лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Джоудри Патриция.,Прессмен Моури. Твоя вечная половина

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Патриция Джоудри, Моури Д. Прессмен.
Твоя вечная половина.
Обретение настоящего духовного партнера

Оглавление
Об авторах. 2
Введение. 3
Глава 1. Цель души. 4
Космический замысел. 5
Глава 2. Мужское и женское начала. 11
Глава 3. Конфликт душ-близнецов. 20
Души-близнецы после смерти. 25
Глава 4. Подготовка к встрече с "близнецом". 26
Встреча с "близнецом". 28
Умение прислушиваться к внутреннему голосу. 29
Глава 5. Препятствия в воссоединении с "близнецом". 31
Жертвование своим "Я". 32
Распознание теневой стороны. 32
Путешествие в Свободу Воли. 33
Средства защиты. 34
Поединок Света и Тьмы. 34
Глава 6. Как распознать "близнеца". 35
Первая встреча. 36
Общие качества и различия. 36
Дар "близнецовства". 37
Взаимное признание. 38
Попытки переделать человека, дабы он соответствовал нашему представлению о "близнеце". 38
Осознание цели. 40
Глава 7. Секс: единение тела и души. 40
Духовное партнерство. 42
Преображение для высших сфер любви. 43
Глава 8. Души-близнецы в истории. 48
Элизабет Барретт и Роберт Браунинг. 48
Мария и Пьер Кюри. 49
Элоиза и Абеляр. 50
Клара и Роберт Шуманы. 51
Харриет Тейлор и Джон Стюарт Милл. 53
Петрарка и Лаура. 54
Лилиан Стайхен и Карл Сэндберг. 56
Мать и Шри Ауробиндо. 58
Глава 9. Родственные души: души-товарищи. 59
Закон кармы. 60
Опыт и родственные души. 61
Сотая обезьяна. 61
Групповая карма. 61
Узнавание души-товарища. 62
Семейная группа. 63
Продвинутые родственные души в служении. 64
Пол и сознание. 65
Послесловие. 66
На протяжении тысячелетий поэты, философы, мистики и любовники говорят нам о совершенном союзе, о слиянии двух разлученных душ в единое целое. На сегодняшний день для большинства из нас образование таких совершенных пар остается лишь мечтой. Пронизанная многовековыми знаниями, эта вдохновляющая книга утверждает, что каждый из нас имеет в этом мире настоящего духовного партнера, и что через духовные дисциплины мы можем найти "душу-близнеца" и воссоединиться с ней. Авторы учат нас, как нужно готовиться к этой встрече, как найти и узнать "близнеца" и как преодолеть препятствия и конфликты, которые стоят на пути любви, ведущей нас к завершенности. И это, в конечном счете, приводит человечество обратно к источнику, сотворившему все души.
С любовью посвящаем эту книгу Люсинде Вэрди
Поиск своей вечной половины — это одна из самых сокровенных задач нашей жизни.
Часто на улице или в метро мы оглядываемся, всматриваясь в лица людей противоположного пола, словно ищем кого-то, кого-то очень родного, очень нужного, того, кого мы когда-то потеряли в лабиринтах времени.
Может ли любовь между мужчиной и женщиной стать самым возвышенным духовным опытом?
В учениях древнего Востока есть одна прекрасная концепция: у каждого человека где-то живет его вечная половина, именно та его (ее) часть, без которой он (она) не могут быть удовлетворенными, полноценными и совершенными.
Из жизни в жизнь люди, так или иначе, ищут именно эту единственную, свою вечную половину, и когда, наконец, они ее обретут, то это будет самая удачная и самая прекрасная жизнь, жизнь, полная блаженства и божественной любви.
Эта удивительная книга может стать неоценимым практическим пособием для всех тех, кто жаждет ощутить блаженный вкус истинной, божественной любви, кто хочет найти свою вечную половину и достичь вершины духовной эволюции.
"Читатели этой захватывающей книги обнаружат некую сюжетную канву, помогающую общаться на глубинных уровнях психики".
Стэнли Криппнер, доктор философии, соавтор книги "Духовные измерения исцеления"
"Воссоединиться с партнером и группой без правильной духовности почти невозможно. Патриция Джоудри и Моури Прессмэн мягко, но уверенно руководят нами в самых деликатных моментах — в нахождении партнера и духовном росте".
Раввин Залман Шаштер-Шаломи, автор книги "От старости к мудрости"
Об авторах.
Патриция Джоудри — драматург, писатель-романист, преподаватель и звукотерапевт. Ее пьесы ставились на Бродвее, а также во многих театрах Канады, Соединенных Штатов и Европы. В ее родной Канаде снимается телесериал по ее роману "Дерево Селены".
Она — новатор метода, помогающего человеку самостоятельно научиться слушать, который основан на разработках доктора Алфреда А. Томатиса. Этот метод помогает в обучении, восстанавливает слух и "перезаряжает" мозг. Ее книга "Звуковая терапия для плейера" помогает людям с нарушением слуха и переведена на многие языки мира.
Кроме того, Патриция Джоудри стояла у истоков движения "Домашняя школа", обучая в шестидесятых годах своих детей дома, в Костуолд-Хиллз, Англия. Недавно законченная автобиография "Моя жизнь как Патриции Джоудри" рассказывает о ее борьбе со школьными авторитетами, и о противостоянии, поддерживаемом силами зла. Начиная с шестидесятых, она получает духовные наставления распространять знания о малоизвестном принципе душ-близнецов, и это становится основным делом ее жизни.
Джоудри имеет пятерых дочерей, две из которых продолжают ее работу в области звукотерапии в Канаде и Австралии. Она живет одна среди дикой природы, в домике на берегу моря в Британской Колумбии, Канада.
Моури Д. Прессмэн, доктор медицины, является медицинским директором и основателем Центра Здоровья Ума и Тела, клиники, которая основывается на духовной психотерапии и исследовании человеческой души. Доктор Прессмэн уже более сорока лет изучает возможности ума и души человека, создавая мост между традиционной психиатрией и холистической духовной психотерапией. Он преподавал спортивные дисциплины в Делавэрском университете, и одним из первых начал применять гипноз и творческую визуализацию среди олимпийских конькобежцев. Кроме того, он проводит интенсивные исследования в области смерти и процесса умирания, генетики поведения и неспособности к обучению.
Моури Д. Прессмэн — клинический профессор психиатрии в Темпльском университете и бывший главный психиатр Медицинского центра Альберта Эйнштейна. В течение последних двух с половиной лет он каждый месяц печатался в Monthly Aspectarian, престижном журнале "Нового века", издаваемом в Чикаго. Его самая последняя книга "Enter the Supermind" ("Вхождение в Высший Разум") иллюстрирует то, как люди постигают этот Высший Разум через свое личное развитие.
Введение.
Однажды июльским вечером 1960 года мне в медитации явилось видение душ-близнецов. Передо мной вдруг предстала целостная картина: раскол души на две половины, мужскую и женскую, их долгая эволюция в направлении обратного воссоединения. Я также увидела всеобъемлющий космический план, предусматривающий разделение душ, связанных определенным родством, и их последующее возвращение друг к другу. Все эти подробности оставили во мне неизгладимое впечатление. Некоторые из них со временем ушли в подсознание, но все равно порой продолжали всплывать в памяти.
Идея душ-близнецов прежде не была мне знакома, а теперь она пришла ко мне и, более того, заставила выполнить определенную задачу — написать об этом книгу. Все мои годы писательской карьеры и духовных поисков послужили подготовкой к этой работе.
Желая найти все, что уже было написано на эту тему, я начала просматривать духовную литературу, но не отыскала ничего, за исключением кратких ссылок на то, что идея "душ-близнецов" была известна в определенных эзотерических кругах уже давно. Все эти отрывочные сведения, как части головоломки, удачно сложились в единую картину, которую я здесь представила. Ни одно из них не осталось без внимания, однако мне так и не удалось найти какой-либо источник, где бы эта тема освещалась во всей своей полноте.
Я рассказывала о своем прозрении относительно душ-близнецов разным людям, и некоторые из них прислушивались к моим словам. Они улыбались и, кивая головой, соглашались: "Да, да... Так оно и есть!" Все это говорило о том, что данное знание уже присутствует в их уме на уровне подсознания, а теперь они осознают его вновь.
Целых тридцать лет я жила в тесной связи с принципом душ-близнецов, медитировала на нем, внутренне постигала его, а также искала другие, раскрывающие его источники. Я сделала несколько попыток написать книгу, но мне все никак не удавалось полностью раскрыть эту тему. Каждый раз чего-то недоставало. Тема душ-близнецов просочилась в мои другие книги и стала частью меня самой, глубоко убежденной в ее истинности.
В октябре 1989 года я встретила доктора Моури Прессмэна, психоаналитика и духовно развитого человека. Он также интересовался литературой. Мы обнаружили, что наши внутренние пути во многом совпадают. Мы оба в некоторой степени интересовались теософией и мудростью древних учителей. Мы стали друзьями. Я описала ему видение, посетившее меня много лет назад. Его понимание мужского и женского начал человеческой психики привнесло в мою концепцию душ-близнецов недостающие детали. Доктор Моури Прессмэн сумел обосновать эту теорию и объяснить, как она отражается на нашей жизни. Когда мы начали изучать эту тему вместе, книга, которая все эти годы ускользала от меня, в конце концов, обрела форму.
То, что мы в ней представили, вряд ли станет последним словом по поводу родства душ: это — только начало. Что касается этого благого закона любви, то здесь предстоит открыть еще очень многое. В процессе прочтения этой книги вас посетят собственные прозрения. Доверяйте им. Они — голос вашей интуиции.
В пьесе Бернарда Шоу "Святая Иоанна" инквизитор говорит, обвиняя Иоанну: "Голоса, что ты слышишь — всего лишь твое воображение". И она отвечает: "Пусть так, но как еще Богу разговаривать с нами?"
Патриция Джоудри
"Высшее состояние человеческой любви — это... единение одной души в двух телах".
Шри Ауробиндо
Глава 1. Цель души.
"Из чего бы ни были сделаны наши души, его душа и моя душа — суть одно. Он в большей степени является мною, чем я сама!.. Я есть Хитклиф".
Это заявление, четко отражающее идею душ-близнецов, было сделано Кэти, героиней "Грозового перевала", классического романа о любви. Его автор — одинокая женщина, которая никогда в жизни не испытала этого чувства. Вдохновение Эмили Бронте черпала прямо из своей души. Это же знание души вдохновляло и других авторов на отражение самых потрясающих любовных историй в литературе и опере. Такие произведения выдержали испытание временем, поскольку их основополагающая истина соприкасается с той истиной, что кроется в глубине души каждого из нас: любой человек — это одна половина, и где-то находится наша вторая половина, которая рано или поздно сделает нас единым целым, каковым мы были в самом начале.
Духовные философские учения Востока, содержащиеся в Бхагават-гите, индуистских Ведах и других писаниях древних мудрецов, утверждают, что душа при сотворении соединяла в себе как мужское, так и женское начала, и, тем самым, отражала двойственную природу Творца.
Идея разделения души на два пола дошла до нас сквозь века, воплощенная в словах философов, поэтов и духовных учителей. Вот как этот принцип природы описывал философ XIX века Артур Шопенгауэр: "Полярность, или разделение силы на две равные и противоположные половины — это основополагающий тип всех явлений Природы, начиная от кристалла и магнита, и заканчивая самим человеком".
Еще двадцать пять веков назад образ души-близнеца был очень ярко представлен Платоном в одной легенде, которая до сих пор вызывает интерес западного мира. В диалоге "Пир" Аристофан, восхваляя любовь, повествует о том, как Зевс рассек душу на две половины, дабы скитались они по миру в поисках друг друга.
"А если ему и всякому иному случается сойтись со своей половиной, то по дружбе, свойству и любви они дивно привлекаются один другим, не хотят ни на минуту отойти друг от друга и остаются неразлучными на всю жизнь, даже не могут сказать, чего одному из них хочется от другого, ибо любовная связь им и в голову не приходит: они сошлись как бы только для того, чтобы жить вместе; душа каждого из них хочет, очевидно, чего-то иного, о чем не может сказать, а только чувствует и загадочно выражает свои желания. И пусть бы тогда, как они лежат вместе, предстал пред ними Гефест, сын Зевса, с орудиями своего искусства и спросил их: "Чего хотите вы, люди, друг от друга? — и, когда они недоумевали бы, что отвечать, пусть он сказал бы им опять: — Не того ли желаете вы, чтобы вам быть вместе и ни днем, ни ночью не оставлять друг друга? Если таково ваше желание, то я сплавлю и сращу вас в одно, чтобы вместо двух стал один, и, пока вы живете, вы будете жить обшей жизнью, как один, а когда умрете, и там, в преисподней, вместо двух вас, сообща умерших, будет один; только смотрите, к этому ли стремитесь вы и удовлетворит ли это вас, если будет получено?" Выслушав такое предложение, ни один из них не отречется от него и не обнаружит никакого другого желания, но тот и другой действительно подумают, что они слышат то самое, чего давно желают, чтобы, сошедшись и сплавившись с любимым, из двух сделаться одним.
И причина та, что древняя наша природа была такова, что мы составляли целое, и этой страсти к целому, этому преследованию целого имя — Эрот."
(Платон, Диалоги, "Пир", перевод с древнегреческого В.Н. Карпова)
Миф — это средство передачи слишком загадочных и сложных истин простым языком. Легенда Платона отражает духовную реальность, имеющую глубокое значение для всех людей, и содержащую в себе ключ для реализации их потенциальных возможностей. Понятие души-близнеца освещает истинную природу любви, а, возможно, и цель пребывания души на земле.
Душа жаждет завершенности и возвращения к истоку, сотворившему ее. Мы считаем, что путь возвращения души начинается с возможного духовного развития индивида в "разделенном" состоянии, продолжается в воссоединении с утраченной половиной, то есть с "близнецом", и завершается обретением единства с группой родственных душ, от которой эта душа некогда отделилась.
Космический замысел.
Картина творения — это картина разделения и воссоединения. Давайте рассмотрим принцип зарождения душ.
В повторяющихся циклах Бог, который воплощает в себе как Отца, так и Мать, проявляет себя в творении, дабы впоследствии вернуть это творение себе уже в завершенном виде. Посредством взаимодействия мужского и женского принципов он разделяет свой единый дух на множество. Это первое рождение утверждает собой принцип последующего деления оплодотворенной яйцеклетки на множество клеток эмбриона. Здесь продемонстрирован космический закон "Что наверху, то внизу".
В сознательном процессе деления божественная энергия переходит в форму. По всей вселенной возникают группы. Каждая группа содержит в себе множество потенциальных душ. Это — "клетки" "тела" Бога, и каждая из них — отдельная жизнь.
Сгруппированные души подразделяются на более мелкие подгруппы. По мере деления эти группы обретают собственные качества. Чем меньше группа, тем теснее связаны в ней между собой души. Они сохраняют память друг о друге даже в замутненном состоянии перед своим воплощением на Земле. Чем продолжительнее связь, тем неизгладимее становится эта память. Благодаря своей памяти они вновь возвращаются друг к другу, к своей группе, проделывая путь к истоку в том же порядке, в каком пришли сюда. Это разделение подразумевает последующее воссоединение. За всем процессом стоит запредельный разум, который жаждет завершенности.
На протяжении всего пути к воссоединению с началом каждая крупица жизни охвачена этим страстным желанием. Даже формирующиеся жизни в мучительном процессе своего отделения жаждут единства, из которого пришли. С рождением души приходит рождение одиночества. Это первое осознание боли, и оно ведет к человеческому пониманию, что в разлуке — боль, а в воссоединении — радость.
Но как бы то ни было, этому разделению когда-нибудь наступает конец. Группы подразделяются на более мелкие структуры, и, в конце концов, остается масса одиночных душ. Это не сформировавшиеся души. Они — только потенциал. Прежде чем они разовьются до человеческого состояния, должна пройти вечность, однако каждая из них являет собой мужское и женское начало как единое целое, и содержит в себе весь нереализованный потенциал.
Этим душам, обуянным тоской по своим семействам, от которых они откололись, и одиноко скитающимся по вселенной, выпало претерпеть еще одну потерю. И это последнее, роковое разделение: каждая разбивается на две энергии, мужскую и женскую, которые концентрируются в двух равных частях. Но каждая из частей сохраняет в себе зачаток другой половины, создающий ту полярность, которая осуществит окончательное воссоединение.
Этим последним разделением завершается нисходящий путь, после чего начинает действовать закон притяжения, восстанавливающий единое целое. Душа, в конце концов, обретает четкое направление — к своей утерянной половине. Теперь разделенная душа на пути превращения в человеческое существо должна пройти через все низшие формы жизни. Перерождаясь во всех царствах природы, а затем в царстве человека, мужская и женская половины непрестанно ищут друг друга. По мере приближения к цели воссоединения и к своему окончательному возвращению наша эволюция ускоряется.
Когда мы достаточно развились как человеческие существа, мы готовы к встрече со своей половиной. На этом этапе мы находим контакт с кем-то из душ, некогда принадлежавших той же группе, что и мы. Родственные души, или души-товарищи будут встречаться нам как до нашего воссоединения со своим близнецом, так и после него. В этом общем взаимном притяжении слышно эхо зова свыше.
Воссоединение группы, начавшееся на Земле, продолжается после смерти в мире духов. Одни группы присоединяются к другим, выражая признание и безграничную радость. Все во вселенной притягивается друг к другу благодаря нити воспоминаний. Это те воспоминания о блаженстве Истока, которые души еще до окончательного своего формирования бессознательно вобрали в себя. По достижении зрелости эти души вернутся к Истоку в полном сознании как совершенные существа, как творцы по собственному праву, дабы еще больше расширить сознание Бога. В этом цель всей нашей борьбы на пути восхождения к Истоку.
Вершиной пути служит совершенная любовь, которою каждая сотворенная душа любит каждую другую душу. Основа этого — любовь мужчины и женщины. Всякий раз, когда люди встречаются и испытывают взаимную любовь, их души продвигаются в своем развитии. Объединение душ-близнецов ускоряет их восходящий путь. Близнецы соединяют в себе ту Божественную Силу, которая движет всю жизнь в направлении вверх. Это нечто большее, чем просто две души, взятые вместе: это — трое. Как пишет Платон в "Пире": "... в древности природа наша была не такова, какая ныне, а иная. В древние времена было три рода людей, а не как теперь два — мужеский и женский. Тогда присоединялся к ним еще третий, составленный из того и другого..." От этого произошло понятие андрогин.
В своем воссоединении после долгого путешествия души-близнецы становятся вновь андрогинами. Но здесь, на Земле, их единая душа будет обитать в двух телах. Им суждено усиленно развиваться в своем единстве, а после смерти достичь высот духовного бытия. Однако в объединенной душе все равно навсегда сохраняются индивидуальные природные качества каждой из половин. Между этими душами всегда будет общение, взаимная любовь и творческое взаимодействие на таких уровнях сознания и блаженства, которые мы даже не можем себе помыслить.
Этот вечный принцип подтверждают некоторые духовные писания. Следующий отрывок взят из священных книг суфизма, аскетического и мистического направления в исламе, которое зародилось в Персии в VIII веке.
"Из первоначального единства бытия пошло раздробление и рассеивание существ и, в конце концов, на две половины разделилась сама душа. Поэтому каждая половина, движимая любовью, ищет свою вторую половину, будь то на земле или на небесах, и поиск этот порою безнадежен...
Поскольку души-близнецы в самом начале своего пути очень похожи, то каждой из них сначала необходимо пройти свой путь, дабы впоследствии они смогли дополнить друг друга. Тождественность и взаимодополняемость — две движущие силы, и два стержня любви... Чтобы существо было совершенным, эти половины должны быть слиты воедино."
Это говорит о том, что человек должен стать достаточно сильной личностью, прежде чем сумеет дополнить собой своего "близнеца". Когда души-близнецы встречаются, они, как части, взаимно дополняющие друг друга, еще недостаточно реализованы, однако открыты дальнейшему развитию. Обе эти души достигли достаточной внутренней стабильности и, как личности, не зависят друг от друга. В этом случае они становятся способны узнать друг друга, объединиться и научиться преодолевать неизбежные конфликты, возникающие в ходе человеческих отношений.
Омраам Михаэль Айванхов, ныне покойный болгарский духовный учитель, в 1960 году в первой части своей книги "Любовь и сексуальность" выразил идею душ-близнецов несколько иначе:
"Каждое человеческое существо обладает душой-сестрой. Когда человек пламенел, словно искра, вылетевшая из груди Творца, он являл собой два в одном, и каждая из его двух половин совершенным образом дополняла другую. Позднее эти две половины разделились, и каждая из них встала на собственный путь развития. В ходе своей эволюции они иногда встречаются, и если узнают друг друга, то только потому, что каждая из них в глубине себя несет образ своей другой половины: каждая из половин оставляет на другой свою печать. Поэтому каждый человек носит в себе портрет сестры своей души. Этот образ может быть не вполне отчетливым, но он всегда присутствует, и именно поэтому каждый человек приходит на землю с туманной надеждой найти душу, которая исполнила бы все его желания, и с которой он мог бы соединиться в полной гармонии.
Души-сестры являют собой все друг для друга: ни одно другое существо в этом мире не способно равным образом удовлетворить их. А это означает, что все, с кем вы встречались, начиная с самого первого из ваших многочисленных воплощений, все ваши мужья и жены, все ваши любовники и возлюбленные оставляли вас только потому, что не были теми, кто вам нужен. Вас свели вместе временно, и только временно, все равно, что кастрюлю временно прикрыли крышкой, которая для нее не подходит. Когда же две вместе сотворенные Богом души соответствуют друг другу, то их ничто не может разлучить, и они не боятся снова оказаться разделенными. Когда кто-либо один из супружеской пары боится, что его партнера могут соблазнить (и, как все мы знаем, для этого всегда может найтись причина), то это знак того, что душа этого партнера не приходится нам возлюбленной сестрой. Женщина любит мужчину, а он уходит к другой женщине; мужчина любит женщину, а она меняет его на другого... Но души-сестры никогда так не поступают: они признают друг друга с абсолютной уверенностью и никогда не оставляют."
Можно только удивляться, почему о принципе душ-близнецов так мало известно, если эта участь ждет каждого из нас. Напрашивается вывод, что мы еще к этому не готовы. Знания даются тогда, когда человек способен их правильно понять. Возможно, замысел душ-близнецов не мог обрести широкую известность, пока мы не утвердились в новой эпохе — Водолее. Видимо, человечеству предстояло развиться до такого уровня, чтобы суметь правильно воспользоваться этими удивительными знаниями. Мы верим, что нужный уровень достигнут, и что великое множество воплощенных душ способны любить абсолютной любовью и, следовательно, находить свои утраченные половины и воссоединяться с ними.
Где же тогда этот наш истинный возлюбленный, где "близнец" нашей души, и как нам найти друг друга? Этот "близнец" может быть где-то рядом, и вам обоим в своем развитии до готовности к воссоединению осталось сделать несколько шагов. Готовность — это все. Встреча может произойти только тогда, когда вы оба в своем внутреннем развитии достигаете одного пункта назначения. И хотя мы не можем предсказать время этой встречи, оно известно вселенским силам, которые вели нас друг к другу целую вечность.
Откуда нам знать, какие нити, уходящие назад, в вечность, связывают в жизни художницу Джоанну и иллюстратора книг Филиппа? Однажды летним вечером Джоанна и Филипп впервые встретились в галерее искусств. Тогда они не были знакомы и каждый из них пришел в галерею со своей целью: Джоанна пришла на открытие своей выставки, а Филипп даже сам не знал, что его туда привело. Скорее, он просто подчинился некоему внутреннему импульсу.
Джоанна всегда чувствовала себя неловко на многолюдных сборищах, и хотя она была гвоздем программы, старалась оставаться в тени. В какой-то момент она обратила внимание на группу людей, рассматривающих ее картины. Один из них позволил себе пренебрежительно высказаться по поводу работ Джоанны, но тут нашелся другой, который тотчас стал рьяно защищать ее картины, убеждая критика в том, что тот не понимает самой сути. Джоанна, как завороженная, слушала, как ее заступник говорит об измерениях ее души. И хотя услышанное ее чрезвычайно взволновало и обрадовало, она все равно чувствовала неловкость и боялась оказаться замеченной. Когда публика отошла в сторону, художница повернулась и вышла из зала.
Джоанна нашла себе убежище в гардеробе, и, как всегда, бранила себя за непреодолимое желание спрятаться от всех подальше. Она задержалась там на некоторое время, пытаясь побороть в себе желание взять пальто и пойти домой.
Вдруг она увидела мужчину, который рассеянно брел к своей куртке. Он взглянул на Джоанну. Это был тот самый человек, который высказался в ее защиту. Джоанна сделала шаг в его сторону. "Спасибо за то, что вы отстояли мои картины, — сказала она, и с улыбкой добавила: — Мне так хотелось вас обнять!" Возникло секундное замешательство, но тут Джоанна сама себе поразилась, сказав: "Обнимаю вас!", и быстро заключила незнакомца в объятия.
Он освободился от ее сильных объятий буквально за мгновение до того, как она сама разжала руки, и без всякого смущения засмеялась, хотя прежде никогда не позволяла себе ничего подобного с незнакомыми людьми. Обычно все ограничивалось рукопожатием. Филипп представился, и они завели беззаботный разговор среди оставленных в гардеробе пальто. Оба были одиноки и имели лишь несколько близких друзей, из-за чего их постоянно преследовало чувство неполноценности.
Джоанна страдала социофобией (боязнью общения). Даже в обычных светских беседах, которыми люди привыкли себя развлекать, она трепетала как бабочка, наколотая на иголку. Ее ум жаждал взаимного общения, но такое редко случается. Не находя ничего интересного в шумных сборищах и светских беседах, она полностью ушла в себя и в свою работу. И хотя женщина страстно желала любви, она сама себя ограждала от нее своей колкой натурой и несколько грубоватым поведением. Она была не довольна отношениями с мужчинами и создала для себя оборонительный щит. Ее, как сказочную принцессу, можно было освободить только любовью, но эта любовь никак не находила к ней доступа.
Что касается Филиппа, то его участие в общественных мероприятиях в основном сводилось к роли бдительного наблюдателя. Откровенность, с которой он защищал творчество Джоанны, была для него нехарактерна. Добрый и чуткий по отношению к другим, он редко позволял себе критические выпады, которые, впрочем, были характерны для Джоанны. Но их дружба крепла, и он научился по-своему ценить грубоватость Джоанны. Она же, со своей стороны, восхищалась его сдержанностью.
Умение Филиппа держать себя в руках имело свои глубокие корни. Как и Джоанна, он преуспевал в своей карьере, и был, можно сказать, представителем сильных мира сего. Однако в глубине души его мучило чувство неполноценности, заставляющее отступать перед другими, пусть даже менее одаренными. Его невротический комплекс создал препятствие творческому росту. Как ни пытался Филипп пробить этот "потолок", его, равно как и Джоаннин щит, можно было убрать не силой, а только любовью и признанием.
Возникшая между ними любовь выросла не из нового семени: просто созрело то, что было им присуще всегда. Эта любовь расцвела легко и непринужденно, словно весенний сад. Джоанна вспоминала облегчение, которое почувствовала во время их первой длительной беседы. "Я чувствовала, что с ним я, наконец, дома. Быть с ним гораздо легче, чем быть наедине с собой, — и гораздо лучше!"
Они оба сторонились разношерстной публики, зачастую предпочитающей пустые и бессмысленные разговоры, и оба жаждали настоящего общения. И, наконец, у них появилась такая возможность: они говорили без умолку, бродя по окраинам города, просачиваясь сквозь толпу, наводняющую улицы или блаженствуя в ночной тиши. Мысли текли рекой. Джоанну и Филиппа все время посещали новые прозрения. Они оба разделяли одну и ту же творческую радость, которую получали от своей работы.
"Близнец" — это зеркальное отражение души, другая ее сторона. К тому же нам, согласно чудесному замыслу Божьему, уготовано в своем "близнеце" найти уникального и пленительного человека. Эта пленительность отчасти зиждется на том факте, что мы видим в "близнеце" важную часть самих себя, отраженную в новом свете. Кроме того, каждая из разделенных душ, проходя свой собственный путь, получает личный опыт, который, являясь индивидуальным, в то же время удачно дополняется опытом другой души. Это "другое" всегда новое и интересное, и несет в себе то, чего нам не хватает, то, что мы хотим и готовы получить. Мы дополняем друг друга не только в данный момент, но в течение всего процесса духовного развития: наши половины все больше сближаются друг с другом, и в то же время каждый из нас становится все более уникальным.
Парадокс душ-близнецов заключается в том, что хотя двое становятся одним, в процессе этого единения усиливается индивидуальность каждого в отдельности. Когда души-близнецы сливаются воедино, им никогда не бывает скучно. Наоборот, они не перестают радоваться своему непрерывному духовному росту.
В отношениях "близнецов" обе души уделяют бытию друг друга особое внимание. Абрахам Маслоу, исследуя любовные отношения между духовно пробужденными людьми в книге "Психология бытия" (Toward a psychology of Being), описывает это как Б-познание:
"В Б-познании переживание или объект, которому уделяют все внимание, на какой-то момент становится всем Бытием. И поскольку воспринимаемым становится "все Бытие", здесь вступают в действие те же законы, которые действовали бы, если бы мы охватили в своем переживании сразу весь космос...
Конкретное восприятие объекта как единого целого также подразумевает, что этот объект рассматривается со всей "щепетильностью"... с неотрывным вниманием, и постоянно изучается, что крайне необходимо для восприятия всех его аспектов. Та забота, с которой непрестанно взирает мать на своего младенца или любимый на свою возлюбленную, или коллекционер на свои картины, безусловно, способна обеспечить более полное восприятие, какое не в силах обеспечить подход, подразумевающий обычное случайное распределение по категориям. От такого всепоглощающего и завораживающего познания, которое целиком овладевает нашим вниманием, мы можем ожидать богатства подробностей и разностороннего понимания объекта."
Глаз души удерживает видение усовершенствованного бытия. Оба "близнеца", глядя друг на друга, могут уловить это совершенство и посредством силы любви помочь ему проявиться.
Некоторые из этих моментов стали очевидны для Филиппа и Джоанны. Оба эти человека были заблокированы своим половым дисбалансом. Чрезмерно развитая женская, или инь-чувствительность Филиппа, направленная внутрь, на чувство собственной неполноценности, ограничивала его основное мужское, или ян-начало. Джоанна своими отталкивающими манерами дала негативное выражение своей ян-силе, которая подавляла ее подлинную женскую природу. Джоанна боялась своей женской кротости, но благодаря алхимии отношений душ-близнецов она обнаружила, что ее сила как раз и заключается в ее мягкости. И эта мягкость стала восприниматься ею не как слабость, но как творческая открытость, восприимчивость, как сама основа глубокой и взаимной любви.
Джоанна была из тех, кто никогда не плачет и глубоко таит внутри свои старые печали и нерешенные проблемы. Филипп принял ее полностью и полюбил абсолютной любовью. Он поощрял ее экспрессивность и, открываясь его влиянию, она позволила себе расслабиться и выплакать все свои накопившиеся слезы.
Он осторожно касался ее наболевших проблем, образовавшихся в прошлом. Однажды почувствовав, как ее изнутри разрывает печаль, Филипп приказал: "Плачь!" Он посадил Джоанну к себе на колени и продолжал настаивать: "Поплачь! Постарайся выплакать все, что наболело у тебя в душе!"
Джоанна стала понимать Филиппа, и он также открыл для себя глубины собственной души. Филипп лелеял выразительный, нежный и щедрый инь-аспект Джоанны, а Джоанна, в свою очередь, становилась для Филиппа средством его освобождения. Благодаря ее пониманию его подлинной сущности он смог вырасти до соответствующего уровня. Его гнетущие сомнения в себе начали исчезать, как только были обнаружены, приняты во внимание и неоднократно подтверждены его внутренние мужские силы.
Маслоу пишет: "Чем больше захватывающих впечатлений мы получаем от человека, которого любим, или от картины, которой восхищаемся, тем больше становимся похожи на них, и это позволяет нам рассмотреть их лучше во всех отношениях".
Этот момент Маслоу называет "внутрипредметным богатством". Мы же можем говорить о внутриличностном богатстве каждого из "близнецов" в этой паре, ибо они воспринимают друг в друге все самое высшее и лучшее, и полнота их сердец дает этому восприятию выражение. Это помогает каждому из них достичь полового равновесия, а также показывает, что встреча душ-близнецов приносит именно ту психологическую помощь, в которой они более всего нуждаются и которую более нигде не найдут. Если в обеих душах наличествует сильное стремление к духовному росту, то они притянутся друг к другу и посредством любви и взаимопомощи осуществят необходимые перемены. Эта внутренняя работа продолжается и после воссоединения душ-близнецов. Вклад "близнецов" в личный рост друг друга становится самым достойным проявлением любви.
Из писем Джоанны и Филиппа мы видим, как происходит их взаимное обогащение. Вот что пишет Джоанне Филипп:
"Впервые в своей жизни я почувствовал, что полностью доволен и счастлив тем, кто я есть. И все это по большей части благодаря тем качествам, которые ты разбудила и взлелеяла во мне. Я так признателен и благодарен твоей вечно присутствующей и непоколебимой любви. Какой духовный подъем я ощущаю оттого, что меня так сильно возлюбила такая возвышенная душа, как ты! Чем больше я узнаю тебя, тем больше становлюсь самим собой.
У меня в уме возникает образ, что мы как два дерева, растущие порознь, но очень близко друг к другу. Наши корни глубоко уходят в одну и ту же почву и получают из нее питание, и эта общая почва — наш земной опыт, наше погружение в общество и в генетическую среду. Наши стволы тянутся вверх, рядом друг с другом, но все же раздельно. Наши ветви переплетаются, когда мы общаемся друг с другом и лелеем друг друга. Наши листья устремляются прямо в стратосферу, навстречу солнцу и его энергии, чтобы получать от него свет и, по мере своего продвижения вверх, распространять его все дальше и дальше. Наш рост происходит благодаря тому, что нас питает общая почва. Мы растем в непосредственной близости и, переплетаясь своими ветвями, проявляем глубокое понимание друг к другу."
В другом своем письме Джоанне Филипп говорит о природе истинной любви, которая есть любовь души, и пытается объяснить следующее:
"Знаешь, когда мы общаемся, мы ощущаем глубокое соприкосновение друг с другом — соприкосновение двух душ. Это совсем не то, что смотреть друг на друга влюбленными глазами. Эта встреча происходит на таинственной территории, которая, тем не менее, реальна, и находится очень глубоко. Такое общение происходит далеко за пределами языка. Это почти телепатическое общение. Думаю, нечто подобное существует в высших сферах, где не пользуются речью, но, тем не менее, передают знания. Это и есть "жить душа в душу", и это — сопровождение любви. Ведь бывает любовь, которая сопровождается такими отношениями, и я знаю, что чувствую ее всем своим сердцем и солнечным сплетением!"
Это очень точное описание той новой территории, на которую ступают души-близнецы, слившиеся воедино. Эта встреча двух душ действительно происходит в неком измерении, находящемся далеко за пределами нашего физического восприятия. Любовь этих душ друг к другу пронизывает все уровни их бытия, просветляет ум, очищает эмоции и делает сексуальные отношения священными.
В этом измерении — новое сознание, сближение с Богом и возникновение любви. Своим возвращением друг к другу души-близнецы помогают всему сущему возвращаться к Истоку. Они, как высокоразвитые существа, начинают четко осознавать свою ответственность перед другими душами, и оказывают им помощь при подъеме на более высокий уровень. Именно поэтому мы так часто видим, как души-близнецы объединяют свои силы в каком-либо служении — в проведении семинаров, посвященных духовному росту, в совместной работе над книгами, в передаче различных знаний. Они пребывают в состоянии блаженства и увлекают за собой других.
Поскольку "близнецы" соприкасаются с новыми уровнями вдохновения, им простительны языковые излишества, которыми порой бывает отмечено их взаимное общение. Это богатство языка общения особенно характерно для поэтов, и это видно из любовных писем Карла Сэндберга, которые цитируются в восьмой главе. Его эмоции выше обычных человеческих эмоций. Они — те духовные чувства, которые не выразить обычными словами. Вовсе не значит, что души-близнецы витают где-то в высших сферах: наоборот, их любовь твердо укоренилась в земле, но глубина этой связи позволяет им достигать небывалых высот.
Для обывателя сфера души — это нечто сверхъестественное, но для тех, кто пребывает в ней, — мистиков, влюбленных, ангелов и детей, — она совершенно естественна. Этим объясняется тот факт, почему во встречах душ-близнецов часто ощущается что-то магическое, что-то необычное. Примером может служить встреча Джоанны и Филиппа. Возможно, такие повороты судьбы — это результат усиленной деятельности высших сил, непрерывно сопровождающих разделенные души на пути к воссоединению.
Колоссальный по охвату космический замысел, начинающийся с бесчисленных разделений, впервые достигает своей кульминации в восстановлении индивидуальной души. В этом отражаются все силы вселенной. Результат — момент встречи двух индивидов, которые долго искали друг друга, и их встреча стала наградой для них обоих.
И Джоанна, и Филипп, побуждаемые знанием души о необходимости реализовать собственную завершенность, оба прилагали много сил к индивидуальному развитию. И только по достижении определенного уровня эти половины встретились на своих орбитах и образовали единое целое.
Можно было бы даже сказать, что "близнец" появляется на сцене тогда, когда в нем меньше всего нуждаются, то есть когда каждая из душ-половинок в разделенном состоянии обретает максимум независимости. Это состояние — верх одиночества. Каждый мужчина и каждая женщина должны взойти на эту вершину в одиночку, и научиться выдерживать порывы яростного ветра, которые обрушиваются на душу, достигшую определенных высот. И тогда из-за тумана вдруг появляется душа-близнец, побуждаемая не потребностью, обусловленной эмоциями, но желанием удовлетворить глубочайшую потребность души. Согласно чудесному проекту Божественного Архитектора, абсолютное одиночество духа открывает путь первому великому воссоединению и навсегда прекращает одиночество.
Это не то же самое, что просто влюбиться. "Влюбиться" обычно означает раствориться в другом человеке, отречься от своего "я" и доверить его сердцу своего возлюбленного. Что касается воссоединения душ-близнецов, то оно уходит корнями в глубины истинного "я", того места, где пребывает душа.
Едва познакомившись с Филиппом, Джоанна начала удивляться: "Еще немного, и я влюблюсь!" Той ночью она увидела вещий сон:
"Я иду по узким мосткам, и вдруг чувствую, что с одного края они прогибаются. Я понимаю, что сейчас упаду. Я смотрю вниз и вижу, что падать придется с большой высоты. Я боюсь разбиться. И вдруг слышу голос, который говорит мне: "Ты не падай! Ты прыгай!" Мостки уходят у меня из-под ног, и я прыгаю, сохраняя вертикальное положение. Я ощущаю под собой чьи-то заботливые ангельские руки, которые не дают мне упасть, и руководят мною, пока я лечу вниз, на большую глубину. Я легко приземляюсь на ноги, и вижу, что у меня в руках книга. Я открываю эту книгу, и обнаруживаю, что в ней история моей жизни."
Страх перед исчезновением, перед потерей себя глубоко укоренился в человеческой природе. Именно он является причиной страха смерти для тех, кто считает смерть своим концом. На протяжении всей жизни конфликт между самим собой и другими создает полярность, с которой сталкивается душа в своем продвижении вверх. Мост в сновидении Джоанны — это мост, соединяющий родственные души, где бы они ни находились. Когда воссоединение с "близнецом" достигнуто, "я" и "другой" становятся единым целым и мост перестает существовать. Но даже на этом уровне древний страх потери себя оставляет глубокий отпечаток.
Джоанна, истолковывая свой сон, описывает прыжок с моста как необходимый поворот судьбы: она полностью доверяет партнеру, и в результате обретает саму себя. Книга, которая у нее оказывается в руках в момент приземления, повествует об ее жизни, достигшей апогея.
Воссоединение душ-близнецов отражает в миниатюре окончательное воссоединение всех душ с Истоком. Что внизу, то будет и наверху. Одно дается нам на уровне нашего понимания как указание на другое, находящееся далеко за пределами первого.
Елена Блаватская, основательница Теософского движения, пишет в "Тайной доктрине" о так называемом перепоглощении:
"... абсолютное бытие, необусловленное единство, или состояние, для описания которого человеческий язык совершенно и безнадежно неадекватен... Человеческий ум на настоящей стадии своего развития не может достичь этого плана мысли. Он спотыкается о грань непостижимой Абсолютности и Вечности.
Индивидуальность при этом поглощении не теряется... По его достижении то же самое "Я" вновь появляется как более высокое существо, на более высоком плане, дабы вновь начать цикл усовершенствованной деятельности в тот день, когда Великий Закон вновь приведет все сущее в действие."
Может быть, эту концепцию трудно охватить умом, но она дана нам, дабы мы ощутили вкус блаженства этих высших состояний прямо здесь, на Земле. Кому из нас не доводилось переживать такие моменты? Разумеется, к ним можно отнести и кульминационные проявления сексуального союза, открывающие окно в мир духа.
Мы пришли из блаженства, каждое человеческое существо появилось в результате чьего-то мимолетного блаженства, и к блаженству нам предстоит вернуться. Это — причина всего. Это — сущность всего.
Как-то раз, еще в начале своего служения на Западе, Махариши проводил учение в лондонском Элберт-Холле. Он сидел на диване в позе лотоса и на фоне огромной сцены почти пустого зала казался крошечным. Держа в руке цветок, он спокойно ждал, когда несколько десятков человек, пришедших послушать его, угомонятся. Потом он улыбнулся и сказал: "Жизнь — блаженство".
Для него жизнь действительно блаженство, потому что он пробужден. И так будет для каждого из нас, поскольку цель нашего бытия — достичь полного сознания и блаженства. Мы пробуждаемся через любовь. Без любви мы останемся сомнамбулами навечно.
Мы живем во вселенском сплетении любви, заставляющей нас постоянно пробуждаться. Всемогущий акт любви осуществил разделение душ, а также замыслил их возвращение друг к другу через возрастающую любовь. Велика радость воссоединения душ-близнецов, но она тускнеет по сравнению с экстазом, охватывающим воссоединение родственных душ, некогда принадлежавших одной группе, где каждая из душ уже являет собой две воссоединившиеся половины. Постепенно отдельные группы начинают присоединяться друг к другу, расширяясь в размере, словно звездные скопления в космосе, и позволяя расцветать каждой душе, дабы она была способна вместить в себя это блаженство.
Каждое действие, совершенное нами в своей жизни, — это шаг в сторону любви и единения. Просто одни дороги ведут к цели по прямой, а другие в обход. "Неисповедимы пути Господни" (букв. "Бог чертит прямые линии окольными путями") — гласит народная пословица. По мере своего развития мы учимся выравнивать свой путь.
Это выравнивание не всегда происходит на нашем планетарном уровне. Одна молодая влюбленная пара, когда им обоим было лет по двадцать, вступила в брак. Однако лет через десять любовь обернулась своей противоположностью. Этот водоворот событий захватил их детей. О разводе этой пары писали все газеты, поскольку между супругами разразилась жестокая битва из-за того, с кем останутся дети. Судья разделил детей между родителями (в духе царя Соломона), оставив одного матери, а другого отцу. Так и росли эти разлученные дети, каждый с одним из родителей, который был настолько зол на другого, что даже не позволял упоминать о нем в своем доме.
Только через сорок лет мать узнала от своей дочери о смерти своего бывшего мужа. Некоторое время спустя он явился ей во сне.
"Это был осознаваемый сон, который я с уверенностью могу назвать подлинным духовным переживанием. Я увидела своего бывшего мужа, склонившегося надо мной. Никогда не забуду, насколько я удивилась, вновь увидев этого темноволосого красавца, в которого когда-то много лет назад влюбилась. Мне известно, что в мире духа мы можем выбирать, в каком виде и в каком возрасте нам появиться. Кожа на его лице была такой гладкой, что мне захотелось прикоснуться к ней и почувствовать ее шелковистость. Сделав это, я поняла, что передо мной была световая субстанция духовного тела.
Но его внешность была отнюдь не самым главным. Самое главное было то, что он говорил со мною с огромной любовью и нежностью. Он простил меня, и это было поводом для того, чтобы я простила его. К нам вернулась та же любовь, которую мы когда-то испытывали друг к другу. Я поняла, что она не угасла. Я проснулась в настроении любви, с уверенностью, что мы достигли полного примирения.
Я написала своим дочерям, и рассказала им о той гармонии, которая теперь установилась между их родителями. Я обливалась слезами, когда, наконец, смогла высказать слова, которые они, должно быть, жаждали услышать: "С любовью от Мамы и Папы"."
Эта женщина поняла, что после смерти душа бывшего мужа обрела свою истинную природу. Он смог посмотреть на ее душу с другой позиции и понять, что их уход от любви был необходим для того, чтобы они многое поняли. Поскольку женщина развила в себе духовные качества, она сумела открыться этому контакту на уровне души.
Их брак не был браком душ-близнецов, но он стал предметом вселенского замысла разделения душ, дабы они самостоятельно обрели опыт и вернулись друг к другу обогащенными. Всякий раз, когда любовь распадается, то, возвращаясь, она становится еще сильнее. Она не может никуда уйти, не встретив саму себя.
И какие бы обстоятельства не разделяли любовь, согласно закону мироздания, за разделением последует воссоединение. Семья распадается из-за денег. "Какая досада", — скажут некоторые. Но Бог только улыбнется им в ответ. Он уводит людей друг от друга, дабы руководить их духовным развитием, направленным на любовь и воссоединение. Это единственное направление. Другого нет. Они достигнут примирения, если не на земном плане, то на других уровнях.
На своем пути люди обречены на страдания. Они должны стать выше этих страданий. Духовные учителя утверждают, что мы будем развиваться через страдания, пока не научимся развиваться через радость.
Союз душ-близнецов — это надежный способ формирования через радость. Окольные пути будут постепенно выпрямляться, пока не станут прямой дорогой к Богу.
В этом великом возвращении просматривается цель всего процесса разделения, то есть эволюция душ, начиная от первой божественной искры и заканчивая достижением полноты бытия, когда душа во всем своем величии воссоединяется с Богом Отцом-Матерью.
Каждая из душ-близнецов, возвращаясь к андрогинному единству, навсегда сохраняет свои уникальные качества, мужские и женские, которые она развила в себе в туманном прошлом. Двое становятся одним, и это одно остается одним среди множества.
Глава 2. Мужское и женское начала.
Мужское и женское начала — это непрерывно творящие и сохраняющие себя энергии Бога, который проявляет себя через вселенную. Эти принципы описаны в книге "Синтез йоги" Шри Ауробиндо, одного из величайших духовных учителей, который вместе со своей соратницей Матерью основал в двадцатых годах знаменитый ашрам в Пондишери, Индия.
"Мужской принцип — это беспредельное Божество, содержащее в себе потенциал существования всех вещей. Женский принцип — это его Шакти: тот же самый Бог выпустил из себя самосознающую силу, которая содержит в себе все, и насыщена всем, что позволяет ей проявить себя во вселенском Времени и Пространстве. Она — Матерь Мира, творица вселенной, производящая из своей духовной субстанции всех богов, все миры, а также все вещи и жизни... Она — посредница между вечным Одним и проявленным Многим. Посредством игры энергий, производимых ею из этого Одного, она проявляет во вселенную разнородное Божественное, создавая из своей разоблачающейся субстанции его бесчисленные лики. Во вновь восходящем потоке тех же энергий она возвращает все сущее к тому, откуда оно произошло, и душа в своем эволюционном проявлении все больше и больше обращается в сторону Божественного."
Божество воплощает в себе тот же принцип, что и каждая индивидуальная душа: оно разделяется, а потом возвращается к своему единству. Все души совершенным образом повторяют двойственность Бога, "два-в-одном", разделение и возвращение к единству.
Мы можем понять свои мужское и женское начала и идею душ-близнецов, изучив единство мужского и женского начал в Боге. Каждый из нас — микрокосм, служащий отражением макрокосма. Поняв природу вселенной, мы становимся обладателями ключа, при помощи которого сможем раскрыть все тайны своей души.
Ауробиндо говорит о противоположных аспектах Творца в понятиях, полностью применимых к душам-близнецам:
"Они [мужской и женский принципы в Боге] — суть два полюса бытия одного Существа... Они представляют две его противоположные стороны... Эти две линии, или два потока энергии, отрицательный и положительный, отражаются на проявлении всего, что в нем содержится. Даже в своем действии он [мужской принцип] сохраняет в себе все ее [женского принципа] силы и энергии, готовые себя проявить; даже в своем побуждении к действию она несет в себе все его внимательное и обязательное сознание, полностью поддерживающее и понимающее ее творческую цель."
Именно так выглядит то, каким образом мужская половина содержит в себе женскую энергию, а женская половина поддерживает себя изнутри мужской творческой силой.
Пол назначается душам-близнецам в момент их разделения. На самом деле эти две половины никогда не бывают полностью разделены, ибо каждая из них оставляет в себе семя другой. Эволюция предусматривает медленное развитие этого семени внутри каждой из половин, и это развитие всегда нацелено на момент воссоединения. Этот момент наступает, когда двойственные энергии как мужской, так и женской половины достигают своего четкого равновесия, — того равновесия, которое присутствует в Боге.
По сути, мы, как существа мужского и женского пола, являемся потомками Вечного Женского и Вечного Мужского начал. Мы — сексуальные существа, и наша сексуальность служит частью замысла творения. Ее нельзя отрицать. Она ведет к любви и коренится в нашей душе. Следовательно, любовь душ-близнецов — это предназначение каждого. Это справедливо для вас, равно как и для меня. Это одинаково справедливо для самых богатых и самых бедных, для узника тюремной камеры, для оставленного всеми старика, для тех, кто томится в одиночестве.
Каждая душа жаждет своей завершенности; каждая жизнь стремится к этому. И хотя эта жажда завершенности хоронится в глубинах души, она есть побуждение, дающее начало всем остальным побуждениям. Она — позыв к возвращению к тому, что было утрачено.
Сначала мы потеряли свою родную обитель в Боге. Затем понесли потерю самих себя, воплощенных в противоположном поле. Из самой глубины своей расколотой души мы слышим зов к возвращению, но вернуться сможем только тогда, когда достигнем целостности своего бытия. Мы должны обогатить себя для своей другой половины, и только потом сможем направиться в сторону завершенности в высшем смысле.
Мы живем во время половой путаницы, даже полового отрицания, и поэтому должны более глубоко всматриваться в источник своей сексуальности. Сексуальность — это глубина души. Через все наши воплощения мы развиваем наш основной пол, лелея в то же время в своей мужской или женской душе сущность противоположного. Воплощаясь на Земле, мы принимаем бесчисленное множество форм, начиная свой путь с низших миров и заканчивая человеком. Мужская душа ищет своего совершенства, постоянно воплощаясь в мужских телах, а женская — в женских телах.
Наша эволюция сосредоточена вокруг единственной цели: вернуть нас к самим себе по достижении продвинутой стадии завершенности. Мы неуклонно следуем этой отдаленной цели становления женщиной, становления мужчиной, становления целым.
Часто говорят, что в цепи перевоплощений мы меняем свой пол, поскольку душе требуется постичь и мужской, и женский опыт. Но здесь не принимается в расчет принцип душ-близнецов, согласно которому женская половина души развивает "инь", а мужская "ян", причем каждая из половин содержит в себе сущность другой половины и никогда не меняет свой пол. На протяжении всей последовательности наших жизней мы развиваем качество, присущее основному нашему полу и, вместе с этим, качество, присущее противоположному полу, зачатки которого несем внутри себя.
Через опыт обоих полов мужское сознание входит в женскую душу, и любое развитие женской природы поглощается мужским двойником. Обе половины учатся друг у друга, как стать единым целым, каковым они некогда были.
Именно ради развития сознания и обретения опыта в материальной форме обе половины разлучаются, а затем воссоединяются вновь. Им нет необходимости, перевоплощаясь на Земле, каждый раз менять пол. Развиваясь в плане своего самоопределения, женщина вправе сказать: "Я, будучи женщиной, знаю, что такое быть мужчиной. Я знаю это, ибо мое внутреннее мужское начало обретает силу и стойкость, творческую инициативу и лидерские качества". Мужчина сказал бы: "Несмотря на то что я мужчина, я обладаю знанием женской природы, поскольку присущее мне женское начало делает мое сердце открытым, вдохновляет мой возвышенный ум и пробуждает во мне нежные и сострадательные чувства ко всему новому и полезному для меня".
Когда, наконец, обе половины находят друг друга, они становятся способны вновь утвердить свое единство, поскольку теперь это одна развитая душа-субстанция. Часть мужского начала, обретающего свою завершенность в женской душе, является как неотъемлемой частью женской души, так и продолжением той части, что находится в мужской душе. Это объясняет, почему Кэти в "Грозовом перевале" может по праву говорить: "Я есть Хитклиф!"
Она есть он, а он есть она. И при этом она полностью женщина, а он полностью мужчина. Что же тогда такое, быть женщиной? И что значит быть мужчиной? Ответ — в нашем понимании взаимодействия двух божественных энергий в человеческой душе. Нельзя полагать, что мужчина — это одно, а женщина — другое. Одно и другое — это энергия ян и энергия инь. В душе мужчины, как и в душе женщины, они сочетаются по-разному, и находятся в разных соотношениях.
В восточной философии ян и инь определяются следующим образом: ян — это первоначальный импульс, который разделяет и задает направление; инь — ответный импульс, который питает и воссоединяет. Без ян ничего не приходит к бытию; без инь все, что приходит к бытию, погибает. Ян — это сильный аспект умственной деятельности, инь — образное и поэтическое возвышение чисто интеллектуального до прекрасного. Ян служит началом всех вещей, а инь содержит в себе все вещи. Ян осуществляет, инь пребывает. Ян — мужская способность давать, приносящая дары; инь — женская способность получать, хранить, улучшать и перераспределять их.
Ян сооружает, инь дополняет; ян осуществляет, инь совершенствует; ян — это сила, инь — тайна, которая раскрывает себя и становится знанием. Ян — первооткрыватель, инь вдохновитель на великие открытия. Ян — это саморазвитие, а инь — посвящение саморазвитию. Ян — воля, а инь — мудрость, и одно без другого ничто, а вместе они радость. Ян — как день, переходящий в ночь, а инь — как ночь, предшествующая дню; одно из них — сила, которая движет морские волны к берегу, а другое — сила, которая откатывает их назад в море, дабы они снова набегали на берег.
Следовательно, быть мужчиной или женщиной — это продвинуться как представителю своего пола и надлежащим образом уравновесить в себе дополняющее противоположное начало. Присутствующее в нас противоположное начало, то есть наличие женской составляющей в мужчине и мужской составляющей в женщине, мы называем контраполом. В мужчине ян — основное, а инь — развивающееся. В женщине, наоборот, основное инь, а развивающееся ян. Равновесие и соотношение этих начал служит мерой духовной зрелости и половой силы, как для мужчины, так и для женщины. Воссоединение двух половин может произойти только между мужчиной, достигшим завершенности и уверенности в своем мужском начале, и женщиной, утвердившейся в своем женском начале. Поистине сильная женщина обретает силу и счастье в своем женском предназначении и самодостаточность в своем вторичном мужском качестве. Мужчина, полностью реализовавший свое мужское начало, в наивысшей степени проявляет свои ян-качества наряду с инь-чувствительностью. Это то состояние, которое Маслоу называет самоактуализацией. Когда самоактуализированные мужчина и женщина встречаются и объединяются, между ними происходит гармоничный обмен их половыми качествами.
Мужская и женская энергии не становятся однородными. Отделенные и отличающиеся друг от друга, они узнаются в процессе работы внутри нас и, узнав их, мы сможем их полностью реализовать, привести в равновесие и ускорить свое продвижение к воссоединению, ведущему нас к завершенности. Это равновесие для каждой души свое. Оно достигается отчасти благодаря усилиям нашей внутренней природы и отчасти благодаря нашим собственным усилиям. Осуществляя работу, направленную на воссоединение, мы находимся в творческом партнерстве с Богом-силой.
Вы женщина? Тогда где-то есть мужчина, который старается реализовать в себе часть вашего женского начала: когда вы встретитесь с ним, вы узнаете в нем себя. Вы же, как формирующийся ребенок, носите в себе именно те качества мужского начала, которые определяют сущность этого мужчины.
Вы мужчина? Тогда знайте, что есть дополняющая вас противоположная половина, которая развивается в направлении вашего мужского начала, воспитывая в себе уникальные качества ваших ян-сил. Когда, наконец, вы оба встретитесь, эти силы вернутся к вам вместе с радостью узнавания друг друга. В результате вашего обоюдного понимания того, что вы суть одно, между вами установится совершенная гармония. Вы постоянно будете жить друг в друге и продолжать свое развитие.
Ауробиндо пишет о женской и мужской двойственности Бога: "Хотя эта Двойственность на вид кажется разделенной, она нераздельна. Там, где есть одно, есть и другое".
Недавно физики были поражены, обнаружив, что если один электрон в атоме, состоящем из двух электронов, под воздействием внешней силы начинает вращаться в другую сторону, то так же изменяется и направление вращения другого электрона, несмотря на значительное расстояние между ними.
Это созвучно природе двойственности душ-близнецов. Эти "близнецы" "на вид кажутся разделенными", потому что облечены в различные формы, но где бы любой из них не находился, другой все равно будет влиять на него в духовном измерении. В ходе эволюции обеих душ каждое действие, совершенное одним из "близнецов", естественным образом отражается на другом "близнеце", и это проявляется на материальном уровне.
Когда мы прослеживаем все наше развитие, начиная от первобытных людей и заканчивая развитыми партнерами сегодняшней действительности, готовыми к своему воссоединению, нам становится очевидно, как развивались инь-в-ян и ян-в-инь на протяжении всей истории. Первобытный мужчина был полностью "ян", но имел в глубине себя зачаток женского начала. Первобытная женщина была полностью "инь", покорная и зависимая. Из этого мы создали клише "Женщины пассивны, а мужчины агрессивны".
Однако женщина может становиться полностью пассивной, когда ее охватывает это остаточное влияние. Но в своем развитом состоянии пассивность, которая зачинает, вынашивает плод, рождает и кормит, становится восприимчивостью. Восприимчивая пассивность обеспечивает четкий канал для интуиции, прямую дорогу к Богу, а также и само творческое проявление. Это — инь-энергия вечного женского начала, и женщина не одна хранит в себе это сокровище: она разделяет его с мужчиной. Аналогичным образом, агрессивность древнего мужчины, или мужчины, носящего на себе отпечаток далекого прошлого, преображается в творческую инициативу, когда он достигает своего полного развития и открывается миру. Творческая энергия вечного мужского начала, присутствующего в женщине, проявляется в каждой женщине уникальным образом: она придает силу ее творениям, а затем, обретя утонченность и выразительность, возвращается мужчине.
Это половое равновесие является состоянием настоящего равенства — состоянием, за которое не надо бороться. Это состояние изначально присутствует в душе: необходимо только, чтобы оно созрело и стало узнаваемо. Но прежде чем оба пола научатся понимать друг друга, между ними неизбежно возникают различия. Что касается нашей психики, то в ней присутствует некая негативная сила, привязывающая нас к стереотипному мышлению, и это она там, где должна быть любовь, порождает враждебность.
В конце концов магнетическое притяжение друг к другу противоположностей инь и ян усиливается, и между "близнецами" создается мост. Признание "близнецами" друг друга, которое пока еще является редкостью, со временем станет обычным явлением. История такого признания, которое произошло между психологом Кеном Уилбером и Трейей Киллиам рассказана Кеном Уилбером в его книге "Благосклонность и стойкость" (Grace and Grit). Оба они были духовными искателями. Кен — автор многих книг на тему духовности и сознания.
Вот выдержка из вступления к дневнику Трейи, где она описывает, как однажды вечером в 1983 году произошла их встреча с Кеном.
"В какой-то момент все мы пошли на кухню пить чай. Кен обнял меня одной рукой. Мне стало немножко неловко, поскольку я с ним почти не была знакома, но постепенно моя рука также оказалась у него на плече. Затем что-то подвигло меня обнять его и второй рукой, и я закрыла глаза. Затем я почувствовала нечто неописуемое — теплоту, слияние, чувство соответствия друг другу, растворения друг в друге и полного становления единым целым. Я позволила себе на некоторое время застыть в этом моменте, затем открыла глаза, и удивилась.
Что с нами сейчас произошло? Своего рода признание. Признание за пределами нашей обыденной жизни. Мы говорили и говорили, и я ничего не могла с этим поделать. Это было до жути необъяснимое чувство, которое можно испытать только один раз. Когда, наконец, в четыре часа утра я направилась к своей машине, чтобы поехать домой, Кен задержал меня и сказал, что он настолько поражен, что никогда меня не отпустит. То же самое чувствовала и я. Мне казалось, что я в некоем, почти эзотерическом смысле нахожусь во власти его рук."
Кен рассказывает, что тогда он лег спать с одной-единственной мыслью: "Только бы проснуться и сказать: "Я нашел ее". Это все, о чем я думал: "Я нашел ее"". Вот как он описывает следующее утро.
"Еще лежа в постели, я заметил, что сквозь мое тело проходят потоки тонкой энергии, очень напоминающей так называемую энергию кундалини. Согласно восточным религиям, это энергия духовного пробуждения, и она пребывает в дремлющем, спящем состоянии, пока ее не пробудит соответствующий человек или какое-либо событие... Невероятно, но то же самое произошло с Трейей, и точно в то же время."
А вот выдержка из дневника Трейи:
"В то утро я лежала в кровати очарованная, и очень ясно и отчетливо ощущала тонкую вибрацию. Это ощущение присутствовало в моих руках и ногах, но в большей степени оно сконцентрировалось в нижней части туловища. Что же на самом деле произошло? Неужели меня стало отпускать то, что раньше вызывало во мне напряжение?
Я сосредоточилась на своем сердце, и почувствовала, как оно раскрылось, когда вдруг вспомнила, что именно это ощущение у меня возникло с Кеном прошлой ночью. Из моего сердца выплескивалась удивительная большая волна, которая скатывалась вниз, в центр моего тела, а затем поднималась к макушке моей головы. Это чувство граничило со сладкой блаженной болью, с жаждой, с выходом за пределы, со стремлением, желанием, открытостью, ранимостью. Возможно, я чувствовала бы себя так все время, если бы не была защищена, если бы сбросила с себя все щиты... Но, так или иначе, это было удивительное чувство. Я люблю это чувство, оно кажется живым и очень реальным, полным энергии и тепла. Оно возвращает к жизни мою внутреннюю сущность."
Энергия, которую описывает Трейя, — это магнетическая энергия, непрерывно действующая в нас за пределами нашего сознания. Это — зарождающееся блаженство космоса, и оно активизируется в результате единения душ — душ-близнецов, а затем всех родственных душ, — того единения, которое готовит нас к слиянию с Богом.
В Кене и Трейе мужское и женское начала нашли свое идеальное равновесие. Трейя пишет: "Где-то через пару недель после нашей первой встречи мы решили пожениться. Все произошло чрезвычайно быстро. Казалось, каждый из нас знал это почти с самого начала". Сила союза душ-близнецов стала поддержкой в годы жестоких разочарований, которые им предстояло пережить. Их брак явился колоссальным испытанием, но также и огромной наградой в те пять лет, когда Трейя боролась с раком, который, в конце концов, сразил ее в возрасте сорока одного года.
Ощущение "близнецовства" прослеживается на протяжении всего их общения. Например, Кен приносит Трейе цветы накануне операции по удалению грудной железы, и в них записка "Второй половине моей души". Кроме того, Кен сам прекрасно описывает их половую гармонию. Они приехали в Германию, дабы испробовать еще один метод лечения быстро прогрессирующего рака. Кен взбирается на холм на границе города, где стоит высокая крепость, и вот какие мысли его там посещают:
"С вершины этой башни я мог видеть на расстоянии примерно около сотни миль во всех направлениях. Я посмотрел вверх: Небо. Я посмотрел вниз: Земля. И здесь я задумался о Трейе. В последние несколько лет она вернулась к своим корням, уходящим в Землю, к своей любви к природе, к своему телу, к своей женственности, к своей устойчивой открытости, к доверию и заботливости. Я же оставался там, где хотел оставаться, где чувствовал себя дома, то есть на Небесах, которые в мифологии означают не мир Духа, но аполлонический мир идей, логики, понятий и символов. Небо относится к уму, Земля — к телу. Я получал чувства и выражал их в идеях; Трейя получала идеи и передавала их в чувствах. Я двигался от частного к всеобщему; Трейя двигалась от всеобщего к конкретному. Я любил мыслить, она любила делать. Я любил культуру, она любила природу. Я закрывал окно, чтобы мне не мешали слушать Баха; она выключала Баха, чтобы слушать птиц.
Согласно традициям. Дух обитает не на Небе и не на Земле, но в Сердце. Сердце всегда рассматривалось как точка соединения Неба и Земли. Ни Небо, ни Земля не могут по отдельности вместить в себя Дух: только равновесие, найденное в едином Сердце, могло привести к тайной двери, ведущей за пределы смерти, бренности и боли.
Именно это Трейя и сделала для меня, точнее сказать, мы сделали друг для друга — указали друг другу путь к Сердцу. В первое время нас порой раздражали наши различия. Но вскоре мы пришли к пониманию, что все дело в том, что мы разные и далеки от своей целостности и самодостаточности. Каждый из нас был лишь наполовину человеком — один человеком Неба, другой человеком Земли, Ведь так и должно было быть. Объединившись в единое Сердце, мы стали целым. Вместе мы смогли обнаружить то изначальное единство, которое по отдельности обнаружить нам было бы не под силу."
Половая гармония между двумя людьми устанавливается только после того, как оба они уравновесят собственные внутренние силы. Это хорошо проиллюстрировано в следующей истории о Диане.
Диана уже и не надеялась когда-либо найти человека, с которым у нее установились бы отношения, преисполненные любви. Ей было далеко за тридцать, и она была чрезвычайно привлекательной, динамичной и яркой личностью. Диана работала в сфере средств массовой информации и многие годы посвятила основанию и развитию собственной фирмы. Она стала одной из тех, кто достиг своей вершины. Она называла себя феминисткой и водила дружбу по большей части с женщинами. Даже у себя на кухне она соорудила специальный стенд, на который вешала карикатуры, дискредитирующие мужской пол. И хотя этот стенд был для Дианы своего рода забавой, наличие его говорило о смятении чувств.
У Дианы был роман с французом Энтони, который длился уже семь лет. Они часто конфликтовали, и любовь постепенно погружалась на дно океана, который впоследствии окончательно их разъединил. Большое расстояние, разделявшее их, пробуждало тоску друг по другу. Письма, которыми они обменивались, были полны страстных признаний в любви. Однако при встрече их противоречия обострялись.
Энтони жил в небольшой деревне. Диана обнаружила, что в его доме с ней происходила поразительная перемена. Она, как и другие домохозяйки, с головой погружалась в домашние дела — в стряпню, уборку, выбивание ковров на балконе. Она отчасти удивлялась, неужели ей больше нечего делать, однако не могла отрицать, что наслаждалась собой.
На самом деле в этом выражался ее основной инстинкт инь-природы — инстинкт построения уютного гнезда. Эта женская основа игнорировалась ею все годы, пока она занималась бизнесом. Ян-силы, оказавшись на переднем плане, создали внутри нее дисбаланс с дополняющими женскими энергиями. Ее женская природа изголодалась, и здесь, в деревушке, выплескивалась наружу.
В доме Энтони внутренний маятник качнулся в другую сторону, и инь заявило о себе. Но когда амплитуда этого качания слишком увеличивалась, возникал новый дисбаланс. Дни, проведенные Дианой в блаженстве домашних дел, среди кастрюль и сковородок Энтони, всегда заканчивались для нее разочарованием, поскольку половое равновесие Энтони также было не в порядке. В нем было сильно развито женское начало, а мужское отставало в развитии. Расцвет женских качеств Дианы требовал сильного мужского партнера, который смог бы их дополнить и довести до совершенства.
В мужчине и женщине силы инь и ян действуют по-разному. В реализованной женщине энергия инь проявляет себя как активно воспринимающее и в высшем смысле творческое качество, как чистый приемник вливающегося духовного потока. В менее развитой женщине эта энергия проявляется в потребности в мужчине и привязанности к нему. В менее развитом мужчине инь склоняется в сторону пассивности и слабости, тогда как в реализованном мужчине оно выражает себя в нежности, сочувствии и заботе. В мужчине, развившем свое мужское начало, эти качества сияют во всей своей силе.
Эти качества — как раз то, что Диана искала и не могла найти в Энтони. Его пассивность и недостаток мужской отзывчивости вызывали в ней гнев, а под конец презрение. Распутывание их отношений было долгим и болезненным, и заставляло каждого возмущаться, отчаиваться и обвинять партнера.
Диана пыталась найти путь к восстановлению и исцелению отношений, применяла свою активную ян-силу. Она, как преданная католичка, погрузилась в духовные искания. Опираясь на устоявшуюся привычку молиться, она начала мужественно исследовать собственную психику.
В пробужденном восприятии Дианы самым главным стало ощущение своей женской, любящей природы, которую она так долго заглушала, а затем искажала в попытках приведения в соответствие со своей мужской стороной. Диана видела, что их с Энтони изначально притянуло друг к другу именно из-за сильно выраженных противоположностей. Мужское "я" Дианы находилось на переднем плане ее личности, а в Энтони преобладало его женское "я". Это такие противоположности, которые притягиваются, а затем отталкиваются, не дополняя друг друга.
И только тогда проявилась в Диане ее подлинная индивидуальность, когда силы ее женского начала достигли превосходства над контраполом. То же самое ожидало и Энтони. Диане не везло в любви, пока она не поняла, что подавляет в себе свою женскую природу из-за страха — страха перед уязвимостью и ранимостью, которые эта природа порой влечет за собой.
Чтобы расчистить психологические блоки своего прошлого, Диана обратилась к психотерапевту. Во всех своих любовных связях она слышала отголоски двусмысленных отношений с собственным отцом. Благодаря помощи психотерапевта, медитации и самоанализу Диана поняла это, и нашла в себе силы постепенно учиться выражать себя по-новому. Карикатуры, изобличающие мужчин, исчезли. Ее бизнес всегда был выражением как ее таланта, так и бегства от собственной женской природы и духовных стремлений. Она ограничила свою занятость, перераспределила приоритеты, отодвинув назад материальные нужды, дабы иметь возможность по несколько часов в день заниматься йогой. Она отчасти посвятила себя благотворительности, помогала больным или попавшим в беду людям. Благодаря прочитанным книгам и усердным молитвам она заново открыла для себя свои отношения с Христом. Ее душа постепенно обретала равновесие. Вот что она вспоминает об этом:
"Из-за своей занятости я пренебрегала настоящей жаждой духовного, как в отношении Бога, так и в отношении других людей. Как только я приняла решение, что мой приоритет — Бог, моя жизнь резко изменилась. Я оказалась в Париже на конференции, посвященной содействию взаимопонимания между странами Восточной Европы, Россией и Западом. Основным докладчиком был архиепископ русской православной церкви. На эту конференцию я пришла не по каким-то своим деловым соображениям: просто сердце подсказало, что мне нужно ехать. Там я встретила мужчину, который также прибыл с противоположной точки земного шара, и по той же самой причине. Сэм был устроителем зрелищных мероприятий и покровителем искусства. У нас нашлось много общего. Он обладал удивительным умом и полным пониманием человеческих дилемм. Его ясность мысли и большое сердце являли собой редкое сочетание. Сэм жил в городе, который находился неподалеку от моего города. Мы поддерживали связь по телефону и переписывались, и я обнаружила, что открываюсь ему все больше и больше, и что мы становимся все ближе и ближе друг другу. Однажды я пришла в восторг, когда мы обменялись по факсу своими любимыми молитвами! Мы разделяли наши соображения по поводу Бога, эмоций и чувств, и я постоянно чувствовала, что попалась в тенета любви. Мы часто навещали друг друга. Я никогда и ни с кем не испытывала такой близости. Я чувствовала себя спокойно, пребывая в уверенности, что мы встретились, дабы безоговорочно помогать друг другу в своем духовном путешествии. Это было время великого счастья. Моя жизнь обрела золотистый отблеск любви, возможности, надежды и чуда."
Снова Диана увлеклась мужчиной, с которым ей приходилось общаться на расстоянии, в то время как она искала эмоциональной близости. Хотя Сэм был гораздо сильнее в своей мужской сущности, чем Энтони, и Диана была более уверена в своем женском начале, ей пришлось признать то, что половой дисбаланс все еще сохранялся. То были страхи и нерешительность в Сэме, которые выходили на первый план по мере укрепления их отношений. Его женское начало продолжало оставаться на стадии зависимости. Несмотря на совместимость и сильную связь душ, он и Диана были не равны друг другу.
Диана глубоко полюбила Сэма и, наконец, осмелилась покориться и сделаться уязвимой перед той болью, которую она так давно предвкушала испытать. Истолковывая сопротивление Сэма как полное отвержение, она впадала в отчаяние. Ее снедала глубокая печаль. Она была совершенно уверена, что их отношения — это глубокая крепкая любовь и подлинная любовь души. Она чувствовала, как любовь души распространяет свое сияние по всему ее существу, а также ощущала вновь обретенную связь со своим духовным источником.
После того как буря страданий утихла, Диана обнаружила, что не совсем заблуждалась. Сэм остался преданным другом и подтверждал этой дружбой свои подлинные чувства к Диане. Их любовь поменяла курс, но все равно сохранила свою глубину. И хотя Диана с Сэмом не были душами-близнецами, они были душами, некогда принадлежавшими одной группе, которые называют душами-товарищами. Своей непоколебимой преданностью и поддержкой Сэм подтверждал ту силу, которую Диана первая увидела в нем. Она почувствовала уверенность, что они останутся друзьями на всю жизнь, сознательно связанными на уровне души и вносящими свой вклад в духовный рост друг друга.
Диана не сомневалась, что ее долгая и беспокойная любовь с Энтони была подготовкой для усвоения более серьезных уроков, которое стало возможно благодаря Сэму. Кроме того, отношения с Сэмом были ей необходимы, чтобы осознать, что ей нужно осуществить еще большую внутреннюю работу в своем уме, теле и духе.
Прошло не так много времени, и однажды на обеде, организованном для одиноких людей, интересующихся духовностью, она встретила Марка. Диана сразу же почувствовала с ним связь. Ее притянула к нему отнюдь не его внешность, но его чувствительность и открытая заинтересованность в обсуждении с ней духовных тем. Когда они в первый раз вышли прогуляться, то обнаружили, что одновременно перечитывают книгу духовного классика Ганса Кюнга "А существует ли Бог?" (Does God Exist?). Наряду с откликом души, сходства их переживаний указывали на то, что они — души-близнецы.
— Они оба основали компании, занимающиеся средствами массовой информации, и недавно сменили карьеру, перешли в сферу обслуживания.
— Они оба проходили терапию расчистки психологических проблем и блоков прошлого, дабы сделать их для себя более осознаваемыми. Поэтому им было что рассказать друг другу о своих эмоциях и чувствах.
— Уже два года они оба не имели сексуальных партнеров и готовили свои тела для реализации потенциальных возможностей и тантрических сексуальных отношений, которых оба страстно желали.
— Они ежедневно выполняли духовную практику молитвы и медитации и участвовали в работе духовных общин.
— Их этические нормы и чувство морали были созвучны, равно как и их приоритеты по отношению к родным, друзьям и работе.
— Они оба занимались физическими упражнениями: она йогой, а он бегом на длинные дистанции.
— Они оба были вегетарианцами.
— Они оба воспитывались в одинаковой религиозной среде.
Таким образом, ум, тело и душа Дианы и Марка оказались в крепких объятиях друг друга. Это была не романтическая любовь, которая порой к нам приходит: это было постепенное раскрытие двух душ, которые друг ради друга занимались самоисследованием, и, наконец, обрели завершенность. Диана впервые почувствовала ту поддержку, которая полностью осуществлялась ради нее самой.
Вступая в связь на физическом уровне, Диана и Марк удовлетворяли тем самым жажду союза гораздо большего и глубокого, чем сексуальный. Заниматься любовью для них было столь же естественно, как разговаривать, спать и просто жить. Их взаимность росла, и теперь каждый восклицал, что, наконец, нашел в своем партнере все, о чем мечтал, и даже более. Блаженство и радость их встреч, как сексуальных, так и повседневных, были пропитаны удивлением и почтением. Они оба признавали, что именно Бог привел их друг к другу, и именно Богу они посвятили свою будущую жизнь. Вступив в брак, они стали сильнее, чище, счастливее и обрели покой, какого прежде никогда не знали.
"Близнецы" часто признаются, что их путь друг к другу порой мучителен и труден. Таковым он оказался и для Дианы с Марком. И хотя у каждого из них было много разочарований, их вера служила им путеводной звездой. В своем развитии, направленном на более глубокое познание самих себя, они сталкивались с трудностями, но не отягощали ими друг друга, а наоборот, помогали друг другу открыть себя возможностям исцеленного сердца.
Мы находим своего близнеца через приобретение опыта, полученного нами в переживаниях любви. Эти уроки могут быть усвоены либо в любовном партнерстве, либо просто через развитие своей внутренней способности любить. Наша общая связанность с другими — это большой холст, на котором мы пишем свою картину. Подобному художнику, мы работаем на всей его поверхности.
Когда мы сохраняем свою открытость, то весь опыт нашей души направляется на самораскрытие и утверждение себя как личности. Он укажет нам направление к подлинной индивидуальности, а, следовательно, и к воссоединению.
Кабинет психотерапевта — это место, где проводится усиленная работа, направленная на открытие самого себя и на установление полового равновесия. Эта работа зачастую достигает невообразимых масштабов. Моури Прессмэн, мой соавтор, приводит следующий случай, который произошел с одним молодым человеком, проходящим лечение от депрессии.
"Мой пациент Роджер пасовал перед любой проблемой. Он слишком долго боялся самоутверждения, часто шел на поводу у других и зависел от одобрения сослуживцев. Вся эта "правильность" стала для Роджера своего рода смирительной рубашкой, усиливавшей его женское "я", которое предпочитало, чтобы его любили и заботились о нем. За это Роджеру приходилось платить потерей уверенности в себе и угнетением внутренних лидерских качеств. Он долго чувствовал на себе влияние отца, и его внутренний гнев становился все более и более очевидным. В конце концов я решился на интерпретацию, предположив, что Роджер, должно быть, держится за свои страхи, беспомощность и безнадежность, дабы подавить свой гнев, который на самом деле был обратной стороной его силы. Я дал Роджеру подушку и предложил бить ее до тех пор, пока весь его гнев не выйдет наружу. После некоторых колебаний он, наконец, начал бить эту подушку и почувствовал освобождение от гнева. Я просил его продолжать в том же духе, и он становился еще более агрессивным. Я предложил ему покусать подушку, и он, словно зверь, начал рвать ее зубами и трясти.
Полностью отдавшись своей ярости, Роджер зарычал. Его лицо исказилось, словно у демона: он состроил мне жуткую гримасу, глаза его оставались закрыты. Эта ярость в течение некоторого времени выходила наружу. Когда она утихла, Роджер свернулся калачиком, приняв позу эмбриона, и начал сосать палец.
Этот молодой человек продемонстрировал освобождение от подавления качеств, присущих своему полу, и переход к их развитию и приведению в равновесие. Высвобождение "демонической" энергии, которая происходила из того же источника, что и его самоуверенность, было одновременно освобождением его мужского начала. Он рассказал мне, что в процессе своего "упражнения" с подушкой даже испытал сексуальное возбуждение.
Однажды Роджер пришел в весьма подавленном состоянии. Он только что провел встречу сотрудников, на которой ему пришлось услышать от них жесткую критику некоторых своих предложений. Мне казалось, что он вернулся к старому образу действий, то есть стал пытаться снова снискать их расположение, вместо того чтобы отстаивать свое настоящее "я" и свою позицию. Я спросил: "Ты забыл о своей силе? Ты испугался своей "демонической" энергии?" Он вернулся и вновь представил коллегам свой первоначальный план. И хотя этот план не был утвержден, Роджер почувствовал со стороны коллег какое-то новое отношение к себе.
Примерно в то же время он начал встречаться с молодой женщиной, к которой испытывал любовь. Роджер вступил с ней в сексуальные отношения и потом рассказывал мне, какое удовольствие он испытал, когда смог обнять ее и выразить в действии свою покровительственную силу.
Стоило Роджеру таким вот сублимированным и безопасным способом выпустить из себя свою агрессивную энергию, как его мужское "я" стало обретать силу. Он все больше и больше становился самим собой, — более спонтанным и расслабленным. В нем установилось половое равновесие, которого прежде не было. Это развитие не повлекло за собой никаких потерь со стороны его инь-чувствительности и привязанности к людям, которые играли в его жизни весьма важную роль.
Казалось бы, пол — единственное врожденное качество, которое остается неизменным всю жизнь. Но пример Роджера учит чему-то большему. Хотя пол дается нам при рождении, мы должны развивать и лелеять его посредством собственных усилий. Чтобы развить свою основную половую индивидуальность, Роджер должен был бросить вызов глубоко укоренившимся страхам. Таким образом, высвобожденная агрессивная энергия оказалась теперь направленной Роджером на его усовершенствование.
Это было грамотное использование агрессивной энергии, которая, сублимировавшись, стала уверенностью в себе. Теперь она не имела ничего общего с теневой стороной "я", выражающей себя в жестокости и своекорыстии."
Итак, работа в плане определения и приведения в равновесие внутриполовых сил продолжает осуществляться. Это — работа души, а также средство восстановления разделенной души в своем первоначальном состоянии.
"Почему женщина не может быть больше похожей на мужчину?" — сокрушается профессор Хиггинс в книге "Моя прекрасная дама" (My Fair Lady). Именно это и осуществляет женщина в своих поисках завершенности. Ее мужская сила, утверждая себя, иногда выступает инициатором и ищет подлинного равновесия. Женщина становится более похожей на мужчину, а затем объединяет в себе новые силы и становится той женщиной, коей, собственно, и является.
Мужская индивидуальность проходит тот же процесс. Это та цель, на которую направлен конфликт полов. Эта долгая борьба, как мы считаем, подготавливает путь к воссоединению душ-близнецов в широком масштабе.
Гармония и равенство еще не достигнуты. Исход здесь несомненен, столь же несомненен, как двойственная любовь-природа Бога. Когда наши глаза и души открываются этому факту, мы становимся ближе к той радости, которая является обратной стороной борьбы.
Кен сообщает об этой радости, описывая свой брак с Трейей.
"Наше любимое занятие было очень простым: мы сидели на диване обнявшись, и чувствовали в своих телах танец энергий. Нас очень часто выносило за пределы самих себя, — туда, где чужда смерть, где сияет лишь одна любовь, где души соединяются на целую вечность, и где одно только объятие зажигает светила. И это был самый простой способ открыть для себя, что в этой любви, выражаемой объятиями, действительно воплощен Бог."
Но это простое счастье длилось недолго, ибо, как утверждал Кен, им достались в наследство "четыре месяца счастья и пять лет ада". Им было суждено коснуться глубин тьмы и даже срывать друг на друге злость, когда они переживали взлеты и падения под тяжестью того испытания, которое выпало на их долю.
И все же Трейя умерла в блаженстве, подобно тому, как умирают святые, обретя знание своего единства и единства со всей вселенной. Читая эту поучительную историю, можно интуитивно почувствовать, что взять на себя бремя боли и страданий их заставили причины, находящиеся за пределами развития их собственной души. В этом заключался их дар служения. Письма Трейи по поводу рака и других болезней облетели весь мир и были приняты во внимание миллионами людей. Она стала соучредителем Общины поддержки раковых больных в Сан-Франциско, и лично консультировала сотни людей, которым был поставлен этот диагноз.
В незабываемой истории своей любви, в книге "Благосклонность и стойкость" (Grace and Grit), они порой открывают нам глубины своей человеческой слабости, но, в конце концов, приводят нас к своей победе, в которой одновременно присутствуют и горечь и торжество.
"В тот вечер я уложил Трейю в постель и сел возле нее. Она была почти в экстазе. "Я ухожу. Я не могу поверить в это. Я ухожу. Я так счастлива. Я так счастлива. Я так счастлива". Словно мантру своего окончательного освобождения, она повторяла фразу "я так счастлива".
— Ты обещаешь, что найдешь меня? — спросила она.
— Обещаю.
— Точно обещаешь?
— Точно.
— Тогда я могу идти. Мне трудно поверить в это. Я так счастлива. Не думала, что будет так тяжело. А было очень тяжело... Дорогой, это было так тяжело... Но теперь я могу уйти. Я счастлива. Я так люблю тебя, и я так счастлива.
В течение двух последних недель Трейя почти с одержимостью повторяла все то, что я сказал ей пять лет назад, когда мы ехали на нашу церемонию бракосочетания. Я тогда прошептал ей на ухо: "Где ты была? Я искал тебя на протяжении всех своих жизней, и, наконец, нашел. Знаешь, мне пришлось сразить драконов, чтобы найти тебя. И если, вдруг, что-нибудь случится, я снова найду тебя".
За последние несколько удивительных месяцев мы не давали друг другу остановиться на своем пути, и стали друг для друга учителями. Мое непрерывное служение Трейе породило в ней чувства бесконечной благодарности и доброты. В свою очередь, ее любовь ко мне начала переполнять все мое существо. Благодаря Трейе, я обрел свою целостность. Казалось, мы взаимно порождали друг в друге то просветленное сострадание, которому каждый из нас в отдельности так долго учился. Я чувствовал, что в постоянной отзывчивости на нужды Трейи сгорала моя карма, накопленная за много лет, а может быть, и за много жизней. В свою очередь, Трейя достигла своей полноты через любовь и сострадание ко мне. В ее душе больше не оставалось ни пустых мест, ни уголков, которых не коснулась любовь, ни тяжести.
В конце Трейя сделала жест, словно собиралась что-то сказать мне. "Ты самый великий из всех мужчин, которых я когда-либо знала, — шептала она... — Мой победитель!.. — повторяла она. — Мой победитель..."
Я наклонился к ней, дабы сказать, что она единственный просветленный человек из всех, кого мне довелось знать. Именно благодаря Трейе просветление как таковое обрело для меня смысл. Тот мир, который Трейя создавала вокруг себя, был священным миром. Благодаря ей, в нем существовал Бог. Все эти вещи промелькнули в моем уме. Все эти вещи я собирался ей сказать. Я знал, что она понимает мое состояние, но мои уста сами собой замкнулись. Я не мог говорить. Я не плакал. Просто я не мог говорить. "Я найду тебя, дорогая, найду..." — это все, что я мог выдавить из себя.
Трейя закрыла глаза, и на этот раз навсегда."
Найдет ли Кен ее снова? Несомненно. Когда один из "близнецов" умирает, они разлучаются друг с другом только на земном плане. Незримая душа просто ожидает ухода своей второй половины с земного плана и ее перехода к следующему этапу развития.
Глава 3. Конфликт душ-близнецов.
Один суфийский текст утверждает: "Помните, [единство душ-близнецов] — это дар, вместе с которым приходит огромная ответственность за готовность встретить самое большое испытание, которое может выпасть на долю любых двух человеческих существ".
Вся жизнь движется в направлении воссоединения ее разрозненных частей. В человеческой жизни это движение происходит в двух направлениях — в направлении потребностей своего "я" и в направлении потребности в близости с другими людьми. Конфликт между "я" и другими — основная дилемма человеческой души. Ее разрешением преодолеваются самые большие испытания.
Хотя потребность в самом себе и потребность в других, как кажется, находятся в конфликте, они в действительности представляют две стороны нашего развития, напоминая собой смену ног при ходьбе. Наша задача — сохранять эти стороны в равновесии, отдавая каждой должное и продолжая идти вперед.
Мы можем получить картину этого сбалансированного потока, изучив его проявление в жизни душ-близнецов. Это движение ни в коем случае не бывает плавным. По закону своей природы души-близнецы не могут быть по-настоящему разлучены, и это вынуждает их разрешать свои конфликты как можно быстрее. Мы можем научиться делать то же самое, поскольку модель душ-близнецов идеальна для любых человеческих отношений. Изучая ее, а также подготавливая себя, мы ведем себя и других по восходящему пути.
Суфийский символ душ-близнецов — это два сцепленных друг с другом кольца, которые невозможно разъединить. Эти завершенные кольца обозначают двух индивидов, достигших собственной целостности, хотя зависящих друг от друга внутри большего целого. Великое испытание для душ-близнецов заключается в воссоединении на духовных высотах, где они являют собой единое целое, и в последующем воплощении этого состояния в их совместной жизни на Земле. Если им предначертано соединить свои жизни на физическом плане, то им, так или иначе, не избежать обычных конфликтов. Они — души-близнецы, а не люди-близнецы. У каждого из них свои психологические предпосылки, свой организм, своя совокупность влияющих факторов, свои привычки и ожидания. Им, как любой паре, необходимо приспосабливаться друг к другу на эмоциональном уровне.

Однако конфликты душ-близнецов разрешаются особым путем. Эти кольца позволяют нам отчетливо представить себе данный процесс.
Эти кольца — символ двух душ, а область взаимного пересечения двух колец — символ общности этих душ. Их общая почва, то есть та область, где кольца частично накладываются друг на друга, представляет одинаковые качества, присущие природе каждой из душ-близнецов. С другой стороны, не пересекающиеся области представляют собой индивидуальные "я" с их уникальными качествами. Эти кольца не находятся в неподвижном состоянии. Наоборот, по мере общения душ-близнецов друг с другом они могут смешаться в обе стороны. Их общая центральная часть то расширяется, то сужается, и то же самое происходит с боковыми, не пересекающимися частями, с двумя отдельными "я", которые держатся порознь, выражая собственные намерение и волю.
В тех областях, где души-близнецы находятся в конфликте, кольца расходятся, — но только на время. По закону своей природы они не могут полностью разделиться. Они снова притянутся друг к другу благодаря силам любви и силе их божественной Матери, к сердцу которой теперь они ближе, чем когда-либо, а также благодаря невыносимой боли разлуки.

Эмоциональный конфликт тяжело выдержать любому. Для душ-близнецов он вообще становится невыносим. Будучи во многом частью друг друга, они еще острее ощущают боль партнера. Одно сердце разрывается ради другого. Каждая из душ должна избавить от боли другую душу, и только тогда она может избавиться от этой боли сама. Динамика эмоций душ-близнецов никогда не допускает чувства "пусть он страдает".
"Близнецы" обязаны искать решение, и как можно быстрее. Руководимые с уровня души, они действуют вместе на основе абсолютной честности. Оставив позади гордыню и эго, они собираются с духом, чтобы смотреть в глаза правде и неуклонно искать корень проблемы. Ничего не должно оставаться без внимания. Ничего не должно быть сокрыто или искажено до частичной правды. Они не позволяют оставаться следам гнева или боли, ослабляющим структуру их отношений. Наоборот, за счет своих различий они должны укреплять свои отношения. Когда они, разрешив конфликт, возвращаются друг к другу, в них снова расцветает любовь. Они движутся к полному единству, однако, как всегда, сохраняя в себе свое индивидуальное "я".
Конфликты возникают снова и снова. Это — часть природного цикла и процесса роста. С каждым циклом души-близнецы становятся сильнее. Их развитие происходит в двух направлениях: они развиваются в направлении своего единства, а также вместе идут к более высоким уровням. Постепенно этих конфликтов становится меньше, и личный рост "близнецов" сосредоточивается на их внутренней работе, где оба помогают друг другу.

Души-близнецы разделяют общую карму, которая переплеталась на протяжении многих жизней. Живя порознь, они накапливали и прорабатывали свою карму, готовясь к будущей встрече. Что касается индивидуальных кармических долгов, которые привносятся в союз душ-близнецов, то здесь души помогают друг другу избавляться от них, подобно хорошим супругам, обоюдно прилагающим усилия к избавлению от бремени денежного долга. Точно так же они разделяют между собой радость кармических вознаграждений. Если кому-то из них выпадает необъяснимая удача, то не исключено, что она коренится в прошлых деяниях партнера.
Помните, что на протяжении долгого пути "близнецов" к возвращению, все, что случается с одним, отзывается эхом в другом, что, собственно, происходит со всеми сотворенными душами во вселенной, просто это не так заметно. Души-близнецы ответственны друг за друга так же, как и все мы, только в гораздо большей степени. По сути, нет такой вещи, как разделяемая карма: есть только степень радости и боли, вытекающая из нашего выбора.
В процессе преодоления разногласий душ-близнецов и возвращения друг к другу их союз проходит свое испытание на прочность, и это отражено в сцепленных друг с другом кольцах. Когда души-близнецы обнаруживают, что они действительно неразделимы, их связь проходит этапы алхимического очищения. Все их сознание пронизано верой. Это — вера в себя, друг в друга и во вселенную. Благодаря ей они становятся достойны друг друга.
Между парой душ-близнецов будет неизбежно возникать напряжение, временно нарушающее ход их жизни. Души-близнецы могут жить на противоположных концах света и при этом сохранять единство в своем бытии. Два кольца могут бесконечно растягиваться в разные стороны и при этом не разрывать свою связь. Порой душам-близнецам приходится переживать самые разнообразные конфликты. Мы убедились, что Трейя и Кен полностью прошли все испытания на прочность.
Вот еще две истории душ-близнецов. Одна из них — это пример тяжелейших испытаний, другая — пример союза, фактически свободного от конфликтов.
Вот как описывает прибытие своего "близнеца" Ребекка, врач, лечащий методами трансформации.
"Несколько лет назад я проснулась среди ночи. Надо мной в восьми или десяти дюймах парило лицо мужчины. Его мягкий, но сосредоточенный взгляд был преисполнен любви. Даже в темноте я могла отчетливо видеть его, и поняла, что это было явление на астральном или эфирном уровне. И хотя посещение носило мирный характер, в нем в то же время ощущался какой-то натиск: казалось, этот мужчина чего-то хочет от меня. Лежа в кровати, я осознавала его присутствие. Я вдруг почувствовала к нему огромную любовь.
Я не могла вспомнить его имя, но я знала, кто он. Семь лет назад мы встречались на семинаре в Калифорнии, где отрабатывали в паре одно короткое упражнение. Нам было дано задание просто в течение нескольких минут молча смотреть друг другу в глаза и осознавать возникающие при этом чувства. По окончании упражнения был объявлен небольшой перерыв. Во время этого перерыва он предложил мне прогуляться по берегу залива.
"Глядя в твои глаза, — говорил он, я вспоминал, как у меня на руках умирала мама. И хотя она никогда не выказывала большую любовь ко мне, в тот момент я вдруг смог почувствовать, как сильно она меня любит. Любовь, которую я к тебе испытывал во время нашего упражнения, была подобна этому чувству, только еще сильнее".
Его слова вызвали в глубине моей души резонанс. Я также почувствовала сильную любовь к нему, хотя ничего не сказала об этом. "Я всегда буду с тобой", — молча думала я.
После своего видения в течение нескольких дней я почти постоянно чувствовала его присутствие. Куда бы я ни пошла, он, казалось, всюду следовал за мной, и мое сердце все больше и больше переполняла любовь. Вскоре, к своему великому удивлению, я начала фантазировать, что мы любовники.
Мой брак распался несколько лет назад. С тех пор у меня никого не было: то я не хотела подвергать риску свою карьеру, то просто хотела оставаться честной перед самой собой и не вступать в отношения, не отвечающие моим представлениям. Вместе с этим неожиданным видением у меня возник вопрос: "Неужели мое одиночество столь отчаянно, что я даже не осознаю его? Может быть, я уже смирилась со своим одиночеством?"
Как бы я ни обосновывала происходящее, это переживание не покидало меня. Через неделю, во время своей утренней медитации я вспомнила имя этого мужчины: Клейтон Гиббс.
Отыскав его телефон в списке участников того семинара, я позвонила ему. Голос, записанный на автоответчике, вызвал яркие воспоминания о нашей прогулке по берегу несколько лет назад. Оставив сообщение, я ощутила волну восторга.
Проводя на следующий день семинар, я чувствовала и "видела", как Клейтон ходит по комнате и работает вместе со мной. Вечером я снова набрала его калифорнийский номер. На сей раз он ответил сам. Он говорил со мной больше часа. Я узнала, что его брак распался в том же году, что и мой. Я растила свою дочь одна, и он вырастил один четверых детей. В нашей жизни было много и других похожих событий, свидетельствующих о том, что несмотря на разделяющее нас расстояние, мы путешествуем в тандеме.
Через пару месяцев я полетела в Калифорнию на семинар, и мы несколько раз встретились. Я чувствовала, что меня все больше и больше переполняет любовь к нему, и то же ощущала с его стороны. Я провела большую часть недели, полностью положившись на Бога. И хотя очень хотела сблизиться с Клейтоном, для меня тогда куда важнее было следовать в своей жизни воле Божьей. Я привыкла жить одна и сосредоточивать свою энергию на работе. Я жаждала отношений с Клейтоном, но не нуждалась в этих отношениях.
Как бы то ни было, эти отношения развивались по воле Божьей. Клейтон, который был преуспевающим бизнесменом, недавно начал искать возможность направить свои чисто деловые навыки на духовные цели. Когда он месяц спустя приехал ко мне в Колорадо, то почувствовал желание присоединиться к моей работе, и я с большой охотой пригласила его. Мы стали жить вместе и вместе проводили семинары по трансформации, делая акцент на развитии гармонии внутри пар. Люди говорят, что мы, как пара, служили вдохновением для других.
Наша собственная гармония поразила нас. У нас оказалось очень много общего в плане того, что мы любим, а что не любим, много одинаковых склонностей и особенностей, предпочтений относительно пищи, погоды. Даже наши сновидения зачастую совпадали.
Наша сексуальная жизнь была удивительной. На момент заключения союза каждый из нас довольно долго не имел сексуального партнера. Клейтон, который некогда вел активную сексуальную жизнь, говорил, что со мной он чувствует себя девственником. "Я никогда ничего подобного не ощущал, — говорил он. — Я учусь всему заново".
Сначала мы были на вершине счастья, но потом все пошло как-то не так. Начались конфликты по мелочам, которые вызывали боль и обиду. Постепенно эти конфликты стали усиливаться. Мы боролись. Клейтон был миллионером, но на работе чувствовал себя слабой стороной. Я была сильной женщиной, и порой он находил, что я чересчур люблю командовать. Он был вынужден уехать, чтобы, как он сказал, вновь утвердить себя и свои мужские качества.
Я была в полной растерянности. Я знала, что не смогу продолжать свою работу без Клейтона, равно как и не могу жить без него."
Впав в отчаяние, Ребекка и Клейтон решили обратиться за консультацией к психотерапевту. Клейтон понимал, что неспособность его матери выражать свою любовь к нему оставила в его душе чувство глубокой горечи, в которое он боялся впасть, если вдруг обнаружит свою ранимость в отношениях. Любовь к Ребекке обратила его к самому раннему периоду жизни, когда он не получил достаточного эмоционального внимания от родителей. В то же время склонность Ребекки управлять ситуацией пробуждала в нем сущность воина. Чувствуя свою воинственность, он старался вырваться на свободу.
Ребекке также довелось пережить в детстве некоторые проблемы, которые до сих пор оставались неразрешенными. Она отчетливо помнила, как в возрасте десяти лет ей пришлось претерпеть сексуальные домогательства со стороны одного друга их семьи. Когда Ребекка рассказала об этом родителям, они не придали этому значения, и она почувствовала, что сама должна научиться давать отпор. Именно поэтому она стала развивать в себе сильную мужскую сторону. В процессе консультирования Ребекка пришла к осознанию того, что была невосприимчива к мужской склонности Клейтона защищаться, и что причина этого коренится в ее детских переживаниях. В ней преобладал дух соперничества, и она слишком подчеркивала свою мужскую силу.
Этот кризис их жизни оказался кризисом исцеления. Несмотря на тяжесть конфликтов, сцепленные между собой кольца не разъединились: наоборот, взаимосвязь привела их в состояние еще большей близости, и они вместе возобновили свою работу. Обучая трансформационной терапии, они обогатили друг друга умением мужественно справляться со своей болью и сами осуществили в себе процесс трансформации. Их союз обрел силу, а энергии, присущие их полам, пришли в равновесие.
Вот что теперь рассказывает Ребекка:
"Я наслаждалась своей жизнью как никогда прежде, и испытывала удовольствие просто оттого, что я женщина. Моя мужская сторона осталась по-прежнему сильной и доступной, но теперь у нее не было необходимости все время быть начеку. Клейтон был готов и жаждал взять на себя эту роль. Мы поняли, что здесь наблюдается четкая обратная связь: насколько я позволяю проявляться своей женской сущности, настолько же Клейтон утверждает себя в своем мужском начале. Я узнала, что прежде чем женщина овладеет своим мужским началом, она должна овладеть своим женским началом. Для мужчин справедливо то же самое, только наоборот. Мы чувствуем, насколько важны эти различия в половом равновесии, и продолжаем над этим работать."
И хотя в жизни душ-близнецов случаются серьезные конфликты, как в случае с Клейтоном и Ребеккой, есть пары, в которых гармония — не исключение, а правило. В таких случаях мы можем сделать вывод, что эти души прошли свои испытания еще раньше.
Патриция Джоудри, соавтор этой книги, рассказывает эпизод из жизни одной пары, который открылся ей, когда она обсуждала концепцию душ-близнецов со своей знакомой Ширли.
""А души-близнецы это примерно то же, что и родственные души?" — спросила Ширли. Я ответила, что да, но добавила, что у человека может быть много родственных душ, и только одна душа-близнец. "Понимаешь, мне действительно интересен этот момент, — продолжала она, — У меня появился новый мужчина, и мне трудно поверить в происходящее! Я знаю, что он — родственная мне душа или даже мой "близнец", поскольку мы так похожи. Все наши установки и ценности, наши пристрастия и неприязни, наш общий взгляд на жизнь — все совпадает. Никогда не думала, что встречу такого человека как он, — продолжала она, и ее лицо при этом просто сияло. Она не могла скрыть своего счастья. — Мой муж умер два года назад, и я уже готовилась провести остаток своей жизни одна. Мы с Лэном прожили вместе один год, и у нас не было ни одной ссоры и ни одного расхождения во мнениях. Он поражает меня. Он — это то, о чем я всегда мечтала".
Затем я задала наводящий вопрос: "А как ты считаешь, дополняете ли вы друг друга своими различиями?" "Да! — воскликнула она. — Конечно! Например, если я веду себя экспрессивно, то Лэн проявляет полное спокойствие. Он успокаивает меня, а я воодушевляю его. Я экстраверт, а он интроверт. Я побуждаю его к внешнему самовыражению, а он заставляет меня больше обращаться внутрь себя. Можно сказать, мы уравновешиваем друг друга"."
Ширли и Лэн оба вырастили детей, и в течение двадцати лет жили буквально через две улицы друг от друга. (В жизни обоих "близнецов" часто бывает много общего. Эти люди могут довольно часто встречаться и вплоть до назначенного момента не замечать друг друга.) Ширли говорит: "Мой сын даже заходил к Лэну и к его жене. Да и я как-то раз столкнулась с Лэном, но он тогда был для меня обычным человеком. Я и понятия не имела, что он когда-нибудь будет нужен мне. Просто тогда еще не пришло наше время".
У каждого из них первый брак оказался неудачным. Они оба рано завели семью и, сами того не осознавая, развивались отдельно от своих супругов, в направлении своего будущего "близнеца". Брак Лэна распался в то же время, когда овдовела Ширли. Год спустя они нашли друг друга.
Ширли говорила об их схожести, а также о дополняющих друг друга различиях. Оба они любили читать, не были домоседами, любили живопись и имели дома одни и те же репродукции известных полотен. Им нравилась работа в саду: она выращивала цветы, он — овощи. Ширли работала в магазине, Лэн торговал на рынке.
"Мы помогаем друг другу во всех отношениях, — продолжала она, — но позволяем оставаться самими собой: мы никогда не пытаемся управлять друг другом или менять. Мы никогда не делаем друг другу больно: мы проявляем по отношению друг к другу нежность и заботу. Если мы в чем-то не сошлись во мнениях, то этот момент проясняем для себя сразу же. Я так счастлива! — восклицала она много раз. — Мы постоянно говорим, как нам повезло встретить друг друга. "Ты такой хороший", — говорю я ему. "Если я действительно хороший, — говорит он, — так это благодаря тебе"".
Еще одно их сходство — любовь к детям. Ширли рассказывает, как однажды она сказала Лэну: ""Наша жизнь — просто совершенство! Единственное, чего мы не можем иметь, так это детей". Но у Лэна было двое маленьких внуков, которые жили почти по соседству. На следующий день он приехал с ними обоими на руках. "Вот тебе дети", — сказал он. Я их прижала к своей груди, и теперь мы любим их как своих собственных".
В то время как любовь к детям удовлетворила женскую потребность Ширли о ком-то заботиться, присущая ей мужская сила, которая выражалась в потребности руководить, также пришла в равновесие. Именно это Ширли продемонстрировала тем, что сама сделала первый шаг в любовных отношениях. Она рассказывает о своей встрече с Лэном, которая состоялась незадолго до Дня Святого Валентина. "Меня очень тянуло к нему. Но я знала, что пережив разочарование в своем браке, он вряд ли решится на какие-либо отношения. Я послала ему "валентинку", в которой написала: "Мне хотелось бы познакомиться с вами поближе", — и указала свой телефонный номер. Он позвонил сразу же! И мы тотчас же встретились!"
Такие отношения душ-близнецов чаще всего складываются, когда женщины развивают в себе свою ян-силу и инициативу, а мужчины, наоборот, формируют в себе такие качества, как мягкость характера и стремление к заботе, которые женщина так ценит в мужчине. Утверждение женских качеств и появление духовности в мужчинах ведет во всем мире к соединению душ-близнецов.
Даже конфликт между обоими полами — это отчасти продвижение вверх, к разрешению конфликта. Если посмотреть на конфликт, возникающий между душами-близнецами, то можно увидеть, как кольца на время частично расходятся в стороны, затем останавливаются в месте их сцепления и снова возвращаются в прежнее состояние. Та же схема осуществляется в мировом масштабе. Коллективная женская душа и коллективная мужская душа — "близнецы". Они — две половины одного духовного тела, дополняющие друг друга и ищущие своей общности, побуждаемые и вдохновляемые к этому своими различиями. Как и "близнецы", они не могут быть разделены, равно как и не могут долго сохранять дистанцию, обусловленную различиями. Единственное возможное движение — это возвращение к единству. Требование для этого движения — приведение в равновесие инь и ян как в самих индивидах, так и в отношениях между ними.
Любовный опыт Ширли и Лэна, иллюстрирующий основные качества союза душ-близнецов, дает нам возможность понять, что встреча душ-близнецов может произойти на любом повороте лабиринта жизни. Большая часть вселенской работы, эволюции мира осуществляется обычными людьми, которые духовно растут в своей любви, занимаясь домашними делами и неся самую заурядную службу. Не следует искать волшебства в обстоятельствах, приведших душ-близнецов к воссоединению. В этом воссоединении душа получает доступ к настоящему источнику чуда — к духовному свету.
Это тот свет, который в течение многих жизней освещает путь перед душами, идущими навстречу друг другу. В каких-то из этих жизней они, безусловно, встречались, и каждый раз их связь была незавершенной. Преодоление незавершенности, о которой мы здесь говорим, — это кульминация длительного и постепенного процесса, в котором развивалось их знание друг друга. Окончательная встреча — это встреча, которая соединяет их на всех уровнях бытия. Возможно, прежде чем достичь собственной завершенности, а также полноты своей земной жизни, они должны разделить опыт друг друга на каждом из этих уровней.
Духовный учитель Омраам Михаэль Айванхов в первой части своей книги "Любовь и сексуальность" пишет: "За все свои земные воплощения человеческое существо встречает близнеца своей души двенадцать раз". Далее он добавляет, что иногда встреча душ-близнецов влечет за собой смерть, как в случае Ромео и Джульетты, поскольку "условия нашего существования не позволяют реализоваться такой совершенной, такой абсолютной любви".
Однако условия жизни на земле постоянно меняются. Сейчас создался самый подходящий климат для встречи и достижения окончательной завершенности очень многих пар. Это не означает, что некоторые пары не переживали свое настоящее единение в прошлом. Просто мы считаем, что состояние завершенности пары душ-близнецов может наступать много раз. Ввиду того, что все этапы жизни перетекают из одного в другой, мы должны предположить, что "близнецы" встречаются на протяжении веков и переживают свое "близнецовство", не называя его таким словом.
Почему же тогда мы прибегаем к такому понятию и стараемся как можно лучше осмыслить этот принцип? Потому что мы выросли в своем сознании и настало время испытать эту радость на высших уровнях осознанности.
Быть счастливыми и знать, что мы счастливы — это дар полного осознания своего человеческого предназначения. Страдание и знание того, что мы страдаем, уполномочивает нас к выходу за пределы страдания. Этот принцип был заложен в основе древнегреческой трагедии. Осознание страданий облагораживало трагического героя. Это вызывало у публики состояние очищения и духовного подъема, и она, в свою очередь, также облагораживалась.
Это благородство заключается в сознательной радости, ибо оно — часть Божества. Мы открываем себя духовным дарам, которые, в конце концов, делают нас способными к бескорыстному даянию. Именно за это мы боролись на протяжении всего нашего длительного развития к реализованному единству душ-близнецов.
Души-близнецы после смерти.
Что происходит, когда души-близнецы покидают этот мир? Должны ли они снова воплотиться, чтобы вернуться друг к другу? Мы убеждены, что ко времени полного завершения воссоединения душ-близнецов эти индивиды достигают высшего уровня духовного развития и не обязаны снова возвращаться на Землю.
Смерть — это только переход и, в некотором смысле, вознаграждение. Древняя мудрость учит, что после смерти наступает время пребывания в Девачене, то есть некоторая передышка. Во время этой передышки осуществляются все мечты человека. Затем, если душе для своего продвижения требуется проделать еще некоторую работу, она снова воплощается.
Поскольку бытие после смерти на высших планах — это состояние блаженства, то чтобы выбрать себе воплощение, требуется особая преданность этой идее. Однако есть такие, кто это осуществляет. Они достигли определенного уровня развития, но все же возвращаются, дабы служить страдающему человечеству и, таким образом, ускорять продвижение других человеческих душ.
Вернуться ли душам-близнецам, и вместе ли им вернуться — это их выбор. Они могут решить вернуться и снова найти друг друга. Они могут воплотиться одновременно, но жить отдельно, хотя осуществлять совместную работу в плане служения. Возможно, они встретятся на закате жизни и узнают друг друга в воспоминаниях своей души.
Может воплотиться один из "близнецов", а второй будет направлять и вдохновлять его на духовном уровне. Этот человек больше не станет искать "близнеца" своей души, но посвятит себя работе, которую они совместно выбрали. Такой человек вступит в брак только в том случае, если это будет благотворно сказываться на духовной жизни "близнецов". Скорее всего, это продвинутая душа, достигшая своего развития, и жизнь ее будет отмечена подлинным выражением любви. Это может относиться к семейной жизни, общественной жизни или жизни одинокого человека, посвятившего себя служению.
Здесь несомненным остается одно: "близнецы", достигшие своей завершенности, теперь неизменно вовлекаются в процесс, о котором Тейяр де Шарден говорит: "Рука Господа, собирающая нас назад к себе".
Эта рука никогда не выпускает нас, и поэтому единство душ-близнецов будет вечно проявляться в бесчисленных вариантах, задуманных для них Богом.
Глава 4. Подготовка к встрече с "близнецом".
Когда мы будем готовы встретить своего "близнеца"? Как нам подготовиться к этой встрече? Прежде чем воссоединиться как душам-близнецам и стать единым целым, мы должны достичь относительной целостности и завершенности в самих себе. Завершенность в самих себе ведет к более глобальной завершенности. Душа разделилась на две половины и воплотилась в двух телах, в двух условно сформированных личностях, в двух умах, которые на определенном уровне функционируют как единый ум, хотя способны мыслить независимо друг от друга. Мы встречаемся как конкретные индивиды, продвинутые в своей самодостаточности и имеющие цель в жизни. Нам нужно реализовать самих себя и обрести способность жить отдельно, не испытывая чувства одиночества и неполноценности. Тогда мы обретаем готовность к своему стремительному продвижению, которое происходит вместе с воссоединением душ-близнецов, а также способность жить самостоятельно, чтобы не зависеть друг от друга и в то же время оказывать друг другу необходимую поддержку.
Обретя самодостаточность, мы выходим за пределы потребности в человеке как таковом, признавая в то же время тягу своей души в другой душе. Нам нужно приблизиться к такому моменту, чтобы довольствоваться жизнью и в то же время постоянно побуждать себя к дальнейшему развитию. Это внутреннее побуждение известно как божественная неудовлетворенность, и оно совершенно не похоже на обычное недовольство. Мы прошли длинный путь к разрешению своих эмоциональных проблем и научились прощать себя за то, что нам раньше казалось непростительным. Нам нужно научиться любить и принимать себя такими, какие мы есть, и в то же время непрестанно стремиться к самосовершенствованию.
По достижении этого состояния нам, как правило, уже не приходится лихорадочно метаться в определении своей цели в жизни: мы будем четко следовать своему жизненному пути, который во многом напоминает жизненный путь нашего "близнеца", и в то же время дополняет его. Мы разовьем свои силы и последуем курсу, заданному душой. Мы воспитаем в себе самодисциплину. Мы не станем терять время, поняв его цену, а также нашу собственную ценность как граждан мира.
Мы будем в меру способностей уравновешивать силы внутри своего пола, подготавливая себя к взаимоотношениям с дополняющими энергиями "близнеца". Кроме того, мы должны помнить, что энергии одного "близнеца" постоянно влияют на другого, и каждое усилие со стороны одного идет на пользу партнеру. Становясь ближе к самим себе, мы становимся ближе друг к другу.
Самая важная часть нашей подготовки — это духовный рост. Мы ищем друг друга, не озираясь по сторонам, но обращая свой "прожектор" внутрь себя и осуществляя необходимую работу в плане саморазвития.
Как мы можем помочь себе в подготовке к встрече со своим "близнецом"?
1. Мы можем взращивать в себе внутреннюю радость, которой все обладаем, но которая сокрыта где-то очень глубоко в нас. Радость — это наша истинная природа, которая всегда присутствует в нас, пусть даже скрываясь под фальшивыми оболочками. Достижение нами подлинного "я" поможет осознать, что мы — целостные существа, способные найти удовлетворение в собственной жизни с помощью или без помощи кого-то другого.
2. Мы можем принять свои материальные "вещи" такими, какие они есть, чтобы у нас не возникало чувства, что мы никогда не станем счастливы, если не приобретем лучшую машину, лучшую одежду, если не сделаем дома ремонт и так далее. Мы можем ослабить свою привязанность к материальному, осознавая, что новое имущество приносит удовольствие лишь на короткое время, тогда как каждый шаг в развитии своего знания и сознания — это приобретение надолго.
3. Мы можем практиковать дисциплину, которая откроет нас нашему духовному "я". Это может быть медитация, йога, тайцзицюань, следование наставлениям духовного учителя или посещение какого-либо из множества семинаров, посвященных духовному росту, которые теперь проводятся.
4. Мы можем осуществлять работу в плане нахождения своего жизненного пути и развития своих талантов, данных нам Богом, и пожинать плоды. Мы будем продвигаться духовно, независимо от того, в чем выражается наше жизненное предназначение — в нашей основной работе или в работе, которой мы занимаемся в свободное время. Наш величайший талант может найти свое выражение дома, в правильном воспитании детей и создании счастливой семьи.
5. Мы можем заботиться о своем теле, относиться к нему с почтением, прислушиваться, очищать его, приучая себя к чистоте, хорошей пище, физическим упражнениям, стараясь избегать переедания. Мы можем очистить свои эмоции, направляя свои чувства в сторону любви, подальше от сплетен и недоброжелательности. Кроме того, мы можем очистить свой ум, избегая грубости и жестокости, занимаясь чем-нибудь эстетическим и приучая себя ценить красоту и щедрость жизни.
6. Мы можем обратить внимание на образы и идеи, в окружении которых находимся, осознавая, что все, что мы принимаем умом, становится неотъемлемой частью нас самих и, так или иначе, отражается в нашей жизни. В наш чересчур шумный век особенно важно быть внимательным к поступающим звуковым стимулам, ибо ухо — это врата к мозгу и ко всей нервной системе. Музыка Моцарта — это живительный поток как для души, так и для мозга. Напротив, громкая рок-музыка, как известно, часто вызывает различные расстройства слухового восприятия. Многие из этих расстройств лечатся методом звуковой терапии, восстанавливающей слух, которая включает в себя музыку Моцарта и других композиторов-классиков. У нас есть возможность выбрать именно эту музыку.
7. Мы можем чаще выбираться на природу, которая служит для души великим источником живительной энергии. Мы можем работать в саду, гулять в лесу, плавать в море, а также наслаждаться прогулками под дождем и ощущать связь между землей и небом. Как сказал Эмерсон: "Мы отрезали себя от природы, создав себе тем самым опасность".
8. Мы можем найти людей или группы, которые нуждаются в нашей помощи, будь то помощь студентам и школьникам, перевозки на машине, передача своих навыков, а также материальная помощь. Это может быть работа в центрах для бездомных, посещение больных, забота о брошенных детях: есть сотни способов найти удовлетворение души в служении и через общение на уровне человеческих нужд продолжать свой духовный рост.
Кроме того, мы можем сделать следующие практические шаги, чтобы, общаясь с другими, развить себя как личность. Куда направляется наш ум, туда следует и наша личность. Тренировкой ума мы создаем карту, следуя которой, продвигаемся к все более высоким этапам развития своей личности. В своем духовном росте мы хотим объединяться с другими, и делаем это не по принуждению.
1. Чтобы завершить свое развитие и стать готовым к воссоединению с "близнецом", необходимо любить этого человека таким, каков он есть, любить, невзирая на его недостатки. Это возможно, если мы приучим свой ум к терпению и терпимости, научимся переносить трудности и терпимо относиться к таким эмоциям, как гнев, тревожность, боль и разочарование, сохраняя в тоже время здравый смысл, самоконтроль и логику. Воспитывая и дисциплинируя свой ум, мы прокладываем дорогу к сердцу.
2. Мы можем развивать в себе сочувствие, которое исходит из отождествления себя с другим человеком, то есть когда мы становимся на место другого человека, чтобы понять, что он переживает и чувствует.
3. Мы можем стремиться к общению, пытаясь как можно лучше понять партнера, а также избегая намеков и критики.
4. Мы можем контролировать свою потребность выражать агрессию. Агрессивность — это основной инстинкт. Это биологическая энергия. У маленького ребенка, который чем-то расстроен, она выражается в ярости. По мере созревания в нас развиваются контролирующие механизмы, которые сдерживают агрессию и дают ей позитивное выражение. Этим позитивным выражением может быть настойчивость, храбрость, умение себя защитить. Как можно достичь этого? Во-первых, желанием контролировать свое "я", а также признанием и сдерживанием своего гнева. Далее, мы можем этой энергии гнева находить полезное применение, например, отстаивать свою точку зрения, развивать энергию ума в обретении знаний, а также энергию тела в разнообразной деятельности. Сдерживая гнев, страх и уныние, и относясь к этим эмоциям как к некоему сигналу, мы разрабатываем "мускулы своей психики". Наша готовность к воссоединению с "близнецом" — это готовность проявлять терпение и управлять эмоциями, находя им полезное применение.
5. Мы можем контролировать свою сексуальную энергию. Секс — это биологическая энергия. Она содержится в клетках и остается с нами вплоть до самой смерти. Это — субстрат любви. Когда сексуальная энергия плохо контролируется, она требует немедленного высвобождения. Это наиболее остро ощущается в юности, когда гормональные позывы выражаются особенно сильно. Когда личность созревает, и сексуальные побуждения начинают раскрывать себя в любви, сексуальная энергия в сочетании с нежностью, стремлением защищать, восприимчивостью и заботой направляется в сторону одного-единственного человека. В этот момент доставить сексуальное удовлетворение партнеру становится для человека еще важнее, чем самому получить удовольствие.
Когда мы подходим к тому этапу, где мы наименее озабочены собственным счастьем, и нас больше волнует счастье других, то становимся готовы к встрече со своим "близнецом". Это то время, когда мы уравновешиваем и полностью используем силы своего пола. Мы развиваем свои ян-силы не только ради самосохранения, но и для того, чтобы защищать других, а инь-силы — для воспитания в себе таких качеств, как восприимчивость, сочувствие и способность любить. Мужчина использует свое женское начало, чтобы научиться ценить по достоинству чудесную роль женщины — роль богини любви, заботы, творческого проявления и материнства. Он может стремиться к эстетической стороне жизни, не страшась этой чувствительной части самого себя. Женщина, обуздав личные ян-энергии, добавляет к своей любви силу и обнаруживает в себе руководящую роль интуиции и творческую силу.
Все это приближает нас к безусловной любви душ-близнецов. Пока мы разделены, наша любовь остается обусловленной. Чем длиннее дистанция между нами, тем больше условий мы ставим для любви. Любовь превращается в сделку. У меня есть определенные ожидания относительно тебя, равно как и у тебя относительно меня. Если мы удовлетворяем ожидания друг друга, то получаем взамен любовь, но это не настоящая любовь. Чем шире пропасть, разделяющая двоих людей, тем больше добавляется условий. И эта пропасть становится еще шире, если не предпринимать никаких усилий в плане ее сужения. Когда она слишком широка, любовь превращается в противоположное чувство.
Но когда этот водораздел постепенно сужается, то мы обретаем зрелость и понимание, и наша любовь крепнет. Условий, предъявляемых к любви, становится меньше, пока, в конце концов, в истинном союзе их не останется вообще: приходит безусловная любовь. Души-близнецы, любящие друг друга, говорят: "Это не значит, что я люблю тебя за твои достоинства и закрываю глаза на твои недостатки. Я люблю тебя за твои недостатки так же, как и за твои достоинства".
Встреча с "близнецом".
Отнюдь не всем нам суждено встретить своего "близнеца" в этой жизни. Но если мы не встретили его сейчас, то встретим потом, ибо все мы бессмертны. Поэтому нужно готовиться.
Каждый шаг, возвышающий нас в наших любовных отношениях, приближает нас к своему "близнецу". Если мы принимаем во внимание свою истинную бессмертную природу, то все наши любовные отношения становятся подготовкой к абсолютным отношениям и к абсолютному воссоединению — к воссоединению со Всем Сущим и возвращению к Свету.
Чтобы усовершенствовать себя в любовных отношениях, мы можем вести себя так, как будто мы "близнецы", символизируемые сцепленными друг с другом кольцами. Доктор Альберто Ассаджиоли писал о методе "как будто". Осознавая, что еще не достигли просветления, мы можем вести себя, как просветленные и, таким образом, побуждать себя к просветлению. Ведя себя, как будто мы души-близнецы, мы можем препятствовать расхождению колец, улавливая их в самой предельной точке разрыва. Вместо того чтобы таить в себе свою боль и замыкаться в изоляции, мы можем постараться лучше понять своего партнера и быстро вернуться назад, побуждая себя к поиску решения. Как и после любого успешного разрешения конфликта, наша связь станет еще крепче. Даже если не удалось найти "близнеца", совершенствуясь таким образом в любовных отношениях, мы становимся ближе к своему партнеру, учимся разделять с ним радость, и это приносит нам пользу.
Мы готовим себя к встрече с "близнецом", прорабатывая не только отношения с другими, но и с самими собой. Нужно найти и научиться поддерживать равновесие между собой и другими. Когда мы одиноки, то можем поддаться чувству одиночества, но прежде чем станем готовыми к встрече с "близнецом", мы должны научиться терпеть и преодолевать одиночество. Слишком часто уединение приравнивается к одиночеству. Мы чувствуем, что должны заполнить свое время разнообразной деятельностью и шумовым фоном, и гоним от себя тишину, которая могла бы обратить нас к нашему внутреннему "я".
Одиночество зиждется на ложном чувстве отделенности. Это означает, что мы чувствуем себя отделенными от своей души. Чтобы исцелить в себе эту отделенность, мы должны периодически погружаться в уединение, причем не важно, есть у нас партнер или мы с ним расстались, а другого еще не встретили. Когда отношения с партнером заканчиваются, порой появляется желание мчаться навстречу другому, лишь бы только избежать одиночества. Но время, когда мы остаемся одни, — самая лучшая возможность общения с самим собой. Усиленный контакт со своей душой ведет нас к своему "близнецу".
Перед воссоединением с "близнецом", как правило, всегда возникает период некоторой изолированности. Этот момент проявляется у обоих "близнецов", если не во внешней жизни, то в пространстве, которое они создают вокруг себя в медитации и в уединении. В конце концов два "одиночества" соединяются, и все начинает звучать по-настоящему.
Алиса Бейли отражает это состояние в "Трактате о белой магии":
"В уединении расцветает роза души; в уединении может говорить божественное "я"; в уединении в личности могут пустить корни и расцвести способности и благие качества высшего "я". Кроме того, в уединении к вопрошающей душе порой приходит Учитель и поражает ее передаваемыми знаниями. Он преподает урок, который ученик должен усвоить, а также метод и план работы, которыми ученик должен овладеть. В уединении слышен звук."
Умение прислушиваться к внутреннему голосу.
Звук, который мы слышим в уединении, — это звук нашего внутреннего голоса, тихого и спокойного голоса души. Он достигает нас через нашу интуицию. Ежедневная практика медитации открывает канал к интуиции, чтобы мы могли идти туда, куда подсказывает нам наша внутренняя мудрость.
Мы проходим период духовного пробуждения, но этот период имеет и свою обратную сторону — психическую иллюзию. Чем больше мы обращаемся к различным медиумам, гипнотизерам и духовным мудрецам, желая что-то услышать через этих проводников, тем больше отрезаем себя от собственных источников. Внутренний голос — это единственный голос, которому следует доверять.
Самая лучшая подготовка к встрече с "близнецом" — это дисциплина внутреннего слушания. "Близнец" будет делать то же самое. Божьи силы вселенной будут сопровождать нас к "близнецу", а нашего "близнеца" — к нам, а Божья сила пребывает внутри нас. Она шепчет нам: "Сюда, сюда..." Мы только должны действительно услышать ее и последовать на зов.
Клэр и Гленн — как раз из тех людей, кто прислушивался к своему внутреннему голосу. Долгое время они оба следовали духовному пути. В течение последних трех лет Клэр сознательно подготавливала себя. Вот что она рассказывает об этом в своей истории:
"Насколько я помню, в глубине души я всегда чувствовала, что где-то есть моя "вторая половина". Я перебирала все свои отношения, стараясь понять, в каком направлении мне отправиться в сознательный поиск этого человека, и была уверена, что в конце концов найду его.
Последний человек, с которым у меня были отношения, прежде чем я встретила своего близнеца, оказался для меня "не тем человеком". Я пыталась объяснить своему любовнику, что мы можем хорошо провести вместе некоторое время, но не останемся вместе навсегда. Я могла только сказать ему, что я просто знаю это.
После этого я решила, что лучше жить самой по себе, чем быть в отношениях, не являющих собой ту абсолютную связь, которую я предвкушала. В то время мне было двадцать два года.
Следующие три года я не вступала ни в какие связи. Время от времени я встречала какого-нибудь нового мужчину и ловила себя на мысли: "О, нет! Надеюсь, это не он!" Я продолжала свою личную практику медитации, которую начала некоторое время назад, и была убеждена в том, что это моя подготовка. И на одном из семинаров по медитации я вдруг осознала присутствие Гленна. Ведущая этого курса спросила меня, не собираюсь ли я посетить через несколько месяцев еще один семинар, и когда я ответила утвердительно, она улыбнулась и сообщила, что там будет Гленн. Я спросила: "Кто такой Гленн?" И она ответила: "Увидишь. Я просто думаю, что ты должна встретиться с ним".
В самом деле, когда он впервые назвал свое имя, я ощутила необъяснимое смущение. Казалось, словно мы уже были знакомы, и что ведущая семинара раскрыла нашу "тайну".
Разумеется, я поехала на семинар и встретила там Гленна. Когда мы впервые столкнулись с ним лицом к лицу, я даже отвела взгляд. Я испугалась, что если чуть подольше посмотрю ему в глаза, то это глубочайшее чувство, словно приливная волна, захлестнет меня с головой. Понятно, что я еще не была готова столкнуться с теми сильными чувствами, которые пробуждались в моем сердце, и мы с Гленном даже толком не поговорили.
В течение следующих нескольких лет наши пути неоднократно пересекались, и мы начали постепенно привыкать к присутствию друг друга. Оглядываясь назад, я теперь вижу, насколько был важен этот этап подготовки. Если бы мы объединились сразу, то наш "внутренний предохранитель", возможно, не выдержал бы той энергии, которая в нас генерировалась. Шли месяцы, и я заметила, что теперь все больше и больше думаю о Гленне. Он же переехал на Западное побережье и целый год жил один в доме около моря. В этом отчасти состояла его подготовка к тому, что за этим последовало.
В конце концов мы оба посетили на выходных еще один семинар. Он попросил меня подвезти его на машине от станции до центра, и я была настолько возбуждена, что целых двадцать минут ехала не той дорогой, пока мы оба этого не заметили! Когда мы приехали, то почти ощущалось, что мы приехали как пара, хотя это было пока не так. Однако именно во время этого семинара мы достигли момента возвращения друг к другу. Это произошло, когда ведущая велела каждому найти своего партнера для работы. Наши глаза встретились в переполненной комнате, и этот момент настал. Мы больше не могли отрицать, что с нами происходит нечто невероятное, но не догадывались, куда это может привести. И хотя все, что мы делали, это часами разговаривали друг с другом, в конце семинара мы заметили, что нам чрезвычайно трудно расстаться.
Мы стали писать друг другу, и однажды Гленн предложил мне провести отпуск у него на побережье. Перед встречей мы в течение трех недель очень интенсивно переписывались и часами говорили по телефону. Порой меня немного пугало предстоящее, но самое главное то, что мы оба чувствовали, что готовимся к чему-то очень важному, и что сейчас проходим главное посвящение.
Наконец, я приехала к Гленну, и с этого момента начался следующий жизненный этап. Мы поняли, что целиком дополняем друг друга. Мы оба чувствовали, что каждый из нас дает другому именно то, чего ему не хватает. Впервые и навсегда мы оба почувствовали свою завершенность.
В первый же вечер Гленн попросил меня выйти за него замуж. Я всегда ценила свою свободу, однако, к своему удивлению, приняла его предложение. Мы оба чувствовали, что прежде уже много раз бывали вместе, и что теперь соединяемся на всех уровнях — на духовном, ментальном, эмоциональном и физическом.
Если наши отношения сравнивать с другими отношениями, то можно сказать, что наши души давно сблизились, и теперь нам оставалось только лучше узнать друг друга как личностей. Нам показалось странным называть друг друга по имени, Гленн и Клэр, ибо это не соответствовало тому внутреннему уровню, на котором осуществлялась наша настоящая связь. Поэтому мы стали называть друг друга просто "малыш", и с тех пор мы редко пользовались настоящими именами.
... Казалось, что на нас из некоего высшего источника нисходит вдохновение, и мы ощущали духовную энергию, которую излучает наш союз. Мы понимали, что каждый человек несовершенен, и что часть каждого из нас пребывает в "близнеце" и начинает проявляться только в гармоничном союзе двух душ-близнецов.
Все это происходило семь с половиной лет назад. Через год мы поженились, и с тех пор живем вместе, любим друг друга и многому учимся друг у друга... Но это уже другая история!"
Здесь возникает вопрос: "Должны ли души-близнецы быть продвинутыми душами?" В некоторой степени да, они должны быть продвинутыми, поскольку прежде чем воссоединиться, они долгое время развивались. Но каждая душа, по сравнению с множеством других душ, является либо более, либо менее продвинутой. Нисхождение из Истока — бесконечно долгий процесс. И наше восхождение к Истоку начнется для всех нас не одновременно. Нашу планету можно назвать школой вселенной. Здесь, как и в любой школе, предусмотрен переход из класса в класс. Самые молодые души "учатся" в "первом классе", души постарше — в "университете", а самые древние души давно окончили все "учебные заведения". Души-близнецы воссоединяются на определенном этапе своего развития, получив то "образование", которое для них установлено вселенским законом получения знаний. Если душам-близнецам назначено завершить поиск друг друга, когда они, условно говоря, "учатся в десятом классе", то, обучаясь "в третьем классе", они еще не будут готовы к такой встрече.
Следует отметить, что если "близнецы" не встретились, то это не означает, что они не достигли своего развития. Завершение определенного этапа обучения могло состояться в предыдущей жизни. К тому же за пределами этой школы жизни будет еще очень много всего. Если восхождение освобожденной души к просторам космического сознания описывать в понятиях теософских и других духовных учений, то мы, можно сказать, совершаем свое восхождение, проходя "инициации".
Чтобы оценить, в какой точке этого континуума мы сейчас находимся, мы можем задать себе ряд вопросов. Присутствует ли в нас оптимизм, вера в жизнь и юмор? Мы знаем радость? Мы развили в себе свои дарования? Мы развили в себе качества, присущие нашему полу и "контраполу"? Мы способны любить? Мы стремимся помогать другим?
Существует один безошибочный тест, который можно применить к нашему развитию. Менее развитый человек оглядывается на пройденный путь и гордится им; высокоразвитый человек взирает с вершины, оставаясь при этом простым и скромным.
Глава 5. Препятствия в воссоединении с "близнецом".
Души-близнецы вынуждены преодолевать препятствия на пути друг к другу. Эти препятствия могут возникать как внутри нас самих, так и вне. Наши внутренние препятствия могут возникать из нерешенных личных проблем. Что касается внешних препятствий, то они выражаются по-разному. Сюда относятся обязательства, касающиеся предыдущего брака, непримиримое отношение родителей к нашему новому партнеру, деструктивное влияние невротических проявлений партнера, а также обстоятельства, заставляющие партнеров жить вдали друг от друга.
Если "близнецы" встречаются и либо один из них, либо оба уже состоят в браке, то возможен конфликт между придуманным людьми законом о браке и духовным законом притяжения душ. Но в то время как законы, придуманные людьми, почти не считаются с небесными заповедями, духовные законы считаются с земными законами. Божья воля, направляющая движение душ, вряд ли сведет две души вместе, если сушествуют обстоятельства, которые могут заставить нарушить любой нравственный закон.
Ответственный супруг не оставит своих обязанностей ради новой любви, даже если это любовь двух душ-близнецов. В этом случае партнер почувствует себя обязанным уважать нужды тех, в отношении кого он принял определенные обязательства. Именно в этом истинный смысл уважения — приспосабливаться к закону кармы, как диктует нам совесть. Когда мы слышим, что мужчина или женщина из-за встречи с родственной душой бросает семью, мы можем быть вполне уверены, что это не настоящий союз душ-близнецов.
Настоящие "близнецы", напротив, продемонстрируют, насколько всеобъемлюща их любовь. Эта любовь не зиждется на общепринятой мудрости: она руководствуется новой мудростью, которая способствует духовному росту и побуждает каждого идти в направлении последующих встреч душ. Души-близнецы, которые не имеют возможности полностью соединить свои жизни, будут идти к своей цели внутри этих ограничений. Они будут знать, что в конце концов встретятся. Возможно, они найдут свое призвание в служении, в котором станут не любовниками, но коллегами и преданными друзьями.
"Близнецы" вряд ли потеряют голову от страсти, как это случается с более приземленными душами. Они не всегда будут испытывать сильное побуждение к физической близости. Их близость — это близость духа, их страсть направлена на осуществление воли Божьей и, в соответствии с этим, они получают свою награду. Какие бы препятствия не возникали на пути душ-близнецов, их союзу ничто не помешает.
Они могут встретиться ночью во сне, на духовном уровне и, кроме того, по мере расширения сознания у них появляется возможность прежде невообразимых, необыкновенных провидческих встреч в высших мирах. Они приходят друг к другу в астральном и ментальном телах. Их сила ума и способность любви увеличиваются, и это находит свое отражение в их повседневной жизни и работе. Изоляция побуждает высший ум и душу к усиленному развитию своих способностей. Это своего рода компенсация за временную изоляцию.
Разумеется, иногда союз душ-близнецов ускоряет разрыв уже существующих брачных уз. Скорее всего, это брак, который уже начал разрушаться под тяжестью создавшегося в нем напряжения. Этот разрыв, так же как и воссоединение "близнецов", обычно является частью божественного плана. Освобождение и воссоединение — это неотъемлемые части природы вообще, а следовательно, и человеческой природы. В таком случае встреча двух душ могла бы послужить стимулом к новому циклу развития всех, кто в ней заинтересован.
Когда один из супругов уклоняется от своих супружеских обязанностей, то мы можем быть уверены, что эти супруги не "близнецы". Этот извечный треугольник — тема, повторяющаяся на протяжении всей истории. Но на самом деле этот треугольник не вечен: вечны двое, и только двое. Просто во все века мужчины и женщины вели и продолжают вести борьбу за форму, в которую предстоит облечь свой союз вечной паре. И мы — те самые мужчины и женщины, находящиеся на более низких стадиях своего развития. Мы все время меняем партнеров, и в этом нестареющем танце движемся к окончательному воссоединению.
Теперь, когда близка финальная черта, мы можем только дать свободу своему настоящему партнеру, любя его всей любовью, на которую способны. Это — музыка сфер, которая зовет нас идти дальше и откликается эхом в биении сердца. К моменту завершения этого танца никто не останется в стороне.
Этот заключительный этап охватывает собой фактически весь мир, ибо пришло время. Очень многие препятствия к воссоединению мы преодолели своими усилиями еще в прошлых жизнях. Поскольку брак душ-близнецов наилучшим образом служит вселенской, цели, мы можем ожидать, что большинство душ-близнецов найдут друг друга, когда возникнут обстоятельства, позволяющие им соединить свои жизни. "Те, кто на Земле воистину состоит в браке, становятся на небесах одним ангелом", — писал шведский философ и мистик VII века Эмануэль Сведенборг.
Пары, воистину состоящие в браке, становятся здесь, на Земле, не редкостью. Даже в наше время прочный брак душ-близнецов превратился в реальность. Его отличительные черты — супружеская верность, гармония, радость, любовь и доверие. Такой союз — это воплощенный идеал реализации потенциальных возможностей мужчины и женщины.
Мы должны спросить себя, какие препятствия создаем себе и каким препятствиям позволяем возникать на нашем пути к реализации потенциальных возможностей. Например, не ограничивают ли нас в этом наши отношения с близкими?
Жертвование своим "Я".
Все отношения в конечном итоге направлены на наше развитие, но мы должны следить, чтобы они влекли за собой не отрицательные последствия, а наоборот, положительные, чтобы не тормозили наш личный рост, а способствовали ему. Если в них происходит такая перемена, то это знак того, что наш личный рост либо прекратился, либо происходит у партнеров слишком неравномерно.
В отношениях душ-близнецов оба близнеца развиваются с одинаковой скоростью. Они идут в ногу, хотя не строевым шагом. Один из "близнецов" продвигается в одной области, второй — в другой, и оба влекут друг друга вперед. Захваченные волной взаимного лидерства и инициативы, они постоянно продвигают друг друга. Это применимо к любому прочному и устойчивому браку, будь то брак "близнецов" или "пока-не-близнецов".
Несовместимость в браке означает различие в направлении и скорости личного роста партнеров. Их души находятся на разных этапах эволюции. Возможно, один партнер опережает в росте другого, — опережает в смысле духовного стремления. Требования одного партнера могут стать препятствием на пути другого. Учитывая эти обстоятельства, человек должен соизмерять ответственность за свое развитие с ответственностью, которую он принимает, вступая в законный брак.
Особенно серьезная проблема возникает тогда, когда "ограниченный" партнер страдает невротическим расстройством. В этом случае заботящийся о нем партнер поддерживает его болезненность, делая это в ущерб обоим. В этих случаях необходимо противостоять ограниченному партнеру, имеющему это заболевание, даже под угрозой расторжения брака. Как доказывают психотерапевты, работающие с зависимыми людьми, такая угроза очень часто подстегивает "неподдающегося" партнера к самоисследованию, к движению по пути к выздоровлению и, в конечном итоге, по пути к духовному росту.
Оказывается, сильному партнеру не всегда бывает легко провести разграничение между заботой и самопожертвованием. Это разграничение можно сделать, только если пристально всмотреться вглубь себя. Самопожертвование души ради заботы о партнере имеет смысл, если в этой заботе есть настоящая необходимость. Если такой необходимости нет, то душе заботящегося человека наносится урон. Ведь на самом деле его "я" не является нашим: оно принадлежит Богу. Это "я" должно свободно следовать в направлении Бога.
Если мы связаны ситуацией, делающей невозможной внешнюю свободу, то можем развивать в себе внутреннюю свободу. Утверждая свою свободу в том, чтобы следовать голосу души, мы подготавливаем себя к более полной жизни, а также к "близнецу", через которого войдем в эту более полную жизнь.
Распознание теневой стороны.
Самое серьезное препятствие для союза душ-близнецов сокрыто во враждебном отношении к противоположному полу. Не узнанная ненависть к матери отбрасывает тень на отношения мужчины со всеми женщинами. Более того, эта тень станет притягивать к себе извечно присутствующие во вселенной темные силы, которые постоянно ищут возможности вторжения в человеческую душу.
Цель этой антиэволюционной силы — противостоять воссоединению душ-близнецов. В человеческое сердце заносятся семена враждебности и, таким образом, создаются препятствия на пути любви. Нет большего препятствия, чем многовековое подчинение женщин. Недавняя история вывела женскую ярость наружу, чтобы дать ей возможность раствориться. Цель жизни — всегда создавать положительный эффект, даже самыми радикальными методами. Травля женщин, как и любая травля, — это выражение темной стороны, или разделяющего импульса. Такие качества темных сил, как ярость и ненависть, находили свое средоточие в женском поле на протяжении всей истории. Те, кто побуждаем энергией садистской сексуальности, делают из женщин мишени для своих чудовищных деяний. Насильник — это мужчина, одержимый демонической сущностью. Жестокие убийства и сексуальные изуверства, которые совершали американские солдаты во Вьетнаме — это выражение жажды крови тех же темных проявлений психики, которые спровоцировали все пороки Древнего Рима и Холокост.
Подъем феминизма дал хороший повод силам тьмы извлечь выгоду из всего, что было ранее. Женщины были вынуждены противостоять своей ярости — той ярости, что накапливалась в них века. Они стали жертвами насилия и подчинения, и орудиями их страданий были мужчины. Не будучи способными узнать, какие невидимые силы стоят за этими мучениями, многие женщины в своей новообретенной воинственности распространили этот пожар на весь мужской род. В свою очередь, в мужчинах, в ответ на женскую ярость, пробудился встречный гнев, который дал начало мужскому движению. Мужчины чувствовали, что их обвиняют во всем, что в этом мире не так, и поэтому сами объявили себя жертвами.
Теперь ситуация несколько нормализовалась, но восприятие мужчин как врагов женщин еще полностью не стерлось. Феминистки, которые до сих пор таят в себе некоторую застарелую враждебность, на самом деле только оттягивают день своей реализации в любви.
Но все начали понимать, что мужчины — не враги женщин. Это враги человечества навязали нам такое заблуждение. Мужчины — это возлюбленные женщин. Они — вторые половины женщин, подготавливающие себя, как и женщины, к великой встрече.
Чтобы стереть враждебность между мужчинами и женщинами, нам нужно научиться распознавать существующие в нас и в нашей жизни злые силы, и предпринимать шаги для противостояния им. Сказано: "Все, что нужно для триумфа зла — это чтобы мужчины (и женщины) никакие противостояли ему". А чтобы заслонить свет внутри себя, нам достаточно лишь игнорировать существование тьмы.
Эта тень заслоняет нашу личность, заслоняет общество, а также окружающие нас духовные энергии. Чтобы научиться противостоять внешним факторам зла, нужно научиться распознавать то, каким образом мы усиливаем действие этих факторов в самих себе. Ни силы света, ни силы тьмы не смогут проявлять себя на этом плане иначе, как только посредством самого человека.
Влияния, которые формируют нас в раннем детстве, впоследствии определяют нашу восприимчивость к силам света или тьмы. Скажем проще: ребенок, которого любят и который учится любви, впоследствии открывается руководству духовных сил света. Но из ребенка, которого лишают любви и оскорбляют, вряд ли получится человек, способный любить и желающий служить другим. В ребенке, с которым плохо обращались, гнев и садистские наклонности, присутствующие в каждом из нас в зачаточном состоянии, усиливаются и создают доступ силам тьмы и жестокости.
Таким образом, структура личности обеспечивает путь для контакта внешних сил света и тьмы с положительными и отрицательными наклонностями индивида.
Все мы иногда находимся между двумя крайностями чрезмерно снисходительного и жестокого обращения. Есть много любящих людей, с которыми плохо обращались в детстве, но которые силой своей души сумели преодолеть эти негативные предпосылки. Тот факт, что обратное случается редко, говорит в пользу высших сил добра: дети, которые растут в любви, редко вырастают жестокими. Имейте в виду, что слишком строгое обращение с ребенком откроет каналы для сил тьмы, но не исключит поступления сил света. В самом деле, свет, излучаемый этой душой, может быть исключительно ярок.
Следует осознавать, что добро и зло — это не какие-то непонятные силы, которые застилают нас словно туман, но что они — энергии, передаваемые душами в духовной форме. Нет ничего бесформенного в сотворенных мирах. Как мы имеем свое воплощение, так же имеют свое воплощение и духи, которые либо руководят нами в нашем продвижении, либо замедляют его. Это либо духи света на восходящем пути вселенского служения, либо нематериальные сущности нисходящего потока. Это разделение далеко не четкое: многие духи ищут свое направление, а есть и такие, которые заблудились и затерялись среди астральных уровней. Мы настраиваемся на те уровни, которые соответствуют нашему развитию. Как и в свои ранние годы, мы открываем себя их влиянию, но при этом используем свою волю. Наша воля — решающий фактор. В прошлом беспомощные дети, мы теперь можем выбирать свою судьбу. К другим влияниям относятся те, которые мы принесли с собой из своих прежних жизней, и все они вносят свой вклад в формирование нашей воли. И хотя мы несем с собой некоторую степень предопределенности, являющуюся результатом нашего выбора, сделанного в прошлых жизнях, посредством своей воли мы можем задать себе нужное направление.
Путешествие в Свободу Воли.
Все наши жизни служили подготовкой к достижению завершенности души. Мы бессознательно поддаемся магнитному притяжению, создаваемому своим потерянным "близнецом", а также другими родственными душами. Чем ближе цель, тем более сознательными становятся наши усилия. Сначала мы просто следовали воле Божьей; теперь нам предоставлен выбор. Мы можем действовать в согласии с волей Бога или вопреки ей. Таким образом, мы создаем различие между добром и злом. Эта способность очень важна, дабы нам не пришлось отклоняться от своего курса, когда на горизонте появится цель.
За время долгого восхождения на вершину мы прошли множество проверок. И эти испытания не становятся легче. Представьте себе, что мы взбираемся на освещенную солнцем пирамиду, дальняя сторона которой остается в тени. Над ее вершиной сияет чистый свет сознания, лишенный двойственности. Чтобы нам войти в этот свет, мы должны пройти самое серьезное испытание, ибо на самой вершине, где мы ближе всего к свету, мы также ближе всего и к тьме.
Великий свет притягивает великую тень. И хотя противодействующие силы не способны затмить мощный звездный свет, излучаемый воссоединившимися "близнецами", эти силы все равно будут пытаться это сделать. Воссоединившиеся и дополнившие друг друга "близнецы" будут снабжены всем необходимым, чтобы в будущем преодолевать препятствия и использовать их для собственного роста. Чем ближе наше воссоединение с "близнецом", тем больше риск возникновения препятствий в нашем восхождении.
Средства защиты.
Многие из нас боятся признать реальность зла. Однако именно на этом основывается настоящая безопасность. Мы должны согласиться с существованием зла в мире и в самих себе. Только тогда мы научимся распознавать и перекрывать пути к темным сторонам нашей личности. Это требует постоянной внутренней напряженности, а также бдительности, не позволяющей злу вторгаться к нам из окружающего общества.
Насилие и грубый секс стали самыми распространенными темами выпусков новостей, фильмов, телевизионных шоу и литературы для широких масс. Эта популярность происходит из притягательности темной стороны человеческой природы. Взирая на эти образы, мы словно сами смотримся в зеркало. Но зеркало запылилось, и мы ничего не видим. Фильмы ужасов, романы, в которых описаны жестокие преступления, театральные постановки, в которых представлены ненависть и жестокость, — это яд для души. Они заражают нас токсичным психическим веществом, которое спустя некоторое время становится частью нашего бытия. Прежде чем мы будем готовы к достижению священной любви души, к слиянию со своей второй половиной, нам нужно изъять из себя все атомы этого зла.
Мы можем избежать заражения, бойкотируя популярные "развлечения". Как только свет души-близнеца начнет распространяться по всему миру, этот бойкот произойдет естественным образом. Возникнут новые формы развлечений, которые будут вдохновлять нас не на зло, а на добро. Они уже начинают появляться, и обращены к подготовленной аудитории, то есть к людям, которые готовы к встрече со своими "близнецами".
Поединок Света и Тьмы.
Однако следует понимать, что зло служит своей цели, которая есть продвижение к добру. С небесных высот духа дьявольская сила видится как раз тем, чем она является на самом деле, то есть проявлением космической тьмы, которая пришла к бытию с первым движением Творения. Бог возжелал, чтобы был свет, и свет проявился из пустоты, а с ним и тьма. Это основополагающая двойственность диаметральных противоположностей, которая с тех пор существует на всех нижних планах.
Затем произошло разделение Божества на дополняющие друг друга противоположности, мужскую и женскую половины, и последующее их деление на множество частей. Цель космической тьмы — помочь вернуть бесчисленное множество форм путем обеспечения им противоположностей. На вселенском уровне она удерживает звезды и планеты на их орбитах, предотвращая столкновения. На биологическом уровне она поддерживает расстояние между молекулами, препятствуя их притяжению и образованию монолитной субстанции. На человеческом уровне она воплощается в личностях и проявляется в демонических качествах, которые формируются желаниями индивидов, развивающихся в направлении свободы воли. Она вносит свой вклад в действие безличного кармического закона, обеспечивая в качестве урока для каждой человеческой души должную квоту страданий.
Это побуждение, которое движет жизнь в направлении вверх. Мы можем понять это лучше, если представим себе двух дуэлянтов, устроивших поединок на лестнице, ведущей в небеса. Один из этих дуэлянтов — Князь Света, находится выше Князя Тьмы. Оба они проворны, находчивы и элегантны. Они полностью соответствуют друг другу.
Князь Тьмы наносит удары Князю Света, и вынуждает его подниматься все выше и выше. Проливается кровь, и капли ее разлетаются в разные стороны, образуя солнца, которые дают сцене дополнительное освещение. Эта дуэль — как борьба, так и игра. Дуэлянты бьются на смерть, и от каждого их удара зависит судьба мира. Они не устают, хотя их поединок продолжается с незапамятных времен.
Вместе с их продвижением вверх по лестнице продвигается вверх вся жизнь. Позади осталось бесконечное множество уже совершенных шагов. А сколько еще осталось впереди? Вершина окутана туманом, и мы не можем ее видеть.
Тот же туман окутывает каждый человеческий ум, пытающийся достичь своей ясности в битве на восходящем пути. Демонические силы используют различные человеческие слабости, но и человек использует демонов. Это взаимообмен между тем, что внизу, и тем, что наверху. Пока демонические силы действуют во тьме, они способны разрастаться. Пребывая в глубинах личности, они могут накапливаться и распространять свой яд. Но когда они высвобождаются и обнаруживаются, то не исчезают: они присоединяются в танце к силам света и сливаются с ними. Грубые инстинкты сублимируются и вместо того чтобы служить силам зла, начинают служить силам добра.
Взгляните! Туман на вершине космической лестницы рассеялся. Поединок превратился в танец. В этом танце оба князя обмениваются рукопожатиями. И теперь князь, который стоял выше, поднимает своего брата, некогда бывшего Братом Тьмы, и возводит его рядом с собой на престол, окруженный светом.
Глава 6. Как распознать "близнеца".
В чем особенность родства душ-близнецов? Чем их взаимоотношения отличаются от любых других хороших взаимоотношений? Разница заключается в следующем: сохранение хороших отношений между людьми способствует их гармоничному развитию и приводит в соответствие разные точки зрения. Что же касается отношений душ-близнецов, то в их основе заложено ощущение единства — единства взглядов, единства цели и единства понимания. Если души-близнецы и расходятся друг с другом в своем развитии, то лишь на короткое время и на личностном уровне. Они развиваются как единое целое, не создавая препятствий друг другу скоростью и направлением своего развития. Это и есть причина столь быстрого продвижения воссоединившихся душ-близнецов.
"Близнецы" обладают единством взглядов. Все люди, восходя на гору эволюции, находятся в разных ее точках. Перед каждым из них открывается своя панорама, и то, что каждый видит, для него правда. Если люди стоят на противоположных сторонах этой горы, то открывающаяся перед ними панорама в корне различна, но для тех, чьи пути проходят рядом, она почти одинакова. И только души-близнецы обе находятся на одном и том же месте. Они видят единым глазом — третьим глазом, который служит средством духовного видения. Это не отрицает их индивидуальности видения одной и той же панорамы. Просто различия между ними дополняют и улучшают восприятие каждого в отдельности. Будь это не так, исключительность видения каждого из них не смогла бы пробудить их интерес друг к другу. Равновесие творческого напряжения между ними — это перспектива духовного роста и достижения окончательного совершенства в сотворчестве.
Души-близнецы не сомневаются в том, что они встретились не случайно. Причина этой встречи может раскрываться перед ними постепенно, и это раскрытие произойдет в результате их сосредоточенного внимания, поскольку в глубине души оба "близнеца" осознают, что жизнь — это нечто большее, чем просто осуществление божественной цели. В подготовке к встрече они обретают знание, в каком направлении идти. Поэтому, став единым целым, они посвящают себя тому служению, в котором находят свое предназначение.
Души-близнецы обладают единством чувств. Именно в любви наиболее очевидно единство душ-близнецов, но эта любовь далека от романтической. Это — любовь души, далеко выходящая за пределы индивидуального и охватывающая собой единое целое. Предписанию "возлюби ближнего как самого себя" поистине трудно следовать в идеале, ибо мы не можем знать наверняка, что чувствует наш ближний. Здесь все равно остается разделение. Что касается душ-близнецов, то здесь разделения нет (разумеется, есть две отдельные личности, но, по сути, они нераздельны). Только "близнецы", пребывающие друг с другом в единстве чувств, могут любить партнера как самого себя, поскольку каждая половина — это сущность другой половины.
Между душами-близнецами отсутствует соперничество. Здесь не возникает желания превзойти друг друга: ни один из "близнецов" не стремится ни возвыситься над другим, ни унизить другого. Отличительная черта любви душ-близнецов — это стремление не причинить друг другу вред. В этой любви нет места ни преднамеренным обидам, ни укорам в адрес партнера, ни порывам отомстить. Даже если один другому непреднамеренно или по ошибке причинит боль, то сам первым ее почувствует. Каждый проявляет по отношению к ближнему исключительную заботу, стараясь не причинить ему боли, и берет эту боль на себя.
Мы хотим подчеркнуть, что реальность душ-близнецов — это идеал. Это идеал любых отношений, и он доступен всем, кто готов идти по пути полной реализации души.
Первая встреча.
Первая встреча душ-близнецов всегда незабываема. Это очень важное событие на духовном уровне, и его значимость отражается на всей жизни. Затем следует череда событий, знаменующих "сцепление" душ, как это отражено парой символических колец, которые на более высоком уровне на самом деле всегда оставались сцепленными.
Вот один такой пример: женщину представили на вечеринке известному оратору — ученому, трудами которого она давно восхищалась. Она поздравила его с успехом и высказала свое почтение. Он посмотрел на нее почти гипнотическим взглядом, и вдруг что-то побудило его сказать: "В будущем мы будем работать вместе". Он был удивлен, поскольку никогда не замечал в себе ни дара предсказывать будущее, ни каких-либо других сверхъестественных способностей. Казалось, что эти слова просто вышли из его уст. Она почувствовала исходящую из него энергию, а также странное волнение, которое, в конце концов, заставило их обоих признать тот факт, что они — души-близнецы. Они действительно объединились в общей работе и внесли вклад в новые научные знания. События этой встречи остались в их памяти навсегда.
Драма часто сопутствует встрече душ-близнецов, ибо сама эта тема — суть драмы. Особенно незабываемые переживания переданы в автобиографии Ингарет Гиффард "The Way Things Happen" ("Вот как все случается"). Ингарет Гиффард, жена известного писателя Лоуренса ван-дер-Поста, описывает их первую встречу на корабле, плывущем в Южную Африку, на его родину: "Когда мы разговаривали, было трудно поверить, что мы только что познакомились. Наоборот, казалось, что мы никогда не расставались".
Однажды они оба спустились в его каюту, и просто легли обнявшись. Вот что она пишет об этом:
"Это было не потакание эротическим желаниям и отнюдь не выражение физического влечения. Это было человеческое переживание, но одновременно и что-то находящееся за пределами человеческого понимания. Лежа в объятиях Лоуренса, я чувствовала, что мы оба поставили свою личную подпись под одной из самых ярких страниц жизни. Когда, наконец, мы поднялись с койки, я уже осознавала, что хотя и осталась тем же самым человеком, между мною настоящей и мною прежней возникло глубокое отличие: я больше не была одна. На самом деле я уже никогда не могла быть снова одна. Разумеется, на моем пути могли возникать препятствия, но теперь у меня появилась возможность полностью делиться своими переживаниями с другим человеком, и это меняло характер моего душевного страдания, поскольку оно вмещалось в рамки справедливости нашей завершенной общности. Знаю, что этих слов недостаточно, чтобы выразить чувство неотвратимости поворота судьбы, ставшего результатом нашего обоюдного узнавания друг друга... Это было состояние бытия и принадлежности чему-то, не касающемуся мира обычных отношений."
Это — признание исключительно на уровне души, которое разрушает все умственные барьеры и преодолевает зависимость, создаваемую интеллектуальными рассуждениями. Это — воссоединение двух индивидов, сформировавшихся из субстанции одной души, дышащих одним воздухом и несущих в себе глубочайшую память о своем неразделенном состоянии. Это и другие общие качества присущи всем душам-близнецам.
Общие качества и различия.
"Близнецы" одинаковы в стремлении, в насыщенности своего бытия, в способности к любви, в посвящении себя другим людям и своему высшему началу. Они оба верят в жизнь, во благо, стоящее за всем сущим, поскольку если бы они не верили в превосходство добра, то не были бы готовы делать добро друг другу. Они схожи в своей чувствительности, в восприятии красоты и в принятии ее противоположности. Они в одинаковой степени проявляют настойчивость, силу воли и стойкость при столкновении с превратностями судьбы.
Мы узнаем их по их одинаковости. Один и тот же узор, создаваемый энергиями, как узор, создаваемый прожилками листа, будет воспроизводить себя на протяжении всей жизни "близнецов". Их уравновешивание друг друга наиболее четко отмечено в выборе своего дела жизни. Наши наблюдения показали, что души-близнецы чаще всего осуществляют взаимодополняющие аспекты одной и той же деятельности.
Они могут быть оба целителями, работающими в разных направлениях этой сферы, или оба музыкантами, причем один из них исполнитель, а другой композитор, дабы поддерживать и дополнять друг друга. Они оба могут иметь дело с языком — один из них выступает с речами, а другой пишет книги. В этом случае оратор получает дар писательства, а писатель — дар ораторства. Вне всяких сомнений, оба они живут схожими интересами.
Поскольку жизни двух "близнецов" взаимно переплетены, их переживания сходятся воедино и ведут к совместной работе, направленной на наилучшую реализацию потенциальных возможностей.
Оба "близнеца" могут объединять свои силы в новой просветительской деятельности, которой сейчас занимаются церкви. Они могут быть агентами и импресарио, продвигающими работы художников и новаторов. Возможно, они оба издатели, взявшие на себя ответственность выпускать для читателей новую духовную литературу. Они также могут быть учителями, социальными работниками или бизнесменами, поддерживающими этику и ответственность в мире бизнеса. В какой бы сфере деятельности они не были заняты, они, безусловно, служат человечеству.
Вообще людей можно подразделить на две категории интеллектуального предпочтения — люди с техническим складом ума и люди с гуманитарным складом ума. Известные нам примеры душ-близнецов указывают на то, что "близнецам" присущ одинаковый склад ума. Наблюдая супружеские пары, мы замечаем, что сочетание двух различных уровней развития не приводит к той гармонии, которая возникает, когда оба супруга имеют либо гуманитарный, либо технический склад ума.
Разумеется, в достижении гармонии "близнецов" могут присутствовать все оттенки. В то время как гармония одних пар зиждется на одинаковом складе ума "близнецов", другие пары обретают гармонию за счет взаимодополняющих качеств, и на этих различиях вырастает их любовь. Их родство подтверждается гармонией и прочной любовью.
Даже если профессии "близнецов" не относятся к одной области, "близнецы" все равно будут разделять взгляды друг друга. Они могут достичь идеала, приблизившись к нему с противоположных сторон. Являясь в основе своей одним и тем же, они постоянно расширяют кругозор друг друга посредством игры своих взаимодополняющих энергий. Поскольку у них общее происхождение, то и общие пристрастия, антипатии, вкусы и эстетические предпочтения. Обычно "близнецы" любят одинаковую музыку. Они хорошо дополняют друг друга в чувстве юмора и в навыках общения. Оба могут любить прохладную погоду или, наоборот, жаркую. Оба могут любить море или горы. Одни пары "близнецов" отличает общая любовь к природе, другие — предпочтение городской жизни.
Из опыта графологии, способной во многом раскрыть характер человека, известно, что у "близнецов" даже наблюдается сходство почерков. Кроме того, у них очень похожи линии ладони, особенно линия Марса, отвечающая за интуицию и силу ума. Если одному из них присуща сентиментальность, то она свойственна и другому. В самом деле, следует принять как аксиому тот факт, что души-близнецы должны быть добрыми по своей натуре, ибо чем выше духовное развитие, тем радостнее дух.
Они — "близнецы", и их "близнецовство" проходит через всю их жизнь — в мыслях и в физическом строении. Сходства, лежащие в основе душ-близнецов, находят параллель в однояйцевых близнецах, которые в младенчестве были разлучены и усыновлены разными родителями. Если они встречаются в зрелом возрасте, они часто обнаруживают, что одинаково одеваются, носят одинаковые прически, имеют одинаковые профессии, а также множество других подобий, вплоть до того, что их супруги также оказываются похожи.
Сходства и различия душ-близнецов находятся в уравновешенном соотношении. Этим обеспечивается необходимое творческое напряжение, побуждение к действию, а также источник энергии для духовного продвижения душ-близнецов как единого целого.
"Близнецов" может отличать друг от друга преобладание в природе каждого либо рассудка, либо эмоций. Они оба вовлечены в дружеский поединок, и через стимул к борьбе достигают гармоничного выражения своих индивидуальных "я". Над этой сценой порой могут сгущаться облака. Темные силы всегда стоят на страже и хватаются за любую возможность создать между "близнецами" разногласия. В этом поединке друг с другом, "близнецы" должны испытывать свою духовную силу, постоянно подтверждая равенство в силе и становясь еще сильнее. Солнце заходит, и в момент кризиса о нем забывают. Но когда солнце появляется вновь, ощущается прилив радости, который придает людям свежие духовные силы.
Дар "близнецовства".
Согласно суфийскому тексту, союз душ-близнецов — это дар. Поначалу многие сомневаются, принять ли им этот дар. Реализация "близнецовства" — это процесс, путь открытий. Он раскрывается перед "близнецами" постепенно и приводит к признанию друг друга. "Близнецы" могут несколько раз встречаться еще до того, как они по-настоящему признают друг друга. Эти встречи подготавливают "близнецов" к столкновению с той энергией, которая откроется для них в момент взаимного признания, а также к жизненным обстоятельствам, в которых порой оказываются воссоединившиеся "близнецы".
Это узнавание может начаться еще до встречи, на тонких уровнях. По мере своего приближения друг к другу каждый из "близнецов" все больше и больше осознает, что где-то рядом может быть именно тот самый человек. Они начинают все больше доверять своему внутреннему чувствованию, сохраняя бдительность и готовность узнать предоставленную им жизнью возможность предстоящей встречи.
Когда настает соответствующий момент, возникают обстоятельства, формирующие возможность встречи "близнецов". Узнавание души-близнеца — это чрезвычайно впечатляющее событие, тот случай, когда между "близнецами" вспыхивает искра, из которой возгорается пламя, охватывающее разделенные души и в один момент делающее их единым целым.
Здесь существует парадокс: хотя завершенность достигается мгновенно, она одновременно представляет собой развивающийся процесс. Требуется время, чтобы в сложных личностях, заключающих в себе единую душу "близнецов", проявилось и утвердилось новое сознание. Этот процесс выражается в непрерывной деятельности, результаты которой постоянно накапливаются и усиливаются на протяжении всей жизни.
Заслуживающий доверия сигнал узнавания и обретения "близнецами" друг друга — это мгновенное возникновение чувства безусловной любви — той любви, которая с момента открытого взаимного признания осознается ими все больше и больше. Эта любовь, видимо, самое глубокое переживание в момент встречи двух близнецов и узнавания ими друг друга.
Кажется непонятным, откуда возникает такая безусловная любовь, когда совершенно не было времени на ее развитие. На самом деле это время было, и это — время существования жизни на Земле, время, которое потребовалось на развитие души до такого состояния. "Близнецы" относятся друг к другу совсем не так, как другие люди: они никогда не видят в партнере порочного человека, но всегда видят чистую душу. Каждый из них "познает" подлинную суть другого. В их видении преобладает свет чистоты, и этот свет не ослепляет их, но выводит за пределы двойственности одобрения и неодобрения, освещая все качества в целом и делая все их желанными.
Для всех встреч душ-близнецов характерны общие важные моменты, хотя каждая встреча по-своему уникальна.
Вот что рассказывает один человек об узнавании душами-близнецами друг друга:
"Это примерно то же, что разница, которую ощущаешь, когда смотришь портативный черно-белый телевизор и когда сидишь в самом современном кинотеатре и смотришь фильм от начала до конца в цвете и с объемным звуком."
Еще один человек, встретивший своего "близнеца", рисует нам следующую картину:
"Вы оба словно мчитесь по "американским горкам", и переживание того факта, что вы теперь вместе, для вас почти в буквальном смысле сногсшибательно. Единственный способ описать это переживание — это когда тебя на некоторое время поднимают до такого состояния сознания, которое находится за пределами пространства и времени, и побывав в котором, ты уже больше никогда не будешь прежним. Впервые в жизни возникает чувство, что твоему одиночеству приходит конец, и что ты нашел того, кто глубоко понимает тебя без необходимости в сложных объяснениях. Ты чувствуешь, что всегда знал этого человека. Хотя на уровне личности порой бывает нужно еще кое-что наверстать, все равно ты знаешь, что пришел домой. Это великое ощущение цели и смысла отношений, словно появилась возможность подлинного служения. Это также огромное облегчение после длительной подготовки и поиска и, прежде всего, чувство осознания, что путешествие на самом деле только началось!"
Взаимное признание.
Всегда ли признание "близнецами" друг друга взаимно? На уровне души иначе не бывает. Когда два "близнеца" объединяются, их души начинают искриться одновременно. Однако по эмоциональным и практическим причинам иногда возникает сопротивление.
Вполне понятно, что женатый мужчина, занимающий высокое положение в обществе, который вдруг встречает вторую половину своей души, сразу сталкивается в жизни с большими препятствиями. Не исключено, что в этом случае с его стороны последует отказ признать своего "близнеца". Но души находят друг друга, чтобы выполнить предназначение судьбы. Они встречаются именно на том этапе своей эволюции, когда противоположности должны соединиться. Душа не ждет, пока перед ней откроется четкая и прямая дорога. В ходе борьбы вселенские силы приводят все элементы к общему знаменателю. В конце концов магнитное притяжение между двумя "близнецами" становится настолько сильным, что все препятствия преодолеваются, и приходит решение. Никогда испытание не выпадает на долю человека, если он в глубине своей души не знает, как его преодолеть.
Однако встречаются заблуждения, когда "близнецовство" признается ошибочно.
Попытки переделать человека, дабы он соответствовал нашему представлению о "близнеце".
В нашем желании завершенности мы, очарованные идеалом подлинного духовного союза, рискуем увидеть своего "близнеца" в человеке, который в действительности таковым не является. Человек склонен облекать отношения в такую форму, о которой всегда мечтал. Мы цепляемся за определенные сходства между нами и нашими партнерами, непомерно преувеличиваем их и закрываем глаза на существенные различия, на которые, так или иначе, рано или поздно придется обратить внимание. Мы можем легко поддаться фантазии, отрицанию своего предназначения, и создать иллюзию "близнеца".
Ничего не предопределено заранее: наша настоящая судьба, которая складывается в результате кармы прошлых поступков, все равно оставляет за нами некоторый выбор. Однако наш "близнец" предназначен нам с самого начала творения. Это — не вопрос выбора: здесь либо человек ваш "близнец", либо нет. И никакими желаниями и манипуляциями мы не можем это изменить.
Давайте рассмотрим отпечатки пальцев. Где мы можем найти отпечатки, в точности повторяющие наши? Можем ли мы взять наудачу любого человека и попытаться изменить его рисунок на кончиках пальцев? То же самое мы делаем, пытаясь переформировать другого человека, дабы он соответствовал нашему представлению о "близнеце".
Этот на первый взгляд незначительный самообман может привести нас в пучину полного заблуждения. Эта коварная пучина способна далеко унести человека от встречи со своим настоящим "близнецом", может быть, на целую жизнь, но в человеке все равно остается убежденность, что где-то существует его единственная и неповторимая вторая половина. Астральные силы заблуждения всегда готовы отсрочить повод для продвижения души. Их обманчивый свет ослепляет глаза и искажает видение. Такие силы описываются в духовной литературе как свет Люцифера, — свет, который ослепляет. Оказавшийся во власти этого света не может отличить его от настоящего духовного просветления. Религиозные фанатики, последователи сомнительных культов и лжепророки пали жертвой этого обманчивого света.
Пояснением может послужить следующая история. Мать пятерых детей попала под гипнотическое влияние одного харизматического духовного лидера, который в своих изысканиях наткнулся на теорию о душах-близнецах и убедил эту женщину, что она и он — души-близнецы. Он уговорил ее оставить семью и жить с ним в общине. Прошло совсем немного времени, и он увлекся другой своей последовательницей. Он заявил, что она тоже его "близнец", и что в редких случаях души разделяются не на две, а на три части.
Какие бы отношения ни складывались между людьми, каждая душа стремится к своему "близнецу" и к своим единомышленникам. Но наше эго стремится совсем к другому, нежели наша душа. Не обладая истиной, оно не способно выразить внутреннее чувство убежденности, удовлетворенности и возвышенности, которое указывает на истинное соответствие. Мартин Израэль, британский приходской священник, который пишет книги, помогает больным и путешествует со своими проповедями по всему миру, говорит нам о мудрости следующее: "Я чувствую, что когда люди всем своим существом ищут Царство Божие, они находят гораздо больше, чем предполагают найти, включая встречу с близнецом своей души. Но если человек чересчур сосредоточивается на поиске души-близнеца, то этот поиск обычно имеет эгоистический подтекст и отвлекает человека от выполнения его ближайших задач".
Настоящее соответствие достигается только тогда, когда встреча душ-близнецов направляема Богом. Если это не так, то можно бесконечно пытаться подладиться друг под друга, но попытки будут безуспешны. Например, можно идеализировать любовь партнера, доходя в своей идеализации до крайностей. Это обусловлено тем, что мы в глубине души носим идеал своей второй половины. Движимые одиночеством, мы можем ухватиться за готового партнера и форсировать убеждение в том, что встретили свой идеал. Чтобы подтвердить для себя свое убеждение, мы подавляем собственные нужды и даем рациональное объяснение этому ложному восприятию. И если мы порой не видим, что данный человек на самом деле не наш "близнец", то это хорошо понимают другие.
Не нужно быть психоаналитиком, чтобы увидеть эти иллюзии, но опытный наблюдатель может понять причины, вызвавшие их. Моури Прессмэн, соавтор этой книги, рассказывает о женщине, которую он лечил от депрессии. Эта женщина была замужем много лет и родила троих детей. Все это время ее муж был по отношению к ней чрезвычайно критичен и безжалостен. Она рассказала об этом, не выказывая ни гнева, ни других аффектов. Наоборот, психоаналитик выслушивал, как она идеализировала этого мужчину, и постоянно подтверждала, что он всегда прав. Было ясно, что пациентка соглашалась с критикой, услышанной от мужа, и подавляла в себе свою враждебность к нему. Представляя его совершенным, она не оставляла себе причин для гнева и продолжала пребывать в иллюзии счастливого брака. Действуя таким образом, она задерживала продвижение в жизни как для себя, так и для своего мужа, а также и для души-близнеца, на которой отражалась эта неосознанность.
Неважно, долгим или коротким путем мы следуем к своей завершенности, мы побуждаемы одной целью: достичь света сознания и возрадоваться. В этом смысл нашего существования, а также цель, ради которой в наше время на этой земле так много душ-близнецов притягиваются друг к другу.
Осознание цели.
Многие считают, что человечество стоит в преддверии грандиозного скачка сознания. Просветленные люди подготавливают себя к нему по-своему. Они осознают, что настало время каждому из нас пробудиться к своей изначальной природе, к своему потенциалу, и принять ответственность как за самих себя, так и за нашу планету.
Мы убеждены, что душам-близнецам предстоит внести особый вклад: многочисленные примеры их встреч в наше время имеют огромное значение, как на уровне личности, так и на планетарном уровне.
Когда души-близнецы соединяются, они порождают вихрь энергии, который выглядит как свет во тьме несознательности общества. "Близнецы" дополняют друг друга, становясь единым целым, и это целое превышает сумму двух его частей: двое создают третье, а третье — это очень мощная сила, сила света и любви, проявляющаяся на уровне чрезвычайной чистоты. Этот вид энергии является частью энергии обоих "близнецов", и он отличен от энергии отдельных людей или даже групп людей, работающих вместе. Это особое подношение, которое "близнецы" должны сделать друг другу, а также и всему человечеству, в своем служении.
Перед глазами встает образ: темный зрительный зал, в котором все больше и больше зажигается огоньков. Каждый огонек представляет собой сознательные и гармоничные отношения душ-близнецов. Воссоединившихся душ-близнецов, а, следовательно, и огоньков становится все больше и больше, и, в конце концов, на планете сосредоточивается так много света и энергии, что эта особая энергия в любой момент проявит себя как катализатор и поможет осуществить долгожданный прорыв в сознании.
Этот образ позволяет нам видеть, что поиск "близнеца" — это не себялюбие, а служение. Притяжение душ-близнецов друг к другу — это первая и последняя надежда мира. А каким образом будут соединяться их жизни? Для того, кто направляет движение во вселенной, это очень простой вопрос. Все было приведено в движение с первым дыханием Бога, и каждая движущаяся частица, увлекающая за собой в бесконечные космические измерения все остальное, неминуемо получит сигнал, когда этому следует произойти. И расступятся воды, и сдвинутся горы, и все дела государственной важности отойдут на задний план, дабы позволить двум душам протянуть друг другу руки, когда настанет их время.
Глава 7. Секс: единение тела и души.
Вслед за актом Творения, за разделением Единого на множество возникла мощная сила, которая стала проявляться во всем пространстве, содержащем части того, что некогда было единым целым, и восстанавливать его прежнее единство. Эта сила выражается в непреодолимом побуждении к воссоединению, приводящем в действие каждую сотворенную форму, начиная от отдельных атомов и заканчивая солнечными системами. В людях эта сила проявляется как половое влечение.
Человеческое сексуальное желание — это отклик на зов души, требующей воссоединения с другой душой посредством тела. Этот импульс, проходящий через многие уровни духа и ума, распознается чувствами как побуждение к удовольствию. Если это побуждение к удовольствию попадает под контроль теневой стороны индивида, то оно искажается и проявляет себя не как объединяющая сила, а как разделяющая. Источник этих сил один и тот же. Душа, познавшая божественное происхождение блаженства, ищет именно той радости, которая, как известно, и есть сама природа единства тела и души.
Половое влечение среди низших животных — это слепой инстинкт. Ангельские существа, которые подвластны закону притяжения, полностью пробуждены к сексуальному влечению в его возвышенной форме. Людям же, обитающим в мире, что находится между миром животных и миром ангелов, свойственно сочетать страсть и запредельное блаженство в ритуале любви.
При переходе на более высокие планы бытия сексуальное наслаждение усиливается. Но его также можно усилить здесь и сейчас, пребывая в человеческом теле, если использовать более тонкие тела, возвышающие нас до общения с нашей собственной душой. Сила притяжения, известная нам как секс, — это мост, соединяющий все уровни бытия.
Связь между телом и душой проявляется в энергетической последовательности, которая повторяет себя во всей природе. В человеческой сексуальности она принимает структуру, состоящую из напряжения, высвобождения энергии, экстаза и расслабления. Акт полового соития создает увеличение энергии почти до предельного уровня. Ее импульсы наполняют каждую нашу клетку, пока не разорвут оковы тела и не выразятся в космическом блаженстве. Оргазм стимулирует продвижение "я" к "Все". В этом состоянии блаженства и потери осознания своего "я" человек переживает экстаз воссоединения, выход за пределы времени и пространства, а также пустоту, которая одновременно является полнотой.
Вильгельм Райх обратил особое внимание на то, что лежит в основе управления потоком жизненной силы. Райх, ученик Фрейда, обнаружил, что эмоциональное сопротивление отражается на всем теле. Эти блоки препятствуют жизненной силе. Райх увидел, что основная формула потока жизни, начиная амебой и заканчивая большим голубым китом, а также самим человеком, отражена в сексуальном потоке жизни. Он считал, что для здоровья и благополучия необходимо свободное прохождение этой энергии.
Райх изучал действие либидо, или энергии любви, в понятиях препятствий, мешающих ее протеканию. Лечение, которое он назначал своим пациентам, было направлено на освобождение от препятствий, чтобы эти люди смогли стать яркими личностями, обладающими полной свободой сексуального выражения. Там, где сексуальная энергия ограничивается эмоциональными блоками, он пытался устранить эти блоки, чтобы энергия могла полностью высвобождаться в оргазме. В этой модели он узрел картину протекания самой жизни. Эта модель — накопление заряда, его высвобождение и расслабленное равновесие — повторяется повсюду на Земле.
Изыскания Райха были продолжены его последователями, Джоном и Евой Пиерракосами, которые показали, как физическое тело и более тонкие тела могут соединяться в приятном переживании полного потока. Их мышление созвучно восточным учениям о нашем нисхождении из высших вибраций в энергетические тела ("тонкие тела"), которые, в свою очередь, шаг за шагом передаются на более грубые уровни через эфирную сеть, окружающую физическое тело. Именно эта эфирная сеть содержит в себе вселенскую энергию, называемую в Индии праной, а в Китае ци. Вильгельм Райх дал этой энергии название оргон. Более тонкие тела окружают физическое тело и влияют на него в течение всей нашей жизни на Земле.
Мы приводим выдержку из лекции Евы Пиерракос под названием "Полная пульсация жизни".
"Человек, почти или полностью освободившийся от внутренних блоков и препятствий, не имеющий в себе искажений и отрицательной энергии, способен испытывать огромное наслаждение, поскольку его физическое тело открывается проникновению энергий тонких тел. Только человек, способный испытывать высокую степень блаженства, осознает, что человеческое удовольствие — это, в сущности, то же самое, что и космическое блаженство, что они — не противоположности, но одно и то же. Подлинное наслаждение — это не только плотское наслаждение, но и одновременно с ним в высшей степени духовное наслаждение. В нем нет разделения между состояниями, испытываемыми плотью и духом. Полное наслаждение — это окончательное состояние освобождения и космического бытия. Наслаждение — это окончательная реальность.
Блаженство — естественное состояние существа, воссоединившегося в гармонии с самим собой и с вселенной. Под этим состоянием мы подразумеваем состояние физического и духовного блаженства, которое человек переживает каждой частицей тела и души, всем своим внешним и внутренним бытием, и которое пробуждает и активизирует в человеке все ощущения и способности. Это ваше право по рождению, друзья мои. Ваша жажда этого — самое реальное и самое благотворное внутреннее побуждение.
Наслаждение — это состояние, в котором все ваше существо нераздельно вибрирует и пульсирует, пребывая в гармонии с самим собой и с вселенной, а, следовательно, и с другим человеком. Внутри вас нет ни разделения, ни сомнения в подлинности вашего блаженства. В вас нет ни чувства вины, ни сомнений. Напротив, вы будете глубоко ощущать, что чем больше ваше блаженство, ваше удовольствие и ваша радость, тем больший вклад вы можете внести в жизнь."
Когда мы достигаем этого внутреннего осознания, полное переживание наслаждения становится для нас духовной и практической целью. Мы будем стараться устранить все свои внутренние препоны, чтобы жизненная сила могла свободно циркулировать внутри нас. Чтобы жить в совершенном согласии с телом, душой и духом, необходимо полное развитие и созревание нашей личности. Это происходит, когда мы способны сохранять полноценные сексуальные отношения.
Такие отношения говорят о том, что мы преодолели страхи и ограничения, которые были навязаны нам в прошлом. Мы избавили себя от стыда и вины по поводу секса. Мы признаем, что сексуальное удовольствие — настоящий небесный дар. Мы вышли за пределы сексуального и личного себялюбия. Мы внимательно относимся к себе, к тому, что подсказывает нам наше тело, к своим потребностям, а также к потребностям партнера и, научившись прислушиваться к этим потребностям, можем удовлетворять их так, чтобы вместе пребывать в радости.
Абсолютный расцвет любви вызывает в нас желание полностью удовлетворить своего любимого. Мы даем ему максимум сексуального наслаждения, проявляем нежность и заботу, радуемся вместе с ним, и сами получаем от этого удовольствие.
Полноценные сексуальные отношения — это священный союз между двумя людьми, ведущий к отношениям на уровне души и прокладывающий путь к воссоединению с "близнецом", будь оно в этой жизни или в следующей. Здесь подразумевается способность партнеров к устойчивым сексуальным и личным отношениям. Ведь полноценные сексуальные отношения обычно выстраиваются на фундаменте устойчивых личных отношений и, в свою очередь, сами способствуют устойчивости последних. Это не позволяет сексуальному желанию притупляться, как это порой случается в продолжительном браке. Постоянное удовлетворение заставляет бить ключом и любовь и желание.
Каждый может уступить потребностям тела, дать половым органам абсолютную разрядку, и одновременно с этим полностью объединиться со своим партнером на всех уровнях бытия. Такие отношения избавляют тело от его насущных потребностей; они высвобождают резервы любви, чтобы они могли свободно направляться к любимому человеку. Такое высвобождение позволяет нам применять эту энергию к реализации в социальном плане, чтобы более не искать временного удовлетворения, тщетно пытаясь избавиться от собственной раздробленности, но стать полезными для общества людьми.
Духовное партнерство.
Союз секса и любви показывает путь к воссоединению с Богом. И хотя большинство организованных религий не признает этот факт, его признает высшая духовная мудрость. Например, определенным методам, позволяющим поднять сексуальную энергию до уровня небесных сфер, учит иудаистский мистицизм. Самое первое письменное упоминание об иудаистской медитации приводится в учебном трактате для супружеских пар, носящем название "Священное письмо", авторство которого приписывается каббалисту Йозефу Гикатилле.
Как пишет Таби Арйех Каплан в книге "Иудаистская медитация", партнеры медитируют на протяжении всего полового акта, "осознавая искру Божественного в самом наслаждении, и возвышая это наслаждение до уровня его божественного источника". Согласно современному хасидскому описанию, данному Ицхаком Бухбаумом в книге "Иудаистские духовные практики", ""Зогар" ["Книга сияния" — важнейший источник средневековой мистической традиции, представленной в учении каббалы. Написана на арамейском языке в последней четверти XIII в. — Примеч. перев.] учит, что когда мужчина и женщина, совершая половой акт, оба обращены к Божественной Силе, то эта Божественная Сила пребывает на их ложе... (Сказано в назидание), что человек должен сделать свой дом Храмом, а свою спальню Святая Святых".
Еврейской мистической мысли присуща сакрализация эротического и эротизация священного.
Для душ-близнецов, таких как Гизел и Эндрю, эта идея не нуждается в пояснении. Здесь Гизел уводит нас в свою Святая Святых, в спальню:
"Мы всегда медитируем перед тем как заняться любовью. И занимаемся этим не от недостатка, а от полноты — от полноты любви и ощущения того, как нас любит Бог. Это настоящая связь. И поэтому каждый из нас здесь не для того, чтобы удовлетворить себя, но для того, чтобы удовлетворить другого. Я вхожу в свое сексуальное "я" с желанием исследовать. Мне не нужно входить в него только ради того, чтобы ощутить, как меня любят, ведь теперь я — сама любовь. Я знаю это. И именно поэтому я достигаю состояний блаженства, которые переживаются мною гораздо более полно, чем те состояния, которые возникают, когда в своем сексуальном опыте полагаешься на мужчину. Я — более чем участник. Я — творец. Я более чем удовлетворена, ибо мое блаженство — это создание пространства, в котором больше ничего не требуется.
Это совсем не то, когда пытаешься удовлетворить лишь определенную часть: теперь все мое тело становится полностью сексуальным. Здесь я в своем исследовании действительно подхожу к светоэнергии творения. К этому сочетанию любви к своему мужу и поиска света стремится все мое существо, когда я занимаюсь любовью. Это — полноценное переживание любви. Я не стремлюсь к локальным переживаниям, например, к вагинальному оргазму. Нет. Мне нужно самое высшее переживание, на которое я только способна.
Я не стремлюсь каждый раз к физическому оргазму, поскольку в этом нет необходимости. Я получаю гораздо большее удовлетворение без этого. Это не значит, что я сдерживаю свою сексуальную энергию: наоборот, я становлюсь ее проводником, и она наполняет не только одну мою небольшую часть, но и все мое тело. Эндрю также все больше и больше присоединяется ко мне в этом переживании, хотя иногда ему необходимо кончать на физическом уровне.
Вот как я смотрю на эти вещи: если вы не позволяете другому человеку исследовать свою сексуальность через вас (разумеется, если это ни в коем случае не насилие), то вам нет необходимости оставаться парой. Если человек не может предложить себя партнеру, то для чего такие отношения нужны? Благодаря сексуальности, которую я развиваю в себе, я обнаружила, что всегда полезна своему мужу. За счет своей сексуальности я получаю энергетическую подпитку, поскольку мы занимаемся любовью, чтобы развивать еще большую любовь, еще большую энергию, и служить миру. Счастьем и радостью мы создаем гораздо большее, и гораздо больше способны дать друг другу.
Наш секс создает пространство, где мы можем отойти от всего того, что произошло с нами за день: тело успокаивается, отдыхает, и, более того, соединяется с источником жизни, с внутренней творческой энергией. Не могу выразить словами, насколько счастливее я стала с тех пор как начала вести такую сексуальную жизнь вместе с Эндрю.
Когда мы с Эндрю ложимся в постель, я смотрю на него как на божественное существо. Я вижу в нем Бога и купаюсь в его любви. Он знает, что я люблю его всего, люблю самое высшее его выражение. Я иду к нему, желая соединиться с его самой прекрасной сущностью. Когда я чувствую, как наши тела сливаются воедино, возникает сияние, ибо между нами не остается ничего, что можно было бы назвать негативным.
Я верю, что в каждом из нас присутствует желание стать совершенным и поистине любимым, и именно с этим его намерением я и хочу соединиться. За нашей сексуальностью находится дверь к безграничному "я", которым мы, на самом деле, являемся, к божественному свету, находящемуся за завесой нашего тела. Поистине любя друг друга, мы проходим в эту дверь, и у нас больше нет необходимости искать других наслаждений."
Гизел и Эндрю отчасти совершили переход от традиционно супружеских отношений к духовному партнерству, в котором больше проявляется осознанность в жизни и больше способов общения. Брак изначально был задуман, чтобы помочь физическому выживанию. В связи с развитием духовного сознания в мире эта модель сейчас заменяется другой моделью — священным обязательством между партнерами помогать друг другу в духовном росте.
Гэри Зукав пишет о духовном партнерстве в книге "The Seat of the Soul" ("Где находится душа"), утверждая, что духовные партнеры четко знают, что причина их совместной жизни связана с эволюцией их душ. Поскольку духовные партнеры могут смотреть на вещи с этой позиции, между ними развивается динамика отношений, полностью отличная от динамики отношений между обычными мужьями и женами. Сознательная эволюция души не является частью структурной динамики брака.
Духовные или посвятившие себя друг другу партнеры понимают, что они преданы друг другу, но эта преданность — не то же самое, что преданность на физическом плане. Скорее, это возможность духовного роста, которую они создают друг для друга, сознавая, что духовный рост — это их цель на Земле, и что все должно служить этой цели. Продолжительность их отношений определяется тем, сколько времени им требуется пробыть вместе для своего развития. Никакие законы, придуманные человеком, не смогут воспрепятствовать духовному пути, если духу предстоит продолжать свое развитие. Духовным партнерам предназначено оставаться вместе до тех пор, пока продолжается их совместный духовный рост. Архетип брака более не предопределяет нашу эволюцию, точно также, как не предопределяет ее внешняя сила.
Это не значит, что институт брака скоро перестанет существовать. Браки сохранятся, но удачные браки будут таковыми только благодаря сознанию духовного партнерства.
Из следующей истории "близнецов" мы увидим, что сексуальный союз осуществим, даже когда партнеры физически разделены.
Преображение для высших сфер любви.
Брак Александры нельзя было назвать полностью счастливым. В нем отсутствовала удовлетворенность. Александра даже не вполне осознавала этот момент, пока в ее жизни не появился Лерой. Они с Лероем оба были музыкантами. Он был скрипачом-виртуозом, и почти все время разъезжал по гастролям. Александра была пианисткой и обучала игре на фортепиано троих собственных детей, а также других учеников.
Александра и Лерой познакомились на одном из его концертов. После представления Александра почувствовала непреодолимое внутреннее побуждение зайти за кулисы и представиться Лерою. В тот момент, когда они обменивались рукопожатиями, то вдруг почувствовали, что подчинены таинственному притяжению душ, и что существующая между ними древняя связь вновь проявляет себя.
Любовь душ-близнецов быстро росла, но обстоятельства не позволяли ей полностью проявиться. Александра не могла оставить свою семью. Лерой не был связан браком, но оказался предан своей работе и полностью загружен концертной деятельностью.
Несмотря на свою занятость, он звонил ей отовсюду, где выступал с концертами. В результате продолжительных телефонных разговоров и переписки они открыли для себя свою духовную связь, и их отношения стали еще крепче. Ограниченные внешними обстоятельствами, они с еще большим рвением устремились друг к другу внутренне.
Ничто не стоит на месте, и, уж конечно, не стоит на месте любовь, которая освобождается от долгих оков. Это расширение бытия, сопровождающее любовь души, не способны сдержать никакие силы. И Александру, и Лероя, обоих можно было назвать мистиками. Они обладали духовным сознанием, хотя уверенно ориентировались в практических реалиях своей жизни. Но духовные силы действуют вне ограничений земного существования.
Встреча двух душ — это серьезное испытание для тех, кто в великом узоре возвращения к истоку видит переплетение своих судеб. Предначертанное судьбой воссоединение душ будет по возможности осуществляться для всех, кто к этому готов, при условии, что все, вовлеченные в этот процесс, будут всегда открыты своей внутренней истине, своей интуиции — каналу к высшему благу.
Как бы то ни было, каждая душа пройдет этот путь. Если присутствуют какие-либо ограничения, то душа прорвется сквозь них благодаря тем сверхъестественным силам, которые даются тому, кто к этому готов. Сила души — это та же самая сила, что приводит в движение все великие потоки в природе. Ни один закон, кроме как ее собственный, не способен остановить эту великую силу.
Первым намеком на эту необычную силу стала для Александры ее реакция на голос Лероя. После телефонного разговора с ним она почувствовала, что ее наполняет сияющая энергия, та энергия, которую она прежде чувствовала, только когда восторгалась прекрасной музыкой или достигала редкостных высот в медитации. Чем крепче делалась связь между ними, тем сильнее становилась эта энергия. После разговора по телефону Александра всю ночь пролежала, не смыкая глаз. Она испытывала мистическую радость и возвышенное состояние ума. Она вошла в безвременье, и ночь показалась ей удивительно короткой.
Это вливание энергии оказалось таким сильным, что Александра пребывала под впечатлением весь следующий день. Она обнаружила нечто, восстанавливающее ее силы еще лучше, чем сон. Это была энергия любви, энергия космоса. Это была энергия секса, воссоединенного со своим истоком, любовью — энергия запредельной любви и запредельного секса.
Каждый телефонный разговор вызывал эти кульминационные переживания. Две или три ночи подряд Александра никак не могла уснуть. Вот как она описывает это ощущение:
"Я чувствовала, как расширяюсь и превращаюсь в огромное силовое поле, состоящее из света и цветовых вихрей. Я чувствовала вибрирующую энергию. Казалось, что я ясно видела танец атомов, и чувствовала, что сама становлюсь прозрачной. Это было блаженство. Я целиком состояла из блаженства, и понимала, что каждый атом всего сущего состоит из этого блаженства. Временами я переносилась в великое безмолвие, где все атомы замирали. Я переставала дышать, чтобы не нарушить эту неподвижность, и вспоминала слова: Оставайся в безмолвии и знай, что я Бог."
Вполне вероятно, что Александра переживала спонтанное открытие чакр и прохождение потока кундалини. Это вселенская энергия, поступающая к человеку и проходящая через него. Про нее в источниках сказано, что она покоится в основании позвоночника человека, свернувшись кольцом, словно змея. Когда эта энергия поднимается, она протекает через все энергетические центры и направляется к мозгу, создавая колоссальный энергетический поток, который иногда влечет за собой просветление.
Обычно энергия кундалини и энергия чакр пробуждаются к действию особыми йогическими дисциплинами. Александра не практиковала ни одну из них, за исключением медитации. Ее опыт показал, что энергетическая система может раскрыть себя под воздействием стимула духовной практики и любви.
Затем Александра обнаружила в себе способности к ясновидению, которых прежде у нее не было. Однажды она внезапно проснулась ночью, и перед ней предстало потрясающее видение. Вот как она описывала его Лерою в своем письме:
"Это было одновременно и видением и явью. Я пребывала в этом видении и одновременно наблюдала его. Я видела тебя в духовных мирах. Я стояла там, рядом с тобой, и наблюдала, как через макушку твоей головы в тебя вливается поток золотого света. Я была поражена твоей способностью принимать этот свет. Казалось, этот поток никогда не прекратится. Но потом он закончился. Ты посмотрел на меня и сделал шаг в мою сторону. Я шагнула тебе навстречу, и мы просто влились друг в друга. Ты вошел в меня, и я вошла в тебя, целиком и полностью. Мы стали единым телом, и в этот момент наступил экстаз, который поразил меня словно удар молнии. Я ощущала его как физически, так и новыми духовными чувствами, которые, как казалось, вдруг раскрылись во мне."
Этот провидческий опыт оказался инициацией перед отправлением в астральное путешествие. Вскоре после этого, когда Александра легла в постель (они с мужем спали в разных комнатах), она вдруг увидела, что перед ней стоит Лерой. Это видение ее почти не удивило. Наоборот, оно показалось ей совершенно естественным. Она спокойно сказала про себя: "А вот и ты, Лерой...", словно он только что явился к ней в комнату собственной персоной. Она приписывала эту естественность знанию их единства в духе. В духовном изменении нет такого понятия, как расстояние, и поэтому Лерой мог легко присутствовать в комнате Александры в астральной форме. В то же время она чувствовала его дыхание и прикосновение рук, и испытывала необычное ощущение в горле.
В ее переживании они занимались любовью. Александра рассказывает, что это происходило как на вербальном, так и на телепатическом уровне, словно их астральные тела с огромной страстью дублировали движения физических тел. В результате Александру охватила сильная дрожь, которая распространялась по всему ее телу, включая половые зоны, и сопровождалась огромной духовной радостью и наслаждением.
Это событие вышло за рамки времени: позднее оказалось, что оно длилось целых два часа. Видение сопровождалось возбуждением и колоссальной энергией, и в то же время в нем царили покой и умиротворение. Александра сделала для себя великое открытие, что именно покой, а не возбуждение приводит к самому чистому блаженству.
Вместо физического оргазма наступило блаженство: Александра испытывала колоссальный подъем, словно они с Лероем вышли в открытый космос: "... внезапно взорвалась падающая звезда, посылая вниз ливень искр, которые кружили вокруг нас, выписывая самые невероятные круги, и это мягкое ощущение окутывало мое сердце и сознание". Затем последовало абсолютное безмолвие, созерцательное безмолвие, которое описывают мистики.
Это священная сексуальность, запредельный духовный секс — тот, что не отвергает тело, но наоборот, более полно использует его, открывая в нем колоссальные источники блаженства. Здесь мы имеем пример слияния более высокого плана с материальным.
Это переживание имело место в сознании Александры и, несомненно, на более высоких уровнях, в сознании Лероя. Оно запечатлелось в его памяти только как отдельный момент: еще перед тем, как Александра увидела Лероя в своей комнате, она почувствовала, что ей нужно взглянуть на часы: было одиннадцать часов вечера. На следующий день, разговаривая с ним по телефону и будучи вновь отделенной от него земным расстоянием, она рассказала ему о том, что произошло, и поинтересовалась, помнит ли он об этом. Он не помнил, однако спросил:
— А который был час? — затем быстро добавил: — Подожди! Ничего не говори! Одиннадцать? Одиннадцать — это у нас по местному времени девять. В это время я как раз думал о том, как приеду к тебе...
— Именно в это время ты у меня и появился, — удивленно воскликнула Александра.
Разлука побудила их души к прорыву сквозь границы времени и пространства, и теперь эти границы перестали для них существовать. В них обоих происходил духовный рост, протекающий в соответствии с целью любви душ-близнецов, которая есть развитие, подъем духовных сил, преображение низких помыслов в высокие. Они научились использовать свои тонкие тела, дабы входить в храмы духовной жизни, где блаженство — не исключение, но правило.
Первое из наших тонких средств передвижения — это эфирное тело, которое повторяет физическое тело, проникает в него и не оставляет до момента смерти. За ним идет астральное тело, которое может свободно путешествовать и действительно отделяться от нас во время сна. Высокоразвитые люди, такие как духовные учителя, могут посылать свои астральные формы в другие страны с особой миссией, а сами оставаться при своих земных повседневных делах. За пределами астрального тела есть еще более тонкое ментальное тело. И хотя наша душа во всех своих аспектах пребывает одновременно на всех планах, три низших мира — физический, астральный и ментальный — доступны в нашей человеческой жизни.
Из переживаний Александры и Лероя следует, что в их любовном соитии на духовном уровне участвуют не только их астральные, но и более тонкие тела. Кроме того, были и знаки физического присутствия. Александра получила на физическом уровне два безошибочных сигнала присутствия Лероя. Один из них — это странное ощущение в горле, которое можно объяснить подъемом преобразованных энергий нижних чакр. Жизненно важный этап этого процесса — подъем священной (воспроизводящей) энергии к горловой чакре, указывающий на преобразование физического процесса произведения потомства в процесс творческого выражения. Для Александры активизация горловой чакры явилась духовно-сексуальным откликом на присутствие души-близнеца.
Второй знак, который пришел к ней на физическом уровне — это "дыхание". В "Тайной доктрине" Е.П. Блаватская информирует нас о том, что чувствительный человек ощущает посещения духа как присутствие дыхания.
Нет слов, говорит Александра, которыми можно было бы выразить красоту и блаженство этой встречи. Тем не менее она постоянно пытается описать эти переживания в своих письмах Лерою как его посещения, которые происходили в основном тогда, когда он во время сна выходил из своего тела. У него не осталось о них четких воспоминаний, да и все мы почти или вообще не помним свои посещения духовного плана во время сна. Однако нас осеняют проблески памяти, и Лерой также ощущал намеки и отголоски, достигавшие его сознания.
Один раз он вдруг проснулся ночью и почувствовал, что парит вместе с Александрой в космическом пространстве. Когда он в следующий вечер общался с ней по телефону, то оказалось, что она переживала его "посещение" в то же самое время. В другой раз он увидел ее парящей над его кроватью, словно ангел на картине Шагала, и почувствовал губами легкое дыхание.
Вот как описывает Александра Лерою одну из таких любовных встреч на духовном плане:
"Иногда ты берешь мою душу, и поднимаешь ее надо мной. Я чувствую, как ты поднимаешь ее — так же нежно, как мать поднимает своего младенца из колыбели. В этот момент я начинаю остро осознавать твое духовное тело, его ускоряющиеся вибрации, его сияющие цвета. Затем все это устремляется прямо в меня, и все непрерывно проходит сквозь меня волнами экстаза. Мы проводим часы в чистом экстазе, и это уже не отношения двух любовников, но блаженство, вибрирующее внутри самого себя. В этих встречах я никогда не замечала, как проходит время: как правило, они длились часа два, а то и дольше. Когда я, наконец, смотрела на часы, я не могла поверить своим глазам, что они показывали, ибо я была в безвременье, в вечности.
Это — поистине небесное переживание. Ты привел меня к нему. Как мне выразить свое восхищение? Это восхищение Богом — Богом, который в тебе, а также очевидная перспектива того, что так будет с каждым.
Позволь мне описать это переживание с более земной позиции. Это — не только блаженство ума! Это вполне физическое ощущение, словно чистый золотой солнечный свет, проникающий во все ткани тела и заполняющий их наслаждением, — точнее, чем-то запредельным наслаждению, самим источником наслаждения. Это утонченно мучительное оргиастическое ощущение, и кажется, что вся физическая структура трепещет, стоя на самом краю этой пропасти, ибо оно распространяется не только на физическое тело, но охватывает и более тонкие тела. Оно тотально. Оно не хочет ничего, кроме как оставаться и продолжаться, и оно самодостаточно. Оно — совершенное спокойствие и бытие."
Теперь Александра столкнулась с дилеммой своего брака. Как бы то ни было, ее муж, Вернон, заметил ее счастье, хотя их сексуальная жизнь прекратилась несколько месяцев назад. Она не была готова оставить своих детей и отправиться путешествовать с Лероем, да это в любом случае не было обязательным условием для достижения завершенности их душ. Они приняли тот факт, что им не суждено разделять жизнь в физической близости.
В конце концов Александра почувствовала побуждение сказать Вернону правду относительно происходящего, и он был сильно потрясен. Он отчаянно пытался вернуть ее себе. Они оба мучительно приспосабливались к новому способу совместной жизни. Это было испытание, которое жизнь поставила перед Верноном. Он уже не мог поддерживать с женой прежние супружеские отношения, но должен был позволить, чтобы дух вывел его на новые отношения. Сам того не осознавая, он также оказался на пути к своему "близнецу".
В конце концов Вернон согласился признать отношения души Александры с другой душой. Они сумели остаться друзьями, продолжая жить в том же доме, разделяя заботу о своих детях и давая друг другу свободу в удовлетворении своих потребностей: Вернон нашел партнершу, а Александра продолжала связь со своим "близнецом". Пришло время, и Вернон, благодаря влиянию жены, вышел на свой духовный путь.
Шли годы, и Александра с Лероем, несмотря на разделявшее их расстояние, сближались еще больше. В этом сближении они продемонстрировали два факта: душа не знает расстояний, и союз душ-близнецов — это продолжающийся процесс.
Однажды Лерой сказал ей: "Мы как два зеркала, отражающие друг друга". Зеркальное отображение переносится на большое расстояние так же легко, как в пределах одной комнаты. Он также отметил: "Я начинаю больше походить на тебя, а также на самого себя". Существует удивительный парадокс: чем теснее души-близнецы сближаются в своем духовном развитии, тем сильнее проявляется их индивидуальная природа. Становясь более похожими друг на друга, они принимают силы партнера и, в свою очередь, применяют их для своего самораскрытия, — для открытия новых граней своей души. Есть все основания полагать, что этот процесс будет продолжаться вечно и повторять себя в душах, которые будут постепенно вливаться в него.
Астральные посещения Лероя продолжались, но с одной лишь разницей. Прежде они происходили главным образом во время сна. Теперь он научился сознательно направлять свое духовное тело, ощущая себя вспышкой света, которую можно было нацелить туда, куда хотелось. Для него и для Александры это было переживанием высокого сознания.
Время от времени они встречались лично в разных точках земного шара. Им казалось, что они никогда не разлучались. При разлуке они ощущали единство духа еще острее, чем когда были рядом друг с другом. В своих встречах они воздерживались от сексуальных отношений, интуитивно ощущая, что тело станет для них препятствием. Правда состояла в том, что в своем выражении любви они продвинулись за пределы физического тела. Они теперь знали следующее: то, что люди жаждут получить в плотском соитии — это полное единение, которое возможно только посредством духовных тел.
Подъем сексуальной энергии с физического плана на более высокие уровни — это переживание, которое пока дается лишь некоторым, но мы считаем, что в будущем оно станет доступно многим. По мере духовного продвижения будут возникать духовные встречи и переживания блаженства в самых различных утонченных вариантах. Однако также верно и то, что прежде чем инстинкт будет превзойден, он должен быть полностью использован и пресыщен. Преждевременный подъем сексуального возбуждения до состояния неестественного воздержания выливается в подавление, являющееся антитезой развитию.
Александра и Лерой находят друг друга, и их прорыв в духовные измерения служит примером того, насколько способен человек выходить за пределы самого себя. Они не знали об этой своей способности, пока не почувствовали ее. Каждый человек обладает огромными ресурсами, хотя не осознает их, и эти ресурсы способна раскрыть сила любви, пробуждающая многие уровни духа. Энергия кундалини, которая дремлет внутри каждого из нас, свернувшись спиралью, высвобождаясь, собирает силы тела и души в один смешанный поток энергии. Именно эта энергия направлялась к Александре от ее "близнеца" и активно принималась ею. Проникновение энергии, неоднократно передаваемой через большие расстояния, заставляло ее эфирное тело усиливать свою жизнеспособность, а физическое тело возбуждаться и заряжаться энергией. Вся ее аура светилась гармонией, позволяя духовному телу отделяться в полностью пробужденном сознании и воссоединяться на высших планах с духовным телом Лероя в чистой и священной любви.
Это сексуальная энергия в своем запредельном выражении. И это — одна сила, которая проявляется во всех формах и выражается как любовь — как любовь между душами-близнецами, как намерение проявлять заботу, возникающее у врача по отношению к пациенту, у родителя по отношению к ребенку, у учителя по отношению к ученику, а также у добрых друзей по отношению друг к другу. Это энергия, которая удерживает звезды и планеты на своих орбитах, и в то же время постоянно беспредельно расширяет свой охват. Это высшее зеркальное отражение нашей собственной расширяющейся любви.
Духовная любовь — это союз тела и души, который естественен для синтеза нашего нового времени. Обладая достаточно глубоким видением, мы можем увидеть, насколько духовная любовь выходит за пределы обычного секса. Это может выражаться в любовном сексуальном соитии, которое позволяет духу полностью участвовать в этом процессе, в любви между душой, покинувшей этот мир, и ее живым возлюбленным, или, как в случае Александры и ее "близнеца", в строительстве моста между душами двоих живых людей.
Это тот мост, который предстоит построить многим людям. Когда-нибудь появятся средства, позволяющие перемещаться из одних миров в другие или внутри пространств этого мира и помогающие встретиться влюбленным, которых разделяет расстояние, болезнь или иллюзия под названием смерть.
Хочу предупредить читателей: описания духовно-сексуальных встреч можно встретить в некоторых книгах, посвященных астральным путешествиям, но в них редко говорится о возможных опасностях. Переноситься в поисках любви в астральный мир — это почти то же самое, что поздно вечером гулять нагишом по темной аллее. В астральном пространстве полно всяких сомнительных и даже опасных духов. Когда вы переноситесь в астральный мир, то вам для собственной безопасности следует сосредоточиваться на чем-то конкретном, например, на человеке, которого вы знали в своей жизни, или на возлюбленном партнере, который покинул этот мир. Если два человека, установившие между собой любовную связь, достигли определенного духовного развития, то они способны построить мост между двумя мирами и соединить свои души в акте любви. Нет сомнений в том, что такие путешествия имели место во все века, в сновидениях или в бессознательном состоянии и, как правило, оставались неосознанными. Эти идеи отнюдь не новы. Они не менее древние, чем греческая мифология, и их зачатки наблюдаются в любви между богами и людьми.
Вместе с ускоряющейся в наше время эволюцией люди и боги становятся ближе друг к другу. Под богами мы подразумеваем продвинутых духовных существ, которые направляют нашу судьбу, а также божественные качества в самих себе. Оба эти момента вместе приближают нас к признанию существования моста, соединяющего жизнь и смерть. Мы много раз переходили через него в момент "маленькой смерти", переживаемой в любовном экстазе, а также в своем изгнании из нашего настоящего дома к беспомощному пробуждению в мире, в котором рождаемся.
И, в конце концов, в день радостного возвращения осуществится цель жизни, и тело будет оставлено.
Ева Пиерракос ведет нас по этому мосту обратно домой:
И хотя душа выйдет из тела и тело прекратит свое существование, вовсе не правда то, что чувства, которые вы переживаете в состоянии, когда тело и душа свободны от препятствий, после вашей смерти также перестают существовать. Здесь верно противоположное: чувства, испытываемые телом, приходят из тонких тел. Поэтому когда существование в теле прекращается, подобные чувства проявят себя гораздо сильнее, поскольку теперь они не будут заблокированы грубой материей физического существования. Эти чувства удовольствия и блаженства, которые вы отмечаете в своем теле, не прекратят существования, когда вы покинете земную жизнь. Наоборот, они усилятся. Вы станете более способны поддерживать эти чувства высшего наслаждения, экстаза, блаженства, любви, а также того, что на этой земле называется сексуальностью.
Глава 8. Души-близнецы в истории.
Души-близнецы встречаются, соединяются и служат миру на протяжении всей истории. Большинство из них вносит свой вклад в историю мира анонимно, но некоторые обретают известность.
Ниже мы исследуем некоторые примеры браков между людьми, во многом достигшими совершенства и отмеченными знаками отличия "близнецовства". Такие героические примеры любви между душами-близнецами вдохновляют нас всех. Они послужат примером для каждого, как в ближайшем, так и в отдаленном будущем, — в будущем, которое устремляется к нам.
Элизабет Барретт и Роберт Браунинг.
Элизабет Барретт и Роберт Браунинг встретились в середине XIX века в Лондоне, когда Роберт написал Элизабет хвалебный отзыв об ее творчестве. Двадцать лет Элизабет уже была известной поэтессой, а Роберт только-только снискал достаточную популярность. И хотя Элизабет была на шесть лет старше Роберта, она увидела, что начинающий поэт превзошел ее в творчестве. На протяжении всей жизни каждый из них считал друг друга лучшим.
Своей перепиской они внесли большой вклад в литературу. Эта переписка явила собой настоящее чудо: сохранилось 573 письма, и это была самая длинная, самая полная и самодостаточная переписка за всю историю английской литературы. Элизабет Барретт была наполовину инвалидом и фактически "узницей" своего деспотичного отца в доме на Уимпол-стрит. Ее единственными компаньонами были ее сестры, братья и книги, и о том, чтобы выйти замуж, казалось, не могло быть и речи. Она писала о Барретте-старшем: "Он скорее готов увидеть мой труп возле своих ног, чем позволить мне принадлежать другому".
Несмотря на это Роберт Браунинг ухаживал за ней, и она отвечала на его ухаживания. Их неиссякаемая переписка заменила личные встречи, хотя Роберт часто наносил дневные визиты на Уимпол-стрит, пока Барретт-старший находился в своей конторе. Элизабет чудесным образом обрела силы. До этого она едва могла передвигаться по своей комнате, но теперь стала выбираться в сопровождении служанки Уилсон в Регентс-парк, сначала в инвалидном кресле, а вскоре и на своих ногах. Благодаря силе любви она преодолела свою физическую слабость и жаждала самостоятельно распорядиться жизнью и довериться Роберту.
Когда до Барретта-старшего дошли слухи о визитах Роберта Браунинга, он сразу вывез свою семью из Лондона. Этот переезд заставил любовников действовать. В сентябрьское утро 1846 года Элизабет со своей служанкой Уилсон вышла из дома под предлогом навестить своего старого учителя, а сама наняла экипаж до ближайшей церкви, где они с Робертом и обвенчались. Неделю спустя они тайно бежали в Италию, где обосновались, продолжили свое творчество и, в конце концов, родили сына. Отец Элизабет отсылал все ее письма обратно, даже не вскрыв их, и запретил в своем доме упоминать ее имя.
Во всех великих любовных историях, известных из жизни, а также отраженных в литературе и опере, появляется тема противостояния темной силы. Зло находит свой мощный выход в родительской ревности и собственнических интересах родителей, проявляемых по отношению к детям. Родительское противостояние легло в основу трагедии "Ромео и Джульетта". Но история Браунингов имела счастливый конец, и более того, благодаря тому противостоянию, которое препятствовало их свиданиям, мы теперь имеем бесценное сокровище — их любовную переписку.
Эти поэты в своих письмах постоянно подчеркивают качества друг друга, говорящие о половом равновесии. Описывая Роберта в письме, Элизабет пишет: "Интеллект — это лишь немногое по сравнению со всеми остальными его качествами — с его нежностью, которая обычно присуща только женщинам, с неиссякаемой добротой, с возвышенными и благородными ежечасными устремлениями. Нрав, душевный настрой, манеры — все безупречно".
Самому Роберту она пишет: "Ты — "мужское начало" в высшем проявлении, и я, как женщина, страстно проникалась жестами и интонациями твоего языка, и узрела в них нечто запредельное, которое благодаря своей запредельности становится еще поразительнее".
Мы видим в Браунинге воплощение развитой мужской души, его "нежность, которая обычно свойственна женщинам" в гармоничном сочетании с его силой. Осбер Бурде, их биограф, говоря об этих письмах, дает Браунингу краткую характеристику: "За исключением искренности, все его качества — полная противоположность ее качествам. Изящество, живость, очарование — отнюдь не те качества, которые характерны для их переписки. В его письмах и грубость, и резкость, и нежность, и терпение, и уважение, и сила".
Бурде пишет об Элизабет: "В своей работе, а также в жизни она великолепно дополняла его, но в отличие от других гениальных женщин оставалась полностью женственной... Хочется сказать, что будь у нее другой муж, она бы совсем упала духом. Его любовь была той любовью, которая никогда не умирает... Для этой пары исполнилась та редко осуществимая мечта, которую почти все мы лелеем в себе. Передать их одержимость друг другом просто невозможно. Мы можем лишь снова и снова убеждаться, насколько исключительно их взаимное чувство близости, и какая редкость подобные браки".
Биограф, не имеющий на сознательном уровне представления о душах-близнецах, часто наилучшим образом истолковывает эту идею.
"Оба поэта позволяют нам осознать красоту характера, и о ней [о Барретт] можно сказать то же самое, что она сама говорила о Браунинге, а именно: что их гениальность была самой несущественной частью их личностей... В Браунинге мы принимаем гениальность как само собой разумеющееся и смотрим на него просто как на человека, и этот человек приводит нас к откровению... Он в самом деле был человеком целостным.
Как человек и художник он был до мозга костей мужчиной... Он обладал огромной способностью любить, и той же способностью в равной степени обладала его жена. Обстоятельством, заставившим его пережить тяжелейший удар, была ее смерть, когда оба они находились в расцвете сил... Потеря жены заставила его задуматься, что находится за пределами мира сего. После того как смерть отобрала у него жену, он не мог оправиться от этого удара до конца дней, и в течение почти тридцати лет после ее смерти его внутренней жизнью правили надежда и страх.
Элизабет была для него почти святыней... Они разделяли между собой такое переживание [любви], какое бывает только в книгах. Оно выдержало все испытания. Он обручился с ней в тридцать три года. Пятнадцать лет он был ее мужем, и двадцать восемь лет прожил вдовцом. Это была единственная любовь в его жизни, и единственная в ее жизни. Несмотря на все обстоятельства, складывающиеся не в их пользу, произошла странная и удивительная вещь. Среди всех любовных историй эта история — как сказка, но она — быль.
Исключителен тот факт, что эти два человека оба оказались способны пережить и осознать то, что выпало на их долю. Еще более удивительным кажется то обстоятельство, что оба они поэты. В своей жизни и работе они являлись друг для друга взаимодополняющими противоположностями. Она была женщиной до мозга костей и достигла совершенства как поэтесса, когда выражала свой женский ответ на его любовь в стихах.
Подводя итог их отношениям, можно сказать, что Элизабет была тем, кем не смог остаться до конца дней своих Шелли, то есть поэтом-лириком, воспевающим любовь и "являющим соответствие естественного духовному", человеком "нежным и искренним", который своей способностью любить излучает некую божественную силу и влияние."
Как поэтесса, воспевающая любовь, Элизабет Барретт-Браунинг говорит с нами через свой бессмертный сонет, посвященный Роберту.
О, как мне выразить свою любовь к тебе, любимый?
Ведь ею преисполнена вся душа моя,
Душа, что устремляется к границам Бытия,
И достигает сфер, для чувств не достижимых.
Простой любовью людской люблю тебя я.
Люблю открыто, как Борец за право,
И бескорыстно, не желая Славы,
Светя как солнце, и как свеча сгорая.
Люблю тебя, свою вмещая страсть,
Я в скорби старые, и в детскую наивность,
Храню любовь как святость, чтоб не ушла от нас.
Люблю тебя с улыбкой, со слезами, без прикрас
Всю жизнь я. И коль будет Господу угодно,
Сильнее возлюблю в свой смертный час.
Мария и Пьер Кюри.
Если Браунинги передавали всему миру божественную силу через свое искусство, то французский физик Пьер Кюри и его жена полячка Мария подарили миру то же самое через науку. Супруги Кюри поженились в Париже в 1895 году, и в 1903 году совместно получили Нобелевскую премию за открытие радия. Их работа с радиоактивностью в конце концов привела к пересмотру основ физики и химии.
Брак Кюри был настолько близок к совершенству, насколько это позволяет наша земная жизнь. Мария пишет о Пьере: "Мой муж — это предел моих мечтаний. Я никогда не могла представить себе, что окажусь рядом с ним. Он — настоящий небесный дар, и чем дольше мы живем вместе, тем больше мы любим друг друга".
В судьбе супругов Кюри значительную роль сыграл инь-дар интуиции. Сначала Мария только догадывалась о возможном существовании нового элемента радия. Чтобы доказать это, она приложила свою высокоразвитую ян-силу и немыслимое упорство. Радий был получен из урановой руды в результате чрезвычайно длительного процесса: в первых экспериментах из одной тонны урановой руды получали всего одну десятую грамма хлорида радия. Пьер помогал Марии в ее работе, обеспечивая ей защиту и поддержку, что было его мужской чертой. В то же время он проявлял инь-качества, которые позволили ему совместить свою преданность научным изысканиям с заботой о доме и детях.
19 апреля 1906 года их совместная жизнь трагически оборвалась, когда на улице Дофин в Париже на Пьера наехала фура. Мария продолжала жить, занимаясь наукой и воспитывая двух дочерей, старшая из которых позднее сама стала лауреатом Нобелевской премии. В 1909 году Марию назначили на некогда занимаемую ее мужем должность на кафедре физики в Сорбонне, а в 1911 году она была награждена Нобелевской премией за выделение радия и исследования в области химии.
Их младшая дочь Ева в биографии своей матери "Мария Кюри" дает нам отчетливое описание душ-близнецов:
"В эти счастливые дни завязываются прекраснейшие из уз, какие когда-либо соединяли мужчину с женщиной. Два сердца бьются в унисон, два тела сливаются воедино, два одаренных мозга привыкают мыслить сообща. Мари нельзя было выйти замуж ни за кого другого, кроме этого физика, умного и благородного человека. Пьеру нельзя было жениться ни на какой другой женщине, кроме этой белокурой, живой и нежной польки, которая умеет быть на протяжении нескольких минут ребячливой и серьезной, товарищем и подругой, ученым и возлюбленной."
(Кюри Е. "Мария Кюри". Перев с франц., М. Атомиздат, 1973)
Мария больше ни с кем не вступала в брак, как и Роберт Браунинг после потери Элизабет. Здесь можно предположить, что эти четыре души, воплотившись, были готовы воссоединиться со своими "близнецами". Готовность наступает, когда завершается сексуальное испытание и обучение, то есть, возможно, еще в предыдущих жизнях.
Хотя Браунинги и Кюри не были знакомы друг с другом, можно предположить, что их души относятся к одной группе и занимают в ней места по соседству. Эти две пары душ-близнецов приходятся друг другу "ближайшими родственниками". Пары, являющиеся "ближайшими родственниками", как правило, дополняют друг друга в умственном развитии, и каждая из пар представляет собой одно из величайших направлений человеческой деятельности — искусство и науку.
Искусство и науку можно, соответственно, рассматривать как проявление инь- и ян-менталитетов, в каждом из которых присутствует контраменталитет, таким же образом, как в мужчине и женщине контрапол. Как в продвинутом мужчине развиты женские аспекты, также и в продвинутом ученом, скорее всего, присутствует в зачатке художник. Например, Эйнштейн играл на скрипке, Черчилль, великий ученый-политик, был хорошо известен как живописец. Возможно, самым известным примером художественного склада ума с развитыми научными способностями был Леонардо да Винчи, который делал чертежи подводных лодок, аэропланов, и, увы, пулемета еще задолго до того, как все это было изобретено. Да Винчи показал, что на очень высокой стадии развития дополняющие друг друга ментальные потоки могут стать фактически равными. То же самое мы можем ожидать и от противоположных полов.
Но прежде чем это произойдет, необходимо пройти длинный путь развития и преодолеть множество препятствий. Как и к Браунингам, к Кюри притягивалась сила, препятствующая их продвижению, на сей раз — противодействие влиятельных научных кругов. Однако несмотря на противостояние, обе пары оказались способны проложить себе дорогу в жизнь и осознать перспективу своей работы. Истории известно очень мало случаев взаимного осуществления великой любви и высоких достижений, и нам остается только сокрушаться по поводу того, как много душ-близнецов было остановлено на пути к воссоединению, и сколько благородных попыток, предназначенных для мира сего, не смогло осуществиться.
Элоиза и Абеляр.
Одна из самых захватывающих трагедий душ-близнецов — это история об Абеляре и Элоизе, любовниках, живших в XII веке. Петр Абеляр был французским философом и теологом, блестящим учителем и диалектиком, а также ведущей фигурой в средневековой схоластике. Элоиза была племянницей каноника. Ее роман с Абеляром повлек за собой рождение ребенка и последующий тайный брак. Дядя Элоизы решил отомстить Абеляру. Он приказал его схватить и кастрировать.
Потерпев это жестокое наказание, Абеляр погрузился в религиозную жизнь. Позднее, в письмах к Элоизе он охарактеризовал эту месть как Божью милость, которая избавила его от плотских мук. То, что он живо вспоминает в своей "Истории моих бедствий" (Histioia calamitatum mearum), так это боль и ужас, а также чувство униженности и отвращения к самому себе как к евнуху, как к "нечистому животному", упоминаемому в иудейском законе. Он признается, что "отнюдь не благочестивое желание обратиться к вере привело меня искать убежище в монастырской келье, но стыд и смятение, выражаемые в угрызении совести по поводу своей ничтожности".
Элоиза разделила судьбу возлюбленного и присоединилась к Бенедиктинскому ордену монахинь, а позднее стала матерью-настоятельницей монастыря Параклета (Духа-утешителя. — Примеч. перев.), основателем которого был сам Абеляр. Считается, что в этот период они обменивались своими знаменитыми письмами. Их любовь светит сквозь века, и по сей день служит сюжетом для трагических литературных произведений.
Служение непросвещенному и суеверному миру того времени дорого им стоило. Их вынужденная разлука была той раной, которая кровоточила всю жизнь. Элоиза изливает свою боль в письмах:
"Любовные наслаждения, которые мы разделяли... вряд ли возможно изгнать из своих мыслей. Куда бы я ни повернулась, они всегда перед моими глазами, а с ними пробудившиеся страстные желания и фантазии, которые не дают мне уснуть. Даже во время мессы, где наши молитвы должны быть как можно чище, непристойные видения тех услад настолько овладевали моей несчастной душой, что мысли сосредоточивались не на молитвах, но на их распутности. Я должна раскаиваться в совершенных мною грехах, но я только вздыхаю о том, что потеряла. Все, что мы делали вместе, все наше проведенное вместе время, и все места, где мы с тобою бывали, запечатлелись в моем сердце вместе с твоим образом, и я все это вновь переживаю вместе с тобой. Даже во сне я не знаю передышки. Порой мои мысли выдают себя в моих движениях или прорываются наружу в неосторожных словах. В своей крайней убогости я слышу крик, вырывающийся из моей страдающей души: "Кто избавит такое ничтожество, как я, от этого бренного тела?!" Неужели я и вправду могу ответить себе: "Милость Божья, ниспосланная нам через Господа нашего Иисуса Христа". Эта милость, мой возлюбленный, пришла к тебе непрошено: единственная рана на теле твоем, освободившая тебя от этих мук, исцелила множество ран в твоей душе... Но для меня молодость, страсть, и наслаждения, которые некогда приводили меня в восторг, ныне усугубляют терзания плоти и жажду вожделения, и чем сильнее они овладевают мною, тем слабее становится та сущность, которую они разъедают. Люди называют меня целомудренной. Они не знают, какая я лицемерка. Они считают чистоту плоти добродетелью, хотя эта добродетель принадлежит не телу, а душе."
Абеляр отвечает ей с позиции своего разума и своей священнической беспристрастности:
"Впору ли тебе радоваться, когда я страдаю от безысходности своей жизни? Неужели ты хотела бы, чтобы мы с тобой разделяли только радость, но не горе, и могла бы с радостью и без скорби присоединиться к тому, кто рыдает?.. Наконец я подошел к твоей извечной неудовлетворенности, из-за которой ты, вместо того чтобы, как положено, славить Бога, осмеливаешься обвинять Его за то, каким путем нам было суждено войти в религию... Вспомни, что именно в таком духе ты высказывалась по поводу нашего обращения к Богу, но Бог, который, как казалось, по большей части явился мне врагом, на самом деле проявил ко мне доброту... Ты не должна печалиться, потому что ты — причина такого великого блага, и ты не должна сомневаться, что именно ради этого ты и была создана Богом... Теперь посмотри, моя возлюбленная, как Бог неводом своей добродетели вытянул нас, точно рыб, из глубин этого коварного моря, хотя мы этого и не хотели. Так что каждый из нас может по праву провозгласить: "Господь печется обо мне!"... Утешь нашим примером каждого неправедного, кто отчаивается по поводу добродетели Господней, чтобы все узнали, что может быть сделано для просящего в молитве, и такие блага даруются грешникам вопреки их воле."
Почти нет сомнений в том, что в трагедии этих любовников виноваты разделяющие силы, хотя в конечном итоге ее результат, как всегда, послужил высшей цели. Эта цель отчасти выразилась в том, что история их любви стала для человечества легендой.
Клара и Роберт Шуманы.
Когда Роберт Шуман, великий немецкий композитор XIX века, впервые увидел девятилетнюю Клару, он уже был признанным пианистом. Она в свои юные годы подавала большие надежды и ее ждала судьба величайшей пианистки своего времени. Их любовь развивалась постепенно, пока Шуман наблюдал, как из восторженного и одаренного ребенка расцветает красивая молодая женщина. Когда ей исполнилось пятнадцать лет, он предложил ей руку и сердце.
Их встретило то же самое противостояние, что и Элизабет Барретт — отец, одержимый собственническими интересами. Отец Клары, известный преподаватель игры на фортепиано Фридрих Вик, запретил ей выходить замуж и пытался всячески воспрепятствовать любви, возникшей между его дочерью и Робертом Шуманом. Спустя три года, чтобы заставить отца Клары дать согласие на ее брак, влюбленные обратились в суд.
Брак состоялся в 1840 году, и тогда Шуман в буквальном смысле разразился песнями. 1840 год был назван "годом песен" — шедевры рождались один за другим. 1841 год стал "годом симфоний", а 1842 "годом камерной музыки". Казалось, Шуман знал, что его преследует злая сила. Так и случилось. Долгое время преследуемый страхом безумия, он в молодости совершал попытки самоубийства. Годы счастья с Кларой были короткими. К концу 1840 года у Шумана усилились приступы душевной болезни. Периоды депрессии начали отражаться на его работе. И хотя он создал ряд шедевров, среди которых был концерт для фортепиано ля-минор, многие из произведений так и остались незаконченными.
В начале 1854 года Шуман описывал в своем дневнике мучительный слуховой симптом: непрекращающееся звучание единственной ноты, которое порой издавалось целым оркестром. Иногда эта музыка была "особенно удивительна и исполнялась самыми лучшими из всех инструментов, когда-либо звучавших на земле", как, например, в ту ночь, когда он встал с постели, чтобы записать тему, принесенную ему ангелами от Шуберта и Мендельсона.
Иногда это была просто какофония голосов гиен и демонов, вводящая его в такое отчаяние, что в те жуткие ночи он умолял Клару оставить его, боясь причинить ей вред.
Клара отмечала в своем дневнике: "Стоило мне прикоснуться к нему, как он говорил: "Ах! Клара! Я недостоин твоей любви". И это говорил он, на кого я всегда взирала с благоговением". Но настал самый трагический день в ее жизни: в тот дождливый вечер Шуман, не в силах терпеть муки, выбежал из дома и бросился в Рейн. Его спасли рыбаки. Но теперь постоянно преследовавший его страх обернулся ужасной реальностью. Он попросил отвезти его в психиатрическую больницу, и его поместили в частную лечебницу для душевнобольных в Энденихе. Позднее он смог связаться с Кларой и с Иоганнесом Брамсом, который был ему близким другом. Шуману так и не позволили увидеться с Кларой. Ей сказали, что на выздоровление нет никакой надежды.
Клара знала, что преданность Брамса этому одинокому страдальцу, заключенному в Энденихе, была столь же непоколебима, как и ее собственная, и как раз в это время стала очевидна сильная привязанность Брамса к ней. В течение двух с половиной лет пребывания Роберта в психбольнице ей приходилось продолжать концертные турне, чтобы обеспечивать своих детей. Письма Брамса стали для нее "дорогой жизни": в них он постоянно сообщал ей о том, как растут ее дети, и слал весточки о здоровье Шумана. Он писал Кларе почти каждый день, обращаясь к ней "моя дорогая и любимая Клара", и не пытался скрывать тот факт, что она стала для него смыслом жизни. "Я больше не могу существовать без тебя, — признавался он. — Пожалуйста, продолжай меня любить, и я буду любить тебя всегда и вечно".
Очевидно, что Брамс сильно полюбил Клару. Эти три души явно принадлежали к группе, объединяющей великих музыкантов, и они воплотились в одно и то же время. Любовь душ, принадлежащих к одной группе, имеет вполне конкретные цели, как в этом примере преданности, утешения и поддержки, проявленных Брамсом по отношению к Кларе в отсутствие ее "близнеца".
Здесь мы видим всю глубину любви душ, принадлежащих одной группе, отличающуюся от любви душ-близнецов только степенью родства. Клара заменила Брамсу его "близнеца". Он, по причинам, известным только его душе, сделал выбор остаться в этом мире одиночкой, тогда как Шуманы выбрали для себя совместное воплощение. Все они дорого заплатили своими страданиями, но благодаря их групповому согласию миру были подарены великие музыкальные произведения. Дух, вдохновлявший Брамса, мог быть его "близнецом", впрочем, как и Бетховена, ибо та "бессмертная возлюбленная", которую этот композитор безудержно любил, так и осталась неизвестной.
Незадолго до смерти Шумана Клара умолила врачей разрешить ей повидаться с ним. Приехав в лечебницу вместе с Брамсом, она потребовала единственную последнюю встречу, и ей было это разрешено.
В своем дневнике Клара пишет: "Он улыбнулся и с великим усилием обнял меня, поскольку уже не мог управлять своим телом. Я никогда не забуду этого. Никакие сокровища мира не могут сравниться с этим объятием". Позднее она писала: "Два с половиной года назад тебя оторвали от меня, даже не дав попрощаться, хотя твое сердце, должно быть, разрывалось, и теперь я, боясь дышать, молча припала к твоим ногам. Раз и навсегда я ощутила на себе взгляд, как всегда замутненный, но невыразимо нежный. Все, что касалось его, было для меня свято, даже воздух, которым он, мой благородный муж, вместе со мною дышал. Казалось, он говорил своей душой".
На следующий вечер наступило его избавление от мук. "Я стояла возле тела своего страстно любимого мужа и была спокойна. Все мои чувства были поглощены благодарностью Богу за то, что мой муж, наконец, обрел свободу, и, склонившись над его постелью, чувствовала, как меня переполняет трепет, словно его святой дух витал надо мною. Ах, если бы он смог взять меня с собой. Я возложила цветы у его изголовья, и он взял с собой мою любовь... Боже, дай мне силы жить без него... С его уходом ушло мое счастье".
И хотя Шуман умолял Клару выйти замуж за Брамса, она отказалась это сделать.
Харриет Тейлор и Джон Стюарт Милл.
Одна из самых счастливых историй душ-близнецов — это история Джона Стюарта Милла и Харриет Тейлор, которые встретились в конце двадцатых годов XIX столетия в Лондоне. Харриет была замечательной молодой женщиной, не нашедшей счастья в браке с человеком добрым, но намного отстававшем от нее в умственном развитии. Ее страдание от пустого времяпрепровождения с мужем и от невозможности проявить свои способности в конце концов побудили ее обратиться за советом к унитарианскому священнику Уильяму Джонсону Фоксу. Этот замечательный человек серьезно отнесся к ее желанию интеллектуального развития и общения. Он предложил представить ее Джону Стюарту Миллу.
Милл, который вскоре был признан выдающимся социальным мыслителем своего времени, уже снискал определенную известность своим эссе "Дух века". Ему было двадцать четыре года, он был на год старше Харриет и нуждался в том же самом, что и она. Несмотря на свою известность, он пребывал в глубокой депрессии, страстно желая "великой радости и счастья", которые, как казалось, ускользали от него, оставляя чувство, что "нет ничего в этом мире, ради чего стоило бы жить".
Встретив Харриет Тейлор, он обнаружил, что теперь у него есть все, ради чего стоит жить. Позднее он писал:
"Я всегда мечтал о друге, которым мог бы полностью восхищаться, без оговорок и ограничений, и теперь я обрел его. Дабы эта возможность исполнилась, нужно, чтобы человек, которым я столь восхищаюсь, относился к другому типу, нежели я: это должна была быть личность, в которой преобладали бы чувства, однако в сочетании с живым и сильным интеллектом, склонным к теоретизированию, чего я прежде ни в ком не встречал."
Очень скоро после знакомства они с Харриет сильно увлеклись друг другом: вместе писали эссе, каждый день навещали друг друга и обменивались пылкими письмами. Они почти сразу сделали скачок к установлению полового равновесия, которое отличает души-близнецы. Их интеллекты соответствовали одному уровню развития, их характеры дополняли друг друга. Там, где он был осторожен, она была отважна, где он был невозмутим и уравновешен, она проявляла участие и интуицию. Милл чувствовал, что перед ним открывается другой мир. Он всегда стремился к добру и истине, но не использовал при этом свою ярчайшую энергию. Это то, чего ему не хватало в своем сухом интеллектуализме, — красоты и страсти.
Харриет искренне призналась своему мужу в чувствах к Миллу. Джон Тейлор просил ее отказаться от этих встреч, но она не могла жить без своего друга, а ее муж не мог видеть ее несчастной. Постепенно Миллу было дано добро на роль платонического любовника и разрешено каждые выходные появляться в доме Тейлоров. Их личная этика поставила перед ними вопрос: как сделать так, чтобы никого не заставить страдать? Они решили, что эти страдания можно свести к минимуму, если Харриет останется с Тейлором, позволяющим ей разделять компанию с Миллом.
За эти двадцать лет, которые прошли с тех пор, как у них появилась возможность пожениться, они создали все свои самые основные труды. Автором этих произведений считался Милл, однако он сам заявлял о том, что они были написаны в соавторстве с Харриет. Он писал: "Все произведения, изданные не только за годы супружеской жизни, но и за долгие годы предшествовавшей ей конфиденциальной дружбы, явились настолько же моими трудами, насколько трудами моей жены". К ним относятся "Принципы политической экономии", "О свободе", "Автобиография", "Подчинение женщин", а также многочисленные эссе на тему религии, которые задумывались и обсуждались с Харриет, а в некоторых случаях даже были продиктованы ею.
После смерти Джона Тейлора Харриет и Милл почти не чувствовали необходимости пожениться. Настолько близки были их умы, а души уже были обвенчаны. Им пришлось выдержать брачную церемонию только ради того, чтобы жить под одной крышей и не тратить время на ежедневные поездки в гости. Они переехали в уединенный дом и оказались на вершине счастья: вместе обсуждали все вопросы, делились идеями, а затем писали об этом. Ни одному из них не были интересны искусственные удовольствия общества, поскольку они совершенно очаровывали друг друга, и это очарование никогда не угасало.
Именно душам-близнецам присуще почитание друг друга, подобное почитанию мистиками Бога. И хотя у каждого из них есть свое мнение, они оба всегда готовы уступить друг другу, внутренне признавая мнение другого наилучшим выражением своего мнения. Это ощущение отчасти было присуще Джону Стюарту Миллу. Однажды в своем письме он обратился к Харриет с весьма характерной фразой: "Я хочу, мой ангел, чтобы ты сказала мне, о чем должно быть написано следующее эссе".
Его ум являл собой одно из самых поразительных явлений своего времени. Говорят, его череп вмещал в себя самый большой мозг из всех, известных науке, в то время как его чувствующая часть, которая была нужна ему для мобилизации мысли, пребывала в Харриет. Он писал ей: "Какая будет польза от того, что я тебя переживу! Я бы не смог написать ничего достойного существования, кроме того, что ты подсказала мне".
Некоторые биографы считают, что отношения Милла с Харриет не были сексуальными. Харриет прекратила половую жизнь с мужем, как только встретила Милла, и, возможно, решила оставить секс навсегда. Но если их отношения были не сексуальными, им могло быть дано другое объяснение. Эта пара, повенчанная на небесах, видимо, вышла за пределы физической любви, открыв для себя, что когда отрекаешься от плотских наслаждений, сексуальность поднимается на более высокий уровень сознания, где возбуждение и любовь, выражаемые в обычной сексуальности, проявляются на более тонких планах.
Мы можем быть уверены, что их сексуальные энергии использовались полностью и правильно. Их мужская и женская энергии вливались друг в друга, и Харриет с Миллом, как единое андрогинное существо, свободно обменивались ими. Ее интеллект расцвел, а его чувствующая сущность взяла свое. Посвятив себя служению человечеству и испытывая друг к другу огромную любовь, они сосредоточили свои взаимодополняющие способности на едином деле, которое в то время сыграло значительную историческую роль.
Через семь лет после вступления в брак Харриет умерла во Франции. Милл купил дом с видом на то французское кладбище, где она была похоронена. С каждым годом он проводил там все больше и больше времени, а когда приезжал в Англию, то продолжал свою работу, зная, что Харриет и теперь остается его верной спутницей.
Великим утешением для него явилась Хелен Тейлор, двадцатисемилетняя дочь Харриет, которая осталась ему товарищем на всю жизнь. "Несомненно, — писала она, — что еще ни одному человеку, понесшему потерю, подобную моей, не повезло, как мне, выиграть в лотерее жизни еще один приз — еще одного такого компаньона, вдохновителя, советчика и наставника, обладающего редкостными качествами".
Его любовь снова обрела свое сосредоточие и стала способна выражать себя в той цели, которой он посвятил свою жизнь. Это был не полученный им лотерейный выигрыш, но дар, ниспосланный с Божественного Плана. Мы можем быть уверены, что Хелен, пришедшая к Миллу, занимала соседнее с ним и Харриет положение в группе, объединяющей их души, так же как и Брамс, который пришел к Кларе Шуман, дабы оказывать ей, понесшей утрату, свою поддержку.
Как замечательно, что ведущему мыслителю своего времени была присуща такая, больше свойственная женщинам, природа любви. В его высокоразвитой мужской душе выражен высший уровень женской природы. Это поистине мужское качество — любить великой любовью и осмелиться сказать об этом.
Петрарка и Лаура.
Только поэт может полностью выразить в словах высшую любовь души. Одним из ранних поэтов, воспевающих такую любовь, был Петрарка, прославленный итальянский поэт XIV века, посвященные Лауре сонеты которого считаются величайшими шедеврами любовной поэзии.
Петрарка пишет: "Лаура, известная своими добродетелями и надолго прославленная в моих стихах, впервые предстала перед моими глазами в ранний период моей зрелости, шестого дня апреля 1327 года новой эры в церкви Санта-Кьяра в Авиньоне в ранний утренний час. В том же городе, в тот же час того же дня того же месяца апреля, но 1348 года, этот свет был забран из нашей жизни".
С первого взгляда и до того момента, когда двадцать лет спустя Лаура умерла от бубонной чумы, она оставалась в его жизни сосредоточием страсти.
Я утомился мыслями о том,
Что утомиться вами мысль не может...
(Перев. с итал. А. Эфроса)
Последний сборник Петрарки включал в себя 366 стихов, который известен на итальянском языке под общим названием "Rime". Преобладающей темой стихов, вошедших в этот сборник, была любовь к Лауре "в жизни и во смерти". Этот сборник подразделялся на две части, первая из которых содержала стихи "In vita di Madonna Laura" ("На жизнь мадонны Лауры"), а вторая "In morte di Madonna Laura" ("На смерть мадонны Лауры").
Историки считают, что Лаура была дочерью провансальского дворянина Одибера де Нове и женой Гуго де Сада. Она была матерью, по некоторым сведениям, одиннадцати детей. И хотя любви Петрарки к Лауры не было суждено осуществиться в обычном смысле, она задала тон его сонетам и песням. Прежде всего сборник "Rime" воспевает печальную и скорбную красоту любви, жажды недостижимого, возмущения отвергнутой души, сердечные терзания влюбленного, а также его меланхолическое смирение. В "Rime" все эти настроения находят свое вечное выражение. Сам факт такой идеализации личности Лауры позволяет многим читателям этих сонетов увидеть в ее образе лик своей возлюбленной, и услышать в словах поэта выражение своих мыслей и отклики своей любви.
Если души Петрарки и Лауры были "близнецами", то обстоятельства, разделявшие их, видимо, служили высшей цели. В таком случае, можно предположить, что Лаура также обладала поэтическим талантом. Но в те времена не было принято, чтобы женщины публично выражали свои поэтические способности. Однако "близнецы" могли воплотиться с той целью, чтобы один вдохновлял другого к высочайшему художественному выражению, ибо польза, которую они получили в результате своей эволюции, а также польза, которую они принесли всему миру — это словесное выражение тех невыразимых желаний, которые свойственны людям во все века. Может быть, Лаура и не являлась "близнецом" Петрарки, но была его более дальним родственником из группы, к которой принадлежала его душа, и она вызвала в нем резонанс, выразившийся в страсти по отсутствующему "близнецу", с которым он общался на высшем духовном плане.
Здесь мы, безусловно, видим известную склонность душ-близнецов приписывать все свои достижения своей второй половине. Петрарка пишет: "Все, кем я стал, я стал благодаря ей. И если у меня вообще есть какое-то имя и какая-то слава, то я никогда не получил бы их, если бы она не позаботилась посеять семена этих добродетелей, которые Природа взрастила во мне.
Ум Лауры, — продолжает он, — не знает земной суеты, но горит небесными желаниями. Ее внешность поистине испускает лучи этой божественной красоты. Ее моральные качества — пример совершенной чистоты. Ни ее голос, ни сила взгляда ее очей, ни ее походка не свойственны обычному человеку".
Петрарка с уверенностью утверждает, что он "всегда любил ее душу больше, чем ее тело", хотя признавался, что побуждаемый любовью и молодостью, "я время от времени желал чего-то постыдного".
В конце концов Петрарка победил сам себя, ибо в своем известном произведении "Secretum", составленном в форме диалога между самим собой и святым Августином, его духовным наставником и его совестью, он пишет: "Теперь я знаю, чего я хочу и желаю, и мой непостоянный ум обрел твердость. Она, со своей стороны, всегда была непреклонна и всегда оставалась одной и той же. Чем лучше я понимаю ее женское постоянство, тем больше я восхищаюсь ею. Если некогда я был опечален ее несгибаемой решительностью, то теперь я полностью рад и благодарен этому".
В одном из поздних сонетов он выражает свою глубочайшую благодарность:
Душе ее и помыслу святому благодарен
За то, что лик ее, сверкая молниями сладостного гнева,
Разжег во мне стремление к спасению.
Любовная история Петрарки достигла своей кульминации, когда он, вдохновленный примером совершенства Лауры, преодолевает самого себя и свои желания, и начинает искать спасения своей души. В конце концов Лаура принимает форму идеальной природы, которая раскрывает самое себя в одном из его сонетов:
Где в небесах есть столь прекрасный идеал,
С которого Природа изваяла ее чарующий прекрасный лик,
Чтоб отразить в нем силу сфер небесных?
Это представление о Лауре как о возвышенном идеале наиболее четко указывает на ее преображение в уме поэта: она стала прообразом красоты, воплощением добра и справедливости. Его восприятие окончательного преображения Лауры раскрывается в одном из поздних сонетов:
Она прекрасней, чем была, намного
И рада в сонме ангелов кружить
У ног всемилостивейшего Бога.
(сонет CCXLVIII, перев. Е. Солоновича)
Его последнее неоконченное произведение "Канцоньере" являет собой символическое видение истории одного человека, которая из автобиографии вырастает до вселенских размеров, до истории продвижения человечества от земных страстей до реализации всех потенциальных возможностей в Боге. Любовь одерживает победу над величайшими людьми, но она сдерживается Целомудрием, которое, в свою очередь, в личности Лауры побеждается Смертью, а Смерть побеждается славой, которая сама по себе по сравнению с Вечностью ничто. Только в Боге все обретает красоту и ценность: любовь к Лауре и стремление к славе начинают вечно сиять сквозь время и пространство, и, как всегда мечтал Петрарка, земля и небеса примиряются друг с другом.
Лилиан Стайхен и Карл Сэндберг.
Более современный поэт Карл Сэндберг воспевает любовь своей души в стихах и письмах, обращенных к своей жене Лилиан Стайхен. Сэндберг, родившийся в 1878 году, стал одним из выдающихся американских поэтов. Хелга Сэндберг, написавшая биографию своих родителей, озаглавила ее "Великий и славный роман". Эта биография была издана в 1978 году. Брак этой пары основывался на любви, которая выдержала все испытания продолжительной совместной жизни, выражающейся в творчестве и семейной гармонии.
В письмах Карла и Лилиан, а также во многих посвященных ей стихотворениях прослеживается язык "близнецовства". В одном из ранних стихотворений Сэндберг пишет:
Женщина с миллионом имен и тысячью ликов!
Я искал тебя по всей земле, по всей поднебесной.
Я думал, ты шествуешь с толпой
Живых личин и призраков
По людным старым улицам.
Кочуя и скитаясь от прерий до морей,
От городов к пустыням, в борьбе, в молитве
Я тебя искал.
Когда тебя увидел я впервые, я уже знал тебя, как ты меня.
Мы были уверены, что познакомились целую вечность назад,
Когда холмы были пылью, и мглою моря.
С Тобой тяжкий труд, словно праздник, и во славу борьба,
А смерть и тлен — фантазии.
Женщина с миллионом имен и тысячью ликов.
В письмах Карла к Лилиан он называет их союз Д-Д. "Это Д-Д [Душа-Душа] символизирует две Души. Дефис означает, что они встретились. Д-Д указывает на равновесие. Оно означает силу, вибрацию и излучение, но прежде всего гармонию и равновесие... Величайший факт состоит в том, что мы встретились — МЫ СУТЬ ОДНО!!!"
Для влюбленных естественно считать факт своей встречи чудом. Что касается душ-близнецов, то здесь это чудо становится еще удивительнее. В этот момент своей эволюции они предназначены судьбой только друг другу, и никому более. На протяжении всего своего раздельного существования эти души любили друг друга. И какое чудо, когда их судьба, наконец, сводит вместе!
Лилиан не в меньшей степени выражает свои чувства:
"Мой любимый, я так тоскую по тебе!.. Какое Торжество, что этой Душе суждено было перелиться в это Тело! Тело — теперь не Каркас, не Опора. Возвышенное до небес, оно стало Говорящим Пламенем! Оно священно! Оно — Пятидесятница, воплощенная в реальности!"
Их ликование не знало границ. В одном из ранних писем Карл пишет:
"Всю свою жизнь я должен писать это письмо — Письмо Любви к Великой Женщине, Которая Пришла, Узнала и Полюбила. Вся моя жизнь должна в нем продолжаться! Эта Идея и это Чувство настолько велики, что на полное выражение их потребовались бы годы. В моей душе, в саду моей "недожизни" обитало десять тысяч сладкоголосых птиц с прекрасным оперением. Там они спали в ночи на десяти тысячах ветвей. Ты пришла, и они проснулись. Они вмиг затрепетали в растерянности, возрадовавшись звездам, ароматам и ветрам. И заря осветила их: долгая ночь закончилась. Господи! Как они запели! Господи! Какая музыка зазвучала! В каких диапазонах зазвучали эти нежные песни! Я слышу их, и я знаю их. Эти птицы хотят свободы. Певцы-узники, все должны быть выпущены на свободу, но я могу выпускать их каждый раз по одному. Таким образом, каждое письмо — это радость, которая до сих пор находилась в темнице, а теперь выпущена освободительным прикосновением Женщины. И мы выпустим в мир двадцать тысяч прекрасных, поющих, быстрых, вольных и счастливых птиц любви, любовные песни которых выльются в радость всего мира."
То, как поэты выражают словами любовь, непрозорливому человеку может показаться преувеличением, но оно есть подлинное отражение духа в его неприкрытой славе. Выражая взаимную любовь дополняющих друг друга душ, два поэта освещают перед нами путь. Это их миссия на земле, а также осуществление их вечного поиска.
Эти двое встали на общий путь поэзии еще задолго до своей встречи. Они обожали одних и тех же поэтов — Китса, Шелли, Браунинга, Уитмена, Карпентера. Они говорили на одном языке. И прежде чем заметили друг друга, у них уже сформировались литературные вкусы и созрела способность любить.
Это отражается в поэтическом таланте Лилиан, когда она пишет:
"Неужели я действительно являюсь частью твоих человеческих стихов? Эта мысль переполняет меня таким сладостным удивлением, такой надеждой. Порою в жизни мне доводилось остро осознавать, что где-то в самой глубине моей души присутствует нечто прекрасное, но Голос, раздававшийся из этих глубин, всегда был очень тихим, спокойным, — это скорее была тишина, чем голос, — и я никогда не мечтала, что его услышит кто-нибудь кроме меня. Но сердце твое оказалось так тонко настроено, что ты смог уловить эту едва различимую вибрацию, прорывающуюся из моих глубин, и... придать ей силу и выражение. В твоих стихах эта сладостная неподвижная тишина моего сердца (осмелюсь уповать на это, поверь мне!) неким образом смешивается с твоей отчетливой, выразительной и величественной Музыкой, благодаря которой она делается слышимой. Она звучит, и самая дальняя звезда, и самый последний сын человеческий затрепещут, услышав ее. Но для тебя эта пробивающаяся наружу, к свету и словесному выражению, сладкозвучная тишина, снова готова умолкнуть в темных глубинах, погружаясь все глубже и глубже, пока полностью не утратит силы, устремляющие ее вверх, и не умрет навеки! Поэтому с радостью благодарю тебя — за Голос, за Жизнь!"
Сэндберги являли собой картину синхронности душ-близнецов и взаимодополняющего равновесия не только в своем поэтическом таланте, но и во всей остальной жизни. Что касается самой важной области духовных убеждений, то здесь они оба признавали универсальную религию гуманизма и радости-в-жизни, религию, общую для всех и каждого, независимо от того, придерживается человек какой-либо из теологических систем или нет. Оба были вовлечены в политику, что среди поэтов явление весьма редкое. Венцом творчества Карла Сэндберга явилась биография Линкольна, которая была издана в оригинале в шести томах. Кроме того, он проводил лекции и кампании для социалистов. "За великой любовью должно стоять великое дело", — писал он, а во время Первой мировой войны был корреспондентом в Швеции.
В Лилиан Стайхен он почувствовал то же дыхание ума, то же устремление души к улучшению общества и себя. Он писал ей: "Совпадение наших идей, планов и прихотей — это то, во что я не мог поверить, пока не пришла Чудо-Женщина!"
Лилиан четко следовала своей линии. Когда ее брат, фотограф Эдвард Стайхен уговаривал ее всерьез заняться литературой, она ответила: "Я не хочу быть гением. Мне вполне достаточно быть обычным человеком. Ведь сколько радости от того, что ты просто человек — просто Женщина!"
Ее дочь рассказывает:
"Я всегда знала ее как стопроцентную женщину. Ее власть над моим отцом была непрерывной и утонченной. В нашем доме никогда не было слышно громких перебранок между ними. Бывало, что мой отец бесился и орал, но она успокаивала его. Когда он был очень стар, я видела, как они стоят вдвоем на кухне. Он дергал за дверную ручку, за которую держался. Он гремел ею и вскрикивал. Она, маленькая женщина, глядела на него и, поглаживая по груди, приговаривала: "Какой красивый и сильный голос!" И он, усмиренный ею, стоял, пребывая в любви. Это была нить, которую они когда-то начали протягивать, и протянули через всю жизнь."
Рассказывая о путешествиях своего отца, Хелга Сэндберг пишет: "Все эти долгие годы мне всегда было легче наблюдать своих родителей, когда они были в разлуке, не ведали покоя, и постоянно писали друг другу о любви и о новостях. Всякий раз, когда они на время обосновывались вместе, и успокаивались, я теряла с ними контакт". То же относится и к нам. За все великие любовные письма следует отдать должное именно разлуке.
В одном из своих турне с лекциями Карл нашел время, чтобы...
"... посидеть на берегу реки под деревьями и подумать об этом славном чуде Ты-Я-Д-Д... Ты со мной всегда, как искупительное Присутствие, выводящее меня за пределы самого себя. (Ты позировала Тициану, когда я совершал набеги на корабле викингов, но я тогда упустил тебя. И продолжил совершать набеги!) Ты всегда со мной, улыбаешься моим недостаткам и ошибкам, принимаешь во мне все, и видишь во мне, как, впрочем, и я в тебе, некое последнее и окончательное священное решение и божественное желание, — нечто, придававшее нам в юности серебристый оттенок, благодаря которому каждый истолковывает действия другого, исходя не из результатов, но из намерения... Никакие стихи и биографии не способны объяснить и отразить это Д-Д!"
Лилиан отвечает ему все с тем же ликованием и с той же поэтической энергией: здесь ведется диалог внутри единой души.
"Какие письма, Дорогой, какие письма! Какой ты Человек! Ты — Чудо, которое я не перестаю наблюдать все эти годы! Но Чудеса случаются... Смотри! Идеал становится Реальностью! Ты — для любви... и я, разумеется, самая счастливая из женщин... Через некоторое время придет прекрасное и спокойное восприятие Д-Д, которое, по сравнению с этим неистовым восторгом, будет настоящим даром!..
Мир создал и свел нас вместе. Он произвел атомы и дал им шанс объединиться в молекулу Д-Д! Наша первая обязанность — ценить этот дар Природы. Мы заплатили за него вечными муками и страданиями, формируя два наших атома ценой проб и ошибок. Целую вечность Природа искала возможность свести эти атомы вместе, но каждый раз мы упускали друг друга из виду, ставя Природу в тупик! Теперь она достигла своей цели: Молекула Д-Д существует! Мы дадим Д-Д самый лучший шанс!.. А затем сослужим Обществу посильную службу!"
Здесь, как и в других примерах союза душ-близнецов, часто появляется тема служения. И там, где мы видим союз душ-близнецов, мы также видим собравшиеся вокруг него родственные души, которые порой находятся с "близнецами" в земном родстве. Мы убеждены, что именно к этому случаю следует отнести Лилиан и Эдварда Стайхенов, сестру и брата, которые на протяжении всего детства и всей взрослой жизни оставались связанными чрезвычайной близостью. К этому добавилась привязанность Эдварда к Карлу, которая спонтанно расцвела между ними как между родственными душами, в равной степени обладавшими схожими художественными способностями.
Вместе они являют собой пример семьи душ, где у каждой души есть своя миссия на благо человечества, мудрость в любви. И этот пример, отражая гармонию и радостное сияние объединенных душ, предсказывает то, какими должны стать в будущем все семьи.
Мать и Шри Ауробиндо.
Существует еще один уровень "близнецовства", простирающийся далеко за пределы мира обыденной реальности, хотя исключительным образом отражающийся на всем мире. Это взаимодействие между Божественным Отцом и Божественной Матерью, воплощенными в духовных учителях. Высшие примеры этого уровня — Шри Ауробиндо и Мать (которые ушли из этой жизни, соответственно, в 1950 и 1973 годах). Работа этих двух уникальных людей в своем ашраме, и их произведения передают ту божественность, которую в них ощущали другие, и с которой они почитали друг друга. Некоторые индуисты считают, что Шри Ауробиндо и Мать были воплощениями Отцовского и Материнского аспектов Бога — воплощениями Кришны и Махакали. В детстве у Матери было видение Ауробиндо как Кришны. Его учения сосредоточены вокруг ее божественности как Космической Матери, проявляющейся по-разному, согласно тому, на каком плане мы эту божественность видим. В то же время он пишет: "Для каждой души на земле справедливо то, что она является частицей Божественной Матери, проходящей через переживания Неведения, дабы достичь истины бытия и, став средством Божественного Проявления, работать здесь".
По правде говоря, каждая пара душ-близнецов представляет Вечное Женское и Вечное Мужское начала, Изначальных Близнецов, возникающих из единства. Изучая жизни душ-близнецов, мы приходим к большему пониманию Божественной силы любви, служащей их принципом. Тот же самый принцип преобладает в каждой паре, начиная от пар, занимающих самое низкое положение, и заканчивая парами, занимающими самое высокое положение. Индийский писатель Ниродбаран в своей книге "Двенадцать лет с Шри Ауробиндо" позволяет нам бегло взглянуть на их жизнь. "Двое, которые суть одно, — цитирует Ниродбаран самого Ауробиндо, — и есть секрет всей силы. Двое, которые суть одно — могучи и праведны во всем". Далее он продолжает:
"Поначалу было довольно много спекуляций по поводу их взаимоотношений. Это были отношения учителя и ученика или отношения Шивы и Шакти? В самом начале всем было очень любопытно наблюдать и обсуждать их. Я пришел к выводу, что это были отношения Шивы и Шакти. Мать как-то сказала: "Без него я не существую; без меня он не проявляется". И нам была дана уникальная возможность наблюдать, как Единое разыгрывает в двух личностях на нашем земном плане бессмертную драму, которая в духовной истории человечества явление редкое. Я полностью осознаю, что без Матери колоссальная реализация Шри Ауробиндо не смогла бы принять такую конкретную форму на этом земном плане. В самом деле, он ждал прихода Матери. Он говорил, что благодаря помощи Матери один год для него перекрывал целых десять лет садханы."
Они преклонялись друг перед другом и уступали друг другу во всех отношениях.
"Если когда-либо мы настаивали на своем мнении, которое расходилось с мнением Матери, Шри Ауробиндо останавливал нас, говоря: "Вы думаете, Мать не знает?" Аналогичным образом, если Шри Ауробиндо что-то высказывал, то Мать воспринимала его высказывание буквально. Мы часто слышали, как она подмечала: "Шри Ауробиндо так сказал". Шри Ауробиндо также часто ссылался на авторитет Матери. Для них обоих слово другого было законом. Один из нас наблюдал, что только два человека реализовали и воплотили в жизнь разработанную Шри Ауробиндо йогу отказа: Мать отказывалась от себя в пользу Шри Ауробиндо, а Шри Ауробиндо отказывался от себя в пользу Матери."
Они тяготели друг к другу. Мать была щепетильна по поводу каждой детали, обеспечивающей его комфорт, и он также проявлял заботу об ее благополучии. Он всегда был рядом с ней в любой момент ее жизни, и окутывал ее аурой, защищающей от темных сил. Он с уверенностью утверждал, что их жизнь в самом реальном смысле была полем сражения, и что он и Мать активно вели сознательную войну против враждебных сил. В то же время они защищали друг друга от вреда, который могли нанести эти силы. Ниродбаран говорит: "Точно так же как Шри Ауробиндо все время защищал Мать, она защищала его, когда он нуждался в этом: это была роль Господа и Шакти. Они — оккультное явление, недоступное пониманию на уровне нашего человеческого разума".
Они были одним и тем же, хотя дополняли друг друга. Речи Шри Ауробиндо и Матери ярко контрастировали друг с другом.
"Они откровенно являют собой качества двух разных личностей, хотя их сознание едино... Здесь во всей атмосфере преобладала личность Матери: ее тон, настроение и манеры носили на себе отпечаток той серьезности, энергии и силы, которые требовали пристального внимания... Поразительным отличием Шри Ауробиндо была его безличность... Они были как отец и мать, оба любящие, но один из них снисходителен, великодушен и щедр, а другой тверд, хотя осторожен в плане дисциплины. Оба являли собой аспекты единого Божества — Безличный и Личный, — и оба обладали неописуемым очарованием."
Умение уступать друг другу — это качество "близнецовства", равно как и обоюдное стремление защищать друг друга, благоговение перед существованием друг друга и уникальные взаимодополняющие качества, обнаруживаемые в единстве. Высокие стремления и служение, прекрасно проиллюстрированные в этих духовных учителях-близнецах, всегда будут видны в паре, достигшей своей завершенности. Вместе они создают картину духовной любви.
Шри Ауробиндо учит, что существование всего проявленного поддерживается Женским аспектом Бога. Возвысить сердце и душу до Божественной Матери, Вселенской Богини — значит дотронуться до подлинного источника женской силы.
Глава 9. Родственные души: души-товарищи.
Почему-то так происходит, что некоторые из наших знакомых переходят в ранг друзей: одни становятся просто хорошими друзьями, другие — таких, как правило, единицы, — друзьями на всю жизнь. С этими немногими у нас возникает взаимопонимание и интуитивное чувство родства, которое выходит за пределы обычного общения.
И это происходит по особой причине. Мы считаем, что эти люди — родственные души, принадлежащие одной группе, и мы знакомы с ними долгие века. Наше родство развивалось в тот период, когда вселенная была в зачаточном состоянии, когда от Единого стали отделяться части. И хотя мы говорим о группе, которой принадлежит наша душа, в абсолютном смысле нет никаких отдельных групп, определяющих нашу принадлежность. Мы принадлежим сразу всем группам, поскольку все группы произошли от единого Источника. Хотя с незапамятных времен, с тех пор как началось нисхождение в форму, каждая группа существовала как отдельная сущность. Каждая группа в целом обладала своими качествами, и эти качества распространились на формировавшиеся в ней зачатки душ. Эта уникальность группы навсегда отразилась в индивидах, которые начали внутри нее свое формирование.
Хотя группы связаны между собой бесконечно долгое время, одни из них существуют как отдельные группы дольше, чем другие. Чем меньше группы, тем дольше души, являющиеся их клетками, пребывают в них вместе, проникаясь сущностью друг друга и развиваясь как единоутробные братья и сестры. Мы узнаем в этих душах наших товарищей.
Понятие "души-товарищи" часто используется в отношении душ-близнецов, но здесь есть одно важное различие. Близнецы — это две половины одной и той же души, тогда как родственные души хотя и тесно связаны между собой, но каждая из них — отдельная душа. У нас может быть много родственных душ, но "близнец" только один. В "близнецах" присутствует одинаковость, в группе — сходство. Но это сходство, как правило, очень глубоко.
Любовь родственных душ питается из того же глубокого источника, что и любовь душ-близнецов. Эта любовь приходит к нам, когда мы, сохраняя продолжительную связь с другими членами своей группы, становимся к ней готовы. Когда мы встречаем в жизни души из своей группы и развиваем в себе любовь к ним, мы замечаем, что эта любовь обладает иными качествами, нежели привязанность и страсть, с которыми мы прежде сталкивались. В любви родственных душ мы находим совместимость и гармонию подобных натур.
Наша группа может насчитывать сотни личностей и даже больше, и все эти личности разные, хотя разделяют одну и ту же сущностную природу. По этой причине людей, относящихся к одной группе, можно назвать душами с общей сущностью. Наши глаза смотрят в одном направлении, мы идем одним и тем же путем. Поскольку мы, как группа, разделяем между собой ее целостность и уникальную сущность, то все мы обладаем аналогичными дарованиями. Эти дарования определены нам в соответствии с нашим космическим предназначением. Согласно нашей сущности, нас можно, например, определить как души, преданные музыке, или души, преданные искусству, науке, целительству и так далее.
Многие из нас еще не открыли в себе этот дар. Мы можем работать в областях, никак не связанных с нашими талантами, либо из-за необходимости, либо из-за того, что эти таланты еще не проявились в нас. Однако они есть и зачастую посылают нам сигналы через интуицию, заявляя о себе почти безмолвным голосом души. Они выявляются по мере развития нашей личности. Нашим талантам помогают раскрываться души-товарищи, поскольку мы с ними зачастую обладаем одинаковым талантом, хотя в каждом из нас он находит свое индивидуальное выражение.
Группы родственных душ отделяются одна от другой четкой границей, и эта граница также проходит между индивидами, пребывающими внутри единого целого. Только таким образом они могут развить свою уникальность. Гораздо позже группы, как и души-близнецы, начнут сливаться, но, слившись в Единое, они не утратят свою индивидуальность. Союз, как конечная цель, — это союз полностью реализованных Сущностей, добавленных к постоянно расширяющейся Божественной сущности, но не поглощенных ею.
В создании групп родственных душ мы усматриваем часть Божественного Замысла. Мы не можем самостоятельно найти обратный путь к Истоку. Мы не самодостаточны, когда образовываем со своим "близнецом" единое целое. Мы должны пройти в своем развитии определенные этапы в сторону завершенности группы, — этапы, при преодолении которых единство одной пары душ скрепляется с единством другой пары. Это та любовь, которая ведет нас к Истоку — любовь, которую мы испытываем как люди: любовь к друзьям, любовь к семье, романтическая любовь, страстная любовь. За всем этим стоит любовь души, скрытая память той единой души, которой мы были изначально.
Души, принадлежащие той же группе, что и мы, могут быть нашими друзьями, супругами, детьми, а также любовниками противоположного или одного с нами пола. Гомосексуализм — это наблюдение и отработка половых соотношений в индивиде, как и в случае гетеросексуальных пар. Мы рассматриваем любовь между двумя мужчинами или женщинами как любовь родственных душ. Они выбрали свой путь по некоторым неведомым, но весомым причинам, и они, как и другие родственные души, помогают в развитии единой души той группы, к которой относятся.
Мы здесь, чтобы помогать друг другу в развитии. Именно поэтому те души из группы, кто в определенное время нуждается друг в друге, воплощаются вместе. Поскольку каждому предоставлен свой выбор, в одной группе могут находиться более продвинутые и менее продвинутые души. Группа способствует продвижению менее развитых душ. Однако это несоответствие уровней развития незначительно, поскольку группа с самого начала развивается как единое целое.
Здесь обнаруживается еще одно различие между родственными душами и душами-близнецами. Родственные души-товарищи могут находиться на различных этапах своего развития. Что же касается душ-близнецов, то они, благодаря единству духа, не могут уйти далеко друг от друга в развитии, хотя, обладая свободой воли, имеют возможность либо подгонять, либо тормозить партнера.
Каждая группа душ состоит из объединившихся "близнецов" и "близнецов", которым еще предстоит объединиться. Основная задача группы — "подгонка" этих пар. Это работа, направленная на то, чтобы все члены группы стояли на одной ступени лестницы духовного развития. Каждая воссоединившаяся пара порождает чистую энергию, которая притягивает все больше и больше душ к центру группы. Поэтому нет четкого ответа на вопрос: "Кого мы находим раньше, своего "близнеца" или свою группу?" Группа объединяет "близнецов", а "близнецы" в дальнейшем объединяются в группу.
Вот один сценарий. Души-близнецы встретились и, изучая свою семью в свете знаний родственных душ, собирают вокруг себя душ-товарищей. Так, одна женщина почувствовала, что ее родители принадлежат к той же группе душ, что она сама и ее "близнец". Они с "близнецом" поженились, и она увидела родственную душу в одной из своих дочерей. У ее "близнеца" была тесная связь на уровне души с одним из своих сыновей и с племянником. Когда эта женщина была представлена его сыну, они инстинктивно обнялись, а его отец почувствовал то же самое родство с ее дочерью. Им стало ясно, что эту встречу подготовили собравшиеся вокруг них родственные души.
Закон кармы.
Собрание родственных душ в семью продиктовано кармой входящих в нее индивидов. Карма означает возвращение к нам всего того, что мы сознательно или несознательно, полностью или частично привели в движение. Этот закон безличен и всегда справедлив.
Карма может рассматриваться как деятельность некоего колоссального тела в лоне вселенского закона. В теософской литературе оно описывается как солярное причинное тело. На этом уровне высшего разума мы все едины: мы — клетки этого тела, свободно взаимодействующие между собой. На уровне солярного причинного тела карме задается направление, в котором она будет проявляться. Кармический разум создает необходимую для нас ситуацию фактически тем же самым образом, что и мозг, который координирует и обеспечивает функции каждого органа тела. Все наши действия, причиняющие вред солярному причинному телу, требует урегулирования и компенсации, точно так же как гомеостазис организма реагирует на любое нарушение и работает в направлении восстановления равновесия.
Реакция нашего организма на такое нарушение — боль. Реакция солярного причинного тела — также страдание, и это страдание определяется в соответствии с нашими действиями.
Однако здесь присутствует направляющий Ум, который щедростью своей возвращает нам последствия наших добрых дел, увеличенные во много раз, и в то же время делает так, чтобы любые наши страдания способствовали дальнейшему развитию и счастью.
Опыт и родственные души.
Шри Ауробиндо задает вопрос, почему росту сознания должны сопутствовать бесчинства и зло, портящие красоту творения. В "Письмах о йоге" он отвечает:
"Такого не должно быть, за исключением лишь того, когда господствующая Воля Всевышнего допускает возможности искажения в результате проявления невежества и Темных Сил, чтобы, дав им этот шанс, их можно было бы уничтожить, а любая возможность так или иначе должна проявить себя. Когда эти силы будут уничтожены, Божественное сможет проявить Себя в материи гораздо лучше, чем когда они существуют, ибо здесь соединятся все возможности, включенные в тяжкий процесс творения, и ни одна из них не сможет естественным образом проявиться в том процессе творения, который требует меньших усилий."
Да. Мы живем в "тяжком" творении, в мирах бесконечных возможностей. Иначе мы все равно возжелали бы для себя этих возможностей. Но если мы с высот видения своей души смогли бы узреть целостную картину, мы бы постигли цель страданий и боли, а также поняли бы, что они даются нам ради торжества добра.
Согласно древней мудрости, душа, находясь на своем пути к совершенству, должна пройти через все переживания. Через все переживания? Каждая душа? Это невозможно даже за бесконечное время и в безграничном пространстве. Разумеется, Бог мог бы дать нам эту возможность, но он разработал лучший план — души, объединенные в одну группу.
Души, принадлежащие одной группе, едины в своей сущности. Опыт, полученный одним индивидом, входит в сущность бытия всей группы и распространяется на других индивидов. В стабильном процессе роста знания и мудрость, обретенные этими душами в их разнообразной жизни, становятся наследием группы как единого целого. Такой взаимообмен внутри группы экономит космическое время. Это задумано ради того, чтобы каждому человеку в отдельности не пришлось решать всевозможные проблемы. В конечном итоге каждая душа станет всезнающей, не испив всей чаши до дна.
По мере продвижения к последующему воссоединению группа становится частью еще большего единства и подчиняется тому же закону разделенного опыта. И хотя воссоединение душ осуществляется во вселенском масштабе, и весь опыт, в конце концов, становится общим опытом, каждая душа все равно сохранит свою уникальность.
Вот подлинная история из мира живой природы, которая демонстрирует дух группы родственных душ и связь между ними.
Сотая обезьяна.
На островах, расположенных в южной части Тихого океана, жила гениальная обезьяна. Всем известно, что обезьяны любят батат, но на этом острове батат рос в песке, и есть его было неприятно. Эта гениальная обезьяна взяла клубень батата и вымыла его в океанской воде, а затем научила делать то же самое свою семью. Со временем это научились делать некоторые другие обезьяны. И когда урок усвоила сотая обезьяна, все обезьяны этого вида, жившие на острове, стали мыть батат. Вскоре эта привычка распространилась на обезьян того же вида, живущих на соседних островах, между которыми не было общения. Опыт одной обезьяны стал опытом всех.
Эта история говорит о том, что между членами семьи существует связь, и через эту связь польза, полученная одним, распространяется на всех остальных.
Групповая карма.
Люди часто спрашивают, неужели инвалиды, потерявшие зрение или получившие серьезные увечья, кармически расплачиваются за преступления, совершенные в прошлом. Мы считаем, что здесь, возможно, имеет место совершенно противоположное.
Карма действует двумя способами — долг и воздаяние. Такая горькая участь не дается молодым душам: она выбирается только продвинутыми. Старые души взваливают на себя такое бремя не в качестве отработки кармического долга, но как акт служения, как знак благодарности за творение и за дар жизни.
Ведь как еще можно объяснить то, почему дети с синдромом Дауна или люди, страдающие церебральным параличом, или такие, как, например, Элен Келлер, излучают столь великий и сияющий дух? Своим примером они помогают нам развивать гуманность, — ту добродетель, которая будет существовать вечно, тогда как страдания, выпавшие на их долю, временны. Их печаль уже алхимически преобразована в золото. И души, относящиеся к их группе, совместно распоряжаются этим золотом, этим кармическим кредитом, отдавая его группе в виде подношения любви.
Каждой душе, объединенной в группу, также приходится отдавать свои кармические долги. Объединяясь, родственные души становятся ответственны друг за друга, и поэтому серьезный просчет, совершенный одним человеком на своем жизненном пути, потребует возмещения со стороны целой группы.
Сплоченные в своем единстве и более неразлучные, они будут отдавать кармические долги, выражая их в любви и прощении, совместно усваивать уроки, становясь в результате этого еще ближе друг другу.
Сколько мы в своей жизни можем встретить родственных душ? Часто говорят, что настоящих друзей можно пересчитать по пальцам. Поэтому если мы загибаем все пальцы ладони, пересчитывая близкие нам души, то можно с уверенностью сказать, что нам повезло. Порой родственные души находятся совсем близко, и нам остается только узнать и приблизиться к ним. Узнавание души-товарища схоже с узнаванием души-близнеца. Осуществляя сознательную связь с тем, с кем были долго разлучены, мы выполняем предначертание судьбы. Это позволяет нам подняться на новые вершины счастья.
Воссоединение душ-близнецов и душ-товарищей идет одной дорогой. Все больше и больше "близнецов" узнают друг друга, и, параллельно с этим все чаще и чаще души, относящиеся к одной группе, признают свое родство.
Узнавание души-товарища.
Узнавание души-товарища начинается как внутренний процесс. Связь душ осуществляется на внутренних планах бытия. Открывая для себя эту возможность, мы помогаем ей проявиться во внешнем мире. Сначала необходимо настроиться на родственные души на более тонких уровнях, и только после этого они явятся нам на физическом плане. Тогда мы узнаем родственную душу в конкретном человеке или, лучше сказать, человека в этой родственной душе.
Когда мы встречаем душу-товарища, между нами сразу возникает симпатия. По мере того как крепнет дружба, мы обнаруживаем, что смотрим на большинство событий одними глазами. Наши интересы могут быть различны, но отношение к жизни всегда одно. У нас может быть одинаковое чувство морали, одинаковое умение прощать ошибки других и осознавать собственную вину, одинаковое ощущение своей миссии и цели в жизни. Все это — качества души, и когда единство возникает на уровне души, то какими бы разными не были люди на уровне личности, между ними зарождаются гармоничные отношения. Диапазон этих различий вызывает в нас интерес друг к другу и дает группе возможность дальнейшего развития.
Мы не станем завидовать партнеру, как это случается в обычной дружбе. Мы всегда рады присутствию друзей. Между нами возникнет любовь и энергетический обмен, подобный тому энергетическому обмену, что возникает между душами-близнецами. Этот принцип в самых разнообразных вариантах повторяет себя в душах-близнецах и родственных душах, за исключением того, что души-близнецы всегда противоположного пола, а родственные души могут быть и мужскими и женскими.
Мы готовимся к встрече с родственными душами так же, как и к встрече с "близнецами", и эта подготовка заключается в нашем собственном развитии. Саморазвитие — это всегда только начало, а не конец. Некоторые утверждают, что путь к спасению полностью ограничивается одним лишь развитием личности. Но здесь мы должны задать вопрос: "Зачем мне моя личность?" И душа ответит: "Она дана нам ради других людей".
Цель нашего саморазвития — научиться любить. Если бы это давалось нам не ради любви к ближнему, то мы замкнулись бы в себе навсегда. Некоторые сказали бы: "Обретя самого себя, я научусь любить других". Однако нам пока чужда абсолютная любовь ко всем остальным. Мы остаемся разделенными. Между нами огромное пространство. И здесь нас подстерегает наша теневая сторона. Именно поэтому столь многие любовники разрывают свои связи и их любовь плавно переходит в ненависть.
Любовь во всей своей полноте проявляется только тогда, когда я становлюсь тобою, а ты становишься мною. Это высшая эмоциональная связь. Это любовь души и путь к полному пониманию. Она приходит, когда мы воссоединяемся со своим "близнецом" и со своей группой. Ради этого мы растем в своей любви. Наше стремление к самосовершенствованию — это рост в любви.
Сегодня, когда век Водолея набирает силу, этот рост наблюдается во всем. Ради самосовершенствования и открытий люди притягиваются друг к другу множеством способов. Один из таких способов — групповая терапия. И хотя в такой терапии каждый удовлетворяет собственные нужды, границы между членами группы растворяются. Это доказывает, что люди, произвольно объединенные в группу, могут вести себя подобно родственным душам.
Моури Прессмэн, один из авторов этой книги, иллюстрирует этот момент историей из своего психотерапевтического журнала.
"Гэйл была у родителей поздним ребенком и никогда не находила с ними общего языка. Она примкнула к психотерапевтической группе в возрасте сорока пяти лет, поскольку была одинока, хотя всю жизнь искала глубоких и полноценных отношений. Разумеется, в мой кабинет ее привели неудачные поиски. На одном из сеансов она постоянно повторяла, что хочет уйти в другую группу, где ее лучше поймут и где она получит более глубокий опыт.
Я понял, что на самом деле она говорила следующее: "Я хочу войти в свои глубинные чувства, и быть полностью понятой".
И я сказал ей:
— Думаю, ты сейчас как раз выказываешь то самое глубинное чувство, в которое хочешь войти. Это — чувство, что тебя никогда не поймут. Ведь твои родители никогда не понимали тебя. Полагаю, что это основная тема твоей жизни.
И она ответила:
— Но ведь это невозможно, чтобы тебя поняли полностью.
Здесь что-то заставило меня возразить:
— Нет, возможно.
Разумеется, тогда я мыслил в духовных понятиях.
— Если невозможно быть полностью понятой, — продолжала Гэйл, — то я лучше и пытаться не буду. Я просто уйду.
Я поразмыслил, а затем ответил:
— Что ж, твои мысли вполне понятны, однако, держась на расстоянии, ты делаешь это полное понимание невозможным. Поэтому ты так одинока. Твоя жизнь одна из самых одиноких, о каких мне только приходилось слышать.
Я увидел печаль в глазах Гэйл и продолжил:
— Так оно и есть. Тебе сейчас грустно, не так ли?
Она призналась, что ей грустно, и я велел ей продолжать говорить.
По ее щекам текли слезы. Одна из моих пациенток подошла к ней и взяла за руку. Я отодвинулся в сторону, продолжая держать Гэйл за другую руку и шепча: "Продолжай!"
Эта женщина, которая всегда была закована в защитную броню, сама расплакалась... Какое-то время рыдания продолжались. В конце концов Гэйл глубоко вздохнула, и сказала, что чувствует исцеление.
Я ответил:
— Вот что значит, когда тебя полностью понимают! Насколько лучше ты теперь выглядишь! Насколько ты стала красивее!
И это была правда. Моя пациентка преобразилась. Я видел, как лица всех присутствующих светятся счастьем, радостным сочувствием и любовью. Я попросил ее посмотреть на эти лица:
— Вот видишь, что ты сделала и для них, и для себя! — Затем я поговорил с ней о любви, возникшей в этой комнате, как о чем-то духовном и настоящем. — Это и есть духовность. Таким должен быть мир. Именно эта радость и эта любовь приходят, когда спадает фальшивая шелуха условностей."
Такая группа обеспечивает полезную "практику" для настоящих родственных душ, которые находятся на пути друг к другу.
Семейная группа.
Самая известная форма практики, направленной на воссоединение, реализуется в семье.
Земная семья — это подготовительная почва для обучения душ, хотя порой она превращается в поле битвы. Проблема многих семей состоит в том, что их члены часто находятся на разных уровнях развития. Мы считаем, что этот дисбаланс уготован душе, дабы она обрела силы. Сталкиваясь с испытаниями, более развитые члены семьи ведут за собой менее развитых.
Совпадают ли генетическая семья и семья родственных душ? Как правило, нет. Однако, продвинувшись в своем развитии, душа может выбрать, в какой человеческой семье ей воплотиться. Поэтому иногда случается, что двое или больше членов одной группы рождаются в одной земной семье. Такой дар приходит вместе с необходимостью разделять между собой определенные трудности. Возможно, один ребенок и один родитель относятся к одной группе душ, в результате чего между ними возникает особая связь. Это может вызвать у других членов семьи чувство зависти и пониженную самооценку. Почти всегда, когда в семье есть любимчики, остальные ее члены чувствуют себя униженными и обделенными. Насколько было бы всем легче, если бы люди понимали, что основная причина обожания одних и равнодушия к другим — это расположение душ во вселенском узоре!
В то время как родственные души могут воплощаться в одной семье, души-близнецы обязательно воплощаются в разных семьях. Иначе имело бы место кровосмешение. В этом смысле мы также уверены, что "близнецы" никогда не воплощаются как родитель и ребенок или как брат и сестра. Союз душ-близнецов — это любовный союз в самом полном смысле. По этой причине в одной из биографий их назвали "бессмертными возлюбленными". Они — товарищи, и они — совершенные средства переживания противоположности полов и их взаимного притяжения.
В то время как в одних семьях могут присутствовать родственные души, другие семьи состоят из душ, пришедших, казалось бы, из разных вселенных. Здесь неизбежны конфликты и невыносимое напряжение, являющиеся антитезой сочувственному пониманию, которое естественным образом приходит к тем, кто принадлежит близким по духу группам. Силы тьмы превращают раздоры в свой капитал, потворствуют лишениям, алкоголизму и наркомании, совращению малолетних, избиению жен, суициду и убийствам.
Может быть, таким образом форсируется развитие этих душ. Возможно, они отклонялись от назначенного пути. Согласно космическому закону, вселенная дает нам шанс развиваться либо по своей воле, либо под действием некой силы. Если мы не желаем развиваться, то нас заставляют это делать, и через страдания и трагедии мы вынуждены эволюционировать. В то же время мы можем знать, что каждый отдельный человек имеет то же божественное происхождение, что и все остальные, и почитается святыней властителями кармы, которые воплощают ее в жизнь и добиваются совершенного равновесия на весах справедливости.
В самом деле, встречаются такие пары, где супругов разделяют целые миры. Эти супруги могут принадлежать к группам, расположенным далеко друг от друга в схеме мироздания, и хотя их союз не приносит им радости, они сведены вместе с определенной целью, равно как и души-близнецы или любовники, принадлежащие одной группе. Помимо усвоения кармических уроков, такие, казалось бы, несовместимые пары могут служить мостом, соединяющим свои отдаленные друг от друга группы. Настанет время, и они, возможно, встретятся снова, как души-товарищи, и станут помогать вести других к воссоединению.
Все сотворенное имеет одну задачу — двигаться в направлении воссоединения, быстро или медленно. Все группы, клубы, организации и коллективы следуют внутреннему побуждению сплотиться воедино и повернуться лицом к истоку. Их деятельность созвучна стремлению к добру, которое по мере эволюции становится все сильнее и сильнее. Для последних веков, особенно для нашего времени, характерны группы, ставящие перед собой альтруистические цели: Армия Спасения, Теософское Общество, Общество Спасения, Красный Крест, Анонимные Алкоголики и множество других. Кроме того, мы видим быстрое распространение движения за права человека.
Эти организации имеют своих отрицательных двойников. Неонацистские, расистские и террористические организации также стремятся к воссоединению. Но повод для их воссоединения — создание новых причин для дальнейшего разделения. Однако силам сепаратизма не выдержать испытания. Тьма наступает и проходит. Она не входит в эволюционный поток.
Продвинутые родственные души в служении.
Духовное продвижение и объединение родственных душ неизменно сопровождает эволюцию человечества. Свидетельство этому — примеры бескорыстного служения отдельных групп всему человечеству на протяжении веков. Продвинутые души периодически воплощались вместе и совершали грандиозный скачок в развитии искусства и науки или утоляли жажду человеческой души музыкой, которую по праву можно назвать гласом Божьим.
Индивидуальность группы раскрывала себя в воплощении великих композиторов, таких гигантов, как Бах, Гайдн, Бетховен, Моцарт и Брамс. Эти люди, а также другие, относящиеся к их группе, преподнесли нам музыкальные творения, подобных которому мир ранее не знал. Далее, существует коллективная душа великих художников, которая почти одновременно воплотилась в плеяде таких творцов, как Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль и другие. Своим творческим гением эти великие люди на примере своей жизни продемонстрировали нам возвращение подобного к подобному в высокоразвитой группе душ.
То же самое осуществили великие мыслители, которые выбрали свое воплощение ради того, чтобы открыть человечеству мир науки. На признание открытий Коперника и Галилея потребовалось время, но с приходом Дарвина, Ньютона и Эйнштейна человечество уже было готово к признанию научных открытий. Ньютон, который, возможно, был самым великим из этих троих, почти не участвовал в обычной человеческой жизни: он просто жил и вносил свой вклад в развитие науки. В этих словах, написанных им незадолго до смерти, он отражает свою тоску по утраченному раю: "Не знаю, кем я могу казаться этому миру, но самому себе я кажусь мальчиком, играющим на морском берегу. Время от времени я развлекаю себя тем, что нахожу на берегу камешки и ракушки, которые красивее всех остальных, в то время как великий океан истины остается для меня полностью неисследованным".
Есть группа родственных душ, которых объединяет психология. Эту группу возглавил Фрейд, а за ним последовали такие великие психологи, как Юнг, Адлер, Ранк и Райх. Поскольку эти родственные души воплотились ближе к нам во времени, нам известно о разногласиях между ними и об их взаимной зависти. Например, Фрейд считал Юнга любимым учеником и продолжателем своего дела. Но когда Юнг отказался работать под руководством Фрейда, между ними образовался раскол. Юнг пошел своим путем, который Фрейд называл "слишком религиозным". В свою очередь Юнг осуждал Фрейда за властолюбие и ограниченный ум. Истинность независимого видения каждого из них исходила из высших планов, а причины раскола возникли на менее развитом личностном уровне.
Такие примеры человеческих разладов в жизни выдающихся композиторов, художников и ученых показывают нам, что когда мы присоединяемся к группе, наши фобии не проходят в одночасье. Воссоединение — это процесс, а не мгновенное событие. То же самое верно для воссоединения душ-близнецов. Необходимо проделать большую творческую работу, чтобы сильные души смогли заявить о себе, научились сохранять индивидуальность и в то же время продвигались к единству.
Пол и сознание.
Если говорить о значении пола в отношениях родственных душ, то здесь хотелось бы выделить двоих, принадлежащих группе душ-поэтов, а именно Уолта Уитмена и Эдварда Карпентера. В их жизни было много общего. Оба они были гомосексуалистами, и оба освещали космическое сознание. Каждый из них создал свой шедевр: Уитмен — сборник стихов "Листья травы", а Карпентер — "К демократии", в которых выражено блаженство сознания. Совершенно ясно, что их миссия состояла в том, чтобы показать миру, что космическое сознание может стать всеобщим состоянием. Они воплотились современниками: Карпентер в Англии, а Уитмен в Америке. Позднее, когда они стали известными поэтами, несколько раз их пути пересекались.
Оба поэта продемонстрировали высокий уровень своих внутренних мужских и женских энергий, — мощную творческую энергию ян, хорошо уравновешенную с чувствительностью инь. В этой жизни они не испытывали побуждения искать своих "близнецов". Мы полагаем, что поскольку они находились на таком высоком эволюционном уровне, то наверняка уже нашли своих "близнецов", и их "близнецы", оставшиеся на высших планах, наблюдали за жизнью своих воплощенных половин, вдохновляя на работу и расширяя их сознание.
Сексуальное побуждение воплотившегося на земле "близнеца" будет использовано в целях развития душ, принадлежащих той же группе, что и он сам. Группе, эволюционирующей в завершенную сущность, необходимо развить все свои аспекты. Каждая душа этой группы заинтересована в реализации и уравновешивании своих внутриполовых энергий, и коллективная душа группы должна осуществлять то же самое. Ее энергии инь и ян развиваются через добрые дела, совершаемые людьми обоих полов.
Эту субстанцию души, разделенную между членами группы, можно сравнить с генами семьи. Когда родственные души сплачиваются в гармонии, субстанция души протекает между ними совершенно свободно: границы постепенно растворяются, и души все больше и больше становятся как друг другом, так и самими собой, и более совершенными в любви. Любовь группы сохраняет в себе индивидуальные отпечатки, которые вносят свой вклад в общую эволюцию группы. Каждый отдельный брак родственных душ вливает в группу дополнительную силу.
Любовь между душами, принадлежащими одной группе, может быть чрезвычайно сильной и во многом повторять любовь между "близнецами". Как мы считаем, сила энергии любви между членами одной группы обусловлена занимаемым ими местом в этой группе.
Как нам известно, в устройство вселенной заложены математические принципы. "Бог вечно геометризирует", — писал Леонардо да Винчи. Когда мы рассматриваем аналогию между делением оплодотворенной яйцеклетки и делением душ в процессе творения, мы можем проследить математическую закономерность: каждая группа многократно делится пополам. И если это разделение произошло, то все части вернутся на свое место. Родственные души, стоящие на пути возвращения, не могут собираться вместе случайным образом, равно как и разделенные души-близнецы не могут случайно соединяться с другими душами. В упорядоченном воссоединении душ отражается упорядоченность вселенского замысла.
Как существует порядок разделения групп, так же существует и порядок для душ внутри самой группы. Мы можем найти подтверждение этому в нашей жизни. С некоторыми из друзей, которые могут быть нашими душами-товарищами, мы ощущаем более тесную связь, чем с другими. Это связано с местоположением в группе. Те души, между которыми разделение произошло позднее, в своей любви ближе друг к другу. Две пары "близнецов", которые отделились одна от другой последними, очень тесно связаны между собой: они сами почти как "близнецы". Когда они встречаются в человеческом воплощении, их любовь уступает только любви "близнецов".
Великие любовные истории, известные из жизни и литературы, всегда выстраиваются вокруг любви душ-близнецов. Но теперь развивается новая история любви, значительно расширяющая старый сюжет. Это подлинная история жизни наших развивающихся душ, в которой отражается более величественная и сильная любовь, чем та, что нам пока известна. Это — любовь, преумноженная всеми душами-участницами, и возвращающаяся каждому с умноженной силой и радостью.
Литература часто обеспечивает подтверждение этих великих истин. Все, рассказанное нами о родственных душах, вмещается в один эпизод романа Кэтрин-Энни Портер "Бледный конь, бледный всадник". Молодая женщина, тяжело заболевшая в годы Первой мировой войны, на миг преступает границу жизни и смерти и встречает души из своей группы.
"Маленькие волны шли неторопливо, накатывались на берег, без единого звука лизали песок и отходили вспять, травы клонились перед бесшумно налетающим ветром. Степенно, точно облака сквозь мерцание воздуха, к ней двигалась людская толпа, и Миранда с радостным изумлением увидела, что это все те, живые, кого она когда-то знала. Их лица, сияющие каждое своей особой красотой, преобразились по сравнению с тем, какими она их помнила, глаза были ясные, спокойные, как хорошая погода, и они не отбрасывали тени. Это были человеческие существа, каждое само по себе, и она знала каждого, не называя его по имени, не вспоминая, в каком родстве с ним состоит. Ступая бесшумными шагами, они окружили ее ровным кругом, потом обратили свои завороженные лица к морю, и она легко, как волна среди волн, двинулась вместе с ними. Влекомый течением круг расширился, разомкнулся, и каждый из них был теперь один, но не в одиночестве. Миранда, тоже теперь одна, ни о чем не спрашивая, ничего не желая в покое своего самозабвения, осталась там, где была, и не сводила глаз с необъятной глубины неба, где всегда стояло утро."
(Портер К.Э. Повести. Рассказы. "Бледный конь, бледный всадник" Пер. с англ. Н. Волжиной, М.: Радуга, 1991)
Послесловие.
Все; что было здесь сказано о душах-близнецах, относится и к вам. Каковы бы ни были обстоятельства вашей жизни, будь то одиночество, отчаяние, боль от того, что вас предал любимый человек, знайте, что вы неразрывно связаны с кем-то, кто разделяет ваше бремя. Вместе, хотя, казалось бы, раздельно, вы и ваш "близнец", окруженные незримым духовным светом, целенаправленно прорываетесь сквозь тьму мира сего. Ваша встреча предопределена судьбой. Вы не можете знать место и время, но вдруг заворачиваете за угол, и тут облака расступаются, на вас проливается свет, и вы оказываетесь в поле зрения друг друга.
Нет ничего более предопределенного, чем эта встреча.


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru