логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Леви Владимир. Доктор торобоан

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 


Владимир Леви

"Мастер Жизни: конкретная психология"
рецепты на каждый миг
Доктор торобоан или Почему у нас не получается жить

Здравствуйте, друзья. Вот и год миновал с первого выпуска нашей рассылки,
и вас уже больше 10 тысяч. Итоги не подвожу, встречи наши продолжатся. А
заметить пока можно, что разные их темы и формы, разные жанры внутри жанра
вызывают неодинаковый отклик и избирательным резонансом дробят древо
аудитории, что естественно, на разные ветви, разные "электораты"... Вот,
скажем, присутствие юмора: одних привлекает и греет, других отталкивает,
раздражает или вызывает недоумение. Со стихами та же история. Даже и
неукоснительный, казалось бы, принцип практичности, положенный в основу
рассылки - эта вот самая жизненная рецептура - одним подавай, а другим до
фени. Один: - "Пожалуйста, побольше конкретики: что когда делать и как.
Нужен не треп, а учебник действительной психологии, настоящий учебник
жизни с курсовыми заданиями по программе..." Другой: - "Зачем вы нам шлете
какие-то школьные задания, упражнения? Вы же прекрасно знаете, что никто
их не делает и делать не будет... А надо просто душевно и увлекательно
говорить с людьми."
Дважды ощутимо повысилось число отписавшихся: после рассылки, затронувшей
струнку текущей политики (гимнофрения) и рассылки о психиатрии. Вывод:
темы общественно-болезненные требуют особой врачебно-гигиенической
подготовки.
Не задался пока пятачковый форум, заглох на корню - сил и времени
раскачать не хватило, да и сомнение, признаться, взяло - стоит ли, а если
стоит - то как повысить коэффициент культурно-полезного действия и
понизить коэффициент бестолковости, энтропии и взаимохамства... Вопрос
изучается. А пока хочу выразить мою благодарность, дорогие друзья, тем из
вас, кто не пожалел времени и душевных сил на письма, приоткрывшие
какую-то часть сокровенного личного опыта - и бед, и побед, и мыслей по
поводу... Некоторые из ваших писем в обработанном виде, под грифом
"Мастерская жизненных открытий" вошли в первые два выпуска моей
книги-альманаха "Искусство Быть Собой - Конкретная Психология".
Кстати об альманахе. Уже разошелся по подписчикам и распродан тираж
первого выпуска (будет допечатываться) - и отдан в печать второй. Почтовая
подписка на 2-й и 3-й выпуски идет сейчас - до 30 мая: в любом почтовом
отделении по каталогу Роспечати "Газеты. Журналы" - поиск по алфавиту на
букву "И" - "Искусство Быть Собой. Психологический альманах Владимира
Леви". Подробная информация о возможности приобретения через издательство
- на моем сайте.
Сегодня шлю электронную версию одной из глав книги "Искусство Быть Собой -
2000". В полном виде глава вместе с несколькими другими публикуется в
альманахе. В ней - ключ к большой теме "Зависимость и освобождение. Как
овладеть собой". А по названию, между прочим, с прозрачным умыслом
наименовало себя и печатающее мои книги издательство.
Вот краткий конспект главы "Доктор торобоаН, или Почему у нас не
получается жить"
Курочка Ряба как психотерапевт русской семьи
детская психологема
Голова в песке - не бывать тоске?..
психологема сверхценности
Пять рассуждений о Парадоксе Бревна
Как одна очевидность перешибает другую
Все в жизни подобно
Зависимость и застресс
Как думать о фиолетовом крокодиле
Как менять высоту бревна, не сходя с него
Шарахнем парадоксом по парадоксу
Упертость против упертости
Не хоти уметь, а умей хотеть
Возлюби врага своего?
Проверенный рецепт от порчи
* * *
...гремел Гомер, шептал Экклесиаст:
все суета, и пошлостью воздаст
величие, и пыль покроет имя...
Трудами и победами своими
мы можем лишь самих себя растить,
и нужен полный свет, чтоб осветить
наживку демагога – чувство долга.
Как медленно прозрение. Как долго
я сочинял ненужного себя,
как будто заикаясь и сипя
искал волну детекторный приемник,
как будто полз к святым местам паломник,
и вдруг его настиг крылатый конь,
и Бог живой, смеясь, простер ладонь...
...Все тлен и прах, но есть необходимость
преобразить в вещественность и зримость
восторг души, ночующей во мне,
как ласточка в простреленной стене...
...У моего старинного стола, за которым работаю, - две цены. Одна -
рыночная, для всех: стоит столько-то. Другая - моя личная цена для меня,
деньгами не измеряемая.
Венецианский шедевр в стиле то ли позднего барокко, то ли раннего рококо
(всегда их позорно путаю), львинолапый красавец в золотистом литье. Такой
стол мебелью не назовешь, это уже Существо.
Дух изысканно-живой, беззаботный, пьющий на брудершафт с Вечностью,
сотворил это произведение руками неведомого мастера и теперь звучно
приветствует меня всякий раз, как зашевелится зачаток стиха, зашелестит
строчка прозы...
Милостиво разрешает присаживаться пациентам, выслушивает их
снисходительно-умудренно, иногда проборматывает некие напоминания,
благоволит усилиям понимания... Но не выносит, когда на нем пишут рецепты
или деловые бумаги. Что такое, вопрошает, к чему эта буфетная суета, эта
употребиловка, эта возмутительная возня?.. Стыдно и оскорбительно. Я и так
многое претерпел...
Это правда: он пережил восемь войн и по меньшей мере три революции. Гнутые
ореховые ноги уже лет сто восемьдесят взывают о скорой помощи; грудастые
бронзовые рожицы побурели; врезная, цвета спелой маслины, кожа столешницы
изуродована царапинами и вмятинами, кое-где вспухла; на черной тисненой
кайме зияет кошмарный шрам, выжженный сигаретой, - увековечил себя мой
подвыпивший приятель с подружкой. Реставрировать недосуг, да и не по
карману...
...И молча, как рыба, ныряя на дно,
вдыхаю миазмы чужих природ -
несчастий так много, счастье - одно,
а надо бы наоборот...
Теперь уже не узнать, какими путями прикочевал в скудный дом этот ссыльный
аристократ. Знаю, только, что в Москву он попал из Старой Европы, где в
уютном приморском граде Антверпене родилась моя мама. Такой же точно -
близнец? - я увидал мельком в кинохронике: Версальский дворец, президент
де Голль подписывает договор...
Личная значимость - внутренняя цена, индивидуальная ценность, или, как
говорят буддисты, привязанность - как раз то, от чего по буддийским
заповедям, да и по христианским, следует освобождаться...

Курочка Ряба как психотерапевт русской семьи
детская психологема
"…Заплакали дед и баба. А Курочка Ряба им говорит: «Не плачь, дед. Не
плачь, баба. Снесу я вам другое яичко, не золотое, простое…"
Спрашивается:љна каком уровне значимости золотое яичко? А на каком
простое? Каков ранг ценности того и другого?љКакие яички рентабельнее?
Ответы. Золотое яичко - типичная сверхценность; простое - ценность
среднего ранга, обыденная и предпочтительная. Старик и старуха - типичные
кризисники, пациенты, резко подсевшие на сверхценном яичке, впавшие в
эмоциональную зависимость от него. Когда мышка хвостиком махнула, и яичко
разбилось - начались, естественно, ломка и депрессняк. Курочка, снесшая
роковое яичко, выступив сперва в роли психотравмирующего агента, одумалась
и приняла роль психотерапевта. Кто её надоумил, и справилась ли она,
мудрая и грустная сказка умалчивает.

Голова в песке - не бывать тоске?..
психологема сверхценности
Чья жизнь вам дороже: отца, матери, ребенка или ваша собственная?
Катастрофа, пожар, землетрясение - кого спасать первым?..
Кто-то скажет: конечно, ребенка, а кто-то - конечно, мать, ведь она
единственная, а детей может быть много... Для большинства же сама мысль,
сама возможность рассуждений об этом кощунственна и невыносима. Не все
можно и не все нужно заранее знать - до случая, когда решится само, как
Бог на душу положит...
Вот и вплотную то, что можно назвать Сверхзначимостью или Сверхценностью.
Сверхценна, бесценна жизнь ребенка для нормальных родителей, жизнь
родителей для нормальных детей, сверхценна и собственная жизнь... И вот
внутренняя защита в положениях непосильных - непроизвольное отталкивание,
вытеснение, забывание, а то и просто потеря сознания, обморок...
Похоже на известный метод страуса - голову в песок, но так и решаются
проблемы неразрешимые. Так женщины забывают о родовых муках. Так живем мы,
забывая о смерти, о болезнях и о войне, об уродствах и о долгах, о
совести, об изменах своих и чужих, о страшных ударах по самолюбию... Такое
забвение никогда не бывает полным, но наша Природа древнее нас - и похоже,
не очень-то нам доверяет. Сложность разума легко забивается простой
животной надежностью. Жизнь и Смерть, Ненависть и Любовь, Страх и Вера
прячутся от рассудка...
И вот самое любопытное: страусиное наше сознание, оказывается, в проблемах
нуждается, и если проблем почему-либо не имеется, начинает их создавать
само. Даже если дело и не идет о жизни как таковой, что-то в нас ищет
безоговорочной полноты и приравнивает ко всей жизни то одно, то другое -
то результат футбольного матча или поединка между своим мозгом и автоматом
или рулеткой, то содержимое кошелька или шприца, то чью-то оценку, то
собственную фантазию... Если этого не происходит, существование обретает
характер смертельной скуки, и это уже не просто проблема, это проблема
проблем.
Нам нужны Сверхценности - нам нужны Хозяева наших желаний. А когда мы
находим их, непременно вступает в силу Закон Бревна.

Пять рассуждений о Парадоксе Бревна
Давным-давно, давным-давно я рассказал вам про бревно... Вот на земле
лежит оно, и по нему пройти дано любому чудаку - и мне, и вам уютно на
бревне при подходящей толщине сего бревна...
Но толщина порой не так уж и важна. Вот поднимается бревно на высоту
затылка... Но теперь так просто не пройдешь - в поджилках страх, в
коленках дрожь... Прошел, однако же, едва-едва... Кружилась голова,
клонилось тело вниз и вбок, но совладать я с этим смог... И вот бревно на
высоте пятиметровой... На кресте у всей России на виду меня распните - не
пойду! - Да почему же? - Упаду! - Да почему же упадешь? Бревно все то же!
- Ну и что ж? Теперь другая высота, теперь уверенность не та, опасно
стало... - Но бревно все то же! - Это все равно - уже при мысли о бревне
все напрягается во мне...
С юных врачебных лет занимаюсь исследованием и лечением парадоксальных
состояний, как я назвал их, - и самочувствие человека на высоко поднятом
бревне остается для этого наипростейшей наглядной моделью. Не скажу,
правда, что она всем понятна и что до конца понятна мне самому.
Все ясно было бы, если б речь шла только о бревне физическом, деревянном.
Речь о тех бревнах, которые - там, внутри...

Уровень риска,
или как одна очевидность перешибает другую
рассуждение первое
В ситуации "я иду по бревну" значимы две величины - две очевидности:
толщина бревна и высота, на которой оно находится.
Когда бревно лежит на земле или висит достаточно низко, чтобы при
спрыгивании с него я не рисковал жизнью или здоровьем, для меня значима
только толщина бревна - только то положительное его свойство, от которого
зависит возможность пройти - и я легко прохожу. Высота, на которой бревно
находится, не имеет значения до тех пор, покуда не достигает уровня риска
- для большинства этот уровень начинается с высоты примерно в две трети
собственного роста.
Когда уровень риска достигается, игнорируется уже толщина бревна, а
значимым делается отрицательное (уже отрицательное!) свойство - высота
нахождения. Я уже словно загипнотизирован высотой, и, хоть и могу пройти -
уже не могу! - могу, но не могу! Парадокс! Одна очевидность перешибает
другую...
Но почему?!. Разве не я сам решаю, на что обращать внимание, чему
придавать значение, а что игнорировать?..

Все в жизни подобно
рассуждение второе
Вот далеко не полный список жизненных положений и состояний, где все
происходит по тому же образчику - когда человек не может, что может (или
не-может-не - то, что может-не):
бессонница
заикание
застенчивость-скованность общая или избирательная - при общении с
лично-особо-значимыми людьми
неврозы соревнований - с "перегоранием" и снижением результатов в
сравнении с тренировочными; злокачественное волнение, мешающее выступать
(у артистов - невроз сцены)
невроз ответственного исполнителя, ответственного руководителя и прочие
неврозы ответственности, несть им числа
неврозы страха, разнообразные фобии, где "бревном" становятся
собственная жизнь, здоровье и самочувствие
всевозможные навязчивые состояния
у неврозы отношений со временем - хрононеврозы - чрезмерное напряжение
при ожидании, судорожная спешка, когда можно и не спешить, и наоборот,
затягивание решений и действий, когда спешить нужно
у неврозы воли, неврозы "надо", долженствования - заклинивания,
торможения в делании именно того, что необходимо, и в их числе
творческие запоры
импотенция у мужчин и фригидность у женщин
очень многие случаи плохой обучаемости у детей
все родительские неврозы в отношении к детям, особенно к единственному
ребенку
трудности освобождения от всевозможных зависимостей - алкогольной,
табачной, лекарственной, пищевой, любовной и многих иных (может-не, но
не может...)
ревность без достаточных оснований
множество случаев осложнения и разрушения отношений в семьях между
супругами, между родителями и детьми, когда планка - "бревно" - взаимных
ожиданий-претензий завышена
очень многие депрессии...
Оставляем пока перечисление без комментариев - и того довольно, если
читающего что-то приостановит...
Все это - парадоксальные состояния.

Зависимость и застресс
рассуждение третье
Если бы это чертово бревно было необъятно толстым, как дом, я бы не
побоялся пройти по нему на какой угодно высоте... только не по самому
краю!.. Только чтобы не видно было - что там, внизу, как высоко я нахожусь
и как близко к...
Вот в чем дело: мое самочувствие на высоте показывает мне мою зависимость
от земного тяготения. Мой парализующий и провоцирующий упасть страх
обнажает лицо Хозяина - моего Агента Зависимости.
В этой зависимости - в поле этого Хозяина - живут все существа, обитающие
на Земле. Как и в зависимости от пищи, от температуры, от света... И все в
полном порядке, спокойно все, покуда мы этой зависимости не
противодействуем, не бросаем вызов Хозяину, не дерзаем, не поднимаемся
вверх...
С первого вставания с четверенек, с первых детских шажков - как только я
осмеливаюсь своим поведением показать Тяготению, что я не букашка,
прилипшая к земной поверхности, а существо свободное, вольное перемещаться
и по горизонтали, и по вертикали, - Тяготение, как злобный тиран, начинает
давить на меня, угрожать, наказывать, а за гранью допустимого риска, едва
ее перейду, готово тут же прибить - не шуточки...
Вот я и напрягаюсь, впадаю в стресс, еще только когда граница риска лишь
приближается - напрягаюсь с перестраховкой, с избытком, как тот курильщик,
у которого остается еще полпачки сигарет, а он уже беспокоится, где
купить...
Всякий поступок, идущий вопреки нашей зависимости, против Хозяина, -
всякая, говоря иначе, прибавка свободы без подготовки и без привычки к
этому - вызывает реакцию защитного внутреннего напряжения: зависимостный
стресс, или, как я его сокращенно называю, застресс.
Если человеку трудно с другими или с самим собой - мой первейший вопрос:
какая зависимость напрягает его? Что вызывает застресс? Кто Хозяин его
подсознания, какое бревно внутри?..
С наркоманом в состоянии ломки происходит практически то же самое, что с
человеком, находящимся без подпор на бревне, поднятом на высоту
километра!..

Как полезно думать о Фиолетовом Крокодиле
рассуждение четвертое
Вернемся к нашему бревну. Чем или кем определяется на нем уровень риска?
Кто оценивает вероятности неприятностей?..
Инстинкт самосохранения. Врожденный инстинкт, опыт предков в генах плюс (в
той пропорции или иной) опыт личный, приобретенный опыт падений, ушибов,
травм... Инстинкт и опыт, взятые вместе и обозначенные одним словом, суть
мое подсознание.
Почему так трудно "не думать о Белой Обезьяне"?
Потому что нельзя - и потому что человек не догадывается и не умеет думать
о Фиолетовом Крокодиле. Что побуждает дернуться и пролить на ходу полный
стакан, если велено не пролить ни капли? Все то же "нельзя" плюс неумение
предоставить руке, несущей стакан, свободу делать свое дело. Что
заставляет начинающего велосипедиста непременно наехать на препятствие в
стороне от дороги? Все то же "нельзя" плюс сверхконтроль и
неотработанность автоматизма...
Во всех этих случаях и в уйме иных подсознание назначает предполагаемым
событиям субъективные вероятности. Когда бревно низко, когда падать не
опасно - вероятность падения в расчет не берется. Когда бревно высоко,
когда падать нельзя - эта вероятность принимается за максимальную, и
событие прогнозируется с такой интенсивностью, что действительно
происходит!..
Сознание: "Этого не случится, потому что этого не должно быть".
Подсознание: "Этого не должно быть, значит это может случиться!.." А
парадокс противоположного знака - защитное вытеснение, когда явная
неприятность или угроза непостижимым образом игнорируется!.
Итак, получается, что не я оцениваю ситуацию и не я принимаю ответственные
решения, а мое подсознание?.. Оно за меня решает, на что мне обращать
внимание и что игнорировать, бояться мне или нет, напрягаться или не
очень... И ставит сознание перед свершившимся фактом: боюсь, напрягаюсь...
И рождает события, с которыми борется!..
Мое подсознание главнее меня? Это мое правительство? Но я ведь не выбирал
его, я его не хочу!..

Высоту бревна можно менять, не сходя с него
рассуждение пятое, но не последнее
Не устану повторять: мы сами себе лучшие учителя. Мы - образцы
совершенства, не умеющие собою воспользоваться.
Как мы противостоим своей постоянной зависимости от Тяготения? Почему не
падаем при вертикальном стоянии, при ходьбе, беге, прыжках, при лазании?
Потому что двигаемся. Потому что пребываем в потоке движения. Потому что
перемещаем себя в пространстве даже при, казалось бы, неподвижном стоянии.
Заставляем работать на себя своего Хозяина - само Тяготение. Опираемся на
его же силу для удержания себя в равновесии, упреждая его воздействие,
распределяем свой вес - играем, танцуем с ним, качаясь туда-сюда,
балансируя...
Все это - различные приложения великого принципа Айкидо, он же принцип
Маугли, или Инь-подход: будь в движении и используй превосходящую силу
противника.
Кто пройдет по высоко поднятому бревну без дополнительных опор?.. Пройдет
акробат, тренированный канатоходец - свободно, легко, при этом еще
жонглируя - жонглирование и помогает...
Пройдет человек, глубоко загипнотизированный, которому внушено: либо что
бревно низко, либо что он бесстрашен. (Один загипнотизированный мною
подросток, нескладный и трусоватый, которому я внушил, что он великий
канатоходец, легко прошелся по верхней штанге футбольных ворот, туда и
обратно).
Пройдет человек просто привычный - рабочий-высотник. "Если тебе удалось
отвлечься и думать о чем угодно, только не о высоте, все в порядке" -
говорил мне один из них. Иными словами: застресс снимается уменьшением
мотивации, а это достигается подключением другой цели - дополнительной или
соперничающей - противоцели.
Пройдет (пробежит!) и спасающийся или - еще вернее! - кого-то спасающий,
на себя наплевав, от смертельной опасности. Такие случаи описаны
многократно: спасаясь или спасая, люди чуть ли не по нитке одолевали
пропасти, не успевая подумать... Это "клин клином".
Пройдет человек, владеющий самовнушением и тонопластикой.
Я не супермен и не эквилибрист, но когда вышел на некий уровень управления
тонусом своих мышц и дыханием, а через них - психикой, а через психику -
телом, и так вкруговую, потоком, стал замечать, что пребывание на высоте
дается мне несравненно легче, чем раньше. В нескольких случаях проверил
себя над пропастью...
И в жизни, на бревнах невидимых, все точно так же.

Шарахнем парадоксом по парадоксу
Человек соткан из противоположностей, из противоречий, из полюсов. Каждый
из нас состоит из великого множества противоборствующих и непримиримых
начал, и если одно побеждает - другое ищет себе компенсации, возмещения в
чем-то (или в ком-то) другом: сила - в слабости, доверчивость в
подозрительности, страстность в холодности, дисциплина в хаосе, мужчина в
женщине, и наоборот...
Противоположности живут в людях и разбросаны среди них, как разноцветные
камни в необъятной мозаике, как зловония и ароматы, как свет и тень. Нет
способности, не имеющей своего дефекта. Нет идеи, не имеющей контридеи.
Нет характера, не имеющего антихарактера. И болезни нет, которая не имела
бы антипода в виде другой, обратной болезни.
В потоке психотерапевтической практики полярности часто приходят вместе
или сразу же вслед друг за другом: работает странноватый закон парности
или, как называют его статистики, закон кучности редких событий. Вот и я
некое время назад, имея уже серьезный успешный опыт парадоксального
лечения женской фригидности и мужской импотенции, столкнулся почти
одновременно с двумя случаями невроза одного и того же органа - мочевого
пузыря, по симптоматике прямо противоположными.
В одном - человек испытывал позывы, как только оказывался в незнакомой
обстановке или среди незнакомцев; в другом - наоборот, не мог сделать это
простое дельце в присутствии кого-либо, даже отдаленном, даже за дверью...
В обоих случаях зашкаливающее внутреннее напряжение создавала чрезмерная
зависимость от эмоционального поля окружающих - оба страдальца (один из
них - женщина) относились к разряду так называемых медиумических натур.
Уйма лекарств, гипноз, аутотренинг и прочее, перепробованное до обращения
ко мне, не дало толку.
"Последняя надежда на вас..."
Оба были излечены с помощью индивидуальных приложений Парадоксального
Метода. Убедил стараться сознательно делать то, что само собой делает
глупое подсознание - бороться наоборот! (В детали входить излишне).
"Вы меня вылечили от такого ада, какого я и врагу не пожелал бы", -
благодарил меня со слезами на глазах один из исцеленных. - "Вылечил вас не
я. Вылечил Доктор торобоаН." - "Кто, простите?.." - "Доктор Наоборот,
написанный наоборот".

Птица Франкль
Тем, кто спрашивает меня, кто мои учителя, вдохновители и божества,
отвечаю: один из них - Виктор Франкль, австрийский психотерапевт,
прошедший фашистский лагерь смерти, выживший и помогший выжить еще
многим... Великий оптимист, великий гуманист и великий доктор.
Мне посчастливилось увидать Франкля живым. В возрасте 86 лет он приехал в
Москву с лекциями, выступал перед нашими психологами. Легкий, сухой,
изящный, упруго-подвижный, вневозрастный, с лучезарным лицом и летающими
руками, он был похож на какую-то инопланетную птицу. Читал, вернее, почти
пропевал свои лекции-импровизации на английском молодым голосом с такими
ясными, мощными интонациями и такой выразительной мимикой и жестикуляцией,
что его можно было понимать и без слов.
Франкль не только сам понял, что жизнь каждого человека, какою бы она ни
была, имеет великий и сокровенный непреходящий смысл, но и предложил
многовариантный системный способ доказательства этого самому человеку.
Способ этот он назвал Логотерапией - буквально: лечение смыслом, смысловое
лечение.
Подробно об этом - позже, а сейчас - только о частности.

Упертость против упертости
Метод лечения неврозов "от противного" в своем исполнении Виктор Франкль
назвал "парадоксальной интенцией". (Интенция - намерение, стремление;
обратное, значит, стремление). Тот самый симптом, от которого пациент
страдает и хочет избавиться, вменяется ему в обязанность, становится его
заданием, его долгом, его "надо".
Если, например, у человека "писчий спазм" - неуправляемое напряжение мышц
руки, держащей карандаш или ручку, то ему предлагается вызывать у себя
этот спазм нарочно и как можно сильнее - и... спазм исчезает. Если
человека мучает страх или парализующее волнение - перед выступлениями,
например, перед полетом на самолете или перед поездкой в лифте -
психотерапевт предлагает боящемуся вызывать у себя эти страхи намеренно,
заблаговременно и как можно сильнее, при этом еще и как можно
выразительнее изображать их, возводить в степень автокарикатуры, гротеска!
- И страх уменьшается, а затем и вовсе уходит.
"Не спите ночью? - говорил Франкль пациентам с бессонницей. - Прекрасно.
Старайтесь не спать! Старайтесь изо всех сил, бодрствуйте! Боритесь с
мельчайшей крупицей сна! Добросовестно, честно боритесь, как делает это
ребенок, когда ему интересно еще пободрствовать, поиграть, позабавиться,
хотя уже наступило скучное время спать. Посмотрим, что из этого выйдет,
сумеете ли вы одолеть сон..."
Пациенты, выполнявшие это назначение действительно добросовестно, с
изумлением сообщали, что после какого-то критического момента сон вдруг
начинал сваливать их так быстро, как никогда - словно подземная река,
наконец-то прорывшая себе русло... Те же, кто по-прежнему продолжал
стараться уснуть, оставались при своей бессоннице и погружались в нее все
глубже.
Так, только так излечиваются все зацикливания и западания, все неврозы
упертости, будь это бессонница или какая-нибудь роковая глупость в
отношениях с человеком. Упереться в противоположную сторону, переменить
отношение добросовестно и осознанно - только так, парадоксом по парадоксу,
бревном по бревну, Фиолетовым Крокодилом по Белой Обезьяне!
Как не удержится мальчик отведать вина из сосуда,
который при нем запечатан,
как опрокидывает колесницу с возницею вместе нещадно хлестаемый конь,
так и Фортуна чрезмерность усердия нам не прощает,
и надоедливых псов щелкает по носу Зевс...
Не хоти уметь, а умей хотеть
Парадоксальный метод по сути своей столь же древен, сколь сладость
запретного плода.
Это по-своему чувствовали и стоики, и буддийские монахи, и йоговские
мудрецы, и христианские... Вот и психологи наконец опытно удостоверились,
что степень заинтересованности в успехе, необходимая для его достижения,
или, научно выражаясь, оптимальный уровень мотивации, в большинстве
случаев не максимально возможный. Область оптимума - то есть наиболее
вероятной удачи - находится, в основном, где-то на полпути между средней
мотивированностью и наибольшей - похоже, как раз в математической точке
"золотого сечения", таинственно важной для всех видов гармонии.
Эта точка у каждого находится в своей области, определяемой темпераментом.
Флегматику, чтобы преуспеть или просто получить удовольствие, нужно этого
хотеть очень сильно (что как раз для него и труднее всего - очень сильно
хотеть!). Сангвинику - хотеть просто сильно (ему это легко, так обычно и
бывает, но, увы, ненадолго). Холерику - просто хотеть (а это "просто" для
него вовсе не просто, потому что холерик хочет почти всегда слишком
сильно). А у тормозимого, легко подавляемого меланхолика и желание
умеренной силы может вызвать зашкаливание; поэтому лучше всего именно для
него не хотеть ничего, и все будет наилучшим образом удаваться - точно по
формуле "чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей", или, как
уточнил мой известный высокоуважаемый собеседник,
...Чем меньше женщину мы больше,
тем проживем на свете дольше,
и чем длиннее жизнь без женщин,
тем больше женщину мы меньше.
Иван Халявин. Наблюдазм № 1

Возлюби врага своего?..
почему труден парадоксальный метод
- А теперь считаю до трех. После счета три прочти "Однажды в студеную
зимнюю пору.." громко и четко, стараясь заикаться как можно сильнее!
Заикайся изо всех сил! - приказываю сурово двадцатидвухлетнему парню,
заике отменнейшему. - Раз... два... три! Заикайся и говори!
- Д-да я же и т-так з-заикаюсь... (Отвечает с уже заметно ослабленным
заиканием...)
- Мало заикаешься! Плохо, слабо. Надо сильней! Выразительней! Заикаться
надо артистически! Вдохновенно!! Ввввввввввввввввот тттттттттттттттттак!!!
- У меня так не получится...
- А тттттты пппппппппппппппппппппппппп....
- Попробовать?.. Постараться, да?
- Раз-два-три! Заикайся и говори!!!
Читает "Однажды в студеную..." сперва совершенно свободно, но под конец,
забыв, что надо заикаться, опять заикается...
Далеко не каждый из нас, с детства привыкших к линеечной
последовательности и лобовой логике, сразу воспринимает суть великого
метода Доктора торобоаНа. Принять, чтобы освободиться; примириться, чтобы
преодолеть; забыть, чтобы вспомнить; отдать, чтобы получить; уйти, чтобы
остаться; проиграть, чтобы выиграть?..
Многие просто не верят, что такое возможно, а многие откровенно боятся.
Делает свое тупое черное дело и наша дурная привычка искать врагов и
бороться с ними - как вне, так и внутри себя. Как же так - вызывать
нарочно у себя заикание, страх, бессонницу, ревность, навязчивости,
депрессию, импотенцию? Да что же я, сумасшедший?!
Сложившийся образ внутреннего врага не дает себя разглядеть спокойно и
присоединиться к себе, поддерживает замкнутый круг бесплодной самоборьбы и
создает картину того, что психотерапевты называют "невротическим
сопротивлением": очень хочу лечиться, но вылечиться боюсь... Приходится
пускаться на хитрости.

О чем умолчали монахи
У сексопатологов при лечении всем известной мужской проблемы давно уже в
ходу безыскусный, но весьма действенный прием "провоцирующего запрета".
Пациенту (и, весьма желательно, другой заинтересованной стороне)
торжественно объявляется, что в течение такого-то срока в целях
восстановления нервной энергии и т.п. не рекомендуется или даже
категоричнее - запрещается (да, запрещается!) именно то, в чем проблема...
При этом, однако, разрешается находиться в обществе упомянутой
заинтересованной стороны, разрешаются некоторые проявления интереса и
нежности, разрешается, короче говоря, все, кроме того, в чем проблема...
При таком условии, если только пациент не чересчур педантичен... Да,
друзья, и это не новость, еще древние монахи-аскеты открыли, что старание
умертвить плоть дает результаты резко обратные!
Весь век ублажая свое естество, открыл я великое чудо:
чем меньше блаженства, тем больше его,
блаженней всего - не хотеть ничего,
как нам и советовал Будда.
Но чтобы совсем ничего не хотеть,
придется сначала слегка попотеть -
не сразу лавровый венок-то!
Придется ошейник на душу надеть,
придется пожить, а потом... улететь,
как нам и советует доктор.
"В огороде либида..."
из беседы с корреспондентом журнала "Тонус" Натаном Денисюком
Н.Д.: - Владимир Львович, бытует такое мнение, основанное на солидном
подборе фактов, что высочайшие взлеты духа обязаны своим рождением либо
импотенции, либо добровольному или вынужденному воздержанию. Так ли это?
В.Л.: - Статистически - да, факт налицо: тут и хрестоматийная болдинская
осень Пушкина припоминается сразу, и Леонардо, по-жизни-болдинец, этот
таинственный гениальный красавец, как будто бы добровольный монах в
миру... Тенденция, говоря учено, прослеживается практически в любой
популяции. Интеллектуальная элита нашего курса состояла преимущественно из
девственных импотентов и закоренелых онанистов с преобладанием коры над
подкоркой, и я наблюдал с прискорбием, как по мере достижения долгожданных
побед редели её ряды. После вступления в статус мужской полноценности
мозги быстро тускнели, а души скудели и выпрямлялись по линии здравого
практицизма. Из взрывоопасных личинок Леонардо, Кантов и Ницше,
Бетховенов, Дарвинов и Циолковских вылупливались хмурые, озабоченные
карьерные самчики.
Тут, как далеко не первым заметил Бальзак и иже с ним Гоголь и Чехов,
приходилось выбирать что-то одно: интеллектуальный процесс совместим с
любым видом спорта, кроме этого. Исключения?.. Есть, конечно: неугомонный
Моцарт, все тот же неукротимый Пушкин, неутомимый Дюма-отец... Вижу, вам
хочется спросить про Эйнштейна. Удовлетворю ваш интерес. Эйнштейн, как и
Фрейд, был верным супругом и тихим нереализованным бабником.
- Итак, как говорится, нет худа без добра и добра без худа?
- Да, и решающий фактор - сама оценка, определение: что мы считаем добром,
а что наоборот... Импотенция - явление всеобъемлющее: это, в сущности,
телесная метафора всех наших психических и физических неповиновений самим
себе или требованиям извне, которым мы хотим соответствовать. Точно той же
природы - и масса случаев детского непослушания, негативизма, и заикание,
и провалы памяти, и тягостная бедность мысли, и всяческие неврозы...
Сладкий запретный плод ада нашего подсознания, в размытых случаях имеющий
вид общей депрессии. У обоих полов возникает, когда предмету желания
придается, пусть временно, пусть в ничтожном масштабе, сверхценность, а
техника овладения не автоматизирована (что само по себе ведет к снижению
ценности).
- Может ли быть автоматизирована техника человеческих отношений?
- Смотря каких отношений, какого уровня. Что до секса, то тут автоматизм
отработан в достаточной мере самой Природой, а ценность предмета снижается
по мере овладения им - по крайней мере, до уровня, необходимого для
растормаживания исполнительных механизмов. Рано или поздно это происходит
само собой; потом уже, правда, и само снижение ценности, если его не
остановить, может привести к импотенции невключения, пустоте
бесчувствия... Жуткой ценой приходится платить за неумение быть
свободным...
- Но что же такое в конце концов - быть свободным? Я понимаю и по себе
знаю, как можно быть свободным, например, от цензуры или иной раз даже от
совести. Но как жить и быть свободным от жизни, свободным от себя
самого?..
- Быть свободным конкретно, сейчас и здесь - значит хотеть что можешь и
мочь что хочешь. А быть свободным всегда и везде - значит распоряжаться
своими желаниями, быть их Хозяином. В чистом виде такая самонезависимость,
конечно, абстракция, идеальное состояние.
-То есть, этого не бывает, не может быть?
- Так бывает отчасти, так может быть - более или менее - таков вектор
духовного возрастания человека. Когда мы учимся, работаем, любим, когда
живем полным потоком жизни - мы ведь не просто служим своим ценностям, как
собаки хозяевам или фанаты идолам, нет, мы еще и играем с ними, танцуем,
смеемся, экспериментируем, ищем что-то; мы раздвигаем свое внутреннее
пространство, произвольно повышая одни ценности, другие снижая, меняя их
смыслы, а с тем и себя... Все, что в нас есть человеческого, сотворено
этим самовоздействующим рычагом, и гений, может быть, всего-навсего тот,
кто владеет им в совершенстве.
Проверенный рецепт от порчи
Возьми: тоски - как можно горше,
снежинок - триста тридцать три,
дождинок - сорок (меньше-больше),
смешай - до боли, разотри -
до одурения, до крика, до хрипоты, до фонаря...
Когда узришь - все было зря,
найди в себе четыре бзика,
семь страхов, зависти вагон,
помножь на ложь и брось в огонь...
Увидишь: не горит, и значит,
ад по тебе давненько плачет,
и это хорошо. Добавь
неотомщенные обиды,
штук пятьдесят, в плиту поставь,
прожарь, сведя к размеру гниды,
прими вовнутрь, запей водой,
замри и слейся со средой...
Проснись. Опомнись.
Глянь на Солнце (оно событий режиссер),
поймай улыбку незнакомца, ответь...
Вот, собственно, и все.
из рецептов Доктора торобоаНа
Всего светлого! Доброй весны!

Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru