лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Гаррисон Гарри Максвелл. Билл, герой Галактики, отправляется в свой первый отпуск

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Гарри Гаррисон
Билл, герой Галактики, отправляется в свой первый отпуск

Билл — герой Галактики – 2



Аннотация

Кто знает, как бы сложилась жизнь простого парня Билла, если бы не случай, который сыграл с ним злую шутку и привел его в ряды имперской космической пехоты. Вот тут — то он и окунается с головой в мир невероятных приключений. Обстоятельства вынуждают командование космического флота отправить еще необстрелянного, плохо обученного рекрута вместе с такими же зелеными новобранцами воевать с разумными обитателями иных планет. Не раз и не два приходитсяч Биллу смотреть смерти в глаза, но природнаясмекалка, изобретательность, а где — то и везение позволяют ему не только выжить, но и стать тем, кого весь обитаемый космос знает как Билла — Героя Галактики.


Полная бутылка сказочного напитка «пей до дна мечта пьяницы», сто восемьдесят градусов — не больше и не меньше, достаточно крепкого, чтобы проесть стекло, — это немалая взятка. И, уже имея определенный опыт общения с военными, Билл не торопился отдавать это сокровище дежурному сержанту до тех пор, пока собственными глазами не увидел своего имени в списке отбывающих.
Ну вот, наконец, его первый отпуск! Когда Билл взял в руки приказ, его губы расползлись в гримасу, отдаленно напоминающую улыбку, а на лбу выступили блестящие капельки пота.
«Ровно в три часа двадцать четыре минуты отбывающие в отпуск будут отправлены на роскошный курортный остров Антракс, где им предстоит согласно уставу наслаждаться солнцем, песком и всем прочим. Ненаслаждение карается смертной...»
Глаза Билла закатились от удовольствия, и он даже не смог дочитать приказ до конца. Ну и черт с ней, с этой бумажкой. И так все понятно. Уж кого кого, а его не придется заставлять наслаждаться солнцем, песком и особенно всем прочим.
Ровно в три часа двадцать четыре минуты следующего утра ничего замечательного не произошло. Билл вместе с остальными счастливчиками почти два часа просидел пристегнутым к окованному сталью креслу внутри на редкость нескладного летательного аппарата, пока пилот не получил таки столь долгожданный сигнал, завел двигатели, и судно, подняв свои мощные лопасти, помчалось над океаном.
Пронесшись несколько секунд по воздуху, корабль камнем рухнул вниз.
Зубы Билла громко лязгнули, а голова, откинувшись назад, больно ударилась о переборку.
— Кранты! Мы погибли! — дико заорал Билл.
— Закрой пасть, сукин ты сын! — проскрежетал с соседнего сиденья сержант, явно не желающий широко открывать рот, чтобы не прикусить язык в момент нового рывка. — Это тебе не какое нибудь гражданское судно на воздушной подушке. Это — военная модель, и она прыгает. Увертывается от обстрела, спасая твою вонючую шкуру.
— И при этом расплющивает всех, кто у нее внутри?
— Именно так, недоумок! Быстро соображаешь, видимо, хорошая встряска пошла на пользу твоей дырявой башке.
Миновала, казалось, целая вечность, в течение которой прыгун то взмывал вверх, то с устрашающим воем устремлялся вниз. Неожиданно безумная гонка прекратилась и наступила тишина. Ее нарушали лишь стоны изрядно помятых отпускников.
— На выход! — прохрипел громкоговоритель. — Тот, кто вылезет последним, будет неделю чистить сортиры.
Сразу же позабыв об увечьях, полученных во время перелета к месту вожделенного отдыха, герои галактических сражений дружно бросились к выходу, с боем расчищая себе путь из проклятой соковыжималки. Те, кому удавалось по головам и плечам соратников выбраться наружу, обессилено падали на землю, тяжело дыша, словно рыбы, выброшенные на сушу.
— А песок то черный... — с трудом разлепляя губы, пробурчал на редкость наблюдательный Билл.
— Конечно, черный! — радостно и нежно проворковал сержант. — С чего бы ему быть белым, ведь этот остров — вулканический, и это не совсем даже песок, а лава. Так, хватит разлеживаться! Вали на перекличку!
Не успели еще пострадавшие от последних разработок в авиатехнике оторвать от земли свои расплющенные тела, как словно в подтверждение слов сержанта в недрах что то судорожно громыхнуло, остров исступленно затрясся, словно пес, вычесывающий блох, и отпускники в ужасе увидели, как верхушка ближайшей горы изрыгнула устрашающе черный дым и выстрелила в небо фонтаном из камней.
— А что, мы будем проводить отпуск на действующем вулкане? — спросил любознательный Билл.
— Ты в армии или где? — вполне резонно ответил сержант. — Поверь мне, придурок, это еще не худшее место для отдыха.
Они стояли под палящим тропическим солнцем — точнее, те, кто еще не потерял сознание от теплового удара. Наконец сержант получил добро на размещение вновь прибывших в здравницах курорта. Только после этого они построились в походный порядок и, пошатываясь, двинулись в джунгли.
Путь казался еще более длинным из за прогулочных платформ с офицерами, которые то и дело проносились над ними. Пассажиры платформ весело ржали, бросали вниз пустые бутылки и в перерывах между новыми судорожными глотками делали непристойные жесты. Несчастным воякам только и оставалось уворачиваться от стеклянных снарядов и надеяться на лучшее.
До лагеря для нижних чинов они добрались уже в сгустившихся сумерках. Место для отпуска было действительно выбрано почти идеально. Повсюду из многочисленных расщелин вырывались тучи диоксида серы и других, судя по всему, не менее ядовитых химических соединений. Каждый, даже самый скупой вдох вместо кислорода насыщал организм слезоточиво парализующей смесью. Едва волоча ноги, хрипя, кашляя и рыдая, отпускники вползли в свои бунгало, расположенные, конечно, с подветренной стороны от вулкана, и рухнули на твердые, как камень, койки.
— До чего ж тут весело! — сквозь слезы провозгласил Билл и тут же был вынужден уворачиваться от полетевших в него со всех сторон сапог.
Хотя отпускники чертовски измотались, они обнаружили, что непрерывное громыхание в глубинах земли и вонючий вулканический смог, сокращенно ВУС, как ни странно, здорово мешают заснуть. Впрочем, если бы они не обладали уникальной способностью спать и в еще худших условиях, они давно бы умерли от изнеможения. Вскоре к обычным для Антракса звукам прибавился дружный храп, очень похожий на смертные хрипы разъеденных кислотой глоток. Вдруг вспыхнул свет, и в дверь с громким воплем ввалился сержант.
— Тревога! Чинджеры напали!
Отпускники со стонами вяло зашевелились на койках, но тут сержант неосторожно добавил:
— Они атакуют офицерский лагерь!
Стоны сменились одобрительными вскриками. Но эмоции очень быстро утихли и снова оживились лишь после того, как сержант пальнул в потолок.
— Ребята, я ничего не имею против вашей горячей любви к офицерскому составу, — понимающе проворчал он. — Но после этих ублюдков чинджеры наверняка возьмутся за нас. К оружию.
Этот весьма резонный довод, обращенный к инстинкту самосохранения, а не к готовности пожертвовать собой за глубоко любимых господ офицеров, заставил солдат рвануться к оружейной стойке.
Билл, одетый лишь в модные оранжевые подштанники и сапоги, решительно схватил ионное ружье и присоединился к весельчакам, уже вовсю резвившимся на крыльце. Со стороны офицерского лагеря доносились взрывы и душераздирающие крики.
— Слышите? Похоже, этим козлам больше не до шуток!
— Какие уж шутки — не забыли бы поменять белье!
Это была славная острота, и Билл, от души посмеявшись, решил подобраться поближе, откуда можно будет с удобством полюбоваться на предстоящее зрелище.
— Тес, Билл! Давай сюда, — прошептал кто то из за кустов.
— Кому это я понадобился? — подозрительно спросил Билл. — Я тут, кажется, никого не знаю.
— Зато я тебя знаю, Билл. Мы с тобой вместе летали на старушке «Фанни Хилл», как, вспомнил?
— И зачем мне нужно что то вспоминать?
— А затем, что у меня припасена бутылка «Пота Плутонианской Пантеры», и мне бы очень не хотелось предлагать распить ее кому нибудь другому.
— Дружище, что же ты молчал! Теперь я тебя точно вспомню!
Билл заглянул за куст, и в тусклом лунном свете, едва просачивающемся через тучи, увидел, что стоящая перед ним крохотная фигурка принадлежит одному из недавно напавших чинджеров.
— Тревога! — не слишком уверенно крикнул Билл, вскидывая ружье. Да, верность уставу — это то, что отличает настоящего десантника даже тогда, когда его мозги целиком подчинены желанию отведать знаменитый напиток.
Маленькая, но сильная рука схватила ружье за дуло и вырвала его. Чинджер подпрыгнул, и твердый кулак врезался Биллу в челюсть. Похоже, чинджер действительно знал Билла как облупленного, а иначе откуда бы он догадался, что подобные процедуры сильно помогают некоторым людям освежить память.
— Ну же, Билл! Ты ведь меня помнишь. Как то раз я уже тебя спас.
— Бигер? Трудяга Бигер?!
— Ну наконец то! Так ли много у тебя знакомых чинджеров? Которые специально организовывают это нападение...
— Так, оказывается, вы не собираетесь убивать офицеров? — разочарованно спросил Билл.
— Еще как собираемся. Теперь заткнись и дай мне договорить. Нападение, чтобы я мог незаметно забрать тебя. Нам очень нужна твоя помощь...
— Не хочешь ли ты сказать, что ради помощи вам я должен предать человечество?
— Конечно. Ты ведь десантник, специально обученный для выживания в любой обстановке, а значит, ты готов на все, чтобы спасти свою шкуру. Правильно?
— Правильно. Но смотря сколько вы мне заплатите.
— Пожизненный кредит на неограниченную выпивку в Межзвездном Клубе. Не говоря уже о колбасе на закуску.
— Годится. Кого я должен убить?
— Никого. Тебе вообще то даже не нужно становиться предателем. Я просто хотел проверить, действительно ли вы, люди, такие законченные козлы, как про вас говорят. А теперь сваливаем отсюда, пока нападение не закончилось.
Трудяга Бигер уверенно направился к ярко разукрашенному фонтану, увенчанному здоровенной рыбиной/из пасти которой струилась вода. Один поворот рыбьего хвоста, и вода перестала течь, а в боку чудовища открылся проем.
— Полезай, — приказал Бигер.
— Это что? Миниатюрный космический корабль, замаскированный под фонтан, очередное чудо чинджерской техники?
— А ты что думал, вагон подземки? И давай шевелись, пока нас тут не прихватили.
Пули, ударившиеся о камни у самых его каблуков, заставили Билла, не задумываясь, нырнуть в открывшееся отверстие. При этом он умудрился врезаться во что то головой, да так основательно, что на время потерял сознание. Когда Билл пришел в себя, он обнаружил Трудягу в кресле у пульта управления, а во тьме, царящей за иллюминатором, лишь кое где вспыхивали искорки звезд.
— Отлично, — произнес Бигер, откидываясь назад вместе с креслом. — Бери сигару, а я пока постараюсь объяснить тебе суть дела.
Билл охотно взял одну из предложенных сигар и, не успев закурить, очумело уставился на Трудягу, который деловито съел остальные и довольно рыгнул.
— Чего уставился? Давай прикуривай, и пора заниматься делом. Задание, которое нам поручено, — благородная миссия спасения.
— Кого мы должны спасать — похищенных девиц? Они хоть симпатичные?
— Едва ли. У одного из наших не вовремя закончилось топливо, и его захватили вместе с кораблем. Мы с тобой обязаны вытащить его, это очень важно для нас.
— Чем же он так знаменит, этот чинджер?
— Тебе это знать совсем необязательно. Запомни главное: если дело выгорит, то тебе хватит выпивки на всю оставшуюся жизнь.
— А почему бы тебе не сделать это самому?
— Да по той простой причине, козел ты пытливый, что я — не человек. Нужный нам чинджер находится в плену на высоко милитаризованной планете Пара'Нойя. Как бы я ни маскировался, меня там сразу же разоблачат. А ты до отвращения похож на человека и спокойно можешь попасть туда, куда любому из нас дорога заказана.
— Я хочу получить часть платы вперед, — твердо заявил Билл, чувствуя, что у него появились основания для уверенности в себе.
— Почему бы и нет. Ты вполне способен действовать и в пьяном виде. Вот.
«Вот» оказалось флягой с жидкостью сомнительного зеленого цвета и этикеткой, коряво написанной на неизвестном Биллу языке. Но такие мелочи не остановят человека, у которого горят трубы. Первый глоток показался просто омерзительным на вкус, дался нелегко, и Биллу даже померещилось, что у него из ушей повалил дым. Но тренированный организм выдержал удар, дальше пошло как по маслу, и вскоре он уже доходил до кондиции, хрюкая от удовольствия.

* * *

Билла разбудил праздничный перезвон колоколов, и он жалобно застонал. Ему стало еще хуже, когда он понял, что все это многоголосье звучит внутри его черепной коробки.
Открыть глаза удалось только при помощи пальцев обеих рук. Но стоило на секунду отпустить веки, как они с лязгом сомкнулись обратно. Эти титанические усилия заставили Билла застонать еще сильнее — проникший через зрачки свет с шипеньем обжег мозг.
— С добрым утром, — усмехнулся Бигер и сделал Биллу безболезненный укол. Что бы это ни было за лекарство, подействовало оно почти мгновенно, и симптомы всегалактического похмелья начали униматься. Когда с глаз несчастного начала спадать пелена, он заметил, что перед ним стоит седовласый флотский адмирал при полном параде. Билл тут же вытянулся в струнку и лихо отсалютовал обеими правыми руками.
К его удивлению, адмирал бойко проделал то же самое. И тут невероятное чутье подсказало Биллу, что он видит в зеркале самого себя.
— Наконец то я получил звание, которого действительно заслуживаю, — самодовольно ухмыльнулся Билл, выпятив грудь и игриво побренчав медалями.
— Прекрати паясничать. Ты недостаточно умен даже для рядового первого класса. Теперь внимательно слушай и постарайся запомнить все, что я тебе сейчас скажу. Если ты потом хоть что нибудь напутаешь, последствия могут оказаться необратимыми. Инструкции мнемонически имплантированы в твое подсознание. Чтобы они начали работать, ты должен произнести вслух слово «гарумф».
— И это все?
— Ишь разбежался. Я, например, очень сомневаюсь, что тебе вообще удастся самостоятельно управиться со всеми хитростями, заключенными в этих инструкциях.
— Гарумф, — решительно произнес Билл, важно засунул большие пальцы рук за портупею и заговорил хорошо поставленным голосом:
— Я смотрю, вы, молодой человек, не отдаете себе отчета в том, что находитесь в присутствии адмирала Имперского флота...
— Не гарумф! — поспешно воскликнул Бигср, и Билл испуганно отшатнулся.
— Я что то не то сказал?
— Как раз то, что надо. Имплантат работает в лучшем виде. Теперь можно начинать сражение.
— Какое еще сражение?
— Инсценированное сражение, бестолочь, из которого ты вырвешься на поврежденном спасательном катере и совершишь вынужденную посадку на Пара'Нойе.
Бывший Трудяга, а теперь суперагент Бигер нажал кнопку связи, и на экране возникло изображение еще более зеленого четверорукого чинджера.
— Тидсминкс, — произнес Бигер.
— Мртнзл! — промычал его собеседник и исчез с экрана.
— Людям понадобилось бы объясняться не менее пяти минут, чтобы выразить все то, что ты сейчас услышал. Чинджерский язык необычайно компактен и содержателен.
— Зато звучит он на редкость отвратно.
— Твоего мнения на этот счет никто не спрашивает. Дуй к люку, твой героический конь уже прибыл и бьет копытом.
Откуда то нарисовался весь обожженный шлюп, с лязгом пришвартовался к фонтану и с жутким скрипом открыл переходной шлюз.
— Давай! — приказал Бигер, и Билл послушно перебрался в катер. Он плюхнулся в кресло пилота, покрепче пристегнулся и уже потянулся к пульту управления, но тут у него в ушах заскрежетал голос суперагента.
— Не вздумай ни к чему прикасаться, козел. Я уже включил дистанционное управление и автопилотирование. Счастливого пути...
Голос чинджера потонул в реве двигателей, и катер с места ринулся вперед. Прямиком в алчущую утробу развернувшегося вокруг космического сражения. Когда со всех сторон принялись рваться снаряды и космические мины, Билл в ужасе завопил и закрыл глаза.
Маленький космический корабль стремительно пронесся через взрывы и вспышки и направился к синему шару — быстро приближающейся незнакомой планете. Едва катер попал в зону притяжения планеты, двигатель заглох, и только что открывший глаза Билл почувствовал, как ненадежное суденышко увлекает его в свободное падение сквозь пелену густых туч.
К восторгу уже простившегося с жизнью Билла в последнюю микросекунду падения тормозной парашют все таки раскрылся, и корабль мягко опустился посреди плаца ощетинившейся пушками военной базы. Люк со скрежетом отодвинулся. Плюнув на ладонь, Билл пригладил свои так кстати поседевшие волосы, втянул живот, выпятил грудь, как полагалось настоящему адмиралу, и шагнул наружу.
— Стой на месте, шпион, или я тебя поджарю, как гамбургер!
Часовой со свирепым видом направил свой излучатель прямо Биллу в живот, держа палец на спусковом крючке.
— Урргл! — произнес Билл.
— Чего?
— Я хотел сказать — барбл!
От отчаяния Билл побледнел так, что его кожа сделалась одного цвета с абсолютно седыми волосами. Он потерял ключевое слово!
— Что здесь происходит? — пролязгал невесть откуда взявшийся генерал, одетый в бронированный скафандр.
— Приземлился неизвестный космический катер, сэр. Оттуда вылез этот чокнутый. Несет какую то бредятину.
— Чушь собачья. Ты что, совсем ослеп, не видишь — это офицер? Тебе разве не объясняли, дубина ты стоеросовая, что офицеры не могут быть чокнутыми, просто некоторые — немного эксцентричны.
Генерал повернулся к Биллу и отдал честь по самым строгим правилам воинского искусства.
— Добро пожаловать на Пара'Нойю, адмирал.
Билл икнул.
— Именно так, — подтвердил генерал, выкатив глаза и продолжая стоять по команде «смирно».
— Гарумф, — слабым ветерком прошелестело в Билловой голове.
— Вот оно! — возликовал Билл. — Гарумф! Рад вас видеть, генерал. Тут у нас поблизости произошло небольшое космическое сраженьице. Уничтожено несколько тысяч наших кораблей, но эти педики — то бишь противники — тоже получили по заслугам.
— Лес рубят — щепки летят.
— Вот именно. Мой корабль разлетелся на осколки, и я чудом спасся на этом катере. Полагаю, вы проявите гостеприимство и угомоните этого недоделанного солдата, который самым наглым образом направляет доверенное ему оружие на старших по званию.
— Ну конечно! Эй, ты! Давай сюда излучатель и живо отправляйся в военную полицию. Скажи, чтобы тебе впаяли два года стройбата.
Невинно пострадавший солдат уныло побрел прочь. А военачальники, быстро почувствовавшие друг к другу глубочайшую симпатию, рука об руку направились в бар, где бодро подняли по бокалу шампанского.
— За вашу прекрасную высокомилитаризованную планету, — провозгласил Билл. — Пусть ваша Пара'Нойя крепнет и прогрессирует!
— За наш отважный космический флот — чтоб ваши педики, то бишь противники, всегда получали по заслугам!
Билл залпом осушил свой бокал, удовлетворенно рыгнул и благодарно кивнул, увидев, что сосуд снова наполнили до краев.
— Замечательная, надо сказать, штука — эта ваша Пара'Нойя!
— Мы и сами от нее без ума.
— Может быть, я и ошибаюсь, но перед тем, как мой корабль взорвался, я краем глаза видел какую то космограмму... Вспомнил, кажется, о пленнике, который тут у вас содержится.
— Должно быть, это о нашем пленном чинджере!
— Да вы что?! Никому еще не удавалось взять в плен живого чинджера!
— Это потому, что никто не умеет воевать так же здорово, как мы. Война — это наша стихия. Хотите взглянуть на этого гомика?
— Что, его так зовут?
— Почти. Его имя Мигр.
— Конечно, хочу, дружище. Если бы еще можно было поучаствовать в его пытках...
— А почему бы и нет? Я попробую устроить это в лучшем виде.
Они выпили еще шампанского, выкурили по сигаре и не спеша направились в сторону крепости. Часовые, стоящие практически друг за другом, громко лязгали оружием, отдавая им честь. Ворота с электронными замками отъехали в сторону, оттуда выбежал целый взвод и как на параде взял на караул. Билл с генералом прошли внутрь отливающего сталью коридора, в конце которого металлические стены сменились серым камнем. Здесь повсюду царила сырость, под ногами шныряли хищные грызуны, и даже часовые были покрыты плесенью и паутиной. Время от времени на пути офицеров оказывались закрытые электронными замками двери. Замки скрипели, звенели, щелкали и пропускали дальше, и вот, наконец, за последней, запертой тяжелым засовом преградой Билл увидел чинджера, прикованного к стене массивными цепями.
— Я думал, эти твари будут покрупнее, — удивился Билл.
— Покрупнее, помельче, позеленее, помногорукее — не имеет значения. Они — враги, и наша задача — уничтожить их всех.
— Конечно, конечно. А что это за странный агрегат держит часовой?
— Наше новое гениальное изобретение. Излучатель оков. Посылает импульсы энергии, которые намертво сковывают врагов Пара'Нойи, делая из них послушных неподвижных идиотов.
— Звучит просто потрясающе. Могу я подержать в руках это чудо параноидальной техники?
Восхищенный и взволнованный, Билл бережно взял излучатель, покрутил его, заглянул с видом знатока в дуло, еще раз перевернул и неожиданно пальнул в часового и в генерала. Тех окутало пурпурное пламя, они в корчах упали на пол и потеряли сознание.
Билл улыбнулся пленному чинджеру и жизнерадостно проскрипел:
— Грта?
— Зимтз! Хорошо, что ты появился вовремя, простодушный человек, носитель помощи, посланной мне моим собратом. Ты выполнил свою функцию — не гарумф.
При этих словах личность отважного адмирала растаяла, и прозревший Билл застучал зубами от страха.
— Нам крышка! Нас застрелит первый же попавшийся параноик!
— Заткнись, не каркай, — дружелюбно посоветовал Мигр, ухватился за свои цепи и с легкостью разорвал их. — Хоть один козел человечишка может совершить такое? Вместо того, чтобы паниковать, лучше вспомни как следует, не видел ли ты где нибудь поблизости роботов?
— Зачем нам нужны эти железяки? Надо сматываться, пока не поздно!
— Я что, недостаточно четко поставил вопрос? С твоими ограниченными умственными способностями вообще думать противопоказано. Роботы, понимаешь? Металлические уроды на колесиках и со стеклянными глазами.
— Ну да, кажется, попадались. У входа вертелся робот привратник.
— Великолепно, дружище, мой собрат Бигер не ошибся в твоих талантах.
Чинджер перепрыгнул через лежащего без сознания генерала и засеменил к пульту, встроенному в стену рядом с закрытой дверью.
— Приведи робота сюда и больше ни о чем не беспокойся. Гарумф, — произнес Мигр, нажал на кнопку, и дверь со скрипом приоткрылась. Билл сделал решительный шаг вперед и рявкнул настоящим адмиральским голосом:
— Эй, часовые, ну ка ко мне.
Когда солдаты бросились выполнять приказ, Билл вскинул излучатель и отправил их отдыхать на полу под чутким руководством бравого генерала. Дальнейшее было уже делом техники.
Робот самозабвенно натирал до блеска металлический пол в коридоре, но прервался, когда Билл окликнул его:
— Эй, ты, робот, иди сюда.
— Мы, робот, уже идти, — на одной занудной ноте проскрежетал робот.
— Так, а теперь положи швабру и следуй за мной.
— Мы, робот, делать, что большой начальник говорить.
Лязгая и что то бормоча себе под нос, он заспешил за Биллом и вместе с ним остановился. В этот момент чинджер запрыгнул послушному бедняге на плечи и ловко отвинтил панель управления у него на голове.
— Клик! — только и звякнул робот, когда Мигр извлек из его железного черепа сначала клубок проводов, затем множество непонятных мелких деталей и швырнул все это на пол. После такой несложной хирургической операции внутри робота оказалось достаточно свободного места, чтобы чинджер мог без помех забраться туда. Поставленная на место панель управления скрыла все следы издевательств над безобидным искусственным существом.
— Ну теперь можно рвать когти! — оживился прооперированный робот.
— Если бы еще знать, куда! — Билл содрогнулся, но тут же взял себя в руки. — Может, у вас есть план, мистер Мигр?
— Ха, есть ли у меня план! У меня есть целых три плана, — проскрипел робот, подобрав швабру. — Для начала приступаем к номеру первому. Ты идешь впереди, а я качусь за тобой. Нам нужно подняться на тридцать этажей до самого верхнего уровня. Когда они тащили меня сюда, я успел заметить там какие то летающие посудины.
У часового, охраняющего следующие двери, при приближении Билла глаза вылезли из орбит. Несмотря на глубоко вбитую в него субординацию, он решился на проявление бдительности:
— Господин адмирал, прошу прощения, но прямо за вами по пятам следует робот привратник!
— За мной? То то я слышу какой то звон в ушах. Сейчас мы узнаем, что ему понадобилось.
Пока Билл играл перед часовым спектакль, робот незаметно подкатился сзади и врезал честному воину шваброй по голове.
— Тебе неплохо бы сменить внешность, — проскрежетал чинджеробот, стягивая с неподвижного часового форму. Биллу ничего не оставалось, как броситься ему помогать. Вскорости седовласый солдат ветеран и катящийся по его пятам робот двинулись по коридору. Когда они добрались до шахты лифта, у них над головами зазвенел сигнал тревоги.
— Хватай их! — не очень уверенно закричал Билл.
— Держи чинджеров! — подхватил робот и быстро проскочил в двери лифта. Он нажал самую крайнюю кнопку, и лифт стремительно помчался вверх. Когда двери открылись, спрятавшиеся снаружи солдаты открыли шквальный огонь на поражение.
— Хорошо, что у чинджеров рефлексы не такие заторможенные, как у людей, — скрипнул Мигр, мгновенно сдвинув двери перед дулами излучателей. Металл мгновенно накалился, но лифт уже мчал беглецов вниз.
Слова бессильны передать весь ужас, который им довелось испытать в этот день. Головокружительные погони и зубодробительные схватки, результат которых часто висел на волоске. Минуты тянулись часами. Наконец беглецы кубарем выкатились из последней двери этого смертельного лабиринта и оказались под открытым небом. Еще не до конца очухавшийся, изрядно помятый и слегка изувеченный, Билл пытался изо всех оставшихся сил потушить свои тлеющие на заднице штаны, подпаленные мужественными валькириями из вспомогательного женского батальона, с которыми им пришлось вступить в суровую, но, к счастью, быстротечную схватку. Только очередная хитрость Мигра позволила им почти невредимыми вырваться из лап этих тигриц.
— Не гарумф, — устало брякнул Мигр. — И хорошо бы нам в дальнейшем не использовать кодовых слов, если, конечно, ты постараешься держать себя в руках. А теперь самое время тебе прекратить так отвратительно лязгать зубами, надо бы осмотреться и попробовать разобраться, где мы находимся.
— Под дождем...
— Очень остроумно. Бигер каким то образом ухитрился выбрать из всего человечества и отправить мне на выручку самый потрясающий экземпляр, чей уровень умственного развития ниже интеллекта дохлой мыши. Слушай, кретин, ты вроде бы человек, а это, как вы утверждаете, звучит гордо. Потому напряги свои немногочисленные гордые извилины и скажи мне, где мы все таки находимся.
— Я здесь в первый раз.
— Догадываюсь. Но разуй глаза и попробуй за что нибудь зацепиться. Все, что я знаю о людях и их планетах, я почерпнул из рапортов. Я могу быть директором ЧРУ, Чинджерского Разведывательного Управления, но я совсем не ориентируюсь в порядках, царящих на человеческих планетах. Куда нас занесло?
— Похоже, что это городская свалка. Так ты, выходит, крупная шишка, а?
— Крупнее некуда. Все нити управления войной находятся в моих руках, и, по моему, мне чертовски хорошо удается дергать именно за ту нить, которую необходимо. Но если ты только захочешь кому нибудь сообщить, кто я такой, то умрешь, прежде чем с твоих губ сорвется хоть одно слово. Итак, что такое свалка?
— Место, куда люди сваливают ненужные вещи.
— Хорошо. Давай посмотрим, с чем ее едят, так вы, кажется, говорите.
Они стали перемещаться короткими перебежками от одного укрытия к другому. Сверху продолжал поливать дождь. Неподалеку от них раздавался ровный механический шум, и этот звук все приближался. В конце концов они спрятались за грудой искореженных шестеренок.
— Выгляни и посмотри, что там такое, — скомандовал Мигр. — Мусоровоз. А что еще, по твоему, должно быть на свалке?
— Сколько там людей?
— Ни одного. Им управляет робот.
— Так это же замечательно, глупый ты человек! Забирайся скорее в машину.
Вымокшие и потрепанные, к тому же пропахшие ароматами свалки, они вскарабкались в кабину и захлопнули за собой дверцу.
— Людям запрещено, — проскрежетал робот водитель. — Против закона, не имеете права, крркк...
«Крркк» оказалось последним словом робота — Мигр легким движением оторвал ему голову и выбросил ее из мусоровоза.
— Поехали, — скомандовал он Биллу. — Надеюсь, ты сумеешь управлять этой отвратительной машиной?
— Грузовик есть грузовик, — оптимистично заявил Билл, пнув коробку передач, и задним ходом пропахал гору мусора. — Хотя иногда, ха ха, требуется секунда другая, чтоб понять, как он ездит.
— Тогда потрать эту секунду, а если надо — то и все четыре, но только постарайся, козел вонючий, больше не выделывать таких фортелей. Запахи ваших свалок не для чинджеров, можете нюхать эту мерзость сами.
Билл повозился с рычагами управления и в конце концов твердой рукой направил мусоровоз вперед, прочь со свалки. Дождь почти перестал, и, шпаря прямо по полям, беглецы наблюдали, как крепость, едва не ставшая их могилой, остается далеко позади. Мигр на всякий случай еще раз взглянул назад и распорядился:
— Вперед, в джунгли.
— Это фермы, здесь нет джунглей.
— Мне все равно: джунгли или горы. Главное, как можно дальше от расположения войск, чтобы мы могли, наконец, вызвать помощь и наш сигнал не перехватили.
Они загромыхали дальше. Билл постепенно совершенствовался в мастерстве вождения мусоровоза, и это обстоятельство наполняло его чуткую душу гордостью и оптимизмом.
Когда по пути им встретилась колонна танков, Билл остановился и, используя манипуляторы, мастерски вытряхнул в утробу мусоровоза несколько мусорных баков, чтобы не возбуждать подозрений. Конечно, при этом часть мусора разлетелась по сторонам, но для первого раза это было сделано действительно профессионально.
— Просто класс, — гордо улыбнулся он, когда танки удалились, чавкая в густой грязи. — Было бы гораздо приятнее, — язвительно заметил Мигр, — если бы ты свалил весь мусор в кузов, а не вытряхивая его куда придется.
— Знаешь, как сложно? — огрызнулся Билл. — Ты что, думаешь, сам бы лучше справился?
— Веди машину, — устало буркнул чинджер. — Не хватало еще мне обсуждать проблемы вываливания мусора с человеком ренегатом!
До места, которое устраивало бы Мигра, они добрались только в сумерки. Этот каменистый клочок земли находился в горах вдали от населенных пунктов и от армейских баз. Пока Билл крутил баранку, Мигр умудрился полностью разобрать робота водителя и из его составных частей соорудить два сложнейших электронных прибора. Воткнув штекер одного из них в гнездо прикуривателя, чинджер начал сосредоточенно водить прибором вокруг себя.
— Что это ты затеял? — с некоторой опаской поинтересовался Билл.
— Использую детекторный детектор для обнаружения детекторов.
— И как эта штука работает?
— О, я ведь с детства был хорошим маленьким чинджером и всегда помогал пожилым чинджерам переходить через улицу — так за что же на мою голову свалился ты? Но раз уж это произошло, я, так и быть, попытаюсь тебе объяснить: я хочу установить, могу ли я отправить сигнал своим так, чтобы враги его не перехватили. И судя по показаниям этого простейшего прибора, все в полном порядке. Ну вот, сигнал отправлен, осталось ждать совсем недолго.
Ответ пришел раньше, чем Мигр успел договорить. Его последние слова потонули в реве двигателей. Прямо с неба на них свалился неуклюжий черный космический корабль и опустился рядом с мусоровозом.
Люк припараноившегося корабля плавно приоткрылся, и оттуда появился наружу какой то зонд, напоминающий по виду микрофон
— Бигер, не валяй дурака, дружище, — радостно прочирикал Мигр прямо в микрофон.
Из под днища корабля выпрыгнуло отделение морских пехотинцев с бластерами на изготовку. Люк отъехал в сторону до конца, и из него шагнул сияющий генерал с семью звездочками на погонах.
— Совсем даже и не Бигер, — сказал он, — а собственной персоной генерал Саддам, начальник военной разведки.
— Спасите! — дурным голосом заорал Билл и спрятался за спину генерала, самое безопасное место, защищенное от огня бластеров. — Это чудовище взяло меня в плен, но зато я выведал все его секреты. Его настоящее имя Мигр, и он — глава ЧРУ, самого секретного у них разведывательного управления.
— Молодчина, солдат, отличная работа. Этот чинджер с самого начала показался мне подозрительным — слишком уж охотно он сдался в плен. И ты блестяще подтвердил мою правоту. Мой план сработал безукоризненно.
— Нет, генерал, — довольно усмехнулся Мигр. — Вы проиграли. Это мой план удался. Гарумф!
Билл выхватил пистолет из кобуры генерала, прижал его к генеральской шее и постарался занять такое положение, чтобы генеральское тело защищало его от вскинувших оружие морских пехотинцев.
— Эй, парни! — прокричал Билл. — Не вздумайте открыть стрельбу! Не дай бог, попадете в господина генерала, он уж вас за это точно по головке не погладит.
Громилы явно почувствовали себя неуверенно, некоторые даже опустили бластеры.
Их нерешительности положил конец громкий рев дюз другого черного корабля, спустившегося прямо с неба. Летающая крепость устрашающе вращала пушками. Мощный энергетический разряд вонзился в землю возле самых ног морских пехотинцев, и те поспешно побросали свои бластеры на землю.
— Ты не сделаешь этого! — вдруг взревел генерал и попытался вырвать свой пистолет из рук Билла, но тот быстро успокоил взбесившегося вояку.
— Отлично сработано, — похвалил Бигер, выходя на палубу корабля. — Ты был абсолютно прав, Мигр.
— Конечно, Бигер.
Вдруг Бигер стремительным движением выхватил пистолет из руки Билла.
— Не гарумф, — произнес коварный чинджер.
— Ты мне чуть пальцы не поотрывал!
— Ничего, не рассыплешься. Хотя должен заметить, Билл, что для полного идиота ты очень неплохо справился с этим заданием. А теперь марш в корабль. А вы, генерал, следуйте за ним. Можете начинать оформлять пенсию — с этого момента вы в отставке.
— Какие негодяи! Заманить меня в ловушку! И весь этот цирк нужен был только ради того, чтобы схватить меня?
— Попали точно в яблочко, генерал. Но вы сами виноваты. В последнее время ваша сторона действовала слишком успешно. Мы сделали вывод, что у противников появился кто то чересчур умный, и нам, конечно же, это не очень понравилось. Чтобы не допустить перелома в войне, нам необходимо совершить обратную рокировку в вашем армейском командовании. Пусть на самой верхушке вновь окажется кто нибудь поглупее.
Залп чинджерских пушек проделал огромную дыру в борту десантного корабля, и морские пехотинцы бросились врассыпную, спасая свои шкуры Мигр надел на генерала наручники, и Бигер поднял корабль чинджерского флота в небо.
— Ребята, может быть, высадите меня на какой нибудь тихой планетке, а?
Бигер отрицательно покачал головой.
— Извини, Билл. От войны все равно не спрячешься! Лучше уж оставайся в рядах космических десантников Чем черт не шутит, вдруг ты действительно дослужишься до генеральских погон.
— А как насчет моего пожизненного кредита в Межзвездном Клубе?
— Извини, но с этим облом. Мне пришлось использовать этот невинный фокус в качестве приманки для тебя.
— А что же я тогда получу?
— Остаток своего отпуска. Все ваши офицеры сейчас в госпитале, сержанты там же — ухаживают за ранеными. Мы оставили на острове транспортный корабль, по самую завязку нагруженный всеми марками известных человечеству алкогольных напитков, а также некоторыми не слишком известных. Твои братья по оружию закатили грандиозную пьянку, и они наверняка будут рады, когда ты к ним присоединишься.
— Предатель! — прошипел генерал. — Твое имя будет навеки покрыто позором!
— Наверно, будет, — глубокомысленно вздохнул Билл, — а может, и нет, если вы никому об этом не расскажете.
— Можешь быть в этом уверен, — пообещал Мигр.
— Ну ладно, в таком случае нам незачем ждать. Я не хочу, чтобы ребята там все вылакали без меня.

ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА

На Гавайских островах есть действующий вулкан, который не успокаивается уже в течение восьми лет. Он ежедневно выбрасывает 1600 тонн диоксида серы и других продуктов извержения. С надветренной стороны кратера находится туристический отель. А с подветренной — армейская база отдыха, окутанная густыми клубами вонючего вулканического смога. А теперь попробуйте сказать: где вымысел, а где суровая правда жизни?



Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru