лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Грэхэм Джеоф. Счастливый невротик, или как пользоваться своим биокомпьютером в голове в поисках счастья

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Джеоф Грэхэм


СЧАСТЛИВЫЙ НЕВРОТИК, или Как пользоваться своим биокомпьютером
в голове в поисках счастья

ВВЕДЕНИЕ
Глава 1. КАК МЫ ОБРАБАТЫВАЕМ МЫСЛИ?

Глава 2. КАК СОЗДАТЬ УСЛОВИЯ ДЛЯ ИЗМЕНЕНИЙ

Глава 3. ЛОВУШКА. КАК НЕ НАДО
ПОЛЬЗОВАТЬСЯ СОЗНАНИЕМ

Глава 4. СПОСОБЫ ИЗМЕНЕНИЯ ПРОГРАММ
Рассказ как способ изменить программу
Использование метафор в терапевтических целях
Рефрейминг
Создание новых якорей и разрушение старых
Метод разделенного экрана
Техника двойного зеркала
Техника приближения и отдаления
Замена слайда

Глава 5. ПОЧЕМУ ТАК ЛЕГКО ОБИДЕТЬ ЧЕЛОВЕКА?

Глава 6. УБЕЖДЕНИЯ И КАК ИХ ИЗМЕНИТЬ

Глава 7. ФОБИИ: КАК ИЗМЕНИТЬ ИХ
Фобия зубной боли
Агорафобия
Канцерофобия
Фобия на пауков

ЗАКЛЮЧЕНИЕ



Джеоф Грэхэм — известный в Великобритании психотерапевт, автор ряда психологических бестселлеров, вызвавших огромный интерес как специалистов, так и массового читателя.
Анализируя на страницах книги "Как стать родителем самому себе" богатейший клинический материал, автор демонстрирует, каким образом психологические затруднения взрослого человека оказываются связанными с особенностями его детского развития и дисгармониями детско-родитеяьских отношений. В книге реконструируются механизмы фиксации травматических отношений ребенка с родителями; и "консервирования" в психике взрослого определенных незрелых, инфантильных структур.
Книга содержит ряд оригинальных упражнений и техник психической самопомощи, стимулирующих личностный рост, расширение внутренних ресурсов и потенциалов.
Глубокая и оригинальная книга "Счастливый невротик" о том, как с помощью профессионала-психотерапевта или самостоятельно можно преодолеть ряд психологических проблем, среди которых — искаженное восприятие своего собственного "я", окружения, катастрофическая оценка перспективы и чувства собственной неполноценности, хроническое ощущение униженности, подавленности, многочисленные фобии.
Особое место в книге занимает набор практических техник работы с измененными состояниями сознания и упражнений, ориентированных на достижение желаемых изменений в психологическом самоощущении.





СЧАСТЛИВЫЙ НЕВРОТИК,
или
Как пользоваться своим биокомпьютером в голове в поисках счастья


ВВЕДЕНИЕ
В своих книгах я писал, что существует всего два типа людей: невротики счастливые и несчастные. Мы все — невротики. Невозможно в своем путешествии по жизни избежать боли. Цель этого путешествия, как и цель всей жизни, состоит в том, чтобы достичь высшего уровня сознания и почувствовать ответственность за самого себя. Если нам это удается, то боль эта нам не страшна. Мы перестаем быть рабами собственного поведения, которое ведет нас туда, куда нам не хочется идти, лишь отдаляя наши шансы на счастье.
Когда появляется выбор, когда мы свободны, мы мысленно можем направиться куда угодно и наше путешествие по жизни будет гораздо счастливее. Когда достичь цели помогает нам любовь, мы осознаем наши реальные потребности и потребности других и готовы помочь всем познать счастье. Каждый, кто встречается с нами, преображается, и не это ли главная цель жизни?
В первых двух книгах я писал о том, что в нашем путешествии может так повлиять на нас, что сделает из нас несчастливого невротика. Я описал упражнения, которые могут помочь избежать западни. В этой книге я хочу поглубже проанализировать то, как мы сами строим себе западню, и то, как мы можем изменить свой образ мыслей и чувств и стать другими. Мне могут возразить: "Но ведь это значит, мы перестанем быть собой". А я отвечу: "Вы можете быть кем угодно, когда знаете, как это делать. Зачем же терять время и чувствовать себя несчастным, когда можно радоваться жизни? В радости вы в той же степени остаетесь самим собой, что и в несчастье. К чему же оставаться несчастливым невротиком, когда можно быть счастливым?"
Еще в 1641 году французский философ Рене Декарт в поисках абсолютной истины бытия предположил, что единственной истиной может быть "Cogito Ergo Sum" — "Я мыслю, следовательно, я существую". Ни Рене Декарт, ни кто-либо другой тогда не подозревал о латерализации мозга. Ему было невдомек, что у правшей мыслительные процессы протекают в левом полушарии мозга, а правое полушарие контролирует ощущения. Если бы в свою крылатую фразу Рене добавил слово "чувствую" и написал: "Я мыслю и/или чувствую, следовательно, я существую", то оказался бы гораздо ближе к истине. Поэтому, если мы помогаем кому-либо изменить образ мыслей или чувств, мы меняем его сущность.
У несчастных невротиков восприятие ощущений искажено, отсутствует выбор ощущений. Они не могут избавиться от чувств, которые делают их несчастными. Они все время играют в игру "кто виноват?", что лишь усугубляет ситуацию (см. мою первую книгу). Но то, что они чувствуют, составляет их сущность. Если они чувствуют себя несчастными, они и есть несчастны. Если они испытывают боль, то они пронизаны болью, независимо от того, есть ли что-либо в реальности, оправдывающее ее. Если они чувствуют страх, то они боятся независимо от того, есть ли для этого основания. Итак, они есть то, что они чувствуют. А выбор ощущений у них полностью отсутствует. Как это происходит? Мы поговорим об этом ниже.
У психотика искажено восприятие и мыслей и чувств. Потому-то большинству людей они неприятны. Но как бы то ни было, они представляют собой именно то, что чувствуют и думают. Если они считают и чувствуют, что в них вселились пришельцы с другой планеты, то, с их точки зрения, так оно и есть.
Серен Кьеркегор, датский философ-экзистенциалист, через 200 лет после Декарта написал: «Когда мы переводим "нечто" на язык слов или чувств, "нечто" всегда искажается». Когда мы думаем, говорим или чувствуем, мы искажаем реальность, пропуская ее через внутренние фильтры мыслей, слов или чувств. Мы не можем не исказить "нечто", не можем познать абсолютную истину. Языковой и/или мыслительный процесс искажают "нечто", а мы эту искаженную реальность принимаем за истину. Подчас эта истина и делает нас несчастными. Изменив свои языковые или мыслительные процессы, мы лишь добьемся иного искажения действительности. Но если это новое искажение сделает нас счастливыми, откроет нам возможность выбора, то разве оно хуже первого?
Альфред Корзибский в книге "Наука и психическое здоровье" употребил термин НЛП (нейролингвистическое программирование) задолго до Бэндлера и Гриндера: "Нейролингвистика — это наука, изучающая воздействие мыслей и речи на ткани тела". Оказывается, мысли и язык постоянно воздействуют на ткани нашего организма.
Если признать, что наши мысли и/или чувства есть не что иное, как мы сами, и что язык и мышление искажают "нечто", то мы поймем, что нейролингвистика изучает то, как мы искажаем "нечто", тем самым формируя самих себя. Она также учит подстраивать наше мышление так, чтобы получить большую свободу выбора, ощутить себя комфортно и счастливо. В этой книге я хочу показать, как этого добиться, как изменить то, что мы думаем и как чувствуем и, таким образом, изменить себя. Многие идеи, высказанные в книге, принадлежат Бэндлеру, Гриндеру и другим специалистам в области НЛП, но все истории лечения взяты из моей практики. Я изменил имена и некоторые факты, чтобы моих пациентов нельзя было узнать, но процесс лечения я описываю без изменений.
Джеоф Грэхэм, 1988





Глава 1. КАК МЫ ОБРАБАТЫВАЕМ МЫСЛИ?

Так что же мы делаем, чтобы думать? Как мы думаем? Какой процесс мы задействуем, чтобы подумать или почувствовать? Невозможно думать или чувствовать, не приводя в действие наши органы чувств. О чем бы мы ни говорили или думали, наши органы чувств создают образы. Многие отрицают, что они думают образами, говоря: "Я не могу представить зрительного образа. Передо мной не появляются картинки". Но это лишь значит, что у таких людей картинки формируются в подсознании, они смотрят сквозь них, даже не подозревая об их существовании. Например, если я спрошу вас, какой ваш любимый цвет, вы не сможете ответить, не увидев его в своем сознании или подсознании. Прежде чем вы ответите, где-то перед вами возникнет картинка цвета. Ведь понять, какой это цвет, можно, лишь увидев его. Нельзя почувствовать, например, красный цвет. Красный цвет не пахнет. Вы его не услышите и не попробуете на вкус. Единственный способ опознать красный цвет — это увидеть его. Поэтому, прежде чем вы поймете, что ваш любимый цвет — красный, вы увидите его. У человека, который слеп от рождения, не может быть любимого цвета, он не знает, что такое красный цвет.
Посмотрите на рис.1. Вы знаете, что это?


Рис. 1



А теперь посмотрите на рис.2. Узнали?
Рис.2



Если нет, то посмотрите на рис.3. Теперь вы все поняли, что это. Это — слон. Но откуда вы знаете, что это — слон и какая это часть слона? Чтобы ответить на этот вопрос, надо мысленно представить картинку, создать зрительный образ.

Рис.3


Все, кто не был слеп от рождения, создают зрительные образы, отдавая или не отдавая себе в этом отчет. Иначе они не смогли бы думать о различных вариантах визуальных восприятий и сравнивать их.

ВАРИАНТЫ ВИЗУАЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ

Цветной Черно-белый
Ясный Расплывчатый (не в фокусе)
Близкий Далекий
Яркий Тусклый
Большой Маленький
Искрящийся Однотонный
Передний план Задний план
Объемный Плоский
Симметричный Асимметричный
Движущийся Неподвижный

Как правило, варианты зрительных образов в левой колонке усиливают мысли или чувства по поводу того, что вы представляете себе. Варианты в правой колонке ослабляют мысли и чувства. Однако в каждом правиле бывают исключения.
Другими вариантами зрительных восприятий могут быть:
Горизонтальный Вертикальный Уходящий в перспективу В рамке Без рамки
Эти пять параметров могут усиливать или ослаблять восприятие в зависимости от индивидуальных особенностей. Однако все эти варианты зрительного восприятия изменяют качество образов, а также мыслей и чувств, вызванных данными образами.
Людей, которые формируют прозрачные картинки в подсознании, можно научить видеть их в сознании. Сначала надо убедить их, что картинки они видят. Это убеждение и упражнения помогут им постепенно замечать все больше образов. Упражняться можно, предлагая им сформировать некий зрительный образ и спрашивая: "Как вы это сделали?" Понемногу они научатся видеть гораздо больше, чем раньше.

Многие люди думают или чувствуют, используя звуковые образы. Например, многие, если задуматься, мысленно разговаривают с собой. Когда вы думаете об этом, почти невозможно удержаться от внутреннего диалога. Иногда вы не осознаете, что мысленно разговариваете с собой, но если задумаетесь, то поймете, как интересно бывает послушать самого себя. Вы узнаете многое о себе и своем поведении, чего не знали раньше, если начнете прислушиваться к своим мыслям. Существуют звуковые варианты восприятия, которые, как и визуальные, изменяют качество мыслей и чувств, связанных со звуковыми образами.

ВАРИАНТЫ ЗВУКОВОГО ВОСПРИЯТИЯ

Назойливый Спокойный
Требовательный Мягкий
Шумный Тихий
Важный Неважный
Немедленный С запозданием
Убедительный Занудливый
Тревожный Безмятежный
Громкий На пониженных тонах
Несдержанный Нежный
Нервный Ритмичный
Возбуждающий Успокаивающий
Смеющийся Плачущий

Как правило, варианты звуковых образов в левой колонке усиливают мысли или чувства, связанные со звуковыми образами, хотя бывают исключения. Варианты в правой колонке обычно ослабляют мысли или чувства, ассоциирующиеся со звуковыми образами. Но не забывайте, что и здесь возможны исключения.
Легче всего ощутить что-либо, сначала представив себе картинку (В?К). Однако иногда люди сначала говорят, потом чувствуют (А?К). В некоторых случаях ощущения являются результатом комбинации образов: В?З?О?Вк?К, то есть Визуальный (видеть)?Звуковой (слышать)?Обонятельный (чувствовать запах)?Вкусовой (чувствовать вкус)?Кинестетический (физическое ощущение). Каждый образ, рожденный каким-либо из органов чувств, может ассоциироваться с образами, порождаемыми другими органами чувств.
Варианты кинестетических ощущений могут тоже усиливать или ослаблять чувства и мысли.

ВАРИАНТЫ КИНЕСТЕТИЧЕСКОГО ВОСПРИЯТИЯ

Любовь Ненависть
Горячий Холодный
Мужество Страх
Удовольствие Дискомфорт
Довольный Грустный
Равновесие Давление
Гладкий Шершавый
Удовлетворение Голод
Сильный Слабый
Спокойствие Движение
Счастливый Несчастливый
Обладание Потеря

Как правило, варианты в левой колонке ассоциируются с более приятными чувствами, а варианты справа — с менее приятными. Конечно, встречаются исключения из этого правила.
Обонятельное и вкусовое восприятие (запах и вкус) также могут иметь свои варианты, но наиболее важными и часто используемыми являются визуальное, звуковое и кинестетическое. Однако некоторые вкусы и запахи могут пробуждать в нас чрезвычайно сильные чувства. Например, любимые духи могут сильно повлиять на отношение мужчины к красивой женщине. Теплое пиво может вызвать сильное негодование человека, приехавшего с северо-востока Англии. Сильный запах пота может оттолкнуть женщину от мужчины.
Наблюдая за людьми, можно определить, какие системы восприятия использует большинство из них для формирования образов. Следовательно, можно понять, как они обрабатывают свои мысли, то есть какие органы чувств участвуют в процессе обработки мысли. Поняв, какая система восприятия является ведущей для данного человека, можно затем изменить некоторые варианты восприятия в этой системе, тем самым повлияв на ход мысли. Если сделать это достаточно тонко, результатом
будет другая мысль или чувство. Во введении я уже привел высказывание Рене Декарта, который считал, что о мыслительных процессах человека с уверенностью можно сказать лишь: "Я мыслю, следовательно, я существую." Осторожно изменяя некоторые варианты в системах восприятия и мышления, можно добиться изменений в мыслях и чувствах человека и, таким образом, изменить его самого.
Так как же узнать, какие органы чувств участвуют в обработке мыслей данного человека? Ричард Бэндлер и Джон Гриндер заметили, что достаточно последить за движением глаз собеседника, чтобы узнать о том, какие органы чувств он использует для обработки мыслей. При условии, что ваш собеседник — правша, движение глаз вверх или расфокусированный взгляд перед собой говорит о том, что он представляет зрительные образы. Расфокусированный взгляд легко узнать по некоторому остекленению глаз. Бэндлер и Гриндер пишут, что взгляд вверх направо означает конструирование образов, а вверх налево — извлечение образов из памяти.
Если человек смотрит в сторону или вниз влево, то, согласно Бэндлеру и Гриндеру, он задействовал звуковую систему обработки информации. Взгляд направо означает, что звуки или слова конструируются, а взгляд налево — припоминание звуков или слов. Человек либо разговаривает сам с собой, либо прислушивается к звукам.
Взгляд вниз направо означает, что для обработки своих мыслей человек использует кинестетическую систему или системы восприятия запаха или вкуса.
Итак, внимательно наблюдая за движением глаз, можно определить, какие органы чувств используются для обработки мыслей. Конечно, не исключено, что человек использует сразу несколько систем восприятия. Например, нередко встречается последовательность В?К?В?В?К или В?3?К?О?Вк. Однако, если внимательно следить за глазами собеседника и реагировать в той же последовательности, что и он, то с таким человеком легко наладить раппорт. Чтобы распознавать и повторять последовательность использования систем восприятия, необходимо много тренироваться. Я делаю это так: внимательно слежу за диктором в программе теленовостей и определяю его системы восприятия. В начале разговора полезно проверить человека, задав ему вопрос, требующий, например, визуального ответа: "Как вы рассматриваете то-то и то-то?" — следя при этом за его глазами. Если он посмотрит вверх, он представляет себе зрительный образ. Проверить надо и другие органы чувств, поскольку встречаются люди с иной организацией мыслей и иной манерой движения глаз.
После того как вы проверили, как осуществляется обработка мыслей человека, достаточно легко изменить его мысли или чувства, изменяя некоторые перечисленные выше варианты восприятия. Например, недавно ко мне пришла Кэрол и пожаловалась, что она вся начинает дрожать, особенно, когда надо выступать перед аудиторией, и боится, что у нее пересохнет во рту. Ее работа заключалась в демонстрации образцов продукции крупной фирмы. Она прекрасно знала образцы, но каждый раз при демонстрации ее охватывала дрожь. Терапевт должен уметь слушать и наблюдать. Его основная задача — собрать информацию, и только тогда можно легко добиться изменений в человеке. Кэрол сказала, что, когда появляется дрожь, в ней присутствует как бы два человека. Один — как огромная дрожащая масса желе, слабый, копающийся в себе и боязливый. Говоря это, она смотрела вверх и очевидно представляла себе картинку дрожащего желе. Она даже стала немного дрожать сама. Другой — маленький чертик с рогами, сухой и жестокий, самоуверенный и нахальный, который нравится ей, несмотря на то, что заставляет ее дрожать. Я попросил ее представить картинку, на которой желе было гораздо меньше, а затем превратить ее маленького чертика в добрую волшебницу, уверенную и добродушную. При этом мы приблизили образ (см. гл. 4, приближение и отдаление образов). После она призналась, что заставила большую добрую волшебницу топтать маленькую массу желе, пока оно не исчезло вовсе. Все это она сделала сама и уже не дрожала.
На вопрос о сухости во рту во время демонстрации она ответила: "Я просто боюсь, что во рту пересохнет и не смогу говорить во время презентации". — "Когда ты начинаешь бояться? До того, как выходишь на сцену?" — "Да, когда я жду выступления, я начинаю бояться сухости". — "А как ты чувствуешь страх?" — "Просто боюсь". — "Когда ты чувствовала его в последний раз? Вспомни то время, когда ты ждешь начала демонстрации, закрой глаза, почувствуй себя в этот момент. Что ты делала прямо перед тем, как почувствовала страх?" — "Я говорила себе, что у меня может пересохнуть во рту". — "Зачем ты это делала? Что происходит с тобой, когда ты говоришь себе, что у тебя может пересохнуть во рту?" — "Я начинаю бояться". — "Тебе нравится запугивать себя?" — "Нет". — "Так зачем же приказывать себе бояться?" На это она ответила: "Я понятия не имела, что происходит, пока вы не показали мне, что я на самом деле делаю".
В основном люди не осознают, как они манипулируют собой. Они программируют свой биокомпьютер в голове автоматически, без размышлений. При этом результат может быть весьма далек от желаемого.
Итак, мы с Кэрол проделали упражнение "Представление звуковой картинки", репетируя, что она будет говорить себе, ожидая своей демонстрации (см. гл. 4).
Я также переориентировал ее мышление. На прием ко мне она приехала на собственной машине. Поэтому я попросил ее вспомнить, чего она боялась больше всего, когда училась водить машину.
После нескольких наводящих вопросов она сказала, что боялась того, что машина убежит от нее и врежется в другую машину, стену или тротуар, иными словами, что она потеряет контроль над машиной.
Тогда я спросил, помнит ли она тот день, когда сдала экзамен на вождение, и то, как она сидит в машине, а инструктор выдает ей свидетельство о сдаче экзамена.
Кэрол улыбнулась, посмотрела вверх и сказала: "Да". Тут и без слов было ясно, что она вспомнила тот день и чувство облегчения от сдачи экзамена. Когда она посмотрела вверх, я понял, что она видит свидетельство о сдаче экзамена, хотя с тех пор прошло немало лет. Я спросил, означало ли это свидетельство, что она может вести машину, куда ей хочется, а не куда хочется машине.
Она снова улыбнулась, и я понял, что ответом будет "Да" еще до того, как она это сказала.
Происходящее внутри человека всегда каким-либо образом проявляется внешне. Поэтому, разговаривая с человеком, очень важно внимательно наблюдать за ним. Когда внешние проявления не совпадают с тем, что человек говорит, это свидетельствует о внутреннем конфликте. Конфликт этот необходимо распознать, ибо, лишь преодолев его, можно изменить образ мыслей и чувств человека.
Я спросил Кэрол, сколько ей потребуется времени, чтобы добраться до дома, если на каждом втором перекрестке она станет сворачивать налево. Это ее озадачило, поэтому я повторил: "Да, ты доберешься до дома, сворачивая налево на каждом втором перекрестке?" Подумав, она ответила: "Так ведь я буду ездить по кругу". — "Конечно. Ты никогда не попадешь домой, если позволишь машине все время поворачивать налево. А как долго ты будешь добираться до дома, если заведешь машину и пересядешь на заднее сиденье, позволив машине самой вести себя?" Это ее опять озадачило. "Я никогда не доеду. Машина не может вести себя сама". — "Ты знаешь, большинство людей тратят больше времени на то, чтобы научиться управлять машиной, стиральной машиной, компьютером или игральным автоматом, чем на то, чтобы научиться управлять собственным сознанием. Если не управлять своим сознанием, оно скорее всего увезет тебя туда, куда тебе не нужно. Или хуже того, кто-нибудь другой угонит его".
Она засмеялась (если пациент смеется, он гораздо восприимчивее). "Вы хотите сказать, что не я контролирую свое сознание, а оно меня?" — "Похоже на то",— сказал я,— "Не хочешь ли получить от меня свидетельство, где я напишу, что ты сдала экзамен на управление своим сознанием?" Она удивилась: "Вот будет здорово!"
Я попросил Кэрол представить себе, что она держит в руке сертификат на право управления своим сознанием. Она закрыла глаза и улыбнулась. Я понял, что ей удалось представить себе такую картину, и не стал переспрашивать. Прямо сейчас, сидя передо мной, Кэрол переориентировала свое сознание. Теперь она сидела в кресле водителя и чувствовала себя свободно и уверенно.
Мы повторили упражнение "Увеличение изображения" (см. гл. 4).
События 1 августа 1986 года могут послужить еще одним наглядным примером того, как важно уметь управлять собственным сознанием и не позволять ему управлять вами. 2 августа моя дочь выходила замуж, а вечером предыдущего дня мы собрали у себя друзей и родственников, приехавших к нам в Ньюкастл на свадьбу.
Около 9 вечера вбежала моя племянница и взволнованно сообщила, что, кажется, в магазине моей жены пожар. Она проезжала мимо и видела стоящие вокруг пожарные и полицейские машины. Мы с женой отправились к магазину и обнаружили, что он не пострадал, зато из окон моей консультации в соседнем подъезде валит густой дым.
Пожарники сказали, что помещение полностью испорчено, но пожар потушен. Полиция подозревала поджог: на серванте обнаружили горелые спички. Внутрь входить было опасно — слишком много дыма — но полиция уже послала за рабочими, чтобы заделать зияющие пустотой окна. Мне предложили возвращаться домой и придти в полицейский участок на следующий день. Когда я сказал, что завтра свадьба моей дочери, мне разрешили отложить дела до 3 августа.
Мы вернулись домой, попрощались с гостями и легли спать. Прежде чем заснуть, я поговорил сам с собой. Проснулся я в 6.30 и сразу подумал (прямо-таки услышал, как я это говорю): "Пожарные не отключили электричество и газ. Они даже не спросили меня, где находятся рубильник и выключатель центрального отопления. Центральное газовое отопление включается в 8.30, и, если газовые трубы повреждены, от малейшей искры все здание может взлететь на воздух".
Я оделся, вернулся в свою консультацию, отключил газ и электричество и прошелся по комнатам. Не уцелело ничего. Позднее ущерб оценили в 40000 фунтов стерлингов. Делать здесь было явно нечего, и я отправился домой.
По дороге домой я напомнил себе, что сегодня — день свадьбы дочери, и стал рисовать картины бракосочетания. Я полностью ушел в свадебные грезы и до такой степени диссоциировался от мыслей о пожаре, что, когда на пороге церкви священник сказал: "Это так печально, такие ужасные новости", я вначале подумал, что по какой-то причине свадьба не состоится. Когда я спросил, почему отложена свадьба, он удивленно возразил: "Да нет же, я о пожаре!" — "Ерунда",— ответил я,— давайте вернемся к свадьбе". Наверно, он при этом подумал, что я немного не в себе. Что же, может быть. Но я целый день строил в мыслях картины торжественной церемонии и мне было не до пожара. Свадьба удалась. И мне, и жене, и гостям, и дочери с мужем день запомнился светлым и радостным. А пожаром я занялся наутро.
Как раз сегодня (в день, когда я писал эту главу) ко мне пришел пациент, которому я посчитал нужным объяснить теорию об управлении сознанием. Я сказал: "Если не вы будете управлять им, то либо оно будет скакать, не разбирая дороги, либо, что еще хуже, за его управление возьмется кто-либо другой". — "Вы правы, — ответил он мне,— за него взялась моя жена, она просто с ума меня сводит". Для него этот ответ не был метафорой, он действительно считал, что жена, управляя его сознанием, ведет его туда, куда оно идти не желает.


Глава 2. КАК СОЗДАТЬ УСЛОВИЯ ДЛЯ ИЗМЕНЕНИЙ

Перед тем как изменить чьи-либо мысли или чувства с тем, чтобы изменить саму личность, необходимо создать условия, способствующие подобным изменениям. Многие люди настолько запутались в самих себе, что не верят в возможность избавления. Вспомните: "Я мыслю, следовательно, 'я существую". Если они считают, что не могут измениться, добиться перемен будет весьма не просто. Такой пессимизм обычно является результатом неудачных попыток измениться в прошлом, часто сопровождающихся неверно избранным лечением. Иногда сопротивление переменам оказывает расстроенное и ослабевшее "это". Человек изо всех сил цепляется за ощущение собственного "я" в страхе перед дезинтеграцией личности. Большинство моих пациентов пред тем, как придти ко мне, уже побывали почти везде. Ничего не помогло. Некоторым даже предлагали не обращать внимания и жить, как получается. К сожалению, среди терапевтов и представителей сходных профессий есть и такие, кто мало понимает человеческую сущность. Поэтому то я и взялся писать эту книгу. Я надеюсь, что она заставит профессионалов кое-чему подучиться, а тем, кто потерял надежду на избавление, позволит увидеть свет в конце тоннеля. Ни один терапевт не может излечить всех и вся, как ни один терапевтический метод не способен излечить от всех болезней. Однако всегда может найтись кто-то или что-то, что принесет облегчение. Сопротивление у многих пациентов есть не что иное, как защитная реакция против разочарования. Ведь им так часто приходилось терять надежду.
Основным условиям для изменений я считаю раппорт, то есть тесные взаимоотношения и взаимопонимание между терапевтом и пациентом. Вторым условием является способность обоих к коммуникации. Терапевт должен уметь разговаривать с ищущим помощи человеком, но и тот должен уметь общаться с терапевтом. Кроме того, терапевт обязан хорошо владеть приемами терапии, глубоко осознавать природу проблемы. Количество регалий у терапевта отнюдь не гарантирует успеха лечения. Блестящая научная карьера не всегда помогает стать хорошим терапевтом. Не забывайте, что в докторов играет немало людей, занимающихся этим не из любви к профессии. Среди жаждущих оказать помощь полно талантливых мошенников. Если у вас возникает чувство дискомфорта по отношению к вашему терапевту или если вы не чувствуете улучшений, вам не мешает подумать о том, чтобы сменить либо терапевта, либо форму лечения.
Так как же установить раппорт? В основе раппорта — совпадающие манеры поведения. Бели пациент хорошо визуализирует (а вы должны определить, какими органами чувств он пользуется, следя за его глазами), то вам не удастся наладить раппорт, спрашивая, как он чувствует что-либо, вместо того, чтобы узнать о его зрительном восприятии проблемы. Если вы хотите, чтобы пациент перешел в другую систему восприятия, вы можете сделать это, предварительно ответив ему в образах его собственной системы. Например, если пациент говорит, используя какие-либо зрительные варианты из списка в гл. 1, а вы хотите перевести разговор в плоскость кинестетического (чувственного) восприятия, вам нужно сказать приблизительно следующее: "Значит, вы видите это таким образом. А как вы это чувствуете?" Такой способ помогает легко перейти от одной системы восприятия к другой. Гладкий переход системы репрезентации сопровождается неким состоянием гипноза наяву, при котором внимание человека сконцентрировано на вас, а не рассеяно. Гипноз — это эффективный прием коммуникации, при котором сужается поле активного внимания и концентрации пациента. Поэтому вначале всегда полезно следовать логике мышления пациента.
Если человек говорит о своих убеждениях, то раппорт не наладить, начав с возражений. Вы только добьетесь, что вас перестанут слушать. Убеждения можно менять позднее, когда раппорт налажен (см. гл. 6). Раппорт не установить, если говорить слишком быстро или снисходительно. И, конечно, речи быть не может о раппорте, если вы говорите так тихо, что пациент вас не слышит, или если он немного туг на ухо.
Если вы скажете что-либо, с чем пациент не хочет согласиться или что он не готов понять, между вами не установится раппорта. Подготовьте пациента к тому, что вы хотите сказать, и вы всегда будете правильно поняты. Не забывайте, изменения претерпевать будет пациент, но если он не понимает, о чем вы говорите, никаких полезных перемен не произойдет.
Подстраивайтесь к пациенту тембром голоса, частотой дыхания. Подстроившись, попытайтесь взять инициативу на себя. Измените скорость дыхания и речи и посмотрите, не последуют ли он вашему примеру. Если он сам начинает копировать вас, то раппорт налажен. Если пациент не следует за вами, продолжайте подстраиваться под него. Когда раппорт будет налажен, он начнет копировать вас.
В разговоре полезно пользоваться соединительными словами, чтобы ваша речь текла плавно, а предложения перетекали одно в другое. Беседа в таком случае становится спокойнее и ровнее.
Соединительные слова как, когда, и, но, тогда как, даже если, итак и многие другие легко соединяют предложения и позволяют плавно раскручивать клубок мысли. Соединительные слова исключают паузы, так что пациенту трудно прервать вас, чтобы высказать свои сомнения.
Во время беседы надо внимательно наблюдать за внешней реакцией человека на ваши слова или на его собственные внутренние ощущения (см. гл. 1 о женщине, прошедшей экзамен на управление машиной и собственным сознанием). Быть может, вы говорите тривиальные и невинные с вашей точки зрения вещи, но для вашего собеседника они могут быть чрезвычайно эмоционально насыщенными. Внимательно присматривайтесь к тому, что происходит внутри пациента, иначе вы потеряете раппорт. Если вы хотите вызвать положительную реакцию, вы должны уметь заметить ее по внешним признакам. Если никаких признаков нет, то либо вы были невнимательны (что недопустимо при работе с людьми), либо ваши усилия бесплодны. Когда пациент говорит о неприятностях с улыбкой на лице, это значит, что он защищается от обуревающих его чувств, так что слова и чувства противоречат друг другу.
Часто бывает полезней предложить пациенту что-либо вскользь, косвенно, чем высказываться прямо. Например, если я хочу воспользоваться гипнозом, я прошу входящего в кабинет пациента не погружаться в транс, как только он сядет. Такая фраза воспринимается, как косвенное побуждение погрузиться в транс немедленно, и если вслед за этим вы не дадите дальнейших указаний, то пациент погрузится в транс, так как просто не знает, что ему делать.
Использование метафор — еще один полезный прием косвенного воздействия на подсознание. Из вашего рассказа подсознание клиента всегда извлечет то, что захочет услышать, а необязательно суть рассказанного вами. Вам не мешает иногда анализировать свои слова и подумать, нельзя ли было намекнуть вместо того, чтобы высказаться напрямую. Во всяком случае, поняв это, вы сможете воспользоваться таким приемом в следующий раз. Пациенты часто быстрее отзываются на косвенные побуждения, так как считают, приняли такое решение самостоятельно.
Если вы хотите, чтобы пациент сделал что-либо или подумал о чем-либо, вы должны, предварительно заметив нечто в его поведении, сказать ему об этом и дать возможность убедиться в вашей правоте. Упомянув три-четыре легко проверяемых факта, вы настраиваете человека на согласие с вами. Несколько раз внутренне согласившись с вами, человек, скорее, ответит: "Да" на ваше следующее предложение и сделает то, о чем вы просите, или подумает о том, чего вы хотите. Например, если человек, сидящий напротив, смотрит на вас, улыбается и одновременно поглядывает вверх (мысленно представляя некие образы), вы можете сказать: "Вы видите, я говорю забавные (приятные и др. в зависимости от контекста) вещи; может быть, вам было бы приятнее, если вы закроете глаза" (или что-либо другое, что вы в данный момент хотите от пациента).
Существует немало обстоятельств, при которых можно потерять раппорт и усилить сопротивление человека. Задача терапевта — обойти опасные места. Как только вы ощутите сопротивление, вам надо изменить манеру общения. Сопротивление надо уметь замечать во внешнем поведении. Пациент может напрячься, теребить что-либо в руках, делать что-то наперекор вам или просто выглядеть неприкаянно. Приведу лишь несколько причин такого сопротивления:
— недостаточная мотивация;
— двусмысленность объяснений;
— непонимание просьбы;
— страх подчиниться чужому влиянию;
— страх оказаться неспособным к изменениям;
— несовместимость мышления;
— неповиновение авторитету или враждебность к терапевту;
— неумение сосредоточиваться;
— страх потери симптома.
Пациентам с сильными невротическими расстройствами или очень несчастным людям надо облегчить процесс изменения, установив позитивные якоря с тем, чтобы укрепить в них чувство самоуважения, усилить восприимчивость к идее, а может быть, и к возможности перемен. Иными словами, укрепить их "это". Для этого попросите их перенестись памятью в то время, когда они чувствовали себя более уверенными (счастливыми, работоспособными, спокойными), и постарайтесь усилить чувства, связанные с этим воспоминанием, изменив некоторые варианты их восприятия прошлых событий (см. гл. 4). Некоторые очень несчастные люди, безнадежно упорствующие в своем поведении, вспоминают позитивные эпизоды в прошлом с большим трудом. Тем не менее необходимо помочь им вспомнить что-либо положительное. Каждый из нас был когда-то зачат, и я считаю мое объяснение "марафона" (нашего появления на свет) очень полезным (см. книгу "Как стать родителем самому себе"). Никто не может поспорить, что они выиграли в этой битве: успех зависит лишь от того, как вы расскажете эту историю, которая и будет очень важным упражнением 1.
Первым придя к финишу в этом марафоне, вы начали свое путешествие по жизни. По пути с вами происходило многое, вы учились, как себя вести, думать и чувствовать. Но раз вы однажды научились всему этому, значит, можете научиться изменить то, что вы думаете и чувствуете, можете научиться быть другим. Иногда ваше поведение становится неадекватно обстоятельствам, но сознание заставляет повторять заученные действия, стремясь помочь вам. Именно поэтому вы обязаны научиться контролировать свое сознание, и я готов показать, как этого достичь. Если вы согласитесь изменить себя, ваша жизнь станет полнее и богаче.
Вы перестанете играть в игру "кто виноват?". В этой игре вы перекладываете вину за свои чувства с себя на обстоятельства или других людей. Чувства — это личный опыт, который вы постепенно накапливаете внутри себя. Страх — одно из наших чувств. Если за свой страх вы станете винить других, то вы, естественно, придете к выводу, что изменять надо окружающих. Но поскольку других людей или обстоятельства вы изменить не в состоянии, то в результате вы останетесь пленником собственного страха. Так же и с другими чувствами. Несчастными вы становитесь именно потому, что определенным образом накапливаете или обрабатываете опыт, мысли и чувства. Научившись обрабатывать мысли и чувства по-другому, вы станете гораздо увереннее в себе и счастливее (см. книгу "Как стать родителем самому себе" — цель жизни состоит в том, чтобы почувствовать ответственность за самого себя).
Для того чтобы помочь кому-либо измениться, надо знать по крайней мере две вещи. Первое — как данный человек обрабатывает свои мысли и чувства, и второе — как ему бы хотелось думать или чувствовать. Таким образом, необходимо выяснить, как запрограммирован компьютер у него в голове, и изменить программу. Чем более приемлема новая программа для пациента, тем больше шансов он предоставит своему сознанию, чтобы воспользоваться ей. Главное, что поможет вам в перепрограммировании, — это желание самого пациента стать другим.



Глава 3. ЛОВУШКА.
КАК НЕ НАДО ПОЛЬЗОВАТЬСЯ
СОЗНАНИЕМ

Решившись помогать людям изменять мысли и чувства, надо сначала понять, как они обрабатывают их. Перед вами встает задача изменить те процессы обработки информации, которые заставляют человека поступать против воли, делая несчастным. Иными словами, мы должны узнать, какую программу в биокомпьютере надо изменить.
Прежде всего следует помнить, что можно научиться новому процессу без особого труда. Ведь если бы это было не так, мы не приобретали бы с такой легкостью дурные привычки и не становились бы их рабами. Большинство людей, однако, обладают замечательной способностью попадаться в ловушку какой-либо привычки и застревать в ней, оказываясь в замкнутом кругу безысходности и несчастья.
Я считаю, что все фобии — это глубоко укоренившиеся привычные манеры поведения. Сегодня еще человек полностью нормален, а завтра он заражен фобией. Случается, что человек действительно пережил травматические события, но гораздо чаще они — лишь плод его воображения. Иногда тяжелое переживание ассоциируется с какой-либо мыслью или чувством (В?К или Зв?К), приводя к тому, что человек программирует себя на определенное поведение всякий раз, когда возникает ассоциация с прошлым, хотя оно, быть может, никоим образом не связано с происходящим в настоящий момент. Совершенно неосознанно человек запускает в действие готовую программу и застревает в ней. Он сетует на обстоятельства, нынешние или прошедшие, но отказывается признать, что сам запрограммировал себя на определенную болезненную реакцию. Он начинает вновь проигрывать ситуацию "кто виноват?". Например, если человек когда-то застрял в лифте, у него может развиться фобия на лифты. Каждый раз, входя в лифт, он рисует в воображении картины застрявшей между этажами кабины (В?К). Однако гораздо чаще фобия на лифты возникает без всякой связи с подобным происшествием: человек едет в лифте и представляет себе, что он бьется и задыхается в клетке застрявшего лифта, не в силах приоткрыть двери. Воображаемые картины настолько реальны, что пугают его. Впоследствии входя в лифт, он проигрывает в воображении яркие пугающие образы и начинает винить в этом не самого себя, а лифты. Именно в лифте он позволил сознанию выйти из-под контроля и увести его туда, куда идти вовсе не хотел. Но начав обвинять в своем страхе лифт, человек попадает в ловушку им самим созданной фобии. Подобным образом заучиваются и отпечатываются в сознании многие другие формы поведения. Давайте поэтому подумаем, как не надо пользоваться сознанием.
Вам приходилось бояться того, что еще не произошло? Чего-то в будущем, что может оказаться не таким уж страшным? Мы обычно программируем свой биокомпьютер так, что ожидаем чего-то со страхом. Таковы, например, люди с фобией зубного врача. Они рисуют в воображении лечение зубов в черных тонах задолго до визита к врачу. Причем в страхе своем обвиняют либо самого врача, либо то, что он будет с ними делать. Таким образом, они программируют себя так, что любой поступок дантиста кажется им ужасным (см. гл. 7 о фобиях и лечении фобии на зубного врача. Женщина даже не подозревала, что программирует собственную фобию). Собственно говоря, так поступают все, страдающие фобиями. Они настраивают себя на страх еще до наступления события. Вполне естественно, что, когда ожидаемое событие происходит, они чуть не в обморок падают от страха.
Если вы позволите сознанию выйти из-под контроля, то окажетесь в его власти. Не принимая на себя ответственности за собственные чувства, а обвиняя в своем плохом самочувствии внешние факторы, вы попадаете в вами же поставленную ловушку. Вы даже не осознаете, что сами загнали себя в угол. К сожалению, большинство людей уделяют больше сил и времени тому, чтобы постичь премудрости управления бытовой техникой, чем тому, чтобы научиться управлять собственным сознанием, изменить что-либо в себе и начать жить спокойнее.
Вас когда-нибудь преследовали страхи или навязчивые идеи? Вам случалось говорить себе: "Я не могу этого забыть!"? А разве вы не говорили себе: "У меня ничего не выйдет!", даже не попытавшись что-то сделать? У таких людей терапевт, прежде чем изменять их жизнь в лучшую сторону, должен сначала изменить ложное убеждение в том, что у них ничего не выйдет. Представьте себе, насколько изобретательны вы в своем негативизме, как выбрасываете из головы все свои заботы и сосредоточиваетесь лишь на пугающей вас мысли. Вы проявляете недюжинные способности, удерживая такой, казалось бы, пустяк в памяти так долго. И тем самым обрекаете себя на безрадостное существование. Но как же вы делаете это? Вы программируете себя, сами того не замечая. Однако, если вы сумели составить программу, то в ваших силах ее изменить. Лишь бы знать, как это делать! Ваше сознание доказало свои колоссальные возможности, выработав столь устойчивый негативизм — но работало оно, используя неверную программу. Теперь вам надо лишь узнать, как это сделать, и вы сумеете стать кем угодно. Изменить себя может каждый. Все, что необходимо сделать, это запустить в биокомпьютер, который находится у вас в голове, правильную программу.
Недавно один из моих пациентов, которому я помогал измениться, сказал: "Когда я вижу, что делаю не то, что хочу, я пытаюсь представить свой лоб в виде магнитофона, который стоит у меня в машине. Я нажимаю кнопку на лбу и вынимаю кассету, которая мне не нужна. Затем вставляю другую кассету и делаю то, что хотел. С тех пор, как я понял, что мой лоб напоминает мне магнитофон в машине, мне стало легко изменять программу". Перед этим я показал ему несколько способов, как поменять образ мышления, но тот, что он придумал сам, понравился ему больше всего. Когда люди осознают, что вполне способны измениться, они начинают изобретать оригинальные методы. Человек, о котором я рассказал, боялся встреч один на один. Он свободно общался по телефону, но сталкиваясь с собеседником лицом к лицу, терялся и не знал, что сказать. Он старался избежать личных встреч, но при этом сильно переживал свой недостаток. Теперь он ищет встреч, а не бегает от них. Я показал ему, как он программировал себя на уклонение от прямого общения, закладывая в сознание свои опасения. Разумеется, мозг, как прекрасно отлаженный механизм, помогал ему избегать встреч. Как только мой пациент перестал бояться общения с людьми, он смог четко и спокойно формулировать и излагать свои мысли.
Не приходилось ли вам думать, что вы влюблены, а спустя некоторое время почувствовать в себе перемену и решить, что любовь ушла? На самом деле вы не переменились. Изменилось лишь ваше восприятие другого человека. Полюбить — это значит на время сойти с ума. Разлюбить — это тоже временное помешательство. Что может быть естественнее, чем любить! Влюбившись, партнеры видят друг в друге только хорошее и ничего дурного. Они явно не в своем уме. Они лишь частично воспринимают друг друга. Но через некоторое время после свадьбы наступает разочарование. Теперь они воспринимают друг друга исключительно негативно, вновь перейдя в состояние временного помешательства и воспринимая лишь плохие качества друг друга. Они заявляют, что изменились и что развод неизбежен. Однако это не так. Они не изменились, но просто по-другому стали думать друг о друге. Если у них есть дети и если оба партнера желают этого, я убежден, что им можно помочь восстановить хорошие взаимоотношения. Ведь каждому ребенку необходимо видеть, что родители любят друг друга. Я уверен, что родителям надо всего лишь перепрограммировать свое сознание, чтобы снова зажить счастливо. Для этого им нужна терапия, а не консультирование. К сожалению, большинство людей, работающих в семейных консультациях, не знают, каким образом можно изменить человека (см. гл. 5).
Елена пришла ко мне ко мне в полной растерянности вскоре после того, как влюбилась в молодого человека по имени Брайн. Брайн был шизофреником, и Елене приходилось с ним несладко. То он говорил, что без ума от нее, то заявлял, что от нее мало проку и она ему неинтересна. Он мог сказать, что восхищается ей, но в следующий момент обвинить ее в беспомощности и никчемности. Бедная Елена не знала, что и подумать. Ее самовосприятие полностью сместилось из-за ее привязанности к этому молодому шизофренику. Она позволила ему контролировать свое сознание. Если вы не будете контролировать свое сознание, то им станет управлять кто-нибудь другой и, скорее всего, он поведет его туда, куда вам не хочется. Такой путь к счастью не приведет. Елена, разумеется, была несчастна. Брайн угрожал оставить ее, а когда узнал, что она беременна, то ушел, заявив, что не желает ее видеть. Не зная, что делать, девушка решилась на аборт, боясь, что ребенок унаследует шизофрению. Она чувствовала, что не сумеет сама воспитать ребенка, а Брайн не желал иметь с ней ничего общего. У нее не оставалось выбора.
Когда неожиданно Брайн покончил жизнь самоубийством, Елена возложила вину на себя, так как ничего не сделала, чтобы спасти его. Я не представляю, что она могла бы сделать. Если человек на что-то твердо решился, его не остановишь. И уж конечно, о вине Елены здесь и говорить не приходится. Брайн как-то сказал, что, если бы Елена сохранила ребенка, то ему было бы ради чего жить. Что за чепуха! Если он действительно так считал, почему он не сказал об этом ей самой? Почему он предоставил этот нелегкий выбор Елене? И зачем некий благодетель передал ей слова Брайна? Некоторые люди иногда совершают по отношению к другим просто-таки немыслимые поступки (см. гл. 5). Ко мне Елена пришла уже после аборта и незадолго до самоубийства Брайна. Ее страшно тяготило чувство вины, а самоубийство Брайна лишь усилило его. Она стала думать, что у нее остался единственный выход — покончить с собой. Ее самовосприятие (запрограммированное другим и потому совершенно безосновательное) заставило ее рассматривать самоубийство как разумный способ разрешения ситуации. Она полагала, что без Брайна жизнь потеряла смысл (создавала негативные образы, которые реализовывались в ощущении В?К, 3?К , что без него жизнь бессмысленна, несмотря на то, что жизнь с ним была невыносима).
Этот пример убедительно показывает, что влюбленность — это временное помешательство: вы обращаете внимание лишь на положительные качества партнера и позволяете ему программировать свое сознание. Елена чувствовала себя никчемной, как и убеждал ее Брайн, а то, что она не сумела предотвратить его самоубийство, как бы подтверждало ее никчемность. Представляете, как можно свихнуться от любви!
Мне потребовалось немало времени, чтобы доказать Елене бессмысленность ее негативного восприятия. Упрекая себя, она подвергала сомнению смысл своего существования. Отрицательные эмоции настолько переполнили ее, что у нее не осталось сил, чтобы жить. Когда мне, наконец, удалось несколько изменить ее представление о самой себе и убедить не программировать себя на отрицательное восприятие действи-

тельности, жизнь ее стала вновь наполняться смыслом. Не задача моя оказалась гораздо труднее, чем я думал, так как она категорически отказывалась думать о Брайне плохо. Боясь предать свою любовь, она романтизировала ее.
Как-то раз Елена спросила: "Я должна знать, любил ли меня Брайн по-настоящему. Ведь он любил меня, правда?" Я напомнил, что влюбленный, как и разлюбивший, находятся в состоянии временного помешательства. Быть может, где-то между этими двумя состояниями и находится настоящая любовь. Когда вас кто-то любит, то временами он думает о вас с обожанием, а временами — без. Такого состояния, как "любить по-настоящему" не существует. Бывало, что Брайн любил Елену и был с ней любезен, но случалось, что он ее не любил и был с ней груб. Я объяснил Елене, что люблю свою жену; иногда я от нее без ума, но иногда она доводит меня до белого каления. Видите ли, подчас я тоже позволяю ей управлять моим сознанием. Уверен, что она обо мне такого же мнения. К счастью для нас обоих и для наших детей, мы большей частью любим друг друга. Еще не случалось такого, чтобы кто-то любил другого человека постоянно и не был бы при этом умалишенным. Любовь — это изменяемое состояние.
Понемногу Елена вновь обрела уверенность в себе и нашла способы быть счастливой, изменив некоторые программы, которые мешали ей в этом.
Случалось ли вам или кому-либо из ваших друзей познать горький вкус измены? Скорее всего, узнав о неверности партнера, вы или ваш друг прекращали с ним взаимоотношения. Ваш партнер убеждал вас, что его увлечение прошло и он даже не представляет, что толкнуло его на подобную глупость. Вы все еще любите этого человека, он явно любит вас, но вы непреклонны, вы ослеплены ревностью. Вы продолжаете обвинять партнера, тем самым вынуждая его уйти, а потом ненавидите себя за свою несдержанность. Изменил вам ваш партнер, но в результате вы возненавидели себя. Как вам это удалось? Можно описать немало способов попасть в самим собой расставленную ловушку:
1. Вы не можете простить измены. Вы либо создаете себе зрительный образ несправедливо обиженного себя, либо уговариваете себя не прощать партнера (В?К, 3?К).
2. Вы не можете примириться с тем, что увлечение вашего партнера прошло. Вы создаете зрительные образы либо говорите себе, что он продолжает изменять вам, даже осознавая, что это не так (В?К, 3?К).
3. Вы ослеплены ревностью. Вы не желаете замечать хороших качеств своего партнера, намеренно закрывая на них глаза (В?К).
4. Вы зрительно представляете себе или слышите, как упрекаете партнера, даже если понимаете, что вы несправедливы <В?К, 3?К).
5. Вы зрительно представляете или говорите себе, что вы просто взбешены и что вы ни за что не остановитесь, даже если это принесет вам боль (В?К, 3?К).
Можно совершить глупость разными способами. Однако, если вы понимаете, что делаете что-то не так, у вас есть шанс перепрограммировать биокомпьютер у себя в голове и изменить свое поведение. Вы можете сделать с собой все что угодно, стоит вам только захотеть.
Однажды я помог одной женщине, которая, собираясь отнести костюм мужа в химчистку, проверила карманы и нашла письмо, из которого узнала о его измене. Когда она объявила ему о своей находке, он признался в неверности, но поклялся, что с той женщиной все кончено. Моя пациентка и ее муж любили друг друга и хотели жить вместе. Она поверила ему, но не могла избавиться от зрительного образа злосчастного письма (В?К). Письмо завладело ее сознанием. Я помог ей заменить эту зрительную картину другой и тем самым изменить свое отношение к происшедшему (см. гл. 4).
Однажды ко мне обратилась женщина, которая, как и в предыдущей истории, узнала о давно закончившейся и забытой связи своего мужа. Она представляла своего мужа в постели с девушкой (В?К) и рисовала в воображении массу других предполагаемых измен, которые, даже если они и были, давным-давно остались в прошлом. Однако она не могла примириться с мыслью о том, что связь окончена, Она впадала в депрессию, отчаивалась, ненавидела себя за это, говоря себе, что ведет себя глупо (3?К), и чувствуя себя несчастной, и едва не вынудила его уйти из дома, хотя и уверяла, что любит его и готова жить с ним, как и прежде. В семейной консультации какие-то доброхоты посоветовали ей пожить одной, чего ей на самом деле совсем не хотелось. Мы (она и я) сумели откорректировать ее зрительные образы так, что она смогла делать то, что было ей по душе, то есть в данном случае — остаться с мужем.
Не случалось ли вам, искренне желая спокойных и доверительных отношений со своим ребенком, чувствовать, что вы не можете общаться с ним спокойно и доверительно, не оскорбляя его? Оскорбляя другого человека, мы приводим в действие механизмы саморазрушения. Вы любите своих детей, но в результате заставляете их возненавидеть вас. Как вам это удается?
В последнее время проблема недопустимого отношения к детям привлекла внимание широкой общественности. Поэтому следует рассмотреть, как человек, подвергшийся оскорблению или насилию, не должен пользоваться своим сознанием, чтобы не чувствовать себя постоянно обиженным. Мы также должны понять, что обвинение в плохом отношении к детям часто приводит к еще более недопустимому поведению из-за ярких внутренних образов, хранящихся в сознании. У большинства людей, подвергшихся насилию в детстве, разнообразные формы психических расстройств проявляются, несмотря на то, что происшедшее с ними осталось в далеком прошлом. Многие пребывают в депрессивном или даже суицидальном состоянии, не могут отделаться от чувства вины или омерзения и остаются сексуально неполноценными. Многие оскорбляют своих детей или подвергают их физическому насилию, стремясь каким-то образом причинить им боль (см. примеры в гл. 5). Почему они так поступают, несмотря на то, что когда-то сами невинно пострадали?
Быть может, у вас есть навязчивые привычки, которые превращают вашу жизнь в кошмар? Кто из вас имеет обыкновение вставлять в рот завернутые в бумагу высушенные листья, поджигать их и, вдыхая воздух через горящие листья, загонять себя в могилу? Вы говорите, что не желаете умереть и хотите бросить курить, но продолжаете выкуривать сигарету за сигаретой.
Джек пришел ко мне, выписавшись из больницы, где ему удалили половину легкого, пораженного раком. Работать он больше не мог, так как его постоянно бил кашель, а он продолжал курить от 20 до 40 сигарет в день. Его всей семьей уговаривали бросить курить и сохранить здоровье. Джек соглашался, что пора бросать, но сам курил не переставая, хотя и заявлял, что не хочет умереть. Как это ему удавалось?
Кто из вас жаждет похудеть, но тайком набивает рот кусочками повкуснее и говорит, что ни крошки в рот не брал? Как вам это удается? Почему алкоголик признает, что необходимо бросить пить, но при каждом удобном случае тянется за бутылкой? Почему люди, сами того не желая, попадают в зависимость от навязчивых привычек?
Почему некоторые люди не могут по-настоящему рассердиться, когда у них достаточно оснований, чтобы выйти из себя? Мне не раз приходилось помогать людям, которые вместо того, чтобы разозлиться на человека, с которым повздорили, предпочитали затаить злость внутри себя (что приводило к разнообразным заболеваниям) или, хуже того, выплескивали ее на любимого человека. Как и почему они это делают?
Почему некоторые люди приходят в ужас каждый раз, когда им надо лечить зубы? Они могут быть забывчивыми, но никогда не забудут о своем страхе перед зубным врачом, хотя тот, скорее всего, милейший человек. Люди с фобией прекрасно помнят и знают, в какой момент им следует испугаться. Обычно они приобретают фобию в результате одного единственного случая и затем всю жизнь вспоминают его. Они боятся даже тогда, когда обстоятельства лишь отдаленно напоминают о происшедшем. Как они это делают? (см. гл. 7 о лечении фобии на зубную боль и врачей).
Приходилось ли вам делать что-нибудь, не доставляющее вам удовольствия, и при этом говорить самому себе и окружающим: "Терпеть не могу этого делать!"? Если уж приходится заняться чем-либо, то лучше найти в этом для себя приятное. Если вы не любите свою работу, она становится для вас еще сложнее и ненавистнее. Зачем усложнять себе жизнь? Вы рисуете себе малоприятные картинки своей работы или говорите себе, как она вам надоела (В?К, 3?К). В результате ваше восприятие становится негативным и делает вас несчастным.
Недавно я помогал женщине, снедаемой беспокойством и депрессией. Она призналась, что иногда у нее бывают хорошие дни, но редко и никогда больше одного подряд. Когда я спросил: "Что мешает следующему дню быть хорошим?", то получил ответ: "Не знаю, я просыпаюсь с утра и говорю себе: "Как это мне удалось провести такой замечательный день? Вот если бы и нынешний был таким..." (3?К). Я попросил ее повторить последнюю фразу теми же словами и тем же тоном, а когда она повторила, произнес ее сам, имитируя ее голос и интонацию, и спросил, как бы она интерпретировала сказанное мной. Поколебавшись, она ответила: "Мне не удастся провести сегодня такой же хороший день." Как видите, сознание просто-напросто выполняло ее команду и день для нее оказывался плохим. Она виртуозно справлялась с задачей испортить настроение на день, подтверждая свою программу негативными образами, которых у нее накопилось немало.
Почему уставший, пытающийся заснуть человек, может почти всю ночь проворочаться в постели без сна? Почему человек, которому надо встать в определенное время, только и думает, сколько ему еще можно полежать после того, как прозвенит будильник? Недавно меня пригласили на семинар в Глазго. Я приехал днем раньше и устроился в гостинице, а вечером один из членов организационного комитета пригласил меня на обильный, в лучших шотландских традициях, ужин. Вернулся я в гостиницу поздно вечером и сразу решил лечь спать. К счастью (я поймал себя на мысли и понял, что надо сделать, тогда как многие, не зная этого, нередко страдают), ложась в постель, я услышал, как мысленно говорю себе: "Мне в такой мягкой кровати не заснуть!" (3?К). Дело в том, что несколько лет назад у меня начались боли в позвоночнике, которые перестали меня беспокоить, как только я стал спать на жесткой кровати. Поняв, что я наделал, ложась спать, я обозвал себя круглым идиотом. В номере была всего одна кровать, а обращаться к администратору с просьбой поменять номер было слишком поздно. Я встал, прошелся по комнате и сказал вслух, обращаясь к себе: "Ну вот, теперь эта кровать кажется мне намного лучше. Я в ней превосходно высплюсь." После этого я снова улегся, тут же заснул и проснулся утром за одну минуту до сигнала будильника. Если бы я не поговорил с собой вечером, я бы промучился без сна всю ночь. Но чтобы этого не случилось, мне пришлось встать; убеждать себя, лежа в кровати, уже не имело смысла. Раз вы уже начали что-либо делать (запустили в действие программу), остановиться бывает очень сложно. Гораздо легче перепрограммировать себя. Поэтому я прервал старую программу, встав с постели, и перепрограммировал себя на крепкий сон. Как видите, программа сработала. А спина моя совсем не болела, и, кажется, семинар удался.
Помню, когда я только начинал писать книги, я купил дорогой компьютер, так как друзья наперебой убеждали меня, что писать, пользуясь компьютером, гораздо проще. Однако освоить его оказалось делом не таким уж легким. Я кричал и ругался на эту "проклятую штуковину", так как не мог заставить его выполнять то, что мне было нужно, пока не понял, что компьютер делает лишь то, на что его запрограммировали. Мозг — биокомпьютер (живой компьютер) — действует точно так же. Он выполняет лишь то, что ему велят. Люди работают, как отлаженные механизмы, и, если им не нравится что-либо делать, они тем не менее усердно повторяют свои действия, пока не сойдут с ума. Виновата программа. Вы сами (или, хуже того, кто-либо другой) запрограммировали себя, а потом страдаете от этого. И нечего пенять на внешние обстоятельства! Вы сами выбрали неверную программу. Так наберитесь терпения, научитесь программировать себя и вы сможете делать с собой все что угодно, как если бы освоили обычный компьютер. Однако вы должны сами захотеть измениться: изменения тем более возможны, чем более вы к ним стремитесь. Изменить человека против его воли чрезвычайно сложно. Человек должен представить себе (создать в биокомпыотере образ), насколько он изменится к лучшему, и захотеть измениться.
Как-то я работал с боксером, который потерпел поражение в своем родном городе из-за излишней самоуверенности. Во время боя он говорил себе: "Этот поединок я закончу в любую минуту, а пока я покажу им, на что я способен". Но неожиданно он пропустил сильный удар. Он застыл на месте от изумления, и удары посыпались на него градом. В результате он научился останавливаться в середине боя. Представляете! В лучшем случае он проигрывал по очкам, в худшем — получал нокаут. Как бы то ни было, мы быстро исправили положение с помощью методики "двойного экрана" (см. следующую главу). Боксер снова стал выигрывать и даже выдвинулся в претенденты на звание чемпиона Содружества наций. Перед решающим боем он пришел ко мне, чтобы настроиться на победу. Я спросил его, что изменится, если он станет чемпионом. Он ответил, что для него это будет означать, что он чего-то достиг в жизни. Эта победа может стать первым шагом на пути к чему-то большему. Когда он говорил, по его лицу разлилась улыбка: он действительно видел себя чемпионом. Именно этого я и ждал. Мы проделали упражнение по замене зрительного образа, после чего он сказал, что свет в комнате кажется ему ярче. На самом деле все осталось без изменений, но теперь, почувствовав себя чемпионом, он видел все в более ярких тонах. Работа была закончена.
Недавно я узнал, что он — чемпион Содружества и Англии в своем весе. В интервью после боя он признался, что для победы ему пришлось углубиться в себя как никогда раньше. Интересно, понимал ли он точно (буквально) свои слова. Я их понял. Он заслужил победу хотя бы потому, что сумел подчинить себе свое сознание. Он добавил: "Отобрать у меня этот титул будет нелегко", ведь в его сознании утвердились именно такие образы. Теперь он начал спарринги с Тайсоном, и я желаю ему успехов и хороших образов. Он хорошо поработал; в конце концов, научиться управлять собственным сознанием не менее важно, чем научиться хорошо боксировать (или делать что бы то ни было еще).


Глава 4. СПОСОБЫ ИЗМЕНЕНИЯ ПРОГРАММ

Так как же запрограммировать биокомпьютер у себя в голове, чтобы начать думать по-другому и, как следствие, стать другим самому? Помните высказывание Декарта: "Я мыслю, следовательно, я существую". Стоит вам изменить образ мыслей, и вы станете другим человеком. Имеется множество способов изменить человека, но ни один из них не универсален. Есть немало замечательных терапевтов, но никто не может излечить всех и каждого. Люди приходят к терапевту, чтобы тот помог им измениться. Но многие способны поработать самостоятельно и изменить себя: главное, знать, как это делать. Я попытаюсь вас этому научить.
Рассказ как способ изменить программу
Психотерапия — это умение рассказывать. Чтобы в пациенте произошли изменения, он должен поверить этому рассказу. Так как же надо рассказывать? Существует два способа.
Первый заключается в том, чтобы узнать, какая программа в биокомпьютере делает вас несчастным. Когда программа известна, вы можете изменить конец истории. По мере того, как человек взрослеет и становится более ответственным, он может, наконец, перестать играть в игру "кто виноват?". Мы естественным образом изменяем свое поведение, если изменяются наши жизненные обстоятельства. Но, к сожалению, часто биокомпьютер выбирает для вас лишь устаревшие картинки и образы или вы воспринимаете себя как человека менее зрелого, чем на самом деле. Если биокомпьютер продолжает работать по старой программе при изменившихся обстоятельствах, то необходимо переписать историю (программу), чтобы образы или внутренний диалог снова соответствовали ситуации. Иногда что-то травмирует человека и связанные с травмой образы или внутренний диалог могут определенным образом воздействовать на его поведение. Познакомиться с этой темой более подробно вы сможете, прочитав книгу "Как стать родителем самому себе" и узнав о травмах первого, второго рода, три стадии и обстоятельства, их вызывающие. Зная причину той или иной травмы, можно соответствующим образом модифицировать свой рассказ.

Использование метафор в терапевтических целях

Помочь человеку измениться можно, рассказав историю с метафорой. Когда вы говорите метафорически, человек вынужден обращаться к своим собственным чувствам, формировать образы или вступать во внутренний диалог по поводу сказанного. При этом внутренние образы используются для конструирования новых образов, помогающих осмыслить вашу метафору. Под воздействием реконструированных образов и внутреннего диалога программа его биокомпьютера изменится. Но поскольку изменения будут происходить подсознательно, вам не придется преодолевать сопротивление пациента. Не удивительно, что этот метод является замечательным и тонким способом изменения человека. В последней главе моей книги "Немного чересчур" я привел одну метафору, которую считаю необходимым повторить здесь. Чтобы вы лучше поняли, в чем заключается желаемый результат, в скобках я даю свои комментарии.

УПРАЖНЕНИЕ 2. Рассказ с метафорой
"Задумайтесь на минутку о своих глазах. (Глаза — это рецептор визуальной информации, который помогает нам создавать образы; поэтому, подумав о них, вы представите себе зрительное изображение). Это ваше окно в мир. Через них вы посылаете информацию, в них отражается ваша любовь, ненависть, голод, злость, страх, вина и все остальные эмоции. (Предполагается, что пациент при этом будет создавать образы, по-разному оценивая свою проблему). Через них вы получаете информацию. Луч света проходит сквозь глазные линзы, и концентрированный пучок света падает на сетчатку глаза, состоящую из палочек и колбочек. Клетки сетчатки вырабатывают определенные химические вещества, которые возбуждают глазной нерв, по которому электрические импульсы поступают в мозг. (Наша цель — заинтересовать пациента процессом создания новых образов). В этот момент вы еще ничего не видите. Нерв проходит в затылочную часть мозга и передает электрические сигналы другим нервам. И все равно вы еще ничего не видите. Все это могло бы произойти, если бы кто-либо приподнял ваши веки, пока вы спите, и посмотрел вам в глаза. Если это вас не разбудит, то вы ничего не увидите.
Электрический импульс проходит в сектор мозга, контролирующий зрительные функции, возбуждает его, и лишь тогда вы начинаете видеть. (Предполагается, что рассказ возбудит мозг пациента и поможет ему найти выход из затруднительного положения). Одновременно по другим нервам импульс достигает других секторов мозга, контролирующих память, чтобы идентифицировать изображение. (Память поможет пациенту определить, что необходимо изменить в его жизни). В памяти хранятся миллионы битов информации с вашими воспоминаниями.
Как-то по телевизору показали интересную передачу о слепой от рождения девушке, которой врачи решили вернуть зрение. (Видите, слепая станет зрячей, и это изменит ее жизнь). После операции ей сняли повязку с глаз и ко всеобщему восторгу зрение вернулось к ней. (Это замечательно, видеть что-либо новое). Тут же в кабинете с ней провели некоторые эксперименты. На стол перед ней поставили чашку и спросили ее, что это. Она не знала, и лишь коснувшись ее пальцами, засмеялась: "Это же чашка". Она никогда не видела чашки. У нее в памяти не было зрительного образа чашки, но хранился образ осязательный, так как она не раз брала в руки чашки. (Изменение В?К и одновременно ввод в гипнотическое состояние без формальной индукции). Коснувшись чашки, девушка узнала ее. Ей пришлось заново учиться узнавать предметы, чтобы идентифицировать их зрительно. (Пациент тоже может изменить свое поведение с помощью новых образов, как это случилось с девушкой).
Память наша хранится в маленьких ячейках мозга, которые можно сравнить со шкафом, комодом, трюмо и полками для книг в вашей спальне. Для каждой вещи вы отводите свое место. (Каждый образ вызывает у вас определенные ощущения). Иногда перед приходом гостей вы выбираете костюм или платье и вынимаете из шкафа множество своих вещей, разложить которые по местам у вас просто не хватает времени. Но вы ждете гостей и второпях запихиваете все вещи в шкаф. После того как гости ушли, вы развешиваете вещи по местам. (Некоторые образы возникают у вас не ко времени; вам необходимы другие образы, привязанные к настоящему, вам надо разложить свои мысли по местам).
Представьте, что вы проходите по одной из улиц вашего города и вдруг в витрине какого-то магазина видите платье как раз такого цвета и фасона, о котором вы мечтали. (Цвет и фасон — понятия визуальные, поэтому вызовите образы того, что вам психологически близко и приятно). Вы просто не верите своему счастью: цена вполне приемлемая. (Люди не станут сопротивляться удачной сделке). Вас так и тянет в магазин примерить понравившуюся вещь. (Примерив к себе новые образы, вы поможете себе). В примерочной вы быстро снимаете вашу одежду, одеваете новое платье и смотрите на себя в зеркало. У вас дыхание захватывает от восторга: сшито, как на вас. Платье вам очень идет, подчеркивая все достоинства вашей фигуры (В?К), и цвет — ваш любимый. (Ваш новый образ поможет вам выглядеть и чувствовать себя лучше. В конце упражнения полезно бывает спросить, какого цвета был костюм или платье. Цвет может подсказать вам, о чем подсознательно думал пациент. Красный — часто ассоциируется со злостью, голубой — с депрессией, зеленый — с сомнением, желтый — со страхом, черный — с безнадежностью. Не забывайте узнать у пациента, что означает для него тот или иной цвет, так как встречаются исключения, и человек может среагировать не на метафору, а на воспоминание о каком-то конкретном костюме. Если одежда ассоциируется с приятными воспоминаниями, вы можете использовать их позднее). В нем вы чувствуете себя раскованно и уверенно. (Вспомните, что помогает вам чувствовать себя уверенным). Вы решаете купить платье, переодеваетесь в свою одежду, платите и идете домой.
Происшедшее кажется вам невероятным, поэтому вбежав в спальню, вы разворачиваете сверток и еще раз рассматриваете покупку. (Не кажутся ли вам ваши новые образы лучше старых). Платье замечательное, покрой безупречный. Торопливо вы еще раз примериваете его; оно кажется вам еще красивее, чем раньше. Вы довольны собой. (Всегда приятно чувствовать себя счастливым).
Вы решаете приберечь платье до случая, но когда хотите повесить его в шкаф, оказывается, что все вешалки заняты. Вы просматриваете свой гардероб и находите старое платье. Оно вам больше не идет, оно поношено, вышло из моды, оно вас не украшает. (Измените старые образы на те, которые вам больше подходят в вашем новом качестве). Вы снимаете старое платье с вешалки, вешаете на нее новое и закрываете шкаф. Вам приятно знать, что можете одеть свое новое платье, когда захотите. (Приятно осознавать, что вы можете измениться). Старое платье вы рвете на тряпки или просто выбрасываете. Вы довольны собой: время от времени полезно разбирать старые вещи и выкидывать барахло. (Время от времени необходимо обновлять программы своего биокомпьютера).
Вряд ли ваше подсознание отреагирует на все приведенные здесь метафоры, но даже одна или две помогут человеку пересмотреть свое поведение и измениться, того не осознавая.

Рефрейминг

Процесс этот более полно описан в книге Бэндлера и Гриндера "Рефрейминг".

УПРАЖНЕНИЕ 3
1. Необходимо определить, что именно требуется изменить в человеке. Это не всегда легко, так как приходится принимать во внимание защитные механизмы поведения и вторичную выгоду. Однако вам может помочь вопрос: "Что вы хотите делать или чувствовать, кем вы хотите стать, но не можете без моей помощи?" Можно поставить вопрос иначе: "Что бы вы хотели перестать делать или чувствовать?"
2. Вступите в контакт с частью себя, которая отвечает за ваше нежелательное поведение. Когда контакт установлен и эта часть готова помочь вам, попросите ее слегка приподнять палец на одной из рук (см. идеомоторные реакции — в предыдущей книге).
3. Поблагодарите эту часть себя за готовность помочь. Любое поведение человека направлено на то, чтобы помочь ему разрешить стоящую перед ним проблему. Но иногда биокомпьютер продолжает выполнять какую-либо программу в изменившихся условиях и данное поведение заводит человека в тупик. Но достичь одной и той же цели можно разными способами. Попросите часть себя поднять палец руки еще раз, если она готова рассмотреть другие варианты поведения
4. Вступите в контакт с другой частью себя, которую мы назовем "творческой" частью, анализирующей ваши поступки. Попросите эту часть себя поднять палец на другой руке, если она готова к сотрудничеству с вами.
5. Попросите обе части себя обсудить в подсознании разные способы достижения желаемой цели. Когда будет выработано как минимум три альтернативных варианта поведения, поднятие пальцев на обеих руках будет служить тому сигналом.
б. Обратитесь к своему сознанию и спросите, нет ли в вас какой-либо части, возражающей против новой модели поведения. Поднятие пальца станет сигналом согласия принять один из предложенных вариантов поведения.
7. Теперь "загляните в будущее". Представьте, что вы уже достигли желаемого результата. Как вы ощущаете теперь свою способность поступать или чувствовать иначе. Если рефрейминг был проведен правильно, самооценка пациента должна существенно возрасти и лицо его при этом вопросе выразит полное удовлетворение.
Пользуясь техникой рефрейминга, вам даже нет необходимости расспрашивать пациента о выработанных его подсознанием моделях нового поведения.

Создание новых якорей и разрушение старых

Случается, что некоторые наши действия неоднократно сопровождают определенные ситуации или обстоятельства. Так, курильщик может с удовольствием выкуривать сигарету за чашкой утреннего кофе. Я не курю, и мне в голову не приходит закурить за завтраком, но человек курящий не получит удовольствия от кофе без привычной сигареты. В данном случае кофе — это якорь, который заставляет человека потянуться за сигаретой. Подобных якорей в жизни каждого человека немало, и нередко они являются виновниками повторяемого нежелательного поведения. Конечно, якоря могут быть как позитивные, так и негативные. Например, многие супруги привыкают спать на определенной стороне кровати (мужчины чаще спят ближе к двери) и на другой стороне чувствуют себя неловко и некомфортно.
Чтобы помочь клиенту измениться, часто бывает полезно определить, какие якоря влияют на его поведение и не является ли один из них причиной нежелательного поведения. Процедура разрушения нежелательных якорей и постановки новых довольно проста.
Недавно один приезжий пожаловался мне, что не мог спать в своем номере в гостинице, так как там постелены синтетические ковры, вызывающие у него астму. Даже теперь в середине дня ему явно было трудно дышать, и лицо приняло несколько синеватый оттенок. Человек сказал мне: "Жду не дождусь, когда вернусь домой. У меня-то все ковры из чистой шерсти, там и дышать легче". Сам не осознавая того, он рассказал мне, как разрешить его проблему.
Я попросил его рассказать, о чем именно он думал, когда заметил синтетические ковры в номере. По мере того, как он рассказывал, дыхание его становилось все более затрудненным. Было очевидно, что он ясно представил себе нейлоновый ковер. Внутренний образ синтетического ковра был для него якорем на астматическое дыхание. Он задавал своему биокомпьютеру программу дышать хуже — и именно это его мозг с готовностью выполнял. Я слегка сжал пальцами его правое плечо, установив тем самым отрицательный якорь. Это значило, что, если я сожму его правое плечо в том же месте в следующий раз, его дыхание снова ухудшится.
Затем я немного отвлек его другими вопросами и, когда его дыхание выровнялось, снова сжал его правое плечо. Я запустил в действие поставленный мною якорь, и дышать ему стало труднее. Затрудненное дыхание сопровождал взгляд вверх: он снова представил себе синтетические ковры в гостинице, что было вызвано якорем на плохое состояние. Он посмотрел на меня в изумлении: "Как это вам удалось?" — Я ответил: "Синтетические ковры — это ваш якорь на затрудненное дыхание, так же как и нажатие вам на плечо".
Затем я попросил его описать ковры в его доме. По ходу рассказа он расслаблялся, дыхание становилось глубже, спокойнее. Когда лицо его порозовело, я нажал пальцами на его левое плечо. Теперь на правом плече у него был отрицательный якорь, а на левом — положительный.
Я опять попросил его рассказать о синтетических коврах, и как только дыхание стало затрудненным, а кровь отхлынула от лица, я нажал сразу на оба плеча. Нельзя дышать и легко и с трудом одновременно. Дыхание его улучшилось, щеки порозовели; нажав на оба плеча, я разрушил оба якоря. Но в то же время, поскольку он думал о синтетических коврах, я также разрушил якорь, связывавший их образ с затрудненным дыханием. Теперь, вернувшись в гостиничный номер, он смог дышать легко и свободно.
Я также помог своему пациенту создать собственный якорь, которым он смог бы воспользоваться в любой момент, когда почувствует приближение приступа астмы. Я снова попросил его подумать о том, как легко ему дышится дома, и, когда дыхание его действительно улучшилось, потереть подушечку большого пальца другими пальцами. Таким образом, он создал себе позитивный якорь на будущее. Через шесть месяцев при встрече он похвастался мне, что астма оставила его.
Мне приходилось успешно применять методику создания положительных и разрушения отрицательных якорей со многими пациентами при работе с разнообразными проблемами. Однако, если методика не дает результата, попробуйте сделать что-либо другое. Помните, что изменение в человеке должно каким-то образом проявляться внешне, если биокомпьютер пациента воспринял предложенную ему программу. Но панацеи от всех бед еще не изобрели.

Метод разделенного экрана
УПРАЖНЕНИЕ 4
Метод разделенного экрана позволяет провести рефрейминг поведения гораздо проще. При использовании этого подхода вам необходимо прежде всего уяснить, что вы хотите заменить и на что.


Попросите пациента закрыть глаза и представить себе экран, разделенный посередине. На одной половине экрана попросите представить ситуацию, связанную с нежелательным поведением, а затем эту часть экрана оттолкнуть от себя подальше, в самый конец комнаты. На другой половине экрана пациент должен вообразить ситуацию для него более приемлемую, а после этого приблизить эту часть экрана к себе. При этом картинка с нежелательной ситуацией останется далеко от пациента. Эту процедуру пациент может повторять несколько раз самостоятельно каждые 2-3 часа, пока биокомпьютер не примет новую программу к исполнению.

Техника двойного зеркала

Данная техника является вариантом описанного выше метода разделенного экрана.
Терапевт просит пациента закрыть глаза и представить себе, что он стоит между двух больших зеркал. В зеркале за спиной он должен представить себя таким, какой есть, без изменений. Отражение это постепенно тает, становится бесцветным и бесформенным и исчезает совсем. Тогда он обращает внимание на стоящее перед ним зеркало, в котором видит себя таким, каким хочет стать. Отражение в зеркале яркое, цветное, полное жизни. Ему оно нравится все больше и больше и он начинает приближаться к нему. Свидетельством того, что упражнение дает желаемый результат, может стать улыбка или удовлетворенное, расслабленное лицо пациента.
Недавно я использовал эту технику, работая с заиканием. Представив себя стоящим между двух зеркал, мой пациент добавил еще и звуковой образ заикания к своему отражению в заднем зеркале. Я помог ему постепенно стереть этот неприятный образ заикающегося, неуверенного и несчастного человека и приблизиться ко второму зеркалу с отражением человека улыбающегося, счастливого и свободно говорящего. После того как он понял суть, я попросил его проделывать упражнение по пять раз в день, пока его биокомпьютер не перепрограммирует манеру поведения с заикания на свободно текущую речь. Вскоре он позвонил мне и поблагодарил уверенным ровным голосом без единой запинки.

Техника приближения и отдаления

Думая или чувствуя, большинство людей подсознательно пользуются системами В?К или З?К. Они представляют себе образ, а затем ощущают его или слышат какие-то звуки, возможно, внутренний диалог, от которых переходят к ощущениям. У человека, стремящегося измениться, нежелательное поведение обычно связано с неприятными ощущениями.
Кьеркегор писал: "Переводя ощущения в слова и мысли, мы искажаем ощущения". Ричард Бэндлер считал, что последовательность переживаний влияет на их содержание и смысл, как это происходит с порядком слов в предложении. Положим, некоторое событие вызвало у вас отрицательные эмоции и образы. Если теперь в вашей жизни произойдет нечто подобное, ваш биокомпьютер зарегистрирует второе событие как отрицательное, поскольку однажды уже была составлена соответствующая программа. Это произойдет даже в том случае, когда для окружающих второе покажется абсолютно нормальным. Для стороннего наблюдателя ваши внутренние образы остаются загадкой, и он оценивает ваше поведение как иррациональное, как искажение истины. На самом деле абсолютной истины не существует, истинно лишь то, что мы видим и чувствуем. Мы все воспринимаем действительность, исходя из нашего прежнего опыта. К несчастью, различное восприятие действительности, основанное на внутренних и всегда глубоко индивидуальных образах, может не совпадать с пониманием истины другими людьми. То есть мы можем оскорбить другого человека, даже не осознавая этого.
К сожалению, большинство людей легко становятся пленниками собственных мыслей и упорствуют в определенном поведении лишь потому, что не могут помочь своему биокомпьютеру сменить программу.

УПРАЖНЕНИЕ 6
Подумайте о том, что бы вы хотели изменить в своей жизни, о том, что заставляет вас испытывать неприятные ощущения. Что вы при этом почувствовали? Вы либо видели что-то, либо прислушивались к чему-то, либо вспоминали вкус или запах чего-то и при этом чувствовали себя не в своей тарелке. Как правило, зрительный или звуковой образ предшествует ощущениям. Когда вы поймете, что именно вы видели непосредственно до того, как почувствовать, подстраивайте изображение, пользуясь вариантами, предложенными в гл. 1, пока не добьетесь максимального изменения в ощущениях, связанных с вашим воспоминанием.

УПРАЖНЕНИЕ 7
Вспомните что-нибудь приятное и определите, какие характеристики изображения соответствуют этим приятным переживаниям в большей степени.

УПРАЖНЕНИЕ 8
Если вашим неприятным воспоминаниям предшествовал звуковой образ, подстройте звук так, чтобы заменить неприятные ощущения на приятные.

УПРАЖНЕНИЕ 9
Вспомните что-нибудь приятное, что для вас сопровождается каким-либо звуком или словами, и определите звуковые характеристики, которые способны усилить или ослабить ваше приятное воспоминание.

УПРАЖНЕНИЕ 10. Техника приближения и отдаления
Попросите пациента представить себе, что перед ним стоит проектор для показа слайдов (или кинопроектор, если пациент отдает предпочтение фильму). Скажите пациенту, что проектор оборудован специальным объективом, способным приближать или удалять изображение. Затем он начинает просматривать черно-белый фильм своих воспоминаний. Поскольку фильм пациент снимал сам, то в кадре его нет. Этот прием диссоциации от действия необходим, так как просматривает он то, что делает его несчастным, то, что он желает изменить. Следует концентрировать внимание не на обобщающих картинах всего образа жизни, а на конкретных эпизодах и ситуациях. Затем попросите пациента понемногу отдалять изображение с помощью объектива. Вскоре картинка на экране превратится в неясное размытое пятно, и пациент попробует приблизить изображение к себе. Пятно начинает разрастаться, занимает собой весь экран и медленно проясняется, превращаясь в совершенно другую фотографию. На этот раз снимал кто-то другой, и пациент видит себя на экране, полностью ассоциируясь с новым образом. Пусть он всмотрится в изображение и поймет, что видит себя изменившимся. Новый слайд все растет и полностью вытесняет черно-белое изображение.
Попросите пациента открыть глаза и поделиться впечатлениями от прочувствованного. Упражнение необходимо проделать раз пять, каждый раз останавливаясь на приятном, красивом и четком изображении. После каждого повтора необходимо делать перерыв и открывать глаза. По мере того, как пациент проделывает упражнение, первый, малоприятный слайд становится все более темным и неразборчивым, тогда как второй — все более ярким и отчетливьм. Если довести выполнение упражнения до автоматизма, то в реальной жизни каждый раз на смену неприятному образу будет являться яркий и светлый образ измененного себя, закрепляя новую программу в биокомпьютере.

Замена слайда
Ричард Бэндлер называет этот прием "взмахом" и великолепно описывает в книге "Используй мозг, чтобы изменить себя".
УПРАЖНЕНИЕ11
Попросите пациента представить себе диапроектор с двойной рамкой. В рамку вставляется два слайда: один находится перед объективом, второй — сбоку от проектора. Чтобы сменить изображение на экране, достаточно подвинуть рамку так, чтобы второй слайд передвинулся к объективу.
Первый слайд — черно-белый, нечеткий, самого пациента на слайде нет. Второй слайд — цветной, яркий, отчетливый. Первое изображение удаленное, второе снято крупным планом. На первом слайде — ситуация нежелательная ля пациента, связанная с его поведением, которое он стремится изменить. Как только пациент узнает ситуацию на первом слайде, вы просите его немедленно сменить слайд. На втором слайде запечатлена ситуация, для вашего пациента приятная и приемлемая, думать о которой ему легко и радостно. Изменение изображения должно быть очень быстрым, как взмах руки.
Таким образом, пациент с закрытыми глазами представляет себе первую проблемную ситуацию, а затем очень быстро меняет изображение, как если бы он сдвинул рамку со слайдами в диапроекторе. Повторить упражнение необходимо несколько раз.

Как-то я проводил семинар и пригласил желающего из аудитории в качестве клиента для демонстрации этой методики. На сцену поднялся симпатичный молодой человек, который показал мне руки и сказал, что хочет избавиться от привычки грызть ногти. На мой вопрос, что это ему даст, он ответил: "Я буду более уверенным в себе и не буду стесняться".
— Тогда представьте себя уверенным и спокойным, способным контролировать себя в любой ситуации. — Он улыбнулся и кивнул. — Теперь сделайте этот образ еще более ярким и отчетливым.
Он снова кивнул и сказал: "Приятно видеть себя таким™. Я поинтересовался: "На что вы обращаете внимание, когда собираетесь погрызть ногти?" — "На палец во рту",— ответил он. "Нет, еще раньше, до того, как вы стали кусать ногти?" (Раз он уже начал кусать ногти, остановить программу невозможно). "Думаю, это что-то связанное с моими руками, когда мне скучно" — "Отлично, теперь мы можем изменить ситуацию".
Я объяснил технику подмены слайда с помощью двойной рамки. Как только он представил себе черно-белое изображение, на котором рука начинала тянуться ко рту, я попросил его немедленно заменить слайд. На цветном слайде он видел себя крупным планом, улыбающимся и уверенным в себе. С каждым разом повторение упражнения занимало у нас все меньше времени, пока наконец ему уже не надо было напоминать сменить слайд; второе изображение следовало за первым автоматически.
Когда кто-то из аудитории спросил, не будет ли он теперь кусать ногти, молодой человек честно ответил: "Не знаю, но сейчас руки лежат у меня на коленях гораздо спокойнее и я не чувствую позыва поднять их ко рту".
Все эти методы дают превосходные результаты. Главное, и это зависит от терапевта, правильно определить содержание зрительных образов и убедиться, что проведенное изменение благоприятно скажется на пациенте.



Глава 5. ПОЧЕМУ ТАК ЛЕГКО ОБИДЕТЬ ЧЕЛОВЕКА?

Приходилось ли вам задумываться, как легко практически каждый человек может обидеть или оскорбить другого человека, а иногда и самого себя, даже не подозревая об этом? Иногда человек осознает, что его поведение ранит других, но чаще всего он не задумывается о том, насколько длительным или разрушительным может быть это воздействие. Иногда оскорбление других приобретает вид навязчивой идеи, и человек теряет контроль над своими поступками.
Дети часто издеваются друг над другом, получая удовлетворение от слез других и не осознавая, как сильно это влияет на личность человека. Как они это делают и как можно помочь обиженным?
Пит был одним из обиженных. Ему только исполнилось 17 лет, он ушел из школы, у него не было работы, не было подруги, не было ничего. Когда я выглянул в приемную, чтобы пригласить его в кабинет, он выглядел совершенно несчастным. Вопрос, что бы он хотел изменить в себе с моей помощью, казалось, смутил его еще больше: он стал нервно барабанить пальцами и ерзать на стуле. Он заговорил лишь через две с половиной минуты. Две с половиной минуты тишины — это немало, но если пациент пытается взять себя в руки, и вы видите, как мучительно это ему дается, то лучше выждать, пока он не заговорит сам. Прервав его, вы предоставите ему предлог не рассказывать о том, что доставляет ему такую боль.
Справившись с собой, Пит произнес: "От меня плохо пахнет". Я посмотрел на него и сказал: "Ты говоришь, от тебя плохо пахнет?" (Заметьте: я не сказал: "От тебя плохо пахнет?") Снова последовала длинная пауза.
— Да, мой лучший друг сказал мне, что от меня плохо пахнет. Я знаю, что это так, потому что в школе ребята смеялись и разбегались от меня. Или же громко принюхивались и смеялись.
Рассказ о смехе насторожил меня. Возможно, кто-то решил хорошенько подшутить, а Пит был слишком уязвлен шуткой, чтобы понять ее. "Как тебе кажется, чем от тебя пахнет?" Обратите внимание: на этой стадии я не пытаюсь разубедить его, у меня еще не достаточно информации, чтобы начать работать с ним. Но я употребил слово "кажется", чтобы заронить 1 зерно сомнения в его голову. Он сразу клюнул.
— Вы имеете ввиду, что я все выдумываю? Я был у врача, но он сказал, что у меня все в порядке.— Его опасения попытались развеять слишком быстро, и он не поверил.
— Ты не возражаешь, если я подойду и понюхаю? — Пожалуй что нет.
Я подошел и стал громко втягивать носом воздух, обнюхивая его, но ничего, кроме запаха дезодоранта, не услышал. — Я слышу только дезодорант.
— Так еще никто не делал. Вы уверены, что больше запахов нет?
Его вопрос показал, что теперь он и сам стал сомневаться и 6 готов к тому, чтобы изменить свое отношение.
— Я бы не почувствовал дезодоранта, если бы от тебя пахло 5 чем-то еще.
— А я думал, это противный запах гниения. — Кто это тебе сказал?"
— Ребята в школе. Это было ужасно. Мне пришлось бросить школу. И я боялся искать работу, ведь везде сразу почувствуют, что от меня воняет.
— Если у тебя такие друзья, то и врагов не надо. Дети любят делать больно другим. Показав им, как тебе больно и неприятно, ты дал им в руки оружие. Почему они смеются над тобой? Нет, не потому, что от тебя пахнет, а потому, что видят тебя таким несчастным и смущенным.
Их представление о происходящем, их внутренние картинки отличаются от картинок Пита. Если бы они могли взглянуть на шутку его глазами, они, я думаю, не были бы столь жестокими. (Дело в том, что большинство людей так увлечены своими чувствами и представлениями, что не обращают внимания на чувства других. Я убежден, что в этом заключается основная сложность межличностных отношений). Теперь парень был готов к работе, и я спросил:
— А почему ты думаешь, что от тебя плохо пахнет? Что ты делаешь первым делом с утра?
— Принимаю ванну, и думаю, не начало ли от меня пахнуть.
— А как это происходит? Ты что говоришь себе: "Я уже пахну"?
— Да, мне кажется, я говорю себе что-то в этом роде.
— А ты представляешь себе лица своих друзей, принюхивающихся и смеющихся над тобой?
— Да, я вижу, как они разбегаются в стороны.
— Ну вот, теперь я знаю, как ты думаешь об этом, и я могу помочь тебе измениться.
— Слава богу, а то я уж думал, этот кошмар никогда не кончится.
Мы провели сеанс с подменой слайда, и после шести повторов Пит ушел удовлетворенный. Я встретил его через пару месяцев. Он нашел себе работу по душе и был вполне доволен жизнью.
Как-то раз один из моих коллег попросил помочь его жене Лин, которая пребывала в депрессии и суицидальном настроении. Они с женой любили друг друга, у них было двое замечательных детей, хороший дом. С первого взгляда оснований для депрессии не было. Но у Лин появился навязчивый страх чем-либо повредить своим детям. Лин недолюбливала своего отца и немного боялась его, потому что он вмешивался в их жизнь, плохо относился к ее матери и постоянно ссорился с ней.
Лин поставили диагноз эндогенной депрессии и прописали антидепрессанты. Но лекарства не помогли, не помог и врач. Психиатр предположил, что дело в ее отношениях с мужем, но это не вязалось с их убеждениями, и они перестали посещать его. Поэтому мой друг обратился за помощью ко мне.
Лин была красивой умной женщиной лет 35, и было трудно представить себе, что она уже не раз подумывала о самоубийстве. Она еще не делала попыток уйти из жизни, но мысль эта не покидала ее.
Лин была чрезвычайно гипнабельна, с низким сопротивлением. Я считаю, что должна быть причина, объясняющая любое состояние, даже эндогенную депрессию. Мне не по нраву теория, в соответствие с которой эндогенная депрессия — это психотическое состояние, вызванное биохимическим дисбалансом. Биохимический дисбаланс может действительно нарушиться, но тому могут быть причины, скрытые глубоко в подсознании. Поэтому-то я и решил обратиться к ее подсознанию в поисках причин депрессии. Мы установили идеомоторную реакцию пальцев, и я начал задавать вопросы. Когда я спросил, связано ли ее депрессивное состояние с отцом, которого, по ее собственным словам, она побаивалась, ответом было уверенное "Да". Тогда я спросил: "Ты чувствуешь себя достаточно подготовленной, чтобы позволить своему сознанию узнать о связи твоей депрессии с отношением к отцу?" Палец ее показал: "Нет". (Она была не готова посмотреть правде в глаза). В таких случаях продолжать бессмысленно; вы лишь потеряете пациента, если будете настаивать на своем. Поэтому я решил остановиться на этом, поняв, что мы имеем дело с сильными эмоциональными потрясениями, иначе она не пыталась бы скрыть их от самой себя. Тем не менее я спросил напоследок: "Думаешь ли ты, что в будущем будешь в состоянии позволить себе узнать о связи твоей депрессии с отношением к отцу?" и получил утвердительный ответ.
Следующий сеанс Лин начала рассказом о серьезной размолвке с отцом, когда тот вместе с матерью приехал к ним в гости. Увидев отца, Лин почувствовала враждебность по отношению к нему. Это ее удивило, так как обычно она боялась его и в его присутствии ощущала себя маленькой девочкой. Вскоре отец и мать начали ссориться, на что Лин крикнула: "Если вы приехали, чтобы ругаться, то лучше уезжайте домой". Эта реплика шокировала Лин, так как она хотела сказать что-либо подобное уже много лет, но не находила в себе сил высказаться перед отцом. Отец продолжал что-то кричать, Лин сунула ему в руки пальто и шляпу и вытолкала из дома. Когда захлопнулась дверь, ее всю трясло то ли от ярости, то ли от шокировавшей ее собственной смелости. Успокоившись, она позвонила матери и извинилась.
Очевидно, что мои вопросы на первом сеансе заставили ее начать подсознательно переосмысливать ситуацию. Если вы стронете что-либо с места в подсознании, то оно само начнет изменять вас без вашего ведома. Именно таково действие метафор.
После предварительной беседы мы с Лин решили продолжить сеанс гипноза с идеомоторными реакциями. На этот раз на вопрос, готова ли она сознательно воспринять связь своей депрессии с отношением к отцу, она ответила утвердительно.
Тогда я сказал: "Что бы ни сделал твой отец в прошлом, это, по-видимому, тебя сильно задело. В то время ты отстранилась от боли, стараясь наладить свою жизнь, но боль эта не ушла, но укоренилась внутри. Позволь себе почувствовать эту боль, пережить ее вновь, лишь тогда она отпустит тебя и перестанет мучить. Иначе ты будешь хранить эту боль в своем подсознании и впредь. Выплесни ее, почувствуй эту боль в животе, глазах, груди, по всему телу. Почувствуй ее телом и мозгом".
Лин корчилась в кресле и глубоко дышала. На глазах у нее стояли слезы. Я еще усилил состояние дискомфорта и боли, а затем сказал: "Теперь, когда ты переживаешь эту боль внутри, перенесись памятью в то время, когда впервые ты почувствовала ее". Она стала всхлипывать и бормотать: "Нет, нет, не может быть", пытаясь диссоциировать себя от внутренних переживаний. Диссоциируясь, человек отталкивает непережитое переживание в подсознание, пытаясь забыть о происшедшем. Но оно остается внутри, вызывая депрессию и чувство вины. Оно мешает оскорбленному человеку любить, искажает его восприятие любви к другим и затрудняет межличностные отношения, даже отношения с детьми. Человек, подвергшийся оскорблению или насилию, может причинить боль своим детям, поскольку они напоминают ему о его скрытом, подавленном переживании, что воспринимается им как намеренное оскорбление и порождает яростную ответную реакцию.
— Чего не может быть? — Мой отец делает мне больно, он насилует меня. Я говорю, чтобы он ушел, а он продолжает. Он говорит, чтобы я молчала, а не то его посадят в тюрьму, а мы с мамой пропадем без него. Но прежде чем его увезут, он убьет меня.
Неудивительно, что Лин забыла о происшедшем. Помнить такое было непереносимо. Я проделал с Лин упражнение на приближение/удаление картинок. На первом черно-белом снимке она представила себя маленьким, оскорбленным ребенком, но снимок быстро отдалился, размылся в пятно, и обратно вернулся другой, на этот раз цветной кадр, на котором взрослая Лин спокойно требовала, чтобы отец ушел, точно, как это произошло недавно в ее доме.
В течение следующей недели Лин стала вести себя спокойнее и увереннее, депрессия практически исчезла. С тех пор прошло пять лет, но депрессия не возобновлялась.
Итак, мы рассмотрели, как дети могут оскорбить детей, как детей обижают взрослые, теперь можно проанализировать причины жестокого отношения между взрослыми. Как раз недавно мне рассказали о случае с женой одного моего друга. Вика поехала в торговый центр со своими детьми, оставила их у витрины магазина игрушек, а сама побежала в соседний магазин поменять юбку, купленную накануне. В примерочной она провела больше времени, чем ожидала, стала беспокоиться за детей и, выбегая из магазина, упала и подвернула ногу. Хромая, она довела детей до машины и, несмотря на боль в ноге, села за руль. С грехом пополам Вика доехала до дома, но, загоняя машину в гараж, случайно вместо тормоза нажала на акселератор, врезалась в стену и сильно разбила машину. На следующий день нога распухла, и Вика отправилась в больницу, где ей порекомендовали держать ногу в покое и выдали на время костыли.
Через день Вика попросила свою подругу подвезти ее до больницы, а по дороге пожаловалась, что муж считает ее поведение безответственным и во всем винит ее одну. Во-первых, ей не следовало ездить в магазин. Во-вторых, не надо было садиться в машину с больной ногой. А раз во всем виновата она сама, то пусть едет в больницу на автобусе, ему некогда с ней
Очевидно, у женщины сложилась своя версия происшествия, тогда как версия ее мужа была совершенно иной. Поскольку восприятия одного и того же события так сильно отличались, мой друг оскорбил свою жену, сам того не желая. Он считал себя вправе проучить ее за безалаберность. Добавлю, что позже он смягчился и частично согласился с женой. Однако мне кажется, что эта история убедительно показывает, как мало надо, чтобы оскорбить человека. Мы не идеальны и время от времени поступаем, не задумываясь о том, что приносим другим страдание и боль. Но некоторые люди не могут осознать серьезность этой ситуации. Их биокомпьютер запрограммирован так, что не может признать своей ошибки, и они лишь усложняют отношения, доказывая свою правоту. Если вы научитесь менять программы обработки информации, то и вам, и окружающим будет намного легче. Помните, что, оскорбляя другого человека, вы запускаете в действие механизмы саморазрушения, которые могут нанести вред вам самим. Упорствуя в своем поведении, мы делаем наш мир местом более печальным, а людей, населяющих его, более несчастными. Самоубийство становится привычным, а смерть, разрушение и жестокость все более распространенными.
Одной из форм жестокости, принятых в отношениях между взрослыми людьми, является развод. Недавно я прочитал в газете: "Женщины считают мужчин агрессивными, эмоциональными калеками, которые никогда не прислушиваются к мнению своих жен, пытаются довлеть над ними в мыслях, словах и делах, вынуждают своих жен и возлюбленных чувствовать себя простыми домохозяйками". И немного ниже: "70% женщин, состоящих в браке более пяти лет, имеют внебрачные связи, и большинство из них об этом не сожалеет". Я думаю, что процент супружеской неверности среди мужчин уж никак не ниже.
Каждый с таким упорством стремится оправдать собственное поведение, что не испытывает вины перед обиженным и оскорбленным партнером. Иногда супруги обвиняют друг друга, стараясь взвалить вину за неверность на плечи партнера лишь для того, чтобы самим не испытывать угрызений совести. Вина или то, что выдумывает человек в попытке защититься от чувства вины, лишь скрывает истинную проблему, препятствует восстановлению добрых и прочных отношений.
Я считаю, что в случае разрыва между двумя людьми (особенно, если у них есть дети) необходимо сделать все возможное, чтобы помирить их. Если они когда-то сильно любили друг друга, хотели иметь детей, то их можно изменить так, что их отношения улучшаться по сравнению с тем, какими они были до разрыва. Восстанавливать старые взаимоотношения не имеет смысла, ибо именно они и довели супругов до развода.
Пациенты часто говорят мне: "Мы пытаемся вновь сойтись и вернуться к прошлому". На что я неизменно отвечаю: "Зря. У вас ничего не выйдет. Давайте лучше попробуем построить новые отношения и пойти вперед к будущему".
Не было еще случая, чтобы я не сумел помочь построить новые отношения супругам, стоящим на грани развода, конечно, при условии, что они этого хотели.
Прежде чем помогать людям, вам надо снять с них тяжкое бремя вины, вины осознанной и бессознательной, отвлечь супругов от игры "кто виноват?". Какая разница, кто совершил промах. Главное, чтобы оба человека смогли посмотреть друг на друга глазами партнера, понять, в чем отличается их восприятие действительности. Затем надо найти способ так изменить восприятие обоих, чтобы как можно больше их сблизить. При согласии обеих сторон это технически легко выполнимо.
Чувство вины легче всего снять, обьяснив состояние влюбленности как временное помешательство. Разрыв отношений — это тоже временное помешательство. И лишь между этими состояниями и находится настоящая любовь (см. гл. 3). Давайте найдем способ вернуть удовольствие партнерам от общения друг с другом. Ведь влюбленность, как и ненависть, — состояния временные. Влюбившись, вы смотрите на объект своей любви сквозь розовые очки, что безусловно искажает реальность. Но надолго исказить реальность невозможно — иначе грозишь оказаться пациентом психиатрической лечебницы. Разлюбив, мы смотрим на все в черном свете, что опять-таки является искажением истинного положения вещей. Но раз люди однажды сошлись, то, значит, и восприятия реальности у них сумели соприкоснуться. Поэтому-то терапевту остается лишь найти эту точку соприкосновения и построить на ней новые взаимоотношения.
Вы можете использовать любую из методик, описанных в гл. 4 или 6, изменяя убеждения и находя общее в разных точках зрения. Если люди любили друг друга, то всегда остается надежда вернуть им это чувство усиленным и укрепленным. И если оба партнера того желают, чувство это останется с ними надолго. Однако без посторонней помощи люди редко изменяются, упорствуя в своем поведении. Решившись на развод, супруги заявляют, что оба они изменились. Чаще всего это не так. Это не они изменились, а то, как они думают друг о друге. Но как бы то ни было, любой человек может стать кем угодно, если только знает, как это сделать, и хорошенько подготовит себя к переменам.


Глава 6. УБЕЖДЕНИЯ И КАК ИХ ИЗМЕНИТЬ

Существует поговорка: "Нет ничего нового под солнцем". Вот, работаешь ты над своей задачей и думаешь, что изобрел нечто новое, но проходит мимо дома твоего путешественник и рассказывает об 'этом же открытии, сделанном кем-то другим. Тем-то и дорога мне психотерапия, что в процессе работы приходится сталкиваться со множеством замечательных людей, учиться их понимать, чувствовать ответственность за них.
Одним из таких людей, которые безусловно делают мою жизнь интереснее, является Билл Пембертон из Сан-Франциско. Мы встретились на каком-то семинаре и сразу поняли, что станем друзьями. Именно Билл познакомил меня с работами Альфреда Корзибского и Ричарда Бэндлера. Билл любил говорить: "На свете сложнее всего найти общий язык с человеком других убеждений".
Я считаю, что именно общность мнений и убеждений зажигает в людях искру привязанности. Поэтому, когда два человека влюбляются, женятся, заводят детей, а затем, поссорившись, говорят, что все потеряно, что они полностью изменились, на самом деле спасти семью, восстановить и даже улучшить взаимоотношения еще не поздно, были бы только к этому готовность и стремление обоих супругов. Но если убеждения людей настолько различны, что мешают им посмотреть на мир глазами друг друга, то наладить коммуникацию между ними практически невозможно.
Вспомните, что случилось, когда Хомейни взял американских заложников в Иране, а президент Картер пытался добиться их освобождения. Оба осыпали друг друга оскорблениями, и, если бы все зависело только от них, то заложники до сих пор томились бы в застенках. Помню, как в газете "Санди Экспресс" от 20 декабря 1987 года появилась статья под заголовком "Обезумевший иранский руководитель назвал преемника своей кровавой революции". В статье подчеркивалось, что новый лидер ставит своей целью:
1) продолжать до победного конца войну против Ирака и в особенности против "сионистского отступника" С. Хуссейна;
2) свергнуть королевскую династию в Саудовской Аравии;
3) уничтожить "сионистскую цитадель" Израиль;
4) всеми силами оказывать сопротивление Сатане в лице США и западной культуры и др.
Что можно ответить на это, не будучи мусульманином? Во-первых, не думаю, что Хомейни считал себя "обезумевшим". Уверен, что Хуссейн не причисляет себя к отступникам; королевская семья в Саудовской Аравии не торопится быть свергнутой, а Израиль — уничтоженным. Полагаю, США не признают своей "сатанинской" роли. Тем не менее, возможно, тысячам невинных людей придется умереть за убеждения Хомейни.
Билл как-то сказал: "Оскорбление порождает самоуничтожение". Каждый раз, когда вы оскорбляете кого-либо, вы унижаете себя в глазах этого человека. Если внимательно присмотреться к тому, что творится вокруг, вы увидите, что люди повсюду наносят друг другу оскорбления, умаляя убеждения друг друга. А затем они начинают обвинять друг друга в происшедшем, переходя на второй виток оскорблений. Играя в игру "поиск виновного", мы лишь глубже проваливаемся в болото непонимания и взаимных обид. Неожиданно бездна разверзается под ногами, вокруг царит смерть и разрушение. Вам нужны примеры? Вспомните враждебное противостояние Ирана и Ирака, кровавый конфликт католиков и протестантов в Ирландии и др.
Экстремальные мнения, навязывание своих убеждений и верований всегда приводят к смерти. Но войны, хаос и разрушение творятся во имя некой системы убеждений. Запутавшиеся в экстремальных убеждениях люди не способны увидеть правду других людей, не могут общаться вне системы своих убеждений. В результате они оскорбляют людей с чуждыми им взглядами и ставят страны на порог войны. Во всех странах это понимают, но не в силах такую ситуацию предотвратить. Мы знаем, что необходимо предпринять, но слишком многие люди окопались в защитных бункерах своих узких убеждений и не способны разрешить проблемы современного мира.
Проблемы, о которых я веду речь, характерны не только для международной политики; они окружают нас в нашей повседневной жизни. Как только люди не издеваются друг над другом, даже не осознавая происходящего! Попытка развенчать убеждения другого человека, повергает его в отчаяние. Я надеюсь, что в предыдущей главе я достаточно ясно показал, как легко людям оскорбить друг друга, и все лишь из-за разных процессов обработки информации, из-за разных убеждений. Надеюсь также, что мне удалось убедить вас в том, что существуют способы изменить как процессы обработки информации, так и убеждения. Но делать это следует очень аккуратно, ведь если начать с того, что дать понять человеку, насколько его убеждения неадекватны, можно быстро потерять раппорт, а с ним и пациента.
Расскажу об одной действенной методике, помогающей убедить человека в нецелесообразности его поведения. Ивонна и Джек вдоволь натерпелись друг от друга. Она обвиняла его в том, что семья стоит на грани раскола, он, в свою очередь, во всем винил ее. Оба ждали, что именно партнер должен сделать шаг к примирению, поскольку за собой вины никто не признавал. А тем временем страдали они сами и их дети. Джек говорил: "Когда жена ведет себя разумно, все становится на свои места". А Ивонна жаловалась: "Если бы муж вел себя лучше, я бы чувствовала себя нормально". Но никто не замечал недостатков за собой.
Я начал с того, что попытался убедить Ивонну посмотреть правде в глаза. Она создавала вокруг себя мертвую зону, убежденная в том, что должна оставаться упрямой и твердой. В результате любое слово мужа воспринимала как личное оскорбление. Разумеется, так делу не поможешь. Рассказывая мне о ссорах, Ивонна со вздохом сказала: "Меня тошнит от всего этого". Я ответил: "Помоги мне понять, от чего тебя тошнит. Что ты делаешь, что приводит к чувству тошноты?" Обратите внимание: я не подвергаю сомнению ее убеждение в виновности Джека. В противном случае Ивонна подумает, что я принял сторону ее мужа. В таких ситуациях необходимо оставаться нейтральным, никогда не пытайтесь играть с пациентами в игру "кто виноват?". Затем я предложил: "Давай представим, что на сегодня я — это ты, а у тебя выходной, ты совершенно спокойна. Покажи мне, как попасть в ситуацию, от которой мне тошно становится. Что мне надо сделать?"
— Ну, для начала надо поскрежетать зубами и сдержаться. — Ладно, так и сделаю. — Я поскрежетал зубами и излишне преувеличенно вздохнул. — Довольно неприятно. А что еще?
— Надо крепиться, чтобы выжить.
— Крепиться? А что произойдет, если этого не делать? — Как?! Просто сойдешь с ума!
— Хорошо. Я должен скрежетать зубами и крепиться, чтобы не сойти с ума. Это еще сложнее и еще неприятнее. Не мудрено, что тебя тошнит от этого. Тут любого стошнило бы. А что еще мне надо сделать?
— Все время надо быть настороже и не расслабляться.
— Ага, надо скрежетать зубами и крепиться. Постоянно настороже и не расслабляться. А как это, быть настороже?
— Ну, это значит, держать себя в руках и не принимать ничего, что говорит Джек, за чистую монету.
— Понятно, то есть я слушаю Джека и думаю, не критикует ли он меня, так?
— Да, возможно.
— Итак, все, что говорит Джек, меня задевает. Я даже предполагаю, что все, что бы он ни сказал, будет критичным по отношению ко мне. Что же мне делать? Еще до того, как Джек откроет рот, я уже знаю, что он хочет меня оскорбить. Понятно, что мне приходится скрежетать зубами и крепиться (со вздохом). Ясно, что я боюсь сойти с ума, поскольку не могу расслабится. Ясно, что мне приходится быть все время настороже. Если все это делать, то меня и до конца дня не хватит. Разве не так?
— Так.
— Знаешь, не представляю, как я справлюсь хотя бы день. Думаю, что и одного дня такой жизни хватит, чтобы свести меня с ума. Каким же образом могу я остаться в здравом рассудке, если все, что я делаю, сводит меня с ума? Как я могу терпеть все это и чувствовать себя комфортно? Как мог бы я сделать свою жизнь хоть чуточку приятнее?
— Наверное, надо попробовать расслабиться. — Полагаю, это поможет. — Должно быть.
— Ты хочешь чувствовать себя комфортнее? Тогда, может быть, попытаешься немного расслабиться? Ты ведь знаешь, если то, что ты делаешь, не помогает, надо попробовать сделать иначе.
— Да, думаю, что вы правы. Наверно, мне действительно надо немного расслабиться.

Вы видите, я заставил Ивонну взглянуть на проблему со стороны и попытаться поискать выход из положения, критически оценив свое поведение. Затем сходным образом мне пришлось заставить Джека пересмотреть некоторые его убеждения. Дело еще не закончено, но по крайней мере мы сдвинулись с мертвой точки. И Джек, и Ивонна говорят, что поверили в свою способность измениться и в мою готовность помочь им. Это значит, что раппорт у нас установлен и я могу начать искать способы наладить их взаимоотношения.
А сейчас я хочу процитировать молитву гештальтистов:

Я — это я. Ты — это ты.
Я живу не ради твоего удовольствия,
И ты живешь не ради моего.
Я делаю свое дело, ты — свое,
И если случится так, что мы встретимся,
Нам будет хорошо.

Надеюсь, что Ивонна и Джек научатся жить именно так. Надеюсь, что наши ошибки способны научить нас не повторять их.

Глава 7. ФОБИИ: КАК ИЗМЕНИТЬ ИХ

Давайте рассмотрим, как можно изменить фобии. В гл. 4, говоря о методиках изменения поведения, я намеренно выпустил случаи с фобиями, поскольку решил выделить их в отдельную главу. Разумеется, многие из методов изменения поведения применимы и для фобий. Но я хочу привести несколько конкретных случаев лечения с объяснением различных тех

Фобия зубной боли

Когда Катрин впервые вошла в мой кабинет, она заметно нервничала и явно сомневалась в исходе лечения. Красивая, элегантно одетая женщина лет 40, она до безумия боялась зубных врачей. Она сказала мне, что хорошо знает своего стоматолога, человека доброго и заботливого, но все равно не может позволить ему лечить себя. В последний раз она до бесконечности откладывала свой визит к стоматологу, а оказавшись в конце концов в кресле врача, пришла в ужас. Даже утром накануне приема она думала: "Что бы мне придумать, чтобы не пойти к зубному врачу?" Но предлога не нашлось, а муж взялся сам довезти ее до клиники. В комнате ожидания она в страхе прислушивалась к звуку бормашины, а когда сестра пригласила ее пройти в кабинет, вся задрожала: ноги отказывались идти. Сев в кресло, она решила, что сейчас упадет в обморок. Слова врача доносились к ней как бы издалека, не касаясь сознания. Страх сковал ее. Внезапно она выбралась из кресла и бросилась вон из кабинета, сгорая от стыда, но не в силах остановиться.
Вечером врач позвонил ей домой и предложил обратиться ко мне за помощью. Она пришла, но тут же заявила, что не видит в этом никакого смысла.
Я спросил Катрин, как ей удалось так перепугаться. Лично я не очень боюсь зубных врачей. Быть может, она сумеет научить меня бояться.
— Ну, начинается с того, что утром я вынимаю из почтового ящика открытку с указанием времени приема. Я думаю: "Как бы мне не пойти?" и цепляюсь за любой возможный предлог.
— А как вы это делаете? Вы слышите внутренний диалог с самой собой о том, как бы не пойти к стоматологу?
— Да, я говорю себе, что не хочу идти. А затем спрашиваю себя, что бы предпринять.
— А что значит весь этот разговор с собой?
— Видимо, то, что я до смерти боюсь лечить зубы.
— Понятно. А вам хочется бояться того, что делать все-таки необходимо?
— Нет, конечно.
— Тогда зачем же приказывать себе пугаться? Ваш мозг замечательно справляется с поставленной задачей перепугать вас. Он заставляет вас нервничать и выдумывать предлоги для отказа от визита к врачу. Раз уж вы поставили задачу, ваш мозг ничто не остановит.
— Я об этом не знала. Я думала, это зубной врач так действует на меня.
— Нет, вы же сами говорите себе, что надо испугаться, еще до того, как отправитесь в клинику.
— Да, но раньше я об этом не подозревала.
— А что вы делаете еще, чтобы испугаться, когда видите, что идти к врачу все-таки придется?
— По дороге я говорю себе, что не хочу ехать. У меня дома уже знают о моих страхах и обычно кто-нибудь едет со мной. А затем я вхожу в комнату ожидания, смотрю на ожидающих приема, слышу звук бормашины и прихожу в ужас.
— Что вы делает, чтобы придти в ужас?
— Я говорю себе, что скоро моя очередь. Да, теперь я знаю, я просто убеждаю себя бояться бормашины, а я не хочу бояться.
— Тогда зачем убеждать себя бояться?
— Вы, наверное, думаете, что я сумасшедшая.
— Нет. Мы все совершаем глупости. Поэтому-то мы все невротики. Но некоторые люди понимают, что делают глупость и исправляются в следующий раз. Но если уж вы запрограммировали себя, то вас не остановишь. Остается лишь подождать следующего раза и перепрограммировать себя.
— Ну что же вы ждете? Перепрограммируйте меня!
— Что ж! Мне лишь вот что надо узнать. Когда вы вылечитесь и не будете бояться стоматологов, когда сможете без проблем залечить зуб, что изменится в вашем самовосприятии?



Как вы будете себя чувствовать, когда сможете полностью контролировать себя?
— Ой, да это будет замечательно! Я перестану стыдиться себя.
— Предположим, что вы уже стали таким человеком. Закройте глаза и представьте себе эту изменившуюся женщину. Посмотрите, как замечательно быть уверенной в себе и ничего не бояться. Ну как?
— Великолепно! — на лице ее сияла улыбка. — Отлично. А теперь закройте глаза и представьте себе, что вы входите в кинотеатр и усаживаетесь на свободное место в центре зала. Кивните, когда сумеете все это представить. (Она кивнула). А теперь, оставаясь сидеть в кресле кинотеатра, мысленно перенеситесь на самый задний ряд, откуда вы можете видеть себя, сидящую в центре зала. Фильм, который вы смотрите, черно-белый, о том, как вы встаете утром и узнаете о вечернем приеме у стоматолога. Вы начинаете нервничать и придумывать предлог, чтобы не пойти на прием. Но кто-то из домашних сажает вас в машину, и вот вы в комнате ожидания у зубного кабинета. Вы слышите жужжание бормашины, а вскоре сестра предлагает вам пройти в кабинет. Вы садитесь на кресло, зубной врач осматривает ваши зубы и ставит вам пломбу, после чего вы в изнеможении выходите из клиники. А теперь остановите фильм и откройте глаза. Ну как, получилось?
— Да, было не просто, но думаю, что получилось. — Отлично! А теперь проделайте это еще раз, но уже самостоятельно и побыстрее. Помните, что вы смотрите на саму себя, сидящую в кинотеатре. Фильм должен быть черно-белым. Кивните, когда увидите себя выходящей из клиники, остановите фильм, но глаза не открывайте.
Примерно через минуту она кивнула.
— Теперь, когда фильм остановился, посмотрите, как ваше тело, сидящее в центре кинозала, встает, подходит к экрану и входит прямо в экран. Как только ваше тело становится частью картинки на экране, фильм становится цветным. Посмотрите его еще раз, но теперь прокручивая события назад: вы выходите из клиники, садитесь в кресло врача, едете с мужем на прием, встаете утром и т.д. Просмотрите фильм в обратном порядке и откройте глаза.
Когда вы рассматриваете нечто устрашающее с необычной точки зрения (в данном случае, в обратном порядке событий), ваш страх проходит. Но я считаю, что кашу маслом не испортишь, и подстраховываюсь, используя другую технику. На этот раз я применил метод замены слайда в нескольких вариантах.
Сначала она быстро заменяла черно-белый слайд с только что проснувшейся Катрин, думающей с ужасом о вечернем приеме у врача, на цветной слайд с бодрой и радостной Катрин, говорящей себе: "Какой прекрасный день! Хорошо, что сегодня я наконец залечу свой зуб".
Я попросил Катрин проделать это упражнение восемь раз с короткими интервалами, во время которых она открывала глаза. Затем мы меняли черно-белый слайд, на котором Катрин со словами "О боже!" входила в приемную стоматолога, на цветной слайд, где она улыбалась и говорила: "Как я рада, что скоро запломбирую свой зуб, и у меня все будет в порядке!"
После того как мы проделали упражнение с подменой слайда с семью различными сюжетами, я попросил Катрин посмотреть фильм о себе еще раз. Она это сделала очень быстро и сказала, что цветной фильм начался для нее еще до того, как окончился черно-белый.
Затем мы с Катрин прошли на другой этаж к моему знакомому стоматологу. Я посадил ее в кресло и включил бормашину. "Раньше меня бы уже всю трясло", — с улыбкой созналась Катрин. Когда она уходила, я слышал, как она тихо напевает какую-то песенку.

Агорафобия

Марии было лет около сорока. Впервые она испугалась выйти из дома после того, как у стоматолога перед удалением больного зуба ей сделали внутривенный обезболивающий укол. Она помнила, что сопротивлялась, а затем уснула. Даже во сне она боролась, и ее пришлось удерживать силой. Она помнила, что ее сковал ужас, а затем она хотела бежать, спасая свою жизнь. Дома лучше ей не стало: она пребывала в изнеможении и прострации. Ноги и руки у нее были в синяках, так как ее с силой удерживали в кресле.
На следующий день она собиралась пойти в магазин, когда внезапно почувствовала приступ страха и головокружение. Пришлось вернуться в дом, чтобы отдышаться. В этот день паника охватывала ее еще несколько раз, например, в переполненном автобусе, так что ей пришлось сойти, не дождавшись своей остановки. Затем приступ повторился в магазине. С тех пор походы в супермаркет стали для нее кошмаром.
По субботам она обычно ходила с мужем в его клуб выпить и потанцевать. Однако в следующую субботу после приема у стоматолога в клубе ей стало дурно, и она едва не упала в обморок. Пару раз она попыталась пойти туда снова, но каждый раз чувство дурноты возвращалось к ней.
Мария обратилась к врачу, и ей прописали транквилизаторы, которые она принимала в течение двух лет. К тому времени многие места стали для нее запретными: она уже не пыталась вернуться в клуб, во многих магазинах ей едва удавалось сдерживаться, особенно когда было много народа. В кинотеатре теперь она всегда садилась на задний ряд поближе к выходу, иначе ее состояние ухудшалось. На автобусах она больше ездить не могла.
Когда у нее снова заболел зуб, Мария отправилась к своему зубному врачу, но в кабинете начался новый приступ агорафобии и ее пришлось вернуться домой. Транквилизаторы, которые к тому времени она принимала уже шесть лет, помогали все меньше и меньше. Вот тогда ее направили ко мне.
Мария явно страдала от травмы первого рода. На приеме у стоматолога, когда она пыталась освободиться, к ней подсознательно вернулись воспоминания о родах. Очевидно, что все "запретные" места она теперь тоже подсознательно связывала со своей травмой. Когда Мария очнулась после наркоза у стоматолога, она чувствовала себя изможденной, как если бы сражалась за свою жизнь, потому что под наркозом вспомнила роды. Иногда наркоз снимает защитные барьеры сознания, которые охраняют человека от ощущений потери и боли. Возможно, во время родов Марии пришлось сражаться за свою жизнь. Новые обстоятельства всколыхнули память о родовой травме, и она заякорила травматические воспоминания на некоторых людных местах типа магазина и автобуса.
Когда я объяснил это Марии, она призналась: "В этих местах у меня возникает чувство, что мне необходимо выбраться оттуда, иначе я умру."
Итак, история была написана, оставалось переписать ее конец.
Начали мы с "марафона". Я напомнил ей, что места, куда она боится ходить, не при чем: все дело в болезненных воспоминаниях, которые она подсознательно связывала с местами своих посещений. Воспоминания довлели над ее мозгом, и мозг заставлял ее бояться.
— Вам будет приятно, если вы сумеете полностью управлять своим сознанием и чувствовать то, что хотите чувствовать?
— Конечно, это будет замечательно. Тогда мы перешли к "марафону". Она представила себя плывущей среди 50 миллионов других, и она, именно она пришла первой, вышла победительницей. Я попросил Марию представить, как этот образ победительницы сливается с ней, с 40-летней женщиной, которая теперь тоже сможет побеждать.
Улыбка осветила ее лицо, и я понял, что "марафон" помог ей проделать трансформации В?К и А?К. Но нам еще оставалось разрушить якоря, ассоциирующиеся с родовой травмой.
Я попросил ее вспомнить, как она заставляет себя испугаться. Вначале она не знала, что ответить. Ее просто пугали определенные места.
— Играя в игру "кто виноват?", вы навсегда останетесь с чувством страха. Не следует винить толпу или тесноту помещений, но надо вспомнить, что делаете вы, попадая в подобные ситуации.
Оказалось, что каждый раз Мария ведет с собой оживленный внутренний диалог. Я подталкивал ее к осознанию этого, заставляя представить, продумать, прослушать, разыграть происходящее.
Затем мы перешли к "замене слайдов". Сначала она представила себе коридор, ведущий к двери ее дома, который она стала уменьшать и удалять, пока не увидела ребенка, жаждущего скорее родиться. Ребенок делал отчаянные попытки продвинуться вперед и шептал: "Я умру, если не выберусь отсюда". Мы отодвигали картинку, пока она не стала темным пятном, и вернули на место цветное фото улыбающейся Марии, выходящей на улицу и думающей: "Интересно, что нового я увижу сегодня в супермаркете?" Она проделывала это упражнение до тех пор, пока вторая картинка не стала появляться автоматически.
Следующий сюжет — супермаркет. Мария с ужасом стоит в очереди в кассу и думает: "Я должна уйти, иначе я упаду в обморок". Но образ этот удаляется, а на смену ему приходит радостно улыбающаяся Мария, говорящая себе: "Смотрите, как я обставлю все эти 50 миллионов снова".
Мы повторяли упражнение с другими магазинами, автобусами, клубом, пока второй образ во всех случаях не стал автоматически вытеснять первый. Что еще сказать? Больше агорафобия Марию не тревожит.

Канцерофобия

Жена Джерри Мак-Кенна позвонила мне, чтобы узнать, не лечу ли я фобии на рак. "Нет,— ответил я,— я лечу людей". Она объяснила, что очень беспокоится за мужа, у которого развилась ужасная фобия на рак. Могу ли я помочь ему? Я ответил, что мне сначала нужно встретиться с ее мужем и посмотреть самому. Мы договорились о встрече.
Она пришла вместе с мужем, чтобы убедиться, что он правильно все расскажет. "А то придет домой и жалуется, что надо было ему рассказать врачу еще о том, да об этом".
Оба они были очень милыми людьми. Если узнать людей поближе, все кажутся милыми и порядочными. Джерри, пенсионер лет 65, любил рыбную ловлю, выглядел моложе своего возраста. Жена была лет на 10 моложе его. Должно быть, в молодости от нее было глаз не отвести, да и сейчас выглядела она красивой и ухоженной. Оба супруга были хорошо воспитаны и образованы.
Джерри жаловался на кашель и боль в груди, на ощущение, будто в груди ему что-то мешает. Его также тревожило ощущение чего-то чужого и неприятного в нижней части живота. Врач, к которому он обращался, признал его совершенно здоровым. Джерри настоял на том, чтобы лечь в клинику на обследование. Но даже всесторонняя проверка и анализы не выявили никаких отклонений и следов рака. Джерри сначала было успокоился, но вскоре сомнения одолели его вновь. Еще один врач признал его здоровым, но страх перед раком упорно преследовал Джерри.
Я поинтересовался, не умирал ли кто-нибудь в его семье от рака, и, как оказалось, попал в точку. Когда Джерри служил в армии, его отпустили в увольнение к умирающей матери. Она была крупной женщиной, но, увидев ее в госпитальной палате, худую, бледную, истощенную, Джерри с трудом узнал свою мать. Он был шокирован и тяжело пережил ее смерть. Теперь, думая о матери, Джерри вспоминал ее такой, какой видел в день смерти. Рак страшно изменил ее, и Джерри не хотел так выглядеть сам, он боялся рака.
Отслужив в армии, он занялся бизнесом, много путешествовал и думать забыл о раке. Но уйдя на пенсию, он снова стал возвращаться к тягостным мыслям, и образ умирающей матери все чаще вставал у него перед глазами. Теперь многое напоминало ему о раке, он не мог выбросить из головы мысли о нем даже на рыбалке.
Джерри легко поддавался гипнозу, поэтому мы проследовали с ним по пути "марафона". Я напомнил ему, что в конечном счете все мы умрем, но до последнего дня обязаны оставаться ответственными за себя, должны стремиться прожить жизнь полнее и интереснее, поднять свое сознание на более высокий уровень. Я обсудил с ним трагическую смерть его матери, которая, безусловно, показалась ужасной для молодого человека. Но какой смысл думать об этом сейчас? Он прожил замечательную жизнь, так почему бы не получать удовольствие от жизни и впредь. Конечно, он умрет от чего-либо, но пока он здоров, не теряет веса, ничего не мешает ему воспринимать каждый новый день, как награду и подарок. Мы переписали его историю, сделав ее историей со счастливым концом. Заодно я спросил, действительно ли он любил свою мать. Я не сомневался в ответе, но хотел, чтобы он сказал мне сам.
— Да, она была прекрасной матерью. Я очень любил ее. Я спросил, какой бы она хотела остаться в его памяти.



— Как вы думаете, она хотела, чтобы ее запомнили умирающей? или красивой, заботливой и любящей, какой она была всю свою жизнь?
— Конечно, какой она была до болезни. — А вы разве не хотели бы запомнить ее такой, какой она была всю жизнь? Разве честно забывать то, как она выглядела всегда, и помнить тот единственный день? Разве вам самому не хотелось бы остаться в памяти других людей здоровым и счастливым?
— Конечно, хотелось бы. — Тогда закройте глаза и представьте себе ее, как вы запомнили в тот день в больнице. А теперь медленно уводите изображение вдаль, пока оно не превратится в неясное пятно. Возвращайте к себе картинку уже другой: на ней ваша мать счастливая, любящая, красивая. Посмотрите, она улыбается вам и говорит, как сильно любит вас. Улыбнитесь ей в ответ, пусть улыбка покажет, как вы ее любите. То, что ее больше нет с вами рядом, не может изменить эту любовь. Любовь ваша сильна и, как прежде, согревает вас. Почувствуйте ее.
Он улыбнулся, и на глаза его навернулись слезы. Но это были слезы радости. Я попросил Джерри открыть глаза. Затем он проделал это упражнение шесть раз, открывая глаза после каждой попытки. Постепенно новый образ матери стал приходить к нему быстрее, ему было гораздо легче вспомнить ее именно такой. Страх Джерри перед раком развеялся сам собой.

Фобия на пауков

Кейт жутко боялась пауков. Она жила с мужем в старом каменном доме, где некоторые внутренние стены намеренно оставили без отделки. К сожалению, пауки очень любят селиться на каменных стенах. Когда Кейт видела паука, она накрывала его какой-нибудь кастрюлей и звала мужа, чтобы он вынес его во двор. Во всем остальном Кейт была чрезвычайно спокойной и уравновешенной.
Муж Кейт был моим старым знакомым и как-то попросил меня вылечит его жену. Кейт была хорошей пациенткой для гипноза и легко впадала в транс. Я обратился к ее подсознанию с вопросом, существует ли причина ее страхов, а если существует, то указать это поднятием пальца. (Идеомоторная реакция пальцев). Палец поднялся. Тогда я попросил ее подсознание рассказать об этой причине. Через несколько минут она стала заметно нервничать, проявились признаки страха, и она стала шептать: "Нет, нет".
Я спросил ее подсознание, достаточно ли подготовлена Кейт, чтобы узнать о причине своих страхов наяву, и получил отрицательный ответ.
Я успокоил ее и попросил забыть обо всем, что произошло во время транса. "Ты можешь проснуться, как просыпаешься обычно ото сна, но не можешь припомнить, что же тебе снилось. Но если когда-либо твое подсознание посчитает тебя достаточно сильной и подготовленной, то ты сразу вспомнишь свой сон".
Кейт вышла из транса и извинилась, что заснула во время сеанса. Через некоторое время мы встретились с другом в кафе неподалеку и засиделись за кружкой пива. Хозяин пригласил нас в подвал, чтобы похвастаться своим запасом вин, так что домой мы вернулись довольно поздно. Дома мой приятель начал было рассказывать жене о нашей маленькой пирушке в подвале, но Кейт прервала его.
— Знаете, я тоже думала о подвалах. Когда я была еще маленькой, родители иногда клали меня спать, а сами отправлялись куда-нибудь потанцевать. Как-то я проснулась и захотела попить. Я отправилась на кухню, но у лестницы увидела открытую дверь, ведущую в подвал. Я подошла к двери и громко позвала родителей. В подвале что-то зашуршало, а я, испугавшись, захлопнула дверь, заперла ее на засов, побежала обратно в спальню и попыталась заснуть. Когда вернулись родители, я рассказала им, как перепугалась у подвала. Они успокоили меня и пошли посмотреть вниз, что это могло быть. К их удивлению, в подвале они обнаружили вора, который забрался к нам в дом и которого я заперла в подвале. Вызвали полицию, вора увезли, а я все думала о том, как он сидел там в подвале. Ведь там было полно, пауков и паутины. Как ты думаешь, может быть, я и боюсь их с тех пор? — Может быть, давай спросим твой палец.
Палец ответил: "Да". Тогда я объяснил ей, что теперь, когда она выросла и не боится ничего, кроме пауков, их тоже нет смысла бояться, поскольку напугали ее на самом деле не пауки, а грабитель. Теперь-то она знает, как поступать, даже если в дом проникнет вор, так что пауков можно больше не опасаться.
Через несколько дней Кейт с гордостью показала мне паука, ползущего по ее руке. Мы переписали конец ее истории, а от ее страхов не осталось и следа.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Существует всего два типа людей: невротики счастливые и несчастные. Других не бывает. Временами случается нечто, что нарушает равновесие, и мы страдаем, испытываем острое чувство вины, что отнюдь не способствует улучшению ситуации. Поскольку рано или поздно такое случается со всеми, все мы — невротики. Невротическое поведение осложняет ситуацию, затрудняет поиск выхода из конфликта. Некоторые люди способны вовремя остановиться, изменить свое поведение и исправить ошибку. Этих людей я называю счастливыми невротиками, поскольку у них всегда остается свобода маневра и возможность выбора.
Но некоторые люди при нарушении равновесия начинают вести себя так, что лишь усугубляли проблемную ситуацию, теряют над ней контроль. В отличие от счастливых невротиков, они бессильны перед обстоятельствами. Я называю их несчастливыми невротиками, поскольку у них нет возможности выбирать, как действовать, а их неспособность изменить манеру поведения превращает их жизнь в каторгу.
В этой книге я старался показать, каким образом мы скатываемся к невротическому поведению и как можем избежать ловушки. Удивительно, как много людей отрицательно отвечают на вопрос "Как дела?". С этого отрицательного ответа они начинают программировать себя на неудачу или плохое самочувствие. Часто приходится слышать: "Так себе" (ответ предполагающий "не хорошо") или же "Нормально" с вопросительной интонацией, говорящей: "Даже не знаю, хорошо или плохо™. И лишь изредка вам отвечают: "Спасибо, хорошо" или "Великолепно!" Если принять критерий Декарта "Я мыслю, следовательно, я существую" за абсолютную истину, то нам придется большинство людей отнести к категории несчастливых невротиков. А жаль, ведь так легко быть счастливым, надо лишь знать, как это делается. Большинство людей уделяют больше времени тому, чтобы научиться управлять машиной или пользоваться домашними электроприборами, чем тому, как управлять собственным сознанием. Если вы не будете управлять им, то оно выйдет из-под вашего контроля и станет управлять собой само и, скорее всего, заведет вас туда, где вы отнюдь не жаждете очутиться. Или хуже того, вашим сознанием будет управлять другой человек и тогда уж точно заведет вас туда, куда вам идти не хочется. Так как же вы управляете своим сознанием?
Перед тем как что-то сделать или подумать о чем-либо, вам приходится использовать свои органы чувств. Сначала необходимо что-либо увидеть, услышать, почувствовать на вкус или запах, чтобы ваш мозг начал обрабатывать эту информацию и представил ее вам в виде мысли или образа. Чаще всего этот процесс бывает неосознанным, мы не концентрируем внимание на органах чувств перед тем, как подумать, почувствовать или сделать что-либо. Тем не менее то, как мы используем свои органы чувств, в значительной степени определяет наши мысли и поступки. Если вам понятен этот процесс, а я старался как можно доступнее изложить его в моей книге, то изменить его не составляет труда. В результате у вас расширяется возможность выбора и вы становитесь счастливым невротиком.
Ричард Бэндлер говорил: "Слова и мысли — это лишь неадекватные эквиваленты опыта". Истолковывая наши ощущения, переводя их на язык слов и мыслей, мы искажаем изначальный смысл. Мы можем изменить то, как мы чувствуем, можем уменьшить искажения, а следовательно, изменить самих себя. Зачем проводить жизнь в мучениях, когда можно быть счастливым? Гораздо полезнее и для самого себя, и для общества быть счастливым постоянно.
Итак, мы можем подстраивать зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные и кинестетические варианты восприятия и соответственно меняться сами. При этом важно верить, что измененная личность станет значительно более счастливой. В противном случае не стоит терять времени. Мозг всегда выполнит вашу команду, если только он уже не действует по заданной программе, то есть не выполняет вашу предыдущую команду. Остановить выполнение программы и изменить ее непросто. Мозг функционирует с абсолютной надежностью, но иногда мы даем ему неправильные команды.
Особенно ярким примером тому являются люди, страдающие от фобий. Человек с фобией всегда играет в игру "кто виноват?". За страх, который он испытывает, он готов винить все и вся. И до тех пор, пока он упорствует в своем поведении, страх его не покинет. Он сам программирует себя на испуг, еще до того, как возникла пугающая его ситуация. Если показать такому человеку, каким именно образом приходит к нему приступ страха, помочь ему, изменить его оказывается достаточно легко.
Не забывайте: каждый человек обрабатывает мысли и чувства по-своему. Поэтому сначала с помощью шести-девяти упражнений следует проверить, как ваш пациент использует информацию. У каждого человека своя реальность. Когда реальность двух людей совпадает, автоматически возникает раппорт. Когда реальности оказываются чуждыми друг другу, коммуникация между людьми затруднена или невозможна вовсе.
Во всех упражнениях, которые я описал в этой книге, очень важно указать сознанию, чего именно вы хотите добиться, иначе вы лишь запутаете ситуацию окончательно.
Научиться помогать людям можно, осваивая новые техники и подходы и постоянно практикуясь. Прочитать же умную книгу, наблюдать даже за талантливым терапевтом — недостаточно. Приобрести навыки хорошего терапевта можно только через практику, вначале желательно в присутствии опытного коллеги-терапевта или тренера. Многие методики, описанные выше, могут показаться вам чересчур простыми. Но вы по-другому оцените их, когда увидите результаты своими глазами. Если методика не дала результата, это значит, что вы либо выбрали ее неверно, либо использовали недолжным образом. А может быть, вы забыли разрушить какой-нибудь сильный якорь у своего пациента.
Помните: универсальных методик не существует. Нет на свете терапевта, который смог бы излечить всех. Но став опытным терапевтом, вы сможете помочь большему числу людей. Помогая людям измениться и стать счастливыми невротиками, вы станете счастливым невротиком сами. Я желаю вам удачи в вашем стремлении стать счастливым невротиком... никем другим и быть-то не стоит.




ПРИЛОЖЕНИЕ

ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ

Невротическое поведение — поведение, которое ведет к нарастанию напряженности и удаляет нас от состояния гомеостатического равновесия.
Игра в поиск виновного — игра, в которую все мы играем, когда в других людях или вещах ищем виновников нашего состояния. На самом деле наши состояния являются производными нашего опыта, мы сами создаем их и мы одни ответственны за них.
Невротические потребности — нереализованные в прошлом потребности, которые будучи спроецированными на наше настоящее, заставляют нас искать способ удовлетворить эти потребности, что находится за пределами наших возможностей.
Космическое сознание — сформированное до рождения двойственное восприятие себя как автономного существа, одновременно являющегося частью и продолжением материнского организма. Это выглядит так, как если бы вы были одновременно галькой на морском берегу и берегом в одно и то же время.
Негативный импринтинг — запечатленный в психике поведенческий механизм, сформированный в результате сильного негативного переживания.
Оперантное обусловливание — процесс "научения", ориентированный на достижение определенной цели, при котором каждый поведенческий акт получает позитивное или негативное подкрепление.
Первичная травма — термин, введенный в обращение Артуром Яновым. Травмы этого рода не полностью осознаются личностью. Эти неосознанные переживания, будучи запечатленными в организме или сознании, подавляются их носителем в течение двадцати четырех часов в сутки на протяжении долгого времени, иногда всей жизни.
Якорь (первичный) — серия событий, внешне не связанных с тем или иным поведенческим актом, тем не менее проявляющих такую связь в неосознаваемых действиях, которые могут быть негативными или позитивными.
Рефрейминг — изменение поведенческой модели в результате перепрограммирования биокомпьютера и введения в него альтернативной поведенческой модели, позволяющей решить ту или иную проблему.
Бондинг (связь) — контакт, устанавливаемый с новорожденным при его появлении на свет в результате взгляда глаза в глаза и совершенно необходимый для нормального функционирования личности.
Ребефинг — техника, позволяющая личности заново пережить акт ее рождения и выразить переживания, которыми сопровождалось ее появление на свет. При этом, используя свой "взрослый" опыт, человек нередко находит новое решение проблемы, связанной с его рождением.
Органическая дисфункция мозга — термин, предложенный Дэвидом Макглауном и Питером Блисом в их работе под тем же названием. Имеется в виду тот факт, что нарушение определенных рефлекторных функций в результате неблагополучных родов и, как следствие этого, не вполне сформированных поведенческих навыков, приводит в дальнейшей жизни к некоторым физическим и физиологическим проблемам.





Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru