логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Антропов.Ю.Ф. Психосоматические расстройства

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

проф.Ю.Ф.Антропов
Психосоматические расстройства

Лекция 28 февраля 2001 года


Психосоматические соотношения это проблема не сегодняшнего дня и не только медицинская и социальная проблема. В широком смысле этого слова – это проблема существования человека. По существу, психосоматические расстройства ? это большой круг расстройств, объединяющие в себе и депрессивные расстройства с соматическими нарушениями, и различные психические расстройства, включающие, в той или иной мере, соматические, которые, на каком-то этапе заболевания, преобладают и расцениваются как просто соматические без связи или в связи с психическими нарушениями. Разработка этой проблемы ведется давно и те исследователи, которые занимались изучением источников, посвященных психосоматическим расстройствам, отмечают, что, по существу, если брать медицину древности, к примеру, Месопотамии, то она применяла психологическое воздействие в магическом оформлении для лечения больных. Маги, колдуны, знахари использовали особенности личности и, воздействуя на личность психологически, помогали избавляться от тех или иных недугов. Основываясь на такой точке зрения, историк медицины H.E.Sigerist (1951) считает, что медицина Месопотамии была психосоматической во всех проявлениях. Американский историк психиатрии Гр.Зильбург (1944) считает, что история психосоматики восходит к Гиппократу и Аристотелю, т.к. именно Гиппократ как бы объединял психическое и соматическое; прямо не говоря об этом и не отмечая это специально в своих трудах. Вместе с тем, он как бы это подчеркивал, и об этом свидетельствует определение меланхолии, которое дал Гиппократ: «меланхолики страдают не только плохим настроением, но и испытывают боли в животе, как будто их колют тысячами иголок» (Ю.В.Каннабих, 1994). Таким образом, в определении депрессии (меланхолии) Гиппократом был введен соматический фактор, отмечены соматические расстройства, которые встречаются у меланхоликов в виде абдоминалгий. Другие историки считают, что вся медицина ? психосоматическая, и потому говорить о том, когда она возникла, ? не представляется возможным. Часто это относят к глубокой древности, ведь Гиппократ ? это IV-V в.в. до н.э. Позже Цицерон (1 век до н.э.), по данным Ф.Александера и Ш.Селесник (1995), говорил, что физическое здоровье может находиться под влиянием эмоциональных проявлений. Вследствие этого указанные авторы называют Цицерона первым психосоматиком. В последующем Авиценна (XI век) использовал психологический подход в лечении больных, также как и Рази, его предшественник. Авиценна в своем многотомном труде описал болезни, обусловленные движениями души, т.е. психосоматические заболевания, связанные с теми или иными душевными проявлениями. В XVII веке Э.Штааль провозгласил, что «излечение тела зависит единственное от души» (Ю.В.Каннабих, 1994). Он пытался все наблюдения, касающиеся психогенных реакций, положить в основу широкого обобщения, распространяемого им на всю медицинскую практику. Примерно в это же время, Б.Спиноза в своем труде “О происхождении и природе аффектов” подчеркнул единство телесного и аффективного, т.е. единство расстройств настроения и соматических изменений.
Все описанное выше относят к домедицинским исследованиям. Позже, в начале XIX века, в Германии возникли споры о том, что приоритетно: душа или тело. На базе дуализма Декарта немецкие врачи дискутировали на эту тему достаточно долго. В это время, в 1818 году, Хайнрот, предводитель «психиков», ввел в медицинскую практику термин “психосоматика”, а несколько позже в 1822 году, Якоби, представитель «соматиков», предложил термин “ соматопсихика”. Как вы знаете, эта борьба закончилась победой соматиков. Соматики также отрицали роль мозга в психической деятельности. В то же время психики сделали очень много для понимания психического и соматического единства человека. Но в целом, изучение влияния психических расстройств на те или иные функциональные особенности организма началось, как ни странно, не в медицине, а в психологии. Психологи того времени активно изучали эмоции и то, как эмоциональные проявления влияют не только на психические процессы (память, внимание, формирование представлений и т.д.), но и на физические процессы тоже. Существовали две точки зрения на это: одни исследователи ставили зависимость телесных проявлений от эмоциональных, другие наоборот. У.Джеймс и Н.Ланге считали, что сначала ? впечатление, затем ? телесная реакция, а уже потом эмоции. В противовес им другие психологи (и эта точка зрения остается до настоящего времени) выдвинули тезис, что сначала ? впечатление (воздействие), затем ? эмоции, а уже потом те или иные телесные, функциональные изменения, возникающие вследствие этих эмоциональных воздействий. Психологами было сделано очень много в плане изучения эмоций - эмоции были разделены на положительные и отрицательные, на стенические и астенические. Психологи так же обратили внимание, что часто эмоции сопровождаются, как тогда говорили, теми или иными телесными (соматическими) нарушениями. Позже стали отмечать следующее: эмоции не только сопровождаются теми или иными соматическими изменениями, но и влияют на физическое состояние организма человека. Было отмечено, что положительные эмоции способствуют выздоровлению, если человек заболел, повышая сопротивляемость организма, т.е. играют положительную роль в поддержании здоровья человека, в то время как отрицательные эмоции снижают сопротивляемость организма, способствуют возникновению заболевания, и если это произошло, усиливают его проявления и затягивают выздоровление. Эта точка зрения психологов, которые занимались этим безотносительно к медицине. Что касается медицины, то здесь психиатры, в частности психоаналитики, рассматривали роль эмоций с точки зрения отрицательного влияния их на физическое состояние организма. Они, в большинстве своем, базировались на работе З.Фрейда (1924) “Печаль и меланхолия”, в которой он описывает психогенные депрессивные состояния, подразделяя их на непатологические ? печаль (следствие различных потерь) и патологические ? меланхолия, с учетом личностных особенностей человека. В связи с этими психогенными состояниями изучались также соматические нарушения. Но не только эта работа способствовала возникновению интереса последователей З.Фрейда к этой проблеме. У него есть совместная с Й.Брейером работа «Исследование истерии» (1895), где он обосновал конверсию психического в соматическое. Вы все знаете, что истерия отличается конверсионным характером расстройств. Ее клиническая картина нередко представлена теми или иными, в основном двигательными, нарушениями, имеющую психическую подоплеку или основанную на ней. Длительное время психоаналитики разрабатывали проблему с учетом того, что в основе соматических нарушений лежат эмоциональные нарушения, но делали это опосредованно и в теориях возникновения психосоматических расстройств, которые они выдвигали эмоции лишь упоминались. Много внимания уделил этой проблеме Ф.Александер со своими сотрудниками, который в Чикагском институте психоанализа занимались проблемой психосоматических расстройств и их психотерапевтического лечения. У него были описаны несколько стереотипов реакции личности на те или иные события, с развитием соответствующих соматических заболеваний. Позже, психоаналитик F.Dunbar (1954) выделила 11 типов личности и выдвинула теорию возникновения психосоматических расстройств на основе этого. В число этих типов личности входили: язвенный, сердечный, артрический и т.д. И та, и другая теория базировались на одном из факторов, который способствует возникновению психосоматических расстройств, не говоря об эмоциональных проявлениях, на роли личностных особенностей того или иного индивидуума в возникновении соматических расстройств в ответ на психотравмирующее воздействие.
Другая теория возникновения психосоматических расстройств ? это теория акцентуации личности, представленная К.Леонгардом (1981) и А.Е.Личко (1983), позволяющая понять связь между изменениями личности и соматическими нарушениями. Кроме того, существует теория «утраты значимых для индивида объектов» (H.Freyberger,1976), которая подчеркивала роль психотравмы в генезе соматических расстройств. Вообще психоаналитики отмечали роль выраженной, массивной психотравмы (в связи с потерей родственника, близкого человека, защитника, любимого человека), т.е. травмы, которая, по их мнению, оказывала достаточно сильное влияние на личность и способствовала возникновению отрицательных эмоций и, соответственно, психосоматических расстройств.
Существует также теория десоматизации, объясняющая возникновение психосоматических расстройств применительно к детскому возрасту (M.Shur, 1953). В ней рассматривается психосоматическое реагирования детей на разных возрастных этапах и отмечается, что в раннем детстве ребенок на психотравмирующее воздействие чаще реагирует соматически за счет недостаточности Я, а с возрастом роль Я возрастает, и у взрослого реже отмечается соматовегетативное реагирование на те или иные травмирующие воздействия, т.е. те или иные эмоциональные нарушения меньше сопровождаются у него соматическими изменениями. В дополнение к этому можно сказать о теории ресоматизации. Если при десоматизации речь идет об онтогенезе, т.е. естественном развитии организма с изживанием отрицательных эмоциональных проявлений в виде соматических расстройств, то при ресоматизации дизонтогенез различного плана (психосоциального, органического, генетического) способствует возврату на более ранний тип реагирования и взрослый человек реагирует на те или иные воздействия как ребенок, чаще ? соматическими расстройствами. Это относится, в частности, к страдающим истерией. Их личностные особенности, даже взрослого, напоминают особенности маленького ребенка, который капризничает, требует то, что ему не положено. Именно у таких людей чаще отмечаются соматические (конверсионные) расстройства.
В последнее время получила развитие теория алекситимии (P.Sifneos, 1973). Это теория “недостаточной вербализации эмоций”. Было отмечено, что больные, страдающие психосоматическими расстройствами, не могут описать свои эмоциональные состояния. Они даже не могут охарактеризовать свои болезненные проявления в достаточной степени полно и это, по предположению автора теории, является признаком, позволяющим установить наличие психосоматических расстройств, т.е. подтверждает в какой-то мере диагноз.
Эти психологические подходы очень много дали для понимания рассматриваемой проблемы и обосновали возможность применения психотерапевтического воздействия при различных психосоматических расстройствах.
Наряду с психологическим направлением разработки проблемы следует обратить внимание на нейропсихиатрическое направление, которое включает в себя не только исследования психиатров, но и физиологов, нейрофизиологов, невропатологов и, в частности, вегетологов. Примерно в одно время, параллельно с разработками психологов, изучавших эмоциональную жизнь, велись работы, подводившие физиологическую базу под те или иные эмоциональные проявления. Все вероятно знакомы с работами И.П.Павлова, который на основе теории рефлексов И.М.Сеченова описал центральную регуляцию работы пищеварительной, сердечно-сосудистой систем. В работах его учеников, в частности, К.М.Быкова, была ясно показана роль ЦНС в формировании язвы желудка и двенадцатиперстной кишки (эксперименты с собаками). Существуют работы, носящие больше теоретический характер. В частности, В.Кеннон в начале века описал физиологию эмоций (опыты на животных) и отметил такие явления как учащение сердцебиения, выделение адреналина и т.д. у собак, испытывающих страх. Он отмечал так же повышение уровня сахара в крови под влиянием эмоциональных нарушений, повышение артериального давления в экстремальных ситуациях. Что касается эмоциональных проявлений и их физиологического оформления, то И.П.Павлов, выступая в 1935 году в одном из институтов, подчеркивал, что “ наша задача ? переводить язык психогений на язык физиологии”, т.е. подводить физиологическую базу под любые психические проявления. В последующем многими физиологами было показано, что подкорковые образования (гипоталамус, лимбическая система и др.) являются той областью мозга, где формируются эмоции и регулируется эмоциональное поведение.
Также как физиологи и патофизиологи свою лепту в разработку проблемы психосоматических соотношений внесли и невропатологи. Длительное время они изучали неврозы, особенно во Франции, где, в частности, J.Charcot с учениками изучал истерию. Школой Шарко выполнено очень много исследовательских работ по этой тематике. И следует подчеркнуть, что в начале века на заседаниях обществ невропатологов и психиатров (1909-1910 годы), при участии психолога П. Жане, было признано, что основную патогенетическую роль в проявлении истерических расстройств играют не внушаемость больных, а депрессивные эмоции. Единственным, кто возражал в то время против такой трактовки истерических проявлений, был Бабинский, который считал, что именно внушаемость определяет различные проявления при истерии. Многие европейские невропатологи, такие как П.Жане (1912), И.Дежерин и Е.Гоклер (1912), П.Дюбуа (1912) и др., описывали невротические состояния в соматическом оформлении. Например, П.Жане (1912) в своей монографии “Неврозы ” приводит по системам различные физические симптомы, которые свойственны неврастении или истерии. А монография И.Дежерина и Е.Гоклера (1912) так и называется: “Функциональные изменения при неврозах”. В этой работе также описываются изменения функций органов и систем в зависимости от клинической картины неврозов или соответственно им. Все эти исследователи настоятельно рекомендовали психотерапевтические подходы в лечении соматических расстройств.
Что касается психиатрии, то, как вы знаете, изучение психических расстройств было начато с грубых, выраженных форм психической патологии, в частности, с психотических. В первых учебниках конца XIX и начала XX века часто отмечались соматические симптомы в структуре тяжелых психических заболеваний. Впервые стали определенно связывать соматические расстройства с психическими нарушениями при разработке проблемы маниакально-депрессивного психоза. При изучении этого заболевания было отмечено, что в депрессивной фазе аффективные нарушения часто сопровождаются теми или иными соматическими расстройствами. В частности, была описана триада Протопопова, которая длительное время считалась едва ли не основным признаком депрессии. В эту триаду входят: сердцебиение, расширение зрачков и склонность к запорам, т.е. фактически проявления симпатикотонии. Какое-то время даже считалось, что преобладание тонуса симпатической нервной системы лежит в основе депрессии. Теория гомеостаза ? сбалансированного воздействия на организм двух отделов вегетативной нервной системы: симпатического и парасимпатического ? была основана на том, что нормальное функционирование организма заключается в срединном положении между этими системами. В последующем было отмечено, что организм всегда стремится к середине, но никогда практически ее не достигает. В понимании невропатологов и, в частности, вегетологов нормальный гомеостаз ? это равное воздействие симпатической и парасимпатической нервной системы. А нарушение гомеостаза ? это преобладание тонуса одной из систем. Изучая гомеостаз, вегетологи отметили, что большую роль в восстановлении гомеостаза и регуляции внутренних органов, играет соотношение “сон ? бодрствование”. Сон ? единственная возможность восстановления гомеостаза. Во сне (при условии, что сон полноценный) организм налаживает разрушенные связи и позволяет восстановить нормальное функционирование, если отклонения от нормы незначительны. Касаясь взаимодействия психического и соматического, некоторые ученые высказывали и высказывают мнение, что психическое воздействие прямо влияет на телесное нарушение. Вегетологи, в частности, А.М.Вейн (1991) предложили несколько иную, трехчленную схему формирования психосоматических расстройств: психическое воздействие ? эндокринная и вегетативная системы ? функциональные нарушения, т.е. психическое воздействие через вегетативную нервную систему приводит к нарушению функций органов и систем. В какой-то мере этому способствовала теория адаптационного синдрома Г.Селье, который считал, что при внешнем стрессовом воздействии срабатывает эндокринная система, и потом возникают различные функциональные нарушения. Так вот, психиатры обратили внимание, что очень часто при психических нарушениях, в частности, при маниакально-депрессивном психозе отмечаются те или иные вегетативные нарушения. Некоторые исследователи, в частности, M.Rosenfeld (1938), W.Hess (1954) утверждали, что именно вегетативные нарушения являются основной причиной маниакально-депрессивного психоза. Как отмечалось выше, нарушения гомеостаза с преобладанием симпатической нервной системы какое-то время рассматривалось как признак депрессии. Исследования последних десятилетий показали, что нарушение гомеостаза при депрессии связано с увеличением тонуса парасимпатической отдела нервной системы. Это является показателем не только наличия депрессивного аффекта, но и длительности существования депрессии. А как же быть с той симпатикотонической триадой, которую описал Протопопов? Эта симптоматика свойственна начальному периоду депрессивного расстройства. Если депрессия психогенная (вначале реакция с симпатикотонией) или эндогенная (вначале приступа также отмечается симпатикотония) и лишь в последующем преобладает парасимпатическое влияние. Изучая МДП и касаясь вопроса связи депрессивных нарушений с соматическими и вегетативными симптомами, исследователи обнаружили, что при переходе от более выраженной формы этого заболевания к более слабой, в частности, к циклотимии, отмечается большая частота соматических нарушений. Этим вопросом в нашей стране занимался Ю.В.Каннабих (1914), подробно описавший соматическую симптоматику при циклотимии и отметивший, что именно при депрессивной стадии циклотимии соматических расстройств гораздо больше, чем при маниакальной. Были сделаны наблюдения, которые подчеркивали наличие чередования кожных проявлений и депрессивных, сердечно-сосудистой патологии и депрессивных расстройств. Ю.В.Каннабих заострил внимание на этом и описал эти явления в монографии, посвященной циклотимии.Он высказал мысль, что многие соматические симптомы, наряду с психическими, являются проявлением одного и того же патологического процесса. Например, сердечно-сосудистые явления у циклотимиков в период депрессии в точности соответствуют некоторым симптомокомплексам, описанным интернистами под именем сердечно-сосудистого невроза. Ю.В.Каннабих (1914) так же писал: “Позволительно высказать гипотезу, что многие случаи истерических головных болей должны быть отнесены к категории слабо выраженных депрессий”. Им также была обоснована обязательность сопровождения депрессивных расстройств теми или иными вегетативными проявлениями, в частности, головными болями, кожными проявлениями и т.д. Делая вывод, он подчеркивает, что “из всех видов нервно-соматических расстройств головная боль, наряду с атонией кишок, является одним из самых постоянных признаков депрессивной фазы циклотимии”. Интернист Д.Д.Плетнев (1927) описал язвенную болезнь как проявление циклотимии и утверждал, что по одним соматическим симптомам можно судить о психических нарушениях. В последующем были описана ритмическая гипертермия как проявление соматической циклотимии, получившая название “невроз ритма” (некоторые используют термин “термоневроз”). Изучая циклотимию, многие авторы отмечали, что она обязательно, практически всегда, сопровождается изменением соматического статуса больного.
Позже описывались случаи, касающиеся депрессивных расстройств, которые были столь незначительны, что скрывались за соматическими расстройствами. Многие исследования посвящены изучению так называемой маскированной депрессии, которую еще называют скрытой, ларвированной, соматизированной депрессией. Иногда даже говорят о «депрессии без депрессии», т.е. о депрессии, представленной, в основном, соматовегетативными нарушениями, маскирующими аффективную патологию. На передний план выходят вегетативные нарушения, сопровождающие отрицательные эмоции. Но это при первом рассмотрении мы видим соматические нарушения, а при тщательном разборе всегда можно найти и психические изменения, являющиеся причиной соматовегетативных. В настоящем понимании маскированная депрессия ? это слабо выраженная эндогенная депрессия, при которой депрессивный аффект, - это слабо выраженный тоскливый аффект. Выраженная тоска так и характеризуется больными: они говорят ? “мне тоскливо”, “у меня чувство тоски“. Когда эта тоска имеет витальный характер, они говорят о чувстве пустоты, давлении в груди и т.д. Но чаще всего слабо выраженный тоскливый аффект характеризуется как скука, грусть, чувство несвободы, т.е. терминами которые, казалось бы, никакого отношения к депрессии не имеют, и потому врачами воспринимаются не как проявление депрессии, а как обычные жалобы, характеризующие физическое, а не психическое состояние. Именно в таких случаях психиатры говорят о “маскированной” депрессии. Это депрессия эндогенная, т.е. терминологически “маскированная” депрессия ? слабо выраженная эндогенная депрессия. Поскольку тоскливый аффект слабо выражен, он и маскируется соматическими проявлениями, которые обязательно имеют место в таком случае. Это следует иметь в виду. Многие исследователи отмечали: чем слабее выражен депрессивный аффект, тем массивней соматическая симптоматика. Это подчеркивают и невропатологи. Они говорят, что при выраженных психических заболеваниях, выраженных проявлениях невроза, состояние диагностируется как невроз, а при слабо выраженных проявлениях невроза преобладают соматические нарушения, и речь идет о моносистемном неврозе. Также и при различных невротических проявлениях, особенно в детском возрасте, соматических симптомов больше, чем психопатологических. Таким образом, чем слабее выражен депрессивный аффект, тем чаще и массивнее представлены вегетативные проявления в различных органах и системах; в каких ? это зависит от других факторов, а факторов риска возникновения психосоматических расстройств очень много.
Длительное время психиатры считали, что именно эндогенная депрессия чаще соматизируется (слабо выраженный аффект и т.д.), а наблюдения последних десятилетий подчеркивают, что это не так. Если брать соотношения депрессивных проявлений в общей структуре депрессивных расстройств, то психогенная депрессия у взрослых отмечается примерно в 70% случаев. В пределах 10% ? эндогенная, а около 20% ? соматогенная депрессия, вызванная различными соматическими факторами. Отмечавшие частоту соматизации эндогенной депрессии, авторы базировались на изучении циклотимии, но, как показали другие исследования, чаще всего соматизируется психогенная депрессия, которая к тому же более представлена, и которая по степени выраженности чаще не достигает уровня психотической депрессии, а характеризуется как субдепрессия, т.е. слабо выраженная депрессия. В клинической картине психогенной депрессии на первом плане ? тревожный аффект, т.е. тревога, беспокойство, страхи, которые нередко перекрывают слабо выраженные проявления тоски.
Соматогенная депрессия, как правило, наряду с тоскливым представлена астеническим аффектом; даже если речь идет просто об астении, в ее структуре всегда есть депрессивные нарушения.
Подвел итоги изучения роли психических расстройств в возникновении соматических заболеваний 6-ой семинар ВОЗ (Базель,1970) по вопросам диагностики, номенклатуры и классификации психических заболеваний. Он выделил как основной вариант психосоматических расстройств психофизиологическое сопровождение эмоций, притом, что эмоциональные реакции имеют двойное выражение: психологического (состояние удовольствия ? неудовольствия, хорошее ? плохое настроение) и вегетативное, которое играет важную биологическую роль энергетического обеспечения жизнедеятельности. Если вспомнить определение, приводившееся в начале лекции, то, уточняя, можно сказать, что психосоматические расстройства являются расстройствами функций органов и систем, обусловленные психическими, в частности аффективными, нарушениями. И это надо всегда учитывать в клинической практике. Собственно, психотерапевты обычно это учитывают, и, подходя к вопросу психотерапевтического лечения, воздействуют, в той или иной мере, на измененный аффект. Если нет положительного воздействия и аффективного отклика, то нет и результата лечения.
Это то, что касается взрослых. В детской практике разработке проблемы психосоматических расстройств не было уделено столь значительного внимания, как при изучении взрослых больных. Но стоит отметить, что в детской психиатрии разработка этой проблемы шла не только вслед за психиатрией зрелого возраста, но иногда и параллельно, а в некоторых случаях, в основном, в последнее время и опережала в разработке некоторых положений психосоматики.
Что характерно для разработки этой проблемы у детей и подростков? То, что и здесь психологи внесли значительный вклад ? не вызывает сомнения. На первых порах, они изучали эмоциональную жизнь на примере своих детей. В частности, Ч.Дарвин (1872) описывал эмоциональные изменения не только у животных, но и собственного ребенка. В основном, изучались эмоции в плане положительного влияния на развитие, формирования знаний и лишь частично при психопатологических состояниях.
Следует подчеркнуть, что ребенок рождается с одной эмоцией ? отрицательной. До 2-х месяцев он испытывает только негативные эмоции, особенно, при наличии отрицательного, мешающего его существованию, воздействия. Он просто еще не может реагировать положительно. По данным ряда исследователей, в частности Ш.Бюлер и др.(1931), на протяжении первого месяца ребенок проявляет жадность, активное неудовольствие и испуг. От одного до двух месяцев присоединяется недовольное изумление. С двух до трех месяцев появляется состояние благодушия, удивления; в последующем проявление интереса, функционального удовольствия. В этого же время, у него появляются положительные эмоции при зрительном восприятии. С трех до четырех месяцев эмоциональная реакция остается прежней. С четырех до пяти наблюдается эмоциональная выразительность движений. В дальнейшем, с пятого по шестой месяц, ребенок может проявлять радость; с седьмого по восьмой ? спокойное состояние неудовольствии, а после восьми месяцев ? депрессивное неудовольствие и страх. Улыбка в ответ на обращение, по данным М.Ю.Кистяковской (1965), появляется у ребенка в конце первого ? начале второго месяца. А тактильные ощущения он воспринимает в первые дни. Щекотание подбородка вызывает улыбку в первый день жизни. Прикосновение к щеке ? на пятый день. Гораздо позже, возникают эмоции более высокого порядка.
Изучавшие новорожденных психоаналитики отметили, что они очень чутко реагируют на эмоциональное состояние родителей (матери). Если мать тревожна, беспокойна, раздражена, то ребенок отказывается принимать грудь. Если мать уходит из поля зрения ребенка на продолжительное время, то он начинает беспокоиться, и свое неудовольствие проявляет криком и плачем. M.E.Fries (1945) отмечает, что тревога связана со специфическими физиологическими функциями, ведущими позже к дисфункции, имеет своей основой взаимоотношения с матерью. Если ребенок брошен, то его ощущения и эмоциональные проявления имеют явно негативный характер. Изучавших оторванных от матерей детей J.Bowlby (1961), отмечает, что ребенок проходит при этом три стадии. 1-ая стадия ? протеста (крик, плач), 2-ая стадия ? отчаянья и 3-ая стадия ? отрешенности. R.Spitz (1946) описал, так называемую, анаклитическую депрессию у детей раннего возраста как проявление госпитализма. Для того времени было характерно, что у многих детей в домах ребенка на первом году жизни отмечались депрессивные расстройства. Эти дети отказывались от еды, теряли в весе, развивалась дистрофия, которая приводила к смерти ребенка. Взаимоотношение матери и ребенка (комплекс «мать-дитя») многие психоаналитики трактовали достаточно широко. В частности, L.Kanner (1945) считал, что нарушение взаимоотношения между матерью и ребенком приводит к раннему детскому аутизму и детской шизофрении. Заброшенные дети, дети-сироты изучались многими исследователями, и при этом отмечалось, что этот фактор играет очень большую роль в развитии депрессивных состояний у детей и возникновении различных нервно-психических нарушений.
Выше мы говорили о нарушении комплекса мать-дитя в плане недостаточного эмоционального контакта. Но существует положительное, на первый взгляд, явление ? материнская сверхзабота. Этот вид воспитания также играет отрицательную роль, так как приводит к психическим изменениям, формированию инфантильности, эгоцентризма и затруднениям в преодолении жизненных трудностей. У таких детей также часто возникают психосоматические расстройства.
К настоящему времени установлены некоторые особенности эмоциональной жизни детей. Во-первых, эмоции у ребенка кратковременны. Они редко длятся больше нескольких минут и, как правило, быстро исчезают. Но при повторении отрицательных эмоций, может формироваться пониженное настроение, депрессивное состояние. Во-вторых, эмоции ребенка интенсивны. Если на первом году они, в основном, стандартны и, как правило, негативного плана, то у детей 2-3 лет эмоциональные реакции не всегда пропорциональны интенсивности раздражения. На какой-либо пустяк ребенок может дать выраженную эмоциональную реакцию. Мы видели детей, которые в ответ на помещение их в детский сад, ясли давали выраженные (субшоковые) аффективные (психосоматические) реакции. Так, у одного ребенка, которого определили в детсад и в тот же день увезли за город, т.е. лишили матери, в течение 3-х дней развился сахарный диабет. И на 4 день, когда приехала мать, он был уже в состоянии комы. В детской больнице мы наблюдали ребенка пяти лет, очень симпатичного, с множеством очагов некроза, причем не на внутренней, а на наружной стенке желудка. При этом никаких физических или инфекционных воздействий, кроме незначительной психотравмы, не было. Иногда дети способны дать реакцию, которая может сделать их инвалидами на всю жизнь. У них относительно слабый раздражитель может вызвать такие бурные реакции как страх, гнев, радость. У возбудимых детей, в отличие от уравновешенных, чаще проявляются негативные эмоции. Вообще, негативные эмоции возникают гораздо чаще позитивных не только у детей, но и у взрослых.
Эмоции у ребенка разнообразны. Разные дети на одно и тоже событие могут дать разную реакцию. Например, увидев незнакомого человека, один прячется за мать, другой убегает, третий стоит и кричит, размахивает руками, четвертый улыбается и подходит. Американские исследователи изучали реакции группы детей на посещение стоматолога. Одни дети отказывались идти, другие плакали, третьи смеялись, четвертые отнеслись спокойно, т.е. реакции на один и тот же раздражитель были разнообразны. Но и у одного ребенка может наблюдаться разнообразие реакций. На один и тот же случай он может реагировать по-разному.
Какие факторы являются причиной возникновения негативных эмоций у детей? Во-первых, это срыв привычного стереотипа поведения, т.е. смена обстановки или круга общения. 100% детей, помещаемых в детские ясли, реагируют на это отрицательно. Отрицательно реагируют на посещение детского сада ? 50% детей. А на посещение школы меньше - 25%, т.е. четверть детей, несмотря на определенное взросление все-таки испытывает при этом отрицательные эмоции. Во-вторых, неправильное построение режима дня ребенка. Уже говорилось о роли соотношения сна и бодрствования в восстановлении гомеостаза. Для детей это имеет огромное значение. Если вам встречаются родители, которые утверждают, что их ребенок, так же как и они ? “ сова”, поздно засыпает и поздно встает и все, вроде бы, хорошо, то это не так уж и хорошо характеризует не только ребенка, но и родителей. В-третьих, неправильные воспитательные приемы. Мы говорили о пренебрежении ребенком, отказе от него и о сверхзаботе. Вы все знаете, что есть нарушенное воспитание: отвергающее, гиперсоциализирующее, эгоцентрическое воспитание, а также воспитание с гиперпротекцией. Эти четыре типа воспитания являются неправильными. Неправильное воспитание ведет к частому возникновению отрицательных эмоциональных проявлений. Отсутствие необходимых условий для игры и самостоятельной деятельности является четвертым фактором, который влияет на эмоциональную жизнь ребенка. В играх дети проявляют себя, что способствует созреванию, в какой-то мере, их нервной системы. В-пятых, создание односторонней аффективной привязанности, т.е. аффективная зависимость от кого-либо или отсутствие аффективного понимания со стороны членов семьи. Например, бабушки (супермамы) проявляют излишнюю заботу, и, как правило, их обижают те же детей, т.е. их сверхзабота оборачивается против них. В то же время, если они решат настоять на чем-нибудь, то негативная реакция ребенка на это обеспечена: “Как же так: хорошо относились, а сейчас ? плохо?». В-шестых, отсутствие единого подхода к ребенку. Это, как правило, всегда вызывает отрицательные реакции (хотя бы, в сравнении с другим подходом). У школьников большую роль в возникновении отрицательных эмоций играет неспособность справиться с учебной нагрузкой, враждебное отношение учителя и неприятие детским коллективом. Американские исследователи, изучая факторы, влияющие на эмоциональную жизнь детей, выявили, по меньшей мере, 35 отрицательных факторов. Самым патогенным, по их мнению, в дошкольном и среднем школьном возрастах является смерть, развод, разлука родителей, т.е. факторы, касающиеся внутрисемейных отношений и отношения к ребенку вообще. В старшем школьном возрасте наиболее психотравмирующим фактором является беременность школьницы. Наименее травмирующий фактор ? изменение финансового положения родителей.
Обобщая все это, другие авторы отмечают, что необходимо помнить: быть ребенком ? это уже стресс. В раннем детском возрасте возникновение негативных реакций более частое, в соматическом оформлении ? более выразительное. Собственные отрицательные эмоциональные реакции у некоторых детей могут проявляться в виде напряженности, тревоги, непоседливости, страшных снов, некоторых дурных привычек (кусание ногтей, сосание пальца), в различных стереотипиях, трудностях разговорной речи, отсутствии аппетита, инфантильном поведении, истерических припадках. Так описывает отрицательные эмоциональные проявления у детей Ю.А.Макаренко (1977), отмечая, что негативные реакции имеют не только психические, но и физические проявления, такие как нарушения аппетита, истерические припадки ? двигательные функциональные нарушения, которые встречаются у детей, в той или иной мере имитируя такое тяжелое психическое заболевание, как эпилепсия, что во многих отношениях плохо сказывается на их здоровье, поскольку таких детей лечат как страдающих эпилепсией без достаточного эффекта, при этом ограничивая их деятельность.
Изучение вегетативной нервной деятельности у детей выявило, во-первых, непостоянство вегетативных реакций у разных детей и у одного и того же ребенка в разное время. Известный педиатр М.С.Маслов (1948) писал, что тонус вегетативной нервной системы у детей всегда перестраивается. В более поздних работах было отмечено, что важной особенностью вегетативных нервных эффектов у детей грудного возраста является наличие реакций, наблюдаемых у взрослых при патологии нервной системы. Вегетативная нервная система у детей настолько незрелая, что некоторые проявления ее деятельности представляются как неадекватные, а реакции выступают как патологические в сравнении с взрослыми.
Базируясь на том, что дети склонны к тахикардии, гипертонии, извращению различных рефлексов, длительное время считали, что у детей на ранних этапах развития преобладает тонус симпатической нервной системы. Как показали последующие исследования, до 14 лет у них отмечается преобладание тонуса парасимпатического отдела нервной системы, а в пубертате чаще выявляется симпатикотония и пароксизмальное проявление вегетативных расстройств.
Касаясь патологии детского возраста, следует отметить, что изменение гомеостаза у детей изучали также в связи с наличием заболеваний пищеварительной системы. Преобладание тонуса парасимпатического отдела нервной системы расценивалось исследователями как неблагоприятный фактор, говорящий о снижении реактивности, о возможности затяжного течения гастроэнтерологического заболевания и недостаточно полного выздоровления. В детском возрасте нарушение гомеостаза нередко сопровождается нарушением сосудистого тонуса. По данным Н.А.Белоконь (1987), от 25% до 75% детей страдают вегетососудистой дистонией.
Что касается психосоматических расстройств, то следует отметить, что до последнего времени нарушения функций органов и систем, что, в общем-то, и лежит в определении психосоматических расстройств, в нашей и других странах изучались на примере моносимптомных (моносистемных) неврозов. Эта группа расстройств вам всем известна. В предыдущей классификации – МКБ - 9 эта группа расстройств выделялась в рубрике «нарушения физиологических функций психогенной этиологии». В эту рубрику входили энурез, тики, заикание, психогенная одышка, зуд и т.п. Детскими психиатрами и невропатологами много было сделано для изучения и лечения этих расстройств. В.В.Ковалев (1979) отмечал, что в основе этих нарушений лежат аффективные расстройства. Но на передний план клинической картины выходят невротические проявления (тревога, страхи, беспокойство), и потому эти расстройства были отнесены к моносистемным неврозам.
Вместе с тем, терминологическая неясность мешала и мешает адекватному лечению этих расстройств. Всем вам известное упрощенное положение, что психозы лечат нейролептиками, неврозы - транквилизаторами, а депрессию – антидепрессантами. Поскольку психосоматические расстройства, в широком смысле, попали в группу неврозов, то, в основном, лечение этих расстройств проводилось транквилизаторами. Тогда как в основе этих нарушений лежит измененный депрессивный аффект с преобладанием тонуса парасимпатического отдела нервной системы, а воздействие транквилизаторами опосредованно усиливает преобладание этого отдела нервной системы. Фактически применение только транквилизаторов дает эффект на первом этапе, а в последующем все эти нарушения могут возобновиться, так как депрессивные расстройства при этом не только остаются, но и усиливаются. Таким образом, учет именно аффективной патологии необходим и при лечении неврозов с различными функциональными соматическими нарушениями.
Что касается депрессии у детей, то многие исследователи отмечают, что она чаще выявляется в соматическом оформлении. Некоторые исследователи даже утверждают, что наличие вегетативных нарушений может быть основанием для диагноза депрессивных расстройств. Г.Ниссен (1971) считая, что для детской депрессии все нетипичное – типично, также подчеркивает, что депрессия в дошкольном возрасте обнаруживается в соматических симптомах, т.е., по существу, депрессивные расстройства у детей почти всегда маскируются за счет соматовегетативных нарушений.
Если говорить о работах, посвященных собственно психосоматическим расстройствам, то в последние годы вышли две прекрасных монографии Д.Н.Исаева: “Психосоматическая медицина детского возраста“ (1996) и “Психосоматические расстройства у детей“ (2000). В этих работах он отмечает большое влияние психоаналитического подхода на разработку проблемы и указывает на то, что в настоящее время речь идет не о психосоматике как таковой, а о психосоматическом подходе к лечению больного с учетом его возрастных особенностей и других факторов, принимающих участие в возникновении обусловленных психическими соматических расстройств.
Как феномен психосоматические расстройства известны давно - человек, испытывающий отрицательные эмоции, часто реагирует при этом вегетативными (соматическими) нарушениями. На это обращалось внимание, и это использовалось в лечении тех или иных функциональных нарушений, которые возникали у человека. Собственно определение психосоматических расстройств было впервые дано психоаналитиками, в частности, S.L.Halliday в 1943 году: “Психосоматическим заболеванием следует считать такое, природа которого может быть понята только из установления несомненного влияния эмоционального фактора на физическое состояние“. В своем определении автор также подчеркивает, что природа психосоматического заболевания обязательно включает эмоциональный фактор и добавляет, что к психосоматическим заболеваниям приложима следующая шести членная формула: особенности этиологии и течения (этиология ? это эмоциональные нарушения, течение ? это развитие клинических проявлений в последующем); тип личности, т.е. подчеркивание личностных особенностей как отдельного фактора; особенности пола; взаимодействие с другими заболеваниями; семейные особенности; фазность течения. Особенности пола, в случаях, когда речь идет о детях, проявляются в том, что наиболее сильные эмоциональные реакции дают мальчики. Во взрослой жизни от депрессии чаще страдают женщины. Так, анализируя распространенность невротической депрессии в поликлинической практике, некоторые исследователи отмечают, что соотношение мужчин и женщин составляет ? 1:5-6, что подчеркивает большую роль пола в возникновении психосоматических расстройств.
Согласно определению Дж.А.Уинтера, данному гораздо позже, психосоматическим считается заболевание, которое, во-первых, носит функциональный, а не структурный характер, хотя в последствии оно может стать причиной структурных изменений в организме, во-вторых, вызывается неадекватным стимулом, в-третьих, представляет собой неадекватную реакцию организма на стимул, чаще всего завышенную, в-четвертых, зарождается в прошлом в момент происшествия, вызвавшим крайне болезненные чувства, в-пятых, основывается на механизме фиксированных реакций ? реакция организма на стимул всегда неизменна, т.е. в ответ на психическую травму могут повторяться функциональные изменения в одной из систем, и, в-шестых, характеризуется временным сдвигом сознания: система координат “ здесь и сейчас “ отходит на второй план ? больной, в определенной степени живет собственным прошлым. Нередко эти больные вспоминают психотравмирующие ситуации из прошлого и их реакция на отрицательные воспоминания такая же, как и на неприятность произошедшую в настоящее время. Такая, свойственная некоторым людям, система изживания аффектов направлена против них. Они вспоминают неприятное, чтобы изжить его и больше не повторять, а получается, что в который уже раз сами себе наносят психотравму. L.Kreisler (1994) считает, что психосоматическая патология означает органические расстройства, в генезисе и эволюции которых усматривается преобладающее участие психологических факторов. Существует и такое определение “Психосоматические заболевания ? это болезни души и тела“ (В.И.Гарбузов, 1992): А в православной психиатрии считается, что психосоматические расстройства ? это соматические проявления греха.
Как отмечалось выше, ВОЗ выделила как основной вариант психосоматических расстройств психофизиологическое сопровождение эмоций, являющихся их обязательной составной частью. Наиболее часто в нашей стране используется следующая дефиниция “Психосоматические расстройства - расстройства функций органов и систем, обусловленные воздействием психотравмирующих факторов“, которая дана для определения психогенно обусловленных состояний. Вместе с тем, психосоматические расстройства, представляющие, по сути проявления депрессии, могут являться следствием не только психогенной, но и соматогенной, и эндогенной депрессии. Соответственно следует учитывать депрессивные нарушения любого генеза как основной фактор возникновения психосоматических расстройств у детей и подростков.
Таким образом, психосоматические расстройства ? нозологически неспецифичны, т.е. они могут встречаться при различных заболеваниях. Отмечено, что аффективная патология встречается при любой форме шизофрении, «нет невроза без депрессии», подчеркивает А.Кемпински (1975), а Г.Е.Сухарева (1959) отмечает обязательность депрессивных расстройств при астении, наиболее распространенном виде психической патологии. Соответственно, у больных при слабой выраженности аффективных расстройств, особенно в структуре различных психических заболеваний, могут возникнуть психосоматические расстройства. Сложность положения заключается в том, что при наличии психосоматических расстройств больные обращаются не к тем врачам, не к тем специалистам, которые могут их вылечить. В литературе был описан один больной, который нанес убыток в 7 миллионов фунтов стерлингов государственному здравоохранению Великобритании. Он безрезультатно обследовался и лечился во многих клиниках за счет государства, и только когда выяснили, что он страдает скрытой депрессией, ему смогли провести эффективное лечение.
По данным различных исследователей, среди взрослых пациентов, обращающихся к интернистам, число больных с психосоматическими расстройствами или с психогенно обусловленными соматическими заболеваниями, составляет от 34 до 60% больных, т.е. такое количество больных страдает психическими расстройствами из числа обращающихся к терапевтам и специалистам различного профиля, не считая тех, которые идут к психиатрам. По распространенности эмоциогенно обусловленные расстройства (психосоматические) уступают только острым респираторным заболеваниям (грипп, ОРВИ). По данным ВОЗ, по меньшей мере один раз в жизни каждый человек испытывает депрессию и чаще это слабо выраженные депрессивные расстройства, которые, как правило, сопровождаются вегетативными (соматическими) нарушениями.
По мнению П.К.Анохина (1965), одной из ошибок современной медицины является то, что внимание врачей чаще сосредоточено на заключительной фазе болезни, когда резко нарушены адаптационные механизмы на уровне биохимических реакций в мозговом веществе, которые суммируют до патологических размеров все то, что переживает тот или иной человек на протяжении всей своей жизни: кратковременные или длительные гнетущие расстройства; отрицательное эмоциональное напряжение, связанное с конфликтом на работе, шумом, утомлением и другими стрессовыми состояниями. По существу, на протяжении свой жизни человек доводит себя до какого-то соматического заболевания за счет всевозможных эмоциональных нарушений и возникновения функциональных расстройств, которые с течением времени приобретают органический характер. Что касается детского возраста, то вегетососудистые нарушения, являющиеся, по существу, психосоматическими расстройствами, как уже отмечалось, выявляются более чем у половины детей. От 8 до 40% детей, обращающихся к педиатру, нуждаются в помощи психиатра, т.е. страдают психосоматическими расстройствами. Американские педиатры считают, что 68% детей, наблюдающихся у педиатра, имеют функциональные расстройства, т.е. психогенные расстройства функций органов и систем. Если учитывать отдельные проявления, то головная боль отмечается у 28% школьников старших классов, нарушения сна ? у 4% , утомляемость с астеническими проявлениями ? у 27% . Некоторые исследователи выявляют до 38% расстройств функций органов и систем при различных невротических и неврозоподобных состояниях. Педиатры отмечают, что частота субфебрилитета неинфекционного генеза среди школьников (это тоже психосоматическое расстройство) составляет около 18% случаев, недержание мочи ? в среднем 12%., артериальная гипотензия ? до 20%, гипертензия ? до 14%, головная боль ? до 30%, обморочные состояния ? 4-5% случаев. Такого рода психосоматические расстройства часто встречаются, особенно у школьников. По данным детских психиатров, среди обследуемых, в условиях детской поликлиники, 39% детей имеют тики, энурез, головные боли, пониженный аппетит, плохой сон и другие психосоматические нарушения. А среди больных детского стационара в 30% случаев отмечаются эмоциональные расстройства, в 33% ? поведенческие нарушения. Другие авторы пишут, что педиатры более четверти своего времени тратят не по назначению, т.е. безуспешно пытаются лечить с помощью симптоматической терапии психосоматические расстройства. Это видно на примере многопрофильных больниц, куда поступают дети после многолетнего и недостаточно эффективного лечения по месту жительства.
Для психосоматических расстройств характерно не только высокая распространенность, но и нарастание этой распространенности год от года. По данным Л.В.Мазурина (1989) в 70-80 годы психосоматическая патология пищеварительного тракта возросла с 75 больных до 110 на 1000 детского населения. А распространенность астмы среди детей с 60-х по 80-е годы увеличилась на 300%, в то время как в 60-х годах бронхиальная астма отмечалась в популяции у 2% детей. Эти цифры, характеризующие распространенность психосоматических расстройств, свидетельствуют о том, что эта проблема требует дальнейшей разработки и не только психиатрами и педиатрами, но и детскими специалистами различного профиля.
Основную роль в возникновении и течении психосоматических расстройств играет эмоциональный фактор, т.е. депрессивные эмоции, депрессивное состояние. Существует много факторов-условий возникновения таких состояний. Теории, которые рассматривались ранее, базировались на особенностях личности (фактор внутренних условий), особенностях психотравм (утрата значимого объекта), особенностях онтогенеза (десоматизация, ресоматизация), т.е. особенностях возрастного развития. Что касается онтогенеза, то в детском возрасте отмечается определенная периодизация психического реагирования. В.В.Ковалев (1985) выделил период соматовегетативного реагирования - в возрасте от 0 до 3-х лет все психические расстройства выступают в виде соматовегетативных проявлений. С 4-х до 7 лет психические расстройства проявляются в виде двигательных, моторных нарушений. В последующем с 5 до 10 лет ?отмечаются аффективные и с 11 до 17 лет – эмоционально-идеаторные проявления психических расстройств. Определенное место в патогенезе психосоматических расстройств занимает такое явление как алекситимия ? недостаточность вербализации, как следствие эмоциональных нарушений. Депрессия, по сути, сопровождается замедленностью мышления. Осмысление тех или иных фактов, событий, переживаний может быть нарушено, но не грубо, как мы видим при психозах, ? просто затруднено, и больной, вследствие этого, может описывать свои ощущения недостаточно полно, что напрямую сопряжено с основным фактором - депрессией. В первой отечественной монографии, посвященной психосоматическим расстройствам, В.Д.Тополянского и М.В.Струковской (1986), прямо подчеркивается роль эмоций, вернее, депрессии в возникновении психосоматических расстройств и описывают психосоматические нарушения в соответствии с локализационным принципом, т.е. по различным органам и системам. Авторы рекомендуют психофармакотерапию с обязательным использованием антидепрессантов, но дают это, в общем, не дифференцировано, что затрудняет использование рекомендованной терапии, хотя бы потому, что амитриптилин и мелипрамин рекомендуются вне связи с клиникой психосоматических и, в частности, депрессивных расстройств. Депрессии различны по клиническим проявлениям и, в зависимости от их особенностей, следует дифференцированно применять антидепрессанты, которые при неадекватном использовании могут даже ухудшить состояние больного.
При изучении психосоматических расстройств психоаналитики, в основном, учитывали личностные особенности, способствующие реагированию на психотравмирующие факторы с нарушением функций органов и систем. Вместе с тем, один из сотрудников Ф.Александера, I.A.Mirsky, ввел понятие “Х-фактор”, который, наряду с личностными особенностями, способствует возникновению нарушений в той или иной (определенной) системе. S.Wolf (1956) считал, что это генетически обусловленное изменение клеток и тканей, которые реагируют своеобразно на психотравму, что может привести к психосоматическому расстройству. Другие исследователи предполагали значимость, как правило, единичных факторов, например, перенесенное ранее заболевание, физическая травма.
В настоящее время многими исследователями подчеркивается сложность патогенеза психосоматических расстройств. Останавливаясь на конкретных факторах, частота которых на детском материале подчеркивает их значимость в развитии психосоматических расстройств, можно отметить, что этих факторов ни один, ни два, ни три, ни пять. В среднем на каждого ребенка приходится до 8 до 10 факторов, каждый из которых в некоторой степени может влиять на возникновение психосоматического расстройства.
Все психосоматические расстройства изначально рассматриваются на основе локализационного принципа, введенного еще E.Dupre (1925) [анатомо-физиологический принцип]. Классифицируя соматические проявления при депрессиях, Т.А.Невзорова и др. (1964) выделяли кардиалгический, гастралгический синдромы, синдром дискинезии кишечника и диэнцефальный синдром, т.е. психосоматические (функциональные) нарушения классифицировались при депрессиях по их локализации. А.К.Ануфриев (1978), приводя классификацию скрытых депрессий, делит соматовегетативные сенсации (так он характеризует психосоматические расстройства) на следующие группы: сердечно-сосудистые сенсации, центрально-неврологические, абдоминальные, кожно-мышечные (суставные), кожно-подкожные. Он как бы расширяет сферу проявления психосоматических расстройств. В.Ф.Десятников, Т.Т.Сорокина (1981) в своей монографии “Скрытая депрессия в практике врачей“ выделяют 4 большие группы соматических масок скрытой депрессии. Первая группа ? это алгические проявления, т.е. психосоматические расстройства в виде болевых проявлений: абдоминалгии, кардиалгии, цефалгии (головные боли) и паналгии, т.е. множественные боли в различных частях тела. Вторая группа ? агрипнические расстройства, т.е. нарушения сна (как известно, скрытая депрессия проявляется иногда одним симптомом ? нарушением сна в виде раннего подъема с невозможностью уснуть). Эти нарушения сна никакими транквилизаторами устранить невозможно. А назначение антидепрессантов (необязательно на ночь - назначать антидепрессанты на ночь не всегда адекватно, несмотря на седативный эффект некоторых из них, проявляющийся вначале) приводит к улучшению сна и, в последующем, к улучшению состояния. Третья группа ? это диэнцефальные, вегето-висцеральные расстройства (вазомоторно-аллергические, псевдоастматические и т.д.). Четвертая группа ? наркоманические расстройства. Если женщины, реагируя на психотравму депрессией, стараются помочь себе, обратившись к врачу, то мужчины при возникновении депрессивных расстройств чаще «лечатся» с применением алкоголя или наркотиков. Таким образом, довольно часто в основе алкогольной и наркотической зависимости лежит слабо выраженная депрессия, нередко с теми или иными соматическими нарушениями.
Классифицируя психосоматические расстройства, некоторые исследователи разделяют их на психогенные, психофизиологические и соматопсихические психосоматические категории. При психогенных заболеваниях (сюда относят истерию, ипохондрию, булимию) наблюдаются относительно выраженные нарушения функций органов и систем. Психофизиологические симптомы ? это всего лишь физиологические корреляты аффекта, т.е. это не патологические состояния, тогда как большинство психосоматических заболеваний относятся к категории соматопсихических - психосоматических синдромов. Отличительной особенностью возникновения этих синдромов у детей является наличие в детском возрасте предрасполагающих факторов, не только определяющих биологическую ранимость данного органа и системы, но и влияющих на психологическое развитие. Некоторые авторы предполагают, что указанные конституциональные факторы (в частности, соматическая и эмоциональная ранимость) проявляясь, в большей степени, во взаимодействии и причинно-следственных отношениях, являются основным фактором патогенеза психосоматических расстройств.
Другие исследователи подразделяют психосоматические расстройства на истерическую конверсию и собственно соматизацию. При этом предполагают, что конверсионный тип является прямой реализацией психического содержимого, и он может проявляться не только в мускулатуре, но и на коже. Собственно соматизация, по мнению этих исследователей, является результатом эмоционального напряжения и может быть поставлена в связь с определенным психологическим содержанием, т.е. психологическое воздействие как бы опосредуется, и отрицательный аффект соматизируется. H.Zimprich (1984) предложил выделить психосоматические реакции, функциональные нарушения и психосоматические заболевания с органической манифестацией, т.е. специфические психосоматозы, к которым относятся колит, язва желудка и сахарный диабет, потому что эти расстройства часто возникает остро.
Такого рода классификации предполагают подразделение психосоматических расстройств у взрослых. У детей психоаналитики (L.Krisler,1994) выделяют по локализационному принципу расстройства с неврологическими проявлениями (сюда они относят нарушения сна и судороги), отклоняющееся пищевое поведение (анорексия, рвота, геофагия, копрофагия, трихофагия, т.е. поедание земли, кала и волос, извращенный аппетит). Также выделяются расстройства пищеварения в первые полгода жизни: запоры, понос, колиты, раздражимость ободочной кишки. К ним присоединяют также заболевания дыхательных путей: спастический плач, астму, поражения носоглотки, болезненные отиты, бронхиты, рецидивирующие пневмопатии. Из кожных заболеваний выделяются экзема, крапивница, алопеция, псориаз. Все эти заболевания относятся к психосоматическим расстройствам. Наряду с этим выделяют как психосоматические такие синдромы как аллергические заболевания, истощение, задержка роста и т.д.
Как можно заметить, все исследователи классифицируют психосоматические расстройства, придерживаясь локализационного принципа, т.е. психосоматические расстройства выделяются на основе поражения того или иного органа или системы. Лишь некоторые исследователи предлагают подразделять психосоматические расстройства с учетом их выраженности, в частности: психосоматические реакции, психофизиологические (психосоматические) состояния и психосоматические заболевания, т.е. сформировавшиеся заболевания с органическим субстратом, которые вначале возникают психогенно.
Собственно депрессивные расстройства, признанные в настоящее время этиологическим фактором или основным фактором патогенеза, трактуются многими исследователями достаточно обобщенно, что затрудняет терапию. Лечить больных с психосоматическими расстройствами, в основе которых лежат эмоциональные нарушения (депрессия) можно только с учетом их клинических особенностей: степени выраженности, типологического варианта и генеза. Локализацию и степень выраженности психосоматических расстройств следует учитывать при проведении симптоматического лечения, направленного на устранение функциональных нарушений отдельных органов и систем.
Теперь обратимся собственно к психосоматическим расстройствам, их особенностям у детей и подростков и разберем вопросы терапии. Почему мы говорим только о депрессиях, хотя, теоретически, и маниакальные состояния должны сопровождаться и сопровождаются вегетативными нарушениями ведь хорошее настроение, радость сопровождающееся сердцебиением и т.п., но данных о патогенном влиянии повышенного настроения практически нет. Пожалуй, только в художественной литературе приводятся случаи радости со смертельным исходом. У А.С.Пушкина есть такое: “Восхищения не снесла и к рассвету умерла“. В основном же приводятся случаи, когда к смертельным исходам приводил синдром горя, а у детей 1-2 года жизни депрессивные расстройства, по данным иностранных авторов, в прошлом заканчивались летально довольно часто.
Относительно психосоматических расстройств у детей и подростков. Необходимо отметить, что в детских больницах общего профиля очень много детей с такими расстройствами и это не первичное обращение к врачу, ? год, два, три они наблюдаются по месту жительства, лечатся у различных специалистов и лишь в последующем поступают на обследование и лечение в многопрофильные лечебные учреждения. Что характерно для психосоматических расстройств у детей? Во-первых, чаще всего эти расстройства поражают не один орган, не одну систему, а, как правило, несколько органов и систем ? от 2 до 5. Таких больных, с полисистемными проявлениями психосоматических нарушений ? более 80%. Дети с поражением одного органа или системы в стационарах встречается редко. Но если учитывать, что поражается и нервная система, то все психосоматические расстройства полисистемны. Во-вторых, относительно редко встречаются психосоматические реакции, примерно только в 20% случаев. У подавляющего большинства больных отмечаются психосоматические состояния. Реакции, как правило, кратковременны; их невозможно параклинически зафиксировать: например, у ребенка боли в животе, а при ультразвуковом исследовании данных за какие-либо изменения органов нет. Функциональные нарушения всегда обратимы, т.е. нарушение функций проходят относительно быстро и вместе с ними исчезают боли. У 90% детей боли в животе имеют психогенный (психосоматический) характер. Лишь иногда отмечаются выраженные, субшоковые реакции, приводящие к психосоматическим заболеваниям. Недавно мы консультировали больного с субшоковой реакцией и алопецией - выраженный страх, резкое снижение настроения и у ребенка стали выпадать волосы. В таких случаях чаще отмечается тотальная алопеция. У женщин она возникает реже, потому что женский половой гормон способствует росту волос. Вообще, психосоматические расстройства чаще встречаются у девочек: соотношение ? 1:1,5. Только при кожных нарушениях ? соотношение 1:1 (имеется в виду не только алопеция, но и атопический дерматит, который более распространен) Психосоматические состояния характеризуются большей протяженностью во времени, те или иные функциональные нарушения длятся от нескольких дней до нескольких месяцев или даже лет. Для состояний характерно также хотя бы частичное восстановление функций с течением времени; соматические нарушения устанавливаются параклинически, т.е. изменения в желудочно-кишечном тракте и других системах можно выявить при ультразвуковом исследовании. И, наконец, психосоматические заболевания, встречающиеся примерно у 14-15% детей. К ним относятся: язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки. Это психосоматическое заболевание отмечается после 12 лет. В.В.Марилов (1993), изучавший психосоматозы пищеварительной системы отмечает, что для таких больных в зрелом возрасте характерен возврат к детским способам реагирования, т.е. они реагируют на многие события как дети ? патологией пищеварительной системы, и у них происходит постепенное развитие язвенной болезни 12-перстной кишки. Также постепенно формируются такие психосоматические заболевания как бронхиальная астма, гипертоническая болезнь, атопический дерматит и другие заболевания. Им свойственно длительное существование функциональных расстройств с последующими органическими изменениями в органах и системах, которые выявляются параклинически. Для заболеваний характерны частые декомпенсации (обострения), нередко связанные с психотравмами.
К числу психосоматических заболеваний, возникающих остро, относятся язва желудка, сахарный диабет, тотальная алопеция и др. Язва желудка (или пептическая язва), одномоментно возникающая в ответ на острую психотравму, часто сопровождается кровотечением, нередко наблюдается у детей, до этого времени не страдавших желудочно-кишечными расстройствами. Упрощенно это выглядит так - неблагоприятная ситуация - острая субшоковая реакция со спазмом сосудов и дефектом слизистой или очагом некроза. Сахарный диабет возникает чаще при определенной предрасположенности ребенка. Порой относительно острая психотравма, которая не так уж значительна, но которая неадекватно воспринимается, т.е. неадекватный стимул ? неадекватная реакция, ведет к нарушению функций поджелудочной железы. Тотальная алопеция также возникает при острой субшоковой реакции. Страх сопровождается спазмом сосудов и образованием очага выпадения волос, иногда облысение, когда выпадают также брови и ресницы, сразу характеризуется как тотальное. В таких случаях часто подобный тип реагирования выявляется среди ближайших родственников.
Мы уже отмечали, что существует много факторов, которые наряду с эмоциональными нарушениями, способствуют возникновению психосоматических расстройств. Эти факторы можно разделить на три группы: наследственные, церебрально-органические и психосоциальные. Что обращает на себя внимание у детей в плане наследственности? У таких детей отягощенность наследственности психическими заболеваниями составляет около 14,5%. Из них психотическими формами ? только в 4%, а 10,5% ? это непсихотические формы (слабо выраженная аффективная патология, невротические реакции, состояния). Второе: наличие психосоматических заболеваний у родственников первой и второй степени родства отмечается в 40% случаев. Из них 18-19% родственников имеют психосоматические расстройства в тех же органах и системах. Например, у больного с кожной патологией в семье кто-то страдает аллергическими реакциями, явлениями дерматита, алопецией и т.д. При желудочно-кишечных расстройствах психосоматические нарушения у 60% родственников и более чем у половины из них в пищеварительной системе. У родителей этих детей патологические особенности личности отмечаются в 78% случаев, у матерей в два раза чаще, чем у отцов, т.е. 50% матерей имеют патологические личностные особенности (как правило, акцентуаций характера) и только 28% отцов. Проявления невропатии или другие психопатологические проявления на первом году так же относятся к наследственным расстройствам, т.е. готовность к их возникновению на первом году жизни связана с наследственными факторами. Такие проявления отмечаются у 38% детей с психосоматическими расстройствами. Из них примерно 80% имеют невропатические проявления в виде раздражительности, крикливости, плача - выражения неудовольствия, плохого сна, расстройства аппетита (в сторону повышения или понижения). У 20% детей отмечаются другие проявления, родители характеризуют этих новорожденных как очень спокойных: они вялы, мало двигаются, у них снижен аппетит, позже появляется улыбка, чем у других детей, однообразная мимика, т.е., по существу, это собственно аффективные (депрессивные) нарушения на первом году жизни, и они достаточно часто встречается у этих детей. У 87% детей с психосоматическими расстройствами отмечаются акцентуированные черты характера. Таким образом, тот фактор, который психоаналитики представляют как ведущий, действительно является очень значительным. Какие акцентуации наиболее часто встречаются? Чаще всего ? по эмоционально-лабильному типу: примерно 29% этих детей имеют повышенную эмоциональную лабильность, т.е. способны реагировать на любые незначительные события очень сильно и более продолжительно. 20% из них ? лабильно-истероидные, т.е. сочетают в себе эмоциональную лабильность и истерические, или, как пишут зарубежные авторы, театральные черты характера. У 19% детей отмечаются истерические акцентуации (по истерическому типу). Эпилептоидные, шизоидные и другие акцентуации черт характера встречаются в единичных случаях.
Что касается церебрально-органических факторов риска возникновения психосоматических расстройств, то они представлены следующим образом. Патология беременности этими детьми отмечается у 53% матерей, патология родов ? у 58%, нарушение вскармливания ? у 50% детей (в биологическом смысле: во-первых, искусственное вскармливание и, во-вторых, вскармливание до 6-ти месяцев). Педиатры считают, что наиболее патогенно искусственное вскармливание; недостаточно ? до 6-ти месяцев; оптимально ? до года. Год назад мы были свидетелями утверждения докторской диссертации на тему обязательного грудного вскармливания детей до 1 года жизни. Автор доказал, что грудное вскармливание до года ведет к резкому снижению заболеваемости на ранних возрастных этапах. Сам по себе этот фактор имеет большое значение не только для возникновения психосоматических расстройств, но и для адекватной здоровой жизни в последующем. У 21% этих детей на первом году жизни отмечаются отклонения в психомоторном развитии. Это и неудивительно: патология беременности в 53% случаев, патология родов в 58%, создают определенные предпосылки в виде минимальной дисфункции мозга и способствуют задержке психомоторного развития. Практически все эти дети перенесли соматические и инфекционные заболевания, часть из них имели также черепно-мозговые травмы, операции, судорожные состояния, в единичных случаях состояния клинической смерти, мозговые инфекции и т.д. Эта объединенная группа больных с наличием более тяжелой соматической патологии в детстве составила 27% обследованного контингента. В итоге, следует отметить, что 85% детей с психосоматическими расстройствами имеют минимальную мозговую дисфункцию или, как чаще пишут, остаточные явления раннего органического поражения ЦНС. По данным ряда авторов, дети с минимальной дисфункцией мозга в 75% случаев имеют органически обусловленную эмоциональную лабильность. Т.е. один фактор может вызвать проявление другого и усилить его влияние на развитие психосоматических расстройств.
Третья группа - психосоциальных факторов. На первом месте стоит нарушение системы “мать и дитя” у 60% больных. Эти значения несколько занижены. За счет чего? Мы ориентировались на нарушение вскармливания, т.е. искусственное вскармливание ? явное нарушение системы “мать-дитя”: ребенка не прижимают к груди, не ласкают на первом году жизни, он предоставлен себе и бутылочке с молоком или смесью. До 6-ти месяцев ? недостаточное эмоциональное общение с матерью. Грудное вскармливание свыше года ? сверхзабота, т.е. нарушение системы “ мать и дитя“, но в другом плане. Но среди обследованных были еще и нежеланные дети; не того пола, который хотели родители; дети учащихся, студентов – матерей, которые оставляют ребенка бабушке и уезжают учиться. Неправильное воспитание у 59,7% больных (преобладали гиперпротекция и эгоцентрическое воспитание; гиперсоциализирующее ? редко, а отвергающее ? в единичных случаях). Братья и сестры как психогенный фактор у 37,5% больных: при появлении младшего ? идеи ревности, если есть старший тоже конфликтная ситуация. В 25% случаев отмечено посещение детских учреждений как психотравмирующий фактор: отрицательная реакция на посещение детских учреждений длительное время. Некоторых детей приходилось даже возвращать домой в связи с тем, что они начинали часто болеть: неделю посещает ясли, две проводит дома. Психоэмоциональные перегрузки отмечались у 21% больных, неполная семья ? у 16,6% детей. Все другие факторы (болезни родителей, потеря их, ссоры в семье, алкоголизация) встречались в единичных случаях.
На одного больного, в среднем, приходилось 2,6 генетических факторов риска, церебрально-органических ? в среднем 3, и 2,6 ? психосоциальных. Итого на каждого больного приходилось 8,2 фактора. Данные по невротической депрессии (психогенной депрессии у детей, отмечающейся в 72% случаев) показывают увеличение числа факторов до 10. А если рассматривать группу детей с психосоматическими расстройствами и проявлениями агрессивности, то у этих детей число факторов составляет 11,1. С увеличение числа факторов риска увеличивается вероятность возникновения и степень тяжести психических нарушений. Что показало параклиническое обследование этих детей? При психосоматических состояниях функциональные и органические нарушения в органах и системах в большинстве случаев были параклинически верифицированы. Гомеостаз, который определялся на основе данных кардиоинтервалографии, был нарушен у 92% обследованных. Почти 70% больных с психосоматическими расстройствами имели нарушения гомеостаза с преобладанием тонуса парасимпатического отдела вегетативной нервной системы, что параклинически подтверждает наличие эмоциональных нарушений.
У всех обследованных больных (более 800) были выявлены различные по степени выраженности, генезу и типологии депрессивные нарушения. У 65% больных депрессия выступала как определяющее психопатологическое состояние: это субдепрессия или скрытая депрессия и умеренно выраженная депрессия. В 35% случаев депрессия определялась в виде синдрома в структуре различных психических заболеваний, в основном, неврозов. У детей до 10-12 лет диагноз “невроз“ ставится очень редко. Говорят о невротических реакциях, невротических состояниях. Среди описываемых детей больных шизофренией было пятеро, олигофренией - трое. То есть почти все психические расстройства были представлены пограничным (непсихотическими) нарушениями. И в структуре этих расстройств обязательно отмечались, в основном, слабо выраженные депрессивные нарушения. Многие авторы солидарны с мнением А.Кемпински, что нет невроза без депрессии, и это мнение находит подтверждение в данном исследовании.
У больных с психосоматическими расстройствами депрессивные нарушения в 88,5% случаев были слабо выраженными. Умеренно выраженная депрессия выявлялась у 11,5% больных. Выраженных депрессивных расстройств у этих больных не отмечалось. Лишь в одном наблюдении в процессе лечения отмечалась выраженная депрессия как реакция на ситуацию, но, подтверждая общее правило «чем сильнее депрессия, тем меньше соматических нарушений», у больной на фоне усиления депрессии поблекла психосоматическая симптоматика и даже на какое-то время исчезла. Затем настроение у нее несколько улучшилось, но оставалось пониженным, и опять появился зуд, и активизировались нарушения кожных покровов.
Депрессия у детей с психосоматическими расстройствами, в основном, психогенная ? 72,8%; соматогенная составляет 22,6%; эндогенная ? 4,6%. Клинические особенности депрессии позволяют выделить следующие типологические варианты. Самой представленной является тревожная депрессия; депрессия, при которой слабо выраженный тоскливый аффект проявляется в виде скуки, грусти, плохого настроения, сопровождается тревогой, беспокойством, внутренним напряжением, страхом. Тревожный компонент депрессивного синдрома чаще всего выступает на передний план, и потому рано диагностируется, тогда как пониженное настроение - больной чаще грустный, чем веселый, когда говорит, старается улыбаться, а его лицо не совсем соответствует ситуации, устанавливается гораздо позже, если диагностируется вообще. Для тревожной депрессии характерно усиление ее к вечеру, на фоне усталости, затрудненное засыпание, поверхностный сон и трудные подъемы по утрам.
У детей, особенно в дошкольном возрасте, часто отмечается астенический вариант депрессии. Наряду со скукой, грустью у таких детей отмечается вялость, утомляемость, истощаемость, слабость. У более старших - нередки головные боли. Часто отмечается раздражительность, относительно редко агрессивность. Хотя раздражительность, агрессивность больше свойственны астенической депрессии, выраженные проявления агрессивности до аутоагрессии выявляются чаще при тревожной депрессии. Что еще характерно для астенической депрессии? Во-первых, дети устают уже с обеда, у них падает активность; к вечеру они утомлены настолько, что стараются лечь пораньше спать. Сон у них, как правило, глубокий и утром, если достаточный, дети просыпаются сами и достаточно быстро, если сон недостаточный ? дети с утра чувствуют себя плохо, жалуются на усталость, залеживаются в постели. Тоскливая депрессия отмечалась всего в 3,2% случаев. Для нее характерны более частые, спонтанные жалобы на скуку, грусть; дети малоактивны, медлительны. Обращает на себя внимание изменение походки. Вы все знаете, что можно только услышать, как идет больной и сказать, что он страдает депрессией. Когда молодой человек или ребенок ходит как старик, шаркая ногами, сразу же возникает сомнение относительно достаточности уровня его настроения. Эти дети утром чувствуют себя хуже, чем днем и вечером, т.е. особенности изменения настроения с утра выступают более заметно. Иногда эти дети очень рано просыпаются и не могут больше уснуть. У детей с психосоматическими расстройствами отмечаются также смешанные депрессивные состояния: астено-тревожные ? в трети случаев и тревожно-тоскливые менее 8% случаев. Чаще всего эти состояния возникают при большей длительности заболевания, когда к тревожному компоненту присоединяется астенический или нарастает тоскливый. Это клинически полиморфные состояния, требующие сбалансированного терапевтического подхода
В основу терапии психосоматических расстройств должны лежать следующие принципы. Во-первых, это комплексный (мультидисциплинарный) подход. Лечение больного должны осуществлять психиатр, психотерапевт, педиатр или детские специалисты различного профиля в условиях в многопрофильной больницы. Во-вторых, должен соблюдаться принцип приоритетности психиатра во всех случаях за исключением ургентных состояний, когда психофармакотерапия отступает на второй план. В-третьих, принцип преемственности лечебного процесса при передаче больного для курации другим специалистом. Необходимо учитывать, наряду с локализацией, степень выраженности функциональных нарушений при проведении симптоматической терапии. И, в-четвертых, клинико-патогенетический подход, с учетом особенности депрессии, как основного фактора возникновения психосоматических расстройств.
В первую очередь следует ориентироваться на типологический вариант депрессии. Только тогда терапия будет эффективной. При депрессии рекомендуют амитриптилин и мелипрамин; но если при тревожной депрессии вы будете применять мелипрамин, а при астенической депрессии амитриптилин, вы можете ухудшить состояние больного. И поскольку родители едва ли с этим согласятся, то ваше лечение будет отменено, и вы не сможете помочь больному ребенку.
С учетом таких проявлений как вялость, утомляемость, пассивность можно, особенно на ранних возрастных этапах, использовать один подход к лечению тоскливой и астенической депрессий. На всех возрастных этапах этим больным следует назначать психотерапию.
При лечении депрессии у детей и подростков в качестве антидепрессантов следует использовать адаптогены: элеутерококк, родиолу розовую, левзею, заманиху, лимонник, женьшень и аралию. Два последних средства детям, особенно раннего возраста назначать не рекомендуются. Адаптогены имеют следующие особенности. Элеутерококк, больше влияющий на вегетососудистые нарушения, мягко и эффективно действует на депрессию, особенно слабую. Хотя считается, что активирующее действие адаптогенов одинаково, большим антидепрессивным эффектом обладают левзея, заманиха и родиола, особенно при эндогенных депрессиях. В дошкольном возрасте при астенической и тоскливой депрессиях адаптогены необходимо назначать в возрастных дозировках: 1 капля настойки или экстракта на год жизни два раза в день (утро, обед). Они достаточно хорошо улучшают настроение, повышают сопротивляемость организма и в сочетании с седатиками нормализуют гомеостаз. Нельзя назначать адаптоген вечером, т.к. может нарушиться сон. Из седатиков, назначаемых также при астенической и тоскливой депрессиях (лечение должно быть сбалансированным), можно использовать пустырник, боярышник (последний адекватней для детей с минимальной мозговой дисфункцией, т.к. кроме седативного действия, он оказывает мягкое дегидратирующее воздействие). Можно назначить так же валериану. Но валериана обладает слабым седативным действием и, по некоторым данным, влияет не только на подкорковые образования, но и на кору головного мозга и, к тому же, способна накапливаться в организме. Поэтому длительность использования валерианы при психосоматических расстройствах у детей и подростков не должна превышать 1 месяца. Седатики этим больным следует назначать в половинной, от возрастной, дозе, потому что преобладающие астенический и тоскливый аффекты могут быть усилены за счет седации. Возрастная доза - капля на год жизни три раза в день. Обязательно следует назначать ноотропы. Какие препараты, обладающие ноотропным действием, при астенической и тоскливой депрессиях можно назначить? Только ноотропы с выраженным активирующим действием в возрастных дозировках. Это ноотропил (пирацетам), энцефабол (пиридитол), сермион. Сермион хорошо назначать детям с церебрально-органической недостаточностью, потому что он нормализует давление, сосудистый тонус. Первый этап ? две недели фитотерапии. Если эффективность терапии недостаточна, то в качестве антидепрессанта следует добавить препараты зверобоя. В настоящее время выпускается спиртовая настойка зверобоя и сухой экстракт в виде деприма, гелариума и негрустина. Различие таблетированных форм в количестве гиперицина. До недавнего времени считалось, что гиперицин обладает антидепрессивным эффектом, но, по последним данным, это не совсем так. Единственным побочным действием зверобоя, на которое указывают многие источники, является повышение чувствительности кожи к солнечным лучам. И, как раз, это свойственно гиперицину. А антидепрессивным эффектом обладают, входящие в состав зверобоя флавоноиды, кверцитрин и кверцетин. Вместе с тем препараты зверобоя стандартизируются по гиперицину: гелариум ? 0,28 мг гиперицина, деприм ? 0,3, а негрустин ? 0,45 мг. Последний рекламируют как лучшее антидепрессивное средство, тогда как это не так. Гиперицин хорош тем, что он оказывает угнетающее действие на ряд опухолевых клеток, и потому зверобой показан больным имеющим, наряду с депрессией и психосоматическими расстройствами, онкозаболевания. Если больные, нуждающиеся в лечении зверобоем, чувствительны к солнечным лучам, то с учетом того, что гиперицин не экстрагируется водой, можно назначить отвар или настой зверобоя, таким образом, снижая побочный эффект лекарственного средства. Только гелариум рекомендуют с 12 лет, а деприм и негрустин возрастных ограничений не имеют.
Как показали последние исследования, зверобой эффективней многих из существующих антидепрессантов и, к тому же, менее токсичен. Сравнивая прозак и препараты зверобоя, исследователи нашли, что зверобой дает гораздо меньше побочных явлений, и даже меньше, чем плацебо. Существует мнение, что зверобой самый адекватный препарат для лечения психосоматических расстройств, особенно гастроэнтерологических. Его эффективность при этих расстройствах связана с тем, что он действует на эмоциональные нарушения – депрессию и легкую тревогу и, соответственно, на связанные с ними соматические расстройства. Более того, его эффективность подтверждена многовековой практикой народной медицины. Издавна с его помощью лечат язву; предотвращают желудочно-кишечные расстройства; дискинезии желчевыводящих путей и возникновение камней, помогает при мочекаменной болезни, при отеках и кристаллурии и т.д. Перечень заболеваний велик и, как писал еще Авиценна, зверобой гонит месячные, т.е. эффективен при нарушениях менструального цикла - ювенильных маточных кровотечениях, дисменорее, аменорее. Препараты зверобоя до 7 лет назначают по ?-1/2 т. утро, обед. После 7 лет по ? - 1 т. утро, обед. Настойка зверобоя применяется по 1 кап. на год жизни 2 раза (утро, обед) в день.
Если нет препаратов зверобоя, а лечение адаптогенами недостаточно эффективно, то можно добавить, на фоне приема адаптогена, амитриптилин в малых дозах. Почему в таких случаях можно использовать амитриптилин, хотя наличие астенических и тоскливых проявления не является показателем для этого? Адаптоген, оказывая тонизирующее действие, смягчает первоначальный седативный эффект амитриптилина. В тех случаях, когда у ребенка отмечается тоскливая депрессия, можно назначать мелипрамин в малых дозах, а также пиразидол, который в малых дозировках действует активирующе.
При тревожной депрессии адаптогены в начале следует применять в половинных дозах. Они, как правило, действуют очень быстро и могут усилить тревогу. А вот седатики необходимо назначать в возрастных дозировках. Из седатиков можно использовать, наряду с настойками валерианы, боярышника и пустырника, новопассит. К сожалению, фирма-изготовитель рекомендует его использовать с 12 лет. Его применяют и в ранних возрастных периодах, но, в таком случае, необходимо использовать его в каплях, а не так, как рекомендует фирма-изготовитель - по чайной ложке 2-3 раза в день. Еще из седатиков можно использовать настой валерианы, только на кипяченной, холодной воде. Потому что при кипячении, активные вещества разрушаются. Можно использовать также отвар пустырника. Самым сильным седатиком считается синюха лазоревая. Настойки синюхи в аптеках нет, продают только корни, из которых можно приготовить настой или отвар. Если седативный эффект пустырника в 10 раз выше валерианы, то синюха в качестве седатика в 10 раз сильнее пустырника. Из ноотропов при тревожной депрессии следует использовать пантогам или глицин в возрастных дозировках.
При астено-тревожной депрессии, как правило, начальной фитотерапии (адаптогены, седатики, ноотропы) недостаточно. Обязательно следует назначать препараты зверобоя. Можно использовать сухой препарат зверобоя с адаптогеном и каким-нибудь фитоседатиком или даже транквилизатором. Транквилизатор лучше использовать дневной: грандаксин, мезапам (рудотель) и атаракс. Особенность атаракса в том, что он, наряду с транквилизирующем действием, улучшает память, внимание, хорошо действует на вегетативные нарушения. На память и внимание он скорее действует опосредованно; больные отмечают, что качество жизни улучшается за счет того, что отрицательные переживания возникают реже, т.е. уменьшаются навязчивые мысли. При астено-тревожных депрессиях, наряду с антидепрессантом, достаточно назначать один из транквилизаторов в половинных от возрастных или в возрастных дозах с учетом сочетания астенического и тревожного компонентов, которые представлены неравномерно, что усложняет терапию.
В связи с этим при астено-тревожной депрессии лучше применять антидепрессанты сбалансированного действия. Для этих препаратов характерно следующее: в малых дозах они активизируют, в больших дозах оказывают, наряду с антидепрессивным, седативный эффект. Какие препараты в настоящее время относятся к антидепрессантам сбалансированного действия? Пиразидол, паксил, анафранил. Можно подобрать терапию, используя амитриптилин и мелипрамин, примерно в сочетании 2:1. Но это сложно и требует наблюдения за больным в стационаре. Из более доступных и эффективных препаратов сбалансированного действия следует отметить анафранил. Коаксил? Он обладает скорее активирующим эффектом и может применяться только с 15 лет. В этом отношении лучше золофт, который можно назначить с 6 лет. Если вы будете назначать коаксил при астено-тревожных состояниях, то только с транквилизатором, так как при этом можно усилить тревогу. К сожалению, у антидепрессантов нового поколения (золофт, паксил, прозак, коаксил и др.) есть существенный недостаток – высокая стоимость. По данным ВОЗ 80% больных в мире, страдающих депрессией, не в состоянии купить себе антидепрессанты новые поколения. Если сравнивать прозак и амитриптилин, то последний в 50 дешевле, а эффективность его выше. Эглонил лучше использовать при эндогенных депрессиях. Гастроэнтерологи часто используют этот препарат при лечении язвы двенадцатиперстной кишки, так как этот нейролептик с антидепрессивным действием быстро купирует болевой синдром, ускоряет заживление язв, формируя не такой грубый рубец, как при применении симптоматических препаратов.
Тревожно-тоскливая депрессия, как правило, результат эндогенизации психогенной депрессии или является эндогенной депрессией, и лечение ее следует проводить более сильными антидепрессантами, использовать амитриптилин с мелипрамином, а лучше анафранил в малых и даже возрастных дозах. При этом типологическом варианте депрессии также эффективны препараты зверобоя в возрастных дозах в сочетании с транквилизаторами.
Если соотносить типологические варианты депрессии с локализацией психосоматических расстройств, то при желудочно-кишечных и кожных проявлениях чаще отмечается тревожная депрессия, при двигательных и алгических (цефалгиях, в частности) ? астеническая или астено-тревожная депрессия, при сердечно-сосудистых ? тревожная, при нарушении менструального цикла ? почти всегда наблюдается смешанный вариант, но чаще ? тревожно-тоскливая депрессия. При двигательных нарушениях, с астенической и астено-тревожной депрессией, выделяются гиперкинетические (гиперкинезы), гипокинетические (явления астазии-абазии и нарушения походки) и псевдоэпилептические (неэпилептические состояния с двигательным компонентом в структуре клинической картины, в частности, истерических расстройств). При тиках и гиперкинезах в качестве антидепрессанта эффективны азафен, золофт в возрастных, пиразидол в малых дозах в сочетании с мебикаром или атараксом и глицином. Гипокинетические нарушения с изменением походки (ноги заплетаются), отказом от ходьбы, залеживанием в постели, депрессия часто тоскливая или тревожно-тоскливая и соответственно необходимо применение более «сильного» антидепрессанта, такого как анафранил. При депрессии часто снижается тонус мышц и возникает болевой синдром в нижних конечностях. Существует даже такой термин “беспокойные ноги“. Этот признак отмечается как характерный для скрытой депрессии. Больные с псевдоэпилептическими состояниями длительно получают противосудорожное лечение без достаточного эффекта. Терапия с применением адаптогенов или синтетических антидепрессантов в сочетании с транквилизаторами приводит к купированию приступов. В случаях наличия акцентуированных черт характера по истерическому типу следует дополнительно к антидепрессантам назначать неулептил по 1-2 капли на ночь с циклодолом. Этот препарат снижает выраженность аффективной возбудимости, а антидепрессанты способствуют улучшению настроения. При нарушениях менструального цикла на фоне тревожно-тоскливой депрессии эффективно применение препаратов зверобоя, но в случаях длительного течения (более 6-ти месяцев, в частности, при аменорее) необходимо дополнительно использовать анафранил.
Как уже отмечалось, чем более выражена депрессия, тем меньше соматических расстройств. И наоборот. В начальном периоде лечения антидепрессантами больных с достаточно выраженной депрессией могут усилиться и даже появиться соматические нарушения, что, как ни парадоксально, нередко является показателем эффективности, правда, недостаточной, терапии, а не побочными явлениями или, тем более, осложнением. В случае отмены лечения, депрессия усилится, а соматические нарушения уменьшатся или даже исчезнут. Но это не тот результат, к которому следует стремиться. Если вы уверены в диагнозе депрессии, то следует усилить антидепрессивную терапию, что избавит больного как от депрессивных, так и соматовегетативных расстройств.
Таким образом, при лечении психосоматических расстройств, следует использовать комплексный подход с главенствующей ролью психиатра и, исходя из клинико-патогенетических принципов, учитывать типологический вариант депрессии, а также степень выраженности депрессивных расстройств. Только тогда вы можете получить необходимый эффект. Используя эти подходы, вы сможете успешно лечить многие, если не все, психосоматические расстройства, но лечение будет еще более эффективным при дополнительным применении психотерапевтического воздействия.



Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru