логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Макиенко.С.А. Человек и Реальность. Аспекты психических взаимоотношений

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Макиенко С.А.
Человек и Реальность. Аспекты психических взаимоотношений
2002 г.


«Процесс есть не что иное, как сам получающий опыт субъект»
Уайтхед (13, 291)

Потрясения современного сознания событиями 20 века приоткрыли в нём сомнения о возможностях разума и рационального устройства бытия. Метафизическая уверенность наших предков сменилась бесконечной погоней за материальным благополучием, прикрытой отвлечённым гуманизмом. Современному человеку всё сложнее и сложнее лавировать в море противоречивой информации, современные иллюзии взвывают не к сознанию человека, но к его восприятию, играют его надеждами и вовлекают в водоворот массовых ценностей. Человек враждебно отделяет себя от природы, окружает себя искусственными предметами и энергиями. Индивидуализм вырождается в эгоцентризм и деперсонализацию, большинство пытается уверить себя и окружающих в своей личной ценности, в тоже время, стремясь следовать групповым стандартам и стереотипам. Сотворив надприродный мир, современный человек всё дальше отдаляется от своих естественных корней, наполненный желаниями и зачастую не способный их реализовать он стремится нередко разрушать, осквернять. Исследования социологов и психологов показывают возрастание депрессий и неврозов, охвативших население, возможно вызванных неудовлетворенностью настоящим и отсутствием индивидуальной самореализации. Рост экономических, социальных, экологических и психологических кризисов поднимает вопрос о необходимости осмысления существующих взаимоотношений, преодолении односторонних манипуляций, основательного пересмотра нашего понимания человека и Реальности.
В свете современной действительности, когда наука показала свою неспособность придать смысл жизни, утолить человеческую экзистенциальную жажду, помочь человеку раскрыть себя и выйти в запредельное, а искусство и литература, в неутолимой неудовлетворённости настоящим, обращается к феноменам человеческого бытийного существа, сосредоточив свое внимание на его переживаниях и смыслах. Встаёт по-новому вопрос о Реальности и месте человека в ней, их взаимоотношениях.
В исследовании учитывается потенциально-актуальный характер Реальности. Что подразумевает рассмотрение Реальности и человека, как с актуальной стороны, так и потенциальной, в их многоуровневой взаимосвязи (см. схему).

Непроявленное возможное действительно проявленное


Потенциальное понимается нами, как то, что уже существует, но не воспринимается очевидно, как то, чего ещё нет, но является возможным.
Потенциальная1 сторона выражена:
а) в темпоральном (горизонтальном) рассмотрении - вероятностными свойствами, основанными на каузальных отношениях. Здесь мы применяем понятия возможное-действительное, что отражает динамический характер действительности.
б) в онтологическом (вертикальном) рассмотрении – латентными свойствами, основанными на всеобщих принципах взаимопричиненности, взаимоотнесённости, взаимоприсутствии, взаимодополнительности и так далее. Здесь мы применяем понятия проявленное-непроявленное, что отражает взаимопроникающий многоуровневый характер Реальности.
Актуальная2 сторона представляется нам областью Реальности наблюдаемой и переживаемой как действительность и настоящий момент.
Современный человек как будто забыл о потенциальной стороне Реальности. Освоение человеком определенных потенциально-актуальных уровней и способов отношений с помощью сказок (содержащих сакральный, духовно-ценностный смысл), народных песен и историй, и прочих видов трансляции культурно-духовного опыта на современном этапе не является социальной нормой. Уже в раннем возрасте человек сталкивается с ограничением живого восприятия жизни, ее переживания всем своим существом, так как ныне он окружен искусственной действительностью (телевизоры, квартиры, пылесосы, компьютеры, телефоны и т.д.), в которой он лишен диалога и взаимоотношений с природой. Современный человек дышит искусственной средой, он воспринимает её абсурд и не может понять смыслов и значений своей жизни. При этом потеря понимания потенциальных ориентиров влечет к экзистенциальным заблуждениям, актуальных - бессмыслице и опустошению.
Мы можем предположить, что глобальные проблемы человечества и экзистенциальные проблемы человека являются следствием неправильного отношения к действительности, узкого мировоззрения и неприятия Реальности.
Предполагаю, что через понимание потенциальной стороны Реальности, которая существует в настоящем, не проявленном виде и её начала как такового (т.е. до развертывания Вселенной), мы поймем существующие связи и отношения, законы и следствия, влияние потенциальной и актуальной стороны на нашу жизнь. Если мы решим проблему взаимоотношений человека и Реальности, то решим множество проблем вызванных неправильными взаимоотношениями, которые мы допустили в отношении самих себя и Реальности.

Психический уровень взаимоотношений человека и Реальности.

Часть 1. Уровень бессознательных взаимоотношений.
Современная психоаналитическая традиция, в лице К.Г. Юнга, представляет нам субъективность, лежащую в трёх плоскостях существования: сознательной, лично бессознательной и коллективно бессознательной. Так он утверждал: «Коллективное бессознательное является огромным духовным наследием, возрожденным в каждой индивидуальной структуре мозга. Сознание же, наоборот, является эфемерным явлением, осуществляющим все сиюминутные приспособления и ориентации, отчего его работу, скорее всего, можно сравнить с ориентировкой в пространстве. Бессознательное содержит источник сил, приводящих душу в движение, а формы или категории, которые все это регулируют, — архетипы» (16, 132-133).
Ранний Юнг представил нам архетипы (греч. arche – начало + typos – образ) в духе картезианско-кантовских априорных форм и категорий, которые структурируют человеческий опыт и опосредуют восприятие действительности, но поздний Юнг от психологического рассмотрения статуса архетипов переходит к онтологическому. Интерес позднего Юнга к принципу одновременности, синхроничности привёл его к мысли, что архетипы могут представлять собой самостоятельные смысловые модели, которые придают внутреннюю структуру, как сознанию, так и материи (12, 360).
Здесь мы можем предположить, что К.Г. Юнг открывает нам потенциальную и актуальную стороны действительности, единое смысловое поле архетипов, в котором переплетаются все аспекты сущего, в котором наша субъективность имеет потенциально-актуальное содержание и проявление. В таком представлении наша субъективность имеет целостное содержание, сочетающее в себе потенциальное архетипное Единство и актуальное, индивидуально проявленное, множество. Можно предположить, что бессознательное в психике представляет собой ее потенциальную область. Потенциальное в психике есть одновременно накопление деятельности общечеловеческой и индивидуальной, вытесненный и находящийся на периферии (тело – бессознательное – сознательное) психофизиологический опыт. Потенциальное в психике представляет собой открытую область возможностей и предрасположенностей, состоящую в синхроничной и органичной взаимосвязи с Реальностью. Субъективное содержание человека содержит в себе как всеобщую потенциальную (потенция Реальности), так и индивидуальную данность, приобретенную в процессе жизнедеятельности.
Работы С. Грофа позволяют нам подтвердить, что канва развертывания жизненного процесса и формирование субъективности, не сводится к биологическим актам, но «в каждом человеке непонятным пока образом содержится информация обо всём мире или обо всей жизни, что человек потенциально способен контактировать с каждой из частей этого многообразного бытия, и представляет собой, в каком-то смысле целостную космическую структуру, хотя каждый есть всего лишь бесконечно малая её часть, отдельная и малозначимая биологическая сущность» (5). Трансперсональные переживания, описанные С. Грофом, есть «эмпирическое расширение сознания за пределы телесного «эго» и за пределы пространственно-временных ограничений» (4, 55), есть процесс открытия человеком потенциальных сторон Реальности и своей индивидуальной целостности.
Мы можем предположить, что акт зарождения жизни является не только биологическим феноменом, но и информационным, а также процессом перехода потенциального в актуальное на индивидуальном уровне. Здесь же можно предположить, что взаимоотношения человека и Реальности существуют уже в потенциальном виде, и их актуализация является взаимодействием индивидуальных особенностей человека и условий среды.
Согласно представлениям, распространённым в Западной культуре, субъективность индивида автономна и субстанциональна, формируется она главным образом окружающей её действительностью. Человек приходит в этот мир нагим не только телесно, но и духовно. В условиях окружающей его среды он способен реализовать свои природные склонности и способности. При этом сила субъекта и его воля определяются умением реализовать свои замыслы вопреки неблагоприятным внутренним или внешним условиям, внимание же индивида обращено более на внешние показатели его субъективности. Субъективность индивида это его эмпирия, схваченная и пережитая, отделённая от телесности и расположенная «внутри» его тела. Человек приобретает знание, обращаясь «во-вне» (к знаковой действительности), и закрепляет его в актах осознанной реализации. Жизнь человека есть диалог его субъективности с миром.
Восточная культура видит в субъективности протяженные и динамические принципы тождественные общему мироустройству. Субъективность имеет психофизическую природу. Субъективность индивида состоит из духовного ядра (потенциальное), опыта (потенциально-актуальное) и смыслов (актуальное). Телесная и смысловая стороны субъективности есть преходящие формы существования, необходимые для расширения индивидуального потенциального опыта. Субъективный опыт приобретается в развёртывании потенций Всеобщих и индивидуальных, через переживание потенциально-актуально-потенциального акта. Согласно идее реинкарнации индивидуальный потенциальный опыт, приобретённый за многочисленные воплощения, служит одновременно и действительным основанием и действительным целеполаганием проявления потенции Реальности, он неуничтожим и лишь меняет одну телесную оболочку на другую, одни условия на другие. Действительность здесь воспринимается преходящим сном образов, которые ткутся из реальности нашей субъективностью. Субъективность иллюзорна и обманчива своей конкретной и фиксируемой кажимостью, которую непротяженная схватываемость сознания принимает за Реальность. Всеохватная реализация субъективности возможна при полном проявлении потенции Реальности в индивиде, т.е. при расширении индивидуальной потенции до вмещения потенциальной Реальности.
Таким образом, мы можем предположить, что субъективность индивида представляет собой единичное проявление Реальности и являет собой Единство актуально существующего и потенциально возможного. В данном ракурсе субъективность представляет собой потенциально-актуальное явление, имеющее всеобщее основание и конкретное проявление. При этом движение субъективности есть процесс протекания потенциального в актуальное и актуального в потенциальное. Движение же возможно благодаря двойственной природе субъективности и реальности. В процессе движения (мы можем двигаться, ощущать, переживать, осознавать и т.д.) субъективность индивида приобретает актуальный (т.е. полученный через акты) опыт, чем расширяет и индивидуальную потенцию. Субъективность индивида ширится благодаря процессу проявления, растущая индивидуальная потенция приобретает качественные свойства и протяженные способности к самоактуализации. Действительность выступает здесь полем, на котором мы можем реализоваться, т.е. развить индивидуальную потенцию и приобрести целокупность потенциально-актуального. Т.о., можно предположить, что человек, взаимодействуя с Реальностью, расширяет свой потенциально-актуальный опыт, проявляет потенции, как Реальности, так и личных накоплений.

Часть 2. Взаимоотношения на сознательном уровне.
На современном этапе развития человечества в социальном дискурсе превуалирует субъектно-объектное рассмотрение феноменов бытия, парадигма дуальности разделила надвое не только наше понимание мира, но самого человека (тело + сознание), все его экзистенциальные смыслы. Продолжая рассмотрение взаимоотношений человека и Реальности, мы обращаемся к актуальному острию нашей субъективности – нашему сознанию.
В современной западной парадигме сознание уже не определяется как самостоятельная и самодостаточная духовная целостность (картезианско-кантовский подход) или, как отражение социальной действительности закреплённое в мозге (марксистский и материалистический подход). Сегодня царствует мысль о языковом, дискурсивном характере сознания и его изначальной расщепленности. Панъязыковая и пантекстуальная постструктуралистская позиция редуцировала сознание человека до письменного текста, а заодно и рассматривала, «как текст (или интертекст) литературу, культуру, общество и историю, обуславливала их постоянную критику суверенной субъективности личности и порождала многочисленные концепции о "смерти субъекта", через которого "говорит язык" (М. Фуко), "смерти автора" (Р. Барт), а, в конечном счете, и "смерти читателя" с его "текстом-сознанием", растворенном в всеобщем интертексте культурной традиции» (6). Здесь мы можем предположить, что современное «модерное» понимание сознания исходит из динамической, ситуативной и обусловленной природы сознания, оно и не определяет его, а старается эстетически пережить сопутствующие ему состояния, ткущиеся в многообразии аморфных отношений. Дихотомия сознания здесь не рассматривается, т.к. оно не обладает собственным и самостоятельным оформленным существом, но находится в бинарных отношениях к гипертексту, т.е. к действительности. Т.о., в данном понимании человек подвержен безусловному влиянию языковой реальности, действительность и человек же предполагаются лишь её отражением.
В современной культуре существует и холистический подход в понимании сознания. В нём сознание представлено как присущая индивиду активная часть некой всеобщей Целостности, которую оно способно произвольно и бесконечным числом способов расчленять на отдельные части, придав им определённую форму (образ) и наделив их именем (смыслом). По мысли А. Уайтхеда, «индивидуальный опыт сознания есть законченное событие, где ощущение и сознание сращиваются с объектом, творя новую всеобъемлющую реальность. Феномен творения нового состоит в итоге не в появлении того, чего совсем не было раньше, а в оформлении или именовании сознанием того, что уже существовало, но пребывало в неоформленном и безымянном виде» (11, 92). По мысли А.Ф. Лосева, «в основе всякого представления и понятия лежит точка абсолютного онтологического соприкосновения «бытия» и «сознания». Эта точка, с одной стороны, развивается в то, что потом носит название индивидуального сознания, а с другой стороны, - в то, что потом носит название «предмета», в частности внешнего мира» (8, 299). Здесь мы можем предположить, что онтологически человек и Реальность есть единое Целое, мы включены в актуальный и потенциальный мир равным образом, но разнообразно по форме.
Представление сознания как потока, характерное для буддизма, отражает нам его текучесть, изменчивость и динамизм. Сознание здесь представлено не как статичная субстанция, а как отношения, «отношения материального, временного и пространственного рода, существующие среди непрестанно изменяющихся компонент, которые и формируют постоянный элемент. Аналогично постоянство отношений в непрестанно обновляющихся процессах становления сознающим (в действительности не существует непрестанного бытия сознающего, но исключительно постоянное становление сознающим) создает иллюзию существующего в действительности «Я», «эго», или неизменной личности» (11, 134). Сознание вступает в отношения с действительностью и порождает взаимодействия, при этом, чем интенсивнее сознание переживает воздействие, тем больше оно прилагает усилий для своей стабилизации, тем сильнее «внутренний принцип постоянства» (т.е. «эго»), тем устойчивее его желание действовать. Здесь сознание «проявляется как феномен выравнивания, или как трансформированная во внутреннее бытие способность сохранения существования, постоянства. Материальная форма есть способность проявления постоянства, устойчивости, которая стала и видимой, и внешней. Другими словами, она суть видимая форма сознания» (2, 136). В данном представлении, действительность и сознание входит в состав друг друга, т.к. имеют общий источник – процесс продолжительного существования материального явления.
Так как явления мира пребывают в непрерывном потоке взаимоотношений и ничего не существует в неизменных отдельных формах, то необходимо обращение к опыту и методу, к глубочайшим основаниям своей субъективности, к отказу «от любой чисто понятийной мыслительной деятельности, т. к. именно рассудочность и интеллектуальная вивисекция заводят нас еще глубже в иллюзию вне нас существующего мира. Здесь речь идет не об устранении чувственной деятельности или подавлении чувственного сознания, но о новой позиции по отношению к ним, суть которой — устранение любых произвольных различий, привязанностей и предрассудков» (2, 170). К подобной динамико-релятивистской установке Западная наука пришла лишь в 20 веке, но до практического переосмысления принципов бытийствования дело ещё не дошло. Дихотомия человека и Реальности, в данном рассмотрении, порождается и устраняется индивидом, ибо она субъективна и является следствием его жизненного пути, приобретенного опыта и используемых методов (интенций, смыслов, устремлений, образа действия и т.д.). Здесь мы можем предположить понимание взаимодействия человека и актуальной стороны Реальности, как живого процесса, направленного на расширение индивидуального потенциального опыта (посредством правильного отношения и знания) до принятия всей Реальности.
В качестве рабочей гипотезы, на основании вышерассмотренного, мы можем предположить, что сознание индивида имеет деятельное основание в действительности и его субъективности. Сознание насыщено опытом, оно есть инструмент проявления потенций, оно есть крайняя степень актуализации, оно есть граница между действительностью и субъективностью. Прикосновение сознания и Реальности вызывает движение, суть которого изменения и расширение индивидуального опыта.
Развёртывание сознания проходит как в биологической и социальной сфере (развитие человеческого сознания), так и в индивидуальной (развитие сознания в индивидууме). Можно отметить, что субъективная и объективная стороны развития человечества идут синхронно, от эпохи к эпохе развивается ментальный слой сознания, что влечёт антагонистическую двойственность в его отношении к действительности, а возросшее ощущение индивидуальности влечёт противоречивость в отношениях. Вместе с тем, необходимо отметить, что двойственность внутреннего мира и представлений человека позволяет приобрести ему новый опыт, выйти на новый уровень взаимоотношений с Реальностью, выйти за рамки создавшейся ситуации или явления. Человек начинает более чётко осознавать процессы, которые происходят в нём и вне него, ибо может воспринимать их разносторонне, не только через отождествление с ними, но и отвлеченно, абстрактно.
По мысли А.Р. Лурия, «на ранних ступенях общественного развития, с преобладающими наглядно-действенными формами практики, формально-логические операции вывода ограничиваются лишь пределами наглядной практики. Радикальная перестройка общественно-экономического уклада, ликвидация неграмотности, включение в культуру приводят не только к расширению круга понятий и овладению более сложными формами языка, но и к формированию аппаратов логического мышления, позволяющих выходить за пределы непосредственного опыта» (9, 263). Человек по мере проявления своих потенций (онтогенез) и потенций Реальности (антропогенез), расширяет сферу своей актуальной вовлеченности в процессы действительности, реализуя свое тождество с Реальностью, он понимает, что он и есть Реальность.
Согласно постструктуралистской и постмодернистской установке, «субъект полагается лишь лингвистически, само его порождение и существование предопределяется и поддерживается речью, дискурсом. Иными словами, вне языка человека быть не может» (6). Сознание индивида представлено, как производная функция (Деррида) лингвистической реальности, бессознательная сфера - как текст и целостная структура языка (Лакан). Развитие сознания запрограммировано текстом, который «предлагает воспринимающему сознанию определенную речевую позицию, тем или иным образом конституирующую его воображаемую связность и целостность» (6), даже изменяется и живёт оно не в области смыслов, но в языковых играх.
Вместе с тем нельзя забывать, что язык имеет логическую структуру и протекает во временной последовательности, при этом, первая не дотягивает до полноты Реальности, вторая же не поспевает за процессами в ней; вероятно причина в том, что Всеобщей присущи ещё и пространственная координата, многообразие отношений и всевозможные потенции. Таким образом, мы можем предположить, что имена, знаки, символы, и др. явления языковой данности служат нам средством восприятия и выражения Реальности, нашего отношения к ней.
В процессе онтогенеза сознание переживает детство, зрелость и старость, каждый из этапов характеризуется своеобразием личностной структуры, изменением содержания значения слова и смысла, «вместе со значением слова меняется и та система психологических процессов, которая стоит за словом, и если на начальных этапах за словом стоит аффект, а на следующем — наглядные представления памяти, то на последнем этапе оно уже основано на сложных системах вербально-логических отношений» (9, 67).
Сознание движется и непрерывно изменяется в потоке действительности, оно раскрывает нам целесообразности и закономерности срединного (уравновешенного, гармоничного, должного и т.д.) деяния, внутреннего единства Всеобщего и индивидуального, материального и духовного. Трансформации нашего сознания, попавшего в гущу жизни, имеют относительный характер; система, принципы и смысл взаимоотношений ситуативно угадываются нашей ментальностью, процесс увлекает нашу субъективность и в этом аспекте очень важно найти свое глубинное и изменчивое, целостное и множественное - найти Реального Себя.
Анализ процесса развития сознания показывает, что одними психомоторными и психосенсорными функциями оно не ограничено, что биологическая и духовная стороны взаимосвязаны, а ассоциативные, ментальные и интуитивные формы сознания работают на расширение индивидуального субъективного существа и поддержание состояния равновесия. Мы видим, что развитие индивида характеризуется не просто ростом опыта, но и уровнем организации его отношений, преодолением антагонистического дуализма, освоением действительности как потенциальности, а далее и как Реальности.
Человек существо всеобщее и конкретное, отвернувшись от лона природы и отказавшись от поддержки Отца Небесного, остается с одиночеством своего мира. Сознание, жаждавшее свободы «от» умозрительно получило её, каждый стал «за себя» и «по себе». Сознание, оставшись наедине с действительностью, не смогло в одиночку принять её, отказ человека от всеобщей составляющей выбило основания его уверенности и надежд, переживание отсутствия целостности – любви. Смыслы, потеряли свои вдохновляющие Всеобщие основания и стали искать опору в конкретном. Осознание Реальности как ограниченной действительности породило иллюзию ограниченности индивидуальной субъективности, что привело к её умалению. Мир сузился до «эго».
Таким образом мы можем предположить, что широта и развитие субъективности при обращённости «во-вне» ограничена действительностью, отсюда и необходимо понимание развития своей потенциальной стороны, осознание себя единой целостной (потенциально-актуальной) субъективностью, необходимо проявление таких отношений, которые придают нашей жизни протяжённость и смысл. Необходимо освоение, что счастье во Всём, и каждый из нас может целостно переживать, понимать и принимать эту Реальность. Исследуя же феномен сознания, мы понимаем, что каждый момент движения сознания отражает всю систему, частью которой он является, а потому его восхождение есть развитие всех его связей и отношений, значений и смыслов.
Таким образом, можно предположить, что развитие нашей субъективности не
только расширяет наш опыт, но и качественно модифицирует наши отношения, которые проявляются (из потенции) и удаляются (в потенцию), в той или иной степени, в зависимости от необходимости. В соответствии с нашим исследованием можно предположить, что наши непосредственные отношения имеют потенциальный Всеобщий уровень (Квантовое поле, информационное поле, смысловое поле и т.д.), они реализуются на индивидуальном потенциальном уровне (наш опыт) и проявляются на индивидуальном актуальном уровне (вся наша деятельность); опосредованные отношения работают на актуальном Всеобщем уровне (как конкретные модусы действительности мы взаимодействуем (связаны) через индивидуальные и Всеобщую потенциальности). Всем отношениям присущи (часто неосознаваемые) сопричастие, взаимодействие и взаимодополняемость.
В горизонтальной проекции (с возможностью вертикального изменения позиции), мы являем следующие субъективные типы взаимоотношений:

«Я ? Иное»
??
«Я ? Другое»
??
«Я ? Чужое»

«Я ? Иной» - отношения непосредственные, многосторонние и естественные; открывают нашу субъективность для взаимодействия в потенциальных областях. Носят всеобщий характер.
«Я ? Другой» - отношения опосредованные нашей актуальной субъективностью, двусторонние и необходимые для жизнедеятельности; помогают проявлению (актуализации) индивидуальной и Всеобщей потенциальности. Носят общий и конкретный характер.
«Я ? Чужой» - отношения эгоцентрические, односторонние и предельно дуальные; как правило, порождены застоем или фиксацией, создают напряжения необходимые для изменения в актуальных областях. Носят конкретный характер.
Наблюдаемые выше дуальные отношения в целом носят позитивный характер, но при любой деятельности наша субъективная актуальность может переживать создаваемые ими фиксированные и острые состояния, как болезненые и проблематичные. Относительность всех концептуальных и мировоззренческих форм выдвигает в системе наших ценностей (необходимостей) новый статус феномена отношений, понимание сути которых помогает нам освоить куда, где, и как проявлять, должным образом, нашу субъективную сущность.
Оределенную роль в ориентации и насыщении наших отношений играют смыслы. По мысли Л.С. Выготского, наше сознание отражает внешний мир посредством слова, которое является его клеточками и «аппаратом, отражающим внешний мир в его связях и отношениях» (9, 61). Таким образом нам представлено развитие сознания как смысловое и системное развитие слова, которое «сохраняя одну и ту же предметную отнесенность, приобретает все новую и новую смысловую структуру» (там же).
М. Фуко предполагая языковый характер мышления, сводил деятельность к «дискурсивным практикам», которые образовывали своеобразную историческую, научно и культурно определённую эпистему (греч. episteme – знание). По мысли М. Фуко подобное «проблемное поле» бессознательно предопределяет языковое поведение человека и реализуется в речевой практике современников «как строго определенный языковой код - свод предписаний и запретов» (6). Можно предположить, что мысль о подобной обусловленности индивида языковыми играми может привести к антагонистическим отношениям между субъектом и эпистемой, человеком и миром, т.к. сознание склоняется к диктату языковой реальности. Снимается подобный монолог выходом субъективности за пределы эпистемы, нахождением не детерминированных значений и смыслов, раскрывающих сознание в длительности и протяжённости.
В.В. Налимов вводит нас в мир вневременных смыслов, к которым человек обращается в актах трансценденции, т.е. выходах за пределы своей эго-капсулы, раскрытии и обновлении смыслов своего Метаэго. Условие трансценденции – спонтанность личности, способность быть открытым Запредельному. Здесь мы улавливаем рецепт преодоления вероятных негативных состояния индивида в его взаимоотношениях со смыслами, которые, по мысли ученого, извне наполняют нашу субъективность и имеют вполне конкретную ситуативную значимость.
А.Ф. Лосев в своей интерпретации смысла подчеркивает его неизменность, тесную взаимосвязь с вне-смысловым (предметом), с именем и сущностью предмета, с субъективным восприятием человека. Представляя смысл и сущность энергийно, А.Ф. Лосев говорит: «Выражение сущности есть тождество смысла с вне-смысловым. Энергия сущности есть тождество осуществлённого смысла с вне-смысловым. Энергия эта есть чисто смысловая, и сущность, об энергии которой идёт речь, тоже, конечно, чисто смысловая, умная, умно-осуществлённая. Так вот, энергия смысловой сущности есть сама сущность в своём соотнесении с иным, если это иное мыслится во всех своих максимальных возможностях» (8, 34-35). Представляя смысл субстанционально и эйдологически, исследователь замечает, что понимание смысла бесконечно многообразно по аспектам и интенсивности: «Воплощаясь в реальный человеческий субъект, смысл также продолжает обладать бесконечно разнообразными степенями отличённости и понятости» (8, 41).
Таким образом, мы можем предположить, что смыслы есть определённые ценностные формы, созданные нашей субъективностью в конкретных условиях (на время необходимое для выполнения определённых актов). Смыслы являются продуктом нашего индивидуального опыта. В процессе жизнедеятельности мы придаем явлениям и предметам необходимый для нашего существования смысл, который служит нам определенным ориентационным критерием и акцентом в проявлении отношений. Смыслы социально значимые аналогично субъективны, они отличаются от индивидуальных большей протяжённостью и длительностью, т.к. являются выражением потенциальных потребностей индивида в широком спектре взаимоотношений и деятельности. Смыслы придают нашему переживанию действительности ценностно-значимый образ, что является основанием для сознательного построения наших отношений и коммуникации. Смыслы имеют отношения через своих носителей. Смыслы проекцируются в индивидуальной потенциальной области, а потому их дуальные моменты мы замечаем, как правило, только при их актуальном воплощении.
Благодаря научным открытиям 20-го века происходит переосмысление феномена сознания и его пространственно-временного восприятия.
С психофизиологической точки зрения восприятие пространственно-временных характеристик может изменяться, как с помощью химических средств (опыты С. Грофа и др. ученых), так и с помощью медитативных, что подтверждает единство мозга и психики в формировании субъективных переживаний. При рассмотрении межполушарной асимметрии мозга Н.Н. Брагина и Т.А. Доброхотова предположили, что правое полушарие функционирует «в настоящем с опорой на прошлое, левое – в настоящем с обращенностью в будущее время» (1, 140). В представлении же восточных мыслителей восприятие пространства и времени обусловлено субъективными определенными состояниями сознания, изменениями степени внимательности и переживаемыми ритмами действительности.
Мы можем здесь предположить, что дихотомная работа сознания разделяет пространственно-временное поле Реальности, конституирует и фиксирует его, но вместе с тем позволяет опосредованно воспринимать его движение, и осознано участвовать в нём. Процессуальные акты осуществляются в пространственно-временном континууме и всегда взаимосвязаны через потенциально-актуальные отношения. Наша пространственно-временная ориентация всегда субъективна и относительна. Классическое геометрическое запечатление мира сознанием помогает в решении лишь тех конкретных задач, которые протекают в горизонтальных плоскостях действительности. Нелинейный и проявляющийся (потенциально-актуальный) характер сущего подразумевает наличие целокупных взаимоотношений, включающих в себя как причино-следственные, пространственно-временные факторы, так и многие другие (большинство человеку неизвестно). Возможно, для более целостной деятельности субъекта в Реальности необходимо перевести акценты его внимания от обозначающей явления (причинно-следственная, пространственно-временная фиксация) позиции к процессуальной, т.е. на отношения.

Заключение.
В 20 веке потерянное и неуверенное сознание индивида, перед лицом неумолимой действительности, устремилось в массы, которые дают хоть и иллюзорное, но переживание защищенности. Современное сознание просто разрывается под прессингом потока противоречивой информации, влечётся к опиуму иррационального и склоняется принимать желаемое за действительное, т.к. действительность пережита им как страдание. Субъективное человеческое существо содрогается от потрясений бытийственности, его сознание мечется в суете безысходности, его смыслы растеряны, а экзистенциальная жажда использует суррогаты.
В этой очевидной запутанности необходимым образом встает вопрос о Реальности, - её сути и свойствах, индивидуальном переживании и состоянии субъекта в ней. Понимание Реальности в её единстве и многообразии, динамизме и схватываемости, является естественной потребностью нашего существования, т.к. через эту данность мы переживаем полноту и безграничность себя как счастливого индивидуального существа, проявляющегося в этом чудесном море возможностей, - в Реальности. Наше вникновение в неё опосредованно нашей субъективностью, двойственность нашего мозга и сознания придаёт действительности колорит изменчивого и подвижного существа, а переживания и рост индивидуального потенциально-актуального начала приятие Всеобщего родства и тождественности. И хотя в суете повседневности, сутулке мыслей и образов, мы часто не осознаем этого единства, разделяя мир на отвлеченные фрагменты и явления, всё же наша целостность находит отклик на зов Реальности и тогда в человеке просыпается ощущение события, переживание которого ему сладко, но чудесным образом до конца непонятно. Желательно каждому из нас помнить, что наше сознание склонно видеть отвлеченную материальную действительность, мы же должны стремиться находить и понимать Реальность в её взаимосвязях.
Современная наука, в лице физики, выявила «принципиальную взаимосвязанность различных аспектов существования материи, обнаружив, что энергия движения может переходить в массу, и предположив, что частицы представляют собой скорее процессы, чем объекты» (7), что в принципе подтверждает единство Реальности и её отношений, во всем их многообразии.
В социальной действительности отношения построенные на дихотомных основаниях приводят к деструкции и антагонизму, что ещё раз подтверждает необходимость переосмысления существующих взаимоотношений, преодолении односторонних манипуляций, основательного пересмотра нашего понимания сущности человека и Реальности.
В онтологическом осмыслении мира двойственность представляет собой в вертикальном запечатлении - уровни Реальности, и в горизонтальном - каузальный поток. Двойственность взаимоотношений – это данность осуществления всякого движения и актуализации. Преодоление антагонизма во взаимоотношениях является, по сути, не преодолением двойственности, но правильным ее осуществлением, которое подразумевает диалог, актуализацию потенций и процесс расширения.
Мы можем предположить, что мир сверхчувственно экстазирующего индивида есть область потенции Реальности, через обращение к которой он способен привлечь скрытые силы и пережить длительные смыслы. Озарение, инсайт, сатори, - есть состояния выхода за рамки обыденных актуальных переживаний, прозрение и переживание потенциальной Реальности во всех её связях и отношениях, всей целокупности. Способность отвлечься от ситуативной вовлечённости в движения действительности, позволяют человеку сознательно и намеренно строить свои взаимоотношения с Реальностью, расширять свой опыт. Человек способен сознательно включить в свой мир потенциальную область Реальности, допустить возможность и личностно проявить актуальность.
Человек из царства подчинённости переходит в царство возможности и ответственности.
Обратив фокус нашего сознания к чему-либо, мы переводим потенциальную сторону в конкретно актуальную и невольно абстрагируемся от целого, мы слышим звучание (переживаем Реальность) и сами становимся звуком (индивидуальной потенциально-актуальной Реальностью). Источник звучания - это сама Реальность, сам человек. А потому бесполезно претендовать на объятие необъятного через её субстанциализицию, фиксацию, систематизацию или структурализацию. Но необходимо расширять индивидуальный потенциальный опыт и тем самым приходить к открытому переживанию всех взаимоотношений. Ибо именно в этом освоении мы расширяем и проявляем Реальность субъективности, устремляемся в Пути и приобретаем полноту Потенции, переживаем себя как большое Целое, ибо «поистине [бесконечно] большое есть счастье. Нет счастья в малом» (Чх. Упан. 7.23, 1).

Список литературы:
1. Брагина, Н.Н., Доброхотова, Т.А. Функциональные асимметрии человека. М. 1988
2. Говинда А. Психология раннего буддизма. Основы тибетского мистицизма Спб. 1993
3. Гроф С. За пределами мозга (фрагмент) //http://moshkow.aaanet.ru/win/FILOSOF/GROF/
4. Гроф С. Путешествие в поисках себя. М. 2001
5. Гроф С. Трансперсональные опыты // Человек № 5, 1991
6. Ильин И.П. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа. Москва: Интрада. 1998. //http://www.philosophy.ru/library/il/myth.html
7. Капра Ф. Дао физики // http://www.laser.ru/ru/recycle/nonlocality/phydao/index.html
8. Лосев А.Ф. Форма. Стиль. Выражение. М. 1993
9. Лурия А.Р. Язык и сознание. М. 79 г.
10. Налимов В.В. Спонтанность сознания. М. 1989
11. Силин А.А. Творение нового как переход от возможного к действительному // Философские науки № 3-4, 1997
12. Тарнас Р. История западного мышления. М. 1995
13. Уайтхед А.Н. Избранные работы по философии. М. 1990
14. Фромм Э. Бегство от свободы. Человек для себя. Минск, 1998
15. Шэток И., Сатипаттхана. Опыт внимательности, Киев, 1993, с. 101
16. Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. М. 1994


1 Потенция (Potentia) – лат. «сила», «возможность».
2 Актуальность (Actualis) – лат. «фактически существующий», «настоящий», «современный».


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru