логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Шерман Роберт.,Фредман Норман. Структурированные техники семейной терапии. Руководство

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Роберт Шерман, Норман Фредман

СТРУКТУРИРОВАННЫЕ ТЕХНИКИ СЕМЕЙНОЙ ТЕРАПИИ.
РУКОВОДСТВО.

перевод с английского
кандидата психологических наук А.З.Шапиро

ПРЕДИСЛОВИЕ ................................................ 1

ГЛАВА 1:КОНСТРУИРОВАНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕХНИК.............. 4

ГЛАВА 2: ФАНТАЗИЯ И ОБРАЗЫ.................................. 14

ВВЕДЕНИЕ.................................................... 14

2-1."ВОСПОМИНАНИЯ" ......................................... 20

2-2. СЕМЕЙНЫЕ ФОТОГРАФИИ.................................... 24

2-3 СЕМЕЙНОЕ КУКОЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ............................. 31

2-4. ПОЭЗИЯ И ПЕСЕННАЯ ЛИРИКА В СУПРУЖУСКИХ ГРУППАХ......... 35

2-5. "ЕСЛИ БЫ Я БЫЛ"........................................ 39

2-6 СОЗДАНИЕ АНАЛОГИЧНЫХ СИТУАЦИЙ........................... 44

2-7 ЗАВЕРШЕНИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ.................................. 47

2-8 ПРОЯСНЕНИЕ ЦЕННОСТЕЙ "МАМА ВСЕГДА ГОВОРИТ... ПАПА ВСЕГДА ГОВОРИТ"......................................... 51

2-9 СРАВНЕНИЕ ЦЕННОСТЕЙ..................................... 57

2-10 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СНОВ В СЕМЕЙНОЙ ТЕРАПИИ.................. 60

2-11 НАРИСУЙ СОН............................................ 64

2-12 РОЛЬ СНОВИДЕНИЙ В СЕКСУАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ.................. -

2-13 РОЛЬ ВООБРАЖЕНИЯ В СЕКСУАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ................. -

2-14 ОБРАЗЫ: СОБЫТИЯ В РОДИТЕЛЬСКОЙ СЕМЬЕ................... 68

2-15 НАПРАВЛЯЮЩИЙ ОБРАЗ: ВНУТРЕННИЙ СОВЕТНИК................ 72

2-16 СУПРУЖЕСКИЕ ОБРАЗЫ..................................... 78

2-17 ПУСТОЙ СТУЛ В СЕМЕЙНОЙ ТЕРАПИИ......................... 81

Глава 3: СОЦИОМЕТРИЧЕСКИЕ ТЕХНИКИ........................... 87

ВВЕДЕНИЕ.................................................... 87

3-18 СЕМЕЙНАЯ СКУЛЬПТУРА.................................... 91

5-19 СЕМЕЙНАЯ ХОРЕОГРАФИЯ................................... 98

5-20 ГЕНОГРАММА............................................. 102

3-21 РОЛЕВАЯ КАРТОЧНАЯ ИГРА................................. 110

3-22 ЭКОКАРТА: КАРТИРОВАНИЕ СЕМЕЙНОЙ СИСТЕМЫ................ 117

3-23 СОЛОМЕННАЯ БАШНЯ....................................... 124

3-24 СЕМЕЙНОЕ ПРОСТРАНСТВО................................. -

3-25 СЕМЕЙНАЯ СОЦИОГРАММА................................... -

Глава 4: СТРУКТУРНЫЕ ХОДЫ................................... 130

ВВЕДЕНИЕ.................................................... 130

4-26 СЛЕЖЕНИЕ............................................... -

4-27 ПОДДЕРЖКА МЕЖПОКОЛЕННЫХ ГРАНИЦ......................... 136

4-28 ПРИСОЕДИНЕНИЕ К СУБСИСТЕМЕ............................. 141

4-29 СТРАТЕГИЧЕСКИЕ АЛЬЯНСЫ................................. 147

4-30 СЕМЕЙНЫЙ РИТУАЛ........................................ 151

4-31 ОТПУСК................................................. -

4-32 ОБМЕН РОЛЯМИ........................................... 156

4-33 ВЫЗОВ ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ................................. 160

Глава5: ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ................................ 167

ВВЕДЕНИЕ.................................................... 167

5-34. СУПРУЖЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ И СЕМЕЙНЫЙ СОВЕТ.............. 171

5-35 ИГРА "СУПРУЖЕСКИЙ КОНТРАКТ"............................ -

5-36 ДНИ ЗАБОТЫ ............................................ 178

5-37 СТРУКТУРИРОВАННЫЕ ЗАДАНИЯ ВО ВРЕМЯ СЕССИИ.............. -

5-38 ПОЗИТИВНЫЕ ОБМЕНЫ...................................... 183

5-39 ЧТЕНИЕ ВСЛУХ В СУПРУЖЕСКОЙ ТЕРАПИИ..................... 189

5-40 ОБУЧЕНИЕ ОСОЗНАНИЮ ВЫБОРА............................. 194

5-41 СИМВОЛИЗМ И ПОДАРКИ.................................... -

5-42 СТРУКТУРИРОВАННЫЙ ТРЕНИНГ ОБЩЕНИЯ...................... -

ГЛАВА 6: ПАРАДОКС........................................... 200

ВВЕДЕНИЕ.................................................... 200

6-44 РЕФРЕЙМИНГ............................................. 210

6-45 СИМУЛЯЦИЯ СИМПТОМА..................................... 215

6-46 ИЛЛЮЗИЯ АЛЬТЕРНАТИВ.................................... 218

6-47 ПАРАДОКСАЛЬНОЕ ПИСЬМО: КАК ЗАПОЛУЧИТЬ НА ТЕРАПИЮ СОПРОТИВЛЯЮЩЕГОСЯ ЧЛЕНА СЕМЬИ............... 221

6-48 ЗАГРЯЗНЕНИЕ СУИЦИДАЛЬНЫХ ФАНТАЗИЙ...................... 225

6-49 ПСИХОТЕРАПЕВТ КАК РЕЖИССЕР СЕМЕЙНОЙ ДРАМЫ.............. 230

6-50 ПРЕДПИСАННОЕ НЕРАЗРЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ...................... -

6-51 ПАРИ С ПОДРОСТКАМИ..................................... 236

6-52 ПРИСОЕДИНЯЯСЬ К ОППОЗИЦИИ: ПРИМЕНЕНИЕ ПАРАДОКСА В СЛУЧАЕ С ДЕВИАНТНЫМ КЛИЕНТОМ И ЕГО УСТУПЧИВОЙ СЕМЬЕЙ... 239

6-53 ДЕЛАЯ КЛИЕНТА ОТВЕТСТВЕННЫМ ЗА СИМПТОМ................. -

ГЛАВА 7: АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ МОДЕЛИ.............................. 246

ВВЕДЕНИЕ.................................................... 246

7-54. КО-ТЕРАПИЯ............................................ 247

5-55. ВИДЕОМАГНИТОФОННЫЙ ПРОИГРЫШ........................... 252

7-56. ТЕЛЕФОННЫЕ ЗВОНКИ ВО ВРЕМЯ СЕССИИ..................... 256

7-57. ДОМАШНИЕ ВИЗИТЫ....................................... 259

7-58. СЕМЕЙНО-ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ МАРАФОН....................... -

7-59. РАБОТА С СИМУЛИРОВАННЫМИ СЕМЬЯМИ...................... -

Глава 8: ЭПИЛОГ............................................. 263

Литература.................................................. 269





ПРЕДИСЛОВИЕ

В ходе различного рода практических конференций и тренингов,
мы сталкиваемся с большим числом запросов на информацию типа "Как это сделать", связанной с диагностикой и психотерапевтической интервенцией. Куда вы будете двигаться дальше после окончания уникальной и наполненной драматическими демонстрациями мастерской Мастера? Как добиваться того, чтобы у клиентов возникали позитивные поведенческие изменения - это весьма непросто, если серьезно подходить к такой работе. Для любой данной терапевтической ситуации можно использовать много разных методов. Конечно хорошо открывать новые методы, но совсем не обязательно переоткрывать уже существующие, удобные и оправдавшие себя техники.
Бурное развитие семейной и супружеской терапии, а также системы образования в этой области стимулирует интерес к психотерапевтическим техникам - к их научным обоснованиям, к разработке новых техник и к экспериментированию с ними. Некоторые новые данные по техникам уже опубликованы, иные - по разным причинам - еще нет.
Происходящий сейчас настоящий взрыв интереса к разработке инструментариев семейной терапии связан со следующими факторами:
1. Для общества в целом очень важно препятствовать развалу супружеских и внутрисемейных отношений, способствовать преодолению трудностей межличностного взаимодействия в семье.
2. Возросло число профессионалов, имеющих дело с профилактикой и коррекцией психологических проблем, так или иначе связанных с развитием человека в семье.
3. Специалисты в области семейной терапии пытаются получить признание и подтвердить свою компетентность со стороны государственных структур и общества, выдвигая стандарты для обучения, сертификации практических работников, а также строгого определения тех условий, в рамках которых происходит психотерапевтический процесс.
4. Многие психологи-исследователи семьи стремятся к тому, чтобы продемонстрировать эффективность и валидность своих собственных теорий, а техники используют здесь в качестве средства для подтверждения практической ценности выдвигаемых концепций.
Все более возрастает число специалистов, получивших подготовку в области индивидуальной психотерапии, но включающих в свою профессиональную деятельность работу с семьями и супружескими парами, а потому ищущих практические методы и инструменты, которые могли бы им помочь в работе.
Цель данной книги - обеспечить единый удобный источник, к которому смогли бы обратиться практики, исследователи и студенты для того, чтобы получить всеобъемлющую информацию, отвечающую их актуальным профессиональным потребностям по техникам и инструментам семейной терапии.
В 1-й главе рассматривается процесс создания техник, процедуры выбора их, дается обзор развития этой области знания, анализируется практическая полезность доступных в настоящее время источников по семейной и супружеской терапии.
Со 2-й по 7-ю главу вниманию читателей предлагаются специальные техники для диагностики внутрисемейных взаимоотношений и семейно-терапевтических интервенций. Дается обоснование и описание этих техник и входящих в них процедур, а также примеры их использования. Обсуждаются также некоторые дополнительные возможности применения конкретной предлагаемой методики, даются библиографические источники, из которых можно получить более глубокую информацию о них. В этих главах читатель найдет столь различные методики как "семейная скульптура", "генограмма", "воспоминания", "супружеская конференция и семейный совет", "рефрейминг", "психотерапевтический контрпарадокс", и т.д. Все психотехники, представленные в данной книге, разделены на шесть больших категорий. Каждая глава посвящена одной из этих категорий - например, "Фантазия и Воображение", "Структурные Ходы"и т.д..
Мы хорошо отдаем себе отчет в том, что представленные психотехники являются весьма сильным орудием психологической помощи семьям и супружеским парам, но, вместе с тем, как всякая "шкатулка фокусника", они нуждаются в адекватном использовании. Каждая психотехника была создана в контексте определенной теории, с ее помощью авторы пытались достичь специфических целей по отношению к какой-то конкретной культурной среде. Пользователь методики должен четко отдавать себе отчет в том, почему она / с целью упрощения, в этой книге мы используем местоимение "она" главным образом при обращении к понятию "терапевт" и местоимение "он" при обращении к понятию "клиент"/ применяет именно данный инструментарий для решения определенной психотерапевтической задачи, учитывать специфические особенности клиентов и предвидеть возможные следствия ее использования в каждом конкретном случае. Каждая категория психотехник обсуждается в кратком теоретическом введении, которое также дает некоторые представления о спектре возможных областей их использования.
Представленные описания техник являют собой отнюдь не окончательные, а некие рабочие версии и принципиально не могут включать в себя все тонкости под углом зрения любых возможных конкретных случаев. То, как вести себя в каждой конкретной ситуации составляет ответственность психотерапевта. Кроме того, при использовании любой данной психотехники большое значение имеет временной аспект и то, каким образом она дается клиентам. Следует также иметь ввиду, что психотехника является всего лишь орудием, средством и ее эффективность в конечном счете зависит от того мастера, который ее использует.
В последнее время произошли огромные изменения в данной области знания - возросло как количество техник, так и их качество, что является результатом интенсивного обмена идеями в профессиональных периодических изданиях, на конференциях, в разного рода центрах изучения и помощи семье, в университетах.
Большинство методик, которые представлены в этой книге, отнюдь не являются стандартизированными. Поэтому при их использовании остается очень много возможностей для творчества. Адаптация и модификация психотехник необходимы для того, чтобы они отвечали вашим собственным профессиональным потребностям и тем результатам, которые вы надеетесь получить при их употреблении. Если читатели смогут соотнести содержание этого руководства с их собственными теоретическими предпочтениями и профессиональной подготовкой, а также учитывать особенности своих актуальных или потенциальных клиентов, то работа с книгой будет представлять собой действительно творческий процесс.
В 8-й главе данной книги обсуждаются пути дальнейшего развития техник семейной и супружеской терапии. Одной из важных тенденций, которая отмечается в этой главе является то, что все техники, вообще говоря, созданы для того, чтобы снять сопротивление клиентов по отношению к изменениям. Это прежде всего касается техник, относящихся к категории парадоксальных интервенций. Каковы этические регулятивы в использовании этих инструментариев? Сейчас все шире в семейной терапии используются фантазии, метафорические техники и гипноз, а также все, что связано с правым полушарием мозга. Эти тенденции отражают кардинальные изменения в самом существе современной психотерапии.
Наше время - по-творчески особенное для такой области знания как семейная терапия. Мы надеемся, что эта книга отражает хотя бы некоторые грани этой особенности.
Р.Ш. Н.Ф.





ГЛАВА 1:КОНСТРУИРОВАНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕХНИК

Джордж - терапевт, работающий с мистером и миссис Ф., которые находятся в постоянной борьбе за власть с разнообразными конфликтами и ожесточением возникающих по отношению друг к другу. Джордж хотел бы уменьшить напряженность в этом противоборстве. Он может использовать множество техник, в том числе "супружеская конференция", "супружеская хореография", "позитивный обмен".
Илана - терапевт, работающий с семьей С. Будучи женаты уже 10 лет, супруги С. имеют двоих детей-подростков от предыдущих браков, которые, как они считают, "отбились от рук". Психотерапевту хотелось бы найти эффективные пути укрепления позиции родителей и добиться кооперации с ними со стороны детей. Для этого она может взять на вооружение такие психотехники как "семейный Совет", "соломенная башня", или же парадоксальные техники.
Занимаясь супервизорской практикой, мы заметили, что психотерапевты обычно бывают в состоянии определить адекватные цели терапевтического процесса, но во многих случаях не знают каким образом достичь их. Информация, получаемая при разборе конкретных случаев на супервизорских сессиях, отнюдь не заменяет для терапевтов необходимости обращения к богатым залежам техник, изобретенных их коллегами. Больше того, сами супервизоры не могут выйти за пределы ограниченного числа понравившихся им техник, особенно находясь в ограниченных временных рамках.
Для того, чтобы иметь адекватное представление о том, как продвигается его работа, любой рабочий нуждается в знании определенного количества альтернативных инструментариев, связанных с характером его трудовой деятельности. В работе психотерапевта, пытающегося произвести те или иные изменения в поведении клиента, это приобретает еще более важный характер. Хотя большинство текстов по психологии семьи, семейной терапии и семейному консультированию иллюстрируется случаями из психотерапевтической практики, все это оказывается совсем не похожим на то, что происходит в реальной работе данного конкретного профессионала. В результате, работающему в клинике необходимо изобретать свои собственные подходы и способность к планированию подобной работы отличает профессионала от ремесленника.
Многие клиницисты описали те методы и инструменты, которые им удалось изобрести, причем большинство описаний техник никогда не были опубликованы.
"Как это сделать" - техники не тождественны содержимому сундучка волшебника еще и потому, что они представляют собой тщательно разработанные планы действий, основанные как на теории, так и на наблюдениях. Каждая техника имеет определенную цель, и каждая должна применяться в особых, подходящих для нее обстоятельствах. Теоретические соображения данного психотерапевта и конкретные клинические обстоятельства, в которых он работает, определяют то, какую именно технику необходимо сейчас использовать, когда и каким образом. Техники по сути дела представляют собой средства перевода идей в их практическое осуществление, средством операционализации теории.
Для того, чтобы помочь читателю в выборе той или иной техники, каждая глава содержит теоретическое введение в тот раздел техник, которые излагаться будут ниже в данной главе.
Клинические техники включают в себя как субъективность, так и научную объективность, связанную со строгой статистической стандартизированностью. Причем каждую конкретную технику можно рассматривать одновременно и как психодиагностический тест. Например, что есть социограмма - тест или психотехника? Является ли структурный опросник, который не проверен по критериям валидности (обоснованности) и надежности, однако имеет клиническую ценность, - является ли он техникой или тестом?
На эти вопросы не существует универсальных ответов, поэтому ниже мы приводим наше собственное определение того, что такое техника.

Что такое техника?

Техника представляет собой "систематическую процедуру, посредством которой решается та или иная комплексная или научная задача"(). В данной книге техники рассматриваются как комплексные ходы, описания и предложения, которые осуществляются непосредственно психотерапевтом. Их применение предполагает, что клиент осуществляет серию действий, эффектом которых может стать большее понимание его актуального поведения, а также изменение последнего в позитивную сторону. Причем в этой книге мы не рассматриваем в качестве техник такие краткие психотерапевтические процедуры как изменение порядка, в котором члены семьи сидят, единичный вопрос, который необходимо задать в нужный момент сессии, или же эмпатическое, поддерживающее клиента замечание.
В психотерапевтической литературе описано множество техник. Существуют большое количество книг по семейной терапии, в названии которых содержится слово "техника". Каждый теоретический подход в семейной терапии как правило включает в себя набор из 6-12 главных техник, используемых при применении этой теории. Например, Минухин(1974,1981) описывает в деталях процесс "присоединения", психотерапевты адлерианского направления() - "воспоминания" и "семейный совет", а представители "стратегической психотерапии"() - различные типы парадоксальных интервенций.
То, каким образом в данном пособии излагается материал, его категориальное распределение по главам, должно, как мы надеемся, обеспечить возможности для взаимообогащения идей между приверженцами различных семейно-терапевтических теорий.

Как были изобретены техники?

Интересно порассуждать о том, каким образом создаются анекдоты на злобу дня, в бессчисленных вариантах распространяющиеся в самые различные географические точки. Кажется, техники возникают и распространяются точно также, при чем довольно часто их создатель остается в неизвестности, до тех пор, пока в конце-концов кто-то не опубликует одну или несколько версий оригинальной идеи. Однако, поскольку техники находятся в соответствии с определенными научными задачами, можно высказывать, конечно с той или иной степенью вероятности, предположения о том, где и кем они были изобретены.
Создатели техник обычно отталкиваются от определенного представления о человеческом поведении: если имеет место А и вводится последовательность событий В (техника ), то в результате на выходе получается С. В процесс данного взаимодействия включены многие переменные, которыми можно организованно и систематически манипулировать - так создаются новые техники и изменяются уже существующие. Каждая переменная является потенциально необходимой составляющей в конструировании техники.
Изобретение таких новых технологических возможностей как аудио- и видеосистемы, одностороннее зеркало, компютеры, телефонные системы, скоростные транспортные средства и копировальные машины дает дополнительный потенциал для развития новых техник. Все богатство литературы, музыки, танца, изобразительного и прикладного искусства, также создает в этом отношении увлекательные перспективы.
Ниже приведены некоторые более или менее широко распространенные переменные, используемые для создания техник.

1.Расширение или сокращение числа членов психотерапевтической системы. Это дает возможность создания таких новых возможностей как ко-терапия, расширенные семейные группы, встречи с различными семейными субсистемам, встречи семьи с командой семейных терапевтов, которая с ней работает.

2.Изменение временных рамок встреч или временных рамок решения тех или иных терапевтических задач. Cессии могут проводится в любое зафиксированное время,проходить с открытым концом, проводится раз в неделю или же раз в месяц, могут также занимать весь конец недели. Число сессий может быть ограничено специальным соглашением или же быть открытым.

3. Изменение места, в котором происходит психотерапевтическая встреча. Оффис психотерапевта, дом клиента, школа, общественный центр, курорт, церковь - все это представляет собой возможные места встреч.

4. Внесение изменений в совместную деятельность с клиентами или введение новой формы деятельности. Клиенты могут быть приглашены на обед, им может быть предложено поиграть в какую-то игру, нарисовать картину, написать супружеский контракт, разыграть пьесу, или попытаться изобразить семью в скульптуре. Ограничения в альтернативах могут быть связаны только с пределами профессионального психотерапевтического воображения.

5. Задействование различных уровней сознания и мыслительных процессов. Психотерапевт может использовать различные мыслительные функции, брать на вооружение сны, фантазии, воображение, метафоры. Медитация и гипноз также находятся среди его возможных выборов.

6. Структурирование образцов коммуникации. Психотерапевт может предложить или предписать определенные правила общения. Вот некоторые примеры: кто будет говорить с кем, когда, о чем, и в каком порядке. В качестве правил может служить, например, и предложение психотерапевта клиенту говорить только про самого себя, или же психотерапевт может задавать вопросы по кругу таким образом (циркулярное интервью ), чтобы каждый говорил не о себе, а о других. Он также может сконструировать психотерапевтическую модель общения на основе "двойной связи".

7. Изменение места членов семейной системы или их ролей. Психотерапевт может стремиться к тому, чтобы ребенок перестал играть роль взрослого, искусственно формировать различные внутрисемейные альянсы, поддерживать родителей в их роли, поддерживать стремление подростка к большей независимости и ответственности. Психотерапевт может предложить семье такое обращение ролей как назначение сверхответственного члена семьи руководителем домашних развлечений или обучить пассивного индивида более настойчивому поведению.

8. Изменение стиля поведения психотерапевта с клиентами. Психотерапевт может слушать, задавать вопросы, реагировать строго определенным образом, интерпретировать, подыгрывать, вести за собой, следовать за клиентами, возвысить, или, наоборот, унизить кого-то, поставить на равне с собой, призывать к сдержанности. Она может быть эмпатичной, сочувствующей, может подать себя как добрую или крутую, поддерживающую или требовательную.

Сложные техники содержат в себе большее число переменных и тактик. Структура техник, и то, каким образом они вводятся, дает возможность нам определенным образом сгруппировать их. Например, техники, в основе которых лежит изменение места или роли члена семьи, можно отнести к категории "структурных шагов". Техники, центрированные вокруг последовательности структурированных деятельностей можно определить как "поведенческие". Несомненно в таких группировках есть большой элемент произвольности, однако мы полагаем, что они приносят определенную пользу.

Выбор и использование техник

Если мыслить целостно, то можно сказать, что техники представляют собой часть широко планируемого психотерапевтического процесса. Наилучший способ использования техник - осуществить стратегию, которая определялась бы теоретическим и практическим пониманием ситуации, а также той целью, к которой психотерапевт стремится.
Техники отбираются на основе клинической интуции психотерапевта, который полагает, что использование именно данного приема уместно на этом этапе работы. Клиническая интуиция психотерапевта формируется на основе как логических, собственно-научных заключений, так и интуитивного, внелогического понимания. Выбор техник таким образом представляет собой науку и искусство одновременно.
Несмотря на то, что создатели и издатели техник обычно рекомендуют как и при каких обстоятельствах их применять, для того, чтобы быть успешным в работе с семьями, психотерапевт нуждается в том, чтобы чувствовать себя свободно в теоретических обоснованиях техник, а также в их соотнесении с собственными личностными предпочтениями. Например, если психотерапевт по характеру мягок, ему будет трудно работать на основе жестких предписаний, а жесткому психотерапевту возможно придется туго при использовании прожективных методов. Пассивные люди могут испытывать трудности с теми инструментариями, которые ориентированы на активную деятельность и наоборот.
Мы часто очаровываемся, наблюдая воочию работу коллег, использующих какую-то определенную технику и достигающих при этом изумительных результатов, просматривая записи удачных сессий на видеомагнитофоне, или читая их описание в специальной литературе. Техники обычно хорошо вписываются как в личность мастера, так и в ту конкретную ситуацию, в которой он ее применяет. Однако следует вполне отдавать себе отчет в том, что не все могут осуществлять с техниками, то, что на их основе проделывали Минухин, Папп или Сатир и при этом достигать таких же блестящих результатов. Личность психотерапевта выступает определяющим фактором в использовании той или иной техники. Кроме того, создатели техник редко сообщают о тех случаях, в которых данная техника не способствует или даже препятствует успешности психотерапевтического процесса.
Техники создаются в качестве орудий для достижения определенных психотерапевтических целей. В отличие от объективных и стандартизированных диагностических тестов, техники могут применяться только с достаточной гибкостью при адекватной, всеобъемлющей и творческой оценке психотерапевтом конкретной клинической ситуации. Вместе с тем какая-то определенная техника, которая появилась в русле какой-то конкретной теоретической ориентации, вполне может быть применена при использовании совсем другого психотерапевтического подхода.

Откуда мы получаем информацию о том, что техника действительно работает?

Гибкость техник с одной стороны представляет собой чрезвычайно ценное их качество, с другой - является существенным недостатком: так как без стандартизации невозможно с достаточной определенностью сказать, насколько хорошо техника работает. Двигаясь от одного клинического случая к другому, психотерапевт имеет возможность тщательно следить за тем, достигаются ли поставленные им специфические цели при использовании той или иной техники. Например, если после применения методики "семейная скульптура", взаимоотношения в семье перестраиваются таким образом, что увеличивается разнообразие мнений и установок членов семьи по отношению друг к другу, вырабатываются какие-то новые способы внутрисемейной коммуникации, можно утверждать ( не считая, однако это вполне доказанным ), что ваяние скульптуры семьи оказало влияние на данный процесс и способствовало позитивным изменениям в семейной структуре.
Получать информацию о том, что данная техника действительно работает мы можем еще и через наблюдение специфических изменений в поведении. Например, насколько часто появляется конкретный симптом в определенный промежуток времени? Насколько часто новый поведенческий образец проявляется у данного члена семьи? Реагирует ли член семьи как-то особенно на ситуацию, которая обычно приводила к проявлению симптома? Есть ли какие-либо свидетельства тому, что сопротивление уменьшилось, например, поддерживают ли члены семьи рекомендованный терапевтом поведенческий образец? Могут ли члены семьи, ранее общавшиеся друг с другом только через посредников, теперь взаимодействовать непосредственно?
Любым психотерапевтом могут быть введены сходные критерии для определения того, достигает ли данная техника своих целей в поддержке конкретного поведенческого изменения или нет. Большинство из нас стремятся найти такие изменения в процессе работы с семьями, но редко измеряют их количественно. Между тем число инструментов объективного измерения в нашей области все более возрастает и некоторые из них могли бы быть успешно применены для определения относительной эффективности конкретного комплекса техник.
Техники используются также и в диагностических целях, обеспечивая психотерапевта ценной обратной связью по поводу состояния клиентов. Однако здесь существенно отдавать себе отчет в том, какие имеются свидетельства того насколько полученная информация точна и направлена на решение именно актуальных для данного конкретного случая задач. Полезно также задавать себе следующий вопрос: какова вероятность того, что наблюдаемое поведение является просто артефактом самой техники и вовсе не отражает паттерны клиентов?
Только используя адекватные конкретному случаю техники, мы можем получить терапевтически важную информацию о наших клиентах. Причем критерием здесь является не общий объем фактов, а успешность в поиске тех данных, которые смогли бы дать существенную информацию для объяснения и понимания симптомов. Также необходимы данные для более или менее точного описания того, что было сделано каждым членом семьи и какое влияние его деятельность оказала на других.
Необходимо еще отметить следующее: мы используем техники в диагностических целях не только для того, чтобы получить непосредственно важную для нашей работы информацию о клиентах, но информацию, отражающую самую существенную часть процесса внутрисемейного взаимодействия. Например очень полезными здесь могут оказаться семейные мифы, правила, метафоры и ритуалы.
Можно предположить, что среднестатистический психотерапевт берет на вооружение именно те техники, которые подходят ей личностно и находятся в соответствии с ее способностями, те техники, применяя которые она чувствует себя удобно. Среднестатистический психотерапевт имеет тенденцию использовать ограниченный репертуар техник, применение которых ею же в прошлом доказало свою продуктивность - может быть она просто верит в эти техники. Критерий здесь вообще говоря универсален - полезность конкретных техник в клинической работе данного специалиста. Возможно некоторые из них ей удалось тщательно изучить под руководством супервизора. Другие изобретены психотерапевтом самостоятельно - только немногие из них тщательно проработаны, большинство же применяются без особой подготовки под влиянием вдохновения.

Как использовать данное руководство?

Быть может главное, что внесла в психотерапевтическое знание семейная и супружеская терапия - это представления о супружеской паре или семье как об организованных единицах, как бы о едином клиенте, и в то же время как состоящей из самоценных и самодостаточных индивидов - членов семьи. Этот принципиально новый элемент в теоретических ориентациях в психотерапии потребовал создание новых инструментов для понимания семьи как целостной единицы и одновременно он способствовал облегчению тех позитивных изменений, которые могут произойти в ее структуре. Больше того, ориентация на поиск патологии в организации семейной системы, уводит нас от установки на изучение происхождения, коррекции и лечения индивидуальной психопатологии. Вместо этого мы сосредотачиваем наше внимание на таких системных понятиях как границы, роли, правила, мифы, альянсы, распределение власти, дифференциация, "запутанный клубок", контракты, разрешение конфликтов и т.д. Тщательное определение этих понятий и поиск орудий для эффективного взаимодействия с реалиями, лежащими за ними стали универсальными императивами в нашей профессиональной работе.
Цель данного руководства - собрать под одной обложкой примеры современного состояния области, которую условно можно обозначить как искусство изобретения и употребления техник семейной терапии - то есть того направления, посредством которого различные теории непосредственно соприкасаются с практикой. Кроме того эти техники представляют собой эффективные средства оценки надежности и ценности наших теоретико-психотерапевтических построений.
Литературные источники, в которых можно найти дополнительную информация о техниках, а также о лежащих в их основе теоретических представлениях, приводятся в конце каждой вводной главы и в конце каждого раздела с описанием конкретных техник. Некоторые из них содержат информацию о техниках, сходных с описываемыми, которые можно использовать взамен последних.
Наша собственная теория является в своей основе холистической и в свете этого данное руководство должно рассматриваться как часть какого-то более широкого целого, обеспечивающего поддержку той части наших профессиональных запросов, которые можно обозначить фразой "как это сделать" (how-to-do-it). Последнее в свою очередь тесно взаимосвязано с теорией.
В данном руководстве читатель сможет найти полезное собрание техник, способных значительно расширить инструментарий профессионалов в области семейной терапии, равно как и тех, кто еще обучается этому делу. Исследователи и клиницисты смогут использовать наработанное в данной области и собранное здесь для создания новых техник и инструментов при решении проблем, которые не были описаны в книге и разнообразие которых очень велико.




ГЛАВА 2: ФАНТАЗИЯ И ОБРАЗЫ.

ВВЕДЕНИЕ

Богатство человеческого воображения обеспечивает творчески-ориентированного психотерапевта множеством плодотворных возможностей для диагностики и поведенческих изменений. Такие разные подходы в психотерапии как психоанализ, бихевиоризм, гипнотерапия, группы встреч, игровая терапия, танцевальная терапия и арт-терапия внесли свой вклад в создание многообещающих техник, основанных на использовании воображения клиентов. Семейные терапевты в этом отношении не составили исключения, активно используют те преимущества, которые дают прожективные и экспрессивные проявления человеческого поведения. Некоторые из этих возможностей описываются в данной главе.
Все люди так или иначе пользуются своим воображением (Singer and McCraven,1961), вот почему образы так популярны среди профессионалов, занимающихся человеческим поведением. Среди всего многообразия техник, созданных специально для работы с семьями и супружескими парами, а также адаптированных для этих целей, наиболее яркими являются "семейные фотографии", "семейное кукольное интервью", "поэия и песенная лирика в супружеских группах", "создание аналогичных ситуаций". Каждая из них появилась на психотерапевтической сцене во множестве вариаций и служит различного рода целям.
Сила, заключенная в воображении, поражала человечество на протяжении всей его истории, что было зафиксировано в баснях, сказках, мифах, эпических повествованиях, танцах племен и культурных ритуалах (Bettelheim,1976). Шаманы, целители, писатели, ораторы широко использовали воображение в своей профессиональной деятельности. Посредством обращения к символическому миру в повседневной жизни создавались методы воздействия на человеческое поведение и изменения его в позитивном направлении.
В объективном смысле сам образ не является реальностью, а представляет собой лишь символ чего-то реального, то есть, иными словами, он относится к сфере фантастического. Равно как и словесные символы, образы тесно вплетены в структуреу человеческого общения и имеют скрытые субъективные смысловые оттенки. В нашем воображении представлен символический опыт, имеющий отношение ко всем пяти нашим органам чувств - зрению, обонянию, слуху, вкусу и осязанию. Причем воображение каждого конкретного человека строится на той модальности, которая является для него ведущей.
Согласно Араозу (Araoz,1982,p.xx) создание образов представляет собой когнитивный процесс, сходный с гипнозом. Это "любая психическая деятельность, которая основывается скорее на личностном опыте, чем на критическом размышлении, больше ориентирована на внутреннюю субъективную реальность, чем на внешнюю объективную реальность, скорее правополушарная, чем левополушарная".
Мир идей представляет собой субъективный продукт человеческой психики, основанный на собственном личностном представлении о реалиях окружающей субъекта действительности, на личностной мифологии. Таким образом, мифы используются человеком как для объяснения объективной реальности, так и для деятельности в реальном мире и, кроме того, для обслуживания тех же самых мифов, входящих в качестве неотъемлемой составной части в личностный опыт субъекта.
Мифы влияют также и на жизнь больших социальных сообществ и даже государств: "пусть мир будет демократичным", "защита родины - прежде всего" - примеры таковых.
Люди и семьи имеют обыкновение создавать образы самих себя в мире и действовать на основе этих образов. Образы не только отражают какой-то прошлый опыт, но и сами формируют, строят будущее. Например, семейный миф "мы бедны и с экономической точки зрения являемся жертвами богатых" может привести к чрезвычайно бережливому, скромному поведению, к недоверию к общественным институтам и к представлением о себе как о "маленьких людях" даже спустя достаточно большой промежуток времени после того, как семья достигла весьма высокого социально-экономического статуса. Члены семьи продолжают интерпретировать мир и вести себя так, как будто они являются социоэкономическими жертвами.
Многие из этих мифов принимают форму бесспорных ценностей и ожиданий, которые не могут быть реализованы с каким-то конкретным партнером или семьей. Мифы могут стать причиной того, что в дисфункциональной семье резко снизится спектр возможностей и ее гибкость в реагировании на новые события жизни. Лишь указание психотерапевта на эту ригидность и выявление им новых возможностей может оказаться совершенно недостаточным для того, чтобы преодолеть силу, содержащуюся в мифах, которые часто оказываются сильнее, чем математическая логика, часто неотразимы и непреодолимы для семьи. Араоз назвал этот процесс "негативным самогипнозом". Через негативные образы клиенты скатываются в фрустрацию, пессимизм, агрессию и таким образом подавляют возможность конструктивных изменений. Психотерапевты часто сталкиваются с сопротивлением, которое имеет в качестве своего источника негативные образы и выражается в разнообразных формах стереотипного поведения.
Движение от опыта к образам и от образов к поведению составляет двухсторонний процесс перевода: причем в процессе такого перевода имеют место определенные трансформации реальности, что напоминает детскую игру в испорченный телефон, когда предложение шепчется на ухо соседу и затем передается по кругу, все более искажаясь.
Бендлер и Гриндер (Bandler,Grinder,1975) изучали специфику такого перевода по отношению к психотерапии. Они выделили три процесса, посредством которых опыт трансформируется в нечто отличное от исходной реальности: обобщение, стирание и искажение.
1.Обобщение - процесс выделения какой-то одной части опыта и использование его в качестве всего опыта. Например, выпускник школы, имевший трудности по алгебре в девятом классе, приходит к выводу о том, что у него плохие математические способности и без посторонней помощи он не сможет даже заполнить необходимые документы по страхованию. Другой пример - супружеская пара, у которой родился ребенок с трудностями в обучении, решает больше не иметь детей, так как они полагают, что все их дети будут иметь подобные трудности.
2.Стирание - "процесс, в результате которого мы избирательным образом обращаем внимание на определенные стороны нашего опыта и исключаем из рассмотрения другие". Человек, находящийся в депрессии воображает, что вся его жизнь потерпела крах и он больше не сделает ничего ценного - в подтверждении этого своего ощущения, он может привести неудачу на последнем интервью по устройству на работу, игнорируя то, что он много и плодотворно потрудился в своей области в прошлом. Супружеская пара жалуется на то, что у них более нет никаких общих интересов. При этом они не принимают в расчет, что любят друг друга, что разделяют друг с другом надежды и опасения о будущем детей, религиозные ценности, что у них есть, кроме всего прочего, общие друзья и коллекция старинных вещей.
3.Искажение - "процесс, который позволяет нам дистанцироваться от нашего непосредственного сенсорного опыта". В качестве примера здесь можно привести воображение художника или убеждение родителей в том, что их младенец - будущий гений и пророк.
Среди целей для осуществления которых используются техники воображения можно назвать помощь психотерапевтам и их клиентам осознать те образы, которые лежат в основе их актуального поведения, а также создание новых позитивных образов, которые могут привести к более конструктивным поведенческим изменениям.
Техники, в основе которых лежат образы, фантазия и метафоры тесным образом связаны с прожективно-экспрессивной стороной человеческого поведения. Психотерапевт создает ситуацию, имеющую возможность для данных клиентов оказаться прожективной - это дает ей средства для получения более диагностически-адекватной картины семейной системы. Сходным образом, стимулируя клиентов к тому, чтобы идти вперед и применить вновь открытые возможности для их конкретной жизненной ситуации , мы можем сделать желательные изменения реальными.
По Рабину (Rabin,1960) существует четыре формы проекций. 1. Ассоциативная. Клиентов просят прореагировать явно или
скрыто на слово, образ, идею или рассказанную историю. В качестве примера явной реакции можно привести непосредственный ответ в ассоциативном тесте. Психотерапевт может рассказать клиентам метафорическую историю или анекдот, как это часто имеет место в практике последователей Мильтона Эриксона (Zeig,1980) - здесь предполагается, что клиенты в состоянии отреагировать на некотором подсознательном, "правостороннем" уровне, и что это приведет к позитивным поведенческим изменениям.
2. Конструктивная. Клиентов просят создать свои собственные истории, фантазии, семейную скульптуру, стихотворения, рисунки особого рода (например, "Ваша семья" или "Ваш дом"). Они могут также написать сценарий своих собственных скандалов. Творческая деятельность осуществляется ими полностью самостоятельно, хотя и по просьбе психотерапевта.
3. Завершение. Клиентов просят завершить нечто незавершенное, например, закончить предложение("Как мужчина Я должен..., Как женщина Я могу...), завершить историю, внести нечто свое в фантазию, предложенную психотерапевтом, группой или же другим членом семьи.
4. Экспрессивная. Клиенты свободно выражают себя в игре, в искусстве, в написании историй, в драматизации, кукольном представлении - изображают свой собственный личностный опыт так, как им хочется.
Клиенты могут выражать себя во всех возможных формах экспрессивного поведения - позой, одеждой, тем как они рассаживаются перед первой сессией. Причем словесные метафоры часто очень красноречивы: "Все что бы я не сделал - отвратительно", "Я несу свой крест", "Мы застряли".
Теоретики системного подхода в семейной терапии убеждены в том, что симптом, предъявляемый семьей, представляет собой ни что иное, как метафору потребностей семейной системы (Papp, 1984). Задача психотерапевта - перевести метафору, отраженную в симптоме на язык функционирования семейной системы.
Те психотерапевты, которые применяют техники на основе фантазии, метафор и образов, получают следующие преимущества:
1. Образы и метафоры не связаны пространственно-временными закономерностями. Мы можем находится в любой точке времени и пространства, делать все что угодно, в любых мыслимых и немыслимых комбинациях. Мы можем оказаться в открытом космосе, или путешествовать по укромным уголкам собственного тела, одновременно существовать в двух ипостасях: ребенка и играющего с ним взрослого, удобно устроиться в утробе матери или беседовать со своим умершим родителем.
2. Образы и метафоры не связаны правилами формальной логики. Наша мысль может двигаться в любом направлении, перепрыгивая от одной идеи к другой, упорядоченность мысли здесь не имеет ровно никакого значения.
3. Образы и метафоры порождают творческую мысль. Новые идеи, возможности и действия могут быть изобретены клиентами, а также, прямо или косвенно, подсказаны психотерапевтом. Например, психотерапевт может попросить членов семьи воочию представить себе такие понятия, как "идеальный брак", "совершенная семья", "идеальный мир". Все детали картины описывает сама семья, которую затем просят проиграть сцену таким образом, чтобы она включала в себя новые конструктивные механизмы взаимоотношений. Клиенты могут также прорабатывать те проблемы, которые существовали в семьях, из которых они вышли, представляя себя в качестве детей в этих семьях и оживляя значимые для них ситуации своего собственного детства, функционируя в них гораздо более эффективно, чем это было на самом деле. При этом психотерапевт может помочь превратить негативные образы и сценарии в позитивные, оптимистические.
4. Образы и метафоры ориентированы на личностный опыт. Клиенты в воображении могут экспериментировать с любыми идеями, возможностями и образцами поведения. Они могут рисковать, взаимодействуя с любым, даже самым странным, человеком или участвуя в любой ситуации без опасения за внешние последствия. Они могут оценить, выправить, усовершенствовать поведенческий сценарий еще до того, как он будет осуществлен в их поведении в реальном мире.
5. Образы и метафоры ведут к большему самоконтролю. Образы создаются клиентами на основе их собственных внутренних ресурсов, и в процессе этой деятельности они научаются контролировать свою психическую деятельность. Самоконтроль дает ощущение большей силы и сподвигает субъекта к большему экспериментированию со своим собственным внутренним миром, что в свою очередь вызывает ощущение адекватности своего места во внешнем мире.
6. Образы и метафоры удивляют. Призыв к клиентам проявить свои творческие способности и дать волю воображению неожиданно может снять самые глубокие защиты. Всегда приятнее услышать, что ты человек очень творческий, чем, что ты болен и выбит из колеи.
Как и все виды техник, те техники, которые представлены в данной главе отнюдь не представляют собой чемоданчик фокусника. Они предназначены для применения в рамках определенной теоретической ориентации в соответствующем времени и месте психотерапевтического процесса. Описанное в данной главе приоткрывает широкий спектр возможностей и может стимулировать воображение самих читателей-профессионалов для изобретения новых техник и творческой адаптации уже имеющихся.

2-1."ВОСПОМИНАНИЯ"

Обоснование

"Воспоминания" представляют собой прожективный метод, который предложил Альфред Адлер (Manaster,Corsini,1982) для оценки жизненного стиля клиента и его социального окружения. Поскольку человеческое восприятие представляет собой субъективный и селективный феномен и поскольку каждый человек обладает большим количеством воспоминаний, любое специфическое воспоминание может оказаться важным и значимым для клиента в данный момент времени. Способ, посредством которого клиент описывает то или иное событие прошлого, может высветить существенные стороны его личности, жизненные цели, верования, установки, а также предпочитаемые сенсорные модальности, необходимые для совладания с трудными жизненными ситуациями.

Процедура

Попросите клиента, супружескую пару или каждого члена семьи независимо друг от друга вспомнить первое пришедшее в голову возможно более раннее событие и описать его так, как будто оно происходит сейчас. Образцы вопросов при этом могут быть такие:

"Не могли бы вы вспомнить самый ранний случай из вашей жизни, когда вы еще были ребенком, который приходит вам в голову?".
"Не могли бы вы вспомнить первый случай из вашего детства, пришедший вам в голову, связанный с вашей мамой (папой, братом, школой и т.д.)?".
"Не могли бы вы вспомнить, при каких обстоятельствах вы впервые встретили своего супруга? Что тогда происходило? Что из произошедшего вас особенно поразило? Что привлекло?"

Затем психотерапевт спрашивает: "Что запомнилось более живо и ярко? Как все это воспринимается вами сейчас, когда вы вспоминаете об этом случае? Счастливы ли вы? Грустно ли вам? Встревожены ли вы и т.д."
Воспоминания стенографируются или записываются на магнитофонную пленку, а затем каждое анализируется на предмет специфики того содержания, которое в нем проявляется. Причем каждое слово в сообщении клиента берется в его буквальном значении, их возможные подсознательные символические смыслы игнорируются.
Проверяется тематическое содержание каждого воспоминания для определения того, что именно беспокоит в данный момент человека. Причем объекты, на которые направлено действие, скорее всего связаны с главными целями и смыслами поведения человека, а прилагательные и наречия описывают его убеждения. Далее выясняется какие из пяти сенсорных модальностей предпочитает данный человек - это становится ясным по тому как он смотрит, слушает и так далее. Кроме того такие жизненные установки как оптимизм, пессимизм и т.д. также проявляются здесь весьма очевидно.

Пример

Воспоминания супружеской пары об их первой встрече.

Воспоминания Мэри.

Мэри: Я вижу Тома в окружении других людей в противоположном конце комнаты. Он одет красиво, нарядно и аккуратно, совсем не так, как остальные. Он подходит и представляется. Мы долго разговариваем. Ему интересно то, о чем я говорю. Он внимателен ко мне. Он помогает мне решить важные проблемы, которые не дают мне покоя. Ему хочется встречаться со мной.
Психотерапевт: Какие из воспоминаний самые живые? Мэри: То, что он обращает на меня внимание даже в присутствии
других людей. Психотерапевт: Что Вы чувствуете, когда сейчас вспоминаете об
этом? Мэри: Печаль. Сейчас он этого не делает.

Воспоминания Мэри приоткрывают сразу несколько тем: 1/она относительно пассивна и хочет, чтобы другие проявили инициативу, 2/она ожидает, что другие будут ею интересоваться, 3/она ждет от других помощи, 4/ для нее имеет значение внешний вид человека, 5/она обращает достаточно большое внимание на аккуратность, 6/ у нее скорее пессимистический, чем оптимистический взгляд на жизнь и на других людей, ее беспокоят серьезные жизненные проблемы, 7/ она имеет тенденцию смотреть на мужчин сверху вниз, 8/ ее приоритетные сенсорные модальности - зрительная и слуховая.

Воспоминания Тома:

Том: Я заметил девушку, которая смотрит на меня. Я думаю, что она очень даже ничего, поэтому я подхожу к ней и знакомлюсь. С ней легко разговаривать и она не имеет обыкновения вести себя агрессивно в разговоре, спорить с собеседником. Скорее всего она уважительно относится ко мне и ей нужно получить мой совет по некоторым вопросам. Я приглашаю ее на танец и она соглашается. Я назначаю ей свидание и она не против провести со мной время. В ее отношении ко мне нет никакой соревновательности. Когда мы танцуем она удивительно приятно прижимается ко мне. Вокруг нее разлита какая-то теплота и эта теплота мне очень нравится.
Психотерапевт: Какие воспоминания наиболее живые? Том: Ее теплота и то, как она, танцуя, прижимается ко мне. Психотерапевт: Что Вы чувствуете, когда все это сейчас
вспоминаете? Том: Чувствую приятное.

Здесь на поверхность тоже выступает несколько важных тем: 1/для Тома имеет значение физическая привлекательность, 2/ ему хочется, чтобы другой человек делал то, что он скажет и не спорил с ним, 3/он склонен к риску, склонен брать на себя инициативу, он - активный человек, 5/для него важны ощущение теплоты и физического контакта, 6/он ожидает критики и соревнования при контактах с людьми и хотел бы оградить себя от такого рода взаимоотношений.
В выше приведенном примере психотерапевт может на основе техники "Воспоминание" оценить важные характеристики жизненного стиля клиентов, их потребности и ожидания, сходные и взаимодополнительные характеристики Мэри и Тома. Данное использование "воспоминаний" дает возможность определить первоначальное соглашение (контракт), существовавшее между членами этой супружеской пары. Том взял на себя обязанность уделять Мэри внимание, способствовать тому, чтобы она чувствовала себя особенной, проявлять инициативу и помогать ей. Предполагалось, что это поможет ей чувствовать себя хорошо. Она же в свою очередь обязана была быть всегда теплой, дружески настроенной, физически близкой, нуждаться в нем, всегда во всем соглашаться, позволить ему быть в позиции сверху. Нарушение данного контракта скорее всего должно было бы привести к разочарованию. Мы можем таким образом заключить, что Мэри хочет больше смотреть и говорить, Том же склонен больше действовать и касаться - оба они нуждаются в том, чтобы изучить язык наслаждения друг друга.
Клиентов можно попросить проинтерпретировать свои собственные воспоминания, или же это может сделать сама психотерапевт, задавая, например, такой вопрос: "Можно ли предположить, что вы являетесь такого рода человеком, который...?"

Использование

Техника может быть использована в работе с любыми клиентами (за исключением маленьких детей), которые в состоянии вспоминать и говорить.
Она может быть применена на ранних этапах психотерапии как диагностическое средство. Ее можно также использовать для периодической оценки в ходе психотерапевтического процесса тех изменений, которые произошли в системе убеждений и восприятий клиентов. Как базисная прожективная техника, этот метод помогает клиентам с большим уровнем сопротивления преодолеть или же обойти те трудности, которые возникают в ходе психотерапевтической беседы.

2-2. СЕМЕЙНЫЕ ФОТОГРАФИИ

Обоснование.

Универсальность ностальгии и воспоминаний делают технику семейной фотографии полезным инструментом для изучения вклада прошлого семьи и ее членов в настоящее. Семейные фотографии являются средством изучения семейной структуры, характера общения между членами семьи, их ролей и стилей поведения. Как и множество других техник, сконструированных для того, чтобы выявить определенный прошлый опыт или сподвигнуть членов семьи соприкоснуться с чувствами друг друга - проводниками прошлого, в данной технике предполагается, что знание психотерапевта об истории семьи и образцах взаимодействия ее членов может оказаться полезным в понимании актуальной семейной ситуации и что члены семьи, включившись в совместное переосмысление своего опыта, смогут лучше понять чувства друг друга и научиться иметь дело с неразрешенными в настоящий момент конфликтами. Проведенное с точки зрения конкретных психотерапевтических целей исследование семейных фотографий может дать богатые данные об истории развития семьи и взаимоотношений ее членов.
При проведении данной методики психотерапевт может наблюдать многие важные проявления поведения. Какие фотографии показываются в первую очередь, а какие в последнюю ? Кто из членов семьи упущен? Быстро или медленно демонстрируется каждая фотография? В какой мере проявляются при рассматривании фотографий интерес или тревожность? Сопровождают ли показ фотографий шутки и смех? Фотографии можно изучать еще и для того, чтобы определить близость, или наоборот, дистанцию каждого члена семьи по отношению друг к другу и общую атмосферу, царившую в момент съемки. Обычаи, традиции и характер встреч, которые практикуются членами семьи также хорошо здесь проявляются.

Процедура.

Процедура описана Андерсон и Мэллой (Anderson,Malloy,1976). Если у психотерапевта имеются трудности в том, что она не
может достучаться до семьи, или же ей кажется, что семья не в состоянии вспомнить существенные события прошлой жизни и "значимых других", можно попросить их принести фотографии семьи.
Выполняя это разогревающее упражнение, включающие в себя обмен мнениями, семья обсуждает, каким образом фотографии были сделаны и выбраны для семейного альбома. При этом у семьи часто возникают трудности. Распространенные проблемы могут заключаться в невозможности найти фотографию, на которой была бы изображена вся семья, невозможность произвести сам выбор и т.д. Иногда процесс или проблемы, с которыми ожидает столкнуться семья, оказываются гораздо более значимыми, чем сам по себе отбор фотографий. Например, когда семейный альбом не содержит в себе фотографий папы, то это, вероятно, свидетельствует о его неучастии в жизни семьи, а не о том, что он может быть лишь просто "ценный фотограф".
Рассматривание фотографий вместе с семьей может продолжаться в течении нескольких сессий. Обычно семьи благоприятно отзываются на просьбу принести фотографии, так как это является показателем интереса к ним и к их родословной, и эту задачу обычно легко и приятно выполнять. Упражнение несложное и как правило не вызывает слишком сильную тревожность; кроме того, оно просто интересно. Использование фотографий для стимулирования воспоминаний помогает вытащить на поверхность задавленный в прежнем личностном опыте материал и вызывает забытые эмоциональные переживания по отношению к специфическим событиям и людям. Терапевт задает вопросы по поводу индивидуумов и мест, изображенных на фотографиях, а также спрашивает об общем настроении и атмосфере, царившей на съемках. Вопросы могут быть примерно следующими:

"Кто эти люди на фотографиях?" "Помните ли Вы, что происходило во время съемки?" "Какие чувства вызывало совместное времяпрепровождение в кругу семьи в тот день?" "Кто снимал эту фотографию?" "Что случилось после того, как фотограф щелкнул объективом фотоаппарата?" "Расскажите мне пожалуйста об этой комнате".

Часто рекомендуется следующая процедура проведения этой методики. Каждого члена семьи просят принести определенное количество семейных фотографий, которые могут сказать нечто существенное о взаимоотношениях в семье. Психотерапевт не дает никаких специфических инструкций по поводу составления набора фотографий.
Она лишь ограничивает число фотографий, которое следует принести. Сам выбор фотографий имеет существенное терапевтическое значение, потому что клиенты нуждаются в том, чтобы пройти через напряженный процесс отбора и придти к какому-то совместному окончательному решению.
Время, которое можно посвятить работе с фотографиями, а также цели их использования ( диагностика, психотерапия ) представляют собой наилучшие детерминанты того, сколько фотографий следует попросить принести на следующую сессию и какой промежуток времени в жизни семьи они должны отражать. Если исходить непосредственно из потребностей практики, то трех фотографий оказывается вполне достаточно для того, чтобы обеспечить достаточное количество материала для обсуждения главной темы - взаимоотношений внутри семьи, уделяя при этом каждому ее члену до 15 минут сессионного времени. Если же понадобится обратится не к одному, а к нескольким поколениям семьи, тогда клиентам будет необходимо принести большее число фотографий и, соответственно, понадобится большее количество времени на сессии для их обсуждения.
При этом важно создать такую атмосферу, при которой все участники процесса будут чувствовать себя свободно и будут в состоянии говорить о личностно-значимых темах и обстоятельствах - следует также иметь в виду, что обсуждение стадий развития семьи и ее актуального функционирования может вызвать весьма сильные чувства.
Для того, чтобы обеспечить адекватное распределение времени и количества фотографий между членами семьи, психотерапевт нуждается в определенной структуре работы на сессии.
Каждый член семьи по очереди представляет выбранные им фотографии и говорит остальным, почему именно они были им выбраны,каковы личностное значение, и личностный смысл, которые они имеют и те чувства, которые эти фотографии вызывают у данного индивида. Здесь могут оказаться существенными как порядок представления фотографий, так и тот стиль, которым оно осуществляется. Особого внимания заслуживает то, какая фотография предъявляется первой, а какая последней, скорость, с которой происходит показ, уровень интереса или тревожности, которые можно связать с появлением очередной фотографии, а также то, насколько серьезны члены семьи во время всего действия или, наоборот, насколько часто они позволяют себе шутить. Также обычно обсуждается содержание каждой фотографии и изучается насколько близки друг другу изображенные члены семьи, уровень формальности во взаимоотношениях между ними, а также присутствие или отсутствие тех или иных родственников на снимке - таким образом проводится всесторонняя оценка всех возможных аспектов семейной системы, изучается существование различных группировок внутри семьи, ролевое поведение, границы, коммуникативные процессы, семейные структуры и т.д. Иногда даже забота и внимание, с которыми относятся члены семьи к фотоснимкам может многое прибавить к нашему пониманию той ситуации, которая сложилась в этой семье.
Когда один из членов семьи представляет принесенный им набор фотографий, другие члены семьи поощряются к тому, чтобы реагировать на это представление такими вопросами и наблюдениями, которые задавали бы новые перспективы во взгляде на образцы внутрисемейного поведения.

Пример.

Следующий пример взят из статьи Андерсон и Мэллоу. Мистер и Миссис К. обратились за помощью по поводу их
супружеских проблем. Миссис К. ранее получила диагноз шизофрения и неоднократно госпитализировалась в психиатрической лечебнице. С каждой последующей госпитализацией ситуация в их семье все более ухудшалась. Хотя Миссис К. вела себя довольно неплохо, ее заболевание оставалось в качестве главного фокуса их супружеских взаимоотношений, он обвинял, а она по этому поводу плакала. На тот момент, когда психотерапевтом производилась оценка внутрисемейной ситуации, оба партнера застряли на негативном взаимодействии, определяя жизнь вместе как всецело неудачную и плохую. Стало ясно, что то отрицательное, на котором они сфокусировались, мало способствовало позитивным изменениям и формированию разумных целей в развитии их супружества. На этом этапе работы психотерапевт попросил их принести на следующую сессию по три семейные фотографии.
В следующий раз Мистер и Миссис К. выглядели гораздо оживленнее и проявляли гораздо больше энтузиазма, чем раньше. Их рассказ о том, каким образом они выбирали фотографии указывал на такой уровень общения, который ранее они считали для себя невозможным. Супруги разыскали старый семейный альбом и провели, разглядывая его, первый за многие годы удивительный вечер, доставивший обоим огромное удовольствие. Память Миссис К., диагносцированная ранее как "плохая", в ходе воспоминаний неожиданно улучшилась - именно в тот момент, когда они стали обсуждать те счастливые промежутки времени, которые провели вместе. На одной из фотографий, выбранной Миссис К, изображена она сама в сшитом ею же костюме. Когда Миссис К.описывала эту фотографию, ее, казалось, переполняло чувство гордости. Собственная компетентность, о которой она вспомнила при разглядывании этой фотографии, вытеснила тот негативный образ больного человека, который она теперь постоянно носит в себе. Мистер К. выбрал фотографию своей жены в вечернем платье, которое особенно подчеркивало ее сексуальность. Его выбор настолько смутил Миссис К., что она не смогла позитивно отреагировать на те комплименты, которые он сделал по ее поводу. Этот обмен репликами при разглядывании фотографий и последовавшая за ним дискуссия с убедительсностью продемонстрировали конфликт и замешательство в их сексуальном общении и ожиданиях, которые они имели по этому поводу. Обоим стало легче оттого, что эти вопросы были вынесены на поверхность и супруги с готовностью согласились сделать данную область предметом обсуждения на следующей сессии.

Использование.

Эта техника может быть использована для работы с любой семьей, члены которой в состоянии осуществлять вербальное общение. Она может быть применена для изучения структуры семьи, ролей, коммуникаций и взаимоотношений. На основе данной техники может быть также проанализировано влияние, которое прошлое семьи оказывает на ее настоящее. То что сейчас для каждого члена семьи выступает как самое важное, может быть связано с выборами фотографий, которые производятся всеми членами семьи и последующим обсуждением происшедшего.
Если исследуется семейная родословная в нескольких поколениях, инструкция может быть изменена таким образом, что терапевт просит принести по три фотографии, иллюстрирующих каждое из трех поколений семьи или же большее количество фотографий о самых значимых членах расширенной семьи.
При этом могут быть подвергнуты изучению такие специфические области внутрисемейных взаимоотношений как власть, зависимость, близость, тревожность, мужские и женские роли. Членов семьи просят принести фотографии, иллюстрирующие то, как они прорабатывали беспокоящую их проблему в течении прошедших лет их супружеской жизни. Для того, чтобы помочь в определении тех областей, где возникают разочарование, отчаяние и сформулировать цели на будущее, просят принести две фотографии: одна должна представлять собой идеальную ситуацию в их семейных взаимоотношениях (какой бы они желали ее видеть), вторая - реальную ситуацию (как они видят семью сейчас).
Фотографии могут поощрять членов семьи подвергать сомнению семейные мифы, правила, системы верований и роли, которые играет каждый член семьи. Субъективные разногласия в понимании взаимоотношений в прошлом могут также подвергаться сомнению ("Моя мать всегда игнорировала меня" ).
Узнавание себя в зеркале семейных фотографий может в психотерапевтическом плане оказаться очень полезным и благоприятным открытием. Поэтому позитивная реакция на собственный образ всегда должна быть найдена и подчеркнута среди ряда сильно искаженных, негативных. Хотя использование фотографии вряд ли может привести к быстрому излечению и полному избавлению от симптомов, фотографии могут служить средством, по меньшей мере благоприятствующим общению между персоналом клиники и пациентами.

2-3 СЕМЕЙНОЕ КУКОЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ.

Обоснование.

Техника семейного кукольного интервью дает много возможностей для наблюдения видимых, равно как и скрытых путей, посредством которых члены семьи взаимодействуют друг с другом. Выбор кукол, конфликты, выраженные в фантазиях, обсуждение после спектакля, когда членов семьи просят дать свои свободные ассоциации по-поводу пьесы, изучение вопроса о том, какое отношение имеет разыгранная история к функционированию семьи - все это дает важные средства понимания существа внутрисемейных взаимоотношений.
Конфликт между персонажами драматизируемой истории отражает фантазии членов семьи, форма и содержание которых как правило вращаются вокруг одной или нескольких тем, что часто представляет собой символический ответ на подспудно присутствующий у психотерапевта вопрос семье: "Зачем вы пришли сюда?"

Процедура.

Процедура описана Бинг(Bing,1970) для использования в работе с ребенком или же со всей семьей.
В индивидуальной беседе ребенка просят выбрать определенное количество кукол, одевающихся на руку, из представленного ему набора, а затем, используя эти куклы, разыграть сказку так, как если бы она показывалась по телевизору. В то время как разыгрывается история, терапевт собирает свободные ассоциации к тому материалу, который содержится в пьесе, "интервьюируя" как кукол, так и кукловода. После "спектакля" психотерапевт беседует с ребенком по поводу сочиненной им истории и ее отношения к реальной жизненной ситуации.
Когда "кукольное интервью" проводится в рамках беседы с семьей, каждого ее члена сначала просят определить проблему так, как она видится с его точки зрения. Чаще всего, с согласия всей семьи, в качестве "проблемы" выступает один из ее членов - т.н. идентифицированный клиент. Дальнейший рост семьи по направлению к более функциональному состоянию заключается в том, что они должны взглянуть на себя как на систему взаимодействия, в которой каждый включен в деятельность каждого.
Объясняя процедуру проведения методики, терапевт просит семью немного поиграть и дает им корзину с игрушками. Семья рассматривает игрушки и выбирает те из них, которые кажутся наиболее привлекательными. Терапевт предупреждает семью о том, чтобы они не придавали большое значение формальному распределению ролей - им разрешается просто играть. В то время как члены семьи выбирают игрушки, терапевт наблюдает за их индивидуальным поведением, отмечая, какие именно игрушки выбираются, какие отвергаются и так далее. Иногда бывает так, что один из членов семьи выбирает игрушки для другого, как бы навязывая другому свой выбор, в то время как другие, кажется, ждут от близких подтверждений их выборов. Выбранные персонажи скорее всего отражают существенные моменты в жизни как самой личности, так и ее ближайшего окружения. То значение, которое имеет кукла для кукловода, может стать ясным непосредственно через взаимодействия и конфликты, представленные в истории, а также из хода обсуждения, которое будет иметь место сразу после представления. Во время этого обсуждения членов семьи попросят подумать над тем, каких кукол они выбрали и почему.
Когда куклы отложены и члены семьи возращаются в круг для обсуждения, их поощряют к тому, чтобы они давали ассоциации по поводу той истории, которую только что играли. Можно попросить, например, каждого члена семьи придумать название для истории, определить, в чем состоит ее главная тема, мораль, урок, который можно из нее извлечь, попытаться определить на месте какого из героев истории данный член семьи хотел бы оказаться больше всего и на месте какого - меньше всего. Членов семьи спрашивают также о том,в какой мере сыгранная история отражает реальную внутрисемейную ситуацию. После этого терапевт пытается помочь семье соединить сыгранную историю с теми вопросами, которые представляются значимыми для конфликтов, имеющих место в данной семье.

Пример.

Семья А. была выбрана для диагностического интервью на основе методики кукольного театра из-за того, что у родителей имела место тенденция интеллектуализировать и даже игнорировать свои чувства, особенно агрессивные. Семья молчаливо выслушала данные ей инструкции. Когда же были показаны куклы, Мистер А. попросил дополнительных пояснений: "Нам необходимо выбрать каких-то определенных кукол?"-спросил он. Когда же ему было сказано, что он может выбрать любые, какие ему нравятся, он тревожно обратился к терапевту со следующим вопросом: "Все это должно происходить без слов или как?"
В противоположность папиной тревожности, 12-ти летний Томми спокойно и методически пересмотрел игрушки и выбрал себе черта и скелета: "Я знаю, какая история у нас будет - Замок приведений - скелет и черт здесь очень даже пригодятся..." Его папа смеется: "О, неужели?"
Идентифицированный клиент, 10-летний Стефан, выбрал пирата с повязкой на глазу. Держа его на уровне своего лица он говорит: "Привет ребята, деньги на бочку!" и тихо смеется.
Мама выбрала двух пушистых игрушек, льва и собаку, и с отсутствующим взглядом, ожидая когда другие закончат отбор, потирает свое лицо мягкой игрушкой. "Лев, - говорит она, - совсем не злой, что же касается собаки, ... то она похожа на Джой, которая была у нас раньше, ее усыпили..." Когда мама говорит, слезы заволакивают ее глаза.
14-ти летняя Луиза лениво и вяло подошла к куклам и выбрала для себя королеву и ведьму, что, как позже оказалось, было связано с придуманной ею историей, в которой злая ведьма пытается убить снежную королеву из-за ревности к ее красоте - тема ревности и соперничества, как стало потом ясно, относилась к ее взаимоотношениям с матерью.
Папа выбирал последним - он остановился на двух женщинах и при этом подчеркнул, что они "добрые", не придираются к другим, у них заботливые глаза, бывает, что они шутят, но шутки у них милые, а вовсе не злые".
Несмотря на огромные усилия родителей, направленные на то, чтобы осуществлять контроль за характером развертываемого действия и не позволять никаким знакам конфликта проникнуть в разыгрываемую пьесу, детям удалось сыграть историю, полную гнева, борьбы и агрессивности, направленных как на других, так и на себя. За таким родительским отношением с очевидностью можно усмотреть страх агрессивности, попытки контролировать процесс представления, а также сам сценарий разыгрываемой пьесы.
Для последующего обсуждения были выбраны следующие вопросы:1.Есть ли у папы потребность в том, чтобы всегда "быть правым" и удовлетворять тех лиц, которые он отождествляет с властью? Считает ли он, что женщины обычно выделывают разные штучки и за ними нужен глаз да глаз? 2. Идентифицирует ли мама себя с Джой и видит своего мужа как льва, которого необходимо дрессировать? 3. Какова причина соперничества между мамой и дочерью? 4. Как конкретно в этой семье выражаются гнев, соревнование и конфликт, если им не позволяют выражаться свободно и открыто? 5. Какова причина столь сильной потребности у членов этой семьи в контроле и отмщении?

Использование

В клинической работе с детьми использование кукол может представлять ценность как в диагностическом, так и в терапевтическом плане, поскольку отсюда можно извлечь богатый символический материал, всегда присутствующий в спонтанной игре. Терапевт имеет возможность вмешиваться в пьесу непосредственно, через вопросы, или предлагая перенаправить действие для того, чтобы произвести изменения в семейной системе. Структурные терапевты используют эту технику как необходимую составную часть своей терапевтической стратегии. Семьи, которые неспособны преобразовать свои мысли и чувства в слова и в которых имеется тенденция манипуляции друг другом через интеллектуализацию могут использовать кукольное представление для безопасного снятия защит в процессе изучения внутрисемейной динамики. Эта методика в наибольшей степени подходит семьям с детьми от 5 до 12 лет, которым трудно прямо говорить с терапевтом о своих семейных проблемах.

2-4. ПОЭЗИЯ И ПЕСЕННАЯ ЛИРИКА В СУПРУЖУСКИХ ГРУППАХ

Объяснение

Поэзия всегда рассматривалась как путь к потаенным уголкам человеческой души, к той правде, которая лежит за житейскими фактами и повседневным опытом. Через сочинение собственных стихов или же посредством идентификации с творчеством того или иного поэта люди издавна искали смыслы своих жизней.
Поэтическая терапия имеет длинную историю. Последние варианты этой методики представляют собой ее адаптацию к работе с супружескими группами.
Поэзия дает возможность облегчить групповой процесс и сломать сопротивление супружеских пар, которые приходят к психотерапевту с неспособностью эффективно общаться друг с другом. Неэффективное общение является главным фактором нефункциональности супружеских взаимоотношений.
Мазза и Прескотт (Mazzа,Prescott,1981) описывают использование поэзии в качестве терапевтического инструмента, дающего возможность супружеской паре выразить себя уникальным и неугрожающим их ощущению безопасности путем, адекватно реализовывать способности к вербальному выражению эмоций, внести больше позитивных моментов во взаимодействие друг с другом, а также двигаться по направлению к более открытому и эффективному общению.

Процедура

Большая часть материала, представленного ниже, основана на методе, разработанном Мазза и Прескотт. Существует множество путей использования поэзии в работе с единичной супружеской парой,в супружеской группе, с семьей. Следующие приемы преимущественно направлены на работу с супружеской группой.
1. Стихотворение может быть прочитано группе психотерапевтом или членом группы, который затем просит группу об обратной связи, по отношению к стихотворению как целому, или же к какой-нибудь его строке или образу.
2. Группу могут попросить сочинить вместе стихотворение, причем каждый отдельный человек должен сочинить одну из его строк. Терапевту же необходимо определить тему или задать всей группе какое-то эмоциональное состояние, следя за тем, чтобы эта линия сохранялась бы во всем сочиняемом стихотворении.
3. Группу знакомят со стихотворением или песней. После этого супружеские пары просят разойтись по разным углам комнаты и сочинить поэтический текст длиной в две строки, отражающий то значение, которое, как они полагают, имеет для них данное стихотворение. Затем, когда группа соберется вновь, пары будут иметь возможность поделиться друг с другом этими, только что сочиненными ими, короткими стихами.
4. Поэтические образы и символы берутся непосредственно из диалога членов группы.
5. Клиентов просят принести на очередную сессию те стихотворения и песни, которые они считают полезными для разрешения собственных проблем.
Психотерапевт может прочитать группе стихотворение, просто сказав, что оно ему понравилось или же как-то связав содержание, а также образы поэтического произведения с тем диалогом, который имел место на сессии.

Примеры

Поэзия в качестве техники использовалась в краткосрочной супружеской группе, которая была создана для того, чтобы помочь супружеским парам, развить свои взаимоотношения в позитивном направлении. Цели группы состояли в стимуляции личностного роста как супружеских пар, так и составляющих их индивидов.
Главная тема первой сессии - необходимость установления адекватного пространства для супружеских взаимоотношений. Для того, чтобы адекватно обрисовать данную тему для группы и облегчить ее последующее обсуждение, психотерапевт использовала лирику Джона Денвера из его песни "В поисках пространства", которая оказалась очень полезной для сопоставления индивидуальных впечатлений членов группы по поводу предложенной темы и вместе с тем для обеспечения адекватных оснований для завершения работы группы.
Одна из супружеских пар принесла на очередное занятие песню Кэрола Кинга "Горькое вместе со сладким" для того, чтобы поделиться ее содержанием с группой. Эта пара была вместе уже в течении пяти лет и испытывала напряжения, связанные с двойственными ожиданиями относительно карьеры. Поэзия вызвала на группе живое обсуждение. Группа согласилась с тем, что выделение времени и пространства для каждого супруга является крайне необходимым для супружеских взаимоотношениях, в которых, признало большинство членов группы, существуют как горькие, так и сладкие стороны.
Тема ощущения целостности, возникшая непосредственно в групповой дискуссии, затем стала названием стихотворения, которое совместно сочиняла затем группа. Последующее чтение стихотворения способствовало сплоченности членов группы, которые реагировали на него как на знак того, что они все действительно в настоящий момент чувствуют. Все участники оказались в состоянии предложить такие образы и метафоры, которые послужили адекватными инструментами для самораскрытия.
Стихотворение Стефана Крейна "Что если я выброшу эту ветхую куртку" прочитано группе психотерапевтом в рамках работы с риском и тревожностью в новых обстоятельствах. Семьи сначала обсудили стихотворение, а затем создали на его основе куплеты, которые оказались особенно полезными как в принятии разнообразия взглядов, которые имеются у партнеров на разные стороны действительности, так и на сходство в их мышлении и чувствах, которое собственно и составляет основу супружеских взаимоотношений.
Песня Саймона и Гарфункеля "Звуки тишины" оказалась чрезвычайно полезной, когда пришлось иметь дело со многими невысказанными озабоченностями в данной группе. Этот выбор также обеспечил переход к темам, важным для завершения работы. Один из членов группы прочитал стихотворение Джильберто Джила "Здесь и теперь", которое напомнило всем участникам о важности отстранения от воспоминаний о прошлом, забот о будущем и обращения к тому, что существует здесь и теперь - к актуальной реальности.

Использование

Поэзия как посредник в психотерапевтическом процессе дает возможность обозначить те чувства, которые клиентам по тем или иным соображениям страшно, неудобно выражать в других формах. Как отправная точка в организации внутригруппового взаимодействия поэтическая терапия дает большие возможности психотерапевту для наблюдений специфических образцов поведения супружеских пар.
Клиенты, которые не склонны выражать свои мысли в словах могут испытывать существенные трудности с данной техникой. Временные параметры в использовании этой техники также очень существенны. Поэзия в состоянии помочь самому психотерапевту, может быть, даже больше, чем клиентам. Психотерапевт должен иметь про запас к очередной сессии несколько стихотворений, однако, в то же время, ему необходимо быть готовым отказаться от них, если они окажутся не соответствующими конкретным условиям и обсуждаемому на данной сессии содержанию.
И наконец, способность группы использовать поэтическое произведение для развития межличностных взаимоотношений должно быть решающей детерминантой в выборе поэзии в качестве посредника в психотерапевтическом процессе.

5. "ЕСЛИ БЫ Я БЫЛ"

Обоснование

Описанная здесь прожективная техника адаптирована для целей семейной терапии Эстер Кенигсберг в 1984 году и представляет собой игру, в основе которой лежит задача завершить незаконченные предложения. Члены семьи обозначают самих себя или друг друга теми или иными неодушевленными предметами - метафорами данного индивида, что помогает им сосредоточиться на чувствах, которые имеются у них по-поводу того, кем данный человек в действительности является или может быть в идеале. Это же раскрывает психотерапевту роль, которую, в представлении какого-то конкретного человека, он играет в своей семье и в обществе в целом. Семейный терапевт использует данную технику и для того, чтобы справиться с трудностями в работе с "невербальной" семьей или взять под контроль "заинтеллектуализированные" разговоры в семье.

Процедура

Техника "если бы я был" может быть использована самыми разными способами, чаще всего в качестве стремительно развивающейся игры. Психотерапевт начинает игру, читая первую часть предложения и обращаясь к семье с просьбой закончить его. После того, как все члены семьи справятся с заданием, психотерапевт предлагает следующее незаконченное предложение. Все это может быть проделано несколько раз с использованием в качестве метафор разнообразных неодушевленных предметов. Предложения создаются самим психотерапевтом, и делается это таким образом, чтобы включить в процесс метафоры, относящиеся к различным сенсорным и интеллектуальным модальностям. Предложения могут начинаться примерно так:
Если бы я ( он, она, наша семья ) был транспортным средством, я был бы...
Если бы я был штатом США, я был бы... Если бы я был фруктом, я был бы... Если бы я был цветом, я был бы... Если бы я был настроением, я был был бы... Если бы я был грехом, я был бы... Если бы я был инструментом, я был бы... Если бы я был животным, я был бы... Если бы я был известным литературным или историческим
персонажем, я был бы... Если бы я был запахом, я был бы... Если бы я был едой, я был бы...

Игра протекает быстро - члены семьи не должны иметь слишком много времени для обдумывания ответов. Предполагается, что игра будет записана на видеомагнитофон и затем воспроизведена в присутствии семьи, которая каким-то образом сможет отреагировать на происшедшее, а также прокомментировать предложения, составленные их ближними.
Клиентов можно попросить также дать характеристику их выборов с помощью подходящих для этого прилагательных. Например - бледный голубой цвет, прижимчивый плюшевый мишка, большой железнодорожный вагон. Их можно еще спросить, какой смысл конкретная метафора имеет для них. "Жеребец гордый, сильный и быстрый. Он лидирует в стаде и защищает его".

Пример

Мистер и миссис О. начали психотерапию несколько месяцев назад после того, как родился их первый ребенок. Оба чувствовали себя встревоженными и напряженными. После второй сессии психотерапевт отметила для себя, что супружеская пара совсем не говорит о чувствах, а вкладывает всю свою энергию в перечисление бесконечных деталей в споре друг с другом. Психотерапевт кратко объяснила условия игры, дав супругам инструкцию завершить предложения.
Психотерапевт: Если бы я был цветом, я был бы... Мистер О: Я был бы голубым.... Миссис О: Я была бы бледно-желтой... Психотерапевт: Если бы я был автомобилем, я был бы... Миссис О: Я была бы четырехдверным Фордом. Мистер О: Я был бы ...микроавтобусом?... Психотерапевт: Если бы я был животным, я был бы... Мистер О: Я был бы почтовым голубем. Миссис О: Я была бы щенком. Психотерапевт: Не могли бы вы сейчас отреагировать на выборы
друг друга. Мистер О: Мне пришлось по вкусу, что ты сказала бледно-желтый.
Именно это в тебе мне очень нравится. Что-то очень особенное, хотя и приглушенное. Но я бы ни в коем случае не стал изображать тебя в качестве Форда. Ты больше похожа на новые Фольксвагены с откидывающимся верхом, практичные и спортивные.
Миссис О: Я очень удивилась по-поводу того, что ты сказал. Представляю себе, что бы ты придумал по моему поводу? "Обветшалый, но надежный". Непривлекательный человек, с которым ты застрял, и надолго. Почтовый голубь! Так ты видишь себя почтовым голубем?!
Мистер О: Понимаешь, я выхожу для исполнения моей "миссии" каждый день и ежедневно возвращаюсь в свое гнездо, к моему очень теплому и очень сексуальному щеночку. И мне это очень нравится. Жаль только, что щеночек бывает слишком придирчив и раздражителен.

Игра помогла психотерапевту способствовать началу открытого диалога между Мистером и Миссис О. Оба были ободрены теми теплыми словами, которыми они отреагировали на высказывания друг друга. В частности, миссис О, которая испытывала негативные чувства по отношению к себе после рождения ребенка, как физически, так и эмоционально, была ободрена словами мужа. Она пришла в восторг от того, что ее муж видит ее особенной и привлекательной. Затем супружеская пара обсудила сходства ( обоим нравятся бледные цвета ) и различия ( Миссис О. чувствовала себя отвергнутой, чувствовала себя так, как будто ее муж устал от нее ) в их взглядах, а также сильные и слабые стороны союза между ними, трудности, возникающие в совместных беседах по-поводу опасений друг друга. Еще они обсудили желание обоих иметь "совершенный" брак и их взаимно поддерживаемый страх любых конфликтов. Игра помогла супругам понять, что большая часть их раздражительности имеет своим источником недостатки в общении. Каждый был не уверен в том, что думает другой и приписывал другому негативные мысли по своему поводу. Психотерапевту пришлось также поработать с их неспособностью произвольно говорить друг другу комплименты. "Игра" дала им также возможность косвенно похвалить друг друга. Когда барьеры были разрушены и чувства освобождены, психотерапевт получил возможность построить основу позитивной структуры их взаимоотношений, помочь установить более продуктивные пути внутрисемейного взаимодействия.
Вариация данной техники - попросить членов семьи закончить предложения друг за друга. Таким образом можно понять, как они воспринимают друг друга, насколько подлинны при этом их образы.
Значение выборов данного индивида или суждений о нем могут быть сведены воедино, и так может быть получен интересный профиль данного человека, а также как он воспринимается другими.

Метафора Выбор Значение выбора ________________________________________________________________ Животное Жеребец Гордый, сильный лидер,
защищающий слабых
Цвет Красный Сильный, агрессивный

Географическая Океан Большой и глубокий, создающий категория волны, размывающий берега

Орудие Нож Острый, режущий, опасный, может быть полезен

Знаменитый человек Наполеон Диктатор, очень умный, много чего
построил
Психотерапевт может закончить игру следующим рефлексивным утверждением: "По всему видно, что вы думаете о себе как о сильном, агрессивном, разумном человеке, способном к творчеству".

Использование

Упражнение особенно полезно, когда у данной семьи имеются трудности в самораскрытии. Использование неодушевленных предметов для изображения чувств (как позитивных, так и негативных) по отношению к себе и другим довольно безопасно. Поскольку каждый конкретный образ может интерпретироваться самыми разными способами умный психотерапевт будет использовать символы для того, чтобы переформулировать определенные ситуации в позитивном ключе.
Техника может использоваться множеством разнообразнейших путей, пределы ее применения = пределы воображения психотерапевта. Кроме всего прочего ее можно использовать также и в качестве домашнего задания.
Изучая межличностное взаимодействие внутри конкретной семьи, психотерапевт может взглянуть на "предметы" каждого человека в их отношении к предметам других членов семьи. Каково быть рыбой в семье, сплошь состоящей из наземных животных? Каково одному из членов семьи быть громадной дыней, а другим - маленькими фруктами - орехами, виноградом, клубникой? Должны ли в этой семье все быть похожими друг на друга (например, все - спортивные машины)? Многие стороны внутрисемейной динамики могут проявиться с большей вероятостью во время выполнения данной техники, чем в ходе стандартного психотерапевтического опроса.
Психотерапевты с различными теоретическими ориентациями могут толькл выиграть, применяя технику "Если бы я был", хотя ее конкретное применение зависит от этих ориентаций.

2-6 СОЗДАНИЕ АНАЛОГИЧНЫХ СИТУАЦИЙ

Объяснение

Использование метафорических интервенций может помочь клиентам (семьям и индивидам) более четко очертить свою проблему, а затем и решить ее. Метафоры являются эффективными способами обсуждения живого человеческого опыта и могут символизировать конкретные коммуникативные или поведенческие паттерны, предлагая такое их описание, которое отражает совсем другое явление, имеющее место в иной системе внутригруппового взаимодействия. Через аналогии позитивные поведенческие изменения могут осуществляться спонтанно и в соответствии с общими целями терапевтического процесса.
Техники, основанные на метафорах, были предложены в школе стратегической семейной терапии, в частности в работах - Хейли(Haley,1973, 1976), Вацлавика, Викленда и Фиша (Watzlawick, Weakland, Fisch, 1974) и Эриксона (Zeig,1980). Аугустус Напиер и Карл Витакер ( Napier, Whitaker,1978) которые работали в рамках символического подхода к семейной терапии, основанного на личностном опыте, использовали метафоры для того, чтобы эффективно войти в семейную систему и в игровой форме "отщепить" от нее стойкие дисфункциональные паттерны.

Процедура

Как только психотерапевт со всей ясностью понимает трудности семьи, она может выбрать для беседы ситуации или деятельности, которые отражают проблемные области в данной семье и в то же время относительно свободны от груза излишней тревожности. Например, в семье, члены которой находятся в ситуации непрекращающейся войны, может оказаться полезным обсуждение переговоров между предпринимателями и профсоюзами или же темы предотвращения ядерной войны. Уход за садом может служить хорошей аналогией воспитанию детей. Тема обучения домашних животных новым навыкам может пригодится при такой ситуации в супружеских взаимоотношениях, когда один партнер имеет намерение изменить другого на свой лад.
Совсем в другом ключе метафоры могут использоваться для драматизации симптомов. Например, человек, который постоянно жалуется может быть назван "принцессой на горошине", а семья, которая всегда оглядывается назад, направлена в прошлое - "Женой Лота".
Причем психотерапевт никогда не объясняет метафору в связи с острой для данной семьи проблемной областью. Сообщения здесь обычно носят недирективный характер.

Пример

Супружеская пара обратилась к семейному терапевту по поводу сексуальных конфликтов. Жене казалось, что муж не обращает внимание на ее потребности. У нее также сложилось впечатление, что ее игнорировали и она была не удовлетворена теми сексуальными техниками, которые применял ее муж. Терапевт выбрала аналогичную ситуацию, в которой супружеская пара могла оказаться вместе и которая включала бы в себя процесс в той или иной мере отражающий сексуальную активность, но вместе с тем являлась более легкой для обсуждения. Пример Эриксона, когда с семьей говорили о совместном принятии пищи - превосходный для данного случая. В ходе обсуждения терапевт может спросить, случается ли когда-нибудь, что супружеская пара принимает пищу в отсутствии детей, когда за столом едят только супруги. Она может также коснуться вопроса о том, сколь разнообразны различия в пищевом поведении между людьми. Иные медленно раскачиваются, начиная с закусок и засиживаясь перед тарелкой с супом, тогда как другие сразу же едят мясо с картошкой. Он также может сказать что-то вроде того "как гармонично некоторые мужья могут дополнять своих жен за обеденным столом". Если супруги начнут связывать "обеденную тему" с сексуальными отношениями, Эриксон тут же обратится к другому предмету, а затем снова вернется к этой аналогии. Цель здесь - бессознательное связывание этих явлений - конфликтов в отношениях между супругами и кулинарной темы. Затем Эриксон может дать им домашнее задание пообедать вместе, причем так, чтобы каждый получал от этого удовольствие и стимулировал аппетит другого. С большой вероятностью после этогоони будут получать удовлетворение не только от обеда, но и от сексуальных отношений.
Выражение "Это типично американское также, как и яблочный пирог" может служить неплохой аналогией для /КАТЯ! ЭТОТ ПРИМЕР ?????????????????????????????????????????????????????????????????????? Рул(Rule,1983) описывает большое количество использований этой метафоры. Отдельные элементы пирога вносят вклад в целое?????????????ОПЯТЬ НЕ ПОНЯТНО/
Вопросы, которые, как считает Рул, могут способствовать разрешению проблемы, примерно следующие:
"Какие составные части пирога дожны быть изменены для того, чтобы он понравился всем в семье?"
"Чего не хватает в этом пироге?" "Чья ответственность в том, чтобы пирог не пригорел?" "Пусть пирог символизирует проблему, с которой пришла семья.
Кто получит больший кусок?"
Использование

Данная техника может служить в качестве терапевтической интервенции и предназначена для прокладывания новых путей для общения в семье и между партнерами по браку. Так как она недирективна по своей сути, вероятность, что она вызовет сопротивление или будет воспринята клиентами в качестве угрозы существующему "статусу кво" очень мала.
Другое использование метафоры - для общей оценки и углубления в суть ситуации в семье или в супружеской паре, которая сложилась к настоящему моменту. В видеофильме Минухина "Прирученный Изверг" Прирученный Изверг является метафорой внутрисемейных трудностей, когда каждый член семьи рассматривает другого как чудовище, которое не делает то, что он якобы должен делать.
Терапевтическое использование метафоры наиболее эффективно когда оно находится в соответствии с той модальностью ощущения, которая является в данной семье ведущей (т.е. визуальной, слуховой, кинестетической и т.д.). В приведенном выше примере планирование обеда и собственно совместное принятие пищи используется в качестве зрительного и кинестетического аналога метафоры для супружеской сексуальной дисфункциональности.

2-7 ЗАВЕРШЕНИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Объяснение

Данная техника является одновременно диагностическим и терапевтическим средством. Считается, что клиенты, сопротивляющиеся выражению своих чувств, будут более свободно делать это, завершая предложения с открытым концом. Такие предложения представляют собой неопределенные стимулы, поощряющие давать проекции, отражающие внутренний мир человека,специфику восприятия им событий, людей и внешней действительности. При этом более ясно открываются как сознательные, так и бессознательные психические особенности клиентов. Клиенты удивляются сами тем новым мыслям и чувствам, которые они открывают в себе, выполняя предложенные задания. Кроме того для них становятся очевидными трудности, которые имеются во взаимоотношениях в семье, сходства и различия личностных особенностей ее членов.
Клиницист может использовать любые основы предложений, соответствующих конкретному случаю и ему не нужны некие заранее данные стандартизированные формы.

Процедура.

Техника применяется психотерапевтом для большего понимания клиентами себя и улучшения взаимоотношений с окружающими. После того, как получено разрешение попробовать поиграть в нечто новенькое, психотерапевт сажает клиентов лицом к лицу. Гумина(Gumina,1980) предлагая следующую инструкцию:

Психотерапевт: Я вам дам ряд предложений с открытым концом. Конец предложения вы должны придумать сами. При этом можете делать все, что приходит вам в голову. Пожалуйста будьте как можно более свободными - вам разрешается говорить все, что заблагороссудится. Но ни в коем случае не интепретируйте работу друг друга. Только когда мы закончим всю серию, возможно будет обсуждение. Есть ли у вас какие-нибудь вопросы?

Среди типов основ предложений психотерапевт может использовать следующие:
Я должен ... Когда я сердит, я ... Я показаываю мою любовь тем, что.... Моя значимость состоит в том, что... Изменения в моем положении чреваты тем, что... Если бы я набрался смелости, я бы.... Если бы вы меня знали, вы бы ... Тот человек, которого я люблю должен... Моя мать(отец) должна... Мой кумир должен.... Для меня лучшее время - когда...

Интересные окончания, которые даются клиентами могут быть использованы для конструкции следующей основы. Например окончание "Я должна быть хорошей девочкой" может быть преобразовано в основу "Хорошая девочка должна...".

Пример

Следующий пример взят из работы Гумина (Gumina, 1980, pp.203-205).

Том(Т): ЕСЛИ БЫ Я НЕ БЫЛ ТАК СЕРДИТ, я бы тебя выслушал. Джоан(Д):ЕСЛИ БЫ Я НЕ БЫЛА ТАК СЕРДИТА, я бы на тебя не давила. Т: ЕСЛИ БЫ Я НЕ БЫЛ ТАК СЕРДИТ, я бы тебе больше нравился. Д: ЕСЛИ БЫ Я НЕ БЫЛА ТАК СЕРДИТА, мы могли бы вместе заняться
чем-то приятным. Т: ЕСЛИ БЫ Я НЕ БЫЛ ТАК СЕРДИТ, я был бы счастливее. Д: ОДНИМ ИЗ СПОСОБОВ КОТОРЫМИ Я ТЕБЯ НАКАЗЫВАЮ ЯВЛЯЕТСЯ моя
холодность. Т: ОДНИМ ИЗ СПОСОБОВ КОТОРЫМИ Я ТЕБЯ НАКАЗЫВАЮ ЯВЛЯЕТСЯ моя
сильная злость. Д: ОДНИМ ИЗ СПОСОБОВ КОТОРЫМИ Я ТЕБЯ НАКАЗЫВАЮ ЯВЛЯЕТСЯ отказ
от совместной деятельности с тобой. Т: ОДНИМ ИЗ СПОСОБОВ КОТОРЫМИ Я ТЕБЯ НАКАЗЫВАЮ ЯВЛЯЕТСЯ отказ
заниматься с тобой сексом. Д: ЕСЛИ БЫ Я ТЕБЕ ДОВЕРЯЛА, я бы проводила с тобой больше
времени. Т: ЕСЛИ БЫ Я ТЕБЕ ДОВЕРЯЛ, я не очень бы беспокоился о том,
что у тебя есть другой мужчина. Д: ЕСЛИ БЫ Я ТЕБЕ ДОВЕРЯЛА, я бы больше делилась с тобой
своими сокровенными мыслями. Т: ЕСЛИ БЫ Я ТЕБЕ ДОВЕРЯЛ, у меня бы была нормальная эрекция. Д: ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ СТОРОНА ТОГО, ЧТО У НАС НЕ БЫВАЕТ СЕКСА
ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО мне не надо притворяться. Т: ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ СТОРОНА ТОГО, ЧТО У НАС НЕ БЫВАЕТ СЕКСА
ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО у тебя не будет возможности сравнивать меня со свои любовником.
Д: ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ СТОРОНА ТОГО, ЧТО У НАС НЕ БЫВАЕТ СЕКСА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО я могу больше мастурбировать в одиночестве.
Т: ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ СТОРОНА ТОГО, ЧТО У НАС НЕ БЫВАЕТ СЕКСА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО ?????????НЕ ПОНЯТНО????
Д: ЕСЛИ БЫ МЫ БЫЛИ БЛИЖЕ ДРУГ К ДРУГУ, я бы смогла показать тебе как я о тебе забочусь.
Т: ЕСЛИ БЫ МЫ БЫЛИ БЛИЖЕ ДРУГ К ДРУГУ, я бы не стал продолжать наказывать тебя за ту измену.
Д: ЕСЛИ БЫ МЫ БЫЛИ БЛИЖЕ ДРУГ К ДРУГУ, мы бы смогли решить все наши проблемы.
Т: ЕСЛИ БЫ МЫ БЫЛИ БЛИЖЕ ДРУГ К ДРУГУ, я бы прекратил угрожать тебе разводом и мы бы уладили бы наши дела тихо-мирно.

(Многие другие предложения должны быть завершены до того?????НЕ ПОНЯТНО???????? в приведенных ниже примерах)

Д: Я НАЧИНАЮ ПОДОЗРЕВАТЬ, что нам нужно еще сделать очень много работы,
Т: Я НАЧИНАЮ ПОДОЗРЕВАТЬ, что если мы захотим, нам удастся сохранить наш брак.
Д: Я НАЧИНАЮ ПОДОЗРЕВАТЬ, что нам обоим следует измениться.
В этом примере клиенты, выполняя упражнения, более отчетливо поняли ожидания друг друга, свои собственные чувства и проблемы. Простое слушание себя и других может помочь увидеть реальные позитивные изменения внутрисемейных взаимоотношений. Клиенты действительно стали ближе и внимательнее друг к другу.

Использование

Данная техника может использоваться в супружеской, сексуальной и семейной терапии. Результатом ее применения может оказаться новое понимание и новое восприятие ситуации, которое в свою очередь может привести к появлению новых чувств по отношению к ней. Техника может быть использована для преодоления тупиков в общении, для прекращения силовых поединков между членами семьи или хотя бы для того, чтобы выйти за их жесткие пределы. Методика эффективна тогда, когда терапевт уже имеет какую-то информацию о семье - только тогда она будет в состоянии создавать адекватные "основы" предложений.
Данная методика может весьма успешно применяться и в работе с детьми.

2-8 ПРОЯСНЕНИЕ ЦЕННОСТЕЙ "МАМА ВСЕГДА ГОВОРИТ... ПАПА ВСЕГДА ГОВОРИТ...".

Объяснение

Данная техника заимствована из групповой психотерапии и адаптирована для семейной и супружеской терапии Джоном Линхардтом. Опросник заполняется всеми участниками психотерапевтического процесса. Методика выявляет ценности родителей и то, как дети воспринимают эти родительские ценности. Это похоже на выявление семейных сценариев в рамках трансактного анализа. С другой стороны, как и все техники по завершению неоконченных предложений, она является прожективной.
Определение, обсуждение и сравнение ценностей представляет собой средство, с помощью которого семья в состоянии лучше понять каждого из своих членов и себя самое как целое. Наблюдение за тем, насколько высказывания какого-то члена семьи соответствуют ценностям других тоже является очень поучительным. Поиск сходства, различий и взаимодополнений в ценностях помогает оценить семейную систему наилучшим способом. Когда ценности проясняются, наблюдаемое поведение может быть лучше понято, появляются новые возможности для преодоления непонимания.
Ценности показывают к чему мы стремимся, что мы хотим делать, учитывая наши ограниченные ресурсы времени и энергии - и таким образом являются очень важными для функционирования семьи. Они являются результатом отработки жизненного стиля в определенных условиях конкретной семейной системы. После того как индивидом приобретен достаточный субъективный опыт взаимодействия с реальной жизнью, развиваются определенные поведенческие образцы и специфическая картина мира. Одни вещи рассматриваются при этом как правильные, другие же - как ложные. У людей обычно всегда имеются ожидания того, что другие будут поддерживать их ценностные ориентации и верования, по крайней мере, до определенных пределов. Многие конфликты в семьях связаны с невозможностью соответсвовать этим ожиданиям и делать то, что другой человек считает "правильным". Ложные предположения о ценностях другого человека, поддержанные соответствующими действиями, являются также возможными источниками конфликтов.
Сам по себе симптом может оказаться связанным с семейными ценностями. Например, во многих дисфункциональных семьях можно найти следующую ценностную установку: хорошо заболеть для того, чтобы снизить напряжение, но в то же время не хорошо злиться.

Процедура

Детей просят заполнить опросник, следуя инструкциям. Если ребенок слишком мал для того, чтобы записывать ответы, психотерапевт может сделать это вместо него. Все родители заполняют опросник одновременно. Ценности, которые выражены каждым из родителей записываются и, вне зависимости от того, согласен ли с этим респондент или нет, сообщаются другим членам семьи.
После заполнения опросников происходит обсуждение, в ходе которого описанные ценности проясняются и более четко определяются. Семья изучает сходство, различия и взаимодополнительность их. При этом могут задаваться такие вопросы как:

"Какие ценности являются общими для всех вас?" "Все ли они равно значимы?" "Какие ценности не являются общими?" "Служат ли они причиной конфликтов?" "Какие ценности взаимодополняют друг друга?" "Наличие каких ценностей тебя удивило?"

Непонимание исправляется. При этом участники обсуждения могут утверждать, что именно их восприятие другого человека является правильным, а представление другого о его собственныых ценностях ложно. В этом случае психотерапевт может спросить первого человека: "Ты согласен с тем, как представляются твои взгляды другому?" Затем он спрашивает второго: ????? НЕ ПОНЯТНО????????????

Пример

Семья Р. обратилась за помощью по поводу отклоняющегося поведения их сына-подростка. В то время как подросток Том заполнял опросник, с родителями проводилась психотерапевтическая встреча. Когда Том вернулся в комнату, его родителям дали в руки опросник и попросили ответить вслух на каждый пункт ( Интересно, что Том написал почти точные формулировки ответов его родителей ). После того как каждый родитель отвечал на вопрос, зачитывался ответ Тома. Ниже приведен опросник с ответами Тома.

РЕАКЦИИ ТОМА НА ТО, ЧТО ВСЕГДА ГОВОРИТ МАМА... Большинство родителей не устают повторять своим детям одно и
тоже по многу раз. Ниже приведены 10 сфер жизненного опыта, и на каждую - незаконченное предложение, которое необходимо завершить. Пример: ДЕНЬГИ
Мама всегда говорит мне "Копи деньги на черный день". Папа всегда говорит "Получай удовольствие с помощью своих
денег". ( Заверши эти предложения с учетом того, что в данном случае
сказали бы твои родители. Затем обведи "А", если ты с ними согласен и "Д", если не согласен. Между прочим, как ты обратил внимание, мама и папа не всегда соглашаются друг с другом ).

ЭКОЛОГИЯ Мама всегда говорит "Хорошо используй то, чем ты владеешь". Папа всегда говорит "Хорошо используй то, чем ты владеешь".

СЕКС Мама всегда говорит"Ты еще слишком мал для этого". Папа всегда говорит "В твоем возрасте ты слишком мал для
этого, но...".
РЕЛИГИЯ Мама всегда говорит "Ты должен ходить по воскресеньям в
церковь". Папа всегда говорит "Ты должен ходить по воскресеньям в
церковь".
ОТДЫХ Мама всегда говорит "Ты должен всегда использовать свое время
с пользой". Папа всегда говорит "Почему бы тебе иногда не расслабиться и
не отдохнуть для разнообразия".
ПОЛИТИКА Мама всегда говорит "Сегодня политикой является буквально все
вокруг". Папа всегда говорит "?????????НЕ ПОНЯТНО???."

РАБОТА Мама всегда говорит "Я не думаю, что ты уже достаточно
взрослый для того, чтобы начать работать". Папа всегда говорит "Я не думаю, что ты уже достаточно
взрослый для того, чтобы начать работать".
СЕМЬЯ Мама всегда говорит "Мы должны больше проводить время
вместе, в семье". Папа всегда говорит "Мы должны больше проводить время вместе,
в семье".
ДРУГИЕ РАСЫ И СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ Мама всегда говорит "Ты не должен беспокоиться о других,
другие - не твоя забота". Папа всегда говорит "Ты должен стараться опередить других".

ОБРАЗ СЕБЯ Мама всегда говорит мне что "у тебя ко всему негативная
установка". Папа всегда говорит мне, что "я плохой слушатель".

БУДУЩЕЕ Мама всегда говорит, что "я в конце-концов стану врачом или
дантистом". Папа всегда говорит, что "я в конце-концов стану юристом,
инженером или специалистом по компьютерам".
Потом состоялось обсуждение, в фокусе которого оказались те пункты, по которым Том не согласился с родителями.
Родители были удивлены тем, что Том был в курсе того, что они обычно говорят, хотя его система ценностей и отличалась от родительской. Причем система ценностей Тома и его чувства были неизвестны родителям и никаких обсуждений существующих различий ранее не происходило.
Очевидно, что Том оказывался под влиянием родительских ценностей, когда они высказывались только одним родителем, и это влияние изменялось в зависимости от содержания обсуждаемых категорий (см., например, пункты "экология", "религия", "семья").
Том не согласен с тем профессиональным будущим, которое его родители планируют для него. Мама и папа не согласны друг с другом в том, должен ли Том заниматься чем-то полезным или отдыхать, таким образом посылая ему двойное противоречивое сообщение. Ценности родителей по отношению к политике показывают, что они чувствуют себя в этой области бессильными и отыгрывают это бессилие на своем сыне, надеясь, что более властная сторона, в данном случае психотерапевт, поможет им в совладании с сыном. Том чувствует себя более сильным и восстает. Он полагает, что уже вполне вырос для того, чтобы работать и самому выбрать себе профессию.
Дальнейшее изучение сходства и различий в ценностных позициях дало возможность семье улучшить их образцы взаимодействия друг с другом и пересмотреть некоторые из ценностей, которым они привержены.
В качестве варианта применения данной методики можно предложить семье подробно обсудить какой-нибудь единичный ответ. В это время психотерапевт внимательно следит за развертыванием группового процесса.

Использование

Методика используется для определения ценностей, существующих в данный момент в семье и того, как они систематически соотносятся друг с другом. Она может быть применена в работе как с супружескими парами, так и с семьями. Содержание ценностей оказывается очень информативным в понимании жизненного стиля семьи и симптома, по поводу которого она обращается за помощью. Так как ценности представляют собой важный элемент семейной системы, методика дает возможность психотерапевту понять и предсказать течение энергии в системе. Однако, выявленные ценности могут не соответствовать тем, которые члены семьи сознательно считают своими. Вместе с тем, то, что сообщается при заполнении опросника и то, что потом является предметом обсуждения, должно соотносится с реальной деятельностью членов семьи. Например, подростки могут на словах согласиться с идеалистическими ценностями своих родителей, однако действовать совсем не на их основе (в этом контексте важно рассмотрение техники "Сравнение ценностей", которая приведена ниже).

2-9 СРАВНЕНИЕ ЦЕННОСТЕЙ.

Объяснение

Техника основана на системном/интеракционистском подходе, предполагающем, что любые социальные взаимоотношения могут быть рассмотрены в целостной перспективе. Техника предполагает, что ценности и социальные роли являются неотъемлемой частью социально-психологического процесса и построена на восприятии и взаимных интерпретациях членов супружеской пары или семьи. Она выявляет ценности, влияющие на внутрисемейные взаимоотношения и дает возможность как психотерапевту, так и клиентам получить доступ к проблемам, сходствам, различиям и взаимодополняющим позициям, имеющимся в данной семье.

Процедура.

Флойд(Floyd,1982) описывает следующий подход в использовании данной техники.
Техника может быть применена, если как минимум два человека участвуют в процессе, причем каждому дается индивидуальное домашнее задание, которое затем обсуждается на следующей сессии.
Задание может вводится следующим образом:
Психотерапевт: Я собираюсь дать вам задание, в котором речь идет о ценностях. Когда вы будете думать о ценностях, пусть вам в голову приходят вещи, явления и виды деятельностей, которые, с вашей точки зрения, наиболее значимы для вас. Каждый из вас должен приготовить два списка ценностей. Один список - ваши собственные ценности. Другой - ценности вашего партнера. Размещайте ценности в порядке их важности. Не существует никаких ограничений по содержанию ценностей. Не обсуждайте ваши списки до того, как мы соберемся на следующую встречу.

На следующей сессии клиентов просят прочитать составленные дома списки вслух, а психотерапевт записывает их на один лист бумаги для того, чтобы они были удобны для сравнения.
Пока участники сессии сравнивают представленные списки, психотерапевт может заняться обдумыванием следующих вопросов: возможный источник ценностей, противоречия между списками и внутри данного списка, различия в содержании списков, внимательность клиентов в знакомстве с ценностями другого и т.д.
Затем клиентов просят обсудить их впечатления от знакомства со списками. Вопросы, которые возникают при этом тоже обговариваются здесь же.

Пример

Список мужа.

Мои ценности: 1.Семья; 2.Работа; 3.Секс; 4. Бег; 5.Путешествия; 6.Друзья; 7.Чтение; 8.Познавать новое.

Ее ценности: 1.Уборка; 2.Семья; 4.Работа; 5.Религия; 6.Вечеринки; 7.Секс; 8.Покупки.

Список жены.

Мои ценности: 1.Хорошее здоровье; 2.Счастье; 3.Семья; 4.Секс; 5.Друзья; 6.Учеба; 7.Работа; 8.Спорт; 9.Религия.

Его ценности: 1.Работа; 2.Деньги; 3.Спорт; 4.Быть любимым; 5.Семья. 6.Путешествия; 7.Секс; 8.Еда; 9.Друзья.

Вот вопросы, которые могут обсуждаться после знакомства клиентов с данными списками:
* Важность "семьи" для мужа не замечается женой.
* Ни один из супругов не отдает себе отчет в том, насколько высок рейтинг секса для другого.
* Уборка, вечеринки, покупки не упоминаются женой, но упоминаются мужем в качестве ценностей жены.
* То значение, которое жена придает религии гораздо меньше,
чем это представляется ее мужу. * У супругов много общих интересов - семья, образование, секс,
путешествия, спорт, друзья. * Время не является для супругов ценностью - время вообще и
время, проводимое друг с другом. * Соображения по поводу внимательности в оценке списков друг
друга. * Как восприятие ценностей другого связано с собственными
ценностями?
Использование

Эта техника может быть использована как в семейной, так и в супружеской терапии. Она может применяться в работе с семьей с любым количеством членов, а также для работы с расширенной семьей, включающей в себя несколько поколений. Вот некоторые наиболее продуктивные области использования данной техники: помощь членам семьи в эффективном общении друг с другом, прояснение подозрений по поводу того, что кто-то кого-то не ценит, кто-то кем-то манипулирует. Техника может быть применена на первых же встречах с семьей, когда у членов семьи есть ощущение, что во взаимоотношениях между ними нет порядка или же какие-то члены семьи страдают от депрессии и безразличного отношения к жизни.
Техника дает информацию об индивидах, членах семьи, но также и о целой семье как социально-психологической системе - о внутрисемейных взаимоотношениях. Она обеспечивает психотерапевта средствами диагностики межличностного восприятия, общения и степени сбалансированности семейной системы.

2-10 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СНОВ В СЕМЕЙНОЙ ТЕРАПИИ

Объяснение

Родители и "значимые другие" формируют характер растущего ребенка, влияют на его интеллектуальное и эмоциональное развитие. "Значимые другие" составляют неотъемлемую часть наших снов. Изучение материала сновидений позволяет понять специфику дисфункционального взаимодействия между членами семьи и делает возможным изменение структуры этого взаимодействия. Бинум(Bynum,1980 ) описал, как сновидения могут быть использованы в системном подходе. Ниже приводится материал, взятый непосредственно из его работы.
Данная техника ориентирована скорее на динамические аспекты внутрисемейных взаимоотношений, чем на их содержание. Она сфокусирована на формах и стилях взаимоотношений, а не на специфических символических значениях, лежащих за ними. Каждый член семьи имеет свое собственное представление о значимых для него событиях, происходящих в ней и его сновидения отражают особенный, только ему присущий, взгляд на семейный конфликт. Психотерапевт может рассматривать членов семьи как индивидов, соприкасающихся с бессознательным внутренним миром друг друга, хотя в каждой конкретной ситуации это может быть вовсе неочевидно.
Таким образом, с помощью работы со сновидениями неудачные варианты решения проблемы могут быть переструктуированы, что открывает новые возможности для семьи терапии.

Процедура

Членов семьи просят вести дневниковые записи своих сновидений, так как они могут обеспечить богатый клинический материал для использования на сессиях. Существуют различные подходы в применении снов в семейной терапии.
Первый подход заключается в сравнении интерпретаций сновидения каждого отдельного члена семьи со всеми остальными. Причем сновидения идентифицированых клиентов не обсуждаются на начальных сессиях, так как это может способствать непродуктивным фиксациям на его патологических симптомах. Позднее терапевту гораздо легче будет дать понять семье, что нет необходимости отводить идентифицированному клиенту "роль больного". Наряду со сновидениями возможно также использование членами семьи свободных ассоциаций, сходство которых может продемонстрировать степень запутанности субсистем в данной семейной системе.
Следующий подход заключается в том, что всех членов семьи просят определить, какое значение имеет для них тот или иной сон, имея ввиду, что это - их собственная рефлексия, и она может не совпадать с тем, как осмысливает собственный сон его обладатель. Данный подход обеспечивает благоприятную возможность для каждого члена семьи различения себя в семейной системе посредством исследования своих собственных идей и ассоциаций, а также способствует развитию исследовательского и выразительного поведения клиентов.
Третий подход состоит в том, что члены семьи рассказывают друг другу о каких-то снах, не обязательно своих собственных, и интенсивно работают над их значениями и смыслами. Это дает терапевту возможность получить рабочие гипотезы о различных аспектах семейной коммуникации и обеспечивает данные для переструктурирования семейных отношенией.

Примеры

В одной семье клиент рассказывал о повторяющихся снах, в которых он убегает в спальню матери после ссоры с отцом. Оказалось, что клиент регулярно конфликтует - с отцом по поводу денег и с матерью, которая постоянно вторгается в его личную жизнь. Сон отразил созависимость отношенией между родителями и сыном и позволил предположить существование внутрисемейного треугольника, где сын стоит между родителями, при этом на нем фокусируется все родительское внимание.
Девочке-подростку время от времени снился сон о том, как она убегает от родителей на их машине. Как только машина трогается с места, отец бежит за ней, но каждый раз, когда он приближается, машина начинает ехать быстрее и быстрее - наконец, врезается в телефонную будку и девочка разбивается насмерть.
Темы отделения и автономии сочетались здесь с ярко выраженной тревожностью. Как оказалось, источником многих конфликтов были взаимоотношения девочки с ее молодым человеком. Кроме того, она постоянно чувствовала доминирование отца и восставала против него. Если ей долгое время приходилось быть далеко от дома, то она испытывала соматические проблемы и хотела "потерять себя в других мужчинах" .
Ее младшая сестра, тоже подросток, рассказала о сходных повторяющихся снах - какой-то огромный, "внушающий ужас" мужчина, пронзительно кричал на нее, на ее сестру и мать, буквально не давал им прохода, хотя и не убивал. Как оказалось, у отца был маниакально-депрессивный психоз, а мать была крайне религиозная, зависимая женщина. Все три клиентки жаловались на соматические судороги(спазмы), их мучали газы, головные боли и частые депрессии.
В следующем примере выявлены сильные неудовлетворенные потребности зависимости в детско-родительских отношениях. Мать идентифицированного клиента долгое время конфликтовала с детьми, которые выражали недовольство ее постоянной сверхвключенностью в отношения с ними. Всякий раз, когда один из детей попадал в проблемную ситуацию, дома или в школе, мать очень раздражалась и начинала обвинять самого ребенка.При этом она была очень строга со своими детьми. Ей часто снилось, что она находится на незнакомой темной улице и испытывает сильное смятение, потому что с ней никто не разговаривает и она не может найти дорогу домой.
Она чувствовала себя всеми брошеной и одинокой. В другом сне она будто-бы позволяла одному из своих детей идти в школу с каким-то странным типом, своей подругой и ее сыном. Мать не соглашалась с какой-то другой матерью, настаивая на том, что они должны догнать и поймать их. Амбивалентные чувства по отношению к возможному разводу с ее мужем были отражены в психологическом расколе (на " мать" и "другую мать"). "Странный тип" ассоциировался с отцом семьи, что указывало на то, что дистанция между супругами существовала с тех пор, как родились дети и усугубилась в последнее время, когда они выросли и стали относительно длительное время пребывать вне дома. Боязнь изменений и перераспределение власти в отношениях между супругами привели к симтомам у идентифицированного клиента, к тому, что ему пришлось стать "козлом отпущения" данной семьи. Во время психотерапевтических сессий мать была очень угнетена и депрессивна. Стало очевидно, что над супругами действительно висела угроза развода, хотя сами они этого не осознавали.
Один клиент рассказал на сессии ,что ему постояно снится, будто его новорожденный брат превратился в большую птицу и улетел. Казалось бы, что это сон,отражающий обычное соперничество братьев, однако, трудность состояла в том, что новорожденный брат ребенка внезапно умер, и клиент постоянно испытывал горе и чувство вины. Мать также испытывала чувство вины. Она рассказала, что ей снилось, как ее мать берет мертвого ребенка на руки и пытается оживить его. Горе и вина до встречи с психотерапевтом не выражались клиентом открыто, поэтому работа была построена именно на этих моментах.
Сны часто отражают наличие проблем в супружеских отношениях и то место, которое занимает идентифицированный клиент в семейной системе. Например, один подросток описал свои часто повторяющиеся сновидения, в которых его родители уходили из дома. Мальчик этого не хотел, кричал и плакал - тогда родители возвращались и оставались с ним. Когда же он прекращал плакать, родители вновь собирались уходить.

Использование

Сновидения обеспечивают важный ключевой материал, необходимый для понимания внутриличностной жизни клиентов, а также межличностной, и социальной жизни семьи. Сны могут быть использованы в исследовании следующих проблем: созависимость, разводы, психосоматика, супружеские конфликты, подавленные гнев, горе, чувство вины, переход семьи на новый цикл своего развития, ролевые ожидания, семейные альянсы, взаимоотношения между братьями и сестрами, "запутанность" семейных субсистем.

2-11 НАРИСУЙ СОН.

Объяснение

Открытая жестокость и споры в семье, особенно в том случае, когда ребенок оказывается вовлечен в конфликт родителей, скорее всего будут наносить вред ребенку. Испытываемый ребенком стресс может еще более обостриться в том случае, когда имеет место недостаток теплоты и любви к нему со стороны взрослых членов семьи, а также когда конфликты продолжаются в течение значительного периода времени.
Гораздо менее определена та роль, которую поведение ребенка может сыграть в уменьшении, поддержании или обострении родительского конфликта. Наблюдаемые у ребенка симптомы часто укрепляются вследствии того, что они играют центральную роль в преодолении, компенсации внутрисемейного конфликта.
Если идентифицированным пациентом является ребенок, терапевту часто оказывается сложно собрать информацию, которую члены семьи считают неважной или не относящейся к делу. Техника "Нарисуй сон", описанная Тонге (Tonge,1982), является прожективным средством, используемым для того, чтобы оценить уровень дистресса ребенка и его восприятие семейной проблемы. Ребенок воспринимает эту технику как игру, и это часто помогает ему расслабиться и установить хорошие отношения с психотерапевтом.

Процедура

Большая часть приводимого ниже материала была разработана и описана Тонге.
Психотерапевт рисует фигурку ребенка, лежащего в постели, и пририсовывает к нему большой мыльный пузырь - как на карикатурах. Затем терапевт объясняет, что этому ребенку снится кошмар и просит своего маленького пациента нарисовать этот сон. Если, например, ребенка зовут Билл, то терапевт говорит: "Это мальчик, которого зовут Билл - может быть, это даже ты, - и ему снится плохой сон. Не мог бы ты нарисовать мне этот сон". Связывание рисунка, изображающего дурной сон, с реальными жизненными событиями, такими, как ссоры родителей, может помочь ребенку понять смысл его огорчений и поведения. Такое понимание часто сразу же приносит облегчение.
Затем терапевт предлагает показать рисунок страшного сна родителям (с согласия ребенка), так как это может помочь им понять чувства и проблемы ребенка. Терапевт предоставляет ребенку возможность выбора, позволяя ему присутствовать при обсуждении рисунка с родителями. При этом анализируется взаимосвязь рисунка с семейными проблемами. Это обсуждение, в ходе которого ребенок рассматривается лишь как часть проблемы, может оказать очень существенное влияние на родителей, так как часто они не осознают своего участия в создании трудностей в жизни ребенка.
Сон ребенка может показаться странным и неожиданным, но эффект техники "нарисуй сон" обуславливается перенесением акцента проблемы - прочь от фокусировки обсуждения на симптоме идентифицированного пациента. Нарисованный ребенком сон служит переформулировке понимания того, что происходит в семье. Проблема заново определяется ребенком в конкретных понятиях, и ранее скрытое здесь становится явным. Эта переформулировка проблемы является еще более эффективной потому, что родителям предъявляется образ и интерпретации, созданные самим ребенком.
Ребенок ощущает определенную уверенность и безопасность, потому что это - только сон, однако ясность послания и образность рисунка ставит семью перед неизбежным новым пониманием своих конфликтов и необходимостью преодоления разнообразных ухищрений в избегании конфликтов.
Позволительно возразить, что терапевт, ставя себя в положение союзника ребенка, может тем самым преуменьшить роль родителей в семье. Этого можно избежать, если терапевт, выступая в качестве посредника, просто передает рисунок и послание ребенка родителям, подчеркивая, что это - послание их ребенка, обращенное к ним, его родителям. Таким образом терапевт помогает родителям взять на себя ответственность за использование данного послания.
Технику "Нарисуй сон" можно применять в любых формах психологической помощи семье, но особенно она полезна в тех случаях, когда идентифицированными клиентами здесь являются дети.

Пример

Следующий пример приводится Тонге. "Восьмилетний Маркус был направлен к врачу школой, так как он
проявлял все увеличивающуюся агрессивность к другим детям и непослушание учителям. Маркус и его родители были обижены этим направлением. Отец сказал, что Маркус дома застенчив и замкнут, часто не слушает того, что ему говорят, и это вызывало гнев отца" (Tonge,p.217). И не более того - родители не видели в поведении мальчика никаких особых проблем.
Терапевт нарисовал мыльный пузырь для изображения сна "и сказал, что на рисунке изображен мальчик Маркус (может быть, это даже он), которому снится плохой сон. Он немного поколебался, а потом начал рисовать дом, который разрушал "сердитый великан". Затем этот великан должен был уйти... Самой страшной частью сна для Маркуса был момент, когда великан хватал его и начинал трясти (Tonge,p.217).
Затем терапевт сказал Маркусу, что возможно, дома происходит что-то подобное тому, что он видел в этом сне и, может быть, его отец иногда похож на великана из сна. Маркус выглядел очень печальным. Он сказал, что между его родителями часто возникают "страшные ссоры", когда они "разбивают вещи", и что после одной из таких ссор его отец на несколько дней ушел из дома.
Терапевт предложил показать рисунок родителям Маркуса, так как это могло бы помочь им понять, что именно его беспокоило. Марк согласился и решил остаться в кабинете во время разговора терапевта с его родителями. Терапевт объяснил рисунок родителям, связав его с происходившими дома событиями.
Отец Маркуса положил свою руку на "плечо сына и признался, что за последние годы отношения в семье стали именно такими, какими их описал Маркус. Мать не могла справиться с ситуацией и была очень подавлена; она легко раздражалась и была эмоционально недоступна семье... Отец заявил, что не хочет, чтобы их семья распалась и попросил помощи" (Tonge, p.217).
Когда родители увидели нарисованный их ребенком образ его страшного сна, это стало для них ясным свидетельством того, как конфликт между ними влияет на всю семью. Такого рода опыт родители не могли так просто игнорировать, и поэтому, он побудил их к переменам.

Применение

Использование техники "Нарисуй сон" позволяет получить с помощью ребенка картину того, что на самом деле происходит в семье, а последующее обсуждение этого с родителями может повлечь за собой позитивные изменения в семейной системе. Обычно, прежде чем привести ребенка к врачу как пациента с определенными симптомами, родители используют все доступные им пути разрешения проблемы, направленные на изменение поведения ребенка в позитивном направлении. Обращаясь к терапевту, они ожидают, что он также сосредоточит свое внимание на поведении ребенка и попытается изменить именно его. Используя технику "Нарисуй сон", терапевт получает возможность выйти за рамки рассмотрения проблемы с точки зрения перспективы "родитель-ребенок" и дает ребенку средство конкретного и наглядного выражения того, что на самом деле происходит в его внутреннем мире.

2-12. РОЛЬ СНОВИДЕНИЙ В СЕКСУАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ.

Обоснование

Интерпретация снов является ценной техникой, введенной в оборот психоаналитиками. Психоаналитически ориентированные сексуальные терапевты используют ее для выявления подсознательных факторов, ответственных за дисфункциональность в области половых взаимоотношений. Клинические исследования психоаналитиков убедительно показывают, что для успешности сексуальной терапии очень важно работать на основе изучения бессознательных феноменов - таких как неразрешенные конфликты, нарушений, связанные с переносом, и сопротивлением (Levay, Weissberg, 1979). Хотя в данном разделе материал дан преимущественно в контексте психоаналитической ориентации, т.е. так, как он описан в работе Левея и Вайсберга, сновидения могут быть использованы в русле самых различных теоретических моделей. Например, адлерианцы обращают внимание прежде всего на содержание сновидений, рассматривая сон в качестве попытки решения мучающей клиента проблемы. Гештальттерапевты рассматривают каждый элемент сна как отражающий одну из сторон личности, нуждающейся в интеграции.
Изучение психотерапевтом и самоисследование клиентами снов может помочь в понимании специфики сексуального взаимодействия между супругами. Левей и Вайсберг приводят случай из работы поведенчески ориентированного сексуального терапевта, которая, с их точки зрения, влияет на сны клиентов через создание конфликтов в их суперэго. В самой общей форме можно сказать, что задача психотерапевта состоит в обеспечении сексуального наслаждения, что вступают в прямой конфликт с функцией суперэго, ответственного за контроль над инстинктивными побуждениями. Активность сновидений также связана с этим конфликтом. Авторы утверждают, что интенсивные взаимоотношения, стимулируемые самим процессом терапии вместе с повысившейся сексуальной чувствительностью играют "активирующую физиологическую и психологическую роль по отношению к содержанию сновидений" (Levay, Weissberg, 1979, р.335). Сны "становятся живее, указывают на лежащие в их основе конфликты более открыто, а также получают более тесную связь с событиями предыдущего дня"(там же, р.335).
Левей и Вайсберг далее разделяют манифестируемое содержание сновидений на четыре типа: эротическое(??????? - далее в тексте никак не раскрывается - возможно опечатка и имеется ввиду эротическое как часть аффективного ????? -АШ), аффективное, когнитивное, ретроспективное, коммуникативное. Такое разделение с их точки зрения позволяет определить адекватные для данной пары методы сексуального возбуждения, а также области подавленных желаний супругов. Аффективные сны дают психотерапевту информацию об эмоциях гнева, страха, утраты, которые стимулируются сексуальными упражнениями, обычно задаваемыми в ходе терапии. Эти сны указывают также на развитие сопротивления и конфликта. Когнитивные сны выявляют подсознательную основу симптомов, представленных в сознании. "Ретроспективные сны приоткрывают корни сексуального конфликта. Коммуникативные сны показывают как материал детства клиента влияет на его сексуальное поведение в настоящем" (там же, р.335).

Процедура

Теория и процесс интерпретации сновидений слишком обширны для того, чтобы их можно было здесь кратко изложить. Вместе с тем, техника может с успехом применяться теми профессионалами, которые уже владеяют данным знанием и хотели бы применить его для целей семейной терапии.
Психотерапевт просит клиентов в деталях записывать свои сновидения сразу же после пробуждения от сна, последовавшего за занятиями сексом, особенно если во время этих занятий они выполняли те или иные указания психотерапевта. Психотерапевт предполагает, что сновидения должны обязательно быть, что само по себе стимулирует клиентов вспомнить то, что им снилось.
На следующей сессии психотерапевт предлагает супругам рассказать свои сны в присутствии партнера. Обоих затем просят дать ассоциации к своим сновидениям, учитывая события предыдущего дня и ожидания каких-то грядущих событий.
Сексуальный терапевт, полагают Левей и Вайсберг, использует материал сновидений несколько по-другому, чем общий психотерапевт. Взаимоотношения сексуального терапевта и клиента менее интенсивны. Оба супруга участвуют в сессии одновременно и внимание терапевта фокусируется на сексуальных и межличностных поведенческих изменениях. Сексуальный терапевт выявляет материал сновидений, соответствующие ассоциации клиентов, а также влияния на сны событий предыдущего дня. Как только необходимая информация выявлена, ставятся более специфические задачи. Терапевт постоянно держит в поле своего внимания связь сновидений с текущим этапом терапевтического процесса и дает клиенту только ту информацию, которая может быть понята им в данный момент. "Терапевт помогает клиентам переопределить или подавить материал сновидений, который чрезмерно возбуждает нежелательные для процесса терапии или супружеских взаимоотношений тревожность и сопротивление" (р.338). Сходства и различия в материале, представленном клиентами, помогает терапевту понять суть взаимоотношений между супругами и их скрытые потребности. "Использование интерпретации сновидений оказывается особенно полезным в работе с теми клиентами, которых не очень занимает психологическая проблематика и которые сексуально подавлены"(там же, р.338)

Пример

Левей и Вайсберг приводят следующий случай:

Мужчина-импотент женился на сексуально активной и чувствительной женщине. Оба осознавали, что у них есть сексуальные проблемы и что они могут их преодолеть. Жена имела за плечами историю сексуальных взаимоотношений с чрезвычайно неадекватными(????) мужчинами. Когда в ходе терапии муж оказался способным к достижению определенного уровня эрекции, жене удавалось избегать его приставаний,через ссылки на то, что она очень устала или больна. Он продолжал выказывать свои желания и проявлял заботу весьма ненавязчиво. В этом контексте муж сообщил на сессии о своих следующих снах:
Сон #1: Он и терапевт в гестаповских формах сопровождают его родителей, а также других людей в Освенцим.
Сон #2: Он принимает ванну с его матерью и происходит нечто, связанное с сексом.
Сон #3: Толстая женщина стоит перед туалетом. Он толкают ее голову в унитаз и хочет вступить с ней в половую связь - в этот момент клиент просыпается.
Эта серия снов иллюстрирует степень и глубину агрессии клиента по отношению к материнским женским фигурам, его злость и испытываемые им побуждения к деструктивному поведению во время секса, а также то, что для него трудно быть нежным и в то же время сексуально адекватным. Клиент был крайне озабочен тем, что за его агрессивные мысли рано или поздно придется платить.

Аналогичным образом были проинтерпретированы и сны жены. Оказалось, что отношения к сексу для обоих партнеров во многом реципрокны. Стало ясно, что избегание сексуального акта было по сути дела в интересах обоих партнеров. Затем супругам было предложено изучить источники их внутренних конфликтов и оказать помощь друг другу в их разрешении.

Использование

Техника может быть использована любым психотерапевтом, который получил подготовку в интерпретации сновидений. Цель метода - приоткрыть как подсознательные конфликты, так и манифестируемые попытки решить их в снах. Стимулируя супружескую пару включиться в сексуальную активность, видеть сны по этому поводу, а затем сообщать на сессии об этих снах, психотерапевт может получить непосредственный доступ в область дисфункциональных внутриличностных и межличностных сил и их скрытых смыслов. Анализ и интерпретация снов каждого из партнеров приоткрывает основу их реципрокного сексуального поведения - показывает как поведение одного из супругов усиливает поведение другого. Сны также используются для разрешения актуальных конфликтов между супругами. Психотерапевт может проанализировать как обладатель сновидений справляется с возникшей ситуацией и каким он видит ее исход.
Другой вариацией применения данной техники является просьба клиенту драматически проиграть его сны, приписав роли своему партнеру, психотерапевту, и если это необходимо, использовать различные предметы в комнате для того, чтобы представить других людей или объекты, содержащиеся в его сне. Это позволяет работать на сессии с материалом сновидений одновременно на эмоциональном и когнитивном уровнях. Через повторение данного проигрывания могут быть объяснены и проанализированы различные варианты решения внутрисемейных конфликтов (Gold,1983). (См. также другие техники сновидений, описанные в этой главе).

2-13. ФОРМИРУЮЩИЕ ОБРАЗЫ В СЕКСУАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ

Обоснование

Применение образов в качестве формирующего средства в сексуальной терапии предложено Нимс (Nims,1975). Формирование ("шайпинг") - техника, используемая бихевиористски-ориентированными психотерапевтами для обучения комплексным умениям и поведенческим образцам. Обучение требует поэтапного продвижения от уже приобретенных навыков к вновь приобретаемым. Образы входят в состав необходимых компонентов нормального сексуального функционирования. Сексуальные фантазии - типичная форма сексуальных образов. Если стимулировать возникновение у субъектов соответствующих образов, можно вызвать специфическую реакцию со стороны половых органов. Это работает как для женщин, так и для мужчин. Причем для мужчин оказываются более эффективными прямые сексуальные фантазии, в то время как женщины сообщают об образах связанных с музыкой, цветами, романтическими темами.
Так как образы являются важным фактором мастурбации, они используются в данной технике как для увеличения возбуждения, так и достижения оргазма при половом акте.

Процедура

Образы в сексуальной терапии предложил использовать Джон Маркис (1970). Он давал указания пациентам, испытывающим трудности с оргазмом при половом акте, мастурбировать. В точке оргазма при мастурбации пациенты (это оказалось эффективным в работе как с мужчинами, так и с женщинами) должны были сфокусироваться на образе полового члена, производящего движения во влагалище.
Затем пациентам давалась инструкция в течении полового акта вспоминать те образы, которые он использовал во время мастурбации и таким образом стимулировать оргазм уже в "боевой обстановке". Некоторым пациентам, зажатым в отношении секса, бывает трудно открыть собственные возбуждающие образы. Для того, чтобы помочь пациентам осознать свои фантазии в ходе мастурбации психотерапевт должен быть директивным. В частности она просит клиента записывать те образы, которые приходят ему в голову во время мастурбации. Вместе с тем директивность может привести к повышению тревожности у клиента, и в этом случае психотерапевт должен вести себя осторожно и адекватно возникшей ситуации.

Пример

27-летняя женщина испытывала оргазм во время мастурбации, используя классическую фантазию "bondage and discipline"(????). Эта пациентка обиделась на использованный терапевтом термин "садомазохический", который с ее точки зрения ассоциировался с "ненормальностью". Она сказала, "мне приятно, когда меня насилуют, но мне не нравится, что вы называете это болью". В ее фантазии она была насильно принуждена к занятиям групповым сексом несколькими грубыми мужчинами, а затем спасена одним сильным, но нежным представителем сильного пола, который прогнал остальных, взял ее на руки и признался в любви. Ее оргазм при мастурбации был запущен декларацией его любви, без каких либо специфических образов в критический момент (Nims,1975).

Женщину попросили сконцентрироваться на образе полового члена, производящего движения во влагалище в то время, как она достигает оргазма при мастурбации. Ей также была дана инструкция в течении полового акта следовать фантазии "bondage and discipline"(????). Через несколько недель пациентка начала испытывать оргазм при половом акте. Ее партнеру при этом предложено говорить в соответствующий момент "Я тебя люблю".

Использование

Данная процедура применяется в случаях с клиентами, которые в состоянии достичь оргазма при мастурбации, однако не могут достичь его при половом акте. Наиболее эффективно она может быть использована на ранних этапах терапии. Хотя в этом разделе техника "формирующие образы в сексуальной терапии" описана как индивидуальная, она с успехом применяется и в супружеской терапии. Психотерапевт может принять решение использовать сексуальные фантазии для прочищения каналов коммуникации между супругами и повышения степени осознания каждым потребностей другого.

2-14 ОБРАЗЫ: СОБЫТИЯ В РОДИТЕЛЬСКОЙ СЕМЬЕ

Объяснение

Образы помимо всего прочего используются в семейной терапии для того, чтобы отрефлексировать события, произошедшие с клиентами в детстве. Дети имеют тенденцию к упрощенному и искаженному пониманию родителей. Некоторые семейные системы могут закреплять эти искажения, проявляющиеся в развитии дисфункциональности внутрисемейных ролей в последующих поколениях. Причем искажения могут принимать самые различные формы, включать в себя глубокие ощущения боли, страха и оставленности. Они могут также чрезмерно идеализировать одного из родителей, с образом которого, как кажется клиентам, не мог бы соревноваться никто - ни супруг, ни ребенок.
Образы - это отнюдь не то же самое, что память. Образы встраиваются в субъективные представления о реальности данного индивида и отражают чувства, убеждения и цели, которые имеют происхождение в этих представлениях. Техники на основе образов часто в состоянии освободить сильные подавленные чувства, которые могут быть спрятаны под защитами клиентов, в свою очередь продуцирующих последующие искажения. Детские образы могут быть использованы профессионалами, работающими с семьями, для того, чтобы выявить внутрисемейные традиции, предпочтения, мифы, треугольники. Специалисты, работающие на основе когнитивных теорий, могут найти эти техники полезными для идентификации и интеграции глубинных верований и ценностей клиентов. Образы помогают клиентам придти к сути их проблемы, индивидуальные защиты здесь включаются в гораздо меньшей степени, чем при работе с другими техниками. Приведенные ниже материалы адаптированы из работы Моррисона (Morrison,1981, 52-56), включая пример и области использования.

Процедура

После того как психотерапевт и клиент договариваются поработать с образами, клиентов просят расслабиться и, если им так будет удобнее, даже прикрыть глаза. Затем их просят представить себя детьми в определенном возрасте, а затем вызвать образы своих родителей или же других членов семьи. В зависимости от того, какую задачу ставит перед собой на данном этапе психотерапевт, она может предложить клиентам представить себя в ситуации, когда с ними обращались несправедливо, когда они попадали в неприятное положение между двумя конфликтующими родителями, когда что-то вдруг явилось причиной их злости или чувства оставленности. В частности клиентов могут попросить вообразить себе сцену, где в качестве участника был бы родитель противоположного пола, а также описать его поведение и отношение к окружающему.
Тех клиентов, которые склонны рассматривать себя в качестве жертв, просят создать в своем воображении сцены счастливого времени - приятных мгновений, вечеринок, встреч, подарков, похвал,
развлечений, увлекательных приключений - для того, чтобы получить более сбалансированный взгляд на современную структуру семьи и внутрисемейные взаимоотношения.
Даже детей можно попросить вообразить себе сцены, где они присутствуют совсем маленькие. Клиенты могут делать это все вместе, одновременно и молча, а также записать то, что они увидели, а затем прочитать записанное группе, или же они могут сообщить о своем опыте другим участникам сессии, не записывая его предварительно. Данная техника может быть применена к любой семейной субсистеме.

Примеры

Примеры взяты из работ Моррисона (Morrison,1981). Супружеская пара обратилась за помощью по поводу трудностей,
испытываемых в браке. Среди называвшихся ими проблем были: депрессия, беспокойство и связанные с этим такие симптомы, как трудности в сфере интимных отношений, бессонница и неспособность выразить чувство гнева. В ходе терапии главное внимание уделялось их слабому уровню общения. После многих занятий наблюдались лишь крайне незначительные изменения к лучшему. Несмотря на то, что супруги научились более эффективному общению, они сталкивались с трудностями в применении на практике полученных навыков.Вследствие этого терапевт предложила провести индивидуальные встречи с каждым из супругов, на что они согласились.
Во время индивидуальных встреч пациентов попросили закрыть глаза и представить себе своего родителя противоположного пола. После создания ясного образа своего родителя каждого попросили представить себе своего супруга, как-бы стоящего рядом с этим родителем. Затем их попросили сравнить полученные образы этих двух человек, описав их общие черты и различия.
Один пациент обнаружил, что его мать и жена обладают многими сходными чертами. Мать, будучи человеком сильного, доминирующего характера, контролировала его и постоянно обвиняла. Этот образ помог ему понять свои чувства к жене и взять на себя ответственность за попытки изменить ее в бесплодных усилиях завоевать любовь своей матери. Поэтому он прекратил относиться к своей жене так, как будто она была его матерью. От этого кроме всего прочего выиграли его отношения с детьми.
Другая пациентка благодаря представленным образам обнаружила сходные черты между своим отцом и мужем, увидев, что они оба были людьми слабыми и пассивными. Ее отец никогда ясно не проявлял своей любви к ней. Она смогла признать, что доминировала над своим мужем, что по сути дела повторяло отношение ее матери к ее отцу. Образ матери помог жене уменьшить свою доминирующую роль, и она начали более позитивно относиться к мужу и детям.
После этих индивидуальных занятий по созданию образов как муж, так и жена смогли значительно изменить свое поведение в лучшую сторону, и семейная, а также супружеская терапия могла продолжаться гораздо более успешно.
Супруги были не в состоянии изменить свои отношения к лучшему до тех пор, пока жена не обнаружила, что помехой этому является созданный ею идеализированный образ ее умершего отца. Ожидания, которые она испытывала по отношению к своему мужу, были слишком нереалистичными. Во время занятия по созданию образа жену попросили представить себе обстоятельства смерти ее отца и его похороны. Этого оказалось достаточно, чтобы помочь ей избавиться от негативных чувств, связанных с идеализированным образом отца.

Использование

Образы,полученные в родительской семье могут быть использованы, когда:
1. Супруги не могут преодолеть свои трудности и дисфункциональные роли, даже когда они хорошо разбираются в ситуации, сложившейся в их браке.
2. Супруги испытывают трудности понимания чувств друг друга в ходе семейной терапии.
3. Супруги постоянно путают такие роли как мать-жена, муж-отец. 4. Сильные чувства не проявляются супругами, однако должны
быть выражены в ходе психотерапевтического процесса. 5. Супругам требуется понимание того, каким образом динамика
их чувств по отношению к собственным родителям влияет на их отношение друг к другу.
6. Супруги должны понять, как дети видят взаимоотношения между ними.
7. Когда надежды и упования одного или обоих супругов нуждаются в поддержке в ходе психотерапевтического процесса.
8. Когда супругам необходимо перестать обвинять друг друга вместо того, чтобы попытаться понять точку зрения другого.
9. Когда родителям необходимо понять суть конфликтов с детьми, которые имеют своим источником их конфликты с собственными родителями в детстве.
10. Когда имеет место пропасть между тем, что говорится и тем, что реально делается.
11. Когда есть необходимость помочь одному или нескольким членам семьи интегрировать свой ранний опыт в свою современную ситуацию и актуальное поведение.
12. Психотерапевт хочет использовать представления о прошлом для работы в ситуации "здесь и сейчас".

2-15 НАПРАВЛЯЮЩИЙ ОБРАЗ: ВНУТРЕННИЙ СОВЕТНИК

Объяснение

"Направляющий образ" представляет собой прожективную технику, выявляющую внутренние процессы, которые протекают вне нашего сознательного опыта. Информация, полученная на основе данной техники может быть использована различными путями. Во-первых, осознание индивидом тонких физиологических процессов, протекающих внутри его организма может оказаться полезной для диагностики. Во-вторых, воображение может быть усилено до таких пределов, что могло бы обеспечить специфические физиологические изменения, что в частности полезно для осуществления психотерапевтического процесса. В третьих, в когнитивной перспективе, неназванные неопредмеченные идеи и чувства могут быть в рамках данного подхода доведены до сознания, осмыслены.
Использоване позитивных образов для поддержки адекватного уровня здоровья являлось универсальным во многих традициях врачевания. Еще в начале века Эмиль Куэ, французский фармацевт, основал клинику, в центре которой было использование позитивных образов как метода достижения максимально возможного уровня здоровья. Куэ полагал, что представить себе позитивный результат гораздло более эффективно для изменения нефункционального состояния, чем заставлять себя что-то сделать. Если субъект представляет в своем воображении конечный пункт пути - например, достижение определенного уровня профессионализма или качества жизни, то его мышление неосознанно движется в этом же направлении, и нет необходимости преодолевать естественные внутренние препятствия изменениям. Это особенно важно в том случае, когда человек опасается каких-то негативных моментов, которые могут встретиться на его пути. Помочь человеку взглянуть на ситуацию в более позитивной перспективе может оказаться очень существенным для общего хода лечения. Сила позитивных утверждений засевает семена, которые направляют и психику и тело человека в направлении излечения.
Клиницисты экспериментировали с использованием многих психических образов, создавая такие техники как????? ... behavioral rehersal, dream-a-drama,??? гипноз и многие другие. "Внутренний Советник", техника популяризированная Ойл(Oyle,1976), а также Самуэльсом и Беннетом(Samuels,Bennet,1973) - одна из них. Взаимодействуя со своим "внутренним советником", человек учится учитывать важную информацию, содержащуюся в его бессознательном и чувствовать себя комфортно с такими частями своего Я, которые ранее были недоступны его сознанию.

Процедура

Техники на основе воображения чаще всего используются, когда клиент находится в состоянии релаксации. Достижение состояния релаксации является здесь первым шагом. Для этого существуют множество различных приемов: гипноз, медитация, аутогенная тренировка, воображение тихой, приятной и расслабляющей обстановки(например,отдых на безлюдном пляже), фокусировка внимания на дыхании или на таких фразах как: "я совершенно спокоен" - при этом посторонние мысли должны уйти из сознания и т.д. Адекватный образ побуждает тело к отдыху, сдерживает излишнюю мускульную активность и вербальное мышление, в то же время позволяя позитивному психическому настрою стать доминантным. Для тех немногих клиентов, для которых такое состояние является трудно достижимым, может оказаться полезным тренинг на основе биологической обратной связи. Как только состояние релаксации достигнуто, клиента просят создать в своем воображении картину идеального функционирования его тела и психики.
Один из терапевтических приемов здесь состоит в том, что выбирается картина, которая, как полагает психотерапевт, отражает конфликты и страхи клиентов, а также их стремления к каким-то изменениям. Она просит, чтобы клиент представил самого себя на этой картине и описал ее вслух. Затем психотерапевт выбирает какое-нибудь живое существо на представленной картине и просит клиента рассматривать это живое существо в качестве "внутреннего советника". После этого психотерапевт просит Внутреннего советника таким образом переопределить боль или проблему, чтобы это переопределение исходило от него, а не от клиента. Затем клиента просят вернуться к своему обычному состоянию из состояния релаксации.
Второй из возможных приемов может состоять в том, что клиента просят представить себе комнату, в которой, люди, каким-то образом связанные с его проблемой, ждут его для того, чтобы начать работу над ней работать. Задача же клиента состоит в том, чтобы сформулировать план этой деятельности, а затем войти в комнату и данный план осуществить. Затем он покидает эту комнату и направляется в своем воображении в другую комнату, в которой пребывает Очень Мудрое Существо, к тому же имеющее полную информацию о клиенте и его проблемах, а также о том, что происходило в той, другой комнате. Очень Мудрое Существо дает клиенту совет как ему поступить в его специфической ситуации.

Пример

Следующий пример взят из Вайш (Дж.Вайш, личное сообщение, 1985).
Роберта часто страдала по вечерам от мигреней и вследствие этого не могла заснуть. Терапевт исследует вместе с ней различные тяжелые, раздражающие мысли, которые приходят к ней в голову ночью, особенно те, которые связаны с критическим отношением к ней ее свекрови.
Терапевт решает помочь ей обратиться к Внутреннему советнику. Она просит клиентку расслабиться и представить себе спокойную, гармоничную картину. Роберте приходит в голову образ спокойного, безмятежного луга. Там есть маленький пруд с прозрачной водой. Воздух пахнет чистотой, и вокруг нет ничего отвлекающего внимание, никаких неприятных звуков.
Терапевт затем просит ее представить себе какое-то другое живое существо и дать ему имя.
Роберта: "Рядом со мной волк. Я только что его заметила. Он говорит, что его зовут волк Гэри".
Терапевт: "Спроси его, можно ли его погладить и согласен ли он быть твоим другом."
Роберта: "Он говорит, что можно и он будет моим другом, так как я его не боюсь. Единственное, что я должна делать, - это никогда не причинять ему боль и время от времени гладить его".
Терапевт: "Спроси у Гэри в знак вашей дружбы, не может ли он сейчас помочь тебе избавиться от этих ужасных мигреней".
Роберта: "Он говорит, что я должна выпить воды из этого пруда, и тогда моя голова станет ясной. Это старое лекарство, известное волкам".
Представив себе, что она отпила воды из пруда, Роберта слышит уверения волка, что теперь головные боли пройдут и уже этой ночью она сможет спокойно спать.
Роберта: "Боль прошла". На протяжении последующих недель было несколько ночей, когда
Роберта не испытывала головных болей. Она стала в большей степени осознавать, что вполне в состоянии их контролировать.
Во время другой встречи она спросила волка, как она может улучшить отношения со своей свекровью, которая во всем ее критикует. Гэри объяснил ей, что многие животные, которых он знает, начинают очень сердиться друг на друга, когда один из них пытается захватить территорию другого. Может быть, свекровь зла на нее из-за того, что принадлежавшая ей территория ее сына теперь перешла к Роберте, и поэтому она хочет наказать Роберту. Гэри предложил Роберте каким-то образом показать своей свекрови, что она по-прежнему занимает важное место в жизни сына и что Роберта не будет пытаться занять это место.
Отношения Роберты со свекровью и мужем стали улучшаться по мере того, как она стала позволять своему мужу проводить больше времени с матерью.

Использование

Техника "Внутренний советник" может использоваться, если у клиента есть проблемы совладания со сложной ситуацией, или же ему трудно сделать выбор, составить план действий, хотя он и предпринимает отчаянные попытки в этом направлении, но попал в безвыходное положение - тупик. Техника может оказаться полезной для освобождения неиспользованной внутренней творческой энергии клиента.
В дополнении к этой, ориентированной на принятие решений стороне, техника "Внутренний Советник" поощряет саморефлексию, творчество жизни в широком смысле этого слова и доверие к собственным внутренним ресурсам клиента. Это относительно личностно безопасная техника, так как клиент может вообразить себе, что только не пожелает, без всякого давления со стороны психотерапевта. "Внутренний Советник" клиента может одновременно оказаться его "вторым Я" и данная техника дает возможность интегрировать это "второе Я" в рамках целостной индивидуальности клиента. Если же клиент является очень зависимым и рассматривает психотерапевта в качестве эксперта, данная техническая процедура позволяет произвести в процессе психотерапевтического взаимодействия переопределение позиции клиента как имеющего доступ к богатым "залежам" ресурсов.
Люди могут попасть в заложники своих собственных верований. Это может происходить не только на сознательном уровне, но и на бессознательном тоже. Таким образом, если не осознавая это, клиент представляет самого себя как безнадежную и беспомощную жертву эмоциональной или физической боли, для него важно осознать данную ситуацию и принять такую систему ценностей, которая способствовала бы излечению. Техника "Внутренний советник" может помочь человеку соприкоснуться с его подсознанием, подсказать ему насколько он усвоил новые позитивные верования, ожидания и привычки, в противовес старым - негативным.
Соприкосновение человека со своими внутренними ресурсами придает ему сил и знание того, что он на самом деле может, тем самым повышая его психологическую компетентность.
"Внутренний советник" может предложить пути, посредством которых человек может улучшить свои взаимоотношения с супругом, детьми, родителями, начальниками и подчиненными, произвести дифференцировку своего Я от Я других членов семьи и семейных проблем, излечиться от эмоциональных и коммуникативных отторжений, повысить самооценку.

2-16 СУПРУЖЕСКИЕ ОБРАЗЫ.

Объяснение

В данной технике изучается природа взаимоотношений между супругами. Через использование образов каждый из супругов идентифицирует и обсуждает ту "форму", которую он ощущает как адекватную характеристику другого супруга. С помощью супружеских образов можно подвергнуть изучению восприятие индивидом самого себя, его супруга, и их взаимодействие в недирективном и неагрессивном ключе. Психотерапевт же довольно быстро и без большого числа прямых вопросов может получить информацию о том что в действительности происходит с данной семьей. После того как образы представлены, они супругами отыгрываются. Это может "смягчить" трудную ситуацию, сложившуюся во взаимодействии партнеров. Через использование данной методики супружеская пара дает психотерапевту представление о специфике их взаимоотношений и психотерапевт может производить на этой основе адекватную интервенцию.
Эта техника похожа на "супружеские фантазии" и "супружескую хореографию", описание которых также имеется в данном руководстве.

Процедура

Психотерапевт начинает с просьбы закрыть глаза, обращенной к супружеской паре или парам, если речь идет о супружеской группе. Им говорится, что они должны представить себя в образах и сконцентрироваться на партнерских взаимоотношениях, а также на том, что составляет самые существенную характеристику другого. Кроме того клиенты должны представить себе эти характеристики, воображая себя в качестве каких-то существ, или даже неживых форм, тяжелых или легких, больших или маленьких, всем что может каким-то образом охарактеризовать суть их взаимоотношений. Они должны затем дать возможность своим мыслям свободно течь и попытаться не потерять те ассоциации, которые приходят в голову и которые отражали бы уникальность именно их супружеских взаимоотношений. При этом они не должны быть слишком критичными и не отбрасывать идеи, внезапно пришедшие им в голову, даже, если они считают их бессмысленными или слишком необычными. Потом клиенты изображают то, что пришло им в голову здесь и сейчас - прямо в терапевтическом кабинете. Психотерапевт дает инструкцию каждому партнеру использовать своего супруга/супругу для того, чтобы представить в физическом измерении, что он вообразил. После того, как супружеская пара проигрывает свои образы, сессия заканчивается без каких бы то ни было дополнительных комментариев. На следующей сессии психотерапевт концентрируется прежде всего на представлении супружеской пары как участников некого позитивного самоутверждающего кругового взаимодействия. Рассмотренные в этой перспективе, супружеские проблемы являются ничем иным как безуспешными попытками каждой стороны самостоятельно решить проблемы своих межличностных взаимоотношений. Затем психотерапевт пытается разрушить этот порочный круг, давая каждому партнеру задания, направленные на формирование альтернативных моделей партнерского поведения.

Пример

Лиза и Том участвовали в психотерапевтической группе для супружеских пар. Лиза показывает нам маленького ягненка. Том - это маленький ягненок, который спокойно пасется на пастбище. Лиза - это волк; он кружит на вершине холма невдалеке, пытаясь напасть на ягненка. Ягненок тихо смотрит на волка. Лиза поясняет, что волк знает, что с ягненком он далеко не уйдет и поэтому исчезает за холмами. Ягненок же продолжает пастись, он, как поясняет Лиза, защитил себя тем, что ничего не делал.
Том ставит Лизу с расставленными в стороны руками. Она - компас, а он - альпинист. Видимость плохая, но интуитивно он знает, в каком направлении ему нужно идти. Компас, напротив, всегда показывает совершенно противоположное направление. Том идет, как считает нужным, хотя и берет компас с собой. Иногда он на него смотрит, и тогда начинает сомневаться. Он думает, что с компасом что-то не в порядке, но вместе с тем он не уверен в этом. Он тащит Лизу по комнате и ее руки все время показывают направление, обратное тому, по которому он идет сам. Это означает, что он все время сомневается, колеблясь между собственной интуицией и показаниями компаса.
Далее на сессии терапевт говорит, что она собирается начать с изучения отношений Лизы и ее мужа, чтобы понять, какие задания должен будет каждый партнер выполнить дома. Эти задания будут затем использоваться для того, чтобы выявить, можно ли как-нибудь изменить поведение партнеров. Потом терапевт встречается с супругами раздельно. Она спрашивает Лизу, какие у нее трудности в сложившейся ситуации. Выяснилось, что Лиза отталкивает Тома, т.к. чувствует, что он прилипает к ней и его объятия слишком тесны. В качестве домашенего задания для нее был установлен психотерапевтом другой тип поведения. Она должна приготовить Тому хороший обед, пир со свечами, едой и вином. Она должна сделать это 3 раза до следующей сессии, не предупреждая его заранее, неожиданно. Если Том спросит, зачем она делает такие вещи, она должна пояснить, что так как они оба опасаются, что их супружество эмоционально разрушено, лучше перестать дуться и попытать, не мудрствуя лукаво, просто хорошо относиться друг к другу.
Затем терапевт говорит с Томом и устанавливает следующее: Тому кажется, что Лиза интересуется всем, кроме него и что Лиза хочет уйти от него. Для того, чтобы воспрепятствовать этому, он сосредотачивает свои силы на ней и на семье. Его собственная жизнь как бы отложена на полку. Домашним заданием для Тома было купить книжку по индийской философии и в шести разных ситуациях, когда Лиза рядом, брать ее и сидеть так, как будто он полностью в нее погрузился. При этом он не должен выказывать интерес ни к Лизе, ни к детям. Лишь через полчаса ему следует поделиться с Лизой глубокими истинами, только что открытыми им. Если же Лиза попытается сменить тему, он должен притвориться, что не заметил этого.
Супруги выполнили свои задания, но не полностью. В последующие несколько недель они продолжали выполнять эти и другие задания, пока не освоили их вполне хорошо. Когда супруги закончили терапию, они увидели, что существуют другие пути взаимодействия друг с другом, кроме обычно принятых во взаимоотношениях между ними. Через шесть месяцев терапевт имела удовольствие узнать, что они остались вместе и стараются и дальше совершенствовать свои супружеские отношения.

Использование

Эта техника очень важна в работе с супружескими парами. Психотерапевт и группа во время работы на основе этой техники должны быть в максимальной мере креативными и придумывать супругам задания, не ожидая встречной активности с их стороны. В дополнении рекомендуется работа также и на основе парадоксальных техник.
Техника вскрывает образы, которые существуют в супружеской паре, и составляют то, что Кейл(Саille,1982) называет "мифической моделью" супружеских взаимоотношений. Используя эту технику психотерапевт проникает в структуру двух различных фундаментальных взглядов на мир, например - Лизы и Тома, более глубоко понимает "правды", которые лежат за ними и помогает найти новые пути для супружеского взаимодействия.

2-17 ПУСТОЙ СТУЛ В СЕМЕЙНОЙ ТЕРАПИИ

Объяснение

Применение техники "пустой стул" впервые было осуществлено Ф.Перлзом в его книге "Гештальттерапия"(Perls, Hefferline,Goodman,1951). Цель данной техники состоит в помощи индивиду получить доступ к тем частям своего "Я", которые ранее не были интегрированы в целостную индивидуальность.
Лежащий в основе данной техники процесс основывается на предположении о том, что родительские ????????"internalized object relations"???? отыгрываются в их взаимоотношениях с собственными детьми. Переведенные во внутренний план трудности взаимоотношений у родителей проявляются в проблемах границ и контактов для всей семьи - таких как "козлы отпущения", "запутанный клубок", прожективная идентификация ребенка и т.д.. Эта техника дает также членам семьи возможность вести диалог со "значимыми другими", которые в данный момент не присутствуют на сессии.
В детстве мы переводим наш опыт коммуникаций со "значимыми другими" во внутренний план, интериоризируем его. В этом процессе интроекции мы становимся как-бы частью других людей. Причем мы переводим во внутренний план не просто объекты, но сам способ взаимодействия - всю полярную и противоречивую драму взаимоотношений с ближними. Мы сознательно идентифицируемся с одной стороной в диалоге, отвергая другие ("это не мое") части. ???"The cut-off, disowned"???, бессознательные аспекты диалога могут отыгрываться либо вовне, но чаще всего вовнутрь той же самой семьи, спроецировавшись на ребенка или родителя. Это в свою очередь ведет к различным сложностям в общении и часто к горьким чувствам и нерешенным проблемам внутрисемейных вщаимоотношений.
В работе с семьяи и супружескими парами цель состоит в поощрении индивида к получению обратной связи по-поводу тех чувств и убеждений, которые он проецирует на других членов семьи. Проекции ведут к искажениям реальности в системе. Больше того, семья организуется вокруг этих искажений. Путем интеграции этих чувств в отдельном "Я" можно добиться паттернов коммуникации, которые являются более реалистичными.

Процедура.

Бауэр (Bauer,1979) описывает технику "пустой стул" следующим образом. Психотерапевт провоцирует диалог между родителем и ребенком, якобы сидящем на пустом стуле. Он просит родителей разыграть диалог за обе стороны. Причем инструкция может быть примерно следующей: "На этом стуле, прямо напротив Вас, сидит Ваш ребенок. Пожалуйста сядьте на стул и говорите так, как бы это сделал Ваш ребенок. Скажите то, что Ваше чадо сказало бы Вам, если бы оно оказалось здесь?" После того как в таком положении сказано нечто важное, клиента просят пересесть на другой стул и ответить ребенку, теперь уже от себя. Такой процесс продолжается до тех пор, пока не происходит некоторая важная интеграция. При этом психотерапевт может давать следующие комментарии: "Если я вас правильно поняла, Вы хотели сказать, что очень злы и можете ударить этого человека?" Или же психотерапевт может принять роль "другого Я" клиента и очень кратко сказать о том, что клиент, по ее мнению, сейчас испытывает в действительности, наблюдая при этом реакцию клиента.
Говоря голосом ребенка, родитель приобретает вновь те части своего Я, которые оказались спроецированы на ребенка. В конце-концов фокус сдвигается от диалога взрослого и ребенка к внутреннему диалогу родителя или к диалогу между родителем и его собственным родителем, будто-бы сидящем на пустом стуле. Таким образом данный опыт переводится в историческую перспективу - в родительскую семью самого клиента.

Пример

Бауэр приводит такой пример. Когда миссис К. была ребенком, у нее с отцом были
садомозахические отношения. Она перевела во внутренний план, интернализировала драму жертвы и мучителя, и разыгрывает ее в своей теперешней жизни.
Миссис К. воспринимает своего сына, который сейчас достиг подросткового возраста, как мстительного и очень агрессивного, в то время как себя считает вполне хорошей, миролюбивой.
Терапевт: Миссис К., пожалуйста, представьте, что на этом стуле сидит Ваш сын. (Она кивает). Можете ли Вы ему сказать, что Вы про него думаете и что при этом чувствуете?
Миссис К.: Том, тебе на всех наплевать. Ты всегда хочешь сделать мне больно. Ты меня никогда не слушаешь, ругаешься на меня. Ты плохо учишься в школе. Ты - сплошное разочарование. Ты - просто большая беда.
Т.: А теперь, не могли бы Вы сесть на этот стул и дать голос Тому. Пусть он будет говорить с Вами, как будто Вы сидите на этом стуле (показывает на стул, который она покидает).
К.: Правильно, ты ненавидишь меня! Ты всегда хочешь, чтобы я делал вещи, которые я не хочу делать, и которые только ты считаешь правильными.
\Короткая пауза\. Т.: (за второе "я" Тома) Я борюсь с тобой, т.к. хочу сам
решить, что мне следует делать. Ты все время пытаешься управлять мной. Пожалуйста, подойдите к стулу мамы и поговорите с Томом.
К.: Ты заставляешь меня делать это, потому что ты всегда поступаешь неправильно.
Т.: Пожалуйста, возвратитесь на стул Тома и поговорите за Тома.
К.: (За Тома) Я никогда ничего не могу сделать такого, что показалось бы тебе правильным. (В сторону терапевта): примерно то же самое было у меня с моим отцом. Он все время критиковал меня и в его глазах я никогда не могла сделать чего-нибудь правильного. Это настолько бесило меня, что я хотела сделать обязательно что-то назло, но вместо этого я все время старалась угодить ему. Ничего не выходило.
Т.: Значит, как Ваш отец был зол и агрессивен по отношению к Вам, так и Вы злитесь и нападаете на своего сына; поэтому злится и он и доставляет Вам неприятности?
К.: Да, кажется, именно так. Я не осознавала раньше, что веду себя с собственным сыном совершенно также, как со мной вел себя мой отец.
Т.: Представьте, пожалуйста, что во втором кресле сидит Ваш отец и поговорите с ним.
* * * С началом "разговора" с агрессивным сыном с помощью пустого
стула, миссис К. признает наличие собственной агресии, а когда диалог перешел к спору между ее агрессивным "Я" и ее слабым, пассивным "Я", она еще глубже осознает свою агрессивность. Когда же миссис К. рассказывает про опыт своего бессилия против агрессивного отца, происходит важный сдвиг к семейному прошлому. Диалог между миссис К. и ее отцом добавляет новые подробности к этой теме. Только приняв свою собственную агрессию, она сможет конструктивно взаимодействовать со своим агрессивным ребенком.

Использование

Гештальтистская техника "пустой стул" представляет собой полезное средство для работы с проекцией. Прерывая процесс проекции эта техника помогает родителям вновь приобрести те части своего "Я", которые ранее были утеряны. Через переопределение ????"the disowned side of the dialogue"???, родитель в состоянии видеть ребенка и относится к нему без проекции его ???"disowned fantasy"???. Техника используется для перемещения фокуса внимания психотерапевта и клиентов с отношений между родителем и ребенком к внутреннему диалогу родителя. Таким образом клиент берет ответственность за ту часть сложностей в общении, за которую ответственен он сам и затем поощряется к экспериментированию с новыми поведенческими образцами - уже непосредственно в семье. То же самое может быть проделано с супругом или с ребенком.
В тех клинических ситуациях, в которых родитель совершает проекцию на ребенка, психотерапевт может ее приостановить, используя данную технику. Обычно рекомендуется раздельная работа родителей и детей над своими проекциями, так как такая психотерапевтическая работа может ослаблять межпоколенные границы. При этом важно присутствие супруга, который наблюдая работу партнера над своими внутренними диалогами, спроекцированными на него самого, снижает свои собственные проективные идентификации и в результате лучше понимает своего супруга.



Глава 3: СОЦИОМЕТРИЧЕСКИЕ ТЕХНИКИ

ВВЕДЕНИЕ

Социометричекие техники представляют собой методы для наблюдения, измерения и изменения социального взаимодействия. Взаимоотношения ролей и функций в контексте конкретной социальной системы является здесь главным объектом исследования. В социометрии предполагается наличие прямого взаимоотношения между структурой и функцией. Причем для изменения поведения необходимо переструктуировать соотношение ролей и функций в системе. Вместе с тем подчеркивается значение места каждого индивида в системе с точки зрения того, каковы результаты его деятельности и как они воспринимаются другими членами системы. Таким образом приоткрываются паттерны взаимодействия, его направленность и смысл. Внимание концентрируется на повторяющихся паттернах, а поведение выступает как доступное наблюдению, измерению и предсказанию его последствий,что характерно для любого научно-психологического подхода.
Социометрия может рассматриваться как психотехника и, одновременно, как метод диагностики. В той мере, в которой она используется для описания, социометрия должна следовать критериям, предъявляемым к любому научному инструментарию: необходимость согласия независимых наблюдателей, внутренней непротиворечивости, большой вероятности того, что эти же результаты могут быть получены повторно, если только не произойдет психотерапевтическая интервенция в систему.
Когда же социометрия используется для того, чтобы внести в семейную систему определенные изменения, она выступает как техника, хорошо пригодная для целей семейной и супружеской терапии, так как с ее помощью можно наглядно представить место каждого человека в системе, образцы взаимодействия членов семьи и те чувства, которые они испытывают по поводу всего этого.
В исторической перспективе Морено и его последователи (Moreno,1940, 1945, 1946, 1951,Moreno and others,1966) открыли возможности социометрических техник клиническим психологам, в частности, многие техники, включенные в такие подходы как психодрама, социограмма, скульптура. На этой основе социальные и клинические психологи изобрели много новых техник. Среди них:

1. Социограмма - метод описания предпочтений и выборов в ролевом взаимодействии.
2. Генограмма - метод описания истории семьи. 3. Экокарта - метод описания места данной семьи в расширенной
семейной системе и социальном сообществе, большое внимание уделяется тем ресурсам, внутренним и внешним которые доступны семье.
4. Семейное пространство - метод описания взаимоотношений пространства, места и эмоций в данной семейной системе.
5. Семейная скульптура - метод определения места индивида во внутрисемейной системе взаимоотношений - в сложившейся на данный момент времени ситуации или же идеально.
6. Игры - метафоры для проигрывания ролевого поведения в семье на основе ее какой-то совместной деятельности.
7. Ролевая карточная игра - метод определения ролевого поведения, которое ожидается от членов семьи и воспринимается другими членами этой семьи как адекватное.

Приверженцы различных психотерапевтических школ используют социометрию для получения данных и результатов, соответствующих той конкретной теории, которой они следуют. Например, психоаналитики обращают внимание на получение таких данных, как социальные влияния, модели проекции и идентификации, "неоконченное дело"(unfinished business) или травма в родительской семье, сублимация фрустрации, механизмы совладания и адаптации, ключи к бессознательному идентифицированного пациента.
Теоретики общения разбираются в хитросплетениях линий коммуникации, и дисфункциональных коммуникациях внутри семейной системы. Им интересно определение того, кто находится в центре коммуникативного процесса, кто является звездами в группе,???? blockers,supporters, questionairs, followers.,???? ведомыми и т.д.
Специалисты в области системной семейной терапии озабочены образцами и формами системы внутрисемейного взаимодействия, тем, как она организована с точки зрения распределения власти и принятия решений, границ, близости членов семьи и дистанции между ними, альянсов, сговоров, ролей, правил, сходства и взаимодополнительности членов семейной системы.
Психотерапевт может непосредственно представить эту информацию клиентам, повышая их уровень осознания и понимания ситуации. Она также может вмешаться и переформировать семейную структуру через руководство, вопросы, интерпретации и прямые предписания.

Социометрические техники предоставляют семейному терапевту много возможностей.

1. Они уводят психотерапевтический процесс от интеллектуального и эмоционального обсуждения к экспериментальному взаимодействию. Это увеличивает уровень активной вовлеченности каждого члена семьи, что в свою очередь повышает уровень спонтанности клиента и уменьшает его сопротивление, в основе которого лежит интеллектуальная сфера.

2. Они помещают настоящее, прошлое и предвидимое будущее в операциональную систему "здесь и сейчас". Мы можем вспомнить о прошлом, но мы не в состоянии его изменить. Мы можем предвидеть будущее, но мы не в состоянии жить в нем. Помещая все это в "здесь и теперь" и основываясь на своем личностном опыте, клиенты могут непосредственно взаимодействовать с прошлым и будущим, изменяя при этом свое восприятие, понимание ситуации и в конечном счете - поведение, в том числе и межличностное - в семье.

3. Они содержат в себе важные элементы личностной проекции и идентификации. Верования, чувства, установки поведенчески выражаются в межличностном взаимодействии и таким образом становятся доступными изучению и изменению.

4. Они рельефно представляют и драматизируют ролевое поведение. Члены семьи могут воочию наблюдать, что каждый из них делает, как его собственное поведение воспринимается другими, какие роли поддерживаются его семьей, а какие отвергаются.

5. Они бывают очень неожиданны для клиентов, не соответствуют тому как они себе представляют работу на психотерапевтической сессии и поэтому могут способствовать снятию сопротивления клиентов, с которым психотерапевту так или иначе приходится сталкиваться.

6. Они интересны. Эти техники безусловно привлекают внимание клиентов.

7. Они представляют собой своеобразную форму метакоммуникации. Реальность и мифология здесь соединяются воедино и новые сообщения формулируются, посылаются и принимаются без каких бы то ни было предварительных обсуждений. Например, когда семья занимается ваянием скульптуры и отца помещают вне семейного круга спиной к остальным членам семьи, то здесь присутствует множество мощных посланий для мужа, для жены, детей и для всей семьи как целого.

8. Они фокусируют внимание на социальной системе и процессе социального взаимодействия. Чувства изоляции и одиночества, которые возникают у идентифицированного пациента, у того, кто, по мнению семьи, "болен" подвергаются вызову по мере того, как семья как-бы смотрит на себя со стороны. Становится ясно, что если один член семьи не захочет следовать за другим, то этому другому вряд ли удастся быть лидером, или же, что одному невозможно быть беспомощным и при этом выжить, если другой не будет все делать за него и не возьмет под свой контроль их общую жизненную ситуацию. На основе социометрических техник можно наблюдать и изучить такие факторы как индивидуация, регуляция близости и дистанции, навыки разрешения конфликтов и т.д.

Социометрические техники, представленные в данном разделе - лишь небольшой срез - из числа доступных в литературе.

3-18 СЕМЕЙНАЯ СКУЛЬПТУРА

Объяснение

Данная техника представляет собой такую организацию людей и объектов, которая физически символизировала бы внутрисемейные взаимоотношения в данное время, определяя то, как видится место каждого индивида в семейной системе. Каждый член семьи должен создать свой живой портрет семьи, расставляя ближайших родственников согласно собственному взгляду на дистанцию между ними, на ту деятельность, которую они осуществляют по отношению друг к другу и на чувства, которые при этом испытывают. Таким образом опыт каждого воплощается и проецируется в живую картинку. Папп, Сильверштейн и Картер (Papp, Silverstеin, Carter, 1975) и Дал, Дал и Ватанабе (Duhl, Duhl, Watanabe, 1975) - среди тех стратегических терапевтов, которые широко применяли эту технику.
Одно из многих преимуществ "скульптуры" состоит в ее способности преодолеть чрезмерную завербализированность, заинтеллектуализованность, разнообразные защиты, проекции и обвинения, часто существующие в семейной системе, когда семье не дают взаимодействовать друг с другом обычными для них словесными намеками, а принуждают общаться на качественно-ином, более спонтанном уровне. Когда треугольники, альянсы и конфликты наглядно и символически изображены, тогда появляются различные возможности для взаимодействия на основе чувств в их тончайших оттенках. В этом отношении "скульптура" является довольно хорошим диагностическим средством.
Другим преимуществом "скульптуры" выступает тот объединяющий эффект, который она производит на семью, заставляет их думать о себе как о неком единстве в разнообразии, где важны и целое и каждый его элемент - самоценная человеческая личность. Невозможно изолировать любую данную субсистему внутрисемейного взаимодействия без учета тех последствий, которое это будет иметь для всей семьи. "Скульптура" не только объединяет семью, она еще подчеркивает индивидуальность каждого. Кроме того она требует от индивида, обобщить свой личностный опыт, осмыслить его, а затем и проинтерпретировать.
"Скульптура" также обеспечивает терапевта возможностью прямой интервенции в семейную систему. Структурный терапевт может при этом помочь членам семьи перераспределить их позиции в семье, способствуя таким образом созданию более приемлемых границ внутрисемейных субсистем. В этом контексте можно утверждать, что "скульптура" может использоваться для внесения позитивных изменений в семью, для того, чтобы она стала более функциональной.

Процедура

"Семейная скульптура" может оказаться уместной на любом этапе диагностики и терапии. Для ее проведения достаточно хотя бы трех или четырех человек, и некоторое количество легко передвигающейся мебели и предметов, которые могли бы использоваться в качестве заменителей отсутствующих на сессии членов семьи. "Скульптура" может изображать как семью в ее настоящем, так и прошлое семьи. В "скульптуру" может быть также включено и любое требуемое в терапевтических целях количество членов расширенной семьи.
Вводя клиентов в курс данной методики, психотерапевт объясняет, что "скульптура" полезна прежде всего для прочувствования того, что значит быть членом данной семьи. Иногда легче бывает это показать, чем рассказать. Каждый член семьи по очереди может показать его видение внутрисемейных взаимоотношений через изображение их в живой скульптуре - так, чтобы их позы и положения в пространстве отражали действия и чувства по отношению друг к другу.
Папп предлагает, чтобы скульптор обращался с членами семьи так, как будто они сделаны из глины. Скульптор ставит каждого в такую позицию, которая могла бы его невербально охарактеризовать. При этом психотерапевт занимает в семейной скульптуре место самого скульптура, как сам "зодчий" его видит. "Ваяние" продолжается до тех пор, пока скульптор не удовлетворится своим творением. Важно, чтобы другие члены семьи позволили скульптору свободно обращаться с собой как с "материалом", имея ввиду, что потом они поменяются с ним местами.
Когда каждый член семьи построит свою "реальную" семейную скульптуру, отражающую эмоциональную ситуацию в семье в данный момент времени, можно попросить построить скульптуру "идеальной семьи".
Психотерапевт имеет возможность вмешиваться в ваяние, предлагая свои варианты и непосредственно комментируя творческий процесс. К "идеальной" скульптуре семьи можно обращаться впоследствии для того, чтобы проследить динамику психотерапевтического процесса. При этом несоответствия между представлениями о структуре семьи ее различных членов является очень существенными и могут быть легче выявлены в ситуации "ваяния" семейной скульптуры, чем на основе традиционных вербальных техник.
Существует много вариантов использования методики "семейная скульптура". Некоторые психотерапевты, применяющие эту методику, просят скульптура придумать для каждого члена семьи слово или фразу, которые бы лучше всего характеризовали поведение этого человека. Членов семьи следует затем последовательно произнести эти слова. В этом случае достигается не только визуальный, но и слуховой эффект.
Могут обсуждаться не только вся скульптура в целом, но и ее отдельные части. Психотерапевт может также задавать следующие вопросы:
1. (каждому члену семьи): Как вы чувствуете себя на этом месте среди ваших родственников?
2. (всей семье): Явилась ли данная скульптура сюрпризом для вас?
3. (каждому члену семьи): Знали ли вы раньше, что скульптор воспринимает вас именно так, как он это изобразил?
4. (всей семье): Согласны ли вы с тем, что ваша семья функционирует именно так, как это изображено в скульптуре?
5. (скульптору или семье): Какие изменения в функционировании семьи вы бы хотели видеть?
6. (скульптору, прежде всех других вопросов): Придумайте название вашему произведению.
Можно также организовать прямо на сессии обсуждение семьей, скульптуром и психотерапевтом проделанной работы.
Скульптура может быть использована и при индивидуальной психотерапевтической работе - тогда роли членов семьи могут исполнять мебель или другие большие предметы, находящиеся в кабинете. Хотя в таком подходе может ощущаться дефицит живого присутствия членов семьи, он тоже очень хорош.
При этом скульптура не должна слишком жестко интерпретироваться, имея ввиду, что она отражает лишь субъективное мнение одного из членов семьи, субъективную реальность его внутреннего мира, но не объективную внутрисемейную ситуацию.

Пример

Семья Л. обратилась к психотерапевту по поводу того, что их младший сын, двенадцатилетний Мигель, убежал из дома. Отец, мачеха и три его сестры присутствуют на сессии. Хотя напряжение в семье очевидно, непонятна природа тревожности, которая двигала Мигелем. В данный момент для Мигеля важно защитить своего отца и своих сестер и он настаивает на том, что дома все нормально. Он говорит: "Я не знаю, почему я убежал". Мигель не очень словоохотлив и потому является хорошим кандидатом в скульпторы, поскольку через скульптуру он в состоянии выразить свои чувства, и это будет для него менее опасно, чем если бы он это сделал с помощью слов.
Терапевт дает Мигелю следующую инструкцию: "Представь себе, что ты скульптор. Я хочу, чтобы ты создал скульптурное изображение своей семьи. Твоя семья сделана из глины. Ты можешь поместить их куда угодно, поставить их в какую угодно позицию. Давай, приступай к ваянию. Я хочу узнать, как выглядит семья с твоей точки зрения".
Далее семейный терапевт помогает Мигелю при помощи наводящих вопросов. "Вот мама. Должна ли у тебя она сидеть или стоять? Как она держит руки? Куда она смотрит? Как насчет отца? Где он? Как он стоит? Касается ли он мамы? Куда он смотрит? Где находится Лия по отношению к отцу и матери? А Мария? Где она? Куда она смотрит? А Лидия: где стоит она? А сейчас помести меня на то место, на котором стоял бы ты сам. Должен ли я сидеть или стоять? Какое выражение на моем лице?"
Сначала Мигель колебался в нерешительности, но в результате справился с обязанностями скульптора весьма успешно. Он поместил своих трех сестер в круг. Было ясно, что Мигель не видит для себя никакого места внутри этого круга. Родители также были представлены в качестве закрытой ячейки. Себя же Мигель поместил где-то позади родителей и сестер(см.рис.1). В процессе ваяния сестры заметили, что хотя они считают, что Мигель близок им ( по крайней мере так они чувствуют), он представил себя для их окружения в качестве чужого. Все дети были согласны с тем, что родительский союз являет собой закрытую ячейку. Причем мачеху они поместили на гораздо большее расстояние от себя, чем отца. Всегда присутствовал какой-нибудь объект, стол или газета, которые разделяли одного из родителей и детей. Трое из четырех детских скульптур изобразили отца со скрещенными руками. Скульптура, которую изваял отец изображает Мигеля со скрещенными руками и отвернувшегося от остальных членов семьи. Как отец, так и мачеха, дали весьма сильную реакцию на скульптуры детей. Родители были удивлены расстоянием, которое, как полагают дети, лежит между ними и родителями. Когда скульптуры позднее обсуждались на сессии, родители сказали, что они совсем не ощущали свою отделенность от детей. Лия отметила: "Может быть вам никогда не приходилось слышать о том, что я чувствую, сейчас же вы можете все мои чувства увидеть воочию".
Затем каждого из членов семьи попросили изваять "идеальную" скульптуру семьи. Мигель поместил всех существенно ближе друг к другу, чем в своем первоначальном творении. Причем сам он очутился в центре круга (см.рис.2). В ходе последующего обсуждения Мигель оказался в состоянии выразить себя вербально, что было ранее очень затруднительно для него. Он смог выразить свои чувства по поводу того, что ощущал себя в семье аутсайдером, сестер представлял сплоченной группой, а родителей закрытой ячейкой. Причем он был близок к тому, чтобы принять эти свои чувства. Лидия была весьма удивлена чувствами Мигеля по-поводу его изоляции, так как ее уже давно раздражало его особое положение единственного сына в семье.
Сам процесс "ваяния" и его продукты - скульптуры помогли членам семьи честно оценить свои позиции в семье и им была дана возможность (уникальная для семьи, в которой принято отрицать существование сложностей!) выразить в безопасном невербальном ключе, как они видят семью идеально. Создание скульптуры также оказалось удачной совместной деятельностью для всей семьи и помогло отвлечь их внимание от "плохого мальчика Мигеля", убегающего из дома.

Использование

Техника "Скульптура" может быть использована в работе с практически любой малой социальной группой и любым индивидом - с супружеской парой, с родительско-детскими субсистемами, с субсистемами "братья-сестры", с полной семьей, с командой психотерапевтов или любой другой рабочей бригадой и даже с целой промышленной корпорацией, хотя условия проведения могут существенным образом отличаться друг от друга. Скульптура может использоваться как средство оценки системы и как средство интервенции в нее, и даже как особый механизм общения с клиентами. Она является мощнейшим противовесом разного рода сопротивлениям и тупикам, возникающим в ходе психотерапевтического процесса.
Подростки обычно становятся отличными "скульпторами" из-за их чувствительности к тому, что в действительности происходит в семье и из-за своего естественного пристрастия к манипуляции своими ближайшими родственниками. Люди с детскими характерами(??..latency children) также являются хорошими естественными скульпторами, хотя их продукты часто носят печать стеоретипности и идеализации. Более того, так называемые, "благополучные дети" могут через скульптуру выразить свое тайное одиночество, страх или враждебность, ранее считавшихся единственной областью, в которой приоритет отводится "неблагополучному ребенку". Трудно по разным причинам сподвигнуть к ваянию маленьких детей и родителей, первых из-за недостатка понимания семейных проблем, а вторых - из-за тревожности по-поводу угрозы их собственному достоинству. Однако, когда первоначальная неловкость проходит, они могут показать себя очень талантливыми скульпторами и тогда между членами семьи может возникнуть очень интересное живое соревнование, в котором индивидуальные точки зрения выражаются свободно и открыто.
В ходе выполнения методики начинают проявляться семейные ролевые образцы - треугольники, альянсы, специфические эмоциональные взаимоотношения, а также такие вопросы как борьба за власть, близость, дистанция, границы. Техника семейной скульптуры - хорошее средство для наблюдения за всем этим, особенно в тех семьях, которые изощрены в вербальных манипуляциях или для тех, кто сопротивляется традиционной вербальной психотерапевтической беседе.
"Семейная хореография" (методика, описанная ниже в этой главе), является вариантом методики "семейная скульптура".

Рисунок 1. Скульптура Мигеля "Моя семья". Рисунок 2. Скульптура Мигеля "Моя идеальная семья".

5-19 СЕМЕЙНАЯ ХОРЕОГРАФИЯ

Объяснение

Семейная хореография представляет собой развитие техники "семейной скульптуры", предложенной Дэвидом Кантором, Фредом и Банни Дал из Бостонского института семьи и Пегги Папп из Института Аккермана в Нью-Йорке. Это своеобразная метафора, описывающая системный взгляд на семью через пространственные взаимоотношения. Вместе с тем, с точки зрения Пегги Папп термин "скульптура" относится скорее к статике, чем к динамике внутрисемейных взаимоотношений, а так как эмоциональные взаимоотношения всегда находятся в движении (в английском варианте буквально - "emotional relationships are always in motion" - прим. перев.), то термин "хореография" больше подходит для описания данного динамичного процесса. Одного из членов семьи просят построить всех остальных на сцене таким образом, чтобы вся картина отражала внутрисемейные взаимоотношения в контексте какого-то события или проблемы, а затем эту сцену разыграть.
Эффективность "семейной хореографии" связана с тем, что ее суть оказывается понятной для любой семьи, особенно для тех семей, у которых есть трудности в словесном формулировании проблем, которые наряду с их альтернативными решениями могут быть представлены здесь в движении и визуализации. "Семейная хореография" может изменить защитные, повторяющиеся и предсказуемые образцы дисфункциональных внутрисемейных взаимоотношений, она преодолевает вербальные трудности и вскрывает те подспудные эмоциональные проблемы, которые испытываются отдельными индивидами, супружескими парами, семьями и другими малыми социальными группами. Представленные проблемы затем могут быть подвергнуты изучению в терминах альтернативных решений.
Семейная хореография основывается на создании новых образцов взаимоотношений и предполагает скорее осуществление определенных изменений в семейной системе, чем ее глубокое и всестороннее понимание. Эти изменения опробываются при исследовании альтернативных образцов взаимообмена(Papp,1976,p.466). Главная ценность ее состоит в том, что она способна наглядно представить человеческие взаимооотношения.

Процедура

Процедура довольна гибкая и может быть изменена в зависимости от наличия в семейной системе конкретных образцов взаимодействия. Ее суть в самом общем виде передает инструкция, согласно которой членов семьи просят показать без слов сцену, в которой была бы изображена актуальная ситуация в данной семье или супружеской паре. Затем их просят изобразить идеальную ситуацию в их взаимоотношениях, как она им видится в данный момент.
Если давать инструкцию более конкретно, то каждого члена семьи просят так разместиться в пространстве комнаты, чтобы это наилучшим способом показало бы проблему, с которой пришла семья. Затем психотерапевт помогает оживить сцену, проиграть ее. Идеальная ситуация также разыгрывается семьей. При этом психотерапевт работает с каким-нибудь одним членом семьи, обращаясь к нему с просьбой изобразить его реальную и идеальную позиции в семейной системе.
Для того, чтобы более четко сформулировать проблему, психотерапевт также может проинструктировать данного члена семьи кратко сформулировать для себя и других то, что составляет суть его актуального состояния и положения в семье. Затем в порядке очереди это могут сделать и другие. Вопросы всегда одни и те же: "каково быть в этом положении в семье и какие чувства существуют у данного субъекта по отношению к другим членам семьи".
Психотерапевт может попросить несколько раз повторить сцены, отражающие дисфункциональные внутрисемейные паттерны равно как и те сцены, которые изображают их идеальное преодоление, причем она советует им действовать при каждом очередном дубле со все возрастающей энергией, пытаясь сделать ситуацию с их точки зрения все лучше и лучше.
Другой вариацией данной техники является предложение клиентам вообразить себя в качестве каких-то животных или предметов. Например, клиент может вообразить себя большим сильным львом с большой пастью и острыми зубами. Затем этот человек представляет себе сцену, включающаю в себя этих животные или предметы и описывает ее. Затем группу просят принять позиции, которые отражают описанную сцену и разыграть ее.

Примеры

Следующие два примера были приведены Папп(Papp,1979). Супружеская пара испытывала трудности в общении между собой и
с их двумя взрослыми детьми. Было совершенно ясно, что между членами семьи существовало отчуждение. В частности,между сыном и дочерью легко можно было заметить враждебность. В качестве способа прорыва через конфликтные отношения была использована хореография. Каждого члена семьи попросили показать "живую картину" того, как он или она видят проблему.
Через наводящие вопросы и предположения, направленные на выявление способов взаимодействия, основному плохо функционирующему внутрисемейному треугольнику была придана физическая форма, в рамках которой в него можно было вносить изменения. Каждый член семьи находил себе такое место, которое лучше всего показывало разлады в семье: мать близко к дочери; отец близко к сыну; дочь передвигается туда-сюда, стараясь ликвидировать разрыв между родителями; брат мечется между всеми тремя. Терапевт попросила сына показать, какой он хочет видеть семью. Он поставил их в круг, отец и сестра по бокам, а мать напротив него. Терапевт, сосредоточившись на супружеских отношениях, попросила отца взять на себя ответственность что-нибудь предпринять по поводу маминого несчастья; он ничего не смог сделать. Сын сразу же попытался взять эту обязанность на себя. Терапевт попросила мать показать, где она хочет видеть отца. Она поставила своего мужа прямо за дверью. Сына и дочь она поставила перед собой, заявивив, что когда-то была близка к своему сыну. Терапевт попросил ее показать, как близки они были. Она обняла своего сына и зарыдала. Ее попросили впустить мужа. Вскоре после этого она отпустила сына и одной рукой обняла мужа, а другой - дочь. В конце концов дети ушли, оставив маму и папу одних, чтобы они вместе обсудили нерешенные проблемы и тем самым избавили бы детей от своих затруднений (Papp,1976,pp. 466-468).
11-летняя девочка плохо училась в школе. Она пришла на прием со своей мамой, 15-летним братом и 80-летней тетей. Дочь была малокоммуникабельна. Терапевт попросил ее выстроить картинку, в которой бы отразилась современная жизнь семьи. Она поставила свою мать и брата обнимающими друг друга, а тетю - прямо напротив себя. Она пояснила, что не может добраться до мамы, потому что их разделяют брат и тетя. Терапевт спросил, что бы ей хотелось сделать. Она промчалась мимо тети, отстранила брата и, рыдая, обняла свою мать. Мать, которая никогда не показывала такой привязанности, прильнула к своей дочке.
Вербальное общение никогда не смогло бы ни наглядно изобразить эту сцену, ни так драматично изменить ее. Хореография помогла семье преодолеть актуальный конфликт и вселить надежду в мать и дочь (Papp,1976,pp. 468-469).

Использование

Семейная хореография полезна для: 1. Перестройки взаимоотношений в нуклеарной семье. 2. Построения взаимосвязей между симптомами детей и образцами
взаимоотношений их родителей, обеспечивая членов семьи невербальными каналами коммуникации, позволяющими им открыто выразить свои чувства.
3. С помощью семейной хореографии можнопроследить негативные циркулярные образцы поведения и прервать их действия путем изображения последовательности поведенческих актов, ведущих к эскалации конфликта.
4. Обучение специалистов в области психологической помощи и семейной терапии через работу с симулированными семьями, разыгрывающими ситуацию в собственных семьях профессионалов или же в их родительских семьях.
5. Популяризации семейной и супружеской терапии перед публикой и профессионалами смежных специальностей.

5-20 ГЕНОГРАММА

Объяснение

Генограмма представляет собой структурированную диаграмму системы внутрисемейных взаимоотношений в 3-4 поколениях. Предложена Мюррей Боуэн в 1978г.(Bowen,1978) в рамках "межпоколенного подхода" в семейной терапии. Цель ее - показать как образцы поведения и внутрисемейных взаимоотношений передаются по поколениям и как события подобные смертям, болезням, крупным профессиональным успехам, переездам на новое место жительства членов семьи влияют на современные поведенческие образцы, а также на внутрисемейные диады и треугольники. Генограмма позволяет психотерапевту и семье получить целостную картину, рассматривая все феномены и события семейной жизни в некоей интегральной вертикально-направленной перспективе. Иногда она высвечивает то, что являлось тайной для некоторых членов семьи, вытаскивая "скелеты из чулана". Данный подход имеет много общего с традиционными подходами к сбору данных по истории семьи, его главной отличительной особенностью является структурированность и схематизированность. Техника предполагает как правило участие расширенной семьи клиентов.
Генограмма использует для иллюстрации специфики внутрисемейных взаимоотношений символы, которые наряду с другими данными используются для изображения взаимоотношений членов семьи и их позиций в семейной системе. Такая диграмма представляет собой как-бы карту семьи. Когда собраны данные об именах, возрасте каждого члена семьи, времени женитьб, смертей, разводов, рождений, можно приступать к сбору других важных фактов о функционировании семейной системы - таких, как частота и качество контактов, эмоциональные разрывы, факторы, приводящие к конфликтам и тревожности, уровень закрытости-открытости семейных подсистем и семьи в целом. Семейные сценарии, ценности, правила, мужские и женские стандарты поведения также могут быть выявлены в ходе интервью на основе этой техники.

Процедура

Цель методики - получить диаграмму, отражающую историю расширенной семьи как минимум на протяжении трех поколений. Работа может быть проведена в любое время после начала регулярных встреч с семьей и представляет собой рутинный метод сбора информации о семье для лучшего понимания проблемы и поиска пути ее решения. Она как правило проводится в присутствии всех членов семьи, способных слушать и воспринимать информацию, в том числе и детей. Предполагается, что членам семьи данная информация интересна, и им любопытно узнать подробности о своих близких родственниках.
Беседа обычно начинается с предъявляемого семьей симптома: кто является его обладателем, когда он впервые возник и каково было его клиническое развертывание. Причем физические, эмоциональные и социально-дезадаптивные симптомы рассматриваются как проявление дисфункциональности семейной системы эмоциональных взаимоотношений, а поведение носителя симптома отражает то, как тревожность проявляется и преодолевается в данной семье. Временные рамки первичного проявления и последующих усилений симптомов могут быть связаны с другими событиями жизни семьи, такими, как например смерть ближайшего родственника.
Затем начинается описание семейной истории, начиная со времени, когда родители встретились - и вплоть до настоящего момента. Здесь существенны возраст супругов, точная дата их первой встречи, чем они занимались в те времена, когда были женихом и невестой, собственно свадьба, что случилось до рождения первого ребенка, влияние порядка рождения детей на их физические и психологические особенности. В каких географических точках семья жила и когда именно переезжала в другое место - все это очень важно, особенно, если переезды были на очень близкое или очень далекое расстояние от родительской семьи. Данные о здоровье, образовании и профессиональной карьере каждого из родителей также собираются на данном этапе беседы.
Далее обсуждается история расширенной семьи, как со стороны матери, так и со стороны отца. Здесь как минимум необходимо узнать о братьях и сестрах матери и отца, об эмоциональной атмосфере в их родительских семьях, о том, чем занимаются все члены семьи в настоящее время. Точные даты событий, произошедших в родительской семье важны потому, что они могут коррелировать с событиями в нуклеарной семье.
Психотерапевт использует беседу на основе "социограммы" для того, чтобы проговорить вопросы о физических и эмоциональных границах в данной семье, о закрытости и открытости ее субсистем, о разнообразии или ограниченности образцов взаимоотношений между членами семьи и средств общения между ними. Такие содержательные факторы как культурная, этническая и религиозная принадлежность, социоэкономический уровень, то, как семья взаимодействует с метасемейным контекстом - сообществом - тоже принимаются здесь во внимание.
По мере поступления информации она фиксируется в специальных символах. Каждый психотерапевт может использовать удобную для него символику, но общепринятыми обозначениями являются следующие:
= индивид мужского пола = индивид женского пола = неразорванная линия символизирует различного рода
взаимоотношения в семье = волнистая линия обозначает конфликтные взаимоотношения = физические и эмоциональные разрывы между двумя людьми = развод = индивид умер = двойная линия символизирует специальные взаимоотношения или
альянсы, или отношения с ребенком-фаворитом = идентифицированный пациент = его родители, ее родители, муж, жена, дети = основная
трехпоколенная схема = треугольник, который обозначает такого рода взаимоотношения,
в которых третий индивид вовлекается в дисфункциональные взаимодействия двух других членов семьи для того, чтобы уменьшить тревожность или стабилизировать общение в диаде
= линия обведенная вокруг нескольких членов семьи символизирует альянс или сговор между ними
= ребенок в утробе матери = аборт или мертворождение = умер в 1972г.

Пример

Гуэрин и Пендергаст ( Guerin, Pendergast,1976,p.455-464) приводят пример использования генограммы. Тому 49 лет, его жене Мэри - 41. После предыдущих браков они имеют в общей сложности семерых детей. Мэри позвонила и спросила, могут ли они с Томом прийти на консультацию в связи с тем, что Том потерял работу, и это оказывает негативное влияние на семью. В начале диагностического интервью была использована генограмма, при помощи которой были собраны основные данные. Один из фактов, который прояснился в самом начале создания генограммы, заключался в том, что и Том, и Мэри потеряли своих супругов. Первая жена Тома и первый муж Мэри умерли в один и тот же год, таким образом, оба супруга пережили аналогичный эмоциональный опыт. Муж Мэри покончил жизнь самоубийством; терапевт откладывает на более подходящее время ряд вопросов о том, насколько Мэри чувствовала себя ответственной за его самоубийство. Если это так, то насколько она смогла с этим справиться? С кем она может наиболее открыто об этом поговорить? Позднее терапевт узнает, что самоубийство является важной тайной, тщательно скрываемой от детей. Жена Тома умерла при рождении ребенка - событие, редко встречающееся в наше время. Тот факт, что она умерла при рождении шестого ребенка наводит на мысль о том, что Том чувствовал себя в какой-то мере ответственным за смерть жены. Семья пережила ряд потерь в течение очень короткого периода времени. (См. рис.3, на котором приводится генограмма семей Тома и Мэри.)
Терапевт группирует информацию в соответствии с наиболее значимыми областями: принципы, в соответствии с которыми функционирует семья; принципы, которыми семья руководствуется в стрессовых ситуациях; роль фактора времени в этих отношениях; личные границы и границы поколений; вопросы, вызывающие конфликтные ситуации, - секс, деньги, родственники со стороны мужа и жены, дети; треугольники; личная скрытность, нежность и честность; то, насколько различные родственники влияют на предъявленную проблему.
Затем терапевт обращается к Мэри с тем, чтобы она изложила свой взгляд на проблему. Она утверждает, что чувствует себя лучше с тех пор, как договорилась о встрече с терапевтом. Тот факт, что ее мать навещала их, начиная с предыдущей недели, преподносится, как самый недавний дезорганизующий опыт. Терапевт решает пока не прослеживать эту линию и только определить, какое положение мать Мэри занимает в структуре семьи на настоящий момент. Мать описывают как человека беспокойного, критически настроенного, подверженного быстрым сменам настроения. Терапевт пытается определить степень открытости этих отношений, спрашивая Мэри, рассказала ли она своей матери о том, что собирается обратиться за консультацией. Мэри отвечает, что ее мать не могла бы справиться с такого рода информацией. Терапевт, обращаясь к генограмме, видит, что Мэри - единственный ребенок в семье, и начинает исследовать влияние этого факта на интенсивность их отношений. Продолжая работу, она пытается найти "трехпоколенный треугольник" и спрашивает: "Кто из ваших детей является любимцем бабушки?" Любимцем оказывается Нэнси, тот самый ребенок, о котором сама Мэри беспокоится больше всего.
Здесь сходятся воедино несколько важных моментов. Раньше во время интервью Мэри подчеркивала,что Нэнси напоминает ей своего умершего отца, первого мужа Мэри, Билла. Мэри открывает, что одна из ее тревог по поводу Нэнси заключается в том, что Нэнси может повторить самоубийство своего отца. Это открытие находится в соответствии с наблюдением терапевта и пока вопросы обращены к Мэри, Том не только чувствует себя расслабленно, но даже получает некоторое удовольствие, побуждая терапевта предпринять ряд шагов. Она формулирует изменение направления разговора, вначале обращаясь к высказанной Мэри тревоге по поводу возможного самоубийства Нэнси; затем постепенно все более глубоко приоткрывая тему самоубийства в браке.
Главной целью вопросов терапевта являются чувства Мэри по поводу самоубийства своего первого мужа - насколько она ощущает себя ответственной за это. Затем терапевт проверяет мысли самой Мэри по этому поводу. "При всех трудностях, с которыми Вам пришлось столкнуться за последнее время, - дети, потеря работы Томом, - Вам не приходила в голову идея разом покончить со всем этим?" Мэри отвечает, что несмотря на то, что ей часто кажется, что все дома могло бы значительно улучшиться, если бы она просто собрала свои вещи и ушла, самоубийство никогда не представлялось ей адекватным решением проблем.
Затем терапевт переходит к главной цели и задает обратный вопрос: "Вы никогда не замечали за собой беспокойства, что Том настолько падет духом из-за потери работы, что покончит с собой?" Для ответа Мэри не требуется и минуты размышлений. Она тут же отвечает: "Без сомнения. Достаточно часто." Тогда эта тема открывается для беседы с Томом и проверяется, если у него мысли о самоубийстве. Том решительно отвергает подозрения в возможном самоубийстве, утверждая, что это не является его стилем; однако признает, что его раздражает то, что он не может убедить в этом Мэри. К этому моменту взгляд Мэри на проблемы семьи уже, в общих чертах, становится понятным. Она так и не смогла справиться с чувством ответственности за смерть своего первого мужа и наполнена решимостью предотвратить повторение подобного исхода в жизни своей дочери и мужа нынешнего. У нее нет буквально никого, с кем она могла бы поговорить о своих самых глубоких тревогах по этому поводу. Когда она позволяет этим чувствам выплеснуться наружу в отношениях с Томом, он отвергает ее страхи, считая их необоснованными. Ее мать, также как и она, безвременно потеряла своего мужа. Однако интенсивность этих отношений не может вместить всех переживаний Мэри. В своей изоляции Мэри постоянно с тревогой следит за эмоциональным состоянием Тома, пытаясь заботиться как о нем, так и о своих детях, не чувствуя ниоткуда поддержки.
Том производит впечатление взвешенного, разумного человека, который спокойно принимает любые, даже самые неприятные, новости. При этом даже кажется, что он держит под контролем нынешнюю ситуацию в семье, описывая ее в шутливой манере, улыбаясь во время рассказа. Терапевт видит причину этого в том факте, что Том является ирландцем (это видно из генограммы), а, значит, существует вероятность того, что он унаследовал некоторые черты характера своих предков. Насколько его внешне спокойные, шутливые манеры связаны с присущей ирландцам чертой сокрытия своего гнева?
Перед вами человек, который привык зарабатывать 50.000 $ в год, занимаясь важной работой. Теперь его жена содержит семью, исходя из значительно меньшей суммы денег. Терапевт задает вопрос: "Как вы личностно реагируете на ваши современные профессиональные сложности?" Том отвечает: "Главным образом, как крушение надежд. Я имею в виду, что никогда не прибегаю к жестокости или чему-то в том же духе". Терапевт замечает:"Ирландцы известны тем, что их гнев обычно остается скрытым". Том смеется и признает, что он часто испытывает сильный гнев и что большую часть времени он просто не знает, что делать с этим чувством. Он изо всех сил пытается контролировать его. Он сомневается в себе и своих способностях. Он думает об этом каждый день и порой чувствует, что эта постоянная внутренняя борьба может привести к потере уверенности в себе, так что когда он пойдет на интервью, испытываемое им неудобство и недостаток веры в себя станут настолько очевидны, что это отрицательно повлияет на производимое им впечатление.
В результате данной встречи стали очевидны принципы, следуя которым каждый из этой супружеской пары пытается руководить своими индивидуальными поступками и реакциями. Например, терапевт знает, что Мэри склонна к отдалению в отношениях с матерью, но глубоко вовлечена в проблемы мужа и детей. Она сама назначила себя их защитником и пытается уберечь от любых возможных неприятностей. Она сама заботится обо всем, начиная со стирки вещей дочери и кончая депрессией мужа. Том, с другой стороны, отдаляется от всего, кроме своей работы. Работа стала для него убежищем, когда умерли его первая жена и новорожденный ребенок, а также позже, после безвременной смерти его сына. Перед вами человек, который потерял свою основную опору - работу, которой он так гордился. Он сам говорил: "Гордость часто встает на моем пути и иногда влияет на мои суждения. Порой я думаю, что теперь я защищаю больше всего свою гордость".
Проблемы, с которыми сталкивается эта супружеская пара в отношении двух средних дочерей (по одной от их предыдущих браков), очень сильно напоминают вопросы, волновавшие их умерших родителей. Поэтому им необходимо научиться справляться с "призраками своих умерших супругов" для того, чтобы детям не пришлось на самом деле повторить эту часть семейного сценария. Большую часть приводимых данных оказалось возможным получить на основе методики генограммы. (Guerin, Pendergast,1976,p.455-464)

Использование

Генограмма содержит в себе громадное количество информации, представленной в схематическом виде на небольшом пространстве, что позволяет охватить всю семейную историю единым взглядом. В процессе работы на основе данной техники, члены семьи получают возможность самоидентификации, узнают о том, что действительно происходит в их семье,о своих исторических корнях и о том, как эти корни влияют на современное состояние отношений в семье. Работая с генограммой, психотерапевт может помочь семье разрушить эмоциональные разрывы, дисфункциональные треугольники и альянсы, снизить тревожность, т.е. произвести позитивные изменения в семейной системе. Кроме того генограмма представляет собой мощное диагностическое средство, которое может применяться под углом зрения конкретных теоретических ориентаций данного профессионала (см. также технику "Экокарта", а также другие, техники, изложенные в данной главе ).

3-21 РОЛЕВАЯ КАРТОЧНАЯ ИГРА

Объяснение

Ролевая карточная игра была предложена Джиной Огден и Энн Зевин(Ogden, Zevin, 1970) как психотехника для работы с семьей. Она представляет собой невербальную методику, которая выявляет те роли и обязанности во внутрисемейном взаимодействии, которые выполняет каждый член семьи. При работе с данной техникой становится также ясным и характер взамодействия семьи при совместном решении той или иной задачи. Участие в игре дает возможность членам семьи увидеть более или менее полный набор обязанностей, который существует в семье и то, как они распределяются между всеми ее членами. Изучаются также индивидуальные способности, негативные механизмы и семейная динамика. Описанная здесь техника взята непосредственно из работы Джины Огден и Энн Зевин.

Процедура

Члены семьи без предварительного обсуждения выбирают карты (список их приводится ниже) для себя и для других. В картах описывается домашние обязанности, которые необходимо кому-то выполнять в вечернее время, когда идет подготовка к ужину, собственно ужин, а потом семья укладывается спать. Кроме того в картах имеются ряд ролей, которые члены семьи играют во взаимоотношениях друг с другом. Члены семьи имеют возможность согласиться, или, наоборот, не согласиться с соответствием каждой карты конкретному индивиду, а также отклонить те карты, которые они не хотят взять себе.
"Роли-обязанности": Организатор дома, Закупщик еды, Планировщик ужина, Мойщик
пола, Его Превосходительство Плохой Исполнитель всех своих обязанностей, Мальчик на побегушках, Распорядитель, Убиральщик со стола после еды, Делатель напитков, Повар, Накрывальщик стола, Разгрузчик посудомойки, Кормитель животных, Купальщик маленьких детей, Тот, кто укладывает детей спать, Садовый работник, Организатор праздников, Создатель правил, Дисциплинарий, Человек, отвечающий за все.

"Роли во взаимодействии": Позитивные: Говорящий правду, Помогающий, Понимающий,
Творческий, Счастливый, Дипломат. Негативные: Обвинитель,Умиротворитель, Компьютер, Одинокий
волк, Сбиватель с толку, Жертва, Крикун.
Цель данного упражнения - изучить в рамках личностно-безопасной карточной игры как члены семьи видят себя и друг друга в терминах обязанностей и социальных ролей. При этом важно следить за различиями между тем, как данный человек видит самого себя и как его видят другие. Психотерапевт же может наблюдать семью в структурированной невербальной ситуации.
Оборудование, необходимое для проведения данной техники включает в себя 36 ролевых карт (каждая роль печатается на отдельной карточке), лист бумаги, карандаш и резиновую ленту, скрепляющую колоду карт для каждого участника.
Семье необходимо дать следующую инструкцию: "Я сейчас разложу перед вами колоду карт. Мне бы хотелось, чтобы каждый из вас выбрал карты, ему соответствующие и положил бы их около себя на столе так, чтобы другие могли их видеть. Если кто-то выбрал карту, которая, как вы считаете, должна принадлежать вам, запишите ее на листе бумаги, который лежит перед вами. Но имейте ввиду, что это не соревнование за то, кто больше получит карт. Играть нужно молча, так что, пожалуйста, не разговаривайте. Карты предназначены не только для вашей семьи, поэтому нет необходимости, чтобы буквально все из них были выбраны. Вы можете считать, что какая-то определенная карта должна принадлежать больше чем одному человеку. Если это так, то отметьте, пожалуйста, это, на вашей бумаге".
Каждому участнику дается также инструкция проверить весь набор карт и убедиться в том, что они распределены правильно. "Если вы не согласны с тем, что какая-то определенная карта должна принадлежать вам или кому-то другому, наговорите информацию об этом на магнитофон". Кроме того: "Если кому-то попалась карта, которая, как вы считаете, не должна ему принадлежать, также скажите об этом и положите ее в "неправильную колоду". Когда каждый участник использует свою возможность высказаться по поводу карт других, семье предоставляется возможность избавиться от любых ролей, которые им не нравятся, независимо от того, насколько они точны. Затем каждого участника просят обернуть оставшиеся у него карты резиновой лентой.
Магнитофон используется психотерапевтом при оценке результатов "игры". Психотерапевт слушает запись и создает схемы для каждого члена семьи, помогающие определить их роли и позиции в семейной системе.

Пример

Супруги Сью и Дуглас и их два сына-подростка проходили терапию. Сью была неудовлетворена общением между ней, сыновьями и мужем. Часто она впадала в депрессию и чувствовала себя очень расстроенной из-за отношений в семье.Терапевт предложил семье принять участие в игре в ролевые карты. 36 карточек (перечисленных ранее) лежали на столе изображениями вверх. Семье надо было посмотреть на карты и каждому выбрать те, которые, по его мнению, были наиболее ему близки. Потом их попросили отбросить те роли, от которых они хотели бы отказаться. Стало ясно, что Сью - "рабочая лошадка" в доме. У нее также был набор обязанностей, несоизмеримый с нагрузкой других членов семьи. Из имеющихся у нее карт она отвергла те, которые характеризуют взаимодействие в семье с негативной стороны и отбросила их.
Так как это была игра без слов, семья не была втянута в обычные для нее крики и обвинения. Атмосфера была контролируемой и спокойной, члены семьи относились друг к другу так, как они этого не делали дома. Дуглас, который обычно говорил, что его труд в саду - достаточный вклад в работу по дому, теперь осознал, что этого мало. Когда мальчики наглядно убедились в несправедливости распределения работы, они высказали желание взять на себя еще какие-нибудь заботы. Перераспределение обязанностей происходило в спокойной и мирной обстановке, без криков и обвинений. Члены семьи хотели честно распределить обязанности. Кроме того, Сью увидела, что она получила много отрицательных "ролей взаимодействия". Ее не устраивали такие роли как "крикун" и "обвинитель" и она хотела вместо этого приобрести роли "творческого человека" и "счастливого человека". Ее муж и сыновья позитивно восприняли ее желание изменить стиль общения.
Конечно, эта техника не разрешает все проблемы распределения ролей и взаимоотношений в семье, но она дает терапевту возможность рассмотреть эти проблемы без всякого давления со стороны. Кроме того, семья может увидеть распределение обязанностей в графическом виде. Этот подход отличается от обычного способа обсуждения семейных ролей, который часто проходит в ситуации спора. Он позволяет членам семьи в атмосфере позитивной групповой работы взять на себя новые роли и отбросить старые. Рис. 4 - это незаполненная таблица, в которой имеется семь колонок, не считая колонки для имени. Вот их заглавия:
+ (для положительных характеристик) ; - (для отрицательных характеристик);
Выбранные (роли, выбранные для себя игроком); Данные (все роли, данные игроку другими, и принятые и нет); Неправильные (роли, данные игроку, которые, по его мнению, не
правильны и которые он не хочет принимать); Не соответсвующие (роли, которые по мнению других игроков, не
подходят данному игроку). Не принятые (роли, которые игрок отбросил в конце игры).

Использование

В оценке ролевой карточной игры должны исследоваться несколько аспектов:
УМЕНИЯ: 1.Факты, ценности и смыслы, которые разделяются членами семьи.
Соглашения между членами семьи о ролях взятых для себя и других. Являются ли большинство ролей точно сформулированными - или же они ложны и не должны достаться никому?
2.Ответственность. Обратите внимание на распределение обязанностей и то, какая модель по поводу этого имеется у родителей и служит эталоном для детей? Какие конкретно обязанности выбираются разными членами семьи?
3.Позитивное взаимодействие друг с другом. Оставляют ли члены семьи друг другу в течении игры позитивные роли.
4.Способность играть. С удовольствием ли члены семьи играют? Скучно ли им во время игры или весело? Настороены ли они на соревнование друг с другом?
5.Принятие и поддержка индивидуальных различий. Допускается ли в данной семье отличаться от других и изменять установившийся образ себя? Способны ли члены семьи отвергать роли, которые им приписывают? Ответ на этот вопрос по сути связан со способностью семьи давать своим членам свободу быть другими, поддерживать их особенность и самоценность.
6.Роли, принятые самим субъектом "не на показ". Думают ли члены семьи сами о себе и о других в позитивном ключе или иные могут отвергаться как "плохие", или такие, которые все время обвиняют, придираются и т.д.
НЕГАТИВНЫЕ МЕХАНИЗМЫ: 1. Унижения. Негативные социальные роли, которые члены семьи
приписывают друг другу плюс негативные высказывания, зафиксированные на магнитофоне.
2. Самоунижения. Негативные социальные роли, которые члены семьи выбирают для самих себя, плюс соответствующие устные высказывания.
3. Другие негативные механизмы. Неадекватные шутки и ненужные вопросы (необходимо фиксировать и то, и другое).
СЕМЕЙНАЯ ДИНАМИКА: 1.Сексизм. Распределяются ли обязанности на основе
традиционного представления о половых ролях? Выбирает ли сразу же муж/отец роль "Создателя правил" и "Дисциплинария"? Могут ли члены семьи преодолеть традиционные представления о типично-женским и типично-мужских обязанностях?
2.Поиски козлов отпущения. Выбирает ли кто-нибудь карту "Жертва" или может быть кто-то эту карту получает(в данном случае важно еще и то, принимается ли карта или отвергается)? Кто принимает на себя роль "Спасителя"?
3.Сила. Кто выполняет большую часть обязанностей, кто приписывает их другим и кто принимает те обязанности, которые приписываются ему другими членами семьи.
4.Семейные альянсы. Кто разделяет обязанности с другими(с кем именно)? Объединяются ли члены семьи в группы для приписывании другим негативных ролей?
5.Гнев. Кто отбирает роли у других,делая упор на негативном. При этом иногда гнев лежит на поверхности, а иногда скрыт.
6.Эмоциональная поддержка. Если члены семьи распределяют обязанности справедливо, приписывая друг другу только позитивные роли и отбирая карточки с негативными ролями - то таким образом они проявляют в игре эмоциональную поддержку(или может быть стремятся произвести благоприятное впечатление на психотерапевта, выглядеть в лучшем свете).
7.Вопросы, которые не обсуждаются и являются скрытыми. Скрытые конфликты, о которых не говорят. Суждения о том, каков в действительности тот или иной член семьи и что ему нужно от других - все это может быть выявлено в ходе игры.
Следует также отмечать невербальные проявления поведения. Настроение у членов семьи хорошее или не очень? Случались ли во время игры у ее участников пронзительные вопли, проявление гнева, непредусмотренный правилами захват карт, необузданное веселье? Или же все происходило организованно и спокойно? Раскладывали ли участники свои карты так, чтобы другие могли их увидеть или же они их разбрасывали, прятали, кидали на пол и т.д.
Данная техника безусловно может оказаться очень полезной для семейных терапевтов, так как позволяет им за короткий промежуток времени собрать большое количество информации о семье и о том, как ее члены взаимодействуют друг с другом. Упражнение убедительно показывает семье - кто какие обязанности в действительности выполняет и позволяет семье искать новые более конструктивные пути в распределении домашнего труда. Все скрытые установки, как позитивные, так и негативные, по поводу обязанностей всплывают здесь на поверхность. Хотя по поводу некоторых обязанностей люди и стонут, соответсвующие карты не отбраковываются.

3-22 ЭКОКАРТА: КАРТИРОВАНИЕ СЕМЕЙНОЙ СИСТЕМЫ

Объяснение

Экокарта - техника, предложенная Эттинью и Хартманом (Atteneave,1976) и (Hartman,1979). Ее цель - схематически изобразить семью и изучить ее потребности, а также взаимосвязи данной семьи с другими семьями, социальными организациями и институтами. Напряжения, поддержка и множество других проявлений внутрисемейных и метасемейных взаимоотношений на основе этой методики могут быть представлены очень наглядно. Могут быть выявлены также эмоциональные и финансовые ресурсы семьи.
Экокарта является необходимой составной частью стратегии координации комплексной психологической помощи семье, ориентированной на расширенную семью и метасемейный контекст - она позволяет задействовать для психотерапевтического процесса максимальное количество индивидов. Главный вопрос, на который можно ответить при работе с данной техникой - кто может оказаться полезным семье в ее росте? Есть ли люди в окружении клиентов (родственники, соседи, коллеги по работе), которые в действительности могли бы помочь, но семья к ним по ряду причин не обращалась? Это же касается профессионалов, которые помогают семье - учителей, социальных работников, врачей и т.д. - они обычно ссылаются друг на друга, но никогда не встречаются. Стэнтоны (Stanton,Stanton ,1984) подчеркивают, что каждая социальная система или индивид, взаимодействующие с семьей, имеют тенденцию подталкивать ее в удобном и привычном для них направлении, и это часто является причиной напряжений и конфликтов в семье. Кроме того, эту идею, высказанную психотерапевтом, семья как правило отвергает, она оказывается слишком личностно-сложной для них.
Картирование взаимоотношений семьи с внешним миром определяет других людей, которые являются эмоционально значимыми для клиентов, включая и тех, кого сейчас нет рядом с ними. Благодаря описательной природе методики и той беседы, которая может быть проведена на ее основе психотерапевту становится ясной степень эмоциональной и физической близости между членами семьи. Также могут быть изучены взаимоотношения между членами семьи, даже если это изучение эмоционально трудно для клиентов и представляет собой нечто гораздо большее, чем составление списка "значимых других".
Если семья осознает, что психотерапевт вполне отдает себе отчет в сложности и запутанности их взаимоотношений, они будут с большей готовностью делиться с ней сокровенной информацией о своей жизни.
Составляя экокарту семьи, психотерапевт по сути дела присоединяется к ней, становится ее членом, как-бы работает с ними над одним общим проектом, что Эттинью называет "процессом ретрибализации"("retribalization process").

Процедура

Данные могут быть получены от самого идентифицированного пациента или от всей семьи. Обсуждаются разные связи семьи, на которые она может положиться. При этом могут быть заданы следующие общие вопросы:

"У Вас большая семья?" "Вы работаете?" "Ваши соседи помогают вам?"

Постепенно психотерапевт может перейти к более конкретным вопросам:

"Близки ли вы с членами вашей семьи?" "Нравится ли вам ваша работа?" "Кого вы можете попросить о помощи?" "Расскажите о своих родственниках - где они живут, чем
занимаются?" "Как часто вы встречаетесь, звоните друг другу,
переписываетесь?" "Активно ли вы участвуете в деятельности церковной общины?" "Есть ли у вас контакт с администрацией школы, в которой
учатся ваши дети?" "Есть ли у вас семейный доктор?" "Есть ли у вас близкие друзья?" "Что ждут от вас ваши близкие, друзья, начальство?"

Полученная информация затем заносится в карту. Взаимоотношения между людьми изображаются в терминах их значимости и близости. Люди, живущие под одной крышей группируются ближе друг к другу, чем другие. Отмечаются позитивные и негативные установки (с точки зрения идентифицированного клиента). Знакомые друг другу индивиды соединяются линиями. Когда возникает подозрение на какие-нибудь специфические поведенческие образцы в отношениях между центральными фигурами в семье - проводится специальное изучение связей между группами и кластерами. При этом легко выявляются индивиды, находящиеся в изоляции, а также всевозможные альянсы. Кроме того изучаются вопросы секса, карьеры, а также то, кого можно включать в семью, с точки зрения ее членов, а кого - нет.
Собственно процесс составления экокарты семьи основывается на символах и техниках, привычных для генограммы и социограммы (см. соответствующие разделы данного пособия). Ниже будут приведены специфические только для данной техники символы.

Другие системы = Тесные взаимосвязи = Слабые взаимосвязи = Конфликтные взаимоотношения = разрыв взаимоотношений с индивидом справа = разрыв взаимоотношений с индивидом слева = разрыв взаимоотношений для обоих индивидов = Развод = Опекуны в разводе = Течение энергии, ресурсы = Направление движения = Умерший человек =

Пример

В этом примере приводится экокарта для случая неполной семьи, состоящей из матери и двух дочерей (см. рис.5). Она состоит из матери-Роберты (разведенной с отцом, Джо), и двух детей, Салли и Ким. В экокарту включены также другие социальные организации, друзья и родственники. Идентифицированным пациентом является Ким, у которой имеются проблемы в школе, дома и в отношениях с друзьями.
Ким гримасничает в школе, ведет себя как клоун, что часто является источником конфликтов с учителями. Директор и школьный психолог разговаривают с Ким и приглашают в школу Роберту. У Ким есть двое друзей, живущих в том же квартале, с которыми она порой играет, предпочитая их школьным приятелям.
Салли - прилежная ученица, она хорошо чувствует себя в школе, где у нее имеется круг друзей. У нее начинает пробуждаться интерес к мальчикам. Она часто ругает Ким, доминируя над ней. Девочкам нравится проводить время с семьей Джо. Роберта работает медсестрой. Ей нравится работа и ее удовлетворяет получаемый заработок. На экокарте это отношение представлено позитивной связью с больницей, идущей в двух направлениях. Хотя идентифицированным пациентом является Ким, ясно, что именно Роберта больше всего нуждается в поддержке, будучи вовлеченной в большинство конфликтов. Она чувствует одиночество и изоляцию.
Данный пример иллюстрирует то, как процесс создания экокарты побуждает всех вовлеченных лиц, терапевта и пациентов, прилагать совместные усилия в сборе информации. Вовлечение в эту совместную деятельность позволило Роберте, детям и терапевту начать развивать отношения, основанные на взаимном доверии и заботе друг о друге.
Описывая проблему, Роберта говорила об испытываемом ей чувстве разочарования. Она ощущала, что теряет контроль над своими дочерьми.
Из рисунка 5 видно, что Роберта является матерью двух девочек. Младшая, Ким, является источником проблем в школе. Работники школы часто просят Роберту забирать Ким домой из школы. Несмотря на то, что это является проявлением заботы с их стороны, Роберта сердится на работников школы и чувствует, что она не справляется с требованиями, которые, как она чувствует, предъявляет ей школа. Работники школы активно пытаются найти пути разрешения ситуации с Ким. Обратите внимание, что на экокарте школа изображена как организация, поддерживающая Ким, а отношение Роберты к школе - как конфликтное.
Роберта разведена с Джо уже четыре года. Это отношение изображено на диаграмме как конфликтное, так как Роберта возмущена безответственностью Джо в отношении материального обеспечения детей. Родители Джо близки к детям и пытаются помочь Роберте с детьми, в том числе с материальной стороны. Однако Роберта обижена на семью Джо и вследствие этого ей трудно принять их помощь. Она говорит, что не отзывается на их попытки перемирия, и это показано на диаграмме при помощи стрелок, обращенных от семьи Джо к Роберте, при том, что стрелки, идущие от Роберты к их семье, отсутствуют.
Хотя в юности Роберта уделяла значительное время церкви, теперь эта связь не играет в ее жизни существенной роли. Семья Роберты живет за 2 000 миль от нее, и она ее почти не посещает. Оба этих типа отношений показаны пунктиром, что указывает на отсутствие сильной связи.
У Роберты есть несколько друзей, и она помогает им чем может (например, ходит в магазин или нянчит маленьких детей), однако ей неудобно просить их о необходимой ей помощи. Это изображено на экокарте при помощи стрелок, которые показывают передачу энергии от Роберты к ее друзьям.
Роберта с большим вниманием изучала наглядное описание своей семьи и ее отношений к различным людям и организациям. Экокарта помогла ей увидеть, что она не использовала полностью поддержку, которая была ей доступна. Терапевт вместе с Робертой обсудили, каким образом Роберта могла чувствовать себя более комфортно, обращаясь за помощью к друзьям. Кроме того они исследовали возможность большего принятия Робертой семьи Джо, ценя и приветствуя их заботу о детях и помощь им, что скорее всего поможет детям поддерживать отношения с семьей Джо. Это также поможет Роберте лучше справляться с грузом ответственности воспитания двух дочерей.

Использование

Само участие в составление экокарты семьи и изучение получившейся диаграммы стимулирует обсуждение того, какие ресурсы имеются у данной семьи для улучшения ее функционирования, каковы здесь источники напряжения и конфликтов. Это прежде всего важно для закрытых семей, которые варятся в собственном соку и не могут найти несомненно уже существующие вокруг них ресурсы для улучшения положения. Экокарта особо полезна для семей, которые предъявляют психотерапевту не одну, а несколько проблем. Не только психотерапевты, но и другие социальные работники могут найти данную технику весьма полезной для изучения метасемейной среды и тех стрессовых факторов, которые имеются во взаимодействиях данной семьи с другими социальными институтами. Каждому социальному институту в действительности что-то нужно от данной семьи, они склонны семьей манипулировать, вступая при этом в противоречия друг с другом и друг с другом соревнуясь. Важно увидеть в этих социальных институтах источники ресурсов, а не только источники негативных манипулятивных влияний.
Информация, которуя дает семья в ходе заполнения экокарты, в иных условиях может не проявиться, о чем-то они могут просто забыть сказать, что-то не будет упомянуто из-за естественного для психотерапевтической ситуации сопротивления. Экокарта указывает на место каждого человека в семье и в более широком метасемейном контексте. Становятся очевидными изолированные индивиды, звезды и всевозможные альянсы.
Заполнение экокарты может сделать возможной встречу профессионалов, работающих с семьей, друзей семьи ( Speck, Atteneave ,1973) или создание "суррогатной семьи"( Lifton, Tavantzis , 1979) - См.технику "Суррогатная семейная группа" в 7-й главе.

3-23 СОЛОМЕННАЯ БАШНЯ

Объяснение

Соломенная башня - это упражнение, адаптированное Пекманом (Peckman, 1984) из груповой работы для использования в семейной терапии. Группу клиентов просят взять коробочку с соломкой, клейкую ленту и вместе построить соломенную башню. Также можно использовать и другие материалы, например, строительные блоки. Эта техника позволяет психотерапевту прямо наблюдать как члены семьи ведут себя в ситуации, требующей совместных усилий.
При выполнении поставленной задачи члены семьи ведут себя также, как и в обычной жизни. Наряду с другими социометрическими техниками, это упражнение выявляет лидеров в семье, умение убеждать, тупики во взаимоотношениях, взаимную поддержку, внутрисемейные союзы, изолированных индивидов, границы, и другую социальную динамику в системе семейных отношений.
Ставя перед клиентами задачу построить "соломенную башню", терапевт получает возможность наблюдать поведение семьи не по рассказам пациентов, а непосредственно в действии.

Процедура

Для каждой группы, строящей соломенную башню, нужен пакет с приблизительно ста соломинками и клейкая лента. После того как члены семьи согласились выполнить предложенную задачу, им даются следующие инструкции:
"Мне бы хотелось, чтобы вы все вместе взяли вот эту соломку и построили соломенную башню. Я бы хотела, чтобы при построении башни вы попытались бы совместно достичь определенных целей. Ваша башня должна быть оригинальной по форме, красивой, хорошо сконструированной, то есть способной стоять без поддержки, долговечной и переносимой на расстояние. Вы должны уложиться в отведенное время (рекомендуется 10-15 минут)". Далее даются рекомендации первые пять минут строить башню, не говоря друг другу ни слова. Это требование может увеличить фрустрацию и позволит, обойдя некоторые барьеры, выявить различные уровени взаимодействия в этой семье.
Пронаблюдав за происходящим в течение 8-15 минут, психотерапевт может также вмешаться в процесс, давая советы, вступая в союзы с внутрисемейными подсистемами, чтобы помочь им увидеть, что они делают, объяснить им происходящее с психотерапевтической точки зрения, так чтобы и члены семьи могли бы также включиться в изучение процесса.
Семья и психотерапевт обсуждают упражнение, при этом члены семьи оценивают свое положение в семье, делясь друг с другом своим пониманием занимаемого ими места во внутрисемейных отношениях. Эта техника позволяет психотерапевту гибко влиять на процесс терапии в зависимости от того, какие аспекты внутрисемейного взаимодействия психотерапевт хотел бы пронаблюдать, и какие структурные изменения он хотел бы произвести в данной семье. (См. ниже раздел "Использование".) Однако для того, чтобы понять, как лучше применять данную технику, необходимо заранее сформулировать рабочую гипотезу.

Пример

Ниже приведена ситуация, произошедшая на приеме у психотерапевта Пекмана (1984).
Упражнение было предложено сделать семье, состоящей из четырех человек, во время их третьего визита. Идентифицированным клиентом был Дейвид - 15-ти летний юноша, ученик 10-го класса, уличенный в прогулах и пропусках занятий. Мама Дейвида, Лорейн, жаловалась, что Дейвид никогда ее не слушается и старается делать только то, что нравиться ему самому. Гарольд, отец Дейвида, работал на двух работах одновременно и резко сопротивлялся визиту к психотерапевту. Было видно, что он не очень сильно задумывается о своих детях - Дейвиде и его сестре Сьюзан. Семья отказывалась говорить о чем-либо другом, кроме проблем Дейвида. Психотерапевт попросил членов семьи проделать упражнение с башней и дал им соответствующие инструкции.
Гарольд: "Мы Вам платим не за то, чтобы приходить и играть с соломкой".
Психотерапевт: "Я не просил Вас играть. Я хотел, чтобы Вы вместе построили башню. Я бы хотел увидеть, как Вы работаете вместе - как семья".
Сьюзан:"Можем ли мы начать прямо сейчас?" Дейвид:"Папа прав! Это глупо". Психотерапевт: "Я не хочу настаивать, но я не стал бы
просить Вас сделать что-либо, если бы не был уверен в необходимости этого. Может быть, мы не будем тратить время на споры и приступим к делу? Вот, что я Вам скажу - если Вы решите, что делать этого было не нужно, то я предоставлю Вам дополнительные 15 минут взамен потраченного на игру времени. Вот лежат соломка и клейкая лента".
Упражнение началось с того, что Дейвид взял одну соломинку в рот и стал дуть ею на Сьюзан. Мама выхватила соломинку у него изо рта и начала вместе с Сьюзан соединять соломинки в квадрат. Дейвид же начал запихивать концы соломинок один в другой. Когда длина полученной трубки достигла 6 футов (1.80 см), мама взглянула на Дейвида и начала укоризненно качать головой. Она показала Дейвиду коробочки, которые они сделали с Сьюзан. Дейвид продолжал соединять концы соломинок. Мама продолжила работу с Сьюзан. Временами она поднимала взгляд на Дейвида и качала головой. В течение всего безмолвного действия Гарольд сидел и смотрел на Дейвида. Когда психотерапевт разрешил им разговаривать, Лорейн начала кричать на Дейвида.

Лорейн: "Дейвид, что ты делаешь? Ты нам совсем не помогаешь. Ты никогда не делаешь того, о чем я тебя прошу".
Дейвид: "Но я же делаю..." Гарольд:"Прекрати пререкаться со своей матерью и делай то,
о чем она просит". Дейвид: "Черт!" Гарольд схватил длинную трубку из соломинок, построенную
Дейвидом и разорвал ее на части. Сьюзан взяла разорванные части и начала строить башню. Гарольд стал помогать Лорейн соединять коробки, для того, чтобы построить башню. (Башня так и не смогла стоять без поддержки). Когда время истекло, мы начали беседу.
Психотерапевт:"Итак, опишите, пожалуйста, произошедшее?" Лорейн:"Как обычно, Дейвид не стал помогать мне". Дейвид: "Башня получилась бы устойчивой, если бы вы делали
по-моему". Лорейн:"Теперь Вы видите, что я имела ввиду, говоря об его
упрямстве". Психотерапевт:"Гарольд - а какую роль Вы играли в этом уп
ражнении?" Гарольд:"Мне пришлось поставить Дейвида на место и помочь
Лорейн". В ходе выполнения упражнения психотерапевт получила
представление о том, как члены семьи взаимодействуют друг с другом, сообща стремясь показать, что в терапии нуждаетсе именно Дейвид. При этом Гарольд постоянно стремился изолироваться от семьи. Единственный раз Гарольд включился в процесс строительства, когда матери и всей семье надо было утихомирить Дейвида. Вероятно он думает, что его обязанность заключается в том, чтобы помогать Лорейн, когда у нее возникают проблемы. Роль Дейвида в семье - служить связывающей силой между Гарольдом и всей семьей. Задача же Сьюзан быть послушной и во всем поддерживать свою мать. Обязанность матери - сделать так, чтобы все в семье было устроенно и сделано как надо. Она - инициатор всех начинаний и хочет, чтобы все делали так, как она задумала. Гарольд и Дейвид восстают против нее. Гарольд - отстраняясь от участия в делах семьи, а Дейвид - делая все наперекор своей матери.
Психотерапевт обсуждает с членами семьи то, что только что произошло на сессии, интересуясь тем, как по их мнению можно помочь разрешить сложившуюся ситуацию. Она анализирует роли, которые каждый взял в совместной деятельности и результаты поведения каждого члена семьи в рамках поставленной задачи. Затем членов семьи можно попросить снова построить башню, используя на этот раз результаты проведенного обсуждения, в некоторых случаях терапевт обучает членов семьи техникам совместной работы и взаимопомощи.

Использование

Существуют много способов применения этой техники совместно с другими психотерапевтическими подходами. В некоторых случаях семья может быть разбита на подгруппы, каждой из которых поручается построить башню. Этот способ может быть использован еще и для того, чтобы подчеркнуть или изменить существующие структурные границы, он также может применяться для работы с семейными "треугольниками". Например, психотерапевт может попросить Гарольда и Лорейн постороить башню двоем, а Дейвида и Сьюзан по-одиночке, чтобы выделить границы отношений "родители - дети". Можно соединить в упражнении одного из родителей, поручив ему руководить строительством башни, со своим ребенком - идентифицированным клиентом, при этом самой принимая участие в процессе в качестве тренера. Примером парадоксальной интервенции в данном случае может служить разрешение пятилетнему малышу самому руководить конструированием или строительством башни, что помогает родителям увидеть, какую долю власти и контроля они дают своему ребенку.
Заданием для упражнения может служить то, что более близко соответствует духу семьи, например, совместное приготовление пищи, если еда в каком-то смысле символизирует любовь. В упражнении можно использовать различные предметы и игры, например, строительные блоки, загадки и многое другие. Если психотерапевт хочет поставить акцент на соревновательном аспекте упражнения, то оно проводится в виде игры-состязания.
После того, как члены семьи завершат дискуссию о выполненном упражнении, психотерапевт может попросить проделать его снова, на этот раз достигая более высокой степени взаимодействия.

3-24. СЕМЕЙНОЕ ПРОСТРАНСТВО

Обоснование

"Семейное пространство" представляет собой технику, которая обеспечивает семейного терапевта важной информацией по-поводу организации семейной системы, с которой она работает, а также эффективным средством терапевтической интервенции. Суть техники состоит в том, что клиентов просят нарисовать план-схему их дома, включая все имеющиеся в нем комнаты и помещения. С точки зрения Копперсмита (Coppersmith,1980) данная техника полезна прежде всего для обучающихся семейной терапии, когда участники тренинга делятся друг с другом информацией, отражающей психологическую ситуацию в собственных семьях, что повышает уровень их профессиональной компетентности. Первоначально данная техника использовалась именно в этом контексте и лишь потом была применена семейными терапевтами в работе с клиентами.
Территориальность является важной частью личностной и семейной идентичности. Она эмоционально и операционально ассоциируется с принадлежностью к семье и с исключением из нее, с комфортом и напряженностью, удовольствием и болью, закрытостью и дистанцией, границами и их запутанностью, силой и слабостью. Изучение использования семейного пространства выявляет очень важные аспекты внутрисемейной динамики. При этом полезно задавать себе следующие вопросы. Используется ли семейное пространство в продуктивных целях, для игры, для прозябания (ведения растительного образа жизни) или же для ссор между членами семьи?

Процедура

Нижеследующая процедура и пример почти без изменений взяты из работы Копперсмита (Coppersmith,1980). Родителям дается большой лист бумаги, фламастеры или карандаши. Их просят нарисовать план дома, где они жили до женитьбы в своих семьях. Дети же в это время смотрят и слушают. Если родители жили более чем в одном доме, их просят нарисовать план того дома, который наиболее запомнился. В то время, когда родители заняты рисованием, психотерапевт постепенно вводит в терапевтическую ситуацию следующие указания и вопросы:

1. Рисуя, отмечайте с каким настроением ассоциируется у вас та или иная комната.
2. Позвольте себе ощутить доминирующие запахи, звуки, цвета и людей в доме.
3. Была ли в вашем доме комната, специально предназначенная для встреч всех членов семьи?
4. Когда члены вашей расширенной семьи посещали вас, какие комнаты дома были доступны для них?
5. Были ли в доме комнаты, в которые вам было запрещено заходить?
6. Было ли у вас какое-то особенное место в доме? 7. Попытайтесь как можно яснее представить себе как в вашем
родительском доме решались вопросы близости, дистанции и уединенности.
8. Как был расположен ваш родительский дом по отношению к другим домам в этом квартале /примечание переводчика(А.Ш.) - для отечественных семейных терапевтов вероятно полезнее говорить о квартирах, на каком она была расположена этаже, куда выходили окна, и т.д. - специфика очевидна/. Выделялся он чем-нибудь или нет?
9. Вспомните какое-то типичное событие, происходившее в вашем родительском доме.
10. Позвольте себе услышать типичные слова, которые говорились членами вашей семьи.

Существуют несколько путей посредством которых данная техника используется в семейной терапии. Психотерапевт может попросить маму и папу нарисовать план их родительских домов, а дети должны в это время наблюдать за ними. В качестве другой версии - можно дать детям инструкцию нарисовать план дома, в котором они в настоящий момент живут с родителями, а мама и папа при этом будут присутствовать в качестве наблюдателей. Третий вариант - все члены семьи рисуют план дома, в котором сейчас живут.
Задаваемые психотерапевтом вопросы направлены на выявление воспоминаний, связанных с присутствующими в данной семье правилами и их источниками в родительских семьях. Кроме того воспоминания изучаются на предмет того, насколько они отражают внутрисемейные взаимоотношения. Собранная информация может оказаться полезной также для выявления различных альянсов и разрывов взаимоотношений внутри данной семьи.

Пример

Ронни жалуется на то, что его жена постоянно отвергает его и он не может более это выносить. Сюзанн же кипит от злости из-за того, что Ронни постоянно атакует ее, а также из-за того, что дети и муж совсем не уважают ее независимость, имущество и время.
Психотерапевт попросил супружескую пару нарисовать планы их родительских домов для того, чтобы прояснить вопрос о том, как проблемы близости и дистанции, уединенности и ее недостатка решались в их семьях до женитьбы.
Ответ жены. "В моей семье уединенность ценилась больше всего. У Мамы и Папы было по своей комнате. У нас с сестрой была общая комната, но мы очень четко соблюдали границы. Она играла на своей стороне, а я - на своей. В моей семье уважались закрытые двери. Необходимость последнего всегда особенно подчеркивалась. Я думаю, что все наши теперешние проблемы сводятся к тому, что каждый из нас хочет иметь свое собственное пространство в доме, а не только определенное место за обеденным столом на кухне".
Ответ мужа. "Я помню, что мне всегда приходилось делить свою спальню с одним из моих братьев, бывали времена, что приходилось жить в одной комнате сразу с тремя братьями. Уединенность была для нас непозволительной роскошью так как в трех спальнях должны были разместиться 11 человек".
Супруги поняли, что область происходящего между ними конфликта связана с ожиданиями, которые они принесли с собой из своих родительских семей. После того, как Сюзанн приняла участие в упражении, ей стало ясно, что муж имел совершенно отличный от ее собственного опыт в своей родительской семье. Ранее это было ей не понятно. Техника оказалась полезной для обоих супругов, помогла им начать ценить различия друг друга без страха впасть в конфронтацию.
Планы домов выступили в качестве метафор для объяснения потребности Сюзанн в ригидной, ясно очерченной структуре ее жизненного пространства и для объяснения потребности Ронни использовать с максимальной эффективностью имеющиеся в наличии пространственно-временные ресурсы. С его точки зрения Сюзанн слишком жесткая, эгоистичная и не принимающая других, Ронни же с точки зрения Сюзанн слишком небрежный и назойливый. Техника позволила паре прояснить и обсудить различия, имеющие в качестве источника их различный опыт в родительских семьях. Дети, наблюдая этот процесс, смогли более ясно отдать себе отчет в том, насколько сами они вовлечены в конфликт между родителями, порой принимая в споре ту или иную сторону. Дети также поняли, что они сами выражают сходные требования по отношению друг к другу и к родителям и порой оказываются в сходном замешательстве.

Использование

Техника позволяет диагносцировать внутрисемейные взаимоотношения, а также проводить интервенцию путем обсуждения возможных путей совместного и индивидуального использования семейного пространства, создавая для семьи весьма ценный опыт совместной деятельности.
Техника основывается на паралингвистическом и невербальном уровне коммуникаций, что представляется особенно важным для семейной терапии. Она может быть использована для выявления материала, связанного с ролевым поведением и мифами в родительских семьях супругов, скрытых правил взаимодействия в данной семье, а также для прояснения конечных целей семейно-терапевтического процесса.
В том ее варианте, когда родители выполняют упражнение, а дети наблюдают за ними, техника позволяет прочерчить границы между поколениями в семье и границы между различными семейными субсистемами. Это вовлекает родителей в такой род активности, который подтверждает их уникальное место в семейной системе, тогда как детям имплицитно отводится роль обучающихся. История семьи, выходящая на поверхность в изложении родителей, описывающих жизнь в своих родительских семьях, вносит свой значимый вклад в формирование чувства сопричастности к культурной наследственности данной семьи, способствует развитию эмпатии и взаимовыручки между ее членами. Кроме того волнующие пару в настоящий момент проблемы и конфликты могут быть лучше освещены через обращение к материалу семейной истории.
Когда техника используется в ее втором варианте (вся семья рисует план дома), психотерапевт получает возможность достаточно глубоко изучить актуальные проблемы и конфликты в семье, а также имплицитно присутствующие внутри семейной системы средства их преодоления. Особенно полезен данный вариант техники при работе с семьями, в которых размыты границы между субсистемами, а также границы между семьей и внешним миром. Безопасное выражение членами семьи различных точек зрения и чувств на происходящее позволяет снизить запутанность субсистем и прояснить границы.
В третьем варианте применения техники (дети рисуют план дома, а родители наблюдают за ними) психотерапевт выделяет и поддерживает детскую субсистему, уникальность точек зрения и чувств детей по отношению к внутрисемейному взаимодействию.
"Семейное пространство" может быть также использовано в семейно-групповой психотерапии, в работе с родительскими группами. В зависимости от целей группы внимание фокусируется на актуальных внутрисемейных конфликтах или же на истории семьи. Техника дает семейному терапевту информацию, которая не может быть получена в ходе обычной терапевтической беседы.
Методика может быть применена в ходе терапии с индивидами, которые достаточно зрелы для того, чтобы понимать и запоминать инструкции, адекватно общаться. Таким образом ее нельзя использовать в работе с маленькими детьми.
Техника дает возможность включить семью в такой опыт взаимодействия друг с другом, который одновременно поддерживает как дифференциацию, так и включенность в жизнь друг друга, что очень важно для нормального функционирования семьи.

3-25. СЕМЕЙНАЯ СОЦИОГРАММА

Обоснование

Социограмма представляет собой метод картирования внутригрупповых взаимоотношений, основанный на предпочтениях членов группы. Для применения в семейной терапии эта техника адаптирована Робертом Шерманом. Членам семьи задают вопросы о том, с какими членами группы они бы предпочли делать или уже делают какие-то определенные вещи. Методика, например, являлась популярным средством выявления привязанностей и дружеских взаимоотношений в школьном классе. Она в состоянии выявить альянсы, лидеров, отверженных, и те роли, которые играют различные члены группы. Сходным целям может служить данная техника и в рамках семейной терапии. Ответы на каждый из вопросов заносятся на схему и таким образом все члены семьи могут непосредственно представить как организована их семья. Причем изучаются как реальные взаимоотношения между членами семьи,так и их идеальные образы.
Социограмма является техникой, связанной с самопредъявлением(self-report technic??). Каждый из участников устно или письменно отвечает на предложенные всей группе вопросы. Как и все подобные, методы она основывается на готовности к сотрудничеству и честности респондентов.
Предполагается, что, делая выборы относительно тех или иных членов группы, люди приоткрывают свои убеждения, чувства, действия. Кроме того выявляется структурная организация семейной системы. Члены семьи вовлекаются в активное взаимодействие друг с другом, в самых разнообразных ситуациях, используя самые различные роли. Симтоматическое поведение - лишь один из аспектов, который может быть высвечен с помощью этой техники. Другие стороны жизни семьи также проявляются здесь достаточно выпукло.

Процедура

Психотерапевт говорит, что ей бы хотелось более ясно понять как именно функционирует данная семья и просит всех ее членов дать ответы на определенные вопросы. Список вопросов готовится заранее, в соответствии с конкретной ситуацией в семье.
Обычно задаются два рода вопросов: С каким членом семьи вы обычно...? С каким членов семьи вам бы хотелось...?

Вот некоторые примеры окончания вопросов:

ходить в кино говорить о личном ходить в гости составлять планы заниматься работой по дому сердиться обниматься вести интеллектуальную беседу работать вместе не иметь ничего общего шутить или рассказывать анекдоты ругаться играть обманывать не разговаривать смотреть телевизор заниматься спортом читать стихи ходить за покупками убегать из дома поехать на пляж (за город, в центр города, в горы) иметь перед собой в качестве примера для подражания убираться в доме чувствовать себя защищенным, когда он рядом чувствовать себя хорошо в его присутствии чувствовать себя плохо в его присутствии чувствовать себя возбужденно в его присутствии чувствовать грусть в его присутствии чувствовать себя усталым в его присутствии

Ответы на все вопросы незамедлительно заносятся на схему. Психотерапевт тщательно формулирует серию вопросов, так, чтобы
процесс был экономным с точки зрения времени, затраченного на него. Полученная схема обсуждается с семьей для определения
характера актуального внутрисемейного взаимодействия и идеального представления о нем членов семьи. Например, семью Ф. попросили ответить на следующий вопрос: "С какими членами вашей семьи вам больше всего нравится ходить за покупками?"
Ниже приводится схема, отражающая ответы членов семьи.
Папа Мама

Сюзи(16) Эрик(14) Джоан(10)

= мужчины <-------- = Выбор в одном направлении = женщины <--------> = Реципрокные выборы

Другим вариантом данной методики является игра "Угадай кто" - "Кто в семье...?" Примеры: больше всего склонен к составлению планов, самый начальственный, самый одинокий, самый злой, самый умный, самый смешной, самый теплый, с кем легче всего разговаривать, самый сильный, самый ловкий, лучший повар, самый щедрый, самый добрый, наиболее склонный к меланхолии, у кого самые умелые руки, самый большой оптимист, крутой пессимист, самый энергичный.
Третий вариант методики, направленный на более четкое определение альянсов и отвержений, связан с просьбой к членам семьи в ответах на вопросы сделать первый и второй выборы. Второй выбор при этом может быть обозначен на схеме другим цветом.
Четвертым вариантом является разрешение включения в возможные ответы членов расширенной семьи.
Гипотезой здесь является следующее: чем более дифференцированной является семья, тем более широким выступает разброс взаимных выборов в ответах на заданные вопросы. То, кого я выбираю для того, чтобы ходить за покупками, необязательно с моей точки зрения самый инициативный человек или же самый умелый человек в семье и т.д.

Пример

Ральф и Мэри обратились к психотерапевту с жалобами на постоянные стычки и драки между их четырьмя детьми. У старшего кроме того были сложности с его сверстниками, которые его дразнили. У второго ребенка, девочки, были проблемы с враньем, кражами и неуспехами в школе. Она являлась идентифицированным пациентом. Данный брак являлся вторым у обоих партнеров. Со стороны матери было трое детей - 15-летний сын, 13-летняя приемная дочь (идентифицированный пациент) и еще одна дочь 12-ти лет. У мужа была 11-летняя дочь, которая находилась под опекой ее матери, незамужней, но живущей с другом. Бывший муж жены не имел с семьей никаких контактов.
На второй сессии психотерапевт задала семье следующие вопросы. 1. А. С кем в вашей семье вы общаетесь с удовольствием?
Пожалуйста, выберите двоих. Б. С кем из членов вашей семьи вы больше всего хотели бы
общаться?
Отец Мать Джек(15) Мерил(12) Тони(15, идентифицированный клиент) Биологический отец Тони Биологическая мать Тони Одри(11, посещает отца, постоянно живет с матерью)

Непрерывные линии показывают актуальное состояние. Оба выбора на вопрос #1 показаны как равные по значимости.
Прерывистые линии представляют собой идеально представляемое членами семьи состояние.

Очевидно, что Тони, идентифицированный пациент, очень изолирована. Никто ее не выбрал. Только одна мать выбрала приемного отца, который кроме того изолирован от своих приемных детей. Он и его биологическая дочь Одри выбрали друг друга, таким образом образуя отдельный альянс. Несмотря на развод, Одри все еще очень нуждается в ее биологической семье. В идеале Джек и Тони хотели бы быть ближе к своей матери, а Мерил хотела бы быть ближе к Тони. Ни Джек ни Мерил не выбрали своего биологического отца. Тони в ходе сессии на словах выражала интерес по-поводу своей биологической матери, но не выбрала ее, выполняя данное задание (мать Одри не присутствует на встрече). Муж и жена выбирают друг друга, формируя адекватную родительскую субсистему, однако отец предпочитает своего родного ребенка приемным детям.
2. А. Кто в вашей семье принимает наиболее важные решения? Мать Джек(15) Мерил(12) Тони(13) Отец Одри(11) Мать Одри

На схеме, представленной выше, мы видим, что мама, как реально, так и идеально руководит всеми делами в семье. Все члены семьи центрированы на ней. Она воспринимает своего мужа как принимающего наиболее важные решения и в идеале ожидает от него того же, но остальные же члены семьи с этим не согласны, включая и ее биологическую дочь. Сила женщин в принятии важных решений является правилом в данной семье и не оспаривается. В ходе обсуждения отец пожаловался на то, что его жена приводит его в ярость, принимая решения по-поводу того, что и как ему делать. Когда же его спросили о том, нуждается ли он в консультациях по-поводу принятия решений, он отступил.
Хотя Ральф и Мэри находятся в браке уже три года, отец все еще не сумел интегрироваться в существующую ранее семью, а супруги не смогли организовать достаточно адекватную новую семейную систему. Приемный отец, его дочь, сын, и приемная дочь все еще вне центра внутрисемейного взаимодействия. Тони же является самой одинокой. Дополнительные данные были получены посредством использования еще двух вопросов, однако приведенные выше схемы сами по себе достаточно хорошо иллюстрируют применение метода социограммы в семейной терапии. Весь процесс занимает всего полчаса и приводит к последующим плодотворным обсуждениям, открытиям и подвижкам семейной системы в позитивном направлении.

Использование

Социограмма применяется для того, чтобы преодолеть негативную направленность беседы на сессии, построенную на жалобах членов семьи, а также для выстраивания целолостной структурированной картины семейной системы. Она идентифицирует взаимодействие каждого члена семьи с предъявляемым симптомом, а также другие позитивные возможности и пути, которые существуют во внутрисемейных взаимоотношениях и выявляет те из них, которые нуждаются в укреплении. Для членов семьи иногда является открытием то, как они воспринимаются другими родственниками. Метод хорошо определяет "запутанные клубки", существующие в семье и поощряет процесс индивидуации и дифференциации в данной системе. Альянсы и разрывы отношений между членами семьи выявляются здесь в самых различных областях внутрисемейного функционирования.
Техника, кроме того, представляет собой метод оценки внутрисемейных ролей, а также ролевых ожиданий. Выявляемые различия между этими двумя показателями указывает на существующий в семье потенциальный конфликт или неудовлетворенность.
Техника наиболее эффективна в работе с большими семьями, в том числе и с семьями с детьми, достаточно взрослых для того, чтобы понять смысл задаваемых им вопросов. Она полезна также в диагностике приемных семей, особенно тех, которые образованы на обломках разрушенных браков.




Глава 4: СТРУКТУРНЫЕ ХОДЫ

ВВЕДЕНИЕ

Структурные ходы представляют собой техники, созданные для того, чтобы производить изменения в организационной структуре семейной системы. Относительное положение, сила, роли, лояльность и границы между семейными субсистемами являются субьектами этих изменений. Это же касается ????"созвездий"-сonstellation нуклеарной семьи, места межпоколенных ????"созвездий"-сonstellation ?? и положения нескольких поколений данной семьи в социуме.
В исторической перспективе такие структурные шаги как рекомендация изменить обстановку, работу, школу или же совет поместить ребенка в детский дом являлись традиционными техниками семейной терапии как самостоятельной отрасли знания.
В первой половине 20-х годов Адлер, основываясь на точке зрения холизма, отрицал противоречие между структурализмом и функционализмом. Он обращал особое внимание на ???..семейные ????"созвездия"-сonstellation. Он и его последователи изучали порядок рождения детей в семье, ценности и межпоколенные ?????...guidens lines..?? ...Guidens lines..?? представляют собой такие инвариантные паттерны как мужественность и женственность, профессиональные интересы (бизнес, сфера обслуживания, художественное творчество и т.д.), процесс принятия решений, методы воспитания детей и другие традиционные пути сохранения внутрисемейной межпоколенной преемственности. Экологическая психология (психология, привязанная к месту) обращает особое внимание на то, как клиенты субьективно воспринимают свое положение в семейной системе, их место в мире, а также как они ведут себя по отношению друг к другу под углом зрения этого восприятия (Sherman, Dinkmeyer, in press). Важная часть психотерапевтического процесса состояла тогда в изучении роли этой экологической перспективы и ее значения.
Экология влияет на множество факторов и сама испытывает их влияние:
1. МакГодрик с коллегами (McGoldrick,Pearce,Giordano,1982) подчеркивает важность культурных, этнических, географических и других социоэкономических факторов.
2. Порядок рождения обеспечивает уникальную картину мира индивида и специфику его социальной ситуации развития(Ansbacher,Ansbacher,1956,Тоman,1976). Особую роль это играет во взаимоотношениях индивидов, принадлежащих к одному поколению в семье (Minuchin, 1974).
3. Лояльность членов семьи друг к друг и к родительским семьям(Boszormenyi-Nagy,Spark,1973), уровень индивидуации и дифференциации среди членов семьи (Bowen,1978) и творческий жизненный стиль во внутрисемейных взаимоотношениях (Mozak,1977) проявляется в том, что члены семьи способствуют организации и поддержанию семейной системы.
4. Другими основными элементами в организации семейной системы являются распределение власти, то как здесь принимаются решения (Sherman, 1983), как распределяются внутрисемейные роли (миротворец, защитник, вдохновитель, юморист, беспомощный и т.д.), альянсы и сговоры, треугольники в семейной системе, которые проникают в диадические взаимоотношения между членами семьи, а также уровень физической и эмоциональной близости-дистанции между членами семьи (Hoffman,1981).
Если рассматривать семью с точки зрения целостного подхода, то изменение в любом из упомянутых выше факторов может привести к изменениям системы в целом. Это предположение, лежащее в основе любого метода семейной терапии, является универсальным объяснением в техниках на основе структурных ходов.
Второе основное допущение состоит в том, что поведение является целенаправленным и инструментальным по своей сущности и поэтому место и роль, занимаемые каждым индивидом имеет полезную функцию для системы в целом. Природу этой полезности нужно понять психотерапевту для того, чтобы выбрать адекватные техники для интервенций в семейную систему.
Каждая психологическая теория имеет свои собственные принципы и допущения по поводу природы внутрисемейной организации. Например, равно ли целое сумме частей (теория научения), больше ли целое, чем сумма его частей (гештальт-теория), является ли иерархическая структура функционально доминирующей в целостной системе и интегрирующейся в нее (теория биологии развития)? Является ли целью поведения достижение конечной цели в будущем (Адлерианская психология), гомеостатического баланса (структурные и стратегические теории), реакция на стимул (психоаналитические теории и теории научения по типу "стимул-реакция").
Различия в концепциях выступают причинным основанием того, какие техники используются данным терапевтом, когда и каким образом. Такие структурные терапевты как Минухин (Minuchin,1967, Minuchin, 1974, Minuchin,Fishman, 1981, Minuchin, 1984), Апонте (Aponte,1976, 1980, 1981), Стэнтон и Тодд (Stanton,Todd,1979) подчеркивают, что использование структурных ходов наиболее соответствует их теоретическим ориентациям. Другие - Хейли (Haley,1976,1980,1984), Маданес (Madanes,1981,1984) и Папп (Рapp,1983) активно применяют структурные ходы в рамках своих стратегических моделей.
Пространственные и структурные факторы могут отслеживаться психотерапевтом вербально и невербально в ходе ее работы с семьей. Например существенно, кто сидит рядом с кем, как далеко друг от друга, кто на кого смотрит? Кто часто меняет место и как другие реагируют на это? Кто хочет привлечь внимание кого и когда? Психотерапевт может в любой момент вмешаться и изменить наблюдаемый образец поведения, что может оказаться действием, поддерживающим симптом.
Структурные техники являются особенно важными на начальных стадиях психотерапевтического процесса. Здесь основное для каждого психотерапевта - присоединится к системе и одновременно не быть поглощенным ею. Как бы мы не называли это явление - раппортом, присоединением, переносом - так или иначе психотерапевт должен найти свое место где-то рядом с клиентами. Все это создает новую систему - психотерапевтическую, что включает в себя структурирование психотерапевтического процесса (правил этой игры), эмпатию, соглашение по поводу того, как будет работать новая группа, в которую теперь входит и терапевт. Терапевт дает клиентам знать, что их слышат, понимают и ценят самих по себе, в их самоценности и самодостаточности.
Цель структурных техник, созданных для того, чтобы способствовать изменениям в семье - так реорганизовать систему, чтобы ее члены были способны перейти с одного места на другое, от одной роли к другой, установить и поддержать адекватные границы между позициями в системе, таким образом способствуя тому, чтобы система реорганизовала сама себя.

Преимущества и использование

Структурные техники могут быть использованы для многих целей. С их помощью можно:

1.Создавать движение. Клиенты обычно чувствуют, что застряли в их актуальной ситуации и не знают как из нее выбраться. Структурные ходы немедленно запускают механизм движения. Это может сподвигнуть клиентов к дальнейшему движению. Освобождение ребенка от родительской роли может создать пространство для менее адекватного родителя и стимулировать его движение к большей компетентности в принятии на себя родительской роли (принадлежащую ему по естественному праву).

2.Изменять перспективу. Играя новые роли, клиенты занимают новую позицию в семейной системе, начинают следовать новым правилам. Это стимулирует их к тому, чтобы смотреть на вещи с иной точки зрения и находить новые смыслы для старых фактов.

3.Способствовать подвижкам в изменении распределения силы. Присоединяясь к различным субсистемам, психотерапевт может увеличить значимость одного родственника для другого, преодолеть неравенство или разрушить тупики, к которым привела конфронтация. Поддержка родителей в их роли создателей семейных правил и поддержка детей в их потребности уважения и большей ответственности могут выступить в качестве примеров подобных альянсов.

4. Разрушать коалиции. Иногда двое или большее число людей объединяются для того, чтобы противостоять третьему. Например очень часто один из родителей и ребенок объединяются для противостояния другому родителю. В этом случае делается все возможное для того, чтобы разрушить данный альянс, прекратить вмешательство ребенка в дела его родителей.

5. Формировать новые альянсы. Людям можно помочь в их усилиях, направленных на объединение и совместную деятельность. Например, родителям помогают достичь соглашения по поводу их родительской деятельности и осуществлять это соглашение на практике.

6. Прояснить границ между субсистемами. Кто и каким образом включен в данную субсистему, и в какой функции; кто за что отвечает; уменьшение числа слишком жестких границ для поддержки кооперативных взаимодействий - вот примеры тех вопросов, которые служат здесь предметом обсуждения.

7. Открывать новые стороны в "Я". Изменяя свое место в системе внутрисемейного взаимодействия люди приобретают возможности опробывания новых поведенческих образцов и открытия новых сторон своей личности. Например, обращение ролей может поставить серьезного и ригидного партнера перед необходимостью отвечать за семейные развлечения, а более легкомысленного - сделать ответственным за организацию семейного бизнеса.

8. Нормализировать опыт нахождения в определенной позиции. Иногда люди рассматривают самих себя как плохих, несамоценных и бессильных только потому, что занимают определенное место в системе. Терапевт может сказать что-то вроде того: "Если бы я был на Вашем месте, я бы тоже был в депрессии"; или "Люди в положении подобном Вашему обычно чувствуют и делают тоже самое"; или "Как Вы думаете, каковы преимущества Вашей позиции?"

9. Переформулировать смысл нахождения в определенной позиции. Пусть один из клиентов жалуется на неудобство быть старшим ребенком в семье. Реплика психотерапевта: "Да в этом есть своя правда - именно так случается с большинством старших детей. Но, если взглянуть на ситуацию с другой стороны, можно сказать, что старшие дети получают в своей семье хорошую подготовку для того, чтобы когда они вырастут, быть лидерами в большом мире и к тому, чтобы окружение смотрело на них снизу вверх".

10. Изменять семейную систему, работая с одним из ее членов. Пусть предположение о том, что если один человек изменит свое положение в системе, то вся система должна к этому изменению приспособиться верно. В таком случае терапевт может способствовать изменению семейной системы, поддержав изменения одного из ее членов.

В данной главе имеются примеры большого разнообразия доступных сейчас техник для производства структурных изменений в семейной системе: слежение, поддержка межпоколенных границ, присоедиение к субсистеме, стратегические альянсы, семейные ритуалы, отпуск, обращение ролей, вызов взаимодополнительности.

4-26. ПРОСЛЕЖИВАНИЕ

Обоснование

Целью техники "прослеживание" является изучение в деталях специфических паттернов поведения, мышления и чувств в системном контексте. Можно проследить такие аспекты поведения клиентов как симптом, действие, коммуникация, интерес, история семьи, невербальная метафора. Клиентов просят продемонстрировать или описать специфические детали их опыта, используя при этом собственные символы и метафоры.
Технику прослеживания используют большинство терапевтических школ. Например, психоаналитики прослеживают сопротивление, адлерианцы - внутреннюю логику индивида, другие когнитивные психотерапевты - иррациональную систему убеждений. Стратегические терапевты стремятся извлечь паттерн петли положительной обратной связи на котором застряла семья. Структурные терапевты используют этот метод как способ присоединиться к субкультуре и языку семейной системы для ее изменения в позитивном направлении. Эти последние, возможно, больше всех написали об этой технике с системной точки зрения.
Апонте и Ван-Дейзен(Aponte, Van Deusen, 1981, р.330) указывают, что: "язык, рассказы из жизни семьи, а также ее история и ценности представляют собой различные символические аспекты семейной идентичности" и неизменно присутствуют в содержании внутрисемейных коммуникаций. Таким образом, психотерапевт общается с семьей и строит взаимоотношения с ее членами, используя их собственные символы.
Минухин и Фишман (Мinuchin,Fishman,1981, pp.34-39) описывают технику прослеживания как важнейший элемент в процессе присоединения к семье и мягкого направления поведения ее членов в позитивном направлении. Она является главным элементом в терапевтической стратегии этих авторов. Через структурирование, разыгрывание ролей, выполнение различных заданий терапевт и клиенты организуют взаимодействие между собой. Терапевт присоединяется к клиентам, помогая им рассказать собственную историю и как следует настроиться на понимание тех процессов, которые происходят в их семье. Терапевт при этом отмечает давление, оказываемое на нее семьей, которая стремиться организовать ее поведение таким образом, чтобы оно соответствовало их паттернам внутрисемейного взаимодействия. Сначала она вслушивается в историю и затем перемещает уровень терапевтического взаимодействия от содержательного к процессуальному, фокусируясь на природе межличностных взаимоотношений в семье и направляя клиентов к оппробыванию нового поведения.

Процедура

Минухин (Minuchin,1974) советует следующее: "Терапевт прослеживает содержание внутрисемейных коммуникаций
и поведенческих образцов и поощряет членов семьи к их продолжению. В этом он подобен иголке, следующей по желобу в записывающем устройстве. В наиболее простой форме прослеживание состоит из проясняющих вопросов, одобрительных комментариев или выяснения подробностей в рассказах клиентов. Терапевт ни в коей мере не бросает вызова тому, что говориться, занимая лишь позицию заинтересованной стороны. Техника прослеживания является типичной для психотерапевтов, работающих в недирективном ключе. Скупое "угу"; реплики, подталкивающие к продолжению беседы; повторение того, что сказал собеседник; косвенное поощрение реплики путем выказывания к ней интереса; вопрос для выяснения содержания сообщения - все это является способами, которыми психодинамический и недирективый психотерапевты контролируют направление и течение коммуникаций" (р.127-128).
Психотерапевт, работающий в системной традиции, может, например, спросить: "Кто первый проявит инициативу и начнет действовать в данной ситуации? Как будут действовать другие? Что сделает в ответ первый? Как на это прореагирует его оппонент? Что в это время будут делать остальные члены семьи?" Психотерапевт продолжает задавать вопросы до тех пор, пока не проявится полная последовательность событий, относящихся к симптоматическому поведению или недугу и последовательность, образующая петлю само-подкрепляющейся обратной связи, не начнется сначала. Терапевт может наблюдать, как каждый член семьи ведет себя, поддерживая повторяющийся образец поведения, который семья предъявляет в качестве симптома. Психотерапевт задает вопросы безоценочно, как-бы просто проявляя свой непосредственный интерес к деятельности семьи. Вопросы формулируются на языке метафор самой семьи, так как именно семейный язык подвергается здесь всеобъемлющему изучению.
Терапевт может, кроме того, попросить клиентов разыграть определенное событие, например, обращаясь к родителям: "Не могли бы вы поиграть в куклы с вашими детьми?".
Эти данные необходимы психотерапевту для создания гипотез, а также для того, чтобы дать клиентам обратную связь: "Таким образом ваша задача состоит в том, чтобы помирить ваших родителей? Как вы считаете, долго ли еще они будут нуждаться в ваших миротворческих функциях?"
Обратная связь обычно переопределяется в позитивном ключе для того, чтобы поддержать каждого члена семьи и каждую внутрисемейную подсистему - тем самым в семье создается атмосфера дружбы и сотрудничества. Кроме того обратная связь способствует тому, что члены семьи начинают сознательно относиться к своей деятельности. Это стимулирует движение семьи к более функциональному, здоровому состоянию.

Пример

Следующий пример взят из описания случая, сдеданного Минухиным и Фишманом (Мinuchin,Fishman,1981, р. 35-38). Идентифицированным клиентом здесь выступает депрессивный муж, который кроме всего прочего жалуется на беспорядок в доме.
Т/терапевт/: (матери): Вы считаете, что ваш дом запущен? Мать: Я так не считаю, но дом действительно мог бы быть в
гораздо лучшем состоянии. Т.: Видит ли Ваш муж причину беспорядка в доме в том, что Вы
плохая хозяйка?... М.: Конечно. О: Да. Т. (матери): В состоянии ли он сказать Вам об этом или ему
приходится молчать? М.: По всякому бывает... Все зависит от того, справляется ли
он с моим огорчением. О.: Я думаю, что когда нечто подобное беспокоит меня,
раздражение накапливается постепенно - я сдерживаюсь до тех пор, пока какое-нибудь незначительное событие не послужит запускающим механизмом. Тогда я срываюсь, начинаю критиковать, злюсь.... Если же я веду себя грубо, мне потом бывает очень стыдно.
Т.: Таким образом иногда семья чувствует, что оказалась в ловушке.
О.: Это скорее не семья, ... а (указывает на жену)... Т.: Кит? (Мinuchin,Fishman,1981, р. 35-36).

Элементы техники прослеживания применяются здесь в ходе всей терапевтической беседы. Психотерапевт отслеживает жалобу идентифицированного клиента, вскрывая процесс, посредством которого семья поддерживает его в фрустрирующем положении - ловушке, которая подкрепляет депрессивные чувства мужа и его роль "козла отпущения". Когда же муж злится, он огорчает жену. Продолжение беседы убедительно показывает, что жена также опасается быть прямой и честной в общении с мужем из-за боязни его расстроить.
Прямо, открыто и честно отражая наблюдаемое поведение, психотерапевт присоединяется к семье и, одновременно, бросает вызов нефункциональности семейной системы. Супругам показывают, что общение намеками и желание не огорчать партнера часто создает психологическую ловушку. Все это ведет к продуктивному обсуждению умения супругов адекватно спорить и критиковать друг друга - эффективных способов уменьшения депрессии мужа и удовлетворения потребности жены плакать не так часто.
Попеременно присоединяясь то к одному, то к другому партнеру, психотерапевт получает возможность поддержать личностную позицию каждого и, одновременно бросить вызов, поставить под вопрос реальные результаты их поведения и межличностного взаимодействия. Здесь как бы задается вопрос "Вы действительно хотите остаться в этой наблюдаемой вами сейчас позиции?"

Использование

"Прослеживание" стимулирует клиентов описывать или проигрывать их прошлый опыт в конкретных понятиях, а не посредством неясных обобщений. Это дает возможность преодолеть семейную мифологию, окружающую симптом и позволяет членам семьи увидеть ситуацию, в которой они в данный момент находятся, в реальном свете. Техника позволяет психотерапевту наблюдать действительную последовательность событий - выяснить то, какой вклад вносит в нее каждый член семьи, кто будет упорнее всего бороться за ее сохранение и продолжение.
Техника может быть использована как в ходе традиционной терапевтической беседы, так и в специальных упражнениях - например, в разыгрывании событиий из жизни семьи, или в других играх. Техника может применяться, посредством рационального взаимодействия, организованного психотерапеватом, в работе с людьми, принадлежащими к различным возрастным группам. Прослежено может быть даже поведение младенца.

4-27 ПОДДЕРЖКА МЕЖПОКОЛЕННЫХ ГРАНИЦ.

Объяснение

Многие техники помогают различить подсистемы внутри семьи. Большинство прозападно-ориентированных теорий семейной терапии отмечают важность поддержки границ между поколениями в семье - поколением бабушек-дедушек, родителями и детьми. Особенно это касается семейных терапевтов, работающих в рамках структурной теории. Они полагают, что семья будет успешно функционировать лишь тогда, когда будут ясно прочерчены границы между поколениями по отношению к внутрисемейным правилам, распределению ответственности и взаимоотношениям между родителями и детьми. Формирование вертикальных межпоколенных альянсов и треугольников рассматривается как мешающее горизонтальным взаимоотношениям в семье (например, в отношениях между родителями,в отношениях между детьми) и делающее эти взаимодействия дисфнукциональными. Негласное разрешение одному из детей занять псевдородительскую позицию, равную роли одного из родителей, или даже очутиться в роли родителя собственному родителю определяется как дисфункциональный внутрисемейный паттерн. В качестве других примеров можно привести закрытые альянсы, когда один из родителей тайно поддерживает отклоняющееся поведение одного из детей, или когда ребенок учит одного из родителей, как ему совладать с другим, или когда бабушка отменяет наказание, наложенное родителями и обращается с родителем как с одним из своих детей или внуков. В каждом из этих случаев структура семьи рассматривается как нефункциональная. Основная теоретическая посылка, на которой основывается данная техника состоит в том, что семья представляет собой социальную структуру, организованную по иерархическому принципу.
Для семейного терапевта важно двигаться таким образом, чтобы поддержать внутрисемейную иерархию путем укрепления межпоколенных границ,отделяющих родителей от детей - многие варианты подхода структурных ходов были созданы именно для этой цели.

Процедура

Когда психотерапевт замечает, что имеется смазывание или нарушение иерархических границ в данной семье, она создает такие структурные ходы, которые перераспределяют членов семьи таким образом, чтобы поддержать соответствующие субсистемы, чтобы родительская и детская субсистемы были в достаточной мере разъеденены.

Схема: подсистема "бабушек-дедушек", родительская подсистема - (мама, папа), детская подсистема: старшая дочь - средний сын, младший сын.

Техника включает в себя следующее:

1. Изменение порядка, в котором члены семьи сидят на сессии - родителей следует усадить вместе и детей вместе друг с другом.
2. Так видоизменять задания, чтобы подчеркивать различия в ответственности родителей и ответственности детей.
3. Практиковать встречи с родителями (без детей) для обсуждения вопросов, находящихся исключительно в родительской компетенции.
4. Терапевт может попросить разрешение родителей на то, чтобы проделать что-то с детьми.
5. Стимулировать развитие потребности в индивидуальном личностном пространстве, например, посоветовать ввести такие правлила в домашний обиход, чтобы иметь возможность закрывать двери как в комнате у родителей, так и в комнате у детей.
6. Советовать родителям и детям проводить больше времени в отдельности друг от друга.
7. Подчеркивать руководящее значение родителей в семье, их определяющую роль в воспитании детей.
8. Побуждать родителей обсуждать свои проблемы с друзьями или профессионалами и не впутывать в это детей.
9. Побуждать родителей к тому, чтобы они вели себя с детьми как взрослые, а не регрессировали, находясь в фрустрации, к детскому уровню.
10. Побуждать родителей к тому, чтобы они позволили детям вести себя и действовать в соответствии с их возрастом.
11. Помогать родителям передавать часть своей ответсвенности детям при достижении ими соответствующего возраста, когда эти последние эту ответственность смогут исполнять.

Пример

Семья П. решила пройти терапию по совету школьного психолога их дочери. Психолог отметила, что их дочка Ли, 12-ти лет, плохо посещает школу, ругается, и, несмотря на свои довольно хорошие способности, получает посредственные оценки. Она побеседовала с семьей и предположила, что в ее функционировании как группы имеются серьезные проблемы.
Семья состоит из 14-летнего Тимоти, 16-летней Лидии, идентифицированной клиентки Ли, 42-х летнего мистера П. и 39-летней миссис П.
Начало работы с этой семьей показало, что первоначальное безмолвное соглашение этой четы подразумевало, что муж должен помогать жене в решении ее проблем, повсюду сопровождать ее, оказывать ей внимание и проявлять к ней глубокий интерес. Предполагалось, что именно такое поведение должно сделать ее счастливой. В свою очередь, она должна была быть милой и приятной, всегда выражать свое восхищение мужем и позволять ему быть лидером. Ясно, что несоблюдение первоначального соглашения может вызвать отрицательные эмоции как у одного, так и у другого супруга.
Во время сессий Ли часто плохо себя вела, например, бросала на пол фантики от жвачек. Миссис П. обычно делала ей выговор и приказывала остановиться. Ли же в ответ огрызалась, мистер П. улыбался, а миссис П. неожиданно замолкала. Два других ребенка, Тимоти и Лидия были довольно далеки от того, что происходило на сессии. Эта ситуация повторялась несколько раз во время первой части беседы. Психотерапевт начала рассматривать баловство дочери как результат использования подростка в качестве оружия в конфликте между родителями. Психотерапевт решила укрепить границы между поколениями, поддержав жену в направлении ее сближения с супругом.
Ли все время жует жвачку и бросает фантики на пол. Мать нежным голосом говорит: "Ли, перестань. Это нехорошо". Ли гневно отвечает: "А ты на меня не смотри!" Отец молчит, не оказывая никакой поддержки. Терапевт говорит жене: "Вы выглядите так, как будто сейчас Вам требуется помощь, но Вы не просите ее у своего мужа". Терапевт предлагает жене и мужу сотрудничать друг с другом, ведь в конце-концов это было частью их негласного первоначального соглашения. Мать начинает плакать. Терапевт спрашивает, почему она плачет? Она отвечает, что ее плач не имеет никакого значения. Терапевт объясняет: "Вы опасаетесь, что от него не дождешься помощи". Муж подтверждает это преположение. Мать отвечает "да" кивком. Тогда терапевт говорит: "Давайте выясним".
Терапевт говорит мужу: "Вы хотите помочь?" Здесь терапевт поддерживает усилия жены. Муж, интеллектуализируя ситуацию, отвечает: "Я всегда уступаю ей, когда могу, но мне необходимо очень много времени уделять работе - иначе меня признают не соответствующим должности". Терапевт спрашивает: "Вы сейчас находитесь далеко?" Она несколько раз повторяет этот вопрос. Муж отвечает: "Да". Она спрашивает: "А сейчас Вы находитесь на большом расстоянии?" Муж отвечает: "Нет". Это означает, что он хочет помочь своей жене. Терапевт говорит: "Как неудачно, что Вы чувствуете себя близко, а сидите далеко от нее". Терапевт указывает на имеющееся здесь несоответствие. Начиная смущаться, муж отвечает: "Я не всегда уверен, что нужен ей". Очевидно также, что он здесь чего-то боится. Терапевт утверждает: "Когда она посмотрела на Вас, Вы не вполне поняли, что она имеет в виду". "Я не всегда ее понимаю" - отвечает муж. Терапевт настаивает на том, чтобы он спросил ее - действительно ли она хочет чтобы он находился от нее в отдалении. Муж спрашивает: "Ты действительно этого хочешь?" Жена быстро отвечает: "Нет".
Тогда терапевт предлагает мужу сесть рядом с женой. Муж пересаживается и берет свою жену за руку. Таким образом терапевт укрепляет границы между поколениями в этой семье. Потом она спрашивает: "А теперь лучше?" Жена улыбается. Терапевт спрашивает мужа, чувствует ли он теперь себя спокойнее, и тот положительно кивает в ответ. Терапевт замечает, что, сидя таким образом рядом, они выполняют первоначальное супружеское соглашение и что вообще странно для мужа и жены сидеть отдельно друг от друга. Она также спрашивает: "Вы часто садитесь рядом дома, если имеет место ситуация подобная этой?" Муж отвечает: "Нет". Затем терапевт говорит супругам, что они должны поработать над этим вопросом самостоятельно и стараться следовать своему первоначальному соглашению. Она также посоветовала родителям проводить минимум два часа в неделю, занимаясь какой-нибудь деятельностью без детей. Это еще больше укрепило уже установленную границу.
Эта сессия показала терапевту, что оба родителя были заинтересованы в улучшении своих взаимоотношений и в соблюдении правил первоначального соглашения, к которому им следовало приближаться поэтапно. Опираясь теперь на объединившихся родителей, как на подсистему, терапевт поощряет их вдвоем заняться дисциплиной Ли, которую больше не будет поддерживать отец, когда она действует против матери.
Изменение границ в этом случае происходит из-за перелома в кроспоколенных взаимоотношениях и из-за соблюдения или переобсуждения безмолвного первоначального супружеского соглашения.

Использование

Поддержка межпоколенных границ используется для того, чтобы помочь членам семьи занять свое адекватное место в семейной системе. Техника способствует разрушению внутрисемейных альянсов, которые поддерживают дисфункциональность семейной системы, освобождает родителей от сверхвключенности в жизнь детей и детей - в жизнь родителей. Кроме того данная техника направлена на то, чтобы обеспечить единство между родителями и согласованность в действиях между ними. Также она может выявить и исправить псевдовзаимность между родителями, когда они на поверхностном уровне соглашаются друг с другом для того, чтобы избежать конфликтов. Эти конфликты (acting out) затем проигрываются их детьми. При проведении данной методики необходимо иметь ввиду различия в культурных ценностях, присущим разным поколениям в семье.

4-28 ПРИСОЕДИНЕНИЕ К СУБСИСТЕМЕ

Объяснение

Данная техника больше всего используется в рамках структурной семейной терапии для помощи в установлении адекватных границ внутри семьи. С ее помощью можно сделать вызов существующему дисфункциональному распределению власти и таким параметрам внутрисемейного взаимодействия как дистанция-близость. Она особо эффективна в семьях "запутанный клубок", члены которой слишком тесно сплетены друг с другом, в которых имеется несколько треугольников, причем ребенок или бабаушка более доминантны, чем родители, или один из супругов доминирует над другим. Входя во временный альянс с одной из семейных субсистем (родительской или детской), психотерапевт посвящает на какое-то время все свои силы, авторитет и власть данной группе или данному конкретному члену семьи. Позже она может осуществить альянс с другой субсистемой, для того, чтобы укрепить ее, когда уже проделана определенная работа с первой, и получены позитивные результаты по преодолению дисфункциональных паттернов внутрисемейного взаимодействия.
В основе данной техники лежит следующие теоретические предпосылки. Семья представляет собой иерархическую структуру, в которой родители выполняют функцию исполнительной власти и руководят своими детьми. Дети же не руководят своими родителями. Между собой родители должны в идеале иметь равные партнерские отношения - как в качестве супругов так и в качестве родителей. Дети же образуют собственную субсистему, в которой ребенок с определенными особенностями (например, больной или капризный) не может выполнять роль лидера. Власть в семье, ее использование и распределение, является центральным моментом во всех внутрисемейных конфликтах и дисфункциональных взаимодействиях и поэтому выступает в качестве важного фактора в семейно-терапевтическом процессе. Власть проявляет себя через разнообразные альянсы и сговоры. И когда для осуществления властных функций необходимо преодолеть существующие внутрисемейные границы - возникают трудности и проблемы. Слишком большая близость субсистем друг к другу, их взаимоперекрытие (отсутствие границ) или, наоборот, их слишком большая дистанция может стать источником структурных проблем.
Следует подчеркнуть, что психотерапевту, который обозначает свой подход как нейтральный или недирективный, вряд ли удастся эффективно работать с этой техникой.

Процедура

Первый шаг состоит в определении того, какая из субсистем должна быть усилена. Например, родители, оказавшиеся неэффективными в приучении к порядку своих детей, ведущих себя девиантно, могут оказаться субъектами психотерапевтического альянса. Присоединяясь к родителям психотерапевт в качестве тренера укрепляет их лидерское положение в семье. Сходным образом, когда один из супругов доминирует над другим и это приводит к дисфункциональности во взаимоотношениях, психотерапевт для того, чтобы это доминирование прекратить и попытаться создать более равные взаимоотношения между ними, присоединяется к тому, кого подавляют. Это находится в соответствии с теорией, согласно которой члены субсистемы равны между собой. Присоедиение к субсистеме приводит к разбалансировке существующих взаимоотношений в семье и подталкивает эту подсистему к более эффективному выполнению своих функций. Когда психотерапевт присоединяется к субсистеме, связи между ее членами укрепляются, а также укрепляются границы между субсистемами внутри системы.
Такие психотерпевтические альянсы и укрепления субсистем в семье могут быть достигнуты следующими приемами:
1. Можно сесть рядом с членами конкретной субсистемы и осуществлять какую-то деятельность вместе с ними.
2. Внимательно слушать членов данной субсистемы и способствовать тому, чтобы члены других субсистем тоже их внимательно слушали, признавали их право на самостоятельные высказывания.
3. Дать знать представителям одной из субсистем как конкретно они используют свою власть и тем самым достигают результата, противоположного желаемому. Например, доминирующая жена продолжает ругать своего мужа, предъявляея ему завышенные требования, даже когда из-за этого муж становится все более пассивным. Родители требует от взрослого ребенка-шизофреника, чтобы он наконец стал взрослым, хотя они и обращаются с ним как с младенцем.
4. Тренировать супругов в адекватном родительском поведении и заставить их сразу же применить результаты этого тренинга во взаимодействии с ребенком. Психотерапевт не может здесь ни в коем случае играть родительску роль, так как это подорвет власть последних.
5.Помочь членам субсистемы ясно определить свои собственные потребности и позицию и делать это в откровенно напористой манере. Затем психотерапевт способстсвует тому, чтобы члены другой субсистемы прореагировали на это прямо и конструктивно и семья в целом включилась бы в открытый переговорный процесс.
6. Соотнести внутрисемейные роли и задачи с ясно очерченными границами внутри семьи. Кто осуществляет общее руководство процессом воспитания детей? Кто следит за дисциплиной? Каковы обязанности каждого ребенка? Каковы обязанности бабушек-дедушек, социальных работников, каждого супруга? Кто заботится о развлечениях, социальных контактах, приватности семейной жизни?
7. Освободить ребенка от псевдородительской роли или позиции, равной родительской, приятельской по отношению к ним. Ребенок должен прекратить вести себя так, как будто он равен родителям или же превосходит их в терминах авторитета и власти. Для этого психотерапевт просит родителей делать то, что обычно делают дети.
8. Напомнить членам каждой из субсистем об их адекватном месте в семейной системе и помочь членам семьи определить свои собственные права, привелегии и обязанности в рамках каждой из субсистем.
Психотерапевт может изменять альянсы внутри семьи, когда в их образцах поведения и взаимоотношениях происходит существенный сдвиг. Ей возможно придется и дальше заниматься разбалансировкой семейной системы (может быть еще несколько встреч) для того, чтобы привести семью к стрессу, достаточному для того, чтобы началась позитивная трансформация семейной системы, что даст возможности поиска новых путей разрешения внутрисемейных конфликтов.

Пример

Мэри и Джон, ее шестилетний сын, живут с родителями Мэри с тех пор, как та развелась с мужем год назад. Все четыре члена семьи принимают участие в семейной терапии. В качестве проблемы, которую представила семья, выступили капризы мальчика. В ходе первичной беседы терапевту стало ясно, что Мэри не удается осуществить эффективный родительский контроль над поведением Джона. Ее собственные родители, дедушка и бабушка Джона, взяли на себя большую часть родительских функций Мэри. Границы между Мэри и Джоном неадекватно размылись. Их взаимоотношения были больше похожи на отношения брата и сестры примерно одного возраста, чем на отношения матери и сына.
Терапевт попросил бабушку и дедушку сесть рядом по одну сторону от Мэри, тогда как Джон сел с другой стороны. Эта аранжировка посадочных мест отражала объективное существование трех субсистем в этой семье и вместе с тем указывала на главенствующую роль Мэри по всем вопросам, касающимся Джона. Терапевт садится ближе всего к Мэри и лицом к ней. Во время сессии она очень внимательно слушает Мэри, демонстрирует принятие и доверие ее рассказу. Она просит Мэри повернуться к членам каждой из других субсистем и объяснить им, в каких изменениях, с ее точки зрения, нуждается семья. На второй и последующих сессиях терапевт побуждает Мэри к тому, чтобы взять на себя особую ответственность и контроль за ребенком. Она - на стороне Мэри, в то время как бабушка и дедушка, а также сам мальчик, сопротивляются этому.
Терапевт спрашивает бабушку и дедушку, чей это ребенок и кто за него несет ответственность. Бабушка и дедушка говорят, что отвественна Мэри и что они хотели бы, чтобы она на самом деле взяла отвественность за мальчика на себя, но Мэри часто просит их о помощи. Терапевт указывает на то, что в данном случае отнюдь не имеет место ситуация "все или ничего". Если кто-то нуждается в помощи, а кто-то эту помощь может оказать - данная ситуация нормальна и это совсем не похоже на то, когда под видом помощи одна сторона полностью берет контроль над ситуацией. Мэри нужно всего лишь помочь в выполнении того дела, за которое она несет ответственность и ничего более. Затем терапевт присоединяется к бабушке и дедушке и хвалит их за усилия по воспитанию собственных детей и способность откликаться на просьбы в оказании помощи по воспитанию внуков, когда это необходимо.
Затем она просит Мэри быть более конкретной в вопросе о том, в какой именно помощи со стороны ее родителей она нуждается, а также какая поддержка с их стороны ей необходима в дисциплинарных усилиях по отношению к Джону. Мэри даются специальные рекомендации по поводу того, как вести себя с Джоном.
Далее терапевт говорит Джону, что ей известно, что он хочет быть хорошим мальчиком и совершать правильные поступки. Она просит Джона подчиняться тем правилам, которые ему дает мама. Каждый раз, когда мальчик ведет себя адекватно, психотерапевт говорит, что именно так должен вести себя маленький мальчик. Она также присоединяется к мальчику для того, чтобы договориться о приемлемом времени, которое его очень занятая, и все еще переживающая по-поводу развода, мама может посвятить общению с ним. Терапевт также напоминает маме о том, что мальчик по всей вероятности скучает по своему отцу, с которым он после развода по сути дела не видится, и это для него очень трудно понять и принять.
Результатом шести сессий явилось уменьшение числа конфликтов между тремя субсистемами в данной семье, более ясные правила и ожидания, больше порядка в доме, меньше тревожности со стороны ребенка и матери, более дружеские взаимоотношения, особенно по вопросу о желаниях и потребностях Джона. Отношения между мамой и сыном стали теплыми.

Использование

Присоедиение к субсистеме дает возможность психотерапевту перераспределить власть в семье, разрушить треугольники, когда, например, кто-то другой вмешивается в отношения между супругами, установить адекватные границы между субсистемами. Это дает терапевту больше гибкости для маневрирования внутри системы. Предполагается, что семья приходит к психотерапевту как к эксперту - человеку, который в праве производить изменения. Поэтому применение данной техники показывает семье важность гибкости по отношению к реальной жизненной ситуации и необходимости время от времени производить изменения в семейных правилах.
Техника первоначально использовалась в рамках структурой и стратегической семейной терапии при работе с неэффективными субсистемами. Создавая дисбаланс в семейной системе, техника приводит к новому положению членов семьи по отношению друг к другу и к новым возможностям разрешения внутрисемейных конфликтов.
Терапевт должен вполне отдавать себе отчет в мельчайших различиях между понятиями "присоединиться к субсистеме" и "стать на сторону одной из субсистем". Присоединение к субсистеме представляют собой сознательные усилия терапевта, направленные на перераспределение силы и власти в данной семье, установление границ и уменьшение манипуляцией одних членов семьи другими. Стать на сторону одной из субсистем являет собой подсознательное действие, в котором терапевт идентифицирует себя с одним или несколькими своими клиентами против других своих же клиентов. Нужно также иметь ввиду, что когда терапевт присоединяется к одной из семейных субсистем, ее действия могут быть восприняты семьей как взятие одной из сторон, но будет гораздо хуже, если это действительно произойдет в реальности.(См.также технику "Стратегические альянсы", которая следует сразу же за данной).

4-29 СТРАТЕГИЧЕСКИЕ АЛЬЯНСЫ

Объяснение

Техника "стратегические альянсы" представляет собой терапевтические встречи с одним из членов семьи с целью способствовать такому изменению поведения этого человека, которое привело бы к позитивным переменам на уровне всей системы. Техника была предложена стратегическими терапевтами и описана в работах Вацлавика и Коина (Watzlawick and Coin,1980), Вацлавика, Викланда и Фиша ( Watzlawick, Weakland, Fisch,1974). Материал, представленный в данном разделе взят из работы Брейт, Вон-Ги и Вильнера( Breit, Won-Gi Im, Wilner, 1983).
Отдельные встречи с одним из членов семьи создают особого рода взаимоотношения с ним. При этом данному члену семьи дается предписание вести себя по-новому, что должно поставить этого человека в иную позицию в семейной системе, создавая особую ситуацию, на которую другие члены семьи так или иначе должны прореагировать. В результате может произойти такое изменение в семейной системе, которое модифицирует симптоматическое поведение. Предписание тщательным образом планируется до сессии, базируясь на понимании существа симптоматического поведения и возможных источников происхождения сопротивления. Интервенция в данном случае может быть как прямой, так и парадоксальной.

Процедура

Встречи с одним из членов семьи осуществляются без ведома других членов. Такие встречи нередки в традиционных подходах семейной и супружеской терапии, где психотерапевт обычно встречается с каждым членом семьи индивидуально для того, чтобы собрать необходимую информацию, узнать о "секретах семьи", или поддержать того члена семьи, который оказался под большим давлением стресса или же имеет более выраженный уровень патологии. Это существенным образом отличается от техники стратегического альянса, где терапевт использует союз с каким-нибудь членом семьи для того, чтобы осуществить специфическую интервенцию.
Стратегические альянсы могут оказаться наиболее успешными, когда они осуществляются с самым здоровым членом семьи, индивидом, наделенным самым большим уровнем власти, или же с тем, кто больше всего страдает. Альянсы проводятся последовательно с каждым из членов семьи, однако любой последующий альянс должен быть согласован со всеми предыдущими, и все это вместе взятое должно помочь семье в ее движении к функциональному, здоровому состоянию. Путем формирования таких альянсов один из членов семьи ставится в особое привелигированное положение и его мотивация таким образом увеличивается. Эффективность вмешательства может быть здесь довольно большой еще и потому, что, в этом случае, с точки зрения других членов семьи вектор изменений исходит от одного из ее членов, а не от психотерапевта. Причем то, что им кажется произошедшим спонтанно, в действительности является тщательно спланированным. Осуществляя стратегический альянс с одним из членов семьи, терапевт учит его самого быть позитивным стратегом (не манипулятором!), что тоже должно способствовать оздоровлению семейной системы.

Пример

В качестве примера Брейт с коллегами(Breit, Won-Gi Im, Wilner, 1983) описывает семью, состоящую из отца, мачехи и 15-летней дочери, которой пришлось жить с отцом и мачехой вопреки ее желанию в течении одного года. Поэтому она игнорировала их, отказывалась с ними разговаривать, демонстративно не хотела заводить друзей и просто получать удовольствие от жизни. Таким образом девочка пыталась наказать супругов, показывая близким, какая она несчастная. Мачеха несколько раз безуспешно пыталась завоевать ее привязанность. Несмотря на огромные усилия с ее стороны, девочка наотрез отказывалась вступать с ней в контакт. Отец обвинял жену в несчастьи дочери, утверждая, что она не умеет обращаться с детьми, очень строга, груба и резка. К началу терапии жена испытывала сильную тревожность и ярость из-за установки мужа возложить на нее ответственность за поведение девочки.
Психотерапевт чувствовала, что отец неверно интепретирует манипулятивное поведение девочки как имеющее своим источником плохие взаимоотношения, которые сложились между его женой и дочкой. Поскольку для этой своей установки он находил подтверждение в конкретных фактах обиды дочки, связанных с женой, он не мог самостоятельно скорректировать сложившуюся ситуацию. Психотерапевт решила сформировать стратегический альянс с мачехой для того, чтобы стимулировать изменения во взаимоотношениях отца и дочки. Встретившись с ней отдельно, она передала ей свои опасения по поводу того, что дочка негативно влияет на брак этой женщины с ее отцом, и для сохранения брака ей следует в значительной степени ограничить свои контакты с девочкой. Ей была дана инструкция более не добиваться расположения и привязанности дочки, а также давать своему мужу какие-то бы то ни было советы по-поводу его взаимоотношений с девочкой. Выпутываясь из этих взаимоотношений, она не только сохраняет свой брак, но также психологически освобождается от боли и отвержения со стороны своей падчерицы, а также от критики своего мужа. Мнение психотерапевта облегчило ее эмоциональное состояние и она с готовностью стала следовать его предписаниям. Интервенция таким образом привела к желаемому эффекту.

Использование

Техника стратегического альянса в состоянии преодолеть циклические, поддерживающие самих себя паттерны дисфункционального поведения, освобождая одного из центральных действующих лиц в семейной драме от давления этих паттернов. Индивид с помощью психотерапевта создает новый набор поведенческих образцов взамен старого. Через стратегический альянс изменяется баланс сил в семейной системе, преодолевается сопротивление изменениям, вводятся новые воэможности в организацию системы. Предписание, сделанное приватно одному из членов семьи, часто бывает очень неожиданным для других членов, заставая их врасплох и таким образом освобождая от старых установок. Создание альянса - это ни в коем случае не приписывание вины одному из партнеров. Это означает лишь, что психотерапевт должен быть очень осторожным, всегда допуская возможность подсознательного переноса.

4-30 СЕМЕЙНЫЙ РИТУАЛ

Обоснование

Семейный ритуал - это техника, призванная изменить правила существующей семейной игры при помощи изменения структуры семьи и устойчивых способов взаимодействия в ней. Описанный ниже вариант методики разработан Миланской школой семейной терапии (Selvini Palazzoli, Boscolo, Cecchin, Prata, 1977, 1978) и обычно используется в рамках стратегической семейной терапии. Другие психологи применяют различные варианты этой методики.
Социальный ритуал - это система действий, совместно выработанные членами группы, в которых все виды поведения определены в своей строгой последовательнсти. Ритуалы с точки зрения социальной психологии - основной источник групповой сплоченности и внутригрупповых связей. Они служат нормативному регулированию функционирования группы, способствуют тому, чтобы поведение каждого было скоординировано на осуществление общей цели. Похороны и траурные церемонии, дни рождения, свадьбы или празднование особых событий для данной группы - все это примеры могущественных культурных или семейных ритуалов. Повторяющиеся симптоматичные стереотипы взаимодействия также обычно действуют как ритуальные формы поведения.
Техника семейного ритуала - это тоже по сути дела своеобразный ритуал, созданный терапевтом и предписанный семье без каких-либо объяснений в расчете на то, что требуемое поведение будет осуществляться членами семьи по аналогии. Особое внимание при этом уделяется конкретным предписываемым действиям, включая время, последовательность, детали места, а также то, кто именно и каким образом должен выполнять необходимое действие. Обычно психотерапевту довольно трудно придумать подходящий ритуал для введения в семейную систему, который заменил бы существующий дисфункциональный ритуал. Предварительно ей необходимо досконально разобраться в функционировании семейной системы.
Предполагается, что проявляемые симптомы относятся к тем мифам данной дисфункциональной семьи, которые жизненно необходимомы для ее сохранения. Если выживание семьи находится под угрозой, создаются жесткие ритуалы для обслуживания мифа, который бы способствовал сохранению семьи. Поэтому терапевт вынужден исследовать семейную систему в нескольких поколениях для выявления семейного мифа и значения симптоматичного поведения в его контексте. Когда это будет сделано, можно приступать к разработке нового семейного ритуала для изменения существующей системы путем введения новых коллективных норм. Если семья соглашается действовать в соответствии с предписанным ритуалом, она принимает новые нормы, изменяя таким образом функционирование своей семейной системы.

Процедура

Устанавливая доверительные отношения с семьей, терапевт внимательно отслеживает те специфические взаимодействия, которые нуждаются в коррекции, а также динамику семьи, правила, мифы и то, как симптом обслуживает систему. После этого может быть разработан ритуал, который учитывает потребности данной семьи. Замысел ритуала должен быть специфичным для данной семьи, учитывать ее конкретную культурно-историческую ситуацию и зависеть от следующих параметров - от того, как долго он будет применяться (однократно или повторяться через определенные интервалы), когда именно, кто из членов семьи будет участвовать в процессе, какие факторы окружения должны быть задействованы (например, должны ли быть двери заперты, а телефоны отключены), какие темы будут обсуждаться, что делать, если кто-то из участников предпочтет молчать. Терапевтические цели, для которых может быть использован семейный ритуал, могут включать в себя определение внутрисемейных границ, увеличение независимости членов семьи, корректировки паттернов общения, укрепление внутрипоколенных альянсов.
Психотерапевт подчеркивает важность для семьи быть верным своему первоначальному мифу и получает от них твердое заверение в том, что они будут добросовестно следовать тому предписанию, которое он собирается им дать. Затем предписание в деталях объясняется, его можно также представить для каждого члена семьи в письменном виде. Частью ритуала может быть чтение предписания одним из членов семьи всем остальным в каком-то определенном месте и в какое-то определенное время. Включая в себя требование приверженности первоначальному семейному мифу, ритуал получает парадоксальный эффект. По своему содержанию ритуал может быть очень простым: "Джон будет беспокоиться каждый вечер с семи до восьми часов в своей комнате и никто не имеет права ему в этом мешать. Он должен беспокоиться в это время о благополучии семьи и о своем собственном благополучии. Он должен также постараться тщательно описать все, о чем он думает, никому свои записи не показывая". Цель здесь - сделать выполняемую Джоном роль защитника семьи открытой и освободить других членов семьи от этого вида деятельности, вместо того, чтобы ее усилить, как это можно было бы прямо понять из предписания.

Пример

В качестве примера Палазолли (Palazzoli,1978, рр.445-453) описывает семью с 15-летней дочерью,/??????????? нервная анорексия ?????????????????? - длинная и худая??? / рост которой был 5 футов и 9 дюймов, а вес - 70 фунтов. Ее поведение было психотическим и она очень завидовала красоте своей кузины, которая была ее соперницей. Другой дочери - 22 года, она училась в колледже и была эмоционально отдалена от своей младшей сестры. Мать была слишком вовлечена в заботу о всех своих многочисленных родственниках. Отец, как и остальные члены семьи, во всех затруднительных ситуациях придерживался унивесального внутрисемейного девиза "один за всех и все за одного". Любые негативные чувства в этой семье - злость, критика и конкуренция таким образом были запрещены и подавлялись. Человека, выказывающего гнев, семья заставляла смириться. После того, как младшая дочь пыталась покончить жизнь самоубийством семье был предписан такой ритуал./???? Непонятен контекст - вероятно необходимо залезать в оригинальный источник??????/
Каждый вечер после ужина входную дверь запирали. Четыре члена нуклеарной семьи собирались за обеденным столом, с которого должны быть убраны все предметы, кроме будильника посредине. Каждый член семьи, начиная со старшего, получал 15 минут для сообщения, в котором он выражал свои чувства, впечатления и замечания по поводу поведения других членов всего клана. Те, кому нечего было сказать или те, которые ничего не хотели сказать, молчали все отведенные для них 15 минут, в то время как остальная часть семьи должна была оставаться молчаливой, внимательной и принимающей. Причем абсолютно запрещалось в какой бы то ни было форме продолжать эти дискуссии в другое время. Все подобные обсуждения были сокращены до запланированных вечерних встреч, что же касается повседневных взаимоотношений со всем кланом, то членам семьи было предписано быть особо вежливым и внимательным к ним, необходимо было подчеркивать, что они всегда готовы помочь всем своим родственникам.
Сельвини Палазолли с коллегами так описала терапевтические задачи в данном случае:
1. Определить нуклеарную семью как единицу, отличную от клана, в которой запрещение высказываться в негативном ключе замещено обязательством ясно говорить на запретные темы в обстановке секретности по отношению к другим членам клана (запертая дверь).
2. Возвратить Норе/???-не упоминается ранее/ положение полноправного члена нуклеарной семьи.
3. Способствовать возрождению внутрипоколенного альянса между двумя сестрами.
4. Установить право каждого члена семьи выражать свои ощущения, не оказываясь при этом отвергнутым или лишенным прав.
5. Вызвать у каждого замкнувшегося в себе члена семьи тревожность по поводу молчания по острым внутрисемейным проблемам.
6. Предотвратить, посредством запрета подобных дискуссий вне вечерних встреч, образование секретных коалиций.
В течении двух недель, когда каждый член нуклеарной семьи получил возможность свободно выражать свое понимание и жалобы по поводу других членов клана, семья очень изменилась. Правило, по которому "всякий, кто плохо отзывается о своих родных, сам плох", был устранено, что привело к отказу от старого семейного мифа и к стремительным изменениям в семье. Излишнее подчеркивание важности сверхверности клану имело по сути дела парадоксальный эффект протеста против этого девиза.

Использование

Техника семейного ритуала весьма драматично освещает существующие семейные образцы и семейные мифы, демонстрируя их всем членам семьи. Она парадоксальным образом использует ригидные стороны семейной структуры для производства позитивных изменений в ней. Она способствует возникновению новых конструктивных образцов поведения и поведенческих норм как заменителей дисфункциональных паттернов. Ритуал функционирует на уровне метакоммуникаций и аналогий и поэтому вызывает меньше сопротивления, чем может вызвать прямая интерпретация симптома. С помощью данной техники психотерапевт, следуя за семьей (а не противостоя ей!), постепенно изменяет качество внутрисемейных взаимоотношений. Техника особобенно эффективна в работе с ригидными семьями, функционирующих по типу "запутанного клубка", а также с такими семьями, один из членов которых является носителем психической патологии.
Ритуалы также могут быть настойчиво предписаны семьям с недостаточным уровнем внутренней организации. В этом случае в качестве цели выступает обеспечение семьи структурой и общими формами вербального поведения, что могло бы способствовать внутрисемейной сплоченности. В качестве примера можно привести установление фиксированного времени для общего семейного обеда, во время которого не позволительно обсуждать острые семейные проблемы, критиковать, жаловаться и т.д. Семья должна за обедом обсуждать события текущего дня, политику, сны членов семьи, то, что они сейчас читают или о чем думают. Они также могут играть в словесные игры, рассказывать друг другу истории - это должно быть приятное время отдыха. Другим примером является предписание составить список дней рождений членов семьи и заранее готовить каждый такой день. Развитие новых обычаяев и традиций особенно важно для недавно созданных семей, в которых имеются приемные дети.

4-31. ОТПУСК

Обоснование

Отправить члена семьи в отпуск - это по своему существу структурный ход. Цель психотерапевта здесь - помочь семье сформировать адекватные границы между составляющими ее субсистемами, заставив доминантных или сверхактивных членов отступить от этой своей позиции. Таким образом преодолевается ситуация "запутанный клубок", которая сложилась в этой семье и привела к силовым играм, а также к поддержанию того симптома, с которым клиенты обратились за помощью (Minuchin, Fishman, 1981). Данная техника была предложена Сельвини Палаззоли с коллегами в рамках стратегической терапии (Selvini Palazzoli, Boscolo, Cecchin, Prata, 1978) - родителям предписывалось покинуть дом и отправиться на неделю или больше в отпуск. Этот структурный ход стимулирует ребенка - носителя симптома позаботиться о самом себе, как-то наладив отношения со своими братьями-сестрами, в то время как родители могут спокойно наслаждаться жизнью вне дома. В результате сам ребенок и его симптоматическое поведение отодвигаются на периферию внимания клиентов. Родители могут общаться между собой в относительно безмятежной обстановке без того, чтобы дети постоянно вмешивались в их дела и обладают структурированной извне возможностью пересмотреть некоторые моменты своей супружеской жизни.

Процедура

Психотерапевт может выразить беспокойство по поводу доминантного, запутавшегося во взаимоотношениях с ближними члена семьи, подчеркивая те требования, которые предъявляются к нему, его огромные усилия, и то, что он жертвует собой для блага других - ему как бы больше всех в семье надо. Затем она предлагает этому человеку отдохнуть, ведь он заслужил передышку и отдых ему просто необходим. Данному члену семьи предписывается либо полностью освободиться от своих домашних обязанностей, либо провести отпуск отдельно от семьи. Среди типичных форм симптоматического поведения здесь выделяются придирки к другим членам семьи по самым разным поводам, протекционизм по отношению к ближним, обслуживание других, и в это же самое время нежелание получить ничего для себя лично. В качестве другого направления применения данной методики может служить случай слишком тесной связанности какого-то индивида с внешними по отношению к семье факторами (в частности, служебными обязанностями), которые отдаляет данного человека от семьи. Здесь психотерапевт должен поддержать заработавшегося человека в том, чтобы на какое-то время отстраниться от своей работы и провести отпуск со своей семьей.
Затем психотерапевт может спросить семью, что они все могут сделать для того, чтобы как-то исправить ситуацию. Могут ли они взять на себя на определенный период обязанности этого человека? Потом обсуждается каким образом все может быть организовано, составляется список того, какой вклад в состоянии внести в данное мероприятие каждый член семьи. Психотерапевт предупреждает, что это может быть совсем непросто. Она предсказывает, что человек, взявший "отпуск", возможно будет пытаться вмешиваться в семейные дела и что остальные члены семьи испытают соблазн прервать отпуск для того, чтобы вернуть данного человека к его обычным обязанностям. Вместе с тем психотерапевт настаивает на важности отпуска и необходимости для других членов семьи собрать все силы для того, чтобы мероприятие удалось.
Во второй версии данной техники, в случае симптоматического ребенка, психотерапевт встречается только с родителями, которым дается предписание уехать из дома на конец недели без предварительного информирования детей об этом. Родители лишь оставляют детям записку о том, что находятся в отпуске, но не сообщают куда конкретно уехали. Конечно, маленькие дети должны в это время находиться под соответствующим надзором. Техника является более эффективной в работе со взрослыми детьми и подростками, которых можно оставить дома без всякого надзора.

Пример

Взаимоотношения Сюзан и ее шестилетнего сына Роберта представляют собой "запутанный клубок". Друг Сюзан, Грег, живет с ними в течении одного года и Сюзанн в ближайшем будущем планирует выйти за него замуж. Однако Грег и Роберт мало контактируют друг с другом. Роберт с младенчества никогда не встречался со своим отцом, Сюзанн приняла на себя полную ответственность за его воспитание. Проблема, с которой пришла семья - отклоняющееся поведение Роберта в школе. Грег сообщил, что Роберт требует постоянного внимания матери и именно в этом причина его плохого поведения. Сюзанн сказала, что ей приходится все время бороться с Робертом, по самым разным поводам. "Он просто отказывается сотрудничать со мной" - говорит она.
Психотерапевт: Да, Сюзанн, ты выглядишь очень усталой, тебе пришлось много повозиться с Робертом. Это была сложная неделя?
Сюзанн: О да. Создается впечатление, что Роберт просто считает себя обязанным скандалить со мной по всякому поводу. Я просто не знаю что мне предпринять.
Психотерапевт: Я не думаю, что ты можешь делать больше того, что уже делаешь. Ты полностью отдала себя мальчику и совсем измучилась с ним. Ты делаешь все для того, чтобы быть хорошей мамой. Ты как-бы жертвуешь собой ради сына.(Поворачивается в сторону Грега). Я беспокоюсь по поводу Сюзанн. Она жила все это время под большим давлением стресса и я не знаю, как долго она еще может так продержаться. Мой вопрос состоит в том, в состоянии ли мы как-то помочь ей.
Роберт: Я буду стараться вести себя хорошо. Психотерапевт: Да Роберт, это может оказаться очень полезным.
Но бывают времена, когда ты действительно нуждаешься в помощи взрослого, а мама так устает.
Грег: Мне кажется я могу что-то сделать в данном направлении . Психотерапевт: (обращаясь к Сюзанн). Что ты думаешь обо всем
этом? Как Грег может помочь? Сюзанн: Напряженнее всего ситуация оказывается сразу после
ужина. Я к тому времени очень устаю, а Роберт начинает капризничать. К тому же еще остается много домашних дел, и еще Роберта срочно нужно купать, потом укладывать спать.
Грег: А что если я каждый вечер буду отвечать за домашние хлопоты и купание?
Сюзанн: Ну, я не знаю. Роберт в это время имеет обыкновение... Психотерапевт: Роберт, что ты думаешь по этому поводу? Можем
ли мы позволить маме каждый вечер немного отдохнуть? Роберт: Да Психотерапевт: Чем конкретно ты можешь помочь? Роберт: Я могу сам делать свои домашние задания, раздеться и
принять ванну. Думаю, все будет в порядке, если только мама придет пожелать мне спокойной ночи, когда я уже буду в постели.
Психотерапевт: Хорошо, все выглядит так, как будто каждый из вас попытается вести себя на этой неделе по-новому. Но знаете, я задала вам не слишком легкую задачу. Например, Сюзанн, когда ты услышишь, что Грег и Роберт ругаются, тебе скорее всего захочется вмешаться, но для семьи важно, чтобы ты ни в коем случае не прерывала своего отпуска. Несмотря на то, что тебе все это будет очень сложно осуществить. Если ли у тебя какие-то идеи по-поводу того, как тебе лучше провести свой отпуск?
Сюзанн: Я думаю, что могла бы принять пенистую ванну и почитать.
Психотерапевт: Звучит неплохо. Но знаете, Роберт и Грег, вам будет действительно трудно вначале справляться с делами без помощи Сюзанн. Дел будет очень много. Но даже в этом случае, Грег, не мог бы ты сделать еще одну важную вещь - пригласить Сюзанн сходить куда-нибудь однажды вечером, чтобы она могла получить немного удовольствия? И согласиться ли Роберт, чтобы кто-нибудь другой (например, приходящая няня) один раз на этой неделе накормила его ужином и уложила спать? Что мужчины скажут по этому поводу?
Грег: Конечно. Роберт: Нет проблем. Психотерапевт: Хорошо, на следующей неделе нам будет что
обсудить.
Освободив Сюзанн от ежевечерней суеты, психотерапевт помогает семье построить прочные границы между субсистемами и отдалить на приемлемое расстояние маму и Роберта. В процессе выполнения данного задания Роберт станет более независимым, самодостаточным. Когда ему потребуется, он может обратиться к Грегу. Таким образом прежние жесткие границы, которые в настоящее время их разделяют, будут ослаблены и они станут ближе друг к другу. Психотерапевт вовлекает всю семью в выполнение поставленной задачи и, вместе с тем, предсказывает возможность временного неуспеха в ее выполнении. Несмотря на силовую игру, имеющую место в этой семье, здесь имеются налицо также тенденции к кооперации, а роль идентифицированного пациента переходит от Роберта к матери. Определяя Роберта и Грега как мужскую подсистему, "как мужчин", которые обязаны делать определенные, подобающие сильному полу, дела, психотерапевт создает новый позитивный союз в этой семье.

Использование

Данная техника может использоваться в структурной и стратегической терапии с любой семьей, в которой присутствует по крайней мере одна неадекватная запутанная граница между подсистемами. Это эффективный способ помощи членам семьи изменить свои позиции по отношению друг к другу и создать возможности для новых решений конфликтов между ними. "Отпуск" также эффективный метод осводить двух членов семьи от негативного влияния на их союз со стороны третьего, что в рассмотренном примере было хорошо продемонстрировано - Роберт явно вмешивался во взаимоотношения Сюзанн и Грега. С помощью этой техники можно также ослабить силовую игру, которая имеет место между двумя членами семьи или семейными субсистемами, представляющими собой "запутанный клубок". Она заменяет семейные споры на веселое времяпрепровождение.

4-32 ОБМЕН РОЛЯМИ

Объяснение

Обмен ролями является одновременно методикой, относящейся к социометрическими структурным шагам и психодраматической техникой, позволяющей оценить желание или способность клиента посмотреть глазами другого человека, эмоционально и физически ощутить роль другого, войти в образ другого. То, как клиент исполняет эту роль, показывает, как он видит себя и другого человека. Эта техника помогает клиенту заметить разные аспекты поведения и дает ему новую точку зрения. Кроме того, она позволяет клиенту думать, чувствовать и поступать, реально взаимодействуя с другими,в практической плоскости, вместо того чтобы лишь говорить об этом.
Техника обмена ролями - одна из множества техник, разработанных Морено (Moreno,1940, 1946, 1951) и его коллегами в психодраме и социодраме. Здесь она адаптирована к работе с супружескими парами и семьями. Исходное предположение состоит в том, что окружающий мир и семейные связи рассматриваются и воспринимаются по-другому, когда члены семьи меняются местами. Результатом является возрастание эмпатии и понимания как другой личности, так и того, какие чувства собственное поведение клиента и его позиция вызывают в этом другом.
Признано, что реципрокные роли возникают в таких отношениях как: лидер-последователь, преследователь-убегающий, спасатель - козел отпущения, сверхадекватный-неадекватный и т.д. При повторяющемся конфликте каждый член диады еще больше входит в уже принятую ранее роль и завязает в связанных с ней шаблонах поведения. Заставив семейную пару в ходе сессии и/или в качестве домашнего задания обменяться ролями, можно разбить сложившийся паттерн. Например, в случае, когда один из партнеров - обеспокоенный деятель ("хлопотун"), а другой обвиняется в том, что он безответственный "шалопай", психотерапевт должен четко определить исполняемые ими роли (см. гл. 6) и снабдить их названиями, одну - как "того, кто ведает работой" и другую - как "того, кто ведает развлечениями". Потом психолог просит супругов обменяться ролями. Хлопотун получает задание организовывать семейные развлечения, а безответственный шалопай - организовывать выполнение домашних обязанностей. При этом достигаются следующие цели: a) оторвать их от привычного поведенческого шаблона; б) попробовать новые виды поведения, являющиеся частью новой роли; в) определить для каждого области, нуждающиеся в коррекции и поддержке; г) уменьшить конфликт между супругами; д) создать новые цели во взаимодействии и е) дать каждому побыть в шкуре другого. Возникает также парадоксальный эффект, когда сверхадеватная личность становится менее ответственной и отступает, оставляя вакуум, заставляющий менее адекватного войти в него и его преодолеть. То же справедливо и для большинства реципрокных ролей, в случае, когда обеим сторонам обязательно выполнить задачу целиком.

Процедура.

Обмен ролями может оказаться эффективным инструментом, когда клиенты не понимают друг друга или очутились в тупике при попытках разрешения разногласий, или имеет место негативное воздействие одного на других.
Психотерапевт должен сказать отобранным участникам: "Давайте посмотрим, не удастся ли нам найти способ решить эту проблему. Будьте добры, посмотрите внимательно один на другого и подумайте, каково бы было вам быть в их шкуре в обсуждаемой нами ситуации. (Пауза) Почувствуйте, что вы в самом деле вошли в тело другого. Станьте им. (Пауза) А теперь, пожалуйста, поменяйтесь местами. (Они меняются местами) Пожалуйста, будьте этим другим и говорите друг с другом каждый - как этот другой".
Психотерапевт является здесь тренером, поощряя клиентов говорить по очереди и удерживая их в их новых ролях. Она отмечает вербальное и невербальное содержание поведения, доводит его до сведения клиентов, задает вопросы, испытывает, просит пояснений и интерпретирует. Она может также попросить других членов семьи помогать исполнителям ролей или служить им в качестве "других я". Она задает вопросы типа: "Как по-вашему, когда он так ведет себя в действительности?", "Что вы по-настоящему хотите сейчас сделать?", "Как по-вашему, вы услышаны и поняты?", "Что бы вы хотели, чтобы другой сейчас сделал иначе?", "Как по-вашему, что вы можете сделать по-другому?".
После исполнения ролей психолог спрашивает, чему каждый научился, что каждый чувствует относительно другого и какие изменения они хотели бы произвести. Затем в качестве работы дома им предписывается выработка согласия насчет изменений.
Возможен и такой вариант - терапевт заявляет, что, наверное, было бы неплохой идеей для участников обменяться делами и отдохнуть от того, что составляет их обычный круг обязанностей. Далее она предписывает им, чтобы каждый принял на себя позитивно переопределенную критическую роль другого, связанную с симптомом. Участников просят либо разыграть сценку тут же на месте, либо исполнять принятые на себя роли дома, до следующего сеанса. Можно попросить каждого из участников вкратце записывать, что он делает, что думает и чувствует по этому поводу и как бы он хотел, чтобы все происходило в действительности.

Пример.

Джон и Мэри - родители Грега (15 лет), Эми (13 лет) и Джин (11 лет). Идентифицированным клиентом здесь является Грег. Он не делает уроков, прогуливает школу и не помогает по дому. Мать Грега и он сам часто кричат друг на друга из-за того, что Грег не делает домашних заданий.
Терапевт: Вы не возражаете против того, чтобы обменяться ролями и посмотреть, каково быть другим? Давайте начнем с того, что вы обменяетесь стульями и сядете так, как вы видите обычно сидящим другого? (Мать садится, небрежно развалившись, Грег выпрямляется на стуле, словно аршин проглотил).
Грег (изображая мать): Меня раздражает, как ты сидишь, выпрями спину!
Мать (изображая Грега): А тебе-то что? Грег: А вот то! Ты безответственный, хочешь, чтобы все само
собой делалось! Мать: А ты меня без конца донимаешь - "Сделай то, сделай это!"
Думаешь, кроме тебя больше никто ни о чем не думает? (Оба, мать и сын, расхохотались)
Терапевт: Теперь станьте самими собой. Чему вас научил этот опыт?
Грег: Я понял, что должен был бы объяснить ей, что мне вовсе не "ни до чего нет дела".
Мать: А мне не следует донимать его без конца нотациями о том, что и как делать.
В вышеприведенном примере члены семьи смогли со стороны увидеть собственную деятельность и то, что имплицитно заставляло их придерживаться своего стиля поведения. "Став" другим и изображая его, они смогли увидеть и прочувствовать происходящее с другой точки дрения. "Игра" стала им ясна, они засмеялись и поняли, что каждому необходимо кое-что изменить в своем поведении.

Использование.

Техника обмена ролями может быть использована для разрешения внутрисемейных конфликтов. С ее помощью можно работать с любым членом семьи, который способен принять на себя роль другого лица. Она позволяет получить информацию о мыслях, чувствах и действиях, значимых в контексте данной проблемы. Она показывает, насколько члены семьи стремятся понимать и насколько хорошо они в действительности понимают друг друга, а не проецируют на других собственные чувства и убеждения. Она выявляет также желание или нежелание верить тому, что слова и поведение другого действительно искренни, или же тому, что они являются сознательным или бессознательным защитным маневром. Техника позволяет клиентам экспериментировать с другими ролями и другими способами существования в окружающем мире. Руководя исполнением ролей, терапевт может привести участников к новому пониманию и новым действиям.

4-33 ВЫЗОВ ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ

Объяснение.

Теоретический фундамент структурной модели семейной терапии основывается на убеждении в том, что "целое и части могут быть должным образом объяснены только в терминах соотношений, которые существуют между частями" (Lane,1970). В структурной психотерапии и семейной терапии Адлера одной из целей является осуществление помощи членам семьи через их осознании принадлежности к особой целостности, которая больше, чем индивидуальное Я. Индивидуальная психотерапия концентрируется на индивиде как целом, но, когда индивиды становятся частью целого (например, в случае семьи), выясняется, что другие части этого целого влияют на поведение всех других частей. Все члены семьи вносят свой особый вклад в установление соответствующего стиля жизни, который для данной семьи представляется гармоничным. Описываемая здесь техника взята главным образом из работ Сальвадора Минухина (Minuchin,1974; Minuchin, Fichman,1981).
Концепция дополнительности описывает сбалансированную, реципрокную природу интерперсонального поведения - не может существовать лидера без последователя, спасителя без жертвы или преследователя без убегающего. Каждый должен взаимодействовать в исполнении своих реципрокных взаимодополнительных ролей. Как только некто перестает быть жертвой, он не нуждается в спасителе, и наоборот.
"Дополнительность" как техника направлена на изменение иерархических отношений членов семьи через изменение существующего распределения влияний внутри семейной системы.
Во-первых, терапевт подвергает уточнению проблему, с которой приходит семья - их уверенность в том, что в семье имеется только один идентифицированный пациент. Во-вторых, подвергается сомнению неглубокое мнение о том, что один член семьи в большей степени контролирует систему, а другим приходится ему подчиняться, т.е. делается вызов тезису об исходном неравенстве членов семьи. В-третьих, терапевт подвергает сомнению последовательность событий во времени, которую предъявляет семья, что дает возможность ее членам увидеть их поведение в более широкой временной перспективе, как часть какого-то большего целого (Minuchin, Fichman, 1981, с. 194).

Процедура.

Минухиным и Фишманом описана следующая процедура проведения данной методики (Minuchin, Fichman, 1981).
1. Проблема, с которой приходит семья подвергается сомнению. Психотерапевт подвергает сомнению точку зрения семьи о том, что
существует лишь один определенный идентифицированный клиент. Она наблюдает как действуют люди и как устроена семейная система. Иногда терапевт, занимая иерархическую позицию эксперта, делает утверждение типа: "Я вижу нечто иное, происходящее в семье, которое опровергает ваше мнение о том, что вы больны". Иногда она расширяет проблемное поле, включая в него больше одного человека: "У вашей семьи проблемы в том, как вы общаетесь друг с другом." Иногда идентифицированный клиент может быть представлен как "семейный исцелитель", так как концентрация на нем внимания семьи отвлекает их от иных проблем, например, конфликтов, существующих между другими членами семьи (там же, р.194-195).
2. Сомнение в непосредственности контроля. Терапевт делает вызов мнению семьи о том, что один из ее
членов в состоянии контролировать всю семейную систему. Например, терапевт характеризует поведение одного члена семьи и приписывает ответственность за него другим. Она может сказать подростку: "Ты ведешь себя так, как будто тебе четыре года" и, повернувшись к родителям спросить: "Как вам удалось сохранить его столь юным?" Таким образом психотерапевт в действительности присоединяется к субъекту, которого она как-будто атакует. При этом член семьи, поведение которого описано как дисфункциональное, не сопротивляется такому описанию, так как ответственность за него делегирована другим.
Такая же техника может использоваться для информирования семьи о произошедшем улучшении. "Сейчас ты поступаешь в соответствии со своим возрастом," - может сказать терапевт ребенку, а затем пожать руки родителям, говоря: "Понятно, что вы сделали что-то, что позволило Джону повзрослеть. Вы можете рассказать, как вам это удалось?". Подталкивая клиентов к тому, чтобы они приписали себе заслугу позитивных изменений, произошедших с одним из них, терапевт поддерживает семью как целое в принятии взаимодополнительности каждой из составляющих ее субсистем (там же, р.197).
3. Сомнение в последовательности событий, которую предъявляет семья. "
Терапевт подвергает сомнению семейную эпистемиологию, вводя более широкую временную перспективу, и таким образом помещая поведение индивида в целостный контекст (там же,р.197). Она обучает семью видеть целостные паттерны межличностных взаимоотношений в большей мере, нежели действия отдельного индивида.
Данная техника, несущая в себе расширение перспективы, является, по своей сути когнитивной. Психотерапевт может обращать внимание членов семьи на то, что их межличностные взаимодействия подчиняются правилам, которые относятся не к отдельным индивидам, а к системе в целом. Например, в семье со смешанными границами субсистем ребенок чихает,а мать передает отцу носовой платок для него. Терапевт говорит: "Будьте здоровы, смотрите, как одно чихание привело в действие всех. Сразу видно, что в вашей семье люди помогают друг другу" (с.198).
Это утверждение расширило контекст и приоткрыло тот факт, что поведение семьи в целом выходит за рамки поведения ее отдельных членов.

Пример.

Минухин, Фишман (1981,р.198-206) использовали следующий пример (здесь он сокращен) для иллюстрации данного процесса.
Эбботцы - супружеская пара, которым за тридцать, были в разводе в течении одного месяца. Муж, оставив жену и двоих маленьких детей, переехал в отдельную квартиру, находясь в состоянии поисков самого себя.
Грегори (Эбботц): ... То, что случилось в наших взаимоотношениях с женой было вызвано моей депрессией, которая заставила меня покинуть дом, теперь я нахожусь в меньшей депрессии.
Терапевт: Вы сказали, что причиной депрессии была Пэт (его жена)?
Г.: Я не возлагаю на нее эту ответственность. Я уже довольно долго чувствовал себя неважно.
Т.: Погодите! Вы сказали, что когда вы были вместе с женой дома, у вас была депрессия, затем вы покинули дом и стали менее депрессивны. Можно ли вас понять таким образом, что это Пэт вызвала у вас депрессию?
Г.: Нет, в действительности только я несу ответственность за то, что у меня была депрессия - только я. Я ни в коей мере не возлагаю ответственность на нее.
Т.: Подождите, следите за моей мыслью. У вас депрессия и ваша жена не помогает вам справиться с ней - так можно вас понять?
Г.: Правильно. Т.: Почему же она все-таки не помогает вам? Г.: Мне кажется все произошло из-за того, что большинство моих
потребностей никогда не было удовлетворено. Я чувствовал себя очень фрустрированным...
Т.: Можете ли вы быть более конкретным? Я не могу понять, как именно ваша жена не помогает вам.
Г.: Мы планировали провести отпуск во Флориде в декабре, и у нас возникло много проблем связанных с отъездом и поиском няни для детей.
Т.: Вы хотели провести отпуск без детей, только вдвоем с женой?
Г.: Да... Т.(обращаясь к Пэт): Как вы представляли себе это смелое
предприятие? П.: Для меня очень болезненно покинуть детей, ведь они еще
такие маленькие... но мне действительно хотелось поехать, потому, что он этого хотел, и мы обсуждали это в течении долгого времени. Действительно, было очень тяжело разлучиться с ними.
Т.: Итак, вы сейчас тоже в депрессии? П.: Да, у меня очень плохое настроение сейчас. Я очень
депрессивна с тех пор, как он ушел. Т.: Что ваш муж такого сделал, чтобы испортить вам настроение? П.: Он часто говорил о том, что уйдет, и я чувствовала, что не
нужна ему. Т.: Я хочу чтобы вы оба обдумали все это более детально. Что
он такого сделал вам, что заставило вас думать о необходимости развода? (К Грегори) Что она вам сделала, что заставило вас чувствовать, что вы хотите покинуть ее? Поговорите друг с другом об этом (с.198-201).
Терапевт делает вызов точке зрения каждого из клиентов и показывает, что каждый из партнеров в депрессии. Вмешательство, связанное с индивидуальной динамикой, состоит здесь в том, чтобы не давать возможность каждому из супругов думать о другом лишь как о контексте для своих собственных чувств, и, как о главной причине своего собственного изменения.
Вызванное психотерапевтом взаимодействие между супругами покажет каждому партнеру, что они должны в конце-концов помочь друг другу, изменяясь сами и изменяя свое отношение к взаимоотношениям между собой.

Использование.

Техника "вызов дополнительности" может быть использована в любой межличностной системе взаимодействия для того, чтобы помочь ее членам определить свою долю ответственности за внутрисистемные взаимоотношения, взять на себя ответственность за изменения, и помочь другим измениться, действуя самим по-другому. Это может подорвать основу для создания "козлов отпущения" и силовых игр в этой семье или супружеской паре. Это также подрывает всю соблазнительность самому быть абсолютно правым, а других обвинять в неправоте со всеми сопутствующими чувствами морального превосходства и тех ярлыков, которые появляются у того, кто знает, что именно он прав. Далее, это позволяет терапевту присоединяться к каждой внутрисеимейной субсистеме и последовательно нарушать существующее негативное равновесие власти, соответствующим образом изменяя иерархическую структуру системы в целом.




Глава5: ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ

Введение

В определенном смысле все терапевтические техники являются поведенческими. В контексте настоящей главы поведенческие техники определяются как имеющие в когнитивном плане дело со следующим: а) определение проблемы, прояснение цели, прояснение ценностей, прояснение границ; б) решение проблем, планирование, идентификация различий и переговоры по их поводу; в) терапевтические контракты, составление и выполнение соглашений и т.д.
Терапевт и клиент имеют дело непосредственно с беспокоящей клиента проблемой, а не стремятся произвести изменения через тот или иной вид метакоммуникации, как это они делают, работая с техниками на основе воображения и парадоксальными техниками. Поведенческие техники исходно ориентированы на действие - клиент обязательно должен в процессе психотерапевтической работы что-то делать.
Данные техники имеют в своей основе несколько различных теоретических ориентаций:
1. Бихевиоризм и классическое обуславливание, оперантное обуславливание и теории социального научения;
2. Теории когнитивной психологии с их фокусировкой на мыслительных процессах;
3. Теории социального обмена, которые рассматривают человеческое поведение под углом зрения того, что индивиды совершают взаимные вклады в деятельность друг друга;
4. Теории общения, которые подчеркивают вербальное поведение, слушание, различного рода обсуждения и переговоры, а также невербальные формы взаимоотношений;
5. Теории решения проблем, например, в таких областях как образование и управление в бизнесе, которые обращают внимание на поступенчатый анализ задачи, "мозговые атаки", планирование и оценки.

За всеми поведенческими техниками лежат следующие фундаментальные теоретические предположения:
1. Любому образцу поведения, в том числе и новому для данного субъекта можно обучиться;
2. Клиенты, опираясь на интеллект и эмоции, в состоянии определить свои потребности и ожидания, размышлять о своих проблемах, открывать новые решения, осуществлять эти решения в своей деятельности, а также рационально оценивать результаты последней;
3. Наблюдая свои собственные мысли и действия, клиенты в состоянии идентифицировать нелогичные, иррациональные мыслительные и поведенческие образцы;
4. Нежелательные поведенческие образцы клиента могут быть преодолены: их интенсивность уменьшена, сформированы или усилены новые, позитивные образцы поведения;
5. Клиенты - нормальные люди с проблемами, которые принципиально могут быть разрешены;
6. Терапевт представляет собой активного лидера, консультанта, фасилитатора или человека, владеющего ресурсами.
Применение поведенческих техник делает возможным для участников психотерапевтического процесса осуществлять мозговые штурмы и обмениваться идеями, в безопасных условиях практиковать новые позитивные поведенческие образцы.
Каждый теоретик может адаптировать данную технику к своей собственнной теоретической конструкции, если для этого имеются подходящие условия, и теория, которой он придерживается, ему это позволяет.
Существует очень много доводов за применение поведенческих техник в семейной и супружеской терапии.

1. Они хорошо организованы и последовательно структурированы, таким образом уменьшая риск провала в решении терапевтичеких задач. Быстрый успех в свою очередь обеспечивает позитивный настрой клиентов уже на начальных стадиях терапии, их уверенность в себе. Структурированность уменьшает хаос и обеспечивает условия для создания реально работающей модели.
2. Они подчеркивают позитивные стороны человеческого бытия - здоровье, компетентность, силу делать что-то, поддерживают клиентов в их движении к состоянию "ОК".
3. Они прозрачны для разума, в них нет ничего мистического, иррационального. Вводятся эти техники на основе общеупотребимой лексики и поэтому без труда воспринимаются обучающимися, их также легко преподавать другим.
4. Они прерывают негативный замкнутый круг - человек расстраивается - жалуется на жизнь - расстраивается от этого еще больше. Вместо этого устанавливается позитивный цикл взаимодействия - клиенты начинают осуществлять серию предписанных конструктивных действий.
5. В процессе применения техник клиенты легко замечают прогресс в их состоянии и быстрое продвижение в решении заявляемой проблемы. Успех их ободряет.
6. Они обучают клиентов методологии решения проблем, в рамках которой трудности преодолеваются через коммуникацию с другими индивидами. Такой подход дает клиентам модель для решения подобных проблем и конфликтов в будущем, когда семья будет далее двигаться через нормальные стадии жизненного цикла.
Поведенческие техники, которые обсуждаются в данной главе включают в себя "Супружескую конфреренцию и семейный совет" - формальные встречи семьи для улучшения коммуникаций и близости в их взаимоотношениях; "Структурированный тренинг общения" - специальный курс обучения адекватному слушанию и говорению; "Символизм и подарки" - обучение невербальным средствам общения и выражения позитивных чувств; "Дни заботы" - тренинг доставления приятного друг другу "небольшими порциями"; "Позитивный обмен" - идентифицирование и позитивное переопределение желаний каждого члена семьи; "Структурированные задания во время сессии" - вовлечение семьи в процесс конструктивного взаимодействия друг с другом (психотерапевт в это время занимается диагностикой внутрисемейных взаимоотношений, либо общаясь с семьей в ходе выполнения задания производит терапевтическую интервенцию в семейную систему);"Супружеский контракт" - настольная игра для обучения супружеской пары осуществления переговорного процесса; "Чтение вслух в супружеской терапии" - библиотерапия для улучшения коммуникаций между членами семьи; и "Обучение осознанию выбора".
Большинство поведенческих техник представляют собой специальные методы уменьшения конфликтов и стимулирования взаимоподкрепляемых внутрисемейных взаимодействий через предписанные психотерапевтом задания, которые выполняются непосредственно на сессии или дома.
Поведенческие техники вовлекают клиентов в структурированную позитивную деятельность для осуществления немедленных изменения в дисфункциональном способе поведения. Новые поведенческие образцы при этом моделируются психотерапевтом. Психотерапевт вправе создать любое средство, которое помогло бы семье или супружеской паре функционировать более конструктивно. Задания, выполняемые непосредственно на сессии дают возможность психотерапевту наблюдать образцы взаимодействия между членами семьи и тренировать ее членов не пугаться неожиданных перемен в процессе работы. Они также представляют собой своебразную репетицию функционирования новых позитивных поведенческих образцов. В то же время домашние задания направлены на установление новых паттернов поведения, коммуникации и позитивного психологического климата в доме. Другое возможное использование этих техник - обучение демократическим методам решения проблем и помощь семье в достижении большего уровня равенства и справедливости в их локальной социальной системе и таким образом способствование глобальной демократизации общества. При этом следует иметь ввиду, что равенство - не тождественно одинаковости, в частности, оно не уничтожает межпоколенных границ. Принцип равенства лишь утверждает, что каждый индивид в равной степени самоценен, хотя занимает свое собственное место в системе, и производит свой собственный уникальный вклад в ее функционирование как целого.
Поведенческие техники помогают также членам семьи сблизится, если они слишком дистантны, или отъединится друг от друга, если они представляют собой "запутанный клубок". Кроме того поведенческие техники могут способствовать в установлении адекватных межпоколенных границ.
Эти методы могут использоваться в работе с любыми семьями, способным следовать предписаниям. Особенно они эффективны в семьях, где вербальное поведение не на высоте и которым больше подходят техники, ориентированные на действия.

5-34. СУПРУЖЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ И СЕМЕЙНЫЙ СОВЕТ

Обоснование

"Супружеская конференция и семейный совет" представляют собой встречи, проводимые на регулярной основе супружеской парой или семьей, в рамках которых обеспечиваются равные возможности участия всех членов семьи. Они - суть методы, сконструированные с целью улучшить внутрисемейные взаимоотношения и повысить их интенсивность. Предложены семейными терапевтами адлерианского направления и основаны на принципах, содержащихся в теоретических представлениях последнего. Идея "семейного совета" была популяризирована Дрейкусом и его коллегами ( Dreikurs, 1948; Dreikurs, R., Corsini, R. J., Lowe, R., and Sonstegard, 1959; Dreikurs and Soltz 1964; Dreikurs, Gould and Corsini, 1974; Corsini, and Rigney, 1970; Dinkmeyer,Pew and Dinkmeyer, 1979; Manaster and Corsini, 1982).
Большинство супружеских пар и семей, захвачены борьбой за власть, которая разыгрывается вокруг определенного конфликта, предъявляемого ими в качестве симптома, при этом не видится никаких возможностей включиться во взаимодействие принципиально другого рода. Опыт каждого не слышится, не понимается и не признается другими членами семьи. Типичное обсуждение здесь - один говорит, остальные перебивают его, уходят от обсуждаемой проблемы, вразнобой предлагают свои вопросы для обсуждения. Каждый же по сути дела, движется в русле лишь своих интересов. Вместо всего этого на конференциях, каждый член семьи получает инструкцию уделять пристальное внимание другим ( другому ). Само внимательное слушание оказывает очень существенное влияние на тех индивидов, которые включены в общение.
По Манастеру и Корзини, существует по крайней мере четыре причины, из-за которых следует проводить Семейный совет:
1. Для того, чтобы дать возможность членам семьи свободно общаться между собой.
2. Для того, чтобы избежать насилия в семье. 3. Для обучения членов семьи, как детей, так и взрослых,
демократическим приемам разрешения конфликтов. 4. Для поддержания гармонии и мира в семье (Manaster and
Corsini, 1982,р.231) Семейный совет основывается на таких философских принципах,
которые предполагают, что демократические методы, введенные в семейную систему, повысят уважение между всеми членами семьи, кооперацию между ними, так как все будут иметь голос в процессе принятия решения, увеличится интерес членов семьи друг к другу и понимание друг друга - все будут реально включены в процесс внутрисемейного взаимодействия. Кроме того эти философские принципы могут способствовать созданию чувства внутригрупповой идентичности и, в то же время, стимулировать открытое признание индивидуальности каждого члена семьи, их самодостаточных вкладов и самоценности.
Терапевт назначает клиентам конференцию и/или совет в качестве домашнего задания, потом они могут стать ритуалами данной семьи. Она тщательно инструктирует членов семьи относительно всех деталей этих мероприятий и их правил проведения в домашней обстановке. Консультанты супружеских пар и семей адлеровского направления назначают эту технику в качестве развивающего и обогащающего семью процесса, а также как эффективного терапевтического средства.

Процедура "Супружеской конференции".

Когда терапевт приходит к убеждению, что есть необходимость в улучшении общения между супругами, она предлагает супружеской паре обдумать возможность регулярных встреч (время, место и частота оговариваются особо). Время отведенное для конфренции супруги должны полностью посвятить друг другу, исключить какие-либо посторонние вмешательства. Если эта идея принимается, супруги обсуждают удобное для обоих время, которое они могут посвятить общению друг с другом и при этом быть в хорошем физическом и психическом состоянии, неуставшие и неистощенные. И еще они соглашаются следовать правилам, список которых вручается терапевтом тут же на встрече. Эти правила могут варьироваться терапевтом для того, чтобы адаптировать их к специфическим проблемам и потребностям данной семьи. Обычно список правил представляет собой примерно следующее:
1. Супруги встречаются в условленное время и в условленном месте в период между настоящим моментом и следующей терапевтической сессией. Встреча должна происходить в условиях, когда нет никаких влияний извне (необходимо проводить как минимум одну подобную встречу в неделю).
2.Один супруг начинает и может в течении какого-то фиксированного времени (обычно полчаса), по его усмотрению, говорить или сохранять молчание, его же партнер уделяет ему в течении всего этого периода 100% своего внимания. При этом можно рассказывать о чем угодно - о снах, планах, болячках, желаниях, потребностях. Партнер же ни в коем случае не должен перебивать, не имеет права курить, двигаться взад-вперед по комнате и делать что-либо, что могло бы нарушить процесс общения. Он обязан лишь внимательно слушать. Точно в определенное время первый партнер останавливается.
3. Второй партнер сразу же должен кратко (в течении трех минут) зафиксировать то, что он услышал в монологе первого и что, как он полагает, первый имел всем этим ввиду. Позиция говорившего признается как имеющая право на существование и на данном этапе встречи никак не атакуется и не критикуется.
4. После этого второй партнер сразу же приступает к использованию положенного ему получаса, а первый - обязан всецело принадлежать ему, точно также как было в предыдущие полчаса. Второй также может сообщить что хочет и как хочет.
5. После того, как второй партнер закончит свой монолог, первый в течении трех минут должен резюмировать услышанное и подтвердить, что позиция другого, равно как и его собственная, имеет право на существование, а также, что он воспринял ее адекватно.
6. Обсуждение должно закончиться в строго определенное время. 7. Вопросы, обсуждаемые на конференции, не должны подниматься
вплоть до следующей конференции. 8. В начале следующей терапевтической сессии супружеская пара
отчитывается о том, что произошло в промежуток между сессиями. Терапевт, используя материалы сессии, изменяет в соответствии с актуальной ситуацией правила проведения последующих конференций и еще раз повторяет свое задание.
Следует подчеркнуть, что супружеская конференция отнюдь не представляет собой технику, направленную на принятие решения. Ее цель - сделать общение между партнерами более открытым, конструктивно увеличить близость между ними и, по крайней мере, снизить уровень силовых игр между ними.

Процедура "Семейного совета".

Когда терапевт приходит к заключению, что методика "Семейный совет" может оказаться полезной для улучшения взаимоотношений в данной семье и ее способности принимать решения, она знакомит с идеей родителей или же всю семью. Причем терапевт, предвидя трудности в осуществлении данного мероприятия, так как оно не соответствует обычно принятому в семьях способу обсуждения трудных вопросов и решения проблем, вместе с тем убеждает семью в его необходимости - подчеркивается, что Семейный совет приоткрывает ряд новых возможностей улучшения стиля семейной жизни. Она может выбрать следующий способ поощрения их к его проведению - сказать, что до сих пор семья демонстрировала удивительные способности к взаимодействию, соглашаясь сражаться друг с другом, хотя эти же самые способности могут быть использованы для того, чтобы научиться приходить к взаимному согласию.
Вслед за этим терапевт описывает правила проведения Семейного совета.
1. Определите определенное время и место встречи для того, чтобы не было никаких факторов, которые могли бы ей помешать.
2. Совет формально включает в себя всех членов семьи, однако никого нельзя заставить присутствовать на нем, насильно понуждать к этому. Вместе с тем, тот, кто отсутствует должен согласиться следовать тем решениям, которые будут приняты. Делается все возможное для того, чтобы все могли присутствовать на встрече.
3. Решения, принятые на Совете не могут быть в одностороннем порядке нарушены или же проигнорированы. Если такое происходит, это должно обсуждаться на следующем собрании.
4. Каждый может предложить вопросы для обсуждения. В некоторых семьях существует обычай класть лист бумаги со списком вопросов, требующих всеобщего обсуждения в самом удобном для всех членов семьи месте, например, на холодильнике - для того, чтобы как только кому-то в голову придет соответствующая идея - ее сразу можно было бы зафиксировать.
4. Список вопросов может представлять собой все, что связано с благополучием детей, семейных прогулок и пикников, то есть тех решений, которые имеют отношение к семье как целому. При этом родителям конечно же не стоит приглашать шестилетнего сына для обсуждения того, следует ли внести деньги в недвижимость или на счет в банке, нужно ли ему ходить в школу - и т.д. Родители обсуждают с детьми и добиваются их согласия по таким вопросам как работа по уборке дома, правила, связанные со временем возвращения домой, поведения во время посещения дома друзьями. Дети могут включить в список такие вопросы как возможность уединения, большей независимости, большей гибкости по отношению к домашней работе и времени, которое им можно уделить телевизору. Дети могут также попросить о помощи в улаживании различного рода конфликтов друг с другом. Некоторые пункты касаются не принятия каких-либо решений - члены семьи делятся своими мыслями, чувствами, надеждами, достижениями, опытом, решения проблем, с которыми им пришлось столкнуться. Место председателя Совета должно переходить от одного члена семьи к другому из числа тех, кто эти обязанности в состоянии выполнять. Лицо, выполняющее обязанности председателя должно делать все возможное для того, чтобы вполне соответствовать роли демократического лидера семейной группы. При этом родители не имеют права вставать в позицию Верховной Власти. Проведение Семейного совета должно осуществляться на основе общеизвестных правил проведения любого демократического собрания. Однако нужно иметь ввиду, что достижение всеобщего консенсуса является более приемлемым, чем решение на основе большинства голосов.
6. Все должны принимать участие в выполнении тех решений, которые приняты - по букве и по духу, причем мелочная придирчивость здесь неприемлема.
7. Как родители, так и дети должны быть уверены в том, что они имеют в семье свой подлинный голос, что сказанное ими будет услышано, принято и со всей серьезностью рассмотрено. В качестве существенного подспорья при проведении Совета может оказаться полезным определенная степень развития способности к хорошему юмору, способность смеяться над недостатками людей, а не над самими людьми.
8. Семейный совет проводится для того, чтобы решать проблемы, а не для того, чтобы подвергать нападению конкретных людей.

Семья должна быть предупреждена о том, что встреча не может быть успешной до тех пор, пока каждый член семьи не научиться использовать Совет как эффективное средство решения своих собственных проблем.
На следующей сессии семья делится с терапевтом опытом проведения Совета и он затем обсуждается. Полученный в ходе этого обсуждении материал используется для дальнейшей терапевтической работы на сессии. Затем психотерапевт еще раз пересматривает правила проведения Семейного совета, помогает семье решить некоторые формальные проблемы, связанные с его проведением и стимулирует их к продолжению проведения подобных собраний.

Использование.

Данная техника обеспечивает терапевта средствами научить семью приемам демократического обсуждения вопросов, которые можно практиковать в домашней обстановке. С ее помощью соглашение бороться друг с другом преобразовывается в соглашение быть открытыми и обсуждать даже самые трудные и болезненные вопросы. Она дает богатый материал для последующих психотерапевтических сессий, ясно указывает на то, где именно застряли клиенты. В контексте использования данной техники психотерапевт имеет возможность показать членам семьи, что обсуждение точки зрения другого дает лишь новую информацию, а не является отвержением другого человека или выражением ненависти к нему. Двигаясь к равенству в семье, мы таким образом можем способствовать достижению равенства в обществе в целом.

5-35. ИГРА "СУПРУЖЕСКИЙ КОНТРАКТ"

Обоснование

Эта игра описана Блехманом и Рабином(Blechman,Rabin,1980) с целью помочь партнерам научиться обсуждать и решать их проблемы наиболее рациональным способом. Супружеская пара как правило играет в "супружеский контракт", вне присутствия психотерапевта. Игра провоцирует успешные открытые обсуждения реальных проблем супружеских взаимоотношений.
Пара может играть в эту игру для того, чтобы решить существующий у них в настоящее время конфликт или же для отработки стратегии, которая могла бы помочь им разрешать разнообразные конфликты интересов в будущем. Игра дает супругам четкий свод правил, на основе которых могут осуществляться обсуждения сложных проблем и примеры того, что конкретно приобретают партнеры, когда следуют таким правилам. Эмпирические данные подтверждают, что игра обеспечивает эффективное решение проблем и удовлетворяющее обоих супругов взаимодействие друг с другом. Игра в своих теоретических истоках связана с социально-психологическими теориями обмена и торговли. Предполагается, что в социальном взаимодействии существует определенная взаимосвязь между тем, что люди "дают" и что они "получают" взамен. "Для того, чтобы получить то, что мне хочется, мне важно знать, что хочется тебе".
Вариант этой техники, описанный в данном разделе, взят непосредственно из работы Блехмана и Рабина.

Процедура

Игра начинается с того, что супругам показывают набор прописанных правил. Это делает психотерапевт. Она также объясняет им суть игры, отвечает на вопросы, а когда они заканчивают играть, анализирует соглашения, достигнутые супружеской парой для того, чтобы стимулировать их успешное воплощение в реальность. Психотерапевт на основе полученных эмпирических данных о ходе игры решает сколько она должна длиться. Она может также провести пробную игру и после этого уходит из комнаты, определив определенное время для ее проведения - например, 20 минут.
Материалы игры включают в себя набор правил,....????? - не понятно...??? коробка для игры с 20-минутными....????... предназначенными для чтения вслух игроками в то время как они двигают свои фишки, минутные таймеры возле.... ???... ?? семь больших карт, названных Доверие, Реальные Проблемы, Цели-Образцы, Риск, Премия, Компромисы-образцы, Чистые карты Компромисса и контрактная форма.
Карточки с проблемами предоставляются каждому партнеру еще до начала игры. На карточках напечатаны типичные супружеские жалобы. Каждый партнер должен распределить карточки на пять категорий для того, чтобы примерно определить количество усилий, которое требуется для решения данной проблемы(1-требуется мало усилий, 5 - требуется много усилий). Проблемы, получившие рейтинг как нуждающиеся в больших усилиях в случайном порядке распределяются на карте реальных проблем (для разрешения в течении последующих игр).

Пример

Блехман (Bleсhman,1980) приводит такой случай: Мистер и миссис А. решили, что им нужно потренироваться в
решении супружеских проблем. Их мнения во многих случаях расходились и они часто ссорились. Во время первой встречи супруги описали проблемы, которые они хотели бы обсудить. Общим моментом для всех их стычек была взаимная критика.
Во время первой сессии супругам была предложена игра "Супружеский контракт". Мистер А. выбрал вопрос "выражение чувств словами" и сразу предложил, в качестве основания для соглашения, чтобы его жена делала ему комплименты не менее трех раз в день. У миссис А. были некоторые сложности с ответом на это предложение. Сначала она высказывалась неопределенно, вроде: "ты должен брать на себя больше работы по дому". Но правила игры все-таки вынудили ее выставить действительно личностное требование.
Во время своего "хода" миссис А. выбрала вопрос "деньги и домашнее хозяйство" и здесь опять возникли проблемы с ее неконкретностью. Из-за своих неопределенно выраженных требований она продолжала терять деньги и вытягивать карточки "риск". Наконец, она сказала: "Я хочу, чтобы муж критиковал меня по поводу денег не чаще, чем раз в неделю". Хотя по правилам игры предпочтительно, чтобы заявление было не отрицательным, миссис А. сделала большой шаг вперед, переменив свое неопределенное недовольство на конкретное предложение.
Миссис А. была рада, что ей не нужно обосновывать свое требование. В прошлом супруги подробно объясняли друг другу каждое заявление. А так как мистеру А. лучше удавалось отстаивать собственные убеждения, миссис А. как правило сдавалась и старалась избежать споров. Узнав, что для решения проблемы требуется ее определение и детализация, а не объяснение, супруги оказались примерно в равном положении.
На следующей неделе чету А. попросили провести несколько неформальных дискуссий, во время которых они должны были использовать тот коммуникационный подход, который применяли в игре. В результате у них произошло три продуктивных дискуссии. Следующую неделю они провели прекрасно. Им также дали инструкцию исполнять те соглашения, к которым они пришли во время первой сессии. Однако, они не следовали условиям своих контрактов, т.к. были настолько поглощены самой игрой, что, подписывая соглашения, не воспринимали их серьезно.
Во время второй сессии супруги дважды играли в "Супружеский контракт" без помощи психотерапевта, и при том обращали больше внимания на содержание переговоров. Миссис А. при этом предъявляла супругу ясные, четкие требования.
По правилам игры, если один партнер не согласен с решением, предложенным другим, он должен сделать контр-предложение. С помощью этого приема чета А. избегала длинных объяснений, что позволило миссис А. стать равноправным и творческим партнером в любом разговоре. Супруги сообщили, что они воспользовались контрактом, подписанным во время второй сессии,и он помог им решить свои проблемы. Теперь они полагали, что смогут общаться без конфликтов.

Использование.

Эта техника используется исключительно в работе с супружескими парами и на сессии должны присутствовать оба супруга. Они должны быть мотированы на обучение способам преоделения различий между собой и подчиняться как инструкциям психотерапевта, так и правилам игры. Последнее ставит пределы проявления несогласия между супругами и снижает большую часть тревожности и гнева в их взаимодействии. Техника представляет собой весьма приятный способ научить супружескую пару как общаться в состоянии конфликта и стараться его преодолеть.
Правила создают также равенство для обоих супругов. Один не должен рассматривать себя выше другого, так как оба имеют равные шансы в игре и кооперативное поведение щедро вознаграждается. Кроме того, техника позволяет супружеской паре идентифицировать конкретные, операциональные проблемы и их реально-обозримые в данный момент решения, к которым можно двигаться постеренно, шаг за шагом. Это помогает супругам преодолеть ощущение, что их конфликты непреодолимы и нерешаемы (См. также технику "Позитивные обмены" в этой главе).

5-36. ДНИ ЗАБОТЫ

Обоснование

Супружеские пары часто начинают терапию, измученные ссорами и конфликтами, более восприимчивыми к негативным сторонам общения чем к тому позитивному, что существует в отношениях между ними.
"Дни заботы" представляет собой технику, предложенную Стюарт (Stuart,1980) в рамках модели социального научения и поведенческой терапии, целью которой является достижение позитивных изменений уже на ранних этапах терапевтического процесса. Супружеской паре дают подробную интструкцию часто проявлять знаки внимания друг к другу, действуя в определенные дни "как будто" в их взаимоотношениях все замечательно. Это немедленное, успешное и поддающееся измерению изменение в опыте супружеской пары может служить хорошим мотивационным фактором для последующего процесса семейной терапии, его долгосрочных позитивных эффектов, а также способствует формированию чувства обязательства в браке. Обычно носитель симптома страдает от низкого уровня положительного подкрепления. Доверие же в семье строится на основе позитивных моментов в общении ее членов и для того, чтобы ладить друг с другом необходимо научиться адекватно принимать заботу и знаки внимания от другого человека(Lott,Lott,1968). Преимущество данной техники заключается в том, что она очень хорошо работает в самом начале терапии, начиная уже с первой сессии и основывается на позитивной модели поведения. В процессе применения техники супружеская пара обучается использовать язык, ориентированный на изменения и на собственном опыте убеждается в том, что чувства могут стать иными через внешние изменения поведения.

Процедура

Приведенная процедура взята из работы Стюарта (Stuart,1980, рр.197-202).
Супружескую пару просят вести себя так, как будто они "хорошо относятся" друг к другу, предупреждая их о том, что они вряд ли будут сразу же испытывать соответствующие чувства, сначала следует изменить поведение, а уж чувства изменяться вслед за этим. Психотерапевт просит супругов признать, что существуют конфликты, которые они могут разрешить самостоятельно. Изменение, говорит психотерапевт, необходимо организовывать методически и начинать необходимо с развития умения просить и быть благодарным. Изменения зависят от обоих супругов, а не от кого-нибудь одного - каждый может способствовать позитивным переменам независимо от другого и не ожидая от другого ответных действий. Супруги часто заняты непродуктивной игрой "я изменюсь только если ты изменишься". Термин "хорошо относится" более предпочтителен для использования в этом контексте, чем понятие "любить", так как последний вызывает мистические ожидания и ассоциации по-поводу результатов терапии.
Каждого партнера просят ответить на следующий вопрос:"Сформулируйте как можно точнее, что бы вы хотели, чтобы ваш партнер сделал для того, чтобы вам было очевидно, что он хорошо к вам относится?" Причем просьбы должны быть: 1)позитивными, 2)конкретными, 3)небольшими, так что их можно высказывать по крайней мере ежедневно, 4) не должны быть связаны с актуальным конфликтом между супругами. Такие позитивные просьбы способствуют усилению конструктивного поведения, но не нацелены на уменьшение нежелательных ответов. Поэтому фраза "Пожалуйста, спроси меня как я провела сегодняшний день" приемлема, а фраза "Будь так добр, не игнорируй меня уж так демонстративно" - неприемлема. Просьба "Будь дома ровно в 6 часов" адекватно-конкретна, а "Уделяй больше внимания семье" слишком расплывчата для того, чтобы быть включенной в список.
Психотерапевт помогает супружеской паре составить список возможных просьб, состоящий как минимум из 18 пунктов. Супругам следует также добавлять в этот список еженедельно несколько новых пунктов так, чтобы данным списком были покрыты все существенные потребности обоих партнеров. Партнер, высказывающий просьбу, должен точно указать что, когда и как должен делать другой. Относительно данных просьб между супругами должно быть достигнуто полное взаимопонимание. Каждый партнер должен ежедневно выбрать пять пунктов из списка "дней заботы", и каждый должен отметить в списке дату того, когда он получил определенные позитивные знаки внимания от другого. Психотерапевту рекомендуется позвонить супружеской паре через два-три дня после первой сессии для того, чтобы узнать какие новые пункты внесены в список и для того, чтобы напомнить супругам о пяти ежедневных просьбах.

Пример.

Джон и Мэри, в возрасте соответственно 35 и 37 лет, женаты 11 лет. Джон согласился придти к терапевту только когда Мэри пригрозила, что в противном случае уйдет от него. Их проблемой был недостаток общения. Мэри казалось, что Джон слишком вовлечен в свою работу, игнорирует ее и обращается с ней как с "пассажиром второго класса". Джону казалось, что Мэри совсем не помогает в его работе.
Психотерапевт решила, что ей необходимо сразу же активно включить супружескую пару в терапевтическую работу, дав им при этом адекватную мотивацию для нее, а также показать, что позитивные изменения в их браке могут быть достигнуты относительно быстро.

По Стюарту (Stuart,1980, р.200), следующии требования являются частью списка для "дней заботы" в случае Джона и Мэри.
Джон Взаимные условия Мэри Даты выполнения Даты исполнения
Спроси, как я себя чувствую,когда приду домой.

Клади грязную одежду в бак для одежды.

Слушай, когда я говорю тебе про свои дела.

Время от времени приноси мне маленький подарок-сюрприз.

Давай мне поручения.

Обнимай меня иногда в течении дня.

Соглашайся, если я звоню домой и говорю, что задержусь на час.

Говори мне, что ты ценишь, что я работаю не покладая рук и содержу семью.

Давай проведем конец недели без детей.

Разговаривай со мной во время ужина и по вечерам.

Дай мне хотя бы раз за выходные полностью посмотреть одну спортивную передачу.

Давай обедать вместе раз в неделю.

Мэри удалось добиться большего внимания и большего согласия с установленными ею "правилами дома". Джон добился большего внимания и признания значимости своих потребностей. Супруги научились формулировать ясные, прямые и позитивно-окрашенные требования, вместо того, чтобы жаловаться на недостатки другого. Получая все больше и больше того, что они сами хотели, супруги прониклись оптимизмом в отношении возможности изменений, убедились, в том, что у них есть силы для перемен и что каждый из них действительно хочет измениться.
Добавляя ежедневно в список новые просьбы, они вскоре смогли разрешить многие свои конфликты.

Использование

Техника "дни заботы" является безопасным способом мотивировки супружеской пары по отношению к позитивным изменениям в их взаимоотношениях. Обмен заботой является реальным шагом к построению функциональных отношений между партнерами. Список просьб служит здесь как наглядное напоминание положительных изменений, уже произошедших в семье, несмотря на возможно еще сохранившиеся к тому моменту внутрисемейные конфликты и пессимизм по-поводу конечных результатов супружеской терапии.
Данная техника эффективна прежде всего на начальных стадиях терапевтического процесса, так как с ее помощью позитивное поведение строится довольно быстро, что особенно важно для партнеров, находящихся в состоянии открытого конфликта. Для тех же супружеских пар, для которых позитивные обмены являются обычным делом, они по сути дела это делают ежедневно и тем не менее обращаются за помощью(например,для разрешения тех же конфликтов), применение техники "дни заботы" позволяет эффективно использовать открытое ими независимо от психотерапевта поведение для решения актуальных проблем. В процессе работы над техникой супружеская пара учится уважать потребности и точку зрения другого. Техника дает партнерам ощущение "Я значим в этих взаимоотношениях" и стимулирует чаще говорить "да", чем "нет" партнеру.
В этом контексте обратите внимание также на технику "позитивные обмены", представленную ниже в данной главе.

5-37. СТРУКТУРИРОВАННЫЕ ЗАДАНИЯ ВО ВРЕМЯ СЕССИИ

Обоснование

Структурированные задания, выполняемые клиентами непосредственно на сессии могут служить в качестве образовательного и диагностического средства или орудия терапевтической интервенции. Совместная работа семьи над конкретным заданием на сессии дает семейному терапевту следующие преимущества: а)задействует сопротивляющихся членов семьи; б) способствует привлечению к выполнению заданий тех, кто, возможно, не является вербально-ориентированным; в)помогает конкретной работате с теми вопросами, с которыми семья обратилась за помощью.
Большинство психотерапевтических школ так или иначе используют задания, которые клиентам необходимо делать во время сессии. Последователи Фрейда применяют свободные ассоциации и рассказ о сновидениях. Бихевиористы предпочитают задания, включающие в себя идентификацию целей, планирование и тренировку поведенческих навыков для достижения определенной цели. Гештальт-терапевты приглашают клиентов на сессии к активному экспериментированию.
Задания, описанные в этом разделе, тщательно структурируются семейным терапевтом, которая применяет их для наблюдения и оценки деятельности семьи, а также для присоединения к семье с целью изменить поведение ее членов на основе модификации последовательности действий каждого из участников. Обычно семью просят решить какую-то проблему, задачу, сделать выбор или что-то проделать вместе. На такие задания особое внимание обращали структурные терапевты (Minuchin et al., 1967). С помощью данных процедур могут быть количественно и качественно оценены, как клинически, так и с использованием групповой динамики, образцы внутрисемейного общения, функционирование "исполнительной власти", предписывание ролей, эмоциональные взаимоотноотношения между членами семьи. Это требует наличие профессиональных навыков у наблюдателя. В то время как семья выполняет структурированные задания, семейный терапевт должен отступить на один шаг от терапевтической ситуации и стать наблюдателем происходящего процесса.
Стратегические терапевты более склонны структурировать задания, выполняемые клиентами во время сессии посредством связывания гипотез сформулированных по-поводу внутрисемейного функционирования с желанием произвести специфическое поведенческое изменение, имеющее отношение к той проблеме, с которой приходит семья.
Данные упражнения отличаются от тех, которые предлагаются психотерапевтом клиентам на дом следующими моментами: последние даются для продолжения интервенций на сессиях, прямых или парадоксальных, первые же выполняются под скрытым наблюдением психотерапевта.
В описанном контексте может быть предложено множество заданий. В качестве иллюстраций мы приведем ниже десять из них.

Процедура

Данная процедура описана Вацлавиком (Watzlawick, 1966). Психотерапевт просит семью выполнить отдельное упражение или
серию упражнений. Затем она покидает кабинет и занимает место наблюдателя за односторонним зеркалом.
Обычно предлагают следующие задания: 1) Закажите еду (например, обед), используя какой-то
ограниченный набор блюд, например, одно блюдо из мяса, два овощных салата, какой-то один напиток и один десерт. Семья обсуждает меню и договаривается о выборе, который устроил бы всех.
2) Обсудите и решите, кто в вашей семье выглядит наиболее начальственно, кто самый большой нарушитель спокойствия, самая большая плакса, самый большой бездельник.
3) В вашем распоряжении есть некая сумма денег, например, двести долларов - как вы ею распорядитесь?
4) Вспомните последнюю перепалку, кто ее начал, кто в ней участвовал, а кто - нет, что на самом деле происходило и чем все закончилось.
5) Предложите ваши идеи о том, что каждый из членов семьи может сделать, чтобы доставить другим удовольствие.
6) Постройте или сделайте что-нибудь вместе. Семья при этом обеспечивается моделью для подражания или примером. Здесь может быть использован любый вид подсобного материала - строительные кубики, игрушки и т.д. (см. технику "Соломенная башня" в гл.3)
7) Вот игрушки, выберите понравившуюся и просто поиграйте (см.технику "Семейное кукольное интервью в гл.2).
8) Выберите один из трех подарков для всей семьи. Варианты: а) в игру вовлечена группа; б) подарок может использоваться только одним человеком; в) подарок предназначен кому-нибудь из пожилых членов семьи
или ребенку. 9) Вам предложены продукты для дегустации (например, пирожные,
напитки и т.д. - причем количество единиц меньше, чем членов семьи) - постарайтесь сами разделить между собой работу по дегустации /на основе данного упражнения наблюдается относительная доля кооперации и соревнования во взаимоотношениях между членами семьи/.
10) Разделите детей и родителей и попросите родителей определить значение какой-то пословицы, например: "Под лежачий камень вода не течет". После того, как супруги приходят к общей точке зрения, пригласите детей в кабинет и попросите родителей объяснить для них смысл пословицы.

Полученная информация обрабатывается на основе следующих факторов: лидерство (кто является направляющей силой, делает заключение, вводит в заблуждение), запрос на лидерство, поведенческий контроль (кто контролирует кого), руководство в выполнении заданий, поддерживающие замечания, предложения, соглашения, агрессия, привязанность, скрытый контроль.
Кроме этого в ходе выполнения упражнений клиентами можно выявить стили общения, родительско-детские коалиции и семейные правила.

Пример

Использование упражнения по сортировке предметов с семьей, в которой имеется лишь один родитель, функции "исполнительной власти" ослаблены и старший ребенок становится "ребенком-родителем" (parental child). В этом примере психотерапевт занимает позицию наблюдателя, а также профессионала, производящего оценку семейной системы и интервенции в нее. Психотерапевт выбирает несколько предметов из домашней утвари и в случайном порядке раскидывает их, но не на видном месте, прикрывая чем-то до тех пор пока семье не будет дана соответстующая инструкция.
Детей просят в течение 20 минут классифицировать предметы по нескольким категориям, в соответствии со специфическими характеристиками, которые делают их похожими друг на друга (например, все предметы красного цвета, все предметы, которые можно съесть, все, чем можно писать и т.д.). По истечении 20-ти минут дети отчитываются о том, какие категории они выбрали и на каком основании. При этом мама играет роль супервизора. В то время как дети выполняют задание психотерапевт фиксирует следующее: а)стиль лидерства ( кто берет на себя ответственность за выполнение задания, распределяет обязанности, инструктирует ); б)способности к кооперации и соревнованию; в)кто на кого кричит; г)индивидуальные когнитивные стили и уровни психического развития; д)как мама осуществляет супервизорство (диктат, поддержка, выполнение задания за ребенка); е)насколько задание завершено.
В дополнение к наблюдению за этими паттернами психотерапевт может выступить по отношению к детям в качестве тренера, дифференцированным образом поддержать каждого ребенка в выполнении его части работы, помочь "ребенку-родителю" избавиться от своей неадаптивной роли. Маму же в данном случае можно поддержать и позитивно направлять в ее родительской позиции.

Использование

Данная техника может быть применена в работе с супружескими парами и семьями, в особенности с теми, члены которых ориентированы на дейстие и для которых вербальная интервенция может оказаться малоэффективной. При использовании в диагностических целях техника высвечивает образцы общения, правила и организацию семейной системы. Как орудие психотерапевтической интервенции техника немедленно вовлекает клиентов в процесс продуктивной работы по изменению их семейной системы в позитивном направлении. Если, кроме всего прочегно применять здесь тесты групповой динамики, то семейные коммуникационные паттерны могут быть оценены более объективно.

5-38 ПОЗИТИВНЫЕ ОБМЕНЫ

Обоснование

Большинство пар в супружеской терапии имеют тенденцию обвинять и жаловаться друг на друга, а также притворяться беспомощными. Одна из целей поведенческой терапии - изменить ситуацию таким образом, чтобы супружеская пара практиковала позитивное, кооперативное поведение по отношению друг к другу, в основе которого лежат позитивные обмены. Последние представляют собой активности, направленные на поддержку и принятие партнерами друг друга, ведущие в конечном счете к удовлетворению обоих. Рекомендуются три ступени:
1. Четкое определение желаний каждого из партнеров. 2. Определение этих желаний в прямой положительной
(утвердительной) форме, не стоит разбираться в том, что каждый из партнеров не хочет.
3. Необходимо регулярно удивлять своего партнера позитивным поведением.

Члены супружеской пары имеют как правило установки по отношению к друг другу, основанные на негативном опыте взаимодействия. Они постоянно защищаются, даже когда нападают. В терминах теории социального обмена каждый из супругов действует, стремясь соответствовать ????"the other's rewards and deficits"???? во взаимоотношениях.
Для того, чтобы продолжался любой конфликт, супруги должны кооперироваться в своих усилиях по продолжению борьбы. Целью данной техники является помощь паре в позитивном общении, прежде всего - в уважении различий друг друга( необходимо научить клиентов открыто обсуждать эти различия!). В ходе работы с техникой "позитивные обмены" клиенты учатся преодолевать проблемы, а не друг друга(Dreikus,1946).
Терапевт описывает процедуры, которые супруги должны выполнять в качестве домашнего задания. Если данная техника применяется правильно, она изменяет направление поведения от негативного к позитивному, изменяет психологический климат в семье от вражды к сотрудничеству, а пессимистические ожидания - на оптимистические. Причем отвественность за такие изменения распределяется равным образом между партнерами вместо того, чтобы каждый ждал, что другой измениться первым. Таким образом эгоизм замещается живым интересом к партнеру.

Процедура

Техника "позитивные обмены" предложена Джакобсоном и Марголиным(Jacobson,Margolin,1979).
Терапевт просит каждого партнера составить список трех видов деятельности, которые другой должен осуществитть для того, чтобы доставить ему удовольствие. Деятельности эти должны быть особого рода - сформулированы в позитивных терминах, то есть ориентированы скорее на то, что каждый хочет, чтобы было сделано, чем на то, что каждый не хочет.
Супругов просят в качестве домашнего задания выполнить за период до следующей сессии как минимум три позитивные просьбы партнера. На следующей сессии терапевт проверяет выполнение этого задания. Техника может применяться и тогда, когда супружеская пара склонна к соревнованию или же участвует в терапии неохотно. Терапевт может использовать их склонность к соревнованию в качестве силы, вносящей энергию в систему. Идея здесь состоит в том, чтобы сформулировать задачу как соревнование: кто сможет в большей степени доставить удовольствие партнеру? Супруги часто принимают это соревнование только для того, чтобы победить партнера, а также произвести впечатление, как на друг друга, так и на терапевта.
Терапевт предлагает: "Интересно, умеете ли вы доставлять удовольствие друг другу. Давайте изучим этот вопрос. Пусть каждый из вас ведет "рейтинг приятного". Если вы делаете приятное вашему партнеру - ставьте себе плюс, если же приятное делает вам он, ставьте плюс ему. На следующей встрече мы сравним ваши записи и посмотрим, получит ли кто-нибудь плюсы - от себя или же от своего партнера."
Данная техника может применяться на любом этапе терапии, когда необходимо перевести семью от негативного к позитивному взаимодействию.
Если супружеская пара, или же какой-нибудь ее отдельный член отказывается выполнять данное упражнение, считая его неэффективным, терапевт может сказать, что у них есть право на собственную точку зрения. Затем она просит, чтобы они приняли ее слова на веру, и поскольку настоящая ситуация их не удовлетворяет, пусть они какое-то время будут следовать предписаниям терапевта, предполагая, что она права, и посмотрят что из этого всего выйдет.

Пример

Джон и Джейн пришли к семейному терапевту с жалобами на то, что они плохо ладят друг с другом. Джейн огорчена тем, что ее муж уделяет ей мало внимания и никогда недоступен для помощи по дому. Джону не нравиться то, что жена его постоянно критикует. Он сказал, что даже готов уйти от нее. В заключительной части первой сессии имел место следующий диалог:

Семейный терапевт(Ст):Джейн, какие три вещи мог бы сделать Джон для того, чтобы доставить тебе удовольствие?
Джейн: Он мог бы оторваться от телевизора и помочь мне. Ст: Не могла бы ты сказать, что бы тебе хотелось, чтобы он
сделал? Джейн: Мне было бы приятно, если бы Джон прибирался в саду,
помогал в уходе за детьми, и звонил домой, когда собирается задерживаться.
Ст: Джейн, ты сказала, что эти вещи были бы для тебя приятны, скажи пожалуйста, что это значит для тебя?
Джейн: Мне было бы приятно, что Джон мне помогает. Ст: Не могла бы ты быть более конкретной по-поводу детей. Что
должен Джон делать с детьми, чтобы тебе было приятно? Джейн: Когда я по-вечерам мою посуду, он мог бы их искупать. Ст: Джон, что нужно было бы сделать Джейн для того, чтобы
доставить тебе удовольствие. Джон: Перестать придираться ко мне, готовить ужин во время и
прекратить клянчить у меня деньги. Ст: А что значит прекратить придираться, что именно Джейн
должна прекратить делать? Джон: Прекратить советовать мне какую одежду носить и
прекратить просить у меня деньги. Ст: Итак, три вещи, которые ты хотел бы, чтобы делала Джейн
заключаются в том, чтобы прекратить советовать тебе какую одежду олевать, перестать просить у тебя деньги и готовить ужин к определенному времени. Что бы ты хотел, чтобы она делала вместо того, чтобы говорить тебе, что носить и просить у тебя деньги?
Джон: Мне бы хотелось, чтобы она, хотя бы иногда, говорила мне, что я хорошо выгляжу. И...... ( длинная пауза ) я хочу, чтобы она говорила мне, что ценит мою упорную работу, дающую возможность приносить домой, то, что, как говорят, можно положить на хлеб.
Ст: Хорошо. Джейн, отдаешь ли ты сейчас себе отчет в том, что Джону было приятно, если бы ты готовила ужин во-время, говорила бы ему, что он хорошо выглядит и ценила бы то, что ему приходится тяжело работать для того, чтобы поддержать семью?
Джейн: Да. Ст: Джон, а ты отдаешь себе отчет в том, что Джейн было бы
приятно, если бы ты купал детей, убирался в саду, и звонил домой, когда собираешься задерживаться.
Джон: Да.
К этому моменту терапевт помог партнерам конкретизировать свои желания и ожидания в более операциональных терминах и каждому признать, что они осознают желания другого. Произведенная интервенция остановила процесс взаимных обвинений и стимулировала каждого партнера более внимательно прислушиваться к желаниям другого.

Ст: Джейн, есть ли что-нибудь, что ты бы могла сделать на этой неделе для того, чтобы доставить Джону удовольствие в тех трех областях, список которых он только что тебе представил?
Джейн: Да, только при условии, если он согласиться делать то, что хочется мне.
Ст: Только пожалуйста без предварительных условий. Действуй только потому, что именно в этом состоит твоя отвественность.
Джейн: Ладно. Ст: Что же ты будешь делать на этой неделе? Джейн: Когда он принесет домой зарплату, я ему скажу, как я
ценю, что ему приходится много работать, это и по-правде так. Я знаю, что ему приходится нелегко и я действительно это ценю.
Ст: Хорошо, но это только одна вещь. Джейн: Я буду говорить ему, что он красив и хорошо выглядит.
Но мне хотелось бы, чтобы он переодевался, когда приходит домой. Ст: Не могла ли ты поставить точку в конце первого предложения
и остановиться на этом. Что еще ты будешь делать?
Процесс продолжается до тех пор, пока партнеры не примут на себя несколько обязательств совершить позитивные поступки по отношению друг к другу в течение следующей недели. Терапевт указывает далее, что он ожидает, что они будут жить в соответствии с соглашениями, выполнение которых будет проконтролировано на следующей сессии.
Сейчас супружеская пара активно вовлечена в конструктивный процесс делания приятного друг другу, в противовес процессу взаимной критики и беспрерывных словесных атак, хотя у них имеются спонтанные склонности жаловаться и критиковать. Они обучаются специальным умениям для позитивных обменов. Терапевт больше времени уделила Джейн, так как именно она является ведущей в супружеских взаимоотношениях.

Использование

Техника используется для обучения умениям позитивного отношения друг к другу. Она является эффективным средством остановки силовой игры в супружеских отношениях и направления поведения партнеров в более конструктивное русло. "Позитивные обмены" склоняют участников к тому, чтобы они для начала хотя бы принимали во внимание потребности и желания друг друга, признавали их права на самодостаточное существование. Устанавливая позитивные отношения друг с другом, супруги с большим успехом смогут направить усилия на преодоление проблем и трудностей в их жизни вместо того, чтобы критиковать и атаковать друг друга. Техника может быть использована не только в супружеской, но и в семейной терапии - как в работе с супружеской парой, так и в работе с целой семьей.

5-39 ЧТЕНИЕ ВСЛУХ В СУПРУЖЕСКОЙ ТЕРАПИИ

Обоснование

Чтение вслух - это техника, регулирующая поведение и общение, разработанная Хамбургом (Hamburg, 1983).
Супружеская пара, которая нуждается в психотерапии из-за возникших семейных неурядиц, обычно испытывает проблемы с вербальным общением. Супруги либо вовсе перестают разговаривать, либо их разговоры сводятся к спорам, бесконечному повторению старых аргументов, появляется даже желание и вовсе избежать какого-либо общения. В качестве упражнения супругов просят читать друг другу вслух в промежутках между сессиями, по заведенному распорядку, тексты из книг, посвященных взаимоотношениям супружеских пар. Это задание является хорошим началом для семейной терапии, и может быть использовано для работы с парами со средним или выше среднего уровнем образования.
Чтение вслух помогает супругам сконцентрироваться на слушании друг друга. Это задание также предполагает, что пара посвящает часть своего досуга деятельности, прямо направленной на восстановление мира в семье. Для выполнения задания супругам придется выработать своего рода соглашение о времени совместного чтения, что по крайней мере повысит степень позитивного взаимодействия между ними. Книги, выбранные психотерапевтом для совместного чтения, нормализуют семейный конфликт и вводят его в спокойное русло. В процессе чтения клиенты осознают не только ошибки своего партнера, но и свои собственные. Осмысление того, что другие супружеские пары смогли разрешить свои проблемы, повышает оптимистический настрой у супругов по поводу их собственной возможности улучшить взаимоотношения и нормализировать коммуникационные образцы.
Если бы супруги выбрали другой вид деятельности, например, решили отправиться в небольшое путешествие или пойти в ресторан, то концентрация на слушании друг друга была бы значительно ниже. Поэтому паре дается задание читать определенную книгу, причем рекомендуется не обсуждать прочитанное. Такая рекомендация нацелена на то, чтобы избежать того способа общения, к которому супруги уже привыкли. Когда супруги осознают, что они готовы общаться по-новому, то к ним кроме всего прочего приходит ощущение, что начавшийся курс супружеской психотерапии завершится успехом.

Процедура

Процедура описана Хамбургом (Hamburg, 1983). После того как семейная пара представит психотерапевту достаточно информации о самих себе, чтобы можно было сформулировать первоначальную гипотезу о причинах конфликта, психотерапевт начинает давать инструкции по технике "чтение вслух". В процессе беседы с клиентами подчеркивается важность улучшить общение между супругами и освоить новые психотехники. Необходимость совместного чтения вслух будет способствовать возникновению духа сотрудничества между супругами. После первой сессии пара получает задание читать вслух пять раз в неделю в течение по крайней мере получаса. Выбирается книга где описываются примеры супружеских конфликтов и способы их разрешения. Можно предложить следующие книги: Бах Г., Виден П. "Враг рядом: как бороться за справедливость в любви и супружестве"(Bach,Wyden,1970), Дрейкус Р."Вызов супружеству" (Dreikurs,1964), Роджерс К. "Итак, мы поженились: брак и его альтернативы" (Rogers,1972).
Далее, пару просят договориться без помощи психотерапевта, о времени совместного чтения между сессиями, когда никакие дела не помешают обоим супругам. Партнеров также просят обсудить, кто будет отвечать за покупку или получение книги, еще необходимо учесть и временной фактор. Ответственным за время (т.е. тот, кто будет напоминать другому супругу о чтении) психотерапевт назначает "непридирающегося" /non-nagging - термин, введенный Хамбургом - прим.пер.- А.Ш./ (Hamburg,1983) супруга. Затем пару просят во время совместного чтения вслух, обдумывать прочитанное, подготавливая вопросы и мысли для дальнейшего обсуждения.
Обычно, во время первой сессии, на эти переговоры отводится десять минут. Затем психотерапевт просит супругов рассказать, о чем они договорились, и если нужно сам вступает в процесс переговоров. Он помогает супругам прийти к взаимному согласию. После того, как процесс переговоров с поддержкой психотерапевта успешно завершен, супругов просят проанализировать, чем предыдущие переговоры, проходившие без вмешательства терапевта, отличались от нынешних.
Во время второй встречи психотерапевту необходимо убедиться, что поставленное задание было выполнено супругами при взаимном согласии сторон. Пара теперь имеет возможность поделиться своими мыслями и впечатлениями о прочитанном и о самом задании в целом. Во время обсуждения психотерапевт оценивает любой конфликт, возникающий относительно достигнутого на первой встрече соглашения, используя содержание прочитанной книги.

Пример

Данный пример следует за процедурой методики в описани Хамбурга и иллюстрирует переговоры супругов по поводу предложенного психотерапевтом на первой сессии задания.
Ст: Мне бы хотелось, чтобы каждый из вас согласился на то, чтобы в течении следующей недели выделить пять получасовых интервалов, в течении которых вы бы могли читать друг другу вслух.
Джо: На следующей неделе это будет трудно организовать. У меня назначено много поздних служебных встреч.
Мэри: Мы бы могли это делать по утрам. Джо: Хорошо, может быть. Но сначала мы должны выбрать книгу. Мэри: Я могла бы это сделать завтра, когда я выставлю детей в
школу. Джо: Хорошо, я полагаю в таком случае мы можем попробовать. ( Молчание. ) Ст: Итак, вы согласны! Вы будете читать по утрам. Выделили ли
вы для этого какое-то определенное время и решили ли вы в какие определенные пять дней все это будет происходить.
Джо: Я полагаю, что это должно происходить, когда дети еще не проснулись, скажем в 6-30 или 7-00. Что ты думаешь по этому поводу Мэри?
Мэри: Звучит неплохо. Может быть нам делать это с понедельника по пятницу?
Джо: Ладно, может быть. Ст: Видите как все в действитильности просто. Ваши переговоры
дома столь же успешны, как эти? Мэри: Не совсем. Джо: Дома происходит совсем по-другому. Ст: Что же особенного произошло сейчас? Мэри: Мне кажется, сейчас все по-другому потому, что вы за
нами наблюдаете. Дома я чувствую, что мы как бы уславливаемся ни в коем случае не соглашаться друг с другом. А здесь я почувствовала, что действительно пытаюсь достичь согласия, правда сначала мне казалось, что Джо будет в этом противодействовать. Но он вовсе этого не делал и я вдруг почувствовала, что мы хотим одного и того же - изменений.
Джо: Действительно, с самого начала мне всего этого не хотелось. Я рассуждал так: что нам может дать чтение вслух - вряд ли это принесет нам пользу. Потом же я понял, как важно это для Мэри и я попытался пойти ей навстречу.
Ст: Да, я тоже почувствовала, что вы стали сотрудничать. Понимаешь, Джо, мне кажется, было бы очень полезно для того, чтобы справиться с заданием, если один из вас будет следить за тем, чтобы расписание четко выполнялось и напоминать партнеру о нем, особенно когда возникает суета и задание забывается. Можно ли попросить тебя взять на себя отвественность за это?
Джо: Полагаю, что да.
Состоявшаяся беседа подчеркнула способность Мэри и Джо вести переговоры друг с другом. В этой ситуации Мэри взяла на себя инициативу. Джо сначала сопротивлялся, потом с неохотой согласился, и даже взял на себя активную роль в планировании чтения. Партнеры продемонстировали свою способность адекватно планировать свою деятельность с минимальной помощью со стороны терапевта.

Использование

Техника может быть использована в работе с супружескими парами со средним и выше интеллектуальным уровнем, включая пары, в которых один из партнеров находится в депрессии или имеет в анамнезе физическое насилие(Hamburg,1983). Задание может принести пользу в нескольких аспектах:
1. Дает нужную для терапевта информацию. 2. Незамедлительно дает супружеской паре пример их
коммуникативных проблем и компетентности семейного терапевта в их разрешении.
3. Сразу же включает семью в обучение на основе собственного опыта, оказываясь хорошей моделью для последующего терапевтического процесса.
4. Максимизирует вероятность того, что супружеская пара успешно справится с первым заданием и таким образом создает оптимистическую установку по отношению к терапевтичекому процессу, будет положительно смотивирована для участия в нем и приобретет веру в успех на выходе.
5. Расширяет знания супружеской пары в области семейной конфликтологии, тем самым повышая их психотерапевтическую компетентность.

5-40 ОБУЧЕНИЕ ОСОЗНАНИЮ ВЫБОРА

Обоснование

Обучение осознанию выбора является когнитивной процедурой, которая основывается на представлении о том, что люди могут осуществлять выбор почти во всех ситуациях их жизни. Люди - существа разумные и принимают решения на основе своего рационального мышления. Нельсон (Nelson,1976,1980) адаптировал данную технику для обучения супружеских пар, и большая часть того, что здесь будет изложено, описано на основе его работ. Техника "обучение осознанию выбора" может использоваться в работе с парами, которые жалуются на скуку или отсутствие смысла жизни и направлена на обогащение качества их совмесной жизни. В процессе работы над техникой супружеской паре помогают понять, что то, что они говорят и делают основывается на их собственном выборе, и поскольку они могут мыслить, они в состоянии контролировать свои высказывания и действия.
Важно понимать, что даже бездействие есть форма выбора. Если супружеская пара в состоянии отдавать себе отчет в том, что такие оправдания собственных поступков, как: "Так я себя веду и не могу иначе" или "Это является частью моей личности" - являются по существу "выбором для неизменений", только одно это понимание может способствовать началу действительного изменение характера их взаимоотношений. Само осознание того факта, что все что мы говорим и делаем может быть предметом сознательного выбора, обогащает взаимодействие супружеской пары и способствует их лучшему взаимопониманию.
Нельсон (там же) выделил пять вариантов осознания выбора: забота, следование правилам, наслаждение, сожаление и размышление Сокращенно СREST (в английском варианте - caring, ruling, enjoing, sorriwing, thinking - прим. пер. - А.Ш.). Поэтому любую ситуацию, влияющую на поведение, надо рассматривать как выбор из пяти предложенных вариантов, причем одно и то же действие может относиться к разным или сразу к нескольким вариантам. Например, поцелуй может выражать заботу, приветствие или сексуальное наслаждение.
Нельсон обозначил данные выборы как "ОК" или "OD". Когда выбор помогает выстраивать положительные взаимоотношения он обозначается "ОК". Приветствие супругов при вхождении в дом, замечание о приятном аромате,который исходит от накрытого стола выказывание симпатии рассматривается как выбор ОК, который может проявляться ежедневно и предполагает очень позитивные действия или замечания.
Негативное замечание или действие называется "OD" выбором (выбором превышения доверия). Незначительный ОD-выбор может выражаться в хлопанье дверью, вмешательстве в разговор без извинений и т.д. Вместе с тем под основным ОD-выбором понимается акт физической агрессии, личном оскорблении или резко негативное замечание. В ходе работы над данной техникой супружеские пары обучаются сохранять равновесие, для которого необходимо иметь достаточно ОК-выборов, чтобы компенсировать присутвующие в их взаимодействии ОD-выборы.

Процедура.

Процедура осознания выбора была также описана Нельсоном в его цитируемых выше работах.
Терапевт начинает с короткого вступления, информируя клиентов о том, что они отвечают за свое поведение, и в основе их поведения лежат те выборы, который осуществляет каждый по поводу того, что ему делать. Это можно продемонстрировать, например, попросив их ущипнуть себя за руку. Обсуждение обнаружит, что они думают о том, делать этого или нет, как сильно щипать и в конце-концов совершают свой выбор - как им действовать в этой ситуации. Затем терапевт объясняет разницу между положительными (ОК) и отрицательными (ОD) выборами. Она просит супружеские пары привести один или два примера из своей жизни, которые бы иллюстрировали данные понятия. После того, как пара поняла концепцию, начинается работа, направленная на помощь в установлении специфики процесса выбора и увеличени доли ОК выборов в их поведении.
Обучение супружеской пары системе CREST способствует тому, что они начинают определять свои выборы на основе ясных категорий, например, таких как желание заботиться, победить, выразить симпатию, любить и т.д..
Следующий пример описывает супружескую пару, с которой уже была проведена предварительная беседа о роли выборов в человеческой деятельности.

Пример.

Описанный здесь в сокращении случай взят из работы Нельсона(Nelson,1980).
Супружеская пара пришла к терапевту и рассказала о своих трудностях, которые состояли в следующем: жена жаловалась на то, что муж вызывает в ней чувство скуки, а муж утверждал, что жена его часто "доставала".

Терапевт: Расскажите пожалуйста о том, что случилось вчера такого, из-за чего у вас обоих возникли такие негативные чувства по отношению друг к другу?
Жена: Он вернулся домой, умылся и сел читать газету. Муж: Я не знаю, почему это ее так уж раздражило. Я всегда
прихожу, умываюсь, сажусь и читаю газету. Т.: Вы делали это со времени вашей женитьбы? М.: Конечно. Впрочем, я никогда не задумывался об этом, и
действительно не знаю, что уж здесь такого плохого. Большинство мужчин, которых я знаю, читают газету, когда приходят домой.
Ж.: Мне надоело не чтение газеты, а только то, что одно и то же происходит день за днем.
Т.: Вам бы хотелось чего-нибудь другого? Ж.: Да. Т.: Каких изменений вы бы хотели? Ж.: Раньше он хотя бы что-нибудь говорил, когда приходил
домой. Сейчас же ощущение такое, что меня как-будто не существует пока он не кончит читать эту дурацкую газету.
Т.: Значит после того, как он прочтет газету вы начинаете говорить друг с другом. А Вы бы хотели поговорить с ним еще до того, как он начнет читать газету - это вы хотите сказать?
Ж.: Я думаю да. Т.: Могли ли Вы поговорить с ней до того, как начнете читать
газету? Могли ли бы вы сделать именно этот выбор? М.: Не уверен. После напряженного рабочего дня мне
действительно необходимо посидеть одному в спокойной обстановке и почитать газету. Я не готов говорить с ней до того, как кончу читать. Я знаю, что она рядом, но мне не хочется затевать длинные обсуждения.
Т.: По всему видно, что в это время дня у каждого из вас проявляются различные потребности, которые формируют различные выборы. Причем жена хочет, чтобы муж говорил с ней, а выбор мужа состоит в чтении.
Ж.: Мне не нужны обширной беседы. Я только хочу почувствовать что он знает, что я еще жива.
Т.: Как вы хотите, чтобы он это сделал? Может быть вы выйдете из кабинета, потом зайдете вновь и покажете ему, чего бы вам хотелось? Хотите попробовать?
Ж.: Да. М.: Да. Т.: Хорошо, (жене) выйдите из комнаты, потом войдите и
сделайте тот выбор, который бы для вас означал "ОК". (Жена покидает комнату и возвращается.) Ж.: Привет дорогой. Я дома. У тебя все хорошо? М.: Что я должен сказать? Т.: Только то , что вам приходит в голову. Ваш ответ должен
соответствовать тому, что вы чувствуете. А сейчас попробуйте поменявшись местами, продвинуться немного дальше в практическом применении данной техники.
М.: ОК - это забавно, думаю, я начинаю понимать, что могу сделать ОК выбор. Мне понравилось предложение войти и что-нибудь сказать. Все это очень здорово.
Т.: Прекрасно, мистер Н., вы можете выйти и представить себе, что входите в дом в 7 часов вечера. (Муж выходит и возвращается в комнату.)
М.: Привет, дорогая. Я дома (подходит и обнимает жену). Все в порядке?
Ж.: Все хорошо. М.: Я рад и теперь мне хочеться умыться и почитать газету. Ж.: У нас на ужин рыба. М.: Прекрасно. (Обращаясь к терапевту) Это - ОК? Т.: Почему вы не спросили ее? М. Ты этого хотела? Ж.: Да, так было бы намного лучше. Не думаю, что буду скучать
от каждодневных объятий(Оба смеются.)
Сессия продолжалась при том, что супружеская пара уже научилась делать ОК выборы. К этому моменту они уже также поняли, что в основе выборов каждого лежат их потребности. Супруги теперь лучше осознают собственные потребности и потребности другого, ценят обоюдное желание строить их общение на позитивной основе. Что способствует как их личностному росту, так и гармонизации взаимоотношений между ними. Супруги поняли, что для того, чтобы им было хорошо, никто из них не должен терять свою независимость или личностную целостность. Им также стало ясно, что совершить позитивный выбор самому гораздо важнее, чем просто уступить партнеру Каждый начал верить в то, что "мой партнер заботится обо мне".

Использование

Эта техника может быть использована на любой стадии терапии. Супружеская пара может пытаться вести диалог с активным разыгрыванием ролей или без такового. Причем терапия будет более эффективной, если пары также используют выборы OD, негативные и сверхтребовательные. Пару можно кроме того поощрять использовать выражения ОК или OD, чтобы они могли сообщить партнеру, что хорошо или нет каждому из них. Это может оказаться удачным подспорьем в супружеских взаимоотношениях.
Наиболее важным является то, что эта техника помогает паре осознать те выборы, которые они делают и их конечную цель. Этим супруги также как-бы сообщают друг другу, что они оба интеллигентные думающие люди, которые могут контролировать себя и отвечать за свое поведение.
Техника полезна в преуменьшении роли властной силовой борьбы в супружеских взаимоотношениях. Она также различает разные потребности супругов и недостаток любви и взаимопринятия в их взаимоотношениях.

5-41. СИМВОЛИЗМ И ПОДАРКИ

Обоснование

Предподнесение подарка является важным видом символического общения. Оно может оказаться полезным в работе психотерапевта прежде всего для диагностики и улучшения коммуникационных способностей семьи. Техника включает в себя как анализ подарков, которые преподносятся семьей терапевту, так и подарков членов семьи друг другу. Техника может быть также использована для стимулирования членов семьи к тому, чтобы быть в курсе потребностей и чувств друг друга, развивать их умения выражать эмоциональное отношение к значимому другому. Так как степень семейной дисфункциональности находится в соответствии с уровнем нарушений в системе внутрисемейных коммуникаций, то, когда существуют трудности в вербальном общении, чувства могут быть выражены через такие объекты как подарки.
Как отдельные индивиды, так и целые культуры рассматривают символы по-разному. Смысл символов может персонализироваться - индивиды часто приписывают значимость объектам, которые так или иначе связаны с прошлыми событиями их жизни и потому в настоящий момент имеют для них большой субъективный смысл. Например обручальное кольцо может иметь различное значение для разных индивидов, которое зависит от прошлого опыта, связанного женитьбой; а фонограмма с записью старой песни вызывает определенные чувства у конкретного слушателя, другого же оставляет безразличной.
Преподнесение подарков представляет собой очень сложный символический процесс и может нести в себе сразу несколько посланий. Символы служат здесь как средством проявления подсознательных тенденций, так и чувств и идей, представленных в сознании.
Среди подарков следует отметить драгоценности, еду, поздравительные открытки, а также осуществление каких-то полезных начинаний во благо других. Даже критические замечания могут рассматриваться дающим в качестве подарка.
Преподнесение подарков также связано с силой, используемой негативно или позитивно во взаимоотношениях между людьми. Это может оказаться формой получения каких-то благ, попыткой повлиять на кого-то, взяткой, средством установления превосходства над ближним ("С этого момента - ты мой должник", "Я благороднее тебя") или альтруистического выражения любви и заботы. Подарки иногда служат выражением моральной ответственности (как в случае благотворительных преподношений), покровительства, средством установления большего равенства в межличностных взаимоотношениях (как, например, при попытках клиента сексуального обольщения психотерапевта) или продвижения постоянно берущего в позицию "Я ведь тоже могу давать".
Вместе с тем предподнесение подарков может быть искренним знаком уважения к значимому другому. Не раз случается так, что клиенты и/или семьи чувствуют необходимость в преподнесении подарков психотерапевту, как бы желая выразить чувства, которые невозможно передать словами. Некоторые же семьи и индивиды просто стесняются выразить то, что непосредственно чувствуют.
Реакция психотерапевта на преподнесение семьями подарков оказывается различной в зависимости от опыта психотерапевта, ее моральных установок и профессиональных интерпретаций этого действия. Иногда этическая сторона дела может быть поставлена под сомнение, например, если подарок очевидно слишком дорогой. Большинство психотерапевтов не соглашаются принимать дорогие подарки, которые, впрочем, довольно редкое явление в психотерапевтической практике. Подарки могут использоваться психотерапевтом для диагностики семейной системы, а также для целей терапевтической интервенции. Например, психотерапевт предписывает преподнесение подарков одним членом семьи другому для стимулирования позитивных форм внутрисемейных коммуникаций и улучшения эмоционального климата в семье.

Процедура

А. Получение подарка от семьи. Семья преподносит психотерапевту на каком-то этапе работы подарок по собственной инициативе. Причем момент времени, когда это делается представляется очень важным и психотерапевту необходимо сконцентрироваться здесь на следующем:

1. Оцените, приемлемо или нет принимать подарок в данной ситуации. Если, взвесив все за и против, посчитаете, что приемлемо, то смело принимайте.
2. Фраза "это очень любезно с вашей стороны" может оказаться здесь весьма уместной и призвана увеличить раппорт между клиентами и психотерапевтом, так как последним по существу посылается сообщение о том, что мысли и чувства, лежащие за подарком значимы для психотерапевта, что само по себе способствует увеличению самооценки семьи.
3. Ищите более глубокие, возможно подсознательные, значения и смыслы, лежащие за подарком. Задавайте себе вопрос о том, какие чувства, потребности и ожидания связаны с этим подарком для семьи и какой смысл они имеют для процесса терапии, как могут быть здесь использованы.

Б. Предписание членам семьи делать подарки друг другу.

1. Психотерапевт предлагает одному члену семьи или сразу всем ее членам подумать о том, какие подарки (от одного до трех) каждый может преподнести семье в целом или кому-то индивидуально в промежутке между этой и следующей сессиями.
2. Подарок должен быть таким, чтобы дарителю его было приятно преподносить, а принимающему - получить удовольствие от его приобретения. Однако это не должно быть нечто, что, как думает даритель, реципиент "просто должен иметь".
3. Подарок может представлять собой какую-то деятельность (выполнение конкретных домашних обязанностей, приглашение на интересную экскурсию, объятие, теплое приветствие при встрече); или предмет (носильная вещь, игра, цветы, книга, любимое блюдо).
4. Подарок не обязательно должен быть дорогим, значимо прежде всего проявляемое внимание и своевременность.
5. Лучше всего, если одаривание будет взаимным, но отнюдь не автоматическим взаимообменом "здесь и теперь", как обычно происходит на рождество и на юбилеи. Процесс только тогда сохраняет спонтанность и не воспринимается как взаимная материальная компенсация по типу "ты мне - я тебе", если каждый дает и получает в разное время.
6. Каждый человек, получающий подарок должен вежливо выразить благодарность и признательность за него.
7. На следующей сессии психотерапевт интересуется как выполнено ее задание, было ли его осуществление приятно, и какой эффект процесс в целом произвел на всю семью и ее отдельных членов.

Неожиданный подарок представляет собой вариацию данной темы. В случаях дисфункционального общения, члены семьи склонны тщательно фиксировать ошибки друг друга. Поэтому неожиданный подарок должен нести большой позитивный смысл, будь то какая-то деятельность или предмет. Условия игры состоят в том, что индивид не должен сообщать другим, когда именно он преподнес подарок. Остальным же членам семьи дается задание отгадать, что же все таки и когда тот подарил, что задает каждому программу поиска скорее положительных, чем отрицательных моментов в действиях других членов семьи.

Пример

Преподнесение подарка психотерапевту. Расширенная трехпоколенная семья, состоящая из 10-ти человек и представляющая собой "запутанный клубок" обратилась за психологической помощью. 63-х летняя мать и ее четверо взрослых детей жили с семьей старшей сестры - ее мужем и двумя маленькими детьми. Одна из взрослых дочерей, 30-летняя Нина являлась идентифицированным клиентом и ранее диагносцировалась как шизофреничка.
На третью семейно-терапевтическую сессию Миссис К. принесла свежеиспеченное (оно было еще теплое) филиппинское лакомство. Это был десерт приготовленный из риса, кокосового молока, сахара и завернутый в алюминиевую фольгу для того, чтобы сохранить изделие теплым.

Миссис К.: Я сегодня приготовила "бико" и принесла немного для вас. Надеюсь, что оно еще не остыло.
Психотерапевт: (Интерпретируя про себя, что подарок символизирует следующее: особое подчеркивание теплоты изделия может означать, что семья чувствует себя в присутствии психотерапевта комфортно, воспринимает ее как человека, способную их понять /психотерапевт принадлежит к той же культуре, что и семья - поэтому-то они и принесли национальное кулинарное изделие/). Очень любезно с вашей стороны, большое спасибо. Но мне бы хотелось вам сказать, что этого не стоило делать.
Миссис К.: Ничего особенного я не сделала - только приготовила угощение для нашей семьи и при этом думала о вас. На Филиппинах есть такая традиция, не так ли? (Действительно, на Филиппинах принято посылать соседям или друзьям угощение, приготовленное к особому случаю).
Психотерапевт: О, вы столько сил вложили в этот десерт, и он сохранит надолго свою теплоту. Вы знаете, я совсем забыла, как эту штуку готовят.
Миссис К.: (Объясняет детали приготовления десерта. Она его сделала сама без какой-либо помощи со стороны других членов семьи).
Психотерапевт: Если это пример ваших кулинарных талантов, он хорошо иллюстрирует заботу о семье автора, а также то, насколько хорошо вы их кормите, и как здорово, что вдалеке от родины, вы можете напомнить ближним о ней столь вкусным и теплым способом. Вы вкладываете очень много энергии в приготовление пищи.
Нина (идентифицированный клиент): Моей маме нравится готовить. Кроме завтраков, обедов и ужинов ей приходится готовить бутерброды, которые мои братья и сестры берут с собой на работу. Она также стирает и гладит одежду для всей семьи.
Психотерапевт: А это справедливо? Лиза (старшая дочь): Маме нравится всегда быть чем-то
озабоченной. Мартин (старший сын): Она всегда занимала себя чем-то - еще
когда мы жили на Филиппинах.
Диагностическая ценность. Более глубокое понимание психотерапевтом семейной динамики.
1) Мама сохраняет свою власть над детьми (хотя все они уже давно взрослые).
2) Очевидно, что мама сопротивляется тому, чтобы прекратить играть роль "незаменимого деятеля" и позволить детям быть независимыми от нее. На последующих сессиях, хотя мама и согласилась передать Нине ответственность за приготовление семейного обеда, она часто нарушала это соглашение, говоря, что "Нина слишком устала и слишком замерзла, чтобы возиться на кухне, я приготовлю обед сама".
3) Члены семьи, как бы запутались, приклеились друг к другу и нуждаются в разъединении, полчеркивании их самоценности как индивидов.
4) Нине не нравится ее подчиненность матери, но, вместе с тем, она испытывает большие трудности с обретением независимости.
5) Другие дети стали в покровительственную позицию по отношению к потребностям мамы быть всегда чем-то занятой. Раздражение по этому поводу проявилось несколько позже.
6) Стали очевидными некоторые ключи к внутрисемейным правилам, ценностям и тенденциям по отношению к культурным обычаям.

Терапевтическая ценность. 1) Признание позитивной ценности намерений, лежащих за
подарком, повышает самооценку семьи, особенно это касается миссис К.
2) Подчеркивание того, что блюдо было приготовлено теплым и остается теплым потому, что его заботливо обернули, косвенно приоткрывает чувства теплоты и комфорта, присутствующие в данной семье (бессознательные в данном случае). Семья, хотя очень вежливая и обладающая высоким уровнем заботы, не может выразить позитивные чувства друг другу. Например миссис К. выказывает свою любовь посредством трудной работы по обслуживанию семьи. Последнее действительно символизирует любовь, хотя дети это воспринимают не всегда в качестве таковой, но (как выразился однажды ее сын) как "мученичество". Влияние этого мученичества на детей проявляется в раздражении и гневе, смешанными с ощущением вины.
3) Переобрамление сверхфункционирования миссис К. (тяжелая работа по обслуживанию семьи) как выражение ее любви к ближним помогло определить позитивный смысл ее действий и изменило восприятие матери детьми как человека, на котором держится дом, но который держит всех в подчиненном положении. "Делание для ближнего" и теплота были переопределены как позитивные ценности. Эта интервенция привела к тому, что миссис К. почувствовала себя комфортно. Кроме того психотерапевт помогла провести в этой семье дифференциацию между ощущением любви и ощущением сверхадекватности. В качестве цели здесь выступало снижение сверхфункционирования матери - в этом случае дети в состоянии стать в более ответственную позицию.
4) Все более увеличивающиеся тенденции детей к исследованию сложившейся ситуации и их стремление к активному участию в жизни семьи, проявившиеся в замечании о том, что "маме нравиться постоянно быть занятой", а также замечание Нины, что мама делает гораздо больше домашней работы, чем приготовление еды, дает возможность психотерапевту помочь матери признать то, что она делает детей зависимыми от себя и, вместе с тем, подчеркнуть позитивную сторону ее усилий.

На тринадцатой сессии, старшая сестра Лиза подала психотерапевту маленький пакет со свежевыпеченными булочками, которые были тоже для сохранения теплоты как следует обернуты в алюминевую фольгу.

Лиза: Мы принесли Вам немного булочек, которые испекла Нина. Психотерапевт: О, пакет все еще теплый. (Открывает пакет). Как
же ты сумела испечь эти замечательные булочки и во-время прийти на сессию! (Нина покинула дневной стационар в три часа дня, пришла домой, и успела к семи часам на встречу с семьей).
Нина: Я испекла их очень рано утром, еще до выхода из дома и семья ела их на завтрак. Нил принес с работы полуфабрикат - поэтому весь процесс выпечки занял не очень много времени. Я оставила немного для Вас и перед выходом подогрела.
Психотерапевт: Здесь налицо совместные усилия. Нил принес полуфабрикат теста, Нина испекла булочки, а Лиза вручила их мне. Представляю себе, насколько всем домочадцам булочки понравились. Не сомневаюсь, что мне они тоже понравятся. Большое вам всем спасибо.

Диагностическая ценность. 1) За тринадцать сессий семья немного изменилась. 2) Субсистема братьев-сестер укрепилась, они стали ближе друг
к другу, что нашло свое символическое выражение в принесенных в подарок психотерапевту булочках.
3) Мама как бы отсутствовала на этой сессии, что символизирует отдаление родительской субсистемы, позволение "детской" субсистеме сплотиться.
4) Теплые булочки символизируют то, что семья выказывает позитивные чувства по отношению друг к другу, а не только к психотерапевту, как это было в прошлый раз.

Терапевтическая ценность. 1) Были приоткрыты и усилены кооперативные тенденции во
взаимоотношениях братьев и сестер. 2) Посредством реплик подобным следующим - "как же ты сумела
испечь эти замечательные булочки и во время прийти на сессию!", "...всем в доме эти булочки понравились... не сомневаюсь, что мне они тоже понравятся" - была повышена самооценка Нины. (Все признали, что булочки удались на славу).

Использование

Данная техника может применяться для работы с любой семьей. Преподнесение подарка психотерапевту представляет собой форму экспрессивного поведения, которая дает возможность понять систему внутрисемейных значений и смыслов. Это также способствует адекватному присоединению психотерапевта к семейной системе.
Предписывание преподнесение подарков членов семьи друг другу изменяет фокус общения их с негативного на позитивный и стимулирует членов семьи больше обращать внимания на потребности и предпочтения друг друга, усиливает интерес друг к другу как к личностям, и в то же самое время обеспечивает дифференциацию внутри системы. Кроме того с помощью данной техники также устанавливается здоровая внутрисемейная атмосфера, в которой поддерживается самоценность каждого, что позволяет людям хорошо относиться к собственной семье как к целому, равно как и ко всем ее отдельным членам.

5-42. СТРУКТУРИРОВАННЫЙ ТРЕНИНГ ОБЩЕНИЯ

Обоснование

Теоретической основой структурированного тренинга общения являются три источника - бихевиоризм, теория коммуникаций и принципы Роджерианского клиент-центрированного подхода. В фокусе внимания здесь выступает адекватность выражения субъектом чувств и признание самоценности этих чувств партнером. В рамках данного подхода клиенты обучаются навыкам, которые традиционно используются клиент-центрированными психотерапевтами. Методы обучения этим навыкам основываются на теориях оперантного и социального научения, кроме того подчеркивается реципрокная природа эффективного общения. Технология, применяемая в данном тренинге, включает в себя в качестве главных компонентов моделирование, формирование и процедуры положительного подкрепления.
В структурированном тренинге общения могут быть выделены три основных элемента.
1. Супружеской паре дается ясное и краткое наставление по поводу тех диалогов, в которые они вступают в ходе обучения навыкам общения.
2. Тренеры непосредственно инструктируют супругов в течении каждого диалога, обеспечивая для них обратную связь.
3. Субъективные аспекты диалога тщательно контролируются, и супружеская пара, начиная работу с эмоционально ненагруженных вопросов, затем, с развитием их коммуникационных умений, переходит ко все более сложным проблемным областям.

Процедура

Материал для данной версии техники адаптирован из работы Гуэрни (Guerny, 1977).
Отбор и подготовка супружеских пар для тренинга общения начинается с предварительного интервью, традиционного для большинства подходов супружеского консультирования. В ходе этого интервью, семья высказывает свои жалобы и приводит собственные доводы за то, что им действительно необходимо пройти консультацию у семейного терапевта. Больше всего на этом этапе подвергаются изучению разнообразные конфликтные области и супругам дается возможность самостоятельно решить, на самом ли деле они хотят работать с психотерапевтом. Если психотерапевту покажется, что семья может много приобрести именно от тренинга общения, она приступает к объяснению им задачи и цели такого тренинга.
Супругам дается всеобъемлющее описание позиций Слушающего и Говорящего, работать в которых супруги будут обучаться. Например Говорящий в рамках тренинга общения является таким членам диады, которому предписывается экспрессивная позиция. Правила, которые определяют эту позицию разделяют ответственность за эффективное общение между Говорящим и Слушающим. Супругам указывают на то, что чем больше Говорящий в состоянии открыто выражать свои чувства, тем более точно Слушатель в состоянии давать свои эмпатические реакции на них. Сходным образом, чем более точно Слушающий реагирует на высказывания Говорящего, тем больше вероятность того что последний сможет открыто и честно самовыражаться.
Партнер выбранный в качестве Говорящего намечает вопрос для обсуждения. Это может быть любая содержательная область, по поводу которой у последнего имеется то или иное эмоциональное отношение. В первоначальных диалогах Говорящего просят ограничить набор вопросов такими, которые будут, с его точки зрения, легки для восприятия Слушающего. Супругов предупреждают о том, что личностные или "Я-ориентированные" темы имеют больше шансов вызывать адекватные реакции Слушающего, чем вопросы о супружеских взаимоотношениях или "мы-ориентированные" темы. Вместе с тем ответственность Говорящего - в том, чтобы сделать адекватный выбор вопроса для обсуждения,
основываясь на собственной интуиции о "тяжелых" темах в супружеских отношениях.
Говорящий должен излагать суть предложенной проблемы, высказывая по ее поводу свои чувства. Утверждения Говорящего могут касаться и содержательных аспектов, но, помимо всего прочего, обязательно должны включать в себя ясное выражение его чувств. Например, вначале нужно обязательно сказать "Я чувствую", а затем уже конкретизировать, что именно он чувствует - "счастье", "грусть", "одиночество" и т.д.
Говорящий не имеет права задавать вопросы. Отмечается, что вопрос Слушающему и его последующий ответ производят искажения в позиции Слушающего. Существуют специфические методы переключения позиций в диалоге, но подобно самим позициям, переключение должно быть четко определенным и структурированным.
Говорящий не имеет права делать обвиняющие или атакующие утверждения. Для тренера важно особо оговорить это правило. Для большинства супружеских пар, когда в их присутствии специально подчеркивается данное правило, наступает снижение напряжения, так как это по сути дела означает, что тренеры готовы помочь им контролировать процесс общения, прежде такой болезненный и доставляющий супругам много беспокойства. Напряжение особенно снижается в том случае, когда супружеской паре сообщается, что тренеры будут помогать Говорящему, переформулируя его утверждения, если они приобретут очевидно-обвинительный оттенок.
Высказывания Говорящего должны быть краткими, конкретными и включать себя пять или шесть предложений, отражающих одно-два чувства по поводу выбранной темы. Это позволяет Слушателю непосредственно следовать за Говорящим, а Говорящему прояснить свои чувства еще до того, как он приступил к обсуждению наиболее острых проблем.
Затем партнеры распределяют позиции для первого диалога. Во время высказываний Говорящего, Слушающий реагирует на них отражая чувства Говорящего по поводу обсуждаемой проблемы. Желательно в начальных диалогах использовать форму "Мне кажется, ты чувствуешь...", а затем указывать, что именно он чувствует. В то время как ответ Слушающего отражает соответственно как эмоции, лежащие за высказыванием, так и его содержание, внимание обращается прежде всего на развитие адекватных и комфортных реакций на эмоциональное состояние партнера. Это требует, чтобы Слушатель был в состоянии проводить различение между содержанием высказываний Говорящего и теми чувствами, которые выражаются в нем.
Слушатель должен отложить свои собственные оценки и точки зрения как по поводу содержания излагаемой проблемы, так и по поводу чувств, выражаемых в этих высказываниях. Последнее представляет собой особое правило, которое отдельно объясняется супружеской паре. Также специально отмечаются те трудности, которые возникают с его реализацией у Слушателя при обсуждении эмоционально насыщенной темы. Тренеры должны заверить Слушающего, что ему будет дана в ближайшем будущем точно такая же возможность выразить свои чувства.
Кроме того слушателю не рекомендуется задавать вопросы, так как это будет осначать, что он взял контроль над высказываниями Говорящего или направляет их. Супругам требуется не слишком много времени для того, чтобы понять, что большинство вопросов, которые склонен задавать Слушатель связаны с его любопытством, а не с желанием понять чувства Говорящего. Полезно обсудить с семьей несколько примеров таких вопросов, обычно задаваемых Слушателем под влиянием любопытства, которые легко приходят в нему голову, но никак не связаны с целью как-то улучшить взаимоотношения между супругами. На более поздних этапах тренинга, супружеская пара обнаруживает, что ответы на все вопросы, связанные с обсуждаемой темой по сути дела можно найти в последующем разговоре.
Слушатель старается отвечать кратко, обычно используя одно или два предложения, отражающие слова, которыми Говорящий обозначает свои чувства. Слушатель по сути дела служит для Говорящего обратной связью, поэтому ему необходимо следить за своим голосом, положением тела, выражением лица, которые должны соответствовать вербальному эквиваленту интереса и заботы. Супружеским парам, находящимся в ситуации острого конфликта необходимо отдавать себе отчет в том, что невербальная реакция может противоречить их словам.
Строгое определение позиций Слушателя и Говорящего в начале работы может показаться супругам искусственным, надуманным. В тоже самое время, тренеры должны быть настойчивыми в убеждении клиентов, что именно это важно для их обучения адекватным навыкам общения друг с другом. Вместе с тем изменение позиций, в которых работают супруги, является необходимым для выполнения задач соответствующей терапевтической ситуации и может осуществляться по инициативе Слушающего, Говорящего, либо тренера.
Таким образом позиции Говорящего и Слушающего, также как и их изменение тщательно объясняется и только после этого супружеская пара оказывается готовой начать диалог. Это может происходить в тренинговой группе для нескольких супружеских пар или в ходе совместного супружеского интервью. На этом этапе тренеры изменяют характер своего взаимодействия с клиентами - они шаг за шагом обучают их навыкам общения, обращаясь к непосредственному опыту участников. Обязательна уверенность тренеров в том, что супружеская пара начинает работу с таких предметных областей, к которым они могут обращаться относительно легко. Важно также немедленно поощрять их за успешную демонстрацию вновь приобретенных умений, а также давать непосредственную обратную связь по поводу трудностей, которые они испытывают в каждой позиции.
Для того, чтобы выделить адекватные темы для обсуждения (разных уровней интенсивности) супружеской паре может быть дано домашнее задание, в котором каждый должен определить три темы, которые им будет относительно легко обсуждать, три темы средней трудности и три очень трудные для обсуждения области. Эти списки должны быть сохранены тренерами и использованы для структуирования не только начальных диалогов, но и обсуждений на более поздних сессиях.
Две другие ступеньки могут оказаться полезными, когда супруги начнут собственные диалоги. Первая - упражнение "чувство слов", предложенное для расширения словаря клиентов, связанного с описанием эмоций и тренинга сензитивности. В упражнении пара и оба тренера завершают предложение "Я чувствую...", прибавляя слово, обозначающее чувство, которые они в данный момент испытывают. Это делается по кругу до тех пор пока не получится список из 50 слов. Затем супругам дают домашнее задание дополнительно составить список из еще 50 слов (см. технику "Завершение предложения" во второй главе).
После данного упраженения тренеры кратко показывают модель диалога, беря на себя последовательно роли Слушающего и Говорящего. Причем в этой демонстрации Говорящий всегда сообщает о чем-то личном и таком, что он испытывает "здесь и теперь", причем все происходящее не должно быть игрой, должны приоткрываться реальные чувства. После обсуждения диалога тренеров, супруги начинают собственный диалог.
В начале беседы они нуждаются в поддержке тренеров для того чтобы успешно приблизиться к адекватным позициям Слушающего и Говорящего. По крайней мере 90% реакций тренеров должны представлять собой позитивное подкрепление. Каждый тренер должна обратить внимание на разнообразие своего словаря, в особенности тех слов, которые говорятся для поощрения клиентов. На более поздних этапах тренинга уровень поощрения постепенно снижается.
Супружеской паре рекомендуют проводить не менее получаса в неделю, практикуя использование коммуникационных навыков в домашней обстановке, следуя сформулированным тренерами правилам, последовательно меняясь ролями Говорящего и Слушающего, а также обращаясь к темам только того уровня интенсивности, которые обсуждались на предыдущей тренинговой сессии в присутствии психотерапевта. Супруги фиксируют все трудности, возникшие при выполнении задания дома, которые затем обсуждаются и по-возможности преодолеваются на следующей сессии.

Пример

Мистер и миссис Т. - очаровательная супружеская пара в возрасте около тридцати лет - обратились для консультации семейного терапевта, когда решили развестись и таким образом преодолеть кризис в их взаимоотношениях. Во время первоначального интервью они представили очень запутанное, бессвязное и чрезмерно детализированное описание истории семьи. Оба были вербально-ориентированы, хотя ни один из них как следует не слушал друг друга и не мог адекватно сконцентрироваться на теме разговора.
Пара согласилась на четыре сессии супружеской терапии, и психотерапевт запланировала посвятить их тренингу общения. Уже на самых первых этапах работы супругам стало легче вести диалог с помощью введенных правил его структуирования и внешнего контроля, которые предотвращали обычные для них эмоциональные взрывы и болезненное раздражение. По завершению четырех сессий оба стали хорошими, внимательными слушателями, хотя у каждого все еще были трудности в открытом самовыражении.
Когда проводилась совместная оценка результатов тренинговой работы, мистер Т. выразил озабоченность по поводу того, что они все еще нуждаются в помощи по разрешению кризиса, который привел их к психотерапевту - предполагаемой супружеской неверности миссис Т., которую впрочем последняя отрицала. Были назначены еще три дополнительные сессии, на которых продолжен тренинг общения и данная тема оказалась в центре внимания. С минимальной помощью тренеров они нашли в себе силы преодолеть этот трудный кризис в своих взаимоотношениях. На встрече через три месяца стало очевидным, что супруги значительно улучшили взаимодействие между собой, сохранив те навыки общения, которые они получили во время тренинга.

Использование

Структурированный тренинг общения разбивается на несколько этапов. Работа выполняется постепенно и опытный психотерапевт делает лишь один шаг за одну встречу. Вновь приобретенные навыки являются очень полезными, так как для супружеской пары не только важно справляться с их заявленной проблемой, но приобрести средства эффективного взаимодействия в самых разнообразных ситуациях повседневной жизни. Как только каналы коммуникации расширены, супруги оказываются лучше вооруженными для того, чтобы иметь дело с новыми неожиданными поворотами в общении друг с другом.
Структурированный тренинг общения помогает конфликтующим супружеским парам приобрести умения, которые будут способствовать увеличению их способности выразить важные для обоих чувства, мысли и верования, а также адекватно реагировать на самовыражение другого.

5-43. ТЕХНИКА СЖАТИЯ В СЕКСУАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ

Обоснование

Техника сжатия, разработанная Сименсом (Semans,1956) и упоминаемая в работе Мастерс и Джонсон (Masters, Jonson, 1970), используется в сексуальной терапии сторонниками бихевиоральных подходов, аналогичных методам Мастерс и Джонсон. Техника применяеттся в случае преждевременного семяизвержения (эякуляции) у мужчин. Она разработана, чтобы помочь мужчине достигать состояния сексуального возбуждения без немедленной эякуляции. Для полного решения проблемы мужчине необходима информация о происхождении дистресса, готовая к сотрудничеству партнерша, и строгое следование инструкциям психотерапевта. Как и большинство бихевиоральных техник, процесс разделен на небольшие шаги, которые повторяются много раз. Прогресс закрепляется в ходе использования данного метода в течение полугода, даже если проблема кажется супругам разрешенной.
Перед использованием техники сжатия проводится тщательное обследование. Необходимо определить не является ли предъявляемый симптом одним из редких случаев органической дисфункции. Согласно Крону (Krohn, 1982) лечение целесообразно начинать с сексуального просвещения и помощи паре в понимании сексуального взаимодействия, физиологии и стадий мужского оргазма. Те мужчины, которые обычно способны себя контролировать, могут делать это еще успешнее, если больше узнают о механизмах, лежащих в основе оргазма. Тем самым они могут научиться замедлять его. Для того, чтобы научиться контролировать процесс сексуального возбуждения, мужчине может помочь тренинг сензитивности. Крон рекомендует, чтобы техника сжатия осуществлялась терапевтом, хорошо разбирающемся в проблемах сексологии.

Процедура

Процедура, описанная в данном разделе, взята из книги Мастерса и Джонсона (Masters, Jonson, 1970, pp.101-115).

"... спина жены располагается у передней спинки кровати (и по-возможности поддерживается подушками), ее ноги раздвинуты. Муж лежит на спине головой к противоложной стороне кровати, его таз - между ее ногами, его ноги над ее ногами, таким образом она имеет прямой доступ к его половым органам. Как только достигнута полная эрекция применяется Техника Сжатия"(там же, р.102).

Как только мужчина почувствует, что вот-вот у него должна произойти эякуляция, женщина кладет большой палец на уздечку, расположенную под головкой пениса. Первый палец помещается за головкой, а второй - прямо за ним. "Производится сжатие пениса большим и первыми двумя пальцами в течении трех-четырех секунд"(там же, р.103).
Для демонстрации этих движений психотерапевт должна иметь в своем распоряжении искусственную модель. Если достигается требуеммое давление на пенис, мужчина тотчас же теряет потребность в эякуляции. Его эрекция также снижается на 10-30%. Жена возобновляет стимуляцию через 30 секунд после того как муж приобрел контроль над своей эякуляцией. Супруги повторяют данную процедуру в течении первой сессии четыре или пять раз. Следует предупредить, что женщина может испытывать страх слишком сильного давления на пенис. В этом случае мужчине рекомендуется подсказать какое давление ему требуется или направлять ее пальцы своими.
Адекватный контроль помогает супругам снизить страхи и увеличить доверие друг к другу, что может оказаться значимым этапом в направлении улучшения кооперативных тенденций в их общении. Проведение подобных упражнений в течение трех дней обычно приводит к установлению мужчиной полного контроля над своей эякуляцией.

"Следующая ступень в реализации полного контроля над эякуляцией включает в себя упражнения с введением полового члена во влагалище без семяизвержения. Мужчину просят лечь прямо на спину, а женщину устроиться над ним в "позиции сверху" так, чтобы ее колени оказались на линии его сосков и параллельно туловищу мужчины... В этом положении, располагаясь по отношению к своему супругу под углом 45 градусов, жене достаточно удобно ввести половой член во влагалище, а затем, при необходимости, вывести его обратно" (там же, р.106).

Жена удерживает пенис во влагалище неподвижно и без всякой его стимуляции и таким образом партнер имеет возможность к этому положению привыкнуть. Если же, несмотря на эти условия, он чрезмерно возбуждается, жена приподнимается над мужем, таким способом удаляя пенис из влагалища и немедленно применяет технику сжатия для предотвращения семяизвержения. Через 30 секунд пенис вводится вновь. Эти действия повторяются до тех пор, пока мужчина будет в состоянии контролировать эякуляцию самостоятельно и постоянно.
На следующем этапе мужчина начинает практиковать легкие движения тазом для достижения эрекции. Как только его контроль улучшается, женщине рекомендуется также совершать движения тазом, каждый раз возвращаясь в спокойное состояние или начиная применять техники сжатия, если контроль мужа находится под угрозой. Вскоре супруги смогут доставлять друг другу удовольствие, двигаясь непринужденно и свободно. Обычно подобный тренинг продолжается около двух недель.
Супругам говорят, что могут быть времена, когда они будут испытывать трудности с осуществлением контроля и что данную технику необходимо применять по крайней мере год. Они предупреждаются также о том, что у мужа вскоре после прекращения терапии может наблюдаться краткий период импотенции, который через небольшой период времени должен окончится (там же, р.111).
На последнем этапе работы супругам предлагают практиковать позицию "сбоку", которая дает женщине больше возможностей для осуществления ее потребности в движении тазом; при этом она меньше стимулирует мужчину к преждевременному семяизвержению.
Посредством использования данной техники мужчины приобретают контроль над эякуляцией, а женщины восстанавливают свой сексуальный аппетит, больше думают о собственной сексуальности и научаются более свободно ее выражать. Супружеская пара, применяя данную технику, не только повышает сексуальную активность, но и улучшает общение между собой.

Использование

Первоначально техники сжатия были разработаны для улучшения контроля за семяизвержением. Однако при адекватном использовании они имеют дополнительные возможности и следствия, помогая паре улучшить свои образцы интимного вербального и невербального общения. Они также стимулируют движение к более высокому уровню кооперации между супругами. Техника содержит в себе требование заботиться друг о друге - поэтому помогает супругам получать большее удовлетворение от их взаимоотношений. Применение ее демонстрирует модель постепенного изменения сложного поведенческого акта и роль во всем этом такой личностной особенности как терпение. Женщина может повысить собственную сексуальную потенцию, так как становиться более активной в сексуальных взаимоотношениях и находит больше возможностей для своего оргазма.
Данная техника имеет очень большой показатель успешности. Вместе с тем ее могут применять только те семейные терапевты, которые хорошо знакомы с анатомией и физиологией мужчины и женщины, и которые имеют в своем распоряжении адекватные искусственные модели, необходимые для демонстрации.




ГЛАВА 6: ПАРАДОКС

Введение

Мы ежедневно сталкиваемся с парадоксом, во многих аспектах нашего существования. Предписание "Делай, что считаешь нужным до тех пор, пока этим ты не вредишь другому" является по сути своей парадоксальным. Если ты делаешь то, что считаешь нужным, то конечно можешь повредить ближнему или действовать вопреки желаниям других, тогда как оглядка на других может препятствовать тому, чтобы ты делал то, что считаешь нужным.
Парадокс представляет собой противоречие, которое следует за правильным выводом из непосредственно согласующихся друг с другом предпосылок. Наиболее знаменитым и наиболее часто упоминаемым парадоксом является утверждение "Будь спонтанным!" Приказ быть спонтанным создает ситуацию, в которой в принципе не может быть победителей. Проигрывают все. Человек, отказывающийся действовать спонтанно, ведет себя произвольно. Однако все, что имеет внешний по отношению к индивиду источник по сути дела представляет собой лишь реакцию на предписание и поэтому не является спонтанным. В качестве примера можно привести жену, которая хотела бы, чтобы муж изменил свое поведение и убеждает его пойти вместе с ней на встречу с психотерапевтом, который, предписывает мужу определенные действия, что тот принимает и действует соответствующим образом. Жена же не принимает изменений в поведении мужа, поскольку они исходят от терапевта, а не от самого мужа. Противоречие оставляет всех участников этой драмы, завязанных на "двойной связи". Жена в принципе не может быть удовлетворена независимо от того изменится ли ее муж или нет. Для мужа же все пути являются закрытыми, а терапевт терпит фиаско, поскольку что бы муж не делал, жене это не понравится.
С древнейших времен явление парадокса было предметом изучения философов. Творческие люди всегда, умышленно или неумышленно, использовали парадоксальные техники для того, чтобы стимулировать поведенческие изменения. Вацлавик с коллегами (Watzlawick, Weakland, Fisch, 1974) приводит множество примеров этому. Учителя и родители давно открыли преимущества "обратимой психологии"(reverse psychology) при взаимодействии с детьми. Психотерапевты уже в начале ХХ века начали разрабатывать парадоксальные техники помощи клиентам, в особенности для преодоления оппозиционных и жестких поведенческих образцов. Например, Морита(Morita) разработал и в 1920 году опубликовал в Японии систему парадоксальной терапии, основанную на философии Дзен.
Адлер (Dreikus,1967) называл парадоксальные техники "анти-негативными, или плевками в суп клиента". Суть их с точки зрения Адлера состояла в признании тех образцов поведения, которые придерживаются клиенты, в принятии их, а затем в их парадоксальном преувеличении. В этом контексте психотерапевт скорее присодиняется к клиенту, чем делает попытку ему противостоять. Клиенты, которые ранее занимали негативную позицию, сейчас стимулируются к тому, чтобы стать более позитивно-ориентированными для того чтобы остаться в этой своей негативной позиции. Присоединяясь к негативной позиции клиента Адлер таким образом принимает ее, а затем, использует техники обращения. Он может, например, посоветовать матери ребенка, который отказывается что-то делать, стать в гораздо большей степени беспомощной и неадекватной, чем ее дитя, стимулируя последнего к деятельной позиции.
Франкл(Frankl,1975) называет этот процесс "Парадоксальной интенцией" и мобилизует клиента на подчеркивание, даже на выпячивание симптомов, в качестве которых, например, выступают сомнительные ценности или поведенческие образцы. Таким образом клиент может контролировать симптом, сознательно намереваясь его выпячивать и всячески подчеркивать.
На первый взгляд поведенческая теория противостоит парадоксу. Вместе с тем, Гаффри (Hill,1977) предлагает техники, которые, по крайней мере на практике, согласуются с некоторыми парадоксальными методами. Согласно Гаффри, если мы можем научиться чему-то с одной попытки, сохраняя свежесть взгляда, то это оказывается более ценным, чем обучение посредством бесконечных повторений. Таким образом продавец в кондитерском магазине, который может есть конфеты до тех пор, пока его не вырвет, помнит не о тех приятных ситуациях, которые связаны у него с шоколадом, а о той болезненной ситуации, которая имела место в конце устроенного им самому себе пира. Стампфл и Левис (Stampfl, Lewis, 1967) использовали эти техники, ориентированные на утомление клиентов, для работы с фобиями. В технике, которая носит название "Взрыв", напоминающей теорию катарсиса Аристотеля, равно как и техники, созданные Гаффри, терапевт повторяет до бесконечности ужасную историю о сошедшем с ума на сексуальной почве гигантском пауке-каннибале (подобно сказкам братьев Гримм) - повторяет до тех пор, пока с клиентом остаются не ужасающие его мысли о гигантских пауках, а скорее мысли о все тех же пауках, связанные с прозаической повседневной реальностью. Подобные процедуры должны проводиться до тех пор, пока клиент устанет от их проведения.
Моздзиерч (Mozdzierz,1983), другой последователь Адлера, рассматривает парадокс в качестве своеобразной поведенческой диалектики, приложенной к задачам психотерапии и рассматривающей человеческое поведение в терминах заключенных в нем оппозиций. Таким образом в пассивности присутствуют элементы насилия. Сходным образом, люди имеющие сильное позитивное ощущение своего "Я" берут на себя бремя заботы о других и в тоже время им комфортно сохранять адекватную межличностную дистанцию. Те, кто требует большей близости и стремятся к ней будут часто отвергать эту близость из-за страха быть поглощенными как личность.
Моздзиерч рассматривает людей, поведение которых строится на жестких образцах как экстремистов, думающих в категориях оппозиции "тезис - антитезис". Например, человек, стремится к превосходству (тезис) для того, чтобы преодолеть свое чувство неполноценности (антитезис). Необходимо создать новый синтез(в данном случае положение о равенстве) в котором преодолевалось бы мышление на основе дихотомий.
Каждый негативный или симптоматический поведенческий образец несет в себе позитивные и конструктивные возможности. Терапевт может произвести рефрейминг значения данного поведенческого образца через его позитивное переобрамление и обеспечение клиентов новыми перспективами при взгляде на них.
Парадоксальные техники были разработаны Модзиерчем и его коллегами (Mozdzierz, Macchitelli, Lisiecki, 1976) как форма поощрения клиентов к осуществлению одновременно нескольких целей:
1. Нейтрализовать попытки клиентов контролировать терапевта и других людей, значимых в их жизни.
2. Успокоить клиентов, стимулируя их рассматривать симптомы в качестве друзей, предписывая им продолжать проявлять симптомы и таким образом снимая стресс, связанный с их наличием.
3. Зарядить клиентов энергией для новых действий. Клиенты помещаются в условия терапевтической "двойной связи", где, если они подчиняются предписаниям терапевта, они кооперируются с ней, а если противостоят им, то кооперируются со своими близкими. Так же как и Мильтон Эриксон, Модзиерч использует сказки, истории и шутки для создания метакоммуникационного пространства по отношению к симптому. Он рассматривает парадокс в качестве стимулирующего и поддерживающего процесса, способствующего установлению позитивного морально-психологического климата в семье.

Модзиевич и другие(там же) кратко описали 12 парадоксальных техник:

1. Дать нейтральный ответ на возбужденную реплику, когда собеседник ожидает от вас агрессии и защиты.
2. Разрешить клиентам поддерживать симптом как необходимую и желательную вещь.
3. Стимулировать клиентов к тому, чтобы отложить принятие решения по острым значимым проблемам и таким образом жить в той кризисной ситуации, в которой они оказались.
4. Запретить клиентам делать то, что они и так не делают для того, чтобы избежать неприятностей.
5. Предсказать возвращение симптома. 6. Подчеркнуть значение симптома, рассматривая его более
серьезно, чем его представляет клиент в своих жалобах. 7. Защищать причину симтома для его поддержания. 8. Переопределить симптом с негативного на позитивный. 9. Предписать продолжение негативного поведения, но под
контролем и при кооперации с терапевтом. 10. Стимулировать клиентов к тому, чтобы больше проявлять свой
симптом, и делать это все более изощреннее. 11. Рассматривать симптом как ценное качество, попросить
клиентов обучить симптому терапевта. 12. Провоцировать клиентов к тому, чтобы связать его
негативное поведение /????????? не понятно???????/
Парадоксальные техники начали впервые активно использовать стратегрические семейные терапевты, которые отталкивались от теории "двойной связи" Грегори Батесона (Bateson,1972). Среди тех, кто изучал и описывал эти техники в недавнем прошлом были Андерсон и Рассел (Anderson, Russell, 1982), Андольфи (Andolfi, 1980, (Andolfi, Zwerling,1983), ДеШазер (De Shazer,1982), Дал (Duhl,1983), Хейли (Haley,1980, 1984), Викс и Лабат (Weeks, L'Abate, 1982), Лабат (L'Abate, 1984), Маданес (Madanes,1981,1984), Папп (Papp,1983), Сельвини Палаззоли (Selvini Palazzoli,1978). Все они явлются теоретиками в области системной семейной терапии, и рассматривают симптомы как созданные для поддержания баланса в семейной системе. Их главный вклад в использовании парадокса состоит в соединении симптома и той цели, которой он служит в системе, с парадоксальной интервенцией. Они также много потрудились для усовершенствования осуществления таких интервенций в рамках системного подхода. Однако имеются существенные различия в основополагающих установках между разными теоретиками в данной области.
Для того, чтобы дать общую иллюстрацию состояния в теории психотерапевтического парадокса, коснемся позиции Папп(Papp,1984). Она постулирует три предположения:
1. Семья представляет собой саморегулирующуюся систему. 2. Симптом является механизмом саморегуляции семейной системы. 3. Следует ожидать систематического сопротивления изменениям в
семье, так как с уничтожением симптома, важная часть семейной системы оказывается несбалансированной, составляя угрозу семье в целом. Семья обычно хочет изменения симтома без изменения системы, которая этот симптом породила. Но это невозможно. Поэтому то психотерапия по существу представляет собой процесс преодоления сопротивления изменениям.

Если семья кооперируется с психотерапевтом и принимает рекомендованные изменения, психотерапевт помогает им с помощью таких прямых предписаний как "Неплохо было бы для всей семьи ужинать вместе три раза в неделю". Если же семья отклоняет прямые предписания, или отказывается их выполнять, парадоксальная работа может оказаться очень полезной. Она направлена прежде всего на прекращение давно сформировавшихся, ригидных, повторяющихся паттернов поведения, имеющихся в данной семье. Причем семьи, которые требуют усиления своей структуры и функции контроля в ней являются не слишком удачными кандидатами для применения парадоксальных техник.
Цель здесь - дать серию радикальных переопределений поведения семьи, ведущего к кризису восприятия клиентов. Семья в результате этого оказывается не в состоянии смотреть на свое поведение также, как и раньше или продолжать функционировать на основе тех же симптоматических поведенческих паттернов. Они должны двигаться к чему-то новому.
Папп (там же) дает описание трех главных этапов парадоксальной интервенции:

1. Переопределение. Проблематичному поведению дается другое название и оно представляется семье в новом смысловом свете, который поддерживает то, что составляет внутреннию логику семьи. Поведение каждого члена семьи описывается как позитивное взаимодействие, которое должно осуществляться в соответствии с интересами всей семьи. Психотерапевт указывает, что симптом необходим для существования и стабильности семьи. Гнев переопределяется как забота, страдание как самопожертвование, а отдаление как путь к сближению.

2.Предписывание. Психотерапевт предписывает членам семьи продолжать вести себя так, как они вели себя раньше - семья, говорит она, нуждается в том, чтобы все оставалось без изменений. Открытое и сознательное проигрывание цикла, который лежит в основе функционирования системы способстсвует тому, что семья теряет свою силу в производстве симптома. Секретные правила выводятся на поверхность, и члены семьи берут на себя ответственность за свои действия. Примером здесь может служить отклоняющееся поведение ребенка, стремящегося вовлечь в семейный круг отдаленного от него отца/мужа. В качестве паттерна здесь выступает девиантное поведение ребенка. Мать кричит. Ее крик разражает отца, он входит в комнату и присоединяется к матери, ругающей ребенка. Затем отец выходит из себя, а мать бросается защищать бедную крошку, осаждая отца и отсылая на его обычную дистанцию от центра семейных проблем. Последнее расстраивает ребенка и обычный цикл начинается снова. Таким образом симптом жестко связывается с функционированием семейной системы, в то время как ребенок стимулируется к тому, что продолжать себя вести плохо и дальше, так как он скучает по отцу и хочет помочь ему присоединится к остальной семье.
Согласно Папп простое поощрение членов семьи продолжать делать то, что они делают не будет работать, если не связать его это поведение с функционированием семейной системы как целого. Предписание должно отражать самую суть функционирования данной семейной системы. Только в этом случае семья почувствует отвращение к нему и будет активно искать новые способы внутрисемейного функционирования.

3. Ограничивание. Когда семья показыает знаки изменений, психотерапевт предупреждает членов семьи об опасности тех негативных следствий, которые они могут принести семье. Психотерапевт занимает парадоксальную позицию и должна ее придерживаться в максимальном объеме, в частности принимать все изменения в семье неохотно. Типичная реакция психотерапевта, получившею подготовку в области поведенческой теории положительно подкрепить желаемые поведенческие изменения, коль скоро они уже произошли в реальности. Однако это действие отнюдь не является парадоксальным, так как парадокс скорее связан с оппозиционным поведением клиентов, чем с кооперацией. Поощряя клиентов практиковать новое поведение, психотерапевт может на деле стимулировать их к поведению оппозиционному, направленному на возвращение предыдущего паттерна.
Существуют интервенции, которые основываются на открытом неповиновении, а также, базирующиеся на "неповиновении - согласии", но как та, так и другая основывается на сопротивлении клиентов изменениям.
Второй вид парадоксальной интервенции опирается как на оппозиционно-настроенных, так и на кооперативно-настроенных членов семьи. Кооперативно-настроенным членам семьи дается парадоксальная интервенция, а оппозиционно-настроенным - прямая. Ожидается, что последние будут действовать вопреки рекомендациям. Например, молодая супружеская пара страдает от постоянного вмешательства своих родителей и других родственников, которые отвергают все призывы ограничить их заботу. Супружеской паре дается инструкция поблагодарить родственников и родителей за помощь и попросить их делать в этом контексте гораздо больше, давать им конкретные поручения.
Лабат(L'Abate,1984) утверждает, что парадокс связан с вопросом о контроле. Одним из противоречий психотерапевтического процесса является то, что клиенты рассматривают свое поведение как в большой мере не поддающееся волевому контролю, необъяснимое и за которое они не могут нести ответственность. Второй парадокс заключается в том, что психотерапевту необходимо сохранять контроль для того, чтобы передать его клиентам ("to give it away"). Контроль необходим для эффективности. Когда контроль достигнут, он может быть передан клиентам, и они тоже в состоянии быть эффективными. Психотерапевт берет контроль над своим поведением и таким образом помогает клиентам взять контроль над своим. Психотерапевт как-бы составляет с семьей соглашение, спрашивая их о том, хотят ли они достичь контроля над своими симптомами. Если они говорят - нет, тогда нет и соглашения.
Лабат предлагает несколько путей достижения контроля. 1. Позитивное переопределение симптома. Это делает
психотерапевта ответственным за симптом. 2. Начать проявлять симптом, если хочешь его прекратить.
Посредством притворства, исполнение соответствующих ролей, или же прямого предписания клиентов просят преъявить симптоматическое поведение. Если клиенты могут его начать, они видят, что у них имеется сила и ответственность для этого. Лучше всего, если будет дана четкая инструкция как, когда и где это делать. Парадокс заключается в том, что если дается предписание к симптоматическому поведению, оно не происходит естественно, но находится теперь под контролем клиентов.
Для максимизации этого контроля Лабат рекомендует, чтобы предписания включали в себя наряду с указанием времени и места, и то как члены семьи должны вести себя друг с другом. Эта последняя категория дает возможность психотерапевту изменить существующие образцы взаимодействия в этой семье и двигаться через преуменьшение выраженности симптома к более эффективному и здоровому внутрисемейному взаимодействию.
Вопрос о контроле кроме всего прочего стоит в центре обсуждения критиков парадоксальной интервенции. Они утверждают, что это манипулятивная операция, осуществляемая без ведома клиентов и поэтому, возможно, неэтична.
Авторы данных техник, напротив, считают, что они не более манипулятивны, чем другие терапевтические приемы - будь то зеркальное отражение чувств, применение разнообравных опросников или же интерпретация сопротивления клиентов. Входя в психотерапевтический кабинет клиенты соглашаются с тем, что они хотят избавиться от симптомов и изменить свое поведение. И точно также, как психоаналитик интерпретирует поведение клиента исходя из специфического понимания его поведения, так и профессионалы, использующие парадоксальные техники, дают свою интерпретацию поведению клиентов, исходя из внутренней логики их поведения, так, как они ее видят. У клиентов же всегда существует выбор - продолжать ли вести себя также или отвергать свой собственный способ поведения, действуя как-то по-другому. С этой точки зрения приверженцы парадоксальных техник утверждают, что они уважают клиентов, а не манипулируют ими.
Парадоксальные техники обладают многими преимуществами. 1. Они позволяют терапевту полностью принять внутрисемейные
паттерны и присоединится к ним. Семья в этом случае скорее всего будет чувствовать, что ее поняли.
2. Они помогают созданию более позитивного климата в семье через позитивный рефрейминг значения поведенческих паттернов.
3. Приняв существующие паттерны поведения и позволив семье продолжать их проявление, они уменьшают чувство вины и ставят психотерапевта в положение отличное от всех других людей, советующих им прекратить это.
4. Рефрейминг смысла патологического поведенческого паттерна стимулирует как семью в целом, так и ее отдельных индивидуумов развивать новые перспективы и как следствие этого увидеть новые возможности.
5. Предписывание симптома делает семью ответственной за собственное поведение, стимулирует их творческое отношение к жизни, а не беспомощность перед многочисленными жизненными трудностями.
6. Парадоксальные техники особенно эффективны, когда имеют дело с жесткими поведенческими образцами и высоким уровнем сопротивления, который имеет тенденцию препятствовать эффективному применению других терапевтических техник.
7. Терапевт, присоединяясь к симптому, отклоняется от игр с семьей на основе силы, семья же в этом случае становится ответственной за любые изменения, которые с ней происходят.
8. Парадоксальное предписание приоткрывает секретные правила функционирования семейной системы.

Данная глава включает в себя такие парадоксальные техники как постановка клиентов в ответственную позицию в контроле за симптомом, присоединение к оппозиции, загрязнение суицидальных фантазий, пари с подростком, предписанное бездействие, психотерапевт как режиссер семейной драмы и иллюзия альтернатив.

6-44 РЕФРЕЙМИНГ

Обоснование

Одна из задач Адлеровской терапии состоит в изменении минусов на плюсы. Рефрейминг или переобрамление является техникой, призванной изменить негативные смыслы на позитивные. Она содержит в себе средства изменения рамки отношения, в перспективе которого рассматривается данное событие и о нем делается ценностное суждение. Причем фактическая сторона события при этом не подвергается изменениям (Paolino, McGrady,1978).
Мать, которую обвиняют в сварливости, представляется психотерапевтом как очень заботящаяся и небезразличная к судьбе детей. Беспокойный и тревожный ребенок описывается как исполняющий очень важную роль в семье - как ее охранитель и защитник. Муж, обвиняющий жену в том, что она никогда ничего не хочет делать, и жена, жалующася на то, что прихоти мужа невозможно удовлетворить, переобрамляются как взявшие на себя ответственность соответственно за волнение и безопасность в семье.
Наблюдая язык семьи, представление о мире и уже имеющееся у них решение проблем (симптомы), психотерапевт возвращает обратно образец поведения в ином, более позитивном переобрамлении лежащего в его основе отношения или содержания - и таким образом клиенты могут увидеть эти образцы поведения в новом свете. Новый ракурс дает возможность увидеть дополнительные возможности и помогает клиентам думать и чувствовать по поводу их ситуации по-иному, в более оптимистическом ключе.
Эта техника активно используется многими психотерапевтами, вместе с тем она особенно важна в подходах, в основе которых лежат стратегические и адлерианские модели. "Рефрейминг" дает основу для конструирования парадоксальных интервенций и является существенной составной частью набора инструментов в рамках адлеровской модели - прежде всего в поддержке клиента и подтверждении его самоценности.
В инструментальном плане рефрейминг - это извлечение какого-то понятия из его логического класса и помещение его в другую систему логических категорий без изменения фактов, стоящих за этим понятием. Ругань может быть интепретирована как попытки обучить чему-то новому, как небезразличие, интерес и забота о людях, которых ругают, как желание бороться за благо других, мобилизовать этих людей на продуктивную деятельность, как желание взаимодействовать с другими и так далее, без изменения фактической стороны дела. Преобразовывая утверждения, с которыми приходит семья, в более конструктивные понятия, психотерапевт с помощью данной техники помогает семьям реструктуировать ситуацию, в которой они оказались и действовать по-иному. Во всех телеологически-ориентированных теориях симптом рассматривается как имеющий полезную цель. Переопределяя эту цель на что-то более позитивное, психотерапевт способствует изменению морально-психологического климата в семье.

Процедура

Прежде всего психотерапевт должен присоединится к семье и определить, что в данном случае является терапевтической реальностью. Не всякая правда в психотерапии полезна. Наблюдая взаимодействие членов семьи в рамках терапевтической системы, психотерапевт отбирает те данные, которые могли бы помочь в решении проблемы.
Любая психотерапия начинается со столкновения двух взглядов на реальность. В теории системной семейной терапии предполагается, что взгляд семьи на их проблемы связан с ее склонностью поддерживать и продолжать существующий порядок в данной системе, а психотерапевтический взгляд имеет в качестве цели движение семьи к более компетентному и дифференцированному отношению к их дисфункциональной внутрисемейной реальности.
Только выявив образцы поведения, посредством которых каждый индивид поддерживает поведение другого и поняв на что семья действительно жалуется, психотерапевт в состоянии переинтерпретировать значение данного образца поведения в другую конструктивную категорию.

Пример

Этот случай связан с проблемным мальчиком-подростком. Терапевт говорит: "Мне кажется, что в своей семье вы очень любите друг друга". Затем она продолжает переформулирование ситуации, указывая на позитивную пользу симптоматики, которая реально присутствует в семейной структуре. Отец жалуется на то, что мать не может справиться с сыном, а он сам слишком занят, чтобы заниматься ребенком. Терапевт может сказать мальчику: "Как ты думаешь, Джон, возможно ли, что твои споры с мамой помогают ей яснее понять, чего она хочет и в чем нуждается в семье, и это дает ей силы бороться за осуществление своих желаний? В то же время, мама, предъявляя требования своему сыну, вызывает его противостояние, тем самым помогая ему расти и становиться более независимым. Когда вы вдвоем ссоритесь, это привлекает внимание папы, Вы ему небезразличны, поэтому он вмешивается в ситуацию. Таким образом вся семья объединяется, а к этому вы все стремитесь, потому что иначе папа мог бы почувствовать себя лишним, ненужным."
Терапевт переформулирует значение ссор таким образом, что все происходящее воспринимается как помощь кому-то в семье, а семья в целом рассматривается как любящая и заботливая; вместо ненависти и пренебрежения возникает новый смысл - гармония в семье. Таким образом терапевт бросает вызов традиционной семейной структуре, влияя на их восприятие реальности. Семья либо примет переформулировку, либо откажется от нее. В последнем случае терапевт может указать, что просто говорит им о том, что видит в их действиях, или, если она готовится к парадоксальному предписанию, то сразу же переходит к нему.
Второй пример в адаптированном виде приводится из работы Герр и Уиклэнд (Herr, Weakland, 1982).
Рассматриваемая проблема представляет собой конфликт между взрослой дочерью и ее престарелой матерью по поводу того, может ли мать продолжать водить машину. Мать настаивает на том, что она может это делать и что дочь неразумна и просто издевается над ней. В то же время дочь настаивает, что это небезопасно и что мать из чистого упрямства отказывается принимать реальность своей старости.
Терапевт замечает, что согласно употребляемому в семье языку мать упряма, а дочь издевается над ней. Затем она переформулирует ситуацию.
"Забота дочери о матери воистину достойна восхищения. Редкий человек проявит готовность всюду возить свою мать на машине, заботясь о ее безопасности. Для большинства детей, это покажется слишком тяжелой ношей. С другой стороны забота матери о дочери тоже производит глубокое впечатление. Она не хочет быть ни для кого обузой, стремясь как можно дольше сохранять свою независимость, даже если это означает определенную долю риска. Вы обе очень заботитесь друг о друге и защищаете друг друга."
Затем терапевт высказывает мысль о том, что люди старятся в разном возрасте и, возможно, врач сможет на основе обследования определить, насколько рискованным является сейчас для матери вождение машины и дать профессиональную рекомендацию. Каждая из женщин стала лучше думать о другой; они увидели путь мирного разрешения их "войны".
В приведенном примере признается: что как мать, так и дочь являются хорошими людьми с добрыми намерениями, которые заботятся друг о друге. Затем им предлагается для рассмотрения новая возможность. Рефрейминг помогает им изменить представления друг о друге - негативное отношения (упрямство, издевательство) изменяется на позитивное (забота, защита).

Использование

Рефрейминг изменяет смысл ситуации без изменения лежащих в ее основе фактов. С его помощью можно помочь семьям и супружеским парам, застрявших на каких-то повторяющихся поведенческих образцах найти новую цель и новую надежду, лучшее понимание друг друга. Рефрейминг изменяет качество восприятия клиентами ситуации их жизни - с негативного на позитивное. С помощью данной техники психотерапевт приписывает всем членам семьи хорошие намерения и позитивные цели их деятельности, подчеркивает самоценность членов семьи как индивидов и как элементов данной семейной системы. В конечном счете с помощью техники "рефрейминг" психотерапевт помогает семье избежать негативной спирали, которая возникает внутри рамки негативных смыслов и ужесточает проблемы клиентов.

6-45 СИМУЛЯЦИЯ СИМПТОМА

Обоснование

Маданес (Madanes,1981) разработала "игру", в ходе которой семья разыгрывает поступки, которые соответствуют существующему в реальности симптоматическому поведению ее членов. Николс (Nichols,1984) также описывает и обсуждает данную технику, которая является парадоксальным вмешательством, направленным на создание более мягкого эффекта изменений по сравнению с открытым неповиновением терапевту. Это ставит семью в парадоксальное положение, когда, претендуя на определенное поведение в игре, они уже не могут "на самом деле" проявлять подобное поведение. Вы не можете одновременно изображать наличие вспышки раздражения и на самом деле переживать ее. Если при этом происходит моделирование реакций других членов семьи, то вся ситуация становится игрой(ее напряжение менее серьезно, чем в реальной жизни), для осуществления которой необходимо сотрудничество всех членов семьи. То, что реально происходит в семье, становится частью разыгрываемого действия, это и снижает внутрисемейное напряжение. В игровой ситуации члены семьи начинают проявлять большую подвижность, изменяют свое поведение, тем самым внося изменения в семейную систему.
Предписание включает в себя введение творческого игрового процесса взамен прежних конфликтных взаимодействий. Причем успех здесь зависит от желания участников сотрудничать с психотерапевтом.

Процедура

Прежде всего необходимо получить ясную картину симптоматики поведения - кто и какие совершает поступки, какие за этим следуют реакции, пока не станут очевидны все паттерны.
Затем терапевт определяет вероятность того, что семья готова к сотрудничеству и будет выполнять его просьбы.
Третий шаг заключается в том, чтобы попросить участников разыграть определенную ситуацию. Инициатор должен разыграть свои обычные поступки, а остальные участники - представить свои обыкновенные реакции на них.
В качестве четвертого шага терапевт просит еще раз проиграть всю ситуацию. Однако на этот раз к участникам обращаются с просьбой определенным образом изменить свое поведение - изменить последствия или подчеркнуть значение симптома.
Пятый шаг заключается в предписывании психотерапевтом участникам в течение всего времени до следующей встречи регулярно повторять такое видоизмененное проигрывание проблемной ситуации.
Во время следующей встречи семья рассказывает терапевту о том, что происходило дома. Если к этому моменту уже наблюдалось значительное изменение поведения, терапевт может принять как данное, что в системе уже произошли необратисые изменения, или же она может закрепить изменения, парадоксальным образом предостерегая семью против слишком быстрых перемен и затем предлагая клиентам продолжать выполнять задание.

Пример

Маданес (Madanes,1981, стр.147-177) приводит следующий случай. Речь шла о семье, состоявшей из матери-одиночки, двух старших
дочерей, сына-младенца и десятилетнего сына. Мать обратилась к терапевту за помощью для своего десятилетнего сына, которого мучили ночные кошмары. Маданес предположила, что мальчик беспокоился о своей матери, которая потеряла двух мужей.
Терапевт попросила всех членов семьи описать свои сны. Кошмары снились как матери, так и ее сыну. "Кошмар матери заключался в том, что кто-то проник в их дом, а мальчику снилось, что на него напала ведьма. Когда Маданес спросила, что делает мать, когда ее сыну снятся кошмары, она ответила, что обычно берет сына к себе в постель и говорит ему, чтобы он молился Богу. Она объяснила, что считает причиной его кошмаров дьявола".
Терапевт предположила, что страшные сны мальчика метафорически выражают страхи матери и его желание ей помочь. Когда он пугался, матери приходилось быть сильной, она адекватно реагировала, пыталась ему помочь. В результате у нее не оставалось времени, чтобы бояться за саму себя. Поведение мальчика помогало ей, переключало внимание. Однако ее представления о дьяволе пугали сына еще больше. Таким образом, в помощи друг другу членов этой семьи наблюдалась определенная дисфункциональность.
Для того, чтобы заново разыграть эту ситуацию, "к члена семьи обратились с просьбой представить, что они находятся дома, и мать боится, что кто-то проникнет в дом. Сына попросили защитить его мать. Таким образом, мать притворялась, что ей необходима помощь сына (вместо того, чтобы действительно в ней нуждаться). Вначале семья испытывала трудности в проигрывании этой сценки, так как мать сама нападала на воображаемого вора прежде чем сын был в состоянии ей помочь. Этим она демонстрировала, что может сама о себе позаботиться, и ей не нужна защита сына. После того, как сценка была разыграна правильно (сын нападал на вора), все участники приступили к ее обсуждению. Мать объяснила, что для нее было трудно играть ее роль, так как она - человек, который может сам постоять за себя. Маданес отправила семью домой, попросив в течение недели каждый вечер повторять эту сцену. Если бы сын вновь стал кричать во сне, мать должна была разбудить его и вновь проиграть эту сцену. Врач также объяснила как важно выполнять это задание несмотря на их усталость и поздний час. Вскоре ночные кошмары сына полностью исчезли".
Несмотря на то, что с этой семьей еще надо было много работать, симулирование ночных кошмаров, а также борьба матери и сына с воображаемым вором парадоксальным образом уничтожило страхи.

Использование

Эту технику можно использовать с любой семьей или отдельным человеком, которые готовы и способны выполнить просьбу врача описать и разыграть сцену. При этом участники становятся ответственны за наблюдаемый симптом, а терапевт получает возможность ввести модификацию в разыгрываемую сцену, которая драматизирует ее значение и обеспечивает изменение в поведении. Эффективность методики зависит от того, насколько адекватно терапевт способен понять смысл симптома и предложить такое изменение, которое раскроет этот смысл в разыгрываемой сценке. Игра переносит действие из реального мира в мир фантазии, где эксперименты воспринимаются гораздо менее угрожающе. Послушание терапевту, который предписывает симуляцию симптома , в конце концов ведет к его исчезновению.

6-46 ИЛЛЮЗИЯ АЛЬТЕРНАТИВ

Обоснование

Иллюзия альтернатив - это, техника рефрейминга которая переносит вопрос о симптоме в новую логическую категорию, в которой все возможные выборы являются позитивными и функциональными. Переформулировка помещает семейную систему в абсолютно новое и приемлемое положение. Этот старый метод был возрожден Мильтоном Эриксоном и Джеем Хейли (Haley, 1973) и описан Брейтом, Вон-Ги Им и Уильнером (Breit, Won-Gi Im, Wilner, 1983). Он основан на рефрейминге (для объяснения сути этого процесса см. раздел "Рефрейминг" в этой главе).
Обычно люди считают выбор более приемлемым чем приказ и если предоставляется возможность выбора, то, тем самым, преодолевается сопротивление клиентов. Большинство родителей трудных детей знакомы с этой техникой, которая перемещает акцент с того, будет ли пациент сотрудничать, на то, как или когда он будет сотрудничать. Терапевт, принимая как данное желание пациента сотрудничать и предлагает ему ?????apparent???выбор. Эриксон понял, что такое иллюзорный выбор, в детстве, когда отец спрашивал его: "Кого ты хочешь накормить вначале - цыплят или поросят?" (Haley, 1973).

Процедура

Терапевт производит диагностику системы системы и добивается определенного понимания того, как в ней функционирует симптом. Затем она переформулирует симптом в новую логическую категорию, которая более приемлема в отношении ценностей и метафор данной семьи. Например, непослушный подросток характеризуется как человек, использующий новые навыки для того, чтобы стать более независимым и самодостаточным. Потом терапевт предписывает позитивные выборы: "Хотел бы ты стать на этой неделе более независимым, самостоятельно выполняя все свои домашние задания, добровольно делая различную работу по дому или ты предпочел бы найти оплачиваемую работу?" Осуществляя выбор, клиент принимает на себя ответственность за свое поведение, и делает то, что ему хочется. Таким образом, его оппозиционное поведение направляется в конструктивное русло. В то же время, так как подросток делает что-то одобряемое родителями, последние побуждаются к тому, чтобы не вмешиваться в его деятельность, так что ребенок может чувствовать себя более независимым. Это нарушает циклический самоподдерживающийся внутрисемейный паттерн, благодаря которому происходит сохранение симптома. Теперь ребенку нечему противостоять; он вовлекается в продуктивную деятельность, которая приятна и ему, и его родителям.

Пример

Брайт и др. (Breit, Won-Gi Im, Wilner, 1983) описали следующий случай.
Двенадцатилетняя девочка, хорошая ученица, которую высоко ценят в семье, стала испытывать фобию к школе в результате операции по удалению аппендицита,которая неожиданно сопряглась с удалением одного яичника. Ее выздоровление было осложнено послеоперационной инфекцией. После того, как она окончательно выздоровела и должна была возвращаться в школу, девочка не смогла этого сделать. Она находилась дома месяц за месяцем в состоянии тяжелой депрессии и психологического паралича, отказываясь не только ходить в школу, но и видеться с друзьями и родственниками. Обеспокоенные родители вначале привели ее к одному терапевту, затем к другому. Первая терапевт оказалась неприемлемой для девочки и ее родителей, так как, по словам родителей, "копалась в ее прошлом", тем самым убеждая семью, что пациентка имела эмоциональные проблемы еще до хирургического вмешательства. Второй терапевт, в фрустрации от того, что не смог вернуть ее в школу, способствовал отчуждению девочки и родителей тем что, обвинял ее в манипуляции.
Сделанный девочкой рисунок "совершенной семьи", а также тот факт, что особым предметом гордости матери была уверенность в психологической здоровье ее семьи, позволили ясно увидеть, что диагноз эмоционального нарушения был для них подобен анафеме.
Поэтому первым шагом терапевта была переформулировка школьной фобии как нормального этапа выздоровления. Девочке и ее родителям объяснили, что люди, пережившие операцию, нуждаются в определенном времени для восстановления здоровья. Принимая во внимание страх клиента, что ей поставят диагноз "эмоциональные нарушения", ей затем объяснили, что если нормальный период выздоровления затягивается слишком надолго, то это говорит о возможной психопатологии. Поэтому для нее наступило самое время возвращаться в школу. Единственный вопрос, который предстояло решить, заключался в том, в какую школу она предпочтет пойти. Если она чувствовала бы себя слишком дискомфортно в своей старой школе, то могла бы подумать о том, чтобы выбрать другую школу в их районе, или школу в другом районе, или даже частную школу. В течение всей следующей недели семья была занята обсуждением того, какую школу ей лучше выбрать, забыв о первом вопросе - следует ли вообще возвращаться в школу. После долгих размышлений семья решила, что девочка будет жить со своей бабушкой в другом районе. До конца учебного года она ходила в новую школу без каких бы то ни было признаков возвращения прежней фобии.

Использование

Иллюзия альтернатив представляется наиболее полезной как средство преодоления сопротивления. Она изменяет негативное на позитивное, описывает намерения всех членов семьи, в особенности клиента, как добрые, и предоставляет возможность позитивного выбора, помогая улучшить функционирование семьи. Это разрешает внутрисемейный конфликт и снимает отчужденность между членами семьи. Предложение, исходящее от авторитетной личности, использующей семейную метафору, является важным стимулом к действию. Семья ощущает прилив новых сил, так как воочию видит предоставленную возможность выбора.

6-47 ПАРАДОКСАЛЬНОЕ ПИСЬМО: КАК ЗАПОЛУЧИТЬ НА ТЕРАПИЮ СОПРОТИВЛЯЮЩЕГОСЯ ЧЛЕНА СЕМЬИ

Обоснование

Данная техника сконструирована таким образом, что ставит отказывающегося участвовать в психотерапевтических сессиях члена семьи в ситуацию "двойной связи" и это заставляет его придти на сессию. Викс и Лабат (L'Abate, Weeks,1982) и Эллис (Ellis,1965) указывают, что письма используются в психотерапии уже давно. Такие стратегические терапевты как Сельвини Палаззоли, Босколо,Чеччин, Прата(Selvini Palazzoli,Boscolo, Cecchin, Prata, 1978),Лабат и Викс(L'Abate, Weeks,1982) также были приверженцами использования письменного парадоксального общения в семейной терапии.
Клиенты часто утверждают, что они не могут заставить какого-то члена семьи придти на сессию. У терапевта в этом случае несколько выборов. Она может, например, не принимать клиента без его семьи, что может само по себе оказаться хорошим тестом на то, насколько клиент предан идее терапии. Если клиент в действительности заинтересован в работе, он найдет способы привести всю семью на сессию. Требование привести супруга или других членов семьи может служить для клиента показателем профессионализма психотерапевта, ее приверженности принципам семейной терапии. Однако, вместе с тем, это может интенсифицировать существующую борьбу за власть между клиентом и другими членами семьи и осложнить внутрисемейную обстановку.
Если клиент принимает предписание психотерапевта привести на сессию своего супруга, то возможно в этом случае нет необходимости в парадоксальной интервенции. Однако, если прямая интервенция не сработает, это может быть проинтерпретировано как форма сопротивления партнера и парадоксальная интервенция в данном случае может оказаться более успешной.

Процедура.

В то время как имеется много типов парадоксальных писем (см. L'Abate, Weeks, 1982, в главе 9, и Selvini Palazzoli,Boscolo, Cecchin, Prata,1978 в главе 13) техника описанная здесь узко направлена на привлечение на семейно-терапевтическую сессию отсутствующего члена семьи. При этом психотерапевт должен иметь гипотезу для объяснения того, почему данный член семьи не хочет являться на сессию. Например, прямая просьба придти может быть отклонена, если "сопротивляющийся" не имеет желания способствовать успешному продвижению психотерапевтического процесса. Между тем психотерапевт так составляет письмо, чтобы оно было воспринято следующим образом: отказ придти будет причиной как раз того, чего сопротивляющийся опасается,если он на сессию все-таки придет. Получив подобное письмо, сопротивляющийся будет уже менее уверен в том, что отказ от участия в сессиях является продуктивным путем достижения тех целей, которые он перед собой ставит.
Например, если психотерапевт подозревает, что жена не участствует во встречах потому, что этим пытается продемонстрировать свою власть и способность контролировать поведение мужа во время сессий, она может обратиться к парадоксальной интервенции и вместо того, чтобы пригласить жену присоединится к своему мужу в семейной терапии в качестве члена семьи, который может способствовать успеху данной работы (это как раз то, чего жена не хочет делать), психотерапевт может намекнуть в письме, составленном в парадоксальном ключе, что она очень ценит то, что жена отказывается участвовать в сессиях так как отдает себе отчет в том, что муж может работать с супружескими проблемами более эффективно без ее участия.
Обычно парадоксальное письмо начинается с того или иного рефрейминга - психотерапевт приписывает сопротивляющемуся члену семьи позитивные намерения. За этим следует утверждение, ставящее отказывающегося сотрудничать человека в ситуацию "двойной связи", если тот будет продолжать действовать в том же духе. Психотерапевт дает инструкцию продолжать оппозиционное поведение. Если человек послушается психотерапевта, это будет означать, что он соглашается сотрудничать, что само по себе является необходимой составной частью психотерапевтического процесса. Если же он отклоняет предписание, то продолжает осуществлять свое оппозиционное поведение, но уже прийдя на встречу. Письмо составляется таким образом, чтобы его текст подразумевал, что отказ придти подрывает намерение этого человека не сотрудничать. В результате у него появляется большее побуждение к присутствию на сессиях, чем к отсутсвию на них.
Письмо обычно пишут на одну страницу. С его помощью достигаются только одна( в крайнем случае - две) стратегические цели. Конечно клиенты должны обладать способности читать письма и понимать их. Тщательная подготовка подобного письма обычно занимает не менее одного часа.

Пример.

Молодая женщина проходила терапию по поводу супружеских проблем и сообщила о том, что ее муж не хочет посещать психотерапевта вместе с ней. Работая с клиентом, психотерапевт пришла к выводу, что муж напуган самим фактом работы его жены с психотерапевтом. Он вероятно полагал, что в его отсутствии жена не сможет обсуждать проблемы, связанные с их браком и своим отказом пытался саботировать работу.
Ниже следующее представляет собой письмо, составленное терапевтом и посланное Джо, после третьей сессии с его женой Джойс.

Дорогой Джо! Я поражена твоей преданности браку и убежденностью в том, что
все происходит так, как должно происходить. Твое желание пожертвовать своими нуждами и создать для жены все условия для ее собственного роста и упорной независимой работы на наших сессиях достойны похвалы. Мне кажется очень ценным и то обстоятельство, что ты нашел в себе силы поощрить Джойс к тому, чтобы рассказать мне о проблемах, связанных с вашим браком и с тобой лично, вполне доверяя ее восприятию ситуации, и не видя необходимости придти и сказать здесь, что считаешь важным.
Поскольку Джойс сообщила мне, что вы делите расходы на психотерапию пополам, я думаю, тебе было бы приятно узнать, что дела у нее идут весьма неплохо, как по отношению к ее личностному росту, так и в определении того, что она ждет от вашего брака.
Джойс сказала мне, что тебе бы не хотелось принимать участие в наших сессиях и я уважаю твою позицию и твердость, с которой ты ее защищаешь. То, что ты не приходишь, тем самым жертвуя собой, в действительности оказалось очень полезным.
Конечно, если тебе покажется, что она уже добилась достаточных успехов в своем индивидуальном личностном росте, ты можешь присоединится к нашей работе.
С симпатией к тебе,
Когда Джо прочитал письмо, он спросил Джойс, не шутит ли терапевт, все ли в ее письме правда. Джойс ответила, что все происходит именно так и что она очень довольна своим прогрессом. После очередной встречи Джойс позвонила и сказала, что Джо хочет узнать, можно ли ему придти в следующий раз - "просто посмотреть" что происходит.

Использование

Принципиальная польза от данной техники состоит в преодлении сопротивления через парадоксальное предписание "продолжать сопротивляться". Сам процесс написания письма побуждает психотерапевта тщательно обдумать всю происходящую ситуацию, а клиентам побывать в роли внешнего наблюдателя, а не непосредственного участника процесса. Написанный текст гораздо труднее отвергнуть, чем устное послание. Техника может быть применена к любому сопротивляющемуся члену семьи, который в состоянии читать или воспринимать текст на слух. Однако техника не может быть использована в тех случаях, когда в принципе противопоказана любая парадоксальная интервенция.

6-48 ЗАГРЯЗНЕНИЕ СУИЦИДАЛЬНЫХ ФАНТАЗИЙ

Обоснование

К.Витакер (in Held and Bellows,1983) определяет "загрязнение"(contamination) как детальное исследование суицидальной фантазии для того, чтобы сделать ее реальное воплощение невозможным. Адлер(in Dinkmeyer,Pew, Dinkmeyer, 1979) объясняет эту метафору как "плевки в суп клиента".
Многие индивиды, склонные к самоубийствам, создают тщательно продуманные фантазии, в которые включаются люди, с которыми они больше всего взаимодействуют. Суицидальный пациент может создать фантазию, в которой, например, все учителя в школе или коллеги на работе будут глубоко шокированы и раскаиваться, когда услышат о его смерти. Фантазии могут включать в себя скорбящих родителей и родственников, сожалеющих о всех тех несчастьях, которые они доставили бедному кандидату в самоубийцы. Другой фантазией является полезность смерти суицидента для его семьи - после смерти у них будто бы будет меньше трудностей. Адлер (in Ansbacher, Ansbacher,1956) рассматривает большинство суицидов как акты "злой гордости", цель которых достижения личного превосходства над другими.

Процедура

Сам план психотерапевтической сессии основывается на том факте, что пациент грозит совершить самоубийство, или даже уже причинил себе вред до данной беседы. Психотерапевт должна уже иметь некоторое знание о семейной структуре еще до первого интервью с таким пациентом. Может быть ей стоит побеседовать предварительно с некоторыми членами его семьи.
Психотерапевт отмечает, что клиент возможно предвидел какой эффект его суицид может иметь на тех, кто его окружает и предлагает клиенту вообразить себе вероятную реакцию его близких, когда они вдруг узнают о его смерти, как они будут себя вести на похоронах и после них. Клиента просят в деталях описать его фантазии на эту тему. Кто конкретно будет участвовать во всех этих мероприятиях? Как они будут одеты? Как участники похорон будут стоять, что будут делать? Что будут говорить? Какую еду будут есть на поминках? Какая тогда будет погода? Будут ли некрологи в газетах?
Полученные описания позволят психотерапевту оценить причины суицида. Если имеет место "злая гордость", она может попытаться замутнить эту фантазию. Вопросы о деталях, относящихся к земной, светской реальности сами по себе могут демисмистифицировать переживания клиента, сделать их менее героическими.
Затем психотерапевт может попросить клиента разыграть его фантазию, исполняя роли по очереди всех участников возможной трагедии. Активный игровой процесс, кроме всего прочего, в состоянии вызвать снижение напряжения, имеющего своим источником мысли о суициде. Когда сценка разыграна, психотерапевт может указать клиенту на вероятный источник его мотивации - на "злую гордость". Иногда, когда клиент получает от другого уважаемого им человека информацию о действительной причине его фантазий он оказывается в состоянии усмотреть и другие решения, возможные в его жизненной ситуации, кроме "окончательного". Психотерапевт может, кроме того, в красках описать, что происходит с телом, когда оно оказывается в земле, как червяки будут по нему ползать и т.п. Она может также упомянуть и о том, что газета, в которой будет опубликован некролог будет использована для того, чтобы завернуть мусор, затем ее сожгут. Психотерапевт может сказать и о том, что близкие вскоре вероятнее всего забудут несчастного и займутся своими повседневными делами.
Психотерапевт имеет также возможность задействовать чувство вины клиента. Если целью последнего является инициирование чувства вины у других членов семьи, она может излишне преувеличить ущерб, который клиент может им нанести своим поступком, таким образом, повышая цену тех действий, которые клиент собирается совершить. Возможен и альтернативный подход - она чрезмерно минимизирует значение планируемых действий и представляет все таким образом, что цена его действий не соответствует затратам.
Другая процедура состоит в том, чтобы направить клиента на вербальное выражение своего гнева. Можно также организовать воображаемое или даже реальное избиение подушкой того человека, которому клиент хотел отомстить. Если он хочет быть до конца и последовательно гордым и избавить их от неприятного груза, то объятие или подарок в этом контексте больше подходят, чем та цена, которую близким придется заплатить за похороны.

Пример

30-летняя Лаура недавно овдовела, с ней остался 12-летний ребенок. Муж доминировал над ней, а она была в их взаимоотношениях пассивна. После смерти мужа у нее совсем не осталось денег, не было уверенности в завтрашнем дне. Смерть мужа заставила ее кардинально изменить свою жизнь. Она поменяла работу в церковной общине, где она была занята не целый день, на службу, где ей приходилось проводить полный день. Ее шеф был очень внимателен к ней в критический период после смерти мужа и в конце-концов дал ей понять, что она ему нравится, стал ухаживать за ней. Лаура приняла его ухаживания и их отношения зашли достаточно далеко. После этого он стал манипулировать ею, обращаться с ней как с вещью.
На сессии Лаура признала, что находится в депрессии, закрыта от всего, чтобы могло ей помочь справиться с ситуацией и хотела бы покончить жизнь самоубийством. Когда терапевт спросил ее как она собирается это сделать, Лаура ответила, что предпочла бы принять большую дозу каких-то таблеток, однако у нее их пока нет и она не знает какие именно таблетки нужны.

Терапевт(Т): Лаура, как ты считаешь твоя смерть повлияет на близких тебе людей? Не могла бы ты нарисовать картину? (Лаура молча представляет себе сцену). А сейчас, пожалуйста, опиши, что ты себе представила.
Лаура(Л): Я вижу моего босса, всех родственников мужа и мать, стоящих вокруг могилы. Все они плачут и чувствуют себя очень виноватыми за то, что не помогли мне, когда я нуждалась в их помощи!
Т: Итак, ты убьешь себя и они пожалеют об этом. Прямо как пятилетняя девочка, рассердившаяся на своих родителей.
Л: (смеется). Т: Можешь ли ты представить себе твоего босса у могилы (Лаура
просигналила терапевту - да). Скажи ему, что ты зла на него за то, как он вел себя с тобой.
Л: Знаешь, ты настоящая свинья. Я люблю тебя, а ты играешь со мной. Ты приходишь, получаешь все, что тебе от меня нужно и уходишь. Я рискую всем. Почему же ты боишься?
Т: Звучит так, как будто в ваших взаимоотношениях ты сильная, а он - слабый. Может ты не позволяешь себе быть сильнее мужчин, которых любишь и тебе проще убить себя?
Л: Я никогда не думала о себе как о сильной. Т: Хорошо, ты берешь на себя всю отвественность за ваши
отношения, а у него даже нет смелости покончить с собой! Л: Я не знаю, что мне делать. Мне он действительно очень
нравится, но я не могу выдержать все это! Т: Что случится после похорон? Не могла бы ты представить себе
и это? Л: Все они отправятся по домам. Мой шеф к своей жене и детям.
Моя мать - во Флориду. Родственники моего мужа - в свои семьи. Т: А что случится потом? Л: Они будут говорить обо мне и им будет меня не хватать. Т: Ты что, шутишь? Когда они придут домой, первое, что они
сделают - включат телевизор, снимут обувь и будут наслаждаться хорошим коньяком и кофе. А что будешь делать в это время ты?
Л: Ничего. Т: Конечно, очень мило с твоей стороны пожертвовать собой ради
мужчины, тебя разозлившего. Ты настолько зла на него, что отдаешь ему свою жизнь, хочешь учинить ему неприятное. Чего же ты действительно добиваешься? Сделать ему подарок в виде твоего мертвого тела или же сотворить ему неприятное? Не думаешь ли ты, что в принципе существуют иные способы проявить свой гнев кроме совершения самоубийства?
Л: Я догадываюсь, что есть, но я не знаю какие именно. Т: Может быть тебе интересно пройти соотвествующий курс
обучения? Л: Да.

Использование

Общение с клиентами со склонностью к суициду предполагает наличие смелости и мужества у психотерапевта. Если ей удастся выявить фантазии клиента, она сможет понять подспудные причины, которые лежат в их основе. Присоединяясь к этим фантазиям, психотерапевт, затем "загрязняет" их и делает непривлекательными в глазах клиента. Данная техника может быть использована в работе только с теми суицидальными пациентами, которые с большей вероятностью будут испытывать отвращение к самоубийству, если станут лицом к лицу с его реалиями и той ситуацией, в которой они сами оказались.

6-49 ПСИХОТЕРАПЕВТ КАК РЕЖИССЕР СЕМЕЙНОЙ ДРАМЫ

Обоснование

Андольфи и Анджело(Andolfi,Angelo,1982) описали эту технику в контексте стратегической семейной терапии: "Психотерапевт включается в семейную систему в качестве режиссера, вносящего изменения в пьесу... в семейную драму"(p.119). По сути дела психотерапевт приглашается для того, чтобы откликнуться на парадоксальный запрос семьи помочь им измениться без всяких реальных изменений. Предполагается, что источником данного противоречия являются потребности семейной системы в большей стабильности, из-за которой образцы внутрисемейного взаимодействия и индивидуального функционирования становятся более ригидными и патологическими.
Психотерапевт же стремится спровоцировать изменения в ценностных ориентациях семьи. Причем под ценностями в рамках данного теоретического подхода понимается "совокупность неких когнитивных и эмоциональных смыслов, которые семья прилагает к реальности своего существования; психотерапевт озабочен тем, каким образом произвести изменения в этих смыслах, которые привели к формированию и поддержке патологического поведения, включая как проявляемые идентифицированным пациентом психические нарушения, так и те реактивные поведенчесикие образцы, которые индуцируются на него другими членами семьи"(там же, p.121). Редактируя ежедневную "семейную драму" и реинтерпретируя ее смысловые контексты, психотерапевт стимулирует дифференциацию членов семьи и изменчивость их образцов коммуникации.
Данная техника учит членов семьи новым ролям и, в то же время, дает возможность взглянуть на уже установившеися роли с новой точки зрения. Обычно в дисфункциональных семьях роли обычно очень ригидны и способность ее членов к творческой игре утрачивается. Терапевтическая ситуация отличается от повседневной жизни семьи тем, что с включением в семейную систему психотерапевта, внутрисемейные функции перераспределяются и возникает качественно новая, психотерапевтическая, общность. Причем ряд функций принадлежащих исключительно членам семьи в этой ситуации проецируются на психотерапевта(судья, спаситель, эксперт) - таким образом то, что происходит в условиях терапевтической сессии не идентично тому, что имеет место в семье в ее естественных условиях функционирования.
Как режиссер семейной драмы, психотерапевт принимает участие в действии путем переформулирования ролей, которые играют каждый из игроков (включая и ее собственную роль) изменяет пространственно-временную перспективу последовательности поведения участников, внося новые элементы в игру.

Процедура

Психотерапевт определяет каков в действмтельности сценарий семейной драмы и предлагает его другую версию. Она ищет те критические элементы внутрисемейной структуры, вокруг которых данная семья организует свое поведение и затем, на основе анализа этих элементов, предлагает альтернативную структуру - новый сценарий. Эти узловые элементы появляются в контексте доминирующего способа внутрисемейного взаимодействия и тех взаимоотношений, которые установливаются у каждого члена семьи с психотерапевтом. Данные элементы воспринимаются психотерапевтом как всеобъемлющий "гештальт", на основе которого она строит свои усилия по переопределению и переструктуированию ситуации в семейной системе. В ходе работы с семьей сценарий постоянно редактируется параллельно с открытием психотерапевтом новой информации о семье.
В психотерапевтической драме "актеры"-члены семьи поощряются к использованию таких частей их личностей, которые они надеялись скрыть из-за опасений сильных эмоциональных последствий. В данной игре психотерапевт также идет на риск проявить и использовать собственные фантазии, связанные с ее семьей. Эти фантазии, проявляющиеся в виде каких-то образов, действий и сцен, стимулируют клиентов быть открытыми в выражении своих сокровенных переживаний и свободных ассоциаций по кругу. Психотерапевтические взаимоотношения интенсифицируются в процессе соединения и структуирования психотерапевтом различных критических элементов семейного сценария. Она подчеркивает те его элементы, которые остались незамеченными, заставляет осмыслить те из них, которые приобрели излишне большой вес в семье, таким образом изменяя их место в семейной системе.

Пример

50-летняя женщина, второй раз замужем, позвонила терапевту с просьбой назначить встречу. Ей была нужна помощь в лечении депрессии, от которой она страдала вот уже 20 лет. Попытки семьи и друзей вывести ее из этого состояния не увенчались успехом. Она описала свою жизнь как бытие "отшельника", который избегает внешних контактов и полностью теряет интерес к внешнему миру. Женщина говорила скорбным и театральным тоном, прерывающимся рыданиями, настаивая на том, что только терапевт может "спасти" ее. Терапевт (на этот раз им оказался мужчина - прим. пер. -А.Ш.) решил, что ожидание пациенткой чуда с его стороны скрывали попытку заставить его играть роль "бессильного героя", которую прежде исполняли другие терапевты и, вероятно, вообще все мужчины в ее жизни. Казалось, что она как бы хотела сказать - "действуй за меня, я беспомощна".
Терапевт, собрав достаточно информации о настоящем и прошлом семьи, сказал пациентке, что поскольку ей ничем помочь нельзя, он согласен на встречу только при условии присутствия всей семьи, чтобы помочь ее членам лучше переносить депрессию пациентки. Жалобы последней состояли в том, что у нее нет больше сил для жизни, но терапевт убедил "ее найти в себе силы и привести семью, чтобы хотя-бы они могли почувствовать себя свободными от нее". Таким образом терапевт подготовил сценарий для первой сессии и заставил пациентку, вопреки ее ожиданиям, мобилизовать свои скрытые возможности"(там же,р.124).
"В назначенный день клиентка появилась вместе со своей семьей, которая состояла из первого и второго мужей и двух дочерей" , по одной от каждого брака. "Эта группа оставляла впечатление людей, которые находятся под действием какого-то злого рока" (там же, р. 125).
Терапевт начал осуществлять задуманный им сценарий работы, посадив клиентку на стул в углу комнаты, в то время как остальные собрались в кружок, забыв о клиентке. Терапевт сказал, что в той ситуации, в которой находилась клиентка, нет никакой "надежды"на излечение и что собрание будет бесполезным, если ее родственники не смогут противостоять "злому року".
Терапевт начал, спросив семью, осталась ли у них какая-нибудь надежда. Дочери рассказали о своих долгих переживаниях по поводу маминого состояния и настроений в семье. На вопрос, где были мужчины, как они реагировали на эту ситуацию, оба ответили, что чувствовали себя от нее отгороженным, воспринимали сложившееся положение как "проклятие" извне, хоть им и было жаль пациентку и дочерей. Тогда терапевт предположил, что первый муж спас себя, но не свою дочь и она, наверное,тоже могла бы избежать "проклятия", если бы жила с ним. Муж ответил, что никогда об этом серьезно не думал, т.к. был "эгоистом" и хотел независимости.
Второй муж сказал, что хотя страдания его были довольно сильными, он сумел отстраниться от происходящего.
Терапевт заметил, что по тому, что он услышал от каждого члена семьи, первый муж остался неподверженным року, так как был самовлюбленным и независимым - к счастью для себя - но дочери оказались в безвыходном положении. Терапевт предположил, что один муж "передал другому самовлюбленность" и что единственный способ, которым они могут спастись от действия рока - это продолжать быть эгоистами и не обращать внимания на то, что происходит со всеми этими женщинами, в противном случае "проклятие" коснется и их.
В этом примере скудная информация, данная семьей, была расширена и послужила основой для альтернативного сценария. Чтобы извлечь из каждого члена семьи личностную реакцию на происходящее, терапевт постепенно выявлял элементы их прошлого опыта. Затем вместо того, чтобы надеяться на мужчин, женщин побудили стать более самовлюбленными и независимыми.
Отчужденность, главная тема в этой семье, была позитивно переопределена как способ избежать "проклятия" и как стремление к независимости. В последующих сессиях терапевт продолжил редактирование данной семейной драмы.

Семья с 26-летним сыном-психотиком Георгио обратилась за помощью к терапевту. 72-летний глухой отец сидел, сгорбившись, в отдалении от других членов семьи и был похож на мертвеца, как будто в семье присутствовал не он, а его призрак. Мать сидела со скорбным выражением лица. Старший брат и его жена взяли на себя ответственность рассказать об истории "болезни" клиента, подчеркивая внешнюю сторону и считая ее началом травму головы во время автомобильной катастрофы. Брат говорил с компетентным видом, используя соответствующие медицинские и психиатрические термины, подробно описывая различные диагнозы, примененные лекарства и т. д. Семья считала, что проблемы Георгио носят сугубо медицинский характер и рассматривала его симптомы как имеющие органическую природу.
Терапевт прервал это изложение, чтобы не следовать сценарию, предложенному семьей. Переопределяя создавшуюся ситуацию, терапевт предложил новый язык, который преобразует и придает законченный вид различным важным элементам, рассматривая взаимодействия, о которых семья не упоминала и о которых она должна была бы дать больше информации. Как только это произошло, семья была вынуждена принять новую точку зрения которая, тем самым, стала основой для изменений.
Терапевт спросил, когда "умер" отец: перед тем, как Георгио заболел или после. Вопрос сначала смутил Джеймса, но затем он ответил, что это произошло после того, как Георгио заболел. Брат опять начал отзываться о "болезни" Георгио, употребляя психиатрические термины; терапевт сказал, что сейчас его интересует не Георгио; он спросил, как долго отец уже "мертв"; брат ответил, что его отец "умер" где-то через год после полной потери слуха. Терапевт спросил мать, умер ли он от душевного потрясения; мать ответила, что это так; терапевт спросил, появился ли новый глава семьи после его "смерти"; мать ответила, что в том-то и состоит вся проблема, что для этого ей нужно найти "нужное лекарство"; терапевт вытащил бланк для рецептов, как будто намереваясь согласиться с ее запросом и выписать эффективное лекарство. Терапевт спросил мать, должен он выписывать лекарство для ненормальногоо, которому пришлось занять место отца, или лекарство сумасшедшему, который специально "убил" своего отца, чтобы занять его место. Терапевт подчеркнул важность этого вопроса и заявил, что терапия не сможет продолжаться, пока он не получит ответ.
В этом примере, как и в предыдущем, можно видеть, как семья выбирала из всего ее прошлого только те моменты, которые согласовывались со сценарием, выбранным ими. Отобранные элементы - диагнозы, лечение, травма головы - стали каркасом этого выстроенного ими сценаирия. Терапевт попытался изменить значение различных частей сценария и ввести в него другие элементы, которые изменяли первоначальный каркас, переопределяя функцию каждого члена в семейной системе.

Использование

Эта техника доказала свою полезность для тех семей, которые "застряли" и чувствуют безнадежность после долгих лет доминирования дисфункционального поведения и после других безуспешных попыток терапевтического вмешательства. Она сдвигает саму основу внутрисемейного взаимодействия и стимулирует семью к поиску новых жизненных перспектив и смыслов. Пройдя через данную технику, семья не сможет с той же легкостью проигрывать ту же семейную драму снова и снова.

6-50. ПРЕДПИСАННОЕ НЕРАЗРЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ

Обоснование

Когда супружеская пара или семья увязает в невозможности принять то или иное решение, психотерапевт тоже чувствует, что застряла. Она не вправе сделать выбор вместо них, и поощрить их к той или иной альтернативе тоже не вправе. Когда в семейно-терапевтической работе возникают такого рода тупики, можно предписать семье вообще не принимать никакого решения. Данная техника описана Тоддом (Todd, 1984).
Келлер (Keller, 1984) указывает на то, что парадоксальные подходы не обязательно должны быть агрессивными, конфронтационными, способствовать соперничеству или вызывать конфликт. Предписанное неразрешение проблем усиливает уже существующую в семейной системе негативную "двойную связь" и повышает цену, которую семье приходится платить для ее дальнейшего поддержания. В ее основе лежит эффект, сходный с тем, который был отмечен Хейли (Haley, 1984) в рамка представлений о "суровых испытания"(ordeals) в психотерапии. С помощью данной техники клиентов кроме всего прочего делают отвественными за их симптомы. Вначале работы психотерапевт просит тщательно описать роли, которые играет каждый из членов семьи. Затем определяются те поведенческие паттерны, с которыми связано правило "ничего не менять" в существующем для этой семьи порядке вещей, чтобы изменение, не дай бог не привело к тому, что кто-то из членов семьи расстроиться, начнет нервничать и т.д. В качестве примера можно привести вопрос о том, стоит ли разводиться или продолжать оставаться в браке - супруги часто мучаются с перманентной неразрешенностью данной дилеммы, которая ставит их взаимоотношения в тупик.

Процедура

Данная парадоксальная техника может оказаться полезной после безуспешных попыток использования разнообразных непарадоксальных стратегий в помощи клиентам придти к какому-то решению. Психотерапевт говорит семье, что она в конце-концов поняла свою ошибку. Они оказались правы, а она - неправа в попытках помочь семье придти к какому-то определенному решению. Психотерапевт усиливает это свое утверждение с помощью разнообразных поддерживающих аргументов. Она может сказать, например, что: 1)Члены семьи в действительности знают, что им нужно, и ошибка состоит в том, что она не слушала их достаточно внимательно. 2)Имеются существенные причины, лежащие в системной природе внутрисемейного взаимодействия - изменение актуального "статуса кво" может привести к еще большим проблемам. 3)Существуют преимущества в том, чтобы к каким-то определенным решениям семья приходила не сразу, но в результате длительных размышлений и тщательного взвешивания всех "за" и "против". 4)В настоящий момент семья функционирует вполне прилично несмотря на всю присутствующую в рамках семейной системы дисфункциональность, но если ситуация изменится - кто знает с какими серьезными трудностями им придется тогда столкнуться. Результатом таких сильных аргументов может стать установление терапевтической "двойной связи".
В дополнение к поддержке неразрешения существующей проблемы клиентов, психотерапевт рекомендует сформулировать эту установку ясно и точно. Их даже можно попросить составить список или подписать контракт, в котором было бы по пунктам определено "как именно им не следует ничего решать". Таким образом формируется терапевтическая "двойная связь". Если при этом клиенты сопротивляются терапевту, тем самым они двигаются по направлению к какому-то собственному решению. Если же уступают ее просьбам, то принимают решение о том, "как именно им ничего не следует решать". В любом случае они в действительности принимают те или иные решения и активно реагируют на возникшую в их жизни ситуацию. Дополнительным результатом применения данной техники может стать уверенность клиентов в том, что они пришли к какому-то решению сами, без того, что психотерапевт подталкивала бы их к нему.

Примеры

Следующий случай описан в работе Тодда (Todd, 1984, p.373-379). Супружеская пара никак не могла решить разводиться им или нет,
хотя они и утверждали, что оставаться в браке не желают. На вопрос, почему же вы в таком случае не разводитесь, супруги приводили обширный список проблем, связанных с финансовым положением, детьми, совместным имуществом.
После безуспешных попыток изменить что-либо в их взаимоотношениях непарадоксальными средствами, психотерапевт в конце-концов признала, что существуют убедительльные доводы за отвержение всех ее попыток достигнуть решения. Она теперь понимает всю глубину их ситуации и даже сама привести супружеской паре доводы за поддержания существующего "статуса кво", исходя из представлений системной теории. Психотерапевт добавляет также, что они должны не принимать решения по этому вопросу как можно дольше. Возможно в будущем они и придут к какому-то решению, но конечно же не сейчас. Психотерапевт приводит и другие доводы за то, что принимать решения сейчас им вовсе не стоит.
Психотерапевт предлагают супругам заключить договор на развод "де факто". Так как они по сути дела не живут вместе, но, в тоже время формально не разведены, то могут оставаться в таком положении так долго, как пожелают, однако при этом должны ясно сформулировать принципы, на которых будут строиться взаимоотношения между ними. Принципы должны касаться таких областей как бытовые условия, общение друг с другом, визиты, финансовые вопросы и т.д. Когда затем супруги спросили психотерапевта, считает ли она, что им действительно необходимо разводиться, та ответила, что существует много доводов за то, что они этого сделать сейчас просто не могут. Таким образом пара оказывается в ситуации двойной связи, и понуждается к тому, чтобы либо прекратить находиться в этом своем перманентном состоянии непринятия решения и оставить все так, как оно есть, приняв сознательное решение "ничего не решать", либо все таки решить как-то ситуацию с разводом. В результате применения данной техники они так или иначе приходят к решению и в тоже время у них нет ощущения, что к этому решению принудила их психотерапевт.
В примере, приведенном Вейсзом (личное общение, 1985) супружеская пара не могла придти к совместному решению о том, как им следует воспитывать их дочь. Оба были согласны, что по сути дела балуют своего ребенка, равно как их собственные родители баловали их, когда они были детьми. Супруги также были раздосадованы постоянными требованиями покупки все новых и новых вещей и тем, что девочка теряла всякий интерес к ним, когда ее просьбы оказывались удовлетворенными и необходимые ей вещи покупались. Психотерапевт подчеркнула их собственное утверждение о том, что баловать ребенка - значит способствовать возникновению у него проблем, когда он станет взрослым. Однако, их неспособность противостоять девочке через отказ удовлетворять ее требования, ставят родителей перед противоречием, которое делает все происходящее с ними просто невыносимым. После беседы и использования непарадоксальных техник супружеская пара оказалась в тупике. Они согласились с тем, что должны найти какие-то новые пути в воспитании ребенка, но вместе с тем не могут придти к какому-то решению по этому поводу. На этом этапе работы психотерапевт пришла к выводу о необходимости использовать стратегию предписанного неразрешения проблемы.
Она сказала супругам, что испробовала множество вещей и сейчас наконец поняла, что была не права в попытках привести их к какому-то определенному решению. У них были действительно достаточно существенные основания для того, чтобы не обращать внимание на ее предложения измениться. Она объяснила также, что они не могут сейчас решить как именно им необходимо воспитывать свою дочь, но они обязательно примут такое решение, когда будут к этому готовы. Но до того, разумно продолжать думать и мучиться по этому поводу, ничего реально не изменяя. Они должны проговорить между собой все, что должны сделать для своей дочери и составить подробный список этих дел. Далее им необходимо описать поведение девочки и попросить ее не изменять его, продолжать вести себя как раньше. Кроме того супруги должны были подробно описать "плюсы родительства" - что хорошего в том, что ты родитель и почему нужно быть хорошим родителем. Потом психотерапевт просит описать, почему трудно быть родителем. Супруги внимательно выслушали психотерапевта, а затем кротко спросили ее, не будет ли полезно для них попытаться хоть немножечко изменить ситуацию. Психотерапевт ответила, что этого делать не стоит, по крайней мере до тех пор, пока они не почувствуют, что полностью готовы к изменениям. Сейчас же с ее точки зрения они действительно не готовы. Психотерапевт объяснила этот совет следующим образом: часто ее клиенты испытывают проблемы с изменениями, когда они к ним еще не готовы. Однако ни у кого никогда не было проблем со слишком медленными изменениями. Самый лучший способ - не торопиться и двигаться в удобном темпе.
В ходе последующей работы пара поделилась своим опытом общения с дочкой, в котором они проявляли строгость или когда получали удовольствие от общения с ней, совсем не тратя денег. Психотерапевт еще раз предупредила супругов, что они не должны двигаться слишком быстро, так как это может привести к болезненным разочарованиям.

Использование

Данная техника полезна в том случае, когда и клиенты и психотерапевт застревают в безуспешных попытках придти к какому-то определенному решению. Хорошим сигналом для психотерапевта подумать о возможности применения этой техники является ее чувство фрустрации и раздражения по-поводу того, что решения у клиентов все еще нет. Техника дает возможность не подталкивать клиентов к решению. Парадоксальным образом, если "сдасться" и не принимать никакого решения, то это оказывается полезным для самочувствия как клиентов, так и психотерапевта. Психотерапевт до применения этой техники не должен использовать стратегические подходы, но использовать интервенции других типов. Данная парадоксальная техника отнюдь не является слишком агрессивной, конфронтационной, ориентированной на конфликт.
Несмотря на специфическое проблемное содержание, в рамках которого используется техника, будь то воспитание детей, разводы, финансовы проблемы, сам выбор из альтернатив оказывается большей проблемой, чем жизнь с возможностью будущей реализации каждой альтернативы. Так как всегда существует опасность утраты нечто важного.

6-51 ПАРИ С ПОДРОСТКАМИ

Обоснование

Психолог заключает с подростком пари, что тот будет продолжать плохо себя вести. Чтобы доказать, что психолог ошибается и таким образом выиграть пари, подросток должен прекратить плохое поведение. Уильямс и Уикс (Williams, Weeks, 1984) описывают некоторые парадоксальные техники, применяемые в школе с детьми предподросткового и подросткового возраста. Существует множество преимуществ, обеспечиваемых данным стратегической подходом в работе с подростковым контингентом. При применении парадокса меньше потребность в словесных ухищрениях или в инсайте, полагают Джесси и Л'Абейт (Jessee,L'Abate,1980). Кроме того, Уикс и Райт (Weeks,Wright,1979) особо рекомендуют использование парадокса для работы с лицами, испытывающими трудности в критические периоды своей жизни, что весьма соответсвует описанию подростков, появляющихся в кабинетах психологических служб консультирования и помощи. Парадокс считается также эффективным для использования в работе с лицами с низким уровнем мотивации и высоким уровнем сопротивления и противостояния, что типично для многих подростков (Papp, 1981). Поэтому можно рекомендовать широкое применение парадокса в работе с детьми подросткового возраста.

Процедура.

В технике "пари" психотерапевт предсказывает, что плохое поведение подростка будет продолжаться и предлагает ребенку доказать ей, что она неправа. Заключается пари, которое психотерапевт проигрывает, если ребенок в действительности не ведет себя плохо. При этом психотерапевт рассчитывает, что подросток откажется от своего первоначального оппозиционного поведения, осуществляемого только ради того, чтобы перечить уже существующему представлению о нем психотерапевта. Таким образом, если подросток снова будет вести себя по-прежнему, это докажет, что терапевт была права и выиграла. Таким образом, не столько терапевт контролирует поведение подростка, сколько сам подросток произвольно выбирает стратегию своего поведения. Его противостояние терапевту выражается в отказе от плохого поведения. В данной технике оказывается особенно полезным то, что она помогает ребенку овладеть собственным поведением, приобрести функцию самоконтроля. Ведь его дурное поведение не есть независимость, но часто - лишь замаскированная попытка эту независимость обрести. Пари может заключаться с каким-то закладом или без него. Главное, чтобы ребенок оказался в таких условиях, что он выигрывает, когда ведет себя подобающим образом.

Пример.

Пример предложен Уильямсом и Уиксом (там же). Во время школьных занятий два семиклассника были посланы в кабинет психолога-консультанта, после того как они подрались. Каждый вину за начало драки валил на другого. Когда психолог начала расспрашивать их насчет драки, оба заявили, что они вообще не сделали ничего плохого - на самом деле учительница придала слишком много значения произошедшему, и наказывать их было в действительности не за что.
Психолог задумчиво заметила, что она готова согласиться с их мнением, если только они докажут ей, что учительница в самом деле отнеслась к событию слишком строго. Она попросила их на следующем уроке повести себя точно так же, как в предыдущее. Если другая учительница не пошлет их снова к ней, значит, первая учительница явно ошиблась в своем суждении об их плохом поведении. Однако, если у них опять будут неприятности, тогда психолог не сможет подтвердить их мнение об учительнице и это докажет, что причиной их неприятностей явилось их собственное плохое поведение, а не несправедливость учительницы. В таком случае их накажут за плохое поведение. Ученики отнеслись к этому предложению недоверчиво, а психолог продолжала настаивать, что хочет, чтобы на следующем уроке они поспорили или подрались так же, как только что на предыдущем. Тем не менее прошло несколько месяцев, а ученики так и не появились в ее кабинете.
Другой пример представлен Вейсцем (личное общение,1985). Два брата в ходе сеанса семейной терапии обвиняли один другого в том, что тот - скандалист. Каждый утверждал, что спорит только потому, что другой начал. Психолог предложила им доказать ей и друг другу, кто же именно из них не может себя контролировать. Она сказала, что один из способов, позволяющих выяснить это - заключение пари. После долгого обсуждения были определены условия пари. Тот, кто сразу начнет противоречить или не соглашаться с утверждением, только что сделанным другим, должен отдать брату доллар.
На следующем сессии братья смущенно признались, что в течение первых же пятнадцати минут после заключения пари проиграли оба. Однако, проиграв по нескольку раз, они все же не отказались от пари и, таким образом, научились контролировать собственный стиль общения. Позже, уже по собственной инициативе, они заключили пари насчет похудения и, таким образом, приобрели некоторый контроль над своим весом. В то же время их родители не интересовались спорами детей и беседовали с психологом по поводу проблем своего супружества.

Использование.

Эта процедура идеальна для использования в работе с учениками в школах или с подростками в психологических консультационных кабинетах. Парадокс обращает противостояние подростков авторитету в сотрудничество с ним. Подростки вовлекаются в заключение пари, в котором выигрывают, если ведут себя как положено. Эта техника подходит для ребенка, которому свойственно сильное противодействие согласию с авторитетом и большое стремление к победе в соревновании.
Уильямс и Уикс (там же) советуют при применении данной техники соблюдать некоторую осторожность. Если школьный психолог советует ученику плохо вести себя на следующем уроке, она должна быть уверена, что ее поступок не будет воспринят коллегами как профессиональная ошибка. Полезно также иметь хорошие отношения с преподавательским составом учебного заведения и известить их, какого типа коррекционную технику она использует.

