лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Алан Дин Фостер. А что с ними делать дальше

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Алан Дин Фостер
А что с ними делать дальше?



Когда слабенькая звездочка класса G замаячила наконец на контрольных экранах, легкий космический крейсер «Тпин» начал торможение, отчего его мультидрайверные двигатели немедленно взвыли. Вой скоро ушел почти за пределы слышимости, но продолжал раздражать. Когда скорость космического корабля упала от совершенно невероятной до всего лишь немыслимой, крейсер вывалился в обычное пространство, восстановив реальную массу и видимость. После того как «Тпин» пересек орбиту угрюмого газового гиганта, все свободные от вахты члены команды прилипли к экранам. Каждая новая солнечная система — волнующее зрелище, а любопытство в полной мере присуще расам, вышедшим в открытый космос. Команда «Тпина» не была исключением, хотя являла собой такую разношерстную компанию, которую — ей ей! — еще поискать.
Не слишком просторная рубка управления в носовой части полукилометрового корабля оказалась набита битком. Старший связист Фррннкс, нервно подрагивая рудиментарными крылышками, в тысячу первый раз вопрошал командора первого ранга Раппана, какого, собственно, дьявола они здесь ищут.
— Фррннкс, — устало вздохнул Раппан, — я вижу, что вы не удосужились как следует ознакомиться с легендами. В оставшиеся часы я не успею вам в этом помочь. Не лучше ли наклонить ушную мембрану к детектору и прислушаться — не приближается ли дредноут проклятых йоппов!
Фррннкс поморгал глазами в формальной манере, выражающей мягкое возражение с оттенком почтительного нетерпения второй степени.
— Осмелюсь заметить, сэр, мы оторвались от этих нерасторопных йоппов еще пять парсеков назад. Кроме того, сэр, я вполне способен исполнять свои служебные обязанности без дополнительных указаний! Разве я даю вам советы, как командовать кораблем?
— Ну знаете! Это настолько выше уровня вашей компетенции, что…
— Милостивые существа, милостивые существа! Прошу вас! — вмешался профессор.
Капитан и его подчиненный сразу же притихли.
Профессор — его подлинное ученое звание было абсолютно непроизносимо для большинства членов команды — был инициатором всей этой безумной экспедиции.
Именно он заново открыл утерянный секрет Экрана над планетой Терра. Профессор был родом из скромного звездного скопления с тремя населенными солнечными системами. То ли из за отдаленности от центра обитаемых миров, то ли благодаря собственной спокойной созерцательной натуре жители этого звездного скопления почти не принимали участия в перипетиях и катаклизмах непрекращающихся войн между Федерацией и Империей Йопп.
И если уж они снизошли до того, чтобы вмешаться в ход событий, то в этом были виноваты сами йоппы. Точнее, государственная политика Йопп, полностью отвечающая принципу: кто не с нами, тот против нас. Ни в культуре, ни в языке Йопп не существовало понятия «нейтральный». Темперамент Йоппов, разумеется, привел к тому, что множество потенциальных их союзников изумительно быстро оказались врагами. Народы Федерации в своем развитии давно переросли стадию примитивной предубежденности; однако во многих общественных кругах открыто говорили о том, что йоппы не очень хороший народ. Тем более, что гастрономические традиции последних никак не могли смягчить это мнение: йоппы с удовольствием пожирали любую живую органику. Такие мелочи, как интеллектуальный потенциал закуски и ее сугубое нежелание принимать участие в пищеварительном процессе, в счет, сами понимаете, не шли.
Так что против Йопп объединились все организованные силы Галактики, а именно — двести двенадцать звездных рас. Однако (возможно, по причине усиленного питания) Йоппов было слишком много. Экспедиция надеялась присоединить к двумстам двенадцати расам еще одну.
— Если уж вы не можете жить без ссор, продолжал профессор уже менее суровым тоном, будьте так добры, делайте это, но крайней мере, более цивилизованно. У меня самая настоящая — возможно, необоснованная — аллергия на громкие и пронзительные звуки.
Все присутствующие немедленно перешли на шепот. Внимание переключилось на огромную, затянутую облаками сферу, медленно и величественно плывущую в пустоте космоса.
— Третья планета, сэр, — торжественно объявил навигатор. — Основные цвета: голубой, белый, коричневый, зеленый. Состав атмосферы… — тут он перешел на неразборчивое бормотание и наконец громко закончил: — Все сходится, сэр!
— А эта золотистая дымка? Что она значит? — спросил связист Фррннкс, который был самым молодым членом команды и потому самым любопытным.
— Это значит, милостивые существа, что Экран по прежнему существует. Столько лет прошло… Я полагал, что возможно… — и профессор с некоторым усилием исполнил телодвижение, заменяющее его расе пожатие плечами. — Надеюсь, вы все знаете, что такое Экран. Собственно говоря, это прямое следствие древних войн между планетой Терра и Федерацией. Когда обитатели Терры вышли в открытый космос и устремились к звездам, они скоро обнаружили существование Федерации, объединявшей множество звездных рас. Как вы знаете. Федерацию тогда возглавляла раса, известная нам как Виин. Террианам предложили присоединиться к сообществу на обычных условиях — со всеми правами и привилегиями, словом, согласно всем историческим традициям.
— И они отказались, — вставил Раппан.
— Да, они отказались. Виинам довольно скоро стало ясно, что терриане вознамерились создать свою собственную, так сказать, карманную Федерацию в свободном секторе пространства. Поскольку Терра находится, если мне позволят так выразиться, на задворках Вселенной, то виины и конце концов решили, что худой мир лучше… и так далее. Но тут виины промахнулись. Разумеется, разразилась война. Даже серия войн. Все это длилось много столетий — и это несмотря на подавляющее численное превосходство виинов! Терриан все таки оттеснили назад, на родную планету, но на этом дело и застопорилось. Виины и все их союзники так и не смогли взломать мощную защитную систему Терры. И тут один талантливый ученый, кажется, из числа союзников, совершенно случайно натолкнулся на некий квазиматематический принцип, позволяющий создать непроницаемый Экран. Военные, конечно, загорелись, но сразу остыли, когда выяснилось, что физическая природа Экрана позволяет окружить лишь достаточно крупные объекты, так что для защиты военных кораблей Экран не годился… Но нашлась еще одна светлая голова, которой пришла мысль окружить колоссальным Экраном всю планету! Терра, таким образом, превратилась в тюрьму, из которой невозможно сбежать, а виины получили необходимую передышку для своих уже изрядно потрепанных сил. — Профессор испустил тихий, шелестящий вздох. — Но тут союзники, которые признавали власть виинов только из за их превосходства в науке и военной мощи, увидели удобный случай избавиться от зависимости. Настало Смутное Время, Федерация развалилась, виины бесследно исчезли с исторической сцены… После долгих пертурбаций была основана нынешняя Федерация, хотя и в более примитивной форме…
Профессор бросил взгляд на бело голубую планету, окутанную золотым сиянием — побочный эффект Экрана. Генераторы и силовая установка Экрана обнаружились на единственном спутнике Терры.
— К несчастью. Запрет все еще остается в силе, — добавил он.
Раппан живо повернулся к нему.
— Мы обсуждали эту тему уж не знаю сколько раз. Да, Закон гласит, что любой гражданин или группа граждан, которые снимут, частично или полностью, Экран с планеты Терра, подлежат смертной казни. Но помилуйте, этому эдикту уже миллион лет!
— Тем не менее, он сохраняет юридическую силу, — вступил в разговор командор второго ранга Эло.
Эло тоже был немолод — хотя, конечно, не в тех годах, что профессор.
— Знаю, знаю! — с некоторым раздражением сказал Раппан. — Именно поэтому вся команда набиралась из добровольцев! Если бы существовал другой выход… я никогда не согласился бы повести «Тпин» на Терру. Вы тоже прекрасно знаете, Эло, что другого выхода просто нет. Посудите сами, мы ведем войну с Йопп уже триста сестес и несем большие потери. Знаете, чем это кончится? В один прекрасный день мы вернемся за подкреплением и — пиффф! Его просто не существует! Нам позарез нужны союзники, пусть хоть терриане! Помню, когда я еще щенком резвился вместе со всем выводком, — задумчиво добавил он, — родители, бывало, отгоняли нас от плантаций сладких гринил словами: вот придут терриане и заберут вас.
— А все же это противозаконно, — упрямо пробормотал Эло.
Тут раздался гулкий громыхающий бас навигатора Зинина — такая манера речи была типична для уроженцев тяжелых планет:
— Если йоппы сокрушат Федерацию, никаких законов вообще не останется! Риск — благородное дело. Если терриане согласятся повести нас в бой… если они еще способны на это… Я уверен, что этот закон будет отменен. Если же жители Терры деградировали и теперь бесполезны — это тем более никого не потревожит.
— А если терриане до сих пор имеют на нас большой зуб? — осведомился Эло, пессимист по натуре.
— Что ж, это ускорит наш неизбежный конец, только и всего, — парировал Зинин.
Философскую дискуссию на этом пришлось прекратить, так как «Тпин» вошел в Экран.

«Какая она зеленая, — подумал Фррннкс. — Это самая зеленая планета из тех, которые я видел». Он стоял на самом верху широкого пандуса, спущенного из корабля. За его спиной на пороге люка толпились остальные члены группы Первого Контакта. Крейсер приземлился невдалеке от большого горного хребта. Вся местность была покрыта мягко округленными зелеными холмами, плавно переходившими в предгорья. Повсюду виднелись группы очень высоких растений, окрашенных во все оттенки изумрудного цвета. На склоне ближайшего холма расположились плантации явно культурных растений. На горизонте величественная серебристо серая горная гряда вонзала в небо ослепительно белые пики. Где то среди высокой растительности (позднее они узнали название: деревья) журчал небольшой поток жидкости. Н2О. Утро было умеренно жарким и приятным. Высоко в небе в лучах солнца лениво кружили какие то орнитоиды. Фррннкс размышлял, насколько Экран повлиял на климат планеты, но тут к нему приблизились Зинин и Эло.
— Мирная картина, — сказал Зинин. — Маловато кислорода и аргона, а избыток азота дает… гм… некоторый запашок, но в целом очень милый шарик.
— Ха! Вот уж не ожидал подобных похвал от существа, которое потребляет почти столько же горючего, сколько весь корабль! — буркнул Эло. — Однако я тоже вынужден признать, что это слишком прозаическая местность для поиска союзников по ведению боевых действий. Не могу представить, чтобы этот мир породил воинственную расу. Может быть, они пришельцы?
— Кстати, перебил его Зинин. — Когда мы снижались, лично я не заметил ни одного города.
— Разведчики тоже. Однако не огорчайтесь, навигатор: сами терриане не вымерли.
Однако разведчики полагают, что на планете не более ста миллионов жителей, причем скопления населения обнаружены только в местах, напоминающих руины древних городов. Собственно, этого и следовало ожидать…
— Вы не ответили на мой вопрос, — сказал совершенно потерявший терпение Эло.
— Ну хорошо. Конечно, они не пришельцы. Когда терриане вышли в открытый космос и начали сколачивать собственный союз, виины сначала решили оставить их в покое.
Конечно, такого прецедента, чтобы звездная раса отказалась от гражданства в Федерации, до сих пор не бывало. Однако терриане никого не беспокоили, более того, они выразили желание заключить всевозможные торговые соглашения и тому подобное. Словом, это была достаточно дружелюбная, хотя и довольно заносчивая раса.
— Что же случилось? Виины изменили свое решение?
— Один умник в правительстве Виин додумался провести специальное исследование. В компьютеры ввели всю доступную информацию о террианах, и машины вычислили, что всего через сотню ипас виины начнут ассимилироваться с террианской цивилизацией.

Зинин, единственный из трех ошарашенных слушателей, выразил свои чувства вслух: его возглас по тембру и мощи не уступал пожарной сирене.
— Да да. На виинов это известие подействовало точно так же. Поэтому они и решили поставить терриан в такое положение, чтобы они перестали представлять собой даже косвенную угрозу.
— Кажется, это им удалось, — заметил Эло, созерцая золотистое сияние небес.
Профессор тоже взглянул на небо.
— Пожалуй, так.
Затем он поглядел в сторону командною поста: силовой лифт медленно опускал на землю вездеход.
— Но все же не надо забывать одну простую вещь.
— Какую, профессор? — тон Эло был довольно агрессивным.
— Какую? Да тот факт, что виины больше не существуют.
Разведчики доложили, что в лощине между двумя холмами обнаружили небольшую постройку искусственного происхождения. В группу Первого Контакта вошли командир Раппан, навигатор Зинин, связист Фррннкс, филолог, ксенолог и, разумеется, профессор. Командор второго ранга Эло остался на борту «Тпина» замещать капитана (негодующие протесты Эло были оставлены без внимания).
— Разрешите команде прогуляться, — проинструктировал его капитан. — Как обычно: сменами по шесть человек. Охрана корабля — в режиме повышенной готовности. Я знаю, что это место выглядит не опаснее чучела клопа муфти, но рисковать не намерен. При первом же признаке враждебности немедленно поднимайте корабль. Это приказ — вы поняли меня? На борту специалисты по генераторам Экрана.
— Будет исполнено, сэр! — официально подтвердил Эло и добавил уже совсем другим тоном: — Берегите себя, капитан. Все это дурно пахнет — вы понимаете, я не об атмосферном азоте.
Раппан подарил ему асексуальную улыбку третьего уровня с оттенком мягкой эмоциональной привязанности второй степени.
— Я же сказал, что не намерен рисковать. Мы слишком мало знаем об этой планете.
Даже профессор.
— Действительно. Легенды дают удивительно неясную информацию.
Вездеход издавал легкое урчание, усиливающееся при тряске на кочках. Наконец они выехали на расчищенный тракт. Тут уж ошибки быть не могло: дорога — она на любой планете дорога. Прямая как опситх, она пересекала ноля, засаженные низкорослыми травами и другими культурными растениями. От нечего делать Фррннкс принялся вслух рассуждать, приятны ли на вкус террианские овощи? Или это злаки?
Профессор, однако, остудил его пыл, напомнив: а) о предупреждении биологов; б) о том, что кража чужой собственности не лучший способ завязывать дружеские отношения. Фррннкс отозвал свое предложение.
И никаких домашних животных и поле зрения! Фррннксу пришла в голову удручающая мысль, что туземцы, возможно, употребляют в пищу только растительные белки.
И туг дорога сделала первый поворот, а за поворотом они увидели первых туземцев.

Их было двое. Один, двуногий, невысокий, шел следом за крупным четвероногим коричневым аборигеном: оба были поглощены передвижением клинообразного куска блестящего металла, терзающего почву. Благодаря их совместным усилиям металлический предмет выворачивал из земли большие, жирно поблескивающие глиной куски. Имя двуногого, как выяснилось, было Джонс Алексис. Четвероногого звали Доббин.
Оба туземца одновременно заметили пришельцев. Они прекратили работу и уставились на выдающуюся коллекцию чужаков и вездеходе. Те, в свою очередь, пожирали глазами аборигенов. На том, что поменьше, было надето что то вроде рубашки из натуральной кожи, нижние конечности закрывало одеяние из ткани. Глядя на материал, Фррннкс подумал, что по крайней мере ткацкие фабрики у них должны быть. Четвероногому одеждой служила замысловатая конструкция из ремней, к которой крепился какой то металлический предмет. Крупному туземцу скоро надоело созерцание незнакомцев: он опустил голову и принялся щипать пучки травы, кое где торчавшие из комьев земли.
Второй абориген угрожающих жестов не делал. По правде говоря, он вообще не делал никаких жестов, а продолжал в упор разглядывать безоружную (требование профессора) кучку исследователей. После невыносимо долгих минут Раппан решил, что пора что то сделать. Ему уже начал действовать на нервы безмятежный взгляд туземца, под которым Раппан чувствовал себя чуть ли не идиотом.
— Филолог! Вы можете поговорить с этим… созданием?
Филолог, коротышка со звезды Ко из Центрального скопления, неуверенно ответил:
— Это можно выяснить только на практике, сэр. У нас нет информации о языке, кроме нескольких обрывков радиопередач. Я даже не знаю, какая из этих двух форм жизни является доминирующей! — в его тоне сквозил явный упрек.
— Совершенно очевидно, что доминирует крупная особь. Вы, наверное, обратили внимание, она выполняла роль вожака, — заявил ксенолог.
— Насколько я помню, в легендах терриане описываются в двух вариантах: то как огнедышащие монстры в сотню фумп длиной, то как двуногие, — начал рассуждать профессор. — Меньшая особь имеет четыре конечности, но две из них — манипуляторы. Я ставлю на этого.
— Мне придется начинать с нуля! — запротестовал филолог.
— Начинайте откуда хотите и как хотите! рявкнул Раппан. — Но начните хоть, с чего нибудь! Я что, так и буду сидеть тут, как последний кретин?
— Да, сэр.
— Что значит — да?!
Филолог решил, что лучше приступить к Первому Контакту. По всей видимости, общаться с туземцем будет ненамного труднее, чем с командором. В душе он страстно желал проснуться и обнаружить себя в фамильном гнезде. Он колобком выкатился из вездехода, за ним последовала вся компания.
— Эээ… — начал филолог. После секундной паузы он продолжил, сильно упирая на гортанные звуки:
— Ээ… мир — дружба. Друзья. Кореши. Камрады. Мы — парни непромах. Брудершафт.
Компрене?
— Моя — Тарзан. Твоя — Джейн, — ответил туземец.
Филолог озабоченно повернулся к Раппану.
— Боюсь, что я не понимаю его ответа, сэр. Попробовать еще?
— Бросьте, сказал террианин на вполне сносном, правда, архаичном галактико. — Это просто древняя шутка. Забавно, но шутки живут дольше, чем памятники.
— Он разговаривает! — еле выдохнул ксенолог.
— Дурная привычка. Никак не могу избавиться. Но пожалуйте в дом. Мария как раз затеяла мороженое. Надеюсь, вам понравится и шоколад. Не знаю, правда, хватит ли всего этого для вашего Кинг Конга!
Зинин решил считать это незнакомое выражение нейтральным комплиментом. А что еще оставалось делать? Он попытался немного съежиться, но опять распрямился во весь свой трехметровый рост, сообразив, что даже не знает, что такое обещанное мороженое: пища? краска? наждачная паста для чистки зубов? Тут в разговор вступил профессор.
— Мы бесконечно благодарны за гостеприимство, сэр! Однако мы прибыли обсудить чрезвычайно важные вопросы с вашим правительством.
Террианин улыбнулся:
— Давайте сначала попробуем мороженое.
Его дом при ближайшем рассмотрении оказался чисто функциональным строением, не лишенным, впрочем, своеобразной прелести. Он был построен из местной древесины, но кое где можно было увидеть и металл. На ступеньках у входа лежало небольшое четвероногое. Животное подняло голову, и его умные печальные глаза без особого восторга обследовали новоприбывших.
Помещения выглядели гораздо светлее и просторнее, чем можно было предположить.
Мебель по большей части была кустарного производства, но несколько предметов носили следы машинной обработки. Терриане, судя по всему, предпочитали яркие тона, но их сочетание не выглядело раздражающим; впрочем, цветовосприятие туземцев оставалось загадкой. Брачной подругой Джонса была бойкая маленькая темноволосая женщина, очень походившая на мужа. Обнаружился также и один террианский отпрыск мужского пола по имени Флип. Сидя на подоконнике, он серьезно рассматривал сборище в родительской гостиной. В руках у него был какой то прутик, которым он забавлялся: то крутил его, то постукивал о пол.
— Алекс, ты неисправим! — воскликнула женщина, продолжая возиться с большой деревянной посудиной. — Ты опять не предупредил меня, что у нас гости. Каким образом, по твоему, я могу устроить приличный ужин, если ничего не знаю заранее?

— Прости меня, дорогая, но эти джентльмены буквально свалились с неба, и я обещал им мороженое.
— Надеюсь, они не откажутся от шоколада?
Гости наконец ухитрились расположиться в гостиной согласно привычкам, свойственным каждой расе. Командор Раппан решил, что пора переходить от светской болтовни к делу. Братание с туземцами — это прекрасно. Ксено Департамент будет рыдать от восторга. Но его коллеги по воинской службе… Увы, все члены группы Первого Контакта были заняты исключительно мороженым. Кроме Зинина — ему предложенный концентрат не доставил удовольствия. Он наклонился к Фррннксу и шепнул:
— И это могучие воители, которых мы должны завербовать? Гроза виинов? Ужасные герои древних саг? Они совершенно безобидны! Я мог бы справиться с мужчиной одной задней левой. Он даже не достает мне до плеча…
— Мы все не достаем до вашего плеча, — ответил Фррннкс, сопровождая свои слова формальным жестом, указывающим на иронию с опенком сатиры второй степени. — Это еще ни о чем не говорит. Но вы правы, они, кажется, слишком… одомашнились.
Зинин хмыкнул.
— Вы из какой звездной системы, приятели? Бьюсь об заклад, вы все из разных мест! — сказал хозяин.
— Вы совершенно правы, — подтвердил профессор.
Он наконец сообразил, что его смущало все это время. Раса, которая не имела внешних контактов уже множество ипас… И тем не менее их принимают, как соседей, постоянно забегающих на огонек. Даже отпрыск… а, кстати, куда он подевался?.. даже отпрыск нисколько не был удивлен видом чужаков. Это беспокоило профессора.
Он продолжил:
— Наверное, вам интересно будет узнать, что виины не существуют уже 450 тысяч оборотов вашей планеты.
Двуногий понимающе кивнул.
— Мы так и думали. Прошло столько времени — и ничего не случилось, ни плохого, ни хорошего… Мы поняли, что нас списали в архив.
— Но не забыли, — возразил профессор. — Легенды, знаете ли, переживают своих создателей. После войн Терры и Виин был период… некоторых неясностей. (Кажется, что то промелькнуло на лице туземца? Или показалось?) Понадобилось какое то время, чтобы привести все в порядок. (Интересно, он способен отличить правду от лжи?) Но тут возникла новая проблема.
Двуногий снова вздохнул.
— Я с самого начала подозревал, что это не просто светский визит. Изложите вашу проблему, профессор.
Профессор осторожно начал обрисовывать нынешнюю безвыходную ситуацию, проистекающую из существования йоппов. Раппан время от времени дополнял его речь короткими, но емкими замечаниями. Профессор закончил призывом забыть прошлые обиды и поспешить на помощь Федерации.
Террианин спокойно выслушал речь. Затем склонил голову и надолго застыл в неподвижности, как бы прислушиваясь к отдаленным голосам. Когда он поднял голову, на губах его играла легкая улыбка.
— Я, конечно, передам ваше обращение и проконсультируюсь с моими… как эго.. начальниками. Нам нелегко принять такое решение. Как вы сами заметили, — он сделал неопределенный круговой жест, — после войн с виинами наш образ жизни несколько изменился. Мы давно уже по производим оружия. У нас нет претензий ни к единой расе. Я даже не имею представления, в каких отношениях были наши и ваши предки и встречались ли они вообще. К виинам мы тоже не испытывали настоящей вражды. Мне бы очень хотелось узнать, с чего это они вдруг объявили нам войну?
Фррннкс, который помнил слова профессора, выжидающе посмотрел в его сторону, но тот смолчал.
— Само собой разумеется, — продолжал террианин после небольшой паузы, — что лучшим подтверждением ваших дружеских намерений явилось бы снятие Экрана. С этой задачей мы так и не смогли справиться, несмотря на все усилия.
— Это само собой разумеется, — уверенно подтвердил Раппан.
Хозяин встал.
— Мне понадобится какое то время, чтобы передать всю информацию… вышестоящим органам. Будьте, пожалуйста, как дома в моей скромной хижине! Или прогуляйтесь по окрестностям, — и он удалился в соседнюю комнату.
Брачная подруга бросила на гостей оценивающий взгляд.
— Надеюсь, джентльмены, кто нибудь из вас играет в бридж?
Фррннкс лениво брел через лесок вдоль берега ручья. Ему быстро наскучило изучение примитивного быта туземцев, а бридж и вовсе оказался пустой тратой времени. Филолог и ксенолог были заняты по горло, но связисту, после того как он передал на корабль рапорт, делать было абсолютно нечего. Фррннкс не боялся заблудиться, ибо его раса обладала врожденным чувством ориентации. Тенистая прохлада и журчание ручья напоминали ему о дождливой, покрытой лесами родной планете. Кругом было полно странных звуков и незнакомых запахов. Туземка заверила его, что он не встретит никаких опасных существ, и Фррннкс пребывал в состоянии блаженной расслабленности. В воздухе порхали мелкие орнитоиды и крошечные беспозвоночные… Он вполне мог бы поймать их налету, но все таки опасался чужепланетной органики. К тому же есть ему не хотелось. Он наслаждался прогулкой, не подозревая, что скоро она закончится самым неожиданным образом.
С одной стороны деревья стали реже, а за ними замелькали блики, похожие на отражение солнца в воде. Фррннкс повернул в ту сторону. Его предположение оправдалось: за опушкой леса открылось приличных размеров озеро. На берегу стоял туземный отпрыск Флип.
Фррннкс проследил за его взглядом: тот уставился на пару предметов, абсолютно дисгармонирующих с мирным пейзажем.
Две блистающие полированным металлом фигуры. Две фигуры в тяжелых боевых скафандрах.
Йоппы!
Фррннкс остолбенел. Дредноут Йоппов, от которого они якобы отделались у красного карлика, был тут как тут. Он торчал из вод озера, на берег был переброшен широкий пандус. Фррннкс не сомневался, что перед ним тот самый боевой корабль.
Все пушечные амбразуры чудовищного полуторакилометрового гостя были открыты, по пандусу спускались боевые отряды. Эти двое на берегу, несомненно, разведчики.
Великая Энтропия, как им удалось пройти сквозь Экран? Вряд ли йоппы раскрыли его секрет. Фррннкс быстро взглянул на небо: золотое сияние оставалось на месте.
Значит, они не уничтожили силовую установку на спутнике, а проскользнули следом за «Тпином» через временный силовой тоннель. Фррннкс знал, что у йоппов есть способы на какое то время сделать корабль невидимым…
Дальнейшее произошло так быстро что Фррннксу в дальнейшем с трудом удалось восстановить последовательность событий.
Один из Йоппов схватил Флипа и поднял его на вытянутой руке. Разведчики изучали ребенка, энергично жестикулируя, что для их расы эквивалентно неудержимому хохоту. Ребенок тоже внимательно рассматривал их широко раскрытыми серыми глазами. Йопп поднял ребенка высоко над своей рогатой головой и с силой шмякнул его о землю с явным намерением вышибить из него мозги.
Но ребенок завис в воздухе на середине траектории, перевернулся и мягко опустился на обе ступни. Йопп недоумевающе смотрел то на мальчика, то на пустую перчатку. Выражение доброжелательного любопытства исчезло с лица ребенку. Он нахмурился. Почему то это показалось Фррннксу более страшным, чем яростный взрыв гнева. Ребенок произнес всего два слова:
— Плохие люди!
И указал на них своим прутиком.
Скафандры Йоппов вдруг вспыхнули непереносимым серебристо белым сиянием, переходящим в пронзительный голубой цвет. Раздался звук «пуффф», и разведчики исчезли. Два облачка серого пепла, кружась, неторопливо опускались на землю.
Затем ребенок указал прутиком в сторону многомиллионнотонного боевого дредноута Йоппов.
— И там плохие люди!
Корабль вспыхнул тем же светом, только «пуффф» было ужасающе громким. Озеро опустело. А мальчик своим прутиком принялся увлеченно мутить воду.
Фррннкс обнаружил, что все это время не дышал. Перья на его спине продолжили стоять дыбом. Слабый запах озона и очень большая куча пепла — это было все, что осталось от дредноута. Легкий ветерок уже начал разносить пепел по поверхности озера. Мальчик вдруг поднял глаза, взглянул прямо туда, где за стволом дерева жался Фррннкс, и сделал несколько шагов в его сторону.
Фррннкс ударился в бегство. Он ринулся назад, не раздумывая, в безумной панике.
Фррннкс не знал, что такое плохие люди, но был совершенно уверен, что не желает попасть в этот разряд — ни сейчас, ни в любое другое время. Он бежал изо всех сил, на всех четырех конечностях, сожалея лишь о том, что его отдаленные предки некогда променяли счастье свободного полета на тернистый путь прогресса. Впереди замаячило какое то укрытие — то ли нора, то ли пещера, и Фррннкс инстинктивно нырнул в нее.
И провалился в тартарары.
Он очнулся от жуткой головной боли. Вспомнив, что произошло, Фррннкс чуть было опять не впал в панику. Он ощутил, что лежит на твердой металлической поверхности, и это почему то успокоило его. Он попал в пещеру… Только это не пещера. Это дыра. Колодец. Колодец, битком набитый разнообразными машинами.
Точно! Он вспомнил, как пролетал мимо них — ярус за ярусом, ярус за ярусом…
Он с трудом поднялся на ноги, ощущая вокруг себя потоки теплого воздуха и легкий шелест работы почти беззвучных механизмов. Машины. Машина на машине. Массивные и безразличные, полные могучей энергии. Фррннкс повернулся и пошел назад к шахте, ориентируясь по потокам свежего воздуха. Заглянув в шахту, он невольно отпрянул.
Миля одинаковых ярусов вверх — и там, наверху, слабо светящийся кружок: вход в этот пугающий металлический мир.
Фррннкс почувствовал, что давится нервным смехом. Пастораль! Вот уж действительно! Производить оружие они давно разучились. Ну, разумеется! Никаких ресурсов. Никаких городов — истинная правда! Примитивный образ жизни. Мебель, сколоченная вручную. Бедные, отсталые туземцы! Пушечное мясо — это без труда можно было прочесть по лицу командора Раппана. Только командор не заглянул в подвальчик!
Когда приступ истерики прошел, Фррннкс сделал несколько глубоких вдохов. Должен же быть какой то путь наверх — лестница, лифт, что угодно! Он должен вернуться и предупредить остальных. Фррннкс схватился за карманное устройство связи, подозревая, что работать оно не будет. Оно и не работало. Связист. Связист, который не может установить связь. Его снова начал одолевать истерический хохот…

— Я счастлив сообщить вам, — начал Алекс Джонс, — что комитет… правительство… руководство… словом, мы решили помочь Федерации. Эти йоппы… — он слегка запнулся, — не очень хороший народ.
— Воистину, сэр! — пылко воскликнул Зинин.
— Мы рады присоединить силы человечества к вашим благородным усилиям. Пусть это скромные силы… но мы рады помочь. Вы ведь знаете, у нас давно не было практики, — добавил Джонс извиняющимся тоном.
— Все нормально, — ободрил его командор. Поначалу он было приуныл: эти мягкосердечные, миролюбивые люди могли стать скорее обузой, чем полезными союзниками. Но затем его осенило: йоппы тоже были знакомы с мифами о Терре!
Возможно, появление легендарной расы приведет их на время в замешательство.
Конечно, придется дать этим млекопитающим подробные инструкции. Иначе все дело закончится всегалактическим хохотом Йоппов. — Мы высоко ценим вашу готовность помочь нам в великом деле освобождения Галактики и прекращения агрессии со стороны Империи Йопп. Я уверен, что наш договор войдет в историю. Это величайшее событие для всех звездных рас. В честь этого торжественного случая я отдал приказ…
Он запнулся, глядя на террианина. Его лицо… что то в нем изменилось. Террианин смотрел на небо, а лицо его светлело, менялось, расцветало, как распускающийся бутон. В глазах, которые казались прежде маленькими, тусклыми, серыми гляделками, полыхало пламя. Это подействовало на присутствующих почти как нервно паралитический газ. Командор невольно отступил на шаг, а Зинин, сам того не замечая, зашипел.
— Экран снят! — звучным голосом воскликнул террианин, и эхом откликнулась его жена: — Экран снят!
И на всей планете все члены братства теплокровных — большие и малые, собаки и мыши, кошки и дельфины, птицы и кроты, плотоядные, травоядные, всеядные — все одновременно издали планетарной мощи телепатический крик:
— ЭКРАН СНЯТ!
На поле Доббин и маленькая рыжая собака начали увлеченно обсуждать последствия этого великого события. Человек обратил лицо к гостям, которые не двигались и не произнесли ни звука.
— Высказали нам большую услугу, милостивые существа! Сколько лет потрачено, сколько лет — чтобы установить, что Экран можно выключить только снаружи!
Теперь, когда его больше нет, мы уже не допустим, чтобы подобное повторилось.
Итак, милостивые существа, мы у вас в долгу. Наше соглашение остается в силе.
Если вы будете столь любезны и вернетесь на свой корабль, мы… предпримем меры, чтобы последовать за вами.
Террианин улыбнулся — зрелище одновременно чарующее и грозное: только жители Терры показывают клыки, желая выразить дружелюбие.
— Давненько мы не участвовали в хорошей заварушке! — Джонс мечтательно вздохнул.

На борту «Тпина» командор Раппан, испытывающий странные чувства — смесь ликования и глубокой задумчивости, терпеливо сносил наскоки разъяренного старшего связиста.
— Командор! — задыхался Фррннкс. — Да послушайте же вы! Нельзя снимать Экран!
Вся эта планета… Это надувательство, сэр! Фальшивка! Нас обвели вокруг пальца.
Как младенцев, сэр! Они совсем не примитивные. Я сам видел!
Он перевел дух и понял, что никто в полной счастья рубке не обращает на него внимания. Все радостно шутили, похлопывали друг друга по… словом, по тому, что заменяло им спины. Только профессор не поддался настроению всеобщего ликования.
Фррннкс бросился к старику.
— Профессор, я говорю истинную правду! Скажите им! Вас они послушают! Мы должны…

Профессор скосил в его сторону один из многочисленных глаз.
— Я верю вам, юноша, верю. И если бы эти муфтис смогли на несколько минут сдержать свой личиночный восторг и послушать вас, они бы тоже вам поверили. — Он помолчал. — Скажите, юноша, вы давно не смотрели в небо?
Фррннкс бросился к иллюминатору, и глаза его полезли на лоб:
— Экрана больше нет!
Профессор сопроводил это утверждение кивком, выражающим полное и безусловное согласие первой степени.
— Да, это так. Командор Раппан приказал командору второго ранга Эло выключить генераторы в знак доброй воли в тот самый момент, когда Терра согласится заключить Пакт о ненападении и взаимопомощи. — Он задумчиво смотрел в иллюминатор. — Джонс и его подруга, кажется, почувствовали отключение генераторов в тот же миг. Даже животные вели себя весьма необычно, — профессор слегка вздрогнул. — Но я, как это ни странно, не очень расстроен.
— Теперь, когда Экрана нет… Вы думаете, они сдержат слово?
— Полагаю, что да, юноша. По двум причинам. Во первых, так сказал Джонс, а у меня есть основания полагать что эта раса придает большое значение своему слову.
А во вторых, я почти уверен, что они и сами могли снять Экран — в любой момент после того, как мы его нарушили.
Фррннкс ничего не сказал. Небо за иллюминатором становилось все темнее. Крейсер вышел из атмосферы. Наблюдая за появлением звезд, Фррннкс вспоминал: ребенок, два йоппа, дредноут… Потом ребенок и дредноут… Потом ребенок. Один. И машина в чреве планеты — которая вылечила его ушибы и показала дорогу наверх.
— Сэр, — обратился Зинин к капитану, и его могучий голос прозвучал непривычно глухо, — они стартуют… В своем собственном корабле, как и обещали.
Фррннкс с трудом вернулся к реальности — если все происходящее можно было считать реальностью — и присоединился к толпе у большого носового экрана.
Зелено коричневые материки. Масса белых пухлых облаков. Синие океаны. Ничто не изменилось. Кроме…
Огромные толстые кристаллические колонны постепенно поднимались из воды в центре второго по величине океана планеты. Сначала тусклые и полупрозрачные, эти невероятные башни начали наливаться пульсирующими разноцветными огнями: голубыми, пурпурными, золотистыми, карминными — пока, наконец, не возобладало странное, но смутно знакомое серебристо серое сияние. Растущие кристаллы пронзили ионосферу, и в ней тут же вспыхнули радужные сияющие ленты, прихотливо обвивающие острые вершины…
Планета чуть дрогнула и двинулась следом за «Тпином».
На борту крейсера стало необычайно тихо.
— Я вижу, — сказал Раппан нарочито беззаботным голосом, — что Луну они прихватили с собой.
— К таким вещам как то привыкаешь, — выдохнул инженер. — Я имею в виду Луну.
Старый Эло изобразил щупальцами несколько сакральных жестов:
— Клянусь Первородным Яйцом, я уже почти жалею йоппов!
Команда подхватила этот тон благоговейного энтузиазма. По мере того, как им удавалось соотнести невероятное зрелище со своими скромными представлениями о военных действиях, возвращалась атмосфера ликования. Появились и пошли по конечностям сосуды со стимулирующими напитками. Связисты — за исключением Фррннкса — заполнили эфир бесчисленными космотелеграммами, нимало не заботясь о том, что их могут запеленговать йоппы.
— Бедные знакомые йоппы, — шепнул Фррннкс.
— Кажется, я понимаю Эло.
— Да, — откликнулся профессор. — Меня беспокоит только одна проблема.
— Какая, профессор? Профессор взглянул на него всеми своими древними, мудрыми, полными иронии глазами.
— Я думаю о том дне, когда с йоппами будет покончено. Что мы тогда будем делать с ними?



Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru