логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Гаррисон Гарри Максвелл. Мир смерти 4. Линкор в нафталине

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Гарри Гаррисон
Линкор в нафталине

Мир смерти – 4



* * *

– Приблизимся, – сказала Мета, нажимая на клавиши пульта управления.
– Будь я на твоем месте, я сделал бы прямо противоположное, – тихо, чтобы своей излишней опасливостью не вызвать раздражение пиррян, пробурчал Язон.
– Ничего страшного, мы еще довольно далеко, – тут же отозвался Керк, вглядываясь в экран, – Посудина, конечно, здоровенная, километра три, не меньше. Видно, это последний из сохранившихся линкоров. И ведь ему уже больше пяти тысяч лет от роду, а мы в двух сотнях километров от…
Вдруг у борта линкора полыхнула оранжевая вспышка, и тотчас же пиррянский звездолет круто накренился. На пульте управления замигали красные огоньки.
– Как ты сказал, сколько ему от роду? – невинно переспросил Язон. Ответом ему был лишь яростный взгляд Керка. Мета развернула корабль и стала возвращать его в прежнюю позицию, одновременно фиксируя понесенный урон:
– Небольшое повреждение левого стабилизатора и три пробоины в корпусе. Похоже, придется латать его в космосе, а то мы не сможем совершить посадку.
– Ну и прекрасно. Очень хорошо, что нам досталось, – произнес Язон дин Альт. – На будущее мы получили хороший урок. Впредь будем осторожнее, чтобы не свернуть себе шею и заполучить свои полмиллиарда. А теперь давайте посетим командующего флотом и проясним некоторые неприятные детали, о которых нас забыли информировать, получив наше согласие на эту работу.

Командующий флотом адмирал Джекич был небольшого роста, а на фоне пиррян казался еще мельче.
Он в испуге отшатнулся, когда Керк вдруг всем телом навалился на его стол и холодно заявил:
– Мы, конечно, можем и уйти, но в таком случае Орда пронесется через эту систему, и с вами будет покончено.
– Ну, что вы! У нас еще масса возможностей! Ведь мы могли бы заняться строительством флота или приобрести новые корабли. Но все это заняло бы слишком много времени и обошлось бы в кругленькую сумму. Куда как проще воспользоваться этим линкором Империи.
– Проще? – вопросительно поднял брось Язон. – А вам известно, сколько народу уже погибло, пытаясь пробраться на него?
– Ну, «проще», возможно, не очень подходящее слово… Имеются, конечно, определенные затруднения, сложности, а в общем – сорок семь человек.
– И это вынудило вас послать запрос на Фелисити? – спросил Язон.
– Естественно. Мы получаем от вас тяжелые металлы и много слышали о выходцах с Пирра. Ведь вам всего с сотней людей удалось покорить целый мир. И мы решили, что самым логичным было бы попросить именно вас проникнуть на линкор.
– А не сдается ли вам, что это не совсем справедливо в отношении тех, кто находится внутри и не желает никого впускать?
– То то и оно, что внутри никого нет, – улыбка адмирала становилась все фальшивее – пирряне придвигались к нему все ближе. – Позвольте, я все объясню! Именно данная планета играла важнейшую роль в древней Империи. Правда, еще около дюжины миров провозглашали себя колыбелью человечества, но мы то жители Земли и мы точно знаем, что были первыми. И свидетельство тому – этот линкор. После окончания четвертой галактической войны его законсервировали и поместили здесь до тех пор, пока в нем не возникнет необходимость.
Керк недоверчиво усмехнулся:
– Не очень то похоже на правду. Чтобы какая то пересыпанная нафталином консервная банка без руля и без ветрил, которой пять тысяч лет, угробила сорок семь человек…
– А я верю, – отозвался Язон. – Да и вы поверите, если немножко пошевелите мозгами. Военный корабль, трехкилометровый, с самыми мощными двигателями из всех, когда либо существовавших. И само собой, с самыми мощными орудиями, совершенной защитой, со спаренными батареями, боевыми компьютерами… Ну, наконец то вы начали улыбаться! Да ведь это хрустальная мечта любого пиррянина – самое мощное оружие! Какое счастье побывать на этом линкоре, оказаться в боевой рубке и, наконец, управлять им!
На лицах Керка и Меты блуждали мечтательные улыбки, оба могли лишь кивать в знак согласия. И только с последними словами они перестали улыбаться:
– Но… корабль законсервирован. Все системы отключены и заморожены. Действуют лишь энергоблок и орудия. Действует и система питания бортового компьютера, оберегающего корабль от метеоритов и прочих нежелательных столкновений, в частности с теми, кому не помешал бы лишний линкор. То, что случилось с нами, было просто предупреждением. Убежден, что нас с легкостью могли бы разнести в пух и прах. Если бы на борту был экипаж, то, при действующей системе защиты, нас бы и близко не было, не говоря уже о том, чтобы проникнуть внутрь. Но, к счастью, задача иная – нам предстоит перехитрить машину, а это дело хоть и трудное, но выполнимое.
Он обернулся к адмиралу Джекичу и улыбнулся:
– Ладно, по рукам. Но гонорар двойной – миллиард кредов.
– Но это ни в какие рамки не лезет! Сумма несусветная… Наши бюджетные ассигнования…
– Орда – это насилие и смерть. Вашим кораблям не успеть. Орда опередит вас. Она вломится сюда, и тогда кровь…
– Перестаньте! – воскликнул адмирал, смертельно побледнев. «Штабная крыса, сроду не нюхал пороха», – подумал Язон.
– Хорошо, я согласен, но с условием. Даю вам твердый срок – 30 дней. Не справитесь – пеняйте на себя. Даже на минуту опоздаете – и вы не получите ни гроша. По рукам?
Язон бросил взгляд на Керка и Мету. Те, ни секунды не колеблясь, утвердительно кивнули.
– Идет, – сказал он. – Но миллиард – только чистыми. Кроме того, за вами горючее, навигационная служба, прикрытие. Все это нам необходимо.
– Но деньги… – прикусил губу адмирал.
– Кровь… – прошипел в ответ Язон и тут же получил согласие.
– Все необходимые бумаги уже подготовлены. Когда думаете начать?
– А мы уже начали. С бумагами разберемся позже.
Он энергично потряс безжизненную руку адмирала.
– Ну, на то, что у вас есть инструкция по проникновению на линкор, надеяться нечего?
– Да если бы она была, я бы с вами не имел никакого дела. Перерыли все архивы – ничего. Если хотите, можете взглянуть на наши находки. Все равно от них нет никакого толка.
– Ясное дело, если почти полсотни людей сыграли в ящик. Само собой, что именно правила расконсервирования линкора и не сохранились. Но мы справимся: пирряне не идут на попятный! Все, что у вас есть, присылайте мне. А мы тем временем отправимся обсудить наши дельнейшие действия. В срок уложимся.
– Но как? – спросил Керк, едва они вернулись домой.
– Понятия не имею, – сказал Язон, весело улыбаясь. – Сначала давайте промочим горло и подумаем. Дело это, вероятнее всего, завершится применением грубой силы. Но начаться оно должно демонстрацией преимуществ разума перед созданной им машиной. Тебя не затруднит положить мне льда в стакан, дорогая?
– Сам клади, – огрызнулась Мета. – Как прикажешь понимать твое согласие, если ты сам не знаешь, как подступиться к делу?
Стаканы звякнули. Язон испустил тяжелый вздох.
– Да ведь нам деньги просто необходимы. Даже если мы и не сумеем вспороть эту проклятую жестянку, то всего навсего потеряем месяц.
Отхлебнув из стакана, он вспомнил, что убеждать пиррян в чем либо, взывая к их разуму, – напрасный труд. Имелись более действенные способы.
– Неужели вашему народу не пригодится такой корабль?
С беспечным видом он отметил их внезапно вспыхнувшие глаза и мгновенное напряжение мускулов. Пистолеты, блеснув, снова пропали в кобурах.
– Ладно, пора за дело, – заявил Керк. – Теряем время понапрасну.
– С чего начнем?
– Изучим все, что можно, об этом линкоре. А потом сообразим, как действовать.

– Что толку от твоих камешков? – спросила Мета. – Он сшибает их еще на подлете. Теряем попусту время, да и только. А ты еще хочешь тратить продовольствие. Все эти туши…
– Мета, дорогая, умоляю тебя, помолчи. Я все делаю не просто так. Каждое попадание в мишень регистрируется, определяется, из какого типа оружия произведен выстрел, на каком расстоянии поражена мишень. И этим заняты целых тридцать кораблей. Данные можно получить только таким способом. А теперь, помимо камней, мы отправим ему эти самые туши, начиненные двадцатью килограммами армопласта каждая. Они будут запущены в разных направлениях и с различными скоростями. Если хотя бы одна достигнет линкора, это будет означать, что человек в скафандре может проделать то же самое. В случае неудачи у меня есть недурной астероид, который мы направим прямо на эту побитую молью игрушку. И тут уж бортовому компьютеру придется либо разнести его, либо отойти. Одним словом, что нибудь сделать. При любой реакции мы получим информацию. А информация окажет помощь в решении задачи.
– Пошла первая туша, – сообщил Керк из за пульта управления. – Я там отхватил кусочек, пока их загружали. Ведь холодильник то у нас есть. Ну, по кусочку от туши, примерно по килограмму каждый. Нам это никогда не повредит.
– Совсем ты рехнулся, – отозвался Язон.
– От тебя нахватался. А вот и первая! – Керк указал пальцем на огонек, пересекающий экран. – И вторая! Проходят дальше, чем камни, но все равно…
Язон пожал плечами:
– Что ж, давайте вернемся. Немного выпьем, закусим твоими «кусочками». Астероид прибудет только через два часа.
Результаты оказались неутешительными. Несколько миллионов тонн камня, отклоненные от своего обычного курса, грозной массой надвигались из бездны пространства. Под озабоченный гул радаров линкора внезапно включились главные двигатели, корабль немного изменил положение, и астероид величественно промчался в глубины космоса.
– Очень интересно! – мрачно произнесла Мета.
– Но ведь мы получили данные! – отозвался Язон. – Главные двигатели в рабочем состоянии и могут действовать.
– А зачем нам это? – спросил Керк.
– Но ведь мы этого не знали, а теперь…
– Пирряне, внимание! Как меня слышно?
Язон молниеносно переключился на передачу:
– Пирряне слушают, прием!
– От линкора получено сообщение на волне 183,4. Послание следующее: «НЭДЕРУЭБЛА АЛ НАВИГАЦИО ЦЕНТРО. КРОНКУ ЧИ ТИО ШАГОН.»
– Ничего не понимаю, – заявила Мета.
– Это эсперанто, древний язык Империи. Просто сообщение линкора о перемене курса, посланное навигационной службе. Теперь нам известно его название: «Неуязвимый».
– Это очень важно?
– А как же! – Язон настроил передатчик на нужную частоту.
– Если удалось завязать беседу, считайте, что товар почти продан. Можете спросить любого коммивояжера. А теперь помолчите: мне нужно немного восстановить мой эсперанто.
Он хлебнул из стакана, прокашлялся и включил микрофон.
– «Неуязвимый», это штаб флота. Почему без команды изменили курс?
– КУРС ИЗМЕНЕН ВО ИЗБЕЖАНИЕ ПОВРЕЖДЕНИЙ В СООТВЕТСТВИИ С ИНСТРУКЦИЕЙ #590 Л – Ваш новый курс отменяется. Приказываю лечь на прежний курс.
Они в молчании смотрели на экран. В носовой части линкора мигнул красный свет: корабль пришел в движение.
– Он выполнил приказ! – воскликнула Мета, нежно обняв Язона. У того затрещали кости. – Он слушается тебя! Теперь прикажи ему пропустить нас на борт.
– Думаю, это не так просто. Придется действовать хитростью. – Он снова связался с бортовым компьютером. – Курс прежний. Доложите о причинах неоправданного расхода энергоресурсов. – МЕТЕОРИТНЫЙ ПОТОК. ВСЕ МЕТЕОРИТЫ УНИЧТОЖЕНЫ.
– Имеются сведения, что в ход было пущены аварийные батареи. Так ли это?
– ТАК ТОЧНО.
– Боекомплект на пределе. Необходимо дообеспечение.
– ДООБЕСПЕЧЕНИЕ НЕ ТРЕБУЕТСЯ. БОЕКОМПЛЕКТ ДОСТАТОЧЕН.
– Какова наглость! Да этот компьютер просто нахал! – прокомментировал Язон, прикрыв рукой микрофон. – Ну, погоди! Я тебя отучу спорить с начальством!
– Штаб флота настаивает на дообеспечении. Транспортный корабль причалит к вашему грузовому шлюзу в 17:00. Подтвердите прием. – ПРИЕМ ПРДТВЕРЖДАЮ. ТРАНСПОРТ ДОЛЖЕН СООБЩИТЬ ПАРОЛЬ РАСКОНСЕРВИРОВАНИЯ ПРИ ВХОЖДЕНИИ В ДВУХСОТКИЛОМЕТРОВУЮ ЗОНУ.
– Пароль будет послан. Назовите текущий пароль.
Ответ пришел с небольшой задержкой. В волнении Язон крепко сцепил пальцы.
– ДАННАЯ ИНФОРМАЦИЯ РАЗГЛАШЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ.
– Произведите проверку пароля. Это радиосигнал?
– ДА.
– Это код?
– ДА.
– Плесните ка мне, – сказал Язон, отключая микрофон.
– Эта игра в вопросы и ответы может затянуться надолго.
Так оно и вышло. Результатом кропотливой работы Язона были выманенные у компьютера необходимые сведения. Выключив, наконец, радио, он сунул пиррянам исписанный лист бумаги.
– Ну вот, хоть что то. Искомый пароль представляет собой десятизначное число. Как только мы определим его и передадим на линкор – он наш.
– И деньги тоже наши! – обрадовалась Мета. – А нашему компьютеру это по силам?
– Я уже думал об этом. С точки зрения «Неуязвимого» мы ведем проверку, и он сообщил, что за секунду может обрабатывать до семисот паролей. Компьютер нашего корабля будет передавать ему десятизначные комбинации и, как только передаст правильную, включится система расконсервирования.
– Да его мог бы провести младенец! – заметил Керк.
– Он же не такой уж дурак. Просто у машин отсутствует воображение. Ладно, давайте я пока прикину, все ли правильно.
– Он быстро пробежал пальцами по кнопкам, выругался себе под нос и пнул ногой компьютер.
– Черт возьми, с такой скоростью обработки сигналов нам может потребоваться более пяти месяцев.
– Мы и так уже истратили три недели.
– Спасибо тебе, Мета, я и сам умею считать. Но все равно надо попробовать. Будем попеременно посылать комбинации от единицы и далее до 9999999999. К тому же в навигационном департаменте нужно затребовать все используемые пароли. Возможно, один из них подойдет. У нас один шанс против пяти, но и это лучше, чем ничего. Придумаем что нибудь.
Департамент прислал низенького человечка по фамилии Шранкли, который приволок с собой ворох бумаг. Он возглавлял шифровальный отдел, был прекрасным шифровальщиком и обожал всякие головоломные задачи. Единоборство с линкором было самым дерзким вызовом в его жизни и он по уши углубился в поиск решения проблемы.
– Случай презанятнейший, крайне интересный. Подбор серий по нисходящей и восходящей. Я вот тут прикинул перестановки и комбинации паролей, которые будут…
– Отлично, продолжайте в том же духе, – ответил Язон, радостно улыбаясь и хлопая Шранкли по плечу. – Я ознакомлюсь с вашим докладом позже, а теперь нам предстоит важная встреча. Мета, Керк, пошли!
– Какая еще встреча? – недоуменно уставилась на него Мета, когда он выпроводил ее из комнаты.
Да я ее просто выдумал, чтобы избавиться от этого зануды, – объяснил он. – Пусть занимается своим делом, а мы придумаем что нибудь другое.
– Мне показалось, что он хочет сообщить что то интересное.
– Охотно верю, но прошу: говорите с ним сколько влезет, только когда меня не будет поблизости. А теперь давайте попробуем придумать другой выход.
Они напридумывал кучу всякой всячины. Все идеи были хороши, но воплощение их в жизнь оканчивалось крахом. Вот, например, мысль послать на линкор микророботов. Все они, не исключая и последнего, с булавочную головку размером, были расстреляны влет. Но миниатюризация завладела умами, и они смонтировали супер миниатюрный глаз шпион с антенной не толще волоса. Но и его постигла та же участь – робот был испарен в пятнадцати километров от линкора. Гигантский корабль в одиночестве висел в пространстве, перебирая по 700 паролей каждую секунду и методично уничтожая любой предмет, приближающийся к нему на определенное расстояние. Осуществление каждого нового проекта отнимало время, и дни текли за днями. Язона стали мучить головные боли, он совсем потерял сон. Похоже, задача была неразрешимой. В этом болезненном состоянии и застала его Мета.
– Если что, я у Шранкли, – сказал она.
– Отлично.
– Вчера он показывал мне таблицы частот, а сегодня будет объяснять простейшие подстановочные коды.
– Страшно увлекательно!
– Для меня – да! Ведь я никогда раньше даже не слышала об этом. Притом это очень важно для нас, если мы хотим получить нужный пароль. Это гораздо более серьезно чем твои метеориты. У нас осталось всего два дня.
Она опрометью бросилась вон из каюты и хлопнула дверью. Язон же тем временем погрузился в невеселые мысли о неминуемом поражении. Только он успел налить себе большущую порцию «Старинного врага печали», как появился Керк.
– У нас всего два дня, – заявил он.
– Ну, спасибо, а я и не знал. Моя уверенность в том, что пирряне никогда не сдаются, сильно поколебалась.
– Но ведь еще не все потеряно. Мы ведь еще боремся!
– К чему эта похвальба? Не можем же мы прорваться туда с боем и подавить огнем бортовой компьютер.
– Почему бы и нет? Наши бластеры, как и всегда, послушны нам. Самое главное – не нанести сильных повреждений.
– Ах, вот как! Может у вас и план уже готов?
– Нет. Но его придумаешь ТЫ. И советую поторопиться.
– Как бы не так! Осталось то всего каких нибудь два дня. Представляю: мы летим к линкору под прикрытием «метеоритов», а, подлетев поближе, начинаем ему втолковывать, что мы вовсе не вооруженный до зубов десант, а просто парочка консервных банок, которые можно сбить хоть из рогатки. Он преспокойно пропускает нас, а там уже дожидается миллиард кредов и сытая обеспеченная жизнь.
– Вот видишь, а ты говоришь, не придумать план. Совсем другое дело. Ладно, я пошел готовить скафандры.
– Иди, иди. Только не забудь придумать, как нам убедить компьютер, что…
Язон осекся на середине фразы и вдруг выпучил глаза. Через мгновение он что было силы хватил Керка по спине. Пиррянин, правда, этого даже не заметил.
– Будь я проклят, так мы и сделаем! – воскликнул Язон, метнувшись к компьютеру. Керк молча терпеливо ждал, когда он закончит расчеты.
– ВОТ ОНО! – Язон вцепился распечатку. – План нападения, который должен сработать. Ведь компьютер линкора – всего навсего куча металлолома, которая только и может, что быстро считать. Его запрограммировали на однотипные действия. В этом то все и дело. Посмотрим, где у него мертвая зона? Она сзади, со стороны сопел. Там находится всего лишь 114 орудийных башен. Время поворота у них различное – то есть на 180 градусов они поворачиваются неодинаково быстро. У самого маленького орудия время разворота – секунда, у главного орудия – шесть секунд. Это – во первых. Далее, очень важно, на что обращается внимание в первую очередь. Первыми уничтожаются метеориты, движущиеся с самой высокой скоростью, даже если они находятся гораздо дальше, чем более медленные. Ну, кроме того, есть и еще ряд факторов вроде скорострельности, угла упреждения и тому подобного. Наш компьютер все это принял во внимание.
– И что из этого?
– Да то, что это вполне реально. Мы отправимся к линкору в гуще метеоритного роя со стороны двигателей «Неуязвимого». Метеоритов должно быть столько, чтобы хватило на все орудия, причем самый мелкий камешек должен быть вдвое больше скафандра. Тогда компьютер отнесет нас в самый мелкий разряд. Тем временем наготове будет второй метеоритный рой, который налетит под прямым углом к корме линкора, но не раньше, чем будет покончено с первым роем. К тому моменту мы уже достигнем дюз. Пока пушки развернутся, чтобы уничтожить нас, мы будем уже внутри и в безопасности.
– Хм м, звучит убедительно. А сколько у нас будет времени между проникновением в дюзы и окончанием разворота первой пушки?
– Мы окажемся в мертвой зоне ровно за 6/10 секунды до первого выстрела.
– Вполне достаточно, можно начинать.
Язон жестом остановил его.
– Подожди. Давай условимся – резаки и оружие готовим сами. Там, на борту, ничего сложного не будет, но тем не менее. Поэтому Мете ни гу гу. Идем только вдвоем.
– Но у троих больше шансов проникнуть внутрь.
– Достаточно и двоих. Если ты не согласен, то я вообще отказываюсь.
– Идет.
Мета, захваченная своими шифрами и кодами, ничего не замечала. Все шло как задумано. Вспомогательные корабли упражнялись в запуске метеоритов, пока им это смертельно не надоело. Основную долю работы взвалили на компьютеры. Керк и Язон тем временем облачились в боевые скафандры с полными боекомплектами. Пока Керк навешивал на себя спецснаряжение, Язон отключил сигнализацию выходного шлюза, чтобы Мета не узнала об их уходе. После этого они выскользнули в пространство. Даже для хорошо знакомого с космосом человека свободный полет в пространстве – штука не из приятных. Можно запросто потерять ориентацию, перепутать верх с низом или принять за них любое другое направление. Поэтому Язон был рад, что невдалеке маячит фигура Керка. – ОПЕРАЦИЯ НАЧАЛАСЬ, – послышался хрип в их наушниках, но им было не до того. Компьютер доложил, что метеориты уже приближаются – сами они их увидеть не могли – и посоветовал отойти в сторону. Рой был уже совсем рядом, когда сработали двигатели скафандров. Потом, на основании рекомендаций компьютера, они расположились в центре потока, уравняли свои скорости и перешли в свободный полет.
– Ты все понял? – крикнул Язон.
– Еще бы! – откликнулся Керк.
Линкор уже можно было различить – тонкая черточка на фоне звезд.
– Давай все повторим. Мы ничем не должны выделяться. Пользование двигателями – лишь в экстренной ситуации. Лучше всего, если по нам будут вести огонь орудия малого калибра. Это будет означать, что большие заняты чем то другим. Второй рой уже на подходе. Мы его не увидим – разве что наш компьютер засечет. Огонь переместится на него, и компьютер даст команду «ПОШЕЛ». Вот тогда и рванем. Постарайся выжать из двигателя все до предела. На расстоянии 1100 метров от кормы резко тормозим – это уже мертвая зона. Курс держим на дюзы.
– А вдруг он решит слегка их прочистить, чтобы избавиться от нашего присутствия?
– Об этом лучше не думать. Остается надеется, что его не программировали на это…
Вокруг заполыхали вспышки разрывов. Автоматика затемнила стекла их гермошлемов, но ослепительное пламя прорывалось даже сквозь затемнение. Происходило все это в абсолютной тишине. Колоссальный кусок скалы величиной с дом беззвучно вспыхнул и испарился всего в какой нибудь сотне метров от Язона, и он непроизвольно сжался внутри скафандра. Безмолвное уничтожение вдруг разорвал звук ужасного взрыва и скафандр содрогнулся.
В него попали! Правда он ожидал этого, готовился к этому, но все равно ощущение было ужасным. Все кончилось так же внезапно, как и началось, и Язон услышал еле различимую команду: ПОШЕЛ!
– Вперед, Керк! Давай! – заорал Язон, выжимая из двигателей все, на что они были способны. Скафандр ринулся вперед. Язон дернулся от взрыва, но тут перед ним появились очертания кормы линкора с главной дюзой в середине. Она здорово смахивала на огромный черный зрачок. Он рос и рос, заполняя все видимое Язону пространство, как вдруг замигала красная лампочка радара – 1100 метровая отметка была позади. Теперь пушки его не достанут, зато велик риск врезаться в корму линкора и расшибиться в лепешку. Он включил торможение и перегрузка навалилась на него сокрушитьной тяжестью. Дюза полностью окружила его, Отрезав весь остальной мир.
Итак, Он находился внутри. Где же Керк? Он остановился, и тут что то промчалось над его головой и на большой скорости врезалось в дальний конец дюзы.
– Керк!
Язон, увидев, как гигант пиррянин отлетает от стенки дюзы, ухитрился поймать его и осветил фонарем.
– Керк! – Тишина. Неужели мертв?
Наконец:
– Причалил…слегка быстрее, чем хотелось бы.
– Ничего. Мы на месте. Давай приступим к делу, пока компьютер не очухался.
Они быстро распаковали излучатель, разрушающий молекулярные связи, – единственный вид оружия, способный справиться с броней линкора, и лучем обвели окружность над самым инжектором. Это заняло почти две минуты, в течении которых они каждую секунду ждали включения дюз.
Но обошлось. Окружность была завершена, и Керк, прислонившись к металлическому кругу, включил двигатель своего скафандра. В тот же миг и круг, и пиррянин исчезли из виду. Язон вплыл за ним в огромное, ярко освещенное машинное отделение. Сзади что то полыхнуло и стало еще светлее. Он обернулся и успел увидеть пламя, рванувшееся из проделанного ими отверстия. Через мгновение пламя исчезло.
– Сообразительная машинка, – пробормотал Язон, – ой, сообразительная.
Керк, не обращая внимания на вспышку, нырнул в рубку управления машинного отделения. Язон тронулся следом и тут же налетел на него – в руках Керк держал большой план в погнутой металлической рамке.
– План линкора. Сорвал со стены. Центральный пульт управления здесь. Пошли.
– Отлично, отлично, – пробормотал Язон, стараясь не отставать от пиррянина. Ходоком Керк был отличным, и Язону стоило большого труда не отстать.
– Ремонтные роботы, – произнес он, когда они вышли в длинный коридор, – вмешаются они или нет?..
Не успел он договорить, как два робота вскинули свои сварочные аппараты и напали на них. Пистолет Керка дважды рявкнул и роботы превратились в груду металлолома.
– Он не дурак, – сказал Керк. – Использует против нас все, что можно. Не зевай, прикрой меня сзади.
Разговаривать времени не было. Они стремились к главному пульту. Все машины, попадавшиеся на пути, пытались их убить. Уборщики бросались на них со щетками, экраны взрывались, когда они пробегали мимо, металлические полы били их током. Это было настоящее сражение – сражение, ведомые одной стороной до тех пор, пока они живы. Скафандры были практически неуязвимы для роботов и изолированы от внешней среды. Кроме того, пирряне считались лучшими бойцами в Галактике. Наконец они добрались до двери, на которой было написано:
«ЦНТРА КОНТРОЛО»
Керк, выстрелом выбив замок, ворвался внутрь. Помещение было освещено, светились экраны.
– Прорвались, выдохнул Язон, срывая шлем и вдыхая прохладный воздух. – Миллиард кредов! Мы перехитрили эту кучу шестеренок…
– ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ, – прогремело откуда то, и стволы их пистолетов мгновенно нацелились на источник звука.
Тут они поняли, что слышат запись.
– ПОСТОРОННИЕ НА ЛИНКОРЕ! ПОКИНЬТЕ НЕМЕДЛЕННО СУДНО. ДАЮ 15 СЕКУНД. В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ ЛИНКОР БУДЕТ ВЗОРВАН, НО НИКОГДА НЕ ПОПАДЕТ В РУКИ ПРОТИВНИКА. ЧЕТЫРНАДЦАТЬ…
– Нам не уйти! – крикнул Язон.
– Бей по приборам!
– Нет! Управление не должно пострадать!
– ДВЕНАДЦАТЬ.
– Что же делать?
– Ничего, совсем ничего…
– ВОСЕМЬ.
Они молча переглянулись. Язон протянул руку Керку, и тот пожал ее.
– СЕМЬ.
– Ну, прощай, – сказал Язон, силясь улыбнуться.
– ЧЕТЫРЕ…хр р…ТРИ.
Наступила тишина, затем металлический голос вновь произнес, но уже другим тоном:
– НАЧИНАЮ РАСКОНСЕРВИРОВАНИЕ. СИСТЕМА ЗАЩИТЫ ОТКЛЮЧЕНА. ЖДУ ДАЛЬНЕЙШИХ РАСПОРЯЖЕНИЙ.
– Что случилось? – спросил Язон.
– ПАРОЛЬ ПОЛУЧЕН. ЖДУ ДАЛЬНЕЙШИХ РАСПОРЯЖЕНИЙ.
– Вовремя, – сглотнув, прошептал Язон. – Как раз вовремя.

– Не надо было уходить без меня, – сказала Мета. – Я никогда тебе этого не прощу.
– Не мог я тебя взять, – ответил Язон. – И сам бы не пошел, если бы ты настаивала. Ты мне дороже миллиарда кредов.
– Это самое приятное из того, что я когда либо от тебя слышала. – Мета нежно улыбнулась и поцеловала Язона. Керк с интересом наблюдал за ними.
– Объясни, что же произошло? Компьютер, наконец, вычислил пароль?
– Нет, это я его вычислила.
Она заулыбалась, видя их потрясенные лица, и еще раз поцеловала Язона.
– Вы же знаете, что я заинтересовалась шифрованием. Это страшно интересно, особенно военная сфера применения. А тут как раз Шранкли рассказал мне о подстановочных шифрах, и я попробовала один из них, самый простенький, ну тот, знаете, где А 1, Б 2 и так далее. Я попробовала записать одно слово этим шифром и получилось 81122021, но это всего восемь цифр. То есть двух не хватает. Шранкли растолковал мне, что каждая буква обозначается двумя цифрами, а не одной, то есть А записывается не как 1, а как 01. Тогда я добавила по нулю к двум одинарным цифрам и получилось десятизначная комбинация. Потом я шутки ради ввела ее в компьютер, он передал ее на линкор, и вот что из всего этого вышло.
– Сорвать банк с первой же попытки, первой же комбинацией! – воскликнул Язон. – Вот удача так удача!
– Не совсем. Ты же сам все уши нам прожужжал, что у военных полностью отсутствовало воображение. Вот я и взяла простейшее слово. Я заглянула в словарь эсперанто…
– ХАЛТУ?
– Ну да, закодировала его и послала.
– А что оно означает? – спросил Керк.
– Стой, – ответил Язон. – Просто «стой».
– Я бы на ее месте сделал то же самое, – одобрительно кивнул Керк. – Ладно, пошли заберем деньги и – домой.



Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru