логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Странник. Прощание с доном Хуаном или ветер нагваля

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Странник (Одинокий Воин)
Прощание с доном Хуаном


Оглавление
Предисловие. 2
Прыжок. 3
Встреча (Часть I-я). 8
Астральный удар. 11
Деревенский калейдоскоп (1). 15
Пересмотр. 17
В Киев! (сон в ночном поезде). 18
Негромкий разговор. 21
Рождение пути сновидения. 22
Встреча (Часть II-я). 23
Сознание тайна, парадоксы, точка сборки (фрагменты). 27
Превращение. 33
К проблемам пути через сновидения. 37
Как я был оборотнем (снова сдвиг вниз). 41
Деревенский калейдоскоп (похороны). 42
Тело сновидения. 44
Деревенский калейдоскоп (продолжение). 47
Час инкуба (бесы, володеры, неорганика и др.). 49
Прощание с доном Хуаном? 53
Христианское описание мира. Путь любви. 57
Музыка. 64
«И дух мой обнови!» (сны счастья). 65
Опасные гастроли (ловушки, препятствия, опасности). 71
Об идеалах. Духовность что есть? 78
Некоторые секреты и тонкости практики. 83
О боге. 87
Пролетая над землей. О смерти (всё более глубокие уровни постижения).
Последний день Терентия Смирнова (из творческой лаборатории). 94
Голубая девушка. 103
О счастье. 104
Возвращение в сказку. 108
Блаженство. 111
Опасная игра. 113
Муравей. 114
Невероятная догадка (теория и практика). 114
Разное (тезисы из лекции «Сновидения — путь духовного развития, путь любви»; и из рабочих записей). 123
Сновидение наяву. 126
Друг мой Толька – мастер иллюзий (разгадка тайны мастера). 127
Память о первой любви. 132
Сумасшедший родственник. 135
Театр одного актёра. Д. Хуан. Акт 2-ой «Разоблачение» (Диалоги о чёрной магии). 138
Разгадка тайны дон Хуана (удар по нагвалю). 147
Союзник. 151
Ночной визит (встреча с неорганическим существом огненного типа).
Видение Бога (шаблон). 155
Психодрама. 157
Конец пути сновидений (последнее лето). 159
Master of dreams (мастер снов). 161
Загадка сознания: автору этой книги – Одинокому Воину – сквозь пространство и время удалось подключиться и погрузиться в энергетический поток сознания одной тайной магической линии знаний, открытых старым учителем-индейцем доном Хуаном своему ученику К. Кастанеде. Автор попал в завораживающий, волшебный мир магических приключений, которые и описывает в настоящей книге.
Книга посвящена самому волнующему и захватывающему путешествию в неизвестном – магии сновидений. В ней речь идет о духовном поиске и развитии человека посредством осознанных1 снов.
В описании Одинокого Воина, отражен личный практический опыт: ловушки пути, встреча с неорганическим существом огненного типа, видение шаблона, таинственные превращения, контакт с союзником, разгадка главной тайны старого мага дона Хуана, разоблачения, опасности и многое другое.
Книга содержит и несет в себе исконно русский стиль магической работы со своими снами в сочетании с нашими духовными, народными традициями и современными методиками и способами. И является российским вариантом тайного учения об осознанных снах.
Моим родителям, которые наделили меня свечением осознания, я посвящаю эту книгу.
Предисловие.
Путь духовного развития через сновидения — новый непроторенный, необкатанный путь для искателей нашей страны. Донхуановская магия — учение древних толтеков, изложенное нагвалем К. Кастанедой, пришла в Россию всерьёз и надолго. Она же явилась основополагающей по духовной работе с собственными снами. Сравнительно недавно она ворвалась, пленила, очаровала тысячи и тысячи русских читателей.
Многочисленные поклонники К.Кастанеды бросились смотреть на свои руки во сне. У многих ничего не получилось. Некоторые научились видеть сновидения осознанно. Но текучка повседневных дел и быта вернула их жизнь в привычное и обыкновенное русло. И лишь единицы начали серьёзный кропотливый поиск, встав на путь одинокого воина. Тревожный путь, полный опасностей, приключения и риска. К числу последних принадлежит автор.
Эта книга пишется не случайно и не вдруг по собственному хотению. Ничего не выдумано. Наоборот, я многое скрыл, о многом умолчал, соблюдая тайну личной истории. Пожалуй, всё было гораздо драматичнее, занимательнее, трагикомично. Как это может только изобразить нам сама жизнь. Работе над этой книгой я обязан женщине в белом — конечно, из моих снов.
Приглашаю вас к вдумчивому неспешному серьёзному непредвзятому размышлению над проблемами сновидческого пути в России.
Кое-что из неусвоенных и невыученных уроков и мне и читателю неплохо будет и повторить.
Перелистнём странички дневника личного опыта, поиска и осмысления сновидящего с русскими корнями. Давайте спустимся в подвал прошлого.
Прыжок.
Я стою перед большим военным вертолётом. Мощные лопасти прокручивают воздух вокруг. Вихрь режет, бьёт меня в грудь и, кажется, оторвал бы, поднял и откинул бы назад. Но тяжесть парашютных сумок за спиной и на груди давит меня к земле.
Инструктор почему-то сказал, что самое главное сесть в вертолёт, а там, всё будет в порядке. Я же считал основным другое: первое — чтобы парашют раскрылся; второе — чтобы удачно приземлиться. Но может быть ему виднее ...
Как я попал сюда? Что привело меня в эту «десантную» группу?
Несколько лет я вспоминал и пересматривал свою жизнь. Это очень эффективная магическая практика по Кастанеде. Но последний год шло очень мощное противодействие пересмотру. Словно кто-то специально мешает быть свободным.
На меня стали выходить люди, способные к сновидению. Приходилось с ними работать, если я видел, что их присылал Дух. Обострялись болезни, периоды взлётов, открытий, находок, оптимизма и вдохновения сменялись полосой тоски, неудачи и отчаяния.
К. Кастанеда на определенном этапе обучения прыгает в пропасть. Я искал символическое отображение этому. Я искал, чтобы могло послужить внутренним толчком, способным пробить нарастающую силу сопротивления. Это подобно катанию на досках на морских волнах. Пловец балансирует на волне, чтобы не перевернуться. Он выбирает сознательно новую силу (волны), чтобы двигаться дальше. Пловец постоянно рискует, но он знает, как действует ветер и морская волна!
И я нашёл для себя такой толчок — прыжок с парашютом. Я должен закончить пересмотр своей жизни и быть внутренне готовым уйти из жизни перед лицом смерти. Атрибутика прыжка отвечала всем необходимым требованиям — это не должно быть похожим на самоубийство, но должен быть хоть и минимальный, но смертельный риск (ситуация усугублялась тем, что у меня не было никакой начальной подготовки, ни знаний); — это должно быть максимально страшно.
Символически я намеревался после полного пересмотра выйти на новый этапный уровень с копией своей жизни с более глубоким осознанием смерти. К тому же для сновидения я хотел использовать харную (пупочную) животную энергию страха, чтобы сдвинуть точку сборки (точку сознания) дальше ...
... Или на этом закончить свой путь и уйти в сновидение навсегда. Путь бесконечен, никогда не бывает достаточно ... Я даже прокрутил худший вариант, и что я буду делать при этом со своим сознанием.
Неожиданно выползла старая змея — моя программа самоуничтожения. Я просто устал от борьбы. Какая разница рано, или поздно. Смерть может придти в любую минуту и не спросит готов ли ты? Лучше уж раньше, ты устал ...Эту змею суицида я прорабатывал ранее в дыхательной технике ребёфинга2. Она зародилась ещё во внутриутробном периоде, я знал о ней. Эта змея приползла и в самом начале практики снов. Теперь она наряду с другими силами появилась снова, встала в позу кобры и смотрела на меня неподвижными стеклянными глазами. Подсознательно я хотел разбиться!
Расписываюсь в документе аэроклуба в том, что инструктор не несёт ответственности и — очень интересное выражение — или какая-нибудь неодолимая сила и фатальное стечение обстоятельств… приведут к неизбежности и т. д… Именно силы ...Одному парню на инструктаже было слишком весело. Он много смеялся, и я подумал, не случилось бы что с ним. Кроме змеи большой, толстой и старой, со мной моя энергия, вдохновение, вера, любовь, ощущение Духа, мой ангел-хранитель, союзники и помощники из снов, наработанные молитвой.
Надеваю парашютный шлем с надписью моего имени «Терентий — Тамбов 95» — это хороший знак.
В день перед прыжком я медитировал на свою смерть. Я отчётливо видел себя в гробу. Наблюдал, как выносят его и суетятся, реакцию близких знавших меня людей, слышал их голоса. Я мёртвый и я незримо присутствую. Я — сознание, свидетель. Очень хотелось, чтобы на моих похоронах играла гитара Джипси Кинга. Так много с ней связано ... Но это слишком вызывающе оригинально. В тексте К. Кастанеды есть штрих о навязчивой мелодии, которая звучит и звучит, вызывая у него непонятную щемящую грусть, тоску, одиночество и любовь. И учитель магии дон Хуан сказал Карлосу, что он будет умирать вместе с этой музыкой. Я исследовал этот вопрос. У меня есть мелодия моей смерти ...
В ночь перед прыжком я ждал ключевого, информативного сна, но он не приснился.

...Садимся по очереди в вертолет. Летающий аппарат затрясся, оторвался плавно от земли и, покачиваясь в лёгкую, стал набирать высоту. Чуть заложило уши. Уже далеко внизу плоскость земли кренилась то вправо, то влево. Я сижу в тесном пространстве, напротив распахнутой двери в воздушную бездну. Моё тело туго перетянуто лямками парашютных ремней. Вертолет ревет, гудит, вибрирует. Плохо слышно. Он делает очередной вираж, раскачивая мою точку сознания. Поочередно инструктор выпускает группы. С земли видно, как они бутончиками распахиваются в небе праздничным фейерверком. У одного срабатывает запасной парашют.

Переворачиваю страницы своей копии — жизни. Ты можешь рассматривать некоторые кадры, предложения под увеличительным стеклом, наблюдая штрихи, детали. А можешь сразу охватить в один миг всю жизнь целиком. Эффект свёрнутости сознания и его тайна. Вот почему перед смертью в краткие секунды человек может вспомнить всю свою жизнь сразу. Как много в духовном понимании мне дали маги!
С фотографии детства смотрит на меня маленький мальчик с испачканными в шоколаде ручками. А вот он же, но уже в школьной форме старшеклассника, который хочет казаться взрослым. Молодой человек в разных обличьях, ролях и масках. ...Меняется тело, а я тот, который внутри. Кто я?
Я — тот, который во снах! Наконец-то, я стал меняться. Приходит ощущение, что ты в теле, и ты не тело. Ты начинаешь смотреть и наблюдать свою плоть как нечто отличное от себя. Это интересно, это бывает странно, это бывает приятно. ...С чего же все началось? И хотя вот они ранние по жизни и очевидные знаки — повороты судьбы, но «судьба моя лихая давно наперекос»…
Началось всё с первого и главного урока. Когда долгое время я лежал прикованный к постели, почти не вставал, и, наконец, понял, что мне не поможет никто — ни врачи, ни экстрасенсы, что болезнь моя упрямо и неизбежно приведёт меня к смертельному исходу. Это только вопрос времени — год или два. Я устал от долгой бесконечной борьбы за своё здоровье. Помню, жуткая предсмертная безысходность охватила меня. Я почуял запах смерти. И в этой безысходности уже было смирение. Я знал, что никто мне не может помочь, ни я сам себе. Тогда я сдался! Что я мог поделать?! Я перестал бороться. Полная и абсолютная сдача — вот первый урок Бога. И, вдруг, что-то произошло. Я сам невольно морщусь, когда нагнетают на себя много мистики. «Мне показали, ко мне прислали, мне дали, меня учили». «Кто и где эти «они»? Ты всё выдумываешь. Ты просто живешь ...
Но случилось нечто большое и важное. Меня коснулся Дух. В то время я ничего не знал о духовном мире и о «духовности» вообще, и ни во что не верил. Но я почувствовал нечто. Это как невидимый Ангел — чуть коснулся тебя нежным и тёплым крылом и давно пролетел дальше, а ты не можешь понять, что же случилось. Ты понимаешь, что произошло что-то важное, но не можешь понять и объяснить что. Это как долгие последние звуки волшебного колокольчика. Он отзвенел, но ты ещё слышишь не ясный звон – то ли он ещё есть, то ли тебе уже кажется ...
Таков Дух. Ты не можешь что-либо доказать. Всё основано на каких-то смутных предчувствиях, таинственных и непонятных ощущениях, но ты понимаешь, что это очень и очень важно для тебя и не можешь отмахнуться от свершившегося.
К тому же, вдруг, вскоре, будто невидимый дирижер взмахнул волшебной палочкой и целый оркестр, о существовании которого ты и не предполагал, заиграл целую симфонию — события вокруг тебя начали меняться, уплотняться и двигаться с потрясающей скоростью. Всё пришло в движение вокруг меня: обстоятельства, вещи, люди, события.
Это сейчас я могу многое «видеть», слышать, чувствовать и знать. Но, тогда, когда двери моего духа, моей души были плотно закрыты и даже забиты большими ржавыми железными гвоздями — мой дух спал в летаргии — я представляю себе грандиозность вторжения в мою ту жизнь таинственного провидения.
И меня повело. Сразу появилась надежда на излечение, я почему-то знал, куда надо ехать и где эту надежду обрести. Обнаружилась целая цепь случайных неслучайностей (или неслучайных случайностей) — я стал постепенно выздоравливать.
В это время (период перестройки) в стране началось обновление и возрождение православия. Хлынул поток всего духовного в виде литературы, посланников и учителей. Образовывались центры, группы, религиозные общества. Я начал хаотический поиск, еще не зная ничего. Я без разбора начал жадно вбирать в себя, заглатывать всё духовное — ранее запретные потоки и духовные струи. Долго, очень долго мне не давали пить и держали взаперти. И обнаружилась жажда, сильная, ненасытная жажда духовных знаний. И чем больше я пил эти знания — тем больше мне хотелось.

...Пора прыгать. Мне не страшно. На удивление и к моему разочарованию животного страха я не испытываю. Странно, во мне нет даже волнения. Спрашиваю сидящую девушку рядом. Кричу ей в ухо: Страшно?
Она, сглатывая слюну в пересохшем горле — «Очень»! Думаю, почему же мне не страшно?
Меня ничего не связывает по большому счету на этой земле. Что-то сталось, оставил. Отец, мать, дочка ... Нет никакой заинтересованности в людях. Да, конечно, любовь, грусть, благодарность, но не привязанность. Со мной моя копия жизни. Надо прыгать. Там, в воздушной пустоте, среди стройных холодных потоков и мятежного ветра, распластались необъятно невидимые, иссиня-тёмные и серые, громадные крылья мифического Орла свободы. Пропустит ли? Или склюнет мою точку сборки? Земля с высоты орлиного, птичьего полёта. Встаю, чуть сгибаясь под тяжестью сумок, и двигаюсь в очереди парашютистов. Люди передо мной поочередно исчезают в дверном проёме. Они переступают рубеж. Не волнуюсь. Там, дальше, голубой воздух и внизу за туманами зеленеет земля.
Толчок чуть дрожащей от тяжести коленкой. Прыжок в неизвестность и ... чувствую характерную фрустрацию сознания (точки сборки). Это как прыжок в небытие, в никуда, в смерть, в утробу, в сон. Завис ...

...Пути — дорожки. На перекрёстке. Учения манят, заманивают, соблазняют, рекламируют себя. Хотите бессмертие? Идите к нам. У нас так здорово! Нет, лучше к нам — кричат другие. Здесь у нас такое блаженство, что и представить себе не можете. Третьи перебивают — «А у нас вы научитесь летать и излечитесь от всех болезней. Хотите быть сильным и здоровым?» Кто же не хочет? ...
Я стою на перепутье, в лабиринте большого духовного рынка в центре громадной базарной площади и слышу весь этот галдёж, торговлю, бойкую распродажу и не знаю к кому подойти. И это хочется купить, и то хочется попробовать. Ой, нет, это не плохо, но еще успею, вот возьму там, чуть подальше ...
Мы выбираем путь, или путь выбирает нас? Самой первой моей духовной книгой оказался кришнаитский том «Источник вечного наслаждения» — привлекло название. Я его не осилил, прочитав всего страниц 50. Потом попался Б. Сахаров с его открытиями чудесных способностей в себе. Это меня захватило, и я начал свою первую в жизни духовную практику — концентрацию на кончике носа. Обстоятельства были таковы, что мне не надо было выделять специальное время для этого упражнения. В той своей жизни я бы никогда не нашёл такого отрезка. Но время было — я ездил на работу в Москву электричкой минут 45 (45 мин. туда, 45 мин. обратно.) А так как в пути делать нечего, я начал практиковать регулярно. Через месяц или два в носу стал ощущать сильные, горячие вибрации, приливы энергетических волн. Я испугался и бросил свое занятие. Были разного рода интересные эффекты, запахи, прозрения и прочее. Потом я прочитал о Порфирии Иванове. Очень понравилось. У знакомой (она умерла недавно) узнал о группе, где занимаются по его системе. Начал работать с телом, параллельно пробовал делать йоговские растяжки и читал уже всё, что попадалось под руку. Меня ожидало много открытий, новых свежих незнакомых спрятанных во мне чувств, эмоций. Заговорило и стало пробуждаться моё тело и то смутное нечто, что внутри этого тела. Были пробы, ошибки, перекосы, заново приобретенные болезни.
Не бывает в пути все гладко и хорошо. Особенно, если, как у меня, путь начат неправильно и дисгармонично. Если кто-то пишет о своих высоких достижениях и успехах, о том, как у него всё хорошо и гладко — я не верю. Он нечестен, не искренен перед собой, или сознательно скрывает свои ошибки и заблуждения.
Тебя заманили во что-то духовное. Ты начинаешь делать. Открываются новые неизведанные перспективы, состояния, сладкие чувства. Но, вдруг, потом сыпятся удары, неудачи — тебя, оказывается, о чём-то не предупредили, или ты не понял. Не увидел, не понял, или понял не так. Ты наломал дров и выходит сам и виноват.
Даже на таких широких и проторенных миллионами людей столбовых дорогах как буддизм и христианство, тоже много опасностей и ловушек. Что говорить, если ты отправился в путь один в незнакомое, в неизвестное и вслепую.
Это всё равно, что отправиться в плаванье на корабле в буйный и мятежный океан без рулевого, капитана, штурмана и т.д. Но я был глуп, наивен, как и все подобные искатели в это обновлённое духом время. Я продолжал плыть в одиночку и доверял лишь своему опыту, хоть и прислушивался к некоторым опытным наставникам. Что делать? Материализм, антидуховность, антирелигиозное воспитание, впитанное с молоком матери, неверие, незнание, отрицание очевидного, школьно-институтско марксистско-ленинское образование! Поэтому, мне надо было дойти до всего самому, а не верить на слово кому-то. Постепенно я перешел на регулярную медитацию. Читал Шри Чинмойя, Ауробиндо, Вивекананду. Двери в новый мир широко распахнулись передо мной, и Бог Шива приветливо кивнул мне — Проходите! Поток новых ощущений захватил меня. Я стал чувствовать себя волшебником из сказки. В медитации на меня то нисходил божественный покой нирваны, то сладкое блаженство, то детская безмятежность, то необычная любовь ко всему. Я летал под музыку. Чувство полёта было почти физическим. Я парил высоко над собой и в космических пространствах, теряя ощущение тела. Чуден мир музыки. Казалось, что я нашел тайный ключ к своим состояниям и стал хозяином всей гаммы возвышенных, благодатных чувств.
Всё просто. Захотел божественного покоя — сконцентрировался на макушке головы — и вот покой. Хочешь нирваны — 30 минут медитации на третьем глазе — пожалуйста, нирвана. Любовь? — Нет ничего проще, медитация по Шри Чинмойю с визуализацией в сердце цветка — вот тебе и любовь. Но период восторгов и восхищения стал прерываться, пока не кончился совсем. Где? Верни! Тянул я жадно руки к Шиве, к грозной матери Кали.
Рядом с покоем я стал чувствовать особую нервозность и раздражительность. То волнение, спешка и беспокойство. Напряжённость, настороженность и мелкие житейские страхи. В йоге я перетянул сухожилие и позвоночник и два месяца «отходил». На ивановском закаливании я перекупался в проруби и, усугубив простуду босохождением по снегу, застудил серьёзно мочевую систему. В сухом голодании по Иванову же разрушил эмаль зубов. Испортил сердце йоговской задержкой дыхания (болело больше года). От регулярных медитаций обнаружилось сильное внутричерепное давление в голове. Не редки и часты были перевозбуждение нервной системы и бессонница. Но периоды тоски, отчаяния и неудач сменялись эйфорией, оптимизмом, приливом сил, энергией и вдохновением.
...Я продолжал свои беспорядочные духовные исследования. Стал читать ещё больше и попутно экспериментировал уже с другими системами, периодически возвращаясь к старым. На фоне изучения различных духовных систем и религий я убедился, что они все говорят про одну и ту же истину. Только делают это в разной форме. Тогда я сделал важное для себя открытие: во-первых, — истина есть, существует! Разные формы изложения, разные подходы, непохожие внешне интерпретации. Но! При сравнительном анализе говорится про одно. Всё едино. Во-вторых: действуют одни и те же духовные законы, духовный фундамент религий состоит из одних и тех же валунов — идея смерти, воспоминание себя и своей жизни, тема смирения, сдачи и т.д.
Другое открытие было более личное. Мне невозможно было остановиться в выборе чего-то одного. Я не задерживался долго в какой-нибудь духовной группе, центре. Меня влекла новизна и свежесть новых открытий. Я много колесил по разным религиозным, эзотерическим центрам и присматривался к их людям, но не находил своего. Глубоко в душе эти люди оставались для меня чужими. Иногда пройдя вместе короткий путь, мне было грустно и печально расставаться с ними. Я всё более чувствовал себя одиноким странником. Я чужой, одинокий и ничейный. Конечно, шла и моя бытовая необходимая жизнь. Одинокий странник ещё не отшельник. Так я вышел на всеобъемлющего мудреца Ошо. Этот человек дал мне очень и очень много. Это отвечало моему стилю принять и пользоваться сразу всем накопленным духовным потенциалом и опытом поколений. Но через некоторое время я расстался и с Ошо. Его последователи попались на крючок своего же восприятия: они читают только Ошо, смотрят на видео Ошо, делают, мыслят и поступают по Ошо. Я вновь чужой и одинокий.
Стал разрабатывать свои интегральные схемы. Любое описание религии налагает на восприятие мира свое ограничение. И на определенном этапе мне становится тесно находиться в рамках одной конкретной схемы. Так зарождался путь сновидений. Было и много другого — знакомство с кришнаитами, шричинмойцами, буддистами, тренинги, семинары, беседы и пр.
Кришнаиты казались мне слишком экзотическими, христиане — раболепными, непримиримыми к другим учениям и во всём усматривающие вездесущность дьявола и бесов; ошовцы и тантристы — сладострастными, шричинмойцы — мягкотелыми и «тряпками», асахаровцы — властолюбивыми, ивановцы — примитивными, буддисты – равнодушными, неэмоциональными, йоги — горделивыми и самоуверенными и т. д. и т. п.

... На миг я завис в воздухе. Это тот самый момент перед смертью, когда вся твоя жизнь может проскочить перед мысленным взором за секунду. Дёрнул купол, озираюсь вверх — кажется, раскрылся. И, вдруг, вспомнил, всё это уже было. Буквально. Было во сне. Мой дубль уже парил, прыгал, считывал будущее, тренировался задолго до прыжка в осознанных сновидениях. Я проживал фрагменты будущего. Ведь дубль — это я сам. Вот почему мне было не страшно.
...Так, сначала проверить, хорошо ли раскрылся парашют… — Хорошо! Дальше ... не забыть отключить запасной. Вынимаю осторожно шнур. Теперь главное — приземлиться. Но об этом не думаю. Я в полете! Как это похоже на сны. Я тащу стропы вниз, разворачиваюсь вправо, влево. Ощущение пустоты, шири, воздушных потоков. Чувствую себя пушинкой. Мне бы крылья! Внизу рельефная карта земли. Меня несло ...

...Меня несло дальше по духовному пути. Собственно говоря, это ещё и не был путь, а хаотический поиск. Знакомство с учениями и их последователями: даосы, Гурджиев, дзен-буддизм, Шри Романа, дианетика, психоанализ, гештальт и трансперсональная психология ...
Именно Духу я обязан тем, что лечу сейчас в воздухе с пересмотренной копией своей жизни.
Копия жизни... После полного пересмотра я сжигал свой личный архив. Один в лесу у большого костра. Я дотащил сюда два тюка: фотоальбомы, старые письма, открытки, документы, партийные и комсомольские билеты, дипломы, записи, дневники, грамоты, рисунки, видеокассеты, свою литературную писанину, напечатанные некогда в газете свои рассказики. Теперь это мне ничего не нужно. Всё, что хранил, берёг, собирал, было мило и дорого. Я прощаюсь со своим Эго. Как всё давно и недавно было. Как чья-то чужая посторонняя и странная жизнь. Огонь сжигает мои фотографии в разных обличиях и ролях, фото знакомых и любимых мною людей. Уже сгоревшие в огне, они ещё фиксированно долго держат изображение, словно не хотят со мной прощаться и остаются уже в моей голове. Но я их отпускаю.
Всё это было не со мной. Моя жизнь началась недавно, — с тех пор, как её коснулся Дух. Реален только мой духовный поиск. Всё, что было до этого — мираж. Я сделал ещё открытие. Обычно свои лучшие годы жизни, впечатления и воспоминания человек обнаруживает в детстве, юности. Я же обнаружил всё самое лучшее, светлое и прекрасное с тех пор, когда тот невидимый Ангел, пролетев надо мной, коснулся меня крылом, и небесный дирижёр взмахнул палочкой — когда я стал искать Бога.

...Земля близко! Замечтался. Надо успеть правильно развернуться. Запоздало тяну стропу парашюта вниз. Не успею. Как быстро она приближается! Так ... Главное — ступни и колени вместе. Подтягиваюсь на стропах, а земля уже сильно ударяет снизу в ноги. Попал на кочку. Она хорошо спружинила. Меня бросило влево, вбок и на спину. С мягкой посадкой! Лежу и «хрюкаю». Жив и невредим. Не встаю, наслаждаюсь моментом. Кто-то подбежал: «Что случилось? Сломал что-нибудь?» — «Нет, нет, всё в порядке!» Это тот парень, которому на инструктаже было слишком весело. И с ним, действительно, вышла неприятность: он приземлился в болотце и с головы до ног был мокрый и весь в зелёной грязи.
Перед критическими событиями жизни, если ты о них знаешь, очень важно быть внимательным не только к своим снам, но и полезно расспрашивать сны друзей, знакомых, родных. Им во сне может даваться ценная своевременная символическая информация про вас. Надо уметь её правильно дешифровать. Так моей соученице приснилось до моего прыжка, что у меня не раскрылся парашют. В данном случае — это часть её страха, а не видение будущего.
Был в моей практике случай, когда почти незнакомому человеку приснился сон обо мне. Он пришёл сам и вдруг рассказал его. Я благодарен ему за предупреждение об опасности. Знаки Духа. По-разному, не только через сны других Бог может являть нам свои знаки.
...Я лежа перекатился со спины на живот, стал тянуть стропы и гасить купол.
Ну что ж, на этот раз проскочил мимо Орла. Впереди сновидение в деревне. Жив пока!
Встреча (Часть I-я).
Так мы ищем путь или Силы сами находят нас? Я расскажу о 1-ой встрече, которая произошла со мной на фоне моего начального, случайного, духовного поиска. Хочу выделить именно это слово — «Встреча». Встречаются двое: искатель и некая духовная Сила. Надо хорошо понимать разницу между просто прочитанной книгой, пусть даже оставившей в тебе яркий след и впечатление, и книгой, через которую ты выходишь на прямой контакт с большой неясной и таинственной Силой, которая, вдруг, открывается тебе всей своей мощью, заворачивает в свои воздушные воронки-вихри, кружит, вертит, ломая и разметая все обстоятельства твоей жизни, судьбы и уносит куда- то в неизвестное ...
Такое произошло со мной, когда я встретился с книгами Карлоса Кастанеды. Вначале это был журнал «Вокруг света», который я взял полистать от скуки и в котором обнаружил отрывок про какого то американского студента, гуляющего по пустыне Мексики со старым индейцем. Прочитав его быстро, я обнаружил, что где-то глубоко во мне что-то странное проснулось, шевельнулось, пришло в движение. Стала оживать некая связующая магическая нить между мною и тем, что я прочитал. Не знаю, что это. Странное ощущение. Оно встрепенулось слегка и затихло. Это похоже на то, как если б гуляешь в толпе и, вдруг, тебя касается запах. Он такой до боли знакомый и родной, трогает, будит какие то очень милые и близкие воспоминания. Но не можешь вспомнить. Встревоженный, ты останавливаешься, чтобы обнаружить этот запах лучше, ищешь его. Но он давно растаял, его нет, он смешался со многими другими и унёсся уже далеко. А ты в растерянности и в недоумении ещё стоишь в толпе спешащих людей и неизвестно отчего тихо грустишь.
Странным ещё было то, что отрывок этот про индейца и студента не отличался своей оригинальностью или остротой сюжета. Но какая-то струна моей души была осторожно и бережно задета. Так случилось начало Встречи. Прошло время.
Вроде бы случайно среди другой эзотерической литературы мне стали попадаться не толстые книжонки в мягких обложках автора со странной испанской фамилией — Кастанеда. (Моя ассоциация с Испанией — кастаньеты) Вспомнил, что один отрывок я уже читал ранее в журнале. Столкнувшись, и открывший для себя магический мир старого индейца дона Хуана, я уже сам стал жадно искать и ждать появляющиеся на книжном рынке всё новые и новые труды знакомого автора. Я уподобился кладоискателю, который долгое время фанатично перебирал, перерывал кучу хлама, земли и дерьма и, вдруг, наткнулся на рассыпанные и оброненные временем драгоценные камни возле клада, и, наконец, на саму большую шкатулку с несметными сокровищами. Трясущимися и возбуждёнными руками постепенно драгоценности, камушек за камушком, я доставал свои богатства и оглядывался. И обнаружил с удивлением, что клад этот никому не нужен, его никто не замечает, и он мне достался одному! Так не долго думая, следуя на зов неясной магической Силы, я отправился в путь. Я поверил ей. Я смело влился в поток поколения неокастанедовского типа первой русской волны.
Была зима и много снега. Дон Хуан в старой солдатской не завязанной шапке-ушанке, в рваной телогрейке и валенках шёл впереди меня по глубоким российским сугробам размашистым шагом, увлекая меня всё дальше и глубже ...
Я перечитывал и «перепахивал» труды Кастанеды помногу раз. Открывал для себя всё новые и новые знания. Это был клад без дна! По крупицам собирал всё, что касалось сновидений, цитаты, высказывания. И, однажды, стал, наконец, следовать указаниям дон Хуана. Как вы уже догадались, вся многообразная магическая практика начинается с «рук». Замысел этой техники простой – одновременно с намеренным поиском рук во сне перетащить часть дневного (полного) сознания в сюжет сновидения.
День за днем я ждал вожделенно ночи и ложился спать с твёрдым намерением посмотреть во сне на свои руки, сверяя себя по ученику Карлосу. Мне стало особенно интересно жить! Прошла неделя, другая, месяц — ничего не выходило. Я не отчаивался и продолжал практику. Временами и необычно для себя стал замечать за собой некий странный волевой заряд, какую-то особую незнакомую уверенность в том, что я добьюсь своего и у меня всё получится. Эта уверенность перерастала в спокойную твёрдость — всё равно выйдет, пусть даже на это уйдёт вся моя жизнь. То она восходила до таких невероятных размеров и масштабов, будто для меня вообще нет ничего невозможного: я чувствовал в себе силы остановить поезд, столкнуть земной шар с оси…
Стал заметно меняться характер сновидений. Они стали напряжёнными, беспокойными. Я часто просыпался, вздрагивал. Во снах я всё время куда-то спешил: на поезд, электричку, автобус, самолёт, и всё время опаздывал, пытался догнать. То искал туалеты, или, находясь в тесной комнате, не мог из неё никак выбраться, пытаясь выбить окно и выйти наружу.
Прошёл ещё приблизительно месяц. И вот во мне, внутри меня что-то надорвалось, как бы сломалось. Я почувствовал бесконечную усталость и разочарование в себе и своей практике. Меня охватила тоска, безнадёжность и невиданной силы уныние. Мне захотелось умереть. Приходили мысли о самоубийстве. Я не то, чтобы забросил практику — я просто не мог её выполнять. И я перестал себя намеревать…
Охлаждение к дону Хуану было временное. Параллельно я увлекался другими духовными областями познания.
Но вот, однажды, (так часто бывает, когда отпускаешь себя — законы движения точки сознания) ... Я лёг спать.
Мне что-то снилось. Потом были сны поярче про мою работу, как я хожу, общаюсь с коллегами. Это сменилось следующим сном — я плыву на лодке по лесному ручью мимо елей, и было в этом сне уже нечто для меня необычное. Поразила отчётливость, контрастность, реальность и ясность происходящего. Наконец, я вышел на яркую солнечную поляну и с удивлением обнаружил, что я не во сне — я не сплю! Добился! Получилось! Я взмыл радостно вверх в воздух и посмотрел на свои руки в полёте. Они были красивей обычного. Я осознал себя во сне!
Мой первый осознанный сон оказался длинным и относился к категории так называемых «Больших» снов, или «Снов жизни».
Исполненный особой силой такой сон может быть ключевым, служить разгадкой, ключом ко всей жизни человека, его судьбе или важного длительного этапа жизни. Он отражает крупные повороты судьбы, основные её вехи.
Сновидец из такого сна всю свою жизнь может черпать энергию, силу, оптимизм и вдохновение. Такой сон не обязательно должен быть осознанным. За всю свою «личную историю» Больших снов человеку может присниться не более нескольких. Сон жизни ни в коем случае нельзя никому рассказать, иначе он теряет силу.
Мой 1-ый осознанный сон мне приснился под утро. Когда я проснулся и стал собираться на работу, я понял, что со мной случилось нечто очень важное, значительное и необычное. Какая-то вселенская тайна, вдруг, распахнулась передо мной. Работая, я не мог перестать об этом думать, осмысляя и сопоставляя со своим прежним опытом, но так и не охватил ту громадную ценность и последствия этого потрясающего переживания. Я чувствовал в себе силу, энергию, но и несколько возбужденный оптимизм. Я жаждал ещё больших тайн и волшебства! Я снова кинулся к дону Хуану...
Было во мне ещё одно ощущение. Чувство лёгкой вины, ощущение сорванного запретного плода в самопознании. Словно я влез в область таинственного сада без разрешения, преждевременно, и вкусил недозволенный фрукт с того самого дерева знания, которое сразу стало меня выделять и отличать от других людей, которые про всё это не знают.
С каким бы оптимизмом и вновь приобретённым вдохновением я не возобновил регулярную практику снов — 2-ой осознанный сон пришёл только через 2,5 месяца. Затем они стали приходить всё чаще, пока снова не возник перерыв.
К этому времени я превратился в увлечённого сновидца-фанатика. Я выкрикивал намерение вслух ветру, записал собственным голосом кассету волевых установок типа «... Я всё равно осознаю себя во сне, с полной решимостью… » и слушал её перед сном. Я читал свой специальный лист подобного текста с нарастающей категоричностью и уверенностью. (По методу гипнотизёра В. Леви.) Я придумывал цикл молитвенных взываний об осознании себя по дону Хуану, которые произносил каждые 2 часа. (Они глубоко действуют на подсознание) Наяву я часто останавливался, смотрел на свои живые руки и по сторонам, потом снова на руки. То же самое я делал во сне. (Настройка сновидения). Много было подобных изобретений.
Как-то в самом начале ночи я долго не мог уснуть. (Трудности с засыпанием — частое явление для начинающего) Наконец, уснул. Снилось мне, как я засыпаю и не могу заснуть — мне мешают. (Этот тип снов очень интересен, многообразен и характерен в начале пути)
В этом сне я лежал в тёмной комнате, похожей на свою, и очень хотел спать, чувствовал себя истощённо. Мой сосед (по квартире), будто мне назло, включал назойливо и нагло всевозможные звуковые приборы: радио, магнитофон, телевизор; и не давал мне спать. Было это долго и нудно.
Наконец, я не выдержал, вскочил и сорванным голосом и с особой слабостью и раздражительностью закричал на него! Сосед нагло и насмешливо ответил. После короткого провала сознания Сила толкнула, дёрнула и стала уносить меня. С размаху во сне развернуло, и на большой скорости я почувствовал себя летящим над тёмным лесом. Вскоре, движение замедлилось, и я опустился в полном сознании на лесную дорожку. Для контроля посмотрел на руки — всё было, как обычно, но на левой руке не было золотого кольца. (Следуя указанию Д. Хуана для страховки возврата в тело, я ношу тесное золотое кольцо на пальце)
...Встреча ... Встреча с Силой. Она несёт, уносит тебя. Куда?! Ты отдаёшься ей легко, бездумно, легкомысленно, наивно. Тебя поглощает тайна, жажда, поиск, приключение, романтика. Ты не знаешь, что ждёт тебя впереди — ведь, это так серьёзно!, — проход к полной свободе в виде парящей высоко одинокой птицы или инвалидная коляска, открытие всех тайн мира или психиатрическая клиника, блаженство богопознания или постаревшая мать, склонившаяся над твоим гробом ...
...Я посмотрел на свои руки в том сне, и они были обычные. Это было одно из моих 1-ых Сновидений, а не просто осознанное сновидение, (о разнице ниже) Пройдя дальше в лес, я увидел плывущую на меня большую (не очень) голову. Мне стало почему-то не по себе. От головы, как на чертеже, спустились линии – разметки, и голова дорисовалась до неприятного человека. Я попросил у него подарок. (В то время выполнял задачи по Е. Цветкову — но это не был сон!) Противный человек невольно буркнул: «вот ещё, каждому давать ...» И скрылся в лесном шалаше, закрыв за собой калитку из веток. Я чувствовал себя необъяснимо плохо, это было вызвано этим местом, куда я попал. Стал ощущать скрытую опасность. Тогда я закричал: «Эй! Есть ли тут у меня друзья?!» (методика описана у Гардфилд, Цветкова) Со всех сторон ко мне стали выдвигаться и приближаться существа, похожие на людей. Сходство было только внешнее. В сновидении искатель ощущает энергопотоки напрямую, ведь он сам является чистой энергией. У меня возникло особое нарастающее ощущение, чувство дискомфорта, тревоги, опасности, чуждого, инородного. Это чувство трудно описать словами, можно только испытать самому (но лучше этого не делать). В «простых» осознанных снах это не так. Люди приближались, чувство чужеродной смертельной для меня энергии увеличивалось. Одна, похожая на бабку, вкрадчиво пыталась заговорить меня. Поток незнакомой мне в нашем мире, нечеловеческой энергии шёл на меня. Ни с чем подобным я не сталкивался ранее. Хуже всего, эта энергия была явно не совместима с моей. При всё большем «их» приближении мне делалось дурно. Резь, тошнота, слабость, неприятная специфическая дрожь (описание только отдаленно приблизительное) во всём теле. Я вызвал на себя явно чей то нездоровый интерес. Задерживаться в этом месте было смертельно опасно. Собрав остаток последних сил, и отвечая «бабке», что скоро вернусь, я взмыл вверх и очнулся в своей кровати. Несколько дней мне было нехорошо, мутило и подташнивало. Правда, в лёгкую ...
В одной из многочисленных бесед с Карлосом д. Хуан объясняет ему, что значит вызвать нездоровый интерес на себя в чужом незнакомом нам мире. Эта ситуация, говорит он, подобна тому, как если бы перед нашим лицом, в нашей квартире неожиданно на паутинке спустился глупый паучок. Скорее всего, мы бы его убили...
В Сновидение попасть труднее, чем в осознанный сон. Нужен особый толчок Силы, повышенная энергия или лазутчик. Но это и опаснее. Сосед, который меня будил, и оказался тем толчком для сдвига моей точки сборки в сновидение в вышеприведенном примере. Этот сосед — я сам, который создал, генерировал силу внутри себя. А моя команда (работа по осознанию), как известно, с течением времени становится командой Орла.
Многие сновидцы не отличают осознанный сон от Сновидения по дону Хуану, хотя он постоянно указывает на это различие. Я тщательно и серьёзно исследовал этот вопрос. Сначала мне показалось это простым. Я думал, что простые сны так ими и остаются, а осознанные это и есть сновидение в терминологии дон Хуана. Но опыт и практика просветили этот вопрос. Недостаточно осуществить полный сдвиг точки сборки на осознание себя во сне. Осознанный (ясный) сон в этом случае может так и остаться простым личным и типичным для сновидящего. Некоторые ясные управляемые сны искателей по уровню я, вообще, отношу к разряду просоночных состояний сознания. Донхуановское Сновидение нечто гораздо большее. Это движение точки сборки за пределы своего обычного сновидческого восприятия, своей типичной области энергетического кокона. Это реальные миры с их реальным «населением». Наличие энергии в них! — вот главное отличие от простого пусть даже осознанного сна. В последнем случае сновидящий имеет дело с собственными фантомами, призраками, иллюзиями и воображением. За такими сновидческими проекциями в реальности нет ничего.
Приведу основные признаки Сновидения:
* особое непривычное новое ощущение своей точки сборки (сознания);
* особое чувство инородной энергии и её восприятие напрямую, которое трудно описать и передать словами;
* невозможно зачастую сразу интерпретировать (обработать в восприятии) объекты, или их необычность и странность (вспомните сюрреалистический образ рыбо-птицы во сне у Кастанеды);
* требуется гораздо больше энергии, толчок или энергия лазутчиков, чтобы попасть в сновидение;
* невозможно пройти сквозь чужую сновидческую фигуру (исключение составляет чужой сон, в который можно попасть случайно);
* специфическое, энергетическое чувство осознания себя чистой энергией (на начальном уровне проявляется в виде инерционности движения, «неповоротливости» и т. д.);
* миры Сновидения, их образы стабильны и неизменны в восприятии и остаются такими же по очередному возвращению в них – основной, главный признак. (Свои, чужие сны неустойчивы, изменчивы ).
...Заснул не сразу. После короткого промежутка небытия очнулся от необычного давления сверху. Оставался в дрёме, давление плавающее, лёгкое в области груди. Через миг оказался в осознании себя, подплывающим на лодке к причалу. Вечер. Поднялся на пирс. Взглянул на руки. Усилилась энергетика. (тоже самое делает языковой замок на гортань, но мощнее). Всё в слабом голубом освещении. «Поплыл» по причалу с инерцией движения. Здание типа водного порта. Прошёл сквозь толстую стену, ощущая фактуру железобетона. Светло. Большой вокзальный зал. Люди. Впереди обычный молодой мужчина в плаще и шляпе. Хочу остановиться, но сразу не могу. Мешает инерция передвижения. Сталкиваюсь с этим человеком и не могу сквозь него пройти. Это не сон! Столкновение особое энергетическое, как 2-х воздушных шаров. Он отлетает дальше и удивленно озирается. Затем идёт на меня и мимо, пытаясь вглядеться в моё лицо. Взгляд вызывающе подозрительный. Я, как ещё новичок, решил не рисковать и на всякий случай дёрнул в своё тело. Это не было и чужим сном — там всё по-другому. Полностью согласен с экстрасенсом Лавровой, что рядом с нами параллельно сосуществуют различные миры, похожие и не очень на наш. Живут города, ходит транспорт и т.д.
Шло время, я набирал опыт. Цепь неслучайных случайностей-событий выстраивалась вокруг меня определённым образом, скрытый смысл которых я в то время постичь не мог.
Пришёл момент, когда своему духовному поиску я решил посвятить всю свою оставшуюся жизнь. Встал на путь сновидений. Началось уже не хаотическое и случайное приобретение знаний. Я уже выстраивал свою систему духовного познания и практики, отбирая и исходя из того, что максимально будет работать на сновидения.
Я стал искать и встречаться с людьми, у которых появился подобный опыт. В основном у многих он был связан с учением К. Кастанеды. Я ездил по кастанедовским группам, наблюдал, сравнивал. Опыт обнаруживался разный, противоречивый. Приходилось со всем этим долго разбираться.
Я видел и понимал, что все эти люди, и я в том числе, сильно обусловлены энергетически, чтобы всерьёз идти путём магических сновидений. С другой стороны, было очевидно, что все эти люди в группах, общаясь и упражняясь вместе и по отдельности, — просто играют в Карлоса Кастанеду. Они придумали себе такую детскую игру, исходя из его описаний, и их жизнь стала немного занимательнее и интересней. По-другому быть не могло — группы созданы искусственно, без вмешательства Духа. А без Духа, как говорил дон Хуан, нет и не может быть серьёзной игры.
Требуется много работать, многое превзойти в себе, от многого отказаться, многое преодолеть, страдать. Играть легче. Руководитель одной из таких групп с дрожащими от волнения руками и бегающими растерянными глазами намекал мне, что он двойной человек, нагваль, — но сам не разобрался со многими аспектами пути. (Мои вопросы его приводили в плохо скрываемое замешательство).
Недолго длилась эйфория обмена опыта с российскими сновидящими. Даже с ними меня ничего не связывало.
Тогда я решил круто изменить свою жизнь, уйти с работы, бросить всё, серьёзно встать на путь одинокого воина и отдать себя полностью тропе снов.
Так закончилась Встреча. Или только началась?!
Астральный удар.
Эту историю я пока скрою. Достаточно сказать, что я был прямым активным участником её событий. Смесь трагического и комического в ней настолько переплетена, что выдумать её невозможно — только сама жизнь может сложить, сплести столь неповторимый узор сюжетной линии.
Очерчу лишь концовку. Я и мой представительный, импозантный товарищ Сергей Алексеевич обидели одного человека. Обидели, этого не заметив, словом естественным для нас образом. Человек, которого мы обидели, оказался на редкость высокоэнергетичным от природы. Ответной его реакцией стал непроизвольный, но мощный поток отрицательных эмоций в наш адрес. Этакая взрывчатая смесь обиды, гнева и ненависти. (Нечто вроде проклятья) Под этим влиянием, ничего не подозревая, мой авторитетный друг при дополнительном стечении обстоятельств умирает, а я стремительно начинаю приближаться к инвалидной коляске, теряясь в догадках «Почему?». И вот тут на арену событий выступил 2-ой нагваль. Но сначала о первом.
Напомню, что нагваль — это двойной человек, т.е. энергетически он имеет ёмкость и возможности двоих людей вместе. На практике он превосходит обычного человека во много раз по многочисленным показателям. (Выживаемость, привлекательность, устойчивость и т.д.). Если он ещё развивается через Сновидение, — то обретает непостижимые способности, становится недосягаем и неописуем.
Я буду пользоваться термином нагваль из вышеперечисленного обозначения. В учении д. Хуана-Кастанеды понятие нагваль шире. Дополнительно, такой человек является руководителем группы магов, предводителем и наследником линии знания. Он активно взаимодействует и постигает Дух... Сам Дух именуется также нагвалем.
...Нагваль — очень редкое явление человеческой природы. Почему мир, Бог создаёт такие редкие людские исключения неизвестно. «Видящий»3 может прожить долгую жизнь и «видеть» очень много людей, но двойной человек может так и не встретиться. А я «случайно» оказался среди 2-х нагвалей сразу.
С первым нагвалем Мишей я давно уже много лет работал бок о бок. Мы после первоначальных трений оказались в хороших дружеских отношениях. Его отличало повышенное чувство справедливости и желание придти на помощь в трудную минуту. Русский нагваль Михаил — коренастый, широкоплечий круглолицый парень — не подозревал за собой ничего особенного и необычного. Он попивал водочку и периодически от неё же, родимой, побаливал. Тихо, мирно, как все, жил я. Зарабатывал деньги, в помине не слыхивал ни о какой эзотерике, и тем более о доне Хуане с Кастанедой. За разными прочими удовольствиями жизни не проглядывался иной смысл существования.
Когда места театральных действий касается таинственный и вездесущий Дух, всё готовится и преображается заранее. Далеко за кулисами, за занавесом от меня, из Сибири в Москву приехала женщина-целитель, нагваль. Мария — обаятельная женщина средних лет, а лучше сказать неопределенного возраста от 30 до 40 лет (ей оказалось 48). Её отличали густые ресницы и белая, здоровая кожа, отдающая теплом и энергией.
Женщина-нагваль представляла собой прямую передачу знаний по линии целительства, лечения людей и русской народной магии от старой бабки, колдуньи-знахарки. Линия русских целителей — колдунов. (Такие целители не нуждаются в рекламе, они не лезут на телевидение и в газеты, как большинство наших свежеиспеченных экстрасенсов). У нас в России нет групп магов по кастанедовскому типу. Искусственно созданные сейчас, они не имеют под собой никакой реальной почвы и основы. А вот линии русского целительства прямой передачи в России существуют. Говорят, что если такой целитель-нагваль за всю свою жизнь не «увидит» нагваля-преемника, и некому будет передать свои знания, — он сильно мучается перед своей смертью. Вот почему Мария, как только «увидела» моего Мишу, — тот лечил у неё что-то, — «зацепилась» за него, как за возможного наследника. Но Миша оказался простым, упёртым парнем, к тому же, жена, двое детей. Хочу, говорит, жить обыкновенной жизнью, и водочку продолжает попивать. Вскоре, нагваль Мария уехала к себе в Сибирь.
Прошло время к периоду развязки сюжета. Я активно занимался практикой сновидения, подумывал об увольнении с работы и выходил на путь одинокого воина.
И, вдруг, меня серьезно прихватило, не пойму отчего. По началу было похоже на радикулит. Искривилась нижняя часть позвоночника, острые боли в нижней части туловища с отдачей в ноги. Ходить становилось всё труднее, наклоняться и разгибаться тоже. Похоже, дело шло к параличу и инвалидности. Пошли всевозможные лечения, больницы, доктора, лекарства и народные средства, а болезнь прогрессирует. Долго мучился. В этот самый момент занавес открылся и на сцену, неожиданно для меня, вышла та самая женщина-нагваль Мария.
Только когда я сделал полный пересмотр своей жизни, я многое увидел, все сложные ходы своей судьбы, всю свою жизнь как с высоты охватил сразу. Полевой зверёк в нас копошится между ближайшим кустиком и двумя запасными лазейками в норку, и считает, что всё знает про свою жизнь. Одинокая птица, высоко летящая, видит всю панораму, всю землю, весь замысел в целом, всю судьбу охватывает. Многое открылось. Понял, где Дух действовал, через какие лабиринты меня проводил, где учили-натаскивали, к чему готовили. Что вспоминалось ранее, как незначительное, ненужное и даже ошибочное, преобразилось, приобрело свою значимость, выстроилось в стройную систему.
И вот из опыта и знания — от нас мало что зависит. Это нам кажется, что мы такие умные, самостоятельные. Многое можем, делаем. Мы — дети неразумные! Сила, Дух, Бог, если захочет, проведет через все ловушки, препятствия и опасности и наделит многим. А не захочет — споткнешься на ровном месте и расшибёшься насмерть. Я отдан Силе, я отдан Богу ...
В период стремительно развивающейся болезни я знал уже кое-что, но ничего ещё не видел, не понимал глубоко.
Бог произвёл залатать меня нагвальной энергией. До этого в своей жизни не знал, что такое долгая и серьезная болезнь. (Меня поймут больные люди).
Нагваль Мария посмотрела на меня раскосым, периферийным взглядом — я знал, что это — она не просто смотрела на меня, она меня «видела». Удивилась силе астрального удара, назвала точную причину моего заболевания и начала меня лечить.
Я и ранее по жизни обращал внимание на странное свойство некоторых людей обладать периферийным зрением. Раскосый, объёмный взгляд таких людей намного более проницательнее и необъяснимо глубже. Словно тебя просвечивают рентгеновскими лучами. Ничего невозможно скрыть от такого человека.
Потихоньку восстанавливался. Дыра в моём энергетическом коконе вскоре была заделана, но тело ещё долго страдало. Я пришёл в норму только через мучительные 4-е года!
Интересный знак был дан нам с Мишей. (Свёл с Марией меня именно он). Мы угощали за лечение женщину-нагваля в отдельном кабинете ресторана. И между собой и при ней непомерно расхваливали её целительские способности. В конце ужина сами пошли ей за кофе. Тут кофеварка, словно обрела человеческое сознание, и так сильно, по очереди (!) нас облила водой, что мы очень удивились. Я, как знаток Кастанеды, говорю Михаилу: «Понял, почему так случилось?». Он подумал и говорит, вытираясь, — понял. Вижу по его лицу, понял что-то своё, другое (В дальнейшем он стал хорошо разбираться в духовных вопросах). Я принял приблизительно такое послание — «через неё Я (Дух) тебя лечу, а не она»... Два разных сообщения через кофеварку вышло, мне и нагвалю Михаилу.
Я много беседовал с Марией. Эта женщина донхуановского магического уровня. Я выпытывал, расспрашивал про энергетический кокон, про то как «видится» точка сборки, про сновидение и другое. Сам думал, размышлял и прояснил многое. Кастанеда во мне жил, трепетал и расцветал, несмотря на болезнь. Параллельно всё равно сновидел, хотя нагваль и предостерегала меня от этого. По-своему думал: сновидение даст мне силу, энергию.
После астрального удара я не мог физически работать и почти год не вылезал из «больничных». Мария залатала мою «пробоину», и я вышел на работу. Вскоре я посетил астролога. Он снова меня предупредил, — будешь, говорит, из тела продолжать выходить — тело, здоровье своё сильнее разрушишь. Опять не послушал. Стою на своей идее, что сновидение — это сила и энергия. Летаю себе в сновидческих мирах. Были предупреждения и знаки от других — не понял, не увидел, не услышал. Ослеплен я учением дона Хуана и его практикой сновидения. А главное – получалось многое! Только много позже разобрался детально с этим вопросом.
Похоронили Сергея Алексеевича. Было как во сне, как игра какая-то в похороны. Вот был он высокий представительный внушительных размеров с животом солидным, а теперь лежит неподвижным студнем в гробу, высохший желто-зеленый. Рука его и ноготь на пальце большом одинакового жёлтого цвета, как у манекена с магазина. Ботинки, пиджак, уже не по размеру неуклюже одетые. Мать его, пожилая женщина, в слезах, толи ему, толи нам что-то всхлипывая, причитает «За что?!» Всё прилично на поминках. Через час знакомые, друзья покойного разговаривают уже о своих проблемах — живые о живом. Мыслил я, к чему этим людям о смерти задумываться, — бессмертные они. Сам же ехал домой, проникал, погружался, медитировал о смерти.
Друг мой, Сергей Алексеевич, после смерти своей часто ко мне в сон приходил. Незадолго перед своим уходом он, полушутя, о смерти спросил меня: «А правда, там что-то есть?» Я знал уже тогда, что «там» не что-то, а много чего есть, но разве объяснишь материалисту. Я хранил свою тайну познания.
Сергей Алексеевич в своём теле снов после смерти другим стал. Тупой, несоображающий, с привычными автоматическими реакциями и ответами. Но будто, всё хочет меня что-то спросить, получить объяснения. (Тело снов имеет своё собственное низкого уровня сознание).
... А правда, там что-то есть? ...
Как ни странно, мой умерший друг Сергей неосознанно помогает мне понимать, что я во сне. Я, как его вижу, вспоминаю — это же сон! Дальше сразу на руки гляжу для контроля и настройки, ну, а потом свои магические задачи выполняю.
Покойный был нашим общим другом с нагвалем Михаилом. Миша, конечно, подключал своего засекреченного целителя Марию для срочной экстренной помощи ещё живому Сергею Алексеевичу. Но Дух не захотел! Внешне случился между ними какой то разлад, непонимание и Мария снова уехала…
Когда сновидящий практикует, его точка сборки постоянно в действии. При движении она увлекает за собой световые волокна и деформирует энергетический кокон (шар). Шар «раскрывается», в него легко могут попасть разрушительные, отрицательные энергии из «внешнего» мира и нанести смертельный удар по телу или привести к серьёзным заболеваниям.
Практикующий сновидение должен быть очень внимательным и предельно контролировать себя, свои действия и поступки других (сталкинг). Необходимо соблюдать моральные качества безупречности. Этого на начальном периоде практики сновидец как раз и не может.
Контролировать себя очень трудно. В любом случае нужна внимательность и крайняя осторожность при общении с людьми!
...Меня вынесло на уровень Ш-их энергетических врат сновидения по дону Хуану. Со смертью друга и астральным ударом по мне, я понял, что всё очень серьезно и не шуточно. Но всё же я был охвачен дерзостью, риском, азартом, вожделением к тайне. Не было длительного опыта и глубокого знания. Я был самоуверен, а точнее наивен, бездумен и глуп! Продолжая выстраивать свою систему занятий под К. Кастанеду, я надеялся через несколько лет выйти на уровень IV-х сновидческих врат. Я сновидел, а не видел осознанные сновидения в стиле Лабержа – американского учёного-исследователя снов!
Я неправильно начинал ... Мы живём среди реальных сил, энергий, малых, больших и могучих, но реально, в жизни ничего не замечаем, даже ветра.
Как-то я попал в один из кастанедовских снов, им описанных. Типично деревенский пейзаж, сельхозтехника разбросана. Небольшой агрегат. Мне неодолимо захотелось нажать большую красную кнопку на нём, и я нажал ...
...Ветер перемен уже дул мне в лицо. Звенья быстротечных лихих событий сомкнулись последовательно в цепочку. И свежий воздушный вихрь новой жизни, наконец, полностью выбил меня из моего привычного однообразного рутинного русла, колеи.
Не скрою, не без самосожаления, ностальгии и грусти я увольнялся с высокооплачиваемой работы на инофирме. Я расставался со своим обыденным миром, чтобы встать на путь одинокого воина. Ты отдаёшь себя Богу, — а это трудно, — теперь он начинает вести тебя по жизни.
В моих планах было уехать на весь тёплый, с весны по осень, сезон в деревню, в которой много лет не был, поселиться в старом деревянном домике давно умерших деда с бабкой, пожить отшельником и отдаться практикам дона Хуана на природе и, конечно, сновидениям.
Меня вела Сила. Что-то ещё держало в городе, мелкие дела. Оборвал все связи с людьми, отношения, затемнил, затуманил мотивы своих поступков и планов, чтобы исчезнуть, раствориться и стереть личную историю. Уже начал пересмотр своей жизни. Но это не так просто. Мы живём и вынуждены жить среди людей в социальном мире. Ни одну женщину я вначале не смог позвать с собой в магический и волшебный мир снов. Они шарахались от меня, когда я «раскрывался», подозревая лёгкое помешательство. (А ведь, женщины способнее нас, мужчин, к сновидению во много раз) Мой путь и удел одинокой птицы...
Положительным было то, что на первые несколько лет жития у меня имелись деньги. Быстро на удивление, в один день рассчитался с работы. И при расчёте в бухгалтерии в кабинете был явлен неожиданно знак — напутствие. Хмурый и незнакомый бухгалтер, предложил взять, «подарил» как ненужный (?!) («Хотите — заберите себе...»), «ничейный» (?!) 1-ый толстый том К. Кастанеды! У меня такого не было, а имелись 2-е книжонки в мягких обложках, вошедшие в 1-ый том. В благодарности к Духу я принял бесплатно бесценный дар.
Один, без семьи, без поддержки и опоры, без работы, без друзей, знакомых и наставников, больной, почти инвалид, с неясной и смутной надеждой (на что?!), но с плотно составленным графиком донхуановских практик я уехал в деревню. Сюда, в деревню я буду ежегодно приезжать на весь тёплый сезон для практики и жизни.
Так я стал одиноким воином...
Деревенский калейдоскоп (1).
Деревушка моя затерялась за лесами, перед болотами. После лета «зимует» всего 3 дома. Сколько таких на Руси полузаброшенных, полупустых деревень с одинокими бабками. Почти совсем высохли русские самобытные крестьянские корни. Ветхие лачуги — домики превратились в дачные постройки с участками земли для жителей областного города, которым тоже не хватает денег, и люди «выживают» за счёт своих огородиков. Лицо русской земли не в столицах, где процветает пышно капитализм, а вот в таких убогих деревнях. Каждый год здесь от водки умирает кто-нибудь, в основном не очень старые мужчины. Россия времён христианского странничества, когда по дорогам бродили убогие, калеки и юродивые, так и не изменилась, так же больна.
Деревня, Русь! Кажется, ты ещё жива, видится, ты тихо вымираешь.
Мой деревенский дом, обветшалый и старенький — не большой и не маленький, обычный, каких много на Руси для крестьянской семьи с коровой, курами, поросёнком. Здесь бабка с дедом меня нянчили 2-х — 3-х — летнего. Сюда я приезжал каждое лето вместо пионерлагеря. Обыкновенный порядок вещей. Заваленка, крыльцо, резные оконные рамы — наличники, чердак с засохшими бабочками, комнаты и закуточки. Двери, которые скрипят каждая на свой лад...
Я приехал сюда со своей магической идеей. Я тайком в себе и с собой привёз дона Хуана. Отчуждённо, но с любопытством смотрел на здешних людей. Хоть не был я в своей деревне очень долго, некоторые меня помнили. Всегда так — планируешь одно, строишь себе один образ действий, а жизнь вносит свои коррективы и поправки, а то сам Дух и вовсе расстроит и поменяет все твои планы.
Соседи по дому слева от меня, мужчина и женщина, обоим за 50 — семья алкоголиков. Хорошие люди, но заражены типично русской болезнью — периодическое запойное пьянство по неделе или месяцу. Она хрупкая и чем-то обаятельная, глаза голубые выцветшие. Я её помню ещё с раннего детства, сестра моего деревенского друга, уехавшего жить в город. Соседка моя Люба — инвалид II группы по сердцу. И как её больное бедное сердце выдерживает месячные запои, когда они уже со 2-ой недели ничего не едят, а живут только на водочном питании — непонятно?! Две кошки и две собаки в этой семье. Один пёс дворняжный, смесь от колли — 1-ый раз такого встречаю — не любит, когда кто рядом смеётся. Встаёт на задние лапы, а передними колотит в грудь смеющегося. 2-я собака — немецкая овчарка, служила в польской таможне. Навязчиво будет тебе тыкаться в ноги, пока не кинешь ей камень или палку. Принесёт. Привыкла она служить. Магические собаки. Вот только эта бедная живность, бог весть, чем кормится, когда хозяева в крутом «штопоре» и сами по месяцу ничего не едят и к концу даже не встают с постели. В связи с тем, что каждый год кто-то в деревне от водки умирает, я по приезду в 1-ю очередь о Любе беспокоюсь, жива ли моя соседка?
Затвор затвором, а полное отшельничество в начале никак не получалось. Самоотречение самоотречением, а нужно было к людям обращаться, чтобы с деревенским бытом помогли освоиться. Тут по дороге в магазин, в соседнюю деревню прицепился ко мне вольноопределяющийся парень лет 30, Юрка. Лицо треугольное, брови обгорелые, а зубы чёрные от чефира чайного. Не хотел, а разговорился с ним. Он работает у здешнего фермера, на краю деревни. Тот ему не платит, а кормит и жильё даёт. Юрка — сирота из-под Ленинграда, в какой-то «общаге» прописка есть. Но, говорит, в деревне прожить легче. И скитается Юрка по деревням. Была, рассказывает, у него родная тётка, но та от него отказалась. В это время он посмотрел на меня жалобно и чуть не заплакал. Живёт Юрка — не думает о будущем. Мне жалко парня стало, пригласил его в свой дом, угостил. Юрка то мне и помог с деревенским бытом освоиться, напомнил, как косить траву, дрова колуном колоть, с печкой обращаться и т.д. Я от него потом отмахиваться стал, своё одиночество и сны соблюдать, и он заобиделся...
Лучше всех косил траву в здешних местах худощавый мужичонка Володька Гусев, с подпрыгивающей походкой. Чтобы так косить, надо родиться и вырасти в деревне. Пройдёт косой с утра, как бритвой по щеке — начисто. Трава ложится ровно. Искусство!
Но ближе к делу, к дону Хуану. Я это отступление сделал специально. «Здесь вам не равнина, здесь климат иной...» Здесь вам не мексиканские пустыни. Здесь леса, болота, комары да змеи, озёра, кабаны, волки, коршуны. Здесь русский Дух, здесь Русью пахнет! И корни наши здесь.
Полночь. В комнате полумрак. Я лежу на диване, на котором всегда спал мой дед. Думается, не спится. С мыслью — «всё-таки надо заснуть», почувствовал, вдруг, какую-то странную резь в теле. Открыл глаза. Надо мной в полный рост стоит человек в маске палача (похожий на члена кровавой группы ку-клукс-клан) и острым колом (или чем-то подобным) тыкает в меня, в моё тело, и пытается выковырять меня из моей физической оболочки. Ясно вижу его в полумраке, чувствую реальную щемящую боль. Что-то сразу мне подсказало, что если буду так лежать в теле, останусь в безопасности. Страшно, но не очень.
Представьте, ночь, заброшенная среди синих лесов деревня, и я один в старом доме, с непонятными звуками, стуками и шорохами на чердаке, за печкой и за стенкой. (Кошка? Мыши? — а может не они, или не только они?)... И человек — палач возле тебя и не во сне! Рехнуться можно, «крыша» поедет. (Как точны наши выражения! Едет крыша — наша точка сознания!) Неподготовленный сновидец может в такой ситуации отреагировать неоднозначно, и «поедет» точка сборки... И ты знаешь, что это не галлюцинация (у меня их не было).
Но многое я в своём сознании уже проработал, поэтому в основном спокоен. Дон Хуан указывает на класс неорганических существ, которые реально сделать нам ничего не могут, но напугать могут сильно, до седых волос и даже до смерти!
Лежу, но беспокойство моё усиливается. Хочу разобраться, выяснить, но не могу встать. Слышу сзади женский голос в движении (летает возле, за спиной): «Ой, ну чего же ты не выходишь? Всегда такой активный...»
Я: кто это? Голос: это опытный и опасный маг!
В голосе звучали нотки поддержки, доброты, помощи. «Маг» продолжал меня больно расковыривать. Я уже, впадая в панику, всё больше доверяюсь этому женскому голосу. Кто же это? И что от меня хотят? Кричу: «Помоги мне!»
Сам усилием воли встаю физически с дивана и включаю свет в комнате. На часах 0.30. Никого. Знаю, что «они» ещё здесь. Молюсь в ночи...
Много было разных «гостей». Я научился использовать энергию страха для перемещения своей точки сборки. Страх — мощная и ценная энергия для сновидца. Надо уметь его трансформировать. Настоящий страх исходит из пупочного центра. Как верно — животный страх! (Именно такой я хотел вызвать в себе и использовать в парашютном прыжке — не получилось). Для неподготовленного страх может стать разрушительным — точка сборки делает отмашку в крайне нежелательную область. Разъясняю основное отличие 2-х типов страха, помимо грудного и животного. Один вид, собственно твоя личная боязнь и испуг, связанный с собственной проекцией сознания. (Страх темноты, страх неизвестности, смерти, опасности, страх страха...) Другой вид страха — чисто энергетическое явление, восприятие энергии неорганических существ напрямую. Второй вид — чистое энерговзаимодействие. Когда мы сталкиваемся с определенным типом неорганики, нас сразу трясёт и колотит, бьёт дрожь. И не потому, что они такие страшные и мы их боимся, а потому что, сам тип, характер их энергии таков, что в нашем теле вызывает соответствующую реакцию. Это может быть разрушительным для тела и психики. Всё приходит с опытом. В область страха могут толкать человека «союзники»…
Помню, как легко через энергию страха я научил своего 12-летнего племянника Артёма осознавать себя во сне. У парня был немотивированный страх темноты. (Распространённое явление в таком возрасте) Я это «увидел» и использовал. Так мы с Артёмом стали искать его страх. Я специально посылал его в тёмные ночные места, и там он искал свой страх в себе. Приходит. Спрашиваю, нашёл? Где? Рассказывает — в голове моей страх. Нет, говорю, иди ищи дальше. Снова приходит, — в груди. — Нет. Спрашиваю, может в пятках? Смеётся. (Снова точное выражение: сердце в пятки ушло, — эмоциональная энергия страха из груди распространяется до пяток ног) Через некоторое время Артём пишет мне в письме: «дядя Терентий, у меня во сне такое, будто я наяву и не во сне... Твое задание спросить имя у прохожего выполнил во сне, — что делать дальше?»
Животный страх имеет свою природу, это более мощная энергия.
...Всякой нечисти в невидимых мирах предостаточно и многие могут быть вполне реальными, а не нашими сновидческими фантазиями. Отличить помогает опыт, знания и некоторые приёмы.
Все эти существа описаны давно в сказках и русских былинах. Только наше положение точки сборки не позволяет их увидеть. Современный человек видит их в другой форме. Если сновидящий через практику снов начинает самостоятельно соваться в этот незнакомый и невидимый ему мир, в одиночку, да ещё по Кастанеде и без молитвы — тогда держись!
«Запугают, зашугают и на дно уволокут» (по В. Высоцкому). Если ещё пасуешь, даёшь слабину, то доведут до худого или даже до сумасшедствия. Вначале я много натерпелся. Но потом, потихоньку молитвой себя очистил. (В молитве, как и в медитации, нет особой мистики. Она может считаться также научно-экспериментальной, как медитация)
В свой 1-ый сезон в родных краях только некоторые из деревенских коренных узнали и вспомнили меня. Не приглянулась мне одна старая бабка, и поговорили с ней как-то нехорошо.
Спустя день, лежу в кровати, лицом к стене в деревенской своей комнате. Ещё не заснул. Чётко осознаю, что не сплю, где и как лежу, сколько время и т.д.
Слышу, будто мягкие шажки по полу. Так, думаю, кошка откуда-то здесь. Понимаю, что никакой кошки в комнате быть не может. Спокоен, и повернуться боюсь. Прыгнул кто-то ко мне в кровать. Лежу не двигаюсь. Вижу большая, чёрная кошка. Ползёт ласково ко мне, к шее. И, вдруг, как вцепится когтями в горло — боль острая! — и давай драть. Боль натуральная, леденящая, пронзительная. Тут просто спокойно лежать никак не получается. Руками (больно, противно, неприятно) отодрал от своей шеи я эту чёрную кошку. Руки, шея, грудь мои изодраны, исцарапаны когтями и зубами кошкиными. Отбросил зверя, а она опять нападает. Бился я с ней не коротко. Наконец, с трудом отцепил и выбросил за окошко. Лежу, не могу успокоиться, всё болит, особенно горло. Встал, подошёл к зеркалу — внешне никаких ран и царапин, а по ощущениям я как раненый. Думаю себе, здесь дело энергетическое. Чувствую на шее у себя эти самые энерговолокна — порванные. Помолился, поразмышлял и заснул под утро. На следующий день я с подозрениями к той самой нехорошей бабке, заговариваю с ней, в лицо всматриваюсь, пытаюсь определить — нет, вроде, не она в виде чёрной кошки нападала на меня.
Целый день собирал ягоду под впечатлением от нападения. Домой ехал электричкой, ягоду чернику отвозил. Дай, думаю, себе шею залатаю. Стал мысленно порванные волокна воспроизводить, дыханием энергию туда посылать и сращивать их. Больше часа налаживал. Хорошо стало. Приехал в город к позднему вечеру, понял кое-что. На всякий случай, приёмчик один из народной магии совершил, да, видно, поздно. Через несколько дней в городе со мной беда случилась, но это отдельная тема...
Мудрый дон Хуан, конечно, в очередной раз прав — обычный человек защищён от опасностей своей глупостью. Он не видит реальных сил и влияний вокруг и на себя. И не увидит, даже если его жизни будет угрожать смертельное вмешательство...
Пересмотр.
Через год после увольнения я заехал в свою организацию дополучить деньги в бухгалтерии. Зашёл на прежнее место работы — ничего уже не было, старый наш офис переоборудован под склад, друзей коллег, знакомых разогнали, сократили. В жизни ничего нет постоянного...
Я в пути. На «зимних квартирах», дома, в городе я начал полный серьёзный пересмотр своей жизни. Я оборвал все отношения и взаимодействия с окружающими меня людьми. Но, гуляя по своему небольшому городу, я неизбежно сталкивался с бывшими друзьями и знакомыми. Мне это не нравилось. Это сковывает действия воина. Я брал знакомых на улице в рамку периферийного зрения, — они что-то говорили и рассказывали мне — и видел, они — призраки, фантомы (это небезопасная техника).
Пытался уехать из города и переехать в другой, чтобы стереть свою личную историю, но ничего не вышло.
Стал поворовывать. Я воровал у людей самое ценное. То, чем они дорожат больше всего на свете. Сначала обокрал случайного попутчика по дороге в Москву. Потом пошло и поехало. Я крал у людей их личные истории и присваивал себе. Эти чужие биографии я демонстрировал впоследствии другим, как свои собственные. И, однажды, заметил, что сам стал потихоньку исчезать, растворяться…
В этот период в моих сновидениях присутствует обилие знакомых, друзей, просто знаменитых людей: артистов, политиков...
Я купил доски и сделал для пересмотра деревянный ящик. С юности стремление к оригинальному нарисовало в уме приблизительный план жизни на ближайшие несколько лет. Я побрею голову наголо и буду большую часть времени проводить в ящике, вспоминая всю свою жизнь, пока не отрастут длинные волосы.
Воспоминание своей жизни сопровождал магическими ритуалами. Жизнь — зебра. Иногда, сидя в ящике, я отчётливо ощущал запахи прошлых событий, слышал голоса знакомых из забытых сцен, чувствовал вкус... Но потом наступали периоды, когда пересмотр шёл тяжело, с сильным сопротивлением со стороны жизненных обстоятельств, тела и пр.
Разгребая свой личный бумажный архив, я с удивлением обнаружил записку в виде некоего жизненного плана, клятвенного обещания самому себе, датированного, когда мне было 17 лет! Почти все положения и тезисы на листке были очень глупыми и наивными, с притязаниями на жизнь необычную и интересную. К примеру, там изложены были такие идеи, как: «побывать в Африке», «выучить грузинский язык и язык глухонемых (?)», «прочитать все труды В. И. Ленина, К. Маркса и Ф. Энгельса», «не носить чуба (?)», но от последнего заключительного предложения — вывода меня чуть не снесло со стула — «Прожить ровно 60 лет, не более, и застрелиться в свой день рождения на юбилей».
Может быть, я не воспринял бы всерьёз такие свои юношеские, бредовые зароки, если бы не занимался проблемами сознания вплотную. Составленная в юности такая программа может оказать мощное влияние на подсознание, особенно, последний тезис, вплоть до трагических последствий. Дон Хуан подчёркивает, что именно ранние, давно забытые, (детство, юность) зароки и обещания тормозят и сковывают нашу личную силу.
Мне потребовалось приложить немало усилий, чтобы отменить свои юношеские, глупые, отрицательные установки.
Так просиживал я не бесплодно в своём ящике, периодически и целенаправленно выезжая на духовные групповые тренинги и семинары в рамках своей работы по пересмотру. Групповая работа имеет свои эффекты и положительную сторону.
Воспоминание прошлой жизни — очень кропотливая работа. Вся ваша жизнь прокручивается кинолентой на мысленном экране. Это многосерийный фильм. Вы можете быть потрясены, просмотрев его до конца, местами плакать, фрагментами смеяться. В этом фильме главный герой и актёр — вы! Подчеркну — очень важно провести пересмотр правильно. В стиле К. Кастанеды это не только мощная, но и опасная практика.
На воспоминание жизни уходят годы. Если провести полный пересмотр неправильно... Практикующий обрывает все связи с социумом и становится «одиноким воином». Он один в этом мире, уже в своём космическом одиночестве. Он отпускает свою точку сборки, она становится не привязанной и начинает движение. Куда?
У Карлоса был рядом всемогущий дон Хуан, который «видел» весь процесс. У российского сновидящего такого нет. Он один без помощи и поддержки. Точка сознания такого бездумного воина сдвинется в неправильное положение. Он станет холодным, отчуждённым, безразличным, отстранённым. Близкие ему люди, родные окажутся чужими. Это начало шизофрении, психической депрессии... Наш «воин» этого не заметит!
Здесь много тонкостей. В такой ситуации сновидящий не может чувствовать и знать, что хочет Дух. Практику пересмотра необходимо выполнять под контролем опытного наставника.
Я имел ошибочный подход в начале практики, но Бог научил и вразумил меня. Параллельно я начал работать с раскрытием сердечного центра, с молитвой — это спасло меня.
Воспоминание – многослойная, сложная работа. Я усовершенствовал эту методику, исходя из современных приёмов духовной работы.
Пересмотр даёт нам очень высокий уровень и качество осознания. Вы почти готовы к полёту... У вас в руках копия вашей жизни — документ, который вы подсунете Смерти. Старуха в чёрном — ангел смерти, может придти к вам в сон и подсказать нечто тайное, или посмеяться над вами, вернув вашу бумагу...
Как не спешил я рассчитаться со своим прошлым, чтобы стать свободным, будущее накатывалось на меня. Дух помогал мне возвращать старые долги...
В Киев! (сон в ночном поезде).
Я когда-то был в Киеве...
Звенит гитара Джипси Кинга. Она бряцает, она рвёт струны моей души. Она выдёргивает жилы из моего сердца. Моё сердце ликует, прыгает, то трепещет, тоскует и щемит. Оно жаждет свободы. Оно просит любви...
Сознанию подвластно всё. Сжимаю время. Я возвращаю время назад, прокручивая плёнку жизни. Мчусь стремительно в не свое и уже моё прошлое. В Мексику! В то самое место к утесу возле ущелья, где ещё стоит беспомощный, жалкий и растерянный Карлос и провожает глазами партию магов дона Хуана, уходящих в бесконечность и покидающих эту землю навсегда...
Сгустился вечер. Торжественно замерла южная природа. Я стою невидимый за выступом огромного валуна горной породы и тоже вглядываюсь пристально вверх. Маги – светящиеся сферы — медленно выстраиваются в ряд. Вот они образуют журавлиный клин в небе...
Моё сердце разрывается от одиночества, тоски и любви. Ах, как больно бьют по мне гитарные струны! Вот оранжево–жёлтые шары разворачиваются в пол-оборота, чтобы сделать последний прощальный круг над землей.
И там, в их птичьем клину, среди вспышек света, я замечаю одно пропущенное место, интервал. Понимаю, что мне необходимо обязательно успеть. Ведь это пустое место предназначено для меня.
И пока маги торжественно дрожат и мерцают огнями свеч вдали мексиканского неба своего последнего полета, я снова сжимаю время. Время, вперед!

В руках моих оказывается телефонная трубка, из которой слышится живой голос моей дочери. Моей уже почти взрослой дочери, которую я ещё так и не знаю. Я разговариваю всё ещё с той покинутой, несмышлёной, удивленной малышкой. «Папочка, тапочки...»
Тогда после тяжелого окончательного разговора с женой в большом городском парке я обернулся в последний раз на своего ребёнка. Дочурка сидела в складной коляске, лицо её было не по годам сосредоточенное, серьёзное, словно что-то осмысляла, но по-прежнему личико милое, симпатичное и родное. Падали охапки больших, жёлтых листьев, словно опахала. В чистом, осеннем, украинском воздухе стояла надрывная грусть.
Лишив в дальнейшем дочку внимания, любви, заботы, ещё тогда, я вырвал тем самым из неё острие духа. Но это неправильно! Я не залатал дыру в своем энергетическом коконе, а подавил, спрятал глубже боль разлуки, свою отцовскую любовь к ней.
В трубке телефона: «Да, приезжай... мы встретим тебя с мамой...» – Не называет папой. Конечно. Здрасте, через много лет. Папа объявился.
Чужая сторона. Сейчас и вовсе заграница...
В руках билет на город Киев. И застучали колёса. И в этом стуке слышу вновь гитарный ритм. Он едет за мной. Рвут, теребят струны цыгане. Их звуки перекатываются по рельсам и отдают под спину гулом колёс–ударных. Музыка жизни продолжается во мне и вокруг. Она тревожит и будит воспоминания.
Кажется, этим ребятам доподлинно известно, что такое настоящая тоска, грусть и любовь...
Ошибки. Повороты судьбы. Срывы. Долги. Я вытанцовываю зигзаги своего прошлого. Счета должны быть закрыты. Мне надо спешить. Ведь там, в Мексике, маги продолжают свой прощальный вираж...
Сон в ночном вагоне. Моя точка сборки легко раскачивается4. Я — в осознанном сне! Просто вышел из поезда, оставив в нём покачивающееся тело, и пошел колобродить. Я иду, потерянный и одинокий, а за мной следом моя печаль и всё та же гитарная музыка. По украинской, нехоженой, сновидной территории.
Потом сложный сюжетный монтаж кадров, состоящий из комбинации прошлого и будущей встречи. Я и моя дочь. Я встретил свою неприкаянную, брошенную давно, много лет назад малышку одну, без мамы. Она не плачет. Она просто смотрит на меня смышлёно и всё понимает. Знаю, что я должен снова её удочерить, прижать, поцеловать, вновь обрести. Но одновременно осознаю, что не могу это сделать. Слишком поздно. Мне надо уезжать надолго, насовсем, навсегда. Ничего уже не возвратить. Поздно. Просто увидеть в последний раз. Моё сердце тоскливо сжимается, как побитая хозяином виноватая собака. Я всматриваюсь в дочкино лицо и, вдруг, вижу, что на самом деле это не она, а я сам, только такой же маленький, её возраста. Все родственники одно время в один голос говорили, что дочь сильно похожа на меня. Это я тогда потерял и бросил себя самого! Боль разрыва обжигает меня, и я просыпаюсь в отчаянной тоске под стук колес.
Подъезжаем к Киеву...
Перрон. Цветы. Официальные сухие поцелуи в щёки. Дочь Аня почти с меня ростом. Обыкновенные, какие-то будничные разговоры. «А у вас тепло... А ты не постарела (жене)... Как ты подросла (дочери)...» И приблизительно тоже самое в ответ.
Летнее открытое кафе. Шампанское. Жареные куры–гриль. Моя бывшая жена и впрямь не изменилась. Больше десяти лет не виделись. Или так кажется. Тайком наблюдаю за дочкой. Аня подчёркнуто доброжелательна ко мне, но чуть капризна с мамой. Потом у них дома. Чай, торт, телевизор. Моя внутренняя музыкальная тональность та же. Внутри: ностальгия, гитара, надрыв, нежность прикосновения к прошлому, юность, зовущие к любовному прощанию струны...
Внешне спокоен, разговорчив, будничен. Неожиданно за небрежным разговором узнаю, что дочь после нашего с женой развода действительно оказалась одна, даже без мамы. У бабушки с дедушкой. (Совсем как я в свое время) Мама её выходила замуж повторно, и дочь моя мешала новому браку...
Падаю глубже в печаль. Сон в поезде как всегда точен. Скрываю выступающие слёзы в глазах смехом над чем-то идущим по телевизору. ( Нагваль Хулиан делал наоборот, скрывал свой смех над молодым доном Хуаном фальшивыми рыданиями).
Гитарную мою внутреннюю музыку заело, как старую пластинку на одном месте. И вынесло на другую звуковую дорожку. Простая, незатейливая, грустная песенка И. Салтыковой и её видеоклип на экране «Ты вчера сказал привет...»
Я рассматриваю детский фотоальбом своей взрослой дочери. И вижу ту самую фотографию, которая мне очень нравилась. — Вот мы какие, господи! — Которая умиляла, вызывала нежность и отцовскую любовь. Дочурка в сидячей коляске. Кулачки маленькие сжаты. Усталая от детских дел головка опущена на плечо. Глазки закрыты. Спит сидя. «Я пришла в этот удивительный и прекрасный мир для счастья. Любите меня. Я уникальна и красива, правда? Любите. Знаю, вы ждали меня...»

Любите меня. Я вышел в этот... Родители, где вы? Что с тобой папа? Где ты мама? Почему ругаетесь? Почему вы перестали любить друг друга? Почему вы не любите меня, почему бросили?
Так было и со мной. В раннем детстве и старше, когда родители развелись. Сон в поезде. Она, моя дочь, – это я. Аня повторила мою судьбу...
Следующим утром гуляли по прекрасному Киеву уже вдвоём. Странное непривычное ощущение «Я – отец». Родственные энергии. Городской зоопарк. Волнуются, беспокоятся звери за решёткой. Волнуюсь я, говоря слова прощения дочери на лавочке. Вижу, в глазах её появилась слёзная жидкость. Пауза. Боимся расплакаться хором. Сменили поспешно тему...
Проводы. Прощание. Вокзал. Отправил дочку на автобус к маме домой раньше. До моего поезда ещё час. Решил побродить ещё немного в одиночестве. Снова хлынула на меня нудная, глупая, грустная, незатейливая песенка «Ты вчера сказал привет...». Завертелась назойливо. Стало в голове навязчиво крутиться снова и снова. И вдруг стрела мысли, словно пущенная коварным врагом из-за невидимой засады, смертельно пронзила мне сердце. Я так остро осознал, что жизнь не пишет черновиков! Что ничего вернуть невозможно. Не проработать никакими дыхательными упражнениями, тренингами, воспоминаниями в ящике. Не исправить, не переделать. Можно только опоздало оплатить счёт жизни. Но возвращенный долг несоизмерим с потерей.
С пронзительным пониманием этого дикое, невыносимое, звериное отчаяние и тоска охватили меня. И эта безумная, неудержимая энергия во мне стала искать выход и готова была взорваться изнутри.
Страстные, неукротимые побуждения, которые стали требовать немедленно что-то сделать, совершить, – хлынули на меня. Захотелось ударить рукой по дереву с такой мощной силой, чтобы рука разлетелась в щепки. Я не подозревал ранее способность носить в себе такие буйные, разрушительные эмоции. Возле летнего кафе находилось большое сборище молодых парней, разгоряченных вином. Подумал, лучше я оторвусь на всю катушку в драке. Один против десятерых. Чувствую силу в себе уложить всех. Меня не остановишь встречным ударом!.. А, Бог с ними... Но как найти выход моей разрушительной энергии? Что мне делать с этой тяжёлой, невыносимой, неземной тоской. Напиться по-русски до смерти?
Усилием воли сдерживаю себя от разрушительных действий. Пора к поезду. Молюсь на ходу. Отпустило.
Прощание и нежность к тому, что оставляю в этом городе и к самому Киеву. Снова стук колёс. Вновь Джипси Кинг... уносит меня в мою магическую жизнь. Всё туда, назад к дону Хуану...

Бегу. Всё бегу к тому самому месту. Ты помнишь его. Моё тело снов стало легче. Я готов лететь с магами. Но старый предводитель партии магов нагваль дон Хуан уже взял курс за горизонт. Ещё успеваю увидеть хвост косяка последнего, замыкающего отряд, улетающего насовсем мага. Это был Сильвио Мануэль. Самый таинственный, скрытный и сказочный из всех магов. Он послал мне прощальную вспышку света, но, может, это мне только показалось. Я опоздал. Последние толтеки улетели. В это время оставленный магами Карлос уже прыгнул в пропасть...

А я не могу очнуться. Опоздал. Стою в той же самой тоске и растерянности Кастанеды. А может быть, он это тоже я? Или просто не пришло еще моё время. А что, если... – меня сразила догадка.
Вдруг, — то самое «вдруг» пронзающего понимания, когда точка сборки уходит глубже влево, к сердцу, к любви – вдруг, я понял что-то очень важное, самое главное. Одновременно я вижу над собой в небе птицу. Ту самую птицу свободы, которая, пролетая, никогда не возвращается, не оборачивается и не позовёт больше, если пролетит мимо...
Негромкий разговор.
Из семейной истории. Мой деревенский дед от природы крепкий телом и сердцем — прожил 95 лет — был лесником. В возрасте за 40 в лесу его укусила сукотная (беременная) гадюка (особо опасно). Он не придал этому значения, поскрёб ранку перочинным ножичком и пошёл дальше. Спустя короткое время по счастливой случайности на сельской дороге его нашли в тяжёлом состоянии. Отвезли на телеге к бабке-знахарше, в другую деревню, та заговорила укус. Всё последующее время он отлёживался на печке, испытавая дикие, непереносимые боли. Нога его распухла до невозможности. Моя тётка, тогда ещё девчонка, сидела подле него. Он хотел застрелиться. Но отлежался, выжил. И осталась татуировка на ноге в виде змеиного окаймления, на память ... Говорят, если бы не заговор бабки — помер бы.
Не было бы деда — не было б меня...
Задумавшись, я шагаю из леса к деревне и, подходя к мосту через речку, случайно бросил взгляд под босые ноги, навстречу мне, в 2-х метрах впереди, на меня ползла гадюка (уж не задумалась ли и она о тайнах бытия, как я?) Мы остановились напротив друг друга. Что-то произошло — мы стали разговаривать! Это не было воображением. Неожиданный страх сдвинул мою точку сборки в определенную позицию. Произошло нечто телепатическое.
Я не придумывал, а читал её мысли. А она, мои. (В этом фрагменте я не собираюсь намеренно копировать разговор Кастанеды с оленем, просто духовное учение дона Хуана открывает многие тайны. А энергетический поток пути приводит к повторению опыта предшественников. В магическом мире дона Хуана умеют разговаривать растения, деревья, а змеи и подавно. Ничего удивительного в этом нет. Мир всё время оставался магическим и волшебным. Это ты был тупым. Через путь снов ты заново открываешь, повторяешь опыт, преображаешь мир, и он тебе открывается магическим! ... В мире, природе всё насыщено сознанием. Живёт, думает, разговаривает земля, птицы, деревья — ты раньше ничего не видел и не слышал. Но в случае с Карлосом и моим это случилось спонтанно. Мы продолжаем жить в волшебном мире!)
Я и гадюка стояли напротив и смотрели друг на друга. Вышел приблизительно такой разговор. Она: «Ну что, дашь мне проползти? Или как? Хочешь потрогать меня, поиграть? Попробуй. Но должна тебя предупредить...» Клянусь, на «лице» (морде, голове), в глазах (!) было столько мыслей. Были паузы в диалоге. Я: «...Боюсь тебя, но мне так интересно и любопытно, как ты живешь. Я никогда не видел ядовитой змеи в природе так близко. Почему ты ползёшь из деревни, что ты там делала? Куда ты? Пожалуй, любопытство пересилит мой страх, но ты не очень уж, я не причиню тебе зла…» Так мы продолжали смотреть друг на друга и разговаривать. У неё тоже было любопытство ко мне, я показался ей странным. Но настроение гадюки стало меняться! «Решай быстрее, мне некогда, я спешу, тут опасно, рядом деревня.» В её глазах вместе с весёлой игривостью появилось предупреждение – «Укусить могу!.. Ты со мною всё-таки лучше не шути...» Я поклонился, уступил ей дорогу, обошёл полукруг — «Ну, ползи, моя хорошая...» Гадюка поползла к лесу, но через несколько метров я встал и оглянулся. Остановилась и обернулась одновременно моя опасная знакомая — «Ну, что там ещё у тебя? Уж не собираешься ли ты напасть на меня сзади?» — «Да, нет, — сказал я вслух. Я так ...», — и зашагал к дому.
Всё определяется положением точки сборки. Нет ничего невозможного. Йоговские сиддхи — умение понимать язык зверей и птиц, — реальны. Сместите дальше и глубже вашу точку сборки в определенную позицию, и диалог с животным и растительным миром становится возможным. Надо только знать куда — в этом весь секрет. У меня это вышло случайно. Кстати, ещё один парадокс, эффект сознания. Долго ли живёт букашка, жук, бабочка. — Конечно, нет. А долго ли живём мы, люди. И да, и нет. Оглянувшись на своё прошлое, мы чувствуем, что наша жизнь лишь миг, короткий сон! И вот тайна, скрытый, свёрнутый эффект сознания — мы живём со всем этим творением одинаково. Мы все равны! (Проживаем равные соотносительно с сознанием жизни!)
Вообще, моё мнение, что воображаемо проецируемые разговоры с любимыми кошками и собаками, и их ответное «умное поведение», и есть лишь отдаленно приближённое состояние точки сборки к тому самому месту, той позиции, где настоящий, натуральный разговор и диалог с ними возможен!
...В другой раз, я шёл краем леса и искал первую землянику. Как всегда босой. Почему-то вспомнилось из прочитанного, как Шри Ауробиндо говорил своему ученику по поводу сна о змее, что змею палкой лучше не дразнить. Вспомнил и увидел прямо перед собой на кочке свёрнутую лениво клубком чёрную гадюку. А мне так захотелось её потормошить палкой, но я послушался Шри Ауробиндо.
Ещё как-то в траве я не удержался и стал заигрывать голыми ногами с ужом. Но, вглядевшись пристальней, увидел свою халатность и различил — это гадюка. В ужасе отскочил. Почему она меня не ужалила? Действительно Сила хранит нас, но мы не знаем как.
Рождение пути сновидения.
Путь сновидений только оформляется, не ясно вырисовывается. В необъятной и непостижимой духовной области особняком стоят открытия, которые проясняют очень многое. Позволяют нам глубоко понять те внутренние процессы, которые происходят с человеком в его духовном поиске, объясняют главные духовные законы. То, что может быть понято и объяснено, должно быть понято и объяснено. Дальше есть предел, далее идет невозможность понимания и ограниченность человеческого разума. За этой чертой уже божественная и непостижимая тайна Духа и невозможность выразить и передать духовное переживание словами.
Для меня такими главными открытиями явились: теория энергетических центров — чакр из индийской йоги, понятие об эгрегорах Даниила Андреева, схема течения энергий, меридианы и акупунктура даосов, родовые матрицы Станислава Грофа5, теория энергии и силы Кундалини, влияния раннего детства, разработанные Зигмундом Фрейдом и современным психоанализом, и, конечно, открытия древних мексиканских магов-индейцев — учение о точке сборки. Рождение пути сновидений в России связано, несомненно, с учением дона Хуана-Карлоса Кастанеды.
Моя главная тенденция в духовном поиске — невозможность себя втиснуть в какие-то одни определенные рамки религии или духовной системы. Невозможность ограничивать себя и зависеть лишь только от одного описания мира. Хотите вы или не хотите, сколько бы не говорил дон Хуан, что надо освободиться от всех описаний мира, чтобы сделать свою точку сборки подвижной и видеть энергию напрямую — он даёт своё толтековское видение. Таков парадокс и ловушка восприятия. Я хочу свободы. Пришло время и мне стало тесно в рамках самой толтековской магической системы. К тому же, я увидел в ней один главный и существенный недостаток. Так я стал вырабатывать свой сновидческий путь, в основе которого, конечно, лежало учение дона Хуана.
Да и было бы глупым не использовать некоторые современные методы и практики, если ты видишь, что они особенно эффективны в работе со снами. Дон Хуан жил в своё историческое время. Нельзя слепо копировать и подражать древним индейцам. Нельзя примерять их реальность, образ жизни, быт и природные условия на нашу современную русскую действительность. Из современных и научных, психотерапевтических методов назову, к примеру, особенно эффективные для сновидения — психодрама, холотропное дыхание, гештальт-психология. Они мощно сдвигают точку сборки.
Глупо и неправильно копировать и подражать героям Карлоса Кастанеды. Это быстро окажется игрой, к тому же опасной, а не серьёзным, духовным поиском. Надо осознавать, что толтековская традиция имеет свою специфику. Вот почему дону Хуану было особенно трудно с учеником Карлосом – современным, городским, молодым человеком. Ведь старый индеец учит студента, как его учили когда-то.
Кто хочет серьёзно идти по пути сновидений, а не играть в Карлоса Кастанеду, должен понимать, что путь снов складывается из многих различных знаний, помимо своей магической основы.
Учение, религия, рождается, появляется, совершенствуется не просто, вдруг. Оно адресуется людям с определенным типом сознания, связанным с конкретным историческим развитием общества, бытом, местностью, психологией, речью и даже погодными условиями. И когда сокровенное знание без живого носителя — мастера, учителя, без осмысления и привязки к конкретному историческому, географическому месту переносится, перетягивается в Россию, например, — последствия могут быть печальными для его последователей. При протаскивании индийской йоги, к примеру, в Россию, у бога Шивы на здешней земле могут вырасти очень большие уши. И он, бог Шива, если повнимательней в него вглядеться, будет иметь явное сходство с кем-то другим, уже явно не Богом, а совсем наоборот, и даже противоположным ему. Но люди невнимательны ...
Сначала я интуитивно понял, что все человеческие духовные достижения и идеалы лежат через сновидения, потом это подтвердилось личным опытом и знаниями. По кусочкам склеивал я свою духовную систему снов, по крупицам собирал знания. Пропускал, отсеивал, анализировал, вынашивал годами.
Мною замечена тенденция, что определённая часть книг по эзотерике, и по снам в частности, пишется при минимальном личном опыте авторов. Без глубокого его переосмысления. Прочитав много литературы по указанному вопросу такой «писатель» собирает всё в кучу и начинает что-нибудь выдумывать. Как бы забывается, что духовная проблематика не есть предмет интеллектуального, кабинетного постижения! И тогда кочуют из книги в книгу одни и те же примеры, переписанные друг у друга, про то, как Тартини сочинил музыку, а ученый Элиас Хоу изобрёл швейную машину в своих сновидениях. Одни и те же шаблонные мысли, идеи перетераются снова и снова, мусолятся термины и понятия из Карлоса Кастанеды. Необходим длительный личный практический опыт, надо много пройти, надо съесть пуд соли, надо набить шишек, выстрадать, пропустить через себя, и лишь потом, глубоко переосмыслив опыт, может быть, вынести на всеобщее обозрение.
Предпосылками к созданию системы духовного развития через сновидения явились:
* открытия древних мексиканских магов (Карлос Кастанеда) и тибетских мастеров;
* ограниченность любого описания мира;
* возможность наличия такой системы, которая бы гармонично и лояльно, использовала весь накопленный духовный опыт людей и современные научные наработки;
* рутина, однообразие жизни (Гоголь: скучно вы живете, Господа!);
* поиск свободы, чудесного, удивительные возможности человека, открываемые через сны, зов Бога, тайн.
В детстве для меня и для многих из нас мир казался волшебным чудом. Я верил во все сказки, во всех сказочных героев, духов, домовых и эльфов. Я думал, они существуют на самом деле. И всё вокруг меня было новым, свежим, загадочным. Я ложился спать в детстве со сладкой мыслью, предвосхищением, что-то будет «завтра?!» И следующий день оказывался, действительно, новым, неповторимым, содержательным, как остальные. Но я рос, грубел, притуплялось восприятие мира, и убеждался, что мир гораздо проще и сказки существуют только для детей. Постепенно и незаметно, как и у всех взрослых, жизнь приобретала свою монотонность, рутинность и однообразие. Подумать только, как серо живёт человек! За всю его жизнь — всего 5-7 знаменательных, значительных событий. Рождение, любовь, женитьба (свадьба), появление ребенка, пенсия, смерть ... Вы можете добавить сюда: защита докторской диссертации, юбилей, появление внука... Это так мелко. Подумать только, человек рождается, женится, совокупляется, ходит на работу и умирает! Слышу в этом некое тоскливое, гоголевское, разочарованное и тихое отчаяние:
Скучно вы живете, Господа ...
Мне был ключевой сон. Я гоню, стегаю лошадь — свою судьбу. Мчусь я в тележке, спрашиваю лошадку: «Правильно ли едем? Доедем ли?» Неохотливо, загнанная, она оборачивается, говорит человеческим голосом: «Вроде, не очень правильно, но можно пока так». Заехали в болотистую местность. Я всё рвусь вперёд, боюсь не успею. Прошёл по доске через трясинку. Площадочка. Откуда не возьмись, человек выходит и говорит остерегающе: «Дальше, нельзя. Там болото. Без провожатого не пройдёшь...»
Собирал я свою систему снов, складывал, но опускал главное, чего нет у самого дона Хуана. О главном — в главе «Встреча» (часть вторая).
Наверное, есть такие люди, которые не читали Карлоса Кастанеду. Его книги бесспорно остросюжетны, интересны, занимательны, завораживают. Но, не в этом дело. Поражает другое — это не вымысел! Это подтверждается личным опытом и знаниями автора. Это открывает удивительные, волшебные, неописуемые возможности человека перед лицом Бога.
Встреча (Часть II-я).
Пустынные, индейские муссоны и мексиканские ураганы рвали и теребили моё тело сновидений. Они кидали меня то в холод, то в жар, оставляя короткую передышку в затишье. Я ел экзотические, мексиканские блюда, смачно сдабривая их острым соусом «Чили». Я бродил с доном Хуаном по Соноре среди гигантских кактусов, и большое, метровое сомбреро защищало меня от палящего оранжевого южного солнца-диска. Я расшевеливал далёкой, тропической экзотикой свои притуплённые, засорённые чувства и хотел всё больших приключений и остроты жизни. После острой чужой пищи росла моя жажда ...
Но, вдруг, подул... Даже не подул, а тронул теплом, обнял с нежностью, знакомый до боли, родной, свежий, милый ветерок. Он окутал меня своей прозрачной, воздушной, любовной тканью и позвал домой...
И я вернулся. Вернулся, как блудный сын и припал к русской земле.
Здесь русский Дух, здесь Русью пахнет!
И здесь на русских просторах, в необъятной шири полей и лесов, на извилистых, ухабистых, широких дорогах я встретил Странника...
О Страннике сём сказ простой и краткий. Он ходит по дорогам России с молитвой Иисусовой и ищет Бога. «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». Всё!
Однажды в осознанном сне, много позже самой встречи со Странником, тот самый лёгкий, русский ветерок показал мне свою силу. Он бережно поднял и понёс меня вначале осторожно, но потом со скоростью космической ракеты...
Об этой встрече писать сложно. Это была даже не книжка, а книжонка, купленная случайно, походя, в киоске у метро. И ощущение, что нечто произошло очень и очень важное, осмыслено было только спустя годы. Настолько влияние это незатейливое, осторожное, бережное и ненавязчивое. Совсем не сравнимо с ураганной Силой — ветром дона Хуана.
В то время я активно следовал практике духовно-оздоровительной системы П.К.Иванова. Зима. Морозы. Отдыхал в санатории на окраине Москвы. Притарабанил с собой 2 больших ведра, и, под удивлённым взглядом отдыхающих, выходил в любую стужу босяком в одних плавках на снег и обливался холодной водой. Не ходил несколько дней в местную столовую — голодал всухую (без воды), то обжирался едой и просил добавки у официанток.
Я ездил по музеям и читал всю «эзотерику» подряд. Попавшаяся под руку у метро книжонка называлась «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу». По христианству я ничего до этого не читал. Оно мне казалось скучным, нудным и неинтересным. И вот — Странник. Он сошёл со страниц книги и ожил передо мною. И странное ощущение, что я был с ним знаком очень и очень давно, но потом всё позабыл.
Мне почему-то так захотелось этой русской удали, тоски, свободы и любви по Богу, что я, не задумываясь, отправился с ним. И не откладывая, начал совершать, творить Иисусову молитву в сердце.
Сколь это было смешно и наивно тогда, но со мною что-то сделалось. Ночью, сквозь сон я почувствовал своё сердце, любовь к чему-то такому далёкому и одновременно родному и близкому. И в последующие дни в конец превратился в одержимого человека и отправился на поиски неясного и непонятного зова. Я стал, вдруг, ездить по московским монастырям и скупать подряд всю христианскую литературу, которую считал для себя полезной. Сам же думал — что это со мной, «крыша» поехала? Но заключил для себя: разумно было бы, наконец, поглубже познакомиться и с христианской религией, нашим русским православием.
Кончился отпуск. Я вышел на работу, но от случая к случаю продолжал эксперименты с Иисусовой молитвой в сердце, как Странник.
Сколько благодатных ощущений, вдруг, стало стучаться в меня! Сколько открытий, пришедших неизвестно откуда! Все напряжённости, тревоги, заботы, волнения исчезли разом. Я прикоснулся к знанию Бога и привычно давившая меня многопудовая тяжесть – настолько привычная, что я за многие годы не отделял её от себя, слился с нею – сбросилась мгновенно. Я стал лёгким, как воздушный шарик. Нежный трепет и благоговение, необъятная волшебная любовь и озарение — как раньше я был слеп?! Лёгкость, невесомость в теле и невыразимая абсолютная внутренняя свобода! Как сухи, чёрствы и бессильны здесь слова! И я зашагал по дорогам России с молитвой вместе со Странником. И лихая забубённость счастья и полной свободы, некая дикая удаль охватили меня! Ведь, вот у меня есть сердце и это так много (!), что больше ничего не надо, ни еды, ни денег, ни красивой одежды... И буду я бродить босой по земле и ощущать Бога. Бог есть всё — и жизнь, и смысл, и счастье, и любовь. Так буду я его искать в глубокой тоске вместе со Странником и отдам ему всю свою жизнь без остатка...
В другой раз, приехав, домой после электрички, в которой творил сердечную молитву, меня, охватило такое глубинное блаженство, что жалко было ложиться спать. Было очень поздно, а я сидел на кровати с потаённой дуринкой в глазах в сладком оцепенении и неизвестно, отчего был счастлив...
Многое открылось мне через другие христианские книги. Я стал читать, думать и размышлять. Странник оставлял меня, но уходил не надолго. Периодически я то продолжал, то прекращал свои эксперименты с сердечной Иисусовой молитвой. Меня несло и бросало к другому. Я был щепкой в бурной, горной реке.
Потихоньку начинал пробовать соблюдать православные посты и молитвенное регулярное «правило». Параллельно всё же делал йогу и читал Кастанеду.
Я творил молитву на ходу, и сладкий холодок держался в моём сердце. Ощущение новое, свежее, сладкое. Что за сласть такая, эта молитва?! Словно медовая эссенция разливается от сердца по телу, всё вокруг сладко, и сам делаешься сахарным, приторным. Чувство столь неописуемое. Горячие токи заходили по телу.
Иногда сердце раскрывалось настолько, что я обнаруживал в себе новые и незнакомые реакции. Как-то на рынке я увидел бедного, без ног, инвалида, собирающего милостыню. Боль и сострадание к нему пронзили меня настолько сильно, что мне сейчас, здесь, в сию же минуту захотелось отдать ему всё, что я имею – все деньги, вещи, квартиру, снять с себя одежду. Если бы не вмешался мой трезвый и скептический ум, я бы отдал ему все деньги, которые были при мне на рынке. Подал милостыню больше обычного...
Очень похожее, но несколько иное чувство охватило меня в церкви, на службе, когда я смотрел на скульптуру распятого Христа, в особенности на его голову, охваченную колючей терний. Моей голове почему-то сделалось также больно, как было больно ему, в тех же местах. Словно у меня тоже на голове колючая проволока и я испытывал её уколы...
Бывало не раз, после молитвы весь воздух делался упоительным, дышащим теплом, нежностью и бесконечной любовью. Я шёл сквозь эту прозрачную невидимую волшебную ткань, сливался с нею, терял ощущение физического тела, растворялся и совместно с тихим блаженством утрачивал чувство времени...
Иногда, сердце моё смолкало и становилось притуплённым и бесчувственным. Но глядишь, вскоре оживало.
Наконец, я начал свой 1-ый длительный пост совместно с молитвой. Никогда не забуду, как после благодатной, трепещущей молитвы, я вышел гулять, и что со мною сделалось. Вдруг, такая неповторимая радость напала на меня, и извне, и откуда-то изнутри в меня вселилась — не могу вам описать! Я шёл по улице, и был город. И он гремел, звучал, и были прохожие, которые ни о чём не догадывались и не подозревали, что я даже могу сойти с ума от счастья. И я был безумно и бесконечно счастлив и радостен от обычного факта, что я есть, жив, существую. Оказывается, всё это так просто. И этого так много. Это так необыкновенно много, что у меня есть сердце. Что есть истина, правда, Бог! И что Бог есть любовь! И какой я был смешной и глупый дуралей раньше, что об этом ничего не знал. А сейчас, неожиданно, это всё мне открылось, хлынуло необычайным, бесконечным потоком, что я не вынесу, быть может, не понесу сразу столько радости и любви. Не смогу вытерпеть такого большого счастья. Столько веселья, и всё мне одному! А они, эти люди, прохожие, ходят мимо и ничего про всё это не знают, не замечают, не подозревают, не догадываются и даже не могут себе представить, что счастье рядом, близко от них, стоит протянуть руку, стоит только заглянуть в своё сердце... Это как прорыв гигантской плотины. Живёшь обыкновенно, в незнании, делаешь всё, что все делают, испытываешь умеренные «средние» чувства — смеёшься, грустишь, спишь, волнуешься о мелочах быта. «Неосторожно» молитвой открываешь своё сердце, оно распахивается настежь и, вдруг, такая лавина возвышенных и благодатных чувств! И удивлялся я.
Саму книжонку «Рассказы странника» в порыве любви я подарил случайному знакомому. Кинулся купить такую же себе — её уже не было. Наконец, через год нашёл, и повторилось — тут же снова подарил. Купил в 3-й раз, дал почитать «Рассказы» — не вернули. А мне не жалко, а наоборот, любовно. Спустя время снова приобрёл и отдал на время — затерялись «Рассказы». Необычная какая-то это книга. Странный этот сам человек — Странник.
На работе шум, суета, нервозность. Я закроюсь в кабинете ото всех, помолюсь, выйду. Иду и, будто я волшебный король из сказки: кругом все галдят, спешат, раздражительность в воздухе; а на меня словно сверху обрушился царственный, величественный, божественный покой, и люди вокруг меня спокойными и умиротворёнными делаются...
Незабываемая эта встреча со Странником вышла. Всё та же цепь случайных неслучайностей опутала, окружила меня. И встреча эта длилась поначалу долго. И влияние Странника было сильное, но умудрилось стать незаметным и ненавязчивым. «Встреча» происходила, не оторвано и отдельно от всего со мной происходящего, а как бы «случайно», незатейливо вписывалась и вплеталась в мою жизнь.
Уже рвали и теребили меня мексиканские ураганы, и терял в вихре и чужеродной пыли я Странника. Но глядь, вдалеке на дороге, кажется, вновь он, опять маячит. К нему снова бегу. Он такой незамысловатый, простой, ничего не говорит, а идёт себе по дороге и тоска в глазах по Богу, и слеза...
Кинусь к нему в ноги, как к вновь обретённому другу и кровному брату. Прости, говорю, что бросил тебя. А он не в обиде, весь любовью и молчаливым пониманием окутанный.
Я 1-ый свой большой пост 2 месяца держу, всё блаженство, радость, покой да удаль. Кончился пост — я молитву свою не бросаю. Какие чудные сны мне снились! Залы белые зеркальные, солнца и яркого света много, птицы пели, музыка волшебная играла, а чувства непередаваемые! И наяву сильные, страстные, любовные порывы испытывал. (Угли горящие жаром снились). Господи, услышь меня! Уверовал, узнал через молитву, что ЕСТЬ БОГ!
...Вскоре после поста, ни с того ни с сего, а может быть, закономерно, такое вселенское уныние на меня нашло, такая безнадёжность этого всего моего молитвенного делания, что руки опустились устало. Тело разбитым сделалось, утомлённым, горло ломить начало. Сердце — тупое, бесчувственное, неприятное. Жизнь мгновенно оказалась пресной, скучной, бессмысленной. Всё опротивело, ко всему охладел. И чего-то, думаю, я в дурь попёр, в христианство.
В этот самый момент ко мне и подошёл дон Хуан. — Объявился! Смеяться начал он надо мной. «Дух, — сказал он мне, — безличный и абстрактный. Его умолить и упросить ни о чём невозможно. Таких дураков, которые молятся в церкви, и у нас в Мексике хватает. Сновидение — вот реальная Свобода. Мы, маги, практичны, мы видим энергию!»
Я сразу послушался дона Хуана. Бросил христианскую практику и о Страннике даже не пожалел. Один без меня он снова зашагал по дорогам России в поисках своего Бога. А я стал искать свободу...
«Кастанеда» — полоса тёмных, «туалетных», напряженных снов. Мало в них солнца и света.
Много разного со мной чего происходило — всё не опишешь. Только напало на моё тело вскоре состояние плохое, болезненное. Ничего конкретно одно не болит, а сразу всё тело ломит-крутит, тяжестью предсмертной наливается. Подумал — может смерть моя близится? В Пскове «случайно» оказался на экскурсии в Псково-Печёрском, Свято-Успенском монастыре. Нашло на меня спросить отрока здешнего, монастырского. Нет ли здесь у вас, спрашиваю, какого-нибудь старца местного — ясновидящего, чтобы сказать мог, что со мною происходит и чего меня ожидает в будущем. Поморщился снисходительно отрок. Есть говорит, такой старец, только не принимает, а на письма отвечает и всё-всё по письму наперёд рассказывает. И не ясновидящий называется, а прозорливый (будущее прозревает). Я с сомнением — неужели ответит?! Он мне, с явным пренебрежением к нашей мирской, грешной жизни, — у нас такого не бывает, чтоб не отвечал.
И про всё незамедлительно я старцу отписал. По приезду в Москву по знакомству попал к опытной бабке-гадалке. Та картишки старенькие, чуть ли не до дыр протёртые раскинула, свечечку зажгла. Воск расплавленный на воду стала лить, он в узоры и картинки превращается. По всему выходит, что жить мне осталось мало, смерть моя близка. Я, бормочет старая гадалка, никогда не обманываю. Вот, тыкает в карты, смерть в твоей квартире. А здесь, парень тот самый, рыжий, видишь, убийца твой, — показывает на восковую фигуру на воде. Смотрю, действительно, получается парень с рыжей шевелюрой, рубашка в клетку с короткими рукавчиками. Ну, дела! Бабке опытной за 80, придумывать и врать не будет, тем более что денег за услугу не берёт. Вылетел я от неё в смятении. Видать, интуиция про смерть свою меня не подвела. (Интуиция — это наше тело снов после вещего сна, оно уже знает, считало информацию о будущем важном событии. Поэтому наяву мы начинаем догадываться, подозревать что-то...).
Со страхом и надеждой ждал я томительно письма от старца из монастыря. Пришло, наконец, послание. Читаю жадно, помимо всего прочего, про смерть тоже указывается! Но в отличие от бабки не так грозно и конкретно, а понимать можно по-разному. Листок печатный вложен о загробной жизни, намёки в письме на смерть. Крутил я, вертел информацию и от бабки и от старца и получается мне скоро умирать, но вроде есть небольшая надежда.
Сник я, плохо спать стал. Мысленно прощаюсь с жизнью, а не хочу гибнуть-умирать, да и всё! Чувства предсмертные проносились. Беспокойство, страх, сопротивление, неприятие. Зависть к людям. Какая несправедливость, — я умру, а они жить будут продолжать!
Но бабка-гадалка дала заговор, да и старец кое-чем обнадёжил. Я с работы возвращался всегда поздно и как разведчик в стане врага был ко всему вокруг внимательным. Худо дело, но опасность кое-как миновала. Оговорился и сберёг себя молитвами. Но смерть в моей квартире случилась — умерла старая, пожилая женщина — соседка...
Старец тот православный, христианский, прозорливый от Бога (ясновидящий) оказался всем старцам — старец. Он, отец Иоанн, известен на всю Россию и есть в единственном таком числе и высоком масштабе.
Повезло мне случайно!
Смерть мимо прошла. Беды и несчастья на пути снов на меня рушились. И однажды не выдержал и снова отцу Иоанну письмо написал.
Вот тут, тот самый лёгкий русский ветерок меня поднял и со скоростью ракеты во сне унес. Ответил старец, предупредил об одной серьёзной опасности, наставил и другое. Не все рекомендации его выполнил, но стал я регулярно практиковать христианскую молитву и уже сам многие свои заблуждения увидел, ошибок и опасностей дальнейших избежал. Со Странником больше не расставался. Я ему многим обязан. По большому счёту, он мне на коварном магическом сновидческом пути жизнь спас, от инвалидности вылечил. И хоть я по-прежнему во всё лезу, и всё хочу знать про «духовное» и использовать, чувствую и вижу — страхует он меня, защищает от беды. «Встреча» моя 2-я многоценна и дорога оказалась для меня.
Я теперь через Странника на всё более глубокое постижение себя и мира выхожу. А главное то, что Странник мне всё про дона Хуана рассказал и понять этого дона Хуана помог. Хоть я старого индейского учителя по-прежнему уважаю.
Странник мне на пути снов моих продолжает помогать...
...Можно прожить год, два, 10 и 20, и жизнь твоя будет течь рутинно, незаметно, однообразно и ничего не будет происходить значительного, знаменательного в твоей судьбе. Так можно прожить много жизней.
И вот, когда кажется, что в твоей скучной, серой и нудной биографии уже ничего не случится, вдруг, может произойти «Встреча». Она может обнаружиться через тонкую, непривлекательную на вид книжонку. Неожиданно, события вокруг тебя ускорят свой темп, понесутся, начнутся новые. Жизнь начнёт принимать новый удивительный поворот. Вдруг, обнаружится скрытый смысл вещей и окружающего тебя мира. События не только стремительно ускорятся и уплотняться, они логически свяжутся, начнут вытекать друг из друга и подстраиваться немыслимым образом под тебя и твой смутный поиск Бога. — Бог сам выходит к тебе навстречу! В твою жизнь начинает входить нечто необычайное и волшебное. Открывается тайная дверца, и ты с трепетом входишь в неё. Любовь открывает перед тобой тайну за тайнами и необыкновенным образом исполняет все твои сокровенные желания, об исполнении которых ты и не мечтал даже во сне...
...После Великого поста на Пасху, с лёгкостью тела и души поехал в Сергиев Посад. Светло, хорошо, солнечно. Красиво очень! Наверно, над куполами храмов и церквей ангелы летали. Но мне захотелось «выставиться», показать себя. Захотелось скрестить шпаги знаний и поспорить с кем-нибудь из здешних служителей культа. Ведь я так много знал, чего не знали они: про чакры и точку сборки, про матрицы и сны. Я с демоническим видом подсел к одному семинаристу в униформе (и был мне ответ!). И, вдруг, мне сделалось хорошо необыкновенно! Благодать спустилась и окружила меня. Я полюбил всё вокруг с новой, удвоенной, удесятерённой силой. Стало легко, свободно, благоговейно. Мне показалось абсурдным и глупым о чём-то спорить и что-то выяснять. Уважительно и со смирением я отсел подалее...
Сознание тайна, парадоксы, точка сборки (фрагменты).
Сознание — вечно, тело — временно. Разумнее заниматься проблемами и вопросами сознания. Сознание имеет свою «механику», свои принципы, свои законы. Когда мы начинаем размышлять и задумываться о сознании, мы сразу сталкиваемся с главной и основной проблемой и трудностью понимания. Первое препятствие его осмысления и тайна есть то, что мы не можем определить, назвать и обозначить, что такое сознание. Невидимый свет, свойство высокоорганизованной материи, некая первичная структура, фаворский свет, точка света и т.д. Всё это абстрактно и ничего не отражает. Но названия существуют, чтобы как-то оперировать данным понятием.
Наиболее точное определение конкретно приближённое к человеку я нашёл у П. Успенского. Он обозначает сознание как некую осведомленность о себе, как информацию в виде чувствования и ощущения «я — есть», где я, с кем я и т.д. Но это лишь один аспект сознания. Суть его гораздо шире. Итак, сознание неопределимо, можно лишь его почувствовать, узнать его тайны опытным путём, но описать невозможно. Проще говорить и говорят о его уровнях. Существуют многие уровни сознания. Есть уровни сознания дерева, собаки, дельфина, человека. Имеются уровни сознания человека — сон, бодрствование, просоночное состояние... Есть качественно разные уровни сознания самих частей человека: умственный уровень, эмоциональный, инстинктивный. Сознание имеет не только «голова», но и печень, сердце, клетки тела... Йог Рамачарака пишет о том, что его удивляют осознанные восстания некоторых групп клеток в организме, как у людей. Уровней сознания много.
Изрядная доля юмора присутствует в том, как если кто начинает объяснять нечто другому человеку — и сам, вдруг, начинает понимать то, о чём объясняет (учишь о том, что сам не знаешь). Но есть в этом большая доля истины. Например, я объясняю человеку некоторый вопрос, который он не знает вообще, а я сам знаю его плохо. Между нами разница. Этот человек из моего объяснения кое-что узнает, но сам я пойму в результате погружения в данную тему объясняемое лучше. Далее об этом предмете он знает нечто поверхностно, а я более глубоко. В процессе обучения он станет понимать ещё лучше, а я постигну взятый вопрос на более глубоком уровне. Обсуждаемая тема впишется и соединится с прошлым накоплением и свяжется в единой цепи моих знаний. Сквозь пласты знаний к более высокому уровню сознания. Учитель Гурджиев определяет более глубокое понимание через работу не одного, а двух и более совместно энергетических центров человека. (По Кастанеде – сдвиг точки сборки.) Я пишу книгу, делюсь своим опытом, получается, что наставляю невидимого, неискушенного читателя. Я переосмысливаю свой путь и, вдруг, сам начинаю постигать ещё более глубокое. Вся моя книга написана из головы в том смысле, что я не открыл ни одной другой книги, чтобы подсмотреть некую чарующую идею или тезис — многое продумано, выстрадано и пропущено через себя.
Сознание способно проникать на атомный и вселенский уровень, от протона до галактики! Мы можем почувствовать себя кровяным шариком, двигаться в русле сосуда, видеть и узнать опытным путём, как течёт кровь по сердечно-сосудистой системе. Это зависит от позиции точки сборки. Галлюциногенный наркотический опыт Кастанеды является примером этого утверждения. Об этих состояниях сознания хорошо знает трансперсональная психология. Существует карта, так называемых, измененных состояний сознания (ИСС). Сознание вездесуще. Но с какими тайнами и парадоксами мы сталкиваемся ещё? Их очень много! О тайне скоротечности и свёрнутости сознания я уже упоминал. Теперь другое. (Давайте внимательно вместе проследим за следующей логикой мышления).

Существует мир (объект). И есть наблюдающий, наблюдатель этого мира (субъект). Их связывает процесс восприятия. (Сонастройка внешних и внутренних эманаций.)

Итак, объект — восприятие — субъект. Парадокс заключается в том, что мы не можем говорить о неком абстрактном отвлечённом мире, — такого не существует! Мир всегда конкретен, он обязательно приложим к субъекту — воспринимаемой единице. Очень важно! Любые воспринимаемые предметы, объекты и мир в целом может быть соотнесён в восприятии только к данному конкретному человеку, наблюдателю, индивидууму. Например, я смотрю на вас. Я вас наблюдаю. Вы будете существовать только в моём воображении, (то есть вы для меня — иллюзия, а значит не существующее) потому что, если я от вас отвернусь и не буду о вас думать и вспоминать, вы «прекратите существование», исчезните — для меня! Подчёркиваю — для меня, ведь я могу рассуждать только о вещах, приложимых ко мне. Я не могу чувствовать, воспринимать и думать за вас. Если я буду пытаться это делать — а это возможно, то всё равно это будут мои личные, предполагаемые проекции, а не ваши мысли и чувства. На этом выстроен весь психоанализ. Пациент (субъект) проецирует (отреагирует) свой внутренний мир на психоаналитика (объект).
Из такой же серии парадоксов. Мы знаем так же, что существует понятие внимания. Попробую определить внимание, как направленная на объект часть энергии света сознания6 воспринимающего. Внимание – оперативный инструмент сознания, его остриё, намеренная (или спонтанная) манипуляция своей точкой сборкой.
Вы, например, купили вещь и несёте её домой. Реальна ли она? — Да. Но вот вы о ней забыли, не помните, что она в вашей руке и стали думать о другом. Ваша покупка тотчас исчезнет, пропадёт. (Подчёркиваю — для Вас! А для кого же ещё будет иметь значение ваша покупка?) Как только вы перестали обращать внимание на предмет своей покупки, она перестаёт существовать. Как же так, скажете вы. Моя вещь останется реальной. Ведь я принесу покупку домой и положу её на стол... Как только вы обратите на неё внимание, она появится, станет реальной, начнёт существовать. А забудете, снова исчезнет и станет нереальной, сноподобной иллюзией. (Для вас!) Поэтому и говорят восточные мудрецы — мир нереален, он есть майя, иллюзия. Он постоянно меняется, появляется, исчезает, нет ничего стабильного. Это очень важно для понимания сновидений. Во сне этот процесс происходит более отчётливо, он более ярко выражен. Нас постоянно вводит в заблуждение кажущаяся реальность этого обманчивого, иллюзорного, изменчивого мира. Непробиваемая толща и масштаб покрова этой майи (иллюзии) впечатляет. В книге «Автобиография йога» автор Йогананда описывает события своей жизни и встречи с великими индийскими учителями. Гуру учителя автора сам великий продвинутый йог и учитель жил в очередном воплощении 33 года обыкновенным служащим и работал бухгалтером. Учитель Лахири Махасаи так и не мог «вспомнить», что он сам уже находится на пороге полной богореализации, пока его не позвал великий Бабаджи. Если такие великие святые забывали, кто они, погружаясь в сети этой майи, иллюзии, что же говорить о нас с вами, обыкновенных людях.
Кто-то лезет из кожи и стремиться разбогатеть. Кто-то тратит все силы и энергию, чтобы стать большим ученым, начальником. Глупые дети! Они так и не наигрались в детские игры — деньги, власть и т.д. Мои амбиции выше — я хочу сохранить сознание после смерти и это реально. Это мой опыт и знания через осознанные сновидения. У человека есть уникальная возможность преодолеть смерть. И если уж быть алчным (до власти, денег, например), то быть лучше по настоящему и масштабнее — сверхжадным — к чему растрачивать свою жизнь по мелочам — я хочу быть бессмертным! (Справедливости ради отмечу, что понятие бессмертия предполагает относительность. Существование планеты Земля, Солнца также не бесконечно, но по человеческим меркам – это вечность. По-этому буду точнее: у человека есть уникальная возможность относительного бессмертия, которая заключается в преодолении смерти и сохранении своего индивидуального сознания, по сути себя самого, после биологической смерти на глобальные, космические, необозримые сроки!)
Рассмотрим несколько иной аспект темы иллюзорности мира. Известен эффект, когда в темноте разные люди по разному воспринимают определённый неясный объект. Тайна и парадокс сознания и восприятия заключается в том, что мы не знаем, каков мир на самом деле. Потому что каждый воспринимает его своим сознанием (чувствами) по-своему. Для одного человека мир холодный и жестокий, люди злые. Для другого — добрый и ласковый, люди любящие. Всё дело в том, как мы с самого раннего детства привыкли воспринимать окружающий мир. «Привычка» восприятия соответствует определённой позиции точки сборки. Можем ли мы говорить о нечто постоянном, о некой стабильной точке отсчета, пусть даже условной — нет!
Более правильно будет сказать, что этот мир и реален и иллюзорен одновременно. Но для каждого из нас (а как же иначе?!) он всё же иллюзорен! Вот почему эта сторона хорошо отображается и видится в сновидениях. Пойдём дальше. Реальны ли наши воспринимаемые единицы — органы чувств, ощущения? Да, конечно! Они могут изредка ошибаться, но они объективно действуют и существуют. Если бы их не было — не существовал бы воспринимаемый нами мир. Не было бы, в конечном итоге, нас самих.
Тогда почему же мы считаем, что сны не реальны, а лишь наше воображение и как бы не существующее? Ведь в наших снах мы переживаем вполне реальные чувства и эмоции, например, — страх, обиду, агрессию, любовь... Более того, современные научные исследования показали, что наше спящее в это время физическое тело реагирует соответствующим образом. При оргазме, например, во сне в теле происходят такие же изменения, как и наяву (эрекция, учащение пульса, дыхания и т.д.); при сонном кошмаре наблюдаются те же реакции, как в физическом бодрственном мире... Вывод — значит и наши сны реальны? — Да! А если быть точнее, надо договориться. Либо считать реальным этот физический мир наяву, — тогда и сны считать абсолютной реальностью. Либо, если считать наши сновидения иллюзией, — тогда и окружающий мир необходимо определять как иллюзию, ложную проекцию. (Смотрите рассуждения выше)
Cознание – единственная реальность! Его уникальность, проникновенность, способность заражать можно проследить в обыденной жизни. Помню, познакомился с женщиной, которая удивила меня своей похожестью на мелкого хищного зверька. Это было в выражении лица, глаз, оскале зубов, вороватых и хитрых реакциях, осторожной манере держаться и т. д. Я был поражен, когда узнал, что она работает на звероферме по выращиванию мелкого пушного зверя: хорёк, соболь, куница… Зверьки «заразили» её своим сознанием. Они сдвинули её точку сборки в место, где находятся сами!
Как часто бросается в глаза похожесть внешняя и даже внутренняя домашней собаки и её хозяина. А муж и жена («одна сатана»), долго живущие вместе, становятся одним, одинаковыми – одно и то же положение точки сборки. Причём более гармоничный и уравновешенный супруг смещает, приводит в равновесие точку сознания партнёра.
Это примеры неосознанной передачи сознания. Просветлённый духовный учитель (Гуру) может передавать знания своему ученику в виде сгустка невидимого света осознанно, жестом, через предмет. Он может сдвигать точку сборки ученика, чуть дотрагиваясь, едва прикасаясь к ней. (Непонятно, почему дон Хуан столь сильно колотил бедного Карлоса промеж лопаток, что у последнего перехватывало дыхание и шла кровь, – это говорит явно не в пользу потока сознания толтеков.)
Разберем кратко всё ту же грань парадокса и тайны восприятия и сознания. В нашем представлении Иисус Христос, несомненно, является чистым, безгрешным богочеловеком. Очень странным может показаться переживание одной пациентки Даны на психотерапевтическом сеансе у доктора медицины С. Грофа. У неё преобладали святотатственные искажения религиозных тем. Наиболее священные элементы их загрязнены «непристойной» животной биологией.
«К примеру, она видела сцены распятия, в которых лицо Христа искажалось, пальцы его превращались в окровавленные когти, и он мочился с креста; грязные шелудивые крысы бегали по Голгофе, оскверняя святое место слюной, калом и мочой...»
В чём тут дело? Почему такая осквернённая картина высочайшей святыни? Священнослужители церкви отнесут это без объяснений к бесовству и сатанизму. Но бедная пациентка Грофа Дана не виновата. Мир субъективен, мир есть привычка восприятия личности.

«Дана вспомнила о травматическом событии своего отрочества. Её приятель, студент — богослов, казавшийся на первый взгляд набожным и «морально устойчивым» человеком, обошёлся с ней неподобающим образом, проявив сексуальную несдержанность. Это было первым примером из её жизни, включавшим в себя смешение религии и «непристойной» биологии. Отец Даны был религиозным фанатиком. В каждой комнате были иконы, маленькие алтари и различные предметы литургии. Она не раз наблюдала, как отец, утративший в результате органического повреждения мозга почти все приспособления защиты, совершал различные физиологические отправления в её присутствии и т.д.»

Чистая, религиозная, христианская тематика пациентки Грофа есть её личный интимный акт восприятия. Вот почему для неё Иисус Христос предстал в переживании в таком свете. Вот почему мир — иллюзия. Он для каждого такой разный, изменяющийся, как во сне...
Там, где один заплачет, — другой засмеётся. Современный православный христианин вместо привычного ангела с крылышками может увидеть красивого юношу в белом костюме с «дипломатом». Вся наша жизнь и быт отражаются в наших сновидениях. Великая мудрость есть в ответе на вопрос «Есть ли Бог?». — Веришь! — есть Бог. А не веришь — нет Бога! В этом очередная, правда и тайна сознания. Трудно понять это материалисту. Повторюсь – мир, как продукт моего воображения, не реален. Мы не имеем дело с подлинным миром, а всего лишь оперируем своими представлениями о мире.
А вот следующий важный аспект в связи с принципами «механики» сновидений. Когда я объяснял людям, как монтируются сны, делая упор на их реальности, многие возражали мне. Ведь во сне представленны не сами чувственные переживания (вкус, запах…), а память, воспоминания о них в бодрственном мире! Да, это так. Но дело в том, что и наяву мы не воспринимаем мир непосредственно напрямую. Наше восприятие чувствами этого мира всё время запаздывает. Каждый последующий миг настоящего всё время ускользает от нашего внимания. И наяву мы всё время вспоминаем, вспоминаем, вспоминаем этот мир! (Об этом так хорошо сказано у Кастанеды.).
Открытия древних магов-толтеков безусловны. Они подарили нам «механику» процессов сознания, осознания и восприятия, описание энергетического кокона. Сознание можно переносить! Например, в сон! И осознавать своё тело снов, а вместе с ним и всё окружающее сновидческое пространство. Так же как есть разные уровни осознания себя наяву, существуют различные уровни осознания себя во сне. Некоторые сновидящие, находясь на низких степенях осознания во сне, воображают, что они занимаются практикой сновидения по дону Хуану.
Сновидения тесным образом связаны с загадкой и тайной, парадоксами сознания. Важность опыта осознанных сновидений очевидна. Если человек не испытал хотя бы одного ясного сна, то он ничего не поймёт, точнее не узнает. Искатель может считать, что многое понимает... Весь духовно-религиозный опыт, а он тесно связан с сознанием, не подлежит никаким ментальным спекуляциям. Либо он есть. Либо его нет. По словам православного философа И. Ильина: как мы можем узнать, есть ли воздух? Странный вопрос, — мы просто дышим и узнаём, что он есть. Это самоочевидно. Это понятно опытным путём. Как мы узнаём, что есть Бог. Мы молимся. Нет опыта Его присутствия — нет Бога. Как мы узнаём, что такое осознанное сновидение? (Теоретически, вроде бы, всё понятно.) Осознанное сновидение надо испытать! Как бы я не рассказывал, скажем, о море (показывал картинки морских пейзажей, привозил бы на пробу морскую воду...) — совсем другое, там побывать.
Семь лет я веду самостоятельные исследования в области сновидений. Этого мало, чтобы делать серьёзные выводы о пути снов. Но определённый этап пройден и кое-что очевидно. Продолжим парадоксальное.
Кто я? Очевидно, что я — это моё сознание в первую очередь. А потом уже всё остальное — тело, чувства, и т.д. Если у меня нет сознания, получается, что у меня нет ничего. (Как интересно и просто!) Если у меня нет сознания, как я могу сказать, что у меня есть моё тело? В смерти нет нашего сознания, иначе мы бы знали, откуда пришли и куда мы уйдём. (Это можно узнать через сны). Куда девается наше сознание, когда мы засыпаем? Оно растворяется, исчезает, так же как после смерти. Вот почему древние греки называли сон «малой смертью». Исчезает наше сознание во сне, — исчезаем и мы. (Пусть на время, но нас — нет). Вывод столь прост и очевиден. Значит мы — это наше сознание. Наша жизнь — это наше сознание!
Меня удивляет, что столь простые вещи не понимаемы учёными. Однажды, в некой научно-популярной телепередаче выступал очень заслуженный и авторитетный профессор — руководитель центра по изучению сна в Москве. Ведущий спрашивает: «Почему древние греки называли сон «малой смертью»? Как смерть связана со сном?»
«Никак и совсем, — отвечает, — не связана!»
Что можно посоветовать бедному профессору, — пусть прочтёт хотя бы К. Кастанеду и усвоит некоторую эзотерическую философию!
Вступим в мир парадоксов. Предположим, человек родился в коме, прожил всю свою жизнь в бессознательном состоянии, (т.е. без сознания) и умер в коме. Вопрос — жил ли он? Едва ли такую жизнь можно назвать, даже относительно, жизнью, а точнее говоря — он попросту не жил. Живём ли мы, когда спим? (Исключим пока фазу сновидений — там можно действовать и чувствовать) В дельта-фазе сна наше сознание исчезает полностью. Так, живём ли мы во сне? Ответ парадоксальный: — нет! (Ещё точнее, конечно, будет то, что мы живы относительно. Мы подразумеваем, что тело функционирует, хотя и спит. Но в тот момент, когда нет сознания, для нас нет и нашего тела!)
А теперь, совсем непривычно для нашего понимания, для нашего представления. Чтобы быть, существовать, жить (воспринимать, чувствовать, действовать и т. д.) необязательно иметь физическое тело! Можно его совсем не иметь, но необходимо обладать сознанием и энергией (в чистом виде или в какой-нибудь невидимой или видимой форме, например, в виде тела снов).
С другой стороны, обладание физическим телом не даёт гарантий того, что мы будем жить полнокровной жизнью (пример человека в коматозном состоянии). И вот мы прикоснулись к тайне сознания, бытия, тайне жизни и смерти. А много ли таких живущих (там, где-то) без физического тела, но с сознанием и энергией. — Бесчисленное множество! Что, значит, иметь там (в неких сновидческих пространствах) сознание? Это означает: мочь, думать, чувствовать, действовать, перемещаться и т.д.
Что же получается? Все многовековые религии, с которыми спорит, опровергает, громит, считает недостоверным современная наука, — правы? Безусловно и абсолютно! Поэтому мировые религии так живучи. У человека есть уникальная возможность через свой личный опыт это постичь. Через религию, через духовное, через сновидения...
Трансперсональная психология работает на стыке науки и религии и примиряет этих в прошлом антагонистов. Оставаясь на позиции психолога в области эзотерики, обнаруживаю себя ближе к религиозному духовному опыту и переживанию. Хочу очертить опасность «занаучивания». Через личный опыт я постигаю невероятные, потенциальные возможности человека. У меня, прежде всего, есть уникальная перспектива бросить вызов, перчатку самой госпоже Смерти! Человек через осознание во сне может сохранить своё индивидуальное сознание после смерти физического тела — преодолеть смерть! Это грандиозная реальность. Детскими играми кажется стремление человека к обычным удовольствиям, деньгам и власти по сравнению с тем, чего он потенциально может достичь!
Опасность «занаучивания» состоит в том, что человек подменяет или умаляет свой личный духовный опыт интеллектуальными поисками, изобретениями, умственными построениями и концепциями, сбором информации и её обобщением. В то время как у такого человека (учёного) имеется личная возможность сохранить своё индивидуальное сознание после собственной смерти. Вместо этого, променяв свою неповторимую, жизненную возможность на интеллектуальную эквилибристику, он умрёт как обыкновенный человек. Смерть равняет всех. Земля одинаково принимает трупы президентов и бомжей, королей, учёных и нищих. Прописные духовные истины. По высказыванию одного из великих людей, опасность «занаучивания» состоит в следующем. Если человек войдёт через заднюю дверь в громадные башенные часы и посвятит свою жизнь изучению всей сложной их механики, то он узнает много интересного и нового. Но придёт смерть, а такой учёный так и не обнаружит главного. Он так и не ответит на вопрос — сколько времени?! В самом деле, — наш ум подобен обезьяне, черпая удовольствие в создании бесполезных ментальных построений, он постоянно обманывает сам себя!
Последние штрихи моих размышлений... (Вопрос достаточно обширен).
Итак, кто же мы есть? Мы выяснили — сознание! (прежде всего, в 1-ю очередь) А конкретней? Мы (я) – свечение, невидимый, духовный свет. Человек и есть точка сборки (точка света, точка сознания)! Она — основная составляющая нашего сознания. Я через неё воспринимаю, я ею себя осознаю и ощущаю «я — есть». Я её могу переносить, проецировать в разные позиции и области. Я её могу перемещать в сон и другие миры. Я её могу сохранить после смерти! Наше сознание, если говорить упрощённо, и есть наша точка сборки! Известно, что свечением осознания, точкой сборки нас наделяют наши родители. После смерти, если мы не сумеем её сохранить — а так происходит почти со всеми — она рассеивается, исчезает. Получается, что жизнь одна. О каком же перевоплощении, прошлых и будущих жизнях идёт речь во многих восточных религиях? Жизнь, действительно одна!7 Вот почему ни в христианском учении, ни в знании дона Хуан-Кастанеда не идёт речь ни о каком перевоплощении. Древние (и новые) маги – практики, реалисты. Им нет дела до каких-то там прошлых жизней. Реально в наших руках точка сборки – наше дневное, оперативное сознание, данное нам нашими родителями всего на одну жизнь. Но за эту свою единственную жизнь человек может достичь очень многого. Он способен реализовать чудесное, волшебное…
Человек состоит из многих разрозненных частей. Склеивает, собирает их точка сборки! Её позиций бесчисленное множество. Наиболее привычные нам: я – социальная личность, я – физическое тело (почти незнакома), я – тело снов (позиция доступна не многим)…

Если жизнь есть сознание, прежде всего, и существуют уровни сознания, то очевиден факт, что чем больше сознания, выше его уровень, тем «больше» жизни. Мы всегда говорим о количестве прожитых лет и забываем об их качестве. Качество очень важно. Сделаю вывод из личного опыта осознанных сновидений: там, в ясных снах, «больше» жизни, жизнь — качественней. Потому что уровень осознания выше. Это выражается в остроте, качестве и отчётливости восприятия — качестве работы воспринимающих органов чувств и эмоций! (вкус, запах, радость...), это заключается в глубине и вневременности всех переживаний.
Получается парадокс. То, что мы считаем нереальным, иллюзорным, незначительным, не стоящим нашего внимания и как бы не существующим, а именно, — сновидения, — на самом деле есть более высокого уровня качественная жизнь (если перенести туда своё дневное сознание), чем реальная жизнь наяву, в физическом мире!
Задумывался ли кто-нибудь о тайне времени, этом непостижимом понятии. Время напрямую связано с эффектами сознания. В детстве время кажется долгим, длинным. Восприятие мира сопряжено с особой глубиной. Он максимально способно к погружению. К старости временная линия непостижимо скручивается, съёживается. Время имеет свои циклы, периоды ускорений и замедлений. Оно может свёртываться и разворачиваться. Оно не одно и то же сейчас и, скажем, 100 лет назад. Когда ждешь, время тянется медленно, и незаметно пролетает, когда нам интересно и радостно. Время можно самому сужать, раздвигать, останавливать (например, в медитации). Время связано с потоком мыслей… Можно в теле снов путешествовать в реальное будущее или прошлое. В самом сне — другое время. Трудно вообразить себе, как секунда и вечность могут быть равнозначны, уравновешенны.
За секунду перед смертью мы можем увидеть всю свою жизнь. И в ту же секунду смертельной опасности можно попасть в особое состояние — раздвинуть время. Секунда может казаться целым обычным часом. В таком состоянии можно успеть многое сделать. Оно связано с открытием полового и пупочного энергоцентров, и активно используется в восточных единоборствах. Войдя в это измерение, воин может нанести с десяток ударов противнику, в то время как тот всего один ответный удар. Возможно состояние, когда времени нет вовсе, потому что нет движения и развития. Время ещё один аспект и загадка сознания.
Задумывался ли читатель, что наша жизнь по своей сути есть очень простая и примитивная штука! Мы двигаемся, дышим, совокупляемся, отправляем естественные надобности, едим, думаем и переживаем эмоции, чувства и ощущения. Всё! Я работал с различными аспектами, сторонами нашей примитивной жизненной сути и переносил их в осознанное сновидение. Я ел — испытывал вкус во сне, я нюхал, дышал, чувствовал во сне холод, тяжесть, бегал, имел во сне сексуальное переживание и т. д. Поразительным оказалось то, что всё это испытывалось и переживалось мною гораздо в более острой и качественной форме, чем наяву! В управляемом сне наше сознание не обладает физическим телом. У него там есть, так называемое, тело снов. Именно это тело испытывает всё на более высоком и качественном уровне. Это надо испытать!
Почему в нашей жизни наяву это качество проявляет себя не часто? Потому, что в бодрствовании все жизненные реакции и восприятие испытывает по-прежнему всё то же наше тело снов. Но оно уже огрублено нашей плотской оболочкой, не всегда здоровой и чувствительной. Наш сновидческий двойник (внутренний человек в христианстве) вложен в физическое тело как матрёшка в матрёшку!
Для меня эти первые открытия были особенно удивительными и восторженными. Ведь я — человек с сугубо материалистическим, антирелигиозным подходом, воспитанием и образованием!
Описания К.Кастанеды с его донхуановскими чудесами и выкрутасами есть не суперфантастический роман, а живая реальная возможность человека! Я узнал это из опыта и практических знаний. Ох, уж эта простая магия, находящаяся на кончиках наших пальцев!
Продолжим наш путь...
Превращение.
Почему, стремясь к свободе, я должен себя ограничивать только одним описанием мира, а не пользоваться всем накопленным духовным богатством? Ведь что-то наработано лучше в христианстве, другая грань истины лучше отражена в буддизме и т. д. Не исключением для меня стал и сам К. Кастанеда. Однажды, мне также оказалось тесно в его рамках. Я разыскал и отработал много технических приёмов из других систем — они отлично работают на сновидение. Ведь меня в первую очередь интересует работа на пути снов.
Дыхательными техниками я занимаюсь много лет. Это мощное активное средство работы со своим энерготелом. Я бы мог посвятить отдельную книгу по работе в этом направлении, в разных контекстах, но буду ближе к магии снов.
Я экспериментировал различным образом с разным видом дыхания. Тип дыхания определяет соответствующий сдвиг и положение точки сборки. Особенно сильно это явление наблюдается в групповой работе. Общее энергополе группы создаёт более мощный толчок сознания. Но, случайно, бывают и удивительные сдвиги сознания при работе в одиночку.
Свой хаотический поиск я начал с учения П. К. Иванова. Вначале я ходил в группу. Руководитель, которой был «интеграл» — йога плюс Иванов плюс всё остальное. Вращался так же в группах чистых ивановцев, не признающих никаких духовных примесей. Меж ними непонимание и противостояние. Руководитель интегральной группы – йог, — мне понравился. Он учил вдоху жизни Иванова по йоговски, через задержку на вдохе. Я занялся таким дыханием, были интересные ощущения и открытия, но вскоре стало болеть сердце. Не сразу разобрался, что это от задержки дыхания. Сердце болело долго. Потом моё бедное сердце стало болеть уже от обливаний холодной водой, и система уважаемого мною П. К. Иванова меня выплюнула. С учением Иванова я много наломал дров и сильно подорвал своё здоровье, но она мне много и дала (такие парадоксы), резко усилив моё тело снов. Сердце я потом восстановил работой с молитвой.
Посему, что касается дыхательных упражнений, предоставляю слово самому просветленному учителю — Г. Гурджиеву. Привожу его ответы в не очень распространенном тексте:

«Вопрос — полезно ли выполнять дыхательные упражнения?
Ответ — в Европе люди из-за этой проблемы потеряли голову. В течение 5 лет я зарабатывал на жизнь тем, что лечил несчастных, которые нанесли ущерб своему здоровью, используя различные дыхательные методики. Ваше обычное дыхание механическое. Вы вдыхаете механически необходимое количество воздуха. Если это количество превышает положенное, воздух не может вступать в сочетание, как следовало бы; необходима правильная пропорция. Когда у вас искусственное дыхание, вы подвергаетесь риску вдохнуть другие субстанции, чем те, которые полагались бы, так как пропорция не соблюдена, и в тело проникают ненужные субстанции.
Искусственно контролируемое дыхание, которое широко применяется, ведёт к дисгармонии. Из этого следует: чтобы избежать ущерба, который может вызвать это искусственное дыхание, необходимо соответствующим образом изменить другие элементы. Без глубоких знаний это невозможно.
К примеру, изменяя наше дыхание, мы вносим изменение в ритм лёгких, но так как всё взаимосвязано изменению начинают подвергаться и другие ритмы. Если мы продолжаем дышать таким образом в течение долгого времени, меняется ритм всех органов.
Предпочтительнее в тысячу раз не прикасаться к нашему механизму и оставить его действовать даже в плохом состоянии, чем пытаться внести глубокие изменения без солидных знаний. Человеческий организм представляет собой очень сложное строение, в котором многочисленные органы имеют свои ритмы и все они взаимосвязаны друг с другом.
Необходимо или изменить всё, или не трогать ничего. Иначе существует опасность нанести больше ущерба, чем положительного влияния. Дыхательные упражнения в том виде, в котором они сегодня практикуются, являются причиной многочисленных болезней.
Только в исключительных случаях, когда человек чудом останавливает пользоваться неправильной системой, ему удаётся избежать зла.
Если человек пользуется этими упражнениями в течение долгого времени, то результаты оказываются весьма печальными.
Если кто-то из вас проводит эти эксперименты с дыханием, рекомендую прекратить это, пока не поздно…»

— Пожалуй, достаточно. Лучше не скажешь. Подтверждаю в своём опыте негативы и опасность различного вида искусственного дыхания.

А вот так называемые дыхательные психотехники относятся к естественным типам дыхания. Они то как раз и нужны сновидцу. Они могут эффективно проработать (лучше со специалистом) тяжёлые блоки в энерготеле.
Личного опыта у меня по этой теме предостаточно. Остановлюсь на некотором. В Кисловодске я «случайно» посетил семинар по ребёфингу. Группа была интересная. Меня, мою точку сборки, сразу вынесло на состояние сознания грудного ребёнка, рождения и т.д. Но самое интересное не это. На этом семинаре я начал чувствовать свою точку сознания. В один из дней семинара, надышавшись по определённой методике в группе, я расслабился и, вдруг, услышал пронзительный женский крик, который и толкнул мою точку сборки. (Работа группы.) Известно, что резкий определённый звук может хорошо сместить точку сознания. Я расслабился — т.е. отпустил свою точку сборки (мы её постоянно привязываем). Так учишься тонкостям работы со своим сознанием. Кстати, идея непривязанности к людям, вещам, миру звучит в каждой религии, духовной системе! Крик сильно сдвинул мою точку сборки — это оказалась область мощнейшей, неукротимой, звериной агрессии. Если сновидец с такими глубокими, непроработанными зонами вступает в область сновидения — это саморазрушение! По ощущениям я превратился в хищного зверя (тигр, леопард), зверя раненого, в предсмертной агонии и агрессии. Я рычал, бился, рвал и раздирал всё вокруг. Инструкторы моментально растащили вокруг меня людей. Так я выдал всю свою злобу и звериную агрессию вовне: в пол, в подушки, в матрацы. Я хотел разодрать и «съесть» рядом лежащую женщину, и уже задел её, — бедную женщину еле успели отнести в сторону. Наконец, отрицательная энергия вышла полностью. Выплеск окончился. Освобождение. Я пришёл в себя и заметил, что рядом нет моей знакомой соседки по дыханию. По некому своему «звериному» ощущению было — будто я её «съел», и она в моём животе съеденная. Во мне заговорила человеческая личность, и мне стало стыдно, что я её «съел». Предположил, что я, быть может, в своей ярости её сильно задел. Тут вспомнил, как перед сеансом она меня спросила: «Первый раз? Ты не буйный?» — Нет, говорю, — я — добрейшей души человек. После этого воспоминания мне стало очень смешно. Я начал безудержно хохотать. Смеялся я очень долго. Некоторые начали думать, что я сошёл с ума.
Так случается капсулирование нового миниблока (стыд), и отмашка точки сборки (из агрессии в смех). Наше сознание подобно маятнику. Необходимо уметь с ним работать, знать его законы, держать свою точку сборки в гармонии и равновесии. Об этом говорил ещё Будда, как о срединном пути. Если струна музыкального инструмента перетянута, то она при игре порвется. Если она недостаточно натянута, то не будет звучать! Спасибо древним толтекам — видящим. Они подарили нам учение о точке сборки. Мы можем работать со своим сознанием с более глубоким пониманием и знанием его законов.
Были интересные эффекты и в одиночной дыхательной работе. Я изобретал всё новые подходы. Дышал в паре с женщиной вдвоём (женская энергия инь дополняет мужскую), дышал в процессе длительного голодании, в специальных йоговских позициях — асанах и т.д. Однажды, проголодав всухую без воды 5 суток, я пошёл в городской лес и начал холотропно дышать. Вдруг, вся энергосеть во мне, вся акупунктура зашевелилась, задвигалась и запульсировала. Интересно было наблюдать энергию Дао в действии, работу чакровых систем и каналов. В другой раз, использовав холотропное дыхание у себя дома лёжа на диване, я неожиданно поймал благоприятный уникальный момент раскрытия моей энергетической системы, энергия хлынула на меня, тело невероятным образом и сильно скрутило (терпеть можно, нужен опыт, знать, зачем и для чего). И я начал, особенно эффективную работу с телом.
Позже я прорабатывал внутриутробные матрицы по С. Грофу в институте трансперсональной психологии, получил сертификат, проводил семинары по холотропному дыханию8 сам. Было очень много различных переживаний. Вообще, люди в трансперсональном институте мне показались наиболее симпатичными по сравнению с приверженцами других течений. К тому же здесь К. Кастанеда в почёте и понимании. Трансперсональная психология — наука работы с изменёнными состояниями сознания (ИСС). Это научное описание религиозного опыта, это картография позиций точки сборки. Это наука на стыке между религиями и современной наукой. Наука не как антитезис религий (как обычно), а как мост между религией и научно-материалистическим мировоззрением. Это моя позиция. Мой взгляд интегрален и всеобъемлющ. Моё отношение к духовному переживанию — это позиция трансперсонального психолога. Предпочтение отдаю всё же в сторону духовного, религиозного опыта и практических знаний.
В системе работы со своими сновидениями очень желательно и эффективно использовать не только методы трансперсональной психологии, но и другие психотерапевтические методы, такие как психодрама (очень мощно смещает точку сборки), психоанализ и т.д.
Внутриутробные и другие состояния сознания прошлого реальны и хранятся в нас пожизненно. Позже, работая с другими людьми, я с интересом наблюдал, как эти мощные подсознательные программы лежат в основе характера, модели поведения человека и его жизненных установок.
Характерно, что у некоторых народов возраст человека исчисляется уже с момента зачатия, т.е. учитывается внутриутробное существование. Новорожденному — уже год!
Подробней суть внутриутробных матриц по Ст. Грофу сводится к тому, что человек не рождается как чистый лист бумаги. Сознание формируется уже в момент зачатия и реально существует во внутриутробном периоде. (Это давно было известно донхуановским магам). И если эти периоды (матрицы) и последующие (роды и первые годы жизни) протекают явно патологически, то закладываются самые мощные, отрицательные подсознательные программы. Они отпечатываются в сознании навсегда. И поскольку они самые первые, значение их очень высоко. Всё влияет уже при зачатии(!) на сознание будущего ребенка: условия, характер, настроение родителей, питание, обстоятельства жизни и т.д. Базовые, перинатальные матрицы — самые важные первичные периоды жизни человека. Эти, чаще всего отрицательные, программы являются доминирующими в поведении, стиле и образе жизни уже взрослой личности.
Отрицательный аспект третьей базовой перинатальной матрицы с её патологическим скатологическим (контакт со своими биологическими выделениями и отходами) прохождением сильно выражен у последователей духовно-оздоровительной системы Г. Малахова. Поклонники этой системы находят некое тонкое удовольствие и наслаждение в наблюдении, ковырянии и даже употреблении своих биологических отходов. Внешне это выглядит как работа по очищению своего физического тела. Корни же столь странного пристрастия к такой «духовно оздоровительной работе» лежат глубже, в — патологии родового процесса и, как следствие, в некой развивающейся духовной болезни.

...Дон Хуан говорит, что в магии сдвиг точки сборки вниз, в положение зверя — самое легкое дело, но не надо этим увлекаться. Эта позиция привлекала древних магов, чтобы пугать людей и держать их в подчинении.
«… — Иногда видящим приходится страдать от случайных сдвигов вниз, — продолжал дон Хуан, – точка сборки не остаётся в нижнем положении надолго. К счастью, поскольку внизу – место зверя. Так что сдвиг вниз идёт вразрез с нашими интересами, хотя это и самое простое.»
И ещё:
«…Далее дон Хуан рассказал, что нечаянные сдвиги вниз периодически случаются с каждым видящим. Однако по мере того, как точка сборки смещается всё дальше и дальше влево9, сдвиги эти происходят всё реже.
Каждый раз, когда происходит такой непредвиденный сдвиг, сила видящего значительно уменьшается. Так что это – недостаток, на исправление которого требуются время и значительные усилия… Эти промашки делают видящих мрачными и ограниченными… Женщины-видящие чаще испытывают сдвиги вниз, чем мужчины – продолжал дон Хуан. – Но зато им ничего не стоит выбраться оттуда. Мужчины же задерживаются там надолго, что очень опасно…»

Расскажу о своем опыте превращения. Моё ощущение себя агрессивным и хищным тигром тоже из серии таких сдвигов точки сборки вниз. Но вот сдвиг посильнее.
Однажды, с утра я почувствовал в себе лёгкую странность, «не ненормальность!», напоминающую отдалённо, будто я переспал или недоспал. Моя точка сборки, не известно почему, уже спонтанно заняла некую стартовую площадку для глубокого сдвига вниз. В тот день я намеревался продышать себя по определённой методике в соответствии со своей программой.
И вот лежу на спине, дышу, с полным знанием дела, метода, в полном сознании.
В это же самое время во мне что-то пришло в движение так быстро, что напоминает ощущения человека в скоростной машине, которая резко трогается с места. Эти любопытные изменения во мне трудно описать словами.
Сначала нечто в виде энергетической волны приподнялось из меня. И этой энергией продолжал оставаться я сам. Далее, эта волна, выступая сильнее, стала отрываться от земли, стремясь приобрести формы, отличные от человеческой. Непрерывно воспринимаемые, как мои собственные, как моё «я», эти новые, необычные очертания оказались узнаваемы мигом позже. Я становился птицей! Шла трансформация, превращение!
Вначале процесса я или то, чем я привык себя считать, лежало на земле и не видело своих ног. Но по ощущениям они резко сократились в размерах и где-то на уровне живота стали не длинными лапами с когтями. Одновременно грудь с руками поджались, свернулись куда-то в шею и вместе с головой преобразились в большое птичье туловище с клювом и крыльями. Не прерывая потока своего сознания, т.е. продолжая быть собою, но уже в другой форме, я поднимался от земли с ощущением и самоосознанием себя большой, хищной птицей. (Не вороной!) Я – птица! И эта птица, оставаясь моим старым прежним «я», была так же одновременно моим же натуральным «я», но новым! И это не во сне, а наяву! Изменялось моё восприятие мира. Оно стало несколько расфокусированным и дву-плоскостным. (У птиц глаза, как известно, более разнесены на обе стороны, нежели у человека). Трансформация происходила быстро, но фиксированно: я всё менее переставал воспринимать окружающее как человек, и всё более воспринимал мир как птица. Я перестал быть человеком и стал птицей, не знаю какой. Я — просто большая хищная агрессивная птица. (Орел, беркут, коршун...) Я стал всё более думать и действовать как птица. Но процесс не имел завершения. Приподнявшись над землей, я увидел вдалеке людей, и тут моя реакция раздвоилась. Я — птица, хотела подлететь к ним и агрессивно клевать клювом, рвать их когтями, чтобы не мешали мне. Я чувствовал свою силу и не боялся их. Тот я «человеческий», который ещё остался во мне, пытался в лёгком испуге превратиться обратно, стать полностью человеком. Казалось, должно быть по-другому — птица испугаться, а человек разозлиться, что ему создали помеху в эксперименте. Но на этом этапе процесса превращения я уже был больше птицей, чем человеком. Люди меня не заметили, но момент был упущен, энергия застопорилась в противодействии «птица — человек», точка сборки остановилась и дала обратный ход. Я ощутил себя снова человеком, лежащим на земле в виде обычного физического тела.
В дальнейшем я много раз восстанавливал в памяти свой опыт, пытаясь разобраться в деталях. Во-первых, превращалось ли моё физическое тело? Где оно было в этот момент? Что произошло бы, если бы я не заметил людей? — Факты такие: в момент превращения я потерял ощущение своего человеческого тела, а в самоосознании вскоре был большой хищной птицей.
Вот что я думаю, исходя из своего знания. Предполагаю, что вероятней всего моё физическое тело сначала оставалось лежать на земле. Первый этап превращения — это энергетическая трансформация, энергия всегда первичней. Точка сборки начала своё движение вниз, произошёл плавный перенос сознания в область птицы и в данном случае некого конкретного вида птицы (не воробей, не голубь...). Потом теоретически при более глубоком сдвиге точки сборки человеческое тело должно следовать за энергией. Но помешали люди. То есть превращение теоретически могло быть полное. Случилось бы это, если бы не было людей? Я всегда подхожу к своим экспериментам тщательно, скептически. Всё-таки, думается, что нет, и вот почему. Потенциально возможно невероятное. Но мало ещё сместить точку сборки в нужное место. Необходимо знать это точное место, а опыт превращения был случайный и главное ещё уметь закрепить точку сборки в нужной позиции, но и этого мало. Нужно проработать местные световые волокна для гармоничного восприятия мира. (Речь идёт уже о полной трансформации вместе с физическим телом.) И даже это не всё: необходимо обладать суммарной энергией, которая соответствовала бы данному виду птицы или зверя…
Очевидно, что для полного превращения в птицу (в животное) нужна ещё большая энергия, чем у меня была в наличии. Если бы я знал секрет этого процесса, я, возможно, сделал бы это легко. Дополнительную энергию можно изыскать в виде некоего постороннего толчка или внешнего всплеска, или же принять помощь от «союзников». Всё-таки опыт есть, пусть половинчатый (уровень энергии), но он интересен. Теперь мне понятен был практически сам принцип превращения человека наяву в животное существо. (Сдвиг точки сборки вниз) Возможно дух открыл мне это положение неспроста. Поднакоплю энергии и сам открою секрет, как это делается до конца. Вот только хватит ли у меня сил и знания превратиться обратно в человека? Неплохой сюжет на тему кота в сапогах! Надо ожидать, что сам факт физического превращения мага в животное перед своим учеником, может вызвать у последнего шок и потрясение. Насколько такое «преображение» будет самоценно духовно?
Все эти волки-оборотни и прочие всякие зверо-люди были когда-то реальностью. Некоторые люди умели превращаться в животных вместе со своими физическими человеческими телами и пугать других людей. Времена те давно прошли, но кто знает, возможно, на земле остались люди, умеющие это делать...
К проблемам пути через сновидения.
Путь духовного развития через сновидения, как и любой другой путь, каждый человек должен для себя переоткрывать заново.
Путь снов, как и остальные духовные пути, должен быть красивым, гармоничным, уравновешенным. Он должен быть также путём любви на практике.
В магии дона Хуана казалось бы красоты, волшебства и чуда предостаточно и с избытком. Сам дон Хуан понимает и ценит красоту. Но посмотрим непредвзято, так ли гармонично он учит своего ученика Карлоса?
Старый нагваль постоянно и от случая к случаю запугивает Кастанеду, шантажирует его (эпизод с Каталиной), насмехается над ним, пичкает наркотическими растениями, от которых Карлос, дома в Америке, чуть не сходит с ума. Дон Хуан периодически подвергает его смертельной опасности, разыгрывает, вдруг, грубо и жестоко привязывает его к столбу как собаку, натравливает на молодого нагваля донью Соледад и сестричек с тем, чтобы те убили его...
Думаю, что наши ранимые и уязвимые Эго давно не выдержали бы такой «учёбы», такого подхода и убежали бы от дона Хуана навсегда к своим мамам.
К тому же учеников в магию принято завлекать хитростью и силой. Чего стоит только один неожиданный, властный удар нагваля по спине подопечного, который выбивает весь воздух из легких и провоцирует кровотечение из носа. Ученик становится покорным и беспомощным. Почему это так? Не наводит ли это читателя на кое-какие размышления? Но к этому вопросу я ещё вернусь.
Нет, духовный путь нагваля Карлоса Кастанеды определённо нельзя назвать гармоничным, уравновешенным и красивым, даже с натяжкой...
Но многие современные кастанедовцы считают возможным для себя копировать его путь и, слепо и бездумно, без учителя, в одиночку отправляются в неизвестную, ухабистую, ночную дорогу. Они равняют себя по ученику Карлосу, забывая, что он — нагваль! К тому же посланный самим Духом! В то время как наши искатели ведомы своей наивностью, глупостью, незнанием и любопытством. Это очень опасные игры!
Чтобы во мне зародился тот самый сказочный и волшебный путь сновидений и, чтобы идти по нему, мне потребовалось много и много больше знаний и опыта, чем в самом магическом учении дон Хуана.
Я практиковал различные медитации и концентрации, работал с чакрами — энергоцентрами, делал йогу, молился, купался в проруби, голодал длительные сроки, работал с дзенским коаном10, занимался дыхательными техниками — ребёфинг, холотроп и др. Ходил по углям, проходил психодраму и психоанализ, изучал трансперсональную и гештальт-психологию, увлекался даосскими эзотерическими практиками, проходил динамические медитации Ошо, пользовался современными научными психотерапевтическими наработками, использовал некоторые приёмы русской черной и белой магии. Я вставал долгие годы записывать свои сновидения по 7-15 раз за ночь, чтобы понять их зарождение, становление, развитие, смену их тем и фаз; проник глубоко в собственную психику и подсознание. По Кастанеде я созерцал камни, листья, воду, облака, сновидел, жил на деревьях, кропотливо пересматривал свою жизнь, лежал несколько дней закопанный в земле, выходил из тела через голову, руки, ноги, живот, грудь и отрывался от всего тела одновременно... Остановлю на этом развивающееся чувство собственной важности автора.
Тем более, что сам я начал свой сновидческий путь очень дисгармонично, неправильно и поэтому не избежал многих ошибок, перекосов и серьёзных заболеваний.
Психическая и духовная деятельность — очень хрупкий сложный инструмент, тончайшая сфера. Она требует мягкой, ювелирной, нежной работы, гармоничного бережного подхода. Грубое вмешательство в подсознание может навсегда испортить его сложный механизм.
Сам сновидческий начальный приём просмотра рук во сне является неправильной, жёсткой дисгармоничной установкой. На удивление нам, дон Хуан этого не скрывает! Он говорит об этом техническом приёме, как об опасной и смертельной игре с самим собой! (со своим подсознанием) Так оно и есть! Для многих такой сновидческий приём может уподобиться неправильному саморазминированию и саморазрушению. Длительный, упрямый, волевой запуск опасной программы в собственном подсознании остановить потом будет невозможно. Он может создать непоправимый дисбаланс...
Почему же столь мудрый, опытный и проницательный, всезнающий дон Хуан учит молодого нагваля неправильно?
Во-первых, его самого так учили, а он является неизбежным продуктом своей линии знания. По-другому учить он не умеет и не знает как.
Во-вторых, маги — исключительные люди, отличающиеся от людей обычных своими колоссальными энергетическими резервами и возможностями. Выживаемость этих людей превосходит границы обыкновенного.
В третьих, дон Хуан — «видящий». Он «видит» все процессы, происходящие в энергетическом коконе Кастанеды, «видит» его точку сборки и всегда может скорректировать, отрегулировать искажения и отрицательные последствия своей учебы. К тому же, как нагваль, он отражает Дух и следует его указаниям.
Баланс. Шаг влево — шаг вправо. Без грубых волевых вмешательств. Будда сравнивает это с правильно натянутой музыкальной струной. Вездесущий и всезнающий старый нагваль говорит об опасностях быть неуравновешенным магом, а сам учит неправильно. Красота неотделима от гармонии. О мягкой плавной работе говориться у Тайши Абеляр: «Легко и гармонично выпустить двойник на свободу, переместить в него восприятие мира обычной жизни — ничто не сравнится с этим. Тот, кто сделает это, постигает невообразимое».
Да, существуют пути, ведущие в никуда. Но и у правильно выбранного духовного направления есть свои ловушки, труднопреодолимые препятствия, тупики и опасности. Особенно, это справедливо для путей новых, не обкатанных, особенно это относится к пути сновидений...
Интересная ситуация происходит с начинающими сновидящими. Когда мы смотрим по телевизору на штангиста — тяжелоатлета, идущего на мировой рекорд, нам и в голову не приходит себя сравнивать с ним в подъёме тяжестей. Мы понимаем, что нам этого не дано или необходим длительный, тяжёлый труд. А вот в области снов после нескольких удачных попыток осознания, мы начинаем равнять и сравнивать себя с нагвалями, мастерами снов III-х — IV-х сновидческих врат.
Путь духовного развития через сновидения чреват и опасен в 1-ю очередь ещё тем, что на нём возможно максимальное количество иллюзий и воображения. Здесь царство короля Жёлтого (по терминологии писателя-эзотерика А. Подводного).
Тема разного уровня осознания себя во сне и сновидческой практики всё более запутывается. Этому способствует хоть и не частое, но как бы осторожное появление на нашем книжном эзотерическом рынке уже наших российских, неокастанедовских сновидящих.
Скажу честно: я не увидел глубоких вдумчивых работ по этому вопросу. Один травит себя химическим мескалином, чтобы только убедиться в существовании в своём теле энергий и просоночных состояний. (Это можно легко сделать и без разрушения своей печени!). Другой автор, во имя «высокой духовности» и, не разобравшись с проблемами сознания, советует читателю есть на ночь побольше селёдки и не пить воды, чтобы осознать себя во сне. — Какая глупость! Третий, скрывая или полуоткрывая свой личный опыт сновидения, пытается его отсутствие компенсировать набором интеллектуальной эквилибристики, а попросту ложной информацией и фантазией. Тем самым, пытаясь создать туман вокруг себя и вызвать ложное представление о его «всезнании» и якобы высокой продвинутости по пути снов (Об Ал. Ксендзюке). Некоторые сновидцы с опытом ставят себе цель, как из простого сделать сложное и всё запутать. Это больше относится к нагвалю из Африки, уже не нашему сновидящему. Писать просто о сложном, а не сложно о простом... Ещё одна сновидящая, так и не преодолев I-ых врат, подгоняет свой опыт под II-ые и III-ие врата сновидения и обильно сдабривает это своими иллюзиями и фантазиями. Последний, наш сновидец, разрушает практикой снов (я это «увидел») свои почки, но кажется, об этом не догадывается.
Бедные неискушённые в мире снов читатели. Они вынуждены кушать всё, что им подают. Все эти невкусные, полусырые наспех приготовленные полусваренные без соблюдения кулинарных рецептов каши! (Без длительного опыта и глубокого осмысления темы)
Опытный сновидец сразу увидит и поймет, что за такой писаниной ничего нет, ни опыта, ни знаний. Стоит человеку несколько десятков раз осознать себя во сне, как он уже спешит поведать об этом миру и пишет книгу. А серьёзный опыт и осмысление приходят с годами, с пробами и ошибками.
Ещё раз о сути вопроса. У человека есть энергетическое тело, которое так же реально, как и физическое. Секрет заключается в том, что это энергетическое тело — тело снов, является самодостаточным, т.е. законченным самим в себе и отдельным, вложенным как матрешка в матрёшку в физическое тело. Тело снов можно развивать, укреплять и выделять, отделять от плотской оболочки, как самостоятельное. Последний, 2-ой секрет — на это энергетическое внутреннее тело можно переносить своё обыденное дневное сознание, действовать и жить в «новом» теле осознанно в различных сновидческих пространствах. Перспективы и потенциальные возможности такого состояния неописуемы и грандиозны! Всё! Вся теория... Дело за практикой!
(Самый закоренелый материалист не будет спорить, что физическое тело имеет энергию. Есть плоть: мясо, кости, волосы — мясорастительная оболочка. А есть энергия оболочки в виде тепла, пульсации, движения. И это не одно и то же. Не будет материалист спорить, что сильные эмоции, такие как страх, гнев, есть также мощное энергетическое проявление...)
Практическая реализация состояния осознания себя во сне — отдельная тема. Разобраться с ней подробно нам помогли легендарные маги донхуановской группы. Но их путь не является прямым и истинным.
На любом духовном пути нельзя обойти всеобщий закон Любви! Без развития любви в себе путь к Богу, к Духу — путь ошибок и заблуждений...
Сам я в начале пути снов не избежал многих глупостей и наивности и, хоть я не спешил об этом рассказать миру, хочу встать на защиту российских начинающих магов — кто не искал, тот не находил...

О заблуждениях. Когда я заимел начальный сновидческий опыт и стал бродить по разного рода кастанедовским группам и беседовать с людьми-сновидцами, я обнаружил неразбериху в характере и уровнях их сновидческого переживания. А самое главное, всё это никак не укладывалось в донхуановскую схему VII-ми врат сновидений.
Кто-то прошёл I-ые врата, кого-то вынесло сразу на III-и, другой метит себя уже в IV-ые врата. Я задумался, в чём же тут дело?
Во-первых, черты и характер индивидуальной практики определяются степенью развития энергетических полей сновидящего в его теле снов. По вопросу же врат сновидений по Д. Хуану — ещё проще.
Если вы тешите себя иллюзиями, что находитесь на уровне первых, III-х и даже IV-ых сновидческих врат, проведите простой эксперимент. Отложите сейчас чтение. Сядьте или ложитесь, как вы привыкли, и минут через 15-20 выйдите в осознанный сон... Ну, как, получилось?
Думаю, что нет. Вывод: вы не прошли самых I-х врат. Скорее всего, вы только подошли к I-ым вратам.
Мы настолько обусловлены своей низкой энергетикой, что можем проходить эти начальные сновидческие врата всю свою жизнь, так и не преодолев их перед смертью. Такова наша реальность. Но это в рамках магии!
Донхуановская схема магических энергоуровней верна! Наш опыт ясных снов и прохождение последующих ступеней не соизмерим с опытом двойного человека — нагваля Кастанеды! (куда деваться, другого описанного нет) Но глупо полностью опираться на эту энергетическую, донхуановскую лестницу. В гонке за энергией мы всегда будем упускать главное — любовь.
Любовь — вне энергии. Она — вне этих 7-и ступенек. Любовь нас, обыкновенных людей, не нагвалей, не высокоэнергетичных от природы, может поднять неизмеримо выше, мимо астральных миров магов, сразу в царство абсолютного Духа, Бога!
Как быть, если кажется, что находишься на II-х, III-х вратах сновидения (снятся такие сны). Поясняю. Поскольку такие сны — явление не частое и не постоянное, они не могут быть отнесены к соответствующим вратам. Здесь действуют другие случайные эффекты. А именно, — частично пробуждённая энергия кундалини, особенно, если сновидец медитирует (это опасно, потому что используется неправильно). Другой эффект — случайные энерговсплески (связаны с раскачиванием точки сборки со своего привычного положения), которые сновидящий вызывает на себя своей практикой. Следующее — действие неорганических существ (очень нежелательно и крайне опасно!). И последнее, — сновидящий может быть от природы наделён очень сильным, но не обузданным телом снов, очень верно названным магами «сумасшедшим родственником». В этом случае риск и опасность практики значительно возрастает. Такова реальная ситуация.
Когда человек, не преодолев I-х врат, начинает уже писать книгу на кастанедовскую тему и учить людей, то он уподобляется первокласснику, делающему выводы о школьном и высшем образовании в целом. Отсюда многие заблуждения, ляпсусы, ошибки. Таковы все книги Ал. Ксендзюка, который за 10 лет магической практики, так и не переступив самых первых врат, пытается представить себя «видящим», обладателем дубля. Специалисту сразу высвечивается весь самообман и обман своего читателя подобных «писателей».

Бесполезность толтековского знания в смысле практического применения очевидны. Оно требует от человека более чем повышенного энергопотенциала. Это всегда избранные. Так же необходима группа. Имеется ввиду стройная, сложная, энергетически ёмкая, совместимая, взаимодополняющая структура, состоящая из многих людей. Об этом как бы забывается. Воссоздание такой группы, возглавляемой нагвалем нереально. Уже сам К. Кастанеда не реализовал объединение единой монолитной группы и уход в соответствии с «правилом». Известно, что маги уходят в неизвестность, сквозь смерть целой партией или маленькими группами. Вот почему необходим принципиально иной подход на пути снов, а именно в русском стиле. К чему обладать знаниями, которые бесполезны?! – взывает сам Кастанеда.
Ошибок и заблуждений на пути снов много. Их не избежать. Русские сновидцы-романтики, смело и необдуманно рискуя, ринулись прокладывать дорожки в небесные сферы над Россией. Они слышат Зов, их манят дали... Куда всё это приведёт?
...Возможно, путь сновидений пересекается с IV-ым путём «хитрого человека» Г. Гурджиева. Может быть, это одно и то же, но с кастанедовской окраской. Во 1-ых путь снов — это так же как у Гурджиева, — путь в миру, а не отшельника, во 2-ых, он предполагает широкое использование всех наработанных духовных знаний.
Сновидческий путь — новый, непроторенный. На мой взгляд, если он вообще существует, то имеет 2-х этапную основу.
I-й этап символически обозначу «Свобода». На этом этапе сновидец открывает для себя увлекательный мир осознанных снов, учиться работать с ними. Осваивает молитву и раскрывает своё сердце.
II-й этап — более высокий и называется «Любовь». Продвинутые уровни работы с молитвой и со снами. Раскрыв сердце, сновидящий продвигается по пути сновидений с любовью...
Уместный вопрос: что выше, любовь или свобода? Любовь, несомненно, выше свободы. Потому что она включает, уже несёт в себе полную и абсолютную свободу, но есть ещё шире, глубже, непостижимей. Любовь есть тайна мироздания.
За сновидениями стоит многое, очень многое, которое пока мы увидеть не можем. Я не могу начать сразу с любви, сразу с высокого. Слишком практичен, трезв и алчен мой ум. Передо мной на горизонте простирается осознанное моё сновидение, реальное преодоление смерти и достижение других возможностей. Бессмертие, просветление, богореализация так далеки — осознанные сновидения рядом! Но я не могу и обойти закон Любви.
Сновидения, как духовные переживания, построены изначально на всеобъемлющей, божественной, космической любви!
Тщательно отслеживая свои сны, я заранее вижу будущие события, движения, порывы своей души, вмешательство разных сил в мою жизнь. Личный опыт научил меня работать с людьми (присланными Духом) мягко, бережно, неторопливо, наблюдая реакции, силы, а главное, пытаясь различить влияния и намерения Духа.
Итак, путь снов таинственно, туманно, неясно вырисовывается, мерцает некой туманной млечной звёздной дорожкой в тёмном небе России. Ведущей в никуда?
Да и есть ли он этот путь? Возможен ли? Может быть, на самом деле никакого сновидческого пути и нет, а есть мираж? Хотя бы потому, что всё нам это только снится. Хотя бы потому, что путей вообще не бывает, а есть путник...
Как я был оборотнем (снова сдвиг вниз).
В далеких, потаённых тайниках человеческой психики дремлет зов предков, тайна поколений людского рода, дикая животная природа, буйные, звериные инстинкты. Моя точка сборки снова падает вниз.
Раскачав свое сознание шаманскими практиками, я добрался туда. Попробовал ещё одну. Туда, где мрак и хищная ночь. Где все поедают друг друга. Где цокают, хрюкают, рычат и чавкают. Где острые когти и клювы раздирают сухожилия, глотки, и рвутся вены. Льётся кровь. Где под давлением тяжелых зубов ломаются кости, вонзаются клыки в чужую, красную плоть, и ночь оглашается воплями и яростным рёвом. Туда, где идёт невидимая, ночная борьба за жизнь.
Да имей чуткое ухо, проницательный глаз, светящийся в темноте, острый нюх – и ты можешь выжить!
Там в густом, ночном лесу вершатся свои трагедии, победы и спасения. Там действует вечное правило «охотник-жертва» и правит великий закон джунглей. Там идёт нескончаемая, великая охота! Там всё охвачено намерением: я тебя съем!
Ночь. Луна низко вывалилась над деревней. Так низко, что деревня напряженно сжалась, стала меньше и затаилась в ожидании... Замер в подозрительном молчании мой деревянный домик. Мне не спится. Луна не даёт мне спать. Она лезет ко мне в окно. Она будоражит странные энергии. Она насильственно вваливается в комнату и заливает меня своим жутким, синим светом. Луна призывает меня к безумству. Я весь залит её фосфоресцирующим светом. Я наполнен им. Я беспокоен, нервен, возбужден. Я – синяя тень, призрак. Я сладострастен. Луна поднимает меня с постели. – Иду! – отрывисто и хрипло поддаюсь я луне. Нет, не сошел я с ума – знал, что делаю. Но близок к безумию. Моя точка сборки могла легко выбиться из-под контроля. Невидимая, манящая в лес сила выталкивает меня из дома и уводит в густой мрак. Я становился оборотнем пока ещё в человеческом теле.
Я продирался сквозь толщу кустов и веток деревьев. Дикие, животные энергии постепенно наполняли меня. Эти силы стремительно росли. Стал терять своё тело. Меня охватило Намерение. Я стал хищным, кровожадным и опасным. Дикие, необузданные, звериные энергии поднимались во мне и разворачивались животным экстазом. По телу бежала мистическая, сладострастная дрожь.
Я вышел на лесную поляну. Голубой воздух светился. Здесь круглая, полная луна обрушилась на меня, и я... завыл. Сначала протяжно, жалобно, словно от голода. Будто заклинание, песня-прелюдия к охоте. Но потом мой вой стал нечеловеческим, душераздирающим, звериным криком и сменился страшным рёвом. Я жаждал кровавой битвы.
Я сидел по волчьи, расставив «лапы», и, обезумев, драл свою глотку звериными, отчаянными звуками. Я вложил в них всё, что накопил за долгие годы своей жизни. Всё, что опускалось на дно моей психики, что подспудно тревожило и грызло меня незаметно. Меня не стало. Остался только мой крик. В свои дикие вопли я вложил вызов судьбе и смерти, все свои накопленные страдания и отчаяние, боль потери, неудовлетворённость, бесконечное одиночество. Здесь были плач и рыдания, тоска по свободе, жажда жизни и смерти. Это была первобытная песня о своей судьбе...
Дикие энергии продолжали изливаться из меня. Пальцы напрягались, изгибались и выворачивались. Спина вытягивалась. Глаза расширялись и закатывались. Я по-прежнему сидел на задних лапах и чувствовал себя одиноким, раненым и страшным зверем – волком. Я ощущал себя оборотнем, волком-оборотнем. Да я и был по сути им!
Я чувствовал в себе такую мощную силу, что готов был разодрать медведя в клочья. И словно пьяный, или будто робот-убийца со встроенной смертельной программой стал бродить по ночному лесу в поисках кого-нибудь...
Трещали и хрустели под ногами ветки. Птичьи крики вопили и предупреждали об опасности. Опасным был я. Полубезумный и с рёвом я продирался всё глубже в лес. Я жаждал соперника, крови, я неистово желал битвы...
Никого не было. Я распугал всех лесных жителей в округе на многие километры. Возможно, они понимали, что это кричит человек. Они чуяли мой запах. Это было столь необычно для них. Незнакомое опасно и всегда пугает. Оборотни очень опасны. (Ха, ха серебряная пуля может вылечить...)
Мой рев в ночном лесу простирался в тишине на десятки километров и вселял ужас и страх в его обитателей.
Наполненный животной силой, продолжая рычать, я вывалился к озеру. За камышиной чащей мой острый глаз заметил огонек. Я потянул воздух и учуял дымок. Там возле костра сидели люди, туристы. Злым и коварным замыслом прониклась моя голова. Я осторожно и хищно стал пробираться к ним...
Напуганные ревом одинокого «раненого медведя», туристы сидели тихо, вслушиваясь напряженно в тишину. Настороженно переговаривались. Среди них был охотник или просто человек с ружьем.
Он выстрелил наугад в темноту, где хрустнула ветка, и стоял уже я – так хищник подстерегает свою жертву в засаде. И тогда я ломанулся оттуда вглубь леса, услышав за спиной еще два выстрела и эхо от них. Погони не было, меня боялись. Не помню, как бежал и добрался до дома. Но уснул быстро, внезапно обессилевший. Спал крепким, беспробудным сном. Оборотень во мне больше не просыпался и не задирал свою пасть.
Но теперь я знаю, что он существует...*
Деревенский калейдоскоп (похороны).
От областного города едете на машине минут 40, у одного большого села с дороги свернёте влево, и километров 15, мимо нескольких мелких деревенек. Доедете до другого посёлка, небольшого. Дальше немного пешком, еще км. 5, и, как выйдете из леса по просёлочной дороге, левее увидите вереницу домов 15-20, не больше. Это моя деревенька. Так вот, ещё не всё. Если стоять спиной к речке, а лицом навстречу этой деревне, то надо пройти за неё и идти по полю. Пройдёте один лес, дальше будет другой. Надо не сворачивать, а идти прямо через пролесок. И вот, за полянкой, перед озером в одном уютном местечке и увидите — мою могилку...
Не каждый человек может похвастаться такой тщательной подготовкой к своим похоронам и своим собственным захоронением так, как я. Спланировать и провести самопогребение редко кому удаётся. У меня получилось. Воистину, нет ничего невозможного для человека! Поскольку, был я одиноким воином и со всеми распрощался уже давно, на похороны свои я решил никого не приглашать. Единственной моей отрадой было то, коли случится мне лежать в моей могилке навеки, что похоронен я буду на своей милой и родной земле, где лежат мирно мои дед и бабка.
Тщательная подготовка к этому важному мероприятию заключалась в том, что я по плотно составленному плану отрабатывал целую серию кастанедовских и шаманских практик на природе в течение всего лета. И последним пунктом плана значилось собственное захоронение в земле. Своими похоронами я предусматривал следующий ряд задач. Провести краткий и основной пересмотр своей жизни и «захоронить», скрыть своё прошлое в земле, которое мне мешает на пути к свободе. Второй и важной задачей была работа со смертью, т.е. войти во всё более глубокие уровни её постижения. Поскольку, она есть духовная и невыразимая тайна, которую я должен был понять, максимально приблизиться. Поэтому похороны должны были приближаться к настоящим... И последней задачей стояло — подлечить свою пробоину в коконе земляной энергией. Известно, что земля лечит. (д. Х.)
С кастанедовскими практиками работал долго, жёстко и упрямо. Много чего было... Близятся мои похороны. Начинают происходить некоторые странные вещи. Через сновидения вхожу в союз-контакт с земной энергией–сознанием, и вылезают символы чёрной магии. Странно, думаю, помыслы мои чисты, стремлюсь я к свободе, не надо мне ни денег, ни власти над кем, а почему-то магия получается чёрной. Спишем пока на ошибки народной интерпретации.
Пишу в дневнике — похороны свои планирую на послезавтра, в воскресенье. И как-то от этой записи хорошо стало на душе. Вот ведь смертью своей могу распоряжаться, планировать, как великий йог. Взял с собой 2 литра молока (выходил на полное голодание), нашёл местечко поукромнее, чтоб никто не набрёл на меня и не мешал «умирать». И начал копать могилу. Похороны — дело не шуточное, тем более, когда они твои; явление в народе не частое. Копал добросовестно, глубоко, по-настоящему, разные слои земли проходил. Мысли разнообразные. Вот она земелюшка родимая, нас вырастила и забирает себе. Я хотел, чтобы всё было подлинно. Чтобы всё прочувствовать не спеша. А хитрый мой ум, подлая обезьяна, начал вперед забегать, фантазировать, как я уже в этой могиле хоронюсь, всё постигаю, возрождаюсь из пепла, и лечу на крыльях свободы мимо Орла в гордом своём духовном величии.
Если под умом понимать любую неконтролируемую мыслительную деятельность, то чем больше я выслеживал свой ум, тем больше удивлялся обезьяньей его природе... Недаром индийские мудрецы называли его обезьяной. Он прыгает взад и вперёд, кривляется и передразнивает сам себя — не даёт нам истину постичь.
Копал я долго. С непривычки все руки истёр, сухожилия вздулись, а выкопал всего половину могилы. Из графика вышел. Непростое это дело.
Пишу: «похороны мои переносятся на понедельник»...
На следующий день докопал, ещё лучше продумал своё обустройство: дно чуть ветками обложил, напилил веток потолще и сделал «крышу» так, чтобы плотно к телу было, насыпь могильную сделал большую, крест из прутьев поставил. А там где ноги, оставил малюсенькую щель для воздуха, которую потом плотно листьями загородил. В общем, могила вышла хорошая. Не понравилось, что мальчишки деревенские на меня набрели. И здесь люди. Умереть спокойно не дают! — «Чего, дядь, копаешь?» — спрашивают. «Да ловушку на кабана» — отвечаю. Ушли. Сходил в дом, простился мысленно, записку на всякий случай родственникам в шкафу оставил, где мою могилку найти. Мало ли что случится. Игры со смертью дело не шуточное. Ближе к полночи, тайком от деревенских — знаете как в деревне, ничего не утаишь, всё про всех знают — ушёл «умирать». Иду, темно, ночной лес другой, нежели днём. Тверские леса большие, с болотами и зверями. То над головой что-то сорвётся, то кто-то ломанётся недалеко, — страшно. «А чего, думаю, мне бояться. Я ж умирать иду!» Встал перед своей могилкой на колени, молиться начал по русскому обычаю, а сзади крик резкий, ночной, звериный или птичий, как в сказке. Решил, не буду оборачиваться, плохая примета. Залез, захоронился хорошо, без пищи и воды, но потеплее оделся. И вот лежу я в могиле...
Словом, умер я. Всё по-настоящему, глубоко под землёй. Прохладно. Земелька сырая, тело погребенное. А всё-таки живой я! Всё слышу. Не могу пока понять этого. Ритмы временные чувствовал. Только на третьи сутки ночь и день стал путать, — то слышу, зверь какой-то цапает что-то наверху, то, один раз показалось, разговор человеческий — грибники, наверное, проходили. Птицы какие-то кричали. Ветер. Всё как в былине. Дождик, слышно было, как по насыпи бьёт. И тут меня сильный испуг и страх прошиб. Показалось мне, что крышу свою я сделал недостаточно прочную, не из толстых веток. А насыпь на могилу сделал большую, крутую. Сейчас, думаю, песок намокнет, ветки не выдержат и меня «готовенького» на самом деле и засыплет. Вот и выйдет всё по-настоящему, всерьёз, как и спланировал... Я читал где-то, что если кто, как я, начинает со смертью заигрывать — добром это не кончается. Нет, думаю, не буду вылезать, будь, что будет. Суждено мне помереть здесь — значит так надо. Тем более, всё у меня как раз готово. Жизнь свою прошлую я быстро прошёл мысленным взором и жду уже без страха.
Никогда не думал, что звуки всяких букашек, червячков и жуков земляных могут быть такими громкими. Потом начались шуршания и шорохи вовсе непонятные. Кто бы это мог быть? Далее спал и о смерти думал — вот и вся моя работа. Но земля потихоньку мою точку сборки смещает. Ага, вот и гости земляные. Вижу, не во сне, как появились какие-то человечки. Оговорюсь, никогда психически не страдал, галлюцинаций и видений не было. Сознание ранее не помутнялось. Всегда разумно различаю свои состояния, тем более отличаю сон от яви.
Человечки эти маленькие подземных сфер. Выглядели они уродливо, злобно, но на меня посматривали с любопытством. Есть, думаю, всё, и жизнь здесь и миры разные земляные. Это только поверхностный слой земли, а уйди глубже, наверняка, то самое пекло и ад обнаружишь. Оказывается, не враньё всё это в христианстве, а мы насмехались. Выходит, правильно — душа грешника тяжелая, вниз, в землю проваливается. А там его поджидают. Святые подвижники к небу взлетают. Верно, писал Д. Андреев, что тело физическое нам служит вроде спасательного круга. Отмирает оно, и душа тонет, уходит на дно адово.
Символика чёрная из снов предыдущих понятна мне стала. Уродцы-карлики несколько раз приходили, глядели на меня и уходили. Не лезли ко мне. Думаю: а я чего буду лезть на рожон? У меня другие задачи. Я о смерти размышляю и земле свою точку сборки сместить дальше не даю. И если открою я тайну смерти, то тайна жизни сама передо мной распахнётся. Сны интересные были…
Лежу я захороненный, а — есть я! Существую! Как же смерть постичь? Мой ум думает и не может понять, принять смерть. Ум есть — смерти нет. Смерть на самом деле придёт — ума не будет. Как смогу узнать смерть я? Неразрешимая загадка. Размышлял, думал, входил во всё более глубокие слои. Не умом думаем — сознанием! Не мыслительная эта деятельность, а медитация на смерть. Будда посылал своих учеников на кладбище медитировать, размышлять о смерти. Разум наш бессилен понять истину и смерть. А сознанием своим постичь можно и нужно...
...Есть не хотелось, а пить желательно бы (я напился перед захоронением). Близилось время Возрождения. Сказал себе — Пора? Вылез кое-как из могилы, — оказалось раннее утро, часов 5-6. Чувство непередаваемое. Иду босой по тёплым лужам, радуюсь, что вот я живой опять, возродился и, действительно, что-то оставил в земле. Птицы лесные поют, солнышко милое восходит, тепло и хорошо необыкновенно. Добрался до дому, напился, поел, записку свою предсмертную прочёл — глупой и наивной она показалась — сжёг. А когда лёг спать, такое блаженство меня охватило неописуемое! В виде кожного удовольствия соприкосновения тела с постельным бельём. Не знал я, что такое бывает.
Радость и жизненное счастье можно из таких мелочей черпать, а мы, сухие и бесчувственные, ничего не замечаем вокруг, только нудим и недовольство проявляем.
Деревенские откуда-то пронюхали про некую могилку. Ко мне почему-то с расспросами. Это, говорю, случайно видел, как деревенские мальчишки собаку свою захоронили. И отстали от меня. Теперь на могилку свою гуляю ежегодно.
А я вот он, жив пока!
Р.S. Практика эта очень серьёзная и её самостоятельно проводить никому не рекомендую. По многим разным причинам...
Тело сновидения.
Тело снов является нашим энергетическим телом, т. е. абсолютно реальной энергией. Мы привыкли его считать иллюзорным, и значит как бы несуществующим, потому что во сне оно часто меняет свои формы и содержание. Во сне мы можем быть большими и маленькими, ангелом, животным, птицей, разными людьми и даже предметом. Но таковы свойства чистой энергии! Она может меняться и преображаться. Физическое тело также изменяется от грудного ребенка, худого юноши, через формы взрослого толстяка — к высохшему старику, например. Однако это никого не удивляет, и мы не ставим под сомнение реальность существования физического тела. Тело физическое – только видимая, затвердевшая, густая, плотная, сконцентрированная часть общей энергии человека.
«...Сны анализируют в поисках смысла, их считают плохими предзнаменованиями, но никто не видит, что события, происходящие в них, так же реальны, как и наш обыденный мир...» — согласимся с доном Хуаном.
Вот наиболее точные и популярные названия сновидческого тела:
тело сновидений,
* тонкое тело,
* тело желаний,
* тонкий ум (буддизм),
* энергетическое тело,
* второе тело,
* сущность (Гурджиев),
* душа (христианство),
* астральное тело (оккультизм),
* другой (К. Кастанеда),
* дубль (развитое тело снов в магии Кастанеды),
* двойник,
* сумасшедший родственник (К. Кастанеда),
* внутренний человек (очень точное название — христианство),
* подсознание (психология, наука).
Тело снов живёт внутри нас, внутри нашей личности — мы об этом не знаем, или не обращаем на это внимание. Лишь в сновидениях, выйдя из ограничений своей физической оболочки, оно получает свободу, разыгрывает свой собственный сновидческий театр, придумывая на ходу актёров, роли и персонажи. Тело снов создаёт пространство сна вокруг себя. В оккультной литературе много пишется о нашем двойнике, о его основных отличиях от нас, как личности. Он имеет удивительные способности летать, проходить сквозь стены, встречаться с умершими и т. д. Это верно. Акцентирую внимание, что наше энергетическое тело находится реально внутри нас, внутри физической оболочки. И на вопрос «кто мы на самом деле?» правильней будет сказать — я тот, кто внутри меня. Это он ощущает, чувствует, переживает, реагирует, а не физическое наше тело. П. К. Иванов — мастер снов, на вопрос «кто же он?» так просто и ответил: «Я — тот, который во мне». Я бы из своего опыта и знаний сказал почти тоже самое: «Я — тот, который во сне!».
Тело снов – это в значительной степени эмоциональное образование. У меня было довольно длительно особое «видение» людей в виде их тел сновидений, как внутренних детей. Это они внутри физических тел взрослых ведут себя по-детски — капризничают, обижаются, удивляются, влюбляются, гневаются…
Вне зависимости от переноса на него точки сборки, двойник имеет собственный уровень сознания, но он не высокий, детский, уровень ребёнка 5-и лет.
Я часто наблюдал своего двойника и изучал его поведение. Порой он ведёт такие умные и долгие разговоры на духовные и философские темы, что можно подумать, что у него высокий интеллект. Но это не так. За этим ничего нет. Это только детское подражание взрослой личности. Зато у него есть свои тайны и возможности, которых нет у нас, социальных личностей.
Тело снов, двойник, имеет способность подражать, привыкать к повседневным действиям, распорядку дня и образу жизни в нашем мире физических объектов.
Однажды, я проспал (умышленно) свои регулярные утренние физические упражнения. И, оставаясь лежать в кровати, находясь в просоночном утреннем состоянии, наблюдал и чувствовал, как мой двойник встал (без физического тела) и начал делать привычный комплекс упражнений для физического тела.
Другой раз, лежа перед сном, я видел, как мой дубль сильно резвился, приподнимался над телом и, давай потом играть во всю на придуманной тут же гитаре. Я слышал и звуки гитары.
В следующем таком случае, мой внутренний малыш поднялся из тела, сел, оставаясь в нём наполовину, и, сложив руки, стал молиться.
Наблюдать за своим двойником очень интересно. Это он чувствует запах, вкус, осязает и т. д. В своё время у меня открылась интересная способность, которую условно можно назвать «яснонюхание» или «нюхоясновидение». В просоночном состоянии, осознанном сне или наяву (реже) я мог ощущать характер предстоящих событий, встреч с людьми, отношений по различным запахам. Повернувшись в определённую сторону наяву, я мог определить, что из интересующего меня, там ждет. Здесь целая наука и она связана со специальным развитием тела снов. Я не стал сознательно развивать именно эту способность, потому что, к сожалению, приходится отбирать задачи поважнее. В другой раз человек только подумал со мною встретиться, а я его уже «увидел», или «унюхал».
Русская народная магия отличается от донхуановской. По методике Е. Цветкова в одном из осознанных снов я попросил себе мёда (мёд — символ большого счастья наяву), мне дали кружку — я попробовал. Вкус мёда был настолько острый и явственный, что я из-за остроты ощущения испугался выйти из сновидения. Спустя некоторое время наяву у меня было длительное переживание необыкновенного, «сладкого» счастья. (Спустилось из снов) Магия снов! Причём характер этого переживания очень необычен, и описать его трудно. Всё внутри меня и вокруг было пронизано необъяснимой, всепронизывающей сладостью на чувственном и духовном уровне восприятия. Этакая «сладкая жизнь» в буквальном смысле слова. Ничего подобного ранее мною испытано не было. Несколько раз я повторял этот приём во сне и ощущал эффект наяву, правда уже менее выраженный.
Вот другой опыт... Как-то лежу с утра в дрёме. Правая рука вытащилась из моей правой же физической руки, как из перчатки, и отвелась в сторону. Тут же её дружелюбно и радостно пожала чья-то чужая, невидимая, человеческая рука. (У меня много опыта схожего с описаниями практики онейронавта А. Монро).
Работа с телом снов не сложная и интересная. Для этого надо осознавать свои чувства и ощущения наяву. Например, запах и вкус. Тогда наши сны оживут (не только осознанные) и наполнятся более качественной жизнью. У нас появится вторая жизнь во снах, не менее интересная, но даже превосходящая 1-ю. Неплохо иметь две жизни вместо одной, правда?
Энергетическое тело отражает болезни физического тела. Работая со своим двойником во сне, можно оздоровить и вылечить себя наяву. У меня было серьёзное нагноение левой стопы. Опухоль долго не проходила. Тогда я нацелился заранее вылечить себя во сне. В 1-ом же осознанном сновидении я замазал себе левую стопу, освободив её сначала от грязи. (В воображении). Через несколько дней нога прошла наяву. Таким же способом можно лечить болезни других, манипулируя с их телами снов ночью.
Уникальная связь «физическое тело — энергетическое тело» отражена в моём управляемом ясном сне «Гусиная лапка». Все знают сказку про нехорошего мальчика Нильса, который уменьшился до лилипута и путешествовал со своим домашним гусём.
Незадолго до целительного дыхательного занятия, которое я должен был провести со своей соученицей, мне снится ясный сон на тему сказки про Нильса. Но я был — гусём! Злой мальчик хотел поймать меня и поджарить с яблоками. Я бежал от него и, наконец, полетел, поднимаясь медленно в воздух. Нехороший мальчишка успел бросить в меня камень. Он попал мне налету в левую лапку. Я почувствовал не сильную боль. И почти одновременно ощутил боль в левой человеческой ноге моего спящего тела, в ступне.
Парный оздоровительный сеанс прошёл эффективно. Но в процессе его я взял что-то болезненное (часть нездоровой энергии) от своей ученицы на своё тело. Болело то самое место на моей ступне, которое проявлялось во сне. Там образовалась кожная, красная сыпь — след от удара камнем по моей «гусиной лапке» злого мальчика Нильса. Через несколько дней я снял эту болячку молитвой.
В этой главе у меня нет задачи показать полное исследование работы с телом снов и его эффекты. Только некоторые магические возможности и аспекты.
«Другой», он же — тело снов. Интересное название. Когда мы переносим на него свою точку сборки, мы убеждаемся, что он действительно — «другой», т.е. отличный от того, каким мы себя привыкли ощущать и представлять в нашем бодрственном мире. Такая, например, его странность. Он может обладать всем набором страхов и, в то же время, не бояться реальной смерти хозяина. Потому что он, наш двойник, не умирает, а остаётся существовать после смерти человека. (Для большинства людей, к сожалению, ненадолго.) Я обращал внимание на поведение «другого» (на примере других людей) непосредственно перед физической смертью. Двойник может даже дурачиться или кривляться. Или слушать тяжёлый рок!
Люди, с которыми мы впервые знакомимся и 1-ый раз их видим, могут быть нашему двойнику хорошо известны — он давно уже с ними дружит во снах! Вот почему нам кажется порой, что этого незнакомого человека я где-то уже видел... Такая «обыкновенная» магия!
Кстати, доступ к телам снов и работа с ними, считывание посторонних сновидений возможны и в бодрственном состоянии. Тело снов (подсознание) – ребёнок, у которого можно всё расспросить и узнать, попав к нему ночью в сон.....
...Для обыкновенных людей этот физический мир является единственным местом их жизни. Здесь они чувствуют, думают, едят, совокупляются и умирают. Можно представить себе качество жизни мастера-сновидца, для которого наш мир всего лишь один, из миллионов возможных и доступных для него. Всего лишь один вариант...
Трудно представить и понять, что по качеству жизни люди друг от друга могут отличаться, как отличается собака от человека, к примеру.
Тело сновидений — важный первостепенный аспект нашей жизни, но оно является всего лишь носителем нашего высшего духа, первой ступенькой на познании божественного...
Ещё одна интересная особенность из опыта. Если раньше я мог что-нибудь представлять, свои какие-нибудь действия, движения, путешествия, то это так и оставалось мечтанием, воображением. С развитием тела снов такие подобные представления сопровождаются реальным движением энергетического тела внутри физического. Оно двигается, выступает за границы физической оболочки и готово к конкретному путешествию, выполнению задания.
Существует много эффективных способов развития тела сновидений. Такие как йога, обливания холодной водой, голодания, но прямым его развитием является, безусловно, перенос на него сознания — точки сборки. Чем больше, дольше и чаще мы осознаём себя во сне и наяву, тем более наделяем нашего двойника светом сознания. Тем больше, мы сами становимся телом снов, а не физическим телом, каковым себя привыкли считать. Всё больше сознания распространяется, засвечивается и перетекает (увеличивается) в энергетическое тело. И появляется второе тело, тело света! Парадокс: «дубль — это мы сами, развитые через свои сны».
Проблему переноса сознания (точки сборки) на тело снов до сих пор подробно никто не рассматривал. Она принадлежит к энергетическим и духовным противоречиям. Чем больше у нас энергии, тем больше мы её получим, а мало — ещё меньше будет. (У кого есть, добавится, а нет — отнимется) Как это понимать в нашем конкретном случае?
Первый энергетический парадокс: мы должны потратить энергию, чтобы её получить. Простой пример, — в йоге тратим силу на растяжение сухожилий и суставов, но впоследствии получаем ещё большую энергию, выделяемую этими же связками.
Тратим, чтобы получить. В случае с телом снов — мы затрачиваем значительную силу, чтобы перенести на него свою точку сборки. И если у нас достаточно энергии, мы в перспективе от более насыщенного светом сознания своего энергетического, внутреннего тела получаем ещё большую силу. Ведь именно тело снов является резервуаром силы, энергии и здоровья. Тем больше мы имеем, тем больше получаем. Если у нас энергии недостаточно (такое положение у большинства сновидцев), а мы упрямо стремимся перенести свою точку сборки на осознание во сне — энергия от нас отнимется. Произойдёт саморазрушение. Маги из мира дона Хуана — редкие энергетические исключения. Для них эта проблема не стоит так остро. Поэтому всю внутреннюю структуру энергетического процесса переноса сознания, приведенного выше, вы не найдёте подробно в мудром толтековском знании. Это вопрос глубокого понимания и личного опыта автора.
Мы очень сильно обусловлены энергетически. А на постоянное выделение двойника нужно огромное количество энергии.
Поэтому, копируя К. Кастанеду, прежде чем мы разовьем и укрепим своего двойника, мы имеем скорейшие шансы разрушить себя, заболеть, или даже умереть. Энергия отнимается!
Реально на практике мы имеем возможность повредить скорлупу яйца (физическое тело), нежели вырастить до конца своего внутреннего птенца (тело снов).
Но и у избранных энергетически природой и Духом донхуановских магов достаточно проблем!
Казалось бы, наша личная, энергетическая обусловленность не оставляет нам шансов летать в сновидениях, развиваться духовно через сны и идти путём свободы.
Да, можно всю жизнь играть в Кастанеду и всю жизнь проходить 1-е врата сновидений.
Но шанс есть! Более того, имеется возможность превзойти уровень магов-сновидящих нам обыкновенным людям!
И этот выход подсказывает мне сам Дух, Бог...
Деревенский калейдоскоп (продолжение).
Вращается калейдоскоп, встряхиваются стекляшки, всплывают картинки прошлого…
Милая деревушка моя плавной линией выставилась на пригорке. Я вдыхаю в себя свежий запах трав и скошенного сена и разного другого деревенского состава. После тесных городских комнат чувствую расширение сознания — просторно! Ноги соскучились по земле, огрубели в обуви.
Что-то ведет, не оставляя выбора. Ты только следуешь Силе. Можно ошибаться и вновь находить путь.
Повернём калейдоскоп, заглянем в окошечко.
Приехал повторно в деревню на весь тёплый сезон. Умерло двое не очень старых мужиков от водки, дядя Коля и дядя Боря. В остальном, всё в деревне тихо и без изменений. Это мне и надо. Когда резко отключаешь себя от потока информации (телевизор, радио, газеты, книги), точка сознания начинает себя странно и интересно вести. Вспомните эксперименты со своим сознанием Джона Лили, который специально придумал устройство, чтобы отключить все каналы, все органы чувств, себя полностью от внешнего мира. Пожизненно заключённый преступник в одиночной камере через длительное время может сойти с ума — зачастую так и происходит. Отключение от всех информационно привычных потоков приводит в движение точку сознания. Сновидцу необходимо раскачать свою точку сборки, но нужно делать это бережно и правильно. Сны «любят» одиночество.
Я уже с людьми мало общаюсь. Косарь Володька Гусев не мешает мне. Он продолжает косить траву для своей коровы возле моего дома. Или часто валяется пьяный на дорогах. Люба, соседка с больным сердцем по-прежнему длительно «штопорится». Запил и бедный, бездомный, одинокий батрак Юрка. Когда он выпьёт, он любит вспоминать, как его кто-то давно когда-то любил...
Но дон Хуан меня торопит. Смерть, говорит, за левым плечом тебе дышит в шею...
Периодически из большой главной комнаты я уходил ночевать во «двор» на сеновал. Сновидения любят новые места. Был тёплый вечер. На сеновале уютно, душисто и хорошо. Я сладко потянулся и вошёл в дрёму. Как, вдруг, что-то над головой (очередная трудность описания) начало мелкой дробью меня долбить. Оставаясь в дрёме, и внутренне готовый ко всяким неожиданностям, я знал, что надо всегда оставаться спокойным. Это была какая-то сила. Она имела свойства сжатого воздуха и долбила, дробила мне голову, потом шею. Нечто, вроде отбойного молотка. В это время лежал на животе, лицом вниз. Я решил остаться в этой позе и понаблюдать, что будет дальше. Долбёжка увеличилась. Ого, — подумал я. – Этак, может и убить! Боль была порядочная, но поскольку всё же это было подобие сжатого воздуха, а не железный молоток, то я вытерпел. Я оставался спокойным и расслабленным, и эта Сила постепенно рассеялась или ушла... Возможно, многие грубые силы хотят проявиться через нас, войти, особенно, если ты встал на неизвестный тебе и неизведанный путь.
Я хожу целыми днями по лесным дорогам босяком и трогаю мягко и нежно ногами землю. Я хочу почувствовать толчок земли. Ноги мои перед сном гудят, приятно ходит энергия. И вот, вскоре после одного из таких длительных босохождений и попыток войти в контакт с сознанием Земли, я лёг на бабушкину кровать спать. Перед сном я хорошо разогрел, расслабил ступни и провалился в дрёму. Меня разбудил и чуть не снес на пол мощный удар в ноги. Если бы не страховочные спинки высокой бабушкиной кровати, я бы легко слетел с неё. Я не знал и не сумел использовать такой сильный толчок Земли, а то бы отправился в очень далёкое путешествие...
Встряхну-ка еще калейдоскоп деревенской жизни своей.

…Шел вдоль реки. Что-то привлекло интересное на другом, противоположном берегу. Это был, кажется, зверек. Стал вглядываться, одновременно с желанием приблизится, рассмотреть по лучше. Вдруг, нечто вытянулось из меня (это было некое остриё моего сознания), и я мгновенно оказался на другой стороне реки, рассматривающий замысловатый узор куста, который шевелился от ветерка. Осознав свой невероятный перелёт, я в смеси большого удивления, неожиданности и страха, был тут же оттянут назад и обнаружил себя прежним, стоящем на старом месте.
Интересная мозаика. Всматриваюсь в окуляр дальше…

Мой дед умер лет 20 назад. Сколько его помню маленьким, у него была такая привычка — после еды садиться в деревянное кресло и удовлетворённо дремать. Сам того, не подозревая, он очень хорошо развил этим манипуру-чакру, — подгрудинный центр астрального тела. А прожил он долго. В то время как у обычных людей астральное тело долго не живёт после смерти, мой дедушка до сих пор проживает в своём родном, деревенском доме. И я с ним встречался. Помню, в первый день по приезду, я лёг на бабушкину кровать и стал засыпать, но сквозь дрёму почувствовал энергию — кто-то стоял надо мной. Открыл глаза и увидел дедушку. От неожиданности я выбил свою точку сборки с нужного для контакта места и очнулся. В дальнейшем я поставил себе цель поговорить с ним, войдя в осознанное сновидение. У меня это получилось, но дедушка не реагировал на контакт, а бездумно продолжал плавать по дому. Вероятно, это была уже пустая, неразложившаяся ещё астральная оболочка. Дух покинул её. Если бы мой дедушка практиковал сновидение или восточные медитации, мы бы могли неплохо пообщаться, и я смог бы у него узнать много интересного. В дальнейшем, я всё же захотел ещё раз его увидеть, но он куда-то пропал. Оказывается, я случайно «выкурил» его из дома. Несколько дней подряд я окуривал себя по дону Хуану. Используя пчелиный дымарь, я напустил в комнату очень много дыма от можжевельника и сосны. Дым был так густ, что в полуметре ничего уже не было видно. И просиживал в этом дыму, очищая свою ауру, свой кокон. Потом недоумевал, куда же делся мой дедушка и, наконец, понял. Я выкурил его. Призраки (и всякая бесплотная нечисть) не любят и не переносят дыма. Вот почему в церкви жгут ладан.
Так я и жил как одинокий воин, своими практиками и образом жизни выполнял все указания и советы дона Хуана. Но деревенские похороны не пропустил. Умерла не старая бабка. Была она длительное время сумасшедшая (свихнулась от алкоголизма). Ждали её смерти долго, и надоело родственникам с ней возиться. Я смотрел на её лицо в гробу (знал её при жизни) и поражался колдовскому, стремительному превращению. Она мгновенно состарилась на момент своей смерти ещё лет на 20. И это поразительным образом вызывало страх. Словно была она злой колдуньей, и колдовские чары удерживали её от старения. Но смерть сделала её тело беспомощным, слабым, и, оно резко впустило в себя старость. Казалось, это было лицо бабы-яги. Лицо страшное, чёрное, осунувшееся, видевшее, знающее много зла. Эта ведьма летала на сатанинские шабаши, питалась злом, страданиями людей, пившая кровь… Но нет, умершая не была ведьмой… Это зелёный змий, не упускающий из своих давящих колец свою жертву, водил её по подземельям алкогольных пыток, страданий и ужасов. И это застыло такой колдовской, мёртвой маской на лице. Алкоголь вёл ее уже безумную по дорогам зла. Точка сборки уже никогда не вернулась в наш мир.
Похороны произошли быстрые, как обыденно-деловое мероприятие. Словно и не человека похоронили, а вещь какую-то не нужную закопали. Так мне показалось. Дочка для приличия коротко всплакнула. Был человек, и нет его, бесследно исчез. Это моё присутствие на кладбище меня здорово укрепило. Думал, правильно, что я от этого бренного мира отказался, отрекся и отдал себя Силе.
Другие картинки деревенского прошлого.

Продолжаю я свою кропотливую работу и ни на кого не обращаю внимания. Но стали меня беспокоить соседи, семья Любы (он и она) — приходили деньги занимать. Запой у них. Я деньги давал. Спустя время они затихли. Прохожу мимо их дома, пустынно, мёртво в нём. Уж не умерли ли, думаю? Надо зайти, глянуть, нарушу своё правило одинокого воина не лезть к людям. Зашёл, вижу, лежат живые, но очень плохо им. Купил 2 бутылки водки и начал их по системе из запоя выводить, давая постепенно всё меньшие дозы. Вроде, оживать стали. Связался, думаю, на свою голову. Тут такие дела у меня во снах! Но с другой стороны жалко. А Любе, вдруг, захотелось водки в 2 раза больше нормы выпить. Не дал. Спорили. Я на своём стою. Лёг спать. Глаза закрыл. Вижу надо мной большое лицо Любы, зависло, всё перекошенное и искажённое злобой. Меняется, пугает, набрасывается на меня. Это мощный володёр, пожирающий её сознание. Любина откормленная алкогольная лярва. Мешаю я ей. Но я её не боюсь. Даже не реагирую. Но из тела не выхожу — так она мне ничего не сделает. Долго Любин володёр метался, ослабел и исчез. Вот так умрёт Люба и её бедную душу (читай — тело снов) утащит эта противная сущность в самое пекло, на самое кошмарное дно тяжких, гнетущих и ужасающих, андреевских пространств, и будет она там, родная, маяться — томиться безвременно...
Сколь мощным и развитым может быть володёр (бес) хорошо видно из клинической практики и многочисленных примеров С. Грофа. В критической ситуации такие володёры полностью овладевают человеком, вызывая состояние одержимости — проявляют себя явно.
«В середине сеанса психотерапии лицо «одержимого» иногда вдруг болезненно кривится и принимает выражение «маски зла», в глазах появляется дикий блеск. Руки и тело вдруг начинают странно извиваться, голос меняется, приобретает звучание «потустороннего». Когда такому состоянию позволено развиваться, сеанс психотерапии иногда приобретает поразительное сходство с церковным изгнанием нечистой силы…»
В христианско-православной церкви существует специальный обряд отчитки, в ходе которого бесы покидают человека, выпрыгивают из него с воем, рычанием, воплем, матом.

А мои соседи, запили по новой, и меня обвинили в колдовстве и дьяволизме. Я их кормил грибным супом. И гриб, который съела Люба, переместился с кровью по вене в руку и стал ей оттуда, как радиопередатчик, сообщать сигналы и информацию обо всём, — что я колдун, демон и т. д. и т. п. Потом мою соседку забрали на летающую тарелку, и инопланетяне хотели увезти её на свою планету. Но Люба испугалась и не далась им. Любин муж в лесу на горке тоже инопланетян встретил... Это хороший пример смещения точки сборки. Зря, я думаю, с ними возился, и время своё драгоценное потерял. Но когда они сами вышли из запоя, я всё-таки Любе психологически помог разобраться с её измененными состояниями сознания (ИСС), а то она уже хотела в «психушку» ехать. А сам про себя подумал, не плохая бы сновидящая из Любы получилась. Долго она упражнялась. Много сновидящих на Руси...
Я предпочитаю с женщинами работать, они значительно способнее к сновидениям. Но я здесь в свой внутренний мир, в свои планы и тайны никого не допускаю.
Час инкуба[ММВ1]11 (бесы, володеры, неорганика и др.).
Я начал беречь свою сексуальную энергию. Я подавлял в себе всяческие эротические порывы. Я стал скрягой в области секса по дону Хуану. Старый нагваль подчёркивал, что сексуальная энергия нам нужна для практики сновидения, и я строго следовал его указаниям.
В моих сновидениях всё чаще стали обнаруживаться соблазнительные и привлекательные женщины, провоцирующие меня под разными предлогами к интимному контакту. Я крепился. Постепенно моё тело снов, мой «сумасшедший родственник» становилось всё более неуправляемым. Даже в полном сознании в таких снах я не мог справиться с его эротическими порывами.
И, наконец, стал приходить — ОН! — в своём истинном обличии. Большой, в шерсти и с когтями — инкуб. Он приходил периодически и мучил меня. Но самое худшее, он забирал мою половую энергию. Чаще всего, он являлся в полночь и делал своё гнусное дело. Я был бессилен перед ним. Договориться с ним было не возможно. Что я только не предпринимал. Я делал попытки его разговорить, задобрить, сражался с ним, сопротивлялся, «вешал» астральные замки, «интегрировался» с ним со всеприятием, не выходил, сколько мог из тела, бодрствовал ночами. Ничто не помогало. Эта сильная, хищная, страшная, отвратительная, ненасытная тварь – володёр, питалась моей самой основной, жизненной энергией — половой. Своим сексуальным дисгармоничным воздержанием за 2 года я привлёк к себе этого агрессивного, мощного беса блуда. Иногда в ночь он приходил по несколько раз.
Позже, в христианском Добротолюбии я нашёл, что «демоны, касаясь во время сна срамных членов нашего тела, возбуждают страсть блуда», отчего происходят «истечения»...
Женщина — нагваль Мария сказала мне, что в моей половой чакре сидит очень сильная, астральная сущность и забирает на себя большую часть моей энергии.
Некоторые мужчины и женщины ходят бесплодно по урологам, невропатологам, сексопатологам и не подозревают, кто на самом деле является причиной их резкого (или постепенного) ухудшения здоровья.
Можно спорить насчёт реальности существования подобного инкуба и других володёров и разных бесов. Можно даже согласно современной психоаналитике снов отнести его к плоду моего воображения, фантомной части моего «Я». Но он отнимал у меня мою реальную, живую энергию и здоровье. Причём это строго соответствовало его приходу. Я худел и истощался. Но уже начинал пробовать молиться...
И однажды, инкуб исчез навсегда, оставив во мне ощущение, что кто-то помог мне от него освободиться, и я не знаю, кто этот мой чудесный спаситель...
Чаще всего, инкуб (суккуб) представляет собой женщину (мужчину) с одновременным наличием разноимённых половых признаков, женских и мужских. Это наблюдение я проводил и по снам других. В духовном контексте появление и развитие их связано с неправильной практикой полового воздержания, и в частности, — по дону Хуану.
Личный опыт убеждает, что среди множества действительно иллюзорных и временных мыслеформ в наших снах присутствуют вполне реальные сущности с разной степенью сознания, силы и характера воздействия.
А вот курьёзный случай. Неочищенное молитвой от страстей наше тело снов — «сумасшедший родственник», плохо управляемо даже в полноценном, осознанном сне.
...В одной из комнат административного здания (в ясном сне) я увидел стоящую девушку у стенки. Похотливое желание шевельнулось в моём теле снов, но я решил себя контролировать. Я подошёл к ней и решил проверить, кто она, подозревая в ней суккуба (инкуба). Рядом стояла группа молодых ребят. Я заговорил с девушкой, и уже помимо своей воли стал ласкать её сексуально. И в то время как моё тело снов, возбуждаясь, производило всё более откровенные жесты и движения по отношению к ней, я, сохраняя своё сознание и отдавая себе отчёт в происходящем, закричал, обращаясь к ребятам: «Вот он, суккуб — сволочь!»...
Появление определённого типа неорганических существ в наших снах сопровождается чувством особого страха, дрожью, тряской. Их гораздо больше в обыкновенных снах, в ясных снах они — редкость. Эта «неорганика» привлекается практикой сновидящего. Они тогда слетаются, как пчёлы на мёд. Начинающий сновидец, следуя практике по К. Кастанеде, может не выдержать их натиска, психических и энергетических перегрузок. В начале пути я часто сталкивался с подобными лазутчиками.
Сон «две мамы». В невысоком осознании я вышел из тела. Поднялся как обычно с кровати в своей квартире и пошёл на кухню. В теле (снов) нарастало необъяснимое волнение, страх, дрожь. На кухне стояла моя мама. В этом факте ничего не было удивительного, если бы меня не стало всего «колотить». Во мне закралось подозрение. Специфический страх усиливался. Я посмотрел в коридор — там стояла ещё одна мама. Тогда я понял кто это. Сознание выбилось из под контроля — сработала страховка... Дон Хуан предупреждает, что самые свирепые лазутчики прячутся под масками наших близких.
Появление всевозможных астральных помощников и союзников характерно для сновидящего. Они реально толкают нашу точку сознания и могут даже помочь выйти в осознанный сон, особенно, если сновидец этим озабочен. Но такие толчки и раскачки сознания дисгармонизируют психику.
Точку сборки может сдвигать в ясный сон сам Дух. Такие сны отличаются особой чистотой, чёткостью и яркостью восприятия, удивительной стабильностью сознания.
Почему же всё-таки сновидения считаются чем-то не серьёзным, ложным, не самостоятельным? Действительно, такое отношение отчасти справедливо в отношении большинства из нас. Ведь наши сны — это мы сами, встреча с самим собой, столкновение с нашими же частями. «Сумасшедший родственник», не очищенный от страстей, едва успевая отлететь от тела, впадает в бредовые, психозные состояния. Он начинает разыгрывать драму со своими же опасениями, страхами, кошмарами, фантазиями. Последние предстают в типичных образах и увлекают сознание спящего. Это мешает людям себя осознавать во сне. Вот почему важна молитва очищения. Само название магов — «сумасшедший родственник», очень хорошо и точно отражает этот аспект тела сновидений. Для сновидящего с определённого уровня всё становится серьезным, настоящим. Сновидение — его 2-я реальная жизнь.
Бесы, они же володёры — летуны, провоцируют нас на выплеск отрицательных эмоций и кушают наши энергии. Бесы во снах могут принимать различное обличье. Но я заметил в их поведении и голосе особую вредность, насмешку, гнусавый тон.
...Как-то в ясном сне я спросил одну женщину, доходят ли мои молитвы до Бога. Нет, — сказала она. — Почему? — Потому что у тебя уши большие... Я машинально потрогал свои уши. Они оказались обыкновенными. И я понял, что она насмехается надо мной — бес!
В другом осознанном сне меня задержали и сказали, что мне осталось жить всего 2 месяца. Я спросил, почему так мало, ведь я стремлюсь к Богу! Бесы озадачились. (Я понимал, что это они). После этого в воздухе появился экран, и на него как в мультфильме спроецировалось изображение: медвежонок в национальной одежде кормит из деревянной ложки такого же плюшевого бельчонка. Бес прокомментировал, — потому что ты в детстве плохо ел манную кашу...
В следующем сне гнусавый голос сказал, что у меня рак мочевого пузыря и жить осталось недолго. Представляю реакцию человека, слепо верующего в сны, без знаний и разумного творческого к ним подхода. В моей коллекции есть управляемые сны на 8 и более страниц. Они отличаются особой изобретательностью, занимательностью и очень длинные. Я так их и прозвал тип бесовских снов. Чаще всего в таких сновидениях мы и «находим» воспоминание своих «прошлых жизней».
Вероятней всего, то, что называют бесами, является нашими же наработками, но более длительными и устойчивыми, имеющие свою волю и различную степень осознания. Это разные виды неорганических существ по дону Хуану. Имеются более мощные и разумные типы этих существ, наработанные группами, обществами людей, государствами. Можно представить их силу. Из опыта общения и контакта с многочисленной неорганикой я увидел большое отличие в их степени разумности и сознания. Одни несут несуразицу и не могут ответить вразумительно на простой вопрос. Другие представляются и кажутся высокоразумными и влиятельными. Это подтверждает дон Хуан, называя 3 типа существ. «…Существа 1-ого типа совершенно бесполезны, они ничего не могут дать, потому что ничего не имеют. Существа 2-ого типа — устрашающие, эти способны только пугать. И 3-его типа — владеющие дарами...».
Да, простит меня читатель, что я не удержался привести ниже столь длительный фрагмент работы не из своего опыта, а из психотерапевтического сеанса мастера-психолога Станислава Грофа со своей пациенткой Флорой. Пример, столь убедительный и впечатляющий, подтверждает насколько неорганические сущности, силы зла могут быть реальными, мощными и всеподчиняющие себе личность человека. Достоверность происходящего усугубляется тем, что процесс ведётся современными психологами, а не в кругу суеверных и неграмотных людей.
У Флоры было тяжёлое сочетание симптомов и проблем. Она — самоубийца, наркоманка, алкоголичка, лесбиянка, участвовала в ограблении и убийстве, сидела в тюрьме. Наиболее тяжёлым её симптомом был лицевой спазм. В общем, человек безнадёжный...

«...В первые два часа третьего сеанса тоже не происходило ничего необычного. Переживания были такими же, как на предыдущих сеансах. Внезапно она пожаловалась, что боль от лицевого спазма становится невыносимой. Прямо на моих глазах спазм гротескно увеличился, и её лицо превратилось в нечто, чему лучше всего подходит наименование «маска зла». Она заговорила глубоким мужским голосом, и все в ней так изменилось, что трудно было связать то, как она выглядела теперь, с ее обычным видом. Её глаза горели непередаваемым злом; руки сжались в когтистую лапу.
Чужая энергия, вошедшая в её тело, и голос представились как зло. «Он» прямо обратился ко мне, приказывая мне оставить Флору в покое и не пытаться ей помочь. Она принадлежит ему, и он накажет каждого, кто попытается ступить на его территорию. Затем последовал явный шантаж, поток зловещих откровений относительно того, что произойдет со мной, с моими коллегами и с нашей исследовательской программой, если я не послушаюсь.
Трудно описать зловещую атмосферу, вызванную этой сценой. Присутствие чего-то чуждого в комнате ощущалось совершенно явственно. Воздействие шантажа и чувство сверхъестественного события усиливалось тем, что пациентка не могла в своей повседневной жизни иметь доступа к части информации, которую «голос» использовал в этой ситуации.
Я оказался в состоянии огромного эмоционального стресса, имевшего метафизические измерения. Хотя я и сталкивался с подобными проявлениями во время ЛСД сеансов ранее, они никогда не были столь реалистическими и убедительными. Мне было трудно контролировать свой страх, готовность воспринять присутствие зла как реальность и сильное желание вступить в активную психоделическую и духовную борьбу. Я наскоро пытался сообразить, как лучше всего вести себя в этой ситуации. В какой-то момент я поймал себя на мысли о том, что следовало бы иметь в терапевтическом зале распятие как орудие терапии. Моя рационализация звучала так, что мы являемся свидетелями проявления юнгианского архетипа, для которого Крест может быть подходящим архетипическим противоядием.
Но скоро мне стало ясно, что мои эмоции, будь то страх или агрессия, делают ситуацию и эту сущность более реальными. Я не мог удержаться от воспоминаний о телефильме «Звездный путь», где чуждая сущность питалась человеческими эмоциями. Я понял, что необходимо оставаться спокойным и сосредоточенным. Я решил погрузиться в медитативное состояние, держа Флору за её скрюченную руку и, пытаясь представить её себе такой, какой она была раньше. В то же время я старался визуализировать капсулу света, охватывающую нас обоих, основываясь на полярности света и зла. Это длилось около двух часов. С субъективной точки зрения это были самые длинные часы в моей жизни, если не говорить о моих собственных психоделических сеансах.
В конце концов, рука Флоры расслабилась, и она вернулась в своё обычное состояние; это изменение было столь же резким, как внезапное появление этого особого состояния. Я скоро обнаружил, что она ничего не помнит о том, что происходило в эти два часа. Позже в своём отчёте она описывала первые два часа и затем продолжала описание, переходя к тому, что происходило после «состояния одержимости». Я серьёзно задумался, следует ли обсуждать с ней то, что происходило во время её амнезии, и решил отказаться от этого. Не было никаких причин вводить столь мрачную тему в её сознание. К моему глубокому удивлению, сеанс привел к удивительному терапевтическому прорыву. Флора избавилась от суицидальных наклонностей и по-новому оценила жизнь. Она перестала пить, отказалась от героина и барбитуратов и стала ревностно посещать встречи маленькой религиозной группы в Катонсвилле. Лицевой спазм почти прошел; по-видимому, энергия его разрядилась во время двухчасового поддержания «маски зла». Хотя боль иногда возвращалась, но столь незначительная, что это не требовало никакого лечения…»

Такой пример в практике Грофа не единичный!
Какое отношение этот фрагмент имеет к сновидениям? — Прямое. Мы сталкиваемся с этими сущностями во снах лицом к лицу... Хватит ли у начинающего сновидящего смелости, энергии и воли противостоять столь мощному бесу — володёру, духу зла, во сне и наяву?
И ещё: приведённый отрывок вступает в противоречие с тезисом дона Хуана об отсутствии в мире зла. Его он пытается подменить человеческой глупостью. Но зло, как очевидно, — это духовно-энергетическая реальность…
Наши умершие друзья, родственники, близкие широко представлены в сновидении. Хочу отметить, что степень их сознания зависит от уровня развития их тел снов при жизни. Поэтому зачастую их сознание невысокое. (Гл. «Деревенский калейдоскоп», пример сна с моим дедушкой).
Сны встреч с умершим могут быть насыщены особыми чувствами и переживаниями, оставлять сильное впечатление. Никогда не забуду сон одного пожилого человека, который, наконец-то, через долгое время в осознанном сне встретил свою горячо любимую давно умершую мать...
Подчеркну, что если в своём сне вы встретите кого-нибудь из своих умерших знакомых, то это не обязательно могут быть именно они.
Остановлюсь на проблеме сложности подтверждения существования жизни после смерти. В доказательство её одновременно должны участвовать два человека — две станции, передача и приём сообщения. То есть, умерший (передача) информирует человека здесь, в нашем мире (приём) о жизни «там». Сложность процесса заключается в том, что эти двое одинаково должны иметь высокую степень осознания и духовного развития. Уходящий в небытиё умерший должен уйти в смерть с полным сознанием и уметь сохранить своё «я» после — а это уже крайняя редкость! Человек на приёме, принимающий информацию, должен уметь в нужную ночь осознать себя во сне и находится в этом состоянии не коротко. А это так же не просто и не под силу каждому. Вот почему эта информация отрывочна, случайна, фрагментарна и не стабильна.
Даже при наличии подтверждения доказательства существования реальной жизни после смерти двумя подготовленными людьми «приём-передача», третий человек, невысокого духовного уровня, всё равно не поверит в данный факт.
Совместное сновидение — задача III-их энергетических врат по дону Хуану так же трудна для многих, — должны быть подготовлены одновременно двое сновидцев. Поэтому это лишь изредка случается...
В нашем сознании звучит много разных внутренних голосов. Но они принадлежат не нам — чужие. Мы их не замечаем, тем более не различаем, а они искусно вплетаются в наше мышление. Некоторые из них могут нас, и условно и не символически, столкнуть в пропасть. Зачастую во снах разные голоса диктуют нам сюжеты, действия, поступки. Тело снов — ребёнок, отличается повышенной внушаемостью. На этом построен гипноз и постгипнотическое воздействие. Опытный гипнотизёр, минуя личность человека, воздействует сразу на его внутреннего ребёнка — тело снов. Я с эффектом пробовал этот приём на людях, чтобы окунуть их в опыт осознанного сновидения.
Голоса и наводки неорганики на пути развития сновидящего могут звучать и наяву и даже диктовать и приказывать действия. Без очищения молитвой — это рискованные и опасные игры по К. Кастанеде. В соответствии с указанием такого «эмиссара» один «искатель» бросился под поезд. В кармане одежды его трупа обнаружили записку — «ушёл искать новое тело...».
Часто во снах мы принимаем эти голоса за свой внутренний голос, своё мышление. Это не так. Я много раз выслеживал эти голоса во сне. Они могут быть наводками из мира неорганики и диктуют нам «своё».
В одном осознанном сне я попал в здание и плыл по каким-то служебным коридорам. Мужской голос, подстраиваясь под моё мышление, бубнил, где свернуть, что сделать и т. д. Обнаружив, что это голос не мой, я вышел из здания, встал и громко задал вопрос вверх. «Эй, ты кто, эмиссар?». Голос, который недавно твердил о своём, притих, замолчал. Казалось, он попал в затруднительное положение. То ли он не знал, что означает слово «эмиссар», то ли был не уполномочен отвечать на мои вопросы.
Одним из направлений моей сновидной, магической работы в то время было выспрашивать, узнавать секреты и тайны практики у разных существ. Например, что лично мне делать, чтобы гармоничней сместить точку сборки на осознание, просьба помочь. Некоторые духи открывались мне. Только позже до меня дошло, что эта практика опасностей и заблуждений.
В том сне я продолжал допытываться и выспрашивать голос «эмиссара». Он начал отвечать уклончиво, туманно и, наконец, под напором моих вопросов — пропал, исчез.
Даоссы утверждают, что в печени человека живут добрые духи, которые всячески стараются помочь ему в жизни. Они приносят счастье. Если человек живёт неблагочестиво и аморально, эти духи уходят, покидают хозяина. Только добрыми делами и хорошими поступками человек может снова привлечь их назад. Я всегда стараюсь вести сталкинг, выслеживать свой ум и, особенно, эти разные внутренние голоса.
После регулярной практики христианской молитвы через некоторое время я с радостью стал обнаруживать в себе новые, вдохновляющие, положительные голоса. Молитвой мы притягиваем к себе из внешнего мира всё самое лучшее, доброе, светлое, любовное.
В критические моменты своей жизни вместо типичных ранее реакций обиды, самосожаления и отчаяния, я слышу голоса ободрения, оптимизма, помощи, защиты, уверенности, поддержки.
Может быть, ко мне вернулись те самые даосские духи добра, жившие в моей печени когда-то?
Прощание с доном Хуаном?
Когда я стал следовать путём Карлоса Кастанеды, несмотря на то, что я «перепахивал» его книги по многу раз, черпая всё новые и новые открытия, ослеплённость магией, пленение тайной, первые успехи в сновидении, мешали мне взглянуть на магов непредвзято и объективно. Ошибки, болезни, преграды, опасности на пути заставили меня задуматься, а правильно ли я иду? Правилен ли этот путь, или что-то здесь не так? Не будем проводить анализ глубокого тайного сокровенного учения. Посмотрим на его носителей. Кто они, что за люди такие? Ведь мы, следуя их путём, вольно или невольно копируем их действия, реакции, поступки.
Мы много о них знаем, и в общем, и отдельно, и даже о прошлом поколении магов. Последние маги дохуановской группы, безусловно, наделены многими достоинствами: таинственны, непредсказуемы, загадочны, непостижимы, отрешенны, мудры. Владеют многими знаниями жизни и чудесными способностями, высокоэнергетичны, отличаются силой и здоровьем. Они будто бы не лишены человеческих чувств, таких, как печаль, любовь, нежность... Но уж как-то, наряду с суровостью самого старого нагваля, предводителя группы, выступает их общая черта — безжалостность, которая выдаётся за некое достижение. И странным мне показалось, почему «безжалостность» — это хорошо. Безжалостность логичнее понимать, как отсутствие сострадания, жалости к ближнему. Это жестокость, холодность, немилосердие, отсутствие любви, цинизм... Может быть, «безжалостность» не точный перевод, или это то самое чувство отрешённости и непривязанности, о которой говорится во всех восточных религиях, и это чувство бесстрастности в христианстве (отсутствие отрицательных эмоций)? Давайте разберёмся.
Дон Хуан говорит о пути любви. По пути с сердцем идти легко и радостно! –Но так сказать о любви, значит ничего не сказать или не знать о ней! Конечно, если бы о любви не говорилось — не было бы ни учения, ни пути. Всегда есть большая разница между неким теоретическим, религиозным знанием, построением и описанием мира, и тем, как это описание, путь, учение реализуется на практике обыкновенными живыми людьми. Следуют ли путём любви маги практически? Самый поверхностный взгляд на это, к нашему удивлению, откроет нам, что — нет! Они жестоки, немилосердны и действительно безжалостны! Их сердца закрыты! Прежде всего, маги одержимы. Они одержимы накоплением и приобретением всё большей и большей энергии. Это ошибочный путь приобретения и стяжательства. Они даже ради этого готовы убить человека! И не просто человека, а своего сотоварища из группы, воина, такого же, как они искателя свободы. Донья Соледад готова убить своего сына, считает его своим смертельным врагом. Она пытается отнять силу и убить самого Карлоса по сценарию дона Хуана. Ими даже определено место, куда спрятать труп. «Сестрички» также чуть не убивают Кастанеду, опять-таки, всё из-за той же силы и энергии. Между группой учеников, называемой «Хенарос», и сестричками также смертельная вражда. Маги готовы отобрать часть определенной энергии — остриё даже не у чужих, а у собственных детей! Остриё это часть положенной энергии в виде любви, внимания, заботы о своём ребёнке. Когда оно отбирается, маг становится безразличным, равнодушным к своему сыну или дочери, зато обретает дополнительную энергию. Та самая безжалостность! Это обыкновенный цинизм и жестокость. Жажда приобретения силы, энергии и свободы доходит у магов до звериной, злобной страсти. Для них нередки состояния неуравновешенности, капризов, приступов гнева, ненависти. Да о какой любви вообще может идти речь!? Некоторые маги и ученики пребывают в тяжелом, гнетущем и просто сумасшедшем состоянии. Думаю, неприятное впечатление осталось от встречи с западными женщинами не только у Карлоса, но и у читателя. Полоумны и некоторые новые ученицы. Список негативных примеров можно продолжить. Со своими учениками маги ведут себя жестоко и грубо. Их принято унижать, запугивать, насмехаться, а в прошлом даже дарить союзникам — обыкновенное предательство! Сам дон Хуан перед уходом из этого мира говорит своему главному ученику, нагвалю Карлосу, что он ему безразличен, а он, дон Хуан, только выполняет волю Духа. Ему всё равно, что будет с его учеником, у него нет к нему сострадания и любви. Приведу для сравнения, какой нежной заботой, любовью и трогательностью проникнуты отношения между учителем и учеником в одной из восточных традиций. Индийский учитель Йогананда вспоминает встречу со своим гуру:

«О мой родной, ты пришёл! — вновь и вновь повторял он на бенгали, голос его дрожал от счастья, — как много лет я ждал тебя!
Мы слились в молчании, слова казались излишними, красноречие беззвучной песней текло от сердца учителя к сердцу ученика. Безошибочная интуиция говорила, что гуру знает Бога и поведёт меня к нему... В глазах учителя была неизмеримая нежность.
— Я дарю тебе свою безусловную любовь. Подаришь ли ты мне такую же любовь? — он смотрел на меня с детской доверчивостью.
- Я буду любить вас вечно, гурудев! Обычная любовь эгоистична, она коренится во тьме желаний и их удовлетворении. Божественная любовь не имеет условий, границ и изменений…»

Очевидно, и бесспорно то, что хотя маги и говорят о пути любви, на практике происходит обратное. Почему это так? И на этот вопрос, тут как тут, вездесущий дон Хуан. Он ничего не скрывает! У него самого есть на это ответ.
Сам я, занимаясь практикой снов по Кастанеде, особенно, когда сильно и часто спонсировал осознанные сновидения, удивлялся, почему во многих таких снах вылезает столь частая символика чёрной магии. Ведь мои помыслы, идеалы и побуждения чисты — свобода, полёт, Дух! Понял. Ответил сам дон Хуан. Практика снов пропитана, пронизана, окрашена тёмными настроениями древних сновидящих! И это мягко сказано Карлосу, чтобы его не напугать. Для меня самого явилось открытием: истоки учения — в чёрной магии! Именно, древние маги открыли и использовали практику снов. Для них было характерно такие черты, как стремление к власти, подчинение себе, жажда и алчность наживы, внушение ужаса пред собой, возвеличивание, жадность тайны и т. д. Но, может быть, новые видящие – другие? Очистились от всего этого и избежали тёмных влияний прошлого? Как видим, — нет. Им этого не удалось. И хотя они переориентировали свои духовные идеалы, к сожалению, влияний прошлого им избежать не удалось. Да это и невозможно. К тому же, дополнительно линию дона Хуана постоянно растлевает арендатор, даруя им сверхспособности, которыми воспользоваться так соблазнительно. Дача сиддхов — тяжёлая ноша и соблазн для людей с неразвитым сердцем. Даже для высоко продвинутых одухотворённых адептов их необычные психические способности могут стать тяжёлой помехой и ношей. Лично сам дон Хуан несёт тяжёлый груз своего чёрного наследия: это всяческие ритуалы, трюки и секреты серой и чёрной магии. Тыквы-горлянки, ящерицы, тычинки-пёрышки, употребление и курение психотропных веществ (дымок, мескалин). Старый нагваль не просто показывает эти тёмные приёмы своим ученикам, он ими активно и постоянно пользуется! Христианский старец отец Иоанн, который отвечал на мои письма, обладает даром предвидения и ясновидения от Бога. По письму он прозревает всю суть и жизнь человека, всю его судьбу! Жалко и смешно выглядит дон Хуан, зашивающий рты ящерицам и поедающий невкусные, отвратительные кактусы, чтобы узнать прошлое или будущее, в сравнении с современным нашим христианским старцем. Нет, новые маги не очистились от своих чёрных влияний, потому что это уже заложено в их практиках. Потому что это невозможно. Секрет здесь в действии, механике самой точки сборки.
Мастера-буддисты, приезжая в Москву, и проводя свои семинары, неизменно подчеркивают, что нужно обязательно проследить всю линию передачи знания вплоть до первоисточника. Чтобы узнать насколько оно, учение, знание — чистое. Мне это казалось странным. Почему это так важно? Сознание столь универсально и уникально само по себе, суть его всепронизывающая, что точка сборки основателя линии знания влияет на весь характер этого знания и на всё последующее поколение искателей, следующих за ним. Характер, черты, стиль поведения, реакции человека-первоисточника, даже внешний облик, влияет на всё учение и окрашивает его соответствующим образом. В этом всепроникающая суть и первичность сознания. Чтобы это лучше понять, рассмотрим для простоты учение Порфирия Корнеевича Иванова.
Разве до него люди не закалялись, не обливались холодной водой, не ходили босыми по земле? Было. А у священника-врача Кнейпа была даже собственная система оздоровления холодной водой. Но именно он, П. К. Иванов, первым проложил путь своей точкой сборки в сознании и сформировал его в духовный и дал людям. Только после него люди могли повторить его движение своей точкой сознания. Путь уже проложен. Это как через лес прокладываемая мощным грейдером дорога. За ним уже могут ехать машины. Поэтому первый всегда являлся великой и сильной личностью, титаном Духа. Несомненно, сама личность П. К. Иванова, дающего путь людям, окрасила всё в самом этом пути. В этом загадка, тайна и механика действия точки сознания. Каков был сам Порфирий, таких людей он и привлекает. В своём учении он выражен сам, как человек. Он полуграмотный, простой мужик, упрямый, шизоидного типа, любящий природу, гордый («Я — Бог земли.»)! Соответственно, таких же людей его учение и привлекает. Многие даже наблюдали, как последователи часто копируют и внешность Иванова — борода, длинные волосы, большие трусы и т. д. П.К. Иванов — титан духа, мастер снов, но он по своей неграмотности не мог дать стройной, ментальной концепции, построения, разумного логического умственного объяснения своим знаниям. Здесь нет пищи для ума. Поэтому он близок людям простым незатейливым, примитивным. Люди с высоким интеллектом не удовлетворены такой простотой, им нужны объяснения, глубокое понимание. Поэтому они или быстро разочаровываются в системе, или не ограничивают себя её правилами, создавая на их базе свои интегральные схемы развития. Например, учение Иванова плюс йога плюс медитация и т. д.
Сделаю небольшое отступление о работе эгрегора. После того, как за основателем духовной системы идут люди, нарабатывается всё более мощный разумный энергетический общий потенциал — эгрегор. Он в дальнейшем может вести, защищать, подчинять себе и влиять на своих последователей. Мне лично, на примере системы П. К. Иванова было интересно наблюдать работу такого эгрегора. Я разговаривал с «чистой» ивановкой, и пока шла речь о практике в рамках его учения, разговор шёл хорошо, но стоило мне начать расхваливать метод углехождения, на котором я был недавно, как с этой женщиной резко произошли заметные перемены. Эгрегор Иванова сдвинул её точку сборки в полосу не восприятия моей информации. Глаза её сделались стеклянными, лицо неподвижным, и я уверен, что она меня не слышала, хотя я очень красочно и эмоционально повествовал о своём опыте. Со стороны это было похоже на зомбирование. Чем ниже эгрегор, тем жёстче он действует на своего сторонника.
Если нас что-то сильно манит и влечёт к какому-либо конкретному духовному знанию или учению, значит, в нас самих есть нечто, что соответствует ему, откликается в нём. Таковы я сам и последователи К. Кастанеды. Это романтики, искатели волшебства, магии, сказки и свободы. Но также очевидно присутствие алчности, жажды и стремление к тайне, власти, знанию, нечистое чудодейство...
Понятно теперь, что характер движения точки сборки первоисточника таков, что очиститься от него практически невозможно. Вот почему начальный источник знания должен быть чист. Он полностью и абсолютно влияет на своё знание. Вот почему буддисты учат нас прослеживать чистоту учения вплоть до первоисточника. Будда чист. Сам Иисус Христос, русское православное христианство — чистейшая жемчужина. Учение дона Хуана — К.Кастанеды, увы, запятнано! А линия старого нагваля не чиста дополнительно и растлена, разложена арендатором. Отсюда влияния. Отсюда мои символы (и других людей) чёрной магии во снах. Отсюда алчность, холодность, жестокость, немилосердность и безжалостность новых видящих на практике. Маги ничего не делают, чтобы развить любовь в себе — они не работают с сердцем.
Признаюсь и каюсь. Когда я обкатывал свою первую лекцию по снам, я построил её строго по законам К.Кастанеды, то есть не правильно. Тем самым, вызвал на аудиторию сильный всплеск отрицательной энергии. (Лекция была на квартире для избранных духовных искателей, было человек 15) Это сказалось почти на каждом по-разному. У одного заболел сын. На другого напали беспричинная тревога и страх. У двух женщин пошёл сильный натиск инкубов, что-то с головой ещё у одного, неудачи у последних. Так действует эгрегор Арендатор-дон Хуан-Кастанеда в России! Кстати, когда я ходил по К. К. — группам, мой целитель женщина-нагваль в то время «вела» меня, лечила. Я «сидел» на её энерговолокне, и в любое время она чувствовала и «видела», где я и что со мной. Когда я посещал указанные группы, нагваль сразу чувствовала поток отрицательной энергии на меня. Такой всплеск усугублял моё нездоровье. Она предупреждала меня об этом. Я смог вылечиться благодаря параллельной работе с молитвой.
Помню, в начальный период настройки своих сновидений, когда я активно просматривал свои руки во сне, я обращался к другой женщине – экстрасенсу, по поводу своего нездоровья. Экстрасенс «посмотрела» меня и сказала, что мои руки по локоть чёрные. (Чёрная энергетика.) По существу то, чем я занимался по Кастанеде было — чёрной магией. Как же так???
Наконец, я сам увидел отрицательную энергию от этого эгрегора: возбуждение, нетерпение, тоска, страсть, зависть в тонкой форме. В начале их трудно увидеть и различить. Это также тонкие виды самовлюблённости, алчности, тщеславного сладострастия, щемящая жажда тайны и приключения. И не мудрено — всё те же влияния и наводки тёмных и чёрных настроений древних магов — но уже на нас с вами, читатель! Вот почему строго копировать сей путь нельзя и неправильно. Путь сновидений проложили чёрные маги и от этого никуда не деться. Так действует точка сознания. И всё-таки мне не хочется прощаться с доном Хуаном...
Подкупает и отвечает нашему современному уму практичность магов. Ведь они, приобретая всё больше силы, видят энергию. Они ничего не придумывают, видя то, что есть на самом деле, каков есть мир. И казалось бы, этим своим практичным видением не оставляют нам надежды для беспочвенной веры в Бога. Христианство и другие религии, основанные на вере, кажутся глупыми. Может быть, всё было бы именно так. Если бы в их знании не было Безличного, Абстрактного Духа, Намерения. Духа, которого они увидеть не могли. С ним приходилось работать опосредственно, ведь его нельзя ни увидеть, ни почувствовать. Но ведь именно сам Дух является главной и решающей силой на сцене жизни человека (по дону Хуану: без духа нет игры, он сдвигает точку сборки). В христианстве Бог есть Любовь. Я долго и мучительно думал и размышлял, где истина, что более верно. Абстрактный Безличный Дух, которого нельзя умолить и упросить, или вселюбящий Бог, который отвечает на наши молитвы. Если верно первое, то дело всё в энергии, а молитва бесполезна, и маги правы, а христианское православие в заблуждении. (?!) Если правильным является то, что Бог есть любовь, то христианство истинно, вопрос энергии второстепенен, вторичен, и с магами что-то не то, не в порядке. Как быть? Мой критический и материалистический ум больше склонялся к практицизму магов. Но ответ пришёл из опыта и знания, как всегда парадоксальный. Правильно и то и другое одновременно. Это вопрос выбора! Любящего Бога, любовь увидеть нельзя, а вот почувствовать можно! Толтеки с их не развитыми сердцами не могли почувствовать свой Безличный Абстрактный Дух через любовь. Каким ты воспринимаешь этот бесконечно разнообразный мир, таков он и есть! Бедные и одинокие маги вынуждены были сражаться в своём жестоком, холодном и придуманном ими же мире. (Смотри гл. «Сознание») Как ты смотришь на мир, с каким взглядом и отношением — таков и будет мир для тебя. Потому что мир таков, каким его воспринимают. В этом тайна восприятия. Мир субъективен. Если для меня мир есть Любовь, то он отвечает мне бесконечной, всеобъемлющей, божественной любовью. Вот почему мир магов жесток и холоден. Подумай хорошенько, читатель, в каком мире ты хочешь жить — в жестоком, безличном и холодном, или в мире полном любви. И тогда я понял всё про дона Хуана! Через молитву я прикоснулся к самой великой и волшебной тайне — тайне божественной Любви и бытия. И я понял главное: дону Хуану во всём его долгом пути было не дано увидеть и узнать эту сокровенную тайну Любви, Духа. Он приближался к Духу через энергию и лишь только в конце пути он вкусил этой любви Духа. Но та любовь, которую он познал в конце, есть только начальные уровни любви в христианстве. Дон Хуан и маги обманули сами себя! И если не обманули себя, то просто заблудились. Вот так они упустили самое важное и главное на своём пути. Можно себе представить, чего бы они достигли, если работали бы над своим сердцем.
О высоких уровнях божественной Любви писать и говорить трудно. Но кто её испытал и прикоснулся, знает — нельзя никого убить, когда ты любишь. Ни зверя, ни птицу, ни даже пчелу, срок которых истек. Это такое большое чистое и высокое чувство, что никого не убьёшь, даже если тебе надо будет выжить и нечего есть. Ты, скорее сам отдашь жизнь за любую тварь. Ты не только убить никого не сможешь, никого обидеть и оскорбить не в состоянии. Вот почему христианский старец Силуан плачет по убитой небрежно им мухе три дня... Мне жалко магов. Они были лишены особо блаженных состояний любви, именуемых в христианстве благодатью. Это чувства неописуемой любви и счастья. Бедные одинокие маги! Они шли к истине, к Духу своими окольными и долгими путями. Путь к Духу, к Богу прост и прям — через сердце, через любовь. Вот почему сам дон Хуан со своими самыми высокими седьмыми вратами и впечатляющим огнём изнутри, так и не пришёл к Кастанеде после ухода. Вот почему сам К. Кастанеда, находясь уже в возрасте дона Хуана и на пороге уже своего ухода из этого мира, не может ничего поведать миру. Что он сам достиг и увидел. Ему нечем похвастаться. На пути без сердца достижения невелики и невысоки.
Маги — «астральщики». Им незнаком мир духа. Христианские святые, уходящие после смерти в мир духа, в бессмертие, давали о себе знать людям. Великие индийские йоги, исполненные любви, после смерти, приходили к своим ученикам даже в физических телах. Дон Хуан — исчез. («Застрял») Обманывая других, маги обманули сами себя. Если проводить сравнительный анализ духовных достижений христианства и учения дона Хуана, то он будет явно не в пользу последних. Христианство, безусловно, выше. Но нам – некоторым!, ближе Кастанеда. Пока...
Учение древних, мексиканских магов — очень красивое по форме. Но важно содержание. Мне, как искателю, важна истина и правда. Мне важен мой опыт и знания. Так что же делать. Конец пути сновидений? Прощай, дон Хуан?
Подождите...
Я следую пути сновидений 7 лет. Если бы не тайное знание древних магов, мой практический материалистический ум никогда бы не поверил в правду и истинность религий. Я бы никогда не предпринял серьёзный духовный поиск...
Я продолжаю идти путём сновидений. И долго опытно со всем этим разбираюсь.
Всё-таки, нет... Не хочу расставаться с чудесным, волшебным, магическим миром дона Хуана. Я не хочу отнимать у читателя и у себя дорогих моему сердцу героев К. Кастанеды, идущих по тропе знаний, по пути снов. Мне по-прежнему они милы и дороги. Я всех их по-прежнему люблю. Но истина дороже. Отведём им своё место и поблагодарим их за сокровенные тайные знания, которые они добыли для нас с вами. Давайте только пользоваться этими знаниями правильно, осмысленно, разумно. Давайте восполним их главный недостаток. Будем развивать своё сердце, любовь и идти не на словах, а на практике тропой любви...
Христианское описание мира. Путь любви.
Божественная тайна Любви, которая открылась мне и осталась так и закрытой для самого нагваля дона Хуана есть самая высочайшая и волшебная тайна мироздания. В сравнении с ней меркнет и тайна снов, и свобода одинокого воина, и многое другое магическое. Это тайна тайн...
К сожалению, маги как старые, так и новые были лишены благодатных проявлений Божественной Любви.
Оговорюсь, что христианское православие знаю недостаточно глубоко, чтобы делать обстоятельный сравнительный анализ этой религии. Но мне хочется выхватить важный аспект её в связи с учением древних толтеков. Сравним 2-а описания, 2-а примера. У магов мы найдём конечную цель путешествия одинокого воина — свобода! Это выражается в красивой, символичной форме: пролететь мимо мифического Орла и не быть им съеденным, т. е. сохранить своё индивидуальное сознание.
В христианском Добротолюбии мы обнаружим описание о святом Антонии — родоначальнике христианского отшельничества:

«...вёл св. Антоний однажды разговор с пришедшими к нему братьями о состоянии души по смерти, и о том, где будет её местопребывание. В следующую за тем ночь зовёт его некто свыше, говоря: встань, выйди и посмотри; Антоний выходит (ибо знал, кто приказывал ему) и возведши взор, видит какого-то великана, безобразного и страшного, который головою касался облаков, а тут с земли поднимались какие-то пернатые, из которых одним великан преграждал путь, а другие перелетали через него, и миновав его, уже безбедно возносились горе. На последних он скрежетал зубами, а о первых радовался. Невидимый голос сказал при сём: Антоний! Уразумей виденное. Тогда отверзся ум его, и он уразумел, что это есть прохождение душ от земли и что великан этот есть исконный враг наш, который удерживает нерадивых и покорявшихся его внушениям и возбраняет им идти далее, а ревностных инослушавших его задержать не может, и они проходят выше его...»
Неправда ли, очень похоже? В разной форме, но по сути одно. Есть в христианстве и воспоминание своей прошлой жизни (грехов) и также первостепенна важна идея смерти. А если взять толтековскую строчку про то, что надо очищать связующее звено с намерением, Духом, так это вообще чисто христианская идея и цель духовной жизни. Очищать связь с Богом.
Очевидно, что следовать магическим путём толтеков и идти христианским путём, далеко не одно и то же. Но я говорю об одинаковых истинах, сути, принципе. Форма изложения разная, подходы разные — истина и правда едины. Большинство религий не могут понять друг друга и договориться между собой потому, что используют разные формы и энергетические центры для прохода к Духу, к истине.
Если делать сравнительный анализ магического учения дона Хуана и христианского русского православия, то он будет явно не в пользу толтеков. И хотя оно имеет своё очарование и красоту, христианство есть истинно не на словах, а на деле и практике — путь любви. Это не так в случае магов. Другое дело, их тайное знание нашему современному уму кажется привлекательней и практичнее.
Христианская религия — простое учение. Ад — рай, идея спасения и идея греха, смерть, покаяние, молитва, смирение, богочеловек И.Христос. Всё! Здесь нет особой пищи для ума. Здесь нет понятия энергоцентров, точки сборки, матриц. Здесь нет, и не может быть идеи накопления, приобретения энергии.
Сама идея приобретения — стяжательна, эгоистична. Любовь, наоборот — это отдача, самоотдача. Чем больше отдаёт, тем больше получает отдающий. Таков космический закон мироздания. В любви нет ни Эго, ни ума, ни понятия энергии. Мало объяснений. Это делает христианское учение для нашего, жаждущего знаний ума — непривлекательным. Непривлекательным до тех пор, пока искателя не коснётся сам Дух, сам Бог. До тех пор, пока его не тронет сама Божественная Любовь. И тогда он, вдруг, всё поймёт. Это кажется странным — знания через сердце, через любовь. Мы привыкли думать и понимать головой. Нам нужны объяснения, теории, идеи. Духовная жизнь — не думанье. Знания через любовь — бесценны, глубинны, сокровенны, бесконечны... Открытия, самое объёмное и глубокое знание мне приходило именно через сердце, а не через ум. Это трудно понять. Это надо испытать. Христианство есть, бесспорно, путь любви.
Православная религия глубоко догматична. Христианское описание мира накладывает своё строгое ограничение на ищущего. Всё, что идёт вне его, отвергается, не принимается, «вне закона». Всё, что не вписывается, не поддаётся ограничению, считается чужеродным, бесовским, сатанинским. Внутренние и внешние духовные процессы, которые догмат объяснить не в состоянии, разъясняются просто — сие есть Божественная тайна.
Бесспорно, человеческий ум ограничен, но до какого-то предела. Ему нужны объяснения и глубокое понимание. Существует определённая граница, дальше которой наш разум пойти не в силах. Но то, что может быть понято и разъяснено, — должно быть понято и разъяснено. Использование сокровищницы знаний всего духовного человеческого накопления делает работу искателя более осмысленной.
Жизнь неожиданна, уникальна, разнообразна и полна сюрпризов. Она необъятна, неуёмна, чтобы быть втиснутой в рамки какого-либо одного догматического описания мира.
Тем более что последние десятилетия различные культуры и религии активно проникают друг в друга, стремятся к слиянию. Христианские апологеты продолжают отметать чужеродные влияния, отстаивая свою догму. К сожалению, они делают это зачастую неубедительно, что выглядит откровенным натягиванием одеяла на себя. Известно, что отвергаемый ими, к примеру, такой титан Духа, как П.К. Иванов, действовал и развивал своё учение вне рамок христианского православия. Если бы он шёл в соответствии с церковно-каноническими законами и границами, то был бы давно причислен к лику святых и канонизирован. Его биография – это жизнь святого, мученника.
Наконец, до изучения религий добралась такая передовая наука, как трансперсональная психология, которая на современном уровне требований научно-технического прогресса, объясняет нам и показывает работу сознания.
Здесь кроется ещё один парадокс. Чистоту христианского учения отстаивать необходимо! Христианское описание мира и должно быть догмой! Допусти в него разумные объяснения про энергетические центры, внутриутробные состояния сознания — матрицы, про точку сборки... и великого православного учения — не будет! Христианство должно уметь себя защищать.
К сожалению, на мой взгляд, оно делает это плохо и неубедительно, и отличается уж слишком сильной непримиримостью (враждой!) к другим течениям и религиям.
Например, я лично, имею право на критический подход к магическому знанию дона Хуан-Кастанеда. Я прожил с ним 7 лет, я его выстрадал. То же самое с учением П.К. Иванова. Когда же православный писатель-теоретик сгребает всё отрицательное в кучу и критикует чуждое ему учение от ума, я вижу, что это не из опыта, неубедительно и является пустым наговором. Чтобы обсуждать духовный вопрос серьёзно, надо основательно, тщательным образом, через практический опыт познать его изнутри.
Уж очень несимпатичной и непривлекательной стороной развернулось к искателю христианское учение — мученичество, подвиг распятия, обречённость на страдание, скорбь, слёзы, самоистязание, крест, плач. Как-то безрадостно, не хочется следовать.
Сам И.Христос, его первоисточник, богочеловек, дал распять себя, страдал за нас. Его первые последователи бросились вслед за ним и, подражая ему, добровольно принимали мученичество, несли уже свой «крест». Все эти вериги, власяницы, лишения себя пищи, другие мазохистские самоистязания по закону движения точки сборки наложили свой отпечаток на всю религию Христа и его последователей. В пример духовной высоты ставят кого-нибудь из множества святых, называя его мученик или даже великомученик. Подумать только: великий мученик! Он превзошел всех остальных в страданиях и самоистязаниях. Что в этом хорошего?! Это, что пример для подражания? Нет уж, увольте… Сам И.Христос, к сожалению, стал больше символом страдания, а не воскресения и бессмертия.
В церкви полумрак, заунывная монотонная служба. Служители культа в чёрном. Слишком мрачно, невесело. Как-то не хочется добровольно идти этим мученическим и страдальческим путём. Это кажется отрицанием и неприятием жизни. В нас с детства и так закладывается столько много отрицательных программ. Мы и так разучились радоваться жизни, мы привыкли уже сами страдать и мрачно смотреть на этот мир. Но нам предлагается скорбеть дополнительно по Христу, каяться, плакать. Мне нравиться больше схема не от печали к радости, а от радости, минуя скорби, к блаженству.
Я с детства, как большинство взрослых людей, утерял способность радоваться всегда свежему и новому миру, и я хочу научиться быть счастливым здесь, сейчас и в эту минуту. Я за праздник жизни, а не за печаль! По моему глубокому убеждению, и в жизни и в религиозном, духовном пути нужно опираться на положительное, радостное, оптимистичное. Жизнь для того, чтобы жить. Она у нас одна.
Думается, что человеку отмеряется равное количество счастья и страдания. В чём ему находиться — это вопрос его выбора. Лучше выбрать, и я выбираю: неповторимую тайну существования, счастье, блаженство, удовольствие, праздник, — нежели скорбь, печаль, плач.
Нет, не заманчивым кажется для нас христианство. Но это только сторона внешняя. Один аспект.
Для кого это всё непривлекательно и незаманчиво? Конечно, для нашего Эго. Но ведь оно и есть главное препятствие по дороге к богореализации и духовной жизни человека.
В любви не может быть Эго. Таков путь. Бесспорно, за фасадом мук, страданий, самоотречения — полная свобода, бесконечная радость, блаженство и бессмертие. Очевидно, что первые христиане уходили вслед за И. Христом через мученический подвиг легко, в божественном экстазе (самадхи), озарённые светом истины, любви, уходили в вечность. Через мировую скорбь и печаль по Христу — к всеобъемлющей вселенской Любви и блаженству. Церковная, православная служба, кажущаяся нудной, скучной и мрачной, исподволь, незаметно раскрывает, пробуждает самое сокровенное в человеке – духовное сердце, любовь, вечный дух в нем. Через любовь православный христианин попадает в царство духа, блаженства и божественной великой тайны. Мир божественной Любви превосходит во многом волшебный и чудесный мир донхуановских магов – поверьте мне! Это мир самого Духа!
Из христианско-православных диалогов, старец – отрок:

«...тем, которые достигли прозрения, как Странник, мир кажется иным. Во всём видится величие Творца и Его неисчерпаемое милосердие. И как начнёт увязываться молитва, то такая наступает отрада и такие открываются прозрения в сущность вещей, что и сказать нельзя. Это можно только опытно уразуметь. Прилегайте в молитве. И тогда откроется Вам мир новый, чудный.
— А скорби бывают?
Как не бывать, но они обращаются в радости... Когда подвизается человек в молитве Иисусовой, то уподобляется он, скажем, липе в цвету. Когда нет цветов на липе, то и пчелы не прилетают. А как начала липа цвести, то аромат цветов её привлекает пчёл отовсюду. То же и с подвижником, утвердившимся в молитве Иисусовой. Аромат молитвы, добродетели, ею доставляемые, привлекают отовсюду добрых людей... Кто живёт во Христе, того Бог на руках Своих носит. Ни о чём не надо заботиться... Как орёл, он парит высоко в небе и не может уподобиться курице, которая копошится на дороге. Истинное счастье и красота тому открывается...»

Магам это не знакомо. Они, повторю, — «астральщики». Едва ли некоторые только под конец (такие как д. Хуан и Хенаро) попадают только в предверье самого Духа. Они не идут путём любви. Тенденция накопления энергии несовместима с чистой доктриной Божественной Любви. Эти понятия противоположные и несовместимые.
Всегда трудно судить о высоком... То, что внешне кажется непривлекательным плачем, может быть упоительными слезами восторга и необъятной радости. Кажущиеся уродливыми вина, греховность, самоуничижение и покаяние, — могут быть на самом деле величественным царственным и возвышенным благоговением и сладким умилением перед красотой и тайной мироздания и видение сути вещей («нагвальное видение»).
Сквозь видимый слой скорби и печали, вдруг, окунаешься в безмерную радость, счастье и медовое увеселение, которых, казалось, не бывает...
Многое или некоторое в христианском учении мною не принимается, не нравится. Например, в нём нет специальной работы с телом. С физическим телом необходимо работать. Дух и тело неразрывно связаны при жизни между собой. Мудрые даоссы говорят, что практикующий должен сохранять своё тело, как он оберегал бы драгоценность. Без тела нельзя достичь Дао (Бога). Тело надо беречь и относиться к нему уважительно. Христианские же мистики пренебрежительно относились к своему физическому телу. Более того, обнаруживаются тенденции самоистязания, издевательства над ним и мазохизма.
Пренебрежение своим физическим телом понятно в том случае, когда адепт находится на очень высоком уровне духовного развития. Когда он осознал себя полностью бессмертным духом, а не телом. В этом случае уделять внимание своей внешней оболочке (одежде) смешно и глупо. Надо отметить, что первые и последующие поколения христиан добивались таких высот и заслуженно пренебрегали своим телом, живя в Духе. Но такой стиль, такая окраска точкой сборки христианской практики, к сожалению, дошла и до нас — людей обыкновенных, современных. Нам такие высоты недоступны. Нам необходимо работать со своим физическим телом. Я не мог понять. Говорят, что мы болеем оттого, что не здоров в 1-ю очередь наш дух, душа (тело снов). Согласен. Но почему же тогда, зачастую, мы обнаруживаем, что тяжёлые недуги и болезни имели чистые, святые люди, известные нам христиане? Их дух был кристально чист, и в то же время — тяжёлая болезнь тела. Ответ я нашёл в книге «Автобиография йога». Автор, учитель Йогананда указывает на несколько основных причин этому. Он подчёркивает, что гуру не обязательно должен быть физически здоровым человеком. Такой учитель может сознательно брать на себя болезни других, карму своих учеников. Имея возможность излечить себя от любой болезни, он не делает это специально, чтобы ускорить собственную эволюцию. И, наконец, такой человек может являть собой стоический пример, что он не есть тело, а есть дух. Примеров из религиозной истории достаточно.
...Нет, не простое моё личное отношение к христианской религии. Тяжело, болезненно я постигаю и вхожу в это учение. Дело за практикой. У меня нет другого выхода, как заново переоткрывать для себя это знание. Бесспорно и очевидно одно. Христианская православная религиозная идея есть чистейшая жемчужина истины, правды и сокровенных знаний. Христианство является той предельно зеркальной поверхностью, в которую надо периодически глядеться и выверять по нему свой духовный опыт. В ней отражаются и видны мельчайшие изъяны, шероховатости, искажения и заблуждения других путей, культур и религий.
Следуя донхуановским магическим путём, т. е. путём приобретения, накопления энергии, человек становится всё более алчущим, завистливым, эгоистичным, гордым. Это тупиковый и опасный путь. Человек, который живёт любовью — очень высокой энергией, напротив, — растворяет своё Эго. (В этом вся соль духовной жизни). Понятие энергии ему не нужно. Он знает, что есть Бог. Он чувствует, что Бог его бесконечно, безмерно любит и поэтому приведёт его к цели. Ему не о чем беспокоиться, а надо отдаться, покориться на волю Духа, Бога.
Христианские старцы нам оставили много точных, верных наблюдений и описаний тонкого, невидимого мира. Но они не разработали детальной теории снов. Христианское отношение к снам — предостережение. «Прелесть» (т.е. гордость и обман) — вот их приговор всем сновидениям. Это надо обязательно учитывать. Это отчасти верно и правильно. Но лишь отчасти. Сны — это большая потенциальная сила, знание и правда, если правильно и мудро ими пользоваться. Нам нужна теория снов, необходима детальная концепция сновидений современного человека. (З. Фрейд явно не претендует на это) У старцев-мистиков теория одна — «всё от бесов». Но у них же, у преподобного Никиты Стифата в Добротолюбии я нашёл, что «тщательный может и по сновидениям угадывать движения и расположения души, и соответственно тому направлять попечение об устроении своего духовного состояния. Ибо по настроению внутреннего человека (тела снов) его забот бывают и телесные движения, и душевные мечтания...»
Много ценных различий снов можно найти у христианских старцев, но не ясно, туманно, покрытое тайной у них объяснение про осознанные сновидения. Только сейчас они научно доказаны и расшифрована их суть и принципы.
При моём непростом, личном отношении к христианской религии в критические состояния беды, болезни и неудачи, я обращался к учению И. Христа. Переосмысливал и выверял свой сновидческий опыт, и это спасло меня. Начиная новый, незнакомый, необкатанный путь, у нас должен быть чистый ориентир, эталон, образец, с которым мы бы сверялись. Правильно ли, туда ли я иду? Не заблудился ли? И таким чистым эталоном является, бесспорно, христианское русское православие.
Спасение в христианстве понимается как очищение души (тела снов) от страстей, с тем, чтобы не упасть в ад, а взлететь в рай. Мне видится эта проблематика в несколько ином ракурсе. Через любовь и осознание развить своё тело снов (дубль) и дух, перенести на него свою точку сборки, чтобы сохранить своё индивидуальное сознание после смерти. Тем самым преодолеть саму Смерть! Оба подхода к теме спасения — взаимосвязаны.
Сверять сновидческий духовный путь развития с чистым учением Христа! Это поможет нам избежать многих ошибок и заблуждений.
Путь снов волшебен, чудодейственен, магичен, красив. Но он дисгармоничен, неуравновешен и неправилен на практике у магов донхуановской линии. Правильное начало пути снов с открытия сердечного центра. Точка сборки должна двигаться по кокону внутрь к центру, а не непредсказуемо.
Существуют духовные законы, обойти которые нельзя. Без работы над сердцем нет правильного духовного пути вообще. И лучший способ раскрытия сердца — молитва.
Молитва есть русский стиль практики снов, есть веление Духа в России!
Я никого не убеждаю и не агитирую за христианство и за молитву. (При своём личном, непростом отношении к христианской религии) Но есть опыт и знания. Судите сами.
Если бы не было 1-ой «Встречи» (маги, сны, дон Хуан), я бы не начал серьёзный духовный поиск. Если бы не произошла 2-я «Встреча» (странник, христианство, И. Христос), то я бы был инвалидом или даже покойником.
Без молитвы я начал путь снов дисгармонично, ошибочно, неуравновешенно. Мой опыт, моя книга — повод для размышления. Это пропущено через себя, выстрадано. Много ошибок, опасностей, болезней я бы избежал, если бы начал путь снов правильно, — с молитвой.
Полный пересмотр своей жизни без молитвы привёл бы мою точку сборки в опасное положение, из которого всего один шаг в психопатологию.
Говорят, что умный от глупого отличается лишь в одном. Глупый учится на своих же ошибках, умный предпочитает обучаться на ошибках других. Давайте думать.
Следовать учению К.Кастанеды на русской земле, копируя и подражая ему — нельзя! Сам я — любитель духовной экзотики и путешествия в чужие и далекие страны. Но русский человек не приспособлен к инородному климату.
Наши русские туристы периодически привозят из заморских стран тяжёлые болезни: тропическую лихорадку, загадочный смертельный тиф, спид...
Мой отец жил и работал в Африке. Рассказывал, как, играя в волейбол, после удара по мячу у одного нашего человека буквально, одновременно с ударом отвалилась рука и болталась на сухожилии. Климат, вода и пища чужеродные...

Вера и понимание. В христианстве больше отводится место вере и мало уделяется вопросу понимания. Я думаю, важно и то, и то. Нашему современному и «высокообразованному» уму необходимо глубокое понимание, чтобы идти по пути знания осмысленно.
Но вера целиком относится к сердцу. Она должна быть максимально развитой — это вопрос развития сердечного центра. Преобладание ума над сердцем современного человека очевидно. Но в детстве с нами было не так. Взрослый нечто утерял. Маленький ребёнок тянет ручки к своей любящей матери, знает и верит, что та его не бросит и придёт на зов. Ребёнок верит слепо, безумно, «фанатично». И мать, конечно, приходит, и не может не придти к своему дитя и не взять его на руки. Человек утратил веру, и вместе с ней и Бога. По вере — даётся! «Проси и всё тебе дано будет» — золотые слова...

Молитва. Молитва должна быть реабилитирована!
Молитва — сложное тонкое искусство, творчество. Это работа с сердцем. Молитва — подлинная магия, исполнение самых сокровенных желаний! В древней тибетской книге Жуд-ши мы читаем: «Сердце — царь органов, опора жизни, опора возраста. От состояния его зависит продолжительность жизни и состояние духа»
Христианские старцы подчёркивали, что у людей, которые не молятся, не развивают органа через молитву — сердца слабые. Такие люди болеют и долго не живут.
Сердце есть особый духовный орган. Через молитву задействуются и развиваются особые его духовные мышцы. На пути снов, в аспекте развития сердечного центра можно, конечно, использовать медитации на сердце в стиле Шри Чинмоя, Шри Радниша, сердечные тибетские мантры, но это не одно и тоже, что христианские молитвы! Православные молитвы отличаются особой вибрацией, ритмикой. Они оживляют, охватывают глубоко все духовные мышцы этого органа. А главное через них русский человек входит в область защиты и страховки Российского, христианского, великого эгрегора, Бога!
Сердце — источник любви, красоты, гармонии и равновесия. Этот центр находится посередине тела, не в смысле длины тела по д. Хуану. Этот центр — в середине между «низшими» и высшими, энергетическими образованиями. Сердечный центр — сама гармония и равновесие.
Маги д. Хуана активны, непоседливы, непредсказуемы и неугомонны. Они — в беспокойстве, следуют, подстраиваются под энергопотоки мира. Монахи Дзен вообще ничего не делают. Они в полном бездействии и ждут, когда трава вырастет сама. Две крайности — активность и бездвиженность. Христианские мистики с молитвой находятся в гармонии, покое и равновесии. Они посередине между 2-я крайними вариантами. Им не надо волноваться по поводу энергии и её изменений вокруг. Они безмятежны и любящи. Они отдали себя Богу через любовь и знают, что Бог приведёт их к цели, и они деятельны, когда он их призовёт...
Не тешьте себя иллюзиями, путь по дону Хуану – не для масс. Не играйте с К.Кастанедой. Это опасно. Надо идти по пути снов правильно.
Сновидящий, обусловленный энергетически, работая в русском стиле с молитвой, может выйти сразу на нагвальный уровень постижения Духа! Ему открываются тайны, которые были закрыты для самого нагваля дон Хуана!
Правда, если новоначальный молитвенник слишком сильно загрязнён и страстен, то процесс очищения может быть болезнен, постепенен и длителен.
Молитва есть трансформация. За каких-нибудь 2 года я переделал себя до неузнаваемости. Я проводил интересные сновидческие эксперименты с молитвой. В христианских писаниях мне попалась строчка — «приучаются молиться и во сне». Я понял так: чтобы во сне намеренно выполнить какое-либо действие, надо сначала себя осознать. Так я стал осмысленно молиться в осознанных снах. Начальный эффект был потрясающий! Я открыл во снах (переоткрыл) основной духовный закон — закон любви!
Сны, в которых я молился с сердечным чувством, были самыми счастливыми и вдохновляющими. Счастье спускалось в жизнь и обнаруживалось наяву! Такие сны приближались к Снам жизни. Иногда, такой молитвой я изменял не только объект сна, а сам сон в целом на лучший солнечный и счастливый! (Меняем свои сны — меняем жизнь наяву.) Сны же кастанедовского типа зачастую оставались мрачными и безысходными. (Сновидения не врут, надо только уметь их трактовать).
Когда на пути снов я начал использовать молитву, в один из моих осознанных снов пришла женщина и сказала, что наконец-то, я выбрал правильную дорогу. В это время за моей спиной стоял обыкновенный и настоящий чёрт! Я оглянулся, и он растворился, исчез (депортировался.)…
В таких моих молитвенных снах периодически стали идти символы защиты, поддержки, помощи и страховки. Я стал ощущать, что меня кто-то страхует и оберегает. Особенно, когда я легкомысленно выходил из тела много, часто и в «неположенное» время. Здесь область личного, духового, интимного опыта автора. Но очень важно — я стал чувствовать страховку и защиту наяву!
...Дон Хуан и Карлос бродили по горам. Невдалеке сорвалась глыба горной породы в момент, когда Кастанеда завязывал шнурок на ботинке. Старый нагваль мгновенно извлёк урок для своего ученика. Он сказал, что Сила хранит нас. Но в другой раз она может заставить склониться к ботинку его в том месте, где начинается каменный обвал.
Было... Окончив 2-х месячную практику очищения постом и молитвой, после 2-х недельного голодания, я вышел, худой и лёгкий, за хлебом. Дул очень сильный ветер. Я искал хлеб с отрубями и не нашёл его. Подошёл к очередной палатке. — Хлеба не оказалось, и я собрался уходить, как, вдруг, нечто во мне возникло вопросом к рядом стоящей женщине (о хлебе). Она ответила коротко — не знаю. На этот вопрос ушло 1-2 секунды. Я пошёл дальше. Огромная тяжёлая жестяная крыша сорвалась сильным ветром откуда-то сверху, рикошетом и режущей стороной спланировала перед самым моим подбородком на уровне шеи. Я даже не успел испугаться. На грохот падения крыши оглянулись прохожие. Я был невредим. До смерти мне не хватило как раз тех 1-2 секунд, что я потратил на вопрос. Шёл дальше, размышлял. Да, Сила страхует и защищает нас. Храним...
Со столь низкой энергией, как у нас, путь снов по К.Кастанеде выглядит игрой, но с молитвой открывается много. Странно, но в процессе работы наш сновидящий сверяет себя по ученику Карлосу, забывая, что тот двойной человек-нагваль. К тому же посланный самим Духом! И даже у него подле мудрого учителя были серьёзные проблемы.
С молитвой я в короткий период прикоснулся и почувствовал Абстрактный и непостижимый Дух. Только высокоэнергетичный нагваль может отражать и чувствовать Дух за счёт повышенной личной энергии. Но обычный человек может через молитву быстро прикоснуться к Нему. Для меня Дух остался абстрактным, в смысле непостижимым и не укладывающимся в человеческое представление, запредельным. Но Он для меня стал в 1-ю очередь любящим, любящим меня безмерно!
Хочу сказать тем редким, избранным, исключительным людям, которые как маги наделены от природы повышенной энергией и следуют К. Кастанеде. Без опытного учителя, без молитвы, опасности, ошибки и заблуждения таких кастанедовцев возрастут в десятки и сотни раз на пути снов. Скорее всего, такие начинающие маги погибнут. В лучшем случае точка сборки сместится в место, откуда нет возврата. Уже есть отрицательные примеры и подтверждения этому.
До энергетического тела добраться не так трудно. Это вопрос времени. Но что дальше?
Д. Хуан учит ученика Карлоса неделанию. Духовной практикой должна стать вся жизнь. Через молитву меня учит неделанию сам Дух, Бог!
Если русский путь снов действительно существует, по нему надо идти с любовью через молитву. Этому меня научил мой опыт.
К сожалению, в современных христианских описаниях мы не находим (а может быть, я не знаю!), как реагирует на молитву, как изменяется современный ум, тело и сердце современного человека. Под опасением впасть в прелесть и тщеславие, современные апологеты переписывают и перепечатывают молитвенный и духовный опыт людей первых и последующих веков, в лучшем случае, людей, живших в 19-ом, начале 20-ого века. Но пришёл уже 21-й век...
О сложном молитвенном приёме как духовном методе божественной самореализации и искусстве считаю писать пока не вправе — недостаточно опыта. Молитва есть выход на пути снов. Молитва есть ответ, шанс, возможность на нашу обречённость и обусловленность низкой энергетикой. Молитва есть уникальная возможность выйти сразу на духовный уровень дона Хуана и даже его превзойти!
«Видение» магов связано с очень высоким уровнем личной энергии. Даже не каждый нагваль может быть «видящим». А вот очищение через молитву даёт «видение» и знание напрямую!
Любовь — высшая духовность, и если хотите, всё же высочайшая энергия Бога!
Христианское описание мира, молитвенно-духовный опыт старцев есть духовная сокровищница, даёт нам многое. Главное обойти заблуждения и избежать ошибок.
На своём заковыристом и петлистом пути я приобрёл много сокровенных глубоких и тайных знаний, которые не вписываются в строгие рамки догматического православия.
После практики воспоминания своей жизни я обнаружил свою явную причастность к христианскому учению и в то же время серьёзное противоречие, расхождение своих знаний и опыта с его догматическими правилами.
Нет, не получилось из меня раскаявшегося и обратившегося в христианство кастанедовца, и агитирующего за него других. Мне очень дорог Странник и я по прежнему уважаю дона Хуана.
... Свобода, птица высоко летящая, одинокий воин.
Любовь, Странник, молитва, распятый И. Христос...
Два символа во мне живут и вдохновляют. Пересекаются ли они? Возможно ли соединить несоединимое, магию личной свободы и чистую бескорыстную любовь к Богу?
Я заглядываю в себя и вижу и птицу и странника, и не хочу разделять их. Птица свободы ещё манит. Также одинокий во мне Странник бродит по дорогам, по русской земле. Он любящий и давно уже обрёл свободу и ходит ещё и по снам и другим мирам, шагает с любовью и всё ищет Бога. Мне никак не удаётся проститься с доном Хуаном. Трудно расстаться с чудесным и волшебным, магическим миром. И надо ли?
Как же всё-таки быть с учением д. Хуана-К.Кастанеды? – Потерплю с ответом…
Есть ещё одна проблематика. Она сугубо личностна. Но, возможно и не совсем.
С одной стороны, я высказывал свою позицию — не ограничение себя ни одним описанием мира, а пользование сразу всем мировым, духовным потенциалом, наработанным человечеством, включая современные, научные методики и подходы. Я широко пользовался, практиковал и осмыслял Гурджиева, Ошо, Ауробиндо, П.К.Иванова, Даосизм, Дзен, Шри Чинмоя, буддизм, современную психологию и психотерапию. Но два влияния на меня особенно заметны и видны. Это К. Кастанеда и христианское православие. Я создавал свою духовную систему сновидений, исходя из своих знаний и накопленного опыта.
С другой стороны, на определённом этапе я встал перед вопросом выбора. Холодный Безличный Дух или Любящий Бог?
Следование конкретному духовному пути и определённой религии — это особое специфическое положение точки сборки искателя истины. Если шарахаться хаотически от системы к системе, от религии к религии — никуда не попадёшь. Порочный круг метаний белки в колесе.
Регулярную духовную практику придётся выбирать. Свобода не ограничений и обязательность выбора! Я не могу самообольщаться, что я родоначальник нового русского духовного пути сновидений. Всё создано до меня и дано через Великих. Я выбираю Любящего Бога и свои сны...
Христианское описание мира благодаря столь длительному во времени и частому использованию, обесценилось, поизносилось, кажется фальшивым, стало относится к тоналю. Но любое описание относится к тоналю! И это не значит, что оно перестало работать. Учение живо, бьёт ключом, и каждый может испить из живого источника любви!
Преимущество же русского мистического христианского подхода к сновидческой тематике очевидна и повторю главные из них:
Полная защищенность – счастье, блаженство – нагвальное видение сути вещей человека, не являющегося нагвалем. Выбор всегда остается за нами.

С кем ты и за кого? Так или иначе, осознанно или бессознательно ты кому-то служишь: богу Кришне, разрушителю Шиве, великому Гагтунгру12, или ты за вселюбящего чистого Христа?
На эту тему предлагаю поразмышлять читателю самому.
Музыка.
Музыка — первичная вибрация, первозвук, начало вселенной. Музыка — это магия. Ещё в начальном этапе своего духовного поиска я, эксперементируя с медитацией под музыку, испытал ряд прорывов в сознании и озарений. Многие с детства учат музыкальную грамоту, изучают сложные музыкальные теории, но никто не учит, как правильно слушать музыку и следовательно постигать её глубоко. Этому, кажется, не учат даже в высших музыкальных заведениях.
Музыку можно воспринимать разными энергетическими центрами. Например, низкие частоты – животом. Высокие – головой, грудью (сердцем). Музыку лучше воспринимать всем физическим телом. Тело сновидений полностью является воспринимающей единицей! Но главное, что я открыл для себя, это потрясающее воздействие звука, всей звуковой музыкальной гаммы на нашу точку сборку, наше сознание.
Я останавливал свой внутренний диалог и позволял музыкальным звукам свободно воздействовать на мою точку сборки. И она начинала необыкновенное, неописуемое движение! Точка сознания откликается на музыку, скачет, плывёт, танцует. Музыка тревожит, будит и раскрывает сердце. Звуки увлекали моё сознание далеко, высоко, в потрясающие небесные сферы и звукомиры. (Важно правильно подобрать репертуар.)
Слушать музыку необходимо учиться, останавливая свой внутренний диалог. (Или же, ближе к духовному развитию, останавливать внутренний диалог, слушая музыку.)
Я поздно стал понимать и чувствовать музыку.

А вот одно из самых значительных переживаний музыки в осознанном сновидении. Сам Дух сместил мою точку сборки в этом сне. Он сделал это так мягко и плавно — на такое не способны неорганические существа. Осознанное сновидение было длинным и насыщенным, и я уже подумывал о том, что скоро меня вынесет в тело. Но состояние было на удивление стабильным, устойчивым и уравновешенным. Меня ждал ещё один сюрприз.
Я вошёл в какое-то здание. Небольшой зал. И увидел музыкантов, человек 10 — миниоркестр (камерный). Дирижёр — женщина с палочкой, листала ноты. Шла репетиция. Я подумал об уникальной возможности послушать музыку. Подошёл к женщине-руководителю и попросил что-нибудь сыграть для меня. Она отрицательно покачала головой. Тогда я достал из нагрудного кармана деньги и дал ей («зарядил», как в ресторане). Она сделалась недовольной, но деньги взяла. Я попросил что-нибудь из Баха или Вивальди. Дирижер сказала, что из этого не играют. Тогда, что-нибудь подобное, — попросил я. Руководитель взмахнула палочкой, и сновидческий оркестрик заиграл. Ощущение было необыкновенное! Музыка звучала сердечно и объёмно. Я присел недалеко на стульчик и стал слушать. Это было что-то классическое, скрипичное. Я фиксировал внимание то на своём теле, то на музыке, то наблюдал музыкантов. Это было во сне и не во сне одновременно! Так реально! Один музыкант, мужчина, некто третья скрипка, буднично, как в обычный день репетиции читал газету, ожидая своей партии. Но вот он её отложил в сторону и вступил ... Бог мой, ужель, это моя сновидческая проекция?! Да и мог ли я всё это, с такими характерными деталями выдумать? Потрясённый и музыкой и реальностью происходящего я пошёл дальше ...
Теоретически всю нашу жизнь мы можем перетащить в осознанное сновидение. И при глубоком смещении точки сборки у нас не будет отличия между этими двумя жизнями. Разве что, жизнь во сне будет насыщеннее, ярче, острее ...
В другой раз я был более потрясён самой музыкой. Я просто шёл во сне, и играла незнакомая симфония. Она звучала во мне, внутри меня, везде, всюду вне меня, и также сверху. Я шёл с музыкой, среди музыки, и внутри её. Она передавала чувства — мне остро хотелось плакать, куда-то бежать, рыдать. Я проснулся потрясённый.
Я часто слушаю разную музыку много наяву.
…В деревне. Лёг спать, и в голове крутилась какая-то скрипичная мелодия. Так часто бывает — мы гоняем знакомую мелодию подолгу, навязчиво, автоматически. Я лежал на правом боку. Правое ухо на подушке. В дрёме подумывал — хватит «играть», надо спать. И, вдруг, с удивлением обнаружил, что я не управляю ей! Музыка играла в голове без моего ведома и контроля. И, особенно, чётко в правом ухе.
Очень странно, — подумал я, — такого ещё не было. Дальше, эту музыку кто-то «переключил», как бывает, когда ловят волну радиоприёмником. И в правом моём ухе оглушительно громко, как бы назло, заиграл тяжёлый рок! Было громко не в пространстве, а мощно для моего внутреннего слуха. «Там», вроде, одумались и сделали потише. Переключили на знакомую — не мог вспомнить чью — джазовую композицию...
Что это было и кто эти любители музыки — остаётся только догадываться.
По музыке во снах я определяю характер предстоящих встреч и событий. Сны с музыкой зачастую имеют отношенческий характер, а также они подводят черту под определённым периодом жизни.
Играй, играй Музыка! И возноси моё сознание, будь прекрасной!
«И дух мой обнови!» (сны счастья).
...Были периоды, когда я полностью прощался с доном Хуаном. Этому способствовал благодатный период упоения молитвою. Мне хотелось жить в Духе, как Странник, С. Саровский. Я даже вынашивал план стать христианским мистиком-отшельником, быть этаким отцом Терентием. (Вспомните о. Сергия у Л. Толстого). Уйти за деревню в глубокий и безлюдный лес. Выкопать блиндажик, продовольствия взять, тёплую одежду, свечечку, Добротолюбие и предаваться молитве и наслаждению в Боге.
Но с молитвой не так всё просто, да и тела наши современные не то, что были раньше.
Есть такая строчка в христианской молитве: «и дух прав обнови в утробе моей...» Через призму своего сновидческого опыта я понял это, как взывание к высшим Силам, чтобы вылечили (обновили) наше энергетическое тело (тело снов, душу). А поскольку оно первично по отношению к телу физическому, то это можно почувствовать как оздоровление всего организма. (Дополнительно, в этой христианской строчке речь идёт ещё об очищении, обновлении Духа, но это проследить конкретно сложнее).
Интересен осознанный сон, который отразил мой опыт параллельной работы с молитвой и холотропным дыханием в институте трансперсональной психологии. Это сон излечения и предвосхищения энергетической работы.
...Сразу удачно попал в просоночное состояние, в ту позицию точки сборки, где ждёшь появления сна и сохраняешь полное сознание. Настраиваюсь на выполнение сновидческой задачи — молиться во сне. Лежу на своём излюбленном корабле для сновидных путешествий — деревенском диване. Но рулевым этого корабля на этот раз оказался не я. Сохраняю сознание в положении тела на спине, головой к окну. Чувствую, как на мои плечи мягко и осторожно опустились чьи-то мужские руки, сильные, но бережные. Я спокоен и в полном приятии ситуации. Подумалось — Юрка? Он очень часто стучал мне в окно и приносил куриные яйца. Нет, не он. Да и как он мог проникнуть через закрытое окно? Руки легко подняли меня из тела, и мы взмыли вверх в темноту. В полумраке я увидел статного, широкоплечего, красивого парня. Он, поддерживая меня, уносил куда-то в высоту. Я воспринял его как ангела добра, (услышан! помогают!) и, уткнув голову ему в плечо, заплакал. Летели не очень долго, и вскоре мой ангел отпустил моё тело, и я обнаружил себя в сознании в кабинете врача. (Если бы я был воспитан в христианской традиции, то, возможно, увидел бы не статного парня, а ангела с крылышками — загадка восприятия и проекции сознания).
После короткого разговора с врачом, я вышел из кабинета. Просторная больница. Коридор. Иду куда-то. Подходит медсестра, как положено в белом халате и шапочке, и говорит, что пора делать укол. Я безропотно повинуюсь. Она достаёт шприц и укалывает меня в середину груди (место вилочковой железы, центр ментальной чакры).
Чувствую острую боль в теле сновидения, иголка осталась торчать в груди. (Это было похоже на сеанс иглоукалывания, когда иголка продолжает торчать в теле, пробивая заблокированный энергоканал). Вертикальная линия (канала) в месте укола начинает болезненно пульсировать (пробиваться), и только потом (!) я почувствовал параллельно соответствующую пульсацию одновременно в физическом теле. Сознание обозначилось одновременно на 2-х планах — физическом и сновидческом. Боль продолжалась, и я во сне вытащил из своей (сновидческой) груди эту иголку. Моментально и во сне и в физическом теле боль прекратилась! Медсестра приблизилась ко мне и попросила пройти с ней в чём-то помочь — я согласился. Идём по коридору вдвоём. Произошедшее со мной лечение отвлекло меня, и я забыл вспомнить своё намерение — молиться осознанно во сне. (Нас постоянно втягивают в напряжённый сюжет). Силюсь вспомнить, что я должен сделать. Неожиданно, на ходу чувствую всё более усиливающую эрекцию своего полового члена. (В физическом теле — соответственно, связь полная. На самом деле, эрегирует наш сновидческо-энергетический член, а физическая оболочка только следует за ним).
В недоумении оглядываюсь и замечаю, что это медсестра ласкает и возбуждает мой орган, и он увеличивается. Всё ясно. И тут я вспомнил, — молитва! Я резко оттолкнул медсестру, которая что-то возмущённо роптала мне вслед, и закрылся за дверью больничной кладовки. Сложив руки вместе, я стал молиться «Отче наш...». Сердце моё распахнулось (энергетическое), и во мне и вокруг всё осветилось любовью. Я вышел с молитвой из кладовки, и уже не было ни больницы, ни медсестры. А был большой, великолепный, царственный зал, тихо играла волшебная музыка. Мягко ступали и двигались какие-то люди в чёрных смокингах. Нечто напоминающее приём у королевы английской. Из моего рта посыпались разноцветные, красные-белые-зелёные, драгоценные камушки. Жемчуг, бриллианты, рубин, малахит, янтарь. Я продолжал молитву сладострастно. Это у всех присутствующих, знатных и важных особ, вызвало восторг, восхищение и изумление. Моё внимание привлёк строго и шикарно одетый мужчина с лицом супермена. Он лёг на пол. Я подошёл и склонился над ним. Мужчина преобразился в одетого также изысканно манекена и, вдруг, начал дышать как на сеансе холотропного дыхания в трансперсональном институте. Я стал любящим ситтером. (сиделкой, нянькой) Я бережно следил за его «процессом». По залу разливалась сердечная музыка...
Этот сон во многом поменял к лучшему мою жизнь наяву, оздоровил. (Меняем сознательно свои сны — меняем свою жизнь наяву). Посредством молитвы я обнаружил сокровища своей души. Такие удивительные сны наполнены любовью, проникнуты особым настроением, переживанием, эмоцией. Это сны счастья. Сны обновления духа и тела. (Любовь во сне по народной сновидной символике — большая награда, счастливое время).
Молитвенные состояния души во сне и наяву это всегда к счастью.
По вышеприведённому сну уместным будет сделать дополнительное разъяснение о различии между осознанным сном и сновидению по дону Хуану.
В ясном управляемом сне, чаще всего, мы имеем дело со своими же энергиями, частями себя, своими страхами, опасениями, только что спроектированными персонажами, володёрами и бесами. Как только тело снов освобождается от ограничения физической оболочки, все эти перечисленные «существа» сразу «наседают» на него, вовлекают в действие, сюжет и не дают попасть в сновидение. Наш «сумасшедший родственник», двойник начинает разыгрывать полусумасшедшие бредовые театральные мистерии. Он не очищен молитвой от страстей и имеет невысокую проработку сознания. Другое дело, если сновидец использует носителя или лазутчика (как в выше приведённом сне) для переноса своего сознания в другие новые области своего энергетического кокона. Но лучше всего ситуацию нам объяснит сам мастер-сновидящий. Конечно, это дон Хуан. После того, как он и его ученик побывали в сновидении (а не в управляемом сне!) д. Хуан говорит Карлосу:

«Ты, например, полагаешь, что я видел тогда то же самое, что и ты.
Ведь ты ни разу не спросил меня, что я видел. Но на самом деле ты, и только ты видел и тот город, и людей в нём. Я же ничего подобного не видел. Я «видел» энергию. Так что в данном конкретном случае лично для тебя одного «вне этого мира» означало «в том городе»
— Но тогда, дон Хуан, тот город не был реальностью. Он существовал только для меня и только в моём уме.
— Нет. Не в этом дело. Теперь ты пытаешься свести нечто поистине трансцендентное к вещам самым обыкновенным. Но это невозможно. Путешествие было реальностью. Ты видел город. Я «видел» энергию. Ни ты, ни я не были правы. И ни ты, ни я не ошибались».

Энергия — главное отличие «обыкновенного» осознанного сна от сновидения. За всеми образами и персонажами наших снов не стоит реальная энергия. Они «пустые». (За исключением, «лазутчиков») Там, где присутствует энергия, находятся реальные параллельные миры!
Пример моего сна про больницу — начало очищения и излечения — промежуточный на пути к донхуановскому сновидению. Здесь также мы имеем дело с собственной личной проекцией. В дальнейшем, чтобы сэкономить свою силу, я часто использовал носителя (лазутчика) и отправлялся в сновидение.
...Сны счастья… Они вплетаются в мою жизнь и приносят счастье наяву. Сон, явь — одно и тоже.
Я наслаждаюсь великой, русской природой. Лес-чудотворец подмигивает мне красной ягодкой — земляника. Она пахнет душисто, свежо, неповторимо. Меня одаривают грибами (даром — только бери!). И дома я восторгаюсь изумительным, грибным супом из одних молоденьких, белых грибков. Вкус нежный, едва сладкий, уникальный.
Я хожу босой по лесу, не оставляя следа, чуть слышно. Бережно отношусь к каждой травинке и кустику. В ответ получаю щедрую, благодарную любовь и милость. Я осторожно наблюдаю за лесным таинством.
Подкрадываюсь к большим, красивым, пёстрым, лесным птицам, рассматриваю их. То на просторном поле, в голубом небе замечаю парящего коршуна и долго сознанием «летаю» вместе с ним на потоках воздуха.
Вечером с удовольствием забираюсь на сеновал. Свежее сено пахнет душисто и сладко — целая гамма, букет ароматных трав. И думаю, какое это счастье, родиться на русской земле, быть русским, жить среди её великой природы. Быть причастным к русскому, православному христианству. И узнать, что такое божественная Любовь. Через любовь и молитву почувствовать, что БОГ ЕСТЬ! А то вот так, где-нибудь (в Мексике) прожил бы свою никчемную жизнь и не узнал главное — БОГ ЕСТЬ! Молюсь...
На сеновале припадаю к широкой щели в стене и замираю, жадно и восторженно. Лунная фантасмагория! Луна вывалилась так близко ко мне, что, кажется, стоит протянуть руку… Ой, нет, боюсь обжечь-отморозить свой пальчик! Как жалко, что я не художник. Волшебная картина. Тёмный вечер. За клочками тумана чёрная полоса таинственного сказочного леса. И великолепное жёлтое чудище — луна! Ближе — копна сена. Они кажутся живыми существами — в темноте, тумане двигаются и разговаривают. Какая красота! Не хочется спать.
В августовский, уже прохладный, чернеющий вечер выхожу из дома и смотрю в небо. Всё сплошь в звёздах, в бриллиантовой пыли. Голубые туманности, созвездия, миражи. Долго смотрю с восторгом вверх и дожидаюсь космической кометы, падающей звезды. Загадываю желание и счастливый ложусь спать.
Удивительное дело. Всё это создаёт счастливые сны. А они спускают счастье наяву. И во снах, когда я молюсь, возникает небо и падающие звезды. Ослепительно светит солнце, и я чувствую тепло. Играет красивая музыка. И будучи ещё во сне, я уже знаю, что наяву меня ждёт что-то очень хорошее, и исполнятся мои сокровенные желания. И в предвосхищении и восторге со слезами благодарности молюсь крепче...
Так и идут рука об руку, переплетаясь, сны счастья и благодатные периоды жизни наяву.
Любопытен другой мой сон, хотя он и не осознанный. Я стою на автобусной остановке. Ко мне подходят два мужика. И один говорит, что меня надо подлечить. Я соглашаюсь. Мужичок говорит, что они сейчас будут делать надо мной операцию. Я вроде, не против, но спрашиваю — больно? Больно — говорят. Один зашёл мне за спину и стал что-то прикреплять промеж моих лопаток, какой-то агрегатик. Стал что-то ввинчивать мне в спину, приговаривая себе под нос. Я почувствовал всё более нарастающую туповатую боль. Осел, обмяк и впал в какое-то коматозное состояние, напоминающее наркоз. За всем этим продолжал ощущать уже отдалённо обширную боль. Какой-то зонд ввинчивали ещё глубже в меня. (Сейчас думается, если бы в этот сон было перенесено моё сознание, то я бы не выдержал боли и этой операции) Кричу — «хватит, прекратите, уже вылечили!» «Нет, — говорят. — Надо основательно лечить. До конца. Потерпи ещё. А чтоб боль меньше чувствовать кричи — шайтан». И я в полуобморочном состоянии кричал: шайтан, каштан, шайтан... Потом мужики всё развинтили назад, но уже быстро. Меня отпустило. Я пришёл в обыкновенное состояние.
В народном соннике символы моего сна таковы: тебя оперируют — огромные перемены к лучшему.
Честно говоря, последствия именно этой операции на своём физическом теле мне проследить наяву не удалось. Слишком много и по всем направлениям я работал с собой, и было много оздоравливающих эффектов. Но кажется мне, что это ответ на мою молитву:
«... и дух прав обнови в утробе моей...»

…Вышел в осознанный сон. Он мрачный, тоскливый, плохой. Вспоминаю, что запланировал молитву. Молюсь и, вдруг, сразу — солнце, тепло, яркий ослепительный свет! Золотая осень (помощь друзей) вокруг. Выходит женщина ко мне и ведёт меня в красивый зал. Я в любви и благодарности от резкой перемены к лучшему — плачу. Женщина сажает меня за стол. Он уставлен сладостями и сладкими напитками, красивый торт-мороженое...
Мы (человек) состоим из многих разных частей. Так кто же или что в нас испытывает счастье. Ответ: да, всё тот же наш сновидческий внутренний человек, а не наша физическая оболочка. И не только счастье, а все переживания, чувства, эмоции, ощущения принадлежат ему. Тело снов — наша суть. Я — тот, который во сне! Вот почему так важны наши сны, и имеет значение, что в них творится. Вот почему так важно очищать, преображать молитвой своего «сумасшедшего родственника».
Счастье связано с самоактуализацией личности человека. Это, когда максимально реализованы все способности, таланты и потенциальные возможности человека. Исполняются все желания человека, и наступает полная свобода, любовь, радость и счастье.
Чтобы быть истинно свободным, желания должны быть реализованы, а не подавлены. Молитва исполняет последовательно истинные желания молящегося в нужное время. (Человеческая личность зачастую не знает, что она хочет). Тело снов (наша суть) делается с молитвенной практикой всё легче, свободней и окрылённей.
В действительности нет иного пути у ищущего, чем путь исполнения желаний. Учителя, подобные Ошо, говорят – отбрось, оставь желания. Но как их можно отбросить?! Человек, например, хочет пить, есть. А ему говорят – отсеки это!
Все желания на пути Любви – исполняются!
Я обнаружил у себя интересный вид снов, который можно условно назвать сны пересмотра. (Известно, что практику пересмотра можно и нужно делать не только в бодрствовании, но и во сне). Сны пересмотра делают нас всё более парящими, лёгкими и независимыми.
В ранней молодости я баловался пописыванием рассказиков, посещал литературную студию и имел несколько несерьёзных напечаток на литературных страницах газет. Как-то в высоком творческом настроении и вдохновенном порыве я написал рассказ на деревенскую тему. Его хорошо приняли в литературном кружке и в редакциях, куда я его отсылал, высоко оценили профессионалы. Для газет мой рассказ был длинным. В другие места и «толстые» журналы его надо было «пробивать» или иметь «связи». Мне очень хотелось видеть своё произведение напечатанным, тем более что рассказ этого стоил. Я вложил в него часть своей души. Литературную писанину свою я давно забросил как несерьёзное занятие. Но неприятный осадок, чувство незавершённости, неудовлетворённости, дискомфорт остались во мне, только спрятались глубже. В гештальт-психологии это называется «неоконченными делами». Такие незавершённые, жизненные ситуации мешают сновидеть, чувствовать себя счастливым, блокируют наши творческие энергии.
Спустя многие годы, когда я встал на духовный путь, сновидения сами сделали мне неожиданный подарок. Мне приснилось убедительно, что мой рассказ про деревню напечатали. Странным образом я испытал все эмоциональные переживания во сне, связанные с этим событием, и проснулся с чувством удовлетворения. Мои знания помогли мне понять значение этого сна. Но позже мой рассказ наяву вошёл в мою изданную книгу…
Другой пример завершения «неоконченных дел» во сне. В послеармейский период своей молодости я зашёл к своему другу детства и узнал, что у него недавно умерла мать. Готовились похороны. И хотя помощников в этом мероприятии хватало, я счёл своим долгом предложить свои услуги. Договорились, что, может быть, я буду полезен помочь подносить гроб с покойницей и по другим мелочам.
Но в назначенный день я не явился. Откровенно говоря, спасовал, испугался, струсил. Я к тому времени близко с покойниками не «контактировал» и тему смерти всячески старательно обходил. Естественно, без меня мероприятие провели благополучно, и друг мой на меня в обиде не был. Но внутри меня самого обозначилось чувство своего малодушия, стыда и вины. И хоть тесно мы в этот период с другом не общались, я начал его сторониться.
Снилось. Будто пришёл я к своему другу в гости. Всё как всегда и обычно тогда было. Мать его, живая, позвала меня в комнату, попросила его подождать. Стол накрытый, обедают. Меня приглашают садиться. Неудобно, думаю. Вспоминаю свою вину перед ними. Вижу — не обижается никто! Осознаю своё чувство! И сажусь к ним за стол — всё хорошо!
Поскольку жизнь и сон представляют собой единую суть — сознание, необязательно, чтобы наши «неоконченные дела» завершались наяву, можно и во сне. Но окончить их сновидящему надо. Если есть возможность окончить свои гештальты наяву, то лучше это сделать (проще) не во сне.
«Воины-путешественники не оставляют ни одного долга неоплаченным, — подчёркивает дон Хуан». Это также относится и к долгам — благодарностям.
Загадки снов, тайну сознания открывает мне молитва...

К молитвенному приёму ранее я относился скептически, с недоверием. А начитавшись Кастанеды и подобных неправильных установок по поводу преображающего действия молитвы, и вовсе её отрицал. Сказки это про то, что будто бы возможно к кому-то «там» наверху взывать и получать «сверху» ответ и помощь. Но Странник меня многому научил и тайну молитвы открыл. Есть одна секретная створка в сердце, которую поток сознания христианских мистиков открывает, и этот мистический канал соединяет с загадочной структурой судьбы человека. Глубоко, далеко запечатана сия тайна. Но молитва Судьбу человеческую – распечатывает…
Не проходит бесследно молитвенное взывание!
Спускается, даруется, исполняется! Только это не значит, что чего не попроси, например, — дачу, машину, — всё дастся. Хотя бывает на удивление реализуется и несущественное в ответ на просьбу. Мы имеем дело не с волшебным магазином и дедом Морозом. Даётся сокровенное! Спускается именно то, что нам необходимо для духовного развития, для сущего! Даруется то, что мы в действительности по настоящему хотим!
Обычный человек с его невысоким, низким уровнем сознания не может знать, что он желает на самом деле. Он может потратить всю свою жизнь на постройку особняка и приобретения дорогостоящей машины только потому, что так делают все его друзья. В то время как в душе, внутри, к примеру, страстно хотел бы рисовать портреты и быть художником. А без реализации своего сокровенного желания человек в жизни не будет счастлив, как бы он не старался…
Существуют и высшие Силы, отвечающие на нашу молитву!
Но самое поразительное, что мне показал Странник, молитва соединяет с одной мистической позицией сознания (в духовном сердце), в которой человек наделяется непрерывным осознаванием! Чтобы не делал, — ел, читал, шёл и даже спал – всё осознаёшь! А это означает сплошную полосу ночных, осознанных сновидений и полную власть над ними, а следовательно — максимальное развитие тела снов. Ай, да Странник! Так легко и небрежно переплюнул все жалкие потуги толтеков в их изощрённых стремлениях к осознанию при помощи неделания, сталкинга, розыгрышей, превращений, переодеваний…
Всё это на фоне мистического знания Странника выглядит смешными, жалкими, подростковыми, ребячьими потугами в достижении мира сновидений.
Более того, по мере молитвенного очищения и духовного восхождения человек начинает «видеть» духовно-энергетическую суть вещей и явлений, и эта способность превосходит всякое нагвальное «видение» магов!
Когда начинаешь прозревать через молитву, замечаешь удивительные вещи вокруг себя. Видишь подлинное чудо и волшебство бытия, всего мира.
А на высоком духовном уровне через молитвенный труд человек постигает самого Бога, ему открываются божественные всепомогающие Силы, тайны. Такой человек может просить за других с немедленным исполнением просимого.
Ты не прав, дон Хуан! А может быть, даже… В меня на моём пути сновидений всё чаще стали закрадываться более серьёзные и страшные подозрения по поводу магии толтеков….

Молитва и медитация. Эти два метода духовной работы есть сложное искусство и легко составят тему отдельной книги. Они дополняют друг друга. Я имею многолетний опыт медитации. Оба искусства переплетаются между собой. Но только через молитву я научился правильно медитировать. Одно же из положений, позиций точки сборки в медитации есть молитвенная сердечная устремлённость вверх, к Богу. Безусловно, и очевидно, что молитва есть более мощный и эффективный приём по сравнению с медитацией. Это полное преображение и изменение всего человеческого состава. Одновременно, без длительного периода молитвенного очищения не существует правильной медитации. Без молитвы, медитация есть путь заблуждений и ошибок.
Молитва – правильное движение точки сборки к левостороннему повышенному осознанию. К нужным необходимым позициям: телу сновидений, барьеру восприятия, к месту безмолвного знания.
Молитва – подлинная магия! В отличии от медитации, она изменяет, преобразует наши сновидения, а значит и саму жизнь!
В мире всё уравновешено. Непременным условием бытия является равновесие. Все процессы, все стороны проявления законов существования имеют свои противоположности, следствия, взаимосвязи, противостояния. Как только вступает в действие некая новая сила, (молитвенное делание человека), тот час обнаруживаются и начинают действовать другие силы. Ничто, ни одно усилие, не пропадает зря, не проходит бесследно. Всё имеет свой отклик:
Плюс – минус — электричество
День – ночь – земной цикл, сутки
Жизнь – смерть — бытиё
Тезис – антитезис — синтез
Бог – дьявол – духовное развитие
Молитвенная просьба – сопротивления молитве (лень, неверие, уныние) — помощь, исполнение…

В мире действует духовный закон молитвы. Над Россией этот закон действует особенным образом точно и правильно!

Молитва – тонкое искусство, возвышенные порывы и движения души, совместное творчество с Богом.
Жаркая пылкая торопливая любовная молитва.
Молитва – благоговейное замирание, пленительное, чарующее ожидание, предвосхищение. Ещё немного, совсем близко и – радостный восторг!
Молитва – сердечная устремлённость ввысь, в небесное царство Духа, в возвышенные дали.
Молитва как тихая грусть, внутренняя, зовущая Бога мольба, беспомощный стон.
Молитва – отклик, услышанье. Когда чувствуешь, знаешь, веришь: ты услышан, помощь уже спускается, даётся, обнаруживается. Удивительные минуты детской, чистой, наивной веры, самоутверждение Бога и Любви.
Молитва – благоговейная осторожность, любовное томление.
Нередко она – прыжок в бесконечное блаженство, танец любви.
Молитва может быть предвкушением вечности, прозрением, сбрасыванием пелены заблуждений. Она – сама чистота, открытие тайн мира и бытия. Всевидение, всезнание.
Молитва – погружение в торжественный безграничный покой.
Она бывает царственной тишиной, глубоким смирением, растворением в пространстве.
Молитва как трепетная, страстная, то не слышная мольба, взывание.
Молитва – слёзы счастья, бесконечная благодарность за любовь Бога, жертвенность, отдача себя.
Молитва – непередаваемая, всепронизывающая нежность и кристально чистая любовь.
Временами она – сама благодать, сласть, сахар, мёд. Орошающий, веселящий, приятный холодок.
То тихая, то буйная радость, упоение ею, долгое прозрачное умиление.
Молитва – полное преображение и трансформация человека.
Молитва — свобода и легкость, потеря и растворение тела. (Не нужна магическая травка дьявола.)
Молитва – постепенное прозрение, всё более глубокое духовное «видение». Словно едешь в зимнюю стужу в автобусе. Окна заморожены, под слоем льда, в узорах. Чтобы не проехать свою остановку, дышишь на стекло, растираешь варежкой до прозрачного кружка. Уже видно! И не только остановку, а весь путь!
Молитва – ключ к судьбе, жизни, счастью!
Бывает часто: помолишься перед обедом, и совсем не хочется есть.
Ты сыт. Тело не хочет кушать. Ты уже отобедал духовными изысканными явствами, напился небесного нектара.
Вкусивши однажды, почувствовав живое присутствие самого Бога, уже не можешь жить без молитвы. Ждёшь её, тоскуешь. Она, как глоток чистого, свежего воздуха, дыхание жизни. Без неё всё мёртво и пусто. И жизнь открывается только с молитвой. Нет жизни без молитвы…
Опасные гастроли (ловушки, препятствия, опасности).
В литературе по сновидческой тематике я обнаружил два крайних мнения, суждения, позиции. Просматривая книги в стиле С. Лабержа, К. Харари, Гардфилд, психоаналитики снов, создаётся впечатление, что осознанные сновидения — это, как и обычные сны, нечто несерьёзное, полезно-развлекательное, но относящееся к области миражей, иллюзии собственных фантомов. Дон Хуан же своему ученику Карлосу заявляет, что практика сновидения — это очень и очень серьёзно, опасно и даже смертельно опасно. В чём тут дело? Где, правда? Я разобрался с этим вопросом.
(Прежде всего, не серьёзным и не рискованным делом практика снов может быть до определенного этапа, уровня. Пока недалеко смещается точка сборки, и не развито внутреннее, энергетическое тело).
Находясь в осознанном сновидении, мы имеем дело, прежде всего, со своим обнажённым, энергетическим телом — телом снов, то есть со своими живыми, реальными энергиями. И любая утечка, рассеивание, другие разрушительные действия извне инородных энергий отобразятся на последнем. Если это произойдёт в значительной степени — физическое тело моментально среагирует недомоганием, болезнью и даже смертью.
Свидетельствую — практика снов, не игра, а очень серьёзное занятие, впрочем, как и любые другие манипуляции с сознанием. Полностью перенесённая в сон точка сборки есть наше сознание, наша жизненная суть. Потеря её или растекание — это гибель всего организма.
Связь энергетического и физического тел очевидна. Бесспорна и первичность энергетического тела по отношению к физическому. Наш сновидческий двойник выделяется через подгрудинную область (центр манипура). Это сопровождается сильным расходом живой энергии на физическом теле. Я не раз наблюдал, находясь в интересной позиции точки сборки — одновременно и в теле снов и в спящем физическом теле, как эта энергия струится, выделяется в виде жара, тепла из нижней области груди. Поэтому этот энергоцентр должен быть хорошо развит. Если всё же провоцировать волевым образом свои управляемые сны, то утечка энергии может превысить норму накопленной нами энергии для осознания, и тогда жизненность будет отниматься от здоровья, что может привести к серьёзным болезням организма в целом. Если ещё при этом добавить в практику приём языкового замка, (в соответствии с указанием эмиссара К.Кастанеде) утечка энергии и, следовательно, возможность такого риска катастрофически возрастет. Такая опасная утечка возможна при частом волевом осознании себя во сне. Особенно, чревато разрушительными последствиями, если физические органы этой части тела у сновидца не в порядке. Предостережение будет таким: если у вас нездоровы или хронически больны почки, мочевой пузырь, кишечник, печень, селезёнка — то вам практика снов будет очень нежелательна. Она будет усугублять ваше заболевание. Между прочим, (и это не шутка) от сновидных упражнений может быть понос. Если же у вас хронически больны: желудок, поджелудочная железа, — то практика по К.Кастанеде, вообще, не для вас. (Дополнительные противопоказания у женщин – любые женские, геникологические заболевания.) Если она ещё будет проходить в жёсткой, волевой манере по типу «просмотра рук во сне», — вы можете смертельно разрушить своё физическое тело.
Хочу разоблачить рекламу об осознанных сновидениях, как о снах, дающих силу и энергию. Такие исследователи, как Лаберж, Харари, Гардфилд, утверждают, что это является признаком ясных снов. Это не так. Скорее наоборот. Вот высказывание самого Кастанеды в интервью аргентинской журналистки Грасиеле Корвалан от 1980 года:
«…Кастанеда дал нам понять, что в сновидении происходит огромная утечка физических сил. «В сновидениях вы можете много прожить, но тело бывает этим не довольно. Мое тело чувствует это. После сновидения я чувствую себя так, как будто меня переехал грузовик.» …
Подтверждаю это своим личным опытом.

Из своей практики. Занимаясь по оздоровительной системе П.К. Иванова, я перекупался в проруби и подстудил мочевую систему. Занимаясь параллельно практикой снов, я недоумевал, почему не могу вылечить своё заболевание. (Что только не делал). Мало того, болезнь прогрессировала. Летом стали отказывать уже почки, а я всё не мог понять «почему?». Наконец, осознал, — от практики снов. В то время я сновидел часто и помногу, и утекающая постоянно энергия от и без того уже больного органа не только не давала ему вылечиться, но стремительно его разрушала. К сожалению, я понял это поздно. (Знаки и предупреждения были). И тогда я взмолился Богу (почки то работали, то нет). Я стал молиться, чтобы Бог отобрал у меня мою сновидческую способность, каялся, что всё понял и т. д. Но программа подсознания запускалась длительно, и остановить её было невозможно. Я лечил себя даосскими. эзотерическими практиками. (Существует закон — если человек осознал себя во сне хоть раз, то в последующем более или менее редко это будет происходить дальше).
...Можно также попасть случайно в сновидении в зону разрушительных действий инородных энергий. Последствия также могут быть печальными и непредсказуемыми.
Занимаясь необдуманно практикой снов, возможно вызвать на себя разрушительные силы собственного сознания (подсознания). Например, мы давно закапсулировали (подавили) в себе мощную эмоцию, переживание (сильный гнев, агрессию, страх...). Подавили, спрятали внутрь и — «забыли». (Вытеснение по Фрейду.) В практике управляемых сновидений всегда есть возможность случайно и легко вскрыть этот негативный и не проработанный блок. Мощная энерговолна прошлого переживания отнесёт точку сборки в нежелательные области (сумасшествие, психозы). Само физическое тело отреагирует соответственно. Этим объясняются, например, неожиданные падения из окна (самоубийства) наркоманов. Осознанное сновидение есть, по сути, наркотическое переживание.
Опасность самих психических отклонений при следовании пути по К. Кастанеде максимальна. Ведь она связана с раскачкой точки сборки (сознания) с его привычного положения. Интересно, что если открыть справочник по психотерапии, то мы найдём описания многих знакомых психических аномалий — позиций точки сборки, к которым наши российские «маги» безрассудно стремятся сами. Особенно, это опасно для молодых людей, которые начинают с Кастанеды и строго придерживаются его. У них, как правило, нет ещё до этого своих духовных наработок, не выработана устойчивая позиция покоя и равновесия. В этом случае точка сборки имеет шансы не вернуться в своё привычное, прежнее положение. Это помешательства разной степени и разного рода, временные и навсегда, постепенные и сразу. По дону Хуану, это позиция точки сборки, из которой уже нет возврата. Я наблюдал, как некоторые начинающие сновидцы всерьёз планировали забрать в сон своё физическое тело. Это только начало... Конец диагностирует сам М. Булгаков — «шизофрения, как и было сказано...»
Здесь нужен специалист, наставник, нужна мягкая подготовительная работа. А не кидаться бездумно сразу смотреть на свои руки во сне.
Мудрые даосские йоги наиболее детально разработали развитие энергетического тела. Они сравнивают это тело с вызреванием, высиживанием цыплёнка в яйце. Цыплёнок — наше тело снов. Скорлупа яйца — физическое тело. Они предостерегают об опасности преждевременного выхода (цыплёнка) из тела (скорлупы) в новый для него мир (ясное сновидение). У незрелого цыплёнка мало шансов выжить и сохранить скорлупу (физическое тело) целой, если он всё-таки вышел. Если мы будем преждевременно спонсировать наши выходы в осознанное сновидение, у нас есть больший шанс не выжить и разрушить своё физическое тело (скорлупу), а не достичь свободы. Представьте, что будет, если человеческий плод родится, покинет утробу не в 9 месяцев, а в 4. Выживет ли он? — Конечно, нет! Здесь аналогия прямая.
Сроки «высиживания» энергетического тела по даоссам разочаровывают: 30-35 лет. Более 25 — для гениев. Но с молитвой это можно сделать много быстрее. А как же донхуановские маги? Маги были уникальными людьми, подобранные Духом, энергия которых отличалась немыслимым количеством от энергии обычных людей. Не надо себя равнять по ним. Но даже у них были большие проблемы.
Вот она, цикличность жизни, тайна смерти и возрождения: человеческий плод вызревает в материнской утробе — это его жизнь там внутри. Начинаются схватки и роды. Ему кажется, что пришла смерть. Но он рождается, пробуждается к новой жизни в энергетическом яйце. За человеческую жизнь социальной личности энергетический малыш-ребёнок (тело снов) должен развиться, закалиться и после смерти физической оболочки-скорлупы выйти снова в новую жизнь, жизнь в сновидении...
Следующей реальной опасностью является факт невозвращения в тело, ловушки неорганических существ. Я не буду подробно рассматривать этот вопрос. Потому что, это возможно лишь уже на продвинутом уровне (II-е, III-и врата). Отмечу только, что это реально. Приведу пример, как один из руководителей подмосковной школы йоги, который очень многим был известен, вышел из тела в сновидение и не смог вернуться уже никогда. Оставленное им в позе лотоса физическое тело на третий день покрылось трупными пятнами, пошло кровью из носа и близкие стали готовить похороны... О критической ситуации невозвращения хорошо описано у А. Монро.
Сам я, попадая в критические ситуации, а о некоторых опасностях даже и не подозревая, чувствовал скрытую защиту и страховку. Я до сих пор не знаю «кто это?» Направляю свою любовь и благодарность этим таинственным невидимым хранителям, ощущаю их тёплую, невидимую руку поддержки и помощи. Наверное, им трудно со мной приходилось нянчиться. Но я уверен, что такая защита связана с моей практикой христианской, православной молитвы.
Ещё одной значительной ловушкой и опасностью практики снов является наркотическая зависимость от осознанных сновидений. В неё попадают все, которые следуют путём К. Кастанеды. Но ещё страшнее, что это не осознаётся! Вездесущий и мудрый дон Хуан особо предупреждает своего «тупого» ученика об этой зависимости, но разве наш российский, доверчивый и наивный искатель-романтик обратит на это серьёзное внимание? Дело в том, что путь снов уже привлекает людей страстных и одержимых. Стремление к осознанным сновидениям, к ярким острым переживаниям, к особым тайнам, которых можно достичь быстро без длительного очищения, приобретает вид особой жажды, страсти, возбуждённого душевного волнения и трепета. Особенно, если в начале практики что-то получается! Этот тип стремления, страсти имеет не символически, а натурально и буквальный характер наркотической зависимости! (Существенной разницы между осознанным сновидением и нарковидением нет!). Ещё хуже, что эта жажда и страсть к ясным снам может вырасти до характера одержимости и связанного с ним психического заболевания. Печально, что такой зависимости избежать практически невозможно. Ещё более усугубляет это состояние сновидец, строго копирующий путь К. Кастанеды, и начинающий его неправильно, без молитвы, без работы с сердечным центром. Его может «спасти» только своя низкая энергообусловленность. Мы не можем «делать» осознанные сны слишком часто. Автора спасли от этой неминуемой ловушки указания старца, самого Духа (знаки) и молитва. К чему ведёт на пути снов эта «главная» ловушка? — Всё к тому же, — саморазрушению, безумию, одержанию (пример с пациенткой Флорой) и к опасностям неорганики, невозвращения.

Ты ушёл от прежней жизни и отправился в путь, а это очень серьёзно. И ты не знаешь, что там впереди. Подумай хорошенько на перекрёстке дорог, — правильную ли тропинку ты выбираешь?

Другой тип ловушки гораздо шире. Он может быть не связан с путём снов, но он связан с духовным путём вообще. Эта сила и энергия Кундалини. О ней пишут и писали много, о проявлении этой силы, использовании, опасности. Я не хочу это повторять. Обозначу лишь определенный аспект проблемы кундалини. Это всё та же безличная, холодная, бесстрастная, змеиная Сила. Разбудить её сравнительно легко. Но она неуправляема! Этого змея используют в основном в восточных традициях. Медитация очень провоцирует пробуждение этой змеиной энергии. С ней связаны многие психические способности. Всё дело в том, что до того, как её пробудить, опытный учитель годами очищает своего ученика! Ученик много молится, раскрывает сердце, находится в особом смиренном (отсутствие Эго) положении и благоговении у ног мастера. Обучающийся долго чистит тело, переходит на особую диету и т.д. Наконец, он медитирует с любовью, т. е. — правильно. Тогда же, когда готово тело и чист его дух (тело снов), адепт использует кундалини. Почти во всех случаях наши любители медитаций отбрасывают моральный и, прежде всего, духовный аспект очищения, и упускают главное. Только, когда готов сосуд, наливают драгоценное содержимое. Не раньше. Про это забывают. Некоторые или многие сновидящие используют змеиную силу для выхода в управляемый сон и, конечно же, без длительной работы над сердечным центром, без долгого очищения от страстей и отрицательных энергий. Зачастую их медитация неправильна и до определённого момента это безопасно. Но хитрый и коварный Змей искусно разжигает в искателе его порочные страсти (алчность, вожделение, гордость...). И ничто уже не может спасти сновидца от ловушки и неминуемой опасности. Это только вопрос времени. Об этом Змее знали давно христианские старцы и предупреждали искателей.
Медитация в различных эзотерических кругах считается более популярной, более научной по сравнению с молитвой. Я ничего не имею против. Я сам много лет медитировал. Но медитация должна проводиться правильно. Характерно то, что опытный человек сразу только по внешнему виду может определить, правильно ли медитирует начинающий. Я не раз наблюдал таких разных медитаторов и сновидцев. Я сам много экспериментировал с практикой медитации и очень быстро во мне стали обнаруживаться различные, необычные, психические способности, разные эффекты. (выход из тела, ясновидение, вибрации энергии, полёты и т.д.) С одной стороны мне это очень льстило, самообольщало. Это говорило о моих духовных достоинствах и продвижении по пути. Я не видел, что попадаю в ловушку гордости, тщеславия, (прелесть) преждевременного без очищения познания тайн. С другой стороны, что-то во мне чувствовало неправильность этого и откликалось непонятным смятением. Во мне нечто сопротивлялось такому развитию, как бы говоря, — что-то здесь не так, не нормально. И только когда я вошёл в регулярную практику молитвы, многое понял я. (Не сразу!) Многое открылось мне. Опасность кундалини коварна тем, что она подкрадывается незаметно. Как верно сравнение этой силы со змеей! Она обволакивает, обольщает, усыпляет бдительность. Как только полностью эта змея обовьёт наивного, неумного искателя, он становится её рабом. Он — в ловушке!
Дело в том, что могущественный, планетарный Змей проживает в тягостных, энергетических туннелях ноосферы, так хорошо описанных Кастанедой. Туда он утаскивает впоследствии порабощённый свет сознания пойманных людей! Такой свет сознания – его пища. Сколько раз я наблюдал русских, медитирующих йогов. Они привлекают силой, уверенностью, спокойствием, здоровьем, но если вглядеться в них поглубже, внимательней, то будет видно, что там дальше у них внутри скрыты тонкие виды пленения: тщеславие, гордость, самодовольство, эгоизм, высокомерие, неуязвимость, превосходство. Обольстительный змей продолжает шептать ему на ушко, какой он великий...
В рубрике «Тексты трансперсональной психологии» вышла книга «Солнце и тень. Мой эксперимент с осознаваемым сновидением». Книга хорошая, опыт сновидца Кенета уникален. Он прогрессирует в медитации. Размышления научны, точны. Эксперимент с осознанным сном достоин подражания, зависти. И очевидно, читатели не сомневаются в высоких духовных дарованиях его автора, но я увидел вот что — король то голый! Работа с сердцем, с молитвой позволила мне увидеть главные заблуждения сновидящего. Приведу описание ясного сна автора книги:

«Я лежу лицом вниз на голой бурой земле. По прежнему полностью осознавая, что нахожусь во сне, вижу, как справа ко мне приближается огромная змея. Она быстро переползает через мою спину, потом поворачивается и скользит подо мной, беззвучно юркнув между моим телом и землёй. Теперь она поднимается, поворачивается и снова проползает через мою спину, сильно сдавливая кольцом мою грудь. Её серовато-коричневое тело длиной около 30 футов, а толщиной — дюйма 3-4. Глаза у змеи странного желтовато-зеленого цвета, они смотрят на меня спокойным немигающим взглядом, непрерывно испуская слабый желтовато-зеленый свет. Устроившись поудобнее, змея замирает, её голова застывает надо мной и она наблюдает за мной с каким-то равнодушным и удивительно спокойным бесстрастием. Выгнув шею и стараясь приподнять голову, смотрю вверх. Наши взгляды встречаются. Совершенно ошеломленный и одновременно завороженный, долго смотрю в бездонные желтовато-зеленые глаза змеи. Впечатление необычайно сильное, абсолютно незабываемое. Опускаю голову и начинаю бороться со змеей. Пытаясь освободиться от её хватки, обнаруживаю, что я не могу соперничать с её невероятной силой. Мне становится страшно: вдруг змея меня раздавит! Какое-то время борюсь, что есть сил, пока, в конец обессиленный не вынужден прекратить схватку. Скоро я понимаю, что на самом деле змея ведёт миролюбиво — просто она без устали сжимает меня в своих неумолимых объятиях. С удивлением ощущаю, что её тело — тёплое, а вовсе не холодное, как можно было бы ожидать. Внезапно змея, сделав резкое молниеносное движение, переворачивает моё распростёртое тело набок. Через несколько мгновений она снова рывком поворачивает меня в положение лицом вниз. Похоже, змея играет со мной в какую-то непонятную жутковатую игру, умышленно поворачивая меня туда-сюда. Так повторяется несколько раз. Чувствую, что полностью подчиняюсь воле змеи...
Чувствую, как моё тело пронзают беспорядочно вращающиеся потоки. У меня начинает сильно кружиться голова...
Справа ко мне приближается ещё одна большая серовато-коричневая змея…» (курсив мой)

Далее описание происходящего с новой змеей приблизительно повторяется. Сновидец сдаётся неимоверной змеиной силе. Потом автор описывает, что переживаемая им змеиная сила была «довольно устрашающей, поэтому после пробуждения он ощущал такую дурноту, что с большим трудом ему удалось встать с постели и добраться до туалета. В голове будто разверзся гигантский водоворот — всё вертелось и кружилось неудержимо и безостановочно. Энергии, вращаясь, поднимались вдоль позвоночника, через шею в голову».
Автор в воспоминании этого сна подчёркивает, «что сознание этих двух змей предстаёт абсолютно бесстрастным, абсолютно равнодушным и абсолютно чуждым этому миру.»
Дальше идут длительные авторские размышления по поводу его глубокого проникновения в духовную суть вещей.
Сон сновидящего, действительно, впечатляющий. Сны — откровенны... Но вот, что я «увидел». Искатель ищет истину, стремиться к росту, самораскрытию, свободе, а находит рабство. Он становится рабом Змея. И даже этого не видит и не замечает! И это правдиво и искренне отражают его же сны: порабащение змеей своего «хозяина». Рабство и сно-наркозависимость на пути к свободе! Вот в чём хитрость и коварство. Без молитвы и сердечного очищения — нет истины, нет правды!
Степень заблуждения определяется уровнем восторгов, привязанности и самоуверенностью в своих духовных переживаниях.
Второй осознанный сон автора ещё более очевиден.

«…Вижу огромную, всеобъемлющую вспышку света... Внезапно ум мой проясняется. Я стою в комнате современного типового дома.
...У меня возникает странное призрачное чувство: я понимаю, что нахожусь в этой комнате, чтобы лицом к лицу встретиться с Богом. Ощущаю сильное присутствие Бога где-то в левой части комнаты, за пределом моего поля зрения. Начинаю медленно поворачивать голову влево, чтобы обозреть невидимую часть комнаты. В это время во мне нарастает колоссальный страх, и я вспоминаю: кто-то говорил мне, что Бог предупредил Моисея, чтобы тот не смотрел Ему прямо в лицо, ибо любого человека, который взглянет Богу прямо в лицо, ждет неминуемая смерть. Продолжаю медленно поворачивать голову влево, крохотными порциями и с усилием: очень уж велики страх и внутреннее сопротивление. Наконец, самым уголком левого глаза смутно вижу большой тёмный силуэт. У него очертания очень крупного мужчины, облаченного в длинное чёрное одеяние. Голову скрывает просторный капюшон, на массивные, очень широкие плечи наброшен чёрный плащ... Фигура его окутана тьмой, я не могу различить в ней никаких черт. Тем не менее, чувствую, как от неё исходит огромная ошеломляющая мощь и думаю, надолго ли у меня хватит сил, чтобы смотреть на неё... ... нарастают внутренний страх и сопротивление…» (курсив мой)

Этот сон автор назвал «Приближаясь к присутствию Бога». Далее он ведёт рассуждения о достижении единства со Светом и Богом и т. д.
Ну, что сказать о глупости и наивности автора! (А ведь это высокообразованный человек, специалист, ученый, психолог!) Остаётся только его пожалеть. Заметно, что автор не знаком с христианскими описаниями явлений и встреч с Богом, Высшими божественными существами. Эти встречи носят явно другой характер.
Прежде, чем вставать над добром и злом, не плохо бы сначала научиться отличать добро от зла. Это был демон! (Правильней и точнее было бы назвать этот сон «Приближаясь к присутствию дьявола») Если угодно, персонифицированная отрицательная энергия. Личностный аспект демонической энергии (кундалини). Снова хочу обратить ваше внимание на открытость и точность отображения жизненной и духовной ситуации во снах. Увидеть суть и здесь мне помогло христианское описание мира и работа с молитвой.
Характер встреч с демоническим: сила, мощь, энергия, страх, внушает подчинение, власть себе, чёрное одеяние…
Восприятие божественного присутствия: радость, свет, покой, любовь, благоговение, одежды белые, красивые…
Очевидно то, что на начальном этапе сновидящему использовать энергию кундалини нельзя! Думайте и размышляйте сами...
Есть ещё одна сторона этого вопроса. Мы знаем из описаний путей других религий, что на определённом высоком этапе перед духовно продвинутыми искателями открываются сиддхи, чудодейственные способности, которые соблазняют, тормозят, мешают дальнейшему духовному росту, а то зачастую и вовсе уводят в сторону с дороги. Как говорят христианские старцы, человек впадает «в прелесть». У них есть строгие критерии, что от Бога даётся, а что с тёмной стороны привносится. Под прелестью же понимаются разные тонкие формы гордости, тщеславия, самообольщения, самомнения и возвеличивания. Прелесть ведёт ко лжи, заблуждению и гибели. Прелесть случается и с опытными адептами всех школ и религиозных направлений. Что же тогда говорить о начинающих сновидцах, которые сразу попадают в ситуацию своей особой исключительности, уникальности и имеют доступ к тайнам, скрытым от обычного человека. Это является как раз тем топливом, которое разжигает непомерно костёр их величия, гордости, самовлюблённости, неповторимости и алчности. В этот начальный период сновидящий не может в себе различить не только тонкие формы самообольщения, но не замечает в себе явные губительные отрицательные вибрации и энергии — возбуждение, беспокойство, волнение, вожделение, сладострастие и т.д. Что же делать? Всё-таки выход есть — регулярная христианская молитва!

... Периодически наряду с энергией, силой и вдохновением на пути снов, я чувствовал слабость, головокружение, тошноту, разбитость, ломоту в теле. На психическом уровне шла угрюмость, замкнутость, холодность, отчуждение. Что удивляться, опять старый нагваль всё объясняет — «практика сновидения делает сновидящего всё более угрюмым и замкнутым.» Нет, продолжал задумываться я, что-то здесь не совсем верно…
Особенно, хочется отметить опасность многих донхуановских практик. Тем более, что зачастую с ними экспериментируют в одиночку. Неправильно выполненный пересмотр своей жизни по К. Кастанеде (очень важная техника) приведёт к психическому отклонению. Некоторые длительные созерцания (например, проточной воды) в одиночку могут привести к смертельному исходу. Наша точка сборки имеет способность двигаться, перетекать, растекаться и утекать за водной стихией. И если всё-таки проводить такое созерцание, обязательно должен быть рядом партнёр, который бы наблюдал и в нужный момент остановил и встряхнул бы сновидца. Я сам «утекал» несколько раз, но вовремя останавливался. Срабатывала страховка. А если такая не сработает? Неправильный сталкинг (переодевание в женщину, работа с тиранами и др.) без «видения» и указаний Духа ведёт к помешательству, сексуальному извращению и психопатии. Нельзя это копировать. Мы постоянно забываем, что посланный самим Духом для учёбы нагваль Карлос Кастанеда, был под неусыпным присмотром опытного и мудрого видящего дон Хуана. И даже в этом случае он несколько раз был на грани смертельной опасности.
...Без молитвенного очищения «Знаки» лучше не трактовать. Неправильно понятые знаки, навязчивые неделания ведут к начальной стадии шизофрении. Но дело в том, что к учению К.Кастанеды тянутся больше как раз уже те люди, у которых точка сборки не уравновешенна и предрасположена к психическому отклонению. (Парадокс заключается в том, что такие люди способнее к творческому и духовному росту, по сравнению с «обычными» людьми) Я разговаривал с практикующими, которые видят во всём знаки. Один постоянно складывает номера автомашин. Чётное число — хорошо, нечётное — плохо. Это путь в шизофрению. Знаки Духа на начальном уровне (за исключением некоторых слишком прямых и явных) сновидец определить не в состоянии. И лучше не пытаться это делать. Знаки Духа способен правильно воспринимать опытный сновидящий, которого самого ведёт по жизни Бог, сновидящий, который через очищение сердца вышел на нагвальный уровень понимания самого Духа.
Старый нагваль говорит об опасностях быть неуравновешенным магом. Что это значит? При неправильном начале пути снов, точка сборки выбивается со своего привычного места и начинает хаотическое движение. Практика сновидения продолжает усугублять дестабилизацию этого движения. Происходит дисбаланс, перекос различных энергий. Маг становится неуправляемым, его точку сборки, сознание, кидает от глубокой печали до безудержной возбуждённой радости. Клинически это напоминает маниакально-депрессивный психоз. Всё знает, всё видит, предугадывает и предостерегает мудрый дон Хуан. Но с нами нет такого всезнающего и опытного человека. И всё же этот великий мудрец упускает самое важное...
Об осторожном обращении с людьми я подробно говорил в главе «Астральный удар».
Практикой снов искатель сразу привлекает к себе очень многих нежелательных и опасных существ. Они могут влиять на сновидца не только во сне, но и наяву. Некоторые неорганические существа наяву, т. е. не во сне, могут напугать сновидящего до смерти и оставить больным на всю жизнь. Другие могут нанести серьёзный ущерб нашему энергетическому телу. Я провоцировал на себя любопытство многих типов неорганики...
Ловушка восприятия. В учении дона Хуана говорится о полной свободе. Любое описание мира фиксирует точку сборки в определённом месте. Ведь именно описание мира мешает напрямую воспринимать энергию. Необходимо, чтобы точка сборки была подвижной и текучей. Нужно быть свободным от описаний. Типичный кастанедовец попадает в ловушку восприятия. Он уже не мыслит другими категориями и понятиями, кроме как: нагваль, безупречность, сталкинг, тиран, орёл, неделание. В каждой вороне он видит дона Хуана, придумывает себе знаки... (Очередной парадокс: вначале, без описания мира мы не можем учиться, потом — все описания надо отбросить).
...На пути снов нужно работать со своим физическим телом, укреплять его. У меня, когда я выходил из тела, часто пересыхало горло. Часто в начале ясного сна дискомфорт в горле тянул меня из снов обратно в тело. Женщина-нагваль советовала мне смазывать глотку растительным маслом. Но это не было радикальным решением вопроса. Некоторые части моего тела были не готовы к такому выходу. В дальнейшем я проработал свой горловой энергоцентр.
Из прошлого... Я ехал с работы в электричке домой и останавливал внутренний диалог. Как известно, всякого рода, качающие и раскачивающие движения способствуют сдвигу точки сборки. Вскоре, я провалился в какую-то фиолетовую пустоту. В эту ночь я плохо спал. Последующие дни по моему телу стала ходить явно наведённая, посторонняя, отрицательная сила в виде нервозности, возбуждённости, беспокойства. Плохо спал все последующие ночи. Это продолжалось. Тогда я всерьёз обеспокоился и стал лечиться у невропатолога, потом у иглотерапевта, — ничего не помогало. Сам иглотерапевт, опытный специалист, мерил меня прибором и недоумевал — по моему телу ходил отрицательный, электрический заряд. Помогла мне приехавшая женщина-нагваль. Неправильным сдвигом точки сборки я вызвал на себя отрицательный, энергетический поток.
Я перечислил только основные ловушки, преграды и опасности духовного пути снов. Как же быть? Да и возможен ли путь снов вообще? Скажу честно о себе. Навряд ли я сейчас писал эту книгу, если бы следовал точно по К. Кастанеде. Но случилось так, что Дух открыл мне ещё многое и важное...
Повсеместно созданы и создаются платные группы по обучению осознанным сновидениям, как чисто кастанедовской ориентации, так и по С. Лабержу. Руководители таких групп чаще сами невысокого уровня, а именно, не прошедшие I-х врат и не разобравшиеся в процессах, которые происходят во снах. Я встретил в ясном сне одного из таких руководителей, «нагваля», и увидел, что он сам спит. Это подтвердилось встречей наяву. Другой такой руководитель сновидческой группы осознал себя во сне всего несколько десятков раз и уже учит людей за деньги. Уровень таких «мастеров» начинающему сновидцу проверить не возможно. Но более опасным является то, что они учат людей не правильно!
Книги С. Лабержа можно было бы считать классическим пособием, учебником по осознанным сновидениям. Но там или многое скрыто от читателя или не учтено, не исследовано или нарочито упущено важное, или не описано в связи с научно-академическими рамками работы. Сам Лаберж, безусловно, метр, пионер в области научных исследований ясных снов, но он так и не создал стройной духовной системы и идеалов в духовном пути развития через сновидения. Да он и не ставил себе такую задачу. Его подход — научное изучение управляемых снов. Его цель показать материалистическому миру, что этот тип снов, во-первых, существует, во-вторых, открыть перспективы по их развитию и использованию. И заметьте, сам учёный для этого пользовался религиозными практическими методами и имеет посвящение буддистского мастера. Не странно ли, использовать религию, чтобы сделать открытие в науке?! Начало парашютного дела было связано со многими человеческими жертвами и катастрофами. Аналогичная ситуация с осознанными сновидениями. Здесь речь идет о психике, теле и всём организме человека в целом. Целым институтом создан прибор по управлению снами. Если человек, неискушённый в делах духовных начнёт им злоупотреблять, последствия для его психики (и тела) также могут быть непредсказуемы.
Поэтому учиться осознанным сновидениям по учебникам Ст. Лабержа даже ради околонаучного интереса и любопытства, я считаю не только не правильным, но ошибочным и опасным.
Пропаганда и обучение осознанным сновидениям по западному стилю стремятся быстрее поставить дело на рельсы бизнеса, не разбираясь особо в духовных вопросах. Цель пропаганды в стиле Харари о неоспоримых достоинствах и пользы ясных снов одна — заработать деньги. За этим не стоят ни высокие духовные идеалы, не учтены серьёзные влияния и последствия для психического и физического здоровья человека.
Очень долго я совсем этим разбирался. Такая обозначилась непростая ситуация с управляемыми сновидениями...
Об идеалах. Духовность что есть?
Сейчас на духовном рынке страны, особенно это заметно по Москве, бойко торгуют различными религиозными, духовными идеалами. Невинного искателя зазывают, привлекают, заманивают, расхваливая и приукрашивая свой «товар». Поди, разберись. Капитализация страны, американизация общества и духовности. Духовно-физическое оздоровление, как экономика и торговля, поставлена на рельсы бизнеса. Редко какая организация или духовный центр не потребуют от любопытствующего денег, или не потребует потом. На всё есть ставки, тарифы, цена. Чтобы стать мастером рэйки, надо заплатить 10 тысяч долларов. Как просто, — плати, и ты – мастер! Не нужен духовный поиск, опыт познания. Не надо десятилетиями молиться и медитировать. Я наблюдал таких «мастеров». Они даже не разобрались с азами духовной жизни. А ведь они пытаются серьёзно влиять на людей. Лечить их! Берут деньги... Невозможно представить себе дона Хуана, ведущего регламентированные платные курсы по обучению неделанию и практике снов.
Зачастую, очень высокие цены на духовно-оздоровительные услуги. Что-то неправильно. Что-то не так. Высокая духовность никогда не продавалась и не покупалась. Да её и невозможно купить за деньги. И так было в России всегда. Я не против. Хорошо, когда есть выбор. Надо платить за работу психологам, психотерапевтам, целителям, инструкторам. Мы платим не большие деньги в церкви (по желанию!). Но, когда речь идёт о жёсткой ориентации на деньги, — что-то не так и не правильно. Должна быть некая золотая середина, компромисс. Известно, что духовный учитель Г. Гурджиев, развивая свою систему на Западе, назначал высокие цены за обучение для обеспеченных людей и не брал деньги с людей бедных. Это правильный и гибкий подход оплаты в области духовной. Помню в своё время, меня поразила организация «Аум синрикё». Поразила своей жёсткой принудительной системой оплаты и выжимания денег с клиента. Каждый последующий шаг искателя был строго просчитан в соответствии с определённой суммой денег, которую следовало заплатить. Абсолютная ориентация на деньги, силу и власть. Духовность — не та сфера, где надо выкачивать деньги поточным методом.
Идеалы духовные могут быть высокими и не очень. А что есть собственно такое духовная жизнь человека? Хотя идеалы и жизненные ценности для каждого человека различны, их не так уж и много: бессмертие, абсолютное здоровье, сила и энергия, чудодейственные, необычные способности и психические силы, свобода, любовь, осознание, знания, блаженство, радость, счастье, познание и самопознания тайн бытия и вселенной, целительство и врачевание... Пожалуй, в основном и всё. Хотя возможна атрибутика так называемой чёрной магии, — сознательное стремление через духовную самореализацию к славе, деньгам, власти (власти космической и над людьми).
Идеал самопознания (человек, изучающий сам себя) может иметь как чисто духовную сторону, так и научно-психологическую. На длительном начальном этапе наблюдающий себя и привыкший отождествлять себя с физическим телом человек постепенно обнаружит, что он состоит из многих и различных частей, совершенно непохожих друг на друга. И на вопрос себе самому «Кем же я являюсь на самом деле, кто я?» он так и не сможет ответить. Ни одну из этих многочисленных обнаруженных им частей человек не может назвать своим истинным «Я»…
Вопрос рассмотрения каждого из этих идеалов и ценностей займёт написание ещё одной книги. Но значение и понятия некоторых отчасти перекрываются или включают в себя другие. Идеал божественной, чистой, возвышенной Любви, кажется, может включить, вместить в себя всё остальное. Например, если ты в любви, то находишься и в блаженстве. Если любишь — то только тогда абсолютно свободен. Если прибываешь в чистой любви непрестанно, то ты не умираем в духе — бессмертен. Если любишь, то счастлив и радостен. Уже на этом примере мы видим, что любовь есть самый высокий идеал человека. Через любовь путник постигает и достигает всего, на что только потенциально способен человек.
Очень важно разобраться, а чего же я по настоящему хочу, куда и зачем иду? Об этом не задумываются. Ведь реально у нас всего одна жизнь. Да и та проходит в беспорядочном метании, хаосе и случайности. Мы не имеем и этой своей жизни! Мы проживаем её кое-как. Это вопрос осознания. Не решив самый насущный и главный первичный вопрос «зачем я живу?» — как можно жить? Ответ на этот вопрос приходит трудно, болезненно, иногда очень долго. Но, найдя истинное решение его, человек обретает небывалое качество своей жизни. Он начинает двигаться по жизни осмысленно, осознанно, безупречно. Это выгодно отличает его от остальных.
Очевидно, что можно начать с не высокого идеала, и по мере духовного роста ставить перед собой планку выше.
Не вижу большой ошибки в том, что человек начинает своё духовное развитие со стремления к здоровью, оздоровлению, лечению себя от длительного недуга. Если ему повезёт, он может столкнуться в дальнейшем с возвышенным и божественным. Оздоравливая своё тело, и всё более глубоко постигая его, он убедиться, что нет подлинного выздоровления без оживления и очищения духа в нём. Душа (тело снов) и плоть не отделимы. Другое дело, если искатель собственное здоровье сделает культом, самоцелью. Это неразумно и глупо. Умирают и хоронят здоровых. Есть такая шутка — «и здоровеньким помрёшь». Не надо себя ограничивать не высоким идеалом. Человек потенциально способен на большее.
Рассмотрим для примера оздоровительную систему Геннадия Малахова. Она даёт богатый материал для обсуждения духовных вопросов и идеалов.
Налицо её главный идеал — здоровье физического тела. Культ здоровья. Сам автор системы якобы добился для себя идеального здоровья.
Когда приходит смерть, она не спрашивает, болен ты или здоров, её это не интересует, сгорает внутренняя свеча, и человек умирает. Это не зависит от здоровья тела. Это зависит от духа.
Плохого в здоровье физического тела, конечно, ничего нет. С телом необходимо работать. Другое дело, когда это воздвигается в культ и самоцель. Когда под видом оздоровления тела придумываются, изобретаются всевозможные вычурные, так называемые, чистки органов, всякие невероятные ухищрения, хитрые манипуляции с внутренними человеческими частями.
Употребление в пищу своих биологических отходов, натирание мочой, самоистязание и травля себя разными неудобоваримыми пищевыми и не пищевыми составами называется «очищение от шлаков».
Боже мой, как шизофреничен ум! Глупо считать, что если выпить стакан лимонного сока и стакан растительного масла сразу, то это будет воздействовать только на печень. Воздействие оказывается на весь организм! И не известно, как себя поведёт при этом, скажем, сердце человека, ведь растительное масло является уже не натуральным, а концентрированным пищевым продуктом. Выходящие из организма «шлаки» просто придумываются. Подобных «хитростей» в системе много.
Зачем так измываться над собой? Чего проще, пожить в деревне (снять домик) с ягодными местами. Побыть на природе недели 3, есть больше зелени, черники, земляники, попоститься с молитвой, походить босяком, покупаться в реке, попить природной ключевой воды, побродить за грибами по лесу. Человек оздоровит, очистит своё тело и получит удовольствие при этом, а не мазохисткое страдание «чисток» по Малахову!
К сожалению, эта порочная оздоровительная система получила широкое распространение и своих поклонников. Надо констатировать факт — в стране много не совсем психически здоровых людей. И они в этом не виноваты. Современные научные открытия трансперсональной психологии показали нам отрицательные последствия низкого культурного уровня знаний наших людей в области зачатия, беременности и родов нового человека, а так же плохое неправильное положение самого акушерского медицинского обслуживания в стране.
Одним из аспектов матриц сознания внутриутробного существования является скатологическая тенденция. Во время прохождения плода по родовому каналу, он может соприкасаться с различными биологическими выделениями и отходами роженицы. Такой процесс может иметь крайнюю негативную степень проявления. Это отложиться и проявится в дальнейшей взрослой жизни человека в виде подсознательной программы. Естественно, такой человек с патологическим прохождением родовой матрицы будет неосознанно стремиться к контакту с человеческими биологическими отходами и выделениями. Рассматривать их, втирать в тело, употреблять внутрь.
Родовая отрицательная подсознательная программа самоистязания и мазохизма также может быть мощной. Так, например, если наша мама во время периода беременности нами употребляла какие-нибудь лекарства, алкоголь, химикаты, то это также проявится в нашем сознании в будущем. Став взрослым, такому человеку захочется чем-нибудь «траванутся». В этом ему поможет система Г. Малахова. Если принимать яд — явное самоубийство, то почему бы ни выпить сразу стакан масла и стакан лимонного сока. Неприятно, противно, тошнит? — Да. Зато что-то далёкое и смутное напоминает. Рай безмятежного, нирванического, внутриутробного существования.
Таковы реальные, первичные, побудительные мотивы влечения к малаховскому «оздоровлению», — патология сознания родовых перинатальных состояний.
Сам Г. Малахов, рассказывая о своей исключительности и одарённости, в одной из своих книг сетует, что надо спросить у своей матери, были ли какие-нибудь знамения и знаки в период его родов. Ему надо спросить не о знамениях и знаках, а поинтересоваться о патологических и отрицательных влияниях на его маму в период беременности (лекарства, алкоголь, сам процесс родов) и ещё раз проанализировать свои негативные состояния сознания в свете трансперсональной психологии.
Я читал книги Малахова про то, как он пукает, чем он какает, как ковыряется в своих выделениях, что кушает с утра и вечером, как надо пить и втирать свою мочу и т.д. Столь скурпулезное внимание и тщание к отходам своего тела, к пище которую он употребляет, к каждой царапине, которые он описывает в своих дневниках, несомненно, говорит о некой негативной, отрицательной, устойчивой, шизофреничной доминанте в его психике. (Дрожание человека в футляре.)
Втирать в свою лысину урину, а потом пытливо по утрам всматриваться в зеркало, начал ли пробиваться пушок новых волос, это ли духовный путь?! — Нет! Что он хочет, остановить естественный процесс старения своей физической оболочки? Повернуть его вспять? Какая глупость!
У человека и так мало остаётся времени. Духом надо заниматься и своим сердцем. Смерть дышит нам в спину. Можно с утра до вечера натираться мочой — это не поможет. Смерть эти «хитрости» не остановят.
Если бы всё сходилось и заключалось в физическом теле, невозможно была бы никакая духовная жизнь. Тело вторично! Мудрые донхуановские маги указывают на это, утверждая, что болезни, здоровье или нездоровье находятся в нашем двойнике — теле снов.
Сам изобретатель так называемого оздоровления претендует на более высокую духовность. Он медитирует. Но он медитирует не правильно и сам давно находится в глубоком заблуждении. Христианские старцы давно сказали бы о нём, что он находится «в прелести». Г. Малахов пугает читателя якобы ему открывшимся невидимым миром, но сам его не знает. Его опыт невидимого духовного мира — это первые робкие детские шажки в системе практики снов по дону Хуану. Но автор сумел внести уже много путаницы, неразберихи и ошибок в восприятии его. К чему эти ошибки и заблуждения тиражировать на всю страну?! Самое страшное, что, так и не узнав, что такое правильная медитация, он рекламирует её практику и советует своим многочисленным читателям. Это ложный путь!
Много глупого наивного и в книгах Г. Малахова. На его примере очень хорошо видно, как работает наш ум. Природа ума поверхностна, горда, стремится к самовозвеличиванию. Прочитав с несколько десятков книг по конкретной оздоровительной тематике и что-то практически не длительно опробовав, он начинает не только судить о предмете, но и советовать, рекомендовать неискушенному в этой области читателю.
Тема сновидений автором Г. Малаховым полностью запутана. Глубокого опыта нет. Почти во всех вопросах, которые он излагает лично от себя, он не разобрался, поверхностен. Всё бы ничего, если бы он ставил эксперименты на себе в одиночку, но он на ложный путь ошибок и заблуждений вводит многих последователей и поклонников.
К примеру, автор советует читателю холотропное дыхание. Но сам он не знает, что это такое. Прежде всего, это групповая работа. Там нужен ситтер, (нянька) сидящий рядом с «дышащим». Это даёт взаимопроекцию сознания. Нужно общее групповое энергетическое поле, чтобы сдвигать точку сборки. Необходимо посвящение, традиция, передача метода у руководителя занятий и т. д. и т. п. Очень много надо знать по этому вопросу. Чтобы писать на эту тему нужны годы и годы опыта и осмысления. Что делает Г. Малахов? Он прочитывает 2-3 книги об этой технике, его это чем-то привлекает. Он пробует на себе это несколько десятков раз дома и, пожалуйста, уже об этом пишет и советует другим!
Малахов подчеркивает во многих своих книгах, что его труды самые лучшие и самые грамотные, в то время как он всего- навсего является составителем чужих книг и пропагандистом здорового образа жизни. Трудно в этом признаться...
Не чистые вибрации идут со страниц его собственных «выдумок». Его система есть извращённое понимание духовности в человеке.
Г. Малахов не может остановиться, он строчит книгу за книгой. Гордость, слава, деньги...

Идеал здоровья может быть обманчивым и ошибочным. Существуют некоторые болезни, которые нам необходимо выстрадать. Вспомним так называемые шаманские (неизлечимые) болезни, которые практически посвящают и готовят человека к духовному пути. Я хочу сказать о важности и значении некоторых тяжёлых недугов в духовной жизни человека. Это трудно понять и ещё сложнее принять внутренне. Но подумаем над строчкой М. Ю. Лермонтова — « и в нём мучительный недуг, развил тогда могучий дух!». Тело — наша бренная, земная оболочка. В тяжелой болезни развивается, укрепляется, закаляется наш Дух!
Большинство тяжело больных людей не поймут меня, поскольку для них мир невидимый и наличие в них души и духа, реальности жизни после смерти, — не очевидны.
Болезнь – очень важная духовная практика. У кого её нет (на определённом этапе), тот упускает нечто значительное.
Одно из моих длительных голоданий могло бы печально закончится. Но хорошо, что я голодал не в системе Г. Малахова, а по своей схеме с молитвой. У меня произошла сильная разбалансировка энергий на выходе из голодания. Своевременно и спасительно для меня Бог послал мне болезнь, сильную ангину. Болезнь заблокировала выход разрушительных энергий. Тем самым сберегла меня от опасных последствий. Я осознал это, сердце моё открылось, и я прикоснулся к сокровенным божественным тайным знаниям...
Болезни даются во благо. Жёсткая самоцель, опора на излечение и культ здоровья — ошибочный путь. Оказывается можно испытывать глубокое счастье в период тяжёлого, изнуряющего заболевания. Мне было дано прозрение «Я –не тело!» (а бессмертный дух) на момент испытания меня длительными, острыми ревматическими болями: одновременно на меня снисходило непередаваемое блаженство, когда я прикасался к практике молитвы. Странное непривычное ощущение. Физический покров несёт сильные боли, но они не вызывают привычного страдания! Мой подлинный «Я» в блаженстве, радости и счастье!
По очищению души молитвой болезни исчезают сами собой...

Осознанное сновидение, видимо, также может служить неким промежуточным трамплином в очень высокое. Ясное сновидение связано и со свободой, и с преодолением смерти (но не бессмертием!), и с энергией, и с необычными способностями, и со знаниями и тайнами мира.
Путь в собственные сны и через сны ведет не только ко многому, но и через многое. Путь сновидений также широк и всеобъемлющ, и предполагает обширную духовную работу. (Тело — энергия – сознание). Занятия с телом, энергоцентрами, развитие осознания, работа с энергиями. В результате длительного и серьёзного поиска на пути снов на определённом этапе сновидящий убедится, что невозможно обойти и миновать основной и главный духовный закон — закон любви. Сновидческий путь обязательно должен быть путём любви. Он предполагает первичную работу с сердечным центром, с духом. Вне любви путь снов есть путь ошибок, заблуждений и смертельного риска. Это моё знание и мой личный опыт. В этом открытии нет никакой моей личной заслуги. Любовь, молитва, Дух спасли и сберегли меня.
Там, где всё построено на энергии, на добывании её всяческими способами, на накоплении (как у толтеков) — нет места любви. В любви нет идеи приобретения. Это, наоборот, отдача, самопожертвование. Чем больше любящий отдает, тем во много раз больше к нему возвращается. Обязательный, космический закон! Подлинный духовный поиск не связан с энергией. Энергия в нём вторична. Она может следовать, соответствовать более высокому уровню подвижника, но не определять его! Вот, что важно. Подлинная духовность связана с любовью, а это не энергетическое понятие. Это непостижимая тайна, к которой нам дано прикоснуться через молитву. Очень условно, для большей доходчивости мы называем любовь энергией, но самой высокой божественной, возвышенной и чистой энергией духа. Случилось так, что я во множество раз энергетически слабее дон Хуана, превзошёл его нагвальный уровень в восприятии духа через молитву. Накопи я энергии больше, чем у дона Хуана и дона Хенаро вместе взятых, без молитвы и любви — ко мне не пришло бы тайное и сокровенное знание.
В разных религиозных описаниях мы найдём идеал человека духовного. Он един для всех. Это человек любящий, внимательный, спокойный, осторожный, неторопливый, гармоничный, уравновешенный, блаженный... Вот критерии человека знания.
Самый сильный энергетичный и могущественный маг может быть неуравновешенным, безобразным, дисгармоничным, страшным и вовсе не быть духовным человеком. Такой маг в лучшем случае обречён после смерти пусть на долгую, но конечную жизнь среди неорганических существ. Или пребывать «в грязном астрале», пока не разложится его тело снов. Без подлинной духовности и любви ему не подняться выше, не пролететь к свободе, мимо Орла...
Любовь возвышает человека над миром, над землёй. Вот почему очень важно в системе сновидений развивать сердечный центр. Не ограничивайте заведомо свои возможности астральными областями. Стремитесь выше, в пространство Духа! Не копируйте и не заигрывайте с Кастанедой. Идите путём любви.
Сновидящий может придти к развитию через любовь хотя бы потому, что на определённом этапе он поймет — его энергетическая обусловленность абсолютна и 100 % -на. Осознать себя во сне трудно. Делать это постоянно, часто и много очень и очень трудно. Проводить это всё время, в любой необходимый момент почти невозможно и недостижимо. Всю свою жизнь можно так и проходить I-е врата сновидений по дону Хуану.
Что делать? Отвечу по Иванову, — «проси и всё тебе дано будет». Удивительно! Посмотрите, — этот самобытный самородок, титан духа, простой неграмотный мужик, не имевших никаких учителей и не читавший духовных книг, открывает самостоятельно закон просьбы. Закон молитвы, закон любви и сердечного раскрытия — космический закон. Всё тебе дано будет... (что пожелаешь) На мой взгляд, последователями П.К. Иванова неправильно понято его учение. Главное в нём не обливания холодной водой и голодания, а именно эта самая просьба — молитвенная работа с сердцем. Я заново переоткрыл для себя всеобщий духовный закон любви в сновидениях.
На пути любви возможно всё. Сам Дух — а сновидящий это почувствует! — будет ему помогать, вести, хранить, беречь от опасности. На пути любви нет ничего невозможного. Всё подвластно тогда такому любящему человеку, всё исполняется в его жизни, — писал мне мудрый, прозорливый старец отец Иоанн. И я обнаруживаю через опыт, что это так.
Особенное обращение к молодым начинающим сновидцам, юным романтикам и искателям на пути снов кастанедовской российской волны, — идите по нему с любовью. Не ограничивайте себя, не копируйте К. Кастанеду.
Не так давно читая серию текстов трансперсональной психологии, книгу Патриции Гардфилд «Путь к блаженству», я сделал для себя окончательное открытие.
Главная героиня и автор книги — сновидящая, психолог, имеет множество всяких духовных переживаний. По её телу ходят мощные энергетические потоки. Она много и часто путешествует по миру осознанных сновидений, испытывает, надо думать, духовные космические оргазмы... Казалось бы, можно позавидовать столь яркому продвижению по духовному пути и её высокому уровню самореализации. Но я задал себе вопрос: «Духовна ли она? Подлинна ли её духовность?» и ответил — нет!
В самом сексе, оргазме нет ничего плохого и предосудительного, да и, вроде, энергии, чем больше, тем лучше. Но изменяет ли это её, трансформирует, преображает ли? Насколько это развивает в ней любовь, высшие духовные центры? — Нет, она годами остаётся прежней, увеличивается только чувство собственной важности. Явно не знаю, какого свойства её «космические» оргазмы (а точнее – догадываюсь), но они и её развивающие энергии не делают её чище, уравновешеннее, гармоничнее, спокойнее. Не преображают её и не делают более любящей и духовной. Она по-прежнему объедается (из контекста автора), жадно стремиться к вещам, деньгам, дорогим и невысоким удовольствиям. Она похотлива, алчна и вожделенна. Я увидел её главную ошибку — она не работает с сердечным центром, с сердцем. Своей похотью, энергией вожделения, жаждою наслаждений, неочищенной страстью она вызвала внимание к себе обыкновенных инкубов и володёров, которые откровенно предстают перед ней в полузверином обличии, подчёркивая животную природу её страсти. Обращу внимание ещё раз на то, как правдивы и открыты наши сны. Инкубы, володёры провоцируют сновидящую во сне к дальнейшему подобному вожделенному действию и кормятся вокруг неё, пожирая её сознание. Более того, автор сама развивает это в себе. Гибельный путь и заблуждение. Божественные экстазы имеют явно другую природу. К тому же это описание подано как высокий пример подражания для наших сновидцев.
Очень благодарен трансперсональному институту за эту книгу. Она помогла мне многое увидеть и понять. И хочется думать не мне одному. (Описание П.Гардфилд, датированное 1979г., я использую для наглядного примера, кто знает, как сложился её путь к настоящему времени)
Понятия низшего и высшего в человеке условны и относительны. Вероятно, к Богу можно придти через половой центр, через космические оргазмы. Даоссы, например, для богореализации используют живот — пупочный центр. Но они же подчёркивают необходимость первичного раскрытия сердца. Этот основной духовный закон любви обойти никто не может. Поэтому любой путь должен быть путём любви на практике.

Безусловно, свои духовные идеалы сознательно или бессознательно каждый формирует сам. Но лучше это делать сознательно. Лучше их формировать правильно. Лучше самому разобраться, что есть подлинная духовность.
Некоторые секреты и тонкости практики.
Говорят, в старину деды наши учили плавать следующим образом. Наставник неожиданно кидал с лодки на глубину своего ученика. Тот со страху сразу начинал барахтаться в воде и плыть, или тонул... В последнем случае учитель давал возможность наглотаться воды и потом откачивал начинающего.
Начальное упражнение для сновидца «просмотр рук во сне» подобно по форме вышеприведённому примеру. Этот приём столь же груб и жесток, и является не правильным подходом к обучению практики сновидения. Что делать, дона Хуана так учили его наставники, — по другому он не знает, и он также учит незатейливого своего ученика.
В случае работы со своими снами мы имеем дело не только с телом, но и с психикой человека. А эта штука очень хрупкая деликатная и тонкая. Здесь нужны другие мягкие, плавные формы работы. При грубом подходе, жёстком вмешательстве в эту область можно легко разрушить тело и надорвать психику начинающего сновидца.
Необходима тщательная, подготовительная, практическая работа. И главным в такой работе остаётся параллельное освоение молитвенного приёма. Молитва надёжно защитит, сгармонизирует вас и подстрахует в случае непредвиденной опасности.
Волевую жёсткую установку просмотра рук во сне можно, например, заменить у женщин, с их особым отношением к нарядам, мягкой ориентацией предвосхищения и любопытства — «А в каком платье на этот раз я буду сегодня ночью во сне?!» В обстановке расслабленного предвосхищения она мягко без напряжения может войти в осознанное сновидение. Так одна из моих подопечных, Наталия, легко быстро и свободно, а главное естественным образом, подошла к I-м вратам сновидения. Мужчине после нескольких волевых, жёстких, допустимых, сознательных вхождений в сон желательно сразу перейти на мягкий, пассивный подход. Молитвой он сможет сгармонизировать энергетические поля, разбалансированные волевой установкой. В начале практики сновидения не надо опираться на волевой контроль в самих снах и ставить себе конкретные задачи, планировать намеренные действия. С волевым контролем в начале пути надо быть очень осторожным. Кто знает, какие бомбы негативных энергий спрятаны в подсознании. Они могут быть не проработаны на период занятия практикой снов. Взрывная, отрицательная волна энергии, потревоженная неразумной волей сновидца подобна неосторожному действию сапёра — она бросает точку сборки непредсказуемо. Вначале хорошо использовать путь мягкого всеприятия. Это требует отработки наяву.
На период сновидческой практики надо быть осторожным и внимательным в обращении с людьми. (Чего без молитвы сновидец сделать и не может!) Это касается и других сторон жизни.
Волевой отказ от секса по Кастанеде создаст большую дисгармонию во снах и внутри самого сновидца. Он вызовет к себе не нормальный интерес целого класса летунов и некоторых «нехороших» существ. Человек, сдерживая свою половую энергию, подавляет её, становится злым, нервным, беспокойным, неуравновешенным. Я сам придерживался строго указаниям дона Хуана, данными нагвалю Карлосу, и убедился, что это не правильно. Как быть? Если идти по пути снов с молитвой, отказ от секса и его трансформация в творческую энергию происходят мягко, постепенно и естественным образом в нужное время для сновидящего и его снов время. Как дерево по осени тихо и в соответствии с законами природы роняет листья. В сексе не будет потребности, как нет высшей потребности у кошки слушать музыку Баха. В некоторых случаях такой отказ от секса может быть и вовсе необязательным. Сексуальное удовольствие преобразится в возвышенную и чистую любовь.
Молитва снимет и трансформирует спешку и нетерпение на пути снов. Иначе, можно наломать дров. Без молитвы страсти, нетерпение, духовные желания, вожделения и амбиции в начале пути снов, — особенно, если что-то получается — очень мешают духовному продвижению. Сновидящий должен быть бесконечно терпим, спокоен и уравновешен. Иначе он никуда не придёт.
На пути сновидений не принято раскрывать секреты. Но наряду с важностью мягкой тонкой формы работы со снами, поговорим о некоторых других общих приёмах вхождения в ясный сон.
Вхождение ногами, буквально. Также как и многие другие духовные приёмы этот метод требует первичного сораскрытия сердечного центра (молитвой).
Устремляясь в «небо», в высокие духовные области познания, мы очень легко можем попасть в неуравновешенное состояние. Мы — дети земли, а не инопланетяне. Без земных, условно называемых «низших» энергий, мы не можем работать в сновидении. Достаточно сказать, что за выделение тела снов отвечает подгрудинный энергоцентр, именуемый в йоге Манипура. За перемещение тела снов в самом сновидении ответственен пупочный энергетический центр Хара. Это те самые, порой пренебрегаемые духовными искателями, «низшие» энергии. Я искал мудрость и знание в разных духовных школах и направлениях. Но как часто случается, что сами сны открывают нам знания точнее.
Вот мой ключевой сон. Я вышел из тела, но странным было то, что я вышел только верхней своей половиной двойника: голова-грудь-руки. Находясь в своей комнате недалеко от своего физического тела, я плыл в воздухе, но чувствовал себя дискомфортно. Был не устойчив, не уверен, меня качало, заносило. Я оказался в полной беспомощности. И тогда я стал искать свою остальную вторую половину — живот с ногами. Она лежала недалеко от моего физического тела. Я с трудом добрался до неё, хотя был недалеко, и соединился с ней с любовью. Я обрёл целостность. Это очень поучительный и важный сон. На личном опыте я убедился, как важно равновесие между «низшим» и высшим.
Эта тема наиболее лучше разработана у даоссов. Ноги — вот наши корни! Такой титан духа и мастер снов, как П.К.Иванов, тоже придавал большое значение корням-ногам. Он говорил просто: какая бы умная голова не была, а куда она пойдёт без ног? Это практическая духовная тонкость и мудрость лучше всего выражена и отражена у них. Даоссы даже считают, что если долгое время концентрироваться у основания большого пальца (в месте углубления стопы), то можно вылечить любую болезнь.
Предлагаю для творческого использования методику вхождения в осознанное сновидение через ноги.
Земля — разумное существо, имеет точку сборки, сознание. Мы контактируем с ней в первую очередь через ноги. В городе, закованные в обувь, да ещё на асфальте, наши ноги становятся нечувствительными и неразвитыми. Большую часть жизни мы проживаем в таких условиях.
Необходимо выехать или выйти на природу. Разуться и походить подольше и бережно по земле с любовью босыми ногами. Почувствовать тепло, влажность земли, её сознание. Осторожно войти через ноги в контакт с землёй. (До этого будут сниться сны определённого рода). Когда ноги привыкнут к босохождению (1-3 дня), надо намять специально подошвы ступней, походив с лёгким давлением по еловым шишкам и сухим веткам. Необходимо походить так подольше. Далее, можно постоять, расставив ноги на ширине плеч и почувствовать устойчивость тела, ощутить, что ноги это наши корни. Мысленно опустить свои ноги тела снов глубже в землю (в воображении) и почувствовать сырую влажную прохладную энергию земли, пропитаться ею. Поблагодарить землю. (Это даосская вариация практики «укоренение в земле») Возможен аналогичный вариант работы рядом с деревом.
Перед сном в этот день не нужно долго мыть ноги. Желательно очень быстро ополоснуть их холодной водой и, не вытирая, (или прикоснуться полотенцем) сразу лечь спать. Лёжа ещё немного работаем со своими ступнями. Максимально расслабляем их (можно включать часть ноги до колен, но возвращаться и останавливаться вниманием на ступнях), вспоминаем ощущение босохождения. Тогда ноги начнут гудеть, вибрировать, станут горячими, от ступней вверх пойдут токи, вызывая приятные энергетические ощущения и эффекты. После этого мы спокойно засыпаем с пассивным (не волевым) представлением, как во сне встаём ногами на пол, остальное тело снов сделает всё само. В нужный период ночи (когда вы отдохнёте) оно своими сновидческими ногами войдёт в управляемый сон. Оно в него вышагнет. Я, например, просто встаю из тела в начале ночи из просоночного состояния и становлюсь ногами на пол, как это мы делаем обычно, когда просыпаемся и поднимаемся из своей постели.
Развитые центры ног позволяют летать в сновидениях. Вспомним, боги в древней Греции изображались с крылышками на ступнях.
Маленький секрет для тех, кто хочет чаще летать во сне. Из снов-полётов легче выходить в осознание себя во сне. Надо заснуть и спать с вынутыми из-под одеяла ступнями (ступни должны быть непокрыты). В комнате спящего не должно быть холодно. Это часто срабатывает.
Когда сновидящий входит в донхуановский магический мир, он начинает видеть, что живёт в мире, где действуют различные Силы. Обычный человек этого не видит и не замечает. («Он защищён своей глупостью»). Сновидящий учится различать и понимать эти силы, а также разумно использовать. Ветер — это большая сила, имеющая своё сознание. На пути снов Силы сами приходят к нам. Они могут придти к нам в сон в виде ветра. Но мы сами можем пригласить к себе в сновидение ветер. Практика проста. Где бы мы не находились, (на улице) при появлении ветра, вспоминаем сразу о себе. Начинаем чувствовать этот ветер. Не надо думать и анализировать. Именно, чувствовать его телом, кожей, волосами. Осознайте его силу, давление, действие на наш вес. Отметьте чувствами (не умом!), холодный он или тёплый, ровный или порывистый, сухой или сырой и т.д. Мы можем это делать даже в помещении, где открыто окно или есть сквозняк. С этих пор ветер может придти к нам в сон. Отмечу только, что это совсем не игра, а очень серьёзно. А поскольку я дал эту практику, даю общие указания по поведению во сне.
Если ветер ворвался к вам в сон, и уже вырвал вас и понёс, и вы чувствуете, что бороться с ним не в силах — отдайтесь ему, покоритесь с любовью. Если вы можете противостоять разным ветрам во сне — не заигрывайте с ними, наблюдайте спокойно, держитесь стойко, уравновешенно. Это общее. Ветры очень разные. Изучение их приходит с практикой и опытом. Что-либо конкретнее можно говорить лишь индивидуально. И всё же есть предостережение. Если в ваш сон ворвётся какой-либо сильный или необычный ветер и вызовет у вас большие эмоциональные переживания, — найдите и проконсультируйтесь с каким-нибудь опытным сновидящим, духовным наставником, учителем.
Эффективно использовать энергию страха. Если сновидец из пугливых, — ему повезло. Для этого наяву ему надо приучить себя осознавать свой страх. При малейшем его появлении, искать его у себя в теле. Где его источник, откуда он, с какого места тела распространяется и как течёт, в каком направлении? Для тех, у кого ночные кошмары, это особенно полезно и хорошо.
Эффективно, но не безопасно созерцание. Особенно опасно созерцание текущей воды (реки) в одиночку. Я сам несколько раз чуть не растекался. Разного рода качательные, раскачивающие, двигательные упражнения полезны (лифт, качели, бег), но индивидуально для каждого. Я сам часто использую осознание движения в автобусе, автомобиле и скоростной лифт. Осознание движения наяву — ключ к состоянию движения точки сборки во сне.
А вот молитву в практике снов считаю не только желательной, но и обязательной. Это не только правильное начало и развитие наших снов, но, прежде всего, — наша страховка и защита. В этом каждый очень скоро убедится.
Учитель йоги при ООН Шри Чинмой называет сердечный центр — чакрой путешественницей. Ей подвластны все области вселенной. Без развития сердечного центра сновидец обречён на узкое ограничение своих возможностей.
Очень полезен для практики снов дзенский коан «Кто тащит это моё тело?» Но опять таки работать с ним нужно под наблюдением и в соответствии с личными инструкциями.
Красота — вот что сильно питает наше с вами тело сновидений. Красивая природа, живопись, музыка, архитектура (особенно), в частности, Храмы, Церкви. Они строятся всегда на возвышенном месте, на площади сильных космических потоков. (Места Силы). Их форма, красота вводят нас естественным образом в сказочный мир ясных снов. Очень полезно постоять и внутри самой церкви. Там не менее красиво. Духовное убранство, украшение, позолота, тихая служба способствуют внутреннему самосозерцанию, остановке внутреннего диалога и развитию двойника. Маги для остановки мыслей использовали волю, всякие ухищрения в виде камушков между пальцев, а тут так просто — придти и постоять в церкви. Сновидящий сам не заметит, как его беспокойный ум угомонится, утихомирится — без этого не возможно сновидеть.
Очевидна для сновидца возможность использования и проработки просоночных состояний. Надо поймать момент между бодрствованием и сном, и стоять в нём сознательно как можно дольше. Из просоночного состояния можно прыгнуть сразу в управляемый сон. Но этот приём неудобен для искателя, ведущего обыкновенный городской образ жизни. Бывает часто, что после такой практики очень трудно потом заснуть, а завтра на работу... Я мог позволить себе не спать ночами. Известно, что христианские мистики, отшельники, подвижники спали очень мало и часто вовсе не ложились в постель. А проводили ночь, сидя или даже стоя. Это называется ночным бдением. Они были бдительными всю ночь, чтобы коварный и обольстительный сонный образ, падший дух, не завладел их сознанием и не увлек их в низменную страсть. Искушений в одиночестве гораздо больше. Работа с просоночными состояниями — фрагмент такого ночного бдения.
Один из почитаемых в христианстве святых Нил Столобенский, живший несколько сот лет назад, не только не ложился спать, но даже и вообще никогда не садился! Он смастерил себе в стене два крюка и, опираясь на них подмышками, стоя изредка отдыхал или дремал. Я бывал в святых местах его жития в Боге. Это Нило-столобенская пустынь на острове. Озеро Селигер. Красота неописуемая. Сказочный монастырь среди природы. Поездка оказала на меня воздействие необыкновенное. Это на всю жизнь незабываемое, благодатное воспоминание…
Когда я живу один в деревне, я стараюсь продолжать длительно прорабатывать просоночные состояния. Очень интересно наблюдать действия и реакцию своего двойника в этом случае. Чтобы прыгнуть из промежуточного состояния дрёмы сразу в ясный сон, я использовал энергию страха. Реакция страха естественная реакция человека в просоночном состоянии, который знает, что живёт один и в доме никого нет, на неожиданный звук, стук, топот за стенкой или на чердаке. (Неорганика шалит). Точка сборки от такого звука хорошо смещается и прыгает в осознанное сновидение. Как ни странно, чаще всего, такое происходило на время полночи...
К тонкостям практики и очень важным аспектом духовной работы вообще я бы отнёс следующее направление. Это область магического. В частности, многие чудеса дона Хуана основаны на этой практике. Я бы не назвал её секретной, скорее, это очень сложная, долговременная, ювелирная работа. Она связана с магией любви. У меня, например, хорошо получается «выкатывать» солнце в пасмурную погоду. (Правильнее было бы говорить о разгоне туч.) Подождите снисходительно улыбаться, принимая меня за наивного романтика или вруна. Вникните в суть вопроса.
Земля, природа, все планеты, вселенная пульсируют, вибрируют в определённых ритмах, сочетаниях, цикличности процессов. При работе с сердечным центром через молитву, через любовь можно войти в состояние полного всеприятия, гармонии с бытиём, природой и неразрывно слиться с миром. Исчезает, растворяется полностью наше Эго. Тогда мы находимся в тонком равновесии со всеми жизненными природными процессами. И своим сознанием, своей точкой сборки просто во всём этом и со всем этим идём, двигаемся, течём и перетекаем. Здесь начинается магия и волшебство любви. Мы, вдруг, начинаем обнаруживать, что всё у нас получается. Всё вокруг чудесным образом подстраивается под нас, зарождая чувство всесильного сказочного и волшебного мага, который сам может влиять на события. В нашем восприятии возможны любые чудеса! Это состояние может длиться долго. Но легко и выбиться из него. По сути, в нём нет ничего волшебного. Ведь мы живём в мире сознания и любви. Наверное, барон Мюнхгаузен был очень любящим человеком и шёл в такой гармонии с законами природы, что у него получались самые невероятные вещи. У дона Хуана это называется «мир соглашается». За кажущимся хаосом событий маги видят определенную схему движения энергопотоков. Наша точка сборки, являясь энергией, может течь и перетекать согласно этой схемы.
Не набор случайностей и наша городская жизнь. Есть свой порядок, своя скрытая ритмика за суетой очередей, толпы и автотранспорта. Обыкновенный человек иногда замечает, как он случайно попадает в особую гармонию с этим природно городским ритмом. Целый день всё получается. Автобус подходит вовремя, человек всё успевает без усилия, удача во всех начинаниях и т. д. и т. п.
А не надоело ли вам жить в вашем скучном, размеренном, монотонном и нудном мире? Не надо дожидаться видения энергии. Через любовь и молитву мы можем начать жить в волшебном, чудесном измерении.
Практика долговременна и сложна. Но со временем возможны любые невероятные вещи. Допустите, что в мире сознания и любви возможно всё. Допустите и помните об этом. Тем самым мы сделаем свою точку сборки не фиксированной, не привязанной жёстко. Здесь первый главный ключ к тайне восприятия. С утра раскроем сердце через молитву и целый день попробуем быть в состоянии любви и всеприятия. Выработайте в себе некое ощущение, чувство смиренной готовности буквально ко всему внутри и вне вас. Это трудно. (Это приходит с годами). Эта техника есть во всех религиях и духовных системах. В разных формах. Я разрабатывал её глубже через призму магических знаний магов-сновидящих. Она требует индивидуального личного посвящения. И основана на знании и видении влияния будущих сил. Но можно начать сразу с магической работы. Хотя эту методику я считаю уровнем повышенного класса, более доступного для продвинутого сновидца.
Если вы выработали в себе это ощущение смиренной готовности ко всему происходящему — живите с этим. Тогда вы можете начать собственно магию. Но здесь есть тонкий нюанс. Планируя магическое действие, мы должны быть текучими, как говорил дон Хуан, желать не желая, хотеть не хотя. Как только в нашем желании появится страстность, Эго, ничего не получится. Это ювелирная работа. Но если её провести правильно, все чудеса дона Хуана будут понятны. Не надо начинать сразу с трудного. С выкатывания солнца, например, это может быть затруднительным для него. Оно может оказаться в замешательстве и не знать, куда ему двигаться, если слишком много желающих будет толкать его в разные стороны. (Шутка, в которой есть доля правды).
Начните с простого. Подгоните сразу себе на остановку автобус, как только вы подошли. Ничего, если вы прождете его 20 минут. Будьте с этим, понаблюдайте появилось ли ваше Эго, в виде спешки, недовольства, разочарования, ропщет ли оно, есть ли в вас любовь и приятие. Если Эго ропщет и разочаровано, значит, мы не попали в ритм, в смирение, в энергетический поток событий. Продолжайте практику. И однажды, вы почувствуете, что у вас стало кое-что получаться. Вам будет казаться, что чудеса делаете вы, но главное это происходит! Не хвастайтесь всем, иначе вас примут за сумасшедшего. А весь секрет прост и, как вы догадались, он скрыт в позиции точки сборки.
Несложный секрет для тех, кто хочет быть счастливым и испытывать переживания счастья. Это потребует начальной работы по освоению молитвенного приёма. Далее, необходимо пытаться молиться в осознанном сне. Сам же секретный способ «вызывания» счастья заключается в следующем. (Идея подсказана Е. Цветковым) Вы сами создаёте себе и прорабатываете наяву фрагменты и символы счастливого сна. Например, кушаете мёд очень внимательно и осознанно, концентрируясь на вкусе, или подольше медитируете на звёздное небо, или на солнечные лучи и красивую природу. Хорошо, если при этом вы будете испытывать чувства восторга, восхищения и красоты. В дальнейшем ваш внутренний волшебник — тело снов, будет использовать вами же наработанные наяву символы счастья и исполнения желаний во сне, для того, чтобы сообщить вам, что вас ожидает... счастье наяву...
«Размеры» счастья, масштабы счастливого события, мы определяем для себя сами. То есть, внешне это может быть незначительное событие. Например, обычное деловое утро. Но внутренне (!) мы можем воспринять это утро, как целое обновление, прорыв к радости. Или же, наоборот, выигрыш в 10 тыс. рублей в лотерею можно встретить сухо, без восторга. Жизнь — внутренний процесс!
Удачи и счастья!
О боге.
…День стоял обыкновенный. С неба падало блаженство. Бог, как всегда, присутствовал невидимо в воздухе. Он был внутри деревьев, кирпичей домов. Он звенел проходящими электричками. Он лаял бродячими собаками. Он дышал в спины бесчувственных прохожих и весь состоял из любви…
Жил-был я. И я ни чем не отличался от других. Я методично ходил на работу и с работы. Сидел у телевизора вечерами. Пил пиво с друзьями по выходным. Имел семью и растил детей. Курил и бросал курить. О Боге не помышлял и даже не хотел о нём слышать. Но всю мою жизнь Бог стучался ко мне в дверь. Но я не слышал. Я был слишком занят. Мне надо было методично ходить на работу и с работы, сидеть у телевизора вечерами, пить пиво с друзьями по выходным. Содержать семью и воспитывать детей. Курить и бросать курить…
Однажды Богу надоело стучать ко мне тихо. И он постучал громко. Но не рассчитал. Стукнул так, что дверь моей квартиры сорвалась с петель. И я уже не мог не заметить гостя. Тогда я впервые увидел Бога. Ещё я почувствовал его. Даже попробовал его на вкус. Даже на запах. И сразу всё понял. А поняв, – кинулся к Нему. Но он исчез…
Тогда я забился в угол своей комнаты и под тяжестью всех этажей надо мной сразу схватил себя за голову: вот так… Тогда я впервые всерьёз задумался о своей жизни. Я осознал, что она была глупа, сера и бессмысленна. В ней не было главного – Бога. Тогда я бросил всё, пришпилил на дверь записку «Ушел искать Бога.». И пошел бродить неизвестно куда в надежде опять встретиться с Ним.
Бог же, в свою очередь, непонятным и странным образом стал играть со мной в прятки. Он показывал себя не надолго, словно за тем, чтобы я познакомился с Ним получше. Чтобы потом исчезнуть на более длительный срок. Однажды мы были вместе очень долго. Я кушал Его, я пил Бога. Я стал пьяницей божественного. Блаженство не покидало меня. Бог оставил меня в тот момент, когда я уже не мог без Него жить. И я в великой тоске по Нему стал страдать в Его отсутствии. И понимал, что чем больше счастья от Него мне даруется, тем больше будут мои страдания. Я был готов на любые мучения ради новой встречи с Ним. Еще я понял, что Бог учит меня. Счастье разрушительно, надо стремиться к блаженству, гармонии и равновесию.
…День стоит обыкновенный. С неба падает блаженство. Бог, как всегда присутствует во всём, везде и сейчас. Но знаю об этом только я…
Вот и я подошёл к тому, что знаешь и понимаешь, а выразить и описать словами это почти невозможно. Это то, о чём говорит дон Хуан — знаешь, не зная; чувствуешь, не чувствуя. О Духе. О Боге...
Маги шли своими путаными лабиринтами-дорожками к Богу через накопление энергии. А путь прямой и чистый — через сердце, через молитву, через любовь. Они всю жизнь ищут вход в эту потаённую, маленькую дверцу, которая посерёдке между левосторонним — и правосторонним осознанием. И всё никак не могут её найти, даже перед уходом в небытиё. А эта потаённая дверца находится в сердце и приоткрывается сразу через молитву. В самом начале пути любви я прикоснулся на время, приоткрыл не надолго ту самую дверцу. И понял всё про дона Хуана. И понял, что я через молитву превзошёл духовный уровень самого Нагваля, к которому он только начал приближаться в конце пути. Вернее, я понял это позднее. Превзошёл, конечно, не в мудрости, не в энергии, не в знании тайн вселенной, не в чудесах, а в главном — в познании самого Духа, Бога. Другой вопрос, что уровень этот не стал моим постоянным и стабильным достижением. Он был мне только приоткрыт и показан, но превосходил достижение самого дона Хуана.
Почему я так уверен в этом? Это мой опыт постижения. Я бы не смог оценить более высокий уровень. Но более низкий увидеть и оценить могу. Это всё равно, что смотреть с высокой горы на более низкую вершину. Я вижу уровень дона Хуана. Это из опыта постижения тайны, тайны возвышенной чистой и божественной Любви. И сие нисколько не возвышает меня над загадочным и таинственным старым нагвалем — предводителем группы магов.
Бог, Дух... Где он, что он, кто он? Через сердце входишь в особую таинственную область, некое ощущение, тонкое чувствование на грани его присутствия. Род особого знания, видения, что он рядом и его ... нет... Одновременно видишь и знаешь. И не можешь доказать.
Иногда, Дух может грубо вмешиваться в твою жизнь, давая явные знаки, понимаемые как прямые указания. То лёгкие намёки. Порой нечто предлагается, но не обязывает. То в длительном молчании, и путник оказывается в полной и долгой оставленности, тогда начинает думать, что никакого Бога нет...
...Однажды, бес наживы и жажды роскошной жизни подкрался ко мне и долго держал меня потными, липкими руками в своих объятиях. Это подогревалось присутствием рядом очень молодой цветущей и юной особы. Ох, как мне захотелось быть богатым! И меня повело. Я сначала в мечтах, а потом всерьёз начал вынашивать планы отъезда в Америку и скоропостижного обогащения. Хотя в то время на своей работе в инофирме я был довольно обеспеченным человеком. Ещё, ещё! Там, в Америке, уже вроде бы преуспевали некоторые наши знакомые по работе, и я сам чуть не уехал...
Когда дело уже дошло до практической реализации моего «американского» плана, вдруг — именно — «вдруг», и именно ни с того ни с сего на моей работе объявился какой-то знакомый моего друга (он существовал очень давно, но я никогда о нём не слышал и не видел его) и сам изъявил желание подвести меня после работы из Москвы домой на своём «Вольво». Мы ехали час. Водитель только что вернулся с годичной эмиграции из Штатов, куда он ездил за добыванием денег. За время нашей езды не понаслышке, а из его живого опыта я узнал все подробности моего будущего предприятия и претрудной жизни «там» в качестве эмигранта российской теперешней волны. И отъезд мой в Америку отпал как-то сам собой. Бес денег и богатства утихомирился и постепенно отпустил меня. Больше этого «американского» знакомого я никогда не видел и не слышал. В то время и тогда, когда вспоминал этот эпизод своей жизни, меня не покидало чувство данности мне того «эмигранта», чьего-то указания, шедшего через этого человека, прямого вмешательства в мои планы. Уж слишком явно и в нужный момент всё было обставлено, чтобы можно было сослаться на совпадение. Да, Дух может вмешиваться в нашу жизнь открыто...
В другой раз после пересмотра своей жизни я захотел уехать насовсем из своего города, чтобы полностью стереть личную историю. Чего проще поменять ближнее Подмосковье на город более далёкий от Москвы. Я делал много серьёзных попыток: объявления, обоюдные осмотры квартир, договорённости и даже согласие на обмен. Но всегда какая-то стойкая, неожиданная и непреодолимая причина, вдруг, возникала, и я оставался жить на своём прежнем месте. Веление Духа...
Запределен и непостижим. Мы не знаем Его замысла. Как и куда Он нас ведёт. Мы готовим себя в маги, в одинокие воины, в йоги, странники, отшельники, а Он даст тебе возглавлять богатую инофирму и пошлет многодетную и счастливую, семейную жизнь. Но мы понимаем и чувствуем, что Он ведёт.
Ты хочешь постичь его разумом, но он не поддаётся, не вписывается в твои представления. Ты можешь Его просить, умолять, негодовать, обижаться, шантажировать, но он не играет в твои детские игры. Как, вдруг, всё исполняет!
Ты входишь с Богом в свои человеческие, интимные отношения, чувствуешь и переживаешь Его живое присутствие. Иногда Он отвечает! Не можешь доказать его влияние — не можешь опровергнуть.
Но через любовь ты постигаешь сам Дух. Он не абстрактен и безличностен, а значит, по утверждению магов холоден и равнодушен. Непостижим умом? — Да! Но постижим сердцем! Ум ограничен — сердце бесконечно. И тогда всё расцветает внутри и вокруг. Благоухает, и открываются все тайны познания мира, свершается чудо и волшебство. Не через энергию, а через любовь. Вот где главное заблуждение донхуановских магов и их последователей!
Стоит Богу слегка коснуться, поманить — бросишь всё и пойдёшь на Зов. Потом будешь недоумевать. Что повело, сорвало с насиженного места?
Без Духа нет игры. Он — главное действующее лицо. Именно, Дух сдвигает точку сборки — утверждает мудрый дон Хуан. И он абсолютно прав.
Нам кажется, что мы многое можем «делать» и многое зависит от нас. Но это не так. Мы можем стучаться во все двери, медитировать и молиться с утра до вечера, пройти все существующие духовные тренинги и семинары, обойти всех учителей. Но значительного так может ничего и не произойти. Тогда придёт глубокое понимание — без Бога ты никуда не придёшь. Бога нельзя достичь усилием! А можешь ничего не делать и даже не ждать, — как, вдруг, — распахиваются врата, Он сам явит себя, всё даст, и ты это почувствуешь.
Запредельно, непостижимо...
По мере молитвенного очищения, вдруг, начинаешь понимать и видеть стройный порядок вещей, логическую последовательность событий вокруг тебя. Всё, каждая мелочь, приобретает скрытый смысл и своё особое значение. Ты видишь, что мир не хаос и набор случайностей. Ты понимаешь, что люди вокруг тебя, с которыми ты входишь в контакт, не просто случайные гости... Не перестаёшь удивляться божьему замыслу, предвидению и мудростью бытия. Постепенно открываются многие тайны. До этого не видел, не знал, был безнадёжно слеп.
Иногда, Бог кажется незаслуженно холодным и жестоким. Но это кажется от незнания. Спустя время, видишь и понимаешь — это во благо и во имя твоей же пользы. Это во имя любви к тебе. И поражаешься божественной благосклонности и заботе о тебе. Порой явно незаслуженно, бесконечная Любовь Бога даруется, спускается к тебе, и ты с трудом можешь объять и вместить её в себя. Это великие моменты в жизни — обретение веры, знания, тайны. Он ведёт, ведёт тебя правильно и надо лишь всецело ему отдаться, доверять.
Веди меня, Господи, куда пожелаешь — я твой. И прости меня неразумного, что я не знаю Воли твоей!
Очищать связующее звено с Намерением, с Богом. Чтобы лучше исполнять Его волю.
Первый и главный урок Бога, данный мне, заключался в полном подчинении, смирении ему, судьбе, обстоятельствам. Абсолютная сдача! (гл. «Прыжок»). Второй очень важный урок явлен самим Духом мне через Знак.
Я и моя мама ходили по магазинам и так и не купили, не выбрали задуманную покупку. (Задолго до этого моя мама, прочитав всего К. Кастанеду, неожиданно объявила на кухне, что она — воин. Тем самым привела меня в восторг!) Мы шли и спорили. Я что-то доказывал. Говорил, что надо жить в «настоящем», что «завтра» никогда не приходит. Что надо было купить. Что после смерти «туда» с собой ничего не возьмёшь. Говорил о СМЕРТИ. Вскоре, моя мама сделалась обеспокоенной и торопливой. Она вспомнила, что у нас кончился дома хлеб. И потащила меня спешно в какую-то известную ей хлебную лавку. Мы почти бежали, чтобы успеть до закрытия. Окошко лавки, из которого продавали хлеб, смотрело на площадку возле улицы. Мама подошла к окну, а я встал в метрах 10 неподалёку, ожидая. Какой-то незнакомый мне человек стал проходить мимо и почему-то тесно ко мне, хотя было свободно. Выйдя из-за моей спины слева, он толкнул меня, наступил всем весом мне на ногу. Пошёл дальше, покачиваясь. Я остался спокойным, снисходительно за ним наблюдая, — пьяный... Человек подошёл к хлебной лавке. Его качнуло в сторону ещё сильней, и он завалился на живот в тающий снег рядом. Тело судорожно дёрнулось — штаны стали мокрыми. Со сточной трубы на него струился ручеёк талой весенней воды. Он становился мокрым весь. Я отвернулся. Мне не хотелось помогать этому пьяному подняться. Потом я понял: этот человек умер! Моя мама как-то сомневалась в этом. Подходили люди. Мы быстро зашли в соседнюю аптеку и вызвали по телефону «Скорую помощь». Маму гипнотически тянуло к месту смерти. Прохожие, оттащив человека, подтвердили — умер. Теперь уже я потащил маму домой. Размышлял.
Думал — уж слишком явный Знак. Сама смерть наступила мне на ногу! Дух «слышал» мой разговор о смерти и знал, что эта самая смерть случится недалеко. Тогда через маму он поторопил нас (спешить было не обязательно) и привёл к месту происшествия. Самим Духом был дан мне второй Великий урок. Смерть всегда рядом. Она может придти в любой момент, даже когда просто идёшь по улице. Даже не обязательно, чтобы падал кирпич на голову. Ты можешь просто гулять...
И есть третий урок Духа. Это великая учёба. Великое Неделание! В жизни искателя наступает период, когда кажется, что ничего не происходит. А скорее наоборот, — скатывание. Очень долго закрыты все двери, все духовные центры. Очень долго сердце пустое и бесчувственное. Нет никаких признаков успеха в работе, ни токов в теле, ни благодатных ощущений, ничего... И чтобы путник не предпринимал, всё остаётся прежним. Более того, кажется, что вернулся на свой прежний уровень, место, с которого начал путь.
Такое Неделание очень важно и полезно. В таком состоянии негласно подспудно копится великая мощь, покой и сила! Уже нет разочарования в практике. Точка сборки становится не привязанной, свободной. Искатель не хватается, не цепляется за успех, не восторгается своими духовными переживаниями. Он не впадает в тоску, отчаяние, безнадёжность и уныние при длительных неудачах. Он в равновесии. И этому великому Неделанию тебя учит не учитель, не дон Хуан, а сам Дух, Бог!
Мне представляется большой, благоуханный, летний, цветущий сад. И гуляющий в нём ребёнок с широко открытыми глазами познаёт в нём мир. Поют птицы, пролетает бабочка, садится ему на руку пчела. Ему кажется, что он совсем один. В то время как любящая мать неусыпно из окна наблюдает за ним. Ребенок играет, забавляется, удивляется, пугается незнакомого и нового, падает и встаёт. Он действительно один в саду… Но иногда выходит мать, поддерживает своё дитя и успокаивает. Мы и Бог...
Пролетая над землей. О смерти (всё более глубокие уровни постижения).
«...Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чём фокус! И вообще не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер»
М. Булгаков
Я лечу высоко и вижу землю. Я и мы все выросли на этой земле. Мы — её дети. Сверху она кажется ещё красивей. Чуть ниже полёт. Леса, поля, извилистые линии рек, города, трубы... Люди шевелятся, копошатся, строят, воздвигают, работают на земле, пускают глубоко корни. Основательно и надолго. Они собираются здесь жить очень долго, почти вечно. Посмотрите, как они всерьёз увлечены всем этим. Кажется, они не собираются умирать. Пройдет, каких-нибудь 2-3 десятка чуть больше лет и половина из этих людей будет закопана в ту же самую землю. Ещё через несколько десятков лет исчезнет другая половина.
Они что не знают и не представляют, как с высоты птичьего полёта их жизнь быстротечна, бренна, смешна, глупа и наивна?!
Вроде бы знают и догадываются. Что за глупые вопросы про смерть? Люди заняты очень серьёзным, ответственным и важным делом. А я про какую-то смерть. И продолжают копошиться...
Лечу дальше. Я понимаю, надо как-то жить, что-то кушать, во что-то одеваться, кормить детей. Но нельзя же так основательно, бездумно и прочно. Словно впереди нет никакой смертельной черты, за которой небытиё, пустота, мрак, абсурд, бездна, непостижимое и вечное Ничто!
Жизнь так абсурдна и парадоксальна! Вдохнуть, чтобы выдохнуть, лечь спать, чтобы проснуться, родится, чтобы умереть... Ничто не постоянно, не вечно. Нет той стабильной точки отсчёта, от которой можно оттолкнуться, на которую можно опереться. — Нет, пожалуй, есть...
Человек лезет из кожи, куда-то стремится всю жизнь, пыхтит, тужится, а это так глупо, вдруг, — бац, лежит в гробу и исчезает навсегда! Ему уже ничего не понадобиться, всё, чего он так страстно желал и о чём мечтал, что приобрел, — «туда», уже не возьмёшь с собой...
Мой друг Давид, эмигрант из Израиля, рассказывал: приехал человек туда жить. Увидел изобилие товаров. Глазки загорелись. И всё доступно – заработать и купить можно. И стал бедняга с утра до вечера вкалывать. В планах то купить, это. Время незаметно промчалось в подобном рвении. Оборвалась неожиданно его жизнь. Денежный счет отлетел государству…
Как это глупо, бессмысленно!..
Даже в космическом масштабе нет постоянства. Человек, достигший предела духовных возможностей, обретший бессмертие (относительное), вдруг, тоже когда-нибудь исчезнет (дон Хуан указывает на это). Его и всё космическое бытиё вдохнёт в себя великий и непостижимый Брама. В космическом, вселенском масштабе эффект сознания секунды или вечности един. И здесь абсурд.
Этак, куда меня занесло?! Нет, надо спуститься пониже, а то слишком высоко, голова кружится.
Любовь! Мне остаётся так много, что я не могу её охватить и вместить в себя. Она — бесконечна! Я продолжаю парить в любви над землей, описывая полукруг. Определённый смысл человеческой жизни и человечества в целом, безусловно, есть. Ничто не пропадает даром. Ни одно усилие на тернистом духовном пути.
Ни одно усилие по осознанию себя наяву не пропадает зря. Оно проявится осознанным сновидением. Ты не знаешь, где ты. Всё смешалось. Сон — явь! Ты просто ЕСТЬ. И во сне так же как на земле идут дожди, дуют ветра, светит солнце, встречаются «люди». И ты продолжаешь свой полёт. Пролетая над землей...
Уже много людей умерло. (Подумайте...)

Конечно, умрёшь когда-нибудь и ты...
Да, как это возможно? Я — такой красивый, такой умный, неповторимый, такой уникальный и замечательный и, вдруг, — умру?!

Выход на всё более глубокое осознание и постижение смерти. Надобно сделать смерть неким постоянным, тонким, духовным чувством, присутствующим всё время. Она постоянно находится за нашим левым плечом, сзади. И угрожающе молчит. И это не метафора!
Смерть – уничтожение целостности энергетической структуры человека, расслаивание слоев энергетической луковицы, ранее склеянной точкой сборки. Смерть – рассеивание, ликвидация нашей точки сознания и в конечном счёте нас самих – нашей подлинной сути! Смерть подстёгивает, погоняет нами, помогает нам, стимулирует, способствует нашему развитию.
Сегодня жив, завтра – нет!..

В доме моего деда висит старая фотография, может быть, конца 20-х, начала 30-х годов. На ней группа — 33 человека, коллектив местного лесничества. К этой выцветшей, желтоватой фотографии я испытываю некое странное чувство. Не потому, что это ощущение прикосновения к старому времени, выраженное в одежде и лицах запечатлённых здесь людей и в состоянии самой фотографической бумаги. Не потому, что среди всех мой дед. Нечто ещё. Что-то в их взгляде.
Они все умерли, даже самые молодые среди них! Говорят, когда умирает человек, что-то меняется в чертах его лица на оставленных им фотографиях. Это нечто в уголках губ, глаз. Что-то неуловимое. Сказывают, по таким снимкам можно определить, жив ещё человек или мёртв. Эта особенность хорошо видна на кладбищенских фото. А тут групповая съёмка умерших.
Старый, дряхлый дедок с седой бородой в рваной тужурке стоит сбоку. Этот уже сгнил давно. По центру лихие мужички в фуражках с бородами «царь Николай II», — праха этих не найдёшь. Справа — некий казак-молодец с большими закрученными вверх усами, в глазах удаль и хитрость. Где твоя удаль? — Разлагаешься ты, родной мой, в земелюшке сырой. Молодая, белокожая с наивным лицом девушка. — Тлеет и язвами покрывается белая кожа...
А вот молодые ребята, им не больше 18-ти, стоят в сапогах чуть больше на размер, подбоченившись. Давно ли по вам справляют поминки? Мой дед, с той самой своей чуть кривой улыбкой...
Может казаться, что я много говорю о смерти. Но я говорю и пишу о смерти мало. Не достаточно. Мы живём в мире смертей. Она случается то там, то здесь. Не замечать её — уподобляться страусу, спрятавшему голову в песок. Приближаясь к пониманию смерти, мы всё более постигаем жизнь. Очередной парадокс.
Смерть во многом похожа на осознание себя во сне. Понимание смерти выводит человека на высокие уровни бытия и осознания. Сколько лишнего и ненужного уходит тогда из жизни! Это и есть безупречность, высокое качество существования. Надо жить так, будто тебе скоро умирать. Стараюсь часто и специально присутствовать на любых похоронах. Особенно, действенно это, если знал покойного при жизни. Много видел похорон. Будда не зря посылал своих учеников медитировать на кладбища и кремации.

Уже много людей на земле умерло... Я продолжаю свой полёт во сне и пролетаю над землёй.

Есть в нас нечто такое, что заставляет не верить, обманываться в отношении смерти. Что-то вечное, некое знание или чувствование, что мы не умрём никогда. Вот сейчас я такой реальный, живой, который думает, дышит, чувствует, двигается и разговаривает и, неожиданно — покойник, холодный труп. Невероятно, немыслимо, непостижимо!
Уйти в длительное окончательное осознанное сновидение и никогда не вернуться на землю. Не проснуться... Мы стараемся не задумываться о смерти и отмахиваемся от этой темы потому, что это очень страшно. И этот страх уходит глубже в нас, становясь длительным постоянным подсознательным стрессом. Ценность сновидческого осознанного опыта безусловна в преодолении этого внутреннего, смертного, подавленного страха. Возможность реализации преодоления самой Смерти путём сохранения индивидуального сознания после разрушения и уничтожения физического тела впечатляет...
Вся жизнь — всего лишь подготовка к смерти. Говорят, как жил человек, так он и будет умирать. Вижу как моя жизнь, стремительно набирая скорость, мчится к смерти. Чувствую, как всё быстрее земля проворачивается вокруг оси, еле успевая подставлять свои бока солнцу.
Много думал о смерти. О смерти надо думать правильно. Часто бывает, приближаясь к пониманию смерти: вдруг, охватывает небывалое, неповторимое чувство удали, свободы и остроты жизни!
Есть в этом какой-то дерзкий вызов неизбежному и неумолимому закону природы. Я жив пока, но знаю, что я действительно и обязательно умру. Но вот сейчас всё чувствую, переживаю, дышу, наполняюсь жизнью, любовью и, может быть, буду ещё жить...
И мне не страшно. Я — по сути, уязвимый маленький ничтожный человечек в этом громадном мире. Она — Смерть, всесильный закон природы, неотвратимая глубокая бездна, тайна и пустота. И я могу ей бросить вызов, перчатку. И через любовь, через осознанное сновидение преодолеть, превзойти Смерть!
Кажется, что после твоей смерти мир не имеет право на существование. Это ощущение оправдано. Представляется, после нас мир непременно должен разрушиться, уничтожиться, прекратить свое бытие. Одновременно ты понимаешь, что это не произойдет. Он будет кричать, петь, плакать, шуметь и заявлять о себе. Будут веселиться и бегать дети в скверах. Будет дуть ветер, шуметь деревья. Всё так же будут спешить куда-то люди. Они будут смеяться, сидеть в ресторанах, совокупляться по ночам, читать книги, целоваться и смотреть телевизор. Люди в гонке за деньгами, славой, удовольствиями. Они будут продолжать ругаться, спорить, воевать и убивать друг друга... Будет, будет бесконечно течь жизнь во всём своем многообразии, а тебя уже не будет никогда...На самом деле после нашей смерти мир всё-таки умрет…Уничтожится целый, громадный, неповторимый мир нашего уникального восприятия — наш мир! Мир, который мы создали сами, носили в себе всю свою жизнь, и мир, связанный с индивидуальной позицией точки сборки и со своими уникальными энергетическими связями.
Говорю своей смерти – не хочу умирать! А она: какой смешной, рано или поздно я приду, заберу тебя и ты умрёшь.
Не-хо-чу! – упрямо топаю ногой.
— Это не имеет значения, всё равно я тебя убью, ты перестанешь думать, дышать, чувствовать, любить, страдать и жить... навсегда.
— Нет! Нет! — кричит моё отчаяние!
— Я – смерть, — закон бытия, неужели ты думаешь, что будешь исключением, ведь…

Уже очень много людей умерло и умрёт ещё... Продолжаю полёт над землей.

...Думал о смерти, как о величайших судорогах радости и оргазма. Окончательный выход в самое счастливое — навстречу Любви и Богу! — и последнее осознанное сновидение.
Полюбить смерть, прыгнуть в объятия матери с любовью. Отдаться смерти как любовнице...
Люблю тебя, Смерть! Ты – необходимость. Ты делаешь мою жизнь острой, напряжённой, насыщенной, неповторимой. Ты наделяешь существование риском, очарованием, приключением; ты придаёшь жизни пикантный вкус. Без тебя всё пресно, рутинно, скучно. Но вот Ты, моя тайная любовница, приближаешься, я чувствую твоё горячее, страстное дыхание и! –Мгновенное преображение: Ты, Смерть, наделяешь меня Любовью. Так целуй же меня, целуй!…
Христианский старец отец Силуан перед смертью сокрушался — противлюсь, не могу покориться...
Но со смертью ничего не кончается. А, может быть, только начинается.
Вот как видит и чувствует свою близкую смерть одинокий старик-тунгусс, неразрывно связанный и слитый с таёжной природой, в рассказе писателя В. Я. Шишкова:
«умирать шибко сладко…»
Представьте: тундра, бескрайняя, белоснежная корка вокруг, вой ветра, абсолютная потерянность, холодное, молчаливое одиночество. Но в юрте – блаженно, тепло, сладко-дрёмотно. От кипящего котла с варёной оленятиной идёт пар. И на фоне этого противопоставления «отчуждение тундры / уют хижины» -
«умирать шибко сладко…»
Мы упускаем, что смерть, как и жизнь — конечна! (бардо13 умирания)
Возможно, мы боимся больше не самой смерти, а неизвестности и боли от разъединения сновидческого и физического тел.

Какая красивая панорама нашей земли русской! Как хорошо думается в полёте!
Защищён и храним молитвою — великое счастье! Когда-нибудь ласково шепнёт на ухо: пора, пора отдохнуть...
Умереть внутренне, умереть при жизни — достичь точки бесстрастия. Всё большее постижение смерти — движение точки сборки к месту отрешённого покоя. Зачем это нужно — умирать при жизни? В позиции точки сборки непривязанности и бесстрастия нас не едят володёры, бессильны бесы. В этом положении точки сознания происходит максимальное накопление (ненамеренное!) энергии и она не тратится. Обычный человек месяцами, накопленную энергию может, например, выплеснуть в виде сильного гнева за 1-3 минуты и накормить кучу володёров-летунов. В унынии и тоске — очень большая утечка энергии.
В христианстве нет такой смешной и, казалось бы, глупой буддийской мысли — подумаешь о кошке перед смертью и родишься кошкой в следующей жизни. Христианин умирает с любовью к Богу, в любви мысль останавливается...
Пролетаю над знакомыми, милыми, родными местами. Деревенская моя дорогая округа.
Спускаюсь... Я люблю бывать здесь. С высоты птичьего полёта за лесной крышей почти не видно, что здесь притаилось кладбище.
Деревенское кладбище совсем непохоже на городское. Оно лучше вписано и вросло в природу. Здесь пышнее растут дикие цветы, кустарники и даже грибы и ягоды. Да и умершие люди с окрестных деревень здесь другие. Мёртвые души.
Тсс... Тихо... Они спят... вечным сном. Их сновидения всё продолжаются и продолжаются. И никогда им уже не очнуться.
Помимо «обыкновенного» кладбищенского духа, здесь присутствует ещё нечто. Стоит воздух полупустынности, полузаброшенности и природного покоя.
Я прохожу мимо крестов, оградок, железных и деревянных, читаю надписи, рассматриваю портреты и прикасаюсь к чужим, бывшим жизням. Глядя на фотографию, особым чутьём угадываю, разворачиваю перед своим внутренним взором всю скоротечную, крестьянскую судьбину. Вот мужичижко с виноватым лицом, для фотографии неумело надетом пиджаке в белой рубашке — он не привык носить этот костюмчик. Родился и вырос в деревне. Всю жизнь проработал на тракторе, в пыли, в грязи. Единственная радость в жизни — «выпить». Конечно, дети, сварливая жена. И не важно, что потом отказали печень или сердце, но дотянул до 55-и.
Все эти старые бабки Пелагеи, Матрёны, Варвары, Елизаветы, Домны, при всей их разноликости — один собирательный, русский, деревенский, бабий портрет. Повязанный белый платочек, шустрые глазки да большой нос картошкой.
... «Дорогой... любимой... от дочки и сына...».
Портрет ребёнка с испуганными от фотоаппарата большими тёмными глазёнками. Родился в 1989 году. Умер в 1989 — прожил 10 месяцев. Каков был его сюжет жизни, каков замысел его судьбы? — Загадка.
Вижу далее свежевырытую могилу 45-летнего мужчины. Умер в 1998 году. Рядом с ней также новое захоронение — молодой парень. Умер тоже в 1998 году. Отец и сын. Интересуюсь, погибли вместе? Катастрофа? — Нет. Первым умер 20-летний сын. Через две недели отец. Разошёлся на поминках и от горя и водки не вытянул сам...
Удивительно красивое лицо девочки лет 14-и. Вчитываюсь, это мальчик. Как тебя угораздило, симпатяшка ты мой? Купался, свело ногу и утонул?
Деревенские, широкие, скуластые лица — он и она, на старой фотографии. Интимно склонили голову к голове, — сейчас так не снимают! Вместе в одной могилке. Умерли, ух ты, в 1939 году! Меня ещё не было, а вы уже прожили свои жизни и соединились где-то «там», как на фото. Две судьбы слились в одну, навсегда...
Интересное наблюдение: часто умирает сначала одна половина (муж или жена), — вторая потом больше полгода не живёт.
Прохожу захоронение без названия, без креста и оградки. Так бугорок, но весь обильно усыпан черникой. Рядом грибочки растут, и чуть подалее, даже белый, — король грибов.
Древние заросшие зеленью осевшие могилы людей, поумиравших в 30-х, 40-х годах, а рядом тут же свежепесочные бугорки — насыпи.
«Ну, здравствуй, деда мой». Он улыбается мне с креста своим милым и нежным прищуром. Я встаю на колени перед его надгробием. Бабка похоронена в городе. Так вышло. А он, как и хотел, покоится здесь на родной земле. Рядом растут оранжевые грибы — лисички.
Дедуль, где ты сейчас? Быть может, уже воплотился на этой земле и маленьким первоклассником ходишь в школу, где нибудь в Таганроге? Или даже уже сдаёшь экзамены за 8 классов. А мне скоро сдавать самый ответственный и Большой Экзамен.
Много знакомых. В деревнях все друг друга знают. Молодой мужчина Липоркин — помню такого, моего возраста, умер 2 года назад. Наверняка, пьяная драка.
Особое отношение к красивым, умершим, молодым женщинам. И после смерти красота на их фотографиях продолжает томить, пленять, манить, звать, но уже туда к ним, где их окутала страшная тайна, где сыро, холодно и темно...
Поют птицы, и лёгкий ветерок треплет листочки деревьев. Воздух живой, упоительный.
Одна доярка с фотокарточки на кресте даже смеётся. Ей хорошо. Фотограф поймал и запечатлел ускользающий миг её былого счастья.
«Тихо...» — читаю на другом кресте надпись. Дальше прочесть буквы мешают искусственные цветы и — «Е.Г.». Скорее всего, Тихонов похоронен.
«...Любимому мужу...любим, помним, скорбим...»

Тихо... Вам мирно спать?

Я прохожу стороной вдоль всех этих разных людей и, вдруг, они немым вопросом, безмолвными тенями встают, поднимаются из своих могил и напряженно, угрюмо сразу все вместе, одновременно, пытаются мне что-то сказать, рассказать, спросить, и… не могут. Потому что сами находятся в необъяснимом недоумении и многое понять не в состоянии. И повисла в пространстве среди леса тихая, тёмная, серая тайна.

Уже много людей умерло, умрёт ещё и я вместе ними...

Взлетаю в тихой печали. Я свободен! Лечу над землей дальше. Поднялся выше.

Когда-нибудь придётся подняться ещё выше, высоко, долететь до Орла и пролететь мимо?..
Последний день Терентия Смирнова (из творческой лаборатории).
Саксофон изнывает от жары. Он шепелявит и пришепётывает. Он повизгивает, как поросенок. Он устало и как-то невесело смеется. Он петляет вдоль городских улиц. То ведет непринужденно, словно нехотя, то выходит на хрип. Вот-вот оборвет свой звук, но тянет и тянет. Он катается на длинноноте. Неожиданно замолкает. Саксофон убегает от скуки…
В городе пустынно и жарко. Все куда-то съехали, попрятались. Одинокие, вялые прохожие маются. Они раздражительны. Душно и жарко в квартирах, совсем некуда деться.
В этот ничем не примечательный день, а вовсе ни какой не особенный, я и умер. Точнее, я умер еще позавчера. А сегодня – мои похороны. Быстро так. Сами понимаете, на такой жаре я, извиняюсь, стал быстро портиться… Несут мой гроб по улице. Плыву я в нём как в лодке, покачиваясь. Людей, провожающих меня, мало. Самые близкие да мелкая горстка зевак. Похоронного оркестра нет, обойдусь, но из форточки соседнего дома, как раз обрывки протяжного грустного саксофона отлетают. Саксофону тоже жарко, он тянет тоскливо и утомленно. В остальном тихо. Даже шаркающие шаги слышны. Вяло и нудно двигается процессия по жаре. В прочем процессия это громко сказано.
На кладбище лёгкое оживление. Здесь свежее и приятнее воздух. Поставили меня. Прощаются. Невдалеке могильщики томятся, уже выпившие, ждут деньжат и продолжение своего банкета.
Прокрался неорганически я в толпу. Присматриваться стал. Это чегой-то здесь такое делается?! – Взаправду – меня хоронят. Посмотрел на себя: нос, как водится, — торчком, лицо бледное, осунувшееся, пулями изуродованное, как ни припудривала меня мама, не скрыть следы. Вся она выплаканная. Вон стоит сухая, заторможенная. Шаблон, картина, карикатура на печаль. Стою. Захотелось себя пожалеть, всплакнуть для порядка, не получается. Равнодушие, безразличие какое-то к себе, лежащему в гробу. Отстранённость. Будто не я это вовсе умер, а кто-то другой…
Заколачивают – ой, — каждый стук во мне внутренним эхом отдаётся. Гроб опустили на дно могилы. Землю стали кидать. Глухие удары комков её по крышке деревянной застучали так, словно нет в гробу никого – пустой он. Но я там остался заколоченный…
Выходит: всё…
Как всё?! Что значит всё?! Всё кончено разом, хотите сказать? Что, совсем меня больше нет и никогда не будет?!
Нет, нет, подождите! Как же так?… Позвольте, я не согласен…
Во-первых похороны… Это же всё-таки мои похороны… Это в жизни моей, я так понимаю, грандиозное и потрясающей силы событие. Оно у меня единственное в своём роде. Так нельзя, товарищи, или как вас… господа! Уж очень как-то скучно и вяло. Ну жарко, я понимаю, но нельзя же так… Много видел я на свете похорон. Наблюдал их специально, осознанно. Впрочем, не могу сказать, что мои мне совсем не нравятся…
Всё равно так не годится. Вот тебя, мама, сколько раз инструктировал, нельзя так убиваться. – Она беспомощно и устало разводит руками.
А вот вы, молодой человек... да, да, вы, у ограды. Не ковыряйте в носу. Ну, пришли посмотреть, хорошо, так создайте соответствующее настроение, дайте позу, участие. Скорбите, скорбите же.
А ты, батя, чего уже глаза залил, потерпеть не мог что ли до поминок. Ну, пережил ты своего сына, ну, умер я раньше тебя, так что же… ещё неизвестно, кому из нас лучше…
Ты, Наташк,…случайно узнала, что я умер? – Спасибо, что пришла, очень рад тебя видеть. Только не отвлекайся по мелочам. Предайся интенсивному воспоминанию обо мне. Осознай тяжесть утраты.
Нет, граждане, всё будем переделывать. Всё будет по другому, а то уж очень как-то скучно, обыденно и неинтересно. Постыдитесь, ведь это же я умер! (Все присутствующие виновато смотрят себе под ноги.).

...Задумался я, что писать про свои похороны… В это самое время, когда я сидел за столом и вспоминал свою смерть, ко мне ворвалось… Дверь моей комнаты чуть не снесли, и ко мне ворвалось Его Королевское Величество, Госпожа всех моих многочисленных ячеств, Её Высочество мое "Эго" — в виде последней буквы алфавита «Я» в человеческий рост со своими пажами. Она, надменная, гордая и напыщенная, ткнула в меня пальцем и возмущенно прикрикнула: Как?! Ты не знаешь что писать про свою смерть?! Пиши! – властно и по-королевски приказало "Я".
— Стоит ли так волноваться, Ваше Величество, — робко отозвался я. – Диктуйте, я записываю.
И моя королева, госпожа буква «Я», выпятив и изогнув свою полукруглую грудку вперёд начала…

Все люди в городе, нет, лучше во всех странах и континентах… В общем, на всём земном шаре прекратится всякая и любая производственная работа. Остановятся заводы, фабрики и все международные фирмы. Встанут поезда, не будут летать самолеты — целую неделю! Да. Непременно полная неделя траура по мне. По радио и телевидению (всех стран) каждый час — траурные сообщения о моей трагической гибели. В остальное же время пусть звучит симфоническая музыка, прощальная, трагическая, похоронная – гимны, реквиемы и оратории – и никакой развлекаловки и боевиков. Все газеты, толстые и тонкие журналы, мелькают моими портретами в рамках и прощальными некрологами. Да знаете ли вы, что это был за человек?! Кого мы утеряли?! Все люди постепенно проникались глубокой печалью. Многие не могли сдержать слезы. Самых слабых мысль-осознание невосполнимой утраты и постигшего горя пронзала в неожиданных местах: в метро, магазинах, на улицах... Они падали на землю, на асфальт и, не в состоянии больше сдерживать толчки всхлипов, начинали биться в конвульсиях и судорогах рыданий. Некоторые рвали на себе волосы и посыпали голову пылью. Другие сидели на краю тротуаров, застывшие, обездвиженные, с отупевшими от горя ничего не выражающими лицами.
Ну, как вам моя смерть?
— слабовато будет, давай ещё… (пажеский голос из тёмного угла.)

Ах, так?! — В небе будут знамения, вспышки света, столбы радуг. Само солнце, заметьте – впервые! – странным образом произведёт и опишет немыслимую для законов науки траекторию, и, вернувшись в исходную позицию, продолжит своё движение немного не оттуда, чуточку левее… Не уберегли…
Первые чудесные исцеления начнут совершаться на моей могиле. Молва об этом мгновенно разрастётся по городам, и толпа жаждующих людей хлынет лавиной к моему захоронению. Движение транспорта перекроют. Наряды милиции и конной полиции с большим трудом сдерживают и контролируют массовые демонстрации, непрерывающиеся людские потоки к моей могиле. Океанские и морские суда на всех водах периодически дают длинные, траурные гудки... В самом деле не прерывайте, ведь это я же умер. Оцените грандиозность и величие моей смерти. Память обо мне столетиями из поколение в поколение будет передаваться многие века. Сотни моих биографий, исследований моего учения и жизни очевидцами и учёными будут издаваться многомиллионными тиражами. Их будет не хватать. А вы что, не читали ещё Терентия Смирнова?! – Какая безграмотность! Я стану мифом, легендой. И в тоже самое время я буду живее всех живых...
Ну, а сейчас? Как?
— Сла-бо-ва-то. (Голос из тёмного угла, но другого.)

…Я писал под диктовку своего королевского "Эго", своего «Я» и думал: какое же оно всё-таки бесконечное, жадное, ненасытное. Никогда не остановится. Ему всегда будет мало, мало, мало… — Глупое моё "Эго"! Даже, если допустить, что моя смерть будет сопровождаться такими фантастическими событиями, — ты-то этого не увидишь! Тебя после моей смерти не будет. Тебя уничтожит, убьёт моя смерть. Далее случилось то, что я и предполагал.

…- Все мои по жизни возлюбленные женщины совершат акт публичного самосожжения — иначе они все не представляют своей дальнейшей жизни без меня. Моим именем будут называть города, детей, фонды и премии...
Моё завистливое "Эго", моё «Я», выраженное этой же самой удивительной, последней буквой алфавита ширилось, увеличивалось и разрасталось всё больше. Оно стремилось к космическим масштабам и, как в мультфильме, достигло гигантских размеров. Буква "Я" стояла, едва поместившись на маленьком земном шарике на длинных ножках, упиралась в небо и раздвигала его всё больше. Всё равно моей букве тесно. «Я» продолжало ещё ширится, тужится, напрягаться, чтобы стать ещё больше, застелить собою всё пространство галактик и вселенной. … Но, вдруг, не выдержало чрезмерного напряжения, лопнуло и стало рассыпаться на куски. «Я» рушится, как взорванный строителями высотный дом, не сразу, а через паузу – глупое и ненасытное эго моё... Обломки фантастически громадной буквы «Я» падают вниз, в воздухе становятся меньше. Уже мелкими кусочками достигают земли. Пыль и мусор от них гоняет и кружит ветер по городской улице. Метёт метлой дворник эту грязь перед домом, в котором жил когда-то человек, обладатель той самой «Великой», бесконечной буквы "Я"...

Ничего такого, что наговорило мое «Эго», конечно, не будет. А есть – вернёмся назад — моя свежая могила, насыпь. Люди постоят и разойдутся. И всё. Через час всё забудется. Будет всё тот же город. Всё те же люди. Будут спешить на работу и с работы. Люди в автобусах. Люди в ресторанах. Люди в гонке за деньгами и удовольствиями. Люди, совокупляющиеся по ночам. Люди в магазинах... Бог мой, какая скука! О каком моём «Я» вы говорите? Вообще, было ли оно? Жил ли я?
Живете ли вы все люди?!

Действительно – всё, хватит, достаточно, — пора перейти к объяснениям. Возникла обстоятельная необходимость доказать, что всё вышеизложенное о моей смерти не есть преувеличение, литературный допуск и разыгравшееся воображение. Сам то я увидел, понял и осознал эту правду и реальность своей трагической смерти чуть позже, когда не пошел по К. Марксу влево, а свернул направо на улицу Ленина. И зашёл через квартал в пивную…

Если вы действительно когда-нибудь всерьёз задумывались о своей жизни, размышляли и анализировали факты своего непрерывно меняющегося существования, наверняка бы, заметили, выявили наличие в своей судьбе тех самых перекрёстков, перепутий и переплетений дорог. Которых много. Они дают нам возможность постоянно делать выбор, выбирать или-или. И не важно, как мы выбираем, осознанно или неосознанно, на какую дорогу сворачиваем. Главное у нас есть этот выбор. И другие пути, по которым мы не пошли, потенциально сосуществуют одновременно и вместе с нашим. И они реальны! Это наши возможности, достижения и тупики. Или ложные ходы. Это похоже на дерево. От толстого ствола отходят мощные, большие ветки. От каждой такой ветки в определённых местах отходит группа веток потоньше. Та в свою очередь и даже каждая может разветвляться и давать свой пучок. Места разветвления и есть те самые перекрестки судьбы. Пучки – наши нереализованные возможности. Мы в состоянии, к сожалению, перетекать, идти и развиваться только по одной линии, по одной ветке…

И вот как раз на большом перекрёстке нашего городка на месте пересечения двух больших улиц и одного проулка во мне заговорили и начали спорить между собой два голоса. Один убеждал меня в том, что лучше свернуть налево на улицу К. Маркса. Там есть книжный магазин. На втором этаже любимый отдел – отдел эзотерики. Поковыряться там, полистать, проверить книжные новинки. В общем, окунуться в любимое занятие и непреходящий интерес. Второй же голос нагло и упрямо доказывал мне, что нужно немедленно, не откладывая, ну просто необходимо! выпить кружечку пива. Обоснование этого требования было простое – очень жарко, а следовательно очень хочется пить. Но я едва уловил в последнем голосе некий большой тайный, сокровенный и скрытый от меня смысл, подтекст. Что-то утаивалось от меня. Конечно, мне более свойственно пойти в книжный магазин, я давно не употребляю спиртное. Уже развернулся в нужную сторону, но некая сила в последний момент заставила меня изменить решение и свернуть на улицу Ленина.
Вскоре я спустился в пивной погребок. Знакомый запах сигаретного дыма, настоянный в кислой затхлости и гулком шуме, окружил меня. Я раньше любил пить пиво. Здесь царит другой мирок. Им правит алкогольный бес. Это вам не тот яростный и хищный бес водочно-коньячный или винный. Пивной бес особенный. Этот зверь мягкий, ласковый, бархатно-плюшевый. Рожки у него совсем маленькие, хвостик небольшой. Он скромно закатывает глазки. Нежится, ластится к вам, спускает вокруг розовую пелену-дымку, ублажает, расслабляет, навевает томные, длинные сны, философские беседы и откровения. Он мурлычет как кот, выпуская свои острые коготки: ещё, ещё по одной кружечке, дружочек, давай…
Я не спешил. Кружка пива стояла на столе. Я стоял перед нею и молча, ненавязчиво изучал обстановку. Оказывается, за мной тоже наблюдали. Меня изучал мужчина лет 50-и. В его опущенной на стол руке дымилась сигарета. Дым и мрак мешал определить обращённое на меня лицо. Но ясно угадывалось одно. Мужчины был пьян и одновременно находился в том состоянии обострённой, восприимчивой проницательности. В том состоянии недопития, которое делает его одержимым и сосредоточенным на одном желании – найти денег ещё и получить новую порцию кайфа в виде зеленого змия. Отдать всё взамен, чего бы это ему не стоило. Пивной бес, облепивший его и полностью им владевший, подсказывал, что это возможно. Он давал и нашептывал мужчине тёмные силы, вдохновение, своего рода запал и уверенность.
Незнакомец приблизился ко мне, встал рядом и без предисловия произнес: я знаю, что вам нужно...
К чему предисловия в пивных? Здесь всё роднит и сближает людей сразу.
— И что же? – протянул я добродушно и снисходительно, рассматривая его лицо. Оно казалось интеллигентным и носило, может быть, недавно даже профессорские очки. Это был алкоголик со стажем, чем-то смахивающий на учёного или бывшего ученого. Но игры пьяных энергий это лицо уже порядком исказили. Всё равно я мысленно про себя обозвал его профессором.
Профессор сунул руку куда-то за пазуху, под большое, свисающее, пивное брюхо и достал что-то завёрнутое в грязный, широкий, носовой платок. Развернул его, и я увидел – камень. Средних размеров, похожий на булыжник с мостовой. Кто рядом со мной: маньяк-убийца, свихнувшийся от пьянки алкоголик?
— Вот это… — любовно ласкал пьяным взглядом, словно нежно уговаривая меня, произнёс собеседник. – Философский камень…
Я много слышал о таком. Но не представлял, что он так просто выглядит и походит на обыкновенный. И что бы вот так, в пивной, от не знакомого человека…
— В самом деле? – проявил я любопытство.
— Он, он… — закивал профессор. – Потрогайте…
Да, подтвердил так убеждённо со всей абсолютной и полной, пьяной, отчаянной искренностью, что у меня отпали все сомнения. Если у тебя действительно ещё осталось, что пропить, зачем тогда врать и придумывать?
В низеньком, пивном погребке на не очень чистой поверхности пивного стола рядом с моей ещё полной кружкой на грязном платке возлегал — философский камень! Я потрогал его так, как прикасаются к живому существу. Он был прохладный и шероховатый. Профессор, налету подхватывая мое состояние лёгкого гипноза, будто бы уже дело обделано, и контракт о покупке подписан, добродушно, как только мог в своём бедственном положении, представился – Владимир Петрович. Протянул опухшую в венах руку. Познакомились.
— Умираю, помогите, — всё ещё интеллигентно произнес он. – Позвольте?… И уверенный, что не получит отказа, не дожидаясь моего согласия, уже не очень интеллигентно, слегка трясущейся рукой поднял мою кружку пива и жадно в один приём выпил её до дна.
Мне стало его жалко. – А вам что, уже не нужно? – проявил я осторожно заботу.
— Что? – не понял он, вытираясь кистью руки.
— Ну, философский этот камень…
— Друг мой! Родной! – Я видел по лицу Владимира Петровича, что я действительно в это мгновение стал самым родным и близким ему человеком. Это меня тронуло. – Пропащий я, понимаешь? Мне теперь не вернуть назад…
Захотелось упредить смену эмоциональных состояний его пьяной души. Я знал, что может последовать дальше – история его жизни — что мне сейчас никак не хотелось.
— Сколько? – заспешил я.
— На один флакон..., – выставил виновато средний палец с поломанным ногтем «профессор», так и не успев погрузиться в роль исповедника.
Спустя пять минут я шёл по улице Ленина, так и не выпив пива. Зато теперь философский камень довольно прилично оттягивал мне карман брюк и увесисто бил по ноге. Я ещё не знал, что буду с ним делать. Но пожалел, что не выслушал исповедь случайного знакомого, хранителя и последнего хозяина философского камня. Хотелось вернуться, узнать его тайну. Но я понимал, что профессор, наверняка, находится уже в другом состоянии или измерении.
Да. Это судьба. Что бы философский камень вот так просто лежал у меня на письменном столе среди книг и тетрадей. Что бы я на том перекрестке не свернул бы направо, а пошёл бы налево к книжному магазину и не оказался в пивной.
Разительные перемены в моей жизни, чудесные прозрения связанные с камнем, не заставили себя долго ждать. Нет, не обманул меня профессор. Это был тот самый камень. Уже на следующий день я это понял. Я увидел нечто. На следующее утро на глаза мне попалась местная городская газета. В ней сообщалось о месте и времени вчерашнего происшествия: днём на улице К. Маркса возле книжного магазина произошла мафиозная разборка между двумя бандитскими группировками. Она сопровождалась интенсивной, но короткой перестрелкой из автоматов импортного производства. Имеются убитые и раненые, включая прохожих...
Я сверил время. Это случилось бы со мной, поверни я вчера налево. Прочитав о происшествии, у меня открылось внутреннее, духовное зрение, и я увидел мгновенно свою возможную смерть, описанную выше (исключая, конечно, диктовку моей "Я"). Открытию видения способствовал философский камень. Я почувствовал его наводку, энергию и концентрацию на меня. Спасибо профессору.
Камень, оставаясь недвижимым, стал с течением временем сгущать вокруг меня события. Он стал притягивать нужных людей ко мне. Он сосредотачивал в квартире необходимые и нужные книги и энергии. Стремительно я стал набирать знания и приближаться к истине. Наконец, работа камня пошла на максимум. На меня стали просто валиться знания, передо мной открывались тайны за тайнами. Я влез, проник в такие глубины жизни, заглянул в такие потаённые уголки мироздания и человеческого сознания, что становилось жутко от величины накопленного духовного богатства, сконцентрированного камнем у меня дома.
Но сама истина всё же в своей последней инстанции – у неё не было дна! — упускалась, ускользала от меня. Я копил знания, прикасался к запредельным тайнам, но сам не менялся. Через духовные методы пробовал собственную трансформацию. Это оказалось чрезвычайно трудным мероприятием. И не только трудным.
Философский камень стал тяжелой, обременительной ношей, он давил на меня. Знания придавливали меня вниз, стало невыносимо тяжко обладать камнем. Тогда я понял, почему профессор продал мне этот камень, почему он стал вообще пить и опускаться. Мне не хотелось повторять судьбу профессора. Выход был один – меняться самому…
Пожалуйста, не думайте, что я могу здесь и сейчас на этих страницах открыть тайны и знания, какие мне открыл философский камень. Даже, если бы я смог описать их подробно, то вряд ли кто-нибудь понял бы меня. Это запредельно. Чтобы быть посвященным, наверно, все-таки действительно нужно найти или купить такой камень самому. Без него не выйдет. Молитва ли нашла меня, или я сам обнаружил молитву, но я начал серьёзный, молитвенный труд. И чтобы измениться самому, погрузился в регулярную практику. Открылось – это обширное искусство. Были неудачи, страдания и тупики, но всё чаще я ощущал себя волшебником. Я начал меняться! Я держал счастье в руках!
По пути любви идти сладостно и блаженно…
Закономерно: взлёты-падения. Но с некоторых пор, на меня навалилась такая тяжкая, аморфная, невыносимая, серая масса, я почти осязал её – уж слишком длительная полоса неудач, потери, уныния и безнадежности. Бог, казалось, ушёл от меня навсегда. Философский камень свернул свои вибрации. И длилось это нескончаемо долго. И продолжалось мучительно, тягостно… Меня охватили сомнения, неверие, разочарование, безнадёжность. Путь связан с невыносимыми испытаниями. Я думал об окончательном тупике, о том, что выбрал ложный путь, что спасение невозможно. Наваливались мысли о самоубийстве…

Перекрестки, перекрестки… те самые, помните? Приходит время, и человек неминуемо приходит на ещё один такой перекрёсток, важный и значительный. Таким оказался для меня перекрёсток-пересечение Невского и Лиговского проспектов в Петербурге. На многих из наших перекрёстков нас поджидают неожиданности, но на главном всё выглядит несколько иначе.

Я подошел к некой опасной черте. Быть обладателем философского камня оказалось для меня слишком непосильной и тяжелой ношей. Тогда я решился выбросить камень. Это произошло в Петербурге. Я выкинул его украдкой в реку Неву и испытал кратковременное облегчение. Нет, не захотел я передавать свои знания кому-нибудь. Мучительны и тяжки сокровенные познания. Они несут много страдания. К чему обременять ещё кого-то?

Я прожил долгую и всё-таки счастливую жизнь. Она была полна множеством приключений и открытий. Это было великолепное путешествие в поисках себя. В нём было много страдания, но и много счастья. И чем больше было в нём мучений и безысходности, как я вижу сейчас, тем больше и огромней ко мне приваливало счастье. И чем больше на меня сваливалось радости, тем больше я познавал, пробовал и обжигался солью мучений. Она разьедала старые раны.
Выбросив в Неву философский камень, вышел на Невский проспект. Я шёл в задумчивости, размышляя о своей судьбе. Тупик в ней оставался полный и абсолютный. Остановился в некоторой растерянности на пересечении с Лиговским проспектом. Здесь и обнаружился тот самый главный перекрёсток в моей жизни. Вновь открылось духовное зрение. Я увидел издалека, как навстречу мне приближается фигура в чёрном, я знал, кто это. Свернул влево. Фигура оказалась там же и так же шла навстречу мне. Тогда я быстро возвратился на перекрёсток и дал вправо – она была и там. Я дёрнулся на другую сторону улицы – чёрная фигура тут же перешла на мою сторону. Тогда я всё понял. Вот он… Последний перекресток… На каждой улице она – моя смерть…
Я пришёл. Было бесполезно двигаться. Тогда я тут же на перепутье сел на асфальт. Я отказался от выбора. Секунду позже я обернулся вокруг: со всех улиц на меня надвигались чёрные тени. Сел в позу мыслителя, безучастно замер, но всё видел и слышал.
Почти одновременно ко мне с разных сторон подошли четыре фигуры. Я был обречен. Я был уже собственностью одной из них.
Люди в чёрном торговались, ругались, спорили из-за меня. Причем с таким цинизмом и наглостью, словно речь шла не обо мне, ещё живом человеке, а о веще, бесполезном предмете.
— Отдайте его мне. Это тело ещё свежее, — проскрипела высохшая старуха в чёрном. – Имейте уважение к моей старости. Я ваша старшая сестра, смертельная болезнь. Я вгрызусь, вопьюсь в его тело медленно, постепенно. Я пущу в его органы метастазы и буду убивать его не сразу. Мы все подзарядимся чёрной энергией его мучений и страхов, братцы мои. Я позову всех вас на пир. Мы будем его кушать долго, хватит всем… Не то, что ты, мой братец, проказник и авантюрист – несчастный случай…
Неожиданно старуха захлюпала, заклокотала, стала задыхаться. Безумно задвигала глазами в глубоких глазницах, и из её нутра прорвался новый голос, отличный от прежнего, – хрипящий бас: я – боль, я — смертельная боль! Я – мучительная острая боль, отдирающая мясо от костей, душу от плоти, леденящее тело…
— Как страшно, матушка. Но скучно вы живете! – перебил тот, к кому обращалась старуха. Это был мужчина в чёрном с глазами вампира, хитреца и подлеца. — Я заведую отделом в котором, столько интересных несчастных случаев. Мы все славно позабавимся. Уверяю Вас, господа, вы все получите неописуемое удовольствие. У нас больше возможностей. Особенно в последнее время. Я давно пресытился автомобильными катастрофами, неожиданными падениями и сталкиванием кирпичей на голову с крыши и другой мелочёвкой. Я со своими помощниками устрою ему потрясающую мафиозную разборку с перестрелками и гранатными взрывами. Мы поместим его в центр событий, на этот раз ему не уйти. Вот будет здорово!
— Несправедливо, — проревел пожилой мужчина в маске злодейства и коварства, укутанный в серую мантию. — Я давно пасу и мучаю его, — старик потряс своими длинными когтями. — Он мой! Только самоубийство и ничего больше. Я доведу его. Он почти готов. У меня, поверьте, тоже много способов: самоотравление, самоповешение, самоутопление… Отдел самоубийств.
— Не так уж и много, — отозвался до этого стоящий в молчании худой, молодой и мрачный тип. — Мой способ самый надёжный и верный, — костлявый силуэт воплощал собой смерть от нищеты и голода.
— Ваша-то уж точно не пляшет, — обратился к нему скелет. Он поскрипывал и гремел костяшками, но выглядел для смерти традиционно и классически.
— Отдайте его мне и будет плясать. У меня в бомжах спят по вокзалам и не такие, есть и кандидаты наук…
Но скелет в накидке с чёрным капюшоном и косой в руке перебил: справедливости ради он меня заслужил. Помимо того, что я — смерть от массовых эпидемий, катастроф (землетрясение, наводнение…) Я — счастливая смерть по старости во сне, в окружении и внимании близких. По ночам я выкашиваю зрелую высокую травку – людей старых…

Сколько-то их, — думал я безучастно, сидя на последнем перекрёстке.
Мои смерти долго никак не могли придти к соглашению. Каждый выдвигал свои аргументы. Споры перерастали в упрёки, обвинения друг другу, завистливые пререкания и оскорбления. Они совсем забыли обо мне.
Я медленно приподнялся, встал и пошёл по Невскому проспекту. Никто не взглянул на меня и даже не заметил моего отсутствия. Вдали над Невским, над движением машин и скоплением людей, в воздухе стояла, окутанная голубым туманом молодая женщина. Она была тоже вся в чёрном и походила на монахиню. Я рассмотрел лицо с зовущими, глубокими, всепонимающими глазами, теми самыми “цвета мокрой смородины.” Лицо белое, нежное, очерченное складками чёрного платка. Я сам двигался к ней навстречу и случайно заметил, что чуточку приподнялся и начал идти по воздуху. Нас заметили, на меня стали показывать пальцем. Я поднимался в пространстве выше и наблюдал внизу на земле реакции людей. Как на большом, монументальном полотне великие художники компонуют в своём сюжете многие человеческие типы и образы, так и здесь на Невском проспекте были они широко представлены.
Я видел наивные, изумлённые взгляды людей, восторгающихся моей святостью и чудом. Замечал благодарные и преданные лица своих немногочисленных последователей и учеников. Внизу подо мною было и много разных шаблонных фигур-карикатур, словно вырезанных из картона. Они, вообще, ничего не замечали вокруг себя. Я проходил и двигался в воздухе над людьми–персонажами, которые воплощали собой иностранцев, новых русских, обывателей, туристов... Многие воспринимали меня как музейный, диковинный экспонат. Слышал возгласы священников: нечистая, смотри, лукавый идёт! В страхе они сгибались к земле, успевая язвительно угрожать мне пальцем. – Нет, я так и не вписался в христианскую догму и установленный ими обрядовый порядок. Они считают бога своей частной собственностью, своей привилегией, но бог ходит, где хочет! Они стремятся причесать всех одной гребёнкой догмы, вылепить одинаковых, похожих друг на друга оловянных солдатиков…
Всё выше поднимаюсь я к своей возлюбленной незнакомке в чёрном. Всё ниже опускается подо мной Невский проспект. Мельче становятся лица, сами фигуры, вот все они — уже поток пёстрой движущейся массы. И, наконец, сам город превратился в мелкий рельеф на карте, и земля в целом становилась всё меньше.
Прекрасная монахиня оказалась рядом, и, странно, от неё не веяло холодом и не отдавало сыростью. От неё исходила любовь, торжественный покой и тихое величие. Она властно, но мягко опустила мне на плечи свои точёные, белые руки. Сняла свой чёрный платок и уронила его. Тот медленно опустился и тёмным покрывалом упал на облако. Над Петербургом зависла большая чёрная туча...
Незнакомка легко кивком головы встряхнула русые, длинные волосы. Они рассыпались кудрями по плечам. Это стало будто сигналом – включилась неизвестно откуда музыка. Заиграл трогательный, сердечный, небесный вальс. Вальс очень знакомый мне и волновавший меня ранее.
— Я не знал, что у смерти такие красивые волосы..., — произнес я удивленно.
— Я не смерть, я — жизнь! – торжественно ответила она...
Элегантно и легко, словно созданные друг для друга, мы закружились с ней в последнем танце, отдаваясь чувству любви. Любовь и музыка наполнили высшие сферы. Было благодатно, блаженно, легко. Мягкий, ласкающий свет переливался радужно.
Мы кружились в вальсе и поднимались ещё выше и выше. Всё дальше и дальше... Пока, наконец, в танцевальном полукруге высоко-высоко не исчезли совсем...
Далеко внизу оставалось серо и мрачно. Над городом зарядил долгий, монотонный, тёплый дождь.

Сновидения про смерть…
Ещё не догадались, кто была та женщина в чёрном?
Так слушайте дальше.
Копаясь в бесконечном человеческом материале судеб и характеров, я обнаружил один прелюбопытный тип людской старости. Заключается он в том, что человек как бы заранее, преждевременно принимает на себя облик старца. Ещё будучи не старым или почти не старым такой человек начинает играть роль пожилого. И живёт в этой роли долго-долго, практически до конца своих дней. 10, 20, 30 и дольше лет проходит, человек тот не меняется, не стареет – всё по прежнему старый. Не стареет тело, чуть подсушивается. Сушка, как известно, способствует длительному хранению продукта. (Некоторые пытаются экспериментировать с заспиртованностью). В чём здесь загадка? Есть ли это действительно уловка и некая человеческая хитрость, попытка остановить тем самым время, отдалить приход самой смерти. Или это естественное измерение старости некоторых людей. Кто знает… Жизнь многих из нас так мало исследована. Но таков был мой дед. Уже после 40 лет, он начал притворяться стариком, охать и ворчать. Нет, не для того, чтобы отлынивать от работы, нет. Быть может, он уже начинал неосознанно пользоваться той самой человеческой уловкой, чтобы растянуть свою жизнь, сделать её ещё длиннее. Дать ей глубину, дополнительное внутреннее измерение. И у него получилось. На старости своей «напоследок» он прожил еще одну целую свою дополнительную жизнь, длинной почти в 60 лет!
Вижу здесь разгадку в человеческом сознании. Мироощущение в старости таково, что жизнь кажется прожитой, всё позади, некуда спешить и нечего терять. «Пора на покой.» Человек становится просто наблюдателем жизни. Этот уровень сознания и даёт стабильность, качество и новое измерение бытия. Жизнь такого человека в самом деле удлиняется.
Я давно примериваю на себе сей костюмчик. Наша роль становится нами. Игрок и игра сливаются в целое. Облачаюсь в костюм старого человека. Слышите, застегиваю молнию на своей пожившей спине?
Далее здесь у меня следует лёгкая подсказка шепотом: она, та женщина, – молитва-любовь…
Писать – всё та же хитрость, человеческая уловка, как и в случае со старостью. Попытка обойти смерть. Борьба со смертью. Игра, шахматная партия со старухой в чёрном. Попытка остановить время, увековечить себя, обыграть сознанием смерть, проскользнуть мимо, выиграть…
Потрясающе, сколь многолика и разнообразна человеческая смерть! Не по внешней форме, а во внутреннем измерении. Не бывает среди миллиардов умерших на нашей планете ни одной похожей друг на друга человеческой смерти! После жизни многих из нас, в конце, верным будет ставить окончательную точку. Для них дальше ничего нет. Но в русском языке существует ещё такой знак, как многоточие. Как известно, из учебника, многоточие означает незаконченность, незавершенность события, подразумевает продолжение чего-либо…
Существует иная удивительная возможность: смерть – как окончательный выход из тела. Умереть – это так просто! Встретить её с любовью. Всего лишь выйти из комнаты в другую, более просторную и светлую (для тех, кто умеет). Выйти из комнаты и не оглянуться, можно даже хлопнуть дверью. Можно даже рассмеяться! Смерть – проход к новой и красивой жизни. Смерть – всего лишь та самая комнатная дверца. Смерти не бывает…

Мелькают дни жизни, один за другим. И однажды, — вы только задумаетесь! – однажды, придёт тот самый день. Последний день… Готов ли ты?!

…Последний день своей жизни Терентий Смирнов встретил в городе Петербурге.
В этот день тело Терентия Смирнова ещё не было старым, но он не мог уже про него сказать: о, это тело ещё ничего! Оно, конечно, поизносилось, поистрепалось от времени. Но, если здесь залатать, тут подштопать и подбить — ещё сгодится, ещё надежно послужит мне. Ещё можно его носить и использовать для жизни, пребывать в нем...
Нет, всё было по другому.
Терентий Смирнов шёл долго путём любви и молитвы и открыл для себя его новые измерения. Он открыл новый духовный путь – путь исполнения желаний! (Не существует иной дороги к свободе, чем путь исполнения желаний. Даже если сновидец научится проходить врата сновидений, а его земные желания не будут реализованы – земля притянет его, он не пролетит мимо Орла.) Помимо магии сновидений, всевозможных блаженств, сопутствующих его пути, — исполнение всех желаний оказалось главным результатом и следствием его молитвы. Желания Терентия Смирнова исполнялись одно за другим. Окольцованная ими душа сбрасывала с себя бремя всех своих хотений. Она становилась все воздушней и легче, прозрачней и невесомей, и готова было подняться вверх, высоко-высоко, к Духу. Пришла пора ей подняться. Но тело мешало. Оно стало напрасно удерживать душу на земле.

К последнему дню жизни Терентия Смирнова все его желания чудесным образом через молитву исполнились и реализовались. Не осталось ничего, что удерживало бы его в этом мире. Просто незачем жить. Продолжать жизнь для него было абсурдным, глупым, ненужным и смешным. Зачем?! Можете ли вы себе представить подобное?! Незачем жить! Нет необходимости жить дальше!
Мы знаем и видим множество старых и пожилых людей. Они дожили до 70, 80-и, 90 лет, но продолжают цепляться за жизнь. Они скрипят, ворчат, ноют, проклинают свои болезни и старость, обижаются на судьбу, и всё же продолжают жить. Им дай ещё 100, 200 лет жизни – всё повторится опять. Они будут цепляться за жизнь, но будут продолжать влачить своё жалкое существование.
Что может быть более прекраснее, гармоничнее и естественнее сбросить своё тело, пусть ещё пригодное, как старую одежду, как старый сухой лист, потому что в нём всего- навсего отпала необходимость?!
Душа готова к абстрактному полету. Нет ничего больше, что бы её удерживало здесь. Она решилась и оповестила хозяина.
Пора…

Терентий Смирнов был готов к своей смерти. Он знал, как её встретить. Он умирал в Петербурге, в своей квартире.
Уединился. Таинство смерти необходимо встречать одному. Он спокойно зажёг свечку и привычно сел за молитву…
Поток любви снизошел сверху. Это был диалог. Терентий отвечал любовью и благодарностью. Вдруг, тишину нарушила небесная музыка – орган. Великий Бах исполнял-разбрасывал в небе свои фуги и приглашал вверх. Благоговеяние и тонкие ароматы разливались по комнате. Небесный, женский хор, тонкое многоголосье наполняло пространство. После мгновения любовного забытья Терентий привычно в полном сознании, как много раз это совершал, поднялся из тела. Сброшено сидящее тело. Там внизу оно уже начинало медленно остывать и костенеть. Он поднимался ввысь.
Как и это все?! Это та самая смерть, которой пугали, ужасали, страшили меня? Боль, — где ты? Где ты, чёрное небытие? Где пытки, муки обрыва? Но ведь я жив, существую, переживаю, полон любовного дыхания – живу!!!
Душа радостно и беззвучно засмеялась. Она ликовала.
Лёгкость и свобода! Сброшено тело.
Лёгкость и свобода! Окончена жизнь.
Радость и тихий беззаботный смех существования!
Окочен последний день Терентия Смирнова. Окончена жизнь? – Нет!!!
Любовь! И всё только начинается!!! Жизнь новая, удивительная, незнакомая, волнующая, ещё только ждёт его впереди. Жизнь в Духе. Всё больший трепет, любовь и благодарность охватывали душу.
Она — прекрасная и стройная монахиня – женщина в чёрном – моя тайная любовница, поведёт меня дальше за руку, поднимет. Мы полетим вдвоем!
Она – рядом! Вовсе не в чёрном, а в розовом, воздушном, длинном платье, без платка. В одну точку сошлись плоскости сна и яви: чёрный платок в это время опускался на облако... Тёплые и чуть прохладные потоки воздуха подняли их.
Устремляйся ввысь! – ласково и звонко кричит она ему, — Ты заслужил меня, ты заслужил такую смерть!…
Я люблю тебя!!! – кричал Терентий Смирнов.
Люблю… люблю… люблю… — отзывалось мягкое, воздушное эхо. Столбы многоцветных искр и света играли вокруг.
Ещё выше, — звучал женский голос, — Выше к Богу!…
-Но, ведь здесь уже так хорошо, так прекрасно!
-Нет! Ты можешь ещё выше, дальше, ввысь к неописуемому блаженству!…
Похороны Терентия Смирнова прошли буднично, вяло и скромно, как он и предполагал. Даже скучно, потому что многие думали, что на этом жизнь человеческая заканчивается. И в этом самом месте ставится большая, жирная и окончательная точка. Но автор уверенной рукой рисует многоточие…
Голубая девушка.
Я лежу на своём деревенском диване с закрытыми глазами. Мне спокойно. Прохожу дрёму, чтобы нырнуть в пустоту сна. И, вдруг, слышу, как отворяется дверь и кто-то входит. Опять невидимые «гости», — думаю я. Что-то сегодня мне ни с кем не хочется встречаться. Мне даже лень открыть глаза. Я безмятежен. Эти инкубы, бесы, всевозможная неорганика и даже ангелы, могут сегодня отдыхать — у меня «выходной». Я в конце концов имею право...
— Одинокий воин, здравствуй, — произнёс тихий, женский голос. Я открыл глаза тела снов. Она стояла стройная, в голубом плаще, схваченным туго в талии. И в мерцающем, ночном свете трудно было разобрать её лицо. Но на фоне голубого, лёгкого свечения угадывались под небрежной челкой знакомые милые и нежные черты.
А, это ты ... — только и вымолвил я. Не встрепенулся, не вскочил, не вскрикнул.
Как давно я тебя ждал ... — сказал я безнадёжно почти лениво и равнодушно.
— Не надоело ли тебе быть одиноким путником? Может быть, ты устал и притомился в пути. Я пришла дать тебе то, чего ты так давно и долго хотел...
Да, это ты ..., — устало и с лёгкой тоской подумал я. Что-то во мне шевельнулось, как нечто давно забытое, утраченное, потерянное. Но чего уже никогда не найти и не жалко, не нужно. Шевельнулось и затихло. Ты ...
Та, которую я долгие годы, всю жизнь искал и не находил. Та, по которой томился, маялся, тосковал, страдал. Которую выдумывал в юности, бредил, мечтал. Которая грезилась, когда совсем было плохо, когда был загнан, забит, при смерти. Чудилось в минуту смертельной тоски и отчаяния, как сзади кто-то тронет нежной рукой, и всё плохое сразу уйдёт, растает. Я обернусь, увижу её и вот оно — счастье! Я знал, что ты не придуманная, что ты существуешь. Наконец ты пришла сама…
А вслух в своём философском стиле ответил: одиночество моя судьба, мой выбор, мой вызов. Я бросил перчатку ... Все мы люди одиноки и — откуда-то не своё — «все мы рождаемся и умираем в одиночку» ...
А потом слишком поздно. Мне никто не нужен. После полного пересмотра я сильно изменился. Я стал другим. Ты пришла поздно. У меня нет никакой заинтересованности в людях. Мне они больше не нужны, не интересны. То чего хочу я, они не могут мне дать, потому что у них этого нет.
Она молча слушает и не перебивает. Голубое свечение, окружающее её стройную фигуру мерцает слабее. Кажется, она всё поняла и вот-вот готова также тихо уйти, раствориться ...
— А как же любовь? Ведь ты же искал любви. Ты звал меня! Я пришла с голубой планеты на эту землю только затем, чтобы быть с тобой, чтобы любить тебя. Я пришла в этот мир из-за тебя.
В её голосе появилась тревожность и рассеянность. Теперь молчал я. Я не был сухим и чёрствым. Я был обречённым.
— Алёна, — я почему-то знал, как её зовут, — мне жаль, но я уже не принадлежу себе. Я отдал себя Богу. Я ищу его и чувствую, что он ведёт меня. Я хочу любви, но я буду любить только Его — божественной возвышенной любовью. Любить Бога. Человеческая любовь не чиста. В ней похоть, власть, шантаж, страсть, жадность, ревность. К тому же, возможно, мне скоро уходить. Я безнадёжно болен. Урология, знаешь ли, это тебе не ...
— Милый, зачем ты так. Ведь можно искать Бога вместе. Мы будем вместе молиться. Там, где двое во имя Него собираются — там будет и он. Ведь ты так говорил другим, помнишь? А как великолепно вместе через молитву попасть в мир его царской, безупречной, божественной любви! Вместе как одно, как единое, любовное целое. Ты так говорил другим женщинам. Прости, я подслушала. А болезнь ты свою вылечишь. Потерпи ещё немножко, дорогой. Ты вылечишь её молитвой и своими даосскими, эзотерическими практиками.
Далее я пытался объяснить ей про свою безупречность и неминуемость смерти. Но моя фея возражала мне ласково.
— Браки заключаются на небесах. И ты, кажется, одно время интересовался возможностью, загадкой и тайной преодоления смерти вдвоём. Через любовь, сложив свои тела снов, свои сознания вместе, быть одной общей энергией любви. Но женщины тебя не понимали ... Маги при этой жизни складывают свои энергии (совместное сновидение) не так ли? Тем самым увеличивается возможность исследования сновидческих пространств вдвое. Не для этой ли цели ты хотел научить сновидению своих учениц? Не затем ли последние годы ты искал женщину — сновидящую? Но сновидящие Он и Она должны быть энергетически совместимы и любить друг друга... Это я помогала тебе в твоих снах. Я приходила к тебе в твои сны, а теперь ты гонишь меня! Ты помнишь ту маленькую девочку ...
И я вспомнил. Вспомнил, когда я тщательно изучал и исследовал свои сны, я обнаружил в них персонаж — девочка лет 10-и. Мой добрый ангел-хранитель, моя фея. Она приходила ко мне в сновидения в трудные моменты, трагические повороты и помогала мне, зачастую, погибая во снах сама. Никак не ожидал такого соединения. Ту девочку, которую я считал ангелом-помощником с девушкой моей любви ...
— Но, я не только та девочка — твой ангел. Я и могущественная повелительница, я дочь и мать из твоих снов, я та, в которой ты подозреваешь Пресвятую Богородицу. Я женщина-нагваль и женщина в белом — твоя муза. Сейчас я твоя предназначенная спутница на тропе снов. Теперь догадался кто я?
— О, да! — тяну я к ней руки. — Понимаю, ты — великое женское начало вселенной, без которого невозможно существование. Моя Анима. Без тебя ни один одинокий воин не пролетит мимо Орла и не станцует свой последний танец любви и смерти. Ты моя голубая девушка — мечта, даруемая мне самим Богом!
Но почему так поздно?! — воскликнул я.
— Я также ждала. Ты шёл по жизни без Бога и теперь пришёл к нему. Я ждала и росла. Теперь мы будем оба в духе идти к нему. Ты готов — готова и я. Раньше не имело смысла. Без Бога вообще ничто не имеет смысла. Теперь понял?!
Я понял! Я вскочил со своего дивана, чтобы приблизиться к ней и разглядеть лицо моей далекой, воздушной возлюбленной и забыл.
Я забыл удержать свою точку в позиции голубой встречи. Радость выбила сознание к физическому телу. В это время наяву к моему деревенскому дому приближалась стройная женщина в голубом. Я сижу физически на диване и глупо смотрю на пространство перед дверью, где только что стояла моя фея. Знаю, что нечто уже начинает происходить наяву и произойдёт ещё в недалёком будущем. Машинально смахиваю невидимую паутину с лица, как чьё-то тёплое и нежное прикосновение.
А пока наяву в окне вижу, как ко мне идёт женщина в голубом. Эта соседка Люба в своей прозрачной накидке красивого, голубого цвета. Она идёт ко мне занимать деньги — у них запой ...
О счастье.
Всё глубже и глубже пытаюсь взглянуть, проникнуть, вглядеться в центр, суть, сердцевину жизни. Зачем она? Зачем происходит моя жизнь и жизнь других? Что есть вообще такое жизнь?
Заново расставляю свои фигуры на шахматной доске — поле моей жизни. Сверяюсь с уже записанной партией — копией пересмотренной жизни. Вот король — это я. Ферзь — моя судьба. Две значительные фигуры моей жизни — ладьи — мои родители. Слоны, кони — роковые встречи, повороты, друзья, роковые женщины. И, наконец, пешки — текущие дела, обстоятельства, привычки...
Вижу явно, что эту партию разыгрывал не я. И тут вопросы. Белые начинают и выигрывают? Дойдя до середины, не знаю, выиграю ли я эту партию? Близка ли развязка, длителен ли будет эндшпиль, да и будет ли он? Один неверный ход и мат. С кем играю я, с Богом, дьяволом, сам с собой? А может быть, я играю чёрными?
Видны ходы, этюды, комбинации, поражения и мелкие победы и даже ход и замысел партии в целом. Но жизнь-игра по-прежнему не даёт ответы на главные вопросы. Я сметаю все фигуры с доски и проставляю по новой. Может быть, заменить короля, ферзя? Нет, я выбираю себя и свою судьбу.
Человек по жизни ищет счастье. Счастье, где ты, ау? Я искал счастье повсюду. Я открывал дверцы полочек и шкафов и искал его в виде всяческих удовольствий: деньги, еда, одежда, рюмка, путешествия, сигареты. Я обшаривал все углы и смотрел на кровати — в сексе счастья нет! Я заглядывал даже под кровать. Там нет ничего, кроме пыли. Я вытаскивал со стеллажей, листал и перелистывал множество книг. Наслаждение и радость познания, — не есть счастье. В книжных знаниях нет ответа, что такое счастье и где его найти.
Всё было проще. Счастье давно лежало и поджидало меня на сеновале моего деревенского домика, в котором я не был 14 лет...
Это случилось по приезду. После молитвы я забрался на сеновал спать. И оно, счастье, оказалось там. Оно не бушевало и не безумствовало. Оно было обширное, тихое, глубокое, восторженное. Счастье без причины. Счастлив оттого, что просто живёшь, просто существуешь. Просто лежишь на сеновале и дышишь этим сладким запахом трав и тебе безмерно хорошо.
Как же так? — думал я. Ведь у меня внешне всё очень плохо. Одинок, без работы, без перспектив, серьёзные болезни, без друзей, семьи, поддержки. А вот лежу я здесь себе, и всё внутри у меня залито солнечным светом счастья! Вот оно, первое открытие. Счастье — это внутреннее состояние души, независящее от внешних событий. Наша жизнь есть сначала внутреннее переживание, и только после, — поток внешних событий. Качество жизни — качество внутреннего состояния. Вот он, заветный ключик к жизни и счастью!
Я искал своё счастье во снах. За долгие годы практики я пересмотрел сотни и сотни своих разных рук во снах. Они были красивыми, безобразными, грязными, в перстнях и кольцах, чисто вымытыми, в уголовных наколках, испачканные краской, в перчатках, красными, с 6-ю пальцами и почти без них, волосатыми, исписанные текстами, в крови...
В начале, я шёл по пути снов без сердца. Это был рискованный и опасный этюд моей шахматной драмы. То, что я принимал за счастье, — счастьем не было. Это было возбуждённая радость, вожделение и жадность до тайны, риск, авантюра, приключение. Но не счастье.
Молитва! Молитва открыла мне и показала счастье на сеновале, на чердаке.
Шахматная партия дон Хуан-К.Кастанеда оказалась ошибочной. Я разыграл неправильную комбинацию по ней.
Ход ферзя! Наши ходы в жизни ведут целую последовательность дальнейших ходов-событий (карма). Главное сделать правильный ход. Один верный ход может решить исход целой партии-жизни. Победа или поражение. Был вовремя сделан правильный ход ферзём.
Фатальность, рок, судьба, предназначение, мой ферзь. Зависело ли что от меня? — Нет, игрок всё-таки не я. Я – исполнитель.
О неизбежности и предопределённости. Сон в деревне. …Осознал себя и посмотрел на руки, — они в крови. Моё тело снов, этот смышлёный, пятилетний ребёнок, мой маленький внутренний волшебник, увидел будущее событие заранее, за 2 месяца до неприятной ситуации — мою ссору и конфликт с родственниками. И предупреждает меня о ней по своему, через сновидческий «рисунок». Спасибо, малыш! Я уже умею понимать твой язык символов. Но что я могу? Странное ощущение неизбежности предстоящей ссоры, о которой уже знаешь. Фатальность события. Я решил провести эксперимент и противостоять плохому предначертанию. Неужели так уж всё обречено и определено заранее? (Сны первичны по отношению к событиям физической жизни) Приехали родственники, жили 20 дней, мешали мне сновидеть, раздражали меня, мешали спать, но я крепился. Я взял себя под полный контроль, предупреждал свой каждый шаг, разговор, действие. Казалось, я уже выиграл бой с фатальностью и роком. В последний день отъезда я расслабляюсь, слово за слово, и взрываюсь гневом... Всё так и случилось, как увидел во сне мой маленький двойник, — произошла ссора, скандал, долговременное противоречие. К тому периоду я ещё не был очищен молитвой.

С возрастанием интереса к культуре и значению сновидений в жизни человека в Россию хлынул запоздалый поток психоаналитической, психологической, психотерапевтической и другой научно-популярной литературы. Много ценного и полезного для себя и работе с другими людьми может почерпнуть оттуда сновидящий. (И не только он!) Но автор остаётся на позиции, что любые научные начинания, исследования и открытия в области духовно-оздоровительной есть, всего лишь навсего, переоткрытие древних, религиозных ценностей и опыта. Наука только оформляет и подстраивает свои «открытия» под современное мышление и требование «высокообразованного» ума современного человека.
Сновидения в развитии есть, прежде всего, и будут оставаться областью духовной, религиозным переживанием и опытом. Чтобы тщательно и серьёзно исследовать сновидения, учёный должен быть сновидящим, т. е. уметь переносить своё сознание в сон. Это потребует много. Это может занять и забрать всю жизнь. Но без этого учёный уподобляется исследователю звёздного неба без телескопа и делающего выводы из астрономического наблюдения за небесными светилами невооружённым глазом. Перенос полного сознания в сон и будет таким мощным телескопом. Такой человек может тщательно, в полном сознании изучать свои сновидения. Приходить во сны других людей, контактировать с персонажами сна напрямую, изменять сюжеты, действовать, ставить эксперименты, не выходя из сна и оставаясь в нём...
Глупо и наивно, когда психологи «доценты с кандидатами» тянут одеяло на себя, вознося свой научный приоритет в этой области. Ведь многие из них даже так и не знают (опытно!) о существовании феномена осознанных сновидений. Они трактуют сны по Юнгу, Адлеру, Фрейду и Пёрлзу. Они предложат с десяток удобоваримых и убедительных версий. И с ними трудно будет не согласиться. Всё кажется достоверным и правильным. Учёные-психологи призывают не верить в глупые сонники, а верить им людям науки, которые находятся на передовом рубеже знаний. Но рассмотрим простой пример.
Автора книги «Солнце и тень» Кенета Кельзера, учёного и психотерапевта, выгодно отличает то, что он имеет уникальный опыт осознанных сновидений. В своей книге он описывает сновидческую практику и даёт психологический анализ. Попутно автор сообщает о своей обыденной жизни. Он описывает свою проблему конфликта с соседским парнишкой, который включал очень громкую музыку в стиле рок. Семья Кенета переносила это очень болезненно. Конфликт и разногласие с соседями затянулся надолго. Автор книги даже помышлял о смене своего места жительства вместе со своей семьей. Параллельно Кенет приводит описание своего ясного сна.

«…Стою в окружении людей и вижу, что мой живот зияет, будто вспоротый мечём. Желудок и кишки вываливаются наружу, свисая с брюшной стенки. Внезапно маленький серый котёнок цепляется за мои внутренности когтями и повисает на них. От его веса кишки вылезают ещё больше, и я вижу, как зверек висит, вцепившись в них коготками. Сам я остаюсь пассивен и безучастен…»

Далее учёный приводит психоаналитические версии и размышления к трактовке этого сна. Вся книга автора полна изобилием научных психоаналитических мыслей по поводу своих снов. Откроем сонник, составленный из народных символов и версий.
«Кишки» — выходят из спящего — уедет из дома человек из-за ссоры.»
В контексте семья Кенета, наконец-то переезжает в другой дом из-за конфликта с соседями. Как всё просто!
Вот она работа ума, — как простое сделать сложным. Можно заниматься научным моделированием проблемы, можно выстраивать красивые, умственные теории и концепции, вычислять и строить графики. Потом можно построить большой график этих графиков... Но истина так и будет упускаться. Очередные психологические ловушки ума.
Мною замечен интересный факт: даже человек искушенный в вопросах духовных, в теме эзотерики, не в состоянии зачастую правильно оценить и осознать важность и значение своего опыта управляемых сновидений.
Знание приходит через сердце. Сердце просто знает больше. Счастье — это очень просто. Счастье приходит через сердце... Нам нужна энергия для остановки ума, а не для непомерного его развития.
Знание своих сновидений позволяет мне приходить в очень интересное состояние. Некое тонкое, буддийское равновесие, беспристрастное наблюдение будущего события, о котором уже знаешь заранее. Позволять происходить ему и в тоже время отпустить ход времени на откуп Бога. Ведь ты ничего не можешь знать наверняка...

Ну, а что же всё-таки есть счастье?
Любовь — волшебная страна, — поётся в песне. Я приехал в очередной раз в деревню на этот раз с молитвой. Я вернулся к русской природе с любовью. Невероятным образом, совсем обрусевший во мне дон Хуан отпустил себе длинную бороду, надел на себя холщовую рубаху нараспашку Странника, крест на верёвке на шею, и забродил босыми ногами по русской земле. (Дон Хуан с бородой! — неплохой сталкинг?) Я шагал по пыльным дорогам. Чувствовал любовь ко всему. Всё такое живое, дышит, двигается, поёт. Жук шевелится в сухой траве, птица щебечет от радости, коршун парит у облаков, травы волнуются от ветра. Почему всё так обострённо живое?! Почему я раньше был такой тупой, бесчувственный и не замечал всего этого вокруг? Мой дух, моё сердце, словно были законсервированы, они томились в банке, заспиртованные, замороженные на длительное хранение. Случайно я разбудил их, растревожил молитвой, и они ожили, заиграли, и всё внутри меня и вокруг заиграло и запело. После молитвы в теле моём заходили горячие токи. Стали оживать ноги, поясница, грудь. Я стал чувствовать своё тело! Был ли мир вокруг меня всегда таким волшебным, живым и наполненным любовью? — О, да! Он был всегда таким. Я был другим. И вот научность молитвы: меняется через молитву человек — преображается мир вокруг него!
Я стал разговаривать по донхуановски с лесом, растениями, насекомыми, птицами, деревьями. Поначалу это было не очень серьёзно и, вроде, игра. Но сердце моё приоткрылось ещё больше, любовь к миру стала шире, глубже. И я, вдруг, вошел в контакт со всей этой русской природой на самом деле. Ожили, стали отвечать, реагировать, разговаривать со мной речные и лесные духи, эльфы, ундины, сущности воздуха и ветра. Я обнаружил, что все эти сказочные существа откликаются именно на моё обращение, реагируют на любовь. Я кланялся грибам почтительно и с уважением, и они вели меня по лесу. Эти загадочные и странные существа проявляют разумность и легко идут на контакт при любовном обращении. Какие-то нимфы, лесные феи дышали мне теплом в шею, вели, заставляли сворачивать в нужный момент, являли себя, и открывали, вдруг, полянку с лесной скатертью-самобранкой: всё сплошь грибы да ягоды. С ощущением, что всё это только тебе, исключительно лично для тебя... Такое общение тонкое, хрупкое, нежное. Маленькая неосторожность, небрежность или недовольство — любовь слабеет и общение рушится. Все эти природные сущности легко ранимы и уязвимы. Это больше похоже на тонкое чувствование, любовное знание-общение, нежели на прямой диалог. Это более интимные отношения, чем близость между двумя влюблёнными.
Любовь... Сколько мне открылось через неё! Таинственные, загадочные духи леса открывали мне полчища грибов там, где недавно прошли с десяток матёрых, местных грибников. Волшебные феи и ундины озера заставляли деревенских жителей ходить за клюквой на болота, за 10 км. от села. И в 2-х км., у озера хранили ягоду для меня. Вот она подлинная магия, чудодейство и волшебство. Иногда происходили более невероятные вещи, и я успокаивал свой удивленный ум, — пусть это будет очередное совпадение...
Я наблюдал за парой влюблённых, больших птиц, кричал как они и те мне отвечали. Лисы, осторожные и чуткие звери, часто перебегали мне дорогу. Меня не кусали змеи. Я с тоской устремлял своё сознание на парящего высоко в облаках коршуна, этого толтекского, местного орла.
Всё живое на этой земле. Но и сама земля живая. У неё есть сознание, точка сборки. Я ходил по земле, оживали мои «мёртвые» заскорузлые обувью в городе ноги и чувствовал любовь земли. Странное ощущение. Изменяется восприятие себя, своего тела. Ноги больше походили на щупальца. Через них от земли шли знания, любовь, энергия. Тело меняло свой облик и походило больше на какое-то космическое, инопланетное существо. Начиналось межпланетное общение «Я — Земля». При таком масштабе оно не конкретно. (Но во сне можно войти в более глубокие слои сознания земли). Земля сознательно сбрасывает надоедливых, вредных и неразумных людей-микробов со своего тела войнами, землетрясениями, ураганами, наводнениями. Залечивает свои раны. Но люди не одумываются...
Любовь ко всему. Открываются новые чувства, незнакомые городским жителям. Это неведанное, любовное отношение к дровам. Любовь эта доходит до восторга, умиления и благодарности деревянному материалу, одной из природных стихий и даосских субстанций «Дерево». За то, что оно согревает, даёт тепло. Только через любовь получается глубокое вхождение в мир растения и всего живого на земле. Через обыкновенные дрова я проник за фактуру полена к вселенскому первозданному Телу Дерева, одной из тайн мироздания и замысла бытия. Я типично городской житель, неприспособленный к деревенским трудным будням, вдруг, влюбился в деревянные чурбаки. Есть что-то первобытно-дикое в том, когда замахиваешься топором-колуном, добавляя к его тяжести всю свою силу и вес тела. И мощный, толстый, многокольцевой чурбак мгновенно с треском разлетается на куски-полена. И запах сухого дерева, и тонкий аромат! …
А о таинстве священного Огня и живого существа – русской печке, сдерживая тихий восторг умолчу… Я знаю откуда это. Чувствую и понимаю, где истоки этого. Наше сознание хранит в памяти те смутные, далёкие времена, когда древние предки сырели, голодали и мёрзли в непогоду и, вдруг, — Огонь! Сидя вокруг него, тесно прижавшись, друг к другу, испытывали необъяснимые чувства животного наслаждения. Только через любовь…
Я всё понял. Даже не важно, подошла ли моя шахматная партия жизни к концу или нет. Я понял главное. Счастье — это любовь. И в этом смысл. Жизнь должна быть поиском и обретением божественной, возвышенной Любви и Бога! Любовь, счастье, молитва...
Тогда молитва — это исполнение самых сокровенных, глубоких и дорогих желаний. Тогда молитва — это волшебство.
Сбылась моя давняя мечта. Я, как в детстве, стал жить в сказочном, волшебном всегда новом и свежем мире. Я снова засыпаю с предвосхищением — «что-то будет завтра?!»
И почему бы со всем этим не по пути сновидений? Ведь сны — это мы сами, наша жизнь. Если идти по пути через любовь и с любовью, то это счастливая жизнь и счастливые сны. Счастливые сны и счастье в жизни, — верно обратное.

Блаженство. Блаженство — это абсолютное счастье. Это совершенное равновесие. Оно непоколебимо. Оно не зависит ни от внешних обстоятельств, ни от внутренних условий. Это вечное состояние духа. Блаженство не связано ни с болезнями, ни с людьми, ни с энергиями, ни со знаками. Вечное наслаждение в Боге! Оно не прерывается даже после смерти тела. Блаженство — высшее достижение на пути любви...
Этого нет у магов-толтеков. До этого не дотянул сам дон Хуан, несмотря на его VII-е врата и огонь изнутри. Он до последних дней своего ухода остался обеспокоенный видением энергии. Без развития любви нет самых высших достижений, как бы не впечатляли его чудеса.

Приветствую тебя путь сновидений, если ты стал путём любви!

остаюсь с вами –

ведущий счастьевед,
тайнокрад и доктор
всех
блаженств.
Возвращение в сказку.

Сказка начинается в детстве. И заканчивается она, к сожалению, тоже в детстве. Но более позднем, когда расстаёмся мы с ним и взрослеем.
"Куда уходит детство, в какие города
и где найти нам средство, чтоб вновь попасть туда..."
Живу я сейчас в маленькой деревеньке, миниатюрной такой, среди русской природы. Где вольготно гуляет ветер, где смертельно опасна гроза, и яростно раскалывает небо гром: оно трещит как гигантский грецкий орех.
Где тишь, да гладь в речушке извилистой, небольшой, узенькой нежной и милой. Где солнышко не яркое, а родное, окатывает всех светом рассеянным – тепло!
Птички поют разные, щебечут тонкими голосками. А насекомые всевозможные гудят, жужжат, шелестят. Весело всем!
Лес мохнатый на горке, ласковый, зелёный, стоит себе стеной, как богатырь русский, раскинув плечи широкие. Как друг большой, надёжный, сильный – защищает.
Куда ни глянь, сердце от красоты и волшебства замирает. Вот взять траву луговую на полянах и по склонам леса. Ну, растёт себе и растёт. Так нет же! Она так любовно и нежно-зелено, мягко землю нашу русскую покрывает, что глаз радует – не оторваться! Ниже к речке обрывы обсыпные, многослойные с ласточками–береговушками, норушницами. Чуешь, как земля наша пахнет?
А в небо бы вовсе смотрел часами – к нему моё устремление. Какие облака-чудовища битвы там свои ведут. Какое колдовство там творится и бои меж добром и злом происходят.
А деревенька моя знаете, как называется? Сейчас мне совсем сказочно и сладко станет который раз. — Рож–де-ст–во!

Христос родился ... Вижу грудного младенца святого, золотым светом он исходит, всех людей озаряет, которые склонились возле. И всех других человеков, к нему руки невидимо простирающие через пространства и века. Грядет всем помощь! И человеки сие постигают через него вместе сразу всё, и любовь, и блаженство, и рай вечный, благоухающий.
Да, всё это же рядом, здесь и сейчас уже находится. В райской деревеньке нашей – в Рождестве! Только пройти надобно ещё поглубже сквозь воздух, внутрь себя, ближе к сердцу, и окунуться в эту сласть благодатную, блаженную, любовную...
Я почему-то сегодня и проснулся с тем ощущением, предвосхищением чего-то волшебного, сказочного, как в детстве...
Достану-ка из альбома своего "Собрание блаженств" несколько событий-воспоминаний.
...Банька наша деревенская стояла на пригорке в лесу, от деревни минут десять ходу через речушку к лесу. (Позже сгорела). Мылись и топили её "по чёрному", всё больше в послеобеденное время, ближе к вечеру. Дед, бабка и я, шестилетний пацан. И вот идём мы после помывки деревенской вместе, я чуть поодаль, впереди. Бабка и дед распаренные, лица розовые, довольные, во всем чистом одетые – в горошек да цветочек. Иду и я разгоряченный. И вот обычно знаешь, где тело твоё кончается, а где дальше воздух, окружающий тебя, начинается. И граница эта очень чувствительная. И я, шестилетний, уже это хорошо различал и понимал: где тело, а где не тело моё... И надобно сказать, что воздух, деревенский, лесной, привольной – упоительный очень, даже чуть сладкий привкус имеет. А в этот вечер ранний после баньки он свою силу особенную показывал. Просто кушать его хотелось, и всё больше и больше. И ведь насыщение было, как от еды! Он мёртвого мог бы оживить! Живительный воздух сей вместе с дыханием в каждую клеточку, в каждую пору кожи моей детской проникал, действовал и границы между мною и пространством окружающим раздвигать начал.
Иду, дышу, кушаю воздух. Сладко мне, радостно и чувствую – нет меня. Потерял я тело своё! И вовсе не мальчик я маленький и не передвигаюсь я ножками по земле, а плавно так лечу–перемещаюсь, парю вдоль земли вместе с воздухом, и сам я — воздух! Но только воздух особый – радостный!
Повторялось это неоднократно. А позже и в более старшем возрасте было. Бегали мы с пацанами по поляне. Там же недалеко, возле леса. Было мне лет десять. Помню, во что-то играли, гонялись друг за дружкой. Помню, очень интересно и весело мне было. Вечер. Тепло. Темнота только начинала сгущаться. Туман всё более сходился на поляну нашу. Заметил я этот туман и захотелось мне его поймать, окружиться, укутаться им. Бегал за ним. То смотришь — рядом он, подбежишь – нет его. Он всё дальше и дальше от тебя убегает.
Бегал за туманом, туман от меня. Разгорячился и, вдруг, растворился сам в тумане. Слился с ним, опять тело своё потерял. Я – душа, чистое сознание! Нет тела, а есть моя любовная радостная душа, плывущая в тумане ...
Переживаний подобных было значительно больше, но два этих были особенно сильные. Опять я их спрячу и в свой альбом блаженств положу. Но достану еще одно.

Опять-таки приблизительно всё в том же самом месте, но чуть подальше, за банькой нашей егерь–охотник жил. Тогда ещё, как сейчас, Дом Охотника кирпичный для начальства из города построен не был. А у егеря того построек разных было не мало. Хозяйство большое. И всё в лесу да на окраине. Папа с мамой в тот день приехали в деревню. Гуляли мы втроем в том лесу, недалеко от егеря. Мне также – лет пять.
Родители мои о чём-то разговаривали, но внимание своё на меня обращали, давно меня не видели. Мне и так интересно в лесу было, сказочно. А тут папа и говорит, а мама подтверждает. Гляди, показывают, — избушка на курьих ножках. Мне до этого сказки читали и представления свои детские я имел о героях сказочных. Смотрю, действительно, избушка маленькая среди леса дремучего явилась, и стоит она на куриной ноге!
И снова неожиданно невидимую черту пересёк я и прямо в сказку попал. Знал и чувствовал и верил со всей своей абсолютной, детской, чистой верою – живёт в этой избушке настоящая баба–яга, колдунья. Восторг тихий во мне, любопытство детское, первозданное и страх небольшой. И решил я зайти в эту избушку.
Папа и мама рядом были, меня подбадривали. Поднимаюсь по ступенькам, дверцу небольшую открываю и ... ну?.. Глаза мои широко–широко раскрываются. Как встретит меня баба–яга? Вот здесь в этот самый миг я не я был. А главный герой, где сказка, чудо и волшебство передо мной разворачиваются, и неизвестно, что дальше происходить будет.
...Вижу пол дощатый, сено навалено. Где колдунья-то? Отошла поди, бродить по лесу, да мальчишек любопытных ловить. Медленно я из сказки этой к папе, маме возвращался, переходил назад опять ту самую черту запредельную. Не было резкого разочарования.
Знаю теперь, что точка сборки моя, как у всех детей, подвижная была, восприимчивая, и многие сказочные миры ей тогда доступны были.
А избушка такая действительно была. Её тогда тот егерь мастеровитый по плотницкой части умышленно под сказочную и соорудил за место сарая под сено...
Сейчас живу в доме старом померших давно деда с бабкой. Я да кошка Мося – всё население. Деревня Рождество внешне – деревня обыкновенная. И все события здесь происходят ничем не примечательные.
Но нет – необыкновенная она! Невидимого здесь много, волшебного. Да, она откроется даже просто глазу внимательному, не то, что сновидящему.

Август люблю очень за ночи звездные. Такой космос сгущается и напрягает деревеньку мою, — она, аж, вся съёживается, сжимается, делается ещё меньше – не в силах описать я. Растворяется сама деревенька наша в космосе и летать сама начинает. Да ... Поднимается вместе с домишками в небо и летает... Потом на место её ставят.
И миры звездные, бесчисленные, галактики небесные, как начнут кружиться и хоровод водить. Звёзд знаете сколько? Да нет, не миллионы и даже не миллиарды. А бог его знает, сколько звёзд, — вот сколько! И половина их, не поверите, ссыпается к нам в Рождество, в один сарайчик за деревней, — подсмотрел я. Все сараи за деревней, как сараи, так ... — неведомы зверушки, обыкновенные для сена. Стоят себе в полумраке живыми существами, нахохлившись, шевелятся! А этот один сарайчик небольшой такой, — с крышей продырявленной. Вот в эту самую дыру звёзды и ссыпаются по августу. Да, сыпятся со звоном тонким, хрустальным. И когда под потолок полно наберётся, тонкий звон тот, голубой и звездный, всё продолжает неслышно стоять и разливаться по полям.
...Комета, бывало, с гигантским хвостом багровым на полнеба, как полоснёт.
А луна, уж больно очень круто-круглая. Просто не бывает такой округлости как у нашей луны. Так мало этого. Лицо бабы полной, деревенской, удивленной это, а не луна. Видно всё: и брови и глаза и рот и нос маленький, курносый. Внизу нарядно одета в сарафан расписной, но не видать. И широколицая баба эта – луна, толи дует на блюдце с горячим чаем, щёки раздувает, толи, взаправду удивляется красоте нашей неописуемой, рождественской.
Оборотись, посмотри вокруг — живое, оказывается, всё. И земля наша, и деревья, и трава. Всё имеет своё сознание, точку сборки. А значит, думает, разговаривает, дышит – живёт одним словом! И войти в диалог можно, со всем прикоснуться, соединиться в любви ...
Как же мне отблагодарить матушку–природу мою дивную за любовь ко мне ответную?! Не знаю... Я на том самом мостике небольшом, оказывается, стоял ещё в детстве, к которому дон Хуан в конце своей магической жизни лишь подошёл. Вела меня любовь по жизни, страховала. А я её терял – утерял. В трясинах болотных, судьбинских тонул, задыхался, помирал неоднократно ... Знаю теперь, кто спасал меня. Она же, любовь, со Странником – человеком исконно русским, меня и познакомила. И Странник открыл мне многие тайны, а сколько ещё впереди ...

Мир невидимый пуще того. Сразу почему-то старое кино вспоминается: «Вечера на хуторе близь Диканьки». Как ведьма сельская на метле летала, воровала звёзды с неба, да в мешок складывала. И чёрт с рожками мохнатый и с длинным хвостом летал, помогал ей... Не зря Гоголя великим духовидцем России называют.
Знаю теперь, не поверит мне кое-кто ещё, — правда всё это! Сам многое видел, — факт! Существуют, оказывается, ангелы, черти, феи, ведьмы, лешие и домовые. Доказать могу. Я в полном здравии и уме, современный городской человек, в науке психологии знаю толк, со всей ответственностью заявляю – есть, проживают невидимо, водятся существа разные, сказочные. Не каждому они доступны в восприятии – это другое дело. Но действуют в мире они нашем. Увидеть их можно через сновидение.
И над деревней Рождество увидеть много можно чего невидимого. Даже чёрта, — но лучше с хорошими дружить. Я в сказку возвратился. И радостно мне живётся, любовно, счастливо, интересно и радостно, как в детстве...
Блаженство.
(Нет этого у дона Хуана, — нет! Не добрался он до этого!)
Последнее время, замечу, стал я опасным человеком. Заболел. Причем всерьёз и надолго, и заразить могу любого. Да не то, про что ты думаешь, и про что я описывал. — Блаженством я болею…
Эпидемии ходят в городе страшные. Где народ скоплен. Грипп тяжелый быстро развивается, гепатит, туберкулёз и другие болезни. Но более всего заразительны и смертельно опасны эмоции отрицательные. Гнев, скука, депрессия, зависть и злоба, раздражительность, особенно в толпе густой. Точат они человека долго, почти ежедневно, всю жизнь, как черви. Здоровье непоправимо разъедают. Бесы этому очень способствуют, радуются бесы этому. В общем, это те же самые володёры–летуны у Кастанеды, что сознание наше жрут. Каждый день у них многоразовое питание. Режим. И поскольку в пище этой нет недостатка – жиреют они, сыто ухмыляются. И люди против этого бессильны.
Сначала, потому что про всё это не знают, а потом уж потому, что не ведают, как с этим бороться, и беспомощны они…
И совсем, казалось, безнадёжная ситуация была бы. Но вот на счастье наше, светлое и прекрасное тоже распространяться может и передаваться друг другу. Блаженство заразительно.
Была у меня в гостях женщина одна, одинокая, не старая, дальняя родственница моя. Совсем плоха приехала. Отец и мать почти одновременно померли, сын в тюрьму попал. Приехала такая, что сама помереть может. От отчаяния жуткого, безнадёжности и депрессии. Пожила у меня с недельку. Уезжать стала – не поверите – другой человек. Заразил её блаженством, вселил веру, проблемы как разрешить намекнул. Уезжала – пела, чуть ли не в танце на автобус садилась. Я тогда специально ей ничего не делал, не выдумывал. Но после её отъезда – понял. Передались ей от меня микробы блаженства. «Инфекция» эта положительная тоже заразительную силу имеет. Я жил обыкновенно: обедал, спал, дрова колол, в огороде возился, воду таскал. Единственно что – в сновидения её вовлечь сумел…
Не перестаю женской способности к сновидениям удивляться и легкостью, с которой они сложные вещи там сразу проделывать начинают…
Да…, — задумался я. Как же это всё просто. Люди! Давайте бесов–летунов и чертей разных молитвой отгоним и друг друга начнём блаженством заражать, любовью и радостью делиться, счастье всем окружающим передавать! Как, да как, опять, – через молитву же сладостную!
Давайте на земном шарике нашем такие мировые пожары инфекцией раздуем, такие эпидемии массовые организуем. — Все друг друга блаженством перезаразят, любовью сладкою. Люди вокруг танцевать и петь начнут от счастья, и это нескончаемо передаваться начнёт дальше, в другие страны, континенты…
Широко мысль моя шагает. Штаны ей-ные рвутся. Если б всё так просто было…
Опять-таки, знакомый мой старый, Странник, который, значит, меня первый заразил. Он человек неугомонный, всё в поиске, в дорогах русских, пыльных или белых, сугробных, в путешествиях. Ему на месте не сидится. Сблизились с ним шибко. Он дальше пошёл. Я на месте остался. Ещё встретимся.
Но, посетил меня как-то ещё один человек. Расскажу. Человек этот исконно русский, не так что бы широк в плечах да очень крепок и велик – обыкновенный – но силён он молитвой, и блаженство от него исходит. Борода по-русски, строен.
Младший брат он мастера сновидений, который позже обнаружится. Человек тот высоко летает – далеко видит. В такие тайны заглядывает – жутко становится. Такие прозрения его прошибают. И не отличается он повышенной энергией, но на путях любви возможно такое. Полюбил я этого человека за простоту и покой, от него исходящие. Живёт он незатейливо, не суетится.
Всё на одном месте пребывает. Пришёл он к цели уже, понимаешь? Некому больше дёргаться и волноваться. На самом деле, всё проще простого. Печаль пришла — не всё радость – и покручиниться можно. А смерть придёт – помирать будем. Во как! Дошло, что за человек этот? Конечно, всё не так просто, на тайне им постигшей всё устроено, на любви. И не святой он – обыкновенный, даже будничный. Но есть в нём ещё нечто потаённое, дивно блаженное и сладостное. Отшельник он в миру. Как это? – спросишь. А вот как. Живёт он в самой гуще событий, в мире социальном, в толпе людской. И не затрагивает это его, не от мира сего он одновременно. И странный парадокс: чем больше человек отстранен от жизни, тем глубже в неё он погружается, постигает. Тем полнее его бытиё, качественнее, насыщеннее. Многое мой знакомый понял и вымел лишнее из своей жизни. Вот так отшельником среди людей и живет. Делает всё осознанно, не спеша, с расстановкой, вдумчиво, любовно как-то – смотреть на него уже сладко!
Хошь в деревне живи, хошь в городе. Ничего не заботит. А как это, а как это? У нас: идеи, мысли разные, планы, беспокойства, страхи. А, вдруг, это не получится, вдруг, то случится, – нет у него этого, разумеешь? В деревне всё-таки лучше…
Встал босой, землю живую тронул-прикоснулся. Помолился – любовью окутался. Дрова наколол, траву покосил не спеша. Молочка парного со свежим ржаным хлебом поел. Если надо печку истопил. Какие проблемы? Чего лезть своим умом, извращённым и изворотливым, чего выстраивать, городить теории?
Главное, конечно, не это. Это всё следствие. Как подобное состояние достигается?
Вот многие спрашивают про всё, рыскают в духовном, столько наузнают, напридумывают, наупражняются. Всё очень и очень просто, оказывается. Чего выдумывать? Молись – всё получишь. Молись – всё будет.
Что в городе? – Колбасу тот человек в городе ест – вот что. В городе блаженство его обостряется. Там жизнь кажется насыщеннее, плотнее. Людей, событий, информации вроде, больше. Человеку-отшельнику тому ещё блаженней становится. Это надо почувствовать. Блаженство никуда не лезть, не выставляться, ни во что не вмешиваться. Всё само собой наладится. Проблемы возникают – сами разрешаются, без его участия. Блаженство не выбора здесь сильно увеличивается. Блаженств всевозможных, знаешь, сколько? Купайся – перекупайся во всяком, всех оттенков не испытаешь. Да всё в простом находится. Ты когда-нибудь удовольствие получал от того, что вкусно поел?
Даже не в самом процессе – это трудно. А после еды, я имею в виду. А ты попробуй получи, да по-длительнее. Не всяк в высоком пребывать. Но и в этом удовольствие найдёшь. Вроде бы дело обыденное, а тонкое блаженное состояние можно открыть.
Всё красиво и, может быть, впрямь, хорошо про человека ты рассказал, — скажешь. Да, уж очень как-то скучно. Ест, спит, работает…
Да, не скучно, в том то и дело! Ты на таком мешке с золотом и несметными сокровищами сидишь, что сам не знаешь. У тебя есть целое твоё необъятное, “большое”, бесконечное тело! Исследуй его внимательнее, столько найдёшь здесь всего необычного и волшебного! Кончик носа один чего стоит. Изучишь его – волшебником станешь по части запахов. Да, это только одна точка, а всё остальное? Не тело, а океан фантастических возможностей! Вон Кастанеда ягодицами книги читал – прикладывал на ночь… Отправляйся-ка, дружок, на поиски чудесного и немедленно. Смерть не за горами. А то так и помрёшь, ничего не зная и не ведая… Мне, например, не надо денег и всё, что на них можно купить. Мне тела моего и так уже очень много. Смеюсь я над «новыми» русскими, бизнесменами разными, которые всю жизнь свою на деньги положили – бумагу пустую. Острова себе покупают, виллы, мерседесы. — Глупенькие детки, зайчики плюшевые. Не знают они про сокровища подлинные, нефальшивые, настоящие, что внутри нас! Счастья с Богом не ведают…
А точки сборки – сознания, ты обладатель. Знаешь, что это? Это же громадный, прегромадный бриллиантище, алмаз, цены не имеющей. Это – целый миллиард долларов! Да, что я опять о мелочах. С чем бы сравнить значительным?!

А коли блаженства ты того человека понять не можешь никак. То пойми, что за блаженством тем человек этот в сказочной вселенной живет, в сказке неразгаданной. В сновидения отправляется, с добрыми существами дружит разумными, со злом борется, чертям и бесам противоборствует. Путешествия и приключения испытывает невиданные и неслыханные. А ты, говоришь, скучно ему. Он – вся вселенная! Сновидения подвластны ему. Вот и у тебя сокровища те же, а не используемые и забытые – сны твои, — а ведь спишь каждую ночь, поди…
А, если уж будет дано тебе самого Бога узнать, и он прикоснётся к тебе своей чистой возвышенной и неповторимой любовью – тут нет у меня слов. Здесь бессильны слова будут — сам всё поймешь. Дон Хуан, великий и загадочный, для тебя сразу в мальчика обратится, который только ещё на мостик взошёл, а ты его перейдешь и дальше отправишься в невообразимую высоту и ширь. Обойдешь самого дона Хуана, значит, переплюнешь. Не веришь? Не вру я. Вот, что русскому человеку возможно. Такие высоты подвластны с Божией помощью. А он пусть себе в ворону превращается, бегает по верхушкам деревьев. Подумаешь, эка, невидаль. Это все детские игры по сравнению с тем, чтобы Бога самого познать и узреть, представляешь?!
…Больной и неудачник. Хилый и немощный, одинокий и брошенный, обиженный и потерявшийся, несчастный и страдающий – Бог доступен тебе! Он выше нагваля всякого тебя поднять может!

Я бы Бога узнанного не променял ни на какие сверхъестественные способности и трюки донхуановские. Чудеса, Богом данные, другого порядка, другие свойства имеют. Заметь, более возвышенные.
Там, где Бог – там и блаженство не передаваемое. Путь к нему один — в сердце. Там находится потаённая дверца, и тайный вход расположен, который маги искали. Нет блаженства у магов чёрных, нету! И быть не может. Промахнулись они. Так и не нашли ту самую дверцу секретную – к бессмертию. Увязли все – сгинули.
А блаженство, ну, как тебе его передать ещё?
Оно без крайностей всяких, без восторгов и озарений. Оно тихое, потому огромадное, — падает себе незаметно сверху. Глубокое, необъятное очень и бесконечное. Пьётся винный нектар небесный, вроде лёгкого опьянения воздушного, божественного. Мягко, бархатно, нежно, любовно, покойно. И как-то всё в тихую – сласть! Когда мёду много — тоже приторно. А здесь в легкую. Безмятежность охватывает, как у ребёнка грудного в колясочке. Блаженство ещё характерно тем, что беды, болезни, неудачи в радость обращает, — всё ни почем! Вот оно какое! Не поверишь, болезнью своей тяжелой стал наслаждаться. Не достать ей меня подлинного! Не затрагивает она меня внутреннего, сновидного, а только внешнюю оболочку разрушает.
Для блаженства ничего не нужно, только тело своё – подарок родителей.
Я, знаете ли, люблю наслаждаться, блаженствовать люблю. А вы любите? Я в эту жизнь пришел однажды. Она у меня в руках единственная. И прожить её хочу – не стонать, ныть и печалиться, не смотря на беды и невзгоды. А в радости и удовольствии, наслаждаясь жизнью. Я взошёл в эту жизнь для счастья. А счастье, оказывается, без Бога не бывает...!
Не переставай любую мелочь, незначительное в жизни обращать в удовольствие. Вкусная еда, хорошая погода, красивая природа, чья-то улыбка..., и вся жизнь, однажды, начнёт изливаться радостью и счастьем – переполниться ими.
…В общем, неповторимый аромат и неописуемый вкус блаженство имеет. Это то самое бессмертное тело духа, тело блаженства, тело нирваны, которое чёрные маги донхуановские в себе заблокировали и не развивали…

Человек, про которого я тебе долго рассказывал, знает про всё это больше. Я с ним поближе ещё познакомлюсь и тебе расскажу потом.
Я, конечно, не такой ещё, как друг мой новый, ум мой ещё много теорий любит, мыслей и идей выдает. Но в блаженство проваливаюсь не редко.
...Хорошо здесь у нас среди природы. Люди в городах в своих домишках тесно понатырканы, спрессованы, а человек для жизни своё пространство должен иметь. Пространство любви. Да вы приезжайте к нам в деревню, сами всё увидите и поймете!
Опасная игра.
Была моя жизнь раньше серая и нудная. Три–четыре скучных сюжета прокручивались каждую ночь, да и те не помнил! Двойник, брошенный и одинокий мой, как малыш томился в наказании в тёмной, тесной кладовке – комнатке. А как Бог стал передо мной тайны жизни за тайнами приоткрывать, обратил я внимание на сновидения свои.
Ожил мой маленький внутренний ребенок. Развиваться стал. Ведь он такой способный и талантливый – просто чудеса может вытворять. Расцвели, преобразились мои сновидения. Жизнь стала сказочным приключением, путешествием героя. Я — главный герой-то! Поднял свой уровень сознания. Узнал, что такое качество существования и снов одновременно. Темы снов стали теперь разнообразными и неописуемыми. Наслаждаться стал бытием мой сновидческий двойник. Радоваться, что на него внимание обращают. Помогать стал мне в жизни сильно, играть весело, резвиться. Я–он любим играть во снах в разные игры, баловаться: в футбол, баскетбол, на коньках кататься, музыку слушать, самим на инструментах играть, танцевать ...
Бесы тоже не дремлют, отрицательные наши наработки, а то и чужих, совместных, негативные части нас же самих. Любят бесы шалить в сновидениях людей. Бывает и палки в колёса жизненные вставляют, ёрничают и потешаются над нами. И с пути сбивают.
Двойник мой с бесами дружбу водил, чего скрывать. Худеют, истощаются, злобятся бесы от молитвы регулярной моей. Насели как то во сне на двойника моего три человека подозрительные. Давай, мол, в картишки перекинемся. Сыграем на судьбу твою. Проиграешь – худо тебе будет. Я сознание-то свое перетянул в сон, да только как кусочек одеяла, не полностью всё, а малую незначительную его часть. Соглашаюсь легко, отчего же, интересно. Опасности не боюсь. Люди вроде солидные, в костюмчиках, интеллигенты, не сразу догадался кто такие. А выиграть в жизни по большому, ох, как охота. Знаю, наяву громадная удача привалит.
Раскинули картишки-то на четверых. Мне везет. Карта прёт. Беру взятки одну за одной. Знать судьба вынесет на ровную, счастливою дорожку, думаю. Считаюсь в конце – мало у меня очков. Стал присматриваться к напарникам. Мухлюют они! Бесы это! Шестёрки в тузов превращают на ходу, ненужную масть в козырную карту. Ух, думаю, так и проиграть недолго. А после подстроят наяву беду. Любую пакость произвести могут: пожар, несчастный случай, болезнь нагнать, человека тёмного для кражи навести... Да разве за всеми тремя уследишь? Ловчат ручонками–то, а морды серьёзные, невинные делают. Но озорство ихнее за лицами предательскими проглядываю.
Напрягся я, внимательнее стал. Но всё равно трудно. Смотрю, все четыре туза у меня на руках. Явный выигрыш. Глядь, и они свои тузы показывают. Э–э, думаю, неладное дело. Слабеть я стал. Контроль за собою теряю, бесы пользуются этим. А сами льстят мне, ублажают. Конец мне, думаю, не выиграть. И наяву что-то плохое случится. Почти одолели черти. Проигрываю. Но ещё помню, в конце мизер мне пришёл на картах. Опять удача. Мизер неловленый, без дыр. Я его сразу объявил. Не дал им рта раскрыть и банк весь забрал. Бесы аж расстроились. И проснулся я самодовольный.
После наяву мне удача крепкая попёрла, да ещё неожиданно деньги неплохие и подарки с бывшей работы привалили – знай наших! Но с этим делом не шути!
Муравей.
Я ел салат из нарванных в огороде молодых трав, замоченных в холодной, ключевой воде. В блюдо с водой откуда-то с зелени упал муравей. Стал барахтаться, погружаясь всем тельцем.
Я взирал на него, продолжая жевать в раздумьях, безучастно и небрежно, как человек, сознающий неимоверную дистанцию между ним и насекомым.
Муравей! – обратился я. — Своими грехами и неблагочестивым поведением в прошлой жизни ты заслужил гибель в этой большой глубокой миске с водой.
Продолжая наблюдать, не вмешиваясь, я постепенно превращался в мудрого, бесстрастного, буддийского монаха. — Закон кармы. Непреложный закон возмездия. Его никому не миновать, — с лёгкой иронией размышлял я.
Потом подумал–подумал, решил, что это неправильно, взял вытащил и спас муравья.
Муравей! – произнёс я речь. — Подвигами своими и добродетелями ты заслужил своею кармою, чтобы я спас тебя!
Опустил я муравья на пол. Вроде бы всё... Но тут моя точка сборки сместилась. Вгляделся и увидел явственно, в деталях, как Муравей долго чесал голову. Кланялся. Благодарил меня. Был он муравьем-разведчиком и таким же, как и я. Просил меня непременно написать этот рассказ и, помахав мне лапкой, вскоре скрылся в расщелине пола.
Ну вот, писатели, напридумывают же. А что если, так оно и было?!
Невероятная догадка (теория и практика).
Я на своем фантастическом предположении не настаиваю, у меня и другие рабочие гипотезы имеются. Моё дело, последовательно фактический материал изложить.
Иной недоверчивый читатель и читатель-скептик, в особенности незнакомый с магией сновидений, мне не поверит. Но эксперименты мною проводились. Эффекты были, и некоторые из них я и описываю далее…

Чудная страна – мир сновидений. Всё возможно здесь. Любые фантазии.
Заметьте, однако, писатели–фантасты выдумывают в своих книгах, бог весть, что, а это, вдруг, смотришь, становится реальностью позже. Жуль Верн изобрёл сложную машину в своём романе. Она работала и перемещалась под водой, – позже появилась подводная лодка. Артур Конан-Дойль создал своего литературного героя Шерлока Холмса с такой описательной убедительностью, что он стал более реальным, чем мы с вами. В Лондоне даже существует музей Ш. Холмса. Сам дон Хуан для многих из нас — по сути миф, легенда, литературный герой — стал более реальным, чем любой другой живой человек из нашего окружения. Ни одна другая личность не влияла на меня так сильно, как этот индеец. Дон Хуан круто изменил мою жизнь и судьбу!

Почему фантазия спускается в жизнь? В чём сила существующих сначала только во сне, в писательском воображении мысли, образов, представлений?
Читатель теперь, наверняка, уже знает почему. Сновидения и явь тесно связаны между собой, переплетаются. Многочисленные двери–переходы туда и обратно распахиваются и захлопываются снова и снова, пропуская своих разведчиков, посланников. Идеи и образы, зависшие в сновидческом пространстве, перелетают к нам в жизнь оттуда. Туда же, в общую копилку коллективных сновидений мы посылаем своих вестников, гонцов. Излучаем их в виде чувств, мыслей, настроений.
Человек сам плетёт своею мыслью паутинку своей судьбы. С той же обратной стороны некие загадочные силы приходят, являются нам из далёких снов и влияют на нашу жизнь.
Иной раз воображение и реальность так переплетаются, спутываются, что теряешь границы обыденного. Ещё острее ощущаешь, что мы живём в волшебном и чудесном мире. Но жить ли нам в магическом или обычном мире — это вопрос нашего выбора! – Утверждает специалист по сновидениям в лице автора.
Сновидения – пространство, не имеющее границ. Самые смелые фантазии, уже воплощённые в ночных сюжетах, станут правдой завтра. Те же законы сознания. Самые сверхфантастические персонажи, необычайные повествования ещё только ждут своего воплощения. Они уже живы и реальны, и часто более реальны, чем мы сами. Они уже там…, правильно! – в сновидениях.
Как отличить образ, созданный только что в голове творческим воображением, от живого, тонкого, невидимого существа, проживающего во сне свою жизнь и увиденного духовным, провидческим зрением?
Ох, и затянул я длинную петлю с узлом вступления вокруг шеи ничего неподозревающего пока читателя! Что сделаешь, не могу остановиться, — моя тема. Уж если раскрывать её, то основательно. Если уж начали читать, господа хорошие, разбирайтесь во всём до конца. Ещё немного…
Вся космическая вселенная, всего лишь, развёрнутая в подлинной яви чья-то Великая Мысль. Добавлю, — Любовная мысль. Ну, вот, раздвигаю и без того размытые границы туда–обратно и вышагиваю в неизвестное.
В моём неизвестном всё обычно, даже буднично. Живу в деревне. Лето. Сквозь чуть искажающие вид стёкла окон деревянного домика моего, как сквозь воду гляжу. Словно царь подводный наблюдаю своё царство водяное – мир сказочный деревенский, затопленный: ближе – зелень, травка сельская, дорога; дальше — узкая речушка и многоцветно-зелёная мохнатая стена леса на возвышении.
Сегодня не жарко. Я сижу за столом и пишу. Нет, не буду ничего выдумывать, как это было…
Последние годы живу в одиночестве, отстранённый сознательно от знакомых, друзей, подруг. Так нравится. Не выбираю. Что даётся. Живу в сновидении. Интересно мне очень. Исключение – рыже-белая кошка Мося проживает со мной в доме. Нечто белое, пушистое, тёплое, нежное. Она из беглых, отстала от проезжающих дачников.
Встаю не рано. Потом хозработы по дому, огород, приготовление пищи. Едим с Мосей. Читаю книги, веду дневниковые записи, отправляюсь намеренно в сновидения, провожу опыты. Всё просто. (Да не очень.) По приезду из города в этот сезон в первую же деревенскую ночь в сон ко мне ворвались сразу два ветра – прохладные, свежие, ровные – хорошие ветры. Дули поддерживающе, не навстречу. Я им сразу отдался, и они меня понесли…
И наяву сразу их «увидел». Один ветер не сильный, но длительный. Это ветер оказался «огородно-заборный». (Мотай на ус сновидец, как с ветрами дружить.) Как всякий ветер, он есть сила, энергия. И проявился в виде некой страсти, увлечённости, интересе в моей работе по огороду и оборудованию забора вокруг и перед домом. Второй ветер оказался покруче и сильнее. Он оказался творческим, писательским. Выход на созидательные астральные пространства. Моя работа над книгой и опыты…
Оба ветра (и во сне и наяву) дули в режиме благоприятствования, помощи, удачного стечения обстоятельств. Я это ещё во сне понял. Потому и отдался им сознательно. Не отдался бы – наяву жизнь моя по другому бы внешне (да и внутренне) оформилась. Людей обычных гоняют ветра случая, хаоса, беспорядочных, чаще отрицательных энергий. Потому они, как куклы на верёвочках, дёргаются в разные стороны. Сновидения же дают магу возможность управлять своею судьбою и даже больше — подниматься над нею. Редкий человек – хозяин, жизнью своей распоряжается. А я близок к этому. (Не хвастаюсь – открылось мне.)
Так и живу «двойной» жизнью: во сне и наяву. И должен сказать вам, что качество такого бытия необыкновенно. Маг может всё-всё заранее предвидеть и выбирать ходы. Не путайте его с обычным человеком. Хотя, он внешне самый обыкновенный человек, как я, например, — деревенский мужичок с бородой. (К читателям всё тайну преподношу.)
Я свою жизнь вообще изучению сновидений посвятил. В них все собаки зарыты. Там все ключи от любых дверей запрятаны. Они во всех религиях и духовных системах побочно идут, развиваются. А я сразу, хвать быка за рога – напрямую с ними работу имею. К чему лишний огород городить? В этот сезон интересные опыты по снам затеял…
Уже давно заметил закон, ту самую таинственную, тесную связь между мирами обоими, снов и нашим физическим. Да не только заметил. Исследовал, переоткрыл, подтвердил опытом и утверждаю окончательно. В чём и расписываюсь. Основной закон, главный. Магия на том и стоит – шуровать надо сначала наверху, там порядок наводить. Сон – окно в будущее. Человека или образ какой там увидел, глядь, — через некоторое время наяву он обнаруживается.
Хозяйство моё небольшое: печка, кухня, огород, лес, где грибы да ягоды растут. (Лес тоже мой — маркиза Карабаса!) По хозяйству много времени тратится. Всё остальное же время – снам. Кошку Мосю специально кормлю плохо, чтобы поактивней мышей ловила. Те раньше крепко по ночам сновидеть мешали. Исчезать стала подолгу Мося в мышиных поисках своих. Необходимо обязательно добавить, что в жизни моей большое значение заимела регулярная практика молитвы. Какие только прорывы к истине она мне не давала, какие озарения! На какие уровни сознания выносила!
Но в одном из рискованных и опасных снов обжёгся я сильно, погорел буквально. Всё своё энергетическое тело сновидения чуть не разрушил. Через год только начал отходить потихоньку. Молиться стало невозможным. Где молитва, там любовь. Где любовь – там жизнь. Понял я главное про всех людей. Они считают себе, что живут. Ошибаются. Нет, не живут на самом деле, только так думают. Не существует жизни без любви! Молитва и любовь вместе идут рука об руку. Я раньше тоже думал, что жил. Сейчас понял – не жил вовсе, а так болтался, застревал бессознательно где-то в промежутке непонятно каком. И узнал я, что такое означает «жить» только с молитвой. А раз теперь она меня оставила, ушла по причине моей болезненной неспособности к ней, значит я теперь вроде как и не живу…
Но остались у меня ещё мои сны. Которые, конечно, из-за разрушенной энергетики моей здорово ослабли. Но кое-что получается.
Перестал излучать любовь я. Прервал молитвенный труд свой. Чувствую, вдруг, из мира снов любовь ко мне спускается. Неорганические существа, высокие и неведомые, любовью меня поддерживать стали, окутать стараются волшебной тканью шёлковой, тонкой, невидимой. Думаю, вот она помощь мне в беде моей. И вроде бы опять всё плохо у меня, и очень даже, а откуда-то изнутри радость изливается, и хорошо становится.
Мои одиночные приезды в деревню и уединенный образ жизни для деревенских жителей стали привычными, обыкновенным порядком и само собой разумеющимся. Не то, что бы я не разговаривал с кем. Отношения и диалоги поверхностно строил, что бы не было возможности завязать интересы общие, более глубокие. Даже от помощи двух мужичков по строительству забора отказался. Что б не мешали. Мне мои ветры из снов так и так помогали хорошо.
Поэтому неожиданный приезд ко мне в дом незнакомой, молодой, симпатичной девушки я должен был для других как-то объяснить. Вопросы были: «Кто это у тебя? Никак невеста?» или «Что за гости новые у тебя поселились?» Отвечал – «Дочь взрослая приехала погостить.» На том все успокоилось.
Но сам себе сие чудное явление таинственной незнакомки объяснить сразу не мог. Свою серию экспериментов в сновидениях прервать пришлось. А суть их состояла в том, что я нацеливался каждую ночь выйти на уровень осознания своего тела сновидения, переместиться и найти свою кошку Мосю. И оставаясь на этом уровне, убедиться, во-первых: действительно ли это моя кошка, а не продукт моего воображения, проекции – проверить это. Во–вторых: попытаться увидеть её энергию и точку сборки. В третьих: войти с нею в энергетическое взаимодействие или любой другой контакт. И, наконец, последнее – проследить и пронаблюдать изменения в кошкином поведении и её реакции наяву.
А сдружились мы с кошкой тесно. Даже у меня какая-то любовная привязанность к ней возникла, и вижу – взаимная.
Я и кошка… Два бесконечно одинокие существа, заброшенные неведомыми, провидческими силами в этот странный мир, в эту жизнь. Судьбы которых пересеклись в этом заброшенном, затерянном в глубинке России, старом, деревянном домике…
Уединенный образ жизни нас обоих заставил понимать друг друга с полнамёка, по одному движению руки (лапы), настроению глаз, моего голоса (шевелению хвоста). Я раньше собак любил, кошек не жаловал. А тут – кошка навязалась. Но вижу зверь интересный, не морду у неё просматриваю, а лицо. На нём явно различать стал мимику, эмоциональные настроения. На лице её отчётливо рисуется всё разнообразие человеческих переживаний. Беспокойство: ой, кормить будут сегодня или нет? Ожидание страха – что чужой входит? Сам страх перед собаками связан у неё ещё с возмущением: лают тут всякие..., и доходит до презрительного отвращения к ним. Надо видеть её разочарование, когда она наклоняется к своей чашке для молока, а я забыл его налить. «Ох, ничего себе! Пусто…» А когда я прихожу с рыбалки, и она, почуяв запах свежей рыбы, приходит в заискивающе льстивое возбуждение, я читаю ее мысли: «Ах, что за чудный запах! Ты такой замечательный... Если ты дашь мне это, будет так здорово!..» Мося бывает в состоянии и чувстве нерешительной задумчивости «куда бы это отправиться…?» Или же задумчивость её приобретает оттенок умиротворённой уединённости, которая сменяется недовольством: «Ой, не мешай а? Так хорошо одной в задумчивости…» Недовольство может смениться выражением дежурной обязанности — нельзя быть не благодарной – «ну, ладно погладь, если очень хочешь…» То суетливо бегает, хвост метёлкой вверх или игриво-просительно заигрывает со мной. Встаёт на задние лапы, а передними меня по очереди цапает, как бы говоря — «Ты, что приятель , забыл совсем о моём существовании?» Случается с ней скука с лёгким недовольством. Да, — скука! Этой необыкновенной кошке свойственно и такое человеческое качество. В это время она мается, слоняется то туда, то обратно. Страдает, мучается от чего-то.
Нет, собаки – примитивные существа. Кошка же – чудесное создание, а моя Мося и вовсе магический зверь!
А когда она сама открывает лапой дверь и входит… — Это надо видеть! – такая непринужденность, завсегдатайство и панибратство на морде написано, как человек вошёл, друг. Я позже запретил ей самой дверь открывать, — перестала. Теперь стоит у двери и, если хочет зайти в комнату, ждёт, когда я открою. Но, если я скажу: нет, – развернётся с видом «Мол, и ладно, чёрт с тобой.» И пойдёт по своим «делам». Будто ей не очень-то и надо было сюда заходить. А так для порядка… Когда же она у меня отдыхает на животе, тут у неё целая гамма разных блаженств.
...Непонимание, от чего же, тоже случается. Обедать как раз соберусь, – притащит моя Мося мыша большого, жирного. И искренне не понимает, почему я морщусь, недовольство проявляю. Вот же заказывали, просили меня ловить мышей. Пожалуйста… Видишь, какая я ловкая и хлеб твой ем не даром. И довольна так, начнёт этого мыша есть, да ещё с хрустом. Извиняюсь за натурализм. Да ещё съест не до конца, а на половину. Спасибо, конечно, за угощение, да не ем мышей, Мося! А она целоваться потом ко мне лезет. Тьфу! Выгоняю её. Хоть бы мыша молоком запила…
Почему о кошке своей так много повествую? Да потому, что, может, она вообще – центральная фигура этой главы и главный герой, героиня, так сказать. А, во-вторых, – призываю – необыкновенное, чудесное, волшебное – рядом. Присмотритесь внимательнее. В воде, которой умываемся, в воздухе, которым дышим, в сновидениях, в домашних наших кошках и собаках… И моя Мося поначалу кажется кошкой обыкновенной и даже невзрачной, но потом…
Вижу и она меня хорошо чувствовать и понимать научилась, что даже страшно становится. И однажды, обнаружил, что она понимает многие мои человеческие слова. Не кошка это! – вот какие мысли приходят. Прикидывается она кошкой. Высокоразумное это существо! Очевидно, что и она мне точку сборки сдвигает, в свой кошачий мир мне тропинку прокладывает... Сопровождать меня Мося любит. Я на огород, и она за мной. Я копаю – она сидит рядом. После обеда вместе лежим. Коша на животе моем. Оба мурлычем, блаженствуем. Глажу я это бело-рыжее, пушистое, тёплое и мне ещё блаженней становится, приговариваю: «Мосенька моя…»
И вот жизнь моя приобрела такой неповторимый унисон со зверем этим и размеренность, что я и задумал такие свои опыты провести.
Тем более, известно, что кошки (и собаки) являются «видящими» от природы. То есть наяву, когда не спят, видеть могут тела энергетические, и, вообще, тонкие энергии разные лучше воспринимают. Частенько моя кошка на кого-то в доме невидимого реагирует, шипит, страшится. А я днём не вижу. Знаю в моем доме неорганические существа проживают… К тому же спят кошки много.
Зверюга моя, Мося, лежит прихорашивается. Полюбил я её за ласку, пластичность, нежность, мягкую походку. За своё неповторимое, кошачье обаяние какое-то. Характер у неё свой! Капризничает иногда, но слушается меня. На меня косяка давит, поглядывает. Что за настроение у него, прыгнуть на живот можно, нет? В это время пытливость и хитрость в глазах стоит. Уж, если для неё существовала прошлая жизнь, то была она в ней человеком! Чешу ей за ушком, глажу, размышляю сам, решаю, обращаясь к ней: Ну что, Мосенька, начнём эксперименты ставить совместные? А она мурлычет в ответ. Делай, что хочешь, мол, мне с тобой хорошо, ты меня кормишь и плохого не желаешь.
Изучил кошкины любимые места пребывания в доме. Кровать, чердак, сеновал. Стал я копить второе внимание14 и потихоньку в дневник опытные сны свои накапливать. Появилась в сюжетах моих сновидений бело-рыжая кошка и по ощущениям, вроде, как моя зверюга. Часто видел её во сне на кровати лежащую, но в осознании низком был. Несколько раз наблюдал её в виде маленькой девочки с бантиком. (Это я её иногда так называю: «Девочка моя.».) Но этого мало. Идти надобно дальше согласно плана моего.

Из дневника (29 июля) :
Вышел в ЧПО, (частично промежуточное осознание – моя терминология) подтянул точку сборки глубже, продолжая осознавать своё уже тело снов. Фокусировка нечёткая, темно. Навёл фокус. (Через руки и языковый замок.) Свет светло-серый. Отделился от тела. Плавно плыву вверх. Должен быть чердак. Но вокруг – моё сновидное пространство. Город. Толи раннее утро, толи поздний вечер. Морской залив. Сбиваюсь на свою старую программу – «Плавать в море» (исполнение желаний). Плаваю (хорошо). Но вода пенистая (плохо). Городской пейзаж. Много башен ( необычное предприятие). Неожиданно в чужой комнате оказался. Собаки злые. Вижу, издалека сквозь окно на улице маленького симпатичного ребёнка (успех). Девочка? Вспоминаю, что надо найти кошку Мосю и перелетаю ближе. Эмоция удивления. Стройная девушка с кошачьей головой рыже-белой, как у моей кошки! Поймал себя на желании танцевать с ней вальс. Вспомнил, — надо проверить этот образ. (Обычно, если прохожу сквозь фигуру – значит моя сновидная проекция). Ныряю в эту фигуру, чтобы пройти её насквозь. Вдруг, — неожиданный ветер, сильный напор. Откуда-то снизу. Даже не подул, а воздушный рывок снизу. Мы с девушкой–кошкой сцепились, обнявшись, как в рисованном мультфильме, взлетели вверх, качаясь на воздушном потоке. Вижу, обнимаю полностью девушку, хочу всмотреться в её лицо. Но в моих объятиях уже не девушка, а моя бело-рыжая кошка Мося. Подбрасывало. Провал сознания. Исчез сон… в темноте я продолжаю кого-то держать и держит кто-то меня. Чувство неясного страха. Ощущение скорости, вихря, аж уши заложило (сновидные). Провал. Очнулся – проснулся…
Тут-то ко мне и приехала неожиданная гостья. Ну вот, на самом интересном месте! И опыты пришлось отложить. Но вернёмся к моему сну. А точнее к его анализу.
Как специалист по снам выгодно себя отличаю от других подобных исследователей (а уж психоаналитиков по снам развелось как собак не резанных) тем, что оперирую сразу всеми известными описательными характеристиками. Любой подобный мне интересующийся снами человек, любитель или специалист–профессионал неизбежно попадает в ловушку восприятия и заведомо ограничивает своё видение, трактовку, анализ каким-то одним мировоззрением (научным, религиозным и т. д.) и, зачастую, проходит мимо, пропускает главное, хотя и кое-что приоткрывает сновидцу. Например, психоаналитик начнёт городить огород ассоциаций (своих и сновидца) и ментальных обобщений на их основе. Психолог увяжет сон с моделями поведения человека в обществе. Христианин обнаружит влияние бесов. Буддист – влияние кармы и прошлых накоплений. Современный маг – воздействие неорганических существ, любитель просто заглянет в сонник и что-то вычитает и т. д. и т.п.
Несомненно, что любой ограниченный подход к анализу сновидений, хоть и приоткроет истину, может оказаться ущербным и даже ложным. Я же стараюсь выбирать наиболее ключевые установки на сны и, учитывая их сразу все, прослеживаю механизм проявление событий, сил, энергетических влияний на сновидца наяву. Такой стиль работы оправдывает себя. Он широк и всеобъемлющ. Уже накоплен опыт. Из накопленного опыта подчеркну факт, что более действенны оказываются подходы не научные (психология, медицина, психоаналитика, психотерапия…), а духовно-религиозные, магические и народные (сонники). Здесь, конечно, первостепенен вопрос, что человек хочет получить, постигнуть, на что в себе выйти, с чем бороться или сойтись. Это проблема сознания. Всё найдёт человек в своём сне!
Психоаналитические дебри ковыряний в подсознании, обращения к детству и сексуальному влечению, тоже иногда бывают полезны и эффективны, если символы народных сонников слишком туманны и расплывчаты.
Работа над сновидением требует кропотливого внимания, наблюдения за жизнью наяву, анализа и сопоставления их с символами сна. И поскольку глава эта получается для читателя нечто вроде учебного пособия по обработке своих снов, прежде чем повествовать факты моего деревенского бытия, предлагаю мой уже изложенный в дневнике сон более подробно и рассмотреть в качестве наглядной такой работы со сном. (Вообще-то, это часть материала из моей лекции “Как работать со своими сновидениями.”.)
Существует множество подходов по работе, обращению со своим сновидческим материалом. Назову лишь основные, главные:
— Научный (физиология, психология, медицина, психотерапия, психоанализ и т.д.);
— Магический, оккультный, энергетический, шаманский;
— Народный (сонники, приметы, и т. д.);
— Духовный и духовно-религиозный (буддийский, христианский, йогический и т.д.);
выделю отдельно подход:
— Трансперсональный, как интегральный, всеохватывающий стиль, учитывающий все выше перечисленные.

Да бы не делать из этой главы научно-популярной работы, приведу краткий, упрощённый анализ по своему сну в трёх ключах: психоаналитический, народный, магический. Не буду рассматривать подробно всё. Только – главное. Мой сон нагружен оригинальным и основным персонажем: девушка-кошка. Что это, кто это?
Сновидения – штука серьёзная. За иным образом может такая большая энергия стоять, что по силе смерти нашей равняться – куда больше?!
Помните, битву мою с чёрной кошкой. За кошкой той чёрная энергетика стояла болезни будущей. Я потом в городе съел что-то и сильно отравился, три дня с постели не вставал. Мутило, крутило, выворачивало – совсем ослабел. Но и быстро как-то вскоре оклемался. Потому что результат битвы, борьба сама уже произошли и исход её очевиден, — победил я кошку в сновидении. Обычный человек ничего подобного не видит и не замечает. Тем более, чтобы действовать разумно не имеет возможности. (Защищён такой человек незнанием, т. е. своей глупостью.) И смерть я свою видел, и даже мой соученик видел мою смерть. Вот, всё как серьёзно. (О битвах моих со смертью – отдельная тема.)
Итак, девушка-кошка в моём сне…
Мой опыт и знания рассказывают мне… Осторожно так, я психоаналитику сначала затрону, ибо многочисленные это заросли, дебри и джунгли. И если я туда читателя заведу, заблудиться там можно, и очень долго потом выбираться. Поэтому совсем кратко.
Представим дело так: три персонажа введу – психоаналитика модного, бабку Машу деревенскую и, конечно, дона Хуана. Диалог с ними организуем. Я за сновидца роль играть буду, т. е. человека, чей сон рассматривать будем.
Вот, что поведает мне современный, городской ученый, психоаналитик и педант в костюмчике модном при галстуке, в рубашечке беленькой:
...Образ девушки-кошки отражает некую часть личности самого сновидца. Оригинальное сочетание одновременно девушки и кошки позволит предположить, что это некий символ–симбиоз. Стройная девушка – стремление к любви для мужчины. Кошка – некая хищность, агрессия одновременно с мягкостью, нежностью может отражать сексуальное чувство…
Стоп! Хватит, хватит. Не надо больше! Замечу, очень точно выхвачено стремление к любви. – Правильно это. Не отрицаю. Стремлюсь. Но мало это, ой, как мало. Понимаю, что это только начало психоанализа, но мне туда дальше забираться не хочется. Просто бесполезно это.
А, что нам народная мудрость гласит? Баба Маша,- женщина простая, пожилая, мудрая, в платке — тебе слово, расскажи, а?
...Ну, мил-человек, в окружении твоём появится, скорее всего, женщина, хитрая, коварная и обаятельная, значит. И симпатия у вас будет, а может и любовь, бог его ведает. Знакомство. (Одна из версий.) По другому, милок, вот что тебе скажу: болезнь твоя хроническая обостриться (голова кошки), но удача в делах сопутствовать будет (приятная девушка)...
– Верная гипотеза вторая-то! Первую ещё смотреть буду. Верно, правильно всё, баба Маша!…

Ну, а теперь, ты, дон Хуан, рассказывай! (Добрались и до магии.)
Сидит старый колдун-индеец, щурится, «дымок» с трубки свой тянет – покуривает, и молчит! Жду я. Час прошёл. Волнуюсь. Улыбнулся дон Хуан хитро, пару вопросов уточняющих задал. Ответил я.
Да… — произнёс он угрюмо. – Повезло тебе, что так легко отделался. Всё в твоём сне бред и ерунда, а вот женщина-кошка… Лазутчик это был, а не кошка твоя. Причем лазутчик из очень далёкого мира, самый свирепый, хищный, коварный, агрессивный. Унести тебя хотел, но ты вовремя сорвался (см. конец сна). Потом бы тебя ищи–свищи. Увидев моё напряжённое внимание, дон Хуан хотел разрядить меня шуткой типа: «Ты смотри со своей кошкой не дойди до ручки...» Но, вдруг, старый маг снова на миг задумался, потом вскочил старый нагваль, хлопнул себя по ляжкам, закричал: Знаешь, что ты сделал?!
Вскочил и я... – Достаточно.
Мы с читателем на это самое место разговора с доном Хуаном ещё вернёмся. Не забудьте, – разговор не окончен. А пока материала и так много.
Не могу не верить старому индейцу. Скорее всего, это был лазутчик, чужеродная энергия. Да, и пройти сквозь неё не мог. В конце сна я испытал характерное чувство страха. И, вообще, неорганические существа очень опасными могут быть. Вот только в осознанных снах они редкость… Так, значит, не кошка Мося это моя была. А ветер откуда? Скорее всего, энергетические трюки от неорганики коварной исходили. Сначала иллюзии создавали. Потом засосать меня хотели. Не вышло.
…Ну, что ж, пора подводить итоги из предложенных версий. Итак, мой подход трансперсональный, творческий, интегральный, всё буду учитывать! Наблюдать и рассматривать в будущем. Но более доверять традиции нашей народной и магической. Надо бы, конечно, и христианско-православный подход ввести. В данном случае он не будет сильно отличаться от магического. Но не буду сновидцев-читателей перегружать.
Ну, вот… Спокоен я теперь. В заботливого дедушку превратился. Накормил читателя теорией. Вооружен он теперь. И мне можно расслабиться. Что там дальше у меня?
Про своё житье-бытье деревенское продолжу сказывать…
Живу, значит, себе потихоньку, живу. Вдруг, — здрасте – явилась, не запылилась незнакомка та. Кто такая?
Читатель, наверняка, заметил некую особенность и странность авторского изложения, лицедейство, некое смешение стилей. Особенно, в этой главе. То он в роли мага выступает, доном Хуаном ведомый, то от лица деревенского, смекалистого русского мужичка говорит. Смотришь, в нём поучительность современного, трансперсонального психолога обнаруживается. То писатель лезет–вылезает со своими амбициями, который с читателем запросто и на дружеской, короткой ноге. Потом, глядь, да автор же христианский монах–отшельник в миру, вовсе в Бога верующий…
…Да, так это. Много личностей в нас проживает. Их гораздо больше, и все они свое «я» имеют. Так у каждого человека. Мы состоим из разрозненных многих частей, дёргающих нас в разные стороны. И духовный вопрос заключается в том, что бы всех их объединить, свести в единое, не конфликтующее целое. И у меня здесь нет никакого противоречия и хаоса, ибо все эти мои внутренние личности прекрасно уживаются и ладят друг с другом. А главное, цель имеют одну и стремление высокое – любовь.
Но лицедейство же верно замечено. Я дона Хуана в лицедействе обвиняю и обвиню ещё по большому счёту, но сам причастен, ох, причастен к нему. Писателю позволительно. С кем поведешься, — а вся книга с доном Хуаном связана – оттого и наберёшься…
Итак, я сидел за столом и писал. На чердаке что-то осторожно грохнуло. Я к этому привык. (Коты и неорганика шалят). Потом вздрогнула дверь дома. Заскрипели доски коридора: кто-то, мягко ступая, шёл и во входную дверь в комнату постучали. Вот так: «тук-тюк».
Готовый отвлечься на сиеминутное вторжение соседей, ответил – войдите. Дверь распахнулась (мне показалось шире обычного), и на пороге очутилась – она! Стройная, молодая, симпатичная девушка, рыжая чёлка, курносый нос, в лёгком, воздушном, белом платьице в жёлтый горошек. Потерялся во мне маг, и писатель даже запропастился куда-то.
Здравствуйте, — растянуто-певучим, обвораживающим голоском начала она, – мне сказали, здесь живёт Терентий Смирнов.
— Да… (Пауза.)
Больше я ничего не смог произнести. Удивляясь столь для меня волшебной неожиданности. (Вспомните удивление в моём сне.)
Тут-то внутри меня постучался в голове и напомнил о себе маг и специалист по сновидениям: «Вспоминай свой с-о-н…» Ну, конечно, пронеслось у меня быстрой, мыслительной реакцией. Мне всё уже известно. Новое неожиданное, но опасное знакомство, симпатия, — моя гостья. Сон уже рассказал.
Вы проходите, не стесняйтесь, – уже нашёлся я, овладевая ситуацией. Таинственный и скрытый во мне маг, которому уже известно не мало, начал свой сталкинг, изображая из себя простоватого, деревенского мужичка. – Присаживайся, (уже на «ты») в ногах правды нету…
Ах, как мягко и элегантно она уселась в дедушкино кресло! И начала мне лепетать про погоду, что еле добралась до меня, и так трудно было, вообще, разыскать, и что многое знает обо мне от какой-то нашей общей знакомой. Врёт, — подумал я, мельком кидая на неё внимательные взгляды… И, что она фанатка Кастанеды и очень любит сны, приключения, риск, волшебство и путешествия… Так давно хотела поучиться у опытного сновидящего, но в городе меня застать ей не удалось. Тогда она дерзнула приехать ко мне сюда в деревню и пожить в гостях хотя бы недельку. И надеется, что её не прогоню. И ещё извинялась за свой дерзкий поступок. Но яко бы поделать с собой ничего не может. И в самом конце сообщила, что её зовут Маша и она из Москвы.
Хорошо, что не Тайша Абеляр, — соображаю я. – Где-то я её видел… Начиталась Кастанеды, думает, я здесь перед ней в ворону превращаться буду, по спине хлопать, к себе в сновидение забирать с собой. У этих фанатичек от Кастанеды часто крыша едет. И, вообще, не всё в порядке с головой. Таких надо не сновидениям учить, а психотерапевтическую помощь оказывать. Знаю я таких девок – психика неустойчива, суматошные, легкомысленные. Сегодня здесь, завтра – там. Но эта, вроде, психически в порядке. Но такая дерзкая у меня первая ласточка. Смелая девушка, думаю. Не понравилось мне – видел, когда просила у меня остаться в гостях, не было в глазах и поведении её ни извинительной, ни винительной тональности, ни, вообще, ничего просительного, а только скрытая наглость и дерзость. Ну, как же, сон мой рассказывал, вспоминаю – хищный и опасный человек… Тут, что то не так. А, что сделать мне может? Воровать у меня нечего, денег мало. Авантюрой явно пахнет. Да, и не понравилось мне, что меня обнаружили здесь. В городе то ладно. Место пребывание моё только одному человеку известно...
А вслух сказал, почесав затылок по-крестьянски: Оставайся, Маш, оставайся. Вот только недельку уделить не смогу, а денёк, другой попробую. В городе лучше встретиться.
Вижу, не понравилось ей это. Бровями повела. Встрепенулась. Чуть даже не собралась уехать сразу… Так и решили.
Худо-бедно, Машу чаем пою. За разговорами и расспросами общими вечер надвигается. Я наблюдать за ней исподтишка не прекращаю, о сне своём не забываю. Уж, больно не хорошая и не понятная какая-то концовка у этого сна. И дон Хуан предупреждал…
— Терентий, — говорит моя новая ученица, — ничего, что без отчества? – Ничего, ничего, можно – простодушно киваю.
— Вы знаете, какие мне сны снятся красивые. И даже осознанные снятся, но редко… Как их почаще вызывать?
— Не простое дело, — отвечаю, — но если ты талант к этому имеешь, многое возможно…
А нравится мне девчонка. Ей немного за двадцать, и платьице в жёлтый горошек хорошо подобрала к цвету волос и глаз светло-карих. В движениях мягкость, плавность, обаяние особое – женственность. Не сказать, что красавица, но что-то знакомое и близкое в ней есть. Может быть видел её мельком в городе в клубе на лекции своей по сновидениям. Про сны многое знает. Всё-таки какая-то хитрость и что-то хищное в ней есть, колдовское. Это то и привлекает. Не даром и Кастанедой увлекается. Может, ведьмой хочет стать...
…Ну, конечно, она мне знакома уже по сну моему. Мой дубль такой её и видел. Молодец сон-искусник, сон-чаровник мой, сон-творец. В одном образе может многое передать. Кстати, это отличительная черта и принцип работы, вообще, всех снов. Соединить в одном образе несоединимое, плохое с хорошим, удачу с сопутствующими неприятностями в будущем. Например, лающий кот. (Лает –хорошо, кот – плохо.)
Сам же прерываю своё размышление: «А я тут не один живу, -захотел кошку свою Маше показать, — с подругой своей проживаю – с Мосею.» Зову её. Не идет. Не идет мой зверь, боится. Она к чужим людям у меня уж очень осторожно относится. Как посторонний – убегает надолго. Потом потихоньку, как уйдет человек, ко мне возвращается. К некоторым быстро привыкнуть может.
Время спать приближается. Всё оговорили мы со своей обаятельной, но подозрительной гостьей, всё, что в таком случае полагается. Вновь в конце разговора мне она подозрительной показалась. Во-первых, знает обо мне слишком много всего. Во-вторых, есть в её интонациях разговорных какая-то фальшь и искусственность, плохо скрываемая. Может быть, я во сне не с лазутчиком встречался, а с натуральным телом сновидения этой девушки, думаю. Её-то в таком образе моё сознание и оформило. И, вообще, по снам её знаю, отсюда и лёгкая узнаваемость. Всё же надо быть начеку, бдительным. Ничего, — продолжаю размышлять, — посмотрим во сне, что ты за птица. У меня как раз было второе внимание накоплено для ночного осознания и очередного опыта с кошкой.
Сам я сплю на диване, ближе к окну. Машу положил дальше, на кровать бабушкину, высокую. Заснули. Беспокойно мне было. Только под утро, часов в пять, вышел на уровень осознания во сне. В комнате от тела своего недалеко пребывал. Поглядываю на кровать. Кошка моя вернулась, спит на кровати, свернувшись клубочком. А Маша моя, летает где-то далеко-далеко, высоко, — нет её тела сновидения. Талантливая, способная она сновидящая. Я же сейчас слабый по причине болезненности своей. Не угнаться мне за такой феей. Вот, только, к её физическому телу подойду и рассмотрю внимательнее… Как подумал это, мгновенно над кроватью оказался, завис над ней на полсекунды. Сразу вихрь воздушный поднялся и закружил моё тело сновидения с лежащей на кровати кошкой моей. И вновь мы с ней вцепились в обхват и завертелись куда-то в глубину. Но ветер на этот раз был воронкообразный, а не толчковый. Дурно мне стало. Сознание потерял. Очнулся, лежащим в теле физическом, на своём на диване. По телу энергии холодные, противные двигаются. Тошнит. Встать боюсь. Упасть могу. Решил отлежаться. Через некоторое время успокоилось во мне всё, и не заметил, как заснул глубоко.
Проснулся – на часах 12:30 – ого, спал! Встал. Нет на кровати никого! Ну и слава богу, мне легче, думаю. Обиделась, значит. Уехала Маша. Видно, ещё вчера решила съехать, да не сказала мне. Хоть бы записку оставила с благодарностью за ночлег, коли меня не захотела будить.
Кошка прибежала, стал её кормить. А сам думку свою думаю обо всём-обо всём. Концы свести пытаюсь сна и яви моих, соединить. Версии мои, гипотезы рабочие, выше изложенные, правильны были, да что-то не так. Не до конца так. Кажется, дон Хуан ближе всех к истине подошёл: неорганика шалит.
Девчонка-то уехала, хорошо. Опасно здесь у меня стало. Стуки, шаги по ночам, союзнички тёмные совсем распоясались, но дело не в этом…
А новый день продолжается. Чувствую себя неплохо. Работаю по огороду, а сам в размышлениях пребываю. Нет, думаю, здесь что-то всё-таки с кошкой моей связано. Доходить стало до меня…

Давай, читатель, переметнёмся-ка быстро к тому самому месту оставленному, к разговору моему с доном Хуаном прерванному, где он объяснял нам про лазутчика, помнишь?… «Вскочил старый нагваль…» Даю старую картину, и на этот раз закончим её.
...Вскочил старый нагваль, хлопнул себя по ляжкам, крикнул: — Знаешь, что это было?!…
— Знаю, знаю, — уже спокойно объясняю ему. – На самом деле я попал в сновидение кошки (чужая квартира, собаки). Я реализовал своё намерение сновидеть свою кошку и слил свою энергию с настоящей энергией домашнего зверя, и этим самым… Мой дон Хуан даже сник весь, стал морщиться кисло, разочарованно, что я так быстро всё понял, и ему не удасться поиздеваться надо мной и пошантажировать меня.… И этим самым, — продолжал я виновато, заученно и заунывно, — Пытались воспользоваться неорганические существа, чтобы забросить своей силой (их ветер) нас с Мосей подальше с физическими телами в свои миры. В общем... коту под хвост, — выпалил я окончательно.
Нажму-ка стоп-кадр в этом месте. Хватит нам с доном Хуаном диалоги водить.
Да-с, ещё одна версия…

В общем, граждане читатели, путанное и тёмное дело эти наши сновидения. А если туда сознание втягивать да опыты ставить как я. Не советую… Совсем гиблое мероприятие. (Ветры во сне, кстати, тоже дело рисковое. Иной ветер унесёт далеко – себя потеряешь).
Почему же я ничего не боюсь, спросите? – Ключик один тайный и главный имею. Я его по всей книге красной нитью рисую, провожу, показываю. И, если догадались сразу какой, — хорошо. А нет – думайте и богатейте.
Закончил я изложение своих опытов и фрагмента жизни своей деревенской. Будто бы спокойно мне, отдохнуть можно и главу эту закончить. Но скребут на душе кошки. Кошки?… Хм…

Лежу, в самом деле, отдыхаю после обеда на диване. Кошка, моя верная подруга, сновидящая, на животе у меня урчит. Я ей в глаза заглядываю. Ох, и хитрые же глаза-то. Лениво так книжку Кастанеды полистываю. Место попадается. Где, значит, дон Хуан объясняет, что у нас с животными есть общие полосы эманаций энергетических, делающие возможным обоюдный контакт сознанием. Детали прошлого всплывать передо мной мысленно стали…
И тут меня невероятная догадка пронзила. Прошибло, как электрическим током. Вскакиваю с дивана. Кошка от неожиданности взлетает с живота моего, орёт «Мэ-эу!» А я хватаю её за уши, смотрю в упор, трясу за голову и кричу: А ну, зверюга, признавайся!
Сдвиг! Сдвиг точки сборки вверх! Во сне я сдвинул точку сборки кошки Моси вверх, в человеческую полосу энергетической вселенной. (С помощью неорганики.) И она превратилась... в девушку… Это не Маша в гостях была! Это была моя кошка Мося! Вот почему та девушка казалась мне знакомой и близкой. Вот почему я её не увидел во сне на кровати, а увидел тело снов кошки. — Оно у неё привычным образом осталось прежнем. Вот почему «девушка» обо мне много знала. Да и, вообще, она без вещей приезжала, как это я сразу не заметил?!
Хотите — верьте, хотите нет!

Потом уже спокойнее думал. Могла ли кошка в человека превратиться? Конечно, нет! Бред… Но вот моя магическая кошка Мося, да ещё с моей колдовской помощью и неорганической поддержкой… тут всякое возможно, любые невероятности…
Главу теперь смело можно закрывать. Показал я читателю все возможности сновидения в данном контексте.
Голоса читательские, возмущенные, слышу: Ну, загнул!
А я на своём последнем, фантастическом предположении не настаиваю. У меня и другие рабочие гипотезы остались. Моё дело было последовательно фактический эпизод изложить и подходы к рабочему, сновидческому материалу раскрыть и предоставить. Что я и сделал, и, кажется, неплохо.
Иной недоверчивый читатель и читатель-скептик, в особенности незнакомый с магией сновидений, мне не поверит. А была ли, вообще, девушка?! – возопит он. – Что прямо так кошка в человека и превращалась?!
Честно отвечу: не-зна-ю! Сам превращался в птицу – чистая правда. Как кошка превращалась – не видел! Я вам и так всё описал подробно, материал дал, факты все по полочкам разложил. Решайте и думайте сами. Чего вы от меня ещё хотите? Девушка была. И готов я её предоставить любому самому активному, любопытствующему сновидцу. Но не сейчас. Позже. Разыскать, найти её ещё надо в городе. Дело в том, что…
Конечно, автор всегда знает во много раз больше того, о чём пишет.
Если начну я сейчас всё объяснять подробней, то мы с вами влезем в тайны второго внимания аж IV-х врат сновидения, которые автору открылись через молитву уже давно. И задействованы там крылья намерения Высших Сил и даже намерение кошкино, но об этом как-нибудь в следующий раз. А то мы с вами так и не закончим эту затянувшуюся главу.

Пора, пора отдохнуть нам с кошкой Мосей от пытливого и надоедливого читателя. Глажу я белое-пушистое-теплое. Сам свою энергетику после опытов балансирую. Мурлычет моя Мося. Лапки так сложила – умиление одно. Забыла она откуда пришла в этот мир. Да, что там кошка? – человек про себя не знает и не помнит, откуда пришел. Забыла уже кошка, что девушкой была недавно. Чем сильнее и дальше точка сборки сдвигается, тем более наглухо память о прошлом захлопывается, закрывается. Так позиция точки сборки расположена – начисто забываешь своё тайное прошлое. Но мурлычет моя кошка сладостно, лаской и нежностью своей меня обволакивает. Лапами меня массирует. В ласке её стало проглядываться новое настроение привязанности, нежности и любви ко мне. Сам полюбил её незаметно ещё больше. И тайны сновидений глаза её жёлтые, бездонные, коварные хранят…
Разное (тезисы из лекции «Сновидения — путь духовного развития, путь любви»; и из рабочих записей).
У Метерлинка: «Молиться – это значит получать, если умеешь просить».
Когда есть молитва, тогда есть или будет всё. Нет молитвы – ничего нет.
Путь молитвы – это путь исполнения желаний.
Надобно свою жизнь проосознавать в главном и в кажущихся мелочах и удерживать это осознание. Нужно идти в осмыслении своей жизни на такую глубину, чтобы в любой момент, в любой неожиданной ситуации на вопрос подскочившей к тебе смерти: Я пришла за тобой, готов ли ты? – ответить внутренним откликом утвердительно – да, готов! И идти дальше в осмыслении жизни.
Типичные заблуждения о сознании: считается не очень существенной частью жизни, а главным полагают жизнь физического тела; сознание путают с мышлением, мыслительной функцией, это не так.
То, что мы привыкли считать нереальным, несуществующим, незначительным, нестоящим нашего внимания, а именно – сновидения, — являются важнейшей областью и частью нашего существования, несущую и открывающую многие тайны…
Умного человека не интересует мир вещей, его заботит, что будет с ним после смерти.
Дайте мне такой идеал, что б я мог зацепиться за вечное, нетленное, неподвластное времени, постоянное. Науки ничего не прибавляют сердцу. Искусства и творчество ближе к Богу, но также преходящи, и лишь любовь – вечна.
Презреть этот мир, отречься от него, что бы обрести вселенную миров.

Благоговею перед творчеством сна-колдуна. Только здесь возможны лающие коты, коровы цвета березы, две луны сразу в небе, лето и зима одновременно по разные стороны дороги... Очень понравился сон женщины о том, что она — ангел и попала под дождь, и намокли её крылышки…
Нужно отказаться от привычных идей и мыслей о себе, как о физическом теле.
Излишне пристрастное, тщательное ковыряние в физическом теле рождает к нему крепкую привязанность. Что может быть более мелочным, пошлым, жалким и эгоистичным, чем в своём духовном развитии делать ставку на собственную физиологию, на здоровье физического тела! (по хатхе-йоге, системе Г. Малахова.)

Необходимо отбросить ложные представления о сновидениях, как о несущественной и незначительной и даже несуществующей части нашей жизни! Более того, утверждаю – сновидения – более значительная и важная составляющая часть нашей жизни, чем процесс пребывания личности в социуме.
Тело снов живёт своей собственной жизнью. Оно также засыпает и просыпается среди ночи по несколько раз внутри физического тела и видит сны.
Точку сборки, своё сознание можно и нужно научиться чувствовать, особенно, в момент раскачивания, переходя от яви ко сну, при переносе самого осознания в ясный сон.
Так называемое ВТО (внетелесный опыт), описываемый нашими сновидящими небрежно, с лёгким высокомерием и вызовом, типа как «вышел из тела и полетел туда то…», и подаваемое за высокое духовное достижение, является всего лишь навсего просоночным состоянием. (В моей классификации – ЧПО, т. е. частично промежуточное осознание. Это даже не осознанный сон. Не говоря уже о сновидении по дону Хуану.)
Опыт осознания сновидений — опыт правды религий. Имеет важное значение переживание некоторых не ясных обыкновенных снов. Галлюцинации, видения, изменённые состояния сознания (ИСС) есть категории снов и связаны со смещением точки сборки со своей основной позиции.
Сны удивительны, разнообразны и непредсказуемы. Например, они могут выдать такой сюрприз — ваш знакомый во сне может увидеть кусок вашего прошлого...
Язык сновидений глубоко символичен. Символы (от греческого: знак, опознавательная примета) — наиболее общие, универсальные, расхожие образы, персонажи, представления и сюжеты. Не смотря на столь обширное разнообразие человеческих личностей, характеров, судеб на фоне национальной и политической принадлежности и исторической эпохи, основные символы остаются неизменными. Поскольку схемы и сюжетные линии жизни, судьбы и драмы, человеческий состав (физиологический и психологический) остаётся прежним. Не странным теперь кажется то, что современному россиянину и китайцу 2-го века может присниться одинаковый сон, или сюжетный образ.
Символы, оставаясь неизменными своей главной частью, вплетаются в нашу современную жизнь, отражают её бытовую сторону (телевизор, автомобиль...), видоизменяются, подстраиваются, соответствуют научно-техническому прогрессу.
Язык снов доступен, но малопонятен. Он несёт информацию, знание о человеке и его судьбе, внутреннем мире, образе жизни, о других, о будущем, о влиянии посторонних сил...
Сновидения – индикатор, показатель качества и полноты жизни, уровня сознания! Тело снов прогнозирует и проживает варианты будущего, но для этого использует ситуации и память прошлого.
…Однажды, я навещал свою знакомую, больную тяжёлым инфекционным гриппом. В следующую ночь мне приснилось, что я жадно ем мясо. «Есть мясо» – проверенный на себе символ в моих сновидениях – определённо к болезни. Очевидно, что на тонком уровне я уже заразился от больной, у которой побывал. Знание этого позволило мне иметь оперативный запас времени в несколько дней, пока болезнь не завладела физическим телом. Недолго думая, я предпринял 3-х дневное «сухое» (без воды) голодание. Сжёг в себе опасный вирус и избежал серьёзного заболевания.
Некоторые символы в наших сновидениях отражают одновременно правильность народной интерпретации, личного суждения, предчувствия сновидца и сразу нескольких психоаналитических версий.

Сновидения напрямую связаны с загадками, работой, эффектами и тайной сознания.
Возможно и необходимо научиться понимать язык сновидений. Но это не легко. Это всё равно, что выучить любой другой иностранный язык. На это требуются годы. Помимо того, что каждый иностранный язык имеет диалект и акцент, человек дополнительно имеет свою индивидуальную специфику. (Свою интонацию речи, произношение некоторых букв) Также обстоит дело и с языком снов. Сновидения — наша индивидуальность. Это необходимо учитывать. Сновидения — наша личная, частная собственность.
К символам снов ближе всего дети. Их мышление и представления примитивны, наивны, чисты, просты, и одновременно неподражаемы, своеобразны, красивы и парадоксальны.
По мере переноса точки сборки на тело снов, наш двойник, тот самый внутренний сновидческий ребёнок, насыщаясь постепенно светом сознания, становится всё более «умным». Сновидения показывают всё меньший символизм, и всё более точно отражают действительность в картинах. Наконец, с определённого уровня мы можем наблюдать процесс ясновидения (прозорливости) — копированное изображение будущих событий и другую информацию.
Смысл некоторых осознанных сновидений открывается только через год и более. Я всегда буду иметь преимущества перед учёными со степенями и званиями и положением в обществе. Потому что они поумирают как обыкновенные люди. То, чем занимаюсь я, даёт мне возможность сохранить своё индивидуальное сознание после смерти физического тела.
Наука плюс религия! А не антагонизм между ними.
Тело снов неким образом считывает из космического банка данных будущие события и информацию и передаёт их своим условным, примитивным языком символов. Оно разыгрывает свой миниспектакль и само же реагирует в нём одновременно на будущее. Сновидное отреагирование более развернуто копируется личностью в дальнейшем в физическом социальном мире.

Фантомные боли в месте ампутированных конечностей — доказательство существования энергетического тела.
Подтверждение реальности тела снов как нашей внутренней сути: несколько раз ловил момент, когда ощущал в нём холод, одновремено переходил к яви, а телу физическому – было жарко!
Сновидения — указатели духовного пути, показывают нам, над чем работать, какие стороны своей жизни прорабатывать. Они способны охватывать все аспекты нашего сознания.
Важность и ценность первых сонных образов, видений, настроения и мыслей в момент засыпания. Начальные сновидческие представления допустимо трактовать, как и сами сновидения, но они могут быть даже точнее и «правильнее»...
Неоднократный повторный приход в одно и то же сновидение является примером смещения точки сборки в одинаковую позицию.
Легче решить жизненно важную проблему, разрешив её в осознанном сне.
Ясные сны — ключ к достижению всех духовных и недуховных целей, желаний. Удобство практики — ложимся спать каждую ночь.
Неизбежны неблагоприятные периоды для практики сновидения.
Представления и сюжеты сна в процессе духовной работы могут формироваться в зависимости от ощущений в теле, от энергетических потоков в нём. Образы сновидения могут быть подлинными и ложными.
После смерти отца моей подопечной Наталии, умерший часто приходил к ней ночью. Я дал ей задание вглядеться в него внимательней, когда он появиться во сне в очередной раз. Наталия справилась с задачей. Всматриваясь в своего умершего отца, она убедилась, что это на самом деле не он, а — я! Да, и «я» вёл себя как-то странно: уклонялся от прямого взгляда, загораживался как бы случайно и т. д. (Сновидящей не хватило силы разоблачить и «меня»)
Это трюки нашего восприятия. Они имеют происхождение в нашей бодрственной жизни. На этом построена магическая практика сталкинга у дона Хуана «Четыре Тулио». Стоит нам познакомиться с человеком, как мы, выхватывая 3-4 характерные черты его образа при начальном наблюдении, в дальнейшем при общении с ним не обращаем на него внимания, поглощённые собой. Эта манера автоматически переноситься в сон. И кого мы только не принимаем за наших знакомых и родных у себя в сновидении. (Этим активно пользуются так называемые лазутчики).
Психоанализ — это медитация вслух в присутствии другого человека...
Изначальной энергией наделяют ребёнка родители. Это есть количество света сознания в его точке сборки.

Сердце — начало всего. Когда оно бесчувственно, — всё вокруг пусто и мёртво! Оживает сердце и всё начинает играть в радости и жить, открываются энергоцентры, ходят токи по телу. Блаженство, любовь, счастье, здоровье, бессмертие...
Сновидение наяву.

Стою внутри церкви подле колонны. Полумрак обволакивает позолоту украшений и сгущается по углам, загоняя туда тайну. Огоньки маленьких свечек разбросаны по пространству. Справа гробы с покойниками – отпевание. Продолжается служба. Людей мало. Жалобное пение девичьего тонкоголосья попеременно с мужским, одиноким речитативом приближают меня к себе самому.
В предощущении чудесного вспомнил почему-то о нагвале Розендо (недавно перечитывал Кастанеду), который запер своих учеников в шкаф. Дал команду своему союзнику сместить их точки сборки в другой мир. Но коварный союзник, соединив энергии подопечных нагваля, забросил их вместе с физическими телами в невообразимую далёкую неизвестность. Нагваль Розендо открыл шкаф – там было пусто...
...Отче наш. И же, еси на небесех... – тянет священник. Протяжный хор подхватывает и смещает мою точку сборки в сторону лёгкой печали. Стало грустно, что линия легендарного дона Хуана окончилась навсегда. Закончилась ли?!
Нагваль Себастьян, вообще, работал в церкви, пока его не разыскал Арендатор, и это неспроста...
Мой двойник, оставаясь в теле, осторожно, тайком стал вышагивать куда-то глубже внутрь меня. Он стал вышагивать в любовь! Сделалось сладостно, умилённо, восторженно. Я стал пить небесный нектар. В душе моей открылся поток благодарности. Жизнь моя, судьба, как я благодарен вам, что вы открываете мне столько тайн! Господи, как мне ответить тебе за то, что ты спускаешь, осыпаешь меня несметными дарами, что ты дал мне великий смысл жизни! Бог, тебя так много, тебя бесконечно много, блаженство твоё неисчерпаемо! Моя жизнь стала великим захватывающим и бесконечно интересным, духовным приключением и путешествием внутрь себя!
Незачем было что-то выдумывать, но я расфокусировал взгляд и «сел» на молитвенный звук – точка сборки сдвигалась! Этот звук, ритм действуют волшебным образом. Я нашёл ключ к тайной позиции! А что творит полумрак! Я посмотрел на покойников. Стояло 3 гроба. Покачивающиеся блики теней от свеч, разрежённый и плотный клочками воздух, насыщенный запахом и невидимым дымком ладана, трогал лежащие тела, их лица. Оживлял их. Нет, да они не умерли! Они просто спят. Они притворились умершими – сразила меня догадка. Это — игра. Эта жизнь такой абсурд, глупость и игра! Один покойник стал морщить лоб, ему снится плохой и беспокойный сон. Другая старуха – усталое лицо – только что заснула. Устала от жизни и заснула. Живые покойнички–то! — рявкнул мерзко кто-то над ухом. (Ну вот, без беса никак не обойтись. Он то, подлец, и сдвигает точку сборки дальше).
Лица мертвецов в гробах задвигались. Контуры тел стали размытыми, темнее, зашевелились. Пение, на котором я «сидел», стало гулким, раскатистым. Огни свеч насыщеннее, росли, превращались в большие, многоцветные шары, переливающиеся друг в друга.
Молитвенный голос обратился резким и стал звенеть «по краям». И одновременно я увидел всю глупость и абсурдность происходящего, какие могут быть только в самом беспечном сне. Будто кто-то наверху навёл ручку настройки изображения в другую перспективу. Я увидел, что от лежащих в гробах людей ничего не осталось: ни сознания, ни энергий, ни точек сборок. Они перестали быть людьми. Это были пустые, грубые, затвердевшие, холодные оболочки. (Двойники их остались в своих квартирах, а один даже был на прежней работе). Не было уже разницы между тем, что лежит безжизненным в гробах, и самими гробами. Всё вместе правильнее было назвать вещью, предметами. А они, родственники умерших, стоящих подле, ещё живые люди, относились по инерции к покойникам как к живым. К ним, как к живым, они направляли всё своё внимание, все свои печальные, молчаливые чувства потери и даже продолжающейся заботы(!) Парадоксальность, несоответствие, глупость и абсурдность такого отношения, чрезмерно торжественного внимания живых людей, к уже неодушевленным, бесполезным и ненужным вещам достигло гротеска. Такое возможно только во сне! Да, это и есть сон! – осенило меня...
Я попал в сновидение наяву! И, как часто бывает во сне, я не мог долго оставаться на одном месте. Моё тело снов увлекало меня в движение, и я в целом задвигался вместе с ним.
Я вышел из церкви и прошёл мимо нищих с протянутыми руками. Они все притворялись, они играли роли нищих! Я полностью отдавал себе отчет, что я нахожусь в привычном, физическом, обыденном для меня мире, и был одновременно — во сне! Я ощущал и видел, что всё вокруг сон. Но и я сам себе снился! Свернул за угол дома недалеко от церкви и по инерции чуть не налетел на человека, которого мгновенно узнал. Он тоже был похож на просящего милостыню – держал руки чуть вытянутыми перед собой. Но он не просил. Он смотрел на руки, потом в сторону и снова на руки, взгляды наши встретились. Этот человек был — я! Мой дубль! Это был я прошлый.
Какая-то очень быстрая, свёрнутая эмоция–мысль на секунду застыла, потом толкнула меня приблизиться, обнять двойника. Пожалеть простить своё прошлое, отпустить навсегда. Это был порыв–прощение, порыв–грусть. Я начал движение, чтобы обнять самого себя прошлого, обнять свой дубль, простить... Но трагическое, предсмертное чувство опасности и риска в кладовой памяти запоздало начало шевеление. Из глубины подсознания стали коротко пульсировать сигналы – успеть быстро что-то вспомнить, прежде чем я его обниму...
В это время прохожие видели, как я сделал резкий шаг вперед, оказался неповоротлив, неловко подскользнулся (была зима), взмахнул руками, потерял равновесие и упал.
Но для меня всё было по другому. В последний миг перед объятием с двойником, я услышал в себе грозный, упреждающий голос дона Хуана «... маг встретивший себя самого, свой дубль – мертвый маг!» Но было поздно. К сложной эмоции грусти, прощения, сожаления, расставания и ностальгии успело добавится чувство самоуничтожения, отчаянной потери себя, катастрофы, неизбежного риска от слияния со своей же, но смертельно несовместимой энергией моего двойника.
Я уже обнял свой дубль, на мгновение замер в ожидании смертельного, мощного, электрического разряда, потерял равновесие, упал и вышел из сновидения наяву...
Я схватил воздух, потому что это был не дубль, а мираж, фантом, призрак, сдвиг точки сборки, состоящий из моего прошлого. Который уже давно, утратив всю свою силу, чуть качнувшись, растаял...
Друг мой Толька – мастер иллюзий (разгадка тайны мастера).
«...На пути сновидений возможно максимальное количество иллюзий и ложного воображения.»
Читатель! Я познакомлю тебя с моим другом Толькой. Причём тут Толька? – спросишь ты. Да, я признаться, и сам пока ещё не очень понимаю «причём».
На разных перекрестках судьбы жизнь сводит нас со многими людьми. Когда я первый раз встретил Тольку, он, как сейчас я вижу, переживал сильнейший, духовный кризис возраста сорока лет. Его глаза безумно двигались и вращались. Большой, лысый лоб периодически морщился и напрягался, руки дрожали. Его острый нос, бледно-синий по бокам, странным образом был похож на нос сильно пьющей женщины. Толька разговаривал вслух сам с собой: задавал себе вопросы и сам же на них отвечал.
Со стороны мой новый знакомый выглядел явно как человек не в себе, а попросту «с приветом». Но общался с людьми он вполне сносно. Хоть его и «заносило». В этот же свой период жизни он на свою беду активно читал эзотерическую литературу. Мне же в начале нашего знакомства он дал почитать своё сочинение о собственных, невыдуманных путешествиях на другие планеты с подробными описаниями инопланетян. Ознакомившись с его бредоподобным опусом, я сразу понял, что Толька – будущий клиент психиатрической больницы. Но чтобы не обижать «больного» и не усугублять его психическую несостоятельность, я похвалил его и отозвался о повествовании положительным образом.
Крыша у моего нового друга явно ехала. Точка сборки скользила по световым волокнам в неведомых потаённых лабиринтах его психики. Я был не прав! Мог ли я предположить тогда, что всё описанное Толькой – правда!? То было его духовным опытом и подлинным переживанием. Тольке, вдруг, начали сниться осознанные сны!
Но тогда от всего этого я был бесконечно далек. На начальном этапе нашего знакомства мой друг-сновидящий смело взял на себя роль великого духовного учителя, Гуру надо мной. Я не возражал, людовед и человеколюб от природы, я ещё долго и пытливо разбирался в сложных перепитиях толькиной личности. Мой новоиспеченный Гуру оказался на редкость великим мастером по части создания всяческих иллюзий, фантазёром и непревзойденным мечтателем. Хотя с ним действительно происходили странные и малообъяснимые вещи. Например, на груди и лбу выступали явные мистические знаки (пентаграммы, кресты), в сновидения приходили Боги, великие йоги... Он, как всякий потенциальный пациент ПНД (т.е. психоневрологического диспансера) легко принимал иллюзию за реальность, своё воображение за действительность и убеждал в этом других. До сих пор не знаю, сознательно ли он, начитавшись духовных книг, вводил в заблуждение других или наивно верил во всё сам и в то, что он обладает сверхъестественными, паранормальными талантами. Но в том то и дело, что такие способности тоже были!
Толик, дорогой, — уже учил его впоследствии я, — христианская традиция самая чистая. Она учит помыслы и видения не отвергать, но и не принимать.
А он, бедняга всё близко принимал!
В моём гуру невероятным образом сочетались абсолютная безответственность перед людьми в данности поручений, назначенных встреч, обязательств с вниманием к человеку в любое время к нему пришедшему. Полная лень, безволие с пытливым думаньем, интересом к духовным вопросам и кропотливой работе и талантом в области электроники. (Он занимался ремонтом всевозможных приборов на дому.)
Толька годами давал людям 100%-е обязательства, гарантии по выполнению чего-нибудь – не исполнял, и годами же вполне искренне, душевно и пылко оправдывался, делая очередные чистосердечные обещания на будущее. После многих месяцев раздражения на Тольку человек в отношениях с ним вынужден был принимать его таким, каков он есть. ( Конечно, если хотел, вообще, иметь с ним дело.) При всем этом он был человеком очень робким, застенчивым, редко выходил из дому. Сильно терялся, когда я его приглашал на прогулку. (Как я называл «прогулку с Сократом», «Сократом» был я, но лысый, сократовский лоб был у Тольки). Тогда он беспомощно и растерянно оглядывался на жену, не зная, что одеть, и, вообще, уместен ли его уход...
В начале я ходил к другу из любопытства. Он легко садился в позу лотоса. (С его то комплекцией!) И начинал мне как ясновидящий йог предсказывать грядущее. Изобличить его во лжи не составляло труда. Но он тут же, как ни в чём не бывало, повторно закатывал глаза, морщил лоб, водил своим острым носом и «корректировал» моё будущее.
С течением времени точка сборки моего друга стабилизировалась, благодаря вниманию и любви со стороны его жены и семьи в целом. Глаза сделались более осмысленными и даже проницательными. Толька стал как бы нормальным. И вскоре я убедился, что он на самом деле глубоко проникает в духовную суть вещей.
Шли годы. Быстро выросший в духовных познаниях мне полюбилось приезжать к своему другу и обсуждать духовные вопросы. Иногда споры были слишком горячими, что мы как бы ругались. И я подолгу к нему не приезжал. Вскоре я заимел опыт осознанных сновидений и мой интерес к сновидящему Толику значительно возрос. Нас в значительной мере объединяла симпатия к русскому православию – идея христианской Божественной Любви, и тенденция путешествий и волшебства обоюдного опыта Ясных снов. Но, ох, как трудно мне было отделять зёрна от плевел – его истинный опыт и видение от мастерства построения иллюзий и ложных интерпретаций. Я сердился и проявлял нетерпение в диалогах.
Добрался и до толтековской магии. Дон Хуан захватил меня целиком, как удав кролика. Я возбуждённо примчался к Тольке, притащив недавно проглоченные две первые книги К. Канстанеды, и восторгам моим не было числа. Мой гуру прочитал их, ему не понравилось, и он спустил критику на Кастанеду и заодно на меня. Это стало началом серьезного раскола в наших отношениях. Позже я не выдержал такого непонимания с его стороны и перестал к нему приезжать. Живи один, Толька, без учеников и духовных друзей!
Течет, виляет река–времечко. Случайно от общих знакомых я услышал, что мой друг–сновидящий и мастер иллюзий выписался недавно из больницы (с урологии) в плохом состоянии. У него осталась одна почка. Конечно, надо навестить и поддержать. Толька оказался в подавленном состоянии. В больнице бедный Толька лез на стенки от острой, почечной колики. Он хотел сознательно оставить своё тело, выйдя в осознанный сон навсегда, чтобы ускользнуть от мучительной боли, но ничего не получилось. У него на глазах умер человек, сосед по палате. Эта смерть что-то шепнула на ушко Тольке...
Наши отношения снова завязались. Парадоксы судьбы. Немного позже, когда я серьёзно заболел, нас стала объединять ещё одна общая тема – урология! Мысли о смерти стали придавливать к земле моего друга, и он проникся глубже христианской идеей спасения.
Надо было видеть его выпученные глаза и дрожащие руки. На-те, жил себе человек, жил, ел-спал и, вдруг, обнаружил, что надо срочно спасаться, в спешке куда-то бежать (в разные стороны) и чем быстрее, тем лучше, Иначе вот-вот близка и неминуема страшная погибель и вечные страдания.
Я подарил другу идею о создании во сне волей и воображением себе новой астральной почки. Идея была принята. Духовные возможности человека им оптимистично были осознаны и он несколько успокоился.
Но в следующий раз в беспокойном озарении к нему примчался уже я, на этот раз с идеями Г. Гурджиева. Я тоже проникся мыслями о спасении, но символически у Гурджиева они выражены в другой форме.
Пойми, ты, Толик, мир – это тюрьма! – неожиданно бросаю я, умалчивая, что мне попалась книжная новинка. И выдавая прозрение, как своё, с видом человека, открывающего великую тайну для избранного, продолжаю — человек есть страдающий узник. Он обречён на болезни, старость и смерть. Он в тюрьме мира пожизненно. Но у него есть возможность бежать, представляешь?!
Победоносно смотрю на друга, но Толька этот удивительный, странный Толька, вдруг, пропал, бесследно исчез. Почва его ума оказалась благодатным образом подготовлена и вспахана. Передо мной сидел вовсе не Толька, а чужой и не знакомый мне человек. Это был заключенный №13 в полосатом костюме и шапочке.
Обреченный, да ещё по ошибке, на пожизненное заключение, узник Толька слушал меня безропотно и покорно. Лицо его выражало тоску, вину и глубочайшую безнадёжность. Он уже не двигал глазами и не просил о помиловании. Всем своим существом он выражал немощную покорность ситуации, судьбе и томление в тюрьме мира. И вдруг, его лицо озарило понимание, засветилось жаждой свободы. Бежать! – пронзила его и тайно завладела им невероятная мысль. — Свободы! – страстно и волнующимися руками вцепился он в невидимые, толстые, стальные прутья камеры.
Бежать! — подхватил азартно я, увидев столь разительную перемену друга, солидарность и понимание.
Бежать. Но как?! По Гурджиеву сам заключённый совершить побег не состоянии. Ему должен помочь человек, который сам уже бежал и обрёл свободу. Только он может организовать тот самый побег. Независимый человек по ту сторону тюремной ограды. В нашем с Толькой окружении такого человека не было. Эх, это сладкое слово — Свобода!
Тупик. Безвыходная ситуация. Наш путь во мраке. Выход есть! – торжествую я, – осознанное сновидение!
Постепенно наши с Толиком отношения приобретали новое направление. Мы делились опытом снов, экспериментировали с совместным сновидением. И всё более ведомым становился я.
Я помчался к другу в следующий раз после буйной неспокойной ночи. В темноте кто-то дёрнул меня за астральные ноги с такой силой, что выдернул всего из тела (физического), и я на скорости вылетел в открытый космос. Уж, не шуточки ли это Толика? Надо разобраться.
Я застал мастера иллюзий в некотором смятении. Рядом с ним лежало отпечатанное на машинке описание сложной техники телепортации, перемещения на любые расстояния вместе физическим телом. По видимому, основанное на магии дона Хуана. По выражению его лица и дрожащему к верху остатку волос – антенне на голове, у меня не оставалось сомнений, что мой странный друг только что удачно совершил пробную телепортацию в Москву и обратно в свою подмосковную квартиру на девятом этаже.
Тут, наконец-то, была мною разгадана тайна личности моего друга – мастера иллюзий.
Я – Бог, — поведал мне печально Толька. – Но бывший, понимаешь? Деградированный. То есть, я в своей прошлой жизни был самым настоящим Богом, но стал опускаться, деградировать и меня в наказание отправили на землю, на более низкую ступень развития – быть человеком... Виновато смотрел на меня Толька.
Я сразу понял всё. Все мои разрозненные объяснения про нескладную личность друга, которые никак не могли ранее соединиться вместе, вдруг, замкнулись. Это похоже на правду. Да, это факт! Сумбурные, торчащие в разные стороны части существа неведомого инопланетного человека Тольки, – причесались. Не смотря на столь фантастическую гипотезу.
Вот почему долгое время я не мог разобраться в нём, просчитать, понять до конца его сложную, творческую натуру. А сочетание «деградировавший Бог» сразу всё объясняло, увязывало в одно целое, отображало его суть.
Я отчётливо представил себе, как бог Толька на небе правил небольшой, небесной сферой, восседал на золотисто–облачном троне в атласных, светлых одеждах. Он командовал слугами, стражниками и божками поменьше. Перед ним танцевали танец живота небесные феи. Постепенно он прельстился ими, вожделел. Стал злоупотреблять небесным, винным нектаром, который выпивал в немыслимом количестве. В общем, спился, перестал следить за собой, опускался, вырождался и деградировал. И однажды, тем самым, разозлил старшего бога над ним. Бог–начальник вызвал его к себе наверх, (надо думать ещё выше), стал гневно его распекать, а в конце в наказание опустил в человеческое тело на землю. Задрожал, замигал беспомощно глазами, замотал головой провинившийся бог. Не хотел Толька воплощаться на Землю. Но подул очень сильный кармический ветер.
И подул очень сильный кармический ветер, закружил, подхватил его и понёс вниз к земным утробам. Затаилась одна такая утроба близ Москвы, в Подмосковье, в городе Подольске. Не успел оглянуться Толька, как был притянут в известный дом №3 «б», в кв. №101, что по улице Мраморной. Будто боролись двое, в темноте не разобрать. Раскочевряжалась там утроба. Любопытно стало Тольке – жуть! Никак совладать с собой не мог. Сунул голову. Темно! А-яй! – успел только вскрикнуть бывший бог. Чавкнула утроба и с силой, с хлюпаньем засосала, хищно проглотила бедного Тольку. И получился сейчас такой вот лысый с округлым животиком, с растерянными, виноватыми, но озорными глазами мужичижко. В прошлом Бог, а ныне деградированный Бог – в общем обыкновенный Толька.
Что ж ты, Толька, а!?
Теперь тайна моего бывшего Гуру разгадана!
Эх, несерьёзный ты человек, Толька, опять тебя занесло. Хотя кто знает... В дальнейшем и по настоящее время я так и отношусь к своему другу. Меняя только акцент в зависимости от ситуации удивления или разоблачения, на слове Бог, или с ударением на прилагательном «деградировавший».
Дело в том, что Тольку касался и Бог–отец небесный. Я видел один раз (и больше) его в таком состоянии. Мы шли по улице, прогуливались, и с ним произошла волшебная метаморфоза. На него снизошла, спустилась благодать. Его окружила вселенская любовь, трепет, благоговение, и он всё норовил упасть почему-то передо мной на колени. И я, дабы не устыдится прохожих, вовремя пресекал его попытки.
И всё же не очень всерьёз стал я его принимать... Ну вот, и развилка дорог. Жизнь моя, куда несешься ты?
Расходились мои пути–дорожки с мастером иллюзий. Мой духовный опыт стал главной, а не второстепенной частью моей жизни, самой жизнью.
Я уже – одинокий воин. И, однажды, я пересмотрел своего друга Тольку (т.е. совершил пересмотр в отношении к нему), простился с ним и расстался навсегда.
Я спешил и растягивал время, так много хотел успеть. Но оно как резиновый экспандер сжималось. Работал с молитвой, стремительно менялся. Даже сам себя переставал узнавать. Молитва преобразовывала меня. Шли годы, а мне почему-то жалко было Тольку. Мне казалось, он оставался прежним, не менялся. Но даже и, скорее всего, продолжал деградировать и опускаться...
На одном из духовно–оздоровительных семинаров в Москве я познакомился с пожилым мужчиной, почти дедом. На вид деревня, недотёпа и лопух. Чего его сюда занесло? Разговорился с ним. Дед, оказывается, практикует осознанные сновидения, готовиться к переходу, к смерти. Вот тебе и недотёпа, вот тебе и лопух! Да он поумнее любого академика будет и доктора любых наук! Вспомнил я нашу с Толиком совместную программу спасения – побега из тюрьмы. В плане том мы даже предусматривали помощь друг другу после смерти одного из нас. Умерший первым обязан помочь при последнем переходе другому. Я подозревал тогда, что Толька умрёт первым и поможет мне, ведь он как и я – сновидящий. А теперь думаю наоборот.
Вспомнил о Толике и решил его навестить. По прежнему ли водят за нос и не дают ему зелёный свет к свободе бесы – падшие духи – посредники чёрной магии?
После звонка:
— Кто там? – слышу дрожащий толькин голос.
– Харя Кришны, — крикнул я за дверь свой постоянный пароль.
Мой старый друг и мастер иллюзий встретил меня так, словно мы расстались вчера. Он, оказывается, периодически видел меня на расстоянии и знал, что со мною происходит. На то он и гуру! Нет, Толька зря время не терял. У него новая волна. Он, вдруг, напрягся как Григорий Распутин из фильма, начал видеть какие-то далёкие места и влиять на события на расстоянии.
Когда я просил его ещё и давал своё конкретное место для возможного разоблачения его действий, он говорил – не могу больше, уже много психической силы растратил, устал...
Ты спрашивал, причём тут Толька. Нет, он уникальный человек и стоило про него написать. Вот только я в нём опять запутался. А ты, читатель, разобрался?

Таким был мой самый первый духовный учитель и друг.
При всем этом он оставался робким, редко выходил из дома и двигался вперевалочку как медведь.
…На этом заканчивалась некогда написанная глава. Но прошло некоторое время, а эта книга с главой про Тольку была уже издана. Я привёз её своему другу. Толька морщился и кряхтел, когда читал про себя. А дальше время дополнило эту главу следующими событиями с ощущением того, что её дописал не я сам, а мой друг.
С некого, неуловимого мною, переходного этапа Толька самым странным и непонятным для меня образом, вдруг, полностью охладел ко всякой эзотерике и всё более стал походить на обыкновенного, «порядочного» обывателя, который озабочен только земными, насущными потребностями. Ему стало не интересно обсуждать со мной любые духовные вопросы. Он стал равнодушно выслушивать мои повествования на темы духовного поиска. Я терялся в догадках по поводу столь разительной перемены моего друга, но не мог выявить причины. В свою очередь и общение с Толькой мне стало в тягость. Помню после долгого перерыва в отношениях я заехал к приятелю просто так, навестить.
Толька рассказал мне 2 своих ярких сна, и я, мгновенно прозревая их духовно-энергетическую суть, не удержался и произнёс: Толька, ты скоро умрёшь…
Ни один мускул не дрогнул на лице отступника. Казалось, он не поверил моему прогнозу, по крайней мере, он принял моё страшное предостережение внешне безразлично. Но в отличие от социальной личности существует более глубокий уровень подсознания – тело сновидений. А толькин двойник, испуганный и обеспокоенный, прилетел ко мне уже спящему в мою квартиру в эту же ночь и стал меня расспрашивать подробней. К этому периоду я достиг неплохого уровня осознания и контролировал себя во сне большую часть ночи. Я заметил прилёт друга. С уровня сновидения, с положения своего тела сновидения (общались уже наши двойники) я подтвердил смертельную угрозу для жизни приятеля.
Тольке можно было помочь, ведь он после вещего сна имел достаточно большой период оперативного времени. Эта помощь лежала именно в эзотерической, духовной сфере. Но когда я наяву последующие несколько раз ещё приезжал к нему в гости, он как-то снисходительно улыбался, обращая всё в шутку. А эзотерика его больше не волновала. Что я мог ещё сделать для спасения бывшего, воплощённого Бога?
А потом… Вообщем, приблизительно через год я случайно от общих знакомых узнал, что Толька – умер…
Из своей деревни в город мне пришлось приехать уже в начале ноября, а как мне передали, мой друг умер ещё в июне. А в июне мне снился про Тольку один странный сон под гулкий, раскатистый гул барабанов…
И вновь я длительно и с печалью размышлял о невероятности и неумолимости Смерти. Думал и о том, как непостижимо для человеческого ума исчезнование любой личности из этого мира. Был, находился. Являл себя, чувствовал, переживал, воспринимался, и, вдруг, — полностью исчез, как будто никогда не было. Как языком слизало! Страшным, громадным, шершавым языком…
Наблюдал я и то, как противится, не верит, не может поверить мой ум в смерть Тольки. Не может этого быть! Вот сейчас поеду к нему и всё будет также: знакомый, потёртый, старенький подъезд, обшарпанный лифт, 9-й этаж, звонок. И толькин неуверенный, дрожащий голос «Кто?». Харе! – А-а, это ты, заходи. И знакомый хохолок на лысине и пытливые глаза и синий нос и всё те же по комнате разбросанные, обнажённые без корпусов приборы, техника…
Сплетни, враньё всё это про смерть друга. Вот возьму сейчас и поеду, а точнее — пойду! (Я часто сочетал длительную прогулку с возможностью повидать друга). И я шёл, ходил, но при приближении к дому Тольки останавливался и возвращался домой… А, однажды, я всё-таки осмелился дойти и позвонил в дверь. Нет, не услышал я в ответ толькин голос, вышла его жена и поведала мне подробности его смерти…
Толька в самом деле и не в шутку рассердился и ушёл из этого мира. Тогда я пытался обнаружить своего бывшего Гуру во снах. Я рыскал по астралу. Не мог он пропасть полностью, мне это известно! Но как только я намеривался сонастроиться на толькин образ, меня сносили и уводили в сторону какие-то горячие и резкие астральные ветра. Я так и не обнаружил бывшего, деградированного бога.
Где же ты, Толька?
Вернулся ли ты на свою некогда любимую планету, где некогда жил, или же твоё тело сновидений бесследно растворилось, рассеялось в бескрайнем, чёрно-синем, холодном космосе? Мне об этом до сих пор неизвестно…
Память о первой любви.

Прости ...

Первая любовь, она как море – большое, чистое, прозрачное, зелёно-голубое. Но волны памяти по краям пузырятся морскими, зубастыми коньками, их гривами.
Спустя много лет пусть догонит тебя моё тихое, осторожное, нежное «прости...». Волны морского побережья смывают и смывают следы одинокого, пустынного бродяги, пока не сотрут совсем. Волны моего сердечного биения никогда не смоют ностальгии по невозвратному в розовой дымке прошлому, печали по безалаберной, нераскаянной юности моей.
Прости ...
Может — быть – случайно – ты — прочтёшь – эти — строки – и – простишь –меня.
Может — быть – я – найду — тебя – и – скажу — тебе – эти -слова – сам.
Я один у моря. В трудные минуты жизни, готовый к отчаянным, дерзким поступкам, оборачивался — кто-то тихо и нежно касался моего плеча. Невидимо. Всё ты...

Где ты сейчас? Какая? Вспоминала ли меня? Как?

Я очень долго хранил твоё последнее письмо. Оно поддерживало меня, вдохновляло, согревало. Твои две фотокарточки, «подаренные на память» – в — моей – памяти. Стоит закрыть глаза... Опять ты... Твоя любовь сберегала, провела, защитила.
Я уже отправился искать тебя в сновидениях. Я – морская перелётная птица. Я летал в этот город – город моей юности и первой любви, — который нам с тобой обоим хорошо знаком.
Я готов целовать улицы этого города, целовать дорожный асфальт, стены его домов. Город–сказка, город – большая цветочная клумба, город – май, город свободы и какого-то сумасшедшего счастья и... город глубокой, синей грусти.
Таким я запомнил наш с тобой мир. Но я не нашёл тебя во сне в этом городе. Был шторм, я выбился из сил, намокли крылья... Я не нашел тебя.

Прости ...

Всё равно я приеду туда тебя искать наяву. Знаю, ты замужем, дети. Как просто крикнуть приморскому, сельскому киномеханику в тесном клубе: «дяденька, промотай кусок назад, прокрути этот фильм по новой !..»
Не прокрутить кинопленку. Не запустить ленту жизни заново. Киномеханик «Дяденька» ловит рыбку в море, может быть, заболел, или сломался аппарат.

Прости ...

Ты приехала в чудный город из не менее волшебного места, из украинского села – Диканьки. Лёгкая, чистая, нежная. Ты ...
Ах, вечера на хуторе, близ Диканьки!..

А что за вечера начались у нас с тобой! Сначала за городом. Ты была на практике в колхозе. Я руководил..., впрочем, ты помнишь, кем я был тогда. Мы встречались с тобой толи в заброшенном и заросшем цветами санатории, толи почему-то в совершенно пустом пионерском лагере. А, может быть, этот был вовсе сказочный мир декораций, где готовили кино про любовь. Потому что было очень много искусственного света. Залпы цветных прожекторов – жёлтых, оранжевых, синих, пересекали полночный мрак. Помню твоё юное живое дыхание рядом. Нескончаемую нежность, отделившуюся от улыбки и тающую в темноте. И весь воздух вокруг был живым, волнующим, тёплым дыханием. Много-много цветов. Ветра не было, и ароматы зависали в пространстве, держались как приклеенные, стояли, будоражили... Я ошалел от оборвавшейся на меня неожиданно бесконечной свободы, был пьян до сумасшедствия от счастья, от самогонки, которую кто-то из моих подчинённых приносил с деревни. Я орал песни под гитару, неизвестно откуда взятой напрокат. Было море, было! Море счастья и любви! Первый поцелуй влажных губ в тёмной беседке. Доверительный шепот в ночи.

Прости ...

Потом жадные, отрывистые встречи в городе. Снова ты. Мои ночные, рискованные, тайные побеги к тебе. Дрожащие, возбуждённые руки. От бега, от разлуки, от первой страсти.
Ты помнишь? Я одержим был каким-то буйным ветром перемен, смутным предчувствием громадного счастья. Потащил за собой тебя. «Мы — итальянцы!» (почему-то). Помнишь? Писал белые стихи...

…Большая сладкая горячая весна! Душистый теплый воздух обмахивает случайных прохожих. Ты приходишь тихо. Осторожно, на цыпочках проходишь на кухню. Случайно гремишь посудой и… вновь тихо. Я делаю вид, что сплю. Я жду тебя. Ты входишь – неожиданно — я просыпаюсь, и мы забываем про свою усталость и пьём медовый сок любви...
или
...бешеный от поцелуя бег. Залит счастьем. Кричу о чём-то в небо!..

А как я запоздало летом примчался к тебе в общежитие. Все разъехались на каникулы. Уехала и ты в свою Диканьку. В помещении ещё держался запах свободы уезжающих и собирающих наспех чемоданы и сумки твоих сокурсниц. И я, как одинокий зверь, почуяв его, этот запах, – затосковал, загрустил нечеловечески, тянул из воздуха твой аромат и был готов бежать по следу на поиски тебя, куда и как угодно далеко, за любовью и свободой... Всё ты...

Прости...

В той бессознательной юности своей я был занят непонятными даже самому поисками неясной, будоражущей душу свободы.
Свобода от чего, от кого? Начал тебя всё больше придумывать, создавать свой туманный образ и встречался впоследствии уже не с тобой, а со своим воображаемым идеалом. Разве могла ты тогда соответствовать моим полубредовым, полусумасшедшим представлениям о не существующей мифической женщине–героине? О той, которая будет подле меня, искателя свободы. На море дуют ветра! Ветра гнали меня. Я помчался дальше в поисках своего обманчивого идеала.

Прости меня ...

Я чувствовал твою искреннюю любовь. Твоя любовь – это мятежное море. Это необъятная синь неба над морем. Это зарево солнца, встающего из-за бесконечного горизонта. Это парусник надежды, белеющий вдали. Это солёные брызги слёз. Это горячий песок твоего тела... Я окунулся в твою нежность, теплоту, участие, живое сопереживание. Такое всё самое первое, чистое, юное, свежее. Бог отвалил мне целую ТЕБЯ! Это был царский подарок! Вот же оно! Спускалось, давалось. Всё ты... – Не взял, пренебрёг, потерял. Уехал, ты помнишь, потом заграницу. Кажется, что-то наобещав. Тосковал на чужбине, вспоминал вновь тебя, — тебя так не хватало! — Снова приезжал, подкидывал надежды, окрылял...
О, боже, что я пропустил. Сквозь что прошёл мимо!? Говорят, мужчина носит в себе печать первой женской любви. Да, это так. То, что шло от тебя, не было фальшивым. Я это понял позже. Я это искал потом всю жизнь, да так и не нашел! Иногда женская любовь восходит, воспаряет до божественного уровня... Это была – единственная – ты – для – меня!
Мог ли я предположить тогда, что сразу столкнусь, войду, прикоснусь к настоящему, подлинному переживанию любви и отопью от чаши бессмертия ?!
...Утрачено. Не вернуть. Поздно. Сердце моё сжимается и плачет, плачет, плачет о потере...

Но мне в жизни повезло. Я повстречался с Богом. Теперь я вижу – Ты! – готовила меня к встрече с Ним, показав любовь истинную, тихую, смиренную, страдающую, не требующую выкупа, оплаты. Любовь человеческая приближает нас к Богу.
Я уже разделил и несу твою ношу... Мне страшно вспоминать ту боль, перенесенную тобой, когда ты осознала, что я уеду один, без тебя, насовсем. Как ты была ранена, милая, бедная моя! И не роптала. Вынесла всё и выстояла. Вышла замуж за знакомого милиционера, — любила ли ты его?! – сменила именитую фамилию Дейнека, родила...

Прости меня, Ольга!

Ещё год спустя мы встретились последний раз. Я был проездом в твоем–нашем городе. Обнаружил тебя врачом в больнице, где ты работала. Ты пригласила домой, показывала своего грудного ребенка. Боялась ревности мужа, косо поглядывала на меня твоя тёща, у которой вы жили. Пробыл у тебя недолго...

Песочные часы ссыпали вниз последнюю горстку золотого песка. Прошло много лет.
Где ты теперь? Постарела сильно?

Ох, и бросали же меня волны бурного, житейского моря! Скоро выезжаю к тебе. В цветочный город. Я буду тебя искать. И если тебя не будет в городе, я приеду в твою Диканьку, слышишь? Где летают черти и ведьмы. Мне нечего терять.
Меня не узнаешь. Я далеко не юный, с длинной бородой, наверно, похож на молодого дедушку. Я другой, или такой же? Из меня уже начинают лепить духовного учителя. Но мне ничего не нужно. Вот только — ты ...
Мне скоро уходить, очень далеко, надолго, навсегда. Не надо ничего, только посмотреть на тебя. В прощальный раз, сказать тебе, что я всю жизнь носил тебя в себе. Что по-прежнему меня мучит жажда, тоска и очень хочется пить. Жадно глотать свободу и необъятную любовь к Богу. Что ранен тобою, кровно, неизлечимо, навсегда.
А твои сухие, затвердевшие, заросшие давно раны я нежно промою. Просто – увидеть – тебя – снова – в этой — жизни — в самый — последний — раз.

Произнести и повторять тебе тихо и бережно одно слово, с которым ты меня отпустишь.

Это море расставания, печали, разлуки и любви. Оно не волнуется. Оно спокойно. Волны, волны морские пенятся, шуршат галькой песочной, бьются о берег. И шипят пришипётывают:
прости... прости...
Сумасшедший родственник.
В этой главе я ещё раз хочу обратиться к некоторым тонкостям и сложностям духовной, сновидческой работы. Я буду размышлять «вслух» и приглашаю читателя непредвзято порассуждать о главной проблеме толтековских магов вместе со мной:
Главная проблема магов-сновидящих — проблема любви.
Чудеса, которые являли дон Хенаро и дон Хуан. – впечатляющи.
Дон Хуан совершил акт сожжения себя изнутри, сохраняя своё индивидуальное сознание и забрав с собой за пределы нашего мира энергию своего физического тела. Такое достижение восхищает и говорит о духовном идеале, о пределе совершенства человеческой личности. Об этом каждый из нас не может и мечтать, кажется, выше этого уровня ничего не существует. Сам нагваль Карлос Кастанеда, недавно ушедший от нас, не реализовал столь высокое достижение магов. Он умер от рака печени – последствия мескалиновой атаки своего учителя. Последний «толтек» унёс с собой тайну магического, сокровенного знания навсегда. Конец линии знания дона Хуана...
В своём длительном осмыслении всевозможных скрытых процессов, происходящий на пути снов с человеком, я натолкнулся на странную ситуацию.
Со всей очевидностью, будто бы дон Хуан для нас может считаться безусловным и абсолютным человеческим идеалом в духовной области достижений. Потолок, предел возможностей. Но это не так!
Дубль старого нагваля максимально развит, насыщен светом осознания. Структура самой «ткани» сознания, свет сознания имеют одновременно 2 аспекта, 2-е стороны качества, 2-а главных свойства. Это свойство божественной, всеобъемлющей любви и одновременно качество осознания. (Да простит меня читатель за каламбур слов «сознание — осознание», его не избежать)
Исходя из этих качеств, имеются 2 главных основных духовных пути — путь медитации (осознание) и путь молитвы (любовь). Они переплетаются, неразрывно связаны между собой и считается, что на высоких уровнях становятся единым.
Дон Хуан — максимально светящееся существо, наполненное осознанием. Казалось бы, его дубль должен излучать максимальное «количество» любви. Он должен весь светиться любовью к миру, к людям, ко всему живому, он должен быть исполненным сострадания к тем, кого оставляет в этом мире, к ученику Карлосу... И это не так!

Дон Хуану важна, прежде всего, его личная свобода, ему безразличны все люди. Может быть, дон Хуан просто эгоист? Но тогда все на духовном пути – эгоисты, т. к. стремятся к личному спасению!…
Однако, как утвердают сами женщины-сновидящие из группы последнего нагваля (Кастанеды), старый индеец «застрял», «завис» в астрале…
Дон Хуан, гений-сновидящий, мудрец, мастер снов, «видящий», не достиг самого высокого. духовного уровня? Или не достиг пока?…
Человек – открытая (и не очень) энергетическая система. По сути, наш организм – это фильтр восприятия, пропускающий через свою точку сборки различные полосы частот, от низших (тело, инстинкты) до высочайших (сердце, возвышенная любовь). В мире существует абсолютно всё. Вопрос в том, что мы отфильтровываем, воспринимаем, каково качество света сознания в эго-структуре практикующего.
Однако, толтеки, вообще, не занимаются раскрытием духовного сердца. Сердечной чакры нет даже в теории новых видящих! Их идеал – холодное, отстранённоё чувство безжалостности – полное отсутствие Любви! – Ни в этом ли разгадка уровня реализации дона Хуана?
Любовь божественная непостижима и высока. Может быть, некоторым духовным искателям становится ближе дон Хуан потому, что его путь становится для нас реальностью через наши сновидения. Так реально ощутимы многие энергии…
Но у русского человека, российского сновидящего, есть уникальная возможность через христианскую молитву прикоснутся к подлинному чуду, взлететь сразу — к миру самого Духа, Бога!
Я следую правде, истине, любви и опираюсь на свои опытные знания, прозрения и открытия, а не руководствуюсь агитационными порывами за христианскую религию. Я сам скептически отношусь к обрядовой церковной служебной стороне нашего православия и к его служителям. Но истина и правда не за дон Хуаном, а за И. Христом!
Незадолго до смерти в одном из последних интервью сам К. Кастанеда открывает нам своё состояние сознания, которое является по сути уровнем его духовного достижения. Это достижение перед его уходом в неизвестное мы вправе расценивать как финальное и окончательное.
Кастанеда «настаивает на том, что мы на самом деле все одиноки. «…Бог не любит тебя, поверь мне. Вселенная является хищнической. Она производит глубокие волны печали, которые накатывают на меня… Даже путь с сердцем здесь не слишком помогает…»
( Из интерьвью Томаса Роппа
от 03 августа 1997 года, Лос Анжелос)

Вижу в этом откровенном высказывании великую трагедию человека, так и не нашедшего любви на своём духовном пути.

Спустимся с христианских и донхуановких высот пониже. Ближе к нашим проблемам, к своей духовной сновидческой работе.
Вспомним некоторые из многочисленных названий нашего второго «я». Каждое из названий хорошо отражает какой-либо один аспект его многообразия. «Тело снов» — отражает его сновидческое происхождение. Оно действует и развивается во сне и через сны. «Энергетическое тело» показывает, что наше тело снов есть чистая энергия. «Двойник» — копирует во сне наше физическое тело, его энергетическая копия. Название «другой» подчёркивает его иную природу, разницу в самосознании между осознанием тела снов и осознании себя как личность в социальном физическом мире. «Сущность» по Гурджиеву — хорошее определение — отражает то, что тело снов является нашей истиной сутью под личиной замаскированной личности. «Внутренний человек», название в христианстве — точно передаёт ситуацию вложенности энергетического тела внутрь нашего физического тела.
«Сумасшедший родственник» -…
В моей коллекции осознанных сновидений есть сон, который я так и назвал «Сумасшедший родственник».
Однажды, после нескольких лет продвижения по пути сновидений я вступил в период особо эффективной энергетической работы. Я уже целый год регулярно работал дополнительно с молитвой. Это был деревенский этап моего сновидческого творчества.
В моём теле ходили мощные потоки энергии. От земли по босым ногам шли горячие вибрации. Свой пупочный центр я разогревал до раскалённого утюга. Прохладные и горячие токи блуждали и расходились от солнечного нервного сплетения — главного энергетического центра сновидческого тела. Шло сердечное, молитвенное очищение. Я чувствовал себя уже почти бессмертным, закованным временно в надёжный скафандр плотской оболочки. Я нырял в ясные и управляемые сны по желанию намеренно туда и обратно и снова туда, легко, без напряжения. Думал в то время: я близок к цели, к свободе! Мне не перед кем было хвастаться своими успехами, ведь я шёл путём одинокого воина. Но я сам несколько возомнил о себе. Я видел себя умнее других людей. Ведь то, чего реально достигаю я, несравнимо с их глупой и «бесполезной» жизнью. Такие мысли и настроения есть «прелесть», т.е. начало ложного пути, ошибок, заблуждений, гордости, возвеличивания и самообмана.
Меня «спас» сон «Сумасшедший родственник».
Самое главное и непреложное условие внутренней духовной жизни есть искренность, откровенность, правдивость с самим собой, по отношению к себе. Мы можем создавать туман величия вокруг себя по отношению к другим, мы рассказываем им о своих III-их и IV-ых вратах снов. Мы сообщаем «по секрету» о своих необычайных, психических способностях, ясновидение, выход из тела... Но себя мы обмануть не можем, да это и глупо.

...Наполненный силой и энергией я нырнул в осознанный сон. Я долго наслаждался полётом над городом. Свободен, неуязвим, не умираем! Некая неистовая страстность и восторг охватил меня. Сильная эмоция радости, свободы без границ, выбила меня из ясного сна и вернула в физическое тело. Но я снова легко вырвался на волю необъятных. сновидных просторов. И я «оторвался», отпустил тормоза... Вернее, не я сам в виде «точки сборки», а моё тело снов — сумасшедший родственник, начало чудить и сделалось неуправляемым, необузданным — и это при полном переносе на него своего бодрственного сознания!
Я оказался на городской площади возле дорогих витрин магазинов и банка. В это время какая-то мафиозная группа преступников готовила вооруженное ограбление и налёт на банк. Недолго думая, охваченный эмоциями риска, азарта приключения, ненаказуемостью и свободой, я стал активным участником и помощником этой банды. Я стрелял лихорадочно из пулемёта и убивал, я грабил неистово. Надо ли описывать реальность ощущений — звуки выстрелов, отдача в руке от пулемётной очереди автомата, власть над людьми, чувства обогащения, жадность. Ведь я был в полном сознании! Я ворвался в шикарный магазин и, угрожая молодой продавщице револьвером, стал неистово сгребать всё в кучу — драгоценности, дорогую одежду — себе. Страсти мои разбушевались. Насладившись страстью приобретения, я начал насиловать продавщицу. Снова меня выбило из сна, и опять я легко нырнул в осознание. Я чувствовал энергию. Я менял сны сам, проецировал объекты. Ощущение высокого, энергетического уровня поднималось, росло. Я — волшебник и хозяин сна! (А значит и своей жизни!) Вожделенно кому-то показывал, что я могу создать любой сон. Моя проекция за секунды становилось реальностью. Вот смотри, объяснял я какому-то мужчине. Сейчас будет шикарная квартира. И через секунду мы оказывались в этой квартире с коврами и мебелью. Я поднимал телефонную трубку и восторженно подносил её к уху. Видишь? — говорил я напарнику. — Всё по настоящему. И в трубке были, действительно, слышны натуральные, длинные гудки...
Захотел, — и появился зал. Я и женщина в нём. Зал мне показался маленьким. А. ну-ка, — сказал я женщине, — давай сделаем его большим.
И он сделался большим. Ощущение всесильности, вседозволенности, необычных возможностей, энергии и силы продолжалось. Я начал сознательно преображать свою спутницу. Сделай юбку повыше, — кричал я ей, — так хорошо, ещё эротичней... Теперь грудь побольше для привлекательности...
И она менялась, выполняла мои команды. И это было так реально, наяву. Мне захотелось танцевать от восторга. Я вспомнил, что так и не доучился танцевать вальс и ещё хотел отработать во сне сальто вперёд, чтобы делать его наяву. Во сне учиться чему-либо легко. Я приказал — Музыку! И заиграла музыка, и я закружился в вальсе со своей вновь обольстительной подругой. Потом заменил музыку, и слышна была (как наяву) музыка ещё более красивая...

Я долго размышлял и анализировал этот сон. В следующем контексте. Хорошо — думал я — у меня есть сила, высокая энергия, я легко могу переносить сознание в сон. Развиваются необычные способности, я смогу преодолеть смерть и сохранить своё индивидуальное «я». Я близок к тому, чего я хотел. Идеал сновидящего реализуется. Всё это будет возрастать со временем... Но я остался по своей сути тем же самым, «сумасшедшим родственником»! Я грабил, убивал, насиловал, был переполнен страстями, вожделениями, нечистыми эмоциями. Что-то очень неправильное есть в пути толтеков! Идя этим направлением снов по Кастанеде, с таким своим неочищенным телом снов, мой удел — застрять в грязном «астрале» и прозябать в страстях, пусть длительно, но вплоть до разложения своего сумасшедшего родственника. Выше мне не подняться.
И снова увидел я правду и силу христианства. Мне ещё предстоит долго и тщательно работать над собой. Очищать своё сердце молитвой. Отмывать, отстирывать своего сумасшедшего родственника от низших страстей и энергий, осветлять любовью, чтобы подняться в царство Духа, к Богу. Процесс очищения длительный, трудный, но благодатный. Я только в начале пути…
Путь любви — радость богопознания, блаженство бытия, мудрость всевидения, озарение открытий, тайна вселенной, высокий полёт свободы...
Человек не знает себя. Некоторый читатель может подумать, что это автор такой исключительно нехороший, пораженный нечистыми желаниями. А у него всё во снах чинно и благородно. Ситуация иная.
Большинство людей вообще не помнят своих сновидений. А если человек, вдруг, начнёт работать и поглубже в себя заглядывать, то он обнаружит себя полным рабом володёров и бесов. Поголодав 2-3 дня, он поймёт, что им до этого управлял не голод, а бес чревоугодия. Обратив внимание на свою раздражительность или гнев, он увидит, что к этому толкает его некая злая, агрессивная и реальная сущность — володёр. Прекратив сексуальные контакты, человек осознает, что он полный раб бесов похоти и блуда и т. д. И вся эта неорганика насядет на него после смерти. Даже если он перенесёт сознание в сон — это ему не поможет.
Кто забывает о реальности существования таких сущностей и конкретного «зла», я снова отсылаю к примеру с пациенткой Ст. Грофа, — Флорой.
Глубокое понимание своего сна, который я назвал «Сумасшедший родственник», помогло мне более осмысленно и регулярно работать с христианской молитвой. А это позволило сделать ещё много открытий, и на счёт пути дона Хуана, в частности. Очищение сердца — всё более приближение к истине.
Путь дона Хуана, заманчивый и загадочный, — окольный и не прямой, не является самым высоким духовным идеалом. Применяемый же на практике нашими российскими магами путь по Кастанеде есть вовсе ложный путь!
Театр одного актёра. Д. Хуан. Акт 2-ой «Разоблачение» (Диалоги о чёрной магии).



Мои размышления на темы театральных представлений дона Хуана подходят к концу. Большой, массивный, тёмно-бордовый занавес то опускается, то поднимается. Выступление окончено. Да, это успех и в России. Дон Хуан под светом цветных прожекторов в чёрном фраке и ослепительно белой рубашке с большой, красной, велюровой бабочкой последний раз выходит на сцену. Он, снисходительно улыбаясь, почтительно кланяется. Зал неистовствует. Зрители рукоплещут. Публика взрывается овациями. Я всё ещё слышу восторженные крики его поклонников и истерический женский визг: "Чуда! Чуда!."
В блистательном романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» автор творчески и интуитивно восходит к пониманию (а, может быть, и даже к видению!) существования различных Сил тонкоматериального мира, и в том числе – тёмных Сил. В одной из глав книги господин Воланд – влиятельный, могущественный, вселенский демон – даёт сеанс чёрной магии со своей свитой на сцене московского варьете в 2-х отделениях. Администрация театра, убеждённая в том, что он всего лишь искусный фокусник, а не великий маг, просит дать 2-ым отделением непременно разоблачение его чёрной магии. Воланд этого, естественно, не делает, а устраивает очередную смехотворную сенсацию…
Длительный период я жил и пропускал через себя учение дон Хуана. И теперь эту свою часть своей жизни я могу не условно назвать занятием чёрной магией, то есть, 1-ым отделением. Последним и 2-ым отделением я хочу непременно показать разоблачение донхуановской магии.
…Как Брама, достающий из ниоткуда и разворачивающий в существовании целые миры и вселенные, так и я буду разворачивать перед вами диалоги о магии, о черной магии. Да, наподдам еще философии о добре и зле…

Внимание! Выхожу на связь со своим читателем. Вижу его, знаю хорошо. Собственно говоря, это я сам в прошлом. Мой читатель влетел когда-то в «Кастанеду», да так и застрял, остался в нем, пленился магическими чудесами. Практикует он магию, вот что важно. Загипнотизировал его дон Хуан, да так крепко, что не говори ему против нагваля, ни за что слушать не будет, не поверит.
Если ты действительно запал туда, значит ты мой клиент, и буду я с тобой работать. Потому что если такому читателю моего живого, многолетнего опыта мало, преподам я ему теорию, анализ и понимание. Для такого моего читателя и написана вся моя книга — к нему обращена. И кормить буду тебя сейчас из ложечки манной кашкой анализа и теории, уж извини, дорогой. И начнешь расти ты быстро и поправляться. Знаю, не глупый ты, а наоборот, — умный. Но уже который раз повторяю : истина духовная не через ум постигается.
Вижу и вас, так называемые интеллектуалы от Кастанеды. Вы ничем не рисковали и не рискуете. Вас привлекает стройная ментальная концепция, красота магического построения вселенной и ее сложное энергетическое отображение. У вас, так сказать, "магия сидя в кресле". Такие знатоки защищены своей глупостью. Вы то же стулья свои поближе ко мне придвигайте. Открою вам то, чего вы, проницательные и умные, не увидели.
Сам я, как уже признавался, до сих пор толтековское учение люблю… Нет! Определённо уже можно сказать – любил! И, как учил нас сам старый нагваль, наберусь безжалостности, и, пользуясь этой самой безжалостностью, разоблачать буду учение нашего с тобою дорогого и любимого дон Хуана окончательно. Для большей убедительности вынужден буду использовать цитаты и выдержки из самих книг Кастанеды, которые проставлю в кавычки. Ибо ты мне можешь все-таки не до конца поверить…
И в этом самом месте в повествование главы должен вмешаться сам автор. Но не тот писака, который составлял некогда всю эту книгу, а автор, который уже после её издания спустя 2 года редактирует новый вариант.
Признаюсь многие мои мысли по эзотерике, изложенные здесь, были не зрелы… И всё-таки до этого места мне пришло в голову оставить всё как есть…
Некогда в период написания этой книги я был всё ещё под большой духовной властью дона Хуана и пытался неким образом магию и религию, чистый и прямой христианско-мистический путь и путь Чёрной Магии примирить… Что, конечно же, невозможно.
И хотя уже тогда в этой главе я приводил доказательные тезисы по разоблачению магии толтеков, для многих читателей изложенные критические идеи оказались не убедительными. И в этом виновен сам автор, который ратовал, чтобы всё-таки не прощаться с доном Хуаном, а использовать его мудрое учение правильным образом, т. е. с молитвой. Да и собственное настроение озорства и лихачества в отношениях своих опасных экспериментов, которые местами звучали в книге, долили лишь масла в огонь и дезориентировали читателя. «Автор утверждает, что магия – чёрная, и сам же практикует, и тайны и способности в себе открывает»…
И хотя в этой главе уже указывалось конкретно и обоснованно, что магия толтеков является не просто магией, а чёрной!, одновременно звучало: чёрная, так чёрная, ну и что?, зато, какие чистые идеалы (Свобода, космические Странствия, Тайны), какие через сновидения потрясающие возможности, каков непревзойдённый мастер дон Хуан!
Нет, всё же до чего эффект маскировки, демонического оговора и пускания пыли в глазах устойчивый, проникновенный! Не разобрался я сам в то время до конца в сути магических деяний! Но помог мне Странник! Подтолкнул заглянуть, погрузиться дальше, глубже, очистил своим прозрачным, любовным светом христианско-мистический поток, чтобы я сам, наконец, увидел и понял. А увидев, не завопил: да, как же это я, ковырясь и практикуя Кастанеду так долго, просмотрел очевидное!!!
Пожалуй, самое ужасное в подкупающем читательское доверие, и заключается в том, что в книгах Кастанеды скрывается именно — обман. Подлый, коварный, хитрый обман! И обман – в главном, не смотря на многие второстепенные, убедительно очерченные детали.
Попытаюсь очень кратко, тезисно нарисовать своему читателю, к чему такой предательский обман сводится. И опережая мои разоблачения, подчеркну – почти всё очевидное в описаниях учения толтеков лежит на поверхности.
И начну с так называемого магами «Шаблона». Он представляет собой, согласно знаниям новых видящих, бесполезный, бесплодный набор эманаций статической формы, от которых необходимо освободиться, так как сковывает возможности воина. Процесс открепления от шаблона именуется «потерей человеческой формы». Такая потеря приводит ко всё большей свободе. Такой шаблон или «человеческая матрица» находится в центре энергетического кокона, иными словами – это эманации, в отличие от периферийных, — центральные. Но именно в области этих эманаций, в центре! Ученик Карлос испытывает какую-то неописуемую, возвышенную Любовь, покой, гармонию, сострадание, умиротворённость! Ему говорят, что всё это ерунда, шаблон, который ничего не может дать магу. А лучше развивать в себе, вообще, хищные, животные энергии, превращаясь в ворону, койота, например…
Шаблон, по мнению магов, не представляет собой энергетического источника. Однако, матрица одновременно предполагает некую форму, образец для заливки, штамп. И когда Кастанеда визуализирует шаблон в виде некого образа Бога (Христа), учитель над ним смеётся, утверждая, что никакого Бога нет…
Очень легко запутать несведущего читателя. Дело в том, что в христианской мистике ставится упор также над без-образном восприятии. Сущий, центральный источник воспринимается познавшими как точечный Свет. Странно, что такую ситуацию подтверждают и сами «видящие»-толтеки. Так значит, всё-таки – не форма и шаблон пребывает в центре кокона, а бесформенная точечная локализация световой энергии! Источник всей эго-структуры каждого человека, необъятная, непостижимая человеческим умом причина появления и развития и человека и всего космоса. Так что же это за потрясающий силы и мощности Источник?! Это – источник божественной Любви!
Его блокируют маги, чёрные маги, чтобы уплотнять свои эго-эманации, периферию, хищное человеческое Эго… И, как следствие, идеальной позицией считается — безжалостность!

БЕЗЖАЛОСТНОСТЬ, как известно, есть самый первый и главный принцип донхуановской магии: “все маги безжалостны” (стр.118, кн. 8); «безжалостность стала первым принципом магии» (стр. 189); «Воины ни к кому не испытывают сочувствия»; в другом месте – «воин не испытывает сочувствия ни к кому» (стр. 588, кн. 5). Собственно говоря, мысли о безжалостности разбросаны по всему тексту в книгах Кастанеды. Вроде бы ясно, что это за чувство. А если подробней?
Приведу описание этого чувства Карлосом, после того, как он испытал его под воздействием учителя: «это – холодное, безразличное, ужасающее отсутствие жалости» (!) (стр. 140 кн. 8). Так вот, что это такое. Это полное и абсолютное безразличие! Это полное отсутствие любых проявлений любви, сострадания, милосердия, доверия, жалости. Это циничное, холодное, равнодушное чувство. “Воины не способны чувствовать сострадания” ( стр. 42 кн. 8). Воин не испытывает жалости и к самому себе. И к этим чувствам, такому состоянию сознания в магии как к идеальному нужно приближаться, его надо достигать!!! Полное и абсолютное отсутствие любви – задумайся, читатель! Любовь: всеприятие и всепрощение.
Итак, с безжалостностью в системе знаний дона Хуана всё ясно – полное отсутствие любви, т. е. блокирование положительной, созидательной энергии добра и света. Подтвердим и сделаем окончательный вывод и мы: безжалостность — первый и главный принцип магии, совсем «незначительное» уточнение — черной магии!
Очень характерный интересный и дополнительный признак в подтверждении этому я обнаружил. Глаза мага, как известно, в позиции точки сборки безжалостности начинают излучать особый, интенсивный свет. Чем безжалостней маг, (читай –бессердечней!) тем больше такого света излучают его глаза. Не наводит ли это вас на некоторые воспоминания и ассоциации? Ведь это типичный признак демонических существ. И замечен он в народе очень хорошо. А отражен во всевозможных современных фильмах ужасов про вампиров, вурдалаках и т. д.: когда дьявол задумывает нечто коварное и злое, глаза его выделяют вспышки особого света…
Но более удивительным является и то, что отвергая центральные позиции сознания (любовные, созидательные), маги, стремясь к осознанию, скрывают от духовных искателей то очевидное, что в позиции «шаблона» такое осознание является максимально полным, абсолютным, совершенным, непрерывным! Любовь – это абсолютная осознанность, без которой невозможны никакие осознанные сновидения!
Обратите внимание на принципиальное различие между мистико-религиозным познанием и путём чёрной магии, демонической трансформой – осознание в эзотерической религии любовное, доброе, созидательное, истинное; в магии – это холодное, циничное, обезличенное чувство. Это сознание дьявола… Потому что Любовь, Бог, всё самое прекрасное и чистое находится в центре кокона, а на его периферии – Эго.
Странные эти оговоры у Кастанеды с установкой на идеалы Свободы, при котором маги готовы за энергию поубивать друг друга. Что же тогда есть чёрная магия, как ненасытная гонка за приобретение и накопление всё большей и большей энергии, при которой умаляется всё человеческое и развивается хищность?
Сам имидж охотника маскируется в некие романтические формы, но охотник – призван убивать…

ОХОТА ЗА СИЛОЙ, ЭНЕРГИЕЙ – следующий принцип магии дона Хуана. Здесь мне придется повторить очень характерный признак работы магов. Поскольку в магии всё объясняется с позиции энергетической, в их работе главное – количество накопленной энергии. Сам дон Хуан делает вывод, что все возможности человека заключены только в наличии у него необходимой энергии. Ставка делается только на неё. На её поиски и накопление. Но это и есть корыстная, эгоистическая цель, т. е. цель явна чёрно-магическая! В сочетании с безжалостностью (отсутствием любви и сострадания) адепты учения и становятся соответственно людьми злобными, завистливыми, не уравновешенными, эгоистическими, т. е. – чёрными! Примеров предостаточно. Извиняюсь за краткие повторные перечисления: отнятие острия духа у собственных детей, покушение на жизнь Кастанеды из-за обладания его энергией, вражда внутри клана из-за энергии (Хенарос-сестрички); донья Соледад про сына – «Паблито мой смертельный враг» (кн.5 стр. 342); чёрные гнетущие состояния сознания женщин Запада и некоторых сестричек и т. д. Важно осознать, что это не редкие исключения, а норма для их пути!
А, что разве толтеки не правы, разве не всё определяется энергией? – Да, не правы! И пытливый, проницательный искатель, если захочет, найдет этот антитезис во многих и многих других истинных религиях и духовных системах. Энергия вторична и не определяет духовного уровня искателя. Она может соответствовать, следовать за духовным развитием, но она не определяет его! Всегда остается нечто более высокое, волшебное и чудесное, которое прикасается к человеку на его духовном пути. До этого понимания толтеки не доросли при их сверхъестественных достижениях. Хотя они сами подтверждают: в конечном итоге точку сборки смещает запредельный Дух. Магам не знакомы ощущения возвышенные, божественные и запредельно-любовные. Это и понятно. Чёрная магия имеет свои границы, пределы, потолок.

Ох, и трудно, порой, разобраться в сложной духовной науке. За мной, читатель, дальше и глубже в дебри тонких духовных процессов!
Зачем магам столько много энергии? Новым видящим она нужна для свободы. Свобода – красивый, привлекательный, заманчивый, казалось бы, чистый идеал и цель. Одинокая независимая птица, высоко летящая … так и хочется добавить – гордо летящая. Свобода, как идеал, привлекателен, близок и понятен нашим русским людям. Но понять многие не могут, что свобода без любви не существует! А когда имеет место безжалостность, т. е. полное отсутствие любви, свобода по донхуановски становится корыстной, эгоистической, демонической целью. Гордостью и высокомерием, цинизмом, холодностью и равнодушием. Потому, что это личная, гордая, индивидуальная свобода и независимость. Свобода для самого себя, а не для других людей. Это гордая свобода демона, отказавшегося от любви! Свобода от человеческого оборачивается свободой сверхчеловека демонического уровня. Во всех религиях и системах идея свободы, спасения звучит во имя других людей, во имя помощи им, во имя сострадания и любви к ним! (Будда, Христос…)
Разберись с этим повнимательнее, читатель…

А вот 3-й признак чёрной магии учения толтеков лежит в основе всех магических деяний. И здесь демонический оговор являет собой очень странную логику. Во вселенной будто бы вовсе не существует иных сил, кроме неорганического сознания. Но последнее в своём энергетическом качестве слишком однотипно. Неорганические существа – демоничны. По утверждению самих же толтеков — соблазняют, растлевают, разрушительны и пр. В космосе согласно учения имеется только демоническое сознание, а вот высокого, созидательного божественного – нет. Странная ситуация и видение… В центре кокона и в центральных космических пространствах, им соответствующих, таких Высоких, созидательных и божественных Сил – необъятное множество. Но чёрные маги вступают в энергетический обмен только с демонической неорганикой, они подзаряжаются тусклым светом сознания мрачных, тягостных туннелей из земной ноосферы. Земля – энергетическая матрица толтеков!

ОПОРА НА ТЁМНЫЕ СИЛЫ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С РАЗРУШИТЕЛЬНЫМИ, НЕГАТИВНЫМИ ЭНЕРГИЯМИ И НЕОРГАНИЧЕСКИМИ СУЩЕСТВАМИ. СТАВКА НА ПАДШИЕ ДУХИ – способна привести только исключительно к демонической трансформе. И это очевидно. Раз маг накапливает в себе только один тип энергии, он неминуемо преображается до полной копии своих демонических друзей-союзников. И сей простой энергетический факт не доходит до сознания обманутых читателей! Более того, о такой трансформе повествуется в открытую!
Обратите внимание на ключевой фрагмент в духовной практике Кастанеды, описанный им в 9-ой книге.
Карлос пузырьком энергии парит внутри неорганического существа и заряжается в его туннелях отрицательной хищной энергией. В этот момент его впервые непосредственно касается лазутчик — сгусток чужеродной, нечеловеческой (демонической) энергии. И вот, что говорит (говорит очень точно!) Карлосу эмиссар: «Когда он (лазутчик) прикоснулся к тебе, он изменил тебя навсегда (т. е. необратимо!). Теперь ты, по сути, один из нас!»
Ну, что за очарование демонической открытости! Когда всё так открыто как на ладони, нечто плохое подозревать просто не возможно!
Вдумайтесь любители магии! Вот она вся эзотерическая суть! В этом небольшом фрагменте заключена вся мистика, вся загадка, весь смысл магии толтеков и, вообще, любой магии!
Путь толтеков — установление кровного родства с демоническим сознанием. И вот ключевое: «Ты, по сути, один из нас, ты теперь — наш!, ты стал такой же как мы, т. е. уже как бы не совсем человек… Произошла необратимая демоническая трансформа — Карлос уподобился своим демоническим союзникам и этот очевидный факт не замечается, не фиксируется, не доходит до сознания читателя!
Все свои задачи и цели маги строят исключительно на энергетическом взаимодействии с демоническим типом сознания, с разрушительными энергиями.
Это и растения силы, которые также имея собственное сознание, воздействуют на человека негативно, подчиняют себе, делают его зависимым. Наделяют необычными состояниями сознания, но дорогой ценой. Вообще, способны нас полностью разрушить.
Это целый класс агрессивных и свирепых, враждебных лазутчиков, пришельцев из других энергетических вселенных, которыми активно пользуются маги для своих путешествий в другие миры. Лазутчики же эти хотят нас поработить, захватить наши энергии и оставить у себя.
Здесь же хитрый, коварный, льстивый, растлевающий нас голос эмиссара – неорганического существа, готового подстроить нам в любой момент ловушку.
Тут же целый класс союзников и сил, которые «Способны вывести на поверхность все худшее в человеке.» (стр. 216 том 1). Вообще, вся описанная неорганика II_ых врат сновидения враждебна, негативна, отрицательна. Проще говоря, – демонична. Заметь, читатель, и ещё не раз в дальнейшим, как юлит, петляет в своих объяснениях дон Хуан. Дьявола нет, а плохая негативная неорганика есть. Ада нет, а есть плохой, самостоятельный черный мир, в котором нагваль побывал три дня, а состарился на 10 лет. Бога нет (его не умолить), а к своему Абстрактному Духу маги так же взывают, обращаются жестами, просьбами и заклинаниями. Все, оказывается-то, есть, существует – названия другие…

Как следствие выше изложенного принципа магической работы учения дона Хуана, переходим к четвёртому признаку черной магии.

ОТРИЦАНИЕ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ, СВЕТЛЫХ, СОЗИДАТЕЛЬНЫХ, ВСЕПОМОГАЮЩИХ СИЛ И ЭНЕРГИЙ ЛЮБВИ И ДОБРА. Что поделаешь, вселенная опасная, хищная и агрессивная... Но это так только согласно чёрной магии!
Раз ты положительное и доброе отрицаешь, блокируешь в себе намеренно – а так сформирована и развивалась линия знания магов вообще, — значит, этих знаний там и не обнаружишь. Тогда уж, конечно, и вся вселенная будет готова тебя захватить и сожрать. А сам Дух – дикий зверь! Хотя до чего любопытно. Ведь есть так называемые магами шаблон, матрица – позиция точки сборки возвышенной любви, света и добра. И важна она очень практически: рядом положение т. сборки тела снов, барьера восприятия, безмолвного знания; и нельзя ее обойти. Известна она поэтому им хорошо. Но и ту умудрились обесценить, заблокировать, сформировать в ключе черной своей науки. Помните, испытывая ее несколько раз, сначала Кастанеда имел удивительные духовные переживания, потом под внушением дон Хуана все меньше, а в последствии вовсе перестал чувствовать любовь. А раз нет любви для человека, то и не существует любящего Бога, нет всепомогающих светлых сил. Нет этого в знании чёрной магии. До чего интересно: многие энергии для магов есть и реально существуют, а вот возвышенные высокие энергии любви, также реальные существующие, отсутствуют – вот ведь какая штука! Еще бы, чёрное братство не признает белое. На нет и суда нет. Сами себя лишили они любящего Бога. Согласно дона Хуана, шаблонный бог, матрица, не может ничего дать и нет от него никакой практической пользы – грубая ошибка, граждане! Дает любящий Бог, да ещё как! Сместили акценты, в заблуждения ввели всех и себя. И главную козырную карту магов про шаблон бью я тузом червонным, ибо он с сердечком красным любовным. Параллели здесь другие. Не одинаковы «Духи»! На правильном пути помогает и учит Дух Любви. Дух у магов – персонофикация и воплощённое неорганическое сознание земли. Планетарный дьявол!
Отсюда и весьма различны высшие энергетические образования в магии и религии – дубль и духовное тело.
Духовное бессмертное тело религиозных мистиков – это концентрация высоких вибраций, положительных энергий созидания, любви, добра.
Дубль – страшная концентрация исключительно разрушительных и хищных энергий. Попадая в поле действия духовного тела, человек испытывает радость, любовь, счастье.
Карлос, бедный ученик Карлос, входя в ауру действия своего бенефактора «весёлого» Хенаро переживал шок, тяжёлое эмоциональное потрясение, страх, ужас, разрушение вплоть до недержания кишечника. От одного только имени Хенаро Карлос готов был бежать от него без оглядки… Вот вам и чудодейственный дубль!
А куда ведёт путь магии даже с таким переразвитым дублем рассмотрим в главе про дона Хуана. Здесь же замечу, — процесс потери человеческой формы представляет собой страшную демоническую трансформу, при которой переразвитые демонические вибрации выдавливают центральные, божественные эманации Любви из кокона практикующего, последние открепляются необратимо, навсегда. С этих пор маг этого высшего уровня (время появления истинного дубля) окончательно теряет своё духовное сердце и по всем духовно-энергетическим законам любить совершенно не способен! Таковы уровни всех донов (Хенаро и Хуана). Очень трудно себе это читателю Кастанеды вообразить. Он воспринимает дона Хуана и любящим и добрым, потому что в самом читателе источник Любви, божественные эманации – присутствуют! Поэтому старый нагваль ему кажется учителем истинным, в то время как имидж доброты у него всего лишь коварная, предательская маска.

На ТЁМНО-МАГИЧЕСКИХ ПРИЁМАХ И ПРАКТИКАХ МАГОВ – останавливаться не имело бы смысла. Раз основа гнилая, к чему подробно второстепенное разбирать.
Однако, следует отметить, все трюки изложения материала дон Хуана на известном принципе построены. Всё рассказать, ничего не утаить, на поверхность вынести. Открытость и подкупает, доверие рождает. А раз всё на поверхности, значит и задумываться, вроде бы не стоит. Но, ох, как надо задумываться обо всем, дружище! Истоки учения у магов древности зарыты. А они чёрные-пречёрные. Об этом дон Хуан много рассказывал, какие они ужасные эти маги были: алчные, коварные, хитрые, жадные, злые и т.д. Практики эти, извиняюсь, кто придумал? Как раз те самые маги и придумали. Какое сознание? Известно, — какое. Чего ж ты хочешь. Этими техниками ты на себя отрицательный поток разрушительных энергий и вызываешь. К ребятам я, которые Кастанеду в чистом виде или под разными соусами практикуют, (где Кастанеда за базу, основу взят) обращаюсь: Ребятки! Чёрную магию вы практикуете! И, скорее всего, этого не понимаете. Но, наверняка, если задуматься, чувствуете. Хотя без сердечного очищения можете влияния разрушительные и не ощущать, до поры до времени. Бросьте это дело от греха подальше. Большая беда может с вами случиться… У магов группы дон Хуана и всех его учеников и последователей — практики все темные и черные. Перечислял уже: чёрные магические ритуалы,(перышки-тычинки, ящерицы, травка дьявола), "намеренное" сумасшедствие, превращения в оборотней, употребление психотропных, разрушающих веществ и т.д.
Самый лакомый кусочек для наших русских практиков — техника сновидения, «обладает одним ужасным недостатком. Она является достоянием древних видящих и запятнано их настроениями… Делает капризным и склонным к одержимости.» (кн. 7 стр. 409)
Большинство магов является диаблеро. По определению самого же Кастанеды — это оборотни, которые через чёрную магию способны превращаться в животных. Некоторые кастанедовцы доходят до абсурда: все объясняют позицией точки сборки. Говорят: это просто позиция точки сборки. Нет, не просто позиция, это сдвиг точки сборки вниз – т. е. деградирование сознания, приобретение этих самых низших животных свойств и последующее их развитие. (ярость, хищность, злоба...)
И вновь мы встретимся сейчас с очередной сложностью понимания. Снова дон Хуан крутит-вертит, акценты смещает, окутывает наивных читателей. Он перед своим учеником Кастанедой (и перед нами читателями) постоянно проводит черту разделительную, явно очерчивает другую параллель — это, мол, всё маги древности такими плохими и чёрными были, а мы – новые видящие – не такие! Не так это! Нет разницы между древними и новыми магами.

НОВЫЕ ВИДЯЩИЕ ТЕ ЖЕ САМЫЕ — ЧЁРНЫЕ МАГИ! Здесь дона Хуана на противоречии легко поймать и за одно известное место схватить. «Прошлое очень значительно – говорит он – оно являет собой то, чем мы являемся в настоящем».
Я уже показал невозможность на изначально чёрном знании построить что-то новое. Всё из той же самой всепронизывающей и всепроникающей особенности сознания – штуке весьма интересной и таинственной. Это всё равно, что построить новый дом на гнилых трухлявых сваях. И на практике очевидно – ничего не вышло у новых видящих. «Маги имеют жизненно важную связь со своим прошлым». (стр. 17 кн. 8) «В среде современных видящих встречается довольно много страшных примеров подобного рода практик» ( сдвиг т. сб. в место зверя ) (стр. 377 кн. 7)… «Он вновь и вновь подчеркивал, что воины его партии являются точной копией воинов его бенефактора, но некоторые женщины еще более свирепы» (стр. 153 кн. 6) А в кн.8 на стр. 47 дон Хуан говорит нам: «Мой бенефактор был распущен в сексуальном отношении и как обычный человек и как нагваль.» А когда сластолюбцу нагвалю Хулиану арендатор подарил позицию точки сборки превращения в женщину, то это стало для него как вино для пьяницы. Всё те же чёрные влияния. Традиция, к сожалению, становится догмой. «Дон Хуан сказал, что в начале моего обучения он пользовался растениями силы, поскольку так рекомендуют новые видящие.» (стр. 483, кн. 7). Порочная практика, проще говоря, употребление наркотиков кочует и передает эстафету следующему поколению. Для наших же сновидящих это смертельно опасный тупик. Ещё нужны доказательства, что новые видящие такие же, как и их предшественники, если всего вышеперечисленного мало? Пожалуйста, ещё. Здесь же тесная связь дона Хуана с Ла Каталиной из команды нагваля Хулиана, которая по его же словам является им родственницей нечто вроде тётушки или старшей сестры. «У неё гораздо больше общего с древними видящими.»… , «Она неизмеримо более агрессивна и опасна»; «Я спросил у дона Хуана в значительной ли степени знания Ла Каталины отличаются от его собственных. – Мы в точности одинаковы ответил он.» (стр. 382, кн.7) «Нагваль Хулиан и Ла Каталина попались на практике древних видящих и попали в ловушку захватывающих приключений в неизвестном». (стр. 386, кн.7) Наконец, сам учитель периодически указывает Кастанеде, что настроение и энергетическая конфигурация его ученика напоминает ему древних магов. Пожалуй, достаточно…
Но имеется еще одно существенное добавление самого дон Хуана.

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ РАСТЛЕНИЕ И БЕЗ ТОГО ЧЁРНОЙ ЛИНИИ ЗНАНИЙ ДОН ХУАНА АРЕНДАТОРОМ!
«Если мы посмотрим на себя честно и беспристрастно, нам придётся согласиться с тем, что бросивший вызов смерти своими дарами превратил нас в линию очень индульгирующих и зависящих магов.» (стр. 269, кн.9) «Под тяжестью этих даров наша линия явно сместилась в сторону настроения древних магов» (стр.272) …, «Возможно, что дары, которые он тебе дает станут последней каплей, после чего наша линия окончательно погрузится во мрак, поглотивший магов древности.» И он, Арендатор, вместе с эмиссаром дает эти дары, делающие нас зависимыми, и нам с вами, дорогой читатель! От дальнейших комментариев откажусь. Однако, стоит подчеркнуть, что все приведённые отношения старые-новые маги, честный и добрый дон Хуан и зловещий, растленный Арендатор – всё это сюжетная, оправдательная и маскировочная липа. Фундамент, база, основа магии толтеков – чёрная.
Двигаемся дальше. До сих пор повествовалось, что толтеки следуют путём чёрной магии, но, а что же такое она есть в своём практическом применении, как она проявляется? А очень просто.

САМОРАЗРУШЕНИЕ ПСИХИКИ И ТЕЛА, НАНЕСЕНИЕ ВРЕДА СЕБЕ, ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ САМОУБИЙСТВО! Этот признак чёрной магии очевиден и так же легко доказателен. По этому вопросу у автора накоплен опыт. Этот то негативный опыт и заставил детальней разбираться с учением дона Хуана.
Современные толтеки продолжают работать с порочными старыми практиками, контактировать с отрицательными сущностями и энергиями. Всё это опасно, саморазрушительно и чревато смертельными последствиями, инвалидностью, тяжёлыми заболеваниями.
Карлос чуть не сходит с ума у себя дома в Америке после употребления растений силы. Он много раз подходил к смертельной черте и риску. Я разрушал свое тело практикой снов. (И другими их техниками)
Ограничусь только небольшой справкой всё того же дона Хуана: «Их применение (растений силы) оплачивается слишком дорого. Они наносят слишком большой вред телу. Это их недостаток, особенно дурмана.» (стр. 247, кн.4) Позднее в своих интервью журналистам Кастанеда жаловался на рубцы в своей печени от применения пейота. От этого он и умер впоследствии. Любые негативные эмоциональные потрясения и переживания (мощный страх, ужас, различные возбуждённые состояния...), которые сопровождают весь магический путь толтеков опасны, разрушительны и могут быть даже смертельно опасны. Практика снов по Кастанеде есть саморазрушение тела и психики. Практика переноса сознания в сон, т. е. осознание себя во сне, существует во всех духовных религиях и системах. Удивительное дело, вроде одна и та же практика: ночное бдение в христианстве, йога сна в буддизме и т.д.
Одна и та же – да не одно и то же! Практика снов магов разрушительна только у них! В контексте других путей к ней приближаются гармонично, медленно, естественно для сознания, через очищение. Любопытен тот факт, что все силы, с которыми вступают в контакт маги, разрушительны для тела или психики. Их хотят представить абстрактными. Так уж безличны и нейтральны они?
Там, где высокоэнергетичные от природы нагвали и близкие к ним люди, выживут, выкарабкаются, обычный человек на пути толтеков – смертельно заболеет, станет инвалидом, умрёт. Чёрная магия не для масс!!! Ничего не получит человек на этом скользком, коварном пути.

Ещё одна интересная особенность учения.

НАСИЛЬСТВЕННОЕ ВОВЛЕЧЕНИЕ В СИСТЕМУ СВОИХ ЗНАНИЙ. Естественно, что мало желающих найдется сознательно практиковать и обучаться чёрной магии. Поэтому, чёрный учитель вовлекает ученика хитростью, гипнозом (глаз), ловушкой, западней, обманом, страхом, шантажом, грубостью и силой. В общем, всяческими тёмными способами. Примеров множество. Чего только стоит один властный, грубый неожиданный удар нагваля, после чего у подопечного перехватывает дыхание, часто открывается кровотечение, и он становится послушным, покорным, внушаемым и беспомощным. «Находясь в таком состоянии, ученики осваивали порочные техники, превращающие их в зловещих типов – точное подобие учителей.» (Мы уже знаем: новые видящие недалеко ушли от магов древности.) Цель властного грубого удара – подчинить себе, заставить быть восприимчиво послушным, чтобы было легко передать свои магические темные знания. А как хитро, расчётливо и продуманно долго вовлекается в учение один ученик из Хенарос. Сколько коварства, шантажа и запугивания страхом и союзниками в обучении некоторых сестричек. Сколько хитрости, гипноза и уловок при завлечении новой женщины-нагваля и самого К. Кастанеды. Сколько грубости при обращении с доньей Соледад. Читатель, отметь разницу! Ни в одной религии и духовной системе нет такого хитрого, расчётливого продуманного способа! В путь любви не завлекают насильственно, не принуждают к нему. На этих путях учителя – это пьяницы божественного вина.(Опьянённые Богом!) Они, вкусили, пьют, познали Бога и пребывают в постоянном блаженстве. Они просто дают попробовать своего Бога будущему ученику. И он сам начинает его искать и учиться! Блаженство любви и Бога – чёрным недоступно!

ГРУБЫЙ, СМЕРТЕЛЬНООПАСНЫЙ, ЖЕСТОКИЙ, БЕЗЖАЛОСТНЫЙ И РИСКОВАННЫЙ СТИЛЬ ОБУЧЕНИЯ. — Несомненно, ещё один признак чёрной магии по дону Хуану-Кастанеде. Удовольствие и тонкое наслаждение от шантажа, розыгрыша и запугивания своих учеников – их тёмный стиль.
Я показал ранее, что мудрый дон Хуан учит своего ученика дисгармонично, грубо, жестоко. К разрушающим воздействиям растений силы, опасных и рискованных контактов с союзниками, неорганическими существами добавим выдержку из книги с описанием знакомства Кастанеды с воинами партии дон Хуана, а именно с женщинами запада: «Если им взбредёт в голову меня избить, он (дон Хуан) не сможет остановить. Они могут вытворять со мной все, что захотят, но только не убивать.» (Вот спасибо!) (Стр. 153, кн. 6) А привязывание Карлоса, как собаку к дереву? Множество запугиваний, шантаж с Ла Каталиной. Устрашение союзниками сестричек, которые хотели убежать и оборвать свою учебу. Здесь же опять сложное хитрое вовлечение учеников Хенарос. Стиль, традиция. Не только обучать, но и ещё извлечь из таких розыгрышей и шантажа тонкое удовольствие. Отсюда и общее впечатление от учёбы после того, как дон Хуан покинул этот мир: «Мы (Кастанеда и Ла Горда) чувствовали себя подопытными морскими свинками в руках дон Хуана… Предположения легко приводили к чувству, что мы были использованы, что он нами манипулировал…» (Стр.104, кн.6) Такое впечатление и ассоциации не возможны от учёбы ни одного духовного учителя на пути любви.
Обучение у магов ведётся не из чувства сострадания или любви к людям, ( в них нет никакой заинтересованности) – подумай! А из личных, корыстных побуждений. Если чёрный учитель не найдет наследника, преемника знания, не передаст ему учения и не продолжится линия, его самого не пропустит к свободе то самое сознание — сознание чёрное, которое эту линию сформировало.

И, наконец, последний признак чёрной магии учения толтеков – НАРУШЕНИЕ ЗАКОНА ОЧИЩЕНИЯ, МОРАЛЬНЫХ И НРАВСТВЕННЫХ ПРИНЦИПОВ. Какое очищение? Какая мораль и нравственность для чёрных магов может быть? Подавай быстрей свободу и энергии побольше! Мораль, нравственность, милосердие, сострадание – понятия для магов, несуществующие, подлежащие осмеянию, человеческий хлам...
Магизм, чудодейство, волшебство, сверхъестественное, быстрое вхождение в духовный мир привлекает незрелые умы. Но короткие пути скользки, ненадежны, опасны.
Но моральное и духовное очищение на эзотерико-религиозных путях имеет под собой очень мудрую, проникновенную, обязательную основу. Первый её аспект заключается в создании замкнутой, энергетической орбиты, поскольку основные энергопотоки у начинающих – разорваны, сновидеть с такой данностью – энергетическое самоубийство. После же создания «орбиты» тело сновидения адепта готово к настоящим, невыдуманным, трансперсональным путешествиям в энергетической вселенной. Второй аспект духовного очищения заключается в том, чтобы не соблазниться на заманчивые посулы, транслируемые от коварной неорганики из тягостных, мрачных земных туннелей, куда попадают после своей смерти все толтеки…
Обращение у меня ещё одно есть, к женщинам предназначенное. Жалко мне женщин молодых и девушек, в сети дона Хуана пойманных. Что, девчатки, чёрной магией балуетесь? Неужели не видите, что учение это магическое – целый заводской цех, контейнер для штамповки и производства ведьм злобных да колдуний? И стиль обучения соответствующий: демонстрация своих половых органов ученицам, взращивание ненависти к мужчинам, сумасшедствия мрачные и тяжёлые, (пример женщин запада), любви заблокирование и всё остальное для мужчин применяемое. Вы же, милые, Богом созданы как раз для любви! Сердца ваши тоньше и чувствительнее. Я так одной как-то и сказал: Никуда ты, мол, не годишься, кроме как для вечной, божественной и возвышенной любви. Она так и не поняла, что я такое выговорил, комплимент или наоборот. Подтверждаю, что женщины способнее ко всему духовному и на путях любви сделать такое могут, что для мужчин недосягаемо. А чёрный путь приведет к худому. Коли сновидения шибко нравятся, то к ним светлая дорога есть – любовная.
Много ещё маскировочных трюков Кастанеда использует для обмана своих поклонников. Не буду их рассматривать более. Почитайте мои уже вышедшие книги «Подводные рифы практики осознанного сновидения», «Врата сновидения – нераспечатанные тайны толтеков». (Они есть и в интернете на разных сайтах и в самиздательских системах).
В заключении хотелось бы остановиться на проблеме добра и зла, т. к. часто границы между демоническим и божественным намеренно известными силами размазываются, теряются.

Да, всякое зло может нести в себе часть добра, позитивные элементы. Здесь тонкость понимания. Много буддийских притч есть на эту тему. Но отличать добро от зла, ох, как необходимо. Почему так? Да потому, что если человек зло за добро примет и будет ему следовать – обречен такой человек, конец ему, на гибельный путь встал.
Отвечу всем, кто книжек умных начитался про медитацию и путь осознания. Там, вроде бы, отвергается принцип различение добра и зла. А говорится обратное: не определяй добро и зло – всё едино, не строй проекции – отбрось ум! Правильно это, да только на поверхности. И когда за поверхностное знание это схватился, то недопонял ты многое, в заблуждение кинулся, в ловушку угодил. Те, которые зацепились за этот тезис – тезис правильный, ни о каком зле слышать не хотят.
А говорится так в путях медитации, что бы всякий мыслительный процесс остановить и саму медитацию эффективней сделать. Бдительность–осознанность повысить. До сюда доходят, до этого понимания, дальше, глубже этого приверженцы медитации практически не идут. И в ловушку попадают! Забывают главное. А дальше как раз, коли человек бдит и осознаёт всё, говорится у них же: — Не отождествляйся ни с чем. Разделяй, Я — чистое сознание и всё остальное, фальшивое, т. е. то же раз-ли-чай! Но всё различай, что к «Не-Я» относится, и добро и зло без разницы! Различение у них даже более глубокое выходит. Если на христианском пути больше ставится упор на отличие, выявлении зла, что справедливо. То в восточном духовном мировоззрении принцип различения вообще очень сильно подчёркнут. А те люди, заблудшие, которые только поверхность ухватили, очень легко злу служить начинают.
Противоречие существует в том, что через борьбу, преодоление зла человек зло превосходит и развивается. То есть зло ему как бы помогает в развитии! Но искатель, почему то считает, что он легко любое зло превзойдет, преодолеет и встанет над ним. Прежде чем стать над ним, подняться – увидеть его сначала надо, т. е. — различить! Подчеркну главное: всегда и чаще всего существует вторая возможность. Не преодолеть зло, а быть им полностью и до конца поглощенным, захваченным. Если бы этой второй возможности не было, принцип взаимопревращения добра и зла в буддийских притчах за основу можно было бы брать. Но второй вариант, как раз более распространённей. А примеров в заблуждении и погибели во зле (как мирового принципа) предостаточно. Дон Хуан же понятия о добре и зле смешал, перемешал, размазал и все границы стёр. По нему, выходит, нет ни добра, ни зла. Такой подход на руку тёмным. Силы, называемые в магии абстрактными и холодными являются чёрными! Ибо действуют соответственно на адепта.
Станислав Гроф рассуждает так же о нейтральности таких сил. Мол, нож – один и тот же. – Но в руках ребёнка или убийцы он есть разрушение и саморазрушение. А в руках хирурга – созидание и излечение. Согласен, справедливо это в жизни, но не в духовной области! Дело в том, что прилагаемые к человеку нейтральные силы, всегда разрушительными и негативными становятся. Потому что все мы – дети (или убийцы). Нет хирургов! (За редким исключением.) Это очень важно осмыслить. Сам Станислав Гроф недопонимает в этом вопросе.

ВЫВОДЫ: Учение древних толтеков имеет огромную притягательную силу. Дон Хуан так и заманивает в свои владения. Его жильё таинственно, загадочно, сказочно. Действительно, дом д. Хуана, внешне красивый и волшебный, очаровывает, завораживает и приглашает в тайну сразу. Так и хочется зайти внутрь. Но жить там нельзя! Дом построен на гнилых сваях. Фундамент трухляв и не прочен. В таком здании даже нельзя находиться долго. Это грозит бедой! Чёрные маги прошлого изрядно постарались в начале этой грандиозной духовной стройки. И что б не городили сверху, какими бы материалами не оборудовали бы стены и потолок, какие бы яркие лозунги и украшения не вывешивали бы новые жильцы (новые видящие), дом ненадёжен, шаток, коварен и неминуемо рухнет однажды, придавив своих обитателей…

Та странная зовущая, беспокоящая путника, таинственная притягательность учения дон Хуана объясняется её демонической природой, действует гипнотически на его последователей, вызывая соответствующие реакции.

Прощай дон Хуан, спасибо за гостеприимство.

К сновидящим:
Схема магического пути реальна и действенна по отношению к нагвалям и людям энергетически им близким, да и то нагвалям прошлых времён. Для большинства наших российских искателей она не приемлема. Абсурдно и бессмысленно опираться на 7 сновидческих врат: наш кастанедовец обречён всю свою жизнь мусолить первые из них. (В рамках учения дона Хуана).
Я начал на себе эксперимент, которым хочу доказать всем приверженцам и поклонникам учения дона Хуана, что через христианскую православную молитву можно среднему и обыкновенному человеку не только достичь уровней нагвального восприятия, но и превзойти их. А также в непродолжительный срок стать мастером сновидений. Эксперимент продолжается…
Разоблачение донхуановской магии состоит в том, что это – чёрная магия и в теории и на практике. Она настолько себя закамуфлировала под прекрасное, чистое и высокое, настолько завуалировалась в шёлк прекрасных целей, идей и достижений, что никому и в голову не приходило разбираться с ней тщательным образом, прослеживая её истоки, влияния, действия на основании знания духовного закона любви, сущности и эффектов сознания. Чёрная магия замаскировалась в белую так искусно, что не опытный, не очищенный, не подготовленный человек увидеть этого не может!
Я также купился на эту красивую цветную конфетную обёртку. Сам Дух, Бог открыл и научил меня истине. Внутренняя конфета не соответствует привлекательности фантика. Эта конфета, подсунутая нам доном Хуаном, вместе со сластью отдаёт горечью и жжёт ядовитой отравой…

…Театральная мистерия подошла к концу. В то время, как дон Хуан, ободрённый своим успешным выступлением на российской сцене, под восторженные возгласы зрителей продолжает уходить за занавес, и снова выходить и кланяться на бис, давайте задумываться и размышлять…
На самом деле трехзубчатый нагваль не прервал цепочку передачи знаний уникальной магической традиции. Последний толтековский нагваль К. Кастанеда не закрыл свою линию. Она не закончилась. Линия рассыпалась! Она рассеялась на множество точек–сознаний по всему земному шару. И каждой этой точкой-сознанием становится человек, читающий его книги и практикующий учение дон Хуана. Вот только, что он практикует на самом деле и к чему придёт?
Посредством книг Кастанеды демоническое сознание призвано отловить как можно больше света человеческого сознания.
Так всегда в чёрной – Эх, заходи не бойся, а выходи – не плачь!
И передайте привет от Странника всем нашим российским тёмным гуру, которые центрами, группами, школами и академиями разными имени Кастанеды руководят.
А также не забудьте передать привет от него, если увидите, чёрным учителям и адептам заграничным: Теуну Маурезу, Классену, Кену Орлиное Перо и другим, которые сами пребывают в неведении и народ на скользкий, опасный и заблудший путь толкают. Отдельное спасибо некоторым издательствам за пропаганду чёрной магии без соответствующих на то объяснений.
Разгадка тайны дон Хуана (удар по нагвалю).
Нет, дорогой читатель, не безжалостны мы с тобой. И сила человеческого образа старого индейца дона Хуана, его мудрость, открытость, непостижимый уровень сознания, настолько талантливо, гениально, а главное с любовью, отражены писателем Карлосом Кастанедой, что мы доверяем этому человеку, понимаем, любим его, сочувствуем.
Я сам был длительное время под обаянием личности нагваля. Мы даже готовы признаться, что он является носителем линии чёрной магии. Да разве он виноват? Его самого молодого, глупого и наивного индейца насильственно завлекли, и он стал рабом своих знаний в последствии. Но он превзошел. Он же обошёл все ловушки и препятствия, вышел на непостижимые уровни сознания и достиг свободы, сгорев изнутри. Назвать его чёрным учителем и чёрным магом? — Нет, многое сопротивляется внутри. Он же о пути с сердцем говорит, о пути любви, сам любящим кажется, природу сильно любит, животных убивает редко, время которых истекло…
Ну, что ж, давайте разбираться.… Здесь действительно тонкостей и сложностей понимания много. Как говорится, не для среднего ума.
Придётся мне созданные иллюзии в восприятии его рассеять. Кто же, ты? А ну, дон Хуан, снимай маску!
Бедный индеец, презираемый и унижаемый с детства, отца и мать убили. А свободы добился. Доступна она, свобода, любому и каждому! Но суть жизни нагваля, судьбу его, Кастанеда в одно предложение вмещает: «Мне сказали, что… В молодости он был внушающим ужас магом, творил заклинания и налагал чары на людей, но, постарев, превратился в отшельника-аскета.» (стр.56, кн.10). Всё оказывается просто – всю жизнь был он чёрным и злым колдуном! Но вот смягчился под старость. Неплохо и кратко сказано, но пока мало. Хорошо, а ещё? – Пожалуйста!
Случилось, что главного своего наследника и преемника знаний Карлоса дон Хуан встретил в преклонном возрасте. И дело не в том, что он смягчился к старости и даже, не смотря на грубый и жестокий стиль обучения, ведёт себя с ним бережно, осторожно и даже любовно. Он понимает, что его ученик – современный, городской человек, студент. Возьмёт и не приедет больше. И не поможет ни гипноз, ни удар по спине. Тогда его самого не пропустят к свободе (как её понимают толтеки). Нет, с учеником он вынужден считаться, быть ласковым, обаятельным – зависит он от своего Карлоса. Не из сострадания и любви передаёт старый индеец свои знания, а из корысти, интереса своей линии!
Вот, что говорит о личности дона Хуана его ученица, женщина в возрасте, с жизненным опытом, донья Соледад, после того как вошла с ним в контакт: «Его судьба – наводить ужас… Нагваль не человек. Нагваль – дьявол. Я не знаю с каких пор…» (стр.330, кн.5) Как мы увидим в последствии такая характеристика его простой женщиной, к нашему удивлению, наиболее точно соответствует действительности. Я не зря назвал дона Хуана лицедеем. Сам про себя он дает исчерпывающее объяснение. Привожу его слова о своей кажущейся доброте Кастанеде: «Я несомненно холодный – сказал он, и то что ты воспринимаешь как душевное тепло лишь доказывает эффективность моей маски.» (стр.132, кн.8).
Нагваль – великий маг, добился постоянной позиции точки сборки в месте без жалости. И кажущаяся его теплота, доброта, даже нежность и любовность всего лишь маска! Сам по себе, как человек, дон Хуан остался ничтожным, плохим и, вообщем, то дрянным человечком. Мы знаем, что «он был очень раздражительным. Постоянно сдерживаемое раздражение делало его злобным и агрессивным по отношении ко всем окружающим.». (стр.219, кн.8) Он был грубым, циничным, неблагодарным, «мелочным, не искренни»”, (стр.230), холодным… Таким чёрным колдуном, злобным и агрессивным, он был всю свою жизнь. Но таким он и остался! Важно то, что чёрная магия не воспитывает человека, не трансформирует, не изменяет в положительную, созидательную сторону. На стр.213 кн.8 дон Хуан настаивает, что его достижения не сделало его внутренне другим. (!). Действительно дон Хуан не изменил себя. Он научился только испытывать к себе безразличие, принимать себя таким, каков он есть. (Что тоже трудно).
Хочу, что бы читатель не обольщался по поводу вселюбия дона Хуана, и помнил о законах чёрной магии и принципе «потери духовного сердца». Мерилом человеческой любви и тем более любви божественной является не трогательное отношение к цветочкам и деревьям, а отношение к людям. И хотя он утверждает, что все равны, к людям старый маг относится грубо, жестко, презрительно. Несколько примеров подтверждает это. Здесь и грубый циничный ответ другу Кастанеды – антропологу, что б тот заткнулся. Тут же фрагмент, как он грубо и цинично бросает миску со стола с едой, поставленную перед ним от чистого сердца заботливой бедной донье Соледад… Это дон Хуан настоящий, а не в молодости. В молодости он был ужаснее – убил человека одним ударом. В своём стремлении к безжалостности, к свободе от человеческого, чёрный маг и учитель потерял последние остатки человеческой любви к людям. Но к природе дон Хуан ласков…
Это, так сказать, штрихи к собирательному портрету чёрного мага. Суть же черного учителя дона Хуана я увидел в следующем ярком эпизоде. Дон Хуан и Карлос уходят, спасаются от ягуара в пустыни. Учитель, нагваль, открывает своему ученику: «Он сказал, что если бы в данный момент на нас обрушился камнепад, то он сумел бы предотвратить обычный эффект смерти от несчастного случая. Используя скорость движения своей точки сборки, он заставил бы себя переместиться в другие миры или сгореть изнутри в доли секунды. Я же, с другой стороны, умер бы обычной смертью, раздавленный обломками скал, поскольку моей точке сборке не хватит скорости, что бы вытащить меня.” (стр.196, кн.8).
Эх, точка сборки, точка сборки! Кажущийся добрым и любящим старый нагваль и чёрный учитель, чёрный маг дон Хуан предательски бросил бы на гибель своего главного и единственного ученика и преемника умирать в смертельной беде, а сам бы спасал свою шкуру!!! Вот его суть!
Не менее характерен эпизод, в котором при переходе через стену жёлтого тумана Карлос «распадается», агонизирует. Он взывает о спасении к своему учителю, но тот цинично отворачивается и продолжает со своей группой поход. Ему глубоко наплевать погибнет ли или выживет его ученик…
Теперь, читатель, понятно, что означает та самая личная свобода и независимость у чёрных магов в учении дона Хуана? Вникни в это мой дорогой кастанедовец. Задумайся, на какие идеалы ты купился, и чему следуешь, кому служишь!
Человек, одержимый идеей личной свободы по дону Хуану, не остановится ни перед чем, что бы достичь её. Маги уже из-за обладания энергией готовы друг друга поубивать. Безусловно, дон Хуан – человек, достигший более высокого уровня, в нем абсолютная не заинтересованность в других людях. А если быть ещё точнее, — полное равнодушие, холодность, цинизм и бездушие к людям! Вот почему он так и остается чёрным магом. Мудрый, открытый – да, с маской любви и добра, а на самом деле холодный, расчётливый, бездушный и коварный. Сильный, сверхъестественный – конечно. Ещё он – изобретательный, хитрый лицедей. Да это же характеристики дьявола, персонифицированного принципа зла! Князь тьмы правит миром. Всё может и умеет дьявол. У него сила и энергия. Не может он главного и одного единственного – любить и сострадать!
Дон Хуан является диаблеро, т. е. маг-оборотень. Ворона – самая излюбленная позиция точки сборки и хорошо им усвоенная. И это не просто позиция. Дон Хуан несёт в себе деградированное сознание этой птицы в себе. В народе ворона – символ нечистой силы. Она хитра, коварна, осторожна, агрессивна, алчна и т. д. Все эти черты животного сознания присущи чёрному магу и оборотню дону Хуану. Это сознание накоплено и развито им, ведь превращение в ворону – коронный номер нагваля, много раз отработанный.

Дорогой читатель, мы с вами присутствуем при уникальном беспрецедентном случае. Всему миру открылась тайная сокровенно и скрытно передаваемая многие века из поколение в поколение, действующая в социальном мире линия знаний чёрной магии. Чёрная магия явилась миру так открыто впервые! И чтобы быть принятой, ей пришлось изрядно постараться – прикинуться магией белой. Это явление в истории человечества и духовном мире в своем роде, думаю, — единственное и уникальное. Принципы, практика, механизм работы, этапы в развитии чёрной магии никогда не описывались так подробно ранее. Чёрная магия, как вид духовного знания имеет свои естественные этапы. Это так же путь в развитии ( семь врат сновидения).
Что же происходит на самых высших, последних, седьмых вратах сновидения с мастером-магом?
Демоническая трансформа долгого, коварного, тупикового, разрушительного пути толтеков имеет несколько последовательных, глобальных этапов.
Приблизительно на уровне 4-х магических врат общий потенциал накопленных, демонических вибраций начинает вступать в фазу переразвития: эго-эманации выдавливают из кокона практикующего центральный, созидательный источник, божественные, внутренние эманации Любви. Адепт теряет «человеческую форму». Он переживает этот процесс, как мощную, продавливающую всю плоть, неумолимую Силу. Такая потеря духовного сердца сопровождается жаром, удушьем, сердечным приступом. Человек долго мучается. Фактически это потеря своей драгоценной души, продажа её дьяволу в обмен на чудесные способности путешествовать в его тёмном море осознания, в хищной вселенной.
Как только процесс описанной потери полностью завершён, с этих пор без всякого литературно-художественного допуска такой маг становится персонофикацией дьявола на земле. Фактически – это уже не человек… Минуя пятые врата – активное оборотничество, и всё большее уплотнение хищных, животных вибраций в своей эго-структуре, адепт постепенно становиться мастером, получает демонический дубль (на 6-х вратах) и приближается к расширенному сознанию могущественного планетарного дьявола.
Седьмые врата – апогей и кульминация чёрного Мастера. Он сгорает огнём изнутри.
Однако, никакие чудеса не могут считаться безусловным и высшим достижением. Более того, религиозные учения, которые являются, конечно же, мудрее и глубже любой и всякой магии, справедливо предостерегают от чудесного, как от специфики проявления демонического сознания. К чудесам в религии относятся недоверчиво, с подозрением, понимая откуда в большинстве случаев транслируется такая помощь. Весь обман чёрной магии заключается в том, что даже на самой высшей стадии своего преображения маг так и не пролетает мимо Орла, не обретает пресловутой Свободы. Чёрные маги попадают в те же параллельные пространства, — а у Кастанеды их всего несколько разновидностей: страшный, чёрный мир, хищные тёмные, всасывающие любой живой свет, туннели, и жёлто-серные, удушающие дюны; все толтеки попадают в лапы к своим союзникам, к той демонической неорганике, с которой они всю свою жизнь энергетически взаимодейстовали вплоть до полного замещения своей человеческой энергии – энергией дьявола.
В этом глубокий и мудрый смысл легенды о продаже чёрного мага своей души дьяволу. Последний наделяет его необыкновенными силами и способностями, но маг попадает в его владения, в ад!
Сгорай – не сгорай огнём изнутри, а всем чёрным и каждому толтеку своё место в энергетических каркасах планетарного дьявола уже уготовлено.
И в этом весь коварный обман всего «огня изнутри». Он становится пустым пшиком, театральной хлопушкой, холостым выстрелом.
И в этом заключается вся предательская афёра и итог пути самого дона Хуана на самых последних вратах сновидения. В этом впечатляющем акте разоблачение всей чёрной магии. Определённо и со всей доказательной базой можно утверждать, что непревзойдённый мастер-сновидящий и сталкер дон Хуан сейчас безвременно пребывает в ужасном, чёрном мире, который он долгое время и любил собирать.
Автор сбрасывает демоническую маску.
Всё очень просто: если человек накапливает, развивает, уплотняет один-единственный тип энергии некого конкретного пространства сознания, то он обречён после смерти на длительное существование в этом же мире, из энергии которого он и состоит.
Союзники дона Хуана были родом из чёрного мира. Всю свою длительную магическую жизнь нагваль сливал с ними свои человечекие энергии вплоть до потери души. А вот и надлежащая цитата:
«Дон Хуан сказал, что союзник при первой встрече заставил его бенефактора сильно обжечься. Причём шрамы остались такие, словно тот побывал в лапах у горного льва. Самого дона Хуана союзник загнал в тлеющий костёр, и он обжёг себе колено и спину возле лопатки. Но после того, как ОН СТАЛ ОДНИМ ЦЕЛЫМ С (ДЕМОНИЧЕСКИМ!) СОЮЗНИКОМ, шрамы постепенно исчезли.» (стр. 216, т.1, кн.2)
Другой отрывок из Кастанеды ещё более красноречив.
В 7-ой книге на стр. 502 Кастанедой описан один очень прелюбопытный, характерный эпизод, полный глубокого эзотерического смысла, который, конечно же, остаётся закрытым для понимания читателя:
Карлос наблюдает в коконе дона Хуана его 3-х союзников, которые там давно живут. Ученик полностью концентрирует, сосредотачивает своё сознание на их демонических, вытянутых, энергетических формах. И как только происходит глубокое погружение в их чужеродные энергии, так тотчас, мгновенно! Кастанеда оказывается в — чёрном мире! Союзники чёрного учителя являются энергетическими вратами в ад! Они — оттуда. И сам дон Хуан весь состоит из энергии чёрного мира!
Справедливости ради следует отметить, что самому дону Хуану в этом чёрном аде достаточно комфортно: подобное, типичное и призвано существовать в подобной, однотипной, однородной среде. К тому же, по собственному признанию старого нагваля, для магов, вообще, единственным прибежищем в их хищной вселенной являются (ещё более хищные!) миры неорганических существ…
Таковы реалии чёрной магии. Таковы последствия получения чудесных способностей от дьявола. Доступный сыр, конечно же, находится в мышеловке. Вот почему мудрые, эзотерико-религиозные учения учат, предостерегают, наставляют.
Глупые религиозные мистики не развивают в себе возможностей к чудесному, не стремяться к очевидно эффективной магической реализации. Глупые?
Но как же вкусно пахнет магический сыр для наших многих обманутых, российских, духовных искателей!
Дон Хуан раскрыл свою главную тайну. Маска сброшена.
Продолжу более личностное повествование…

Союзник.
И наступил мрак. Бог оставил меня. Бога нет! Болезнь моя прогрессирует неуклонно и со страшной скоростью. Мчусь я на своей судьбе–лошадке к смерти. Раньше и так крутил–вертел смерть со всех сторон. Да всё больше теоретически. А попробуй, брат, практики! Ум мой, изворотливый и проницательный, уже всё просчитал до мелочей, прикинул, вычислил – наверняка, конец. Неизлечим. Тупик. Безнадёжность. Видится больница. Почки совсем отказывают. Мой беспомощный крик: Сестра!.. Боль острая от тела отрывает, в сновидении последнее уносит. Тело, похолодевшее и застывшее, на тележке в морг откатывают. (Неоднократно наблюдал, как это делается)
Но сердце ещё верит, надеется, любит... Где ты, о вселюбящий и всепомогающий Отец небесный?!
Бытие моё – серое, томительное ожидание смерти. Да и что такое жизнь, как не медленное умирание? Изредка беспокоят меня люди. Кто-то обращается ко мне «как дела?» – Ах, оставьте, всё нормально, не мешайте мне, я занят – умираю. Ощущаю, как середина тела гниёт, но странное отношение к нему, как к чему-то чужому, постороннему. Это не я.
Некая, ещё значительная часть меня сопротивляется неумолимому року. Она страдает и не хочет умирать. Умереть сейчас, когда я эту жизнь распотрошил, разложил, собрал и понял до конца. Когда обрёл её великий смысл, заглянул в тайны, в её глубины, прикоснулся к Богу, Любви! Теперь, когда я знаю, как и зачем жить. Когда так трудно, болезненно и долго шёл к этому пониманию, вдруг, — открылось! – и оставить этот мир?!
Вот он голос, чугунный и грозный, хозяина кармы, исполнителя и слуги возмездия: «Приговорить Терентия Смирнова к смертельной казни через тяжелую, неизлечимую болезнь!..»
За что?! – вопрошаю. Понимаю, здесь не спрашивают, каждому своё на роду написано. (А это, чтоб не лез в чёрную магию!) Не задобрить, не обхитрить, не умолить.
Сижу я в одиночной камере смертников в многоэтажном доме, в своей комнате, ощущаю давление всех верхних этажей надо мной. Жутко, тоскливо. Неизвестно, когда вступит в силу смертный приговор. Хуже так. Знать бы – легче было. Точка сборки моя качается, как поплавок, тонет в разных волнах эмоциональных, характерных для такого бедственного положения. Тоска, отчаяние, страдания, боль душевная, озлобление на судьбу, безразличие, депрессия, страхи, сожаления, сопротивления року. Недолгая покорность, смирение и вновь страхи и безнадежность. Цепляюсь за жизнь я.
Если есть ты, Бог, то, как ты не справедлив! — Но значит нет тебя!
Знаю уже, что молитва все ключи открывает, и даже смерть остановить может. Из опыта это. Но вот беда. Сердце моё закрылось. Любить не хочет. И всё чаще и чаще запирается подолгу. Сухое, мёртвое, бездушное сердце моё стало. Нет сердца у меня, вместо него – дырка! Тупик во всём непробиваемый. А без сердца как бы уже умер я. Как труп существую по инерции.
Уж, в какие только хитрости не пускался. Энергии гонял по каналам. И токи есть, и движение, и тепло с пульсациями. Пробивается что-то болезненно вроде, а болезнь моя не только не приостанавливается, а пуще прежнего обкладывает. До конца решил стоять. Большой опыт здесь заимел. Воля и жажда до жизни во мне говорят. Выжить, выстоять, преодолеть и не сдаваться!
Но более на главную свою магическую хитрость рассчитывал, на помощь дона Хуана. Но здесь дело не простое встало. Его магия моё тело преждевременно то и разрушало. И любовь моя к дону Хуану, к магии его, как в молодости любовь к падшей женщине одной демонической красоты. Запал я тогда на неё сильно. И ничего поделать с собой не могу. Знаю, тянет на дно она меня. Сама стремительно гибнет, опускается и меня прихватила, за собой, тащит. Понимаю, что падаю я с ней в бездну тёмную. Понимаю, а разлюбить не могу...
Так же и с доном Хуаном сейчас в магическом, волшебном танце. Хитростью хотел болезнь свою обойти.

Я от этой жизни печальной своей отвернулся. В сновидения свои кинулся, погрузился. И там мрак, темнота, беспросветность! Серые улицы какие-то, мосты, люди–тени. Крысы дорогу тёмную перебегают. В канавах змеи скользкие. А главное – небо закрыто! Густое, чёрное оно. Хоть бы лучик мелькнул, будь бы кусочек маленький солнышка! Знаю, засветит во сне, — наяву тут же лучше будет. В осознании я по снам рыскаю – охота на солнце! Чуть отблеск света замечу – сразу туда. Нет..., мираж, свет отраженный, тенями занавешенный.
Боги, дайте солнце, где вы?!
Не поймал солнце, на себя во сне обратился. Стал себе во сне почки оживлять, лечить. Гляжу – и наяву эффект в почках: токи, тепло. А болезнь усугубляется. Резервы энергетические на осознание себя потратил, иссякла она, и у больных почек энергия отбирается...
Чувствую, опрокидыватель – накатывающая сила смерти, всё методичнее меня кулачком в животик тюкает так, и медленно рассыпаюсь я...
Вот здесь меня на новый уровень сознания стало выносить. Точки сборки движение. К безупречности стал прибиваться. Отказываюсь я от врачей и экстрасенсов. Не хочу больше, чтобы одни в моё тело антибиотики вливали, а другие – тёмные свои энергии. Что за болезнь моя такая? Она же великий учитель мне, думаю. Покруче Мескалито, — другом её сделаю! Прорывы озарения у меня пошли. Кто это во мне, размышляю, так страдает, беспокоится и умирать не хочет? Эго моё разненаглядное! Взял – и выкинул его! Суждено мне умереть, так зачем ещё страдать и мучиться дополнительно? Какая разница? Лучше умирать буду в радости, любви и благодарности за то, что жил, жизнь давалась. Прозрел. Отбросил мученичество своё и остались радость и тихий смех существования. Ай, да учитель, ай, да Мескалито (болезнь так назвал)15
Но сознание на достигнутом уровне ещё не закрепилось. Точка сборки назад откатывается, во мрак. Но главное, я настроение воина поймал – отрешённость и безразличие к себе. Стал наблюдать равнодушно, как моё тело медленно умирает, будто не моё, а чужого человека.
Тут, вдруг, во сне проблеск неожиданный случился – солнце. Засветило, вдруг, — вот надежда!

Шёл я в этом сне по солнечной, зеленой поляне. И, похоже было, подходил к какому-то посёлку. Повернул голову вправо, глядь, сарайчик старенький. На нём птица чудесная–расчудесная сидит. Большая, широкая, размером с человека, с тёмно-зелеными, красивыми отливами, крылья чуть раздвинуты. И с головой человеческой! Вроде, сказочная птица. Волнительно мне стало. Проблеск осознания меня прошиб. Это же вещая птица! У неё много имен: Гамаюн, Сирин, Алконост. А в христианстве – это символ божьего промысла, проводник определённых сил, пусть и не всегда хороших. Понял это. Восхищение, скрытый, благоговейный, тайный страх к птице этой стал испытывать. А ощущение мои говорили мне, что Гамаюн энергией сильной обладает. Чувствовал и знал – союзник это!
Кинулся я к женщине–птице, лицо у неё темное, заграничное. Почему-то на одно колено припал. И страстно–страстно так и жалобно стал ей быстро-быстро рассказывать. Как страдаю я сильно, как болею, как мучаюсь, что ищу Бога, счастье и любовь.
И тогда союзник открыл мне своё имя. Сказал мне, что в любое время могу его вызвать. И что он лечить меня будет.
Дальше случился то ли пробел какой-то в сознании, то ли я память кратко потерял. Но возле меня женщина оказалась тёмнокожая, но с тем же самым лицом, что у птицы было. Ага, думаю, всё тот же союзник это. (Перенастройка световых волокон внутри кокона и более привычная интерпретация восприятия).
Сначала испугался я. По ощущениям слишком сильный от неё энергетический заряд шёл. Приложила руку она мне на голову, замер я. Сейчас, думаю, как шибанет! Но ничего... полегче было. Давление и энергия сверху с головы пошли вниз, но не такие мощные, как ожидал. Дальше, вроде, опять сознание потерял или провал в памяти. После лежим уже вместе. И женщина эта тёмная, союзник мой, крепко меня в объятиях держит обеими руками и говорит, что кататься нам надо по земле. Катались в обнимку. Встал я. По мне энергия ходит. И все-все блокировки в своём теле одновременно чувствую. Много их! Я думал меньше, ведь много уже с собой работаю. Особенно больно обе почки забиты. Но и печень тоже. И стала энергия эта распирать все больные органы мои и блоки. Я контроль над собой потерял в том сне. В постройку какую-то побежал, где будто бы деньги у меня лежат, чтобы союзника отблагодарить. Но проснулся из-за необходимости в туалет сходить. Расстроился, что прервал во сне такой важный контакт. Раннее утро было. Снова лег спать. И опять через мгновение оказался я в том же самом сне (та же позиция точки сборки).
Продолжаю движение к посёлку знакомому в какой-то надрывной печали и одиночестве, но с чувством, что встреча с союзникам у меня здесь назначена. Прохожие стали попадаться. Нет союзника! Неожиданно вспомнил его имя, стал громко кричать и звать союзника жалобно. Хлопнуло что-то издалека, шелест крыльев будто. Точка в небе увеличивается, и уже около меня птица шмякнулась. Окрас тот же тёмно-зеленый, но голова на этот раз тоже птичья. Клюв очень большой, формы попугая. Стал я гладить птицу, чувство вины перед нею испытывая за то, что имя её при посторонних людях открыл. Сознания не высокое, забыл, что не люди были во сне этом.
В очередной раз не смог быстроту событий запечатлеть. Только повторилось – опять птица женщиной подле меня обернулась. И всё той же знакомой, тёмнокожей. Стал я торопливо, чтобы успеть, ей опять рассказывать, что, да как болит.
В этот раз союзник сильно так надавил пальцами мне лоб в две точки на выступе бровей. И меня пронзили две ветки тока ото лба через челюсти к зубам. Да так больно в зубах сделалось, как у зубного врача в кабинете. Вскрикнул я, потом тихо выдавил: зубы... Громко залаяла соседская собака. Проснулся, ещё боль в зубах стоит. Чувство незавершенности контакта с союзником снова осталось. Что же это было?

Время прошло. Я и моя неуклонно развивающаяся болезнь опять наедине остались. Никого не хочу видеть. Даже смерти быстрее захотел. Временами казалось: жизнь, смерть – всё едино. Всё бессмысленно и абсурдно. Всё равно все умрут. То чудилось, всё сон вокруг. Я и моя болезнь мне снятся. Мои действия в контролируемую глупость превратились. Да и книжку свою, уже во многом написанную, несколько раз хотел в печку бросить и сжечь.
Приехал в город ненадолго. Вижу, мой союзник свою работу развернул: пригнал ко мне союзник с Украины женщину–целителя меня лечить дополнительно. Но я подумал-подумал и отказался от помощи тёмного союзника и отдал себя в руки Бога.

(РS Продам очень сильного союзника (открою имя) в хорошие, надёжные руки. Только женщине. Недорого. Писать по адресу на обложке.)
Ночной визит (встреча с неорганическим существом огненного типа).
Отказался я от помощи союзника и отдал себя в руки Бога. И новый, неведанный, незнакомый гость ко мне пришел...
Упреждаю я некоторых особливо пытливых и дерзких искателей приключений на свою голову, чтобы не совали носы свои куда не попадя. Особенно, за двери потаённые преждевременно не заглядывали – прищемить могут носы то, расплющить...
Закалка моя давно русская, молитвенная, если б только мексиканская магическая, вряд ли выдюжил. Но нос свой совал всюду, не скрою. Меня хлебом не корми, а дай тайны отведать. Таких дон Хуан и гипнотизирует.
Не шутка, братцы, в сновидения с сознанием своим отправляться. Пасут нас контролируют и за каждым нашим шагом неосторожным следят. Известно, кто. Неорганические существа коварные. Много разных их типов и видов, и не все они у Кастанеды описаны. Дон Хуан хоть мудрый маг, да только сам ли запутался, либо крутит–юлит специально, читателей в заблуждение вводит. Его слова – противоречие. Нет, говорит, ни Бога, ни дьявола, выдумка это человеческая, продукт, мол, людских инвентаризации и списка, вообще, хлама по обоим краям полосы человеческой на коконе. Не спорю. Так. Представления, мысли и проекции там и находятся. Но не они сами! Опытно со всем этим разбираюсь. А он, нагваль магический, называет тут же целый класс «очень не хороших» и реально существующих неорганических существ. Они хотят сознанием нашим полакомиться, захватить, соблазнить нас. Искушают, совращают, способствуют развитию всего низменного, негативного в нас. Иллюзии создают, свободе нашей мешают. Ну, чем не демоны?
В начале своей практики магической по дону Хуану наивный я был. Во всём, думаю, разобрался. Всё ясно: с неорганикой надо быть настороже, чтоб в ловушку подстроенную не угодить, эмиссара из сна вытурить и т. д. В самом деле, действие чужеродных энергий и присутствие этой самой неорганики во снах чувствовал. Ох, и неприятно она воздействует! И наяву после таких снов отвратно внутри было, не по себе. Но с практикой молитвы как-то вся эта нечисть поугомонилась, перестала воздействовать. Успокоился я. Но «вырубили» они меня по-другому, как не ожидал. И про это у Кастанеды не описано. Да это и понятно. Разве в книгах обо всем расскажешь.
В своих путешествиях по миру осознанных сновидений я периодически (не часто) попадал в какие-то, как мне казалось, толи запретные, толи опасные, нежелательные зоны, или области. Выражалось это тем, что телу снов моему становилось не по себе – неприятная, горячая резь пронимала меня всего, обжигало, душновато делалось, и гулко как-то, эхообразно вокруг было. Путался я, задерживался в этих пространствах. И наяву, уже в физическом теле, тяжко приходилось. Ничего конкретно не болит, а режет всего неприятно, почти больно. Истощённость какая-то.
Что думаю, за пространства такие плохие, непонятные? Худо-бедно, научился я их обходить. Как начало такого действия почувствую, сразу тыкаюсь влево, вправо, назад и «объезжаю». А в одном сне (ясном) как-то даже открытым текстом начало области запретной явилось знаком. Чуть не налетел – гляжу – два шкафа массивных стоят с высоким напряжением, стрелка красная изогнутая и надпись даже опять-таки красным! «Осторожно, высокое напряжение, опасно для жизни». Э, думаю, так двойник мой увидел вход в ту самую сильно нехорошую область – спасибо ему.
Отступление кратенькое сделаю. Как очень важно дружить со своим двойникам, а особенно научиться его понимать, информацию данную им расшифровывать. Много тогда можно отрицательного избежать и своевременно. А язык двойника нашего уникален! Часто мне одно время снились всё веревки какие-то. Путался я в них, летать не мог. Некоторые даже больно сковывали. Долго я голову ломал, что же это? – Привязанности это мои были! К вещам, людям, увлечениям... Видите, как просто всё во снах отражается. Гениально и просто! Раз привязанность, значит веревки. Много я психоаналитических теорий всяких примерял, а не додумался вовремя. А распознал бы сразу, время своё сократил–сэкономил бы, знал бы как и что делать, чтобы в ловушки–силки верёвочные не попадать...
Также и с областями теми запретными и опасными. Сейчас то многое мне ясно. Версию окончательную отрабатываю. Но многое ещё надо пронаблюдать, перепроверить, чтобы сделать окончательные выводы. Есть уже у меня скелет оригинальной своей теории по сновидениям.
А тогда забыл совсем я про неорганических существ. Осенило: это же их энергетическое присутствие! Только про этот тип не описано у Кастанеды. К нему в друзья набивались сущности водяного типа. А здесь у меня существа неорганические вида огненного, обжигающего. Наяву стал ощущать горячую тряску и дрожь. Но что-то мне их энергия очень не нравится! Уж явно она несовместима с моей, действует на меня разрушительно. Не буду дружить с такими!
Тем легче, что научился их обходить–сторониться. И всё шло хорошо до поры до времени, благополучно. И вот, однажды...
Сижу как-то я в своей квартире, время магическое подбирается, к полночи. С этим часом не шути – из опыта. Знаю я, в этот час легче свою точку сборки двигать. Сижу в кресле, двигаю её потихоньку. И вошел, наконец, в левостороннее осознание. Я на этом этапе экспериментировал, как точку сборки ещё глубже и дальше двигать к сновидению сразу из яви.
Вдруг, чувствую и вижу одновременно вот что... Чувствую ту самую неприятную, обжигающую и противную энергию, знакомую мне ранее по снам. А вижу, как за спиной тусклое и грязно-голубое свечение замерцало. Воздух сгустился, плотнее сделался и сзади с характерным шумком человек материализовался–обнаружился. Сковало меня всего. Не могу действовать. Человек сей образовался не сразу, а как бы пульсируя, но в конце обозначился довольно различимый в темноте фигурой. Должен обязательно и дополнительно заметить, фигура эта поганая и препротивная была.
Как же видел ты его, спросишь, он же украдкой сзади подкрался–подлетел? В том то и дело. «Видение» это было, приближенное к донхуановскому. Не глазами физическими его усмотрел, а всем своим телом сновидения воспринимал его. Всё тело должно быть по дону Хуану воспринимающей единицей!
Различил я в корявом контуре и фигуре самой многое: пронзительный бешеный глаз голубой, нос горбатый, козлиная бородка, характерный отворот воротника от жилистой тонкой шеи, худые чуть согнутые в локтях руки с очень длинными чуть загнутыми когтями. Некий мощный и грозный старик из средневекового прошлого. Бог мой, так это же дьявол! Сатана!
Препротивный и поганый человек сей и состоял весь из той самой густой, обжигающе-горячей, сковывающей, темной, враждебной энергии.
На-те, — говорили Бога нет и дьявола тоже. Как нет?! Вот же он, реально существующая отрицательная, разрушающая человека энергия – чёрная энергетика!
Другое дело, вижу я эту враждебную энергию в определённом виде. (Сдвиг точки сборки, сонастройка волокон и интерпретация для себя наиболее привычным, известным способом и образом). Дьявол сей – неорганическое существо, бесформенное поле, сгусток тёмной энергии тусклого грязно-голубого свечения, но он реален!
Вот ещё что я «увидел». Во всей позе сатаны, сути его энергии заметил я злорадное торжество, беспощадность садиста и ещё нечто мерзкое, отвратительное. И это нечто исходило особенно от его длинных когтей. Словно моё тело уже знало или пред-чувствовало, колкую ужасающую боль от них, отчаяние и обречённость жертвы на страшные пытки. И, ох, как точно впоследствии, на беду мою, было это самое мое «видение». А всё это вместе гадкое в нём соединялось дополнительно с таинствен-ностью и скрытностью его молчаливого присутствия. Получается, помогает мне моя интерпретация разобраться, что есть что. И точна она! И если б видел я только энергию, мало мне это что рассказало бы.
И хоть сковало меня полностью, парализовало даже, страх я свой всё-таки контролировал. Опыт и закалка русская молитвенная много значит.
Дьявол – исполнитель зла, не касался меня. Ему, казалось, достаточно было упиваться разрушительным воздействием на меня своей тёмной энергии. (И так вампирил, — будьте любезны!) А быть незамеченным, доставляло ему ещё большее садисткое тонкое наслаждение.
Ситуация могла окончиться для кого угодно плачевно. По моему телу ходили электрические, горячие, отрицательные токи. Меня всего трясло с одновременным параличом бездействия. Впрочем, я в достаточной степени научился сохранять состояние отрешённости, отстранённости в опасной ситуации.
Так же неожиданно меня отпустило. Тряска прекратилась. Видел, как дьявол с одновременным грязным мерцанием снялся с места и растворился в темноте, депортировался.
Прошёл я ужасное испытание и выдержал его. Можно было праздновать свою победу над силой зла. Устоял, вытерпел, выжил. Но слёзно плачу сам же над собою и сам себя жалею, вспоминая последствия визита ночного. Выходит, дьявол победил, а не я. Тем более, что когти сатанинские действуют во мне и по день настоящий...
Видение Бога (шаблон16).
Куда же ты смотришь, Господи, на что попускаешь? Нельзя мне вот так после стычки с дьяволом дальше саморазрушаться. Я же и так смертельно больной весь. Забыл что ли?!
Мескалито мой в узел меня закручивает, в тиски задавливает. Помру же! Верил в тебя. Сердце про тебя рассказывало... Сейчас не знаю, не вижу тебя, не чувствую. Куда ушел ты?
Пригляделся в зеркало, седина в виски стала пробиваться. Не замечал раньше, до встречи известной. На грудь словно валун большой, каменюку навалили. Нет, не прошла бесследно моя встреча с дьяволом! Тело сделалось истощенным, нервным. Спать не могу, дергаюсь. Вся энергосистема парализована! Спазм главных энергий сердца! В общем, весь двойник и дубль мой полностью поражён оказался и болен серьезно.
Я весь в ожидании – может отпустит? День жду, неделю, вторую, на месяца счёт пошел... Всё терплю. А оно чуть-чуть утихнет, да потом с новой силой возобновляется.
И уехал я умирать в деревню. На землю встал босыми ногами. Земелюшка, родимая, закороти меня, прими удар на себя...
И здесь тоже!
Ка-рр, ка-рр! Не спасешься ты! – ехидно и назло мне кричали надрывно вороны.
Пропадеш-ш-шь... – мотает длинной, повислой прической берёза.
Кон-чил-ся Те-рен-тий Смир-но-ф-ф-ф! – поёт ветер в печной трубе.
Веру в Бога теряю. Сам уже: Не-ту — те-бя! – с расстановкой и грозно машу–тыкаю пальцем в небо.
Была раньше супротив болезни какая–преникакая надежда на свою энергетическую работу. И токи были в теле и тепло, а тут парализован окончательно, и нет тебе никакого проблеска. И жрёт меня болезнь, да ещё чавкает. В такой дальний и чёрный угол судьба меня загоняет, что и представить себе не мог раньше. Безысходность жуткая, невыносимая. Просто какая-то вселенская, космическая безнадежность и одиночество глухое. Хоть выходи ночью поздней в чёрный лес и вой на луну вместе с волками.
Известный голосок блеющий, стал мне нашептывать, чтоб, мол, руки на себя наложил. Ухмыльнулся я в ответ. Знаю тебя. Меня так просто не возьмёшь. Поганка ты мерзкопакостная, чтобы мне такое предлагать. Я всю жизнь свою на Бога положил. Смыслом своим его сделал. Не может быть, чтобы не было его! Если нет его, значит жизнь моя ровно ноль стоит. Я ставку свою сделал. Я на карту свою жизнь целиком поставил! А нет сейчас, так будет. Память о нём жива моя. Да такая память, что слёзы умиления сами льются, радость накатывает только от воспоминания одного и любовь...
Энергия это возвышенная, чистая, божественная, созидательная. Излечивает она раны, болезни души и тела. Вот только, где она? ...
Жду я Бога. Одичал совсем я в этом ожидании. Словно заросший и волосатый Робинзон, на необитаемый остров заброшенный. И 20 и 30 лет прошло, а он всё надежды на избавление не теряет. Чуть парусник белый на горизонте мелькнет – он кричать, прыгать и вопить: Я – здесь!!! В глазах дикий блеск, слёзы, в надежде сердце колыхается, бьёт в рёбра, жажда на лице, жадность до свободы.
Таким я временами становился... Нет Бога. Нет корабля спасения, нет парусника на горизонте. Мираж это, моя галлюцинация. Помощи нет. Всё наоборот, однако, не могу отойти от энергии другого порядка – демонического. Что ж, сам залез, вызвал на себя – сам и получай.
Когти дьявола действовали во всю. Оправдалось тогда моё видение, ощущение моё, что я – жертва беспомощная, обречённая. Жутко мне. Ужас ещё в том заключается, что не имею я возможность возопить, воззвать, крикнуть о помощи – сдвинуть точку сборки с этого страшного места.
Скован и парализован. И нудно всё это долго тянется, день ото дня, изо дня в день переливается, и будто нескончаемо это продолжаться будет! У меня даже ощущение возникло, что дьявол тот типа садиста (их, как известно, целая иерархия тёмных сил) наслаждается где-то моим мученичеством.
О, как бы я хотел пронзительно возопить к Богу! Я стал бы весь молитвой, весь отчаянной последней надеждой, весь устремлением к Господу, весь любовью, весь верою. И ты не смог бы не ответить мне! Я б такой молитвой застонал, что все святые на облаках заёрзали бы. Из мрака отчаяния, из глубины темницы, подземелья для пыток сатаны, пробился бы мой жалобный плач из сердца, и ты даровал бы мне освобождение и спасение.
Но я не могу даже этого! Рассыпаются в пыль крохи надежды на тебя, Бог мой. Я в железных, стальных когтях дьявола заключён. И он меня тискает в подвалах сырых и упивается болью моею. Что за реальность зловещая!? В фильм ужасов жизнь моя обратилася.
Затянулось время, в губительную вечность превращается. Адовы муки нескончаемые. И сам я себе – ад.
И одним долгим, мучительно длинным вечером, продолжая переживать страшный опыт воздействия реального зла, задумался я поглубже об учении дона Хуана и его тёмно-магических силах. О его демагогиях, о добре и зле, Боге и дьяволе задумался. Об их убедительности. И страшно мне стало. Не за себя страшно – за людей, которые всем этим прониклись, клюнули на эту удочку, заглотили ядовитую наживку, пленились и обольстились учением. И понял я окончательно, что это сам дьявол, хитрый и коварный, всё это и придумал. Сердце моё в сострадании к этим обманутым и несчастным людям чуть приоткрылась. Не мог я им ничем помочь. Сам погибаю. И в любви и жалости к этим людям, в удивлении перед силой, коварством и хитростью дьявола, (как мирового носителя зла) так и заснул я.
В эту ночь я увидел Бога.
Провалился в тяжёлый сон. Тело отдохнуло и через несколько часов вышел в осознание себя. Всё тот же мрак. Серая зима. Безлюдная улица. Стою, одинокий, посредине. Глянул в небо. Пелена густая, чёрная, облачная его застилает, больше даже не на облака, а на дым плотный с гарью походит.
Взмолился я в отчаянии (во сне). Да так сильно, всем остатком своей незагубленной энергии, всем своим телом снов. Острое, сердечное чувство пронзило меня с головы до пят. (Чувства в ясном сне много раз острее) Устремился взглядом ввысь, в любовном ожидании, предвосхищении. Ну?!.. Возопил и замер в отчаянии. Вдруг, вижу чёрное облако медленно откатывается, отворачивается; полоска голубая, чистая в небе пробивается, всё небо постепенно, как занавес, открывается. И всё больше открытое, светлое пространство становится. Небо раздвинулось на широкую панораму, по краям неровные клочья чёрных облаков ещё остались. Но и те рассеиваться продолжают. Издалека, сверху, с чистого неба стал ко мне человек приближаться. О, я сразу узнал его!
На меня хлынул такой неимоверный поток радости, любви, умиления, покоя и благоговейной благодарности, что слёзы будто сами захотели и двумя ручьями полились из меня. Лёгкий я стал, блаженный весь, и одновременно поднимаюсь в пространстве воздушном, двигаюсь как перышко на встречу к Иисусу Христу, весь в чистом порыве к нему любовном. Да! Да! Это он был!!! Светлый такой, непередаваемо красивый в одеждах–мантиях бело–голубых, как на иконах изображают. И неописуемый покой, свет и любовь излучает. Знаю, сознание моё начало движение в область неведомую, тайную, восхитительную, чудесную...
В голове шевельнулась предательская мысль, доном подло Хуаном испорченная, — шаблон... Тут же движение обоюдно-встречное замедляться стало – прекратилось, и я проснулся, потрясённый, понимая, что прорыв произошёл в сознании, и в смятении одновременном.
Нет! Придёт помощь. Обязательно придёт. Врут маги тёмные. Весь изнемог я в страданиях: она не может не придти... Верую!!!
Психодрама17.
И кем я только не был в своих изменённых состояниях сознания (ИСС): рыбой, птицей, новорождённым ребёнком, растением и пауком, грозным египетским божеством, ракушкой, внутриутробным зародышем и первобытным индейцем ... Кто же я?
В далекой Японии под видом бритоголового дзенского монаха я тщетно пытаюсь разгадать коан «Откуда я пришёл? Где я был до своего рождения?» — и растворяюсь в пустоте не ума...
То странное стечение условий и обстоятельств, не случись которого, я бы не появился на свет, не имел личную историю и не писал бы эти строки.
За пределами видимости света — области инфразвука и ультрафиолетовых лучей. Пространства неподвластные человеческому восприятию. За пределами жизни всё те же таинственные, непостижимые измерения. До и после. Через осознанное сновидение я побывал за пределами и имею представление, что будет потом. И вот теперь «До». До своей жизни. Это кажется сложнее. Что же было?
Итак, мои будущие родители сами только что родились и жили в деревнях. Он в украинском селе. Она в российской, деревенской глубинке. Мальчишка после военных лет сам чуть не подрывается на мине. Поздно родившаяся девочка в русской, крестьянской семье у престарелых родителей много болеет, и ей хотят смерти — так легче...
А где же в это время я? Определённо я где-то должен быть. Ведь мне уже минус двадцать лет!
Я сижу в уютном зале с высоким потолком института семейной психотерапии на тренинге с кастанедовским названием «Психодраматическая проработка семейной, личной истории».
Растут, развиваются мои деревенские мальчишка и девчонка — мои будущие родители. И я неумолимо двигаюсь и развиваю скорость к самому себе, к своему рождению.
Мальчишка вырос. Семейное предание шепнуло ему на ухо стать военным. В их доме есть папаха, подаренная его отцу самим лихим казаком батькой Махно! И юноша с деревянным чемоданчиком уезжает в город и оканчивает военное училище. Русскую девушку крестьянская мать сама выпроводила из деревни в город. В городе легче прожить. Тема разрыва уже с ними. Разрыв со своими корнями: деревня — город.
Я уже знаю, в каком городе России мне предстоит родиться...
...В зале нас не более 7 человек и мы начинаем разыгрывать свой маленький минитеатр моей личной семейной истории. Это же сталкинг моей жизни. Чистый Кастанеда! Вот обаятельная и общительная девушка играет мою маму. А молодой мужчина с твёрдыми нотками в голосе — мой папа. А я играю самого себя. Только себя прошлого.
Неожиданно из небытия на скорости я пролетаю над своим зачатием, рождением, торможусь в военном подмосковном городке и спускаюсь в уже своё тело 10-летнего мальчишки.
Мальчишке очень и очень плохо. Он бесконечно одинок и бродит где-то около пруда на природе. Он не хочет идти домой. Родители ругаются и разводятся. Что-то происходит, чего он никак не может понять и постигнуть своим детским умом. Вот всё было хорошо, привычно, благополучно. Он ходил в школу. У мамы было хорошее настроение. Папа проверял его домашние уроки. Парнишка гулял. Было радостно, интересно. И, вдруг, сразу резко всё это хорошее и привычное сломалось, разрушилось и ничего этого больше нет. А есть то, что дома очень плохо, и не хочется домой. Мальчик покинут, заброшен и всеми забыт. Родителям нет до него никакого дела. И зачем они тогда рожали такого мальчишку, если он им совсем не нужен? И вот он ходит и думает и пытается это всё ещё и ещё раз осмыслить. Но у него ничего не получается и останавливается в напряжении его внутренний диалог. Стоп — кадр!
Вот он самый первый в жизни сталкинг. Остановка внутреннего диалога. Сдвиг точки сборки с привычного положения. Зарождение сновидящего в 11-летнем возрасте. Вот он будущий одинокий воин.
Максимальное и самое большое количество энергии на духовном пути требуется на смещение точки сборки со своего обычного места. На это может уйти вся жизнь в духовной практике. Вот почему я так легко преодолел этот духовный барьер. Всего за 2 месяца. У магов порой уходит на это 1-2 года.
Психическая травма развода в семье, катастрофа, смерть близкого человека, психические заболевания в роду, смертельная болезнь, наркомания, алкоголизм выбивают сознание личности с привычного ритма (сдвиг точки сборки). Так Дух может готовить, подводить человека на духовный путь. В известном смысле, те люди, у которых есть тенденция к психическим отклонениям (точка сборки не фиксирована жестко), более способны к практике сновидения.
...В той жизни в военном городке родители мои помирились, и мы переехали в другой город. Казалось, моя жизнь вернулась в своё привычное, нормальное русло.
Но вот мои психодраматические папа и мама снова ругаются. Они злобно кричат друг на друга. Мама «плачет». Странное дело, те же ощущения из прошлого. Сейчас мне взрослому хочется убежать, спрятаться. Чувствую сильный сдвиг своей точки сборки. Мощная энергетическая волна хлынула на меня сверху и сбоку. Мне захотелось рыдать, драться, страдать, бежать, плакать, кричать. Открылся шлюз чувств, но не прорвало... Тот мальчишка в прошлом всё также бродит в тоске и одиночестве по городу. И моя странная реакция взрослого сейчас в этом зале, копируя того мальчишку. Захотелось уйти, вырваться, выйти из зала ото всех и побыть в одиночестве (одинокий воин...) Но я не выхожу за дверь. Ведь это мой сталкинг, где я главный герой.
Наконец, родители развелись, и папа ушёл из дома насовсем. Я замкнулся.
Тогда, в то время я много страдал, мучился, порой сам не понимая отчего. Переходной возраст 14 лет, отягощенный психической травмой развода родителей. Какие-то терзания, юные страсти, ностальгические порывы, надрыв, надломленность, одиночество, боль, грусть, тоска. Под грустную музыку щемило сердце. Тема неясного расставания с детством, печали... Помню, в 16 лет читал есенинские стихи и пребывал в глубокой надрывной тоске и грусти по чему-то чистому, далекому и прекрасному. Я вырезал откуда-то портрет Есенина и наклеил его на кусок картона. А сзади с затаённой тоской надписал: «Брошу всё отпущу себе бороду и бродягой пойду по Руси…» Стоп. Снова делаю моментальное фото.
Вот появляется знакомая фигура вдалеке на дороге. — Да, это он. Здравствуй, странник!
И «одинокий воин» и «странник», — здравствуйте, мои милые друзья! Так вот оказывается как давно, и откуда я вас знаю. А мы вот тут играем... В мою жизнь...
Мы, как семья военного, часто переезжали с места на место. Не успеешь привыкнуть к новому месту, к новым друзьям, школе, как приходится расставаться. Тема бренности, непостоянства, прощания, расставания, грусти, ностальгии подкараулила меня уже с раннего детства. Это тема любви. Но это также тема ухода от рутины и однообразия, путешествия и приключения, надежды на новое и жажда чуда — тема снов! Дух подарил мне интересную, оригинальную, сложную, петлистую, страдальческую судьбу, неожиданную своими поворотами. Бог открыл и показал мне Любовь. Безмерно ему благодарен...
Мои родители после развода впоследствии так и жили порознь свои длинные жизни в глубоко спрятанном озлоблении, мести, обиде друг на друга. В озлоблении, обиде и отчаянии в душе начинал взрослую жизнь и я. Нездоровые энергии в моём сознании и теле заблокировались в клинче. Это сильно мне мешало сновидеть в начале духовного пути. Дух через любовь и молитву, через путь любви научил меня, как развязать этот старый, тугой, большой, жизненный узел. Прошло много времени и настал тот день, когда я, мои постаревшие отец и мать, — встретились вместе. Было трогательно смотреть, как почти через 25 лет после развода эти пожилые люди превратились в детей. Они вспоминали старые обиды, продолжали доказывать свою правоту. Но уже не так остро. Я волновался, но отдал встречу на откуп Богу. И всё прошло хорошо. Загладились прежние конфликты, затянулись, наконец, застаревшие болезненные раны. Прочистились важные духовные энергопотоки в переплетениях нашей семьи — троицы. Во мне и близких мне людях. Очищение.
...А игра-сталкинг подходит к концу. Я прощаю своих родителей за то, что они развелись и причинили мне столько боли, печали и страдания. Ведь они не виноваты. Потому что я успел в этом зале побывать ими и проиграть за них их жизни — они просто не могли и не умели поступить по-другому. Прощаю вас милые и родные мои, простите и вы меня ...
Я целую и обнимаю свою психодраматическую маму — девушку. Любовно хлопаю по плечу своего сурового «папу», который младше меня.
Прощайте любимые...
...Я завис ещё не родившимся над городским парком. И в виде вечернего облака подсматриваю, как знакомятся на танцевальной площадке мои будущие родители. Я был любовью! Я спустился и окутал их двоих. Они весёлые, красивые, молодые, счастливые закружились в вальсе. Я слышу музыку. Близится моё собственное воплощение. Делаю прощальную фотографию их танца на память. Скоро я обнаружусь во плоти и через 9 месяцев выйду в этот незнакомый мир.
Последний штрих нашего маленького театра:
под импровизационную музыку губ остальных участников сеанса кружатся в вальсе мои молодые психодраматические «папа» и «мама». Сталкинг закончен.
Я сижу в кресле, смотрю на них и плачу...
Конец пути сновидений (последнее лето).
Дух поймал меня на жажде чуда, на стремлении к волшебству, сказке. Он провёл меня через опасности пути дона Хуана. Но он не дал мне погибнуть и сберёг меня. Более того, он спас меня, приоткрыв тайну Божественной любви. Он показал, как можно любить чисто, возвышенно, той любовью, которая так и оказалась закрытой для самого дона Хуана даже в конце его пути.
...Набрав вещей и продуктов на весь тёплый сезон после парашютного прыжка, я еду снова в деревню. Ну вот, ещё 5 км пешком и я на месте. Тяжеловато с моим грузом (было ещё снаряжение для жизни на деревьях). Вспомнил, как когда-то добирался из деревни домой с тяжёлой, большой сумкой и попросил молитвой Пресвятую Богородицу, чтобы послала попутную машину. Начало пути тогда было трудное, утомительное, пешком. Но добравшись до села, потом пошло всё на удивление гладко и слаженно. Легковушка сама подъехала и «предложила» услуги. И так благополучно до самого дома.
Да, думаю, сейчас, в такое время (будни, вечер, не ягодно-грибная пора) проси, не проси Богородицу — никто не отвезёт, придётся пёхом. Только подумал — выезжает навстречу грузовик, сам останавливается, парень высовывается. Говорит, через 5 минут поеду назад — тебя захвачу.
Ну, дела ...Хороший знак. На подходе уже к своему старенькому, деревенскому дому с неудовольствием подумал о мышах. Они меня сильно терроризировали прошлый год. Открыл дверь — пахнуло родным, знакомым, затхлым воздухом. А в доме, откуда не возьмись, уже живет кошка. Она недавно сбежала от проезжающих мимо дачников, но успела одичать. Ещё один благоприятный знак — мои мысли о мышах и кошка в доме. Впрочем, я не возражаю против очередного совпадения.
Вот правильное отношение к Знакам — творческое, учитывать, наблюдать, размышлять. Никогда не верить слепо и не делать окончательных и поспешных выводов. Не искать везде и во всём знаки и не зацикливаться на них.
...Кошка шарахнулась от меня. Но через 2 часа мы стали уже друзьями. Оказывается, колбаса сильно укрепляет дружбу. Кошка Мося (такое получила имя) — посланница самого Духа. У нас с Мосей в дальнейшем образовался семейный эгрегор. Постился я — держала летний пост и она. Правда, я Мосе немного молочка периодически покупал. Интересно наблюдать за животными. Умные создания! Мося подходит к закрытому ведру с ключевой водой, встаёт на задние лапы и передними показывает — пить!
В 1-ый день по приезду по обыкновению и символически прогулялся до своей могилки. Поправил крестик из веток — он ещё есть. Но могилку находить всё труднее и труднее. Идут годы. Насыпь от дождей и снега провалилась, место зарастает кустарником.
В деревне всё по-прежнему — тихо, хорошо, просторно. Соседка-сердечница Люба жива и также периодически попивает водку. И также бегают по деревне её голодные и умные собаки, когда она в запое. Володька Гусев, косарь, умер от водки ещё осенью. Беспризорного и бездомного вольнонаёмного сироту Юрку пристрелили приезжие пьяные милиционеры зимой (чем-то не угодил). Труп был обнаружен в замерзшей реке полусидя с отверстием от пули в шее. Списали — утонул по пьянке, шею прогрыз рак. Кому он нужен этот Юрка? Его похоронили в общей могиле — так, кажется, называется в народе захоронение, когда просто закапывают в землю.
Я приехал в деревню просто жить. Не до практики мне больше. Когти дьявола всё ещё продолжают действовать. Скоро как год прошёл со встречи памятной. И хоть полегче мне, но паралич энергий длится, и болезнь не останавливается, усугубляется. Но женщина в белом изменила многие мои планы. Человек планирует одно, а жизнь вносит всегда свои коррективы. А то и вовсе Дух может изменить все планы и перспективы. Это из опыта.
Снилось: незнакомая женщина привела меня в аптеку. Я прошёл через неё куда-то дальше в потайную, уютную комнату. Посередине стоит женщина в белом. В ослепительно красивом, кружевном, белоснежном наряде. Она застыла как статуя или снежная королева. Неожиданно она оживает и протягивает мне руку. Меня охватывает поток благодатных чувств. Я в благоговении и восторге целую её руку. И ощущаю от неё непередаваемые тепло и нежность...
И неожиданно, для меня самого началась эта книга. Кажется, это воля Духа. Я думаю, что не так должны писаться такие книги. Я должен быть «на коне», быть мастером снов. И с высоты мастера учить новое кастанедовское поколение. Но Дух распорядился иначе. Кто может точно знать его намерение и волю?
Книги о себе раздувают Эго, развивают чувство собственной важности. Мне надо быть более внимательным к себе.
Я продолжаю бродить босой по деревенским, окружным, лесным и полевым дорогам. Говорят, хорошо пишется на клочках, отрывках и полях бумаги. Эти строчки пишутся буквально на русских полях и просторах. Я иду, периодически останавливаюсь, достаю листочек с карандашом и записываю строчку. Мне радостно и хорошо. Я больше не тоскую по той большой птице вдали... Ну, на тебе! — лиса через дорогу! Сергей Есенин так и не отпустил себе бороду и не бросил всё, чтобы бродить по Руси. Я бросил всё. Куда поведёшь ты меня, Господи? Правда, бороду к жаре я периодически сбриваю.
Я отдал себя Богу, я отдал себя Силе. Теперь он будет заботиться о том, чем меня напоить и накормить, чем окружить. Мне совсем нечего беспокоиться, если книгу не будут печатать. Я сожгу её, ведь я знаю, что рукописи не горят. Почему я должен об этом беспокоиться? Это не мои проблемы. Это воля Духа. Главное, что я сам понял ещё многое, ещё больше и глубже. Главное — работа проделана. В этой книге моя работа — пересмотр моего духовного пути. Практика.
Женщина в белом. Стоит сонному видению позвать, прикоснуться к человеку, шепнуть и бросишь всё и пойдёшь на зов.
Я лежу на своём «сновидном» деревенском диване. Кошка Мося урчит у меня на животе. В то время, как я прорабатываю после обеда свою Манипуру — один из главных энергоцентров магов, Мося отрабатывает положительный аспект 4-ой базовой перинатальной матрицы (БПМ) С. Грофа. Плавный подъём и опускание моего живота ей напоминает сладкий и безмятежный период её младенчества. Когда она, напившись молочка, также сладко дремала на животе у кошки — мамы. Кошка — медитирующее животное, бдительно водит ушками. Она – мастер медитации.
Кстати, моя подруга кошка всем своим поведением и видом показывает, что она присоединяется к моему духовному пути одинокого воина. Наступит время и мне придется сместить её точку сборки и забрать кошку с собой в своё последнее сновидение.
Я в режиме ожидания. У меня всё отобрали. Я написал книгу и про всё забыл. Я выкинул все знания. У меня отобрали все мои сны, всю мою практику сновидения, все сиддхи и психические способности. Я не могу ни в чём упражняться. Я стал жить обыкновенно. Я стал крепко спать. Я больше не сновидящий! У меня даже отняли молитву. Я стал простым человеком. Ей, богу, это, кажется, попахивает просветлением! Теперь уже точно знаю, что я ничего не знаю. Теперь уж точно конец пути сновидений и прощай дон Хуан...
Забуду про всякую «духовность». Буду просто жить, ковыряться в огороде, радоваться появляющейся 1-ой зелени, солнцу. Слушать соловьёв, купаться в реке и бродить босым по земле. Просто жить! Ведь я пока живой…
Написал ещё письмо своему старцу в монастырь. Не отвечает долго, молчит — умер?. Я верю — помощь обязательно придёт. Смерть продолжает выслеживать меня, крадётся за мной по пятам. Болезнь, усугублённая действием дьявольских когтей, стремительно разрушает тело. Что ждет меня впереди, там за поворотом?
Воин должен уметь ждать, пусть на это уйдет и вся жизнь. И хоть остался я в душе и одиноким воином и одиноким странником, уже пора устраиваться на какую-нибудь работу – никуда не деться — и работать как все. И это последнее, свободное лето. Говорю себе — хватит валять дурака — пора на работу. Растворюсь среди людей под видом сторожа, продавца, слесаря ...
Я знаю, что Бог бесконечно любит меня и значит так надо. Господи! Ты только меня позови, когда я буду готов.
Остаюсь в режиме ожидания. В ожидании счастливых снов.

Искренне Ваш Одинокий воин неокастанедовской российской волны.

Р.S. Я сижу за столом и дописываю книгу. Рядом со мной тёплый клубок шерсти — кошка Мося. Вечер. Тихо. Поют соловьи. В воздухе застыли тепло и нежность. Доносятся через окно трели стереозвуков то с левого, то с правого куста. Стелется туман у реки. Завтра будет хорошая погода...
Master of dreams (мастер снов).
Что это за чудо, русская печка! Особенно, когда за окном сыро; нудно и долго стучит дождь. Если ещё дополнительно ты, побывав на улице, подсырел и подмёрз. И вот в натопленной комнате пьёшь горячий чай из самовара с конфетами и умиляешься разлитой по телу теплоте, шипению и бульканью воды, и любовно поглядываешь на рубиновые, мерцающие драгоценно угольки. Они хрустально потрескивают.
Вот она, это и есть жизнь. Ты её чувствуешь в себе. Она смешалась с физическим блаженством, с тихой любовью. И ум, мысли, текут плавно, медленно и останавливаются вовсе...
Нам подавай чудо, мы хотим волшебства. А разве всё это, и уже ты сам, всё вокруг — не есть подлинное чудо?! Тебя не было прежде и, вдруг, ты — есть! Надо только почувствовать, осознать это — так просто... Печально, что люди живут и умирают, зачастую, так и не спев своей основной песни любви, не станцевав главного танца любви и экстаза.
Тсс... Тихо... Я вижу его. (Опять включился пресловутый 3-ий глаз). Я вижу мастера. Я сновижу себя в будущем.
Дедушка Дримс... (В жизни мы получаем то, к чему стремимся, чего хотим, что мыслим и представляем сознательно или бессознательно).
...Мастер снов живёт в городе среди людей и ничем не отличается от остальных. Разве что, любит поспать дольше обыкновенного. Может быть, он работает дворником и живёт с тобой в соседнем подъезде. Он любящий, осторожный, внимательный и немного чудак. Его двойник плотно насыщен невидимым светом любви — ты этого не видишь. Дедушка Дримс никому не мешает жить и не лезет к людям со своей помощью. Но, иногда, он залетает в детские сновидения и как дед Мороз дарит детям подарки, которые потом случаются наяву, или защищает от страхов. Да и взрослые для мастера, что дети. Ещё этот старый сновидящий любит гулять в стране жёлтых тараканов — любимом мире дон Хуана.
Пройдя путь любви, путь одинокого воина, мастер к старости сделался совершенно обыкновенным человеком. И умрёт он тихо и мирно, как во сне (!), не забирая с собой своё физическое тело и оставит свою плоть как подарок земле. К чему эти трюки? Добрый волшебник во снах, он обычный наяву. Иногда, кажется странным чудаком. Он по-прежнему одинок и не одинок одновременно. Через молитву ему открылась любовь вечная и он совсем под старость выжил из ума — попросту спятил. Он стал пьяницей. Пьяницей божественного. Всё забыл про путь снов, про всяческие знания о чакрах, матрицах и точке сборки, про самого одинокого воина. Его не беспокоит, что будет завтра, он даже не знает, что будет сегодня.
Старый сновидец по-прежнему любит ездить в деревню и ходить босиком по дорогам и нет в нём тоски, а тихое блаженство и благодарность ко всему. Всё стало единым, одним, и одинокий воин, и одинокий странник. Мастер снов на этом своём пути обрёл любовь, и всё стало простым и незатейливым, что уму здесь больше делать нечего, да и рассказывать не о чем...
По всем духовно-энергетическим законам первый учитель Мастера Дримса дон Хуан сейчас безвременно проживает в страшном, чёрном мире, но автор, охваченный снисходительной ностальгией к своей прежней магической деятельности позволит себе значительный художественый допуск. Всё не так, как будет описано ниже. Всё не так, как я оканчивал эту книгу ранее. Но мне не хочется менять конец. Хотелось бы, чтобы так было. Нет дьявол никогда не почувствует раскаяние и сердечную печаль. Но пусть в пространстве моего сердца сейчас всё будет следующим и по-прежнему. Продолжу.
И не было проблем у дедушки Дримса, кроме одной. Ему надо было обязательно разыскать дона Хуана и передать нечто важное для него и для людей, идущих по его следу, пути. Сбылась давнишняя мечта мастера. Его вела любовь и, однажды, он нашёл дона Хуана. Мастер разыскал старого нагваля не в стране жёлтых тараканов, а далеко-далеко в одном из миров, затерянных в лабиринтах космических дорог бесконечности.
Пройдёте млечный путь, свернёте налево, далее за проходом сквозь чёрную, космическую дыру попадёте в звёздную галактику. Здесь живут супернеорганические существа, похожие на птиц. Так вот, в эту галактику не входите, а обогните её справа и войдите сразу за ней в 1-ю антисферу. Здесь мастер Дримс и обнаружил дона Хуана. У «старого» индейца давно уже не было никакого физического тела. Он неплохо «обеспечил» себе «старость» на 3,5 млн. лет существования в виде большущей точки сборки (на этой планете все живут так долго).
Мастер и нагваль обменялись телепатическим свечением. В их дублях не было возраста. И они быстро пришли к пониманию, ведь мастер знал всё о пути снов, о доне Хуане, о Карлосе, о группе магов. Дон Хуан, чтобы вспомнить прошлое, выделил из своей большой точки сборки свой дубль — себя старого нагваля. Правой рукой, движением как будто снимают маску, он снял своё лицо и оказался человеком с головой вороны, размером с человеческую...
Сделав ещё подобный жест, он снял и этот образ и стал красивой тёмно-карей индианкой.
Ну, хватит, хватит, — сказал Дримс, — знаю твои фокусы. Ты хочешь сказать, что здесь тебе живётся хорошо?
Угу, — виновато и комично кивнул дон Хуан, уже успев надеть своё «нагвальное» лицо.
Рассмеялись. Мастер достал маленькую коробочку с 2-я жёлтыми тараканами и подарил её старому индейцу. Казалось, тот был тронут и загрустил. Но снова, тряхнув костяшками (был слышен подобный звук), загримасничал — «спасибо». Не забыли поговорить и о Карлосе и посмеяться над его выходками.
Затем мастер снов напомнил дону Хуану, как тот сетовал, что не может вызвать к себе любовь своих учеников. И передал нагвалю главное, что его абстрактный, холодный, неподкупный и безжалостный Дух оказался вовсе не таким, каким он себе его представлял. Мастер рассказал, что этот самый великий и безличный Дух оказался столь бесконечно любящим его, дона Хуана, что устроил всё так, что там, на далёкой планете Земля, его полюбили миллионы и миллионы читателей и путников. Не несколько человек, а много-много людей горячо его любят.
Дон Хуан по обыкновению хотел рассмеяться и уже скорчил гримасу, но неожиданно для себя и для мастера заплакал.

1 Осознанное (ясное, прозрачное, управляемое, люцидное) сновидение есть сновидение, в котором спящий понимает и осознает, что он спит и видит сон, т.е. находится во сне.
2 Ребефинг – дыхательная техника, выводящая на внутриутробные и послеродовые уровни сознания.
3 «Видящий» — человек, способный видеть не физическим, духовным зрением энергетическую суть людей, вещей, явлений.
4 В поезде наиболее легко входить в осознанный сон. Из опыта автора.
5 Станислав Гроф – американский ученый, доктор медицины, основатель трансперсональной психологии.
6 Различают сознание и осознание. Для примера приводят сравнение: если сознание — молоко, то осознание будет сливками. Осознание — не направленное, спонтанное всеобъемлющее внимание, обращенное на процесс жизни субъекта в настоящем времени.
7 На самом деле это лишь один аспект сложного понимания вопроса о перевоплощении. Тема гораздо шире, сложнее, глубже. (примеч. автора)
8 Холотропное дыхание – интегральный метод психотерапевтической и духовной работы, выводящий на широкий спектр состояний сознания.
9 Молитва способствует правильному сдвигу точки сборки влево. Примеч. автора.

10 Коан – вопрос-загадка для длительного, непрерывного обдумывания, который не решается на интелектуальном уровне, а приводит к духовному опыту. (Из дзена)

* Комментарий к практике:
На Западе Артуром Яновым разработана методика, именуемая терапией первичного крика. Через такой первичный, первобытный крик зачастую происходит эффективное очищение различных слоев подсознания.
Негатив – применяемая неправильно, без специалиста или часто и регулярно, развивает отрицательные энергии, способствует деградации сознания (сдвиг точки сборки вниз), может привести к безумию, одержанию, маниакальным состояниям);
Позитив – очищает, освобождает от психических травм прошлого, снимает тяжелые блоки, выводит из самых глубоких депрессий, хорошо раскачивает точку сборки с прежнего, привычного положения, приводит в итоге к состоянию покоя и равновесия (более эффективна при работе в группе).
11 Инкуб — демоническая сущность сексуальной чувственности. Имеет одновременно сочетание мужских и женских половых признаков.
12 Гагтунгр — планетарный демон.
13 Бардо – состояние сознания, продолжительность времени между двумя важными событиями. (Напр. Между рождениям и смертью – бардо жизни.)
14 Второе внимание – включает в себя область внимания сновидения.
15 Любая болезнь имеет определенный уровень и количество сознания. Примечание автора
16 Шаблон – в магии толтеков энергетическая структура, первичный слепок человека, как вида, но это всё — ОБМАН!!!
17 Психодрама — метод духовной и психотерапевтической работы.


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru