лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Кон Норман. Благословение на геноцид

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Норман Кон Благословение на геноцид Миф о всемирном заговоре евреев и "Протоколах сионских мудрецов". Оглавление К читателям. Глава I. "Протоколы сионских мудрецов" и "Диалог в аду". Глава II. Охранка и оккультисты. Глава III. "Протоколы сионских мудрецов" в России. Глава IV. "Протоколы сионских мудрецов" появляются в Германии. Глава V. Немецкий расизм, Гитлер и "Протоколы сионских мудрецов". Глава VI. Миф в нацистской пропаганде. Приложение. Вместо послесловия. Глазами политолога... Глазами психиатра... Перевод с английского Бычкова С.С. Общая редакция и послесловие Карасовой Т.А. и Черняховского Д.А. Книга крупного английского ученого Нормана Кона посвящена аналитическому обзору истории возникновения и широкого распространения в различных странах мира целого ряда политических фальшивок провокационного характера, легших в основу печально известных "Протоколов сионских мудрецов". История фабрикации самих "Протоколов" весьма запутана и связана с деятельностью царской охранки в России. В книге дан анализ антисемитизма в России, показан тот исторический фон, на котором, используя широко известную склонность к мистике и юдофобству последних Романовых, действовала ультраконсервативная часть придворных кругов и политическая реакция. Книга рассчитана на широкий круг читателей. К читателям. Предлагаемая вниманию читателей книга представляет интерес в нескольких отношениях. Прежде всего она дает ответ на вопрос о подлинности документа, который до сих пор имеет хождение в качестве одного из оснований для черносотенной антисемитской пропаганды. Крупный английский ученый Норман Кон, основываясь на значительном числе документов, прослеживает историю создания фальшивки, которая под названием "Протоколы сионских мудрецов" была пущена в ход в начале XX века погромщиками в России, а затем использована в Германии в период подготовки прихода к власти нацистов. Мне самому пришлось услышать о новом появлении этой фальшивки в "самиздате" черносотенцев в 1977 году, а позднее "Протоколы сионских мудрецов" стали у нас в стране широко известны. К сожалению, история фальшивки подробно освещалась только в иностранной печати. Хотя неподлинный характер документа общепризнан, что находит отражение, например, во всех последних изданиях "Британской энциклопедии" и в других стандартных западноевропейских и американских справочных изданиях, тем не менее наш читатель до сих пор не обладал достаточно полным и обстоятельным описанием истории создания этого подложного текста. Основные вехи в раскрытии того, как был сфабрикован документ, были намечены еще выдающимся исследователем новейшей русской истории Бурцевым. Опираясь на разоблачения Бурцева и работу, проделанную другими исследователями, Кон убедительно прослеживает этапы создания фальшивки. Используя интертекстуальные методы исследований, он неопровержимо доказывает, что в основу "Протоколов сионских мудрецов" и их последующих видоизменений, широко использовавшихся в целях черносотенной пропаганды, положен блестящий французский политический памфлет прошлого века. Одним из основных приемов этой пропаганды было и остается до сих пор распространение выдумки о якобы существующем еврейском (в нацистской терминологии "жидо-масонском") заговоре, ставящем целью поработить другие народы. Одним из недавних проявлений этой общей тенденции явились наводнившие нашу печать рассуждения о русофобии. К сожалению, это лишнее свидетельство актуальности книги Нормана Кона, воссоздающей ту мрачную атмосферу сперва в России начала века, потом в предфашистской Германии, которая сделала возможным распространение фальшивки. Книга Кона с пользой будет прочитана всеми читателями. Вячеслав Иванов народный депутат СССР, доктор филологических наук, профессор Глава I. "Протоколы сионских мудрецов" и "Диалог в аду". 1. Люди, которые в XIX веке распространяли миф о всемирном еврейском заговоре, составляют довольно пестрое общество. Это Баррель и "Письмо Симонини" в начале столетия; значительно позднее, в последней трети века, — Гедше в Германии и "Речь Раввина"; французы Гуньо де Муссо, архиепископ Меран, аббат Шабо, Эдуард Дрюмон, русский Брафманн, поляк Лютостанский, серб Осман-Бей. Эти люди совместно расчистили дорогу знаменитой подделке, которая надолго пережила их собственные, канувшие в Лету, сочинения. "Около 1840 года, — писал Осман-Бей в своей книге "Завоевание мира евреями", — еврейский парламент был созван в Кракове. Это было нечто вроде Вселенского Собора, где собрались для совещания вожди Избранного Народа. Собрание ставило своей целью определить средства, наиболее пригодные для достижения евреями господства над всем земным шаром"1. Эта фантазия легла в основу "Протоколов сионских мудрецов". "Протоколы" состоят из докладов или заметок для докладов, в которых некий член тайного еврейского правительства — "мудрецов Сиона" — излагает план достижения мирового господства. Число "протоколов", докладов, или глав в обычном, стандартном варианте, — двадцать четыре; они собраны в брошюру, в которой в обоих английских изданиях небольшого формата около ста страниц2. Содержание "Протоколов" передать не так просто, поскольку они многословны и изложены напыщенным стилем, а аргументация их уклончива и лишена логики. Однако, прилагая известное старание, в них все же можно различить три главные темы: критика либерализма, анализ методов, якобы позволяющих евреям добиться мирового господства, и описание их будущего всемирного государства. Эти темы излагаются в самом беспорядочном виде, но в целом можно сказать, что первые две преобладают в первых девяти "протоколах", в то время как остальные пятнадцать посвящены главным образом описанию грядущего царства. Если попытаться упорядочить аргументацию "Протоколов", то она, в общих чертах, выглядит следующим образом. Расчеты "мудрецов" строятся на специфическом понимании политики. По их мнению, политическая свобода — это лишь идея, — идея, обладающая огромной привлекательностью для народных масс, но которая на практике никогда не осуществлялась. Либерализм, который берется за выполнение этой неразрешимой задачи, приводит в итоге лишь к хаосу, ибо люди не способны управлять собой, они не знают, чего они на самом деле хотят, легко обманываются показной видимостью, не способны принять правильное решение, когда необходимо выбирать. Когда у власти находилась аристократия, что было вполне справедливо, и свобода была в ее руках, она пользовалась ею для общего блага; например, заботилась о рабочих, трудом которых она жила. Но аристократия ушла в прошлое, а тот либеральный порядок, который ее сменил, не жизнеспособен и неизбежно должен привести к деспотизму. Только тиран может навести порядок в обществе. Более того, поскольку в мире больше порочных, чем добропорядочных людей, сила остается единственным приемлемым средством правления. Сила всегда права, а в современном мире основой такой силы является капитал и контроль над ним. Сегодня в мире правит золото. На протяжении многих столетий существует заговор с целью сосредоточения всей политической власти в руках тех, кто способен правильно ее использовать, — то есть в руках "сионских мудрецов". Уже многое сделано, хотя сам заговор еще не достиг своей цели. В соответствии с очень точно сформулированными планами "мудрецов" в период, предшествующий установлению их господства над всем миром, нееврейские государства еще существующие, но уже в достаточной степени ослабленные, должны быть уничтожены. Сначала для этого необходимо добиться усиления в каждом государстве недовольства и беспокойства. К счастью, средства для этого предоставлены самой природой либерализма. Уже сейчас, поощряя бесконечную пропаганду либеральных идей и беспрерывную болтовню в парламентах, "мудрецы" помогают добиться полного замешательства в умах простого народа. Замешательство и разброд усилятся благодаря многопартийной системе: "мудрецы" заботливо углубляют разногласия, тайно оказывая поддержку всем партиям. Они позаботятся об отчуждении народа от его руководителей. В частности, они будут раздувать среди рабочих постоянное недовольство, делая вид, что поддерживают их требования, но в то же время тайно делать все возможное, чтобы понизить жизненный уровень. В любом государстве необходимо опорочить власть. Аристократия в конце концов должна быть уничтожена с помощью усиленного налогообложения на землю; так как аристократы никогда не откажутся от роскошного образа жизни, то необходимо помочь им запутаться в долгах. В результате должна быть введена президентская форма правления, которая дает возможность "мудрецам" выдвинуть на президентские посты своих марионеток; отдавать предпочтение следует людям с "темным прошлым", чтобы легче контролировать их деятельность. Масонство и тайные общества необходимо сделать послушными орудиями в руках "мудрецов"; любой масон, который окажет сопротивление, должен быть физически уничтожен. Индустрия концентрируется в руках гигантских монополий, чтобы собственность неевреев можно было мгновенно уничтожить, когда это понадобится "мудрецам". Следует также подрывать отношения между государствами. Необходимо обострять национальную рознь до тех пор, пока взаимопонимание между нациями совершенно не утратится. Запасы оружия должны постепенно увеличиваться, и необходимо как можно чаще развязывать войны. Эти войны, однако, не должны вести к окончательной победе какой-либо страны, а лишь способствовать созданию еще большего экономического хаоса. Тем временем необходимо осуществлять постоянный подрыв нравственных устоев неевреев. Широко пропагандировать атеизм, красивый образ жизни, распутство и порок; для этой цели "мудрецы" уже внедряют специально подобранных в качестве агентов воспитателей и гувернанток в дома неевреев. Следует особо старательно поощрять пьянство и проституцию. "Мудрецы" признают, что неевреи все еще могут воспрепятствовать осуществлению их заговора, но они вполне уверены, что способны сломить всякое сопротивление. Они могут использовать простой народ для свержения правителей, доведя массы до такой степени обнищания, что они одновременно восстанут сразу во всех странах и под полным контролем со стороны "мудрецов" уничтожат всю частную собственность, за исключением, конечно, собственности, принадлежащей евреям. Они могут натравливать одно правительство на другое; после долгих лет искусно плетущихся интриг и поощрения взаимной вражды они смогут легко добиться развязывания войны против любой нации, противящейся их воле. Если даже случайно вся Европа объединится против них, они смогут обратиться к поддержке пушек Америки, Китая и Японии. Кроме того, существует еще и метро: подземные железнодорожные линии были выдуманы с единственной целью — дать возможность "мудрецам" в случае возникновения серьезной оппозиции взорвать любую столицу. После этого остатки оппозиции могут быть в любой момент уничтожены с помощью страшных болезней. Предусматривалась даже такая возможность: если некоторые евреи проявят строптивость, с ними покончат с помощью антисемитизма. Оглядывая внутренним взором современный мир, "мудрецы" готовят почву для далеко идущих планов. Уже сейчас они могут констатировать, что уничтожили религии, особенно христианство. Теперь, когда влияние иезуитов сведено на нет, а папство беззащитно, его можно уничтожить в любой момент. Престиж светских правителей также падает; убийства и угрозы покушений заставляют их появляться на публике только в окружении телохранителей, а убийцы прославляются как истинные мученики. Ни правители, ни аристократы теперь не могут полагаться на преданность простого народа. Экономические беспорядки расшатали общественные устои. Хитроумные финансовые манипуляции привели к упадку экономики, к огромным государственным долгам; финансы пришли в состояние полной неразберихи, золотой стандарт3 повсюду привел к национальной катастрофе. Вскоре наступит время, когда нееврейские государства, доведенные до предела, будут рады передать бразды правления "мудрецам", которые уже сумели заложить фундамент будущего господства. Вместо аристократии они установили плутократию, или власть золота, а золото находится полностью под их контролем. Они установили контроль над законотворческой деятельностью и привели законы в состояние полной неразберихи; изобретение арбитража является наглядным примером этих дьявольских ухищрений. Систему образования они надежно прибрали к своим рукам. В этой области их губительное влияние сказалось в изобретении преподавания с помощью наглядных пособий. Цель этой техники заключается в том, чтобы превратить неевреев в "немыслящих, послушных животных, ожидающих наглядности, чтобы сообразить ее...". "Мудрецы" уже осуществляют контроль над политикой и политиками; все партии — от самых консервативных до крайне радикальных, — по существу, являются орудиями в их руках. Скрываясь за спиной масонства, "мудрецы" проникли в тайны всех государств, и, как это известно любым правительствам, они достаточно сильны, чтобы вызвать к жизни общества с новыми социальными порядками или, наоборот, разрушить общество, когда им этого захочется. После столетий борьбы, стоившей тысяч жизней неевреев и даже многих евреев, возможно, всего сто лет отделяют "мудрецов" от окончательного достижения цели. Их целью является наступление "мессианского века", когда весь мир будет объединен одной религией, то есть иудаизмом, и им будет править иудейский властитель из рода Давида. Этот век освящен свыше, ибо сам Бог избрал евреев для мирового господства, но его устройство будет отличаться вполне определенной политической структурой. Общество будет организовано в полном соответствии с принципом неравенства; массы в нем отделены от политики; образование и пресса пресекают даже малейший интерес к политике. Все публикации подвергаются жестокой цензуре, а свобода слова и союзов строго ограничены. Эти ограничения будут преподнесены под видом временных мер, которые якобы будут отменены после того, как покончат со всеми врагами народа, но на самом деле они закрепятся навечно. Историю будут преподавать лишь в качестве наглядного пособия, которое подчеркнет различие между хаосом в прошлом и идеальным порядком в настоящем; успехи новой мировой империи будут постоянно противопоставляться политической слабости и провалам прежних нееврейских правительств. За каждым членом общества будет установлена слежка. Многочисленная тайная полиция навербована из всех слоев населения, и каждому гражданину будет вменено в неукоснительную обязанность доносить о всех критических замечаниях, касающихся режима. Антиправительственная агитация будет приравнена к самому позорному преступлению, сравнимому лишь с кражей или убийством. Со всяким проявлением либерализма будет покончено, от всех потребуется безоговорочное повиновение. В неопределенном будущем будет обещана свобода, но это обещание эфемерно. С другой стороны, будет обеспечен высокий жизненный уровень населения. Безработицу ликвидируют, а налоги поставят в зависимость от доходов. Заинтересованность "маленького" человека будет подстегнута развитием мелкого производства. Образование будет спланировано так, чтобы молодые люди получали подготовку в зависимости от их происхождения. Пьянство осуждено, как и всякое проявление независимой воли. Все это даст массам удовлетворение и покой, и в этом им поможет пример вождей. Законы станут понятными и неизменными, а судьи — неподкупными и непогрешимыми. Все еврейские руководители будут подбираться из числа способных, деловых и доброжелательных людей. Кроме того, верховный вождь будет человеком выдающихся достоинств; все неподходящие наследники безжалостно устранены. Этот еврейский правитель будет свободно общаться с людьми, принимать их петиции; никто не догадается, что он постоянно окружен агентами тайной полиции. Он должен вести безукоризненную частную жизнь, не опекая своих родственников; он не будет владеть никакой собственностью. Он призван постоянно трудиться по заданию правительства. В результате воцарится мир без насилия или несправедливости, в котором все будут наслаждаться подлинными благами общества. Народы мира возрадуются и восславят прекрасное правление, и поэтому царство Сиона просуществует долго. Таков замысел, который приписывают этим таинственным господам, "сионским мудрецам". * * * Впервые широкая публика узнала о нем после того, как несколько изданий "Протоколов" было опубликовано в России в период с 1903 по 1907 год. Самым ранним печатным вариантом, с небольшими сокращениями, является вариант, появившийся в петербургской газете "Знамя", где он публиковался с 28 августа по 7 сентября 1903 года. Редактором-издателем "Знамени" был П.А. Крушеван, известный ярый антисемит. За несколько месяцев до появления "Протоколов" в печати он организовал погром в Кишиневе, во время которого было убито 45 евреев, более 400 ранено, 1300 еврейских домов и лавок разрушено. Крушеван не сообщил, кто переслал или передал ему эту рукопись; он только упомянул, что она — перевод документа, написанного во Франции, который озаглавлен переводчиком "Протоколы заседаний всемирного союза франмасонов и сионских мудрецов"; сам он их озаглавил так: "Программа завоевания мира евреями". Два года спустя тот же вариант, но на этот раз без сокращений, появился в форме брошюры под названием "Корень наших бед" с подзаголовком "Где корень современной неурядицы в социальном строе Европы вообще и России в частности. Отрывки из древних и современных протоколов Всемирного союза франкмасонов". Это произведение было передано в Петербургский цензурный комитет 9 декабря 1905 года; разрешение на публикацию было получено сразу же, и в том же месяце брошюра появилась в Петербурге с выходными данными Императорской гвардии. Имя редактора не упоминалось, но вполне вероятно, что в действительности это был офицер в отставке по фамилии Г.В. Бутми, близкий друг Крушевана, оба они — выходцы из Бессарабии. В то время, с октября 1905 года, Бутми и Крушеван принимали активное участие в формировании крайне правой организации — "Союза русского народа", — известной под названием "Черная сотня", которая создала вооруженные отряды для борьбы с радикалами, либералами и для массовых кровавых расправ над евреями. В январе 1906 года эта организация вновь опубликовала брошюру "Корень наших бед", но на этот раз на обложке стояло имя редактора — Бутми, и ей был дан новый заголовок — "Враги рода человеческого". Основная часть книги имеет подзаголовок "Протоколы, извлеченные из тайных хранилищ Сионской Главной Канцелярии (Где корень современной неурядицы в социальном строе Европы вообще, и в России в частности)". Эта брошюра появилась на сей раз с выходными данными не Императорской гвардии, а Училища глухонемых. Три новых издания этого варианта "Протоколов" появились в 1906 году и еще два — в 1907-м, все в Петербурге; кроме того, они в то же время были напечатаны в Казани с подзаголовком "Выдержки из древних и современных протоколов Сионских мудрецов Всемирного общества Фран-Массонов". "Корень наших бед" и "Враги рода человеческого" представляют собой дешевые брошюры, адресованные массовому читателю. Совершенно по-иному преподнесены "Протоколы" в появившейся книге под названием "Великое в малом и Антихрист как близкая политическая возможность". Ее автором был писатель-мистик Сергей Нилус. В первое издание его книги (1903 г.) "Протоколы" не вошли. Они были включены во второе издание, увидевшее свет в декабре 1905 года с выходными данными местного отделения Красного Креста в Царском Селе. Впоследствии мы увидим, что это издание было подготовлено с определенной целью — произвести впечатление на Николая II, поэтому несло на себе отпечаток таинственности первоисточника. Прекрасно изданная книга была закамуфлирована под те мистические сочинения, которые так любил читать царь. Кроме того, она содержала ссылки на события во Франции и других странах, издание же Крушевана-Бутми было более ориентировано на события, происходившие в Российской империи. Вернемся немного назад. Итак, книга Нилуса была одобрена Московским цензурным комитетом 28 сентября 1905 года, но все еще оставалась в рукописи; тем не менее она появилась в печати почти одновременно с "Корнем наших бед". Но еще до этого она привлекла к себе внимание. Поскольку Сергей Нилус пользовался тогда благосклонностью Императорского двора, Московский митрополит отдал распоряжение прочитать проповедь, содержащую изложение его версии "Протоколов" во всех 368 церквах Москвы. Это было исполнено 16 октября 1905 года, кроме того, проповедь была поспешно перепечатана в правой газете "Московские ведомости", фактически став еще одним изданием "Протоколов". Именно вариант Нилуса, а не Бутми оказал влияние на мировую историю. Но это случилось не в 1905-м и даже не в 1911 или в 1912 годах, когда появились новые издания "Великого в малом". Это произошло лишь тогда, когда названная книга появилась вновь, в несколько измененном и пересмотренном виде, большим объемом, под названием "Близ есть, при дверех". Это произошло в 1917 году. 2. Когда встречаешься с совершенно секретным документом, представляющим собой целую серию докладов, то как не задаться вопросом: кто же писал эти доклады, кому, по какому поводу; а также, каким образом этот документ попал к тем, для кого, очевидно, он вовсе не предназначался? Различные издатели "Протоколов" сделали все возможное, чтобы удовлетворить законное любопытство, но их ответы, увы, далеки от ясности и согласованности. Даже самое раннее издание, появившееся в газете "Знамя", вызывает недоумение. В то время как переводчик утверждал, что этот документ был добыт "из тайных хранилищ сионской главной канцелярии" во Франции, издатель признается: "Как, где, каким образом могли быть списаны протоколы этих заседаний во Франции, кто именно списал их, мы не знаем..." Но это еще не все. Переводчик в постскриптуме сообщает: "Изложенные протоколы написаны сионскими представителями" и настойчиво предупреждает нас, чтобы мы не смешивали "сионских представителей" с представителями сионистского движения, — но это не останавливает издателя, который утверждает, что протоколы являют угрозу сионизма, "призванного объединить всех евреев на земле в один союз, еще более сплоченный и опасный, чем иезуитский орден". Бутми также растолковывал, что "Протоколы" изъяты из секретных архивов "главной сионской канцелярии", но излагает куда более красочную историю: "Протоколы эти, как тайные, были добыты с большим трудом, в отрывочном виде, и переведены на русский язык 9 декабря 1901 года. Почти невозможно вторично добраться до тайных хранилищ в секретные архивы, где они запрятаны, а потому они не могут быть подкреплены точными указаниями места, дня, месяца, года, где и когда они были составлены". Основным доводом в пользу того, что "Протоколы" не были подделаны, автор называет "сквозящие в каждой строке протоколов бесстыдное самохвальство, презрение ко всему человечеству, а также беззастенчивость в выборе средств для достижения своих целей, то есть качества, которые присущи в такой мере одним только иудеям".4 Нилус запутывается в своих утверждениях и, в конце концов, противоречит не только Бутми, но и самому себе. В издании "Протоколов" 1905 года после текста следует примечание: "Эти протоколы были тайно извлечены (или похищены) из целой книги протоколов. Все это добыто моим корреспондентом из тайных хранилищ сионской Главной Канцелярии, находящейся ныне на Французской территории".5 Этот вымысел перекликается с версией Бутми, но, к несчастью, то же издание "Протоколов" сопровождено примечанием, в котором говорится, что они были выкрадены какой-то женщиной у весьма влиятельного, занимавшего очень крупный пост лидера масонов после одного из тайных сборищ "посвященных" во Франции, этом гнезде масонского заговора. А в издании 1917 года Нилус еще больше запутывает вопрос о происхождении "Протоколов": "...только теперь мне достоверно стало известным, по еврейским источникам, что эти "Протоколы" не что иное, как стратегический план завоевания мира под пяту богоборца-Израиля, выработанный вождями еврейского народа в течение многих веков его рассеяния и доложенный совету старейшин "князем изгнания" Теодором Герцлем во дни I Сионистского конгресса, созванного им в Базеле в августе 1897 г."6 Автор ничего не мог придумать получше! Оригинал рукописи якобы был найден написанным по-французски, но на I Сионистском конгрессе не было ни одного французского делегата, а официальным языком был немецкий. Сам Герцль, основатель современного сионизма, был австрийским журналистом; вся работа конгресса протекала при участии публики, а город Базель наводнен был журналистами, которые вряд ли могли пропустить столь необычную встречу. Но в любом случае сам Нилус в издании 1905 года категорически утверждал, что доклады были прочитаны не в Базеле, а во Франции, "этом современном гнезде Франкмасонского заговора". В атмосфере всеобщего замешательства издатели "Протоколов" продолжали изобретать все новые версии. Издатель немецкого перевода (1919), известный под именем Готтфрид цур Бек, утверждал что "сионские мудрецы" были просто делегатами Базельского конгресса; он также объясняет, как были разоблачены их махинации. По его словам, русское правительство, давно обеспокоенное активной деятельностью евреев, послало на конгресс своего шпиона для наблюдения за ними. Еврей, которому было поручено отвезти стенографическую запись (несуществующих) тайных встреч из Базеля "еврейско-масонской ложе" во Франкфурте-на-Майне, был подкуплен русским шпионом и передал ему рукопись на одну ночь в каком-то городке по пути. К счастью, под рукой у шпиона оказался целый взвод переписчиков. За ночь лихорадочной работы они сумели скопировать многие протоколы, которые затем были отосланы в Россию к Нилусу для перевода их на русский язык. Так утверждал Готтфрид цур Бек. Но Теодор Фритш, "патриарх немецкого антисемитизма", в своем издании "Протоколов" (1920) предлагает совершенно другую версию. Для него этот документ также был сионистской продукцией — он даже назвал их "Сионистские протоколы", — но они были выкрадены не на Базельском конгрессе русской полицией, а в каком-то неназванном еврейском доме. Более того, они были написаны не по-французски, а на древнееврейском языке, так что полиция передала их для перевода "профессору-ориенталисту Нилусу" (который в действительности, как мы увидим, не был ни профессором, ни ориенталистом, ни даже переводчиком "Протоколов"). Совершенно другую историю приводит Роже Ламбелен, выпустивший наиболее популярное издание; по его словам, "Протоколы" были выкрадены из шкафа в каком-то эльзасском городке женой или невестой руководителя франкмасонов. После таких красочных историй утверждение польского издателя, что "Протоколы" были просто похищены из квартиры Герцля в Вене, звучит серой прозой. Дама, известная как американка Лесли Фрей, а по мужу — как мадам Шишмарева, — начиная с 1922 года немало писала о "Протоколах". Ее главным вкладом в дискуссию были аргументы, доказывающие, что автором "Протоколов" был не кто иной, как Ашер Гинцберг, который писал под псевдонимом Ахад Гаам (то есть "один из народа")7, автор, по существу, настолько аполитичный, что такого другого даже трудно себе представить. По словам мадам Фрей, "Протоколы" были написаны Гинцбергом на древнееврейском языке, прочитаны им на тайном заседании "посвященных" в Одессе в 1890 году, а затем переправлены во французском переводе во Всемирный еврейский союз в Париже, а затем в 1897 году — на Базельский конгресс, где, как, очевидно, следует предположить, они были переведены на немецкий для удобства делегатов. Слишком запутанная гипотеза, но тем не менее она находит достаточно влиятельную поддержку. Таким образом, у различных авторов, пишущих о "Протоколах", нет единого мнения об их происхождении. Даже убеждение, что "сионские мудрецы" — это делегаты Базельского конгресса, разделяется не всеми. Неизвестный русский переводчик французского текста, по словам Крушевана и Бутми, недвусмысленно утверждает, что "мудрецов" нельзя отождествлять с представителями сионистского движения. Для Нилуса, до его запоздалого открытия, "главная сионская канцелярия" являлась штаб-квартирой Всемирного еврейского союза в Париже; Урбен Готье, один из первых издателей "Протоколов" во Франции, был также убежден, что "мудрецы" были членами Союза. Другие вслед за миссис Фрей попытались объединить обе гипотезы — нелегкая задача, так как Союз — это чисто филантропическая, аполитичная организация, которая все свои надежды связывала с адаптацией евреев с их соотечественниками и была настолько враждебно настроена по отношению к сионизму, что вызывала всеобщее удивление. Конечно, оставались еще и масоны, которых очень часто упоминали в связи с "Протоколами"... Тем временем в 1921 году на свет появилось нечто такое, что самым решительным образом доказало, что "Протоколы" были фальшивкой. Причем "Протоколы" — столь явная и смехотворная подделка, что может показаться удивительным, ради чего понадобилось доказывать факт подлога. Однако же в годы, непосредственно следовавшие за первой мировой войной, когда "Протоколы" выплыли из тумана и прогремели по всему миру, множество вполне здравомыслящих людей отнеслись к ним совершенно серьезно. Чтобы осознать это, достаточно обратиться к тому, что писала газета "Таймс" 8 мая 1920 года: "Что такое эти "Протоколы"? Достоверны ли они? Если да, то какое злокозненное сборище составило подобные планы и радуется их бурному осуществлению?. Не избежали ли мы, напрягая все силы нашей нации, "Всегерманского союза" только для того, чтобы попасть в тенета "Всеиудейского союза"?" Год спустя, 18 августа 1921 года, "Таймс" поместила сенсационную передовую статью, в которой признала свою ошибку. В номерах от 16, 17 и 18 августа она опубликовала подробное сообщение своего корреспондента в Константинополе Филиппа Грейвса, в котором говорилось, что "Протоколы" были в основном копией памфлета против Наполеона III, памфлета, датируемого 1864 годом. Вот что сообщал Филипп Грейвс: "...должен признаться, что, когда открытие дошло до меня, я поначалу отказывался этому верить. Г-н X., который предоставил мне доказательства, был убежден в них. "Прочтите эту книгу,- сказал он мне, — и вы найдете неопровержимые доказательства, что "Протоколы сионских мудрецов" являются плагиатом". Г-н X., который не желает, чтобы его имя стало известно, — русский помещик, родственники которого проживают в Англии. Православный по религиозным убеждениям, по политическим — конституционный монархист. Он прибыл сюда как беженец после окончательного провала белого движения в Южной России. Его давно интересовал еврейский вопрос в России. С этой целью он изучал "Протоколы" и во время правления генерала Деникина предпринял некоторые исследования, чтобы выяснить, действительно ли на юге России существовала какая-то тайная "масонская" организация, подобная той, о которой говорится в "Протоколах". Оказалось, что там существовала единственная организация — монархическая. На разгадку появления "Протоколов" он напал совершенно случайно. Несколько месяцев назад он купил стопку старых книг у бывшего офицера охранки, который бежал в Константинополь. Среди них он обнаружил небольшой томик на французском языке без титульного листа размером 15х9 сантиметров, в дешевом переплете. На кожаном корешке большими латинскими буквами оттиснуто слово "Жоли". Предисловие, озаглавленное "Просто объявление", помечено: "Женева 15 октября 1864 года ..." Как бумага, так и шрифт весьма характерны для 60-70-х годов прошлого столетия. Я привожу эти детали в надежде, что они могут привести к открытию названия книги... Г-н X. считает эту книгу библиографической редкостью, так как иначе "Протоколы" немедленно были бы признаны плагиатом любым, кто прочел оригинал. Подлинность книги не вызовет сомнения у всякого, кто видел эту книгу. Ее первый владелец — офицер охранки — не помнил, откуда он ее взял, и не придавал этому никакого значения. Г-н X. однажды, просматривая книжку, был поражен сходством между фразой, на которой остановился его взгляд, и фразой из французского издания "Протоколов". Он продолжил сравнительное изучение и вскоре понял, что "Протоколы" были в основном... парафразом женевского оригинала... До получения книги из рук г-на X. я этому не верил. Я не считал "Протоколы" Сергея Нилуса подлинными... Но я никогда не поверил бы, если б не видел сам, что писатель, который снабдил Нилуса оригиналом, был беззастенчивым и бессовестным плагиатором. Женевская книга представляет собой тонко замаскированный памфлет против деспотизма Наполеона III и состоит из 25 диалогов... Собеседниками являются Монтескье и Макиавелли..."8 Перед тем как опубликовать сообщение своего корреспондента из Константинополя, "Таймс" предприняла розыски в Британском музее. Напечатанное на обложке имя Жоли дало ключ к разгадке. Таинственный томик был опознан: это — "Диалог в аду между Монтескье и Макиавелли", который был написан французским юристом Морисом Жоли. Впервые он был опубликован в Брюсселе (хотя и с выходными данными Женевы) в 1864 году. В своей автобиографии, написанной в 1870 году, Морис Жоли рассказал, как однажды он гулял по набережной Сены в Париже и в голову ему неожиданно пришла идея написать диалог между Монтескье и Макиавелли. Прямая критика режима Наполеона была запрещена. Таким же образом становилось возможно, хотя и устами Макиавелли, раскрыть причины действий императора и его методы, освободив их от обычного камуфляжа. Так думал Жоли, но он недооценил своего противника. "Диалог в аду" был отпечатан в Бельгии и тайно доставлялся во Францию, но в момент пересечения границы груз был захвачен полицией, а вскоре и автора книги выследили и арестовали. 25 апреля 1865 года Жоли предстал перед судом и был приговорен к пятнадцатимесячному тюремному заключению. Его книга была запрещена и конфискована. Дальнейшая жизнь Жоли складывалась столь же неудачно. Остроумный, агрессивный, не проявляющий почтительности к властям, он все больше разочаровывался во всем и, наконец, в 1879 году покончил с собой. Он, конечно, заслуживал лучшей судьбы. Жоли был не только блистательным стилистом, но обладал великолепной интуицией, даром предвидения. В своем романе "Голодающие" он проявил редкое понимание тех напряженных отношений в современном мире, которые породили революционные движения как правого, так и левого толка. Но прежде всего в своих размышлениях о дилетантском деспотизме Наполеона III он достиг такого предвидения, которое сохранило свою актуальность по отношению к различным авторитарным режимам нашего времени. Более того, некоторые предвидения Жоли ожили вновь, когда "Диалог в аду" был превращен в "Протоколы сионских мудрецов"; и это является причиной того, как мы увидим позже, почему "Протоколы" часто кажутся предсказанием авторитаризма XX века. Но, в конце концов, это незавидное бессмертие, и жестокая ирония судьбы заключается в том, что блистательная, но давно забытая защита либерализма послужила основой для кошмарно написанной реакционной галиматьи, которая ввела в заблуждение весь мир. Памфлет Жоли — это действительно замечательное произведение, точное, безжалостное, логичное, прекрасно выстроенное. Спор начинает Монтескье, который утверждает, что в нынешнем веке просвещенные идеи либерализма породили деспотизм, который всегда был аморален, а также нежизнеспособен. Макиавелли отвечает ему с таким красноречием и настолько пространно, что одерживает верх в остальной части памфлета. "Народные массы, — говорит он, — не способны управлять собой. Обычно они инертны и счастливы только в том случае, когда ими правит сильная личность; в то же время, если что-то пробуждает их, то они проявляют способность лишь к бессмысленному насилию, и тогда им вновь необходима сильная личность, чтобы поставить их под контроль. Политика никогда не имела ничего общего с моралью, а что касается практической стороны дела, то еще никогда не было так просто, как сейчас, установить деспотическое правление. Современный правитель должен только притвориться, что соблюдает формы законности, он должен убедить свой народ в простейшей видимости самоуправления, и в этом случае у него не возникнет ни малейших трудностей в достижении и осуществлении абсолютной власти. Народ охотно соглашается с любым решением, которое он посчитает своим собственным; поэтому правитель должен только передать решения всех вопросов народной ассамблее, предварительно, конечно, обставив дело так, что ассамблея примет именно те решения, которые ему нужны. С силами оппозиции, которые могут воспротивиться его воле, легко покончить: стоит лишь ужесточить цензуру, а также дать указание полиции следить за своими политическими противниками. Ему не страшны ни власть церкви, ни финансовые проблемы. До тех пор пока государственный деятель ослепляет народ силой своего авторитета и одерживает военные победы, он может быть полностью уверенным в поддержке. Такова книга, которая вдохновила автора фальшивых "Протоколов". Он беззастенчиво занялся плагиатом, — а о том, до какой степени бесстыдно и бесцеремонно это проделано, можно судить по параллельным текстам, помещенным в конце книги9. Более 160 отрывков в "Протоколах" — две пятых всего текста — откровенно взяты из книги Жоли; в девяти главах заимствования достигают более половины текста, в некоторых — до трех четвертей, а в одной (протокол VII) — почти целиком весь текст. Более того, за некоторыми исключениями, порядок заимствованных отрывков остается точно таким, как у Жоли, и создается впечатление, что автор "Протоколов" работал над "Диалогом" механически, переписывая страницу за страницей. Даже расположение по главам почти то же самое — 24 главы "Протоколов" почти целиком совпадают с 25 главами "Диалога". Только в конце, где преобладают пророчества "мессианского века", переписчик позволяет себе некоторые отступления от оригинала. Это — поистине бесспорный случай плагиата и подделки. Автор фальшивки выстроил свои доказательства на выкладках, извлеченных из спора двух противостоящих друг другу сторон в "Диалоге": защиты деспотизма Макиавелли и защиты либерализма Монтескье. Но его заимствования почерпнуты главным образом у Макиавелли. То, что Жоли вкладывает в уста Макиавелли, автор фальшивки этими же словами заставляет говорить безымянного "сионского мудреца", но с некоторыми, имеющими важное значение добавлениями. В книге Жоли Макиавелли, олицетворяющий позицию Наполеона III, описывает положение дел, которое существовало всегда, в "Протоколах" же это описание подается в форме пророчества о будущих временах. Макиавелли утверждает, что деспот может отыскать в демократических формах правления полезное прикрытие для своей тирании; в "Протоколах" этот аргумент поставлен с ног на голову, и в результате получается, что все демократические формы правления являются лишь прикрытием тирании. Но плагиатор заимствует некоторые отрывки и у Монтескье, и здесь они у него приобретают специфический смысл, что, мол, идеи либерализма — это изобретение евреев и они распространяют их с единственной целью: дезорганизовать и деморализовать неевреев. Располагая свободным временем, на таком материале можно было бы выстроить блестящую подделку, но, когда вчитываешься в "Протоколы", создается впечатление, что они были сфабрикованы в спешке. Например, в "Диалоге" проводится совершенно четкое различие между политикой Наполеона III, когда он только стремился к захвату власти, и его политикой, когда он уже твердо держал власть в своих руках. "Протоколы" ничего не подозревают о подобных нюансах. В одном месте докладчик говорит так, словно "мудрецы" уже обладают абсолютным контролем, а в другом — складывается впечатление, что им предстоит ждать этого еще сотню лет. Иногда он хвастает, что нееврейские правительства уже запуганы "мудрецами", а иногда признается, что о заговоре "мудрецов" им ничего не известно и что об их существовании они даже никогда не слышали. Другие нелогичности объясняются тем, что описываемый Жоли деспот стремится добиться господства над Францией, "мудрецы" пытаются добиться господства над всем миром. Автор фальшивки не заботится о том, чтобы хоть как-то согласовать подобные расхождения, — более того, ему нравится разрывать словесную ткань "Диалога" несуразностями собственного изобретения, например такой, как угроза взорвать мятежные столицы, пользуясь для достижения этой цели метро. Еще более странно, что автор фальшивки сохраняет все отрывки, которые посвящены нападкам на либеральные идеи и восхвалению земельной аристократии как необходимого оплота монархии... Эти отрывки настолько нееврейские по своему характеру, что вызвали замешательство даже среди издателей "Протоколов". Некоторые издатели просто исключили их, другие попытались объяснить это тем, что ярый русский консерватор Сергей Нилус, должно быть, вставил сюда свои собственные рассуждения. Их трудности можно понять. Нилус не был автором подделки, однако, как мы скоро увидим, проклятия в адрес политической свободы и восхваление аристократического и монархического строя помогут нам обнаружить истинную природу и причины появления этой фальшивки. Глава II. Охранка и оккультисты. 1. После прихода Гитлера к власти "Протоколы" в Германии приобрели особое значение и за их распространение по всему миру взялись как германские нацисты, так и сочувствующие им организации в других странах. Против этого активно выступили еврейские общины в Швейцарии, которые возбудили судебное дело против руководства швейцарской нацистской организации и некоторых отдельных нацистов. Им было поставлено в вину печатание и распространение предосудительной литературы, но судебное разбирательство, проходившее в Берне в октябре 1934 и мае 1935 годов, на самом деле превратилось в расследование, поставившее свой целью выяснение подлинности или поддельности "Протоколов". Малоправдоподобным может сейчас показаться, что тогда это расследование привлекло широкое внимание всего мира и на нем присутствовали многочисленные журналисты со всех концов света. Большой интерес разбирательство в Берне вызывало в связи с тем, что оно могло пролить свет на деятельность охранки — царской тайной полиции, и ее возможную связь с "Протоколами"10. В качестве свидетелей истцы вызвали в суд некоторых русских эмигрантов, придерживающихся либеральных взглядов. Одним из них был профессор Сергей Сватиков, бывший социал-демократ из меньшевиков. При Временном правительстве Сватиков был направлен в Париж, чтобы распустить зарубежное отделение русской тайной полиции, штаб-квартира которой находилась во французской столице. Одним из агентов, с которым он беседовал, был Анри Винт, француз из Эльзаса, находившийся на русской службе с 1880 года. В соответствии с показаниями Винта "Протоколы" были сфабрикованы по указанию главы зарубежного отделения охранки в Париже Петра Ивановича Рачковского. Другой свидетель, известный журналист Владимир Бурцев, дал сходные показания. Он заявил, что ему известно от двух бывших директоров департамента полиции, что Рачковский был замешан в фабрикации "Протоколов"11. О Рачковском, темной личности и толковом начальнике охранки за пределами России, известно многое. "Если бы вы встретили его в обществе, — писал один француз, который знал его лично, — я сомневаюсь, почувствовали бы вы хоть малейший испуг, ибо в его облике не было ничего, что говорило бы о его темных делах. Полный, суетливый, с постоянной улыбкой на губах... он напоминал скорее добродушного, веселого парня на пикнике... У него была одна приметная слабость — он страстно охотился за нашими маленькими парижанками; но он один из самых талантливых агентов во всех десяти европейских столицах"12. Русский соотечественник Рачковского дает такое описание: "Его слегка заискивающие манеры, мягкость в разговоре напоминали большого зверя, старательно прячущего свои когти, но они лишь на мгновение затмили мое представление о том, что оставалось главным в этом человеке — его тонкий ум, твердая воля, глубокая преданность интересам императорской России".13 Рачковский начал свою карьеру как мелкий служащий и даже поддерживал отношения со студентами более или менее революционных взглядов... Поворотным пунктом в его карьере стал 1879 год, когда он был арестован тайной полицией за деятельность, угрожающую безопасности государства. Произошло покушение на жизнь генераладъютанта Дрентельна, и, хотя Рачковский был только приятелем человека, обвиненного в укрытии преступника, этого было достаточно, чтобы он попал в руки Третьего отделения Императорской канцелярии, будущей охранки. И как это часто происходило в подобных случаях, перед Рачковским встал выбор: либо ссылка в Сибирь, либо доходная служба в самой полиции. Он избрал последний путь, на котором достиг положения человека, обладающего огромной властью. К 1881 году Рачковский развернул широкую деятельность в правой организации "Священная дружина", которая впоследствии стала называться "Союзом русского народа", в 1883 году был адъютантом начальника тайной полиции в Петербурге, на следующий год он уже возглавлял в Париже зарубежное отделение тайной полиции. Рачковский занимал этот пост в течение 19 лет и добился больших успехов (1884-1903). Он создал агентурную сеть во Франции и Швейцарии, Англии и Германии, осуществляя тайный надзор за деятельностью русских революционеров не только в самой России, но и за границей. Вскоре у Рачковского обнаружилась поразительная способность к интригам. В 1886 году его агенты, среди которых находился и Анри Винт, взорвали типографию русских революционеров "Народная воля" в Женеве и представили дело так, как будто типографию взорвали предатели из числа самих революционеров. В 1890 году он "раскрыл" организацию, которая якобы изготавливала в Париже бомбы для проведения террористических актов в России. В самой России в результате этого разоблачения охранка арестовала не меньше 63 террористов. Только 19 лет спустя журналист Бурцев — тот самый Бурцев, который давал показания на суде в Берне, — обнародовал правду об этом деле: бомбы подкладывались людьми Рачковского по его личному указанию. В 90-е годы изготавливали бомбы и бросали их как в Европе, так и в России; это было золотое время анархистов и нигилистов. В 1893 году Вайян бросил начиненную гвоздями бомбу в палату депутатов французского парламента; в 1894 году произошла целая серия куда более опасных взрывов в Льеже. Не вызывает сомнения, что Рачковский намеренно устроил эти акты насилия, но вполне вероятно, что он стоял и за первым взрывом. Рачковский не был удовлетворен ролью начальника зарубежной агентуры охранки и пытался влиять на ход международной политики. В организации беспорядков во Франции и Бельгии он видел возможность сближения между французской и русской полицией как первый шаг, предшествующий заключению русско-французского военного союза, который был так мил сердцу Рачковского и ради достижения которого он так много сделал. Он устанавливал личные отношения с ведущими французскими политиками, включая президента Лубе, и с русскими сановниками, особо приближенными к царю. Но он был крайне честолюбив, и это отмечали многие, особенно те, кому пришлось сталкиваться с его честолюбием, — от генерала Селиверстова, который был направлен в Париж в 1890 году, чтобы расследовать деятельность Рачковского, до министра внутренних дел Плеве, который отозвал его в 1903 году из Парижа, поскольку Рачковский вывел из подчинения министра свою тайную агентуру. Рачковский искал счастья спекулируя на бирже, и деньги позволяли ему жить в роскоши. Этот прирожденный интриган любил заниматься подделкой документов. Будучи начальником охранки за рубежом, он в основном занимался слежкой за русскими революционерами, нашедшими убежище за границей. Один из его излюбленных методов — фабрикация письма или памфлета, в котором тот или иной революционер нападал на свое руководство. В 1887 году в парижской прессе появилось письмо некоего П. Иванова, который объявил себя разуверившимся революционером, якобы утверждавшим, что большинство террористов — евреи. В 1890 году появился памфлет, озаглавленный "Признания старого революционера", в котором укрывшиеся в Лондоне революционеры были обвинены в том, что они — британские агенты. В 1892 году появилось письмо, будто бы подписанное именем Плеханова, в котором тот обвинял руководителей "Народной воли" в опубликовании этих признаний. Спустя некоторое время появилось еще одно письмо, в котором Плеханов подвергался резким нападкам со стороны других мнимых революционеров. На самом деле документы были подделаны одним и тем же человеком — Рачковским. Рачковский также внес большой вклад в разработку тактики, которую спустя много лет в широком масштабе использовали нацисты. Она заключалась в том, чтобы представить все прогрессивные движения — от самых умеренных либералов до самых ярых революционеров — просто как орудие в руках евреев. Его целью было дискредитировать прогрессивное движение одновременно в глазах и русской буржуазии и пролетариата, а также направить против евреев широкое недовольство масс, порожденное царским режимом. Среди материалов, представленных истцами на суде в Берне, находилось письмо, посланное Рачковским в 1891 году из Парижа в Россию директору департамента полиции, в котором шла речь о его намерении начать кампанию против евреев. Тогда же появилась книга "Анархия и нигилизм", опубликованная в Париже в 1892 году под псевдонимом Жан-Преваль. "Анархия и нигилизм", вне всякого сомнения, написана под влиянием Рачковского, в ней помещена одна из его печально известных фальшивок — некоторые страницы очень напоминают отрывки "Протоколов". В книге повествуется, как в результате Французской революции евреи стали "абсолютными хозяевами положения в Европе... осторожно управляя и монархиями, и республиками". Единственным препятствием на пути к мировому господству евреев остается "Московская крепость", и, чтобы одолеть ее, международный синдикат богатых и могущественных евреев в Париже, Вене, Берлине и Лондоне якобы готовится к созданию коалиции против России. И здесь мы с изумлением наталкиваемся на фразу, которая затем встречается в бесчисленных аналогиях "Протоколов": "Истинную правду следует искать именно в этой формуле, которая дает ключ ко многим якобы неразрешимым загадкам", то есть из них, — говорится далее, — необходимо извлечь практический урок — должна быть создана франко-русская лига, для борьбы с "тайной, темной и безответственной" властью евреев.14 В 1902 году Рачковский действительно пытался создать такую лигу, но действовал привычными методами. Он распространил в Париже призыв к французам поддержать Русскую патриотическую лигу, которая якобы имела свою штаб-квартиру в Харькове. Этот призыв был обманом, так как составлен якобы от лица лиги, которой на самом деле не существовало. Но это еще не все: в этом призыве приводились многочисленные жалобы на Рачковского, который обвинялся в неверном освещении целей лиги и ее деятельности и в лживых утверждениях, что такой лиги вовсе не существует. "Но чего, — звучит далее в призыве, — можно ожидать от шефа охранки, который в ряды своих агентов вербует бывшего революционера, авантюриста от литературы и шантажиста... на чьих щеках все еще горят следы полученных им оплеух при попытке вымогательства в 1889 году". Он завершается надеждой, что Рачковский еще может признать свою ошибку и оценить лигу по достоинству. Вся эта замысловатая стряпня — дело рук самого Рачковского, который все сочинил так искусно, что ему удалось провести не только видных французских деятелей, но и русского министра иностранных дел!15 На этот раз, однако, Рачковский перестарался, и, когда очередная "утка" была разоблачена, его отозвали из Парижа. Он потерпел временную неудачу. Когда же в 1905 году вспыхнула революция и генерал Д.Ф. Трепов получил почти диктаторские полномочия, он назначил Рачковского заместителем директора департамента полиции. В этом качестве он вполне мог фабриковать документы в более широком масштабе. Было отпечатано огромное число брошюр от имени несуществующих организаций, которые призывали население и даже солдат убивать евреев. Теперь наконец он смог оказать помощь в создании антисемитской организации "Союз русского народа", члены которого от Бутми в 1906 году до Винберга и Шабельского-Борка в 20-х годах сыграли столь важную роль в распространении "Протоколов". Вооруженные банды, финансируемые "Союзом русского народа", устраивая массовые еврейские погромы, ввели в практику политического терроризма такие формы, которые, как мы увидим впоследствии, применялись нацистами. Во всяком случае, неудивительно, что Готтфрид цур Бек, издатель первого иностранного перевода "Протоколов", заявил, что Рачковский, который умер в 1911 году, был на самом деле убит по приказу "сионских мудрецов".16 Таким образом, есть довольно веские основания обвинять Рачковского в фабрикации тех фальшивок, которые впоследствии породили "Протоколы". Свидетельства Сватикова и Бурцева, книга "Анархия и нигилизм", деятельность самого Рачковского в качестве воинствующего антисемита и организатора погромов, его страсть к составлению невероятно запутанных фальшивок — все это указывает на него как на инициатора. Стоит также обратить внимание на то, что Рачковский именно в 1902 году, пытаясь организовать Русскую патриотическую лигу, был впутан в придворную интригу в Петербурге вместе с будущим издателем "Протоколов" Сергеем Нилусом. Интрига плелась против француза по имени Филипп, который, подобно Распутину, унаследовавшему место Филиппа, прижился при императорском дворе как целитель-чудотворец и стал кумиром и наставником царя и царицы. В интриге, направленной против Филиппа, приняли участие Рачковский и Нилус. Полное имя этого человека — Филипп-Низье-Антельм Вашо, хотя он обычно называл себя Филиппом. Родился он в 1850 году в семье бедных крестьян в Савойе. Когда Филиппу исполнилось шесть лет, местный священник счел его одержимым: в тринадцать он начал заниматься знахарством; позже осел в Лионе в качестве "месмериста"17. Так как он не имел медицинского образования, врачебная практика была ему запрещена, но он продолжал заниматься этим ремеслом и трижды был судим за это. Тем не менее Филипп ухитрялся продолжать лечение. Несомненно, он обладал какими-то исключительными способностями и мог с помощью внушения добиваться удивительных результатов. Когда царь с царицей в 1901 году посетили Францию, две "черногорские принцессы" Милиция и Анастасия, дочери князя Николая Черногорского, вышедшие замуж за русских великих князей и всеми силами желавшие очаровать императорскую чету, представили ей Филиппа. Царь, человек слабый и робкий, изнемогавший под бременем императорской власти, мечтал о каком-нибудь святом человеке, который мог бы стать посредником между ним и Богом, чьим несомненным, но малодостойным помазанником он себя ощущал. Царица отличалась неуравновешенным характером, страшилась заговоров, которые угрожали ей и ее супругу, террористов-бомбометателей; она со своей стороны также готова была довериться любому шарлатану, который мог бы рассеять ее страхи или по крайней мере хоть как-то укрепить. Кроме того, царь с царицей, хотя и имели четырех дочерей, мечтали о сыне — наследнике трона. Всякий сведущий в медицине человек, заявлявший, что может разрешить эту проблему, имел на чету огромное влияние, как позже Распутин, который вознесся, эксплуатируя их желание спасти сына, страдавшего гемофилией. Неудивительно, что Филипп получил приглашение посетить Царское Село и был осыпан милостями. Еще находясь во Франции, царь обратился с личной просьбой к французскому правительству вручить этому неучу медицинский диплом. Во Франции это оказалось немыслимым, но в России, где царь был полновластным хозяином, он приказал Петербургской военной академии назначить Филиппа армейским врачом. Он также назначил его государственным советником в чине генерала. Но хотя Филиппа любила, боготворила и чуть ли не поклонялась ему императорская чета вместе с "черногорскими принцессами" и их мужьями, у него были и могущественные враги — на самом деле он попал в такое же двусмысленное и опасное положение, как впоследствии Распутин. Окружение двух влиятельных женщин — императрицы Марии Федоровны и великой княгини Елизаветы Федоровны — его не любило и презирало. Чтобы обезвредить Филиппа, эти люди обратились к Рачковскому. Рачковского попросили навести справки о прошлом Филиппа. Благодаря доверительным отношениям с французской полицией он составил подробный и, несомненно, лживый доклад, который и привез с собой во время посещения Петербурга в 1902 году. Первый же человек, которому он показал этот документ, министр внутренних дел Сипягин, посоветовал бросить его в огонь. Но Рачковский упорствовал. Он отнес доклад коменданту императорского дворца и, кажется, написал даже императрице Марии Федоровне личное письмо, разоблачая Филиппа — агента масонов. Но дурные предчувствия Сипягина оправдались. Хотя царь в конце концов, уступив давлению, запретил Филиппу навсегда поселиться в России, он был вне себя от гнева. В октябре 1902 года Рачковский был отозван из Франции, на следующий год смещен со своего поста, отправлен в отставку без пенсии, с запретом возвращаться во Францию — нет никакого сомнения в том, что если это и произошло частично из-за его манипуляций с воображаемой Русской патриотической лигой, то не меньшую роль сыграла в этом его кампания против Филиппа. Даже впоследствии, когда Филипп уже навсегда вернулся во Францию, а Рачковский жил в России как частное лицо, он использовал свои связи с французской полицией для преследования неудачливого целителя. Мстительный и беспощадный, он травил виновника своего падения до тех пор, пока в конце концов не отправил его в могилу. Филиппа день и ночь преследовали шпики, почту досматривали, его самого постоянно высмеивали в печати. Не выдержав, Филипп скончался в августе 1905 года, за неделю до того, как Рачковский, вновь оказавшийся в фаворе, достиг вершины карьеры, получив назначение на пост заместителя директора департамента полиции. В интригу против Филиппа был втянут также Сергей Нилус. Об этом рассказал некий француз Александр дю Шайла, многие годы проживший в России и тесно общавшийся с Нилусом в 1909 году во время их совместного пребывания в Оптиной пустыни. Известно, что дю Шайла в 1910 году поступил в Петербургскую Духовную Академию, в которой прослушал четырехлетний курс. Написал несколько исследований на французском языке по истории русской культуры, по славянским и церковным вопросам. С 1914 года дю Шайла был начальником передового перевозочного отряда при 101-й пехотной дивизии. За непосредственное участие в боях был награжден георгиевскими медалями всех 4-х степеней. С конца 1916 по август 1917 года служил в 8-м броневом автомобильном дивизионе. Затем перешел на службу в штаб 8-й армии. В 1918 году поступил на службу в штаб Донской армии. С 1919 года занимал последовательно должности штабного офицера для поручений по дипломатическим делам и начальника политической части. После эвакуации из Крыма через Константинополь в апреле 1921 года прибыл во Францию. В газете "Последние новости" (под редакцией П. Н. Милюкова) за 12 и 13 мая 1921 года впервые поместил свою публикацию "С.А. Нилус и "Сионские протоколы". Он рассказал, как Нилус, богатый помещик, потерял состояние во время жизни во Франции. В 1900 г. возвратившись в Россию, он начал вести жизнь вечного странника, кочуя из одного монастыря в другой. В это время Нилус написал книгу о своем обращении из интеллигента-атеиста в глубоко верующего православного мистика. Эта книга — "Великое в малом", но еще без "Протоколов" — получила благожелательные отзывы в консервативной и церковной прессе и привлекла внимание великой княгини Елизаветы Федоровны. Великая княгиня, женщина искренне верующая (впоследствии она стала монахиней), крайне подозрительно относилась к мистикам-проходимцам, которыми царь окружал себя18. Она винила в этом протопресвитера Янышева, который был духовником царя и царицы, и задалась целью заменить его Сергеем Нилусом, которого восприняла как истинного православного мистика. Нилус был привезен в Царское Село, когда главной задачей великой княгини было устранить Филиппа. Противники француза разработали следующий план: предполагалось, что Нилус женится на одной из фрейлин царицы Елене Александровне Озеровой, а затем будет рукоположен. После этого его попытаются сделать духовником царя и царицы. В случае удачи Филипп, как и прочие "святые" люди, утратит свое влияние. План был хорош, но союзники Филиппа его разгадали. Они привлекли внимание духовного начальства к некоторым фактам жизни Нилуса, которые исключали рукоположение. (В основном они касались его длительной любовной связи с Натальей Афанасьевной К., с которой он уезжал во Францию и не порывал впоследствии в России.) Нилус впал в немилость и был вынужден покинуть двор. Несколько лет спустя он действительно женился на Озеровой, но надежда стать духовником царя не сбылась. Были ли использованы "Протоколы" в интриге против Филиппа, и если да, то были ли они использованы по инициативе генерала Рачковского? Если верить дю Шайла, то на оба вопроса следует ответить утвердительно. "Нилус, — рассказывает он, — был убежден, что "general'y этому прямо удалось вырвать ее (рукопись) из масонского архива". По его мнению, последний был "хороший, деятельный человек, много сделавший в свое время, чтобы вырвать жало у врагов Христовых", самоотверженно боровшийся "с масонством и дьявольскими сектами"19. На что рассчитывал Рачковский, посылая "Протоколы" Нилусу? В "Протоколах" разоблачается дьявольский заговор масонов, отождествляемых с евреями. Филипп был мартинистом, то есть членом кружка, который следовал учению оккультиста XVIII столетия Клода де Сен-Мартена. Мартинисты, по сути дела, не были масонами, но царь вряд ли мог знать эти тонкости. Если бы царь поверил, что Филипп был агентом заговора, о котором говорится в "Протоколах", то он, разумеется, отослал бы его немедленно. Расчет был совершенно точным, а подобные расчеты были вполне в духе Рачковского. Насколько можно верить дю Шайла? Порой он допускает неточности, например, когда утверждает, что Нилус опубликовал первое издание "Протоколов" в 1902 году, но в целом проявляет хорошую осведомленность. В своей статье, опубликованной в 1921 году, он, в частности, утверждает, что в 1905 году Нилус опубликовал еще одно издание "Протоколов" в Царском Селе, на котором были обозначены выходные данные отделения Красного Креста. Действительно, книга, о которой идет речь, — второе издание "Великого в малом", в которое включены и "Протоколы". Более того, он отмечает, что это издание стало возможным благодаря усилиям Елены Озеровой. Много лет спустя, когда советские власти предоставили в распоряжение суда в Берне фотокопии документов, это вполне подтвердилось. Среди указанных документов находилось несколько писем как в Московский цензурный комитет, так и ответов оттуда, из которых становится ясно, каким образом Озерова использовала положение придворной фрейлины, чтобы добиться публикации книги своего будущего супруга. Эти документы проливают свет еще на одно обстоятельство, которое, конечно, не могло быть известно дю Шайла. Среди фотокопий есть один документ настолько трудный для понимания, что он до сих пор не прокомментирован, но который подсказывает, что Рачковский либо встречался с Нилусом, либо хорошо был знаком с рукописной копией "Протоколов", находившейся у Нилуса. Московский цензурный комитет на своем заседании 28 сентября 1905 года заслушал сообщение государственного советника и цензора Соколова, в котором цитируется фраза, собственноручно присоединенная Нилусом к рукописи "Протоколов": "Естественно, начальник русского агентства в Париже еврей Эфрон и его собственные агенты, тоже из евреев, не сообщили ничего по этому поводу русскому правительству"20. Комитет, давая разрешение на публикацию, постановил устранить из рукописи все имена собственные, включая Эфрона. Это имя было изъято из рукописи, но можно легко определить тот отрывок, где оно должно было фигурировать — в эпилоге "Протоколов". Этот эпилог появился во всех других более ранних русских изданиях "Протоколов", как в "Знамени", так и в изданиях Бутми. Ни одно из них не было связано постановлением Московского цензурного комитета об изъятии всех имен собственных. Например, вариант, опубликованный в "Знамени", появился за два года до постановления комитета, однако на его страницах нет упоминания Эфрона. Мы можем только предположить, что это имя было специально вставлено в рукопись Нилуса. И это мог сделать или подсказать какой-то враг Эфрона. Но кто такой этот Эфрон и кто был его врагом? Аким Эфрон, или Эфронт, был тайным агентом русского Министерства финансов в Париже. После его смерти в 1909 году французская пресса писала о нем как о начальнике политического отдела при русском посольстве. Эфрон, несомненно, не принадлежал к организации Рачковского, а пользовался услугами собственных агентов, самостоятельно направляя донесения в Петербург. Естественно предположить, что уже одно это могло вызвать ненависть Рачковского, и, хотя это остается предположением, мы все же располагаем доказательствами. Об Эфроне известно, что во время международной выставки в Париже в 1889 году он публично получил пощечину в русском павильоне за попытку шантажа. Другими словами, Эфрон был тем самым человеком, которого Рачковский описал в сфабрикованном призыве Русской патриотической лиги, — человеком, "на чьих щеках все еще горят следы полученных им оплеух при попытке вымогательства в 1889 году". Что же касается утверждения, что Эфрон был одним из людей Рачковского, то это была заведомая ложь, та хитроумная коварная ложь, к которой любил прибегать Рачковский. Таким образом, упоминание об Эфроне в рукописи Нилуса действительно наводит на мысль о возможных прямых или косвенных встречах между преследователем и соперником Филиппа. 2. Уяснив для себя, что за человек был Рачковский, попробуем пристальнее посмотреть также и на жизнь Нилуса. Все тот же Александр дю Шайла оставил нам подробное описание. Движимый религиозным искательством, отправился он в январе 1909 года в знаменитую Оптину пустынь, расположенную близ города Козельска. Оптина пустынь играла значительную роль в духовной жизни России; один из ее старцев послужил прототипом старца Зосимы в "Братьях Карамазовых"; Л.Н. Толстой часто посещал этот монастырь и одно время даже жил в нем. Около монастыря находилось несколько дач, на которых жили миряне, пожелавшие в той или иной степени приобщиться к монастырской жизни. Дю Шайла снял квартиру в одном из этих домов. На следующий день после его приезда настоятель архимандрит Ксенофонтий познакомил его с одним из соседей; им оказался Сергей Александрович Нилус. Нилус, которому в то время было лет сорок пять, по описанию дю Шайла — типичный русак, высокий, коренастый, с седой бородой и глубокими голубыми глазами, слегка покрытыми мутью; он был в сапогах, а на нем была русская косоворотка, подпоясанная тесемкой с вышитой молитвою". Со своими домочадцами он занимал четыре комнаты в большом 8-10 комнатном доме; остальные служили пристанищем для калек, юродивых и бесноватых, которые проживали там в надежде на чудесное исцеление. Вся семья существовала на пенсию, которую императорский двор выплачивал Озеровой как бывшей фрейлине. Озерова, или мадам Нилус, поразила дю Шайла беспрекословным подчинением мужу. Она поддерживала самые дружеские отношения с прежней любовницей Нилуса, Натальей Афанасьевной К., которая, утратив состояние, жила на ту же пенсию мадам Нилус. Во время своего девятимесячного пребывания в Оптиной пустыни дю Шайла узнал о Нилусе многое. Бывший помещик Орловской губернии, он был образованным человеком и в свое время окончил юридический факультет Московского университета; в совершенстве владел французским, немецким и английским языками и прилично знал современную иностранную литературу. Но характер имел неуживчивый, бурный, крутой и капризный, что вынудило его уйти в отставку с должности следователя в Закавказье. Пытался заняться хозяйством в имении, но безуспешно. В конце концов он уехал со своей любовницей за границу и жил в Биарице до того времени, пока однажды его управляющий не сообщил, что он разорен. Это известие вызвало у Нилуса сильное душевное потрясение, и он коренным образом изменил взгляды на жизнь. До сих пор он увлекался ницшеанством, теоретическим анархизмом. После духовного перелома Нилус стал рьяным приверженцем православной церкви, страстным защитником царского самодержавия и Святой Руси. Из прежнего своего анархического мышления Нилус сохранил отрицание современной культуры; восставал он против духовных академий, тяготел к "мужицкой вере", высказывал большие симпатии к старообрядчеству, отождествляя его с верою без примеси науки и культуры. Современная культура, по словам дю Шайла, отвергалась Нилусом "как мерзость запустения на месте святом" и как орудие грядущего Антихриста. Подобное отношение к жизни в той или иной степени мы будем постоянно встречать в среде поклонников "Протоколов". Дю Шайла довольно ярко описал, как чтение "Протоколов" воздействовало на своего знаменитого издателя: Нилус "взял свою книгу и стал переводить мне на французский язык наиболее яркие места из "Протоколов" и толкования к ним. Следя за выражением моего лица, он полагал, что я буду ошеломлен откровением, а сам был немало смущен, когда я ему заявил, что тут нет ничего нового и что, по-видимому, данный документ является родственным памфлетам Эдуарда Друмона... С.А. заволновался и возразил, что я так сужу, потому что мое знакомство с "Протоколами" носит поверхностный и отрывочный характер, а кроме того, устный перевод понижает впечатление. Необходимо цельное впечатление, а впрочем для меня легко будет познакомиться с "протоколами", т. к. подлинник составлен на французском языке. С.А. Нилус рукописи "Протоколов" у себя не хранил, боясь возможности похищения со стороны "жидов". Помню, как он меня позабавил и какой был переполох у него, когда еврей-аптекарь, пришедший из Козельска с домочадцами гулять в монастырском лесу, в поисках кратчайшего прохода через монастырь к парому как-то попал в Нилусову усадьбу. Бедный С.А. долго был убежден, что аптекарь пришел на разведку. Я узнал потом, что тетрадь, содержащая "Протоколы", хранилась до января 1909 года у иеромонаха Даниила Болотова (довольно известного в свое время в Петербурге художника-портретиста), после его кончины в оптинском Предтеченском Скиту в полверсте от монастыря у монаха о. Алексия (бывшего инженера). Несколько времени спустя после нашего первого разговора о "Сионских протоколах", часа в четыре пополудни пришла ко мне одна из калек, содержащихся в богадельне на даче Нилуса и принесла мне записку: С.А. просил пожаловать по срочному делу. Я нашел С.А. в своем рабочем кабинете; он был один: жена и г-жа К. пошли к вечерне. Наступали сумерки, но было еще светло, так как на дворе был снег. Я заметил на письменном столе большой черный конверт, сделанный из материи; на нем был нарисован белый осьмиконечный крест с надписью: "Сим Победиши". Помню, еще была также наклеена бумажная иконочка Архангела Михаила, по-видимому, все это имело заклинательный характер. С.А. трижды перекрестился перед большой иконой Смоленской Божьей матери... он открыл конверт и вынул прочно переплетеную кожей тетрадь. Как я узнал потом, конверт и переплет тетради были изготовлены в монастырской переплетной мастерской под непосредственным наблюдением С.А., который сам приносил и уносил тетрадь, боясь ее исчезновения. Крест и надпись на конверте были сделаны краской по указанию С.А. Еленой Александровной. — Вот она, — сказал С.А., — Хартия Царствия Антихристова. Раскрыл он тетрадь... Текст был написан по-французски разными почерками, как будто бы даже разными чернилами. — Вот, — сказал Нилус, — во время заседания этого Кагала секретарствовали, по-видимому, в разное время разные лица, оттого и разные почерки. По-видимому, С.А. видел в этой особенности доказательство того, что данная рукопись была подлинником. Впрочем, он не имел на этот счет вполне устойчивого взгляда, ибо я другой раз слышал от него, что рукопись является только копией. Показав мне рукопись, С.А. положил ее на стол, раскрыл на первой странице и, пододвинув мне кресло, сказал: "Ну, теперь, читайте". При чтении рукописи меня поразил ее язык. Были орфографические ошибки, мало того, обороты были далеко не чисто французскими. Слишком много времени прошло с тех пор, чтобы я мог сказать, что в ней были "руссицизмы"; одно несомненно — рукопись была написана иностранцем. Читал я часа два с половиной. Когда я кончил, С.А. взял тетрадь, водворил ее в конверт и запер в ящик письменного стола... Между тем Нилусу очень хотелось знать мое мнение, и, видя, что я стесняюсь, правильно разгадал причину моего молчания... Я открыто сказал ему, что остаюсь при прежнем мнении: ни в каких мудрецов сионских я не верю, и все это взято из той же фантастической области, что "Satan demasque", "Le Diable au XIX Siecle" и прочая мистификация. Лицо С. А. омрачилось. "Вы находитесь прямо под дьявольским наваждением, — сказал он. — Ведь самая большая хитрость сатаны заключается в том, чтобы заставить людей не только отрицать его влияние на дела мира сего, но и существование его. Что же вы скажете, если покажу вам, как везде появляется таинственный знак грядущего Антихриста, как везде ощущается близкое пришествие царствия его". С.А. встал, и мы перешли в кабинет. Нилус взял свою книгу и папку бумаг; притащил он из спальной небольшой сундук названный потом мною "Музеем Антихриста", и стал читать то из своей книги, то из материалов, приготовленных к будущему изданию. Читал он все, что могло выразить эсхатологическое ожидание современного христианства; тут были и сновидения митрополита Филарета, предсказания пр. Серафима Саровского и каких-то католических святых, цитаты из Энциклики Пия Х-го и отрывки из сочинений Ибсена, В.С. Соловьева, Д.С. Мережковского и пр. Читал он очень долго, затем перешел к вещественным доказательствам, открыв сундук. В неописуемом беспорядке перемешались в нем воротнички, галоши, домашняя утварь, значки различных технических школ, даже вензель императрицы Александры Федоровны и орден Почетного Легиона. На всех этих предметах ему мерещилась "печать Антихриста" в виде либо одного треугольника, либо двух скрещенных. Не говоря про галоши фирмы "Треугольника", но соединение стилизованных начальных букв "А" и "0", образующих вензель царствовавшей Императрицы, как и Пятиконечный Крест Почетного Легиона, отражались в его воспаленном воображении, как два скрещенных треугольника, являющихся, по его убеждению, знаком Антихриста и печатью Сионских Мудрецов. Достаточно было, чтобы какая-нибудь вещь носила фабричное клеймо, вызывающее даже отдаленное представление о треугольнике, чтобы она попала в его музей21. С возрастающим волнением и беспокойством, под влиянием мистического страха, С.А. Нилус объяснил, что знак "грядущего Сына Беззакония" уже осквернил все, сияя в рисунках церковных облачений и даже в орнаментике на запрестольном образе новой Церкви в скиту. Мне самому стало жутко. Было около полуночи. Взгляд, голос, сходные с рефлексами движения С.А. — все это создавало ощущение, что ходим мы на краю какой-то бездны, что еще немного и разум его растворится в безумии (выд. — дю Шайла)"22. Затем дю Шайла рассказывает, как в 1911 году, после выхода книги, Нилус обратился к восточным патриархам, к Святейшему Синоду и папе Римскому с посланием, требуя созыва Вселенского Собора для принятия согласованных мер для защиты христианства от грядущего Антихриста. Он же начал проповедовать монахам Оптиной пустыни, что в 1920 году явится Антихрист. В монастыре началась смута, вследствие которой ему велели навсегда покинуть монастырь. Нет никакого сомнения, что в то время Нилус действительно верил во всемирный заговор. И все же, он иногда и сам был готов признать, что "Протоколы" являются подделкой. Однажды в 1909 году дю Шайла спросил, не думает ли он, что Рачковского могли ввести в заблуждение и что Нилус имеет дело с фальшивкой. "Всем известно — ответил С.А. — мое любимое выражение у апостола Павла: "Сила Божия в немощи человеческой совершается". Положим, что "Протоколы" подложны. Не может ли Бог и через них раскрыть готовящееся беззаконие? Ведь пророчествовала же Валаамова ослица! Веры нашей ради Бог может превращать собачьи кости в чудотворные мощи; может Он и лжеца заставить возвещать правду..."23 Рассказ дю Шайла и М.Д. Кашкиной24 можно сопоставить с биографией Нилуса, опубликованной в Югославии в 1936 году. Автор этой книги, князь Н.Д. Жевахов, был страстным почитателем Нилуса; в его глазах "Протоколы", бесспорно, были "произведением какого-то еврея, писавшего под диктовку дьявола, открывшего ему способы разрушения христианских государств и тайну, как завоевать мир"25. Знаменательно, что биографические данные, приведенные автором, почти полностью совпадают со сведениями дю Шайла. Более того, мы узнаем благодаря воспоминаниям Жевахова об одном намерении Нилуса, когда тот работал в монастырских архивах. Одним из трудов Нилуса было издание дневника отшельника, в котором, согласно Жевахову, чрезвычайно реалистично описывалась посмертная жизнь. Он рассказывал о юноше, который, будучи проклят матерью, был вознесен неизвестными силами в безвоздушное пространство над землей, где в течение сорока дней он жил как духи, смешавшись с ними и живя по их законам... Короче говоря, этот дневник представлял собой чрезвычайную ценность, подлинное руководство к достижению святости26. Жевахов также рассказывал о последних годах жизни Нилуса, когда тот совершенно исчез из поля зрения дю Шайла и М.Д. Кашкиной и когда "Протоколы", изданные им, заполонили мир, о чем издатель не имел ни малейшего представления. Судя по всему, после того как он вынужден был покинуть Оптину пустынь, Нилус жил в поместьях у друзей. На протяжении шести лет после большевистского переворота, когда Россия сотрясалась революционными катаклизмами, гражданской войной, террором, контртеррором и голодом, Нилус с Озеровой жили где-то на юге России, в доме вместе с бывшим отшельником Серафимом, который служил в храме, постоянно переполненном беженцами... После нескольких лет странствий и двух коротких тюремных заключений в 1924 и 1927 годах Нилус умер в селе Крутец от сердечного приступа на 68 году жизни 14 января 1929 года. Из Фрейенвальдских документов в Вейнеровской библиотеке в Лондоне мы знаем о судьбе некоторых людей, близких Нилусу. В рукописном письме одного из деятелей русского правого крыла, известного Маркова 2-го27 говорилось, что Озерова была арестована во время массовых репрессий 1937 года и выслана на Колыму, где умерла от голода и холода на следующий год28. Сохранилась также довольно обширная корреспонденция сына Нилуса, вероятно от первой жены. Сергей Сергеевич Нилус, польский гражданин, предложил свои услуги нацистам, когда они в 1935 году готовили апелляцию против постановления суда в Берне. Письмо, которое он написал Альфреду Розенбергу в марте 1940 года, заслуживает того, чтобы его процитировать: "Я — единственный сын человека, открывшего "Протоколы сионских мудрецов", Сергея Александровича Нилуса... Я не могу, не должен оставаться в стороне в то время, когда судьба всего арийского мира висит на волоске. Я верю, что победа фюрера, этого гениального человека, освободит мою бедную страну, и я считаю, что мог бы содействовать этому в какой угодно форме. После блестящей победы великой германской армии я... сделаю все, чтобы заслужить право принять активное участие в ликвидации еврейской отравы..."29 Кажется, вполне подходящий штрих, завершающий наше исследование о жизни Сергея Александровича Нилуса. 3. И Рачковский, и Нилус, несомненно, были втянуты в интригу против Филиппа; вполне вероятно, что они плели заговор, чтобы использовать "Протоколы" в общих интересах. Как предполагают многие исследователи "Протоколов", фальшивка была изготовлена с целью повлиять на царя и настроить его против Филиппа. Но это предположение малоправдоподобно. Филипп был мартинистом и знахарем, и, если "Протоколы" были сфабрикованы, чтобы помочь Нилусу в борьбе с Филиппом, в них должно содержаться хоть какое-то указание на то, что мартинизм или знахарство являются хотя бы частью еврейского заговора. Но "Протоколы" содержат все, кроме этого, — от банков и прессы до войн и метро. Одно дело — использовать уже существующую фальшивку, а Рачковский, бесспорно, не очень стеснялся в выборе оружия, и совершенно другое дело — сфабриковать целую книгу, которая не имеет абсолютно никакого отношения к сиюминутной задаче. Мог ли цинизм Рачковского зайти так далеко? Следовательно, необходимо обратить внимание на любое свидетельство, говорящее что-либо о существовании "Протоколов" до 1902 года. Действительно, есть немало свидетельств, некоторые принадлежат русским белоэмигрантам, но не всем им можно верить. Вот письменное показание, данное под присягой, Филиппа Петровича Степанова, бывшего прокурора Московской Синодальной конторы, камергера и действительного статского советника, проживавшего в Старом Фуготе, в Югославии, от 17 апреля 1927 года. В нем говорится: "В 1895 году мой сосед по имению Тульской губ. отставной майор Алексей Николаевич Сухотин передал мне рукописный экземпляр "Протоколов Сионских мудрецов". Он мне сказал, что одна его знакомая дама (не назвал мне ее), проживавшая в Париже, нашла их у своего приятеля (кажется из евреев), и, перед тем, чтобы покинуть Париж, тайно от него перевела их и привезла этот перевод, в одном экземпляре, в Россию и передала этот экземпляр ему — Сухотину. Я сначала отпечатал его в ста экземплярах на хектографе, но это издание оказалось трудно читаемым и я решил напечатать его в какой-нибудь типографии без упоминания времени, города и типографии; сделать это мне помог Аркадий Ипполитович Келеповский, состоявший тогда чиновником особых поручений при В.К. Сергее Александровиче; он дал их напечатать Губернской Типографии; это было в 1897 году. С.А. Нилус перепечатал эти протоколы полностью в своем сочинении со своими комментариями"30. Кроме мимолетной ссылки на "приятеля (кажется из евреев)", приведенный документ, по существу, не расширяет наших знаний по этому вопросу; вероятно, Степанов пытался изложить факты, как он их запомнил по прошествии 30 лет. Однако существовало и даже, быть может, сохранилось доныне весьма серьезное свидетельство, подтверждающее его подлинность. Хотя мы не располагаем ни одним экземпляром изданной Степановым книги, во время Бернского суда в 1934 году гектографическая копия на нем фигурировала. В это время она находилась в собрании Пашуканиса в Библиотеке имени Ленина в Москве, и советские власти послали в Бернский суд фотокопию четырех страниц. На титульном листе дата не указана, но покойный Борис Николаевский31, внимательно ознакомившись с ними, был убежден, что это действительно гектографическая копия Степанова32. Она была сделана с рукописного русского текста, озаглавленного "Древние и современные протоколы встреч сионских мудрецов". К сожалению, в дальнейшем оказалось невозможным изучить весь текст — два года старательных поисков, предпринятых позже в Ленинской библиотеке, ничего не дали, даже следов рукописи найти не удалось. Однако в Вейнеровской библиотеке есть немецкий перевод тех отрывков, которые были посланы в Берн. Изучение их показало, что они практически идентичны тексту, позже изданному Нилусом и являющемуся основой для всех последующих изданий во всем мире. Среди белоэмигрантов существовало твердое убеждение относительно той дамы, которая привезла русский рукописный вариант "Протоколов" и передала его Сухотину. Это была Юлиана (или, по-французски, Юстина) Глинка33. О ней тоже многое известно, и все свидетельства совпадают. Юлиана Дмитриевна Глинка (1844-1918) была дочерью русского дипломата, который завершил свою карьеру, будучи послом в Лиссабоне. Сама она была фрейлиной императрицы Марии Федоровны, принадлежа к высшему свету, прожила большую часть жизни в Петербурге, вращалась в кругу спиритов, группировавшихся вокруг мадам Блаватской34, и растратила все свое состояние, оказывая им материальную поддержку. Но существовала и другая, тайная сторона ее жизни. Находясь в Париже в 1881-1882 годах, она принимала участие в той игре, которую впоследствии так блистательно вел Рачковский, — выслеживание русских террористов в изгнании и выдача их местным властям. Генерал Оржеевский, который был заметной фигурой в тайной полиции и потом стал заместителем министра внутренних дел, знал Юлиану с детства. Но на самом деле она мало подходила для подобной работы, постоянно враждовала с русским послом и, наконец, была разоблачена левой газетой "Le Radical". Судя по статье, опубликованной в газете "Новое время" от 7 апреля 1902 года, эта дама тогда же предприняла неудачную попытку заинтересовать "Протоколами" сотрудника этой газеты. Существуют веские основания полагать, что Юлиана Глинка и Филипп Степанов действительно принимали участие в первой публикации "Протоколов". Следует, наконец, разобраться с самим названием этой фальшивки. Вполне логично ожидать, чтобы в "Протоколах" загадочных правителей-заговорщиков называли "мудрецами еврейства" или "мудрецами Израиля". Но должна же существовать какая-то причина для столь абсурдного названия, как "сионские мудрецы", и такая причина, конечно, существует. Как мы знаем, I Сионистский конгресс в Базеле был расценен антисемитами как гигантский шаг к мировому господству. Бесчисленные издания "Протоколов" связывали этот документ с самим конгрессом; и вполне вероятно, что если конгресс и не послужил причиной фабрикации этой фальшивки, то по крайней мере дал ей название. Конгресс состоялся в 1897 году35. Не подлежит сомнению, что "Протоколы" были сфабрикованы между 1894 и 1899-м, а точнее, между 1897 и 1899 годами. Страной, где они были сфабрикованы, бесспорно, была Франция, как об этом свидетельствуют многочисленные ссылки на французские события. Местом фабрикации, как можно предположить, был Париж, но в этом уточнении можно пойти и дальше: одна из копий книги Жоли в Национальной библиотеке испещрена заметками, которые удивительно совпадают с заимствованиями в "Протоколах". Таким образом, эта работа была проведена в то время, когда в суде рассматривалось дело Дрейфуса, между его арестом в 1894 году и оправданием в 1899-м, а возможно, как раз во время споров, которые буквально раскололи Францию36. И все же фабрикация фальшивки — дело рук кого-то из России или человека, принадлежащего к русскому правому политическому крылу. Можно ли в таком случае быть уверенным, что это было сделано по приказу главы охранки в Париже, зловещего Рачковского? Как мы уже говорили, существуют довольно веские основания так считать, и тем не менее вопрос не так прост, как кажется. Политическим покровителем и начальником Рачковского был Сергей Витте, всемогущий министр финансов России, и враги Витте, естественно, становились врагами Рачковского. Несомненно, однако, что именно враги Витте приложили руку к "Протоколам". Когда Витте в 1892 году занял пост министра финансов, он поставил своей задачей продолжение миссии, начатой Петром Великим, а затем забытой его наследниками: он решил превратить отсталую Россию в современную державу, не уступающую странам Западной Европы. В течение десятилетия производство в стране стали, угля и чугуна возросло более чем вдвое; строительство железных дорог, которое в те времена было самым верным показателем индустриальной мощи, шло такими быстрыми темпами, которые были достигнуты только в Соединенных Штатах. Но быстрый экономический рост нанес серьезный удар по тем классам, чьи доходы были связаны с сельским хозяйством; в этих кругах Витте ненавидели. Кроме того, в 1898 году наступил серьезный экономический спад, который принес немалые потери даже тем, кто уже получил значительные выгоды от экономических достижений. На Витте оказывали сильное давление, добивались, чтобы он отказался от политики сдерживания инфляции, даже если это будет означать отказ от только что введенного золотого стандарта. Он сопротивлялся, что способствовало дальнейшему падению его популярности. Возможно, "Протоколы" использовали в кампании против Витте. В них, например, утверждается, что спады и кризисы используются "мудрецами" как средство достижения контроля над денежным обращением и возбуждения недовольства среди пролетариата и, как мы уже отмечали, они также утверждают, что золотой стандарт приводит к банкротству любую страну, которая его устанавливает. Более того, если сравнить "Диалог в аду" с "Протоколами", то обнаруживается, что единственными экономическими и финансовыми рассуждениями, заимствованными из книги Жоли, являются именно те, которые можно приложить к особенностям развития России в период правления Витте. Намерения не вызывают сомнений: представить Витте как инструмент в руках "сионских мудрецов". "Протоколы сионских мудрецов" — это не единственный образчик пропаганды, направленной одновременно против евреев и Витте. Существует еще более странный документ, который называется "Тайна еврейства"37. На нем стоит дата — февраль 1895, он кажется первой неуклюжей попыткой фабрикации "Протоколов". "Тайна еврейства" выплыла на свет, когда по указанию министра внутренних дел Столыпина, в первый год нынешнего столетия, были открыты архивы полиции, чтобы засвидетельствовать подлинность "Протоколов". Это — неуклюжее описание какой-то воображаемой тайной религии, которую сначала проповедовали ессеи во времена Иисуса, а теперь разделяют неведомые правители еврейства. Но тут, как и в одном из "Протоколов", предупреждается, что тайное еврейское правительство в данный момент пытается превратить Россию из аграрной, полуфеодальной страны в современное государство с капиталистической экономикой и либеральной буржуазией. "Испытанным боевым оружием масонства уже послужил на Западе новейший экономический фактор — капитализм, искусно захваченный в руки еврейством. Естественно, возникло решение применить его и в России, где самодержавие опирается всецело на дворян-помещиков, тогда как детище капитала — буржуазия тяготеет, наоборот, к революционному либерализму"38. Как и "Протоколы", "Тайна еврейства" содержит нападки на нововведение Витте — золотой стандарт. Из одного белоэмигрантского источника известно, что эта невероятная стряпня была переправлена все той же Юлианой Глинкой ее другу генералу Оржеевскому, который передал ее начальнику личной охраны императора генералу Черевину, а тот в свою очередь должен был передать ее царю, но не сделал этого. Несомненно, "Протоколы" тоже предназначались для прочтения царю, и на то была особая причина. По сравнению с суровым отцом, Александром III, Николай II был мягким, добродушным человеком, который в первые годы царствования выступал против всяческих преследований — даже евреев — и, кроме того, стремился к модернизации России и, возможно, даже к незначительной либерализации. Ультрареакционеры были весьма озабочены этим, желая во что бы то ни стало избавить царя от этих заблуждений, убеждая его, что евреи организовали гибельный заговор, стремясь подорвать основы русского общества и православия, и что избранным орудием для достижения этой цели является великий реформатор Витте. Кто же, в конце концов, сфабриковал "Протоколы"? Борис Николаевский и Анри Роллан утверждали, что большая часть текста "Протоколов" могла принадлежать перу выдающегося физиолога и журналиста-международника, известного как Илья Цион в России и как Эли де Цион — во Франции39. Де Цион был непримиримым противником Витте, и многие отрывки из его политических статей действительно напоминают те части "Протоколов", которые прямо направлены против Витте и его политики. Однажды он даже напал на Витте с помощью метода, примененного в "Протоколах", то есть использовал забытую французскую сатиру на давно умершего государственного деятеля, заменив в ней имена. Кроме того, будучи русским изгнанником, он жил в Париже, входя в кружок, группировавшийся вокруг Жюльетт Адам, близкой подруги Юлианы Глинки. Но все же необходимо сделать важную оговорку: если де Цион действительно сфабриковал фальшивку, то отнюдь не "Протоколы", которые мы знаем сегодня. Немыслимо, чтобы серьезный человек такого интеллектуального уровня, как Цион, мог опуститься до написания грубой антисемитской фальшивки. Кроме того, будучи еврейского происхождения, он принял христианство и никогда не нападал на евреев. В своей книге "Современная Россия" (1892)40 Илья Цион продемонстрировал глубокую симпатию к российским евреям, подвергавшимся преследованиям властей, требовал предоставления им равных прав и возможностей, яростно нападал на антисемитских пропагандистов и подстрекателей еврейских погромов. Если де Цион на самом деле причастен к фабрикации документов, известных под названием "Протоколы сионских мудрецов", тогда, значит, кто-то воспользовался его сочинением, переработав его и заменив русского министра финансов "мудрецами Сиона". Здесь явно не обошлось без Рачковского, так как в 1897 году он и его люди по приказу Витте взломали виллу де Циона в Швейцарии в Территете и унесли многие бумаги. Они искали материалы, направленные против Витте, и, возможно, обнаружили там вариацию на тему книги Жоли. Остается загадкой, как Рачковский, преданный слуга Витте, мог распространять документ, который даже в переработанном виде все еще таил серьезную опасность для его покровителя. Не входило ли в его намерения приписать всю книгу де Циону? Такой шаг послужил бы сразу двум целям: антисемиты могли заявить, что всемирный еврейский заговор разоблачен евреем по происхождению, а де Цион будет морально уничтожен и какое-то время не сможет защитить себя от обвинений. А если вспомнить, что в России де Цион назывался просто Цион, то название "Протоколы сионских мудрецов" начинает звучать как зловещая шутка-розыгрыш. Все это — вполне в стиле Рачковского. Во всяком случае, вполне вероятна гипотеза: сатира Жоли на Наполеона III была переделана де Ционом в сатиру на Витте, которая затем, под руководством Рачковского, подверглась переработке, став в конце концов "Протоколами сионских мудрецов". Но все же завеса таинственности остается, и непохоже, что скоро она будет сорвана. В архивах охранки, хранящихся ныне в Гуверовском институте и Стэнфордском университете, нет ничего; личный архив Рачковского в Париже (ныне исчезнувший) также ничего не сохранил: Борис Николаевский просматривал его в 1930 году. Архивы де Циона, которые хранила его вдова в Париже до начала второй мировой войны, исчезли. Загадочна и "Тайна еврейства", пристальное изучение которой вряд ли позволяет приписать авторство де Циону или Рачковскому. И все это можно объяснить лишь одним — преследуемый в течение нескольких дней агентами в 1890-е годы, Цион все уничтожил. Что касается ранних изданий "Протоколов", то сравнение с гектографическими фрагментами, находящимися в Вейнеровской библиотеке, показывает, что вариант Нилуса является наиболее близким к первоисточнику, хотя он и не был первой публикацией. Сергей Нилус на самом деле является ключевой фигурой, давшей жизнь фальшивке. Каким образом она попала к нему в руки, остается неизвестным, как и многое другое. Сам он в предисловии к изданию 1917 года говорит, что копию "Протоколов" передал ему Сухотин в 1901 году, в то время как в письме сына Филиппа Степанова, которое хранится в собрании Фрейенвальда в Вейнеровской библиотеке, говорится, что там ошибочно назван Степанов. Во всяком случае, достоверно известно, что в 1901 году Нилус жил в непосредственной близости от поместий Сухотина, Степанова и Глинки. Как мы уже говорили, существуют веские основания считать, что Рачковский либо лично встречался с Нилусом, либо имел непосредственное отношение к копии "Протоколов", принадлежавшей Нилусу. Пытаясь разгадать тайну первоисточника "Протоколов", исследователь вновь и вновь встречается с двусмысленностями, разночтениями, загадками. Не следует относиться к ним слишком серьезно. Нам важно было лишь более пристально всмотреться в тот странный исчезнувший мир, который дал жизнь этой фальшивке "Протоколам", — мир агентов охранки и псевдомистиков, который процветал в самой сердцевине разлагавшегося царского режима. Уникальное значение "Протоколов" заключается в том огромном влиянии, которое они впоследствии — хотя это невероятно, но неоспоримо — оказали на всю историю XX столетия. Глава III. "Протоколы сионских мудрецов" в России. 1. Каково бы ни было происхождение "Протоколов", они были взяты на вооружение и впоследствии пущены в ход по всему миру профессиональными подстрекателями погромов. Ибо сотни кровавых расправ над евреями, которые вспыхивали в России в период с 1881 по 1920 год, никак нельзя назвать беспричинными вспышками народной ярости — они требовали длительной подготовки, тщательной организации и постоянной агитации. Иногда эту работу брала на себя полиция, иногда доброхоты и, конечно, беспринципные журналисты. Это были люди, которые превратили "Протоколы" в средство существования. Паволаки Крушеван, который первым опубликовал "Протоколы", был типичным погромщиком. За четыре месяца до опубликования "Протоколов" в петербургской газете "Знамя" другая его газета, "Бессарабец", сумела спровоцировать погром у него на родине, в Бессарабии, а точнее, в ее столице Кишиневе, где она выходила. Как это было подстроено, рассказали ирландские и американские путешественники, которые посетили город сразу же после побоища41. Они увидели плодородную и процветающую землю, где традиционно существовали добрые отношения между основной частью населения и довольно многочисленным еврейским меньшинством, по-настоящему добрые, ибо, когда в 1881-1883 годах по всему югу России прокатились погромы, бессарабские крестьяне отказались принять в них участие. "Если царю угодно убивать евреев, — говорили они, — то для этого у него есть армия. Но мы не станем избивать евреев". Положение изменилось лишь к 1898 году, когда Крушеван основал местную газету и начал публиковать статьи с фантастическими обвинениями в адрес евреев. Группа журналистов, гражданских служащих и представителей других профессий, организованная и направляемая Крушеваном из Петербурга, поспешно начала подготовку к кровавой расправе. В 1902 году на Пасху — в это излюбленное для погромов время — Крушеван объявил, что какой-то юноша-христианин, найденный убитым в колодце, стал жертвой еврейского ритуального убийства. На этот раз Крушевану не повезло, так как очень быстро был найден истинный виновник преступления, но на следующий год убийство мальчика в Дубоссарах дало ему возможность возобновить обвинения, и на этот раз небезуспешно. Он также распространил слух, что якобы был обнародован императорский указ, разрешающий христианам "в течение трех пасхальных дней восстанавливать попранную справедливость кровью евреев". Но на этом он не остановился. Во время подготовки к кровавой расправе сообщники Крушевана прибегли к более современной фантастической версии о всемирном еврейском заговоре. Они распространили копии "Речи Раввина", но тщательно переработанной42. О масштабах организованного обмана свидетельствуют показания активного последователя Крушевана в Кишиневе антисемита-агитатора Пронина. Во время суда, сильно напоминавшего фарс — который все же состоялся несколько месяцев спустя после расправы благодаря главным образом требованиям из-за границы, — Пронин заявил, что в кишиневской синагоге якобы состоялась встреча евреев — представителей всех стран мира как раз накануне Пасхи. На этой встрече было принято решение об организации восстания против правительства, после чего евреи совершили нападение на христианское население, которое просто защищалось. Пронин также опубликовал в "Знамени" статью, в которой восхвалял нарушителей общественного порядка как истинных патриотов, которыми руководило стремление защитить царя и святую Русь от страшного международного заговора. И все это прозвучало в то время, когда в Кишиневе не пострадал ни один христианин, а 45 евреев были убиты и сотни ранены — в основном бедные ремесленники, совершенно беззащитные люди. Кроме того, около 10 тыс. евреев были разорены. Такой была обстановка, в которой начали действовать "Протоколы". Тем временем борьба за модернизацию и либерализацию русского политического режима разворачивалась с новой силой. Особенно в 1904- 1905 годах, когда, как следствие проигранной войны с Японией, возникло широкое движение, требовавшее осуществления кардинальных реформ, в частности созыва Государственной Думы, свободы слова и гарантий личных свобод. Всероссийская стачка в октябре 1905 года принудила правительство уступить, и в октябре царь против своей воли издал манифест, в котором обещал даровать гражданские свободы и созвать Думу. Но все эти движения, естественно, встретили яростное сопротивление. Царь находился в плену реакционных влияний, исходивших главным образом со стороны его матери, некоторых великих князей, оберпрокурора Святейшего Синода К. Победоносцева, петербургского генерал-губернатора Ф. Трепова, не говоря уже об организации, известной под названием "Союз русского народа", называемой в народе "Черной сотней". Царским октябрьским манифестом была также дарована свобода создания союзов — быстрее всех откликнулись на это крайние реакционеры, 4 ноября 1905 года в Петербурге возник "Союз русского народа", основанный доктором А. И. Дубровиным и политическим деятелем В.М. Пуришкевичем, который был его вдохновителем. Подобно другим членам "Черной сотни", Крушевану и Бутми, Пуришкевич был выходцем из Бессарабии (и получил образование в Кишиневе). Его политическое кредо, как и его сторонников: противодействовать либерализации России, дискредитируя этот процесс как результат еврейского заговора, организовывать кровавые расправы над евреями, чтобы доказать реальность заговора. В городах и селах начали появляться прокламации подобного образца: "Попытки заменить Богом поставленного самодержавного Царя на конституцию и парламент вдохновлены этими кровопийцами — евреями, армянами и поляками. Опасайтесь евреев! Все зло, все несчастья, выпавшие на долю нашей страны, исходят от евреев. Долой предателей! Долой конституцию!"43 Когда была созвана Государственная Дума, "Черная сотня" развернула пропаганду, решив скомпрометировать ее как орудие евреев. Выборы в Первую Думу 1905 года, во Вторую и Третью в 1907 году сопровождались потоком памфлетов, утверждавших, что большинство кандидатов в Думу — евреи, что либеральные партии финансируются евреями, что евреи при пособничестве Думы обращают в рабство русский народ. Среди всех этих памфлетов и брошюр, опубликованных "Черной сотней", мы находим вариант изданных Бутми "Протоколов": "Враги рода человеческого" в пяти изданиях 1906-1907 годов. Даже на мрачном фоне русской политической жизни "Черная сотня" воспринималась как нечто, находящееся за гранью допустимого. Витте на ее счет не заблуждался: "Эта партия в основе своей патриотична... Но она патриотична стихийно, она зиждется не на разуме и благородстве, а на страстях. Большинство ее вожаков политические проходимцы, люди грязные по мыслям и чувствам, не имеют ни одной жизнеспособной и честной политической идеи и все свои усилия направляют на разжигание самых низких страстей дикой, темной толпы. Партия эта, находясь под крылами двуглавого орла, может произвести ужасные погромы и потрясения, но ничего, кроме отрицательного, создать не может. Она представляет собой дикий, нигилистический патриотизм, питаемый ложью, клеветою и обманом, и есть партия дикого и трусливого отчаяния, но не содержит в себе мужественного и прозорливого созидания. Она состоит из темной, дикой массы, вожаков — политических негодяев, тайных соучастников из придворных и различных, преимущественно титулованных дворян, все благополучие которых связано с бесправием, которые ищут спасения в беззаконии и лозунг которых: "не мы для народа, а народ ради блага нашего чрева". К чести дворян эти тайные черносотенники составляют ничтожное меньшинство благородного русского дворянства. Это — дегенераты дворянства, взлелеянные подачками (хотя и миллионными) от царских столов. И бедный Государь мечтает, опираясь на эту партию, восстановить величие России. Бедный государь..."44 Эти люди, по существу, были предшественниками нацистов. Такие слова, как "профашист", настолько часто искажались при употреблении, что трудно ими пользоваться, и все же нельзя отрицать, что "Черная сотня" — важный этап в процессе перехода от реакционной политики, как она понималась в XIX столетии, к нацистскому тоталитаризму. Клянясь в верности трону и алтарю, они принадлежали прошлому. Как политические авантюристы они пытались с помощью антисемитской агитации и террора остановить развитие демократии. Будучи романтическими реакционерами, которым не чужда радикально-демагогическая фразеология, они, бесспорно, принадлежали будущему — Гитлеру и его подручным. Как и нацисты, они утверждали, что евреи организовали капиталистически-революционный заговор, и, чтобы воспрепятствовать этому заговору, цель которого — установить чудовищную тиранию, рабочие и крестьяне должны твердо поддерживать свое "родное" правительство. Они предвосхитили идеи нацистов и в том, как нужно поступать с евреями. Если некоторые из черносотенцев предлагали депортировать их на Колыму, в район Северной Арктики или же за Алтайские горы в Южной Сибири, то другие жаждали их полного физического уничтожения. Один из лидеров "Союза русского народа" Марков 2-й, которого в 30-х годах нацисты привлекли как эксперта по "Протоколам" и еврейско-масонскому заговору, уже в 1911 году призывал в своей речи в Думе, что "с евреями России надо кончить..."45. Хорошо известно, что "Союз русского народа" привлекал уголовников для организации убийств и погромов. И хотя в высшем свете считалось дурным тоном принимать деятелей "Черной сотни", это не мешало их организации получать весомую поддержку со стороны некоторых церковных деятелей и государства. Среди ее руководителей был епископ, монастыри печатали черносотенные листовки, ее эмблемы и знамена выставлялись в храмах, священники призывали свою паству молиться за успехи "Союза" и принимать участие в его деятельности46. Правительство со своей стороны оказывало организации любую помощь. Известно, что ежегодно "Союз русского народа" получал 2500 тыс. рублей в виде государственных субсидий. Ему было предоставлено право апелляции по поводу освобождения любого своего члена, арестованного за участие в погромах. Более того, "Союз" пользовался полным одобрением царя, который восхвалял его как блистательный пример справедливости и порядка и с удовольствием носил его значок на лацкане военного сюртука. Во время процесса над Бейлисом по обвинению в ритуальном убийстве Николай II даже направил поздравительную телеграмму лидерам организации за их попытки добиться осуждения "виновных"47. Интересна история меморандума Ламздорфа, которая свидетельствует, что даже международная политика России испытывала на себе влияние "Черной сотни". Перед лицом растущего либерализма министр иностранных дел граф В.Н. Ламздорф в 1906 году подготовил секретный меморандум, в котором рекомендовал, чтобы Россия, Германия и Ватикан предприняли общие действия, направленные против Всемирного еврейского союза и против Франции, которую союз использует как инструмент. Кампания за расширение избирательных прав и либерализацию режима, объяснял граф, является попросту уловкой, чтобы модернизировать Россию, которая, "будучи крестьянским государством, а также монархическим и православным", все еще оставалась бастионом на пути к мировому господству жидомасонов, действующих из Парижа. Правда, меморандум Ламздорфа был очень скоро положен под сукно его преемником на посту министра иностранных дел Извольским, но следует отметить, что царь наложил следующую резолюцию на полях меморандума: "Переговоры следует начать немедленно. Я целиком разделяю выраженное здесь мнение"48. Такова была общественная атмосфера, когда "Протоколы" начали входить в моду. О том, как серьезно они были восприняты в некоторых кругах и как слепо им верили, свидетельствует неопубликованное письмо, которое бывший журналист консервативного направления И. Колышко, известный под псевдонимом Баян, написал Бурцеву во время Бернского процесса, когда оба они, уже как эмигранты, жили во Франции: "7 сентября 1934 г. Многоуважаемый Владимир Львович! Вы спрашиваете меня как бывшего журналиста... известно ли мне что-нибудь о так называемых "Протоколах сионских мудрецов"... Чтобы помочь Вам вернее оценить мои воспоминания, думаю, необходимо рассказать Вам, что в то время мои симпатии были отданы правым кругам в России... людям, которые проповедовали антисемитизм... и в результате этого я обращал особое внимание на все то, что попадало ко мне из их лагеря. Не могу отрицать, что, когда "Протоколы" появились впервые, они произвели сильное впечатление и на меня лично. Как Вам известно, каждый верит в то, во что хочет верить. Люди, в кругу которых я вращался, абсолютно уверовали в подлинность этого документа. Затем постепенно усилия левых начали подрывать веру... мы начали сомневаться, и вся конструкция... начала распадаться под воздействием критики (и фактов); вначале это был довольно медленный процесс, затем он пошел все быстрее. Насколько я помню... и я наконец был сломлен в начале войны. Во время первой мировой войны я не слышал ничего о "Протоколах" в России вплоть до 1917 года... В России споры были исчерпаны. Я не информирован, как и каким образом "Протоколы" были переданы на Запад — во Францию, Англию и Германию. Потому что для меня этот вопрос был решен раз и навсегда... Казалось, невозможно, чтобы "Протоколы" вновь обрели жизнь и взбудоражили человечество... С глубоким уважением и преданностью И. Колышко (Баян)"49. Действительно, успех "Протоколов" в довоенный период был весьма ограниченным. Н.Д. Жевахов рассказывал о том, как Нилус жаловался ему в 1913 году: "Я не могу найти аудиторию, которая бы отнеслась к "Протоколам" с пристальным вниманием, которого они заслуживают. Их читают, критикуют, часто высмеивают, но очень мало таких, которые придают им действительно важное значение, видят в них реальную угрозу христианству, программу разрушения христианского порядка, программу завоевания всего мира евреями. Этому никто не верит"50. Несколько лет спустя Марков 2-й в письме, сохранившемся в Вейнеровской библиотеке, сокрушался по поводу того, что "Союз русского народа" не придал должного значения "Протоколам" и поэтому не смог предупредить русскую революцию. Нельзя забывать, что в отношении к "Протоколам" многое зависело от царя, и в конце концов царь, хотя и напуганный еврейско-масонским заговором, вынужден был признать "Протоколы" подложными. Это было зафиксировано генералом К.И. Глобачевым, бывшим одно время начальником петербургского охранного отделения; его заявление было оглашено Бурцевым на суде в Берне. Глобачев рассказывал, как после многочисленных и безуспешных, попыток "Протоколы" были наконец представлены высочайшему вниманию в революционный 1905 год. "Чтение "протоколов", — свидетельствовал Глобачев, — произвело очень сильное впечатление на Николая II, который с того момента сделал их как бы своим политическим руководством. Характерны пометки, сделанные им на полях представленного ему экземпляра: "Какая глубина мысли!", "Какая предусмотрительность!", "Какое точное выполнение своей программы!", "Наш 1905 год точно под дирижерство мудрецов", "Не может быть сомнений в их подлинности", "Всюду видна направляющая и разрушающая рука еврейства" и т. д. Заинтересовавшись получением "протоколов", Николай II обратил внимание на заграничную агентуру и наградил многих орденами и денежными наградами... Деятели "Союза Русского Народа", как Шмаков, Марков II и др., обратились в министерство внутренних дел за разрешением широко использовать "протоколы" для борьбы с воинствующим еврейством. Под давлением Лопухина, Столыпин приказал произвести секретное расследование об их происхождении двум жандармским офицерам — Мартынову и Васильеву. Дознание установило совершенно точно подложность "протоколов" и их авторов. Столыпин доложил все Николаю II, который был глубоко потрясен всем этим. На докладе же правых о возможности использовать их все же для антиеврейской пропаганды Николай II написал: "Протоколы изъять, нельзя чистое дело защищать грязными способами"51. Положение изменилось в 1917-1918 годах, когда вначале царь, а за ним и Временное правительство были свергнуты; большевики захватили власть, началась гражданская война. Обстоятельством, которое способствовало распространению "Протоколов" по всему миру, явился расстрел императорской семьи в Екатеринбурге (ныне Свердловск) 17 июля 1918 года. Здесь удивительную роль сыграл случай. Итак, за несколько месяцев до убийства в Екатеринбурге низложенная императрица получила от своей подруги Зинаиды Сергеевны Толстой экземпляр книги Нилуса с "Протоколами". Если судить по письму, которое Александра Федоровна послала своей любимой подруге Анне Вырубовой 20 марта 1918 года, книга вряд ли произвела на нее сильное впечатление: "Зина мне прислала книгу "Великое в малом" Нилуса. Я читаю ее с интересом". Такой лаконичный комментарий вряд ли может свидетельствовать о большом интересе к книге, да и царица, женщина хотя и недалекая, суеверная и истеричная, на самом деле была менее настроена против евреев, чем ее супруг. Из ее корреспонденции известны случаи, когда она конфликтовала с царем из-за его антисемитской политики. Ирония судьбы в том, что именно смерть царицы больше, чем что-либо другое, принесла мировую славу старой и полузабытой антисемитской фальшивке. Случаю было угодно, чтобы императрица взяла с собой книгу Нилуса в последнее пристанище, в дом Ипатьева в Екатеринбурге. Через неделю после расстрела императорской семьи большевики ушли из Екатеринбурга, и город заняли белые; 28 июля останки императорской семьи, рассеченные на части и полуобгоревшие, были обнаружены в стволе заброшенной шахты в соседнем лесу. В это время судебный следователь Наметкин составлял список вещей, обнаруженных в доме Ипатьева. Он нашел три книги, принадлежавшие императрице: первый том "Войны и мира", Библию на русском языке и "Великое в малом" Нилуса. Известно еще одно любопытное обстоятельство: царица нарисовала на оконном проеме в комнате, которую занимала со своим супругом, свастику. Известно, что она уже давно была неравнодушна к этому древнему символу52: носила свастику, выложенную из драгоценных камней, и посылала подарки своим друзьям, на которых была выгравирована свастика. Известно также, что эта крайне суеверная женщина считала свастику талисманом, приносящим удачу. Но уже в то время находились люди, для которых этот талисман обозначал нечто другое. Задолго до войны австрийский писатель Гвидо фон Лист разъяснял в серии популярных книг о "германо-арийцах", что свастика символизировала чистоту германской крови и борьбу "арийцев" против евреев. Его идеи проникли в Россию, и для тех русских читателей, кто был знаком с ними, обнаружение императорской свастики в доме Ипатьева и экземпляр книги Нилуса — все это прозвучало как откровение. Они верили, что это было завещанием погибшей императрицы; оно свидетельствовало о начале царствования Антихриста, о том, что большевистская революция явилась сильнейшим взрывом сатанинских сил, что императорская семья была уничтожена, поскольку олицетворяла божественную волю на Земле, и что силы тьмы воплотились в еврействе. В это было легко поверить, так как евреи действительно играли заметную роль в революции. Офицеры белых армий часто не хотели понять, что участие евреев в революции объясняется дискриминацией, которой те подвергались при царском режиме, и что царей и прежде убивали, причем чистокровные русские. Подобный предрассудок объясняется просто: людям постоянно твердили, что еврей является источником всякого зла. Их учили, что русский народ любит царя и предан самодержавию, и они привыкли скрывать даже от себя, что это давно уже не так. Они искали простого объяснения той катастрофы, которая разразилась и смела их мир. Они нашли причину: свастику и "Протоколы", обнаруженные в доме Ипатьева. А вскоре и погромщики воспользовались этим великим "открытием". 2. Царь и его семья были убиты в тот период, когда гражданская война только разгоралась. Она продолжалась еще два года, и неоднократно Советское правительство находилось на волосок от гибели, пока наконец белые армии не были окончательно разгромлены. В этот период "Протоколы сионских мудрецов" впервые были использованы для подстрекательства к убийству. За "Протоколами" стояли все те же люди. С 1910 года "Союз русского народа" формально уже не существовал как единая организация, но его прежние руководители подвизались теперь в различных белых армиях, образовывали новые политические группировки типа "Союз русских национальных комитетов" или "Русская дума" и в основном активно пропагандировали погромы. Француз дю Шайла, который в это время находился в рядах белой армии, описал, с каким рвением эти люди распространяли "Протоколы". Присяжный поверенный Измайлов и войсковой старшина Родионов совместно выпустили дешевое издание "Протоколов" в Новочеркасске в 1918г.; эту книгу распространял среди войск Пуришкевич, основатель "Черной сотни", занимавший пост в отделе пропаганды штаба генерала Деникина в Ростове. В Крыму при генерале Врангеле черносотенцы, "субсидируемые правительством, говорили на всех перекрестках о "Протоколах" и жидо-масонском всемирном заговоре"53. Кроме того, издания "Протоколов" появились в Сибири, одно было напечатано в Омске для армии адмирала Колчака. Сам адмирал был помешан на "Протоколах". Г. К. Джинс, который часто виделся с Колчаком в это время, сообщает, что тот буквально "пожирал" "Протоколы". Голова адмирала "была набита антимасонскими идеями. Он видел масонов повсюду, даже в собственном окружении... и среди членов военных миссий союзников"54. Несколько изданий "Протоколов" появились в Восточной Сибири, во Владивостоке и Хабаровске. Одно издание было выпущено русскими белоэмигрантами даже в Японии. Значение, которое придавалось "Протоколам", подчеркнуто в предисловии к первому из новых изданий, которое было отпечатано Измайловым и Родионовым в Новочеркасске под названием "Сионские протоколы, план завоевания мирового господства евреями и масонами": ""Протоколы" — это тщательно и детально разработанная программа завоевания всего мира евреями. Большая часть этой программы уже осуществлена, и если мы не одумаемся, то неизбежно будем обречены на уничтожение... "Протоколы" являются, по существу, не только ключом к пониманию нашей первой неудачной революции (1905), но и нашей второй революции (1917), в которой евреи сыграли столь гибельную роль для России... Для нас, свидетелей такого самоуничтожения, для нас, надеющихся увидеть возрождение России, этот документ тем более знаменателен, поскольку он раскрывает те намерения, с помощью которых враги христианства стремятся поработить нас. Только в том случае, если мы разгадаем эти намерения, мы сможем успешно бороться с врагами Христа и христианской цивилизации"55. "Протоколы" все-таки были слишком сложны и запутанны для понимания простых солдат, в большинстве своем людей малограмотных. На процессе в Берне в 1934 году Хаим Вейцман вспоминал, как он впервые увидел "Протоколы". Британские офицеры, прикомандированные к белым армиям, привезли с собой в Палестину какой-то документ, состоящий из четырех или пяти машинописных страниц, и объяснили, что такой документ находится у каждого белого офицера. Оказалось, что этот документ содержит выдержки из "Протоколов". Согласно другим источникам, подобный материал широко распространялся среди грамотных бойцов различных белых и украинских армий, которые вслух читали его и разъясняли смысл неграмотным. В дополнение к "Протоколам сионских мудрецов" появились новые подделки, цель которых была подновить и приспособить их к требованиям момента. Среди наиболее известных вариаций была одна, найденная якобы у некоего командира Красной Армии, еврея по имени Цундер. Экземпляры этого документа, судя по всему, циркулировали уже в мае 1918 года; зимой 1919/20 года, когда белые армии терпели одно поражение за другим, этот документ стал появляться в газетах белых армий, иногда в новых и значительно расширенных вариантах. В нем говорилось: "Секретно. Представителям всех отделений Международной израильской лиги. Сыны Израиля! Час нашей окончательной победы близок! Мы находимся на пороге завоевания мира. То, о чем раньше мы только мечтали, становится явью. Еще недавно слабые и бессильные, мы теперь можем благодаря мировой катастрофе высоко и гордо поднять головы. Но мы, однако, должны проявлять осторожность. Можно с уверенностью предсказать, что, после того как мы промаршируем по рухнувшим и разбитым алтарям и тронам, мы продолжим наш марш по предначертанному пути. Авторитет чуждых нам религий и вероучений мы с помощью успешной пропаганды подвергли беспощадной критике и насмешкам. Мы заставили культуру, цивилизацию, традиции и сами троны христианских народов пошатнуться, и среди этих народов мы нашли куда больше людей, чем необходимо для нашей работы. Мы сделали все, чтобы надеть на русский народ ярмо еврейской власти, и в конце концов принудили их пасть перед нами на колени. Мы почти завершили задуманное, но в то же время мы должны проявлять бдительность, так как угнетенная Россия — это наш самый главный враг. Победа над Россией, достигнутая благодаря нашему интеллектуальному превосходству, может в будущем, при новом поколении, обернуться против нас самих. Россия завоевана и повалена на землю. Россия агонизирует под нашим каблуком. Но не забывайте ни на минуту, что мы должны быть бдительны. Священная обязанность заботиться о нашей собственной безопасности не позволяет нам проявлять ни жалости, ни милосердия. Наконец-то мы получили возможность лицезреть горькую нужду русского народа и видеть слезы на его глазах! Отбирая у них собственность, золото, мы низвели этот народ на положение беспомощных рабов. Будьте бдительны и спокойны. У нас не должно быть жалости к врагам. Мы должны уничтожить лучших, выдающихся представителей русского народа, чтобы побежденная Россия более не смогла найти себе достойного вождя! Так исчезнет любая возможность сопротивления нашей власти. Мы должны разжигать ненависть и вражду между рабочими и крестьянами. Война и классовая борьба уничтожат все сокровища и культуру, созданную христианским народом. Но не теряйте бдительности, сыны Израиля! Наша победа близка, так как с каждым днем растут наши экономическая и политическая мощь и влияние на широкие массы. Мы покупаем правительства с помощью займов и золота и тем самым контролируем мировую финансовую систему. Власть в наших руках, но будьте бдительны и не верьте предательским, теневым силам. Бронштейн (Троцкий); Радомысльский (Зиновьев), Розенфельд (Каменев), Штейнберг — все они, как и тысячи подобных им, — истинные сыны Израиля. Наша власть в России безгранична. В городах комиссариаты и комитеты по продовольствию, домкомы и т.д. возглавляют наши люди. Но пусть победа вас не опьяняет. Проявляйте осторожность, ибо никто, кроме вас, не сможет защитить нас. Помните, мы не можем полагаться на Красную Армию, которая в один прекрасный момент может повернуть свое оружие против нас. Сыны Израиля! Час нашей долгожданной победы над Россией близок — смыкайте шеренги! Пропагандируйте нашу национальную политику! Боритесь за наши вечные идеалы! Храните в святости наши древние заповеди, которые завещаны нам историей! Пусть наш ум, наш гений защитит нас и поведет нас вперед! Центральный комитет Международной израильской лиги". При всей абсурдности так называемый "документ Цундера" явился своеобразным предтечей, ибо идея, лежащая в его основе — что большевистская революция явилась результатом еврейского заговора и осуществлением вековых чаяний израильского народа, — оставила заметный след в истории. Она приобрела характер мании у многих белоэмигрантов, позже она стала символом веры нацистов и на протяжении целого поколения оказывала влияние на внутреннюю и внешнюю политику германского правительства. Необходимо рассмотреть, имеет ли эта идея какое-либо историческое обоснование. Вплоть до самых последних времен быть евреем означало только одно: исповедовать иудейскую религию. Для верующих евреев "большевистская революция" означала не осуществление их чаяний, а новую угрозу. В то время верующие евреи подвергались таким же гонениям в Советском Союзе, как и христиане. Как раз в то самое время, когда "документ Цундера" циркулировал в белых армиях, советское правительство закрывало синагоги, превращая их в клубы, распускало еврейские религиозные, культурные и филантропические институты, запрещало все еврейские книги независимо от их содержания. Евреи-большевики отнюдь не испытывали чувства солидарности с верующими евреями. Когда депутация евреев посетила Троцкого и попросила его не провоцировать "белую солдатню" на организацию погромов, он ответил: "Возвращайтесь к своим евреям и передайте им, что я — не еврей и мне наплевать на то, что с вами случится"56. Здесь видна непреодолимая пропасть, которую пропагандисты антисемитизма стараются во что бы то ни стало замаскировать. Существовала еще одна причина, по которой широкие массы евреев не оказывали поддержку новой власти: они в основной массе были мелкими лавочниками и частными ремесленниками-одиночками. Несмотря на крайнюю бедность, они не были причислены идеологами революции к союзникам большевиков. И хотя евреи были настроены против царского режима, который подвергал их дискриминации, они становились кем угодно, только не коммунистами. Во время краткого промежутка, когда можно было свободно выражать политические взгляды, евреи встали на сторону буржуазной партии конституционалистов-демократов (кадетов). В 20-е годы более трети еврейского населения были лишены гражданских прав по сравнению с пятью-шестью процентами нееврейского населения. Несомненно, евреи, то есть лица еврейского происхождения, составляли непропорционально большую часть в руководстве (хотя не от общего состава) партий большевиков и меньшевиков. Причину уяснить нетрудно. Это были люди, как правило, порвавшие с традиционной еврейской общиной и еврейской религией, что не спасало их от дискриминации и преследований при царизме. Именно этим объясняется их приход в ряды левых партий. В политику шли в основном студенты, причем еврей должен был обладать поистине выдающимися способностями, чтобы попасть в университет, так как в те времена существовала официальная процентная норма (5%) для поступления евреев в высшие учебные заведения. Вступая в ряды партии, они оказывались гораздо лучше других подготовленными и потому занимали руководящие посты. Такое положение неоднократно повторялось в других странах, где еврейские интеллектуалы успешно боролись с антисемитизмом, не ища поддержки и утешения в религии. Евреи-политики, как правило, идеалисты, вдохновленные идеей построения общества, где будут уничтожены все виды дискриминации. Обычно это плохие политики, и их, как правило, убирают сразу после свершения победоносной революции. В России евреев было значительно больше в меньшевистском, чем в большевистском руководстве. Все евреи-меньшевики впоследствии были сосланы или уничтожены. Та же участь постигла евреев среди большевистских вождей, почти все они были расстреляны в 30-е годы. Таковы факты. Но вера не опирается на факты, и миф о еврейско-коммунистическом заговоре оказался более живучим, чем миф о заговоре еврейско-масонском. Гражданская война в России впервые продемонстрировала его силу и живучесть. Некоторые главнокомандующие, такие, как генерал Деникин, были возмущены антисемитской пропагандой, которая велась в их армиях, но это не меняло сути дела. Черносотенцы ясно сформулировали лозунг: "Бей жидов — спасай Россию", Массовое уничтожение евреев, осуществленное нацистами, затмило все погромы прошлого, так что очень немногие знают о той прелюдии, которая разыгралась в России в период с 1918 по 1920 год. Число жертв было довольно внушительным — около 100 тыс. убитых и неизвестно сколько раненых и искалеченных. Свидетельства об этих погромах настолько чудовищны, что вряд ли их можно пересказать. Отрывки из сообщения русского журналиста Ивана Деревенского о погроме, который учинил казацкий полк в Фастове, неподалеку от Киева, в сентябре 1919 года, могут дать какое-то представление о том, что такое погром и как он организуется. Вот что случилось после неудавшейся попытки большевиков захватить город: "Грабежи и убийства происходили в эти первые дни преимущественно ночью. Действительно, ночью все население слышало то там, то здесь отчаянные крики и выстрелы. Убийств было еще не так много. Но они все усиливались. На третий, примерно, день по местечку уже открыто ходили группы казаков, отыскивая еврейские квартиры, и делали в них что хотели. Останавливали евреев на улице. Иногда просто спрашивали: "Ты жид?", и пускали пулю в лоб, но чаще предварительно обыскивали, даже раздевали догола, и в таком виде тут же на улице расстреливали. Среди громил были и пьяные. ...Поджоги еврейских домов и лавок начались примерно на второй-третий день. Вначале они диктовались желанием погромщиков скрыть следы своих особенно ужасных преступлений. Так, в одном доме на углу Торговой площади было пятнадцать трупов, в том числе много изнасилованных, а затем убитых девушек. С целью скрыть следы этого преступления погромщики подожгли дом. ...Опишу погромные преступления по отдельным видам их. *Убийства*. Количество жертв в дни моего пребывания в Фастове определить с точностью еще никто не мог. Похоронено на еврейском кладбище до 18-го сентября было 550 трупов (цифра, сказанная мне в Красном Кресте). Общее мнение пострадавших и всех других обывателей, что погибло в Фастове 1500-2000 человек убитыми... Все трупы, которые лежали в Фастове на виду, были при мне уже похоронены. Продолжалось отыскивание и уборка трупов в оврагах, лесах, отдельных домах и пр. Кроме того, по словам потерпевших, много трупов погорело на пожарищах. Продолжается их отыскивание. Действительно, около некоторых погоревших домов чувствуется трупный запах. Часто на месте пожара находят кости, неизвестно чьи. Многих лиц родственники не находят ни в числе живых ни мертвых. Есть основания предполагать, что они погибли. Несколько трупов в овраге за молитвенным домом сожрали свиньи и собаки... *Раненые*. Число раненых определяется человек в 300-400. Каждый день среди раненых наблюдаются смертные случаи. Медицинская помощь была очень слабая, за отсутствием достаточного медицинского персонала. Раненые, помещенные в двухклассном училище, лежали без перевязок и в такой тесноте, что между ними трудно было пройти. *Зверства и издевательства*. Рассказывают об одном случае, когда живой человек был брошен в огонь. У некоего Киксмана отрезан язык и обнаружена рана разрывной пулей (умер). О применении разрывных пуль говорят все, в том числе и лица из медицинского персонала земской больницы. У раненого Маркмана обрезаны уши. У одного из Маркманов обнаружено 12 ранений шашками, у другого — 8. Труп девочки М. Польской был найден обгорелым. В одном списке похороненных (имеется у письмоводителя пристава) есть фамилии двух шестимесячных детей — Аврум Слободской и Рувин Коник. Труп одного еврея был разрублен пополам. У синагоги большая группа евреев (человек 20) была раздета догола и тут же расстреляна. Такой же случай был с четырьмя евреями на Вокзальной улице. Особенно часто практиковалось погромщиками подвешивание жертвы, как форма угрозы... Есть и повешенные насмерть, как например, Мошко Ременик (в саду на дереве); Меер и Борис Забарские (отец и сын-гимназист) оба подвешивались, причем мальчика заставили затянуть петлю на шее своего отца... *Изнасилования*. Фамилии изнасилованных и оставшихся в живых, по вполне понятным причинам, потерпевшие не сообщают. Таких немного — мне говорили только о двух девушках, которые лежат где-то в больнице. Но вообще-то изнасилованных много, как рассказывают потерпевшие. Их обыкновенно, после совершения гнусного злодеяния, убивали. Рассказывают об изнасилованных подростках... *Пожары*. Выгорело в общей сложности около 200 строений... Тысяча семейств осталась буквально без приюта и ютится в синагоге, школах и просто на улице, под открытым небом. На вопрос, кто устроил погром — представляется ответить вполне определенно: казаки 2-й Терской пластунской бригады, командиром ее состоит полк. Белогорцев... Должен заявить, что потерпевшие почему-то убеждены, что погром был "разрешен" пластунам их начальством. К такому убеждению привело их как равнодушное, а порой и явно поощрительное отношение офицерского состава бригады к погрому, так и заявление отдельных громил-казаков, что им "приказано бить жидов", что они могут "по закону гулять три дня", что "ничего им за это не будет" и т. п. Но должен заметить, что отдельные офицеры той же бригады принимали меры к прекращению погрома, защищали отдельные дома и вообще всячески помогали еврейскому населению в его несчастьи. Так, поручик Илюшкин, начальник пулеметной команды, убедил казаков своей сотни защищать от погрома целый участок... Обращаюсь к вопросу о поводах к погрому. Никаких определенных указаний на определенный повод я не получил, хотя и интересовался этим вопросом больше всего. Несомненно только одно, что среди казаков было прочное убеждение в симпатиях еврейского населения к большевизму, убеждение, конечно, в такой огульной форме, ни на чем не основанное. Поручик Илюшкин заявил мне по этому поводу, что среди казаков кто-то распространил "явно провокационный слух", что евреи радостно встретили большевиков, когда они ворвались на короткое время в Фастов, что евреи кричали "ура" на вокзале большевикам и, наконец, что они стреляли в добровольцев, когда те отходили от Фастова. Никто из опрошенных мною лиц не подтвердил правильности этих слухов. Наоборот, все — в том числе и лица, настроенные явно враждебно к еврейству — отрицали даже возможность таких фактов. Крики "ура", действительно, были слышны в местечке со стороны вокзала в момент, когда туда ворвались большевики, но евреев, да и вообще местечковых обывателей в тот момент на вокзале не было, ибо все боялись боя и попрятались..."57 В то время, когда подобные события происходили в России, "Протоколы" и миф о еврейско-большевистском заговоре проникли на Запад и прежде всего укоренились на германской почве. Глава IV. "Протоколы сионских мудрецов" появляются в Германии. 1. Во время гражданской войны в России погромщики и белые офицеры, на которых они оказали большое влияние, создали целый свод антисемитских легенд и фальшивок. Например, в сентябре 1919 года газета монархического направления в Ростове-на-Дону напечатала подложный документ, якобы составленный высшим комиссаром французского правительства при Федеральном правительстве в Вашингтоне58. Смысл документа сводился к тому, что большевики получили многомиллионную субсидию в долларах от американского банкира, еврея Якова Шиффа, через нью-йоркский Банк Куна, Лоэба и Кь, и это помогло им довести революцию до победного конца. Легко понять, почему именно Шифф упоминается в этом документе. Во время погрома 1905 года он действительно пытался убедить американское правительство выступить на защиту евреев в России, и, конечно, погромщики не могли ему этого простить. Некоторые из иностранных корреспондентов и членов военных миссий при белых армиях восприняли весь этот вздор всерьез и переправляли его по своим каналам на Запад, в Европу. В Париже монсеньор Жуэн охотно перепечатал фальшивку о Шиффе в своем издании "Протоколов", а для нацистской пропаганды она стала неисчерпаемой темой. Тем временем сами "Протоколы" уже циркулировали на Западе. Спустя 20 лет после того, как рукопись французской подделки была доставлена из Парижа в Россию, отпечатанные копии ее русского перевода вывозились из России в багаже белых офицеров. В 1919 году отпечатанные на машинке на различных языках, они появлялись на столах министров и гражданских служащих в Лондоне, Париже, Риме и Вашингтоне. Цель подобного маневра заключалась в том, чтобы убедить правительства различных держав продолжить и даже усилить интервенцию в России. Всякого рода возражения могли быть выдвинуты против вмешательства в обычную гражданскую войну, ну а что, если конфликт в России — это не просто гражданская война, а на самом деле осуществление международного еврейского заговора с целью порабощения русского народа? Каким бы нелепым сейчас ни казался этот аргумент, в то время, судя по всему, он имел некоторое воздействие на государственную политику. Уместно заметить, что не все распространители "Протоколов" заботились лишь о "большой политике". Так, например, летом и осенью 1919 года некий таинственный литовец, бывший агент охранки, посетил еврейскую делегацию на Парижской мирной конференции и предложил ей купить за 10 тыс. фунтов стерлингов книгу, которая, по его словам, представляла смертельную опасность для евреев. Вряд ли стоит упоминать, что сделка не состоялась; но делегация видела книгу-копию "Протоколов". И это не единичный инцидент. Американский еврейский комитет сообщил в своем ежегоднике за 1920 год, что к нему обращались некоторые русские с предложением за известную сумму уничтожить первоисточник-рукопись "Протоколов". Но время мелких интриг вокруг "Протоколов" подходило к концу. К исходу 1919 года их известность стала всемирной благодаря деятельности двух русских фанатиков, обосновавшихся в Берлине, — Петра Николаевича Шабельского-Борка и Федора Викторовича Винберга59. Шабельский-Борк родился на Кавказе в 1893 году. Его отец был крупным помещиком, а мать — активным членом "Союза русского народа", автором антисемитской и антимасонской книжки "Подручные сатаны двадцатого века". Сам Шабельский-Борк в юности состоял в "Союзе русского народа" и был членом другой организации — "Союза Михаила Архангела". Как офицер он участвовал в первой мировой войне, а также, очень недолго, — в гражданской. В сентябре 1918 года он находился в Екатеринбурге, утверждая, что ему было поручено весьма важными особами провести расследование, связанное с выяснением обстоятельств убийства императорской семьи. Он допросил многих людей, и, конечно, ему было известно о свастике и о книге Нилуса. Винберг был значительно старше Борка. Он родился в Киеве в 1871 году и был сыном командующего артиллерийской дивизией. Борк тоже был офицером в звании полковника Императорской гвардии. Будучи членом "Союза Михаила Архангела", он постоянно писал черносотенные статьи. В 1918 году был арестован за контрреволюционную деятельность и заключен в Петропавловскую крепость в Петрограде, но вскоре то ли бежал, то ли был освобожден. Он отправился на Украину, где примкнул к белогвардейским антисемитам и погромщикам в Киеве. Убийство царицы и находки, обнаруженные в ее комнате в Екатеринбурге, имели для него особое значение. Когда он умер в 1927 году во Франции, некролог в "Международном журнале тайных обществ" отмечал, что царица была почетным полковником в полку Винберга: "Он по-настоящему боготворил ее, и все его сочинения, направленные против евреев и масонов, пронизаны этим почитанием". Шабельский-Борк и Винберг покинули Россию в начале гражданской войны. Когда немецкие войска оставили Украину после заключения перемирия в 1918 году, германские власти предоставили поезд для всех русских офицеров, пожелавших выехать вместе с ними. Шабельский-Борк и Винберг воспользовались такой возможностью и уехали в Германию. Судя по всему, сразу же по приезде в Германию Винберг познакомился с человеком, который стал первым переводчиком "Протоколов" на немецкий язык, — Людвигом Мюллером. Мюллер, любивший величать себя Мюллером фон Хаузеном, взял себе псевдоним Готтфрид цур Бек. Он был армейским капитаном в отставке и издателем антисемитского и консервативного ежемесячника "Ауф форпостен". В конце ноября он уже располагал копией книги Нилуса "Великое в малом" издания 1911 года вместе с "Протоколами", которую получил либо от Винберга, либо от одного из его приятелей. Дружеские отношения между этими темными, полубезумными, полууголовными личностями привели к серьезным последствиям: Монсеньор Жуэн, который много сделал для распространения "Протоколов" во Франции, считал, что деятельность Винберга в Германии "стала отправной точкой в крестовом походе против еврейско-масонской угрозы". Если эта оценка и звучит преувеличением, то она содержала долю истины, Несомненно, с этого момента антисемитская агитация приняла такие чудовищные масштабы, которых ранее не знала Западная Европа. В Берлине Винберг и Шабельский-Борк сотрудничали в ежегоднике "Луч света", третий номер которого (май 1920) содержит полный текст издания книги Нилуса 1911 года. Все номера ежегодника навязчиво толковали о еврейско-масонско-большевистском заговоре, как и книга самого Винберга "Крестный путь", которая была переведена на немецкий. Во всех своих писаниях Винберг в том или ином виде утверждал, что с евреями необходимо покончить. Конечно, он понимал, что ничего подобного нельзя сделать в демократической стране, но это его отнюдь не беспокоило, ибо, по его мнению, демократия является чудовищным заблуждением, дьявольским инструментом, придуманным евреями для достижения своего господства. Винберг поэтому требовал, чтобы признанные вожди наций раз и навсегда признали политическое невежество толпы и, покончив с игрой в демократию, захватили власть, установив диктатуру над этим "человекообразным стадом". Тогда созреет необходимый момент для объединения всех наций против всемирного заговора евреев. Пока же Винберга утешало одно: Германия была относительно свободна от демократического недуга. "В Германии гуляет по городам, по фабрикам и заводам, переносится из деревни в деревню знаменательная книга — "Протоколы сионских мудрецов", и рабочие по поводу этой книги собирают экстренные совещания и выносят постановления о пересмотре всех своих социалистических программ"60. Оплотом "мудрецов", по его мнению, являлись Франция и Англия, эти враги Германии. Еще в XVIII столетии Англия по требованию "мудрецов" платила Руссо, Вольтеру и энциклопедистам за их работу, направленную на подрыв Франции; недавно она заплатила Толстому и Горькому за подрыв общественных устоев в России. Французская революция была делом рук "мудрецов", так же как русская и германская революции 1917-1918 годов: "Общая связь и нашей, и немецкой революции заключается в том, что оба государственных переворота совершены искусственным путем, посредством мировой, всюду раскинутой сети интриг и тайных происков еврейско-масонских организаций. В этих организациях масонство низшими слоями своими играет роль слепого орудия знаменитой "Алит" ("Всемирного еврейского союза"), а высшие слои (степени) масонства совершенно поглощены и заполнены евреями, так что высшее управление масонством сосредоточено исключительно в еврейских руках"61. Более того, не только революции, но и первая мировая война была делом рук "мудрецов", которые контролировали внешнюю политику Англии и Франции. Кайзер и царь сделали все, чтобы избежать войны, но они не могли по силе равняться с "мудрецами". Единственный теперь выход — это союз истинной Германии с истинной Россией, то есть Россией и Германией под диктатурой правых. Такой союз может бросить вызов и разрушить еврейско-масонский заговор вместе с его французскими и английскими марионетками. Должен быть выдвинут новый лозунг: "Россия, Германия превыше всего, превыше всего в мире!" "И тогда, — комментирует Винберг, — оба народа найдут свое настоящее призвание и обретут всечеловеческое, великодушное и благостное стремление к "Миру всего Мира"62. В качестве политической программы высказывания Винберга невозможно было принимать всерьез. Среди русских эмигрантов, даже в среде правых экстремистов, лишь незначительная часть мечтала призвать Германию на помощь, чтобы восстановить царский режим, а среди немецких правых лишь немногие, например Людендорф, настолько были оторваны от реальности, что всерьез рассматривали возможность реставрации монархии. С другой стороны, Винберг был абсолютно прав, считая, что "Протоколы" найдут в Германии значительно больший отклик, чем в любой другой стране. Он знал, конечно, что со времени возникновения антисемитизма как политической силы около 1870 года он был значительно сильнее и значительно более широко распространен в Германии, чем в Англии и Франции. Но это было еще не все: как только стало ясно, что Германия проигрывает войну, те, кто вел страну к катастрофе, поспешили свалить вину на евреев, которых объявили ответственными не только за развязывание войны, но и за поражение в ней. Уже в январе 1918 года ежемесячник правых "Дойчланд эрнойерунг" опубликовал некоторые вариации на тему "Речи Раввина", но изрядно приспособленные к требованиям текущего момента. Он сообщал, что в 1913 году в Париже собралась международная группа евреев-банкиров и приняла решение, — что наступило время для крупных финансистов свергнуть с престолов царей и императоров и открыто навязать свою власть всему миру; то, что раньше контролировалось тайно, теперь должно стать открытой диктатурой. Именно эти люди вовлекли мир в войну. Они также настаивали на том, что "еврейские агитаторы" должны так подорвать общественные устои Германии, чтобы иностранные державы могли беспрепятственно напасть на нее, заранее зная, что эта война превратится в революцию. Эту "смелую" идею быстро восприняли в правых кругах. Так, в течение последних отчаянных месяцев войны в Германии и Австрии возникали забастовки, повсюду разбрасывали листовки, утверждавшие, что "американские, английские и русские евреи выделили 1500 миллионов марок... чтобы натравить немцев на немцев, брата на брата". В августе 1918 года, когда немецкая армия спешно отступала на Западном фронте, доктор Отто цу Зальм-Хоршмар, который затем стал активным распространителем "Протоколов", заявил: Германия проигрывает войну из-за того, что демократическая идеология подорвала укорененную в Германии философию аристократизма, что демократическая идеология нашла наибольшую поддержку в международном еврействе, действующем через масонские ложи. Для усиления своей аргументации он добавил, что Ленин также еврей и принадлежит к масонской ложе в Париже, к той самой, что и Троцкий. Все это князь высказал в официальной речи в верхней палате прусского парламента. Газета "Ауф форпостен" так прокомментировала окончательное поражение Германии: "Бело-голубой флаг еврейского народа и кроваво-красное знамя старых, исстари воспринятых шотландских ритуалов63 в настоящее время выиграли! Троны романовых, габсбургов и гогенцоллернов... опустели, а Германия стонет под тиранией рабочих и солдатских Советов”.64 В начале 1919 года, когда немцы переживали горечь поражения, появились объемистые книги, подробно истолковывающие исход войны. Среди них наибольшей популярностью пользовались "Счета, которые Германия должна свести с евреями", вышедшие под псевдонимом Вильгельм Майстер65, и "Всемирное масонство, всемирная революция, всемирная республика — исследование происхождения и конечных целей мировой войны" доктора Ф. Вихтля. Обе книги были напечатаны в Мюнхене, где Адольф Гитлер только начинал свою политическую карьеру. Цель этих книг с замечательной наивностью объяснена самим Вихтлем: "Мы хотим убедить читателя, что обвинять в чудовищном кровопролитии необходимо не нас, немцев, а еврейско-масонский всемирный заговор, этого незримого господина всех народов и государств"66. Подразумевалось, конечно, что Россия находится в цепких лапах этой силы, но что в не меньшей степени подчинена ей и Англия. Англичане совместно с евреями вступили в заговор и развязали войну, чтобы легче достичь мирового господства. Как и пацифистская пропаганда, которая подорвала мощь Германии, Антанта была организована евреями из их бастиона в Лондоне. И если Троцкий является одновременно агентом высших финансовых кругов и раввината, то еврейским монархом, который должен быть возведен на трон в качестве правителя всего мира, должен стать не кто иной, как король Георг V. Страна, в которой подобный вздор мог пользоваться громадной популярностью (за один год эти книги разошлись тиражом в 50 тыс. экземпляров каждая), действительно созрела для "Протоколов". Но тут "Протоколы" дали осечку. Предполагалось опубликовать их одновременно в Германии и Англии с соответствующими комментариями, однако найти в Англии издателя оказалось далеко не легким делом. Поэтому публикация их в Германии была отложена до начала 1920 года. Но уже в апреле 1919 года престарелый Теодор Фритш, "патриарх германского антисемитизма", опубликовал в своем "Молоте" предсказание, которое якобы в 1895 году, то есть во время появления "Протоколов", сделал в Париже какой-то еврейский революционер: "Примерно через тридцать лет Германия будет вовлечена в большую войну, которую она будет вынуждена проиграть. Тогда на руинах Германской империи мы построим нашу империю, как нам и обещал Иегова, а царем ее станет второй Соломон". Как явствует из вышеприведенного отрывка, Фритш был знаком с текстом "Протоколов" (вскоре он их издаст и получит огромную прибыль). Тогда же, в апреле 1919 года "Ауф форпостен" поместила на своих страницах объявление, которое является весьма серьезным документом: "В Германии информация о сионских мудрецах до войны была известна лишь в еврейских и масонских кругах. Мировая история, несомненно, пошла бы по другому пути, если бы правительства европейских стран познакомились с "Тайнами сионских мудрецов" заблаговременно и сделали из всего правильные выводы... Из-за мягкотелости, проявляемой народами Центральной Европы, и особенно немецким народом, в подходе к еврейскому вопросу, обнародование до войны истинных целей евреев было бы, вероятно, отклонено с недоверчивой улыбкой. Даже во время войны только немногие осознали, что может существовать какой-то великий план уничтожения Германии; посвященные знали, что масоны и евреи разрабатывали этот план задолго до начала войны, на протяжении десятилетий, чтобы низложить правящие династии Европы, а затем начать борьбу против церкви... Пусть беспристрастный трибунал рассудит, кто виноват в этой войне! Мы вызываем руководителей международного масонства, еврейских всемирных союзов и всех главных раввинов в этот трибунал”67. В этом воззвании правдой является лишь одно: люди, которые перед войной просто смеялись над "Протоколами" и с презрением от них отворачивались, теперь воспринимали их всерьез. Те трагические события, которые происходили в России после Октябрьской революции, должны были повториться, только в значительно более широком масштабе, в Германии. Потерпевшие поражение, доведенные до отчаяния люди должны были хвататься за эту смехотворную фальшивку, чтобы хоть как-то объяснить свои несчастья и оправдать свои собственные промахи. И главное, горстка политических авантюристов воспользовалась всем этим как средством завоевания влияния, привилегий, власти, в чем некоторые из них настолько преуспели, как не снилось никакому погромщику из "Черной сотни". О появлении первого немецкого издания "Протоколов" многое известно. Книга была напечатана в середине января 1920 года под названием "Тайны сионских мудрецов". Опубликовала ее та же группа, которая выпускала газету "Ауф форпостен", — Ассоциация против презумпции невиновности евреев, созданная в 1912 или 1913 году с целью "просвещения духовной, социальной и экономической элиты нации". Издал "Протоколы" основатель этой организации все тот же Людвиг Мюллер, которому еще в 1918 году был передан экземпляр книги Нилуса. Книга сразу же стала бестселлером, начали поступать значительные средства на ее переиздания, понятно, из каких источников. Хотя по новой конституции верхняя палата австрийского парламента должна была быть распущена, ее консервативное крыло продолжало функционировать, в частности направляя значительные фонды различным организациям, чья деятельность была направлена на дискредитацию республики и восстановление монархии. Князь доктор Отто цу Зальм-Хоршмар черпал деньги для издания "Протоколов" из этого источника. Кроме того, не вызывает сомнения тот факт, что и низложенная династия Гогенцоллернов внесла свой вклад; во всяком случае, когда против нее было выдвинуто это обвинение, то обычно крикливая "Ауф форпостен" благоразумно промолчала. Гогенцоллерны, конечно, были довольны изданием, и вот по какой причине: на титульном листе стояло посвящение — "Правителям Европы", и красовался портрет их прославленного предка, "великого курфюрста" с лозунгом: "Пусть мститель восстанет на несколько дней из праха". Неудивительно поэтому, что принц Иоахим Альбрехт Прусский раздавал экземпляры книги обслуживающему персоналу тех отелей и ресторанов, которые он посещал. Что касается находившегося в изгнании кайзера, то, когда леди Нора Бентинк посетила его летом 1921 года, он выразил ей свое твердое убеждение, что его падение — дело рук "мудрецов"68. Для великого героя Германии генерала Людендорфа "Протоколы" стали настоящим откровением; он продолжал верить в их подлинность даже тогда, когда "Таймс" разоблачила их как фальшивку. "Высшее правительство израильского народа, — писал он в 1922 году, — работало рука об руку с Францией и Англией. Возможно, оно управляло и той и другой"69. И затем он вспоминал: "Недавно появилось несколько публикаций, проливших больше света на позицию еврейского народа. Немецкий народ, как и другие народы Земли, имеет веские причины на то, чтобы подвергнуть тщательному изучению историческое развитие еврейского народа, его организации, методы борьбы и его планы. Можно предположить, что во многих случаях мы придем к иным представлениям о мировой истории"70. Конечно, Людендорф испытывал огромную нужду в козле отпущения, ибо, рекомендуя ужесточить подводную войну, он сделал неизмеримо больше, чем кто-либо другой, чтобы втянуть Соединенные Штаты в войну против Германии. Если Людендорф и кайзер, судя по всему, искренне заблуждались, то такой профессиональный политик, как граф Эрнст цу Ревентлов, прекрасно знал, что делает. Этот прусский аристократ, один из руководителей блока "народников", или фелькиш71, будущий нацист, посвятил жизнь пропаганде "Протоколов". Он пропагандировал их в "Ауф форпостен", в собственной газете "Дер райхсварт", а также в газетах с массовым тиражом, таких, как "Дойче тагеблатт", а когда "Таймс" разоблачила эту фальшивку, он продолжал защищать "Протоколы" с удвоенной энергией: "Разоблачения "Таймс" не могут задеть и тем более опровергнуть "Протоколов". Напротив, эти разоблачения проливают свет на происки евреев. Пусть народ Германии сделает практические выводы и позаботится о том, чтобы эта книга, которая уже и так достаточно известна, распространялась и впредь так же широко, как это только возможно!" Это призыв графа Ревентлова, который (как мы ниже убедимся) не верил ни одному слову "Протоколов". Среди этого хвалебного хора голос Ассоциации против презумпции невиновности евреев звучал яснее и громче всех. Эти предприимчивые издатели не просто толковали о политике, войнах и революциях — разоблачение еврейско-масонского заговора преподносилось ими (а впоследствии и нацистской пропагандой) как поворотный пункт в духовной истории человечества. В соответствии с утверждениями "Ауф форпостен" новая книга выявила заговор, который имел "целью уничтожение христианства и других религий и установление масонско-талмудической веры как всемирной религии. Великая борьба, которую дальновидные люди предсказали десятилетия назад, началась. Если цивилизованные народы Европы не поднимутся на борьбу против общего врага, то наша цивилизация погибнет от той же самой разрушительной плесени, которая уничтожила древнюю цивилизацию две тысячи лет назад... Недавно один берлинский профессор сообщил нам, что книга, бесспорно, принесет спасение нашему народу, а другой ученый из Южной Германии написал нам, что ни одна книга, по его мнению, никогда не совершала такого переворота в мировоззрении народа, как работа Готтфрида цур Бека, даже не со времен изобретения книгопечатания, нет, нет, — со времени изобретения алфавита! Все слои германского общества, от дворцов принцев до домов рабочих, шлют нам письма, в которых выражают радость и одобрение деятельности этого мужественного человека, разрешившего проблему, от которой зависит судьба немецкого народа”72. Рекламные заявления издателей, конечно, преувеличивают, но прием, оказанный общественностью Мюллеру фон Хаузен (или Готтфриду цур Беку) и его публикации "Протоколов", был поразительным. За один месяц они вышли дважды и еще три раза до конца 1920 года; тираж вскоре достиг 120 тыс. экземпляров. Эта книга, конечно, подлила масла в огонь нацистского безумия уже в период демократического и либерального режима Веймарской республики. Вот, например, заметка одного из еврейских обозревателей начала 20-х годов: "В Берлине я посетил несколько митингов, которые были целиком посвящены "Протоколам". Выступали обычно либо профессора, либо учителя, издатели, адвокаты, в общем, люди этого круга. Аудитория состояла из образованных людей — гражданских служащих, деловых людей, офицеров в отставке, дам из высшего света и главным образом студентов, студентов всех факультетов и всех возрастов... Страсти накалились до предела: вот она, причина всех зол, вот они, во плоти, те, кто спровоцировал войну, привел к поражению, организовал революцию, те, кто повинен во всех наших страданиях. Этот враг близко, рядом, его можно схватить за руку, и все же этот враг исчезал в темноте, и мурашки бегали по коже от мысли, какие же тайные планы вынашивает он. Я наблюдал за студентами. За несколько часов перед этим они, вероятно, трудились на семинаре, где под руководством некоего известного профессора или ученого пытались решить какую-то математическую, философскую или юридическую проблему... Теперь молодая кровь кипела, глаза вспыхивали огнем, кулаки сжимались, хриплые глотки орали либо "браво!", либо "месть!". Иногда разрешалось произносить речи с места; того, кто осмеливался выразить хоть тень сомнения, встречали криками, оскорблениями, а иногда и угрозами. Если бы я был опознан как еврей, то не знаю, смог ли бы уйти оттуда без побоев. Немецкая система обучения проповедовала веру в подлинность "Протоколов" и в существование всемирного еврейского заговора, внедряя ее во все слои образованного немецкого общества, так что теперь эти идеи искоренить невозможно. Время от времени какая-нибудь газета христианского направления выражала легкие сомнения, помещая скромные и робкие возражения, но дальше этого не шла. Ни один из великих немецких ученых (кроме покойного, оплакиваемого всеми Штрака) не поднялся и не разоблачил фальшивку..."73 Это сообщение подтверждается и другими, относящимися к тому же периоду, и все они единодушны в том, что "Протоколы" особенно благоприятно воспринимались в кругах мелких буржуа. Социал-демократические газеты разоблачали их, а большая часть буржуазной прессы оставалась по меньшей мере индифферентной. Наиболее рьяные сторонники "Протоколов" обретались не среди квалифицированных или неквалифицированных рабочих, а среди лиц интеллектуальных профессий. Особую любовь к ним питали бывшие военные, но "Протоколы" так же широко циркулировали в технологических институтах, зачастую с одобрения администрации, и способствовали формированию мировоззрения тех студентов, которые впоследствии заняли заметное положение в промышленности, включая самые высокие посты. (Кстати, Течов, убийца Ратенау, окончил технологический институт.) Несомненно, наиболее фанатичными сторонниками "Протоколов" были те, кто разделял расистские взгляды фелькиш, — на рассмотрении этого вопроса мы остановимся позже — но, с другой стороны, даже самый ортодоксальный протестантизм не мог служить надежным противоядием. Антисемитские пропагандисты начали распускать слухи, что подлинность "Протоколов" гарантирована Британским музеем на основании того, что экземпляр книги Нилуса хранился в его огромной библиотеке, и этого было достаточно, чтобы убедить наиболее степенные и респектабельные журналы лютеранской церкви. Спрос на "Протоколы" среди широкой публики, принадлежавшей в основном к средним слоям общества, мог падать, но никогда не исчезал. Ко времени прихода Гитлера к власти в 1933 году увидело свет 33 издания перевода цур Бека. Тем временем издательство "Der Xammer" в Лейпциге выпустило популярное издание "Протоколов" под редакцией Теодора Фритша, которое к 1933 году разошлось тиражом около 100 тыс. экземпляров. Кроме того, эти издания сопровождались потоком книг, дополнявших и защищавших сами "Протоколы". Немецкий перевод книги "Международное еврейство", организованный Генри Фордом, вышел шестью изданиями в период с 1920 по 1922 год74. К 1923 году официальный идеолог нацистской партии Альфред Розенберг издал книгу, озаглавленную "Протоколы сионских мудрецов и еврейская мировая политика", которая за один год выдержала три издания. Уже в 1920 году Германию наводнили сотни тысяч экземпляров "Протоколов" и комментариев к ним. Все это являлось частью антисемитской кампании такого размаха, который был неведом до войны. Через год после заключения перемирия существовало уже шесть организаций, которые занимались распространением "Протоколов" — две в Берлине, три в Гамбурге, одна в Лейпциге и по крайней мере 12 газет и других периодических изданий, — и это в то время, когда Гитлер со своей партией еще даже не вышел из безвестности на политическую арену. Благодаря усилиям этих организаций и журналов влияние "Протоколов" постоянно усиливалось новыми фальшивками и россказнями о мировом еврейско-масонско-большевистском заговоре. Уже в 1919 году появились два издания "Речи Раввина", кроме тех ее вариантов, которые были включены в книгу Вильгельма Майстера; "документ Цундера", сыгравший важную роль в организации погромов в России, также проник в Германию, он был напечатан в феврале 1920 года в русской газете правого направления "Призыв" и тут же переведен и перепечатан "Ауф форпостен" и журналами подобного толка. В том же месяце была переиздана старая книга Осман-Бея "Завоевание мира евреями". Еще одну золотую жилу для антисемитов нашел Мюллер, который снабдил свое издание "Протоколов" пространным вступлением и заключением. Даже у тех, кто занимался этим вопросом, содержание книги вызвало шок, а ведь она была самым серьезным образом воспринята профессорами и школьными учителями, бизнесменами и промышленниками, армейскими офицерами и гражданскими служащими. Ибо даже "Протоколы" не столь эксцентричны, как издательские приложения. Сюда относится, например, карикатура "Сон кайзера", впервые опубликованная в английском еженедельнике "Истина" в 1890 году. Этот сатирический комментарий — по поводу амбиций кайзера и их возможных последствий — расценивался как еврейско-масонская стряпня, раскрывающая тайный (!) план низвержения европейских монархий; разве не был сам издатель "Истины" Генри Лабушер масоном и, более того, членом Клуба за проведение реформ? Еще одна примечательная фантазия, которую Мюллер фон Хаузен позаимствовал из "Призыва": в Кремле якобы была отслужена черная месса, во время которой Троцкий и его подручные молились Сатане, прося у него помощи для победы над врагами; об этом якобы сообщил охранник, который затем по приказу Троцкого был убит. Такой вздор стал расхожим товаром в руках антисемитских пропагандистов. Но вершиной абсурда явилась фальшивка "Победоносный взгляд на мир (Неомакиавеллизм и мы, евреи)", напечатанная за несколько дней до появления "Протоколов" под вымышленным именем доктора Зигфрида Пентатулла. Автор памфлета, конечно, еврей, открыто радуется успеху плана, изложенного в "Протоколах", очевидно забыв, что план-то должен оставаться в тайне. Напасть на след беззаботного Пентатулла было довольно просто. Как раз в это время газета "Дойче цайтунг", бывший орган Германской национальной народной партии (консерваторов), начала публикацию серии небольших рассказов, где главным действующим лицом был негодяй еврей по имени Пентатулл; рассказы, как и сама фальшивка, на самом деле принадлежали перу одного и того же автора по имени Ганс Шлинман, известного антисемита. Но это не удержало газету от выражения притворного ужаса в связи с откровениями вымышленного Пентатулла. От его книги, восклицает газета, "в жилах стынет кровь". И далее газета требует: "Необходимо организовать объединенную христианскую фалангу против страшных опасностей, которыми евреи угрожают не только церквам, но и всему немецкому народу. Нужно говорить об этом откровенно, если мы не хотим жалкой смерти... Народ можно вытащить из трясины... только лишь с помощью энергичной борьбы против отравителей нации; только так мы можем вырваться из их цепких объятий”75. Больше всех распространялся на ту же тему, что и Пентатулл, неутомимый пропагандист "Протоколов" граф Эрнст цу Ревентлов. В мае 1920 года он посвятил ей статьи в "Дойче цайтунг", в которых утверждал, что истинность "Протоколов" несомненна, а доказательствами тому служат Пентатулл и "документ Цундера". Все это он делал, не веря ни одному своему слову. Хотя хорошо известно, что большая часть антисемитской пропаганды состоит из заведомой лжи, трудно найти еще одного подобного лгуна, выплескивавшего такое количество клеветы на бумагу. Лишь один раз Ревентлов сделал исключение. В 1940 году отдел службы пропаганды Третьего рейха решил возродить Пентатулла и обратился с просьбой к Ревентлову, который все еще был членом рейхстага. Собрание Фрейенвальда в Вейнеровской библиотеке сохранило его ответ: "Когда я прочитал памфлет, подписанный "Пентатулл", мне сразу стало ясно, что это — неуклюжая "утка". Тем не менее публично я утверждал его подлинность, так как, по моему мнению, такая тактика в лучшей мере отвечала целям того времени... Хайль Гитлер!"76 Нам понятно, ради чего Ревентлов состряпал эту ложь. В июне 1920 года должны были состояться выборы в первый рейхстаг республики. Изображая республику как творение рук "сионских мудрецов", он заполучил огромное количество голосов для победы антидемократических, правых сил. 2. Не в последнюю очередь с помощью "Протоколов" были спровоцированы два политических убийства, которые произошли в Берлине в 1922 году. По приезде в Берлин Шабельский-Борк, друг и соратник Винберга, а также активный распространитель "Протоколов", нашел организацию, созданную по образцу "Черной сотни" и хорошо обученную методам террора. Ее главный подвиг был совершен 28 марта 1922 года. В здании берлинской филармонии проходил митинг русских эмигрантов в помощь голодающим Советского Союза. Председательствовал на митинге Павел Николаевич Милюков, известный историк и руководитель партии конституционных демократов (кадетов). Милюков бежал из России, не желая попасть в тюрьму или погибнуть от большевистской пули; так же, как Винберг и Шабельский-Борк, он вынужден был примкнуть к немецким войскам, покидавшим Украину. Но и это не остановило фанатиков. Шабельский-Борк и его банда ворвались в здание филармонии и открыли стрельбу по сцене. В Милюкова они не попали (он бросился на пол лицом вниз), а убили Владимира Набокова (отца известного писателя). За это убийство Шабельский-Борк был приговорен к 14 годам каторги. Его выпустили на свободу задолго до окончания срока, а когда к власти пришли нацисты, он стал получать регулярную пенсию от управления Розенберга. В 1933 году ему было позволено сотрудничать с властями в организации русского нацистского движения. Это было достойной наградой, ибо в своих действиях и в попытке убить Милюкова Шабельский-Борк руководствовался доктриной своего учителя Винберга, который тоже был замешан в убийстве и был вынужден покинуть Германию. Винберг считал Милюкова тайным агентом большевиков, которые в свою очередь являлись агентами "сионских мудрецов". Несколько месяцев спустя произошло убийство, на сей раз совершенное правыми силами, которое получило широкий резонанс во всей Европе. В июне 1922 года группа молодых фанатиков убила германского министра иностранных дел Вальтера Ратенау. Совершившие убийство были абсолютно уверены не только в том, что Ратенау действовал от имени "мудрецов", но что и сам он являлся одним из них. Ратенау был человеком незаурядных способностей. Он оставил свой след в прикладных науках, технике, философии, политике и экономике. Кроме того, он был крупнейшим немецким промышленником, выдающимся администратором и талантливым министром иностранных дел. Его заслуги перед Германией были огромны. В самом начале войны он предсказал ту смертельную угрозу, которую могла представлять британская блокада. Для ее предотвращения он в удивительно короткий срок создал мощную организацию, которая, по существу, позволяла обеспечивать Германию сырьем на протяжении всей войны. После войны он неутомимо трудился, чтобы вывести Германию из изоляции и облегчить бремя контрибуции; одновременно он стремился к объединению народов Европы, все еще разъединенных, желая скоординировать коллективные усилия по восстановлению разрушенной экономики. В апреле 1922 года, будучи министром иностранных дел, он подписал Рапалльский мирный договор с Советским Союзом, благодаря которому обе стороны отказались от взаимных притязаний. Ратенау был страстным патриотом, но это был патриотизм цивилизованного и либерального европейца, который не имел ничего общего с шовинизмом. Ратенау был евреем. Правые фанатики, естественно, смотрели на него с ненавистью, которая все усиливалась по мере укрепления его политического авторитета. В 1921 году пресса блока фелькиш и молодая нацистская партия начали представлять этого великого идеалиста как порождение дьявола. "Вы распространяете вокруг себя сатанинскую справедливость, разворачиваете сатанинскую деятельность, прославляете сатанинскую нравственность", — писала однажды "Дойче фолькише блеттер", а нацистская "Фолькише беобахтер" жаловалась: "Когда это в прежние времена был у нас Вальтер I из династии Авраама, Иосифа и Ратенау? Грядет день, когда колесо мировой истории будет пущено вспять и покатится по трупам великого финансиста и многих его сообщников”77. В то же время Теодор Фритш в "Молоте" представил Ратенау как человека, стоящего за спиной российских большевиков. В 1922 году нападки на него становились все более грубыми... Утверждалось, что, установив контроль над сырьем во время войны, Ратенау намеренно вызвал голод, от которого пришлось столько выстрадать немецкому народу... Что касается его назначения на пост министра иностранных дел, то он его заполучил, представив канцлеру ультиматум, в котором угрожал "принести немецкий народ в жертву всемирной еврейской власти". И на протяжении многих месяцев до убийства раздавались речи, призывающие к расправе над ним. В этой кампании, конечно, упоминались "Протоколы". Мало того, в ход были пущены две басни, которые особенно тесно связывали Ратенау с "сионскими мудрецами". Одной из них была старая странная история, которую Мюллер фон Хаузен вставил в издание "Протоколов". Эмиль Ратенау, отец Вальтера, однажды купил, а затем основательно перестроил дом в Берлине. Частью такой перестройки был бордюр, установленный на внешней стороне строения. Он состоял из вазочек, узор которых повторялся шестьдесят шесть раз, но в воспаленном мозгу издателя "Протоколов" этот бордюр стал символом шестидесяти шести коронованных отрубленных голов, помещенных на шестидесяти шести блюдах для употребления жертвенной крови. Как можно было усомниться в том, что узор символизировал тайну немецкой и русской революций? Разве Эмиль Ратенау не был одним из наиболее доверенных советников кайзера? "Как часто, — сетовал Мюллер, — мог наш ничего не подозревающий император переступать порог этого дома, не догадываясь о тех "добрых" пожеланиях дому Гогенцоллернов, которые вынашивал человек, называвший себя его другом?"78 Сын недалеко ушел от отца, говорили правые. За несколько лет до этого Вальтер Ратенау опубликовал фразу, которая имела долговременные злополучные последствия. В "Нойе фрайе пресс" на рождество 1909 года была помещена его статья, которую впоследствии он включил в книгу "Критика эпохи" (1920). Она главным образом касалась экономики и содержала следующую мысль: "Триста человек, которые знают друг друга, вершат экономические судьбы континента и ищут себе преемников среди своих последователей". Здесь вовсе не упоминаются евреи, а из контекста ясно, что Ратенау выражал свое сожаление в связи с тем, что в это время руководящие посты в области финансов и индустрии практически передавались по наследству. Кажется, Людендорф первым высказал предположение, что эти триста человек фактически являются тайным еврейским правительством79. Предположение было тут же подхвачено профессиональными антисемитами, и те очень скоро вывели следующее заключение: если Ратенау было известно точное их число, значит, и сам он является одним из них. Больше ничего не требовалось, чтобы превратить министра иностранных дел в сверхпреступника. "Имя главного преступника, поработившего нашу экономику, — Ратенау... Господство над производительным трудом всех народов на Земле все больше и больше переходит в руки тех трехсот, которые в соответствии с секретными тайными советами Ратенау и направляют мировую историю, тех трехсот, которые знают друг друга и одним из которых является он сам... Многие легковерные современники еще не понимают преднамеренности действий этих трехсот, которые все, почти без исключений, принадлежат к еврейской расе... "80 Альфред Розенберг в своем памфлете "Чума в России" утверждал, что Ратенау и ему подобные "уже давно созрели для тюрьмы и виселицы". Граф Ревентлов и ранее сокрушался, что этот человек все еще жив и невредим. Эта его статья была перепечатана многими газетами за две недели до убийства министра. Ратенау неоднократно угрожали, но он отказывался от охраны полиции. Утром 24 июня 1922 года, когда, как обычно, Ратенау ехал в автомобиле в министерство, он был убит. Его убийцами оказались молодые люди, принадлежавшие к различным крайне правым группировкам, таким, как "Дойч фолькишер шутц" и "Трутцбунд", "Морская бригада Эрхарда"; некоторые из них принимали участие в первой попытке свергнуть республику во время путча Каппа в 1920 году. Все они были членами организации "Консул", которая, как и молодая нацистская партия, имела свою штаб-квартиру в Мюнхене. Эта организация занималась терроризмом, а припев "Пристрелите Вальтера Ратенау, проклятую Богом еврейскую свинью" представляет собой типичный образчик того, что они распевали на улицах. Воображение убийц было целиком поглощено "Протоколами" и теми материалами, которые накапливались вокруг них. Об этом вполне откровенно говорил на предварительном следствии главный организатор преступления Вилли Гюнтер. На вопрос о причине убийства Ратенау он ответил, что, по мнению Людендорфа, он был тем самым человеком в Германии, которому было известно точное число представителей тайного еврейского правительства, развязавших войну. Та же картина была и на суде в Лейпциге, когда допрашивали шофера машины, из которой был застрелен Ратенау (из двух стрелявших один был убит полицейским, а другой сам застрелился, чтобы не попасть в руки правосудия)81. Вот каким образом Эрнст Течов описывает замысел заговора, одним из организаторов которого был убитый Эрвин Керн: "Керн сказал, что он намерен убить министра Ратенау. А я должен помочь ему, хочу я этого или нет. В противном случае он обойдется и без меня. Он привел различные доводы, которые, по его мнению, имели решающее значение, хотя я не разделял его точку зрения. Он сказал... что Ратенау находился в тесной связи с большевистской Россией и выдал свою сестру за коммуниста Радека. Наконец, он сказал, что Ратенау сам признался и хвастался тем, что он является одним из трехсот сионских мудрецов, цель которых поставить весь мир под еврейский контроль, как уже было проделано в большевистской России, где сначала все фабрики, заводы и т. д. сделали общественной собственностью, затем по предложению и приказам еврея Ленина был получен из-за границы еврейский капитал, с помощью которого эти фабрики вновь были пущены в ход, и таким образом вся собственность русского народа попала в руки евреев... Председатель суда: Вы утверждаете, что Ратенау имел тесные связи с большевиком Радеком и что даже выдал замуж за него свою сестру? Течов: Должно быть, это так. Я не знаю. Председатель: Насколько мне известно, у Ратенау есть только одна сестра, которая замужем за доктором Андрее и живет в Берлине. Течов: Я не знаю. Председатель: Каким же образом крупный промышленник мог завязать отношения с коммунистом Радеком? Вам это кажется правдоподобным? Течов: Нет, это просто догадка, которую Керн преподносил как факт. Так что мне пришлось принять ее именно так. Председатель: Продолжим. Вы утверждаете, что Ратенау признался, будто бы сам является одним из трехсот сионских мудрецов. Но триста сионских мудрецов — персонажи памфлета. Вы его читали? Течов: Да"82. Накануне суда одному из обвиняемых, Вилли Гюнтеру, была прислана в тюрьму плитка отравленного шоколада. Общественный обвинитель в специальном заявлении по этому поводу так объяснял причину "подарка": "Те, кто стоит за убийцей министра иностранных дел, были бы изобличены показаниями, которые мог дать на процессе Гюнтер"83. Насколько можно отождествлять этих людей с молодой неонацистской партией, остается неизвестным, но мы знаем, что Геббельс писал Течову, когда тот отбывал свой срок наказания на каторге: "...Лагерь националистов встанет за Вас без всяких колебаний. Это также демонстрирует различие между истинными националистами и "буржуазными" патриотами, которые поддерживают человека, если ему ничто не угрожает и он чист перед законом, охраняющим буржуазную собственность..." И еще: "Я хочу пожать Вам руку — это является внутренней потребностью, и, так как мне не дозволено публично признать Ваш подвиг, я хочу солидаризироваться с Вами как Ваш товарищ, как немец, как молодой человек и сознательный активист, который верит в возрождение Германии вопреки всему"84. Конечно, убийство Ратенау как одного из "сионских мудрецов" предвещало наступление той безумной эры, когда "Протоколы" будут провозглашены правительством великого европейского народа истиной в последней инстанции. Некоторые слова, произнесенные судьей в заключительной речи, многие во всей полноте осознали лишь позже, но в 1922 году не поняли их: "За спиной убийц и их сообщников стоит главный виновник — безответственный фанатический антисемитизм, обнаруживший подлинное лицо, искаженное ненавистью, антисемитизм, который бесчестит еврея как такового, независимо от его личности, с помощью клеветы, образчиком которой является вульгарная фальшивка "Протоколы сионских мудрецов"; антисемитизм, который пробуждает в незрелых и смятенных умах инстинкты убийц. Пусть жертвенная смерть Ратенау, который слишком хорошо знал, каким опасностям подвергал себя, занимая этот пост, пусть та глубокая озабоченность безрассудным и бессовестным подстрекательством, проявившимся на этом суде... послужат очищению атмосферы, воцарившейся в Германии, и пусть ведут Германию, охваченную ныне нравственной болезнью, погрязшую в моральном варварстве, к ее исцелению"85. Это убийство действительно в течение некоторого времени стало как бы некой очистительной жертвой. Был принят специальный закон о защите республики, и в соответствии с его уложениями различные темные личности из мира журналистики подвергались судебному преследованию за утверждения, что Ратенау был "сионским мудрецом". "Оборонительный и наступательный альянс" был поставлен вне закона. Людендорф испугался, и в статье, опубликованной в лондонской газете, обвинил в преступлении коммунистов. Мюллер фон Хаузен со своей стороны предпринял сначала попытку оправдать убийство, повторяя свою историю с бордюром, но вскоре, когда мать Ратенау привлекла его к суду, замолчал. Затем, начиная с 1924 года, обстановка в Германии начала меняться столь коренным образом, что даже самый ярый фанатик вряд ли мог бы сказать какой, собственно, вред причинили Германии "сионские мудрецы". Были проведены переговоры об установлении новых, более умеренных контрибуций, союзные войска покинули Немецкую территорию, и в 1926 году Германия единогласно была принята в Лигу Нации. В результате волна правого экстремизма спала по всей стране. Это было неблагоприятное время для "Протоколов", но продолжалось оно недолго. Глава V. Немецкий расизм, Гитлер и "Протоколы сионских мудрецов". 1. Когда на суде над Течовым судья говорил о "жертвенной смерти", он был ближе к истине, чем сам предполагал. Ратенау не просто был убит как один из "сионских мудрецов", а якобы принесен в качестве человеческой жертвы богу-солнцу древнегерманской религии. Время убийства было точно рассчитано: оно совпало с летним солнцестоянием. Когда новость была обнародована, молодые немцы уже собирались на вершинах холмов, чтобы одновременно отметить поворотный пункт года и крушение того, кто являлся символом тьмы86. "Протоколы" поистине приобрели иное значение, когда вошли в мировоззрение, известное как народничество (фелькиш), или "немецкая идеология". Истоки этого мировоззрения — которое, по существу, являлось псевдорелигией — восходят к наполеоновским войнам. Германия не была первой страной, в которой начало развиваться национальное самосознание в результате чужеземного нашествия; при этом вторгнувшаяся держава явилась олицетворением современности, поборником свободы, либерализма и рационализма. Вполне естественно, что были отвергнуты все ценности захватчиков и утверждалось противоположное, поэтому немецкий национализм с самого начала тяготел к прошлому и вдохновлялся ненавистью ко всему современному. Парадоксальная установка не только сохранилась, но и окрепла, когда экономическое развитие внезапно швырнуло Германию в современный мир. В то самое время, когда она начала превращаться в индустриальную державу, в страну фабрик и заводов, технологии и бюрократии, немцы продолжали мечтать об архаичном мире германских крестьян, связанных между собой кровными узами "естественной", "органической" общины. Подобный взгляд на мир требовал какого-то противопоставления, которое частично было представлено либеральным Западом, но в еще большей степени и более эффективно — евреями. Как мы уже говорили, одной из типичных черт новоиспеченных антисемитов-политиканов являлось то, что они рассматривали еврея не только как коварное демоническое существо, но и как олицетворение перемен, представителей современного мира, которого они страшатся и который ненавидят. То же произошло и с немецкими антисемитами типа фелькиш, но лишь с некоторыми различиями. Когда эти люди заглядывали в прошлое, во времена "идеального государства", которое, как они предполагали, предшествовало современному веку, они уносились в неведомые дали, гораздо глубже трона и алтаря, в совершенно мифический мир. Для них еврей был не только губителем царей и врагом церкви — он был прежде всего исконным противником германского крестьянства, той силой, которая две тысячи лет назад подорвала истинный, чисто немецкий образ жизни. Историческое христианство объявлялось еврейской выдумкой, которая помогла разрушить архаичный немецкий мир. Теперь этот разрушительный процесс продолжали капитализм, либерализм, демократия, социализм и городской уклад жизни. Все вместе они создали "еврейский мир": современный век, который являлся делом рук евреев и в котором они процветали. Первым выразителем подобного мировоззрения был эксцентричный ученый Пауль Боттичер, более известный под псевдонимом Пауль де Лагард87. В своем основополагающем труде "Немецкие очерки", опубликованном в 1878 году, Лагард не скрывал своего разочарования только что возникшей объединенной Германией. Он требовал более высокого единения: единения немецкого народа, живущего так, как он жил в далеком прошлом, осуществляя таким образом свое божественное предназначение в мире. Но он понимал, что достижение нового порядка — задача трудная, и винил в этих трудностях евреев. По существу, ничего не зная об иудейской религии, он был убежден, что именно она явилась причиной современных перемен, гибельных для народа. Боттичер предсказывал борьбу не на жизнь, а на смерть между еврейским и немецким образами жизни. Говоря о борьбе, он подразумевал физическое насилие: евреи, утверждал он, должны быть истреблены, как бациллы. Неспроста в 1944 году, когда нацисты завершали свои широкомасштабные расправы, среди войск на Восточном фронте распространяли сборники статей Лагарда88. Однако иногда Лагард проповедовал всеобщую ассимиляцию немецких евреев с немецким народом. Это объяснялось тем, что евреи в его глазах были просто последователями иудейской религии, или того, что он считал иудаизмом; раньше он не воспринимал их как особую расу. Тем временем псевдонаука немецкого расизма начала прокладывать себе дорогу. В 1873 году Вильгельм Марр — первым введший в оборот слово "антисемитизм" — опубликовал книгу "Победа еврейства над германством, рассматриваемая с единой точки зрения". В 1881 году преподаватель экономики и философии Берлинского университета Евгений Дюринг издал очерк "Еврейский вопрос как вопрос расовый, моральный и культурный". В этих сочинениях евреи представлены не просто как зло, а как зло непоправимое; источник их порочности кроется не только в их религии, а заложен в них от рождения. В 1890-х годах эту точку зрения подхватил и начал пропагандировать неутомимый агитатор Теодор Фритш, тот самый, который поколение спустя опубликовал "Протоколы". В многочисленных памфлетах и периодических изданиях, выпущенных издательством "Хаммер", Фритш заявлял, что своими "научными" доказательствами порочности евреев и превосходства немецкой расы немецкие расисты способствовали не только мощному рывку вперед человеческого интеллекта, но и открывали новую эпоху в истории человечества. Этих писателей совершенно не смущал тот факт, что в науке не существует таких понятий, как "немецкая раса" или "еврейская раса". Наконец, в 1899 году Хьюстон Стюарт Чемберлен, англичанин по происхождению, сын британского адмирала, немец по самосознанию — а значит, и по национальности, — выпустил в свет свое двухтомное сочинение "Основы девятнадцатого столетия", которое благодаря красноречию автора и псевдонаучности стало "библией" расистского движения фелькиш. В нем вся история человечества представлена как неизбежная борьба между духовностью, олицетворением которой является "немецкая раса", и материализмом, нашедшим свое воплощение в "еврейской расе", — постоянная борьба между этими двумя единственными чистыми расами, тогда как все остальные представляли собой лишь "хаос народов". По мнению Чемберлена, еврейская раса на протяжении веков неустанно стремилась установить абсолютное господство над другими народами. Если хоть один раз нанести этой расе решающее поражение, то немецкая раса сможет свободно осуществлять свою собственную, Богом определенную судьбу, то есть создавать новый, сияющий мир, пронизанный благородной духовностью и таинственным образом соединяющий современную технологию и науку с сельским патриархальным укладом прежних времен89. Безусловно, не все немцы разделяли это популистско-расистское мировоззрение. Аристократия и крупные промышленники относились к нему с презрением; на другом полюсе так же его расценивали представители индустриального рабочего класса, объединенные социал-демократическим движением. Дело в том, что эти слои германского общества чувствовали себя достаточно уверенно: аристократия и промышленники — поскольку они оказывали влияние на общественную и политическую жизнь, рабочие — поскольку их марксистские убеждения, усвоенные глубже, чем в любой иной стране, давали им ощущение собственного исторического предназначения. Удивительнее то, что и крестьяне не проявили к этим идеям никакого интереса. Когда крестьяне превращались в активных антисемитов (а иногда это происходило в разные времена и в различных регионах), тому всегда находились специфические экономические причины, непосредственно затрагивавшие их интересы. Прославление идеологами фелькиш некоего мифического крестьянства не способствовало распространению среди реального крестьянства антисемитских идей. Но расистские взгляды получили широкое распространение в определенных группах среднего класса. Это объясняется любопытной историей германского среднего класса в XIX и начале XX века90. Антисемитскими идеями оказались заражены два слоя среднего класса: ремесленники и мелкие торговцы, с одной стороны, а с другой — студенты и выпускники университетов. Часто отмечалось, что ремесленники и мелкие торговцы были особенно подвержены антисемитизму и со временем в основном именно их голоса привели Гитлера к власти. Здесь нет ничего загадочного, так как эти слои населения рассматривались как пережиток более ранней эпохи и развитие современного капитализма грозило им уничтожением. Хотя марксистское пророчество о том, что они неизбежно сольются с пролетариатом, в целом оказалось ошибочным, эти слои действительно жили в постоянном ожидании кризиса. Эти люди с трудом адаптировались в новом мире гигантских индустриальных и коммерческих предприятий. У них отсутствовало даже то зачаточное понимание современного капитализма, которое промышленные рабочие восприняли благодаря марксизму; они отчаянно сражались за сохранение своего положения и ощущали настоятельную потребность в козле отпущения. Евреи вполне годились на эту роль, но вовсе не потому, что они, по всеобщему поверью, "создали" современный мир капитализма и якобы занимали командные посты в немецкой экономике, жили обеспеченной жизнью или были чужды немцам. На самом деле немецкие евреи составляли меньшинство, показатель рождаемости был чрезвычайно низким, так что предоставленные самим себе, они, вероятно, полностью ассимилировались бы к исходу столетия. Большинство евреев искренне отождествляло себя с немецким "фатерландом". Значительная часть евреев принадлежала к среднему классу и переживала те же превратности судьбы, которые выпадали на долю этого класса. Среди воротил индустрии евреев не было, а их роль в банковском деле была крайне ограниченной. Но, несмотря на все это, немецкое еврейство оказалось тем самым козлом отпущения, на которого взвалили ответственность за все беды среднего класса. Существовали и другие причины. В некоторых кварталах Берлина и Гамбурга жили очень состоятельные евреи; это давало некоторым безответственным людям повод кричать о том, что все евреи богаты, или даже более того, что все богачи — евреи. Кроме того, сами евреи стремились во что бы то ни стало устроить своих сыновей в университеты и таким образом дать им свободную профессию, что зачастую вызывало столкновения с более консервативными представителями среднего класса. Но главное, евреи действительно произвели революцию в некоторых ремеслах, таких, к примеру, как пошив верхней одежды. И хотя от роста их предприятий клиентура только выигрывала, они представляли угрозу для многочисленных малых фирм. В то же время евреи были настолько различны, что не составляли четко узнаваемого меньшинства. Таким образом, вопреки действительности, в глазах антисемита, выходца из низших слоев среднего класса, этого разочарованного, преследуемого заботами, дезориентированного человека, евреи становились символом современного капитализма, процветающими при системе, которая несла среднему классу лишь страдания91. Хотя многие представители низших слоев этого класса разделяли расистское мировоззрение фелькиш, они не были его пропагандистами. Наиболее рьяные его сторонники обретались не здесь: они принадлежали к высшим слоям среднего класса, куда входили и сами евреи. Иррациональное, ненаучное и явно лишенное здравого смысла мировоззрение тем не менее было усвоено образованными людьми, или, точнее, людьми, обладавшими университетскими дипломами. Лагард был ориенталистом (имя его уже было широко известно), в конце концов он стал профессором университета; Дюринг — лектор в университете, Чемберлен — весьма эрудированный человек. Основные сторонники расизма вербовались среди студентов и выпускников университета, часто они объединялись в "буршеншафтен" (братства). Такое положение можно понять, лишь обратившись к истории немецкого среднего класса. В Германии первыми, кто добился устойчивого положения в обществе, были писатели, мыслители, ученые. Еще в начале XIX столетия, когда Германия состояла из огромного количества политически и экономически отсталых маленьких княжеств, немецкая интеллектуальная мысль восхищала всю Европу. Тогда же многие немецкие интеллектуалы слыли либерально настроенными националистами, преданными делу объединения страны. Но их попытка в 1848 году создать единую Германию не увенчалась успехом, а когда в 1871 году такое объединение произошло, оно, по существу, было навязано прусским юнкером Бисмарком. Тем временем на арене политической жизни появилась промышленная буржуазия, которая совместно со знатью захватила политическую власть. Писатели, ученые и мыслители, бывшие когда-то вождями буржуазии, были ею же оттеснены на задний план. Лишенные не только политического влияния, но и какого-либо политического опыта, привыкшие иметь дело с абстракциями, а не с реальными людьми в реальных обстоятельствах, с глубоко уязвленным самолюбием, кипящие от негодования, многие из них утешали себя созданием пространных историко-философских систем. Одной из таких систем стало расистское мировоззрение фелькиш. Огромное его преимущество состояло в том, что любой усвоивший его немец становился не просто значительной личностью, но личностью необычайно, чрезвычайно значительной... Для людей, предъявлявших претензии на образованность, но страдавших от политического бессилия и незначительности социального статуса, оно обладало притягательной силой. Почувствовать себя носителем божественной миссии, палладином в великой борьбе "немецкой духовности" с темными силами "еврейского материализма" было очень приятно, тем более что это не влекло за собой никакой конкретной политической ответственности. Привлекательность расистского мировоззрения фелькиш среди немецкого населения империи Габсбургов была значительно сильнее, чем во времена империи Гогенцоллернов92. На этой периферии немецкоязычного мира, где начиная с войны 1866 года немцы чувствовали себя в полной изоляции, агрессивное утверждение немецкого превосходства было особенно притягательным. Кроме того, евреи были более на виду в Австрии, нежели в Германии; хотя большинство их прозябало в ужасающей нищете, определенную часть евреев составляли люди свободных профессий, а некоторые из них были богатейшими банкирами. Австрийские евреи не отделяли себя от других национальных групп в рамках империи Габсбургов, а рассматривали себя как часть немецкой группы, но это им не помогло: немцы от них отвернулись. И здесь, как и в Германии, наиболее воинствующий антисемитизм утверждался, с одной стороны, в низших слоях среднего класса, который не сумел приспособиться к требованиям быстро развивавшейся индустриальной экономики, а с другой — среди студентов и людей свободных профессий. Когда Гитлер в 1933 году пришел к власти, в Германии ходила шутка: Гитлер — это месть Австрии за Кениггратц, то есть за австрийское поражение, нанесенное Пруссией в 1886 году. И в этой шутке была большая доля правды, так как представитель мелкой буржуазии Гитлер действительно стал надеждой на фоне столетия разбитых надежд, разочарований, неуверенности и страстного желания мести, охвативших этот класс. Этот мелкий буржуа явился гипертрофированным олицетворением определенного общественного слоя австрийского общества. До первой мировой войны расистские взгляды фелькиш еще относительно слабо влияли на политику Габсбургской империи и империи Гогенцоллернов. Хотя начиная с 1880 года возникали и росли различные антисемитские партии, эти организации редко вмешивались в дело политиков. В годы, непосредственно предшествующие войне, расистские фанатики избегали вопросов повседневной политики, проявляя интерес к "высоким идеям". Австрийские расисты начали насаждать культ свастики и предсказывали, что в один прекрасный день евреи будут кастрированы и уничтожены под знаком древнего символа солнца. Там же Георг фон Шенерер начал пропагандировать древние германские обычаи, включая праздник солнцеворота, который поколения спустя сыграл столь заметную роль в убийстве Ратенау. В Германии появилось множество более или менее эзотерических93 организаций, таких, как "Тевтонский орден и Фользангс", которая также использовала свастику в качестве эмблемы, и "Культурная лига политиков", проповедовавшая грубый расизм и с энтузиазмом разжигавшая пламя антисемитских идей. В то время, очевидно, лишь немногие понимали, что расизм фелькиш может оказать огромное влияние на всю немецкую политику. Но уже тогда, задолго до 1914 года, он оказывал влияние на многих школьных преподавателей и прежде всего на молодежное движение, члены которого — молодые немцы — искали выхода из затхлой буржуазной жизни. Расизм затронул наконец одну важную и респектабельную политическую организацию — "Пангерманскую ассоциацию". Но главным образом, когда фанатический расизм в своей крайней форме соединился с трезвенничеством, вегетарианством и оккультизмом, он сформировал взгляды будущих наиболее зловещих руководителей нацистов, включая самого Гитлера. Исход войны позволил расистскому фелькиш проникнуть в область практической политики. Горечь поражения и последовавшие за ним невзгоды, унижения Версальского и Сен-Жерменского договоров, полнейшая дезориентация и всеобщая разруха, вызвавшая инфляцию, — все это создало особую атмосферу. Более того, Германия и Австрия лишились тех национальных меньшинств94, которые прежде служили отдушиной для националистического высокомерия. Германия утратила перспективу империалистической экспансии. Это вдохнуло новую жизнь в старую фантазию о борьбе, борьбе не на жизнь, а на смерть между немецкой и еврейской расами. Особенно эта идея процветала среди студентов. Еврейские студенты уже давно были исключены из студенческих союзов, но в 1919 году появилось многозначительное нововведение: этот запрет распространился и на тех неевреев, которые были женаты на еврейках. В идеологии политического правого крыла расизм фелькиш распространился беспрецедентно широко по сравнению с довоенным временем. Начиная с 1920 года Германская национальная народная партия (ГННП) проводя свои избирательные кампании прибегала к яростной расистской пропаганде. Эта партия на гребне успеха получила 6 млн. голосов. Следует, однако, признать, что ГННП привлекала избирателей и по многим другим причинам, но в крайне правом крыле существовали различные мелкие политические организации, единственной целью которых было раздувание расистского антисемитизма. Еще до войны руководитель Пангерманской ассоциации Генрих Класс потребовал лишить евреев немецкого гражданства, запретить им занимать государственные посты и преподавать, а также принять закон, запрещающий им владеть землей и подвергающий их двойному налогообложению по сравнению с прочими немцами. Теперь он направлял свою организацию в то же русло; в последние дни войны организация официально взяла курс на "решение еврейского вопроса", и год спустя для этой цели был создан специальный "Оборонительный и наступательный союз немецкого народа". Численность этого Союза, который также избрал своей эмблемой свастику, вскоре возросла до 300 тыс. человек. После убийства Ратенау он был распущен, но эта мера ничего не дала: все его члены вскоре вступили в нацистскую партию. Тем временем "Тевтонский орден" продолжал свое существование. В ноябре 1918 года он создал организацию "прикрытия", получившую название "Общества Туле"95, а в 1919 году эта организация объединилась с другой — Немецкой рабочей партией — и вскоре стала нацистской партией. Все эти организации разделяли мировоззрение фелькиш в самых его фанатических проявлениях, и, когда им в руки попали "Протоколы", они нашли им соответствующее применение. В глазах этих организаций планы "сионских мудрецов" подтверждали именно те качества, которые они приписывали "еврейской расе", а еврейский всемирный заговор они рассматривали как план неизбежного разрушения, как стремление к насаждению зла, что считалось врожденным свойством каждого еврея. Особое племя низших человеческих существ, темных, совершенно бездуховных, вело заговорщическую деятельность с целью уничтожения сынов света "арийской" или "германской расы", и в "Протоколах" излагался их план действий. Ответом на такой план могло быть лишь уничтожение, осененное символом бога солнца, свастики. Вальтер Ратенау пал первой жертвой в цепи тех кровавых расправ, которые начались поколение спустя. 2. После того как расистское мировоззрение фелькиш стало широко использовать "Протоколы", все более начал распространяться апокалипсический взгляд не только на ход современной политики, но и на все процессы развития человечества на Земле. Во имя этого псевдорелигиозного взгляда на мир нацисты и их сообщники организовали истребление евреев в Европе, планируя затем их полное истребление во всем мире. Зачастую не всем понятно это даже сегодня, так как такая идея кажется просто невероятной. Но существуют веские доказательства подобных планов; их можно найти в высказываниях нацистских вождей, организаторов массовых уничтожений, и их невозможно опровергнуть. Можно начать с поразительного заявления близкого сообщника Эйхмана Дитера Вислицени, капитана СС, который был казнен в 1947 году за участие в уничтожении словацких, греческих и венгерских евреев. 18 ноября 1946 года в ходе следствия (Чехословакия) он подробно описал, каким образом были организованы массовые убийства евреев. Перед этим он захотел рассказать о том, "без чего нельзя ясно представить себе тогдашнюю ситуацию, а именно, те причины, которые побудили Гитлера и Гиммлера предпринять полное уничтожение европейского еврейства", и набросал следующую картину: "Антисемитизм являлся одной из основ программы нацистской партии. Особенно плодотворными считались две идеи: 1) псевдонаучная биологическая теория профессора Гюнтера (профессор Ганс Гюнтер был официальным теоретиком расизма в Третьем рейхе); 2) мистико-религиозный взгляд, утверждавший, что мир управляется добрыми и злыми силами". В соответствии с этими положениями евреи вместе с церковью (Орден иезуитов), масонами и большевизмом олицетворяли собой силы зла. Литература, воспитавшая такое мировоззрение, известна — писания нацистов наполнены подобными идеями. От "Протоколов сионских мудрецов" прямой путь вел к "Мифу XX века" Розенберга. Абсолютно невозможно опровергнуть подобные нападки с помощью логики или рациональных аргументов; это нечто вроде религии, которая сплачивает людей в секту. Подобные явления можно сравнить только лишь со средневековой манией колдовства. Миру зла расистские мистики противопоставили мир добра, света, олицетворенный в белокуром, голубоглазом народе, который один почитался способным создать цивилизацию или государство. Считалось, что два противоположных мира находятся в состоянии вечной борьбы, а война 1939 года, развязанная Гитлером, представляла собой лишь окончательную битву между этими двумя силами. Из других источников известно, что религиозный фанатизм был присущ Гитлеру на всем протяжении его политической карьеры. Признаки одержимости проявлялись уже в первых его политических выступлениях. В 1919 году Гитлер был послан армейским командованием в качестве "офицера-воспитателя" в войска с целью не допустить заражения солдат инфекцией демократии и социализма. 16 сентября 1919 года он написал письмо некоему Гемлиху, которое в достаточной мере показывает, как он воспринял это поручение. Уже первые слова касаются той "опасности", которую представляло для немецкого народа еврейство, и там же он сетовал, что обычный немецкий антисемитизм все еще не обладает идеологической стойкостью, которая могла бы превратить его в эффективное политическое движение. Недостаточно просто не любить евреев, энергично утверждал он, немцы должны понять, что еврейство составляет общину с ярко выраженными расовыми свойствами, среди которых преобладает страсть к материальной наживе. Это и делает еврейство "туберкулезным народом". Простые погромы — неэффективное средство борьбы с таким опасным врагом; "нужно осуществить возрождение моральных и духовных сил нации через беспощадные действия прирожденных вождей с националистическим мировоззрением и внутренним чувством ответственности". Созданное из таких людей правительство ограничит права евреев, но на этом оно не остановится: его конечной целью должно стать "уничтожение всех евреев". Таков был неизвестный ефрейтор за несколько дней до своего первого посещения крошечной немецкой рабочей партии, зародыша будущей нацистской. Возможно, Гитлеру уже были известны "Протоколы", так как они широко рекламировались в "Ауф форпостен" и часто обсуждались в среде профессиональных антисемитов. Не вызывает сомнения, что в 1923 году, ко времени появления Гитлера на политической сцене, он был уже отравлен ими. В то время, когда Германия проходила через ад великой инфляции, в которой сгинули все сбережения средних слоев и рабочего класса, а заработная плата носила чисто символический характер, Гитлер выдвинул свое объяснение случившейся катастрофе: "В соответствии с "Протоколами Сиона" еврейство должно подчинить себе людей голодом. Вторая революция под звездой Давида96 — такова цель евреев в наше время. Первая революция привела к установлению Веймарской республики". На следующий год в уютной тюремной камере, в которой Гитлер оказался после неудавшегося путча в Мюнхене, он продиктовал свою книгу "Майн кампф" ("Моя борьба"). Большая часть этого сочинения посвящена маневрам, с помощью которых еврейство якобы намерено добиться мирового господства. Он убеждал читателя, будто евреи использовали масонство, чтобы заставить правящий класс служить их целям, и одновременно манипулировали низшими классами с помощью прессы. Капитализм, демократия, либерализм — вот те способы, с помощью которых евреи заставили буржуазию свергнуть аристократию, а пролетариат — буржуазию. Завершив это, евреи теперь культивируют большевизм как способ господства над теми массами, которые привели их к власти. Ход и логика этих размышлений очевидны: Гитлер приветствовал "Протоколы", хотя Филипп Грейве к тому времени уже доказал, что это фальшивка. "Распространение еврейского народа, на котором основано — его существование во все времена, — пишет он в "Майн кампф", — показано самым великолепным образом в "Протоколах сионских мудрецов", которые евреи так ненавидят. "Франкфурт цайтунг" постоянно плачется перед публикой, что "Протоколы" якобы представляют собой подделку; это как раз и является самым надежным доказательством их подлинности. То, что евреи совершают, возможно, бессознательно, здесь находит свое осознанное выражение. Именно это имеет главное значение. Еврейский разум хладнокровно разработал эти откровения. Главное состоит в том, что они раскрывают перед нами с ужасающей достоверностью природу и деятельность еврейского народа и обнаруживают внутреннюю логику и конечные цели. Но реальность объясняет это лучше всего. Тот, кто возьмет на себя труд изучить историческое развитие за последние столетия, учитывая откровения этой книги, сразу поймет, почему еврейская пресса поднимает такой рев. Ибо, когда эта книга становится хорошо известна народу, еврейскую опасность можно считать навсегда побежденной"97. Несколько лет спустя, когда Германия находилась в тисках великого кризиса, Гитлер объяснял эту всемирную катастрофу точно так же, как и причины инфляции. Герман Раушинг записал его комментарий: "Разумеется, евреи изобрели эту экономическую систему постоянных взлетов и падений, которую мы называем капитализмом, — это гениальное изобретение с искусным, но все же простым, механизмом саморегулирования. Не стоит заблуждаться, — это гениальное произведение дьявольской изобретательности. Экономическая система наших дней — это творение евреев. Она находится под их исключительным контролем. Это — сверхгосударство, установленное ими над всеми государствами мира во всем блеске и славе. Но теперь мы бросили им вызов нашей теорией перманентной революции... Я прочитал "Протоколы сионских мудрецов" — и ужаснулся! Эта вкрадчивость вездесущего врага! Я сразу понял, что мы должны последовать их примеру, но, конечно, по-своему... Поистине, это — решающая битва за судьбу мира. — Не думаете ли вы, — возразил я, — что вы придаете слишком большое значение евреям? — Нет, нет, нет! — воскликнул Гитлер. — Невозможно переоценить потрясающее качество евреев как врага. — Но "Протоколы", — сказал я, — явная подделка... Для меня вполне очевидно, что они никак не могут быть подлинными. — Почему не могут? — проворчал Гитлер. Он сказал, что ему абсолютно наплевать, была ли эта история достоверной. Если и не была, ее внутренняя правда была для него более убедительной..."98 Таковы были публичные заявления потрясающе неразборчивого в средствах политика. Если бы мы не располагали другими свидетельствами, то мог бы возникнуть вопрос, где говорит Гитлер-политик, а где — Гитлер-человек. Однако существует немало других свидетельств, и то, что Гитлер говорил о всемирном еврейском заговоре в беседах с друзьями или в своих письменных излияниях, которые не были опубликованы, еще более поразительно. Самое раннее из этих свидетельств относится к мюнхенскому путчу 1923 года и представляет собой маленькую книжку богемского поэта и журналиста Дитриха Эккарта под названием "Большевизм от Моисея до Ленина. Мои беседы с Адольфом Гитлером", которая вышла в 1924 году. Это — вполне надежный источник, так как Эккарт был не только одним из основателей нацистской партии, но также одним из немногих настоящих друзей Гитлера (кстати, "Майн камнф" заканчивается воспоминаниями о нем). Вряд ли можно представить, что такой человек исказил взгляды своего близкого друга в книге, которую он готовил к печати. (Нацистская пропаганда хранила полное молчание о книге именно потому, что она была излишне разоблачительной.) В этой книге есть ссылки на другие произведения, и мы найдем здесь все, что ожидали: "Протоколы". "Международное еврейство" Форда, Гугено де Муссо, "Справочник по еврейскому вопросу" Фритша. Но, объединив все это с расистскими нападками фелькиш, Гитлер развернул целостную "философию истории", толкование жизни человечества с самого возникновения, толкование, которое отличается оригинальностью бреда. По мнению Гитлера, человеческая история является частью природы и развивается по тем же законам, что и природа. Если что-то происходит не так, это указывает на действие каких-то сил, противоборствующих намерениям природы; так происходило на протяжении тысяч лет. Затем следует краткое изложение истории, которое рисует картину постепенного вырождения человечества. Природа требует неравенства, иерархии, подчинения низшего высшему, а человеческая история состояла из цепи мятежей против этого естественного порядка, ведущего к установлению все большего равенства. Этот процесс можно сравнить с протеканием болезни, с работой микробов: "Распространяются по всему миру сначала медленно, затем — быстрый скачок. Повсюду они высасывают и высасывают. Вначале цветущее изобилие, а в конце остаются лишь крохи". Силой, углубляющей этот катастрофический процесс, является еврейский дух, который "существует изначально". Уже в Древнем Египте дети Израиля подточили "естественное" здоровое общество. Они добились этого, вводя капитализм (Иосиф был первым капиталистом), но прежде всего подстрекая низшие слои к мятежу, пока египтяне, беспокоившиеся о будущем своей нации, не восстали в гневе и не изгнали этих возмутителей спокойствия со своей земли, — таков подлинный смысл Исхода. Моисей, таким образом, — первый большевик, истинный предшественник Ленина, которого и Гитлер, и Эккарт считали евреем. Таковы истоки этого процесса, который с тех пор постоянно повторяется. В глазах Гитлера низшие социальные слои во всем мире слагаются из одинакового, в расовом отношении смешанного, а потому низшего материала. Суть еврейского всемирного заговора заключается в том, что евреи стремятся использовать эту "сборную солянку", чтобы свергнуть чистые в расовом отношении высшие классы и тем самым ускорить завоевание всего мира. В беседе со своим другом Гитлер откровенно высказал то, о чем впоследствии старательно избегал говорить публично, а именно что христианство является частью еврейского заговора. Иисус, конечно, был не евреем, а арийцем, и к тому же не Иисус, а Павел — создатель христианства. Восхваляя пацифизм и дух равенства, Павел лишил Римскую империю ее иерархических, военных структур, то есть ее стержня, что и вызвало ее падение; так евреи сделали еще один шаг на пути завоевания мирового господства. В нашу эпоху евреи вновь прибегают к тем же маневрам; и результатом явилась Французская революция, либерализм, демократия и, наконец, большевизм. Русская революция, потопившая в крови миллионы жертв, лишь один из последних эпизодов в вечной войне еврейства против других народов мира. Но Гитлер на этом не останавливается: каждый исторический эпизод, пришедший ему на ум, оценивается им все под тем же углом зрения, как бы мало он ни был связан с евреями и их происками. Так, например, он считал, что Лютер совершил роковую ошибку, подвергнув нападкам Римско-католическую церковь, так как тем самым он ослабил немецкий народ в его борьбе с евреями. Он должен был понять, что католицизм использовался евреями в собственных целях, и направить агрессию на этих скрытых евреев-агентов, державших в руках все нити. Если Лютер и обладал какими-то заслугами, то лишь благодаря тому, что в последние годы своей жизни подверг нападкам евреев; и всякий раз, когда Гитлер говорил о Лютере, он имел в виду одно — его враждебное отношение к евреям. Эта маленькая книжка раскрывает суть гитлеровского толкования истории. Он был убежден, что повсюду и во все времена евреи стремились к мировому господству; что везде и во все времена их цель — низвергнуть голубую кровь, элиту, которую сама природа поставила управлять народами, а евреи используют низшие слои, массы с нечистой кровью для выполнения за них этой работы. Мысли, записанные Эккартом в 1923 году (или раньше), Гитлер вскоре развил на страницах своих собственных работ, не столько в "Майн кампф", сколько в другой книге, написанной им в 1928 году и остававшейся неопубликованной и неизвестной до 1961 года, до ее появления в английском переводе под названием "Вторая книга Гитлера" (в Англии) и "Секретная книга Гитлера" (в Соединенных Штатах). В основном в этой книге приводятся доводы в пользу союза между Германией и фашистской Италией, но даже здесь Гитлер добавляет нечто вроде эпилога — несколько страниц, наполненных антисемитскими проклятиями. При этом он углубляет аргументацию: мы узнаем, например, что евреи не просто использовали для своих целей нечистые в расовом отношении массы, но и разработали стратегию, которая не позволяет им вырваться из этого нечистого состояния, что в свою очередь помогает держать их в покорности. "Окончательной целью еврейства является денационализация, всеобщее оглупление других народов, понижение расового уровня высокоразвитых народов, и господство этой расовой мешанины с помощью искоренения фелькишской интеллигенции и ее замены представителями собственного народа"99. Вот почему, пишет Гитлер, "...после большевистской революции еврейство совершенно уничтожило порядок, нравственность, обычаи, уничтожило брак как высочайший социальный институт и вместо него провозгласило свободное совокупление, в результате которого возникает низшая человеческая мешанина. Естественно, эта вырождающаяся масса не будет способна к самоуправлению. Евреи останутся единственным интеллектуальным элементом. И сегодня они стремятся низвести сохранившиеся государства до того же положения"100. Содрогаясь от этого "самого жуткого из всех преступлений, совершенных против человечества", Гитлер забыл пояснить, каким образом беспорядочные половые отношения среди русских могут нарушить биологическое равновесие русского населения. Размышления Гитлера нельзя назвать достаточно зрелыми. Его беседы за обеденным столом в штабе, когда он занимал пост Главнокомандующего немецкими вооруженными силами во время второй мировой войны, тщательно стенографировались. Если внимательно изучить эти записи, то мы обнаружим, что он развивал в это время те же самые идеи относительно евреев, что и в 20-е годы, часто повторяясь. По-прежнему таким же ему видится ход истории — упадок и разложение, утрата первоначального иерархического порядка. И причина та же самая: зловещий противоестественный принцип, нашедший свое воплощение в евреях и действующий среди народов, нечистых в расовом отношении. Даже метафоры те же: христианство и большевизм сравниваются с сифилисом и чумой, а евреев он постоянно называет бациллами. "Открытие еврейского вируса, — говорил он в 1942 году Гиммлеру, — это одна из величайших революций, совершенных в мире. Битва, которую мы сегодня ведем, является, по существу, той самой битвой, которую вели на протяжении прошлого столетия Пастер и Кох. Сколько болезней порождает еврейский вирус!. Мы сохраним свое здоровье, только уничтожив евреев"101. Эта мысль раскрывает сущность его безумной фантазии. Но в "Майн кампф" есть потрясающий отрывок, который заслуживает гораздо большего внимания: "Если еврей с помощью марксистского катехизиса одержит победу над народами мира, то его власть обернется пляской смерти для человечества, и наша планета, так же как миллионы лет назад, будет молча носиться в пустоте, лишенная признаков жизни... Я верю, что сегодня я действую в соответствии с целями всемогущего Создателя. Оказывая сопротивление евреям, я веду битву Господню"102. Хочется задать вопрос: что, собственно, имел в виду этот человек? Что означают слова о земле, лишенной признаков жизни? Ответ на эти вопросы, если подойти к ним глубже, в какой-то степени объясняет все чудовищные злодеяния, совершенные фашистами во время второй мировой войны. Ответ этот, конечно, не имеет ничего общего с атомной войной, — Гитлер писал эти строки в 1924 году. Он полагал, что лишь незначительная часть того, что считается человечеством, состоит из разумных человеческих существ; прежде всего это те, которые в его представлении принадлежали к нордическому происхождению, плюс (по политическим причинам) японцы. Остальные-то, что он называл "расовой мешаниной", — принадлежат не к человечеству, а к низшим сферам. Используя их для уничтожения правящих слоев, которые, но его мнению, "ipso facto" должны быть нордического происхождения, евреи, таким образом, в буквальном смысле слова, уничтожают на Земле человеческое население. Те, кто останется, — просто животные, лишь напоминающие человеческие существа; они будут находиться в полном подчинении у евреев, этих демонических существ в человеческой плоти. Даже для безумного немецкого расизма эти идеи отличаются крайней эксцентричностью. К сожалению, их проповедовал человек, ставший диктатором Германии, а это означает, что эти идеи не остались достоянием лишь горстки безумцев, они стали символом веры СС. Во имя этих чудовищных фантазий СС на гребне своей власти терроризировала и истязала Европу от Па-де-Кале до Волги. Листовка, выпущенная штабом СС, показывает, каким образом до этих людей доводилась версия еврейского всемирного заговора: "Как ночь восстает против дня, как свет и темнота являются вечными врагами, так и величайшим врагом человека, стремящегося к мировому господству, является сам человек. Низший человек — это тварь, которая биологически выглядит точно так же: от природы наделена руками, ногами, тем или иным мозгом, глазами и ртом, и тем не менее она совершенно иная, дрожащая тварь, это лишь подобие человеческого существа, с почти человечьим лицом, но ее дух и разум находятся на более низкой ступени, чем даже у животных. Внутри этого существа царит хаос диких неконтролируемых страстей: слепое стремление к разрушению, примитивные половые инстинкты, самая неприкрытая мерзость. Ничего, кроме подлости! Никогда этот низший человек не знавал покоя, никогда не знал мира... Ради сохранения жизни он ищет грязи, ада, но не солнца. И этот подземный мир полулюдей обрел своего вождя — Вечного Жида!" Стоит только уверовать в это, как тут же подобные убеждения приведут к массовым убийствам. Жертвами стали не только 6 млн. евреев, носителей воображаемой чумы. В глазах Гитлера Россия являлась той страной, где евреи с помощью революций "заразили" все население, и подобный взгляд, отчасти, объясняет ту непостижимую жестокость, с которой СС свирепствовало на территории Советского Союза. Когда началось немецкое вторжение, Гитлер объявил, что его целью является уничтожение 30 млн. русских. Число погибших русских в этой войне определяется цифрой, близкой к 20 млн.103 Обращение с пленными, которых бросали за колючую проволоку и предоставляли им право умирать с голоду, расправа с крестьянами, мужчинами и женщинами, которых загоняли в амбары и сжигали живьем, — все это, конечно, объясняется тем, что на них смотрели как на низшие существа, оглупленные евреями и завербованные ими. Следует отметить, что вначале Гитлер всячески избегал в публичных выступлениях даже упоминания о кровавых расправах, но и тогда время от времени он бросал зловещие фразы: "То, что готовится сегодня, будет страшнее мировой войны. Это будет осуществлено на немецкой земле во имя всего мира! Есть только два пути: либо мы станем жертвенным агнцем, либо победителями". Эта выдержка из речи Гитлера, произнесенной в 1923 году и направленной против евреев. Еще более зловещим можно назвать отрывок из "Майн кампф", который ясно предрешал, что будет происходить в лагерях массового уничтожения 20 лет спустя. "Германия, — говорит Гитлер, — проиграла войну только потому, что евреи-марксисты подорвали ее волю к победе", — и продолжал: "Если бы в начале или во время войны 12 или 15 тысяч этих негодяев, этих предателей народа, глотнули бы отравляющего газа... миллионные жертвы, принесенные на фронтах, были бы принесены не напрасно. Напротив, уничтожение 12 тысяч подонков в нужное время, возможно, даже спасло бы жизни миллионам приличных немцев, столь необходимых для будущего"104. На многих страницах "Майн кампф" Гитлер говорит о свержении "мирового еврейства" прямо с апокалипсическим энтузиазмом. Мы уже упоминали, что Сергей Нилус в своем эксцентричном христианстве рассматривал евреев как слуг Антихриста, обреченных на ту же судьбу — на уничтожение в подготовке к тысячелетнему царствованию Иисуса Христа, нисходящего на землю во славе. В "Книге откровения" Антихрист представлен штурмующим небо и сброшенным в ад; вызывает удивление, что Гитлер, презиравший христианство, прибегал к этим древним библейским образам, говоря о судьбе евреев. "Еврей идет своим фатальным путем, писал он, — до того дня, когда другая сила предстанет перед ним и в могучей схватке сбросит его, штурмующего небо, обратно к Люциферу"105. Здесь мы безошибочно угадываем апокалипсический надрыв, который усваивался Гиммлером и его СС. Эти люди в определенные моменты рассматривали уничтожение евреев как необходимую прелюдию к установлению немецкого тысячелетнего царства. Полезно обратиться к ценному свидетельству, оставленному Вислицени: "Так как Гиммлер прислушивался к советам астрологов и верил оккультным наукам, СС постепенно превращалось в какую-то новую религиозную секту..." Это было не ново, как представлял себе Вислицени: в средневековой Европе существовали апокалипсические секты, которые считали, что именно им поручена божественная миссия очистить мир путем уничтожения евреев106. Вислицени также заявил, что, по мнению Гитлера, война 1939 года была прежде всего окончательной битвой против еврейства. Как мы уже отмечали, немецкие издатели "Протоколов" всегда утверждали, что первая мировая война — дело рук евреев; теперь Гитлер объявил их виновными в войне, которую сам намеревался развязать во всем мире, одновременно предрекая геноцид, который готовился в широких масштабах. 30 января 1939 года он заявил в рейхстаге: "Сегодня я вновь хочу выступить как пророк: если международные еврейские финансовые круги как в Европе, так и за ее пределами добьются вовлечения в мировую войну других народов, то ее исходом будет не большевизация земного шара и победа еврейства, а уничтожение еврейской расы в Европе"107. Эту мысль Гитлер развивал на протяжении всей войны. Он повторил свою угрозу в рейхстаге 1 сентября 1939 года, перед началом вторжения в Польшу. 30 января 1941 года она прозвучала во Дворце спорта в Берлине: "Мне не хотелось бы забывать то обстоятельство, о котором я уже однажды упоминал в немецком рейхстаге 1 сентября 1939 года, а именно: если мир вновь будет погружен в мировую войну, то роль еврейства в Европе будет полностью раскрыта. Они могут насмехаться сегодня, как осмеивали мои пророчества и прежде. Грядущие месяцы и годы докажут, что в этом я также прав"108. В июне 1941 года началось вторжение в Советский Союз и одновременно уничтожение русских евреев. 30 января 1942 года Гитлер с еще большей уверенностью заявлял: "Мы полностью отдаем себе отчет в том, что эта война завершится либо уничтожением арийских народов, либо исчезновением еврейства в Европе. Я уже говорил об этом в немецком рейхстаге 1 сентября 1939 года, — а я никогда не спешу с пророчествами, — что эта война кончится не так, как предполагают евреи, а именно — уничтожением арийских народов. Ее окончательным исходом явится полное уничтожение еврейства"109. В 1942 году лагеря массового уничтожения были созданы в Польше, куда сгонялись евреи из всех стран Европы. В поздравлении по случаю нового, 1943 года Гитлер объявил: "Я повторяю, что надежда международного еврейства на то, что оно уничтожит немецкий и другие европейские народы в новой мировой войне, является самой крупной ошибкой из всех, которые оно совершало за тысячелетие; оно уничтожит не немецкий народ, а самое себя, и в этом сегодня не может быть никакого сомнения..."110 Все эти публичные заявления, сделанные фюрером перед немецким народом, были объяснением политики, проводимой германским правительством якобы с целью предупреждения происков "международных еврейских финансовых кругов", то есть "сионских мудрецов". Вновь можно задать вопрос, в какой степени они отражали взгляды Гитлера, и вновь мы сталкиваемся с их абсолютной идентичностью. В частной беседе с Гиммлером в октябре 1941 года Гитлер сказал: "Уничтожив чуму, мы окажем человечеству такую услугу, о которой наши солдаты не имеют никакого представления... С трибуны рейхстага я предрек еврейству, что в случае, если война окажется неизбежной, евреи исчезнут из Европы. На совести этой расы преступников — два миллиона немецких смертей в первой мировой войне, а теперь еще сотни тысяч..."111 В последние недели перед самоубийством он вновь возвращался к этой теме: "Я вел честную игру с евреями. Накануне войны я сделал им последнее предупреждение. Я говорил, что если они опять ввергнут мир в новую мировую войну, то на этот раз им не будет пощады, что этот паразит будет окончательно уничтожен в Европе. Они ответили на это предупреждение объявлением войны... Мы проткнули еврейский нарыв. Будущий мир будет нам вечно благодарен"112. В политическом завещании, которое продиктовано в ночь с 29 на 30 апреля 1945 года (Гитлер застрелился 30 апреля), он вновь настойчиво повторял: "Неправда, что я или кто-либо другой в Германии хотел войны 1939 года. Ее жаждали и спровоцировали исключительно те международные политики, которые были либо евреями, либо защищали их интересы..." И в заключение завещания, в последних написанных им словах, Гитлер призвал элиту немецкой нации к "беспощадной борьбе со всемирным отравителем всех народов, международным еврейством"113. Обстоятельства, при которых эти слова были произнесены, показывают, что в определенном смысле они искренни, но все же — как Гитлер мог считать евреев инициаторами той войны, которую он сам развязал? Ответом может служить только предположение, что для Гитлера все, что ограничивало его собственное маниакальное стремление к господству, автоматически воспринималось как часть еврейского всемирного заговора. Эта идея стала центральной для всей его политической деятельности, не исключая периода войны. Любая нация, большая или малая, которая пыталась защитить свою территорию или свои интересы от ненасытных притязаний Германии, тем самым доказывала, что является орудием в руках "сионских мудрецов". Размышляя над тем, что скрывается за всем этим, неизбежно задаешь другие вопросы. Иногда утверждают, что Гитлер был просто сверхмакиавеллистом, человеком без убеждений и без чести, абсолютным циником, для которого целью и основной ценностью была только власть. Конечно, существовал и такой Гитлер, но не менее реален и другой Гитлер — человек, обуреваемый фантазией о всееврейском заговоре114. Интересно выяснить, в какой степени бред полубезумного определял его поступки. Какая мощь скрывается за этой потрясающей карьерой — от создания нацистской партии, борьбы за власть и до установления диктатуры и террора, — как много рождено его тайной мечтой о пресечении всемирного еврейского заговора, об уничтожении евреев? Трудный вопрос, в этом нег сомнения, но он задавался некоторыми видными нацистами, хотя, возможно, они его формулировали иначе. "Ради чего еще, — задавал вопрос верховный судья партии Вальтер Буш в статье, опубликованной в партийной газете, — ради чего еще вели мы борьбу, испытывали лишения и нужду, ради чего еще погибают наши мужественные юноши из "Гитлерюгенда", если не ради предоставления немецкому народу возможности в один прекрасный день начать борьбу за освобождение от еврейских угнетателей... В эту борьбу мы сейчас вовлечены... И победу одержит Адольф Гитлер..."115 И снова: в какой степени Гитлер и его непосредственное окружение учитывали в своей политике и деятельности воображаемых "сионских мудрецов"? По мнению Раушинга, "Протоколы" были для Гитлера основным руководством в осуществлении его политики; в 30-е годы были написаны три книги, которые показывали, как во всех деталях нацистская политика следовала изложенному в "Протоколах" плану. Конечно, такая аргументация может нас далеко увести, но тем не менее это не означает, что она целиком лишена исторической правды. Следует поразмыслить над другими, более недавними по времени заявлениями. "Нацисты, — пишет Ханна Арендт, — начали со лжи о заговоре и, более или менее сознательно, определили свою "позицию" по отношению к тайному обществу "сионских мудрецов"116. Леон Поляков констатирует в связи с этим, что нацистские лидеры начали с опьянения сенсационной низкопробной литературой типа "Протоколов", а закончили претворением этих чудовищных бредней в реальность, превосходящую всякое воображение. И это справедливо. Беспощадная борьба банды заговорщиков, которые поставили цель — достижение мирового господства, создание мировой империи небольшим, высокоорганизованным народом, полное презрение ко всему человечеству, прославление насилия и массовой нищеты, — все это можно найти в "Протоколах", и они отвечали самому духу нацистского режима. Можно сказать с полной ответственностью: в этой нелепой фальшивке, датируемой временем русских погромов, Гитлер услышал зов родственного духа и откликнулся на него всем своим существом. Глава VI. Миф в нацистской пропаганде. 1. "Протоколы" и миф о всемирном еврейском заговоре использовались нацистской пропагандой постоянно, начиная с рождения партии в начале 20-х годов и до падения Третьего рейха в 1945 году. Сперва их использовали, чтобы помочь партии захватить власть, затем, чтобы оправдать террор, позже, чтобы оправдать войну, далее для оправдания геноцида и, наконец, чтобы оттянуть капитуляцию. История развития мифа на протяжении этих лет, как и история изменения целей, которым его заставляли служить, отражает историю подъема и падения Третьего рейха. На заре нацистского движения главным пропагандистом мифа и "Протоколов" был Альфред Розенберг, официальный идеолог партии. Розенберг был выходцем из Прибалтики и не отличался чистотой немецкой крови (как он заявлял, один из его предков — латыш). Будучи уроженцем Ревеля и русским подданным, он даже после революции продолжал изучать архитектуру в Москве. Ему было около 25 лет, когда революция пробудила в нем интерес к политике. Розенберг стал фанатичным антибольшевиком. В 1918 году он присоединился к отступавшим из России немецким войскам, как и Винберг, которого он хорошо знал и который оказал на него глубокое влияние. В Германии Розенберг вступил в только что основанную нацистскую партию и стал ближайшим соратником Гитлера. Гитлер всерьез никогда его не воспринимал, и к моменту прихода партии к власти Розенберг уже начал терять в ней влияние, тем не менее он сумел придать нацистской идеологии специфические черты. Если с момента основания в 1919 году нацистская партия уже отличалась безудержным антисемитизмом, то ненависть к русскому коммунизму захлестнула ее лишь в 1921-1922 годах, прежде всего, очевидно, благодаря Розенбергу. Он стал связующим звеном между русскими антисемитами-черносотенцами и германскими антисемитами-расистами; точнее, воспринял отношение Винберга к большевизму как еврейскому заговору и изложил его в расистских терминах идей фелькиш. Родившаяся в конечном итоге идефикс, воплощенная в бесчисленных статьях и памфлетах, стала излюбленной темой не только Гитлера, но и заняла центральное место в мировоззрении и пропаганде нацистской партии. Розенберг провозгласил себя экспертом по большевизму, однако не прочел ни строчки из Маркса и Энгельса, не изучал историю или теорию социализма, ничего не знал об истории русского революционного движения. Для него было достаточно утверждать, что Керенский — еврей и его фамилия Кирбис (!) и что Ленин — "калмык-татарин" (он мог бы сопоставить собственные идеи с теми, которые провозглашались самим Гитлером). Большая часть фактов, несомненно, поставлялась ему Винбергом и другими правыми русскими эмигрантами. Многие его статьи в партийной газете "Фелькише беобахтер" почти целиком основаны на публикациях в "Луче света", а огромные куски его "великого труда" — не поддающегося прочтению "Мифа двадцатого столетия" — прямо заимствованы из сочинений Винберга. Между 1919 и 1923 годами Розенберг написал, помимо бесчисленных статей, пять памфлетов о всемирном еврейском заговоре (вместе с масонами или без оных), создал краткий перевод работ своего "знаменитого" предшественника XIX века — Гуньо де Муссо, и солидный том комментариев к "Протоколам". В то время как его толстенный "Миф двадцатого столетия" вряд ли кем-либо был прочитан (и, во всяком случае, не вождями нацизма), эти ранние памфлеты имели большой успех. Типичной является брошюра "Чума в России", опубликованная в 1922 году. Из нее мы узнаем, что царская Россия вызывала враждебность евреев не погромами, как можно было бы предположить, и не угнетением, а нежеланием финансировать капитализм. Чтобы преодолеть это препятствие и в то же время наказать несговорчивых русских, евреи употребили свое диалектическое искусство, веками оттачивавшееся в талмудических толкованиях, для обмана русского народа, который легко откликнулся на призыв к уничтожению национальной элиты. Это и подвигло еврейских большевиков на национализацию русской промышленности, то есть на ее экспроприацию для обогащения себя, своих друзей и родственников за границей. Оставалось только организовать Красную Армию, ядром которой стали латыши и (поразительная новость) бывшие китайские торговцы шелком, и наконец русский народ принудили подчиниться капитализму. Во всем этом особая роль отводилась Вальтеру Ратенау. Розенберг считал, что Ратенау был тесно связан со всемогущими еврейскими большевиками в Советском Союзе; они делились с ним богатствами, выкаченными из русской промышленности, а он в обмен заключил Рапалльский договор, который позволял "менялам и советским евреям" эксплуатировать германскую нацию. Если Ратенау и ему подобным дать волю, считал Розенберг, латыши и китайцы под командой евреев вскоре будут расстреливать немецких рабочих. Кто отважится отрицать, что такие люди "давно уже созрели для тюрьмы и галер"? Вскоре после появления этой брошюры Ратенау был убит юношей, придерживавшимся точно таких же взглядов. Достойное начало карьеры, которая спустя поколение завершилась казнью Розенберга как одного из главных военных преступников! Сочинения Розенберга написаны в жанре политической публицистики, направленной на поддержку нацистской партии в борьбе за власть, но их дух скорее схож с апокалипсическим пророчеством. В иные минуты на самого Гитлера накатывали апокалипсические настроения, но для Розенберга это было естественное состояние. "Евреи являются нашими метафизическими противниками в истории, — писал он в 1923 году в своем комментарии к "Протоколам". — Мы никогда отчетливо не сознавали этого... Сегодня, когда извечно враждебная и чуждая сила наконец обрела такую чудовищную власть, ее ощущают и ненавидят именно как враждебную и чуждую. Впервые в истории инстинкт и знание прояснили сознание. Еврей стоит на самой вершине власти, на которую он вскарабкался с потрясающей легкостью, но его ждет падение в бездну. Последнее падение. После этого еврею не будет места в Европе или Америке. Сегодня из всемирного хаоса рождается новая эра, отвергающая большинство идей, унаследованных от прошлого. Один из многообещающих признаков грядущей борьбы за новую организацию мира — это понимание природы демона, которому мы обязаны своим нынешним падением. Затем откроется дорога новой эре"117. Так относился Розенберг к "Протоколам" в 1923 году. Десять лет спустя новому изданию было предпослано предисловие — Розенберг явно одобрил его, хотя, быть может, и не он его писал, — приветствующее приход Третьего рейха: "В центре находится лучезарный народ — Германия, — могучее возрождение которого раздвигает клыки еврейского всемирного окружения, и он рвет сеть, в которую его поймали талмудические охотники, он словно Феникс, восстает из пепла сожженной материалистической философии. Германский рейх стоит в центре мира, и очистившаяся нация открывается тем, кто способен видеть, ярко сияя, словно новая заря творения. Духи подземной бездны отступают перед этим подъемом. Еврейство — дух разложения, темный демон созидательных народов — чувствует, что поражено в сердце. Кольцо еврейского плана завоевания мира еще не сомкнулось, вскоре оно должно вновь ввергнуть людей в кровавую междоусобицу. ...Пусть новое издание этой книги еще раз возвестит германскому народу, какой ложью его опутали, пока великое германской движение не развеяло ложь... и как глубоко вожди национал-социализма понимали эту опасность с самого начала движения"118. Розенберг простодушно верил в галиматью, которую писал. Иозеф Геббельс, который в 1928 году стал шефом партийной пропаганды, был большим циником, и его пропагандистские трюки в основном строились на преднамеренной лжи. Прекрасным образчиком могут служить вариации на тему "Протоколов", опубликованные в декабре 1929 года. Под заголовком "Рынок рабов" на плакатах и в партийных журналах появилось сообщение о последнем решении международных еврейских банкиров: поскольку Германия не может полностью выплатить репарации, она должна восполнить дефицит средств, экспортируя юношей и девушек. Таковых будут отбирать еврейские хозяева Германии; еврейских юношей, естественно, трогать не будут. "В переводе с идиша на немецкий это означает: принудительный экспорт германского народа. В этом не может быть сомнения". В качестве источника этой басни указывалась "Берлинер тагеблат" — вполне респектабельная газета, которая ничего не публиковала на эту тему119. Эта история родилась во время кампании, предшествовавшей выборам в рейхстаг в 1930 году, которые положили начало стремительному взлету нацистской партии. С 1928 по 1933 год партия легко поднялась с девятого места в рейхстаге (менее 1 млн. голосов и всего 12 мест) на первое (более 17 млн. голосов и 288 мест). Каждая новая ступень кампании сопровождалась дальнейшим усилением антисемитской пропаганды. Можно легко оспорить утверждение — и его часто оспаривали, — будто успех партии был вызван прежде всего ее антисемитизмом, будто каждый, кто голосовал за нацистов, обязательно был фанатичным антисемитом. И все же... Гитлер никогда бы не пришел к власти, если бы не экономическая депрессия, которая в одно время довела число зарегистрированных безработных в Германии до 6 млн., ввергла почти все население — средние классы, крестьянство, а также промышленных рабочих — в хроническую нищету, породила тревогу и неуверенность. В такой отчаянной обстановке, когда страна только начала оправляться от предыдущих ударов — военного разгрома и галопирующей инфляции — Гитлер использовал всю мощь своей демагогии. Он нападал на победивших союзников, особенно на французов, за порабощение немецкого народа: на германский республиканский режим за неумение справиться с кризисом; на левые партии за раскол нации; на правые партии за их неэффективность; на плутократов и монополистов за эксплуатацию всех остальных. Фактически он нападал на всех, хотя самые яростные атаки были направлены против евреев. Кроме того, он демонстрировал железную волю, готовность действовать, и действовать решительно, в обществе, которое не привыкло к неопределенности, порожденной демократией, особенно в обстановке новой и непривычной формы правления. Все это помогло Гитлеру прийти к власти, точнее, помогло ему завоевать 37,3 процента голосов избирателей: это было максимальное количество голосов, которое он смог получить на свободных выборах в июле 1932 года. Все очевидцы согласны с тем, что Германия в момент прихода к власти Гитлера не была охвачена горячкой антисемитизма, не была загипнотизирована мифом о всемирном еврейском заговоре и не жаждала крови евреев. Хотя самое популярное издание "Протоколов" разошлось за 12 лет в количестве 100 тыс. экземпляров, — знаменитый антивоенный роман Ремарка "На Западном фронте без перемен", опубликованный в 1929 году, разошелся за год тиражом в четверть миллиона, и многие другие прогрессивные романы также расходились большими тиражами. Нельзя также полагать, что сама нацистская партия, в которой состояло сравнительно мало (около миллиона) членов, в целом формировалась из фанатиков-антисемитов. В 1934 году предприимчивый американский социолог Теодор Абель объявил, что собирает автобиографии членов партии, в которых должны быть указаны мотивы их вступления в ряды нацистов. Шестьсот человек добровольно прислали свои жизнеописания. Поразительно то, что 60 процентов откликнувшихся вообще не упомянули антисемитизм в ряду мотивировок. Некоторые даже открыто отмежевались от этого аспекта политики партии: "Мой пульс бился сильнее, когда я слышал слова о Родине, единстве и потребности в верховном вожде. Я чувствовал, что принадлежу к этим людям. Я только не мог согласиться с их утверждениями о евреях. Меня от этого тошнило после того, как я вступил в партию". Более того, статистический анализ показал, что, в то время как антисемитизм фигурировал почти в половине биографий, написанных представителями средних классов, в том числе лицами свободных профессий, о нем упоминали менее 30 процентов промышленных или сельскохозяйственных рабочих120. Если настоящая приверженность антисемитизму была редкостью внутри партии, как следует из этого опроса, вряд ли она была значительно распространена и среди широких слоев населения, в партию не вступавших. Но при всех этих оговорках несомненно, что многие из тех 17 миллионов, которые голосовали за нацистов в 1933 году, должны были высказаться по крайней мере за некоторые ограничения евреев в гражданских правах. Кроме того, очевидно, существовало множество фанатичных антисемитов, например, в национальном студенческом движении (которое нацисты подчинили себе в 1931 году) или среди 400 тыс. членов отрядов штурмовиков СА — сотни тысяч людей, которые бы согласились с тем, что написал один из корреспондентов Абеля: "История мира потеряла бы всякий смысл, если бы иудаизм с его разлагающим духом, воплощение всего злого, одержал бы победу над истиной и добром, воплощенными в идее Адольфа Гитлера. Я верю, что наш вождь, Адольф Гитлер, дарован немецкому народу самой судьбой как наш спаситель, несущий свет во тьму"121. Таковы были плоды 50-летней кампании, завершившейся 14 годами усиленной, яростной, неустанной агитации, действовавшей прежде всего среди молодежи. Это были отравленные плоды, потому что именно фанатизм меньшинства и равнодушие большинства дали толчок дальнейшему развитию событий — от первых ограничений к последующему уничтожению122. В феврале 1933 года Гитлер стал рейхсканцлером, а 1 апреля начались преследования евреев — с принудительного однодневного бойкота еврейских магазинов. "Протоколы" были использованы уже для этой первой антисемитской акции, прежде всего Юлиусом Штрайхером в "Фелькише беобахтер". "Базельский план"123, объявил он, был близок к осуществлению, но "в 10 часов утра в субботу 1 апреля германский народ начал решительные действия против мировых преступников — евреев! Национал-социалисты! Поразите всемирных врагов!"124. Бойкот был пробным шаром: поскольку никто не протестовал, правительство стало вводить антисемитские законы. Вскоре евреи были отстранены от государственной службы, свободные профессии были для них также запрещены, и в сентябре 1935 года нюрнбергские законы окончательно поставили их вне общества. В непрерывной пропагандистской кампании, которая сопровождала эти меры, "Протоколы" и миф о всемирном еврейском заговоре играли весомую роль. "Фелькише беобахтер" напоминала о них беспрестанно, а еженедельник Штрайхера "Дер штюрмер" печатал то выдержки из "Протоколов", то душераздирающие истории о германских девушках, изнасилованных евреями, о ритуальных убийствах немецких детей. Усилия "Дер штюрмер" были особенно важны, поскольку эта гнусная газета имела тираж почти в полмиллиона — один из самых больших в Германии, — а также вывешивалась на специальных стендах в городах и деревнях по всей стране; особенно зловещим было ее использование в школах. Сами "Протоколы" рекламировались официально. Новое партийное издание было снабжено настойчивым призывом к каждому гражданину: "Каждый германец обязан изучить ужасающие откровения Сионских мудрецов и сравнить их с безграничной нищетой нашего народа; сделать необходимые выводы и проследить, чтобы эта книга попала в руки каждому германцу... Мы, германские расисты, должны быть благодарны Провидению, которое осветило наш путь именно в то мгновение, когда все, казалось, было потеряно. Тяжелая борьба ожидает нас. Наша первая задача — дать противоядие душе германского народа и пробудить в ней понимание благородства арийской расы. С Богом — за воскрешение Германии!"125 "Протоколы" хорошо продавались — и в отличие от другой "священной" книги Третьего рейха "Майн кампф", — их не только покупали, но и читали. Многие читатели становились фанатичными поклонниками "Протоколов"126. Менее чем за два года после прихода Гитлера к власти интеллектуальный и нравственный уровень в Германии упал так низко, что министр просвещения смог объявить "Протоколы" одной из главных книг для чтения в школах. Подобный ход событий коснулся не только евреев. В царской России миф о всемирном еврейском заговоре использовался для дискредитации демократического строя; теперь, в Третьем рейхе, его использовали не только для дискредитации возможных противников диктатуры, но и для оправдания всей системы террора. В 1935 году Рейнхард Гейдрих, главный помощник Генриха Гиммлера, писал, что все оппозиционные организации разгромлены. В то же время он утверждал, что иудейско-масонский всемирный заговор все еще прилагает усилия, чтобы подорвать, отравить и разрушить германский народ: "История последних тысячелетий учит нас умению распознавать врага. Мы видим, что сегодня впервые ухватили врага за самые корни. Удивительно ли, что он защищается все яростней?" Гейдрих признал, что предполагаемая активность великих заговорщиков почти не заметна, что ее крайне трудно обнаружить: "Когда после захвата власти исчезла открытая оппозиция и началась глубинная духовная борьба, многие члены СС оказались безоружными в этой борьбе, поскольку не сумели распознать всепроникающую природу противника". Тем не менее он настаивал: "Мы, воины, должны признать: потребуются годы ожесточенной борьбы, чтобы поразить врага повсюду, уничтожить его и обезопасить кровь и дух Германии от новых поползновений врага"127. На практике это означало, что всякий, кого режим по тем или иным причинам захочет преследовать или уничтожить, может быть объявлен наемником неувядающего еврейского всемирного заговора. Это означало также, что отрицать существование всемирного заговора может только враг режима, которого также надлежит преследовать и уничтожать. Так антисемитский миф, выдуманный несколькими эксцентричными священнослужителями и направленный против Французской революции, в 1930-е годы стал средством, при помощи которого тоталитарное правительство укрепляло свою власть над великой европейской нацией. Миф о всемирном еврейском заговоре был также способом заставить немецкий народ принять внешнюю политику правительства. Эта политика была нацелена на войну, но такую цель ни одно современное европейское правительство — даже Гитлер — не могло ставить, открыто. Поэтому с 1933 года внешняя политика Германии изображалась прежде всего как защита против вражеской блокады, организованной евреями. Особенно Советский Союз изображался таким, каким его всегда представлял себе Гитлер, страной недочеловеков, управляемых евреями, Геббельс разражался филиппиками на эту тему во время ежегодных партийных съездов в Нюрнберге. В 1935 году он объявил, что большевизм — это сатанинский заговор, который мог созреть лишь в мозгу кочевника, а нацистская Германия — это скала, о которую бессильно разобьется азиатско-еврейский поток. На следующий год он назвал большевизм сумасшедшей и преступной чепухой, измышленной и организованной евреями, имеющей целью уничтожение европейских народов и установление на руинах мирового господства128. У Штрайхера тоже имелось в запасе несколько перлов. Когда в 1935 году Советский Союз был принят в Лигу Наций, он заявил, что демократические правительства, поддержавшие этот шаг, наверняка состоят из тех пресловутых 300 человек, которых упоминал Ратенау, — "и эти триста человек принадлежат к еврейской расе и масонскому заговору"129. Тем временем усердные исследователи публиковали труды под таким, например, названием: "Евреи за спиной Сталина", где доказывалось, что все значительные лица в Советском Союзе — евреи. Поскольку в действительности почти все евреи, которые играли сколько-нибудь заметную роль в советской Коммунистической партии, были к этому времени ликвидированы Сталиным, работа была нелегкой — приходилось выдумывать горы лжи: еврейское происхождение приписывалось всякому человеку с латышским, армянским или татарским именем, да и обычным русским. Правда, затем такую процедуру распространили и на другие страны. Вскоре каждый политик любой страны, который пытался помешать планам Гитлера, начиная с Рузвельта, объявлялся евреем, евреем наполовину или по крайней мере мужем еврейки. Огромное количество соответствующих сведений выдавало Министерство пропаганды Геббельса, где в них почти не верили, и различные партийные учреждения, подчинявшиеся Розенбергу, где верили гораздо большему. Странные вещи наблюдались в 1939-1940 годах, когда надо было поддержать германо-советский пакт о ненападении; обнаружили даже, что Советский Союз вовсе не управляется евреями, а предыдущие заявления были обманом, внушенным легковерным немцам иудаизированными англичанами. Однако это было слишком даже для Геббельса, и он, должно быть, почувствовал облегчение, когда в 1941 году его утверждения о тождестве евреев и коммунистов в конце концов оправдались. Однако, какие бы иные цели ни преследовала эта пропаганда, какие бы иные задачи она ни решала, главной ее мишенью всегда были сами евреи и главной задачей было представить этих людей олицетворением зла. Финалом подобного пути было убийство, и уже перед войной одержимые "Протоколами" люди намекали на такую возможность. В конце 1936 года "Дер штюрмер" предсказывала очистительную операцию всемирного размаха: "Необходимо сосредоточить волю германского народа на разрушении бацилл, расселившихся в его теле, необходимо объявить войну всем евреям в мире. Ее конечным результатом явится решение проблемы: или христианские добродетели спасут мир, или он погибнет от еврейской отравы... Мы верим в конечную победу германского народа и в освобождение, таким образом, всего нееврейского человечества. Те, кто поразят мирового Еврея, спасут землю от Дьявола"130. На Нюрнбергском партийном съезде 1937 года Геббельс превзошел самого себя: "Европа должна увидеть и распознать опасность... Мы будем бесстрашно указывать на еврея как на вдохновителя и инициатора, наживающегося на этих страшных катастрофах... Смотрите, вот враг планеты, разрушитель цивилизаций, паразит среди народов, сын Хаоса, воплощение зла, демон, который несет человечеству вырождение"131. В октябре 1938 года можно было быть еще откровеннее, и "Дер штюрмер" могла писать о евреях: "Бактерии, паразиты, вредители — их нельзя терпеть. Для того чтобы блюсти чистоту и гигиену, мы обязаны их обезвреживать, убивать"132. Все это, может быть, оставалось бы просто словами, если бы не война, которая к 1941 году бросила большинство европейских евреев во власть Гитлера, предоставив ему обширнейшие пространства, на которых можно было осуществлять уничтожение133. Гитлер считал свою войну войной "мирового еврейства" против национал-социалистической Германии: когда, началось уничтожение, эта идея постоянно звучала в немецкой пропаганде. Пропаганда, конечно, никогда не рассказывала о массовых казнях и газовых камерах (это было запрещено), но она постоянно подчеркивала, что евреев заставляют платить за войну их собственными жизнями. Любопытный маневр: нацистские вожди пытались вовлечь весь немецкий народ в преступление, не признаваясь в содеянном. Вскоре после того, как немецкие войска вторглись в Россию, появилась брошюра под названием "Германские солдаты видят Советский Союз", вдохновителем которой был Геббельс. В ней утверждалось, что "еврейский вопрос решается с впечатляющей тщательностью... Как сказал Фюрер, если еврейству удастся вовлечь европейские народы в бессмысленную войну, это будет означать истребление еврейской расы в Европе! Евреи должны были понимать, что Фюрер серьезно относится к своим словам, и теперь они должны принять все, что обрушилось на них, как бы им ни было тяжело, это необходимо для того, чтобы в конце концов мир и спокойствие воцарились среди народов"134. В ноябре 1941 года Геббельс публично оправдывал убийство евреев: "В этой исторической обстановке всякий еврей — наш враг... Все евреи уже от рождения, по расе принадлежат к международному заговору против национал-социалистской Германии... Каждый немецкий солдат, павший в этой войне, увеличивает долг евреев. Он на их совести, и поэтому они должны заплатить за это"135. Выступая в мае 1942 года в Карлсруэ, лидер Германского рабочего фронта Роберт Лей был еще откровеннее: "Недостаточно изолировать врага человечества — еврея, еврей должен быть уничтожен"136. В том же месяце партийный журнал "Фельк унд рас" объявил: "Правильный подход к пониманию еврейства требует его полного уничтожения"137. В 1943 году реанимировали даже старинный миф о еврейских ритуальных убийствах. В 30-е годы эта тема использовалась практически лишь Штрайхером и "Дер штюрмер", по теперь люди с университетскими дипломами начали выпускать солидные тома, в которых доказывалось, что ритуальное убийство в миниатюре раскрывает то, что полностью обнаружила война: еврейский план уничтожения всех христиан. Гиммлер был настолько восхищен одной из подобных книг, что раздавал ее старшим чинам СС и разослал сотни экземпляров для вручения истребительным батальонам в России. У него возникла еще одна блистательная идея: "Мы должны сейчас же использовать наших осведомителей в Англии138 для ознакомления с материалами судов и полиции о пропавших детях, чтобы давать в нашем радиовещании краткие объявления: при таких-то обстоятельствах исчез ребенок, и это, видимо, результат еврейского ритуального убийства... Я считаю, что мы придадим антисемитской пропаганде невероятную мощь, если будем внедрять ее на английском, может быть даже, на русском языках, особо отмечая ритуальные убийства"139. Гитлер, Гиммлер и Геббельс разделяли иллюзию, будто британскую и американскую нравственность можно подорвать пропагандой на тему о всемирном еврейском заговоре. Такая пропаганда действительно имела кратковременный эффект во Франции и Англии зимой 1939/40 года, когда ходили смутные толки о "еврейской" войне; но затем ее воздействие постоянно уменьшалось, и Геббельс фантастически просчитался, когда в 1943 году увеличил время радиовещания на заграницу, посвященное антисемитским темам, с 70 до 80 процентов140. Нацистские вожди, однако, были столь убеждены в правильности своих расчетов, что всерьез ожидали крупных антисемитских волнений в Англии и Соединенных Штатах, движений, которые могли бы свергнуть демократические правительства, заключить мир с Германией и присоединиться к делу уничтожения евреев. Отчасти их настроения раскрывает Иоганн фон Леерс141, который специализировался на "Протоколах", "Речи Раввина" и сказках о ритуальных убийствах. Вот что он говорил в предисловии к своей книге "Преступная природа евреев" в 1942 году: "Поскольку наследственно преступная природа еврейства может быть продемонстрирована, каждый человек, который уничтожает наследственных преступников, не только морально оправдан, но и каждый, кто поддерживает и защищает евреев, столь же виновен в покушении на общественную безопасность, как человек, который выращивает холерные бациллы без соответствующих мер предосторожности". К этому времени военная фортуна отвернулась от Германии, и речи о всемирном еврейском заговоре стали произноситься ради укрепления воли к борьбе. В феврале 1943 года "Дойчер вохендинст" — "Германская еженедельная служба", состоявшая из конфиденциальных инструкций Геббельса писателям и ораторам на политические темы, — давала рекомендацию: "Подчеркнуть: если мы проиграем войну, мы окажемся не в руках других государств, но мы будем все уничтожены мировым еврейством. Еврейство твердо намерено уничтожить всех немцев. Международные законы и международные обычаи не защитят нас от еврейского стремления к тотальному уничтожению"142. Это, конечно, была циничная и хорошо рассчитанная пропаганда, но, кроме того, эта рекомендация давала слегка замаскированное описание того, что немцы действительно в тот момент совершали по отношению к евреям. По мере того как шансы Германии выиграть войну уменьшились, стремление уничтожать евреев приобрело фантастические масштабы — как будто нацистские вожди хотели одержать хотя бы эту, самую существенную для них победу. В начале 1943 года новые газовые камеры были сооружены в Освенциме, и в присутствии высокопоставленных гостей из Берлина был пущен первый крематорий. В 1943 и 1944 годах процесс уничтожения ускорился до того, что летом 1944 года в Освенциме были уничтожены в газовых камерах и сожжены в один из дней 12 тыс., в другой — 15 тыс., в третий — даже 22 тыс. евреев. Осенью 1944 года Голокауст143 завершился, но пропаганда, не умолкая, твердила о еврейском всемирном заговоре. В сентябре "Дейчер вохендинст" подчеркивала, что писатели и ораторы должны изображать евреев единственным настоящим врагом, единственным инициатором войны и ответчиком за ее последствия. Пропаганда в армии на Восточном фронте вполне откровенно говорила об уничтожении евреев и оправдывала его как чисто оборонительную меру. Следующий текст, к примеру, взят из армейской публикации, которая исходила от высшего военного командования: "Среди нашего народа до сих пор есть отдельные люди, которые чувствуют себя не совсем уверенно, когда мы говорим об уничтожении евреев в нашей стране. Понадобились сила характера и энергия величайшего человека, которого единожды за тысячелетие дал миру наш народ, чтобы сорвать с наших глаз повязку еврейского обмана. Еврейская плутократия и еврейский коммунизм стремятся уничтожить германский народ, вырвавшийся из их рабства. Кто в этой борьбе может говорить о жалости или христианском милосердии и т. п.? Еврея следует уничтожать, где бы мы его ни обнаружили"144. К октябрю 1944 года было уничтожено 5-6 млн. евреев, а между тем Германия оказалась перед лицом вторжения с Востока и Запада. Гиммлер, предвидя, что вскоре Освенцим будет занят русскими, и надеясь, возможно, снискать расположение западных союзников, приказал прекратить систематическое уничтожение евреев (хотя десятки тысяч человек были обречены на смерть от голода). Можно было ожидать, что с этого момента наконец прекратится разговор о "Протоколах" и еврейском всемирном заговоре, но этого не случилось. "Евреи, — писал Геббельс в январе 1945 года, — воплощение разрушительной энергии, которая в эти жуткие годы пошла войной на все, что мы считаем благородным, прекрасным, достойным защиты... Кто гонит русских, англичан, американцев в огонь и приносит людские гекатомбы в безнадежной борьбе против германского народа? Евреи! ...В конце этого года евреи придут в свои Каны. Не Европа, а сами они погибнут..."145 В разгар агонии Третьего рейха в Берлине, который превратился в груду камней, Министерством пропаганды 29 декабря 1944 года была повторена ложь, которая прежде опьяняла убийц Ратенау: "Главная задача этой войны — сокрушение господства евреев над миром. Если бы нам удалось разгромить 300 тайных еврейских царей, которые правят миром, люди нашей земли наконец-то обрели бы покой"146. Это прозвучало признанием окончательного поражения, которое ожидает всякого параноика. Совершив несметное количество жесточайших убийств, вожди нацизма почувствовали, что ни на шаг не продвинулись к своей цели. Главный администратор машины уничтожения — Адольф Эйхман — предложил всеобъемлющее объяснение этому провалу. На суде в Иерусалиме в 1961 году Эйхман заявил, что сам Гитлер был всего лишь пешкой и марионеткой в руках "сатанинского международного заговора западных плутократов", имея в виду, конечно, загадочных, неуловимых и всемогущих "сионских мудрецов"147. 2. Чего в итоге добилась пропаганда? На этот вопрос нет ясного ответа. Гитлер и Геббельс любили возвещать миру, что нация объединилась в страстной решимости разгромить еврейский всемирный заговор. Многие люди, узнавшие о почти невероятном факте гибели к концу войны около шести миллионов евреев, достаточно легко смирились с этим. Верно ли это? Картина, которую рисуют свидетельства очевидцев, живших в Германии при нацизме, не столь однозначна. Совершенно ясно, что уже к тому времени, когда Гитлер пришел к власти, огромная часть немецкого населения была заражена антисемитизмом в такой форме, которая намного превосходила туманный предрассудок, встречающийся во всех западных демократиях. Типичный немецкий антисемит требовал, чтобы немецкие евреи были отстранены от государственной службы, чтобы возможности их образования и карьеры были ограничены, чтобы их поставили в положение дискриминируемого меньшинства. На этом, однако, его желания кончались. Хотя они были несправедливыми и нецивилизованными, но все же весьма отличались от устремлений Гитлера и его соратников. За первые два года нацистского режима все эти требования были выполнены и перевыполнены. Евреи были изгнаны из всех сколько-нибудь видных и влиятельных учреждений, личные контакты между евреями и неевреями практически прекратились, началась массовая эмиграция евреев. Встал вопрос: что дальше? Понятно было, что умеренный антисемитизм большинства населения выдохнется, потому что реальный объект перестал существовать. Понятно и то, что антисемитизм разгорится еще больше, если его раздуть в кровавый фанатизм. Этого и стремились достичь нацистские вожди, эксплуатируя миф о всемирном еврейском заговоре. Насколько им это удалось? Весьма проницательный и опытный наблюдатель Михаэль Мюллер-Клаудис, который на протяжении многих лет изучал антисемитизм как явление, проводил свои исследования в 1938 и 1942 годах. После официально организованных погромов 9-10 ноября 1938 года, когда отряды нацистов разрушали и грабили синагоги, еврейские магазины и дома по всей Германии, когда было убито несколько десятков евреев, Мюллер-Клаудис доверительно беседовал с 41 членом партии, представляющими все социальные слои. Начиная разговор, он произносил стандартную реплику: "Отлично, наконец-то стали выполнять программу против евреев" и получил следующие ответы: 26 человек (63 процента) выразили открытое возмущение происшедшим: еще 13 человек (32 процента) ответили уклончиво; два человека (студент и банковский служащий) одобрили акцию, потому что верили во всемирный еврейский заговор. В глазах этих двух граждан физическое насилие над евреями было оправданно, поскольку "на террор надо отвечать террором"148. Следующие наблюдения Мюллер-Клаудис проводил четыре года спустя. Это было осенью 1942 года, когда остатки немецких евреев были депортированы на восток с неизвестной целью — предполагалось, что для физического труда. На этот раз исследователь задавал серию искусно сформулированных вопросов 61 члену партии, вновь представляющих все социальные слои. Полученные результаты во многом отличались от предыдущих. Только 16 человек (26 процентов) проявили какую-то заботу о евреях, в то время как доля тех, кто отнесся безразлично, возросла до 69 процентов (42 человека). С другой стороны, доля фанатиков осталась прежней: три человека, или пять процентов от общего количества. Для этой группы, как и раньше, еврейский всемирный заговор был самоочевидным фактом, а истребление евреев — абсолютной необходимостью. Мюллер-Клаудис в своей книге приводит мнение подобных фанатиков: "Целью войны, несомненно, является уничтожение евреев. Без этого окончательная победа недостижима. Международное еврейство спровоцировало войну. ...После победы еврейская раса должна прекратить свое существование. Фюрер дал человечеству возможность освободиться от еврейства. ...Фюрер укажет, каким образом их следует истребить"149. Эти наблюдения Мюллера-Клаудиса, впоследствии подтвержденные другими исследователями, позволяют с большой степенью объективности говорить о том, чего Гитлеру и Геббельсу удалось добиться, а чего — нет150. С одной стороны, немецкий народ в основном не был охвачен антиеврейским фанатизмом, не был загипнотизирован мифом о всемирном еврейском заговоре, никогда не думал о войне как об апокалипсической борьбе с "вечным еврейством", но, с другой стороны, он все больше и больше, особенно во время войны, отделял себя от евреев. К 1942 году большинство людей по меньшей мере подозревали, что с депортированными евреями происходит нечто страшное, а значительное число немцев в силу профессионального положения должно было знать, что именно с ними делают, но мало кто беспокоился об этом. Контраст между 1938 и 1942 годами показывает, до какой степени население в целом было переориентировано — не к активной ненависти, а к полному безразличию. Конечно, следует учесть традиционное стремление немцев к повиновению властям, напряжение и тревогу военных лет, а также постоянно нагнетавшийся беспощадный террор, которому подвергалось население. Однако факт остается фактом: когда стало ясно, что людей в психиатрических лечебницах убивают, поднялась мощная волна протестов, в то время как в защиту евреев не выступил почти никто. Причины понятны. Всякий, кто вступался за евреев, сразу же расценивался как соучастник их заговора, заслуживающий того, чтобы разделить их судьбу; очень немногие готовы были подвергнуть себя и свои семьи подобному риску. В таких обстоятельствах очень соблазнительно скрыть собственную трусость, слившись хотя бы отчасти с официальной точкой зрения. Не было нужды говорить о "сионских мудрецах" — было достаточно согласиться с тем, что в евреях есть нечто зловещее, что они по крайней мере не заслуживают тревоги относительно их судеб. Нацистскому руководству удалось внушить подобное отношение к евреям большинству населения. В представлении большинства немцев немецкие евреи перестали рассматриваться как соотечественники, исчезли последние следы солидарности; о евреях же в оккупированных немцами странах вообще никто не задумывался. Возобладало настроение пассивной уступчивости. Тем временем фанатики, не более многочисленные, чем прежде, приобрели особое значение. Среди гражданского населения и в армии находилось несколько сотен тысяч, возможно даже 2 млн. людей, которые воспринимали миф о заговоре со всеми вытекавшими отсюда убийственными последствиями и которые были готовы выдать всякого, сомневавшегося в этом мифе, службе безопасности (СД). Такое положение дел, хотя и не совпадало с идеалами Гитлера, позволяло ему спокойно уничтожать европейское еврейство. То же в целом можно сказать и об организации, которая планировала и осуществляла уничтожение. И здесь истинные фанатики составляли меньшинство. На высшем уровне было достаточно преступных приспособленцев, для которых все это кровавое предприятие было просто средством вымогательства, грабежа и продвижения по службе. Среди сотрудников лагерей также было достаточно приспособленцев, предпочитавших спокойную и привилегированную жизнь в тылу опасностям и тяготам фронта; были и настоящие садисты, получившие возможность избивать и пытать людей. На всех уровнях оставалось немало обычных конформистов — людей, следовавших по пути наименьшего сопротивления, шедших туда, куда их вели, автоматически делавших то, что им приказывали. И все же несомненно, что всем этим людям нужен был предлог, какое-то оправдание, которое бы вдохновляло их на убийства, оставляя душу спокойной. В СД и СС на любом уровне были фанатики, готовые предоставить такое оправдание в виде мифа о всемирном еврейском заговоре. Так этот старый миф, заново осмысленный Гитлером, стал частью идеологии самой беспощадной и активной группы профессиональных убийц во всей человеческой истории. Психоаналитик Бруно Беттельхайм обнаружил, что охранники из СС в Дахау и Бухенвальде были абсолютно убеждены в существовании всемирного еврейского заговора151. Рудольф Гесс, комендант Освенцима, считал уничтожение евреев необходимым для того, чтобы "немцы и наши потомки были навсегда освобождены от безжалостных противников"; и если позже он пришел к выводу, что его деятельность была ошибкой, то лишь потому, что уничтожение евреев дискредитировало Германию и "приблизило евреев к их конечной цели" — мировому господству152. Для большинства членов СС миф о заговоре фактически был чем-то большим, чем идеология или мировоззрение, — это было нечто, овладевшее их душами, так что они были способны, к примеру, заживо сжигать маленьких детей, не ощущая ни чувства сострадания, ни чувства вины153. Вожди нацизма именно этого и добивались. В октябре 1943 года Гиммлер заявил в Позене группе высокопоставленных эсэсовцев: "Наш моральный долг перед народом — уничтожать людей, которые жаждали уничтожить нас. ...Большинство из вас знают, что означает видеть груду из ста трупов, или пятисот, или тысячи. Пройти через все это и все-таки — за несколькими исключениями — остаться порядочными людьми — вот что закалило нас. Это славная страница нашей истории, которая никогда не была и не будет написана другими... "154 Другие были еще откровеннее. В августе 1942 года Гитлер и Гиммлер посетили польский город Люблин, чтобы обсудить способы уничтожения евреев с местным начальником СС и СД австрийцем Одило Глобоцником. Когда, один из членов свиты Гитлера спросил, не стоит ли хоронить убитых евреев (а не кремировать), "потому что будущие поколения могут всякое подумать на этот счет", генерал Глобоцник ответил: "Ну, господа, если после нас появится столь трусливое и прогнившее поколение, не способное понять, насколько благой и необходимой была наша работа, тогда, господа, весь национал-социализм напрасен. Напротив, следует установить бронзовые доски с надписями, что это сделано нами — имевшими смелость достигнуть этой гигантской цели". Гитлер согласился: "Да, мой дорогой Глобоцник, именно так и я думаю"155. Однажды эсэсовский врач Пфанненштиль (он был также профессором гигиены в Марбургском университете) посетил лагерь уничтожения в Треблинке. Лагерные сотрудники СС устроили банкет в его честь, и в ответной речи доктор сказал: "Ваша работа — величайший долг, долг полезный и необходимый... Глядя на трупы евреев, начинаешь осознавать величие вашей благородной работы"156. Это программные слова, свидетельствующие об исключительном феномене. В середине XX столетия в центре цивилизованной Европы существовало огромное количество людей, в которых не осталось ни малейших следов того, что обычно называют совестью и человечностью. Эти инженеры геноцида занимались делом с радостью — и по сей день те из них, кто предстает перед судом, отнюдь не раскаиваются. Этот феномен, конечно, объясняется результатом воздействия многих факторов — и врожденного темперамента, и опыта детства, и позднейшего воспитания. И все же этим людям была необходима идеология, чтобы оправдать свои преступления, и эту идеологию они обрели в "Протоколах" и мифе о всемирном еврейском заговоре. Приложение. Образцы параллельных мест в "Протоколах сионских мудрецов" и памфлете М. Жоли "Диалог в аду". Тексты из книги М. Жоли "Диалог в аду" цитируются по английскому переводу 1935 г. (левый столбец; в скобках указан номер страницы). "Протоколы", с указанием порядкового номера главы и страницы, цитируются по их последнему дореволюционному изданию (1917 г.). Пояснения в тексте взяты из статьи католического священника о. Пьера Чарльза и Вильяма Грейнджера Райяна "Изученные мудрецы Сиона" (альманах "The Bridge". N.Y., 1955, р. 159-188). "Диалог" M. Жоли157. "Протоколы" Оставим слова и сравнения и обратимся к идеям. Вот как я формулирую мою систему (83). Отложив фразерство, будем говорить о значении каждой мысли... Итак, я формулирую нашу систему... (1,93). В человечестве дурной инстинкт сильнее доброго (83). ...люди с дурными инстинктами многочисленнее добрых... (1,93). Каждый человек стремится к власти, каждый был бы угнетателем, если бы смог; все, или почти все, готовы принести права других в жертву собственным интересам (83). Каждый человек стремится к власти, каждому хотелось бы сделаться диктатором, если бы только он мог, но при этом редкий не был бы готов жертвовать благами всех ради достижения благ своих (1,93). Что сдерживает этих хищных животных, которых называют людьми? (83). Что сдерживало хищных животных, которых зовут людьми? (1, 93). На первых ступенях социальной жизни они подчинялись грубой силе, потом — закону, то есть опять же силе, но упорядоченной (83). В начале общественного строя они подчинялись грубой и слепой силе, потом — закону, который есть та же сила, только замаскированная (1,93). Политическая свобода есть понятие относительное (83). Политическая свобода есть идея, а не факт (1, 93) Государство разрушается, будучи либо разъединено, либо расчленено своими же собственными распрями, либо становясь добычей чужих народов (83). Истощается ли государство в собственных конвульсиях, или же внутренние распри отдают его во власть внешним врагам, во всяком случае, оно может считаться безвозвратно погибшим... (1,94). Сформировавшееся государство имеет два рода врагов: внутренних и внешних. Какое орудие употреблять ему в войне против внешних врагов? Будут ли два враждующих полководца сообщать планы своих кампаний друг другу и тем облегчать другому защиту? Можно ли ждать, что они откажутся от ночных нападений, засад, ловушек, сражений с превосходящими силами? И эти засады, и эти хитрости, всю эту стратегию, необходимую для ведения войны, вы не хотите использовать против внутренних врагов, против нарушителей общественного порядка? (83-84). ...если у каждого государства два врага и если по отношению к внешнему врагу ему дозволено и не почитается безнравственным употреблять всякие меры борьбы, как, например, не ознакомлять врага с планами защиты или нападения, нападать на него ночью или неравным числом людей, то почему же такие меры в отношении худшего врага, нарушителя общественного строя и благоденствия, можно называть недозволенными и безнравственными? (1,94). Можно ли руководить, опираясь только на здравый смысл, неистовыми толпами, движимыми только чувствами, страстями и предрассудками? (84). Может ли здравый логический ум надеяться успешно руководить толпами при помощи разумных увещаний?.. ...Руководясь исключительно мелкими страстями, поверьями, обычаями, традициями и сентиментальными теориями, люди в толпе и люди толпы поддаются партийному расколу... (1,94). Имеет ли политика что-либо общее с моралью? (84). Политика не имеет ничего общего с моралью(1, 95). Я учредил бы, например, громадные финансовые монополии — резервуары государственного богатства, от которых все частные зависели бы настолько, что они были бы поглощены вместе с государственными кредитами на другой день после любой политической катастрофы. Вы экономист, Монтескье, взвесьте значение этой комбинации! (118). Скоро мы начнем учреждать громадные монополии — резервуары колоссальных богатств, от которых будут зависеть даже крупные гоевские состояния состояния настолько, что они потонут вместе с кредитом государств на другой день после политической катастрофы... Господа экономисты, здесь присутствующие, взвесьте-ка значение этой комбинации! (VI, 110). (Я бы поставил целью) всемерное развитие господства государства, представляя его суверенным защитником, покровителем и воздаятелем (118). Всеми путями нам надо развивать значение нашего Сверхправительства представляя его, покровителем и воздаятелем и вознаградителем... (VI, 111). Аристократия как политическая сила мертва, но владеющая землей буржуазия все еще опасна правительству тем, что она самостоятельна: необходимо лишить ее средств или совсем разорить. Для этого достаточно увеличить налоговое бремя на земельную собственность, чтобы привести сельское хозяйство в состояние упадка (119). Аристократия гоев158 как политическая сила скончалась... но как территориальная владелица она вредна для нас тем, что может быть самостоятельна в источниках своей жизни. Нам надо поэтому ее во что бы то ни стало обезземелить (VI, III). С крупными промышленниками и фабрикантами можно иметь выгодные сделки, поощряя их к чрезмерной роскоши (119). Для разорения гоевской промышленности мы пустим... развитую нами среди гоев сильную потребность в роскоши, всепоглощающей роскоши (VII, 112). Необходимо добиться, чтобы в государстве были только пролетарии, несколько миллионеров и солдаты (119). Необходимо достичь того, чтобы, кроме нас, во всех государствах были только массы пролетариата, несколько преданных нам миллионеров, полицейские и солдаты (VI, 114). Фальсификатор, нанятый для того, чтобы представить евреев ненавистниками, не всегда тщательно выполнял задание. Он небрежно читал фразы из "Диалога". Приведем примеры: Необходимо возбуждать за рубежом, с одного конца Европы до другого, революционное брожение... Это даст два преимущества: либеральная агитация за рубежом поможет оправдать внутренние репрессии. Более того, так можно будет подчинить все государства и по желанию создавать в них порядок или конфликты. , Важно также запутать кабинетными интригами все нити европейской политики (119). Во всей Европе, а с помощью ее отношений и надругих континентах мы должны создать брожения, раздоры и вражду. В этом двоякая польза: во-первых, этим мы держим в решпекте все страны, хорошо ведающие, что мы по желанию властны произвести беспорядки или водворить порядок... Во-вторых, интригами мы запутаем все нити протянутые нами во все государственные кабинеты... (VII, 115). Власть, о которой я мечтаю... должна привлечь к себе все силы и таланты цивилизации, в недрах которой она существует. Она должна окружить себя публицистами, юристами, администраторами (120). Наше правление должно окружить себя всеми силами цивилизации, среди которых ему придется действовать. Оно окружит себя публицистами, юристами-практиками, администраторами... (VIII, 117). Народы питают огромную тайную любовь к жестоким гонениям. Обо всех насильственных действиях, отмеченных талантом, с восторгом, перекрывающим любой упрек, говорят: "Верно, это нехорошо, но это ловко, это здорово сделано, это сильно!"(129) Народ питает особую любовь и уважение к гениям политической мощи и на все их насильственные действия отвечает: "Подло-то подло, но ловко!.. Фокус, но как сыгран, сколь величественно, нахально!" (X, 121). У Жоли Макиавелли предсказывает государственный переворот. Это, очевидно, относится к перевороту Наполеона III, осуществленному 2 декабря 1851 года. Русский же автор приписывает этот переворот "сионским мудрецам", не объясняя, как может быть достигнута такая цель, как всемирный переворот. Макиавелли идет дальше, и полицейский-фальсификатор неизменно следует по его стопам: Государственный переворот, который я совершу, я ратифицирую народным голосованием. Я буду говорить народу примерно так: "Происходящее было ужасно, я все это уничтожил, я спас вас, поддержите ли вы меня? Вы свободны осудить или оправдать меня" (130). Когда мы совершим наш государственный переворот, мы скажем тогда народам: "Все шло ужасно плохо, все исстрадались. Мы разбиваем причины ваших мук: народности, границы, разномонетность... Конечно, вы свободны произнести над нами приговор..." (X, 121). Макиавелли: С помощью голосования без различия классов и имущественного ценза я установлю абсолютизм одним росчерком пера. Монтескье: Да, так как этим цензом одним росчерком вы также разрушите единство семьи... и вызовете множество слепых сил, которые будут действовать по вашей воле (130). ...нам надо привести всех к голосованию без различия классов и ценза, чтобы установить абсолютизм большинства. ...мы сломаем значение гоевской семьи... мы создадим такую слепую мощь, которая никогда не будет в состоянии никуда двинуться, помимо руководства наших агентов... (X, 121). Голосование, о котором говорит Макиавелли, — прозрачный намек на наполеоновский плебисцит. Со своей же стороны автор "Протоколов" добавляет чудовищную нелепость — "абсолютизм большинства". Вся парламентская система, которой посвящены 10-й и 11-й протоколы, скопирована с "Диалога", и здесь вновь не очень умный фальсификатор оставляет следы собственной работы: Повсюду под разными названиями, но почти с одной и той же юрисдикцией можно найти министерства, сенат, законодательные органы, государственный совет, кассационный суд159. Я освобожу вас от совершенно бесполезного пояснения, касающегося этих сил, секреты которых вам известны лучше меня (132). Под разными названиями во всех странах существует примерно одно и то же. Представительство, Министерство, Сенат, Государственный Совет, Законодательный и Исполнительный Корпус. Мне не нужно пояснять вам механизм отношений этих учреждений между собою, так как это вам хорошо известно... (X, 122). Как бог Вишну, моя пресса будет иметь тысячу рук, и эти руки будут дотягиваться до самых разных оттенков мысли (153): Они (газеты), как индийский божок Вишну, будут иметь сто рук, из которых каждая будет щупать пульс у любого из общественных мнений (XII, 130). Вместо послесловия. Отступая от традиции, мы решили не давать привычного в таких случаях послесловия, а вместо этого предоставить возможность высказать свои соображения по проблемам, затронутым в книге Нормана Кона, представителям двух разных профессий. Один из них — политолог, зав. сектором по изучению Израиля Института востоковедения АН СССР Карасова Т.А., второй — врач-психиатр Черняховский Д.А. И политолог, и психиатр — каждый в своей области — профессионально сталкивались с мифом о всемирном еврейском заговоре, который с наибольшей полнотой воплотился в полицейской фальшивке, известной под названием "Протоколы сионских мудрецов". Нам представляется интересным дать слово двум научным работникам, которые принимали участие в редактировании книги Н. Кона и могут предложить вниманию читателей некоторые идеи в развитие темы современного антисемитизма. Глазами политолога... Предлагаемая советским читателям книга Нормана Кона "Благословение на геноцид: миф о всемирном заговоре евреев и "Протоколы сионских мудрецов"" была впервые опубликована еще в 1967 году. Она не является, таким образом, последней новинкой книжного мира, однако издательство "Прогресс" сочло нужным выпустить ее в русском переводе именно сейчас. В книге анализируется история возникновения и широкого распространения в различных странах целого ряда политических фальшивок провокационного характера, легших в основу так называемых "Протоколов сионских мудрецов". Сутью "Протоколов" является описание мифа о всемирном еврейском заговоре, цель которого — обретение власти над миром и установление еврейского господства. Сфабрикованные царской охранкой в самом конце прошлого века, "Протоколы" в России стали знаменем борьбы ультрареакционных и монархических кругов против идей либерализма и демократии. Они были взяты на вооружение русским черносотенным движением до Октябрьской революции, а затем и его последователями в белых армиях. Вывезенные белой эмиграцией в Европу, в 20-30-е годы "Протоколы" циркулировали по свету в миллионах копий. После установления нацистского режима в Германии они стали идейной базой для геноцида еврейского народа. История разоблачила провокационную сущность этого подлога. Как известно, в последние годы в нашей стране активизировались силы, которые пытаются реанимировать "Протоколы". Не только экстремисты из патриотического объединения "Память" и близких к нему организаций взяли на вооружение лозунг борьбы против "еврейского заговора" (сейчас уже чаще "сионистского заговора") и выдвигают антисемитские идеи в качестве программных требований, но и целый ряд организаций и объединений творческой интеллигенции, некоторые неофициальные общественные организации, а также авторы антисионистских изданий в СССР возрождают антисемитские предрассудки. Поэтому и в наши дни возникла необходимость снова обратить внимание на историю и сущность антисемитизма, а также на ту роль, которую сыграли "Протоколы" в распространении антисемитских настроений в различных странах мира. Широкое распространение по всему миру "Протоколов" и мифа о заговоре свидетельствует о том, что такая "постановка" еврейского вопроса до сих пор находит определенный отклик в некоторых слоях общества разных стран. История, на наш взгляд, обладает способностью "быть экономной" и предлагает человечеству ряд бесконечно повторяющихся (с некоторыми современными вариантами) ситуаций и проблем, требующих своего разрешения. Одной из таких "мировых проблем" является живучесть антисемитизма. Антисемитизм всегда был наиболее удобным мифом о "врагах". Во всем мире антисемитизм давно утратил свои религиозно-исторические корни, теперь он стал продуктом социально-политического развития современного общества. Антисемитизм приспосабливается к любым историческим условиям и ситуациям, меняет свою окраску, но всегда при этом на политическом уровне пускает в ход те же стереотипы обвинения против евреев — их стремление к мировому господству и враждебность всему остальному миру. Для обоснования этих обвинений в разные периоды истории антисемитизм стремился использовать любую религию, любые националистические предрассудки. Однако наиболее резко усиливается он в кризисные периоды развития общества, в трудные времена, чтобы неизменно встать на защиту отживающих реакционных идей или чтобы стать одним из обоснований новой, самой реакционной тоталитарной идеологии, как это было с национал-социализмом. Антисемитизм способствует возбуждению шовинистических настроений в массах. При обострении жизненных трудностей, когда усиливающееся неблагополучие зачастую ассоциируется с чьей-то "злой волей", антисемитские настроения распространяются с особой быстротой и силой. В этой связи Н. Бердяев писал в свое время: "Ненависть к евреям часто бывает поиском козла отпущения. Когда люди чувствуют себя несчастными и связывают свои личные несчастья с несчастьями историческими, то они ищут виновного, на которого можно было бы все несчастия свалить... Нет ничего легче, как убедить людей низкого уровня сознательности, что во всем виноваты евреи..."160 Именно для этих целей антисемитизму и нужна такая общая, гибкая, "готовая к употреблению" во все времена схема для обвинений евреев, какой являются "Протоколы". "Протоколы" — универсальная формула, которая позволяет любое действие евреев, а также любые изменения в мире трактовать как их стремление к захвату власти над миром. Такая формула является самой сутью предрассудка, формирующего образ врага, виновного во всех экономических и политических трудностях, предрассудка, как правило паразитирующего на неудовлетворенности масс реальностью жизни. "Протоколы" актуальны, пока актуален антисемитизм. Предпринятый Норманом Коном анализ "Протоколов", на наш взгляд, во-первых, дает возможность вскрыть истинную природу и цели современного антисемитизма. Во-вторых, показать в историческом плане механизм использования "Протоколов" в политическом арсенале реакции и выявить, какие именно идеи из "Протоколов" и сегодня используются в качестве оружия консервативных сил в борьбе за власть. О предназначении "Протоколов" говорит сама их структура, которую Кон подвергает основательному анализу. Автор выделяет три основные темы "Протоколов": 1) критика либерализма; 2) анализ методов достижения евреями мирового господства; 3) описание их мирового господства. Как известно, отрывки из целого ряда антисемитских изданий второй половины XIX века161 которые позднее так или иначе были включены в "Протоколы", посвящены в основном критике либеральных идей в Европе, идей, которые авторы этих изданий считали "плодом масонского" или "масоно-еврейского" заговора. Затем, воспользовавшись "Диалогами в аду" Жоли, авторы "Протоколов" также приспособили это сочинение для критики либерализма, тогда как сам Жоли написал свой памфлет против деспотизма. Таким образом, сторонники авторитарной власти использовали описание этой власти для устрашения всего мира, приписав замысел установления тоталитарного правления не самим силам реакции, родившим и поддерживавшим этот режим, а их антиподам, демократическим силам. Более поздние издатели и распространители "Протоколов" в том же умысле обвиняли революционеров-демократов, большевиков, марксистов и т.д. Итак, совершился политический подлог — "перевертыш". Вследствие этого "Протоколы" в различные периоды истории последовательно трактовались как свидетельства "франкмасонского", "масоно-еврейского", "масоно-болышевистского", "масоно-жидо-большевистского", а в последнее время — "масоно-сионистского" или просто "международного сионистского" заговора с целью обретения господства над миром. Остальные части "Протоколов" — анализ методов достижения евреями мирового господства и описание этого господства — еще более универсальны и просты для их спекулятивного использования. Самим планам и методам разрушения нееврейского общества посвящено 10 протоколов. В них, по выражению В.Л. Бурцева, одного из самых серьезных исследователей "Протоколов", средства достижения мирового господства пропитаны некой "логикой безумия"162. Механизм обретения власти "мудрецами" весьма прост: демократические свободы, алкоголизм, экономические войны, продажная пресса, спекуляция, проституция — все это рекомендуется как средства дьявольского разрушения общества. Вызвав кризис и беспорядки, приведя государства к разрушению, "сионские мудрецы" натравят измученное население против своих правителей. Далее, как справедливо отмечает Кон, главное — заставить поверить недовольные массы, что "только тиран может навести порядок в обществе", а затем уже показать, что "сионским мудрецам" в такой ситуации ничего не стоит захватить власть. При этом непонятно, правда, почему "сионские мудрецы" шли на такой страшный риск, ибо они должны были бы знать, что за революцией часто следует контрреволюция и торжество реакции, а стало быть, и наступление антисемитизма163. Другое проявление "логики безумия" состоит в том, что "сионские заговорщики" хотели, в сущности, разрушить все то, что они затем собираются восстанавливать и укреплять после переворота, так как описание самого господства "мудрецов" дает основание полагать, что идеалом их царства остаются все тот же деспотизм и тоталитарное правление в самых крайних формах. Всмотримся внимательней в текст "Протоколов". Мифический иудейский правитель — все тот же самодержавный монарх, восточный деспот. Страна — его собственность, подданные — его рабы. Идеалом "сионских мудрецов", как это видно из "Протоколов", является довольно точная копия той же самой самодержавной монархии, полицейского государства, против которого они якобы и составили заговор и которое они намерены разрушить. "Одним словом, — замечает В.Л. Бурцев, — самодержавная Россия и другие полицейско-абсолютистские монархии были своего рода обетованными странами для сионских мудрецов в смысле совершившегося уже воплощения идеала и некоторых наиболее существенных стремлений, высказанных в "Протоколах". Не явное ли безумие со стороны сионских мудрецов — если бы таковые существовали — из-за "царя иудейского"... подкапываться и разрушать устои этих стран, чтобы воссоздать их после успеха их заговора?"164 Действительно, описание самого "сионистского господства" в "Протоколах" напоминает в одинаковой степени любой тоталитаризм — и сталинизм, и гитлеризм. Однако почему же тогда эти идеи в таком нелогичном изложении попали в "Протоколы"? Ответ на этот вопрос кроется в самой истории создания "Протоколов". Если вспомнить, что составителями "Протоколов" были офицеры царской охранки и близкие к ним лица, становится понятным, что и смысл, и содержание этого подлога соответствуют интеллекту и умонастроениям их создателей. Поскольку авторы фальшивки принадлежали к ультрареакционным кругам, они и приписали "чудовищам от Сиона" свою черносотенную программу, механически соединив ее с разглагольствованиями о "ненавистных гоях" и "царстве иудейском". "Протоколы" были созданы и внедрены в Россию, когда там набирала силу модернизация и либерализация русского политического режима. Целью создателей "Протоколов" была дискредитация политики реформ. Вот уже на протяжении почти целого века "Протоколы" неизменно оказываются в руках самых оголтелых идеологов ультрареакционных движений, размахивающих ими для устрашения толпы "чудовищными преступлениями евреев" (сегодня — сионистов). Их цель всегда одна и та же: воздействие на некоторых правителей или представителей высшей бюрократии, а также на определенные слои общества с целью распространения и усиления антисемитских, погромных настроений, которые помогли бы тем или иным силам обрести политический капитал. Поэтому никого из тех, кто в своей деятельности опирался на "Протоколы", никогда по-настоящему не волновали вопросы их подлинности или, так сказать, "качества". Даже в начале XX века в России если и говорили о "Протоколах", то в основном только как о ничтожном пасквиле. Они некоторое время не имели никакого влияния на политическую жизнь страны. Более того, "Протоколы", очевидно, и не предназначались для широкого распространения. Если бы их предназначали для печати, они бы, наверное, были бы сфабрикованы более тщательно. Об узких, конкретных политических целях первых распространителей "Протоколов" подробно рассказывает Н. Кон в главе I. В подлинность "Протоколов" не верили даже те, кто их издавал и распространял в России. Известно, что даже фанатик-антисемит Нилус, автор наиболее распространенной публикации "Протоколов", допускал, что они "подложные". Впоследствии для идеологов нацизма вопрос о подлинности "Протоколов", как и для российских черносотенцев, не был существенным. Разоблачение "Таймс", которое доказало факт плагиата, не имело для них никакого значения. Для самого Гитлера тоже было безразлично, являются ли "Протоколы" подлинными документами или фальшивкой. По свидетельству Г. Раушнинга, приводимому Н. Коном, Гитлер в беседе с ним заметил, что "...ему абсолютно наплевать, была ли эта история ("Протоколы". — Т.К.) достоверной"165. Почти все участвующие в распространении "Протоколов" люди прямо или косвенно признавались в своем неверии в их подлинность. Все они рассчитывали — и не без основания, — что "Протоколы" в любом случае будут очень полезны для антисемитской агитации. Не волновала их и "качественная сторона" вопроса. Все, кто дал себе труд хоть сколько-нибудь внимательно прочитать "Протоколы", неизменно приходили к выводу, что это неуклюже состряпанная, циничная, безграмотная до наивности ложь, претендующая на "откровение". По мнению В.Л. Бурцева, "они ("Протоколы".- Т.К.) — самый нелепый документ, какой только мог быть измышлен против еврейства, ибо они — бесталанный подлог и неумелый плагиат"166. Как остроумно заметил профессор теологии о. Пьер Чарльз, автор статьи о "Протоколах", опубликованной еще в 1938 году, "если у этих таинственных "сионских мудрецов" мудрости не больше, чем они продемонстрировали на этих страницах ("Протоколов". — Т.К.), мир может спать спокойно"167. И далее: "Изучение самого содержания "Протоколов" приводит к первому выводу: они не содержат ничего, хотя бы отдаленно напоминающего какой-то план или организацию. Авторы абсолютно невежественны в финансовых вопросах, они ничего не знают о политических институтах, они необычайно наивны и претенциозны. В "Протоколах" не содержится ничего конструктивного, даже по части подготовки ко всеобщему разрушению. Кроме того, они изобилуют противоречиями. Я бросаю вызов всякому, кто вытянет из этих страниц хоть что-нибудь, что можно назвать программой или даже самым легким намеком на программу"168. В свою очередь Н. Бердяев подчеркивал: "Я считаю ниже своего достоинства опровергать "Протоколы сионских мудрецов". Для всякого не потерявшего элементарного психологического чутья ясно при чтении этого низкопробного документа, что он представляет наглую фальсификацию ненавистников еврейства. К тому же можно считать доказанным, что документ этот сфабрикован в департаменте полиции. Он предназначен для уровня чайных "Союза русского народа", этих отбросов русского народа"169. Однако, как это ни удивительно, другое мнение сегодня встречается у некоторых советских авторов. Например, главный редактор журнала "Наш современник" Станислав Куняев считает, что "Протоколы" — "плод работы античеловеческого ума и почти сверхъестественной, поистине сатанинской воли", что "эта книга — плод тщательного анализа всей политической истории человечества. Кто бы ее ни создал — она создана незаурядными умами, злыми анонимными демонами политической мысли своего времени"170. Подобная романтизация, демонизация "Протоколов", приписываемая их автору почти сверхъестественная сила интеллекта способствуют реанимации идеи о мировом заговоре неких зловещих, могущественных "сионских мудрецов", или главарей "международного сионистского против заговора" русского народа. Однако настало время задать вопрос: какое вообще отношение имеют "Протоколы" к сионистскому движению? Почему в конце концов стараниями антисемитов за целый век не были выявлены и названы сами "сионские мудрецы"? Где 33 подписи? Почему враги рода человеческого не изобличены поименно, а Нилусом приведено лишь имя Герцля, и то только после его смерти? Даже во времена первых распространителей "Протоколов" были многочисленные противоречия в квалификации "сионских мудрецов" как деятелей сионистского движения. Кон рассказывает, что уже в самом раннем издании "Протоколов" в газете "Знамя" переводчик в постскриптуме подчеркивает, что "Протоколы" не имеют ничего общего с сионистским движением. Однако издатель "Знамени" Крушеван в той же газете утверждает, что "Протоколы" являют собой "угрозу сионизма". Бутми, например, настаивал на том, чтобы не смешивать эти два понятия, а Нилус заявлял в издании "Протоколов" 1917 года, что они представляют собой именно план, принятый секретно в Базеле на I Конгрессе Всемирной сионистской организации (ВСО) в 1897 г. Однако сам Нилус в более раннем издании 1905 года утверждал, что доклады были прочитаны не в Базеле, а во Франции. Существовала также версия, что само определение "мудрецов" как "сионских" возникло от фамилии Ильи Циона, журналиста, непримиримого противника реформатора С. Витте, против которого в "Протоколах", несомненно, содержались явные нападки. Плагиатор, который настаивал, что "Протоколы" — это секретные документы Базельского конгресса ВСО, простодушно вложил в уста "сионских мудрецов" латинские цитаты из Библии, взятые им у Жоли, не очень-то задумываясь над тем, что только один этот факт говорит о подделке. Но сейчас нас интересует другое. С. Нилус, который утверждал, что "Протоколы" — дело рук сионистов, приводит в издании 1917 года следующий протокол: "...мы будем подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое темное дело, какая-нибудь "панама"..."171 Конечно, этой фразы не могло быть в памфлете Жоли, опубликованном в 1864 г. Это — позднейшее добавление плагиатора, которое лишний раз доказывает, что сами "Протоколы" были состряпаны позже Базельского конгресса. Происхождение непонятного слова "панама" в 10-м протоколе следующее. В 1885 году обанкротившаяся компания Панамского канала поручила авантюристу еврею Корнелиусу Герцу добиться разрешения от французского парламента на выпуск бон. Герц воспользовался услугами барона Дж. де Рейнаха, тоже еврея, который для этой цели подкупил многих законодателей. В 1892 году это обнаружилось, и скандал стал достоянием публики. Рейнах покончил с собой. Подкупленные законодатели предстали перед парламентской комиссией по расследованию, однако были наказаны сравнительно легко. Лубе, который в то время был премьером, вынужден был уйти в отставку. Когда затем в 1899 году он стал президентом, толпы народа, собравшиеся на улице, напоминая ему о скандале, кричали: "Панама! Панама!" Возвращаясь к "Протоколам", вряд ли может прийти в голову, что даже столь изощренные "мудрецы" как сионисты, еще в 1897 г. (год конгресса в Базеле), смогли предвидеть реакцию французского народа на скандал в 1899 году. Кроме того, нет оснований считать, что "мудрецы" захотели бы лишний раз напоминать о скандале, в котором были замешаны евреи. Естественно, каждому серьезному и внимательному читателю совершенно очевидно, что "Протоколы" составили после или в 1899 году, что делает несостоятельными обвинения С. Нилуса. Существует еще одна версия, что сионисты, собравшись в 1897 году в Базеле, специально использовали как основу памфлет Жоли, чтобы в случае обнаружения "Протоколов" в будущем можно было спрятаться за это алиби и убедить всех, что они — фальшивка, плагиат. О. Пьер Чарльз замечает по этому поводу: "Это почти также умно, как говорить, что египетские пирамиды были построены, чтобы служить мостом над Дунаем, или что Нотр-Дам де Пари — это крепость, защищающая Пиренеи"172. Вместе с тем эта легенда жива и сейчас. И вообще, идея о том, что именно евреи-сионисты — корень всех бед, находит сегодня у нас в стране все более широкое распространение. Она — проявление крайней нетерпимости, ксенофобии, откровенного антисемитизма. Эти настроения, как это ни печально, все сильнее проникают в интеллигентско-писательскую среду, и вот уже на VI пленуме Правления СП РСФСР можно было услышать: "...доколе иуда сионизм будет травить и истреблять наш народ..."173 Вернемся к событиям в Германии 20-30-х годов. "Протоколы" были усвоены нацистской философией, и на их основе выработана идея "расового противостояния" арийцев и евреев. Как подчеркивал Н. Кон, для нацистов вся история человечества была представлена как неизбежная борьба между духовностью, олицетворением которой является "немецкая раса", и материализмом, нашедшим свое воплощение в "еврейской расе". Борьба между этими двумя единственными чистыми "расами" (все остальные — лишь "хаос, мешанина народов") и является основным содержанием исторического процесса. "Стоит только уверовать в это, — подчеркивает Н. Кон, — как тут же подобные убеждения приведут к массовым убийствам". Согласно пропагандистским установкам национал-социализма, вторая мировая война должна была быть преподнесена немецкому народу как война против "всемирного еврейства". Тем самым оправдывалась постановка вопроса о выселении и уничтожении евреев внутри рейха, а затем в намеченных для захвата странах. В соответствии с этими установками нападение на СССР трактовалось нацистскими идеологами как борьба с "еврейско-большевистским заговором", а марксизм объявлялся "еврейским движением". Автор книги приводит, например, высказывание Генриха Гиммлера в лекции, посвященной сути СС, в январе 1937 года, где он определил в качестве "национального противника" третьего рейха "международный большевизм", направляемый евреями и масонами. Гитлер в "Моей борьбе" широко использовал "Протоколы". Вскоре они стали частью официальной нацистской теории и пропаганды. Н. Кон говорит об "искренности" антисемитизма Гитлера, о его отношении к евреям как о проявлении своего рода безумия. Он считает, что для Гитлера все, что ограничивало его собственное маниакальное стремление к господству, автоматически воспринималось как часть еврейского всемирного заговора... "Любая нация, большая или малая, которая пыталась защищать свою территорию или свои интересы от ненасытных претензий Германии, тем самым доказывала, что является орудием в руках "сионских мудрецов". В глазах Гитлера Россия являлась той страной, где евреи "заразили" все население. Отсюда возникла откровенно изложенная цель — уничтожение русских. Существует также тезис о мнимой "иррациональности" гитлеровского антисемитизма. Это ведет к несколько упрощенному и узко персонифицированному представлению о германском фашизме и антисемитизме, сводит проблему к личности Гитлера и нескольких фашистских главарей, что не дает возможности ответить на вопрос о живучести антисемитских предрассудков в настоящее время и о закономерности обострения антисемитизма в различные исторические периоды. "Расовое учение" нацистов имело сугубо практическое значение. Истерический надрыв "Моей борьбы" был хладнокровно использован Гитлером и СС. Внедренное в совершенно определенных целях ни в коем случае не являлось лишь "чистой идеологией". Практическое осуществление планов территориальных захватов диктовало задачу ликвидации возможного противостояния покоренных народов — людей "чужой, низшей расы". Отсюда — задачи истребления восточноевропейских (прежде всего русского) народов, их "расовое истощение" и т.д. Но прежде всего, исходя также из чисто практических задач, была выдвинута идея о евреях как "смертельных расовых врагах" немецкого народа в его борьбе за существование. К 1933 году в результате примерно 20-летней антисемитской пропаганды, призванной мобилизовать всю арийскую нацию, евреи превратились для лидеров национал-социализма в политический потенциал, необходимый нацистской пропаганде для оправдания полицейских методов обеспечения внутренней стабилизации режима, а также для психологической подготовки к войне за "жизненное пространство" как к войне против заклятого "всемирного врага". Если в царской России миф о всемирном заговоре использовался для дискредитации идей либеральной демократии, то в Третьем рейхе его использовали не только для нейтрализации возможных противников диктатуры, но и для оправдания всей системы внутреннего и внешнего террора. Планомерная, последовательная антисемитская пропаганда, основанная на "Протоколах", привела к тому, что в нацистской Германии стало официально признанным, что отрицать существование всемирного заговора евреев может только враг режима, которого надлежит немедленно уничтожить. Результатом этой обработки немецкого народа явились принятие антиеврейских законов внутри страны и массовые убийства евреев как в самом рейхе, так и за его пределами. Именно вследствие такой идеологической подготовки и стал возможен "ужас XX века" — Голокауст, массовое истребление евреев в Европе. Конечно, Голокауст — не единственное преступление нацизма, который проводил политику уничтожения и других народов Европы. Но преуменьшать размеры Катастрофы, замалчивать размах геноцида европейского еврейства нельзя. Нельзя забывать, что евреев гитлеровцы уничтожали именно как "враждебную расу", ставя целью полное истребление этой группы европейского населения. Разрушение нацистской военной машины в 1945 году на время приостановило распространение мифа о еврейском заговоре. Однако теперь уже в нашей стране (да еще в арабском мире) идеи "Протоколов" вновь используются для устрашения публики, для дестабилизации обстановки в обществе, для активизации погромных настроений. Универсальная роль "Протоколов" в различные исторические периоды диктуется также и теми общими чертами, которые присущи силам, их использовавшим. И черносотенное движение, и нацизм и некоторые крайние наши национал-патриотические течения — все они, при кажущемся различии, имеют общие сущностные черты. Это прежде всего тяготение к сильной власти, к тоталитарному правлению. Отсюда приверженность некоторых идеологов русского национализма к сталинщине как к режиму, превратившему Россию в сверхдержаву. Это — тяготение тоталитарной системы к "национальной идее"; враждебность ко всем проявлениям "западного либерализма", ненависть к "гнилой космополитической интеллигенции". Это — откровенная ксенофобия. Крайне националистические "патриотические течения", "панславинизм", кокетничающий с язычеством, как и старорежимное черносотенство, исповедуют ли они православие, сталинизм, идею "сильной руки" — все они едины в поисках врага на "гнилом" Западе, среди масонов и космополитов, все они едины в своем антисемитизме. Так, адепты нацистской идеологии искали везде на Западе прежде всего в Советском Союзе "еврейскую кровь". В конце 30-х годов в Германии начали выходить "труды" типа "Евреи за спиной Сталина", где, по свидетельству Кона, все официальные лица в Советском Союзе были определены как евреи. "Вскоре каждый политик любой страны, — пишет Кон, — который пытался помешать планам Гитлера, начиная с Рузвельта, объявлялся евреем, евреем наполовину или по крайней мере мужем еврейки..." Как это напоминает поиск "Памяти" евреев или "породненных с евреями" среди своих идейных противников! Итак, подытоживая сказанное, следует вновь подчеркнуть, что "Протоколы", которые выдавались когда-то за программу покорения мира, есть не что иное, как неуклюжая фальшивка, на каждом шагу выдающая плагиат. Цель изготовления "Протоколов" ясна: она диктовалась событиями внутренней политической ситуации в России в начале XX века, и впоследствии распространители и защитники "Протоколов" исходили в своей деятельности из тех политических задач, которые они преследовали в конкретной исторической ситуации в той или иной стране. Сионистское движение, его лидеры и конгресс ВСО в Базеле не имеют ничего общего с историей создания "Протоколов", которые в кризисные исторические периоды вновь становятся орудием националистической и антисемитской пропаганды. Хочется верить, что злосчастные "Протоколы сионских мудрецов", названные кем-то "позором XX века", не перешагнут с нами в век следующий. Глазами психиатра... Как практикующему врачу мне постоянно приходится сталкиваться с психопатологией конкретных пациентов. Читая книгу Нормана Кона, я еще раз убедился, что паранойяльные признаки могут быть присущи не только отдельным людям, но и некоторым общественно-политическим движениям в целом. В данном случае речь идет о больших массах людей, которых объединяет идея существования жидомасонского заговора, целью которого является захват евреями власти над миром. Среди активных деятелей этого движения прослеживается много патологических личностей. Они как бы передают свою патологию всему массовому движению, придавая ему характер психической эпидемии. Короче говоря, как психиатр, я не могу не обратить внимания на некую связь между клинической паранойей (употребляю этот термин в условном, самом широком смысле) и паранойей социальной. Крупный отечественный психиатр и невролог В.М. Бехтерев в своей работе "Роль внушения в общественной жизни" (СПб, 1898) говорил о двух путях воздействия окружающих на нашу психическую сферу. Первый путь — логическое убеждение — подразумевает переработку внешних впечатлений с участием нашего личного сознания. Второй — проникновение впечатлений и влияний помимо сознания и, следовательно, помимо нашего "я". "Они проникают в нашу психическую сферу уже не с парадного хода, а, если можно так выразиться, с заднего крыльца, ведущего непосредственно во внутренние покои нашей души". При этом он отмечал, что убеждение "может действовать только на лиц, обладающих здравой и сильной логикой, тогда как внушение действует не только на лиц с сильной и здравой логикой, но еще в большей мере на лиц, обладающих недостаточной логикой, как например, детей и простолюдинов". Внушение — основное действующее начало в передаче патологических психических состояний от одного лица к другим, то есть психической эпидемии. Для ее возникновения необходимы два звена: лидеры — носители патологии и человеческие массы, включающие лиц с невысоким психическим и культурным развитием, особо восприимчивых к господствующим в данное время воззрениям. В распространении "психической инфекции" важную роль играют социальные условия и психологический климат. Среди пропагандистов-распространителей "Протоколов сионских мудрецов", о которых говорит в своей книге Норман Кон, ключевой фигурой является Сергей Александрович Нилус, главный издатель этого сочинения. Характеристика Нилуса, носителя патологической идеи всемирного еврейского заговора, представляет определенный интерес для понимания механизма распространения психической эпидемии. Наиболее полно и достоверно о С. А. Нилусе рассказал Александр дю Шайла в парижской газете "Последние новости" за 12 и 13 мая 1921 года. Норман Кон подробно цитирует его рассказ. Но поскольку нас интересуют детали, характеризующие личность Нилуса и особенности его психики, обратимся не только к цитируемому, но и не использованному Коном тексту первоисточника. Мы узнаем, что еще до встречи в Оптиной пустыни дю Шайла слышал о Нилусе от В.А. Тернавцева, чиновника особых поручений при Синодальном обер-прокуроре и члена Религиозно-философского общества, "как о человеке безусловно интересном, но с большими странностями". У Нилуса был родной брат, между собой они враждовали. Брат смотрел на Сергея Александровича, "как на сумасшедшего". С.А. Нилус "почти ни с кем не уживался, у него был бурный, крутой и капризный характер, вынудивший его бросить службу..." "Около 1900 года, под влиянием материальных невзгод и тяжких моральных испытаний, он пережил сильный духовный кризис, приведший его к мистицизму". Сергей Александрович "рукописи "Протоколов" у себя не хранил, боясь возможности похищения со стороны "жидов". Дальше дю Шайла рассказывает, что "бедный С.А.", увидев случайно забредшего в усадьбу еврея-аптекаря с домочадцами, "долго был убежден, что аптекарь пришел на разведку". Когда после чтения "Протоколов" дю Шайла сказал, что ни в каких мудрецов сионских не верит, Нилус в качестве убедительного довода предложил показать, "как везде появляется таинственный знак грядущего Антихриста, как везде ощущается близкое пришествие царствия его". С этой целью он демонстрирует "музей Антихриста" с вещественными доказательствами. Вот как они выглядели и как им воспринимались: "В неописуемом беспорядке перемешались в нем воротнички, галоши, домашняя утварь, значки технических школ, даже вензель императрицы Александры Федоровны и орден Почетного Легиона. На всех этих предметах ему мерещилась "печать Антихриста" в виде либо одного треугольника, либо двух скрещенных. Не говоря про галоши фирмы "Треугольника", но соединение стилизованных начальных букв "А" и "0", образующих вензель царствовавшей императрицы, как и Пятиконечный Крест Почетного Легиона, отражались в его воспаленном воображении, как два скрещенных треугольника, являющихся, по его убеждению, знаком Антихриста и печатью Сионских мудрецов. Достаточно было, чтобы какая-нибудь вещь носила фабричное клеймо, вызывающее даже отдаленное представление о треугольнике, чтобы она попала в его музей. С возрастающим волнением и беспокойством, под влиянием мистического страха, С.А. Нилус объяснил, что знак "грядущего Сына Беззакония" уже осквернил все, сияя в рисунках церковных облачений и даже в орнаментике на запрестольном образе новой Церкви в скиту. Мне самому стало жутко. Было около полуночи. Взгляд, голос, сходные с рефлексами движения С.А., — все это создавало ощущение, что ходим мы на краю какой-то бездны, что еще немного, и разум его растворится в безумии". Дю Шайла пытался успокоить Нилуса, доказывая, "что ведь в "Протоколах" ничего не сказано о зловещем знаке, а потому нет между ними никакой связи. Убеждал С.А., что ничего нового он даже не открыл, ибо знак этот отмечен во всех оккультических сочинениях, начиная с Гермеса Трилистника и Парацельса, которых, во всяком случае, нельзя причислить к "Сионским мудрецам", и кончая современниками — Панюсом, Станиславом де Гюэта и пр., которые евреями не были". Нилус все это записывал, но "попытка образумить его не только не привела к цели, а наоборот, обострила до крайних пределов его болезненные переживания". После разговора с дю Шайла С.А. затребовал из магазина книги цитированных ему авторов, обогатив следующее издание "Протоколов" картинками, позаимствованными из этих книг. На обложке книги Нилуса "Близ грядущий Антихрист" (М., 1911) "красовалось изображение короля из игры карт "Таро" с надписью: "Вот он — Антихрист". Дю Шайла заключает: "Таким образом и портрет Антихриста нашелся". Анализируя приведенные Александром дю Шайла сведения, можно с большой степенью вероятности предположить, что патология в данном случае далеко выходит за рамки особенностей и странностей характера. Пережив сильный духовный кризис, приведший его к мистицизму, Нилус не только обрел новое мировоззрение — с годами у него появляется и расширяется целый комплекс серьезных психопатологических явлений. Он становится подозрительным. Его охватывает идея о близком пришествии Антихриста и гибели мира, причем эсхатологические высказывания его подкрепляются все более примитивными и даже нелепыми "доказательствами". Когда дю Шайла говорит, что не верит в "мудрецов", Нилус — образованный человек, закончивший университет, владеющий тремя европейскими языками, — оказывается не в состоянии предложить ничего более убедительного, чем предъявить "таинственный знак грядущего Антихриста" (треугольник либо шестиконечную звезду), свидетельствующий якобы о "близком пришествии царствия его". Произвольность толкования фигур, в частности "звезды Давида" как печати Антихриста, произвольность установленной им связи между "этим зловещим знаком" и "Протоколами" нисколько не смущает его. Он уверен в своей правоте. Ничто не может поколебать этой уверенности. Доводы возражавшего ему дю Шайла он записывает, но они не только не пробуждают у него сомнений, — наоборот, Нилус "приспосабливает" их для подкрепления захватившей его идеи. Если демонстрация "музея Антихриста" (1909 г.) — с галошами, домашней утварью, вензелем императрицы — проявление болезненной символики, то портрет Антихриста в книге "Близ грядущий Антихрист" (1911 г.), срисованный с игральной карты, — это уже полная нелепость, свидетельствующая о грубом нарушении мышления. В связи с "музеем Антихриста" позволю себе небольшое отступление. Однажды как врачу мне пришлось общаться с больным, находившимся в приступе душевного заболевания. В его состоянии преобладал бред преследования. Он был напряжен, подозрителен. Как выяснилось впоследствии, в то время больной замечал, что тысячи "сионистов-масонов" следят за ним на улице, в метро, переговариваются о нем между собой, подают друг другу знаки, "прозрачными намеками" угрожают убить его. Ночью они "перемигивались освещенными окнами". Не буду подробно описывать его состояние. Попутно скажу, что фабула бреда психически больных в определенной степени отражает особенности социально-психологической обстановки в стране. Если раньше в бред преследования вплетались, как правило, ЦРУ, ФБР, КГБ, милиция, соседи, то в последние годы участилось вовлечение в бред "сионистов", "масонов", "жидомасонов", "соседей-сионистов". Наша первая беседа с больным была прервана после того, как он, рассматривая мой врачебный халат "на просвет" (таково было его требование, на которое я согласился), обнаружил на нем аккуратную штопку. По форме она напоминала круг, но больной опознал в ней "звезду Давида" — "знак сионистов-масонов". Разыскания Нилуса и моего больного — явления одного и того же порядка. Но вернемся к С.А. Нилусу. Тот же дю Шайла сообщает, что к появлению издания "Близ грядущий Антихрист" автор "приурочил открытие устной проповеди о скором пришествии Антихриста. Он обратился к Восточным Патриархам, к св. Синоду и к Папе Римскому с посланием созвать VIII вселенский собор для принятия общих для всего христианского мира согласованных мер против грядущего Антихриста. Одновременно проповедуя оптинским монахам, он определил, что в 1920 году явится Антихрист. В монастыре началась смута, вследствие которой С. А. попросили оставить монастырь навсегда". Обращение Нилуса к главам христианских церквей отразило грандиозность его собственных болезненных эсхатологических переживаний и явилось признаком недостаточно критического отношения как к себе (дающему советы первосвященникам), так и к своим пророчествам (способным якобы изменить судьбы мира). Эсхатологические пророчества достигают апофеоза в последнем прижизненном печатном труде, озаглавленном "Письмо С.А. Нилуса Иеродиакону Зосиме 1917, Августа 6-го дня". В нем автор говорит: "Если 1922 г. действительно будет конечным годом земного исчисления, то 1918 г. будет годом явления Антихриста". Таким образом, он еще больше приближает пришествие Антихриста. Но главное не это пророчество, а совершенно исключительное откровение: "Итак мне сдается, что Антихрист находится в Америке в Вашингтоне на Всемирном Еврейском конгрессе, имя ему Давид-Ганнен-Феникс. Так мне думается. Если доживем, то увидим". Тут уж Нилус совсем отказывается от доказательств: "Так мне думается" — и все. Способный, образованный человек, сумевший когда-то произвести впечатление на императорский двор, постепенно превращается в одного из тех психических больных, чьи высказывания совершенно безответственны. В двадцатых годах его по крайней мере дважды арестовывали, и хотя было известно, что он главный издатель "Протоколов", его отпускали из-за явных признаков психического заболевания. Умер он в своей постели, пережив в России революцию, гражданскую войну, разруху и прочие бедствия. В последнее время "Память" распространяет ксерокопии "Протоколов сионских мудрецов" из книги С. Нилуса "Близ есть, при дверях" (1917 г.) во многих городах Советского Союза. Пропагандисты этого сочинения говорят о Нилусе почти как о святом. Однако на этот счет имеются и другие мнения. Митрополит Евлогий174 вспоминает о Нилусе: "Он связал свою жизнь с женщиной, от которой имел сына, появился на горизонте семьи Озеровых и посватался к сестре матушки Софии — Елене Александровне. После женитьбы обратился ко мне с ходатайством о рукоположении в священники. Я отказал. Нилус уехал с молодой женой в Оптину пустынь, сюда же прибыла его сожительница, — образовался "menage a trois" (семья втроем — Д.Ч.). Странное содружество поселилось в домике за оградой скита, втроем посещая церковь и бывая у старцев. Потом произошла какая-то темная история — и они Оптину покинули". Но главное, конечно, сама деятельность Нилуса. Его пропаганда "Протоколов", его эсхатологические откровения были искренними, но то и другое опиралось на ложные основания: пропаганда — на фальшивку, пророчества — на темные патологические явления собственной психики. Видный русский богослов, впоследствии один из основателей Православного богословского института в Париже, A.B. Карташев писал в 1922 году в предисловии к книге Ю. Делевского, разоблачающей "Протоколы": "Особенно своевременно изобличение подлога "Протоколов" потому, что мы действительно переживаем время исключительное, которое в верующем сознании и среди множества русских и православных людей в особенности переживается как время неложно апокалипсическое. В такое время поддельный апокалипсис, подобный данному, может быть ядовито соблазняющим. Ведь подавляющая масса верующих, даже из людей культурных, неповинны в богословских знаниях и неспособны отличать канонических писаний от апокрифических. Мне, как православному богослову, доставляет известное моральное удовлетворение, что русские иерархи (за исключением неученого Никона Вологодского) с самого начала отнеслись отрицательно к изданиям Нилуса. После предлагаемого разоблачения "Протоколов" можно надеяться, что и рядовые пастыри русской церкви будут с легкостью разъяснять ложь сионских протоколов своим пасомым, а главное, — что у всей русской Церкви, как мощного органа национального возрождения, появляется лишнее средство защититься от навязываемого ей со стороны мирских политиканствующих элементов порока погромного антисемитизма". Нилус не был первым пропагандистом и первым публикатором "Протоколов", хотя он сам об этом умалчивает. Но именно он, а не другие, сыграл роль источника психической эпидемии. Норман Кон, ссылаясь на статью, опубликованную в газете "Новое время" от 7 апреля 1902 года, сообщает, что Юлиана Дмитриевна Глинка (известная как тайный осведомитель охранки во Франции) "тогда же предприняла неудачную попытку заинтересовать "Протоколами" сотрудника этой газеты". Обратимся к газетной статье, которую упоминает Н. Кон175. Она написана Михаилом Осиповичем Меньшиковым, многолетним сотрудником "Нового времени", впоследствии видным деятелем черносотенного движения. Встреча с Ю. Глинкой состоялась у нее дома. В статье журналист не называет ее имени, но ни тогда, ни потом она не приложила сил, чтобы остаться инкогнито. М. Меньшиков рассказывает о даме из "хорошего круга", умолявшей приехать к ней, чтобы она могла сообщить "вещи мировой важности, внушенные ей свыше", и познакомить с документами "безграничного значения". Прежде всего дама заявила, что состоит "в непосредственном сношении с загробным миром" и изложила "подлинную историю" творения мира, причем сделала это "с такой живостью, как будто это случилось вчера на глазах моей хозяйки". Когда журналист попросил перейти "к документам мирового значения", он узнал, что "еще в 929 году до Р. X. в Иерусалиме, при царе Соломоне, им и мудрецами еврейскими был составлен тайный заговор против всего человеческого рода. Протоколы этого заговора и толкования к ним хранились в глубокой тайне, передаваясь из поколения в поколение. В последнее время они были спрятаны в Ницце, которая давно избрана негласной столицей еврейства. Но — таков уж наш легкомысленный век — эти протоколы были выкрадены. Они попали в руки одного французского журналиста, а от него каким-то образом к моей элегантной хозяйке. Она, по ее словам, с величайшей поспешностью перевела выдержки из драгоценных документов по-русски и сочла, что всего лучше вручить их мне". Дальше журналист услышал "ужасные вещи" о том, что "вожди еврейского народа, оказывается, еще при царе Соломоне решили подчинить своей власти все человечество и утвердить в нем царство Давида навеки". С этой целью "евреи обязались подрывать и материальное, и нравственное благосостояние народов, обязывались сосредоточить в своих руках капиталы всех стран для того, чтобы ими как щупальцами окончательно высосать и поработить народные массы..." После того, как дама изложила знакомые нам заговорщицкие идеи "еврейских мудрецов", Меньшиков выразил ей свои сомнения: "Помимо репутации Соломона, как умного человека, помимо крайней рискованности поручить выполнение столь хитрого плана Бог-весть скольким поколениям суетливой, нервной, легкомысленной расы, — подлинность протоколов выдает их стиль. Я столько лет возился с рукописями, что сквозь стиль довольно быстро угадываю, какой категории автор... В данном случае, стоило бросить взгляд на "протоколы сионских мудрецов", чтобы угадать и место, и время, весьма отдаленное от царя Соломона". Кончается статья следующим: "Так как, по уверениям дамы, разоблачение столь страшной тайны грозит мне немедленной смертью, то должен предупредить убийц, что копия точь в точь таких же протоколов имеется у одного петербургского журналиста, а может быть и не у одного. Это я уже узнал потом". Анализируя отрывки из статьи, попытаемся понять, почему С.А. Нилус больше преуспел в пропаганде "Протоколов", чем Юлиана Глинка. Демонстрируемые Глинкой мистические постижения в духе Е. Блаватской не очень-то сочетаются с цинично-практическими идеями "Протоколов". Рассказ о творении мира с претензией на глубину проникновения в Божественный замысел и детектив с похищением "Протоколов", угрозами убийц, не могут существовать в рамках одной композиции. Фальшь сообщения Глинки режет слух, И опытный журналист мог отнестись ко всему этому только иронически. Политический адрес (консервативно-шовинистическая газета, журналист-юдофоб) был выбран правильно, но психологический расчет ошибочен. "Протоколы" не были восприняты Глинкой как истинное откровение. Для нее обращение к Меньшикову — служебное поручение и только. Меньшикову же, реалисту и цинику, который постоянно варился в котле российской политической жизни, дешевая мистика, сопровождавшая "Протоколы", оказалась психологически чуждой. Обращение Глинки к известному журналисту могло иметь только одну цель — публикацию "Протоколов". Ее заявление, что разоблачение журналистом "столь страшной тайны" грозит ему немедленной смертью, казалось бы, противоречит цели, но не надо особой проницательности, чтобы понять: заявление Глинки об убийцах должно было возбудить профессиональное честолюбие Меньшикова и способствовать быстрой публикации "Протоколов". Хитрость этой светской дамы не намного превышала возможности ее ума. Нилус с его параноической установкой воспринял "Протоколы" органически (как элемент эзотерического мира), и для него они стали частью его собственного апокалипсиса. Он верил в них, и пропаганда их была столь же страстной, как и пропаганда его апокалипсиса. Человек недалекий и к тому же не веривший в истинность своего дела, Глинка не имела шансов сыграть роль возбудителя массового движения. "Протоколы сионских мудрецов" были опубликованы только полтора года спустя в газете "Знамя", редактором-издателем которой был П.А. Крушеван, инициатор страшного кишиневского погрома. Появились они под заголовком "Программа завоевания мира евреями"176. Публикация эта вызвала некоторый интерес только среди самых темных слоев населения и впоследствии была почти забыта. Появление "Протоколов" во втором издании книги С.А. Нилуса "Великое в малом" (1905 г.) вызвало несколько больший отклик. Во-первых, "Протоколы" были изданы на сей раз не кровавым погромщиком, а церковным писателем, во-вторых, страна вступила в полосу потрясений, связанных с русско-японской войной, революцией 1905-1907 годов и последующей реакцией. Такие события всегда ведут к поискам виновных. Идея жидомасонского заговора, усиленно пропагандируемая деятелями национально-монархического движения, получила теоретическое обоснование. Первая мировая война, крушение империи, ужасы террора — все это нарушило нормальную жизнь страны и вызвало ощущение "последнего времени". В такой обстановке "Протоколы", соединенные с апокалипсисом Нилуса, стали находить новых приверженцев. Вместе с черносотенцами "Протоколы" пересекли границы отечества. Искренним приверженцем идеи жидомасонского заговора был один из создателей "Союза русского народа" Н.Е. Марков-второй. Будучи уже в эмиграции, он сетовал, что русское общество, "ослепленное масонским либерализмом", недоверчиво и несерьезно отнеслось к разоблачению еврейского заговора С. Нилусом, выпустившим "Протоколы сионских мудрецов". Политические убеждения Маркова-второго в эмиграции не изменились, но естественным образом, как, впрочем, и многих других черносотенцев, привели к апологии нацизма. Ретроспективная оценка роли его организации в годы первой революции дается им красноречиво и однозначно: "Образовавшийся в конце 1905 года Союз русского народа явился мощным и всенародным выразителем этих здоровых, глубоко национальных убеждений. Построенный на тех же основаниях, на которых семнадцать лет спустя построился итальянский фашизм, Союз русского народа в первые годы своего существования сыграл крупную историческую роль и действенно помог ослабшей в борьбе с темной силой государственной власти осилить совсем было разыгравшуюся революцию 1905-1907 года"177. Враг парламентаризма Марков-второй видит причину крушения Российской империи в том, что "правительственная бюрократия — в большинстве своем — открыто стала на сторону Государственной Думы". Неспособность национал-монархистов предотвратить свержение самодержавия он объясняет так: "Бунт против царских властей — во имя царской власти был невозможен. Приходилось отказаться от наступательной, государственно-строительной деятельности (иначе фашизма) и отступить в глубокий тыл для сбережения святыни и знамен самодержавия"178. Показательно, что вожделенная для него государственно-строительная деятельность была равнозначна фашизму. В книге Н. Кона говорится о сотрудничестве Маркова с гитлеровцами, защитниками "Протоколов", во время судебного разбирательства в Берне. Перлом аргументации Маркова является вздорное утверждение о том, что газета Милюкова, напечатавшая рассказ дю Шайла о Нилусе, помещалась в синагоге. "Извечный заговор злобствующего иудаизма" он усматривает в таких разнородных явлениях, как реформация (в частности, пуританизм, кальвинизм, анабаптизм), движение Кромвеля, французская революция 1789 года, все смуты и революции XIX и XX столетий, "широкий заговор Петрашевского, в котором, увы, оказался замешанным и великий наш писатель Ф.М. Достоевский", русско-японская и первая мировая войны179. Он называет врагов по имени, в частности, Мережковского, "природного каббалиста", H.A. Бердяева, "того же темного духа профессора", С. Булгакова, "ныне протоиерея евлогианского раскола"180. Вместе с нацистским идеологом Розенбергом Марков сетует на то, что Муссолини "был вынужден склониться перед силой еврейства"181, иными словами, не разделил ту расовую теорию, которая впоследствии воплотилась в "окончательном решении еврейского вопроса" немецкими нацистами. Он сетует также на то, что английская аристократия "утратила, чистоту англо-саксонской расы", породнившись с богатыми евреями. Начав с антисемитизма "христианского", Марков пришел к антисемитизму расовому. В этом смысле исторический антисемитизм повторяет онтогенез идеологии Маркова. Литературное творчество этого "национал-государственника" несет на себе отпечаток паранойяльного мышления. Впрочем, этот тип мышления свойственен и многим другим идейным борцам с масонами. Для примера обратимся к творчеству В.Ф. Иванова, автора книги "От Петра Первого до наших дней" (Харбин, 1934). Специалист по истории масонства польский ученый Людвик Хасс говорит о нем, как об "одном из наиболее серьезных русских антимасонских писателей"182. Справедливости ради заметим, что эта высокая оценка дана Хассом после упоминания того, что он деликатно назвал "публицистическими статьями в духе авторов журнала "Наш современник" и "научно-историческими или полунаучно-историческими брошюрами Н.Н. Яковлева, В.Я. Бегуна и прочих". Как и Марков-второй, В.Ф. Иванов усматривает всемирный заговор масонов во всех крупных религиозных, военных и социально-политических потрясениях двух последних столетий. Итак, послушаем серьезного антимасонского писателя: "Наполеон одерживал победы над своими многочисленными врагами не потому, что он был "гениальный" полководец, а потому, что в стане своих врагов он имел преданных союзников, которые создавали ему победы и поражения собственным государствам" (с. 288). Автор не только указывает имя преданного союзника Наполеона в России, но и дает ему однозначную характеристику: "Бездарный как полководец, Кутузов нужен был русским и французским масонам в достижении общей цели, и он был против воли и желания императора назначен главнокомандующим" (с. 291). Это утверждение Иванов иллюстрирует конкретными примерами: "Бой под Тарутиным — открытая измена главнокомандующего Кутузова" (с.301). "...масон Кутузов только выполнил свою обязанность в отношении своего брата (Мюрата), разбитого и попавшего в беду (предотвратил его полное уничтожение — Д.Ч.)" (с. 302). Отечественная война 1812 года — это не только игры масонов Наполеона, Мюрата, Кутузова и др. — истинную цель войны автор разоблачает следующим сообщением: "В воззваниях Синода указывалось, что Наполеон... "ко вящему посрамлению Церкви Христовой задумал восстановить синедрион, объявить себя Мессией, собрать евреев и вести их на окончательное искоренение всякой христианской веры" (с. 289). Отмечая, что "душой заговора и восстания декабристов были старые опытные масоны" (с. 345), В.Ф. Иванов, в отличие от Маркова, не ограничивается констатацией, но идет вглубь: "Заговорщикам помогал масон Бенкендорф. По восшествии на престол (так у автора! — Д.Ч.), Бенкендорф, вошедший в доверие к Николаю Павловичу, помогал скрыть следы заговорщиков" (с. 347). И в отношении петрашевцев Иванов делает на шаг больше, чем Н.Е. Марков: "Петрашевцы изучали социалистические идеи Фурье, Сен-Симона и Луи Блана, которые, как известно, были масонами. К этому кружку принадлежали Салтыков-Щедрин, ...Чернышевский и Достоевский. Петрашевцы, благодаря покровительству Бенкендорфа, который был шефом жандармов, развивали свою революционную работу совершенно свободно" (с. 366). После Маркова трудно удивить высказываниями, что "вопрос о мировой войне (первой — Д.Ч.) был решен в недрах мирового масонства" (с. 456), что "деньги Ленину и Троцкому на большевистскую революцию переводили еврейские банкиры" (с. 490). Зато элемент открытия содержат следующие утверждения: "Антибольшевистские правительства (Колчака, Деникина и др. — Д.Ч.) были захвачены масонами, которые ненавидели монархическую государственность, боялись проявления религиозного и национального самосознания к взрыва патриотических чувств" (с. 496). "Борьба между красными и белыми была в сущности борьбой между голубым и красным масонством" (с. 497). Как и Марков, В.Ф. Иванов разоблачает "братьев-софиан", но делает это в более острой литературной форме. В частности, о. Сергия Булгакова он называет "ошалевшим от учености", Зеньковского "злобным и пылающим ненавистью к царскому самодержавию", Н.А. Бердяева "апологетом масонства" (с. 525). В его критике Сирина (В. Набокова) слышится что-то знакомое и как-будто сегодняшнее: "скучно и нудно читать русскую эмигрантскую литературу, эти психологические копания во вкусе М. Пруста..." (с. 540). Но литературным анализом он себя не утруждает. Заслуживает внимания оценка, которую дает Иванов присуждению И.А. Бунину Нобелевской премии: "Но нет никакого сомнения, что Бунин получил эти крупные деньги по причинам именно формально-красивого, филигранного своего творчества, разлагающего, безвольного, а каковы причины получения по существу — мы увидим ниже. Вся эта вялость зарубежной русской литературы объясняется тем, что она в плену, что она не может писать то, что нужно народу, если бы даже и хотела. Она пишет то, что приказывают писать, держит тот тон, который приказывают держать ее лидеры... Так кто же эти лидеры? Многие русские писатели принадлежат к масонам и находятся в зависимости от масонского ордена..." (с. 541). Дальше Иванов говорит, что к числу масонов принадлежит, "по всей вероятности, Бунин, который при содействии масонов получил Нобелевскую масонскую премию, которая, как общее правило, выдается только масонам". Двумя страницами позже Бунин причисляется к масонам уже не "по всей вероятности", а со всей определенностью (с. 543). Ближе к концу книги начинает звучать оптимистическая нота: "1922 год поворотный пункт мировой истории. Муссолини объявил войну масонству, т.е. направил удар на главный очаг всех бед и несчастий человечества. Движение против масонства в Италии производит глубокую переоценку ценностей и заставляет и другие народы обратить внимание на это явление. Национал-социалистическое движение в Германии, которое поставило все точки над i, производит окончательный переворот. Националисты, задавленные интернациональным орденом, поднимают голову" (с. 566). Норман Кон приводит в своей книге данные Мюллер-Клаудиса, который исследовал антисемитизм в Германии в 1938 и 1942 годах183. Путем тщательно подготовленного опроса нескольких десятков членов национал-социалистической партии Мюллер-Клаудис выявил, что, несмотря на мощную антисемитскую пропаганду и депортацию остатков немецких евреев, закончившуюся к концу указанного периода, доля антисемитов-фанатиков осталась прежней и составила 5% от числа опрошенных (при этом доля тех, кто безразлично отнесся к преследованиям евреев резко возросла). Именно эти 5% безоговорочно верили во всемирный еврейский заговор, спровоцировавший войну, и считали, что евреи подлежат истреблению. Возникает вопрос, почему беспрецедентная в истории человечества пропаганда не смогла увеличить число фанатиков, исповедующих веру во всемирный заговор? Мне ответ видится в том, что фанатики существования всемирного еврейского заговора являются носителями особого эзотерического сознания. Большей частью это личности, находящиеся на грани или за гранью патологии. Эти люди воспринимают мир как поле битвы тайных движущих сил, понимание которых доступно лишь посвященным. Мировая история представляется им айсбергом, большая часть которого скрыта глубоко под водой. Такого рода эзотерическое сознание — разновидность мистического сознания — нельзя индуцировать. Его развитие, по-видимому, определено в первую очередь какими-то биологическими факторами. Хотя и существует некоторая корреляция между эзотерическим сознанием и паранойей (в широком смысле), эти явления не всегда сопутствуют одно другому. Черносотенные идеологи жидомасонского заговора были предшественниками нацистов. Идеи партии, объявившей, как сказал Гитлер, "беспощадную войну самому злейшему врагу, который угрожал основе существования нашего народа: интернациональному еврейскому врагу человечества"184, оказались созвучны их идеям. Некоторые из них, например, Г.В. Шварц-Бостунич, пошли на службу к Гитлеру, другие организовали собственную фашистскую партию. Обратимся к документам. Перед нами "Собрание постановлений 3-го (Всемирного) Съезда Российских фашистов”185. Цитирую, сохраняя особенности стиля и орфографии: "Нижеприводимые резолюции 3-го Всемирного Съезда Российских фашистов представляют собой только часть великих решений, принятых 28/VI-7/VII 1935 г. в Харбине съехавшимися отовсюду делегатами Фашистской партии". Резолюция по антимасонской линии, принятая 6/VII в 1 час 40 мин. ночи (указание точного времени, к тому же ночного, по-видимому, должно подчеркнуть историческое значение этой резолюции), звучит так: "По антимасонской линии. Всероссийская Фашистская Партия первая осмелилась выступить на открытую борьбу с иудомасонством... Наш официоз — "Наш Путь" — невзирая на все препятствия — высоко держит знамя этой борьбы, не прекращая ее ни на минуту. 3-й Съезд приветствует самоотверженных борцов с иудо-масонством, заговоривших на "запретную тему", констатирует, что теперь запретная тема сделалась объектом общих открытых обсуждений, что маска с иудо-масонства сорвана и иудомасонская паутина пока на Дальнем Востоке — разрушена. Будет разрушена она и во всемирном масштабе. Да здравствует свободное обсуждение еврейского и масонского вопроса. Привет разоблачителям и борцам с иудо-масонством" (с. 51). В "Собрании постановлений" говорится и о доктрине "грядущего союза трех Империй: Империи Ниппон, национал-социалистической Германии и грядущей Фашистской Великой России". Итак, эпидемия продолжала распространяться. Н. Кон достаточно подробно останавливается на ее специфических особенностях в гитлеровской Германии. Но "привет разоблачителям и борцам с иудомасонством" был услышан и в нашей стране. Идею мирового жидомасонского заговора, служившую черносотенцам и нацистам, заимствовали некоторые современные деятели так называемого национально-патриотического возрождения. Особой приверженностью мифу о жидомасонах отличаются организации типа "Памяти". Их лидеры имеют разные политические пристрастия — от национал-монархических до национал-большевистских, по-разному относятся к религии — от приверженности к православию до полного отрицания его, но всех их объединяет ярый антисемитизм. Они выступают за сильную государственную власть, сильную армию, любят разоблачать еврейское происхождение оппонентов либо искать у них примесь еврейской крови, они противники "космополитического капитализма" и "тлетворного влияния Запада". Доминирующая в их сознании идея специфически отражается на видении мира, а также на установлении причинно-следственных отношений. Сравнение "Манифеста" национально-патриотического фронта "Память" с программой нацистской НСДАП186 обнаруживает сходство этих документов. Если учесть, что рядовые члены обществ типа "Память", как правило, люди малокультурные, не очень развитые, возникает вопрос, почему же пропагандируемые ими идеи еврейского заговора находят какой-то отклик в обществе. Во-первых, пропаганда такого рода ведется не только этими обществами: в некоторых печатных изданиях, выходящих большими тиражами, этим же делом заняты профессиональные литераторы. Во-вторых, благоприятная почва для взращивания таких идей была подготовлена антисемитизмом, который с конца сороковых годов поддерживался государственным аппаратом нашей страны. К проявлениям государственного антисемитизма следует отнести введение негласных ограничительных инструкций, которые затрудняли или фактически закрывали доступ евреям к некоторым видам деятельности и профессиям, кампанию борьбы с "безродными космополитами", расстрел членов Советского еврейского антифашистского комитета и так называемое "дело врачей". В послесталинское время антисемитизм стал выражаться в более скрытых формах. Ученый-этнограф Н.В. Юхнева четко сформулировала основные из них и впервые назвала их в советской печати187. Остановимся только на одной из этих форм — усиленная антиизраильская и антисионистская пропаганда. Тенденциозное освещение истории создания Израиля и арабо-израильского конфликта способствовало созданию неверного представления об исключительной агрессивности, жестокости и вероломстве населяющих Израиль евреев. Естественно, что такого рода представления должны были быть перенесены на советских евреев. Что касается антисионистской пропаганды, то объектом ее был не реальный сионист, то есть сторонник переселения евреев в Израиль, а мифологизированный член тайного еврейского сообщества, цель которого вносить смуту и разлад в жизнь других народов. Среди обвинений, предъявленных сионистам, было и такое кощунственное, как сотрудничество с нацистами в уничтожении собственного народа, что не могло не ранить евреев, потерявших в результате гитлеровского геноцида около шести миллионов человек. Были обвинения и помельче: сотрудничество с маоистами, участие в "контрреволюционных событиях в Чехословакии", "попытка сионистского путча 1968 года в Польше" и др. Некоторые профессиональные "антисионисты" использовали в своей пропаганде антисемитские произведения черносотенцев и нацистов. Безусловно, имеются и другие факторы, способствующие усилению антисемитизма (см. указанную статью Н.В. Юхневой). Но перечисленного выше достаточно, чтобы понять: социально-психологическая обстановка в стране, охваченной экономическим кризисом, вполне благоприятствует распространению психической заразы, не последнюю роль в зарождении которой сыграли "Протоколы сионских мудрецов". Замечательный русский религиозный мыслитель Н.А. Бердяев еще в 1926 году писал, что интерес к масонству "рожден на почве патологической мнительности и подозрительности и находится на уровне сознания книги Нилуса и "Протоколов сионских мудрецов", т. е. на крайне низком культурном уровне. Вопрос о масонстве ставится и обсуждается в атмосфере культурного и нравственного одичания, порожденного паническим ужасом перед революцией. Вопрос этот отнесен целиком к сыскной части, к органам контрразведки. Розыск агентов "жидо-масонства", мирового масонского заговора имеет ту же природу, что и розыск большевиками агентов мирового контрреволюционного заговора буржуазии. Толком никто ничего о масонстве не знает. Обличители масонства питаются подметными листами, крайне недоброкачественными и рассчитанными на разжигание страстей, написанными в стиле погромной антисемитической литературы"188. История, по-видимому, выходит на новый виток.

Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru