычу и не смей меня больше беспокоить! (Уходит.)
Марфа. Уж что-то вы некстати очень высоко летаете, Евлалия Андревна! Можно вам крылья-то и ошибить.
Входит Мирон.
Явление девятое
Марфа и Мирон.
Марфа. Что вы, Мирон Липатыч?
Мирон. В расстройстве.
Марфа. У ворожеи были?
Мирон. Был.
Марфа. Что же она вам сказала?
Мирон. «Скажу, говорит, я тебе верно; только трудно будет мои слова понимать».
Марфа. Ну, и что же?
Мирон. «Думай, говорит, на рябоватого, а помогал весноватый».
Марфа. Как же вы об этом рассуждаете?
Мирон. Да что, Марфа Савостьяновна, если рассуждать правильно, так мне уж только одно средство осталось.
Марфа. Какое же, Мирон Липатыч?
Мирон. Повеситься.
Марфа. Ну, что это вы! Какое это средство! Самое плохое.
Мирон. Я думаю отсюда прямо на чердак. Как вы посоветуете?
Марфа. В этаком деле советовать довольно мудрено, Мирон Липатыч; каждый сам должен о себе знать, как ему лучше.
Мирон. Удавлюсь, шабаш!
Марфа. Ваше дело. Только если бы вам вместо гадалки мне поклониться, так я бы вам вашу пропажу скорей нашла.
Мирон. А вы думаете, не поклонюсь? И поклонюсь, и сто раз поклонюсь. Как до петли дойдет, всякому поклонишься, Марфа Савостьяновна.
Марфа. Ваша пропажа из дому не выходила.
Мирон. Как? Здесь? Батюшки мои! Где же?
Марфа. И даже очень недалеко, и даже в соседней комнате.
Мирон. В гостиной? Да ведь я там все мышьи норки обшарил.
Марфа. В шахматном столике.
Мирон. Да ведь он заперт?
Марфа. Заперт, и ключ у Евдокима Егорыча, а сигарочница там.
Мирон. Кто ж ее туда положил?
Марфа. Я.
Мирон. Ну не змея ли вы подколодная после этого, Марфа Савостьяновна?
Марфа. Мы люди подневольные, Мирон Липатыч; что прикажут, то и делай. Мы за то жалованье получаем; нанялся — продался.
Мирон. Кто ж это приказал вам?
Марфа. Стало быть, кто-нибудь вас с места сживает, кому-нибудь вы мешаете.
Мирон. Так ведь, окромя Евлалии Андревны, некому.
Марфа. Само собой; разве б я чьего другого приказа послушалась?
Мирон. В чем же я ей помеха? Разве антрыги завелись?
Марфа. Ну, уж сами понимайте, как знаете.
Мирон. Как же это я! Проглядел ведь! Эка слабость моя! Одолела она меня, проклятая! Вот бы когда глаза-то нужны; а я их залил, что света не вижу, что день, что ночь не разберу. И таки всурьез дело али, может, так, только время продолжают?
Марфа. Оно, конечно, что пустяки. Ну, ведь наше дело такое, знаете, что иногда ненароком и за дверью случишься, когда они промеж себя разговаривают.
Мирон. Д-да, да, да.
Марфа. Так если по разговорам судить, ничего важного не состоит. А ведь кому как покажется.
Мирон. Вы мне только разговоры-то эти скажите, а уж я пойму, я сейчас все до тонкости…
Марфа. Разговоры вот какие, Мирон Липатыч: «Друг ты мой милый, друг ты мой любезный, одна у нас с тобой помеха — муж мой постылый».
Мирон. Ая-я-я-яй! (Хватаясь за голову.) Ая-я-я-яй!
Марфа. «Нет, говорит, на него пропасти».
Мирон. Однако… закуска!
Марфа. Ну, и много такого прочего. И, при всем этом, яду у меня просила.
Мирон. Уф! Сразили вы меня. Погодите! Дух захватывает. Какого же, например, яду?
Марфа. Отравы, чем волков травят. Как ходила я в аптеку к племяннику отравы для мышей попросить, вот и прознала она это. «Дай, говорит, ты, пожалуй, отравишь; а у меня сохранен будет». Ну, я сейчас же и поняла.
Мирон. Ого-го-го-го! Фу ты, оглашенный Мирошка! Ох, как бить меня нужно! Что я прозевал-то было! Вот когда Евдокиму Егорычу верный человек нужен. А вы говорите: «пустяки да важности в этом не состоит».
Марфа. Каким глазом кто посмотрит. На мой взгляд, пустяки; а другой кто, может, и за важное примет. Я что слышала, то и передаю вам. А я так думаю, что мы тут ни при чем, наше дело постороннее.
Мирон. Нет, уж какое постороннее! Я насилу на ногах устоял, как вы сказали; так и сразило. И теперь еще в настоящие чувства не приду. Не одолжите ли гривенничек взаймы?
Марфа. На что вам, Мирон Липатыч?
Мирон (вынув табакерку). Провианту не хватает; всего заряда на два осталось.
Марфа. Нет у меня, Мирон Липатыч; разве б я отказала?
Мирон. Скупитесь. Ах, постойте!.. И забыл совсем. А кто ж он-то, друг-то любезный?
Марфа. Ну, уж этого вы от меня не дождетесь; и так я вам много сказала, чего не надо. Вы над нами наблюдателем поставлены, вы должны сами знать.
Мирон. Не скажете?
Марфа. Не скажу, Мирон Липатыч; своим умом доходите. (Уходит в залу.)
Мирон. Сколь ехидна эта женщина! Все рассказала, а как дошло до сути, так и молчит. Как теперь объяснить Евдокиму Егорычу! А докладывать надо беспременно. Уголовщина! Суд да дело, пойдет следствие, в остроге насидишься. Беда! Нет, уж как сумею, а доложу. Куражу бы прикупить хоть на гривенничек! Вот когда человеку гривенничек-то дороже каменного моста.

Действие четвертое

ЛИЦА:
Стыров.
Евлалия Андревна.
Коблов.
Софья Сергевна.
Мулин.
Марфа.
Мирон.

Декорация первого действия.
Явление первое
Мирон (один).
Мирон. Ну, вот я теперь могу разглагольствовать. Я теперь во всем развязен. Уж я думал, думал… Нет, надо поберечь Евдокима Егорыча… Хороший барин, хороший… Чтоб я допустил! Нет, погодите! Не допущу. Ишь что выдумали, а! Отравить!.. Скажите на милость. Это шутки плохие… Сообразное ли дело отравить человека хорошего, барина моего, Евдокима Егорыча, отравить, как крысу какую! Нет, шалишь! Разорвусь, а барина своего не выдам… Выведу, все на свежую воду выведу. Да вот он никак подъехал… Ну, там отопрут без меня, я теперь не при должности, — отставной козы барабанщик, — не мое дело. А мы еще посмотрим… Вот пусть он и поймет, какого он слугу было обидел!.. Нет, верные-то слуги нынче редкость, их ценить надо… Ну, так точно, это он, его походка. (Делает печальную мину и становится у двери.)
Входит Стыров.
Явление второе
Стыров и Мирон.
Стыров. Ты еще здесь?
Мирон. Здесь, Евдоким Егорыч, здесь я, на страже стою, как есть я верный раб вашего здоровья.
Стыров. Не нужно мне твоего рабства, ступай! Я повторять приказаний не люблю.
Мирон. Но позвольте!.. Но пожалуйте сюда! (Подходит к шахматному столику и указывает на него пальцем.)
Стыров. Что такое? Ты пьян? Поди вон!
Мирон. Но извольте отпереть. Пьян… ну, пущай пьян… все перенесу, все… Я, может, и не пьян… Извольте отпереть!
Стыров (отпирает стол и вынимает портсигар). Как он сюда попал?
Мирон вынимает платок и молча утирает слезы.
Да говори же, что это значит?
Мирон (плача). Сживают, с места меня сживают.
Стыров. Кто, кому нужно?
Мирон. Евлалия Андревна.
Стыров. Что за вздор такой?
Мирон. Вот… хоть сейчас… с колокольным звоном.
Стыров. Да что с тобой говорить, ты пьян! Пошел вон!
Мирон. Пущай пьяный; но верный раб ваш… по гроб дней моих… сейчас ведите казнить… на мелкие части…
Стыров (хватаясь за голову). Что такое?.. Я понять не могу.
Мирон (падая на колено). Батюшко, отец наш… не жить вам! Извести вас хотят, Евдоким Егорыч… Изведут вас, отец наш… на кого мы, бедные, останемся?
Стыров (строго). Молчи! Встань и говори тихо и толком или убирайся!
Мирон (встает). Тихо, очень тихо… это извольте… (Оглядываясь.) Что тут было, что тут было… Ах!
Стыров. Да что же, что? Дождусь ли я от тебя?
Мирон. Изведем, говорит, его; он нам помеха… Это про вас-то.
Стыров. Да кто говорит-то?
Мирон. Евлалия Андревна. Припасена, говорит, у меня отрава; вот мы его и отравим.
Стыров. Какая отрава?
Мирон. Обыкновенная, чем волков травят. А он говорит: «И расчудесное дело».
Стыров. Да кто он-то?
Мирон (вздыхает). Ох! (Таинственно.) Неизвестный человек.
Стыров. Господи! Что он говорит! Невозможно! Да понимаешь ли ты, что с тобой невозможно разговаривать? Бывал он здесь?
Мирон. И утром, и вечером, и в ночь, и за полночь.
Стыров. Какой он из себя?
Мирон (подумав). Рябоватый.
Стыров. Только? Да еще-то какой?
Мирон. Рябоватый — это верно; так и сказано, что рябоватый.
Стыров. Так ты сам не видал? Тебе сказано. Кто ж тебе сказал?
Мирон. Бабка-гадалка. Это уж верно; так и сказала: думай, говорит, на рябоватого! Ну… я и думаю.
Стыров. Невозможно! Убирайся! Я себе простить не могу, что связался разговаривать с тобой. Только ты меня расстроил. Убирайся, и чтоб я тебя не видал.
Мирон. Вот так, вот хорошо, вот уж покорно благодарю! За мою-то службу? Не того я, признаться, ожидал от вас, Евдоким Егорыч. Все верно, все очень верно; а что насчет яду, так извольте сейчас у Марфы Савостьяновны спросить.
Стыров. Позови Марфу!
Мирон. Да-с; коли вы мне не верите, что я тут, может быть, всю свою утробу полагал, так я позову вам Марфу. Сейчас всю верность мою, как на ладони, увидите! (Уходит.)
Стыров. Как бы я желал, чтоб вся история оказалась самым глупым вздором! Это был бы отличный урок для меня. Связываться с прислугой мне и сначала казалось не очень приглядным, а теперь уж выходит что-то и вовсе гадкое. Вон Мирон считает мою жизнь в опасности и утробу свою за меня полагает, так уж когда ему чистотой заниматься, до того ли! Нет, гадко очень.
Входят Мирон и Марфа.
Явление третье
Стыров, Мирон и Марфа.
Стыров. Какой тут у вас яд? Мне Мирон говорил какие-то глупости, которых понять никак нельзя.
Марфа. Что ж! ежели уж вам известно, так я молчать не должна. Сама-то я давеча сказать вам не посмела.
Стыров. Чего не посмела? Отчего не посмела?
Марфа. Оттого и не посмела, что ума у нас нет: сболтнешь сдуру-то, а потом окажется, что не так; ты же останешься виновата.
Стыров. Да какой яд, зачем он попал в дом?
Марфа. Уж вы меня извините, Евдоким Егорыч; яд этот самый я в дом принесла… Только ведь я не знала и даже вздумать не могла… Я принесла его для домашней надобности; а Евлалия Андревна у меня его отобрали. Стало быть, он им нужнее.
Стыров. Да на что же ей яд?
Марфа. Они мне этого не говорили. Промеж себя они, конечно, разговаривают и даже нисколько не стесняются… Только это не наше дело.
Стыров. Об чем же они промеж себя разговаривают?
Марфа. Да разве у меня язык поднимется; да, кажется, ни в жизнь!
Стыров. Промеж себя. С кем она разговаривала?
Марфа. Вся воля ваша, Евдоким Егорыч; а как я в свою жизнь доносчицей не была, так и теперь вы от меня доносов никаких не дождетесь. Уж это пущай кто другой, но не я.
Мирон (Марфе). Да что вы ломаетесь! Ведь он весноватый.
Марфа. Кто весноватый? Вовсе нет, неправда ваша.
Мирон. Да и то, что я? Язык-то один, приболтается… Рябоватый, я говорю.
Марфа. Всё вы зря говорите, Мирон Липатыч; совсем у них чистое лицо. Только я вам докладываю, Евдоким Егорыч: служила я вам и всегда готова служить верой и правдой; а доносить на барыню я никогда не согласна. Я так считаю, что это низко. Да вот — Евлалия Андревна сами идут, извольте у них спросить; а нам чем дальше от греха, тем гораздо покойнее.
Стыров. Хорошо, ступайте!
Мирон и Марфа уходят. Входит Евлалия.
Явление четвертое
Стыров и Евлалия.
Евлалия. Кобловы что-то не едут.
Стыров. Они обещали рано приехать, часу в восьмом.
Евлалия. Значит, скоро?
Стыров. Сейчас, я думаю. А я, после обеда, успел еще два визита сделать. (Молчание.) Я еще и не поговорил с тобой по душе после приезда.
Евлалия (садясь). Об чем?
Стыров. Как ты тут поживала, не скучала ли без меня?
Евлалия. Нет, не скучала.
Стыров. Навещали тебя, были у тебя гости?
Евлалия. Нет, кроме Артемия Васильича и Софьи Сергевны, никого не было.
Стыров. Никого?
Евлалия. Никого.
Стыров. Может быть, был кто-нибудь из старых знакомых?
Евлалия. Из каких старых?
Стыров. Из тех, которые были с тобой прежде знакомы, до замужества.
Евлалия. Кто был со мной знаком? Никто; точно так же, как и теперь. Жила в неволе и опять в неволе живу. Что за странные вопросы? Если вам нужно знать, кто бывал у меня, спросите прислугу, которой вы платите за то, чтоб она за мной подсматривала.
Стыров. Как тебе не стыдно! Что ты говоришь!
Евлалия. Да, стыдно, действительно стыдно; да что ж мне делать-то! Мне еще стыднее было, когда ваша прислуга просила с меня полтораста рублей за то, чтоб доложить вам, что без вас я вела себя скромно и прилично.
Стыров (хватаясь за голову). Ах! Что такое! Что за мерзости!
Евлалия. Я не хотела подкупать их; пусть они говорят правду. Подите разговаривайте с ними! (Встает.)
Стыров. Евлалия, ты сердишься?
Евлалия. Нет, не сержусь. То, что я чувствую, я не могу объяснить вам; вы не поймете. Чтоб понять мое горе, нужно иметь хоть несколько деликатности в чувствах. У вас ее нет. Зачем я буду с вами говорить? Разве я могу найти сострадание к моему горю в душе человека, который шепчется потихоньку в передней с пьяным лакеем!
Стыров. Евлалия, пощади, не казни меня! Какое твое горе? Ведь виноват в твоем горе могу быть только я.
Евлалия. Да разве это не горе: быть совершенно одинокой? Отца я едва помню; мать — директриса женского учебного заведения; она всю жизнь была моей гувернанткой, а не матерью. Остаетесь вы, муж… Ну, я не знаю ничего, не понимаю, ну, я глупенькая совсем институтка!.. Так ведь не мучить меня за это, а пожалеть надо. А вы, вместо того, чтоб руководить меня в жизни, быть мне вместо отца, нанимаете шпионов подсматривать за мной. Ах, подите прочь, пожалуйста!
Стыров. Евлалия, ты не так поняла мои распоряжения, или тебе их не так передали. Я приказал беречь тебя, заботиться о тебе; за тобой нужно ухаживать, как за маленьким ребенком. Ты не имеешь никакого понятия об жизни, и, если не доглядеть за тобой, твои ребячества могут иметь дурные и даже опасные последствия. Вот, например, какой у тебя яд, и зачем он тебе?
Евлалия. Как мне жалко вас! Лгать, прибегать к уверткам… Как это должно быть тяжело и стыдно в ваши лета! Яд! И об яде вам доложили. Так не меня берегли ваши надзиратели, а я берегла себя и их. Я взяла яд у Марфы из рук и убрала его, чтоб она, по своей небрежности, не отравила нас или кого-нибудь. Только потом я догадалась, что этот яд быть может мне нужен.
Стыров. Значит, я прав, Евлалия. Ну, разве не ребячество то, что ты говоришь? Зачем тебе яд?
Евлалия. А вот вы сейчас узнаете, ребячество это или нет? Ведь могу же я когда-нибудь в жизни встретить и полюбить человека, который стоит любви? Ведь это может случиться? Пусть моя любовь будет преступна в ваших глазах; но ведь я буду лелеять ее в своей груди, буду беречь ее. Она мне будет дорога… поймите меня! Я полюбила и почувствовала себя женщиной, а до тех пор я считала себя куклой! Я буду таить эту любовь, как сокровище, буду беречь ее не только от осуждения, но даже от самого теплого дружеского участия, уж и оно мне покажется оскорблением моей святыни. И вдруг эта лелеянная, береженная девственным чувством тайна волочится, треплется от передней и кухни до кабинета мужа! Вот тогда мне нужен яд, для того чтоб не загрязненной очной ставкой с прислугой умереть с улыбкой счастья на лице.
Стыров (целуя руки Евлалии). Евлалия, виноват, виноват, но не терзай же, не казни меня так!
Евлалия. Успокойтесь, до этого дело не дойдет, оно кончится проще. Я не могу жить с вами. Я пойду в гувернантки, в сельские учительницы, но здесь жить не останусь. Ищите себе за ваши деньги другую женщину. Я и так виновата перед собой, что без любви вышла за вас, я должна поправить этот поступок. И уж теперь я не возьму никаких миллионов, чтоб возвратиться к вам.
Стыров. Я тебе и не предложу миллионов, Евлалия; я предложу другое, что, может быть, тебе покажется дороже.
Евлалия. Что же?
Стыров. Полную свободу.
Евлалия (удивленная). Свободу? Ах! Это что-то хорошее… Я ее не знала с детства… Ах, погодите! Я и рада, и путаюсь в мыслях… Что это такое? Это новое… Я еще цены ему не знаю… Погодите, я подумаю.
Стыров. Что я люблю тебя очень, в этом ты сомневаться не должна; только выражал-то я свою любовь пошло: подарками. Я с самого начала должен был дать тебе свободу и оказать полное доверие. Вот в чем моя ошибка или вина, как тебе угодно.
Евлалия. И вы это говорите серьезно?
Стыров. Я всегда говорю серьезно.
Евлалия. Я от вас никак ожидать не могла.
Стыров. Я ведь не дурной человек, а только слабый и бесхарактерный: я подчинился чужому влиянию, послушался чужих советов. Я очень люблю тебя и желаю, чтобы ты была счастлива, — я только не сообразил, что без свободы нет счастья для женщины.
Евлалия. И я совершенно свободна?
Стыров. Совершенно. Я велю великолепно отделать твои комнаты; живи полной хозяйкой на своей половине, имей свою прислугу, принимай, кого хочешь, выезжай, когда и куда угодно.
Евлалия. И вы не шутите?
Стыров. Нисколько не шучу. Я ни в твои распоряжения, ни в твои дела мешаться не буду; я только тогда подам свой голос, когда ты сама попросишь моего совета.
Евлалия. Я не знаю, смеяться мне или плакать от радости. Вы — благородный человек.
Стыров. Напрасно ты сомневалась в этом.
Евлалия (жмет руку Стырова). Благодарю, благодарю! Я еще не могу опомниться.
Стыров (обнимая Евлалию). Ах ты, бедная моя женка! Сиротлива ты, я вижу. Спасибо, что высказалась. Может быть, и много еще у тебя на душе, да прячешь ты, со мной не поделишься. Не пара я тебе. Живи, пользуйся жизнью; а коли горе какое случится или обидит кто, так приходи ко мне, приласкаю, как умею.
Евлалия. Ах, как я счастлива! У меня теперь будет и хороший отец, и…
Стыров. И кто?
Евлалия (сконфузившись). Я хотела сказать… Ах, вон, кажется, подъехал кто-то! Не Софья ли Сергевна!
Стыров. И кто же еще, Евлалия?
Евлалия. Ну, муж, разумеется… а то кто ж? (Убегает в залу.)
Стыров. Что ж это значит: «У меня добрый отец и…»? Не договорила и сконфузилась… Добрый отец и еще-то кто же? Неужели хороший любовник? А вот посмотрим, посмотрим… Коли в самом деле хорош, так нечего делать…
Входит Коблов.
Явление пятое
Стыров и Коблов.
Стыров (задумчиво). Здравствуй, Никита Абрамыч! (Подает руку.)
Коблов. Что вы задумались? О чем философствуете?
Стыров. Думаю, гадаю…
Коблов. О чем?
Стыров. Нет ли такой верной приметы, по которой бы можно было догадаться, влюблена женщина или нет?
Коблов. Позвольте! (Подумав.) Одна примета есть верная.
Стыров. Какая?
Коблов. Если женщина имеет влечение к картам, так не влюблена.
Стыров. К картам?
Коблов. Да. Ну, азартные игры: рамсы, стуколки, я еще не считаю верной приметой, а как начала довольно старательно играть в винт, так баста — конец всем амурам.
Стыров. Да почему же?
Коблов. Да нельзя влюбленной в эту игру играть: она, того гляди, ренонс сделает либо своего туза козырем покроет. С такой никто играть не станет.
Стыров. Да, правда ваша.
Коблов. Недавно один мой знакомый начал сомневаться насчет жены: «Стала, говорит, задумываться, что-то шептать про себя, стала бредить по ночам… Ну, думаю, говорит, беда: влюбилась в кого-нибудь либо идеи какие вредные забрала в голову — конец моему спокойствию. Стал, говорит, я прислушиваться, слышу, бормочет: туз сам-друг, король сам-третей, дама, валет сам-пят. Тут я обеими руками перекрестился: ну, думаю, матушка, на настоящую ты линию попала, теперь мужу можно спать спокойно».
Стыров. Да, кабы Бог дал!.. Покойно, очень покойно.
Коблов. Винт игра хорошая для женщин: во-первых, серьезная, ни о чем другом думать не позволяет; во-вторых, занимательная, не видишь, как время идет. Часов до трех, до четырех утра она, милая, проиграет; потом спит целый день; а к вечеру опять забота, как бы партию составить.
Стыров. Уж чего бы лучше! Пойдемте-ка, пока партнеры-то не съехались, просмотрим биржевую хронику. (Уходят в кабинет.)
Входят Евлалия и Софья.
Явление шестое
Евлалия и Софья.
Софья. Что с вами? С чем вас поздравить? Вы так и сияете.
Евлалия. Кабы вы знали, сколько я перенесла сегодня! Сначала неприятности от прислуги, они наплели на меня разные глупости мужу…
Софья. Сами виноваты. Прислуге надо платить. Это составляет довольно значительный расход для женщины, у которой есть что скрывать от мужа. Я плачу всем, даже кучеру, и плачу очень дорого. Хорошо, что у меня мамаша очень богатая женщина и ни в чем мне не отказывает; а то хлопот было бы довольно. Чем же у вас эта история кончилась?
Евлалия. Кончилась совершенно неожиданно для меня. Я разгорячилась, расстроилась… Ну, конечно, ведь это обидно… Я высказала мужу все, что у меня накипело на душе.
Софья. Что же он?
Евлалия. Он и сам растрогался… Он, должно быть, любит меня. Он сказал: «С этих пор живи на своей половине, полной хозяйкой, как тебе угодно; я в твои дела мешаться не буду».
Софья. Какой милый! просто прелесть!
Евлалия. Я теперь жду не дождусь одного человека, чтоб поделиться с ним моей радостью: мы теперь можем видеться без всякого стеснения.
Софья. Да зачем вам этого одного человека? У вас муж такой милый, такой благородный!
Евлалия. Да, действительно благородный и добрый человек.
Софья. При таком муже, да еще «один человек» — это излишняя роскошь. Мне простительно, мне никак нельзя мужа любить, решительно не за что, придраться не к чему, ни одной хорошей стороны не найдешь, а любить нужно, любить хочется. А вам я завидую; вам, право, очень можно мужа любить.
Евлалия. Я и не спорю: он хороший человек; но это не мой идеал. Мне с ним скучно.
Софья. А коли он хороший, так и следует его любить за это; а от скуки, для развлечения, начните играть в карты, учитесь в винт.
Евлалия. Ах, нет, что вы! Это такая проза, можно совсем опошлиться.
Софья. От добра добра не ищут. Да я и не знаю, право; здесь лучше вашего мужа и людей не найдешь…
Евлалия. Нет, не говорите! Есть один… идеальный молодой человек… в нем всё…
Софья. Не знаю, не слыхать что-то…
Евлалия. Он молод, хорош собою, умен, благороден, поэт.
Софья. Если так, то действительно идеальный.
Евлалия. Как он меня любит! Только…
Софья. А! Значит, и в солнце есть пятна?
Евлалия. Обещает иногда прийти, ждешь, ждешь его, а он не придет; а если придет, так ненадолго.
Софья. Да он богат?
Евлалия. Не богат.
Софья. Так надо денег давать ему побольше да почаще; он ни обманывать, ни опаздывать не будет, уж совсем идеальный сделается.
Евлалия. Денег! Что вы! Вы его не знаете… Денег дать! Да это обидеть, жестоко оскорбить его! Нет, как это возможно! Как я могу уважать его после этого!
Софья. Да зачем вам уважать, довольно с вас любить его! Кто же молодых людей уважает! Да и где их у нас взять таких, которых уважать можно!
Евлалия. Да нет, как это… как осмелиться предложить деньги?
Софья. Очень просто. Купите хороший, дорогой бумажник, а в бумажник-то положите рублей двести или триста. Вот и конфузиться нечего: вы дарите бумажник, а деньги в него нечаянно попали. Да мало ли как можно; хотите, я вас научу?
Евлалия. Нет, нет, не надо. Да я вам не верю, вы шутите.
Софья. Что за шутки! Я сама дарю. Да и как не дарить! Молодому человеку одеться хочется поприличней, да и мало ли у них расходов; а жалованье небольшое…
Евлалия. Нет, пожалуйста, не продолжайте! Это что-то будничное, прозаическое. Мы с вами не понимаем друг друга; мы говорим о разных предметах. Я понимаю только любовь чистую, возвышенную.
Софья. Возвышенная-то, пожалуй, еще дороже обойдется.
Евлалия. Что вы, что вы! Вы меня удивляете, вы меня поражаете!
Софья. Да, конечно. Возвышенная любовь гораздо скучнее, она очень надоедает молодым людям; на нее надо много времени даром тратить. Он бы почитал что-нибудь, пошел к приятелям, поиграл в карты, а тут надо возвышаться до возвышенной любви. Это очень тяжелое занятие.
Евлалия. Что такое… что за слова я слышу от вас! Да если все мужчины таковы, разве можно любить кого-нибудь из них?
Софья. Можно.
Евлалия. Скажите же мне, какого человека вы любите, какие у него качества, достоинства?
Софья. Он очень милый человек; у него есть ум, ловкость, некоторое остроумие.
Евлалия. И вы дарите ему вещи, деньги?
Софья. Дарю.
Евлалия. Да разве это любовь?
Софья (обидясь). А то что же? Жалеть человека, входить в его положение до мельчайших подробностей, помогать ему, доставлять удовольствие, делать приятные сюрпризы — разве это не значит любить? Это настоящая человеческая любовь; другая любовь, по-моему, хуже.
Евлалия. Извините меня; все это мне кажется как-то пошло; тут нет ничего такого… высокого… неземного.
Софья. Ну, а нет, так что ж делать, где же взять-то! Я люблю, как умею.
Евлалия. Нет, моя любовь другая. Впрочем, это так и должно быть; я люблю поэта, вы любите простого, дюжинного человека.
Софья. Ну, нет, нельзя сказать, чтоб вовсе дюжинный.
Евлалия. Простите моему женскому любопытству!.. Если вы меня считаете достойной вашего доверия, скажите: кто он?
Софья. Он, после вашего мужа, пожалуй, лучший человек здесь.
Евлалия(с любопытством). Но кто же он, кто?
Софья. Артемий Васильич Мулин.
Евлалия. Ах! (Чуть не плачет.) Поддержите меня!
Софья. Что с вами?
Евлалия. Мне дурно.
Софья сажает ее в кресло.
Ох! Благодарю вас!
Софья. Успокойтесь! Не принести ли вам воды?
Евлалия. Ах, нет, не надо… благодарю… Это пройдет… сейчас пройдет… Позвольте еще один вопрос… Вчера вечером Артемий Васильич был у вас?
Софья. Да, был, просидел весь вечер.
Евлалия (слабым голосом). Он обещал быть у меня, я его ждала долго, очень долго.
Софья. Позвольте мне за него заступиться! Вот видите ли, ему нельзя было не прийти ко мне; вчера поутру я послала ему в подарок великолепные часы, так он приходил благодарить.
Евлалия (со вздохом). Ах, довольно об этом.
Софья. Евлалия Андревна, я вижу, что мы соперницы. Послушайте, уступите мне его бесспорно. Вам нужно людей идеальных, с возвышенными чувствами; а по мне он таковский, мне и этот годится. По Сеньке и шапка.
Евлалия. Ах! Мечта всей жизни…
Софья. Да уж будет вам мечтать-то, пора на землю опуститься. Так отдайте же!
Евлалия. Возьмите!.. Вот он идет… Позвольте мне сказать с ним два слова!
Софья. Сделайте одолжение! Я пойду в кабинет. (Уходит в кабинет.)
Входит Мулин.
Явление седьмое
Евлалия и Мулин.
Евлалия. Подите сюда!
Мулин подходит.
Я вас… презираю!
Мулин. И слава Богу! Очень рад, Евлалия Андревна; благодарю вас!
Евлалия. Как мало в вас самолюбия! Вас презирают, и вы этому радуетесь.
Мулин. Да ведь какой камень-то с меня свалился! Ведь, бывало, когда вы меня еще не презирали-то, идешь к вам, так душа не на месте.
Евлалия. Чего же вы боялись?
Мулин. Любви вашей.
Евлалия. Это вздор. Мне Софья Сергевна сейчас призналась… Значит, вы любви не очень боитесь.
Мулин. Да ведь любовь-то бывает разная.
Евлалия. Какая разная?
Мулин. Есть любовь, которую сама природа подсказывает женщине; на эту любовь нельзя не ответить; та любовь знает тайну. А то есть другая любовь, напускная, пансионского и институтского происхождения, так называемое обожание; эта любовь напоказ: ее ужасно боятся мужчины; особенно жутко бывает подчиненному человеку.
Евлалия. Подите от меня! Повторяю вам: я вас презираю!
Мулин. Презирать-то — презирайте; а и поблагодарить меня вам тоже не мешает.
Евлалия. За что это?
Мулин. Вы сами признаетесь в любви и кидаетесь на шею человеку, которого вы совсем не знаете. Будь во мне поменьше совести и уважения к Евдокиму Егорычу или только просто не служи я у него, ведь из этого мог бы выйти скандал веселый. И сам-то бы я насмеялся над вами вдоволь, да и всему бы городу удовольствие большое доставил. Так вы сначала поблагодарите меня, что я этого не сделал, а потом уж презирайте, пожалуй.
Евлалия (тихо). Благодарю вас!
Входят Стыров, Коблов, Софья.
Явление восьмое
Евлалия, Мулин, Стыров, Коблов и Софья.
Коблов. Дурной пример вы подаете мужьям, Евдоким Егорыч. Я вам серьезно говорю. У нас ведь переймут сейчас; за вами, глядишь, другой и третий потянется. А там уж и все жены взбунтуются.
Стыров. Что мне за дело до других! Я у себя в доме хозяин: что хочу, то и делаю.
Коблов. Ну нет, это дело не личное ваше, это дело общественное. К свободе надо приучать исподволь; дай-ка вдруг волю-то, вы увидите, что от наших жен будет. Да всякая благоразумная женщина вам сама скажет, что сейчас после теремов к свободе привыкать нелегко.
Софья. А я слышала, напротив; говорят, к палке привыкать трудно, к свободе гораздо легче.
Евлалия. Если речь идет обо мне, так я и не желаю никакой свободы, на что мне она!
Софья. Что вы! Опять экзальтация! От чего хотите отказывайтесь, только не от свободы. Не теперь, так вперед пригодится.
Евлалия. Ах, да, конечно. Я сказала не подумавши. (Задумчиво.) Свобода — хороша… только я не знаю, что с ней делать…
Коблов. Ну, да что о пустяках-то толковать, пора бы и за серьезное дело, пора в винт садиться. Вон, кажется, партнеры подъехали.
Евлалия(мужу). Я с вами.
Стыров. Как с нами?
Евлалия. Я с вами в винт буду играть, я хочу учиться.
Стыров. Евлалия, что ты говоришь? Верить ли мне ушам своим?
Евлалия. Я теперь постоянно, каждый день буду играть; мне эта игра очень нравится.
Стыров. Евлалия, милая Евлалия! (Обнимает ее.) Вот, господа, когда я счастлив вполне. Играй, Евлалия, играй по большой! проигрывай тысячи; я ничего для тебя не пожалею! Вот это, господа, праздник! Человек, шампанского, больше давай, больше! (Целует Евлалию.)

1881



Примечания

1

Вот!

2

Говорите по-французски!

3

Что вы там делаете? Идите сюда!

4

Как?

5

Неправда ли?

6

Поди сюда! Иди скорей! (Перевод автора.)

7

Зачем? Что тебе? (Перевод автора.)

8

Обманываешь! (Перевод автора.)

9

Да.

10

Пожалуйста!

11

Благодарю вас.

 

    

 




На главную страницу  
   
   
   
Яндекс цитирования    
По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru
футер сайта