6-52 ПРИСОЕДИНЯЯСЬ К ОППОЗИЦИИ: ПРИМЕНЕНИЕ ПАРАДОКСА В СЛУЧАЕ С ДЕВИАНТНЫМ КЛИЕНТОМ И ЕГО УСТУПЧИВОЙ СЕМЬЕЙ

Обоснование

Суть данной техники, применявшейся главным образом в работах представителей школы стратегической психотерапии и адлерианцами, состоит в том, что семья сопротивляещегося позитивным изменениям идентифицированного клиента поддерживает его оппозиционное негативное поведение вместо того, чтобы ему противостоять. Таким образом сам смысл оппозиционности и связанной с ней силовой игры подрывается, и если идентифицированный клиент принимает уступку, конфронтация прекратится и структура семьи будет преобразована в более функциональную сторону. Итак, для продолжнения конфронтационного поведения клиент должен был бы его прекратить (так как оно окружением принимается) и заняться чем-то более конструктивным. Когда же его поведение улучшается, семье нет необходимости ругать его, расстраиваться, излишне контролировать его поведение т.е. иными словами делать то, что по сути дела поддерживает оппозиционный симптом. Так или иначе семья выигрывает, преобразовывая свою структуру в позитивном направлении.
В основе техники лежит предположение, что сопротивляющийся ребенок откажется выполнять предписание. Успех зависит от того, насколько хотя бы один из членов семьи в состоянии сотрудничать с психотерапевтом и использовать парадокс при взаимодействии с ребенком. Успех также зависит от того, насколько аккуратно психотерапевт формулирует парадоксальное вмешательство.

Процедура

Когда гипотеза сформулирована, психотерапевт переопределяет в позитивных терминах симптоматические поведенческие образцы (см. технику "рефрейминг"). С "уступчивыми" членами семьи психотерапевт встречается отдельно от ребенка. Им говорят, что если они будут следовать предписанию, которое им сейчас дадут, ребенок скорее всего изменит свое поведение в позитивную сторону и это безусловно улучшит психологический климат в доме. Затем им дается само предписание, которое они должны по-очереди предъявлять ребенку, проявляя при этом стойкость. Для того, чтобы прибавить им уверенности можно прорепетировать что и как говорить ребенку прямо на сессии. Парадоксальное поведение должно продолжаться даже тогда, когда ребенок прекратит свою конфронтацию. В течении нескольких последовательных встреч психотерапевт поддерживает в клиентах мотивацию к применению данной техники - до тех пор пока новые поведенческие образцы не станут нормой для семьи.
При этом силен соблазн похвалить ребенка за то, что он изменил свое поведение в лучшую сторону и поощрять его к "продолжению в том же духе". Однако такая похвала может привести к уничтожению эффекта парадоксальности и к возвращению симптомов. Психотерапевт может сказать ребенку, что, конечно, он может вести себя как хочет, но вести себя по-новому очень рискованно, и если действительно его желание измениться очень большое, он должен быть очень осторожным.

Пример

Пекман описывает следующий случай (личное сообщение, 1984). Идентифицированным пациентом в этой семье является 17-летний
Дуан, которого привела к психотерапевту его мать. У Дуана есть старшая сестра, которая вышла замуж и в настоящее время живет в Северной Каролине. Отец Дуана оставил семью вскоре после его рождения и семь лет назад умер. Дуан никогда не был хорошим учеником, однако кое-как переходил из класса в класс. Но два или три года назад ситуация с учебой резко ухудшилась, что совпало с замужеством его сестры и ее отъездом из дома.
С того времени Дуан посещает школу нерегулярно. Ему удалось набрать достаточно зачетов, чтобы сохранить надежду успешно закончить школу, если он останется там еще на один год. Однако в настоящее время Дуан не посещает занятий и проваливается на всех экзаменах. Он не уверен в том, что ему в действительности хочется делать, однако знает наверняка, что в школу он ходить не желает. Мать же настаивает на том, чтобы он оставался в школе.
Согласно сформулированной гипотезе в основе этого симптома лежит желание матери оставить Дуана дома и т.о. получить для себя удобного ребенка, о котором она могла бы заботиться. Вначале терапевт поговорил с матерью; затем к ним присоединился Дуан.

Терапевт: Похоже, Дуан изо всех сил пытается доказать, проявляя при этом упорство, что он не может добиться успеха в школе.
Мама: Я знаю, что он мог бы учиться, если бы только захотел. Терапевт. Да, наверное, Вы правы, однако он, очевидно, слишком
Вас любит для этого. Мама: Что Вы имеете в виду? Если бы он меня любил, он бы пошел в
школу, и я была бы очень счастлива. Терапевт: Да, может показаться, что это принесло бы Вам счастье,
однако где-то в глубине души он осознает, что если он закончит школу и уедет из дома, Вы будете чувствовать себя очень одинокой.
Мама: О Боже, этого не может быть! Терапевт: Это вполне может оказаться правдой. Дети делают
подобные вещи из любви к своим родителям. Конечно, это неосознанное решение с их стороны.
Мама: Если это правда, то что же я могу сделать? Терапевт: Вы можете сделать две очень важные вещи. Прежде всего,
Вы можете начать жить своей собственной жизнью, отдельной от жизни Ваших детей. Вы всегда были слишкои усердной матерью, жертвовали всем ради них. Теперь Вы должны больше проводить времени со своими друзьями, Вам необходимо вновь научиться радоваться жизни. Важно, чтобы Дуан понял, что Вы вполне сможете выжить и без него. Во-вторых, я бы предложил вам смириться с желаниями самого Дуана и сказать ему, что Вы хотите, чтобы он ушел из школы.
Мама: Но это безумие! Терапевт: Давайте надеяться, что Дуану это тоже покажется
безумием. Скажите ему, что Вы хотите, чтобы он оставил школу и нашел себе работу. Конечно, ему придется взять на себя больше обязанностей по дому, включая то, что ему нужно будет отдавать по меньшей мере половину своей зарплаты на покрытие домашних расходов. Вы расскажете ему об этих условиях. Обдумайте, какие именно обязанности лягут на его плечи, причем чем их будет больше, тем лучше. При этом может случиться одна из двух вещей. Дуан оставит школу и станет более ответственным человеком. Или, что более вероятно, Дуан захочет остаться в школе и добиться там успеха, и поэтому он станет бороться с Вами за осуществление этого.
Мама: Но мне не нужны его деньги и я не хочу, чтобы он все время был рядом со мной.
Терапевт: Тогда Вы можете тайно переводить эти деньги на его счет в банке. Вы готовы это сделать?
Мама: Я готова практически на все что угодно. Терапевт: Вот бумага, на которой Вы можете записать то, за что
Дуан должен будет отвечать. (Происходит детальное обсуждение будущих обязанностей Дуана, которые планируются таким образом, чтобы мать и сын много времени проводили вместе. Затем они репетируют как мать будет представлять этот план Дуану). А теперь позовите Дуана. (Входит Дуан.) Мы с твоей мамой обсуждали, что мы можем сделать, для того чтобы тебе помочь. Я поделился с твоей мамой мыслями о том что, по-моему, ты изо всех сил пытаешься доказать, что не хочешь ходить в школу и предпочел бы сидеть дома и заботиться о своей маме. Она же решила, что, наверное, это неплохая идея - позволить тебе уйти из школы на определенных условиях. Что ты по этому поводу думаешь?
Дуан: О каких условиях идет речь? Терапевт: Поговори об этом с мамой. Дуан: Что это за условия? Мама: Дуан, так как тебе не нравится школа, я хотела бы, чтобы
ты ее бросил и нашел работу на полный рабочий день. Мы также условимся о том, как мы будем делить обязанности по дому. Большая часть моей зарплаты сейчас уходит на расходы по дому, поэтому ты должен будешь отдавать мне половину своей зарплаты, чтобы оплатить часть расходов. Мы оба будем работать, поэтому нам придется разделить домашние обязанности: приготовление пищи, уборку, стирку и т.п. Помимо этого ты будешь сам оплачивать свои разговоры по телефону, ремонт машины, а также страховку за нее.
Дуан: Постой, но так мне самому ничего не останется! У меня не будет даже минуты, чтобы свободно вздохнуть!
Мама: Я никогда не утверждала, что быть взрослым легко; но если ты не хочешь ходить в школу, то мне понадобится твоя помощь и ты должен будешь пойти на определенные жертвы. Я хотела бы, чтобы ты начал искать работу немедленно.
Дуан: Может быть, начиная с завтрашнего дня. Должен ли я по-прежнему ходить в школу, пока я буду искать работу?
Мама: Я не уверена, что ты сможешь одновременно ходить в школу и искать работу. Сегодня вечером мы можем обсудить список домашних обязанностей с тем, чтобы ты мог начать выполнять твою часть начиная уже с завтрашнего дня.
Дуан: Предположим, я не захочу бросать школу. Мама: Я думаю, что теперь уже будет лучше, если ты все таки из
нее уйдешь. Теперь Дуан начинает убеждать свою мать, что ему надо остаться
в школе, обещая, что будет учиться гораздо лучше. Психотерапевт и мама требуют от него обещания, что если в течение двух недель не будет заметных улучшений в его посещаемости, поведении и оценках, то он должен будет бросить школу и найти работу, и это будет в большей степени соответствовать его стремлениям заботиться о своей матери.
Проведенная работа привела к тому, что через некоторое время мать смогла найти больше собственных интересов, стала вести более активную жизнь вне семьи. В то же время Дуан стал лучше учиться и остался в школе.
Другой случай приводится в работе Шерман (Sherman,1983). Джордж жалуется на то, что его жене Марте совершенно не
интересны его родители, которые живут в том же многоквартирном доме; тогда как сам Джордж часто их навещает. Марта же обижена на то, что он уделяет им так много времени. Супруги часто ссорятся из-за этой ситуации, которая усугубляется тем, что им часто не хватает денег. В этом случае было использовано следующее парадоксальное вмешательство. В отсутствии мужа жене предлагают на следующей неделе трижды пригласить на обед его родственников. При этом ей необходимо покупать дорогие продукты и напитки, тратя деньги Джорджа. Когда Джордж начнет задавать ей вопросы, она должна ответить: "Я еще раз все обдумала и поняла, что ты был абсолютно прав. Мы должны больше заботиться о твоих родителях, я понимаю, насколько это для тебя важно. Кстати, что ты думаешь по поводу того, чтобы изменить наши планы на субботний вечер и провести его с твоими родителями?"
В результате Джордж понял, что наверное не стоит проявлять излишне много заботы о родителях в то же время Марта стала больше заботиться о близких Джорджа, тем самым доставляя ему удовольствие.

Использование

Цель данной техники - уменьшить запутанность связей в данной семейной системе и помочь семье стать более дифференцированной. Эта цель достигается через поощрение как уступчивых, так и конфронтационным членов семьи к изменению своего поведения. Уступчивый изменяет свое поведение для того, чтобы изменить поведение оппозиционера. И наоборот, оппозиционер изменяется для того, чтобы победить уступчивых. При этом психотерапевт присоединяется к сопротивлению вместо того, чтобы его преодолевать или интерпретировать. Клиенты в то же самое время делаются ответственными за симптом(См. следующую технику "Делая клиента ответственным за симпотом").

6-53. ДЕЛАЯ КЛИЕНТА ОТВЕТСТВЕННЫМ ЗА СИМПТОМ

Обоснование

Данная стратегия работы исходит из того факта, что многие семьи, обращаясь за психологической помощью, в тоже самое время отвергают любые предложения о ней. С точки зрения системной теории, эти противоречивые установки имеют в качестве своего источника динамическое равновесие, существующее между тенденцией к измененениям, содержащейся в просьбе о помощи и тенденцией к равновесию, которая навязывает повторение привычных семейных правил взаимодействия. Способствуя достижению семьей контроля над симптоматическим поведением, психотерапевт помогает приобрести ощущение силы и порядка в их жизни.
Техника "Делая клиента ответственным за симптом" широко используется в стратегической психотерапии - Андольфи, Анжело (Andolfi, Angelo, 1982), Хейли, Хофман (Haley,1973, Haley, Hoffman,1967). Психотерапевт рекомендует продолжение проявления какого-то специфического симптома, например, беспокойства, плача, жалости к себе, фобического поведения, с которым приходит семья, что само по собе имеет парадоксальный эффект - они ведут себя так, как-будто симптоматическое поведение вне сферы их контроля и вследствие этого чувствуют себя беспомощными.
Когда же симптоматическое поведение предписано психотерапевтом, члены семьи имеют выбор в способах его осуществления. Если семья следует предписанию и продолжает проявлять симптом под руководством психотерапевта, они в действительности берут над симптомом контроль. Если же предписание помогает индивиду или семье ощутить абсурдность ситуации, в которой они оказались (например, одну мать попросили составить за один час список из 15 несчастных событий, которые могут произойти с ее ребенком), то тогда клиент в состояние почувствовать отвращение к симптому и в итоге отвергнуть симптоматическое поведение. И в том и в другом случае, он или она становятся ответственными за свое поведение. Гештальт-психологи могут объяснить этот феномен тем, что клиенты как-бы приобретают свое поведение в собственное пользование, преодолевают искусственный разрыв между тем, что они хотят и тем, что они реально делают.
Данная техника может оказаться особенно эффективной для осуществления терапевтических интервенций уже на первых встречах с семьей и используется даже тогда, когда у психотерапевта еще не выкристаллизовалась рабочая гипотеза, но вместе с тем, именно на этом этапе работы, ей необходимо достичь определенного уровня равновесия в семейной системе.

Процедура

Психотерапевт указыает несколько путей ограничения действия симптома. Можно поставить предел времени проявления симтоматического поведения или его интенсивности. Например, предписать проявление симптома или интенсификацию его действия ежедневно в течении определенного промежутка времени. Кроме того часто бывает полезно, чтобы клиенты сами могли предугадывать наступление симптома и приостанавливать его действие еще до того, как он окончательно разыгрался. Применяя данную технику психотерапевт может помочь клиентам поверить в то, что они в состоянии контролировать свое симптоматическое поведение. Парадоксальный эффект здесь создается высказыванием психотерапевта о том, что клиентам нет необходимости избавляться от симптома, они лишь должны научиться его сдерживать.
Например, психотерапевт последовательно задает следующие вопросы: "Какое для вас самое удобное время для беспокойства? Сколько вам необходимо ежедневно времени для того, чтобы удовлетворить свою потребность в беспокойстве? С какой интенсивностью вам нужно беспокоиться? В каком положении вам удобнее беспокоиться - сидя, стоя, шагая, делая записи или стуча себя в грудь кулаком? Предпочтете ли вы беспокоиться при свете или в темноте?" Иные психотерапевты связывают крайне истощающие клиентов симптомы с конкретными предметами - такими, как "стул для беспокойствыа" при этом вводится, например, следующее правило - если какие-нибудь мысли, прямо не связанные с беспокойством, посетят клиентов во время выполнения упражения, то они должны сразу же встать со стула. Психотерапевт может закончить сессию следующими словами: "Согласны ли вы беспокоиться ежедневно до нашей следующей встречи на тех условиях, о которых мы только что договорились?"
Так как все окружающие клиента убеждают его в том, что беспокоиться не стоит, и именно это он готов услышать от психотерапевта, данное предписание является сюрпризом, позволяет клиенту изучить в деталях процесс собственного беспокойства и в конечном счете преодолеть его.

Пример

Пекман(Peckman,1984) приводит описание следующего случая. Семья из четырех человек на второй терапевтической сессии
сообщила, что любое взаимодействие между ними, по казалось бы самому нейтральному поводу, приводят к ссоре. Кроме того семья убедительно продемонстрировала это непосредственно во время встречи. Следующий отрывок из протокола относится к последним минутам сессии.

Терапевт: Очевидно в вашей семье имеется ярко выраженная потребность кричать друг на друга и долго спорить, что само по себе демонстрирует силу характеров ее членов. Сама правда и споры "кто прав - кто неправ" относятся к значимым ценностям семьи. Перепалки также помогают вашей семье просто собираться вместе и по-настоящему ощущуать присутствие друг друга. Конечно за все нужно платить - споры до некоторой степени мешают нормальному функционированию семьи и успешности деятельности ее членов. Возможно, если нам удастся найти способ ограничить перепалки определенным промежутком времени в течении дня, то на это будет израсходовано гораздо меньше психологических ресурсов семьи, а полезные аспекты споров будут при этом сохранены.
Мама: Как же мне все таки быть? Если я попрошу Гати (ее дочь) накрыть стол к ужину, то она обязательно скажет, что занята.
Терапевт: Вы должны найти способ отложить все перепалки с ней до вашего "ВСС".
Папа: А что такое "ВСС"? Терапевт: Время Семейных Споров! Я рекомендую вам по крайней
мере один час ВСС ежедневно. Лучше всего спустя некоторое время после ужина - для того, чтобы еда была как следует усвоена.
Мама: Как же мы можем ужинать, если никто никогда мне не помогает?
Терапевт: Мое предложение состоит в том, чтобы каждый член семьи взял маленькую записную книжку и фиксировал в ней все вопросы, которые ему хочется обсудить и оспорить на ВСС - для того, чтобы ни о чем не забыть. Можете ли Вы (мама) как-то найти способ отложить все словопрения с дочкой до ВСС?
Мама: Ну хорошо, тогда я буду накрывать стол как всегда - в гордом одиночестве.
Терапевт: Или... Вы можете позвать семью к ужину, после того как накроете на стол только для себя. Конечно, еда будет на столе на этот раз тоже только для Вас одной (тем самым терапевт определяет степень сопротивления клиента).
Мама: Я не могу это сделать! Терапевт: Вы и не должны ничего особенного делать - Вам
необходимо лишь найти способ отложить все споры до наступления ВСС. Терапевт: На прощание скажу, что вам нужно следовать следующим
правилам: 1. Члены семьи находят способы отложить все пререкания друг с
другом до ВСС, если им даже придется временно отступить от священной борьбы за правду.
2. Члены семьи ведут подробные записи взаимных разногласий - так что они не забудут ничего, о чем им нужно будет дисскутировать во время ВСС.
3. Семья должна провести весь час, отпущенный ежедневно на ВСС в спорах и криках, настолько интенсивных и громких, насколько это возможно. Важно, чтобы каждый был в состоянии отстаивать свою точку зрения, для этого необходимо использовать предварительные записи. Если у вас нет вопросов, по которым можно было бы вести спор, создайте таковые - имейте лишь ввиду, нужно целиком использовать все время, отведенное для ВСС и не сокращать его, даже если повестка дня будет исчерпана.
4. Если в промежутках между ВСС кто-то из членов семьи начинает на вас "наезжать", вместо того, чтобы сразу же отомстить обидчику, попросите вашего родственника отложить обсуждение спорного вопроса до ВСС. Затем, как вы, так и он, должны сделать соответствующие записи в своих блокнотах.
Час, отпущенный на ВСС необходимо провести в самой большой комнате в доме, например, в гостинной, причем должны присутствовать все члены семьи и таким образом вы можете спорить с любым членом семьи, с каким только пожелаете. Включите все лампы в комнате, чтобы участники могли хорошо видеть друг друга. Беседа ни в коем случае не должна прерываться по каким-либо причинам, будь то телефон или программа по телевидению. Причем последнее предписание является особо важным.

В приведенном выше примере можно наблюдать потенциальные результаты усилий психотерапевта по передаче ответственности за симптом семье. Члены семьи поощряются к тому, чтобы всесторонне исследовать собственные точки зрения в течении всего периода воздержания от споров, который имеет не меньшее, а может быть даже большее значение, чем собственно ВСС. Тенденция здесь такова, что семья, получив подобное предписание будет самостоятельно работать в направлении преодоления парадокса и нахождения новых решений. Часто применение именно этой техники является непосредственной причиной того, что семья находит хоть какой-то порядок среди хаоса их жизненной ситуации, что является хорошей отправной точкой для последующих позитивных изменений семейной системы. При этом психотерапевт переопределяет споры как имеющие две полезные цели: быть правым и собираться вместе всей семьей, искать нечто общее среди разноголосицы точек зрений и позиций. Достижение этих целей заслуживает цены тех негативных чувств и неудобств, которые будут испытываться членами семьи как в течении ВСС, так и в промежуток между ними. Переобрамление симптома стимулирует семью к тому, чтобы взять ответственность за то поведение, которое они выбирают и за ту цену, которую они готовы за это платить.

Использование.

Предписывание симптома в качестве техники семейной терапии наиболее эффективно при работе с ригидными негибкими семейными системами, члены которых стремятся сохранить существующий "статус кво" и сопротивляются любым изменениям.
Творческое использование данной техники может осуществляться по отношению к большому разнообразию симптомов и со всеми членами семьи, начиная с семилетнего возраста. Разрешение проявлять симптом само по себе уменьшает напряжение и позволяет клиентам спокойно жить и общаться друг с другом. С другой стороны, оппозиция предписанию снижает или даже приостанавливает симптоматическое поведение. В любом случае выигрывают клиенты.



ГЛАВА 7: АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ МОДЕЛИ

Введение

Наряду с тем, что существуют различные теории семейной терапии, имеются также разные подходы и средства, с помощью которых можно стимулировать и поддерживать позитивные изменения в поведении членов семьи. Такие подходы изобретаются с помощью манипуляции важными переменными психотерапевтического процесса. Одни из них становятся возможными благодаря применению новейших технологических средств, таких как видеомагнитофон, одностороннее зеркало, телефон, компютер, средства быстрой транспортировки. Другие создаются с помощью введения в семейную систему новых членов (как это, например, происходит в ко-терапии), создании группы из супружеских пар, группы из множества семей, группы "симулированных" семей, метасемейной группы (когда на сессию приглашаются родственники, друзья, сослуживцы и т.д. членов семьи). Сходным образом применяемая модель может требовать присутствия на сессии всех членов нуклеарной семьи или, наоборот, работу с семьей только через какого-то одного ее члена, или работу с постоянно изменяющимися субсистемами.
Мы имеем возможности изобретать новые терапевтические модальности также и при помощи варьирования временных рамок. Сессия может продолжаться строго 50 минут, ее длительность может быть гибкой, проводиться только в конце недели и т.д. Число сессий имеет возможность изменяться от единственной консультации до договора о фиксированном количестве встреч.
Место проведения психотерапевтических встреч также может изменяться под углом зрения их задач. Кроме психотерапевтического кабинета, сессии проводятся в доме у клиентов, в общественно-культурном центре, в школе, в конференц-зале, церкви, курортном готеле или лагере.
Деятельность на сессии может изменяться для того, чтобы создать специфический терапевтический климат. Обед с семьей, проведение времени с семьей в необычном для них месте, использование музыки, создающей определенный эмоциональный настрой, различные интересные виды деятельности, игры и драматизация - все это может здесь служить в качестве примеров.
Современный семейный терапевт имеет возможность использовать методы, фокусирующиеся на различных уровнях сознания - такие как медитация, гипноз, фантазия и метафоры.
Дополнительные переменные подобные паттернам общения, путям задействования клиентов, домашним заданиям также обсуждаются в этом контексте.
Данная глава может служить иллюстрацией тому как разнообразие психотерапевтических переменных используется для создания альтернативных моделей психотерапевтической работы с семьями и супружескими парами. Обсуждаются такие техники как видеомагнитофонный проигрыш, ко-терапия, домашние визиты, работа с симулированными семьями, семейно-терапевтический марафон, телефонные звонки во время сессии.
Само применение альтернативных подходов и техник, а также те преимущества, которые можно извлечь из них определяется той гибкостью, которую они предоставляют практику для удовлетворения потребностей работы с клиентами, решения их психологических трудностей и проблем. Креативный потенциал терапевта при этом увеличивается, поскольку она в данном случае не чувствует себя ограниченной тем или иным учебником. Проблемы применения альтернативных подходов, равно как и других техник, завязаны прежде всего на том, как приспособить ту или иную технику к специфической теоретической модели данного профессионала и к тому как терапевт понимает потребности клиентов.

7-54. КО-ТЕРАПИЯ

Обоснование

Ко-терапия - это одновременное участие в работе с клиентами двух или более психотерапевтов . С помощью данной техники можно значительно увеличить эффективность психотерапии с семьями и супружескими парами, так как предполагается, что взаимная поддержка профессионалов, более объективный взгляд на ситуацию в семье и диалог при обсуждении работы облегчает терапевтический процесс. К преимуществам ко-терапии относятся также возможность позитивного моделирования для семей и супружеских пар вариантов их выхода из трудных ситуаций. Каждый психотерапевт обращает внимание на разные аспекты внутрисемейного функционирования. Профессионалы помогают друг другу, что в частности предотвращает их затягивание в дисфункциональную семейную систему. Когда один застревает, вероятно у другого может появиться хорошая идея. Каждый из психотерапевтов имеет возможность предложить альтернативные пути выхода клиентов из трудной ситуации. При применении данной техники существуют также более широкие возможности формирования различного рода альянсов и границ с членами семьи. Терапевты кроме того могут обсуждать между собой ситуацию в данной семье, давая возможность клиентам побывать в роли наблюдателей, а также узнать какое впечатление они производят на других. Короче говоря ко-терапевты, могут поддерживать и взаимодополнять друг друга, что чрезвычайно важно в психотерапии вообще, и в семейной терапии в особенности.

Процедура

Эффективная ко-терапия - это гораздо больше, чем одновременное участие двух психотерапевтов на сессии. Они должны при этом еще и сотрудничать. Например, это особо актуально при примении парадоксальных техник. В то время как один работает с семьей, способствуя изменениям в семейной системе, другой высказывает вслух ту точку зрения, что время для изменений еще не наступило. В дополнение к этому, психотерапевты могут способствовать позитивным изменениям в семье, зеркально отражая внутрисемейные образцы поведения. Приведенные ниже примеры применения этого подхода взяты из работы Ханнум (Hannum,1980).

Примеры

Джон и Сью К. обратились за психологической помощью в связи с супружескими ссорами. Им обоим было немного за тридцать и они состояли в браке уже десять лет. У них было двое детей - семилетний сын и четырехлетняя дочь. Джон - довольно преуспевающий адвокат, работающий в местной адвокатской компании. Выйдя замуж, Сью на некоторое время прервала свое образование, но затем вернулась в местный университет для завершения работы над диссертацией. Проблема, с которой они пришли к терапевту, заключалась в ее неудовлетворенности браком. Во время описываемой здесь сессии супруги спорят о разделении обязанностей по воспитанию детей. Оба сердятся друг на друга и спор постоянно возвращается к одной и той же точке. Вначале подход двух терапевтов заключался в том, чтобы создать зеркальное отражение настроения пациентов. Они начали со следующей ролевой игры:
Терапевт 1: Послушай, Джон, у меня и так много дел, о которых я должна заботиться. Тебе придется пересмотреть твое расписание так, чтобы ты смог пойти на открытое занятие на семинаре у Тома. Ты ведь знаешь, что на этот раз профессор Джонс будет обсуждать именно его случай.
Терапевт 2: Я не смогу. В шесть часов я встречаюсь с Джимом по поводу случая Смита. Прости, Сью, но в этот раз я помочь не смогу.
Терапевт 1: Не так ли происходит каждый раз? Твоя работа всегда важнее моей.
Терапевт 2: Ну, моя работа позволяет нам платить по счетам. Терапевт 1: Я знала, что ты мне так ответишь. Ты всегда так
делаешь, когда не можешь придумать ничего получше. Посмотри, мы только злимся друг на друга, и это не может нас никуда привести. Неужели мы не можем попытаться придти к какому-то решению?
Терапевт 2: Ну, хорошо,.. я с этим согласен. Может быть, я могу немного изменить свое расписание. Я попрошу Джима встретиться со мной в восемь утра. Тогда я смогу уйти с работы в пять часов.
Терапевт 1: Хорошо, тогда у тебя будет более чем достаточно времени, чтобы добраться до того места, где проводится семинар.
Терапевт 2: Сью, было бы хорошо, если бы в будущем ты предупреждала меня заранее. Мне очень неудобно в последнюю минуту менять свои планы.
Терапевт 1: Это разумно. Если ты хочешь, может быть, мы составим расписание на следующую неделю сегодня вечером? У меня записаны все важные дела.
Терапевт 2: Поработаем над этим после ужина. (Пауза) Терапевт: (обращаясь к супружеской паре) Ну, а теперь смогли
бы вы вдвоем попытаться разрешить свою проблему? Во время описанной выше первой части сессии терапевты вначале
создали зеркальное отражение настроений своих клиентов. Это было сделано для образования альянсов. Однако в середине диалога терапевты изменили свою стратегию и показали пример совсем другого подхода к проблеме - попытки ее решения на основе сотрудничества. Когда супружеская пара продолжила свою дискуссию, они сразу же начали искать пути реального разрешения проблемы вместо того, чтобы пытаться выиграть очки во взаимной борьбе или спорить в том, кто является большей жертвой.
Ко-терапевты могут способствовать изменениям, блокируя внутрисемейное общение. Этот подход может использоваться в частности в том случае, если один из членов семьи вовлечен в другие отношения, вне нуклеарной семьи, тем самым мешая эффективному внутрисемейноу взаимодействию.
Следующий пример иллюстрирует это. Госпожа П., ее двенадцатилетняя дочь и бабушка с материнской
стороны приступили к семейной терапии из-за сложностей, с которыми дочь сталкивалась в школе. Во время первой встречи стало ясно, что бабушка была слишком тесно вовлечена в отношения с внучкой. Ко-терапевты, обсудив эту ситуацию, решили выбрать следующую стратегию. Терапевт 1 сказал бабушке: "Госпожа Л., сегодня я был бы благодарен, Вам если бы Вы поработали вместе со мной. В то время, когда Ваши дочь и внучка обсудят некоторые свои проблемы с доктором А. (терапевтом 2), Вы просто посидите здесь со мной, и мы будем слушать и наблюдать." Во время сессии, когда бабушка пыталась вмешаться в разговор, ей твердо сказали: "Помните, наша с вами работа заключается в том, чтобы слушать и наблюдать."
Этот союз с бабушкой, который приостановил ее вмешательство в усилия матери, направленные на то, чтобы справиться с дочерью, устраняет треугольник внутрисемейных отношений и создает иерархическую границу между поколениями. Бабушке отводится особое место в союзе с терапевтом 1, так что она не чувствует себя просто выброшенной из семьи. Теперь она является наблюдателем, имеющим особое задание. Вследствие этого маневра мать, дочь и терапевт 2 смогли прийти к совместному решению по поводу обсуждавшейся ими проблемы.

Использование

Ко-терапия может осуществляться во многих ситуациях. Часто она используется при работе с особенно большими семьями, а также в ходе групповой психотерапии с семьями и супружескими парами. Во всех этих случаях эффект моделирования может оказаться весьма полезным, особенно когда в роли ко-терапевтов выступают мужчина и женщина. Техника также широко используется в тренинговых центрах, где она служит учебным целям. Например, начинающий психотерапевт работает с ее супервизором или два новичка находятся под наблюдением одного супервизора.
Конечно здесь могут быть и недостатки. Главный из них - цена, которую необходимо платить за вовлеченность в процесс дополнителного профессионала. Также важно, чтобы оба ко-терапевта были в состоянии действительно взаимодействовать друг с другом(в том числе и с теоретическими ориентациями другого), а не, наоборот, мешать друг другу. Причем существенно, и это является необходимой составной чатью работы психотерапевта, заранее выделить время для обсуждения случая, как до сессии, так и непосредственно после нее. Ничего страшного, если иногда профессионалы на сессиях могут не соглашаться друг с другом и будут искренне и без излишних страхов показаться несовершенными, стремиться преодолеть свои различия, моделируя как это делается перед семьей, чтобы и они делали также при разрешении своих собственных конфликтов.
Другой вид ко-терапии состоит в том, что один из ко-терапевтов находится за односторонним зеркалом, взаимодействуя с коллегой, работающим с семьей, при помощи телефонных звонков, стуков в дверь и т.д. (см.разделы "Видеомагнитофонный проигрыш" и "Телефонные звонки в ходе сессии" в данной главе).

5-55. ВИДЕОМАГНИТОФОННЫЙ ПРОИГРЫШ

"О если б дар нам был бы дан хоть раз Себя увидеть так, как видят нас!"
( Роберт Бернс /перевод Б.А.Кукаркина/ )
Обоснование

Только сейчас стало возможно в полной мере реализовать эти бессмертные слова Роберта Бернса: видемагнитофон может оказаться полезным не только как средство для запоминания терапевтом и клиентами тех или иных событий, происходящих во время сессии, но и в качестве собственно-терапевтического инструмента. Предполагается, что если члены семьи и психотерапевт будут наблюдать на экране свое поведение, то это поможет как той, так и другой стороне. Психотерапевту может стать более ясно, что действительно происходит в семье, в частности, он лучше поймет роль каждого индивида в семейной системе. Кроме того видеомагнитофонный проигрыш может способствовать проявлению конфронтации в семье и ее наличие уже трудно будет кому-либо отрицать. Игроки имеют возможность с помощью видеомагнитофона вдруг стать наблюдателями собственного поведения и увидеть воочию, что сами делают. Могут обсуждаться, интерпретироваться, анализироваться и переигрываться отдельные части сессии, что особенно актуально в работе с теми семьями и супружескими парами, члены которых по-разному смотрят на мир, и различия эти довольно существенные.

Процедура

Данная процедура разработана Алгером (Alger,1976). Семье сообщается о том, что психотерапевт планирует записать
работу на видеомагнитофон, так как это поможет терапевтическому процессу. Указывается, что пленка не будет показана никому до тех пор, пока клиенты не дадут на этот счет своего письменного разрешения. Клиентам также дают некоторую информацию по поводу отличия телевизионных образов от того, что в действительности происходит в жизни, чтобы они не очень переживали от несоответствия представления о себе самом и того, что они увидят на телеэкране. Главное внимание при просмотре обращается на стили внутрисемейного взаимодействия. При этом важно, чтобы психотерапевт мог хорошо обращаться с видеотехникой. Видеомагнитофонные проигрыши могут осуществляться непосредственно после записи или же на следующей сессии. Психотерапевт либо сам выбирает куски для просмотра, либо полагается на мнение семьи.

Пример

Мистер и миссис А. проходили консультацию по поводу супружеских проблем. Они были женаты уже 8 лет и у них был шестилетний сын и трехлетняя дочка. Жена жаловалась на депрессию, в то время как муж полагал, что они жили бы гораздо счастливее, если бы она делала в точности, то что он ей говорит. В течении записанной на видеомагнитофон следующей сессии психотерапевт интервьюировала супругов по-поводу их проблем.
Терапевт(Т): Миссис А, Вы только что сказали, что Ваш муж ведет себя таким образом, как будто он Вас не уважает. Не могли бы Вы подробнее коснуться этого вопроса.
Мистер А: Я не имею понятия, почему ей пришло в голову сказать эту глупую и бессмысленную вещь.
Т: Мистер А, я задала вопрос Вашей жене. Дайте же ей возможность ответить.
Миссис А: Он совершенно не ценит то, что я говорю. Он никогда не спрашивает у меня совета, даже по-поводу домашних дел.
Мистер А: Тебе должно быть известно, почему так происходит. Я часто отсутствую дома. Я работаю. На мне держится дом. И я больше знаю о том, что происходит в мире и как он устроен.
Миссис А: Ты считаешь, что знаешь абсолютно все. Мистер А: Конечно. И кроме того, я просто пытаюсь заботиться о
тебе и детях, делаю для тебя только хорошее. Не знаю, что здесь может быть плохого. Если бы ты делала только то, что я тебе говорю, все было бы нормально/не понятно??????????????..../
Миссис А: Ненавижу, когда ты обращаешься со мной как с маленьким ребенком. Просто не выношу этого!
Мистер А: Послушай, ведь я должен заботиться о тебе, в этом - моя отвественность
Миссис А: Но ты ведь не мой отец, почему же ты ведешь себя как...
Мистер А: Все это ужасно. Ты произнесла самую глупую вещь из того, что по этому поводу можно сказать.

Терапевт дала возможность супругам просмотреть только что записанный на видемагнитофон эпизод. Ниже приведена запись последовавшего за просмотром обсуждения.

Т: Что вы думаете по-поводу только что увиденного? Миссис А: Неужели я действительно так выгляжу? Т: Имейте ввиду, что Ваш образ на экране не совсем
соответствует тому, как Вы выглядите в реальной жизни. На экране люди выглядят гораздо хуже, чем в жизни.
Миссис А: Надеюсь, что так. Мистер А: Я тоже выглядел довольно неуклюже. Т: Что же Вы думаете по-поводу только что увиденного? Мистер А: Я должен признать, что не знал раньше, что выгляжу
столь начальственно. Т: Почему начальственно? Мистер А: Я вмешивался в Вашу беседу с женой. И еще я заметил,
что говорю слишком громко. Т: Не так ли Вы разговариваете и дома? А что Вы можете сказать
относительно тех утверждений, которые вы делали? Мистер А: Здесь тоже были проколы. Я называл ее замечания
глупыми. Миссис А: Да,ты делал именно так. Держу пари ты не отдаешь
себе отчет в том, насколько часто ты так поступаешь. Кроме того, заметил ли ты, что ты на меня совсем не смотрел, когда говорил? Ты смотрел на доктора Б., а не на меня.
Т: Миссис А, а что Вы можете сказать по-поводу того, куда вы смотрели. Смотрели ли Вы на Вашего мужа, когда говорили?
Миссис А: Я не смотрела ни на кого. Именно так. Я сидела, уставившись в пол.
Т: Что Вы думаете о том, что все это значит? Миссис А: Я просто скукоживаюсь, когда он так со мной
разговаривает. Я вела себя просто как ребенок, но именно такой я себя чувствую всегда, когда он на меня орет.

В этом случае просмотр только что сделанной на сессии видеомагнитофонной записи оказался особенно уместным в прояснении того поведения, существование которого отрицается одним из членов супружеской пары. Прогресс мужа в отношении признания им права жены высказывать свое мнение очевиден. Кроме того, жена сделала весьма важные наблюдения о вкладе ее собственного поведения в то, как ее муж с ней обращается.

Использование

Видеомагнитофонный проигрыш может использоваться везде, где это доступно в техническом плане. Использование техники не должно быть ограничено взрослыми клиентами, она может с успехом применяться и с детьми, особенно с подростками.

7-56. ТЕЛЕФОННЫЕ ЗВОНКИ ВО ВРЕМЯ СЕССИИ

Обоснование

Использование телефона на психотерапевтических сессиях с семьей впервые было описано Копперсмитом (Coppersmith,1980). Первоначально телефонные звонки терапевту во время сессии использовались для того, чтобы осуществлять непосредственное супевизорство его работой. Вместе с тем телефонные звонки могут иметь и полезные в собственно-терапевтическом смысле функции: включать в терапевтическую систему новых членов, в том числе и наблюдателей за односторонним зеркалом; или же членов семьи, которые в этот момент находятся в другом месте; способствовать изменению плана деятельности терапевта; введению в контекст сессии нового содержания; звонки могут обратить внимание терапевта на то, что она возможно упустила (часто наблюдатели-профессионалы могут заметить больше, наблюдая со стороны, по сравнению с непосредственно вовлеченным в работу с семьей их коллегой), они также имеют возможность вызвать любопытство у клиентов, помочь клиентам и терапевту отвлечься навремя от текущего обсуждения и взглянуть на проблему с другой стороны, способствовать переструктуированию семейной системы, прояснить границы и организацию семеных субсистем, облегчить установление альянсов и давать возможность наблюдателям принимать сторону различных членов семьи и т.д. Звонки также могут использоваться для помощи психотерапевту в присоединении к семье.

Процедура

Копперсмит обсуждает три различных типа стратегических телефонных звонков. Первый - звонок психотерапевту от супервизора или какого-то другого члена семейно-терапевтической команды, который производится из комнаты за односторонним зеркалом. Его целью может быть стремление придать работе новое направление - наблюдатели могут чувствовать, что психотерапевт не касается,
хотя должен, очень важного вопроса. Команда может также передать психотерапевту свое разочарование по-поводу настроенности на серьезную работу семьи или того прогресса, который ею достигнут. Это дает возможность психотерапевту занять позицию, противоположную команде наблюдателей, надеясь при этом на поддержку семьи.
Второй тип телефонного звонка - от члена команды наблюдателей непосредственно какому-нибудь члену семьи. Результат, как и в первом типе, может быть самым неожиданным, так как звонок разбивает устоявшуюся на сессии атмосферу, внося в нее новые элементы. Кроме того, телефонный звонок попадает в фокус обсуждения на сессии, и это может быть особенно полезно тогда, когда психотерапевт пытается включить в дискуссию члена семьи, занявшего позицию аутсайдера.
Третий тип звонка - от члена семьи, который ранее покидает психотерапевтический кабинет и присоединяется к наблюдателям за односторонним зеркалом. Его звонок и разговор со своим родственником также изменяет атмосферу на сессии и перефокусирует внимание клиентов.

Примеры

Следующие два примера описаны в работе Копперсмита (Coppersmith,1980).
Муж, жена и их двое детей проходили семейную терапию. В фокусе работы оказалось отклоняющееся поведение дочери. Казалось, что на сына семья не обращает совсем никакого внимания. С другой стороны, самый младший член семьи не очень то хотел участвовать в психотерапевтическом процессе. Во время одной из сессий, беседуя с родителями, терапевт занял сына рисованием, Сразу же после того, как он начал выполнять это задание, один из членов терапевтической команды позвонил мальчику по телефону и похвалил его за работу. Звонок вызвал любопытство у других членов семьи, они стали его расспрашивать кто это ему звонил, и ответы мальчика стали началом его вербальной вовлеченности в работу на сессии. За этим последовало уменьшение дистанции между мальчиком и его родителями, а также уменьшение слишком сильной включенности родителей в жизнь дочери.

Следующий пример демонстрирует телефонное общение между психотерапевтом и супервизором. Во время работы психотерапевт столкнулась с большим сопротивлением семьи. Домашние задания постоянно игнорировались. Супервизор позвонил психотерапевту и спросил, хочет ли семья работать, и имеет ли смысл тратить на нее время - точка зрения супервизора состояла в том, что не стоит. Психотерапевт передала сказанное супервизором семье и прибавила, что она с ней не согласна, достаточно хорошо знает семью и считает, что работа с данной семьей рано или поздно принесет пользу. Семья объединилась вокруг психотерапевта и работа пошла более интенсивно.

Использование

Описанная техника эффективнее всего используется тогда, когда работает команда семейных терапевтов. Она подходит ко всем индивидам, за исключением совсем маленьких детей. Техника особенно полезна для реструктуирования семейной системы. Телефонные звонки могут прояснить границы и организацию субсистем, облегчить формирование альянсов. То, что члены команды могут занять позицию отличную от позицию работающего с семьей психотерапевта, создает парадоксальную двойную связь. И неважно, что конкретно они делают, они должны с кем-то кооперироваться. Звонки могут также использоваться для облегчения усилий терапевта по присоединению к семье.
Техника может применяться в рамках самых различных теоретических ориентаций, хотя вероятно наибольший интерес она привлечет семейных терапевтов структурального и стратегического направлений.
Телефонные звонки могут также использоваться для того, чтобы включить в процесс отсутствующего члена семьи, связавшись с ним по телефону, а также способствовать немедленному изменению в поведении клиента. Например, прямо из кабинета психотерапевта и при поддержке присутствующих, стеснительный член семьи договаривается об интервью по приему на работу, или кто-то "здесь и теперь" звонит родственникам и решает с ними наболевшие проблемы.

7-57. ДОМАШНИЕ ВИЗИТЫ

Обоснование

Терапевту будет легче понять функционирование семьи, если она будет иметь, хотя бы изредка, возможность наблюдать своих клиентов в их домашнем окружении, более естественном для них, чем терапевтический кабинет. Домашние визиты могут способствовать включению в терапевтический процесс всех членов семьи. Возможно также, что позитивные изменения в поведении, полученные в ходе психотерапевтического процесса могут в этом случае оказаться более адекватными семейной реальности, и тем самым существует большая вероятность того, что они будут сохранены после окончания терапии.

Процедура

После того, как психотерапевт информирует семью о своем желании посетить их дома, устанавливаются приемлемые временные рамки для такого визита. Психотерапевт подчеркивает при этом, что такое посещение - не общественное мероприятие и не является исследованием, но представляет собой часть психотерапевтического процесса. Терапевту необходимо с самого начала кооперироваться с семьей, также должна уважаться семейная "приватность". Ни о каких неожиданных визитах не может быть и речи. Решение о том, сколько таких визитов необходимо в каждом конкретном случае принимается психотерапевтом. Большинство психотерапевтов включают один домашний визит в план терапии, но те специалисты, которые работают по программам, финансируемым государством или локальными сообществами, осуществляют посещение клиентов на дому гораздо чаще. Во время таких визитов семья и психотерапевт могут просто разговаривать, или же играть, выполнять другие упражнения из "терапевтического сундучка". В любом случае цель домашних визитов состоит в оценке функционирования семьи и помощи ее членам в том, чтобы их поведение стало более функциональным. Присоединению к семье способствует заинтересованное знакомство психотеравпевта с предметами, являющимися семейными реликвиями, фотографиями и т.д., особенно, если визит - первая встреча с семьей.

Пример

30-летняя миссис Б. обратилась к семейному консультанту по поводу трудностей, которые ее сын, 11-летний Тодд испытывал в школе. Она чувствовала большую напряженность и часто выходила из себя. Кроме того миссис Б. глубоко переживала свою несостоятельность и поведение ее сына служило для нее подтверждением этому ощущению. Консультант предложила провести следующую сессию в доме миссис Б. и та согласилась с этим предложением. Они условились о приемлемом времени для такого визита. Хотя миссис Б. описала свои домашние условия как весьма приемлемые, терапевт отметила, что они довольно убогие. Здание оказалось в плохом состоянии и там было большое число пустых квартир. Несмотря на это, сама квартира миссис Б. была в безукоризненном состоянии. Мебель была старая, но было очевидно, что за ней тщательно ухаживали. В гостиной была установлена ширма - и за ней располагалась постель для Тодда. В ходе предыдущих психотерапевтических встреч миссис Б. описывала свою мать как больного человека, но в ходе домашнего визита психотерапевт поняла, что она была больна хроническим диабетом и недавно у нее ампутировали ногу. Как только вся семья собралась в гостиной стало очевидно, что бабушке с материнской стороны принадлежит власть в доме, она находится в центре всех семейных событий и именно ее слушается Тодд. С точки зрения ее дочери, она - очень авторитарна. Со времени ампутации ее ноги бабушка ограничила свою активность границами квартиры, у нее не было друзей и она полагалась на сына и дочку буквально во всем. До ампутации ноги она была вполне самодостаточна: работала и содержала собственную квартиру в идеальном порядке.
Информация, полученная во время домашнего визита в семью Б., оказалась для терапевта весьма ценной. Терапевт стало теперь ясно, что в действительности происходит в семье - об этом в терапевтическом кабинете совсем не говорилось, а сейчас вышло на поверхность - стало очевидно, с какими сложностями приходится ежедневно иметь дело матери и сыну. Проблема состояла в том - является ли этот дом в действительности их домом - кроме того жилищные условия являлись неприемлемыми. Консультанту стало ясно, что миссис Б. имела право на бесплатное жилье, но она оказалась безуспешной в "пробивании" его. Помочь ей в этом оказалось очень необходимо. Кроме того стало ясно, что помощь должна обеспечиваться в терминах бабушки, т.е. так, как именно она считала правильным. Важность определения стратегий расширения возможностей деятельности бабушки также служило предметом обсуждения.
Домашние визиты кроме того служат определению "неидентифицированной силы" в семейной системе. Несмотря на все болевые точки и напряжения, существующие в данной семье, миссис Б. продолжает активно заботиться о своих ближних, продолжает поддерживать чистоту и порядок в доме среди по сути дела ненормальных условий существования. Она устроила квартиру таким образом, чтобы ее сын мог уединиться - она считала это важным для его здорового развития. Определение данных позитивных моментов в жизни семьи оказалось очень существенным для дальнейшего хода терапевтического процесса.

Использование

Хотя большинство описаний домашних визитов, имеющихся в литературе, относятся к работе с семьями бедных, где актуальна кризисная интервенция, нет никаких серьезных оснований для того, чтобы такие визиты ограничивались именно этой категорией населения. Вместе с тем домашние визиты наиболее эффективны в тех случаях, когда члены семьи либо не хотят, либо не могут придти в кабинет психотерапевта, или же когда психотерапевт замечает большие различия между тем, что говорится членами семьи и той реальной ситуацией, в которой они находятся.

7-58. СЕМЕЙНО-ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ МАРАФОН

Обоснование

Данная техника описана Бреслоу и Хроном (Breslow, Hron, 1977) и предназначена для использования при работе с теми семьями, которые не могут обратиться за помощью к семейному терапевту, так как живут на значительном расстоянии от того места, где ведется прием, сопротивляются регулярным встречам или считают, что их служебное или школьное расписание входит в противоречие со временем, которое можно было бы уделить психотерапевтическому процессу. Наиболее важным здесь выступает то обстоятельство, что семейно-терапевтический марафон предполагает гибкость во взгляде на традиционные сессии длиной в один час.
Кроме вопроса о "договоренности", который лежит в основе этой техники, главная цель семейно-терапевтического марафона связана с психодинамикой, существующей в данной конкретной семье. Беседа длится в пределах от трех до семи часов и направлена на укрепление семейной жизни, предотвращение разрушения семейной структуры, обеспечение позитивных изменений в семье. Можно сказать, что сама проблема, а не время, отпущенное психотерапевтом на ее обсуждение, определяет продолжительность сессии, хотя значительный период проведенный семьей вместе в благоприятной для их роста терапевтической обстановке увеличивает интенсивность происходящего на сессии процесса и облегчает "прорывы" семьи в более функциональное состояние.

Процедура

Психотерапевт должен самостоятельно оценить, когда удобно использовать данную технику, и прежде всего как определить временные параметры работы. Необходимость в данном виде работы и кто должен в ней участвовать затем обсуждается с семьей и в ходе такого обсуждения достигается договоренность по-поводу проведения семейно-терапевтического марафона.
Бреслоу и Хрон (там же) предлагают, что до того, как использовать данную технику желательно провести сессии традиционной продолжительности для всестороннего изучения потребностей семьи и той ситуации, в которой она оказалась к настоящему моменту. Эти авторы также предупреждают о том, что технику вероятно нельзя применять, если семья еще не установила доверительных взаимоотншений с психотерапевтом или если они приспосабливаются к новой ситуации в их жизни - например, оплакивают смерть дорогого для них человека. Семьи с чрезмерно интенсивными эмоциональными взаимоотношениями на длинных сессиях будут подвергаться слишком большому испытанию, а маленькие дети могут устать или стать очень беспокойными.
Психотерапевт прелагает семье несколько промежутков времени, удобных для нее. Если для встречи требуется больше, чем три часа и на нее приглашаются члены семьи, живущие на значительном расстоянии от места проведения сессии, конец недели может оказаться наиболее удобным временем для ее проведения. Встреча должна быть назначена достаточно поздно для того, чтобы, тем кому необходимо долгое время добираться к месту ее проведения, могли иметь в запасе хотя бы час. Один или несколько членов семьи должны взять на себя ответственность за присутствие дополнительно приглашенных на марафон людей. Этому человеку возможно необходимо заранее вместе с психотерапевтом отработать процедуру и стратегию того, как сделать так, чтобы эти люди действительно пришли.
На семейно-терапевтическом марафоне могут применяться различные психотехники, находящиеся в соответствии с той теорией, приверженцем которой является данный профессионал и которые можно использовать для диагностики именно в ситуации марафона (например - беседа, ролевые игры, структурные ходы, семейная скульптура). Вместе с тем рекомендуется применять разные техники и не ограничиваться какой-нибудь одной.

Пример

Приведенный ниже случай взят из работы Бреслоу и Хрона (Breslow, Hron, 1977).
Супруги мистер и миссис Л. обратились за помощью к психотерапевту. Каждый в прошлом потерял супруга. Диагностика показала, что супружеская пара функционировала в рамках чрезвычайно ригидной системы взаимоотношений. Каждый верил в то, что если другой изменится, все их проблемы будут решены. Эти проекции продолжались даже после третьей сессии продолжительностью в один час. Марафон был назначен для того, чтобы установить контракт в рамках которого каждый взял бы на себя ответственность за свое собственное поведение. В течении марафонской сессии оказалось, что взаимодействие между супругами практически прекратилось после того как каждый потребовал от другого изменений. Не наблюдалось никаких обычных споров, которые, как можно было ожидать, могли бы последовать за подобными требованиями. Каждый отступал с чувством неудовлетворенности из-за того, что не был другим услышан. Казалось, что семья функционировала под влиянием "следующего мифа": в хорошем браке не бывает конфликтов. Когда им была предъявлена данная информация, супружеская пара приоткрыла свои страхи по поводу того, что споры могут привести к разводу. Это высветило тяжелые чувства потери и одиночества, которые каждый из них испытывал в связи со смертью своего бывшего супруга.
Осознав такую свою связанность, супружеская пара начала исследовать угнетающие их страхи. Каждый из супругов взял на себя ответственность за его/ее поведение и их взаимодействие друг с другом стало более эффективным.
В рамках семейно-терапевтического марафона у супружеской пары оказалось достаточно времени для того, чтобы найти противоречие в отношениях друг с другом и плодотворно поработать над ним.

Использование

Семейно-терапевтический марафон может быть использован при работе с:
1. крайне закрытыми семьями, у которых имеется множество защит;
2. семьями, сопротивляющихся изменениям; 3. семьями, которые после начала встреч с психотерапевтом
зашли в своих взаимоотношениях в тупик; 4. семьями, у которых имеется страх изменений; 5. семьями, которые испытывают на сессиях трудности в
гармоничном соединении интеллекта и эмоций; 6. семьями, которые выражают потребность закрыть прения по
какому-то конкретному вопросу; 7. семьями, испытывающих трудности когда им необходимо
собраться вместе, свободное время членов которых не совпадает и которые живут далеко друг от друга;
8. семьями, имеющих тенденцию к повторению дисфункциональных паттернов взаимодействия в рамках обычной семейно-терапевтической ситуации;
9. расширенными семьями, которым трудно собраться вместе более чем на одну сессию.

7-59. СУРРОГАТНАЯ СЕМЕЙНАЯ ГРУППА

Обоснование

Суррогатная семейная группа представляет собой относительно новый подход к групповой психотерапии, источниками которого является групповая психотерапия и система психологической помощи семье в рамках локальных социальных сообществ. Техника предложена и разработана Лифтоном, Тавантзисом и Муней (Lifton, Tavantzis, Mooney, 1979). Она подчеркивает большой вклад индивидуальных различий в функционирование группы, которая включает в себя, детей, пожилых людей, семей с одним родителем и подростков. Данная группа отражает популяцию, которую можно наблюдать в реальной действительности.
Целью таким образом искусственно созданной психотерапевтом расширенной семьи является обеспечение поддержки, приобретение опыта и моделирование таких внутрисемейных взаимоотношений, какие складываются в традиционной семье. Те индивиды, которые в силу тех или иных причин были лишены возможности взаимодействия с их расширенными семьями могут особенно много получить от участия в таких группах. Среди источников возникновения подобных социально-психологических движений - рост числа семей с одним родителем, современная миграция семей и неспособность отдельных расширенных семей обеспечить необходимую поддержку для их конкретных членов.
Если в семье отсутствуют один или оба родителя, или же дяди, тети, бабушки и дедушки не принимают адекватного участия в семейной жизни, то дети не получают доступа к ролевым половозрастным моделям поведения, которые обычно обеспечивают эти конкретные взрослые члены семьи и таким образом не имеют возможности "пере-живать", наблюдая и участвуя в жизни других, проблемы, стоящие перед человеком на разных возрастных этапах его жизненного цикла. Такие дети нуждаются в поддержке и помощи особенно в критические возрастные периоды своего развития, например, они часто проявляют симптоматическое поведение в школе, которое невозможно понять вне рассмотрения их семейной ситуации. Иногда для психотерапевта необходимо создать суррогатные семейные группы для нетипичных семей, которые в состоянии были бы функционировать в качестве заменителей расширенных семей(там же).
Кларк (Clark,1974) и Крейн (Crane,1974) приводят обзор деятельности религиозных организаций по созданию суррогатных семейных групп, поддержки в них одиноких людей, признания самодостаточности их эмоциональных и духовных потребностей. В качестве примеров таких групп можно привести группы для пожилых людей и группы "родительство без партнерства". Движение Хавура(Havura) в рамках иудаизма объединяет одиноких людей, стариков и неродственные им семьи в непрерывно функционирующие группы друзей, которые проводят вместе праздники, другие социальные мероприятия, делят горе, радость, преодолевают болезни, изучают вместе какой-то предмет (например, второй язык) и т.д.
Описанная модель Суррогатной семейной группы существенным образом отличается от всего, что было предсталено ранее в этой книге - здесь терапевтическая группа организовывается семейным терапевтом для помощи конкретным индивидам, которые могут рассматривать ее в качестве своей расширенной семьи. Психотерапевт в данной группе является лидером и использует свои профессиональные навыки для того, чтобы помочь группе в преодолении проблем, связанных с ее организацией, общением, прохождением участников через различные стадии жизненного цикла и существующих в данный конкретный момент симптомов и дисфункционального поведения ее членов.
Суррогатная семейная группа является сообществом, в деятельности которого индивид может участвовать, творить, делиться с другими трудностями и радостями своей жизненной ситуации, радоваться, жить и умирать. Включенность в такого рода социальный институт может оказаться полезным в удовлетворении потребностей личности в вечности и бесконечности, приобретения ею утраченного смысла жизни. Это еще один способ достижения бессмертия (Woodward, 1978) через признание самоценности человеческой личности в череде следующих друг за другом поколений, что хорошо отражено в высказывании Гилейла: "Если я не для себя, кто будет за меня? Если же я забочусь только о себе, то кто же я". Суррогатная семейная группа стимулирует развитие как индивидуальности, так и чувства ее принадлежности к группе, включая заботу и интерес по отношению к другим.
Организация подобной группы требует огромное количество времени и усилий только для того, чтобы собрать необходимых ее адекватного функционирования участников. Метод больше подходит для работы семейного терапевта в локальном социальном сообществе или школе, чем для частнопрактикующего профессионала.

Процедура

Психотерапевт отбирает несколько индивидов и/или изолированных частей семейной систем, для которых суррогатная семейная группа могла бы быть полезной. Отобранные кандидаты интервьируются на предмет соответствия целям группы в терминах желания участвовать в ней, необходимой общности культурных традиций в их собственных семьях и во вновь создаваемой семейной группе, близости интересов, а также наличия достаточных индивидуальных и внутригрупповых различий, которые могли бы обеспечить взаимодополнительность участников группы по отношению к возрасту, полу, потребностям, интересам и целям. Эти индивиды составят ядро новой "семьи". Кроме того в группу могут включаться члены соответствующей большой социальной группы, где проводится работа, если необходимо достичь определенного внутригруппового баланса. Поиск потенциальных участников суррогатной группы может осуществляться среди семей, которым ранее помогала данный семейный терапевт, в религиозных общинах, через объявления в местных органах массовой информации, на родительских собраниях в школе, через школьных психологов и курсы по семейной педагогике.
Психотерапевт использует средства групповой динамики для помощи в организации группы, что включает в себя:
1. Знакомство членов группы между собой, помощь в определении места каждого индивида внутри группы, налаживании взаимоотношений индивида и группы в целом;
2. Совместные решения о внутригрупповых правилах и целях; 3. Присоединение к групповой деятельности компонентов,
традиционных для функционирования расширенных семей - таких как ритуалы (дни рождения, юбилеи, праздники), оценка и распределение ресурсов, распределение труда, развитие эффективных образцов общения, поиск удобного для каждого члена группы времени для встреч и т.д.;
4. Введение первоначальной процедуры внутригрупповых переговоров по поводу различных точек зрения и принятия решений, уважения мнений и потребностей меньшинства, отдельных индивидумов; участие в претворении принятых решений в действительность.
Лидер берет на себя ответственность за развитии данной группы как поддерживающей своих членов (Rueveni, 1979), проводя интервенции, которые фокусируются скорее на группе в целом, чем на ее отдельных членах. Собственно-терапевтическое измерение в работе лидера начинается с принятия и поддержки самоценности каждого участника группы. Для подкрепления внутригрупповой сплоченности лидер обращает внимание на общее настроение и чувства членов группы. Она также обучает группу позитивным подходам к разрешению конфронтаций, облегчает процесс принятия решения относительно опозданий и конфиденциальности, и при этом всегда отдает себе отчет о вкладе производимых интервенций в функционирование системы в целом и ее отдельных подсистем.
Как только группа уславливается по поводу ограничений в своей работе и достигнут определенный уровень внутригрупповой сплоченности, создается специфический внутригрупповой климат, отражающий как историю данной группы, так и специфику составляющих ее субкультур. При этом поддерживаются индивидуальные различия и стимулируется общение между членами вновь созданной "семьи". Анализируется также влияние прошлого опыта на актуальное поведение участников группы.
Самораскрытие, доверие, и желание взаимодействовать с другими вносят свой вклад в развитие адекватного уровня внутригрупповой сплоченности. Это помогает членам группы определить источники стресса, они могут позитивно вмешиваться в критические моменты жизни друг друга - в такие как болезни и экономические трудности.
Собственно-терапевтическое измерение включает в себя развитие эмоциональной поддержки членами группы друг друга, обучение людей ценности обратной связи, которую они могут здесь иметь, заострение внимания на тех преимуществах, которые люди приобретают, включаясь в работу суррогатной семейной группы, и вообще являясь членами любой большой семьи.
Трудной задачей является помощь членам семьи в позитивной оценке их вновь приобретенного культурного наследия. Кроме того следует иметь ввиду, что абсолютная преданность любой социальной группе сопровождается некоторой потерей индивидуальной автономии - и суррогатная семейная группа в этом отношении не составляет исключения. В число многочисленных трудных обязательств, связанных с функционированием суррогатной семейной группы входит позитивное принятие специфики эмоциональности друг друга, совместные обсуждения важных вопросов и риск самопредъявлений в присутствии "странной новой семьи".
В качестве теоретической основы при использовании данной техники психотерапевт может взять любую теорию семейной терапии, эффективную для работы с расширенными семейными системами, включающими в себя несколько поколений.

Использование

Одинокий или изолированный индивид, а также неполная семья могут быть включены в более широкую систему, которая обеспечивает более широкие возможности для их роста, помогая увеличить чувство сопричастности, самоценности личности, и таким образом преодолевая отчуждение. В суррогатной семейной группе имеются дополнительные возможности для поддержки, моделирования, идентификации и дифференциации ее членов. Кроме того, совместные ресурсы позволяют группе в целом достичь целей, которые были бы нереальны для любой из составляющих ее подсистем.





Данная книга по сути дела представляет собой обзор современного состояния той области искусства, науки и ремесла которое носит название "семейная терапия", области знания, движущейся в определенных направлениях.

Каковы же эти направления?

1. Имеется довольно сильная тяга по направлению к высоким стандартам и большей четкости в исследованиях и практике, что обеспечивается прежде всего профессиональными ассоциациями, редколлегиями специальных журналов, все увеличивающимся числом докторантских программ в области семейной терапии в университетах и государственными законами лицензирования специалистов.
2. Из-за????? "peer review procedures", "third-party payments" ????, увеличившемся числе опытных супервизоров возрастает ответственность практиков семейной и семейной терапии. Кроме того через суды стало проходить больше разводов и опекунских дел, на слушание которых специалисты по семейной и супружеской терапии приглашаются в качестве экспертов.
3. Центры исследования проблем семьи и университеты стимулируют публикации материалов по семейной терапии, и можно наблюдать взрыв в количестве новых книг и журналов по этой проблематике.
4. Теории семейной терапии и лежащие в их основе когнитивные предпосылки постоянно совершенствуются, предпринимаются усилия к тому, чтобы сделать их более четкими.
5. Тренинговые программы по семейной терапии все большей степени фокусируются на включенном супервидении практической работы, чем на ее обсуждении "пост фактум". Комнаты с односторонним зеркалом и видеосистемы делают это реальным. Несмотря на то, что одним из главных постулатов работы семейного терапевта является конфиденциальность, возникают расширенные терапевтические системы, включающие в себя клиентов, терапевта, супервизора, и возможно еще несколько дополнительных стажеров и супервизоров.
6. Большой интерес к профилактической работе и изучению процесса эволюции семьи стимулируется трудностями, которые в современном обществе испытывает огромное количество семей, высокими показателями уровня разводов, все возрастающим числом семей с одним родителем и семей с приемными детьми. Центры помощи семье, связанные с разнообразными церковными общинами и религиозными организациями имеют существенное значение в формулировке задач работы с семьями и создании новых инструментов для нее. Создаются и увеличивают число своих клиентов центры семейной педагогики и организованные программы взаимопомощи, которые фокусируются в большей степени на норме и личностном росте, чем на патологии.
7. Развиваются более тесные взаимосвязи между теорией и операциональными техниками, инструментами.
8. Компютер оказался мощным средством создания новых техник, обеспечивая более изощренные методы сбора, статистического анализа и хранения информации.
9. Было изобретено большое количество техник, имеющих дело скорее с очень конкретными проблемами, чем с фундаментальными вопросами.
10. Научный анализ природы внутрисемейных взаимоотношений дал толчок для создания более эффективных и формализованных техник их изменения.
11. Развитие новых технологий позволило принципиально изменить сам подход к созданию новых техник, оценке их эффективности, и обучения семейных терапевтов на их основе.
12. Все более пристальное внимание уделяется адаптации представлений о гипнотерапии и правостороннему мозговому функционированию к задачам семейной терапии, что дает возможность создавать новые эффективные техники.
13. Еще недавно много усилий тратилось на то, чтобы найти пути для синтеза хороших идей, содержащихся во многих теориях семейной терапии и создания новых "интегративных" теорий. Вклады отдельных личностей, история данной области знания, и место семьи в более широком социальном контексте сейчас привлекает все большее внимание. Если подобные тенденции будут сохраняться, возможно это будет способствовать тому, что техники, предложенные в рамках какой-то одной определенной теоретической системы, смогут быть легко приспособлены для применения в рамках другой теоретической системы.
14. Отличительной чертой семейной терапии является открытость. Психотерапевты традиционно делились результатами своей работы, просто описывая ее результаты перед коллегами. Но семейные терапевты, начиная с Адлера в 1919 году, стремились работать прямо перед профессиональной публикой, так что коллеги могли непосредственно наблюдать за их работой, задавая по ходу дела вопросы. Это внесло огромный вклад в саму суть семейно-терапевтического процесса и в особенности профессионального сообщества семейных терапевтов, уменьшая субъективность восприятия и "редакторскую правку" наблюдаемой ситуации глазами тех, кто в эту ситуацию включен. Данные тенденции вызвали большой всплеск активности и обсуждений того, как же в сущности психотерапия семьи должна проводиться, привлекло пристальное внимание к характеристикам личности семейного терапевта, а также к тем теориям и техникам, которые она использует для помощи семьям. Опыт успешного существования семейной терапии в таком "открытом" пространстве дает надежду на то, что он будет поддерживаться и развиваться в будущем и работа семейного терапевта, равно как профессиональное обучение и супервизорство сохранят и разовьют в себе черты открытости. По сути дела такой подход к работе является обращением к нашим клиентам - то, что случилось с вами не является столь ужасным, что его нужно тщательно хранить в секрете, вы не поражены заразными болезнями и вас не нужно изолировать от окружающих. Вместе с тем наблюдение за работой Мастеров способствует развитию скромности у тех профессионалов, которые хотели бы достичь успеха в своей области, указывает на дистанцию между ними и Мастерами.
15. Существует парадокс между все возрастающей открытостью в области семейной терапии и, в тоже время, все ужесточающимися профессиональными стандартами. Движение к большему профессионализму в сообществе семейных терапевтов предполагает большее всееобщее согласие по вопросам сертификации, практики и супервизорства. Междисциплинарная "невинность" предыдущих поколений семейных терапевтов уступила место более строгому набору профессиональных ожиданий. Конечно, с развитием области, с достижением ею периода зрелости, существует с одной стороны необходимость в движении к большей профессионализации, а с другой стороны - к восприятию новых идей - также как и семья, по сути своей должна обеспечивать как стабильность, так и изменения.

Мы пришли к выводу о том, что семейная и супружеская терапия является очень продуктивной областью, в которой создано множество реально работающих подходов, часть которых представлено в главах данной книги. Многие из этих методов могут принести радость клиентам, ожидающих встретить в терапевтическом кабинете лишь традиционное "лобовое" интервью, оказаться для них приятными сюрпризами.

Что актуально необходимо сейчас для семейной терапии?

1. Произвести необходимые усовершенствования во всех областях. 2. Изучить практические результаты применения техник и
инструментов. 3. Больше внимания уделять измерению систем, а не
индивидуальных различий. 4. Сфокусироваться на методах, имеющих дело со специфическими
проблемными областями. 5. Искать конструктивные пути определения, оценки и
использования сопротивления клиентов. Некоторые системные теоретики полагают, что весь терапевтический процесс нацелен на преодоление сопротивления, тогда как другие уверены в том, что сопротивления вообще не существует.
6. Создать и структурировать такие техники, которые позволили бы решить специфические терапевтические задачи, такие как укрепление границ, построение семейной самооценки, повышение уровня дифференциации между членами семьи.
7. Поддерживать гибкость в осуществлении концептуальных изменений в области семейной терапии для того, чтобы иметь возможность приспособиться к тому новому, что возникает в культуре и ролевом поведении.
8. Развивать концепции, модели инструменты и техники, имеющие дело со взаимодействием данной семьи с другими семьями, а также с социальными институтами.
9. В развитии техник семейной терапии учитывать влияние культуры на человеческое поведение.
10. Искать возможности для оценки роли "переменной терапевта" в семейно-терапевтическом процессе, его течении и результатах.

Практикующие терапевты и обучающиеся семейной терапии на разных уровнях наибольший интерес проявляют к "как это сделать"-подходам. Наблюдая работу Мастеров семейной терапии воочию и с помощью видеоаппаратуры, они нередко приходят к выводу о том, что в нашем деле все очень просто или что здесь много от магии. Следует иметь ввиду, что то, что представляется на суд публики и включается в учебники является успешной интеграцией теории, эмпатической установки, интеллекта и таланта данного Мастера, представляет собой результат многолетней творческой деятельности, которая является не только наукой и ремеслом, но и искусством. Все это органично и гармонично сочетается в личности Мастера семейной терапии, специально приспосабливается для того, чтобы удовлетворить потребности этой личности. О неудачах сообщается очень редко, и то, что происходит после успешной демонстрации тоже редко стает достоянием широкой профессиональной общественности.
Одна из проблем, которая возникает перед любым ученым заключается в его способности сформулировать такую методологию, которую можно было бы изучить и внедрить любому достаточно интеллигентному и проявляющему интерес к данной области знания человеку, независимо от других его личностных переменных. Однако в психотерапии вообще, и в семейной и в супружеской терапии в особенности, "переменная терапевта" является жизненно-необходимой составляющей в принятии теории, применении ее на практике, а также в формировании терапевтических взаимоотношений с клиентами. Терапевт становиться изысканным средством помощи позитивным изменениям. Наиболее традиционным путем для каждого терапевта является, сознательное или бессознательное создание своей собстственной интегративную теории, пусть даже находящейся в соответствии с какой-нибудь данной теоретической школой. Для всего этого требуются годы и усилия на протяжении всей профессиональной деятельности семейного терапевта.
Любая техника представляет собой инструмент, подобный молотку или пианино. Молоток может быть использован в качестве оружия или для строительства дома; пианино имеет возможность издавать множество раздражающих звуков, или же, наоборот, чудесную музыку. Ценность любого инструмента определяется тем, как он используется и какова квалификация пользователя.
Техники, представленные как в данной книге, так и в многочисленной семейно-терапевтической литературе, должны быть испытаны именно в этом духе - приспособлены ли они к личности и профессиональной ролевой структуре данного терапевта, его теоретическим ориентациям, к специфическим запросам и потребностям клиентов. Магия - это иллюзия. Изменения в поведении порождаются специфическими действиями, мыслями и чувствами. Большинство техник, с которыми познакомились читатели этой книги могут быть усовершенствованы и адаптированы для того, чтобы вполне соответствовать этим критериям.





Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru