лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Колташов.В.Г. За тенью сознания

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

В. Г. Колташов.
За тенью сознания

Оглавление
Введение. 1
1. Мотивы человеческой деятельности. 2
2. Садомазохистская природа души. 4
3. Педофилия. 6
4. Потребности. 8
5. Коллективное и индивидуальное. Пассивность и активность. 10
Использованная литература: 12
(Новосибирск, 31 октября 2003 года)
Введение.
История вершится непрерывно. Час за часом, втягивая энергию миллиардов людей, она рождает социальные, экономические и культурные перемены. В этих переменах, где выковывается новое общество, новые отношения возникает и новая психика человека. Объективный мир, мир свершений и мир людей, делающих эти свершения это всегда мир перемен, а значит и всегда мир познания. Творческого, искреннего, настоящего, очищенного ото лжи буржуазной идеологи марксистского познания, познания психики человека.
Почти пол год назад мною была написана книга, посвященная вопросам марксистской психологии получившая название «Диалектическая психология». В этой работы через целый ряд идей я не только попытался донести до читателей мысль о нераздельности науки о внутреннем мире человека и марксистско-ленинской философии, но и предпринял попытку, основываясь на советской психологической школе и фрейдомарксизме дать марксистской психологии новый импульс развития. Эта работа, открыла роль и место психических противоречий в структуре психики и ее процессов, она так же создала новую систему социально-исторической классификации психики. Она не осталась незамеченной и вызвала определенный интерес. Вместе с тем развитие марксистской психологии не остановилось на раскрытых в ней проблемах. Пробудив внимание многих левых умов, книга вызвала к жизни острые дискуссии плодом которых и является этот небольшой труд.
Прошло пол года. В спорах, обсуждениях и работе самого автора открылись новые интересные детали психики человека, возникли новые направления дискуссий. Среди них первое место занимает спор о том, существуют ли у человека иррациональные и бессознательные мотивы, и если да то какую роль в психике они играют, и откуда берутся. Не меньше острых вопросов вызывают сознательные и рациональные мотивы. Вместе с тем уже давно многих волнует роль потребностей в формировании психики, и особым местом тут являются нематериальные потребности, среди которых есть очень интересные и совершенно неизученные, такие, например как рассматриваемая в работе садомазохистская потребность. В книге так же будет уделено место такому интересному, почти совершенно неизученному явлению как педофилические наклонности психики человека. И сделано это будет не случайно, а с целью показать связь изменения общественных отношений с психикой человека, так чтобы можно было проследить не только этапы изменения этих отношений, но и этапы перемен в психики, ухватив главное, наличие общего определяемого самим ходом развития направления изменений. К тому же эта тема является одной из наиболее актуальных целей в критике буржуазных отношений.
Прежде чем приступить к чтению этой книги необходимо отметить, что в своей сути она будет посвящена некоторым иррациональным моментам нашего бытия и нашей психики, моментам, суть которых мы попытаемся раскрыть, а потому первой стоит поставить ту часть этой книги, которая посвящена мотивам, то есть побуждениям, человеческой деятельности. И побуждениям не только сознательным, рациональным, но бессознательным и иррациональным. Может показаться, что эта глава не совсем вписывается в курс, прокладываемый этой книгой, но это не так. По сути, первая глава и есть тот ключ, без которого понимание всего иного, что изложено в данной работе будет если и возможным, то не полным.
Что еще можно сказать об этой работе в преддверии вашего знакомства с ней? Возможно только то, что она является продолжением, марксистского изучения внутреннего мира человека к которому, основываясь на диалектическом и историческом материализме, я приступил, не считая отдельных статей в «Диалектической психологии». Приступил с уверенностью, что только с помощью марксизма мы сможем преодолеть современный кризис в развитии психологии и помочь передовым силам истории, овладев новыми знаниями, открыть двери в коммунизм.
1. Мотивы человеческой деятельности.
Чем руководствуется в своих поступках человек? Почему зачастую мы совершаем действия смысла, которых понять не можем? Руководствуется ли человек в своей деятельности только сознательными побуждениями или бессознательные мотивы играют в его жизни не меньшую роль? Попытаемся разобраться в этих нелегких вопросах и дать достойный современной марксистской мысли ответ.
Что же такое мотив? Без особого труда мне удалось отыскать определение мотива типичное для советской психологии, типичное, но не единственное в своем понимании побуждений, как мы увидим позднее. Однако пока остановимся на нем. «Мотив это осознанное побуждение, обуславливающее действие для удовлетворения какой либо потребности. Возникая на основе потребности, мотив представляет ее более или менее адекватное отражение. Мотив является определенным обоснованием и оправданием волевого действия, показывает отношение человека к требованиям общества. Играет важную роль в оценке действий и поступков, так как от них зависит, какой субъективный смысл имеет действие для данного человека»1. Вот такое определение мотива мы находим в классической советской психологии. Однако было бы ошибкой предполагать, что советская психологическая наука ограничивала свое понимание мотивов только представлением их как осознанных побуждений. Мотивы могут носить как сознательный, так и бессознательный, характер, на это на примере побуждений у детей идти в школу указывает А.Н. Леонтьев в работе «Деятельность. Сознание. Личность». Ребенок, пишет Леонтьев, не осознает мотивов побуждающих его идти в школу: «Осознание мотивов есть явление вторичное, возникающее только на уровне личности и постоянно воспроизводящееся по ходу ее развития. Для совсем маленьких детей этой задачи просто не существует. Даже на этапе перехода к школьному возрасту, когда у ребенка появляется стремление пойти в школу, подлинный мотив, лежащий за этим стремлением, скрыт от него, хотя он и не затрудняется в мотивировках, обычно воспроизводящих знаемое им. Выяснить этот подлинный мотив можно только объективно, «со стороны», изучая, например, игры детей «в ученика», так как в ролевой игре легко обнажается личностный смысл игровых действий и, соответственно, их мотив. Для осознания действительных мотивов своей деятельности субъект тоже вынужден идти по «обходному пути», с той, однако, разницей, что на этом пути его ориентируют сигналы-переживания, эмоциональные «метки» событий»2.
Помимо выработанного в СССР деятельностным направлением психологии понимания мотивов как существующих сознательно, так и бессознательно, на Западе складывается другое, тоже претендующее на марксистскую основу понимание мотивов. Его основоположниками выступают ученые фрейдомарксисты, среди которых наиболее видными являются Эрих Фромм и Вильгельм Райх. Согласно их пониманию мотивы человеческой деятельности бывают рациональными — познаваемые мышлением человека, и иррациональными — не постигаемые разумом, мышлением, не выразимые в логических понятиях, изначально присущие каждому индивиду. Учение об иррациональных мотивах человеческой деятельности было разработано Зигмундом Фрейдом, и не было воспринято советской психологической школой, встретившей во многом враждебно и попытки развития марксистской психологии на базе ряда разработанных Фрейдом постулатов, предпринятые фрейдо-марксистами.
Фрейдо-марксизм, выступив как, философски-психологическая попытка творческого соединения марксизма и фрейдизма, и взявшись выработать новое понимание человека, заимствовал во фрейдизме учение об иррациональных мотивах человеческой деятельности. Во многом базируясь на марксистской материалистической концепции человека и общества, неофрейдизм добился определенных успехов в изучении вопроса побуждений человеческих поступков. Иррациональные мотивы, согласно его учению, необходимо понимать не как особые противоразумные силы якобы лежащие в основе человеческого духа и даже самого бытия, а как мотивы, противоречащие сознательным побуждениям личности и своим вмешательством нарушающие ход рациональной деятельности человека, отклоняющие его от поставленных сознательно или даже бессознательно задач. Эти мотивы не есть плод непостижимых разумом сил, они происходят из подсознания человека и продиктованы с одной стороны физиологией человека, а с другой стороны его социальной природой. Иррациональные побуждения выражают противоречие интересов, стремлений и потребностей человека с социальной реальностью, зародившись и возникнув как таковые, не будучи еще мотивами, они подавляются, смещаясь в подсознательную сферу психики. Сознание утрачивает информацию о них, а они между тем не исчезают и не затухают, а переходя в новую форму периодически прорываются в сознание, побуждая человека на определенные, не логичные в общей цепи поведения, поступки. Примеры такого поведения мы можем видеть сплошь и рядом. Так желание рассказать нечто важное другому, мало знакомому, человеку может возникнуть у человека как раз в тот момент когда этого как раз и не стоит делать, а стоит наоборот выстроить схематичную беседу. Причиной такого иррационального желания является подавленное сознанием желание найти настоящего друга и искреннего собеседника, подавленное не случайно, а под воздействием личного опыта приобретенного в буржуазном обществе. Такое иррациональное побуждение, вызванное положительными качествами собеседника, может привести к излишней откровенности и фактическому срыву деловых переговоров. Познакомившись с этим примером, читатель может легко вспомнить большое количество примеров влияния на его деятельность иррациональных мотивов.
Особое место среди иррациональных мотивов находят побуждения сексуального характера, вызываемые подавленной и прорывающейся в определенных условиях сексуальностью. Примером поступков вызванных такой мотивацией может служить случай, когда стареющая преподавательница ставит заниженные оценки красивым девушкам и завышает балы молодым студентам. Все это, данная женщина делает не потому, что считает это необходимым для более глубокого изучения ее предмета, хотя она, скорее всего именно так это поведение себе объясняет, а из-за того, что испытывает ревностную зависть к молодым женщинам и бессознательное желание сексуального контакта к юношам.
Иррациональная природа иррациональных мотивов выражается в практически полной невозможности индивида самостоятельно вникнуть в природу некоторых собственных желаний и поступков, мотивами которых выступают бессознательные иррациональные, то есть выходящие за границы логики мышления человека и являющиеся продуктом иной, уже утратившей прежнее значение логики, но сохраненной в подавленном виде в подсознании, мотивы. Иррациональные мотивы для самого человека выражаются в непонятных, но навязчивых желаниях совершить какой либо поступок, сделать что-либо выходящее из рамок стоящих задач и зачастую вредное. Психоанализ, как особая научная школа, а в особенности марксистский психоанализ уделяет особое внимание иррациональным мотивам деятельности людей, рассматривая их как выражение подсознательных психических процессов и в своей практике преследуя цель помощи человеку в разрешении подавленных психических противоречий. Как протекают процессы, о которых мы говорим? Подавленные психические противоречия, прорываясь в сознание, находят свое выражение в иррациональных мотивах деятельности человека. Подробно изучение зарождения, развития, разрешения рассмотрено мной в работе «Диалектическая психология», где так же отмечается, что психические противоречия выступают ничем иным, как отражением противоречий существующих в объективном мире.
Итак, подведем итог нашему исследованию. Что же представляют собой мотивы, какими они бывают, и какое определение им можно дать? Во-первых, определение мотивов, приведенное в начале, является неполным и нуждается в уточнении, во-вторых, мотивы подразделяются на сознательные и бессознательные, причем сознательные мотивы существуют только в рациональном виде, в то время как бессознательные мотивы могут носить как рациональный, так и иррациональный характер. Вот как выглядит наше определение мотивов: Мотив это сознательное или бессознательное, рационально постигаемое или непостигаемое данным человеком побуждение, обуславливающее действие для удовлетворения какой либо потребности. Возникая на основе потребности, мотив представляет ее более или менее адекватное отражение. Мотив является определенным обоснованием и оправданием волевого действия, показывает отношение человека к требованиям общества. Играет важную роль в оценке действий и поступков, так как от них зависит, какой субъективный смысл имеет действие для данного человека.
2. Садомазохистская природа души.
Почему рассмотрение намеченных вопросов в этой книге, после уже пройденной нелегкой главы о мотивах, стоит начать именно с садомазохизма? Неужели это так важно? Отчего? Возможно, из-за желания вникнуть в те потаенные ходы психики индивида нашего времени, которые и прячут от нас настоящее понимание эпохи? Какой он современный человек, созрела научная мысль, чтобы открыть нам его истинную природу?
Мир, в котором мы живем, надеюсь, все это уже почувствовали, это мир буржуазных отношений. Отношений, описывать которые в деталях в этой работе, а тем более главе нет смысла. Однако коротко остановиться все же стоит.
Все эксплуататорские общества, как-то рабовладельческое, феодальное или буржуазное есть общества иерархические, классово разделенные, основанные на экономическом, социальном, политическом, правовом, культурном и нравственном неравенстве. Формы этого неравенства всегда различны, но суть их состоит в том, что господствующие общественные силы угнетают силы подчиненные, силы производящие основные материальные блага.
Несправедливо устроенное общество, основанное на эксплуатации человека, паразитизме одних за счет других, жесткой иерархичности подчинения, господстве чинов и титулов, все это рождает в психике угнетателей чувство собственного величия по отношению к низшим сословиям, а в психике угнетенных чувство униженного подчинения, беспомощности и слабости. Эта система внутренних ощущений, возникая под воздействием общественного строя, складывалась тысячелетиями. Человек, формируясь как личность в системе таких иерархичных, неравноправных, несправедливых, жестоких и циничных отношений всегда знал свое место и четко представлял себе, как он должен вести себя с высшими или с низшими по отношению к себе индивидами. Это и создавало в нем садомазохистскую природу души. Терпеть насилие и унижение, далеко не всегда физическое, но всегда мучительное, унижать других самому, указывая им их рабское место в социуме, пытаясь хоть как-то сохранить свое положение. Положение раком у корыта, скажете вы, но это будет не язык науки.
Садомазохизм был всегда. Всегда, в смысле классового общества, так как в бесклассовом первобытном мире его, разумеется, не было, и быть не могло. Множество столетий люди жили именно в такой садистской по отношению к другим и мазохистской по отношению к себе системе отношений. Они терпели иерархично заслуженные унижения молча пробираясь к новой ступени социально-экономической лестницы, они унижали других заставляя их подчиняться воле эксплуататорских общественных отношений. Разумеется, все это еще продолжается вокруг, так как капитализм все еще правит нами.
Из того, что нами сказано, уже можно сделать вывод об объективных предпосылках формирования садистской оставляющей психики, но еще рано делать вывод о ее мазохистской части. Страдая лично и наблюдая страдания других, человек привыкал испытывать и видеть внутренние муки унижения, стыда и горя утраты. Со временем, преимущественно в средневековье в психике у человека формируется бессознательная потребность страдать и причинять страдания другим. Всему этому немало способствуют публичные пытки и казни, позорные столбы, публичные унижения грешников церковью, навязывается соответствующая идеология, так формируется душа мелкого человека. Среди монахов, да и просто в среде верующих, получает распространение самобичевание для искупление грехов рода человеческого, в отношениях полов явно складываются садомазохистские наклонности. Они проявляются в том, что люди учатся получать удовольствие не от счастья соединения с любимым существом, но от мук от него. Они начинают получать удовольствие от самоунижения, подчинения, избиения, оскорбления любимого существа и затем жалости к нему. Веками власть как светская, так и облаченная в церковные одеяния учила людей что любовь и страдание едины, нужно терпеть, ибо терпение есть благо, силой огня, железа и беспощадного слова приучает народы быть рабами. Все это вросло в подсознание многих поколений представителей не только правящих, но и подчиненных, эксплуатируемых классов, и только сейчас начинает уходить. Покидать мир с болью и радостью избавления человека.
Прививая человеку садомазохистские отношения, правящие классы тоже подпадали под них, становясь такими же носителями этих уродливых оков личности. После крушения феодального общества в гораздо меньшей степени, подточенный, но живой и по-прежнему античеловечески жестокий садомазохизм перешел в капиталистический мир. Завоевал себе место в буржуазной психике.
В новой среде, где были уже иные отношения правящих классов и классов подчиненных, ему нашлось достойное место, ведь многие принципы, зародившись еще в рабовладельческом обществе, перешли и в капитализм, что вполне естественно, поскольку буржуазная формация является формацией эксплуататорской. Конечно, произошло ослабление садомазохистской психической природы человека, но она осталась по прежнему важной силой способствующей сохранению несправедливого общества.
Укоренившись в подсознании, оставаясь незамеченным у большинства, садомазохизм как невидимый кормчий направлял многие поступки людей, выступая в виде иррациональных мотивов. Желание испытать душевные муки или причинить их другому, нередко нарушает цепь продуманных поступков, разрушительно вторгаясь в рациональную деятельность людей. Садомазохизм, как мы видим, существуя в подсознании человека, прорывается в его сознание, побуждая к иррациональным поступкам.
Стоит, полагаю, еще раз в связи с рассмотрением садомазохистской природы личности обратиться к сексуальной сфере человеческих отношений, приведя несколько примеров. Один молодой человек страстно желал красивую девушку, он долго ухаживал за ней, причем делал это настолько консервативно униженно, что он не испытывала к нему сексуального влечения, как к слабому и низшему созданию. Однако они были вместе, причем она всячески оскорбляла его, а он всячески унижался и делал это с известным сладострастием. Они встречались около двух лет и расстались только потому, что эта девушка встретила другого мужчину. Но все это время, пока он дарил ей море подарков, водил по различным «развлекательным местам», всячески ублажал, при этом, стараясь как можно более явно уничтожить свое самолюбие, а она помогала ему в этом, длилась их садомазохистская связь. В этой связи она выступала в роли садистки, испытывая при этом естественно определенную долю мазохистского удовольствия жалости к нему и себе и презрения к самой себе за свою никчемность, а он сам, заставляя себя страдать от унижения, слабости и подчиненности был так же одновременно жертвой и палачом, садистом и мазохистом.
Вот противоположный, но аналогичный пример, когда в явной роли садиста выступает мужчина, в скрытой роли являясь мазохистом, а в роли жертвы выступает женщина, истязающая себя сама, и потому скрыто являясь садисткой. Они встречались какое-то время и у них, как принято говорить был роман. Потом эта девушка совершила недостойный поступок, пренебрежительно отозвалась на публике о своем мужчине, и он открыто заявил ей, что не любит ее больше. Вот с этого момента и началась их садомазохистская связь. Теперь, когда мы рассказали и эту историю самое время задуматься вот над чем. Может быть, эта девушка не случайно спровоцировала разрыв нормальных отношений, так как подсознательно жаждала получить другие садомазохистские? Возможно и в первой истории получив свое «нет» мужчина не спроста не ушел от этой женщины, а удержался возле нее специально. Да и «нет» он так же спровоцировал? Разумеется, наши предположения, несмотря на знак вопроса верны. Подвергнув психоанализу этих людей, мне удалось отчетливо увидеть, что бессознательные садомазохистские желания были тем иррациональным зерном, которое и привело к такому развитию отношений. Насытившись одной ролью, эти люди уходят в поиск счастья при других обстоятельствах, оставляя в своей памяти трогательные воспоминания которые помогут им не избавиться от своей садомазохистской наклонности еще многие годы.
Воспоминания это особое явление в садомазохизме, их роль и значение трудно переоценить. Они, нося сознательно сохраняемый характер, и происходя из иррациональных бессознательных желаний, вынуждают человека испытывать страдание, на длительные периоды погружаться в депрессию. Сознание в попытке избавиться от назойливых садомазохистских воспоминаний наталкивается на сильные психические преграды, только немногим людям в нашем обществе пока удается преодолеть садомазохистскую, а заодно и депрессивную наклонность собственной психики. Наклонность столетиями воспитываемую через множество поколений в психике человека.
Наше общество, это не только общество неравенства, несвободы, эксплуатации, но это еще и общество фарса. И именно поэтому при тотальном господстве садомазохизма существует интимность садомазохистского контакта, когда детали его прячутся от глаз посторонних людей. Это необходимо буржуазной системе отношений, нет не кому-то главному лично, а именно системе для продолжения стабильного функционирования, однако стабильного функционирования уже давно не получается. Система все чаще и чаще дает сбои.
Однако кое кто не найдя все еще примеров того, что в нашем обществе принято называть садомазохизмом, как то заковывание друг друга цепями, связывание, причинение боли и тому подобное, может выразить свое недоумение. Впрочем, с этим не стоит торопиться, так как мы сейчас затронем и эту сторону садомазохизма. Здесь мы наблюдаем тот же предмет только в более явных проявлениях. Социально-психологические исследования, да их обобщение в литературе, например роман Э. Лимонова «Палач» служат ярким примером того, кто и когда прибегает к более жесткому садомазохизму. Хочу сразу оговориться, сославшись на известного психиатра Вильгельма Райха, что мазохисты это не люди которым нравится испытывать физические страдания, как раз нет, это те, кому доставляет удовольствие представлять, как их истязают, или быть истязаемыми слегка, не мучительно, понарошку3. Теперь о тех, кто же тяготеет к такого рода садомазохизму. Это люди более чем среднего достатка, то есть не бедные, и по возрасту, как правило, не моложе тридцати. Это те, кто занимает достаточно высокое социальное положение, в крайнем случае, мелкие менеджеры, но это те на кого система возложила обязанность подчинять себе других, заставлять их выполнять свою волю. Это те кто, не имея недостатка проявить себя садистом, явно испытывают мазохистский голод. Обратно выглядит ситуация и с садистами, они слишком истязаемы и слишком подавлены и поэтому им необходимо «уравновесить» свою природу причинением боль другим.
Еще одной стороной такой садомазохистской практики выступает отсутствие полового желания по отношению к партнеру, и которое вызывается искусственными способами. Но с другой стороны разве это не садомазохизм вступать в половой контакт явно осознавая, что не испытываешь сексуального желания к партнеру?
Но мы слишком увлеклись половой стороной садомазохизма. Настало время обратиться к другим его сторонам. Садомазохизм, несмотря на то, что примеры его сексуального проявления наиболее интересны, проявляется и в других областях человеческой жизни. Садомазохистскими по своей природе являются отношения родителей и детей, когда те и другие поочередно или и с одной стороны насилуют друг друга, заставляя испытывать психические страдания. Садомазохистски выстроены отношения на работе и, особенно в армии, где мы можем отчетливо наблюдать садомазохизм как иерархическое явление. В учебных заведениях, особенно в школе так же существует садомазохистская система отношений. И все это через различные институты, будь то институт брака, половых отношений, государственная машина, семья или церковь (вот уж радикальный оплот садомазохизма основанный на самоунижении верующих через подчинение богу и выполнение его воли, и в тоже время подавлении других во имя все того же высшего существа), все это пока существуют эксплуататорские, как следствие неравноправны отношения, призвано закреплять в психике людей старые отношения, тормозить в ней прогрессивные перемены, переключать ее на тупиковые формы удовольствия через страдание.
Мы много уже сказали о садомазохизме, не все, разумеется, но много. Однако мы совсем кажется, забыли о главном, о том, где спрятана смерть этого древнего уродливого зверя. Садомазохизм возможен только у людей с ценностями присущими эксплуататорскому обществу, то есть в наше время с буржуазными ценностями, люди же ориентированные не на обладание, не на иерархический рост постепенно избавляются в своей психической природе от садомазохизма. Да это и естественно, как может быть садомазохистом тот, для кого основы этой психической болезни не существуют, тот, кому дико становится от того, что он может причинить страдание другому и тот, кому совершенно непонятно зачем ему нужно испытывать душевные муки. Человек с коммунистическими ориентирами психики объективно в силу не отчужденности от мира и людей, и в силу явной ориентации на самовоплощения, самореализацию в творчестве не стремится замкнуться в себе. У него просто нет психических предпосылок для садомазохистской депрессии. Бациллы страдания в его подсознании мертвы и в этом еще раз проявляется связь психики человека и объективного мира. Но для того чтобы этот человек вырос и окреп, а в том, что он уже рожден историей, нет сомнений, необходимо изменить общественный строй. Сбросить ярмо капитализма.
3. Педофилия.
Заглядывали ли вы в модные журналы? Смотрите ли вы телевизор? Всматриваетесь ли вы в лица и фигуры изображаемых там людей? Нравится ли вам юные девушки, если вы мужчина? Не испытываете ли вы зависть к молоденьким особом, если вы женщина? Откройте глаза. Наш мир, мир патриархальных буржуазных отношений, мир в котором мужчины считают женщину в тридцать старой, мир в котором женщины думают о сорокалетнем мужчине, что он все еще молод, этот мир к которому мы все привыкли, есть мир педофилов.
Нет особой разницы в процессах старения у мужчин и у женщин. У нас одинаково появляются морщины и лишний вес, одинаково изменяется голос, однако по этическим соображениям молодость мужчин длится дольше. Виртуозный факт обмана. Живописно открыть его мы можем, увы, только сегодня. Как?
Заглядывали ли вы в модные журналы? Смотрите ли вы телевизор? Всматриваетесь ли вы в лица и фигуры изображаемых там людей? Тогда что вы видите? Думаю тут все понятно, буржуазной этикой резко разграничены возрастные границы молодости, привлекательности, сексуальности. Мужчины у нас молоды лет с 18 до 45, а вот женщины с 15 до 30. Дальше, а вернее лет с 25, они «усиленно стареют», причем в немалой степени и из-за того, что сами так думают. Потакая при этом педофилически настроенной мужской части общества. Не стоит тут ничему удивляться, все это вполне естественно для патриархального общества. Правда, разрушающегося патриархального общества. Мира, где существует пусть уже в значительной мере только моральное превосходство мужчины над женщиной. Иначе неравенство полов.
Блондинки. Почему мужчины предпочитают блондинок? Почему не шатенок или брюнеток, или просто рыжих? Из-за чего существует эта странная мода? Если вы отмахнулись, сказав, что вам плевать или сказав, что уж вам то явно нравятся шатенки, то это не ответ. Почему? Сопоставляя внешность женщин одного возраста, но «разного окраса» можно смело заметить что блондинки «выглядят моложе», однако они не выглядят моложе. Просто они больше похожи на девочек. Джентльмены предпочитают светлых девушек, которые больше похожи на маленьких девочек. Откуда такое слепое предпочтение? Неужели навязанный плод моды? Нет. Мода на блондинок, как вы помните, ворвалась в наш мир вместе с Мирлин Монро, впрочем, это было немного раньше, но не важно. Мода на женщин похожих на девочек и вообще стиль «бэби» для девушек не случайно так популярен. Уж с этим то вы спорить не станете? Ведь не случайно женщины с возрастом в наше время активно перевоплощаются в «чудных белокурых созданий». Да и совсем молодые девушки не брезгают стать беленькой душкой. И все, потому что джентльмены предпочитают блондинок. Ну, зачем, зачем нам мужчинам это странное желание видеть в женщине ребенка? То, что это педофилия, это для нас марксистов не ответ. Это диагноз.
Промышленное развитие буржуазного общества вместе с ростом больших городов и крушением феодальных общественных, а вместе с тем и сексуальных отношений, вызволило женщину, а вернее значительную часть ее природы из мрака семейного быта и бросила в пучину индустрии заводов и офисов. Поставив в значительной мере наравне с мужчинами. Сами мужчины, как и женщины такого развития событий не ожидали. Что же произошло дальше? Женщины кинулись осваиваться на новом месте, почти наравне с мужчинами, более того отвоевывать себе новые позиции равенства полов. Некоторые мужчины приняли такие перемены восторженно, некоторые сдержанно, но большинство было шокировано. Неистово потрясено новыми леди, которые не в чем не желали уступать мужчинам, не желали оставаться забитыми, не смущались быть смелыми, даже наглыми и грубыми. При этих колоссальных переменах в психике «слабого пола» произошли и значительные перемены в психике мужчин. Перемены эти были вызваны разрушением основ их патриархального могущества, которое если присмотреться лучше оказывается рабством, и произошли из потери для общественного производства прежнего значения физического труда, который тысячелетиями был привилегией «сильного пола». Утратив социальное «господство мышц» мужчины как бы сдали позиции. Впрочем, если говорить более точно, то это были консервативные патриархальные позиции. Однако все это произошло стремительно. Мир людей был этим потрясен, хотя процесс изменения общества еще далек от завершения.
Нельзя сказать, чтобы в прежние века мужчины были педофилами в меньшей степени. Нет, но в те времена, будь то прежнее буржуазное общество, феодализм или рабовладельческий строй, это было естественным. Вернее было нормальной формой подчинений женщины мужчине, которое происходило через вступление ее в брак в раннем возрасте, когда формирование основ психики еще далеко не завершено. Аналогичным образом в определенных условиях переламывали через колено и мужчин. Но, вернемся к вопросу. Сегодня когда все эти традиционные формы отношений рушатся под натиском технического прогресса, разрушается и прежняя социально-половая функция мужчин быть главным и самым сильным, брать только на себя ответственность и все решать. Распадается и функция женщин подчиняться мужчине, не возражать, все делать, как говорят, быть человеком второго сорта.
Но поскольку этот процесс не завершен, а только идет, то и формирование психики, моральных норм у обоих полов не завершено, а только развивается. В этом процессе можно выделить прогрессивные явления, как-то распад буржуазного брака, или признание юридического равенства полов, но некоторые существующие этические нормы носят явно не прогрессивный характер. И к их числу можно, прежде всего, отнести сохраняющуюся педофильскую буржуазную мораль. Мораль, согласно которой мужчины сохраняют молодость дольше женщин, мораль, согласно которой в браке мужчина должен быть старше женщины. Но и эти принципы активно разрушаются. И наиболее любопытным симптомом этого процесса может, служит гомосексуализм.
Женщины, отвоевывая себе место в социуме на равнее с мужчинами, приобретаю явно «мужские» черты характера. Мужчины, перестав сутками валить лес, пахать землю или рубить породу в горах, становятся более мягкими и нежными. Они зачастую больше не могут избить непослушную женщину или грубо поставить ее на место. То есть сделать то, что тысячелетиями было естественной функцией мужчины. Все вроде бы нормально, просто произошло сближение полярностей, соединение разделенного по социально-биологическим полам человечества. Однако женщины хотят, чтобы мужчины были сильными, при этом, зачастую бессознательно не разделяя силу и грубость, чтобы мужчины принимали решения и брали при этом на себя ответственность. Но при этом женщины еще хотят, чтобы мужчины были нежными, хотят сами брать ответственность за свои поступки, хотят самостоятельно принимать решения и заботиться о себе. Одним словом существует противоречие. А чего хотят мужчины?
Мужчины делают не менее интересный и не менее противоречивый выбор. Они предпочитают нежных, робких, добрых, ласковых и послушных девушек. Иногда, впрочем, скорее редко, нам нравятся самостоятельные и смелые женщины, готовые бороться за то, что им дорого. Все это собрание половых ценностей, как у мужчин, так и у женщин весьма эклектично. И в реальности люди сильно травмируют друг друга, уродуя свои отношения не только неуместными поступками, но и неуместным пониманием того, что же такое современная женщина или современный мужчина. Разочаровавшись в грубых женщинах, мужчины только и могут, кроме педофилии, что спрятаться в гомосексуальных отношениях. При этом не редко один из партнеров берет на себя изображать женщину такой, какой она должна быть, но какой не является, шокируя этой неожиданностью неготового к этому мужчину. Аналогично все складывается у женщин, когда они, разочаровавшись в мужчинах слабаках обманывают счастье в лесбийской любви. И ни те, ни другие не могут взять в толк, что в нашем мире ни женщина, ни мужчина не являются прежними. Мир изменился, изменился настолько, что нужно измениться сами, а не прятаться в глупую надежду, что женщину нужно любить юной и неиспорченной, а мужчину зрелым и окрепшим, или в утопию, что однополая любовь принесет благополучие. И то и другое миф, в первом случае, потому что юная девушка быстро взрослеет «портясь» в настоящую женщину, а зрелого мужчину покидает молодость и он, отставая от времени, становится уже не таким интересным, а просто консервативным неприятным чудаком. Гомосексуализм же просто противоречит физиологической природе человека и не может в конечном итоге принести нечего кроме психической травмы. Однако пока для многих он является единственным убежищем от неожиданных и жестоких перемен.
В заключение остановимся еще на одной интересной детали отношений полов. В отношениях мужчин и женщин существует четкое этическое разделение на «сильный» и «слабый» пол, разделение уже заметно не отвечающее общественным запросам. Но разделение существующее, и не просто существующее, но препятствующее формированию нового понимания полов, не как социально, культурно, эстетически и морально различных, а как отличных от объединяющего их общего понятия. Таким общим понятием становится и должно стать понятие человек. У нас есть разделение на хорошие и плохие женские и мужские поступки. Мы смотрим на то, как поступают представители обоих полов и говорим вот это достойно, а это нет. Достойно не с точки зрения поступков человека, а сточки зрения представителя того или иного пола. У нас говорят, он поступил недостойно мужчины, или она поступила недостойно женщины, но мы забываем о том, что мужчина и женщина, прежде всего люди, а именно это главное. И именно с этой стороны необходимо, прежде всего, давать оценку. В нашем ханжеском обществе можно быть хорошим мужчиной и плохим человеком одновременно, или быть плохой женщиной, но превосходным человеком. Вдумайтесь, пронаблюдайте, большинство людей именно так воспринимает межличностные отношения. Вам не кажется это циничным?
Как найти выход из лабиринта этих сложных вопросов? Сколько еще времени проживет извращенное понимание полов и их искаженные отношения? Что ждет наш мир в будущем? История сама, в нашем непрерывном творческом поиске истины принесет лекарство. Как скоро? Нам еще предстоит стать человечеством, оставшись при этом мужчинами и женщинами. И путь этот неизбежно лежит через устранение педофилии, как и много другого хлама отжившей эпохи.
4. Потребности.
Человек продукт общества. Он невозможен без других людей, его не может быть без общественных отношений, только в них в процессе труда индивид становится человеком. С самого начала истории люди жили вместе, родовыми, затем соседскими общинами, вмести обрабатывали землю, пасли скот, охотились. С первых веков истории труд людей носил коллективный характер. Однако, создавая материальные блага вместе, люди потребляли их по отдельности. Так было со всеми народами и на всех континентах, такой склад отношений созидания и потребления и определял многие наклонности человека.
Общественное производство на протяжении многих тысячелетий развития нашего общества было, прежде всего, направленно на создание материальных благ, которые и выступали предметами потребления. Коллективно создаваемые материальные блага, тем не менее, потреблялись индивидуально, каждым человеком по отдельности, хотя и в самом потреблении можно проследить некоторые коллективистские начала, как то совместный прием пищи в семье или в кругу товарищей, но тем не мене это несколько не изменяла сам характер, саму суть потребления и лишь слегка видоизменяло его форму. Итак, потребление материальных благ всегда носило, и будет носить индивидуальный характер, ибо одним пирогом двух животов не набьешь. Но это касается только материальных потребностей.
История потребностей человека это отражение всего общественного развития нашего мира, возникнув как природные, примитивные материальные потребности со временем по мере совершенствования орудий труда становились все более сложными, и самих их становилось тоже со временем больше. Технический прогресс человеческого общества определил и его социальный прогресс. Были воздвигнуты далекие от нас древние цивилизации, построены великие города, затем на смену могущественным рабовладельческим империям пришел мрачный, раздробленный, но более передовой феодализм. После уже в близкие нам эпохи на новом витке развития и на волне буржуазных революций был воздвигнут капитализм. Все эти перемены развития сопровождались и прогрессом человеческих потребностей. У одних общественных классов этот прогресс шел быстрее у других медленнее, но в конечном итоге все капиталистическое общество пришло к величайшей потребности человеческой истории — потребности в труде. Но это была уже нематериальная потребность, не первая, разумеется, но для истории имевшая колоссальное значение. Потребность, зародившаяся еще в первобытном мире, выросшая вместе с человеческим обществом и ставшая едва ли не главной опорой его для перехода в коммунистическое общество.
Внутренний мир человека невозможно ни представить, ни понять без осознания потребностей человека, без схватывания их роли в формировании психики. Психика исторична, так же как и историчен облик всего общества, она является отражением объективного мира, мира событий ценностей и интересов. Она классово-индивидуально выражает место своего носителя в обществе, его внутренние возможности, и даже исторический потенциал. Она несет в себе его социальную и физиологическую природу. Потребности человека, как бы развиты они небыли, так же находят свое выражение в психике. Они, сами определяемые социально-экономическими отношениями, определяют в значительной мере сознательный и подсознательный внутренний мир человека.
Потребности как мы уже заметили можно классифицировать двумя способами, во-первых, по способу их удовлетворения, на индивидуальные и коллективные, во-вторых, по их сущности, на материальные и нематериальные. В качестве некоторого уточнения можно заметить, что все материальными потребности могут быть только индивидуально удовлетворяемыми, в то время как нематериальные потребности, такие как уже названная потребность в труде, могут быть удовлетворяемыми коллективно. Но пока остановимся на этом.
Деление потребностей на материальные и нематериальные происходит по тому, что является предметом, удовлетворяющим данную потребность, если этот предмет материален, как, например еда или одежда, то мы можем говорить о материальной потребности. Если же он нематериален, то есть существует в виде отношений, то можно говорить о нематериальной потребности. Полагаю, стоит задержаться некоторое время на примерах нематериальных потребностей человека. Какими они бывают? Перечислим некоторые из них: потребность в знании, потребность в любви и заботе, в общении, в труде, и так далее. Однако у всех потребностей, как материальных, так и нематериальных, как коллективных, так и индивидуальных есть одна важная, но не для всех очевидная черта. Все они носят классово-исторический характер, то есть, присущи строго определенным социально-экономическим отношениям и возникают не сами по себе, а под влиянием этих отношений. Потребности не носят постоянного характера ни для одного общественного класса или социальной группы, ни для общества в целом, они могут, как исчезать, так и появляться. При этом так же имеет место неравномерное, обусловленное классовой природой общества и самим характером неравномерного развития общества, их возникновение и исчезновение.
Характер удовлетворения потребностей так же тесно связан с их социально-исторической природой, как и сами потребности. Он выступает особой формой выражения социально-экономических отношений в обществе. Так, чем более развито общество, тем большее значение для него приобретает коллективное удовлетворение потребностей, первостепенное значение получают нематериальные, основанные на общественных отношениях, потребности. Но вот теперь мы можем перейти к главному.
Почему, зачем, ради чего принимаясь за психологическое исследование, мы уже довольно много времени занимаемся исследованием потребностей? Что могут они нам дать в понимании психики человека? Психика человека, являясь отражением объективного мира, в немалой степени складывается под влиянием тех потребностей, которые сформированы социально-экономической системой отношений у человека. Так существование у человека того или иного набора потребностей в большой мере определяет его социально-исторический и классовый психотип, а в конечном итоге и его характер. Изучив потребности людей в их классово-исторической среде, мы сможем лучше понять не только человека того времени, но и саму эпоху. Это так же поможет нам научиться понимать и наше время, современного нам человека.
Исторический опыт учит нас тому, что люди бывают деятельными и инертными, пассивными и активными, при этом наблюдение показывает, что эти черты они имеют не обособленно, случайно индивидуально, а коллективно, группами, даже классами. В чем кроются причины такой специфики человека? Быть социально активным или пассивным, действовать или ждать, подчиняться или бороться решает не сам человек. Точнее, он, разумеется, принимает решение, но то как, при каких условиях и почему он это делает, происходит не из его физиологической природы, а из его психики. Способности эти, быть активным или пассивным индивидам, диктуются историей, социально-экономическим характером общества, его классовой, а как следствие культурной, этической и что особенно выразительно психической природой.
Индивидуализм или коллективизм, пассивный или активный склад личности, все это складывается исторически, и важнейшим узлом в понимании психического склада той или иной структуры души служат потребности человека. Именно благодаря им, как и благодаря знанию социально-экономических отношений, в той или иной эпохе, мы можем понять психику человека. Вникнуть в ее структуру, определить, какие ее элементы находятся в сознательной, а какие в подсознательной сфере психики, разобраться в том на какие поступки и почему способен тот, или иной индивид. Это и есть марксистский психоанализ. Именно так строится познание психики.
Рассматривая в одной из предыдущих глав вопрос о садомазохистской склонности психики человека классового общества, мы смогли увидеть многие стороны этого явления, но получилось ли у нас четко охарактеризовать это явление? Нет, и только потому, что, касаясь проблемы со всех сторон, мы не подошли к ней как к потребности человека в эксплуататорском обществе, то есть, указав на ее связь с общественно-экономической формацией, не охарактеризовали ее как потребность. Не скрою, что тогда это было сделано не случайно, а с целью рвать вишни в своем саду.
Что же мы видим? Потребности человека, выходя их общественного строя, не всегда несут в себе положительный для его психики потенциал. Впрочем, это вполне естественно, так как было бы наивно ожидать, что в уродливом, выстроенном на эксплуатации человека человеком обществе, потребности этого самого человека будут выглядеть как новое платье невесты. Однако, названная выше потребность в получении и нанесении душевного страдания не является единственной, есть еще потребность в обладании и еще многие другие. Все эти потребности носят социальный характер, и своим возникновением и развитием связаны с общественными процессами.
Но навсегда ли приобретаются человеком потребности? Есть ли выход из замкнутого круга уродливых отношений и уродливых потребностей эксплуататорского, буржуазного общества? Марксизм уже давно дал ответ на этот вопрос. Неудовлетворение материальной потребности может вести либо к изменению нормальной жизнедеятельности либо к гибели человека, что же касается неудовлетворения социальной, нематериальной потребности то это ведет к изменению характера психических процессов, а со временем и к исчезновению этой потребности, если объективная необходимость не препятствует этому. В таком понимании расцвет в современном обществе самых диких форм садомазохизма и культа обладания при постепенном исчезновении их социальных предпосылок служит выражением постепенной гибели этих отвратительных потребностей человека.
5. Коллективное и индивидуальное. Пассивность и активность.
Теперь, чтобы продолжить рассмотрение активных и пассивных, коллективных и индивидуалистических наклонностей психики к которому мы уже приступили в предыдущей главе, обратимся к некоторым историческим примерам. Обобщим их, и на опыте прошлого нашего мира вникнем в истинную природу возникновения, развития и исчезновения как коллективистских, так и индивидуалистских наклонностей психики, разберем в естество пассивности и активности человека.
В феодальном обществе крестьяне, живущие соседской общиной, коллективно распределяли землю по домам, имели общий лес и луга, они сообща определяли, кому, сколько вносить оброка, кто, где и когда отрабатывает барщину, а кто на этот раз освобождается от нее. Разумеется, все это они определяли в тех границах, которые определял хозяин земли, а нередко и тех, кто ее обрабатывал, то есть феодал. Но, тем не менее, мы не можем представить себе феодальное общество, по крайней мере, в период его расцвета, без крестьянской общины.
Такая система во многом, несмотря на индивидуальный труд каждой семьи на отведенной ей общиной земле рождала коллективную структуру души в гораздо большей степени, нежели затем в буржуазном обществе, где потребовался уже не общинный, а индивидуальный наемный труд. Однако замкнутый, стабильно-однообразный образ жизни людей в общине и феодальная система эксплуатации, основанная на мощной идеологической религиозно-сословной системе подчинения, делали личность крестьянина малоактивной, плохо приспосабливаемой, пассивной. Сельский средневековый быт, формируя психику крестьянина, закладывал в его подсознание целый ряд поведенческих норм, многие из которых сохранились и по сей день. Так психические пережитки феодальных отношений можно видеть в России, и многих других странах в том, что люди не могут ответить прямо на прямой взгляд, не могут даже осознавая свою правоту выступить против сильных мира сего, или быстро принять важное решение. Они задумчивы, медлительны в решениях и неманевренны. Свою речь они выстраивают осторожно, в поступках не спешат, даже зачастую там, где это необходимо и вообще проявляют слабую решительность. Все это поведение по мере жизни в активной городской буржуазной среде изживается, но то, что спустя, полтора века после отмены крепостного права в нашей стране и много десятилетий после переселения в город предков носителей данных психически черт, мы можем наблюдать такое поведение весьма симптоматично, поскольку указывает насколько долго могут сохраняться в подсознании вербально и не вербально передаваемые по наследству психические черты прошлого.
Иначе выгляди поведение тех людей, чьи предки жили в городах уже давно. Тут, под воздействием необходимости выживать самому диктуемой капиталистическим миром, мы наблюдаем, сильный распад семейных ценностей, которые живы и сильны у тех, кто покинул деревенский быт не так давно. Носители коренной городской, а вернее буржуазной, не в классовом, а в формационном смысле, психики не склонны жить большими семьями и вообще поддерживать тесные родственные отношения, да и сам институт брака в их среде активно утрачивает свои позиции. Эти люди легко приспосабливаются к новым условиям, месту работы и жизни, им не сложно знакомится с другими людьми и завязывать новые отношения. Они мобильны, и на протяжении многих поколений являясь «городскими кочевниками» научились тому, чего не могли знать и уметь, ведя замкнутый образ жизни. Но они и индивидуалисты до той меры, до которой их только не объединяет по ходу истории профсоюзное, политическое или экономическое движение прогресса.
Психика господствующих классов, феодалов и буржуазии, то есть тех классов, которые как крестьяне и рабочие являются основными классами своих формаций, так же носит отпечаток того насколько коллективную или индивидуальную деятельность они ведут. Но тут в оценки психических свойств их представителей необходимо учитывать еще и то, что классы эти являются не просто господствующими, но и эксплуататорскими классами, классами паразитов.
Общей формулой тут является то, что индивидуалистские либо коллективистские наклонности психики формируются под воздействием деятельности, которую ведут люди. От того, какой больше характер носит эта деятельность, и какие особенности имеет, зависит то, какие особенности приобретет психика людей, а то насколько исторически сложились те или иные условия деятельности определяет место возникающих психических черт в сознании или подсознании человека. Если уже столетиями определенное условие отношений сохраняется в относительно неизменном виде, то в подсознании человека живущего в этой среде закрепляются стереотипы поведения соответствующие привычным для психики условиям. Если же эти условия постоянно изменяются, то ответ на объективно возникающие вопросы человек ищет в собственном сознании, а не действует по шаблону. Вот характерный пример. Товарищи по университету учащиеся в одной группе в первые семестры, более-менее узнав друг друга, активно обмениваются конспектами лекций. Дают их друг другу, получая обратно. По началу у них существует неуверенность, сомнение стоит ли давать мои лекции этому сомнительному субъекту? Затем на опыте устанавливаются доверительные отношения, и решение доверить свои вещи другому человеку или нет, принимаемся уже не сознательно, а бессознательно, так как люди уже знают, что данный человек их не подведет. Выстраиваясь из подобных отношений, но не за несколько лет, а за десятилетия — тысячелетия психика приобретает бессознательные классово-исторические особенности которые в своей совокупности, и позволяют нам определять ее как более или менее коллективистскую или индивидуалистскую, хотя это, безусловно, является не всегда уместной абстракцией. Так же обстоит дело и с характеристикой активной и пассивной личности.
Было бы неверно думать, а я не сомневаюсь, что некоторые так подумали, будто буржуазное общество было шагом к большему индивидуализму по сравнению с феодальным миром. Нет, это не так. Переход от феодального к капиталистическому обществу, принес такие психические изменения, которые выразились не просто в общем изменении коллективистского или индивидуалистского, а вместе с тем и пассивного, либо активного склада психики, а в изменении самого набора черт формирующих эти склонности души. И уже это новое сочетание внутренних черт, продиктованное социально-экономическими особенностями мира, определило то насколько психика стала или нет более коллективистской, и насколько возросли либо снизились способности человека действовать активно. Это, а затем и дальнейшее разъяснение необходимо, поскольку возможны и другие заблуждения на счет понимания процессов изменения набора психических черт характеризующих человека как способного на решительные действия или нет и как склонного более к индивидуалистическим действиям или действиям коллективистским. Само же такое рассмотрение понятий активности, пассивности, индивидуализма и коллективизма необходимо, для того чтобы внести в применение этих понятий ясность, не застолбив за ними определения, а дав им истинно марксистскую, диалектическую характеристику.
Индивидуализм и коллективизм первобытного, рабовладельческого, феодального, капиталистического или коммунистического общества, несмотря на много общее для этих формаций всегда был и будет особенным, не развивающимся самостоятельно, по какой-то отдельной кривой, а соответствующим определенным социально-экономическим отношениям. И в этой закономерности рождался, рождается, и будет рождаться новый человек, всегда возникающий под неусыпным взглядом истории, зорко следящей за тем, чтобы в его психике зарождались только те черты, которые соответствуют направлению и характеру развития всего общества и отдельных классов.
Черты активности, как и черты пассивности человека, определяются его деятельностью, социально-экономическими условиями и в конечном итоге, так же как и коллективистские и индивидуалистские черты подвержены изменениям, что еще раз характеризует психику человека как активную систему, где изменяется не только граница между сознанием и подсознанием, но и само содержание этих сфер.

Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru