логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Нарушения стереотипа полоролевого поведения

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 


Нарушения стереотипа полоролевого поведения.

1. Трансформация полоролевого поведения.
Трансформация полоролевого поведения - формирование полоролевого
поведения, свойственного другому полу, при правильном половом
самосознании.

Этиология и патогенез.

Одним из этиологических факторов трансформации полоролевого поведения, так
же как и при транссексуализме, выступает нарушение половой дифференцировки
структур мозга в пренатальном онтогенезе. Однако эти нарушения менее
грубы, искажений полового самосознания не дают и обычно служат только
фоном для основного патогенного фактора - влияния микросоциальной среды на
этапе формирования полоролевого поведения.

Полоролевая трансформация может выявиться не только при воспитании
родителями в "другом поле", но и при нарушении половых ролей в семье
(чрезмерно властная мать, играющая роль лидера, и подчиняемый отец) или в
неполных семьях, когда мать воспитывает сына "по своему образу и подобию".
У девочек изоляция от матери, недостаточная материнская любовь, отсутствие
ласки в детстве приводят в последующем к несвойственным в норме женщинам
агрессии и черствости, отсутствию материнского инстинкта.

Психические расстройства, отмечаемые в этих случаях, как и при других
нарушениях психосексуального развития, способствуют искажению полоролевого
поведения и утяжеляют клиническую картину. Иногда полоролевая
трансформация обусловлена только психическим заболеванием и в тяжелых
случаях носит характер бреда полового метаморфоза.

Клиническая картина.

Поведенческие нарушения очень схожи с клинической картиной
транссексуализма, и только ощущение принадлежности к другому полу при
транссексуализме позволяет отличить его "краевые" варианты от
трансформации полоролевого поведения.

Полоролевые нарушения начинают проявляться на этапе ролевых игр, когда
девочки охотно играют в войну, машины, "паровозики", дерутся на равных с
мальчиками. Других девочек они не замечают, снисходят до игры с ними
только в роли "отца", "жениха", "брата" и охотно надевают одежду
мальчиков, но, как правило, не протестуют и против одежды девочек, хотя и
чувствуют себя в ней несколько скованно, особенно в нарядной. Если они
участвуют в художественной самодеятельности, то предпочитают роли
мальчиков или девочек-сорванцов, добиваются успеха в тех видах спорта,
которыми занимаются и мальчики.

Мальчики растут мягкими, ласковыми, послушными, аккуратными, иногда даже
слащавыми; не дерутся, избегают конфликтов, предпочитают тихие игры с
девочками, любят помогать дома по хозяйству; охотно занимаются музыкой,
фигурным катанием, танцами, иногда увлекаются балетом. Ухаживают за
младшими в семье, опекают маленьких во дворе, в школе. Такой мальчик -
"идеальный ребенок", тот, на которого обычно не нарадуются воспитатели и
который вызывает зависть других родителей.

В период формирования полового влечения у этих подростков обоих полов
существует большая опасность возникновения гомосексуального влечения. В
подобных случаях к трансформированному поведению часто присоединяется
стремление к переодеванию и ношению одежды противоположного пола -
трансвестизм, который представляет собой одно из проявлений выраженных
полоролевых нарушений. Чаще наблюдается предпочтение интерсексуальной
одежды: мужские брюки, джинсы у девочек и рюшечки, кружевные рубашки,
яркая одежда у юношей.

При трансформации полоролевого поведения, несмотря на правильную
аутоидентификацию, переодевание и ношение одежды лиц другого пола
выступают как стремление утвердиться в другой роли, не совпадающей с
самосознанием, и не носят сексуальной окраски, не вызывают полового
возбуждения. Женщинам с трансформацией половой роли свойственно
безразличное или негативное отношение к представительницам своего пола,
нередко они не могут найти с женщинами общих интересов и даже тем для
разговора.

В их одежде преобладают строгие костюмы, сдержанные тона, короткая стрижка
сочетается с отсутствием косметики, безразличием к украшениям. У этих
женщин нет нарушения полового самосознания, они всегда ощущают себя
женщинами, не стремятся перевоплотиться в мужчину, не стыдятся своего
тела.

Однако общение только с противоположным полом на этапе формирования
влечения, товарищеские отношения, изоляция в коллективе противоположного
пола задерживают психосексуальное развитие. Запаздывает, как правило, и
половая осведомленность. Нередко информация о взаимоотношениях полов,
исходящая от сверстниц, воспринимается как грязь в связи с ее
направленностью на товарищей.

Первая влюбленность также приходит поздно, нередко возникает при смене
коллектива и направлена не на сверстников, а на более старших мужчин,
которые не годятся в товарищи. Влюбленность часто останавливается на
платонической стадии и переход к эротическим проявлениям воспринимается
как оскорбление.

Первая непроизвольная реакция агрессивная и требуется немало времени для
перехода на следующие стадии. Легче происходит адаптация со старшими
мужчинами, так как в этом случае помогает возрастное подчинение. Даже при
своевременном начале половой жизни сексуальность подавлена, преобладают
мужской стереотип поведения, нетерпимость и агрессия к партнеру.

Свойственное женщинам умение приспосабливаться, оправдывать и прощать
отсутствует. То, что привлекает в этих необычных женщинах в период
знакомства и ухаживания, в браке создаст нетерпимую обстановку. В
результате почти такие же, как при транссексуализме, временные браки
расторгаются в основном по инициативе пациенток.

Часть женщин с трансформированной половой ролью вообще не могут начать
половую жизнь, несмотря на хорошую социальную адаптацию и отсутствие
каких-либо выраженных странностей в поведении вне сексуальной сферы.
Товарищеские, "братские" отношения с представителями противоположного
пола, сложившиеся в раннем детстве и закрепившиеся в школьные годы,
становятся стереотипом их поведения и тормозят сексуальность.

На работе, как и в школе, мужчины-сослуживцы воспринимают такую женщину
как "своего парня". С ней можно поделиться радостью влюбленности,
"поплакаться" о трудностях семейной жизни, а порой и услышать трезвые
соображения о том, как строить отношения с женой или новой знакомой.

Деловые отношения с мужчинами, мужской стиль поведения, неумение
кокетничать, отсутствие женственности - качества, которые женщины считают
основной причиной того, что они остались "старыми девами". В отдельных
случаях они немедленно прекращают дружбу даже с нравящимся человеком, как
только он нарушает "правила" и начинает ухаживать.

Мужчин агрессивных, с маскулинным поведением они "ставят на место" при
первой же попытке перейти от товарищеских отношений к более близким, при
попытке обнять, тем более поцеловать. Встретив необычное поведение,
непритворную агрессию, мужчины, уверенные в своей ошибке, уходят. Мягкие,
феминизированные мужчины годами любят, поддерживают дружеские отношения.
Имеются наблюдения, когда подобные пары, будучи вынужденными ночевать в
одной постели, не могли уснуть всю ночь, но не сумели перешагнуть
соответствующий рубеж.

В противоположность этому существуют варианты сочетания полоролевой
трансформации с ранним началом половой жизни и беспорядочными
кратковременными связями. Они начинаются в подростковом возрасте и
обусловлены отсутствием барьера, тем, что короткие, "на равных" отношения
со сверстниками воспринимаются правильно, а с мужчинами старшего возраста
- как доступность, "самореклама".

Даже при значительном сексуальном опыте и сексуальной распущенности
девочки иногда продолжают для сверстников быть "своими парнями", а на
сексуальную близость идут с мужчинами значительно старше себя. У женщин с
полоролевой трансформацией наряду с мужским стереотипом поведения почти
всегда выступают элементы садизма, о которых она обычно врачу не
рассказывают, так как стремятся представить себя в несколько приукрашенном
виде.

Если им не удается физически мучить мужчин, то уж моральным унижениям они
подвергают их систематически. Социальная адаптация мужчин с трансформацией
полоролевого поведения проходит значительно легче, чем мужчин с
транссексуализмом, так как демонстративного стремления к переодеванию н
желания сменить пол нет. Мягкость, конформность позволяют им найти свое
место в кулинарном искусстве.

Иногда полоролевые трансформации социально ничем не проявляются до тех
пор, пока в мужском коллективе не находится один, с радостью выполняющий
тягостную для остальных работу, готовый взять на себя ведение всего
хозяйства. В семье такие мужчины прекрасно адаптируются, избавляя жену от
домашних забот. Если жену и не устраивает пассивная роль мужа в
сексуальной близости, то окружающие считают это блажью с ее стороны. Мужья
терпеливо сносят обиды и унижения от жены для сохранения семьи, и такие
семьи обычно не распадаются.

При трансформации роли у женщин семьи не столь стабильные, но
самостоятельная, умная и решительная жена, которая "полностью понимает
мужскую психологию", вызывает зависть у окружающих мужчин (правда, до тех
пор, пока они не попали сами в положение ее мужа).

Диагностика осуществляется на основании анамнестических данных, когда
с детства трансформирована половая роль при правильном самосознании, и по
объективным признакам поведения, не свойственным данному полу.
Дифференциальная диагностика проводится с "краевыми" вариантами
транссексуализма. Необходимо тщательное выявление форм, обусловленных
психическими заболеваниями.

Лечение. В случаях семейной дисгармонии, обусловленных трансформацией
полоролевого поседения у одного из супругов, возможна реконструктивная
секс-терапия с акцентом на исправлении искажений этапа формирования
полоролевого поведения.

Прогноз. Обычно мужчины с трансформацией полоролевого поведения
хорошо адаптируются и социально, и сексуально. Прогностически
неблагоприятны случаи выраженной трансформации половой роли у женщин, так
как их маскулинное поведение не устраивает мужчин.

2. Гиперролевое поведение.
Гиперролевое поведение характеризуется чрезмерной акцентуацией
некоторых особенностей половой роли.

Этиология и патогенез.

В формировании гиперролевого поведения определенное значение имеет процесс
половой дифференцировки структур мозга. Например, в экспериментах на
животных установлены четкие половые различия в таких поведенческих актах,
как агрессивность, двигательная активность, материнский инстинкт.

Их выраженность определяется чувствительностью структур мозга (в основном
гипоталамуса) к андрогенам или эстрогенам, которая в свою очередь зависит
от половой дифференциации мозга в пренатальном периоде. Нарушения
дифференциации мозга могут служить фоном, на котором формируется
гиперролевое поведение. Однако гораздо большее значение имеют прививаемые
нормы микросоциальной среды, в первую очередь повсеместно распространенные
высокие требования к маскулинному поведению, оцениваемому значительно
выше, чем женское.

Некоторым народам вследствие особенностей их социально-культурного
развития свойственны еще более жесткие требования к подчиненному
полоролевому поведению женщин. Формированию гиперролевого поведения
способствуют и психические особенности личности. Гипермаскулинному
поведению более созвучны гипертимные, неустойчивые и в какой-то степени
истероидные акцентуации и психопатии, а гиперфемининному -
инфантильно-зависимые, астеноневротические, психастенические, сенситивные
и, наконец, те же истероидные.

Становление садизма у мужчин и мазохизма у женщин, если они не
выходят за рамки нормального поведения, т. е. представляют типовые модели
гиперролевого поведения, начинается на ранних этапах онтогенеза.
Отсутствие при этом тактильного и эмоционального контакта с матерью или
другим ухаживающим за ребенком лицом, к которому в норме должна возникать
первая привязанность, приводит к развитию у детей агрессивного поведения.

В подобных случаях элементы садизма, возникающие в раннем детстве, обычно
выходят в последующем за рамки нормального поведения, и на их основе
формируются сексуальные парафилии (перверсии). Даже скорригированная
воспитанием агрессивность может включаться в структуру полового влечения в
подростковом и юношеском возрасте, особенно тогда, когда нормальная
реализация сексуального влечения затруднена и заменяется фантазированием.

У этих детей возможен и другой вариант патогенеза парафилии, при котором
вследствие снижения порогов возбудимости или нарушений психики этап
формирования полового влечения перемещается на более ранние сроки
(психогенный вариант преждевременного психосексуального развития), и
половое влечение "сплавляется" с агрессивным, садистическим поведением.

Сходны с этим и механизмы формирования патологических мазохистических
перверсных тенденций и установок, но в их изначальной основе лежит не
отсутствие контакта с матерью, а наоборот, гиперопека, заласканность и т.
д. Формирование патологических садистических тенденций и установок в
значительной мере облегчается при эпилептоидных, неустойчивых, шизоидных и
органических психопатиях или эндогенном процессе.

Мазохистические установки чаще сочетаются с шизоидными,
астеноневротическими и психастеническими психопатиями или процессуальными
изменениями личности.

Клиническая картина. Гипермаскулинное поведение проявляется в
подчеркнуто мужском типе поведения, стремлении к получению сугубо
"мужских" престижных профессий, занятиях чисто "мужскими" видами спорта.
Характерно отношение к женщинам как к существам более низкого положения и
пренебрежение ко всем видам "женского" труда. На этапе формирования
полоролевого поведения подобная гипермаскулинность выражается в повышенной
агрессивности, стремлении к неформальному лидерству.

В сексуальной жизни ярко выражено стремление к получению оргастической
разрядки, полное игнорирование ласк и безразличие к неудовлетворенности
женщины ("генитальный тип" сексуального поведения мужчины). Для
гипермаскулинного полоролевого поведения наряду с другими особенностями
поведения характерны элементы полового тиранизма (садизма), но они не
переходят границ крайних вариантов нормы и к патологии отношения не имеют.

Элементы садизма проявляются принуждением к близости, грубым овладением
женщиной с имитацией злобности, причинением боли, щипками, укусами. Еще
нагляднее они выступают при страхе женщины, ее попытках уклониться. Обычно
вполне достаточно только разыгрывания подобных сцен и действия носят
символический характер.

Ведущим является ощущение власти над партнершей, чувство господства над
ней и в сочетании с ее подчиняемостью и пассивностью. Как компенсаторное
поведение гипермаскулинная роль нередко встречается у подростков,
стремящихся утвердиться как в собственных глазах, так и в глазах
сверстников. Такое поведение не всегда выглядит естественным, часто
контрастируют возможности и притязания подростка. Нарочитая агрессивность,
грубость, готовность в любой момент вступить в драку, курение,
алкоголизация и употребление наркотиков выступают лишь как средство
утверждения в мужской роли.

Характерно увлечение "мужскими" видами спорта, но не столько требующими
силы и выносливости, сколько дающими возможность наносить телесные
повреждения. Даже при недостатке физических данных и способностей к этим
видам спорта подростки, исключенные из спортивных школ, продолжают
заниматься каратэ, самбо, боксом и т. д. либо по самоучителям, либо в
неорганизованных группах, проверяя время от времени изученные приемы на
"практике".

Наблюдается склонность к антисоциальным поступкам - от дерзких набегов на
чужие сады до садистических избиений и даже убийств, совершаемых группами
подростков. Стремление к лидерству в группе поддерживается не столько
силой и уверенностью, сколько жестокостью. В этих случаях садизм не
игровой, как при обычном гиперролевом поведении, и проявляется
издевательством над животными, младшими детьми или более слабыми
сверстниками.

Отказ от любой работы по дому и пренебрежение к "женским" чертам характера
трансформируются в циничное отношение к женщинам вообще и как к
сексуальным партнерам в частности. Примитивно-стандартный стереотип
сексуального поведения сочетается с грубым принуждением к извращенным
действиям, отказ от которых обычно приводит к избиению партнерши.

В большинстве случаев подобное поведение транзиторно и с возрастом
сглаживается, но может приобрести патологические формы. Гиперролевое
поведение как вариант компенсаторного часто проявляется и у
транссексуалов, борющихся за признание своей принадлежности к другому
полу. Мужчины с гиперролевым поведением крайне тяжело переживают снижение
сексуальной функции.

У них бывают невротические развития с фиксацией на сексуальной
неполноценности, даже при возрастных физиологических снижениях, упорство в
стремлении восстановить половую функцию до исходного уровня.

Патологическое гипермаскулинное поведение находит отражение в
сексуальном садизме (активная алголагния, насильничество, эротический
тиранизм), выходящем за рамки нормального поведения, и является половым
извращением. Садизм выражается в получении удовлетворения только при
унижении партнерши или жестоком обращении с ней.

При крайних его проявлениях половое удовлетворение наступает при нанесении
жертве телесных повреждений или даже ее умерщвлении, причем максимальное
возбуждение достигается при виде агонии.

Встречаются и другие варианты садизма: активный флагеллантизм
(удовольствие при бичевании других), копрофемия (желание произносить в
присутствии лиц другого пола непристойные слова с целью вызвать смущение и
стыд).

Гиперфемининное поведение характеризуется подчеркнутой пассивностью,
подчиняемостью, полной самоотдачей, материнским заботливым отношением не
только к детям, но и ко всем окружающим, домовитостью. Повышенная
конформность, умение приспособиться к любым особенностям и требованиям
партнера, жить интересами другого и испытывать при этом высшую радость
характерны для гиперфемининного поведения, классически описанного А. П.
Чеховым в рассказе "Душечка".

Женственность, кокетство, увлечение нарядами, украшениями, косметикой,
подчас утрированные, также свойственны таким женщинам. Столь же полная
самоотдача происходит и в половой жизни. Все усилия и стремления
направлены на удовлетворение мужчины, иногда во вред себе. Этих женщин не
волнует отсутствие оргазма, его полностью замещает психологическое
удовлетворение от того, что доставляется радость любимому человеку.

Если отсутствие оргазма и приводит женщину к врачу, то на первом плане
стоит не жажда наслаждения, а страх, что мужчина не получит с ней полного
удовлетворения. В сексологической литературе и в разговорах с подругами
они пытаются узнать приемы, возбуждающие мужчину. В нормальном половом
акте достаточно четко выступают и определенные элементы мазохизма, в
связи с чем гиперролевое поведение женщин обычно воспринимается как
естественная женственность и особого внимания не только окружающих, но и
сексопатологов не привлекает.

Мазохистические тенденции, выходящие за пределы нормального
поведения, представляют собой патологическое гнперфемининное поведение
(мазохизм, пассивная алголагния, страдальчество, пассивизм), которое
проявляется в получении удовольствия при унижении и физических страданиях,
доставляемых партнером, и выступает как половое извращение (перверсия).
Без таких действий партнера удовлетворение может не наступить.

И у мужчин, и у женщин гиперролевое поведение обостряет ощущение,
способствует более быстрому получению удовлетворения в полном объеме.
Гиперролевое поведение в сексуальных контактах может сочетаться как с
гиперролевым, так и с обычным стилем поведения в остальных сферах жизни.
Гиперролевое поведение при трансформации половой роли гораздо чаще ведет к
патологическим гиперролевым установкам, т. е. к появлению перверсных
тенденций: у женщин - садизма, у мужчин - мазохизма.

Подобные явления наблюдаются при некоторых формах психопатий
(причинение себе боли ожогами, уколами, укусами). На этапе формирования
психосексуальных ориентации мазохистические желания включаются в структуру
полового влечения. Встречаются также иные формы:
пассивный флагеллантизм (удовольствие от бичевания, сечения);
пикацизм (стремление пачкаться мочой, калом, выделениями из половых
органов партнера);
копролагния (желание прикасаться к экскрементам партнера, пачкаться
ими);
уролагния (возбуждение наступает при обонянии запаха мочи партнера, ее
питье);
ренифлерс (получение удовольствия от запаха партнера);
сервилизм (пажизм - половое удовлетворение от роли слуги или пажа).

Иногда тенденции садизма у женщин или мазохизма у мужчин, тормозящие
сексуальность, остаются подспудными, до конца не осознанными и выявляются
только при детальном изучении анамнеза. Так, несомненным проявлением
мазохизма являлось то, что у пациента 36 лет с отсутствием эякуляции в
браке всегда наступало возбуждение при виде крупных, властных женщин, по
отношению к которым он занимал подчиненное положение. Ночные поллюции
происходили только при кошмарных сновидениях, когда за ним кто-то гнался с
целью убить или на него наезжала машина, поезд и т. д.

Диагностика. Гиперролевое поведение обычно не является патологией и
расценивается как крайний вариант нормы. Диагностика патологического
гиперролевого поведения - садизма и мазохизма бывает затруднена в связи с
недостаточной откровенностью больных, сознательно скрывающих перверсные
тенденции.

Для их выявления необходимо тщательно анализировать этапы становления
сексуальности, условия и ситуации возникновения первых оргазмов, побуждать
подробно описывать эротические сновидения и при возможности получать
объективные сведения от партнера.

Дифференциальная диагностика проводится между простым и патологическим
гиперролевым поведением. Патологические установки (перверсии) необходимо
дифференцировать от психических расстройств, которые обычно сочетаются с
ними.

Лечение. Гиперролевое поведение, не выходящее за пределы нормы,
лечения не требует. В случае несовпадения в сексуальной паре ролевых
установок необходима их психотерапевтическая коррекция. Попытки изменить
поведение партнера с гиперролевым стереотипом обычно неэффективны, и
основные усилия следует направлять на адаптацию второго партнера.

При некоторых перверсных тенденциях проводится терапия, повышающая пороги
возбудимости нервных структур, обеспечивающих оргазм и эякуляцию
(рефлексотерапия и медикаментозная терапия), в сочетании с лечением
психических нарушений. Лечение гиперролевых перверсий
психотерапевтическое.

Прогноз благоприятен при гиперролевом поведении, не выходящем за
пределы нормы. При патологическом гиперролевом поведении в виде садизма
или мазохизма прогноз неблагоприятен, так как состояние имеет тенденцию к
усложнению и прогрессированию. Осложненный психопатологическими
нарушениями, садизм нередко приводит к социально опасным действиям.

Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru