логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Алан Дин Фостер. Челанксийская федерация 1. Между Мир

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Алан Дин Фостер
Между Мир

Челанксийская федерация – 1



Эта книга посвящается:
Сатурну, Миттенс, Галатее Проницательной,
Джо Анн и всем остальным, способным дышать и воспринимать.


…где высочайшие леса
Непроницаемы для звезд и солнечного света,
И далеко простирается их тень
Мильтон, «Покинутый Рай»


Кто слышал рыб, когда они кричат?
Торо.


….. !!! .. ?? …. О!!
Галатея Проницательная.

Глава 1

Мир без названия.
Он был зеленым.
Зеленым и угрожающим.
Он лежал, погруженный в море, все еще шипящее, изумрудное, вливающееся а «Мировой Космический Океан». Но тем не менее здесь бурлила, размножалась и процветала жизнь — и это было выше нашего понимания. В этом мире, таком богатом разными проявлениями, земная магма разливалась все дальше, затопляя поверхность.
И она была зеленой. О, она была столь ярко зеленой, что имела свою собственную специальную нишу, убежище в спектре невозможно зеленого, распространяющегося одновременно повсюду. Это была всемогущая зелень.
Мир бога Хлорофилла.
Сохранив в нескольких нишах прогорклую синеву, океаны сами были зелеными из за излишества беспредельного насаждения жизни. Горы были зелеными и постепенно переходили а зеленую пену с уродливым верхом и напоминали гигантскую волну, воюющую с землей. Даже воздух был бледно зеленый, и все вокруг казалось частицей чистого хризолита.
Сомнения в том, что планета способна поддерживать жизнь, исчезали, существовал лишь вопрос о ее продолжительности и качестве.
Жизнь, которая зарождалась и цвела, боролась и умирала на огромной, плодородной планете, была наделена способностью мыслить и выполнять свои мысли в точно выражающие их действия. А было это так: люди, обитающие в этом Мире, не знали, кто они и откуда. Но они очень точно чувствовали окружающую их природу.
О… Это было очень давно, и люди, которые пришли сюда, забыли свое прошлое.
Их потомки, организовав несколько групп, разошлись по разным направлениям в надежде найти привычные для них условия жизни, но все это не имело никакой определенной программы и подчинялось чистой случайности. На этой планете не было автоматических пилотов, способных вернуть их домой. Их корабли были на орбите без топлива и не могли лететь дальше. А для того, чтобы обосноваться в этом мире, они не имели необходимого оборудования. И некому было помочь им. Эти люди рисковали попасть а оползни и обвалы.
Пришельцы решили обосноваться здесь и привнести в этот мир цивилизацию. Это были усталые, отчаявшиеся, но самоуверенные люди, даже не подозревавшие о трудностях своего нового бытия.
Они решили остаться в этом зеленом аду. Со временем пришельцы претерпели эволюцию, и между ними произошло расслоение. Одни были носителями чувства превосходства, другие отличались колкой насмешливостью. Но если вдруг кто то находил зерно, то поспешно очищал его и тут же с жадностью съедал. Это то, что осталось в них от прежней жизни и не поддавалось перевоспитанию.
Человечество в ту пору использовалось для контроля за космосом, по необходимости очень жестким. Те, кто владели такой практикой, не имели на Земле ни дома, ни семьи. Их было немного, и они были удовлетворены своим положением, даже были более уверенными, чем те, кто вел обычную жизнь и имел детей. Очередная весна в их жизни проходила без каких либо иллюзий о Верховной Власти над всем человечеством или еще над кем либо. Они были выдержанными, эрудированными и внимательно наблюдали за всем происходящим вокруг.
Катить бревно.
Давать и брать.
Сгибаться от ветра.
Приспосабливаться, приспосабливаться, приспосабливаться…

Глава 2

Борн наблюдал за поднимающимся утренним туманом и дремал. Он забрался в глубокую расщелину дерева, завернулся в свой плащ, и ему стало уютно и тепло. Мысли о солнце немного ободрили охотника. Тяжелая работа. За всю скромную жизнь Борну уже в третий раз выпадает возможность испытать собственную смелость. Не так то много людей могли похвастаться этим. И Борн был горд за себя.
Увидеть солнце, взобравшись на самую высокую точку Мира, не имея при этом никакой поддержки. Подниматься на такое место — большой риск.
Это под силу только гордым, жаждущим увидеть в Высочайшем и глубоком Небе заветные очертания.
Борн проделал это трижды. Он был храбрейшим из храбрейших — или как утверждали некоторые из поселка — сумасшедший из сумасшедших.
Пока всходило солнце, влажные испарения поглотили все пространство.
Изможденный уставший Борн совсем промок и дрожал. Это было так же опасно, как и прекрасно. И отсиживаться, ничего не делая, Борн не мог.
Это было неудобно перед теми, кто не дремлет, а бодрствует. Ведь наверняка внизу уже кто то не спит и приступил к работе. И Борн почитал для себя за счастье не отставать от них.
Он хотел позвать Руума Хума, но тот был далеко и вряд ли услышит голос, как ни кричи.
А вообще в Руума Хуме Борн не мог даже сомневаться. Они во всем делили судьбу друг друга, были неразлучны в жизни и смерти. Но Борн не любил все эти сантименты. Они ни к чему человеку, который всему предпочитает охоту.
С тех пор, как Борн покинул поселок, прошло три дня. Пора бы уже подумать и о возвращении. Но Борн не мог вернуться без добычи. Он отгонял от себя мысли о Лостинге, о его последнем возвращении в поселок. Большого охотника встречали все братья, не скрывая своего бурного восхищения его искусством. Борн едва справился с охватившей его завистью. Он не хотел быть хуже Лостинга и даже таким, как он.
Борн хотел быть лучше. И это стремление охватило все его существо.
Борн не мыслил себя никем иначе, как только самым лучшим, самым почитаемым в поселке охотником. Он никогда не мог состязаться с Лостингом в росте и силе, но зато был ловок и хитер. Когда Борн был ребенком, он был умнее, живее, чем его друзья, и умел воспользоваться любой возможностью доказать это. Теперь никто не сомневался в его способностях. Но никто почему то никогда не восторгался им, как Лостингом. А Борн жаждал восторгов и почитания. И не потерял надежду добиться их. Поэтому он стал охотиться в одиночку и всегда попадал в опасные ситуации.
Туман окутывал ветки Дерева, поднимаясь до Второго Уровня. Воздух был чистый, хотя все еще влажный. Вблизи от себя Борн увидел мелкую безобидную тварь. Ниже в тумане едва очерчивался контур цветущей лозы, покрытой яркими цветами. Борн хорошо знал их. Толстые лепестки этих цветов росли тесно друг к другу, кривые, изогнутые, старающиеся вырваться, подняться и принять свою форму. После вчерашнего обычного вечернего дождя все цветы и листья были наполнены влагой, блаженствовали в ней.
Вокруг охотника пробуждался лес, звучал огромный хор животных и растений; скрип, чириканье, свист и скрежет поднимался вверх. Борн был достаточно опытен, чтобы искать другое место для охоты. Здесь он предчувствовал удачу. Но из расщелины пора было выбираться. Время отдыха закончилось. И Борн старался сделать это как можно тише. Он ловко выскользнул наружу и еще раз огляделся. Ничего необычного, никаких настораживающих звуков. Борн развязал свой узелок. Он был ярко желтый, окантованный черным и достаточно большой. Его кожаная поверхность была эластичной. Наверху сначала послышался легкий шорох, который становился все громче и, наконец, превратился в какой то вой, сила которого сгибала довольно крупные ветви.
Борн приготовил свой охотничий снаффлер и укутался в листья. Его напряжение было настолько сильным, что, казалось, дыхание покинуло его тело и оно превратилось в статую. Но тревога оказалась напрасной.
Время охоты еще не подошло, и Борн вышел из своего укрытия, тяжело вздохнул и разложил все, что могло привлечь это животное, но тут опять раздался звук хрустнувшей ветки.
Неужели Борн дождался! Неужели сегодня закончатся его трехдневные поиски. В конце ветки показались два длинных отделенных друг от друга волоска, закрывающих красно радужную оболочку глаз. Когда волоски соединялись и обнажали глаза — вспыхивал яркий свет. В просвете между сучьями Дерева появилось громадное тело крупного чудовища. Борн, приготовившись к решающему бою, едва держался между толстыми ветками.
Это очень коварное и хитрое животное, способное нападать на застигнутых врасплох людей. Не каждый охотник рисковал выйти на грейзера. Тем более в одиночку.
В сторону Борна скалилась кровожадная пасть. Но Борн мог предотвратить нападение жуткой твари, превратить ее в ничто — в тяжелую мясную тушу. Грейзер тоже устраивает засады на человека. Но сейчас человек опередил его и первым устроил засаду.
Борн выстрелил из снаффлера, и тот, кто сейчас скалится в его сторону, будет внизу изгибаться от боли, стараясь подняться. Борн подойдет ближе и сильно ударит раненое животное. Потом его надо будет поднять, повернуть боком, чтобы вытянуть из капкана, устроенного Борном. К тому же Борн был крайне ограничен в движениях. Ведь под его ногами не было твердой ровной поверхности, в которую можно было бы спокойно упираться и уверенно передвигаться. Он ходил по веткам и сучьям, без твердой опоры под ногами, постоянно находясь как бы в подвешенном состоянии. Борн ничего другого и не представлял себе. Ход времени для Борна замедлился. Он слышал какие то неразборчивые звуки.
Нужно еще было точно выяснить, когда это животное свистит, то его массивная, тяжелая голова поворачивается влево или вправо? Если Борн не угадает, то произведет ненужный выстрел — потеряет время. А сейчас даже секунда имеет решающее значение. Борн решил приспосабливаться к звукам, исходящим при сопении грейзера.
Грейзер обнюхал приготовленную Борном приманку. А охотник начал имитировать звуки, издаваемые самкой. Большая голова поднялась и, оглянувшись кругом, уставилась прямо на него. Наружу вырвалось короткое нервное дыхание. Борн сжал ружье, его рука была на спусковом крючке. Раздался выстрел, с резким шипением из снаффлера вырвался газ.
Все четыре пасти широко раскрылись. Это был ужасный, страшный припадок пронзительного крика. Все это продолжалось довольно долго.
Животное сделало прыжок, угрожающий прыжок в сторону Борна, и тут все его тело охватила судорога. И все кончилось. Голова, лапы, туловище — все стало неподвижным. Не отрываясь, Борн наблюдал за грейзером.
Этот грейзер долго играл со смертью. И вот этой игре пришел конец.
Борн облегченно вздохнул. Наконец то свершилось то, чего он так долго добивался.
Теперь все дело за ножом, за умением владеть им. Борн сумеет найти применение этой туше, поделится с нуждающимися. Но тут раздался грохочущий голос. Борн узнал его. Над ним стоял Руума Хум и смотрел вниз. А потом, хватаясь шестью лапами за ветки, спустился к Борну.
Борн тряхнул головой, показывая на грейзера.
— Я говорил тебе очень часто, Руума Хум, не трусь, смотри на меня и делай как я.
— Странно, — ответил Руума Хум.
— Ничего странного, — ответил Борн. — Просто я устроил ему хорошую западню и точно выстрелил.
Руума Хум, покрытое шерстью говорящее животное, — был с Борном повсюду. Он не отличался пассивностью, но был очень быстрым, сильным и смышленым. У всех братьев Борна были такие же умные фуркоты, которые делили с ними все тяготы и радости жизни.
Руума Хум напевал расхаживая вокруг охотника, сопел, презрительно фыркал при взгляде на лежавшего внизу грейзера.
— Я слишком устал, — сказал Руума Хум. — И страшно голоден.
— Теперь мы можем вернуться домой. Ты поднимешь эту тушу?
— Подниму, — ответил фуркот, нисколько не раздумывая.
Борн хорошо ориентировался в своем мире. Но сейчас ему хотелось расслабиться и довериться фуркоту. Тот безошибочно отыщет дорогу к Дому.
В их мире было Семь Уровней. Народ Борна предпочитал Третий Уровень. Там, где жили и фуркоты. Ниже были Четвертый, Пятый, Шестой и Седьмой Уровни, а выше их Дома — Второй и Первый, самые близкие к Солнцу, к Всевышнему Богу.
Многие хотят увидеть Всевышнего Бога. Борн видел это трижды и жив.
Сейчас он спешил явиться на глаза своим братьям и надеялся получить лавры победителей.
— Все в порядке. — Борн посмотрел на Руума Хума. — Уверен, что ты меня не подведешь. Путь домой будет долгим, и нам, возможно, придется повоевать. К тому же у нас очень важный груз. Не горюй, что ты опоздал к моменту охоты. Какая разница — кто именно убил.
Борн довольно усмехнулся.
— А теперь в путь. Мы можем отдохнуть только на половине пути от этого места до Дома.
— Отдыхать? Что значит отдыхать? — Руума Хум фыркнул.
Фуркот обладал особым чувством юмора и не хотел сейчас возражать такому важному человеку, каким стал после удачной охоты Борн. И Борн оценил покладистость фуркота.
— Итак, теперь пошли.
Они оглянулись на потайную засаду с желанием запомнить ее и, может быть, когда нибудь вернуться сюда.
Борн осмотрел тяжелый груз Руума Хума и залюбовался такой прекрасной добычей. Потом, взявшись за ветки, добрался до небольшого, но яркого цветка, наклонился к нему и стал нетерпеливо пить лепестки.
Закончив пить, Борн стряхнул рукой капли воды и вытер рот руками.
Попрощавшись с цветками, Борн и Руума Хума зашагали по крутой дороге к Дому.
Это был зеленый Мир, Вселенная, Истина. Многоцветьем красок расцветали деревья, произрастали на просторе растения, опутывающие стволы деревьев и множество других растений. Появились щетинистые соцветия; ароматное благоухающее цветение в каждом мыслимом и немыслимом, возможном и невозможном очертании, цвете, величине.
Само изобилие, такое фантастическое. И все избегает и сторонится друг друга, чтобы не разрушать, а сохранять свой запах, свою самобытность, свои чувства и ароматы как можно дольше. Борн и Руума Хум усердно обходят цветы с необычайными, незнакомыми ароматами.
Их запахи могли быть и смертельными. И это несмотря на их внешнюю яркую красоту.
Вьющиеся и ползучие растения не отличались внешней красотой, но они обладали насыщенными и разнообразными запахами. Третий уровень был богатейшим миром.
И хотя доминирует здесь растительная жизнь, жизнь животных тоже обильна, — орнитология, мир млекопитающих, рептилии, жители деревьев, плавающие или одновременно плавающе крылатые, летающие. Все не перечислить.
Постоянный круговорот жизни и смерти проходил перед глазами Борна и Руума Хумы, идущих сложным, запутанным путем к себе домой. Почти непреодолимой преградой на их пути вставал сильный пронизывающий до костей ветер. Они шли по веткам и листьям, которые трещали под их ногами, и искали, где можно было бы остановиться на отдых. В конце концов они нашли такое, казалось бы, уютное местечко с толстыми лесными ползучими растениями. Но Борн и Руума Хум смотрели на все с некоторой подозрительностью. Как только Борн ступил на это место, он все понял, их могло тут затянуть, поглотить очень крепкое и цепкое сплетение растений.
По счастливой случайности луч света достиг Третьего Уровня, и Борн разглядел, какая опасность их тут подстерегала. Не подходя близко к обнаруженному им узкому отверстию, Борн заглянул в него и поразился глубине, ведущей наверняка на Четвертый и Пятый Уровень, на сотни метров вниз к зелени Нижнего Ада. Обойдя опасное место, фуркот и человек двинулись дальше. От усталости они уже не замечали окружающую их торжественную природу, не слышали величественное пение птиц. Любой ботаник был бы ошеломлен увиденным и услышанным.
Борн не был ботаником. Он не мог определить возраст растений, определить период их цветения, но его очень и очень далекие предки могли и знали это.
В конце концов Борн и Руума Хум нашли себе удобное место для отдыха среди густых веток на одном из толстых суков.
И Борн и Руума Хум были рады возможности остановиться и хотя бы ненадолго уснуть. Небольшой ростом Борн тут же очень удобно устроился.
Фуркот Руума Хум тоже был доволен своим временным убежищем. Фуркоты всегда жили с людьми и отличались дружелюбием и общительным нравом. По первому же зову человека они легко отправлялись в путь, даже если их разбудят среди ночи. У них были острые когти и зубы, отличающие животных с хищническими инстинктами. Фуркоты очень ловко передвигаются и цепко держатся на ветке.
Руума Хум с удовольствием растянулся на раскинутых ветвях и зевнул, хлопая своими тремя глазами. А потом протянул Борну свою большую лапу и принялся очищать ее от различных колючек, иголок и шипов.
Борн лелеял мечту навести порядок в этом лесном царстве и очистить наиболее нужные пути.
Умный и смышленый фуркот работал вместе с человеком очень осторожно и легко, но когда они заканчивали работу, — это уже был не человек.
Вечером, как обычно, пошел дождь. И лил он всю ночь. За несколькими исключениями дождь шел каждую ночь.
Это так же естественно, как то, что солнце встает утром. А дождь идет ночью.
Руума Хум быстро заснул. Возле него устроился и Борн. Фуркот слегка шевельнулся во сне, голова его склонилась, прижавшись к плечу Борна.
Борн был доволен. Он погладил фуркота, как бы оценивая, пробежался своими пальцами по толстой зеленой шкуре.
Борну хотелось Домой. Он не чувствовал такой усталости, которая заставила бы его забыть предвкушение восторженной встречи. И даже короткий сон казался ему длинным. Он не мог так медлить. И поэтому еще в темноте начал будить фуркота.
— Уже утро?.. — изумился тот.
— Идти целый день, Руума Хум, — сказал Борн. — Ночью шел дождь.
Поэтому к полудню будут красные ягоды и пьюм.
При мысли о еде Руума Хум оживился. Вообще то ему хотелось поспать… Но ведь пьюм, и к тому же скоро… Он еще раз выгнул спину, вытянул вперед передние лапы и процарапал параллельные борозды в твердой, как сплав, омертвелой поверхности ветки. Руума Хум не мог не признать, что иметь при себе человека иногда очень даже неплохо. Люди знали, как находить вкусную еду, умели сделать интересным сам процесс питания. За это Руума Хум с готовностью прощал недостатки Борна. Все три его зрачка загорелись. Люди гордились тем, что проделали грандиозную работу по одомашниванию первых фуркотов. Фуркоты не считали нужным оспаривать это. Они знали, что привязались к людям из простого любопытства. Впервые в своей жизни фуркоты встретили совершенно непредсказуемые существа, способные забыть и про сон.
Предугадать поступки человека — даже своего собственного — было невозможно. Поэтому фуркоты спокойно терпели людей, не особенно задумываясь над причинами этого. Фуркоты знали только, что такие отношения доставляют им удовольствие и приносят пользу.
Мечты о сердцевине пьюма привели к тому, что, взгромоздив на спину тушу грейзера, Руума Хум заснул, но ненадолго… Так что Борн почти не потерял своего драгоценного времени. И они снова отправились в путь.
— Дом близок, — урчал Руума Хум, останавливаясь и вылизывая толстым изогнутым языком больную переднюю лапу.
Еще час назад Борну начали попадаться знакомые приметы и зарубки на деревьях. Вот грозовое дерево, которое убило старую Ханну, когда та зазевалась. Вот серебристо черный пень. Его они старательно обошли.
Один раз они остановились, чтобы пропустить проплывающего мимо летуна с длинными развевающимися жалящими усиками. Пока они стояли, летун издал певучий свист и опустился пониже. Возможно, он решил попытать счастья на Четвертом Уровне, где шустрые бушекеры встречались чаще.
Борн вышел из за ствола и только собрался снять с себя плащ, как откуда то сверху раздался резкий звук такой силы, что содрогнулся бы и пфеффермолл. По пронзительности этот звук не уступал охотничьему воплю чоллаки. Таким внезапным, таким мощным был этот звук, что обычно невозмутимый Руума Хум от неожиданности встал в оборонительную стойку, уперся спиной в один из ближайших пней, несмотря на то, что туша грейзера сковывала его движения, поднял все передние лапы и выпустил когти.
Резкий звук сменился протяжным воплем, который в свою очередь поглотил оглушительный, ужасный грохот ломающихся деревьев, содрогнулась даже ветка ближайшего дерева Колонны. И тут страшно затряслась та ветка, на которой они стояли. Обладающий огромной силой Руума Хум смог устоять, но Борн не удержался. Он пролетел на несколько метров вниз, сломав в падении парочку беззащитных мягких суккулентов1 и ударился о твердый выступ.
От удара Борн подскочил и чуть не сорвался еще раз, но успел ухватиться двумя руками за жесткий нарост. Вибрация прекратилась, и Борн смог обхватить его и ногами.
Шатаясь, он подтянулся и встал. Как будто ничего не сломал, все, по видимому, было в порядке. Но духовое ружье — снаффлер — пропало; скрепы, на которых оно держалось, расстегнулись, и ружье, кувыркаясь, полетело в бездну. Это была тяжелая потеря.
Треск и грохот переломленных деревьев начал затихать и наконец совсем пропал. Падая, Борн почувствовал, что на некотором расстоянии от него среди зелени пронеслось нечто невозможно широкое, синее, металлическое. Оно тоже летело вниз. Но сейчас, всматриваясь в ту сторону, ничего, кроме леса, Борн не увидел.
Из убежища вылезали пиперы и орбиоли, нерешительно перекликаясь в тишине. Потом к ним присоединились бушекеры, флауэркиты и их сородичи.
Через минуту гайлиэ наполнилось своими обычными звуками.
— Что то случилось, — отважился заметить тихим голосом Руума Хум.
— Мне кажется, я что то видел, — Борн еще пристальней всмотрелся в ту сторону, но ничего необычного не увидел. — А ты? Видел что то большое, синее и блестящее?
Руума Хум внимательно посмотрел на него.
— Не видел я ничего. Видел, как ты упал в Ад и исчез. Был занят тем, что пытался удержаться здесь, хотя туша грейзера тащила меня вниз. Мне было не до любопытства.
— Ты поступил разумнее, чем я, старина, — признался Борн, поднимаясь к фуркоту. Он подергал лиану, нашел, что она достаточно прочная, и полез было туда, куда упало это непонятное нечто. — По моему, неплохо было бы…
— Нет. — Борн обернулся и увидел, что фуркот опустил вниз свою огромную голову и медленно качает ею из стороны в сторону, подражая человеческому жесту отрицания. Три глаза показали на тропу, по которой они шли.
— Человек Борн, до сих пор нам везло. Но скоро грейзеры учуют запах. Придется драться за каждый шаг к Дому. Так что сначала в Дом.
Об этом… — и он кивнул в сторону крушения, — я расскажу братьям, они скорее поймут, что это такое.
Борн стоял на древесном мосту и думал. Его неумное любопытство — или безумие, если верить многим его товарищам, — так и влекло его к источнику любого звука, каким бы страшным он ни казался. Но на этот раз здравый смысл победил. Им с Руума Хумом пришлось здорово потрудиться, чтобы убить грейзера, которого они везли с собой.
Рисковать сейчас, не имея на то веской причины, было бы неразумно.
— О'кей, Руума Хум. — Борн перескочил на широкую ветку, и они снова двинулись к поселку. Последний взгляд через плечо открыл ему только зеленую пестроту и никаких подозрительных движений. — Но как только я закончу разделку туши, я обязательно вернусь сюда и узнаю, что это было. Для меня не имеет значения, пойдет кто или нет вместе со мной.
— Не сомневаюсь, — ответил Руума Хум. Он то знал.

Глава 3

Они достигли барьера задолго до темноты. В их глазах гайлиэ было одним большим деревом — Деревом Домом. Еще выше были только деревья Колонны, хотя Дерево Дом поистине было чудовищно огромным.
Широкие переплетающиеся ветки и длинные вьющиеся стебли торчали во все стороны. Внутри, среди его ветвей и листьев, росли висящие деревья, корни и лианы. Борна радовало, что на Дереве Доме росли или совершенно безвредные или даже полезные для человека растения. Его народ хорошо заботился о Дереве Доме, а оно, в свою очередь, заботилось о людях.
Лозы были покрыты ярко розовыми цветами, внутри каждого из них сидел стручок с цветочной пыльцой. Стручки эти были сродни желтым коробочкам с семенами, благодаря которым духовые ружья превращались в грозное оружие, и отличались еще большей чувствительностью. От малейшего прикосновения к розовой поверхности тонкая, как бумага, кожица разрывалась и испускала облако пыли, смертельное для любого животного, вдохнувшего его через нос, поры или иным способом. Эти лозы обвивали дерево на середине Третьего Уровня — уровня поселка, образуя вокруг него защитную сеть.
Борн подошел к ближайшей лозе, нагнулся и плюнул прямо в середину одного из цветов, стараясь не попасть в стручок с пыльцой. Цветок зашевелился, но стручок не взорвался. Розовые лепестки сложились внутрь. Пауза. Затем лоза начала извиваться и сжиматься, как это делают ползающие лозы в поисках добычи. Когда лоза сжалась, открылась тропа, по которой легко прошли Борн и Руума Хум. Сразу за Руума Хумом внешние дальние лозы сошлись вместе и закрыли собой тропу. Цветок, в который плюнул Борн, снова раскрылся и продолжал пить слабый вечерний свет.
Случайный наблюдатель отметил бы, что слюна Борна исчезла. Химик сказал бы, что ее абсорбировал цветок. А если бы это был блестящий ученый, то он мог бы открыть, что слюна не только была абсорбирована цветком, но еще подвергнута анализу и идентификации. Борн же знал только то, что если осторожно плюнуть в цветок, тогда Дерево Дом узнает, кто он такой.
Приближаясь к поселку, Борн попытался весело насвистывать. Но мелодия не получалась. Из головы не выходило таинственное происшествие с загадочной синей штуковиной, которая упала в лес, круша все на своем пути. Иногда, хотя и очень редко, какое нибудь висячее дерево перерастало свои корни или то, к чему оно прикреплялось, и падало, увлекая за собой лианы и более мелкие растения. Но никогда еще Борн не слышал, чтобы так ломались и крушились деревья. Эта штука должна быть во много раз тяжелее любого висячего дерева. Он понял это по тому, с какой скоростью оно падало. Да еще этот что то напоминающий металлический блеск.
Когда Борн вступил в центр поселения, он совсем не думал о предстоящей триумфальной встрече. Здесь огромный ствол Дерева Дома расщеплялся на множество стволов поменьше, образующих густой лес вокруг центрального открытого пространства. Где то высоко эти стволы соединялись вновь в один ствол, сужающийся конусом и поднимающийся в небо еще на шестьдесят метров. С помощью листьев, растительных волокон и звериных шкур жители закрыли пространства между переплетенными стволами, сделав себе жилища, недоступные для ветра и дождя. Для питания использовались похожие на цветную капусту, но имеющие форму тыквы фрукты. У них был вкус клюквы и иногда эти фрукты росли прямо внутри закрытых жилищ.
Внутри каждого жилища были обгоревшие места, как и под пологом над центральной площадью. Эти мелкие ожоги не вредили огромному растению.
В каждом жилище имелось также небольшое углубление, сделанное в самом Дереве. Сюда обитатели Дерева несколько раз в день приносили ему свои подношения в благодарность за кров и защиту. Эти пожертвования смешивались с толченой мякотью мертвых растений, собранных специально для этой цели. Мякоть использовалась также для того, чтобы убивать сильные запахи. Когда углубления наполнялись, их чистили, сухие остатки выбрасывались за Дерево Дом в зеленую бездну, а углубления снова использовались. Дерево принимало и поглощало приношения очень быстро и эффективно.
Дерево Дом было самым великим открытием, сделанным предками Борна.
О его уникальных качествах узнали тогда, когда казалось, что вся колония до последнего человека погибнет. В то время никто не задумался над тем, почему растение, бесполезное в родной среде, здесь оказалось таким удобным. Вскоре люди послали разведчиков на поиски других Деревьев Домов, и были основаны новые поселения. Но за годы, прошедшие с тех пор, как пра пра пра пра пра прадедушка Борна поселился на этом Дереве, контакты с другими поселениями постепенно стали слабеть, а потом и вовсе прекратились. Никто не позаботился возобновить связь с ними, да и не хотел. У них было все необходимое для выживания в мире, который кишел кошмарными созданиями, несущими смерть и разрушения.
— Борн вернулся… Смотрите, Борн вернулся… Борн, Борн!
Вокруг Борна собралась небольшая толпа и радостно приветствовала его. Но в ней были одни только дети. Один из мальчишек, забыв о том, что встречать охотника надо с почестями, имел дерзость дернуть его за плащ. Борн посмотрел вниз и узнал сироту по имени Дин, которого воспитывали все жители сообща.
Его отца и мать кто то похитил, когда они были в экспедиции по сбору фруктов. Они исчезли в лесу вслед за раздавшимся страшным звуком. Остальные члены группы в панике разбежались, а когда вернулись на прежнее место, от супружеской пары остались одни орудия труда. С тех пор о них никто никогда не слышал. Поэтому мальчика растили в поселке сообща. По непонятным причинам паренек больше всех привязался к Борну. Охотник не мог отмахнуться от подростка. Это был закон — и очень необходимый для выживания, закон, по которому ребенок, лишившийся родителей, мог сам по своему желанию выбирать себе новых.
Но почему именно безумного Борна, вот вопрос…
— Нет, я тебе не дам шкуру грейзера, — возразил Борн и мягко отстранил мальчика. Тринадцатилетний Дин уже не считался ребенком. Его уже нельзя толкать.
По пятам за сиротой катился толстый меховой шар, почти такой же большой, как и подросток. Детеныш фуркот по имени Маф через каждые три шага спотыкался на своих толстых неуклюжих лапах. Споткнувшись в третий раз, Маф разлегся посреди поселка и уснул, найдя таким образом подходящее решение своей проблемы. Руума Хум при виде детеныша ворчливо заурчал. Но он не мог не сочувствовать ему. Он и сам был не прочь как следует поспать.
Борн не пошел к себе домой, он отправился на другой конец поселка.
— Брайтли Гоу!
В ответ сверкнули зеленые глаза, не уступающие яркостью самой густой листве, а затем показалось лицо и фигура лесной нимфы, грациозной как лань. Она вышла навстречу и взяла Борна за руки.
— Как хорошо, что ты вернулся, Борн. Все беспокоились. Я… очень беспокоилась.
— Беспокоилась? — восторженно изумился охотник. — О ком? О маленьком грейзере? — Величественным жестом он показал в сторону туши.
Ее тяжесть вывела из себя Руума Хума. В его голове появились неприятные мысли о некоторых людях, которые вместо того, чтобы позаботиться о своем фуркоте, кокетничают с девушками.
Брайтли Гоу уставилась на грейзера, и ее глаза стали большими, как цветы рубинового дерева. Потом она неуверенно нахмурила брови.
— Но как я съем все это, Борн?
В ответ Борн скованно рассмеялся.
— Возьми себе мяса столько, сколько надо тебе и твоим родителям, конечно. А вот шкура — это только для тебя.
Брайтли Гоу была самой красивой девушкой в поселке, но других достоинств Борн в ней что то не замечал. И иногда в сомнениях задумывался над этим. Стоило ему посмотреть на девушку в тонкой одежде из кожицы листьев, как Борн забывал обо всем на свете.
— Ты смеешься надо мной, — рассердилась Брайтли Гоу. — Не смейся!
Естественно, после этого Борн стал смеяться еще громче.
— А вот Лостинг, — сказала девушка с достоинством, — никогда не смеется надо мной.
Это быстро отрезвило Борна.
— Какое имеет значение, что делает Лостинг? — с вызовом бросил он.
— Это имеет значение для меня.
— Гм… ладно. — Где то что то опять не сработало. Борн совсем не так представлял их встречу. Всегда получалось не так, как он хотел.
Отважный охотник оглядел притихший поселок. Кое кто из стариков выглядывал из домов, когда он только вошел в него. Но теперь, когда жители уже знали о том, что Борн жив и здоров, они вернулись к своим домашним занятиям. Большинство взрослых, естественно, были или на охоте, или собирали еду, или чистили Дом от паразитов. Мечты о восторгах по поводу его возвращения никогда не становились явью.
Значит он рисковал своей жизнью только для того, чтобы его встретила компания детей и Брайтли Гоу. От прежней эйфории не осталось и следа.
— Все равно, я обработаю для тебя шкуру, — проворчал Борн. — Пошли Руума Хум. — Он повернулся и сердито зашагал прочь. Он не видел, как на лице Брайтли Гоу отразилась целая гамма разнообразных чувств. Потом она повернулась и вошла внутрь своего жилища.
Когда тушу, наконец, отвязали и Руума Хум сбросил ее со своей спины, он издал вздох облегчения. После этого он пошел прямо в отведенную ему большую отдельную комнату, улегся и предался любимому занятию всех фуркотов.
Бормоча что то про себя, Борн развязал свой охотничий пояс, снял плащ и приступил к разделке грейзера. Он так сердито махал костяным ножом, что в нескольких местах чуть не испортил шкуру. Под шкурой лежал слой жира. Поворачивать тушу было нелегкой работой, но Борн справился с ней сам. Ему не пришлось будить Руума Хума. Жир он побросал в деревянное корыто. Позднее его перетопят и сделают из него свечи. Затем Борн принялся разделывать мясо. Он отрубал огромные куски, которые затем высушит для лучшей сохранности. Внутренние органы и другие несъедобные части отправлялись в углубление в дальней стене комнаты. Борн прикрыл их измельченной растительной смесью и добавил воды из деревянного бака. Дом будет доволен.
Он отделил пустотелый прозрачный столб и огромные конусообразные круглые ребра, вымыл, зачистил их и вынес наружу для просушки. Из толстой кости сделают орудия труда и украшения. Зубы не годились ни на что, их не стоило даже носить, как, например, зубы плотоядного бридера, которого убил Лостинг. Борн не станет делать ожерелье для торжественных церемоний из этих плоских зубов. Но поест хорошо.
Разделав грейзера, Борн вымыл руки. Откинув занавес из сплетенных растительных волокон, стал рыться в углу и нашел запасное духовое ружье — снаффлер. Надо бы сделать еще одно такое же. Он внимательно осмотрел ружье, обдумывая эту проблему. Придется просить Джелума сделать новое ружье. Он работал с зеленой древесиной куда лучше, чем Борн, его пальцы были искуснее, ловчее. Борн печально улыбнулся. За новое духовое ружье придется отдать почти всего грейзера, но все равно на какое то время он обеспечил себя хорошей едой. Джелум не был охотником, и он будет рад мясу, ведь на его руках двое детей и жена.
— Руума Хум, я пошел к Джелуму, резчику. Я…
Из угла, где спал фуркот, донесся долгий низкий свист. Борн сердито выругался. Похоже на то, что всем все равно, жив он или мертв. Он резко отодвинул занавес из кожицы листьев и направился к дому Джелума.
Остаток дня в основном прошел в выработке условий сделки. В конце концов Джелум согласился сделать новое духовое ружье в обмен на три четверти мяса грейзера и на его целый скелет. Обычно Борн никогда не соглашался на такие условия. Для того чтобы добыть этого грейзера, он потратил целую неделю, а его доставка связана с повышенным риском. Но Борн устал, его огорчил равнодушный прием и разочаровала Брайтли Гоу.
Да еще Джелум показал ему великолепный экземпляр трубки из зеленого дерева, местами почти синей, из которой получится прекрасный снаффлер, просто замечательный. Обмануть его не удастся, но все таки это была неравноценная сделка.
Борн полез один в верхнюю часть поселка, где мелкие стволы начинали соединяться в один большой ствол. Отсюда был виден весь поселок и лесная стена.
Центр поселка представлял собой самое большое открытое пространство, какое только Борну довелось видеть в своей жизни, за исключением, естественно, Верхнего Ада. Здесь можно было расслабиться и изучать окружающий мир, не боясь нападения. Пока он смотрел, стеклянный крылан коснулся розового цветка лозы. Красные и синие крылья лениво подрагивали, лучи солнца пронизывали прозрачные органические плоскости.
Это была еще одна особенность Борна, из за которой некоторые жители поселка считали его немного сумасшедшим. Только он один сидел и тратил зря время, глядя на такие существа, как крыланы и цветы, которые не годились в пищу и не представляли собой никакой опасности. Борн и сам не мог объяснить, почему он так поступал, но что то внутри него, когда он так сидел, начинало радостно шевелиться. Радовалось и теплело. Он познает все, что можно познать об этом мире.
Ридер, шаман, много раз пытался изгнать демона, который побуждал Борна бесполезно тратить время, но все было напрасно. Борн соглашался на эту процедуру только под влиянием уговоров обеспокоенной четы вождей, Сэнда и Джойлы. В конце концов Ридер смирился, объявив заблуждения Борна неизлечимыми. Поскольку от этого никому не было вреда, все согласились оставить Борна в покое. Все желали ему только добра.
Все, кроме Лостинга, естественно. Но неприязнь Лостинга объяснялась не заблуждениями Борна, а проистекала из зависти к отважному охотнику.
Капля теплого дождя упала на лоб Борна, покатилась по его лицу. За ней еще одна и еще. Настало время идти на совет.
Пробираясь между стволами, Борн вернулся в поселок. В центре площади был зажжен огонь. Это место уже почернело и выгорело от многих подобных костров. От дождя защищал широкий навес из сотканной кожицы листьев, под ним нашлось место для всех жителей поселка. Их уже собралось там много, и прежде всего Сэнд, Джойла и Ридер.
Ускорив шаг под уже сильным дождем, Борн разглядел Лостинга. Войдя в круг, Борн, занял место среди мужчин напротив своего соперника.
Очевидно, Лостинг уже прослышал о возвращении Борна и его подношении в виде кожи грейзера, потому что он с большей, чем обычно злобой, бросал на него взгляды с другой стороны костра. В ответ Борн лишь приветливо улыбался.
Мерный шум теплого дождя, падающего на кожицу листьев и стекающего на деревянную землю, аккомпанировал шуму голосов собравшихся людей.
Иногда раздавался детский смех, шиканье взрослых.
Сэнд поднял руку, призывая к молчанию. Джойла сделала то же самое.
Люди умолкли. Сэнд, который никогда не отличался высоким ростом — он был примерно с Борна — теперь, усохший и согнутый временем, казался еще меньше. Тем не менее он производил должное впечатление. Он напоминал старые, изношенные часы, которые все время еле еле тикали, но в нужный момент били на удивление громко и чисто.
— Охота была хороша, — сказал кто то.
— Охота была хороша, — одобрительно повторили собравшиеся.
— Сбор еды удачный, — в тон произнес Сэнд.
— Сбор удачный, — с готовностью подтвердил хор.
— Все, кто присутствовал на последнем собрании, и сейчас находятся здесь, — отметил Сэнд, обводя глазами круг. — Живительные соки в Доме сильны.
— Стручок готов к пище, — провозгласила одна из женщин в круге. — Семя Моранна и Ога зреет. Оно созреет через месяц. — Сэнд и все остальные закивали головами и пробормотали что то одобрительное.
Где то далеко наверху раздались раскаты грома, они эхом отозвались в целлюлозных каньонах, прокатились по хлорофилловым холмам. Вечерний разговор продолжался: сколько и каких собрано фруктов и орехов; сколько и какого мяса высушено; какие у кого были приключения, достижения и ошибки за этот уже прошедший день.
Когда Борн объявил о том, что он убил грейзера, в толпе одобрительно зашумели, но не с таким воодушевлением, как хотелось бы Борну. Он не знал того, что умы всех занимало нечто гораздо более важное. Сообщить об этом взялся Ридер.
— Сегодня вечером, — начал он, подняв свой тотем — священный топор, — в мир что то упало из Верхнего Ада. Что то гигантское, не поддающееся воображению.
— Нет, оно поддается воображению, — перебила его Джойла. — Мы считаем, что Колонны еще больше.
Собравшиеся одобрительно зашумели.
— Справедливое замечание, Джойла, — признал Ридер. — Что то такого же размера, но невообразимо тяжелое, — он победно посмотрел на Джойлу, которая на этот раз промолчала. — Оно вошло в мир с северо запада от грозового дерева и упало в Нижний Ад. Возможно, это был обитатель этого Ада, навестивший своих родственников в Верхнем и возвратившийся домой.
— А не можем ли мы ошибиться насчет Верхнего Ада? — спросил кто то из толпы. — Правда ли то, что они такие же огромные, как и те, которые внизу? Мы знаем очень мало и о том и о другом Аде.
— А я к примеру, — вставил кто то, — и не имею ни малейшего желания знать больше! — Раздался понимающий смех.
— Тем не менее, — стоял на своем шаман, указывая своим топором на жителя, который предпочитал оставаться в приятном неведении, — именно этот демон сегодня спускался очень близко к нам. Что, если он не вернулся в свой дом в бездне? С тех пор, как он прошел мимо, не было слышно больше ни звука, ни движения. Если он притаился где то рядом с нами, кто знает, как мы должны поступить? — По собравшимся прошла нервная дрожь. — Существует вероятность того, что он мертв. Не говоря уже о том, что было бы интересно посмотреть на мертвого демона; такое количество мяса нам бы тоже не помешало.
— Если только его родичи не заявят свои права на труп, — выкрикнул кто то, — а если они это сделают, то я в таком случае не хотел бы здесь оставаться! — Раздались голоса одобрения.
Где то высоко сверкнула молния и до поселка донеслись раскаты грома. К своему удивлению, Борн вдруг вскочил на ноги и стал говорить.
— Я думаю, что это не демон. — Толпа зашевелилась, все глаза устремились к нему. Оказавшись в центре внимания, Борн почувствовал себя крайне неловко, но сумел сдержать свое волнение.
— Откуда ты знаешь? Ты это видел? — наконец спросил Ридер, обретя после неожиданного заявления Борна дар речи. — Ты никому ничего не говорил.
Борн пожал плечами и сказал, стараясь придать своему тону равнодушие.
— А меня никто ни о чем не спрашивал.
— Если то, что ты видел, не демон, тогда что? — подозрительно спросил Лостинг.
Борн задумался.
— Я не знаю. Я только на мгновение увидел это, когда оно падало в мир — но все таки я это видел!
Лостинг сел на свое место, его мускулы так и играли в отблесках огня, и улыбнулся сидевшим рядом с ним.
— Ну говори, Борн, — подсказала Джойла. — Ты видел это или нет?
— Я и сам хочу рассказать, — возразил Борн. — В этот момент я падал вниз. Я и видел и не видел это. Когда сокрушительные удары и сотрясение мира достигли наивысшей точки, я увидел сквозь деревья, как там промелькнуло что то ярко синее. Ярко синее и блестящее, как асанис.
— Может, это и был падающий цветок асаниса, — сказал Лостинг, самодовольно ухмыльнувшись.
— Нет! — Борн сердито повернулся и с яростью посмотрел на своего соперника. — Это было такого же цвета, но блестящее, яркое и слишком… слишком резкое. От него отражался свет.
— Отражался свет? — удивился Ридер. — Разве такое возможно?
Возможно ли? Они все не сводили глаз с Борна, в глубине души желая верить, что то, что он видел, не демон. Он силился вспомнить момент падения, этот проблеск чуждого синего цвета среди веток. Он притягивал к себе свет, как лист асаниса — нет, больше это было похоже на то, как сверкает нож, когда его натачивают. Борн рассеянно поводил глазами, мучительно стараясь найти сравнение.
— Как топор! — выкрикнул он, указав рукой на оружие шамана. — Это было похоже на топор.
Все глаза машинально остановились на священном оружии и на самом Ридере. Раздался насмешливый шепот. Ничто не могло походить на топор.
— Может, ты ошибся, Борн, — мягко заметил Сэнд. — Это произошло, как ты говоришь, очень быстро. И ты видел это, когда падал сам.
— Я совершенно уверен в этом. Точно, как топор. — Борн старался говорить как можно увереннее, он уже не мог отступить от своей позиции, не показавшись полным дураком.
— Во всяком случае, — произнес Борн к своему ужасу, — это очень просто доказать. Надо только пойти и посмотреть.
Ропот толпы усилился; сейчас никто не насмешничал, все были потрясены.
— Борн, — терпеливо начал вождь, — мы ведь не знаем, что это такое и куда оно делось. Вполне возможно, что оно уже вернулось в бездну, из которой, наверное, и вышло. Пусть оно там и пребывает.
— Но мы же не знаем, — возразил Борн, вставая со своею места и передвигаясь ближе к огню. — Может, оно и не вернулось. Может, оно осталось на уровне ниже, спит, ждет, пока не учует запах Дома, а потом придет сюда и будет таскать нас одного за другим. Если это такое чудовище, тогда не лучше ли нам самим отыскать его и зарезать, пока оно спит.
Сэнд медленно кивнул головой, обведя взглядом людей.
— Прекрасно. Кто желает пойти с Борном по следу этого демона?
Борн обернулся к своим товарищам охотникам, мысленно умоляя их.
Затянувшаяся тишина, дерзкие взгляды. И вдруг ответ прозвучал оттуда, откуда его никто не ждал.
— Я пойду, — заявил Лостинг. Он встал и самоуверенно глядел на Борна, как бы говоря: «если ты не боишься этой твари, то здесь вообще бояться нечего». Борн отвел взгляд от глаз этого человека.
Нехотя согласились идти с ним охотник Дрон и близнецы Толтри и Тейллинг. За ними и другие охотники дали свое согласие из опасения показаться трусами, но Ридер поднял топор.
— Этого достаточно. Я тоже пойду, хотя не убежден, что вообще надо идти. Просто не следует людям идти к проклятой твари без сопровождения авторитета по проклятиям.
— Это точно, — пробормотал кто то. Смех, вызванный этим замечанием, разрядил торжественность происходящего.
Сэнд прикрыл рукой рот, чтобы спрятать усмешку, не приличествующую вождю.
— А сейчас воздадим молитвы, — воззвал он мощно, — чтобы те, кто идет на поиски демона, нашли бы его больным и слабым или не нашли его вовсе и вернулись бы к нам живыми и здоровыми. — Он поднял обе руки вверх, опустил голову, и молитва началась.
Эту молитву не узнал бы ни один из земных авторитетов по теологии.
Источник, вдохновляющий ее, не определил бы ни один священник, аббат или раввин, ни один колдун, но которую мог вполне определить специалист по биоэнергетике. Но никто бы из них не смог объяснить, почему эта молитва имела такое эффективное действие здесь, под плачущим ночным небом и пологом из конницы листьев.

Три зрачка горели как угольки, отражая пляшущий огонь далекого костра. Руума Хум лежал в сплетении веток и скептически смотрел вниз на собравшихся людей. Свою морду он положил на скрещенные передние лапы. На ветке, ближайшей к месту его отдыха, послышалось неловкое царапанье когтями. Через минуту рядом шлепнулось сорок килограммов меховой массы. Он раздраженно заворчал и обернулся. Это был детеныш, который состоял при молодом сироте, человеке Дине.
— Дедушка, — робко спросил Маф, — почему ты не отдыхаешь, как остальные наши братья?
Руума Хум обратил свой взор на отдаленный полог и распевающих под ним людей.
— Я изучаю человека, — пробормотал он. — Иди спать, детеныш.
Маф поразмыслил, затем подполз ближе к мощному взрослому и так же, как он, стал смотреть вниз на костер. Помолчав минуту, он взглянул на него вопросительно.
— Что они там делают?
— Я еще точно не знаю, — ответил Руума Хум. — Мне кажется, что они пытаются стать такими же, как мы.
— Как мы? Как мы? — Маф смешно закашлялся дождем и уселся на свои несколько ног. — А я думал, что это мы пытаемся стать похожими на людей.
— Да, так считается. А теперь отправляйся спать, живей!
— Дедушка, пожалуйста, объясни, я совсем запутался. Если человек хочет быть таким, как мы, а мы хотим быть, как человек, — тогда кто из нас прав?
— Ты задаешь слишком много вопросов, детеныш, ты еще не все понимаешь. Поймешь ли ты ответ? А ответ такой… То, К Чему Мы Стремимся — это встреча, соединение, взаимное сцепление, переплетенная сеть.
— Понял, — прошептал Маф, хотя ничего не понял. — А что будет, когда это будет достигнуто?
— Я не знаю, — ответил Руума Хум, снова глядя на огонь. — Этого не знает никто из наших братьев, но мы к этому стремимся. Кроме того, человек считает нас занятными, полезными и думает, что он хозяин.
Братья же считают человека полезным, занятным и им все равно кто хозяин. Человек думает, будто такие отношения ему понятны. И мы завидуем такому наивному поведению. — Старый фуркот кивнул головой в сторону собравшихся внизу. — Возможно, что мы никогда не поймем этого.
Открытия не обещают, на них надеются.
— Понимаю, — пробормотал детеныш, который не понял ровным счетом ничего. Он неловко поднялся на лапы и собрался было идти, но помедлил.
— Дедушка, можно еще один вопрос?
— Ну что еще? — недовольно проворчал Руума Хум, не отрывая глаз от молитвенного собрания.
— Среди детенышей ходят слухи, будто бы до прихода людей мы не умели ни говорить, ни думать.
— Это не слухи, это правда, малыш. Вместо этого мы спали.
Руума Хум зевнул и обнажил острые как бритва клыки.
— Но это же относится и к Человеку. Мы проснулись одновременно, так считают.
— Я знаю, — сказал Маф, который ничего не знал. Он повернулся и побрел искать себе удобное место на ночь.
Руума Хум вновь переключил свое внимание на людей, размышляя о том, как ему повезло, что у него есть такой интересный и непредсказуемый человек, как Борн. Вот завтра они пойдут на поиски этой новой штуковины. Ну что ж, думал фуркот, зевая, если завтра миру суждено измениться, лучше всего перед этим как следует поспать. Он перевернулся на бок, сунул голову между передними и средними лапами и тотчас же мирно отошел в любимую страну.

Борн настаивал на том, чтобы выйти до того, как рассеется утренний туман, но ни Ридер, ни другие охотники и слышать об этом не желали.
Лостинг с жалостью смотрел на того, кто выдвинул такое абсурдное, опасное предложение. Всякий, кому могла прийти в голову мысль о том, чтобы двигаться в тумане, когда человек не в состоянии увидеть подстерегающую его опасность и защититься, по праву заслуживал прозвище сумасшедшего.
В группе их было всего двенадцать — шестеро мужчин и шесть фуркотов. Мужчины шли гуськом по древесной тропе, а фуркоты шли по верху, снизу и по обе стороны, образуя защитный кордон вокруг людей.
Борн и Ридер шли впереди, а Лостинг, по своему собственному желанию, замыкал группу. Этот большой человек с большим сомнением относился ко всей экспедиции и старался быть как можно подальше от ее вдохновителя, Борна. Кроме того, как бы плохо Лостинг ни относился к Борну, ревнуя к нему Брайтли Гоу, он не мог не признать охотничье мастерство Борна. И поэтому Борн по праву шел впереди. Но для собственного успокоения Лостинг повторял услышанное однажды, что храбростью отличаются только безумцы.
Группа продвигалась сквозь солнечные ветви Третьего Уровня быстро и без помех. Только однажды люди услышали отдаленное предупредительное рычание, внизу по левой стороне. Это вынудило их остановиться и приготовить духовые ружья. Через некоторое время появился Таандасон, тот, кто издавал предупредительные звуки. Фуркот бежал по тропе, параллельной той, по которой шли люди. Он задыхался и пыхтел от злости.
— Коричневые многоноги, — доложил фуркот. — Супружеская пара на охоте. Самка заметила меня и плюнула, но самец повернул ее в другую сторону. Сейчас они ушли. — Фуркот повернулся, спрыгнул на нижнюю ветку и исчез в буйной растительности. Ридер довольно кивнул и махнул рукой, давая знак колонне двигаться дальше. Колючки вернулись в колчаны, запасы семян в охотничьи пояса.
Одинокий коричневый многоног, не раздумывая, напал бы на двух трех человек, подумал Борн. Пара, вышедшая на охоту, не остановилась бы ни перед чем. Но такую большую группу людей и фуркотов даже более крупный хищник не решился бы атаковать. Как отреагирует на них демон, еще предстояло выяснить.
Люди уже почти дошли до тот места. Борн узнал выделяющиеся на фоне других Кровавое дерево. Его листья в форме кувшина были наполнены алой жидкостью, вызванной тем, что растение обильно выделяло танин. Затем они вошли в полосу ровного бриза. Идущие сразу заметили это. В лесном мире ветер редко дул ровно и в одном направлении. Обычно порывы воздуха возникали и пропадали как призраки, нападали, кружились вокруг веток, пней и стволов как живые существа. Но этот воздушный поток был ровным, направленным и теплым. Таким теплым, подумал Борн, что, наверное, исходил из самого Ада.
Ридер принялся угрожающе размахивать топором, отгоняя злых духов.
Остальные плотнее завернулись в свои зеленые плащи.
Борн сделал знак замедлить шаг и растянуться. Перспектива, открывающаяся перед его глазами, резко изменилась. Он сделал еще два шага по ветке, отодвинул свисающий лист, судорожно вцепившись в крепкую лиану одной рукой, и вскрикнул при виде того, что открылось его взору. Такие же восклицания раздались рядом с ним, но Борн уже был настолько заворожен, что забыл о своих товарищах.
На расстоянии не больше ладони от того места, где он стоял, толстая ветка была обломлена, как гнилой стебель. Поломаны были и другие растения вокруг. В мире открылся огромный колодец. Борн задрал голову вверх и увидел в двухстах метрах над собой кружок странного цвета.
Клочок темно синего цвета, испещренный белыми облаками — синеву Верхнего Ада.
Внизу — Борн покрепче ухватился за лиану — примерно на таком же расстоянии, если не больше, в глубине, где то на Пятом Уровне, лежал блестящий синий объект, в котором отражалось солнце, как на поверхности топора. В центре его находилось нечто еще более блестящее, которое даже преломляло солнечные лучи на все цвета радуги, в форме неровного полушария из материала, похожего на прозрачные крылья крылана. Верх этого полушария был разорван и открыт.
И уже лозы, лианы, ползучие стебли и другие растения начали разрушать гладкие стены колодца, расталкивая друг друга в жестокой борьбе за место под непривычным солнцем.
Борн присмотрелся к распространившимся эпифитам2 и буйным, быстрорастущим стеблям и прикинул, что не пройдет и двух раз по семь дней, как новая растительность полностью закроет колодец. Им придется некоторое время обходить этот район, пока его не заполнят более плотные растения.
— Сюда, Борн! — позвали его.
Он обернулся и увидел, что на сломанной ветке Колонны стоит Ридер, наклоняется вниз на пределе возможностей и машет ему топором, сверкающим как молния в зеленоватом свете. Через несколько минут вся группа собралась на сломанной ветке шириной в несколько метров.
Фуркоты собрались отдельно, сидели в стороне молча и ждали, что предпримут люди.
— Это точно демон, и он спит, — начал один из близнецов. Это был Толтри.
— Я думаю, что это не демон, — твердо возразил Борн. — Мне кажется, это вещь, предмет, который сделан, — он кивнул в сторону Ридера, — как топор.
Это святотатственное мнение Борна было встречено гулом возбужденных голосов. Ридер поднял руку, призывая к тишине.
— Люди, громкие крики здесь неуместны. Это может привлечь демонов Верхнего Ада, и они устремятся сюда через дыру, которую проделал демон, больший, чем они. Мы обсудим это дело, но я приказываю вам делать это тихо. — Разговоры и споры продолжались, но только шепотом.
— А теперь, Борн, — продолжал Ридер, — скажи, почему ты так уверен, что то, что лежит внизу, не демон, а предмет, сделанный наподобие топора?
— Он очень похож на топор, — ответил Борн. — Посмотрите на его прямоугольные очертания, на то, как он отражает свет.
— А разве демон не способен на такое же? Разве шкура орбиоля не отражает свет? Ты не ошибаешься, Борн?
Борн поймал себя на том, что отводит глаза.
— Шаман, нет другого способа выяснить это, как только, — он посмотрел на старшего, — как только спуститься и посмотреть самим.
— А вдруг это демон? — громко спросил Дрон. — Вдруг он спит и мы разбудим его? — Охотник поднялся с корточек, крепко держа в руках свое духовое ружье. — Нет, друг Борн, я уважаю твою догадливость и почитаю твое мастерство, но я не пойду с тобой. У меня дома жена и двое детей, и я не готов к тому, чтобы стучать по черепу демона и спрашивать, кто там есть. Нет, только не я. — Он помолчал, подумал. — Но я прислушаюсь к тому, что скажет шаман и мои братья.
— Так что скажут охотники? — спросил Ридер.
Заговорил второй из близнецов.
— По правде говоря, все может быть так, как думает Борн. Если это сделанная вещь, в которой нет жизни, тогда, как мне кажется, она не может ничем угрожать Дому. Или же это, как говорит Дрон, спящий демон, который только и ждет, когда какой нибудь неосторожный человек наткнется на него и разбудит. Если мы оставим его в покое, он может спать до конца своих дней или мирно уйти своей дорогой. Что до меня, то я думаю, что это какой то новый демон, который упал из Верхнего Ада и поранился. Нам надо уйти и не тревожить его, и пусть он умрет в спокойствии, а то в ярости он может уничтожить нас.
Поднялись Тэйлинг и Толтри и высказали свое мнение. Иногда получалось так, что один из близнецов начинал предложение, а другой его заканчивал. При этом они даже не смотрели друг на друга, что было и неудивительно. Разве в лесу одна ветка советовалась с другой, когда нужно распускать листья? Некоторые считали, что близнецы были ближе к лесу, чем к человеку.
— Что бы это ни было, шаман, — заключил Толтри, — нам кажется, что мы ничего не теряем, если оставим его в покое, и даже выиграем, если спокойно вернемся в Дом по той же дороге, какой пришли сюда.
— Неужели вам всем все равно? — открыто спросил Борн. — Неужели вам неинтересно? А вдруг это добрый демон?
— Никогда не слышал о добрых демонах, а интересуюсь я только тем, как выжить, — ответил Дрон. Остальные внимательно слушали. После Борна Дрон был самым умелым охотником в поселке. — Пока это лежит там, — он кивнул в сторону колодца, — оно не угрожает ни нам, ни Дому. Я не думаю, что, если мы пойдем изучать его, это пойдет нам на пользу. Я выступаю за то, чтобы вернуться в Дом.
— Я тоже… и я… и я…
Маленький кружок людей, стоявших среди деревьев, не поддержал Борна. Всегда они против, думал разъяренный Борн.
— Тогда уходите, — воскликнул он с презрением, перебираясь из круга на ветку повыше. — Я спущусь один.
Охотники зароптали. Ридер и Дрон, старейшие из них, смотрели на Борна понимающе, но и они придерживались того мнения, что Борну при всех его достоинствах не хватает осторожности. В поселке будут жалеть о нем, если он не вернется. Если он хочет идти один, пусть идет, но другие пусть сохранят благоразумие.
Итак, Борн скорчился на верхней ветке и дулся, пока его товарищи готовились в обратный путь. Вокруг них собрались их фуркоты, они тоже отправились к Дому.
Помимо своей воли, Борн чуть было не окликнул их, чтобы еще раз попробовать переубедить их. Его охладила только едва скрытая усмешка Лостинга. Этот гнилой фрукт пьюма только и мечтает, чтобы Борн исчез навсегда и открыл ему путь к Брайтли Гоу. Но Борн не собирается исчезать, чтобы доставить ему удовольствие. Он узнает правду о синем чудовище внизу, вернется и всем расскажет о нем. Тем, кто не пошел с ним, будет стыдно, а Брайтли Гоу будет ласково улыбаться ему.
И все же следовало признать, что в маленькой группе все были храбрецы, а мудрый Ридер еще не выжил из ума. Существовала вероятность того, что Борн ошибся, а они были правы. Он отбросил эту неприятную мысль и тихонько один раз свистнул.
Через минуту появился Руума Хум, и небольшая ветка прогнулась под их тяжестью. Фуркот выжидающе посмотрел на Борна, затем сложил крестом все четыре передние лапы и уснул. Борн некоторое время рассеянно смотрел на массивную тушу, потом повернулся в правую сторону. Там, за несколькими толстыми ветками с листьями и свисающими лозами, была бездна, ведущая в Верхний Ад. На дне этого провала лежала загадка, которую предстояло разгадать ему одному. Впрочем, не совсем одному.
Борн изо всех сил стукнул Руума Хум по голове, удар такой силы потряс бы рослого человека. Но фуркот только моргнул, зевнул и принялся умываться передней лапой.
— Вставай, — твердо приказал Борн.
Руума Хум поднял на него заспанные глаза.
— Что делать?
— Пошли, бездельник. Я хочу поближе взглянуть на синюю штуковину.
Руума Хум фыркнул. Разве у человека нет пары своих собственных отличных глаз? Но потом решил, что Борн прав. Кто то должен следить за пространством сверху и с разных сторон, пока Борн будет под открытым небом.
Борн полез один, без заряженного ружья и без копья из железного дерева, которые могли бы придать ему больше уверенности в себе, на край провала и посмотрел вниз. Сверкающий синий круг лежал в том же положении. Он не сдвинулся с места и не проявлял никаких признаков жизни. Пока Борн наблюдал, раздался громкий треск, и объект как будто опустился немного ниже. Колодец, проделанный им в толще леса, красноречиво свидетельствовал о его огромном весе, и теперь этот объект опускался все ниже, ломая ветку за веткой. Он мог и дальше так опускаться, до Шестого Уровня и неизбежно до самого Нижнего Ада. А на такую глубину Борн не отважился бы спускаться даже ради всего мяса в лесу, даже ради самой Брайтли Гоу. Ему надо было действовать быстро, чтобы не упустить свой шанс навсегда.
Он еще ниже склонился над пропастью, крепче ухватившись за ближайшую лиану, казавшуюся достаточно прочной. Но его хватка оказалась не такой сильной. Что то схватило его за пояс и шею и сильно рвануло. Крик, застрявший в горле, сменился гневом, когда он высвобождался из мягких объятий Руума Хума.
— Что за?..
Руума Хум многозначительно взглянул вверх и мягко пророкотал:
— Дьявол летит.
Борн всмотрелся в щелку в стене колодца. Сначала он даже не увидел темную точку на небе, но она вскоре показалась и стала быстро расти.
Когда можно было рассмотреть знакомые очертания, Борн отошел на метр в лес и зарядил снаффлер.
У небесного дьявола было длинное обтекаемое тело, поддерживаемое широкими крыльями. Через четыре кожных мешка, по два с каждой стороны, он вдыхал воздух и выпускал его через сопла у хвоста. Он двигался рывками, кругами спускаясь вниз. Длинная вытянутая голова болталась на змеевидной шее.
Два желтых глаза уставились вниз, а острые зубы сверкнули в бледно зеленом солнечном свете. Небесный дьявол был идеально сложен для бесшумных полетов над верхушками деревьев и для того, чтобы хватать в свои когти беспечных обитателей кроны деревьев. Но теперь он падал вниз. Трехметровые крылья не позволяли ему маневрировать в этом узком колодце, однако ему удалось, извиваясь и крутясь, замедлить свое падение и изучить каждую секцию зеленой стены, вдоль которых он летел.
Борн, одетый в обтягивающую одежду зеленого цвета, едва дыша сидел на своей ветке, спрятавшись за широким листом, и прислушиваясь к каждому шороху. Передвигаясь кругами, дьявол скрылся с глаз. Борн встал и, крепко держась за свою ветку, опять подошел к краю пропасти.
Далеко внизу он увидел переливающуюся на свету чешуйчатую спину и крылья чудовища, спускавшегося к объекту. Наконец оно достигло дна и сложило крылья. Дьявол неуклюже пошел по голубой поверхности к приплюснутой верхушке чудовища. Он с силой ударил ее своим клювом, потом вонзил свои зубы в него. Еще и еще раз…
До Борна доносилось гулкое рычание дьявола, потом он услышал отдаленный треск металла.
Вдруг еще один звук долетел до его уха. Этот звук перекрыл весь обычный шум в кронах деревьев. Это был человеческий вопль, и он раздавался где то очень близко от голубого объекта, или же из него самого.

Глава 4

Борн, не раздумывая, кинулся вниз. Он бесстрашно перепрыгивал с ветки на ветку, преодолевая одним прыжком несколько метров, его плечевые мышцы сильно напрягались от такой непривычной нагрузки.
Руума Хум не отставал от него. Вместе они издавали такой шум, который мог привлечь внимание доброй половины дневных лесных хищников, о чем фуркот тут же сообщил Борну. Но тот был поглощен другими мыслями, чтобы обратить внимание на предупреждение.
Однажды Борн чуть не упал на спину чан нока, лежавшего между стволами двух воздушных деревьев. Узловатая спина огромной рептилии была похожа на виноградную лозу в малейших деталях, и поэтому ее не сразу можно было различить. Нога Борна задела бронированную спину, и он тут же понял, что это было чье то тело, а не дерево. Борн двигался так быстро, что когда чан нок неторопливо развернулся, чтобы размозжить обидчика, он был уже далеко внизу. Взбешенная потерей своей добычи, тупая морда повернулась, чтобы схватить Руума Хума. Тот, даже не останавливаясь в своем движении вниз, выпустил когти и сильно поцарапал гладкую поверхность головы рептилии.
Если бы Борн остановился и подумал, что он делает, он бы наверняка не удержался на ветке и упал, сильно повредившись. Он спускался, доверяя только своему инстинкту. Ничем не контролируемые, рефлексы не подвели его. Только когда Руума Хум прибавил еще скорости и оказался впереди него, а потом замедлил свое движение, Борн осознал, как быстро он спускался. Он чуть не вывихнул плечи, когда резко остановился перед фуркотом. Оба тяжело дышали.
— Почему мы остановились, Руума Хум? Мы…
— Здесь, — прошептал фуркот. — Небесный дьявол рядом. Послушай.
Борн прислушался. Он был так увлечен, что чуть не пролетел уровень, где лежала голубая штука. Теперь он услышал ужасный полу смех, полу кашель дьявола и царапающий звук. Этот звук походил на тот, который издает Ридер, скребя ногтями по лезвию топора во время заклинаний. Борн оказался прав в своем мнении о голубой штуке! Но у него не было времени гордиться собственной догадливостью. Послышался стон, уже не крик; похожий на человеческий.
— В ней люди, и небесный дьявол охотится за ними, — прошептал Борн.
— Но что за люди живут на Пятом Уровне? Все известные люди живут на Третьем или Втором.
— Не знаю, — ответил Руума Хум. — Здесь все так странно. Странно и необычно.
— Его нужно убить.
— Небесный дьявол умирает медленно, — предупредил Руума Хум. — Будь осторожней.
Борн кивнул и они отошли дальше в кусты.
— Небесный дьявол, возможно, не сможет проникнуть сюда. Он слишком большой и неуклюжий в лесах. Но если ему удастся…
Борн начал что то искать, внимательно оглядывая окружающую растительность. Он старался все время стоять спиной к открытой впадине, где материализованный ночной кошмар скреб и вгрызался в голубой объект. Наконец он нашел то, что может сослужить хорошую службу: особая хищница орхидея, которая росла на разветвлении огромных нижних листьев деревьев. Воздушные корни растения свисали с поверхности листьев и расползались во все стороны. Высокие, толстые лепестки насыщенного цвета халцедона, скручиваясь, простирались вверх к небу. Чудесный аромат, напоминающий липовый, распространялся из глубины огромного цветка, в котором были широкие прямые лепестки.
Борн, держась подальше от гигантского цветка, осторожно повернулся к колодцу.
— Осторожнее, — проговорил Руума Хум. Борн обернулся и сделал знак фуркоту быть тише. Здесь было большое открытое пространство, куда, однако, почти не проникал свет. Было меньше мест, где можно спрятаться, меньше зарослей виноградной лозы и лиан, в которых гигантский мясоед мог бы запутаться. Но здесь было мало места для того, чтобы небесный дьявол мог расправить свои крылья. Но у него были сильные когтистые ноги и, возможно, он сможет пробраться через открытое пространство.
Поэтому Борн привлек на свою сторону молчаливого помощника и союзника — орхидею.
Борн спустился на дно колодца. Поверхность была покрыта древесными щепками и травянистой растительностью. Все здесь было липко и скользко от сока растений. Ему нужно будет внимательно смотреть под ноги. Борн поднял голову и неожиданно увидел сквозь листву огромного небесного дьявола. Он с остервенением колотил и раскалывал что то внутри голубого металлического диска. Теперь Борн был уверен, что стон шел именно оттуда из глубокого объекта. Он глубоко вздохнул и, сожалея о невозможности прочно стоять на поверхности, прицелился снаффлером в голову дьявола. Это была очень трудная мишень, потому что она все время качалась и дергалась на длинной подвижной шее. Борн резко дернул за спусковой крючок. Шип джакари впился в тело дьявола прямо за левым глазом. Он поежился. Нервная система очень медленно реагировала на яд; через несколько секунд он повернулся и посмотрел в сторону выстрела.
Борн изо всех сил закричал: «Крепитесь», — чтобы поддержать сидящих внутри голубого объекта, и быстро помчался назад в заросли.
Невероятный грохот послышался за ним, когда небесный дьявол, проявляя неожиданную силу, погнался за Борном, продираясь сквозь плотную стену веток и виноградных лоз. В какой то момент Борну даже показалось, что он чувствует на спине горячее дыхание преследующего его чудовища. Впереди виднелась гигантская орхидея.
Клыкастое и злое чудовище бежало за Борном по пятам. В любой момент оно могло настигнуть его, вонзить зубы в шею и откусить голову. Не было времени ни думать, ни обернуться, ни подумать о том, что могло случиться. Борн прыгнул мимо семенной коробочки цветка, вытянув в сторону снаффлер, так что зеленая деревянная трубка задела несколько свободно висящих корешков.
Борн пролетел еще несколько метров и приземлился на естественной клумбе Хифе. Тонкие потревоженные корешки и все вокруг них скрутилось внутрь в защитной реакции. Небесный дьявол продирался сквозь пышную растительность, пытаясь добраться до Борна, который в немом ужасе наблюдал за приближающимся мерзким животным.
Толстые белые лепестки орхидеи в бессильной ярости метались в разные стороны и начали сокращаться. Казалось, будто внутри дьявола взорвалась бомба; глаза вылетели из орбит, как недозрелые семена, крылья с треском сломались, кишки и внутренности разметались во все стороны. Растение еще какое то время продолжало сокращаться, а потом лепестки расслабились.
Когда цветок принял свою обычную форму, из орхидеи вытекла бесформенная масса, которая когда то была небесным дьяволом.
Изуродованный труп полетел вниз. Борн привстал, чтобы посмотреть, как он падает. Ею сердце часто билось от возбуждения. Дьявол умер слишком быстро, он даже не успел закричать или понять, что с ним происходит.
Борн оперся на снаффлер и развернулся. Он взобрался наверх, где его ждал Руума Хум.
— Думаю, — сказал Борн, едва сдерживая слабую дрожь, теперь мы можем пойти и помочь людям.
Фуркот только кивнул в ответ.
Они пошли по направлению к колодцу, далеко обойдя теперь расслабившуюся орхидею — в поселке Борна ее называли «растение Дунаветта». Борн миновал сломанные стебли растений и вышел на нечто, что он видел только несколько раз в жизни. Нечто, что некоторые люди вообще не знали, — открытое пространство. Он посмотрел наверх, отсюда небо казалось далеким голубым куполом, приклеенным к зеленому раю.
— Я буду следить за Верхним Адом, — сообщил Руума Хум, садясь на конец ветки у колодца. Он наклонил голову на бок и с интересом начал изучать голубой диск.
Борн осторожно ступил на голубую поверхность объекта. Она была холодной и твердой, как лезвие топора. Удостоверившись в ее прочности, Борн направился к приплюснутому куполу в центре объекта. Приблизившись к объекту, он заметил, что купол покрывал какую то полость в металле.
Края купола были изломаны и искусаны, а внутри валялись спутанные клубки проволоки и швов, тоже сделанные из какого то прочного металла.
На одной стороне металлического диска было множество вмятин и царапин от когтей и клюва небесного дьявола. Борн услышал стон, раздавшийся откуда то изнутри.
— Эй! Есть тут кто нибудь? Можно выходить! Дьявол отправился к своим родственникам в ад.
Стон тут же прекратился, и послышался металлический лязг. Потом часть металлической поверхности прямоугольной формы начала открываться внутрь объекта.
В образовавшемся проеме показался человек и нерешительно посмотрел на Борна, какой то маленький предмет блеснул в его руке. У Борна перехватило дыхание. Это был топор… Нет! Нет… Это был нож, сделанный из того же материала, что и топор, гладкий и чистый. Человек долго осматривался вокруг, потом перевел взгляд на полость в металле.
Когда он окончательно убедился, что Борн говорит правду и небесный дьявол действительно исчез, он вышел на открытое место и начал детальный осмотр груды осколков, оставшихся после нападения чудовища.
Копаясь в них, человек то и дело с опаской посматривал на Борна.
Борн внимательно изучал великана. Человек был нормального роста по человеческим стандартам, он был выше Борна почти на полметра. У него было еще несколько удивительных особенностей. Это, несомненно, был человек, но его отличия от братьев Борна поражали воображение! У него были ярко рыжие, а не коричневые, волосы, его глаза были голубыми, а не зелеными, а его кожа была невероятно бледной, хотя среди своих собратьев он выглядел хорошо загоревшим. Незнакомец был худощав, его лицо было покрыто веснушками, что придавало ему дружелюбное выражение.
— Жан? — послышался голос, — действительно можно?.. — Это был женский голос. Женщина выглянула и запнулась, увидев стоящего Борна.
Она была на несколько сантиметров выше мужчины. Ее костистое, атлетическое тело обтягивал порванный в нескольких местах костюм.
Короткие серебристого цвета волосы также указывали на то, что она была старше своего товарища. Из под бежевых шорт выглядывали сильные длинные ноги; и по мнению Борна, ее кожа была невероятно бледна. Она казалась более спокойной и уверенной, чем мужчина.
— Это еще кто? — спросила она, кивнув в сторону Борна. Мужчина, которого она называла Жаном, продолжал рыться в груде останков управления кораблем.
— Думаю, человек, который спас наши жизни, — ответил Жан и обеспокоенно посмотрел вверх на небо.
— Небесный дьявол мертв, — сообщил им Борн. — Он прошел слишком близко от хищника растения Дунаветта. Он больше никогда не побеспокоит вас.
Мужчина прослушал информацию, пробормотал что то невразумительное и вернулся к своей работе.
— Бортовые механизмы ни к черту не годятся, Тими, — наконец вынес он свое заключение. — Что не испортилось во время падения, то доломало летающее чудовище. Этот корабль теперь нужно выбросить на свалку.
Женщина села на то, что когда то было вращающимся стулом. Борн с любопытством уставился на нее. Она почувствовала на себе его внимательный взгляд и спросила:
— Что ты так уставился, коротышка?
Борн рассердился, даже не столько из за ее слов, сколько из за тона, какими они были произнесены.
— Если мое присутствие вам мешает… — он поднял снаффлер и повернулся, чтобы уйти.
— Нет, нет подожди минутку, парень. — Она облокотилась на руки. — Дай мне секунду, хорошо? Только что мы пережили настоящий кошмар, — она опять посмотрела на него и скрестила на груди руки. — Ты должен понимать, когда наш двигатель… — она заметила, как Борн вопросительно посмотрел, и попыталась объяснить по другому:
— когда штука, при помощи которой двигается наш аппарат… — На лице Борна появилось еще большее недоумение. Она провела рукой по ближайшей стене. — Когда эта штука, которая несет нас по воздуху… — на лице Борна появилось неверие, но она убежденно продолжала:
— разбилась здесь, мы считали себя мертвыми. Но потом встали с того, что осталось от наших сидений, и обнаружили, что еще живы. Ранены, но живы.
Женщина указала рукой на окружавшие зеленые стены.
— Это невероятная планета, состоящая на три четверти каждого километра из леса. Ветви деревьев смягчили наше падение. — Ее голос понизился. — Потом на нашу крышу приземлилось то длиннющее чудовище.
Мы едва справились с двигательным люком, когда оно начало работать над дверью. Мы были обречены. Вдруг появляешься ты и заявляешь, что какое то местное растение убило такую тушу, на уничтожение которой понадобился бы самый сильный лазер. К тому же и ты сам для нас — незнакомое существо, и непонятно, что можно ожидать от тебя.
— А что я? — спросил Борн очень застенчиво.
Женщина устало взмахнула рукой.
— Только посмотри на себя. — Борн наклонился для того, чтобы оглядеть себя.
— Ты аномальное явление; ты не принадлежишь этому миру, в котором… и если ты думаешь, что нам придется идти пешком, а нашими проводниками будут какие то невежественные примитивы! — продолжала женщина запальчиво, не обращая внимания на выражение лица Борна.
Язык, на котором разговаривали эти великаны, был очень смешным, высокой тональности и неразборчивым, но Борн мог разобрать многие слова в их речи. Одно слово, по крайней мере, он услышал очень отчетливо, даже несмотря на свистящий акцент: «невежественный».
— Если вы такие умные, — грубо прервал он женщину, — как оказались в таком положении? — И Борн ударил по голубой поверхности корабля.
Великан по имени Жан улыбнулся.
— Он поймал тебя, Тими.
Женщина фыркнула и отчаянно махнула рукой. Но она больше не называла Борна «невежественным». А произнесла официальным тоном:
— Теперь, думаю, нам следует представиться. Но сначала мы хотим поблагодарить тебя за то, что ты спас нам жизнь. — Она взглянула на мужчину. — Не так ли, Жан?
Жан издал какой то нечленораздельный звук, весьма отдаленно напоминающий «да».
— Меня зовут, — продолжала женщина, — Логан… Тими Логан. А это, обычно жизнерадостный, но иногда на него нападает депрессия, мой помощник — Жан Кохома. А как твое имя?
— Я Борн.
— Борн. Хорошее имя. Подходящее для такою храброго воина, как ты, для того, кто не побоялся в одиночку сразиться с крылатым монстром.
Борн подобрел от похвалы. Может, эти великаны и странные, но, по крайней мере, она умеет по достоинству оценить мужество человека.
Возможно, когда нибудь и Брайтли Гоу оценит его так же, как эта забавная женщина.
— Ты говорил о каком то поселке, Борн, — продолжала Тими.
Борн развернулся и показал вверх по направлению к юго западу.
— Дом находится там, нужно пройти через лес и подняться на два уровня. Мои братья будут приветствовать вас как своих друзей.
«И восхищаться охотником, который убил небесного дьявола, чтобы освободить их», — подумал Борн про себя.
Он несколько раз подпрыгнул на голубой металлической поверхности, потом заметил, что великаны с опаской наблюдают за его действиями и объяснил:
— Извините. Я не хочу причинить вам вреда. Только у меня хватило мужества спуститься и найти вас здесь. Я думал, что эта… штука… а из чего она сделана?
— Это называется скаммер, — сказал Кохома, — на нем мы путешествуем по небу.
— По небу, — повторил Борн, не веря словам Кохомы. Было невозможно, чтобы такой тяжелый предмет мог летать.
— Мы очень рады, что ты спустился сюда и спас нас, Борн. Не так ли, Жан? Не так ли? — Тими подтолкнула Жана локтем, и он опять пробормотал что то невразумительное, но его неприязнь к Борну быстро прошла, когда он понял, что маленький туземец не представляет для них опасности.
Напротив, он хотел помочь им.
— Да, конечно, это был смелый поступок. И теперь я могу оценить его. Жан улыбнулся. — Твой дом так далеко отсюда. Может, ты поможешь нам добраться до нашей станции, она находится на этой планете.
— Борну нужно точно знать расстояние до нашей станции, — заметила Тими.
Она указала по направлению к Дереву Дому.
— Это в том направлении. Около… так, давай посмотрим, как я смогу объяснить тебе, как далеко находится наша станция. — Она задумалась, и потом спросила:
— Ты что то говорил про уровни в лесу?
— Все знают, что мир состоит из Семи Уровней, объяснил Борн, как будто наставляя маленьких детей, — самый нижний уровень — Нижний Ад, а на уровне Дерева — Верхний Ад.
— Предположим, что высота самого большого дерева около семисот метров, — пробормотала Тими. Потом после недолгих подсчетов в уме, когда она переводила метры в уровни, она сказала Борну, на каком расстоянии отсюда станция.
Борн улыбнулся, он был хорошо воспитан, чтобы засмеяться.
— Никто не уходил от Дома более чем на пятидневное путешествие, — сказал он. — Я сам недавно уходил в двухдневное, и оно оказалось очень опасным. А вы говорите о путешествии, которое займет гораздо больше времени. Это путешествие невозможно. Я так думаю.
— Почему? — возразил Жан Кохома. — Ведь ты не боишься? Во всяком случае, такой храбрый человек, как ты, не должен бояться, — добавил он быстро, когда Борн сделал шаг к Тими.
Борн немного расслабился. Он уже решил, что из двух великанов ему больше нравится женщина.
— Это не вопрос страха, — сказал он, — но здравого смысла. Баланс в мире очень хрупок. У каждого создания есть свое место в этом балансе, он берет то, что ему нужно, и возвращает то, что может. Чем дальше кто либо удалится от своей ниши, тем больше он нарушает порядок вещей в мире. Если баланс сильно нарушен, люди умирают.
— Я думаю, он хочет сказать, Жан, — обратилась к своему помощнику Тими, — что, чем дальше они отходят от своего поселка, тем меньше у них шансов вернуться обратно целым и невредимым. Это чувство понятно, но очень любопытно они его объясняют. Интересно, как они пришли к такому взгляду на мир? Это невообразимо.
— Вообразимо или нет, — возразил Жан Кохома, — я по прежнему ничего не понимаю.
— Позже, — оборвала она его. Жан отвернулся, бормоча что то себе под нос.
— Прежде всего, я думаю, мы должны выбраться отсюда, — предложила Тими, — пока какой нибудь родственник убитого тобой чудовища не спустился сюда на охоту.
Это была первая разумная мысль, высказанная великанами за все время. Борн предложил им следовать за ним. Жан Кохома набил свои карманы разными деталями с корабля, и они отправились в путь.
Этот Уровень был открытым пространством, здесь не было привычных Борну виноградных лоз и ветвей. Однако несмотря на это, великаны двигались очень нерешительно и неуклюже. Это очень удивило Борна, и он как можно более тактично спросил их, почему они испытывают такие трудности при ходьбе. Он очень обрадовался, что великаны не обиделись на его вопрос.
— В мире, из которого мы пришли, — объяснила Тими Логан, — мы ходили по земле.
Борн очень удивился.
— Неужели вы живете в Аду?
— Ад. Я не понимаю тебя, Борн.
Он указал вниз.
— Двумя уровнями ниже находится Нижний Ад и Настоящий Ад.
Поверхность Ада покрыта грязью и зыбкими песками. Это жилище демонов, таких ужасных, что им даже нет названия. Так говорят.
— Понятно. Нет, Борн, наш дом не похож на Ад. Наша земля твердая, а планета — открыта и солнечна, и нет демонов. По крайней мере, — сказала она с усмешкой, — таких, с какими мы бы не смогли жить.
— Как Церковное Бюро или Супра — республиканская Регистратура, — добавила Тими про себя.
У Борна кружилась голова. Все, что говорили великаны, было не правильно, противоречило всем законам, однако присутствие их самих и твердые металлические остатки небесного корабля свидетельствовали, что в мире могут существовать чудеса. Однако сейчас он должен подавить свое любопытство и перейти к более насущным проблемам.
— Вы выглядите усталыми и голодными, — должно быть, суровые испытания лишили вас сил? — начал Борн.
Кохома встал и благоговейно произнес слово: «Аминь».
— Я отведу вас Домой. Там мы можем обо всем поговорить.
— Один вопрос, Борн, — сказала Логан. — Все твои собратья так же дружелюбны к незнакомцам, как ты?
— Вы думаете, мы варвары? — спросил Борн. — Каждый ребенок знает, что гость — его брат, к нему надо относиться с должным уважением и любовью.
— Это мне по душе, — вздохнул Кохома. — Я должен извиниться перед тобой, друг Борн. Сначала я плохо подумал о тебе. Ну, веди нас, коротышка.
Борн указал наверх.
— Наш Дом находится на уровне моря. Это долгое путешествие.
Оба великана тяжело вздохнули. Судя по их способностям лазать по деревьям, которые Борн уже сумел оценить, он мог понять причины такой реакции.
— Я попытаюсь найти самый легкий путь. Но это займет больше времени…
— Мы попробуем здесь, — сказала Тими Логан.
Борн поймал свисающий вниз, свернутый в спираль корень какого то дерева. Им придется подниматься вверх на несколько десятков метров.
Когда Борн полез по корню, он услышал неожиданный крик, раздавшийся у него за спиной. Он схватился за снаффлер, но успокоился, когда увидел, что это был всего лишь Руума Хум. Страх великанов при виде ласкового фуркота удивил Борна.
— Это всего лишь Руума Хум, — сообщил он. — Мой фуркот. Он не причинит вам зла.
— Люди, — с усмешкой произнес Руума Хум, понюхав сначала застывшую от ужаса Тими Логан, а потом Жана Кохому. Ни один из великанов не смел пошевельнуться! И только когда огромная голова с торчащим клыком исчезла, они облегченно вздохнули.
— Бог мой, — пробормотала Логан, глядя с благоговейным ужасом на массивное тело фуркота, когда он лез по дереву, — оно разговаривает.
Две разумные формы, которые были упущены в докладе Органа но делам географии. — Она посмотрела на Борна с еще большим уважением. — Это настоящий хексапод! Как вам удалось его приручить? — спросила она.
Борн был несколько ошарашен ее вопросом, потом до него дошел его смысл.
— Вы хотите сказать, — сказал он с удивлением, — что у вас нет своих фуркотов?
Борн переводил озадаченный взгляд с Логана на Кохому.
— Собственные фуркоты? — переспросила Логан. — А зачем?
— Зачем? — бессмысленно повторил за ней Борн. — У каждого человека есть собственный фуркот, а у каждого фуркота — человек. Как у каждого лепестка есть цветок, у каждого листика — его дерево; у каждого звука — его эхо. Таков баланс в мире.
— Да, но это все равно не объясняет, как вы приручили их, — настойчиво сказал Жан Кохома, наблюдая за удаляющимся плотоядным фуркотом.
— Приручить? — Удивление Борна росло. Не в том дело. Фуркотам нравятся люди, а нам нравятся фуркоты. — Он пожал плечами. — Это естественно. Так было всегда.
— Оно разговаривало, — громко сказала Логан. — Я сама слышала, как оно сказало «люди».
— Фуркоты не очень умны, — признал Борн, — но они умеют говорить достаточно хорошо и понятно. — Он улыбнулся. Некоторые люди говорят и того меньше.
Его слова вызвали долгое обсуждение между великанами, в котором они употребляли множество непонятных Борну сложных терминов. Борн чувствовал себя не очень уютно во время их разговора. В любом случае уже давно нужно было идти Домой, где его должны посвятить в рыцари и оказать всяческие почести, положенные за храбрые поступки.
— Мы должны идти, но есть одно условие…
Этой одной недоговоренности было достаточно, чтобы великаны прекратили спор и внимательно посмотрели на него.
— Какое условие? — непонимающе спросила Тими Логан.
Борн в упор посмотрел ка Жана Кохому.
— Чтобы он больше не называл меня «коротышкой». Иначе я буду называть его неуклюжим медведем каждый раз, когда он оступится.
Кохома выдавил улыбку, но Логан, не стесняясь, засмеялась.
— Он поймал тебя, Жан.
Кохома ничего на это не ответил, а только пробормотал, что им пора отправляться в путь, и схватился за корень, по которому лез Борн.
— Мы не можем тратить драгоценное время на пустяки, — мрачно добавил Жан.
Когда они продвигались вперед, Борн размышлял над последними словами Кохомы. Выражение «трата времени», употребленное чужестранцем, очень заинтересовало его, поскольку в Доме оно обычно относилось только к нему. Неужели было возможно, чтобы кто то другой чувствовал то же самое, что и он, по поводу траты времени? Если это действительно так, ему нужно узнать этих великанов получше. Он уже знал некоторых из них.

Глава 5

Чтобы установить хорошо защищенную куполом станцию, пришлось выжечь многие километры леса. Станция была похожа на гигантский сероватый пузырь воздуха в безбрежном океане зелени, который оставил огромный прыгун в воду, давно исчезнувший.
Станция располагалась на трек стволах пиллоровых деревьев. Их аккуратно обработанные ветки формировали сложную систему подпорок и скоб. Она не уступала по прочности любым искусственным материалам, которые могли использовать строители. Обрезанные гигантские деревья, естественно, засохнут и упадут вниз, но к тому времени эта станция будет не нужна. По плану станция гораздо большего размера будет построена где то в другом месте.
Вокруг станции расчистили открытое пространство, чтобы предотвратить возможную гибель людей от местных клыкастых, когтистых и зубастых чудовищ, которые убили трех или четырех строителей станции, пока основная защита еще не была установлена. Конструкторы обнаружили, что ни одно из живых существ леса не осмелится выйти на территорию, где прямо над ними будет открытое небо. Поэтому было решено выжечь лесной массив вокруг станции.
Как то двое обитателей станции беспечно прогуливались вокруг и были унесены небесными хищниками. Опять укрепления были усовершенствованы, пока, наконец, станция не стала напоминать маленький форт. Вокруг нее были установлены лазеры и дальнобойное оружие. Менее мощное оружие было также установлено.
Воздвигнутое непреодолимое препятствие, состоявшее из грозных орудий, защищало несколько лабораторий, расположенных внутри здания.
Ведь главной целью экспедиции было изучение планеты.
Вооруженные до зубов отряды были посланы в скаммерах, чтобы изучать покрытые тайной леса. Они сообщали невероятные сведения: лес оказался неисчерпаемым источником сюрпризов. Каждая экспедиция привозила обратно какие нибудь полезные материалы, которые перерабатывались в лабораториях для коммерческих целей. Находки предназначались для других людей, которые в свою очередь передавали информацию космическому оператору, который при помощи сложнейших операций — поскольку станция находилась на планете нелегально, она не была ни официально зарегистрирована, ни инспектирована — передавал ее в далекий мир. Там один человек перерабатывал послания и зашифровывал их цифрами, потом передавал их второму человеку, который отдавал их третьему. Тот в свою очередь обрабатывал бумаги с информацией для человека, слабого телом, но с сильным интеллектом. И этот человек изучал цифры. Он часто улыбался и кивал во время их изучения, а потом отдавал приказания, которые передавались по той же сложной цепочке на секретную космическую станцию. Там эти команды будут распределены между членами экспедиции.
Месторасположение этого Безымянного Мира было так засекречено, что едва ли даже несколько человек, работающих на станции, знали, где они находятся. И ни один пилот не посылался сюда дважды. Пилот передавал информацию непосредственно своему преемнику, поскольку координаты не могли доверить даже компьютерному банку данных. Это было опасно, поскольку координаты могли быть потеряны навсегда, но преимущество абсолютной секретности оправдывало риск. Поскольку никто не знал месторасположения планеты, никто не мог передать информацию агентам Республики или Церкви. Любой, кого могут подвергнуть допросу, будет с чистой совестью ссылаться на то, что он ничего не знает.
Работа экспедиции и все связанное с ней было организовано очень профессионально.
В самой большой лаборатории работал наиболее опытный и толковый специалист. Он изучал яйцеобразный кусок темного дерева. Кусок был разрезан. Ценность этого куска дерева оправдывала все затраты на секретность и труд экспедиции. Ву Цинг Ан начал работать над ним давно, еще когда станция не была полностью построена.
Цинг Ан был маленького роста с утонченными чертами лица. Его черные волосы кое где подернулись белизной. Внутренние мучения, которые он испытывал и которые были написаны на его лице, не снижали его работоспособность и не влияли на аналитические способности. Как и все остальные члены экспедиции, он знал, что их работа на планете шла вразрез с законами Республики и Предписаниями Церкви. Все пошли на это ради денег.
У Цинг Ана заметно тряслись руки и подергивались брови. Это был побочный результат от употребления большого количества наркотика, который приносил ему огромное удовольствие. Сейчас наркотик был ему очень нужен. Организм Цинг Ана требовал его регулярно и в больших дозах. Пристрастие к наркотику породило пренебрежение моральными нормами. К тому же работа была трудной, и Цинг Ану было приятно заниматься ею. Наркотик играл роль эмоциональной отдушины.
Неожиданно постучали в дверь. Цинг Ан ответил, и в комнату вошел человек большого роста. Он еле заметно прихрамывал. Каждый его бицепс был больше в обхвате, чем бедра биохимика. При нем было оружие, которое было заметно из под одежды.
— Привет, Нирчауз.
— Привет, Поки, — ответил большой человек. Он прошел в глубь комнаты и, кинув на разрезанный на куски фрагмент дерева, спросил:
— Уже обнаружил, что заставляет его тикать?
— Я пока не хочу рисковать и испытывать его — мягко ответил Ву. — Полное расслоение на элементы может разрушить кусок.
Цинг Ан подошел к столу и дотронулся до лежащего на нем дерева.
Нирчауз с интересом изучал дерево.
— Как ты думаешь, сколько будет стоить дерево такой величины, Поки?
Цинг Ан пожал плечами.
— Сколько стоит вдвое продленная жизнь человека, Нирчауз? — Он поглядел на дерево с выражением, означающим нечто большее, чем научный интерес. — Думаю, из куска такой величины можно получить достаточно экстракта, чтобы продлить вдвое жизни двухсот или трехсот человек, уже не говоря о том, что он положительно будет влиять на общее состояние здоровья. На такой наркотик еще не установлена цена, поскольку он экспортировался только в маленьких экспериментальных дозах. Протеины обнаружили удивительные свойства, в которые с трудом верится. О синтетическом производстве не может быть и речи. Расслоение может дать ключи к дальнейшим направлениям в исследовании. — Он взглянул на стоявшего рядом Нирчауза. — Что бы ты заплатил за него, Нирчауз?
— Кто, я? — начальник охраны широко улыбнулся, показав металлические зубы, заменявшие выбитые настоящие. — Я умру, когда придет время, док. Человек, как я… Я не могу позволить себе купить это. Конечно же, я бы отдал все, если бы знал, что потом смогу беспрепятственно смыться с этим.
Цинг Ан кивнул.
— Любой другой здоровый человек поступил бы точно так же, — он усмехнулся. — Может быть, я стащу пузырек для себя из следующей партии. Как ты относишься к такой идее, Нирчауз?
Дружелюбное выражение на лице охранника исчезло. Он важно и серьезно посмотрел на своего друга, которого мог переломить одной рукой.
— Не шути так со мной, Поки. Это не смешно. Жить в добром здравии на протяжении нескольких столетий или развалиться уже к годам семидесяти, ну, может восьмидесяти… Не шути со мной так.
— Извини, Ник. Это моя защитная реакция. Ты знаешь, у меня собственные проблемы. Они, конечно, маленькие, но для меня весьма значительные и я пытаюсь решить их вот таким образом.
Нирчауз кивнул. Он, конечно же, знал о пагубной привычке биохимика.
Все члены экспедиции знали о ней. Талантливый исследователь Цинг Ан был болен, его тело было несовершенным, хотя он не был калекой или инвалидом. Нирчауз, напротив, отличался физической силой и здоровьем, но ум его не имел необходимой для аналитической деятельности гибкости.
Каждый на станции осознавал свое превосходство над другими в определенной сфере. И поэтому дружба между работниками была очень крепкой, это была дружба между равными.
— У меня сейчас патрулирование прилегающей территории, — сообщил Нирчауз, повернувшись к двери. — Мне было просто любопытно узнать, как продвигается дело.
— Заходи, Ник, когда хочешь.
Нирчауз вышел. Как только за ним закрылась дверь, Цинг Ан начал готовить инструменты для первого полного расслоения на элементы бесценного нароста на дереве. Откладывать эксперимент больше было нельзя, несмотря на то, что такой нарост был в единственном экземпляре. Но Цинг Ан был уверен, что разведчики обнаружат и другие.
Это был вопрос времени.
Когда экстракт был выделен и введен в подопытное животное, результат оказался поразительным, превосходящим всякие ожидания.
Суперактивное млекопитающее прожило около недели, вместо того, чтобы умереть на третий день. Цинг Ан повторил эксперимент дважды, не веря полученным результатам. Когда результаты были подтверждены и в третий раз, биохимик сообщил об этом открытии Хансену, директору станции.
Реакция того на сообщение не была неожиданной: он распорядился найти новые подобные куски. Но экспедиции на скаммерах были неудобны для поиска. Поэтому были посланы десантные отряды.
Но Хансен был вынужден прекратить поиски, несмотря на приказания сверху. Слишком много отрядов не возвращалось.
Цинг Ан до сих пор удивлялся факту, что болезненный отросток на дереве может оказаться гораздо полезнее, чем само дерево. Неожиданно ему вспомнились древние обитатели земли: киты и серые амбры. Ему не терпелось скорее изучить внутреннюю структуру нароста. Согласно первым пробам, у него была мягкая сердцевина, в отличие от обыкновенных наростов из твердой древесины. Было и еще одно уникальное свидетельство этого нароста.
Ву Цинг Ан работал над расчленением на протяжении нескольких дней.
Вдруг, по истечении этого срока, страшный крик нарушил тишину на станции. Мгновенно все обитатели станции сорвались со своих мест и побежали к лаборатории Цинг Ана.
Нирчауз оказался там первым. Не спрашивая разрешения войти, он с разбегу ворвался в комнату, сломав защелку на двери. К большому удивлению Нирчауза, Цинг Ан спокойно стоял посреди комнаты и невозмутимо смотрел на него. Одна рука немного дрожала и подергивались брови, но в этом не было ничего необычного.
За спиной Нирчауза собралась толпа. Он повернулся к ней с просьбой разойтись.
— Здесь ничего не произошло. Все в порядке. Приснился плохой сон, вот и все.
— Ты уверен, Ник? — спросил кто то недоверчиво.
— Конечно, уверен, Мария. Я сам разберусь.
Люди, переговариваясь, расходились по своим рабочим местам, и Нирчауз закрыл сломанную дверь.
— В чем дело, Ник? Почему ты так вломился ко мне?
Охранник повернулся и внимательно посмотрел на ученого. Он часто не понимал этого человека, но безгранично уважал его.
— Это ведь ты кричал, Поки! — Это был не вопрос, а скорее утверждение.
Цинг Ан кивнул.
— Да, это я, Ник. — Он отвернулся. — Я принял свою утреннюю дозу, и… мне показалось, я что то увидел. Я не так силен, как ты, Ник, и боюсь, что просто на какое то мгновение поддался видению. Извини, если это всем помешало.
— Да, конечно, — наконец ответил Ник. — Я беспокоился о тебе, вот и все. Мы все беспокоимся, ты знаешь.
— Да, конечно, — сухо ответил Цинг Ан.
Нирчауз беспокойно поежился и посмотрел на стол, где ученый проводил эксперимент.
— Как продвигается работа?
Цинг Ан рассеянно ответил, явно занятый другой мыслью:
— Хорошо, лучше, чем можно было ожидать. Да, очень хорошо. Через пару дней я объявлю о некоторых результатах, полученных мною.
— Здорово, док. — Нирчауз повернулся, чтобы уйти, потом остановился и произнес:
— Послушай, Ву, если тебе что нибудь потребуется, то что ты бы хотел получить, минуя обычные каналы…
Цинг Ан слабо улыбнулся.
— Конечно, Ник. Ты будешь первым, к кому я обращусь.
Начальник охраны одобрительно кивнул и вышел из лаборатории, тихо закрыв за собой дверь. Цинг Ан вернулся к своей работе. Он продолжал спокойно работать, как будто ничего не случилось.
Ничего больше не нарушало спокойствия на станции до вечера. Вечером кто то из сотрудников проходил по коридору мимо лаборатории и почувствовал необычный запах. А потом увидел, что из щелей двери идет черный дым. Сотрудник закричал: «Пожар» и нажал на ближайшую кнопку тревоги.
На этот раз Нирчауз был далеко от лаборатории и не смог добежать быстрее всех. Когда он прибежал, вокруг лаборатории уже собралась толпа. Огонь к тому времени был потушен, на никто не уходил и Нирчаузу пришлось пробиваться сквозь плотную толпу. Когда он, наконец, достиг дверного проема, то увидел, что вся комната практически сгорела. Огонь был недолгим, но очень сильным. Внутри лаборатории было много легко воспламеняющихся материалов, к тому же Цинг Ан утилизировал с помощью белого фосфора любые отходы, не поддающиеся горению. Маленький биохимик был также последователен и методичен в разрушении, как и в исследованиях.
Все собрались вокруг обуглившихся деревянных щепок, которые были разбросаны в дальнем углу лаборатории. Это все, что осталось от нароста, стоившего, по словам ученого, миллиарды. Но Нирчауза интересовало другое; он первым обнаружил сползшее под стол скорчившееся тело. Вначале он подумал, что Цинг Ан задохнулся от дыма, поскольку на теле не было никаких других следов. Нирчауз перевернул тело, и из кармана выскочила белая капсула из под наркотика. Охранник увидел иглу, все еще зажатую в одной руке Цинг Ана, увидел маленькие дырочки одинакового размера с обеих сторон руки. Нирчауз знал, для чего нужна такая игла; и знал, что сможет спокойно продеть карандаш через дырку на руке Цинг Ана.
Глаза ученого были закрыты, и, как показалось Нирчаузу, на лице было написано чувство полного удовлетворения и блаженства.
Нирчауз встал. Очевидно, что жалкий, слабый гений, распростертый на полу, столкнулся с чем то, что вызвало его смерть. Нирчауз не знал, что это могло быть, да и не очень хотел знать. Совершенных людей нет.
Впервые эту фразу охранник услышал от сержанта в армии. Несмотря на весь свой ум, Цинг Ан был далек от совершенства.
Несколько записей из тетрадей, страничка из какой то книги — все, что осталось от исследований Цинг Ана.
На станции работали еще два научных сотрудника: младший биохимик по имени Цембес и ботаник Читагонг. Они, конечно, не могли заменить Цинг Ана, но они ценились Хансеном. Их сняли с проекта, над которым они работали, вручили старательно собранные уцелевшие записи и приказали восстановить результаты, полученные Цинг Аном. Случайно был найден второй подобный нарост, который и дали Читагонгу и Цембесу на изучение. Во время их работы за ними неусыпно следили вновь вставленные мониторы, регистрирующие все процессы в организме ученых: от сердцебиения до урчания в животе. Оба ученых не проявляли особого энтузиазма по поводу своей работы, особенно если принять во внимание несчастную судьбу предшественника. Однако распоряжения приходили из космической дали от взбешенного человека. И они не могли не подчиниться им.
Нирчауз вернулся к своим обязанностям. Он сидел на контрольном посту и размышлял о каком то простом куске дерева, из за которого погиб такой разумный человек, как Цинг Ан. Такое происходит часто, и это не должно его касаться. Однако Ник не мог не думать о печальном конце своего друга.
Он вздохнул и заставил себя перевести свой взгляд и переключить внимание на окружающую станцию лесную стену.
Черт возьми, его уже тошнило от зеленого цвета.

Глава 6

— Ой!
Борн остановился и посмотрел на людей, следовавших за ним. Тими Логан, держась обеими руками за лиану, прыгала на одной ноге. Борн отпустил виноградный корень, за который держался, и спрыгнул к ней.
Она села, придерживая левую ногу. Казалось, женщина больше злилась, чем испытывала боль. Жан Кохома рассматривал что то, прикрываемое Тими рукой.
— Что случилось?
Женщина улыбнулась Борну. На лбу у нее уже начали выступать капельки пота.
— Я на что то наступила, — она оглянулась и, указав на рядом растущий цветок, продолжала:
— вот, вот на этот цветок… он проколол ботинок и впился в кожу.
Борн увидел цветок, на который указывала Тими. Это было небольшое соцветие шестилепестковых цветов, в центре которых были расположены ярко оранжевые шипы. Выражение лица Борна резко изменилось. Он достал из под одежды костяной клинок.
— Но! — Кохома хотел преградить дорогу Борну. Но тот грубо оттолкнул его. Кохома оступился и чуть не упал.
— Ляг, — приказал Борн Тими, и слегка толкнул ее назад. Она упала на спину, потом немного приподнялась, облокотилась на согнутые руки.
— Борн, что ты делаешь? Мне немножко жалит, но…
Борн сбросил ботинок, и Тими опять упала на спину, ударившись головой о дерево. Потом он приподнял ее ногу и поднес к ней нож.
— Подожди, Борн, — в голосе женщины послышалась паника.
Кохома к тому времени уже твердо стоял на ногах и сделал угрожающий шаг по направлению к охотнику.
— Подожди секунду, ты, нахальный пигмей. Объясни…
Но тут прямо над головой Кохомы послышалось рычание, и он посмотрел вверх. Руума Хум лежал на дереве прямо над ним, держась за ветку всеми шестью лапами. Фуркот выпустил свои острые когти и широко улыбнулся, показав два ряда отличных зубов.
Кохома посмотрел прямо в три глаза фуркота, сжал кулаки и отступил назад.
— Будет немножко больно, — быстро проговорил Борн. Он вонзил нож в ногу, прямо в три красненькие точечки на коже.
Логан взвыла от боли, упала на спину и попыталась освободить ногу.
Но Борн крепко держал ее, он приложил губы к кровоточащей ране и начал высасывать кровь, затем сплевывать ее. Логан тихо стонала и дрожала.
Украдкой взглянув на Руума Хума, Кохома подошел, чтобы успокоить ее.
Борн осматривал внимательно растительность вокруг и не отвечал на настойчивые вопросы Кохомы. Наконец он нашел то, что было нужно: соцветие цилиндрических цветков. Борн нашел самый старый цветок и срезал его у самого основания. Он был почти с половину его руки. Борн отрезал верхушку цветка, в полом цветке оказалась какая то прозрачная жидкость. Он залпом выпил ее, фыркнул и срезал еще один цветок. Этот он поднес раненной женщине. Логан вытерла слезы и вопросительно посмотрела на него.
— Выпей это, — просто сказала Борн.
Тими протянула руку и скривилась от отвращения, почувствовав мягкий стебель. Потом она нерешительно поднесла его к губам и, несмотря на предупреждения Кохомы, выпила половину жидкости. Потом передала остатки Жану Кохоме.
Кохома с недоверием изучал стебель.
— Может быть, он хочет отравить нас.
— Если бы он хотел убить нас, — со вздохом сказала Тими, — он бы мог просто оставить нас на съедение тому крылатому монстру, Жан. Не будь таким дураком. Он не хочет причинить нам зла.
Кохома нерешительно сделал один глоток, но потом допил то, что осталось.
— Твоя ступня… что ты чувствуешь? — спросил Борн.
Логан согнула ногу так, что могла посмотреть на ступню. Рана была не такой глубокой, как она думала; во всяком случае не такой глубокой, как ей представлялось, когда Борн резал ее. Она уже начала затягиваться. Однако вокруг бесчисленных точек кожа была темно красной.
— Как будто кто то всадил в нее нож, — сердито ответила Тими. — Что еще, интересно, можно чувствовать?
— Кроме пореза, ты больше ничего не чувствуешь? — продолжал настойчиво спрашивать Борн.
Логан задумалась.
— Ну, может легкое покалывание в том месте, где я наступила на шипы… Как будто нога затекла. Но это все.
— Покалывание, — задумчиво повторил Борн. Он опять начал что то искать среди окружающей растительности. Оба великана с изумлением наблюдали за ним. Он остановился перед одним из растений и отрезал висящий высоко на ветке бледно желтый плод.
— Съешь это, — сказал он Логан, подавая ей плод. Женщина с сомнением повертела его в руках. Среди всех фруктов и съедобных растений, которые Борн показывал им, этот был самым крупным. Он походил на маленький приплюснутый бочонок с коричневыми прожилками по всей поверхности.
— Весь?
— Весь, — кивая ответил Борн, — и быстро. Так будет лучше.
Тими Логан поднесла плод ко рту. Так многое в этом мире было обманчиво, может быть этот фрукт, кажущийся таким твердым и невкусным, на самом деле окажется… И она откусила кусочек. Ее лицо передернулось от отвращения.
— Вкус, — сказала она Кохоме, — как у протухшего сыра, выдержанного в уксусе. Что будет, — обратилась она к Борну, — если я не буду это есть?
— Я надеюсь… Я думаю, что вывел весь яд из твоего организма. Но если это не так, то через несколько минут яд проникнет в нервную систему, и ты умрешь. Если не принять антитоксин, содержащийся в этом фрукте.
Логан начала есть желтый плод с такой скоростью, что даже не успела почувствовать тошноту. Но все равно она успела удивиться тому, как такие слова, как «антитоксин» и «нервная система», оставались в словарном запасе людей, которые были лишены доступа к знаниям.
Несомненно, эти термины употреблялись постоянно в этом полном опасностей мире. Придя к такому заключению, Тими вдруг почувствовала такой приступ тошноты, что Борну и Кохоме пришлось держать ее, чтобы она не упала вниз, когда ее рвало. Минуту спустя она лежала на спине и тяжело дышала.
— Господи! — выдохнула она. — Я чувствую себя, как будто меня вывернули наизнанку.
Тими осторожно потрогала обеими руками живот.
— Он еще на месте. А я уже готова была поклясться, что его там нет.
Борн не обращал внимания на ее жалобы.
— Что ты теперь чувствуешь в ступне?
— Все еще покалывает немного.
— Только в ступне, — переспросил он, настойчиво глядя ей в глаза, — не в лодыжке или вот здесь, — он дотронулся до икры.
Она отрицательно покачала головой. Борн довольно улыбнулся и поднялся с колен.
— Хорошо. Если бы покалывало во всей ноге, это значило бы, что несмотря на мои усилия, яд распространился дальше. Тогда было бы уже слишком поздно. Но теперь с тобой будет все нормально.
Тими кивнула и с помощью Кохомы попыталась подняться. Потом взглянула на Борна и резко спросила:
— Эй, если это было так важно, чтобы я съела этот фрукт, то почему ты, Борн, колебался, прежде чем сорвать его и принести мне? Исходя из того, что ты сейчас сказал, я могла очень скоро умереть.
Охотник посмотрел на нее таким терпеливым взглядом, которым смотрят на маленьких детей.
— Я должен был убедиться, что тессода не будет возражать против того, чтобы я сорвал ее фрукт, поскольку он был еще не совсем спелым.
И Логан и Кохома были ошарашены.
— Ты хочешь сказать, — спросила Тими, — что ты спрашивал разрешения у того растения? Что ты разговаривал с ним?
— Я не говорил этого, — объяснил Борн. — Я трогал его.
— Трогал? Ты хочешь сказать, что ты хотел узнать, спелый ли фрукт?
Борн покачал головой.
— Нет… трогал. А вы не трогаете ваши растения?
— Думаю, нет, поскольку я не понимаю, о чем ты говоришь, Борн.
На лице Борна отразилось удовлетворение, но без удовольствия.
— А, это многое объясняет, — сказал Борн.
— Мне это ничего не объясняет, — вставил Кохома. — Послушай, Борн, ты что, хочешь сказать, что ты обращался к этому дереву или разговаривал с ним, и что оно согласилось, чтобы ты сорвал неспелый фрукт.
— Нет, нет, я дотрагивался до него. Если бы фрукт был спелым, мне, конечно же, не пришлось бы этого делать.
— Почему «конечно же»? — спросила Логан, чувствуя что беседа теряет всякий смысл.
— Потому, что тогда бы тессода дотрагивалась до меня.
— Какое нибудь ритуальное поверье, — пробормотала Тими, — однако логичное объяснение оригинально. Интересно, откуда оно берет свое начало? Дай мне руку, Жан.
Кохома подал Тими руку, и она тут же вздрогнула и, согнувшись, схватилась за живот.
— Ты можешь идти? — спросил Борн.
— Да, но я спотыкаюсь. — Женщина выдавила жалкую улыбку. — Говорят, лечение хуже, чем сама болезнь… Не думаю, чтобы ты сделал все, как республиканский хирург, Борн, но ты уже во второй раз спасаешь мне жизнь. Спасибо.
— В третий раз, — сказал ей Борн без объяснений. — Мы уже близко от Дома. Еще половина уровня вверх и потом два или три уровня на юго запад.
Оба великана тяжело вздохнули.

— Я ничего не читал о подобном дереве ни в одном отчете, — сказал Кохома, когда они добрались до Дома.
— Ты не следил за поступающей информацией, Жан, — укоризненно ответила Логан. — Последняя экспедиция на восток сообщала все подробности. Это дерево называется ткачом. Основной ствол начинает сужаться, достигнув пятисот шестисот метров высоты. Потом он расщепляется на множество стволов поменьше, которые образуют… ну… какое то подобие огромной корзины в дереве. Через несколько десятков метров эти стволы опять соединяются в один большой ствол, который и формирует верхушку дерева. Согласно описанию, на ветках побочных стволов растут красные фрукты, в основном это сахарные плоды с косточками внутри. Они так же богаты питательными веществами, как любой фрукт, обнаруженный в этих местах. В них много ниацина, всех видов. — Тими указала на первые стволы, к которым они приближались. — Видишь те стручки, растущие из розовых цветков? Согласно докладу, если ты дотронешься до одного из них, то все твое лицо будет в пыльце. Если ее нечаянно вдохнешь, то все, прощай, жизнь. Согласно лабораторным исследованиям, споры плесени осядут в легких и пищеводе, и через несколько минут ты задохнешься.
Вдруг Тими заметила, что Борн шел прямо по направлению к тому месту, где росли смертоносные цветы.
— Мы ведь обойдем дерево, не так ли, Борн? Здесь не может быть яда, о котором бы не знали твои братья.
— Обходить? — Борн с удивления посмотрел на нее. — Это дерево — Дом. — И он приблизился к ветвям, на которых росли цветы.
— Борн…
Тими медленно шла за охотником, не спуская глаз с ядовитых стручков. Лишь одно прикосновение приведет к выбросу в воздух целого облака пыльцы.
Борн остановился у первой лозы, нагнулся и плюнул прямо в центр одного из цветков, избегая попадания на пыльцевой стручок. Вся лоза затрепетала, когда искристые цветки стали сами по себе закрываться.
Трепетание продолжалось. Потом лозы напряглись и, словно скрючившись от пожара, раздвинулись, образовав просторный проход.
— Теперь быстрее, — сказал Борн, ступая на дорожку.
Великаны осторожно последовали за ним. Руума Хум не стал дожидаться, пока они решатся войти, и быстро проскользнул внутрь.
Путники миновали опасный вход, обернулись и увидели, как лозы расслабляются и возвращаются на свое прежнее место, опять образуя непроходимую преграду.
— Замечательно, — пробормотал Кохома.
По пути в глубь Дерева Дома он спросил Борна:
— Что бы произошло, если бы на один из цветков плюнул я?
— Ничего, — ответил охотник. — Вы не жители Дома. Дом признает только своих.
— Не понимаю, как… — начал Кохома. Но Логан перебила его.
— Скажи мне, Борн, — спросила она, — вы едите фрукты ткача — я имею в виду Дома?
Борн с немым удивлением посмотрел на нее. Иногда эти великаны демонстрировали такое знание вещей, которое не укладывалось в голове, но иногда они говорили такие глупости.
— Разве есть какая то другая пища, за исключением, возможно, свежего мяса? — Борн слышал пересказ Логан о ткаче, но ничего не понял. — Почему бы нам не есть то, что дается готовым?
— Интересно, — согласилась Логан.
Потом она опять начала что то объяснять Кохоме, употребляя непонятные Борну слова, и он старался не вникать в их беседу.
— Теперь ты понимаешь связь, Жан?
Кохома кивнул.
— Думаю, да. Они регулярно едят фрукты дерева. Это их основная пища. В их пищеварительной системе образуются определенные химические соединения. Когда они плюют на цветок, эти соединения попадают на него вместе со слюной. Ничего удивительного, что Дом узнает своих.
— Теперь я понимаю, чем дерево является для людей, — подытожила Логан, — убежище и еда. Интересно, что дерево получает от этого?
Размышления великанов были нарушены криком, потом еще одним, потом еще. Вскоре они были окружены группой детей, с изумлением таращивших на них глаза. Это были абсолютно нормальные дети, если не принимать во внимание их темно коричневую кожу, слюдяные волосы и зеленые глаза, плюс их маленький рост. Самые маленькие глядели на них с таким благоговением, с которым смотрели бы на розового фуркота.
Дин тоже был там. Он шел за Борном, стараясь шагать в такт с ним, только иногда делая необходимые прыжки, чтобы не отстать. Борн равнодушно пробормотал приветствие мальчикам. Неужели юнцы никогда не оставят его в покое?
Маф неотступно следовал по пятам за своим человеком, что было очень редко. Обычно он лежал где нибудь среди ветвей и спал. Детеныш фуркот пробрался через группу ребятишек к Логан и с подозрением понюхал ее.
Она сначала отвернулась от него, но потом нерешительно протянула руку и погладила его по голове. Где то из глубины шестипалого клубка шерсти послышалось довольное урчание. Детеныш подошел к Логан ближе, чуть не свалив ее с ног.
Моментально возле нее очутился Руума Хум:
— Если детеныш мешает, шлепни его, — пробасил он.
Тими взглянула на детеныша, благоговейно смотрящего на нее умоляющими глазами.
— Шлепнуть его? Конечно, нет! — возразила она. — Он такой ласковый.
Руума Хум насмешливо фыркнул и побежал вперед.
Такая живописная группа — один человек и два фуркота, стайка тихо переговаривающихся между собой ребятишек и два великана — наконец подошла к центральному лиственному шатру.
Борн медленно обводил взглядом близстоящие дома. Где то громко зевнул взрослый фуркот. Но не было толпы, бегущей ему навстречу, юные девушки не бежали к нему и не ворковали с ним. Ни один охотник не появился, чтобы досмотреть на великанов с таким благоговением, как дети. Не было ни похвал, ни удивленных возгласов, ни проявления должного восхищения его мужеством и храбрым поступком, — не было ничего, кроме любопытных взглядов нескольких стариков, выглядывающих из за дверей своих домов.
Что то больно ударило Борна под коленку, и он упал прямо в мутную лужу. Маф бросился в толпу ребятишек и спрятался среди них. Они весело рассмеялись. Борн медленно поднялся на ноги и, стряхивая с одежды капельки воды, постарался вернуть себе самообладание и достоинство.
Смех не смолкал. Он повернулся и закричал на детей. Они попятились назад, но улыбки не исчезли с их лиц. Борн шагнул к ближайшему ребенку и угрожающе потянулся рукой за ножом. На этот раз они мгновенно разбежались, прячась кто где. Борн тяжело дышал. Казалось, он никогда не избавится от своей боязни выглядеть глупо.
— Не совсем то приветствие, которое ты ожидал, гмм? — спросил Кохома с удивившей Борна симпатией. — Я знаю, что ты чувствуешь. Я на себе испытал такое отсутствие признательности. — И он бросил многозначительный взгляд на Логан, который она, правда, не заметила.
Приступ гнева, охвативший охотника, как то сразу схлынул; он расслабился, в то же время ощущая неожиданное родство с этим странным человеком, который решился на путешествие в Верхний Ад в лодке, сделанной из металла.
— Но где все? — поинтересовалась Логан.
Борн пожал плечами и повел их к своему дому, находящемуся высоко в ветвях в дальнем конце шатра.
— Собирают фрукты, заботятся о Доме.
— Паразитический контроль, — прошептал Кохома Логан. — Вот и выгода дереву. Лучше паразит человек, которого ты знаешь, чем непредсказуемое по поведению животное или растение.
— Симбиотический, а не паразитический, — поправила его Логан. — Ведь выгодно и дереву, и человеку. Интересно, что дерево ткач делало, чтобы защитить себя, прежде, чем предки Борна обосновались в нем?
— Или, может быть, охотятся, — продолжал Борн, не обращая внимание на их перешептывания. — Все вернутся раньше, чем наступит ночь.
Борн улыбнулся про себя. Ведь он мог еще рассчитывать на реакцию Брайтли Гоу, когда представит великанов Совету сегодня вечером.
Жилище Борна вызвало у великанов еще более странную реакцию:
— Смотри, — продолжала говорить Логан, указывая на потолок, стены, — маленькие лозы растут так близко друг к другу, что заделывают оставшиеся щели.
Кохома что то пробормотал в знак согласия, сел и провел рукой по гладкому деревянному полу. Ему нужно было дополнительное подтверждение слов Логан, чтобы поверить. Борн предоставил ему такое подтверждение, когда объяснял функцию крупной щели в полу в дальнем конце большой комнаты.
— Интересно, — пробормотал Кохома, — кто здесь к кому приспособился: человек к дереву или дерево к человеку? Возможно, никто не жил в ткаче, пока его не обнаружили первые колонисты. Но тогда я не понимаю, как такая разветвленная крепкая взаимосвязь могла развиться за несколько поколений.
Логан тоже размышляла. Борн наблюдал за ними, когда они продолжали беседовать между собой, и не понимал, о чем они говорили. Что значит — человек приспособился к дереву или дерево к человеку? Дом есть Дом.
Нужно было только уяснить, как о нем следует заботиться. «Чему же удивляются эти великаны? — недоумевал Борн. — Почему естественный порядок вещей кажется им таким удивительным». Потом его осенила чудная мысль — чудная потому, что казалась совсем невозможной.
— Может быть, — спросил Борн, явно сомневаясь, — в вашем мире нет никакой растительности?
— Что ты, — возразила Тими, — у нас много всякой растительности, но нет такой, в которой можно жить, как это делаете вы. Но мы используем то, что растет, по своему.
— Используете? Я не понимаю, Тими.
Женщина откинулась на спинку скамьи и продолжала:
— Некоторые растения мы едим в сыром виде, из других — готовим пищу, третьи, хотя и редко, используем для строительства наших домов.
Кое какие служат для медицинских целей, как у вас тессода. Так же как и вы, мы широко используем лесные массивы.
— Я все таки не понимаю, — сказал Борн. — Мы не используем лес. Мы — часть леса, часть мира. Мы — часть кругового цикла, который не может быть нарушен. Теперь уже не столько мы используем лес, сколько лес нас использует.
В ответ на это Кохома что то неразборчиво пробурчал.
— Вы, люди, как бы служите Дереву, — неторопливо объяснила Логан, — даже если и не осознаете этого. По сути дела, вы его прислуга.
— Прислуга… — Борн задумался и беспомощно развел руками. — Что такое прислуга?
— Тот, кто оказывает услуги, подчиняясь приказанию другого, — растолковала Тими.
«Все чуднее и чуднее! Похоже, эти великаны страдают приступами идиотизма, — размышлял Борн. — Мы не служим дереву, Дому. Дом служит нам.»
Логан печально взглянула на него, затем перевела взгляд на Кохому:
— Ладно, он не понимает. Возможно, просто не хочет понимать.
— А почему не хочет? — добавил Кохома. — Видимо, их вполне устраивает такой уклад жизни.
— Хотя принижает их умственно, — возразила Тими. — Имея крышу и основную пищу, которые дает сама природа, его братья не имеют побудительных мотивов для приобретения знаний. И нам будет трудно перевоспитать их. Скажи мне, Борн, — произнесла Тими мягко, поворачиваясь к нему, в то время как он выкладывал еду, состоящую из фруктов, орехов и копченого животного мяса, — ты когда нибудь подумывал о том, чтобы оставить свое Дерево?
Борн был настолько шокирован, что застыл как вкопанный.
— Оставить Дом? Ты имеешь в виду навсегда? Не вернуться? — Тими Логан кивнула.
Это подтвердило сумасшествие великанов. Как может прийти в голову такая мысль? Разве можно покинуть свой Дом? В нем и крыша, и пища, и защита от непредсказуемого внешнего мира. А за пределами Дома лежит только неизвестность и возможная смерть.
Потом Борн понял причину, и это объяснило многие странные слова великанов.
— Понятно, — сказал он так мягко, как только мог. — Я искренне не понимал раньше. Теперь мне вполне понятно, что у вас нет собственного Дома, такого, какой есть у нас.
— У нас есть дома, — парировал Кохома. — Мой дом ошеломил бы тебя, Борн. Он выполняет все мои приказы: предлагает еду, когда я хочу есть, а я прихожу и ухожу тогда, когда мне это хочется.
— И тебе не приходится заботиться о нем?
— Ну да, но…
Жан Кохома запнулся из за хихиканья Логан.
— Ты попал в самую точку, Жан.
Кохома выглядел расстроенным.
— Вовсе нет. Я могу в любой момент оставить его на столько, на сколько захочу, совершенно не заботясь о нем. А ваши люди так не могут.
— Ну тогда, значит, это не Дом, — доказывал Борн. — Кому то приходится заботиться о своем Доме, а чей то Дом заботится о себе сам.
— Но это мой дом, — проворчал Кохома, выбирая орех из расположенной перед ним горки. Орехи отдавали слабым запахом перца и сельдерея.
— Понятно, — ответил Борн.
Он был слишком вежлив, чтобы сказать все, что он думает. Хотя разговора о конструкциях из естественного материала и искусственных жилищах не было, Борн знал, что дома великанов были не живые, а мертвые строения, пропитанные безразличием. К их великому удивлению, Борн никогда бы не согласился жить в мертвом строении, мертвом, как топор. А Дерево эмфол не мертвая вещь.
Мысли о топоре и изнуряющем дневном свете, какой бывает в мире великанов, напомнили Борну, что скоро должны вернуться охотники. Он бы представил им этих гигантов и, возможно, кто то тогда признает, что охотник Борн был более бесстрашен и смел и более достоин так называться, чем какой нибудь средний охотник.
Когда он так сидел, жевал и воображал, что бы он сказал своим братьям, как вдруг заметил под перегородкой, закрывающей дверной проем, кончики пальцев чьих то ног. Борн поднялся, откинул перегородку. От нее отдернулся, напуганный, Дин. Но Борн был слишком поглощен предвкушением своего собственного триумфа и не мог злиться.
Вместо этого он пригласил мальчика перекусить, преграждая путь фуркоту Мафу ногой, когда тот попытался последовать за мальчиком. Фуркот заскулил, но остался за порогом. Борн поставил перед мальчиком еду, и тот всю ее жадно проглотил.
Слишком много народа в его жилище: сирота и два великана, которым присущи черты ненормальности. Борн со злостью откусил жесткий кусок мяса.
— Иногда космический транспорт, — объяснял Кохома недоверчивой, но вежливо внимательной публике, собравшейся вокруг вечернего домашнего очага, — терпит катастрофу либо из за естественных стихийных бедствий, либо из за халатности и небрежности служащего. — Кохома понял, что находится в языческом обществе. — Кажется вполне возможным, — продолжал он, интонационно выделяя слово «возможным», — что ваш народ сошел с одного такого уцелевшего корабля и попал здесь в ловушку. Хотя в сложившихся обстоятельствах враждебной природы этого мира я нахожу невероятным, что кто то из переселенцев смог выжить после того, как продовольственные запасы были исчерпаны… Скорее всего, это наше самое верное предположение. — Кохома сел.
Никто из сидящих вокруг костра не произнес ни слова. Кохома и Логан с небольшой опаской обменялись коротким поддерживающим взглядом и рукопожатием.
— Все это, — наконец медленно отозвался вождь Сэнд, — может быть так, как ты говоришь.
Оба великана явно с облегчением вздохнули.
— Но мы не располагаем теми своеобразными знаниями, которые есть у вас, и имеем свое собственное объяснение нашего существования.
Он посмотрел на Ридера и кивнул. Шаман поднялся. На нем было церемониальное одеяние с нашитыми кусочками меха, с блестящими коричневыми, красными и оранжевыми нашивками и головной убор, украшенный птичьими перьями — теми, что они оставляют при линьке в Высшем Аду. И у него был, конечно, топор, которым он размахивал, когда поднялся. Раскачивая им, как дирижерской палочкой, Ридер поведал историю о происхождении мира.
— Вначале было семя, — он произносил это напыщенно, нараспев.
Слушатели внимали с благоговением. Они слышали эту легенду тысячи раз, но не теряли к ней интереса. — И это было небольшое семя, — продолжал шаман. — Однажды пришла мысль о воде, и семя пустило корни в Дереве эмфол. — Опять это слово, подумала Логан. — Оно росло. Его ствол стал сильным и высоким. После этого оно выбросило несколько ветвей. Одни из них превратились в Колонны, на которых держится мир.
Другие видоизменились и превратились в два ада, которые заполнили мир.
Появились бутоны, бессчетное количество процветающих бутонов. Мы — отпрыски одних таких бутонов, фуркоты — других, пиперы, которые до сих пор лежат в грибницах, — отпрыски совсем других почек. Семя процветает, мир процветает, мы процветаем.
Кохома сдвинул и приподнял колени.
— Если это так и если вы верите, что мы пришли с планеты, совсем не похожей на вашу, то как же все это объяснить с помощью вашей концепции?
— Ветви семенного дерева широко распространились, — ответил шаман.
Из круга послышался одобряющий ропот.
— А что если одна из ветвей была пересажена на другую часть этого Дерева? — спросил Кохома.
— Оно бы погибло. Каждый отросток знает свое место на ветви.
— Тогда вы можете понять нашу ситуацию, — продолжал Кохома. — Ведь то же самое верно и в отношении нас. Если мы не возвращаемся на собственную ветвь — или в семя, или в дом, или в свое место — мы, безусловно, тоже погибнем. Не могли бы вы нам помочь? В свою очередь мы сделаем для вас все, что в наших силах.
Логан и Кохома старались придать своему лицу совершенно безразличное выражение, пока деревенские жители обсуждали между собой их положение. Кто то подбросил в костер дров. Он загорелся ярче, зловеще вспыхивая искрами. И клубящийся дым лениво поднимался столбом, устремляясь ввысь и вился вокруг краев дверного занавеса, проникая в щели. И теплый дождь не мешал ему.
Сэнд, Джойла и Ридер шепотом совещались. Наконец, Сэнд поднял руку и шушуканье стихло.
— Мы поможем вам вернуться на вашу ветвь, в ваш Дом, — возвестил вождь таким властным голосом, звучащим так, словно он исходил из мощного громкоговорителя, а не из такой тщедушной оболочки. — Если это возможно.
Борн сидел внутри круга и взгляд его был прикован к земле. Так что ни вождь, ни шаман, и вообще никто из братьев не видели его улыбку.
Борн с нетерпением ждал их решения. Но тут вдруг выяснилось, как далеко находится станция пришельцев.
Все подавленно молчали, когда Логан поведала об этом.
— Подобное путешествие безумно, — заявил Сэнд, когда Логан закончила. — Нет, это невозможно, невозможно. Я не могу никого отправить сопровождать вас, не могу.
— Но неужели это не ясно? — умоляюще произнесла Логан, вскакивая на ноги и беспокойно вглядываясь в тягостно молчащие лица. — Если мы не вернемся на станцию, то мы… то мы зачахнем, зачахнем и умрем. Мы…
Вождь прервал ее, невозмутимо подняв руку.
— Я сказал, что не могу никого отправить сопровождать вас. Так и есть на самом деле. Я не мог бы приказать ни одному охотнику предпринять подобное путешествие, хотя если кто то согласится добровольно поехать с вами…
— Это бессмысленный разговор, — прокомментировал со своего места дровосек сборщик Дендон. — Никто не вернется живым из такого похода.
Существуют россказни о тех местах, где сливаются вместе Низший и Высший Ад и наступает конец света.
— Вы путаете смелость и глупость, — возразила Джойла. — Глупое создание — это всего навсего тот, кто необдуманно совершает смелые поступки. Неужели среди нас нет кого нибудь, кто рискнул бы своей жизнью для того, чтобы вернуть Домой из далекого чужого места двух людей, которые попали сюда по несчастью? И разве мы не добивались бы помощи с таким же упорством, если бы она понадобилась нам самим? — Жена вождя посмотрела на великанов. — Если эти люди похожи на нас, то, вопреки нашим настойчивым просьбам и предупреждениям об опасности пути, они совершат то, что задумали. Вполне возможно, что среди нас есть достаточно храбрый человек, способный отправиться с ними. Я не охотник, так что я не могу.
— Будь я молод, — вставил Сэнд, — то отважился бы, невзирая на опасность.
Но ты уже не молодой, подумал про себя Борн.
— Но поскольку я уже не молодой, — продолжал вождь, — я не могу.
Давайте не будем сдерживать тех, кто, быть может, жаждет совершить подвиг.
Сэнд окинул взором все собрание, так же, как это сделали Кохома и Логан, как это сделали мужчины и женщины и сидящие в середине круга дети, с широко распахнутыми глазами выглядывающие из за плеч взрослых.
Никто не вызвался. Только живые звуки потрескивающего мертвого дерева в костре да мягкое равнодушное журчание льющегося дождя.
Не тратя времени на раздумья, Борн неожиданно для самого себя произнес:
— Я отправлюсь с великанами.
Все взоры, напряженные и сосредоточенные, обратились к тому месту, где он сидел. Вот теперь, наконец, он надеялся хоть на какое то восхищение и одобрение. Но вместо этого взгляды выражали печаль и сожаление. И даже великаны уставились на него с удовлетворением и облегчением, а вовсе не с уважением. Борн с горечью подумал о том, что может произойти за многие недели, которые были еще впереди.
— Охотник Борн будет сопровождать великанов, — заметил Сэнд. — Есть кто нибудь еще? — Борн оглядел своих товарищей. Внутри круга почувствовалось возбуждение, которое исходило от людей, ищущих всяческие предлоги для того, чтобы рассмотреть землю перед собой, почувствовать тепло костра, исследовать швы на занавесе, висящем на дверном проеме — короче говоря, все, что угодно, только бы не встречаться взглядом с Борном.
Ну что же, замечательно. Он один отправится с великанами, один познает их тайны.
— Вероятно, — холодно проговорил Борн, поднимаясь на ноги, — не будет слишком обременительно, если я попрошу кого нибудь обеспечить всем необходимым нашу экспедицию.
Затем Борн повернулся и покинул собрание, чтобы отправиться в свое жилище. И когда он уходил, то ему показалось, что кто то пробормотал:
«Для чего расходовать хорошую пищу на тех, кто уже мертв?» Но Борн не остановился и не стал выяснять, кому принадлежат эти слова.
Удачная охота, добыча грейзера — все это ничего не давало Борну.
Когда из всех охотников только у него одного хватило достаточно храбрости, чтобы спуститься к воздушному кораблю великанов, то это вызвало восхищение только у детей и ни у кого более. Ну уж теперь он сделает нечто ошеломляющее, столь невероятное, что никто уже не сможет более пренебрегать им. Он доставит великанов на их станцию Дом или умрет. Возможно, это заставит всех осознать его значимость. Если на этот раз он не вернется, вот тогда они почувствуют себя виноватыми.
Разгорячившись от этих мыслей, Борн вдруг споткнулся о торчащий корень и в ярости обернулся, чтобы обрушить проклятья на этого безмозглого врага. И в этот момент он почувствовал себя немного лучше.
Костер был теперь далеко позади, а вокруг сгустилась тьма. Борн, чтобы прикрыться от дождя, накинул на голову плащ.
Если великаны чувствовали, что они могут добраться до своей таинственной станции, то почему он не ощущал такой уверенности?
Действительно, почему? Если только…
А что если и не было никакой станции, что если эти двое гигантов были чертями из Нижнего Ада, посланными, чтобы подбить его покинуть Дом?
Да нет, чепуха! Они были такими же людьми, как и он, несмотря на огромный рост и странный наряд. Иначе почему они могут говорить на том же языке, что и все братья? Хотя какие то странные модуляции звучали в их голосах и как необычно они строили фразы! Они произошли не из эмфола. Но Борн не мог даже и предположить этого. Поэтому он вполне благополучно забыл о своих сомнениях.
Борн отодвинул навес на двери и вошел в свой дом, аккуратно прикрыв за собой дверной проем. Развязав плащ, швырнул его в дальний угол. Из темноты послышался глухой звук. Он тотчас насторожился — нож для костей тут же оказался в его руке. От едва различимого силуэта доносилось хныканье. Осторожно передвигаясь в темноте, Борн вытащил небольшой пакетик с цветочной пыльцой, предназначенной для разжигания костра, посыпал ею кучку дров, лежащих в середине комнаты на полу.
Чирк — и дерево потрещало и вспыхнуло ярким пламенем, высвечивая съежившуюся фигуру Брайтли Гоу.
Успокоившись, Борн отправил нож в ножны. После любопытного взгляда на девушку он сел у костра, скрестив ноги. Ярко желтая глубина костра действовала успокаивающе, казалась ласковой, любящей. Завтра они отбудут, великаны и он, а сейчас ему хотелось забыться долгим, глубоким сном, но…
— Ты пришла посмеяться надо мной, как и все остальные, — беззлобно пробурчал Борн.
— Нет нет! — Брайтли Гоу медленно и неуверенно подошла к костру.
Свет обнажил глубину ее глаз, а Борн отметил — как прекрасен слабый огонь, набирающий силу и постепенно превращающийся в костер. — Борн, ты ведь знаешь о моих чувствах.
Он рассердился и раздраженно отвернулся.
— Тебе нравится Лостинг, ты любишь его, а мной ты играешь.
— Нет, Борн, — запротестовала девушка, и голос ее стал громче. — Мне нравится Лостинг — да, но… Но ты мне тоже нравишься. Лостинг — славный, но не такой славный, как ты. Совсем не такой. — Она смотрела на Борна умоляюще. — Я не хочу, чтобы ты поступал так, Борн. Если ты уйдешь с великанами, то никогда не вернешься. Я верю в то, что все говорят об опасностях, подстерегающих вдали от Дома, что шепчут о том месте, где сходятся два Ада.
— Рассказы, легенды, — проворчал Борн. — Детские сказки. Опасность вдали от Дома ничуть не более опасна, чем стрела, выпущенная из этой комнаты. Я не верю, что существует место, где сходятся вместе два Ада.
А если это и так, мы обойдем это место или пройдем через него.
Брайтли Гоу передвинулась вокруг костра на четвереньках, подкралась к Борну и положила руку на его плечо.
— Хотя бы ради меня, Борн, не ходи никуда с этими великанами.
Взглянув на нее, Борн начал было поддаваться, начал соглашаться, уступать. Но сила, заставляющая его лежать в засаде в ожидании добычи и спускаться в глубины пещер, все же пробудилась в нем. И вместо того, чтобы сказать ей: «Я сделаю все, что ты пожелаешь, Брайтли Гоу, потому что я люблю тебя», он резко произнес: «Я поклялся и публично заявил перед всеми, что я пойду. Но даже если бы не было ни клятв, ни обещаний, я все равно сделал бы это».
После этих слов девушка сползла с плеча Борна. Она невнятно произнесла: «Борн, я не хочу, чтобы ты уходил», — наклонилась к нему и поцеловала, прежде чем он успел уклониться, затем резко вскочила и выскочила через дверь, так что он не успел даже среагировать. Ночной дождь скрыл ее.
Долгое время Борн сидел молча, пребывая в задумчивости, пока костер пожирал себя и теплые капли дождя струйками стекали по устланной кусками кожи крыше. Потом, что то пробормотав про себя, поскольку все равно это никто не мог услышать, Борн откинулся на свою меховую подстилку и провалился в тяжелую беспокойную дремоту.
Левый глаз Руума Хума наполовину приоткрылся, он настороженно растопырил уши, увидев темную фигуру на ветке рядом с расщелиной, в которой спал. Руума Хум чихнул, стряхнул с морды капли и фыркнул, издав при этом свистящее урчание, свойственное фуркотам.
— Где твой человек, малыш?
Маф резко дернул головой, подражая человечьим повадкам, показал на густые ветки, расположенные внизу.
— Где то там, спит.
— Что и тебе следовало бы делать, мальчишка.
Глаз закрылся и Руума Хум снова положил свою огромную голову на передние лапы.
Маф немного помедлил и выпалил:
— Ну, пожалуйста, дедушка.
Руума Хум вздохнул и снова приподнял голову, чтобы посмотреть на детеныша, на этот раз открыв все три глаза разом. Маф стоял перед ним, глядя на спящий поселок, расположенный внизу.
— У моего человека, мальчика Дина, проблемы.
— У всех людей есть какие то проблемы, — ответил на это Руума Хум.
— Ступай спать.
— Он переживает за своего нового отца, человека Борна. Борн — это же твой человек.
— Кровная связь тут не причем, — пробормотал большой фуркот, опуская голову на лапы. — Эмоциональная реакция мальчишки в данном случае беспричинна.
— Обычно все реакции наших хозяев не имеют причины, но в данном случае я опасаюсь, что беспокойство моего человека имеет достаточно оснований.
Брови Руума Хума поползли вверх.
— Неужели ты, родившийся по недоразумению, начинаешь соображать?
— Я боюсь, — продолжал маленький фуркот, — как бы мой человек не сотворил чего опрометчивого.
— Взрослые сдержат его, как я сдержал тебя. И вообще, тебе не поздоровится, если ты не оставишь меня в покое и не дашь мне отдохнуть.
Маф развернулся, чтобы уйти, посмотрел через плечо и дерзко проворчал:
— Старик, не говори потом, что ты ничего об этом не знал.
Руума Хум встряхнул головой и подивился, почему эти фуркотики всегда такие любопытные и настырные и так неуважительно относятся к старшим. Они пристают со своими вопросами, когда им только вздумается.
Старый фуркот понимал их стремление заполнить пробелы в знаниях, стремление, которое он прекрасно помнил, было присуще ему самому и даже сейчас все еще жило в нем. Но это стремление теперь видоизменилось, учитывая его зрелый возраст. Теперь Руума Хум многое воспринимал, исходя из той разумной убежденности, что, в конечном счете, все будет подытожено смертью.
В который раз уже Руума Хум устроил голову на скрещенных лапах, не замечая моросящего дождя, и вновь погрузился в сон.

Глава 7

Борн сердито срывал со ствола одну за другой отмершие ветки, пораженные третичным паразитом, сдерживая гнев из за боязни повредить здоровые и живые отростки.
Пошел четвертый день, как они покинули Дом, а его злость на далекую теперь группу охотников не утихала. Эта злость частично была направлена на себя самого за то, что он согласился на эту сумасшедшую экспедицию.
Руума Хум патрулировал окрестности рядом с Борном, с левой стороны.
Фуркот держался на расстоянии от человека, ибо чувствовал что то неладное. Человек, которому гнев застилает глаза, был так же непредсказуем, как любой другой житель леса, а взбешенный на самого себя — непредсказуем и подавно.
Вдобавок ко всему, великаны отличались полной неспособностью что либо делать. Казалось, они знать ничего не знают о самых обычных походах или о том, как вскарабкаться на гору. Ребенок лучше стоит на ногах, чем они. Не будь его рядом с ними, уже произошло бы столько трагических падений. Что бы они делали без коричневой многоножки и бамбукового плота? Руума Хум подстраховывал их, когда они подходили к очередному трудному месту, но даже сверхбыстрой реакции фуркота могло быть недостаточно, чтобы предотвратить падение на несколько уровней.
Достаточно было лишь одного такого падения, и экспедиция закончилась бы крахом.
Борн срезал оставшиеся ветки, собрал их и отнес к месту, которое выбрал для ночлега. Кажется, сегодня великаны вели себя немного получше, пробираясь через деревья более решительно. Кохома уже не поскальзывался каждый раз, когда прыгал за лианой, и уже не цеплялся за нее с такой силой, как раньше.
Логан в конце концов убедилась, что дотрагиваться до каждого нового цветка или растения, мимо которого они проходили, было опасно. Борну было не до улыбок при воспоминании случая двухдневной давности, когда Тими пыталась попить из бутылкообразного вермильота. И только быстрый прыжок и резкий удар в предплечье предотвратил ее прикосновение к растению. Логан свирепо смотрела на Борна до тех пор, пока он не объяснил ей некоторую разницу между вермильотами и растущими вокруг вермильонами: вермильот имеет два дополнительных лепестка, необычное утолщение основания, более темный оттенок красного цвета. Было еще одно отличие — что то вроде пятнышек внизу цилиндра, во всем же остальном вермильот ничем не отличался от безобидного вермильона.
Наконец представился случай пустить в ход свой костяной нож.
Убедившись, что оба великана были совсем рядом, Борн поднялся над растением. Острием лезвия срезал зеленый цилиндр так, чтобы прозрачная жидкость, которая была внутри, выплеснулась наружу. Внутри вермильота была прозрачная жидкость, но это была не дождевая вода. Струя этой жидкости потекла на расположенную внизу лиану метровой толщины и, наткнувшись на нее, разбрызгалась и превратилась в густое облачко, которое поднялось в воздух. Когда остатки этого облачка рассеялись, Борн подозвал гигантов подойти ближе к этому месту. Предупредив, чтобы они не наступали на остатки испарений, показал им отверстие, проеденное в дереве метровой толщины светлой вытекшей жидкостью, причем отверстие уходило значительно глубже.
После этого Борн аккуратно постучал по зеленой стенке фальшивой бромлеады. Они услышали глубокий, почти металлический звук, совершенно непохожий на звучание настоящего вермильона.
После этого ни один из великанов не пытался приблизить даже палец ни к одному неизвестному растению, предварительно не проконсультировавшись с Борном. Это обстоятельство сделало его немного счастливее из за того, что бесчисленные вопросы настолько замедляли их движение, словно это были раны или переломы конечности. Один, не будь обременен такими попутчиками, Борн двигался бы в три раза быстрее.
Он спрыгнул с огромного сучка, который выбрал для ночлега. С самого первого дня на стоянках появилась проблема. Оказалось, что великаны не могут обойтись без крыши над головой, укрывающей их от ночных дождей.
Великаны были настойчивы в своих требованиях, их не остановило то, что на сооружение крыши уходит много времени и сил, и Борн нехотя уступил.
Веским доводом послужило то, что такое постоянное пребывание без крова порождает у них какую то странную болезнь, которую они называли холодом. Борн не мог понять этого, он считал, что человек не должен быть таким слабым. Единственная болезнь, которая была ему известна — это несварение желудка, да и то страдал он ею, когда вместо фрукта со своего дерева Дома ел какую либо другую пищу. Но те болезни, которые описали ему великаны, были настолько страшны, что он не мог отказаться сделать такое необходимое для них укрытие.
— Вот он, — прошептала своему напарнику Логан, когда появился Борн.
Интересно, зачем они так часто говорят шепотом, а не в полный голос. Мысль, что великаны могли пытаться скрыть что то от него, никогда не приходила Борну в голову. Во всяком случае, Борн мог слышать их достаточно ясно, даже когда они переговаривались шепотом.
Кто он такой, чтобы ставить под сомнение способности тех, кто мог летать по небу?
Они могли тратить побольше времени на улучшение и усовершенствование собственных домов, вместо того, чтобы сооружать новые искусственные для защиты от окружающего мира, размышлял Борн, забрасывая вязанку дров на главную ветку.
— Мы уже начали беспокоиться, Борн, — широко улыбаясь, объяснила Логан. — Тебя так долго не было.
Борн пожал плечами, приступая к сооружению временного навеса из груды мертвых ветвей и отживших листьев.
— Не так то просто подыскать подходящий материал для сухой крыши, — ответил он. — Большинство мертвых деревяшек и старых листьев падает в Ад, чтобы быть съеденными, как и все остальное, что падает.
— Готов поклясться, что съедено — то самое слово, — подтвердил Кохома, снимая шкуру с большой пурпурной спирали. — Здесь должны быть микробы такие же большие, как твои веснушки, Тими. Такая куча гнилых овощей наводит на мысль, что они падают здесь на землю каждый день.
Послышался хруст листьев, и Кохома вскочил на ноги. Логан тут же взялась за костяное копье, которое всегда было наготове. Но это был всего навсего Руума Хум. Борн не мог смотреть на великанов без улыбки.
Несмотря на их заверения, было ясно, что великаны никогда не привыкнут к присутствию большого фуркота.
— Идут человек и фуркот, — заявил шестилапый.
— Чужой или?.. — Борн не договорил, потому что высокая фигура шагнула в пятно света, и рука Борна инстинктивно потянулась к ножу.
Рядом с человеком шествовал фуркот, но не такой большой, как Руума Хум.
Лостинг.
Большой охотник не улыбнулся, когда встретил пристальный взгляд Борна. Логан вопросительно смотрела на Борна. Но он не замечал ее. И не убирал руку с рукоятки ножа. Фуркоты обменялись слабым рычанием и разошлись в разные стороны. Лостинг сделал пару шагов вперед.
— Когда два охотника встречаются на тропе, — сказал Лостинг, отводя взгляд от Борна и всматриваясь в великанов, — то тот охотник, который уже устроил кров, приглашает того, кто пришел позже, под свою крышу.
— Как ты пришел сюда, как? — резко спросил Борн, на какое то мгновение забыв о вежливости. Его взгляд был направлен в землю, так что Лостинг не мог заметить гнев в его глазах. — Когда мы покидали Дом, я видел тебя последним, ты стоял с Брайтли Гоу.
— Да, это верно, — без энтузиазма признал Лостинг. — Теперь же, по прошествии нескольких дней, мне кажется, я должен был остаться с ней, так как девушке кто то будет нужен для совместной с ней жизни, когда тебя уже не будет на этом свете.
— Ты шел за мной один в течение четырех дней для того, чтобы подразнить меня, — напрягаясь, сказал Борн. Из за такой странной ситуации его злость стала растворяться. — Зачем ты пошел за мной?
Теперь настала очередь Лостинга отвести взгляд. Рядом прохаживались два великана. Он присел на корточки, опершись подбородком на руки, и рассматривал построенный кров.
— Я старался забыть, то что ты сказал той ночью во время сбора. И не мог. Не мог забыть, что ты один спустился в пещеру, чтобы убедиться, что голубой предмет — не дьявол, а металлический топор, доказать не правоту большинства. — Лостинг кивнул головой в сторону Логан и Кохомы. — Мне было стыдно за то, что я испугался, хотя никому из нашей группы, когда мы вернулись, не было стыдно. Они оправдывали себя, говоря, что ты сумасшедший. Я не мог так оправдывать себя. — Лостинг посмотрел на Борна. — А когда ты сказал, что попытаешься доставить этих великанов к их Дому, я тоже подумал, что ты сумасшедший, Борн. Когда ты ушел, я был счастлив, потому что Брайтли Гоу была в моих руках. — Борн напрягся, но Лостинг сдержанно поднял руку. — Я думал, как хорошо будет мне теперь с Брайтли Гоу. Как здорово, когда тебя нет рядом, Борн, ведь ты всегда возвращаешься с очередной, еще большей добычей. Как хорошо, когда не приходится соперничать с сумасшедшим. Как хорошо, что не нужно больше из за досады употреблять грубых слов, в то время как ты произносишь слова мягко и спокойно.
Гнев Борна окончательно прошел. Поразительная мысль пришла ему в голову. Могло ли быть такое, что Лостинг — крепкий, сильный Лостинг, величественный охотник и боец — могло ли быть такое, чтобы он ревновал?
— Ты ушел, а я остался, — продолжал Лостинг, — но мне тяжело было там. Когда Брайтли Гоу ушла от меня, я пошел на самый краешек Дома и сидел там, смотря на мир, в котором ты скрылся. Я думал. Мне было стыдно. А что если, думал я про себя, ты доберешься до станции Дома великанов, как ты добрался до их воздушного корабля? Что если ты вернешься с такой удачей? Что тогда подумает обо мне Брайтли Гоу? А что, что подумаю о себе я сам? — Лицо охотника дергалось. — Ты преследуешь меня, Борн, где бы ты ни был — далеко или близко. И я понял, может, ты и вправду сумасшедший, сумасшедший и ловкий, но не храбрее Лостинга. Нет никого храбрее Лостинга! Итак, я пошел следом.
Или я дойду до Дома великанов, или встречу смерть. Но ты не победишь меня.
— О чем это они? — спросил Кохома.
Логан заставила его замолчать.
— Неужели ты не понимаешь, что это личное, Жан. Что то у них серьезное. Давай не будем вмешиваться.
— Уж очень долго они говорят, — не успокаивался Кохома. Как бы это не повлияло на наше возвращение.
— И что из этого? — спросил Борн. — Почему ты не следуешь за нами, как раньше, тайно? Это явно больше соответствовало бы твоему плану.
— Если бы я шел как прежде и продолжал оставаться незамеченным, ты бы не видел меня. Но мы не можем больше продолжать в том же духе, — уже спокойно подвел итог Лостинг.
— Ты не помешаешь мне.
— Нет, Борн, не помешаю. — В голосе Лостинга слышались примирительные нотки. — Мне не приходилось делать остановки, чтобы сооружать укрытия для великанов. Каждый день я заходил немного дальше вас. И я только что вернулся назад, оттуда, где я встретил нечто тебе известное. Именно это и заставило меня вступить с вами в контакт.
— И что же ты там увидел — впереди?
— Акади.
— Я не верю тебе, Лостинг.
— Тогда держись этого же направления и наверняка станешь добычей прожорливых ртов. Я увидел их там целую колонну.
Борн задумался над тем, что сказал Лостинг. Он не будет шутить такими серьезными вещами. Даже если бы и захотел выставить Борна перед Брайтли Гоу в неприглядном виде.
— Что происходит? — вдруг нервно вмешался Кохома. — Что за «акоти»… или как там их называют?
— Акади, — мрачно поправил Борн. — Мы должны вернуться назад.
— Нет, вы только послушайте, — проговорил Кохома, вставая на ноги.
Логан задержала его, но на этот раз Кохома оттолкнул женщину. — Ну нет, я собираюсь высказать этим изменникам все, что о них думаю.
Сначала они устраивают большое представление, демонстрируя желание помочь нам. Затем они слегка удаляются от своих домашних очагов, а в это время выясняется, что у них, оказывается, совсем другие планы. — Кохома повернулся к Борну. — А может быть, вы потому стремитесь повернуть назад, что подошли к такому пятидневному рубежу, который не пересекал еще и…
Вдруг осознав, что зашел слишком далеко, Кохома остановился.
— Ты не знаешь, что такое акади, — с тихой яростью прошептал Борн.
— А если бы ты знал, то задал бы только один вопрос: когда мы побежим обратно?
— Борн, — заговорила Логан. — Я не думаю, что…
— Вот ты говоришь об остановке, о мужестве, об обещании. Вы думаете, что я рискую своей жизнью потому, что у меня доброе сердце?
Вы думаете, что я делаю это ради кого то из вас? Никто из вас меня не волнует, вы великий, холодный народ! — Борн немного успокоился и обратился к Кохоме. — Вы отличаетесь от нас ростом, цветом кожи и умом. Вы прибыли к нам на воздушном корабле из металла, похожего на тот, из которого делают топоры. И я спустился в глубины Ада не для того, чтобы спасать вас, а для того, чтобы посмотреть, что это за корабль. Кое что разузнать. Для собственного удовольствия. Я иду к вашей станции по той же самой причине — не для того, чтобы спасти ваши жизни, а для себя самого, самого. И из за меня мы вернемся, из за меня, Лостинга и нашего народа, а не из за вас. Вы же можете продолжать свой путь и умереть, или спрятаться и переждать, когда акади нападут на ваш след. Это не для меня. Мы не можем продолжать путь. Может, мы его никогда не сможем продолжить снова. Мы должны вернутся Домой.
— Борн, — после долгого молчания сказала Логан, — нам неизвестны ваши дороги и многое в вашем мире. Вы должны простить нас. Кто такие акади и почему они заставляют нас вернуться?
— Мы должны предупредить Дом, — сказал Лостинг. — Акади могут пройти там. Если мы предупредим, все будет в порядке. Если нет, — он пожал плечами, — мы должны попытаться остановить их.
— Я верю тебе, Лостинг, — нерешительно признался Борн. — Но мне нужны хоть какие то доказательства. — Он указал на Кохому и Логан. — Мне кажется, если бы великаны увидели следы, которые оставляют после себя акади, то это ускорило бы наше возвращение.
Лостинг согласно кивнул и встал на ноги.
— Они не так далеко отсюда, не так далеко, как хотелось бы. Мы можем подойти поближе.
Оба охотника стали спускаться. Кохоме и Логан пришлось поторопиться, чтобы успеть за ними. Логан споткнулась и обошла цепкие колючки, ветки и листья с зазубренными краями. Руума Хум шагал под ней, готовый при случае поддержать ее. В течение дня Логан получала тысячу порезов, особенно тяжело было первые два дня, когда женщина совершенно выбилась из сил от тяжести пути. Позже она уже стала привыкать, но не переставала удивляться Борну, который, казалось, никогда не страдал от этих порезов и царапин, несмотря на толстые колючие ветки, сквозь которые он прокладывал путь. Это было совершенно необъяснимо. Несомненно, размышляла Логан, это из за его меньшего, чем у нее, роста, гибкого тела, врожденного знания особенностей этой местности — все это помогало ему ловко продираться сквозь густо сплетенную паутину листьев, стволов и веток.
Вдруг перед Логан возникла массивная зеленая фигура. На этот раз она не отскочила, но душа ее все же затрепетала. Тими начинала привыкать к размерам фуркота и к его молчаливому появлению.
— Руума Хум, что такое акади?
Фуркот засопел.
— Это то, что ест.
— Это что то одно или много?
— Есть тысячи, а есть и один, — ответил Руума Хум.
— Как может быть тысячи и только один? — любопытствовала Логан.
Руума Хум раздраженно зарычал:
— Спроси об этом акади.
Он соскочил с ветки вниз.
Логан пошла на ним, не упуская его из виду и произнося про себя напыщенно: «Внутри под листвой!.. Под листвой… Внутри под листвой… листвой. Эмфол… Проникновение в листвяную глубь». Вполне понятная терминология для тех, кто знаком с суевериями этих людей, размышляла она. А мне что то непонятно. Ладно, это подождет.
Лостинг был прав. Идти далеко не было необходимости.
Теперь они пробирались сквозь густо растущую чащу надземных растений с ярко желтыми прожилками. Они росли под прямым углам, образовывая некоторое подобие живой шахматной доски. Лостинг считал, что лучше было бы обойти это место окольным путем, который пролегал совсем рядом.
Кохома протянул руку и ухватился за несколько стеблей толщиной в палец, которые так сильно переплелись между собой, что образовали сеть.
— Зачем обходить? — спросил он Борна, глянув на его нож с широким лезвием, и сдавил стебель. — Это травяное растение — нежное, мягкое.
Поскольку мы торопимся, почему бы нам не прорубить дорогу сквозь него?
— Ты с таким безразличием относишься к смерти, — сказал ему Борн, рассматривая Кохому так, словно изучал насекомое под микроскопом. — Возможно, что в твоем собственном мире ты охотишься и за разными растениями тоже? — В своих словах Борн сделал очевидный упор на слова «разные растения».
Теперь Кохома уставился на Борна.
— Это всего лишь большое сочное растение.
— Оно живое, — терпеливо объяснил Борн. — Если мы вырубим стебли, оно перестанет быть живым. Зачем? Чтобы сэкономить время?
— Не только поэтому. Если вокруг нас есть что то, пожирающее все подряд, я не хотел бы попасться в ловушку в тесном пространстве. Чем больше вокруг расчищенного места, тем лучше, — возразил Кохома.
Борн и Лостинг обменялись взглядами. Недалеко дожидались два фуркота.
— Он убил бы только ради нескольких минут яркого света, — с удивлением заметил Борн. — Твои первостепенные нужды чужды нам, Жан Кохома. Мы пойдем в обход.
У Кохомы были еще вопросы, как и у Логан. Но как бы то ни было, ни Борн, ни Лостинг не ответили бы на них сейчас.
В конечном итоге люди обошли заросли растений, растущих подобно шахматной доске. И вот они уже двигались в густых дебрях. Поворот, и вдруг неожиданно они вышли на открытое пространство, как раз такое, о котором мечтал Кохома, к которому из леса вел туннель. Туннель был выше человеческого роста, выше, чем Логан или Кохома. Он был добрых пяти метров шириной, протянувшийся ровной линией вправо и влево.
— Это сделали акади. Они глупые и действуют бесцельно, пожирают все на своем пути, оставляя за собой вот такое. — Лостинг показал на пустое пространство. — Внутри такого туннеля жизнь вымирает, прекращает свое существование. Она просто исчезает… куда?
— Они всегда идут так прямо? — спросила Логан.
— Нет. Колонна высылает своих разведчиков. Если пища лежит в другом направлении, акади отклоняются и проедают заросли в другом направлении. Если они пустились в путь, ничто не остановит их, только их собственный охотник. Посмотри. — Лостинг показал на дно туннеля. — Они прожрут все, что угодно, поглощая все живое на своем пути, все, что не может уйти с их дороги. Я видел, как они насквозь проели сердце Колонны дерева. Говорят, что если стоять на самом краю туннеля, проделанного акади, то можно легко быть схваченным и втянутым в этот туннель. Но акади, тем не менее, этого не сделают, так как не возвращаются назад, не отступают от начатого дела. Когда передние в колонне насыщаются, они отступают, уступая место другим, чтобы те особи, в свою очередь, тоже могли насытиться. К тому времени, когда последние насытились, первые уже снова голодны. Они останавливаются только для отдыха и размножения.
Кохома выглядел спокойным.
— О чем вы беспокоитесь? Все, что вам необходимо сделать, это собрать детенышей и фуркотов и скрыться до тех пор, пока акади не совершат свой сквозной всепожирающий путь, а потом вернутся обратно, верно?
Борн медленно покачал головой.
— Нет. Ты не понимаешь. Мы могли бы сделать то, о чем ты говоришь, но мы боимся не за самих себя. Они пойдут на уровне поселка, достигнут Дома и проделают свой всепожирающий путь сквозь сам ствол. А раз кора пробуравлена, они проедят сердце. Дом окажется беззащитным от паразитов и болезни. Если мы не сумеем остановить колонну или повернуть ее, он почернеет и умрет.
Больше нечего было сказать. Они покинули туннель, Логан и Кохома плелись сзади.
— Послушай, Борн, — настаивала Логан, — вполне естественно, что вдвоем вы не сможете защитить Дерево! Отведите нас на нашу станцию. У нас есть приспособления, которые могут остановить эту бойню до того, как они достигнут Дома. Ты их просто плохо знаешь.
— Возможно, это и так, — признал Борн, — но мы находимся еще на очень большом отдалении от вашего Дома. Акади, с их средней скоростью передвижения, быстрее доберутся до нашего Дома, намного раньше, чем мы сможем достичь вашей станции. Мы обязаны предупредить остальных и помочь им приготовиться. И вы нам тоже поможете в этом.
— Если ты думаешь, — заявил в ответ Кохома, — что мы собираемся немного побродить вокруг…
— Безусловно, мы сделаем все, что в наших силах, Борн, — мягко сказала Логан после быстро брошенного взгляда на своего помощника. — Мы почтем за честь оказать вам помощь за все, что вы для нас сделали.
— Она обняла рукой Кохому за плечи и потянула его назад. Они оба упали позади Борна.
— Какого черта, что ты вытворяешь, Тими, — раздраженно прошептал Кохома. — Если бы ты не мешала мне еще немного поспорить с ними, я, возможно, сумел бы убедить их, что наша помощь для них бесполезна.
Тогда они могли бы оставить нас на ближайшей ветке и мы бы…
— Ты недальновидный идиот! Нам необходимо сотрудничать с ними, у нас нет выбора. И более того, если защита Дерева потерпит неудачу, мы будем такими же мертвыми, как если бы нас съели акади. Неужели ты думаешь, что мы сможем пробраться сквозь этот зеленый Дом подземного царства без посторонней помощи? Ты уже видел, что это такое. Мы бы уже десятки раз были мертвы к этому моменту, если бы не Борн. Ты помнишь фальшивый вермильон, о котором я думала, что он наполнен водой, а он оказался наполнен кислотой? Безусловно, мы будем сражаться. Если мы увидим, что наши усилия тщетны, тогда у нас будет достаточно времени, чтобы смыться. — Тими осторожно перешагнула через фуксин и древесную губку. — А пока нам лучше приложить все свои усилия для того, чтобы эти люди выжили. Если мы не можем выбраться отсюда без их помощи.
— Точно. Я не подумал, — согласился Кохома. — Я пойду и буду идти столько, сколько нужно. Но я не собираюсь погибать ради какого то чертова Дерева.
Борн подивился бы такой странной беседе, но в этот момент его голова была занята другими мыслями, которые полностью поглотили его.
Акади направлялись к Дому, направлялись к Брайтли Гоу. Он догадывался что великаны не будут при необходимости сражаться насмерть. Он не стал рассказывать им о том, что раз акади напали на их след, то будут следовать по запаху до тех пор, пока запах не исчезнет. Поскольку столкновение было неминуемо, и акади нацелились на добычу, все, что находится в пределах их досягаемости, обречено на смерть, если только сами акади не погибнут первыми. Если бы только можно было остановить всепожирающую колонну. Вот бы гиганты помогли нам в этом, тогда бы они могли обзывать его столько, сколько им вздумается.
Брайтли Гоу перестала собирать листья и заторопилась к Дому, когда до нее дошел слух о возвращении Борна. Она увидела, как он возбужденно разговаривает с Сэнд и Джойлой, и направилась в ту сторону, благодарная и удивленная его внезапным возвращением. Но, подойдя ближе, заметила, что рядом с ним был еще и Лостинг, который говорил с Борном так же непринужденно, как и со всеми старшими. Девушка помедлила, остановилась и некоторое время смотрела на них. Затем развернулась и медленно пошла в обратную сторону — к дому родителей.
Время от времени она то посматривала назад через плечо, то разговаривала сама с собой, то покачивала головой.
— Далеко? — озабоченно спросил Сэнд.
— Два дня пути человеку, — ответил Лостинг, делая рукой жест в сторону леса.
— Нет шанса, что они пройдут слева или справа от нас? — спросил Сэнд.
Борн покачал головой.
— Я не думаю. Они пройдут прямо через центр нашего поселка. — Борн повернулся, когда к ним подошли двое великанов и Ридер.
— Вы все видите, что это дурацкая затея, — продолжал Кохома. — Вы собираетесь пожертвовать собой, чтобы спасти Дерево? Послушайте, а сколько Дереву останется жить, если акади все таки пробьют через него свою дорогу?
Ридер повернулся и ответил:
— По старому календарю — лет сто.
Все эмоции были написаны у Кохомы на лице.
— Вы можете воспитать здесь еще два или три поколения и, разбившись на небольшие вооруженные группки, будете искать новое. Но если вы останетесь сражаться с этими акади, вы все, скорее всего, погибнете.
Какой смысл?
— Наш Дом останется жить, — с достоинством объяснила Джойла.
— Хорошо, — произнес Кохома. — Отдайте свою жизнь за проклятую священную дубину. — Он обратился к Логан. — Они никогда не смогут вернуться назад в Цивилизацию. Они слишком деградировали. Они не смогут там жить.
— Я не понимаю вас, великаны из другого мира. Возможно, вы правы, и мы совсем не так уж и похожи с вами, как нам кажется, — начал говорить Сэнд. — И давайте остановимся на этом.
Джойла и Сэнд кивнули головой.
— Мы совсем не утверждаем, что полностью понимаем вас, — примирительно заметила Логан, а Кохома в это время ругнулся. — Но мы бы могли вам чем нибудь помочь.
— Конечно, мы примем во внимание ваши советы, — вежливо ответил Санд.
— О'кей, — живо сказала Логан. — Я так понимаю: единственное, что намерены предпринимать эти акади — защищаться от нападения, правильно?
— Да, это так, — сказал ей Борн.
— Хорошо, — продолжала Логан, — почему бы тогда не нанести им удар со стороны? Тогда, защищаясь, они поменяют направление.
Сэнд улыбнулся и покачал головой.
— Акади помнят направление своего движения. Они догонят и убьют любого, кто осмелится напасть на них, а потом все равно вернутся и достигнут своей цели.
— Ох, — удрученно вздохнула Логан. — Интересно, почему никто не предложил отвлечь их внимание, а потом атаковать? Это помогло бы выиграть немного времени.
— Совсем немного, — добавил Лостинг.
— Здорово, великолепно, — вставил расстроенный Кохома.
Эти люди действовали ему на нервы. Они бы могли найти кого нибудь другого, кто проводил бы их до станции, в безопасное место. А сейчас эти смешные глупцы подставляют себя, стараясь спасти Дерево ради четвертого поколения, вместо того, чтобы собраться и уйти на денек другой. Это глупо.
Но несмотря на свою горячность, Кохома не питал иллюзий на то, что у них есть шанс в лесу. Там их может поджидать что угодно.
Он тяжело вздохнул. Уничтожить этих акади было просто необходимо.
Для этого и он, и Логан вызвались помогать этим глупым людям. Если сражение будет выиграно, они будут уважать друг друга за смелость и преданность. Если нет, они будут искать спасения в другом месте. Никто не знал возможностей акади, чтобы идти по их следу до конца.
Два великана охотно помогли установить валы из деревянных и металлических кольев. Колья вбивались в землю, а потом переплетались виноградной лозой в тех местах, где ожидались атаки акади. Ядовитые наконечники кольев если не остановят, то хотя бы сдержат ринувшихся вперед акади. Но акади могли и преодолеть эту стену, соорудив мостик из своих многочисленных мертвых и проколотых сородичей.
Однако у обитателей этого огромного Дерева были и другие средства защиты, средства, с которыми Кохома и Логан, несмотря на их значительный опыт в исследовании растительного мира, знакомы не были.
Такова, например, была цепь больших орехов, которые в два раза превышали размер кокосового ореха на Земле. Они аккуратно были подвешены над теми местами, где акади могли проникнуть в поселок. С виду в орехах не было ничего, что намекало бы на скрытую в них чертовщину.
Кохоме пришла в голову хорошая, просто великолепная идея. Он обратил внимание на то, о чем не подумала Логан. Хотя братья Борна и были примитивны, они были не глупы.
— Почему бы, — подсказал Кохома маленькой группе занятых делом людей, — просто не срубить всю лозу и лианы, которые ведут в Дом? Раз эти акади не умеют летать, они попробуют обойти вокруг.
Вместо ответа Джайпур, пожилой мастер, протянул Кохоме заточенный топор, сделанный из кости, чтобы тот попробовал сам сделать то, что предлагал, и показал на лиану, которая была к ним ближе других. Ее корни по диаметру были такими же, как туловище человека. Кохома принялся рубить. В течение десяти минут он непрерывно ударял по этому невероятно твердому телу. Наконец острие топора так затупилось, что топор уже не рубил. Всем, чего он добился, была выемка в прочной коре в пару сантиметров глубиной.
— Вы, наверное, думаете, Жан, что никто из местных не мог бы посоветовать специально вырубить какую то растительность. — Джайпур скривил лицо, ухмыльнувшись однобокой усмешкой. Другая часть его лица была парализована после того, как он в детстве наткнулся на растение с шипами и колючками. — Таких лиан, перекрученных и обвитых вокруг ствола и ведущих в Дом, здесь тысячи. Многие из них гораздо толще той, что вы можете себе вообразить. У нас в Доме не так много топоров, да и не хватит времени, чтобы перерубить их все. Разве можно их перерубить?
Перед тем, как начать затачивать топор, Джайпур показал Кохоме, как каждое укрепление поддерживает шесть кольев. Таким образом, срубить одно или два, не срубив дюжины или даже больше, будет просто напрасной тратой времени.
— Вам нужна будет тренога и винтовка, чтобы дать сигнал к началу, — рассуждала Логан. — Хэл, здесь такой запутанный подлесок, что вам придется вырубить половину леса, чтобы провести четкую границу.
Ридер стоял в стороне и развлекал двух великанов рассказами о том, как акади могут пройти значительное расстояние, не имея под собой никакой опоры, но сделав мостик, живой мостик из уложенных в штабеля тел. Этот рассказ вызвал и у Кохомы, и у Логан желание получить кое какие инструкции по обращению с имеющимся оружием. Им обоим показали колья из дерева и металла, костяные топоры и нож. Логан предпочла бы им снаффлер. Но чтобы овладеть духовым ружьем, требовалось время и соответствующие способности. И этого, оказывается, было недостаточно. Логан и Кохоме не понравилось бы, если бы они узнали, что им не предложили снаффлеры потому, что Борн заверил вождей, что если ситуация станет безвыходной, великаны скорее сами заколются каким нибудь ядовитым шипом, чем будут убивать акади.
Просьбы описать врага более точно дали возможность открыть у Борна неожиданный талант к рисованию. Используя белое вещество, похожее на мел, он нарисовал акади на поверхности отполированного черного дерева.
— Старайтесь ударить сюда, — показывал он, — между передних лап или между глаз. Каждый акади, — продолжил Борн, — в половину моего роста.
— Размером с немецкую овчарку, — задумчиво произнес Кохома.
У акади было толстое, гибкое бесхвостое тело; они ходили на шести тонких, но очень сильных лапах, которые были разной длины и с закругленными когтями, что давало возможность быстро передвигаться по любым ветвям и корням. Их передняя часть слегка суживалась, заканчиваясь двойной челюстью, которую окружали мышцы. Шеи не было.
Челюсть очаровала Логан. Одна ее часть двигалась вверх и вниз, как обычная челюсть, в то время как вторая — вправо и влево. Работая одновременно, они образовывали небольшой сустав, который мог перерезать дерево или кость так же ловко, как лазер мог разрезать кусок металла.
Зубы в верхней и нижней частях челюсти были треугольные и острые, как лезвие бритвы, в то время как с другой стороны они были квадратные, разделенные на конце и слегка закругленные назад, чтоб удобнее было забрасывать пищу в опустевший пищевод. Три глаза, расположенные вдоль головы на небольшом расстоянии друг от друга, находились почти на противоположной ее части, с другой стороны челюсти. У акади было три щупальца, два из которых были с той же стороны головы, что и глаза, два пониже, а один на уровне глаз. На кончиках задранных зубчатых щупалец были присоски, чтобы акади могли ими удерживать добычу. Акади были особого ржаво оранжевого цвета.
Глаза и ноги — иссиня черные. Несмотря на то, что у акади было три глаза, говорили, что у них был очень жалостливый взгляд.
— Это опровергает разные утверждения об отсутствии у них обоняния и чувствительности, — сказал Борн, — которые на самом деле у акади очень хорошо развиты.
— Многосистемный аппарат для пережевывания пищи, — тихо произнесла Логан. — Очень хорошо устроен, очень эффективен. — Она покачала головой и пробормотала:
— Боже мой, я бы не хотела повздорить ни с одним из них, а мы должны сражаться с тысячами. — Логан спокойно взглянула на Борна. — Ваши люди действительно думают, что вы сможете остановить кого то вроде этих, вооружившись несколькими духовыми ружьями и копьями?
— Нет, — ответил Борн, вытирая ладонью отполированное дерево, — у меня есть дела. — Он повернулся и ушел.
— На них нет надежды, нет надежды вообще, — выпалил Кохома, когда Борн исчез из вида.
— Боюсь, Жан, что ты прав, — задумчиво произнесла Логан.

Глава 8

Когда они отдыхали, с улицы донесся звук ударов по коре виноградной лозы Дома. Поначалу он был чуть слышен и рассеивался в пространстве.
Он был похож на ветер, пробежавший по ветвям. Звук постепенно становился громче, перерастал в гул, в гудение миллиарда шмелей, приютившихся в новом гнезде.
Гул возрастал, поднимался и распадался на оглушающие обломки звуков, которые ни Кохома, ни Логан никогда прежде не слышали. Звук сотни тонн органического вещества, скатывающегося с бесчисленных жерл вулкана.
Знакомая фигура спрыгнула с лианы вниз.
— Будьте готовы, великаны, акади близко, — посоветовал им Лостинг.
Логан крепко зажала в руке древко копья и убедилась, что костяной топор и нож были надежно привязаны к поясу ее наскоро обрезанных шорт, хотя она и не намеревалась держаться настолько близко от этих животных, чтобы использовать оружие. Все разбегутся еще до их приближения.
Лостинг пошел дальше. Кохома знаком показал ему остановиться.
— Мы уже два дня не видели Борна, Лостинг. Я знаю, что он занят. Он сейчас, наверное, на других позициях?
— Борн. — По лицу Лостинга пробежало несколько выражений, сменяющих друг друга — отвращение — зависть — удовлетворение. — Вы его не видели несколько дней, потому что его несколько дней не было. — Лостинг явно наслаждался недоумевающим выражением лиц двух великанов. — Он как то вечером ушел из Дома, и с тех пор о нем ни слуху, ни духу. Конечно же, он не пошел к акади. У нас есть там разведчики, которые следят за их продвижением к Дому. Его фуркот исчез вместе с ним. — Все было ясно — охотник сбежал.
— Борн трус? — смущенно проговорила Логан. — Это какая то чушь, Лостинг. Когда все вы струсили, он был единственным, кто спустился к нашему скаммеру.
— Безумец всегда действует по своему собственному разумению, которого не может понять ни один человек, — возразил Лостинг. — Ваш небесный корабль — это было то, о чем никто ничего не знал. Акади же хорошо всем знакомы. Каждый точно знает, что от них можно ожидать смерть. Борн — охотник одиночка. Если погибнет Дом, а с ним погибнет и поселок, он один может спастись. Нет сомнения в том, что он самый умный из нас. — Выражение лица Лостинга померкло. — Но в этом случае он поступил не умно, потому что если и останется поселок, куда можно будет вернуться, ему все равно не позволят жить среди нас. Вожди и шаман это уже предопределили.
Лостинг повернулся и, схватившись за ближайшую лозу, прыгнул на ветку, которая была над ним, и занялся проверкой готовности защиты.
— Я все же не могу в это поверить, — сказала шепотом Логан, повернувшись лицом к лесу. — Я всегда считала, что хорошо разбираюсь в людях.
— Я же говорил тебе, что они оставили свою Цивилизацию и пошли во всем на уступки этому миру, — проворчал Кохома.
— Послушай, Жан, как могли они так опуститься за такое незначительное время? Самые первые корабли колонии вернулись только несколько сот лет назад. — Логан помолчала. — Клянусь, я боготворила этого Борна.
— Ты знаешь, Тими, есть еще одно предположение, — после паузы решился сказать Кохома. Он оценивающе посмотрел на Логан. — И тот, кому нравится Борн, и тот, кому он не нравится, все же признают, что он находчивый малый. Может быть… может быть, он рассчитывает на нас?
Логан с любопытством посмотрела на своего спутника:
— Каким образом?
— Хорошо, подумай немножко, — сказал Кохома, увлекшись своей мыслью. — Он где то там, — Кохома махнул рукой куда то в другой конец поселка, — и надеется присоединиться к нам, если сражение будет, как и предполагается, проиграно. Мы исчезаем, как только дело будет приближаться к концу. Он присоединяется к нам, мы добираемся до станции, он удовлетворяет свое жгучее любопытство плюс спасает себе жизнь.
— Это значит, — громогласно воспротивилась Логан, — что ничего, что касается Дома и его друзей, не заботит его? Я не верю в это. Я думаю, что его привязанность ко всему этому миру сильна, больше, чем у любого из этих людей. Я бы могла понять такое отношение, если бы он был наемником, каких можно встретить на окраинах Драллара, или Лалы, или Реплера, но Борн не такой.
Кохома усмехнулся.
— Мне кажется, ты видишь слишком много благородства в нашем удачливом друге. Борн достаточно находчив для того, чтобы сломаться, и достаточно реалистичен для того, чтобы…
Первая линия акади прорвалась через линию густой зелени, и все разговоры стихли. В каждой шеренге было семь или восемь акади. Сама же колонна так простиралась по лесу, что не было видно ей конца. Они шли так тесно плечом к плечу, что казались одной гигантской змеей. У всех оранжевые меховые шкуры, на ногах когти, спереди закручивающиеся щупальца. В их глазах мерцал пронизывающий зеленый свет.
Легкие взрывные звуки, служащие сигналом к вниманию для занявших свои позиции охотников, терялись, поглощаемые десятками ударов, наносимых акади. Акади морщились, наступая в слепой ярости на шипы, прокалывающие лапы, и ворча на себя. Еще до того, как неистовая цепь лап и щупалец приостановилась, их первый ряд был отбит, отброшен, скинут с веток вниз.
Кохома подумал, что внизу под этим местом уже валяется куча мерзких животных.
Пока одна группа охотников перезаряжала ружья, другая стреляла. Так они убивали больше акади. Потом первая стреляла, а вторая перезаряжалась. Но эта незамысловатая тактика была эффективна только некоторое время. Потому что сражение было похоже на сражение с морем, на поражение одной волны за другой. Живой красно рыжий океан красно желтых гадких животных был поистине безбрежен.
Вскоре стало ясно, что одними снаффлерами не обойтись. Мужчины и женщины вооружились длинными пиками из дерева и металла и двинулись вперед, пронзая и закалывая меховые тела. Остальные, держа в руках топоры и дубинки, были рядом с копьеносцами, готовые обрушить их на каждого, кто умудрится избежать копья.
Наблюдательным глазом Логан заметила, что кровь акади была темно болотной, как густой гороховый суп, с темными прожилками. Копья оказались намного эффективнее, чем она думала. Каждое их движение поражало акади насмерть. Акади съеживались и пытались ухватиться щупальцами за копье.
Логан восхищалась отвагой этого странного народа. Пока охотники, которые расположились высоко на ветвях, старались снять как можно больше акади, передний фронт армии акади, понесших большие потери, рвался на стену ограждений, натыкаясь и прокалываясь на копьях и падая равномерным дождем в зеленую могилу.
Воодушевленная защита делала свое дело, но только благодаря одному.
Акади было не так уж и много. Погибали десятки, сотни меховых убийц.
Река смерти никогда не останавливалась, никогда не замедляла своего течения. Она скучно и степенно текла в своем направлении.
В конце концов, будет перерыв, пока охотники будут ждать нового подкрепления. Со временем копьеносцы слишком устанут, чтобы продолжать сражение, и будут ждать замены их резерва.
Тогда акади завоюют несколько сантиметров и оттеснят стену заграждений немного дальше. Потом на стороне защищающихся уже будут пострадавшие. Мужчины или женщины устанут и могут заснуть на тонких ветвях или корнях, и им нужна будет помощь. Будут потеряны еще несколько сантиметров, оставшихся без защиты.
Лишь постоянная поддержка вооружением и нечеловеческий запас силы могут спасти защитников, предполагал Кохома. Но все же они не смогут предотвратить захвата их земли. Если хоть сантиметр земли будет захвачен, его уже невозможно будет отвоевать. Этот живой стремительный поток уже нельзя будет остановить.
Но защита держалась, держалась с решимостью фанатика. Их враги тоже продолжали сражаться. В поселке было очень много защитников, но сейчас устали даже те, кто был в резерве. Тем не менее, они старались быть начеку. Вдруг какой нибудь акади сорвется с копья и схватится своими цепкими щупальцами за руку или ногу? Тогда тот, у кого в руках будет топор, поспешит зарубить его, и отпустит его только в том случае, если акади будет мертв.
Постепенно небольшая группа людей была отброшена назад, к самой виноградной лозе, которая определяла действительную и последнюю линию защиты Дома. Скоро акади начнут пожирать само Дерево. Это будет делом нескольких минут.
Логан знала, что могло произойти. Жители поселка сделают все возможное, приложат последние тщетные силы, чтобы отбросить акади. На какое то мгновение их руки поднимутся над скорчившимися щупальцами.
Потом все — мужчины, женщины, дети — будут растоптаны этой безумной массой, оставляя Дерево умирать.
Шум сражения не прекращался. Это был не тот шум, который бывает на войне между людьми. Но и тихим его тоже нельзя бы было назвать. Там, где сражались копьеносцы, мужчины и женщины кричали, выражая явное пренебрежение к своим врагам размером с собаку и поддерживая друг друга. А в это время акади слепо ломились вперед, грохоча, словно миллионы кастаньет.
Медленно, сопротивляясь, люди отступали под давлением неустанных акади. Армия была в трех четырех метрах от границы, когда вдоль и поперек нее разнеслись крики защитников. Логан узнала голоса шамана, вождей Сэнда и Джойлы, Лостинга и нескольких других охотников.
Внезапная суматоха, возникшая из за колючек, на некоторое время задержала акади. В этот момент их линия разделилась и распалась надвое. Живой поток ринулся, пожирая падающие колючки. Одни начали грызть кору Дерева, стремясь проникнуть внутрь его, в то время как другие поспешили к первой же лозе.
Кохома почувствовал чью то ладонь на своей руке и увидел охотника, который потянул его за собой. Тон этого человека был встревоженным.
Охотник находился веткой выше. С ним была Логан. Они поспешили с этого места. Когда они бежали, Логан оглянулась назад, где раздавались страшные крики. Она увидела большие, падающие на землю орехи, которые, падая, лопались между рядами акади. Когда орехи разбивались, из них струей вылетал красивый порошок. Он радужно блестел в свете заходящего солнца. Акади помедлили, остановились. Потом они вдруг начали шарить вокруг лапами. Они кувыркались, спотыкаясь друг о друга, падали и качались на спинах, ударяясь друг о друга, о Дерево Дом в этом внезапном неистовом безумии.
Кохома обнаружил, что он вместе с другими спускается вниз к акади, нанося удары копьем, отдергивая его назад и ударяя им снова. Его поразило то, с какой легкостью копье проходило через удивительно мягкие тела. Зеленая кровь залила древко копья. Рядом Кохома увидел Логан, которая наносила удары и прокалывала акади своим копьем.
Вдруг неистовая боль пронзила лодыжку Кохомы. Посмотрев вниз, он увидел, что один из акади смог как то ускользнуть от копья и всеми тремя щупальцами вцепился в его ногу. Большие зубы акади уже жевали нижнюю часть икры. Кохома постарался захватить его копьем. Но это у него не получилось, и он почувствовал, что падает, поскольку не мог держаться на поврежденной ноге. И здесь кто то ударил это акади между вторым и третьим глазом, пронзив чудовище насквозь.
— Спасибо, Тими. Господи, сними с меня это! — Логан ударила по акади еще раз, и на них струей брызнула зеленая жидкость. Однако треугольные зубы отказывались разжиматься. Логан взяла топор, чтобы отрубить щупальца, а уже потом разжать челюсти. В том месте, где щупальца присосались своими присосками, ногу Кохомы обвивали ярко красные полоски. На задней части лодыжки у него была огромная кровоточащая четырехугольная рана. Опираясь на Логан, он, прихрамывая, покинул место сражения.
Небольшой бутылочки с жидкостью из санитарной сумки хватило, чтобы быстро остановить кровь. Кровь сразу же свернулась. Тотчас же на это место была наложена тугая повязка.
— Не понимаю, откуда берутся такие ублюдки, — процедил Кохома сквозь сжатые зубы. Он вытер выступивший на лбу пот.
Логан проверила рану под повязкой.
— У тебя останется квадратный шрам. Вот смеху то будет, когда ты будешь все это объяснять.
— Надеюсь, что будет кому это объяснять…
Слова Кохомы были прерваны шумом, который раздался с поля боя. К людям присоединились десятки сильных зеленых существ. Таким образом, их силы были увеличены вдвое.
Зеленые существа поднимали и опускали свои массивные лапы. С каждым таким шагом погибал один акади, оставаясь с перебитым хребтом или черепом. Впервые фуркоты сами пробудились от дневного сна. В первый раз без обсуждений и дискуссий они предложили свою помощь. Эти мускулистые животные навели панику на акади. Логан узнала среди них Джелливана, фуркота Лостинга; однако, Руума Хума не было.
Один громадный фуркот поднялся из самого центра драки, облепленный несколькими акади, которые отчаянно искали самые уязвимые места его толстой шкуры, цепляясь щупальцами и хватаясь зубами, тщетно стараясь укусить. Рядом с первым появился второй фуркот, сбрасывая взбесившихся акади с тела своего друга, и спокойно уничтожил их. Тем не менее, даже с такой невероятной поддержкой люди не могли одержать победу над этой неустанной армией. Все чаще фуркоты стали исчезать в этой рыжей реке смерти.
То, что произошло потом, не могло не порадовать.
— Посмотри, — тяжело дыша сказал Кохома Логан, — они уходят, они поворачивают назад. Они признали поражение.
Действительно, акади прекратили наступление и, в самом деле, отступали, возвращаясь в проделанный ими туннель. Они ничего с собой не забирали, оставляя мертвых и умирающих, перепрыгивая через раненых и покалеченных.
Теперь жители Дома, которые уже не в состоянии были двигаться, наблюдали, как их более энергичные товарищи копьями и пиками, аккуратно, чтобы не замараться об окровавленные корни и ветки, расправлялись с теми убийцами, которые были слишком покалечены, чтобы спасаться бегством.
Фуркоты хладнокровно добивали все еще кусающихся акади, чистили и зализывали друг другу раны. Другие высматривали через ветки тех своих братьев, которые уже больше не могли присоединиться к ним.
Веселье было недолгим. Логан и Кохома увидели, как оставшиеся в живых выискивали среди массы трупов тех, кто еще был жив. Одни лишились рук и ног. Другие были ранены в голову. А третьи неподвижно лежали, усыпанные яркими зелеными листьями и цветами. Они все еще были прекрасны в последних лучах заходящего солнца.
— По священному писанию — они спасители. Этого достаточно, чтобы чувствовать себя виноватым, — начал Кохома.
— Тссс, — предостерегла его Логан, указывая на большого охотника, который двигался в их направлении. С одной стороны его груди была глубокая квадратная рана. Часть раны была грубо перебинтована длинными толстыми полосками какого то листа. Охотник слегка опирался на правую руку, а в другой нес копье. На этом человеке с трудом можно было найти место, на котором щупальца акади не оставили бы своего следа.
— Вы победили их, несмотря ни на что, — сказала Логан, когда охотник прошел мимо.
— Победили? — Лостинг повернулся и уставился на них. Они увидели ярость в его налитых кровью глазах. — Победили их? Нет. Вы думаете, они остановились, потому что у них уже больше не было сил? — Чувствовалась его уверенность в своих словах. — Действительно, мы задержали их. Это была хорошая битва. Я бы с гордостью рассказал о ней моим детям. Нам хватило одного дня, чтобы выиграть ее… только одного дня. Но остановить их — нет. Они сами остановились.
— Сами! — выпалила Логан.
— Посмотрите вокруг себя, — посоветовал Лостинг. — Что вы видите.
Оба великана оглянулись на поле сражения.
— Почти ничего, — сказала Логан. — Становится темно.
— Да, темнеет быстро. Для акади это так же хорошо, как и для нас.
Они остановились, потому что заканчивается день. Ночью они будут спать, чтобы завтра подняться и прийти с теми же намерениями, с какими они были здесь сегодня. Не думаю, что мы отвоюем у них еще одну ночь.
Но мы постараемся. Мы бы не остановили их сегодня, если бы не фуркоты и не это.
Лостинг наклонился и показал кончик пики, на котором явно что то перемещалось. Логан и Кохома нагнулись вперед. Сначала они ничего не увидели. Потом последний пучок дневного света помог обнаружить что то крошечное и яркое, как бриллиант.
— Эта маленькая вещичка? — удивилась Логан, показывая на нее пальцем. — Я могу раздавить ее, как муравья.
Лостинг отодвинул дубинку в сторону, пока она не сделала это.
— Я не люблю вас, великаны, хотя вы сегодня сражались совсем не плохо. Но я не пожелаю и самому своему заклятому врагу дотронуться до этого змеиного жала. — Встав, он посмотрел вокруг и нашел твердое щупальце мертвого акади. Лостинг принес его и положил перед собой.
— Смотрите. — Он взял пику и слегка встряхнул ею. Малюсенькая металлического оттенка многоногая вещица соскользнула на щупальце. Как только она коснулась его, показалось, что она исчезла.
Кохома напряженно наблюдал за всем происходящим в меркнущих лучах заката.
— И что? — спросил он.
— Посмотрите внимательнее.
Ничего не произошло. Потом Кохоме показалось, что он видит легкую припухлость под кожей щупальца. Прошло несколько минут, в течение которых опухоль вздулась и стала большой, как булыжник. Лостинг достал нож и потрогал им поверхность опухоли. Туго натянутая кожа лопнула, и оттуда выкатился маленький фиолетовый шарик. Он покатился к краю ветки. Лостинг взял пику и, остановив шарик, прикатил его назад.
Кохома и Логан видели только маленькое мутное пятнышко рядом с надутым, как шар, похожим на драгоценный камень веществом.
— Это змеиная пыльца, — объяснил Лостинг. — Когда она лопается, то рассыпается на миллионы крупинок, — и он потрогал маленького жука. — Если она прикоснется к дереву или растению, ничего не произойдет. Но как только она дотронется до тела, неважно — человека, фуркота, акади, — то проникает в него и… пожирает. О, как она пожирает!
Последнее было настолько явным, что Логан стало плохо.
Кохоме тоже было не по себе. Такого откровения было достаточно, чтобы у самого опытного и невозмутимого созерцателя вызвать тошноту.
— Смотрите, — сказал Лостинг, слегка подтянув фиолетовый шарик концом пики, — как он двигается и старается ускользнуть. Тело под кожей, куда он проникает, быстро становится мягким и разъедается вирусом. Когда один из этих попрыгунчиков освобождается от своей клетки и попадает на мягкую поверхность, лапы превращаются в корни.
Мякоть, которая содержится в теле плоскости, становится зеленой, поскольку она превращается в продукт питания. В конечном счете, этот жучок разлагается и новое ядовитое растение разрастается на новом организме.
— Поразительно, — отметила Логан, которая уже немного позеленела.
Она была хорошим ученым, чтобы не признать этого. Но такое чудо ботаники вызвало в ней чувство тошноты после дня кровавого сражения.
Она представила, что несколько таких штучек лежит у нее на плече, вонзясь и поедая ее. — Это маленькие движущиеся растения, — расспрашивала она, — или инфекция, или что?
— Возможно, всего этого понемножку, — сказал Кохома. — Ты заметила преобладание зеленого цвета у животных, которые живут здесь — фуркоты, кровь акади? Я начинаю думать, Тими, что в этом мире не существует четкого разделения между растениями и животными.
— Даже так? — сказала она. — Это деталь исследования, которую я с радостью предложу кому нибудь, когда мы вернемся на станцию.
Лостинг не понял значения всех ее слов.
— Конечно, они достаточно опасны, чтобы с ними сражаться. Нужно много поработать, чтобы хорошо их изучить. Если один из них проникнет в рану…
Охотнику не нужно было продолжать мысль.
— Неудивительно, что акади остановились, — заметила Логан. — Всех нас можно было бы сожрать за пару минут. — Она нервно посмотрела вниз.
— А что происходит с миллионами тех таких вот крупиц, которые не находят того, что можно съесть? Мы можем найти их сегодня вечером у себя в постели?
Лостинг покачал головой.
— Они все погибнут до захода солнца. Вы не должны их бояться, нет, — он задумчиво добавил, — их должны бояться акади. У нас нет больше таких змей. Они водятся далеко отсюда и встречаются очень редко. Хотя я и хотел бы иметь тысячу таких, я не могу сказать, что сожалею по этому поводу.
Логан наступила на это дергающееся чудовище. Оно лопнуло, и фиолетовая краска брызнула на ветки.
Они вслед за охотником побрели назад в поселок.
— А все таки, что произошло сегодня? — спросила Логан. — Это абсолютно безнадежно?
— Пока не погибнет последний, всегда есть надежда, — напомнил им Лостинг. Но это не обнадежило великанов.
— У нас есть снаффлеры, — сказал Лостинг и многозначительно приподнял зеленое деревянное ружье, — и копья, и топоры, и фуркоты.
Еще есть стручки с пыльцой Дома. Когда все закончится? — Он пожал плечами. — У меня есть руки и зубы.
Лостинг ушел. Логан смотрела ему вслед, когда Кохома сказал:
— Это здорово… Достойно похвалы. Я думаю, нам лучше использовать шанс — как бы ни был он плох — и уйти отсюда. Я не думаю, что чем то обязан этому благородному Дереву. — Он оглянулся и посмотрел на него.
— В конце концов, мы умрем по дороге домой, а не в битве с этими вонючками!
Изнурительная усталость брала свое. Сон не был проблемой даже для самого неустанного обитателя Дома.
С небесного свода еще опускались последние капли, когда усталые люди были готовы отразить еще одно нападение акади. Снова охотники заняли свои позиции на высоких ветвях со снаффлерами наизготовку, сожалея, что не каждый драгоценный снаряд достигнет акади. Когда ядовитые шипы закончатся, они бросят снаффлеры в сторону и пойдут с топорами и пиками на защиту своих семей. Снова замерли копьеносцы, заняв позиции по бокам тропы, по которой скоро будет надвигаться армия акади, заняли позиции, зная, что те, кто должен будет их поддержать, пока еще спали мертвым сном в поселке.
Кохома и Логан заняли места, устроившись на изгибе одной из основных веток Дома. Оттуда был прекрасный обзор предстоящей битвы, и они уже не испытывали особого желания броситься в бой. Если бы пессимистическое предположение Лостинга подтвердилось, они бы вернулись в поселок, собрали все необходимое и обошли бы стороной колонны акади. Потом они бы держались по компасу юго запада, по направлению к станции. Возможно, они бы и добрались до нее, возможно, что и нет. Но тем не менее они бы использовали свой шанс.
Логан показалось, что откуда то далеко из леса доносится шум.
Наступали акади, всколыхнув покой ночи, готовые опять уничтожать, убивать и разорять. Великаны приготовились. Охотники, вооруженные снаффлерами, тоже. То же сделали копьеносцы и все остальные. У людей не было разведчиков, которые проследили бы за продвижением акади. Они были не нужны. Было известно, с какой стороны идут акади. Каждый мужчина, женщина и ребенок держали оружие и вглядывались в зеленую бездну леса.
Логан, зажав в побелевшей руке древко копья, прошептала своему помощнику:
— Запомни, если племя не выдержит штурма, мы быстро уходим.
— Ты думаешь, что лозовые преграды будут открыты для нас? — спросил Кохома.
— Там же будут проходить последние из бойцов. Не забывай, лоза — это последняя линия защиты. Мы всегда сможем найти ребенка на линии и пройти с его помощью. Кроме того, — холодно добавила Логан, — мы несколько дней ели фрукты с этого дерева. Наверное, наш химический состав уже достаточно изменился, и дерево может пропустить и нас тоже.
Шум нарастал, но одновременно казался громче и дальше. От всего этого веяло неприятным холодом. Логан было интересно, испытывали ли акади какой нибудь страх? Где они научились таким ужасным воинским крикам и воззваниям? Что за мозги были у этих оранжевых страшилищ?
Неужели все их мысли были поглощены безумным злом или все таки в них было еще что то кроме желания убивать, есть и спать? У Логан не было ответов на эти вопросы.
Долгожданный момент приближался. Доносящийся звук кастаньет не стихал, но он не был таким уж громким, чтобы заглушить другие звуки леса. Занявшие свои позиции перед тоннелем копьеносцы должны были дать сигнал о начале сражения. Охотники на ветвях то и дело нервно перемещались на новые позиции. Солнце на зеленом небе поднялось выше.
До самого захода оно было обречено освещать весь этот ужас.
В дальнем конце тоннеля было заметно небольшое шевеление, и оттуда послышались крики. Крики были слышны и снизу, с линии защиты. Такое напряженное нервное ожидание, которое ослабляло решительность охотников и копьеносцев, было гораздо хуже, нежели само сражение. Тем не менее листья, окаймляющие выход из тоннеля, были неподвижны, не шевелились и ветки под весом разместившихся на них защитников.
Несколько листочков слегка пошевелились, когда показался чей то силуэт. Но это были не акади. Из тоннеля доносились крики людей, поднимаясь над раздражающим далеким грохотом. Рядом с первой фигурой появилась вторая, вымокшая под дождем и с полузакрытыми глазами.
Охотники сняли с плеч свои снаффлеры и присмотрелись. Их глаза широко раскрылись от удивления, когда из тоннеля вышли Борн и Руума Хум. Борн предупреждающе крикнул. Но каждый и так был полностью парализован и не мог стрелять. Если бы сейчас акади вышли из тоннеля, никто не смог бы поднять против них оружия.
К пришедшим бросились с шумом сразу все. Борна окружили мужчины и женщины, одновременно ругаясь и расспрашивая его. Руума Хум остался без внимания. Пока люди, в том числе и два взволнованных и пораженных великана, подбежали к Борну, фуркот подошел к своему собрату и начал что то объяснять своим сдержанным и ворчливым тоном.
— Что случилось?.. Мы думали, вы сбежали… Куда вы ушли?.. Где акади?.. Как?.. — спрашивали люди Борна.
— Пожалуйста, дайте мне попить.
Борну передали флягу с водой. Не отвечая на обрушившийся шквал вопросов, он приложился губами к деревянному цилиндру и пил долго, большими глотками. Оторвавшись от цилиндра, он вылил остатки на себя.
Наконец над этой шумихой раздался строгий командный голос. Это был Ридер.
— Охотники, по местам. Люди Дома, займите свои позиции. Акади…
Борн устало покачал головой.
— Я думаю, что акади больше нас не побеспокоят. — Волна удивления прокатилась по толпе, и он мягко улыбнулся. — Это была моя идея. На нее меня натолкнул Руума Хум. — Борн показал на фуркота. — Охотясь, он скитался по далекому северу. Не знаю, зачем, да и он не знает, но он обмолвился как то о том, что нашел, и это натолкнуло меня на мысль. Я подумал, что это может сработать.
— Что может сработать? — спросили одновременно сразу несколько человек. — Почему ты не сказал?
— Почему, Борн, ты никому не сказал, что уходишь? — послышался голос Брайтли Гоу. Она пробралась в круг.
— А это имело бы какое то значение? Были бы громкие осуждения, дебаты, требования, чтобы я взялся за оружие. Я предпочел, чтобы вы сочли меня трусом и сумасшедшим и смеялись надо мной. Если бы мой план не сработал, больше бы не помогло ничего, не правда ли?
Среди собравшихся прокатилась волна недоумения. Борна уважали в поселке как самого умного охотника и в то же время считали его самым безумным выдумщиком. Сейчас, казалось, он совершил чудо — настолько это было невероятным.
— Это было недалеко отсюда, внизу, в середине Пятого уровня, — начал Борн.
— Что было? — заорала Джойла, чтобы все услышали ее пронизывающий голос.
— То, как были остановлены акади.
— Чудо ли, не чудо — это действительно безумие, — проговорил Ридер.
— Ничего не может остановить акади — ничего! — Его голос звучал уверенно. — В молодости я видел подобное стадо скота. Фуркот не смог бы совладать с ним. Это демоны Ада.
В толпе послышалось поддерживающее его бормотание.
— Что ты мог найти на Пятом уровне, Борн, или на любом другом, что могло бы остановить акади? — спросили все как бы разом.
— Идемте, и я покажу вам, — сказал он, повернулся и начал спускаться в тоннель. Борн сделал несколько шагов и понял, что никто не последовал за ним. Все трудности последних дней уже были им позабыты. На лице Борна была широкая улыбка удовлетворенности.
— Вы все боитесь?
Идти в тоннель? В тоннель, который только вчера вечером кишел этими отродьями ада? Идти по зову безумца? Это требовало больше, чем просто мужества.
Лостинг первым шагнул за Борном, хотя он так же боялся, как и остальные. Но у него не было выбора — здесь была Брайтли Гоу. Она стояла и смотрела. За ним последовал покалеченный Джелум, прихрамывая на больную ногу. К ним присоединились Ридер, Сэнд и Джойла. Группка людей стала спускаться в продуваемый ветром тоннель.
Они шли вниз по зеленой трубе. Ее стены, пол, потолок образовывали что то похожее на мощную скважину. Пока они шли, злые крики акади становились все громче. Они были такими громкими, что людям, идущим тесной толпой, приходилось кричать, чтобы услышать друг друга. В тоннеле были резкие повороты, неожиданные и не похожие на обычную тропу акади. Борн остановился и несколькими ударами топора пробил прочную стену тоннеля. Люди опять оказались в открытом лесу. Борн знаком остановил их, а сам пошел вперед, потом вернулся и приказал другим молча следовать за ним.
Вторая, закрытая часть тоннеля с полупрозрачным потолком, была продолжением первой. В том месте, где эти части соединялись, с криками метались акади, создавая хаос.
Одна группа акади состояла из меньших и более рыжих чудовищ. Их животы обвивали темные полосы. В том месте, где им пришлось встретиться с группой более крупных акади, тоннель был разбит вдребезги. Последствия этого сражения были вокруг налицо. Битва происходила в огромном круге, диаметром в десятки метров. Там ничего не могло помочь мертвым, умирающим и сражающимся акади. Повсюду разлилась зеленая кровь. Ошеломленные люди с ужасом и отвращением смотрели вниз сквозь полупрозрачный потолок тоннеля и наблюдали эту оргию смерти, выходящую за пределы реальности и возможную, казалось, только в сказках.
— Руума Хум нашел тоннель, — тихим голосом сказал им Борн. — И у меня возникла идея. Что могло остановить акади, кроме самих акади? Мы их свели до того, как наступило утро, и они были вялые и медлительные.
Мы находились в области сильного распространения запаха, и они послушно следовали на нами. И сейчас они будут продолжать вести борьбу, пока в каждой из их групп не останется лишь по несколько чудовищ. Они будут слишком слабы и разобщены, чтобы представлять хоть какую либо угрозу Дому. Мы с легкостью сможем убить всякого, кто будет атаковать нас.
— Но как же тебе удалось так быстро заманить их сюда? — поинтересовался Ридер.
— Я опасался, что мне не хватит огня, но Руума Хум продолжал подносить все больше и больше сухого дерева, чтобы поддерживать огонь в факелах. Я находился совсем близко к акади и вел их за собой, боясь погасить в них азарт преследования. Первые ряды пошли, и другие тоже слепо следовали за ними на свет факела. Я не спал и не отдыхал все эти два дня и две ночи. Я думаю, — закончил Борн, опускаясь вниз, — мне нужно отдохнуть.
Джойла и Ридер едва успели подхватить его, когда совершенно истощенное усталостью тело охотника чуть не упало с ветки.

Глава 9

Борн открыл глаза и увидел перед собой акади исполинского размера, пристально смотрящего на него сверху вниз. Борн сел на топчане так быстро, словно его что то подбросило, и, щурясь и мигая, стал протирать глаза.
— Ты давно уже здесь, — заметила Логан, отступая на шаг назад с половика, — но совсем не поправляешься.
Борн огляделся. Он находился в одном из жилищ вождя.
— Ты был без сознания, — добавила Логан, — около восемнадцати часов.
— Часов? — Борн с недоумением смотрел на нее. Он еще до конца не проснулся, и его сознание было слегка затуманено долгим пребыванием в забытьи.
— Полтора дня, — уточнила Логан.
Только одна мысль вертелась в голове у Борна: «Я не пропустил лонгаго?»
Логан, казалось, растерялась и оглянулась назад, где сидел Кохома и натачивал нож.
— Тебе известно что нибудь о времени погребения, Жан? — Кохома покачал головой.
Борн встал, опираясь на плечо Логан. Сам, без поддержки, он вряд ли мог стоять.
— Нет, Борн, — прозвучал вдруг сильный голос. — Ты сохранил много жизней наших братьев, и лонгаго не может произойти без тебя. Сейчас, когда ты пришел в себя, мы можем начать совершать его.
— Что такое лонгаго — что то вроде обряда, церемонии погребения? — спросила Логан, оглядываясь назад, в сторону Джойлы, которая стояла в дверях.
— Это возвращение назад, — сказала жена вождя. — Те, кого убили акади, должны быть возвращены обратно в другой мир. — Джойла опять посмотрела на Борна. — Тех, кто должен быть возвращен, много. И среди них юноша по имени Дин. — Заметив неожиданную перемену на лице Борна, которое сразу стало сумрачным, Джойла сказала ласковым внимательным тоном. — Как ты себя чувствуешь? Ты слишком долго спал, и иногда это…
— Все нормально… Со мной все нормально, — пробормотал Борн, отпуская плечо Логан. Он пытался удержаться на ногах, слегка шатаясь из стороны в сторону, затем тяжело опустился на половик, сотканный из каких то пестрых волокон, и обхватил свою голову руками, словно от этого она могла перестать болеть и кружиться.
— Я голоден и хочу есть, — неожиданно сказал Борн.
— Еда для тебя там, — просто ответила Логан, указывая на соседнюю дверь. — Тебе помочь?
— За половину какого нибудь фрукта я пополз бы на животе, помогая себе ногтями, — ответил Борн. Медленно передвигаясь, он направился к двери. Логан отошла, чтобы не мешать ему. Все еще покачиваясь и нетвердо держась на ногах, Борн без посторонней помощи пошел в жилище, из которого доносилось множество запахов. Джойла шла рядом, чтобы в любую минуту поддержать его, если он упадет.
— Не забывай, тебе нельзя предоставлять волю своему аппетиту и перегружать желудок. Еще слишком рано, — посоветовала Джойла, а затем слегка улыбнулась. — Иначе тебе придется снова лежать на этом топчане.
Борн кивнул головой, но на самом деле он не слышал, что сказала Джойла. Запинаясь, он вошел в жилище, где фрукты и свежее мясо, приготовленные к употреблению, в изобилии были выложены на скатерти.
Джойла сделала знак Кохоме и Логан, давая понять, что они тоже могут есть.
— Спасибо, — сказала Логан.
— Смотрите за ним, пока он ест, и сдерживайте его, когда будет нужно, — попросила Джойла.
— А ты не будешь есть? — спросила Логан у Джойлы, садясь на половик, на самый его кончик, и выбирая себе блестящий фрукт, имеющий форму тыквы, желтого цвета и испещренный голубыми полосками.
Джойла осуждающе покачала головой. Она внимательно наблюдала за Борном, который с ужасающей быстротой запихивал пищу себе в рот.
— Я уже ела, и сейчас если что то и осталось несделанным, то это лонгаго, — сказала Джойла. Ее улыбка внезапно стала грустной. — Сегодня вечером многие мои старые друзья будут возвращены Дереву, а с ними и моя дочь… — Она хотела еще что то сказать, потом передумала и вышла из жилища, отодвинув сделанную из куска кожи занавеску.
Логан продолжала думать о лонгаго, которое, казалось, было сейчас первостепенным вопросом для всех этих людей. Она откусила от фрукта, который держала в руках, найдя его вкус немного похожим на подслащенную хурму. Как же братья Борна избавляются от своих мертвых, если у них не было земли, чтобы их похоронить? Может быть, они применяли кремацию в огненной яме в центре деревни.
Логан высказала свои предположения Борну. Он пытался возразить ей со ртом, набитым пищей.
— Земля? Ты могла бы отдать души своих собственных друзей дьяволу?
Они будут возвращены обратно Дереву.
— Да, Джойла об этом уже говорила, — нетерпеливо ответила Логан, — но что это означает?
Но Борн все еще жевал, Логан начала убеждать его, что перерыв в приеме пищи был бы ему на пользу. Борн все еще не высказывал желания говорить, но Логан не отступала, и Борн, наконец, послушался ее.
— Это ясно как день, — в конце концов пробормотал он, — что ты и понятия не имеешь о том, что случается с людьми после того, как они умирают. Я не могу описать тебе лонгаго. Вечером ты его увидишь.
Борн продемонстрировал замечательную способность оправляться от совершенно истощающих подвигов, думал Кохома.
Вместе со всеми великаны шли к месту погребения, перебираясь с ветки на ветку. Они удивлялись силе и ловкости аборигенов. Как они могли жить в таких тяжелых условиях?
— Эти люди, — сказал Кохома, кивая на толпу людей, идущих впереди и сзади них, — не так примитивны. Это потомки людей, живших много много лет назад. С физической точки зрения, за исключением развитой ступни, приспособленной для хватания, они сложены, как и мы. Но я не могу понять, почему за такое короткое время в несколько сотен лет так уменьшился их рост. — Кохома наступил на маленький темный цветок, у которого были отвратительные, ядовитые шипы. — В менее чем, м м м, максимум десять поколений, они потеряли шестую часть своего роста, у них развились эти цепкие ступни, мускулы грудной клетки, приобрели темную окраску кожа, глаза и волосы. Эволюция не может произойти так быстро!
Логан улыбнулась мягкой улыбкой, указав жестом вперед.
— Хорошо, Жан. Я согласна с тобой. Итак, как же мы все это можем объяснить?
— Я отказываюсь верить, что они произошли не от нас, а развивались параллельно с нами. Различия слишком малы.
— А что вы скажете насчет мутации, — в конце концов выдвинула предположение Логан, — вызванной поглощением местных химических веществ, содержавшихся в пище. — Она показала глазами на шарообразные фрукты со вкусом ликера «Шартрез», окруженных цветами бледно лилового цвета.
— Возможно, — наконец уступил Кохома. — Но масштаб и быстрота…
— Да, это, — прервала его речь Логан, — но необходимость быстро адаптироваться, чтобы не умереть, может вызвать необыкновенные физиологические процессы. Тело человека способно к необыкновенным переменам, когда под угрозой само выживание. Хотя, я допускаю, это была бы наиболее радикальная, сенсационная мутация, которая когда либо была выявлена. Но все же, — Логан неторопливо помахала рукой в сторону Дерева, — если бы ты видел некоторые доклады лабораторий Цинг Ана и Цембеса… — Она слегка покачала головой, словно о чем то сожалея.
— Эта планета является как бы коктейлем новых форм, необычных молекулярных комбинаций, комбинаций белков, — продолжала Логан. — Здесь есть структуры местных нуклеиновых кислот, которые не поддаются общепринятой, традиционной классификации. И мы изучили только часть этого Дерева, почти не коснувшись его поверхности. Но когда мы начнем копать глубже, я уверена, мы найдем…
Кохома жестом приказал ей замолчать.
— Я думаю, скоро что то произойдет.
Они приближались к коричневой стене, такой громадной, что не приходилось сомневаться в ее органическом происхождении. Конечно, ничто столь огромное не могло быть кем то построено.
Люди шли мимо и огни факелов освещали темно коричневую кору дерева.
Кора была метровой толщины.
— Ствол, должно быть, метров тридцать толщиной на этом уровне, — прошептала потрясенная Логан. — Интересно, какой же он у основания. — Она повысила голос. — Борн!
Охотник немного отстал от своих братьев и терпеливо подождал, пока великаны догонят его.
— Как вы называете это? — Логан показала на дерево, ствол которого остался уже позади.
— Его настоящее имя утеряно в веках, Тими. Мы называем его Тот Кто Хранит, потому что оно хранит в безопасности души тех, кто умер.
— Теперь мне все ясно, — сказала Логан. — Мне было очень интересно, куда вы деваете ваших умерших, потому что вы никогда на спускаетесь на поверхность, на Первый Уровень. И я догадывалась, что вы не совершаете кремации.
Борн выглядел растерянным.
— Кремация? — переспросил он.
— Сжигание тел, — пояснила Логан.
Кто либо другой из его братьев, Ридер, например, или Сэнд, были бы открыто шокированы, если бы услышали такое. Но голова Борна работала не так, как у его товарищей. Он просто вдумчиво и спокойно рассмотрел этот вопрос.
— Я не мог и представить такой возможности. Вы что, таким образом избавляетесь от тех, кто меняет место?
— Если ты имеешь в виду, кто умирает, — ответил Кохома, — то да, иногда и так.
— Как странно, — Борн пробормотал скорее для себя, чем для пришельцев. — Мы приходим из другого мира и верим, что нам надо вернуться туда, в Дерево. Я думаю, среди вас есть те, кто не пришел из другого мира и, следовательно, ему некуда возвращаться.
— Я не сумел бы сформулировать это лучше, чем ты, Борн, — признал Кохома.
Они шли в полной тишине еще несколько минут, пока люди не начали расходиться в раненые стороны, образуя нечто вроде круга.
— Мы уже пришли? — тихим голосом спросила Логан.
— Это только одно из мест, — поправил Борн. — Каждый устроится там, где будет чувствовать себя уверенно. — Он посмотрел вверх, рассматривая черные ветки. — Пойдем. Вам будет лучше видно сверху.
Несколько минут они взбирались вверх по лестнице из виноградных лоз и лиан и оказались на ветке, откуда можно было смотреть вниз на широкую часть дерева. Все тесно столпились вокруг глубокой и широкой расщелины между ветками. Слабый свет факелов, которые были защищены от дождя, не позволял с точностью определить ее глубину.
Шаман быстро и тихо пробормотал какие то слова. Логан и Кохома не могли понять, что он говорил. Собравшиеся люди слушали его с уважительным молчанием. Один из людей, который умер в борьбе с акади, был принесен сюда с умершим фуркотом на больших носилках.
— Значит, они будут похоронены вместе, — прошептала Логан.
Борн внимательно и печально посмотрел на нее, и сильная жалость переполнила его сердце. Бедные великаны! Воздушные корабли и другие чудесные машины были им доступны, но они были лишены удобства фуркота.
Каждый мужчина, каждая женщина владели фуркотом, который приставлялся к ним вскоре после рождения и проходил с ними на протяжении всей их жизни до самой смерти. Борн не мог представить свою жизнь без Руума Хума.
— Что же случается с теми фуркотами, чьи хозяева умирают до них? — спросил Кохома.
Борн насмешливо посмотрел на него.
— Руума Хум не может жить без меня, как и я без него, — объяснил он, в то время как великаны внимательно его слушали. — Когда умирает одна половина, кончается и жизнь второй.
— Я никогда и не предполагала такое сильное влияние человека и животного друг на друга, — пробормотала Логан. — Может быть, это некий физический симбиоз, который развился здесь.
Они немного отвлеклись от действий, которые продолжали происходить внизу под ними. Сэнд и Ридер в это время поливали какие то душистые жидкости на два тела, которые были опущены в расщелину ветки.
— Это что то вроде священного масла или чего то еще, — осмелился предположить Кохома.
Но Логан едва услышала его. «Эмфол… погребение вместе двух существ… половина себя…» — Мысли все кружились и кружились в ее голове, не образуя ничего целого и ничего не проясняя.
Фуркоты, изнемогающие без своих умерших хозяев — это она еще могла понять. Но что касается человека, который умирает от тоски по своему животному, здесь Кохома, возможно, был прав, думала Логан. Одна только необходимость физического выживания задержала людей Борна на пути интеллектуального развития. Многие понятия этих людей и их привычки свидетельствовали о расстройстве психики. Одна из мыслей, которая не давала покоя ее мозгу, требовала разъяснения.
— Ты сказал, мужчины и женщины, — прошептала она, устремив взгляд вниз. — Существуют ли сексуальные контакты между фуркотами и людьми? — Борн, казалось, не знал, что ей ответить. — Ты ведь знаешь, — уточнила Логан, — между фуркотами женского и мужского рода, между самцами и самками? Руума Хум — это самка?
— Я не знаю, — с отсутствующим видом ответил Борн, поглощенный церемонией, которая происходила внизу. — Я никогда не спрашивал.
Казалось, что с его стороны разговор был окончен. Но это еще больше разожгло любопытство Логан и побудило ее продолжать задавать вопросы.
— И фуркот Лостинга. Он женского рода?
— Я не знаю. Иногда мы зовем его «он», иногда «она». Это не имеет значения для фуркота. Фуркот имеет много собратьев, и для него не важен пол.
— Борн, а как ты определяешь, какого рода фуркот: женского или мужского?
— Кто его знает? Да какая разница? — Надоедливые вопросы этой женщины стали раздражать Борна.
— Видел ли кто нибудь, чтобы фуркоты спаривались? — не отставала Логан.
— Я не видел. Я не могу утверждать, может быть, кто то и видел. Я никогда не слышал, чтобы об этом говорили, и у меня тоже нет желания об этом говорить.
Неожиданно эта мысль отошла на второй план. Чувствовалось, что сейчас не место и не время обсуждать это. Внимание Логан снова было направлено на то, что происходило внизу.
— А что они сейчас делают, Борн?
На тела, лежащие в расщелине, были навалены листья, чернозем, засохшие ветки и суккуленты.
— Кир, конечно, должен быть надежно защищен от хищников, — произнес Борн.
— Естественно, — одобрительно согласился Кохома, — масла ускоряют биологическое разложение, в то же время делая незаметным запах от продуктов распада.
Они внимательно наблюдали за процедурой погребения. Со всех сторон доносились монотонные звуки, странные и не похожие на песнопение.
Ридер несколько раз провел рукой над доверху наполненной и крепко утрамбованной расщелиной, сделал один поклон, затем повернулся и пошел к другой ветке, которая была немного повыше. Остальные последовали за ним. В эту ночь у братьев Борна было много таких погребений.
Последующая часть погребения стала скучной. Промокшие до костей Кохома и Логан, чтобы согреться, решили использовать факелы, которые горели очень слабо, но не погасали, несмотря на непрекращающийся дождь.
Факелы из медленно горящей сухой древесины были потушены, и затем смешаны с зажигающей пыльцой, которая повсюду была в изобилии. Лист какого то растения был испещрен дырками и вычищен от мякоти, которой он был наполнен внутри. Таким образом, осталась твердая оболочка сферической формы около тридцати сантиметров в диаметре. Затем сферу надели на верх факела, предварительно проделав в ней маленькую дырку.
С помощью этой дырки можно было зажечь порошок, а затем и дерево, в то же время обеспечивая выход для дыма и сажи, хотя, казалось, дерево горело без дыма. Крепкое волокно листа хорошо сопротивлялось жаре и пламени. Получилось нечто вроде обогреваемого зонта.
Процессия извивалась во влажной темноте, похожая на поющую, светящуюся змею с переливчатыми желто зелеными пятнышками. Все, кто был в состоянии идти, начиная с маленьких детей и кончая такими стариками, как Сэнд, собрались вместе в этой изгибающейся спиралевидной колонне. Никто не жаловался, никто не возражал, когда колонна стала подниматься вверх, никому не хотелось отдохнуть или вернуться назад.
Вдруг что то с сильным грохотом вышло из леса. Страшный звук прорывался через обычные и мягкие успокаивающие звуки дождя. Борн подошел к Логан и Кохоме.
— Оставайтесь здесь с колонной. Что бы ни случилось, поддерживайте огонь.
— Почему? — начала Логан, но Борн уже ушел. Его поглотило зеленое хлорофилловое море. Шестилапая масса фуркота последовала за ним.
Великаны ждали вместе с другими под дождем. Вверху над колонной и справа раздавался сильный грохот и стон. Стон становился выше, превращаясь в визгливый, гортанный смех. Он поднялся и превратился в оглушительные крики. Звук прервался бульканьем.
Что то массивное и далекое двигалось справа, сокрушая по пути ветки и разрывая виноградную лозу. Свет от факелов едва освещал пространство.
И ни у кого из колонны не появилось желания рассмотреть поближе громадные передвигающиеся где то поблизости очертания.
Грохот слабел, становился тише, как будто гигантская масса пропала в темноте, словно камешек в сухом колодце. Грохот превратился в шелест, потом в эхо, пока все не поглотил шум дождя. Борн вернулся на свое место, а колонна снова двинулась вперед.
— Что это? — мягко спросил Кохома. — Мы только едва разглядели, как оно шло мимо.
Кохома только сейчас с удивлением заметил, как дрожали его руки.
— Какой то неизвестный нам биологический вид, — предположила Логан, не пряча свое лицо, мокрое не только от дождя.
— Один из больших ночных хищников, — сказал Борн. Глаза его не отрывались от угольно черных веток. — Дивердаунт. Он не подойдет близко к Дому из за своего брюха, но если один два человека встретятся с этим чудовищем в лесу, они не вернутся в Дом. Он пересекал нашу дорогу и был голоден. Он бы никогда не напал. Они очень сильные, но медлительные. И очень интересные для охотников и фуркотов.
Последние слова были произнесены с явным удовлетворением.
— Почему мы ждали, когда он пройдет? — удивилась Логан.
Борн возмутился.
— Это последний бросок. Никому не разрешено прерывать последний бросок.
— Даже гнезду акади? — прошептал Кохома.
Борн быстро взглянул на него, сверкнув в свете факелов глазами.
— Зачем вы это говорите?
— Я оцениваю ваши возможности, — объяснил Кохома, хорошо понимая, что Борн не имеет представления об этом и напоминая ему, что есть вещи, которые не может понять даже великий охотник.
Логан в душе обиделась на товарища за отсутствие у него такта и быстро спросила:
— Я просто удивляюсь, как все эти создания могли получить постоянные названия.
Борн улыбнулся, опять почувствовав себя в своей тарелке.
— Когда молодой задает вопрос, старший отвечает, что это дивердаунт или окифер, либо плод несъедобного растения мальпаз.
— Судя по сообщениям первых колонистов, попавших сюда, — пробормотала Логан, — они не были расположены давать стандартную научную классификацию. Поэтому имена, что давали они, были скорее разговорными, чем видовыми.
Борн слышал это четко, он слышал все, что говорили гиганты своими тихими голосами. Однако по обыкновению, он не подал вида, что слышал.
Это было бы невежливо. Хотя много раз ему хотелось бы понимать больше, чем он слышал.
Колонна продолжала подниматься. Сверху слышались плевки и визг.
Однажды откуда то снизу послышалось треньканье, словно работал неприглушенный компьютер. Охотников послали вперед разведать источники этих пугающих звуков, но они ничего не нашли. На людей никто не нападал.
В конце концов последние из павших в битве с акади вернулись в свой мир. Были сказаны последние слова, отданы последние почести. Люди возвращались в Дом. Кохома и Логан не могли понять, каким образом братья Борна находили дорогу. И они скорее успокоились, чем обеспокоились, когда увидели первые цветущие виноградные лозы со множеством розовых цветов и кожаными мешочками.
Позже, когда вся колонна вновь вступила под уютные стволы Дома, когда были погашены последние медленно горящие факелы, когда был туго натянут последний кожаный занавес, заграждающий вход в жилище — только тогда послышались одинокие звуки плача, сдерживавшиеся в лонгаго. Ночь покрыли деревню черным влажным одеялом и принесла покой и сон.
И никто не видел движения перед Домом, никто не видел шевелящиеся длинные тени, собирающиеся наверху на сплетенных ветвях.
От легкого удара в голову детеныш проснулся и завизжал. Трое учеников щурились в почти полной темноте. Руума Хум стоял перед Сувом.
С уходом Мура он должен был заботиться об этом детеныше. Не было никакого чувства сожаления, никакой томительной печали из за смерти Мура. Сув был со своим человеком, и это был Лоу.
— Старина, что я должен делать? — спросил Сув.
— Ничего, то, что ты, без сомнения, и продолжаешь делать.
Руума Хум фыркнул и начал пробираться к месту сбора. Детеныш следовал за ним, запутался в своих средних лапах, но потом все шесть лап стали работать вместе и засеменили.
— Что это в таком случае?
— Ты увидишь. Успокойся и запоминай.
Сув почувствовал необычную торжественность в голосе нового наставника и понял, что юнцам надо держать язык за зубами, пока им не дают других указаний. Молодой фуркот уже привык к своему новому наставнику.
Когда подошли Руума Хум и Сув, все уже были в сборе. Они вышли из Дома колонной по двое, двигаясь тайком и в молчании. Такое тихое передвижение все же не могло остаться незамеченным. Чуткие ночные хищники, вышедшие на охоту, обнаружили его и крались рядом, ощущая запах и видя очертания между ветками.
Другие хищники в своих норах волновались из за шума множества ног и готовились к защите своих территорий и логовищ от непрошеных пришельцев. Случайный порыв ночного ветра шевелил листья и доносил до их расширенных ноздрей запах фуркотов. Независимо от своих размеров, количества или вида, независимо от страха, учуявшие этот острый запах бросали свои территории, свои убежища и уходили. Живое облако светящихся существ порхало, переливалось темно красным, зеленым и лазурным, кружилось меж ветвями и стволами, зависая над колонной.
Фуркоты не смотрели ни вправо, ни влево, ни вверх на двигающиеся пятнышки, исполняющие разноцветный танец. Тут и там порхающие существа опускались ниже, блестящие крылышки сверкали в ночи, словно драгоценности. Огоньки плясали во всех трех глазах фуркотов.
Наконец, дошли до огромного дерева, настоящего исполина. Но не только из за своих размеров он стало значимым для фуркотов. Они расположились вокруг дерева под его переплетенными ветками в соответствии с возрастом.
Лиходон, фуркот Сэнда, занял место в центре полукруга.
Остановившись, он по очереди поглядел в глаза всем собравшимся братьям. Потом откинул голову. Из под острых как нож клыков и зубов раздался неземной звук, что то сродни крику, мяуканью и чему то, не передаваемому человеческими словами. Остальная группа присоединилась к нему, в том числе и Сув и другие детеныши, которые пока не понимали значения этого рева.
Большинство зверей убегало от этого раздирающего нервы концерта. Но некоторые подползали ближе (любопытство брало верх над страхом) и с изумлением смотрели на этот обряд, такой старый и вечно новый. Он был таким непохожим, на этот раз более сложным, чем помнили Руума Хум или Лиходон. Он будет иным и в следующий раз, хор всегда изменяется, подходя к необъяснимому, невообразимому концу.
Это было за два дня до окончательной подготовки больших запасов для второй попытки добраться до Дома гигантов. Два дня для приготовления к смерти, которая миновала их в битве с акади — так думало большинство братьев Борна.
Он трижды совершал поступки, которые для других были лишь мечтой детства. Но это не могло изменить мнения его товарищей о его сумасшествии. Они, в том числе Лостинг, полагали, что его особая храбрость — тоже составная часть сумасшествия. Они высказывали почтение к Борну, но не восхищение. Кто же будет восхищаться сумасшедшим.
Борн чувствовал только их равнодушие, не ощущая подлинного отношения, поскольку никто не говорил ему в лицо о сумасшествии. Это еще больше сводило его с ума, но в другом смысле. Он до предела наточил топор и нож, и был очень сердит.
Он вернулся со схватки с грейзером. Он вернулся от демона небесного корабля. Он возвратился от акади. И он вернется со станции гигантов и принесет все чудесные вещи, которые они обещали ему. Может быть, может быть тогда, наконец, Брайтли Гоу увидит смелость, и отвагу, и ум там, где все видят только умопомешательство. Она поймет, что в Борне больше ума и отваги, чем мощи и силы.
Из всех охотников только Лостинг по своим личным причинам идет с ним. Разве Борн не спас жизнь других? Правильно, считали они, но это тем более не причина, чтобы покинуть своих спасенных братьев. Лостинг, которого Борн раньше мог не видеть неделями и месяцами, будет сопровождать его. Борн был доволен помощью великого охотника, но на людях подтрунивал над ним.
— Ты думаешь, я иду на смерть. Тогда зачем же ты идешь со мной? — усмехнулся он, прекрасно зная причину.
— Некоторые говорят, лес защищает сумасшедших, — начал Лостинг. — Если это так, он на самом деле спасет тебя. И я такой же ненормальный, как и ты. Разве любовь — не вид умопомешательства?
— Если так, мы точно оба сумасшедшие, — согласился Борн, застегивая пряжку на плаще. — А они все правы, я самый сумасшедший.
— Запомни, Борн, ты не убедишь меня остаться. Или я увижу как ты умрешь, или я вернусь с тобой.
Борн посмотрел на двух великанов, разговаривающих с вождем.
Оба согласились принять в подарок водонепроницаемые плащи, хотя они и настаивали, что будут носить под ними свое изодранное в клочья одеяние. Когда Борн стал спорить с абсурдностью сохранения таких лохмотьев, они отвечали, что боятся простудиться. Это остановило Борна, ведь кто знает, какие странные болезни бывают у великанов.
— Они многому научились, когда жили среди нас, — заметил он, — хотя каждый все еще неуклюж как ребенок. По крайней мере сейчас они спрашивают, прежде чем трогать, смотрят, прежде чем идти.
— Что ты думаешь о них, Борн? — спросил Лостинг.
— Мы должны постоянно следить, чтобы они не навредили себе, прежде чем мы дойдем до их станции Дома.
— Я не об этом, — поправил его Лостинг. — Я имею в виду, нравятся они тебе как люди?
Борн пожал плечами.
— Они очень разные. Если все, что они говорят, правда, они могут принести нам пользу. Если нет, — лицо его приняло уклончивое выражение, — это будет история для наших внуков.
Одновременно у них в умах появился образ одной молодой женщины.
Разговор прекратился. Не следует начинать долгое путешествие со схватки. В мире будет достаточно борьбы, прежде чем они достигнут цели. С этим согласились оба.
Многие в поселке пришли к ним с добрыми пожеланиями и подарками, хотя никто не встречался с Борном взглядами. Они уже давным давно вернулись к своим ежедневным делам по добыванию пищи и заботам о Доме.
Когда они выходили из Дома, только один единственный фуркотик смотрел им вслед. Густой шар из меха — детеныш Сув. Этот образ напоминал Борну другого ребенка, вернувшегося в мир.
Он опустил глаза.
Космический корабль великанов — скаммер — был оснащен хорошим дальномером, новым радиолокационным маяком, блоком радиовещания и автоматическим устройством наведения по лучу. Но все это оборудование было разбито и искорежено. Единственное, что взяла с собой Логан со скаммера — это компас. Она вынула крошечный черный диск с четким циферблатом и еще раз мысленно поблагодарила тех разработчиков, которые установили компас в крошечных наборах жизнеобеспечения. Логан надеялась, что на этой планете нет никаких магнитных аномалий. В конце концов, им не говорили об этом. Борна же мучили различные сомнения.
Ведь подобное путешествие было самоубийственным, потому что они только со слов гигантов знали, куда идут. Борн старался не думать о том, что они четко не представляют, где находится станция. Это портило его настроение. Кроме того, он считал, что даже если у них нет ясного представления, им все равно не стоит отсиживаться в безопасном Доме и упускать возможность случайно наткнуться на станцию Дом великанов.
Борн не знал, что может ожидать и его, и Лостинга на загадочной станции. В эту минуту его не очень волновало, как освоиться среди новых людей.
Прошло уже много дней с тех пор, как они покинули Дом. И хотя позади уже было много ночевок, основными чувствами в душе Борна были не тоска по родине и опасения, что ждет впереди. Он ощущал скорее какую то смесь скуки и напряжения, — скуки из за каждодневного открытия, что новый кусок мира похож на тот, что был вчера, и напряжения из за неизбежного чувства, что завтра все может измениться.
Через неделю пути гиганты стали вести себя гораздо лучше, задавали вопросы, когда встречали новое для себя растение или обитателя леса.
Спокойными были отношения и с Лостингом.
Охотники продолжали смотреть друг на друга со смесью ненависти и уважения. Эти чувства исключали одно другое, и это держало отряд в ровном и спокойном состоянии. Оба знали, что не было ни времени, ни места для выяснения отношений. Со взаимной кровавой разборкой надо было подождать до славного возвращения.
Как и предсказывал Борн, специально созданная для джунглей прочная ткань одежды великанов начала рваться под натиском леса. Кохома и Логан каждый день радовались своим зеленым плащам. Хороший плащ: защищает своего хозяина от врагов, укрывает от ночного дождя, служит подстилкой и имеет еще множество назначений.
С каждым днем, прошедшим без событий, великаны становились увереннее. Учитывая их невероятную неуклюжесть при преодолении лесных троп, Борн полагался исключительно на удачу.
— Будь я проклята, — заметила Логан своему помощнику, указывая наверх и вправо. — Там клочок чистого неба, или у меня галлюцинации?
Борн с Лостингом двигались впереди и ни один из охотников не обращал большого внимания на беседу великанов.
Кохома посмотрел в указанном направлении. Он увидел что то, похожее на кусок голубого неба, испещренного пушистыми белыми облаками.
— В лесу должен быть другой проход, похожий на тот, что сделал наш скаммер.
Они поспешили в эту сторону.
В эту минуту Лостинг обернулся, чтобы убедиться, что их подопечные в безопасности.
— Остановитесь!
Борн шел немного впереди Лостинга. Услышав крик, он обернулся и сразу же понял причину беспокойства охотника.
— Все в порядке, — уверенно ответила Логан. — Я знаю о небесных демонах из собственного опыта.
Она покачала головой и улыбнулась.
— Мы зашли в лес слишком далеко, а этот проход очень узкий, чтоб на него мог сесть даже самый маленький летательный аппарат. Мы в безопасности.
Она прошла еще пару шагов в сторону чистого голубого овала.
Лостинг опять закричал и в спешке пытался объяснить, но великаны не останавливались. Зная, что спорить с Кохомой и Логан бесполезно, Борн уже бежал вслед за ними. Пока он прыгал по веткам, его снаффлер гремел и стучал у него за спиной. На ходу Борн пытался выпутать топор из петли. Два упрямых гиганта были уже почти Там. Борн видел уже легкую рябь по краям голубизны, но все еще никак не мог справиться с топором.
К счастью, фуркоты тоже обнаружили опасность. Руума Хум и Джелливан (фуркот Лостинга) были здесь. Мощные челюсти мягко, но твердо сомкнулись на прочной ткани плаща, Логан завизжала, Кохома кричал.
Фуркоты не выпускали из пасти плащи великанов, не давая им двигаться.
Борн на всякий случай вынул топор. Не так то часто за всю полную опасностей жизнь приходилось ему испытывать такое сильное волнение.
Сердце охотника, не унимаясь, колотилось в груди.
Вряд ли один топор спас бы их всех от клаудера. Эта хищная тварь успела бы убить одного, если не двух гигантов.
Подошел Лостинг с уже приготовленным топором. Вместе они изучали овальный кусок неба и облаков, не обращая внимания на двух сердитых гигантов, только что освободившихся из пасти фуркотов. Руума Хум и Джелливан, отпустив плащи Логан и Кохомы, отдыхали неподалеку. Борн кивнул Руума Хуму. Старый фуркот фыркнул и с Джелливаном исчез в кустарнике.
Охотник смотрел на Логан, пока она пыталась расправить запутавшийся плащ. Ее лицо вспыхнуло.
— Какой вред от того, что мы еще раз посмотрим на небо, Борн? Все еще боишься наземных демонов? Быть может, для тебя это ничего не значит, но у нас над головой уже две недели был только зеленый полог.
Просто взглянуть на обычное небо — даже если оно слегка зеленоватое — это удовольствие для нас. Паниковать как сейчас просто из за…
— Я пойду на этот риск и разрешу тебе смотреть на ваш Верхний Дом, когда мы будем достаточно высоко, — спокойно ответил Борн.
— Ну, это когда еще будет! Что тут плохого? Это еще один выход в другой природный мир, отличающийся от вашего.
Борн покачал головой. Следует быть спокойным с этими гигантами, настраивал он себя.
— Ты не увидишь никакого неба и облаков, — ровным голосом начал Борн. — Ты могла бы встретиться с отдыхающим клаудером, когда он готовится к охоте. Вы оба стали бы для него куском мяса.
Если бы ситуация не была столь смертельно серьезной, Борн посчитал бы выражение лица Логан забавным. Она перевела смущенный взгляд на кружок «неба», изучая плывущие по нему облака, потом взглянула на Кохому, который пожал недоуменно плечами.
— Борн, я не понимаю. Разве есть такое животное, которое сидит у этих расщелин и ждет, что кто то выйдет в открытый космос? Я не могу представить что либо подобное.
— Здесь нет открытого космоса, — твердо ответил Борн. — Смотри.
Они встали за толстыми растениями — суккулентами — и ждали. Десять, двадцать минут молчания, в конце которых гигантами овладело нетерпение. На двадцать пятой минуте маленький брайя — животное размером со свинью, с четырьмя ногами и четырьмя лапами — подошел, копаясь в растительности в поисках съедобных кореньев.
И вновь Борн увидел вибрацию у края неба. Кохома и Логан тоже заметили какое то движение воздуха.
Брайя подошел к пространству под небом. Когда он оказался точно в центре, небо, облака и все прочее упало. Дрожащий клаудер напоминал толстый матрац, наполненный сотнями ресниц. Они буквально окутали животное, которое только раз взвизгнуло. Клаудер подергался минуту две, потом расслабился.
Через пять минут края ресниц вытянулись. Клаудер опять вскарабкался на свое уютное местечко, обгладывая всю окружающую растительность, чтобы расчистить себе место. Он опять стал устраиваться на этом месте, на четыре метра выше ближайших растений. Снизу брюхо распластавшегося клаудера сияло такой голубизной, что походило на часть неба с облаками. Логан ущипнула себя за щеку, чтобы убедиться, что она не спит. Она никак не могла прийти в себя. Несколько костей, слишком твердых даже для пищеварительных соков клаудера, были обглоданы им дочиста.
— Камуфляж, да. Защитная мимикрия, да, — прошептала Логан. — Но плотоядное животное, имитирующее небо…
Кохома тоже был испуган, особенно когда понял, что мог бы оказаться на месте брайя, если бы не вмешались фуркоты.
Борн вздохнул и обернулся.
— Я не знаю, как это объяснить, но небо — это небо, а клаудер — это клаудер. Ходить под его брюхом — значит лишиться жизни.
Они опять вернулись на прежнее место. Пристыженные Логан и Кохома шли следом, тревожно оглядываясь назад на притягательный бледно голубой круг.
— Пока ты думаешь, что эта экосистема уже изучена, — пробормотал Кохома, — все хищники и их жертвы узнаны и описаны, что то совершенно невиданное в это время щелкает над твоей головой. Хищники, имитирующие небо! В следующий раз, я думаю, Борн предупредит нас о том, что имитирует пустоту!
Прошло несколько недель. Путники достигли удобной пещеры в углублении скалы. Пещера со стенами из деревьев была достаточно большой и свободной. Все шестеро уместились в ней, Борн и Лостинг жестом показали двум гигантам остановиться. А сами осторожно подошли к изобилующей пещерами скале, оружие было наготове. Непохоже, чтобы такое хорошее, прочное убежище пустовало.
Но тем не менее, это оказалось именно так. Ни Руума Хум, ни Джелливан не обнаружили никаких следов. Войдя в пещеру, охотники увидели только очень старый навоз и много сухостоя, который можно было использовать для костров.
В эту ночь яркое пламя осветило пещеру, ее темные стены, состоящие из переплетения деревьев и коры. Борн изучающе смотрел на гигантов.
Под успокаивающим действием огня и надежного укрытия он впервые за несколько дней был расположен к разговору.
— Я почти готов поверить, что вы на самом деле пришли из другого мира.
Выражение лица Кохомы не изменилось, но Логан выглядела довольной.
— Это большой шаг, Борн, и очень важный. Я не удивляюсь, что вы его сделали. Из ваших людей вы наиболее восприимчивы, наиболее чувствительны к переменам, к новым идеям. Это будет вам необходимо в будущем.
Она пошевелила палкой угли в костре, прислушалась к журчанью ручейка.
— Знаешь, Борн, когда твои братья встретились с нами — людьми из другого мира, то кто то из вас должен был понимать нас. Иначе могла бы произойти трагедия.
Логан спокойно взглянула на Борна.
— Я рада, что этим человеком оказался ты. Лучшего и желать нельзя.
Когда ты спас меня и Жана от летающего демона, я поняла, что ты сможешь помочь нам и в главном — вернуться домой.
Лостинг слушал и ничего не говорил. Его уважение к смелости Борна было настолько же велико, как и неприязнь к нему. Он прижался к Джелливану и слушал, что будет говорить Борн в ответ Логан.
— Мир, откуда вы пришли, не производит очень привлекательного впечатления, — отвечал Борн и жестом попросил Кохому не спешить с возражениями, — но это дело личного выбора. Несомненно, то же самое вы чувствуете и по отношению к нашему миру. Это не имеет значения.
Борн сделал паузу, нагнувшись вперед, чтобы выделить последние слова.
— Я хотел бы знать, — продолжал он, — если вы так довольны своим собственным миром и другими мирами, о существовании которых вы знаете, то почему вы, так ненавидя наш мир, оказались здесь?
Его лицо внезапно озарилось отсветами огня, и выглядел он вовсе не примитивно.
Кохома и Логан переглянулись.
— Есть две причины, Борн, — наконец сказала она. — Одну понять просто; другую, я думаю, ты поймешь со временем. Я не знаю, сможет ли понять это вождь Сэнд или шаман Ридер.
Она повертела в руках палку, отбросила раскаленный уголек в залитый дождем уголок пещеры. Уголек зашипел под теплыми каплями дождя.
— Вам придется познакомиться с таким явлением, как деньги, и со связанной с ними торговлей. Все это станет вам понятно на станции.
Когда ты увидишь все это своими глазами, то не будешь удивляться, почему я неохотно рассказываю сейчас подробности. Я только скажу, что ты и твой народ будете иметь значительную выгоду, так же как Жан, я и наши друзья.
— Другая причина менее значима для одних людей, более важная для других — любопытство. То же, что двигало тобой, когда ты спустился посмотреть на наш скаммер. То же двигало тобой вопреки другим мнениям, вопреки совету всех твоих братьев, когда ты решился на поиски нашей станции. Именно это качество — любопытство — влечет людей и транксов от звезды к звезде.
— Кто такие транксы? — спросил Борн.
— Этот народ тебе понравится, Борн, — он посмотрела в темноту. — Они очень любят этот мир, гораздо больше, чем мои люди.
— А на вашей станции есть эти транксы? — неожиданно спросил Лостинг.
— Нет. Никто из них не входит в нашу, — она заколебалась, — фирму, или группу, организацию, племя, если вам угодно.
Она ярко улыбнулась.
— Вам все станет понятнее, когда мы окажемся на станции.
— Я уверен, что так и будет, — задумчиво согласился Борн, глядя на пляшущие языки огня.
Позже, когда он завернулся в плащ и прижался к Руума Хуму, его охватило нетерпение и сильное желание оказаться среди других людей.

Глава 10

Никто не знает, как бесшумно может двигаться фуркот. Руума Хум двигался так, когда его разбудил запах, такой сильный, что даже Борн, самый чуткий из спящих, не мог проснуться. Джелливан пошевелился во сне, когда Руума Хум подошел ко входу в пещеру. Он высунул голову наружу, посмотрел своим пронизывающим взглядом, часто мигая под дождем. В запахе он не мог ошибиться, но полезно было удостовериться.
Он обхватил дерево передними лапами, потом средними, а затем задними и покачался на стволе. Плотные мышцы работали в унисон, когда он карабкался по стволу. Это было тяжелее, чем найти дорогу в густой растительности, но ему было важно проверить свое подозрение. Волосы за его ушами вставали дыбом по мере того, как он все сильнее и сильнее ощущал угрожающий запах. От некоторых острых ощущений у фуркотов длинные волосы вставали дыбом.
Долгий вертикальный подъем был утомителен даже для выносливого Руума Хума. Он понял, что источник этого ужасного запаха далеко вверху, но спускается вниз. И тут Руума Хуму стало ясно, почему их прекрасное убежище было пустым: это было дерево силверслита.
Развернувшись, он двинулся обратно сквозь ветви и лианы, рывками и прыжками преодолевая метр за метром. Фуркот нарочно старался двигаться шумно, чтобы привлечь чье нибудь внимание. Вдруг тому, кто рыскает неподалеку, достанет глупости поинтересоваться, в чем дело, и выйти на разведку. Тогда силверслит, может быть, отвлечется на случайно подвернувшуюся мелкую добычу, и он выиграет несколько драгоценных минут. Времени у них было мало. Силверслит двигался медленно, уверенно, как бы дразня предполагаемую добычу. Фуркот же прибавил скорость. Он шумно ворвался в пещеру, чтобы сразу разбудить Борна и Лостинга. Джелливан предостерегающе зарычал, но тут же расслабился, почуяв знакомый залах. Тяжело дыша Руума Хум остановился перед ними.
Влажный мех его поблескивал в отсветах углей.
— Будите остальных, — пропыхтел он.
Лостинг отправился будить великанов, а Руума Хум тем временем зашептал что то Джелливану на фуркотском наречии, тот поспешил к выходу из пещеры и, остановившись там, уставился вверх.
— Что такое? Что еще стряслось? — сонно проворчал Кохома, когда Лостинг затряс его, Логан же уже сидела и ждала объяснений.
— Нам необходимо срочно уходить отсюда, — сказал им Борн.
Потуже завязав накидку на шее, он начал собирать свои вещи. Лостинг занялся тем же самым.
— Это дерево силверслита, этим и объясняется то, что нам не пришлось драться за убежище. От него все держатся подальше, и нам не мешало бы. Хотя откуда нам было знать? Неоткуда. Но от этого, тем не менее, не легче.
— Ясно, — устало ответила Логан. — Еще одна поганая тварь. Борн, а что такое силверслит и что нам теперь делать?
— Бежать, — твердо ответил Бори.
Толстой палкой он стал подгребать тлеющие угли к выходу из пещеры.
— Дождь их затушит.
— Что, прямо среди ночи?
— Пойми, Тими Логан, это не я придумал. Ведь здесь силверслит. Нам остается только бежать и петлять, петлять и бежать, и тогда, если нам повезет, он устанет и оставит нас в покое.
— Так что, он будет нас преследовать, как акади? — поинтересовался Кохома. Вся серьезность положения дошла наконец то до его сонного ума.
— Нет, не как акади. По сравнению с силверслитом акади переменчив как, как… — он замялся в поисках подходящего сравнения, — …как желание женщины. Стоит силверслиту учуять на своем дереве запах чужака, как он будет преследовать его, пока не съест. От акади можно оторваться, а от силверслита нельзя. Кроме того, в отличие от акади, силверслит не спит.
— Ну, уж это точно легенда, — настаивал Кохома, неуклюже заворачиваясь в плащ. — В природе не существует теплокровного существа, которое не спит, да и из холоднокровных тоже мало кто обходится без отдыха.
— Вот уж насчет температуры крови, этого я не знаю, — прокомментировал Борн, направляясь к выходу из пещеры. — Я даже не знаю, есть ли у него кровь. По крайней мере, никто его крови до сих пор не видел. Да что я тебя уговариваю… — И Борн, как это ни странно, улыбнулся. — Я тебе вот что предлагаю, когда устанешь бегать от него, ты просто остановись и рассмотри хорошенько, что за зверь такой силверслит, который разбудил тебя посреди ночи.
— Хорошо, мы верим тебе, — согласилась Логан, пытаясь поудобнее укутаться в плащ. — Приходится верить после всего того, что мы здесь увидели. Хотя, может быть, эта тварь просто живет в другом жизненном цикле, измеряющемся неделями, вместо дней. Сколько то недель бодрствует, а потом сколько то недель спит.
— Силверслит никогда не спит, — с ударением повторил Борн.
Решив наконец, что не стоит спорить с теми, кто ничего не принимает на веру, Борн просто коротко указал им на выход. Лостинг приготовил целую связку факелов. Но им еще нужно было отыскать шарообразные листья, которые защитили бы пламя от дождя, а времени на это не было.
Оставалась только одна надежда, что это весьма распространенное растение еще встретится им, а пока придется двигаться в темноте.
— Быстро, — зарычал Руума Хум с фуркотским нетерпением. — Он нас чует.
— Джелливан, — шепнул Лостинг.
Фуркот зацепился за лиану, спрыгнул с нее на ветку соседнего дерева, растущую пониже, потом еще на одну и дальше. Отгула он оглянулся. Глаза его светились где то в темноте внизу. И это будут единственные путеводные огни в этом лесу. Следующим отправился Лостинг, за ним Кохома. Прежде, чем ухватиться за лиану, Логан оглянулась на Борна.
— Я думала, что ночью путешествовать опасно.
— Очень опасно, — согласился тот. — Но оставаться здесь равносильно смерти.
— Просто хотела убедиться, что это не проверка какая то, — загадочно ответила она, повернулась и спрыгнула с лианы на ветку.
После некоторых колебаний Борн шепотом спросил у Руума Хума.
— Сколько у нас времени?
Фуркот задумчиво посмотрел на дождь.
— Он обыщет каждый уголок пещеры, а затем пойдет следом.
— А если мы попробуем с ним сразиться, у нас никаких шансов, старина? — спросил Борн.
Руума Хум хмыкнул.
— Борн — безумец. Сразиться с силверслитом. Даже с детенышем — нельзя. А этот не детеныш. Взрослый. Большой. Очень большой.
Борн несогласно проворчал и тоже посмотрел вверх. У него появилась еще одна мысль. Мысль была пугающая, но ничего другого он предложить не мог. А времени на рассуждения не оставалось.
Может быть, им удастся немного оторваться от силверслита, но совсем избавиться от него — невозможно. Не удастся «скинуть его с хвоста». И сразиться с ним нельзя. Рано или поздно усталость замедлит их продвижение, остановит их, и неутомимый убийца прикончит их к своему удовольствию. Но делиться своими предположениями с другими Борн не хотел и быстро последовал вслед за остальными прочь с дерева.
Какое то время люди двигались в тишине, затем услышали отдаленный гром. Гром был вызван резким сотрясением воздуха, но не электрическими зарядами.
— Он обнаружил, что нас нет, — объяснил Борн Логан в ответ на немой вопрос. — Теперь он будет несколько минут вслух выражать свое негодование по этому поводу, после чего отправится за нами.
— Скажи мне, Борн, — сказала Логан, стараясь не отставать от смутного силуэта Лостинга, пробивающего себе путь сквозь густую растительность. — Если силверслит никогда не успокаивается до тех пор, пока его жертва не будет убита, то откуда же стали известны его повадки и то, как он выглядит? Ведь ты знаешь, как он выглядит.
На разговоры с великанами всегда уходило слишком много энергии, но Борн как всегда вежливо ответил.
— Есть предание о том, как силверслит напал на группу из двадцати или тридцати человек. Они разбежались во все стороны. И даже силверслит не может уследить за таким количеством запахов, потому что некоторые успевают выветриться. Поэтому некоторые выжили и рассказали об этом монстре.
— То есть, ты хочешь сказать, что даже двадцать или тридцать таких, как ты, и еще столько же фуркотов не могут сразиться с одним силверслитом? — не унималась Логан.
— Слишком большой, слишком сильный, — сказал ей Борн.
— А я думала, этим вашим ядом джакари можно убить кого угодно.
— У силверслита слишком толстая кожа, — объяснил Борн. — Кроме того, яд джакари действует на… — он порылся в памяти, подбирая нужное слово, — на нервную систему.
— Так почему же он тогда не может воздействовать на силверслита? — спросил Кохома. — Ведь есть же у него какие то уязвимые точки.
— Вот догонит нас, тогда и покажешь их мне, — проворчал Борн. — Кроме того, у силверслита нет нервной системы.
В сознании Логан еще могло уложиться, что какое то существо может не спать, не отдыхать, но только не это.
— Ну уж, Борн, — сказала она с уверенностью в превосходстве своих знаний, — у каждого животного есть нервная система.
— Разве?
— Животное не может быть без нервной системы, Борн, — продолжала настаивать на своем Логан.
— Неужели?
— Но уж, во всяком случае, должен быть у него какой то рудиментарный мозг и центральная двигательная система.
— Да что ты?
Логан сдалась.
Кохома не обращал внимания на их разговор. Он по прежнему размышлял над тем фактом, что этот зверь способен вышибить мозги из тридцати фуркотов. И не удержался от вопроса:
— Послушай, а что во всем этом правда, а что было преувеличено теми, кто выжил из этих двадцати или тридцати? Ведь совершенно естественно, что им захотелось представить неуязвимым того, кто обратил их всех в бегство.
Борн собрался было ответить, но вмешался Руума Хум.
У фуркотов не было принято встревать в разговор между людьми.
Руума Хум прибег к этому, чтобы поберечь нервную энергию Борна, поскольку она ему еще понадобится.
— Дерево силверслита, — мягко пророкотал он, — это единственная в мире вещь, которой сторонятся акади. А теперь пусть великаны замолчат и следят за дорогой.
Полученной информации хватило, чтобы Логан и Кохома даже не обратили внимание на то, что им распоряжение отдало животное. Еще долго они молча размышляли о том, что услышали.
Борн тем временем вернулся к своей прежней мысли и стал так и эдак обыгрывать ее в голове. Борн пытался отвязаться от этой мысли, но она прочно заняла место в его сознании и стояла на пути всех остальных мыслей, подобно колонне дерева силверслита. На какое то время ему удалось забыть о ней, и он принялся ругать себя за то, что ему не удалось распознать истинную природу дерева. Такое огромное, сухое, манящее убежище. Такое пустое, такое покинутое.
— Дурак! Дурак из дураков, — ругал Борн себя вслух.
— И я тоже, — проворчал Лостинг.
Но Борн его даже не слышал.
— Ну, не ругай себя, Борн. Ты же сказал, что определить это невозможно, — сказала ему Логан.
— Нет. Если бы силверслит был тогда ниже, Руума Хум его обязательно бы учуял. Но он был высоко, очень высоко, почти на самой макушке, вероятно. Он занимался адской охотой.
— Адской охотой? — переспросила Логан.
— Ну да, ловил в ночном небе летающих демонов. Сбивал над лесом летунов, подобных тому, который напал на ваш скаммер, когда он упал.
— О о, — пробормотала женщина. — Еще одна отрезвляющая мысль.
— А нас, — продолжал Логан, — он учуял только тогда, когда начал спускаться, тогда его Руума Хум и унюхал.
Наконец на дороге, среди деревьев, им попались шарообразные листья.
Их увидел Джелливан, и они с Руума Хумом стали на страже, пока Борн и Лостинг срезали и приготавливали их. Хотя если силверслит нападет, они вряд ли смогут сохранить людям хотя бы пару минут жизни. Немного огненной пыльцы, и вот у них уже есть настоящий свет. Это немного приободрило Кохома и Логан. Теперь они, по крайней мере, видят, куда идут. В это же самое время Логан поделилась с Борном новой тревожной мыслью.
— А не сделает ли это нас более легкой добычей для прочих здешних хищников.
— Какое это теперь имеет значение. Силверслит слишком близко. Ни один ночной зверь не осмелится даже приблизиться сюда, учуяв его. Они тоже побегут. Ты же заметила, какая тишина.
Логан прислушалась и поняла, что имел в виду Борн. Обычные ночные звуки — все эти посвисты, пощелкивания, гудения, перемежающиеся изредка глубоким ревом, — всего этого не было, только постоянное «кап кап». Это непрекращающийся дождь, да вклинивающийся изредка далекий шепот заблудившегося ветерка. Они двигались в неестественной тишине.
— Он приближается, — шепнул вскоре Руума Хум. — Медленно, но приближается.
— Прости, прости меня, Борн, — вдруг заговорила Логан, — задыхаясь, переводя дыхание. — Я не знаю, что откажет мне раньше, ноги или глаза.
— В таком случае, — сказал Борн, тяжело вздыхая, приняв решение, которое он откладывал с часу на час, — лучше уж начать сейчас.
— Что? — удивленный вопрос был произнесен Лостингом.
— Начать спускаться на другие Уровни.
Ни Лостингу, ни великанам не было теперь дела до того, что чудовище, сидящее у них на самом хвосте, может услышать их голоса.
— А что толку спускаться на нижние Уровни? Ведь мы просто лишимся дневного света, когда наступит день. Кроме того, силверслит легко догонит нас и там, — добавил Лостинг. — Он будет гнаться за нами вечно, ты же знаешь это, Борн.
Борн внимательно посмотрел на своего союзника и соперника.
— Даже в Ад?
Тут Кохома и Логан в первый и последний раз услышали, как фуркот издает какое то подобие удивленного рыка. Лостинг был слишком ошеломлен, чтобы ответить Борну, и тот продолжил.
— Я не собираюсь тут задерживаться и спорить с тобой, Лостинг. Не только с тобой, но и со всеми. Я спускаюсь на Седьмой Уровень, что бы там не ждало, если силверслит не отстанет от нас раньше.
— Там ждет смерть, — вздохнул фуркот Джелливан.
— Смерть ждет здесь, мой добрый друг, — напомнил Борн. Снова взглянув прямо на Лостинга, он продолжил. — Или нам не известно, что сделает с нами силверслит, когда поймает? А так мы, по крайней мере, найдем какой то другой способ умереть.
— Борн, но ведь ты сам говорил, что спуститься в Нижний Ад — верная смерть, — сказала Логан.
— Оставаться здесь — еще более верная смерть. Может быть, силверслит не пойдет за нами туда, потому что живет он здесь — наверху мира. Хотя с тем же успехом он может жить среди своих сородичей там, на дне. Мы ведь не знаем ничего про это. Так что, по крайней мере, у нас есть шанс. Кроме того, я совершенно не собираюсь заставлять кого либо из вас спускаться вниз вместе со мной.
Борн решил, что сделает так, как считает нужным, а остальные поймут, что он поступает мудро, и последуют за ним. Он всегда так делал, и в этот раз все снова сработало. Борн начал спускаться в глубины невидимого, вгрызаться в еще более зловещую, более черную темноту. И остальные последовали за ним, все до одного, но не из уважения к его величайшей мудрости, как думал отважный охотник. Они последовали за ним потому, что в момент кризиса потерявшие уверенность люди последуют за любым, кто объявит себя вожаком. И в этом отношении Лостинг проявил себя таким же человеком, как Логан и Кохома.
Возникали и исчезали корневища и лианы, склоненные вниз ветви деревьев, паразитические побеги размером с секвойю. Одно из таких деревьев распустило тысячи толстых, переплетенных воздушных корней.
Ими они и воспользовались, чтобы с еще большей скоростью опуститься сразу еще на много метров.
Пятый Уровень остался позади, и они оказались на Шестом. В этих местах коричневая, белая и темно красная растительность преобладала над зеленой. И вот они уже миновали середину Шестого Уровня, спустились сквозь его дно и попали в мир призраков, в мир такой тьмы, что, казалось, даже пламя факела в страхе льнет к породившему его дереву, в мир оснований Деревьев Колонн, с основаниями огромными, как звездные корабли. Со всех сторон вздымались массивные многогранные опоры. Повсюду в беспорядочном буйстве росли яркие грибы, размером со складские помещения, поражавшие непристойными, гротескными очертаниями. Среди них копошились мелкие фосфоресцентные твари, прятавшиеся от света факела. Здесь уже не существовало ни утра, ни вечера, ни дня, ни ночи, лишь вечная тьма, которой не ведомы ни солнце, ни луна. И хотя фосфоресцирующие грибы и их извивающиеся сородичи достаточно освещали окружающее пространство, факелы гасить не стали. Они давали более чистый, более ясный свет, чем тот, в котором мерцала здешняя флора и фауна. Желтые, красные, белые огоньки вспыхивали со всех сторон. Призрачное, эфемерное сияние.
Наконец они остановились у основания ребристой наклонной опоры, служившей последней лестницей на поверхность. Тут, в густой рощице, росло нечто, похожее на оранжевые деревца, нечто, что никогда не познает внутренней логики и волшебства фотосинтеза. Здесь они спустились на землю, на Седьмой Уровень, в Нижний Ад.
Однако, похоже, что и здесь была дорога вниз, на какой то следующий уровень, поскольку вблизи земля оказалась мягкой, липкой и мокрой.
Погуще воды, пожиже грязи. Болезненно дыша, Логан остановилась и посмотрела вверх, туда, откуда они пришли. Опора ствола, по которой они спустились, казалась темной черно коричневой скалой. Она растворялась в темноте, где видны были только тусклые отблески далеких грибов. Ничто не указывало на то, что всего в двухстах метрах над ними простирается мир света и зеленой жизни, пульсирующий, шелестящий от света и дождя. Влажность вокруг стояла такая, что, казалось, вот вот задохнешься, и тем не менее лишь изредка самая настойчивая капелька дождя долетала сверху, оттуда, где еще была ночь. Все остальные растворялись или застревали где то наверху, поглощаемые сотнями миллионов бармилиад и других водозадерживающих растений. И эти редкие капли — единственное, что напоминало им, что они все еще живы, что они не умерли и что где то далеко наверху все еще существует живой, зеленый мир.
Борн тоже смотрел вверх вдоль поверхности дерева, твердой как гранит.
— Он продолжает приближаться, — сказал Руума Хум, потянув носом воздух, — но уже медленнее, гораздо медленнее, даже осторожно.
— А у нас нет времени на осторожность. — Борн повернулся к Логан и Кохоме и указал на болотную зыбь, простирающуюся вокруг их крошечного сухого островка. — Я об этой поверхности ничего не знаю, но тем не менее нам придется уйти отсюда, прежде чем гнев силверслита не превзойдет его осторожность.
Текли долгие, драгоценные секунды, и четверо людей размышляли над проблемой. Логан поймала себя на том, что водит рукой вверх вниз по одному из оранжевых стволов, растущему из того самого места, где подножие дерева уходит в воду. Более всего эти деревца напоминали ярко оранжевые камыши, хотя к тростниковым они, несомненно, не имели ни малейшего отношения.
Она достала костяной нож и попробовала, из чего они сделаны. Дерево резалось, хотя и довольно тяжело. Древесина его была плотная, а вовсе не пористая или водянистая. Но ведь у них есть топоры.
— Борн, посмотри, ты ничего не сможешь найти, что могло бы послужить нам веревкой? Лозу какую нибудь или еще что. По моему, из этого получится вполне приличный плот — это такое приспособление для путешествия по воде — если мы их свяжем в два ряда.
Люди с такой скоростью принялись за работу, что только чудом можно объяснить, что никто из них не потерял руку или ногу при строительстве плота. Будучи срезанным, каждый оранжевый ствол испускал запах, отдаленно напоминающий запах тухлого лука.
Строительство шло вовсю, когда появились Борн и Руума Хум с мотками какою то липкого, серого водного растения, которыми они увешали себя.
Логан и Кохома сложили, удерживая так называемые бревна, и объяснили Борну и Лостингу, как и где связать их. Тем временем Джелливан и Руума Хум несли вахту наверху.
Периодически оттуда доносились их гортанные предупреждения о том, что силверслит по прежнему приближается, и по прежнему все с той же неестественной медлительностью. Никому даже не пришло в голову задуматься над тем, чего опасается чудовище. Зато Логан совершенно неожиданно спросила:
— Борн, а ведь мы не испросили разрешения у Эмфола или как его там, у них, — она указала на поваленные деревья. — Разве это не противоречит твоей вере или нравственным законам, или еще чему то там?
— Они не моего леса, не моего мира, — Борн посмотрел на все вокруг с отвращением. — Это такого рода жизнь, к которой я чувствую только отдаленное сродство, у меня с ними не может быть эмфола. Тут не с чем быть эмфолу.
— Все готово, — робко объявил Кохома, тем самым прервав расспросы Логан.
И хотя она была очень заинтригована этой загадочной вещью под названием эмфол, выжить было гораздо важнее.
Тут сверху донесся крик.
— Быстро, Борн. — Это кричал Руума Хум. — Он нас видит. И теперь двигается очень быстро.
Через несколько секунд к ним уже присоединились оба фуркота. Шерсть у них на шее стояла дыбом, и они неотрывно смотрели вверх. Логан тоже посмотрела вверх, как впрочем и Кохома, но по прежнему ничего не было видно.
Пошвыряв на борт убогое снаряжение, оба фуркота взобрались на плот.
По крайней мере, не возникало проблем с местом. Плот был достаточно большим, чтобы выдержать вдвое больше людей и фуркотов.
Кохома, Борн, Логан и Лостинг — все вчетвером принялись отталкивать плот шестами из оранжевого дерева. Плот не отчаливал.
— Руума Хум, Джелливан, — скомандовал Кохома, — сдвиньтесь на дальний конец плота!
Фуркоты подчинились и в этот раз. Когда люди оттолкнулись, плот мягко сполз в коричневую жижу и отчалил.
Первым делом Кохома измерил глубину грязи. Самодельный шест ушел вглубь целиком вместе с кулаком. Вброд они бы здесь не прошли. Из за того, что жидкость была густая, гребли они медленно, но благодаря густоте жидкость хорошо держала на плаву самодельный плот. Все гребли с остервенением. Единственным, что замедляло их продвижение, было то, что Лостинг и Борн не имели ни малейшего представления об искусстве гребли. Но они быстро научились. С нарастающей скоростью плот отплывал все дальше и дальше от берега.
Во тьме над головой простирался невидимый черный свод. Казалось, будто они молчаливо плывут в каком то невероятно огромном темном соборе. На небольших клочках сухой земли, на стволах поваленных, мертвых и живых, деревьев росла густая растительность, но здесь не было того яростного стремления к открытому пространству, поскольку здесь не было нужды бороться за место под солнцем.
— А где то дерево, по которому мы спустились? — спросила Логан. Она повернулась назад и всмотрелась в тьму.
На некотором удалении все казалось совершенно одинаковым, поскольку свет от фосфоресцентных грибов был слабый, и видимость была очень маленькая. И тут Логан увидела такое, что сразу поняла, по какому стволу они спустились. А также, что такое силверслит. И закричала.
У основания ствола остановился силверслит, точнее, его передняя часть. Остальная часть его тела простиралась далеко вверх по дереву и исчезала в темноте на неизвестном расстоянии. Тело его в диаметре составляло не меньше пятой части самого Дерева Колонны, да и сам он похож был на оживший лес, поскольку на цилиндрическом теле его извивались тысячи растущих как бы сами по себе гибких щупалец цвета растертой слюны. Щупальца протягивались, переплетались, извивались в воздухе. Голова его казалась воплощением ужаса, творением какой то искривленной природы. Сама она была шарообразная, на ней пульсировали многочисленные бесформенные рты, во все стороны ощерившиеся серыми зубами. Вокруг каждого рта росли в кажущемся беспорядке длинные щупальца. И весь этот отвратительный лик был в произвольном порядке испещрен черными пятнами, должно быть, глазами. Силверслит издавал низкие мурлыкающие звуки, противоестественно мягкие, потом они вдруг изменились и перешли в пронзительный высокий органный регистр, от которого холодные мурашки прошли по телу Кохомы и Логан. Голова чудовища сама по себе простиралась на много метров над водой. Она медленно покачивалась из стороны в сторону, обнюхивая поверхность.
Потом голова поднялась. И хотя черные провалы смотрели во всех направлениях, Кохома почувствовал, что смотрят они сейчас прямо на них.
— Господи, боже мой, он нас увидел, — вскричала Логан.
— Только не это, только не сюда, — стонал Кохома.
— Замолчите! И, как его… гребите! — прорычал Борн, — хотя и сам был напуган не меньше, чем великаны. По его лбу струился свежий пот.
Люди уже по настоящему далеко отплыли на плоту и были на открытой воде. Но силверслит погнался за ними даже в Ад, и Борн чувствовал, что он не собирается отказываться от добычи. Громко мяукая, он стал спускаться вниз.
Тело его казалось бесконечным, оно все спускалось и спускалось по стволу Колонны толчкообразными движениями, а хвоста все еще не было видно. Силверслит даже не пытался поплыть. Вместо этого он вытянулся влево до основания следующего крупного дерева. Борн в отчаянии смотрел, как чудовище обвивает второе дерево и начинает тянуться к третьему. Он понял, что таким образом силверслит очень скоро безо всякой опасности для себя проглотит их, слизнет с плота, и ему даже не придется коснуться воды. То же самое понял и Лостинг, и они начали отчаянно искать щель, дупло, проем в основании одного из огромных стволов, где можно было бы укрыться. Хотя силверслит настолько силен, что запросто разорвет даже эти огромные деревья, чтобы добраться до них.
И тут позади плота раздался негромкий, хлюпающий звук, как если бы ребенок наступил в кадку с салом грейзера. Вода расступилась и исторгла колоссальное, невероятных размеров, бездушное тело. Оно было столь велико, что в это было невозможно поверить. Все пространство между ними и деревом, от которого они отчалили, оказалось занято этой тушей.
Это чудо юдо не обратило на них ни малейшего внимания, как Борн не обратил бы внимания на листик, упавший ему на голову в лесу. Чудище их просто не заметило. Следом из воды показались многосуставные лапы с клешнями размером с деревья и как крюки обхватили вытянутое туловище силверслита. Между этих смертоносных лап на какое то мгновение мелькнул единственный, огненный глаз гиганта. Он был больше скаммера, на котором прилетели великаны. Та часть тела бегемотища, которая показалась из под воды, явила глазу людей безумный гибрид святости и святотатства, ибо чудище было инкрустировано самоцветами — изумрудами и сапфирами, топазами и турмалинами, которые блестели переплетающимся узором. Люди не в силах были смотреть на его красоту, величие, ужас.
Все упали ничком и плотно вжались в оранжевые бревна и серые веревки, а плот заходил ходуном на волнах, поднимаемых от битвы гигантов.
Борн понятия не имел о том, как плавать, и пытался постичь тайну колышущейся воды. Наконец он решил, что уж лучше бы его съели.
Казалось, что прошло несколько часов, прежде чем волнение наконец успокоилось.
Когда, наконец, Борн смог поднять голову, первым делом он увидел, что Руума Хум и Джелливан стоят бок о бок на хвосте плота. Фуркоты, не отрываясь, смотрели на воду. Борн с трудом встал на четвереньки.
Теперь позади плота ничего не было. Лишь тишина. Тишина, да далекие мерцающие контуры бесформенных грибов и личинок, светящихся собственным холодным светом. Далекий тихий звук пузырей, будто ребенок дует в воду. Ничто не выдавало того, что еще совсем недавно здесь был силверслит и порождение ада, которое вышло, чтобы схватиться с ним.
Логан села в полном нервном и физическом истощении. Она убрала волосы, падавшие на глаза, и попыталась успокоить сердцебиение, но безуспешно. Борн какое то время смотрел на нее, потом нашел свое весло, которое он бросил между двумя бревнами, и принялся грести.
— В какую сторону, Жан Кохома? — спросил он. — Жан Кохома, в какую сторону? — повторил он.
Кохома достал компас, но понял, что рука его слишком дрожит и он ничего не может разобрать. Тогда он взял левой рукой запястье правой и внимательно вгляделся в люминесцентный циферблат.
— Лучше… Лучше давай ка немного правее, Борн. Немного, еще…
Еще…
— Лостинг, ты чего не гребешь? Ну же. Давайте грести все вместе.
Они заставляли себя не думать о том, над чем они сейчас проплывают, что может пробудиться в этих глубинах от прикосновения их весел. К тому же они настолько устали, что им было почти все равно. Логан легла на спину, на пахучие бревна, и стала смотреть вверх на крошечный мир, образованный сияющими грибами, растущими вверх ногами на нижней стороне ветви над головой.
— Кто бы мог предположить, что в Аду так красиво. — Тут выражение лица Логан изменилось, и внезапно она через плечо посмотрела на Кохому. Тот сидел позади нее, обхватив голову руками, и весь дрожал. — Жан, если мы встретим другой плот, то давай спросим у его капитана, куда плыть, даже если с ним будет трехглавый пес.
— Мне не нравятся собаки, — ровным голосом ответил Кохома. По его голосу можно было подумать, что он воспринял услышанное всерьез.
Здесь не бывает рассветов, и ничто не могло принести успокоение в души крошечной горстки людей и фуркотов, плывущих на оранжевом лоскутке среди деревьев башен под черным небом, усеянным неким подобием звезд.
То, что по всем понятиям должно было быть утром следующего дня, принесло им на протяжении пятнадцати минут два нападения. Они ничего не видели до тех самых пор, пока на них не напали. К счастью, ни один из нападавших не был по размеру больше человека. Им не доводилось больше встречаться хотя бы с чем либо близким по размеру к вооруженному колоссу, который напал на силверслита.
Первый удар пришел с воздуха. Его нанес четырехкрылый летун, на вооружении у которого был полный рот зубов, похожих на иглы. Он беззвучно спикировал на плот из переплетения воздушных корней огромного дерева. Лостинг с его быстрой реакцией опытного охотника успел предупредить всех об опасности. К счастью, с первого захода летун полностью промахнулся и снова взмыл вверх, заскрипев на вираже, как старик. Оба охотника тут же взяли снаффлеры, чтобы отразить второе нападение. Но воспользоваться оружием им не довелось. Встав на задние лапы, Руума Хум сомкнул мощные передние на крыле нападавшего, и летун, заклекотав, свалился на плот. Длинные челюсти отчаянно защелкали, пока наконец Джелливан одним мощным ударом когтистой лапы не размозжил ему череп.
Не успели путники скинуть с плота труп первого нападавшего, как нечто, напоминающее ананас на шестнадцати длинных тонких ножках, попыталось взобраться на плот. На карабкающиеся конечности со всех сторон обрушились топоры, и кончилось все тем, что покалеченный корнеплод нырнул обратно в ил.
«Внутренние огни могут быть предназначены для привлечения особей того же вида противоположного пола в целях спаривания, — размышляла Логан. В точности как определенные виды глубоководных рыб на Земле и на Реплере. Кроме того, они могут притягивать и хищников».
— Борн, Лостинг, погасите ка ваши факелы.
Охотники с сомнением поглядели на нее. Человек ночью в Аду, да без света. Не останется никакого шанса выжить перед лицом врага.
Но Логан и Кохоме удалось таки уговорить их. Охотники с сожалением сняли защитные шары и опустили факелы в воду, но не раньше, чем приготовили два свежих. Воспользоваться ими не пришлось.
Без света факелов глаза их быстро приспособились к менее яркому освещению, исходящих от фосфоресцентных форм жизни вокруг. Этого было вполне достаточно, чтобы определить свой курс между стволов гигантских деревьев, поддерживающих верхний мир. И никто на них больше не нападал.
Еще несколько часов проплыли они на плоту, и тут Борн обнаружил, что хочет пить. Он опустился на колени и склонил голову к темной поверхности воды.
— Стой, Борн, — закричала Логан. — Ведь она же наверняка…
— Могла бы и не беспокоиться, — Борн сморщил нос от отвратительного запаха.
Никаких ученых степеней у него не было, никакого знания биохимии тоже, но ему достаточно было понюхать воду, чтобы определить, что она совершенно не пригодна для питья. Так он и сказал всем остальным.
— Не удивительно, — прокомментировал Кохома, и поглядел наверх. — Ведь здесь столько бактерий! Только подумайте, сколько тонн… тонн!.. уже полуразложившихся животных и растений падают на каждый квадратный километр поверхности. И это ежедневно. А теперь вообразите, что здесь со всем этим делается при такой ужасной жаре. И дождь каждый день.
Можно сказать, что этот мир стоит на естественном море жидкого навоза и перегноя, шут его знает, какой глубины.
— Очевидно, что эти деревья, несмотря на огромное потребление, не могут управиться со всеми осадками, — задумчиво поддержала Логан. — Она откинулась на плот и стала смотреть на ствол, который они оставляли справа по борту. В диаметре он чуть чуть не дотягивал до межзвездного грузового корабля. — Хотелось бы мне знать, как эти полукилометровой высоты росточки качают воду с поверхности на такую высотищу.
— А мне бы чертовски не хотелось, — неожиданно прервал ее Кохома, — прогрести на этой штуковине мимо станции, прежде, чем мы снова поднимемся наверх. Ведь направление мы знаем, а вот определить, на сколько мы продвинулись за день…
— Борн и Лостинг знают, как оценить расстояние.
Кохома только улыбнулся.
— Конечно, знают. На тропах Дерева, но не здесь, — он указал на плот. Потом повернулся к Борну. — Как ты думаешь, не лучше ли у нас будут шансы в кроне, чем здесь, внизу, если мы, конечно, будем потщательнее выбирать дупло, в котором остановимся на ночлег.
— Да я с самого того момента, как мы отчалили от места жительства этого чудища, подыскиваю подходящую дорогу наверх, — ответил охотник.
— Но нам в любом случае вскоре придется подниматься в мир. Видишь, — он указал вперед и вниз.
А Лостинг продолжал мрачно грести, внимательно осматривая мрачные корни и основания деревьев, выискивая место, где они могли бы начать взбираться наверх. Кохома и Логан посмотрели вниз, а Борн постучал пяткой по бревну. Раздался полый звук. После этого он поднял ногу повыше и изо всех сил топнул по бревну. Нога провалилась по самую лодыжку, а когда он достал ее, из пролома хлынула желтовато коричневая жижа.
— Что ты там говорил по поводу воздействия бактерий и разложения, Жан? — иронично проворчала Логан. После этого она снова повернулась лицом к проплывающему мимо пейзажу, похожему на сон. — Борн прав, если мы в скором времени не причалим, этот плот растает прямо под нами.
Липкая густая жижа, покрывавшая поверхность, уже лизала им ноги, когда Лостинг обнаружил путь, ведущий наверх. Древесный мыс был образован изогнутым утолщением большого корня, который горизонтально выступал в воду, прежде чем исчезнуть под ее поверхностью. Корень этот плавно изгибался, переходя в центральный ствол, что избавляло от необходимости предпринимать вертикальную атаку на сотни метров вверх.
Изрядно потрудившись веслами, путники причалили шаткое судно к твердому древесному берегу. И очень вовремя, потому что вместо того, чтобы упруго стукнуться о корень, передняя часть плота просто развалилась от удара. Быстрое обследование показало, что плот выдержал бы еще не более километра. Почти все бревна прогнили по меньшей мере наполовину. К еще более разрушительным последствиям мог привести тот факт, что большая часть серых перевязей, которыми был скреплен плот, исчезли. Останься они еще немного на плоту, и все могло кончиться его мгновенным, а не постепенным расщеплением. Бревна просто рассыпались бы, поскольку их больше ничего не связывало.
После того, как они поднимутся по удобному плавному помосту, который образует огромный изогнутый корень, появятся сучья и утолщения, которые позволят им двигаться вверх, но во всех случаях дорога будет сильно отличаться от их быстрого спуска.
Кохома вслух высказал то, что Логан думала про себя.
— И что, мы здесь будем взбираться?
— Люди умеют летать, — проговорил Борн. — Но, к сожалению, лишь в одном направлении — вниз. Боюсь, что придется. Мы с Лостингом пойдем первыми и будем отыскивать самую простую дорогу, настолько легкую, что даже ребенок сможет по ней взобраться. А вы пойдете за нами. — После этого охотник обернулся к фуркотам. Джелливан при его словах зевнул. — Идите сразу за великанами и не давайте им падать, — приказал он.
— Понял, — хмыкнул Руума Хум. — Будем идти сразу за ними, будем о них заботиться.
Тяжелый череп еще раз обернулся, чтобы посмотреть назад. В туманном фосфоресцирующем свете тускло блеснули клыки.
— Быстрее, сюда кто то идет.
Если у Логан или у Кохомы и возникло желание предложить поискать другой путь для подъема, может быть, менее отвесный, то короткое предупреждение Руума Хума развеяло все их сомнения, и они поспешно последовали по избранному маршруту.
— Нас ведь никто не трогал с тех пор, как мы загасили факелы, — пропыхтела Логан. — С какой стати сейчас на нас кому то внезапно нападать? Я думала, что мы здесь стали для всех совершенно неприметными.
— Просто у тебя глаза к здешнему свету привыкли, — крикнул ей Борн.
— А ты посмотри как следует на себя.
Логан посмотрела на свои плохо слушающиеся ноги и от неожиданности резко вздохнула. Она сияла, как тысяча крошечных лазеров: ноги, ступни, тело — все было покрыто пурпурными, желтыми огоньками, которые жили, казалось, сами по себе. Логан вытянула руки перед собой, и у нее на глазах светоносное нашествие расползлось по рукам. Потом она заметила, как легкое, едва заметное, будто перышком, покалывание распространяется по лицу, и она отчаянно начала тереть глаза, нос, рот. Паника отпустила женщину лишь тогда, когда поняла, что легкое, как перышко, прикосновение таковым и остается.
Борн теперь тоже светился, и Лостинг. Логан увидела, как на нее смотрит Жан, и что его лицо тоже покрыто мириадами огоньков, как и ее собственное. А позади светом струились Руума Хум и Джелливан. Где то позади раздался такой стон, что дрожь побежала по позвоночнику. Люди и фуркоты удвоили усилия. На самом то деле подъем, с технической точки зрения, не представлял собой большой сложности, просто он очень сильно действовал на нервы и изматывал.
Логан казалось, что они взбираются уже много дней, а не часов. На какое то время стало гораздо темнее, когда фосфоресцентные грибы, личинки, а также мхи стали попадаться все реже и реже. Но еще через дюжину метров первый свет пробился сверху, пока еще слабый, робкий проблеск пробивающегося далекого солнца. И тут же приобретенная иллюминация оставила их. Едва видимые простым глазом огоньки зашевелились, потекли и начали растворяться, поднимаясь облачком с кожи. Крошечные, невероятно крошечные насекомые, живые светлые точки.
Тот единственный, леденящий душу стон уже давно растворился, остался вдали, но ничего удивительного, что они внезапно стали привлекательны для кого то, ибо миллиарды светлячков, которые постепенно собрались на них, превратили движущихся людей и фуркотов в сияющие силуэты на фоне тьмы, яркие, мерцающие маяки, призывно зовущие светочувствительных хищников. «Еще один симбиоз», — размышляла она. — «В этом мире их сотни и сотни, самых неожиданных».
Они поднимались в область все более и более густой растительности.
Это были уже не грибы, а какие то доисторические предтечи настоящих растений, и вот уже появились первые бледные тени, которые отбрасывал настоящий солнечный свет, и это было как ответ на молитву. Сначала они взбирались по корням, свисавшим с самых крупных паразитических деревьев, по самым старым лианам, потом по корням более мелких деревьев паразитов и кустарников, и наконец, они достигли первых листьев — огромных дисков, едва тронутых зеленью. Некоторые были по пять, шесть метров в диаметре, они были созданы, чтобы ловить малейший лучик солнечного света свыше. Грибы здесь тоже вовсю процветали, но уменьшились до дружелюбного, неугрожающего размера, не то, что кошмарные колоссы Седьмого Уровня. Гигантские папоротники, плющи, глубокий мох по прежнему вытесняли здесь цветущие растения.
— Пожалуйста, давайте здесь остановимся, — умолял измученный Кохома, устраиваясь на широкой лозе, увитой ромбовидным плющом. — Ну хоть на минутку.
Логан рухнула рядом с ним. Борн кинул вопросительный взгляд на Руума Хума. Фуркот внимательно смотрел на проделанный ими путь, его длинные уши склонились вперед. Он прислушивался, а потом повернулся.
— Никто не крадется, никто не преследует. Опасность миновала.
Прошло, как показалось Кохоме, всего несколько секунд, и Борн встал и попробовал следующий свисающий корень. Оставшись доволен, он стал карабкаться вверх по этой спиралевидной структуре. Лостинг последовал за ним, охотничья трубка билась о накидку. Кохома взглянул на свою спутницу, пробормотал что то, чего Борн все равно не понял бы, и пустился следом. Логан вздохнула, встала и попыталась немного расслабить затекшую шею. Выяснилось, что это приводит только к напряжению других мускулов. Она ухватилась за корень и начала карабкаться. Руума Хум и Джелливан выбрали другую дорогу.
Еще несколько часов тяжелого подъема привели их к тому, что можно было бы назвать туманным полумраком, где, наконец, можно было смотреть, не прищуриваясь.
В этот раз наступил черед Логан объявить во всеуслышание, что она больше не может сделать ни шагу. Борн и Лостинг посовещались о чем то, глядя на двух великанов, рухнувших на ложе из прямоугольных листьев, таких толстых, что они были похожи на коробочки.
— Ну и хорошо, — сказал им Борн. — Здесь мы и переночуем.
— Переночуем? — удивился Кохома. — Но ведь, когда силверслит согнал нас с того дерева, была ночь.
— Пора бы уже научиться определять время по свету, — сказал ему Борн. — Солнце уже умирает, а не расцветает. Мы были в пути остаток той ночи и почти весь следующий день. У нас почти не осталось времени на приготовление огня и убежища.
— Постой, а откуда ты знаешь, когда солнце садится, а когда встает?
Борн обвел рукой окружающий лес.
— Тут достаточно эмфола.
— Да ладно уж, — недовольно сказал Кохома. — Верю тебе на слово, Борн. — Тут выражение его лица переменилось. — А вы с Лостингом собираетесь поохотиться или нам опять придется удовлетвориться этими подметками, которые вы называете сушеным мясом?
Борн доставал топор.
— Нет времени охотиться. Или ты предпочитаешь свежее мясо крову?
— Нет уж, спасибо, — вмешалась Логан. — Уж лучше пусть будет тепло и сухо. Времени вам хватит?
— Тут много мертвых ветвей и умирающих листьев, — сказал им Борн. — К тому же мы сейчас так низко в мире, что вода просочится только поздно ночью. Кроме того, эта область все еще мало знакома нам. Ведь это Шестой Уровень. Что то из растительности мы знаем, а что то нет.
То же самое можно сказать о звуках и, вероятно, о тех, кто их издает сейчас. Не самое лучшее время для охоты.
— Будем есть то, что принесли с собой, — сказал Лостинг. — А завтра сумеем добраться до Третьего Уровня, и там поохотимся на свежатинку, поищем фрукты и мясные орехи. А сейчас довольствуйтесь тем, что есть.
— Понимаешь, — объяснил Кохома, — ты только не подумай, что я жаловался или еще что… — Он вспомнил, что здесь они оказались благодаря безрассудству и любопытству Борна, а вовсе не Лостинга. — Просто все ухудшающееся качество нашего рациона за последние недели явилось потрясением для моих внутренностей.
— А для нас, по твоему, то, что мы едим, это что — пиршество? — напомнил ему Борн.
Они с Лостингом отправились на поиски зеленых листьев, похожих на огромные подносы, которые показывали признаки нездоровья или умирания.
Кохома откинулся и лежал, развалившись, в листве, пока двое охотников не исчезли за густой зеленой стеной. После этого он перевернулся и посмотрел на Логан, которая деловито сверялась с компасом.
— Ну и как курс?
Она пожала плечами.
— Более или менее верно, Жан. Ты же знаешь, сам об этом говорил, станция должна быть прямо по курсу.
— Но у нас три возможности пропустить ее. Мы можем пройти ниже, правее или левее. — Кохома затеребил лист, на котором сидел. — Ох и не нравится же мне это наше путешествие низом, черт его возьми. Да что тут поделаешь!
— Да что такое, Жан? Неужели тебе все это не интересно?
— Интересно? — он недобро поцокал языком. — Одно дело — изучать туземные отклонения со скаммера, под защитой лазерной пушки, и другое дело — вместо того, чтобы заносить новых зверей в каталог, быть ими заживо съеденным. Это мне совершенно не по душе. Скоро у нас будет еще одна проблема, понимаешь ли!
— О, у тебя полно для меня сюрпризов, — воскликнула Логан.
— Я говорю серьезно. Если мы не хотим рисковать тем, чтобы пройти мимо станции, нам придется убедить наших провожатых держать путь у самых макушек деревьев. В нашем путешествии на плоту их чувство расстояния оказалось сбитым, и я думаю, мы сможем уговорить их быстро подняться на самый верх мира.
— Да, ведь правда, станция стоит на открытом месте. А Борн, как и весь его народ, — продолжила Логан, — смертельно боится неба. Хотя, — добавила она задумчиво, — не так сильно, как поверхности. А поскольку поверхность мы успешно изучили в нижнем Аду, может быть, теперь Борн не будет так противиться подъему. Не забывай, Борн ведь не знает, что станция расположена на самом верху Первого Уровня. Он, может быть, почти поверил, что мы пришли из иного мира. По моему, в его воображении скорее уложится это, чем то, что здесь, в этом мире, мы добровольно избрали местом жительства их Верхний Ад.
Кохома покачал головой.
— И все таки, хотелось бы мне понять, что это за дела такие с этим эмфолом. Похоже на то, что это какое то отклонение растительности, помогающее приспосабливаться.
Логан кивнула.
— Разве неудивительно, что поддержку и сверхъестественную помощь они черпают вокруг, потому что внизу у них Ад и вверху Ад, и получается, что они зажаты посредине, как в сэндвиче, — улыбаясь проговорила Логан. — Естественно, что развитие их пошло по нецивилизованным путям. Это очень плохо в своем роде. Борн, вожди Сэнд и Джойла и еще несколько других, они ведь у них своего рода знать.
Кохома хмыкнул и перевернулся.
— Самая большая ошибка, в которую может впасть сторонний наблюдатель в этом мире, — романтизация примитива, — иронично заметил он. — А в случае с этими людьми даже вышесказанное неверно, поскольку они не просто первобытные люди. Они — лишь выродившиеся, регрессировавшие потомки нашего народа.
— А скажи ка мне, Жан, — прошептала Логан, — это и в самом деле вырождение, регресс, или это — прогресс? Восхождение, но просто по другому, чуждому нам пути.
— А? Что ты сказала?
— Ничего, ничего. Я устала, только и всего.

Глава 11

Трапеза состояла из жестких сушеных фруктов и еще более жесткого сушеного мяса. После нее был запланирован отдых. Но измученная своими вопросами Логан подошла к Борну. Охотник отдыхал рядом с огнем, прислонясь спиной к туловищу спящего Руума Хума. Лостинг уже спал в дальнем конце их временного убежища. Да и Борн уже задремывал, неловко завернувшись в коричневый плащ.
Логан же очень хотелось разрешить один важный вопрос.
— Скажи мне, Борн, ты и твой народ верите в Бога?
— В Бога или в богов? — переспросил охотник. На вопрос он совсем не обиделся.
— Нет, в единого Бога. В единый, всемогущий, всевидящий разум, который направляет все события во Вселенной, все исчислил и у которого на все свой замысел.
— Но ведь это подразумевает отсутствие свободы воли у человека, — ответил Борн, в который уже раз поразив Логан весьма умным ответом.
— Некоторые с этим смирились, — заметила она.
— А я ничего этого не принимаю, как и те, кого я знаю, — ответил Борн. — Этот мир слишком богат и разнообразен, чтобы кто то один мог все это исчислить. А ты говоришь, есть и другие миры, столь же сложные, как и наш. Нет, мы во все это не верим.
«Со всем этим уже можно спокойно отправляться к Хансену», — подумала Логан.
А Борн продолжал:
— Все это плохо. Вера в существование единого Бога подразумевает определенный набор этических и нравственных принципов, на которых можно основывать определенные правила жизни. Духовная же анархия делает работу с людьми гораздо сложнее. Тут уже не призовешь высшую силу в качестве ограничивающего фактора.
«Да, ну и проблема для Хансена и прочих ксеносоциологов, которых компания захочет послать для работы с народом Борна», — подумала Логан. Ока собралась было уходить, но потом передумала. Если бы ей удалось заронить хотя бы одно рациональное зерно в сознание Борна.
— Борн, а тебе не приходило в голову, что нам в пути сопутствует невероятная удача?
— Я бы не назвал ночевку на дереве силверслита удачей.
— Но ведь мы спаслись от него, Борн. И, кроме того, еще десяток, да нет, не один десяток раз мы могли погибнуть, а мы даже без серьезных ранений обошлись. Так, обычные синяки и шишки.
Борн задумался. А потом проговорил:
— Я — великий охотник. Лостинг — хороший охотник, а Руума Хум и Джелливан мудры и опытны, так почему, собственно, нам не справиться со всеми этими трудностями? Вот мы и справились.
— И ты не находишь это странным, ведь никто из ваших людей не уходил из дома дольше, чем на пять дней. Я имею в виду тех, кто уходил и вернулся.
— Но ведь мы еще даже до цели не дошли и тем более не вернулись.
— Это верно, — признала Логан, пятясь к месту своего ночлега. — То есть, по твоему, это не предполагает участия руководящей, направляющей силы, подобной Богу, того, кто всегда знает, что для тебя будет хорошо и следит за тобой.
Борн торжествующе посмотрел на нее.
— Никто нас не защитил, когда напали акади. Но я подумаю над тем, что ты сказала, — и он отвернулся от Логан.
Итак, заронить семя ей удалось. Довольная этим, и подумав, что Хансен наверняка похвалит ее за проделанную работу, Логан завернулась в плащ и закрыла глаза. На станции не было миссионеров, которые отблагодарили бы ее. Да и деятельность станции вряд ли бы освятила церковь.
Равномерный звук крупных дождевых капель, просачивающихся на этот уровень через миллионы листьев и лепестков, стеблей и сучьев, складывался в убаюкивающий ритм на кризис навеса из листьев, и Логан, наконец, удалось заснуть.
— Нам нужно подняться на самый верх Первого Уровня, Борн, — настаивала Логан на следующее утро.
Борн качал головой:
— Ходить по небу слишком опасно.
— Нет, нет, — в отчаянии продолжала Логан. — Мы не будем высовывать головы в открытое небо. Мы вполне можем оставаться в добрых двадцати пяти метрах от него, — и она перевела это расстояние на относительную шкалу Уровней. — Ни один небесный демон не спикирует на нас через такую толщу листьев, которые будут выше нас.
— На Первом Уровне полно своих опасностей, — продолжал настороженно возражать Борн. — По размерам они, конечно, меньше, чем те, которые живут на Уровне Дома. Но они движутся быстрее, их труднее обнаружить и убить.
— Послушай, Борн, — попытался объяснить Кохома. — Если мы будем ходить так низко, мы можем вообще потерять станцию. Ведь она построена, подобно нашему скаммеру, из материалов, установленных вверху леса, но сильно в него не углубляется. Если мы проскочим мимо, а затем будем возвращаться и искать, то можем так запутаться в направлениях, что никогда не найдем свой дом. После этого мы можем годами скитаться в этих джунглях. — Для пущей доходчивости Кохома схватил компас и потряс им перед лицом Борна и Лостинга, будто они могли понять его устройство. — Видите, наш указатель направления.
Лучше всего он работает во время первого поиска. Но с каждой новой неудачей от него все меньше и меньше толку.
В конце концов, как и предполагала Логан, Борн уступил. У него было всего два выхода: либо согласиться с их доводами, либо отказаться от продолжения пути. После всего, что все они уже пережили, казалось маловероятным, что Борн выберет второе.
Итак, люди продолжили восхождение. Теперь они продвигались постепенно, не по убийственной для мышц вертикали, а по наклонной.
Таким образом, они продвигались не только вверх, но и вперед по Пятому Уровню, затем по Четвертому, Третьему. Логан чувствовала, как аборигенам не хочется покидать это уютное, знакомое для них окружение ради опасности и неизвестности, которая ждет их наверху. Но они с Кохомой успели так хорошо познать Мир, что ни один из охотников и не пытался обманом убедить их, что они уже достигли верхнего уровня.
И вот путники уже на Втором Уровне, где солнечный свет такой яркий и желто зеленый, что большей части растительности он достигает напрямую, а не отражается от зеркальной лозы, где день уже настолько ярок, что вполне можно подумать, что ты где то в глубине северного смешанного леса на матери Земле.
Логан и Кохома воспрянули духом, в то время как Борн и Лостинг все более и более настораживались.
И вот они на Первом Уровне. Вошли в буйство яростно окрашенных цветов, изваянных, очерченных и раскрашенных природой, будто опьяневшей от своей собственной красоты.
Логан подумала, что любой из ботаников, которых не выпускали со станции и которым разрешали лишь изучать образцы, добываемые экипажами скаммера, дал бы руку на отсечение ради возможности побыть сейчас здесь. Но правила компании этого не допускали, ими учитывалась непредсказуемость природы этого мира. Рисковать ботаниками было непозволительно.
Все основные тона и оттенки смешивались, перетекали один в другой, придавая всему самую экзотическую окраску. Логан прошла мимо багрового цветка диаметром в полметра. Пигментация была столь интенсивной, что местами багровый цвет переходил в темно лиловый, на лепестках были ярко аквамариновые прожилки, а сам цветок покоился на блестящих, золотистых листьях. Пьяное буйство просматривалось не только в цвете, но и в форме. Один из цветов похвалялся лепестками, произрастающими в виде переплетенных, многочисленных спиралей розового, бирюзового и миндального цвета. Кохома окрестил это растение вполне подходящим названием «клоун». Были цветы, которые ощетинивались суставчатыми пиками, от зеленых стеблей отпочковывались зеленые цветы, а с зеленых ветвей свисали зеленые гроздья. Попадались цветы, внутри которых росли цветочки поменьше, цветы с оттенком дымчатого кварца, цветы с прозрачными лепестками и запахом карамели. И среди всего этого блеска, не уступая ему в эволюционной изощренности, роилось множество представителей уже скорее фауны, чем флоры. Все это ползало, прыгало, скользило, жужжало подобно ожившим снам, проносилось перед взором двух онемевших пилотов скаммера.
Борн был прав, представители верхней фауны были меньше своих нижних собратьев, но двигались быстрее. Некоторые мелькали на их пути так быстро, что глаза едва улавливали их. Охотникам и собирателям плодов пришлось бы здесь работать в четыре раза больше, чтобы добыть то же количество пищи — слишком высока была здесь естественная конкуренция, а также, по словам охотников, высока была и опасность.
Видимо, именно этим объяснялось то, что потомки оказавшихся здесь в результате космической катастрофы людей предпочли оставить этот рай ради менее живописных, но зато более безопасных мест. Кроме того, Логан с безопасной станции доводилось наблюдать могучие ночные грозы, и она решила, что еще одной причиной, побудившей этих людей спуститься вглубь, были ужасные погодные условия верхних Уровней.
Не последнюю роль играл в этом и шум. На Первом Уровне можно было оглохнуть. В основном, судя по всему, его производили огромные колонии небольших шестилапых существ, доходящих человеку примерно до колена. В длину они были с полметра, казались очень хрупкими и очень быстро перемещались по тонким ветвям, цепляясь за них шестипалыми лапами.
Защищенные панцирем тонкие конечности произрастали из пушистого, цилиндрической формы, тела, заканчивающегося с одной стороны длинным, похожим на хлыст хвостом, а с другой стороны тупым рылом, на котором красовались три глаза и упругая тонкая мембрана, которая, похоже, служила ухом. Это были своего рода птицы пересмешники этого мира, шестилапые чудики, способные извлекать любые звуки от самого высокого посвиста до красивых басовитых раскатов. Они сопровождали людей целыми стайками, и пока путники шли по тропам из переплетенной лозы, чудные твари без конца осыпали их неразборчивыми оскорблениями и предложениями. Иногда, когда кто нибудь из фуркотов угрожающе рычал, шестилапые бросались врассыпную, но едва их природная, общинная храбрость снова брала верх, как они снова появлялись вдоль дороги, и весь этот раздражающий шум и гам начинался снова. Отвязывались шестилапые только тогда, когда им самим наскучивало.
И все же сама собой напрашивалась еще одна причина, по которой жизнь внизу казалась предпочтительнее: даже здесь на расстоянии в много десятков метров под кронами деревьев ветви и побеги были гораздо тоньше, чем внизу, они были неудобны в качестве дорог. Соответственно тоньше были и лианы, а значит, все чаще Логан и Кохоме приходилось пользоваться руками, а не ногами, чтобы перебираться с одного места на другое. Но когда Борн спросил, не устали ли они и не хотят ли спуститься немного пониже, туда, где будет идти проще, оба, заскрипев зубами и утерев пот со лба, покачали головами. Уж лучше истратить весь остаток сил здесь, чем подвергаться риску пропустить станцию, пройдя под ней.
Так что путь продолжали на том же Уровне, лишь изредка спускаясь пониже, когда верхний участок леса становился совсем редким, так что даже Борну становилось тяжело передвигаться. Но едва крона Дерева снова сгущалась, как они опять поднимались почти под самое небо.
Этим вечером дождь пошел рано. Впервые с тех пор, как разбился их скаммер, оба великана насквозь промокли прежде, чем охотники смогли возвести подходящее убежище. Здесь не было сотен метров листвы, защищавшей от прямого дождя, и они испытали всю силу ночного потопа.
Количество и силу низвергавшейся с неба воды великаны предвидели, потому что уже наблюдали подобные грозы со станции. Что их удивило, так это шум. Станция обладала по настоящему хорошей звукоизоляцией.
Логан и Кохома вприпрыжку спустились на добрые тридцать метров в надежде хотя бы чуть чуть защититься от него, но даже здесь лес рокотал и содрогался, здесь был настоящий крепкий ветер, не то что потерянный унылый ветерок, который бывает на Уровне Дома. Сквозь водопад, дождь и вой ветра звучали оглушительные раскаты грома, и ничто не могло защитить от них.
Логан чихнула и грустно подумала, что первые колонисты неизбежно погибли бы здесь от пневмонии, если бы не спустились на более защищенные нижние Уровни. Логан не знала, что высокая влажность и постоянная жара не позволили бы здесь серьезно простудиться.
Но когда на следующее утро в жарком влажном мареве взошло солнце, оба великана по прежнему были промокшими до костей. Под заботливым руководством Борна и дружеской опекой Лостинга в течение нескольких следующих дней Логан и Кохоме пришлось переучиться заново. Борн не преуменьшал опасности мира, расположенного почти под самым небом.
Единственное — здесь методология убийства отличалась особой гибельностью благодаря неприметности. Если бы не советы и защита Борна, Лостинга и фуркотов, оба великана погибли бы в первый же день.
Ярче всего в сознании Логан запечатлелась угроза, исходившая от ярко желтого фрукта. Он имел форму песочных часов и был размером с грушу. Куст, на котором росли подобные плоды, был усыпан цветами, источавшими запах весеннего нектара. Борн указал остальным на то, что токкеры и другие плодожорки тщательно избегают этого куста.
— А что, эти плоды горькие на вкус? — спросил Кохома.
Борн покачал головой.
— Нет, на вкус они великолепные, кроме того, они очень питательны и освежают силы уставшего путника. Тут вся опасность связана с отделением плода от находящихся внутри него семян.
— Ну, это проблема всех фруктов, — заметил великан.
— Но особо сложна эта проблема с плодами приветника, — сказал им Борн и, протянув руку, небрежно сорвал один плод.
Логан заметила, как он долго и пристально смотрит на него. «Снова эмфол», — подумала она.
— Ни одно животное в мире этой проблемы не разрешило, — продолжал охотник, поворачивая и как бы взвешивая в руке привлекательный, безобидный на вид плод. — Только люди.
Борн осмотрелся и нашел наконец неподалеку торчащую из куста длинную и тонкую засохшую ветку. Аккуратно отклонив ее у основания, он заточил ножом один конец. После этого проткнул острием фрукт, обращая особое внимание на то, чтобы не попасть в центр. Положив пронзенный фрукт на сук, он с помощью ножа сделал многочисленные надрезы на той стороне фрукта, которая была дальше от палки. После этого он поднял плод на палке высоко над головой и принялся стучать той стороной, где были сделаны надрезы, о выступ дерева. На шестом ударе раздался взрыв, столь неожиданной силы, что Логан и Кохома пригнулись.
Слева раздалось громкое рычание, из колючих кустов высунул голову Руума Хум. Увидев, что никто не пострадал, он презрительно хмыкнул по поводу столь глупых мероприятий и тут же снова исчез в зарослях. Борн опустил палку и показал плод великанам. Вся его левая сторона, на которой были сделаны надрезы, была напрочь снесена, будто внутри была вмонтирована небольшая бомба, что, в общем то, и соответствовало действительности.
— Вот таким образом приветник распространяет по миру свои семена, — пояснил Борн.
После этого он поделил остаток фрукта на дольки и вручил их Кохоме и Логан. Логан с опаской положила свою дольку в рот: недавняя демонстрация остудила ее аппетит. Однако, едва почувствовав на языке вкус этого фрукта, она сразу же избавилась от всяких сомнений и принялась с наслаждением втягивать сок. Он был исключительно вкусным.
Сахарный и в то же время слегка кисловатый, подобно грейпфруту или лимону.
— А что в итоге случается с семенами? — спросила Логан, когда от фрукта уже ничего не осталось.
Вместо ответа Борн повел их куда то вверх и налево. Там он внимательно осмотрел ствол близлежащего дерева и показал им пальцем.
Пилоты подошли вплотную и стали рассматривать. На стволе кучным, аккуратным узором располагалось с дюжину маленьких дырочек, на несколько сантиметров проникавших в глубь твердой древесины. И если внимательно заглянуть в них, то на дне можно было увидеть маленькое темное семечко. На нем было шесть острых гребешков. Семена были около полусантиметра в диаметре, включая гребешки.
При помощи ножа Борн выковырял одно из них. Логан протянула было руку, но Борн оттолкнул ее. Неужели за все это время она так ничему и не научилась в этом мире. Логан и Кохома с интересом стали рассматривать семя. При ближайшем изучении оказалось, что каждый из шести гребешков был острым, как бритва, и заканчивался по краям микроскопическими, похожими на рыболовные, крючками.
— Теперь понял, — тихо сказал Кохома. — Эти семена укореняются в деревьях, но как же они распространяются? Значит, этот плод усыхает до такой степени, что благодаря внутреннему давлению семена разлетаются сами.
— Такого не может быть, Жан, — возразила Логан. — Если фрукт высыхает, то откуда взяться такому давлению?
— Нет, — Борн покачал головой. — Приветник укореняется не на растениях. Бывает, что какое то животное стареет или заболевает и теряет рассудок или, может быть, от голода захочет съесть приветник. И тогда…
Борн развернулся и направился дальше. Логан немного задержалась, чтобы еще раз взглянуть на кучный узор, где семена пробурили дырки в плотном дереве, после чего последовала за охотником.
— Так вот, животное пытается съесть такой плод, вгрызается в мякоть, пока наконец не протыкает внутренний мешок, находящийся под давлением, и тогда весь этот заряд выстреливает ему прямо в морду, — мрачно теоретизировал Кохома. — Если зверю повезет, то семена сразу убьют его. В противном случае, судя по всему, животному приходится дожидаться смерти от потери крови. После чего его труп служит готовым источником питательных веществ для этого милого кустика.
— Да, Жан, растения в этом мире добились равноправия с животными.
Нет, беру свои слова обратно, они добились превосходства. Животных здесь меньше, они меньше по размерам, они беззащитны. А я то все думала, почему предки Борна так быстро утратили цивилизованные навыки.
Теперь то я поняла. Как можно постоянно бороться с лесом?
Через несколько дней путников ждало открытие, которое в своем обычном флегматичном тоне возвестил один из фуркотов.
— Панта, — окликнул их Руума Хум.
Оба фуркота сидели на краю большой ветки. Борн воспрянул духом.
Панта — это своего рода вмятина в Мире, большое открытое пространство.
— Конечно, — поспешно добавил он, всматриваясь в выражение лиц великанов, — это вполне может быть естественная панта. Их около полудюжины в двух днях пути от Дома. — Борн снова повернулся к Руума Хуму. — А она большая?
— Большая, — тихо ответил фуркот, — а посередине штуковина из металла для топоров, похожая на небесный корабль.
Все три глаза Руума Хума внезапно уставились на Логан. Не зная почему, она отвела взгляд и пристально посмотрела на Борна.
— Станция, иначе и быть не может.
— Скорее! — и, повернувшись, Борн вприпрыжку бросился вперед.
Логан пришлось ограничить его энтузиазм.
— Не так быстро, Борн. Ведь там есть вещи, ну, вроде нашего компаса, которые защищают станцию от вторжений хищных обитателей леса и небесных демонов. Ни одно постороннее существо не может попасть туда.
— Даже силверслит? — неуверенно спросил Лостинг.
— Да, Лостинг, даже силверслит, — подтвердила Логан.
Но охотник не унимался.
— Что, на ваш Дом станцию, когда нибудь нападал силверслит?
Логан пришлось сознаться, что нет, но она с упорством продолжала настаивать, что даже это гигантское животное не устоит перед мощной лазерной пушкой или объемным взрывом. Оба охотника были вынуждены сознаться, что понятия не имеют, что значат эти волшебные слова, Кохома с плохо скрываемой улыбкой заверил их, что это оружие гораздо более мощное, чем яд шипов джакари.
— Что ж, в таком случае, демоны вашего Мира, должно быть, гораздо сильнее, чем демоны нашего Ада, — признался Борн. — Иначе, зачем бы вам такое оружие?
— Так и есть, — призналась Логан, не сподобившись, однако, разъяснить, что в данном случае демоны, которых она имеет в виду, — внешне обычные люди.
Кроме того, поскольку теперь до станции было рукой подать, ей очень не терпелось провести эксперимент, о котором она мечтала все это время. Логан пристально посмотрела на Руума Хума.
— Ну, хорошо, — сказала она. И после этого добавила командирским тоном. — Веди нас к панте, Руума Хум.
Какое то время фуркот смотрел на нее странным взглядом, после чего повернулся и засеменил через зеленые заросли впереди. Борн ничего не сказал. Может быть, для него этот случай ничего не значил, но Логан и Кохома увидели, что фуркоты подчиняются приказам не только людей из племени Борна, но и всех других. А это может оказаться самым важным в сглаживании определенных проблем.
И вот еще несколько лиан, несколько двухметровой высоты листьев, пара сучьев, отодвинутых в сторону, и они стоят на краю того, что более всего похоже на огромный зеленый круг, вымощенный зеленым, бежевым и коричневым. Дно панты состояло из макушек сотен тысяч деревьев, куплей и эпифитов, срезанных для того, чтобы оградить станцию защитным рвом, который, собственно, представлял собой открытое пространство, лишавшее потенциального нападающего всякого укрытия.
А в середине всего этого зеленого амфитеатра возвышалась собственно станция, покоящаяся на макушках трех Деревьев Колонн, растущих друг рядом с другом. Их вполне хватало, чтобы выдерживать вес всей станции.
Сама же она состояла из одной единственной большой металлической постройки, завершающейся скошенным куполом. На макушке был большой пузырь из прозрачного пластика. Вокруг всего сооружения шло широкое крыльцо, ограниченное плетеным забором, доходящим человеку до груди.
На каждую из четырех сторон света от станции простирался крытый переход, заканчивающийся пузырем из дюраля и пластика. В каждой из этих оружейных башен помещалась лазерная пушка с узким округлым стволом. Установленные независимо друг от друга, эти пушки способны были создавать такой обстрел, что одновременно три из них могли взять на прицел любого, кто приблизится к станции ближе, чем на двадцать метров.
Любой незаинтересованный наблюдатель, ознакомившись с этим устрашающим расположением огневой мощи, без труда вычислил бы, что этот скромный форпост науки ожидает нападения, причем массового, со стороны окружающего его леса. На самом то деле пушки эти были предназначены не только для защиты от нападения местных хищников.
Создатели станции более всего опасались небесных демонов, поскольку те атаковали на большой скорости, за ними стоял разум, и вооружены они были предписаниями, приказами, установлениями и правилами.
Вышеозначенных следовало гораздо больше опасаться, чем зубов и рыка плотоядных.
На половине высоты между днищем станции и макушками срезанного вокруг нее леса была расположена сеть из толстых высоковольтных кабелей, окружающая каждое из Деревьев Колонн, на которых покоилась станция. Кабели находились под таким напряжением, что у любого хищника, случайно ускользнувшего от электронных глаз следящей системы, пропало бы всякое любопытство по отношению к станции.
Выслушав все эти объяснения, Борн спросил о назначении плоского металлического диска, установленного справа от них. Пятый крытый переход чуть более широкий, чем остальные, соединял диск со станцией.
Диск был установлен на срезанной макушке дерева поменьше, но достаточно большого, чтобы выдержать его вес.
Борн не распознал в продолговатом предмете, покоящемся на этой металлической платформе, старшего сородича скаммера великанов.
Естественно, челнок существенно отличался по форме и размерам, и ни один из охотников не смог понять его назначения, равно как и назначение сетчатых решеток и антенн, которые выступали по бокам станции и над наблюдательным куполом вверху. А позади башен с вращающимися лазерными пушками и металлическими переходами, позади двойного ряда сетчатого ограждения и галерей находились жилые помещения, лаборатории, кабинеты администрации, интендантские склады, центр связи, которому позавидовал бы любой оператор на планете с многомиллионным населением, помещение для скаммеров и ремонтные доки, концентратор солнечной энергии и электростанция, плюс уйма второстепенных помещений, ниш и комнат. Даже случайный гость с минимальным внепланетным опытом в мгновение ока понял бы, какие безумные расходы потребовались на создание этой первой станции.
— Ну, наконец, — сказала Логан.
Теоретически все было настолько заранее продумано и протестировано, что никоим образом автоматическое оружие не должно было включиться на уничтожение прежде, чем тщательно не исследует, что это за тело и кому оно принадлежит. Но это теоретически. А практически у Логан не было случая лично удостовериться в этом. Теперь он предоставился.
К станции надо было пройти траншеей. Логан вышла из за зеленой стены на открытое пространство и сделала несколько шагов по направлению к станции. Два обрубленных дула тут же повернулись в ее сторону. Как она надеялась в этот момент, что тот, кто сейчас сидит на вахте у компьютера, не заснул, не напился, не решил поупражняться в стрельбе по первой попавшейся мишени. Прошли долгие секунды, ничего не случилось. Логан махала рукой, хлопала в ладоши. Кохома напряженно ожидал, а Борн и Лостинг настороженно глядели в открытое небо и не спускали рук со своих охотничьих ружей.
В сознание Борна настойчиво стучались другие мысли. Сбылся наяву полусон. Вот он Дом станция великанов, он существует, стоит перед ним, найдет ли он там все обещанные ему чудеса, в этом еще предстоит убедиться.
Борн чувствовала какое то беспокойство. На станции, вне Дерева, они окажутся беззащитными, и вся надежда будет лишь на яд джакари, а вовсе не на обещания. Видно было, как в их сторону поспешили с осторожностью человеческие фигурки. Они приближались. Логан заглянула себе под ноги и увидела дорожку, несомненно, одну из многих, которая протянулась от станции в их сторону прямо над лесом. О существовании подобных трапов ее бесспорно информировали, но в сознании это не осело, поскольку раньше ей и в голову не приходило, что когда нибудь придется воспользоваться таким трапом.
У людей было ручное оружие, и одеты они были точно в такие же серые костюмы, в которых Борн впервые увидел Кохому и Логан. Когда они приблизились, глаза их от изумления расширились. Их было трое. Тот, кто был впереди, встал перед Логан и медленно с головы до ног обвел ее взглядом. На лице его читалось наполовину истеричное, наполовину удивленное выражение.
— Тими Логан? Черт меня побери! — Он медленно покачал головой. — Мы давно уже потеряли связь с вашим скаммером. Мы посылали разведотряды, и они ничего не нашли. А какие мы поминки по вам справили! Жалко, тебя там не было.
— Ну уж извини, Сал.
— Ну у тебя и видок, будто ты в аду побывала.
— Да, лучше, пожалуй, и не скажешь. — Логан обернулась и окликнула остальных, стоящих в зарослях. — Все в порядке. Эй! Выходите все!
Из за макушек деревьев вышел Кохома. После того, как появились Борн и Лостинг, мужчина с седыми бакенбардами и раздвоенным подбородком потерял дар речи.
— Вот это да! — наконец выдавил он.
Поймав взгляд Логан, Сал убрал в кобуру оружие и снова уставился на охотников. Борн с трудом заставлял себя не переминаться с ноги на ногу под этим оценивающим взглядом. Но ему самому было любопытно поглядеть на трех новых великанов. Самый крупный из них, тот, кого Тими Логан называла «Сал», мало отличался от Кохомы, хотя и был чуть выше и массивнее. Два других великана ростом были с Логан, но один из них был женщиной.
— Самые настоящие пигмеи. — Сал вопросительно смотрел на Логан.
— Местные жители, — улыбнулась она ему в ответ. — У них слишком много общих черт с нами, чтобы это можно было списать на разные пути эволюции. До конца, конечно, нельзя быть уверенными, пока их тщательнейшим образом не обследуют в медицинском центре. Но за исключением нескольких незначительных отличий, могу поклясться, что все проверки покажут, что они такие же люди, как мы с вами. Мы с Жаном решили, что это потомки экипажа одного из межзвездных кораблей, потерявшегося много веков назад. Может быть, даже до установления Содружества. Кстати, они разговаривают на отменном земном английском, хотя и немного шепелявят.
Сал продолжал неотрывно смотреть на Борна и Лостинга.
— Похоже на то. Из первых колонизаторов многие попадали не туда, куда летели. Могли бы еще и еще тысячи лет не повстречаться, если бы не ваш упавший корабль. Незначительные отличия… Ты имеешь в виду пальцы ног и их размер?
Логан кивнула.
— Да, это и приобретенная защитная окраска. Понимаешь, мы с Жаном все это время таскались по тому самому Аду, который ты предположительно упомянул. И все эти недели я занималась тем, что мысленно готовила себе все, начиная с бифштекса и кончая мятным чаем после обеда. И с тех пор, как мы вылетели, я ни разу не принимала настоящую ванну.
— О, и еще бы переодеться! — с жаром добавил Кохома. — Господи, пошли чистое белье!
— Хансен будет очень рад вашему возвращению. Вот бы посмотреть, как изменится лицо у старика, когда вы войдете с вашими двумя новыми друзьями. Это же просто бесценно!
— Лучше бы тебе посмотреть на него, — поддержал разговор Кохома, — когда мы ему расскажем о тех открытиях, которые мы там сделали. Надо бы тебе тоже выбраться, прогуляться там, Сал. Иначе ты ничего не узнаешь об этом мире.
— Да а. Все таки, если не возражаете, все эти пешие прогулки я бы оставил специально для вас, неисправимых энтузиастов, — и Сал дружелюбно пихнул Кохому. — А об этих не расскажешь?
— Извини, Сал. Это тайна первооткрывателей, что ли.
— Я просто любопытствую; Жан. Я вовсе не покушаюсь на ваши премиальные. Да к тому же, как я смогу что нибудь доказать, а? Ну, все равно очень рад, что вам выдалась удачная прибыльная прогулка.
Понимаете, на старика давит начальство, по крайней мере так говорят, с тех самых пор, как Цинг Ан покончил с собой.
Кохома и Логан, несмотря на всю усталость, были шокированы.
— Как? Поки покончил с собой? — шепнула Логан, назвав биохимика по кличке.
— За что купил, за то и продаю. Нирчауз, ну знаете — эта такой бык из охраны, который у профессора был в приятелях — так вот, он последним видел его в живых и доложил, что тот был чем то подавлен, но навряд ли в суицидальном настроении. А он пошел вразнос и взорвал все в своей лаборатории. Конечно, когда оказываешься в такой зависимости от всех этих глупостей, как Цинг Ан, неизвестно, что может взбрести в голову. Компания осознанно идет на определенный риск, нанимая подобных людей. Но на этот раз риск не окупился.
— Жаль, — пробормотал Кохома. — Мне этот парень нравился.
— Всем нравился.
Последовала неловкая тишина. Все были поглощены собственными мыслями и полностью сознавали, что каждый из них оказался в этом мире исключительно по причине какой то своей слабости: денег, наркотиков или чего то, о чем вообще лучше не упоминать. Каждый раз, стоило этой теме всплыть на поверхность, как ее старались поскорей утопить.
Обсуждение подобного по всеобщему согласию избегалось. Все шли молча.
И тут, наконец, до Логан дошло чего, вернее, кого не хватает.
Повернувшись к Борну, она спросила:
— А где Руума Хум и Джелливан?
— Они оба сказали, что им будет неуютно за пределами леса, — искренно ответил Борн. — Они не любят открытого пространства. Кроме того, ты не говорила, что хочешь, чтобы они пошли с нами.
— Ладно. Не важно, — Логан с тоской оглянулась в сторону изумрудного, испещренного цветами пейзажа. — Вот бы похвастаться перед Хансеном парочкой всеядных шестипалых в качестве домашних животных. Он пришел бы в восторг.
Логан так этого хотелось, но она была уже на полпути к ванне и бифштексу. Не будет же она теперь возвращаться в джунгли! Всему свое время. Всеядные? Она почему то решила, что фуркоты всеядные. А ведь если подумать, она ни разу не видела, чтобы хоть один из них что то ел. Ах да, ведь Борн говорил, что они чувствуют себя неуютно в определенных ситуациях. Вероятно, им нравится есть в уединении, точно так же и любовью они предпочитают заниматься вдали от чужих глаз. И все равно очень странно, что она ни разу не видела, как хотя бы один из них ел что то.
Дальнейшие размышления были прерваны выкриком Борна: он первым заметил демона.
— Лостинг, зенит!
Снова Логан испытала шок, услышав слова, которые не очень то подходили к образу жизни Борна.
Лостинг глянул вверх и тут же вытащил свой снаффлер. Только тут Логан увидела крошечное коричневое пятнышко у себя над головой. Таких пятнышек всегда было много, и они держались поодаль от станции.
Вероятно, в этот раз Борн каким то образом уловил их недружелюбное движение. И он был прав.
Пятнышко стало вполне различимым силуэтом, таким, которого ей никогда в жизни не хотелось бы видеть. Широкие крылья, лапы с когтями, длинные челюсти, оснащенные острыми, как бритва, зубами. Ей так и не удалось до конца подавить улыбку на губах. Улыбку превосходства при виде того, как охотники торопливо нацеливают примитивные духовые ружья.
— Да не волнуйтесь вы, Борн, Лостинг. Успокойтесь и смотрите.
Борн вопросительно посмотрел на нее, но все таки справился с собой и опустил ружье, подавив естественное желание — зарядить и выстрелить.
Логан изучала пикирующего демона. Он спускался по все сужающейся спирали, рот его был широко раскрыт. Ей не было видно, какое именно из орудий станции прикрывало именно этот участок неба, пока небосвод у них над головой не прорезал красный луч, направленный из одной из башен со вращающимися лазерными пушками. Небесный демон, ярко вспыхнув, исчез, превратившись в облачко дыма и кучку пепла.
Борн и Лостинг безмолвно смотрели вверх, туда, где всего несколько секунд назад был демон, пытавшийся напасть на них. В точно таком же безмолвии Логан, Кохома, Сал и двое других смотрели на Борна и Лостинга.
— Это своего рода очень усовершенствованное охотничье ружье, Борн, — объяснила наконец Логан. — Ну, как тебе объяснить… Оно как бы использует свет и им убивает.
Борн обернулся и указал на сферическую башню, где была расположена пушка.
— Там?
— Правильно, — сказал Кохома. — И еще есть. Они расположены вокруг станции. Благодаря этим пушкам и электрическому заграждению мы здесь в полной безопасности.
— Вспомни, Борн, — возбужденно сказала ему Логан, когда они пустились дальше по направлению к станции, — как твои братья устраивали оборону при нападении акади. А систему оружия, подобную этой, — она указала на неподвижную теперь башню, — можно установить вокруг твоего поселка и защитить Дом. И вам больше не придется беспокоиться из за акади, из за силверслитов и из за всего остального.
— Но ведь придется стрелять очень быстро и очень быстро ее поворачивать на таком маленьком расстоянии, — заметил Лостинг.
— Ну, это не проблема, — самоуверенно разъяснил Кохома. — Достаточно расчистить большое пространство вокруг Дома, как это сделали мы, и установить приличную систему обнаружения. В таком случае ни один хищник даже близко не подойдет незамеченным.
— Расчистить пространство? — переспросил Лостинг.
— Ну да, понимаешь, срубить всю близко расположенную растительность. Так я, собственно, и предполагал сначала сделать, чтобы остановить акади. Просто оставить несколько ветвей, чтобы они служили своего рода перекидным мостом. Это же очень просто. А мы дадим вам инструменты, сходные по действию с нашим световым оружием, и работа по расчистке будет очень несложной. Только скажите, и мы вам их запросто отдадим. Ну а вы, надеемся, будете помогать нам находить дорогу в вашем Мире и обнаруживать кое какие вещества. За это вы, вообще, заработаете наше доброе расположение на все времена.
— Срубить, — пробормотал Борн, — расчистить пространство.
— Да, Борн, — Логан выглядела озадаченной. — А что тут не так? Ведь сначала можно сделать эмфол, а потом…
— Да нет, — лицо охотника просветлело, — просто столько чудес, и все разом. Мне стало чуть чуть не по себе. Мне бы очень хотелось узнать чуть чуть побольше о таких вещах, как световое оружие, защитные системы, и что нам нужно сделать, чтобы получить их.
— Ну, последнее мы не вправе решать, Борн, — сказала Логан. — Мы — маленькие служащие большого концерна, работающие на этой станции. В деталях все решит человек по имени Хансен, ты скоро с ним встретишься.
Но, по моему, не составит большого труда выработать соглашение, которое принесет пользу обоим нашим народам, тем более после всего, что ты сделал для Жана и для меня лично.
Их уже ждал лифт. На нем они поднялись сквозь ворота в электрической решетке на нижний этаж станции. Когда они проезжали мимо решетки, вечно любопытный Борн спросил о ее устройстве. Кохоме пришлось попотеть, однако после того, как он сослался на молнию, оба охотника, похоже, удовлетворились.
Лифт доставил Борна и Лостинга в мир новых чудес. Первое, что их поразило, была неожиданная, почти физически ощущаемая перемена цветовой обстановки. Преобладавшее повсюду зеленое, кое где расцвеченное яркими красками и всеми оттенками коричневого, внезапно сменилось серебристым и серым, белым и голубым, из которого состоял этот новый мир. Единственное, что здесь было зеленым — тощий ряд кустов паразитов, растущих в длинном глубоком вазоне, который служил разделительной полосой между секциями коридора. Борн сразу увидел, что кустарник не в порядке. Цветы на нем были большие и яркие, но листья подвявшие и не повернутые к солнцу, как должно было бы быть. Но времени у него хватило лишь на беглый взгляд. Слишком много нового нужно было увидеть и попытаться понять. Столько новых великанов, и все спешат куда то, занятые всевозможными необъяснимыми делами, бегают туда сюда по коридору. А некоторые в одежде, которая выглядят еще более странно, чем серые костюмы Логан, Кохомы и Сала.
К ним подошел какой то человек и шепотом обратился к тому, кого они называли Салом. Борн, однако, совершенно отчетливо услышал его.
— Хансен хочет немедленно увидеть двух местных. Он у себя в кабинете. — Он взглянул на Логана и Кохому. — И вас тоже.
Логан застонала.
— Нельзя ли нам сначала хотя бы немного помыться? Андрэ, ну ты же не представляешь, что нам пришлось пережить за последние месяцы.
— Знаю. Но вы то Хансена тоже знаете. Приказ есть приказ, — и он беспомощно пожал плечами.
— Черт возьми, лучше уж сразу с этим покончить, — проворчал Кохома.
— А этот человек, Хансен, — спросил Борн, когда они подходили к внутреннему лифту, — он — вождь вашего племени?
— Не вождь и не племени, — объяснила Логан с некоторым раздражением, вызванным в первую очередь приказом, а не вопросом Борна. — Эта станция — Дом людей, которые заняты общей охотой, но устроена она совсем иначе, чем ваш дом. Знаешь что, считай, что наша станция — это группа охотников, вышедшая за добычей, а мистер Хансен — вожак охотников. Лучше я объяснить не сумею. Я не очень уверена, что смогла бы объяснить тебе, что такое корпорация, даже если бы у меня был целый месяц.
— Мне и этого достаточно, — ответил Борн, когда они свернули и пошли по белому, ярко украшенному туннелю. — Хансен — это тот, кого мы можем просить о световых пушках и других чудесах для нашего народа.
— Ты правильно понял, Борн. Я знала, что ты поймешь, — с радостью заявила Логан. — Помоги нам исследовать твой Мир и найти несколько вещей, которыми вы сами не пользуетесь, и взамен мы с радостью дадим вам все эти чудеса. Это старинный принцип моего народа и твоих предков.
«Все это чуть чуть незаконно в данный момент», — подумала она, но вслух не сказала.
— А что за человек ваш вожак?
— Все зависит от того, откуда ты, — загадочно ответила ему Логан.
Она, по видимому, объяснила бы ему и больше, но они уже подошли к двери, и Сал знаком приказал им замолчать. Он открыл дверь и сам остался снаружи, в то время как все четверо путешественников вошли вовнутрь.
Хансен сидел за узким изогнутым столом, и создавалось впечатление, что он надет на нем, как огромный пластмассовый пояс. Стол был завален мотками ленты, кассетами, стопками бумаги, десятками отдельных сводок в переплете из искусственной кожи. Стены были отданы полками с книгами и кассетами. Дальняя стена комнаты была целиком занята окном от пола до потолка, из которого прекрасно была видна панорама панты и задыхающегося позади нее леса.
Когда они вошли, Хансен сидел, уставившись на экран телевизора, установленного на гибкой стойке.
— Минуточку, пожалуйста. Жан, Тими, я очень рад, что вы живы. — Хансен говорил не оборачиваясь. Голос его был мягкий, подбадривающий.
И поза только подчеркивала полноту этого уже немолодого человека.
Ростом он был немного выше Борна. Зачесанные назад и ниспадающие прядями до самых плеч волосы приоткрывали лоб с большими залысинами, который, казалось, был сделан из темной замазки. За исключением густых, жестких усов, прилипших к верхней губе, как впавшее в зимнюю спячку насекомое, волосы его были совершенно седыми. Несмотря на то, что работал кондиционер, он потел.
На самом то деле первое, на что обратил внимание Борн, едва войдя на станцию, был откровенно искусственный, неестественный холод. Даже самыми холодными ночами в этом мире редко бывало так холодно.
Затянувшееся ожидание не тяготило ни одного из охотников, они были полностью заняты осмотром комнаты и ее содержимого. От внимательного Борна не ускользнуло почтительное молчание, с которым Кохома и уставшая, нетерпеливая Логан ждали, когда вожак обратит на них внимание.
Наконец Хансен нажал на кнопку телевизора и оттолкнул его от себя.
Экран на гибкой стойке захлопнулся, и Хансен повернулся к посетителям.
Правая рука его покоилась на подлокотнике кресла, а левой он потирал без конца потеющий лоб. Хансен выглядел уставшим. Он и был уставшим.
Управление этой станцией преждевременно состарило даже столь опытного и закаленного руководителя, каким был Хансен. Без конца что то выходило из строя, а заменить было нечем, поскольку корабли с припасами не рисковали лететь сюда из за боязни законов Церкви и Содружества. А если ничто не выходило из строя, то обязательно возникал какой нибудь «немеханический» кризис. Возникало такое впечатление, что стоило кому то из его людей ступить на поверхность этого Мира, как их тут же жалили, кусали, кололи и всяческим другим образом травмировали представители здешней флоры и фауны. Кроме того, Хансен до сих пор не оправился от потери продляющих жизнь экстрактов из древесных наростов и Цинг Ана, единственного человека, который что то об этом знал. «Эх, если бы только этот бедный маньяк не проявил такую тщательность в уничтожении своих записей». Известие о самоубийстве биохимика и сопутствовавшем ему уничтожении всего, что касается так называемого эликсира бессмертия, произвело тяжелое впечатление на начальство Хансена. Вообще, все вышло очень плохо. И все таки Хансену удалось слегка улыбнуться, когда он осмотрел с ног до головы вернувшихся членов экипажа скаммера. Душевный подъем, вызванный возвращением Логан и Кохомы, был как нельзя кстати.
— Мы уж совсем смирились с вашим исчезновением, — сказал Хансен. — Я ушам своим не поверил, когда охрана доложила, что на краю леса стоят люди, — уголок его рта дернулся при воспоминании об этом. — Вы мне причинили столько неприятностей, знали бы вы. Теперь мне придется запросить обратно все бумаги, касающиеся вашей кончины, запросы о вашей замене и все такое прочее. Ох, и хлопот же вы доставите бюджетно финансовому отделу.
— Ну, уж простите, шеф, — сказала Логан, улыбаясь в ответ начальнику.
— Ну, — выдохнул Хансен, откидываясь в кресле и складывая руки на брюшке. — А теперь рассказывайте мне, что это за аборигены пришли с вами.
— Они спасли нам жизнь, — ответила Логан, как само собой разумеющееся. — И боюсь, сэр, что никакие они не аборигены. Насколько мы можем судить, это потомки колониального корабля, который где то заблудился и в конце концов застрял здесь. Они уже успели утратить память о своем происхождении, все знания времен Содружества и до Содружества и практически все технологические навыки. У них развился рудиментарный первобытно общинный строй. А в результате наши друзья — Борн и Лостинг — совершенно убеждены, что они являются уроженцами этого мира.
— А вы совершенно убеждены, что это не так?
— Совершенно верно, сэр, — вставил Кохома. — Слишком много общих черт. Топоры, сделанные из того же сплава, из которого делают наши космические суда, и многие другое. Тот же самый язык, хотя у них и развилось собственное наречие. Та же структура семьи и…
— Да, да, — прервал его Хансен, махнув рукой. — И жизнь вам спасли, верно. И сюда вас привели, сквозь этот укоренившийся Ад, который там царит. Как далеко, говорите, вы зашли? — Хансен с любопытством покосился на Логан. Она назвала точную цифру, и начальник станции присвистнул. — Так вот значит, всего вчетвером и столько километров сквозь это, — он кивнул через плечо в сторону окна.
— Да, сэр, вчетвером, да еще пара домашних животных, — уточнила Логан.
— Они очень смелые ребята, сэр, раз отважились на такое, — продолжал Кохома. — Ведь до этого случая никто из племени дальше, чем на пару километров, от своего поселка не удалялся.
— Да, все это очень мило, но совершенно невероятно, — недоверчиво проговорил Хансен.
— Временами я и сама не понимаю, — ответила Логан. — Шеф, а можно мне сесть, пожалуйста, а то я немного устала.
Хансен сокрушенно покачал головой.
— Совсем забываю обо всем. Извините меня, Тими.
По его вызову в дверях появился Сал.
— Соломон, принесите какие нибудь стулья. Для всех.
Стулья принесли. Борн и Лостинг, посмотрев на своих спутников великанов, тоже неуклюже пристроились на стульях.
— В общем, — подытожила Логан, — мы все вынесли благодаря удаче и умению этих двоих, — она указала на охотников. — Борн и его соплеменник знают лесной мир, ведь они там живут в самом настоящем смысле этого слова. Их поселок располагается на одном единственном Дереве.
— Ваша и их приспособляемость превосходит все, о чем мне когда либо приходилось слышать, — сказал Хансен.
— Если откровенно, — сказала Логан и бросила оценивающий взгляд на Борна, — то, по моему, главная заслуга в этом принадлежит Дереву, хотя народ Борна вряд ли с этим согласится.
Борн не рассердился на ее слова. Разве это стыдно — признаться, что ты хуже собственного Дома? После стольких дней жизни на Дереве, после стольких часов непрерывных объяснений великаны, похоже, так ничего и не поняли, и судя по тому, что ему удалось краем уха услышать здесь, в их собственном Доме станции, едва ли когда нибудь что нибудь вообще поймут. Легкость, с которой они говорят о вырубке, о расчистке пространства… А ведь они совсем недавно об этом упоминали. Это оставило у Борна чувство непреходящей тоски. Он снова посмотрел на седого старика.
— Ну, похоже, вы заслужили награды, — проговорил тот. — Тут не ограничишься одной благодарностью, мистер… Борн. — Он по отечески улыбнулся. — А скажите мне, Борн, Лостинг, чего бы вам хотелось.
Борн глянул на своего спутника. Большой охотник повертелся на своем стуле и шепнул:
— Чем быстрее мы уйдем из этого холодного, жесткого места и вернемся домой, тем для нас будет лучше.
Борн кивнул и снова повернулся к Хансену.
— Мне тоже больше всего хотелось бы вернуться Домой. Но сначала мне хотелось бы побольше узнать о световом оружии и электрической лозе и обо всем подобном.
Хансен склонился вперед и в упор посмотрел на немигающего охотника.
— Кто же из вас абориген, Борн? Хотя, какая разница. Чем более вы примитивны, тем проще будет вести с вами переговоры. Что касается современных систем вооружения, об этом мы немножечко подумаем. Я думаю, что все будет в порядке, вы их получите, как только нам удастся выработать соглашение о сотрудничестве. Такое, что даже комар носа не подточит.
— Наше оружие может принести им очень большую пользу, сэр, — вставил Кохома. — Они на наших глазах столько людей потеряли в лесу, что…
— Я знаю об этом, Жан. — Хансен не хотел больше никого слушать, он полностью сконцентрировался на Борне. — Так вот, Борн, то место, где мы находимся, называется первичный разведпост, первый Дом моего народа в этом мире. На его обустройство потребовались очень большие расходы.
И то, что он здесь — великая тайна, поскольку ставки очень велики.
Сохранились ли у вас представления, Борн, о том, что такое шахта, что такое фабрика, что такое завод?
Лицо Борна не дрогнуло, выражение не изменилось.
— Так, вижу, что не сохранилось. Тогда, давайте, я попробую объяснить. Мы можем очень многое, мы делаем материал, из которого изготовлена эта станция, мы делаем пластик, из которого изготовлен этот стол. Но мы можем не все. А в этом мире, насколько нам удалось определить, содержатся кладовые совершенно бесценных вещей, и, заполучив такие вещества, можно… понимаете ли, можно сделать жизнь лучше, лучше для всех. Для вас и для нас. И ваша помощь в разработке богатств этого мира была бы неоценима. Она сильно упростила бы нашу задачу. — Он перевел дыхание. — В частности, мы здесь обнаружили вещество, с помощью которого…
— Извините, сэр, — начальника прервал человек по имени Сал, который так и оставался в кабинете. — По вашему, можно…
Хансен махнул рукой.
— Борн, по вашему, вернется на свое Дерево и первым делом по межзвездной связи пошлет доклад ближайшему кораблю мирных сил Содружества?
— Кроме того, — продолжил Хансен, снова обернувшись к Борну, — я верю в откровенность. Я хочу, чтобы наши новые друзья поняли важность того, о чем я говорю. Из сердцевины нароста одного дерева, Борн, которое растет в вашем мире, можно извлечь препарат. — Борн никак не реагировал. — Дело в том, что наросты на деревьях растут для того, чтобы выработать противоядие против чуждых инфекций и паразитов, и даже формируются они вокруг инородных вкраплений. И если мякоть из сердцевины конкретного нароста должных образом обработать, то появляется жидкость, которая, судя по всему, обладает способностью продлевать человеческую жизнь. Вы как насчет этого, Борн? Вам не хотелось бы прожить в два раза больше?
— Не знаю, — честно ответил Борн. — А с какой стати?
— С какой стати, действительно? — Хансен встал и хлопнул ладонями по столу. — Ну, на сегодня хватит философии. Хотите еще посмотреть станцию?
— Очень хочу.
Лостинг же просто проворчал себе под нос, выражая полное безразличие.
— А вы двое, — обратился Хансен к Логан и Кохоме, — отправляйтесь в свои апартаменты. Их, правда, уже убрали, но я прослежу, чтобы ваши личные принадлежности вернули на место. Вам предоставляется двадцатичетырехчасовый отпуск с бесплатным пользованием услугами, магазином и буфетом. Скажете сержанту Байндеру, что в течение следующих трех приемов пищи у вас карт бланш, и заказывайте, что хотите.
— Спасибо, сэр, — сказали оба хором.
Хансен кивнул в сторону густого леса вокруг станции.
— Будете благодарить меня, когда снова окажетесь там, и будете снова сидеть и думать, кто это грызет вам лодыжку и как его убить. А о ваших друзьях я позабочусь. — Хансен обошел вокруг стола и дружески пожал плечо Логан. — Ну а теперь идите и гуляйте на всю катушку. А после этого, если медики найдут вас в порядке, очень надеюсь, уже завтра, вы осмотрите и примете новый скаммер и приступите к выполнению своих обязанностей.

Глава 12

Пока они путешествовали по этому дому чудес, Борн успел заметить, что все великаны повинуются Хансену так, как у них повиновались бы вождю Сэнду или Джойле. Из этого он сделал вывод, что Логан преуменьшила роль этого человека как вожака в делах охоты, поскольку власть его была более высока.
Хансен показал им жилые помещения, где обитали сотрудники станции; средства связи наверху в куполе из плексового сплава, благодаря которым станция была в курсе того, что происходит в многочисленных скаммерах, летающих над окрестным лесом; приемное помещение, в которое скаммеры возвращались, чтобы разгрузить привезенные карты, сводки и новые местные материалы.
— А что это там за скаммер такой? — спросил Борн, показывая на челнок, покоящийся на платформе. — Почему он настолько отличается от остальных по форме и настолько больше их по размеру?
— Это не скаммер, Борн, — объяснил Хансен. — Это челнок. Он предназначен для того, чтобы добираться на нем отсюда до транспортных кораблей, находящихся в космосе. Это такое место, которое расположено выше вашего Верхнего Ада. Большие транспортные корабли, которые летают к другим мирам, могут путешествовать только в пустоте.
— А как можно путешествовать в пустоте?
— Для этого делают маленький искусственный мир из металла, вроде этой станции, и погружают в него пищу, воду и воздух.
Двое охотников стойко вкусили чудеса буфета, где местные белки смешивались с пищевыми красителями и ароматизаторами, после чего видоизменялись так, чтобы их форма и вкус удовлетворяли пищевые запросы великанов.
Выслушав это объяснение, Борн снова загорелся любопытством.
— Да, теперь я понимаю. А какую местную пищу вы используете, чтобы получить вашу?
— О, какую придется. У нашей аппаратуры очень большие возможности.
Мы посылаем скаммеры, оборудованные специальной собирающей техникой, и они возвращаются с необходимыми животными и растительным сырьем.
— А можно мне посмотреть, где происходит это чудо?
— Конечно, конечно, — и Хансен увлек их за собой из столовой в производственные помещения. Там он показал им хоппер, где растения и животные местного происхождения смешивались с дорогими инопланетными питательными веществами, витаминами, ароматизаторами.
Борн внимательно рассмотрел листья ветвей и кустарников. Большая часть растений, которые великаны собирали себе в пищу, были просто небрежно ободраны, будто они неживые. И ничто из того, что было собрано, не было подгнившим. Все листья, ветви, плоды были здоровыми, среди них не было засыхающих или умирающих. Великаны не эмфолили, они просто брали то, что им нужно, без оглядки, легко, слепо. Лицо Борна сохраняло дружелюбное выражение, не мысли его были далеко не радужными.
После этого Хансен проводил охотников в комнаты отдыха, где даже Лостинг был ошарашен чудесами, предназначенными для развлечения на досуге. А вслед за этим похождением, специально предназначенным для того, чтобы впечатлить местных жителей, они отправились в лаборатории, где проводились исследования местных плодов, которые привозили из многочисленных полетов скаммеры.
Борна и Лостинга представили работникам станции, мужчинам и женщинам, занятым напряженным непонятным трудом.
— Маккей, — окликнул Хансен высокую худую женщину, одетую в темный лабораторный халат. Волосы у нее на голове были уложены в высокую копну.
— Хелло, шеф. — Голос у женщины был низкий. Темные глаза смотрели пронзительно. Она внимательно оглядела охотников. — Интересно. Значит, говорите, местные. Что ж, похоже, похоже.
— Если уж на то пошло, это Борн и Лостинг — великие охотники, — высокопарно представил их Хансен. — Джентльмены, это Ган Маккей, одна из наших лучших… Как… как вы их называете, Борн?.. Ах да, шаманов.
Это одна из наших лучших шаманов.
— Я слышался, что Жану и Тими удалось вернуться. Это они им помогли? — спросила Маккей.
— У вас будет возможность ознакомиться с их докладом, как только они достаточно оправятся для того, чтобы представить его, — заявил Хансен. — А сейчас мне хотелось бы, чтобы вы показали нашим друзьям то, что вам с Изидом удалось добыть из этих раковин.
Маккей кивнула, и охотники в сопровождении Хансена проследовали за ней по узкому проходу между скамьями, заставленными высокими, блестящими, туго притягивающими свет приборами, пока наконец не достигли дальнего конца стола. По одну его сторону стояли три больших ящика, сделанных из того же прозрачного материала, что и окна станции.
Они были доверху наполнены ветвями чаги. Борн заметил, что ветви были сорваны с совершенно живых кустов и были в полном цвету. Каждая из них была тяжело усыпана цветами с красной каймой и белой горловиной, но теперь они уже начали заметно увядать.
Женщина по имени Маккей открыла маленький ящичек и осторожно достала небольшой пузыречек.
— Здесь очищенный экстракт более чем двух тысяч цветов. — Она отвернула крышечку и предложила пузырек Хансену.
Тот отказался.
— Борн, а вы? — Маккей протянула пузыречек к Борну и объяснила, что нужно понюхать из открытого горлышка.
Борн так и сделал. Запах, поднимавшийся оттуда, был запахом чаги, только во много много раз усиленным. Охотника закачало, но выражение его лица не переменилось.
— Я с этим знаком, — сказал он.
Маккей, казалось, была разочарована и повернулась к Хансену за поддержкой.
— Знаком. И это все, что он может сказать?
— Не забывайте, Ган, Борн живет среди этих ароматных цветов, он среди них ежедневно охотится.
Маккей что то пробормотала про себя и заперла пузырек обратно в ящик.
— Зачем это делается? — спросил Борн Хансена, когда они переходили в следующую лабораторию.
— Должным образом очищенная и выстоянная, эта настойка в сочетании с другими лекарствами и стабилизирующими препаратами послужит основой нового сорта… — Хансен опять замялся, не зная, как объяснить охотнику это неловкое понятие.
— Все равно не понимаю, для чего можно использовать такое? — недоумевал Борн.
— Борн, этим будут пользоваться женщины, чтобы сделать себя более привлекательными, чтобы казаться более красивыми.
— Они любят запах смерти?
— Что это значит, Борн? — поинтересовался Хансен, несколько обескураженный замечанием охотника.
Он пытался с сочувствием относиться к совершенно естественному для дикаря отсутствию понимания. Но, похоже, его объяснение едва ли что прибавило Борну. А ведь Борн пытался уразуметь, честно пытался. Как и Лостинг. Но чем дальше шли они по этому дому, чем больше видели работу его обитателей, тем чуднее и непонятнее становилось им все окружающее.
Вот, к примеру, видели они три больших ящика, набитых цветущей чагой. Ветви были без эмфола, сорваны со здоровых, зрелых растений, и еще тысячи ветвей будут сорваны таким же образом только ради того, чтобы сделать маленький флакончик концентрированного запаха чаги. Ради чего? Ради того, чтобы излечить больного или накормить голодного? Нет, это будет сделано ради развлечения, и развлечения такого рода, которое выходит за рамки понимания двух охотников. На понимание всего этого у Лостинга ушло немногим больше времени, чем у Борна. Однако, когда и Лостинг осознал в чем дело, он был гораздо менее склонен скрывать свои чувства, чем его товарищ.
— Но это же ужасно!
Хансен к тому времени уже полностью успокоился и восстановился после всплеска эмоций Борна и уже был готов к повторному нападению.
— Я прекрасно понимаю вашу точку зрения, и в то же время я абсолютно убежден, что вы способны увидеть перспективы, которые это дает на будущее. Разве нет? — Хансен перевел взгляд с Лостинга на Борна. — А вы?
— Плохо не то, что вы срываете ветви и цветы чаги, плохо то, как вы их срываете, — медленно ответил Борн. — Вот если бы вы срывали чагу с эмфолом…
— Это слово я слышал от Логан, но я не знаю, что оно значит, Борн.
Охотник пожал плечами.
— Это не то, что нельзя объяснить. Просто человек либо эмфолит, либо не может этого сделать.
— Как же нам поступать? — спросил Хансен.
— Если вы крадете у чаги молодой побег, то тем самым вы крадете будущее у ее рода. Ведь родительское дерево все равно со временем погибнет.
— Да, Борн, но ведь в лесу, должно быть, очень много кустов чаги, — очень тихо, до странного тихо возразил Хансен. — Ведь ничего не случится, лес обойдется без нескольких.
— А вы обойдетесь без ног, без рук?
И тут на лице Хансена проступило понимание.
— Вижу. Стало быть, вы настолько заботитесь о растениях. Я просто не понимал, как сильно вы из за таких вещей переживаете. Конечно же, мы сделаем все, что можем, обещаю вам. Естественно, мы же не хотим собирать цветы, если самому растению от этого плохо.
— Да, — осторожно согласился Борн.
— Тем более, это для нас вещь совершенно второстепенная, вовсе не обязательная, — сказал Хансен, жестом успокаивая Маккей, на лице которой появилось удивленное выражение. — Ведь от этого прибыль — совершенно незначительная, и без нее мы легко обойдемся.
Хансен повел охотников к следующей и последней лаборатории.
— И еще, Борн, мне хотелось показать вам самую последнюю и, быть может, самую главную вещь. Именно здесь могут пригодиться ваши знания, как местного человека. Именно в этом вы можете нам по настоящему помочь. Речь идет об особом наросте на деревьях, из которого получается экстракт, продляющий жизнь. — Они свернули за угол. — До сих пор нам удалось обнаружить всего два подобных нароста, несмотря на то, что мы очень активно вели поиски. Дерево, на котором образуются такие наросты, встречается часто, а вот сами наросты очень редки. Мои лучшие эксперты по растениям сказали мне, что до крайности редки. То ли деревья эти обладают необыкновенным здоровьем, то ли образование наростов — это нетипичный для этих деревьев способ борьбы с инфекциями и паразитами. Я не знаю. Но вот если бы вы смогли найти для нас обильный источник таких наростов, Борн, то я твердо обещаю вам, что тогда мы очень крепко прислушивались бы к вашей точке зрения на тот счет, какие растения можно срывать, какие оставить в покое.
Хансен был восхищен своим изысканным профессионализмом и искусностью, с которой он, подобно хирургу, орудовал скальпелем обмана.
Пройдя мимо двух крупных, спокойных мужчин, они вошли в комнату, чуть большую по размеру, чем та, в которой они были перед этим. Как и все прочие лаборатории, эта была наполнена приборами необъяснимого назначения, изготовленными великанами.
Хансен невзначай представил охотникам темного, мрачного человека по имени Читагонг и вечно возбужденного Цембес.
— Как дела идут, джентльмены? — спросил он.
Откликнулся, естественно, Цембес. В голосе его звучала смесь нервного возбуждения и уверенности в себе.
— Вы ведь читали наш первый доклад два дня назад, сэр. Там, где мы объясняли, почему, с нашей точки, зрения Ву соскочил с катушек.
— Я имею обыкновение читать все, что выходит из стен этой лаборатории, даже заказы на обед. У меня еще все не уложилось до конца, но я понимаю, почему и как человек с привычками Цинг Ана мог столь остро отреагировать на не правильное истолкование факта. Тем более, что его нарост проявил ту же самую антропоморфную мимикрию, какую проявляет и этот новый.
— Именно так думаем и мы, сэр. Вот он здесь.
Двое исследователей в белых халатах провели их к большому рабочему столу, расположенному в дальнем конце комнаты.
Под яркими люминесцентными лампами, расположенными наверху, обманчиво тускло сияла свежая краска. Нарост аккуратнейшим образом был разрезан точно посередине, половинки были отделены друг от друга. Одна была прислонена к стене позади стола, а другая зажата в тиски. На столе блестела россыпь металлических и пластиковых инструментов, похожая на полчище серебристых пауков, сползающихся на рассеченные половики древесного нароста. Маленькие кусочки внутренности нароста были иссечены и помещены в контейнеры самых разнообразных размеров. От всего этого создавалось впечатление беспорядочной, но в то же время кропотливой научной деятельности, которую внезапно прервали.
На срезе хорошо был виден внешний слой черной коры, за которым шел первый слой древесины, похожей на красное дерево. Чем глубже, тем он становился светлее, наконец принимал оттенок, похожий на светлое розовое дерево, но где то после полуметра древесина превращалась в нечто, не похожее ни на что когда либо произраставшее на земле.
Узорчатые черные линии сплетались, удерживая жуткого вида красновато желтую массу. Там, где черные нити переплетались, образовывались не правильной формы серые узлы. А в самом центре нароста помещалось несколько яйцевидных вкраплений пунцово коричневого цвета, как семена недоспелого яблока. Именно здесь плотнее всего сплеталась иссиня черная паутина. Но самыми загадочными были многочисленные вкрапления полос и пятен какого то белого вещества, расположенные в кажущемся беспорядке по всей внутренности нароста. Некоторые из них казались твердыми и гладкими, другие, казалось, вот вот рассыпятся в пыль.
Борн прекрасно знал, что это за нарост, хотя впервые видел его загадочную внутренность, как и Лостинг.
— Так вы отсюда добываете ваш эликсир жизни? спросил Борн.
— Именно так, — ответил Хансен. — Видели вы где нибудь у себя в лесу такие наросты?
— Видели.
Читагонг и Цембес тут же, оба разом набросились на охотников с расспросами.
— Где? Сколько? А как они растут: по одному на дереве или помногу?
А какого они были размера, когда вы их видели? А какого цвета? А вы уверены, что они были той же самой формы? А структура коры была такая же или другая?
— Спокойно, спокойно. Я совершенно уверен, что наши друзья могут отыскать в лесу такие деревья, стоит им только захотеть. Ведь правда, Борн? — прервал Хансен химиков.
— Мы знаем, где растут такие деревья. На одних нет наростов, на других их много. — Двое ученых тут же яростно зашептались между собой.
— Сколько вы хотите таких наростов? — спросил Борн.
Тут уже настал черед Хансена запрыгать от возбуждения.
— Сколько хотим? Столько, сколько сможем найти. Из одного можно добыть довольно много препарата. Но ведь в Содружестве столько стареющих людей… Я думаю, что едва ли есть столько наростов, чтобы удовлетворить потребности хотя бы малой доли желающих. Все, что вы способны найти для нас, мы все используем. А взамен… Взамен вы получите от нас все, что захотите, Борн.
— Мы не будем делать этого, — внезапно громко закричал Лостинг, схватившись за топор, висевший у него на бедре. Он отступил на несколько шагов. — Борн сошел с ума, пусть он делает, что хочет, а я не буду.
— И я не буду, Лостинг, — зло ответил Борн. — Это правда, я подвержен заговору и схожу с ума, особенно если рядом люди, которые не любят думать.
— Что он хотел этим сказать, Борн? — спросил Хансен. Теперь его тон был далек от отеческого. — Вы должны понять мое положение.
Борн резко обернулся и в последний раз попытался заставить вождя великанов понять их.
— Вы должны понять, что мы живем с этим миром. Не в нем, не на нем, но с ним. — Борн отчаянно искал слова, способные выразить трудные понятия. — Мы ничего не берем у этого мира, только то, что он дает нам даром, даем нам с радостью. Мы берем от него только там, где можно и когда это можно. Нельзя жить с миром и брать от него в любое время и в любом месте, где это удобно лично вам. Иначе со временем мир умрет, и мы вместе с ним. Вы должны понять это. Вы должны уйти. Мы не смогли бы помочь вам, если бы даже и захотели, ни за какое ваше световое оружие, ни за какие другие чудеса. Этот мир вам не подходит. Вы его не эмфолите, и он не эмфолит вас.
Хансен глубоко вздохнул.
— Мне очень жаль, Борн. Очень жаль. Потому что, понимаете ли, это не ваш мир. Вы с другой планеты, но здесь произошла ваша эволюция. Как бы вы не лелеяли ваши предрассудки относительно эмфола и всего прочего, вся ваша здешняя родословная простирается вглубь на, самое большее, несколько сотен лет. У вас здесь не больше прав, чем у нас.
Нет, у вас здесь даже меньше прав, чем у нас, потому что со временем мы оформим должным образом документы на владение этим миром и на использование всего, что здесь есть. Но если вы не будете вмешиваться в нашу деятельность здесь, то мы не будем трогать вас и ваш народ. Нам бы хотелось, чтобы взаимоотношения между нами были как можно более дружескими. Но если это невозможно, — он пожал плечами, — что ж, мы готовы сделать все необходимое, чтобы обеспечить себе должные условия для работы. Но мне все таки хочется верить, что мы с вами найдем общий язык.
— Вы больше не найдете ни одного из этих наростов. Без нашей помощи. Это точно, — ответил Борн на эту пространную речь.
— Нет, ну что вы. Это займет больше времени, будет стоить дороже, но мы их найдем, Борн. Они стоят затрат, понимаете ли. Более того, я все таки не до конца убежден, что утеряна перспектива нашего с вами сотрудничества, придется испробовать некоторые другие доводы. — Хансен покачал головой. Еще бумажная работа. Еще задержки. Наверху будут недовольны. — Он обернулся к двери и крикнул охранников. — Сантос, Ники.
Двое охранников тут же вошли с пистолетами наготове.
— У нас должны быть пустые помещения из вновь отстроенных, как раз в том крыле, которое у нас до сих пор не занято. Проследите, чтобы два наших новых помощника получше там устроились. Они проделали очень долгий путь, и им нужен хороший отдых. Им нужно хорошо поесть.
Придумайте для них какую нибудь хорошую программу.
Лостинг выхватил нож.
— Устал я от этого места и от этих великанов. Я здесь больше не останусь. — Он бросил взгляд на Хансена. — А с тобой я больше говорить не буду.
Как только нож был выхвачен, Борн увидел, как один из охранников направил на Большого Охотника ручное оружие с прозрачным кончиком.
— Стой, Лостинг. Не надо. Мы должны послушаться того, что нам говорит вождь Хансен. Нам на самом деле нужно все хорошенько обдумать.
— Сумасшедший. Предатель.
— Не время играть мускулами, Лостинг, — резко сказал Борн. — Очень трудно принимать решения, если ты мертв. Вспомни ка небесного демона и красный луч.
Лостинг глянул на двух мужчин, закрывших выход, потом на Борна, выражение его лица переменилось, глаза опустились.
— Да, Борн, ты прав, нам следует все обдумать, — он медленно убрал нож обратно в ножны из листьев кожаного дерева.
Хансен выдавил одобрительную улыбку.
— Я уверен, что после того, как у вас будет некоторое время на размышления, вам в гораздо более ясном свете представится все, что вы увидели и услышали. Кроме того, вы оба очень устали и так возбуждены.
Борн, Лостинг, вы побывали в очень странном месте. Конечно, вы не привыкли к тому, что увидели на этой станции. И за последние полчаса вам довелось узнать больше, чем представители вашего народа увидели за сотню лет. Я в этом уверен. Не удивительно, что вы столь эмоционально отреагировали вместо того, чтобы повести себя разумно. Расслабьтесь, наешьтесь досыта, — он жестко посмотрел на Борна. — А после этого мы снова обо всем этом поговорим.
Борн кивнул и улыбнулся в ответ.
«Как хорошо, что вождь Хансен не видит насквозь его мысли, подобно тому, как машины видят насквозь Верхний Ад».
Двое вооруженных великанов повели их в просторную удобную комнату — удобную по меркам великанов. Что касается охотников, то для них помещения и мебель, находящаяся в них, показались жесткими, угловатыми и гнетущими. Борн ощупал постель, стул, длинный узкий стол, и в конце концов предпочел усесться на полу, скрестив ноги, Лостинг оторвал взгляд от щели под дверью, на которую он пристально смотрел, и обратился к Борну.
— Они все еще стоят там. Зачем ты меня остановил? Красный луч, не красный луч. Все таки я, по моему, легко мог убить их обоих и перерезать глотку толстому.
— Ты и двух шагов не успел бы сделать, — мягко возразил Борн. — Может быть, ты даже и убил бы одного…
— Я помню про небесного демона, помню, — раздраженно отпарировал Лостинг. — Именно это вынудило меня поступить вопреки моим чувствам, хотя по моему, так или иначе, на роду у меня написано отправиться вслед за тем небесным демоном. Единственное, что я точно знаю — я скорее умру, чем буду помогать этим чудовищам.
— Я тоже, — с горечью сознался Борн. — Великанша Логан была права.
Она действительно не могла нам всего объяснить. Чтобы понять, нужно было увидеть. Теперь я кое что знаю, но не до конца. Дело в том, что меня охватила здесь сильная печаль. В них чего то не хватает, Лостинг, они не завершены. И какая жалость, что они не осознают собственной ущербности. Но по своему незнанию они могут принести нам огромную беду. Вероятно, нам следует крепко подумать над этим. Ведь мы не можем сражаться с красным лучом великанов. Скоро вождь Хансен снова захочет с нами поговорить. И в этот раз, может быть, уже не так вежливо. У великанов очень странные способы убийства. И вождь Хансен намекнул, что у них есть столь же странные способы уговаривать. Если они не уговорят нас, а это им не удастся, то я не верю, что они отпустят нас обратно домой.
— Я сдерживался исключительно из уважения к тебе, — проворчал Лостинг. — Потому что ты так часто оказывался прав в подобных делах.
Так что же ты медлишь сейчас?
— Дай мне время, Лостинг. Дай мне немного времени. Действовать в этот раз надо осторожно и правильно.
Лостинг что то неразборчиво пробормотал и уселся, прислонившись спиной к двери. Достав свой охотничий нож, он принялся сосредоточенно точить его о металлический пол.
— Ладно, ладно, думай, размышляй, враг мой, но если ты ничего не придумаешь к тому времени, как они снова придут за нами, я убью Хансена, вождя. Потом пусть зажарят меня на своем красном луче.
Борн задумчиво покачал головой.
— Неужели ты ничего не видишь, Лостинг? Неужели твой первый гнев застил тебе глаза? Убийство Хансена вождя не поможет. Когда Сэнд и Джойла вернутся в мир, мы изберем новую пару, а великаны просто изберут нового Хансена вождя. — Слова теперь текли легко и свободно. — Нет, мы каким то образом должны убить их всех и разрушить это место.
Гнев Лостинга перешел в недоумение.
— Убить их всех? Да мы даже одного из них не можем убить ради того, чтобы спастись самим. Как мы можем убить их всех?
— Убей машины великанов, и великаны умрут сами. Но сначала мы должны выбраться отсюда.
— С этим я не спорю, — хмыкнул Лостинг. — Но дверь заперта, а это, — он ткнул металлический пол ножом, и тот со звучном отскочил, — это гораздо прочнее, чем даже железное дерево.
— Ты все мыслишь своими мыслишками, охотник, — Борн скрестил ноги и принялся оценивать пол. — Дай миру время, и мир сам даст ответ.
— Сумасшедший, — шепнул Лостинг.

Стояла ночь. На станции было тихо. Ее обитатели спали, пережидая долгую, сырую ночь. Единственными движениями были движения сотрудников охраны, которые сидели за пультами сканирования и экранами систем наблюдения, охватывающими лес. За пределами станции восемь человек из отдела Соломона Карбока управляли поворотными пушками. За отсутствием сигналов тревоги, эти отдельные представители вооруженных сил корпорации придумывали себе несмертельные развлечения, чтобы убить время. В одной из будок личный состав развлекался партией в криббедж.
Играли они на доске, вырезанной умельцами с Хивихома из бериллового дерева. Парочка в башенке, расположенной по соседству, с головой ушла в разбор описаний увеселений, которые поджидают отдыхающих в одном из океанских миров, расположенных в десятках парсеков отсюда. В третьей башне двое артиллеристов противоположного пола активно предавались уклонению от служебного долга.
Службу свою они все считали полувоенной, поскольку станция на военном положении не находилась, хотя их начальник, Карбок, придерживался противоположной точки зрения. Однако никакого карательного эскадрона миротворческих сил не предвиделось. Ничто не предвещало появления в небе над головой армады конкурентов, а через расчищенное от макушек деревьев пространство леса ничто не смогло бы приблизиться, не включив одновременно с полсотни сирен. А посему восемь наводчиков пребывали в состоянии расслабленной полуготовности и развлекались, кто как мог, в тишине и уединении ночного дежурства, совершенно уверенные в собственной безопасности под защитой ангелов хранителей, начиненных медными и серебряными проводами.
А внутри станции двое язычников планировали заговор с целью лишить этих артиллерийских богов положенного им напряжения. Специальная электроника заглушала в обитателях станции тоску по дому. И когда, наконец, уснул последний из праздношатающихся, станция погрузилась в полную тишину. Ничьи шаги не раздавались в коридорах, слышно было только, как то здесь, то там замыкалось или размыкалось реле, приглушенно гудели неутомимые механизмы, да тихонько шептались необходимые для жизни кондиционеры. В остальном стояла полная тишина.
И поэтому некому было удивиться внезапно появившейся в полу посередине коридора маленькой дырочке. А даже, если бы кто нибудь и проходил мимо, то скорее всего вовсе не обратил бы внимание на то, что на станцию вдруг начали проникать отзвуки грома. Потом металлический лист пола был отогнут с легкостью фольги, и проем заметно расширился.
С близкого расстояния можно было бы заметить под полом дыру в метровом слое феррокрита.
Из проема показались две мощные лапы и принялись расширять его, пока он стал настолько большим, что в него могли бы пролезть даже несколько человек. Следом появилась квадратная крупная голова с задранными вверх клыками, поблескивающими в тусклом ночном освещении.
Подобно фонарям, осматривая пустой коридор, сияли три глаза. Потом голова исчезла, и из проема донеслись гнусавые звуки, похожие на разговор. Потом раздался короткий рык, и разговор оборвался. Из дыры в коридор, как паста из тюбика, скользнули две крупные, покрытые густым мехом фигуры.
Джелливан еще раз оглядел незнакомую обстановку и слегка поежился от прохлады, разлитой в воздухе. Руума Хум же был слишком занят другими делами, чтобы обращать внимание на холод.
— Великанов не слышно, великанов не видно, — пробормотал Джелливан на гортанном, скрежещущем языке фуркотов.
— Но их тут много за этими стенами, — осторожно ответил Руума Хум.
Он еще раз потянул носом воздух, чтобы окончательно и безошибочно убедиться в том, что здесь присутствует этот едва уловимый, но нужный запах, затем сказал:
— Сюда.
Вжимаясь в металлические стены, прячась в тень, фуркоты бесшумно проследовали по коридору, а потом свернули за угол в другой коридор.
Еще один поворот, и тут они отпрянули при виде сидящего у последней двери великана. Великан, однако, не шелохнулся.
— Он спит, — уверенно прошептал Джелливан.
— А запах именно оттуда и идет, — согласился Руума Хум.
И выйдя из за угла, они направились к двери. Под ней Руума Хум обнаружил щель и прильнул к ней тремя ноздрями, вдыхая запах того, кто за ней.
А за дверью все так же неподвижно сидел на полу Борн. Услышав снаружи тихое посапывание, он резко открыл глаза. В дальнем конце комнаты спал, вытянувшись на полу, Лостинг, но едва Борн пошевелился, как он проснулся.
— Что такое? — спросил Лостинг спросонья.
— Тихо.
Борн на четвереньках подполз к двери. Прильнув лицом к полу, он потянул носом, после чего тихо шепнул:
— Руума Хум?
С той стороны послышался утвердительный хрюк.
— Открой дверь, как можно тише, — прошептал Борн. — Там охранник.
Фуркот зарычал.
Тихий их разговор в конце концов разбудил стражника. Тот хоть и спал, но службу нес исправно. Проснулся он моментально, предполагая, что узники станции решились на побег. К чему он не был готов, так это к виду ухмыляющегося Джелливана, приоткрытая клыкастая челюсть которого демонстрировала ряд блестящих зубов, дыша ему прямо в лицо.
Стражник упал в обморок.
— Умер? — поинтересовался Руума Хум.
Джелливан хмыкнул в ответ.
— Спит как мертвый, — и оба фуркота принялись рассматривать дверь.
— Как же она открывается? Это совсем не такая дверь, как у нас дома.
Из за запертой двери послышался голос Борна.
— Руума Хум, там, рядом с тобой, есть ручка, такая примерно, как на охотничьей трубке, ее нужно опустить, а потом потянуть на себя.
Изнутри мы этого сделать не можем.
Большой фуркот тщательно исследовал выступ. Схватив ручку зубами, он повернул ее согласно инструкциям Борна.
Тот, однако, забыл сказать, что ручку надо поворачивать до упора, но не дальше. В темноте раздался громкий металлический звук.
— Она оторвалась, Борн, — сообщил Руума Хум, выплевывая изо рта металл.
Лостинг встал и на пару шагов отступил в глубь комнаты.
— Все! С меня хватит. Пойдем, если хочешь. — И не давая Борну времени, чтобы опомниться, он приказал. — Ломай дверь, Джелливан, немедленно.
Джелливан встал на задние лапы, почти касаясь головой потолка коридора, и обрушился на дверь одновременно передними и средними лапами. Раздался стон, сопровождающийся скрежетом разрываемого металла — примерно такой звук, как от ручки, только на этот раз гораздо громче. Литая металлическая дверь согнулась посередине и рухнула в комнату, повиснув на искореженной нижней петле.
Борн и Лостинг перепрыгнули через барьер и последовали за фуркотами по системе пересекающихся, изогнутых коридоров, которую никто из них не помнил. Отовсюду стали доноситься отдаленные ругательства и выкрики, словно они попали в гнездо чуллакии.
Тут же в дальнем конце коридора, подобно дурному сну, возник человек. Он бросился к ним, по пути хватаясь за пояс. И несмотря на то, что челюсть у него отвисла от удивления, он начал вытаскивать что то небольшое и блестящее. Руума Хум походя двинул его лапой. Этот ловкий удар сбил человека с ног, и он осел вдоль стены. Когда они сворачивали в следующий коридор, он все еще корчился на полу.
Фуркот угрожающе прорычал:
— В этом месте просто не обойтись без убийства.
Он хотел было вернуться и прикончить стражника, но Борн запретил ему, и они побежали дальше.
— Только не сейчас, Руума Хум. Эти твари убивают, не задумываясь.
Не стоит и нам перенимать у них это.
Руума Хум еле слышно выругался, но ослушаться не посмел.
Вскоре они достигли широкого коридора, опоясывающего станцию. Борн и Лостинг уже держали топоры наготове, но никакой нужды в них не было.
Станция по прежнему в основном спала, и здесь еще никто не знал, что это за отдаленный шум.
Еще через минуту они были у дыры, которую Руума Хум и Джелливан проделали в полу станции. Первым в нее нырнул Руума Хум, Борн прыгнул следом ногами вперед, за ним Лостинг, замыкал шествие Джелливан.
Подобно рою встревоженных пчел, вокруг станции замигали беспорядочные огни, зазвучали сирены. Во внешних башнях ленивые реплики сменились отчаянными проклятиями, а операторы пушек бросились к орудиям уничтожения. Бдительные, привычные глаза, человеческие и электронные, принялись обшаривать пространство вокруг станции, досконально обследовать неизменную стену леса. Но во всем этом насквозь просвещенном участке не было обнаружено ничего угрожающего, не появилось ничего неожиданного.
И тут что то возникло на экранах мониторов, заполнив собой приличных размеров кусок в области обстрела северной башни.
Женщина стрелок тут же включила электронный сенсорный прицел и дала залп. Этим залпом был успешно уничтожен рой насекомых, вылетевших из леса на манящие огни станции. Обитатели станции не находили себе места, пока центральные детекторы не сообщили, что именно было уничтожено.
Хансен, все еще с сонно моргающими глазами, путаясь в полах халата и приглаживая волосы, шел в сопровождении охранника к дыре в полу.
— Сантиметр дюраля, а под ним метровой толщины фундамент из армированного бетона, — удивленно сказал кто то из немногочисленных собравшихся.
При виде Хансена все расступились. Увидев размеры лаза, он с трудом согнал с лица выражение полного недоверия.
— Я не думал, что у них есть такие совершенные орудия.
— А у них и нет.
Все повернулись, чтобы посмотреть, кто это ответил. Это была Логан.
Она присоединилась к собравшимся, и теперь, придерживая волосы, чтобы они не лезли в лицо, исследовала внутренность провала. Выражение лица у нее было сосредоточенное.
— Судя по всему, это сделали фуркоты, — заключила она.
— Все ясно, — произнес Хансен. — А что такое фуркот, Логан?
— Это подручные животные, с которыми живет народ Борна. Шестилапые всеядные. По крайней мере, мы решили, что они всеядные. — Логан снова посмотрела в дыру. — Когда наступила ночь, а их старшие товарищи не вернулись и не послали за ними, они, видимо, решили разузнать все сами.
— Интересно, — только и выдавил из себя шеф станции.
Подоспевали все новые люди и сообщения. Толпа разрасталась. Через некоторое время принесли оборудование, и назначенный шефом «доброволец» спустился в лаз. Чтобы подтвердить требуемую Хансеном информацию, ему долго ходить не пришлось. Напряженно слушая и кивая, Хансен внимал докладу исследователя. После того, как он закончил, Хансен похлопал человека по спине и вернулся на край дыры. Теперь вокруг нее толпились лишь главы отделов — люди типа Карбока и Бланшфорда.
— Ну, и кто нибудь из вас имеет представление о том, куда ведет эта дыра? — потребовал Хансен. Повисла напряженная тишина. Горе тому работнику, который, высунувшись, даст не правильный ответ. — Так что, никто из вас не знает, где мы стоим? — Все озадаченно переглянулись. — Дыра уходит сквозь фундамент прямиком в один из трех стволов, на которых установлена наша станция. Судя по всему, это дерево не сплошное, — продолжил Хансен, выражения его лица и все нарастающего гнева хватило, чтобы его подчиненные сжались от страха. — Так вот, похоже на то, что есть какое то местное животное, которое роет ходы в таких деревьях. И этим самым фуркотам достаточно было обнаружить один такой ход, ниже уровня, на котором мы расчистили лес, и прямиком по этому ходу они прошли прямо под дно нашей станции и сделали подкоп.
Прямо у нас под ногами, леди и джентльмены. — Голос его немного упал.
— И плевать они хотели на наши мониторы и наши пушки, плевать они хотели на защитные экраны высокого напряжения, которыми окружены эти стволы. Это мне понятно. Но вот, что меня озадачивает: как они узнали, что на все это им можно плевать?
Тут к собравшимся присоединился Кохома.
— Это не совсем животные, сэр. Они умеют немного говорить, достаточно для того, чтобы поддержать разговор. Я сам с ними разговаривал. Правда, они говорить не очень любят, насколько я понима…
— Заткнись, идиот, — сказал начальник станции очень тихо, и это было хуже, чем если бы он крикнул. И после этого он прошипел:
— А еще хотят, чтобы я вел нашу подпольную деятельность в этом враждебном мире. Да еще с таким экипажем, как вот эти.
— Извините, шеф, — тихо произнес глава инженерного отдела. — Не угодно ли вам, чтобы я привел людей заделать эту штуковину, — и он указал на лаз.
— Нет, я не хочу, чтобы вы приводили людей, чтобы они заделывали эту штуковину, — яростно передразнил Хансен инженера, который уже сам был не рад, что лебезил перед начальником.
— Карбок! Где Карбок?
— Да, сэр. — От толпы отделился начальник службы безопасности станции.
— Оставьте этот проем как есть. Установите прямо над ним пушку и приставьте к ней расчет из четырех человек. Через каждые четыре часа расчет менять. — Он задумчиво вытер руки о коричневый халат. — Может быть, им хватит наглости и вернуться тем же самым путем. Тогда никаких разговоров с ними, после того, как мы потеряли одного человека.
Ничего, мы еще отыщем этот их Дом. Там мы их живьем зажарим.
— Сэр, — нерешительно обратился Карбок, — наблюдатели на башнях немного растеряны. Они не знают, какую цель им высматривать. — Пару смуглых коротышек в сопровождении… — Карбок оглянулся через плечо в направлении Логан и прищелкнул пальцами. — Как эти штуковины выглядят?
— Шестилапые, — объяснила она Карбоку, — темно зеленый мех, три глаза, длинные уши, из нижней челюсти растут короткие толстые клыки. В несколько раз крупнее человека.
— Достаточно, — сказал Карбок.
Кивнув Хансену, он по военному сделал поворот кругом и строевым шагом направился отдавать распоряжения своим людям.
— А скажите ка мне, — принялся допытываться Хансен у Логан, — у вас не складывалось впечатления, что этот ваш друг, Борн, не одобряет цель нашего присутствия на этой планете?
— Да мы просто не вдавались в подробности нашей деятельности здесь, шеф, — ответила Логан. — Кроме того, зачастую его вопросы и ответы можно было истолковать неоднозначно. Но поскольку все это время он был занят тем, что спасал нашу жизнь, мне казалось не очень уместным вступать с ним в спор о смысле нашей деятельности. Я считала нашей основной задачей вернуться сюда целыми и невредимыми.
— И тем не менее, несмотря на то, что вы не знали, как он отреагирует, вы позволили ему оставить этих двух полуразумных животных на свободе, чтобы они устроили спасательную экспедицию, — резко проговорил Хансен.
Тут уж не сдержалась Логан.
— А что я должна была сделать? Притащить их на себе? Мне в то время казалось, что лучше оставаться с Борном и Лостингом в дружеских отношениях. Фуркоты прекрасно видели, что может сделать лазерная пушка, а ни один из умников Карбока почему то не выявил этих проходов в опорных стволах. Откуда я могла знать, что…
— Но вы могли настоять, чтобы он, как хозяин, взял животных с собой.
— Вы так и не поняли. — Логан старалась объяснить как можно доходчивей. — Он фуркотам не хозяин. Это совершенно самостоятельные полуразумные существа с довольно таки развитым интеллектуальным уровнем. А с людьми они просто сотрудничают, сосуществуют, потому что им так хочется. А не потому что их приручили. Если им, например, хочется остаться у себя в лесу, то ни Борн, ни кто либо другой не затащит их сюда никакими уловками. — Тут Логан многозначительно посмотрела на дыру в полу и на искореженный вокруг нее металл. — Или вы полагаете, что с ними можно спорить?
— Вы обладаете даром убеждения, Тими. Да, я сам виноват, я слишком многого от всех ожидаю. И хуже всего, что эти ожидания чаще всего оправдываются. — Хансен задумчиво посмотрел в темную глубину тоннеля.
— И все таки мне хотелось бы найти какой нибудь способ избежать конфронтации. Только не подумайте, что мне жалко будет убить несколько аборигенов. Мы так и так преступили закон, обосновавшись здесь.
— Это не аборигены, сэр, — напомнила ему Логан. — Это потомки выживших…
Хансен склонил голову набок и гневно глянул на нее, после чего сказал жестким голосом.
— Тими, там в двенадцатом радиусе, я видел, лежит младший инженер службы обеспечения по имени Хаури с изуродованным лицом и сломанной спиной. Сейчас он уже мертв. И что касается меня, то теперь Борн и Лостинг, равно как и все их собратья, которые испытывают по поводу нашего пребывания здесь одинаковые с ними чувства, являются туземцами, к тому же настроенными к нам враждебно. А у меня есть долг перед людьми, которые вверены мне. И я предприму все шаги, необходимые для того, чтобы защитить их. Кстати, вы случайно не смогли бы найти дорогу к их поселку, Дому, как они его называют?
Логан задумалась.
— Принимая во внимание все те повороты и крюки, спуски и подъемы, которые мы предприняли на пути, я в этом сильно сомневаюсь. Без помощи Борна не удастся найти. Наш скаммер давно уже укрыт свежей растительностью. Но даже если мы обнаружим его, не знаю, сможем ли найти оттуда дорогу к их Дому. Вы же понятия не имеете, сэр, — взмолилась она, — каково это — передвигаться пешком по их миру. Там ведь верх от низа не отличишь, не говоря уже о горизонтальных направлениях. А здешние хищники, системы защиты, развившиеся у флоры…
— Можете всего этого мне не рассказывать, — Хансен сунул руки в карманы халата. — Я участвовал в расчистке места для этой станции. Ну что же, в таком случае придется нам все таки попытаться взять одного из них живьем, если они вздумают вернуться.
— Прошу прощения, сэр, — сказал Кохома. На лице его застыло изумленное выражение. — Вернуться?! Да по моему, Борн только и думает о том, как бы скорее добежать до своего Дома и организовать сопротивление нам и предупредить своих сородичей.
Хансен грустно покачал головой и снисходительно улыбнулся.
— Вряд ли вам когда нибудь удастся подняться по службе выше разведчика, Кохома.
— Сэр, — вмешалась Логан, — по моему, вы не совсем справедливы по отношению…
— То же самое касается и вас, Логан. Это касается вас обоих, — Голос Хансена угрожающе притих, и из него полностью исчезло напускное отеческое выражение. — Вы оба виноваты. Виноваты в том, что недооценили своих подопечных. Может быть, тут сыграло роль то, что из за их маленького роста вы почувствовали свое превосходство над ними. А может быть, все дело в том, что вы почувствовали себя представителями цивилизации более развитой технологически. Впрочем, причина не имеет значения. Вы, наверное, до сих пор думаете, что это вам удалось уговорить Борна пуститься в такой путь. Вы, наверное, считаете, что вам удалось оставить его в полном неведении относительно истинного предназначения станции. А вместо этого посмотрите ка, что случилось! С какой стати, по вашему, Борн больше всего заинтересовался современным оружием? Чтобы отбиваться от здешних хищников? Клянусь своей жизнью — нет! Исключительно ради того, чтобы со временем говорить с нами на равных! Теперь же, — продолжил он, — ему известно устройство и расположение защитных систем нашей станции, ее план, он имеет грубое представление о нашей численности, видел, насколько мы на самом деле изолированы от помощи извне. А кроме того, он разгадал наши намерения и решил, что они противоречат его. Нет, не думаю я, что такой человек бросится за помощью. Он, по меньшей, мере еще раз попробует огрызнуться сам.
Кохома выглядел побитым.
— Все это не имело бы ни малейшего значения, — продолжил Хансен, — если бы он по прежнему сидел взаперти у себя в комнате, под стражей.
Мне просто больно убивать такого полезного человека, как этот Борн.
Тут вся беда в духовной связи, которую они, похоже, чувствуют по отношению к каждому цветку, каждой травинке. Ведь они ставят благополучие растений чуть ли не выше собственного, как раз этого вам и не удалось уловить. Да ведь для этого вашего Борна та деятельность, которой мы здесь собираемся заниматься, является поводом для объявления нам едва ли не священной войны. Да клянусь своей пенсией, он сейчас сидит где нибудь там, в лесу, на каком нибудь обожествляемом кусте и обдумывает планы, как попроще и побыстрее справить богохульников в ад. А теперь расскажите ка мне поподробнее об этих их фуркотах, — и Хансен ткнул носком покореженный металл вокруг отверстия. — Один труп и этот пролом на станции являются для меня достаточным доказательством их физической силы. А насколько они неуязвимы?
— Ну, они тоже состоят из мяса и костей. Насчет костей, правда, не знаю, — поправился Кохома. — Но они так же смертны, как и мы. Мы сами видели, как несколько из них погибли ври нападении разбойничьего племени местных убийц по имени акади. Самое опасное, когда они начинают швыряться орехами.
Хансен очень странно посмотрел на Кохому, но решил продолжить расспросы.
— А какое у них есть оружие?
— Ну, у них есть такие трубки, они их называют снаффлерами, что то вроде больших пневматических ружей. Они стреляют отравленными шипами, а в остальном мы видели только самые примитивные приспособления. Ножи, колья, топоры, ну и тому подобное. Тут волноваться не о чем.
— А вот вы лучше вспомните, Жан, когда вам таким примитивным приспособлением перережут глотку. Дубинкой можно с таким же успехом убить, как и самым современным снарядом. Еще что?
Логан неуверенно улыбнулась.
— Разве только им удастся натравить на нас силверслита.
— Кого, кого?
— Это гигантский здешний зверь, живущий на деревьях. Метров пятьдесят в длину, ползает на нескольких сотнях ног, а рожа у него такая, что прятаться от нее побежишь в ад. Если верить Борну, то он бессмертен, убить его нельзя.
— Ну спасибо, порадовали, — едко ответил Хансен. — Вдохновляет, дальше некуда. — Он собрался уходить, потом еще раз повернулся к ним.
— Правда имеется возможность, что вообще ничего не произойдет. Так что будем продолжать функционировать в обычном режиме, только с повышенными мерами предосторожности. Я не могу позволить себе сидеть и ждать, пока наш любитель родной природы заявит о своих намерениях.
Завтра утром вы оба, как обычно, доложите о своей готовности. Примете новый скаммер и получите новое задание.
— Есть, сэр, — упавшим голосом ответили Логан и Кохома.
Хансен глубоко вздохнул.
— А мне, вот, теперь придется еще один доклад писать. Еще более неприятный, чем всегда. Убирайтесь с глаз долой, оба.
Кохома хотел что то сказать, но Логан предостерегающе взяла его за руку и поволокла прочь.
Хансен продолжал отдавать распоряжения. Один за другим люди разошлись. Каждому было поручено выполнение собственного задания. И начальник станции остался один. Он стоял и смотрел вниз в дыру. Очень долго, до тех самых пор, пока не прибыл расчет с пушкой. Когда они принялись устанавливать мощное, изящное оружие на треногу, Хансен развернулся и прошествовал в сторону своего офиса, пытаясь по дороге хотя бы приблизительно представить себе, в каких словах объяснить безымянному начальству, каким образом на территорию станции ворвались два аборигена и пара больших шестилапых котов. Директор будет недоволен. Да, совершенно определенно ясно: недоволен.

Глава 13

Под большим резным листом панпану, служившим им убежищем от непрекращающегося лесного дождя, сидели человек и фуркот. Сидели они на тантанакле и держали военный совет. Хансен был совершенно прав: для Борна и Лостинга, Джелливана и Руума Хума действия великанов были поводом для объявления войны.
— Мы можем укрыться в деревьях ниже уровня, где они убивают. — Голос фуркота очень резко выделялся на фоне постоянного шума дождя. — И перехватывать их, когда они выйдут.
— Это в их то небесных лодках под названием скаммеры? — возразил Борн. — Не иначе, как нашими снаффлерами.
— Соберем братьев, — устрашающе прорычал Руума Хум.
Борн печально покачал головой.
— У них зоркий глаз и очень дальнобойное оружие, Руума Хум. Надо придумать что то еще.
Воцарилась тишина, нарушаемая только плеском воды и тихими шорохами где то внизу. Наконец полуприкрытые глаза Борна широко открылись и он обратился к лесу.
— Корни, корни. — Остальные в надежде уставились на него. А он снова замер. — У меня есть идея, с чего начать, — наконец возвестил он, не глядя ни на кого. — Она скребется у меня в мозгу подобно випу, поджидающему добычу у выхода из норы. Корни, тут вся суть в корнях. — Борн встал в полный рост, потянулся. — Где кроется сила великанов, откуда берутся чудеса, приписываемые им?
— Ну конечно же, из Ада, — пробормотал Лостинг.
— Но из какого Ада, охотник? Наш мир черпает силы из Нижнего Ада, а эти великаны, судя по тому, что они рассказывают, черпают силы из Верхнего Ада. Корни их заключены в небе, а не в земле. И в мир наш они вторглись сверху, выкопав в нем яму, а мы вторглись к ним снизу.
— А как это можно подкопаться? — вслух удивился Лостинг.
Вместо ответа Борн подошел к краю укрывающего их листа панпану и долго смотрел на теплый дождь.
— Нам нужен грозоход.
Он обернулся и вопросительно посмотрел на Руума Хума.
— Через сколько дней следующий большой дождь?
Фуркот поднялся и встал рядом со своим человеком. Тупая морда высунулась в ночь, по ней сразу заструилась вода. Он глубоко потянул носом, вдохнул могучим ртом.
— Через три дня, Борн, может, через четыре.

Грозоходы попадались не очень редко, но и не часто, и росли на большом удалении друг от друга. Но, спустившись на Третий Уровень, охотники обнаружили серебристо черный ствол одного из них, вздымавшийся в лесу по ту сторону от станции. Это было не слишком близко от открытого пространства. Его длинные, похожие на цепи листья свисали аж до Шестого Уровня, так что их вполне хватит, чтобы дотянуть до самого верха. Существовал только один способ обращения с листьями грозохода — руки, ноги, лапы надо было обмазать густым слоем лайонта, и тогда можно было, не подвергая себя опасности, вытянуть свисающие на сотни метров сплетенные листья и свернуть их в мотки. После того, как они это проделали, Лостинг спросил, вытирая руки от липкой густой смолы:
— И все таки я не понимаю, зачем это?
— А ты помнишь сеть, сплетенную великанами из какой то лозы, через которую мы проходили, когда они провели нас в свою станцию дом?
Помнишь, как Сал великан объяснил нам, чем она питается. Она ест молнию. А я как то видел, как круто настолько обожрался плодами нисшанды, что лопнул. И внутренности его оказались размазаны по всей ветке, на которой он сидел. Не знаю уж, кто из нас больше удивился, круто или я, но зрелища этого я не забуду, пока дышу. Вот нечто подобное я и надеюсь сделать.
Лостинг, казалось, был разочарован.
— А не кажется ли тебе, что этим мы можем только укрепить корни великанов, сделать их еще сильнее?
Борн пожал плечами.
— В таком случае, испробуем что нибудь еще.
Несмотря на все беспокойство и нетерпение Лостинга, грозу, которая разразилась на третью ночь, они переждали. Борн понял, что оказался прав, когда на четвертый вечер Руума Хум, потянув носом воздух, прохрипел:
— Чую дождь и ветер, и много грома сегодня ночью.
— В таком случае нам надо пошевеливаться. Если гроза обрушится на нас, то нас не спасет даже смола лайонта.
Едва он произнес эти слова, как упали первые крупные капли дождя.
Лес зашумел. Почти в полной темноте они направились к станции, держась чуть ниже расчищенной области, усеянной электронными датчиками, светоусилителями и смертоносными красными лучами. У них было три серебристых листа. По одному с превеликим трудом тащили фуркоты, а один вместе волокли Борн и Лостинг. Густо вымазанные лайонтовой смолой, они шли разматывая мотки, и оставляя за собой все удлиняющиеся черные полоски, пока не оказались около черной стены одного из стволов, поддерживающих станцию. Борн коснулся его, посмотрел. Дерево уже начало умирать из за того, что лишено было листоносной кроны и из за заражения сердцевины. Все четверо медленно стали подниматься, держась неподалеку от колоссального ствола.
Они уже слышали раскаты грома, а все еще далекие молнии рассекали небо, делая его похожим на растрескавшуюся под жарким летним солнцем грязь. Борн уже насквозь промок. Руума Хум был прав: сегодня ночью будет сильный дождь. Черная смола помогала им оставаться незамеченными, когда они выбрались на открытое пространство. Ветер и сюда доносил дождевые брызги, но все таки под защитой брюха станции было относительно сухо. И это было как нельзя кстати, поскольку здесь не было подходящих лиан и вьюнов, по которым можно было бы подниматься. Им приходилось взбираться с тяжелыми листьями по вертикальному стволу.
И хотя служба безопасности бдела по прежнему, но те, кто следил за мониторами и сканерами, хотя на этот раз не отлынивали от своей работы, не могли заметить крошечных пятнышек, двигающихся вверх по одному из стволов. Вся система защита станции была нацелена вверх, а не вниз. Еще одной ошибки Борн избежал, выбрав для подъема не то дерево, по которому Руума Хум и Джелливан спасли его, а другое. Тот ствол по прежнему привлекал пристальное внимание.
Борн подождал, пока все собрались непосредственно под металлической сетью, закрывавшей подъем. Теперь молнии разрезали ночное небо одна за другой. Нужно было торопиться. Прямо над ними сеть потрескивала и искрила при каждом атмосферном разряде.
Борн кивнул. Вдвоем с фуркотом они быстро накинули три серебристо черных листа на разные участки сети. Когда лист коснулся металла, Борн затаил дыхание. Несколько искорок и все.
— Вниз! Прочь! Быстро! — скомандовал он фуркотам.
А внутри укрепленного пункта в глаза третьему инженеру станции, находящемуся на дежурстве, бросилось какое то необычное движение. Он нахмурился и подошел к приборам, стрелки которых неожиданно скакнули.
В целом ничего страшного не было в зарегистрированных приборами колебаниях электрического тока, но с другой стороны, таких колебаний вовсе быть не должно. Все было рассчитано так, чтобы даже самая сильная гроза не вызывала никаких повреждений. Он подумал было, не разбудить ли старшего инженера, но решил, что не стоит испытывать характер этого достойнейшего человека. Может быть, все дело в какой нибудь мелкой неисправности самого записывающего оборудования. У трансформатора была тенденции шалить и иногда чуть повышать напряжение. Списать происшедшее на нормальные колебания напряжения, вызванные работой солнечной батареи, было нельзя. Ведь стоит ночь.
Регистрирующие микросхемы продолжали одна за одной проверять операционные. Инженер по прежнему продолжал искать источник неполадок.
И тут страшной силы молния ударила настолько близко, что звук грома проник сквозь звукоизоляцию станции. Произошло одновременно несколько вещей. Мощнейший электрический разряд ударил в дерево, которое было расположено в лесу к югу востоку от станции, но лес даже не шелохнулся, в нем ничего не вспыхнуло, не загорелось. Крона дерева, в которое ударила молния, не треснула, не обуглилась. Совсем наоборот.
Голая макушка грозохода всосала молнию, как ребенок молоко через соломинку. Начиненное металлом дерево содрогнулось под ударом, но отнюдь не пострадало от колоссального электрического напряжения, распространившегося по его уникальной внутренней структуре. Небольшое защитное напряжение, которое дерево поддерживало в обычном состоянии, в одно мгновение возросло в тысячи миллионов раз. При обычных обстоятельствах весь этот заряд немедленно рассосался бы по всей округе, немедленно уйдя в почву через сложную, разветвленную корневую систему грозохода, благодаря чему в ней образовалось бы большое количество оксидов натрия, обильно удобривших питательный слой земли.
Но в этот раз нечто другое притянуло на себя всю силу могучего атмосферного удара, направило ток по защитному экрану, образованному длинными, омертвевшими листьями дерева. Бедный, озадаченный инженер так никогда к не узнает, что его датчики и приборы все зарегистрировали правильно, так и не определит источника этих загадочных первых флуктуаций силы тока.
Борн не знал, чего он хотел. Он просто надеялся, о чем и поведал Лостингу, напитать защитные сети, охранявшие станцию так, чтобы они лопнули. Вместо этого все эти решетки взорвались, как фейерверк, в следующую же долю секунды вслед за оглушительным ударом молнии в грозоход.
В течение нескольких секунд решетки дымились и светились, как горящий магний, затем оплавились и превратились в обгоревший шлак. По всему затемненному пространству раздались отдаленные хлопки и взрывы.
Внутри станции разом вспыхнуло множество ярчайших огней, которые были хорошо видны даже кучке ошеломленных наблюдателей, укрывшихся на краю стены леса. Это вспыхивали и взрывались модуляторы, не способные справиться с невероятной перегрузкой. Аккумуляторные батареи просто расплавились, как лед, лишив станцию энергетического резерва. Под напряжением в тридцать миллионов вольт в генераторную сеть станции ворвался ток силой в сто тысяч ампер, расплавил или закоротил каждый кабель, каждый провод, каждую розетку, каждую лампочку, каждый прибор внутри. Но все перекрыл невероятной силы взрыв, прозвучавший на дальней стороне станции. Это главный трансформатор вместе с солнечной электростанцией целиком вылетели сквозь стену.
А следом сквозь ровный ритм безразличного ночного дождя послышались крики и стоны перепуганных, смятенных и обгоревших людей, но плача умирающих слышно не было. Те, кого убило, подобно инженеру, погибли моментально.
Лостинг ринулся было вперед.
— Давай кончим их.
Борн остановил его движением руки.
— У них по прежнему может быть красный луч, который убивает прежде, чем успеешь зарядить снаффлер, охотник.
Лостинг показал на покореженные, дымящиеся оружейные башни.
— Пушки внутри, может быть, и можно было починить, но проку от них все равно никакого: все механизмы, включая поворотные, выгорели дотла.
— Да не эти, — пояснил Борн, — а маленькие, которые великаны носят, как топоры, на поясе, они могут до сих пор работать. — Он уселся на мокрую ветку и посмотрел на небо. — Отгадай, кого привлекут к утру яростные и необычные звуки, доносящиеся со станции, а, охотник?
Подумай хорошенько, кого может навлечь на себя разом кричащая толпа людей?
Лостинг покопался в памяти и глаза его радостно расширились.
— Плавунов. Только не бунов, а фотоидов.
Борн кивнул.
— Они их, наверное, уже разбудили.
— Но ведь великаны здесь давно, и они, наверное, уже видели плавунов фотоидов.
— А может быть и нет, — возразил его товарищ. — Скаммеры у них летают тихо, а фотоиды попадаются редко. Лишь достаточно крупная для фотоида жертва способна привлечь его, создав столько шума. Кстати, я об этом не задумывался.
Лостинг сел и обхватил руками колени.
— А какое, впрочем, это имеет значение. Фотоиды прилетят, увидят, что добычи нет, и улетят.
— Вполне может быть, что и так, Лостинг, но ты подумай о том, как на это отреагируют великаны. Как Логан с Кохомой впервые отреагировали на меня? Как они реагировали на наш Мир? Они боятся, не понимая, Лостинг. И я думаю, что они и так уже до смерти перепуганы. Посмотрим, как они отреагируют на фотоидов…

Хансен ходил и пинал обломки дымящегося металла и плексового сплава, которым был усыпан весь пол. Он исследовал огромный пролом в стене на том месте, где раньше была электростанция. Лужа затвердевшего шлака — вот и все, что осталось от сложного, дорогого оборудования.
Оно не сломалось, оно исчезло.
Появился крайне утомленный Бланшфорд. Как и все, он не спал уже много часов.
— Хочу знать все, — вздохнул Хансен.
— Все, что питается электричеством, либо сгорело, либо расплавилось, сэр, — горестно доложил начальник отдела. — Ни единой схемы, ни единого выключателя, ни единого включенного в сеть прибора здесь не осталось. Нам придется заново строить всю энергетическую систему.
Хансен на несколько минут задумался над тем, что услышал, а потом спросил:
— Удалось обнаружить, что стало причиной происшедшего?
— Мамула утверждает, что да. Только это, понимаете, уже такая наглость. Стоит вам только посмотреть.
Вместе с ним Хансен прошел через станцию, мимо бригад измученных работников, занятых расчисткой обуглившихся секций пола и стен. Вскоре они подошли к пропускному пункту, откуда открытый лифт доставлял исследователей к макушкам срезанного внизу леса. Лифт, естественно, тоже сгорел, но кто то уже успел соорудить из обугленных проводов самодельную лебедку.
В данный момент лифт был занят. Он висел на полдороге между станцией и миром зелени внизу, на том самом уровне, где когда то была защитная сетка. Хансен уставился вниз, сквозь дыру. В том месте, где решетка была прислонена к дереву, по стволу до сих пор продолжали стекать струйки расплавленного металла. Воздух был наполнен запахом обгоревшей коры.
— Ну как, видели, шеф? — спросил Бланшфорд.
Хансен прищурился о яркого солнышка и всмотрелся пристальнее.
— Ничего я не увидел.
— Посмотрите вот там, немного левее и внизу, там, где работает Мамула со своими людьми. И еще две штуки есть, их сейчас за стволом не видно.
Начальник станции смотрел с недоверием.
— Вы что имеете в виду вон ту серебристую цепочку, которая тянется над макушками деревьев?
— Только это не цепочка. По крайней мере, она не металлическая. Это лист или множество сплетенных листьев.
— Ну и что?
— Мамула считает, что их подложили на сетку перед грозой этой ночью. Мы выслали отряд. Мы надеялись, что два наших приятеля этой ночью покажутся. Но этого не произошло. И они проследили, куда ведут эти листики. Все три листа ведут резко вниз, в лес, метров на пятнадцать, а потом уходят к юго востоку, где присоединяются к родному дереву, которое стоит метрах в тридцати от нашей вмятины. — Бланшфорд повернулся и показал в нетреснувшее окно. — В той стороне. Это одно из наиболее тонких деревьев. Крона у него голая, а само оно по большей части черное и серебристое, все — и кора, и листья. На нем почти нет ни коричневого, ни зеленого. Так, только мелкие побеги. — Он заглянул в блокнот, который всегда имел при себе. — Разведотряд возглавляла женщина по фамилии Стивенс. Согласно ее докладу, дерево само по себе находится под смертельным напряжением. Все живое, что прикасается к его листьям, немедленно гибнет. Мамула теоретически предполагает, что когда в это дерево попадает молния, что и произошло этой ночью, заряд по большей части уходит в землю. Для поддержания защитной системы этого дерева достаточно небольшой доли заряда. Поблизости таких деревьев больше нет, но он говорит, что если мы поищем, то обязательно найдем еще где нибудь.
— Я все понял. Значит, эти немногочисленные деревья служат громоотводами для других деревьев и защищают лес от ночных гроз.
Только вот, — Хансен едва не сорвался на крик, — этой ночью заряд был направлен не туда, куда нужно.
— Не заряд, сэр, разряд.
Хансен окончательно помрачнел.
— Не удивительно, что здесь выжгло всю электронику. Ну и, конечно, никто ничего необычного перед этим не заметил.
На Бланшфорда было жалко смотреть.
— Нет, сэр. Карбон до сих пор честит кого то из своих людей.
— А вы говорили! Да уж, от этого нам станет намного легче. Дело то сделано, черт его возьми!
Хансен замолчал и отшвырнул ногой скрученный обрывок кабеля.
— А что по этому поводу Марчисон говорит?
— Марчисон погиб, сэр.
Хансен тихо выругался.
— Хорошо. Мамула будет за старшего.
— Да, сэр. Он считает, что со временем ему удастся восстановить часть силовых линий, примерно двадцать процентов проводки и схем. Они у нас есть на складе. Но нам потребуется совершенно новая электростанция.
— Да это любому дураку понятно. Там, где была старая, нет ничего, кроме дыры, в которую скаммер может вылететь.
— Главный блок солнечных батарей разбит, его нужно будет заменить.
Центральная система кондиционирования воздуха полностью уничтожена, а это, между прочим, очень неприятная вещь, — докладывал Бланшфорд.
— Между прочим, — с отвращением отозвался Хансен. — Что между прочим? Что у нас осталось?
Бланшфорд снова быстро глянул в стопку торопливо написанных докладов.
— У нас осталось все ручное оружие и четыре автономные пушки.
Совершенно, кстати, исправные. Так что мы далеко не беззащитны. Мамула заграбастал единственный исправный трансформатор со склада и все маленькие батарейки. Это позволит работать холодильным установкам госпиталя. Что касается еды, то сухих пайков у нас больше, чем достаточно.
— А со связью что?
— Отрубилась, конечно. Но на челноке работает и трансивер, и все остальное. У него ведь все бортовые системы в порядке, — продолжал Бланшфорд.
— Эх жалко, что у нас челнок, а не боевой корабль Содружества.
Когда должен прибыть следующий грузовой корабль?
— Через две с половиной недели, сэр, согласно расписанию.
Хансен кивнул и через ближайшую дверь вышел на крыльцо, которое по прежнему опоясывало станцию.
— Две с половиной недели — повторил он, облокотившись на трубу ограждения и всматриваясь в далекую, шелестящую зеленую стену, в коричнево зеленые макушки деревьев внизу. — Итак, две с половиной недели первоклассно оборудованная космическая станция, которая согласно разработке, должна противостоять всему, включая нападение боевых кораблей Содружества, должна будет каким то образом отражать поползновения двух полуголых охотников в набедренных повязках, ублюдочных религиозных фанатиков, убогих потомков горстки заблудившихся колонистов…
— Да, сэр.
Хансен резко повернулся на голос и набросился на вновь пришедшего.
— Неужели ваши люди не могут с этим справиться, Карбок. Или, может быть, мы уступаем им числом?
Карбок вытянулся по стойке «смирно».
— Приходится, сэр, обходиться тем, что я имею. В частности, у меня такой персонал, который позволила себе купить компания.
Намек был ясен.
— Есть такие вещи, Карбок, которые даже родная компания купить не может.
— Если хотите, сэр, я соберу отряд и сам возглавлю погоню. Мы можем обшарить все по периметру станции, пока…
— Ну, ну, Карбок, — оборвал его Хансен. — Мне тут жертвенные агнцы не нужны. Ваше самоубийство ничего не решит. Вы же их среди этой флоры и фауны вообще не увидите. А они всех ваших людей перещелкают по одному. А то и вовсе будут держаться от вас подальше и подождут, пока вас прикончит лес. — И он снова повернулся к изумрудному океану. — Все таки я никак не могу понять, что толкнуло их на такое насилие. Ну, то, что они пожелали убежать — понятно, то, что они захотели доставить нам неприятности — понятно, но атаковать… То ли они ужасно уверены в себе, то ли ужасно злы на что то. Я знаю, что Борн не одобряет наши намерения, но наклонностей человекоубийцы я в нем не заметил, чего то нам не достает. Эх, хотелось бы мне с ним еще разок поговорить, просто чтобы выяснить, чем же мы его так сильно спровоцировали?
— А мне бы хотелось перерезать его тощую глотку, — резко ответил Карбок.
— Ну, я думаю, что это у вас рано или поздно получится, Карбок. Да я, собственно, и не рассчитываю, что мне удастся поговорить с ним прежде, чем вы его поймаете.
Карбок немного расслабился, но голос у него по прежнему был напряженный.
— Сэр, я тридцать лет провел в Вооруженных Силах Содружества, прежде чем понял, что эти тридцать лет потратил впустую. С тех пор я вот уже четыре года служу в компании директором службы безопасности специальных проектов. Если этот пигмей появится на расстоянии вытянутой руки от меня, то могу поспорить на административный сертификат, что я сверну ему шею прежде, чем он успеет пикнуть.
— М м, я готов поставить на это гораздо больше, Карбок. — Хансен взглянул на небо. — Ну и жаркий же опять денек… Матерь Божья! А это что еще такое?
Голова Карбока повернулась, и он тоже посмотрел в бледное зелено голубое южное небо.
К станции подплывали три силуэта, каждый из них размером был с пол станции.
— Пушки в башнях у нас работают?
— Нет, сэр, — ответил Карбок, все еще глядя на необычное явление. — Но у нас есть переносные.
— Установите их в куполе. Оставьте несколько человек следить за опорными стволами, а всех остальных поднимайте сюда. Да, оставьте охрану у дерева с тоннелем. Я не хочу иметь никаких неожиданностей с той стороны, пока мы занимаемся с этими. Шевелитесь!
По порушенной станции гулко разнеслись приказы. Каждому, у кого был исправный пистолет, приказано было явиться в купол. Вопросов «зачем» не возникло ни у кого. Три плавуна фотоида даже и не пытались закамуфлировать свое приближение. Среди тех, кто столпился под окнами купола с убранными теперь панелями из плексового сплава, были Логан и Кохома. Под куполом уже были установлены три лазерные пушки, направленные в небо.
Хансен заметил появление двух разведчиков, жестом отдал распоряжение Карбоку и подошел к ним.
— Вы когда нибудь видели таких?
Логан внимательно посмотрела на раздутых монстров, совершенно очарованная.
— Нет, шеф, никогда. И не помню, чтобы Борн упоминал о них.
— А ваш пигмей, часом, не может ими каким нибудь образом управлять?
— спросил Карбок.
Логан задумалась.
— Нет, не думаю. Если бы они были опасны и в то же время управляемы, Борн призвал бы их для нашей защиты, когда мы двигались на уровне макушек деревьев.
Плавуны представляли собой огромные газовые баллоны более или менее яйцевидной формы с колеблющимися, похожими на паруса плавниками на спине и по бокам. Плавно взмахивая этими выростами во всю длину тела, они лениво перемещались в воздухе. Сами газовые баллоны были бледно голубые и полупрозрачные, сквозь них явственно просвечивало солнце. Под каждым баллоном была какая то эластичная органическая масса, похожая на резину, испещренная складками, похожими на мотки кабеля, оттуда свисали короткие толстые щупальца, блестевшие на солнце подобно зеркальной лозе, которую Логан хорошо запомнила за те недели, пока они были в лесу. Они все состояли из поворачивающихся, колеблющихся органических призм, преломлявших свет и разлагавших его в спектр, из за чего вся тварь похожа была на огромный воздушный шарик, гоняющийся за радугой. А ниже этой сияющей, блистающей поросли спускались более длинные щупальца. У них был более естественный вид.
Они были того же бледно голубого оттенка, что и газовые баллоны, и покрыты были тускло поблескивавшей слизистой оболочкой.
Фотоиды продолжали дрейфовать по направлению к станции, а кучка ученых, сгрудившихся у разрушенного трансивера дальней связи, жарко дебатировала по вопросу о том, что же это — растения или животные.
— Оружие к бою, — скомандовал Хансен.
До настоящего момента существа не предпринимали ничего, что можно было бы расценить как враждебные действия, но уже от их невероятного размера становилось не по себе. Зловещая же тишина, с которой они надвигались, окончательно доканывала нервную систему.
— Если они приблизятся на двадцать метров, открывайте огонь, — сказал Хансен, — но не раньше.
Начальник службы безопасности кивнул.
Один из плавунов направился прямо к ним, зловеще поигрывая в воздухе длинными развевающимися щупальцами. Однако он остановился перед самой критической чертой, установленной Хансеном, и завис.
Несмотря на то, что у чудовища не было видно ничего, хотя бы отдаленно напоминающего орган зрения, Хансен не мог избавиться от ощущения, что их изучают. Чудовище продолжало висеть на месте, а огромные плавники плавно покачивались, помогая ему сохранять равновесие. Напряжение в куполе и во всей станции достигло предела.
Тут кто то закричал, и все перевели взгляд вниз в сторону. Два других плавуна подплыли к самому челноку, последней сохранившейся связи с компанией, со всей Вселенной. Длинное щупальце опустилось и обвилось вокруг носа челнока. Как бы из любопытства, оно без видимых усилий потянуло челнок. Раздался скрежет, и челнок подвинулся. Тут луч ослепительно яркого света, толщиной не больше карандаша, прорезал пространство, отделяющее людей от любопытного плавуна. Карбок подпрыгнул и завизжал на расчет переносной лазерной пушки.
— Кто открыл огонь? Я не отдавал приказа!
Лазерный луч просто напросто прошил насквозь газовый баллон и вышел с другой стороны. От неожиданности плавун немного потерял высоту, но тут же вернулся в исходное положение. От того места, куда попал лазерный луч, пошел легкий дымок. Послышался легкий едва различимый свистящий звук, который можно было принять за легкий вздох. И тут плавун стал резко подниматься, забыв выпустить челнок. Послышался отчетливый звук лопающихся один за другим, подобно струнам пианино, канатов. Тут кто то выстрелил из пистолета, открыли огонь остальные пушки. Карбок носился среди своих подчиненных, но из за захлестнувших, казалось, всю станцию звуков его не было слышно. Одна за другой рубиновые вспышки пронзали тела плавунов. Всякий раз, когда красный луч попадал в газовый баллон, раненый плавун терял высоту, потом тут же снова надувался и снова набирал ее. Если же луч попадал в заросли щупалец, то он просто отражался от зеркальной поверхности коротких и покрытых слизью длинных щупалец.
В надежном укрытии из зарослей поющей гребенчатой лозы Борн прошептал спутникам:
— Уж больно они терпеливы, эти фотоиды.
— А вдруг они не захотят драться? — заволновался Лостинг.
Сзади раздалось рычание Джелливана:
— Злость приходит к фотоидам медленно, но длится долго.
Наконец, раздраженные то ли назойливыми уколами лазерных лучей, то ли шумным мельтешением мелких фигурок внизу, плавуны начали реагировать. Их короткие, похожие почти на кристаллы щупальца зашевелились и стали складываться в сложные узоры, инстинктивно образуя защитные редуты, поскольку снизу их продолжали покусывать красные лучи.
Солнце стояло высоко и светило жарко. Но во вновь образованной системе щупалец солнечный свет фокусировался и еще раз фокусировался и усиливался, сновал от щупальца к щупальцу, как от линзы к линзе, и собирался в мощные пучки органическими линзами столь совершенной природы, что человеческий глаз показался бы по сравнению с ними топорной работой. Наконец два ближайших плавуна послали в направлении станции солнечные лучи невероятной концентрации.
Налево и направо стены станции были сделаны из ячеистого алюминия, а не из дюраля. И там, куда попал солнечный свет, он расплавился, и лучи стали жечь все, что внутри.
Хансен бросился прочь из купола, так же поступили Кохома, Логан и большинство других сотрудников. Наверху остался один Карбок со своими людьми. Он поносил их за неисполнительность и неумелость. Ему даже в голову не пришло, что газовые баллоны плавунов состояли из отдельных отсеков. И уж откуда ему было знать, как быстро эти отсеки восстанавливаются и заполняются свежим газом, вырабатываемым в только что регенерировавших стенках клеток. Карбок отказывался признать бессилие, в данном случае лазерных пушек, которыми запросто можно сбить челнок или большой самолет. Он отказывался расписаться в собственной беспомощности даже тогда, когда мощный многократно усиленный световой луч, пущенный третьим плавуном, ударил в купол, расплавил твердый плексовый сплав, расплавил собственно пушки, расплавил или сжег опоры, стулья, покрытия пола, инструменты.
То, что он проиграл, Карбок понял только в последние минуты, сгорая вместе с последней пушкой и ее расчетом.
Рассвирепевшие плавуны фотоиды не улетали еще полчаса. Они плавали туда сюда вдоль станции, они продолжали играючи посылать световую энергию в ее развалины еще долго после того, как последний жалкий красный лучик возник из дымящихся руин. Наконец они устали. Что бы у них там ни было вместо мозгов, но оно насытилось.
Фотоиды оставили станцию испещренную пробоинами, как оспой, охваченную изнутри пожаром, и отплыли к югу, откуда, собственно, и появились.
— А теперь пойдем и кончим их, — прорычал Лостинг.
— Погоди, — успокоил его Борн. — Там кто нибудь мог остаться. Давай подождем, пока огонь закончит работу фотоидов и умрет солнце.
Как это зачастую случалось, ночной дождь начался в этот день еще до наступления темноты. Поэтому, когда они вошли в разоренный остов станции, то не нуждались ни в каком освещении. Отовсюду струилась вода. Капли шипели и испарялись, попадая на перегретый металл. Местами под ударами фотоидов оплавились стены коридора. Остывающий металл потрескивал и коробился. Во внешний коридор охотники вошли с заряженными снаффлерами наготове, хотя ни тот ни другой не ожидали обнаружить среди этих дымящихся развалин что нибудь живое.
— Даже необходимая смерть неприятна, печальна, — заметил Борн, морщась от всепроникающего запаха обгорелой плоти. — Это не то место, где стоит долго задерживаться.
Лостинг согласился и указал вдоль прохода, огибающего станцию.
— Я пойду в эту сторону, а ты в ту. Встретимся на том конце. Чем быстрее мы с этим покончим и отправимся домой, тем будет лучше.
Борн согласно кивнул и пошел в свою сторону. Лостинг дождался, пока тот исчезнет из виду, и пошел за Джелливаном.
Трупов попадалось много. Большинство было похоронено под обломками или оплавившимся металлом, либо сгорело практически дотла. Лостинг оценивал урон, который способны нанести фотоиды. А ведь ему довелось наблюдать, как любопытный фотоид потрогал щупальцем толщиной с дерево спящего охотника, после чего оставил его досматривать сны и дружелюбно отправился дальше. Другой же раз ему довелось видеть, как обычно миролюбивый гигант пришел в ярость, когда испуганный даевердон оттяпал ему полщупальца. Фотоид незамедлительно разнес в щепки всю верхнюю часть дерева, на котором жил хищник, после чего поймал и зажарил напавшего.
И все таки, до чего же ему хотелось, чтобы был какой то иной выход.
Они обследовали то, что раньше было дальним концом помещения для скаммеров. Быстрые разведывательные диски теперь трудно было узнать. У большинства прозрачные купола были разрушены, а изящные корпуса превратились в растекшиеся по полу металлические лужи. Вместе с ними расплавились останки двух великанов. Они так и сидели в круглой кабине, и кости их белели на фоне металла.
Если бы великаны не сопротивлялись так долго, фотоиды, скорее всего, быстро бы устали и уплыли в сторону своих южных гнездовий. А вместо этого перепуганные неуклюжие великаны сражались до последнего, хотя их красные лучи оказались до смешного бессильны против нервной системы прозрачных фотоидов.
Неожиданно Джелливан зарычал и прыгнул вперед. Фуркот учуял запах, но слишком поздно. Запах гари забивал все остальные. В верхней точке прыжка красный луч ударил его точно между глаз, и он безмолвно бесформенной кучей рухнул на пол. Лостинг вскинул снаффлер и выстрелил прежде, чем фуркот упал. Раздался характерный мягкий «пшик» лопающегося семени. В темноте неподалеку кто то вскрикнул, и наступила тишина.
Из за погнутой, вздыбленной секции пола возникла пошатывающаяся фигура. Это была Логан. Уронив пистолет, она обеими руками пыталась вырвать шип джакари из своей правой груди. На ее рубашке стало расползаться небольшое пятнышко крови. Она тупо уставилась на Лостинга. Охотник перезарядил трубку.
И тут второй луч ударил его сбоку, прошил кожу, кости, нервы, внутренние органы. Обычно шока от столь сильных повреждений бывает достаточно, чтобы убить на месте. Лостинг, однако, не был обычным человеком. Он упал на колени и медленно завалился налево. Он был все еще жив и обеими руками схватился за правый бок. Снаффлер со стуком упал на влажный металлический пол.
Логан удалось сделать пару заплетающихся шагов вперед, и она попыталась что то сказать скорчившемуся на полу телу. Губы и язык ее двигались, но звуков не получалось. Потом глаза ее затуманились под действием мощного нервного яда, и она упала как подкошенное дерево.
Женщина лежала совершенно неподвижно, будто сломанная кукла. Одна рука была неестественно изогнута.
Из неосвещенного тоннеля неподалеку осторожно вышли две фигуры.
Кохома подошел к неподвижному телу Логан и встал рядом с ней на колени. Хансен же, едва взглянув на нее, направился к Лостингу. За ним, не нащупав пульса, зло выругался пилот разведчик.
— Добрался он таки до тебя, бедная Тими.
Начальник станции приближался к Лостингу, не сводя с него пистолета. В темноте наполненного смертью коридора громко разносилось дыхание охотника. Хансен лишился значительной части своей одежды и всех бюрократических замашек, он тяжело дышал.
— Прежде, чем я убью тебя, Лостинг, скажи — зачем?
— Борн был прав, — тяжело выдавил охотник. С поврежденного бока полное онемение начинало распространяться по всему его телу, заволакивать сознание. — Он же говорил тебе… Вы берете, не давая…
Берете без спроса… Берете чужое и не возвращаете… Вы не эмфолите наш мир.
— Это не ваш мир, Лостинг, — устало сказал Хансен.
Кохома внезапно задумался над чем то. По крайней мере, так показалось, потому что он начал бормотать об симпатической эволюции и насильственной эволюции.
— Просто ты не хочешь этого признать, очень плохо. — Хансен обернулся и окликнул. — Марта, Афеллоу, проверьте это животное.
Из бокового прохода появились мужчина и женщина. У него был мачете, у нее пистолет, чтобы лишний раз не рисковать, женщина выпустила еще один заряд в голову фуркота. Но Джелливан и так был мертв, мертвее не бывает.
— Да будь оно все трижды проклято, — вдруг взревел Хансен. В нем наконец слилось воедино гнев и отчаяние. — Бессмысленно! Ведь все это бессмысленно! — И он жестом обвел все вокруг, после чего снова обратился к Лостингу. И голос его был полон горя от сознания понесенных потерь.
— Неужели ты не видишь, вы нас не остановили. У меня осталось четверо, — он глянул на неподвижное тело Логан. — Нет. Трое.
Каждое слово давалось Лостингу ценой острой, адской боли, пронзавшей все тело. И с каждым новым словом он поражался тому, что ему все таки удавалось его произнести.
— Вы все… мертвы. Все ваши… небесные лодки… разрушены.
Большой челнок… тоже. И оружие ваше… умерло. И ваши стены… и сети… Грозоход… их всех убил… А теперь лес… доберется… до вас.
На лице Хансена проступила жалость.
— Нет, Лостинг. Вы предприняли хорошую попытку, и она вам почти удалась. Но у нас полно еды, а вода здесь льется с неба целую ночь. Я знаю, как быстро растет эта крона, и может случиться, что она полностью закроет станцию, прежде, чем прилетит спасательный корабль.
Ты совершенно прав. Наш челнок не может больше летать, но все его внутренние системы проверены, и они функционируют, включая средства связи. Эти пузыри с призмами вряд ли еще раз вернутся. И навряд ли на нас нападет кто нибудь еще, способный разрушить корпус корабля. Да, этот лес может похоронить нас под водопадом зелени, но наши сигналы бедствия все равно будут приниматься. Некоторым людям вы доставили массу неприятностей и хлопот. Они, конечно, не порадуются, но они заново отстроят эту станцию, заново отстроят все и начнут все сначала.
И все ради эликсира бессмертия. Ты даже представить себе не можешь, на что пойдут люди, чтобы добыть его. И мы не повторим прежних ошибок, но в другом полушарии этой планеты, подальше от вашего племени. И у новой станции будут воздушные патрули, оружия будет в три раза больше. И к тому же работающая автономно энергетическая система. Пространства мы расчистим в четыре раза шире и в два раза глубже. Нет, прошлых ошибок мы не повторим. Ты храбрый человек, Лостинг, но ты проиграл. Какая жалость. И почему нам было не подружиться.
— Осквернили… мгл, — прошептал Лостинг.
Хансен склонился пониже, по прежнему не сводя с охотника дула пистолета.
— Что ты сказал, я не расслышал?
— Дай вам… волю… вы бы все… украли, — прохрипел охотник, — даже… человеческую душу, даже… запах цветка.
Хансен медленно и грустно покачал головой.
— Не понимаю я тебя, Лостинг, и вообще не знаю, смогли бы мы друг друга понять.
Так он и качал головой, когда джакари, выпущенная из снаффлера Борна, вонзилась ему в шею.
Кончилось все мгновенно. Руума Хум завалил парочку, склонившуюся над трупом Джелливана, а топор Борна остановил Кохому, прежде чем великан успел поднять пистолет. Поверженных великанов охотник искромсал, пожалуй, даже мельче, чем это было необходимо. Кровь, вытекавшая из их искромсанных тел, иссякла раньше, нежели его ярость.
Измученный и опустошенный, он подошел и склонился над трупом того, кто был для него самым ненавистным человеком в мире. Руума Хум стоял рядом с Джелливаном и обнюхивал его. Но никакой надежды для павшего фуркота не было. Они были очень хорошо сложены, но все равно были уязвимы. Луч, выпущенный рукой Логан, прошел сквозь мозг. Тонкая темно зеленая струйка сочилась из небольшой ранки на лбу и пачкала светло зеленый мех. Лицо поверженного охотника было искажено болью, вовсе не физической.
— Не везет… Лостингу… не везет… Ты всегда… выигрываешь…
Борн. Всегда… Борн впереди… Лостинга… на слово… на поступок…
Несправедливо… несправедливо. Так много смерти… Зачем?.. Зачем?..
— Ты знаешь, зачем, — неуклюже пробормотал Борн. — Ведь это болезнь. Новый паразит пришел в мир, напал на нас. Чтобы вырезать его… он убил бы Дом. А ты спас Дом, охотник, — голос его надломился.
— Я люблю тебя, брат.
Борн опустился рядом и предался печальным образам, в то время, как Руума Хум уселся на задние лапы и горевал вместе с плачущим небом. Так они и просидели, пока не пришел новый день и вместе с ним свет. Когда Борн с Руума Хумом пустились в обратный путь, первая волна никем не обижаемых кабблов, вьюнов и воздушных корней успела сгладить совсем еще недавно острые края вырубки.
Два тела, человека и фуркота, были надежно закреплены на спине Руума Хума. Конечно, тащить на себе всю дорогу до дома такую ношу было нелепо, но ни Борну, ни Руума Хуму и в голову не пришло, что можно вернуться без них. Борн хорошо запомнил последние слова Хансена вождя, когда он подкрался уже достаточно близко, чтобы убить его, произнесенные той последней ночью под дождем. Слова эти были ложью.
Едва ли великаны осмелятся построить новую станцию где бы то ни было в Мире. По крайней мере, не теперь, после того, как вся их работа была поглощена целиком, без остатка, безмолвно, необъяснимо. А если даже и попытаются, то здесь они не найдут тех наростов, которые ищут. Им даже не удастся установить свое легкое оружие и доставить металлы. Племя проследит за этим. И другие племена будут предупреждены. Весть о них разнесется.

Брайтли Гоу, которая увидела их первой, поприветствовала по возвращении, когда они, еле живые от усталости и изнеможения, ввалились в поселок. Но она недолго пробыла с ними после того, как увидела тело Лостинга. К своему удивлению, Борн понял, что ему это все равно. После этого он спал два дня, а Руума Хум на день дольше.
Вся история была рассказана Совету.
— Мы сделаем все, чтобы они не пришли. Мы не позволим им больше напустить свою болезнь на Мир, — объявил Сэнд, когда повествование было окончено.
Ридер и Джордан согласились.
Теперь осталось сделать последнее. В последующую ночь люди взяли факелы и вместе с детьми отправились в лес с телами Лостинга и Джелливана. Для этого они отыскали величайшее дерево из Тех, Кто Хранит, самое высокое, самое старое, самое сильное. Дерево это было последним пристанищем для самых чтимых из вернувшихся домой. Презрев великую опасность, исходящую от полночных небесных демонов и разбойных обитателей крон, процессия взошла на Первый Уровень. Пропели торжественную песнь, и слова в этот раз выходили печальнее, чем раньше. После этого тела обработали маслами и травами и бок о бок положили в дупло. Сверху их прикрыли гумусом, восстановили органический покров. Лостингу понравилась бы хвала, которую вознесли ему. Долго творили и превозносили его бесстрашие и искусство охотника, силу и твердость характера. Говорили все, собратья охотники, Сэнд, Джойла и Борн, больше всех Борн. Он говорил так долго, что его пришлось остановить. Все было кончено.
Церемония завершилась. Мужчины и женщины в сопровождении детей стали спускаться по спирали вниз к Дому. По обе стороны от них шли молчаливые фуркоты. А могучее То, Кто Хранит, возвышалось до самых плачущих облаков. И вот уже во всепоглощающей темной зелени исчез огонек последнего факела, остался только темный лес, зеленый и безродный. Кто знает, что за мысли родятся в этих малахитовых глубинах?
Через два дня у основания Тех, Кто Хранит, созрел бутон, лопнула его тугая кожица, и оттуда показалось изумрудное существо, тянущееся всей своей влажной шелковистой шерсткой к слабым лучикам света.
Моргнули и открылись три крошечных глазика, и маленькие клычки показались у уголков все еще мокрого, ни разу не открывавшегося рта. А потом крошка зевнул и принялся охорашиваться. Сопротивляясь и извиваясь, оторвались от раскрывшегося бутона последние зеленые корешки, и тут же, превратившись в мех, улеглись на спине, впитывая солнечные лучи. В крошечном тельце начался процесс фотосинтеза.
Мурлыкая от радости встречи с необъятным миром, крошка фуркот огляделся и увидел яркие глаза, глядящие на него из дневного полумрака.
— Я — Руума Хум, — заявило то разумное, что скрывалось за этими глазами. Пойдем со мной к братьям и к людям.
Совсем еще слабенький, но с каждым шагом обретающий уверенность фуркотенок пошел вслед за старшим по направлению к свету.
Далеко далеко вверху новорожденный младенец припал к груди матери.
При последнем вторжении, вызванном похоронами Лостинга, в глубинах величайших из Тех, Кто Хранит, проснулись силы. Дерево отозвалось и обволокло два тела густым древесным соком, чтобы оградить и охранить уязвимые органические ткани. Сок быстро затвердел, образовав непроницаемый барьер, сквозь который не могли уже пробраться ни бактерии, ни тли. В одной из верхних ветвей потекли и заработали соки, смолы и странные жидкости. Они растворяли и добавляли, воссоздавали и сохраняли, оживляли и перерождали. Мельчайшие частицы вновь пришедших перетекали к новому дополнению из других ветвей, растворялись и вымывались кости, плоть и бесполезные органы, все это исчезало, и на их месте образовывалась сеть из терпеливых темных волокон, древесных нейронов. И прежние нервные окончания человека и фуркота подсоединялись к этой обширной сети. Новые питательные вещества стали поддерживать подвергнувшуюся метаморфозе клеточную структуру. Процесс вживления Лостинга и Джелливана в душу и разум Тех, Кто Хранит, занял целую вечность и вообще ничего не занял. Мир леса работает неустанно, движутся соки, создаются новые вещества, в новую область поступают стимуляторы. И вот реакция произошла. Лостинг и Джелливан стали чем то большим, стали великими. Они стали частью общего разума Тех, Кто Хранит, который, в свою очередь, не больше, чем одна единственная доля огромного, великого мозга леса, ибо лес владычествовал над Миром без имени. Он изменялся, он развивался и рос, он умножал сам себя. И когда Мира достигли первые люди, он понял, что они сулят и чем угрожают.
Лесу хватило силы и упругости, плодовитости и разнообразия. И вот теперь он прибавляет к своему разуму медленно, терпеливо, так, как умеют только растения.
Лостинг, чувствуя, как растворяется последний след ненужной теперь индивидуальности, чувствуя, как он сливается с великим разумом, образованным десятками людей и множеством Тех, Кто Хранит, и все это прошито и связано неисчислимыми сознаниями рождающихся от дерева фуркотов, возликовал:
— Нет, Борн, не ты выиграл, — победоносно воскликнул он, и величие поглотило его. Уже исчезла и зависть и все другие чувства, поскольку он стал частью великого целого. И все человеческие настроения и эмоции отпали, как мертвый кокон. Разум леса стал еще чуточку больше, и скоро он придет к завершению замысла. И тогда ни люди, ни кто либо другой не смогут вот так прийти и убивать и рубить безнаказанно. А потом, со временем, он перекинется через пустое пространство, которое он теперь уже начал смутно ощущать.
В лесу Борн эмфолил вместе со свежепробившимся зеленым росточком, и вместе с ним улыбнулся тому, какой хороший день. Он взглянул на любимое свое странное небо и даже не понял, как далеко он смотрит.
Вселенная, берегись ребенка в зеленом!


1 Растения с толстыми, жирными листьями

2 букв. растущий на листе (бот.)


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru