лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Ильинский.С. Энциклопедический словарь PR и рекламы. Часть 2

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Сергей Ильинский.
Энциклопедический словарь PR и рекламы.
Часть II. Нейролингвистическое программирование. (А – Я)
Оглавление
НЛП сегодня 2
_А_ 3
_Б_ 12
_В_ 13
_Г_ 17
_Д_ 18
_Ж_ 20
_З_ 20
_И_ 22
_К_ 26
_Л_ 29
_М_ 30
_Н_ 37
_О_ 40
_П_ 42
_Р_ 49
_С_ 54
_Т_ 65
_У_ 68
_Ф_ 69
_Х_, _Ц_ 71
_Ч_, _Ш_ 74
_Э_, _Я_ 75
Сокращения 84
Алфавитный указатель 84
Основная литература, использованная при составлении словаря 92
PR. Реклама. Маркетинг. Нейролингвистическое программирование.
Оперативный словарь – справочник. (А – Я)
700 терминов.

НЛП сегодня.
Нейролингвистическое программирование (НЛП) — это прикладная комплексная научная дисциплина на стыке лингвистики, психологии, культурологи и социологии. НЛП обеспечивает современную маркетинговую деятельность, включая PR и рекламу, специальными знаниями и приемами. Эти знания и приемы используются для точного, «маркетингового» целевого воздействия на групповое (коллективное) и индивидуальное (личное) сознание и поведение людей, которые покупают товары, пользуются услугами и голосуют на выборах.
Всевозможные филологические, культуроведческие, психологические и философские умозрения, наблюдения логики и психиатрии, достижения искусствоведения, исторического и социологического анализа переводятся в ходе НЛП на «язык» практики рекламистов, маркетологов и специалистов по связям с общественностью. Все они, обращаясь к НЛП, стремятся к одному — к созданию таких моделей и выбору таких конкретных средств коммуникации, общения c людьми во внешней и внутренней среде фирмы или любой др. организации, которые внушали бы этим людям необходимые для успеха предприятия мысли, чувства и решения. Речь идет не только о реальных и потенциальных покупателях, политических и иных сторонниках, но и о сотрудниках организации с их семьями и знакомыми, а также — о деловых партнерах, чиновниках, журналистах и широкой общественности.
НЛП — это комплексная наукоемкая технология. Она «растворена» в проводящихся рекламных кампаниях, PR-акциях и др. мероприятиях современного маркетинга. Применение НЛП позволяет «включать» необходимые для нужд организации стереотипы мышления и поведения целевых потребителей и представителей остальных контактных общественных групп, добиваться от них нужных психологических реакций и конкретных действий, важнейшими из которых являются покупка или голосование на выборах. С помощью знаний и умений НЛП маркетинг, пронизывающий сегодня все сферы человеческой жизни и деятельности, решает и другую крупную задачу. Это задача формирования новых потребностей, создания новых стереотипов мышления и поведения людей-покупателей, изменения их «образа жизни».
Кроме того, НЛП включает знания и приемы, необходимые для успешного межличностного делового общения, коммуникационного менеджмента. Здесь роль НЛП как практической дисциплины, вооружающей менеджеров ежедневно необходимыми знаниями и техническими приемами, проявляется особенно ярко.
И последнее, творческий аспект НЛП. Как феномен, самостоятельное явление, НЛП отличается довольно большой подвижностью своих границ, возможностями «сжатия» и «расширения». В процессе НЛП происходят различные «залезания» на самую разную глубину специальных знаний очерченного круга. Это зависит от конкретных задач продвижения того или иного маркетингового проекта, от необходимости разрешить ту или иную коммуникационную ситуацию.
Приведу иллюстративный пример из личной практики. Случилось быть в Вене в начале 1990-х гг. с группой соотечественников на семинаре по проблемам кризисного менеджмента. В рамках учебной программы Правительства Австрии «для русских» мы должны были посетить гостиницу «Хилтон», а ее руководство — познакомить нашу группу со спецификой управления и функционирования этого отеля. Такой «внешний визит». Экскурсию проводила рано утром сама управляющая отелем. Дама от нас была не в восторге: только что прекратил существование «Союз нерушимый», группа наша была разношерстной, опоздала на встречу. Вообще, беседовать с нами управляющая явно не хотела (может быть, просто не выспалась).
С этой хмурой и сердитой дамой я оказался в одном салоне лифта: обзор гостиницы мы должны были начать с ее верхних этажей. За олицетворяемую нашей группой державу стало обидно. Достав носовой платок, я тщательно протер плафон освещения. Затем демонстративно проверил, нет ли на нем пыли или еще каких-нибудь веществ, ингредиентов, неприемлемых для отеля столь высокого, пятизвездочного, класса.
Волшебные изменения, метаморфозы произошли мгновенно. Следующие 1,5 часа управляющую венского «Хилтона» нельзя было узнать. Можно было подумать, что она показывает свое предприятие ревизорам или будущим владельцам. Это и есть НЛП в действии.
Забавный пример объясняет, кстати, что в сферу НЛП входят не только вербальные, речевые и языковые, средства и не только изучение психологии и социального поведения людей, но и многое другое. В НЛП используются знания «языка жестов» и «поз тела», правила этикета с его спецификой по странам и регионам мира, особенности влияния цвета и графических символов, данные семиотики (учения о знаках, знаковых коммуникациях), сведения об обычаях, моральных ценностях и идеалах.
Неверно представлять НЛП только как какое-то «тайное оружие» вроде гипноза или пресловутого 25-ого кадра на видеопленке, усиления звука и «моргания» телевизора при рекламных трансляциях. Не стоит сводить НЛП и к нехитрым предвыборным трюкам политтехнологов или «низовым» психотехникам, которые применяют агрессивные уличные агенты, продавцы «сетевого маркетинга».
Комплекс НЛП намного сложнее и интереснее. Здесь он представлен достаточно полным числом терминов и ведущих понятий, к которым, конечно, можно сделать еще немало дополнений. Может быть, проще было бы перевести с английского или какого-либо др. языка подробный и опробированный справочник по НЛП. Но такого издания просто не существует. Издательство и автор будут благодарны за замечания и предложения квалифицированных читателей по тематике НЛП, по расширению II части Словаря.


_А_
Аббревиат?ра – существительное, которое состоит из сокращенных, усеченных слов исходных словосочетаний, иногда последняя часть А. может быть целым, неусеченным словом.
Процесс образования А. называют аббревиацией. До событий 1917 г. в устной речи А. почти не использовалась, употреблялись на письме: напр., «Е. И. В.» — «Его Императорское Величество». Советский «новояз» 1920-х гг. ввел в обращение множество А. типа «местком», «Моссовет», «ревтрибунал», «ЧК», «ЦК», «ВЦИК», «ВГИК» и т. п.
А. делят на два основных отряда: инициальные (акронимы) и сложносокращенные слова типа «сельмаг», «госучреждение», «полпред» или тот же «ревтрибунал». Акронимы подразделяют на а) буквенные, которые читаются по алфавитному названию букв (ЦСК, КПРФ), б) звуковые, которые читают, произносят как обычное слово («вуз», «БАМ» — «Байкало-Амурская Магистраль», БАБ — «Борис Абрамович Березовский») и в) буквенно-звуковые, произношение которых смешанного типа («ГИБДД», где три буквы произносят по алфавитному звучанию).
А. играют важную роль при создании названий организаций, для формирования их имиджа и возможностей коммуникативного запоминания А. аудиторий. Проблематичны А. инициального типа, которые состоят больше, чем из 3-х компонентов, вроде того же «ГИБДД», неудачной замены прежнего «ГАИ». Коммерческие структуры часто прибегают к «американской» аббревиации, называя себя «Ти—Ди», «Эй—Би» и т. п. Другие фирмы придерживаются «советского стиля», создают названия из А. сложносокращенного типа, активно используя слова «союз», «спец», «глав» и подобные (напр., продовольственная компания «Главпродукт», компания связи «Союзтелеком» и др.). Проблемы возникают у фирм, чье название — А. ассоциируется у потребителей с наименованием «нехороших» компаний (напр., у фирмы «МНМ» в связи с деятельностью «МММ»).
Abstractum pro concreto – особый прием в речи, замена конкретного абстрактным, слов с конкретным значением более обобщенными, отвлеченными, напр., «решение властей» вместо «решение губернатора Иванова», «мнение ученых» вместо «мнение профессора N, профессора P и профессора Z». Ср. Милтон-модель.
Авант?ж – демонстрация благополучия, удачи в ведении дел (от франц. avantage «польза, выгода»).
Проявления А. особенно важны при проведении пресс-конференций, переговоров и выставок. Руководители и сотрудники организации должны на этих мероприятиях выглядеть авантажно, производить впечатление успешных, уверенных в себе людей. С помощью такого поведения поддерживается и укрепляется репутация компании, облегчается получение нужных результатов в процессе делового общения.
Если представители организации лишены А., выглядят неавантажно, то она вызывает естественные подозрения у клиентов и возможных партнеров. Помятые, расстроенные, испуганные, суетящиеся или излишне волнующиеся сотрудники фирмы в офисе или за его пределами вряд ли приведут ее к успеху. Ср. кураж.
AIDA – аббревиатура, называющая основные принципы воздействия любого рекламного обращения, указывающая на порядок интервенции рекламы в сознание и подсознание потребителей, реципиентов (от англ.):
A — attention «внимание» (достигается применением образов, цвета, вербальных средств, ай-стопперов и т. д.),
I —interest «интерес» (появляющееся у аудитории побуждение, желание воспринять рекламную информацию, узнать о товаре, услуге),
D — decision «решение» (волевые целенаправленные импульсы, возникающие у потребителей — купить товар, запросить информацию, дополнительные сведения о нем и др.),
A — action «действие» (акт покупки товара или услуги).
Акр?ним – см. аббревиатура.
Алгоритм – последовательность действий, «команд» для решения поставленной задачи.
Напр., чтобы слушатель радио запомнил название товара или фирмы в минутном сообщении нужно повторить это название 4 раза. На таком А. строится вся хорошая радиореклама.
Аллег?рия – иносказание, передача отвлеченной идеи, мысли через образ.
А. отличает от символа то, что она однозначна. Множество А. современное культурное сознание унаследовало от цивилизаций Древней Греции, Рима и др. Напр., А. правосудия является образ Фемиды — женщины с весами в руках и повязкой на глазах. Образ внезапной любви, страсти представляет Амур, — имеющий вид пухлого мальчишки с луком и стрелами.
В сказках, баснях и притчах роль А. исполняют животные: лиса — А. хитрости, волк — жадности и злобы и т. д. В литературе были распространены аллегорические фамилии: Скалозуб, Молчалин, Держиморда, Очумелов, Собакевич. Сегодня так выглядят псевдонимы некоторых журналистов. Создаются А. и в современной культуре, напр., голубь П. Пикассо — А. мира.
А. можно использовать как средство выразительности в речи, как иллюстрации в рекламных и PR-материалах. Ср. символ.
Аллитер?ция – прием, который усиливает воздействие звучащего текста. Однородные согласные должны повторяться во фразе, строке или строфе. Напр., «Пора пить пиво!», «Летят летчики “Лот” (польская авиакомпания)». Самые простые случаи А. — звукоподражание, напр., в слове «хохот». А. используют многие пословицы и поговорки: «Мели, Емеля, твоя неделя». На А. строятся скороговорки: «На дворе трава, на траве дрова, надо двор раздровить, дрова выдворить», «Депутаты лоббировали, лоббировали, и не выллобировали». Ср. ассонанс.
Алогзм – нарушение логических законов и правил в речи, языке и поведении.
В речи появление А. неизбежно и естественно. Так, на вопрос «не знаете ли Вы, когда на выставке будет директор Вашей фирмы?» строго логических ответов только 2: «знаю» или «не знаю». Собеседнику тут нужно совсем другое. От строго логических ответов он не особенно развеселится.
К А. относятся и все неточности в классификации вещей и явлений. Так, автомобили делятся на грузовики и легковые, а вездеходы отдельно выделять нельзя, поскольку ими могут быть как легковые, так и грузовые машины.
Очень распространенным является такой А., как замена конкретного понятия отвлеченным. Напр., говорят, что «торгуют живописью» (а не «картинами»). Или в песне поется: «Наш адрес — не дом, и не улица, наш адрес — Советский союз».
А. является тавтология, при которой определяющее понятие повторяет определяемое: «мыло мыльное», «экономика экономная», «менеджер — тот, кто занимается менеджментом».
К А. можно отнести и подмену ясного определения сравнением или метафорой. Напр., «деньги — это такие бумажки, которых всегда не хватает».
Амбивал?нтность – явление нескольких значений (пониманий, прочтений), неоднозначности в высказываниях, текстах, символах и т. д.
Что такое А. в речи, амбивалентный текст (утверждение), можно проиллюстрировать старым советским анекдотом. На собрании выступает высокопоставленный руководитель и заявляет: «В десятой пятилетке мы будем жить еще лучше!» Голос из зала: «А мы?»
В языке А. проявляется у многозначных слов, напр., «занять» означает «занять (место и т. п.)» и «одолжить (деньги)».
Амплифик?ция – расширение, фигура речи, использующая накопления синонимов и гиперболических сравнений по нарастающей. А. часто использует реклама и публичная речь: «уникальный, выдающийся эксперимент», «храбрые, отважные российские потребители», «новый, недавно пришедший на рынок товар», «Сам царь Соломон, при всем своем великолепии, не мог бы состязаться в роскоши нарядов с той одеждой, которую предлагает салон m».
Амфиболя – логическая ошибка, возникающая при высказывании многозначного суждения, когда автор высказывания не осознает эту многозначность и возможность разных толкований.
Известен случай с нашим бывшим президентом Б. Ельциным, который прилетел в Германию, к канцлеру Г. Колю и у трапа самолета рассказывал журналистам, что вот он прилетел, отменил др. дела, встречи, визиты, поздравить канцлера. И добавил: «Вот что такое настоящая мужская любовь». Хорошо обыгрывается А. и в еврейском анекдоте:
«Рабинович дома?
Да, дома. Через час выносим».
К А. относят и случаи, когда фраза синтаксически построена так, что допускает два разных толкования: «Конфеты для детей, которые у меня в кармане пальто», «цветы для девочек, которые были куплены на улице».
Анагр?мма – слово или словосочетание, которые образованы перестановкой букв др. слов; особый прием стилистического каламбура: «А роза упала на лапу Азора».
А. используются для шифрования, в криптографии. Так, в средние века ученые, опасаясь воровства со стороны коллег, зашифровывали намечающиеся открытия в латинские А. и в таком виде публиковали, чтобы в случае чего можно было отстаивать свой приоритет. Напр., знаменитый Галилео Галилей в А. «Smaismrmielmepoetaleu mibuvnenugttaviras» зашифровал латинскую фразу «Altissimun planetam tergeminum observavi» («Высочайшую планету тройною наблюдал»), свою заявку на открытие колец Сатурна.
Анакол?ф – разрыв правильной синтаксической связи между частями высказывания (особенно между началом и концом сложных предложений), соединение элементов фразы, которые не согласованы грамматически, но подходят по смыслу. А. характерен для устной речи. Как любое нарушение формальных правил привлекает внимание аудитории к содержанию высказывания, является средством выразительности. Напр., «те, кто сомневаются, к ним мы должны обращать рекламные воздействия», «вы в армии, или куда? (пехотный юмор)», «и жемчугов ряд лицо осветят» (поэтический А.).
Анал?гия – умозаключение, обобщение от частного к частному.
Человек, когда рассуждает по А., находит сходство у двух предметов с какой-то одной стороны, и делает вывод, что эти предметы имеют сходство, подобны и в других отношениях.
Есть буквальная и фигуральная А. С помощью буквальной А. сравнивают вещи, предметы одного ряда, порядка. Напр., «Василий Иванович, наверное, брат Василию Петровичу: оба лысые, пьют пиво, живут в соседних квартирах и нигде не работают».
Фигуральная А. указывает на сходство предметов разного порядка. Часто такая А. используется как образная иллюстрация для оживления мысли и речи, лучшего воздействия на аудиторию. Напр., в известной фразе «бодался теленок с дубом» А. Солженицын проводит фигуральную А. между человеком (личностью) и теленком, общественно-государственной системой и дубом.
Когда реклама привлекает кумиров публики, звезд для пропаганды какого-то товара, то здесь проводится А. между выдающейся и обладающей разными приятными свойствами в глазах потребителей личностью и товаром, его достоинствами.
В лингвистике под А. понимают то влияние, которое оказывают одни элементы языка на другие, напр., лексическая А., когда образуется «ушняк» вместо «ушник» по А. со «скорняк», «полуклиника» вместо «поликлиника» под влиянием «пол-, полу-», «полуполковник» вместо «подполковник» под тем же влиянием и для стилистического подчеркивания значения слова. Примером действия А. в словоизменении может быть появление формы «сына» под влиянием основ типа «стола», вместо старого «сыну» в родительном падеже единственного числа. Или: форма «брызжу» получила добавление «брызгаю» по А. изменений форм глагола «брызгать» с глаголами типа «кидать (кидаю)», делать (делаю)».
Ан?строфа – обратная перестановка слов или звуков в речи, замена привычного синтаксического порядка обратным; напр., при знакомстве, «депутат Сидоров» — «Сидоров, депутат», «майор Орлов» — «Орлов, майор». Еще: «Пить надо меньше. Надо меньше пить» (из кинофильма «Ирония судьбы…»), или шуточное слово «очепятка» вместо «опечатка».
Ан?фора – фигура речи, повтор начальных слов в каждой новой части высказывания для усиления воздействия и большей запоминаемости повторяемых элементов.
Обычно в рекламе и PR в начало анафорических текстов помещают название рекламируемой фирмы, товара, услуги или имя продвигаемого деятеля. Этим нехитрым приемом как бы «центрируют» рекламируемый объект, направляют на него внимание аудитории. Подобные тексты легко составляются, выдумываются «из головы»:
«“Дарья” (“Довгань”, “Мокко” и т. д.) — это сила, “Дарья” (“Довгань”, “Мокко” и т. д.) — это класс, “Дарья” (“Довгань”, “Мокко” и т. д.) — поражает, удивляет нас, радует глаз».
Подобные А. называют лексическими. Еще выделяют синтаксические А. (повторяют одну и ту же грамматическую конструкцию) и фонетические А. (повтор звука, звукосочетания — «Клара у Карла украла кораллы»). Анафорическим называют слово или слова, которые отсылают к сказанному раньше: «Вы просите песен, их нет у меня».
А. часто используют в многословных PR-описаниях разнообразия возможностей организации, для разных ее характеристик:
«Банк В — это тысячи предприятий и частных клиентов, доверивших нам свои деньги,
Банк В — это более ста филиалов в России, СНГ, Европе, США, Юго-Восточной Азии,
Банк В — это оперативность, надежность и высокая культура обслуживания,
Банк В — всегда с вами, это ваша гарантия в XXI веке», ср. эпифора.
Анахронзм – слова, выражения и др. элементы языка, которые не соответствуют нормам современной эпохи, давно вышли из употребления. К А. в рекламе прибегают обычно, когда креативно эксплуатируют идею «старинного качества», представления аудитории о том, это раньше «все было лучше». Напр., в телерекламе пива «Сибирская корона» этот напиток постоянно пьют предприниматели, один из которых объявляется владельцем «мануфактуры», делающей лучшее в России сукно. В одном из роликов А. «мануфактура» даже специально обыгрывается: промышленник не хочет играть на биллиарде, поскольку сукно на нем не той «мануфактуры» (ясно, что такой человек так же разборчив и в отношении пива).
Газета «Коммерсантъ» изначально была позиционирована А. в своем названии, знаком «ъ» («ер»), заявляющим идею восстановления дореволюционных традиций предпринимательства. К А. часто прибегает реклама продуктов питания, напр., «колбаса боярская», «хлеб княжеский», «квас монастырский». Ср. «старорежимность»
Анекд?т – короткий интригующий рассказ, не имеющий автора, продукт устного народного творчества (фольклора).
А. используют в деловой речи, PR и рекламе в качестве иллюстраций, для подчеркивания мысли, утверждения и оживления текста. Сюжеты и персонажи А. могут включаться в рекламные демонстрации и с помощью художественно-изобразительных средств, рисунков и мультипликаций. С помощью А. в сознании и подсознании реципиентов (слушателей и зрителей) закрепляются те или иные положения, образы, сюжеты, увязываемые с решением коммуникативных задач — рекламирование товара, услуги, создания впечатлений от речи оратора, формирования имиджа общественно значительного лица и т. п.
Отдельно в рекламе используются исторические А.; занимательные положения и интриги прошлого. Напр., по российскому ТВ шла серия роликов о пикантных положениях при царском дворе XIX в. или в рекламе банка «Империал» была представлена интересная серия А. из разных исторических эпох: о Тамерлане, А. Суворове, Древнем Риме и др. Исторические А. часто близки к легенде, исторически правдоподобному мифу. Напр., в легенду о деятельности Петра I входит очень много А., случавшихся с ним и его приближенными.
А. любил и собирал А. Пушкин. Его «Пиковая дама» возникла из А. о магических трех картах. Им же подарен Н. Гоголю А. о самозванце-ревизоре, воплотившийся в одноименной комедии.
В одном телеролике 2001 г. о пиве «Пит» рекламисты придумали псевдоисторический А. о полете дореволюционного российского производителя в Германию, к А. Эйнштейну. Великий физик открывает знаменитую теорию относительности якобы благодаря поднесенному ему ящику пива «Пит»: изображающий Эйнштейна персонаж пытается определить, относительно кого находится ящик с пивом, и к нему приходит озарение, гениальное открытие. Пиво, соответственно, позиционируется этой рекламой как «гениальное». Это — пример «товарной» или «фирменной» легенды, хотя и состряпанной на скорую рекламную руку.
А.-легенды существуют для многих научных открытий и изобретений. Есть они часто и у известных корпораций. Часто, у них действительно есть какая-то реальная историческая основа. Речь не о выдумках «фармацевтической» рекламы, вроде того, что дикие индейцы племени тумба-юмба жевали корень кактуса кус-кус и поражали дам своей мужской силой (а затем продали секрет своего снадобья производителям из числа гигантов цивилизованной медицинской индустрии). Хотя по такой нехитрой схеме позиционируют и успешно рекламируют, преподают многие «лечебные» препараты. Вот такое вещество как йод, на самом деле, появилось благодаря анекдотическому случаю: на стол французского химика Б. Куртуа в 1811 г. прыгнул кот и смешал химические ингредиенты. Еще более известный А.-легенда — сэр И. Ньютон и упавшее яблоко. В современной рекламе его даже драматизируют: показывают, как яблоки падают на голову почтенного английского естествоиспытателя.
В основе легенды об автомобилестроителе Г. Форде лежит рассказ о двух молодых и бедных ребятах, собравших в полуразвалившемся сарае первый автомобиль. Это, конечно, не А. Но о том же Г. Форде рассказывают, что он всю жизнь коллекционировал пустые бутылки из-под водки, причем сам был человеком непьющим. Вот этот фрагмент легендарной биографии уже ближе к А. Лет десять назад при входе в грандиозное поместье П. Гетти в Калифорнии, ставшее музеем по истории искусства, сидел живописный афроамериканец, пожилой негр. Всем желающим из числа посетителей он рассказывал А. и байки из истории многомиллиардной нефтяной корпорации и биографии самого П. Гетти. Рассказать было что: Пол Гетти — один из прототипов главного героя романа М. Пьюзо «Крестный отец».
А. — острое игровое словесное оружие. Они способны не только создавать образы и легенды, но и развеивать их. Интересно появление А. о рекламе, в которых пародируются и ставятся под сомнения рекламные утверждения. Напр., А. о надписи на могилке: «Не все йогурты одинаково полезны». Сходную задачу решают и политические анекдоты, заставляющие смеяться над идеологическими штампами и официально продвигаемыми имиджами. Есть А. и специально реагирующие на политическую рекламу и предвыборные фокусы. Напр., такой анекдот об антирекламной кампании против Ю. Лужкова на телеканале ОРТ: «Ведущий С. Доренко объявляет и показывает фотографии: — Вскрылись новые подробности покушения на президента США Джона Кеннеди. На этой фотографии, слева, вы видите с ружьем маленького толстого человека в кепке. Вы узнаете его?»
А. отражает социально-экономическую и общественную реальность. Так, напр., один А. развеивает миф об «американской мечте»:
«— Боря, как ты стал-таки миллионером, там, в своей Америке?
— О, Абрам, очень просто. Когда я приехал у меня было всего 10 центов. Сначала я купил на них 1 яблоко. Разрезал его пополам. Каждую половинку продал тоже за 10 центов. Получилось 20 центов. Купил 2 яблока. Разрезал. Продал 4 половинки за 40 центов. Так продолжалось три месяца.
— А потом?
— А потом в Чикаго умерла моя бабушка и оставила мне все свои миллионы».
Умело подобранный и рассказанный А. вполне допустим на переговорах, встречах с журналистами, на деловых совещаниях, презентациях и встречах с избирателями (это тоже презентация). А. сближает оратора с аудиторией и помогает наладить психологический контакт, установить «обратную связь». Но использовать этот замечательный PR-инструмент нужно осторожно. Публично рассказываемые А. должны быть как можно короче и соответствовать настроению аудитории. У нее не должно возникать никаких недоуменных или отрицательных реакций. Если такие реакции из-за А. появились, то это сигнализирует о том, что слушатели расценивают рассказанный А. как попытку снизить их статус.
Иногда А. прямо используются в товарном рекламном дизайне, напр., оформление жестяных банок коктейля «Черный русский (коньяк и миндаль)» включает текст А., где в стиле черного юмора рассказано о покупке букета для некой миссис Браун, которая «вряд ли обрадуется», поскольку «сегодня ее похороны».
Антиклмакс – 1) градация (см.) по нисходящей, когда слова располагаются от более важных к менее существенным, 2) особый стилистический прием, фигура речи, которая разрушает риторический эффект, достигаемый восходящей градацией (климаксом); напр., «вы молоды, энергичны, красивы, но у вас болят зубы. Приходите лечиться в стоматологический салон «Троглодит» — наши цены не кусаются», «в этом ресторане подают свежую, ароматную, великолепную вредную для желудка пищу». Ср. климакс.
Антимет?бола – фигура речи, прием повторения одних и тех же слов с обязательным изменением их синтаксических функций и смысловых связей (ср. анафора); напр., «живем не для того, чтобы есть, а для того едим, чтобы жить». См. еще антитеза, хиазм.
Антирекл?мная пар?дия – пародии и шутки на темы действующей, текущей коммерческой и политической рекламы в СМИ, в творчестве профессиональных юмористов, в фольклоре.
Появление АП. Всегда является показателем успеха рекламных слоганов, сюжетов, персонажей. Их запомнили, они небезразличны. Это же можно сказать и о пародии на политические имиджи и репутации. Есть даже такой эстрадный жанр, как карикатурное изображение речи политиков: артисты говорят голосом М. Горбачева, Б. Ельцина, В. Жириновского, В. Путина и др. Или еще: телепередача «Куклы», в которой действуют резиновые двойники основных бойцов политического ринга.
Упражняются на темы рекламы и политики, и многочисленные скетчисты, создатели юмористических рассказов для концертного исполнения. В популярной телепрограмме «Городок» ее авторы завели даже специальный раздел АП. и собственного «рекламиста» — гнусавого и шепелявого инвалида Модеста.
Любая пародия выражает протест здравого смысла против навязываемых мнений, суждений, товаров, услуг, идеологических стереотипов, образа жизни и поведения. В то же время пародия признает эти мнения, суждения, товары, идеологию и образцы поведения, являясь их карикатурным, гротескным отражением, не существует без них.
В PR-деятельности внимание нужно обращать на ситуации, которые могут дать повод для появления пародий. Напр., нынешний президент России В. Путин во время официального визита в Индию только с третьей попытки под прицелом телекамер сумел выговорить имя Джавахарлала Неру. Пародисты, конечно, откликнулись. Правда, имидж президента мало пострадал: большинство россиян вряд ли вообще бы это имя выговорили.
Фольклорно-языковая стихия легко подхватывает и трансформирует для нужд обыденной коммуникации рекламные слоганы, выражения. Одно время взрослым очень нравилась фраза Суворова Александра Васильевича из рекламы банка «Империал»: «Ждем-с». Подростки при встрече на вопрос «Как дела?» отвечали : «Тепло и сухо» (из рекламы женских прокладок). Очень нравилось детям почему-то слово «изобр?жен» из рекламного телеролика водки «Распутин» (в нач. 1990-х гг.): соответствующий персонаж на этикетке заявлял, что на настоящем напитке (неконтрафактном) он «дважды изобр?жен».
По советским детским садам и младшим классам средней школы в нач. 1970-х гг. гулял бессмысленный слоган «министр обороны похож на макароны». Ничем не хуже современный стишок, реакция на пропаганду и рекламу новых информационных технологий:
«Маленький мальчик компьютер купил,
Влез в «Интернет» и теперь он — дебил».
Стихия живой народной речи охотно поглощает и транслирует «удачно неудачные» высказывания известных общественных фигур. Напр., знаменитый слоган В. Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда» или высказывание Б. Ельцина о своих политических ходах и решениях: «Вот такая загогулина», Профессиональным пародистам здесь делать нечего. Включение подобных слоганов в широкие общественные коммуникации придает им ощутимый пародийный характер. Хотя появляются они, естественно, спонтанно.
Опытные пиармены вроде В. Жириновского и А. Вольского знают об этом феномене, умело используют эти коммуникационные возможности. Чем сейчас занят В. Жириновский многие могут и не знать, а вот что у него «папа-юрист» помнят, однозначно. А. Вольский прекрасно «вбросил» через СМИ во время одного из очередных правительственных кризисов такой текст: «Если вечеринка не вытанцовывается, то надо не мебель, а девочек менять». В фехтовании это называется «двойной удар»: себе — реклама, а оппонентам — АП., шарж на их кадровую и прочую политику.
СМИ также активно производят слоганы с пародийным «детонатором», который срабатывает, попадая в живую языковую стихию, новые контексты. В свое время, когда термин «слоган» еще не употреблялся, еще советская «Комсомольская правда» напечатала материал под заголовком «Если делать, то делать по-большому!» Как использовала девиз широкая общественность, в какой пародийный контекст помещала, догадаться нетрудно.
Сегодня газеты и журналы заранее просчитывают реакцию аудитории на свои креативные разработки, специально придают названиям публикаций острую пародийную форму: «Хорошо, что Кох, а не Вассерман», «Накося выкуси (кое-что о страховании имущества), «Певице Чичериной надуло тыкву» В то же время сузилась возможность продвижения пародийных элементов в живой речи: юмор и пародия изгоняются из дружеского, соседского и служебного общения, вытеснены другой проблематикой. Причина — экономические тяготы и социальная неадекватность, сказывающиеся на психическом здоровье россиян, особенно живущих в больших городах.
Редкий случай пародии на рекламные шоу, игры с призами представляет собой самоироничное название телепрограммы «Поле Чудес». Как известно, на Поле Чудес в Стране Дураков Буратино зарывал свои золотые, надеясь сильно разбогатеть, а Лиса Алиса и Кот Базилио за ними охотились.
Существуют анекдоты, пародирующие рекламу. Напр., такой: «Это “Я” — новый сок с мякотью. У меня сегодня плохое настроение: моя подружка — алкоголичка, опять изменила мне с бутылкой водки» (пародируется идея рекламной кампании сока «Я», привязанного рекламистами к красивой девушке, которая этому соку «никогда не изменяет»).
Антит?за – сопоставление, соединение противопоставленных понятий в речи: «Купить дешевле, чем угнать! (из автомобильной рекламы)», «Умный научит, дурак наскучит (пословица)».
А. как фигура речи, служащая ее выразительности, использует такие явления, как антонимия (на уровне лексики, слов) и параллелизм речевых конструкций (на уровне синтаксиса, организации слов в предложения, в высказывания). А. является результатом применения более общего стилистического приема, контраста, который распространяется в НЛП не только на язык и речь, но и на цветовые решения, выбор графических символов и т. д.
Антитетическое членение применяют в речи для объединения противоположностей, подчеркивания какого-то качества в характеристике:: «К добру и злу постыдно равнодушны (М. Лермонтов)». Ср. антиметабола, антонимы.
Антифр?зис – 1) то же, что эвфемизм (см.), 2) троп, по-другому называемый энантиосемией, когда слова с особой интонацией используют в противоположном смысле, напр., «Прекрасно! Деньги взяли, а товара не дают», «Чудесная идея! Вы тут будете развлекаться, а я на грязном поезде в командировку поеду», «Хорошенькое дело, тут корреспонденты должны подъехать, а генеральный директор лыка не вяжет».
Ант?нимы – слова одной части речи, имеющие противоположные значения.
Явление антонимии с т. зр. психологии обусловлено такими факторами, как ассоциации (связи понятий в сознании людей) по контрасту и логическое противопоставление видовых понятий. А. первого типа: «горячий — холодный», «бедный — богатый», «худой — толстый», «маленький — большой». К логическим А. относятся такие, как «черный — белый», «до — после», «ложь — истина».
А. часто бывают слова с оценочным значением («хороший — плохой», «друг — враг»), названия координационных понятий («левый — правый», «начало — конец») и названия противоположно направленных действий, признаков и свойств («приезжать — уезжать»). А. нет у слов с конкретным значением, названий предметов: «авторучка», «стол», «автомобиль», «стадион».
У многозначных слов может быть несколько А., которые соотносятся с разными значениями:
1) легкий — тяжелый (багаж),
2) легкий — сильный (ветер),
3) легкий — трудный (урок в школе).
А. играют важную роль в создании образов с помощью слов, речи. Для рекламы и PR особенно важны качественно-оценочные А., позволяющие выделить «удачную покупку» из мира «неудачных», «хороший товар» из числа «плохих», «верный выбор» из множества «неверных» и т. д. Ср. синонимы.
Антропом?рфность – одушевление предметов неживой природы, приписывание животным человеческих свойств и качеств.
А. досталась нам от отдаленных предков, «вписана» в наше подсознание как наследие опыта еще диких людей, видевших в огне, камне, ручье или глиняном идоле живое и разумное существо. Детские впечатления от сказок и литературных произведений вроде «Волшебника Изумрудного города» только закрепляют представления о возможностях А. в психике. Поэтому мы легко и с интересом воспринимаем приключения конфеток «ЭМ — ЭМ — ДЭМС», которые в своей телерекламе двигаются, разговаривают, засматриваются на женщин и не хотят есть «своих». Высокой аттрактивностью, привлекательностью для целевой рекламной аудитории обладают говорящие зубные щетки, ожившие сигаретные коробки. Часто для усиления аттрактивности используется олюживание сюжетов с антропоморфными предметами, они вступают в отношения с людьми. Напр., реклама пачки сока «Я», у которого есть симпатичная подружка, девушка, которая «никогда ему не изменяет», является, говоря маркетинговым языком, лояльным приверженцем этого продукта.
Дикие, но симпатичные рептилии, страдающие от болей в желудке или кашля, излечиваются в рекламных роликах с помощью рекламируемых «человеческих» лекарств. Ср. олицетворение, персонификация.
Антур?ж – сопровождающая бизнес или какую-л. иную публичную деятельность обстановка, стилистическое оформление (исходно-театральный термин).
Выступления звезд эстрады часто сопровождаются пляшущими на сцене мальчиками и девочками в красивых костюмах, спецэффектами. Все это — А. К деловому А. можно отнести мебель и дизайн офиса, вывешенные на стенах дипломы, рекламные сувениры, демонстрируемые посетителям образцы продукции, длинноногих секретарш и т. д.
Особое значение А имеет при выступлениях бизнесменов и политиков по ТВ или их показах на иллюстрациях в прессе. Неудачная обстановка, фон может серьезно повлиять на формирование положительного впечатления у зрителей. Напр., на одной иллюстрации была представлена солидная дама-финансист, перед которой стояла ваза с цветами. Цветы были в обертке.
Иногда А. специально стилизуют «под бедность». Издатели часто располагаются в непрезентабельных офисных помещениях, чтобы не создавать впечатления, что здесь можно добиться высоких гонораров. Рекламные конторы и казино предпочитают роскошь.
Апозиоп?зис – внезапная остановка в ходе высказывания, нарушающая синтаксическое построение речи и свидетельствующая о наплыве чувств, колебаниях говорящего, напр., «Сколько можно все это терпеть … Но хватит! Давайте рассмотрим следующий вопрос», «Да чтобы я, когда-нибудь …».
Апперц?пция – механизм человеческой психики, феномен, который возникает при восприятии новой информации, фактов, событий и мнений, когда на понимание этого нового и отношение к нему существенно влияют уже имеющиеся у человека взгляды, подходы и ценности.
Явление А. приходится учитывать в PR, рекламе, в деятельности СМИ и политической деятельности. Для этого, прежде всего, изучают воззрения, стереотипы мышления и поведения конкретной целевой аудитории, выясняют, кто для нее является «лидерами мнений», авторитетами, явными или скрытыми образцами для подражания. Ссылки на таких авторитетных для аудитории деятелей бизнеса, науки, спорта, политики, культуры используют при проводке в СМИ различных информаций, проведении рекламных кампаний, на выборах, а также при проведении пресс-конференций, презентаций, конференций с потребителями на тему качества и пользы товаров и т. п. Еще используют цитаты из наследия классиков прошлого.
Рекламе приходится чутко улавливать изменения в воззрениях широкой общественности и узких целевых групп. Напр., на наших глазах резко снизилось значение такого рекламного и маркетингового аргумента, как заграничное производство товара, его особое «импортное» качество. Этот аргумент уже не «работает» по ряду причин так хорошо и безотказно, как в нач. 1990-х гг. В моду, наоборот, вошли рассуждения об «отечественном производителе», имеющие, действительно, веские экономические и социально-психологические основания.
Об А. забыл или не знал один производитель памперсов. Поставщик подгузников пытался убедить аудиторию, что продает не памперсы, а «одноразовые трусы, не пропускающие влагу». Такая рекламная новость вряд ли способна поколебать мировоззрение россиян, уверенных, что функционально и эстетически трусы — это трусы, а памперсы — это памперсы.
Часто забывают об А., когда пытаются скомпрометировать конкурентов. Обычно эти попытки приводят к совершенно другим результатам (см. компромат в I части издания).
Арг? – то же, что жаргон (см.)
Аргумент?ция – заявление определенных суждений, доводов (аргументов).
PR и реклама далеко не всегда прибегают к сугубо логическому обоснованию, заявляя тезисы и формулируя доказательство. Это, правда, не относится к рекламе наукоемких продуктов и услуг производственного назначения. В остальных случаях часто используется т. н. «ложный аргумент», ссылка на несуществующие факты, события, которых не было. Для рекламы обычно и «предвосхищенное основание», ситуация, когда истинность довода не доказывают, а только предполагают. Здесь обычны ссылки на чье-то высказывание, моду, общие мнения. Закладываются ложные смыслы жизни, всяческие иллюзии, связанные с различными эффектами от обладания рекламируемым товаром: счастье, присоединение к верхним социальным слоям, уход от действительности, отграничение от нижних социальных групп, ложная молодость, ложное здоровье, творчество и т. д. При этом не следует рассматривать эти способы рекламирования, креативно-смысловые решения как надувательство. Реклама дает людям то, что они сами хотят, а товары и услуги находят своего потребителя.
Отдельно говорят о логических уловках. Это, напр., «аргумент к невежеству», когда некомпетентной, имеющей малые знания аудитории навязывают взгляды и мнения. Часто используют «аргумент к выгоде»: вместо логического обоснования указывают на сиюминутную пользу, без учета последствий. На этом аргументе построены все ловушки дешевых распродаж, торговли с очень большими сезонными или праздничными скидками. Так, накануне Нового года, в декабре 2001 г., в Москве тысячи людей ломились в новый магазин «IKEA» на Юго-Западе, хватали товары с 70% скидкой, оставляли их, не в силах пробиться к кассам.
Еще применяется аргумент «к здравому смыслу», обычно переносящий деятельность обыденного сознания на сложные, требующие специальных знаний предметы. «Аргумент к силе» состоит в принуждении, которое осуществляют экономическими, административными и физическими методами.
СМИ, реклама и PR очень любят «аргумент к авторитету», использование которого позволяет не доказывать, обосновывать конкретное утверждение, а просто сослаться на некую авторитетную личность или референтную группу («ведущие банкиры заявляют…»). Применяется и «аргумент к состраданию», предлагающий оценивать явления без анализа, на основе чувств, эмоций —жалости, сострадания, сочувствия.
«Аргумент верности» эксплуатирует национальный и местный патриотизм, корпоративную или профессиональную солидарность.
В рекламе важно не допускать избыточности А. Иногда, стремясь к сильнейшему воздействию на потребителя, так увеличивают число доводов в пользу покупки товара, что отталкивают покупателя, особенно, если приводят малозначащие и сомнительные аргументы. Ср. методы аргументации.
Архазм – устаревшее, вышедшее из активного употребления, слово или выражение.
А. еще называют особые случаи использования устаревших слов и выражений для достижения комического эффекта, контраста и т. п. Напр., в рекламном объявлении можно нарисовать человеческую руку с вытянутым указательным пальцем (в сторону дверей рекламируемого магазина) и приписать рядом: «Зайдите в наш магазин W. Смотрите: это — перст судьбы»). Чаще, однако, А. используют как понижающий, комический прием: «ваятель оригинальных скульптур З. Церетели», «хватит наущать депутатов», «сплошное лихоимство», «валютное врачевание». А. употребляются и для создания «высокого стиля» речи: «всем этим начинаниям администрация будет обязательно споспешествовать», «каждый человек — ваятель своей судьбы», «врачевание душевных ран — тонкое и сложное дело», «издревле на Руси любили квас».
Некоторые лингвисты считают А. только те слова и выражения, которые вытеснены более новыми, чье устаревание не связано с исчезновением того, что А. обозначают. В этом смысле им противопоставляют историзмы, названия ушедших из современного быта предметов и явлений (напр., «табакерка», «секунд-майор», «камзол»). Отдельно рассматривают т. н. семантические А., слова с утраченной семантикой, значением, напр., сохранившееся слово «позор» (в современном значении «бесчестье»), которое когда-то означало в русском языке «зрелище» (как заимствованное из англ. «шоу»).
Архетп – специальное понятие семиотики (науки о знаках) и ряда других дисциплин; стереотип, штамп в человеческом мышлении, освященный культурно-исторической традицией, устойчивое, часто образное, символическое, представление о чем-л.
Понятие А. ввел в оборот философ Юнг. В юнгианской философии А. понимаются как присущие коллективному сознанию каждого народа, этноса своеобразные представления о явлениях жизни, напр., А. воды, А. старика и т. д. Это своего рода «подпорки» сознания, находящиеся у индивидуумов в сфере бессознательного, в наследственном генетическом материале, доставшемся от предков. А. влияют на сны людей, участвуют в формировании фундаментальных представлений о мире.
К А. можно отнести устойчивые представления людей о «домашнем очаге», «мужчине — добытчике и воине», «женщине — матери». Еще к А. относят мифологические и легендарно-сказочные сюжеты и образы, характерные для каждой из национальных культур, с учетом влияния наследия Древней Греции и Рима: мифы о Елене Прекрасной, Прометее, Геракле, русские Иванушка-дурачок, Емеля или Илья Муромец, лежащие на печке и др. Таких А. культурного сознания великое множество. Это Дон Кихот у испанцев, Мальчик-с-пальчик или Кот-в-сапогах у французов, легенды о короле Артуре у англичан. Художественная литература часто возрождает и переосмысливает А. в новых исторических условиях, новых образах.
С другой стороны, существует индустрия кино, масс-медиа и шоу-бизнеса, которая предлагает суррогаты, различные замены старым А. национального сознания, всяческих Терминаторов и Бэтменов, кукол Барби и иные символы глобальной американизированной современной цивилизации, «нового мирового порядка», который не испытывает нужды в старых сказках, легендах и мифах.
В лингвистике под А. понимают праформы, прототипы позднейших слов (напр., индоевропейская форма mater является А. для общеславянского mati и общегерманского motar).
Ассимилция — слияние, уподобление.
А. как прием НЛП означает отбор таких языковых средств, образов и др. элементов, которые ориентированы на слияние с определенной целевой аудиторией. А. — это своего рода игра, в которой обе стороны понимают всю условность происходящего, напр., «народных» гастрономов, «народных» банков или депутатов, «народных» ведущих на ТВ.
Любой аудитории лестно, когда подделываются под ее вкусы, пристрастия и др. стереотипы мышления и поведения. Великолепно проводилась А. в рекламе пресловутой «пирамиды» «МММ»: хитрый и жадный Леня Голубков с татуированным мордастым братцем, Мария Сергеевна из советского профактива, привыкшая жить спекуляцией дефицитом, скопидомная парочка пенсионеров. Именно с этими образами сливалась целевая группа, та часть рекламной аудитории, у которой водились деньги и возникало страстное желание их быстро преумножить, стать, как и Леня Голубков, «партнерами». Реклама «МММ» прекрасно попадала в цель, в стереотип, представление о тех, кто своего не упустит.
В телеролике радиостанции «Ностальжи» показано, как пожилой мужчина слушает музыку своей юности и в метро вновь встречается с девушкой, которую любил. Это тоже пример А.
Общественные деятели часто стремятся к образу, имиджу, обеспечивающему А. с нужной, целевой аудиторией. Здесь А. может быть полной (большевик — коммунист Анпилов) или частичной — кепка Ю. Лужкова. В лингвистике под А. понимают приспособление звуков (фонетическая А.) и форм словоизменения (к более популярным моделям).
Ассон?нс – созвучие гласных звуков в языке, которое используют как стилистический прием в некоторых устойчивых словосочетаниях, фразеологизмах типа «ушки на макушке», «дедка за бабку, бабка — за репку». Еще А. в стихах называют неточную рифму, когда автор рифмует: «Маски-шоу — это очень хорошо».
Астезм – похвала в форме порицания, напр., «собачонка ничего себе … сердится, шельма» (А. Чехов), разновидность иронии (см.).
Афорзм – остроумная, парадоксально выраженная мысль, яркое, красочное, поучительное высказывание.
Афористичен, включает много А. язык Библии: «не хлебом единым жив человек», «трудно верблюду пройти сквозь игольное ушко» (а богатому войти в Царствие Небесное). А. являются пословицы и поговорки, различные присловия вроде «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день». Однако, понятие А. больше связывают с какими-то именами, авторами. Созданием А. занимались Б. Паскаль, Ларошфуко, Я. Гашек, А. Чехов и многие др. Классический А. — известное высказывание Декарта: «мыслю, значит, существую».
Современные А. используют для оценки разных ситуаций бизнеса и вообще жизнедеятельности. Как правило, это модернизация, переиначивание или переосмысление старого: «ум — хорошо, а деньги лучше» (традиционное «а два лучше»), «не удалось Артему устроить брата в депо» (из романа «Как закалялась сталь»), «своим трудом Россию возвеличив, народам Африки ты открываешь путь».
Низкопробные А. можно встретить в рекламе, напр., фармацевтической: «Чтобы долго жить и пить — нужно печень сохранить». Или еще ярче: «Простатит, паразит. Ничего уж не стоит».
А. используют в деловом межличностном общении на совещаниях и переговорах. Это, напр., выражения: «суп — отдельно, котлеты — отдельно», «меньше знаешь — крепче спишь, крепче спишь — дольше живешь», «программа “ух”, работаем с 3-х до 2-х, программа “ох” —работаем с 2-х до 4-х», «сила есть — ума не надо», «главное — н?чать» (из репертуара М. Горбачева), «все на пляж, а мы — на лыжах».
Классическим литературным собранием А. является «Собрание сочинений Козьмы Пруткова» — «зри в корень», «хочешь быть красивым — поступи в гусары», «хочешь быть счастливым — будь им». Афористичен язык произведений Н. Гоголя, один из персонажей которого думает такими А. — «если молчит человек, значит зашиб крепко умом». Некоторые А. специально «оформлены под пословицы: «Не говори много — говори мало (“нанайская” народная мудрость)».
_Б_
Бек?р – прием в НЛП, когда в рекламных или PR-материалах заявляется отказ от действия.
Напр., — «Банк W в рекламе не нуждается». Такая фраза — слоган может публиковаться на полосе или развороте газеты, журнала, появляться в телезаставке.
Практикуют и обратный Б., т. е. сопровождают отказ от действия внезапным появлением действия, усиливающим впечатления аудитории. Напр., тот же банк W в том же номере издания или после интервала на ТВ делает подробное рекламное сообщение, перечисляет услуги, адреса филиалов, реквизиты, условия обслуживания.
Беспл?тно (бесплатный) – «магическая формула в рекламе, прием создания определенных эффектов доверия и притягательности товаров и услуг фирмы для потребителей.
Сама реклама — бесплатный «продукт», который ежедневно получают люди, привыкшие за все платить. Ясно, конечно, что он заложен в ценах, предусмотрена его оплата конечным потребителем, покупателем. Но эффект все равно остается: так уж люди устроены.
«Магически» действует формула Б.: клиентов приглашают на бесплатные консультации, вручают бесплатные образцы продукции. Напр., популярный «шведский стол» создает иллюзию, что оплатившие вход потребители, угощаются многими блюдами сверх программы — Б.
Сам этот маркетинговый прием не обязательно оформлять словом Б. Можно использовать ряд синонимов, сходных по значению слов и выражений: «денег не берем» (из телефонной рекламы), «платить ничего не нужно», «мы консультируем даром», «нас интересует Ваше мнение, а не кошелек» и т. п.
Поведением потребителей через мотив экономии, выгодных покупок управляют с помощью 2-х инструментов НЛП — приемом Б и еще «скидками». Это же — маркетинговые приемы. Но можно и показать разницу между приемом НЛП и приемом маркетинга: при планировании мероприятий «сейлз промоушн» можно говорить об уценке товаров, уцененных товарах, «уцененке», но эти термины, выражения не годятся в НЛП, для рекламы и PR-действий. Одно дело — «товары с большими скидками», другое — «уцененные товары». НЛП и существует потому, что потребителям не все равно, какие слова используются в подобных случаях. Представьте, что ваша дама скажет: «Я купила сильно уцененную шубу». Или: «Я купила шубу с огромными скидками».
К технологиям Б. примыкает технология «символической цены» или «минимальной цены», «символической суммы» и т. п. Идея: товар или услугу вы получаете почти Б. Кроме того, используется такой прием, как обещание бесплатного подарка — довеска при совершении покупки основного товара.
Библезмы – слова и выражения из Библии, получившие широкое распространение в речи, напр., «блудный сын», «вавилонское столпотворение».
Бихейвиор?ма – основное понятие бихейвиористической лингвистики, элемент поведения людей, входящий в определенную систему, несущий информацию о принятых в обществе правилах поведения. Бихейвиористическая лингвистика рассматривает язык как одну из форм человеческого поведения, выделяет в нем различные Б.
Бомб?ст – высокопарный, торжественный стиль, характерной чертой которого является напыщенность. Для Б. (или эвфуизма) обычны вычурные выражения, употребление особых «высоких» слов, устаревших оборотов речи. Напр., «наша компания имеет честь предложить вам…», «алтарь Отечества», «пиит» вместо «поэт» и др. Б. используют для сообщений об особо значимых культурных общественных мероприятиях, в приглашениях на презентации, в текстах поздравлений с праздниками.
Брахил?гия – прием замены длинного оборота речи, высказывания на более короткий, напр., «товарный ассортимент, который предлагает наша фирма в связи с изменениями того сегмента рынка, на котором мы позиционировались в отчетный период» ? «товарный ассортимент, предлагаемый нашей фирмой после изменений сегмента рынка…». Б используют при редактировании PR-материалов и рекламных текстов — для их сокращения и большей вразумительности.
_В_
Варварзмы – иностранные слова и выражения, которые используются обычно только при описании реалий зарубежной жизни, иностранного этикета и обычаев, напр., «констебль», «паб», «грум» (англицизмы), «месье», «су», «кюре» (галлицизмы), «бой-френд», «бизнес-вумен» (американизмы), «акрополь», «некрополь», «антропос» (грецизмы) и т. д. Еще В. называют особые случаи употребления иностранных слов типа «сатисфакции» («требую сатисфакции»). Главный признак В. не в том, что это слова-заимствования, а в том, что В. всегда осознаются как чужеродные.
Верб?льное поощр?ние – использующееся в межличностном деловом общении повторение слов и выражений («понравившихся мыслей») собеседника, которое часто сопровождают улыбкой, киванием головой и др. знаками одобрения; прием используется для достижения раппорта (см.).
Верб?льные ср?дства возд?йствия – языковые средства и речевые приемы, которые используются в PR и рекламе; текстовая часть рекламных сообщений, слоганы, фирменные и товарные названия.
Поэт сказал: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется». Этот девиз вряд ли подходит для вербальной деятельности рекламистов или специалистов PR: работу можно потерять.
В процессе НЛП применяют 2 основных инструмента, — слово и образ, вербальные и визуальные средства общения, воздействия на потребителей, целевые аудитории. В качестве ВСВ нужны такие слова и выражения, такие лексика и конструирование речи, которые будут эффектно влиять на людей, покупателей и избирателей. При этом важно учитывать, что многие реципиенты (получатели рекламной информации) добровольно и бесплатно становятся распространителями удачных соганов, приверженцами удачно-сформулированных бренд-имиджей, проводниками мнений о положительной общественной репутации.
Просчеты при выборе ВСВ часто обходятся дорого. Концерн «Фиат» не смог продать свой автомобиль «Уно» в Финляндии, где это название означает «дурень». В ряде стран нельзя было продать «Жигули» (заменили на «Lada») по сходным причинам. Не слишком привлекательно название одного московского центра развлечений «Даунтаун», хотя, возможно, своя устойчивая целевая аудитория у этого клуба есть.
Экспертиза, оценка ВСВ нужна уже на уровне буквенных, звуковых сочетаний. Буквы и звуки имеют свои особенности с т. зр. восприятия: в «и» видят что-то маленькое, «о» дает впечатление мягкости и расслабленности, «а» и «э» провоцируют эмоциональный подъем. Звук и буква «ы» ассоциируется с чем-то мрачным, зловещим, неприятным. Плохое впечатление оставляет обилие шипящих. Буквосочетание «гн» в русском языке связано с чем-то мерзким — «гнида», «гнус», «гнобить», «гнилой» (исключение — «гном»).
При оценке ВСВ нужно помнить, что прямого внушения не существует. Любой самый сильный, профессиональный гипноз «запускает» механизм самовнушения. Поэтому категорически не приемлемы все языковые элементы, которые останавливают, блокируют процесс восприятия информации клиентами. В рекламе не рекомендуются «не», «ни», «никого», «ничего», «ничей», «нечего» и др. слова-отрицания. Не стоит употреблять: «черный», «грязный», «любовь», «страх», «гордость», «ребенок», «темнота», «дорогой». Зато полезны слова, штампы, выражающие одобрение и дружественность: «больше», «новый», «лучше», «бесплатно», «быстро», «легко», «удовольствие» и др.
Основное требование к рекламному тексту — шаблонность, легкость восприятия. Вопрос о многословии в рекламе остается спорным. Есть примеры удачных рекламных кампаний, в которых использовали несколько тысяч слов. Эффективность рекламы определяется не художественным чутьем и талантом рекламистов (они имеют, конечно, значение), но прежде всего верным позиционированием товара, изученностью потребительской аудитории. Следует учитывать и такие явления, как апперцепция и амбивалентность (см.). Последней желательно избегать: сомнительно выглядят, напр., слоганы «ВАЗ за час» или «Ксерокс — это Xerkox».
Слоганирование в рекламных коммуникациях играет, конечно, одну из ведущих ролей. Эффективность слоганов не особенно снижает даже «перепев» из чужой рекламы: напр., «Бинго-шоу — хорошоу» взято из рекламы «Маски-шоу — это хорошоу». В то же время эффективно перелицовывание, переделка пословиц, поговорок, известных классических цитат, придание им нового смысла. Механизм здесь прост: переделываемые выражения уже есть в памяти аудитории, в ряду энграмм, «записей» мозга. Удачно переделанные в рекламный слоган выражения узнаваемы и за счет своей новизны интересны. Так в общественном автотранспорте сейчас встречается стикер с надписью: «Автобус обходи спереди, а трамвай — сзади». Этот социально-транспортный слоган произошел от поговорки: «Коня обходи спереди, а начальство — сзади» (поменьше с ним встречайся). Но бывают, разумеется, и менее удачные трансформации.
В синтаксисе рекламной речи основное место занимают простые предложения. По возможности желательно избегать нагромождения эпитетов и специальных терминов, которые могут быть непонятны для аудитории: широкая общественность легко перепутает «оферту» с «аферой» и т. п. Текст должен «дышать». Самое важное сообщается в начале и в конце рекламного послания. Содержание и форма рекламных обращений не должны задевать чувство достоинства представителей целевой аудитории, быть слишком игривыми. Осторожно нужно использовать знак «!», стихотворные формы рекламы и жаргонизмы. PR-материалы и рекламные тексты должны избегать вульгарных написаний вроде «договора», «директора», «бухгалтера» (вместо литературных, корректных «договоры», «директоры», «бухгалтеры»), как бы широко вульгаризмы не распространялись в СМИ и в речи граждан, широкой, но не всегда образованной общественности.
В целом, все ВСВ делят на тропы, словесные средства выразительности (гипербола, метафора, синекдоха и др.), и фигуры речи, особо сильные синтаксические конструкции (градация, инверсия, риторический вопрос). Ср. невербальные средства воздействия.
Верб?льные стереотпы – шаблонные фразы, часто используемые в рекламе, PR и СМИ утверждения, которые в силу своей высокой частотности хорошо известны, узнаются аудиторией, легко вспоминаются при получении новых информационных посланий.
В PR-материалах и в официальной общественно-политической пропаганде, которую ведут большинство российских СМИ, используется множество ВС: «правовое государство», «общечеловеческие ценности», «рыночная экономика», «права личности», «социальные трансферты», «в рамках закона», «права и свободы граждан», «гражданская позиция», «гражданское общество», «отечественный производитель», «цивилизованные страны», «высокий рейтинг», «открой свое дело» и т. п. Некоторые из подобных клише выступают в роли эвфемизмов, затемняющих реальный смысл высказываний. Напр., когда говорят о некой «структуризации экономики» имеют в виду банальную деструктуризацию, сокращение объемов экономической деятельности, работников, числа рабочих мест. Отдельные ВС такого рода могут указывать на политическую окраску, групповую принадлежность, напр., выражение «в этой стране». Чуть раньше в ходу были такие ВС, как «единственный гарант Конституции», «всенародно избранный», «молодые реформаторы», «шоковая терапия» и т. д.
Оппозиционные пресса и публичная политическая речь имеют свой набор ВС: «грабительская приватизация», «наша страна, Отечество» (в отличие от «в этой стране»), «духоподъемное событие», «все патриотические силы», «национальная идея», «национальные интересы», «всемирное значение», вплоть до неприличий — «дерьмократов» и «чубайсизации».
В не столь давние советские времена тиражировались такие идеологемы, как «прорабы перестройки», «дружба братских народов», «судьбоносные решения», «плюрализм мнений» и «социализм с человеческим лицом». Чуть раньше было: «партийное руководство», «партийные решения», «коммунистическая сознательность», «наша партия», «коммунистическое отношение к труду», «социалистическое соревнование» и «социалистический лагерь», «дорогой Леонид Ильич Брежнев» и «все прогрессивное человечество», «одобрять и поддерживать». Были эфмеистические высказывания, ВС вроде: «компетентные органы», «сигналы общественности», «отдельные недостатки», «моральная неустойчивость» и «бытовое разложение».
В практике коммерческой рекламы ВС называют «психологическими хлопушками». Это идиомы, идиоматические (устойчивые) выражения типа: «По ценам производителя. Погрузка и доставка бесплатно. Евро-стандарт. Цены ниже заводских. Высокое качество. Товары мирового класса. За счет фирмы. Оплата и склад в одном месте. Посредники оплачиваются. Звоните немедленно». Колдуны, маги, гадалки и ясновидцы, поднаторевшие в психотехнике общения с клиентами, употребляют такие «волшебные» ВС в своей рекламе, как «результат — 1 день» (в смысле, в тот же день) или «эффективность 120%», а некоторые добавляют еще — «безгрешно».
К лексическим шаблонам относятся и бытовые, нейтральные идиомы, устойчивые выражения вроде: «прост, как правда», «с энергией, достойной лучшего применения», «ничтоже сумняшеся», «по пальцам пересчитать». Можно отметить литературные: «Элементарно, Ватсон», «утром деньги — вечером стулья», «моська лает на слона». Есть даже «рекламные» (обычно долго не живут): «Съел, и порядок», «тепло и сухо» (у тинейджеров), «Ждем-с». Много оценочных ВС, идиом типа: «лыс, как колено», «глуп, как пробка (павиан)», «надут, как индюк», «глух, как тетерев», «силен, как носорог», «богат, как Ротшильд», «беден, как церковная крыса», «ядовит, как змея», «непробиваем, как стена» и т. д.
К ВС относятся все — народные пословицы и поговорки, расхожие цитаты «из классики»: «у семи нянек — дитя без глаза», «вот тебе, бабушка, и Юрьев день», «семь раз отмерь — один раз отрежь», «с миру по нитке — умному на кафтан»; цитаты — «пришел, увидел, победил» (из Юлия Цезаря), «во многих знаниях есть многия печали» (Библия), «я — человек, и ничто человеческое мне не чуждо» (слова древнеримского философа Теренция, приписанные позднее Карлу Марксу), «главное — н?чать» (М. Горбачев), «ахиллесова пята» (мифы Древней Греции), «троянский конь», «яблоко раздора» («Илиада» Гомера). См. клише, трафаретный, шаблон.
Возвращ?ние – прием НЛП, эксплуатирующий идею В. в прошлое, в какое-л., пережитое человеком состояние.
Идея В. пронизывает всю человеческую культуру и историю: В. Одиссея, В. аргонавтов, В. библейского блудного сына, В. к природе, простой и естественной жизни и т. д.
В рекламе мотивы В. используются так: «Вернись в Сорренто — надень итальянские колготки». Очень активно в рекламе представлены связи с досоветским прошлым: «Смирновъ», «Коммерсантъ», на этикетках пива «Афанасий» сообщается, что это пиво «сварено по рецептам Тверского княжества» и др. Есть рекламные предложения, ориентированные на В. в советское время: фирма «Партия», «тушонка и сгущенка от Главпродукта» и т. п.
Используется прием В. и во многих бренд-имиджах зарубежных товаров. Напр., шотландское виски с этикеткой как бы из XVIII в. возвращает потребителя к старинному высокому качеству, вкусу, создает дополнительные нюансы стоимостной значимости продукта.
Воляпк (англ. Volapuk) – особый международный язык, предшественник эсперанто, придуманный в 1880 г. Шлейером для международного общения; в переносном смысле термин В. используют для обозначения интеллектуального жаргона, языка политиков, языка журналистов, когда хотят осудить приверженность к наукообразию, иностранным терминам, заумной и непонятной речи: напр., можно сказать — «пенсии и пособия нуждающимся», которые политики и экономисты на своем воляпюке называют «социальными трансфертами», на воляпюке властей и подконтрольных им СМИ это называется «инфляционными ожиданиями». Бюрократический воляпюк таков: до 1917 г. чиновники говорили: «пошел вон», а сейчас говорят «приходите завтра».
Вопр?сно-отв?тные констр?кции – прием речевого построения рекламных диалогов, интервью и т. п.
ВОК используются для установления непринужденности в контактах с аудиторией, слушателями и зрителями рекламы. Напр., в радиоспоте аспирина «UPSA» два альпиниста покоряют горные вершины, один из них кашляет, чихает в микрофон радиостанции и спрашивает коллегу: «Есть ли у тебя аспирин “UPSA”? Такой зеленый, шипучий?»
С помощью ВОК стараются создать интригующую ситуацию, повысить интерес целевой аудитории к рекламируемым товарам или услугам. В прессе ВОК часто используют в рекламных «ответах на вопрос читателя», типа: «Я — шофер. Посоветуйте, как избавиться от острых болей в пояснице? П. Попов. Омск. — Для профилактики и лечения … хорошо зарекомендовали себя пояса из собачьей шерсти и бальзам Караваева». Точно также по любой проблематике можно отвечать на «вопросы радиослушателей», «вопросы телезрителей», «вопросы избирателей». Ср. риторический вопрос.
Воспритие – запоминание и оценка рекламы и PR-мероприятий представителями целевой аудитории, различные реакции на поступающую в человеческое сознание и подсознание информацию.
Различают индивидуальное и коллективное В. и выделяют ряд факторов, связанных с процессом В., напр., такие:
— для того, чтобы В. новой информации проходило успешно, эта информация не должна противоречить устоявшимся взглядам и мнениям человека или группы людей (см. апперцепция);
— большая часть воспринимаемой информации (ок. 90%) является визуальной, зрительной, поэтому в рекламировании ведущую роль играет образ, цветовые решения, графика, дизайн, а текстовая информация часто имеет вспомогательное значение;
— возможности человеческого В. ограничены психофизическими свойствами: сознание людей пропускает только 16 бит информации в секунду;
— В. действует выборочно, всего 10% рекламных обращений усваиваются, т. е. в чем-то убеждают потребителя, запоминается еще меньше обращений — 5%;
— воспринятая рекламная информация обычно забывается людьми за 1—1,5 месяца;
— всего 3% рекламных посланий мотивируют потребителя, заставляют его что-то покупать или задумываться о покупке.
Непосредственно на В. влияет цветность рекламных средств: многоцветная реклама всегда лучше запоминается, чем черно-белая. Для рекламы в прессе значение имеет формат рекламных объявлений: чем он больше, тем лучше для В. аудитории. Еще для В. прессовой рекламы значимы такие приемы усиления эффективности воздействия на читателей, как вынос рекламы на обложку издания, удачный шрифт, расположение объявления в правом верхнем углу газетной или журнальной полосы, наличие иллюстраций (одна большая лучше, чем 2—3 маленьких).
Для текстов рекламы и PR важно, чтобы их целевое содержание располагалось в начале и конце материала, удачный заголовок. См. еще [в I части издания] аттрактивность, наружная реклама, реклама на радио, реклама на ТВ.
Вбор – прием НЛП, когда потребителю как бы дается право выбирать, хотя фактически рекламой В. за него сделан.
Обычно В. практикуют в слоганах, где понятие В. выражено вербально, открыто заявлено: «Ты правильно выбрал именно нашу мебель компании W», «Новое поколение выбирает “Пепси”!» Агрессивная «псевдосоветская» реклама российской фирмы «Главпродукт» призывает в обращениях к потребителю добиваться, чтобы в магазинах, которые он посещает, была завезена «сгущенка и тушонка от “Главпродукта”. Вы имеете на это право». Косвенно использует прием В. и парфюмерная реклама «L’Or?al», тиражирующая слоган «Ведь вы этого достойны». Любит говорить о «правильном» или «достойном», «единственно верном» выборе политическая реклама, нацеленная на колеблющегося избирателя.
_Г_
Гаплогр?фия – ошибочное исключение, пропуск во время письма одно из двух стоящих рядом одинаковых слогов в слове, напр., «паралепипед» вместо «параллелепипед». Ср. гаплология.
Гаплол?гия – исключение одного из двух стоящих рядом одинаковых слогов слова, узаконенное в языке, напр., «знаменосец» (на месте бывшего «знаменоносец»).
Гип?рбола – троп, заведомое преувеличение каких-то свойств, качеств, признаков объекта (предмета, процесса, явления).
Г. — постоянная спутница рекламирования и PR-журналистики, имеющая особое значение для коммерческой товарной рекламы. Природу гиперболизации в речи и языке можно представить так. Множество Г. являются стереотипными, шаблонными, напр., «на столе кошмарный беспорядок», «сто лет не виделись», «тысяча извинений». Такие гиперболические выражения со стертым от частого употребления образным значением (притупилось в сознании людей, воспринимающих подобные высказывания) не могут усилить действия текста, быть средством выразительности речи, воздействия на аудиторию. В то же время в межличностном общении это — часто достаточно сильные строуксы, знаки внимания к собеседнику. В языке рекламы такая гиперболизация обеспечивает нужный подтекст. «Грандиозный проект», «новейшая разработка», «самый лучший товар» и др. подобные гиперболические штампы указывают на то, что потребителю есть зачем тратить время, знакомясь с рекламным обращением, создают фон для той конкретной информации, которая, в конечном счете, обычно решает дело, определяет решение о покупке.
Иногда Г. стремится показать что-то небольшое как ничтожно малое, усиливает признак незначительности: «достаточно микроскопической дозы», «наш салон находится в двух шагах от метро “Динамо”», «сию секунду». Такие уменьшительные Г. не следует путать с мейозисом (см.), являющимся логической и психологической противоположностью Г.
Отдельно существуют оригинальные Г., обладающие большой выразительностью и силой воздействия на аудиторию. Эти Г. обычно явно противоречат общественному опыту, часто — здравому смыслу. Напр., «посади оглоблю — вырастет тарантас» (А. Чехов).
Выделяют т. н. метафорические Г. (или гиперболические метафоры) — троп, заключающийся в употреблении слов и выражений в переносном значении с явным преувеличением качества или признака, напр., «наша компания — один из Гулливеров российской экономики», «в деревне Затыкино завелся свой олигарх — агроном и самогонщик И. Букин».
Существуют еще т. н. ориентальные или восточные Г. Люди Востока склонны к цветистым и многословным оборотам речи, содержащим множество преувеличений. Достаточно заглянуть, напр., в «Сказки тысячи и одной ночи». Россиян и западных наблюдателей сегодня неприятно поражают напыщенные восхваления лидеров постсоветских республик Средней Азии в местных СМИ. Ориентальные Г. свойственны и представителям Кавказа. Напр., на одном из форумов КПСС Э. Шеварнадзе заявлял, что «солнце для Грузии восходит с Запада» (имелась в виду Россия).
В «восточном стиле» восхваляли И. Сталина и Л. Брежнева. Прекрасные образцы восточных Г. содержатся в замечательном романе Л. Соловьева «Повесть о Хадже Насреддине»: «Когда я, ничтожный муравей, был озарен лучами величия Эмира, соизволившего вспомнить мое недостойное имя …, то я как бы погрузился в сладостное море небывалого счастья». Дело здесь не только в многовековых традициях восхваления падишаха или хана, не только в требованиях восточного этикета с его преувеличенной формальной вежливостью (сходное явление — в Японии, Китае, Корее). На Востоке иной, чем на Западе способ мышления: основная нагрузка падает на правое полушарие мозга, ответственное за образную картину мира. Левое полушарие, отвечающее за словарное мышление, анализ, счет, системность и моделирование, играет вспомогательную роль. На Западе, включая Россию, наоборот. Кроме того, особое влияние на метафорическую гипербализацию речи в мусульманских странах оказывает то обстоятельство, что Коран запрещает живописные, скульптурные, контурно-графические изображения людей, животных, природного ландшафта (того, что создал Творец). Европейский рыцарь мог в Средние века поместить на своем гербе изображение Льва. Знатный воин-мусульманин этого сделать не мог. Вот и именовался «лев пустыни». Восточные Г. активно влияли на менталитет европейцев: французского короля Людовика XIV называли «королем-Солнцем», испанцы подписывали письма «целую ваши ноги», (с этим выражением сравнимо африканское — «целую вас жадно»).
Метафорические Г. характерны для фольклора и художественной литературы. Так, в русских былинах, аналоге европейских легенд, говорится о Владимире Красном Солнышке, богатырей уподобляют «кряковистому дубу», девицу называют «Лебедь белая». А. Пушкин, описывая появление Петра I во время Полтавской битвы, заключает: «он весь как Божия гроза».
В коммерческой рекламе гиперболические определения нужны для преувеличения функциональных качеств и эстетических свойств товаров и услуг, напр., «Баунти — райское наслаждение». Г. требуются для провоцирования определенных действий целевой потребительской аудитории, ее «программирования» на покупку: «товар года», «самый верный выбор», «сенсация на рынке препаратов для похудания». Использует (обычно также шаблонные). Г. и политическая реклама, пропаганда — «судьбоносные решения», «единственный гарант Конституции», «империя зла» и др. Встречаются интересные гиперболические определения политических и общественных деятелей: «железная леди» (о М. Тэтчер), «железный Феликс» (о Ф. Дзержинском), «великий кормчий» (о И. Сталине, о Мау Дзе Дуне», а в XIX в. А. Пушкин — о Петре I), «главный интеллигент страны» (о Д. Лихачеве), «Геркулес» (кулуарная кличка главы российского «Центробанка» Геращенко) и т. п.
Излишняя гиперболизация рекламных посланий и PR-материалов, включая уничижительные Г. в адрес конкурентов, может встретить неприятие аудитории, вызвать реакцию отторжения. Очень осторожно нужно применять Г. при рекламировании товаров и услуг производственно-технического назначения, серьезных общественно-политических и финансовых проектов, в рекламе банковских и страховых услуг.
Гномческий – заявляющий общую, вневременную истину; употребляемый в пословицах, поговорках, афоризмах, сентенциях и т. п. Г. называют предложения, высказывания типа: «Кто смел, тот и съел», «Ум хорошо, а два — лучше». Г. высказывания эффективно закрепляют утверждения PR-текстов и рекламы, уменьшают сопротивление подвергаемой рекламным воздействиям аудитории.
Град?ция – прием НЛП, создание впечатлений «по нарастающей», когда каждое последующее слово или др. элемент воздействия усиливает значение предыдущего.
В рекламе, PR, публичной деловой или политической речи, применяя Г., обычно используют цепочки глаголов или прилагательных: «рассудите, подумайте, решите, сделайте» или «хороший, приятный, очаровательный, восхитительный, великолепный».
Г. можно использовать и с понижающим эффектом. Такую обратную Г. можно проиллюстрировать анекдотом:
«На комиссию по распределению разведшколы приходяит выпускник.
— Фамилия?
— Иванов.
— Поедете в Индию.
— Но у меня основной язык — китайский.
— Не волнуйтесь, по легенде — вы глухонемой.
— Чем заниматься, какая «крыша»: банк, бизнес, автозаправка?
— Нет, по легенде — вы нищий.
— Ну хорошо, а оплата на сберкнижку здесь, в России? Квартира семье? Отпуск? Лечение? Страховка?
— По легенде — вы невозвращенец.
Слово Г. используют как обобщенное название климакса и антиклимакса (см.). Можно употреблять его и отдельно, не прибегая к этим принятым у лингвистов, но не слишком благозвучным терминам.
Просто 2 Г. — восходящая и нисходящая.
_Д_
Дв?дцать птый к?др – прием воздействия на подсознание телезрителя или кинозрителя, когда в обычную 24-кадровую «серию» на кинопленке или видеопленке вставляется 25-ый кадр с рекламным образом. Этот «кадр-невидимка» попадает в подсознание зрителей, глаз которых его не воспринимает осознанно, не успевает сообщить сознанию об этом зрительном впечатлении. Такую рекламу называют сублимальной. Впервые 25-ый кадр был использован Д. Вайкери в 1957 г. в США. Некоторые нейрофизиологи в эффекте «ДНК» сомневаются.
Двокое удар?ние – 1) колеблющееся ударение, которое в формах слова может быть неподвижным (напр., «в?лны, в?лнам, в?лнами) или подвижным, смещающимся («в?лны, волн?м, волн?ми»); 2) допустимые варианты, альтернативы ударения, напр., «м?ркетинг» и «марк?тинг», «сл?ган» и «слог?н», «одновр?менно» и «одноврем?нно». В PR-деятельности предпочтительно выбирать более распространенный вариант альтернативного ударения и избегать ситуаций, когда аудитория может оценить выбранный вариант Д. У. как неправильный, а речь — неграмотной. Не все люди знают о допустимых вариантах Д. У., склонны считать привычный им вариант Д. У. единственно верным. Д. У. не следует путать с действительно вульгарной, неграмотной постановкой ударения типа распространенных «кат?лы» (вместо правильного «кат?ла»), «договор?» (вместо «догов?ры»), «мышление» (вместо «мышл?ние») и т. п.
Дед?кция – способ рассуждения, когда умозаключение производят от общего к частному.
Композиция Д. составляется из 3-х частей, суждений: общего положения (большой посылки), связанного с ним суждения (малой посылки) и заключительного утверждения, вывода. Весь процесс производства Д. как мыслительной операции называют силлогизмом (см.).
Денот?ция – основное значение слова или выражения в языке, в отличие от коннотации (см.), дополнительных смысловых и стилистических оттенков, которые могут возникать у слова или выражения в речевой практике.
Д?тские слов? – особые слова в языке, используемые в коммуникациях маленьких детей, напр., ам-ам, бо-бо, бай-бай, утю-тю. Во взрослой речи Д. С. используются для создания экспрессивных выразительных эффектов: «нам тоже “ам-ам” хочется», «за такие дела и “бо-бо” можно сделать» и др.
Дкция – произнесение вслух, манера произношения; различают четкую, ясную, правильную Д. и дефектную Д., невнятицу, шепелявость, проглатывание звуков и слогов и т. д. Имиджмейкеры отслеживают манеру речи своих подопечных, при необходимости, обеспечивая правильную Д. специальными занятиями. Еще Наполеон, корсиканец по происхождению, брал уроки актерского мастерства, специально занимался выработкой четкого и ясного произношения. Для позитивного восприятия Д. оратора имеет значение и темп речи (см.).
Дил?гия – фигура речи, употребление одного слова в двух различных смыслах в одном высказывании, напр., «посол в Африке — это очень теплое местечко», где «теплое» выражает одновременно характеристику выгодной должности и характеристику климатических особенностей.
Дист?нция – расстояние между собеседниками во время деловых переговоров, презентаций и иных PR-мероприятий.
В межличностном общении официальной считается Д. от 1 до 2,5 метров. Это относится как к «кабинетным» коммуникациям, так и к установлению связей оратора и аудитории (расстояние до ее первых рядов). Все более длинные Д. рассматриваются как способ демонстрации безразличия или явной неприязни к партнерам по коммуникации. Такие Д. можно использовать, чтобы сделать выговор подчиненному, избавиться от неугодного посетителя, сократить время обсуждения заведомо неприемлемого предложения и т. д.
Д. доверия, близости и взаимопонимания является расстояние до 1 метра. Во время переговоров именно на такой Д. здороваются, знакомятся с новыми людьми и т. п. Однако, конструктивную доверительную беседу ведут все же на расстоянии 1,5 метра от собеседников. Уменьшать эту Д. не следует, руководствуясь пословицей «выше забор — соседи лучше».
Дисфемзм – дефемизм, какофемизм, замена естественного в определенном контексте названия на более грубое, фамильярное, вульгарное, напр., «вчера наш директор ругался на секретаршу» ? «вчера наш директор лаял на секретаршу как собака», «ваше предложение нам не интересно» ? «мы на такие предложения как ваше — плевать хотели», «чего расстроился» ? «чего сопли развесил».
Употребление Д. часто указывает на психологические проблемы у говорящего, неуверенность в позиции, зависть, недовольство своим социальным статусом, сексуальными успехами и т. д. Д. — показатель внутренних конфликтов в психике. Ср. эвмемизм.
Довед?ние – прием НЛП, когда конструкция предложения заставляет целевую аудиторию самостоятельно довести умозаключение до нужного вывода.
Д. создает у реципиента иллюзию самостоятельности мышления, соучастия в рекламе или PR-акции, позволяет ему использовать собственную фантазию. Напр., банк «Новая Москва» выступал с девизом: «…как по нотам». Пробел можно заполнить здесь мыслями о хорошо организованной работе персонала, проводках платежей, своевременной выдаче наличных и т. п. Д. позволяет избежать навязчивости.
Используя прием Д. не следует прибегать к вопросным конструкциям. На вопрос: «Кто стучится в дверь ко мне с толстой сумкой на ремне?» аудитория может вместо ожидаемого «почтальон» ответить: «бомж», «налоговый инспектор», «сосед за бутылками пришел», «тётя Ася приехала».
Дубл?т – 1) варианты одного слова, его стилистические разновидности, напр., «берег—брег», «или—иль», «поэт—пиит»; 2) общие по исходному происхождению этимологические Д. типа «страна» и «сторона».
_Ж_
Жарг?н (от франц. jargon) – арго (от франц. argot), специфический язык замкнутых социальных групп и профессиональных сообществ, корпораций, цехов. Для Ж. характерны: особые слова и выражения (обычно 200—300 единиц), жесты и др. тайные знаки, устная форма и достаточно простой , упрощенный синтаксис. С помощью Ж., жаргонизмов(арготизмов) типа «болтать по фене» («говорить на арго»), разные группы людей отгораживают свое общение от остальных, действуя по схеме: понятно своим, непонятно — посторонним.
Термин арго традиционно использовался для обозначения языка воров и нищих. Сейчас — это научное определение, синоним более широкого по своему употреблению слова Ж. Поэтому говорят: воровское арго, арго военных (офицерское арго), театральное арго, арго охотников, спортсменов, бюрократов, научное арго. Все это — тот же Ж., но без оттенка осуждения, противопоставления общей нормированной литературной речи.
Реклама активно использует молодежный Ж. (сленг), когда ориентирована на эту активную потребительскую аудиторию. Любят этот и др. Ж. журналисты, особенно «желтой прессы». В молодежном Ж. часть лексики традиционна, унаследована или заимствована из воровского арго, активно взаимодействующего с языком социальных низов; напр., «клево», «клевый» — говорили воры и нищие XIX в. Др. часть молодежных жаргонизмов состоит из новых вариантов слов и иностранных заимствований: «баскет», «пренод», «бой-френд», «фан», «герла», «шузы» и т. п.
Из воровского арго XIX в. в современном школьном сленге и общем просторечии сохранился глагол «тырить (стырить)». Арготизмы часто проникают в общую речь так, что перестают осознаваться в своем специфическом качестве: «смыться», «темнить», «втирать очки», «дело на мази», «прокол», «брать на пушку», «напортачить», «накладка», «верняк» и т. д.
Жаргонными являются особые случаи постановки «неправильного» ударения, напр., «комп?с», «Мурм?нск» у моряков, «д?быча» в языке шахтеров. В принципе, правомерно говорить о бюрократическом Ж., канцелярском языке в его устной форме с его жаргонизмами типа «провентилировать вопрос», «подключить кого-л. (к чему-то)», «ДСП» («для служебного пользования»), «объективка» («служебная записка, справка»), «есть мнение» и др. Разные Ж. в обществе находятся в постоянном взаимодействии. Немалую роль в этом играют масс-медиа.
Для PR и публичной речи явные жаргонизмы — особое средство, которое можно применять для создания некоторых ощущений близости с широкой или узкой аудиторией, установления «мостов» в коммуникациях. Здесь, правда, необходима осторожность. Так, неприятности были в 2001 г. у президента США Дж. Буша-младшего, который в публичной речи в связи с событиями в Афганистане произнес жаргонное слово «п?ки» (так в США презрительно называют пакистанцев). Часть американских СМИ реагировала на это негативно, возмущалась.
Реклама старается избегать явных жаргонизмов: товарам и услугам ни к чему «уголовный» имидж. Иногда, правда, появляются смелые креативные разработки вроде телеролика конфет «“Бон Пари” — фруктовый беспредел». Но исходно блатное слово «беспредел» (само российское воровское арго его носители традиционно именовали «блат», «блатная музыка» или «музыка», «феня», позаимствовав последний термин из тайного языка офеней, бродячих торговцев-коробейников) употребляется сегодня в широком бытовом просторечии, часто представлено в СМИ и др. формах публичной речи.. А вот предложения купить швейцарские «котлы» («часы») или «шкары» («брюки») последних моделей вряд ли появятся в рекламных обращениях. Ср. сленг, тайные языки.
Ж?сты – см. невербальные средства воздействия.
_З_
Замствование – слова, синтаксические конструкции и др. элементы, перенесенные из одного языка в другой. Чаще всего З. являются слова, облик которых меняется, приспосабливается к новому языку-хозяину. В ходе этого приспособления (ассимиляции) многие слова перестают ощущаться носителями языка как З.; напр., «изба», «шляпа», «очаг», «казак», «башмак», «сабля» и даже «водка» (З. из старопольского яз.) в русском яз. Такие слова как разряд З. называют усвоенными.
Отдельно выделяют т. н. иностранные слова, т. е. З., в которых очевидно сохранены звуковые, грамматические и др. особенности, не свойственные лексике языка, в который они проникли; напр., «кимоно», «киви», «маркетинг», «виски», «бренди», «бред», «сленг». Некоторые иноязычные слова занимают как бы промежуточное положение между полностью усвоенными и иностранными — «пальто», «домино», «полиция», «юстиция», «хрестоматия».
В связи с усилением культурно-экономических связей между народами в XIX—XX вв. выделяют фонд т. н. интернациональных слов. Такие З. называют интернационализмами. Среди них очень много научных и технических терминов, напр., «компьютер», «философия», «фикция», «революция», «прогресс», «бизнес».
«Зак?н з?ркала» – правило, определяющее психоэмоциональное поведение участников межличностной коммуникации, согласно которому нервозность, недовольство, горячность и др. негативные проявления у одного собеседника передаются другим, и, наоборот, позитивный настрой, дружелюбие, уверенность увлекают партнеров по переговорам.
«Зак?ны М?рфи» – популярные иронические правила, отражающие наблюдения бизнесменов за деловой жизнью; ЗМ могут цитироваться на переговорах, в различных ситуациях служебного общения, на пресс-конференциях и презентациях. Напр., такие афоризмы.
Первый закон Мерфи. Если может случиться несколько неприятностей, они происходят в самой неблагоприятной последовательности. Следствие Фарнсдика: после поворота событий от плохого к худшему весь цикл повторяется.
Расширение 3-его закона Мерфи, сделанное Гуттузо. Нет такой плохой ситуации, которая не могла бы стать хуже.
Уотергейтский принцип. Тем, кто любит колбасу и уважает закон, не стоит видеть, как делается и то, и другое.
Правила Хешайса: а) товар с этикеткой «новинка» или «улучшенная модель» таковым не является, б) этикетка «абсолютно новый товар» или «суперновинка» означает, что цена ползет вверх.
Закон неразумного сохранения грязи. Чтобы одно отчистить, надо другое испачкать. Расширение Фримена: но можно испачкать все, ничего не отчистив.
Закон зоопарков и музеев Джоунса. У самого интересного экспоната не бывает таблички с названием.
Второй постулат большого пальца. Простая и приемлемая ложь полезней сложной и непонятной истины.
Главный парадокс. Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.
Принципы производственника. В наборе инструментов не хватает именно того гаечного ключа, который нужен. Для выполнения большинства операций требуются три руки. Оставшиеся гайки никогда не подходят к оставшимся болтам.
Неправильное цитирование закона Х. Л. Менкена Гроссманом. Сложные проблемы всегда имеют простые, легкие для понимания неправильные решения.
Заявл?ние – высказывание, изъявительное предложение (англ. statement), реакцией на которое являются невербальные знаки внимания со стороны собеседников, не прерывающие говорящего, в отличие от приветствия, обращения, вопросов (на которые обязательные речевые, вербальные реакции) и признаний, просьб (на них реагируют действием).
З?вгма – ряд сочиненных предложений, организованных вокруг одного главного члена (подлежащего или сказуемого), который явно представлен только в одном из этих предложений, напр., «Один покупает пиво, другой — водку, третий — коньяк, четвертый — минеральную воду».
Зер? – обозначение цифры «0» и соответствующего понятия. В рекламной деятельности З. («0», слова «ноль, нуль») нельзя использовать. С этим не посчитался лопнувший российский «ОНЭКСИМ-банк», выпускавший серию ложных «рекламных» кредитных карточек с З., знаком «Z». Традицию продолжил телеролик 2001 г. компании «Би-лайн» с таким сюжетом: с поля уходят на перерыв футболисты и бурно радуются победе, счету «10 : 0», вернувшись, они (вместе с телезрителями) видят на табло «0 : 0». После этого видеоролик зачем-то показывает таинственную аллегорическую фигуру с 2-мя уравновешенными весами, и настойчивый голос заявляет, что у «Би-лайна» — «точный счет». Мало неприятного человеческому сознанию «0», так еще у симпатичных футболистов победу отняли. Общее впечатление: деньги ваши — стали наши (а не демонстрация скрупулезной «честности»).
В международном бизнесе символом «0» отмечают в документации банкротов и злостных неплательщиков.
Зн?ки принадл?жности – невербальные и вербальные знаки, свидетельствующие о том, что их носители принадлежат к какой-л. общественной группе, культуре и т. п.
Образованных людей отличает правильная речь, литературный язык. Особенно наглядно это проявляется в выборе лексических средств (слова, словосочетания) и постановки ударений. При этом профессиональную принадлежность может показывать смещение ударения, допустимое как ЗП в профессиональном слэнге: напр., «комп?с», «Мурм?нск» у моряков, «д?быча» у шахтеров, «ш?сси» у автомобилестроителей, «?лкоголь» у врачей-наркологов, «ос?жденный» у тюремной охраны, «д?бет» и «кр?дит» у бухгалтеров. Интеллектуалы любят пересыпать свою речь вычурными терминами, вроде «парадигма», «адекватно», «философема», «амбивалентно». Сходно строится и «язык науки», своя терминология у каждой из научных дисциплин, сфер знания. Это имеет давнюю традицию: еще жрецы в глубокой древности использовали слова и выражения, которые были непонятны непосвященным, ограждали знания от случайных, посторонних людей. Такую же роль играла латынь в средневековой Европе (язык ученых, врачей и Церкви).
Вербальные ЗП использует молодежь, создает свой жаргон с его «примочками», «фишками» и т. д. В кругах правительственных чиновников в ходу клички, особые имена руководителей. Так, Б. Ельцина называли «Большой Бен», А. Руцкого «Усатый», В. Черномырдина — «Черномор». В советские времена КГБ называли «Контра», «Большой Дом», «Детский мир». Все это играет также роль ЗП: «непосвященные» в язык аппарата не поймут, о чем речь, если услышат такое в коридорах власти. Интересно используют ЗП публичные политики. Явными ЗП были «н?чать», «угл?бить» и подобные нелитературные ударения в речи М. Горбачева. Они свидетельствовали о его социальной близости к широким «массам трудящихся» и, что еще важнее, косноязычному и часто также неверно говорящему аппарату, чиновничеству.
Современные политики и бизнесмены обильно уснащают свои высказывания жаргонизмами: «лох», «замочить» и т. п. Пресса, особенно «желтая», также стремится не отставать от жизни. Журналисты часто уснащают свои материалы как криминальным, так и молодежным жаргоном.
Для рекламы очень важно представление о товарах и услугах как ЗП. Эти невербальные символы обозначают в сознании людей то или иное общественное положение: кто-то ездит на «Мерседесе», а кто-то на «Жигулях» или на метро. То же можно сказать об одежде, обуви, детских игрушках, предметах гигиены, лекарствах, летнем и зимнем отдыхе. Все разнообразие рекламируемых и продаваемых предметов и услуг состоит из ЗП, сигнализирующих окружающим о статусе владельца, покупателя. См. вербальные стереотипы, символ статуса, строуксы.
_И_
Игр? сл?в – то же, что каламбур (см.).
Идеогр?мма – идеографический знак, условное изображение или рисунок (в т. ч. в особом идеографическом письме, напр., китайских иероглифах). И. используются как символы товарных знаков и культурные символы (напр., изображение рыбы в раннем христианстве, свастика как знак солнца у древних индоевропейцев). И. являются знаки правил дорожного движения, указатели внутри помещения в виде стрелок или руки с вытянутым пальцем, череп с двумя перекрещенными костями как традиционный символ пиратства и знак опасности на блоках энергопередачи и т. п.
Идеолог?ма – устойчивое словосочетание, фразеологизм, имеющий определенную идеологическую нагрузку, окраску, типа: «общечеловеческие ценности», «демократический выбор», «права потребителей», «процесс приватизации», «свобода слова», раньше — «коммунистическое строительство», «права трудящихся», «социалистический выбор», «социалистическое соревнование», «мирный атом», «мирное сосуществование», «звериный оскал капитализма», до 1917 г. — «православие, самодержавие, народность». Ср. вербальные стереотипы.
Идиол?кт – 1) индивидуальный язык конкретной личности, имеющий социальные, профессиональные, психофизические и др. особенности и показатели (напр., советские лидеры Л. Брежнев и М. Горбачев имели в своих И. такой показатель, как «хеканье», фрикативный «г», звучащий как «х», характерный для южнорусских говоров, диалектов речи); 2) сумма произведенных высказываний двух лиц в определенную единицу времени.
Иди?ма – то же, что фразеологизм (см.); такие лексические И. (греч. Idi?ma — своеобразие, особенность) создают неповторимый национальный колорит языка и речи. Это нерасторжимые словосочетания и предложения, идиоматические выражения, которые с трудом поддаются переводу на иностранный язык или вовсе непереводимы (переводчики стараются отыскивать их приблизительные смысловые соответствия или переводят И. описательно, своими словами). И. могут возникать в результате образного или необразного переосмысления словосочетаний и предложений («кот наплакал», «взять на прицел»). Появляются И. и благодаря фигурам речи, напр., оксюморону — «живой труп». Многие И. состоят из уже забытых, вышедших из употребления слов и форм слов, напр., «денно и нощно», «лезть на рожон», «точить лясы». И. являются пословицы, поговорки, присловья.
Выделяют еще т. н. синтаксические И. Промежуточное положение между ними и лексическими И. (фразеологией) занимают выражения типа «пойти в солдаты (в няни, в трубочисты и т. п.), «ревмя реветь», «криком кричать (орать)», т. е. синтаксические конструкции со специально закрепленными словами. Собственно синтаксические И. — конструкции вроде: «ну и дела!», «хоть плачь», «проси не проси, а …», в которых слова слиты нерасторжимо, не имеют самостоятельной синтаксической роли.
Интересным приемом в речи является т. н. деформация И. При использовании этой фигуры разрушают монолитное единство составляющих И. слов (их фразеологическое сращение), используют их более самостоятельно, как бы оживляют их значение, напр., «этот человек делает из мухи слона, а потом начинает еще продавать слоновую кость», «Штирлиц едва успел поднять глаза — это были глаза профессора Плешнера».
И?до – вариант эсперанто, больше связанный с естественными языками, вспомогательный язык международного общения, предложенный де Бофроном в 1907 г.
Из?колон – деление звучащего высказывания на равные ритмико-синтаксические отрезки, для названия которых иногда используют термин «фраза».
Императв – прием НЛП, использующий категорические речевые конструкции, фразы с глаголами в повелительном наклонении, побуждающие совершать определенные действия. Напр., «Голосуй, а то — проиграешь» (политическая реклама); «Пока на ногах — пей “Мономах”» (реклама пива), «Летайте самолетами Аэрофлота», «Посетите мебельный салон “Джоконда”».
Имплицтный – скрытый, подразумеваемый, невыраженный смысл.
Термин используют для оценки высказываний, в т. ч. текстов рекламы и PR. Напр., имплицитно в любой рекламе присутствует содержание, которое явно (эксплицитно) выражено в песенке: «Не прячьте ваши денежки, скорей несите нам». Ср. эксплицитный.
И?мя – 1) общее название существительных, прилагательных и числительных, которые объединены категорией падежа и этим противопоставлены глаголам и наречиям; 2) название, наименование, определение (термин) — И. географические («Австралия, Париж, Тамбов, Малые Вяземы»), И. личные («Василий, Абрам, Феоктиста»), И. личные парные («брат—сестра», «муж—жена», «гражданка—гражданин», «начальник—начальница») и др.
Для PR и рекламы особо важны представления об аппелятивных И., т. е. собственных И. (названиях индивидуальных предметов), используемых как нарицательные, для обозначения классов предметов. Часто аппелятивные И. возникают на базе некогда существовавших товарных и фирменных индивидуальных названий, знаков — «керосин» (была фирма «Керосин»), «ксерокс» (есть компания «Ксерокс», ведущая борьбу за то, чтобы ее фирменный знак не использовался как аппелятивное И.). Фирменными знаками были когда-то «примус», «граммофон», «термос», «вазелин», «целлофан», «целлулоид», «нейлон», «сахарин». В 1993 г. произошел громкий скандал из-за слова «аспирин» между немецкой компанией «Bayer», когда-то пользующийся им как своим товарным знаком, купившей патент у изобретателя соответствующего лекарства в нач. XX в., и ее французским конкурентом «UPSA Laboratuar». Стороны судились из-за того, что в России фирма «Bayer» запатентовала «Аспирин» как свой эксклюзивный знак, хотя это давно интернациональное слово, название типа лекарства, а не индивидуальной торговой марки. Суд «Bayer» проиграла, но не сдалась: продолжала ставить охранный значок R около аппелятивного И. «аспирин» на упаковках своих таблеток.
Инв?рсия – прием НЛП, служащий усилению вербального воздействия и заключающийся в перестановке слов стандартного высказывания, когда вперед, в начало фразы, выносят главный объект высказывания, акцентируют на нем внимание аудитории. Напр., в газетной рекламе: «Квартиры продаем и покупаем», «Дачу, дом построим, отремонтируем», «Антиквариат возьмем на комиссию». Возможен и др. порядок И., напр., «Мы продаем товар новый», «Организация наша благотворительная, но все имеет свои пределы …», где выделяемые слова, получающие психологическую и стилистическую коннотацию (дополнительное значение, смысловой оттенок), выносят не вперед, а назад. Любой инверсный (или инвертированный) порядок слов всегда привлекает внимание к тому элементу, который был «переставлен» со своего «обычного» места в высказывании.
Шире прием И. может использоваться и в манипуляциях с невербальными знаками. Напр., когда Н. Хрущев стучал в ООН ботинком по трибуне это была И. И. является обычай офицеров класть в стакан с водкой новую «звездочку» при получении очередного звания. И. — средство художественной выразительности, игровой прием, напр., актер А. Миронов в фильме «Бриллиантовая рука» вручает цветы детям, а супруге своего партнера — мороженое (хотя его перед этим «учили» — «бабе — цветы, детя?м — мороженое»).
Инд?кция – способ рассуждения, когда умозаключение идет от частного к общему.
И. как операция обобщения бывает полной или частичной. Полная И. довольно затруднительна, поскольку требует учета, изучения каждого элемента, входящего в определенное множество, в один класс (порядок) явлений. Напр., при социологических опросах невозможно узнать, что думают о тех или иных проблемах миллионы людей. Выделяют поэтому только сравнительно небольшие их группы, типичные по основным показателям (пол, возраст, доходы, образование, профессия, место жительства, национальная и религиозная принадлежность) по отношению к основному множеству. На примерном учете мнений этих групп и делают обобщения, совершают операцию частичной И. Ср. аналогия, дедукция.
Иници?льные сокращения – то же, что аббревиатуры (см.) типа «полпред», «завбазой» и др. инициальные сложносокращенные слова; слова и выражения, которые многими носителями языка не осознаются как аббревиатуры, но являются ими по своему происхождению, напр., «бич» («бывший интеллигентный человек»), «гулаг» («главное управление лагерей») и т. п.
Инструментатвы – особые глаголы, которые образуются от имен предметов и имеют значения действия с помощью этих предметов, напр., «отутюжить», «остаканиться», исторически «стрелять» (послать стрелу), «меблировать» (ставить мебель).
В рекламе иногда используют И., напр., в телероликах шоколада «Сникерс» популяризировали «новый глагол» в форме «сникерсни», соотнося ее с «рискни». Видимо, по креативному замыслу рекламистов должен был появиться глагол «сникерснуть» в значении «совершить рискованное, активное действие, съев шоколад «Сникерс» (зарядившись энергией от этого продукта)». Как И. возник глагол «ксерокопировать», использование которого все больше превращает слово «ксерокс» из собственного имени в аппелятивное (см. имя), вытесняя его из разряда индивидуальных знаков-имен в разряд названий классов предметов, делает «ксерокс» синонимом словосочетания «копировальный аппарат».
К И. можно отнести этимологически интересный глагол «двурушничать», т. е. «использовать две руки, прося подаяние». Подобные действия в среде нищих оценивались как двойной обман — коллег по цеху (в толпе которых действовал двурушник) и человек, который раздавал подаяние.
Интеллекту?льное слово – слово, связанное с умственной деятельностью (англ. concept word), использующееся для передачи информации, объективного содержания, в противоположность эмоциональному слову (см.).
Интерлнгва – вспомогательный язык для международного общения, предложенный Дзузеине Пеано в 1903 г. с латинской грамматической основой и словарем, включающим корни всех европейских языков.
Интерлингвстика – научно-практическая дисциплина, занимающаяся вопросами создания и функционирования различных средств международного общения, от вспомогательных языков (идо, эсперанто, волянюк, интерлингва) до математических «языков»-посредников, вспомогательных информационных кодов компьютеров, машинного перевода и т. д.
Еще в XVII—XVIII вв. создавались искусственные «философские» международные языки, призванные заменить собой латынь как средство (в средние века) международного научного общения. Позднее искусственные языки стали учитывать национальные фонды лексики и фразеологии (самый известный из таких языков — эсперанто). В компьютерной информатике ИЛ. используется как абстрактная теория языка для построения систем и кодов письменно-символической записи разноязычной информации.
Интернационалзм – слова или выражения, вошедшие во многие языки как названия актуальных (значимых, часто употребляемых) понятий, напр., «спорт», «культура», «философия», «цивилизация», «религия», «реклама», «Библия», «архитектура», «система», «структура», «проблема», «теорема» и др. интернациональные слова.
Информ?нт – лицо, от которого получена информация; в лингвистике — носитель языка, от которого получают сведения, особенно о языках, не имеющих письменности, устойчивой литературной традиции.
Ир?ния – тонкая, часто скрытая насмешка, особый троп, употребление слова в смысле обратном буквальному, насмешка в форме нарочитого восхваления, положительной характеристики (от греч. eir?ne?ia — «притворство»). Напр., «откуда, умная, бредешь ты, голова» (обращение к ослу в басне И. Крылова), «гражданин о двух Отечествах» (А. Пушкин о Ф. Булгарине), «на сцену вышел человек, веселый как дитя» (появление конферансье в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита»). Намного реже применяется такой прием, как астеизм (см.).
И. может выражаться формально — особой интонацией в звучащей речи, инверсией, кавычками на письме («наш “герой” опять вчера двойку получил»). Но очень часто И. формальных выражений не имеет, а зависит от контекста, фоновых знаний собеседников и т. п.
Существуют и стереотипные, клишированные конструкции, использующиеся только для выражения иронического содержания: «Да уж, удружил», «ну и дела», «этого нам только и не хватало», см. антифразис.
«Исптанное сл?во» (англ. experiential word) — слово, которое означает предмет, известный говорящему по собственному опыту, в отличие от слов, называющих предмет (вещь, явление, процесс и т. п.) говорящему неизвестный, и провоцирующих ситуации в соответствии с пословицей «слышал звон, да не знает, где он».
«ИС» — важный термин НЛП, необходимый для грамотной PR-деятельности и рекламирования. В рекламе «ИС» особенно важны в роли ключевых, т. е. организующих смысловое пространство рекламного текста, высказывания слов и выражений. Это:
новый и бесплатный (со всеми вариациями и оттенками)
как … (получить что-то),
сейчас, теперь, здесь, сегодня,
всегда,
вдруг,
это то, что надо,
только что (поступил в продажу и т. п.),
улучшение,
впервые,
загадочный, магический,
нужный,
эффективный,
натуральный,
прибыль, выгода, экономия
предлагаем, объявляем, сообщаем, извещаем,
представляем и даем,
советуют (специалисты и др. «авторитеты»),
быстро
легко
недорого,
правда о, истина,
выгодная сделка, правильное решение,
восхитительно, изумительно, сенсационно,
революция, ваш последний шанс,
улучшение, увеличение, усиление и т. п.
Любая реклама должна выражать абсолютную уверенность, строиться на базе пусть и ограниченных «затертых», но верных, проверенных практикой «ИС».
Любопытной категорией «ИС» в рекламе являются те слова и выражения, которые запрещены, табуированы в рекламировании, напр., «дорогой», «ребенок», «страх», «темнота», «черный», «гордость», «любовь», «грязный» и др. И удивительно: в 2001 г. появляется на российском ТВ «отечественный» ролик с рекламой зубной пасты, где «в черной-черной комнате», «черный человек», «черный зуб» (опять те же грабли!). Эмоции такая реклама у аудитории еще вызвать может, но всякие «страшилки» подавляют запоминание рекламируемого объекта: любая эмоция в психофизическом контуре человеческого восприятия вытесняет информацию, заглушает работу разума. Аналогично действуют испытанные конструкции «негативного впечатления», сравнимые с нервно-паралитическим газом, которые любит почему-то российская фармацевтическая реклама: «у вас болит печень…», «у вас высокое артериальное давление…».
Исторзмы – слова и выражения, вышедшие из живого словоупотребления, устаревшие термины прошедших эпох, напр., «стряпчий», «генерал-аншеф», «ваше сиятельство», «мадам», «мадемуазель» (без иронической коннотации), «чухонец», «белошвейка», «буржуйка (печка)», «проработать (на собрании)», «партхозактив», «выбросили, дают (о товарах, продуктах питания)». К И. можно отнести и особые, стилистически значимые как «старинные», формы написания и произнесения живых слов, напр., «зало» (вместо «зала, зал»), «зерцало» (вместо «зеркало»), «диэта», «пенснэ» (вместо «диета», «пенсне»), употребление слов в др. роде, чем сейчас (напр., «она сняла свой вуаль», в текстах XIX в.).
Итератвный – повторяющийся, неоднократный.
_К_
Какол?гия – неверное словоупотребление, являющееся результатом контаминации (см.), напр., К. «играть значение» появилось в результате объединения выражений «иметь значение» и «играть роль». Ср. какемфатон.
Какофемзм – то же, что дисфемизм (см.).
Какоф?ния – неблагозвучие, совпадение звуков или звукосочетаний на стыке слов, которое вызывает неприятные ассоциации, трудно произносится; напр., «дали ли лилии Лиде?» Какофоническое звучание речи может возникать из-за физиологических дефектов у говорящего (напр., неполного комплекта зубов) или из-за привнесенных факторов, осложняющих звучание речи (жвачка во рту, пища и т. п.): «не фсе фсе-таки фслушались в то, что я говорю», «пошли факс пошлу, не забудь, пожалуйшта». Помимо пришептывания к К. можно отнести прицокивание, причмокивание и присвистывание во время речи, говорения. Один из этих психофизических дефектов постоянно демонстрировал возглавлявший Правительство РФ в нач. 1990-х гг. Е. Гайдар, а до него (и еще ярче) — Л. Брежнев.
Иногда К. используется как специальный прием создания неприятного впечатления о предмете высказывания у слушателей: «Паны ж — и жадны и пузаты» (Т. Шевченко). Ср. эвфония.
Какемфат?н – специальный случай какологии (см.), каламбурный прием, создающий путем совпадения звуков и слогов совсем другие слова со смешным или грубым значением, которые можно «прочитать» в речи говорящего, напр., в анекдоте: «Утром муж выходит из спальни, подходит к зеркалу: «Пара – па – ба –бам – пара –па – ба- бам (т. е. «пора по бабам»). Затем жена: «Та –та – рам – да – рам –дам, та – та – рам – да – рам – дам (т. е. «татарам даром дам»)». Близким с К. является неблагозвучный слоган автомобильной рекламы «ВАЗ за час».
Каламб?р – игра слов (франц. calembour); фигура речи, в которой намеренно пародийно используют разные значения одного и того же слова или комплекса звуков, а также двух похоже звучащих слов, что создает различные комические эффекты. Напр., «Осип охрип, а Архип осип» (Козьма Прутков), «нельзя было назвать его некурящим: иногда он курил фимиам своему начальнику» (Э. Кроткий), у Н. Гоголя есть «исторический человек» Ноздрев, который все время попадал в какие-нибудь «истории».
Простой К. — замена одного слова другим, близко звучащим: «ляди» вместо «леди», «истерическое решение» вместо «историческое решение», «многсисичный коллектив» вместо «многотысячный» (из анекдота о выступлении Л. Брежнева перед ткачихами Ивановской области). Игра созвучий: «ЗАО “Херсонес” перечислило в фонд стабилизации и развития экономики три первые буквы своего названия». «Торговый» К. — «налетай — подешевело, расхватали — не берут».
К?лька (франц. calque) – слово или выражение, которое было заимствовано из иностранного языка путем буквального перевода, создающего новое слово или выражение из материала родного языка. Напр., русское «впечатление» от франц. impression, «представление» от нем. Vorstellung. Кроме таких, лексических, К. выделяет фразеологические: «присутствие духа» от франц. presence d’esprit, «старый колпак» от франц. vieux bonnet.
Помимо словообразовательных К. выделяют особые случаи семантических (смысловых) К., когда у исконного, уже существующего слова в языке появляется новое значение. Такой К. стало значение «волновать, задевать (чувства)» у русского глагола «трогать» под влиянием франц. toucher, подарившему русскому глаголу это свое значение в XVIII в. В развитии русского языка наблюдалось калькирование (появление К.) и в синтаксисе, в построении фраз. Особое влияние на появление синтаксических К. оказал франц. язык (множество примеров в языке А. Пушкина, М. Лермонтова и др.) в XVIII—XIX вв.
К. следует отличать от обычных, «полных» заимствований (типа «лифт» от англ. «lift»).
Канцелярзмы – словесные штампы и шаблонные выражения, грамматические формы и конструкции, присущие официально-деловому стилю письменной речи и «бюрократическому» варианту устной, особому «канцеляриту» (определение К. Чуковского), жаргону чиновников, «официальных лиц». Это, напр., «входящие» и «исходящие» (бумаги, номера документов), «исполнение решения возложить (доложить)», «оказывать помощь», «оказать содействие» (вместо «помогать», «содействовать»), «прошу рассмотреть», «проработать вопрос (решение)», «задействовать (ресурс, людей, ведомства т. д.)», «в соответствии с решением», «согласно решению» (вместо «по решению») и т. п.
К. — закономерное языковое явление; они облегчают составление, чтение и, в конечном итоге, прохождение бумаг «по инстанциям». К. — идиоматические выражения (см. идиома) особого рода, среди них много архаических, унаследованных современной бюрократией от предшественников XIX в. К. можно рассматривать как результат лингвистического «сохранения энергии» — с помощью штампов и шаблонов писать и говорить намного легче и быстрее, чем использовать яркие, выразительные, художественные речевые и языковые средства.
Карт?вость – неправильное произношение звуков «р», «л», т. е. «година» (вместо «родина»), «гешаем» (вместо «решаем»), «бувочка» (вместо «булочка») и т. п.
Кат?лиз – восстановление отсутствующего «участника» в синтаксической конструкции, фразеологическом выражении; особый прием НЛП.
Явление К. можно использовать в межличностном общении и публичных выступлениях для установления более тесных контактов с аудиторией, для вовлечения ее в активное общение («соавторство»). Напр., вы произносите текст пословицы с оборванной конечной частью в неком итоговом, пафосном месте своего убеждающего аудиторию выступления: «под лежачий камень вода не …». Аудитория добавляет «течет» (пусть — мысленно), и тем самым не только выступает «соавтором» модератора, но и «запечатывает» ту целевую информацию, которую «вкладывал» в ее сознание и подсознание оратор. Точно так же можно использовать любые относительно позитивные пословицы [«ум хорошо, а два (лучше)», «не было не гроша, да вдруг (алтын)»] и др. устойчивые, расхожие выражения. Как прием НЛП К. не действует, вернее, оказывает негативное влияние, если прибегать к заведомо отрицательным конструкциям вроде «курица — не птица, инвестор — (не человек)», «в каждой бочке…» или «медведь на ухо…». Примером неудачного применения К. в рекламе может служить слоган телевизора «Рубин»: «Свой среди чужих». Читатель такой рекламы тут же добавляет: «Чужой среди своих» и положительного эффекта не достигается.
Катахр?за – 1) троп, когда слова употребляются в значениях им не свойственных (часто как гиперболическая метафора); напр., «золотые зубы проржавели, я у края пропасти стою», 2) использование слова, выражения не в соответствии с его этимологическим значением, напр., «красные чернила».
К?ннинг – троп, замена собственного или нарицательного имени художественным, поэтическим оборотом, напр., «железный конь идет на смену крестьянской лошадке» (Ильф и Петров, «железный конь» вместо «трактор»), «где эта задница с ушами?» (вместо «где Иванов?»), «Большое Яблоко» («Big Apple», прозвище Нью-Йорка в США), «это не тот орган, где, как говорится, можно только языком» (В. Черномырдин о правительстве), «Унылая пора! Очей очарованье! Приятна мне твоя прощальная краса» (А. Пушкин об осени).
Кин?ма – единица двигательного, жестикуляционного «языка», см. невербальные средства воздействия.

Кин?мика – раздел кинесики (см.), изучающая манипуляции кинем (см.), т. е. основных форм и элементов невербального общения.
Кин?сика – научная дисциплина, занимающаяся изучением значимости телодвижений, жестов и поз тела, см. невербальные средства воздействия.
Кинетческая речь – то же, что язык жестов.
Кинетческий язык – то же, что язык жестов; см. невербальные средства воздействия.
Кл?узула – заключения периода, смыслового и интонационного отрезка речи.
Клмакс – то же, что восходящая градация; см. антиклимакс, градация.
Классифик?ция и нумер?ция – прием НЛП, специально организующий информацию в рекламных обращениях и PR-материалах.
Люди любят все классифицировать, «раскладывать по полочкам». Аудитории нравится, если реклама предлагает уже готовый результат, если кто-то уже проделал эту операцию. Имеют значение и школьные привычки, когда выводы, знания «подаются на блюдечке».
Используя КИН, называют функциональные, эстетические и социально-знаковые свойства товаров и услуг, причем так, как нужно и выгодно продавцам. Потребителю КИН в рекламе облегчает восприятие и запоминание рекламного текста.
КИН может применяться и для «программирования» представителей целевой аудитории потребителей на конкретные действия, напр., в конце рекламного воззвания указывают: «1) позвоните по телефонам №№, 2) приезжайте по адресу …, 3) возьмите с собой вырезку из газеты с купоном и сумку для бесплатных подарков от нашей фирмы покупателям».
Обычно КИН, использующаяся при перечислениях преимуществ фирмы и товара, ограничивается 3—5 тезисами.
Клиш? – речевой штамп, шаблонное, стереотипное выражение, напр., «в связи с вышеизложенным», «цена вопроса», «решение проблемы от и до».
Кнжный – характерный для литературной письменной речи речевой прием, напр., типично К конструкция: «в связи с выше перечисленным (выше изложенным)».
К?д – правило, которое позволяет соотносить (сопоставлять) для каждого передаваемого сообщения определенную комбинацию различных знаковых сигналов.
Койн? – 1) общий, общенародный язык, который использовался в Древней Греции на базе аттического диалекта; 2) в широком смысле, «общий язык», который обеспечивает взаимопонимание различных групп в обществе, разных специалистов в бизнесе, науке, культуре и т. п.
Коллоквиалзм – разговорное слово или выражение, напр., «вы страшно опоздали», ср. книжный.
Колорт – особые свойства и характеристики речи, выбора слов и выражений. Напр., восточный колорит речи — употребление слов типа «падишах», «евнух», «кальян», «факир». Еще: французская речь у персонажей романа Л. Толстого «Война и мир», «язык» босяков М. Горького, «одессизмы» у юмористов М. Жванецкого и др. К «колоритной» речи относят употребление профессиональных жаргонизмов, местных слов и выражений (диалектизмов) и т. п.
Коммуникатвный – имеющий отношение к сообщению (коммуникации) как передачи интеллектуальных сигналов, знаков, символов, в отличие от передачи эмотивного или эмоционального ряда, выражающего печаль, радость, сомнение и др. чувства.
Коммуник?ция – сообщение, передача информационных сигналов, знаков, как вербального, так и невербального общения. Обычно под К. понимают обмен «сухой», деловой информацией, оставляя в стороне чувства и эмоции.
Комплим?нт – см. строукс.
Конгрунция – строго формальное выражение синтаксический связи между словами, напр., «товар продается» в отличие от «доктор пришла».
Конклюд?нтное д?йствие – действие, которое свидетельствует о молчаливом согласии лица вступить в договор, сделку. Напр., партнер на переговорах может достать ручку, не объясняя словами, что его «дожали» и он готов подписать контракт или наложить резолюцию на документе, заявлении.
Коннот?ция – дополнительное содержание, значения слова или выражения, возникающие в контексте его употребления в речи, т. е. оттенки фамильярности, игривости или, наоборот, важности, торжественности.
Контамин?ция – скрещение, соединение двух языковых единиц, приводящее к возникновению третьей, напр., «играет роль» + «имеет значение» = «играет значение». Точно также — возникновение нового, неожиданного смысла из соединения двух привычных высказываний, выражений, напр., «баба с возу — кобыле легче, и волки сыты».
Конт?кст – окружение языковых единиц, слов, выражений, высказываний, влияющее на их «прочтение», смысл. К. обычно делят на лингвистический (речевое окружение) и экстралингвистический — ситуация общения, обстоятельства и статус собеседников, причины тех или иных высказываний и т. п.
Континуатвный – распространяющий, развивающий данную мысль, высказывание. Напр., К. союзы: «в результате того, что…», «в связи с тем, что…».
Контр?ст – особый прием в НЛП, специально соединяющий и противопоставляющий две содержательно-логические конструкции, ситуации, стилистически-художественный прием в рекламе и PR, напр., когда показывают плохо одетого бедного человека, который смотрит на стеклянную поверхность офиса банка и видит себя как клиента — шикарно одетого джентельмена, считающего пачки крупных денежных купюр. Лингвистически К. выражает антитеза (см.).
Криптол?лия – тайная речь, тайный язык определенной социально-профессиональной группы, ср. арго, жаргон, тайный язык.
Криптол?гия – научно-практическая дисциплина, занимающаяся проблемами истории и организации тайных языков, закономерностями их строения и способами расшифровки.
Крыл?тые слов? – летучие слова, крылатые выражения; устойчивые изречения, которые появились в языке из литературных, публицистических и научных источников. Напр., «любовь к отеческим гробам», «с милым рай в шалаше», «победителей не судят». Специалисты считают, что КС. (понятие ввел Г. Бюхман в 1860-е гг.) — это выражения, источник которых известен, напр., «есть еще порох в пороховницах» (Н. Гоголь), но, в принципе, это то же, что афоризмы (см.).
Культ?ра р?чи – совершенное знание норм устного и письменного литературного (т. е. «правильного», культурного) языка, которое включает правила произношения, ударения, грамматики и т. д. КР. непосредственно связана с культурой мышления, интеллектуальным багажом людей. КР. предполагает выбор слов и выражений, наиболее ярко и правильно выражающих смысл, коммуникативные задачи речи, богатый лексикон носителя языка.
Культ?рный – специфический термин, означающий в лингвистике и НЛП обозначения понятий, возвышающихся над бытом, повседневной рутиной; напр., «культурное слово», «культурные понятия», «культурный язык» и др.
Кур?ж – особое приподнятое настроение, психологическое состояние, ощущение уверенности в успехе дела, передающееся другим.
Термин К. пришел из циркового жаргона. К. особенно важен в межличностном общении, напр., для агентов розницы или телефонных рекламистов, применяющих средства устной рекламы.
К. необходим и для успеха публичных выступлений, управления вниманием аудитории. Неуверенный и вялый оратор негативно воспринимается слушателями, оставляет о себе гнетущее впечатление.
К?рсус – особенные ритмомелодические построения речи. Выделяют быстрый и медленный К. речи, метрический К., который основан на регулярном чередовании кратких и долгих слогов слов, ритмический К., основанный на регулярном чередовании ударных и неударных слогов; ср. темп речи.
_Л_
Лал?тика – научно-практическая дисциплина, занимающаяся особенностями форм устной речи, говорения.
Л?ксика – 1) словарный состав, совокупность слов, которые входят в состав того или иного языка, 2) один из пластов в словаре, напр., рекламная Л., поэтическая Л., вульгарная Л., фамильярная Л., экспрессивная Л.
Отдельно выделяют эмотивную или эмоциональную Л., напр., слова (лексемы), имеющие постоянную эмоциональную окрашенность, такие, как «великолепный», «чудесный», «бабища», «доченька» и т. п.
Лексик?н – словарь, совокупность слов и выражений, которая характерна для какой-л. деятельности, автора, лица, профессии и т. п. Можно говорить о рекламном Л., Л. бизнеса, телеведущих или звезд эстрады, Л. чиновников, политических деятелей, ученых, художников и т. п.
Лет?чие слов? – то же, что крылатые слова (см.).
Лингвистческая экон?мия – стремление говорящих и слушающих участников коммуникации (общения) к экономии энергии, психофизических сил при производстве речи и ее восприятии. ЛЭ. «работает» обычно на подсознательном уровне. Учитывать ЛЭ. особенно необходимо в PR деятельности: длинные речи не всегда эффективны. ЛЭ. определяет и требование избегать тавтологии (см.), излишества аргументов в рекламных воздействиях и т. д. ЛЭ. влияет и на темп речи (см.), когда излишняя быстрота или медлительность речи заставляет аудиторию тратить лишние усилия на ее восприятие и может вызвать негативные реакции. То же — лишние слова, «болтология», громоздкие и сложновоспринимаемые синтаксические конструкции, «навороты» речи.
Литерат?рно-разгов?рный – стиль, язык, подбор слов и выражений, принятый в коммуникации образованных, культурных людей, в цивилизованном общении.
Литерат?рный – образцовый, правильный язык, грамотная и культурная речь, напр., литературные слова в отличие от диалектных или просторечия (напр., «Триумфальная арка» и «Трухмальная арка», «катал?г и «кат?лог», «доц?нт» и «д?цент»).
Лит?та – троп, когда антоним употребляется с отрицанием в целях риторического «умаления», напр., «нетрудно догадаться» вместо «легко догадаться», «Ничего?» вместо «хорошо, отлично». Ср. мейозис.
Логческий – имеющий отношение к интеллектуальным элементам сообщения, высказывания, в отличие от его психологического, эмоционального или формального грамматического содержания. Напр., выделяют понятие Л. ударения, которое произвольно выделяет определенный элемент высказывания: «Кофе — наш продукт», «Кофе — наш продукт» (т. е. в первом случае акцент сделан на характере продукта, товара, а во втором — на его принадлежности).
Логом?хия – логическая ошибка, «спор о словах», когда в процессе общения участники коммуникации по-разному понимают термины, что ведет к конфликту между собеседниками.
Локалзм – местное слово, провинциализм, диалектизм; слово или выражение, употребление которого ограничено определенной территорией, местностью, напр., «ш?нежки» — (вид булок) на Русском Севере, «х?ла» (разновидность батона, известная только в крупных городах — Москве, СПб и др.).
Лкс – специальный лексический (словесный) штамп, которым отмечают лучшие фирмы обслуживания, номера в гостиницах, некоторые товары высокого качества (для молодежной аудитории используют еще приставку «супер-»).
_М_
Макаронзм – иностранное слово или выражение, которое употребляется с искажением его звучания и в гротескном контексте; напр., оказавшиеся в США русскоязычные персонажи С. Довлатова и др. писателей эмиграции изъясняются на русском яз., в который вставляют множество М., заимствований из американского англ. яз. Также в русской классической литературе представляли язык слуг или мелких чиновников — французские фразы, часто употребляемые не к месту (и обычно представляемые автором в русской транскрипции, русск. буквами: «Дезагреабль-с… Ничего не поделаешь».)
Макаронческий – включающий макаронизмы (текст), шуточный жанр речи с обилием заимствований из иностранных языков. Напр., «Вздумалось моей кузине бедную меня малад проводить жюск? Кронштадт».
«Матери?л упак?вочный» – материал речи, нужный только для связи, соединения ее разных композиционных элементов.
Мей?зис – троп, преуменьшение свойств предмета, процесса, явления, напр., «терпимый уровень» (вместо «удовлетворительный уровень»), «это вам влетит в копеечку», «оставляет желать лучшего» (вместо «плохой»), «приличная игра футболистов» (вместо «хорошая») и т. д. В М. присутствует ирония, заведомо неточное отражение действительного положения вещей.
Часто для М. используют слова с уменьшительными суффиксами, уменьшительно-ласкательным значением: «машинка» (об автомобиле), «денежки», «два миллиончика», «телефончик». М. не следует путать с гиперболой (ср.). Разновидностью М. считают литоту (см.).
Мел?дика – интонация, мелодия, звучание высказывания в речи.
Мел?дия – модуляции, положения высоты интонационного тона при произнесении фразы, зависящие от разной силы напряжения голосовых связок.
Метагог? – разновидность метафоры, приписывание чувств неодушевленным предметам, напр., в рекламном телеролике две конфеты «видят» девушку, и одна из них заявляет: «Кажется, я влюбился».
Мет?лепсис – разновидность метонимии (см.), в которой заменяется логически предшествующее понятие последующим или наоборот, напр., «чтобы понять, надо сначала услышать».
Метапрогр?мма – специфический способ оценки и переработки поступающей информации сознанием и подсознанием людей, заставляющий их обращать внимание на те или иные особенности явлений, вещей и ситуаций, совершать те или иные поступки.
МП. — это стереотипы, шаблоны психической деятельности, непосредственно связанные со стереотипами поведения. Можно выделить несколько таких МП.
1. МП. положительной мотивации (движение, стремление к чему-л.) и МП отрицательной мотивации (движение от чего-л.). Напр., клиент хочет купить автомобиль. Если его МП. — положительная мотивация, то аргументами рекламы и продажи будут скорость автомобиля, дизайн салона, престижность марки и новизна модели, мощность двигателя, маневренность и т. п. Если клиент мотивирован отрицательно, имеет негативную МП., то с ним нужно говорить о безопасности, надежности, наличии сервисного обслуживания и гарантиях, экономичности данной модели. Эти МП. присущие не только конкретным личностям, но и определенным целевым аудиториям, являются социально-психологическими характеристиками групп людей. Так, по сходной схеме, пропаганда «говорит» с молодежью о перспективах, новизне, возможностях, а с пенсионерами и инвалидами — о стабильности, сохранении жизненного уровня, гарантиях со стороны государства и политических структур.
2. МП. внешней оценки и МП. внутренней оценки.
Эта МП. выделяет 2 основных типа людей:
1) тех, кто руководствуется собственной, внутренней оценкой фактов, событий, ситуаций. 2) тех, кто преимущественно руководим внешней оценкой, очень сильно зависит от похвалы близких, начальства, прибавления зарплаты, положительных отзывов в прессе, наград, знаков внимания со стороны окружающих.
Людей с МП. внешней оценки в мире, естественно, подавляющее большинство. Благодаря им, собственно и существует реклама. При этом полностью лишенных МП. внутренней оценки личностей не существует (кроме клинических идиотов). Поэтому при рекламировании эти МП. нужно соотносить с характером рекламируемого объекта. Напр., если рекламируется лекарство, то рекламу обычно привязывают к МП. внутренней оценки. А вот все предметы роскоши (яхты, автомобили, коттеджи, дорогой антиквариат и ювелирные изделия, модная одежда и обувь) рекламируют, как правило, ориентируясь на МП. внешней оценки у целевой аудитории. Играют на мотивах высокой социальной значимости потребителя, возникающей благодаря покупкам таких товаров, оценкам этих покупок его знакомыми, соседями, родственниками, сослуживцами, эхом отзывающихся в его внутреннем «я».
3. МП. эгоистов (думают только о себе) и МП. альтруистов (учитывают еще и интересы других).
Выявить одну из этих МП. достаточно легко, обратив внимание на лексику человека. В словаре эгоиста часто встречаются выражения: «я», «мне», «а мне», «наплевать», «не выгодно», «моя доля», «у меня», «мое» и их заменители, эфмеизмы. Альтруист использует фразы: «надо подумать», «что можно сделать», «давайте решим вместе», «будет нелегко», «это непросто» и подобные. При общении эгоист часто невербально выражен тем, что отстраняется от собеседников, избегает смотреть в глаза, дружеских рукопожатий и т. п. Альтруист обычно разговаривает, наклоняясь в сторону собеседника, открыт для установления доверительных контактов, избегает самовосхвалений, не подчеркивает свою личную значимость.
В рекламе эти МП. учитывают, напр., обращаясь к эгоистическим мотивам при продвижении риэлторских и медицинских услуг, продуктов питания и напитков. Без альтруистических мотивов трудно обойтись, рекламируя благотворительные акции, спортивные состязания, товары для детей.
4. МП. «стыковщиков» и «расстыковщиков».
«Стыковщики» — люди, которые подмечают общие черты явлений. «Расстыковщики», наоборот, подмечают различия, нестыковки, несоответствия. «Расстыковщики» обычно занудливы, но могут приносить пользу в бизнесе, поскольку часто указывают на мелкие ошибки, не слишком заметные мелочи.
Реклама часто использует оба полюса этой МП. Напр., «почувствуйте разницу» — это девиз «расстыковщиков», которые эту «разницу» везде ищут и находят. «Стыковщикам», напротив, понравятся слоганы: «Шок — это по-нашему», «Россия — щедрая душа», «Съел — и порядок», «В любом месте — веселее вместе».
5. МП. возможного и МП. необходимого.
На одном полюсе этой МП. — люди, которые мотивированы необходимостью. В их словаре часто встречаются утверждения «так надо», «я должен», «что делать» и подобные. На другом полюсе — люди «возможного», обычно энергичные оптимисты. Их лексикон: «А что? Может быть!», «Давайте попробуем», «Сделаю!, «Поехали», «Легко», «Все можно», «Отчего бы и нет».
Рекламные слоганы типа «живи играючи» или «сникерсни» вряд ли подойдут жертвам долга и необходимости. Данную МП. учитывают при подборе персонала: для разных должностей нужны оба типа личностей.
6. Стилевая МП.
Эту МП. учитывают во «внутрефирменном» PR. Она, прежде всего, определяет стиль работы. Выделяют «единоличников». Их отличает индивидуальность решений, потребность в независимости для продуктивной деятельности. «Коллективисты» (или «групповики») опасаются одиночества, могут трудиться только в группе, пользуясь поддержкой и сочувствием других.
Отдельно выделяют «мастеров компромисса» (лодырей). Их стратегия — ограждать себя от любой ответственности, ждать указаний и т. д.
7. МП. конформизма, податливости на убеждения.
У этой МП. 2 полюса — конформизм (соглашательство) и нонконформизм (инакомыслие). Оба явления у разных личностей и в различных целевых аудиториях могут присутствовать в разной степени. Напр., при маркетинговом описании типов потребителей в Германии выделяют такой, как «индивидуалист с запросами».
Данная МП. особенно важна для политической рекламы и пропаганды, при создании всяческих привлекательных «моделей» и «образов» предлагаемого избирателям будущего, рекламной «упаковки» проводимых реформ и т. д.
8. МП. чувства и логики.
Эмоциональными людьми управляют чувства, на них остро воздействуют цвет, музыка, живопись, картины природы, игра актеров. Они откликаются на любой эмоциональный зов (хотя реакция может быть и отрицательной).
Логика — редкая птица на российских просторах. Однако, именно логикой и разумом руководствуются потребители при приобретении компьютерной техники, выборе финансовых услуг, оценках наукоемких товаров производственного назначения.
9. МП. общего и частного.
На одном полюсе этой МП. сосредоточены те, кто выхватывает из жизни частности, цепляется за них, имеет порой довольно смутную картину мира. Другие хотят видеть связь между событиями и явлениями, стремятся к системному и аналитическому мышлению. Первые, разумеется, в большинстве.
Метафзика – в НЛП система понятий о времени и пространстве как категориях особым образом выраженных в языке, определенной национальной ментальности. Для каждого языка (и национального мировосприятия) выделяют свою особую М. Напр., индейцы Латинской Америки и представители многих африканских племен не поймут выражения «не думай о секундах свысока», поскольку не имеют о «секундах» никаких представлений.
Метат?за – перестановка звуков в слове, напр., в просторечии: «сингал» (вместо «сигнал»), «ралек» вместо «ларек». Формы слова, полученные благодаря М. могут закрепляться как основные, признанные, напр., «тарелка» (от «талерка», нем Teller).
Мет?фора – троп, употребление слов и выражений в переносном смысле, исходя из сходства, аналогии; сближение в речи двух предметов по сходству или контрасту. Напр., «зубы белые как сахар», «иностранец Василий Федоров». В метафорическом значении могут употребляться как имена предметов, так и обозначения из признаков (глаголы, прилагательные, наречия), напр., «острая бритва» ? «острое слово» или (в классе имен): «дубина ? «наш директор — дубина».
Отдельно выделяют гиперболические М. (или метафорические гиперболы) типа: «наш швейцар — настоящий Геркулес». М. свойственны поэтической речи: «Метелица как медведица. Весь вечер буянит зло. То воет внизу под лестницей, То лапой скребет в стекло» (Э. Асадов), «Буря мглою небо кроет, Вихри снежные крутя, То как зверь она завоет, То заплачет как дитя» (А. Пушкин), «Аэродром для комаров мой лысый череп» (Е. Евтушенко). Такие М. называют образными или поэтическими. От них отличают лексические М. — мертвые или окаменевшие, стертые М. типа «лист бумаги», «ветер перемен», «оскал капитализма», «герой дня».
С помощью М. в художественной речи могут выражаться контраст и ирония, напр., «Скрытый кустами и темнотой, он видит, как теща сидит за столом и ест мясо. «Я ем совсем мало, я ем как птичка — а вечером вообще не ем», — говорит она обычно; хорошо освещенная, она сидит и рвет мясо большими кусками … как птичка. Как орел» (В. Маканин). Ср. гипербола, кеннинг, метонимия.
М?тоды аргументрования – различные способы построения доказательств, создания доказательной аргументации и опровержений доводов другой стороны, контраргументации. МА. сравнения: подбирают сравнения, используя аналогию, которые подтверждают правильность тех или иных доводов, оценку той или иной ситуации. МА. противоречия: используют при контраргументировании, выявляют противоречия в утверждениях пропонента, но можно использовать этот метод и при создании собственных позитивных утверждений, чтобы придать драматизм, оживить речь, показать сложность обсуждаемой ситуации или явления. МА. фундаментальный: аудиторию «грузят» цифрами, фактами, всяческой специфической информацией, которую трудно понять, оценить и опровергнуть. МА. извлечения выводов: применяется для точной аргументации, когда шаг за шагом выстраивают лестницу частных выводов, ведущую к главному выводу, основному утверждению. МА. кусков: чтобы «разнести» пропонента его речь делят на куски, выявляют и критикуют самые слабые, сомнительные ее фрагменты. МА. «да, но»: перечисляют ряд утверждений противника, соглашаются с ними, но для каждого утверждения находят свой «минус». МА. бумеранга: использование этого метода требует чувства юмора и остроумия, тезис собеседника обыгрывают, вышучивают и возвращают в карикатурном, переосмысленном виде автору и аудитории (известен исторический случай, когда персидский царь послал спартанцам длинное угрожающее письмо, где сообщал, что сделает их рабами, придет с воинами и страшными боевыми слонами, разрушит их государство, на что спартанцы ответили одним словом — «если»). МА. опроса: позицию пропонента выявляют, задавая ему вопросы, комментируют его ответы, навязывают дискуссию и добиваются принятия своей точки зрения. МА. видимой поддержки: хвалят и поддерживают все утверждения пропонента, восхищаются им и даже приводят новые доводы в поддержку его позиции, затем незаметно наносят критический удар, заявляют, что забыли то и это, не было учтено то-то, что мешает нечто и т. д. МА. игнорирования: мнения и факты не опровергают, а просто игнорируют, гнут свою линию.
Это МА. корректного ведения дискуссий, но существует множество спекулятивных приемов, спекулятивная техника аргументирования. Напр., МА. подводки под авторитет: для опровержения утверждений противника приводят чье-то авторитетное мнение, высказанное совершенно по др. поводу. МА. шутки, анекдота: над партнером язвительно шутят ли рассказывают аудитории «поучительный анекдот», разрушающий положительное впечатление от утверждений пропонента. МА. изоляции: 1—2 отдельных высказывания противника изолируют от общего контекста его речи, искажают, переиначивают и опровергают. МА. введения в заблуждение: умышленно делают свои утверждения путанными, чтобы уйти от дискуссии, неприятных вопросов, при этом часто используют специальные термины, наукообразные речевые «навороты». МА. дискредитации: ставят под сомнение не доводы, а саму личность пропонента, по принципу «сам — дурак». МА. изменения направления: специально уводят дискуссию по руслу, переключают внимание аудитории на др. проблему. МА. вопросов—капканов: используются три типа таких вопросов: повторение, альтернатива и контрвопрос. При повторении специально многократно повторяют одно и то же утверждение, все время добиваясь от партнера его «согласия» и ослабляя измором его критическое мышление. Альтернатива — это провокационные вопросы типа: «Будешь делать, что директор сказал или по вагонам с протянутой рукой пойдешь?». Часто страх перед альтернативными вопросами-капканами закладывается в подсознание людей еще с детства, родителями («Будешь кашу есть или хочешь, чтобы Баба-Яга пришла?») и школьными учителями («Будешь стихотворение рассказывать или хочешь “двойку” получить?»). Контрвопросы используют вместо проверки и обсуждения доказательств партнера, сбивают контрвопросами его с мысли, запутывают аудиторию и т. п. МА. аппеляции: всяческие ссылки на мораль, нравственность, возбуждение чувств, эмоции для того, чтобы не решать конкретные деловые вопросы. МА. искажения: этот демагогический прием создания видимости своей правоты, верности неверных утверждений, когда обсуждаемый тезис специально перелицовывают, смещают смысловые акценты, делают непривлекательным для аудитории. МА. отсрочки: умышленное затягивание обсуждения, возврат к уже решенным вопросам, «дерганье нервов» партнерам, выяснение всяческих мелочей, не идущих к делу деталей.
Метонмия – троп, прием переименования для большей художественности, выразительности речи, когда название одного предмета используют для обозначения другого, который находится с первым в отношениях «ассоциации по смежности». М. может возникать в отношениях: «процесс — результат», «материал — изделие», «одно в другом», «объект знания — отрасль знания» и др. Напр., «одно на другом»: обращение в общественном транспорте — «Эй, ты, шляпа», или — «вкусное блюдо» и «глиняное блюдо» (перенос названия того, на чем едят, на то, что едят).
Выделяют т. н. стертую или лексическую М., метонимическое словоупотребление оторвавшееся от первоначальных связей «ассоциации по смежности»: «карман» (вместо «деньги»), «стол» (вместо «еда») и т. д.
М. часто используется при создании кличек и прозвищ: «Красная Шапочка», «Синяя борода». Ср. метафора, синекдоха.
Млтон — мод?ль – модель речевого поведения, названная по имени американского психиатра Милтона Эриксона.
ММ организует речь так, чтобы конкретная информация была практически удалена, фразы звучали бы туманно, а слушатели или читатели самостоятельно домысливали сказанное.
Когда используют ММ, то прибегают к неопределенным глаголам («думать», «считать», «разрешать», «решать» и др.) и абстрактным существительным — «проблема», «польза», «любовь» и т. д. Употребляются ссылки на объективные обстоятельства: «ресурсы позволяют», «избиратели требуют», «проблемы вызывают и т. п. К ММ любят прибегать политики, с их общими декларациями и обтекаемыми формулировками. Использует ММ финансовая реклама, PR крупных компаний. Ср. доведение.
Мифолог?ма – популярная, социально значительная идеологема, которая активно участвует в формировании мировоззрения и поведения людей, напр., «социальная справедливость», «свобода, равенство, братство», «открой свое дело», «экономическое мышление», «экономический подход», «государственное мышление», «современные научные знания», «научно-технический прогресс», «цивилизованные страны», «цивилизованные народы (общества)», «новые информационные технологии», «информационное общество». Ср. идеологема, философема.
Мод?льность – 1) то же, что субмодальность (см.), 2) лингвистическое понятие, обозначающее отношения говорящего к содержанию высказывания и отношения содержания высказывания к действительности; отдельно говорят о модальных словах, модальной окраске интонации, модальных частицах, модальных глаголах, наречиях (напр., в рекламном слогане «просто добавь воды» использовано модальное наречие «просто»).
Мом?нт – старинная английская мера времени, 1,5 минуты. В современной психологии М. (текущим М) считают промежуток времени, в который впечатления воспринимаются человеком как некоторое взаимосвязанное единство и который составляет 10 секунд.
Монол?г – особое построение речи, обращенной к самому себе и не рассчитанной на реакции слушателей, собеседников (в отличие от диалога, обмена высказываниями и реакциями на них).
В художественной литературе выделяют т. н. внутренний М. персонажей — воспроизведение их мыслей (пережитая речь), ощущений и впечатлений.
Для PR и рекламы важен внушающий и агитационный М., являющийся основной формой вербального воздействия. Выделяют еще драматический М., в котором речь только сопутствует др. средствам выражения содержания — мимике, жестам, пластическим фигурам и т. д. Повествовательным М. называют последовательно и строго логически организованное сообщение. Выделяют еще лирический М., передающий чувства и эмоции.
Моск?вское произнош?ние – образцовое звучание русской речи, свойственное коренным жителям Москвы, особенности которого признаны нормами для русского литературного языка.
Исторически самые древние жители Москвы (кривичи) были носителями севернорусского произношения, близкого новгородскому. До XVI в. в МП царило «оканье» («окал», напр., Иван Грозный). Но выходцы из южной и восточной Руси несли с собой «акающий» говор. И в XVIII в. такое произношение уже господствует: «Выговор буквы “о” без ударения, как “а”, много приятнее», — писал М. Ломоносов в «Российской грамматике» (1755 г.).
Уже в XIX в. живая московская речь становится образцовой для всех образованных и культурных людей, владеющих русским языком. Для МП. того времени (или старомосковской речи) характерны: «аканье», взрывное «г», мягкий «р» в словах «первый», «верх», «четверг» и др. Сейчас эти особенности сохраняет русская сценическая речь (см.).
Выделяют такие нормы современного МП. — «щ», «сч», «жж», «зж», «жд» произносятся как долгие и мягкие [щ’], [ж’], напр., «счет — [щ’от]», а краткие мягкие [щ’] и [ж’] возможны только в некоторых заимствованиях типа «жюри», «пщют», «Жюль»,
— сочетание «чн» произносится как [шн], напр., «було[шн]ая, ску[шн]о», хотя может звучать и букв. как [чн], напр., «вечность», «личность»,
— «щн» именно так и произносится (т. е. [щн]), а не как [шн], напр., в словах «су[щн]ость», «ово[щн]ой»,
— колебание мягкого и твердого «с» в возвратных глагольных формах, напр., «зачитать[с’]я» или «зачитат[с]а» (последнее — характерно для сценической речи),
— произнесение что и чтобы как [ш]то и [ш]тобы.
Существует еще целый ряд особенностей МП. Важно отметить, что МП. стремятся следовать ТВ и радио, в целом, публичная речь.
М?тто – оригинальное остроумное изречение, словесное определение — остр?та.
Остроумие и острословие, тем более, спонтанное, далеко не всегда может присутствовать в рекламных текстах или PR-материалах. М. довольно редко возникают в публичной деловой речи или в процессе межличностного общения.
Интересный случай произошел с У. Черчиллем на Ялтинской международной конференции. С пола сотрудники советской миссии подняли его записку с таинственной фразой: «Старый ястреб не выпадет из гнезда». Позже Н. Хрущев спрашивал у У. Черчилля, что означала эта фраза, о какой политической проблеме шла речь и т. п. Черчилль объяснил: «Ничего особенного. Просто ответил на записку, в которой меня предупреждали, что расстегнулась ширинка на моих брюках». Другой исторический анекдот связан со встречей Л. Брежнева со старым другом-однополчанином. Дело было на даче, изрядно выпили. И фронтовой друг стал рассказывать Л. Брежневу о всяких советских безобразиях, безумных экономических проектах, очередях в магазине, низких зарплатах инженеров и т. д. На что Леонид Ильич ответил: «Володя, логики не ышшы».
В 1970-х гг. о президенте США Д. Форде кто-то из его преемников заметил: «Джерри — хороший парень, только он слишком долго играл в футбол без каски» (в американском футболе носят специальные защитные доспехи). Интересно выразился Б. Ельцин об уходе своих фаворитов А. Коржакова и М. Барсукова, бизнесменов-«силовиков»: «Они стали слишком много брать, и слишком мало — отдавать». Прекрасным М. является заявление В. Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Своеобразны М. у А. Лукашенко: «Потеряем учителя — всё, капец. Будем ходить пьяные и дурные».
Как М. первоначально возникли такие слова, как «борзописец», «прошляпить», «хрущоба», «лохотрон», «папарацци» (по имени Папарацци, персонажа итальянского фильма). В общую речь М. часто приходят из произведений художественной литературы, языка ее героев: «держиморда», «человек в футляре», «отец русской демократии», «гигант мысли», «акулы пера». М. заимствуют из кинофильмов («Надо, Федя», «Снег башка попадает»), рекламы («Ждем-с», «Съел — и порядок»), скетчей профессиональных юмористов («дюфсит», «отлично, Григорий»), «одесского языка» («керосина нет, и неизвестно», «две большие разницы»).
М. — недолговечны. Многие из них забываются, уходят из языка и речи новых поколений. Ср. афоризм.
Мышл?ние – деятельность человеческого сознания («я») по взаимодействию с окружающим миром в процессе жизни.
М. функционирует как способ познания мира и инструмент влияния на него. М. как психический комплекс оперирует таким арсеналом, как понятия, образы, память, воображение. Обычно выделяют как главную форму словесное (вербальное) М. и внеязыковые формы М., напр., образные представления. Эти формы или типы М. сосуществуют, совмещаются в психической деятельности. Исследования М. глухонемых показывают, что М. может осуществляться и без базы конкретного языка, точнее, не быть вербальным. В то же время без «языка» как системы знаков (того же «языка жестов» глухонемых) М. не представляется возможным. Вербальное М. является высшим типом М. вообще. Очевидна закономерность: чем богаче словарь личности, лучше ее владение языком, тем гибче и шире ее М. (и наоборот). Именно благодаря словам (знакам отвлеченных понятий)) происходит закрепление в сознании людей сложных и часто противоречивых знаний и представлений о мире. Единицами «словарной памяти» оперирует психика в процессе М. наряду с образами, впечатлениями о запахах, температуре и др. устойчивыми ощущениями. Слова, словосочетания, модели синтаксиса, словообразования и словоизменения и др. представления о языке и навыки владения им (плюс иностранные языки как дополнительные инструменты вербальной формы М.) находятся в «архиве» долговременной памяти неокортекса («нового мозга»). Но это — далеко не вся информация (содержимое) и не все инструменты и возможности М.
Органом М. является мозг, точнее неокортекс. Неокортекс («новый мозг») — эволюционно последняя из частей мозга, находящаяся в голове. Две другие главные области мозга: «комплекс рептилий» (КР) и промежуточный мозг, лимбическая система (ЛС). В КР располагается подсознание — наследственный генетически суммарный опыт живого существа, доставшийся от бывших до него живых существ. В КР входят: спинной мозг, продолговатый мозг, понс (мозговой ствол), мозжечок (связан и с неокортексом), средний мозг. От неокортекса КР отделен ЛС. В ЛС встречаются содержимое подсознания (КР) и информация бодрствующего сознания (неокортекса). Эти встречи ведут к появлению сильных эмоций: любви, страха, ненависти, отваги, депрессии, чувства радости, удовольствия. ЛС отвечает за моторные функции тела — обмен веществ, температуры, сон, прием пищи, сексуальное поведение и др.
ЛС обладает собственной памятью, возможностями кратковременного накопления информации. Здесь накапливается сенсорная информация об окружающем мире, т. е. сведения, которые передают в ЛС сенсоры тела — уши, нос, глаза, кожа. Важнейшим из сенсоров являются глаза, до 90% поступающей к человеку информации — визуальная.
Между сознанием и подсознанием нет постоянной связи. Такая связь возникает только во сне и в некоторых особых ситуациях (алкогольного опьянения, прием определенных наркотиков, в пору полового созревания). Обычно именно во сне в ЛС появляется информация из подсознания (КР), которая в ЛС обрабатывается, фильтруется и передается в долговременную память («архив») неокортекса — в сознание.
Древнейшая часть мозга — КР. Эта часть не только управляет дыханием, кровообращением, движением мускулов и мышц тела, но и обеспечивает координационные движения рук при ходьбе и жестикуляцию при речевом общении. С неокортексом КР связан как «восходящими», так и «нисходящими» путями, по которым происходит обмен информацией.
В КР собрана и собирается такая информация: а) личная генная (наследственная), которая определяет основной «проект» развития человека — форму тела, голос, походку, темперамент, характер, интеллект, жестикуляцию, а также врожденные болезни (артрит, спазмы сосудов, мигрень и др.), б) архаичные, идущие из очень давних эпох содержания памяти КР. (их еще называют «прообразами»), так же, как и личная генная информация, зафиксированные в ДНК, передаваемом по наследству генном материале, причем память КР самостоятельна и работает независимо от кратковременной памяти ЛС и долговременной памяти неокортекса, в) постоянно принимаемая сенсорными рецепторами (глаза, нос, уши, кожа) информация об окружающем мире и изменениях в нем.
Наиболее сложна проблема архаичных «праобразов» в памяти КР. Некоторые специалисты заявляли, что, во многих культурах Запада и Востока существуют очень старые мифы и легенды о драконах, т. е. ящерах, динозаврах, вымерших на Западе много миллионов лет назад, когда людей еще не было. Когда же нашли и описали останки динозавров, то легенды и мифы о драконах уже существовали много веков. Откуда в них информация о гигантских рептилиях? Предполагают, что она пришла в мифы и легенды о драконах из мозга (КР) людей, создававших мифы о драконах, используя «архив» памяти КР, его раздел архаических «праобразов». В промежуточный мозг, ЛС входят: гипоталамус, таламус, амигдала, кортекс ольфаториус, гиппокампус. Каждая из этих частей ЛС имеет свои функции и задачи. Напр., таламус занимается обработкой т. н. афферентных — только зарождающихся, начальных — возбуждений. Эти возбуждения (о которых в быту говорят, что «что-то такое брезжит в голове»), определяют как предсознание и основу для появления эмоций. Первичные реакции или начальные эмоции в таламусе долго не остаются, а передаются в неокортекс, т. е. поступают в сознание. Важные функции выполняет амигдала — небольшое миндалевидное приложение к ЛС. Это центр возникновения различных агрессий и страхов, которые взаимосвязаны. Гиппокампус обеспечивает возможности запоминать или вспоминать, также взаимосвязанные. Когда-то гиппокампус был исключительно кратковременным накопителем памяти о запахах, которая требовалась при преследовании добычи, ориентировании в лесу и при поиске и выборе полового партнера. У современного человека — это общая кратковременная память, где ненадолго собираются сенсорно воспринятые впечатления и раздражители, а также содержание подсознания, поступающее сюда от КР (обычно во время сна). Гиппокампус обрабатывает всю эту информацию, выделяет и передает самое важное в долговременную память неокортекса.
Неокортекс (или «новый мозг») появился сравнительно недавно, позже ЛС и, конечно, КР. У высших животных, включая человека, неокортекс отвечает за 2 такие фундаментальные функции всего живого, как инициатива и осторожность. В неокортексе сосредоточены характерные для человека познавательные функции, М.
«Новый мозг» делится на 5 частей: лобная (фронтальная) доля, височная доля, теменная доля, главная задняя доля и мозжечок (тесно связан и с КР). Собственно, когда мы говорим о человеческом М., то подразумеваем именно деятельность неокортекса.
В лобной доле сосредоточены центры таких важных способностей и функций М., как думание, чувствование, оценка. В передней части лобной доли находится и моторный речевой центр, который у «правшей» — в левой полусфере, а у «левшей» — в правой.
Лобная доля имеет многочисленные связи с таламусом и др. частями ЛС. Здесь возбуждения связываются с различными представлениями и осознаются затем как эмоции. Именно за счет роста соединений между сенсорами и эмоциональными возбуждениями развивается многостороннее М. — абстрактные представления и комбинированные суждения.
Главная задняя доля неокортекса — тот отдел мозга, где устанавливаются цвет, величина и форма предметов, движение и расстояние между ними. Этот отдел мозга проводит идентификацию различных объектов.
Здесь же находится такая важная функция сознания, как различение похожих объектов, напр., птицы и самолета в воздухе. Делается это с помощью т. н. «полей воспоминаний». Нарушения в задней доле неокортекса приводят к искажению восприятия визуальной информации, напр., к геометрическим волнообразным нарушениям в поле зрения, «черному пятну» в середине поля зрения, визуальным причудам — видимые на земле объекты воспринимаются как парящие в воздухе и т. п.
Височная доля «нового мозга» увязывает слуховые впечатления с визуальными. Повреждение этой части мозга может привести к афазии — утрате способности воспринимать речь. Пациенты с повреждениями в этом отделе мозга:
— полностью понимают звучащую речь, но не воспринимают письменную,
— понимают письменную речь, но не воспринимают звучащую речь,
— могут читать цифры, но не понимают значения букв,
— могут называть объекты, но не знать названия цвета.
Эти медицинские наблюдения доказывают, что в мозгу человека находятся 3 отдельных «ящика» — для чтения, письма и восприятия устной речи. Чтение, письмо и узнавание звучащих слов — разные способности.
Височная доля является мощнейшим накопителем долговременной памяти, т. е. позволяет человеку думать о будущем.
Теменная доля «нового мозга» занимается тонким и изощренным восприятием, осязанием различного рода. Этот отдел мозга различает вес, форму и структуру предметов, находящихся у человека в руке (когда на них не смотрим глазами). Главная функция теменной доли — обеспечить узнавание предметов, которые мы не видим.
Мозжечок помещается в задней части черепа. Он имеет различные связи с головным и спинным мозгом, т. е. это — связующее звено между неокортексом и КР. Главная функция мозжечка — преобразовывать намерения движения в конкретную последовательность, цепь движений. Это не только общие движения тела, но и гармоническое взаимодействие мускулов головы, туловища, конечностей. Кроме того, мозжечок синхронизирует и координирует все движения тела с движением глаз.
Общая картина человеческого мозга и его частей ясна, как ясны место и отношения между сознанием и подсознанием. Осталось отметить только, что сознание людей имеет ограниченную емкость. Его «проводимость», пропускная способность — 16 бит информации в 1 секунду. Текущий момент, т. е. промежуток времени, за которое впечатления осознаются как некое смысловое целое, составляет 10 секунд. Кроме того, помимо этой узости сознания, на него действуют эмоции: ослабляют или даже блокируют (затемняют) сознание.
Термином М. называют процесс познания мира, включая собственно «я», и процесс сложного взаимодействия и взаимовлияния с окружающей деятельностью в различных временных аспектах информационных (коммуникативных) и эмоциональных пластах. Выделяют такие характеристики М. как бытовое, научное, словарное (вербальное), образное, продуктивное и непродуктивное и др. См. еще восприятие, модальность, фрейдизм.
_Н_
Нар?дная этимол?гия – бытовое, не связанное со специальными историческими лингвистическими знаниями и подготовкой, объяснение происхождения слов; напр., лат. по происхождению «пролетарий» от «пролетать». НЭ. (или паронимическая аттракция, англ. folk etymology, popular etymology) приводит иногда к изменению звучания слов: «полуклиника» вместо «поликлиника», «портвей» вместо «портфель» (в просторечии).
Тема происхождения слов может возникать в межличностном общении, приводить к спорам, ненужным конфликтам. В этих случаях целесообразно прибегать к авторитетному «Этимологическому словарю русского языка» М. Фасмера, где представлена история большинства русских слов. Вступать в горячие споры с «народными этимологами» бессмысленно. Ср. этимология.
Неверб?льные ср?дства общ?ния – внеязыковые формы и способы передачи информации.
К НСО. относят жесты, позы тела и мимику лица, а так же прическу, одежду, обувь, визитные карточки, интерьер офиса, зажигалки, посуду и другие аксессуары, используемые в деловых коммуникациях. Выделяют жесты открытости, напр., расстегивание пиджака или сокращение дистанции между участниками переговоров. К жестам подозрительности и скрытности относятся потирание лба, подбородка, стремление прикрыть лицо руками и, особенно, избегание контактов глазами, увод взгляда в сторону.
Жесты обороны или конфликта — скрещивание рук, сжатие пальцев в кулак. Особо неуважительно скрещивать руки на груди и выставлять вперед большие пальцы.
К жестам рассуждения и задумчивости относятся пощипывание переносицы, поза «мыслителя» с рукой у щеки. Когда указательным пальцем правой руки почесывают пространство над мочкой уха или боковую часть шеи, то это означает сомнение и неуверенность. Жестом затруднения считают почесывание носа или прикосновения к нему.
Опускание век свидетельствует о желании поскорее закончить разговор. Почесывание уха означает неприятие собеседником того, о чем ему говорят (или как говорят). Если собеседник потягивает мочку уха, то это значит, что он вдосталь наслушался и желает высказаться сам. Тибетские монахи при встрече приветствуют друг друга этим жестом, а не привычным нам рукопожатием.
О рукопожатиях известно, что они выражают различные позиции партнеров. Властным считается рукопожатия с захватом руки партнера так, что ее ладонь оказывается снизу. Если руки встречающихся в одинаковом положении, то это свидетельство равноправия и взаимопонимания. Если одна из сторон протягивает руку, разворачивая ладонь вверх, то это знак покорности, подчиненности.
Пожатие прямой, несогнутой рукой выражает неуважение, подчеркивает некую дистанцию, различный статус, неравенство. Еще больше все это выражают предлагаемые для пожатия кончики пальцев.
Если руку партнера жмут двумя руками (иногда берут за предплечье или плечо), то это обозначает доверительную искренность, избыток теплых чувств, расположение и близость. У мусульман рукопожатие двумя руками означает уважение к старшему по возрасту. Используя такое рукопожатие по отношению к сверстнику, ждут от него аналогичного жеста. Если же он не отвечает на проявленную дружественность. Ограничивается участием одной руки в рукопожатии, то это вызов, высокомерие.
Европейцам и американцам свойственны энергичные, сильные рукопожатия. Они указывают на силу, деловитость. Для японцев и многих представителей азиатских культур такой характер рукопожатия непривычен, может вызвать недоумение. Здесь в ходу не очень долгие, мягкие рукопожатия.
Целование руки у дамы, распространенное в дворянских европейских культурах, постепенно отходит в прошлое. Поцелуй мужчин в России, если отбросить сексуальные аномалии, имеют два основных варианта: троекратное традиционное православное русское лобызание и «мафиозный поцелуй», когда собеседники кратко соединяют губы и слегка трутся щеками. Высшим же выражением радости при встрече остаются дружеские объятия.
На переговорах жестами несогласия и неодобрения является собирание ворсинок с костюма. Затягивание паузы (для обдумывания конечного решения) может происходить с помощью очков: снимают и надевают очки, протирают линзы. Есть жесты, которые свидетельствуют о желании закончить встречу, разговор. Это подача корпуса вперед (руки на коленях или на боковых краях стула). Если хотят показать, что разговор пустой, неприятный и его нужно скорее заканчивать, то могут заложить руки за голову. Такое поведение — высокомерно.
Манипуляции курильщиков также могут многое сказать опытному глазу. Скрытный, подозрительный собеседник направляет выдыхаемую струю дыма вниз. Еще большую скрытую неприязнь или агрессию выражает выдыхание дыма вниз из уголков рта. Имеет значение скорость выдыхания дыма. Чем быстрее собеседник выдыхает струю дыма вверх, тем увереннее он себя чувствует. Чем сильнее струя выдыхается вниз, тем отрицательнее настроен человек. Амбициозным является выдыхание дыма через ноздри, когда голова поднята вверх. То же, но с наклоненной вниз головой, означает, что собеседник очень сердит.
Большое значение имеют наиболее трудные для самоконтроля позы, положения рук, плеч и головы. Так, поднятые плечи свидетельствуют о напряжении. Опускаются плечи при расслаблении. Поднятая голова и опущенные плечи обозначают обычно открытость и стремление к успешному решению проблем. Опущенная голова в сочетании с поднятыми плечами — знак неудовольствия, страха, неуверенности, замкнутости. Склоненная набок голова — показатель любопытства, интереса (у симпатичной женщины — любовного заигрывания, флирта).
Многое может сказать выражение лица. Улыбка свидетельствует о дружелюбии, позитивном настрое. Плотно сжатые губы указывают на замкнутость или недовольство. Изгибает губы сомнение или сарказм. Большую роль играет и взгляд. Когда он направлен в пол — это страх или желание прервать контакт, в сторону — пренебрежение. Волю собеседника подчиняют себе долгим и неподвижным взглядом прямо в глаза. В школах иезуитов учили сбивать спесь с собеседника таким взглядом в точку над переносицей, посередине лба. Желание паузы в разговоре выражается взглядом вверх с подъемом головы. Улыбка с легким наклоном головы выражает понимание. Его выражает и ритмическое кивание головой. Непонимание и требование повторить показывают насупленными бровями и легким движением головы назад.
Важно различать в коммуникации жесты лжи, которые выявляются бессознательно, т. е. человеку, прибегающему ко лжи, их очень трудно контролировать. Это может быть прикрытие рта рукой, прикосновением к носу или ямочке под ним, потирание век, отворачивание взгляда в сторону или в пол. Женщины, когда лгут, часто проводят пальцем под глазом. Признаком лжи может так же служить почесывание шеи, прикосновение к ней, оттягивание воротничка рубашки.
В оценке искренности собеседника большую роль играет положение ладоней его рук. Так, если он протягивает одну или обе ладони, раскрывает их полностью или частично, то это означает откровенность.
Спрятанные руки или собранные и неподвижные указывают на скрытность.
Определенный интерес представляют наработки физиогномики, науки о чтении лица. Выделяют такие основные типы лица:
1) круглое, обычно у добродушных и миролюбивых людей; круглолицые люди ценят комфорт, хорошую кампанию, если имеют высокую переносицу и выступающие скулы, то честолюбивы и целеустремленны;
2) квадратное, обычно у суровых и жестких людей; обладатели квадратных физиономий часто грубы, упрямы, решительны, не блещут интеллектом, женщины с таким лицом стремятся в начальство;
3) треугольное, с высоким лбом, небольшим костистым носом, выступающими скулами, глубоко сидящими глазами и маленьким выдвинутым вперед подбородком; люди с таким лицом чувствительны и часто талантливы, склонны к одиночеству, не очень уживчивы, хитры;
4) продолговатое, прямоугольное, где лоб так же широк, как подбородок; свойственно иметь такое лицо аристократам, интеллектуалам, чувствительным и уравновешенным натурам; продолговатолицые люди хорошие организаторы, умны и целеустремленны.
НСВ. можно разделить на естественные и демонстративные. Напр., можно демонстративно хлопнуть дверью или захрапеть во время нудного выступления оппонента на совещании. Клерки лондонского Сити носят традиционную униформу — давно устаревшие котелки, костюмы в полоску, большие закрытые зонты. Малиновые пиджаки и золотые цепи российских накопителей первоначального капитала вошли в анекдоты о «новых русских». Многие деловые женщины предпочитают мужской стиль в одежде, подчеркивая этим свою независимость и властность. Часто НСВ. оказываются бренды используемых в деловых коммуникациях аксессуаров — ручки «паркер», папки для бумаг из натуральной телячьей кожи, наручные часы самых престижных марок и др. Такое же влияние на партнеров и клиентов оказывает офис фирмы, мебель и интерьер, класс компьютеров, полиграфическое качество печатной рекламы и дизайн фирменных сувениров, марки автомобилей и сотовых телефонов, которыми пользуются сотрудники организации. См. вербальные средства воздействия, символы статуса.
Неологзм – 1) новое слово или выражение, появляющееся в языке для обозначения нового понятия и стоящего за ним предмета или явления; напр., «Интернет», «мобильник», «безразмерный» (об одежде, носках), «братообразный» (о внешнем виде некоторых россиян), 2) новые слова или выражения, употребленные кем-то, но не получившие широкого распространения в речевой практике (стилистические или окказиональные Н.); напр., «сникерснуть» (реклама шоколада), «охеппибёздить» («поздравить с днем рождения») или «гроссбухнем», «громадье» («эй, отчетность, гроссбухнем», «я наших планов люблю громадье», В. Маяковский). Ср. новаторство.
Нов?торство (англ. innovation) – изобретение новых слов и выражений, изменение сложившихся традиций художественно-речевого творчества, стиля.
Ф. Достоевский гордился тем, что придумал глагол «стушеваться». Активным новатором в языке заявлял себя В. Маяковский с его «серпастым и молоткастым», «легендарем годов» (вместо «календарем») и т. п. Возможно Н. в области фразеологии, меняющее привычный, устойчивый оборот речи: «баба с возу — кобыле легче, и волки сыты». Стилистическими новаторами являлись многие писатели, вырабатывающие своеобразие художественной речи и ее построения, напр., А. Пушкин, открывший новую эпоху в русской литературе (до него был др. язык и стилистические традиции художественных произведений). Ср. неологизм.
Нови?ль – международный вспомогательный язык, который предложил О. Есперсен в 1928 г., реализовавший в нем идею «аналитического языка».
Новообразов?ние – новое явление, возникающее в языке в ходе его исторического развития. Для слов обычно действует правило: чем слово в ряду однокоренных короче, тем оно древнее, т. е. «пень» древнее, чем «пенек», а «говорить» древнее, чем «заговариваться», «лететь» древнее, чем «перелетать» и т. д. Для новых слов используют обычно термин «неологизмы», а о Н. говорят тогда, когда появилось что-то новое в формах слов (морфологии), напр., возникли достаточно поздние суффиксы «-ист», «-изм» («финансист», «чекист», «марксист», «велосипедист» или формы с «изм» — «капитализм», «социализм», «фрейдизм», «карьеризм»). Ср. неологизм.
Нонпар?ль – мелкий типографский шрифт, кегль (размер) которого 2,25 мм. Н. обычно используют, чтобы выделить какой-то небольшой фрагмент в рекламном тексте. Целиком набранные Н. (из экономии) газетно-журнальные рекламные объявления или PR-обращения малоэффективны, угнетают потребителя. Ср. петит.
Н?рмы языкове – принятые в общественно-речевой коммуникации образованных и хорошо владеющих правильным (литературным) языком людей способы произношения, отбора слов и словоупотребления, использования грамматических и др. языковых средств.
НЯ. обычно демонстрируются в СМИ, изучаются в общеобразовательной школе, присутствуют в произведениях художественной литературы, кино, в речевой практике актеров театра. НЯ. (литературного языка) необходимо следовать в рекламе и публичной общественной и политической речи.
НЯ. делятся на императивные (обязательные) и диспозитивные (восполнительные, не строго обязательные). НЯ. — часть общего этикета, регулирующего поведение людей. Императивные НЯ. не допускают вариантов, напр., нельзя вместо «алфави?т» произносить «алф?вит», вместо «катал?г» — «кат?лог», вместо «догов?ры» — «договор?», вместо «при?нял» — «приня?л», вместо «звони?т» — «зв?нит». Диспозитивные НЯ. допускают варианты, связанные с обиходным просторечием или профессиональным сленгом: «к?мпас» и «комп?с» у моряков, «[ш] то» (строго литературное произношение с[ш]) и «[ч]то», «напроказничать» и «напроказить» (просторечие).
Различают такие НЯ., как грамматическая, орфографическая, орфоэпическая, лексическая. Грамматическая норма литературного языка: «хотят» (но не «хочут»), «мяукают» (но не «мяучат»), «работают» (но не «робят»), «преследуют» (но не «преследовают»), «бережет (но не «берегет»). По орфографической норме слово «агентство», напр., пишется с 2-ми «т», а не с одним («агенство»). Орфоэпическая или произносительная норма не допускает произнесения: «константация» вместо «констатация», «д?говор» вместо «догов?р», «пи-эр» вместо «пи-ар». Лексическая норма (англ. lexical norm) определяет автоматический выбор правильных словоформ, характерных для литературного языка: культурный человек не скажет «кура» вместо «курица», «мобил» вместо «мобильник», «благодаря чего» вместо «благодаря чему», «ложить» (языковая тайна: как более неправильно, «ложить» или «ложить») вместо «класть».
Наиболее сложны литературные или стилистические НЯ., которые связаны с языковым чутьем, вкусом и стремлением следовать лучшим образцам правильной речи. Литературные нормы наиболее социально значимы, социально ориентированы, и связаны с понятием «литературный язык». Само оно, это понятие, когда-то возникло (и затем расширило свои смысловые границы) потому, что в XIX в. знакомство с произведениями литературы считалось очень важным занятием. В эпоху, когда не было кино, ТВ и радио, именно чтение литературы (художественной, публицистической, научной) помогало осваивать «образцовую» речь, ее нормы. К тому же, знание письма, грамотность, была привилегией (слово «литера» букв. означает «буква»).
Литературные нормы связаны еще с категориями допустимости /недопустимости, приличия / неприличия, уместности / неуместности, т. е. стилистически делят слова и выражения на «литературные» и «нелитературные». Иначе говоря, стилистические литературные нормы — главный организатор речевого этикета. Так, литературные нормы исключают использование в публичной речи и межличностном деловом общении слов и выражений типа: «задница», «обмозговать», «мартыха», «намыливаться», «ку-ку», «не надо свистеть», «старая перечница», «заело», «пучит», «засранец», «охренеть», «офонареть», «не пыли», «стырить», «слямзить», «скоммуниздить», «бомжатина», «чубайсятина», «дерьмократия», «фишка», «стебаться». Но эти и подобные «нелитературные» слова и выражения в живой практике могут, естественно, проникать в публичную речь и язык деловых коммуникаций. Вопрос — в удачном и уместном использовании»нелитературной» лексики, ее соответствии языковому и внеязыковому контексту.
Нарушения НЯ. в современной России, переживающей длительный кризис общественного этикета (включая речевой этикет), разнообразны и многочисленны. Нормы литературного языка основательно «поехали» на ТВ, радио, в газетах и журналах, в среде школьных учителей, публичных политиков и шоуменов. В принципе, повторяется ситуация 1920-х гг., когда в социальные «верха» устремилось множество выходцев с нижних общественных этажей с «нелитературной» речью и слабым знанием НЯ. Сегодня ощутимый урон языку А. Пушкина и Л. Толстого наносят, с одной стороны, разношерстные «новые богатые». С другой стороны, культуру речи и представления о НЯ. утрачивают многочисленные «новые бедные» (и их отпрыски), экономически и культурно обедневшие слои среднего класса общества. Свою лепту вносят и одичавшие «низы».
_О_
Обнаж?ние при?ма – способ повышения интереса аудитории, когда откровенно раскрывают приемы и методы воздействия (типа «кино в кино» или «театр в театре»).
Людям свойственно интересоваться «кухней» искусства, шоу-бизнеса, журналистики, рекламы. Аудитории льстит, когда профессионалы рассказывают о своих тайнах и секретах. Так, напр., сделан рекламный телеролик «Кока-колы», в котором показано, что на самом деле пьют в кофейных чашках во время съемок видеосюжета рекламы кофе (пьют, конечно, «Коку»).
?бразный – фигуральный, содержащий в себе, несущий образ (англ. image-bearing, figurative).
В НЛП, ориентированном на нужды PR и рекламирования, представления об образной речи имеют важное значение. Образность достигается с помощью тропов и фигур речи, подробно описанных в настоящем Словаре.
Главная задача образной речи — связывать с называемым предметом (напр., рекламируемым товаром или лицом) ряд побочных представлений, вызывающих у аудитории эмоциональные реакции, переживания. Закрепить эти позитивные переживания целевой аудитории за рекламируемым объектом означает сформировать нужный его имидж, что достигается, конечно, не только с помощью языковых средств, речевого воздействия.
Собственно, в деловых языковых коммуникациях именно PR и реклама являются их «образной» частью. Напр., неудачное название нового продукта ведет к потерям. Удачное, наоборот, обеспечивает прибыль и успешное внедрение товара на рынке. То же можно сказать о слоганах или характеристиках объектов рекламы в PR-материалах.
Лингвистически «образность» трактуют как наличие или появление у слова образного значения. Напр., у слова «лупоглазый» оно есть изначально, а у слова «депутат» оно появится, если добавить: «взял быка за рога» (т. е. образное значение ему дарит образное идиоматическое выражение, образный фразеологизм). См. троп, фигура речи (и соотносимые с ними статьи Словаря).
Оглаг?ливание – прием, с помощью которого «оживляют» текст, делают речь более динамичной, используя глаголы (особенно глаголы действия), насыщая ими фразы и речевые конструкции. Ср. олюживание.
Огов?рка – формальная ошибка в выборе слова или словоформы в речи, имеющая глубокие внутренние обоснования в психической деятельности и социальной ситуации говорящего.
Знаменитая О. в романе Л. Толстого «Анна Каренина» у обманутого и тяжело переживающего обман мужа героини: «пелестрадал» (вместо «перестрадал»).
О. возможны как в устной, так и в письменной речи (как смысловые опечатки; напр., при наборе данного словаря наборщица вместо «сенсибилизация» набрала «сексобилизация»). Устные О. бывают 2-х типов: умышленные и неумышленные. Вторые особенно показательны, поскольку свидетельствуют о скрытой работе мысли говорящего. Умышленные устные О. — напр., оскорбительные, когда происходит замена имени, т. е. «Барбос Иванович» вместо «Петр Иванович», «Михуил» вместо «Михаил» и т. д. Иногда такие О. связаны со специальной ошибочной акцентуацией, выделении инородного звука в известном слове: «Ваша кымпания», «ну и что решил ваш дилектор (подражание просторечию; грубый вариант звукоперестановки — «пердизент»).
Важный аспект НЛП: оценка О. в речи собеседников и в письменных текстах. Бывает, что те или иные О. показывают истинное (скрытое) отношение говорящих и пишущих к ситуации, партнерам по общению, к сделке и т. д. Иногда О. могут свидетельствовать о проблемах в психике говорящего (пишущего), его ущемленности, недовольстве социальным положением, состоянием здоровья и т. п. Часто в подобных случаях О. принимают форму «ерничества», «тяжелых» шуток: напр., «где уж нам с такими людями договариваться», «маркетинг-хренаркетинг» («хитрая» О., заявляющая о претензиях говорящего на хорошую образованность и о его стремлении снизить статус партнеров по коммуникации) и т. д.
Встречаются и более сложные случаи О., когда, напр., выделяется др. признак предмета, чем предполагалось. Так, опросы продавцов ярославского пива «Волга. Хмельное» показывает, что этот продукт они называют (и требуют этого же от покупателей) пивом «Хмельным», а основное название «Волга» игнорируют, не запоминают. Данный пример лишний раз показывает, насколько НЛП связано с маркетинговой и рекламной деятельностью.
Окказион?льный – не узуальный, случайный, не соответствующий общепринятому употреблению; напр., О. значение слова, О. слово, О. словоформа «Ребеныш» по аналогии с узуальным, общеупотребительным «детеныш» или у писателя Е. Пермяка: «Турист! Ну и туриствуй как угодно» («Сказка о сером волке»).
Окр?ска – 1) стилистическая характеристика лексики; напр., «берег» (нейтральная О.) — «брег» (возвышенная, торжественная О.), «ударить» (нейтральная О.) — «вломить» (сниженная О.), 2) характеристика речи по стилевым, целевым и иным показателям, напр., эмоциональная О., индивидуальная О., бытовая О., фамильярная О., отрицательная или пейоративная О., рекламная О., экспрессивная О. и т. д.
Оксидент?ль – международный вспомогательный язык, который предложен в 1922 г. Э. де Ваалем, основанный на «общем» лексическом фонде западноевропейских языков. О., в отличие от идо и эсперанто, больше соответствует живым европейским языкам в звуковом строе, лексике и грамматике.
Оксморон – прием соединения в речи противоположных понятий, напр., «горячий лед», «холодный огонь», «красноречивое молчание», «горькая радость», «зубной окулист», «состоятельный нищий», «бесплатный товар».
Олицетвор?ние – троп, прием приписывания неодушевленному предмету, отвлеченному понятию или примитивному животному человеческих качеств; напр., «умная машина», «а волны и стонут, и плачут», «звезда с звездою говорит» (М. Лермонтов), «берет тоска» и т. п. Ср. аллегория, антропоморфность, персонификация.
Олживание – особый креативный прием в рекламе, PR, НЛП, когда в текст включают слова «люди», «человек», «дети», «тетя», «дядя» и т. п. Такие включения нацелены на завоевание доверия потребительской аудитории. Так же в телерекламе или рекламе на радио в сюжеты с рекламируемым товаром включают образы людей или их голоса. О. используют не только для оживления рекламы или PR-материалов, но и для того, чтобы реципиент (получатель информации) мог ассоциировать себя с кем-то, кому-то симпатизировать, завидовать, проявлять другие эмоции.
Ом?графы – разные по значению и звучанию слова, совпадающие по написанию; напр., «з?мок» (дворец) и «зам?к» (на двери), «мук?» и «м?ка» и т. д. Существуют еще т. н. омофоны — одинаково произносимые разные по значению слова, отличающиеся по написанию, напр., «пруд» — «прут». Ср. омонимы.
Ом?нимы – слова, совпадающие по звучанию, но разные по смыслу, напр., «лук» (растение) и «лук» (оружие), «посол» (дипломатический ранг) и «посол» (засаливание, «килька пряного посола»), «дождевик» (плащ) и «дождевик» (гриб).
Омонимию, т. е. наличие таких слов в языке, используют в рекламе; напр., в слогане: «Не кладите деньги в банки, а держите их в Сбербанке». В популярной телепередаче «Тушите свет» ее герой Хрюн на вопрос, знает ли он «кого-нибудь из западных христиан», ответил: «Ганс Христиан Андерсен». О. и омонимия широко используется для игры слов, создания каламбуров. Омонимия может распространяться не только на слова, но и на морфемы, части слов. Это обеспечивает возможности рифмовки и звуковых сближений: «Светик» — «приветик», «Толик» — «алкоголик», «Дашка» — «замарашка», «рэкет» — «мекет», «шашлык» — «башлык»; «пиво» — «диво», «шушера» — «мушера».
Для рифмовки морфологические О. используются так. Напр., нужно прорекламировать какой-л. сок, сочинить слоган. Берем: «сок». Подбираем созвучные, омонимические (на уровне морфем): «свисток», «бросок», «сосок», «виток», «глоток», «песок». Самое подходящее — «глоток», т. е. получаем «сок» — «глоток». Подбираем украшающий эпитет, способный вызывать у аудитории слогана положительные эмоции. «Наш сок — свежего вкуса глоток». Слоган готов, омонимия задействована.
Оппон?нт – выдвигающий возражения против утверждения (тезиса), ср. пропонент.
Орфопия (греч. ortho?peia, «правильность» и epos, «речь») – система норм языка, обеспечивающих единство его звукового строя, единое оформление звучащей речи.
К О. относятся правила произношения, ударения, тон и др. О. русского языка сформировалась еще в XVII в. на базе московской речи, окончательно утвердилась во 2-ой пол. XIX в. См. московское произношение, нормы языковые, сценическая речь.
Отмир?ющие явления – явления, характерные для речи старших поколений, но уже не воспроизводящиеся в речи большинства носителей языка. ОЯ. могут быть одновременно связаны и с социальными трансформациями, развитием особых социодиалектов. Так, напр., во многих современных российских фирмах не принято называть сотрудников по имени-отчеству (вне возрастного контекста), т. е. наблюдается отказ от традиционного Э. Станут ли обращения по «имени-отчеству» ОЯ. в рамках деловых коммуникаций — неизвестно.
От ОЯ. в языке отличают т. н. развивающиеся явления, противопоставляют последние ОЯ.
_П_
Пазигр?фия – система знаков, обозначений (нотация), которую применяют в определенной области знаний, производства, торговли. П. не основана на символах конкретного национального языка, т. е. является международной знаковой системой, специальным «общим языком». К П. относит математическую символику, шахматную нотацию, музыкальную нотацию, специальные символы, маркирующие товары (напр., штрих-коды) и т. п.
Палиндр?м – слово или фраза, стихотворение, которые имеют одинаковый смысл при чтении как слева направо, так и справа налево; напр., «комок», «кабак», «а роза упала на лапу Азора», «а на клопа пала лапа Полкана», «или пила Шура Н.? Но и цари рацион нарушали — пили».
Парадгма – 1) в лингвистике П. называют некие типичные совокупности языковых единиц, различающиеся между собой, но связанные как члены одного ряда, напр., это может быть совокупность всех возможных форм одного слова, еще совокупность изменений форм слов одной части речи, их флексий (окончаний). Говорят о парадигматике языковых единиц, т. е. определенных системах, классифицирующих языковые единицы и модели их употребления, в памяти, сознании носителя языка. Парадигматику отличают от синтагматики, т. е. использования единиц языка в речи, когда важно их различие, а не сходство. Пример П. — падежно-числовая П. существительных с 2 подпарадигмами (ед. и мн. числа), лексико-семантическая П. названий профессии — «врач», «инженер», «офицер», «балерина», «буфетчик», «банкир», «шофер». 2) в социологии понятие П. используется при описании историко-культурных, экономических и др. процессов на системном уровне, напр., говорят о «петровской П.» развития России, т. е. моделях и формах жизни, внедренных в эпоху Петра I и его сподвижников и определивших особенности последующих эпох, существующих в них в модифицированном виде, но, в сущности, в тех же системных отношениях.
В рекламе можно говорить о П. слоганов, телероликов (см. их классификацию в I части Словаря) и т. п. В маркетинге — о П. потребления, выделяя с помощью этого понятия различные сообщества, аудитории потребителей. Своеобразной П. является т. н. «потребительская корзина». В шахматах П. являются «белые» и «черные» с их подпарадигмами — «пешки», «ферзь», «король», «ладьи» и т. д. Во время шахматного поединка единицы шахматной игры (фигуры) вступают в различные синтагматические отношения (линейные), образуют всевозможные конфигурации и синтагмы. Выстроенные же перед началом игры шахматные фигуры — 2 П., разворачиваемые в синтагмы. Так различается парадигматика и синтагматика и в языке.
Параптксис – то же, что эпентеза (см.).
Парафр?за – 1) описательное высказывание, выражение, 2) троп, когда обычное слово заменяется описательными словосочетанием, выражением; напр., «город на Неве» вместо «Петербург», «столица нашей Родины» вместо «Москва», «вечный город» вместо «Рим», «четырехколесный друг» вместо «автомобиль», «зеленый змей» вместо «алкоголь». Выделяют поэтическую П., напр., «унылая пора! очей очарованье!» (А. Пушкин) вместо «осень». Еще: эвфемистические П. и П.— табу: «пишущий эти строки» вместо «я», «хозяин (тайги)» вместо «медведь» (см. табу, эвфемизм).
Парех?за – псевдоэтимологическая фигура, парономазия со словами, которые различаются одной буквой или переставленными слогами; напр., «муж по дрова, а жена — со двора». Ср. парономазия.
Пар?дия – комическое подражание, воспроизводящее языковые средства и стиль того, кого пародируют. См. антирекламная пародия, ср. стилизация.
Пар?нимы – однокоренные слова, близкие по звучанию, но разные по смыслу. Напр., «человеческий» — «человечный», «далекий» — «дальний», «экономический» — «экономный». Иногда к П. относят и просто слова, сходные по звучанию (созвучные): «половник» — «полковник», «трава» — «дрова», «как» — «бяка», «мистер» — «Свистор» и т. п. См. парономазия, ср. омонимы.
Пароном?зия – анноминация, фигура речи, сближающая паронимы для достижения образного или комического эффекта. Напр., так используются похоже звучащие слова у А. Грибоедова: «Служить бы рад — прислуживаться тошно». В скороговорке: «на дворе трава, на траве — дрова». У Н. Некрасова: «он до смерти работает, до полусмерти пьет». Ср. паронимы.
Парцеллция – такая конструкция высказывания, когда его содержание реализуется в нескольких динамичных, отрывистых фразах. С помощью П. придают речи разговорный характер и усиливают концентрацию внимания аудитории на предлагаемой информации. Напр., «Вы отдохнете! Запомните каждое мгновение. Поднмитесь в горы. Оп?ститесь на морское дно. Вы свободны. Вы обгоняете ветер. А ночью … Ночные купания. Дискотеки. Все, что только рождается в вашем воображении» (из рекламы туристических услуг).
П. используют при медитациях и словесном гипнотическом внушении, повторяя фразы ровным, монотонным голосом. К П. часто прибегают журналисты, напр., чтобы сделать длинный и запутанный текст, наговоренный собеседником во время интервью, легким для восприятия, привлекательным для читателя.
Пасимол?гия – 1) то же, что язык жестов (см.), 2) кинесика (см.).
Педантзм – стилистически излишняя, раздражающая аудиторию, точность и обстоятельность в высказывании, речи; напр., «президент, возглавляющий нашу компанию» вместо более лаконичного «президент нашей компании», «принадлежащий нашей фирме склад» вместо «наш склад» или «склад нашей фирмы», «размещенная нами реклама в прессе» вместо «наша реклама в прессе». П. возникает часто при переводах, напр., русск. выражение «не по чину берешь» во франц. переводе звучит : «ты воруешь слишком много для человека твоего чина» Ср. пуризм.
П?йсинг (букв. «отражение, помещение зеркала перед кем-либо») – особые приемы воздействия в процессе коммуникации, которые используют для создания раппорта (см.).
С помощью приемов П. создают такую обстановку, в которой люди чувствуют себя комфортно, где все правильно, хорошо, справедливо. На П. основывается множество «сладких» роликов телерекламы, демонстрирующие счастье, здоровье, успех персонажей и увязывающие «красивую жизнь» с покупкой определенных товаров и услуг (для телезрителей).
В межличностном общении применяют такие методы П., как:
1) вербальные, когда тембр голоса и темп речи, выбор слов и выражений, силу голоса, дистанцию при разговоре «подстраивают» под собеседников,
2) «язык посла» — выбирают оптимальные позы, в которых стоят или сидят, положение головы, ног, выражение лица, жестикуляцию, дыхание, используют прикосновения, регулируют походку, подбирают адекватные ситуации, одежду, обувь, прическу и т. д.,
3)демонстрация чувств — проявляют терпимость и доверительность по отношению к собеседнику, демонстрируют заинтересованность его высказываниями и проблемами, проявляют уважение и понимание к чертам его характера, профессиональному опыту, увлечениям и мировоззрению.
П. помогает избегать конфликтов в общении. Такие конфликты возникают, напр., из-за незнания самых элементарных правил П., когда один собеседник говорит слишком быстро, а другой — слишком медленно. Говорящий быстро в этой ситуации раздражается и начинает говорить еще быстрее. Медлительный в ответ цепенеет, озлобляется, нервничает, замыкается в себе, легко может прервать переговоры. Переговоры могут осложниться и даже сорваться из-за 1—2 звонков на мобильный телефон одной из сторон: невыключенный мобильник — знак неуважения к партнерам. Неприятно переговариваться с людьми, у которых всклокочены волосы, возбужденный и нервозный вид, недовольное выражение лица, бегающий, уходящий от собеседника взгляд, дефекты в одежде, слишком громкая, развязная речь и т. п.
Перегринзм – особенность устойчивого выражения, фразеологизма, являющегося заимствованием. Напр., «на войне как войне» (от франц. «A la guerre comme ? la guerre»), «я имею сказать вам следующее …» и т. п.
Перифр?за (или перифраз) – то же, что парафраза (см.).
Персонифик?ция – придание речи личного характера (П. речи), олицетворение предметов неживой природы, в т. ч. «оживление» рекламируемых товаров и услуг — прямое или через специально создаваемые образы, персонажи. Прямая П. товара в рекламе — это когда сам рекламируемый объект (зубная щетка, паста, пачка сигарет, телевизор и т. д.) говорит человеческим голосом, двигается, танцует, прыгает. Косвенная П. заключается в создании живых образов, узнаваемых персонажей, которые ассоциируются у подвергаемой рекламному воздействию аудитории с определенными товарами, услугами. Для этой цели используют как образы людей («тетя Ася приехала»), так и др. существ — розовых зайцев батарейки «Дюраселл», верблюда «Кэмел», забавной резиновой куклы компании «Мишлэн», говорящего и предлагающего продукт пельменя «Сам Самыч».
П. речи осуществляется, прежде всего, с помощью личных местоимений «я», «мне» и др., выражения личного отношения говорящего к предмету высказывания.
П. речи в литературных произведениях и скетчах может достигаться с помощью «особых словечек», характеризующих того или иного персонажа, воспроизведения особенностей его произношения. Ср. олицетворение, олюживание.
Петт – мелкий типографский шрифт размером (кеглем) 3 мм.
П. закономерно применяется в самых маленьких модулях, «спичечных коробках» газетно-журнальной рекламы. В малую площадь объявления здесь часто стремятся «закачать» максимум текстовой информации.
В целом, использование П. и др. мелких шрифтов в рекламе и PR-текстах нежелательно. Здесь наглядно проявляется такой закон НЛП: вредно и неэффективно любое действие, которое вызывает затруднения у целевой аудитории. Как приемы выделения определенных фрагментов текста более предпочтительны курсив или более крупный, чем основной, шрифт. Ср. нонпарель.
Плеон?зм – избыточность, «лишние слова» в речи; стилистический прием, фигура речи.
Типичными П. являются такие: «внутренний интерьер» (вместо «интерьер», который не может быть внешним), «поступательное движение вперед» («поступательного» движения назад не бывает), «свободная вакансия» («вакансия» это и есть «свободное место»), «лично я», «в общем и целом» и т. д. К П. иногда относят избыточность иностранных слов, замену более привычных русскому слуху терминов заимствованиями, т. е. когда вместо «ограничивать» говорят «лимитировать», вместо «определять» — «детерминировать», вместо «согласие» — «консенсус», вместо «случайный» — «окказиональный», вместо «равнодушно» — «индифферентно» и т. п.
П. могут демонстрировать невежество, культурную недостаточность автора речи, напр., когда кто-то говорит о «промышленной индустрии» («индустрия» это и есть «промышленность») или «форсирует строительство ускоренными темпами» («форсировать» значит «ускорять темп»). Крайней формой П. является тавтология, повторение однородных по значению и звучанию слов, напр., Л. Брежнев был «автором» выражения, подхваченного советскими журналистами, СМИ: «экономика должна быть экономной» (в школе изучают «масло масляное», такой же пример тавтологии).
Но бывают случаи узаконенной в рекламе практики тавтологии («сегодняшний день») и оправданное применение П. Здесь говорят о мнимых П. или о П. как фигуре речи, специальном приеме для усиления воздействия на аудиторию. В определенном контексте можно сказать: «мы потерпели полное фиаско» (хотя «фиаско» означает «полное поражение») или «хватит огород городить», «я видел это своими глазами». Привычны и частотны в речи такие плеонастические выражения, как «веселый праздник» или «зимняя стужа» Ср. амфиболия, педантизм, тавтология.
Позитвная двусмсленность – прием НЛП, когда с помощью речевой конструкции допускают, внушают «вторую мысль». Напр., слоган: «Когда кончается “Шлиц — кончается пиво”». Первая мысль этого утверждения вполне банальна, но в подтексте звучит и другая, нетривиальная: если нет «Шлица», то закончилось не просто пиво данного сорта, а пиво вообще, всякое другое пиво, если сравнить со «Шлицем», не пиво, а неизвестно что. В политическом PR часто прибегают к конструкции «если не он (я, мы), то кто же?» Здесь дается понять, что рекламируемое лицо полно энергии, готово действовать, совершать выдающиеся поступки, а подспудно заявляется о незаменимости «героя». Кстати, раскрученное ОРТ в 2001 шоу «Последний герой» также названо по модели ПД.: с одной стороны название намекает на возможности проявить героизм и мужество, привлекает интерес аудитории к людям, способным существовать во всяких экстремальных ситуациях (вроде «последних из могикан»), с другой раскрывает «технологию» зрелища — «герои» выбывают один за другим, пока не останется торжествующий успех «последний». Иногда ПД. дает курьезный, юмористический эффект, напр., в слогане: «Всегда в Джипе».
Покол?ние – формация людей, объединенных временем рождения в интервале 10 лет, имеющая некоторые общие впечатления об определенных событиях, моде и т. д.
Стремление каждого нового П. обрести свое лицо активно эксплуатирует реклама, предлагающая сделать этим «лицом» рекламируемые товары, услуги, звезд шоу-бизнеса. Известен девиз «Новое поколение выбирает “Пепси”», под которым одноименная компания вела бои с «Кока-Колой» в США еще в 1960-х гг. «Пепси-колу» позиционировали как знак молодости, символ нового П. Те, кто тогда «выбрал» этот напиток, давно состарились, облысели и одряхлели, обзавелись внуками. Однако, в России девиз продолжил «работать» в 1990-х гг. Российские журналисты любили писать «о П., выбиравшем “Пепси”». Примерно то же они пишут сейчас «о П. Децла» или «Интернет-П.».
Специфику интересов и ценностей разных П. нужно учитывать в PR-деятельности. Обращаясь к «П. двадцатилетних» не стоит использовать слово «лабух» или цитировать В. Высоцкого. Ветераны, те, кому за 60—70, обидятся, если какой-нибудь кандидат в депутаты станет в разговоре с ними поминать «прибамбасы», «фишки», или предложит в подарок диски с группой «На-На». Это же можно сказать и о выборе проблематики: разговоры о размерах пенсии или здоровье — не тема для молодежной беседы.
П?ле – 1) в социологии — изучаемая среда, аудитория, которую опрашивают в ходе полевых исследований (в отличие от кабинетных, аналитических), 2) в НЛП и лингвистике — совокупность определенных содержательных единиц (понятий и слов), соотносимых с определенной областью человеческого опыта и деятельности. Выделяют т. н. семантические (или лексико-семантические поля), напр., «поле радости», «поле времени», «поле денег и денежных операций» и т. д. Это «кусочки» действительности, с которыми в языке соотносится определенная группа слов (лексическая микросистема), зафиксированная и архивированная в человеческом сознании, клетках мозга, записывающих понятийно-словарную информацию. Кроме того, говорят об ассоциативных П. — совокупностях («кустах») ассоциативных представлений, связываемых в сознании носителей языка с тем или иным словом, напр., «тепло», «холод», «вода», «перестройка», «доллар», «депутат», «пиво», «яйца», «море» и др. Выделяют еще т. н. концептуальное П. (англ. conceptual field) — совокупность взаимосвязанных понятий, напр., концептуальное П. «бизнеса», «рекламы», «маркетинга», «шахматной игры», «физики», «театра», которые существуют в сознании людей также в виде «информационных» записей (энграмм) мозга.
Задача НЛП заключается как раз в воздействиях на систему П. как определенных социальных групп (целевых аудиторий), так и представляющих эти группы индивидов. «Информационные объемы» П. могут расширяться или сужаться. Здесь возможно как появление (внедрение) новых понятий и слов, а также конфигураций ассоциативных связей, так и исключение, деактуализация какого-то содержания. Так, напр., в России с нач. 1990-х гг. внедрялись термины демократии, бизнеса и потребления, а деактуализировались понятия и слова, связанные с П. «советское».
Важно, что целевые аудитории (классы и слои общества) имеют различную разработанность разных лексико-семантических, концептуальных и ассоциативных П., по разному оценивают и реализуют их актуальность. Найти с аудиторией «общий язык» означает в практике НЛП актуализировать определенные П. (группировку П.) для решения конкретных PR-задач или успеха рекламирования.
Напр., в сер. 1990-х гг. исследования мотивов потребления различных сортов (брендов) пива показывали, что микросистемное П., связанное с представлением об этом продукте, у россиян (подавляющей части опрошенных) разработано очень слабо, что потребители пьют «просто пиво», оценивают его не по приверженности к марке (бренду), а по «качеству». Сейчас положение с пивом меняется, но все же для России характерна слабость «брендовых» П. в сознании большинства потребителей: одни о системе фирменных «брендов» имеют очень смутное понятие, другие — рады бы актуализировать информацию понятийно-словарных П., связанных с миром фирменных товаров, но не могут этого сделать по финансово-экономическим причинам. Примерно то же происходит с П. «демократия».
Полипт?т – разновидность парономазии (см.), когда происходит соединение разных надежных форм одного слова, напр., «человек человеку волк» (лат. Homo homini lupug est), «человек человеку друг, товарищ и брат», «ворон ворону глаз не выклюет» (ср. контрастирующее «лысый лохматому не товарищ»).
Попад?ние в стереотп – комплексное понятие НЛП, распространяемое как система требований и приемов на маркетинговые коммуникации, особенно креативные разработки в PR и рекламе.
ПВС — это, когда, напр., создается рекламный слоган на базе известной целевой аудитории словесной формулы, крылатого выражения: «пришел, увидел, купил (вместо “победил”)». ПВС возникает и при верном определении мотивов потребления в процессе позиционирования товаров, услуг, общественно-политического продукта (деятеля, движения, какого-л. проекта). Собственно, мотивационные исследования в маркетинге изучают именно стереотипы выбранной аудитории потенциальных потребителей. Под стереотипом здесь можно понимать и языковые привычки (те же популярные у аудитории словесные штампы, ее словарь), и психологические установки, правила и стиль (формы) поведения потребителей. Напр., некоторые риэлторские фирмы сообщают, что действуют «по поручению Правительства Москвы». Ясно, что никаких «поручений» мэрия Москвы им не давала (и давать не может, поскольку это коммерческие структуры, частный бизнес). Но на аудиторию, особенно пожилых людей, такая формулировка производит сильное благоприятное впечатление, вызывает иллюзию надежности, гарантированности предлагаемых услуг. Точно также в товарной рекламе работают с категорией «качество», напр., ссылаются на «европейское качество» (хотя под маркой европейских компаний продаются, в основном, товары, изготовленные в Китае, Юго-Восточной Азии или в странах СНГ, в регионах с дешевой рабочей силой).
Еще один прием ПВС здесь — это ссылка на оборонную отечественную промышленность (оборонку), напр., в рекламе некоторых лекарственных, а точнее дополнительных лечебных (и часто весьма сомнительных) средств. Или такое: «Кремлевская водка», «Кремлевский соус (татарский)», «кремлевская таблетка» (электронный «жук» в желудке, который якобы изготавливался когда-то в великой тайне для кремлевских руководителей). Деятели т. н. «сетевого маркетинга» (пирамидообразного продвижения товаров) предлагают всем желающим стать «директорами», избегая слова «агент». Многие фирмы злоупотребляют терминами «менеджер» и «маркетолог», называя так тех же агентов. Другие для этой цели используют еще наименование «бренд-менеджер». В обычной PR-деятельности ПВС играет не меньшую роль, напр., на рынке предвыборных обещаний избирателям, как общих, так и для каждой из их групп, имеющих специфические стереотипные интересы. На ПВС основана и деятельность по компрометации соперников, использование «грязных» PR-технологий.
Поэтзм – слово или выражение, характерное для поэтического речевого и образного творчества; напр., «волненье бурь», «небесные черты», «мимолетное видение», «дни резвости злотые». В русской поэзии к П. традиционно относят старославянские формы с неполногласием («брег», «млеко», «град», «брада», «злато», «младой») и «торжественные» термины («ланиты», «очи», «озарить», «тризна», «мрак», «ропот», «рок», «трепетать»).
В рекламе используются ложные П. (или псевдоП., квазиП.), напр., «свежее дыхание», «глоток солнца», «райское наслаждение», «волшебный мир», «сказочная страна» и т. п. Правда, «тонкострунная лира» или «младые девы» в современной рекламе не отмечаются. Зато можно заметить, что на ТВ шоу и игры с денежными призами часто ведет какой-нибудь «юноша бледный со взором горящим» (так П., поэтическое выражение помещается, вставляется в обычную речь — для контраста и эффекта комического).
Для поэзии XX в. традиционные П. уже не характерны, поэты стремились к др. стилистике, напр., —
«Природа
Уходила
В Завтра
Непроторенною тропой.
Хрустели кости бронтозавра,
Ломаясь под ее стопой.
Лепила, не жалея солнца.
Готов эскиз —
Один, другой —
И плоский череп кроманьонца
Она отбросила ногой»
(В. Семенов)
«Когда ему выдали сахар и мыло —
Он стал домогаться селедки с крупой!
Типичная пошлость царила
В его голове небольшой»
(Алейников)
«Что же такое счастье?
Одни говорят: — Это страсти:
Карты, вино, увлеченья —
— Все острые ощущенья.
Другие верят, что счастье —
— В окладе большом и власти.
В глазах секретарш плененных
И трепете подчиненных.
А счастье, по-моему, просто
Бывает разного роста:
От кочки и до Казбека,
В зависимости от человека!»
(Э. Асадов).
Приказ?ние (англ. order) – особый вид коммуникативного высказывания, реакцией на которое со стороны слушателя или слушателей является указанное в П. действие.
П. в НЛП и теории коммуникации отличают от приветствий, намеков просьб, заявлений. П. является главной и наиболее частотной формой высказывания в PR-текстах и языке рекламы, прямо или косвенно реализует формулу «идите и покупайте». Приветствия, намеки и заявления играют в любых текстах в этой области сугубо вспомогательную, декоративную роль, а просьбы вообще табуированы, запрещены (кроме благотворительной и социальной рекламы, где опять же любая просьба заканчивается П. — перечислите деньги на такой-то банковский счет).
Исследования российской психологии потребления показывают, что в России популярна и действенна «лобовая», агрессивная реклама, провоцирующая покупателей (или избирателей) на «действие без раздумий». Реклама посылает не нейтральный информационный сигнал, а целенаправленную команду. Слишком сложные и тонкие психологические ходы и рисунки убеждения, аргументации в пользу товара часто раздражают аудиторию. Та же ситуация — на рынке политической рекламы .
Пришептывание – недуг, дефект произношения (англ. lisping, франц. clichement), при котором мимо ротовой щели пропускается часть выдыхаемого воздуха во время артикуляции (работы органов речи) при произнесении шипящих и свистящих согласных звуков.
П. возникает в связи с тем, что край языка говорящего неплотно прилегает к зубам. В PR (если у лица, чей имидж обеспечивается PR-средствами, не удается исправить этот дефект) можно сгладить П. ограничениями активности носителя дефекта в публичных выступлениях (их частность, объем произносимых текстов), а также путем редактирования словаря текстов выступлений, из лексикона которых целесообразно максимально возможно исключить слова с шипящими и свистящими (особенно соединения, сочетания таких слов и звуков). П. не следует путать с т. н. «пришептыванием», старческой манерой шептать себе под нос. Ср. шепелявость.
Прозиоп?зис – усечение (элизия) начальной части высказывания в быстрой, непринужденной, фамильярной речи; напр., «решим завтра» («этот вопрос решим завтра», «куда пойдем днем, решим завтра» и т. п.) или англ. «Morning» (вместо «Good morning!»). В диалоге: «Добрый день! — Добрый.». Ср. апозиопезис.
Прозопоп?я – то же, что олицетворение (см.).
Пропон?нт – собеседник, выдвигающий и отстаивающий утверждение, ср. оппонент.
Прос?дия – 1) научно-практическая дисциплина, учение о принципах и средствах членения звучащей речи, соединения ее разных частей; важнейшие элементы П. — повышение и понижение основного тона (мелодия речи), относительное замедление и ускорение речи (темп), разрыв, остановка произнесения (пауза), расстановка ударений разной силы (динамика), 2) общее название для таких специфических признаков звучащей речи, как высота тона, громкость (сила, амплитуда), длительность (количества звучаний).
Простор?чие – слово, выражение, оборот речи, форма словоизменения, не входящие в норму литературной речи, не допускаемые в разговорно-бытовую, публичную речь и речь художественной литературы для создания стилистического колорита, юмора, «разрядки» и т. п. Напр., «пр?цент» вместо «проц?нт» (поговорка: «д?центы» говорят — «пр?центы», а «доц?нты» говорят — «проц?нты»). Еще: «как захочем, так и сделаем», «делов-то».
В речи образованных людей, хорошо освоивших нормы литературного языка, П. используются для особых стилистических задач, «оживления» ситуации речи. У остальных — естественно, неосознанно, как правомерные языковые средства, напр., «Они свое образование хочут показать» (А. Чехов), «В транвае ехал мужчина, держал в руках портвей, и делал вид, что закончил институй» (из рассказов домработницы Ф. Раневской). Ср. жаргон, см. теория трех стилей.
Прот?за – «надставка», присоединение добавочного звука к началу слова для облегчения произношения; напр., исторически «осьмь» дало «восемь» в русск. яз., лат. spiritus дало протетический гласный «е» во франц. яз. в «esprit».
Профессионалзм – специальное слово или выражение, характерное для какой-то профессиональной группы, напр., «на-гора» (у шахтеров), «вира», «майна» (у грузчиков), «автоматчик», «моторщик», «шассист» (работник автоматного цеха, моторного цеха, цеха шасси у автомобилестроителей), «квантовый переход» у физиков, «фонема», «морфема» у лингвистов, «полевое исследование» у социологов, «собачка» (листок со спецификацией публикуемого материала в редакциях газет и журналов) и т. д. Некоторые П. попадают в фонд общей речи, напр., «накладка» в значении «ошибка» (из языка актеров). Ср. жаргон, жаргонизмы, сленг.
Пситтацзм – бессмысленная речь, похожая на механическое повторение слов попугаем. П. возникает обычно в ситуациях, когда говорящий не понимает значения употребляемых слов (напр., читая подготовленный кем-то другим текст «по бумажке»).
П. используют в художественных целях, напр., чтобы показать разговор роботов или людей-машин (биороботов). П., как вообще любой механицизм речи, обычно оставляет у аудитории отрицательные впечатления.
Психолингвстика – научная дисциплина, изучающая строение речи с т. зр. ее содержания, адекватности речевых актов коммуникативному намерению (кодирование и декодирование сообщений, передаваемых средствами естественных языков). ПЛ занимается еще моделированием восприятия детьми системы языка, т. е. основами обучения грамоте, культуре речи в школе.
НЛП является деятельностью в рамках общего направления ПЛ., особенно в аспектах психофизиологической организации человека и его речи, языка и моделирования речевой деятельности.
В США ПЛ. последовательно смыкалась с бехевиористской психологией Ч. Осгуда. Затем ведущие позиции в ПЛ. заняла т. н. порождающая грамматика Д. Миллера и его последователей. Современная ПЛ. не только тесно увязывает проблемы языка с психической деятельностью человека и его биологическим функционированием, но и с социально-экономическими факторами, национальной ментальностью, культурным фоном и т. д.
Пурзм – отрицательное отношение к заимствованиям, употреблению иностранных слов, стремление оградить национальный язык от международного и иноязычного влияния, отрицательное отношение к неологизмам, языковому и речевому новаторству, к диалектизмам в речи, в произведениях художественной литературы, к просторечию, жаргонизмам и т. д.
Во времена В. Белинского протестовали против слова «литература», вместо старых, устоявшихся «словесность» или «письменность». Своеобразным П. отличались воззрения на языковую культуру В. Даля, который прелагал говорить «мокроступы» вместо «галоши». П. — положительное явление с т. зр. борьбы с засорением языка и национального сознания излишними заимствованиями, «обезъянничанья» по отношению, напр., к современной англо-американской языковой культуре. В то же время пуристические крайности вроде требования употреблять только исконные слова, не осваивать новых культурных и технических терминов, закономерно вызывают возражения.
_Р_
Равнокон?чность – гомеотелевтон, звуковое совпадение конечных слов или фраз, основа рифмы в поэзии и стилистических созвучий в прозаической речи. Р. может возникать случайно, непреднамеренно и придавать высказыванию сатирическое, бурлескное звучание. Напр., «мимо рта проносят чачу, мимо носа — алычу» (В. Высоцкий). Непреднамеренно: «Ее заметили на заводе сразу. Это и понятно: чем красавица строже, тем она милее, красивее и дороже.» (из советской прозы 1960-х гг.). Ср. рифма.
Рапп?рт – достижение гармонии, согласованности чувств, ощущений, общего мировосприятия в общении.
Р. стремится к синхронизации чувств людей, к объединению интересов. Сильнее всего Р. проявляется у влюбленных: сходные позы, темп речи, похожие слова и интонации, дыхание в одном ритме.
Р. в бизнесе оценивают как состояние психологического комфорта: аудитории нравится смотреть и слушать рекламный телеролик, люди чувствуют себя «как дома» во время посещения определенного офиса, магазина, ресторана, ощущают близость, доверительность партнеров на переговорах. Все это состояние Р. В PR особое значение имеет нахождение Р. с журналистами: хорошо влияющий на целевую аудиторию материал в СМИ получается только, если найден общий язык в общении с журналистами, авторами статей и теле- и радиоинформации. Ср. пейсинг.
Рекл?мный гк – специальный игровой прием, трюк, изобретаемый в рекламе для решения той или иной нестандартной ситуации.
Напр., в знаменитом лондонском магазине «Хэрродс» был установлен первый в Англии эскалатор для посетителей. Новшество любящими свои привычки и традиции британцами, особенно дамами, не было принято. Эскалатором не пользовались. Тогда изобрели и применили такой РГ.: те, кто входил на эскалатор на 1-ом этаже, получали на 2-ом бесплатную рюмочку коньяка.
Рекл?мный т?кст – вербальное, текстовое выражение рекламной идеи, в котором ставятся и решаются маркетинговые задачи.
РТ. часто поддерживает и усиливает действие зрительных, визуальных средств рекламирования, являясь (исключая устную рекламу) также таким средством, т. е. нуждается в тщательном стилистическом и шрифтовом оформлении.
Для рекламирования товаров и услуг массового спроса и индивидуального назначения используют краткие и легкие в восприятии РТ., соединяя их с иллюстрациями, зрительными образами товаров и услуг «в действии». Фразы в таких РТ. пишутся короткими предложениями. Используют глаголы действия, оценочную лексику (вроде эпитетов «новый», «лучший» и др.), слова-«хлопушки» типа «бесплатно», «скидка», «гарантия», «доставка на дом». В РТ. глаголы должны передавать ощущения деловитости и решительности, а прилагательные — создавать позитивное настроение. Не следует перегружать РТ. большим числом аргументов в пользу покупки товара: достаточно 3—4 доводов.
В РТ не должно содержаться каких-л. отрицательных мнений и оценок и никаких сравнений с конкурентами. Самая важная информация размещается в начале и в конце РТ. Концовка РТ должна призывать потребителя к конкретным действиям, прямо их называть, указывать. РТ не должен содержать специальных терминов, слов и выражений, которые могут оказаться непонятными для аудитории. Все предметы в РТ должны быть названы одними и теми же словами (нельзя рекламировать и «томаты», и «помидоры»).
РТ пишутся в настоящем времени. Не включают собственных оценок рекламистов и продавцов типа «наши специалисты думают», «мы считаем» и т. п. В РТ не используют сослагательного наклонения, выражений «мог бы», «способствовал бы», «убедил бы». РТ не должен быть слишком «умным», а товар или услуга не должны казаться аудитории чересчур сложными. Осторожно следует применять превосходные степени, чрезмерно преувеличивающие достоинства товара. Обязательно нужно рассказывать, что делает сам товар, чем обеспечивает покупателя сама услуга. Не следует писать, что должен делать с ними потребитель: люди не любят лишних нагрузок и усилий. Аудиторию нужно побуждать на совершение быстрых и конкретных действий, включать в РТ предложения типа: «приходите сегодня», «покупайте сейчас», «звоните немедленно». Фразы типа «не откладывайте визит в наш офис» и др. с рекомендациями потребителю, что ему не делать, использовать нельзя.
Композиция РТ. достаточно стандартна. Предпочтительна четырехчастная блочная композиция рекламных обращений: 1) слоган, заголовок, 2) зачин (несколько строчек, объясняющих основную идею заголовка), 3) информационный блок с основной рекламной аргументацией, 4) справочные данные — адрес, телефоны, факс, сайт в Интернете, дополнительные условия (скидки, условия поставок и др.).
Эти части могут комбинироваться для составления рекламных объявлений: а) слоган + справочные данные, б) слоган + зачин + справочные данные, в) слоган + информационный блок + справочные данные, г) слоган + зачин + информационный блок + справочные данные.
В газетно-журнальной и печатной рекламе действуют такие правила увеличения читаемости РТ. —
— многокрасочные объявления заметнее черно-белых примерно на 70%,
— вытянутые в столбец в форматах 1/4 или 1/3 полосы РТ. привлекают больше внимания, чем квадратные и вытянутые вдоль,
— в газетах и журналах лучшее место для РТ. — правый верхний угол полосы,
— не рекомендуется наклонное (косое) расположение текста, излишне крупные или мелкие (петит, нонпарель) шрифты,
— фотографии лучше смотрятся в РТ., чем рисунки, вызывают ощущение достоверности,
— одна большая иллюстрация предпочтительнее нескольких маленьких,
— при рекламировании унылого, не вызывающего у аудитории объекта возможно использование не имеющих к нему отношения иллюстраций (напр., дети, природа, животные, секс), но необходимо создавать видимость связи между иллюстрацией и рекламируемым объектом (через слоган, фотомонтажем и др. способами),
— образы знаменитостей в РТ. могут отвлекать внимание аудитрии от объекта рекламирования, их изображения должны сопровождаться цитатами, их высказываниями в пользу товара или услуги,
— любое тонирование объявления лучше, чем белый фон,
— не следует злоупотреблять «вывороткой» (белый шрифт на черном фоне),
— объявления в рамке, круге, виньетке и т. д. читаются лучше, чем без обрамления,
— изображение товара является основным в РТ., когда его внешний вид имеет большое значение для интересов потребителя,
— вырезные купоны и «цветные пятна» с информацией о скидках усиливают впечатление аудитории от рекламного обращения.
РТ. для радио, ТВ, презентаций, пресс-конференций следует создавать сначала в звуковой форме, записывать на магнитофон, и только потом фиксировать письменно. Доверие к РТ. повышают свидетельства очевидцев, потребителей, авторитетных специалистов, выдающихся личностей (звезд). У аудитории уровень исполнения РТ. ассоциируется с качеством, достоинствами предлагаемых товаров и услуг.
РТ. для производственных товаров и услуг отличаются большей рациональностью. Такие РТ. взывают к выгоде и разуму, а не к эмоциям потребителей. Здесь большее значение имеет тщательная, развернутая аргументация. Число доводов в пользу объекта рекламы не ограничено (не должно быть только «воды», пустых рассуждений). Доля призывной и оценочной лексики здесь резко снижается. РТ. могут быть длинными. Синтаксис более сложным, но без запутанных «немецких» предложений. Возможна специальная терминология, ориентированная на узкую целевую, компетентную аудиторию. Сообщения о скидках в РТ. этого рода необязательны, часто даже нежелательны (скидки обсуждаются на переговорах).
Р?ма – термин, придуманный чешским лингвистом В. Матезиусом и связанный с т. н. актуальным членением предложения, т. е. его делением не на грамматические части, а на смысловые. Начальную часть высказывания, предложения и называют темой, а конечную часть, собственно сообщающую что-то новое, несущую новую информацию, — Р. Напр., «Весь товар уже продан»: на теме голос, интонационный рисунок фразы, повышается, а не Р. («уже продан») — понижается. Собственно интонация и выделяет тему и Р. в высказываниях устной речи. На письме единственный способ иногда указывать на эти две основные части (члена) высказывания — знак тире. Так существуют т. н. констатирующие или бытийные утверждения, являющиеся нерасчлененными (не поддаются неактуальному членению на тему и Р.). Напр., «все дорожает», «дождь идет». Эти предложения, не меняя их грамматики и словарного состава можно сделать предложениями со смысловым членением, с темой и Р. — «все — дорожает», «дождь — идет». Практически актуальное членение содействует привлечению внимания к смыслу высказывания.
Рефр?йминг – создание нового контекста, придание предмету, явлению нового значения, смысла.
Понятие Р. разрабатывали Р. Бендлер и Д. Гриндер. Букв. Р. означает «помещение в новую рамку, переформулирование». Р. не является ложью, злостным обманом, хотя и воздействует на сознание и подсознание людей. Р. нацелен на изменение сложившихся представлений, предлагает взглянуть на мир в новом ракурсе.
Напр., Р. жанра является телеролик, в котором дети, сидя на горшках, проводят деловое совещание о туалетной бумаге. Р. в рекламе и маркетинге часто связан с перепозиционированием товара. Так совершила свой прорыв «Пепси-кола», которая, борясь с конкурирующей «Кока-колой», изменила концепцию продаж знаменитым слоганом: «Новое поколение выбирает …». Поколение ничего выбирать не собиралось, но было этим Р. и слоганом помещено в некий новый контекст, стало активно покупать «свой» напиток.
В одном американском рекламном ролике раввин готовится сделать обрезание мчащемуся по ухабам автомобилю. Объект рекламы, автомобиль, здесь как бы вставлен в неожиданную, яркую ситуацию.
Роль Р. в рекламе сводится, прежде всего, к изменению положения и оценки продвигаемого продукта. Для этого используют новые возможности и ситуации, интересные потребителям. Напр., однажды в Токио президент США Дж. Буш-старший упал в обморок. Японские рекламисты тут же провели Р. ситуации. Был создан рекламный спот, ролик, в котором сразу же после обморока американскому президенту обворожительная японка подносит чашечку кофе и сообщает, что с этим кофе (кофе «Хег») никаких обмороков не случилось бы.
Р. не чужд и искусству. Напр., в отечественном фильме «Иван Васильевич меняет профессию» показаны в изобилии «икра черная» и «икра красная», а на отдельном блюде, небольшой порцией, «икра заморская баклажанная». Дешевый и распространенный в наши дни продукт на царских столах XVI в. демонстрируется как редкий и дорогой деликатес.
Речев?й этик?т – правила речевого поведения, система «вежливых» словесных формул и выражений в определенных ситуациях общения, имеющих свою специфику в разных национальных культурах и ментальностях.
Типичными ситуациями, требующими соблюдения РЭ., являются: знакомство, приветствие, обращение к собеседнику для привлечения его внимания, извинение, выражение благодарности, прощание и т. п. Каждый этот «стереотип общения» обслуживает в языке определенный набор формул и выражений, а также способы пасимологии, языка жестов. Обычно в этом наборе представлены синонимы, взаимозаменяемые слова и выражения, из которых одна единица — наиболее употребительна, частотна. Напр., для ситуации благодарности это слово «спасибо» (еще: «благодарю», «очень благодарен», «очень вам благодарен», «разрешите вас поблагодарить», «разрешите сказать вам “большое спасибо”», «позвольте выразить вам благодарность», «я хотел бы вас поблагодарить за…» и т. д.
РЭ. содействует установлению контакта с собеседниками в разных ситуациях общения, установлению различных отношений между ними, определенной тональности. Так, «привет», «салют», «приветик», «чао», «бонжур» и т. п. применяются как сигналы, указывающие на стремление к фамильярности, свойственны молодежной речи (могут употребляться и со стилистически-экспрессивными довесками для еще более фамильярного тона: «чао-какао», «бонжур-абажур» и др.).
РЭ. учитывает такие социальные показатели для участников общения, как возраст, образование и культурное воспитание, служебное и общественное положение (социальная «роль»), пол, в некоторых ситуациях — место жительство. Напр., для людей старшего возраста и интеллигентного воспитания (поведения) характерна такая формула: «приношу вам свои глубочайшие извинения», «друзья мои» (обращение), «буду счастлив вас видеть» и, наоборот, нет в их речи таких штампов РЭ как «здор?во», «здоровеньки булы?», «наше вам (с кисточкой)», «до скорого».
Национальные РЭ. отличаются собственной спецификой. Так, в Англии привычное нам рукопожатие используется только при знакомстве, при первой встрече, а затем не применяется. Не делают рукопожатий и при прощании. Невербальные знаки — жесты и мимика — полноправные единицы РЭ., так же важны, как и словесные формулы. То же рукопожатие имеет множество вариантов и оттенков, обладает социальной знаковостью (см. невербальные средства воздействия).
Отдельно можно сказать об обращении по «имени-отчеству» в русском РЭ. Эта традиция имела в средние века ярко выраженную социально-иерархическую окраску. Полностью по «имени-отчеству» величали только самых значительных персон в обществе: бояр, князей, самых богатых «гостей» (купцов), причем наибольший почет был в звучании и написании отчества с «вичем»: «царь и великий князь Иван Васильевич». Многих уважаемых дворян, служилых людей именовали без «вича»: «Семен Иванов сын», «Андрей Петров (т. е. Петров сын)». Уменьшительные формы имени были в ходу в челобитных на царское имя и деловой документации: «Ондрейко (Андрейко)», «Ивашко, Ивашка», «Ванька», «Ульянка», «Васька» и т. п. Употребление всех названных вариантов имело в допетровской Руси ряд ситуационных особенностей, тонкостей (напр., в доме жена к мужу обращается очень уважительно, с «вичем» — «Иван Андреевич», а муж, в челобитной царю, подписывается «“Ивашко” такой-то»).
В XVIII в. традиция «уничижительных» имен сходит на нет, хотя еще и в XIX в. могли писать, напр., о крестьянине «Петр, Федоров сын». В 1860-х гг. вместе с освобождением от крепостного права большинство русских, бывшие крепостные крестьяне, получили фамилии. К концу XIX в., в принципе, в российском РЭ действовала унифицированная система обращения по «имени-отчеству» с «вичем», в целом дающая только 2 возможности: обращение «с отчеством» и обращение по имени. Уменьшительные имена типа «Ванька», «Сашка», «Манька», «Петька» стали принадлежностью сугубо разговорно-фамильярного стиля речи «детского» языка. Общее правило: обращение по «имени-отчеству» к старшим по возрасту или социальному (служебному) положению, так же — к малознакомым ровесникам и приближающимся по возрастам. Обращение по имени имеет большое число вариантов, зависящих от социальных условий и ситуации общения, культуры собеседников (как и обращение на «ты»).
Специфической «советской» чертой РЭ. было обязательное «тыканье» в партийных (КПСС) и комсомольских кругах — среди функционеров и аппаратчиков (но не по отношению к вышестоящим партийным или комсомольским боссам). После 1991 г. с наступлением эры открытого западного и американского влияния появилась любопытная тенденция в «новых» коммерческих структурах: не употреблять «имена-отчества» (в Москве и др. «образцово капиталистических» больших городах), а только полное имя — «Андрей», «Светлана», «Юрий». Насколько эта тенденция распространится — покажет время. В целом, в PR опасно исключать «отчество», напр., писать в рекламной брошюре, что фирмой руководит «Антон» такой-то, а не Антон Петрович. Отсутствие отчества — традиционный знак сниженного социального статуса. И считаться с этим приходится.
В быстрой речи обычны усеченные редуцированные формы имен — «Ван Ваныч», «Сан Саныч», «Вер Пална». Такие звучания неприемлемы для публичной деловой речи, PR-деятельности, поскольку (пусть часто и неумышленно) несут легкий оттенок неуважения к имени. Люди очень болезненно относятся к своим именам, отчествам и фамилиям. В PR-общении нет ничего хуже, чем перепутать или исказить имя собеседника, партнера.
Для рекламы интересной проблемой НЛП является применение «ты» или «вы» в рекламных обращениях. В целом, «ты» не рекомендуется психологами. Только в отдельных случаях, при рекламе молодежных товаров и услуг или при обращениях к детям, можно использовать «ты» (и соответствующие формы слов в рекламном послании компании). Ср. культура речи, этикет.
Р?чь – письменное и устное говорение (включая внутреннее проговаривание) и его результаты, произведения речевой деятельности, которые фиксируются памятью или письмом, техническими средствами записи (магнитофонная лента, лазерный диск и т. п.).
Феномен «языка» образуют языковая система («язык» в специальном лингвистическом смысле) и Р. как реализация этой системы, через которую «язык» выполняет свою функцию орудия общения, коммуникативное назначение. Р. (англ. speech, discourse), таким образом, можно рассматривать как вид общения, специфическим инструментом которого является «язык» (англ. language).
«Язык» как система имеет разные уровни, иерархическую организацию, состоит из множества общих и конкретных единиц [звук (фонема), слово (лексема), ударение, интонация и др.] и правил их использования на практике, в Р.
Р. — линейна, состоит из последовательных звучаний или буквенных комплексов, которые мы, имея представления о языке, хотя бы школьный лингвистический минимум, можем оценивать и анализировать — как «слова», «предложения», виды этих единств. «Внешняя» Р. — та часть действительности, о которой или в связи с которой делаются сообщения и обстановка, условия и ситуации Р.
Выделяют несколько основных целей речевых коммуникаций:
1) информирование (информативные акты): «доллар подорожал на один рубль», «мне грустно», «снег пошел»,
2) побуждение: «посетите наш магазин (выставку, салон, ресторан и т. п.)», «получите скидки и подарки», «позвоните по телефонам нашей фирмы»,
3) формулы речевого этикета, связанные с социальной иерархией и типологией социального общения (поздравления, извинения, благодарность, сочувствие и т. п.),
4) обязательства: «мы гарантируем вам», «решим проблему в течение недели»,
5) эмоциональные реакции на сообщение или ситуацию речи: «ну и ну!», «подумать только!», «вот это да», «ну и что?», «зачем?», «как здорово!».
6) речевые акты, обслуживающие установление, прекращение и развитие, поддерживание межличностных контактов: «алло!», «хватит болтовни!», «давайте обдумаем все это в течение ближайших дней».
Главной в речи является задача информирования. Но с помощью Р. передают не только какое-то «объективное» содержание, но и жалуются, угрожают, льстят, шутят и т. п. Иногда цели коммуникации заявляются открыто: «прошу не звонить больше», «требую внимания», «хочу, чтобы вы прочитали наш рекламный буклет». Такие коммуникативные Р. акты называют «открытыми».
«Внутренняя» Р. (эндофазия) обращается говорящим к самому себе как немая, непроизносимая, незвучащая. «Внешняя» Р. (англ. speech, discourse) осуществляется в форме монолога или диалога (и полилога — сложного, многостороннего диалога) и передает как собственно информацию, но и «импульсы» общения — призывы к действию, побуждения к ответу и т. д.
Литературной Р. называют «правильную» Р. образованных и культурных людей, ведущих общественных групп, Р. которых стремятся подражать остальные. Литературная Р. («литературный язык») является господствующей формой национального языка. От литературной Р. отличают диалектную (местную) Р., жаргон и просторечие.
Р. можно характеризовать и по психологическому состоянию и коммуникативной задачи говорящего: нейтральная («сухая»), взволнованная, эмоциональная, сумбурная, почтительная, искренняя, насмешливая, фамильярная, льстивая, грозная, скучная и т. д.
Оценивают построение Р. — связная, бессвязная, пустая, содержательная, сбивчивая, последовательная, длинная, короткая. Эстетически: грубая, изящная, поэтическая и др.
Все эти общие установки распространяются на т. н. функциональные стили Р. — официально-деловую речь Р., Р. разговорного (бытового) общения, профессиональную Р., Р. художественной литературы и т. д. Эти стили имеют свои особенности. Так, Р. художественной литературы обычно является образной, т. е. использует иносказание, связывающее с называемым предметом побочные представления, провоцирующие аудиторию на переживания, эмоциональные отклики.
Как особый жанр или стиль Р. выделяют язык рекламы или рекламную Р. С одной стороны, рекламная Р. вбирает в себя стереотипы и особенности официально-делового стиля Р. и т. н. ораторской (публичной) Р. с их ограниченным словарным и синтаксическим инвентарем, клишированностью и т. п. С другой стороны, язык рекламы стремится часто к экспрессивной художественности, созданию эмоциональных реакций у аудитории, к вызову у адресатов иррациональных реакций, желаний. Ср. вербальные средства воздействия, вербальные стереотипы, культура речи, рекламный текст, речевой этикет, риторика, стиль, сценическая речь, теория трех стилей, функции языка.
Ртм – особый просодический показатель звучащей устной и письменной речи, состоящий в равномерном чередовании ускорения и замедления речи, долготы и краткости, подобного и различного в текстах речи. Выделяют баритонический и окситонический Р.; в первом случае ритмическая организация фразы состоит в том, что центром интенсивности и длительности делают начало фразы, а окситонический Р. переносит эти признаки на конец фразы, высказывания. Ср. темп.
Рит?рика – теория выразительности речи, предлагающая наиболее эффективные способы ее построения — ритмические фигуры речи. См. фигура речи.
Риторческий вопр?с – прием, который с помощью определенных речевых конструкций направляет внимание респондента на самого себя, а затем на его реальные или мнимые нужды.
Ключевые слова для вопросно-риторических конструкций — «Вы» и «ты» (для молодежи). Напр., «Почему бы и Вам не попробовать? Вы ведь ничего не теряете».
РВ можно строить и с помощью ряда предложений, усиливающих эмоции. Напр., так: «Вы чувствуете в себе талант Форда, Рокфеллера … Вы хотите посвятить себя серьезному бизнесу, делу? У Вас есть прекрасный шанс воплотить свои мечты. Купите нашу установку по производству спирта и …».
Рфма – поэтический прием, повторение похожих сочетаний звуков в окончаниях стихотворных строк. Для русск. яз. характерным признаком Р. является совпадение ударных гласных. Для рекламы характерны бедные Р. (повтор малого числа звуков), банальные и примитивные, утратившие выразительную оригинальность из-за частого употребления; напр., «Крот — труба зовет» (реклама средства для очистки канализации), «ВАЗ за час» (автомобильная реклама), «Порошок “Обычный” — результат отличный» (реклама стирального порошка), «Пельмешки без спешки» (реклама пельменей «Сам Самыч»).
Руматол?гия – прикладная научная дисциплина, специализирующаяся на фабрикации и распространении слухов (читается как курс в учебных центрах спецслужб).
При создании слухов учитывают и соблюдают несколько принципов. Слух эффективно «работает», если общество или его часть (целевая группа) готовы активно воспринять слух. Содержащаяся в слухе информация о явлении, событии или персонаже не должна входить в противоречие с уже сложившимися, устоявшимися представлениями людей о них. Иначе слух трудно принять на веру. Слух должен быть простым по форме и легко запоминаться. Слух должен содержать «изюминку», вызывающую импульс общественного интереса (даже если он выглядит нелепо).
Слухи являются особым инструментом пропаганды. Их могут распространять агенты спецслужб. От агентуры они разносятся дальше просто говорунами, любителями слухов. Слухи не всегда создаются спецслужбами. Напр., в советские времена в ходе внутрипартийной борьбы был сфабрикован слух о свадьбе дочери ленинградского гауляйтера Романова в Эрмитаже, где пьяные гости якобы били сервизы и творили иные безобразия. Сегодня трудно установить, был ли этот слух «запущен» с помощью ленинградской агентуры КГБ или другим способом. Важно, что это пример организации компроментирующего слуха конкурентами и завистниками. Претендовавший на роль советского лидера Романов был серьезно скомпроментирован.
В наши дни руматологические ухищрения уже не нужны. В эпоху коммерции любой слух за деньги легко «запустить» через СМИ, особенно желтую прессу, и Internet. Можно сказать, что слухи в традиционном понимании бытуют в деревне и в маленьких городах. В мегаполисах люди общаются мало. Почти исчез традиционный «советский» обмен слухами в магазинах, транспорте, парикмахерских, как из-за исчезновения очередей, так и изменений в сознании граждан, общественных коммуникациях. Еще традиционно «профессиональные» слухи циркулируют в замкнутых профессионально-общественных сообществах: о вероятных назначениях, любовницах, заработке, перемещениях и т. п. Такие слухи характерны для любых контор, производственных человеческих коллективов. Есть в этих конторах и коллективах и свои «руматологи». [См. компромат в 1-ой части издания].
Ручн?й язк – то же, что язык жестов, см. невербальные средства воздействия.
_С_
Сем?нтика – смысловое значение слова, устойчивого словосочетания (фразеологизма), простого словосочетания, грамматических форм, текстов и т. д.
Семиол?гия – семиотика, научная дисциплина, изучающая знаковые системы, в т. ч. языковую.
Сенсибилиз?ция – феномен психики, явление, при котором повышается чувствительность одних нервных анализаторов, если одновременно воздействовать на другой анализатор.
С С. связан такой, напр., прием, как усиление звука по ТВ во время трансляции рекламных блоков. Считается, что при этом воздействие рекламы на аудиторию усиливается, возрастает, зрительные, визуальные образы (основные для ТВ) лучше проникают в сознание и подсознание людей. Российская телереклама тяготеет к очень ярким и контрастным «тропическим» цветовым решениям. Видимо, броские цвета должны будоражить визуальный канал получения информации у аудитории, помогая «вложить» все остальное содержимое рекламных сюжетов в потребительские головы. Иногда доходит до аномалий, галлюциногенной рекламы. Так, напр., безобидный шоколадный батончик «Финт» рекламируют «диким криком», причем следом за соответствующим шумовым эффектом сообщают, что поддерживают этим способом «цвет малины», видимо, содержащейся в рекламируемом продукте. Потом по экрану ТВ почему-то течет краска, показан автомат с газированной водой, стакан, в который что-то красочное стекает. И только после этой серии наводимых на телезрителей галлюцинаций выплывает искомый шоколадный батончик. Запомнить с первой попытки, что же рекламируется, очень трудно: у зрителей от таких воздействий отключаются рецепторы памяти, блокируется механизм запоминания информации.
Сент?нция – поучение, расхожее высказывание с наставительным, нравоучительным смыслом. Часто в роли С. выступают пословицы и поговорки, цитаты из произведений художественной литературы, басен и анекдотов, высказывания классиков, знаменитостей. Напр., «а воз и ныне там», «а вы, друзья, как не садитесь — все в музыканты не годитесь», «ученье — свет», «сколько веревочка не вейся, а конец будет», «тяжело в ученье — легко в бою», «поздно пить “Боржоми”, когда почки отвалились», «люди холопского звания — сущие псы иногда» (Н. Некрасов), «коня обходи спереди, а начальство — сзади», «тот, кто хочет решить проблему, ищет средства, кто не хочет — причины» (приписывается конструктору космических ракет С. Королеву), «если хочешь продлить свою жизнь, укороти свои трапезы» (Б. Франклин), «хочешь быть счастливым один день — напейся, хочешь быть счастлив неделю — влюбись, хочешь быть счастливым месяц — женись, хочешь быть счастливым всю жизнь — будь здоров!». К С. иногда можно отнести пословицу: «Жених без денег — без прутьев веник» Ср. афоризм.
Сллепсис – объединение в речевой конструкции, синтаксическом построении двух и более однородных по функции членов, разных в грамматическом отношении. Напр., С. числа — «Был известен характер и обстоятельства тех действий, которые пытались предпринять конкуренты в своей погоне за прибылью …».
Силлогзм — построение утверждения методом дедукции (см.), когда, рассуждая от общего к частному, создают 3 суждения: большую посылку, малую посылку и вывод.
Полный или категорический С. строится так:
1) ни один честный человек не может стать олигархом,
2) Иванов — честный человек,
3) следовательно, Иванов не может стать олигархом.
Сокращенный С. называется энтимемой и не включает в себя одну из посылок или вывод. Напр., 1) наша компания процветает, 2) потому что процветают все нефтяные компании (пропущена посылка — «мы — нефтяники»).
Смвол – устойчивый смысловой образ, который выражает какую-л. идею.
Термин С. букв. переводится как «смешанные в кучу». В Древней Греции С. называли осколки изразцовой плитки, которые давали друзьям или родственникам, чтобы после долгой разлуки можно было узнать друг друга, соединив эти осколки. Иногда так использовались половинки монеты.
Сходное значение С. сохраняют отчасти и сегодня. Они объединяют людей с общими ценностями, выявляют их культурные и иные предпочтения. С. бывают изобразительными или словесными. Напр., главный С. христианства — крест, современный С. мира — голубь П. Пикассо, связанный с традиционным голубем христианских легенд, прилетевшим к Ною на гору Арарат после Всемирного Потопа. Кремль является С. российской государственной власти. В США эту роль выполняет Белый Дом, резиденция президентов. Лувр — символ французской культуры. Все сильные товарные знаки являются С., символизируют соответствующие бренды: «Coca-Cola», «BMW», «IBM». Причем это — уже словесные С.
Отдельно рассматривают символические значения слов и выражений. Так, знаменитое русское слово «из трех букв» означало в праславянском языке «сучок на дереве» (однокоренное со словом «хвоя»): в древних цивилизациях с помощью этого предмета осуществляли обряд дефлорации, превращавший девушек в женщин, повышающий их социальную роль. Символический смысл часто передают фразеологизмы, напр., балясы точить означает «обтачивать деревяшки определенной формы» (монотонная и легкая работа, позволяющая вести длинные разговоры). В качестве С. могут выступать и звуковые комплексы: «мяу», «гав-гав», «хрю-хрю». С. называют также буквы и специальные значки для письма, типа «собаки» в Интернет.
Символзм звуков?й – звуковая символика (англ. sound symbolism), наличие у звуков речи особой способности знаков тех или иных представлений. Напр., во многих языках звук «и» («i») считается диминутивным, т. е. выражающим значение чего-то очень малого. Так: «И-и, батенька» (в русск. яз.), «petit» во франц. яз. и т. д. См. вербальные средства воздействия.
Смвол ст?туса – приобретаемый за деньги купленный знак внимания (строукс), который имеет значение для обладателя только тогда, когда вызывает у окружающих уважение, зависть, восхищение и др. подобные реакции.
СС выделяет обладателя, поддерживает или повышает его социальную роль. К СС обычно относят вещи, напр., автомобили определенных марок, одежду «от кутюр», недвижимость высокого класса и т. п. Сюда же примыкают различные награды, появление имени в СМИ, пользование Vip-услугами, «президентскими» апартаментами в отелях, различные привилегии.
Снезис – согласование по смыслу, пренебрегающее формальным, грамматическим (греч. kat? s?nesin, лат. construction ad sensum). Напр., «большинство депутатов не участвовали в голосовании», «давайте пригласим врача, она — в соседней комнате», англ. «all the family were there», «не дадим сапогам вражьей морды топтать нашу землю» (из российского кино).
Син?кдоха – троп, прием замены названия целого или совокупности на название какой-л. части, использование частного вместо целого, общего (и наоборот). Напр., «Форд — это фирма. Фирма — это “Форд”», «и слышно было до рассвета, как ликовал француз» (вместо «французы»), «нет, не тот покупатель пошел», «нет, щука здесь не водится». Поэтической С. (англ. poetical synecdoche) называют С. в поэтической речи: «Все флаги в гости будут к нам». С. могут быть несколько «стерты», лишены яркой оригинальной выразительности, присутствовать в привычных, распространенных оборотах речи: «шуба с барского плеча» (вместо «плечей»). Отдельно рассматривают «фольклорные» С., в пословицах и поговорках: «пуля дура — штык молодец», «гусь свинье не товарищ», «лысый лохматому не брат», «сарафан за кафтаном не бегает» и т. п.
В рекламе бульонных кубиков «золотая Маги» обещают первым 2000 покупателей, которые пришлют обертку от этих съедобных кубиков, «золотой купон в форме сердечка “Маги” в подарок». Если подразумевается не 1 такой купон на 2000 активных участников соревнования, то это — С. («один купон» обозначает, подразумевает большое множество, 2000 призов потребителям бульона).
Син?нимы – слова близкие и очень близкие (равнозначащие) по значению, принадлежащие к одной части речи и различающиеся по смыслу только оттенками.
Явлением С. создается богатство языковых средств и их выбора в речи (для выражения тонких смысловых оттенков, нюансов и разнообразия в высказываниях и характеристиках предметов, явлений, процессов, признаков). Выделяют большое множество С.:
— идеографические С., напр., «есть — закусывать», «пить—выпивать», «покупать—приобретать»;
— абсолютные или полные С. (стремящиеся к полноте, но всё-таки ограниченные каким-то неярким смыслоразличительным оттенком), напр., «языкознание — языковедение»;
— грамматические С., т. е. совпадающие по значению грамматические конструкции типа «бабушкин обед» — «обед бабушки», «мой доллар» — «доллар мой»;
— относительные С., у которых сходство по смыслу не распространяется на все значения, напр., «артист» и «актер» (можно сказать «артист криминального жанра», но нельзя — «актер»), «живописец» — «художник».
— синтаксические С., т. е. разные по конструкции предложения, одинаковые примерно по смыслу: «когда Сидоров стал депутатом Госдумы, он запил и загулял» — «став депутатом Госдумы, Сидоров запил и загулял» и «клиент начал скандалить, выходя из ресторана» — «выходивший из ресторана клиент начал скандалить»;
— стилистические С., отличающиеся только нюансами стилистического употребления (близко — к идеографическим): «собака—пес», «лошадь—конь», «товар—продукт»;
— функционально-речевые С., (англ. synonyms by function in speech), т. е. Слова или словосочетания, которые могут совпасть с др. словами или словосочетаниями только в определенном речевом контексте, ситуации речи: напр., в сочетании с «оставить одежду» С. могут быть «гардероб», «раздевалка», «вешалка», т. е. «оставить одежду в гардеробе (в раздевалке, на вешалке), но в сочетании «обновить гардероб» невозможно использовать «вешалку» и «раздевалку» («обновить» их — значит отремонтировать, т. е. синонима уже нет).
Синонимия может возникать и у фразеологизмов, устойчивых словосочетаний. Напр., «ясно, как дважды два» — «ясно, как Божий день». Выделяют еще словообразовательные С., т. е. случаи типа «уснуть» — «заснуть». Ср. антонимы.
Синэнклтика – вторая из двух следующих друг за другом энклитик. Напр., «н?-куся, вы(-куси)» («куся», «куси» — С.). Здесь действует явление энклизы, т. е. примыкание безударного слова или слога к предшествующему ударному в рамках одной смысловой единицы языка (слова, фразеологизма), оба элемента таких соединений называют энклитиками.
Славянзм – или старославянизм; слово или оборот речи (устойчивое, фразеологическое словосочетание), имеющее старославянское или более позднее церковно-славянское происхождение.
Многие С. пришли в русск. яз. из церковных сочинений и сохраняют морально-этическое содержание и возвышенный характер: «благо», «бремя», «предтеча», «созидание». Некоторые С. утратили такой книжный характер и звучат нейтрально: «власть», «вред», «главный», «пещера», «среда», «овощи».
Есть у С. формальные признаки:
а) т. н. неполногласие: «град»—«город», «брег»—«берег», «млеко»—«молоко», «глад»—«голод», «вран»—«ворон»;
б) «ра», «ла» в начале слов, соответствующие русск. «ро», «ло»: ладья»—«лодка», «равный»—«ровный»;
в) сочетание «жд» и звук «щ», соответствующие русск. «ж» и «ч»; «чуждый»—«чужой», «освещение»—«свечение»;
г) начальный «е», соответствующий русск. «о»: «единый»—«один».
Имеются в русск. яз. и фразеологические С. (устойчивые словосочетания): «глас вопиющего в пустыне»; «ищите и обрящете», «на сон грядущий».
Некоторые старославянские элементы использовались при создании очень поздних новых слов, напр., «хладокомбинат» (а не «холодокомбинат»).
Сл?нг (от англ. slang) – 1) разговорный вариант профессиональной речи, где допускаются некоторые специфические термины и выражения (напр., специалисты по медиапланированию в рекламе называют себя «медиапланеристы», журналисты на радио о некачественно звучащей записи с посторонними шумами говорят, что она «фонит», левые материалы на ТВ называют «джинсой», авиаконструкторы называют свои изделия, летательные аппараты «птичками»), особая постановка ударения («комп?с» у моряков, «?лкоголь» у врачей-наркологов, «д?быча» у шахтеров), 2) жаргонизмы, арготизмы, сленговые слова в общей литературной речи. Ср. жаргон.
«Слов? — близнец» – сложные слова и фразеологические сочетания (англ. twin mords), которые сформированы тремя способами: а) повтором, б) ассонансом, в) аллитерацией; напр., «авось да небось».
Слов?-воззв?ния – слова, служащие для обращения (англ. interjective words), напр., «Покупатели! Здесь для вас самый лучший и дешевый товар», «Избиратели! Кто не знает, как заботится о вас депутат N».
Слов?-паразты – слова или словосочетания (англ. fillers-in, hesitation words), без которых легко можно обойтись, но которые нужны говорящему, чтобы тянуть время, когда он затруднен в выборе слов, не решается высказать какую-то мысль и т. п. Напр., «так сказать», «значит», «того», «этого», «так», «вот», «я лично», «в общем и целом», «Э-э…», «мэ-э…» и т. д.
Сл?во-прзрак – ложное слово, которое возникло из-за чьей-то языковой ошибки, в результате недоразумения. Напр., в рассказе Ю. Тынянова «Поручик Киж?» описан случай возникновения слова (фамилии) «Киж?» из-за ошибки военного писаря (вместо «поручики же»). Слово «Киж?» существовало какое-то время в военных рапортах царствования Павла I, пока военное начальство не объявило повышенного на несколько званий этим императором мифического «поручика Киже» скончавшимся. Исчезло и слово — СП. «Призрачные» отношения могут возникать и из-за ошибок устной речи, напр., анекдот о Л. Брежневе: «Леонид Ильич читает доклад — социалистические страны идут «на говно». Голос «пиарщика»: — переверните страницу. Леонид Ильич переворачивает и повторяет, перечитывает вслух: социалистические страны идут «ноха в ноху».
Сл?во-под?нка – слово-однодневка (англ. ephemeral word), т. е. неологизм, выпавший из языка сразу же после того, как был кем-то придуман и использован. Напр., глагол «гроссбухнем» (от термина «гроссбух») у В. Маяковского.
Слов?-сателлты – стилистические синонимы, ряд слов-синонимов, которые примыкают к главному, ведущему слову в том же значении, напр., «есть» и СС. — «питаться», «закусывать», «жевать», «кушать», «жрать», «поглощать пищу», «насыщаться» и т. д.
Словотв?рчество – создание, изобретение новых слов (англ. word creation). В рекламе: «сникерснуть» (съесть шоколад «Сникерс»). С. занимались русские футуристы в 1-ой четверти XX в. во главе с В. Маяковским, выдумавшем слова типа «легендарь» (вместо «календарь»). Поэт В. Хлебников в словотворческих экспериментах шел еще дальше: изобретая такие слова, как «смехачи», «бул», «дыр» и т. д. Не чужды С. были С. Есенин и «крестьянские» поэты его круга.
В 1920—30-х гг. шел активный процесс С., нацеленный на создание терминов «новой жизни», советского «новояза» («нового языка») с его бесчисленными аббревиатурами и даже личными именами: «Дазраперма» («Да здравствует первое мая»), «Владлен» («Владимир Ленин»), «Гелий» (химический элемент), «Октябрина» и др. Подобным С. занимались когда-то (в кон. XVIII в.) французские революционеры, придумавшие даже новый «революционный» календарь, новые названия месяцев — «термидор» и т. д.
В 1960-х гг. С. отличались отдельные слои населения, стремящиеся к собственному речевому стилю. Их и называли «стилягами» (не только за язык, но и за одежду, манеру поведения, выбор ценностей) в их лексиконе были такие выражения как, напр., «три “ха-ха”», «кок» (коктейль) и др.
С этого времени С. шло по пути создания варваризмов, русифицированных жаргонных заимствований — «флэт», «геряа», «сейшн» и др. В конце XX в. С. в этом направлении зацвело буйным цветом. Жаргонизмы активно проникают в культурную, литературную речь (в т. ч. СМИ): «отморозок», «прикинь», «не догоняю», «бой-френд», «босс-леди», «бизнес-вумен» и т. п. Это, конечно, не то С. — не «word creation», но в широком смысле назвать С. эти языковые факты можно: новое поколение выбирает не только «Пепси», но и новые слова, термины и понятия общения.
Сл?ган – рекламный девиз, лозунг, словесная формулировка идеи рекламной кампании, краткое и часто образное, эмоциональное словесное выражение предложения фирмы или какой-л. организации общественности.
Термин С. вошел в употребление в рекламировании в 1880-е гг. в США (само слово древнее, кельтское, исходно называло клич, крик, который издавали воины, идущие в битву). Создание С. непосредственно связано с позиционированием товаров и услуг в маркетинге, демонстрацией положительного образа организации или продвигаемого лица целевой и широкой общественности, аудитории.
Современные С. стремятся к легкости звучания и запоминания, созданию позитивных впечатлений. С. могут быть отдельные слова, словосочетания и более сложные конструкции. Для создания С. может использоваться такой прием, как повторение целых предложений или их частей: «Легко покупаем — улетаем». Используют и повторение слов, парные слова: «Фирма W экономит многим людям много времени». Слоганисты, изобретатели С., прибегают и к такому приему, как противопоставление: «Не заказывайте просто пиво, заказывайте “Фальстаф”».
Многие С. обещают добро и дружественность: «Ваша жизнь станет лучше с “Таппаном”», «Рубашки “Белкрафт” — друзья, которые ближе всего». Др. С. стремятся выразить чувство близости к покупателю: «Ваши дети — пусть они вырастут в одежде “Кейни”», «Мы любим наших клиентов! (из рекламы туристического агентства)».
Часто в С. используются слова «больше, лучше» и сравнительные степени наречий и прилагательных. Эти средства используют, когда хотят заявить о конкурентноспособности товара или услуги, продемонстрировать уникальность фирмы: «У Форда есть лучшая идея».
Экспрессивность, сила и выразительность многих С. достигается с помощью простоты и лаконичности: «Ум и красота. “Оливетти”». Для этого прибегают и к таким терминам в С., как термины времени (обычно будущего), «качество», «люди», «дело», «бизнес»: «Новинки из завтрашнего дня есть у Зингера сегодня», «Если это “Спикмен”, то это — качество», «Компьютеры для людей: “Атари”», «Банк N знает свое дело». Используют и решительные обобщения: «Все, что вам надо в Техасе — это наш банк». Близко стоят конструкции с предлогами «от» и «до»: «Фирма “Эдисон” включает все электричество от начала до конца».
Многие С. строятся как побудительные, императивные конструкции: «Летайте самолетами “Аэрофлота”», «Позвоните родителям! (С. социальной рекламы)», «Голосуйте за Ивана!» (политическая реклама), «Пейте Кока-колу» (первый С. компании, 1886 г.), «Попробуй Коку и улыбнись» (С. 1980 г.).
Некоторые С. прямо входят в бренд-имидж фирмы, товара: «Хорош до последней капли» (кофе «Нескафе»), «Баунти — райское наслаждение». Их регистрируют и защищают как товарные знаки. Есть примеры удачных слоганов российских фирм: «Нас рекомендуют друзьям … (риэлторская фирма “МИЭЛЬ”)». С., по существу, являются названия некоторых общественно-политических движений: «Наш дом — Россия» (ср. С. коммерческой рекламы: «Россия — щедрая душа»), «Единство», некогда популярная «Партия любителей пива» или ее соперница из г. Вологды — «Банановая партия». В центре любого хорошо работающего С. должно стоять название фирмы, товара, услуги, имя продвигаемого лица или цель, которую преследует рекламирование (напр., была выпущена почтовая открытка с изображением собаки у почтового ящика и С.: «Напиши, будь человеком!»). К практике слоганирования близко стоит сочинение названий, привлекательных «шапок» для информационных материалов в журналистике. Более верным представляется ударение в термине — «слог?н» (ср. русск. «балаган», «хулиган», «барабан», т. е. нужно учитывать устойчивую интонационно-ритмическую модель, тип акцентуации, ударения), хотя широкое распространение получило произнесение «сл?ган». Во всяком случае, оба варианта можно считать допустимыми, как «тв?рог» и «твор?г», «м?ркетинг» и «марк?тинг».
Сниж?ние со скртым возвыш?нием – игровой прием НЛП; успешно применяется в рекламе и PR.
У рекламируемого объекта (товар, услуга, продвигаемые в общественном мнении фирма или лицо) выделяются важные достоинства, положительные качества. Они выписываются в столбик. Затем следует фраза «и это плохо, потому что …». Дальше к каждому достоинству придумывается мнимый недостаток. Псевдонедостатки выделяют в отдельный, параллельный достоинствам столбик. Напр., так (реклама телевизоров):
«Плюсы»
И это плохо, потому что
«Минусы»
Современный дизайн
— " —
Может затмить всю менее красивую технику в офисе, придется менять все устаревшее
Великолепная цветопередача монитора
— " —
Наша жизнь не такая яркая, на экране телевизора все слишком празднично, красиво и интересно
Очень низкая радиация
— " —
Исчезает одна из причин, по которой можно запретить детям сидеть у телевизора
Дальше композиция СССВ строится как «три к одному»: на 3 достоинства левого столбика подставляем 1 псевдонедостаток из правого. Получаем:
— «Телевизоры фирмы W:
— современный дизайн,
— сочная цветовая гамма,
— очень низкая радиация.
И только один недостаток: рисуют жизнь, которой не бывает».
Прием СССВ нацелен на то, чтобы у представителей аудитории возникало желание «защитить» рекламируемый объект. Одновременно респонденты осваиваются с мыслью, что никаких недостатков у этого объекта нет (есть только продолжения достоинств). В PR этот прием часто используют в интервью с руководителями компаний, которые как «страшный» недостаток в своей деятельности отмечают, что покупателям часто приходится «стоять в очереди» за товаром или услугой, что фирма так быстро растет, что не хватает производственных или офисных площадей и т. п.
Согластельный фр?йм – маркетинговое поведение, отвергающее конфликт с контактными группами и обществом в целом.
СФ происходит от англ. frame «рамка», т. е. СФ это какие-то рамки, правила коммуникации, обеспечивающие взаимопонимание. Реклама должна нравиться, выглядеть дружелюбно по отношению к покупателям и всем остальным членам общества. Это касается и речевого поведения продавцов и иных, занятых в маркетинге, сотрудников любой компании.
СФ часто нарушается в общении, напр., когда употребляются отрицательные частицы вроде «но», «однако», «не», «ни» или слова «нет», «никогда», «незачем» и т. д.
СФ в тех же ситуациях прибегает к другим вербальным средствам: «Я с Вами согласен, и …», «Вы правы, и …», «Верная мысль, и …».
Для чего нужен СФ в маркетинге, PR, рекламе? Во-первых, для повышения эффективности и, в конечном итоге, прибыльности коммуникаций, которые осуществляют сотрудники компании — с клиентами, партнерами, а также между собой. Во-вторых, для общения с журналистами. В-третьих, для правильного, работающего по законам НЛП, составления текстов прямой и косвенной рекламы.
В разработках СФ используют несколько основных положений:
1) эффект бумеранга — люди подсознательно всегда противятся любому сильному давлению извне, воспринимают его как покушение на их право свободного выбора и самостоятельность;
2) перелицовка проблемы — необходимо менять стиль и язык решения маркетинговой задачи в ситуациях противоречия, заменять расхождение согласием, используя более подходящие словесные формулировки и др. средства;
3) внутренний конфликт — особая ситуация в PR и рекламе, когда эффективность коммуникации ослабляется, падает; часто это происходит, если новая информация воспринимается целевой аудиторией как противоречивая, несогласующаяся с уже полученными сведениями, сложившимися мнениями и взглядами. Ср. пейсинг, рефрейминг.
Сокращ?ние – особая сокращенная (эллиптическая) форма речи, возникающая в определенных ситуациях общения, напр., «язык телеграмм», реклама, команды в армии и на производстве (в производственном процессе) и др.
1. Выделяют графические С. (логограммы), сокращающие часто встречающиеся служебные, вспомогательные словосочетания письменной речи: «т. е.» («то есть»), «др.» («другие»), «и т. п.» («и тому подобное»).
2. Усеченное произношение слов в речи (см. брахилогия).
3. Особые сокращения речевых сигналов, их перекодировка, напр., превращение высказываний естественного языка в сигналы азбуки Морзе, стенографические «закорючки» и т. п.
Солепцзм – ошибочный выбор грамматических форм для построения фразы, предложения; напр., «реклама — двигатели прогресса» (вместо «двигатель прогресса»).
Сообщ?ние – содержащаяся в высказывании «объективная» информация (англ. communication, message). Обычно под С. понимают т. н. интеллектуальное С. (англ. intellectual communication), т. е. информацию С., отвлеченную от побочного эмоционального и оценочного смыслового содержания. Что такое С. хорошо видно из «механических» текстов, производимых переводчиками (фильмов, роликов и т. п.), не успевающими передать эмоции, интонационную выразительность и т. п. признаки переводимой иностранной речи.
Социолингвстика – социологическая лингвистика, предметом занятий которой являются связи между языковыми фактами и фактами жизни общества.
Сравн?ние – фигура речи, когда один предмет уподобляется другому, у которого находят общий с первым признак. Напр., «наши конфеты такие же вкусные, как сладости вашего детства». Отдельно выделяют образные, поэтические С. — «как пальма, смятая грозою, Поникла юной головой…».
Сращ?ние – лексико-синтаксический способ словообразования; напр., 1) «спасибо» возникло из «спаси Бог», «сегодня» из словосочетания «сего дня», 2) «отождествленные» с исходным словосочетанием слова, повторяющие их формальный состав, напр., «тяжелобольной», «вечнозеленый», «впередсмотрящий» (если переставить слова внутри сращений, то получим «вывернутые» исходные словосочетания).
«Старорежмность» – специфический прием НЛП в российских PR и рекламе, стремящийся оживить в сознании представителей целевой аудитории явления недавнего прошлого, советские времена: фирма «Партия» (и множество названий коммерческих структур со словом «союз», подражательными аббревиатурами типа «Монтажспецстрой», «Жилсоцгарантия» и т. п.), обращение к аудитории «товарищи», употребление старых названий типа «Ленинград». Ярким примером «С» может служить рекламная кампания продовольственной компании «Главпродукт», которая рассказывает потребителям об очередях, давке за «тушенкой и сгущенкой от “Главпродукта”», сообщает о том, что продавцы оставляют дефицитные банки этого товара своим знакомым. Потребителя призывают «требовать», чтобы в магазинах тушенка и сгущенка от рекламируемого производителя была «в полном ассортименте»: «Требуйте! Вы имеете на это право!»
Стилиз?ция – имитация С. и стилистики языка тех или иных социальных групп, их индивидуальных представителей, речевых произведений прошлого, жанров, в которых выполнены эти произведения, — в художественной литературе, в художественно-пародийном разговорном общении, в рекламных текстах и PR-материалах.
Напр., «Песня про царя Ивана Васильевича и удалого купца Калашникова» М. Лермонтова стилизована под фольклорные жанры. Существует множество авторских песен, стилистически подражающих народным и даже вошедших в фольклор (напр., «Степь да степь кругом …»). Фольклорную стилистику использовал Л. Филатов в своем «Сказе о Федоте-стрельце…».
Многие писатели занимались С. речи своих героев, напр., описывающий «советских мещан» М. Зощенко. В литературе С. часто использовалась для создания мистификаций, напр., был изобретен целый сборник «средневекового шотландского барда» Оссиана, оказавшийся подделкой. Д. Зуев подделал и опубликовал «окончание» поэмы «Русалка» А. Пушкина.
«Мастера разговорного жанра» — профессиональные юмористы-эстрадники и просто способные любители, легко говорят в стилистике и голосом политических деятелей, даже поют вместо известных классических и «попсовых» певцов. Так же можно подражать русской речи иностранцев, диалектной речи (напр., «оканью»), чьей-то индивидуальной речевой манере и т. п.
С. широко применяется в креативной практике рекламы: создаются тексты, выполненные в стилистике «молодежного сленга», стилизуется речь персонажей рекламы «из прошлого» (Петр I, Екатерина II)или иностранцев (напр., итальянец, рассказывающий о майонезе с оливковым маслом, с акцентом и выкриком «беллисимо!»). В дизайне, в письменных формах рекламы широко применяется С. под старую фотографию — шрифты, знаки «Ъ», «Ь» и т. д.
Стль – подсистема языка, функциональная разновидность речевой практики со своим характерным словарем и фразеологическим фондом, коммуникативными функциями и задачами, др. особенностями.
Любой С. связан с определенной сферой применения языка. Как вариант речи С. отличает определенную сферу общения от всех прочих. В XVII и XVIII вв. разрабатывалась «теория трех С.» Язык и речь, согласно этой теории, делили на 3 сферы, 3 С. — высокий, средний и низкий. При этом предмет речи («материя», как тогда говорили) тесно связывался с одним из этих С. и жанрами, т. е. более частными видами речи (подстилями) внутри 3 основных С. Напр., к высокому С. относили такие жанры литературы, как ода, героическая поэма и «прозаичные речи о важных материях». Соответственно, использовались высокие, торжественные слова и выражения. Низкий С. включал в себя все описания обыденного, быта, личную переписку (эпистолярный жанр), песни, комедии и эпиграммы. Средний С. (тогда не было в русск. яз. слова «нейтральный») предназначался для стихотворных дружеских посланий, элегий и «описания дел достопамятных и учений благородных» (т. е. исторических сочинений и научных трактатов). На базе «теории трех С.» разработал свое стилистическое учение М. Ломоносов, обобщивший свои наблюдения над русской языковой культурой в сочинении «Предисловие о пользе книг церковных в российском языке» (1757 г.).
В этом филологическом трактате М. Ломоносов отнес наследие старославянского и церковнославянского языков (славянизмы, старославянизмы) к высокому С., закрепил за ним такие слова и выражения как «отверзаю», «взываю» и подобные (ср. славянизм). «Российский язык» (т. е. литературный, правильный язык, речь грамотных людей) по М. Ломоносову образуется из среднего и низкого С., в последнем допускается живое просторечие. Современное деление лексики, слов и выражений на возвышенные, нейтральные и сниженные опирается на традиции «теории трех стилей».
Система С. находится в историческом движении, т. е. происходят изменения, трансформации разных С. языка и речи. Сегодняшние представления о С., что особо важно для НЛП, базируются на взглядах на основные функции языка — общение, сообщение, воздействие.
Выделяют общие функциональные языковые С. (или функционально-стилистические единства), самые большие из которых: разговорная речь, публичная речь, книжная речь, язык художественной литературы. Эти общие С. распадаются на более частные, напр., книжная речь — на научный С., публицистический С. (газетно-журнальный, газетный С.), официально-деловой С. Дальше уже идут не С., а жанры (или «подстили») речи. Напр., публицистика, публицистический С. выступает и проявляется в жанрах: интервью, очерка, передовой редакционной статьи, фельетона и т. д.
Язык (набор средств) и речь рекламы целесообразно рассматривать как новый С. в русск. яз., появившийся именно как функциональное явление в нач. 1990-х гг., корни которого уходят в эпоху до 1917 г. и «просматриваются» в советское время (эпоху ограниченного существования рекламы). Язык рекламы, рекламная речь обладают главным показателем самостоятельного стиля — своеобразным словарным инвентарем (набором клишированных слов и выражений) и синтаксическими конструкциями вполне определенной специфики. В принципе, «рекламный» С. (устная и письменная рекламная речь) вполне сопоставим с таким функционально-стилистическим единством, как «язык художественной литературы». Также может использоваться материал из любых других С. литературного языка и просторечия, вплоть до ненормативной лексики.
Помимо С. существует еще стилистика речи, т. е. ее выразительная, экспрессивная направленность. Стилистика речи может быть: нейтральной, официальной, фамильярной, шутливо-юмористической, насмешливо-сатирической, торжественной (риторической, приподнятой), сниженной и т. д.
Если выбор общего функционального С. и конкретного жанра внутри него говорящим и пишущим определяется задачами общения и сообщения, то стилистика речи связана, в первую очередь, с целью и способом воздействия, условиями и ситуациями речи. Так, если в присутствии одной аудитории и сообразуясь со статусом оппонента, его можно вышутить, то в др. ситуации речи — только вести корректную дискуссию в официально-деловых и нейтральных формах и стилистических тонах речи. С. и стилистика взаимно влияют друг на друга в процессе развертывания языка (языкового функционального С., определенного «запаса» слов, выражений, синтаксических конструкций и т. д.) в конкретную речь, речевой акт.
Важное для PR понятие —«С. произношения». Выделяют полный С. произношения ((англ. full oratorical) style of pronunciation) —отчетливое произнесение звуков, характерное для достаточно медленного темпа речи и связанное с публичной устной речью дикторов ТВ и радио, ораторов и т. п. Неполный С. произношения (англ. colloquial (careless) style) — неотчетливое, быстрое произнесение звуков, ведущее к их редукции, сокращению, «проглатыванию». Краткие, «скороговорочные» формы такого С. произношения обеспечивают фамильярный и сниженный характер стилистики разговорной речи. Ср. стилизация.
Стр?укс – знак внимания.
Любые знаки внимания в западной психологии называют С. Термин С. букв. означает «поглаживание». Все С. делят на несколько категорий: положительные и отрицательные, физические и психические, обусловленные и спонтанные (необусловленные). Хуже всего в коммуникации, когда С. — нулевые, т. е. внимание отсутствует вообще. Считается, что даже отрицательные С. более предпочтительны. Некоторые психологи полагают, что получение знаков внимания со стороны окружающих является целью жизни людей, которые как бы постоянно питают свою психофизическую энергию С., не могут обойтись без них, испытывают «голод» в ситуациях, когда недополучают С.
К обусловленным знакам внимания относят подарки к различным праздникам, премии или прибавки к зарплате, медали, ордена, почетные звания и т. д. Все эти С. входят в арсенал средств PR, используются для эффективности деловых коммуникаций. Все рекламные обращения также являются своего рода С. Лучше всего воздействуют рекламные послания, которым придан персональный характер, напр., типовое письмо с коммерческим предложением и фамилией, должностью, инициалами, личным обращением к адресату. По этой же причине эффективнее личные (прямые) обращения кандидатов к избирателям по ТВ, чем телеролики предвыборной политической рекламы. Каждый представитель электората воспринимает такие обращения как С., направленные ему претендентом на власть. Любят избиратели и адресованные им письма от своих избранников. Напр., в Эстонии практикуется рассылка новогодних поздравлений президента всем гражданам страны. В Москве главные редакторы газет и журналов получали поздравления от мэра (некоторые, правда, при этом пугались).
Недостатком обусловленных С. является то, что их ожидают. Поэтому не всегда их воздействие достаточно эффективно, а иногда С. встречают с неприязнью: мало дали, недостаточно оценили, отметили, у Иванова подарок лучше, премия больше и т. п. Правда, отсутствие ожидаемых С. приводит еще к более негативным последствиям, разладу в коммуникациях.
Необусловленные (спонтанные) С. возникают для реципиента неожиданно и действуют намного сильнее. Их принимают более горячо и искренне. Отрицательные С. этого рода «вымогают» скандалисты, склочники, заядлые спорщики в общественных местах и учреждениях (в биоэнергетике их называют «энергетическими вампирами»).
Существует несколько простых правил по использованию С. в рамках НЛП. Эти рекомендации не всегда совпадают с практикой, но:
1) если кто-то негативно реагирует на положительные знаки внимания, то это означает, что он хочет получить их еще больше (и, возможно, в другой форме),
2) преподносить С. лучше естественно, в свойственной «дарителю» манере, не допускать фальши,
3) чем больше С. кому-л. оказываете, тем больше знаков внимания он захочет оказать в ответ (во всяком случае хоть какие-то С. от него получите).
Очень важное значение имеют вербальные и невербальные С. для деловых переговоров. Здесь применяется определенная техника. Необходимо время от времени в ходе беседы упоминать личное имя партнера. Большинство людей оценивают звучание своего имени со стороны как сильный положительный С. Слышать свое имя им лестно и приятно. Приятны им и уважительные обращения: «коллега», «уважаемый оппонент». Интерес к тому, что говорит собеседник, демонстрируют телодвижениями, позой, мимикой лица, речевыми одобрительными репликами. Хорошо в некоторых важных местах речи партнера кивать головой — это С., выражающий согласие. Следует избегать отрицательных С., т. е. не говорить «вы не знаете» или «вы должны». Даже если вы случайно отвлеклись во время беседы, партнер может расценить это как отрицательный знак внимания, отрицательную реакцию на его высказывания, его личность. Очень отрицательно действуют переиначенные, перепутанные имя или фамилия собеседника, название его компании, должности и т. п. Точно также люди воспринимают ошибки в обозначении их близких. Ругательства, особенно мат, грубые выражения, даже идущие «от чистого сердца» и привычные для участвующего в переговорах лица, оцениваются присутствующими часто как попытка понизить их статус, проявление неуважения.
Особо следует сказать о таких С. как подарки. Здесь совершенно недопустимы ситуации, когда получатель подарка ощущает, что ему вручили какую-то ненужную дарителю вещь, напр., «передарили что-то. Вручение подарков никогда не следует сопровождать какими-л. комментариями вроде «вам это понравится», «вам это подойдет», «это как раз для вас», «вам это нужно» и др.
Вербальными С.-подарками являются комплименты. Искусство комплимента требует полной естественности, такта, правильного выбора ситуации общения для преподнесения этого словесного подарка. Вульгарными считаются комплименты в отношении внешности и физических свойств собеседника, типа «как вы похудели» или «какой вы высокий», «какая у вас прическа замечательная». Намного эффективнее комплименты по адресу принадлежащих человеку предметов (символов статуса), его новых приобретений. Хорошо «работают» комплименты, связанные с деловыми качествами людей, их высокой культурой, мудростью, прозорливостью, удачливостью. При этом комплименты должны делаться только положительным качествам, без двойного смысла (когда какое-то качество можно оценить и как отрицательное). При создании комплиментов не следует допускать гиперболизации, сильных преувеличений. Категорически нельзя делать комплименты по отношению к тем свойствам, от которых получатель комплимента мечтает избавиться. Комплимент не должен содержать каких-л. поучений или рекомендаций. Излишне льстивые, подхалимские комплименты не только производят отрицательное впечатление на окружающих, но часто и на самих адресатов, чувствующих фальшь, недобросовестность получаемых С. и их дарителей. Лучший способ делать комплименты: найти у их адресата такое качество, имея которое вы сами были бы довольны, и выделить его как ценность, отличие получателя комплимента.
Не следует использовать косвенные негативные комплименты, критикующие противников, недоброжелателей или соперников лица, в котором вы заинтересованы. Люди всегда считают, что тот, кто плохо отзывается о ком-то, также, видимо, в других ситуациях говорит и о них.
Проблемными С. являются советы. Во-первых, не следует давать никаких советов, если о них вас не просят. Все непрошенные советы воспринимаются как знак превосходства, который демонстрирует советчик, т. е. негативный С. Если кто-то спрашивает вашего совета, то и здесь требуется осторожность. Обычно люди уже имеют «свое» решение проблемы, а совет им нужен просто как знак подтверждения их верного мнения со стороны. В любом случае, в итоге возможны только 2 варианта. Если вы дали очень толковый, полезный совет и собеседник ему последовал, то 1) при удачной ситуации он все равно решит, что ваш совет тут не причем (и без вас все было ясно), 2) в случае неудачи вас обвинят в неправильных советах, сделают причиной неудач. В том редком случае, когда ваш совет выполнили и поблагодарили за помощь, нужно вежливо отклонить благодарность и никогда не приписывать удачи себе. Иное поведение сведет весь эффект к нулю, поссорит с советополучателем. Ведь умный и удачливый из вас двоих всегда только кто-то один. И нетрудно догадаться, что думает по этому поводу партнер. Ср. символ статуса, этикет.
Сублим?льная реклама – см. «двадцать пятый кадр».
Сублим?ция – см. фрейдизм.
Субмод?льность – категория НЛП, в которой разрабатываются представления о типах людей с т. зр. их мироощущения и восприятия информации. Типологией людей занимались многие мыслители и психологи: Гиппократ, Юнг, Декарт, Кант, Павлов, Фромм, Роббинс, Кречмер, Шелдон, Шостром и др. Известны психофизиологические характеристики типов людей Гиппократа, с которыми соглашался И. Павлов:
сангвиники — сильные, уравновешенные, подвижные люди;
флегматики — сильные, уравновешенные, инертные люди;
холерики — сильные и неуравновешенные люди;
меланхолики — слабые люди.
Здесь показана С. (или модальность) людей по их темпераменту. Э. Роббинс изучал 3 типа личностей, выделяя их в зависимости от того основного канала, по которому они получают, воспринимают информацию:
1) звуковая (аудио) С. у тех, кто ощущает, воспринимает мир через звуки,
2) зрительная (визуальная) С. у тех, кто общается с окружающими людьми, предметами и пространством с помощью глаз,
3) кинетическая (ощутительная) С. присуща личностям, которые «живут информацией» поз тела, тепла—холода, мягкости—жесткости и др. подобными ощущениями, как собственными, так и окружающих.
Конечно, у любого человека (не инвалида) действуют все три канала получения информации, но какой-то один является ведущим. Люди со звуковой С. отличаются тем, что очень тщательно взвешивают слова до того, как их произнести. Голоса у них звучные, а речь размеренная и ритмичная. Они часто поют, любят музыку. Люди со звуковой С. не смотрят телевизор, а слушают его как радио, занимаясь при этом своими делами. Дыхание у них ровное, спокойное. Если у носителя аудиомодальности спросить о его любимой мелодии, то его взгляд (зрачок) пойдет вправо и вправо вниз, отыскивая, припоминая звуковой образ. Вправо взгляд человека звука переместится и если попросить его представить, как бы он выступил публично, на презентации, совещании, митинге или пресс-конференции. Так он конструирует звуковые образы.
Люди со зрительной С. воспринимают мир, прежде всего, как кинофильм, сменяющие друг друга картинки. Они уверенно чувствуют себя в общении, если задействуют визуальные центры мозга. Речь их очень быстрая, часто они не заботятся о ее связности: главная их цель — найти слова, соответствующие картинам, изображениям. Их речь часто очень образна, метафорична. Они отличаются напряженными голосами с высоким регистром и носовыми обертонами (шумами). Когда человек мыслит зрительными образами, его лицо слегка бледнеет, голова держится прямо. Если носитель зрительной С. что-то припоминает, то его глаза направлены либо прямо вперед, либо вверх и вверх вправо. Когда такие люди что-то придумывают, сочиняют, изобретают или лгут, то смотрят вверх и влево.
Люди с кинетической С. имеют низкий, глуховатый голос. У них часто опущена голова, расслаблены мышцы шеи, краснеет лицо. Дыхание обычно глубокое, осуществляется нижней частью грудной клетки и животом. Когда они задумываются, то взгляд идет вниз и влево вниз (припоминание или воссоздание ощущений тела).
В деловых коммуникациях к каждому из этих типов людей следует обращаться, учитывая их С. Напр., так:
1) «Вы видите, какое у меня взволнованное лицо?» (к человеку с визуальной С.),
2) «Вы слышите, какой у меня взволнованный голос? (к носителю звуковой С.),
3) «Вы же чувствуете, как мне неуютно, как я взволнован?» (к людям кинетической ориентации).
Модальности восприятия нужно учитывать в рекламе, соотнося их с характером рекламируемых товаров и услуг. Так, рекламирование мебели или зубной пасты требует преобладающих воздействий на кинетическую природу аудитории. Реклама аудиотехники ориентирована, прежде всего, на звуковую модальность людей. В рекламировании туристических услуг необходимо придерживаться визуальной модальности.
Можно привести пример небрежного обращения с модальностями, неправильной работы со словами: «Шампунь и кондиционер в одном флаконе. Видал Сасун». В России в этом слогане плохо воспринимается «кондиционер» (не моет, а сушит), этот термин кинетически неверно ориентирует рекламную аудиторию. Не слишком удачен и вариант фамилии «Сасун» (вместо «Суасон»; прически «Суасон» носили в 1960-х гг. многие русские женщины), вызывающая весьма неприличные ассоциации. «Видал» дезориентирует людей с визуальной С. Несообразность слогана даже отразил в одной их своих песен популярный российский певец Трофим: «Сасун видал, как я душою сник…». В итоге, дорогая рекламная кампания с треском провалилась. Фирма на российском рынке позиций не завоевала.
Существуют и др. подходы к С. Напр., А. Маслоу разработал теорию о людях-манипуляторах и людях-актуализаторах (носителях творческого начала, стремящихся к созиданию). «Манипулятивная» теория нашла широкое отражение в современных психологии, социологии, маркетинге. Напр., рекламу рассматривают часто как особую систему коммуникационного манипулирования людьми в целях продажи товаров и услуг (что недалеко от истины).
Интересно учение русского историка, этнографа и мыслителя XX в. Л. Гумилева о пассионарности. Л. Гумилев выдвинул и обосновал теорию, объясняющую процесс развития и исчезновения цивилизаций, историко-культурных объединений народов. Ученый выявил три типа человека: пассионарии, субпассионарии, гармоничные люди. Сама категория пассионарности, важнейшая в его учении, рассматривается как избыток энергии, заставляющий обладающих им пассионариев перестраивать мир, создавать новые проекты жизни (не всегда осуществимые в реальности).
Большое количество таких людей на конкретной территории и в определенных исторических условиях приводит к пассионарному толчку, взрыву. В следующих поколениях количество пассионариев убывает, начинают преобладать субпассионарии (люди с энергетической недостаточностью) и гармоничные личности. Бывают этапы в развитии народов, когда субпассионарии господствуют, доминируют. Они навязывают свой стиль жизни оставшимся пассионариям и гармоничным людям. Л. Гумилев в своих работах приводит множество убедительных примеров, доказывающих существование этого явления, этих глобальных С. Напр., в Америку из субпассионарной Европы на исходе средних веков переселялись недовольные затхлой атмосферой жизни пассионарии из Англии, Франции, Германии и др. стран. Они же совершили великие географические открытия, с которых начался исторический период «нового времени». Яркими пассионариями были Петр I и его сподвижники.
Оценка конкретной страны, общества с т. зр. пассионарности, определенного этапа его развития (эти этапы тщательно изучены и объяснены у Л. Гумилева), безусловно, полезна как для общественно-политического PR, так и коммерческой рекламы, поскольку свидетельствует об устремлениях, мотивах поведения людей, позволяет выбрать подходящие креативные средства и формы воздействия на их мышление и поведение.
Сценческая р?чь – звучащая речь актеров на сцене, ведущих и дикторов ТВ и радио, профессиональных модераторов во время работы на презентациях, опросов фокус-групп и т. д.
СР. максимально следует нормам языка, напр., образцовому московскому произношению, сохраняя даже некоторые его утраченные в живой речевой практике черты, напр., твердый «с» в возвратных частицах «ся», «сь», произношение безударных окончаний прилагательных «-кий», «-гий», «-хий» как «-кой», «-гай», «-хой» (чут[кой]», лег[кой]»), мягкий «р» в словах «верх», «первый», «четверг». Иначе говоря, СР. воспроизводит особенности традиционного старомосковского произношения. Центрами сохранения СР. были и остаются Малый Театр, МХАТ и др. театры и театральные учебные заведения. На ТВ и радио строго правилам СР. не придерживаются. Ср. московское произношение.
_Т_
Таб? – запрет, запрещение или ограничение употребления некоторых слов и выражений из-за религиозных взглядов, цензурных и культурных ограничений, суеверий и предрассудков (шире — запрет, ограничение каких-то действий).
Понятие Т. пришло из жизни первобытных народов. Институт Т., табуирования и сегодня сохраняется в некоторых регионах мира. Напр., у некоторых индейских племен запрещена охота на определенных животных, которых рассматривают как объект поклонения, родоначальников и т. п. Бывает и индивидуальное Т., напр., когда кому-то запрещены некоторые виды пищи, определенные элементы одежды и др. С древними Т. связана практика запрета есть свинину у евреев и мусульман.
Т. слов также началось в очень отдаленные времена. У многих народов, племен было запрещено разглашать настоящее имя человека. Его в обиходе заменяли другим, чтобы не вызвать неприятностей со стороны злых сил. Также поступали в древних религиях по отношению к именам богов, часто имевших неизреченное, тайное название. Табуирование имен-названий сохранялось и позже, в определенных видах деятельности. Так, охотники в Сибири не употребляли слова «медведь», а пользовались заменителями, эвфемизмами: «Потапыч», «мохнач», «ломака», «лесник», «хозяин». Само слово «медведь», кстати, считают также древним эвфемизмом, означающим «того, кто ест мед, знающего, где мед». Это случай т. н. вторичного Т., возникшего, видимо, из-за того, что древнейшее имя медведя забылось, было утрачено.
В языке образованных людей (литературном языке) также много Т., напр., возникающих из-за неприличия некоторых слов и выражений. В петровскую эпоху появлялись такие созвучные с ней Т. — «случился фридрих-хераус» («стошнило»). Примером появления Т. по цензурным соображениям можно считать широко распространившееся во 2-ой пол. XIX в. в печати и разговорах выражение «общее дело», заменяющее табуированное слово «революция».
Классическими Т. являются термины и выражения русского мата. Правда, сегодня их можно встретить в прессе, особенно желтой. В электронных СМИ мат заменяют своеобразными эвфемизмами — звуковыми сигналами.
В православной и, шире, христианской традиции нельзя поминать в речи (и мыслях) дьявола, чертыхаться. Запрещено также клясться (божиться) святыми именами и предметами. Не следует и упоминать имя Господа всуе, т. е. в мирской суете, бытовых ситуациях (нужно в молитве или духовных беседах).
В рекламной деятельности и PR существуют некоторые ограничения в выборе словесных, лексических средств, напр., Т. являются отрицательные частицы и обороты речи (см. подробней средства вербального воздействия). Т. для рекламы, если она не рассчитана на узкую специальную аудиторию, являются сложные технические, научные и культурные термины, которые могут быть непонятны для большинства потенциальных потребителей, затруднять их восприятие рекламных обращений. Т. являются все ругательства и слова с негативной оценкой типа «плохо», «гадкий», «капризный», «лежалый», «тухлый», «слабый». Ср. эвфемизм.
Тавтол?гия – сочетание однокоренных слов, повторение уже выраженного смысла, разных грамматических форм одного слова, одинаковых звуков, выступающее в речи как специальное средство художественной выразительности, языковая привычка или небрежность, неправильность. Букв. термин Т. (от греч. taut? «то же самое» т logos «слово») переводится как тождесловие или словотождество.
К тавтологическим языковым привычкам, устоявшейся в речи и языке Т. можно отнести такие выражения, как «волей-неволей», «хочешь-не хочешь», «крест-накрест» и т. п. Еще — выражения особо высокой степени качества: «добрый-предобрый», «пьяный-препьяный», «богатый-пребогатый». Сюда же можно отнести случаи, когда первоначальный образный смысл основного слова в частотном словосочетании тавтологического характера забыт: «белое белье», или «низкий бас», «черные чернила».
Т. наиболее распространена как сочетание однокоренных слов — и как средство экспрессии, выразительности речи, и как ошибочная избыточность, неправильность словоупотребления, напр., «здоровенный здоровяк» и «масло масляное». Кстати, в особых «поучающе-тавтологических» конструкциях, ситуациях речи, когда кто-то протестует против многословия, повторения избитых истин подходят для выразительности и то же «масло масляное»: «Не надо нам рассказывать, что масло масляное (и т. п.)». Т. как повтор грамматических форм одного слова: «дружба дружбой, в служба службой».
Более сложной считают Т., когда происходит повторение уже формально выраженного смысла, т. е. его нагнетание, усиление. Такая Т. повторяет рядом синонимы, часто применяется в PR и рекламе: «прекрасный, превосходный подарок», «подходящее, правильное решение», «чудесный, красивый аромат». Такая Т. основывается на том, что полной синонимии слов в языке не бывает — всегда остаются смысловые различия, оттенки, усиливающие впечатление. Представлена эта Т. очень широко и в традиционном фольклоре: «жили-были», «пути-дороги», «могучий богатырь».
Явные небрежности, тавтологические ошибки, свидетельствующие о недостаточной культуре речи — «пустые» слова, термины (излишества) в высказываниях типа: «у него пять человек детей», «продайте три штуки сырков в шоколаде». Еще — плохое знание точного смысла употребляемых слов, напр., «промышленная индустрия» («индустрия» — это и есть «промышленность»), «сатирическая карикатура» («карикатура» это «сатирический рисунок»). Ср. алогизм, плеоназм.
Т?йные язык – условные, особые языки узких замкнутых социально-профессиональных групп, исчезнувшие в России в XIX— нач. XX вв. обособленная терминология шерстобитов, портных, шаповалов, прасолов и др. ремесленников. Наиболее известен ТЯ. офеней, бродячих торговцев-коробейников, т. н. суздальский (масовский) язык, документально засвидетельствованный в XVIII в., но существовавший явно и еще раньше. К нему близок условный язык лаборей (профессиональных сборщиков пожертвований), нищих, лирников. Сходные языки известны на Украине и Белоруссии. В Западной Европе уже в XIII в. зафиксированы сведения об особом языке нищих (в Германии).
В ТЯ. относят и такой специальный случай, как воровское арго. В России такое арго сформировалось в сер. XIX в. (затем претерпело множество трансформаций) и вобрало в себя многие элементы из «старших» ТЯ., того же языка офеней. В арго вошли многие заимствования из тюркского, цыганского, латинского, греческого, еврейского, угро-финского и др. языков.
В русских ТЯ. одним из приемов было «затемнение» начальных слогов слов обычного языка: «ширман», «шивар», «широго» («карман», «товар», «дорого»). Использовались и добавления специальных приставок к концам обычных слов.
Приемы условных языков применяются и сегодня, напр., в спецслужбах, в разведке: «крот» («засекреченный агент»), «спустить» («ликвидировать»), «комбинация». Кроме того — в ходу традиционные пароли и условные знаки. Свои особенности имеет язык сицилийской мафии, в котором есть такие выражения: «друг», «компетентный человек» («член организации»), «чистильщик» («организатор ликвидации свидетелей»), «Добрая Душа» («выдающийся мафиози, руководитель»). Само слово «мафия» означает «убежище» и в речи сицилийцев не употребляется (табуировано, запретно).
В PR-общении полезно учитывать некоторые особые выражения, напр., бюрократического жаргона. Так, если чиновник на обращение по телефону отвечает «слушаю Вас внимательно», то обычно это означает, что он признал серьезность звонка, готов к конструктивным переговорам. Все же — это только приемы, элементы ТЯ. Классические условные языки с их разветвленной специальной терминологией (специальные числительные, термины семейных отношений, названия явлений природы, частей тела, как в языке офеней) ушли в прошлое, прочно забыты. Ср. жаргон, сленг.
Т?тпуруша – сложносоставное слово, между частями которого обнаруживаются следы отношений управления (от санскритского tatpurusa); напр., «пирамидостроитель» (т. е. тот, кто строит «пирамиды»), «коногон» (тот, кто погоняет коня), жаргонное «фуломет» (тот, кто мечет «фуфло», рассказывает байки, обманывает), «банкомет» (тот, кто «держит» банк во время карточной игры, руководит игрой, напр., Чекалинский в «Пиковой даме» А. Пушкина, обыгравший Германа), «фаршесоставитель» (тот, кто составляет, делает фарш на предприятиях мясной промышленности), «рекламодатель» (тот, кто дает, размещает рекламу, рекламные объявления и обращения), «пивохлеб» (тот, кто хлебает, пьет пиво в большом количестве).
Тв?нг – то же, что гнусавость (англ. (nasal) twang). Т. стал одной из примет такого социального диалекта (особого стилистического варианта речи), как «язык новых русских», унаследовавший «приблатненную» гнусавость, тванговость произношения шпаны и хулиганов советской эпохи. Ср. пришепетывание, шепелявость.
Тексту?льный – буквально воспроизводящий текст высказывания, в т. ч. при переводах с языка на язык.
Т?ма – 1) общий смысл высказывания, текста,
2) Т. в актуальном членении предложений (см. рема). Для НЛП важно еще представление об одной из главных разновидностей Т. (2) — психологическом субъекте высказывания, психологическом подлежащем (англ. psychological subject), т. е. представлении, впечатлении, которое возникает первым по порядку в сознании и является первым по психологической значимости: ср. «Я давно знаю компанию “Меркурий”» и «Компания “Меркурий” давно известна мне». Все самое значимое в высказываниях, фразах PR-тестов и рекламы должно выноситься вперед, начинать высказывания, фразы, быть психологическим подлежащим, Т. Так напр., в зависимости от целей рекламирования можно сделать такой акцент, указать на желаемое потребительское действие: «Приходите поскорей и купите “Милки-вей”». Но можно сделать Т., психологическим подлежащим название продукта, акцентировать на нем внимание аудитории рекламы: «“Милки вей” скорей купите, прилетайте, приходите». Предвыборный слоган «Голосуйте за Ивана» выдвигает на первый план желаемое действие, а в слогане «Жириновский — последняя надежда у России» (примеры из PR-арсенала 1996 г.) Т., психологическим сказуемым является имя рекламируемого объекта.
Т?мп р?чи – движение, скорость протекания речи во времени. Ускорение или замедление речи определяет степень ее слуховой отчетливости и влияет на напряженность артикуляции говорящего. Различают быстрый, медленный и прерывистый ТР. Быстрый ТР., аллегро или скороговорка, характеризуется тем, что многие слова выступают в усеченных (редуцированных) звуковых формах, напр., [здрасть] вм. «здравствуйте», [Ван Ваныч] вм. «Иван Иванович». Опытный оратор может замедлять речь в одних ее местах, периодах, и ускорять в других, напр., для выражения патетических чувств, сильных эмоций. Для медленного ТР характерно выговаривание полных звуковых форм слов. Прерывистый ТР, стаккато, отличается резкостью, «рубленностью» речи, разделением ее содержания и формы на короткие отрезки (так говорит, напр., В. Жириновский).
В межличностных коммуникациях, на переговорах и во время других PR-мероприятий, нежелательна торопливая, захлебывающаяся манера речи. Обязательно нужны выделяющие смысл произносимого паузы, чтобы партнеры по коммуникации могли осмыслить содержание высказывания. Раздражение аудитории может вызвать медленная, монотонная речь, которую обычно ассоциирует с ролью «учителя», которая приписана себе говорящим.
ТР измеряют числом звуков или звуковых соединений (слогов) в секунду или минуту, или — средней длительностью звучащего звука, слога. Длительность звуков измеряют в миллисекундах (мс). Индивидуальный ТР имеет обычно диапазон: 60—70 мс произнесения звука при быстром ТР и 150—200 мс при медленном ТР. Ср. просодия, пситтацизм, стиль (стиль произношения).
Те?рия происхожд?ния язык? междом?тная – представляющая специальный интерес для НЛП в связи с исследованиями связей языка и мышления, работы мозга «теория междометит», объясняющая появление языка и речи у людей как первоначальных непроизвольных выкриков и «выдохов» звуков (типа «ах», «ох», «эх»), возникающих в разных эмоциональных состояниях и отражающих эти состояния — радости, страха, гнева, печали, любви и т. д. «Непроизвольные» выкрики используются в рекламе, напр., в телеролике: «Ау! Вау! Хорошо! Печенье “Юбилейное”». Здесь так сказать, линейно показан путь человечества от пещерной дикости («Ау! Вау!») до цивилизации (печенья «Юбилейного»).
Те?рия см?ны покол?ний – представляющая специальный интерес для разработок «молодежных», «детских» и т. п. программ в НЛП теория изменений словарного состава, слвоупотребления, синтаксиса и т. д. в языке из-за того, что каждое новое поколение не может полностью усвоить язык предыдущего, привносит что-то «свое», поколенческие «языковые приметы», которые необходимо учитывать и можно использовать в PR-деятельности и рекламе.
Те?рия т?сей (от греч. th?sci) – возникшая в античную эпоху теория происхождения языка, предполагающая, что язык был создан благодаря разумным договоренностям людей между собой, является продуктом их мудрости. Ср. теория фюсей.
Те?рия тр?х стлей – см. стиль.
Те?рия фсей (от греч. ph?sei) – античная философская и лингвистическая теория, согласно которой язык возник как явление природы, естественным путем, а не создан людьми. Ср. теория тесей.
Т?рмин (от лат. terminus — «предел, граница») – специальное слово или словосочетание, служащее целям точного выражения и точного обозначения понятий и предметов в сферах науки, производства, торговли, культуры, искусства, рекламы, спорта и т. д.
Слово Т. используют и шире, когда хотят указать на роль слова или сочетания как выразителя какого-то определенного, подчеркнутого смысла. Напр., можно сказать: «выступление коллеги N. мы прослушали, кроме термина “болван” другого слова не подберешь». Отдельно выделяют Т., обозначения родства — «отец», «мать», «сестра», «сноха», «брат», «деверь» и т. п. О Т. говорят и в связи с определенными смысловыми, тематическими др. группами слов, семантическими полями, т. е. о Т. жилища, Т. сексуальных отношений, Т. воспитания. Ср. поле.
Тм?зис – разъединение частей сложного слова; напр., «ничему» — «ни к чему», «никого» — «ни у кого».
Трафар?тный – выступающий как языковой штамп, клише (англ. термин вместо Т. — clich?ed).
«Язык» рекламы и PR-текстов базируется на Т. фразах, выражениях, словосочетаниях, что является его особенностью, спецификой как стиля, варианта речи.
Тр?п – прием использования слова в речи не в прямом, а в переносном значении, новом смысле, новом стилистическом выражении. См. гипербола, литота, мейозис, метафора, метонимия, олицетворение, синекдоха. Ср. фигура речи.
_У_
У?зус (англ. usage) – общепринятое употребление слова, идиоматического сочетания (фразеологизма), оборота речи, порядок слов и т. д., в отличие от особого, частного, окказионального употребления. Кроме того, говорят еще об узуальном значении слов, т. е. их основном, самом привычном и частотном значении в языке и речи. Напр., у слова «барабан» узуальным является значение «музыкальный инструмент», окказионально его можно употребить в смысле «голова» («вот дам тебе сейчас по барабану»).
Умолч?ние (англ. passing over in silence, preterition) – фигура речи и прием НЛП, когда мысль выражается не до конца, происходит экспрессивный обрыв высказывания, дающий слушателю или читателю возможность домыслить то, что осталось невысказанным. Напр., «магазин строительных материалов — шведская сантехника, без выходных». Ср. доведение.
«Упак?вочный матери?л» – то же, что «материал упаковочный» (см.).
Урбанзм – слово, выражение, грамматическая форма, синтаксическая конструкция и т. п. в «языке» городских жителей (особенно, больших городов). У. отличают «городской язык» как социальный идиолект, разновидность речи, от крестьянских диалектов, провинциальной речи маленьких городов и т. д. Напр., «прошвырнуться» (пойти погулять), «заскочу» (в магазин, в аптеку, в гости), «подскочу» (к пяти часам, в контору) и др. «термины скорости».
Устар?вшие слова – слова, утраченные в живой речи, перешедшие из активного словарного фонда языка в пассивный. УС. делят на архаизмы и историзмы (см.).
У?стная речь – звучащая, произносимая речь, противопоставляемая письменной, книжной.
УР. была первичной формой существования языка во всех культурах и у всех народов, а для культур, не имевших или не имеющих письменности, — единственной формой языкового общения.
Исключительно в форме УР. функционируют жаргон, городское просторечие, местные диалекты.
Особенности УР. — самоперебивы, подхваты, повторы, незаконченные синтаксические построения, редукция (усечение) форм слов, личных имен и т. д.
Для PR и рекламы особое значение имеют представления о публичной УР., принимающей формы доклада, сообщения, «справки с места», обращения к потребителям на презентации, реализующейся в жанре деловых переговоров, выступления перед избирателями, предвыборных теледебатов, телефонного общения и т. д.
Публичная УР. допускает большее разнообразие в выборе языковых средств, большую свободу в синтаксисе, чем письменная, документальная. В целом, УР. оказывает большее влияние на аудиторию (слушателей или собеседников), чем письменная. Выделяют 2 основные формы, 2 стиля УР. — публичная УР. и обиходно-разговорная. В публичной УР. преобладает такая функция языка, как сообщение (информативность), в обиходно-разговорной УР. соединение общения, сообщения и воздействия.
_Ф_
Фальц?т – высокий по тону звук, фистула; образуется колебанием верхней части голосовых связок с закрытой межхрящевой щелью и приоткрытой межсвязочной щелью. О Ф. говорят: «пустить петуха». Поэтому PR-выступления должны избегать особых эмоциональных состояний, волнений, ведущих к Ф.
Фамильрный – характеризующий сниженный стиль речи, общения. Одна из черт Ф. стиля — скороговорка, небрежность в произношении, выбор Ф. форм слова типа «Ван Ваныч», «Зоя Ванна», «здрасьте», «пожалте» и т. п.
Фиг?ра р?чи – особое сочетание слов, оборот речи (синтаксическое построение), являющиеся средством выразительности высказывания (стилистической фигурой, риторической фигурой); см. анафора, антитеза, градация, риторический вопрос, эпифора, ср. троп.
Философ?ма – идеологема, несущая философскую нагрузку, философский смысл, часто поучительный. Напр., «во многих знаниях многие печали» (Библия), «бедные не равнодушны к участи богатых», «торопись медленно» (древне-римские пословицы), «спелое яблоко может стать гнилым, а гнилое стать спелым и сладким не может» (восточная мудрость), «хотеть значит мочь (кто хочет, тот может)», «дорогу осилит идущий». К Ф. можно отнести некоторые русские народные пословицы и поговорки: «дорого яичко, да к Христову дню», «не в свои сани не садись», «назвался груздем — полезай в кузов», «не родись красивым, а родись счастливым». Среди Ф. встречаются довольно низкопробные: «не обманешь — не продашь», «не имей ста рублей, а имей сто друзей, не имей ста друзей, а имей наглую морду».
Интересный случай из практики создания Ф. описан в знаменитом «Швейке» Я. Гашека. Один из персонажей, майор Венцель любил посещать рестораны. С ним часто за одним столом сидел некий зауряд-прапорщик (низший офицерский чин в австрийской армии). Однажды, как следует выпив, младший офицер выразился так: «Что такое майор по сравнению с великолепием Природы? Такой же ноль, как и зауряд-прапорщик». После чего в веселых офицерских компаниях гуляла Ф. «что такое майор Венцель по сравнению с великолепием Природы?» Майор начал преследовать по службе философски настроенного подчиненного.
Фстула – то же, что фальцет (см.).
Фон?ция – 1) звукообразование, единовременная артикуляция (работа) всех органов речи человека, которые участвуют в образовании звуков; 2) говорение, создание устно звучащей речи, когда она воспринимается не только слушателями, но и самим говорящим, для которого слуховой контроль играет роль обратной связи.
Фр?за (от греч. phases — «выражение, способ выражения (смысла)») – 1) предложение в устной и письменной речи, 2) ритмико-интонационное единство в речи («синтангма), совпадающее с т. н. «дыхательной группой», т. е. отрезком воздуха, который совпадает с напором выдыхаемого воздуха, без пауз; напр., «полчаса спустя (Ф. 2) вконец замерзший магистр (Ф. 2) вернулся в сквер (Ф. 2), сел на ту же самую скамейку (Ф. 2) и обхватил руками голову» (Ф. 2; из романа Б. Акунина «Алтын-толобас»).
Фразеологзм – идиома, устойчивое словосочетание с неповторимым смысловым значением. К Ф. относят пословицы, поговорки, присловия, афоризмы и т. п. Термин Ф. и его многочисленные синонимы (фразеологическая единица, идиома, идиоматическое выражение, несвободное словосочетание, фразеограмма и др.) нужны лингвистам, чтобы показать такие сочетания слов в языке, которые составляют нерасторжимое единство, функционирующее в речи на тех же правах, что и отдельное слово.
Выделяют идиоматические предложения — Ф. в форме предложения. Это пословицы, поговорки и присловья. Пословицы отличаются от поговорок большей лексической полнотой и синтаксической законченностью. Напр., «береги одежду с нову, а честь смолоду» — это пословица, а «береги честь с молоду» — поговорка. Присловья это выражения, Ф. типа: «вот тебе, бабушка, и Юрьев день», «интересно девки пляшут», «приходи, кума, любоваться».
Фразеологические сращения представляют собой наиболее спаянные, неделимые на словесные части выражения типа «собаку съел (на этом деле)», «сбоку припека», «ни в зуб ногой». От сращений отличают фразеологические сочетания, где опорные слова могут соединяться с несколькими другими. Напр., «затронуть интересы (гордость, честь)». Выделяют еще местоименные Ф., представляющие собой слияния частей сложного предложения вроде «кто угодно», «неизвестно кто».
Отдельно говорят о фразеологических единствах, которые отличаются от сращений тем, что построены достаточно стандартного с т. зр. синтаксиса, но все же «работают» как Ф. — «плакали наши денежки», «держи карман шире», «на воре шапка горит».
Ф. могут употребляться в речи как существительные («кукиш с маслом») или как сказуемые («они намотали это себе на ус»).
В русском языке существует ряд оценочных Ф., которые используют для характеристики товаров и услуг: колбаса «собачья радость», ботинки «прощай, молодость», пиджак или шляпа «привет с Енисея», прическа «я у мамы дурочка». Более позитивные Ф. используются в рекламе: «всегда в продаже», «только для дам». Ср. вербальные стереотипы.
Фрейдзм – учение немецкого психиатра З. Фрейда, лежащее в основе современного психоанализа и оказавшее серьезное влияние на западную психологию и социологию XX в. и ряд смежных наук.
З. Фрейд утверждал, что поведение людей формируют не всегда сознаваемые ими психические силы. Человек с самого раннего детства подавляет в себе множество различных влечений и желаний. Однако, сами эти влечения и желания никогда полностью не исчезают, продолжают влиять на развитие личности и поведение человека вплоть до глубокой старости. Особое внимание З. Фрейд уделял половым, сексуальным желаниям и фантазиям, в частности, изучал их в связи с объяснением, толкованием снов.
З. Фрейд выделял 3 формирующие человека и его поступки субстанции, 3 составляющих личности: а) «эго» («я»), сознание, отвечающее за информацию об окружающем мире и состоянии тела, б) «ид» (или «оно») — область психических глубин, бессознательных, слепых инстинктов, в) «супер-эго» («сверх-я»), сфера принимаемых личностью и участвующих в ее жизнедеятельности нравственных норм и принятых в данном обществе моральных установок. «Эго» при этом частично контролирует область «ид», но целиком управлять бессознательными инстинктами и стремлениями не может.
Зато, опираясь еще и на «супер-эго», человек, его «я», в состоянии подавлять инстинкты. В результате постоянного подавления бессознательных влечений и желаний (не только сексуальных) сознанием и общественными морально-нравственными ограничениями у людей могут развиваться психозы, невротическое поведение. Другое проявление этих влечений и желаний — оговорки и сновидения. Психоанализ, собственно, как метод поиска и устранения разладов в психике людей построен на поиске тех причин, тех впечатлений раннего детства, периода полового созревания, подавленных желаний и реакций, которые продолжают «донимать» личность в ее взрослой жизни.
Маркетингу и рекламе особенно важно фрейдистское понятие сублимации. Сублимация — это вытеснение, замена подавленных желаний другими, доступными человеку действиями, вещами. Многие покупки делаются в результате сублимации, возникает тяга к определенным товарам, алкоголю и т. д. Напр., курение у мужчин Ф. объясняет заменой детской привычки сосать палец. Парфюмерные флаконы и некоторые другие товары для женщин должны, по мнению маркетологов фрейдистской ориентации, обязательно иметь намек на фаллос. С фаллосом связывают и «столбики», демонстрирующие рейтинг кандидатов в СМИ в предвыборной борьбе. На этих диаграммах женской аудитории демонстрируют несколько рейтинговых «столбиков», приписывая рядом количество будущих, прогнозируемых голосов (47%, 12%, 2,4% и т. д.). «Столбики» ассоциируются с мужским достоинством кандидата, определяющим как бы и все остальные его возможности. Естественно, что на предвыборных агитационных картинках самый высокий, большой и длинный «столбик» — у продвигаемого, рекламируемого кандидата. В этой сфере политической рекламы встречаются и проколы. Так, в 2001 г. на президентских выборах в Белоруссии соперник А. Лукашенко кандидат В. Гончарик, выступавший с лозунгом «Выбери единого», украшал свои предвыборные встречи с журналистами и избирателями, как отмечала пресса, «какими-то странными воздушными шарами, продолговатыми как колбаса и загибающимися книзу». Подобный антураж ассоциировался у аудитории с импотенцией, малой силой кандидата на власть.
Классическое фрейдистское маркетинговое исследование проводилось в США: выясняли причины резкого падения спроса на чернослив. Опросы выявили, что чернослив потребителям не нравится, поскольку он почерневший и сморщенный, напоминает стариков. Оформление и рекламное предложение продукта были изменены с учетом этого обстоятельства.
Современный психоанализ является коммерческой индустрией, хотя не может в России составить конкуренцию «магам», «ясновидящим», «астрологам» и «колдунам», уверенно занявшим нишу безмедикаментозного лечения психических проблем наших сограждан. Достижения Ф. должны учитываться в практике рекламирования, в маркетинговых коммуникациях, особенно при предварительном тестировании дизайна товаров и креативных средств рекламы.
Фр?йм – см. согласительный фрейм.
Ф?нкции язык? – представления о функциях, назначениях языка как орудия общения. Язык (англ. language) подчинен целям индивидуального и социального общения, т. е. общения внутри социальных групп и между ними. Язык и его реализация (речь) тесно сопряжен, связан с мышлением (см.). Поэтому основные категории языка соотносятся с категориями, типами мысли: слово — понятие, суждение (утверждение) — предложение.
Выделяют 3 основные ФЯ. —общение, сообщение и воздействие. Важнейшей из них считают коммуникативную или интеллектуальную — коммуникативную функцию, т. е. функцию сообщения, передачи нового «логического», интеллектуального содержания. Выделяют еще частные ФЯ. — контктоустанавливающую (англ. phatic function), т. е. назначение языка в придании естественности совместному общению, пребыванию где-либо (когда говорящий не стремится сразу же сообщить какую-л. новую информацию собеседникам). Отдельно рассматривают т. н. репрезентативную ФЯ., т. е. ситуацию, когда для высказывания, речевого акта важны не участники общения, а, прежде всего, предмет мысли, «референт» высказывания. Еще, в соответствии с разработками австрийского психолога К. Бюлера, выделяют экспрессивную ФЯ. — передачу чувств, эмоций говорящего и пишущего, а также — апеллятивную ФЯ. — воздействие на адресата речи.
В акте языковой коммуникации обычно (вслед за Р. Якобсоном и его школой) выделяют шесть компонентов: 1) автора, 2) адресата, 3) предмет сообщения, 4) языковой код (выбранный стиль речи, языковые средства), 5) контакт между собеседниками (ситуация речи, условия, определяющие общение — место, статус участников и т. п.), 6) само сообщение. Эти 6 компонентов соотносят с ФЯ. — 1) репрезентативной (номинативной, денотативной, когнитивной), т. е. функцией языкового обозначения фактов внеязыковой действительности, «жизни», 2) эмотивной (эмоциональной, модальной), т. е. передающий отношения говорящего, пишущего к высказыванию, его эмоциональный настрой, состояние, 3) апеллятивной (конативной, от лат. conatus «попытка») функции-воздействия на адресата, 4) «магической», т. е. заклинательной, часто обращенной на неживые предметы (на базе предшествующей апеллятивной функции), напр., «да будет свет!», 4) фатической (от лат. for, fatus sum, fari — «говорить»), т. е. решающий задачи организации общения («Слушай!», «Довольно!», «Говори!»), 5) металингвистической (т. е. «объясняющей» в процессе общения непонятные слова и выражения), 6) поэтической, в поэзии, литературе и прозаической речи всех жанров, которая проявляется в стремлении к образности, ритмичности речи и т. п. Ср. речь.
_Х_, _Ц_
Харзма – притягательная сила, особо привлекательный образ, личность политического, общественного или религиозного деятеля.
Обладающие Х. общественные фигуры называют харизматическими лидерами. Это, напр., А. Линкольн, Ф. Д. Рузвельт, Д. Кеннеди у американцев, М. Ганди в Индии, Наполеон и Ш. де Голль во Франции, Ф. Кастро на Кубе (и в Латинской Америке), Аятолла Хомейни в Иране. Своеобразной Х. обладали такие отрицательные деятели, как Б. Муссолини, И. Сталин, А. Гитлер. Харизматические лидеры всегда олицетворяют собой реализацию идеалов своих сторонников (какими бы эти идеалы не были), персонифицируют их надежды и устремления, являются для них бесспорными авторитетами. Обычно особые качества, сила харизматических лидеров признается даже их соперниками и противниками. На исторической сцене харизматические лидеры появляются в моменты крутых поворотов общественной или религиозной жизни (напр., яркой Х. обладал основатель протестантизма М. Лютер). Харизматическими личностями были Чингисхан, Юлий Цезарь, русские Иван Грозный и Петр I. Х. обладали многие православные и католические святые. Величайшими харизматическими лидерами были основатели мировых религий Будда, Христос, Мохаммед.
Видимо, феномен Х., гипнотического влияния на большие массы людей, связан с огромной убежденностью личности в своей миссии и своих силах, которую такая личность передает аудитории сторонников. При этом сила личного обаяния соединяется с силой интересов, пробуждением людей для реализации своих стремлений, каких-то новых проектов в их биографиях.
Хи?зм – фигура речи, прием обратного («крестообразного») расположения элементов 2-х словосочетаний, объединенных в одном высказывании, предложении. Напр., «жить — хорошо, а хорошо жить — еще лучше». Ср. антиметабола.
Цв?т – световые лучи, энергетические волны, воспринимаемые и различаемые глазом и играющие важную роль в культурном и психическом мировосприятии людей.
Свет возникает в связи с взаимодействием связанных общим ядром атома и свободных электронов. Это электромагнитное, тепловое излучение той же природы, что электрический ток или радиоволны. Световые волны характеризуются длиной от 380 до 780 нм (нанометров; 1 нм — 1 миллионная часть миллиметра). Наше тело не может напрямую улавливать такие энергетические лучи, как волны радиовещания и ТВ. Нужны специальные приборы, приемники, трансформирующие эти волны в видимое изображение. Кинетически мы улавливаем тепло, напр., идущее от батарей отопления, но эти волны мы не видим. Световой спектр мы видим. Белый Ц. — это весь спектр, цветной свет. Черный Ц. физически не существует: этот Ц. глаз воспринимает тогда, когда световые лучи, попав на предмет или вещество, полностью поглощаются (абсорбируются). На самом деле видимый нами черный Ц. — это очень темный фиолетовый. Самые короткие волны видимого света существуют в диапазоне 444—380 нм (от синевато-фиолетового до сине-фиолетового). Самый «длинный» Ц. — красный, от 627 до 780 нм.
Обычно абсорбция происходит только частично. Частичны отражение световых лучей или проникновение их через предмет или вещество. Причем у каждого вещества — своя отражающая способность. Ц. находится не там, где мы его видим, т. е. нет зеленого на траве, желтого на лимоне и т. д. Свет падает на предмет, часть световых лучей поглощается, а другая часть (Ц. тела) отражается или проходит сквозь предмет и воспринимается нашим глазом. Вот этот «остаточный свет» и вызывает раздражение в рецепторах сетчатки глаза, и мы видим световые волны определенной длины, Ц. и цветовые гаммы.
Глаз является приемником световых энергетических лучей (указанного выше диапазона: от 780 до 380 нм). В каждом из обоих глаз находится 118 миллионов светочувствительных «палочек», передающих черно-белые цветовпечатления. Но еще в каждом глазу находится около 7 000 000 «колбочек» для цветового зрения, которые функционируют только при высокой силе освещенности. Ночью мы видим только в черно-белом свете.
Основные Ц. — красный, желтый, синий и зеленый. Ц. воздействуют не только на зрительные центры (глаза), но и на др. части мозга. Красный и желтый (и их дополнительные Ц., оттенки) оказывают возбуждающее действие на человеческую психику, а синий и зеленый (и их оттенки) — успокаивающее.
Каждый Ц. привязан к определенным частям мозга. Напр., зеленовато-желтый влияет на теменную долю и повышает способность к восприятию внешнего мира. Желтый Ц. связан с лобной долей мозга и обеспечивает гибкость мышления, усиливает связь с окружающим миром. Желто-оранжевый Ц. возбуждает честолюбие и стремление к общению. Он также связан с лобной долей. Успокаивающий фиолетовый Ц., влияя на теменную долю, понижает способность восприятия внешнего, окружающих людей и предметов, способствует сосредоточенности. Синевато-фиолетовый делает мышление более эмоциональным, усиливает контакты между сознанием и подсознанием. Ультрамарин (фиолетово-синеватый), влияя на лобную долю, делает мышление более рациональным, разводит чувства и суждения. Пурпурно-красный Ц. возбуждает нервные клетки спинного и среднего мозга. Это Ц. мудрости и власти, Ц. цезарей Древнего Рима и царей Древней Иудеи, византийских императоров. Он пробуждает силу и энергию. Зеленый Ц. успокаивает средний мозг, координирующий двигательные функции тела. Зеленый Ц. содействует гармонии тела и души человека. Зеленовато-голубой Ц. снижает агрессивность. Синий Ц. проясняет мысли, придает им философское направление, содействует развитию интеллекта. Эти и др. особенности воздействия Ц. на человека учитывают психология и психиатрия. Напр., известный тест швейцарского психиатра М. Люшера построен на связях между Ц. и эмоциями людей. Он позволяет выявлять настроение человека и состояние его психики. Интересно, что этот тест был заказан М. Люшеру рекламной фирмой. Сегодня он применяется во многих других областях, напр., в работе кадровых служб по подбору персонала.
Ц. органично входят в ментальность людей, т. е. по-разному оцениваются и воспринимаются разными народами, в разных культурах. Английский Комитет по изучению воздействия Ц. дает такие рекомендации: США — красный и желтый (красный ассоциируется с любовью, а желтый — с процветанием), Австрия — зеленый, Египет — голубой и зеленый, Болгария — темно-зеленый и коричневый, Пакистан — изумрудно-зеленый, Ирак — светло-красный, серый и синий, Голландия — оранжевый и голубой, Китай — красный, Мексика — красный, белый, зеленый. Индия — родина сочетания белого, красного и синего Ц., которое используется сегодня во многих национальных флагах. Это Ц. главных индуистских богов: белый — Шива, красный — Брахма, синий — Вишну. В Китае красный Ц. традиционно означает добро и отвагу, черный — честность, а белый — лживость и подлость. В Китае не следует использовать сочетание белого, голубого и черного — это знаки траура. В Бразилии плохо воспринимается сочетание фиолетового с желтым (знак болезни).
Зарубежные компании, проводя маркетинговые исследования цветовых предпочтений российских потребителей, пришли к выводу, что лучшей запоминаемостью в России обладает сочетание желтого и черного Ц. в рекламе. Однако, с культурно-исторической т. зр. это сочетание скорее характерно для Испании (еще красный и черный).
На Руси традиционно праздничным цветом считали красный (само слово означает «красивый»). Это выражено в названиях «Красная площадь», «Красный товар» и т. п. На традиционной русской свадьбе, как отмечают этнографы, невеста одевалась не в белое, а в красное (как и в Китае). Красными были боевые знамена в Древней Руси и знаменитые «червленые щиты» древнерусских воинов (червленый — это оттенок темно-красного Ц.). Праздничным у русских был и остается белый Ц., символ чистоты. Черный Ц. ассоциируется с трауром и отказом от мирских соблазнов (черное духовенство, монашество). Голубой цвет, как и во многих др. культурах, символизирует небо. Он украшает православные храмы с их излюбленным сочетанием белого и голубого (еще красный и золотые купола). Любили русские всегда и зеленый Ц., символ жизни и природы у многих народов.
Специалисты по психологии личности выделяют «двигательные» или «теплые» Ц. Они активно воздействуют на вегетативную (симпатическую) нервную систему людей, ответственную за автоматические функции тела (дыхание, удары сердца и др.).
Красный Ц. стимулирует чувство собственного достоинства, самоутверждения, стремление к власти. Красно-оранжевый содействует появлению страстных чувств, раздражимости и агрессивности. Оранжевый пробуждает половые инстинкты. Желто-оранжевый пробуждает честолюбие и потребность в сочувствии со стороны окружающих. С вегетативной нервной системой связаны и Ц., повышающие напряжение. Золотистый пробуждает стремления к возвышению, блеску, славе. Желтый влияет на рост способностей к общению, усиливает возможности воздействовать на окружающих. Зеленовато-желтый развивает внимание.
Снижение напряжения обеспечивает группа Ц., связанных с вагусом, блуждающим черенко-мозговым нервом. Это «холодные» (полярные) Ц. Ультрамарин (фиолетово-синий) усиливает рациональное начало, управляемость психических процессов, эмоций. Зеленовато-голубой содействует избавлению, освобождению сознания от тревожных мыслей, проблем, нервозности.
Биполярные Ц. накапливают раздражение. Это зеленый и желтовато-зеленый, которые содействуют сохранению энергии и сосредоточению, ограниченности «в своем мире».
«Ц. объединения» помогают сосредоточить внимание на внутренних духовных поисках и переживаниях. Пурпурный Ц. содействует созерцательности, объединению создания со Вселенной, всем миром. Розовый является знаком одиночества, изолированного «я». Сиреневый связан с поисками человеком защищенности от давления окружающего мира в самостоятельных действиях. Фиолетовый — Ц. мистических озарений и страдания, «своего» пути в духовных поисках.
Охро-желтый Ц. содействует обретению социальной стабилизации. Коричневый и темно-коричневый означают верность своим позициям, укорененность, некоторую педантичность и ограниченность, усталость. Оливково-зеленый влияет на снижение личных притязаний и пробуждает потребность в поддержке. Эти Ц. называют стабилизирующими и эзотерическими, т. е. направленными вглубь души, внутрь человека (направленность во внешний мир называют экзотерической). К ним примыкают т. н. пастельные Ц., содействующие одухотворенности личности (яркие и контрастные Ц. этому не способствуют).
Черный Ц. современная психология и психиатрия рассматривают как Ц. отрицания и формального принуждения, схематизации, упрощения явлений жизни и их связей. Белый Ц. обозначает опустошение, забвение, прекращение. Серый Ц. определяют как замещающий. Он содействует покою, вытеснению эмоций, уходу от проблем. В городских ландшафтах — это унылый Ц. Большего комфорта достигли бы жители современных городов, если бы асфальт был бы не серым, а многокрасочным, «играл» бы разными Ц. Это относится и к зданиям жилой и промышленной архитектуры.
Психологические представления о свойствах воздействующих на человека Ц. нельзя, конечно, абсолютизировать. Но возможные реакции аудитории на цветовые решения в рекламе и, шире, маркетинговых коммуникациях (Ц. костюма менеджера, офиса, аксессуаров деловой жизни и т. д.) учитывать нужно обязательно. Мотивационные маркетинговые исследования показывают, что красный Ц. не подходит для рекламирования товаров и услуг для пожилых людей, не вызывает у них положительных ощущений. Не нравится пожилым потребителям и черно-белая гамма в товарном дизайне. Она ассоциируется с бесцветностью, безжизненностью. Для рекламы продуктов питания оптимальны «природные» Ц. — зеленый, голубой, желтый, синий, белый. Для дорогих товаров признанные Ц. респектабельности и солидности — сочетания бордового с золотом, серого и бордового, темно-синего и золотого или серебристого. Красный Ц. и все его оттенки находит применение в дизайне женской косметики и парфюмерии. Он обеспечивает женщин ощущениями сексуальности, пробуждает у них чувственную активность.
При размещении рекламы в многокрасочных журналах и газетах, в изданиях фирменной полиграфии полезно обращать внимание на те цветовые решения, которые для них характерны, типичны, наиболее часто применяются др. рекламодателями. Следует обращать внимание и на те нюансы цветовпечатлений, которые старается вызвать у целевой аудитории реклама конкурентов, и на принятые в том или ином сегменте рынка характерные для него сочетания, ведущие Ц. и цветовые гаммы. Это не означает, что их нужно рабски копировать. Просто потребители соотносят определенные группы товаров и услуг с некоторыми стереотипными цветовыми решениями, специфической для конкретного сегмента красочностью.
Особые цветовпечатления получает в России телеаудитория, которая привыкла (привыкла с нач. 1990-х гг.) к очень ярким, кричащим, резко контрастным Ц. и цветосочетаниям телевизионной рекламы. Это вызвано тем, что подавляющее большинство пришедших из-за рубежа телероликов рекламы западных кампаний производились для стран Латинской Америки, Африки, Юго-Восточной Азии, а российские клипмейкеры «работали по образцам». Ярким «плакатным» цветоизображением отличается и продукция Голливуда, латиноамериканское «мыло» и примыкающая к ним мультипликация. Определенное влияние на процесс получения телевпечатлений оказывает и конфигурация продаж и эксплуатации телеприемников в России: у большинства зрителей в пользовании старые модели телевизоров с ограниченными возможностями для передачи цветовых нюансов и смягчения цветовой резкости изображения.
_Ч_, _Ш_

Чуть? языков?е – интуитивные реакции носителя языка на речь каких-л. др. лиц, оценивающие их высказывания как правильные – неправильные с т. зр. выбора слов, ударения, акцента, интонационного рисунка и т. п.
Шабл?н (англ. stereotyped construction) – привычные синтаксические построения («модели» высказываний, предложений, фраз), слова и выражения в речи. Ср. вербальные стереотипы, клише, трафаретный.
Шепелвость – сюсюканье, дефект, недостаток в произношении звуков, при котором свистящие заменяются межзубными, изменение «s» и «z» на межзубную артикуляцию, т. е. возникает произношение «рушкий» вместо «русский», «рашкацывать» вместо «рассказывать». Ср. пришепетывание.
Шпот (англ. whisper) – появление в речи тихого глухого голоса, возникающего при прохождении с трением воздуха через межхрящевую щель (при замкнутой междусвязочной щели).
Шт?мп – то же, что клише, шаблон (см.).
Эвфемзм – слова или фразы, выражения, которыми заменяют более грубые определения, смягчают высказывание.
Любой Э. является тропом, т. е. не только смягчает высказывание, но и делает речь более образной, выразительной. Напр., вместо утверждения, что кто-то глуп, говорят что этот кто-то «пороха не выдумает», вместо «наглое поведение» — «неадекватное поведение». Часто к Э. прибегают из-за явного неприличия некоторых терминов в литературной речи: вместо «задница» или «жопа» употребляют описательные, эвфемистические выражения «приятные округлости», «пятая точка». Также используют синонимию, когда хотят сделать речь более вежливой: вместо «потолстел» говорят «поправился», вместо «опоздала» — «задержалась» и т. п.
К Э. и эвфемистическим выражениям часто прибегают политики, осуществляющие коммуникацию по Милтон-модели (см.). Э. нужны журналистам: редакции не стремятся лишний раз участвовать в судебных разбирательствах из-за того, напр., что кого-то назвали «вором» или «казнокрадом». Поэтому прибегают к таким Э., как «частные интересы», «неосторожное обращение с государственным имуществом», «известная широта натуры» и т. д. Э. тесно связаны с таким явлением, как табу (см.), еще см. антифразис.
_Э_, _Я_
Эвфоня – благозвучие (англ. auphony), совокупность способов и приемов произнесения звуков для достижения их гармоничного звучания. Ср. какофония.
Эвфузм – то же, что бомбаст (см.).
Эз?пов язык – эзоповская речь (по имени древнегреческого баснописца Эзопа), иносказания, маскирующие прямое содержание высказываний. К ЭЯ. часто прибегают публицистика и журналистика, напр., когда не хотят прямо называть каких-л. персонажей, какие-л. ситуации и т. п.
Эй?кция – 1) толчок, выталкивание звуков при их произнесении, 2) в НЛП — то место текста, высказывание, где происходит решение «ключевой проблемы», делается установка на покупку товара, выбора политического деятеля при голосовании и т. п.
Экватв (англ. equative) – сравнительные обороты речи, выражающие одинаковую степень качества; напр., «такой же хороший, как …», «столь же положительный, как …», «такой же надежный, как …».
Эквивал?нт (англ. equivalent) – единица речи, способная выполнить ту же функцию, что и др. единица (Э. предложения, Э. слов).
Эквивок?ция – логическая ошибка в построении речи, когда многозначное слово употребляют то в одном, то в другом его значении, затрудняя восприятие информации аудиторией.
Экол?лия – 1) деформированная речь детей и лиц, страдающих расстройствами речи; 2) эхо — повтор в речевом диалоге; напр., «Я ушел. — Ушел?».
Экон?мия лингвистческая – закономерность экономии психофизических сил говорящих и слушающих (понимающих), выдвигающая требования лаконичности речь, форм слов и выражений, словообразования («хладокомбинат», а не «холодокомбинат») и т. д.
Эксплицтный – явно, формально заявленный, выраженный смысл, названная текстом (вербально) цель высказывания. Так, напр., во время президентских выборов 1996 г. основной претендент Б. Ельцин продвигался для молодежной аудитории с имплицитным девизом «Голосуй, или проиграешь», а два его равновеликих «соперника», И. Рыбкин и М. Шаккум использовали эксплицитные девизы, слоганы «Голосуйте за Ивана!» и «Чтобы власть взялась за ум — нужен президент Шаккум». Ср. имплицитный.
Экспрессвность (от лат. expressio «выражение») – выразительность, образность в речи.
Категория Э. охватывает все значимые единицы языка — слова, устойчивые словосочетания (фразеологизмы), морфемы (грамматически значимые части слов, напр., «сыскун» и «сыскарь» в жаргоне преступников и работников МВД).
Различают адгерентную Э. (англ. adherent expres — sivity), т. е. Э., возникающую у слова или выражения только в определенном узком контексте речи, в ограниченном сочетании с др. словами; напр., «хорошенькая» в сочетании «хорошенькая история». Еще — ингерентная Э., т. е. Э. заведомо присущая какому-то слову или выражению, напр., «кляча», «бабёха», «блюдолиз», «на все руки мастер».
Элатв – значение превосходных форм степени у прилагательных, не имеющие синонимов, означающих усиление заявленного признака (его степени); напр., «малейшее упущение», «мельчайшие подробности», «чистейшая ложь».
Э?ллипсис – стилистическая фигура речи (элизия), когда один из элементов высказывания формально не выражен, опущен. Э. применяют для оживления речи. Э. усиливает динамичность и выразительность высказываний, часто передает аудитории ощущения быстрой смены событий, их напряженности. Обычно смысл, ясность высказываний с Э. поддерживает их особый синтаксический параллелизм: «Вам он говорит одно, мне — другое». Обычно в речевых конструкциях с Э. опущен глагол. Ср. доведение.
Эмотвный – то же, что эмоциональный, см. эмоциональное слово.
Эмоцион?льное сл?во – слово, выражающее чувство, настроение, субъективное отношение. Словарь рекламы отдает предпочтение ЭС. перед интеллектуальными (см. интеллектуальное слово).
Эмф?за (англ. emhasis) – специальное выделение какого-то элемента высказывания с помощью интонации, ударения, перестановки слов в предложении и т. п., напр., «наш директор приехал» и «директор наш приехал (Э.)».
Эн?ллага (англ. enallage) – 1) фигура речи, которая переносит эпитет, определение на главное, управляющее слово в высказывании, напр., «голубей крепкокрылая стая» (Э.) вместо «голубей крепкокрылых стая»; 2) нарушение грамматической соотнесенности форм слова в речи, вызванное ситуацией речи; напр., «пригласите секретаря, она — в соседней комнате».
Энтим?ма – см. силлогизм.
Эпан?лепсис – анадиплозис, фигура речи, в которой повторяется слово или выражение в начале или в конце последовательных сочетаний или предложений; напр., «вы, вы — мерзавец», «скорее, скорее в баню».
Эпент?за – вставка (параптиксис), появление у слова «лишнего» звука; напр., «ндрав», «страм» в русск. диалектах и просторечии.
Эпим?на – фигура речи (англ. epimone), которая состоит в повторении одного и того же слова или выражения с незначительными вариациями; напр., «мы ехали шагом, мы — мчались в боях» (М. Светлов), «оказалась невидимкой, нет не тронутый я, эта самая блондинка, мной не тронутая, эта самая блондинка — у меня весь лоб горит …» (В. Высоцкий).
Эптет – выразительное, образное определение, отличающееся от обычного большей силой и тем, что слово-определение используется в переносном значении, напр., «золотой фонд российского бизнеса». Выделяют т. н. постоянные Э. типа «чистое поле», «белый лебедь», «добрый молодец», характерные для фольклора. Язык рекламы активно использует Э., напр., «Бочкарев — правильное пиво», «Пиво “Пит” — гениальное пиво» и т. п.
Эпифон?ма (англ. epiphonema) – фигура речи, в которой восклицательное или пояснительное предложение (высказывание) употребляется после утвердительного для его усиления; напр., «Опять он пошел к директору. Черт его понес!», «Сидоров прямо из тюрьмы начинает свою избирательную кампанию, выдвигается в губернаторы. Какой нахал!».
Эпфора – фигура речи, в которой повторяются слова или сочетания звуков в конце каждой фразы. Напр., «Колледж “Архимед” — преподаватели самые лучшие, аудитории самые лучшие, учебники самые лучшие, студенты самые лучшие, все самое лучшее». Или в анекдоте: «Наша фирма все делает для человека. Все — во благо человека. И я даже знаю, как зовут этого человека. Это наш директор Петров».
Эпиц?н – существительное обоюдного рода, название животного без различия пола; напр., «мышь», «крыса», «лошадь».
Э?ргон (греч. ?rgon) – язык, понимаемый как законченное произведение, независимое от процесса общения и речи. В противоположность Э. в античности выдвигалось понятие эн?ргейи («энергейя» от греч. en?rgeia), языка, существующего только в речи, выявляемого только через речь.
Эрот?ма – то же, что риторический вопрос (см.).
Этик?т – совокупность правил и норм общественного поведения, формы и способы общения, характерные для культурно-исторических общностей людей (народов, стран, цивилизаций), города и деревни, социальных и профессиональных групп, семьи и т. д. Отдельно выделяют понятие речевого Э., связанное с выбором определенных средств и манерой речи.
Знание, изучение и соблюдение правил Э. имеет большое значение для PR-деятельности, как при проведении мероприятий по связям с общественностью во внешней для организации среде, так и во «внутрифирменном» PR. Любые нарушения Э. приводят к конфликтам, затрудняют коммуникацию. Об Э. вспоминают именно тогда, когда его нормы или правила нарушены. Напр., распространено такое нарушение правил поведения, как прерывание речи собеседника на деловых совещаниях и переговорах. Как нарушение норм речевого и поведенческого Э., т. е. более жестких, более обязательных правил, можно рассматривать употребление мата и крепких словечек, а также привычку многих руководителей к хамскому «тыканью» в адрес младших по должности. Это обстоятельство, кстати, умело использовали пиармены, создававшие имидж Б. Ельцина. Во множестве публикаций в СМИ подчеркивалось, что первый президент России — человек вежливый, никому, в отличие от своих предшественников и многих коллег, не «тыкает».
Бизнесмены из России часто неприятно удивляют зарубежных партнеров стремлением выставлять на показ свое материальное благополучие. На Западе, особенно в европейских странах, это не принято. Даже личную благотворительность многие, по-настоящему богатые люди, предпочитают не афишировать.
Ярко демонстрировал свои материальные успехи во время президентских выборов 1996 г. кандидат «от новых русских» В. Брынцалов. Его супруга показала избирателям даже голую задницу по ТВ. Предвыборная кампания кандидата с таким «лицом» набрала 0,2% голосов при том, что, по оценкам экспертов, на каждого избирателя было затрачено не менее 50 USD.
Нарушения Э. в политическом PR применяются и более профессионально, допускаются как специальные трюки для привлечения общественного внимания. К сильному «шокингу» прибегал «соперник» В. Брынцалова на выборах 1996 г. В. Жириновский: плескал сок в лицо оппоненту по теледебатам. Такие трюки дают нишу журналистским перьям и позволяют сэкономить на рекламе. Очень аккуратно использует такие приемы В. Путин. Так, во время массового «прямого общения» с электоратом на ТВ и через Интернет в декабре 2001 г. он по поводу возможной отдачи Калининградской области «немцам за долги» (подготовленный «вопрос с места») заявил, что хотел бы показать «фигуру из трех пальцев, но воспитание не позволяет». В здании ООН долгое время как реликвия хранилась трибуна, по которой Н. Хрущев стучал ботинком во время заседания этой организации. Это вполне допустимый для публичной политической деятельности прием. Наполеон, также отличавшийся вспыльчивым нравом, специально использовал это свое личное качество на дипломатических переговорах, бил дорогие сервизы, топал ногами и т. п.
Многие привычные нам «этикетные роли», формы и правила поведения, возникли в эпоху европейского средневековья в среде рыцарства. Во всех странах Европы и в России Э., естественно, учитывает и исторические самобытные традиции, обычаи и привычки крестьянства и буржуазии, горожан. На формирование национального Э. в России оказывала и оказывает серьезное влияние Русская Православная церковь, христианская православная культура и нравственность, моральные установки. Немалую роль нравственные начала христианства играют и для Э. католических и протестантских народов, культур. Кстати, как справедливо замечали Л. Гумилев и др. историки, европейское влияние на Русь в петровскую эпоху шло от протестантских стран. В протестантской этике и Э. особое место занимали трудолюбие, личная ответственность, особое отношение к общественным проблемам. Петр I и его сподвижники воспринимали культуру, Э., прежде всего, европейских средних классов протестантского вероисповедания и мироощущения. Это влияние длилось весь XVIII в. В нем участвовали и немцы на русской службе.
Э. является не просто сводом формальных правил поведения, но и частью, формальным выражением ментальности, национального мировосприятия. Известно, какую колоссальную роль традиционный Э. играет в Японии, Англии, Китае, арабских странах. В Европе исторически особой строгостью и утонченностью отличался испанский Э. Сохранились даже особые вежливые формы испанских глаголов. Многие испанцы, независимо от доходов и занятий, считали себя людьми благородного происхождения, идальго, гордились своей родословной. В соблюдении Э. они ничем не хотели уступать королевскому двору и знати, кабальеро и грандам. Дело в том, что испанцам пришлось отстаивать свой полуостров от мавров, мусульманских завоевателей. Рыцарский дух испанского народа выразил гениальный М. Сервантес в своем «Дон Кихоте».
Средние века отличались строгим соблюдением сословного Э. Ведущим в Европе был дворянский Э., идеалы и правила поведения рыцарства. Свой Э. был у горожан, торговцев и ремесленников, включая особую одежду. Можно выделить еще крестьянский Э., обычаи и нравственные установки жизни. Был Э. церковной жизни и католического духовенства, который в ходе Реформации потеснил Э. протестантов, занявший господствующие позиции в Германии, Англии, Голландии.
Допетровская Русь также имела разработанную систему сословного Э. Царский двор ориентировался на византийские образцы, поскольку русские цари считали себя наследниками византийских императоров, не отрекаясь, конечно, при этом от традиционных русских обычаев, форм и правил поведения. Э. регулировался постановлением церковных соборов и законодательными актами царской власти. Известны такие сочинения, как «Домострой» (XVI в.), являвшиеся сводами правил Э. семейной жизни и быта. Чем выше было положение человека, тем сложнее были правила Э., которые ему нужно соблюдать. Стержнем общенациональной жизни был церковный Э. Именно его реформирование патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем в XVII в. вызвало Раскол. Особенно болезненно противники Никона воспринимали замену двуперстного крестного знамения трехперстным, щепотью. Протопоп Аввакум и др. деятели Раскола называли нововведение «кукишем». За реформами Никона стояло явное стремление светской власти вмешиваться в жизнь общества, менять его Э. В ту же эпоху, напр., вышел царский указ, запрещавший народные публичные увеселения. Начались гонения на скоморохов, народный русский театр.
Для высших слоев допетровского общества ядром светского Э. было местничество, отводившее каждому представителю боярства и привилегированного дворянства определенное место не только в придворном и др. общественных церемониалах, но прямо влияющее на назначения на государственные и военные должности. Местничество было отменено сыном Алексея Михайловича, царем Федором, старшим братом Петра. При дворе уже тогда был высок интерес к западноевропейской культуре, формам быта. «Западником» был многолетний фаворит царевны Софьи князь В. Голицын, отправленный в ссылку Петром I.
Петр и его сподвижники решительно порвали с жесткой «средневековой» регламентацией русской жизни, с придворными византийскими традициями. Государство законодательно заставляло высшие слои общества брить бороды, носить европейскую одежду. Женщин стали также заставлять одеваться по-европейскому образцу, участвовать в ассамблеях, танцах, совместном с мужчинами застолье (сидеть за одним столом с гостями мужа допетровская боярыня или дворянка не могла). От мужчин новые европейские правила Э. требовали куртуазного обхождения с дамами, галантности. Резко менялся речевой Э. Петр и его соратники всегда торопились, говорили быстро, употребляли множество иностранных слов. Начались дворянские дуэли, участие в которых петровское законодательство наказывало смертной казнью. Так наследие европейского рыцарства пришло в русскую действительность. Европейские обычаи стали воспринимать купцы и мануфактур-промышленники, чьё положение в государстве изменилось, общественная роль возросла.
Петровская эпоха приоткрыла двери в привилегированный слой общества способным и энергичным выходцам из народа. Знаменитый «Табель о рангах» предусматривал получение личного или потомственного дворянства при достижении определенных чинов, служебного положения, хотя на практике, конечно, основные социальные позиции сохранялись за потомственным дворянством. XVIII в. был временем становления нового «европейского» дворянского Э. в России. Народ в лице крестьян, ремесленников, купцов, казаков, работников промышленных мануфактур и близких к этим слоям низшего духовенства и чиновничества сохранял большую приверженность традиционным устоям и формам поведения. Хотя некоторые изменения происходили в Э. и этих социальных слоев, особенно в городах. Развивался и особый бюрократический Э. с такими его чертами, как строгое чинопочитание, «канцелярский» стиль мысли и речи. В нем правила поведения предписывала не культурно-историческая традиция, а начальство. Этот процесс не обошел и Церковь: еще Петр I отменил патриаршество, учредил Синод из доверенных представителей высшего духовенства и поставил для контроля за ними специального чиновника, обер-прокурора.
В эпоху императриц Анны Иоанновны и Елизаветы в столице империи преобладал вычурный европейский Э. (больше как формальные заимствования) и еще очень грубые придворные и дворянские нравы. При Екатерине усилилось французское влияние, причем брались не только образцы моды и манер, осваивался не только язык, но и литература, философия, искусство. К нач. XIX в. вторым родным языком русского дворянства стал французский. Широкое распространение получила практика приглашения учителей-иностранцев, что раньше было доступно только ограниченному кругу наиболее богатых и знатных.
С другой стороны, со времен Н. Карамзина и А. Пушкина усилился интерес к традиционной русской культуре, прошлому России, ее истории, фольклору, быту предков. Этому особенно способствовали события 1812 г., разбудившие патриотизм, чувства национального единства во всех сословиях. В то же время крепостное право оставалось главным препятствием для большего сближения Э. и культуры дворянства с Э. и культурой других сословий. Его отмена в 1861 г. открыла двери новым изменениям общества и общественного Э.
Большую роль в утверждении Э. верхних и средних социальных слоев России XIX— нач. XX вв. играли домашнее и церковное воспитание, учебные заведения — гимназии, кадетские корпуса, институты благородных девиц. Уже во 2-ой пол. XIX в. сложилось представление о «хорошем обществе» не как исключительно дворянском, а как обществе образованных, по-европейски культурных людей с морально-нравственными ценностями и императивами поведения. Принятому в нем Э., системе правил приличного поведения, следовало множество влившихся в дворянскую среду разночинцев, лиц недворянского происхождения, которые становились врачами, инженерами, адвокатами, культурными и образованными чиновниками, учителями, актерами, журналистами и т. д. Именно тогда писатель А. Боборыкин придумал термин «интеллигенция». Эти слои быстро освоили даже такой старый дворянский способ поддерживания приличий, как дуэль. В это же время усилились экономические и культурные связи со странами Западной Европы. В Россию постепенно двигался европейский капитал, приезжали специалисты и т. д. За границу стали ездить не только дворяне, но и множество представителей молодой буржуазии. Всем им охотно подражали в этикетном поведении нижние социальные слои городского населения, напр., приказчики купеческих магазинов и лавок, мелкое необразованное чиновничество.
Традиционным оставался, несмотря на некоторые новшества вроде граммофона, Э. русской деревни. Свою специфику сохранял Э. казаков, раскольников, военной среды (офицерства). Э. купечества легко можно представить по блестящим пьесам А. Островского. Э. русского духовенства посвящены прекрасные повести Н. Лескова. Специфический Э. вырабатывался промышленными рабочими, пролетариатом.
Все названные Э. отличались еще их местными, региональными особенностями, напр., Петербурга и Сибири, центральных губерний и Кавказа. Варьировались Э. по профессиональным группам и с учетом продвинутости в образовании, отношений с религией, преобладающих контактов с какими-то вышестоящими или соседними социальными слоями, культурами народов-соседей и т. д.
Как выглядел Э. ведущих групп российского общества в Петербурге и Москве (столичному Э. подражали) в конце самого культурного в российской и европейской истории XIX в. и накануне революции 1917 г.? Сохраняя национально-культурное своеобразие быт был вполне уже европейским. Иностранных наблюдателей могли удивить разве что российские привычки питания. Так, в одном рассказе А. Чехова показан немец, недавно приехавший в Россию и с ужасом наблюдавший в трактире, как некий «господин за соседним столиком» поглощает в больших количествах блины, рыбу, икру и другую сытную снедь, запивая соответствующими напитками, а остальные посетители не только не пытаются его удержать от такого поведения, но и, как выясняется в конце рассказа, едят и пьют точно также. Вывод наблюдателя был: «удивительная страна!» Еще бы не удивительная для небогатого немца, технического специалиста, приехавшего в богатую Россию, чтобы скопить денег. Состоятельный француз или итальянец удивился бы меньше.
Оставляя в стороне кулинарную специфику, можно отметить такие черты тогдашнего российского Э. Важная роль в нем отводилась такту, т. е. пониманию того, что можно говорить, делать, и чего не следует. Такт был главным в хорошо воспитанном, приличном человеке. Такой человек должен был избегать в общении двух крайностей — развязности и скованности, боязливости. Поскольку Э. состоит из мелочей, то их знание, прежде всего, и содействовало естественности поведения, отсутствию боязни нарушить приличия. В беседах хорошее воспитание рекомендовало легкость тем, умение говорить приятное, избегая споров о политике, религии и др. вопросах, которые могли привести к конфликтам. Не рекомендовалось выражать отрицательное отношение к каким-л. личностям, будь то политики, писатели, артисты или общие знакомые. Считалось дурным тоном много говорить о себе самом, о своих заработках, болезнях, покупках и т. д. Острословие и колкости допускались для оживления беседы, но при этом считалось недопустимым осмеивать в людях то, что они не в силах изменить (внешность, физические дефекты, уровень жизни и образования, социальное происхождение родителей и др.). Особо были проработаны в тогдашнем Э. правила поведения приличных девушек и женщин и светского обхождения со слабым полом мужчин. Даже зрелым, замужним дамам не разрешалось Э. отправляться в гости, театр, за покупками без сопровождающего-мужчины. Причем это должен был быть муж, отец и, только в крайних случаях, близкий родственник или знакомый, обязательно пожилой. Э. осуждал любопытство, неумение слушать, стремление задавать неприятные вопросы, ставящие собеседника в неловкое положение. Воспитанный человек не должен был передавать услышанное в обществе, заниматься сплетнями. Следовало избегать просить и давать советы. Очень много правил существовало для поведения за столом как дома, так и в гостях. Первое из них: вести дома себя также, как и в обществе (оно относилось не только к поведению за едой). Напр., Э. запрещал дуть на чай или переливать его в блюдечко, чтобы он остыл. Суп остужали, нагибая тарелку, причем не к себе, а от себя. Ложку нельзя было держать целой рукой, а только тремя первыми пальцами. Само собой, за столом не допускались всхлипы и чавканье. Для этого, напр., ко рту подносили не боковую часть ложки, а ее конец. Помещать салфетки нужно было на колени и только в развернутом виде. Помещать их на шею, на грудь считалось неприличным. В гостях не следовало протирать предложенной салфеткой тарелку и столовые приборы. Такое действие дореволюционные руководства по благовоспитанному поведению определяют как «намек хозяевам, что они — свиньи». Особо неприличным за столом считалось выбирать себе «лучший кусок» и брать большие порции редких и дорогих блюд. Фужеры или стаканы нужно было держать пальцами, а не схватывать рукой. Рюмку рекомендовалось держать за ножку, а не за верх. Тех, кто берет рюмку за верхнюю часть, сравнивали с танцорами, берущими во время танца даму за бюст или плечи, а не за талию. Много правил существовало в отношении выбора одежды, поведения на улице и т. д. Считалось неприличным, если женщина останавливается у витрин магазинов или разглядывает театральные афиши. Не рекомендовалось правилами приличия останавливаться и вести на улице разговоры со знакомыми. У мужчин не приняты были рукопожатия на улице: при встрече со знакомыми нужно было приподнять фуражку или шляпу, а зимой — прикоснуться к головному убору.
После 1917 г. этот Э. подвергся нелегким испытаниям, интересно изображенным, напр., М. Булгаковым в «Собачьем сердце» или рассказах М. Зощенко. Переходные 1920-е гг. характеризовались поиском нового, советского Э. Комсомолки и др. «сознательные женщины» отказывались от духов и косметики, традиционных женских платьев и причесок, не принимали привычных форм ухаживания и знаков внимания со стороны мужчин, напр., цветов и подарков. Шляпа оценивалась как признак негативно воспринимаемой буржуазности (буржуйства). Сильно пострадал и речевой Э., напр., исчезли дифференцированные вежливые обращения «сударыня», «милостивый государь», «сударь», «мадам», «мадмуазель», «почтеннейший» (к купцам, приказчикам, ресторанной обслуге со стороны клиентов), «ваше степенство» (к купцам со стороны их подчиненных), «ваше благородие», «ваше превосходительство» (в речевом Э. армии и гражданской службы). Жестокая борьба, ярко показанная в романе М. Шолохова «Тихий Дон» шла с традиционным Э. казачества. Еще Временное правительство отменило отдание чести в армии. В Красной армии отказались от погон и, конечно, дуэлей. Пытались реформировать Э. духовенства: внедряли т. н. обновленчество, «красных попов». Влияние православного христианского кодекса нравственного поведения на воспитание в учебных заведениях, школах было устранено. Изгонялось это влияние и из тюрем, больниц, воинских частей, общественной жизни городов и сел. Верное долгу духовенство подвергали репрессиям и физическому уничтожению. Когда-то также действовали в конце XVIII в. французские революционеры, якобинцы, осуществлявшие сходные репрессии против католического духовенства и отрицавшие христианство и его Э. Правда, их лидер М. Робеспьер признавал существование божественного начала в мире и пытался заменить традиционную религию культом Разума. Его российские коллеги тоже создали культ, сталинский. Жестоким репрессиям подвергся религиозный Э. и др. народов, напр., были уничтожены буддистские дошаны (монастыри) в Бурятии, традиционные очаги культуры и грамотности. Резко ограничили деятельность мусульманского духовенства, пасторов, костелов и синагог. Новым гонениям, еще более жестоким, чем в XVIII в., подверглись русские раскольники, старообрядчество.
Большие потери, особенно в ходе сталинской коллективизации, понес традиционный Э. российской деревни, тесно связанный с хозяйственным укладом жизни.
Однако, уже в 1930-х гг., несмотря на явное опрощение своих форм и огрубление нравов во всех слоях общества, традиционный Э. восстановил свои права. Еще в конце 1920-х гг. верхушка нового общества освоила все основные навыки свергнутой дворянско-буржуазной культуры, тем более, что многие революционные деятели сами были выходцами из этой среды и имели соответствующее, хотя бы формальное, воспитание. Безусловным достижением новой власти было внедрение всеобщего среднего и доступного, бесплатного высшего образования. Решение этой крупной социально-экономической задачи требовало привлечения многочисленной дореволюционной интеллигенции, носителей традиционного Э. Плюс наука, нужда в технических специалистах, специфические требования к дипломатическим кадрам и т. д. Такое явление как советские пионеры — чистый плагиат. При всей идеологической специфики оно рабски повторяет дореволюционных российских скаутов и их особый Э., от галстуков и униформы до военно-спортивных игр. Скаутские идеи внедрялись еще в форме «тимуровцев», в 1930-х гг., но не меняли своего положительного и опять же традиционного морально-нравственного содержания, прямо связанного с ценностями христианской цивилизации. В конце Великой Отечественной войны в армии вновь появились офицерские и генеральские погоны. Стали действовать суды офицерской чести. Послевоенные школы, особенно в Москве и Ленинграде, во многом воспроизводили этикетные формы дореволюционных гимназий, напр., деление на мужскую и женскую среднюю школу, обязательное ношение специальной форменной одежды, ориентацию преподавания гуманитарных предметов на классические образцы прошлого, хотя и приспособленные для нужд новой идеологии. В популярных в тогдашнем российском обществе военных учебных заведений вводились специальные «этикетные» дисциплины, напр., бальные танцы.
Стремительное восстановление разрушенных войной экономики и нормальных форм быта, появление многочисленного среднего класса общества, научно-технической и гуманитарной интеллигенции с начавшейся дифференциацией по культурно-стилевому поведению по группам, позволили в 1950—1960-х гг. не только вернуть многие дореволюционные достижения этики и Э., не только воспроизвести многие стереотипы поведения прежнего «хорошего общества», напр., интерес к театру, классической музыке и современной (в т. ч. западноевропейской и американской) музыкальной культуре, литературе, кино, живописи, научным открытиям и др., но и открыли дорогу более изощренным культурным потребностям в устройстве семейного быта, жилища, посещениям кафе, ресторанов, туризму, пусть и ограниченному, в основном, рамками СССР. Началась эра телевидения с его колоссальными возможностями внедрения норм и правил Э., образцов для подражания для миллионов зрителей.
Параллельно развивался Э. верхушки советского общества, партийно-государственной бюрократии, номенклатуры. Аппаратный Э. унаследовал многие черты старого бюрократического Э. времен Российской империи, напр., стремление распространять свои «правила поведения» на жизнь др. общественных слоев, контролировать и корректировать их этику и Э. Что-то было унаследовано даже от допетровской государственной бюрократии, напр., такая важная аксиома бюрократического мышления и поведения, что место красит человека, а не человек место. Само собой, развивались, особенно в 1970-х гг., такие явления, как непотизм (продвижение родственников), взяточничество, чинопочитание, строго регламентируемое аппаратным служебным бытом (персональные машины, размер и отделка кабинета, класс госдачи, продовольственного и промтоварного распределителя, загранпоездки и т. п.).
Иерархическую структуру позднего советского общества и специфические этикетные отношения в нем подробно были описаны в работах А. Зиновьева, выделявшего такие интересные категории как «коммунальность» и «народный коллектив» (окружение, формирующее реальные взгляды и поведение человека в СССР периода «развитого социализма»).
Поступательно нарастали общественные затруднения с этикой, морально-нравственными основаниями Э., идеалами жизнедеятельности, ощутимо влияющие на ее формальное выражение. В 1970-х гг. ведущей силой здесь были средние социальные слои, сосредоточенные в Москве, Ленинграде, Новосибирске и др. крупных городах. Их, в основном, формальному бытовому Э. подражали колхозники, рабочие, труженики торговли и сервиса, мелкие не слишком образованные и этикетно культурные начальники, мечтающие вывести своих детей «в люди», «поднять» (язык всегда четко реагирует на явления социальной природы). Этого традиционно стремились достичь с помощью образования, диплома и «культурного» воспитания, освоения социально престижных форм и правил поведения, быта.
В начале 1970-х гг. был торжественно принят «Кодекс строителя коммунизма»: этот удивительный документ подробно воспроизводил все положения Нагорной проповеди, был откровенным плагиатом, заимствовал все основные этичные установки Евангелия, христианства. Номенклатурная верхушка и ее идеологи расписались в полной беспомощности в области экспериментов, попыток изменить традиционные идеалы поведения людей. Одновременно началась широкая раздача дачных участков представителям средних социальных городских слоев. Это был интересный процесс: не только допускалась автономная личная собственность, но и появлялась возможность уйти от «коммунальности» домов отдыха и пионерских лагерей.
Еще важнее было то, что дачное строительство и быт позволяли большим множествам среднего класса и примыкавшим к ним рабочим реализовать два старых основных идеала национальной жизни. Одни, прежде всего, из числа наиболее привилегированной интеллигенции могли на дачах читать, музицировать, собирать гостей и вести дискуссии, взаимодействовать эстетически, взаимодействовать с природой, т. е. вести традиционный дворянско-интеллигентский образ жизни. Другие, потомки трудолюбивых крестьян и обывателей небольших городов с экономическим укладом сельского типа, могли сосредоточиться на создании «натурального хозяйства» — разводили огород, сад, кроликов и кур (хотя не могли, конечно, на стандартных 6 сотках держать корову и вообще полностью питаться трудами рук своих). Оба идеала взаимодействовали, распространение получали и промежуточные формы дачной жизни, чему способствовал и дефицит продовольственных товаров, неурядицы со снабжением продуктами питания в советской торговле.
Дачи основной части городского социума ярко демонстрировали основные идеалы общества. Тогда же широкое распространение стал получать личный автотранспорт, автомобили. Они были не только знаком престижности, социальной привилегией, но и современным эпохе научно-технического прогресса выражением старых культурных этикетных представлений о «благородном человеке (настоящем человеке)» — европейском всаднике, рыцаре, шевалье, русском всаднике, представлявшем в допетровское время дворянское ополчение (позже — гусаре, конногвардейце), казаке, кавказском джигите. К тому же и поездки в советском общественном транспорте составляли часто мучительную проблему. Сервис был тогда вообще ненавязчивым.
Но существовали и усиливали свои позиции в обществе и более узкие влиятельные общественные слои, равнодушные к крестьянскому труду и «натуральному хозяйству» и к прелестям культурно-интеллигентного быта и времяпровождения. Это «коммерсанты», «технократы», коррумпированные и алчные чиновники средней руки, не входящие в высший круг партийно-государственной номенклатуры. Очень влиятельным и все более многочисленным становился слой «выездных» советских специалистов разного профиля, которые работали за границей, расширяли личные навыки потребления и активно вовлекались в «коммерцию», перепродажу импортных товаров, привозимых на родину.
Эти слои стремились выработать свои специфические идеалы жизни и правила поведения, даже элементы речевого Э. Напр., у советских «торгашей» в ходу были тосты: «чтобы у нас все было, а нам за это ничего не было», «главное — здоровье, остальное — купим». В 1980-х гг. особым цинизмом отличались молодые и алчные комсомольские аппаратчики, «аспиранты партии», как их называл коммунистический писатель Б. Ясинский.
Все эти слои и склонные к преклонению перед «просвещенной Европой» представители социально продвинутой интеллигенции все больше тяготели к средним стандартам западноевропейского и американского Э. с его потребительскими благами и формами быта. Причем идеал формировался, в основном, за счет туристических впечатлений и представлений, получаемых при знакомстве с продуктами западного производства — сигаретами, напитками, одеждой, журналами, жвачкой, обувью, бытовой электроникой и т. д. За ними тянулись очень многочисленные и не очень стойкие в этике советские интеллигенты «первого поколения», которых А. Солженицын метко назвал «образованцами». Это были обманувшиеся в своих социальных аппетитах и ожиданиях выходцы из колхозной деревни и рабочей среды, надеявшиеся обрести материальные блага, сделать карьеру с помощью «диплома», независимо от личных способностей, трудолюбия, настоящих научных знаний, подлинных культурных навыков. Таких людей в советском обществе в 1970—1980-х гг. становилось все больше: запущенная когда-то в эпоху сталинской индустриализации и восстановленная после войны машина бесплатного вузовского образования продолжала «выдавать продукцию, не сбавляя обороты. Задачу «догнать и перегнать Америку» решали числом, а не умением.
Существовали узкие и жесткие целевые Э., напр., партийной среды (особенно для чиновников аппарата ЦК КПСС), партийные функционеры должны были являть образцы «скромного» партийного поведения: не брать взяток, не допускать роскоши в быту, беспорядочных половых связей, пьянства, частых посещений ресторанов, не сквернословить, не стремиться модно одеваться и т. д. Если аппаратчик из ЦК КПСС хотел всех этих запретных удовольствий, то мог перейти на другую, напр., «хозяйственную» работу. Сходный Э. был принят в КГБ, верхах Вооруженных Сил, в кадровом дипломатическом корпусе. На Э. рабочих городских и сельских социальных низов ощутимо влияла специфическая этика и Э. лагерно-тюремного мира, его язык. Ощущалось это влияние и в других социальных слоях. Все варианты единого Э. советской эпохи, естественно, взаимодействовали между собой, находились в состоянии взаимного влияния.
К этапу «перестройки» общество подошло в плачевном состоянии: большие множества людей занимались не своим делом, процветала непотия (социальное устройство и продвижение родственников), пьянство, равнодушие к результатам труда, зависть, неприязнь к социальным партнерам, которая приобретала еще и межнациональную окраску, привкус этнического размежевания.
Социальные катаклизмы и трансформации конца 1980—1990-х гг. закономерно понизили роль и значение среднего класса общества. Его этика, Э. и идеалы утратили культурно-экономические основания и функцию образцов. Правда, в России появилось множество новых социальных ролей и этикетных функций: «менеджер», «предприниматель», «бизнес-вумен», «брокер», «дилер», «бомж», «бюджетник», «лох», «охранник», «торговый агент», «тинейджер», «янки», «телезвезда», «звезда поп-эстрады» «астролог» и т. д. Выделился даже целый специфический класс с особым Э., представлением об этике, речевым своеобразием — «новые русские». Новыми красками заиграла и речевая культура СМИ: появились смелые обращения к ресурсам ненормативной, прежде строго табуированной в общественном, публичном Э., лексике, терминам и синтаксическим конструкциям «отвязного» молодежного сленга, тюремно-лагерной фразеологии, традиционной и новоявленной «фене». В целом, вся система национального речевого Э. подверглась различным смешениям и опрощению. Этикетным признаком, знаком культурной и социальной продвинутости, стало употребление американизмов типа выкрика «йес», всяческих «драйвов», «барбекю», «шуз», «он-лайнов», «дринков», «бой-френдов» и иной особо стилизованной «кайфовости». Одновременно в СМИ и публичной политической речи стали появляться такие, относящиеся к Э., термины, как «толерантность» (терпимость к чуткому поведению, Э.) и «политкорректность», а чуть раньше — «плюрализм» и «консенсус».
Особо следует выделить этикетную роль рекламы. Значение рекламы для формирования приемлемых правил и форм поведения в обществе тщательно рассмотрено в Международном кодексе рекламы, принятым в Париже Международной торговой палатой в июне 1987 г. Этот документ в разделе «Нормы» первой выделяет благопристойность: «Статья 1. Рекламное послание не должно содержать утверждений или изображений, идущих вразрез с принятыми в обществе правилами благопристойности». Согласно др. статьям реклама не должна:
— играть на чувстве страха;
— играть на суевериях;
— содержать что-л., что могло бы вызвать насилие или поддержать его;
— искажать результаты научных и иных исследований, а также цитаты из научно-технических публикаций;
— использовать научный жаргон, чтобы придавать утверждениям видимость научной обоснованности, которая в действительности отсутствует;
— содержать доказательств или свидетельств, являющихся сомнительными или не связанными с квалификацией и опытом того лица, которое дает такие свидетельства;
— изображать или описывать каких-л. людей в их частной жизни или общественной деятельности без их предварительного разрешения;
— содержать без веских к тому оснований (напр., в педагогических целях или для обеспечения общественной безопасности) никаких изображений опасных ситуаций, действий, упражнений, обычаев, демонстрирующих пренебрежение опасностью или средствами безопасности;
— эксплуатировать доверчивость детей или недостаток опыта молодежи, а также их чувство преданности.
Эти рекомендации, которые предлагает профессиональный Э. для рекламодателей и исполнителей рекламных заказов, включая руководителей редакций СМИ, свободно нарушаются как в России, так и в других странах (хотя часто и разными последствиями). Волны телеэфира несут изображения веселых молодых людей, употребляющих пиво «Клинское» прямо из горлышка, «из ствола», как в народе говорят. Такое «американское» поведение можно увидеть и живьем — в метро, на улицах, даже в театре. Когда-то в общественном транспорте вывешивали правила поведения, одно из которых было весьма интересным, призывало «не оскорблять своим внешним видом достоинства пассажиров».
«Достоинство пассажиров» в России, безусловно, оскорбляет показ подмышек моделей, рекламирующих всевозможные дезодоранты. Неприятное впечатление оставляет и реклама прокладок и др. предметов женского интимного туалета. Нарушают нормы пристойности и натюрморты наружной рекламы. В Москве, напр., размещающие подлежащую штрафу наружную рекламу, бизнесмены предпочитают эти штрафы платить и продолжать рекламирование в прежнем стиле. Не стало проходу от ведьм и колдунов, магов и ясновидцев.
Некоторые «колдовские» рекламные обращения прямо намекают на возможное насилие: «накажу соперницу», «окажу любые воздействия на недоброжелателей», «устранение любовницы Вашего мужа» и т. п. Чувство страха провоцируют и слоганы политической рекламы: «Голосуй — или проиграешь!»
Отношения между рекламой и нормами общественного поведения в России регулируют Законы РФ «О рекламе» и «О средствах массовой информации». Государство в лице Госкомитета по антимонопольной политике (ГКАП) и его территориальных управлений наделено обширными полномочиями для вмешательства в рекламирование путем штрафов и запретительных процедур, включая судебные разбирательства. Формальные юридические запреты и установления не всегда способны практически регулировать поведение рекламодателей, маркетологов и рекламистов. Народная мудрость подсказывает: «Как щука не остра, а не возьмет ерша с хвоста».
Скорее препятствовать недобросовестной и нарушающей нормы этики и Э. рекламе способствовало бы изменение идеологии редакций СМИ, их подходов к проблемам общественной нравственности и Э., самодисциплинарные мероприятия участников профессиональной PR-деятельности и рекламного процесса.
Для НЛП и PR-деятельности знания об Э. и специфике общественной этики, общественных отношений имеют серьезное теоретическое и практическое значение. Именно процедуры и ритуалы Э., включая стили речи, ее этикетные варианты, программируют поведение людей и его результаты, напр., покупку тех или иных товаров, отношение к той или иной деятельности, фирме, общественно-политической фигуре. Процедуры Э. обуславливают не только характерные особенности каких-то контактных, целевых аудиторий (общественных групп) вроде банкиров и журналистов, но и распространяются на способ мышления, подходы и оценки определенных, важных для маркетинга, проблем. Известны случаи провала дорогостоящих PR-кампаний, которые не учитывали особенности Э. и этических установок аудитории.
Этимологческая фиг?ра – фигура речи (англ. etymological figure), объединяющая в одном словосочетании два тождественных, одинаковых по происхождению (этимологии) слова, напр., «игры играть», «шутки шутить».
Эффекторы речеве (англ. speech effectors) – органы речи, выполняющие функции речедвижения и управляемые центральными отделами мозга, неокортекса (см. мышление).
Язык жестов – см. невербальные средства воздействия.
Сокращения.
БД — база данных
Букв. — буквально, буквальный (смысл)
В т. ч. — в том числе
Греч. — греческий
Др. — другой, другие
Какой-л. — какой-либо
Лат. — латинский (язык), латинское
Напр. — например
Нем. — немецкий
НЛП — нейролингвистическое программирование
Ок. — около
PR — public-relations («пи-ар»), связи (отношения) с общественностью, склоняется в муж. роде, как Интернет
% — процент, проценты
Русск. — русский
См. — смотрите
СМИ — средства массовой информации
СОИ — средства общественной информации (термин, альтернативный «СМИ»)
Ср. — сравните
Стр. — страница
Т. д. — так далее
Т. е. — то есть
Т. зр. — точка зрения
Т. н. — так называемый
Т. п. — тому подобное
Франц. — французский
Яз. — язык
Алфавитный указатель.
Аббревиатура
Abstractum pro concreto
Авантаж
AIDA
Акроним
Алгоритм
Аллегория
Аллитерация
Алогизм
Амбивалентность
Амплификация
Амфиболия
Анаграмма
Анаколуф
Аналогия
Анастрофа
Анафора
Анахронизм
Анекдот
Антиклимакс
Антиметабола
Антирекламная пародия
Антитеза
Антифразис
Антонимы
Антропоморфность
Антураж
Апозиопезис
Апперцепция
Арго
Аргументация
Архаизм
Архетип
Ассимиляция
Ассонанс
Астеизм
Афоризм


Бекар
Бесплатно
Библеизм
Бихейвиорема
Бомбаст
Брахилогия

Варваризмы
Вербальное поощрение
Вербальные средства воздействия
Вербальные стереотипы
Возвращение
Воляпюк
Вопросно-ответные конструкции
Восприятие
Выбор

Гаплография
Гаплология
Гипербола
Гномический
Градация

«Двадцать пятый кадр»
Двоякое ударение
Дедукция
Денотация
Детские слова
Дикция
Дилогия
Дистанция
Дисфемизм
Доведение
Дублет

Жаргон
Жесты

Заимствование
«Закон зеркала»
«Законы Мерфи»
Заявление
Зевгма
Зеро
Знаки принадлежности

Игра слов
Идеограмма
Идеологема
Идиолект
Идиома
Идо
Изоколон
Императив
Имплицитный
Имя
Инверсия
Индукция
Инициальное сокращение
Инструментативы
Интеллектуальное слово
Интерлингва
Интерлингвистика
Интернационализмы
Информант
Ирония
«Испытанное слово»
Историзм
Итеративный

Какология
Какофемизм
Какофония
Какемфатон
Каламбур
Калька
Канцеляризмы
Картавость
Катализ
Катахреза
Кеннинг
Кинема
Кинемика
Кинесика
Кинетический язык
Классификация и нумерация
Клаузула
Климакс
Клише
Книжный
Код
Койне
Коллоквиализм
Колорит
Коммуникативный
Коммуникация
Комплимент
Конгруэнция
Конклюдентное действие
Коннотация
Контаминация
Контекст
Континуативный
Контраст
Криптолалия
Криптология
Крылатые слова
Культура речи
Культурный
Кураж
Курсус

Лалетика
Лексика
Лексикон
Летучие слова
Литературно-разговорный
Литературный
Литота
Логический
Логомахия
Локализм
Люкс

Макаронизм
Макаронический
«Материал упаковочный»
Мейозис
Мелодика
Мелодия
Метагоге
Металепсис
Метапрограмма
Метатеза
Метафизика
Метафора
Методы аргументирования
Метонимия
Милтон-модель
Мифологема
Модальность
Момент
Монолог
Московское произношение
Мотто
Мышление

Народная этимология
Невербальные средства воздействия
Неологизм
Новаторство
Новиаль
Новообразование
Нонпарель
Нормы (языковые)

Обнажение приема
Образный
Оглаголивание
Оговорка
Окказиональный
Окраска
Оксиденталь
Оксюморон
Олицетворение
Олюживание
Омографы
Омонимы
Оппонент
Орфоэпия
Отмирающие явления

Пазиграфия
Палиндром
Парадигма
Параптиксис
Парафраза
Парехеза
Пародия
Паронимы
Парономазия
Парцелляция
Пасимология
Педантизм
Пейсинг
Перегринизм
Перифраза
Персонификация
Петит
Плеоназм
Позитивная двусмысленность
Поколение
Поле
Поэтизм
Приказание
Пришепётывание
Прозиопезис
Прозопопея
Пропонент
Просодия
Просторечие
Протеза
Профессионализм
Пситтацизм
Психолингвистика
Пуризм

Равноконечность
Раппорт
Рекламный гэк
Рекламный текст
Рема
Рефрейминг
Речевой этикет
Речь
Ритм
Риторика
Риторический вопрос
Рифма
Руматология
Ручной язык

Семантика
Семиология
Сенсибилизация
Сентенция
Силлепсис
Силлогизм
Символ
Символ статуса
Символизм звуковой
Синезис
Синекдоха
Синонимы
Синэнклитика
Славянизм
Сленг
«Слова-близнецы»
Слова - воззвания
Слова - паразиты
Слова - сателлиты
Слово - поденка
Слово - призрак
Словотворчество
Слоган
Снижение со скрытым возвышением
Согласительный фрейм
Сокращение
Солецизм
Сообщение
Социолингвистика
Сравнение
Сращение
«Старорежимность»
Стилизация
Стиль
Строукс
Сублимальная реклама
Сублимация
Субмодальность
Сценическая речь

Табу
Тавтология
Тайный язык
Татпуруша
Тванг
Текстуальный
Тема
Темп речи
Теория происхождения языка междометная
Теория смены поколений
Теория тесей
Теория трех стилей
Теория фюсей
Термин
Тмезис
Трафаретный
Троп

Узус
Умолчание
"Упаковочный материал"
Урбанизм
Устаревшие слова
Устная речь

Фальцет
Фигура речи
Философема
Фистула
Фонация
Фраза
Фразеологизм
Фрейдизм
Фрейм
Функции языка

Харизма
Хиазм

Чутье языковое

Шаблон
Шепелявость
Шепот
Штамп

Цвет

Эвфемизм
Эвфония
Эвфуизм
Эзопов язык
Эйекция
Экватив
Эквивалент
Эколалия
Экономия лингвистическая
Эксплицитный
Экспрессивность
Элатив
Эллипсис
Эмотивный
Эмоциональное слово
Эмфаза
Эналлага
Энтимема
Эпаналепсис
Эпентеза
Эпимона
Эпитет
Эпифонема
Эпифора
Эпицен
Эргон
Эротема
Эсперанто
Этикет
Этимологическая фигура
Эффекторы речевые


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru