лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Алан Дин Фостер. Проклятые 3. Военные трофеи

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Алан Дин Фостер
Военные трофеи

Проклятые – 3


Аннотация

Читайте увлекательную трилогию мастера приключенческой фантастики А.Д.Фостера!
Века – тысячелетия – идет Война между двумя великими космическими расами. Веками ищут они планеты с разумной жизнью, чтобы – добром или силой – найти себе союзников в Войне. Самым же желанным приказом, самой заветной целью для противников по прежнему остается – Земля. На Земле вербует солдат одна сторона... Детей Земли генетически изменяет сторона другая... Война не кончается. Кто прав? Кто виноват? Это уже не важно. Важно другое – исход Войны так или иначе решат лучшие воины Вселенной – земляне!


Посвящается Джону Содербергу – скульптору
Собрату, из эфира ваяющему,
Собрату исследователю.

Глава 1

– Не бралась бы ты за это. Ты же знаешь, это не только мое мнение.
Они расположившись на приподнятой платформе выступа ресторана. С этой высоты им было видно большую часть города, урбанистически экстравагантно покрывавшего собой немалую площадь. Не так уж и переселен был Махмахар, но поскольку законом не дозволялась застройка выше четырехэтажной, разросся он преимущественно вширь. К тому же обычаи и эстетика предполагали большое количество садов и парков, что приводило к появлению значительных ровных площадей.
Но город отнюдь не походил на урбанистического спрута. Наоборот, он и на город то похож не был, по крайней мере, не в той степени, как пускающие метастазы метрополисы, какие можно обнаружить на Гивистаме или О'о'йане. В архитектуре упор был сделан на гармоничность, что только подчеркивали многочисленные сады и парки. В таком соседстве неуместными выглядели как раз крупные сооружения.
Население Туратрейи было чуть больше двух миллионов – одно из самых больших на Махмахаре – и все обитатели города этим гордились. Вейсы по возможности старались ограничить народонаселение своих городов в рамках от одного до пяти миллионов жителей. В градостроительстве – как и во всем прочем – они стремились прежде всего к красоте и определенности. Иногда это угрожало недовольством и завистью со стороны других членов Узора, которые начинали презирать Вейс за манерность и формализм, тайно завидуя при этом их способности создавать и отыскивать красоту во всем. Даже среди недоброжелателей никто не посмел бы отрицать, что общество и культура Вейса являли собой вершину среди цивилизаций Узора, которой другие особи могут только восхищаться и завидовать, даже если действия Вейса (или отсутствие оных) оказывались полностью лишенными смысла. И ответственность за это Вейс принимал на себя со всей серьезностью. Как и все другие расы – члены Узора, Вейс с самого начала участвовал в войне против Амплитура – уже больше тысячи лет. И в стремлении поддерживать своих материально, но всячески избегать открытой схватки, они ничем не отличались от большинства своих союзников.Мать юной Лалелеланг поигрывала тремя традиционными бокалами. Один для аперитива, один для главного блюда и один – для принятого правилами омовения рта между глотками. Как и все прочее, обед в вейсском обществе был превращен в изящное искусство, хотя и говорились за столом не самые приятные речи.
Мать была вынуждена говорить подобные вещи, поскольку была старейшей из здравствующих в семье по женской линии; таково было ее место. Бабушка противилась бы ей куда настойчивей, но эта почтенная жизнедательница уже два года как почила, была разделана, забальзамирована и помещена в фамильный мавзолей. Так что неприятная задача оказалась возложенной на ее мать. Отцу же все будет доложено только тогда, когда женщины сочтут это нужным.
– Ты ведь могла бы стать кем угодно, – говорила ей мать. – В твоей возрастной группе обучения у тебя был чуть ли не самый высокий потенциальный градиент, что в традициях нашей семьи. Ты проявила проблески гениальности в повествовательном стихосложении, а также в промышленном дизайне. Перед тобой открыты просторы инженерии, как, впрочем, и органической архитектуры. – Золотистые на кончиках ресницы хлопали, огромные сине зеленые глаза смотрели пристально. – Да ведь ты могла бы стать даже, язык не поворачивается, пейзажистом!
– Я сделала свой выбор. Должные инстанции уведомлены. – Голос Лалелеланг был почтителен; но тверд.
Мать склонилась к ней, изящно и скромно потягивая клювом аперитив из бокала с золотыми насечками.
– Я все таки по прежнему не понимаю, почему ты решила выбрать себе такое опасное и неопределенное занятие.
– Но, мама, ведь кто то должен этим заниматься. – Чувствительными, непокрытыми перьями кончиками левого крыла Лалелеланг нервно ощупывала четыре тарелочки с пищей, стандартным для дневной трапезы образом расставленные на столе. – Ведь история – ценная и уважаемая профессия. Всем своим замысловатым телом выражая родительскую заботу, старшая нахохлилась и застыла на стуле. Жест ее скорее выдавал огорчение, чем злость. За легким наклоном головы читалось неодобрение, за вскинутым гребешком на голове – недовольство. А у отца то, представила себе Лалелеланг, сейчас бы уже вовсю пунцовым поблескивал. За неимением таких цветов женщинам приходилось довольствоваться скромным языком жестов. Смысл она, однако, уловила. Мать весь обед старалась донести его, то так, то этак.
– Ты выбрала занятие историей – по какой такой причудливой игре природы, я и догадываться не могу. – Длинные ресницы колыхались в воздухе.
– Это весьма эклектично, хотя само по себе и не предосудительно. Твое неравнодушие к теме войны – вот что беспокоит и угнетает меня. Это совершенно не вейсское увлечение.
– Нам может это нравиться или не нравиться, но она остается единственным значительным компонентом всей нашей современной историки, как, впрочем, и повседневной жизни. – Лалелеланг взяла гроздочку идеальных, крошечных ярко зеленых ягод и, в точности как полагается, стала самым кончиком клюва по одной склевывать их с черной веточки. Закончив с одной гроздочкой, следовало положить стебелек на тарелку строго параллельно предыдущему и только после этого приниматься за следующую гроздь, причем надлежало следить, чтобы ни одна веточка не указывала концом на нее или на мать. Профессию она, может быть, выбрала и непривычную, но о манерах помнила, включая даже те тонкости, о которых часто и не подозревали представители других видов, пусть даже много лет проработавшие бок о бок с вейсами. Тем сначала приходилось туго, а потом они махнули на все рукой – и напряжение между ними и хозяевами сразу же шло на убыль.
В самые тяжелые минуты некоторых – с Массуда, например – поражала такая трата времени и энергии, не говоря о том, что им это казалось просто глупо, но для вейсов манеры были плотью и кровью осмысленного существования. Именно они были основной причиной, по которой они так долго и так много вкладывали в победу над врагом: будучи насажденным, Назначение Амплитура разрушило бы, обратило в хаос традиционный этикет, без которого, были убеждены на Вейсе, не может быть истинной цивилизации. Другие виды не столько возражали против собственно этого постулата, сколько против той главной роли, которая отводилась ему Вейсом.
– Даже согласившись с правильностью твоего тезиса, дочь, я все равно не вижу причины, почему бы этим не мог заняться кто нибудь другой. – Глаза матери встревоженно шарили по соседнему саду, где ковром стелились шестилепестковые желтые и оранжевые нарструнии, только только расцветшие буйным цветом. По бокам они были окаймлены маленькими фиолетовыми юнгулиу, эту деталь пожилая женщина не вполне одобряла. Черно белые весши придали бы пейзажу больший контраст, тем более, что сейчас для них самый сезон. «Любим мы все покритиковать, – подумала она, – вот и потомство наше – тоже хороший объект для критики». Это была главная причина, по которой Вейс вызывал в Узоре всеобщее восхищение, но мало где пользовался популярностью.
Пустой пакет, оскверняющий цветочное совершенство садовой аллеи, сразу же приковал ее взгляд. Несомненно, от кинул залетный инопланетянин, потому что, она знала, ни один вейс не допустил бы такого небрежения визуальной эстетикой. Это, должно быть, какой нибудь бородач со С'вана, хотя в этом отношении они ничуть ни хуже всех остальных рас Узора. Вот только по отсутствию трепетного уважения к жизни они чуть ли не хуже всех. Она с трудом подавила в себе инстинктивное желание прыгнуть через резные перила, спланировать и подхватить мусор, пока он не успел оскорбить глаз другого случайного прохожего, но заставила себя сосредоточиться на разговоре с терпеливо ждущей продолжения дочерью.
– Потому что я полагаю, что лучше других приспособлена к этой задаче, мать. – Лалелеланг вежливо искала на остальных тарелках блюдо, которое допустимо было бы употребить вслед за зелеными ягодами. – Тот же широкий подход, благодаря которому я преуспела бы как инженер или специалист по ландшафтам, сослужит мне прекрасную службу и на выбранном мною поле деятельности.
– Распущенное поведение, – прошептала мать самым безобидным елейным тоном.
– Нет. Просто талант... и призвание.
– Вот ведь скажет. Значит, распущенные наклонности. – Она отпила из сосуда с родниковой водой и принялась за еду, настолько расстроенная, что пренебрегла протоколом и стала клевать сразу же с четвертой тарелки. Ее тревога за дочь пересиливала всякий голод и была понятна, но было бы непростительно заказать пищу и не поесть.
Она склонилась над столом, изящно вытянув продолговатую голову на полуметровой шее.
– Ты на голову превосходишь всех в своей возрастной группе. Ты уже свободно владеешь четырнадцатью языками Узора, в то время как норма для твоего образовательного выводка – пять, а учтя взрослых с высшим образованием – десять. Я уважаю твою свободу выбора. Я уважаю твою целеустремленность. – Голова ее снова отдалилась, и мать уставилась вдаль.
– Но область специализации, на которой ты остановилась, будто камень в темных глубинах: Этого я ни как не могу одобрить. – Гребень совершенно распластался по ее затылку и шее при этих словах. – Ну почему из всех доступных предметов ты выбрала именно этот?
– Потому что никто больше не захотел, – ответила дочь.
– И правильно сделали. – Она легко переключила манеру речи – с патетики на выражение глубокой озабоченности. – Само твое здоровье и будущее под угрозой. Даже мужская половина семьи встревожена не на шутку.
– Все совершенно зря беспокоятся. – Ответ Лалелеланг был тверд, но взглядом она с матерью старалась не встречаться. Она сосредоточенно рассматривала других обедающих, тщательно избегая подолгу задерживаться взглядом на какой либо группе или ком то конкретно. Мать втянула шею.
– Я тебя не понимаю. Я не понимаю, как ты справишься. – Она потянулась к одной из полдюжины поджаренных личинок хапули на второй тарелке, подумала и опустила крыло. От огорчения у нее пропал аппетит.
– Я тренировалась, – объяснила Лалелеланг. – В экстремальных ситуациях я пользуюсь специальным препаратом, разработанным именно для этой цели.
Мать свистнула с легким отвращением.
– Нет, вы слышали о таком роде деятельности, который требовал бы периодического употребления медицинских препаратов для того лишь, чтобы поддержать нормальное равновесие в организме? Какой здравый вейс добровольно согласиться подвергать себя такому?
– Были один или двое, – возразила Лалелеланг. Не здесь на Махмахаре, конечно, а в иных мирах. Ради успеха на дипломатической службе.
– У них не было выбора. А у тебя есть. Но даже и они не связались с такой своеобразной... специализацией... которая так извращенно притягивает тебя. – Она приняла многозначительную позу. – Я вынуждена отдать должное твоему характеру, но ты, видимо, успела заметить, с каким неприятным чувством я это делаю.
– Но кто то ведь должен делать неприятную работу, – возразила Лалелеланг. Мать с сожалением щелкнула клювом.
– Да, но почему ты? Почему самая яркая из моего выводка?
– Потому что я лучше всех приспособлена, и к тому же у меня такие наклонности.
– Итак, ты продолжаешь настаивать. – Мать выпрямилась и приняла формальную позу. – Мне совершенно ясно, что ты на этом помешалась и намерена добиться своего, невзирая ни на какие опасности. Я не помешалась. Я просто сделала свой выбор. Или, как говорят некоторые поэты, занятие само меня выбрало по причинам неисчислимым. И я уже общепризнано в тройке лучших в этой области.
– Нетрудно превзойти всех в том, чего все избегают. – За этим наблюдением последовала неприятная пауза, которую ни мать, ни дочь не знали, как прервать. Лалелеланг почувствовала, что как младшая обязана первой нарушить тишину.
– Так значит, завтра ты не придешь на презентацию?
– Ты и в самом деле думаешь, что для меня это будет посильно?
– Не знаю, но мне хотелось бы, чтобы ты увидела кое что из моей работы, а не осуждала ее заочно на основе информации, полученной из вторых и третьих рук.
Нервы старшей ланг дрогнули.
– Извини. Сама мысль об этом все во мне переворачивает. Мне достаточно тяжело даже просто сидеть здесь и обсуждать с тобой этот вопрос. А уж воочию увидеть твою работу... нет, не могу. И, конечно уж, отец тем более не придет.
– Поскольку ты его не пустишь?
– Не говори дурно об отце. Для самца – он выдающаяся личность. Да и по твоим генам это видно. Просто напросто он с таким же трудом переваривает твой выбор рода деятельности, как и я. И то же самое касается и твоих братьев и сестер.
Лалелеланг посмотрела на остатки трапезы, которая прошла отнюдь не в благодушии.
– Ничего другого я и не ожидала. Мне очень жаль, что тебя не будет.
Материал просто очаровательный, если взглянуть своими глазами...
– Пожалуйста, дочь. – Оба крыла поднялись под углом, точно выражающим беспокойство. – Я уже и так наслушалась. И помни, что как хорошая родительница я терплю твое пристрастие, но это не означает, что я должна его разделять. И меня поражает, что на твоем отделении кто то на это способен. Скажи мне: на каких презентациях тоже предварительно принимают лекарства?
– Я уверена, что некоторые принимают хотя бы в качестве меры предосторожности. Ты можешь не поверить, но есть и другие, кроме меня, кто способен воспринимать все без предварительной обработки препаратом. Это, как работа с токсинами, – чем дольше подвергаешься их воздействию, тем больший к ним вырабатывается иммунитет. Хотя всегда случаются неожиданности.
– И такую жизнь ты себе избрала. – Мать еле себя сдерживала. – Одно дело увлекаться войной в школе. Но нацелится на исследования Человечества?
– Ресницы выразительно вспорхнули. – Если бы ты настолько замечательно не прошла все стандартные тесты, я бы обязательно рекомендовала для тебя усиленную подростковую терапию.
Поднявшись из за стола, они проделали обязательный ритуал прощания, уместный при расставании матери и второй дочери.
– Я знаю, мать, что ты меня любишь. – Кончики крыльев, перья, клювы, ресницы – все подрагивало и покачивалось при этих словах в красноречивом и сложном ритме.
– Истинно так, несмотря на отталкивающее занятие, которое ты для себя избрала. – Кончики крыльев описали красивую дугу и слегка приласкали дочь.

***

На следующий день Лалелеланг старательно гнала из памяти слова матери и ее озабоченность, приготовляя в крошечной аудитории необходимое оборудование. Поскольку большого стечения народа не предвиделось, большего и не требовалось. Кроме того, эта аудитория была рядом с ее кабинетом и относительно изолирована от основного корпуса университета. Так что никто не будет в обиде.
Вход был разрешен только тем, кому позволяло членство в их отделении либо двойная рекомендация старших ученых.
Более всего это было нацелено на защиту неосторожных студентов, чем на что бы то ни было еще. Ведь если бы неподготовленному студенту довелось по ошибке забрести на одну из презентаций Лалелеланг, приняв ее за обычную лекцию, эмоциональный и умственный ущерб для него мог бы оказаться весьма серьезным.
Ей об этом тревожиться не приходилось. Безопасностью заведовали другие, а она целиком посвятила себя подготовке предстоящего показа. Аудитория являла собой дюжину застывших в ожидании наблюдателей, каждый из которых расположился на отдельной подушке для отдыха. Как абсолютно все на Махмахаре – и на любом другом мире Вейса, презентационная была оборудована так, что предусмотрено было все, как в плане функциональном, так и в эстетическом. Каждая подушка была снабжена собственным освещением и воспроизводящим экраном, а также дистанционными терминалами для записи и наблюдения.
Голографический проектор незаметно стоял в сторонке, а вместо него на дальней стене был повешен обыкновенный плоский экран. Лалелеланг еще в самом начале своих исследований Человечества поняла, что привычная трехмерная проекция, в точности воспроизводящая жизнь, в данном случае оказывается чересчур шокирующей даже для хорошо подготовленных, опытных наблюдателей. И наоборот, если людей показывать на плоскости, в откровенно искусственной, двумерной проекции, особенно если речь идет о битве, новичкам гораздо проще будет выдержать, потому что в таком виде это зрелище сможет пережить практически любой житель Вейса. Она зажгла чуть вогнутый плоский экран, проверила проектор, приладила к низу клюва речевой усилитель. Большинство пришедших было Лалелеланг знакомо, но сердце ее забилось чуть чаще, когда она заприметила среди них Фазасисинга. С ним были и остальные два самца из их неразлучной троицы, вероятно, для моральной поддержки.
Все трое работали в отделении социостории, хотя изучением человечества интересовался один Фазасисинг. По большей части они предпочитали специализироваться на легкой теме Золотого Периода довоенной истории самой планеты Вейсесилл. Отдача от этого была скромная, а уж ничего смелого в таком роде занятий не было и подавно. Фазасисинг посещал ее лекции факультативно. Он был красивой и очень цветистой особью с пышным оперением и кричащей манерой одеваться. Несколько раз они уже обменивались более чем любезностями, доходя то пятой стадии словесно физического взаимодействия. Но, как она ни пыталась, на дальнейшие шаги подвигнуть его не могла. Тем не менее интереса он не утратил. Ей пришлось сосредоточиться на презентации, хотя это и не означало, что она не сможет изредка кинуть ему взгляд. Она показала, что видит его, полуформально качнув крылом, и вся троица откликнулась синхронно, приняв на свой счет приветствие, предназначавшееся одному. Она восхитилась его походке, можно сказать, поступи, когда он вместе с товарищами прошел к трем соседним подушкам.
Выждав приличествующую паузу, чтобы успели войти опоздавшие, если такие найдутся, она приступила к словесному обзору своих последних исследований, зачитала последний отчет и, наконец, притушила свет и запустила визуальный ряд. Сзади тут же затрепетали, забеспокоились. Она не обращала на это внимания. Сюжет ее презентации был четко изложен во всеуниверситетской программе, и до сведения каждого из присутствующих было доведено, чего им следует ожидать.
Хотя образы на экране представали в натуральную величину и были очень четкими, они были откровенно плоскими, и это придавало им гораздо менее устрашающий облик, чем если бы проекция была трехмерной. Но даже и так, с последнего ряда, недалеко от входного отверстия раздалось несколько приглушенных возгласов потрясения. Это было нормально. Лалелеланг не обращала внимания и продолжала свое эрудированное объяснение.
– Как я уже говорила, сегодня мы рассмотрим социальное взаимодействие между ведущими войну силами Человечества и некоторыми невоюющими представителями Узора. В частности, сегодняшнее исследование будет касаться Гивистама.
Лалелеланг подбирала сюжеты и черпала информацию из многочисленных источников, выбирая интересующие ее сведения как из военных, так и из гражданских источников. Учитывая то время, которое человечество провело в союзниках, в плане источников было из чего выбирать. Не то, что несколько столетий тому назад, когда контакт с тогдашними земными союзниками Узора был строго ограничен в целях безопасности.
Но все равно, очень непросто было раздобыть подходящие записи, иллюстрирующие социальное взаимодействие земных солдат с представителями других рас Узора, поскольку последние старательно избегали первых даже в небоевых условиях. А если подобные контакты и происходили, то носили чисто случайный характер. Лалелеланг потратила уйму времени, просматривая бесполезные во всех отношениях сводки, выискивая в них крупицы информации. Иногда представители бригад тыловой поддержки – будь то представители Гивистама, С'вана или О'о'йана – оказывались внезапно в гуще сражения. Иногда попадался гражданский или военный журналист. Вот из такой экзотической комбинации и родился ее немногочисленный материал. Она начала с подновленных диаграмм, давая озабоченным последний шанс принять лекарство. Что касается ее, то с большинством препаратов она уже два года как покончила; отстраненность ученого и опыт сделали ее невосприимчивой даже к самым страшным сценам. Углубляясь в обзор, она перешла к военным кадрам, и массуды, и земляне, и другие начали появляться на экране в неестественной близости друг к другу и к месту реальной схватки. В аудитории произошел всплеск невольных чириканий и посвистов. Персональные записывающие устройства фиксировали все, что она показывала, все, что говорила.
Когда пошел метраж подробной военной хроники, клекот в заднем ряду усилился и стал более отчетлив. Даже некоторые из ее постоянных студентов забеспокоились. Но никто не ушел.
Она поясняла, а проектор высветил особенно четкую последовательность кадров, показывающих, как земляне раздирают на куски несколько превосходящие их по числу силы криголитов. Последовавший у кого то из слушателей приступ рвоты не остановил потока слов и образов. Вежливо это или нет, но времени на неподготовленных у нее не было. Совершенно нормальным не ее презентациях было, если несколько посетителей проблевывались, поэтому, когда это произошло, она нисколько не была удивлена.
Когда она остановила видеоряд и вернулась к чисто словесному рассказу, в зале раздался привычный свист облегчения. Она знала, что жесты ее не столь отточены, как у более опытных лекторов, и движения не столь отшлифованы ветрами академических диспутов. В ее презентациях информация главенствовала над искусством ее подачи. Это, несомненно, замедлит ее профессиональное продвижение, но ни в коей мере не скажется на воздействии представляемого ей материала, и мим она была довольна. Выключив оборудование и спрятав в наплечный карман шарик с записью, она какой то момент рассматривала расходящихся зрителей. Их осталось меньше, чем в начале, – несколько посетителей ушли (или убежали, если угодно). Это тоже был не первый случай. Она бы улыбнулась, если бы это позволил ее негибкий клюв. Вейсы были лишены мимики, и взамен располагали невероятным богатством жестов, движений глаз, голосовых интонаций. Так что без мимики они не страдали.
Пресекши аудиторию, она перехватила Фиса и его спутников. Он, похоже, вполне неплохо перенес показ, поскольку на лице от было выражение лишь легкой брезгливости. Товарищи его выглядели похуже, однако все равно ритуально вклинились между приближающейся зрелой самкой и объектом ее устремления. Каждый из них с удовольствием бы сам спарился с ней в компенсацию за менее предприимчивого члена их триумвирата. И хотя все молодые самцы были в полном порядке, именно Фис привлекал ее. Как обычно, он не откликнулся на ее элегантно завуалированное предложение о частной встрече – свидании, по человечески выражаясь, хотя на Вейсе социальная подоплека подобного рода мероприятий была куда более тонкой – и в результате оставшаяся часть четырехсторонней беседы прошла весьма формально, если не сказать натянуто.
Однако едва они ушли, как один из приятелей вернулся и сообщил, что Фис рад будет встретиться через две недели, с тем хотя бы, чтобы вознаградить ее настойчивость. Она, естественно, вполне профессионально разыграла безразличие, принимая к сведению его согласие. Коллеги тревожились и даже немного осуждали ее за отсутствие нормальной общественной жизни. Быть может, факт этого ритуально выдержанного свидания на некоторое время смягчит их. Политика в области общения была кровью культуры Вейса, но жертвовать драгоценным временем исследований в угоду хотя бы минимуму требующихся от нее социальных обязанностей было для нее весьма болезненно.
На Вейсе такое замечание показалось бы весьма неотесанным, но нельзя же проводить месяцы за изучением Человечества и не попасть под влияние – пусть легкое – предмета исследований. Она знала, что в университетском руководстве ее необычайная прямолинейность не всегда одобряется.. Итак, через две недели. Если им удастся довершить случайную встречу, это немало поспособствует утихомириванию критиков. К тому же она отнюдь не против такой связи. Фис вполне зрелый самец, и приятели у него респектабельные. И у него такие переливчатые перышки цвета лаванды на груди...
Она в последний раз проверила оборудование аудитории. Иногда так трудно быть самкой, подумалось ей. Вечно от тебя ждут первого шага. Повелось это с тех незапамятных времен, когда мужская физиология управлялась гормонами, которые вырабатывались всего несколько раз в году. Наука уже давно гомогенизировала этот процесс, но социальные условности оказалось гораздо сложнее изменить.
Интересно, а каково быть человеком, подумала она? Ведь у них, обыкновенно, от самца ожидают агрессивности. Или массудом, у которых биологические и социальные различия столь ничтожны, что позволяют протекать половой жизни в атмосфере удивительного спокойствия? С академической точки зрения и то, и другое было легко представимо, но никак не с личной.
К этому моменту в аудитории остались только она и последний посетитель. Она моргнула, выражая удивление, чего же хочет от нее Кисукачен. Она до этого и не заметила присутствия старшего сотрудника ее отделения, а посему решила, что он появился в процессе презентации. И хотя это было не очень похоже на него – заходить на плановые лекции, – но прецеденты были. Она подметила, что, несмотря на некоторое потускнение гребня и перьев, он по прежнему весьма недурен собой. Не совсем в духе Лалелеланг, но очень видный мужчина. И это комплимент для самца его лет. Вслух она, конечно, ничего этого не сказала. Учитывая разницу их положения в ученом мире, это было бы серьезным нарушением академического этикета.
Ничего плохого, однако, не было в том, что она заговорила первой.
– Вам понравилось, Старший?
– Полагаю, что да. – Ответ его прозвучал твердо, несмотря на неприкрытые обертона дискомфорта. – Давненько мне не доводилось присутствовать на ваших печально знаменитых лекциях по изучению Человечества, и подзабыл я их наглядность. – Он невольно покосился в сторону погасшего теперь экрана, будто нечто чужое и летальное по прежнему могло таиться за ним, и только поджидало появления очередного невинного прохожего, чтобы разорвать его в клочья.
– Вы определенно не стараетесь приукрасить предмет своих исследований.
– Я изучаю военные действия Человечестве и то, как они соотносятся с культурой остальных цивилизаций Узора, в частности, с нашей собственной. – Она демонстративно поправила проектор. – Действия землян трудно приукрасить. И это не тот предмет, который можно изучать косвенно, в отрыве от фактов.
Видя, что грубость ее ответа повергла старшего в шок, она поспешила смягчить его подобающими послежестами. Попытка вышла неуклюжая, и справилась она с ней плохо, но он виду не подал, что обижен.
– Вы очень непривычная личность, Лалелеланг. Бесконечное удивление у многих в руководстве вызывает то, что личность с вашими данными и способностями остановилась на такой плачевной специализации. Она предпочла не реагировать. Особой причины на это не потребовалось, поскольку подобное она слышала уже не первый год.
– А могу я полюбопытствовать, находите ли вы в своем загруженном исследованиями графике время, чтобы условиться о спаривании? Вот ведь какое приятное совпадение. Она расслабилась.
– Есть один, я им весьма интересуюсь, но это сложно. Работа отнимает так много времени.
– Да, о вашей преданности делу немало говорилось. – Старший попытался, но не совсем успешно, скрыть свое нетерпение. – Могу я проводить вас до кабинета?
– Буду очень рада вашему обществу, – сказала она, зная, что положение ее едва ли дает право на отказ. Гребешок у нее должным образом выправился. Пока они шли, вокруг них роились ученые и студенты, яркая хроматическая толпа – свистящая, многоголосая, чирикающая, приседающая и подпрыгивающая – чудесно отражающая социальное взаимодействие большого количества вейсов на стадном уровне, которое постороннему показалось бы тщательно и изысканно поставленным танцем. И среди взмахов крыльев и прекрасной поступи, изгибов оперенных гребней и переливающихся самцов, блеска одежды и украшений то здесь, то там попадался студент, прилетевший по обмену, то заезжий ученый, и казались они подобными бревнам, плавающим по поверхности зеркальной озерной глади.
Вот ярко зеленый житель Гивистама, чешуйчатый и блестящий. А вот в прилизанном потоке парочка О'о'йанов, шушукающаяся между собой.
– Вы же не хотите сказать, что администрация снова недовольна?
– Нет. – Веки старшего едва дрогнули. – Они признают значимость вашей работы и то, что кто то должен ей заниматься. И поскольку назначить они никого не осмеливаются, то испытывают в ваш адрес молчаливую благодарность за ваш энтузиазм. В конечном итоге им от этого скорее облегчение, чем расстройство.
– Я рада, – она практически не скрывала сарказма. – Дух мой только поднимается от мысли, что благодаря моим усилиям руководители могут спать спокойно по ночам.
– Не вижу никаких причин для подобного тона. У вас есть необходимая поддержка со стороны руководства.
– Имеется, но вынужденная, будто я занимаюсь исследованием какой нибудь ужасной болезни. – Когда старший не стал оспаривать данной аналогии, она продолжила. – И я уверена, что если вдруг весь мой фронт работ внезапно испарится, то все будут только рады назначить меня на исследование чего нибудь менее неприглядного. Они спускались по пандусу, застекленному тонированным стеклом и обсаженному розовыми финушиями.
– Несомненно, в вашем наблюдении содержится доля истины, – признал он. – И, однако, они сознают, что усилиям вашим найдется применение, пока война не кончится.
– И после окончания войны – тоже найдется, хотя они этого и не видят.
Он искоса посмотрел на нее.
– Что вы хотите этим сказать?
– Окончание войны не повлечет за собой исчезновения Человечества. С одобрения Узора они освоили и заселили много миров, с тем, чтобы у союза было достаточно воинов. И завершение войны не заставит их покинуть обжитые планеты. Мы по прежнему будем вынуждены вступать с ними в социальные взаимодействия. Именно поэтому мои исследования имеют такое значение. Старший помолчал некоторое время.
– Я не вполне уверен, что в этом будет необходимость, – сказал он, наконец. – Многие полагают, что с небольшой нашей помощью Человечество будет только радо возобновить свою первоначальную изоляцию.
– Это бессмыслица, – ответила она, – либо желаемое выдается за действительное. Нельзя согнать потомство с насиженного гнезда. Невозможно вымести их, как навоз. И как бы сообщество Узора к этому не стремилось, они не уйдут. А поэтому, чтобы уживаться с ними, нам надо постараться их понять, а чтобы понять необходимо их изучить. – Глаза ее сверкнули. – При любых условиях.
– В мой адрес можете не распаляться, потому что я на вашей стороне, – сказал руководитель отделения. – Если бы это было не так, я не финансировал бы ваши исследования так долго. Я просто говорю, что есть другие – менее дальновидные, менее... терпимые.
– Но я ведь не одна занимаюсь этим вопросом.
– Я знаю. Есть еще Вунененмил в университете Сиета и Давививн на Куусуниу.
– Я хорошо их знаю по их работам. Так же, как и они меня. Мы – маленькая, спаянная группа; своего рода тройка, только объединенная не сексуальными, а научными интересами.
Они свернули под водопад и направились по дорожке, ведущей к обиталищам.
– Нежелание изучать бьющееся в схватке Человечество – общее для всех наших союзников, – заметил Старший. – Оно не ограничивается Вейсом. То же самое мы имеем везде – от С'вана до Чиринальдо. Массуд мог бы их запомнить, но они слишком заняты битвой, на С'ване все слишком самонадеянны, Лепар, само собой, отпадает. Гивистам, О'о'йан и Сспари слишком заняты материально техническим обеспечением войны. – Из клюва его донесся мягкий свист. – Мне иногда кажется, что серьезным изучением заинтересован только Вейс.
– Человечество заявляет, что и они тоже.
Старший посмотрел на нее в изумлении.
– Что вы имеете в виду?
– У них есть свои высшие учебные заведения, где они на самом деле, хотите верьте – хотите нет, занимаются не только оттачиванием военного мастерства.
– Да, я слышал подобные рассказы. – Перья на шее у него поежились, но гребень не поднялся. – Человеческий университет – тут уже в самом этом понятии заложено противоречие. Ужасное, должно быть, местечко.
– Не знаю. Но когда нибудь надеюсь испытать на себе.
– Да, вы настоящий ученый, если преданы своему делу до такой степени.
– Не больше, чем любой из моих достопочтенных коллег, – непредвзято заверила она его.
– Вероятно, но ведь ими движет уважение и любовь к предмету исследования. А у вас это определенно не так.
– Это правда, к Человечеству у меня не больше любви, чем у любого здравомыслящего вейса. Я не хочу, не могу этого отрицать. Я, скорее, привязалась к этому огромному пробелу в столь важной отрасли знания, который должен быть заполнен. И я рада, что несмотря на личные чувства, члены руководства способны это понять.
– Будьте уверены, они понимают.
– Так, может быть, они поймут, как насущно будет выполнить заявку, которую я собираюсь представить им завтра?
– Заявку? – Веки его полуприкрылись. – На что? На дополнительные носители информации? На какие нибудь редкие исследовательские материалы? Может быть, на отлет за пределы мира, чтобы лично побывать на Куусуниу и познакомиться с коллегами? У нас в настоящее время с финансами проблем нет.
– Боюсь, что не так все прозаично. Это касается одной проблемы, которая уже продолжительное время меня беспокоит. Он резко остановился.
– Вы не больны, случайно? – Обеспокоенность его была искренней. Она уже давно заприметила, что интерес к ней со стороны головы отделения выходил за рамки профессиональною. И не то чтобы ей претило такое внимание – просто он совершенно не волновал ее как потенциальный партнер для спаривания. Отсутствие у нее интереса заставляло его оказывать знаки внимания издали, но надежды он все таки до конца не терял. Она знала, что это все чисто мужская штучка, которой он даже в его преклонном возрасте полностью не управлял.
– Я очень сильно ощущаю, что с имеющимися у меня в распоряжении материалами я продвинулась настолько, насколько Это представлялось возможным, и, следовательно, должна в дальнейшем предпринять шаги, связанные с расширением моих исследовательских работ.
– Конечно же. Несомненно. Я лично поговорю, чтобы вам...
– Нет, вы не поняли. Я исчерпала все возможности литературы, начиная от первого контакта Человечества с Узором. Мои собственные изыскания уже продвинулись гораздо дальше, чем что бы то ни было написанное и сделанное. Мне нужно... – Она замялась, пытаясь облечь свои слова в самую убедительную формулировку. – Мне нужно провести полевые изыскания.
Старший не сразу среагировал. Он неопределенно чирикнул:
– Полевые изыскания.
– Да. Я чувствую, что не смогу продвинуться дальше без изучения напрямую. Я сделала все, что могла. Вы же видели мои отчеты.
– О да. Блестяще. В высшей степени оригинальные труды. Можно сказать, заслуживающие самой высокой благодарности, несмотря на столь неблагодарный объект исследования. Вы снискали высочайшее уважение нашему отделению и всему университету.
– И намереваюсь снискать еще большее, продолжив исследования на месте. Мне нужно, чтобы была удовлетворена заявка на средства, необходимые, чтобы я лично могла посетить места боев. Поле битвы. Изучив последние сведения в средствах массовой информации, я остановила свой выбор для начала на Тиофе.
– Но ведь Тиофа – спорный мир, на котором идет самый настоящий бой. – Истинный смысл ее просьбы все еще не доходил до него.
– Верно. А где еще я смогу наблюдать людей во взаимодействии с другими расами в условиях боя?
Забыв о вежливости, он разинул клюв и уставился на нее; огни как раз входили в спиральный сад Гучерия.
– Но ведь это несерьезно. Вы – с Вейса. И мне нет дела до того, насколько, по вашему мнению, вы приучили себя к подобным ужасам. Близость ученого к предмету исследования – не то же самое, что реальная близость к нему.
– Именно поэтому я и должна туда отправиться, – заключила она.
– Но вы же по собственной работе знаете, что мы эмоционально и умственно неспособны приспособиться к таким условиям.
– За годы работы я изобрела для себя ряд упражнений, которые, как мне кажется, дадут мне возможность справиться с этим. Кроме того, у меня есть также последние версии стандартных препаратов. – Шея ее резко выгнулась, образуя текучий знак вопроса. – Я должна. Иначе мои исследования зайдут в тупик.
– Но вы же сравнительно молоды. – В голосе начальника послышалось сожаление.
– Это не остановит моего интеллектуального роста, как, впрочем, и физического. Полевые изыскания – следующий шаг в моем развитии.
– Я не знаю... Администрация может счесть себя ответственной, если с вами что то случиться в ходе исследований, которые она профинансировала.
– Я уже приготовила все необходимые расписки. Так что, в смысле законности, я с таким же успехом могу спокойно умереть прямо здесь, как и на поле битвы. – Для слова «битва» ей пришлось использовать примерный фонетический эквивалент, поскольку ни в одном из наречий Вейса такого слова не было.
– А вы хорошенько представляете себе, что в ходе этой работы можете остаться единственной представительницей иной расы среди людей? Невольная легкая дрожь пробежала по ее ногам, но столь мимолетная, что Глава отделения, она была уверена, ничего не заметил.
– По моему, я обдумала все, хотя, естественно, никогда нельзя сказать твердо, как отреагируешь на ту или иную непредвиденную ситуацию, пока на самом деле с ней не столкнешься. Я бы не предлагала этого проекта, если бы не чувствовала, что выживу. Это ведь не просто предмет академического интереса, – добавила она многозначительно. – Я частично сформулировала гипотезу, которая меня больше всего и тревожит. Я учреждена, что предлагаемые мною полевые исследования позволят мне со временем сковать мои рефлексы, а хорошо бы и избавиться от них.
– Если это вас так тревожит, то, может быть, лучший выход принять таблетку? – пробормотал Глава отделения.
Она тут же остановилась и требовательно спросила его.
– Так вы порекомендуете, чтобы средства были выделены?
Он замялся, пытаясь скрыть свою личную заинтересованность в ней.
– Вы взваливаете на меня тяжкое бремя.
– Если со мной что нибудь случится, ответственность будет лежать на мне, а не на ком то еще. Это просто вопрос исследовательской дотошности. О вине тут и речи быть не может.
– Если бы вам удалось выжить и вернуться хоть с толикой оригинальных материалов, это был бы триумф университета. Как личность я сильно сомневаюсь в состоянии вашего рассудка. Но как профессионал я могу только выразить вам мое крайнее восхищение. – Несколько маленьких перышек на гребне поднялись подобающим образом. – Я проведу ваш запрос и порекомендую, чтобы он был должным образом профинансирован. И, надеюсь, не к величайшему для меня сожалению, сделаю я это не анонимно. – Он плавно перешел на гораздо более личное наречие. – И я определенно буду с нежностью вспоминать о вас, пока вы будете заняты в этом Экстраординарном предприятии.
– Вы не будете разочарованы, как и весь университет. – От его одобрения ее пронизывало крайнее возбуждение. – Я принесу такую честь университету, что...
– Да, да, – сказал он, перебивая, когда резные мореные двери разошлись и впустили их внутрь следующего университетскою корпуса с постоянно поддерживаемым температурным режимом. – Если выживете.

Глава 2

За пределами своего мира ей бывать не доводилось. Вейсскому историку не было никакой нужды отрываться от шариков с информацией и считывающих устройств. За исключением тех, кто посвятил себя дипломатической службе, вейсы предпочитали держаться поближе к дому и поддерживать военные действия любыми способами, кроме своего присутствия. Это являлось следствием в равной мере склада характера вейсов и результатов практики. Они неизменно находили все иные миры – как бы ни были предположительно мудры и развиты их обитатели – совершенно отсталыми в культурном и большинстве других аспектов, по сравнению с Вейсом. Кроме того, ученым не имело никакого смысла совершать путешествия между мирами, поскольку гораздо проще, удобнее, дешевле и быстрее было запросить необходимую информацию через подпространство.
Когда челнок доставил ее на орбиту для пересадки на подпространственный транспорт, она впервые увидела извне родную планету, и зрелище это ее взбудоражило. Это путешествие обещало ей не только научные, но и личные открытия.
Ведь другие обитаемые миры, должно быть, являют собой не менее величественное зрелище, подумалось ей. Огромные яркие шары, окруженные сияющими нимбами атмосферы, раскрашенной плывущими облаками, с единственным величественным материком, гордо плывущим в ослепительной голубизне всеохватывающего океана.
Все, кроме Земли. Эта планета сильно отличалась от остальных обитаемых миров.
Родина Человечества и противоестественной геологической активности. Источник омерзительного и уникально регрессивного, но в высшей степени пригодившегося стереотипа поведения разумных существ, не говоря уже о ее карьере.
Какое это, должно быть, чудесное и пугающее место, размышляла она.
Кто знает, вдруг однажды и ей доведется там побывать. Она почувствовала, что ее охватывает дрожь, и тут же приступила к одному из своих разработанных ею умственных и дыхательных упражнений. Дрожь прошла. Мало кто из вейсов осмелился бы даже помыслить о добровольной высадке на Землю, которой по традиции пугали непослушных детей. Как она ни старалась, ей не удалось найти сведений о том, чтобы кто нибудь из Вейса лично побывал на этом далеком шаре, таинственном и ужасном, как, впрочем, и на других мирах, заселенных людьми. Такие контракты сочли за лучшее оставить на долю более устойчивых психически представителей Массуда, и даже С'вана. В окрестностях Ж'коуфы ей пришлось пересесть на маленькое, гораздо менее комфортабельное судно, оснащенное минимумом удобств. На борту оставалась лишь крошечная горстка вейсов, и всю дорогу они жались друг к другу. Страшась непонимания, а то и бойкота с их стороны, она при общении с ними не упоминала истинной цели своего полета.
После остановок еще у двух миров ей снова пришлось сделать пересадку – на этот раз у Четвертой планеты Воура, – она оказалась на корабле, целиком заполненным жителями С'вана и Гивистама. Также на борту был отряд бойцов с Массуда. Тогда она впервые увидела оружие – обычное табельное стрелковое – на боку у них. Но людей не было. До тех пор пока она не оказалась на борту военного челнока, камнем падающего к поверхности фронтовой планеты Тиофа.
Как и большинство пограничных миров Назначения, Тиофа была беспорядочно усеяна сельхозугодьями, а защищали планету, принадлежащую миру Т'ретури в данный момент в основном бойцы Мазвека. Силы Узора традиционно сначала захватывали плацдарм, а затем оттесняли защитников внутрь укрепленных крепостей, откуда постепенно выживали их осадой. Но на Тиофе сопротивление было необычайно ожесточенным. Удар Узора не только был встречен, но и местами враг перешел в контрнаступление. Командование Узора стояло перед серьезной угрозой задуматься о том, чтобы вовсе оставить всякие попытки и вывести войска. Ввиду этого было решено послать в эту мясорубку необычайно крупный контингент людей. Получив такое подкрепление, силы Узора стали постепенно переламывать ход сражения, но окончательная судьба Тиофы была еще далеко не решена. Переменчивость положения очень явственно обозначилась перед Лалелеланг.
Челнок при посадке атакован не был, поскольку враг основные усилия сконцентрировал на поддержке сухопутных войск, предпочитая не тратить ресурсы на трудную и опасную задачу перехвата кораблей Узора, выныривающих из подпространства. Силы Узора прикрыли их на подлете, за что Лалелеланг была им крайне благодарна. Когда корабли противоборствующих сторон выныривали – чаще всего в силу совпадения – неподалеку друг от друга, кончалось тем, что один из двух кораблей тут же исчезал в ослепительной вспышке распадающихся атомов. Поскольку невероятной мощи оружие, управляемое электроникой, автоматически срабатывало прежде, чем кто либо успевал хоть что то понять. Нечастые такие столкновения заканчивались каждый раз прежде, чем стороны успевали сообразить, кто победил, а кто погиб.
На поверхности же, где происходило большинство боев, шансов остаться в живых, по крайней мере, у тех, кто непосредственного участия в схватках не принимал, было гораздо больше.
Военные советники, недовольные ее путешествием к месту боев, предупредили ее, с какого рода техникой ей может довестись столкнуться. Она от них отмахнулась, полагая, что и так ко всему готова. Кроме того, вейсу, оказавшись за пределами любого из миров Вейса, так и так приходилось туго. Кроме того, в такую даль она отправилась отнюдь не ради удобств и комфорта.
Она была готова к тому, что за все время своего пребывания не встретит больше не единого вейса. Длительная изоляция от общества беспокоила ее не настолько, как было бы, окажись в такой ситуации рядовой гражданин. Серьезные исследования в любом случае требовали уединения, а уж историки тем и отличались, что были не в ладах с действительностью, постоянно уплывая разумом в другие миры и времена. Едва челнок приземлился, как его тут же закатили в мощно укрепленное и закамуфлированное укрытие, расположенное в долине, среди солидных, с округлыми вершинами гор. Припарковали его среди целого ряда аналогичных судов. Некоторые находились в процессе обслуживания, а из самого большого выгружали что то большое и зловещее на вид.
Незнакомыми были только декорации. Все остальное она узнавала по памяти, благодаря тщательному предварительному изучению предмета. Исследования сослужили ей добрую службу.
Высокий, угловатый, смертоносно вооруженный массуд направил и ее, и еще нескольких гражданских пассажиров в комнату ожидания, где имелись примитивные, но достаточные мультивидовые удобства. Она элегантно сложила крылья на подобающем случаю стуле и приготовилась ждать. Наплечный карман оттягивали по прежнему нетронутые медикаменты. Место ее выгодно отличалось тем, что оттуда удобно было наблюдать чарующую и постоянно меняющуюся картину прибытия все новых пассажиров. Свирепого вида массуд целенаправленно входил и выходил, возвышаясь над всеми остальными. Волосатые коротышки со С'вана натыкались друг на друга, обменивались раскатистыми репликами, смехом и двигались дальше. Рептилии с Гивистама – с кожей, окрашенной в самые разнообразные оттенки зеленого – торопливо сновали туда сюда, изредка останавливались и, пытаясь вступить в разговор со своими далекими, более высокоразвитыми и менее болтливыми, сородичами с О'о'йана. Она даже заприметила бесформенного, тяжелого представителя Чиринальдо, который выглядел непривычно задумчивым, хотя, быть может, все дело было в гелиоксовой маске, прикрывающей лицо. И ни единого вейса. Никого с Бир'римора, Сспари и прочих союзных Вейсу миров Узора. И совершенно очевидно, что чем ближе к линии огня, тем представительство будет сужаться.
И тут она увидела первого человека, даже не одного. После стольких лет пристального изучения их внешний вид, манера двигаться, повороты голов и глаз, конечностей и тел были ей столь знакомы, будто она состояла с ними в родстве. Трое из них двигались по центральному проходу в ее сторону. Двое самцов и самка, которую несложно было опознать по характерно выступающим молочным железам. Как обычно, мужчины были чуть выше и мускулистей, хотя в рамках каждого из полов у этой расы встречались значительные отклонения.
Они оживленно беседовали, разговор их то и дело прерывался раскатами грубого и крайне недисциплинированного человеческого смеха. Этот необычный звук, подобный которому в Узоре можно было обнаружить разве что у с'ванов, заставил всех повернуть головы в сторону троицы и вокруг них тут же образовалась пустота.
У Лалелеланг, будто по мановению крыла, волшебным образом материализовалось записывающее устройство, и она стала заносить в него свои наблюдения даже прежде, чем успела это осознать. Дрожь возбуждения пробежала по ее телу. Вот перед ней во плоти представители расы, изучению которой она посвятила свою жизнь. Обычные на вид представители, но... Нет, напомнила она себе. Какие бы они не были нецивилизованные, нельзя думать о них подобным образом, пусть они даже всего лишь временные члены Узора. Это ведь зависело скорее от их собственного выбора, чем от других рас союзников. И ей следует быть внимательной, чтобы ее записи этому соответствовали.
Один из самцов был сравнительно высок ростом, но никто из троицы не был особенно массивен. Все они были крупнее вейсов, гивистамов или с'ванов, но представители Массуда были в целом выше, а Чиринальдо – толще. Их быстрая походка была знакома ей по многолетнему изучению. Примитивное строение мышц приводило к тому, что одежда на них выпирала в самых неожиданных местах, и ей казалось, будто она слышит, как скрипят их тяжелые плотные кости. Разумные убийцы охотники. У нее началась легкая дрожь, которую она тут же уняла, припомнив разработанные ею мнемонические упражнения. Нервозность сменилась ожиданием, и она нацелилась на запись. Вся ее карьера была лишь подготовкой к этому моменту. Если бы коллеги ее сейчас увидели, они содрогнулись бы от страха. Один из людей заметил ее и остановился, указывая в ее сторону. Они быстро переговорили между собой. После этого пара самцов отошла в боковой проход, а единственная самка направилась к ней. С научной точки зрения она предпочла бы кого то из самцов и поэтому была слегка разочарована. С драй же стороны, самка была немногим выше нее и, следовательно, не столь устрашающа. Интересно, подумала она, это совпадение или их дипломатическая предусмотрительность?
Женщина остановилась на порядочном расстоянии и обратилась через транслятор.
– Вы – историк Лалелеланг. Я буду поддерживать с вами связь, пока вы находитесь на Тиофе. Мое имя – лейтенант Умеки. Непокрытая, гладкая рука с пятью пальцами протянулась к Лалелеланг. Зная, что эта рука способна прошибить насквозь ее грудную клетку, она инстинктивно отпрянула, напрочь забыв заранее приготовленное приветствие. Женщина тут же осознала ошибку и убрала руку.
– Извините! Я забыла, что вейсы гораздо менее... прямолинейны. – И она изобразила со своей стороны великолепный образчик широкой, дикой человеческой улыбки. Без сомнения, она призвана была ободрить. Лалелеланг пыталась побороть себя и не обращать внимания на невыносимо бескультурное, хамское обнажение крупных белых резцов. Она протянула чуткие кончики правого крыла.
– Ничего, – сказала она на идеальном человеческом языке. – Я сама виновата.
Пальцы коснулись ее хватательных перышков. Голая кожа оказалась теплой и обманчиво мягкой. В этот раз решительная Лалелеланг даже и не вздрогнула почти. Внезапно она очень обрадовалась, что к ней подошла самка, а не кто то из самцов.
Она расправила перья и подняла под подобающим случаю углом те из них, что растут на голове и на шее. Это был наработанный автоматический ответ на приветствие, совершенно бесполезный при общении с человеком.
– Не хотите ли пройти со мной? – Офицер повернулась и пошла обратно по главному проходу. Лалелеланг последовала за ней и обратила внимание на необычайную легкость и плавность походки, которая никак не вязалась с грубым внутренним строением опорно двигательного аппарата людей. Вскоре челночный ангар – последняя хрупкая связь с цивилизацией – остался далеко позади.
– Я очень ждала встречи с вами. – В речи Умеки напрочь отсутствовали цивилизованные обертона и интонации, которые так украшали даже самые грубые из диалектов Вейса. – Я очень много занималась осуществлением контактов, но это все было с гивистамами да со с'ванами. С Вейса у нас тут никого еще не было. – Она в дружелюбной, подбадривающей манере взглянула на Лалелеланг, блаженно не сознавая, как горит ее взгляд. Это была одна из характерных наследственных черт людей, над которыми они были не властны.
– Я так понимаю, вы нас изучаете?
– Довольно давно, – объяснила Лалелеланг. – Это моя специальность.
Умеки засмеялась.
– Я кое что знаю об обществе Вейса. Ваши друзья, должно быть, считают вас немного чокнутой.
– Немного – не то слово. А ваша непопулярность среди нас вас не тревожит?
– Не а. Мы к этому вполне привыкли. Нас это по большей части веселит.
– Насколько я составила себе представление о вашем виде, – сказала Лалелеланг, – у нас с вами трудностей возникнуть не должно. Она уже успела выдать заготовленные формальные приветствия и перешла теперь к разговорной человеческой речи, в которой более всего ценится непосредственная прямолинейность и грубая фамильярность. Но даже при таком неотесанном взаимодействии друг с другом, у людей оставались драгоценные пробелы в общении, куда можно было ввернуть небольшие обороты, выражающие признательность, и другие вежливости.
Видимо, поэтому человек теперь стремилась расслабить ее и придать ей уверенности. Лалелеланг вежливо слушала, поддерживала пустой разговор, но при этом пыталась отделить от плевел зерна информации, которая позже может оказаться полезной.
– А ваш человеческий лучше моего, – попыталась отвесить неуклюжий комплимент Умеки. – Хотя, конечно, ведь ваш народ специализируется на лингвистике. Очень мило, что нам не придется пользоваться транслятором. Прошлый раз я сопровождала одного с Гивистама, так ему требовалось две минуты, чтобы понять, и пять, чтобы ответить.
– Мне тоже не нравится, когда двоим приходится общаться через посредничество искусственного прибора, – вежливо ответила Лалелеланг. Человеческая самка старалась идти помедленнее, чтобы самка с Вейса за ней поспевала. Но ведь, напомнила себе Лалелеланг, эта женщина – опытный гид. А среднестатистический человек, бесспорно, не был бы столь обходителен. Она выключила запись. Умеки – явно неподходящий объект для пристального изучения.
Кроме того, я знакома по большей части с современными оборотами устной речи человеческого языка.
– Да что вы говорите? – Умеки свернула за угол. – Это тоже важно для вашей работы?
– Все может случиться. Я ведь социоисторик. И изучаю Человечество не только во взаимодействии с представителями других миров, но и их контакты между собой.
– В точности тем же занимаются и наши собственные социологи. Все хотят побольше узнать друг о друге, не так ли? Окончательно освоившись с человеческой разговорной речью, Лалелеланг уловила теперь в тоне женщины легкую, невольную обиду.
– Грубо говоря, да.
– Мы позаботимся о вашем багаже. Насколько я понимаю, на Вейсе принято путешествовать с уймой багажа.
– Со мной вам будет трудно. Я приготовилась, как следует, не только к работе, но и предстоящим мне условиям.
– Тем лучше. – Она восторженно смотрела на Лалелеланг, пока не поняла, что та уже начала смущенно переминаться с нот на ногу. – Знаете ли, ваш народ – такие маленькие прелести. Ваши украшения, естественные расцветки... Так и хочется поставить вас на солнышко и просто любоваться. Сознавая, что фраза эта была задумана как комплимент, а не как непростительное нарушение этикета, Лалелеланг заставила себя принять ее как таковую. Чем дольше она проводила в обществе человека, тем спокойнее себя чувствовала. Годы напряженного изучения предмета давали себя знать. Сочетание небрежных оскорблений, физической и словесной прямолинейности, угрожающих жестов и неотесанной повадки – не говоря уже о тошнотворном запахе тела – к этому моменту давно превратили бы любого неподготовленного вейса в трепещущее от страха и омерзения жалкое зрелище. Вероятно, ее визит может оказаться и не такой уж удручающей затеей.
Она почувствовала прилив социально приемлемого аналога гордости. Они притягивали к себе множество взглядов по мере того, как все дальше углублялись в комплекс. Других вейсов она не видела, да и не ожидала увидеть. Внимание не нее обращали в основном представители – все более многочисленные – Человечества, а также Массуда, Гивистама и даже тусклого вида жители Лепара, и все диву давались присутствию хрупкого представителя Вейса в такой компании.
«Вот ведь, наверное, думают, зачем я здесь, – и понять не могут», – радостно подумала Лалелеланг. В этом отношении их реакция ничем не отличалась от реакции ее друзей у себя дома.
– Я покажу вам комплекс, только сначала нужно вас устроить, – говорила Умеки. – Времени это много не отнимет. Тут все рядом. Устроитесь, отдохнете, а потом мне дано указание показать вам все, что вы ни попросите. Здесь очень большие хранилища, и цеха по усовершенствованию и ремонту военной техники вас также, бесспорно, заинтересуют. Там работает много представителей О'о'йана и Гивистама. Есть также и научно исследовательское оборудование.
– Я хочу посетить линию фронта.
Женщина остановилась так резко, что Лалелеланг едва не споткнулась об ее ноги. И хотя она была близко знакома с такими грубыми жестами людей по своим исследованиям, но испытать это на себе все равно многого стоило.
– Чего это вы хотите? – тупо уставилась на нее Умеки.
Внезапная перемена тона, ошеломляющий налет обвинительности, намек на возможное нападение, явственно ощущаемый как в тембре голоса, так и в движениях, окончательно поверг Лалелеланг в крупную дрожь. К ее чести, Умеки тут же осознала свою ошибку и поспешила ее исправить.
– Извините, не волнуйтесь. Я не хотела вас так пугать. Я же знаю, как вы легко ранимы. Упражнения оказали волшебное воздействие.
– Да. Это определенно... имеет место, – ответила Лалелеланг.
– Просто ваш запрос лично меня поразил. Не могу же я взять вас на передовую. Лалелеланг собралась с силами.
– Но вы только что заявили, что вам дан приказ показывать мне все, что я ни попрошу.
– Это правда, точно. Но вейс в боевой обстановке... Вы не шутите?
– Совершенно. Именно в этом суть моих исследований. – Она сама поразилась, что говорит с человеком с позиции силы. Неподготовленный вейс рта не был бы способен раскрыть. – Это именно то, зачем я здесь, именно этого я хочу.
В голосе человека снова послышались обвиняющие нотки.
– Мне это не нравится. Я несу личную ответственность за вас в течение всего вашего здесь пребывания. И если с вами что то случится...
– У меня нет таких намерений. Я здесь только для того, чтобы провести наблюдения, сделать записи. Можете не волноваться, я не схвачу оружие и не брошусь с ним на врага. – Такое замечание, а тем более мрачный юмор, в нем заключенный, невозможно было бы сформулировать ни на одном диалекте Вейса, даже самом варварском.
Умеки внимательно посмотрела на неожиданно упершуюся птицу. – А вы, черт возьми, и в самом деле подготовились, что надо. Не удивительно, что вашу просьбу о полете сюда удовлетворили. Мне придется еще раз переговорить с вышестоящими, но если вы именно за этим сюда прилетели, и если вы согласны написать соответствующие расписки, я полагаю, мне придется взять вас на фронт.
– Мне кажется, все необходимые расписки уже подколоты к делу. Я прилетела не для того, чтобы тратить время на бюрократию.
– О, я думаю, времени у вас будет предостаточно. – Лейтенант, похоже, над чем то задумалась. – На плато Кии идут непрекращающиеся бои. Там у нас второстепенный театр военных действий. Мы их там потихоньку тесним, но дела идут медленно. Это мм будет в самый раз. – Она умолкла, будто ожидая возражения. Когда такового не последовало, она добавила:
– Если, конечно, вы уверены, что вам этого хочется.
– Абсолютно уверена.
Умеки смерила ее взглядом – еще одно нарушение приличий в длинном ряду. Но к этому моменту историк уже поднаторела в игнорировании.
– Вот ведь чертовская работа будет – подобрать для вас полевую форму.
– Зря беспокоитесь. Для вейсов военной формы вообще не делают. А даже если вы и подберете подходящую функционирующую экипировку, я все равно ей пользоваться не сумею. Так что это будет пустая трата.
– Это верно. – Это замечание, по крайней мере, можно было воспринять, как констатацию факта, а не как оскорбление. – Но все равно, в плане одежды надо что то придумать. Не должно быть ничего, сковывающего движения. У вас перья, так что утеплять вас не надо. Вот только драгоценности снимите для начала. – Она махнула рукой вдаль. – Там комфорта не предвидится.
– А я и не жду. Если бы мне нужен был «комфорт», я бы на эту планету не прилетела и с вами бы сейчас не разговаривала. Умеки легонько кивнула сама себе..
– Да, язык вы знаете. Вы так говорите, будто музыка играет.
Лалелеланг приняла грубый комплимент, зная, что на всех мирах Вейса едва ли бы набралось хотя бы с дюжину тех, кто согласился бы не то, что поменяться с ней местами, а просто хотя бы подумать над этим.
– К тому же, вы, похоже, знаете, чего хотите. – Лейтенант решила было понимающе похлопать Лалелеланг по хрупкому плечу, но вовремя одумалась – и правильно сделала. – Обещаю вам, что вы это получите.

Глава 3

Ее укутали в свободную, ниспадающую накидку из самой мягкой защитной ткани, какая нашлась, и усадили в тяжелую бронированную машину на воздушной подушке, направляющуюся на север.
Ей досталось плохо приспособленное, неудобное сиденье впереди, рядом с водителем, а сзади кучно разместились люди военные.
Вид их – в полной боевой экипировке, увешанных оружием и потенциальными средствами разрушения – обычному вейсу не привиделся бы и в самом страшном кошмаре. Лалелеланг же не только была знакома с их обликом; подготовка позволяла ей узнавать на вид название и предназначение многих смертоносных приборов, которые были у них. Но даже при этом, непосредственное знакомство с ними повергало в ужас. Тут ей, как всегда, помогли упражнения.
Все солдаты были крупнее лейтенанта Умеки, а некоторые – так просто огромные. Она держалась от них подальше, а они не обращали внимания на пернатую чужеземку, затесавшуюся в их ряды.
Странно было видеть сравнительно миниатюрную самку Умеки, одетую в такую же форму, правда, менее утяжеленную броней для свободы движения, но с двумя полностью исправными поясными пистолетами и связкой взрывающихся дротиков. Лалелеланг записала все это для потомков и своих грядущих исследований.
Перед тем как покинуть базу, она приняла комбинацию из двух стабилизирующих лекарств, зная, что одними упражнениями не удастся сохранить равновесие, случись ей оказаться в настоящих боевых условиях. Кто знает, вполне вероятно, что она – первый представитель своего вида, который преднамеренно помещает себя в такую враждебную обстановку.
С социальной точки зрения информация, которую она надеялась получить, став участником эксперимента, а не просто наблюдателем, должна оказаться бесценной. Она уже и так зафиксировала столько данных, что долгое и трудное путешествие сюда с Махмахара с лихвой окупалось. Мысленным взором она уже видела реакцию своих коллег.
И очень надеялась, что ей удастся увидеть достаточно, чтобы опровергнуть неприятные теории, служившие основным препятствием для отправки ее сюда и – на самом деле – препятствующие ее карьере. Поверхность планеты, видимая сквозь бронированное переднее окно войсковой машины, сначала представляла собой травянистую равнину, а потом сменилась холмистым участком, поросшим кустарником. Иногда ей было видно, как их обгоняют другие машины, а некоторые со свистом проносились навстречу. Некоторые были заметно больше транспорта, на котором ехали они, и ощетинивались какой то разрушительной техникой. Одна машина дала очередь по какой то цели, находившейся за пределами ее видимости, а потом нечто неизведанное и смертельно опасное разорвалось недалеко от них, подняв в воздух фонтаны земли и гравия.
От глубинной дрожи встали дыбом перья. Так вот она, война, подумала Лалелеланг. Вот оно, наглядное воплощение того, как одни разумные существа пытаются уничтожить других. Вот до чего докатился в конце концов Амплитур в своем стремлении включить членов Узора во всеобъемлющее Назначение. Вот он, противоестественный акт, на который вынуждены были пойти представители рас Узора, дабы защитить свою независимость.
Хвала всем Вознесенным духам, что существует Массуд, один из соучредителей Узора, на кот до недавнего времени было возложено бремя в одиночку сражаться с врагом. Хвала легендарному массудскому исследователю Кальдаку, экспедиция которого первой вступила в контакт с неприятными, но бесценными людьми, которые, в конце концов, повернули маховик войны в сторону победы над врагом.
Единственный неточный вражеский удар потряс ее гораздо меньше, чем она могла себе представить. Его очень просто было поставить в один ряд с ударом молнии или падением метеорита. Задуматься страшно, но абстрагироваться легко.
Транспорт сбавил ход и въехал в высокий лес. Растительность не походила на махмахарскую. Деревья были высокие, с прямыми стволами, а на ветвях вместо листьев были длинные острые колючки; на удивление редкие кустики ютились под укрытием огромных, отполированных ледниками валунов. Рядом с ней возникла Умеки, опуская на лицо забрало медного цвета.
– Приготовьтесь.
Встревоженно, но возбужденно, Лалелеланг встала с места, неуклюже поправляя свое собственное специально модифицированное забрало. Умеки помогла ей как следует прикрыть лицо, проворчав:
– Вы не полностью защищены, но все же это лучше, чем ничего.
Постарайтесь пониже пригибать голову.
– Я немного знакома с правилами благодаря своим исследованиям. Я буду осторожна. – Лалелеланг проверила записывающее устройство, его питание, гораздо более озабоченная его состоянием, нежели такими далекими от ее устремлений предметами, как средства личной защиты. Умеки отступила на шаг.
– Что то, по моему, вам неуютно в этом облачении.
– Да, но я справлюсь. – Она подумала, не повысить ли уровень содержания медикаментов в крови, но решила, что не стоит. Высокие концентрации могли привести к возникновению отупляющих побочных эффектов, которые отрицательно сказались бы на ее работе. Кроме того, предстоящее вызывало в ней не только страх, но и предвкушение чего то возбуждающего.
– Я бы сказала, что для вейса – вы держитесь просто молодцом. – В полной легкой боевой экипировке Умеки выглядела устрашающе. – Хотя не могу сказать, что мне есть с чем сравнивать.
– Я просто делаю все необходимое в интересах моего дела.
Умеки кивнула – типичный для людей резкий и немудреный жест.
– Там вы много чего приобретете. – Она сняла с пояса оружие – компактный, но очень зловещий на вид механизм из пластика и армированного стекла. – Как только отделение займет предписанную позицию, мы проследуем за ними. Это стандартная разведка боем на уничтожение в пределах частично контролируемой нами территории. Серьезных неприятностей не предвидится. Она кивнула в сторону пилота массуда.
– Ему нельзя здесь слишком долго торчать. Транспорт слишком крупная мишень. А над плато полным полно автоматических разведчиков.
– Понимаю. – Это означало, что она застрянет здесь на все время вылазки, и вокруг будут одни массуды и люди, пока по тактическим соображениям командование не решит, что группировку пора выводить. Она проверила, хорошо ли работает записывающее оборудование, фиксирующее, как стремительно и эффективно рассредоточиваются солдаты, занимая позиции за деревьями и валунами. В резонаторе шлема звучала мешанина переговоров, ведущихся на соседних частотах. Бойцы обменивались профессиональными, рублеными фразами, и она без труда расшифровала смысл их зачастую перемежаемых жаргоном реплик, неважно, произносились ли они на гортанном человеческом или более изощренном интонационно массудском. Ведь язык – это просто череда звуков, а звуков – конечное число. Перевод – не более чем вопрос их классификации. По причинам вейсам непонятным, другие народы находили это занятие весьма трудным. И как всем представителям своего вида, ей было жалко тех, кто в общении вынужден был полагаться на допотопные трансляторы, – то есть на всех, кроме вейсов.
– Пора.
Умеки вывела ее наружу и провела вниз по защищенному трапу. Когда они оказались на поверхности, она защищающим жестом прикрыла ладонью основание длинной шеи Лалелеланг. После короткой перебежки они залегли рядом, заняв позицию за массивным, обкатанным обломком гранита. Там же находились еще два человека. Один переговаривался по встроенной связи, а другой отдавал распоряжения. За исключением бегло брошенного взгляда, они не обратили на двух самок ни малейшего внимания, что позволяло Лалелеланг наблюдать за ними в свое удовольствие. Уровень их активности – как вербальной, так и физической – просто потряс. Ей это было неприятно, но все равно впечатляло при живом присутствии куда больше, чем в голографической передаче, насколько бы точна ни была последняя. Скорость и мощь их движений, их скоординированность, несмотря на тяжелую броню, не уступали по стилю самым модным танцорам Вейса, хотя и несли в себе чуждую человеческую эстетику. Она надиктовывала свои замечания сплошным потоком, прерываясь только, чтобы сделать глоток из специальной трубки, вмонтированной в ее импровизированный шлем. Каждая минута, каждая секунда кипела новыми бесценными открытиями. Информация, полученная за одну только эту экскурсию, даст пищу для годичных исследований. Она была невероятно благодарна за эту уникальную возможность и гордилась своей силой духа, которая позволила ей этой возможностью воспользоваться. Она была так увлечена наблюдениями, что почти не обратила внимания на густое гудение моторов транспорта, оторвавшегося от лесной поляны и зависшего в воздухе, прежде чем отправиться в обратный путь между деревьев.
– Здесь я достаточно посмотрела, – обратилась она к своему гиду через голосовую мембрану забрала. – Мы можем двинуться дальше? Лицо Умеки было также скрыто забралом, но изумление легко читалось в ее голосе.
– А вы и впрямь что надо, знаете ли. – Она указала рукой. – Давайте попробуем вон ту ложбинку.
Идя вслед за женщиной, согнувшись в три погибели, Лалелеланг спустилась в высохший овражек, поросший наиболее впечатляющими образцами местной флоры. Она обвела объективом сверху донизу массивное кряжистое дерево с грубой корой, поражаясь его статности. «Какое бы из него вышло центральное украшение для формального сада Вейса», подумала она. Огромные изогнутые корни змеями врастали в каменистую почву, поддерживая и питая лесного исполина.
Подобные фантазии помогали ей успокоиться. Она даже не задрожала, когда обернувшись, увидела, что Умеки что то опасливо высматривает, чуть высунув голову над кромкой оврага. Лалелеланг нацелила записывающее устройство и крупным планом засняла с близкого расстояния расположение всех членов человеческого тела.
– А дальше что?
– Подождем. Отряд двинулся вперед, там, по слухам, бункер мазвеков.
Если обнаружат, попробуют очистить. В любом случае мы останемся здесь, пока нам не сообщат, что дальнейшее продвижение безопасно.
– Но я прибыла наблюдать за боем, увидеть людей в схватке.
Умеки посмотрела на нее сверху.
– Не все сразу. А то будет слишком много впечатлений.
Под составными доспехами перья Лалелеланг взъерошились.
– Я сделала изучение подобных проблем делом моей жизни. И уверяю вас, что немногое из того, с чем я могу столкнуться, может меня удивить.
– Вы так считаете? Видела я таких же вот бесстрашных. С Гивистама нескольких и одного со С'вана. Ничего им не помогло. Тут дело в количестве.
Будто для придания дополнительной убедительности ее словам, что то прошелестело прямо у них над головами, тихо, будто морская птица скользнула. В то же мгновение Лалелеланг почувствовала, как ее припечатывает к земле – это Умеки накрыла ее своим телом. Невероятная плотность и тяжесть человеческого тела ошеломили ученую даму так, как не способны были сделать годы исследований. Она почувствовала себя листиком, придавленным свалившимся камнем.
И это при том, что основной удар пришелся на руки Умеки. Секундой позже земля вздыбилась, и спокойное жужжание сменилось оглушающим взрывом. Комья вывороченной почвы и обугленной древесины взметнулись к небу, а затем блевотиной обсыпали их с ног до головы. Сжимая в руке пистолет, женщина сползла с нее. Ошеломленная Лалелеланг завозилась с аппаратурой. Вторичные взрывы потрясали ее мозг. К счастью, они раздавались все дальше.
– УАЛИЛИА... как там дальше? – пробормотала она, поспешно пытаясь перевести.
– Это такая новая хитрая игрушечка, разработанная Мазвеком. А на звук – будто жук пролетел, правда?
Лалелеланг кивнула, использовав упрощенный человеческий жест вместо подобающего случаю усложненного вейсского. Тот все равно был неисполним в защитном костюме, кроме того, он ничего бы не сказал Умеки.
– Он просто подплывает – ненавязчиво, если вам угодно, – и возникает очень сильное искушение не обращать на него внимания. – Глаза Умеки были не менее активны, чем губы. – И как только он учует определенное число предметов, на которые запрограммирован, – нас, например, он сворачивает и норовит приземлиться прямо на голову.
– Но... мы ведь в порядке. – Лалелеланг по прежнему боялась выпрямить поджатые под себя ноги.
– У отряда есть отвлекающие мишени. Он сработал на одну из них. Хотя, конечно, близковато... – Умеки вызвали по рации, и она откликнулась в шлемофон. – Да, черт возьми!
Лалелеланг уже в третий раз убавила громкость в наушниках и стала с отсутствующим видом слушать разговор. Он был переполнен военным жаргоном, которого она понять не могла.
– Черт, – выругалась Умеки, закончив связь и скатываясь обратно на дно овражка. Пропустив руку под левое крыло Лалелеланг, она подняла ее, буквально рывком поставив на ноги.
– Что такое, что случилось? – Лалелеланг непонимающе озиралась по сторонам. Неподалеку по прежнему раскатывались взрывы.
– Мазвеки перешли в контратаку. То ли они дожидались, пока транспорт разгрузится, то ли они приготовились к нашей атаке гораздо лучше, чем мы думали. Они идут сюда, и их гораздо больше, чем мы предполагали. Должно быть, в бункере были защищенные отсеки, не распознанные нашими детекторами. – Она пустилась вверх по оврагу той же дорогой, которой они прибыли. – Пойдемте. Нам надо убираться отсюда и присоединяться к остальным. – Рука ее протянулась назад и сомкнулась на крыле Лалелеланг, потянув ее за собой.
– Я не понимаю. – Выбравшись из оврага, она увидела другие вооруженные фигуры – людей и массудов – бегущих назад сквозь лес. Самые дальние иногда останавливались и начинали отстреливаться, потом снова пускались бежать. Небольшие взрывы вспахивали землю неподалеку от того места, где они стояли. Что то невидимое рассекло ствол дерева на высоте человеческого роста. Дерево величественно завалилось, подмяв под себя с дюжину себе подобных, но поменьше. Разноцветные энергетические лучи, мощные разрушительные вспышки, отсеченные ветви и расколотые валуны... Запах паленой растительности достиг ее носа сквозь избирательную мембрану забрала.
– Хотела увидеть бой?! – прокричала Умеки, волоча ее за собой так, что ноги пернатой практически не касались земли.
– Я все это... не так... представляла, – почти задыхаясь, пробормотала Лалелеланг.
– Не ты одна...
Они перебирались через лощины и переплетения корней, поваленные деревья и обломки камней, которые, казалось, хотели вцепиться в них. Один раз они с плеском пробежали через какой то ручей, широкий, но мелкий и совершенно черный от танина. Если бы не мертвая хватка, которой женщина держала Лалелеланг за крыло, та безнадежно отстала бы всего за несколько секунд, и она это знала. Но сопровождающая не бросит ее на произвол судьбы и надвигающихся по полю боя мазвеков.
Пытаясь поспевать, как может, Лалелеланг вдруг ощутила жгучую боль, пронзившую правую ногу, – широкой, но хрупкой лапой она ударилась об острый каменный выступ. Тонкая лодыжка подвернулась, и она мешком свалилась на землю.
– Черт! – Умеки скользнула за толстое поваленное бревно, поросшее каким то сине зеленым подобием мха, и подтянула к себе Лалелеланг. Массивное переплетение вывороченных корней мертвого дерева давало какое никакое укрытие сверху.
Лицо, укрытое забралом, надвинулось на нее.
– Лежи здесь! – прошипела женщина.
– Оставаться здесь? – Лалелеланг неудобно лежала на животе, правая лодыжка ныла от боли. Гибкая шея позволила ей приподнять голову, чтобы получить хоть какое то представление, где она находится, но дым от тлеющей листвы и непрекращающихся разрывов сводил видимость почти к нулю по всем направлениям. – А куда же вы?
Умеки уже стояла на ногах и проверяла оружие.
– Приказ. Организуем контратаку. Я тоже. Вы здесь будете в порядке. – С этими словами ее провожатая пустилась вокруг корней лесного гиганта. Лалелеланг удалось, несмотря на боль, сесть. Ее так трясло, что прошло несколько секунд, прежде чем ей удалось сфокусироваться на показаниях записывающего устройства. Оно по прежнему работало. Голос Умеки эхом пульсировал у нее в ушах.
– Командование части знает обстановку. Они посылают нам в поддержку тяжелое вооружение, но прибудет оно лишь через какое то время.
– Я пойду с вами. – Опершись на кончики крыльев, ей удалось встать на ноги.
– Вам... оставаться... здесь!
Лалелеланг так и застыла. Это был тот особый, ни на что не похожий тон, который люди использовали только в бою: отрывистый и конфронтационный, всесторонне заряженный первобытными гормонами. Она близко знала эту речь по своим исследованиям. Но ни одна из записей, которые она столь бесстрастно изучала, не содержала приказа, обращенного именно к ней. Она была парализована сочетанием безапелляционного тона и отношения, буквально пригвождающего к месту. Если бы Умеки приказала ей зарыться головой в грязь, она, несомненно, подчинилась бы. Дрожь еще усилилась. Кончик крыла ее неуверенно трепетал, она никак не могла попасть им на нужную кнопку у себя на поясе, пока, наконец, ей Это не удалось, и запущенный этой кнопкой инъектор причинил ей легкую, такую теплую колющую боль в левом боку. Препарат подействовал, и ей стало легче. Неконтролируемая дрожь сменилась легким ознобом, который уже не лишал способности соображать. Она снова села и смотрела, как ее гид скрывается за корнями вывороченного дерева.
Время проходило бесцельно. Когда болезненная опухоль на ноге окончательно спала, она встала и приблизилась к массивному стволу. Из за него ей было видно, как медленно удаляются фигурки массудов и людей. Зажав записывающее устройство в клюве, который можно было поднять выше, чем чувствительные кончики крыльев, она до упора вытянула шею и уставилась за мшистый барьер, делая плавную панораму слева направо. Ее подталкивало острое возбуждение. Именно ради этого она сюда и прилетела, именно это она и мечтала увидеть и запечатлеть. Любой другой с Вейса давно бы уже упал без чувств. Подготовленная к происходящему лучше, чем кто бы то ни было из ее соплеменников до или после нее, она была исполнена решимости ни мгновения не потратить впустую. Со всяким психологическим уроном можно будет разобраться позже. А пока она держится – спасибо масштабной подготовке и изучению. «И не все так ужасно, – подумала она. – Другие из моего рода при должной подготовке тоже смогли бы.»
Она ощутила какое то движение у основания корней поваленного дерева и тут же вобрала голову в плечи. Женщина Умеки испытала бы облегчение и, вероятно, удивление, увидь она, как правильно ведет себя в ее отсутствие ее подопечная.
Но из за основания дерева появилась отнюдь не Умеки. Пышный оранжевый мех, обрамляющий короткую шею, был тщательно выкрашен в зеленые защитные тона. Шея же росла из трубчатого, похожего на бак торса – обрубленного, некрасивого, немногим по размеру превосходящему ее, – который был забран в гибкий, землистого оттенка коричневый панцирь. Сверху росли конечности с двумя суставами. На каждой было по четыре пальца, и все они были заняты манипуляциями с длинным, узкоствольным оружием незнакомого происхождения и неизвестных возможностей. Мазвек приближался на широких, растопыренных лапах, каждый палец которых был отдельно обут и защищен. Обнаженный череп его был маленький и круглый. Клоки травленой шерсти полосами сбегали с его макушки в направлении более густого покрова на вороте. Из за узкой вытянутой морды, полной сокрушительных зубов, глядели яркие зеленые глаза, нацеленные на нее.
Пасть в нижней части морды отворилась, раздался скрипучий рык, и чужак нацелил на нее свое оружие. Выглядело оно не очень внушительно: скопление каких то металлических трубочек, понатыканных на пластмассовом шаре. Один из пальцев чужака потянулся к тому, что было, очевидно, спусковым механизмом.
Плохо соотнося это с происходящим, она вдруг поняла, что события выходят за рамки научных дискуссий, и онемела. Она подумала обо всех докладах, которые ей не суждено будет написать, о чудесных лекциях, прочитать которые ей уже не доведется. Остается надеяться, что записи ее сохранятся и вдохновят других, менее безрассудных ученых, которые снискают себе славу диссертациями, написанными на добытом ею материале.
«Вот сейчас я умру жестокой и противоестественной смертью от рук другого разумного существа, и единственное, о чем я способна думать, – это мое дело, – поймала она себя на мысли. – Ученый он и при смерти – ученый.» Ее всю заколотило.
Будто гора обрушилась сзади на мазвека в тот самый момент, когда оружие нападавшего издало несоразмерно тихое «хлоп!». Что то сверхзвуковое прожужжало у нее над ухом и раскрошило край камня, о который она опиралась. Последовала небольшая пауза, а за ней серия в полдюжины разрывчиков, рвавших в клочья крепкий гранит, когда заряд распался на отдельные поражающие осколки. Взрывной волной ее бросило на колени.
Она подняла голову, страшась того, что может увидеть, и все же не в силах противиться этому желанию. Инстинктивно зажатый в клюве рекордер продолжал монотонно гудеть.
Человек навалился на ее обидчика сзади как раз в тот момент, когда последний собрался покончить с ее неудавшейся жизнью. Человек этот был гораздо крупнее, несопоставимо крупнее Умеки. Это был огромный самец – его могучие мускулы зримо проступали сквозь доспехи. Она была рада, что не видит его лица, потому что благодаря обширному изучению знала, какие гримасы его, судя по всему, искажают.
Мазвек издал отчаянный скрип, пытаясь повернуть оружие на человека. Но прежде чем дуло длинного ружья успело совершить хотя бы пол оборота, раздался характерный отчетливый хруст. Человек разомкнул свои толстые пальцы, и враг рухнул на землю, не будучи более мыслящим и дышащим существом. Одно простое, молниеносное, немыслимо первобытное движение превратило его в груду мяса со сломанной шеей. Для верности человек поднял мазвека за обмякшие ноги и с размаху размозжил ему голову о замшелое бревно. Лалелеланг заморгала. Потом выплюнула рекордер и добавила к нему содержимое своего желудка. Тяжело, но ровно дыша, всасывая и выталкивая воздух несоразмерно огромными легкими, массивный человек стоял над трупом ее потенциального убийцы. Потом распрямился и обернулся к ней, нависнув, как башня. Самец был по меньшей мере в четыре раза ее тяжелей, он целиком был затянут в легкую, меняющую цвет защитную форму хамелеон, голова его была прикрыта шлемом с забралом более сложной конструкции, чем тот, который был на Умеки. На спине его висело ружье размером с небольшую полевую артиллерийскую установку, а на широкой груди висела куча непонятных ей приспособлений. На каждом бедре торчало по кобуре с пистолетом. Рука в краге поднялась и сдвинула забрало; впервые она увидела неприкрытое лицо самца человека. По нему сбегали струйки пота, и одна – крови. Ни мех, ни перья не прикрывали голую кожу, ни разноцветной чешуйки, отразившей бы рассеянный лесной свет. Все еще сражаясь с рвотными позывами, она нащупала рекордер.
А самец дружелюбно прорычал:
– Черт меня возьми... вот так канарейка!

Глава 4

Не имея, очевидно, ни малейшего представления о тонкостях дипломатии, он шагнул в ее сторону.
– Да какого черта ты тут забыла, а?
Вся сотрясаясь, она попыталась попятиться. Ноги подломились, и она рухнула, превратившись в дрожащую кучку, глаза смотрели в никуда, ноги судорожно сучили по земле.
Человек замер.
– Эй, да спокойно ты! Я же не думал... – Молниеносным движением он сорвал с плеча ружье, распластался на земле и прицелился в еще одну движущуюся фигуру, возникшую в поле зрения. Пролежав с секунду, он снова расслабился и встал.
Умеки, оценив состояние своей подопечной, вскинула забрало и гневно взглянула на куда более крупного самца.
– Эй, ты, черт! Что здесь такое? Ты что сделал?
– Спас жизнь этой пташке, лейтенант, – проворчал солдат и отступил в сторону, чтобы Умеки стало видно мертвого мазвека.
– Будем надеяться, что у нее нет серьезной эмоциональной травмы. – Она озабоченно склонилась над распростертой птицей, приподняла кустарное забрало. – Знаешь, как эти вейсы чувствительны?
– Кто, я? – Солдат вытянул шею, чтобы получше рассмотреть распластанную по земле чужую форму жизни. – Да я ж пехота, лейтенант. Я этих канареек в жизни не видел... живьем. А что в них такого, а? «Одни перья да развлечения» – это я в справочнике читал. Но все равно, союзник есть союзник.
– Твою форму, скорее всего, изготовили на одной из их планет, – раздался голос Умеки. – Вот вшивота то. Думала, благодарность объявят. Ведь не хотела браться. Вейса – и на передовую! Так и знала, что какая нибудь дрянь случится. – Она нежно приподняла на ладони обмякшую, невидящую голову птицы. – А говорила, что подготовлена, что справится. Отдаленный взрыв заставил рядового поднять голову и обернуться. Он нервно затеребил курок.
– Да ладно, хоть жива осталась. Если б не я – точно хлопнули бы.
– Знаю. – Умеки рылась в аптечке. – Если кто теперь благодарность и заработает, так это ты, солдатик. – Она приладила граненую ручку к небольшому стержню и приложила к плечу Лалелеланг. Судороги стали слабее.
– Ты своим видом напугал ее больше любого мазвека.
– Пусть уж лучше от испуга покорчится, чем убили бы. Мне к своим пора.
– Валяй, – рассеянно сказала Умеки, не сводя глаз со своего пациента.
Обмениваться подробностями не было нужды. Их рекордеры, встроенные в униформы, уже обменялись всей необходимой информацией. Она аккуратно убрала стержень обратно в аптечку и стала раскачиваться на пятках. Судороги немного унялись, но широко раскрытые глаза самки с Вейса по прежнему ни на что не реагировали.
– Ох, и чертовски же мне из за тебя влетит, знаешь ли, – ворчала она на растянувшееся тело. – Знала ведь, что стрясется что нибудь с тобой. Конечно, ты ни в чем не виновата. Просто ты такая, вот и все. – Она обратилась взором в сторону леса, где, все отдаляясь, разносились звуки боя. – Хотя не ты же виновата, что мазвеки как раз к твоему посещению задумали контрудар. Тоже верно.
Она присела, облокотившись на поваленный ствол, и вызвала эвакуатор. Если только противник не пустил в ход тяжелое вооружение, медтранспорт должен прибыть и убыть почти сразу, если он где то рядом. Не то чтобы они там на борту знакомы с физиологией вейсов, но компьютер то у них бесспорно есть, а он все знает.
Связавшись с медиками и сообщив свои координаты, она отключила связь и снова обратилась к подопечной, находящейся в кататонии.
– Хотела увидеть бой? И чего тебе дома не сиделось? Гуляла бы по садикам, кантаты слушала. Так нет ведь! Суешь свой клюв, куда не надо, куда он культурно и исторически не предназначен. Вот в следующий раз ты уж прислушайся к Природе. Не создана ты для такого. – Дальнобойный снаряд противника перерубил пополам дерево у них над головой. Умеки рассеянно посмотрела на дымящийся срез.
– Вот и я тут трачу на тебя время, ты хоть понимаешь?! Нянчусь тут с чужими учеными, а могла бы делать что то нужное и полезное!.. Могла бы мазвеков убивать.

***

Очнулась она под бледно зеленым сводом, среди стен, усаженных географическими цветочками. Кто то соорудил традиционное густо устеленное подушками гнездо прямо посреди большой койки, приспособленной для создания удобства совсем другому типу тела. Стопки простыней были подложены со всех сторон, чтобы поддерживать ее ослабленные члены в подобающем, выпрямленном состоянии; ноги были аккуратно убраны под брюшину. Она расправила шею, подняла голову со спины, где она была упокоена в густом оперении между крыльями, и осмотрелась. Ради ее удобства явно потрудились.
– Рада, что вы проснулись. – Рядом с кроватью стояла Умеки. – Мне сказали, что вы начали проявлять признаки возвращения к жизни. Воспоминания потоком нахлынули на Лалелеланг, и вместе с ними вернулась дрожь. Но в комнате было тихо, вид слегка покачивающихся цветов успокаивал. Она вспомнила о своих упражнениях и привела себя в норму. Брови ее изысканно изогнулись.
– Теперь я все вспомнила. Все. Боюсь, что вместилище моей вины переполнено и мне не удастся соизмерить с этим мои извинения, – продолжила она изысканной, отработанной трелью – своего рода журчащим свистом с тремя явственно различимыми дыхательными паузами. Традиции требовали этот, хотя Лалелеланг и понимала, что стоящая рядом с ней женщина мало чего в этом уразумеет.
– Да за что тут извиняться? – ответила Умеки с поверхностной прямотой. – Атаку на нас вроде как не вы организовали. Лалелеланг рассматривала своего гида. Трансформацию та претерпела значительную, будто отсутствие тяжелой военной формы сразу наложило отпечаток на ее поведение. Она больше не казалась опасной и несущей смерть, как на поле боя. Теперь это была просто самка приматов, с плоским лицом, скованно ожидающая возобновления разговора. «Что за вид такой», – подумала Лалелеланг.
– Вам очень повезло, что вы выжили, – без необходимости выдала гид.
– Знаю. – Во всем теле ощущалась усталость. – А сколько я была без сознания?
– Пару дней. Вы меня там до смерти напугали. Вместе с вами пришел бы конец моей карьере.
Какое примитивное, первобытное невежливое словоизлияние, размышляла Лалелеланг. А ведь, без сомнения, другому представителю рода человеческого оно показалось бы разумным, а то и остроумным. Естественно, она всего этого не высказала.
– Но с вами все в порядке, так что обошлось без последствий. – Умеки улыбнулась, обнажив острые клыки и резцы. Хорошо еще, что продолжалось это недолго. – Вы ведь, надеюсь, не намерены выбраться еще разок?
– Мне кажется, на какое то время мне хватит информации из первых рук.
Женщина явно расслабилась и мягко засмеялась.
– Вы же с Вейса. Вы все поняли.
– А что с моим рекордером? – внезапно спросила она.
– Лучше, чем с вами. – Умеки показала на шкаф. – Он там, вместе со всей вашей экипировкой. Будет вам о чем вспомнить, когда посмотрите. Вы ведь домой отправитесь, я правильно полагаю? – Голос ее так и сочился ожиданием.
– Полагаю, да. Я надеюсь, мой скорый отъезд не очень вас огорчит?
– Вы ведь не хотите, чтобы я вам солгала? Да и какой смысл, вы все равно нас видите насквозь. Ваш народ слишком хорошо владеет языками. – Она повернулась к двери. – Тут кое кто хотел бы попрощаться. У него мало времени... хотя не думаю, что у вас с ним найдется тема для долгого разговора.
Она открыла дверь и обратилась к кому то за пределами поля зрения Лалелеланг. Через мгновение дверь распахнулась, и появился солдат, спасший ей жизнь. В повседневной униформе он выглядел не менее массивно, чем в защитном боекомплекте.
Быстро и беззвучно повторяя заученное, она поборола дрожь. Теперь, когда обстоятельства были иными, она смогла рассмотреть его в свете своих долгих штудий. Роста и веса он был чуть выше среднего (для самца человека). Он подошел к койке и навис над ней. На этот раз она даже не поморщилась.
Голос у него был робкий и неуверенный.
– Мне сказали, что вам очень плохо стало от моего вида. Я же это не нарочно.
– Вы спасли мне жизнь, – быстро перебила его Лалелеланг, стараясь предупредить его дальнейшие неловкие фразы. У большинства людей для межличностных связей были только их неадекватные слова. Удивительно еще, как при таких условиях они еще ухитряются спариваться и продолжать род. Она заставила себя протянуть кончик правого крыла. Самец удивился и протянул руку, намереваясь схватить ее мощными пальцами. Она вся напряглась, но он был осторожен и не сделал ей больно. Рука вернулась на место.
– Я просто пришел сказать, что очень рад, что вам уже лучше. – В пальцах другой руки солдат сжимал форменную кепку. Она смотрела, а он взял кепку уже обеими руками и стал неловко мять ее, будто не знал, что делать со своими конечностями. Такого рода непреднамеренная моторика часто встречалась у представителей Человечества. – Лейтенант сказала мне, что вы, вроде, профессор, и нас изучаете. – Он улыбнулся почти робко. – Мне не хотелось бы, чтобы вы составили обо мне какое то там не правильное впечатление.
– На самом деле, я историк. И впечатление о вас у меня сложилось... в точности такое, какого я и ожидала. Он явно почувствовал облегчение.
– Очень рад слышать. Эй, а что же, значит, я это... в какой нибудь там учебник по истории попаду, или еще чего?
– Может, и еще чего, – непроизвольно пробормотала она.
– Моя фамилия – Кузька, – шепнул он, будто расставаясь с чем то драгоценным и потаенным. – Кэ, у... Впрочем, вы же из вейсов, у вас проблем с правописанием не будет.
– Не должно быть.
– Михаил Кузька. Я живу на Четвертой планете Токугавы.
– Запомню. У меня отличная память на имена.
– Да уж лучше наверняка, чем у меня. Я – что, я – пехота. – Лалелеланг узнала старинное земное слово, которым солдаты мужчины любили называть себя. Истинное его значение трудно было угадать под наслоениями психологического подтекста, образовавшегося за тысячелетия непрекращающихся войн.
– Вы только поспокойнее теперь. Ведь вы, кана... вы, вейсы, не так скоро выздоравливаете.
– Да, – пролепетала она. – У нас не такая мощная восстановительная система. Но ведь ни у кого из разумных существ ее нет. Он ушел, махнув на прощание гигантской ладонью, – примитивный, но все же впечатляющий жест... по своему, по грубому.
– Он очень не хотел, чтобы вы улетели с неверным о нем впечатлением, – сказала Умеки, подойдя к койке с гнездом. – Благодаря необычности обстоятельств, ему удалось получить достаточно длительное увольнение и дождаться вас.
– Я тронута. А теперь он куда отправится?
– Вернется в часть. Будет дальше воевать.
– Конечно, – пробормотала Лалелеланг. – Там ему будет хорошо.
Умеки с интересом рассмотрела самодельное гнездо посреди койки.
– А вы своего рода исключение, раз вам удалось пережить все, что с вами случилось. Любой другой вейс на вашем месте так и не вышел бы из кататонии, вероятно, уже никогда.
Лалелеланг приняла позу поудобнее.
– За многие годы я сделалась знатоком в этой области. И я разработала собственный комплекс упражнений – как физических, так и умственных, – позволяющий мне справляться с экстремальными ситуациями.
– И все таки, – Умеки ненадолго умолкла. – Может, мне еще удастся с вами поговорить до отлета вашего челнока, а может, и нет. Я просто хотела бы сказать, что очень надеюсь, что вы получили здесь то, зачем приехали.
– Даже больше, чем я смела мечтать.
– Это точно. – Умеки мягко усмехнулась сама себе и отошла от кровати.
На полдороге к двери она остановилась и с полупоклоном указала на нее.
– Я не поняла, что означает ваш жест в контексте нашего разговора.
– Этот жест характерен для нашего племени, а не для всего вида, – объяснила Умеки. – Жест уважения к моим предкам. Из них многие были бойцами и поняли бы.
– Все ваши предки были бойцами, – отозвалась Лалелеланг. – Именно это и характеризует ваш вид.
– Ну, значит, я хотела сказать, что многие из них были профессиональными воинами, солдатами.
Лалелеланг тестом показала, что поняла разницу. Она еще очень о многом могла бы поговорить, многое обсудить с этой в высшей мере полезной женщиной, но она очень устала, мозг и тело были истощены. Она готова была улететь, да. Готова вернуться в мир и благодать знакомой обстановки утонченного Махмахара. Но при всем этом, какая то извращенная, иррациональная часть ее существа готова была снова и снова пережить все это.
«Разница между преданностью и фанатизмом, – напомнила она себе, – измеряется диаметром зрачков.» Она не стала просить зеркало. Она прикинулась спящей, но один глаз держала чуть чуть приоткрытым, пока женщина офицер не удалилась. Может быть, Умеки и ее гид, ее спасительница, но все равно, она прежде всего человек, и Лалелеланг не могла расслабиться, пока не осталась в комнате одна. Предосторожность эта не привела к угрызениям совести. Ведь нельзя доверять человеку, даже если кажется, что на него можно положиться.
Как можно доверять им, когда на протяжении всей своей записанной истории они сами себе не доверяли?

***

По возвращении домой ее не встречали ни фанфарами, ни праздничным салютом. Да и не отнеслась бы она благосклонно к таким откровенно безыскусным проявлениям. Но и остракизму ее как будто не подвергли. Просто у нее, как у единственного представителя расы, побывавшего в настоящем бою, возник уникальный статус. А это значит, что для нее потребовалось создать особую социальную под нишу, в результате чего общения с ней одновременно искали и избегали.
Ее это не беспокоило. Она всегда была своего рода одиночкой, даже среди полагающейся сестринской триады, в которую входила. Подруги по триаде же одновременно огорчались, что она так мало участвует в общественной жизни, и радовались ее свершениям. Лалелеланг хотелось надеяться, что одно другое уравновешивает.
Самым непосредственным результатом ее экспедиции явилось то, что посещение ее презентаций утроилось – конечно, количественно, а не в плане энтузиазма. По мере же потускнения новизны впечатлений от ее путешествия, пропорционально упала и посещаемость. Она считала это неизбежным и только глубоко задумывалась над подоплекой того факта, что большинством новичков, приходивших на ее лекции, двигало извращенное любопытство, а вовсе не тяга к знаниям. Но даже и дилетанты волей неволей из ее рассказов что то должны были почерпнуть.
Это ее мало волновало, потому что основной упор она делала не на просвещение, а на научные исследования и публикации. Тем более, что прерогатива такая полностью совпадала с целями администрации. Преподавать может кто угодно, а вот переживания, о которых она одна могла распространяться, – единственны в своем роде и заслуживают гораздо большей аудитории.
Милостью одного единственного путешествия, она стала ведущим экспертом в своей области.
Существовала горстка избранных специалистов, с которыми она регулярно обменивалась информацией, – несколько гивистамов и о'о'йанов, один юланец, да еще один собрат вейс. Многие разделяли ее интересы, но ни одному не хватало ни откровенности, ни преданности делу, чтобы поддержать самые радикальные из ее гипотез. Лалелеланг знала, что временами ступает на опасную теоретическую почву, – туда, куда даже самые яркие и смелые ученые боятся заглянуть. Например, ее доклад на тему «Необоримая жажда крови, как основа традиционных развлечений» был не просто не принят, а откровенно не понят подавляющим большинством ученых. Они пытались разобраться с подобными предположениями абстрактно, что соответственно полностью низводило эффективность ее формулировок.
Лалелеланг старалась выработать исторический подход к сравнительному анализу человеческого поведения, но большинство ее коллег и корреспондентов не проявляли к этому направлению никакого интереса. И исправить это было нельзя. Как преданный сторонник эмпирического метода, она была безнадежно приговорена и дальше следовать по этому опасному пути.
Чем глубже она погружалась, чем пристальнее изучала, тем больше убеждалась, что находится на грани чего то жизненно важного не только для нее, не только для своего народа, но и для всех народов Узора. Это было нечто настолько очевидное и, в то же время, настолько ускользающее, что весь Узор предпочитал этого не замечать, дабы не пришлось копнуть глубже. Еще одно боевое испытание могло все окончательно кристаллизировать, но к этому она готова не была. Воспоминания о ее предыдущем знакомстве с полями сражений были настолько свежи в памяти, настолько легко представали перед внутренним взором... Она подумывала некоторое время, не посетить ли ей Землю – колыбель Человечества, – но решила, что и для нее – со всеми ее специальными упражнениями и богатым опытом – есть предел разумного. Сама мысль о том, что она окажется в полном одиночестве на планете, целиком населенной людьми, каждый из которых психически неуравновешен, и, следовательно, она окажется объектом их всеобщего внимания и любопытства, была настолько пугающа, что даже как абстракция убивала эту идею в зародыше. Стоило ей подумать об этом, как ее начинало трясти и ей приходилось заниматься мнемоническими упражнениями, чтобы вернуть себе спокойствие.
Она была убеждена, что ей нужно продолжить наблюдения за людьми воинами, желательно, как можно более близкие, но не была готова еще раз пережить страдания, выпавшие на ее долю на Тиофе. К этому времени научная репутация у нее сложилась такая, что выделенными средствами она имела право распоряжаться сама, не обращаясь к руководству. Так какова альтернатива?
В идеале ей следовало бы как можно ближе проследить за специально выбранным приматом, получить о нем исчерпывающие сведения, которые, и она это чувствовала, требовались для продолжения исследований. Самая большая трудность будет заключаться в том, чтобы отыскать солдата, который согласился бы терпеть вейса под ногами целыми днями. Ее короткое общение с самкой по имени Умеки дало ей представление о том, насколько тяжело установить с человеком подобные взаимоотношения. Но она чувствовала, что придется на это пойти, потому что не могла до конца познать и понять вид, не пожив с одним из них, не разделив его каждодневный опыт, не пронаблюдав его во взаимодействии не только с представителями других видов, но и со своими сородичами. А это означало, что ей придется не только выходить с этим предложением на свою администрацию, но и непосредственно обратиться к человеческим властям. С последними ей очень кстати придется опыт, пережитый на Тиофе. Они же будут прежде всего обеспокоены, как бы она не понизила боеготовность того, к кому будет прикреплена. Она сомневалась, что тут есть причина для беспокойства. Среди всех разумных существ только человек способен был мирно обсуждать балет, кулинарию, люминесцентную скульптуру – и в следующее же мгновение быть готовым идти в бой и на смерть согласно приказу. Присутствие единственного представителя Вейса в такой компании едва ли сильно повредит.
А если ей повезет, то, может быть, ей удастся вступить в контакт с солдатом, интересующимся Вейсом и культурой Узора. Это гораздо упростило бы ее работу, не говоря уже о том, что гораздо удобнее она бы себя чувствовала в присутствии человека, знакомого с культурой Вейса и не глядящего на нее сверху вниз. Но, если необходимо, она была готова даже и на такое.
Предложение свое она оформила очень тщательно. Ведь был немалый шанс, что все приготовления уйдут впустую и из затеи ничего не получится. В конце концов, какой солдат захочет, чтобы при нем был вейс, традиционно готовый впасть в непредсказуемую кому или забиться в судорогах при первом же осложнении ситуации, в то время как воину необходимо выполнять предписанные военные задачи?
После того как она подала заявку, Лалелеланг места себе не находила от возбуждения и напряженного ожидания. По многим статьям это куда более выходило за рамки, чем ее запрос на посещение поля сражений. Ведь теперь она просила не просто о наблюдении, но о продолжительном по срокам совместном обитании – и не с кем то, а с солдатом человеком. Она знала, что попытаться стоит. Как ради доказательства своих спорных теорий, так и ради личных чувств, которые становились все глубже, затрагивали уже саму суть того, во что она верила, – попытаться стоило. И подавая заявку, она надеялась на открытие, но сама стремилась просто к пониманию ради собственного спокойствия.
Среди вейсов мало было таких, кто настолько мощно был бы движим своими идеями.
Но больше всего ей, конечно же, хотелось на личном опыте исследователя убедиться в своей не правоте. Потому что, если ее предположения верны, то основным занятием всех грядущих поколений историков будет простое составление аннотаций и примечаний к страшным катастрофам, которые никто кроме нее не способен был предвидеть. Если, конечно, не победит Амплитур со своим Назначением – в этом случае вся дальнейшая история станет – под чутким руководством этой единственной расы – просто еще одной из хитрых выдумок.
Но более всего ее ужасало то, что чем крепче она убеждалась в правомерности основных положений своей собственной теории, тем меньше у нее оставалось уверенности, что победа Амплитура была бы худшим из двух зол.

Глава 5

Страат иен со своей возлюбленной плыли в синей дымке, мягко освещенной звездами, как блестки, рассыпанными по черному вельвету неба. Вокруг них плавали белые кучевые облака – будто вата. Вдалеке лежали горные хребты, расцвеченные зеленым и коричневым, с белоснежными шапками вершин, слепящих отсутствием цвета.
Более близкие детали можно было рассмотреть. Странные деревья и лианы оплетали землю, сковывали ее вибрирующей цепью взаимосвязанной жизни. Безвредные огромные насекомые проплывали среди лиан, и переливчатые крылья их казались россыпью мыльных пузырей. Они разлетались с ленивым гудением, как только почти обнаженная пара стала спускаться на них сверху. Именно в нужный момент мужчина и женщина плавно коснулись рубинового песка, образовавшегося в результате миллионов лет, что волны бирюзового моря точили корундовый шлейф, широкий пляж. Прозрачная вода ласково пела в прибрежных рифах, приветствуя радостных путешественников. Потом они легли на спину, женщина не выпускала из руки запястье мужчины. Наоми скосила взгляд в сторону своего спутника. На лбу у нее выступили маленькие капельки пота, светлые волосы ее золотыми жилками прорезали темно красный песок. Она улыбнулась.
– В этом Гивистаму не откажешь. Для расы с таким чертовски прозаичным отношением к занятию любовью они на самом деле знают, как создать головокружительную экообстановку для нас, не рептилий. Неван Страат иен не видел причин не согласиться. Лежа на спине, он рассматривал искусственное небо. Небо было идеальным, совершенно не загрязненным, и облаков на нем было ровно столько, сколько хотелось бы. Сколько было заказано. Скорость их воображаемого спуска на пляж контролировалась в зависимости от степени их взаимного возбуждения, все управлялось и проецировалось дистанционно при помощи изощренной гивистамской электроники и подобрано было так, чтобы пышного песка они коснулись в самое нужное мгновение.
Жаловаться не приходилось.
Другие имитации позволяли им скатиться по обледеневшему горному склону или побывать в морских глубинах в окружении танцующих подводных обитателей. Погружения в экообстановки служили для отвлечения сознания участников от находящейся в самом разгаре битвы за Чемадию, куда им вскоре предстояло вернуться.
База Атилла была самой удаленной из трех укрепленных бастионов, которые удалось создать экспедиционным силам Узора на спорной планете Чемадии. Волей случая, база располагалась на западном побережье, которое было куда более блеклым и менее вдохновляющим, чем то, которое воссоздала гивистамская сенсорика. Песок на пляже позади военного комплекса был грязно белого цвета и весь изгажен гниющими морскими водорослями, а температура окружающей среды бывала какой угодно, но только не тропической.
Как только тонкий металлический обруч на его голове зафиксировал соответствующие гормональные изменения, небо над ними потускнело, песок под ними поблек. Они лежали на функциональной платформе под четырехметровым куполом молочного цвета. Отовсюду лился мерцающий рассеянный свет. Он заморгал и сел, обняв руками колени. Сеанс сенсорики был окончен.
– Какой стыд, что, изобретя такую красотищу, эти гиви не могут как следует насладиться ей сами, – высказалась она.
– Они от этого тоже что то испытывают, – ответил он. – Просто у них гормональная система не такая активная. – Воспоминания о разноцветных насекомых и рубиновых песках уже начинали тускнеть. В Наоми, тем не менее, не было ничего искусственного. Она лежала рядом с ним обнаженная и не смущалась. Длинные волосы моментально выдавали, что в боях она участия не принимает. Она проходила службу в войсках снабжения и резерва, и это подразделение служило им объектом многочисленных забав.
Они не торопились из под купола, потому что на следующий день кончалась его увольнительная. И впервые со времени знакомства у них было больше, чем два дня подряд, которые они могли провести вместе вдвоем. Так хотелось взять от них все, что можно, и им это удавалось. Он знал, что в штабе его не хватает. Чемадия была одним из пограничных миров, на котором Амплитур и его союзники успели за последнее время накопить в самом деле большие силы. В таком месте нечего было рассчитывать на скорую и решительную победу. Враг глубоко окопался и по настоящее время признаков ослабления не подавал. Что только придаст дополнительную убедительность триумфу, когда отборные войска Назначения будут, наконец, вышвырнуты с планеты, мечтал он. А после этого, после взятия Чемадии, будет новый мир, новый бой. Таковы военные правила. Может быть, Узор попытается взять еще одну укрепленную планету со смешанным населением – или даже расположенную неподалеку важную сельскохозяйственную систему Диво, заселенную в основном сегунианами. Он слышал разговоры. А к слухам у офицеров иммунитета не больше, чем у солдат.
Впрочем, какая разница? Он отправился туда, куда его пошлют, и будет жить от битвы к битве, от планеты к планете. Именно так и идет война уже много веков.
Он почувствовал у себя на пояснице ласковое прикосновение женских пальцев. Его отношения с Наоми вышли уже за грань развлечения. Он этого не планировал, но такие вещи редко случаются в плановом порядке. Гораздо проще разрабатывать стратегические планы в отношении врага. Она была умна и привлекательна, внимательна и глубокомысленна. По ширине охвата разум ее уступал его, но зато не давал осечек. Кое в чем она проявляла даже лучшую восприимчивость. К примеру, она лучше него ладила с людьми. Она прижалась к нему, и он почувствовал тепло ее тела.
– Опять планируешь... У нас осталось так немного времени. Неужели ты не можешь просто расслабиться?
– Извини. Ничего не могу с собой поделать.
– Так уж и не можешь, – усмехнулась она. – А по моему, непосредственно перед этим ты вовсе ничего не планировал. Ты импровизировал, как ненормальный.
Он улыбнулся мальчишеской, даже хулиганской улыбкой, которая, похоже, так мила была женщинам. Это была его, пожалуй, единственная невинная штучка.
Ростом он был невысок, даже чуть ниже Наоми, но проблем это у него не вызывало. В сочетании с гладким, без труда депилируемым лицом, это создавало впечатление, что он лет на десять моложе своих приблизительно сорока. У него было тело гимнаста – стройное и гибкое, но излишне накачанное. Это было результатом игры генов и тяжелой работы. Темно русые волосы были стрижены коротким ежиком, и над ушами было пробрито по узкой полоске с каждой стороны. Такую прическу он находил удобной и исчерпывающей.
Внешний вид и габариты иногда доставляли ему немало хлопот, поскольку он был похож скорее на адъютанта, чем на полковника. Не раз и не два приходилось ему предъявлять как людям, так и инопланетянам доказательства, что он действительно состоит в таком чине. В молодости он терпеть не мог, что ему дают меньше лет, чем на самом деле, зато теперь он в полной мере оценил все преимущества этого и больше не поносил последними словами свою наследственность.
И хотя ему, как и всякому человеку, не хватало остроты ощущений настоящей схватки, он посвятил себя штабному планированию. У него, похоже, был талант к обнаружению слабых мест противника, и это позволило ему быстро продвинуться по службе, если уж не самореализоваться. Очень скоро он понял, что штаб – идеальное место, откуда можно наилучшим образом применить и другой свои талант, о котором никто из сослуживцев даже и не подозревал. Эта позиция позволяла ему навязывать неожиданные изменения в тактике даже самым опытным офицерам Массуда.
Свои гены Неван унаследовал от родителей коссуутов. Он был одним из Ядра.
Как и любой нормальный человек, Наоми ничего не подозревала. Его способности никоим образом не оказывали влияния на людей, и она ни разу не видела его в деле. Для нее он был просто Нев, ее милый и любимый. Теперь же ему приходилось считаться с вероятностью того, что их отношения пойдут еще дальше. И этого он одновременно хотел и страшился. Брак за пределами Ядра был допустим, но в высшей степени труден. Держать великую тайну в секрете от друзей и знакомых было сравнительно легко. Сокрыть же ее навек от глаз жены, спутника жизни – совсем другое дело. Они друг другу искренне нравились. Она хорошо умела рассказывать, а он любил слушать. Ее энтузиазм прекрасно компенсировал его природную замкнутость. Они друг другу подходили.
Он никогда не был женат, и почти уже смирился с тем, что так и останется холостяком, хотя Ядро всячески поощряло браки между своими. Но не внешние. Поддержание генофонда Ядра было превыше даже любви. Муж Наоми погиб на войне. Детей у них не было, и некому было поддержать ее, в случае...
Он оборвал себя, удивляясь, как далеко уже зашел по трудному пути.
– Ты выглядишь счастливым. – Она села рядом с ним.
– Так и есть. Просто меня ждет работа.
Она вздохнула.
– Вечно эта работа.. Иногда меня так и тянет накачать тебя, но я не уверена, что от этого что нибудь изменится. Он слез с платформы и стал одеваться.
– Буду давать о себе знать. Вернусь, как только удастся отпроситься с боевого дежурства. Может, через пару недель. – Он стал натягивать спортивный костюм.
Она снова откинулась на постели и стала рассматривать его, любуясь игрой четко очерченных мускулов его спины и ног.
– У тебя гипертрофированное чувство ответственности. Вот бы удалить его хирургическим путем.
– Следующие два месяца – критические. – Он повернулся лицом к лежанке и провел пальцем вверх по костюму, запечатывая его. – Попробую устроить личную линию связи, тогда поболтаем.
Она соблазнительно потянулась.
– Со мной связь всегда доступна.
– Прекрати, а то я никогда отсюда не выберусь. А если я опоздаю, меня разжалуют.
– Сомневаюсь. Тебе же цены нет. И не только среди этих тупиц в штабе.
Да, а как там, кстати, у нас делишки? А то все читают отчеты, ничего понять не могут.
– Амплитуры сражаются за этот мир, как черти. С обеих сторон столько транспортов прибывает, что из подпространства на орбиту не высунешься. – Он оглядел себя, потом женщину, с которой у него какая никакая любовь.
– Мне пора, Наоми.
– Знаю. – Она тяжело вздохнула. – Опять этот твой клуб.
– Мы просто обмениваемся главным, прежде чем снова приступить к делу.
– Бросил бы ты это. Нам с тобой больше времени бы оставалось.
– Да это же у нас просто относительно нерегулярные сборища.
Друзья приятели с родины. Разве ты не ходишь иногда на вечеринки своих с Барнарда?
Она покачала головой.
– Я их даже и не знаю по большей части. Это у коссуутов такая тяга друг к другу, сдается мне.
– Имеет место. Тут дело в нашем прошлом.
– Я знаю историю вашего Возрождения. Очень печальный случай, откуда ни взгляни. Но теперь то это все в прошлом. Потомки возрожденных – нормальные люди. Вот ты, скажем.
Он выдавил из себя улыбку.
– А я то думал, что ты меня считаешь исключительным. Ничего особенного там не будет, Наоми. Так, поздороваюсь с друзьями, повспоминаем о прошлом. Нас немного осталось. Это не то, как если собираются вместе выходцы с Земли или Терпения, когда можно с сотнями знакомых переговорить.
– Было еще множество отличий, о которых он знал, но объяснить их Наоми не имел права. Он очень о многом не мог поведать ей. Более всего члены Ядра страшились разоблачения – и более всего ценили между собой скрытность: даже от своих любимых, страдающих нормальностью. И тем не менее ему мечталось о постоянных отношениях с Наоми. В фантазиях своих он представлял, что она будет рядом с ним до конца его дней... По крайней мере, ограничений на этот счет не существовало.
– Вперед, полковник. – Огорчение ее было неподдельно, но умышленно подчеркнуто. – Катись на свою чертову встречу. Я то знаю теперь, что для тебя важнее всего! – Тут она смягчилась. – Хотя бы сегодняшний вечер был наш.
Может быть, подумал он, тут все зависит от того, где проводить временные границы... и от множества других вещей, над которыми ни он, ни она не властны. Он склонился над лежанкой и поцеловал ее на прощание. Выглядело это неуклюже, но ни он, ни она не возражали. Когда он, наконец, сумел оторваться от ее губ, она неожиданно сказала:
– Может быть, и мне когда нибудь удастся побывать на одной из ваших встреч?
Он слегка напрягся, надеясь, что она этого не замечает.
– Тебе там будет чертовски скучно.
– Ну не знаю. По крайней мере, мне удастся познакомиться с твоими земляками.
– Это обычные люди, как ты сама говорила, коссууты ничем не лучше других. По крайней мере, с тех пор, как гивистамы и о'о'йаны исправили анатомию наших предков и устранили нарушения, привнесенные в нее амплитурами. – Он насильственно попытался сменить тому. – Или тебя что то во мне коробит?
– Ничуть, – засмеялась она. – Ты вообще оказался куда выше среднего.
Мы все такие, подумал он, только ни тебе, никому другому знать об этом не положено.
Нельзя ему на ней жениться. Слишком уж она восприимчивая. Не получится держать от нее в тайне секреты Ядра – по крайней мере, навсегда. А если она вдруг что то выведает, хлопот не оберешься. Не будет у него никакой возможности, никакой защиты для нее, чтобы уберечь от неизбежных последствий. Лучше уж не позволять ей заходить настолько далеко и прекратить все теперь, пока опасность еще не слишком велика. Но не так то просто это сделать.
Вот она сидит по другую сторону постели, натягивает блузку и шепчет:
«Какие вы, коссууты, смешные...»
Что можно прочесть за таким наглым заявлением? Или она уже что то заподозрила? Он взмолился, чтобы это было не так. Не дай бог, массуды или другие союзники по Узору заподозрят, что некоторые представители Человечества могут воздействовать на их мыслительный процесс аналогично тому, как это делают амплитуры, – альянс может моментально распасться. Это великая тайна, сохранить ее требуется любой ценой. И если Наоми, либо кто еще, прознает что нибудь, то действовать с таким человеком придется по обстоятельствам. И Неван знал, что если до такого дойдет, то по обстоятельствам придется действовать и ему самому.
Параноидальные фантазии, пробормотал он себе под нос. Ничего ей не известно, и уж он то проследит, чтобы так оно все и оставалось. Полуодетая она обогнула постель и подошла к нему, чтобы обнять его на прощание.
– Ох, полковник, как мне не хочется отпускать тебя. Неужели ты не видишь?
– Есть и другие дела, – игриво отозвался он, снова целуя ее.
– И далеко ли от меня тебя ушлют на этот раз?
– В дельту Циркассы.
– Черт. И никаких отлучек на ночь?
– Боюсь, нет.
– Но ты ведь не поленишься связаться со мной, как только битва кончится?
– А когда она кончится? На Чемадии ни в чем нельзя быть уверенным.
– У меня складывается впечатление, что этот мир значит для них очень много. Он отстранился.
– Теперь наступили такие дни, что для них все стало значить очень много. Хотя, по моему, это неплохой признак и расстраиваться не стоит. Она села у изножия кровати и стала неуверенно теребить трусики.
– Так что, войне конца не видно?
– Конца войны? – Он поймал себя на том, что более выводящего из себя предположения ему обмозговывать не доводилось. – Узор добился немалых успехов с тех пор, как на его стороне выступило Человечество, но я не вижу ни малейших признаков тот, чтобы Амплитур со своими союзниками начал разваливаться.
– По моему, тоже нет. – Она пожала плечами. – Но как приятно было бы думать...
Подобно большинству людей, он был обучен ремеслу войны с тот самого возраста, как стал способен нажимать на курок. Ему никогда не приходилось задумываться над вопросом об окончании войны, и, насколько ему было известно, над этим не задумывался никто из его друзей. Но Наоми была не такая. Именно за это он любил ее.
Позже, вдавленный ускорением в кресло скоростного, тряского скиммера, мчащего его вдоль берега от базы Атилла к месту расположения боевых формирований, он поймал себя на том, что, невзирая на всю отягченность обстоятельств и необходимость сделать это, он на самом деле мог бы убить ее. Раньи аар сделал бы это, но он был первым – легендарный персонаж истории Коссуута. Неван знал, что до Раньи аара ему далеко. Он, Неван Страат иен – простой воин с талантами к стратегии, но и он бы на это пошел.
Эх, если бы мы были способны внушать что либо другим людям, как мы делаем это в отношении массудов, с'ванов и гивистамов, думал он, глядя в окно на серое, чужое море. Как проста была бы тогда личная жизнь.

Глава 6

Региональный командный модуль на 80 процентов был погружен в воды темного моря на выходе из дельты. Как только скиммер притормозила на подходе к нему, наводящаяся по очертанию объекта боеголовка криголитов изменила курс и пошла на перехват. Видеопроекторы на борту скиммера тут же активизировались и принялись сбивать с толку приближающуюся угрозу, воздействуя на ее датчики. Для вражеской электроники скиммер предстал теперь в образе парящей морской птицы, типичной для здешних мест. Из недр биоданных спроецировалась вполне достоверная информация. Система распознавания образов вражеского снаряда вынуждена была задуматься, не расходует ли она себя понапрасну на безобидного представителя местной фауны.
Обман был распознан достаточно скоро, но промедление это позволило скиммеру задействовать собственное вооружение. В направлении нападающего было выпущено облако дозвуковых зарядов. Ракета предприняла со своей стороны уклоняющийся маневр, но небольшой заряд разорвался таки в непосредственной близости от двигательной установки, и нападающий боезаряд вынужден был убраться, виляя хвостом, в направлении дельты. Больше нападений не последовало, и скиммер спокойно причалил к одному из подводных доков модуля без помех. Прибывшее судно встретили несколько человек в дыхательных приспособлениях, одна из женщин оторвалась от работы и приветливо помахала прибывшим рукой. Пилот скиммера радостно улыбнулся. В процессе разгрузки скиммера Неван подумал, что команда с Лепара лучше бы справилась с задачей, но, подобно большинству союзников по Узору, лепары не способны были эффективно работать вблизи от места реальных боев. Среди всех членов Узора только люди и тугодумы амфибии способны были эффективно работать под водой.
Неван был одним из самых уважаемых тактиков на Чемадии. У него всегда получалось придумать такие средства взятия неприятельских позиций, что риск и возможность жертв сводились к минимуму. В боевых частях знали о его репутации и всегда чувствовали себя спокойнее, если он участвовал в разработке плана операции.
Штаб стратегического планирования располагался в тесной комнате посреди плавучего мобильного командного пункта. Специальные стабилизаторы поддерживали его в одном и том же положении, а сам модуль мог перемещаться по бухте в зависимости от изменяющейся обстановки. Летать, подобно самолету или скиммеру, он не мог; не мог он и полностью погружаться под воду. Но к месту командный пункт привязан не был, а следовательно, не был столь лакомой и уязвимой целью для вражеского нападения. Свежая пресная вода из дельты реки перемешивалась с соленой массой океана, что создавало идеальную среду обитания для разнообразной и богатой чемадийской фауны. Это был бы рай для ксенологов, если бы прибрежные воды и воздух не ощеривались хищными и жадными орудиями уничтожения, высматривающими мишени, по которым в любой момент готовы были разрядиться. Дельта вот уже несколько месяцев была ареной пусть не таких частых, но очень интенсивных боев, и ни одной стороне не удалось к настоящему моменту завладеть стратегическим преимуществом.
Неван знал, что здешние войска в большей, чем обычно, пропорции состоят из людей. Причиной этого была водобоязнь массудов. В дельте заметно не хватало устойчивой, твердой почвы под ногами, за которую можно посражаться, поэтому реальный бой приходилось вести людям. Это также давало им преимущество над в равной степени боящимися воды криголитами, которые старались компенсировать этот недостаток численным превосходством и постоянным воздушным патрулированием. Вот если бы еще и лепары могли участвовать, размышлял Неван... Но это была нелепая мысль. У лепаров мозгов не хватит пользоваться сложным оружием, да и склонности у них не те.
Так что приходилось людям в одиночку сражаться за контроль над жизненно важной дельтой.
Для личного состава на водянистой равнине было множество укрытий. Полно деревьев и кустов. Но любой крупный объект – типа плавучей батареи – моментально будет засечен и уничтожен. Командирование Узора стояло перед задачей: как прикрыть наступление огнем одних лишь легких средств. Противоречие по прежнему оставалось неразрешимым.
Хотя направленные в этот регион массуды и отказывались принимать непосредственное участие в боях, проходивших на размокшей равнине дельты, ими укомплектовали личный состав плавучего модуля, высвободив, таким образом, для боевых задач дополнительный контингент людей. Неван обсуждал с еще одним офицером из людей и четырьмя массудами стратегию предстоящего боя, как вдруг палуба под ними пошатнулась от первых взрывов. Один из массудов характерно повел усами и сопроводил наблюдение фразой, переведенной транслятором:
– Дальнобойные сенсорные детонаторы. Узнал по вибрации. Защиту пробить не должны.
Как бы в подтверждение, вскоре за первым взрывом синхронно включились разнообразные сигналы тревоги. Тревожно замигали лампочки. В каюту ворвался младший офицер.
– Мы под обстрелом! – завопил он на звонком массудском.
– Контролируйте себя! – Полевой полковник, командующий модуля, был пожилой, умудренный жизнью массуд, переживший смену нескольких театров военных действий. Он пристально посмотрел на систему экранов на левой стене.
– Не вижу никаких признаков вражеских транспортеров или плавсредств в нашей окрестности. – Модуль снова сотрясся. – Доложите ваши соображения. Младший офицер не замедлил подчиниться.
– Я знаю, что это может показаться невероятным, ваша честь, но, полковник, криголиты атакуют без использования воздушного транспорта... из под воды.
– Невероятно! – объявил другой массуд. И в этот момент погас свет.
Экраны и флюоресцентные стены перешли на автономное питание, и помещение снова осветилось. Быстрая проверка остальной части модуля подтвердила неприятный доклад. Криголит и в самом деле предпринял беспрецедентный удар из под воды, что и объяснило, каким образом их силы могли незамеченными приблизиться к модулю на такое небольшое расстояние.
Защитные системы модуля были рассчитаны отлавливать приближающуюся технику и самодвижущиеся заряды, а не отдельных солдат, тихо подкрадывающихся под водой. Выбегая из командного пункта, Неван ловил себя на мысли об отчаянности предпринятой атаки. Ведь у криголитов есть тот же самый здоровый страх перед погружением под воду, как и у всех разумных существ по обе стороны. И каким то образом им удалось убедить целую группу спуститься под воду, преодолев страх. Сенсоры воспроизводили видеоряд, на котором четко было видно, как солдаты криголиты перемещаются, используя автономные дыхательные устройства, пристегнутые у них на груди и за спиной. К лицам были прилажены маски, позволяющие видеть под водой. Поскольку само понятие плавания – не говоря уже о технике – было им совершенно чуждо, как, в равной степени, и гивистамам с массудами, каждый нападавший был снабжен водометным двигателем, прилаженным к нижним конечностям. В руках у них было оружие, а вторая пара ног оставалась свободной.
Амплитуру, размышлял Неван, явно пришлось немало потрудиться именно с этой группой боевиков, чтобы они оказались способны на такой неестественный способ нападения. Несомненно, потребовались неоднократные сеансы внушения, чтобы преодолеть глубоко укоренившийся в криголитах страх. И каков бы ни был окончательный исход битвы, такое радикальное насилие над природными инстинктами неизбежно выльется в тяжелые психологические травмы для оставшихся в живых. А какое до этого дело Амплитуру, мрачно подумал Неван. Разве не поставлено все на службу Назначению? А раз что то делается ради Него, то это само себя оправдывает. Прокравшись по одиночке, а не массированно, криголиты обманули таки системы обнаружения модуля и нанесли удар. Теперь растерянные защитники торопливо пытались организовать оборону против нападения такого рода, о котором им до этого и мысли в голову не приходило. Тем временем, одни криголиты занялись стабилизаторами и силовой установкой, а другие ударили из под воды по внешним системам вооружения. Какая то часть их ворвалась через входные и грузовые люки на борт. Они заполняли коридоры модуля, избавляясь на ходу от дыхательных устройств. Неван оказался вынужден отступать, отстреливаясь и уходя от огня. Криголиты прекрасно были знакомы с гивистамской инженерией и сосредоточили свои усилия на захвате аппаратных связи и наведения. Это оставляло Невану и горстке других пространство для маневра, но лишь на время. Как только враги завладеют связью и обезвредят защитные системы модуля, так тут же перейдут к методичному прочесыванию всех помещений в поисках укрывшегося противника.
Обороняющиеся массуды и люди сражались остервенело, но им некуда было отступать, не было в узком коридоре и пространства для маневра. Криголиты захватили внутренние коммуникации, и у обороняющихся не было даже возможности воспользоваться двумя катерами на воздушной подушке, находящимися в служебных доках модуля. Кроме того, головная группа воинского контингента модуля ушла далеко вверх по дельте, пытаясь оттеснить криголитов в глубь материка. И враг не только был близок к захвату плавбазы, но, случись такое, подразделения, сражающиеся выше по реке, оказались бы отрезанными.
Экипаж модуля был серьезно застигнут врасплох, поскольку предполагал, что если прежде подводных нападений не предпринималось, то такой возможностью можно спокойно пренебречь. Они оказались в дураках, да еще и не готовы к бою. Вероятно, Амплитур позаимствовал эту идею у Человечества, которое неоднократно атаковало их собственные установки, используя подобный подход.
Взрывы и перебои в освещении происходили все чаще по мере дальнейшего наступления криголитов в глубь модуля. Раздробленные группки людей и массудов занимали оборону в наспех сооруженных укрытиях. Интерьер модуля не был приспособлен для ведения боя, и один за другим защитники погибали или попадали в плен.
Среди штатных операторов модуля был еще один член Ядра. Сержант Коннер выбежал из за угла коридора, вздымая брызги соленой воды, проникавшей сквозь пролом в корпусе, и встал рядом с Неваном. Из пореза на лбу струилась кровь, заставляя его часто моргать. Он тяжело дышал.
– Рад, что нашел вас, сэр! – Хотя все члены Ядра были друг с другом на ты, очень важно было сохранять конспирацию на случай, если кто то подслушивает или подглядывает. И по такому случаю, в условиях боя ни к чему было бы представителю рядового состава излишне фамильярно обращаться к старшему офицеру.
– Бьют наших.
Неван осторожно выглянул за угол и тут же убрал голову. Коридор по прежнему был чист.
– Что можно сказать насчет подкрепления?
– Все самое непечатное, сэр. Маловероятно. Эти жуки быстро добрались до связи. Несколько наших успели передать донесения по полевой связи, но шансов, что у них хватило мощности добить до наших вверх по реке, мало. А даже если и хватило, они сюда не успеют вернуться. – Сержант сделал паузу, хрипло дыша. – Ваши предложения, сэр.
Неван задумался.
– Если они захватили коммуникации, то следующим делом они займутся техническим обеспечением. Давай двигать в обратную сторону. Один раз они нарвались на пару криголитов, семенящих по коридору. Молочного цвета глаза уставились в их собственные, последовали изумленные крики и взаимный огонь. Неван Очутился на полу и покатился, уворачиваясь от нейролучей, ищущих его позвоночник. Один почти попал – и правая нога онемела.
Его оружие было менее изощренным. Едва лишь из пистолета Невана вырвалась вспышка, как голова криголита разлетелась на куски от разрывной пули. У другого насекомообразного была винтовка, выстрелом из которой у сержанта вырвало кусочек мяса из плеча. Ответным огнем Коннер расколол обидчика надвое.
Не обращая внимание на покалывание в бедре, Неван встал на ноги и осмотрел рану товарища. Она выглядела страшно, но была неглубока. И они возобновили свою безнадежную одиссею.
Было ясно, что криголиты полностью владеют ситуацией и выкурить их шансов не представляется. Их беспрецедентная атака привела к успеху. Без подкрепления или передышки, а они явно не предвиделись, об организации контратаки не могло быть и речи.
– Сюда, сэр. – Коннер вел его к причалу спасательных шлюпок. Коридор, ведущий туда, был подозрительно пустынен.
Шлюпки предназначались на случай эвакуации при сильном шторме, если таковой вдруг случится в районе дельты. Они не были оснащены ни защитной броней, ни вооружением, но и Страат иену, и Коннеру было на это наплевать. В данный момент шлюпки олицетворяли собой единственный выход.
К несчастью, то же самое смекнули и криголиты. С полдюжины их собрались у выхода к причалу. Похоже было, что они только что прибыли. Часть из них еще только снимали громоздкие дыхательные приспособления. А другие прилаживали за самодельной баррикадой из мебели и оборудования большое, отвратительное на вид подобие пулемета. Кто бы ни разрабатывал план этого нападения, сработал он грамотно, с горечью подумал Неван.
Они спрятались за ближайшим к выходу поворотом коридора.
– По моему, они нас не заметили, – шепнул полковник. – Они слишком заняты оборудованием позиции. Мне показалось, их там пятеро.
– Шестеро. – Кровотечение из плеча продолжалось, но рана на лбу Коннера обнадеживающе подзатянулась. – Может быть, и больше, но, по моему, шестеро. – Ему лет двадцать пять, подумал Неван, а он улье опытный боец, страх только придает ему силы. – Если мы будем медлить, они успеют завести эту пушку в автоматическом режиме, и тогда мы в жизни не прорвемся.
– Суетиться нельзя, их слишком много. – Неван задумался, разглядывая своего молодого товарища. – Ты же знаешь, как внушать. – Это было утверждение.
Коннер неуверенно взглянул на Невана.
– Я всего то пару раз пробовал, сэр. И каждый раз имел дело с представителем союзников, причем с одним. А тут враг, и не один.
– Самое время попробовать. – Неван ослабил хватку на рукояти пистолета. – Я хочу, чтобы ты притворился офицером Криголита. Командиром взвода. Представь, что ты их командир. Надо приказать им обследовать соседний коридор. Причем подадим мы это распоряжение так, чтобы у них и сомнений не возникало в его логичности.
Коннер выглядел неуверенно. Но молодому сержанту придется поучаствовать. Неван знал, что один он никак не сможет успешно воздействовать внушением на полдюжины криголитов. Если же они хотя бы просто запутаются, а не поверят моментально, то немедленно откроют огонь чисто из за наработок. И это будет конец.
У них есть одна единственная попытка, и она должна быть успешной.
– Транслятором не пользуйся. Даже рта не открывай. Просто проводи внушение. Ты командир взвода криголитов, отдающий приказ подчиненным на поле боя. Они обязаны подчиниться.
Они встали. Как только Коннер кивнул, Страат иен вышел из за угла и уверенно направился по коридору. Они лишь раз как следует взглянули на вражеских солдат; этого было достаточно, чтобы рассмотреть их. Двое криголитов сразу же подняли взгляд. Неван смотрел им прямо в глаза, чувствуя, как пот катится по ребрам. Он раз за разом мысленно повторял приказ, напрягая все силы. Коннер шагал рядом, глядя прямо перед собой.
Остальные четверо насекомообразных оторвались от внушительной пушки и встали бок о бок с собратьями. Промелькнуло мгновение – тяжелейшее. Потом все шестеро синхронно схватились за пистолеты. Неван услышал, как сержант втянул в себя воздух, но он не мог тратить энергию на его одергивание. Собственный его пистолет бесполезно болтался на поясе. К счастью, криголитов никак нельзя было отнести к гигантам мышления в стане врагов. Они традиционно мыслили и действовали стадно. Если один подчинялся, у остальных тут же возникала тенденция сделать то же самое. Размахивая оружием, криголиты пустились мимо них по коридору. Один из них прошел вплотную с Неваном, едва не задев его, замялся, маленькие черные зрачки его забегали, но он тут же припустил вслед за товарищами. Он явно почуял неладное, но, действуя согласно приказу вышестоящего, не имел времени на раздумья.
Скоро оно появится, знал Неван, как только иссякнет сила мощного мысленного внушения, примененного к ним Неваном и Коннером. Тогда шестерка остановится, заморгает, посмотрит друг на друга в поисках объяснения. Они все вспомнят и кинутся обратно на свою позицию. К этому моменту людям необходимо исчезнуть.
Криголиты ворвались в соседний коридор. Им было приказано отразить вероятную контратаку. Нетрудно было заметить, что ничего подобного там не происходило и даже не намечалось, но тем на менее они стали прочесывать соседние ходы. Постепенно пыл их остыл. Приказ есть приказ, но никто из них не мог точно вспомнить, кто именно из командования его отдал, где и как они его получили.
Двое из них накинулись друг на друга. Массовые психозы в бою случаются. Так был приказ или нет? Пришло время задать друг другу вопросы. Обогнув зловеще пульсирующую, но не наведенную пушку, Коннер прыгнул через самодельное укрепление на причал спасательных шлюпок. Страат иен последовал за ним. Оба они на ходу с тоской посмотрели на практически готовое к стрельбе орудие – на длинный ствол и прилаженный уже магазин с разрывными бронебойными патронами. Если подзадержаться – у них неплохой шанс уложить не один десяток врагов... до того, как их убьют. Коннер запустил механизм ближайшего шлюза. Водонепроницаемая дверь отворилась, и за ней оказалось судно гораздо больших размеров, чем было необходимо. Оно выдержало бы до сорока неванов и коннеров. Неван глянул вдоль коридора – там лишь дым и разруха. Если кто и выжил, и не попал в плен, все равно им придется самим пробиваться к причалу. А сейчас самое главное было, чтобы хоть кто то ускользнул, дабы командование Базы могло получить достоверную информацию из первых рук. Они погрузились в компактно построенное плавсредство. Коннер сел на место пилота и включил силовую установку. Как только водонепроницаемая дверь за ними затворилась, сдвинулась в сторону внешняя дверь шлюза. Через лобовой иллюминатор перед ними предстало зрелище нескольких криголитов, изумленно застывших при виде них. В громоздких дыхательных устройствах и С подвешенными водометными двигателями они выглядели неуклюже и явно не Страдали избытком гидродинамических характеристик. Однако планов криголитов это не нарушило, напомнил себе Неван. Один из плывущих врагов неуклюже попытался убраться с их дороги. Два его сотоварища оказались менее расторопны, и Коннер, врубив моторы на полную катушку, врезался в них. Обернувшись, Неван успел заметить, как эти двое судорожно хватаются за порушенные дыхательные приборы. Вскоре судороги прекратились.
Коннер включил тумблер, который должен был на автопилоте доставить их на базу Атилла. Шлюпка всплыла на поверхность и взяла курс на юг. Экран заднего обзора показал объятый дымом, а кое где и пламенем корпус модуля, подобно острову возвышающийся над водой. При выведенной из строя системе защиты к командному модулю уже причалил катер криголитов, и с него высаживались свежие силы врага, не обремененные тяжелыми дыхательными аппаратами. Сражение было, можно сказать, окончено. К трагедии привела не самоуверенность, а небрежность, горестно размышлял Неван.
Фатальная небрежность. Поскольку противник ни разу до этого не предпринимал ничего подобного, было разгильдяйски не предусмотрено, что такое может вообще случиться. Придется теперь пересмотреть кое что в долговременной стратегической доктрине. Криголиты амфибии! Что еще новенькое способен теперь преподнести Амплитур?
Шаг назад, два шага вперед. Только так и выигрывается война, размышлял он. Это – определенный шаг назад. Он сидел, до боли в суставах вцепившись в спинку сиденья и перед мысленным взором его представали десятки погибших и гибнущих людей и массудов, оставшихся там, в ловушке модуля, превратившегося в одночасье в огромный сферический плавучий гроб. И он ничего не может с этим поделать, ничем не может им помочь.
Он отвернулся от экрана. Коннер отвлек его внимание.
– Засек перемещения на берегу, сэр. В радиусе ста метров. – Отступающая шлюпка искала защиты у берега, вплотную прижимаясь к нему. – На криголитов не похоже, но сказать трудно. Датчики на борту не предназначены для ведения боя и имеют очень низкое разрешение. Очень примитивные.
– Похоже на опознавательные знаки Ашрегана. – Неван сел рядом с сержантом и тоже принялся расшифровывать поступающие данные.
– Возможно. – Коннер оторвался от приборной панели. – А может, и кто то из наших. Один из отрядов, до которых дошел наш призыв о помощи. Неван знал, что его долг, как одного из старших офицеров, сохранить себя для дальнейших сражений, не говоря уже о том, что он обязан лично доложить, что произошло здесь, в устье реки. Он быстро все взвесил. Шлюпка пуста. На карту поставлены только две жизни – одна из них его.
– Надо скоренько глянуть. Сделай все быстро, как только можешь, пойди на резкое, неожиданное сближение. Так, чтобы можно было разобрать, кто это. Не ближе, и тут же – поворот на сто восемьдесят градусов. Используй мультичастотный полевой сканер.
Последнего не потребовалось. Все стало ясно прежде даже, чем в переговорном устройстве раздался ответ и Коннер нажал на кнопку, останавливая катер у берега с тремя рядами заграждений.
– Сообщите вашу принадлежность, – обратился он к стоящему на берегу пикапу.
– Да вы то кто? Сами, к чертям собачьим, сообщите! Что за чертовщина в бухте творится?
Неван слегка улыбнулся, склонившись к экрану.
– Полковник Неван Страат иен, из штаба стратегического планирования.
Командный модуль в дельте захвачен противником ударом из под воды.
Насколько мне известно, кроме меня и сержанта Коннера, никто не выбрался.
– Криголиты подводники? Да это вы кому рассказываете?
– Не знаю. Доложите.
Последовала пауза, после которой голос ответил чуть менее раздраженно:
– Я лейтенант Моген, второй корпус биодивизии Альфа. Мы крепко врезали жукам выше по течению, сэр, и как раз возвращались за боеприпасами, когда услышали весь этот фейерверк. Я посоветовался с личным составом и на свой страх и риск решил, что стоит, пожалуй, на обратном пути сделать крюк и посмотреть.
– Еще как стоит, лейтенант. Я ведь не шучу насчет подводной атаки криголитов. Какие уж тут шутки. Эти каракатицы, похоже, в последнее время занялись помимо техники обработкой сознания.
Коннер подогнал спасательную шлюпку поближе к скоплению встревоженных, озабоченных солдат, осторожно проведя ее между плавающими бревнами и болотистым берегом. Неван разглядывал бойцов через передний иллюминатор. От шестидесяти до семидесяти тяжеловооруженных мужчин и женщин, все в грязи в дополнение к стандартному камуфляжу. С ними еще примерно пятьдесят массудов. Несколько раненных. Слайдеры под нависающей растительностью стоят на холостом ходу, готовые в любой момент сорваться с места.
Лейтенант был крупный, видный мужчина с темной кожей и черными прямыми волосами. На поврежденном правом глазу у него был надет окуляр, позволяющий ему различать предметы и освещение, пока заживает поврежденный орган зрения. Позади него, полуотвлекшись, стояла младший офицер – массуд. Далекий взрыв снова приковал всеобщее внимание к бухте.
– Никак не поверю, – пробормотала младший офицер.
– Мы тоже все не верили. Но это реальность, как ни крути.
– И что нам теперь делать? – Лейтенант указал на свое потрепанное войско и на двойной ряд двухместных слайдеров, стоящих полукругом под деревьями на самом высоком пятачке болота. По обе стороны рамы боевых машин было прилажено по сиденью для бойца.
– Мы несколько дней вели бой. Из всей этой кучи ни у одного слайдера не хватит горючего, чтобы добраться до Атиллы, даже если садиться на них по одному.
Коннер терпеливо стоял рядом с Неваном.
– Мы, вероятно, могли бы разместить большую часть у себя в шлюпке, сэр. Так мы, по меньшей мере, могли бы эвакуировать раненных и еще многих. Неван знал, что именно так им и следует поступить. Это единственно разумный образ действий. Но диаметрально противоположный тому, что он чувствовал. Судя по выражению лица лейтенанта, тот чувствовал то же самое, что и подтвердили его слова.
– У большинства из нас там остались друзья, товарищи. Мы бы могли попытаться им помочь.
– Атака была проведена большими силами, – проинформировал его Неван. – Криголиты продолжают наращивать там свою боевую мощь. – Он видел, что ближайшая группа солдат внимательно смотрит в его сторону и напряженно прислушивается.
– Что нибудь еще... сэр? – холодно корректно спросил лейтенант.
Неван кивнул с отсутствующим видом.
– Я просто подумал, что если у кого то есть желание, то мы могли бы незаметно проскользнуть к главному протоку русла, используя джунгли в качестве прикрытия. И там на мелководье попробовать ударить по их подкреплениям, спускающимся по реке.
– Прошу прощения, уважаемый полковник, – обратилась младший офицер из Массуда, стоявшая позади лейтенанта, – но наше подразделение не экипировано аппаратами для дыхания под водки. Лейтенант посмотрел на нее.
– Мы люди, Шолдид. Нам можно и без них.
– Я об этом осведомлена, но если я правильно поняла слова полковника, то у криголитов все равно будет заметное преимущество. У них будет возможность полноценного дыхания под водой на весь период схватки. Я знаю, что у разных людей разная способность задерживать дыхание, но, если я не ошибаюсь, не дольше минуты другой.
– Жуки действуют в непривычной для себя боевой обстановке, – указал Неван. – Я подозреваю, что функционируют они только благодаря мощной накачке со стороны Амплитура. Сомневаюсь я, что они натренированы и готовы к каким бы то ни было подводным боям. Я видел их двигательные системы. Они сделаны грубо и наспех, что совсем не характерно для высочайшего уровня инженерии, с которым мы привыкли сталкиваться у мазвеков или коратов в подобных ситуациях. У меня такое чувство, что все, чем они сегодня пользуются, было собрано только для сегодняшней акции, чтобы посмотреть – выйдет или нет. И вооружение у них для подводных боев не приспособлено.
– Как и у нас. – На лице офицера массуда застыло мрачное выражение.
– Правильно. – Лейтенант оскалился, от этого массуды дернулись резче, чем обычно, под воздействием необоримого инстинкта. – Но есть множество способов прикончить врага под водой. – Он указал на свое собранное, нетерпеливое войско и снова обратился к Страат иену.
– Как вы и полагали, сэр, у нас есть желание.
Неван задумался. Если криголиты встретят их жестко, на базу Атилла ему будет лучше не возвращаться. С другой стороны, если удастся застать их врасплох, особенно сейчас, когда они, бесспорно, не сомневаются в своей окончательной победе...
Он резко и однозначно кивнул офицеру.
– Давайте ка вдарим, лейтенант.
– Вынуждена предостеречь, – Массуд чувствовала себя более чем неспокойно. – Сопряженный с этим риск и опасность...
– Мы и не собираемся подвергать им ваших людей. Им не придется иметь дача с водой, – успокоил ее Неван. – Кто то должен заняться шлюпкой. Вы также можете залечь в засаде на берегу и отстреливать всякую нечеловеческую голову, показавшуюся на поверхности. Массуд неуверенно повела ушами, длинная нижняя губа оттопырилась. Конечно, этот человек старше ее по званию, но межрасовый протокол позволяет ей, в принципе, спорить и дальше. Одна беда, никаких возражений на ум не приходит. Да и не совсем она уверена, что ей хочется спорить. Ведь там, в бухте, гибнут друзья...
– За это спасибо, – проворчала она.
– В таком случае, решено.
Неван сделал поворот кругом и направился обратно к шлюпке.

Глава 7

Было очень тесно, высокие, нервные массуды были плотно зажаты среди коренастых, более мускулистых людей, хотя большинство последних и направилось в сторону реки на своих потрепанных слайдерах. Прижимаясь к густой прибрежной растительности, спасательная шлюпка продвигалась к реке гораздо медленнее. На ней не было брони, и она мало чем могла защитить их, если бы враг обнаружил их и ударил из тяжелого оружия. Но этого не произошло. Торопливо организованная контратака обрушилась на криголитов на всем протяжении дельты, совершенно их обескуражив. Держа оружие наготове, массуды удивленно смотрели, как их соратники люди срывают с себя знакомые боевые доспехи и ныряют со шлюпки и слайдеров, чтобы схватиться с врагом в глубинах прозрачной, незагрязненной реки. Криголиты оказались захвачены врасплох и не могли оказать сопротивления проворным, умеющим задерживать дыхание людям. Их наспех сделанные двигатели рассчитаны были лишь на то, чтобы доставить их от места отправки к месту назначения. О маневренности их создатели и думать не думали.
Без помощи же механизмов криголиты плавать не умели. А лишившись неуклюжих дыхательных приспособлений, они погибали под водой за несколько секунд. Они тонули один за другим, беспомощно перебирая тонкими, бесполезными руками и ногами. Поскольку их дыхательная система не обладала необходимым для поддержания на плаву объемом, они просто шли ко дну.
– На нас что то крупное надвигается, сэр, – обратился Коннер, находящийся рядом с более опытным пилотом массудом, который принял на себя управление лодкой.
Страат иен только что вернулся после очередной серии погружений. Весь мокрый, он склонился над плечом сержанта. По соседству массуд смотрел на него зачарованно исподтишка, поражаясь, как стекает вода с гладкой кожи, похожей скорее на кожу примитивных лепаров, чем на его собственную. Он внимательно изучил экран обзора. Пара крученых катеров быстро двигалась вниз по реке. Они установят тяжелое вооружение. Битва за командный модуль подходила к концу.
– Всем немедленно вернуться на борт, – зло прорычал он. – Мы не выстоим против полевых установок. Мы сделали здесь все, что могли. Коннер понимающе кивнул.
Одного за другим ныряльщиков информировали об ухудшении боевой обстановки, и они оставались в шлюпке. Несмотря даже и на это, всем очень не хотелось отступать с поля боя. Включая массудов, которые очень хорошо устроились в компактном суденышке и занимались тем, что поголовно уничтожали тех из криголитов, кому удавалось таки выбраться на поверхность при помощи двигательной установки.
Как только последний боец оказался на борту, пилот массуд тут же запустил двигатель и направил шлюпку обратно, в сторону открытого моря. Их действия, конечно же, не воспрепятствовали победе Амплитура, но быстрая и неожиданная – с позволения сказать – контратака определенно омрачила Амплитуру радость триумфа.
Теперь же, когда все было кончено, офицер массудов поражалась своему легкому согласию с тактикой человеческого полковника. По природе своей осторожная, она никак не могла понять, почему не сумела настоять на том, чтобы удержаться от выходки. Правда, озадаченность ее вскоре уступила место радости от хорошо проделанной работы. Отвоевать модуль возможности у них не было никакой, так, по крайней мере, они заставили врага заплатить за победу дорогой ценой.
Из остальных патрулей сил Человечества и Массуда, работавших в верховьях дельты в момент беспрецедентной подводной атаки Криголита, некоторым удалось благополучно выбраться через окрестные топи, где их подобрали специальные сверхскоростные спасательно разведывательные машины, высланные для этой цели с базы Атилла. Другим повезло меньше. Потери были тяжелые. Болезненность поражения трудно было недооценивать. Страат иен же не только избежал всякой ответственности, но и был представлен к благодарности за быстроту мышления, проявленную при организации молниеносной, хотя и не слишком адекватной по масштабам контратаки. Поскольку к моменту вражеского нападения он только только прибыл на командный модуль, едва ли на него можно было взвалить долю вины за его захват.
Слухов ходило много, но до обвинений на базе дело не дошло. Никто не представлял, что подводная атака со стороны криголитов возможна; следовательно, и никаких защитных мер против нее не имелось. Разработчики тут же занялись вопросом, как не допустить возможности повторения подобного в будущем, где бы то ни было. Узор не зря гордился, что подобные потрясения допускает лишь единожды, а фантазия у Амплитура явно иссякала. Со временем они вовсе не способны будут чем либо удивить союзников. Однако ни знание этого, ни благодарность не улучшали настроение Страат иену, ожидавшему нового назначения. Впервые в своей карьере он столкнулся с подобной волокитой, и это давило на него все больше и больше по мере того, как неделя проходила за неделей. Даже Наоми рядом не было, чтобы утешить его, поскольку ее перевели в какой то другой район Чемадии. Немного помогала психотерапия. Она способна была скрасить время, но не память.
Он очень обрадовался, когда, наконец, пришел вызов. Присутствие в кабинете командующего самки с Вейса не сильно его удивило. Несмотря на всю утонченность представительницы пернатых, он едва удостоил ее взглядом. Было редкостью, чтобы кто то с Вейса приземлился на фронтовой планете, но все же случаи бывали. Несомненно, эту прислали по каким нибудь вопросам переводов или этикета. Его все это не касается. Кренский сидел, откинувшись в кресле, и дал знать, что заметил прибывшего Страат иена, небрежным взмахом настоящей руки. Другая рука его представляла из себя целиком протез телесного цвета – чудо гивистамской мысли и о'о'йанской промышленности. Когда кто то лишался слишком большого куска тела, чтобы можно было применить регенерацию, лучшим выходом оказывался гивистамский заменитель. В них не было никакой неполноценности. По многим статьям искусственные органы даже превосходили естественные. В кабинете не было ни стола, ни окна; только сиденья и скамейки, приспособленные для различных видов разумных существ, волнообразная голографическая картина на дальней стене, а посередине комнаты – большая ваза из металлического стекла изысканных форм, которая служила вместилищем и обрамлением пучку бледно розовых и голубых цветочков клевера. Это был настоящий клевер, с Земли. Он понял это по запаху. Несоразмерность цветов и вазы сопоставима была разве что с затратами на устройство такого украшения.
Командующий базы себе такой роскоши позволить не мог. На поверхности клевер, может быть, и выжил бы: Чемадия отличалась благодатным климатом. Но кабинет был расположен под пятидесятиметровым слоем базальта и двумя закачанными под давлением слоями защиты. При таких условиях свежая темная зелень клевера служила свидетельством высочайшего искусства, проявленного преданным делу – пусть и не на месте – садоводом. Несомненно, представительница вейсов, известных любителей цветов, должна была гораздо лучше человека оценить это.
– Добрый день, полковник Неван. – Для человека с такой крутой репутацией голос у Кренского был обезоруживающе мягким. – У меня для вас особое поручение. – Как и всякий опытный солдат, услышав такое, Страат иен немедленно напрягая.
Тут дело не в конкретике. Главное, будет чем заняться. Будет, чем отвлечься от катастрофы, невольным, хотя и не последним участником которой ему довелось стать.
– Самое время, сэр. А то я слегка очумел от безделья.
– Судя по всему, психоаналитики придерживаются иного мнения, иначе бы они не представили вас командованию. У вас нет права на нетерпение. Никто из выживших в дельте не допускается к возвращению к службе, пока всех не перепроверят десять раз. Вы же знаете.
– Знаю, сэр, но мне это не нравится, и это мое право.
Кренский одобрительно хмыкнул.
– Все говорят буквально то же самое. Ладно, расслабьтесь. Вас допустили. Что касается сегодняшнего. Я бы все равно дал вам отдохнуть еще несколько деньков, если бы вы не потребовались мне для спецзадания.
– Я готов ко всему, сэр. – Страат иен замер в ожидании.
– Точно? Не знаю. – Взгляд Кренского переключился на молчавшую до той поры чужеземку.
– Здравствуйте, – сказала она. Несколько секунд ушло у Невана, чтобы понять, что приветствие обращено к нему.
Самка вейс говорила сладким, певучим голосом. Слова, казалось, струились из волшебной свирели. Мало того, что они отменные лингвисты, вейсы, оказывается, обладали прекрасным талантом к мимикрии. В темноте практически невозможно было бы отличить их голос от человеческого. Или гивистамского, лепарского, – вообще любого, каким вейсом вздумалось бы заговорить.
Эта же, по крайней мере, не была настолько перенасыщена одеждой, как большинство ее соплеменников. А то, что это самка, Неван сразу же догадался по менее яркой естественной окраске оперения, по не такому пышному плюмажу.
Кренский познакомил их.
– Эта Лалелеланг с Махмахара. Она историк. Или что то вроде того.
Из слышимого шелестения идеально сочетающихся перьев и наряда выпростались чуткие кончики крыла.
– Рада познакомиться с вами, полковник Страат иен.
Он осторожно подержался за протянутое крыло, ощутив упругость кожи под оперением, и размышляя, зачем она здесь. И одновременно ему пришло в голову, что никогда раньше ему не доводилось сталкиваться с тем, чтобы вейс сам пошел на такой контакт. Как и представители прочих рас Узора, они предпочитали избегать физических соприкосновений с лицами, если к этому не принуждали их крайние обстоятельства. Очевидно, эта Лалелеланг – исключение, редкий образец своего вида, чувствующий себя уверенно – а то и вовсе уютно, – среди крупных, тяжелых приматов. Возможно, такое поведение – следствие ее работы.
Он снова повернулся к Кренскому.
– А насчет задания, сэр?
Командующий кивнул в сторону самки Вейса.
– Наша изысканная гостья и есть ваше задание, полковник.
Неван моргнул.
– Не понимаю.
– Учтите ее профессию. – Кренский сложил пальцы и жестким взглядом рассматривал Страат иена. Неван снова моргнул.
– Вы уже об этом упоминали... сэр. А ко мне это какое имеет отношение?
– Область конкретных интересов нашей гостьи связана с изучением того, как представители различных видов строят взаимоотношения в боевых условиях. Очевидно, что ей необходим гид.
Страат иен снова напрягся. Он поймал себя на том, что злобно смотрит на терпеливо ждущую вейсскую самку. Она вздрогнула от его взгляда, но гораздо меньше, чем он ожидал.
И тут его поразила выводящая из равновесия мысль. А не знает ли она чего то, не подозревает ли о существовании Ядра? Он заставил себя расслабиться. Она просто историк, очевидно, успевшая поработать среди людей, а это вовсе не значит, что она должна что то знать о тайнах генетически видоизмененных потомков людей с Коссуута. В самых определенных выражениях он сказал Кренскому, что и слышать не хочет о таком задании. Кренский ответил ему не менее прямо.
– Извините, полковник, но все предрешено на региональном уровне. Им нужен человек в солидном звании, знакомый также и с боевыми условиями. Нравится вам это или не нравится, но вы подходите; вы в настоящее время никуда не приписаны и свободны – вот вас и выбрали.
– Но это же безумие. Это что же, какая то... – тут он едва не вставил пару слов, о которых потом пришлось бы раскаиваться, – с Вейса будет ходить у меня по пятам на поле боя? У меня там дел незаконченных по горло. Я надеялся, что меня пошлют обратно в дельту.
– Мотив мести, – неожиданно вставила вейс. Он резко обернулся.
– Это вы о чем?
– Меня всегда умиляло, какие логические хитросплетения подводите вы под свои поступки с целью их оправдания, зная наперед всю их нелогичность. Такие усложненные умственно эмоционально физические взаимосвязи характерны исключительно для Человечества, – и это один из ключевых стимулов, побудивших меня к исследованиям.
Такого ответа он не ожидал. Делать обобщения касательно чужих рас – дело нехитрое, но он был немало заинтригован той, что стояла сейчас перед ним, смотрела на него чистыми голубыми глазами и нисколько не боялась встретиться с разгневанным человеческим взглядом. Он попытался наглядно представить себе, как она идет рядом с ним, крадучись, по топкому полю боя и одновременно следит, чтобы в порядке было ее совершенное оперение. Картинка выходила нелепая, о чем он и сообщил Кренскому. Командующий терпеливо выслушал его, улыбаясь и не давая послабления.
– А что будет с ней, если я приму ее под свою ответственность, – спросил, наконец, Неван, – и окажусь в условиях реального боя?
– Обо мне можете не волноваться, полковник Страат иен. Я в бою уже была.
– Что что? – В голосе Невана появилось любопытство. – Вейсы в бой не идут. Гивистамы со с'ванами – и те редко, а лепары, о'о'йаны – никогда. И вейсы тоже.
– Я исключение. Насколько мне не изменяет память – единственное. Я была в бою на Тиофе. В компании с людьми и массудами. Кренский кивнул в подтверждение.
– Она говорит правду, Неван. Я видел ее досье. Ее там чуть не убили.
Мазвеки.
Неван заколебался, взгляд его прищурился. Он теперь оказался на совершенно незнакомой территории.
– Но вы ведь... вы оружие не держали?
– Нет. – При упоминании об оружии она даже не вздрогнула и очень горда была своей уравновешенностью. – Конечно же, нет. То есть, держать его я как раз бы и смогла, – добавила она неожиданно нахально, – только по природе своей не смогла бы им воспользоваться.
– Хорошо. – Неван почувствовал себя немного уверенней. По крайней мере, Вселенная пока что не перевернулась. – Значит, вы пережили настоящий бой?
– Именно так.
Он задумался.
– Но это ведь еще ничего не значит. Война – это не яд. При повторном с ней столкновении не срабатывает иммунитет.
– Я прекрасно знакома с психологическими категориями, полковник Страат иен. Мне придется поддерживать себя в форме, чтобы получить то, что меня интересует. Я посвятила свою жизнь изучению того, как люди взаимодействуют с другими видами в военных условиях. Нисколько не отрицая опасностей, которым я подвергаю себя, будучи помещенной в такие условия, могу однозначно заявить: я подготовлена к подобной ситуации гораздо лучше, чем кто бы то ни было из моих соплеменников. Я в течение многих лет разрабатывала и усовершенствовала комплекс серьезных фармакологических и психологических мер для профилактики опасных воздействий.
– Но от боя нет профилактики, – заспорил Неван. – Если в вас стреляют, необходимо отстреливаться.
От возникшей от этих слов картинки ее немного затрясло. Она надеялась, что они не смогут правильно истолковать легкое поднятие перьев у нее на шее и на спине. Едва ли им это удастся. Ведь эти двое самцов перед ней – всего лишь человеческие солдаты, хотя и высокого ранга. Такие типы едва ли осведомлены в тонкостях мимики других видов.
– Что касается стрельбы, то в этом я полагаюсь на вас, полковник Страат иен.
Неван невольно улыбнулся. Хотя ситуация для нет приятнее не стала, он вынужден был восхититься чужеземкой.
– В хватке вам не откажешь, это точно.
– "Хватка"... – Человеческий она знала превосходно, но разговорные выражения людей не подчинялись порой никаким правилам и были столь же беспорядочны и непредсказуемы, как и существа, которые выступали их носителями. Поэтому она замялась, прежде чем ответить. – Пожалуй, сообразуясь с вашим образом мыслей, вы правы. Может быть, вам интересно будет узнать, что коллеги считают, что я на грани иррациональности. Что до меня, то, поскольку это не является необходимым условием для моей работы, я, естественно, с ними не согласна.
Речь ее звучит подобно музыке, подумал Неван, хотя, бесспорно, эффект теряется, поскольку человеческий – не ее родной язык. Голос же поистине обольстительный. Он невольно убеждает.
Ему помогло, что у него не было выбора.
Заговорил он медленно, значительно.
– Если я соглашусь на это, то, когда мы будем на месте, вы будете делать все в точности, как я скажу. Мне насрать, сколько у вас дипломов, степеней и знаков научных отличий на вашей родине. Если я скажу прыгать – вы прыгаете. Если сказано молчать – молчите. Если скажу свернуться в клубок и спрятаться в шкаф – так и делаете. Моментально и без вопросов.
– Только летать не заставляйте, – сухо ответила вейс. – Как вам, должно быть, известно, эту способность мы утратили миллионы лет назад, хотя планировать на небольшое расстояние пока способны. Мы расплатились способностью летать за разум. Тем не менее, если вы прикажете мне лететь, я сделаю для этого все, что от меня зависит. Хочу вас, однако, предупредить, что спортом я никогда не увлекалась. – Хотя у вейсов не было всегда готового выплеснуться остроумия с'ванов или шумной веселости людей, само понятие чувства юмора было им отнюдь не чуждо. Просто их тонкая ирония и намеки обычно не находили у других видов отклика. Погрузившись в изучение Человечества, Лалелеланг поневоле вынуждена была исследовать чувство юмора у людей, и таким образом ей удалось видоизменить свое собственное настолько, чтобы быть понятой мужчинами, стоящими перед ней.
– Да, вы, несомненно, самый необыкновенный представитель своего вида, из тех кот мне доводилось встречать, – сказал ей Неван. По его позе и выражению лица она могла сказать, что он принял ее. Человеческая атрибутика в этой области была настолько откровенна и незамысловата, что даже подрастающий вейс спокойно мог бы научиться в ней разбираться.
– Я просто как следует подготовилась для выполнения своей работы, – объяснила она. – Я не могу рассчитывать на благожелательность, но обещаю, со своей стороны, что не буду сковывать свободы ваших движений и вмешиваться каким бы то ни было образом в ваши повседневные дела, в чем бы они ни заключались. Можете считать меня, если будет угодно, ходячим самописцем.
Он узнал за этим самоуничижением то, что за ним и на самом деле таилось: желание втереться к нему в доверие. Хотя разницы не было никакой.
– Хорошо. Тем более, что выбора у меня нет.
– Отлично, полковник. – Кренский выглядел довольным – трудная задача была выполнена. – Надеюсь, вы поладите. Все, что приводит к улучшению межвидовых отношений, идет на пользу военным делам. «Так, значит, – пробормотал себе под нос Неван. – Ходячий самописец». А почему бы и нет? Мысли его переключились на дела, которые заключались в том, чтобы получить новое назначение в боевую часть. Желательно, в ударную группировку, которую формировали для того, чтобы снова овладеть дельтой.

***

Он вынужден был признать, что в процессе подготовки ей очень хорошо удавалось держаться в тени.
Вскоре после трагедии решено было, что отбивать командный модуль не имеет смысла. В планы входило ударить по врагу быстро и крепко, прежде чем тот успеет как следует окопаться. Именно ради этого артиллерия и самонаводящиеся ракеты обрушивались на этот район с самого момента его захвата врагом, осложняя тому попытки установить постоянно действующее оборудование в дельте.
Общее командование ударной группировкой было поручено генералу. Люди и массуды на быстроходных слайдерах пойдут в обход захваченного командного модуля, минуя внешнюю часть дельты, и нагло нанесут удар по главному вражескому бастиону, где сосредоточены основные силы, который располагался выше по течению реки. Если им удастся захватить его, то криголиты, рассредоточенные по всей дельте, вынуждены будут полагаться только на помощь с воздуха и им нелегко будет отбиться от атакующих сил Узора. Кроме огневой поддержки, успешный первый удар лишит их и возможности получить подкрепление личным составом.
Конечно же, ударная сила и сама может оказаться отрезанной в тылу врага, и это оставит за криголитами контроль над дельтой и даже укрепит их позиции. Наглость всегда влечет за собой определенный риск. Лалелеланг внимательно наблюдала за всем ходом подготовки. Люди общались с военными реквизитами с такой силой и точностью, которых порой весьма недоставало им в общении между собой. Нетрудно было заключить, что они всю жизнь провели, переходя от одной схватки до другой. По настоящему расслабиться они могли только в обществе массудов, своих товарищей по оружию. Те, казалось бы, отвечали взаимностью, но не человеку со стороны было виднее, что это лишь маска. Массуды по темпераменту ближе были к вейсам, с'ванам и другим представителям Узора, чем они когда либо смогут приблизиться к Человечеству. Даже среди этих высоких бойцов сохранялась тайная неприязнь к людям, которые способны были находить в войне радость, а не относиться к ней, как положено: как к неизбежному злу, идущему вразрез со всеми правилами цивилизованного общества.
Все это очаровывало Лалелеланг. Заполняя записями шарик за шариком, она чувствовала, что накапливает материалов столько, сколько другой не скопил бы за всю свою жизнь. Придется ее лучшим ученикам потрудиться под ее присмотром. Ее очень тревожило, что материалов собрано уже столько, что одна она не сможет их детально обработать ни при каких условиях. В экспедиционной работе мало чести, и лавры неизбежно достанутся другим, тем, кому удастся сопоставить, истолковать, опубликовать исследования ее данных. Такие мысли беспокоили ее довольно редко. Она, в конце концов, не за славой сюда отправилась.

Глава 8

Войска Узора ударили по дельте перед рассветом. Утро было туманное, видимость на реке и в ее притоках практически нулевая.
Подразделение Страат иена продвигалось по избранному руслу на поблескивающих, закамуфлированных слайдерах и единственном тяжелом командном катере, двигающемся на низких, гудящих оборотах, которые трудно было распознать вражеским аудиоразведывательным системам. Сонная живность едва успевала проснуться, чтобы убраться с их пути.
В их группе люди и массуды были представлены в равной пропорции. Замечая беспокойство последних, связанное с затяжным пребыванием в непосредственной близости от воды, Лалелеланг едва ли успевала нервничать сама.
Слайдеры миновали длинный, низкий остров – один из десятков, разделяющих реку на множество протоков, составляющих дельту. Всех поразили грандиозные установки, которые монтировали на нем криголиты. Лалелеланг слышала, но радовалась, что не видит, как где то поодаль происходят реальные схватки. Командный пункт, за который отвечал Страат иен, располагался на большом катере на воздушной подушке и отвечал за управление огнем и направление ударов, но не за непосредственное оттеснение линии вражеского фронта. Ей уже довелось встретить раненых – как людей, так и массудов, но упражнения и лекарства помогали ее эндокринной системе поддерживать психику в уравновешенном состоянии, и это позволяло ей продолжать работу.
Как и было приказано, она держалась поближе к Страат иену. Она чувствовала, что за дни, предшествующие атаке, она успела неплохо ею узнать. Поразил он ее прежде всего тем, что мало чем выделялся среди прочих: просто один из компетентных человеческих офицеров, с высокой энергичностью и эффективностью разрабатывающий полевую стратегию в соответствии с возможностями человеческих и массудских нижних чинов. И хотя у нее не было возможности понаблюдать за ним в настоящем бою, она не сомневалась, что с оружием он управляется не хуже своих до зубов вооруженных собратьев.
Он был ниже ростом и мускулистей остальных. Но все равно, он намного возвышался над ее относительно миниатюрным телом, хотя ей и было проще общаться с ним, чем со среднестатистическим человеком, который был еще выше. Даже в бою, в момент неуверенности и напряжения, он неизменно оставался вежлив в се адрес, давно забыв о смущении, вызванном тем, что рядом с ним, едва он проснется, суетится под ногами вейсская самка. Ей показалось даже, что она усматривает некое его восхищение тем, как она держит себя в условиях, при которых любой другой вейс давно бы обратился в сжавшийся, дрожащий комочек перьев, укрывшийся в ближайшем углу. Несмотря на это, были мгновения, когда он относился к ней с необычайной подозрительностью, настороженностью, не поддающейся разумному объяснению. Она пыталась, но никак не могла понять, откуда берутся эти неожиданные, непредсказуемые изменения в его отношении к ней. Казалось, будто он пытается скрыть от нее нечто совершенно личное. Может быть, какие то тайные грехи? Но ее мало волновало, как все это на нем сказывается. Ее интерес был чисто профессиональный. Заинтригованная, она попробовала задавать как бы случайные вопросы, стоило ей заметить, что он становится откровенно подозрительным. От этого он только сильнее настораживался, что порой даже ставило под угрозу прекрасные деловые отношения, устоявшиеся между ними, благодаря ее совершенному знанию человеческой психологии. Она тут же шла на попятный, решая, что лучше дождаться откровенности, чем насильно ее добиваться. Тем более, что и помимо этого ей было чего записывать, было что изучать и чем заняться.
Наблюдать, как Страат иен направляет сражение, как он претворяет в жизнь стратегические замыслы, доставляло ей немалое удовольствие. Уже не в первый раз доводилось ей видеть Страат иена, как, впрочем, и других людей, в высшей степени озабоченными, хорошо ли сработают их изощренные планы, направленные исключительно на уничтожение большого количества других разумных существ. Вот он, ужасающий дар Человечества, – именно он выделяет их из ряда всех остальных разумных рас. И с каждым днем все больше устрашающих и омерзительных перспектив раскрывалось перед ней. Иногда люди проявляли нетерпение в адрес своих более умеренных коллег с Массуда. Высокие, узкоглазые воины мирились с этими вдохновенными нападками с достаточным так том, но лишь благодаря тому, и она это знала, что в вопросах ведения боя люди, как правило, принимали верные решения. Как только наступление началось, Неван почти забыл а прикомандированной к нему представительнице Вейса. Внезапно он оказался слишком занят, чтобы думать о ней, и ей не оставалось ничего другого, кроме как помнить о своем обещании и не соваться ему под ноги. Где то посередине битвы криголиты предприняли контратаку большими силами и наводнили дельту катерами и прочими плавсредствами. Вспышки пламени и разрушительные полосы когерентного излучения прорезали болотные заросли и вскипятили воду вдоль линии псевдоатакующих солдат. Самонаводящиеся ракеты – с намерениями самыми злобными – затаились под самой водой и под деревьями, нацеленные на всякий невольно забредший в их поле зрения подходящий объект. Скорость продвижения наступающих моментально замедлилась, и обе стороны замерли в ожидании поддержки с воздуха.
Одно и двухместные слайдеры и лодки рассыпались по лесу и по узким проливчикам и рукавам в поисках противника. Катера же и слайдеры покрупнее воспользовались видеопроекционными системами, чтобы прибиться поближе к берегу и затаиться среди топей.
В надежно закамуфлированном и бронированном командном судне Лалелеланг была несколько отрезана от настоящего боя, хотя вокруг и было много суеты и криков, если и не крови. Туда сюда бегали солдаты, люди, как всегда, меняли окраску кожи лица, а массуды более остервенело, чем обычно, подергивались и почесывались.
Командный пункт располагался на самом крупном судне из используемых в наступлении. Любая более громоздкая машина была бы легкой мишенью для дальнобойной вражеской артиллерии. Вмещал он командную электронику, необходимый экипаж и некоторое количество собственных тяжелых вооружений. Такие суда были нервными центрами любых наступательных группировок. Лалелеланг оно казалось тесным и неудобным, но эффективность у командною пункта была потрясающая.
По крайней мере, такое впечатление создавалось до того момента, как неопознанный защитными системами заряд, подкравшийся, вероятнее всего, под водой, взорвал гладь реки прямо у них под бортом. Автоматические датчики тут же приняли на себя управление судном и попытались увести его в сторону. Разработанное на Корате и изготовленное на Акарии оружие тут же уловило ускользающий маневр избранной цели и включило направленную наводку. Результатом этого явился мощный направленный взрыв справа по борту накренившегося судна. Осколки стекла и металла, ошметки мяса полетели во все стороны. Будто разбуженные взрывом, со всех сторон налетели десятки криголитов на индивидуальных плавсредствах. Они облепили судно, стремясь, скорее, завладеть им, чем уничтожить выживших после взрыва. Все, не занятые непосредственно управлением судна, схватились за оружие, чтобы отразить нападение. В их число попали ставшие неожиданно излишними командиры, типа Невана, который тут же выхватил пистолет и присоединился к группе массудов, устремившихся к месту нападения. Никем не замечаемая и полностью игнорируемая Лалелеланг последовала за ними, включив рекордер на запись.
Никогда еще не доводилось ей видеть криголитов, обрушивающихся с потолка, куда они пробирались, пользуясь присосками на своих шести лапах, используя таким образом поверхности, недоступные даже людям. Именно таким образом один из них, перевернувшись на полдороге, появился неожиданно слева от нее, встал на четыре лапы и нацелил на нее свое оружие... но внезапно замялся. Он смутился ее внешним видом, не подходящим ни для союзника, ни для противника. Ведь она не напоминала собой массуда или человека.
Этого хватило, чтобы могучая рука схватила криголита сзади за покрытый забралом череп и резко дернула его вверх. Тонкая, хрупкая шея издала щелкающий звук и пустила фонтанчик зеленоватой медь содержащей крови из обезглавленного тела. Кровь криголита попала на Лалелеланг и запачкала ей перья и одежду, липко и влажно потекла по шее и по клюву. Она поняла, что сильно дрожит, и попыталась успокоить себя, сосредоточившись на необходимой и неотложной задаче – очистить линзы рекордера. Обезглавленное тело перед ней еще некоторое время сотрясалось на четырех опорных конечностях, а потом осело, как сломанная детская игрушка. Из за трупа выступил Неван, о котором за последние дни она привыкла думать, как об относительно искушенном и прогрессивном представителе рода человеческого. Глаза его блуждали, дыхание было учащенным, поскольку высокоэффективная дыхательная система его работала на пределе, снабжая кислородом перенапряженные мышцы.
С пяти его необыкновенно сильных пальцев свисала голова криголита. Неван с силой отшвырнул ее, и та несколько раз подпрыгнула, стукаясь о палубу. И хотя бой вокруг продолжал кипеть вовсю, она думала только об одном – как бы сделать так, чтобы ее защитник отвел ее в какое нибудь укрытие, где она могла бы принять еще немного успокоительного. Хотя и боялась, что в таком случае может пропустить что нибудь значительное. Ее колотило, но, несмотря на это и к своему полному изумлению, она не впала в состояние кататонии. Годы тренировки и подготовки не пропали даром. Страат иен по прежнему смотрел на нее. Его поза и выражение лица говорили об одобрении, восхищении... и о чем то еще, о том, чему она не могла никак найти определения...
А потом он исчез, снова захваченный водоворотом сражения. Массудам приходилось нелегко. Они не только оказались втянутыми в бой за сохранение командного пункта, направляющего действия сил Узора в битве за дельту, но и вынуждены были вступить в рукопашную схватку непосредственно на борту.
Лалелеланг пришло в голову, что если вдруг защитникам судна не удастся его отстоять, то не будет иметь особого значения – победит она свой страх или нет. Сомнений нет – Амплитур будет очень рад захватить ее. Пленных вейсов у них еще, судя по всему, не было. С какой эффективностью люди отражали атаки криголитов, не поддавалось описанию. Ей немало пришлось поприменять свои упражнения по отстранению себя от происходящего. Она беспрестанно проверяла функционирование рекордера, убеждая себя, что все это происходит не на самом деле, просто она смотрит видеозапись. И смерть, пожинающая плоды направо и налево, – всего лишь абстракция. Такое самоотстранение позволяло ей хоть как то поддерживать эмоциональное равновесие в этом аду. Примерно в самый разгар боя за командный пункт последовал небывалый инцидент.
Целый взвод массудов – некоторые хромая, некоторые еще как то раненные – отступали по коридору, в котором она каким то образом очутилась. И тут они вдруг наткнулись на одного единственного, нижнего эвена, офицера из людей – хрупкого на вид, темноволосого, – который резко обратился к ним через переводящее устройство. Массудским Лалелеланг владела почти так же свободно, как человеческим, поэтому в равной степени понимала как его реплики, так и шипящие ответы и комментарии на них. Аргументы человека не показались ей достаточно убедительными в свете откровенно тяжелых ранений некоторых из массудского подразделения. Они остановились перед человеком, тупо глядя перед собой. А потом – один за другим – вяло повернули обратно. Сжимая в руке пистолет, младший офицер последовал за ними, но тут неожиданно заметил Лалелеланг, глядящую на него. Среди всеобщего хаоса и смятения боя их глаза на мгновение встретились – ее голубые и широко распахнутые и его – темные и прищуренные. Ей бы и хотелось отвести взгляд, но она не могла... А потом он ушел по коридору вслед за подгоняемыми массудами. Пытаясь отрешиться от оглушающих воплей и отзвуков взрывов, она пыталась проанализировать только что происшедшее. Диалог, свидетельницей которого она стала, не содержал в себе каких бы то ни было романтических откровений. Он был прямолинеен, прост и короток, а по знанию языков она не уступала ни одной из принимавших участие в разговоре сторон. И тем не менее шесть массудов, находящихся в состоянии паническою отступления, оказались убеждены доводами одного единственного – отнюдь не внушительного – человека. Они забои обо всех своих страхах и ранениях и вернулись на поле боя. Весь их вид показывал, какой паникой они охвачены, но все же несколько слов, произнесенных офицером из числа людей, каким то образом помогли им отбросить все это в сторону. Тут что то с визгом пронеслось рядом с ее головой. О происшедшем придется задуматься позже, в обстановке, более потворствующей аналитическим раздумьям. Рекордер так и так все записывает. Вот она, задача на текущий момент – записывать, а не размышлять. Ведомые Неваном, капитаном судна, офицерами массудами и младшими офицерами из людей, защитники командного пункта выбили криголитов с борта, и те, сгруппировавшись на своих катерах, принялись вновь обстреливать судно как таковое. И в этот критический момент, когда враг уже решил, что захват пленных не стоит дальнейших жертв, подоспели свежие силы – дюжина слайдеров с массудами, откликнувшимися на непрекращающиеся сигналы о помощи с борта флагмана, – и это воспрепятствовало его уничтожению. Криголиты неожиданно были вынуждены полностью переключиться на отражение нападения с тыла. Разбитый, дымящийся, но все еще на плаву командный пункт сумел ускользнуть под прикрытие худосочной, но такой желанной рощи в прибрежных болотах.
Несмотря на приказ не отлучаться от него ни на шаг в условиях боя, Лалелеланг оказалась отделена от Невана. Она не сразу нашла его. Он оказался в полуразрушенном, но по прежнему функционирующем центральном командном отсеке.
Увидев ее, он улыбнулся, стараясь не обнажать при этом зубов, дабы не обидеть ее. Коротко дав вгонять, что узнал ее, он тут же вернулся к своим делам. Все это она фиксировала по прежнему включенным рекордером. Хотя у нее и были с собой запасные, она очень радовалась, что именно этот не сломался. Материал, на нем зафиксированный, был неоценим. Когда он, наконец, оторвался от пультов, передоверив командование товарищам, она уже успела набраться смелости, чтобы гордо подойти и спросить: «Ну, как наши делишки?»
Измученный Неван ответил так же, как если бы на ее месте был человек, настолько прост был ее вопрос.
– Мы из них говно то повышибем, поплывут по реке их хитиновые жопы.
Просто мы оказались в самой середке, вот и потрепали нас маленько. – Он покосился на пульт. – Атака на их главную базу подзадержалась, но сейчас идет полным ходом. Она еще и закончиться не успеет, как мы их всех отсюда выжмем.
– Обратим прошлое поражение в победу? – недипломатично высказалась она. Он не обиделся.
– Клянусь вашим хохолком! Глядите сюда. – Он указал на верхний из четырех экранов на пульте.
На его овале отображались визуальные данные, получаемые с летающего источника, зависшего над интересующей точкой. Они смотрели – и видели, как огромный огненный всполох поднимается откуда то с земли, а потом – чистое небо – это летающий зонд уклонился от местоположения, чтобы не быть пораженным взрывом. На остальных экранах видны были стрелки, указывающие направление наступающих по всему фронту слайдеров и катеров, вовлеченных в наземную схватку.
А ведь там, знала она, десятки, сотни предположительно цивилизованных людей находились в процессе взаимоуничтожения, взаиморасчленения, взаимоубийства. И дрожь членов с новой силой охватила ее, несмотря на самую изощренную умственную гимнастику. Все происходит так быстро. А тут еще и медикаменты перестают действовать...
– Вы как? – Взгляд и голос Невана вдруг насторожился.
– Со мной все нормально. Я же говорила, что обо мне можно не беспокоиться.
– Говорили. Только, по моему, несколько минут передышки вам не повредят. Почему бы вам не передохнуть немного в лазарете? Вы этого заслужили. Массуды, и те уже наполовину там.
Она постаралась, чтобы дрожь не проявилась в ее ответе.
– Спасибо вам за заботу, только я предпочла бы, если вы не против, остаться здесь. А если я вдруг полностью выключусь, то не сочтите за труд положить меня где нибудь в уголке, чтобы об меня в пылу боя никто не споткнулся.
Он одобрительно кивнул.
– Знаете ли, для вейса вы вполне ничего.
– Не так давно мне об этом уже говорил один солдат из людей. Я же просто делаю свое дело. Это моя жизнь. Вы – дело моей жизни. Или, точнее, подобные вам.
Рядом с Неваном присел массуд из технического состава, требуя к себе внимания. Когда через несколько секунд он освободился, то заявил своей подопечной следующее:
– Другие исследователи Узора уже пытались сделать карьеру на изучении нас, только вот – насколько доступно моему ограниченному уму – никому еще не удавалось проделать такое в боевых условиях. После нескольких поверхностных попыток все они отказывались от подобных намерений.
– Подразумеваю, что среди них не было историков.
– А что вам дает, профессия историка, в отличие от них? Широту восприятия?
– Примерно к этому я стремлюсь, – подтвердила она. Такого рода разговор успокаивающе действовал на нервы, когда он не кричал. Не на нее, а на своих коллег. Повышенный, резкий человеческий голос по прежнему воздействовал отрицательно на ее сверхчувствительное восприятие. Битва продолжалась, и Неван снова забыл о ней. Только потом он обнаружил ее исчезновение. Может быть, она послушалась его совета и решила отдохнуть. Несмотря на всю свою усталость, он все таки сильно беспокоился, что вейс, с присущей их расе низкой нейрофизической сопротивляемостью, могла впасть в состояние коллапса.
К ночи криголиты со своими союзниками отступали по всему театру военных действий, прихватывая с собой, что могли, из техники, оказывая ожесточенное сопротивление, но все же отступали. Всю ночь продолжалась методичная чистка вверх по течению – с захватом в плен и уничтожением несдавшихся – все в соответствии со сложившимися военными традициями. За все это время она попалась ему лишь однажды – спешащая по поперечному коридору с по прежнему включенным рекордером. Коннер наехал на него на следующий день.
Они стояли на очень грязной поверхности вражеского лодочного ангара на южной оконечности захваченной базы противника. Под ними засняли в наспех сооруженный карцер пленных криголитов, а также немногочисленных мазвеков и акариев. Те сопротивления не оказывали. Потерпев поражение, вражеские военнопленные становились – по природе своей – пассивными, в точности так же, как и представители Узора, плененные противником. Одни лишь люди, будучи захваченными в плен, регулярно поднимали бунты. И это было еще одной загадкой для Амплитура.
Самих амплитуров среди пленных не было. Вообще, не ясно было, есть ли они на Чемадии, а если таковые и были, то они традиционно держались подальше от поля боя. Захватить в плен настоящего амплитура было голубой мечтой всякого солдата Узора. То, что факты такого рода практически не имели места за всю историю войны, нисколько не остужало честолюбивых мечтаний рядовых бойцов.
Операции по очистке территории еще не окончились, и то и дело то здесь, то там вспыхивали огненные факелы на месте уничтоженных подземных складов и бункеров противника. База Криголита была обширной, сильно укрепленной и надежно защищенной. Потеря ее срывала планы врага далеко за пределами дельты. Это более чем воздавало ему по заслугам, в ответ на захват командного модуля.
– Чем могу быть вам полезен, сержант? – Несмотря на то, что они были совершенно одни, он очень тщательно придерживался уставных отношений офицера с рядовым составом. – Как дела у вашего отделения?
– Один раненный, сэр. Тут ведь основной удар приняли массуды. У многих из них на командном модуле были друзья, родственники. Не мне вам об этом говорить.
Неван пнул ногой обуглившийся, искореженный осколок керамической брони.
– А в чем дело?
– Да в канарейке, которую вы пасете. – У рядовых из людей был свой жаргон, которым они обозначали все чужеземные расы – неважна союзные или вражеские. И хотя вейсы гораздо больше напоминали страусов эму, чем маленьких желтых птичек, все они были «канарейками», – равно как массуды «крысами», амплитуры «спрутами» и так далее, на что хватало человеческой фантазии. Кличками этими редко пользовались в присутствии означенных ими существ, хотя все они и знали прекрасно, как их окрестили приматы. Большинство не обижалось.
В конце то концов, у каждого вида была собственная, неповторимая кличка для людей.
– А что с ней такое? – В настоящее время историк вейс была на флагмане и занималась тем, что просматривала записи и проверяла свое оборудование.
– Она меня засекла.
Неван тут же прервал осмотр захваченной базы.
– Что вы имеете в виду под словом «засекла»?
– Во время боя за флагман я нарвался на группу отступающих массудов.
Насколько я помню, их там было пятеро или шестеро. Они, конечно, были здорово побиты, но не настолько, чтобы нельзя было ими заткнуть дыру в обороне. У них просто случился коллективный мандраж, и они побежали куда нибудь отсидеться. Но, насколько вам известно, сэр, именно в этот момент все висело на волоске – и каждая рука была на счету.
– То есть вы говорите, что они трусливо бежали? – Неван смотрел, как стоящий на полувосстановленной приемной платформе головной катер загружается припасами и пополнением.
– Нет, сэр, так далеко бы я не зашел. Они, скорее, в беспорядке отступали. Они все были рядовыми, даже прапорщика среди них не было. И я четко видел, что боевого духа в них еще предостаточно. Им просто не хватало четкого указания, что делать.
Неван медленно кивнул.
– И вы решили это дело восполнить.
– Я сделал им внушение. Сначала всем скопом, что было весьма трудно, а потом, когда это привлекло их внимание, каждому по отдельности. Это уже было проще. И прошло гладко. – Он огляделся по сторонам, изображая полнейшее безразличие. Вокруг по прежнему никого не было.
– Хорошо. И они все успешно послушались? – Ветер переменился, и оба мужчины отвернулись. Едкий дым попал Невану в глаза. Коннер кивнул.
– Обстановка мало способствовала тому, чтобы сосредоточиться, но, мне кажется, у меня неплохо получилось. После тот как первые двое отправились на место, остальные последовали за ними сами. Тут проблем не возникло. Беда в том, – добавил он чуть слышно, – что она все это видела. Я знаю, что видела, потому что, когда я с ними закончил и собирался возвращаться на собственную позицию, она смотрела прямо на меня.
– Ну, и что она видела? – Неван был невозмутим. – Один человек – сержант – говорит с кучкой рядовых массудов. Вы же говорили, что среди них не было никого даже из младшего командного состава. Так что вы приказывали им согласно вашему званию. Что может быть более естественного, чем когда старший по рангу отдает приказы младшим, тем более в условиях боя?
– Вы не поняли, сэр. – Коннер облизал губы. – У нее все это время был включен этот ее чертов рекордер. Тут уже Неван вздрогнул.
– Так она записала, как вы внушаете массудам?
Сержант кивнул.
– Не то чтобы в записи может проявиться нечто определенное. Но я просто знаю, я чувствую, что она что то поняла, что то заподозрила, уловила. Может, я и параноик, но когда у нее будет время в тиши и спокойствии разобраться с этим кусочком информации детально, рассмотреть как следует видеоряд, прослушать аудио, – вот тут то, сэр, ее и стукнет, что есть во всем этом что то выходящее за рамки обыденного. Я это унюхал. Она же не поняла, почему массуды вернулись в бой, почему они так меня послушались.
– Уж не хотите ли вы сказать, что сумели прочитать ее мысли?
– Вы же знаете, сэр, мы этого не умеем. – Коннер смотрел вдаль. – Как я уже говорил, это, скорее, из области моих мыслей. Но вы ведь знаете, как нас с детства учат, с тех самых пор, как мы начинаем сознавать свой дар, что лучше уж перестраховаться и ошибиться, проявив излишнюю бдительность, чем поставить под угрозу интересы Ядра. И уж в этом то вы меня не осудите.
– Он пожал плечами. – Хотя, может, вы и правы. Я бы гораздо лучше понял, что к чему, если бы у меня был хоть какой то опыт интерпретации жестов и повадок вейсов.
– Ну, этим мало кто может похвастаться. Немногие специалисты. У вейсов все очень тонко и неявно.
– Я, может быть, и не сказал бы ничего. Просто момент тогда был исключительно тяжелый – и я, ну, что ли, был крайне чувствителен ко всему происходящему вокруг. В бою ведь становишься дерганым.
– Не надо валить на себя, сержант. Вы совершенно правильно сделали, что доложили мне.
– Я просто подумал, сэр, что, раз вы за нее отвечаете, то, может быть, имело бы смысл ее ненароком повыспросить. Что то сказать – посмотреть на реакцию. Попытаться выяснить, не заподозрила ли она чет в результате столкновения со мной. У вас, я уверен, это гораздо лучше выйдет.
– И не рассчитывайте. Как, собственно, можно задавать ненароком вопросы о чем то, что и выплыть бы не могло, если бы не стало предметом предварительного обсуждения? Задавать вопросы – даже самые туманные – куда опаснее, чем просто делать вид, что ничего и не произошло.
– Именно так, сэр. – Коннер снова обратил взгляд на старшего по званию. – А мы имеем право делать вид, что ничего не произошло? Неван некоторое время помолчал.
– Возвращайтесь к исполнению своих обязанностей, сержант Коннер. Это дело предоставьте мне. Я им займусь.
– Как скажете, сэр. – Сержант проявил полную готовность. – И если примете решение, которое потребует моего деятельного участия, я всегда буду рад помочь. – Тут пояснений не требовалось. Двое разошлись – Неван направился к командному катеру, а сержант потрусил в сторону вооруженной группы, прочесывающей развалины в поисках остатков неприятельских формирований.

Глава 9

Неван в течение нескольких дней оставался на захваченных позициях криголитов, а потом получил вызов обратно на базу Атилла, вкупе с кучей благодарностей за проявленное стратегическое глубокомыслие. На обратном пути он оказался вместе с Лалелеланг в кабине экипажа. Она записывала рекордером действия пилота и его помощников – сплошь массудов и одинокого гивистама. Сквозь иллюминаторы, забранные тяжелым, пуленепробиваемым буллерином, виднелись болотистые острова и открытые просторы тропического океана, проносящиеся за бортом залатанного в полевых условиях командного катера.
Сидела она, поджав ноги, как обычно сидят отдыхающие вейсы, прислонившись к стене, незаметно и стараясь не мешать. Он решил было сесть рядом с ней, но передумал и устроился на полу напротив. Вошел лейтенант из людей, поговорил с кем то из массудов из команды и хотел было уходить, но тут увидел полковника, сидящего на полу. Младший офицер открыл уже рот, потом передумал и молча вышел.
– Ну как, получили то, за чем прибыли?
Большой череп, украшенный клювом повернулся к нему, чужие голубые глаза внимательно посмотрели в его. Каждый неестественно большой глаз был обрамлен завитками переливающихся золотом и пурпуром ресниц. Вейсы никогда не забывали о своей внешности, даже при неестественных для них условиях. Ресницы дрогнули.
– Даже больше того, полковник Страат иен. Даже больше, чем смела надеяться.
– Давайте забудем строевые обращения. Зовите меня просто Неван.
– Очень хорошо. А вы можете обращаться ко мне, употребляя фамильярное фонетическое стяжение моего имени.
– Попробую запомнить, как это делается. Ну как, готовы к следующей битве?
– Я должна решить. – Она склонила голову над миниатюрным рекордером, который Невану еще не доводилось видеть выпущенным из хватательных органов на кончиках ее крыльев. Ей проще было склонить к нему голову, чем поднять крылья к глазам.
– Я за последние дни собрала столько материала, что подумываю, не вернуться ли мне домой, чтобы получше разобраться со всем мной накопленным.
Неотвязная забота, которую заронил в его разум сержант Коннер, которая и так не давала покоя, вспыхнула с новой силой. Конечно же, это невозможно. Ни коим образом не могла она докопаться до истины, просто рассматривая, как Коннер обошелся с массудами. Даже при внимательном рассмотрении, самое большее – этот инцидент мог бы поразить ее своей необычайностью, только и всего. Но чтобы ей удалось совершить в результате этого невероятный умственный перескок и заподозрить за человеческим существом необычные ментальные способности? Невероятно. Во всем этом происшествии не было никаких явных улик, ничего, что могло спровоцировать догадку.
Коннер, однако, настаивал, что она что то учуяла. Она посмотрела на нет. Значит ли это что либо, кроме того, что сержант сверхпредусмотрителен? Неван не настолько унаследовал паранойю, как большинство членов Ядра.
Скажем так: в гораздо меньшей степени.
Так заподозрила она или нет? И если да, то, учитывая всю меру скрытности вейсов, удастся ли ему хоть что то выведать у нее, сколь бы изощренными и продуманными не были формулировки его вопросов?
– Так вас интересует, как именно мы взаимодействуем с другими представителями Узора. В частности, с массудами.
– А с кем еще? Кроме массудов, ни один вид разумных существ не поборол настолько свою цивилизованную природу, чтобы взяться за оружие.
– И к каким же вы приходите выводам? – Он ободряюще улыбнулся. – Выдвинули уже какие нибудь гипотезы?
Она ответила не сразу. Или голос его выдал? Он напомнил себе, что она – знаток человеческого языка и жестов. Ему со своими вопросами надо подбираться так, будто он идет по яичной скорлупе...
– Я даже еще не приступила к сопоставлению данных, не говоря уже о постулировании умозаключений. Он никак не желал на этом отступиться.
– Но ведь вы, определенно, нашли некоторые вещи более интересными, чем остальные? Наверняка сделали какие то наблюдения, наиболее вас заинтриговавшие?
– Так всегда бывает. – Он весь напрягся, надеясь, что этого не заметно.
– Вот вы, скажем, уселись рядом со мной на полу.
Он сумел расслабиться.
– И что?
– Это демонстрирует такую степень вежливости и обходительности, которая обычно не присуща вашему виду. Прекрасно зная, как ваш высокий рост подавляет всех, кроме представителей Массуда и Чиринальдо, вы добровольно пошли на то, чтобы уменьшить свое наследственное физическое превосходство надо мной, усевшись на пол. Или вы думали, что я этого не заметила?
– Да я об этом как то и не задумывался. Просто я за вас отвечаю, и это мой долг – чтобы вы чувствовали себя со мной как можно уютнее.
– В самом деле? Какой стыд. Я бы предпочла приписать ваше поведение неким более возвышенным мотивам. Теперь я вынуждена буду соответственным образом переиначить свои комментарии к записи. Он почувствовал себя так, будто ему только что предложили хорошую возможность удвоить свой капитал, а он вместо этого проиграл его в рулетку.
– А еще что нибудь? – потребовал он, с уже гораздо меньшим интересом.
– Что вам удалось заметить насчет того, как мы общаемся с массудами?
– В ваших с ними отношениях гораздо меньше трений, чем я предполагала.
Ему показалось, что она как бы оправдывается, но с вейсами ничего нельзя сказать наверняка.
– И все? – Где то неподалеку раздался взрыв заряда мазвекского образца, и катер тут же тряхнуло. Удар произведен был с какой то очень отдаленной вражеской позиции – в расчете, скорее, на удачу.
– Один факт невозможно отрицать: массуды бьются с гораздо большей решимостью в присутствии людей.
– Ну, в этом то как раз нет ничего нового. А почему так происходит, вы не задумывались?
– Хотя явление это очень интенсивно изучалось, до сих пор никому еще не удавалось выдать полностью удовлетворительного объяснения этого феномена, включая, кстати, и самих массудов. Тут играет роль нечто, связанное со способностью человека целиком отключиться от цивилизованности и вернуться в состояние зверя, первобытного хищника. – В ее голосе не было и намека на осуждение или неодобрение, заметил он. Подход у нее был строго академический. Она просто излагала холодные факты.
Без малейшего принуждения она добавила:
– Среди прочих инцидентов, произошедших в ходе недавнего конфликта, мне более всего врезался в память один.
Он похолодел, когда она в деталях описала столкновение между Коннером и отступающим подразделением массудов.
– К тому моменту массудские солдаты, казалось, были полны решимости выйти из боя. Но всего лишь несколькими словами один из ваших бойцов убедил их вернуться на поле сражения.
– А вы, конечно же, этот случай записали?
– Естественно. – Ресницы изогнулись, длинная шея выразительно качнулась. – Если я чего хочу, я обязательно записываю. Не буду излишне хвастаться, но дело свое я знаю хорошо.
Страат иен изобразил безразличие.
– Такое то и дело происходит. Массудам часто не хватает небольшой психологической встряски, чтобы преодолеть свою естественную, «цивилизованную» уступчивость. И эту услугу мы, люди, оказываем им в числе прочего.
– В этом я не сомневаюсь. Тут дело просто в том, что подобного мне ранее наблюдать не доводилось. Я ведь просто упомянула этот эпизод в ряду прочих, запавших мне в память. Мне грустно стало от того, что я столь многого еще не знаю. – Она моргнула. – А вы так подробно об этом заговорили. Вы нашли во всем этом что то необычное?
– Нет, – сказал он – и, вероятно, чересчур поспешно. – Просто мне довелось побеседовать с представителями младшего командного состава, о котором идет речь, с сержантом Коннером, и среди прочего он рассказал мне и об этом случае. И не из за самой сути произошедшего, поскольку это вещь весьма обыденная, а поскольку он заприметил, как вы стоите в сторонке и все записываете.
– Я надеюсь, мое присутствие никоим образом не компрометирует его и не оскорбляет его чувств?
– Вовсе нет. Но вы ведь знаете, что ваше присутствие в подобной ситуации было беспрецедентным. Так что ничего удивительного нет в том, что оно не прошло незамеченным.
Она явно почувствовала облегчение.
– Понимаю. Как исследователь я, естественно, всегда бываю озабочена тем, чтобы мое присутствие никак не отражалось, – и тем самым никак не влияло на ситуацию, которую я наблюдаю.
– Если дерево рухнет в лесу и никто не услышит... – пробормотал он.
– Простите?
– Ничего. Это я так, про себя. Так что, работа двигается?
– Лучше, чем я сама. Моим неразлучным спутником стало переутомление.
– Но по вашему виду этого не скажешь.
– Льстить вы умеете. Вот уж в чем вы, люди, как на ладони – даже друг перед другом. Но все равно, спасибо за заботу. – Она испустила длинную, свистящую трель, заканчивающуюся нисходящей нотой. – Когда вернусь домой, первым делом запрошу несколько месяцев отдыха, прежде чем приступить к горе материалов, которые я здесь накопила. Просто проследить, чтобы все это было должным образом заархивировано, – и то уже огромная работа.
– Да, – отсутствующе промямлил Неван, – ужас будет, если что то потеряется. – Опираясь о стену, он поднялся и навис над ней. Несмотря на все свои установки, она вздрогнула от его массивности и близости. Это была инстинктивная реакция, которой она так и не могла управлять. А ведь Страат иен – один из самых мелких среди людей.
– Так что, дел у вас будет полно, когда мы вернемся на главную базу?
– Это верно. Я записывала и наблюдала. Теперь пора систематизировать.
Кроме того, если возможно, мне хотелось бы почерпнуть хоть какие нибудь материалы, касающиеся взаимодействия людей с другими видами, помимо массудов.
Он склонил голову.
– Если что то потребуется – не стесняйтесь, попросите.
– Мне кажется, вы уже успели убедиться, что во всем, что касается моих профессиональных обязанностей, я отнюдь не стеснительна. – Ресницы снова захлопали.
– Вы были весьма настойчивы, – признал он.
– Знаю. И среди своих это вызвало бы жесткую критику.
Видя, что она из за него нервничает, он сделал пару шагов назад.
– Вы чертовски уникальны, Лалелеланг.
– А откуда вы знаете? – Голос ее прозвучал почти заигрывающе. – Вы что, много самок с Вейса повстречали на своем веку, полковник Неван Страат иен.
– Ну, двух. – Он засмеялся – и тут же пресек эту реакцию, заметив, как отпрянула она при виде его обнаженных зубов.
– В таком случае, я надеюсь, что ваше мнение о нашем виде не пострадало в результате нашего с вами общения.
– Взаимно.
– Могу вам конфиденциально сообщить, что на данный момент вы – скорее правило, чем исключение из него. Вы подаете надежды на цивилизованное поведение. И не ваша это вина, что нюансы подобающего поведения ускользают от представителей вашего вида.
И хотя он знал, что в ее реплике нет злого умысла, он немного взъерепенился.
– У нас есть дела поважней. Нюансы боевых действий, например.
– Торопливое выдвижение идеалов – следствие неуверенности, – ответила она, и прозвучало это гораздо более загадочно, чем ему хотелось бы.

***

Неделей позже, уже на базе Атилла, он вдруг обнаружил, что рядом с ним по главному коридору следует Мэй Пок Коннер. Помимо других людей и массудов, служебный проход был заполнен гивистамами и о'о'йанами, с'ванами и лепарами, занятыми на Чемадии важными задачами материально технического обеспечения. Вкрапленные в стены пузыри из прозрачного буллеринового бронестекла пропускали солнечный свет, дающий жизнь местным растениям, в изобилии растущим в разнообразных по форме садках, расставленных по полу и вдоль стены.
Двое мужчин обсуждали проблему одного массудского капитана, который подметил, сколь часто его собственные подчиненные ослушиваются его приказов в пользу тех, что отдают офицеры люди, которые младше его по званию. Один из солдат, связанных с Ядром, доложила Коннеру, что офицер этот завел специальное досье, куда заносит все подобные инциденты. Очень этим настороженная, она сочла за лучшее тихо доложить об этом Коннеру. Случай не был единичным. Члены Ядра вынуждены были считаться с возможностью проявления к себе такого угрожающего внимания по всему Узору, и случалось подобное чаще, чем им хотелось бы. И если со временем означенный офицер сподобится обработать свои данные на аналитическом компьютере и задать тому правильные, однозначные вопросы, то машина вполне может проинформировать его, что неизменное присутствие при таких ситуациях граждан, происхождение которых можно проследить до первого поколения восстановленных коссуутов, нельзя отнести, как случайное совпадение, что может повлечь за собой дальнейшее расследование.
В настоящий момент Коннер информировал Страат иена, что достойнейший офицер Массуда, о котором идет речь, трагически погиб в битве за важный стратегический полуостров, известный как Джек 2. Смерть эта не была единичной. В этом бою сложили головы и другие люди и массуды. При таких обстоятельствах гибель на одного массуда больше пройдет незамеченной и не вызовет расследований.
Будет сообщено, что капитан пал смертью храбрых во славу своего клана. Это был первый случай, когда Неван оказался вовлечен – пусть косвенно – в физическое устранение представителя союзников ради сохранения тайны Ядра. Укладывалось у него в голове это плохо. И от того, что лично он в этом участия не принимал, укладывалось это не лучше, хотя он и знал, что такие прискорбные меры иногда оказываются необходимыми. Чтобы и дальше выживать самим и дать выжить своим супругам и потомству, необходимо было сохранять за собой эту своеобразную возможность – не засвечиваться. Нужда в подобной социальной хирургии возникала редко. И то, что подобную превентивную меру вскоре может понадобиться применить опять, было очень тревожно. И то, что кандидатом на возможное устранение была представительница одной из самых безобидных рас Узора, делало принятие решения еще более затруднительным.
– И сколь многое, по вашему, она успела заподозрить? – спросил ею сержант.
– Пока ничего. И может вообще не заподозрить. Черт возьми, Коннер, ведь вы сами меня на это толкнули. Коннер покачал головой.
– Я ее не звал. Я ее не просил там оказываться, когда я проводил внушение этим массудам. И рекордер ее не просил включать. И вы не меньше меня обеспокоены, иначе не завели бы сейчас со мной этот разговор. Страат иен остановился и стал смотреть через перила из труб на уровень, расположенный под главным проходом.
– И все таки, я полагаю, она ни о чем не догадывается. Но просто на тот случай, если я вдруг заблуждаюсь и со мной что то произойдет, необходимо, чтобы сородичи знали. Только поэтому и разговор. Вы же знаете Закон.
Коннер кивнул.
– Я понимаю так, что вас беспокоит, что может взбрести ей в голову уже после того, как она вернется домой и примется расшифровывать добытые материалы.
– Не совсем. Я просто хочу, чтобы кто то знал.
– Ну, и выдержка же у вас, сэр. – Коннер разговаривал теперь с Неваном не как младший по званию, а как дальний родственник. Конечно же, они все родственники. Все члены Ядра. У них общие предки. У них одна и та же привнесенная Амплитуром модификация генов. У них общая нужда.
– Вейсы настойчивы. У них мозги варят не хуже, чем у других, в том числе и у этой. Она, совершенно определенно, сможет правильно истолковать эпизод. Конечно, он погребен в море всевозможной другой информации. Но, сэр... Неван, мы не можем рисковать! Если она дойдет до чего то, то нам очень трудно будет все исправить, когда она уже будет дома, на своей планете. Гораздо проще сейчас.
Страат иен рассматривал дерево, растущее на нижнем уровне и ветвями достающее до главного. У него было несколько переплетенных между собой стволов и длинные бледно желтые листья.
– Так к чему вы клоните, Коннер? Чтобы при первой же возможности я «внушил» ей, что этого случая не было вовсе? Коннер не замедлил.
– Мы оба знаем, что в данном случае это не сработает, сэр. Если бы она просто была свидетельницей – это одно. Но она сделала запись. Как только она ее просмотрит еще раз, так тут же пропадет эффект самого сильного внушения, на которое я или вы способны. И это будет еще хуже, чем вовсе ничего не предпринимать, потому что тогда она первым делом задумается, а с какой, собственно, стати она обо всем этом напрочь забила. Также не поможет и попытка сделать ей внушение, а запись выкрасть и уничтожить. Она могла ее уже десять раз скопировать и сохранить где угодно.
– Хорошо. И что вы мне пытаетесь «внушить»?
Сержант ответил, не колеблясь:
– Взять ее на еще одну боевую операцию, сэр. Судя по вашим рассказам, она просто от радости запрыгает, если такую возможность ей представить. – Молодой и более высокий мужчина изобразил двумя кулаками скручивающее движение. – А вейсы, как известно, народ хрупкий.
– Тут не так все просто. – Столь наглядно изображенная товарищем картинка явно пришлась не по душе Невану. – Она же не боевая единица, а очень ценный представитель своего мира, и я несу за нее личную ответственность. И если она здесь погибнет – при любых обстоятельствах, – на мне это скажется крайне пагубно.
– Да уж лучше вам будет на время впасть в немилость, чем если ей удастся что нибудь пронюхать. Вы же сами знаете. Внизу промаршировало отделение массудов. Неван знал, какова была бы их реакция, случись им узнать, что некоторые избранные люди могут манипулировать их сознанием не хуже амплитуров. Он поднял взгляд. За буллериновым иллюминатором видна была глубоководная бухта, в которой сооружена была база, а дальше возвышались громоздящиеся уступы скал, образующие на фоне неба отчетливые кремовые пятна. На большей своей протяженности скалы были практически отвесны, и взобраться на них могли разве что альпинисты со специальным снаряжением. Волны Восточного океана Чемадии вечно разбивались о гранитные выступы, выбрасывая на высоту до пятидесяти метров фонтаны брызг, даже в спокойную погоду. Глубоко в недрах базы он был надежно заизолирован от их грохота. Вид представал отменный, столь же изысканно дикий, как и везде, куда заносило его в странствиях.
– Естественно, это должно выглядеть случайностью, – продолжал настаивать Коннер, и в голосе его отчетливо слышалась кровожадность. – По моим представлениям, проще всего было бы заманить ее еще разок на боевую операцию. Но если вдруг ей это уже надоело, то есть и другие способы. Если же вы боитесь быть в это вовлеченным, то я и один могу обо всем позаботиться.
– Не могу я так просто самоустраниться. – Страат иен рассеянно перевел взгляд с пейзажа обратно на снующих туда сюда по проходу союзников. Коротко взвыла сирена тревоги, многие из пешеходов печально посмотрели наверх, но электронный сигнал не повторился. Ложная тревога, подумал он, или ошибка при испытании.
– Не вижу причин, по которым вы так беспокоитесь, да их и не существует, Неван. Какова бы ни была реакция – мы с ней справимся. Несчастные случаи – не редкость. Особенно в бою. А она не боец, и никакой специальной подготовки не прошла. Если она вдруг испарится в процессе визита сюда, у нее на Вейсе удивятся этому куда меньше, чем где бы то ни было еще. Они просто понимающе покачают головами – или что там у них принято в подобных случаях.
– Все это я знаю. – Ответ Страат иена был наполнен раздражением. – Единственное, в чем я не уверен, в том, что это действительно необходимо. Если она видела, как вы внушили кучке массудов, это еще не значит, что она дойдет до чего либо более глубокого. Не забывайте, она же просто затоплена информацией.
– Это сегодня, – возразил сержант. – А кто знает, что она рассмотрит через год или через пять, когда у нее появится время, чтобы пораскинуть мозгами?
– Она может мимо этого проскочить. Счесть за один из незначительных примеров взаимоотношений между людьми и другими видами. Коннер ненадолго задумался, перед тем как ответить.
– Это уже не дань профессионального уважения, не так ли? Вам на самом деле нравится эта канарейка.
– Ей нельзя не восхищаться. Помести среднестатистического вейса в те ситуации, которые она пережила, и он за минуту впал бы в каталепсию.
– Да, черт возьми, я ей тоже восхищаюсь. Вся дрянь в том, что стоит обернуться, а на тебя уже нацелен этот ее проклятый рекордер.
– Это ее работа, – напомнил товарищу Неван.
– Ее хватка – вот что опасно. Смотри, брат коссуут. Ты старше меня по званию – как в армии, так и в Ядре. Тебе и решать.
– Мне нужно убедиться, что она представляет из себя реальную угрозу, прежде чем мы сможем расшвыриваться такими умами – пусть даже и не человеческими. Дайте мне еще несколько дней.
Коннер пожал плечами.
– Не вижу большой проблемы. Какая разница – одним историком вейсом больше, одним меньше? Страат иен застыл.
– Очевидно, я чувствую в данную ситуацию совсем по иному. Если ваше заявление, сержант, совершенно искренне, то мы и в самом деле ничуть не лучше, чем думают о нас гивистамы, с'ваны и прочие.
– Я просто рассказал вам, что я чувствую, сэр. Что же касается мнения о нас Узора, то лично мне кажется, что несколько поздно теперь пытаться их коллективно переубедить и представать перед ними в образе пасторальных добродушных овечек. – Он сделал шаг назад.
Страат иен поспешил заверить его:
– Если я приду к выводу, что никаким другим путем проблему решить невозможно, то обещаю вам, что сам обо всем позабочусь.
– А как насчет вашей обеспокоенности, что вы за нее отвечаете?
– Позабочусь и об этом. Я смогу действовать незаметно. У меня есть то преимущество, что она меня ни в чем не способна заподозрить, а когда все будет кончено, то и никто другой не заподозрит. Коннер замялся.
– Вам виднее, Неван. Но если вдруг вы передумаете и решите, что вам нужна моя помощь...
– Я всегда смогу вызвать вас через систему. Буду держать связь.
– Для меня этого вполне достаточно. – Коннер браво отдал честь, улыбнулся и удалился по коридору, оставив Страат иена наедине с мыслями.

***

Этой ночью Наоми сочла странным столь частое упоминание с его стороны о Лалелеланг.
– А почему, собственно, так заинтересовала тебя эта чудачка? В первое время, когда она только появилась, ты, кроме жалоб на то, как она мешает выполнению твоих повседневных обязанностей, ничего о ней и не говорил. Только о том, что она путается под ногами и отравляет жизнь. И еще, что она подвергает опасности и себя и окружающих.
– Отношения меняются. – Страат иен отвалился от нее и лег на спину, положил руки под голову и уставился в потолок. – Для вейса, она проявила просто выдающуюся смелость.
– Это все хорошо. Но ведь не из за этого у тебя о ней навязчивые мысли?
Подавляя в себе беспокойство, он слегка повернул голову.
– А кто говорит о навязчивых мыслях? – Он что, собирается и для своей милой подруги устроить на Чемадии маленький несчастный случай? Стоит только ступить на путь устранения трудностей – и скоро уже ничто не покажется затруднительным.
Он улыбнулся и повернулся к ней лицом, левой рукой обняв за талию.
– Тут дело, скорее, в озабоченности, чем в навязчивых мыслях.
Поскольку она добровольно подвергла себя такому, меня заинтриговали ее мотивы.
– Она же историк. – Наоми придвинулась поплотнее. – Она просто делает свое дело. Чего тут такого необычного?
– Есть кое что. Ты просто плохо знаешь вейсов. – Раздумья, как половчее пресечь ее нездоровое любопытство, привели к неожиданному озарению. – А хочешь с ней познакомиться?
Наоми, похоже, задумалась. Постепенно на лице ее проступила безразличная улыбка.
– Не а. Доводилось мне видеть этих вейсов. Они зазнайки, выскочки и не желаю вас знать снобы с задранным клювом. И какая бы она не была башковитая, я то знаю, что в душе она ничуть не лучше. Может быть, она и кажется более дружелюбной, но это просто часть ее работы, могу поспорить. Не может же она шляться тут и обижать при этом людей, которых хочет изучать. Она просто профессиональный дипломат. И очень хорошо владеет всеми своими выразительными средствами, а в глубине души буквально смеется над нами, вонючками. И она то тебя очаровала!
– Я же сказал, что меня очень поразила ее преданность делу. Я не сказал, что она меня очаровала. Наоми теперь была очень довольна собой.
– А она, наверное, рассказывает о тебе у тебя за спиной, отпускает всякие замечания о людях в целом, когда связывается с другими вейсами. Они же такие, ты знаешь. Любят посплетничать. Не то, чтобы другие из Узора чем то отличались – все они не лучше, начиная с массудов и кончая лепарами.
– Ну, лепары то слишком тупы, чтобы насмехаться, – возразил он.
– Ты знаешь, что я хотела сказать. Они все молча смотрят на нас сверху вниз. Да и ладно, главное, они нас уважают. Но вейсы при этом еще и так высокомерны, что так и хочется схватить такого за клюв и держать, пока он не посинеет.
– Вейсы на всех смотрят свысока, а не только на Человечество. – Неван высвободил руку для плавного жеста. – У них такая культура – форма превыше содержания.
Нижняя губа ее приоткрылась, глаза сощурились.
– Насчет формы и содержания, полковник... – Она прижала его к себе, и на какое то время он с радостью забыл о проблемах, связанных с не в меру настырным историком.

Глава 10

– Зачем вы меня сюда привели? – Лалелеланг со своим как всегда включенным рекордером исправно фиксировала обстановку. Они стояли над обрывом на самой северной оконечности мыса, ограничивающего глубоко уходящую в сушу бухту, в которой была построена укрепленная база Узора. Единственное судно на воздушной подушке причаливало к посадочной платформе. Оно прижималось к скалам в поисках укрытия. В семидесяти метрах внизу зеленые волны чемадийского моря разбивались о гладкое лицо скалы из блеклого гранита. С гребней яростных валов срывались брызги, пробивающиеся через край, и мочили ее перья. Она знала, что ее спутника это, судя по всему, не волнует. Люди способны переносить весьма значительные перепады погоды. Двухместный слайдер был припаркован у них за спиной, готовый в любой момент доставить их обратно на базу. Полковник Неван Страат иен придвинулся так близко, что она ощущала массивность его туши. От такой близости ей стало неспокойно, но она сдержала стон.
– Я подумал, что вам может оказаться полезно посмотреть на базу в целом. Как бы обрамить этим всю полученную вами информацию. Кроме того, здесь, наверху, очень красиво.
– Я согласна, но мои интересы лежат в сфере межличностных взаимоотношений. – Она махнула намокшим крылом. – Пейзаж – как в учебнике. Что же касается его эстетики, то я способна лишь абстрактно восхищаться той беспорядочной грубостью, которую вы, люди, похоже, находите столь привлекательной. Будучи представителем Вейса, я предпочитаю ландшафты, которые со вкусом приведены в порядок в соответствии с нормами цивилизации.
Они были совершенно одни. База работала далеко не первый день, и панорама с этой точки уже не таила в себе новизны. У горизонта, ему показалось, можно было различить несколько гигантских головоногих, которых в это время года можно было регулярно наблюдать в процессе сезонной миграции на юг. Они передвигались толчками, втягивая и выбрасывая тяжелые расщепленные хвосты, а короткие щупальца были опущены, как выдвижные кили старинных судов.
Прибой гремел, разбиваясь внизу о скалу.
Несмотря на то, что привели его в это место вполне прозаические причины, она подумала, что нынешнее его местоположение несет нездоровое сходство со сценами из старинных мелодраматических сказочек, на которых разгорелись драмы любви и мести. Он поймал себя на том, что пристально разглядывает вейса со спины: длинные, едва скрыты одеждой ноги, заканчивающиеся обутыми в сандалии трехпалыми лапами; все обвешанное украшениями, оперенное тело; длинную гибкую шею. Она тоже наблюдала за миграцией чудовищ, компактный рекордер был зажат в гибких кончиках правого крыла. Он не удивился бы, если бы выяснилось, что весит она меньше тридцати килограммов.
Вейсы разучились летать миллионы лет тому назад. И если ее столкнуть с обрыва, то атавистические перья, конечно, способны замедлить скорость падения до той степени, чтобы она не разбилась насмерть о скалистые выступы внизу. Она ведь полушутя рассказывала о некоторых способностях планировать. Но в шок она непременно впадет. И – подобно большинству представителей Узора – вейсы не умеют плавать. Первая же большая волна, ударившаяся о гранит, покончит со всем. Никому и в голову не придет, что она может выжить. Тело разнесет на куски и раскидает по морю. А на краю обрыва нет никаких предохранительных заграждений, никакой предупреждающей разметки. Скользкий уступ, резкий порыв ветра могут легко вмешаться в судьбу такого хрупкого существа. Само собой разумеется, он будет пытаться спасти ее, но у него ничего не выйдет. Недовольство последует, но расследование – никогда.
А если она будет сопротивляться, что даже и представить трудно, одно неуловимое движение руками – и шея ее сломается, как пластмассовая соломинка. А всепоглощающий океан уничтожит следы истинной причины смерти. Он оглянулся назад. Они по прежнему были совершенно одни, как и в момент прибытия. Пальцы его напряглись. Несмотря на его физическую близость, она не отодвигалась от него. В конце концов, она ему полностью доверяет. А почему бы нет? Какая может быть разумная причина, по которой офицер людей захотел бы причинить вред историку вейсов? Причина таится у него в мозгу; практически, составляет его неотъемлемую часть. И даже заподозрить об этой его составной части ей нельзя позволить.
Он знал, что сестры по триумвирату будут горевать о ней. Но она сама ему говорила, что не спаривалась и потомства у нее нет. – Она – изгой общества Вейса. И известие о ее кончине вызовет больше профессиональных, чем личных соболезнований.
Он подошел к ней еще на шаг. Далеко внизу бились о голые скала неугомонные волны. Не было никакой нужды приближаться тайком, и когда голова ее на длинной шее повернулась в его сторону, он этого ожидал. Большие голубые глаза начали расширяться, перья задрожали – жест, наверняка сказавший бы очень о многом другим вейсам. Руки он по прежнему крепко прижимал к бокам. Ему нужно знать наверняка.
– Вы мне очень много рассказывали о своей работе. – Он почувствовал, как она нервничает, и стал давить еще сильнее, пользуясь той частью своего разума, тайну существования которой стремился одновременно сохранить. – Но у меня такое чувство, что нечто из вами открытого или заподозренною вызывает у вас особый интерес. Что то, о чем вы не чувствовали возможным мне рассказать, несмотря на все наши совместные разговоры и проведенное вдвоем время.
Она слегка пошатнулась, не способная и далее сопротивляться мысленному проникновению – в точности, как любой массуд или с'ван.
– Нет, я... – Она заморгала, будто начала действовать инъекция какою то мощного препарата. – Да, вы правы, полковник Неван. Есть такое. Вот оно, подумал он напряженно. Будет совсем не сложно свернуть эту тонкую шею, подхватить легкое тело и швырнуть с обрыва. Быстро мелькнут переливчатые перья, блестящие бусы – и все будет кончено. Всего мгновение – и все его тревоги и сомнения рассеются, исчезнут вместе с ее телом в кипящем море. Тогда и ой, и Коннер вздохнут, наконец, спокойно. Но сначала он хотел услышать это от нее.
– Ну, – продолжал он неослабевающий напор, – и что это? – Он навис над ней.
Ей теперь было страшно, но она, почему то, даже шевельнуться не могла. Казалось, будто ноги вросли в камень, приковали ее к месту. Она едва сознавала, что отвечает на его вопрос. Это было самое необычное, потому что она не собиралась никому рассказывать о своих подозрениях. Они были настолько опасны, настолько зловещи, что даже своим она не стала бы о них говорить. И она прекрасно понимала, какие могут быть последствия, если о них узнают люди.
И не важно, что выкладывает она все это полковнику Невану. Несмотря на искреннюю заботу, которую он проявлял о ее благе, что то в его глазах, в его поступи выдавало его истинную суть. И происхождение его невозможно было отрицать.
– Мои исследования, – слышала она чей то голос, понимая одновременно, что это говорит она сама, – привели меня к самым неутешительным выводам. – На этом она попробовала поставить точку.
Но он этого не позволил.
– Продолжайте.
Она смутно понимала, почему не может его ослушаться. Как вода, прорвавшаяся сквозь разрушенную плотину, хлынули из нее слова.
– Я пришла к осознанию этого только после многократных просмотров накопленных мною исследований...
– После того как вы стали свидетельницей эпизода, произошедшего во время битвы за дельту между сержантом Коннером и отступающими массудами, – подсказал он с холодной услужливостью.
– И это тоже, бесспорно, составная часть.
– Вероятно, все это каким то образом увязывается с тем, что вы почерпнули, наблюдая за мной? – обреченно спросил он.
– Естественно. – Она поняла, что он стоит настолько близко, что заслоняет собой солнце. И ведь для человека он даже и не особенно крупный. Сильные, гибкие, убийственные пальцы, которыми оканчиваются руки, напряженно скрючены. – А так же со всем, что я узнала, наблюдая действия людей в бою – как здесь, так и на Тиофе.
В его голосе появилась неуверенность. Для вейса это было очевидно, как смена цветов.
– Со всем?
– А с чем же еще?
Он сделал шаг назад, явно смущенный. Каковы бы не были его побуждения, она испытала благодарность за его частичное отступление.
– Я чего то не понимаю. Вы хотите сказать, что не нашли ничего исключительного или особенного во встрече сержанта Коннера с массудами или в наблюдениях за мной?
– Все это только подтвердило то, что я и так знала по наблюдениям за другими людьми. А что тут не так? – Ее собственное смущение тоже усилилось.
– Нет, нет. Все так, – согласился он весьма поспешно. – Забудьте. Это не важно. Совсем не важно. Не больше и не меньше, чем все ваши остальные наблюдения.
Она поддалась внушению. Естественно.
– Тогда сообщите мне о ваших выводах, – потребовал он у нее очень необычным голосом. – Расскажите, к каким заключениям вы пришли, изучив нас?
Она поймала себя на том, что говорит с откровенностью, которой сама от себя не ожидала.
– Все, что я видела, все, свидетельницей чего я стала, только подтверждает гипотезу, выдвинутую мной еще до начала полевых исследований.
– Соленый ветер взъерошил ее перья. На скалистом утесе становилось холодно. – Используя в качестве трамплина мои личные наблюдения за взаимоотношениями людей с представителями других рас, я разработала компьютерную программу, которая позволила бы сделать некоторые экстраполяции опытных данных, куда я помимо своих включила и работы других ученых – как современников, так и предшественников. Впечатление было такое, будто она ведет семинар, на котором присутствует один единственный студент. Она знала, что непозволительно откровенничает, как сама, так и в плане – информации, но ничего не могла с этим поделать. Что то вынуждало ее выкладывать все.
– Выезд на место я затеяла отнюдь не с целью подтвердить свои заключения, а, наоборот, опровергнуть.
– Вы хотите сказать, что здесь на Чемадии и раньше на Тиофе стремились обесценить дело вашей жизни?
– Именно так. – Она обнаружила, что двигаться все таки может. К месту она была прикована не физически, а мысленно. – Я стала задумываться, что случится, если Амплитур, в конце концов, будет побежден.
– Не если, а когда. – Страат иен заговорил, как хороший солдат.
– Не важно, – нетерпеливо сказала она. – Несомненно, это произойдет.
Течение войны полностью переменилось двести лет назад. До того они всегда способны были разработать новые вооружения, придумать какую то новую стратегию для контратаки. И таким образом снова потеснить Узор. Двести лет назад у Узора появился новый союзник – Человечество. В этом все и дело.
– Мы сделали, что могли. – Совершенно к этому моменту заинтригованный Страат иен пытался понять, к чему она ведет.
– Что случится, когда Амплитур будет побежден окончательно? Что случится, когда они более не в состоянии будут вести эту войну Назначения ни против нас, ни против других разумных существ? Когда все подчиненные им расы будут освобождены от внутренних генетических и ментальных вмешательств Амплитура?
– Не хочу говорить банальностей, – осторожно ответил Страат иен, – но, по моему, это будет означать, что война закончится и будет мир.
– Если я не ошибаюсь, то эти два слова и так антонимы, – загадочно высказалась она.
– А почему, собственно, не быть миру, если война закончится? Все перестанут драться и отправятся по домам.
– Все? – Она смотрела прямо на него. На какое то мгновение ему показалось, будто это он подвергается умственному параличу.
– Если вы говорите о нашем виде, то мы вернемся к мирным задачам, как и все остальные. Может быть, попросим постоянного членства в Узоре. Мы вернемся к тому, чем занимались на Земле, когда Узор нас обнаружил и втянул в эту войну.
– Вы подтверждаете мои худшие страхи.
– Да в чем же дело! – спорил он. – Я изучал нашу собственную историю.
На Земле и серьезных войн то не было, когда прилетел первый корабль Узора.
– По чьим меркам? На Земле никогда не было мира, вы только играли в «миротворческие усилия». Прежде чем вы стали воевать против Амплитура и его союзников, вы без конца соперничали между собой – единственные из всех «разумных» существ. Это же было искажение законов естества, вызванное уникальностью вашей планеты и вашего собственного эволюционного развития.
– Но мы это переросли, – не соглашался Страат иен. Мы овладели своей древней историей. Вы говорите о раннем Человечестве, совершавшим ошибки развития. Наше длительное сотрудничество с цивилизациями Узора навеки изменило наше общество.
– Да, но достаточно ли изменило? Дайте мне возможность высказать тезис. Когда Амплитур капитулирует, с кем вы будете биться?
– Ни с кем. Нс с кем будет.
– А я не уверена. Я думаю, что сначала будет недолгий мир, в качестве выдоха, а потом вам придется искать, с кем вступить в конфронтацию. И тут дело не в вашем обществе; дело в ваших ДНК. Вам слишком нравится конфликтовать. Ведь даже пословица есть: «Один человек – цивилизация, двое – армия, трое – война».
К этому моменту Неван практически забыл, зачем они оказались на скалах. Он понял, что она вообще ни черта не подозревает ни о Коннере, ни о нем, ни о Ядре, ни об особом таланте, которым недальновидные амплитуры наградили потомков насильственно подвергнутых генетическим искажениям жителей Коссуута. Вместо этого она упорно защищает невероятную теорию, которую сформулировала еще задолго до появления на Чемадии. С другой стороны, он постепенно начинал понимать, что, будучи подтверждены, и эти ее догадки могут привести к потрясающему урону, только по совсем другим направлениям, чем те, которыми он был озабочен.
– Вы переключитесь на нас, на Узор. – Это она заявила с полной убежденностью. – Именно это и показали мои экстраполяции. Поскольку у вас теперь есть возможность грызться с другими существами, а не между собой, вы кончите тем, что затеете конфликт с Вейсом или С'ваном – или даже с Массудом.
– Да с чего бы нам этого захотелось? – Он искренне ничего не понимал.
– С какой стати мы захотим вступить в войну с теми, кто сотни лет был нашим союзником?
– Потому что вы ничего с собой не сможете поделать. Конфликты всегда составляли смысл и двигатель вашей цивилизации. Все ваши крупнейшие скачки в области технологии приходились на период войн. Все это – ваша история. – Многого не потребуется, – продолжала она. – Какое нибудь подозрение, воображаемая угроза. Я предсказываю, что первым делом вы вступите в войну с Массудом. Это гораздо больше вас потешит, чем, скажем, развязывание конфликта с Гивистамом.
– Мне кажется, что ваши выводы не корректны, – твердо сказал он. – Не забывайте: вы все это выводите с позиции Вейса, а ваш вид отличается гипертрофированной чувствительностью и мнительностью.
– У компьютерной модели, которую я разработала, не может быть мнительности – гипертрофированной или еще какой то.
– Но ведь ваше оборудование разработано технологами Вейса или Гивистама.
– Как просто вы себя выдаете, – укоризненно сказала она. Сознание ее по прежнему было окутано мглой. – Поверьте же, я и сама с превеликой радостью восприняла бы полное опровержение моей теории. К несчастью, на настоящий момент факты все более укладываются в противоположное гнездо. Он задумчиво посмотрел на нее.
– Я понимаю, почему вы никому не хотели говорить.
«А я не понимаю, почему я вам теперь об этом говорю, – удивлялась какая то часть ее существа. – Почему я должна вам верить? Ведь вы даже не ученый».
– А что думают об этой теории ваши коллеги? – спросил он.
– Мне еще только предстоит поделиться моими сведениями с другими. И я по прежнему не отказываюсь от мысли опровергнуть сконструированную мной модель. Но надежды все меньше.
А не собирался ли он причинить ей какого нибудь вреда? – возникла у нее внезапная мысль. Или даже убить ее? Не за этим ли он привел ее в это заброшенное место? Она вся задрожала. Она так тщательно утаивала свои наблюдения. Невозможно было и представить, чтобы он заподозрил. Она никому ничего не рассказывала – даже подругам по триаде. Но ему и подозревать ничто не пришлось – она сама только что все ему выложила. Почему? Что на нее нашло? Что сделало невозможным сопротивление этой череде его вопросов? Если бы теории ее стали достоянием гласности и были бы со временем подтверждены из независимых источников, это могло бы серьезно нарушить отношения между Человечеством и Узором. Радость от этого была бы только для Амплитура, который тут же кинулся бы промышлять раздуванием межрасовых противоречий, которые всегда угрожали целостности Узора. Та же самая мысль независимо от нее пришла в голову и Страат иену.
– А не может быть так, что эта мысль заложена в вас Амплитуром, чтобы посеять в Узоре семена раздоров? Вы же знаете их способность к «внушению», которая не распространяется только на Человечество.
– Я и близко к Амплитуру не была – ни сном, ни духом. – Ответ ее прозвучал жестко и убедительно. – И, определенно, никто из них не бывал на моей родной планете.
– Если бы побывали, то он «внушил» бы вам, что этого не было, стер бы это из вашей памяти, – возразил он.
– А тогда с чего бы я стала вам сейчас все это рассказывать?
На этот вопрос он не мог, понятно, ответить. И предпочел сменить тому дознания.
– Давайте по одной теории за раз. Предположим, что ваша работа не вдохновлена Амплитуром. Вы всего лишь историк. Один. Почему никому другому не пришла в голову столь же радикальная идея?
– А с чего вы взяли, что я одна? – вызывающе спросила она.
Это его осадило.
– А вы знаете других, пришедших к подобному же заключению?
– Я этого не говорила. Я просто предположила, что другие, работающие, может быть, в других отраслях знания, могли прийти к тому же итогу, подходя к вопросу с другой стороны, а молчание сохранять по причинам, сходным с моими.
Он поднял камень, поиграл им и, наконец, кинул с обрыва вниз. Камень бесследно исчез в кипящей под ними пене и брызгах.
– Знаете, – сказал он мягко, – с самого начала, с первого контакта Узор подталкивал нас к тому, чтобы мы становились все более хорошими воинами – гораздо лучше, чем когда мы были изолированы на своей планете. Она моргнула и покачнулась, но удержала равновесие.
– У меня вдруг закружилась голова.
– Это пройдет, – небрежно уверил он ее. – Вы просто не привыкли к сочетанию морского воздуха и ветра.
– Да. – Туман, который густо клубился у нее в голове и путал мысли, внезапно рассеялся. – У вас есть пословица, грубая, как все человеческое, но тем не менее хорошо описывающая все – что «тигра надо ловить за хвост». Он повернулся к ней лицом, руки его были засунуты в разрезные карманы тонкой куртки.
– Правильно. И Узор поискал и нашел себе тигренка – и принялся насильно скармливать ему стероиды, чтобы натравить его на Амплитур.
– Именно. И скоро у нас кончится мясо, которым этого тигра кормят. И я глубоко убеждена, что все проявляют крайнюю наивность, считая, что удастся так просто перевести его на овощную диету.
– Кого угодно можно переучить, – пробормотал Страат иен.
Она сделала крылом отработанный вейсами жест отрицания.
– Теоретически. Но согласится ли он добровольно на атрофию клыков и когтей? Захочет ли? Ответа у него не было.
– Величайшей радостью в моей жизни было бы, если бы я сумела опровергнуть эту теорию, – сказала она ему.
Он кивнул. И просто чтобы окончательно удостовериться в своем решении, сказал прямо:
– У тех же из нас, кто происходит с Коссуута, есть даже еще больше причин желать применения своего боевого искусства, чем у остальных людей.
– Он стал внимательно за ней наблюдать.
Насколько он мог судить, в ее ответе не было ни тени заминки или искусственности.
– Я понимаю. Как историк, специализирующийся на делах Человечества, я знакома с действиями Амплитура на этой несчастной планете, хотя за сотню лет, я думаю, ползучая озлобленность могла бы немного и поизгладиться.
– У нас долгая память, – ответил он ей. Теперь он окончательно убедился. Она ничего не знала и ничего не подозревала ни о существовании Ядра, ни об особых талантах его отдельных членов. Он был на грани убийства – и не кого то, а союзника, и, если ух на то вошло, своего друга. Ни за что.
Разве что теперь ее так же просто было убить для подавления разработанной ей теории, которая ставила под угрозу не просто его самого и его сородичей, но и отношения Человечества с Узором в целом.
– Вы намерены огласить свою теорию?
– Пока нет. Я полностью осведомлена об опасностях, которые это за собой повлечет, и, как я уже говорила, я по прежнему желала бы убедиться в ее несоответствии действительности. Хотя я столько лет посвятила ее построению, что непросто будет ее порушить.
Тут на него будто безумие нашло.
– Мотает быть, я вам помогу?
– А с чет вам мне помогать? Вы, скорее... скорее, могли бы сделать мне воспрепятствовать. – Она покачала головой. – Я вообще не знаю, почему я вам рассказала все это, после тот как столько лет держала все в тайне, – даже от своих коллег.
– Все тайное становится явным рано или поздно, – сказал он ей. – Если не вы – так кто нибудь другой со временем выдвинул бы эту теорию. Лучше уж сейчас ее опровергнуть. А что касается того, что вы мне рассказали все это, то я удивлен, как вы раньше этого не сделали. Может быть, проще открыться представителю другого вида. – Рассуждение было явно не утонченное, подумал он, но на данном этапе сойдет.
– Я не хочу вас обидеть, Неван, но я уж скорее бы с коллегами поделилась, чем с чужим.
– Я не обижаюсь. Я полагаю, какой то внутренний голос подсказал вам, что нельзя больше это держать в себе, а я оказался достаточно надежным слушателем. Может быть, это от одиночества. – Он указал рукой на широкую панораму моря и скал. – В любом случае, вам нечего беспокоиться, что я побегу с этим к ближайшему журналисту. Я вижу потенциальную возможность опровержения и сохраню вашу тайну.
– Как я могу быть в этом уверена?
– Даю вам слово офицера. Вы утверждаете, что ваши данные говорят о неизбежности конфликта Человечества с Узором. Я заявляю обратное и сделаю все, чтобы доказать вам свою правоту.
Она сделала крылом незнакомый ему жест.
– Я принимаю ваше предложение. Может быть, наложение человеческой точки зрения поможет обнаружить ошибки в моей работе, которые я иначе не способна была заметить. – Она повернулась и направилась к поджидающему слайдеру. Он пошел рядом, замедлив шаг, чтобы она могла за ним поспевать.
– Но как вы сможете помогать мне? – Она подождала, пока сиденье слайдер, приспособится к форме ее тела. – Ведь вы боевой офицер, приписанный к активному театру военных действий.
– Мне набежало много неиспользованных отпусков, затребовать которые у меня никак руки не доходили. После того как мы отвоевали дельту и установили контроль над рекой, командование, я думаю, обойдется какое то время и без меня.
– А вы по этой бойне скучать не будете? У меня сложилось такое впечатление, что если человека лишить на какое то время возможности участвовать в конфликте, у него очень скоро начинают проявляться эффекты потери психологической ориентации.
– Естественно, с этим наблюдением я также не согласен. Война – это просто то, чему мы обучены. – Он включил двигатель слайдера. Под ногами у них раздалось низкое гудение.
– Но вы к этому генетически предрасположены. Был один человек, историческая личность, который, насколько я поняла, изучая вашу историю, вовсе не стремился к той славе, которую получил; он был непосредственным участником первых встреч Узора с вашим видом.
– Точно. – Слайдер оторвался от земли, поднимая шум и пыль, и Страат иен вынужден был говорить через переговорное устройство. – Музыкант контактер Уильям Дьюлак. У нас о нем еще в общеобразовательной программе проходят, так же, как о Кальдаке и Яруселке и всех остальных. Эти имена никогда не забудешь.
– А известно вам, что в течение долгих лет после контакта Уилл Дьюлак пытался доказать, что люди вовсе не обладают естественной склонностью к убийству?
– Кажется, читал что то об этом давно. Дьюлак был очень ярким человеком во многих отношениях, но на этом он, похоже, совсем сдвинулся. Нам теперь виднее. – Он хмыкнул. – А чего еще ждать от музыканта? Но то, что нам нравится драться и мы Это хорошо умеем, отнюдь еще не означает, что мы должны драться все время. Война кончится – и это тоже пройдет. – Устремляя слайдер вниз по склону в направлении базы, он прибавил скорость.
– Мы разумные, цивилизованные существа, Лалелеланг, даже если и не полностью соответствуем в этом плане стандартам Вейса. Мы не какая нибудь сорвавшаяся с цепи машина, которую все должны бояться.
– Вы опасны именно потому, что разумны.
– Однако сейчас это сослужит нам с вами добрую службу. У меня есть доступ к военным файлам и оборудованию, которого нет у вас, и мы сможем через подпространство выходить на библиотеки где угодно. У вас есть доступ к вейсским и, вероятно, еще каким то источникам. Давайте сопоставим те и другие данные и прогоним их через ваши аналитические программы – тогда и посмотрим, что получится.
– Это именно то, что я давно уже хотела сделать, но никак не могла получить на это соответствующего разрешения. – Она кивнула, в точности изобразив человеческий жест.
Будущее вызывало в нем энтузиазм. Сначала он обнаружил, что она и духом не догадывается о существовании Ядра, а теперь, привнеся дополнительную информацию, которая раньше была ей недоступна, они опровергнут эту ее нелепую и скандальную теорию. Да и убийства ему не пришлось совершить.
– У вас есть доступ ко всему? – спросила она.
– Не ко всему на свете, конечно. Я не подхожу под вселенский допуск.
Но материалы, которые вам смотреть не дозволялось, я раздобыть, бесспорно, могу. Именно этого и не хватало вашим исследованиям – человеческого вклада. Вы были вынуждены строить всю свою работу исключительно на собственных наблюдениях и наблюдениях других чужаков. Мы это можем изменить. – Он отжал руль – и компактный, прекрасно сконструированный экипаж на воздушной подушке покатился по непроходимому иначе склону. – Если вы, конечно, находите, что сможете со мной работать.
– На Тиофе я постоянно работала с одной вашей женщиной. Я посвятила свою жизнь изучению вашего вида. Так почему меня должно смущать ваше присутствие?
– Я ничуть не пытался умалить ваши заслуги. Просто трудно свыкнуться с мыслью, что вейс не боится человека. Ваши обычно бегут, едва нас завидев. Или, по крайней мере, отходят подальше с дороги. Впрочем, ведь вы – не среднестатистический вейс.
– Мне все так говорят.
Страат иена грела мысль об открывающихся перспективах. Он уже планировал набеги на различные библиотеки.
– Мы эту вашу аналитическую программу задушим фактами – тогда она запоет по другому. Мы ей загоним человеческую реальность по самый процессор.
– Послушайте себя. Вы к исследованию подходите так же, как к налету на позицию Криголита. Вот он, человеческий подход. У вас даже самые неподходящие аналогии – военные.
– Да это же просто манера речи, – оборонялся он. – Нельзя же из этого выводить, что таковы наши возвышенные общественные ценности. Они скатились со склона горы и заскользили к базе в паре метров над волнами, направляющимися в узкое горло бухты. Большая хищная рыбина хотела цапнуть слайдер, но сильно промахнулась.
– А что, если мы все это проделаем, и новая информация только подтвердит, а не опровергнет мои исследования?
– Не думаю, что так произойдет. – Он постарался придать голосу убедительность. – Ваши исследования были изначально предвзятыми из за односторонности материала. А тут требуется противовес – и я вам его предоставлю.
А если нет, подумал он, то я всегда смогу вас заставить обо всем забыть.
Вышестоящие не были удивлены его просьбой об отпуске. Потеря командного модуля в дельте и последовавшая тяжелая акция по возвращению дельты измотали бы любого участника, не говоря уж об офицере, обремененном ответственностью за полевое командование. Просьба была удовлетворена без лишних слов.
Один лишь Коннер удивился, но высказать сержант ничего не мог. Несмотря на дальнее родство, Страат иен по прежнему оставался полковником, а Коннер – всего лишь сержантом. Он принял объяснение Страат иена, что вейс и не подозревает о существовании Ядра, поскольку причин не доверять полковнику у него не было, и на время каждый из них пошел своей дорогой. Страат иен попросил разрешения провести свой отпуск на базе Тамерлан – и получил его. Эта база была самым первым укреплением Узора на Чемадии – и теперь находилась далеко от арены настоящих боев и представляла собой относительно безопасное место. Они с Лалелеланг могли заняться там своими делами со сравнительным комфортом. Кроме того, на базе Тамерлан обслуживающего и технического персонала было куда больше, чем на базе Атилла. И историку вейсу приятно было изредка увидеть и пообщаться с гивистамом, с'ваном или о'о'йаном.
В соответствии с ее запросами и под ее руководством он запросил материалы по самым разнообразным каналам связи, а также через подпространство вступил в контакт с рядом исследовательских источников на других планетах. Его высокий допуск позволял выходить на такие возможности, в которых было бы отказано человеку, стоящему ниже него в табеле о рангах. Коннер, например, ничего бы не добился по большинству вопросов.
Деятельность их сосредоточена была в основном в библиотеке базы – солидной и малолюдной пристройке к главному командному корпусу. По мере того как в совместными усилиями открытых ими файлах стал накапливаться весьма весомый материал, стекающийся отовсюду в ответ на запросы, Лалелеланг забила обо всех своих прежних колебаниях и отдалась радостному препарированию поступающих документов. И настолько она со своим напарником человеком были этим поглощены, что совершенно перестали замечать взгляды и комментарии тех, кто не мог удержаться и – часто прямо в их присутствии – высказывался по поводу столь в высшей степени странного сработавшегося тандема.
Но ничто из потока новых материалов, добываемых Страат иеном, не способно было доказать слабость теории Лалелеланг. Каждый факт, каждое сообщение, которые они загружали в ее аналитическую программу, казалось, только еще больше укрепляли позиции выдвинутых ею предположений. Неван начал уже беспокоиться... и размышлять над альтернативными решениями. Шла вторая неделя после того, как они начали обрабатывать накапливающуюся информацию, когда Страат иен вдруг обнаружил нечто, что его заинтриговало. По крайней мере, позволяло отвлечься. Чувствительная к человеческим эмоциям и реакциям Лалелеланг быстро уловила, что он чем то занят. Она не стала выспрашивать. Это было бы в высшей степени невежливо, а то и откровенно по человечески. Если он намерен был с ней поделиться, то и сам рано или поздно рассказал бы. Она же, тем временем, занялась своими делами, которых было навалом.
Прошла еще неделя, и он решил поведать ей все. Поскольку ее человеческий язык был не хуже, чем его, и гораздо лучше, чем у большинства других людей, он посадил ее за управляемое голосом оконечное устройство, за которым все это время работал сам.
– Видите вот здесь? – Он привлек ее внимание к порции материала, высвеченного в тот момент на экране. Шея ее склонилась.
– Это результат прогонки одной из моих программ, но что то я не узнаю корреляций.
– Смотрите внимательнее. Я этого не сфабриковал, чтобы сбить вас с толку. Перепроверьте, если хотите. Это реальность. Она эффективно управлялась с устройством, воспользовавшись для повторной обработки его данных своей основной программой. У нее это гораздо лучше получалось, чего, собственно, и следовало ожидать. Когда она закончила, все выстроилось в точности так же, как раньше у него. Ее тонкокостный череп повернулся в его сторону.
– Это, определенно, интересно. Вероятно, даже революционно. Но я отказываюсь видеть, как это связано с нашей текущей задачей.
– Попробуйте еще раз. Вам не кажется, что все это достаточно провокационно, чтобы продолжить?
– Я сказала, что сказала. Но это тупик. Дальше этого не проследишь.
По крайней мере, нам это не удастся.
Он выглядел мрачно удовлетворенным.
– Совсем наоборот. Представитель спроецированного здесь отклонения есть прямо здесь, на Чемадии. Она уставилась на него.
– Я не знала.
– А откуда вам знать? Да и мне откуда, раз уж на то пошло? Я не вхож во внутренние дела центрального командования.
– Я полагаю, – тихо сказала она, – что его здесь присутствие нацелено на проверку и поддержку разработки стратегии людьми и массудами?
– Да. По крайней мере, этого от них ждут. И это то, чем, предположительно, они и занимались все это время. – Он указал на экран. – Просто до сих пор никому в голову не приходило, что они могут затевать что то еще. Никому. Как можно было об этом догадаться или даже просто представить себе такое – пока не поставишь вопрос правильно и ответ одним махом не высветится на экране. Вот оно – золотое зерно, зарытое в вашей программе. В поисках ответа на один аномальный вопрос, мы внезапно натолкнулись на другой. И, может быть, не менее значимый.
– Вы об этом серьезно говорите, правда?
Он резко указал в сторону экрана.
– Посмотрите на данные. Это ведь вы настаивали с самого начала, что если материалы, которыми пичкают вашу программу, правильные, то она не соврет.
– Это так. Но результаты всегда можно неверно истолковать.
– Согласен. Ну, и как вы истолкуете вот эти?
Она еще раз считала информацию с экрана и почувствовала себя неуютно.
– Я говорила вам: я не могу. Это же бессмыслица какая то.
– Это потому, что вы мыслите, как представитель цивилизации Узора. А если взглянуть на это с точки зрения человека, то сразу бросаются в глаза несоответствия и неувязки. – Он приказал устройству погаснуть – и то послушно подчинилось.
– Я собираюсь договориться о встрече с вышеозначенной личностью. Не обязательно идти с ним на конфликт, потому что на данный момент мы располагаем только абстрактными данными. Но это слишком важно, чтобы это проигнорировать, даже если это и будет в ущерб остальной нашей работе. Вам же, конечно, нет ни смысла, ни причин, идти со мной.
– Нонсенс. – Она взъерошила перья. – Конечно же, я должна пойти с вами, как бы разрушительно ни отразилось это на моих собственных исследованиях.
– Но, если я прав и результаты корректны, то это связано с определенным риском.
Она издала свистящую трель, которая у вейсов означала смех.
– Это абсурд.
– Конечно. Такой же абсурд, как все результаты вашей программы.
– Ваша интерпретация этих результатов, – парировала она.
– О! – восторженно ответил он, – а ведь тон то у вас почти враждебный. Совсем по человечески.
– И не умоляйте – не обижусь.
– И шутки с'ванские. Может быть, Узор гораздо более интегрирован, чем думают его участники.
– Я отправлюсь с вами, – сказала она, сознавая, что проявила пусть минутное, но все равно непростительное нарушение правил хорошего тона, – но при условии, что вы пообещаете не пускаться на необоснованные обвинения. То, что мы здесь видим, есть не более чем ваша личная интерпретация некоторых в высшей степени сомнительных заключений.
– Знаю. И, возможно, я заблуждаюсь. Это слишком выходит из ряда вон.
Но за этим необходимо проследить, чтобы знать наверняка. Потому что это слишком многое затрагивает. – Видя, что любые дальнейшие попытки отговорить только возбудят в ней дополнительный интерес и даже сделают ее подозрительной, он с сожалением вынужден был уступить ее требованию. – Мы уйму времени провели, пытаясь опровергнуть одну теорию, – заключил он. – Будем надеяться, что для опровержение вновь возникшей нам хватит и нескольких минут.

Глава 11

Лалелеланг чувствовала себя гораздо неуютнее, чем Страат иен, в лифте, опускающемся на нижний подземный уровень обитаемой части базы Тамерлан. Вероятно, из за того, что происходили они от птиц, вейсы гораздо спокойнее чувствовали себя на верхних этажах и плохо переносили подземелья. Тем не менее она ничего не сказала, пока лифт не остановился и единственная дверь не отъехала вверх, освобождая проход. Она держалась поближе к нему, удивляясь только его безразличию к вызывающей клаустрофобию, тускло освещенной обстановке.
– Вот ведь вы люди какие, – тихо сказала она. – Можете бегать и прыгать, временно погружаться под воду, лазить по пещерам, вот только не летаете. Вы до смешного легко адаптируетесь.
– Приходится, – отозвался Страат иен, продолжая сверяться со схемой, которую держал в руке. – Как специалист по Человечеству, вы должны быть знакомы с геологическими и метеорологическими причудами нашей эксцентричной планеты. Она не настолько приятна во всех отношениях, как другие миры, давшие жизнь цивилизациям. Ваша планета, например, просто райский сад по сравнению с Землей.
– Я знаю. Много континентов, много морей. Тектоническая активность.
Полный абсурд. Этим и объясняется своеобразие вашей эволюции.
– Нашим предкам пришлось научиться заполнять самые разнообразные экологические ниши. – Он ненадолго замолчал, сверяясь со схемой, и свернул по ответвлению направо. – Согласно указанному, здесь внизу большая часть помещений занята под хранилища – для самых хрупких и самых ненужных вещей. Трудно было представить, чтобы кто то добровольно захотел расквартироваться в таком мрачном, тусклом месте. Обстановка напомнила Страат иену изображение древних земных катакомб. Только одни существа, представители единственной расы Узора, способны были считать такую обстановку приятной.
– Уйму времени убил, чтобы договориться об этой встрече, – проворчал он. – Звание помогло. Времени нам отведено немного. Да и в любом случае, долго разговаривать не придется.
Она припомнила его предостережение, что встреча может представлять опасность, и поняла, что дрожит. Ее спутник на это внимания не обратил. Хрупкая самка вейсов дрожала большую часть времени – по причинам, о которых другие и не догадывались. Короткие перышки, образующие гребешок на ее шее, вздымались и опадали.
Они остановились у маловпечатляющей двери. Неван назвал себя в расположенное при входе переговорное устройство, зная наперед, что нужды в этом нет никакой. Визуальный датчик, расположенный как раз над дверным проемом, уже передал всю информацию внутрь. Прошло недолгое время, и дверная коробка осветилась бледно фиолетовым светом. Где то внутри замок щелкнул в мягком электрическом приветствии. Заграждение отодвинулось.
– Разрешите, я буду говорить, – шепнул он своей спутнице.
– Я, собственно, и не возражаю.
Они оказались в куполообразном помещении. Стены плавно перетекали в потолок. Полное отсутствие углов и геометрических линий придавало комнате мягкий, тягучий вид, будто они находились в брюхе какого то древнего, вымершего моллюска. Мебель – если это можно было так назвать – была массивная и низкая.
Дальняя сторона представляла из себя сплошное окно – не из буллерина, поскольку здесь не было нужды в защитных свойствах, – а из какого то прозрачного материала, достаточно прочного, чтобы выдержать солидное давление морской воды, которая плескалась снаружи. Они были глубоко под поверхностью чемадийского моря и соприкасались с его красотами. Рыбины с излишне вытянутыми плавниками лениво проплывали стайками туда сюда, а пара длинных, похожих на угрей существ гонялась друг за другом, периодически зарываясь в ил. Маленькие мягкотелые носились среди бледно зеленых и желтых водорослей, оставляя за собой пузырящиеся следы. Жилище дорого обошлось, но единственный его обитатель выдвигал очень специфические требования. Однако его причуды были сочтены уместными, поскольку присутствие его считалось крайне важным. И посетителям не было оказано ни малейшего снисхождения. И человек и вейс вынуждены были прищуриваться, чтобы хоть что то разглядеть в этом мраке. По сравнению с температурным режимом наверху, здесь – на относительной глубине – было холодно и сыро.
Неван проверил правильность настройки транслятора, прежде чем обратиться в темные глубины.
– Полковник Неван Страат иен и известный ученый историк Лалелеланг прибыли согласно договоренности.
– Я знаю, кто вы такие, иначе я бы вас не впустил. – Несмотря на героические усилия другого, невидимого транслятора, слова выходили скомканные и неразборчивые.
Большой контур, который Неван по ошибке принял за часть обстановки, отделился от пола и проследовал к окну, где с терпеливой неуклюжестью развернулся и предстал перед ними. Воздух со свистом вырвался из груди Лалелеланг.
Она впервые видела живого турлога, хотя и знакома была с их грузными, медлительными телами весьма близко, благодаря голографическим изображениям и записям. Он устроился на своих многочисленных полусогнутых ногах и уставился на пришедших глазами на толстых стеблях. То ли рука, то ли нога протянулась к неясному нагромождению, которое, как выяснилось, состояло из нескольких видеоэкранов. Страат иен знал, что только посредством их тактик с Турлога сообщает свои мысли и советы командованию Узора. Турлоги не очень то любили личное общение и обмен идеями. Фактически же, они вовсе избегали любого общества, включая общество друг друга, что, собственно, и служило причиной, по которой численность всеми уважаемого, древнего вида была постоянно угрожающе низкой.
– Я не знаю, по какой причине вы так сильно желали встретиться со мной. – Стебли глаз изогнулись, а озадаченный транслятор шипел и чавкал. – Поскольку такое общение неприятно для вас, как, в равной степени, и для меня, я попрошу, чтобы вы как можно короче изложили свое дело, чтобы нам с ним побыстрее покончить. Знайте, что время, которое мы тратим на разговор, отнимается от времени, которое я мог бы потратить на раздумья. Необходимо разрабатывать и обновлять стратегическую доктрину, а я здесь один.
– Я это понимаю, – ответил Неван, – и мы приносим свои извинения.
Турлог нисколько не противоречил общепринятому мнению о неразговорчивости своей расы.
– Не расходуйте больше времени на попытки возместить мою занятость тщетностью расхожих выражений. Изложите ваше дело.
– Вы должны быть информированы, что моя спутница – историк с именем.
Вас ознакомили с областью ее исследований?
– Говорилось что то о предпринимающихся попытках дать письменный анализ взаимодействия Человечества с другими видами.
– Совершенно верно. – Пока Неван говорил, очарованная Лалелеланг рассматривала замечательное существо. Оно не было похоже ни на что, виденное ей прежде, вейса ли, чужака ли; оно было более чуждо по форме, по развитию, чем даже дышащие гелием чиринальдо.
– Я помогал ей в исследованиях, – говорил Страат иен. – Она выдвинула интересные гипотезы. – Ошеломленная, Лалелеланг положила кончик крыла ему на лоб. Никто из ее коллег не отважился бы на такое, но ей уже было все равно. Он отстранил крыло. – Она полагает, что после того, как Амплитур и их союзники будут побеждены, мы, Человечество, пойдем войной на наших бывших союзников, поскольку у нас будет отчаянная необходимость продолжать битву – не важно с кем.
– Полковник Неван!
Он подбадривающе улыбнулся.
– Все в порядке, Лалелеланг. Это же просто теория. Ведь приходится же иногда идти на провокацию с целью добиться ответа. – Он внимательно посмотрел на турлога. – Что вы об этом думаете?
– Интересную мысль вы изложили. Я не думаю, что она многое имеет под собой. Конечно же, я не был ознакомлен с данными, лежащими в основе этой теории. И если цель вашего посещения связана с тем, чтобы узнать мое мнение на этот счет, вы уйдете отсюда, не узнав его. Я не имею склонности к анализу без фактов.
– Вы хотите сказать, что ни малейшим образом не заинтересовались гипотезой такой значимости, что, подтвердись она, и это окажет немаловажное влияние на будущее и вашей цивилизации?
– А с какой стати? – Подошвы существа издали скрежетание об пол. – Мы с вашим нецивилизованным видом вступили в самый поверхностный контакт.
– Нецивилизованным, но полезным, – ответил Страат иен.
– Да вы себя не выделяйте. В силу своей замкнутости мы стараемся как можно меньше контактировать с кем бы то ни было. Мы считаем это, вашими словами, неизбежным злом. Мы и жизнь то считаем неизбежным злом. Страат иен кивал.
– Но, тем не менее, с самого начала войны Турлог был в нее втянут и занимался планированием многих из классических сражений против Амплитура задолго даже до того, как Земля была втянута в бойню.
– А вы и сами истории поднабрались. Это не имеет отношения к делу и не стоит траты времени. Если нечего больше сказать, уходите. Страат иен склонился вперед.
– Я вас недостаточно заинтриговал? Попробуем другое. Недавно мне стало известно, что в битве за планету Хусилат принимали участие трое с Турлога.
Ответ последовал не сразу. Прозрачная внешняя стена была абсолютно звуконепроницаемой, и единственным звуком в помещении был шум трех совершенно по разному устроенных организмов, занятых усвоением кислорода.
– Ну, и что из этого? – заявил, наконец, шестиног.
– Похоже, что они пережили налет и даже ухитрились избежать резни, которую криголиты учинили в разгромленной колонии.
– То же самое можно сказать о многих людях, гивистамах и массудах.
– У вас, турлогов, широкие интересы, как вы сами любите выражаться, и нечасто можно застать хотя бы двух из вас в одно и то же время в одном и том же месте.
Транслятор пыхтел и грелся.
– Итак, вам кажется необыкновенным, что сразу три представителя моего вида оказались на той несчастной планете. Да, раньше никто такого наблюдения не совершал.
– Не так давно мне довелось провести весьма любопытный сравнительный анализ и выявить кое какие совпадения. Личная же мотивация для меня также весьма немаловажна, в отличие от среднестатистических ваших историков. Дело в том, что я – четвертое поколение возрожденных коссуутов. Стебли глаз поднялись и снова опустились. Негибкое лицо, скрытое под панцирем, ничего не выражало, во вздутых глазах также ничего не читалось.
– Это проясняет природу вашего интереса к Хусилату. Если намерения, приведшие вас сюда, сводились к стремлению почерпнуть новую информацию, основанную на присутствии трех моих сородичей во время бойни, устроенной криголитами, то боюсь, что мне нечего будет добавить к этому печальному историческому факту, помимо того, что и так можно узнать из обычных источников.
– Подождите. Я только начал. Кроме того, турлоги присутствовали на Кобане, Эйрросаде и других мирах Узора, где мои генетически видоизмененные предки были впервые вынуждены сражаться против Узора на стороне своих амплитурских хозяев.
– Я не понимаю, к чему ведут ваши выводы. Турлоги присутствовали на большинстве оспариваемых планет, помогая Узору в разработке стратегии и тактики. Команды людей на этих мирах выигрывали от этого наравне с другими.
– Я этого не отрицаю. Так же, как невозможно отрицать, что турлоги редко попадали на спорных планетах в плен, как правило, благодаря тому, что предпочитали отсиживаться в безопасных местах, вроде этого. И случалось это всего несколько раз. И одним из подобных разов был Хусилат. А так же Кобан. И Эйрросад. И в каждом случае пленных турлогов позже выменивали на криголитов, мазвеков и других вражеских военнопленных.
– Мы очень благодарны, что нас так ценят и уважают, – медленно ответил турлог.
– Ну, конечно, конечно, а как же. – Теперь Лалелеланг не только на турлога, но и на своего спутника смотрела с нескрываемым удивлением. Что стоит за этим сарказмом – желание посмотреть на ответную реакцию? Или он задумал что то более существенное? Бесспорно, турлог думает о том же самом.
– Я не сомневаюсь, что именно благодаря проявленной ими высочайшей полезности Узор был так озабочен репатриацией плененных на Хусилате, Эйрросаде и Кобане ваших соплеменников. И еще на паре спорных миров. Еще меня поражает, что – подобно амплитурам – турлоги бисексуалы. Ноги зашаркали.
– Для какой цели вы теперь погружаетесь в рассмотрение вопросов различных способов репродукции?
– Я точно не уверен. Я просто пытаюсь провести некоторые трудные, неприятные параллели, а это не просто. Также меня поражает, что все ваши сородичи были захвачены на планетах, где сражались мои предки, пока их не избавили от генетических махинаций, проделанных спрутами, – и всех их впоследствии репатриировали.
– Мы успели получить свою долю страданий в плену на мирах, даже не известных вашим предкам, задолго до того, как первые люди появились на Коссууте, Хусилате – и вообще в Узоре. Мы принимаем возможность пленения, как и все, кто активно вовлечен в поединок за обладание спорным миром.
– Очень достойно с вашей стороны. Только давайте заглянем в прошлое.
Три турлога присутствуют на Хусилате, когда Криголит наносит удар. Три турлога попадают в плен, но все выживают и оказываются репатриированы, в то время как тысячи людей и массудов там зверски истреблены. Два турлога захвачены на Кобане – и со временем возвращены; то же самое – позже на Эйрросаде.
– Вы повторяетесь. Заканчивайте и убирайтесь. Я лишаюсь времени на размышление.
– А поразмыслите ка вот над чем: похоже, что с тех самых пор, как начался процесс восстановления людей, которых Амплитур модифицировал в некое подобие ашреганов, некоторые турлоги были весьма и весьма заинтересованы, чтобы такие возрожденные были реинтегрированы в нормальное человеческое общество.
– Такие наблюдения относительны на фоне общей картины войны.
Страат иен медленно покачал головой. Причина этого была совершенно не ясна.
– Все это прошло бы совершенно незамеченным, если бы я не был ознакомлен с исследованиями Лалелеланг. Без помощи ее программ корреляция между деятельностью коссуутов и турлогов осталась бы не обнаруженной. Я бы даже не знал, какого рода вопросы задавать. Но самое забавное, что работали мы совершенно над другим. И то, что я натолкнулся на эти безотносительные совпадения, чистая случайность. У нас это называется методом тика.
– Вы что то не договариваете, – простонал транслятор.
– Единственное, чего я так и не понимаю, – сказал Страат иен, – это чет надеялись получить турлоги, оркеструя стратегию Узора – и одновременно помогая Амплитуру в опытах над пленными людьми. Сдается мне, что кое кто из ваших работал сразу на две цели.
Лалелеланг в шоке посмотрела на него. Непосредственной реакции со стороны турлога не последовало.
– Очень своеобразное наблюдение, – сказал, наконец, тот. – Но в одном отношении вы правы. Что мы могли получить от такого противоречия? Зачем кому то поддерживать обе конфликтующие стороны?
– Так вот, я вынужден признать, что других таких видов я не знаю. Я подозреваю, что тут имеет место что то связанное с тем фактом, что турлоги – единственные известные разумные существа, которые способны думать одновременно над двумя совершенно различными предметами. На такое даже амплитуры не способны.
– Ни один турлог на стороне Амплитура не сражается. Вы знаете, как нам омерзительно их великое Назначение – в той же степени, как и остальным членам Узора. Ваше крайне примитивное исследование должно было вам недвусмысленно это показать. – В словах турлога не слышалось злости или огорчения. С самого начала разговора тон его ни малейшим образом не изменился.
– А мои исследования показали мне, – продолжал Неван, – что из всех рас Узора наиболее вероятно, именно Турлог имеет свою собственную программу действий. И я надеялся, что в свете обнаруженного мной вы могли бы мне ее разъяснить. Чего на самом деле добиваются турлоги в результате Великой Войны? Ну же! Докажите мне абсурдность моих предположений! Покажите мне, где не верна моя статистика. Убедите меня, что мое заявление несостоятельно.
– Очень много вопросов. – Неясный силуэт турлога пошевелился. – Вам никогда не удалось бы ни в чем убедить высшее командование Узора.
– Вероятно, нет. Но, я думаю, что высшее командование Человечества более восприимчиво. Не забывайте: мы грубы и нецивилизованны. Гораздо более подозрительны и недоверчивы, чем были бы на нашем месте с'ваны или гивистамы.
Турлог устроился на чем то, похожем на большую деревянную колоду, прикрепленную к полу, – но на самом деле это была гораздо более сложная конструкция.
– Вы совершенно правы, когда говорите, что никто не воспримет такие нападки всерьез, кроме вашего параноидального вида. Да и в роду человеческом немного бы нашлось таких, кто заподозрил бы такие жалкие взаимосвязи или хотя бы имел на это причины, кроме вас, непредсказуемых отпрысков возрожденных коссуутов. – Существо издало непереводимый звук – глубинное, всхлипывающее бульканье. – У вас всегда был потенциал мутить воду.
– О чем он говорит? – Лалелеланг резко обернулась к спутнику. – Что здесь происходит, полковник Неван?
– Да так, нашла коса на камень. Не беспокойтесь.
– Я удовлетворю ваше проклятое человеческое любопытство, – сказал Турлог, – после чего необходимо будет, как вы, я уверен, сами прекрасно сознаете, убить вас.
Лалелеланг была настолько поражена, что даже не задрожала.
– Вы не сможете этого сделать. Турлоги – цивилизованные существа.
Среди Узора только люди и массуды способны убивать.
– Вы и понятия не имеете, на что эти «крабы» способны, – Страат иен весь замер. – Хорошо известно, что наши друзья турлоги – не самые дружелюбные существа, типа с'ванов или о'о'йанов. Или я не прав? – Он уставился на большой, плоский силуэт.
– Вы прекрасно знаете, что мы не любим даже общества друг друга. Если бы не нужда время от времени обмениваться информацией, мы все с удовольствием бы существовали в состоянии полного отшельничества. – Стебли глаз склонились в сторону Лалелеланг. – Вы совершенно правы в вашем предположении, что я не способен убивать на манер таких маньяков, как люди. Я не могу заставить себя воспользоваться ружьем, или заостренной палкой, или тупым тяжелым предметом.
Лалелеланг ответила на высокочастотном, но вполне разборчивом турлогском.
– Я по прежнему не понимаю, что здесь происходит. Если вы уверены, что никто не поверит тезису моего друга, то почему тогда эти разговоры об убийстве?
– Мера предосторожности. Мы народ предусмотрительный, хотя проявляется это не настолько, как нам хотелось бы полагать. – Один глаз он перевел на Невана. – Очень трудно скрывать все. Каждый факт, каждый статистический элемент. Историческое совпадение сложно скрыть. Я сожалею, что ваши выводы исчезнут вместе с вами.
Лалелеланг медленно перемещалась, пока тяжелая, мускулистая фигура ее спутника человека не оказалась между ней и турлогом.
– Вы сказали, что удовлетворите любопытство моего спутника. Я по прежнему не вижу никаких признаков этого.
Она еще тянет время, подумал Неван. Как пикантно.
– Сказать, как говорит человек, что мы недружелюбны, – значит самым печальным образом недооценить нашу психологию. – Турлог пристально посмотрел на Страат иена. – Ваше откровение было случайным.
– Многие великие открытия делаются случайно, – ответил Неван.
– А еще большее их число никогда не делается. И лучше бы вам было в этот раз проглядеть. Неужели вы на самом деле думаете, что можно спуститься сюда, напасть на меня с этим, а потом спокойно уйти и рассказать другим?
– Мне нужно было подтверждение. Засветиться со всем, что я уже знаю, было лучшим способом выманить вас из норы.
– А теперь вы полагаетесь на свое человеческое военное искусство, чтобы вырваться. – Тяжелый жест клешней. – Вы, люди, лучшие воины во Вселенной, известные Узору, но вы не боги. Вы не всемогущи. Мы оба знаем, что живым вы из этой комнаты не выйдете.
– А что, если я сообщу вам, что целый взвод людей стоит в полной боевой готовности уровнем выше, и, если я не свяжусь с ними к определенному времени, они будут штурмовать эту комнату?
– И что они сделают? Убьют меня? Я прожил несколько сотен ваших лет и не испытываю страха перед смертью. Мы рассматриваем жизнь, как тяжкое бремя, опыт, который нужно вытерпеть, а не смаковать. Вероятно, причина этого в том, что мы осуждены слишком страдать от жизни, будучи заключены в физическое облачение, плохо приспособленное для наслаждения ей. В любом случае, ваша игра тщетна. У меня есть средства, позволяющие фиксировать все, что происходит в помещениях, непосредственно прилегающих к моим покоям. Под вашим командованием нет никакого скопления озверевших людей, ждущих вашего сигнала, чтобы растерзать меня. Страат иен пожал плечами.
– Согласен: это блеф. Но я бы не пришел сюда, если бы не был уверен, что смогу уйти.
– Блеф на блефе, – проворчал турлог. – Ключ на ключе. Странная вещь – ключи. Когда они теряются, всегда атом оказывается, что были они где то рядом. – Глазной стебель поискал притаившуюся Лалелеланг.
– Все это совсем не сложно, историк. Одна из немногих вещей, которую турлоги любят и охраняют, – уединение.
– Но никто, если этого можно избежать, не посещает добровольно ваш мир, – ответила она, – и сами вы никогда не проявляли интереса к освоению иных планет. Контакты между турлогами и другими расами и так сведены к минимуму.
– Нет, вы не поняли. Это ваш высокий спутник смог разгадать это. Мы любим уединение. Как нас ни мало, но наша родная планета кажется нам слишком перенаселенной. И Галактика слишком перенаселена... и слишком негостеприимна, слишком шумна. Блеск, какофония, суета – вот суть тот места, где мы вынуждены делить с другими наше обиталище. Лишь в невообразимо далеких просторах пустоты и тишины находим мы искомое личное одиночество. Самым большим нашим сожалением во все времена было то, что мы не способны выжить в вакууме, поскольку, если бы мы могли, то неизбежно бежали бы в великую пустоту между галактиками. Наша же, – продолжал турлог, – просто роится другими разумными существами. Постоянно размножаясь, они расползаются повсюду, заполняют первозданные незаселенные миры, лишая радости одиночества единственных, кто мог бы ее воистину оценить, загрязняя чистый эфир своими подпространственными переговорами и судами. Триллионы и триллионы их – дышащих, кормящихся, плодящихся. – Голос турлога становился все более расплывчатым. – Одна беспредельная, громоздящаяся чудовищность мыслящей плоти.
Такого излияния Страат иен не ожидал.
– Но вы же не хотите сказать, что Турлог имеет отношение к развязыванию Великой Войны?
– Нет. Это был бы нецивилизованный жест. Мы поддерживаем войну, потому что, как и все мыслящие существа, не имеем желания быть водворены в это метафизическое Назначение Амплитура. Условно, мы не были разочарованы их появлением.
– Это кощунственно. – Негодование пересилило в Лалелеланг страх.
– У нас, как совершенно справедливо подметил ваш спутник, совершенно различное видение. Учтите, что из всех разумных существ только турлоги могут одновременно размышлять над двумя вещами. Война показалась нам очень полезным способом замедления, а может быть, и сокращения неконтролируемой экспансии назойливых жизненных форм. Обширные межвидовые конфликты снижают прирост населения и оттягивают ресурсы от освоения блаженно пустых миров. А это, вкратце, способствует уединению. Так оно и случилось, чем мы весьма удовлетворены. Мы приветствуем многотысячные потери с обеих сторон. Было бы гораздо приятнее, если бы были задействованы средства массового уничтожения, и мы, по мере возможности, пытались подвести к их использованию, но Амплитур хочет преобразовать жизнь, а Узор – сохранить цивилизованный мир. И это достойно сожаления. Лишь в одном случае удалось нам заставить атакующих преодолеть нежелание, вызванное предубеждением против уничтожения в удовлетворительных масштабах.
– Хусилат! – воскликнул Страат иен. – Вы ответственны за случившееся на Хусилате.
– Нет. Помутившиеся криголиты несут ответственность за Хусилат. Наши рекомендации дальше не пошли. В конце концов, те, кто превысил свои командные полномочия, были привлечены к ответу Амплитуром. Как жаль, что они такие цивилизованные.
Неван изучающе глядел на турлога.
– Итак, вы советуете Узору по вопросам стратегии и тактики, а потом передаете информацию Амплитуру, чтобы те смогли принять должные контрмеры? Исследования привели меня к тому, что именно так обстояло дело на Хусилате, но у меня не было доступа к достаточной статистике, чтобы понять, насколько это была широко распространенная практика.
– Именно так мы поступаем при первой возможности. И достойно прискорбия, что мы не можем участвовать в каждом бою, в каждой рекогносцировке. И действовать мы также вынуждены ненавязчиво, чтобы не было замечено, что мы играем на обе стороны в ущерб каждой из них. Мы и предположить не могли, что первым, кто это подметит, будет человек. Какой прилив восторга мы испытали, когда ваш вид был втянут в войну! Первоначально ведь нам приходилось дополнительно страховаться, чтобы Амплитур и в самом деле не выиграл войну. Впоследствии же вы очень помогли очистить этот переизбыток от множества роящихся существ. Теперь же, – продолжал турлог, – проблема заключается в том, что ваш собственный вид излишне преумножается, и уже над Узором нависла опасность стать победителем. У нас трудности с вашим обузданием, но мы что нибудь придумаем. Война, по мере того как она тянется, ослабляет обе противоборствующие стороны. Ваши перенаселенные так называемые цивилизации споткнутся и упадут. И мы с гордостью предвкушаем вашу полную взаимную аннигиляцию. Нам не нужно владычество – нам нужно отсутствие тех, кто владычествует. Лишь тогда Турлог вновь познает истинное уединение. Только тогда мы снова заживем мирно и одиноко.
– По моему, вы и сейчас совершенно один, – сказал ему Страат иен. – Вы здесь изолированы сильнее, чем вам кажется.
– Я чувствую в ваших словах сарказм вместо сопереживания. – Турлог слегка двинул свою тушу. – Время разговора подошло к концу. Неван напряг пальцы.
– Вы грузны и неповоротливы. У меня нет оружия, но я и так разорву вас на части.
– У меня под панцирем внизу кнопка, которую я могу нажать, чуть просев. Хочу заострить ваше внимание на том, что в настоящее время мы находимся в герметично запечатанном помещении. А также, вам, может быть, известен тот факт, что благодаря очень замедленному метаболизму, турлоги выживают, пусть и не очень длительное время, при пониженном атмосферном давлении, которое губительно для всех прочих форм живых существ, дышащих кислородом. Я вовсе не подразумеваю под упоминанием об этих обстоятельствах ничего, что можно было бы рассматривать в том же свете, как, скажем, извлечение предмета, разработанного специально для уничтожения других живых существ, будь то нож или ружье. Я просто довожу до вашего сведения, что если вы сделаете движение в мою сторону, я расслаблюсь. Кнопка, о которой я вам поведал, окажется нажатой, что приведет к одновременному запечатыванию входной двери, через которую вы сюда проникли, и откачиванию воздуха в той степени, которая будет неприятна для меня, но смертельна для вас.
– Но вы ведь этого не сделаете. – Страат иен смотрел в выпученные окуляры.
– Не сделаю? – Тело в тяжелом панцире немного осело, Лалелеланг резко глотнула воздух. – Почему не сделаю?
Глаза Невана не моргали, голос был ровный и холодный.
– Потому что я вам говорю, что вы не можете.
Турлог чуть заметно задрожал. Транслятор заскрежетал:
– Я... собираюсь...
– Не собираетесь. – Неван сделал шаг вперед, Лалелеланг метнула на него безумный взгляд. – Вы сделаете следующее: подниметесь очень осторожно с предмета, на котором сидите верхом, и отойдете влево, так, чтобы оказаться рядом с иллюминатором. После этого вы будете стоять там, пока я не скажу вам делать другое.
– Я... не... – Глазные стебли бегали в явном возбуждении. Турлог поднялся и тяжело просеменил к окну до потолка, так же неохотно, как борец сумо, покидающий татами по решению рефери. На пластинах панциря заиграли блики рассеянного солнечного света.
Хохолок Лалелеланг был полностью поднят, переливающиеся перья светились в нездоровом свете.
– Он сделал в точности, что вы приказали, Неван. Почему?
– Не сейчас, – рассеянно ответил он и направился к турлогу. Тот ждал его у окна, не в силах сойти с места.
– Вся команда турлогов занята двойной игрой? Отвечать!
Клокочущий ответ раздался не сразу. Турлог говорил помимо своей воли.
– Нет. Те, кто выбран в этом участвовать, стараются действовать согласованно. Другие же тяготеют к традиционной изоляции и предпочитают не иметь контактов ни с одной из сторон.
Страат иен издал удовлетворенное рычание.
– Значит, не весь вид повинен целиком. И то уже что то. – Он удвоил концентрацию.
– Прекратите... это, – промямлил турлог.
– Вынужден. – Неван не отрываясь смотрел сосредоточившись на хозяина.
– Вы... как амплитур.
– Заткнуться! – После того как все его подозрения и страхи подтвердились, Невану было не до нежностей. Он знал, что Лалелеланг пялится на него, открыв клюв от удивления, но не мог даже на секунду перевести на нее взгляд. То, что он делал, требовало полного внимания. Сфокусировать усилия помогали память и знание. Хусилат, его прадеды, погибшие родственники, которых он не знал, о которых уже не узнает. И большая часть этой муки – по вине двуличных турлогов. Но не случись Хусилата, не было бы и Возрожденных, не было бы бесценного Раньи аара, не было бы пробуждения дремлющего в Человеке таланта, равного амплитурскому. Вероятно, так оно было бы и лучше. Откуда ему знать? И никто не узнает. Дар раскрылся, стал реальностью, передавался из поколения в поколение, и тем, кто обладал этим даром, приходилось им пользоваться. Хорош он или плох, но ни его, ни возможностей им открываемых, игнорировать нельзя. Он решил начать с глазных стеблей и добраться до жизненно важных органов. Вопросы, конечно, возникнут. Много вопросов. Турлоги высоко уважаемы. Но он найдет выход, изобретет удовлетворительные предлоги. Гибкое крыло схватило его, встряхнув его разум, если не руку.
– Вы не можете. Это турлог, цивилизованное существо.
– Предатель. Он предал вас, меня, весь Узор. Не лучше криголита или мазвека, – жестко ответил он. Она увидела убийственный блеск в его глазах и отпрянула. – Он должен умереть.
– Будут вопросы.
– Я разберусь с ними, где бы они ни подняли голову. С такими нужно разбираться. Другого пути нет.
Он склонился вперед. Парализованный турлог дрожал, но убежать не пытался. Не мог. Импульс, вложенный Страат иеном в его сознание был непреодолим. «Хотя...»
Он ведь может избавить ее от сцены насилия, осознал он. Он выпрямился и обратился к беспомощному противнику властным тоном.
– Встреча прошла очень интересно. Мы высоко ценим высказанные вами мнения, а вы, несомненно, оцените наши. Вы согласны? Турлог ответил без промедления.
– Да... Очень... интересно.
– Иногда бывает полезно, чтобы представители различных видов обменивались мнениями, хотя бы и по самым незначительным поводам. Не так ли?
– По незначительным поводам. – Турлога пошатывало. – Это очевидно.
– А теперь нам пора. – Страат иен повернулся и направился к выходу.
Пришибленная, но все воспринимающая Лалелеланг засеменила рядом. – После того, как мы уйдем, вы обнаружите, что дальнейшее существование не имеет для вас никакого смысла, и примете должные меры к исправлению этого положения. Спасибо за то, что уделили нам время.
– Заходите еще.

***

Турлог двинулся обратно к возвышению на полу. Лалелеланг напряглась, когда он протянул тяжелую конечность к невидимым кнопкам, но он просто открыл дверь.
Дверь закрылась за ними тут же. Они снова были в подземном коридоре.
Она дождалась, когда покажется лифт.
– А как ты можешь быть так уверен?
– Уверен в чем? – Он шел рядом с ней, глядя прямо перед собой, выражение на лице мрачное, мысли неизвестно где. Необходимо будет оповестить Ядро о предательском двурушничестве определенных турлогов. Этих конкретных антисоциальных чужеземцев нужно обработать, как он только что обработал их представителя на Чемадии. Надо будет послать или перевести на соответствующие позиции людей. Операция будет нешуточная и займет много времени, но все же менее рискованная, чем пытаться устранить изменников всем скопом. Физическое насилие такого масштаба неизбежно привлечет к Ядру слишком много грубого внимания.
Кроме того, в этом нет необходимости. Те турлоги, что орудуют в составе сил Узора, доступны для индивидуального подхода и дознания. А потом, если необходимо, можно с ними и разобраться. Пухлое изменение посредством ментального внушения системы взглядов выявленных двурушников будет более чем неадекватным решением: оно не исключает опасности того, что Амплитур снова вступит в контакт с бывшим союзником, обработанным таким образом. Весь этот древний заговор должен быть устранен без следа, так, чтобы Узор и не догадался о его существовании. А для этого необходимо, чтобы несколько членов Ядра провели правильное внушение.
Лалелеланг оглядывалась вдоль прохода.
– Как вы можете быть уверены, что теперь, после того, как мы ушли, он не вернется к прежним мыслям и не будет действовать, как прежде?
– Потому что знаю это из моего предшествующею опыта. Он подчинится моим указаниям.
– А он не вспомнит, что вы с ним проделали и не примет контрмеры?
Он коротко покачал головой, зная, что этот жест ей знаком и она его поймет.
– Если он попробует припомнить наше посещение, то его посетят смутные и расплывчатые воспоминания ни о чем особенном. Со временем он перестанет пытаться вспомнить. – Тон его был зловещим. – И тогда он исполнит мое последнее предписание.
Двери лифта раздвинулись, они вошли.
– Вы совершили насилие над его сознанием.
Он нажал кнопку того уровня, на который им было нужно. Двери закрылись, и кабина двинулась вверх.
– Нет. Я просто ему это внушил, а он воспринял.
Она очень остро ощущала, что в кабине они совершенно одни. И, однако, он не двинулся на нее.
– В точности так же, как вы «внушили» ему убраться от кнопки для снижения давления и застыть без движения у окна? Это гораздо больше, чем простое внушение. Он не мог сопротивляться вам. Он был беспомощен.
– Я могу говорить очень убедительно, – сказал он ей, понимая, что никакими словами не сотрет в ней того, что она видела собственными глазами.
– Тут дело было не только в искусных словах. У турлога еще хватило здравого смысла, чтобы распознать это. Он успел сказать, что вы воздействуете на его сознание, как амплитур. Вы обработали его так же действенно, как если бы на вашем месте был амплитур. – Учитывая положение, в котором они находятся, она очень хорошо владела собой. Он не мог этим не восхищаться. – Полковник Неван, кто вы?
Он вздохнул.
– Это дар, которым обладают очень немногие из нас. И все – потомки возрожденных коссуутов. Вы помните суть амплитурского эксперимента – они видоизменили захваченных в плен человеческих детей, заставив путем генетического вмешательства в мозг и тело поверить, что они представители Ашрегана, и драться на своей стороне. Когда же великий Раньи аар, первый ашреган человек, захваченный Узором, добился хирургического восстановления своего человеческого Я, произошла перемена, которую не предвидели ни восстановленные, ни хирурги гивистамы, проводившие операции. Амплитуры вставил в мозг каждого человеческого ребенка с задницей ашрегана по специально разработанному нервному центру. Этот нервный центр был специально рассчитан на то, чтобы блокировать способность человеческой психики сопротивляться проникновению в нее амплитуров. Гивистамские же хирурги искусственно отсекли этот придаток от остальных участков мозга. Они думали, что этого хватит раз и навсегда, но недооценили заложенную в амплитурской органической инженерии сопротивляемость. Без ведома хирургов и кого бы то ни было, нервные связи спонтанно регенерировались. Но вместо того чтобы прирасти нервными окончаниями опять туда же, куда это предусмотрели амплитуры, этот искусственный нервный центр проник и прирос к другому, ранее не задействованному участку головного мозга человека. И тем самым был активизирован такой человеческий талант, о котором ранее и не подозревали. Оказалась задействованной своего рода способность «внушать» другим разумным существам, подобная той, которая всегда была у амплитуров. В случае с нами их хитроумная генетическая манипуляция ударила по ним самим. Так же, как и амплитуры, мы не в состоянии «внушать» представителям собственного вида. И – в отличие от них – мы не можем связываться друг с другом телепатически. Зато, насколько мы понимаем, полностью восстановилась наша способность не поддаваться их вмешательству. И в этом смысле мы более совершенны и, следовательно, более опасны, чем они. Но только для них и их союзников.
Мы очень разборчиво подходим к тому, когда и где можно применить нашу способность. Очень разборчиво. Вы видели пример тому во время битвы за возвращение дельты, когда сержант Коннер убедил отделение массудов вернуться на поле боя.
– А, так вот почему вы неоднократно меня об этом расспрашивали.
Страат иен кивнул.
– Я сказал ему, что вы ничего не подозреваете, и это была правда. В то время. – Он оценивающе посмотрел на нее. – Я не ожидал, что турлог сможет угрожать нам обоим в той степени, чтобы я не мог справиться с ним физически. Но когда такое произошло, у меня не оставалось другого выхода – только внушение. Ни на что другое просто не было времени. Совершенно спокойный, он нажал кнопку «стоп». Лифт замер между уровнями. Она смотрела, как он поворачивается к ней лицом.
– К сожалению, вы увидели сегодня более чем достаточно, чтобы понять, что происходит, даже если бы турлог и не подсказал вам ключ к истине. И теперь, когда вы заставили меня все объяснить и сами все поняли, что, по вашему, мне надлежит сделать с вами? – Кулаки его сжались, мускулы напряглись в ожидании. Что она теперь могла сделать? Она молчала, но мозг ее бешено работал. Ответ ее был для него полной неожиданностью. Но ведь, так долго проведя в ее обществе, столько пронаблюдав за ней, он мог бы и предположить, что скажет она что то из ряда вон выходящее.
Она не стала умолять сохранить ей жизнь, не стала пытаться изложить свою точку зрения. Она и не попыталась с ним спорить. Она просто сказала:
– Разрешите мне изучать вас!
– Простите?
– Изучать вас, ваш народ, видоизмененных людей. Ведь им необходим историк. Тот, кто сможет неявно наблюдать за ними, фиксировать их деятельность, и это не может быть другой человек, который обязательно по нелепости засветит их перед остальным Узором, не говоря уже об остальной, неусовершенствованной части Человечества. Посторонний, со специальной подготовкой, способный пронаблюдать, проанализировать, внушить что нибудь полезное... отнюдь не насильственно.
– Сами себя изучим, – проворчал он.
– Но не так, как сможет не человек. Я могу предоставить взгляд со стороны на ваше состояние и развитие, которого вы иначе не получите. И кроме тот, могу поспорить, что среди вас нет ни единого ученого социоисторика.
– Я ни об одном не знаю, – взорвался он, – но это же не значит...
– Конечно, значит, – быстро перебила она. – Вы все обучены военному ремеслу, ведению боя. Этому всех людей обучают испокон веков. Так и должно быть. И у вас нет ни времени, ни навыков, чтобы должным образом рассмотреть себя. Понимаете? Очень многое можно познать.
– И, я полагаю, именно вы этим и займетесь?
– А кто лучше меня к этому подготовлен? Кто среди представителей других рас больше времени потратил на ваше изучение? – Внезапно он понял, что ее возбуждение вызвано желанием, а не страхом. – Я вижу это, просто как продолжение той работы, которую я уже и так веду. Очень интересное продолжение.
– Смертельное продолжение.
– Задумайтесь, какую неоценимую роль может это сыграть для вашего народа, – горячо спорила она. – Я могу быть рядом: наблюдать, записывать, анализировать. Это даст вам качественно отличную картину вашего развития. Он прислонился к стене кабины.
– А когда вы решите, что фактов накопилось достаточно, то в один прекрасный день исчезнете и откроете все ваши изыскания Узору, и они устроят нам погром.
– Нет! – Ярость в ее голосе поразила его. Поразила она и ее, но она не извинилась и не отступила. Вот один из тех моментов, подумалось ей, когда полезно бывает перенять некоторые из человеческих качеств, изученных ею. – Я этим буду заниматься не только ради вас, но и ради себя. И я абсолютно все, записи и прочее, буду отдавать под ваш непосредственный контроль. Кроме того, – стойко заявила она, – до тех пор, пока я работаю в сопровождении вас, убить вы меня в любой момент успеете. Мне кажется, что я, в данном случае, рискую гораздо больше вас. Довольно долго он не мог вымолвить ни слова и только смотрел на нее в немом восторге.
– Записи легко скопировать, – вымолвил он, наконец.
– Я буду все оригиналы тут же отдавать вам на хранение, как только они будут сделаны.
– Вы торгуетесь ради спасения собственной жизни.
– Я спорю ради предоставившейся уникальной научной возможности, – возразила она. Как он ни пытался, но не мог убедить себя в том, что она хоть в чем то лжет. – Если бы не так, разве бы я предложила находиться все время в непосредственной близости от вас? – Гребешок ее, наконец, расслабился. – Это было бы величайшим достижением моей профессиональной карьеры. Наконец то после меня осталось бы что то действительно полезное. У вас на сохранении, конечно.
– Я не очень...
Видя его колебания, она отважилась на последний свой аргумент.
– Не забывайте, что в любой момент вы можете внушить мне, чтобы я все забила о сегодняшнем. Вы даже можете внушить, чтобы я забила вообще все, что знаю. Вы можете внушить, чтобы я убила себя, как сделали это с турлогом. – Ее певучий, дрожащий голос смягчился. – Насколько я разобралась, вы вполне могли уже внушить мне это, заронить в сознание. Но я все равно стою здесь и предлагаю вам помощь и доверие. Она ухитрилась предвидеть все – от возможных возражений до зримых альтернатив. Ему тяжело было поспевать за ходом ее мысли. Впервые он осознал, какой воистину небывалый разум скрывается за этими бледно голубыми глазами, птичьей головой, откровенно декоративными перьями.
– Но вы могли бы убить меня, – пробормотал он, – и улизнуть с полученными знаниями. Она издала свистящий смех.
– Я же вейс. – Неужели вы искренне способны представить меня, несмотря даже на все, что я пережила, замышляющей и претворяющей в жизнь план убийства человека? И даже если бы я настолько рехнулась, чтобы попытаться, неужели вы думаете, что не смогли бы остановить меня?
– Извините. Ставки слишком велики, и я вынужден рассматривать всякую возможность.
– Я знаю. – Она откровенно ему сочувствовала, и от этого было только тяжелее. – Позвольте мне сказать вам, что вы в настоящее время испытываете. Вы чувствуете себя в изоляции – как от нормальных людей, так и от вашего особого вида. Вы уникальны. Как, в своем роде, и я. Мы оба в изоляции, полковник Неван. Вы – по генетическому предопределению, я – по выбору профессии. И если каждый окажется в состоянии понять ситуацию другого, то это позволит нам работать вместе ко взаимной выгоде.
– Вы сумасшедшая, вы знаете? – пробормотал он.
– Нет. Я просто из тех, кто полностью посвятил себя своему призванию.
И я вижу уникальную возможность записать и изучить одно из интереснейших явлений в развитии межрасовых отношений за последние тысячелетия. Я не думаю, что это повод рядить меня в тогу сумасшедшего. Может случиться даже так, что подобные вам и представляют из себя тот самый необнаруженный фактор, который позволит отмести мою пессимистическую гипотезу. Он моргнул.
– А как это возможно? Я же говорил вам, что на других людей мы воздействовать не можем.
– А кто вправе говорить, что вы можете, а что – нет? Каким образом ваш народ может или не может влиять на пути развития Галактики? В настоящее время ваше присутствие на общественной сцене Узора хрупко и запретно. Но кто может сказать, как и когда это может измениться? Вы представляете из себя совершенно новую составляющую социальной эволюции. Никто не мотает сказать, в каком направлении может в будущем сказаться ваше влияние, а тем более, когда кончится война. В каждом новом поколении ваш талант может усиливаться или ослабевать. Невозможно предсказать. Можно только записывать и изучать, анализировать, с тем, чтобы вы как можно лучше были подготовлены к тому, что может произойти. Так позвольте мне, которая способна предложить кое что из того, что не могут сделать ваши сородичи, поучаствовать в этом. Я нужна вам, полковник Неван. Вам и вашему народу понадобится мой взгляд. Хрупкая, оперенная, пышно украшенная фигурка выжидательно смотрела на него. Он знал, что одной рукой может свернуть тонкокостную, гибкую шею, так же, как мог внушить ей, что, выйдя на поверхность, следует первым делом утопиться в море или прыгнуть с крыши самого высокого здания. Она беспомощна перед ним – физически и ментально. Вот только... слова ее не лишены смысла.
К тому же он в любой момент может убить ее и потом, придумав более тонкий подход.
– А вы не боитесь оставаться рядом со мной, зная, что я в любое время могу от вас избавиться или внушить, чтобы вы сделали это сами?
– Конечно, боюсь. Я одержимая, но не тупая. Но вся моя жизнь состояла из риска в интересах дела. И едва ли я изменилась. – Страат иен подумал, что так, обычно, говорят люди.
– Я буду следить за вами ежеминутно. И если мне покажется, что вы затеяли побег или решили хоть словом проболтаться о том, что узнали... Голова ее качнулась, она оборвала его.
– Я знаю. По иному было бы глупостью с вашей стороны.
Он протянул руку – и она инстинктивно сжалась.
– Уважаемый ученый историк Лалелеланг с Махмахара, добро пожаловать в Ядро.
Негибкий клюв не позволял ей улыбнуться, да она и не собиралась. Крылья и тело, шея и глаза, перья и ресницы – все закрутилось в самых отточенных жестах, выражающих восторг.
Большинство из них, конечно же, прошли впустую для невосприимчивого представителя Человечества.

Глава 12

Все на базе были огорчены и шокированы, когда обнаружилось, что проживающий там турлог умышленно проломил перегородку, отделяющую его покои от подводной части бухты, и в одиночестве утопился в хлынувшей внутрь морской воде. Все не преминули вспомнить, что турлоги – существа неимоверно меланхоличные, широко известные своим разочарованием в жизни, как таковой. Хотя самоубийства среди них случались не часто, прецеденты были. Командование Узора по долгу службы было опечалено потерей стратегического советника.
Амплитур, со своей стороны, тоже перевал об утрате одного из самых ценных двойных агентов в военной структуре Узора – погоревал и забыл. Такие потери хотя и были достойны сожаления, но в целом оказывали незначительное влияние на ход великого противостояния. Страат иену приходилось все время убеждать себя, что он принял верное решение. Благодаря всему, что они пережили вместе с Лалелеланг, он доверял ей, насколько член Ядра вообще может доверять постороннему. В каком то смысле с ней было даже проще, чем если бы на ее месте был человек не из Ядра. Но он постоянно следил за ней и в результате своего выбора никогда не мог почувствовать себя до конца спокойно.
Однако же, как она и указывала, он в любой момент может исправить ситуацию, было бы желание.
Она очень заботилась о том, чтобы не вызывать у него ни малейших подозрений, и работала постоянно в непосредственной близости к нему. А также аккуратно записывала для него все свои нечастые разговоры по подпространственной связи, а он тайком прогонял их через большую систему дешифрующих программ. Каждый раз все оказывалось чисто. Она не делала попыток послать на родную планету тайных зашифрованных посланий. Большая часть того, что она передавала, состояла из общих фраз и традиционных приветствий сестрам по триаде.
Вдобавок ко всему, ему в конце концов пришлось иметь дело не только со своими, но и с чужими подозрениями.
Было неизбежно, что рано или поздно ее придется представить другим членам Ядра на Чемадии. Всего таковых имелось четверо: сам Неван; младший капрал Мак Коннелл; штабс капитан Инес и недоверчивый сержант Коннер, который в настоящее время принимал участие в боях и присутствовать не мог. Все они и составляли представительство Ядра на Чемадии. Сидя на узкой полоске пляжа у единственного мелководного участка бухты, они разглядывали своего короткого, мускулистого коллегу почти с такой же подозрительностью, как и миниатюрную, тощую вейсскую самку, сидящую сбоку и поигрывающую своими замысловатыми украшениями.
– Никак не могу поверить, что ты ей все рассказал. – Хотя капитан Магдалина Мария Инес была едва ли крупнее Лалелеланг, она могла бы стереть ее в порошок, даже не вспотев. Произнося это, капитан без малейшего уважения взирала на историка. Лалелеланг отработала прием, позволяющий ей полуприкрывать глаза и делать вид, что она с полным вниманием воспринимает то, что говорят люди. Это позволяло ей лучше переносить хамские, нервирующие, убийственные людские взгляды.
– Она там была, – объяснил он. – Она задавала вопросы. Рано или поздно она сама догадалась бы об остальном. И, как я уже объяснял, у меня были причины посвятить ее в остальное. Я считаю ее аргументы вескими. Она может быть нам полезна.
– Мог бы попытаться скрыть. Сказал бы ей что нибудь еще, объяснил чем то другим. Сказал бы, что у тебя одного такой дар. – Мак Коннелл был самым молодым из трех, но мнение его было не менее значимым, чем мнения остальных.
– Нет, – покачал головой Страат иен, – рано или поздно она сама бы выяснила. У нее слишком хорошо получается прослеживать взаимосвязи. Я же говорил: Коннер боялся, что со временем она выведет что нибудь из его столкновения с массудами. Лучше уж так.
– Особенно, если убить ее, – спокойно добавила Инес.
Лалелеланг сохраняла спокойствие. Страат иен ее к этому готовил, и она никак и ни на кого не могла тут повлиять. Он привлек внимание товарищей.
– Я считаю подобное расточительством. Я уже упоминал о ее тезисе, с которым не согласен.
– Нет, только представьте, чтобы мы напали на массудов или на гиви! – Мак Коннелл издал недоверчивое фыркание.
– Она делает доброе дело. Именно это я и называл необходимостью взглянуть на себя со стороны. Ядру это принесет немало пользы. Уверяю вас, что она в этом заинтересована чисто профессионально. – Он глянул на Лалелеланг. – Взгляните на нее. Вы думаете, она тут сидит и думает, проголосуем мы за ее казнь или против? – Мак Коннелл и Инес невольно повернули головы в сторону безобидного вейса. – Нет. Она сидит и горюет из за того, что я запретил ей принести на наше собрание аппаратуру для записи. И если мы проголосуем за то, чтобы убить ее, она будет жалеть лишь о том, что и этого не сможет записать. В ней нет ничего, кроме независимого духа исследования, упрятанного под ворох перьев.
– Я не знаю... – Инес осталась при своем мнении.
– Она даже полагает, что наше существование может оказаться сдерживающим фактором в предвидимых ею агрессивных устремлениях Человечества в послевоенный период.
Инес заморгала, глядя на полковника.
– Если, конечно, сначала согласиться с достоверностью ее безумной теории, то все равно, как мы, интересно, могли бы это сделать? Ты ведь ей, должно быть, объяснил, что на других людей мы влияния не имеем.
– Она настаивает, что мы не можем сами знать все до конца о себе и своих способностях. И с этим не поспоришь. Восстановление произошло всего несколько поколений назад. Кто может сказать, что разовьется или не разовьется со временем? Мы ведь и сейчас не прекращаем учиться. Мне на ум приходит множество соображений, по которым безопаснее и полезнее получить точку зрения не человека на дело Ядра, чем, скажем, человека не из возрожденных.
Мак Коннелл кивал.
– Мой опыт, конечно, меньше вашего, сэр, но я вижу смысл в вашем предложении. Если только она не врет и если ей можно полностью доверять.
– Я уже объяснил, какие принял меры предосторожности, – ответил Страат иен. – Она знает, что я могу убить ее в любой момент, когда мне заблагорассудится, или заставлю покончить с собой. Она знает, что любой из вас может убить ее или внушить ей то же самое, независимо от того, хочу я этого или нет.
– Что правда, то правда, – отчетливо прошептала Инес.
Лалелеланг расслышала и распознала скрытую угрозу, но квалифицировала ее как абстрактные научные данные. Если удается свести все аспекты нецивилизованной деятельности людей просто к научным фактам, то можно слегка отстраниться эмоционально от их маниакального поведения. Это было частью разработанного ею по необходимости искусства выживания.
– И тем не менее, вот она сидит, тихая и сосредоточенная, а трое людей дебатируют – прикончить ее или нет. Она разве о чем нибудь к нам взывает? Или пытается убежать? Нет. И знаете почему? – Страат иен улыбнулся. – Потому что она хочет только одного – помочь нам, а также потому что, хотя мы и настояли, чтобы она не брала с собой аппаратуру, она все равно сидит и работает, все равно наблюдает. Она не заинтересована в том, чтобы нас выдать. Потому что, если она так поступит, она лишится возможности нас изучать.
Инес и Мак Коннелл обменялись взглядами. Капитан обратилась к старшему.
– Ты старше нас, полковник, и по званию и по опыту. Что скрывать, не очень то мне приятно такое развитие, но в твоих доводах смысл имеется. И если ты поручаешься за ее благие намерения, если ты уверен в этой чужачке, тогда я уступаю твоему мнению.
– Я тоже, – с готовностью добавил Мак Коннелл.
Лалелеланг ничего не сказала, ничем не выдала себя, но внутри почувствовала облегчение. На этом мирном, холодном пляже, в окружении безоружных, беседующих людей она была ближе к смерти, чем во время обоих посещений поля битвы, предпринятых ей за свою жизнь. Страат иен также позволил себе расслабиться.
– Я рад, что вы согласились. Не думаю, что об этом решении придется пожалеть когда нибудь нам или нашим сородичам.
– А турлоги то! – сказала Инес со смешанным выражением злости и недоверия. – Подумать только! Играли на две руки – разрабатывали тактические планы для нас и тут те сообщали их врагу – с тем только, чтобы добиться общего снижения численности разумных существ и создать себе условия для «уединения». Такою вероломства и от Амплитура не дождешься!
– Они ничего не могли с собой поделать, – объяснил Страат иен. – Такая уж у них природа. К счастью, число участников, похоже, невелико. Я уже успел провести кое какую последующую проверку, и тут спасибо Лалелеланг за помощь. – Мак Коннелл и Инес с одобрением посмотрели на вейса. – По причине этой своей нездоровой любви к изоляции, лишь очень небольшая часть вида принимает активное участие в планировании стратегии Узора, и далеко не все из них ведут двойную игру. Не забывайте: они любят действовать независимо друг от друга.
– Согласно тому, что ты сказал, все равно их вовлечено достаточное число, чтобы понаделать нам неприятностей, – заметила Инес. Мак Коннелл согласно кивал.
– И что мы будем с этим делать?
Страат иен правой рукой разгребал мелкую гальку, пропуская отполированные морем камешки между пальцами. В основном попадались жадеит и яшма, были также и кусочки агата и лунного камня. Не пляж, а россыпь полудрагоценных камней.
– Передадим пару слов членам Ядра на те миры, где есть активно участвующие в военных делах турлоги. Они смогут договориться о личной встрече с каждым из этих деятелей, и с теми из них, кто окажется связан с Амплитуром, разберемся персонально. Кое какая координация, конечно, потребуется – нельзя же, чтобы десяток турлогов трагически гибли почти одновременно.
– Тогда, сэр, ты разработай общий план, а я займусь его распространением, – заявила Инес.
– Слушаюсь. Только держи меня в курсе, капитан.
Лалелеланг слушала, и, несмотря на богатый опыт, у нее кружилась голова. Люди обсуждали план убийства такого числа разумных существ с хладнокровием того рода, будто собирались выкуривать мошкару из комнаты. Ни заминки в речи, ни сожаления в жесте. Ни разу не обмолвились они о возможных альтернативных решениях, несомненно, уже мысленно избавившись от тягостных оков цивилизованного поведения.
Продолжая обсуждать план, они совершенно не обращали на нее внимания, и за это она была им благодарна. Несмотря на свои лекарства и упражнения, участия в обсуждении она бы принять, вероятно, не смогла. Само по себе присутствие здесь и смысл творящегося приводили ее в ужас. Инес встала.
– Но знаешь, Неван, мы не можем держать втайне такое развитие событий. – Она смерила взглядом тихую, молчаливую чужачку. – Необходимо будет поставить в известность высшие органы Ядра.
– Я сам намерен этим заняться. Я убежден, что они со мной также согласятся. – Он указал на Лалелеланг. – Она знает, что наше собрание не останется тайной, да она этого и не хочет. Чем больше членов Ядра будут знать о ней, тем больше у нее будет доступа к исследованиям.
– Очень смело или очень глупо, – проворчала Инес.
– Не то и не другое. – Теперь, когда ее судьба – по крайней мере, на ближайшее будущее – была решена, Лалелеланг была не прочь поговорить. – Я просто предана своему делу. И так было всегда.
– Восхитительно, – заявила Инес. – Восхитительная дурость.
– Пожалуйста, если хотите меня каким либо образом унизить, то сначала подумайте, а потом уже говорите.
Вейс, подумала капитан. Даже если их жизнь на карте – все равно выпендриваются.
– Я рада, Неван, что ты ей так крепко доверяешь, – шепнула Инес, когда уже позже они вместе с Мак Коннеллом двигались в направлении подпространственной связи, – но будь я на твоем месте, я все равно не спускала бы с нее глаз ни на минуту. Не важно, сколько она настаивает на том, что хочет нас изучать, хочет нам помогать. Все равно – она не человек. Она – вейс.
– И да и нет. Она уже переросла видовую принадлежность. Она чистый ученый.
– Надеюсь, ты прав, – размышляла Инес, когда они сворачивали за угол.
– Я молю Бога, чтобы ты был прав. Поскольку чертовски вероятно, что ты просто попался на наживку, закинутую этой пустозвонной, разукрашенной чужеродной фифочкой.
Если не учитывать бремя, которое она взвалила на себя, подумал он молча.
Душевная смута отражалась на его лице, как порывы сильного, жаркого ветра на вечно меняющемся узоре песчаных дюн. Лалелеланг поражалась богатству выражений, на которые было способно пластичное человеческое лицо. Жесткий клюв вейсов исключал мимику, но народ, к которому принадлежала Лалелеланг, с лихвой компенсировал это захватывающим дух многообразием жестов, несопоставимых по глубине и непостижимых в деталях для большинства других разумных существ.
– Вы по прежнему в них не уверены, да? Или во мне?
Они шли на утренний брифинг. Он резко взглянул на нее.
– Что вы имеете в виду?
– Я слышала все, что вы говорили двум своим друзьям, но внутренне вы сами еще не убеждены. Вы не уверены – то ли попробовать помочь мне в моей работе, попробовать извлечь из этого пользу, то ли убить меня. Мысли эти вертятся у вас в голове, и, как бы вы ни старались, вы не можете избавиться от них. А в результате – смятение духа.
– Сразу видно, что вы долгое время изучали людей. – Он был слегка поражен ее прозорливостью.
Делая крылом задумчивый жест, она уже понимала, что смысл этого жеста до него не дойдет.
– Как я уже неоднократно заявляла, это моя работа. Ни одно другое разумное существо не страдает от такой внутренней пытки, как раздумья о смысле бытия и прочее. Неуправляемая душевная мука присуща вашей расе вследствие разбалансированности эндокринной системы.
– Мы поняли это уже давно, – сказал он.
– Но вы еще не поняли, как с этим справляться. Не мудрено, что вы так агрессивны. Не мудрено, что вы бросаетесь в бой с таким отчаянным восторгом. Вы страдаете от очень коварных гормонов. Он чувствовал в его голосе жалость и сочувствие.
– Не надо их так ругать. Если бы мы были «нормальными», мы бы и половины пользы Узору не принесли.
– Это так, и именно эта область изучения особенно интересна для меня.
Но это не спасает ни меня, ни других от жалости к вам. Как жаль, что вы, возрожденные, со своим даром не можете внушать другим людям.
– Согласен. Но почему?
– Вы бы могли провести достаточно глубокую терапию, чтобы по настоящему поправить положение. Они свернули в узкий коридор.
– Счастливые люди не станут помогать в победе над Амплитуром.
– Печально, но факт.

***

Процесс искоренения двуличных турлогов шел эффективно и ненавязчиво. Члены Ядра передавали информацию родичам на других планетах, обычно посредством закодированных подпространствограмм, реже лично. Время от времени какой нибудь турлог становился жертвой несчастного случая. Кончина не вызывала особого интереса у его собратьев, которым так же безразличны были личные дела друг друга, как и дела представителей других народов. Все это слегка ослабило потенциал Узора в разработке и претворении в жизнь новых сложных стратегических замыслов. Но это ни в какое сравнение не шло с интеллектуальными потерями, которые понес Амплитур. Как ни трудились настойчивые и терпеливые неприятели, не удалось им отыскать причин такого кровопускания.
Повторный захват Узором дельты, а следом и ряда баз и укреплений выше по реке, переломил хребет вражеского сопротивления на Чемадии. С этого момента действия противника сводились лишь к упорным оборонительным боям и медленному отступлению под натиском сил Узора, наступающею и уничтожающего неприятеля по всей планете. Какие бы подкрепления не бросал на Чемадию Амплитур, все они оказывались несостоятельными перед лицом мощного наступления, развернутого Узором и возглавляемого человеческими силами. Когда, наконец, нападению подвергся их собственный всепланетный штаб, амплитуры организовали привычную судорожную контратаку без всякой надежды на успех – с единственной целью – дать высшему командному составу время ускользнуть на орбиту, к поджидающему там подпространственному транспортному кораблю. Суда сновали из подпространства и обратно, и Узору, как обычно, не удалось перехватить беглецов.
Эта неудача была скрашена официальным захватом последнего очага сопротивления на Чемадии. Еще один мир освобожден из под власти Амплитура, избавлен от насильственного подчинения чуждому и негибкому Назначению. Лалелеланг накопила такие запасы информации, что целые области, знала она, не удастся ей даже затронуть, поскольку жизни на это не хватит, даже если ознакомиться с ними самым беглым образом. Те вейсы, что придут после нее и захотят извлечь из всего этого пользу, найдут для себя интересных материалов на десятилетия работы.
И тем не менее останавливаться она не желала. Такой возможности может никогда больше не подвернуться – ни ей, ни другим вейсам. Поэтому она продолжала следовать за Страат иеном даже на самые скучные собрания, наблюдая, записывая и комментируя даже самую обыденную человеческую деятельность.
Он не обращал на нее внимания, настолько привыкнув к тому, что она в буквальном смысле слова вертится под ногами, что ежедневная рутина казалась бы ему не полной, если бы в ней отсутствовало ее внимательное участие. То же самое можно было бы сказать и о тех, с кем он работал. Первая волна ехидных шуточек и язвительных замечаний схлынула. Никто больше не удивлялся ее присутствию на заседаниях или вопросам, которые она с жадностью задавала солдатам в комнатах отдыха и в коридорах. Несмотря на бегство вражеского штаба, продолжались бои по очистке планеты от остатков сопротивляющихся криголитов, равно как и ранты по установке постоянных защитных систем наземного базирования. Последнее было необходимо, чтобы предупредить любые вражеские попытки вновь высадиться на Чемадии. В первые столетия войны Узор несколько раз был пойман на самоуспокоенности, когда, решив уже, что окончательно установил контроль над спорной планетой, подвергался со стороны Амплитура контрудару крупными силами и нес тяжелые потери в живой силе и технике. Но это было еще задолго до того, как в конфликт вступило Человечество.
Будучи высокоцивилизованными существами, амплитуры не были умственно приспособлены для разработки военной стратегии. Подобно массудам, ашреганам, гивистамам и прочим цивилизованным существам, им приходилось учиться этому путем мучительных проб и ошибок. У людей с этим процессом вопросов не возникало. В бою они чувствовали себя естественно и действовали без заминок. И хотя эта их способность делала людей этаким пугалом для остальных членов Узора, те прекрасно сознавали, какое из этот можно извлечь преимущество, и случая этим воспользоваться не упускали. Амплитур и братья их меньшие не успевали реагировать на действия людей. И не было ничего удивительного, что течение войны пошло совершенно в ином русле.

***

Лалелеланг сидела, поджав ноги, на пороге своей комнаты, которая выходила на несколько бронированных туннелей, соединяющих различные корпуса базы. На голом, истертом пластике сиделось ничуть не хуже, чем на чем либо еще, потому что вся мебель базы изготовлена была без учета особенностей вейсов. Присутствие вейсов не требовалось и не предусматривалось, а посему на спорные миры не поставлялось никакого оборудования, призванного обеспечить им жизненные удобства. Ей приходилось довольствоваться комнатой, оборудованной на случай неожиданного визита с'ванского советника. С'ваны же были низкими и плотными, в то время как вейсы – стройными и хрупкими, за исключением средней части туловища. Поэтому апартаменты были для нее крайне неудобными. И даже хуже – они даже не были украшены. У Вейса и С'вана совершенно различные жизненные ценности.
Она обходилась. Все лучше, чем спать за пределами комплекса, под открытым небом. И со с'ванскими удобствами было легче обращаться, чем с их уродливыми человеческими эквивалентами. По крайней мере, самые жизненно важные компоненты были ей доступны.
Она скользнула взглядом по прозрачной кровле крытого прохода. Теперь, когда Чемадия освобождена, бронированный щит постоянно убран и открыт доступ для теплых солнечных лучей прибрежного солнышка. Несколько местных растений, которые она была вынуждена приютить, чтобы хоть как то придать мрачному обиталищу вейский дух и цвет, тянулись вверх. Дверь поцокала – любимый дверной сигнал с'ванов, – и она встала, чтобы поприветствовать посетителя. Увидев Страат иена, она была слегка удивлена. Непривычно было, что он ее ищет.
Она пропустила его, слегка отступив в сторону, и он с трудом протиснулся, пригибая голову, под низкий свод с'ванского жилища. Не обращая внимания на неудобную мелкую мебель, он устроился, как мог, на мягком полу.
– Хотите подкрепиться? – отважилась она. – Выпить или закусить?
– Нет, спасибо. – Он быстро глянул на открытую дверь.
– Не то чтобы вы меня избегали, – продолжила она, – но это так не похоже на вас – разыскивать меня. Мне очень приятно составить вам компанию.
– Можете не тратить на меня вашу обычную вейскую вежливость, – ответил он. – Мы достаточно давно работаем вместе, чтобы была нужда притворяться. Я прекрасно знаю, что, как все вейсы, вы находите мое присутствие физически неприятным, особенно в небольшом замкнутом пространстве. Вы просто лучше это переносите. В его коротком ответе содержалось больше нарушений этикета, чем иной вейс совершает за год. Она это знала и не стала обращать внимания, как не обращала внимания на все подобные проявления человеческой неотесанности. С ними иначе было не сработаться.
– Есть кое что, о чем, я считаю, вам следовало бы знать. – До нее дошло, что он находится в состоянии мучительной внутренней борьбы. – Я решил довериться вам, Лалелеланг. Нет, именно по настоящему довериться. Она полуприкрыла глаза, защищаясь от его пронзительного, неосознанного звериного взгляда.
– Я это знаю. Будь это не так, я определенно бы некоторое время назад стала бы жертвой какого нибудь досадного происшествия.
– Правильно. – Он не делал ни малейшей попытки скрыть этот факт, дипломатически или еще как. – Я верю вам, потому что убежден, что вы полностью поглощены своей работой. Изучением нас для доказательства или опровержения той вашей давно вынашиваемой гипотезы о том, как поведут себя представители моего вида после окончания войны. – Он снова кинул взгляд на порог. – Я и сам очень много времени провел, размышляя об этом. Мы так часто это обсуждали, что я не мог над этим не задумываться.
– Я это знаю. – Похоже, ему нужна была поддержка.
– Лалелеланг. Среди моих внушающих сородичей ближних и дальних – у меня чуть ли не самое высокое звание среди военных. И добился я этого высокого ранга за сравнительно короткое время. Во всем Ядре всего трое выше меня рангом. Один из них – генерал Кувье, который в настоящее время находится на Асцее.
– Никогда о нем не слышала.
– И не могли, – проговорил он. – Он не вращается в академических кругах. Я только что получил от него личное сообщение. Так же, как и другие высокопоставленные члены Ядра. Есть обычная субординация – и есть субординация в Ядре.
Она показала, что понимает:
– Вторая используется, когда речь идет о таких делах, как случайно откинувший лапки турлог. Он кивнул.
– За долгие годы мы разработали наш собственный семейный код и другие скрытые методы обмена информацией. Нам пришлось сделать это. Вы же знаете, что с нами будет, если наш дар станет достоянием гласности.
– Но вы ведь отыскали меня в этой тесной комнате не для того, чтобы еще раз объяснить то, что я и без того прекрасно знаю?
– Нет, конечно. – Он заколебался, явно пытаясь собраться с мыслями. – Похоже, что шанс сделать окончательные выводы о состоятельности труда вашей жизни может представиться отнюдь не в столь отдаленном будущем, как вы думали. И, если уж на то пошло, как все думали. Она сползла с неудобного, кривого с'ванского сиденья.
– Вы что хотите сказать, полковник Неван?
– Кувье проинформировал меня, что Чемадия, похоже, последний шаг в долговременных стратегических планах, последнее звено в подготовительной цепи, которую командование Узора стремилось выковать в течение столетий. Но не в этом суть. Самый сногсшибательный секрет касается того, что было известно последние полвека, но только теперь было открыто военным ранга Кувье. Это уже о многом говорит. – Он оглянулся. – Чет нибудь я бы выпил, но у вас тут ничего не найдется достаточно крепкого для меня.
– Уж извините.
– Кувье уведомляет членов Ядра, следующих за ним по рангу. Мы должны сообщить нижестоящим. Но я решил также и вас проинформировать, поскольку это сказывается на вашей работе. Сильно. – Он доверительно склонился к ней. – Мы теперь знаем месторасположение миров Амплитура. Как только она переварила услышанное, гребень ее выпрямился.
– Неужели это правда? Пленные мазвеки и кораты и прочие всегда утверждали, что родина Амплитура невероятно далеко, что она недосягаема.
– Далеко – может быть. Недосягаема – нет. Это две планеты одной системы. Обе весьма традиционные – кислородно азотная атмосфера, обычная сила тяжести. Третья и пятая планеты от их солнца. Практически не вызывает сомнений, что это родные их планеты, а не ранние колонии. Ведь вам известно, что Амплитур активной колонизацией не занимался. Вместо того чтобы планеты осваивать, они занимались чем угодно другим.
– Впечатляюще.
– И это только ленточка от сюрприза. Задумайтесь вот над чем: за последнее десятилетие очень много войск, кораблей, техники, материалов было отведено в резерв. Тихо и спокойно, чтобы не возникало лишних вопросов ни у врага, ни у населения Узора. Я уверен, что вы этого не замечали и об этом не задумывались. Так же, как и я, и все остальные. Только самая верхушка командования знала, к чему все это. Была произведена большая аккумуляция сил в секторе, спокойном во всех отношениях. В разных кругах смутно поговаривали, что идет приготовление к крупному нападению на Чи'Хи – родную систему Криголита. Так вот, приготовления к нападению идут, все правильно, но когда оно произойдет, то удар то будет нацелен совсем в другом направлении – через гораздо больший кусок подпространства. Намечено атаковать пятую планету – Эил, а затем без промедления напасть и на Аил, прежде, чем Амплитур успеет перегруппироваться и создать значительную оборону обоих миров. Если это удастся, вы знаете, что это будет означать.
Лалелеланг окинула мысленным взором долгие столетия, прошедшие с той поры, когда впервые Массуд отправился на помощь расе под названием Сспари. Тысячелетнее сопротивление всепоглощающему Назначению Амплитура, десять веков войны и смерти.
И вот – тайные миры Амплитура обнаружены, и если удастся на них напасть и захватить, это будет означать Конец Войны. Как можно даже подумать о такой перспективе? Поколение за поколением жили и умирали, не позволяя себе даже мимолетной мысли о таком, считая это невозможным. А теперь человек убийца сидит, скрючившись, в ее комнате и говорит ей в своей невыносимо грубой, прямолинейной манере, что подобное достижимо.
– Родные планеты Амплитура, – невольно зашептала она. – Это же будет конец войны, ведь так?
– Тысяча с лишним лет войны окончатся, все, – вслух мечтал Страат иен. – Генетически и умственно изуродованные подчиненные расы будут освобождены от владычества Амплитура. Произойдет великий пересмотр союзов и соглашений. Возможно, образуется истинная Галактическая цивилизация – не такая, вынужденная к союзу обстоятельствами и опасностью, как Узор. Одним словом, мир. Если и не спокойствие.
Странно, подумалось ей, слышать, как человек рассуждает о состоянии, ему неведомом.
– А также это будет означать, что ваши теории пройдут испытание практикой, – продолжил он, – и, вполне возможно, еще при вашей жизни. Если удастся застать врага врасплох, то моему виду не придется больше сражаться ни с Мазвеком, ни с Криголитом, ни с Ашреганом, ни с Амплитуром. Мы с массудами разоружимся под благодарности признательного нам Узора. И от моего народа будут ждать возвращения на Землю и возврата к довоенным делам. – Он сменил позу, сидя на полу. – Вот только не можем мы все вернуться на Землю. Нас теперь слишком много, мы в огромном количестве рассеяны по множеству миров, помимо тех, которые начали уже осваивать. Преумножение Человечества всячески поощрялось и поддерживалось Узором. Нас призывали плодить столько солдат, сколько необходимо, чтобы помочь Массуду схватке с подчиненными Амплитуру расами. И все эти мужчины и женщины будут искать, чем бы теперь заняться, а работу всем можно будет подыскать только в деловом партнерстве с Узором. Нас придется, наконец, принять в него, поскольку остаться за пределами Узора – безрадостная перспектива. «А разве не так?» – подумала она.
– Но вы не думаете, что так произойдет. Ваша гипотеза утверждает, что мы не способны к мирной жизни, что мы затеем войну со С'ваном или еще кем нибудь.
– Как и все это время, я надеюсь, что окажусь не права, – успокаивающим тоном сказала она. – Новая война – между Человечеством и Узором никому не принесет выгоды.
– Мы бы выиграли такую войну, и вы это знаете, – тихо сказал он.
– Если бы на стороне Узора сражался Массуд, и со всей подразумевающейся материально технической поддержкой? Я отнюдь не уверена. Уверена я только в неоправданном уроне, который последует. В такой конфронтации будет один победитель – опустошение. – Она уставилась на него голубыми глазами. – Просто восхитительно, с вашей стороны, что вы мне это поведали.
Он встал, слегка пригибаясь, чтобы не удариться о потолок.
– Я сделал это не импульсивно и не потому, что я такой хороший. Мне пришлось долго и трудно над этим размышлять. Но по опыту я знаю, как хорошо вы умеете хранить тайны. Ваша работа стала неотъемлемой частью моей жизни. И я подумал, что пришла пора дать вам что нибудь взамен. Она изобразила замысловатый сидячий танец признательности, который восхитил Страат иена, хотя он ничего и не понял.
– Тем не менее, может быть, со всем этим придется разбираться нашим потомкам. Нападение может не удаться, или сражение затянется на долгие годы.
Он кивнул.
– Вы правы. Но даже, если и так, открытие сократит войну. Амплитур бросит все силы на защиту своей родины, а это значит, что им придется оголить остальные театры военных действий. И падение Мазвека и других союзных рас ускорится.
Она проводила его до двери.
– Но тогда это может занять еще сотни лет.
В коридоре он склонился к ней.
– Были времена, когда такое могло быть правдой. Но прошли. Не забывайте: теперь мы участвуем в игре.
Она закрыла за ним дверь, зная, что он сказал правду, и так не желая этого. Его открытие о предстоящих военных намерениях Узора проливали совершенно новый свет на ее работу. Неспокойно было от того, что все это пока гипотеза, – не подтвержденная и не опровергнутая.

***

– А я то думала, что между нами что то особенное, Неван.
Он продолжал собираться, чувствуя спиной ее взгляд.
– Ты ведь могла запросить, чтобы меня послали с тобой, – упорно настаивала она, – в качестве помощника или... не знаю. Ты умный, тебе и придумывать. У тебя достаточно высокое звание, чтобы это как то протащить. Он закрыл и запер чемодан.
– Бесполезно, Наоми. Твой рейтинг не позволяет тебе. Все было бы шито белыми нитками. Кто нибудь заметил бы – и начались бы неприятности. Такие, что никаким рангом не прикроешь. – Он приложил палец к замку, настраивая его на специфические биотоки своего тела, и перешел к другому такому же чемодану.
Он мысленно улыбнулся, вспомнив о Лал. Она сочла бы его багаж неуместно практичным. Ее аналог был изыскан по форме и отделке, отражая традиции вейсского дизайна.
Наоми не отставала. Может быть, у нее и есть такое право, вяло подумал он, но ничем тут не поможешь.
– Ты что, так вот и собираешься уйти из моей жизни, делая вид, что между нами больше нет ничего? Я то лучше знаю, Неван. Ты можешь обманывать меня, но себя ты не обманешь. – Голос у нее стал трескучий, как на поцарапанной пластинке.
Он упаковался. Внезапно оказалось, что нет смысла и дальше возиться с чемоданами. Пришлось обернуться.
– На Чемадии было очень одиноко и опасно. У меня была своя нужда, у тебя – своя. По моему, мы неплохо друг другу подходили. Я очень не хотел бы терять с тобой связь, Наоми. Правда. – Он протянул руку и погладил ее по щеке. – Но просить, чтобы я нарушил порядки и правила ради того, чтобы ты могла отправиться со мной, этого я не могу. Наши с тобой обязанности не пересекаются, даже не смыкаются. И я не буду рисковать карьерой ради тебя, даже ради нас. Черт возьми, я и твоей карьерой рисковать не собираюсь. Если бы нас одновременно перевели на Землю или какую нибудь другую удобную службу, это было бы другое дело. Но так не случилось. К несчастью, такова Служба. Поверь, мне это тоже очень нелегко. Это просто факт, с которым мы оба вынуждены будем смириться. И ты, и я.
С мокрыми от слез глазами она отстранилась от его руки.
– Куда тебя посылают?
– Я не могу сказать. Ты же знаешь.
Она кивнула, потом резко глянула на него, так что он даже заморгал.
– Могу спорить, что уж она то точно отправится с тобой.
– Отправится? Кто? – От ее напора он опешил.
– Канарейка, с которой ты везде шляешься. Вейс проклятая.
Какое то время он никак не мог поверить в достоверность происходящего. Когда ему это, наконец, удалось, он только рот открыл от изумления, уставившись на нее.
– Наоми, ты что, ревнуешь к чужачке? Ты не хочешь ли сказать, что историк Лал, вейс с Махмахара, и я поддерживаем какие либо иные отношения, кроме профессиональных? – Он изумленно покачал головой. – Да какие еще отношения могут быть между нами?
Наоми не хуже его понимала, насколько безумно все это. Но это ее не остановило.
– Ты видишься с ней ежедневно. Вы с ней работаете, уединившись. Стоит ей потребовать – и ты рядом, только она тебе понадобится – и она тут как тут. Ты ей полностью доверяешь, ты мне сам рассказывал. – Она непокорно сложила руки на груди. – Я бы назвала это отношениями. Понимай, как знаешь.
– Я вовсе не доверяюсь ей.
– Нет? У вас общие тайны. Я это знаю, потому что, когда я спросила о вполне определенных вещах, о которых вы шептались, ты отказался мне о них рассказывать.
– Это часть моей работы. Дело – и только дело. – Она начала его раздражать.
– Ой ли? Ходят всякие байки и сплетни. Я всегда считала все это пустыми шуточками, но, пробыв на войне достаточно долго, можно всякого насмотреться и призадуматься.
– Наоми, – жестко сказал он, – ты слишком многое позволяешь своей фантазии от огорчения.
– Да? Хотелось бы в это верить. Только почему ты тогда убегаешь?
Он глубоко вздохнул.
– Никуда я не убегаю. Ты прекрасно знаешь, что меня переводят. Это все просто твоя дурацкая...
– Что? – перебила она. – Романтичность? Может быть. Разве тебе твоя вейс не говорила, что мы понятия не имеем об истинной романтике? О настоящей красоте? Что наша концепция романтики – всего лишь жалкая производная нашей противоречивой природы? Может быть, они и правы. – Она слабо пожала плечами. – Мне бы, конечно, хотелось их опровергнуть – прямо здесь и сейчас. Только, я полагаю, у меня не получится, так ведь?
– Историк Лал и я, мы уважаем друг друга за возможности, которые можем предоставить друг другу в профессиональном отношении.
– Ну конечно же. – Интерес ее увял. Голос потух. – Я лишь к тому, что эта пернатая видит в десять раз больше, чем я. И, насколько я знаю... Теперь уже он зло оборвал ее.
– Ничего ты не знаешь!
– Да. Наверное, ничего. – Глядя прямо перед собой, выпрямив спину, она напряженно проследовала мимо него прямо к двери, которая при ее приближении автоматически распахнулась, и, не оглядываясь, вышла. Дверь закрылась.
Он молча стоял у изножия кровати, зная, что пойти за ней значило бы совсем все испортить. Если бы она была из Ядра, то... но если бы она была из Ядра, то никакой стычки бы не произошло, в ней не было бы необходимости.
Мучительный конец взлелеянных отношений, по необходимости жестокий. Он устало вздохнул. После освобождения Чемадии Наоми и сама вскоре получит новое назначение. И если генерал прав, а сомневаться в достоверности его информации не приходится, то очень скоро все вооруженные силы Узора окажутся настолько заняты, что едва ли останется время размышлять о личных отношениях. Но, во первых, он, конечно же, не мог всего этого объяснить Наоми. А во вторых, он каким то чутьем понимал, что для нее это было бы малоутешительно.
Он знал, что они сроднились. Фронтовые связи были не редкостью, даже необходимостью, ибо поддерживали душевное здоровье участников боев. Понятно, что Наоми стремилась к большему. Но он был столь занят и поглощен своими делами, что не удивительно, что знаков этого не заметил. Естественно, они с Лал стали хорошими друзьями; даже близкими. И произошло это по причинам, которые он никому не мог перечислить, не говоря уже о разговорчивой Наоми. Они с вейс уважали знания и опыт друг друга. Если это назвать «отношениями», то пусть будет так. Но заходить настолько далеко, чтобы заподозрить недолженствующие вещи, свойственные разве что самым скандальным фантастическим произведениям, – это уже результат нездоровой психики.
Поведывая микрофону самые важные свои ощущения от исхода этой встречи, он пытался быть снисходительным. Наоми явно расстроена, может быть, даже в отчаянии. И это плохо. Он был убежден, что ничего не делал, чтобы возбудить в ней ожидания чего бы то ни было, кроме взаимного удобства и удовольствия. Ничего, переживет, как и он. Неужели она думает, что он не испытывает боли утраты?
Он заставил себя отбросить личные заботы. Миры Амплитура обнаружены. Каково должно быть сейчас членам Узора, которые тысячу лет жили под грузом войны и внезапно увидели забрезживший ее конец? Это достижение Человечество способно оценить только сравнительно. А массудам и с'ванам, одними из первых вступившими в войну против Амплитура, которые, конечно, были проинформированы, показалось, должно быть, что Вселенная перевернулась.
Он в последний раз осмотрел компактную, удобную комнату, которая была его домом на Чемадии. Хотя это не вполне точно, напомнил он себе. У солдата нет дома – только боевой пост. Еще одна планета возвращена Узору, еще один мир освобожден от удушающей хватки Назначения. Годы упорства и жертв окупились. Теперь же, как и всегда, пора двигаться дальше. Только на этот раз, в отличие от всех предыдущих, следующий мир может оказаться последним.

Глава 13

Подавленность и отчаяние окутывали Совет ядовитым туманом, отравляя мысли и портя атмосферу. Это не вполне было метафорой, поскольку члены Совета не могли проецировать своих мыслей.
Совет не был постоянно действующим органом. Туда входили и выбывали согласно назначениям и прихотям, из стремления внести свой вклад или по необходимости убыть. И старые участники, и только появившиеся – все пользовались уважением и почетом за свое мастерство, знания и опыт. Все это и многое другое требовалось теперь от них, чтобы избежать светопреставления.
Заседали они в мелководном, парящем бассейне, заполненном сернистой, соленой водой, и обманчивая неформальность обстановки мало соответствовала серьезности обсуждаемого. Трудолюбивая поросль темно зеленого и ржаво коричневого цвета пробивалась сквозь окружающую мглу из амфитеатра на воздух.
Вода помогала поддерживать мягкотелые формы участников. Щупальца тянулись от тел к пультам, и угловатые рты потягивали воду или всасывали воздух. Информация, предоставляемая аппаратурой, была очень объемистой, но мало обнадеживающей.
Зеленовато желтый свет струился из под матового, полупрозрачного купола наверху, откуда также свешивались всевозможные дополнительные приспособления, реагирующие на голос или особые жесты участников.
Члены Совета не смотрели друг на друга, потому что нужды в этом не было. Они были рассыпаны в беспорядке, как первобытное стадо; их текучие, склизкие тела поблескивали серебристо оранжевым и рыже золотистым в неясном, приглушенном свете; кряжистые лапы были подобраны под себя. Глаза плошки блуждали по ухоженной растительности, зловонной воде, распластавшимся соседям. Каждый из них занимал кажущееся ему наиболее удобным положение.
Множество аппаратуры предназначалось исключительно для внешней связи и получения информации, поскольку все присутствующие гораздо надежнее были связаны между собой выдающейся способностью их мозга проецировать мысли. В результате атмосфера в Совете была столь же густо, как влагой, насыщена всеобволакивающим разочарованием.
В соответствии с древними незыблемыми догматами Назначения, не было ни Верховного Вождя, ни Великого Властителя. Все присутствующие были более или менее равны, хотя личные свершения и способности каждого ценились по заслугам. Тот, кто высказывался в данный момент, он и руководил. Когда же он заканчивал, управление переходило к следующему скорбящему собрату. О такой системе младшие расы, лишь смутно разбирающиеся в глубинах Назначения, могли лишь мечтать.
Среди собравшихся не было ни одного представителя этих пылких рас – ни мазвека, ни ашрегана, ни криголита, ни кората или акария. Это был Большой Совет Амплитура. Его выводы будут внушены – не более того – этим достойнейшим союзным жизненным формам. Внушенные же решения неизменно претворяются ими в жизнь.
Несмотря на тяжкие усилия части собравшихся, а также их советников, существовал серьезный недостаток предложений и внушительных идей на предмет того, как быть дальше. Даже само Назначение, веками вдохновлявшее Амплитур на великие дела, не давало нынче былого заряда энтузиазма. И это сильно мучило членов Совета, которые знали, что именно на них возложено решение того, когда, как и что делать дальше.
– Мы должны посмотреть реальности в глаза. – Эту мысль сформулировал Близ Холодно Поющий. – Мы проигрываем. – То, что не последовало протестующих мыслей, только показывало, в каком скорбном настроении находились собравшиеся в зале. – И проигрываем уже больше сотни лет, теряя территорию.
– С тех самых пор, – добавил Объемлющий Телом Дерево, – как человеческая раса присоединилась к союзникам по Узору.
– Как жаль, – печально заметил Зеленый На Песке, – что нам не удалось раньше вступить с ними в контакт и, ко всеобщей радости, внушить им идеи Назначения.
– Я давно уже изучаю все, что нам известно о них и об их эволюции. – Среди присутствующих Долго Не Думающий был одним из самых образованных. – Между ними существует поверье, будто их невозможно включить в Назначение. Прискорбно, но нам гак и не представилось случая внушить им ошибочность такого самообмана.
Долго Не Думающий должен был скоро разродиться. Набухшая у него на спине почка уже созрела до состояния миниатюрного его подобия и была почти на грани отпадения. Его присутствие на заседании Совета диктовалось только крайней деликатностью и неопределенностью вопросов, которые необходимо было решить с целью выхода из чрезвычайной ситуации.
– Мы не можем изменить историю. – Неуловимо Далекий был самым старшим в собрании. Морщинистая оранжевая кожа его выцвела до цвета глубокой ржавчины, а проницательные глаза были уже не столь яркими. Но под рыхлой массой дряблой плоти таился ум все столь же острый.
– Те, кто вместе с нами служит Назначению, – Мазвек и Криголит, Ашреган и Сегуния, да и все остальные – делают все, что в их силах. – Теплая вода забулькала, когда Высокого Бега Ищущий пошевелил низом тела. – Но человеческо массудские силы теснят нас при поддержке техники Узора по всем направлениям. Нам удалось добиться отдельных успехов, имитируя тактику врага, но подражатель никогда не победит творца. Я боюсь, что мы придем к моменту, когда сможем только оттягивать неизбежное.
– Но ведь можем мы что то предпринять. Обязательно должно такое найтись. – Зеленый На Песке чертил щупальцами в воздухе задумчивые узоры.
– Что мы можем, если Человек продолжает побеждать во всех ключевых битвах? – сказал Объемлющий Телом Дерево. – С тех пор как они присоединились к Узору, враг теснит нас, захватывает мир за миром – и порой безнаказанно. Мы наносим им урон, иногда отвоевываем потерянное, но эти твари настолько плодовиты, что это не идет в сравнение даже с массудами. И поразительно, чем больше потери, тем с большим остервенением они воюют.
– Они уникальны, и участия их невозможно было предсказать. – Близ Холодно Поющий качнул влажный воздух обеими щупальцами. – Поражения укрепляют их решимость, потери усиливают натиск. Это какой то инфернальный парадокс. Да, парадокс. Естественно, Узор старательно не предпринимает ничего, что могло бы нарушить такой стереотип их поведения, например, не стремится их цивилизовать.
– Но они ведь – подобно нам – просто мыслящая органика, – вставил обычно замкнутый Красное Небо Мыслящий. – Должен же быть способ их одолеть.
– Мы испытывали одну новую стратегию за другой. – Объемлющий Телом Дерево ударил щупальцем по воде. – Ничто надолго не помогает. Этот вид очень легко приспосабливается. И – в отличие от нас и наших союзников – они воинственны от природы.
– Должен быть способ, – настаивал Зеленый На Песке. – Новое оружие разрабатывается, новые корабли конструируются. – Его серые глаза обвели остальных. Предлагалось ведь даже использовать орбитальное оружие массового уничтожения. – Ото всех последовали шокированные мысленные возгласы, и Зеленый На Песке поспешил уточнить. – Я же сразу сказал, что это лишь предлагалось. Естественно, это не было одобрено. Неуловимо Далекий неуютно пошевелился.
– Миллионы убитых – это миллионы потерянных для Назначения. Кроме того, Узор и, уж наверняка, Земля ответят подобным же образом. Результатом явится – опустошение многих миров, уничтожение их населения – а это огромный тормоз в победном марше Назначения.
– И тем не менее, – продолжил Зеленый На Песке, – если Узор придет к окончательной победе, это будет означать полное исчезновение Назначения с лица Вселенной. А к чему тогда цивилизованное поведение?
– Наращивание масштабов взаимоуничтожения увеличит число погибших, но не поможет их победить, – высказал короткую, ясную, хлесткую мысль Долго Не Думающий. Как уже указывал Неуловимо Далекий, Узор сопоставим или превосходит нас по всем видам вооружений. Нам же потребуется нам новый подход, а возможно – и новый образ мышления. Со временем все окостеневает. Необходимо еще раз пересмотреть древние догматы и традиционные подходы. – Зеркальные глаза на толстых коротких стеблях моргнули. – Пришло время рассмотреть антитезы.
Крупицы Говорящий был одним из самых молодых в Совете. Он одно время в нем уже участвовал, потом вышел, взялся за другие задачи, и только недавно вновь был в него допущен. Он отличался определенной изломанностью мышления, и его вклад особенно ценился среди тех, кто считал эклектизм достоинством. Не склонный к глубокому анализу, Крупицы Говорящий славен был тем, что часто выдавал новые идеи, которые потом доводились до ума теми, у кот опыта побольше. Он мог выдвинуть дюжины совершенно тупых идей, а потом вдруг одну блестящую.
Поэтому, когда этот достойнейший запустил в омут всеобщих раздумий свои мысли, все моментально обратили на них внимание. Чтобы там Крупицы Говорящий не выдвинул, пусть это будет даже и бесполезно – но, по крайней мере, не скучно.
– Я согласен с Долго не Думающим. Мы должны совершить нечто радикальное и беспрецедентное. Я также согласен с Близ Холодно Поющим: мы проигрывали, проигрываем и будем проигрывать, потому что мы не можем победить Человека. Для победы нам необходимо сменить направление удара. Остальной Совет слушал терпеливо, почти с надеждой.
– Давайте посмотрим, что нам известно. Человечество – единственный полуразумный, от природы воинственный вид когда либо открытых существ. Их определяет агрессивность, настроенность на войну и приспособляемость их ума и тела к боевым действиям. – Крупицы Говорящий многозначительно приумолк. – Фактически, не будет глупостью предположить, что единственными существами, которые способны нанести окончательное поражение людям, являются сами люди.
– Все это нам известно, – нетерпеливо сказал Неуловимо Далекий. – Наши прародители пытались претворить эту гипотезу в жизнь, модифицировав пленных людей, чтобы те выглядели и думали, как ашреганы.
– Проект Хусилат Коссуут. – Воспоминание Красное Небо Мыслящего было подернуто печалью. – Какие надежды вызывала заложенная в нем концепция – и как дорого стоила нам неудача, которой он обернулся!
– У нас есть молитары – союзная раса, представители которой физически крепче людей, но менее подвижны, менее умны – или, назовем это так, коварны. Продолжается работа по их изменению, но генетическая структура – материал гораздо менее податливый, чем не правильные мысли. Продвижение медленное. – Неуловимо Далекий увидел, что собрание движется в никуда, и озабоченно попытался вернуть его в более деловое русло. Крупицы Говорящему было вызывающе обращено:
– Ну так, в чем суть?
Тот, к кому так обратились, неподвижно завис в бассейне.
– Все мы прекрасно знаем об упорных слухах, что Узор обнаружил месторасположение святая святых – Аила и Эила, и что они готовятся, несмотря на всевозможные отвлекающие маневры, массированно атаковать нас. И похоже, что даже здесь, на священных мирах близнецах мы не можем чувствовать себя больше в полной безопасности. Если же в таких данных содержится хоть доля правды, то это значит, что нам не только не следует предпринять что то совершенно новое и эффективное, но и то, что сделать это мы должны незамедлительно.
С таким заявлением никто спорить не стал. Волна паники, вызванная последними донесениями разведки, не до конца еще улеглась среди членов Совета. То, что родные их миры могут скоро подвергнуться нападению Узора, – да этого представить было невозможно! Амплитур настолько был сосредоточен на распространении Назначения, что о самозащите они почти не думали.
– Если эта информация подтвердится, – сказал Зеленый На Песке, – то нам следует приготовиться к отражению нападения всеми имеющимися в нашем распоряжении силами.
– Если мы не привлечем сюда достаточные для этого силы, возразил Долго Не Думающий, – мы рискуем ослабить союз, вплоть до полного его падения. Одна раса за другой будет переходить под контроль Узора и будут утеряны для нас навсегда. Какой смысл спасать себя – и жертвовать Назначением?
– Представьте ка зримо, – неуютно поежился Объемлющий Телом Дерево. – Люди – здесь. Мутят живородную воду Эила. – Он содрогнулся и эндотелические хромофоры пустили серебрящуюся круговую рябь по всей поверхности его студенистого тела.
Неуловимо Далекий смотрел, не мигая, в направлении выхода из бассейна, в то время как внимание его было обращено на Крупицы Говорящего.
– Если никто больше не имеет ничего высказать, то у меня есть крайне ответственные дела, к которым мне хотелось бы вернуться. Таким образом поторопленный, Крупицы Говорящий продолжил свою мысль.
– Как сказал Зеленый На Песке, мы должны защитить родные планеты. Я согласен с тем, что следует стянуть значительные оборонительные силы и существенно усилить фортификацию двух наших миров. В то же время, все в целом согласились, что мы не можем вечно противостоять человеческому нападению. Так что в таком случае надлежит предпринять? Исходя из того, что мы имеем, какие действия с нашей стороны должны последовать? У меня есть некие наметки на этот счет.
Итак, представьте себе: силы Узора транспортируются из подпространства и приготовятся к высадке. И вот когда битва должна будет вот вот начаться, когда первые транспорты, ломящиеся от массы тяжеловооруженных людей и массудов вот вот должны будут спуститься и ударить по нам, когда все вражеские силы будут уже в предбоевой лихорадке, – вот тут то мы и пустим в ход нашу последнюю, нашу крайнюю стратегическую заготовку для победы над врагом. Тут то мы и покажем им фокус.
– Что еще за фокус? – скептически настроенный Неуловимо Далекий тяжеловесно двинулся к выходу. – Не существует никаких волшебных или мистических способов решить сугубо реальную проблему. Если мы стянем домой силы, достаточные для защиты родины, мы пожертвуем союзом. А если не сделаем этого, то сами пропадем.
– Я совершенно согласен со всем, что вы только что изложили, – заявил Крупицы Говорящий.
– Ваши намерения туманны. – Долго Не Думающий мысленно присоединился к Неуловимо Далекому.
– Я вовсе к этому не стремился. – Глазные стебли Крупицы Говорящего вытянулись. – Каким то образом нам следует сохранить как родину колыбель Назначения. А в дальнейшем мы сможем не только отвоевать то, что уступили Узору, но и полностью разгромить его, остановив Человечество. Я посвятил много времени тягостным раздумиям над сложившейся ситуацией – и могу назвать лишь один выход из нее, позволяющий осуществить названное. Он сделал паузу.
– Как только враг соберется атаковать, мы объявим о том, что сдаемся.
Даже Неуловимо Далекий остановился.
Все члены Совета почувствовали себя неуютно. Поскольку шутки среди амплитуров распространены не были, все решили, что Крупицы Говорящий просто нахамил. Искренность сказанного в задаче сомнению не подвергалась, поскольку амплитуры никогда не лгали.
За разъяснениями вынужден был обратиться Долго Не Думающий.
– Хотя это и не свойственно настоящему этапу нашего развития, но юмор, как понятие, мы признаем. Настроение сегодня у всех было мрачное. Следует ли понимать, что высказанное вами предположение было нацелено на поднятие расположения нашего духа?
– Не в том смысле, как вы это полагаете. Я безо всяких оговорок утверждаю, что нам следует сдаться перед неизбежным последним нападением. Сложить оружие, капитулировать, подчиниться. Объявить, что мы отказываемся от проповеди Назначения, освобождаем народы, присоединившиеся к нам в качестве союзников, от их обязательств, передаем большую часть наших вооружений и подпространственных средств под общий контроль Узора и возвращаемся к образу жизни, ограниченному нацеленностью на социальное развитие и созерцание, который был нам свойственен до той поры, как нас впервые озарил великий свет Назначения.
Неуловимо Далекий ответил за всех.
– Интересный подход к победе. Я, например, не вижу, каким образом ваши предложения помогут выполнить задачи, вами же старательно перечисленные. Лично я не вполне готов к отказу от Назначения, равно как и к капитуляции перед врагом, тем более, без боя за родные мне планеты близнецы.
– А я ничего говорил об отказе от Назначения, – ответил Крупицы Говорящий. – Я сказал только, что следует заявить об этом вследствие сдачи. Что касается отдачи врагу наших родных миров, то я уверен, что они не пожелают тратить время и силы на управление тем, что больше не представляет для них реальной угрозы. Я убежден, что местное управление останется за нами, чего совершенно определенно не последует за сокрушительным военным поражением.
– Узор распространит лжеучения и вредную пропаганду среди наших союзников. Все, кого удалось нам вовлечь в Назначение, будут для нас потеряны, – высказал свое мнение Зеленый На Песке.
– Не думаю, что все, – Крупицы Говорящий мысленно обозрел коллег. – Не так уж плохо мы с ними поработали, правда? Многие останутся преданны, благодаря свободе выбора, по доброй воле. А других мы всегда сможем переубедить. В любой момент можно восстановить, что было порушено.
– Тем временем, нас оставят в покое, – продолжил он свою мысль. – За разговорами, за попытками внушения – за всем этим Узор, конечно же, будет следить, дабы мы не не внушали лишнего слишком уступчивым и восприимчивым. Они будут жаловаться, мы – разводить щупальцами, что, мол, ничего не знаем; а тем временем, мы будем спокойно себе продвигаться в самом важном направлении. Без использования той части сознания, которая такую хорошую службу сослужила нам в прошлых делах.
Человечество – вот ключ ко всему. Ведь люди – не только самые эффективные солдаты Узора, они – единственная раса, способная сопротивляться самому прочувствованному внушению. Они ворвались на поле боя из каких то недосягаемых далей и сразу оказались на стороне Узора, так что у нас не было времени диагностировать, как с ними обращаться. Если нам удастся получить это время, то, я уверен, найдется средство повлиять и на них и на опасность, которую они с собой несут.
– И вы предлагаете получить это время, сдавшись им!? – Костяные пластинки во рту Близ Холодно Поющего заскрежетали, перетирая стебель ухваченного им в рот растения. – Или вы думаете, что мир ослабит победителя? Он сохранит свою мощь, а мы вынуждены будем разоружаться. Или, вероятно, вы считаете, что нам удастся с ними обстоятельно побеседовать и уговорить их признать свои ошибки?
– Никаких долгих бесед, что вы! – Крупицы Говорящий вовсе не хотел загадывать загадок. – Просто я изучил все, что нам известно о Человечестве. Они целиком и полностью посвятили себя войне, оставив свои попытки на поприще искусства, градостроительства – словом, всего, целиком и полностью превратив себя в солдат Узора. Все свои усилия они направили на победу над нами, на подготовку себя к великой, последней, самой главной битве, по окончании которой они смогут, наконец, отпраздновать свой триумф. – Амплитур такое отношение мог понять лишь абстрактно. Для них любая победа оборачивалась также и поражением, поскольку означала гибель множества живых существ, которые иначе могли бы быть вовлечены в Назначение.
– Капитулировав же, мы лишим их этого триумфа. И вместо восторженной радости их будет ожидать горькое разочарование.
– Но они же выиграют войну, – сказал Красное Небо Мыслящий. – Это что им, не триумф?
– Но ведь они ее не выиграют. Просто она неожиданно окончится. Чтобы понять разницу, необходимо сначала понять, как функционирует эта практически непроницаемая штуковина – человеческое сознание. Не они побьют нас – а мы сами сдадимся. Тут для людей колоссальная разница. Очень болезненное различие, сами увидите. Они очень недолго будут испытывать к нам благодарность за капитуляцию.
– Но если у них в крови такое разочарование, которое вы подметили, – поинтересовался Зеленый На Песке, – то не получится ли, что они первым делом выместят его на нас, все равно напав на наши планеты?
– Небольшой риск такого поворота имеется, – признал Крупицы Говорящий, – но я не думаю. Рамки, в которых они дееспособны, заметно очерчены с помощью союзников по Узору; которые, по традиции, отвечают за материальное обеспечение. Без действенной поддержки со стороны других видов они едва ли смогут что бы то ни было предпринять. Если Узор примет нашу капитуляцию, все участники боев должны отойти в свои миры. Люди могут начать протестовать, но транспортом то они не управляют. По крайней мере, он у них не в тех количествах, чтобы нанести нам серьезный урон. А их собственное командование настолько прочно переплетено с массудским и прочими, что действовать в одиночку им крайне опасно.
– Это ваше неприглядное предложение может сохранить нам родину, – согласился Красное Небо Мыслящий, – но я отказываюсь понять, каким образом это поможет нам возродить Назначение.
– Люди отреагируют в точности так же, как и представители любых видов, размножающихся половым путем, когда сталкиваются с невозможностью осуществить предвкушаемое единение, за исключением того, что возникающая у людей неудовлетворенность, фрустрация выплескивается в виде невероятной, высочайшей агрессивности. Те, кто с детства готовился к битвам, очень скоро примутся искать новые выходы переполняющим их эмоциям.
– Но, когда война кончится, выходов не останется, – сказал Красное Небо Мыслящий. – Вы сами признали, что остальной Узор за этим проследит.
– Но есть исключение, за которым Узор не сможет и не захочет следить.
У Человечества остается первоначальный выход для накопленной фрустрации и агрессии.
– Не хотите ли вы сказать, что они станут искать, с кем можно повоевать помимо нас и наших союзников? – вступил в обмен мнениями Объемлющий Телом Дерево. – Что они нападут, скажем, на Гивистам или даже на Массуд?
– Нет. Боюсь, что, хотя формального членства в Узоре Человечеству предложено так и не было, но оно настолько долго было частью сообщества Узора, что это маловероятно. Когда я заявляю, что люди, скорее всего, вернутся к первоначальному выходу для скопившейся агрессии, я имею в виду абсолютное значение этой формулировки. Не имея для ведения войны иных противников, они поднимут оружие друг на друга. Зал заседаний заполнился возбужденными мыслями.
– Совершенно определенно, долгое сотрудничество с цивилизованными расами Узора дорастило их до уровня, когда это исключено, – заявил Долго Не Думающий.
– Не думаю. Первым людям, с которыми Узор вступил в контакт, такое бы и в голову не пришло. Вспомните мой первый постулат: Человека может победить только Человек. Устранив себя в качестве угрозы для них, мы заставим тем самым перефокусироваться их гормоны. Я глубоко убежден, что за столь короткий исторический срок, который прошел с начала их участия в войне, они далеко не полностью успели цивилизоваться. И когда им не с кем станет сражаться, они снова примутся сами за себя. Их история показывает, что когда какой либо группировке людей перестает угрожать внешний враг, тут же начинается внутренняя борьба за власть.
– А разве, предвидя такое, другие члены Узора не будут стремиться этому помешать? – поинтересовался Неуловимо Далекий.
– Вмешаться в схватку между людьми? Сомневаюсь. Из всех них только Массуд имеет какое то влияние на людей, но я не думаю, чтобы Массуд пошел на такое по своей воле. Они вернутся на свои планеты и возобновят мирный образ жизни. Не забывайте: люди воюют ради удовольствия; массуды же – по необходимости. Узор прикрыл бы такой конфликт только в том случае, если бы он вдруг затронул один из его миров. А так, люди со временем ослабят себя настолько, что не будут представлять больше реальной опасности нашим целям и планам. Это может занять немало времени, но мы всегда отличались терпением. Мы ждали тысячелетия. Назначение не исчезнет, оно просто отдохнет.
– Капитулируем же мы честно, – продолжил он. – Мы откажемся от вооружений. Мы удалимся на священные миры близнецы. И будем тут выжидать, когда пробьет наш час. Мы не будем навязывать Назначение Мазвеку, Копави, Корату или Вандиру, как мы делали в прошлом. Но это не значит, что мы не сможем бывать среди них, поддерживать традиционную дружбу. Всегда можно будет воспользоваться предлогом, что мы боимся Человечества. Члены Узора поймут нас.
Мы просто признаем свое поражение в этой войне. Что касается будущих войн, то про них нас никто ничего говорить не заставляет. В палате Совета установилась задумчивая тишина. Предложение было более чем радикальным, не говоря уже о том, что вело к огромному риску. Самое простое: а что, если Крупицы Говорящий не прав? Что, если, несмотря на запрет Узора, разъяренные, обманутые люди захватят достаточное количество судов и нанесут мощный удар? Даже в небольшом количестве они могут нанести серьезный урон планетам близнецам. Но, однако же, если предположения, высказанные Крупицы Говорящим окажутся верны, и люди возобновят войны между собой, то в этом случае будущее, сколь бы оно не оказалось отдаленным, давало надежду на просветление. Члены Совета знали, что если представится возможность сразиться с Узором, на стороне которого уже не будет людей, то Назначение не сможет не победить.
Опасно, конечно, – думали они. Опасно в высшей степени. Однако и возможные в данном случае альтернативы мало чего обещают.
– При таком течении событий мы могли бы в дальнейшем рассчитывать на что угодно. – Крупицы Говорящий сканировал коллег. – Условно говоря, потомки наших потомков вполне могут завоевать Галактику. В противном случае, мы можем лишь попытаться сокрушить силы, которые собирается направить сюда Узор. Среди присутствующих есть хоть один, кто реально считает такое возможным?
В последующей тишине крутились лишь ленивые обрывки мыслей. Кто то похрупывал листиком.
– Так и думал, что нет, – заключил Крупицы Говорящий. – Поверьте, если бы хоть кто то предложил что то более достойное, я сам с радостью бы на это подписался. Что до меня, мне ничего больше в голову не приходит. Если должным образом к этому подойти, то в перспективе Человечество окажется не могильщиком Назначения, но его спасителем.
Неуловимо Далекий тихо предположил:
– А что, если люди не примутся сражаться между собой, а тихо и мирно сложат оружие и начнут придерживаться цивилизованного образа жизни?
– Такой риск есть. Но в таком случае все будут настолько умиротворены, что едва ли станут возражать, если мы вдруг захотим с ними немного пообщаться – подкинуть мыслишку в одном месте, о чем нибудь намекнуть в другом. А история их показывает, что разрушать и убивать они принимаются по малейшему поводу, по самому пустячному предлогу. Было время, когда они собственную планету едва не уничтожили оружием массового поражения.
Зал наполнился удивленными и недоверчивыми мыслями тех членов Совета, которые были слабо осведомлены в вопросах истории Человечества.
– Это истинная правда, – еще раз подтвердил Крупицы Говорящий.
– И, наконец, я прошу вас заметить, что мой план ни в чем не является отходом от постулатов Назначения. Капитулировав, мы сохраним тысячи жизней, а также жизней их потомков, которые в будущем можно будет присоединить к Назначению.
Словесного голосования не потребовалось. Согласие было всеобщим и молчаливым. Крупицы Говорящий испытывал глубокое внутреннее удовлетворение.
Когда все кончилось, размышления потекли в обычном свободном русле.
– А сколько именно времени, с вашей точки зрения, может потребоваться, чтобы внутривидовой конфликт в достаточной мере ослабил человечество?
– Не знаю. Их история не дает однозначных точек отсчета для измерения и оценки. Но как смиренные представители сдавшегося вида мы, естественно, сделаем все возможное, чтобы посеять среди них семена взаимного недоверия, которые со временем дадут пышные всходы конфликтов.
– А вы не думаете, что они могут заподозрить нас в подобной деятельности?
– Вполне вероятно. Действовать нам придется крайне осторожно. Но многое говорит в нашу пользу. Люди одновременно доверчивы и чванливы – это потенциально самоубийственное для них сочетание, которое мы проэксплуатируем самым полным образом. Вполне может оказаться, что несколькими продуманными и вовремя произнесенными фразами мы причиним им больший урон, чем за все время войны смогли причинить энергетическими лучами и взрывчаткой.
– Это хорошо. – Долго Не Думающий был окончательно убежден. – Ведь это будет означать конец боям, конец потерям наших драгоценных братьев. Мир восторжествует внутри Назначения. Дальше мы будем сражаться без оружия. А мы тем временем будем накапливать знания – и одновременно искоренять Человечество. Мы будем учиться и помнить. И, может быть, со временем кто то из амплитуров откроет химический или неврологический способ обезвредить их окончательно.
– Я проинформирую военных. – Неуловимо Далекий был печален, как и подобает моменту. – Мы приготовимся к объявлению капитуляции.
– Пока рано, – мягко напомнил коллегам Крупицы Говорящий. – Чтобы добиться максимального эффекта, мы должны дождаться последнего момента. Пусть соберут силы, пусть примчатся сюда через подпространство, соблюдая мнимую секретность. И только когда они и в самом деле окажутся в непосредственной близости от наших миров близнецов, вот тогда мы и капитулируем.
В конце заседания большинство членов Совета размышляло в основном о том, почему им не пришла в голову такая простая и выигрышная мысль. Откровенная ее гениальность заставила каждого из них испытать новый прилив преданности ясному, на все дающему ответ Назначению.

Глава 14

На всех мирах Узора закончились приготовления – приготовления, которые заняли, конечно, некоторое время. Широкая сеть войск и вооружений, кораблей и обеспечения была стянута в плотное кольцо. И вот настал момент, о котором немногие избранные, знавшие об истинных причинах этих приготовлений, не могли и мечтать, настолько нереальной казалась сама возможность его наступления еще при их жизни. И хотя конечная цель была известна лишь горстке в самых верхах военного командования, даже самому низкому по рангу лепару было ясно, что готовится нечто грандиозное. Уж слишком много кораблей, слишком много припасов посылалось на одни и те же немногочисленные сборные пункты: малоизвестные, едва населенные миры, расположенные вдали от боевых действий. Проделывался невероятный объем работ по тыловому обеспечению. Будучи собраны, тысячи солдат в ожидании гадали между собой, зачем такие тучи кораблей и горы оборудования плавают у них над головой на орбите, и дожидались распределения по подпространственным транспортам. Прибывали массуды, техническая поддержка из гивистамов и о'о'йанов, были и с'ваны, что вызывало волну явного недовольства. И конечно же, люди. Самые отборные части, в которых было множество ветеранов самых различных успешных кампаний последних лет. Но даже их офицеры не в состоянии были ответить ничего на бесконечные вопросы любопытствующих воинов, кроме того, что им пообещали, что в ближайшее время все будет доведено до сведения всех – от рядовых до высших чинов. Передвижения вооруженных сил в таких объемах утаить, конечно, было невозможно, но сколько сил и средств ни тратили любопытные репортеры, раздобыть никакой информации им не удавалось. Единственное, чего невозможно было скрыть, так это факта, что возбуждение и напряжение задействованных людей достигло воистину взрывоопасного уровня. Это был уникальный феномен, свойственный лишь приматам. Для массудов и прочих подобные приготовления поводом для радостного возбуждения не служили. Они, в отличие от людей, не жаждали схватки. Они собрались и тихо ждали, только диву даваясь, сколько энергии тратят их собратья по оружию – люди – на радостное предвкушение.
Пара или тройка заметили отсутствие хотя бы единственного турлога в разношерстной боевой массе. Этот явный пробел вызвал любопытство, но не более.
Все время, пока шло наращивание военной мощи, полковник Страат иен поддерживал связь с другими членами Ядра, записывая ход развития и делясь с ними информацией, пока и его тоже не назначили на корабль, находящийся на орбите периферийной планеты, полного названия которой он даже не запомнил. Вместе с ним, наблюдая и анализируя, отправлялась в путь историк Лалелеланг, прихватив с собой объемистый архив записей и заметок. Когда было время, они обсуждали ее теории и, что теперь было не редкостью, интересы совершенно личные.
Когда имя текущей цели огромной группировки стало официально известно на уровне Страат иена, что было неизбежно, они все равно с превеликим трудом смогли в это поверить, в точности так же, как и все остальные, кто все это время жил, даже и не подозревая, что такая возможность существует.
– Родные планеты Амплитура. – Лалелеланг изящно клюнула головой для усиления своей мысли. – От вас я узнала, что они обнаружены, но у меня и мысли не возникало, что война продвинулась уже так далеко.
– Ни у кого не возникало.
Страат иен с одобрением посмотрел на нее. Насколько он мог сказать, она умела держать слово. Ничто из того, что она узнала от него о нем самом и о его сородичах, не было сообщено куда бы то ни было, даже в виде запечатанного архива.
А что же теперь с ее теориями? – поймал он себя на мысли. Предположения, которые оба они видели не иначе, как на полке среди томов научных исследований, вот вот могли подвергнуться реальной поверке. Или он забегает вперед? подумал он. Ведь то, что нападение на родину амплитуров запланировано, еще вовсе не означает, что оно будет успешным, не означает, что окончание Великой Войны неизбежно. Значит это, собственно, лишь одно, что много солдат с обеих сторон канут в Лету.
– Когда же? – услышал он ее вопрос.
– Это мне еще не сказали. Вам не доводилось стоять ночью на верхней наблюдательной платформе и смотреть в небо? Вокруг этой планеты – кольцо. Может показаться, что оно тут было всегда, но оно новое и искусственное. Это сплошь транспорты – загруженные и готовые к отправке в подпространство. И все новые прибывают и прибывают. Я много за свою жизнь перевидал ударных группировок – но подобной не доводилось. Там сотни кораблей, и на других планетах собираются такие же флотилии. Это крупнейшая тыловая подготовка, которую когда либо предпринимал Узор.
– В подпространстве места полно, но как материализовать все это в одной и той же точке при выходе из него? – продолжал он размышлять. – Тут было проведено какое то беспрецедентное предварительное планирование. Как я рад, что я просто солдат.
– Для кого угодно, кроме человека, Неван, в этой фразе было бы заложено внутреннее противоречие.
После этого оба умолкли, размышляя над возможными перспективами, которые так неожиданно приблизились на многие сотни лет. Неустанная подготовка продолжалась, как, впрочем, и бои во всех горячих точках. Несмотря на тщательность, с которой скрывалось место назначения собираемой армады, теми, кто привык над такими вещами задумываться, подвергалось сомнению, что Амплитур удастся застать врасплох. Они всегда вели очень эффективную разведку внутри Узора, а подготовка атаки такого масштаба не могла ускользнуть от внимания их оперативников.
Благодаря отвлечению такого количества военной мощи с места боев Амплитуру удалось одержать несколько незначительных побед на местах, но, как бы там ни было, от этого они просто станут еще решительней и воинственней настроены. И все таки высшее командование Узора рассчитывало достичь хотя бы некоторой неожиданности при нападении. Враг, по крайней мере, не должен знать, на который из двух его миров нападение последует первым, и оборону ему придется поделить, соответственно, поровну между ними.
По самой крайности, если Амплитуру удастся отразить нападение, стянув для этого отовсюду необходимые силы, то Узору удастся одержать крупные победы на оголенных мирах. Стратеги Узора были уверены в своих планах, даже не имея возможности предсказать, в каком из направлений последует успех. Но победа будет отражена – просто никто не может знать наверняка, где она произойдет.
Как и сотни других офицеров, Неван регулярно получал официальные приказы. Лалелеланг, единственная вейс среди солдат людей, с энтузиазмом продолжала работать, записывая, анализируя создание и отправление войсковых соединений. Она стала настолько привычным зрелищем, что в армейской круговерти никто уже не отпускал замечаний по поводу ее присутствия, и у нее появилась возможность ходить среди солдат с небывалой прежде свободой и спокойствием.
С Весилиана, с Третьей планеты Нойонга, с Олебебунды, Дидона и десятка других незначительных планет уже отбыли огромные флотилии. Приготовления продолжались в подпространстве и будут продолжаться там до самого момента выныривания. О строении поверхности планет Амплитура мало чего было известно, но никто не сомневался, что они будут подходить под общие мерки для населенных, цивилизованных планет: единый, обширный материк, омываемый со всех сторон океанами, вокруг которого раскиданы по шельфу немногочисленные острова. От всеобщей схемы отклонялась только Земля. От Аила и Эила таких сюрпризов не ждали. В зависимости от степени неожиданности, которой удастся достичь Узору, реакция Амплитура представлялась различной. Но несмотря на тщательнейшие проработки, никто ни на одном из кораблей ударной группы не был готов к тому, что встретит их сразу же после выхода из подпространства.
А встреча была организована в форме сообщений по открытой связи, которое повторялось непрерывно на дюжине основных языков Узора. Исходило оно с обоих миров Амплитура и эффективнейшим образом расстроило любые варианты тщательно разработанного плана нападения. Естественно, первым делом это было принято за уловку, отчаянный отвлекающий маневр, который дал бы защитникам время мобилизовать и сконцентрировать оборонительные рубежи. Несколько командиров боевых кораблей были вовсе за то, чтобы не обращать внимания на это сообщение, переданное по всем частотам, и продолжать операцию согласно разработанному плану. Но настойчивость вещания, отсутствие отпора со стороны орбитальных защитных систем и соответствующие сообщения от Мазвека, Криголита и других соседей по альянсу, только усилили веру в то, что это не обман. И все равно, высшему командованию трудно было поверить своим ушам. Специалисты дешифровщики и другие сотрудники разведслужб принялись за работу, исследуя глубины сообщения, равно как и перемещения на поверхности Эила, на орбите которого вынырнула великая армада. Укрепления на поверхности, определенно, имелись, но задействованы не были. И – сколь бы невероятным не показалось это сначала – специалисты на борту стали сходиться на мысли, что назойливо повторяющееся сообщение вполне может соответствовать действительности. Амплитурологи указали, что помимо прочего это подтверждается в значительной степени социокультурными прецедентами.
Амплитур не врал.

***

Озадаченная Лалелеланг разыскивала на центральном плацу Страат иена. Повсюду вокруг группы людей что то кричали и выли, бешено подпрыгивали, радостно набрасывались друг на друга.
Как и все в их обществе, даже радость была окрашена у людей в агрессивные тона. Она держалась в сторонке, жалась к стенам, дабы не быть затоптанной в потоке безраздельного ликования. Она мало внимания обращала на происходящее, поскольку неоднократно наблюдала и записывала подобное, – она была свидетельницей стандартной сцены стадного триумфа приматов.
Она нашла его сидящим сбоку у иллюминатора и созерцающим проносящиеся внизу панорамы родины амплитуров.
– Что такое? Что вы хотите сказать? – Рекордер у нее был включен. Как всегда, гримасы на лице давали восхитительную картину человеческого мыслительного процесса. Однако нынешнее его выражение она затруднялась перевести. Он выглядел одновременно смутившимся и задумчивым.
– Это все из за проклятого Амплитура. Они сдались.
– Сдались? Но почему? Они что, потерпели где то еще крупное поражение?
– Никто не знает. Никто, похоже, толком ничего не понимает. У всех по прежнему полно вопросов. Амплитур же тем временем позволяет кораблям беспрепятственно приземляться, а их орбитальные вооружения никак не реагируют на наше присутствие Ходит гипотеза – но это только гипотеза – что едва они увидели, какими силами мы на них нападаем, тут же решили избежать напрасных потерь, прежде чем они произойдут. Да, Лалелеланг, Великая Война окончена.
Не будучи способной самостоятельно взобраться на скамейку, сконструированную под человека, она поджала ноги и уселась рядом с ним на полу.
Вся их жизнь целиком очерчивалась войной, если и не сводилась к ней. Поколение за поколением не знали ничего, кроме войны. Они воспитывались под ее давящим присутствием, довлеющим над сознанием. Причина конфликта лежала в глубокой древности, он брал начало тысячу с лишним лет назад, когда произошел первый контакт между Узором и Сспари. Так могло ли такое присутствие просто исчезнуть?
– Все кончено, – сказал полковник Страат иен. – Но сколько времени пройдет, прежде чем уляжется истинное значение этих слов? И что будет теперь?
– Это едва ли кажется возможным, – пропела она за неимением ничего более продуманного. Человек пожал плечами.
– Возможно это или невозможно, но так случилось. Согласно тем немногим сводкам, что мне довелось просмотреть, прямо сейчас, когда мы здесь сидим, враг сдает оружие, транспорт, средства связи – все. Нет больше войны. Не с кем больше драться.
– Вейсы никогда ни с кем не дрались, – напомнила она.
– Вы знаете, что я имею в виду, – нетерпеливо ответил он. – Узор. Он, вероятно, просто распадется за ненадобностью, как только Амплитур будет полностью разоружен. Он и возник то специально с целью противостояния им. А как только их победили и заизолируют, Вейс и Гивистам, О'о'йан и С'ван – и все остальные тоже несомненно захотят снова пойти своим независимым путем.
– Я не уверена, что согласна с вами. Узор на протяжении уже стольких веков представляет из себя действующую организацию, что вполне может просуществовать еще очень долго – даже после того, как исчезнет первоначальная причина, побудившая к его основанию. – Поведайте мне свои мысли, полковник Неван. Это настоящая капитуляция или очередная хитрая задумка вечно непроницаемых амплитуров?
– Я думаю, что это какой то трюк, но командование укомплектовано личностями куда более чувствительными, чем я. И даже если Амплитур пытается нас обмануть, с'ваны не дадут себя одурачить. – Он кивнул в сторону жестикулирующих, галдящих военных. – Именно поэтому я считаю празднование преждевременным. Никому еще не дали команды «отбой». Но невозможно заставить людей не реагировать на новости. – Он пожал плечами.
– Не знаю уж, что может сделать Амплитур без кораблей и вооружений, при том, что силы Узора расположатся на его планетах.
– Давайте предположим, что это реальность и что все это на самом деле означает конец войны. Что, по вашему, теперь произойдет?
– С чем?
– С вами, с вашими товарищами людьми.
– Что? А, вы про ваши теории. – Он доверительно улыбнулся. – Я полагаю, часть из нас останется здесь, помогать разоружению врага и участвовать в демонтаже их орбитальных комплексов. Разумное число будет постоянно находиться на двух планетах Амплитура, чтобы не спускать глаз с их дальнейшей деятельности. То же самое может иметь место на ключевых мирах Криголита, Мазвека, Ашрегана и прочих воевавших союзников Амплитура. Те же войска, которые не потребуются для исполнения подобных обязанностей, будут по возможности скорее отпущены по домам. На Землю, на Асмарию, на Барнард и так далее.
– А потом?
– Я знаю, о чем вы думаете, Лалелеланг, но я по прежнему считаю, что вы не правы. Они вернутся к мирным делам. К производству, искусству, образованию, сельскому хозяйству – просто к жизни.
– Но есть другие виды, которые все это умеют делать лучше, чем Человечество. И если вы отважитесь утвердиться в этих отраслях за пределами планет, где в настоящее время проживаете, то неизбежно столкнетесь с конкуренцией Гивистама и О'о'йана в промышленности, Вейса – в искусствах и даже Лепара – в неквалифицированном труде.
– Я думаю, вы будете удивлены, как хорошо мы умеем переориентировать свою энергию, Лалелеланг.
– Как я уже неоднократно заявляла, ничто так не порадовало бы меня, как это. – Безобидные огромные голубые глаза сверлили его. – Вот вы, например. Вы хоть раз задумывались, каким родом деятельности могли бы заняться вне армии?
Он моргнул.
– Не то чтобы... Ведь я не мог предвидеть, что война кончится уже сегодня.
– И я уверена, что то же самое ответит мне любой человек. Интересно было бы пронаблюдать их реакцию на мой вопрос.
– Вы никогда не отдыхаете, Лалелеланг?
– Я посвятила себя работе. С чего бы мне отдыхать?
Он понимающе улыбнулся, но в глубине души не проходил тревожный шепот, настойчиво спрашивающий: а не оставит ли его эта уверенность?

***

Как только радостная весть долетела через подпространство до планет Узора, как только начал доходить до всех ее смысл, повсеместно повторился миллионы раз взрыв эмоций, подобный тому, что произошел на корабле. На планетах, населенных не людьми, выразился он менее буйно, но с равным энтузиазмом.
Как только родина Амплитура и других союзников были обезврежены, армия Узора пошла на научно обоснованное, но неуклонное сокращение боевой силы. Целые соединения по прежнему требовались не только для присмотра за бывшим врагом, но и для наблюдения за уничтожением огромных арсеналов вооружений. Целая отрасль промышленности выросла из простой необходимости присмотреть за правильным повторным использованием необъятных ресурсов, предназначенных изначально для нужд войны и разрушения.

***

На мирах Человечества возвращающиеся войска встречали отработанными парадами и массовыми излияниями облегчения и признательности. Отставные военные массуды расползлись по Массудаю и другим своим поселениям, где их куда менее помпезно встречали их семьи и кланы. Технический персонал – гивистамы и с'ваны спокойно перешли к нормальной, цивилизованной жизни. Заторможенные лепары тихо вернулись на немногочисленные свои миры, будто ничего значительного и не произошло, в то время как у вейсов окончание Великой Войны нашло отражение в лавине произведений искусства – лаконичных и сдержанных.
На мирах, населенных союзниками Амплитура криголитами, ашреганами, сегунианами, копави, т'ретури, – возвращающиеся домой солдаты с тревогой и надеждой старались поскорее затеряться среди прочего населения. Были зафиксированы первые, пока еще отдельные случаи индивидуального отказа от догматов Назначения, хотя в целом продолжали цепляться за него, поскольку в течение многих столетий лишь Назначение было главной движущей силой их обществ.
У Лалелеланг не было ни времени, ни желания праздновать. К тому же возбужденное выплескивание эмоций не принято было в обществе Вейса. Она вернулась под слегка настороженные дифирамбы своих коллег, которые одновременно были восхищены и встревожены ее работой. Мало того, что она была небывалого объема, от самого по себе предмета дух захватывало его беспрецедентностью. Что бы ни думали сами по себе другие вейсы, каким омерзительным ни считали бы предмет ее исследований, но игнорировать его было невозможно. Она совершила все, ради чего пускалась в экспедицию, и отразилось это в скромных, но значимых почестях, которых она была удостоена сразу по возвращении. Ее положение в научном мире никогда уже не сможет быть подвергнуто сомнениям. Она возобновила проведение семинаров, одновременно пытаясь выявить первостепенное в собранных ей обширных архивах. Без самых современных методов каталогизации невозможно было бы даже просто усвоить названия разделов, не говоря уже о том, чтобы составить многие тысячи тематических перекрестных ссылок. Единственное, что ей помогало, так это то, что толпы ученых отнюдь не выстраивались в очередь, чтобы заглянуть в ее открытия. Избранная ей отрасль знаний по прежнему оставалась для вейсов мало привлекательной. При личном же общении как коллеги, так и студенты, относились к ней, как к заслуженному художнику, написавшему отмеченную призами, но никому не понятную картину.
Проявляя крайнюю степень разборчивости в словах и построении фраз, друзья и знакомые, все как один, намекали ей, что прожитое явно не украсило ее внешности. Ничего оскорбительного за их словами не таилось. Ничего другого и ждать было нельзя, учитывая, через что она прошла. Мало кто способен был даже абстрактно обсуждать боевые действия, не говоря уже о том, чтобы наглядно представить себе, каково поучаствовать в них в компании остервеневших людей, и не почувствовать приступа тошноты. Теперь, когда война позади, ее работу можно взаправду отнести к области исторических исследований.
Она понимающе терпела аффектацию тех, с кем ей доводилось общаться, терпеливо снося даже тех, чье брезгливое присутствие на ее семинарах объяснялось исключительно желанием примазаться к чужой академической славе. Во всем же остальном она ничуть не изменилась в результате пережитого ей опыта, и даже все также продолжала пренебрегать исполнением своих светских функций в обществе сестер по триаде. Слишком много дел, объясняла она. До своего путешествия было слишком много дел по его планированию, а теперь – организационных. Ее семья и сестры отчаялись хоть как то повлиять на ее угнетающую общественную пассивность. И чем дольше она работала, чем больше посвящала себя исследовательским построениям, тем меньше видела перед собой возможности опровержения первоначальной гипотезы.
Непосредственно после победы над Амплитуром последовал период общественного умиротворения. Но оно уже начинало распадаться. Признаки опасности накапливались далеко не на одной из планет Человечества. И никто другой не распознает их истинного смысла, только историк Лалелеланг безошибочно видит их значение.
Бунт в Кендай Сити на Эдо. Война вооруженных банд на Колумбии. Конфликт на Барнарде. И все более разрастающиеся враждебные настроения, особенно на Земле, в большинстве своем связанные с солдатами, вернувшимися с войны и испытывающими трудности в приспособлении к цивилизованному, мирному обществу, которые она и предвидела.
Для Лалелеланг все это представлялось неизбежным. А чего еще можно было ожидать от вида, который все последние века вдохновлялся Узором на то, чтобы отдать всю свою энергию на создание самых эффективных в Галактике вооруженных сил? Чего хотели С'ван и Гивистам? Они воспользовались услугами откровенно нецивилизованных существ. А теперь хотят, чтобы они отреагировали на изменение обстановки самым что ни на есть цивилизованным образом.
Воевавшие вместе мужчины и женщины имели тенденцию держаться вместе посредством общественных клубов или традиционных армейских формирований. Только там чувствовали они зачастую возможность найти единственный выход для выплескивания своих смятенных чувств и внезапно ограниченной в проявлении агрессивности. Выискивая и интерпретируя все эти знаки, она видела, что послевоенный взрыв, которого она боялась, уже накапливается. И если ее теория верна, то для всех цивилизованных обществ Узора, включая ее собственное, очень скоро вопрос будет стоять не в том, удастся ли этот взрыв предотвратить, а в том, удастся ли его выдержать. Тот факт, что для других видов не существовало более объективных сдерживающих причин, мешающих им открыто высказывать свою неприязнь к людям – вонючим, грубым, нецивилизованным, – только усугублял проблему. Механизм был запущен.

Глава 15

Когда ей доложили о посетителе, она сидела в своем кабинете, глядя поочередно на один из двух экранов и не обращая внимания на яркое солнышко, золотом покрывающее садовое оформление за окном. Уединившись за своим оборудованием, она пыталась привести в порядок мысли, но обнаружила, что сделать это куда сложнее, чем составить формальные каталоги систематизированной информации. Кроме того, она потеряла практику. Чужие слова и фразы доходили до нее медленно, со ржавым от долгого неиспользования скрипом.
Она проверила, хорошо ли запечатана дверь в офис, и пошла по коридору в направлении официального приемного центра. Это было лучшее место для встречи. Ее посетителю коридор будет слишком узок, а потолки слишком низки.
Кроме того, она не позавидовала бы всякому вейсу, случайно встретившемуся на его пути, тем более в такой стесненной обстановке. В приемной он мчал один, скрестив вытянутые вперед ноги и откинувшись на вращающемся кресле. Позади него кружились в торжественной процессии жидкие шарики, поддерживаемые и направляемые силовыми магнитными линиями, запрограммированными художником; переливающаяся жидкость обходила стороной побеги цветущего кандра и выбрасывалась вверх грациозными изгибами из расположенного в середине плантера.
Она обратила внимание на притягиваемые им взгляды прохожих, старавшихся украдкой взглянуть на него. Ничего удивительного в этом не было. Махмахар был в свое время очень далеко от фронта, насколько можно говорить о фронте при межзвездном конфликте. Никаких военных заказов на нем размещено не было. Даже в столице трудно было встретить человека. А здесь, в академическом городке, их так и вовсе не знали. Поэтому все и стремились тайком поглядеть, что же это за небывалый гость. Но держались на расстоянии.
Некоторым не удавалось сдержать себя – и они разглядывали его беззастенчиво. Все ахнули, когда она бесстрашно направилась прямо к пришельцу и, протянув кончик крыла, пожала ему ладонь. Тут же осознав за собой полную потерю такта, все они устремились прочь, пытаясь прикрыть лицо взъерошенными перьями крыльев. Не всем это удалось.
– Очень рада снова видеть вас, полковник Неван Страат иен.
Понимая, что может испугать других, он старательно не улыбался – даже ей.
– Для вас я по прежнему просто Неван, уважаемый историк. – Он указал на обстановку. – Что, много шума из за меня?
– Университету позволено принимать одного гостя человека в год, – объяснила она, – и то с высочайшего дозволения администрации. Ваше здесь присутствие сравнимо с прогулкой земного недрессированного льва или тигра по детскому саду. Проявите снисхождение к моим коллегам. Любопытство на какой то момент пересилило их природную вежливость, не говоря уж об инстинктивном страхе.
– Я, признаюсь, ожидал, что обитатели учреждения высочайшей культуры окажутся более разборчивы.
– Высшее образование еще не подразумевает высокого ума. Они проявляют в ваш адрес ровно такое понимание, какого, с их точки зрения, вы заслуживаете. Давайте пройдем в мой кабинет. Только берегите голову – потолки у нас низкие.
Вызвав легкую панику среди нескольких затаившихся наблюдателей, она продела кончик крыла в кольцо, образованное его левой рукой; для выполнения этого маневра ей пришлось слегка вытянуться. Хорошо еще, что Страат иен был ниже среднего человеческого роста, иначе бы у нее ничего не вышло. Он все равно башней высился над всеми, кто был в приемном зале. Более всего зевак поразило даже не то, что она легко выдерживает физический контакт с ним, а то, что она сама на него пошла. Он раздвинул цветы и прочие безделушки, украшавшие подоконник ее кабинета, выходившего на окрестный пейзаж, и устроился на нем. Выбор был между подоконником и полом, поскольку никакая мебель его не выдержала бы.
– А я остался на службе.
– Я заметила, – тихо сказала она.
– И никак не могу забыть вашу теорию. Даже если бы захотел, никак бы не смог от нее отделаться. С самого момента капитуляции Амплитура я стал очень много внимания уделять всеобщим новостям, а также проводить кое какие собственные изыскания и проверки. И мне не очень нравится, что за всем этим кроется. – Он заколебался. – Боюсь, что вы можете оказаться правы.
Легким взмахом крыла она указала на один из экранов, на котором ничего не было.
– Я также не нашла ничего, чем можно было бы меня опровергнуть. Но есть еще надежда. Индекс взрывоопасности, который я разработала, уже около двух месяцев находится на стабильном уровне. Есть вероятность, что выше он и не поднимется.
– Вы в это верите?
Она мелодично вздохнула, тяжелые ресницы, наконец, поднялись, и мягкий взгляд уставился на него.
– Нет.
– И я тоже. Не могу, поскольку прекрасно знаком с вашими трудами. – Встав, он достал из кармана небольшой прибор и, обходя кабинет по кругу, внимательно считывал его показания. Удовлетворившись, он занял свое место на подоконнике.
– Я регулярно связываюсь с членами моей большой семьи. – В пояснениях нужды не было. – Они все осведомлены о вашей теории, но они разделились относительно ее достоверности. В любом случае, они мало чем могут помочь. Как вам известно, мы не можем воздействовать на свой вид, равно как и действовать открыто. Нам удалось предотвратить несколько потенциально неприятных ситуаций, сделав соответствующее внушение их участникам не из людей. В обоих случаях в деле были замешаны массуды. И это плохой прецедент. Некоторые из тех, с кем мне удалось обменяться мнениями на этот счет, полагают, что несколько столетий контакта с Узором вывели бы из нас склонность к внешним проявлениям агрессивности, но помешала эта война.
– Я склоняюсь к тому же, – согласилась она. – Как можно требовать от народа, чтобы он сначала производил одних военных, а потом вдруг переключился на инженеров и агрономов? Это слишком суровое требование даже для цивилизованной рады, не говоря уже о Человечестве. – Она немного помолчала. – А какие новости с Амплитура? Они на самом деле сложили оружие?
– Оружие то сложили, это верно. Но по моему, не сдались.
– Я думала, что в совершенстве знаю ваш язык. На первый взгляд, это одно и то же. Будьте добры пояснить, Неван.
– Мое положение дает мне доступ к очень большому объему информации.
Война окончилась, это налицо. Амплитуры и их союзники продолжают передавать нам свое оружие для демонтажа. Заводы, которые это оружие веками производили, быстро конверсируются под выпуск мирной продукции. Ученые Гивистама начали работу над техническим осуществлением избавления рас, подобных мазвекам, от генетических манипуляций, которыми они за века были подвергнуты со стороны Амплитура. Инспекционные бригады Узора даже были допущены с этой целью на их миры.
– А что с их великим и могучим Назначением?
– Они продолжают его пропагандировать, но только словесно. Они говорят, что заклялись использовать свою выдающуюся мысленную способность для насильственной манипуляции другими.
– Это неважно, – промурлыкала она. – Такие вещи можно проверить, и Амплитур об этом знает. Кроме того, они никогда не лгут. – Она посмотрела в прозрачное голубое небо за окнами здания.
– У моего вида есть старинное высказывание, что называется, в корень, которое сводится к тому, что в любом деле главное – начать. А если не говорить иносказательно, то у нас им многие не верят.
– Но люди никому не верят, – напомнила она ему, – включая друг друга.
Принимая во внимание вашу извращенную историю, по другому и быть не может. Именно поэтому я и озабочена была все время делами вашего народа! Задачу отслеживания махинаций Амплитура я оставлю другим. Человечество – вот что меня тревожит. А теперь, когда война закончилась, тем более. Тут весь вопрос в том, смогут ли ваши люди преодолеть столетия поощрения со стороны Узора и тысячелетия вашей собственной неуравновешенной исторической эволюции – и построить таки цивилизованное общество?
– А то вдруг еще не подтвердится ваша теория, – пробормотал себе под нос полковник.
– И ведь подумать только! Первый из вступивших в контакт, Уильям Дьюлак, был убежден, что мы не достаточно воинственны, чтобы помочь вам в войне! – сказал он вслух.
– Со временем, однако, он и сам отправился воевать, – напомнила она ему.
– Вроде того. Узор то проследил, чтобы большинство подобных Уиллу Дьюлаку исчезли из человеческого генофонда. А теперь нам всем – и людям, и не людям – приходится иметь дело с последствиями. Он встал и зашагал по комнате – вид занятия, от бесцельности и энергичности которого любой вейс, кроме Лалелеланг, пришел бы в ужас. Но на историка это мало действовало. Она подобное неоднократно наблюдала. Он остановился и прислонился к ее настенному украшению.
– Мы с друзьями кое что обсудили – и сформулировали собственную теорию. Более всего Амплитур славится своим долготерпением. Они мыслят в масштабах столетий, а не годов. А что, если они независимо от вас пришли к тому же выводу, что и вы?
– Что вы хотите сказать?
– Предположим, они увидели, что Узор им не одолеть. Они должны были прекрасно сознавать, как плохи их дела еще задолго до нападения на их собственные миры. Что, если капитуляцию они задумали, как последнюю стратегическую уловку?
– В таком случае я бы сказала, что они преуспели.
– Может быть, за этим скрывается гораздо большее. Скажем, они решили, что не могут победить нас, имеется в виду вооруженные силы Узора во главе с людьми. Тогда они решили сохранить свои планеты, уберечь свой источник власти и себя самих. Отдохнуть, запастись своим знаменитым терпением и ждать. В надежде, что со временем мы выполним за них эту неблагодарную задачу.
– Вы? – Она надолго умолкла, полуприкрыв глаза и крайне невежливо раскрыв клюв. – Понимаю. Вы думаете, что они решили ничего не предпринимать, рассчитывая, что со временем вы уничтожите Узор вместо них?
– Это было бы слишком просто и очевидно. А то, что просто и очевидно мне и моим друзьям, настолько же очевидно и гивистаму, скажем. Я думаю, что С'ван способен предпринять шаги, необходимые для тот, чтобы конфликт Человека с Узором не вышел за опасные рамки.
– Нет. Мне кажется, что Амплитур рассчитывает несколько на другое.
Они надеются, что Узор будет все больше отгораживаться от Человечества социально, стараясь по возможности замкнуть его в себе и вывести из основного русла галактической цивилизации. Если такое произойдет, мой вид опять вынужденно окажется обращенным исключительно внутрь себя. А результатом явится то, что народы Узора почувствуют себя в безопасности, а мы, люди, вернемся к войнам между собой, к чему мы и тяготели до того, как Узор вступил с нами в контакт. В результате в Узоре на века, а может быть, и на тысячелетия воцарится мир. Но со временем мы ослабим себя до того, что не будем больше являться играющим хоть какую то роль в любом межзвездном конфликте фактором. И вот тогда терпеливый Амплитур дождется своего часа – и возобновит поход за владычество через Назначение. Она задумалась.
– А значит что нибудь тот факт, что способность Амплитура вести войну будет устранена.
– Практически нет. Если человечество уничтожит само себя, то, если со временем конфликт между Узором и Амплитуром возобновится, начнется он на равной основе. Потому что теперь, когда война кончилась, народы Узора стремятся вернуться целиком к «цивилизованному» образу жизни и поведения. Даже ваш народ не захочет больше ничего вкладывать в поддержание боеготовности вооруженных сил, поскольку зримой угрозы существовать не будет. Массудай вот уже как рьяно разоружается. И все начнется сначала. Когда наш с вами прах давно уже истлеет, начнется новая великая война, только в тот раз уже не найдется целой планеты прирожденных воинов, только и ждущих, чтобы Узор призвал их на помощь. К тому же, за исключением моих сородичей, Амплитур – самый лучший во Вселенной агитатор, куда лучше, чем с'ваны с гивистамами или даже массуды.
Она сделала согласный жест.
– В таком случае есть только одно решение: Человечество должно быть вовлечено в основное русло развития Узора. Вашу агрессию надо направить по другим каналам. Оставаясь верными самим себе, вы должны будете хоть как то цивилизоваться. – Она красноречиво двинула шеей вперед назад. – Большинство моих коллег едва ли сочтут такое возможным.
– Я уверен, что они ошибутся, – горестно признал Страат иен. – Ведь для этого потребуется не только преодоление настроя, создаваемого на протяжении последних столетий, но и нескольких тысячелетий до того, в течение которых Земля представляла из себя сточную канаву. Мы говорим о необходимости психологической перестройки невероятных масштабов.
– Не больше и не меньше, как о расовой терапии, – согласилась Лалелеланг.
– Я знаю только одно. Без посторонней помощи нам не обойтись. Без помощи Вейса, С'вана и прочих. Если из неприязни и страха вы оттолкнете и отгородитесь от нас, многие будет за то, что мы сами себя уничтожим. И когда это произойдет и вам снова придется иметь дело с Амплитуром, то нас – ущербных, тупых, маниакальных людей – под рукой не окажется и выручить вас будет некому. Вот на это, я думаю, и рассчитывают спруты. Именно это, с моей точки зрения, стоит за их неожиданной капитуляцией. Она не стала ничего приукрашивать.
– Вейсов, к примеру, практически невозможно будет убедить вмешаться в человеческие дела. Едва ли найдутся несколько, кто на это согласится, – я уж не говорю об умственной и эмоциональной способностях.
– И то неплохо, – ободряюще сказал Страат иен.
– Можно попробовать начать со скромной сети, организованной по академическим каналам. – Идея потихоньку начинала разгораться в ней. – Посвященной углублению взаимопонимания Человека с Узором. Это как возможность. – Она смерила его взглядом. – Сопротивление будет, вероятно, не только пассивное.
– Вот здесь то Ядро и в состоянии будет помочь. – Он перестал шагать туда сюда. – Мне говорили, что Амплитур очень любит игры. Так вот, из всех партий, которые они когда либо затевали, они пустились в самую, вероятно, затяжную и с дальним прицелом. Соответственно, и ставки никогда не были еще так высоки. Но у нас есть одно огромное преимущество. Я не думаю, что они ждали, что кому то удастся угадать самые первые их ходы, а тем более предвосхитить их. Но у нас есть кого благодарить за это – вас и ваши преждевременные труды.
– Но если мы подхватим игру, то ведь мы даже и ее исхода не узнаем, – напомнила она ему. – Выражаясь вашими же словами, обратимся к тому времени в пыль.
Он энергично закивал, весь наэлектризованный. Это было одновременно и чудесно, и страшно представить.
– Я знаю. Но если мы выиграем, то это значит, что наши далекие далекие потомки смогут смотреть в такие – ах! – непроницаемые глаза амплитуров – и понимающе посмеиваться.
Картинка ей представилась в высшей мере безвкусная.
– Говорите только от имени своих потомков, Неван Страат иен.

Глава 16

Худой жилистый человек был генералом: высокий и долговязый, как огородное пугало, жесткий, как закаленная сталь. Со своего немалого роста человеческого существа он снисходительно смотрел на неловкое медлительное создание, оказавшееся перед ним. Оно могло двигаться на своих четырех коротеньких ножках, но очень медленно. Напоминавшие канат щупальца, расходившиеся в стороны от его странного четырехугольного рта, были такими слабыми, что не могли бы приподнять переднюю часть туловища этого мягкотелого существа над полом – ни единого раза. Хотя он знал, что дела обстоят не так, невозможно было наблюдать за передвижением этого создания, не истолковав его мучительное приближение как униженную мольбу, Генерал откусил от двойной шоколадной вафли, которую держал в руке, и пристально вгляделся в своего гостя.
– Извините, что я так вас разглядываю. Я еще никогда не видел амплитуров. Во плоти.
– Прямоидущий Мудрый рад удовлетворить ваше любопытство. – Щупальце осторожно пошевелилось. – Мне поручено руководить демонтажем военной инфраструктуры этого мира. – Завороженный, он наблюдал, как человек ест.
– Благодаря вам криголиты кажутся столь же квалифицированными в поражении, сколь и в войне. Вы очень помогаете нам.
– Мы прорубаем наш мир. – Транслятор запорол первый перевод, и генералу пришлось дожидаться его второй попытки. Тем временем амплитур восхищался чистыми линиями военной формы двуногого, такими непреклонными под пышно выразительным лицом. – Мы делаем все возможное, чтобы помочь.
– Я знаю. Я не мог бы пожелать лучшей помощи. – Генерал откинулся на спинку кресла. – Знаете, я так и не понял, почему вы вообще начали войну. Одно дело – стараться распространять учение, другое – вести из за него бой.
– Я иногда и сам удивляюсь. Не забывайте, что все это началось много, много столетий назад. – Амплитур чувствовал себя настолько непринужденно, насколько это было возможно в присутствии человека. – Возможно, вы и сами задумывались, что может случиться, если весь разум удастся сконцентрировать на одном?
– Никогда такого не будет, – отрывисто заявил генерал. – Поэтому я никогда над этим и не задумывался. Разум слишком различен. С этой точки зрения почти что чудо, что Узору удалось не распасться настолько долго, чтобы победить вас. Но мне не нужно вам об этом рассказывать. Вы теперь знаете, что ошиблись в своих исходных положениях. Щупальце затрепетало.
– Возможно, наша ошибка заключалась не в наших предположениях, а в нашей методологии.
– О? – генерал сощурил глаза. Благодаря своей манере говорить он иногда казался поверхностным, но ум у него был острый и любознательный. – Значит, вы не отказались окончательно от вашего «Назначения»?
– Когда мы сдались, мы обещали больше не воевать против Узора и отказаться от насильственного убеждения других в наших идеях. Ничего не говорилось о том, чтобы отказаться от них нам самим или не давать информацию тем, кто добровольно ищет ее.
– Это интересно. – Человек скучающе уставился в потолок.
Амплитур рассматривал его огромными золотыми глазами.
– Вы кажетесь озабоченным.
Генерал опустил на него свой взгляд.
– Немного. Как и большинство моих друзей, я всю жизнь посвятил военной службе. Возможно, это мое последнее активное поручение. Я еще молод для официальной отставки и не знаю, что буду делать дальше. У вас такое тоже бывает?
– Редко. Обычно мы знаем, что будем делать дальше.
– Ну, вам повезло. Мой двоюродный брат владеет фабрикой по пошиву обуви. Он пригласил меня войти к нему в долю.
– Я слышал, что для человека выбор направления жизни может оказаться испытанием. У нас таких проблем нет. Я уверен, что вы будете удовлетворены своим выбором. К счастью, больше не будет необходимости в больших военных силах. Мир и спокойствие будут царствовать повсюду. Сражений больше не будет. Это хорошо.
– Да, хорошо, – отозвался генерал без всякого энтузиазма.
Амплитур почувствовал прилив надежды, которую, конечно же, постарался подавить. Беспокоиться особо не следовало, поскольку человек вряд ли мог правильно интерпретировать ярко желтый румянец, выступивший кое где на пухлом теле, но Прямоидущий Мудрый был сторонником осторожности. Теперь уже было ясно, что человек склонен продолжить разговор.
Прямоидущий был не менее рад удовлетворить любопытство двуногого.

***

Комитет был вежлив. Будучи вейсами, они не могли вести себя иначе. Но они были более вежливы, чем обычно. Это было дурным признаком. Сдерживая нетерпение, она следовала общепринятым процедурам и в конце концов получила аудиенцию. Благодаря ее высокому научному статусу, обращение Лалелеланг сочувственно выслушали пять верховных ученых, но несмотря на все ее усилия, они отказались принять ее предложения.
– Даже если то, о чем вы говорите, правда, – заметила Великая Омеменат, – что мы можем предпринять? Во время Великой Войны вейсы были лишь косвенно втянуты в конфликт. В мирное время это должно быть так же. Коллеги поддержали ее утвердительными трелями и свистками.
– Поистине верно. – Старший самец, сидевший рядом с ней, почистил свои перышки клювом. Хоть он и был пожилым, но еще не потерял способности к спариванию.
Лалелеланг встопорщила хохолок.
– Я говорю вам, что если мы не решим эту проблему сейчас, то нам придется заниматься этой проблемой, когда она распространится даже на нас.
– То, что вы предполагаете, не может распространиться на вейсов, – уверенно пропел Великий Превовалонг со своего места между двумя великолепно оправленными кистями свежих цветов. За спинами комитета элегантные спирали пурпурной, зеленой и золотой фрески Знаменитого Хотутидада текли нескончаемо приятными узорами.
– По крайней мере, нам следует сделать минимальные приготовления, – настаивала Лалелеланг.
– К чему? – Великая Омеменат расправила оба крыла и потянулась, сильно потряхивая перьями. – Мы не можем тревожить правительство на основании теории. У нас нет никаких доказательств. Только предположения.
– Доказательства может увидеть любой, кто не боится смотреть. – Она постаралась, чтобы ее ответ не звучал как обвинение, что было бы нелюбезно. – Обменные средства доступны каждому, кто обладает ресурсами доступа. Я это не выдумываю. Люды уже начинают бороться друг с другом. Сколько времени понадобится, чтобы это серьезно уменьшило их численность или распространилось на других членов Узора? Разве вы не видите? Амплитур надеется с помощью мира достичь того, что ему не удалось сделать с помощью войны.
– Амплитур, – объявил Великий Новенлиленг, – надеется достичь умиротворения. К этой похвальной цели он стремится с достойным восхищением и умеренным упорством. В течение того тысячелетия, когда мы воевали друг с другом, не было случая, чтобы они лгали. Какая разница, что люди делают друг с другом? Если, как вы утверждаете, их споры будут распространяться и вовлекут в конфликт другие народы, Узор немедленно займется этим. А пока этого не произошло, людей лучше оставить в покое, как и обычно.
– Если амплитуры могут приспособиться к миру, то же самое могут сделать и люди, – добавил Великий Превовалонг.
– Амплитур цивилизован, – возразила она.
– Как всегда, ученый Лалелеланг, ваши теории интересны, но отнюдь не убедительны. – Великая Омеменат говорила ласково. – Вы – ценное достояние университета. Не позволяйте себе уклониться в иконоборчество и разрушить то, чего достигли. Сколько других экспертов в вашей области поддерживают ваши выводы?
Лалелеланг щелкнула клювом.
– Других экспертов в моей области нет. Не на том уровне, на котором я работаю в настоящее время.
– Именно это я и имела в виду. Вы – одинокий голос, голос, спарившийся с тревогой. Вернитесь к вашему исследованию, Высокий Ученый Лалелеланг, и не отравляйте себе жизнь тревогой за дальнейшее течение событий у людей. Победоносный Узор держит все под контролем.
– Люди под контролем. Странная идея, – пробормотала она, но себе под нос.
– Их смятение понятно. – Великий Новенлиленг говорил с тихим жаром существа, уверенного в том, что его квалификация не подлежит сомнению. – Всяких местных вспышек можно ожидать. Они будут яркими, но недолгими, и затухнут, как только человечество устроится в той зрелой цивилизации, которой доселе было лишено. Узор помог им стать великими воинами, а теперь мы поможем им оценить блага постоянного мира.
– Это будет нелегко, – согласилась Великая Омеменат, – но все убеждены, что это можно сделать.
– Это могло бы быть возможным тогда, когда только был установлен контакт, – возражала Лалелеланг, – но не теперь. Теперь уже нет. Мы слишком долго поощряли их природные наклонности.
– Они найдут свое место в широком круге цивилизации Узора, как и другие существа.
– Если Узор сохранится. Он был создан для конкретной цели – бороться с Амплитуром. Теперь, когда для этого уже нет оснований, сохраним ли мы тесный контакт с Массудаем? Будут ли массуды, которые втайне презирают с'ванов, продолжать с ними переговоры?
– Узор удержит хотя бы инерция, – сказала Великая Партусесет. – Тысячелетние связи разорвать нелегко.
Смеменат демонстративно взглянула на свой официальный хронометр.
– Мы предоставили вам больше времени, нежели было запланировано. Мы выслушали ваши тревоги, ваши наблюдения и теории. Приходится сожалеть, но на наше время претендуют и другие.
Это было официальным прощанием.
– Если мы не начнем сейчас же заниматься этой проблемой, то скорее, чем вы думаете, времени на это вовсе не останется! При этом необычайном нарушении приличий несколько верховных ученых пораженные уставились на нее. Великий Новенлиленг был, казалось, совершенно ошеломлен.
Смеменат не потеряла спокойствия. Отвечать предстояло ей, и она сделал это насколько возможно хладнокровнее.
– Некоторым может показаться, что вы слишком много времени провели в полевых условиях, Высокий Ученый Лалелеланг, и помимо своей воли приобрели некоторые аспекты, некоторые оттенки культуры, которая уступает вейсам. Такие прецеденты в прошлом имели место. Известно, сколько вам пришлось перенести. Я предлагаю, и смею позволить себе предложить это и от лица моих коллег, – остальные ответили ей мягким посвистыванием, выражающим полное согласие, – чтобы вы подумали над тем, не следует ли вам некоторое время потратить на то, чтобы вновь войти в общество, с которым вы были так долго разлучены.
Пораженная серьезностью своего проступка, Лалелеланг поспешила принеси сложное извинение из слов и жестов. Казалось, оно смягчило Комитет, который оказался таким же понимающим, как и близоруким. В результате она ушла с заседания недовольная и разочарованная. Она надеялась – хотя особенно и не рассчитывала – на что то большее. Повредив таким образом своему положению в академических кругах и ничего не добившись взамен, она искала утешения в своей тройне. Сестрам удалось немного поддержать ее, но успокоить ее они не могли. Они разделяли ее невероятную гипотезу не больше, чем комитет. Лучше бы ей, советовали они, прислушаться к мудрым советам старших и посвятить себя систематизации того огромного объема сведений, которые она собрала во время своих отважных путешествий.
Она поблагодарила их, но заявила, к их ужасу, что по прежнему придерживается своих взглядов.
Часть проблемы заключалась в том, она была уверена, что любой нормальный вейс найдет весь этот предмет отвратительным. Она не могла винить за это свой народ. И трудно было бы предполагать, что ее теории получат более радостную встречу у с'ванов и гивистамов. Приближающаяся катастрофа неизбежна. Ошибки не было. Ее теории это предсказывали. По крайней мере, бессильно негодовала она, она уже это не увидит.
Она была у себя в кабинете, когда доложили, что к ней пришли. Код доклада говорил, что это не студент и не ученый собрат. Несколько секунд она была полна возбуждения, вспомнив похожее посещение, которое состоялось сравнительно недавно.
Когда ее посетитель, наконец, появился и был впущен, она была столь же изумлена, сколь и разочарована.
Самка с'вана понапрасну искала место, где бы ей присесть. Короткая и широкая, она не могла втиснуться на простое незанятое сиденье, рассчитанное на гораздо более узкий таз вейсов, не могла она надеяться и на то, чтобы устроиться на подоконнике, который когда то занимал гораздо более крупный посетитель.
В одном углу стоял большой горшок с растением, чей стройный разветвленный ствол доходил до потолка и оттуда раскидывал аркой свои овальные листья. Она ненадежно устроилась на краешке горшка, поглаживая короткую аккуратно подстриженную бородку, которая служила опознавательным знаком всех с'ванов женского пола. Густые черные завитки спереди и сзади были сильно напомажены каким то веществом, которое заставляло их сверкать всеми цветами радуги под светом ламп. Ее одежда была традиционно пестрой, лишенной тонких нюансов, характерных для одеяний вейсов.
– Что вы от меня хотите? – сванский язык Лалелеланг звучал гладко и без акцента. Разочарование не подавило полностью ее любопытства. – Вы представляете научное учреждение?
– Можно и так сказать. – С'ванка была как всегда прямолинейна. – Мое присутствие здесь полуофициально, хотя в том, что касается всех вне этого кабинета, встреча наша носит неформальный характер. Организация, которую я представляю, давно интересуется вашей работой. Особенно заинтересовали всех ваши недавние публикации, в которых вы что есть мочи вещаете о своей любимой теории. – Посетительница поерзала на краешке горшка. – Похоже, вам не очень то удается добиться, чтобы кто нибудь обратил на нее внимание.
– До этого момента, похоже.
С'ванка щелкнула зубами.
– Для вейса вы необычайно прямы. Я отношу это за счет того долгого времени, которое вы провели с людьми. Кстати, меня зовут Ч'вис.
– Не приходится сомневаться, что на мне несколько отразились мои исследования, – ответила Лалелеланг. – Если бы вы предпочли иметь дело с традиционной любезностью вейсов, я могу представить вас нескольким коллегам, которые знакомы с моими исследованиями.
– Нет нет. Я думаю, лучше мне поговорить с вами. – Она почесала шею там, где густые черные завитки исчезали под воротником тренировочного костюма. Лалелеланг чуть заметно содрогнулась. Одним из различий гуманоидных с'ванов и гомо сапиенс было то, что тогда как те последние просто не знали правил приличия, с'ванам они были известны, но они считали возможным часто их игнорировать. Кроме того, с'ваны были одной из немногих разумных рас, на которую вейсы в буквальном смысле могли смотреть сверху вниз, хотя невысокие волосатые двуногие имели гораздо более тяжелое тело.
– Что в моей работе заинтересовало вас настолько, что заставило посетить меня лично? – осведомилась она.
– Другие изучали ее глубже, чем я, но основной смысл, похоже, заключается в вашем утверждении, что теперь, когда война закончилась, несфокусированные люди начнут крушить все подряд: остальной Узор, друг друга или и то, и другое вместе. Вы предсказываете возникновение неуправляемого конфликта, который повредит всей цивилизации. Шея Лалелеланг чуть вытянулась вперед, и она моргнула одним глазом в особо утвердительном жесте.
– Ненаучное, но не ошибочное обобщение.
– На организацию, которую я представляю, произвели большое впечатление те данные, которые вы собрали в подтверждение ваших теорий.
– Вот как? – ее ресницы затрепетали. – И что же это за организация?
– Не имеет значения. – Ч'вис откинулась назад на разветвленный ствол домашнего растения. Он опасно прогнулся, и она поспешно выпрямилась. – Хорошее место для работы. Приятный вид из окна, тихо.
– Вы предлагаете мне поддержку? – спросила Лалелеланг.
– Скажем, на взаимной основе. Видите ли, члены группы, с которой я работаю, довольно внимательно наблюдали за Человечеством с момента его присоединения к войне против Амплитура. Некоторые наши направления или параллельно вашей работе. Или вы считали, что ваше исследование уникально? Лалелеланг смущенно шевельнулась в своем рабочем гнезде.
– Я знаю, что это не так. У меня было много контактов с учеными других миров, не вейсами, чьи интересы были сходными, но такая переписка не может быть совершенно убедительной.
С'ванка в ответ дважды щелкнула передними резцами.
– Неудивительно, что вы о нас не знаете. Мы не ищем известности.
– Если вы согласны с моими выводами, тогда вы должны понимать, что совершенно необходимо решительное вмешательство. Ч'вис разглядывала свои пальцы.
– Необязательно. Многие из нас полагают, что до тех пор, пока разрушающая энергия человечества направлена вовнутрь, она не представляет опасности для Узора.
– Это нецивилизованный подход.
С'ванка кинула на нее проницательный взгляд.
– Самосохранение важнее цивилизованного поведения. Мы согласны с вашим анализом природы человека. Они всегда воевали и всегда будут воевать. Контакт с Узором не изменил их, и не изменит в будущем. Пока их конфликт не перекидывается на не человеческие миры, мы считаем, что им можно позволить без помех предаваться своим традиционным формам «отдыха».
– В то же время, мы не игнорируем их полностью, поскольку, как вы справедливо указали, они могут нам понадобиться в отдаленном, непредсказуемом будущем, чтобы отразить какую то немыслимую угрозу. Поэтому мы пытаемся управлять ими. Сохраним их агрессивность, но ограничим разрушения. Пусть они убивают друг друга, но нельзя позволить, чтобы они ослабли непоправимо.
– Управлять людьми? Какая причудливая идея.
– Способы есть, – настаивала с'ванка. – Мы считаем, что этого можно достичь, – успешно и при этом незаметно. С тех пор, как с ними впервые был установлен контакт, мы узнали о них очень много. Они более податливы, чем вы могли бы думать. Конечно, вы, вейсы, хоть вашей вины в этом нет, не могли бы управлять таким предприятием. Однако мы, с'ваны, немного более умны.
– Вы хотите сказать, хитры и лживы.
Ч'вис запрятала короткий палец глубоко в ухо.
– Вы удивительно хорошо владеете моим языком, но не безупречно. Я, видимо, не правильно расслышала пару слов.
Лалелеланг недоверчиво разглядывала с'ванку.
– Так вы могли бы им помочь, но не станете. Вы позволите им воевать друг с другом в границах, которые вы им продиктуете, не думая о их благополучии.
– Без нашего вмешательства они в конце концов вообще себя уничтожат, – возразила с'ванка. – Мы, бесспорно, принимаем этот вывод ваших исследований. Они были на грани этого, когда Узор впервые вступил с ними в контакт. Вспомните то, что вы знаете об истории людей. Они зашли настолько далеко, что применили ядерное оружие друг против друга.
– Единственный случай, который не повторялся.
Ч'вис фыркнула.
– К счастью, но нельзя считать, что это свидетельствует о полном изменении поведения. Если бы Узор не привлек их, они, скорее всего, стерли бы себя с лица земли к этому моменту. – Тут посетительница повеселела. – Кроме того, что тут за беда? Им нравится воевать. Мы их ограничим, но запрещать не будем. Человечество не цивилизованно по настоящему. Это – ресурс, которым надо распоряжаться. Помогите им преодолеть их агрессивные наклонности – и вы уничтожите этот ресурс. Она соскользнула со своего сиденья и расправила складки костюма.
– Зачем было прилетать так далеко, чтобы сказать мне об этом? – поинтересовалась Лалелеланг.
– Ваша репутация не ограничивается Махмахаром, и вы поднимаете сильный шум. В то же время ваша работа по взаимодействию людей – нелюдей в боевых условиях является первооткрывающей. Мы считаем, что она заслуживает того, чтобы вы посвятили ей все свое внимание. Вам действительно следует сосредоточиться на ней, вместо того, чтобы во всеуслышание распространять свои взгляды на то, что уже контролируется.
Она постаралась подавить инстинктивную дрожь.
– Ч'вис, вы мне угрожаете?
– Бог мой, нет! – С'ванка вскинула обе руки в шутливом ужасе. – Как вы могли заподозрить что то настолько нецивилизованное? Мы просто, как собратья ученые, предлагаем вам сузить область ваших усилий и сосредоточиться на том вопросе, где вы не имеете равных. Она заковыляла к двери.
– В вашем распоряжении великолепные средства моделирования. Мы прочертили многочисленные возможные пути развития человечества и достаточно уверены в том, что выбрали наилучший не только для Узора, но и для них самих.
– И вы ожидаете, что я буду стоять в стороне и бездействовать?
– Мы ничего от вас не ждем, Высокий Ученый Лалелеланг. Мне не было поручено чего то от вас ожидать. Я сегодня здесь не выдвигала требовании, не ставила ультиматумов. В знак уважения, с которым мы относимся к вам и вашим независимым достижениям, мне было приказано сегодня явиться сюда и сообщить вам данную информацию.
– Вы хотите сказать, заставить меня спрятаться за завесой молчания.
– Очень нелегко передать горечь на моем языке, но вам это прекрасно удалось, – с восхищением сказала Ч'вис. – Это вам не к лицу, и совершенно не нужно. Я надеюсь когда нибудь показать нам наши модели. Тогда вы поймете, что наши труды – к лучшему. Для всех.
– С'ванов никогда не отличал альтруизм.
– И вейсов тоже. У нас есть собственные интересы. Поверьте мне, в данном случае они совпадают. Вы – ученый, ученый выдающийся. Ученые, как всем известно, существа совершенно лишенные прагматизма. Она потянулась к дверному активатору.
– Постойте! Существуют ли другие организации, подобные вашей? Мажет, у гивистамов или о'о'йанов? Ч'вис задумалась.
– Интересная мысль. Насколько мы знаем, нет. Как вам известно, подробное изучение человечества – не слишком популярная тема. – Она ткнула большим пальцем в управление двери, и преграда отодвинулась. – Нам бы хотелось делиться с вами информацией, историк. Мы могли бы быть полезны друг другу.
– Но не Человечеству, – парировала Лалелеланг.
– Ваше отношение изменится. Так оно и должно быть, раз вы все равно ничего не сможете сделать. Нас поддерживают такие силы, что вы были бы изумлены.
С этим Ч'вис и ушла. Без долгого и пышного прощания, как это сделал бы вейс, а просто щелкнув яркими квадратными зубами и отпустив прощальную шуточку.
Лалелеланг уставилась на дверной проем. Если с'ваны не хуже ее осознают проблему, но не собираются пытаться ее разрешить, то на что ей надеяться? Более того, если не хотят, чтобы проблема была решена. Они только хотят ее контролировать. Это не только несправедливо по отношению к человечеству, но и опасно. Да она и не разделяет их оптимизма по поводу того, что возможно управлять агрессивностью людей. Это – нечто, нуждающееся в окончательном изменении, а не в управлении. Тогда люди смогли бы когда нибудь стать полноправными членами Узора и занять свое по праву принадлежащее им место в главном течении галактической цивилизации. Только тогда будет уверенность в том, что они больше не представляют опасности для самих себя или других рас.
Но если Узор останется равнодушен к предоставлению им членства, а против нее выступит сильное объединение с'ванов, как она может надеяться, что чего то достигнет?
Ей самой придется искать помощи у организации, причем достаточно сильной и проницательной, чтобы суметь каким то образом нарушить планы хитроумных с'ванов. Все придется делать так, чтобы не заставить насторожиться Ч'вис и ее коллег. Лалелеланг знала только одну такую группу, у которой могли бы найтись необходимые ресурсы и решимость. Они, конечно, сильны. Что же касается их проницательности, то она пока еще под вопросом.

Глава 17

– Что это? – Пайла перевернулась и попыталась заглянуть в коммуникатор, на который смотрел Страат иен, сидевший на краю постели. Маленький экран у него в руках имел размер всего восемь квадратных сантиметров, но мог создавать псевдо голографическое изображение. Она прислонилась к нему, обхватив руками его грудь, и положила подбородок на его левое плечо.
– Вейс! Как интересно. Я вижу, она без транслятора.
Он кивнул. Они продолжали слушать, пока передача не кончилась.
Страат иен положил коммуникатор на прикроватный столик и снова лег. Его подруга прижалась к нему потеснее, лежа на правом боку и положив левую руку ему на грудь. Некоторое время они молчали, раздумывая над смыслом сообщения чужеземки.
– Как ты думаешь, она права насчет нас? – спросила наконец Пайла.
– Не знаю, – Страат иен уставился в потолок. – Иногда мне кажется, что она знает о нас больше, чем мы сами.
– Так мы обречены на то, чтобы вечно воевать? Эти с'ваны не дадут нам уничтожить себя, но и только? Никакой помощи в том, чтобы изменить прежние взгляды, никакого содействия в построении мирной цивилизации. – Она нахмурилась. – Я больше не хочу воевать.
– И я тоже, – пробормотал Страат иен. – Но нам с тобой помогают знания Ядра. Мы – меньшинство, притом не слишком влиятельное. Большая часть человечества по прежнему смотрит на вещи иначе.
– Похоже, эта вейс ожидает, что ты что то сможешь сделать.
Он пожал плечами и лягнул простыню, обмотавшуюся вокруг ног.
– Она знает меня лучше, чем любого другого человека. Она знает о Ядре и о том, что мы пытаемся найти пути изменения взглядов людей. Это будет достаточно нелегко и при отсутствии активной оппозиции. Притом ни с чьей нибудь стороны, а от с'ванов. Они опасно хитры.
– По твоему, ей не угрожает опасность?
– Пока она неплохо справлялась. – Он задумался. – Когда Ядро решало ее судьбу, я говорил, что если мы оставим ее в покое, она когда нибудь будет нам полезна. Вот и доказательство. – Он постучал по рекордеру. – Если бы нс она, мы бы не узнали об этой организации с'ванов.
– Совершенно верно. – Пайла была зрелой и знающей женщиной. – Теперь мы можем предпринять шаги, чтобы справиться с этим. Несколько предложений на нужном уровне, и мы нейтрализуем их влияние без излишнего шума. Страат иен вздохнул.
– Хорошо бы наш народ так же легко поддавался убеждениям. Уже в нескольких колониях вспыхивали бои. Совет Ядра ожидает, что они вот вот распространятся на Землю. Почему Люди не видят бесплодности такого регрессивного поведения, мне не понять.
Она похлопала его по груди.
– Как ты только что напомнил, нам помогает зрение Ядра. Большая часть человечества этого лишена... пока.
– Если мы не будем осторожны, то оно навсегда останется лишенным этого. Я знаю, что ген нейтральной связи, введенный в нас амплитурами, доминантен, но пройдет немало столетий, прежде чем он настолько широко распространится в генофонде, что даст заметные результаты.
– Пока этого не произойдет, мы должны делать все, что в наших силах, Неван. На нас лежит большая ответственность.
Пальцы ее запутались в волосах на его груди.
– Хотел бы я точно знать, верны ли прогнозы Лалелеланг.
– Нам придется считать, что верны. Обратное означало бы оставить нашу судьбу в руках С'вана, Гивистама и всех остальных.
– С'ваны... – пробормотал он. – Я бы скорее заподозрил гиви, или даже массудов. Но не с'ванов.
– Они шутят и дурачатся, чтобы скрыть свой ум, – напомнила она. – Они всегда это делали. – Она помолчала минуту, поглаживая ею. – Неван, – серьезно спросила она, – по твоему, у нас есть шанс войти в общество Узора и добиться мирного будущего с сотрудничеством? Или твоя вейс права, и мы навечно будем обречены воевать и убивать?
– Лалелеланг – закоренелая пессимистка, но она надеется, что мы сможем измениться. Она считает, что благодаря нашим уникальным позициям, Ядро сможет стать средством этих изменений, что мы сможем стать обновляющей аномалией, которую не учитывает ее статистика. Пайла приподнялась повыше и пристально на него посмотрела.
– Я не спрашивала, что думает она. Я спросила, что думаешь ты.
Он помолчал. Потом, повернувшись, обхватил ее руками и притянул к себе.
– Сейчас я, по моему, устал думать.

***

Составление каталога того моря фактов, которые она собрала, проведение семинаров и разработка учебных пособий почти не оставляли Лалелеланг времени заниматься своим теориями и даже вообще бывать в обществе. Внешне сестры поддерживали ее усилия, но про себя они отчаивались. Их блестящая, привлекательная, знаменитая сестра тратила себя впустую, посвящая всю свою жизнь научной работе. Они неоднократно говорили ей, что она неразумно распределяет свое время, но ничего не могли с этим поделать. Лалелеланг благодарила их за то, что они для нее делают, и не обращала на них внимания, так же, как и на тех самцов, которые отваживались к ней приблизиться.
Они не могли знать, что она была озабочена гораздо более важными предметами, чем собственное выживание.
Используя широчайшие возможности университета, она исследовала межмировые средства информации, с мрачной убежденностью выискивая такую информацию, которая никогда не предлагалась широкой публике. Один мир или даже часть одного континента давали достаточно новостей, чтобы не искать большего. Кроме того, теперь, когда война окончилась, кому было дело до того, что люди – как, впрочем, и гивистамы или массуды – делают в своем собственном мире? Теперь, когда эта древняя межзвездная опасность была уничтожена, частота межрасовых контактов стала снижаться.
Ее папки с материалами росли, а вместе с ними росла и тревога. На обжитом людьми Даккаре началась продолжительная война обитателей восточного и северного районов суши. Хотя конфликт был не настолько серьезен и взрывоопасен, как те, которыми была отмечена история Старой Земли, тем не менее он внушал озабоченность.
Три с'вана собеседника, которые случайно оказались на Маккее, работая над другим проектом, энергично предложили свои услуги посредников для улаживания спора, распалившего этот колонизированный людьми мир. Их предложение было принято, но результат был не слишком заметен. На Мауке 4 недовольство приняло форму бунта группы жителей прибрежных островов, которые, жалуясь на пренебрежительное к ним отношение, захотели отделиться от центральной планетной администрации, расположенной на континенте. Поскольку среди жителей островов оказалось немало только что вышедших в отставку военных, их сопротивление во многом превосходило размеры конфликта. Тут не оказалось с'вана, который сгладил бы либо пыл островитян, либо реакционное возмущение жителей континента. Самые серьезные события развернулись на Барнарде – первом мире, колонизованном людьми с Земли, который быстро стал не менее урбанизированным. Там проживало также немногочисленное население массудов, которые изо всех сил старались не вмешиваться в нецивилизованное и быстро деградирующее поведение своих двуногих братьев. Существование значительного класса людей, которых обогатила деятельность, связанная с войной, только обострило растущую напряженность, которая угрожала втянуть в себя и массудов – вопреки их желанию.
Ситуация складывалась настолько неприятная, что это должно было бы вызвать тихое ликование на Амплитуре, но сколько источников она ни просматривала, Лалелеланг не смогла найти указаний даже на косвенное участие Амплитура в растущей разноголосице ненормального поведения людей. Не было и никаких признаков регресса или беспокойства среди их бывших союзников, таких, как Ашреган и Криголит. Все они благодушно разоружались и громко приветствовали новый мир.
Лалелеланг была уверена, что Амплитуры знают, что происходит на мирах людей, но этому у нее было не больше доказательств, что и для других ее теорий. Спрутообразные продолжали смиренно уничтожать свою гигантскую военную машину, делая робкие шаги к неограниченной межзвездной торговле и связи. Если за их деятельностью и таились какие то скрытые замыслы, то Амплитуры их очень хорошо прятали.
Потом, к концу четвертого года после первой вспышки конфликтов и вопреки ее мрачным предсказаниям, войны сгладились. Они не прекратились полностью. Некоторые межчеловеческие конфликты продолжались, появлялись новые, но некоторые и затухали. Не каждая угрожающая конфронтация перерастала в войну, не каждый спор приводил к насилию. Несколько серьезных торговых споров были улажены путем переговоров. Наученные неприятным уроком Барнарда, массуды держались в стороне от таких стычек. Активная роль с'ванов – если она и существовала – оставалась невидимой. Нет нужды говорить, что остальные члены Узора игнорировали человеческую поглощенность насилием, постольку поскольку это им удавалось. Может быть, она недооценила роль с'ванов? Если это так, то она в этом не первая.
Может быть, им действительно удастся держать человеческую болезнь под контролем, не вылечивая ее окончательно. Или, может быть, новые вспышки конфликтов удается погасить благодаря усилиям таинственного Ядра полковника Невана Страат иена. Или, возможно, они влияют на с'ванов. Но какова бы ни была причина, результаты внушали надежду.
Существует ли для кого либо, даже для эксцентричных созданий вроде гомо сапиенс, такая вещь, как приемлемый уровень общественного насилия? Она размышляла над теоретическими возможностями этого. Хотя остальной Узор и тревожили эти волнения, они были более чем готовы игнорировать все конфликты, пока те не распространялись на их собственные миры. В отличие от с'ванов, остальное население Узора мало волновало, не истребит ли человечество само себя. По правде говоря, нашлось бы немало таких, кто счел бы подобный поворот событий благом. Длившийся несколько столетий контакт с Узором принес некоторые незаметные изменения обществу людей. Имелись определенные свидетельства того, что, возможно, первый человек, с которым был установлен контакт, Уильям Дьюлак, был, по крайней мере, отчасти прав в своей оценке собратьев. Теперь, когда война окончилась, начали расширяться связи между некоторыми людьми и их коллегами с других миров. Если бы только с'ванов удалось убедить изменить свое мнение относительно сохранения воинских способностей людей, такое продвижение к по настоящему интегрированному обществу можно было бы ускорить. Если же нет, то она знала, что человечество может однажды вернуться к такой ничем не сдерживаемой самоубийственной войне, которая была прежде свойственна этому народу. Лалелеланг проверяла и перепроверяла свою работу. Приземистые полосатые гуманоиды играли в очень опасную игру в невообразимо крупном масштабе.
Как бы то ни было, единственное, что ей оставалось, – это наблюдать и следить. Происшедшее несколько лет назад посещение с'ванки оставалось ясным и свежим в ее памяти, как и то, что за ним стояло. Изредка она думала о том, как ее старый друг полковник справляется с мирной жизнью и не вовлечен ли он в военные конфликты, которые вспыхивают среди его народа. Между ними уже несколько лет не было контактов. Связь с личностями, проживающими на других мирах, – дело трудное, не говоря уже о том, что дорогостоящее. Как и большинство людей, он, несомненно, отчаянно занят. Своей собственно карьерой – возможно, новой – или семьей. Он никогда в ее присутствии не обсуждал с ней проблем спаривания, но, с другой стороны, почему он должен был это делать? Его ритуалы и танцы ей чужды.
Необычная дружба, возникшая между ними, была результатом необходимости и отчаяния. Оба эти компонента теперь отсутствовали. Время от времени она находила минутку мысленно пожелать ему всех благ, где бы он ни находился, и льстила себе мыслью, что он думает над ее теориями, потом решила, что нет. В конце концов, цивилизации Узора ведь не угрожают человеческие орды.
Она была очень рада, что время доказало ее не правоту.
Пока.

Глава 18

Лейтенант Туан Аль Хайким, так же, как и его собратья офицеры, не знал причин сегодняшнего совещания. Насколько ему было известно, оно не должно было иметь отношения к последним неурядицам в юго восточных провинциях. Они были улажены уже несколько недель тому назад, и во всех доступных средствах информации ничего не говорилось о каких либо новых вспышках. По крайней мере, о таких, о которых нельзя было бы умолчать. Возможно, генерал хочет похвалить их за то, как они вели себя в этой ситуации. Или, может быть, возникло что то новое. Аль Хайким надеялся, что нет. Ему не нравилось стрелять в себе подобных. Конечно, эти чертовы юго восточники считают себя выше всех остальных только потому, что их предки первыми обосновались на планете, но это не дает им права... Он резко оборвал себя. Он мыслит, как какой то горожанин, а не человек, чьи предки страдали на Коссууте в щупальцах Амплитура. Такие мысли не подобают члену Ядра.
Он вгляделся в собратьев офицеров. Они стояли, сидели, или развалились в креслах удобной комнаты, болтая и перебрасываясь шутками. Некоторые из них в следующем месяце ожидали демобилизации. Даже сейчас, через столько лет после окончания Великой Войны, вооруженные силы продолжали неуклонно сокращаться. Аль Хайким прилагал немало усилий, чтобы остаться в армии, так же, как он приложил немало усилий, чтобы получить недавнее повышение. Было важно, чтобы Ядро составляло хорошее представительство в остающихся вооруженных силах, хотя бы для того, чтобы противодействовать непрекращающемуся вмешательству с'ванов в дела людей. Он улыбнулся про себя. Пока с'ваны мешали человечеству, Ядро незаметно мешало с'ванам. До последнего времени они делали это с равным успехом.
Хотя все присутствующие, за исключением двоих, были выше его по званию, он был лично знаком с большинством из них. Они составляли значительную часть командного состава на Даккаре. Во время войны они были разбросаны по огромной дуге пространства. Когда на Даккаре начались неприятности, их доставили сюда. Колония была особенно неспокойным местом, ульем нововведений, а также социологическим лидером для других человеческих миров. Это было удачным местом для поиска политических течений, как дурных, так и благоприятных.
В своем качестве специалиста связиста он видел генерала Левона дважды, и то очень мимолетно. На основании таких кратковременных встреч невозможно составить себе мнение о человеке, а генералы не имеют привычки откровенничать со своими лейтенантами или просить у них совета. Он знал о своем сравнительно молодом командире только то, что его послужной список внушителен. Левон славился тем, что он настоящий вояка и несгибаемый боец. Ходили слухи, что он помог уладить несколько особенно острых юго восточных споров благодаря личному участию в процессе переговоров. Все эти размышления были забыты, как только вошедший Левон приветственно махнул рукой. Те из старших специалистов, кто лучше знал его, ответно помахали. Поскольку никто из присутствующих не был в военной форме, не было необходимости придерживаться строгостей военного этикета. Один из полковников встал и что то проделал на настенном пульте управления. Аль Хайким наблюдал, как на окна и единственную дверь набежали защитные экраны. Пара офицеров среагировала на такие подготовительные меры предосторожности негромким бормотанием, но никто не осмелился задать вопрос. Несомненно, все будет объяснено, включая и необходимость в таких мерах безопасности. На взгляд Аль Хайкима, они напоминали о военном положении. Он бы еще больше удивился, если бы мог увидеть, как вооруженная охрана с мрачными лицами занимает позиции вокруг комнаты для совещаний. Левон остановился напротив книжной полки, которая, как это ни странно, была заставлена книгами. Настоящими книгами, изготовленными из картона, клея и бумаги. Уроженец Даккара, генерал происходил из богатой семьи. Это сильно помогало ему в отношениях со строптивыми юго восточниками.
Теперь он стоял, молча рассматривая свою тщательно отобранную аудиторию. Это был человек невысокий, хотя и более плотного сложения, чем Аль Хайким и многие другие. Его волосы были коротко острижены и приглажены, как и положено военным, а знак его военного звания был выбрит по обеим сторонам головы. Глаза его были большими, черными и проницательными. Между ними сидел сломанный в нескольких боях нос. Ниже примостился мягкий, округлый подбородок и женоподобный рот. Уши были большими и прижимались к голове, словно пытаясь скрыться в волосах. Продвижение Левона по службе было просто стремительным. Человек, командовавший когда то половиной сил вторжения на планету, теперь вынужден был присматривать за демобилизацией на своей родной планете, пытаясь одновременно справляться с цепью небольших, но кровавых мятежей. Они были ограничены по своим масштабам, но упорны. Со времени окончания войны горожане Даккара прославились тем, что использовали старомодное насилие для решения любых местных конфликтов.
– Леди и джентльмены, пожалуйста, садитесь, – Левон улыбнулся им, обнажив восстановленные зубы.
Когда они прислушались, он продолжил:
– Прежде чем мы займемся текущим делом, я хочу поблагодарить вас всех за усилия в последние несколько месяцев. Юго восток почти примирен, чего там не было уже достаточно долго. Мне докладывают, что работники образования прилагают максимум усилий, чтобы ситуация снова не вышла из под контроля. Может быть, мы не добились тех же результатов, что наши люди на некоторых других мирах, но, в конце концов, это Даккар. Эти мудрые слова были встречены глубокомысленными ухмылками и взрывами хохота.
– Иногда мне кажется, что мир вести труднее, чем войну.
Опять раздался смех, к которому примешалось несколько негромких ругательств. Аль Хайким автоматически обратил на них внимание для дальнейшего использования.
– Может быть, некоторые из вас заметили, что демобилизация не всегда идет гладко. Нелегко, когда твои родители и деды посвятили свою жизнь войне за великое дело, а потом это дело внезапно исчезает. Перестроиться нелегко. – Он сочувствующе улыбнулся. – Мне и самому приходится трудно.
– Тяжело стоять перед соединениями, которые покрыли себя славой в бою, и говорить, что завтра им придется учиться быть статистиками, или крестьянами, или работниками технологических линий. Не знаю, как вы, а я не могу не испытывать при этом чувства потери. Но надо признать: если бы не появление время от времени конфликтов, проблема стояла бы еще острее. Послышалось достаточно громкое, но отнюдь не всеобщее, одобрительное бормотание.
– Находящимся здесь повезло. Мы по прежнему вместе, делаем то, чему были обучены. Выполняем то, что у нас получается лучше всего. – В голосе его зазвучало сожаление. – Жаль, что так будет не всегда. В конце концов, теперь у нас мир.
Он зашагал вдоль полки, и движения его были такими же размеренными и четкими, как и его речь.
– И вот о чем я всегда думал, солдаты, а что дает нам этот мир. Что мы, как сражающиеся люди, от него получаем?
– Отсутствие смерти, сэр, – осмелился заметить какой то проницательный майор из дальнего конца комнаты. Левон кивнул.
– С этим не поспоришь. Что еще?
Других комментариев не последовало.
– Как насчет дружбы с Узором? Если не считать того, что нас так и не пригласили вступить в эту царственную организацию благородных не вояк. Коммерческую выгоду? К дьяволу, гивистамы и о'о'йаны лучшие техники, чем мы, вейсы – лучшие художники, с'ваны – более хитрые изобретатели, молитары и сспари более умелые фермеры. И где же мы теперь? И что же происходит, когда наши прежние враги переходят на мирные рельсы? Никто не умеет строить так качественно, как эти чертовы пучеглазые криголиты. Похоже, что бы мы ни попытались делать, кто то другой умеет это делать лучше нас. Конечно, мы по прежнему остаемся лучшими воинами Галактики, ее самыми стойкими бойцами. Даже наши прежние противники это признают. И позвольте, почтенные леди и джентльмены, задать вам один вопрос: а на хера нам теперь это?
Собравшиеся офицеры беспокойно зашевелились. Аль Хайким сделал вид, что участвует во всеобщем движении, но его внимание было направлено на то, чтобы отметить, как реагируют его коллеги. Теперь уже было очевидно, что собрание – нечто большее, чем неформальная встреча. Левон предоставил им время поругаться, поспорить и, наконец, остыть, а потом поднял обе руки, призывая к тишине. Теперь все слушали его с полным вниманием. Никто не смеялся.
– Я знаком с некоторыми из вас с первых дней вашей службы, начиная с бригадира Хайема, – он указал на подремывающего пожилого человека, сидящего в огромном туго набитом кресле, – до некоторых из вас, младших офицеров. – Аль Хайким был рад, что Левон не посмотрел в его сторону. – И вы, в свою очередь, меня знаете. Я не дипломат и совершенно не способен к долгосрочному планированию. Бей прямо, не отклоняйся! – таков был мой девиз, еще когда я был мелкой рыбешкой. Он мне неплохо послужил. Я все еще здесь, все еще в оригинальном издании. – Он широко открыл рот. – Если не считать этих керамических жевалок.
Некоторые из присутствующих невольно рассмеялись.
Левон понизил голос:
– Производства О'о'йана.
Смех смолк.
– Война закончилась. Этого мы добились. Мы, люди. О, конечно, мы получили немалую материальную помощь от Узора, и массуды тоже повоевали, но это мы повернули ход событий. Ни одной расе не отнять у нас этого. – Но дело в том, что никто из них не хочет ничего нам дать взамен. Какое место займем мы теперь, когда работа, которую мы выполняем лучше всего, больше не нужна?
Кто то из комнаты произнес:
– Я слышал, что Мазвек уже подал заявление о вступлении в Узор.
Послышался всеобщий ропот изумления.
Левон глубокомысленно кивнул.
– Наши прежние противники. Мы им перья пощипали на Летанте 2 и Коршууке. А теперь их приглашают вступить, а мы все еще стоим в сторонке с глупым видом, как уродина, которая ждет приглашения на танец. Он упер руки в бока и пристально обвел всех взглядом.
– Это если считать, что спустя полстолетия еще останется Узор, который пригласит кого то на что то. Без Назначения, против которого все они объединялись, вся система может рассыпаться. Она уже сейчас начинает трещать. Знаете, что это означает? Без надежных, традиционных межзвездных связей, вроде тех, что существуют между гивистамами и о'оми, например, все обжитые людьми миры мгновенно превратятся в галактические задворки. У нас нет ничего, что было бы нужно кому то еще, и они не будут обязаны иметь с нами дело. Ничего себе благодарность за несколько столетий крови и жертв! О, анархии не будет! Для этого они слишком цивилизованны. Просто, если принять во внимание расстояния между звездами, все станет намного свободнее. И мы будем без помех плавать где то с краю. Никакой галактической империи для человечества, как считали некоторые писатели в давние дни. Какая, к черту, империя! У нас даже и второстепенной роли не будет. Нас просто снова будут игнорировать.
– Может, существует доля и похуже, но я в этом не слишком уверен. О, человечество, конечно, выживет. У нас будет своя маленькая ассоциация миров с центром на старушке Земле. Если, конечно, нам удастся не погубить самих себя. Неспокойствие – первое на это указание. Психосоциальные призраки нашего замкнутого одинокого прошлого. Тем временем остальная часть Галактики будет снова отталкивать нас – этого им всегда хотелось. Теперь он уже убеждающе жестикулировал. Аль Хайким впервые обратил внимание, как обезображены и испещрены шрамами его руки, многократно восстанавливавшиеся при помощи регенеративной гивистамской хирургии.
– Как вы, наверное, уже догадались, я немало размышлял над послевоенным будущим человечества. По правде говоря, я думал об этом с самой Великой капитуляции в Аиле и Эиле, наблюдая и записывая, и могу сказать вам, что мне не нравится то, что я вижу. Я могу также сказать вам, что лично я, после того, как помог победить Амплитур и его союзников, не готов пассивно принять это будущее.
Гневно сжав зубы, он потряс кулаком.
– Это мы положили конец Назначению! Мы добились победы! А теперь от нас ждут, чтобы мы кротко вручили ее другим и без протеста отковыляли в забвение!
Поднялся задумчивый подполковник Стумбо. Он был знаком с Левоном дольше всех, дольше даже, чем Хайем.
– Я так понимаю, что ты что то задумал, Николас. Военную диктатуру?
Его нахальный вопрос был встречен несколькими нервными смешками.
Левон снова заулыбался.
– У тебя всегда был вкус к мелодраме, Рашиди. Даже в бою. – Подполковник невесело улыбнулся. – Нет, у меня нет подобных планов. Несмотря на мой небольшой рост, я не мечу в Наполеоны или Мак Артуры. – Теперь уже смех звучал решительнее. – У меня нет желания править империей – военной или какой то иной. Я только хочу добиться, чтобы после всего, что мы сделали для народов Узора, человечество получило бы достойную награду.
Аль Хайким увидел, что теперь они все поддерживали генерала. По крайней мере, большинство. Конечно, женщин и мужчин, которые сидели здесь сейчас, с самого начала тщательно отобрали, надо полагать потому, что Левон или кто то другой решил, что они готовы принять его слова. Интересно, что сделал он, Аль Хайким, чтобы попасть сюда. Сначала объяснение, потом атака, потом отрицание. Очень эффективный метод, который Левон убедительно применял.
– Больше тысячи лет Узор был эффективной организацией, – говорил тем временем Левон. – Лично я не люблю хаоса. Я считаю, что Узор надо сохранить. Если будет необходимо, то вопреки его собственному желанию. Это не несбыточное желание. Я считаю, что это можно сделать, и, по моему, мы можем помочь это сделать. Я также считаю, что мы должны получить справедливое место в той структуре, которая в результате возникнет. Не только мы, но и Мазвек, и Т'ретури, и все остальные, которые были союзниками Амплитура. Черт возьми, если несчастные полудурки лепары заслуживают полного членства, почему не мы?
На этот раз одобрительный хор нельзя было назвать сдержанным. Левон удовлетворенно кивнул.
– Как все это будет осуществлено, генерал? – спросил кто то.
Левон посмотрел на спрашивавшую:
– Я всего лишь простой солдат. Я начал с работы над полевыми укреплениями и боезапасом и продвинулся по званиям, но не по утонченности. Я, к дьяволу, не философ. Я могу отдавать приказания, но на нововведения не способен.
– Есть под рукой подходящий с'ван? – пошутил кто то. Раздались редкие смешки.
– Нет. Не думаю, чтобы с'ваны с одобрением отнеслись к каким либо попыткам сохранить Узор нашими методами. Но здесь присутствует некто, мой гость, представляющий школу мысли, которая не уступает с'ванам в том, что касается осуществления прогнозов. Несмотря на вашу первоначальную реакцию и ваши личные мысли, я был бы благодарен, если бы вы выслушали его с полным вниманием. – Тут он пожал плечами. – Потом каждый может сам решать, что думает по этому поводу.
Он повернулся направо. Люди с любопытством подались вперед, глядя, как открывается дверь в следующий зал. Хотя Аль Хайким не сразу увидел входящего, до него явственно донеслись изумленные восклицания тех, кто видел. Потом, когда гость Левона попал в его поле зрения, он увидел и сам. Гость прошел в глубь комнаты.
Вернее, проковылял вразвалочку.
Существо повернулось лицом к ним и остановилось, официально подвернув щупальца к сторонам лица, а его узкие золотые глаза свободно поворачивались в разные стороны на концах коротких стебельков, рассматривая аудиторию, полную былых врагов. Серебряные пятна расцветали и сжимались на оранжевой коже: хромофоры реагировали на сменяющиеся эмоции. Сумки контейнеры были подвешены прямо за глазными стеблями, куда легко могли дотянуться гибкие щупальца. Необычной конструкции транслятор висел под глубоко утопленным ртом. На амплитуре не было ничего, что можно было бы определить как одежду.
Поскольку здесь не было ничего подходящего, чтобы он мог сесть или облокотиться, он остался стоять. При виде этого существа трудно было понять, как четыре коротенькие ножки выдерживают его большое рыхлое тело. Те, кто кое что знал о старом неприятеле, понимали, что он чувствовал бы себя лучше в мелком бассейне с морской водой. Когда существо заговорило, воспитанные целой жизнью привычки заставили многих из присутствующих насторожиться, несмотря на то, что они знали: оно не может воздействовать на их разум так, как на другие расы Узора. Однако факты не могли уничтожить старинных страхов. Роговые пластинки рта издали скрежещущие, чавкающие звуки, которые транслятор попытался перевести на более или менее понятную гуму.
– Высказываю всем приветствия и пожелания здоровья. Я – Творящий Ищущий, который благодарен за возможность быть сегодня в вашем обществе. Вы извините меня, если мне придется неожиданно уйти. Я нахожу здешнюю атмосферу слишком сухой и холодной. Это я временно стерплю ради радости общения.
– Мы могли бы усилить отопление, – предложил кто то. – И попробовать раздобыть лейку.
Те, кто сидел рядом с говорившим, рассмеялись.
– Человеческий юмор, – без всяких эмоций заметил амплитур. – Черта, которую мы до конца не понимаем. Иногда нам кажется, что нам чего то недостает.
Аль Хайким потер усы – привычка при волнении. Это был, по сути, их старинный враг, и он обращался к ним так непринужденно, как комик к ребятишкам. Как Левон ни пытался их успокоить, Аль Хайким поймал себя на том, что обдумывает методы побега и нападения. Он постарался заставить себя расслабиться, твердо сказав себе, что угрозы здесь нет. Но только часть его существа смогла с этим согласиться. Какого черта это существо оказалось на Даккаре, да еще в качестве гостя самого генерала Левина?
Постепенно опасения сменились любопытством. Это было неизбежно.
Большинство из присутствующих впервые оказались лицом к лицу с амплитуром. Желание слушать и узнавать оказалось непреодолимым. Аль Хайкиму оно было свойственно не меньше, чем остальным здесь сидящим. Он сказал себе, что амплитур не сможет испоганить его, Аль Хайкима, мозги, потому что он – человек. Существо не вооружено, оно скрежещет дружелюбные слова, и Левон, несомненно, тщательно его проверил, прежде чем пустить к себе в дом – и вообще на Даккар. В отсутствие криголита или мазвека, или еще какого нибудь вооруженного сопровождающего, которым можно было бы манипулировать, оно практически беспомощно. Несмотря на это и на то, что война закончилась уже много лет назад, не все из присутствующих готовы были отнестись к происходящему с таким же пониманием. Нескрываемый гнев заставил подняться одного из офицеров.
– Что это создание здесь делает, генерал? Если мне захочется увидеть биологические курьезы, я схожу в зоопарк. Какое оно имеет отношение к нам? Левон не возмутился тоном говорящего.
– Может, и никакого. Единственное, что вам сейчас следует знать, это что Творящий Ищущий – мой гость. Мы общались, обменивались идеями и мыслями довольно долгое время. – Чуть прищурив глаза, он обвел взглядом присутствующих. – До сегодняшнего дня наши отношения были абсолютно частными. Я бы хотел попросить, чтобы сведения об этой встрече не вышли за пределы этой комнаты.
Левон говорил вежливо, но настойчиво.
– Сравнительно недавно я достиг такого момента, когда почувствовал, что наш диалог заслуживает более широкой аудитории. Интересно будет посмотреть, согласитесь ли вы со мной. Кое что вы от меня уже слышали.
Еще один подполковник нерешительно проговорил:
– Генерал, мы говорим здесь о какого то рода союзе между нами и Амплитуром?
– Ну, и как, по вашему, отнесутся к этому известию? – сказал Левон. – Другие члены Узора этот не потерпят... Не то чтобы они могли что нибудь поделать, – угрожающе прибавил он. – Творящий Ищущий и его братья просто ищут точки соприкосновения с прежними противниками, чтобы мы могли лучше понимать друг друга и мирно сосуществовать. В мы нет ничего неестественною.
Развернув щупальца и жестикулируя ими, амплитур снова обратился к ним:
– Долгое время ваш народ и мой были врагами. Вызывающий сожаление факт, объясняющийся, как мы теперь твердо уверены, невежеством обеих сторон. Как вам известно, мы, амплитуры, ненавидим насилие, потому что оно устраняет хорошие умы из участия в Назначении.
– Похоже, вы его не ненавидели, когда атаковали Землю, – обвиняюще выпалил кто то. Остальные присутствующие одобрительно загудели. Это обвинение не смутило чужака.
– Это случилось очень давно. В тот момент мы полагали, что необходимо это сделать. Нас привели в панику первые успешные действия солдат людей, которых завербовал Узор. Как показало дальнейшее развитие событий, для нашей паники были все основания.
Неожиданно для самих присутствующих, многие из них при этих словах многозначительно улыбнулись.
– Мы отреагировали согласно директивам, сформулированным нашими лучшими мыслителями, функционировавшими в соответствии с принципами Назначения. В конце концов, что такое Назначение? – Кто то застонал. – Я уверен, что вы знаете.
– Ага, мы знаем, – сказал какой то лейтенант. – Мы просто с ним не согласны, вот и все.
– Я не хотел вас провоцировать. В конце концов, это старый спор, который мы, очевидно, не можем выиграть. Мы прорубаем Назначение, вы – нет. Так тому и быть. Пожалуйста, поверьте моим словам: хотя мы и воевали друг с другом, Амплитур никогда не испытывал по отношению к вам ничего, кроме глубочайшего уважения. Ваша редкостная целенаправленность нам ближе, чем все другие встреченные нами расы.
Пара присутствующих начала было возражать, но амплитур поспешно продолжил:
– Вы – единственная раса, на которую мы не можем мысленно влиять, не можем убеждать внушаемыми предложениями. Вы обладаете уникальной неврологической защитой, о которой мы совершенно не подозревали, пока не встретились с вами. О чем это говорит нам? Что мы – две единственные расы, чей ум работает в другой, более высокой плоскости, хотя и по разному. Вам нельзя подсказать, а мы можем только подсказывать. Аль Хайким напрягся помимо воли, но амплитур не обратил на него особого внимания. Как бы это существо отреагировало, узнай оно о Ядре и амплитуроподобных способностях его членов, подумал он.
– Какую мудрость могут внимательные аналитики извлечь из этого факта?
– Немедленного ответа не последовало, и амплитур не дал молчанию затянуться. Помахав высоко поднятым щупальцем, четыре подвижных окончания которого напоминали взлетевших червяков, существо продолжило:
– Разве это не подсказывает, что вопреки столь различной истории эволюции, мы в главном имеем больше общего, чем другие разумные существа? Среди собравшихся раздались возгласы несогласия и возмущения.
– Как можно так говорить! – задохнулся кто то.
– К настоящему моменту вы достаточно долго подвергались галактическому разнообразию, чтобы понять, что в том, что касается совместимости различных рас, простое внешнее сходство ничего не значит. Нравится вам это или нет, но это древнее положение Назначения.
– Если даже наши умы похожи, – сказал пожилой бригадир Хайем, – а, не будучи биологом, я не готов это признать, наши цели и идеалы все же совершенно противоречат друг другу.
– Так ли это на самом деле? – Амплитур устремил на него оба глаза. – Очень долгое время мы тоже так думали. Когда мы сначала пригласили вас присоединиться к нам, вы отказались, как и ряд других рас. Но это – разногласие с долгой историей, и нам его здесь не разрешить. Главное то, что вы нас победили. Мы признаем это, а, как вы знаете, мы никогда не лжем. Я нахожусь здесь только как проситель, моля, а не требуя, вашего внимания.
– Так вы не предлагаете какого то союза?
– Нет. Между победителем и побежденным не может быть союза, потому что они по определению не равны. Я нахожусь здесь, представляя свой народ, чтобы попросить вас как людей принять от нас мантию руководства. Левон шагнул вперед, чтобы справиться с замешательством и недоумением – первыми результатами неожиданного заявления амплитура.
– Леди и джентльмены, мы с вами стоим на перекрестке истории. Примем ли мы неподобающее положение, которое втихую навязывает нам Узор, или шагнем вперед и захватим для себя положение лидера, которое по праву заслужили? – Глаза его вспыхнули. – Новая эра зовет человечество. Почему бы ей не начаться здесь?
Циничный лейтенант, который говорил раньше, не колебался:
– Генерал, вы говорите о лидерстве. Лидерстве в чем: в Узоре... или Назначении?
– Вы не понимаете. – Амплитур переплел щупальца. – Позвольте мне объяснить. Когда вы были еще бутонами, вас научили ненавидеть Назначение. Что же такое, во вашему, Назначение? Да всего лишь эвфемистическое обозначение сотрудничества разумов!
– Сотрудничество, в котором доминируете вы! парировал младший офицер.
– Мы не доминировали – мы вели. Кто то должен вести. Кто то должен давать направление. Очень долгое время это делал Амплитур. Теперь очевидно, что так больше продолжаться не может. Это нас не огорчает. Только врожденные дураки отказываются подчиниться реальности, а мы не дураки. Лидерство – это тяжелая ноша. Она может утомить сильного индивидуума, может утомить и целую расу. Мы стары и устали. Мысль о том, чтобы передать ответственность более молодому, полному жизни народу, нас не огорчает.
– Вы хотите, чтобы мы приняли Назначение? После того, как воевали, чтобы его уничтожить? – спросил какой то майор.
– Называйте это, как хотите. Галактической цивилизацией, Узором, Империей, если это вам нравится. Кто то должен принять на себя лидерство. Игнорируйте Назначение до поры до времени, если вас это устроит. С течением времени вы обнаружите, что Назначение вас не игнорирует. Возьмите, к примеру, Узор. Пока они не получили в лице Амплитура общего врага, против которого надо было объединиться, они были в лучшем случае неустойчивой ассоциацией взаимно недоверчивых рас с непонятными целями и неясным будущим. Они бесконечно лаялись и ссорились друг с другом. Это не цивилизация. Оставшись без лидерства, как в прошлом, они снова скатятся к взаимным обвинениям и войнам, когда каждая раса пойдет своим путем.
– Это – ваше мнение, – сказал неугомонный лейтенант. – Мы называем это независимостью.
– Да, ваша хваленая независимость. – Амплитур качнул телом. – Есть тонкое различие, мой юный противник, между независимостью и анархией. Свяжите мыслящие существа в реальный союз, и вы сохраните цивилизацию. А что, если вы когда нибудь встретите еще одну новую расу: с нашими целями, но вашими регрессивными характеристиками поведения? Не лучше ли будет сражаться с ними с помощью великого и мощного Узора, а не того, который раздирают и ослабляют традиционные внутренние распри? Вселенная – громадное, опасное место, где слишком сильная «независимость» может в один прекрасный день оказаться роковой. Прислушайтесь к вашему собственному генералу! Кому как не вам взять на себя роль лидера? Не скрытным гивистамам, несмотря на их умение организовывать. Не с'ванам, несмотря на их гибкий разум. Не массудам – воинам, как и вы. Кому же, как не человечеству?
– Нам лидерство не нужно, – искрение отозвался майор. – Какую бы базу вы не подводили, мы не будем воевать с нашими прежними союзниками.
– Кто говорил о насилии? Не я, Амплитур всегда выступал за мир.
Неужели вы думаете, что они будут сопротивляться вам так же, как сопротивлялись нам, если станет известно, что две наши расы совместно трудятся ради общего благоденствия? Возможно, только массуды, но им долго не продержаться. Они могут не принимать идеи. О'о'йан, Лепар и все остальные? Но они не смогут противостоять реальности. Какие разумные расы попытаются вести войну против людей, которым помогают амплитуры? Боев не будет. Все можно будет устроить мирным путем, и ко всеобщему благоденствию.
– О'кей. И что с этого будете иметь вы? – резко спросил лейтенант.
– Мы? – Творящий Ищущий печально уставился на говорящего древними глазами, в глубины которых невозможно было проникнуть. – Мы увидим, что между разумами сохранится кооперация. Мы увидим, что она расширяется и совершенствуется. Не называйте это Назначением. Называйте это здравым смыслом. В этом достаточно удовлетворения. Не забывайте, что я не могу лгать и не могу влиять на ваши мысли. Мы не будем искать доминирования или лидерства. Мы всегда будем рядом с помощью и советами, как те, кого называли визирями или министрами, которые когда то давали советы отдельным личностям правителям вашего старого мира. Полезная роль для состарившегося, мудрого народа, вроде нас. Или, если вы предпочтете, мы ничего не будем делать. Мы удалимся на наши родные планеты и предоставим вам действовать, как вы сочтете нужным.
– Но если вы избираете нашу помощь, мы сможем начать с того, что гарантируем вам помощь всех тех, кто был нашими союзниками: Мазвека и Ашрегана, Криголита и Т'ретури, Акарии и Сегуни, а также и Карата, и всех остальных. Могу обещать вам вот что: истинная трудность вашей задачи станет ясной только после того, как ваше верховенство перестанет оспариваться. Сейчас вы воюете и спорите друг с другом. Это происходит из за того, что у вас нет альтернативного приложения вашей энергии. Лидерство в новом Узоре это изменит. Теперешний Узор только содействует вашим внутренним неурядицам.
– Узор не имеет к этому никакого отношения, – заспорил майор.
– Вот именно. Они не имеют к этому ровным счетом никакого отношения.
Они не делают попыток вмешаться, чтобы помочь, потому что их устраивает, чтобы вы ослабили себя. Таким образом они могут держать вас под контролем. Они вас боятся. Не забывайте, что мы – не боимся. В том, что касается дружбы, уважение желательнее, чем страх. Разве вы не видите? Лидерство – это то, к чему шла вся ваша эволюция. Вы подходите для этой задачи. Теперь, когда мы потерпели поражение, вы – единственный народ, который может скрепить галактический союз настолько прочно, чтобы он был надежным, блюдя сотрудничество среди множества спорящих различий. Никто из присутствующих не подозревал, что им придется решать вопросы чрезвычайной важности, когда они получили приглашение собраться в доме генерала Левона. Теперь они получили необъятный материал для размышлений.
– Я не привык издавать звуки, – сообщил слушателям амплитур. – Это утомительно, а я сказал уже достаточно. Но я попытаюсь ответить на все вопросы, которые у вас, возможно, еще остались. Задавая их, не забывайте, что я не в состоянии лгать.
– У вас действительно нет иных намерений, как только быть нашими советчиками? – осведомился один из подполковников.
– Больше никаких. Мы прежде всего стремимся к стабильности.
– Но ведь это не ваше Назначение – слияние разумов, о котором вы всегда твердили и за которое воевали, – донесся чей то голос.
– Верно. Возможно, вы знаете, что мы славимся терпением. В отсутствии реальных альтернатив мы откажемся от активной агитации за Назначение, потому что мы твердо верим, что через тысячу лет, или две, или еще позднее, все расы придут к нашей точке зрения, увидят Вселенную так, как ее видим мы. Дополнительное ожидание вызывает сожаление, но, раз мы не сумели воевать, мы должны научиться ждать.
– Как мы можем вам доверять? Мы по прежнему очень мало о вас знаем, – напомнил майор. Творящий Ищущий широко развел щупальца.
– Мы разоружены. Приезжайте и изучайте нас. Наши биологи готовы сотрудничать с вашими. Узнавайте все, что хотите. Ничего не будет скрыто, ничего не будет замолчено. Мы можем поучиться друг у друга. Поглубже узнайте наш ум, как мы попытались узнать ваш. Это оказалось опасной оговоркой. Неспокойный ропот пронесся среди собравшихся, которые знали о случаях, имевших место во время войны, когда амплитуры препарировали захваченных в плен людей или пытались ими манипулировать. Пробудились неприятные воспоминания; Но Творящий Ищущий говорил так открыто, что начальное волнение скоро улеглось. За исключением Аль Хайкима, предки которого были подвергнуты именно таким экспериментам амплитуров. Однако на его лице совершенно не отразились обуревавшие его чувства. Как члену Ядра ему приходилось учиться сдерживать эмоции с самого раннего детства.
Левон обвел взглядом гостей.
– Чем мы рискуем? Если Творящий Ищущий говорит правду, и его народ не хочет ничего, кроме того, чтобы мы заняли принадлежащее нам по праву место в ходе вещей, то что тут дурного? Мы, по крайней мере, сможем многому у них научиться. Лично я считаю, что в этом наша судьба. Это уж лучше, чем воевать и убивать друг друга.
– Я сейчас не прошу, чтобы вы безоговорочно меня поддержали. Я знаю, что здесь богатая почва для размышлений. Так что возвращайтесь к своим обязанностям, расходитесь по домам и подумайте над тем, что вы сегодня здесь видели и слышали. Единственное, о чем я прошу – не обсуждать этот вопрос с теми, кому нельзя доверять. На Даккаре и в других местах есть реакционные силы, которые не поймут того, что сегодня здесь происходило, и примут меры, чтобы помешать подобному в дальнейшем. Здесь решается наше будущее, леди и джентльмены. Не только наше с вами лично, но и всего нашего рода племени. Я считаю, что наше общее предложение, – и он показал в сторону молчащего амплитура, – является хорошей моделью будущего развития человечества.
Он покровительственно улыбнулся.
– Я уверен, что каждый из вас будет осторожен и мудр. Иначе вас бы сегодня здесь не оказалось.
Творящий Ищущий махнул щупальцем, призывая ко вниманию.
– Я на некоторое время останусь гостем генерала Левона. Если вам захочется еще поговорить со мной, я буду ждать таких встреч. Пожалуйста, воспользуйтесь моим присутствием. Я не голограмма, не внушение. Я считаю, что понимаю вас, вашу культуру и ваши потребности не хуже, чем любой из моих собратьев.
– Ксенопсихологи Узора изучали нас много десятилетий, и они нас не понимают, – сказал майор.
– Я сказал, что понимаю вас не хуже, чем любой из моих собратьев. – Творящий Ищущий обратил в сторону говорящего оба глаза. В замкнутом пространстве комнаты эти выпученные органы зрения казались открытыми и неопасными. – Совершенно верно то, что никто полностью вас не понимает. Я буду благодарен, если вы будете продолжать мое образование. Явно утомленный необходимостью говорить вслух и находиться в климатических условиях, далеко выходящих за пределы комфортности, амплитур повернулся к своему другу человеку и пробормотал что то на своем языке за пределами чувствительности транслятора. Аль Хайким с интересом отметил, что генерал, похоже, его понимал. Было очевидно, что на данное предприятие генерал решился не поспешно всего несколько недель или месяцев тому назад.
– Я тоже буду готов ответить на вопросы, – сообщил им Левон. – Не смущайтесь, спрашивайте. Обсудите этот вопрос между собой. Запечатанная дверь в конце комнаты открылась, позволив собравшимся разойтись.
По двое трое офицеры поднялись и, оживленно переговариваясь, начали выходить. Левон наблюдал, как они расходятся, очень довольный собой. Он чувствовал, что все прошло хорошо, и Творящий Ищущий это подтвердил. Кто из них присоединится к нему? У скольких есть видение? Он тщательно отбирал их, и ему нужна была их поддержка. Он знал, что человек может вести к славному будущему, но он не может в одиночку проложить туда дорогу.
Энергично игнорируя наказы Левона, Аль Хайким осторожно, но умело поспешил распространить отчет о встрече среди остальных членов скромного представительства Ядра на Даккаре. Оттуда эти сведения как лично, так и путем субпространственной связи, были переданы членам на других мирах. Реакция тех, чьих предков оперировали амплитуры, была, как и следовало ожидать, возмущенной, тем более, когда они узнали, что, по мнению Аль Хайкима, сообщение Левона было хорошо принято слушателями. Начались яростные споры о том, как лучше изгнать заразу прежде, чем она распространится. И не то чтобы это было чем то новым. Симптомы были хорошо известны по племенной истории человечества. Только обстоятельства изменились.
Очень опасно изменились. Ни один из будущих деспотов человечества не обладал услугами амплитуров в качестве советников. Ссылаясь на неопытность, Аль Хайким запросил помощь. Он был более чем готов помочь осуществить любой план действий, какой старейшие Ядра сочтут разумным, но чувствовал, что неспособен сам его создать.

Глава 19

Она знала, что он такое, прежде, чем узнала, кто он. Это было очевидно по тому, как ученые и студенты начали ретироваться, по возможности сохраняя достоинство, из района упругого анодированного фонтана.
Она отдыхала на одной из платформ, которые изящно выдавались в центральный бассейн. Ее необутые ступни и ноги свешивались в чуть подгазированную воду, и она наслаждалась прохладным туманом, падавшим на ее лицо и перья от струй фонтана. День выдался жаркий. Трехкрылые плиганы расселись на изогнутых полосках металла всех цветов радуги и тихо перебулькивались друг с другом, пристально вглядываясь в воду в поисках утонувших или плавающих жуков. Неспешно вращающиеся элементы фонтана ничуть не нарушали их равновесия.
В затонах бассейна пышно цвели гидронакалеты, и их зеленые листья в форме звезд покрывали большую часть водной поверхности. Пузырелицие мокеры со сверкающими глазами прятались среди них, соревнуясь с плиганами в ловле хитинового обеда. Естественно, размножаться позволялось только тем, чей цвет кожи подходил к окаймлявшему бассейн бордюру. В эту спокойную сценку ворвался некто, чье появление так обеспокоило всех, кроме одной эксцентричной ученой.
Странно было видеть его в штатском. Она знала, что это еще не говорит о том, что он вышел из армии. Многие полагали, что человек вообще никогда не может полностью выйти из армии.
Пока он приближался, она вглядывалась в его лицо. Хотя его сравнительно простой язык был доступен многим, среди вейсов не нашлось бы, наверное, и дюжины, кто мог бы сразу же и правильно истолковать выражение человеческого лица, не прибегая к специальным справочникам. Взъерошившись как в прямом, так и в переносном смысле, те, кто отдыхал в обществе фонтана, продолжали отступать, стараясь держаться как можно дальше от приближающегося человека. Те, кто знали о Лалелеланг, бросали взгляды в ее сторону и шептали что то своим спутникам, когда думали, что она на них не смотрит.
Поскольку она физически была неспособна улыбаться лицом, она улыбнулась про себя. Несомненно, человек прокладывал себе дорогу по территории университета так же легко, как древние корабли разрезали когда то волны моря Понемемем.
Теперь он стоял уже совсем рядом, глядя на нее сквозь самозатемняющиеся очки, которые люди используют для того, чтобы уменьшить блеск солнца Махмахара. Их глаза были зорче, чем у вейсов, и соответственно более чувствительны. Ее лучшие друзья боязливо отпрянули бы от такого соседства. Она же просто приветственно приподняла кончик крыла.
– Давненько не виделись, Лалелеланг.
– Много лет. Полна ли ваша жизнь открытых небес, полковник Страат иен?
Он передвинул мускулы лица, выражая привязанность. Как всегда, зрелище это ее заворожило.
– Тебе все еще трудно называть меня Неван.
– Я уже среди цивилизованного поведения вейсов. Я могу называть тебя, как тебе будет угодно, Неван, на стольких языках, сколько ты сможешь назвать.
– И несколько раз так и делала, как я помню.
Отодвинувшись к краю платформы, она прочертила крылом направленную вниз дугу. Она не знала, вспомнит ли он этот жест, но он все же уселся рядом с ней. Его массивность больше не тревожила ее, но она вызывала удивленные замечания тех, кто не сбежал вообще от фонтана.
– Что то действительно важное должно было привести тебя во второй раз так далеко, в мой родной мир.
Он обвел взглядом прилизанные лужайки, безупречно оформленные холмы и странные деревья и кустарники. Когда его взгляд случайно перехватывал направленные на нет взгляды любопытствующих вейсов, те смущенно отводили глаза.
– То, что мне надо было сказать, нельзя было доверить даже защищенным подпространственным каналам связи. Возможно, мне понадобится твоя помощь. Она заметно напряглась.
– Я оказала помощь непосредственно перед окончанием войны. Сейчас я в тишине и спокойствии занимаюсь моими исследованиями, как и положено в моем возрасте.
– А как насчет твоей великой гипотезы?
– Она тревожит меня меньше, чем когда то.
Он кивнул.
– Некоторые считают, что, хотя война формально закончилась, дух ее не исчез.
Она поразмыслила над этим, потом вытащила ноги из бассейна.
– Давай пройдемся. Я слишком долго сидела на солнце.
Хохолок на ее голове кончался ниже середины его груди. Она провела его к желто зеленому лугу, затененному широколиственными деревьями. Ярко раскрашенные маленькие орниторпы носились и плясали в воздухе над лугом, их полет ограничивало мягкое мерцание защитного поля. Небольшая группа студентов наблюдала за сидевшими в клетке арбореалами. Заметив вновь пришедших, они поспешно удалились.
Война давно закончилась. Ее жизнь шла спокойным, лишенным неожиданностей порядком. Но вот появился этот образ из трудного прошлого, этот человек, пробивший себе дорогу в ее реальность требованиями, масштаб которых она с трудом могла себе представить. Несомненно, он не осознает и наполовину своей бесцеремонности, но, в конце концов, чего можно ожидать от волосатого примата?
Складывая под собой ноги, она села под ближайшим деревом, спустив ступни в бассейн, представлявший собой миниатюрную копию того, который остался позади. Он устроился на причудливо уложенном стволе сломанного дерева.
– Я готова, – вздохнула она покорно. – Рассказывай.
Он объяснил все подробно, с негромким возбуждением. Когда он замолчал, она молча смотрела на живую изгородь, вставшую фиолетово зеленой стеной на дальнем конце луга. Она была усыпана поспевающими черными ягодами. Лалелеланг почувствовала, что не успеет собрать ни одной. Камушки у нее в желудке застучали. В кустах поблизости вышедший на охоту паучник выплюнул малюсенький шарик клейкой слюны на пасущегося медоеда. Большой жук, запутавшийся и задавленный резинистой каплей понесся к земле, тщетно пытаясь освободить свои крылья. Успешно распорядившийся смесью сжатого воздуха и слизи, которая хранилась в специальной полости, паучник бросился на жертву, задавив ее своим полосатым обтекаемым телом.
Это ей что то напомнило.
– Это наверняка должно быть частью официального завета Амплитура, – объяснял тем временем Страат иен. – Этот Творящий Ищущий не может действовать самостоятельно или от лица какой то небольшой группы изменников. Эти существа лишены личной инициативы. – Лицо ее друга исказилось. – Это идет вразрез с Назначением. Амплитуры все делают по договоренности.
– Если твоя информация верна в частностях, – заявила она размеренно, – тогда мы стоим перед лицом ни чего иного, как совершенно новой и ранее не замеченной политики Амплитура. Истина достаточно рельефна. Они хотят помочь человечеству взять на себя управление Узором, а потом попытаются сами управлять человечеством. Они используют ваш народ, чтобы добиться того, чего сами не смогли.
– Они утверждают, что хотят только давать советы, – ответил он.
Она резко махнула крылом:
– Так же, как они советовали Криголиту, Мазвеку и другим прежним своим союзникам. – Голос ее зазвучал тише. – Надо отдать им должное. Это более тонко. Гораздо более тонко. Очевидно, что они потратили немало усилий на то, чтобы узнать вас. Они намерены взывать не только к вашему послевоенному недовольству, но и к расовому тщеславию. – Глаза ее медленно расширились, когда она связала его присутствие со своей оценкой ситуации.
– Но ты же не думаешь, что это может случиться?
Страат иен вгляделся вдаль, лениво пытаясь опознать что то свесившееся с тонкой ветки.
– Среди людей образованных – нет. Но что до широких масс людей, то, откровенно говоря, я не знаю. Мой народ всегда соблазняли мечты об абсолютной власти. Эта проблема возникала с самого зарождения нашей цивилизации. Рвущиеся к неограниченной власти люди, вроде генерала Левона, обычно приводят к ее обострению.
Под яркими полосками металлизированной ткани перья на ее груди вздымались в такт дыханию.
– Ты понимаешь, что если человечество прибегнет к насилию в попытке исправить несправедливость – реальную или вымышленную – Узор вынужден будет ответить тем же.
– Это не будет иметь значения. – Он не смотрел на нес. – У вас не будет никаких шансов на победу.
– Массуд вступит в войну, и с точки зрения тыловой и штабной работы вы будете в несравнимо худшем положении.
– Может быть, – признал он. – Но имея за собой помощь Амплитура и содействие многих из его прежних союзников. Не знаю. В лучшем случае, шансы будут примерно равны.
– И каков бы ни был исход, Амплитур укрепится, – горько сказала она.
– Они не могут управлять нами.
Она отрывисто щелкнула клювом.
– Они не хотят управлять вами. Они хотят организовать вас. Вы – прекрасные бойцы, но вы лишены утонченности в этих вопросах. Амплитур древен и мудр. Если возникнет необходимость, по моему, они пойдут на то, чтобы физически пожертвовать несколькими из своих, чтобы вас убедить. Они сделают все, что необходимо, чтобы завоевать ваше доверие. Потом, через сто лет, или через тысячу, или еще позже окажется, что ваша раса следует их указаниям, сама не замечая того, что происходит. Потому что, если вы дадите им время, их инженеры неврологи найдут способ нейтрализовать или обойти или еще как то бороться с вашей странной умственной защитой. Когда это произойдет, вы обнаружите, что они подсказывают вам, как подсказывали вейсам или массудам. Вы станете их янычарами, и независимость Разума во всей Галактике превратится всего лишь в воспоминание. И, что хуже всего, вы будете считать, что по прежнему всем управляете.
– Так это рассматривает большинство из нас в Ядре, но не все. Пока. В такие моменты бывает полезно получить вклад не людей.
– Поэтому ты явился ко мне.
Она наблюдала за темной тенью, грациозно движущейся в бассейне у ее ног, не думающей ни о чем, кроме пищи и размножения. В этот момент она почувствовала тяжелый груз целой жизни трудной работы и позавидовала пловцу и его удушающе простой жизни. Она не может быть так удачлива из за проклятого дара разума.
– Я устала, Неван. Хотя будущее тревожит меня не меньше, я уже не так убеждена, что мне следует ради него утруждать себя. В моем неучастии оно не привлекает и не отталкивает меня. То, что меня окружает, доставляет мне удовольствие, а иногда мне даже попадается студент, который кажется по настоящему заинтересованным моей социально неприемлемой областью исследований. Перспектива не вейсской деятельности меня угнетает.
– Почему ты решила, что я собираюсь попросить тебя о чем то, кроме совета?
Она посмотрела на него в упор своими большими, круглыми синими глазами.
– А ты не собирался?
На этот раз глаза отвел человек.
– Ты должна нам помочь справиться с этой угрозой. Твое положение уникально, Лалелеланг. Ты знаешь о нас больше, чем любой другой из ныне живущих не людей. Это делает твою точку зрения бесценной. Она не ответила. Вместо этого она поискала глазами темного пловца в бассейне. Он исчез, спрятался где то под гидронакалетами, куда она, несмотря на растущее беспокойство, не могла за ним последовать. Она издала долгую неумолчную трель. Небрежному слушателю человеку она могла бы показаться прекрасной. Страат иен знал, что она означает.
– Сколько важных или влиятельных людей уже совратил Амплитур?
Страат иен не стал тратить время на благодарность.
– Насколько мы знаем – а, надо признаться, знания наши ограничены – этот Левон и несколько младших офицеров, которых ему удалось убедить, пока единственные.
– По крайней мере, это внушает надежду.
– Какой бы план мы в конце концов ни приняли, нам придется действовать крайне осторожно. Как ты знаешь, Лалелеланг, нам надо хранить нашу собственную тайну.
Она вспомнила простой жест людей и подтверждающе кивнула.
– Я знаю, что вы не можете убеждать других людей, – задумчиво проговорила она, – но не могли бы вы, в данном случае вполне подобающе, подсказать что либо амплитуру, связанному с этим?
– Мы рассматриваем такой образ действий, но с ним связаны дополнительные опасности. Ум амплитуров похож на наш, но не идентичен. В отличие от нас, у них нет врожденной неврологической защиты от подсказывания. Но они чувствительны к вмешательству. Если мы попытаемся подсказать этому, чтобы он перестал заниматься тем, что он делает, и вернулся в свой мир, и попытка наша провалится, они узнают о существовании Ядра. Они смогут натравить на нас своих союзников вроде Левона.
– Я согласна с тем, что вы должны проявлять осторожность в действиях, но я имела в виду нечто другое, нежели попытку заставить их отказаться от своей цели совратить ваших людей.
Страат иен был сбит с толку.
– Разве мы не этого хотим добиться?
– В конечном итоге – да. Но почему бы сначала ими не воспользоваться?
– Я не понял твоей идеи.
На мгновение он усомнился было, что Лалелеланг полностью владеет языком.
Она затрепетала ресницами.
– Вместо того чтобы просто заставить их прекратить свои попытки, почему бы не подсказать им, чтобы они объяснили настоящие мотивы, которые кроются за их неожиданным предложением помощи?
– Это может оказаться трудным, если они действительно, со своей точки зрения, говорят правду. Кроме того, мне сообщили, что среди поддерживающих их людей значительное количество по прежнему с подозрением относятся к реальным побуждениям Амплитура. Они подозревают, но им просто наплевать. Лалелеланг не смогла скрыть потрясения.
– Я изучала многих из вашего рода, но мне по прежнему трудно поверить, что среди них найдутся такие, кто так отчаянно жаждет властвовать над окружающими.
– Поверь мне, Лалелеланг, найдутся. Мне не доставляет удовольствия такое признание, но именно с этим мы здесь и сталкиваемся.
– Такие личности должны быть немедленно остановлены.
– Мы согласны. По моему, твое предложение заставить амплитура признаться – очень разумно. Это не может повредить и, может быть, в достаточной мере встревожит двурушников из окружения Левона.
– Как ты предполагаешь действовать? – спросила она.
– К счастью, у нас с самого начала оказался человек внутри. Он считает, что сможет ввести туда оперативщика. Меня..
– Они не заподозрят?
Страат иен пожал плечами.
– Я – старший офицер с богатым опытом боевых действий и не имеющий связей с разведкой. Как раз таких Левон стремится вербовать. На мой взгляд, это может быть осуществлено. Оказавшись там, я найду возможность подобраться к амплитуру. Когда я решу, что момент подходящий, я ударю по нему такой убедительной подсказкой, какие только бывают. Что до твоего предложения, то оно удачное. Я познакомлю с ним Совет Ядра. Если они его одобрят, то тебе известно, какой подход мы попытаемся применить. – Он тепло улыбнулся. – Если я потом с тобой свяжусь, ты будешь знать, что все прошло удачно. Если же нет... – Он снова пожал плечами. – Всего не предугадаешь.
– Я хочу там находиться.
Он моргнул, повернувшись от ухоженного леса к изящной хрупкой фигурке, сидящей на краю бассейна.
– Что ты хочешь сказать – «там находиться»? Левон на Даккаре. Это мир, заселенный людьми. Более неприятный для вейса, чем поле битвы с разными расами.
– Зная мою опытность в этих вопросах, ты все еще позволяешь себе диктовать мне ограничения? Упражнения и медитации, которые я когда то разработала, чтобы справиться с пребыванием в сфере военных действий, значительно усовершенствованы. Я буду рассматривать такую поездку просто как дополнение к моему исследованию.
– Каждый раз, когда я с тобой встречаюсь, мне кажется, что я тебя знаю, и каждый раз тебе удается меня удивить. – Он поднялся на ноги, возвышаясь над нею, и ей пришлось подавить естественное желание отодвинуться от этой подавляющей, угрожающей махины. – Если бы ты была человеком...
– Пожалуйста, давний друг, мои внутренности и так не на месте от той перспективы, которая меня ожидает; Не усугубляй возмущения. – Она поднялась, встав рядом с ним, отвергнув предложенную руку. Бирюзовые глаза смотрели на него из под ресниц, которые сегодня переливались зелеными красками. – Если мы ради развлечения будем размышлять над тем, что было бы, гораздо лучше вообразить тебя вейсом.
– Нет, спасибо. – Он безрезультатно попытался подавить улыбку. – От перьев мне хочется чихать. Почему, по твоему, я все время морщу нос в твоем присутствии?
Она мягко щелкнула клювом.
– Все эти годы я об этом думала, и мне не пришло в голову спросить.
Опираясь на мои знания выражений лица человека, я полагала, что так отражается твое отвращение к моему роду, которое я вежливо игнорировала.
– Нет, – пробормотал он. – Не отвращение. Может, при нашей первой встрече. Но с тех пор я не испытывал по отношению к тебе других чувств, кроме восхищения, достопочтенный ученый Лалелеланг.
– Это добро слышать, как ни запоздали эти слова. Пожалуйста, направляйся к зданию. Когда я нахожусь одновременно рядом с водой и человеком, мне не по себе.
Он поспешно пропустил ее, безоговорочно ей поверив. Он не знал, что это всего лишь предлог, чтобы избежать других мыслей, других эмоций.

Глава 20

Прошло полгода, прежде чем она получила известие, заставившее ее сесть на корабль.
Вечно спорящее правительство Даккара возглавляла не одна личность, а две – президент и премьер. Такая двойная система пронизывала всю структуру администрации Даккара. Хотя это помогало предотвращать злоупотребления, эта система, к несчастью, имела тенденцию порождать постоянное несогласие и законотворческий застой.
В течение девяти лет президент – жесткая, но пользующаяся популярностью женщина по имени Хачида доминировала над главой исполнительной власти Даккара. И семь из этих девяти лет премьер, Даниэль Косгрейв, пытался завоевать превосходство и терпел поражение. Ему все время недоставало нескольких голосов, чтобы отменить изданные ею законы, он все время на несколько шагов отставал от ее указов. Поначалу это его только злило. Потом наболело. Все это было очень характерно для даккарской политики.
Левон и его тайные намерения характерными не были. Сначала начались звонки с предложением поддержать. Потом последовали предложения о предоставлении кредита, потом несколько «случайных» встреч, которые не привлекли особого внимания средств массовой информации. У Хачиды и многих других ведущих политических деятелей были свои собственные личные советники. Считалось, что Косгрейв тоже их имеет. Эти встречи проводились частным порядком, и только два человека знали, что на них обсуждалось. Два человека и некто, кто человеком не был. Будучи первоначально рекомендован лейтенантом и затем войдя в круг близких соратников Левона, Страат иен без шума информировал старших представителей Ядра о том, что происходит. События не предвещали ничего хорошего. С помощью генерала Левона и «неизвестных» вторых лиц, похоже, Косгрейв готовился взять власть в администрации Даккара. Если ему удадутся его маневры, он, естественно, будет в глубоком долгу у своих самых сильных сторонников. Что еще хуже, похоже было, что он совершенно подпал под влияние Левона. Но это было опасным не само по себе, а в связи с «советами» личных «советников» Левона.
Неспокойный Даккар был особенно чувствителен к реакционным взглядам. Будучи миром влиятельным, он в прошлом регулярно делал попытки распространить влияние за свои пределы. Если Косгрейв захватит власть, то вполне вероятно, что он, как и его речистые и неустойчивые предшественники, попытается распространить свои взгляды где то еще. Члены Ядра испытывали все более глубокую озабоченность тем, какое направление принимают события.
По предложению Страат иена Левон согласился, чтобы Лалелеланг присутствовала на одном из закрытых политических собраний в качестве наблюдателя. Доводом полковника было то, что ее присутствие повредить не может, а, возможно, послужит хорошей рекламой движению. Ее репутация крупнейшего исследователя поведения человека произвела на генерала должное впечатление, а в течение предыдущих месяцев он научился ценить советы полковника Са. Кроме того, Страат иен уверил своего начальника, что позаботится о том, чтобы посетительница не увидела ничего, что ей не следует видеть.
Согласившись на это предложение, Левон моментально выбросил его из головы, которая вскоре наполнилась гораздо более важными вещами. Собрание должно было состояться в личном уединенном владении Косгрейва – комплексе одно и двухэтажных зданий, расположенных на лесистом горном склоне большого северного горного массива. Страат иен нашел местность привлекательной и бодрящей, но Лалелеланг она угнетала. Несмотря на свое птичье прошлое, вейсы не любили высоту и крутизну. Быстротекущая река многоголосо стекала в тесное ущелье, расположенное сразу за лужайками, красиво разбросанными среди даккарских вечнозеленых деревьев. Вдали вздымались большие вершины. Апартаменты располагались в паре длинных узких зданий, немного отстоящих от главного комплекса. Несколько комнат были отведены Лалелеланг. После недавней перестройки они стали гибкими, рассчитанными на удобства не людей. Поздоровавшись с только что приехавшей Лалелеланг, Страат иен невесело заметил, что среди присутствующих гражданских лиц не меньше, чем военных. Это было дурным знаком, указывавшим на то, что Косгрейв и Левон становятся все более влиятельными в высших кругах Даккара.
– Левон умеет убеждать, – говорил Страат иен, пока они шли по извивающейся среди скал тропинке. Далеко внизу река бежала своим пенным жалующимся путем к далекому морю. – А Косгрейв тщеславен и честолюбив. Опасное сочетание.
– Значит, началось. – Лалелеланг завернулась в тонкие, но теплые многослойные одежды. Страат иен находил альпийский климат приятно освежающим, но для Лалелеланг он был на грани стужи. – Я надеялась, что обстоятельства опровергнут мои теории.
– Может быть, это еще так и будет. – Выражение его лица оставалось печальным и непроницаемым.
Она остановилась, держась подальше от тонкого пластмассового ограждения. В начале ущелья громыхал водопад.
– Помнишь, как мы в прошлый раз стояли на краю пропасти?
Вид у него был удивленный. Потом он вдруг вспомнил и отвернулся, скользнув взглядом через каньон.
– Это было другое время. Я не был уверен в тебе. Я не был уверен очень во многом. – Он мгновение помолчал, потом снова взглянул на нее. – Ты это помнишь?
– Вполне естественно не забывать минуты, когда кто то, кого считаешь другом, решает мучительный вопрос, убить тебя или нет. Я счастлива, что ты сделал такой выбор.
Ощущая, что чего то не понял, он почувствовал сожаление, что так плохо знает сложный язык жестов и движений, которым пользуются вейсы.
– Ты относишься к этому предубежденно.
– Как сказал бы в этой ситуации гивистам, истинно. – Она снова стала серьезной. – Насколько опасен этот Косгрейв?
– Сам по себе – ничуть. Нам по прежнему надо опасаться только Левона.
Ему нужна более надежная политическая база, прежде чем он сможет предпринять открытые военные шаги. Если Косгрейву удастся вырвать законотворчество планетного правительства у президента, он ее получит. Даккар станет стартовой базой для вдохновленного Амплитуром совращения всех миров, населенных людьми.
Она еще дальше отступила от ограждения.
– Они, конечно, здесь.
– Да. По крайней мере, один из них. Говорят, что только что прибыл. Я его еще не видел, но, кажется, это тот самый, которого Левон представил в первый раз своим сторонникам: Творящий Ищущий.
– Этого и следовало ожидать. Амплитуры тоже понимают, что значит специализация. – Ее голос превратился в задумчивое бормотание:
– Амплитурский специалист по поведению человека. Интересно было бы обменяться мнениями с моим управляющим умами коллегой. Наши положения будут сходными, но не наши цели.
– Как ты держишься в окружении стольких людей? – заботливо спросил он.
– Не так уж страшно. Тут дополнительно присутствуют несколько гивистамов из технического персонала этого большого комплекса строений. Мы разговаривали. Есть здесь и несколько лепаров. Мы, конечно, не разговариваем, но, тем не менее, приятно бывает увидеть еще одно не человеческое лицо. Кажется, я даже заметила единственного бир'римора. Так что я не чувствую себя в полной изоляции.
Страат иен кивнул:
– Даккар – довольно космополитичный мир. Здесь свободно общаются расы Узора, несмотря на то, что население преимущественно люди.
– Вы так обильно размножаетесь. – Ее замечание не было окрашено осуждением. – Ты знаешь, где живет амплитур?
– Догадываюсь. Премьер Косгрейв явно счел необходимым предусмотреть условия, необходимое для других рас.
– Знаю. Мои комнаты очень удобны.
Он обвел вокруг рукой.
– Ты, наверное, находишь все это хаотичным по сравнению с домом.
Вейсы предпочитают организовывать природу.
– Мы не организуем, – настаивала она. – Наша эстетика требует, чтобы мы помогали природе следовать наиболее податливыми путями.
– Не это ли Назначение Амплитура хочет сделать со всем разумом?
– Это – вопрос точки зрения. Несомненно, человек Левон имеет в виду жесткую организованность, а не гибкое направление. Он казался озабоченным.
– А теперь мне предстоит попытаться «организовать» одного амплитура.
Они молчаливо шли по дорожке, и тут кто то залаял высоко на дереве. К их ногам упал семенник. Он был размером с кулак, сужался до остренького кончика и напоминал Страат иену коричневую брюкву. Он не стал пытаться рассмотреть местного зверька, устроившего это падение.
– Когда ты собираешься попытаться? – спросила она наконец.
– Я еще не уверен. Если я попытаюсь это сделать будучи в группе людей, у меня будет какое то прикрытие. Возможно, амплитуру не так легко будет выделить меня в толпе. С другой стороны, если я устрою конфронтацию с глазу на глаз и мероприятие провалится, и меня обнаружат, я все же смогу сохранить тайну моего таланта и существования Ядра, убив это создание. От неожиданности она задрожала, представив себе то, о чем он говорил. И рассердилась на себя за такую реакцию: ведь она была свидетельницей стольких боев!
– Ты можешь и сам в свою очередь быть убитым, а Амплитур просто пришлет другого представителя на место первого. Твоя гибель лишит твоих коллег твоей ценной позиции в лагере противника и информации, которую она дает. Обнаружив таким образом одного изменника своему делу, Левон станет втрое осторожнее по отношению к новичкам.
– Тогда мне лучше позаботиться, чтобы меня не обнаружили.
Они свернули на боковую тропинку, ведущую прочь от каньона, обратно к тому, что здесь должно было считаться цивилизацией.

***

Утро казалось слишком хорошим для такого мероприятия. Ничего не говоря, Лалелеланг была полна молчаливой решимости помочь Страат иену выпутаться, если его попытка провалится. Как она это устроит после того, как поднимется тревога, она не имела представления. Ей, заслуженному ученому вейсу, были совершенно чужды интриги. Но именно по этой причине она могла быть уверена, что ее никогда не заподозрят в том, что она имеет отношение к происходящему.
Зная, что он будет пылко против, она не стала ничего говорить Страат иену о своих намерениях. Вместо этого она энергично принялась составлять планы без его ведома. Направленный на секретность разум – единственное ее средство, поскольку, несмотря на весь свой жизненный опыт, она по прежнему, как и самый нежно лелеемый вейс, была совершенно неспособна применить орудие разрушения даже для самозащиты, не говоря уже о том, чтобы защитить кого то еще. Несмотря на то, что думают о ней некоторые ее коллеги и студенты, она не совсем еще сумасшедшая. Только чуть чуть.
Страат иен велел ей дожидаться в своих комнатах в жилом помещении, модифицированном для приема гостей – не людей. Комнаты, отведенные амплитуру, располагались в дальнем конце того же здания. Как только все будет позади, уверил он ее, он вернется и расскажет ей обо всем. Если после определенного промежутка времени он не придет, она вправе делать собственные выводы.
Ожидая, она изо всех сил старалась не сосредотачиваться на хронометре, принявшись за классифицирование неизбежных наблюдений, которые делала со времени приезда на Даккар. Запутанный антропологический вопрос смог поглотить ее внимание почти на час.
После этого она попробовала заняться своими переносными забавами, потом попыталась пробиться в библиотеку комплекса. Она перепробовала все, не считая того, чтобы уйти из помещения и прижаться слуховым отверстием к двери жилья амплитура.
Время еле ползло, пока шум в холле не освободил ее от наложенного на себя обета затворничества. Выйдя за дверь, она встретила одинокого, обеспокоенного самца гивистама. У него было чуть парализованное выражение лица и знаки отличия инженера энергетика. Хотя она обратилась к нему с успокаивающими интонациями на его родном языке, он не сразу отреагировал.
– Что случилось есть? Что за проблемы суть? – настаивала она. Она знала, что в этой ситуации человек схватил бы инженера и попытался бы вытрясти его из оцепенения. Для цивилизованного вейса такое поведение было немыслимым. Если бы человек эго сделал, то только углубил бы паралич блестящечешуего гивистама.
Наконец двойные веки по очереди моргнули, и темные глаза щелочки повернулись в ее сторону.
– Несчастный случай место имел, – сказал он, первоначально обдумав свое положение и слова, которые произнесет. Он перевел взгляд в дальний конец коридора. В то же время Лалелеланг услышала отдаленный несмолкаемый вой. Это мог быть какой то человеческий сигнал тревоги. Переход был теперь пуст, но она была уверена, что только что слышала звук шагов многих людей, прошедших мимо ее двери – не узнать такой звук она не могла.
– Что за несчастный случай?
Не зная, стоять ему или бежать, гивистам решил ответить на вопрос.
– Важный гость там поселен был.
– Амплитур? – Ее собеседник издал характерный щелчок зубами, в котором она узнала простой знак подтверждения. – И что же с амплитуром?
Гивистам тщательно выдворил недоумевающий ответ:
– Он мертв есть. Убийством или боем.
– Детали. – Она шагнула с встала перед ним, так что он не мог бы уйти, не оттолкнув ее. Не вейсская смелость ее поступка удивила ее и совершенно поразила ее невольного информанта. – Детали сообщите мне! То ли из за ее поступка, то ли в результате растущего сознания насилия, заключавшегося в происшедшем, паралич гивистама стал усиливаться. Видел ли он на самом деле это предполагаемое насилие, или просто о нем слышал, не имело эмоциональной устойчивости. У него закоротило его способность функционировать.
Оставив инженера, начавшею чуть раскачиваться на плоских, обутых в сандалии ногах, она поспешно пошла по коридору. Перья ее трепетали от быстрых движений. Она знала, где располагалось помещение амплитура – Страат иен показал ей. Но она не могла подобраться к двери: ей преградила дорогу толпа суетящихся людей. У некоторых было оружие. Все выглядели настороженными и взволнованными. Один на мгновение остановил на ней взгляд, но сразу же перевел глаза куда то дальше. Он высматривал источник возможной угрозы – а даже дюжина ей подобных никакой угрозы не представляла бы.
Подойдя настолько близко, насколько могла решиться, она постаралась заглянуть за мятущуюся массу двуногих. Другие невооруженные люди толпились в распахнутых дверях. Откуда клубами вырывался влажный зловонный воздух. Те, кто стоял в дверях, посторонились, пропуская пару людей с лицами, носившими озабоченное выражение. Их сопровождал один гивистам – вернее, его увлекали за собой. Лалелеланг показалось, что на узкоглазом чешуекожем были знаки отличия мирового врача, но она не была уверена. Она во второй раз удивила себя, подтолкнув ближайшего человека, чтобы привлечь его внимание.
– Что случилось? – спросила она на беглой безакцентной гуме, инстинктивно не отводя взгляда от включенного оружия двуного существа. – Что происходит?
Моложавая женщина ответила ей равнодушным взглядом.
– Не знаю. Драка какая то или еще что. – Она бросила взгляд через плечо.
Лалелеланг настаивала:
– Вы должны знать хоть что то.
Женщина солдат, казалось, только теперь ее заметила.
– Вы очень здорово говорите на гуме. Даже для вейса.
– Это моя профессия. – Лалелеланг не спешила. – Я – ученый.
– А, угу. Тут я не вижу ничего, что могло бы заинтересовать ученою. У нас там несколько трупов. Знаете? Мертвые тела? Погибли насильственной смертью. От такого, если я не ошибаюсь, вейс шлепается в обморок. Лучше уходите и не мешайте нам этим заниматься.
Лалелеланг на обратила внимания на этот данный с добрыми намерениями, хотя и несколько свысока, ответ:
– Что за трупы?
Солдат заколебалась.
– Слушайте, я же не знаю, кто вы на самом деле. Это – ситуация режима безопасности. Я не знаю, что можно вам говорить.
– Я была здесь гостем последние дни. – Лалелеланг изо всех сил боролась с нетерпением. К счастью, женщина была абсолютно не в состоянии правильно истолковать чуть заметное трепетание ресниц и топорщащиеся нижние перышки. – Полагаю что комнаты, которые вы охраняете, были заняты неким амплитуром.
Женщина крепко держала свое оружие.
– Я ничего не могу на это сказать.
– Но отрицать это вы не будете? – Выражение лица солдата послужило достаточным подтверждением. – Как и то, что один из трупов – это амплитур. Слабое подергивание мускулов лица показали, что Лалелеланг опять не ошиблась в своей догадке.
Она отступила на шаг, стараясь умерить дыхание, Стратегия доброго Невана провалилась. Какова бы ни была причина, но его попытка мысленной подсказки представителю Амплитура не удалась. Его, очевидно, разоблачили, способности его были обнаружены, и он был вынужден прибегнуть к насилию, чтобы защитить тайну таланта Ядра. Такое развитие событий было вполне правдоподобным. Действительно, Страат иен более или менее точно описал его.
Чего она не могла понять, что женщина охранник была более искушенной, чем казалось. Возможно, она поняла, что означает дрожь Лалелеланг. Как бы то ни было, она подманила к себе вейса, склонилась пониже и негромко сказала:
– Один из них – это точно тот осьминог. Другие – люди.
Лалелеланг чуть склонила голову к левому плечу, выражая удивление:
– Остальные?
– Старшие офицеры. Один из них – сам генерал Левон. Второй – какой то полковник, я его не знаю.
Лалелеланг осталась на удивление спокойной. Вершина самоконтроля, подумала она. Или начало паралича.
– Вы уверены, что оба человека мертвы?
Женщина странно тряхнула головой. Ее коротко остриженные волосы были такими светлыми, что казались почти белыми.
– Так доложили. Прострелены насквозь. Похоже, все трое были вооружены. Лалелеланг невольно опустила клюв.
– Амплитур был вооружен?
– Так говорится в предварительном заключении. – Брови военной сошлись в напряженном мыслительном усилии. – Не знала, что они имеют при себе оружие. Я всегда слышала, что они ненавидят насилие. Конечно, мы еще очень мало знаем об этих осьминогах. Наверное, для каждого правила есть исключения.
– Нет ли каких нибудь указаний на то, что вызвало эту трагедию?
– Насколько я слышала – нет. Кто то, видно, крепко пролетел. – Она в смущении покачала головой. Неприятная история. Очень неприятная. Я быстренько заглянула в комнату, прежде чем они ее запечатали. Ну и каша! Тела так искорежены, что невозможно сказать, кто стрелял первым или даже кто кого застрелил, не говоря уже о том, почему. Может, мы никогда и не узнаем.
– Хотя война окончилась уже много лет назад, серьезные разногласия между личностями – не такая уж редкость, – не очень уверенно проговорила Лалелеланг.
– А как же! Даккарцы любят решать вопросы по старому. Я и сама участвовала в нескольких заварушках. Но ничего похожего на это.
– Вы говорите, все трое... сильно прострелены. Дал ли патолог предварительное заключение?
– Понятия не имею. Нет причин держать нас с ребятами в курсе таких вопросов. Но, поскольку я туда заглянула, я могу высказать свое мнение по одному вопросу.
– По какому?
Голос охранницы звучал холодно.
– Ни у одного из них нет ни шанса. Даже гиви врач не сможет ничего сделать с этой кашей. Надо сначала иметь возможность разобрать, что у тебя за кусали, и только потом пытаться их складывать обратно.
– Я уверена, что вы правы. – Лалелеланг настырно шагнула вперед. – Возможно, я смогу что нибудь узнать, если меня туда впустят. Вы не возражаете, если я попытаюсь? В худшем случае те, кто командует, не разрешат мне войти.
Кости и мышцы, шевельнувшись, преградили ей дорогу.
– Извините... э э... мадам, боюсь, что я не могу этого сделать. Я уверена, что вы – наш ученый гость и тому подобное, как вы говорите, но это не имеет значения. Мы получили приказ никого не пропускать внутрь. «Дипломатический инцидент», нарушение неприкосновенности жилища премьера... ну, вы понимаете.
Лалелеланг не стала пытаться настаивать дальше.
– Конечно. Можно мне, по крайней мере, стоять здесь и наблюдать?
Женщина пожала плечами.
– Не знаю, что вы увидите, но если вы никому не будете мешать, наверное, все о'кей. Нам было приказано никого не пропускать, а не очистить помещение.
– Ваша доброта делает вам честь, – пышно ответила Лалелеланг. Но ее собеседница не оценила тонкого выражения.
Она стояла, наблюдала и ждала. Через какое то время на каталках вывезли два покрытых простынями тела. Их форма под окутывающими их покровами была по контуру более или менее человеческой. Безусловно, ни одно из них не принадлежало амплитуру.
Останки этого существа были вынесены позже, в виде многочисленных кусков. Из того немного, что смогла разглядеть Лалелеланг, она заключила, что услужливая охранница была в своей оценке еще слишком сдержанна. Она оставалась там долго, очень сильно желая поговорить с врачом гивистамом. Кроме того, она не испытывала желания идти куда либо. Но гивистам исчез вместе с останками амплитура и больше не вернулся, а охрана по прежнему не разрешала ей пройти внутрь. Потом она провела ужасный вечер в своих комнатах, остро ощущая свое одиночество в мире людей. Ее единственный друг совершенно невероятно пал жертвой фатальных последствий неудачного предприятия. Она почти ожидала, что вот вот откроется ее собственная роль в случившемся, и рослые суроволицые люди солдаты появятся и уведут ее для допроса, методы которого она изо всех сил старалась не представлять себе. Но дверь ее оставалась молчаливой. Время шло, никто ее не тревожил, и она чувствовала себя увереннее. В конце концов, какую связь можно было бы обнаружить? Они со Страат иеном проводили время вместе, но тщательно следили, чтобы это было не слишком заметно. В комплекс они приехали порознь. Не было причины кому либо заподозрить о наличии незаметной связи между человеком и вейсом.
Однако она знала, что в конце концов ее допросят, хотя бы просто потому, что она с ним знакома.
Наступило следующее утро и прошло тихо. Атмосфера поместья оставалась опасно спокойной. Она вышла на прогулку только для того, чтобы ее видели, чтобы доказать, что она не таится и не прячется. До позднего вечера ее дверь была включена только однажды – но это был служащий лепар, производящий обычную уборку. Он молча прибрал ее комнату и переменил материал гнездовья.
Новости о гибели генерала не появились в ежедневных средствах информации. Это было вполне понятно. Политику, вроде Косгрейва, ни к чему, чтобы стало известно, как находящаяся у него в гостях важная персона погибла в перестрелке прямо в одной из его резиденций. Никто не пришел разговаривать с ней. Насколько она понимала, она могла бы уехать в любое время. Именно это ей отчаянно хотелось сделать: броситься в ближайший космопорт и заказать проезд домой, а там снова углубиться в спокойствие жизни учебного заведения – и навсегда. Невероятно, необъяснимо, ее старый друг Страат иен погиб. Посол Амплитура был мертв, и ненавидимого генерала Левона тоже не было в живых. Похоже было, что для нее навсегда останется тайной то, как они умерли. Ну что же. Она сделала, что могла. Пора было позаботиться о себе. Смерть Страат иена не была напрасной. Амплитуру придется заменить Творящего Ищущего кем то, кто не так хорошо разбирается в психологии людей. Будучи, как всегда, осторожными, они, возможно, отложат попытки сделать людей своими союзниками до того момента, когда сочтут, что лучше поняли, что именно на Даккаре пошло не так. Что же до смерти генерала Левона, то она должна серьезно помешать росту реакционных сил на Даккаре. Следует полагать, что Ядро воспользуется этим полным, хотя и омраченным, успехом.
Она поняла, что эта сверхсекретная организация, важным членом которой когда то был Страат иен, тоже в конце концов захочет ее допросить. Она вздохнула про себя. Как она ни будет пытаться отрешиться от того, что произошло, ей не уничтожить того, что, по мнению других, она может знать. Внезапный ужас заставил встопорщиться ее спинные перья. А что если Амплитур тоже станет ее разыскивать? Простая подсказка одного из них – и она беспомощно расстанется со всеми своими тайнами. Она заставила себя успокоиться. У них нет причины расспрашивать ее. Она – известный ученый – вейс. Да, она изучает поведение людей, но этим же занимается и ряд других не людей. Да, она знала одного из двух погибших людей, но ведь ей знакомы и многие другие люди. Что касается амплитура, никто не связывает ее близко с происшествием прошлого вечера. Амплитуры, конечно, проницательны, но они не обладают даром предвидения.

***

И все таки она постарается уклониться от встречи с ними. На Махмахаре это будет довольно просто.
Она сожалела о потере друга. На протяжении многих лет Страат иен стал именно другом. Он не мог избежать своей Человечности. Она прощала это ему, когда он был жив, и не могла не сделать этого теперь, когда его не стало. Его смерть потрясла ее почти так же, хотя и не совсем, как едучи бы это была смерть такого же, как она, вейса.
Но раскаяние не помешало ей принять необходимые меры к тому, чтобы покинуть Даккар на другой день. Если кто то из соратников Страат иена захочет задать ей вопросы, им придется пойти тем же путем, каким в свое время пошел он, отправиться в ее родной мир. Там она сможет организовать встречу с ними достаточно скрытно и надежно.
Она смогла приготовить свое гнездо, не прислушиваясь стукнет ли дверь. Ее уверенность продолжала оправдываться. Никто не потревожил ее и не поинтересовался ее приготовлениями к отъезду. Она долго не ложилась спать, просматривая сообщения местных средств массовой информации и погрузившись затем в беспорядочные записи, которые сделала перед несчастьем.
Она совершенно расслабилась к тому времени, как потушила свет в квартире, и поэтому погрузилась сразу же в глубокий восстанавливающий силы сон. В середине ночи ее резко и неожиданно вырвал из этого сна настоятельный звук дверного звонка.

Глава 21

– Уходите прочь! – какая то мысль слабо билась на периферии ее сознания. – Я сплю.
Слова, которые донеслись до нее через дверь, не были произнесены на земном языке, но она их все таки поняла. Она не владела гортанным языком своего ночного гостя так же свободно, как языком воинственных двуногих или языком Гивистама, но все таки, даже спросонок сумела разобраться.
– Я говорю «Уходите прочь!»
– Пожалуйста, – умолял голос. – Мне очень важно поговорить с вами.
Если учесть расовую принадлежность невидимого собеседника, эти его снова были совершенно бессмысленны. Озадаченная, и поскольку она уже почти совсем проснулась, она встала из ночного гнезда и подошла к двери. Встроенный сканер подтвердил, к какому виду принадлежит говорящий, но не рассеял ее недоумения.
Сканер показал ей взволнованного лепара, одетого в простую мешковатую форму, которую они носят на работе. Его хвост лежал неподвижно на полу вестибюля, влажно поблескивая в свете ночных ламп. На его перепончатой с толстыми пальцами руке болтался ящик с инструментами.
– Чего вы хотите?
– Вчера во время больших боев были повреждены некоторые устройства, контролирующие среду. Мониторы только начинают включаться. Если ремонт не будет произведен очень быстро, ни у кого в этом здании не будет возможности приспособить к своим вкусам тепло, холод или влажность. Это будет очень неудобно. Я знаю, время сейчас позднее, но если вы меня впустите, я смогу починить свободную линию в вашей комнате, которая позволит вам обеспечить себе комфортные условия, пока мы не заменим поврежденные элементы.
Она прислонилась к двери, неуверенная, стоит ли просыпаться окончательно или вернуться в гнездо.
– У меня здесь с условиями все в порядке. Идите и поработайте в чьей нибудь еще комнате.
– Пожалуйста, – лицо лепара на сканере стало еще более печальным; плоское, с широким ртом, оно застыло в выражении плачевного идиотизма. – Мне приказано сделать обходные линии в каждой комнате. Если я этого не сделаю, то не могу уйти с работы. Я должен оставаться, пока меня каждый не впустит к себе, даже если придется ждать до рассвета. И в моем трудовом листке это будет отмечено, как некомплектность, а это означает, что мне не дадут спать и я буду...
– Достаточно! Не ной. Это не пристало разумному существу.
Она раздраженно распечатала вход и активировала внутреннее освещение комнаты.
Громоздкий самец амфибия втащился внутрь, она позволила двери автоматически закрыться за ним. Молча он повернулся к скрытому пульту управления, расположенному на той же стене, что и дверь. Открыв свой ящик с инструментами, ее незваный гость начал осматривать его содержимое, как бы отыскивая какой то определенный инструмент.
– Мне очень жаль, что я побеспокоил вас так поздно ночью, – пробухтел он.
– Неважно. Я уже проснулась.
Она была не одета и не накрашена, но при лепаре и не надо было быть другой, так как для него она выглядела просто толстой нелетающей птицей. Вид ее тела вызвал в нем те же чувства, что и содержание абстрактной скульптуры.
Ее посетитель настаивал, что долго не задержится, но, учитывая его первоначальную нерешительность и хорошо зная, как действуют лепары, она решила, что у нее будет много времени и она может с толком его использовать. Отойдя к экрану, поставленному почти у самого пола, она сложила под себя ноги и села перед ним. У нее хватало неразобранных записей и материалов, которые надо было привести в порядок.

***

Она совершенно забыла о лепаре, пока горловой голос не произнес у нее за спиной.
– Могу ли я попросить минуту вашего внимания?
– Что еще? – проворчала она, поворачиваясь от экрана.
И тут же она испытала самое большое потрясение в своей жизни. А это, учитывая все, что ей довелось испытать за последние годы, было оценкой высочайшего разряда.
Пистолет, который держал Лепар в своей темно зеленой скользкой руке, был достаточно мал, чтобы казаться игрушечным, но, зная гораздо больше обычных вейсов о таких устройствах, она понимала всю его потенциальную опасность для жизни. Само присутствие его в руке не массуда и не землянина было поразительным. Увидеть, что его направлял на нее лепар, превосходило ее понимание.
Ошеломленная, она подняла глаза на его массивное лицо. Длинный беззубый рот был плотно сжат, широко расставленные черные глазки поблескивали в искусственном свете. Она была слишком потрясена, чтобы вымолвить хоть слово.
– Пожалуйста, не пугайтесь. – Тон его был вежливым и традиционно почтительным. Он жестикулировал пистолетом. – Я собираюсь воспользоваться им только в самых крайних обстоятельствах.
Если этим он хотел ее успокоить, то ему это не удалось.
– Ты – лепар. Твой народ был цивилизованным членом Узора с самого его начала. Вы не считаетесь особенно хитрыми, но вы так же не склонны к насилию, как и мы. Я не понимаю этого, – кончиком крыла она указала на оружие. – Как можешь ты стоять здесь и угрожать мне этой штукой?
– Это сильное эмоциональное напряжение, но я справлюсь. Знайте, что если обстоятельства потребуют, я воспользуюсь им без колебаний. Ее первоначальный страх медленно сменялся гневом. Это было прост возмутительно.
– Здесь и так пытаются разобраться с одним мертвым амплитуром и двумя мертвыми землянами. Не думаешь ли ты, что убийство еще и вейса объяснить будет довольно трудно?
– Да, наверное, трудно, – согласился лепар, – если я убью вас здесь и сейчас, вполне возможно, что меня обнаружат. И так как этого допустить нельзя, то, убив вас, мне придется убыть себя. Этот будет достаточно, чтобы прекратить дальнейшие вопросы.
Она считала, что ее уже ничем не поразить, но она ошибалась.
– Так ты собираешься убить меня?
– Никто не хочет убивать вас, достопочтенная Ученая. Вы уникальная и ценная личность. Сведения, которые вы собрали и обобщили, о том, как взаимодействует Человечество с другими видами существ, входящих в Узор, оказались чрезвычайно полезны.
– Полезны? – повторила она. Ее ресницы дрогнули. – Но не вам же?
– Мы давно знакомимся с вашими архивными материалами, – на его загадочном лице, казалось, навсегда застыла идиотская ухмылка. Она напомнила себе, что это выражение лица было следствием строения костей черепа, а не результатом эмоций. – Лепары, работающие в вашем родном мире, всегда имеют к ним доступ.
Она не думала о наемных лепарах, которых часто видела выполнявшими длительные и главным образом грязные работы на территории университета. Тихие, вежливые, раболепные лепары. Как и большинство ее коллег, она никогда не обращала на них внимания. Умственно и эмоционально они подходили для таких занятий, а вейсы и другие разумные виды – нет. Лепары всегда охотно, даже рьяно, брались за такие работы, как будто понимая свою врожденную ограниченность и получая тихое удовольствие от выполнения избранных занятий с полной отдачей.
Все это было как то бессмысленно.
– Зачем, – ошеломленно поинтересовалась она, – зачем лепары знакомятся с моими материалами? Зачем лепарам вообще знакомиться с какими бы то ни было архивами? Моя работа сложна и не касается какого то одного вида. У вас никто не сможет ее понять.
– Сможет. Конечно, с трудом. Но некоторые из нас обладают гораздо большей разумностью, чем принято считать. Им трудно, но они достаточно умны, чтобы разобраться в таких вещах.
– Это безумие какое то, – пробормотала Лалелеланг вслух на своем шипящем языке. – Сумасшествие.
Транслятор, который он носил на своей почти несуществующей шее, уловил ее слова.
– А Вселенная вообще – сумасшедший дом. Мне говорили, что ее физические законы бессмысленны. Почему же те, что в ней живут, должны быть организованы более разумно?
Осознание происходящего приходило постепенно. Того, что в руке ее посетителя было абсолютно настоящее оружие, отсутствие других подозрительных заговорщиков и тот факт, что это существо, как бы это ни казалось невероятным, готово использовать это оружие против нее, подтверждало его слова.
Она сразу поняла, как умерли Амплитур и реакционный генерал Левон, но смерть ее друга – полковника Страат иена до сих пор была совершенной тайной. Ни один амплитур не мог победить землянина в борьбе один на один, и никакой иной представитель любого вида. Даже чиринальдо или молитар. Но землян можно было иногда победить другими, не такими очевидными способами. Например, полной внезапностью.
– Ты был там, – обвиняюще произнесла она.
Она поняла его простой недвусмысленный жест, понятный и под и над водой, которым он признал ее обвинение.
– Я был там.
Самым убедительным было то, что он не спросил: «где?»
– Как это случилось? Хоть это ты можешь мне рассказать?
Она не стала добавлять, что до нее постепенно дошло, что для нее, по видимому, будущее ограничивается окончанием этого разговора. Сопротивление было бесполезно. Вдобавок ко всему, она была совершенно ошеломлена нереальностью всей ситуации.
Ей пришло в голову, что, может быть, это какой то отдельный случай, что стоящий перед ней лепар просто клинический психопат. Ведь неизбежным спутником разума была возможность его искажения. Сумасшествие встречалось во всех мирах Узора. Был ли именно этот лепар безумен? Она не знала. Занимаясь всем человечеством в целом, она ничем другим не интересовалась.
– Это было... неприятно, – невозмутимо объяснил лепар. – Во время конфронтации я находился на работе в квартире амплитура. Возможно, зам известно, что наши вкусы относительно условий жизни некоторым образом совпадают, так что мне было легко выполнять свою работу. А генералу человеку было трудно. Во время разговора с амплитуром из его кожи сочилась вода с солью. Никто из них не обращал на меня внимания, и я на них не обращал до того момента, когда прибыл второй человек.
– Полковник Страат Иен, – мягко прошептала она.
– Да. Я услышал, как он попросил разрешения войти. И поскольку он был связан с генералом Левоном, его впустили.
– Что произошло потом?
Лепар сумел показаться задумчивым.
– Это было необычно. Человек Страат Иен сделал попытку умственно подавить амплитура. Хотя ни один из них не издал ни звука, было ясно, что они стремятся к какой то цели. Напряжение было видно в их жестах и в выражении их лиц. Лицо человека претерпело целый ряд удивительных сокращений, в то время как амплитур яростно бил вокруг своими щупальцами. Еще меня изумила быстрая смена цвета их кожи. Пока продолжалась эта молчаливая борьба, человек Левон становился все больше и больше встревоженным. Было очевидно, что он не понимает, что происходит, а ни один из ментальных борцов не стал тратить времени на то, чтобы ответить на его вопросы, хотя он дошел до крика.
– Минуточку, – Лалелеланг говорила очень осторожно. – Откуда ты узнал, что между ними идет ментальная или умственная борьба? Ты мог предположить, что пытается сделать амплитур, но, если только человек Страат Иен не пытался воздействовать на тебя, ты никоим образом не мог узнать, что он активно вовлечен в противоборство с амплитуром.
– Вам полагается объяснение? Мы способны регистрировать такую активность.
– Да, да, знаю. Лепары так же поддаются внушению, как вейсы или гивистамы, или любые другие разумные виды за исключением человека. Но для этого амплитур должен внушать именно тебе. Ты сам по себе не можешь регистрировать проявлений этой их деятельности. А ты еще заявляешь, что человек пытался внушать что то амплитуру, – она внимательно следила за своим захватчиком. – Это невозможно. Земляне могут только сопротивляться ментальному воздействию. Но они не могут, подобно амплитурам, внушать.
– Амплитуры не должны внушать нам. Хотя мы сами не обладаем талантом проецирования мысли, мы довольно легко замечаем, когда это делают другие, будь это амплитуры или представители той группы землян, которая называет себя Ядро.
– Ядро, – ее мысли путались. – Это еще что такое?
– Нам уже какое то время известно о его существовании. Все вместе мы больше знаем о Человечестве, чем любой другой член Узора. Больше нас знают только некоторые специалисты, из которых вы являетесь одним из самых значительных.
Лепары были на корабле первого контакта. Лепары были среди первых, кто непосредственно говорил и общался с землянами, и мы до сих пор единственные, кто может эффективно взаимодействовать с ними под водой. Они интересовали нас с самого начала, как интересует нас все, что угрожает нашему спокойствию и нашей безопасности.
Какой то гивистам первым столкнулся с одним из пленных землян, которых амплитуры пытались изменить таким образом, чтобы они выглядели и думали, как ашреганы, но боролись за дело Назначения со всей силой и сноровкой человека. Его спутником был лепар. Он сразу понял значение этой встречи и постарался устроить так, чтобы этого представителя привезли живым для дальнейшего изучения. Это и был тот лепар, который был готов прибегнуть к насилию, чтобы достичь своей цели. А что касается Ядра, то оно было образовано потомками этих измененных Амплитуром детей, чьи уникальные способности, по видимому, случайные и, по видимому, наследуемые побочные последствия попыток гивистамов исправить хирургическим путем изменения, которые произвели генные инженеры Амплитура. Мы неотступно следили за деятельностью этих одаренных людей со времени встречи с человеком, называвшим себя Раньи ааром. Лалелеланг некоторое время молчала, тщательно обдумывая не только то, что рассказал лепар, но и то, о чем он не рассказал.
– Если вы без всяких помех делали это, значит, вы можете не только обнаруживать попытки внушения, но можете и, подобно людям, сопротивляться ему.
– Это так. Вашу проницательность не переоценили. Наша нервная система работает отлично от человеческой. У них активная защита, которая борется с попытками внушения или манипулирования. Наша – пассивна. Мы просто невнушаемы.
– Но ведь существует много документированных случаев, когда амплитуры манипулировали пленными лепарами.
– Эти пленные просто притворялись, что подчинились внушению врага.
Это сделать нетрудно. Поскольку мы народ простой, нам и работу дают простую. Все знают, что угрозы мы не представляем. Признанное всеми невежество – на удивление эффективная защита. Иногда очень полезно, чтобы тебя считали идиотом. Ни один человек Ядра никогда не пытался воздействовать на нас. Не было причины. Мы не делаем почти ничего, связанного с ведением войны. По той же причине и Амплитур в основном не обращал на нас внимания. Если бы у нас был выбор, мы и дальше предпочли бы, чтобы нас игнорировали.
Ведь так глупо получилось. Все шло так хорошо. Война окончилась, наступил мир, и мой народ смог бы заняться собственным умственным развитием и всяким другим, не боясь разрушений и нарушений, которые приносит война. Мы знали о людях Ядра и приглядывали за ними, но они, казалось, были заняты только сохранением секрета своего существования, – он лениво жестикулировал рукой с пистолетом.
– Но не в первый раз мы недооценили хитроумие Амплитура. Кто бы мог подумать, что после своей капитуляции они постараются наладить контакты с реакционными землянами? Или что эти самые земляне, окажутся еще менее цивилизованными, чем можно было предположить, и согласятся принять помощь и руководство Амплитура? Мы бы раньше отреагировали на эту угрозу, если бы не наша недостаточная сообразительность. Нам требуется много времени, чтобы ясно все себе представить. Например, ваши исследования. Они очень подробны и иногда в них трудно разобраться.
Смирившись с тем, что может произойти, Лалелеланг совершенно успокоилась.
– Если бы ко мне кто нибудь пришел с подобными сетованиями, я бы сочла, что у него не все дома.
– Мы нечто большее, чем кажется, – сказал Лепар почти извиняющимся тоном. – Услужливы, почтительны и совершенно безобидны.
– Прости, но хотелось бы указать, что данный момент безобидным мне не кажется.
– Поверьте мне, когда я говорю, что искренне сожалею о том, как все это повернулось. Но обеспечить сохранность некоторых секретов необходимо.
– Что произошло... потом?
– Меня не заподозрят в их смерти. Как вы совершенно точно указали, никто даже и не подумает, будило лепар способен быть соучастником насилия. Мы будем продолжать следить за деятельностью Ядра, и, разумеется, этих реакционных землян и раболепных амплитуров. А если снова понадобится вмешаться, мы сделаем это по возможности незаметно и без применения силы.
– Вы, кажется, все продумали.
– У нас нет выбора, – признался лепар. – Мы недостаточно умны, чтобы противиться махинациям таких могучих видов, как люди или амплитуры. Так что нам надо действовать до тот, как это начнут делать они.
– Раз вы мне все это рассказали, то ведь будет не страшно, если вы расскажете мне и о том, что произошло в жилище амплитура? Лепар заколебался.
– Пожалуйста, – умоляла его Лалелеланг. – По меньшей мере, вы можете удовлетворить мое любопытство.
– Всегда истинный ученый. Ну, как хотите, – маленькие черные глазки стали даже косить от напряжения, так он старался все вспомнить. – Человек Страат иен и амплитур молча боролись. Человек Левон понятия не имел о природе битвы, которая происходила у него на глазах. Я понимал, но изо всех сил делал вид, что не понимаю.
Ни человек Страат иен, ни амплитур не могли добиться перевеса.
Человек пробовал внушать, а амплитур сопротивляться. Не сумев добиться никакого отклика на свои обращения ни от человека, ни от амплитура, человек Левон испугался и собрался позвать на помощь. Увидев это, человек Страат иен двинулся к нему, чтобы помешать этому. Последовала короткая схватка, в результате которой человек Страат иен убил человека Левона.
Это мгновенное отвлечение внимания человека Страат иена привело к тому, что амплитур попытался убежать. А так как он за это время узнал, что человек тоже способен внушать, было очевидно, что Страат иен не может этого допустить. Ваш друг обратил оружие, которое только что использовал против своего соплеменника, против амплитура и несколько раз выстрелил. Оружие нанесло телу амплитура ужасающее ранение, изувечило его без всякой надежды на воскрешение.
Человек Страат иен очень хитро вложил свое оружие в руку мертвого Человека, зажав его в пальцах покойника. Явно его намерением было сделать так, чтобы казалось, что генерал убил амплитура и затем убил себя. Чтобы это сработало, вашему другу необходимо было устранить одну последнюю неловкость.
Меня.
Я был свидетелем всего происходившего.
Лалелеланг в задумчивом молчании слушала мрачное повествование.
Теперь она подняла глаза.
– Что же сделал человек Страат иен?
– Он намеренно поместился между мной и дверью, объявив с искренним, по моему мнению, сожалением, что собирается меня убить. Он был очень удивлен, когда я достал из кармана своей куртки такое же оружие, как у него, и аккуратно выстрелил ему между глаз. Я не специалист по интерпретации выражения человеческих лиц, но уверен, что понял все правильно. Кроме того, в критический момент он проецировал свои мысли, и его недоумение четко в них отразилось. Так как он предусмотрительно вложил свое оружие в руку генерала Левона, я вложил свое оружие в его руку. На меня он произвел впечатление существа очень порядочного и неравнодушного для человека, так что я очень сожалел, что мне пришлось его убыть.
Внутренние поверхности клюва Лалелеланг стали медленно тереться друг о друга.
– Я верю всему, что вы рассказали, за исключением того, что вы его убили. Ты, лепар, убил человека?
– Это было неизбежным. Было бы лучше оставить полковника Страат иена в живых, и морально, и по другим причинам. Но есть и другие члены Ядра, моложе него, которые энергично будут стараться, чтобы их вид остался мирным и не поддался на хитрые посулы Амплитура. Она, казалось, не слышала его последних слов.
– Ты хочешь, чтобы я действительно поверила, что ты застрелил человека? Великолепно тренированного солдата, каким был Неван Страат иен?
– И раньше бывало, что это почти случалось, но до этого последнего случая не было необходимости доводить дело до конца.
– Лепары никогда не были бойцами.
– Это и сейчас так. Мы ненавидим насилие и плохо умеем его применять.
Мы должны себя заставлять. Но когда достаточно напуганы, то можем сделать многое, ранее считавшееся невозможным, а так как мы все время чувствуем себя в опасности, мы легко пугаемся.
Она намеренно сделала жест в сторону крошечного пистолета.
– Ты направляешь его на меня, потому что я тебя пугаю?
– Да, – произнес лепар со зловещей убежденностью. – Знание, которым вы обладаете, ужасно меня пугает.
– Достаточно, чтобы убыть меня? Совершить физическое насилие над другим разумным существом, которое не собирается причинять тебе никакого вреда?
Когда лепар не ответил на это, она попробовала подойти с другой стороны.
– Как ты объяснишь мою смерть от огнестрельного оружия? Не было ни боя, ни какою то конфликта, я не человек, о котором могут подумать, что он предрасположен к ярости и безумию. Я просто мирный ученый. Лепар поднял свое компактное оружие.
– Это не такое оружие, которым был убит полковник Страат иен. Он не стреляет взрывчатыми или проникающими зарядами. Это инжектор сжатого газа, который не оставляет следов. Наркотик, который попадет вам в кровь, создаст впечатление, что ваше сердце отказало по естественным причинам. Хотя используемый яд легко расходится по всему организму и быстро распадается на неподдающиеся анализу компоненты, тщательный судебный анализ, осуществленный вскоре после смерти может, по всей вероятности, установить истинную ее причину. Поэтому я останусь здесь после того, как вы испустите дух, чтобы не допустить этого, чтобы ваше тело не потревожили до истечения заданного времени.
Известно, что у вейсов хрупкое здоровье. Ваша смерть не вызовет подозрений.
– А что произойдет потом? Умру я вместе с полковником Страат иеном, генералом Левоном и представителем Амплитура. Что этим разрешится? Другие люди займут место Левона.
– Может быть, и нет. А если и так, то, возможно, не сразу. Человек Левон обладал необычным сочетанием энергии и уменья. Потерпев такое блистательное поражение с ним, Амплитур на какое то время затихнет, анализируя его причины. Это даст время укрепиться миру и спокойствию. Тем временем мы будем следить за политическими движениями среди реакционно настроенных людей и вести тихое наблюдение за деятельностью Ядра, а они будут продолжать присматривать за своими. Можно надеяться, что нам не скоро понадобится вмешиваться в дела других видов. Гивистам и О'о'йан, Бир'римор и Массуд, Юла и С'ван и Человечество и все другие не будут знать о нас больше, чем знают сейчас или когда бы то ни было. Так лучше, потому что мы и сейчас, и всегда будем их всех бояться.
– Если вы действительно неуязвимы для ментального воздействия Амплитура, – сказала она, – вы могли бы стать великими бойцами за дело Узора. Вы могли драться бок о бок с массудами, пока мы не обнаружили людей.
– Я уже говорил вам, что мы не бойцы. Драки безумно пугают нас, как и все цивилизованные виды. Если мы не такие сообразительные, как другие, это не значит, что мы менее цивилизованны.
– Мне кажется, что вы не такие буйные, как пытаетесь прикинуться.
– Мы – тупые. Вне всякого сомнения. Но иногда некоторые из нас способны размышлять об этих материях. Кажется, что быть умным и быть сообразительным – разные вещи, и что быть очень умным – не такая уж хорошая вещь. Когда дело идет о том, чтобы выжить, инстинкт оказывается нужнее. Если вы тупой, это заставляет вас сосредотачиваться на том, что действительно важно, и жить в пределах своих возможностей. Мы выполняем работы, которые другие виды презирают. В результате мы процветаем и размножаемся в структурных рамках Узора. В то время как другие виды ссорятся, и даже иногда воюют, на нас не обращают внимания. Между тем мы напряженно работаем, наблюдаем, прислушиваемся и стараемся стать немножко сообразительней. Когда вам дают самую черную работу, когда игнорируют вас, как будто вы вообще не существуете, у вас появляется великолепная возможность слушать и наблюдать. Мой народ давно понял, что очень трудно учиться, если все время не закрываешь рта. Независимость лучше для развития. Так что Амплитуру нельзя позволить возродить Назначение. Мир – наилучшая структура для такого существования. Поэтому людям нельзя позволять возродить войну. Союз людей и Амплитура приведет к худшей возможной комбинации. А мы не настолько тупы, чтобы этот не видеть.
Лалелеланг почувствовала, что лепар начинает все больше нервничать и что у нее иссякли темы для разговора.
– А если, несмотря на все твои предосторожности, они найдут в моем теле смертельный яд, и тогда местные власти начнут искать убийцу? Она использовала человеческий термин, так как ни в языке вейсов, ни лепаров эквивалентов этому не было.
– Это возможно. Никакое действие не гарантировано от риска. Однако и в таком маловероятном случае не думаю, что они заподозрят меня, низкого лепара, работника систем жизнеобеспечения. Даже если бы они сочли кого либо из моего племени способным на такое действие, они не подумают, что у нас хватит на это смекалки.
Мне не хочется убивать вас, достопочтенная ученая Лалелеланг, так же, как мне не хотелось убивать человека Страат иена. Но страх и неуверенность в безопасности – очень сильные побудительные причины для таких, как я. Они позволяют удивительно сконцентрировать даже ограниченные способности. «Самое великое открытие писаной истории, – подумала она. – Более поразительное, чем существования Ядра среди генетически измененных людей, и оно должно умереть вместе с ней. И все из за того, что ты всю себя посвятила исследованиям».
– Кроме того, мы можем помочь людям.
– Вы? – она была поражена. – Лепары?
– Человечеству известно, что изо всех разумных видов лепары для них наименее опасны. Они считают нас и умственно, и физически безобидными и ниже себя. Поэтому они прислушаются к нам, когда их природная подозрительность заставит их настороженно отнестись к таким мудрецам, как с'ваны. Это и есть секрет успешного общения с людьми. Бросьте им вызов, и они отнесутся к вам с подозрением, как и Гивистам, и Юла и все остальные. Признайте их главенство, и они станут навеки вашими защитниками и друзьями.
Вдобавок, мы единственные, кто может с ними плавать. В глубине души они помнят воду, из которой вышли на землю. Это особая тонкая связь, и она дает моему виду преимущество в общении с ними. Узор хочет, чтобы они продолжали воевать, но контролировать эту их способность. Мы хотим умерить ее для нашей собственной безопасности. Мы сможем это сделать.
– Тайно управляя ими...
– Предложив им ничем не грозящую дружбу. Теперь, когда опасность, которую представляла личность Левона, не существует, Ядро, наверное, сможет поступить соответственно с более мелкими людьми его взглядов. А нам останется иметь дело с немыми видами.
Она понимала, что ее время почти истекло.
– Не мне критиковать ваши методы или цели, но неужели действительно так необходимо убивать меня, чтобы их защитить? Измененные люди доверили мне тайну их Ядра. Неужели вы не можете так же довериться мне? Я могу быть полезна вам так же, как полезна им.
– Боюсь, что нет. Мы не настолько умны, как измененные люди. Вы можете обмануть нас так, что мы этого не поймем. Лучше не рисковать. Видите ли, достопочтенная ученая, вы знаете правду об измененных людях, о намерениях Амплитура, о реакционных людях, а теперь и о нас. Вы аккумулировали в себе слишком много правд, и это сделало вас потенциально самой опасной личностью на свете.
Она моргнула длинными ресницами.
– За свою необычную жизнь меня называли по всякому, но опасной – никогда.
– Вы себя глубоко недооцениваете. А мы нет.
– Я все таки простой ученый, трудолюбивый искатель мудрости. И больше никем я быть не хочу. Просто знание, оно не может быть опасным само по себе.
Лепар задумчиво рассматривал ее.
– Может быть, вы тоже не очень сообразительная.
– Полагаю, что ты прав, иначе я не оказалась бы сейчас в таком положении. Я даже не сообразила спрятать мои записи в безопасном месте. Она повернулась в сторону кубического сейфа рядом с гнездом. Он проследил за ее взглядом.
И в этот момент она ударила его рекордером.
Он был не слишком увесистым, но прочным. Крепко зажатый кончиком правого крыла и направленный с размаха, он был достаточно тяжб, чтобы удар оказался действенным. Собственно, само это движение было заимствовано из юпонистских танцев спаривания, но очень походило на человеческий прямой удар в боксе.
Когда удар коснулся лепара, она почувствовала резкую боль, которая отдалась во всем крыле и на мгновение парализовала ее. Ошеломленному лепару пришлось хуже, удар разбил ему скулу и раздавил глаз. Он закачался на своих коротких ногах, толстый хвост рефлекторно напрягся, чтобы придать телу дополнительную устойчивость. Она увидела, как его пальцы судорожно сжались на инжекторе, и, услышав его мягкое «пых», закрыла глаза. Но заряд пронесся с большой скоростью мимо ее груди и без вреда разбрызгался по стене за ней. В этот же момент она насела на лепара и ударом свалила его на пол. Это еще больше ошеломило его, и она смогла вырвать оружие из его ослабевших пальцев.
Хотя оно было предназначено для манипулирования костяными суставами, она сумела схватить это прочное устройство гибкими кончиками перьев левого крыла. Повторяя непрерывно одну и ту же самую динамическую мантру контроля, она поднялась и встал, глядя вниз на своего нерадивого убийцу. Лепар, моргая, глядел на нее единственным здоровым глазом, его хвост судорожно подергивался из стороны в сторону.
– Как необычно. Если бы произошло не со мной, я бы не поверил, что такое возможно. Что вы будете делать теперь?
Она с удивлением поняла, что не знает. Все произошло так быстро, и теперь к ней рывком вернулась ясность мысли. Ее начало отчаянно трясти. Заметив ее реакцию, лепар начал подниматься на ноги. Кровь залила левую сторону его лица, струйкой стекая на застывшую идиотски печальную улыбку.
– Вы не можете убить меня. Вы ведь – вейс, а вейсы гордятся тем, что они самые цивилизованные из всех разумных видов, – перепончатая лапа потянулась к ней. – Отдайте оружие. Наркотик действует безболезненно. Давайте скорее покончим с этим ради нас обоих.
Она отшатнулась от него.
– Вы тоже считаетесь «цивилизованными».
– Да. Но мы слишком напуганы и простодушны, и можем это обойти. А вы, достигшие более высокого уровня цивилизации, – нет, – его рука по прежнему была протянута к ней в ожидании, пальцы разжаты, черно зеленая ладонь повернута вверх и открыта.
– Ты забыл одну вещь. Я провела годы, работая в теснейшем контакте с людьми. Мои друзья, моя семья, моя бригада и мои коллеги все время настаивали на том, что это оказало на меня необратимое вредное воздействие. Я всегда с ними спорила. Но теперь, боюсь, должна признать, что они были правы.
Лепар один раз моргнул оставшимся глазом, когда снова раздался выстрел маленького пистолета, как будто чихнуло в свой мех маленькое пушистое животное. Большой рот открылся еще шире, показав черную влажную глотку. Но никакого звуков из нее не вылетело. Он тяжело осел на пол.
– Меня правильно информировали. Боли нет, – она бесчувственно смотрела на него. – Какая жалость, что этот яд не избирателен для различных видов, – он медленно повалился на левый бок, – очень интересно. Черный глаз неподвижно становился на ней. Она хотела отвернуться, убежать, но не могла. Как то жутко зачарованная, она стояла, не в силах сдвинуться с места.
– Вы не должны были суметь это сделать, – она с трудом разбирала слабые клокочущие слова. – Это все осложнит, – голос упал до полной беззвучности.
После этого лепар больше ничего не сказал, и ни одна часть его тела не шевельнулась.
На трясущихся ногах она обошла вокруг тела, ни на секунду не сводя с него глаз, и села на край гнезда. На протяжении часа она смотрела на неподвижную фигуру на полу. Затем, чувствуя себя в достаточной безопасности, она положила обманчиво безобразное на вид оружие и прошла в гигиенический альков жилища. Наклонив лицо и шею над сливным устройством, она энергично опустошила в пастельный душистый приемник содержимое своего желудка.
Закончив, она умылась, как смогла, привела себя в порядок и начала упаковываться, не забыв захватить маленький смертельный пистолетик. Кто бы не нашел лепара, он решит, что тот умер от сердечной недостаточности. Обман, предназначенный скрыть истинную причину ее смерти, так же хорошо послужит ее несостоявшемуся убийце.
Лекарство, которое помогло ей длительное время работать в тесном контакте с людьми, позволило ей скрыть свою нервозность, когда она уезжала из поселения. Полностью поглощенные необъяснимыми смертями амплитура и двух высших офицеров, служащие не обратили никакого внимания на решение приезжего ученого вейса отбыть на родину. Она сомневалась, что среди общей неразберихи кто нибудь удосужится заметить смерть рабочего лепара, явно скончавшегося от естественных причин.
За исключением, пожалуй, другого испуганного простодушного лепара. Лепара, который наблюдает, прислушивается, мало говорит, но временами действует. Лепары, которые никогда сами по себе не овладели бы подпространством и которых другие, более технологически продвинувшиеся виды брали с собой с планеты на планету. Лепары таким путем сумели незаметно распространиться по всей длине и ширине Узора. Эти самые лепары. «Как он там говорил? – задумалась она, находясь в безопасности своей каюты на борту подпространственного лайнера, выходившего на орбиту, – что она, Лалелеланг, возможно самая опасная на свете личность?» Лепар не сказал ни слова о предателе турлоге. Может ли быть, что амфибии не обнаружили это двурушничество? Может быть, действительно, только она одна знала все секреты?
Все, что она хотела, это чтобы ей предоставили возможность спокойно работать.

***

Когда корабль вошел в подпространство, она почувствовала горечь от воспоминаний о покойном Страат иене, с которым делила трудности и вообще провела много времени вместе. Он был изумительным представителем своего вида. Теперь она навсегда лишилась возможности узнавать его уникальные мнения.
Неважно. Ее исследование обойдется без него. Среди команды корабля было несколько лепаров. Она не спускала с них глаз, но ничто не указывало на то, что она привлекает на борту чье нибудь необычное внимание.
Она сбежала с Даккара на хорошей скорости.
Будут ли они разыскивать ее теперь в ее родном мире? Лепары работали в главных городах, но к ним еще не привыкли. В настоящее время в университете никто из них не работал. На что они сейчас осмелятся? И насколько решительно? Может быть, они поищут союзников, чтобы убить ее? Может, какого нибудь предателя массуда? Хотя человек – был бы более подходящим кандидатом. Разве не так они первоначально втянулись в войну? Как наемники? Это была бы ирония судьбы. Человек будет больше внедряться в ее окружение, чем устремленный убить лепар.
Она не была ни простушкой, ни беспомощной, а ее особый жизненный опыт многому ее научил. Были некоторые шаги, которые она могла бы предпринять для своей защиты.

Глава 22

Прошло много времени, но лепары ее не преследовали и не послали вместо себя какого нибудь убийцу. Может быть, потому, что предпочитали действовать медленно, может быть, потому, что хотели быть абсолютно уверены в себе, прежде чем решатся на такой серьезный и потенциально неловкий шаг. Конечно, они должны были удивиться и обеспокоиться обстоятельствами неожиданной смерти своего даккарского агента. Это указывало на опасный провал в их знаниях, который по их правилам им придется заполнить до начала действия.
Она готовилась, как могла.
Полгода прошло с ее бегства с Даккара до момента появления двух лепаров. Одетые, как специалисты по канализации, они пришли поработать в системах водоснабжения Университета и были великолепно к этому подготовлены. Хотя она прошла у них на виду, никто из них даже не посмотрел в ее сторону.
Хотя она не питала никаких иллюзий относительно их истинных намерений, она изменила свой обычный распорядок дня из за невысказанной угрозы. Друзья отметили ее повышенную настороженность и напряженность. Она поблагодарила их за сочувствие, но отмахнулась без объяснений от их участия.
Пришедшие рабочие были очень осторожны. Только в конце сезона в дверь кабинета, где она однажды вечером заработалась допоздна, позвонили. Внешний вид экрана показал простодушное лицо одного из двух лепаров, его черные печальные глаза и обезоруживающе наивное выражение лица. В ответ на ее вопрос он объяснил, что работа привела их в этот конец здания, и для ее выполнения им надо на несколько минут получить доступ в ее кабинет. «Что, – мудро решила она, – наверняка правда.»
– Мы не потревожим вас долго, – сказал он через дверное переговорное устройство. И это тоже наверняка было правдой. Отказаться сотрудничать с ними привело бы только к неизбежной задержке и подтвердило бы то, что они и так подозревали. Она закончила общий каталог своих исследований, ее личная и профессиональная жизнь были приведены в порядок. В каком то смысле она даже почувствовала облегчение. Она очень устала.
Кончиком крыла она нажала невидимую кнопку, и дверь, откатившись, впустила их.
Они были одеты в форму рабочих водяных служб. Длинные куртки, пояса с закрытыми карманами, раздувшимися от инструментов. Тот, который с ней разговаривал, молча прошел в раскачку мимо нее вглубь кабинета, направляясь в гигиенический отсек, расположенный в заднем алькове. Его спутник, войдя, остановился в небрежной позе около двери и с неподдельным интересом стал разглядывать глубинные образы, украшавшие стены.
– Мы ненадолго, – в его гортанном голосе не было ничего зловещего. – Нам надо проверить здесь давление и скорость потоков, прежде чем перейдем в следующий кабинет.
Лалелеланг не сдвинулась с верхушки рабочего гнезда за изящной скульптурной аркой своего рабочего места.
– Ничего подобного вы делать не собираетесь. Вы здесь, чтобы убить меня.
Плоское шишковатое лицо выглянуло из гигиенического алькова, цвета черного дерева глаза мерцали в искусственном свете. За ее единственным окном под восходящей луной проскользнул хищный глайдер Вастас, флюоресцентные бегущие огни ночного летуна блеснули в темноте изумрудным блеском. В кабинете была полная тишина, которую прервал лепар, стоявший в дверях.
– Какие странные вещи вы говорите, достопочтенная Ученая.
– Разве? Вы собираетесь убить меня, но сначала хотите убедиться.
Насколько мне известно, лепары никогда ничего не делают, не убедившись вначале.
Очевидно, что вы хотите получить объяснение смерти вашего коллеги на Даккаре. Он пытался убить меня, а вместо этого сам оказался мертвым. В моей комнате. После чего я покинула Даккар довольно поспешно. Я знаю, что несмотря на ваше первоначальное недоверие, вы, в конце концов, остановитесь на мне как на причине этой смерти просто путем терпеливого расследования и исключения одной за другой всех иных возможностей. Меня только удивляет, что вы не прибыли сюда раньше. Амфибия молча смотрела на нее. Первый лепар вышел из алькова с оружием в руке. Она отрешенно посмотрела на него. Сделанное полностью из неметаллических материалов, оно было больше того, каким ей не так давно угрожали на Даккаре. И форма его была не такой изящной. Его изготовители не делали никаких попыток скрыть его назначение. После того как вооруженный Лепар отошел в сторону, его спутник тоже достал из кармана куртки подобное устройство.
Какой метод они используют сейчас? Побольше яда, пули, разрывные капсулы или еще что то, чего она не может себе вообразить? Не то чтобы это имело значение.
– Ваш коллега хотел убить меня. Поэтому я убила его.
– Нам любопытно узнать, как вы это сделали? – второй лепар загородил запечатанную дверь своим телом. – Раньше считалось, что ни один вейс на это не способен.
– Я салютую вашему невежеству, – близость смерти вдохновила ее на похоронный юмор. – Возможно, я единственная в своем роде. Держатель оружия испустил удовлетворенный горловой рык. Такой звук хорошо разносился и в воздухе, и под водой.
– Мы приветствуем ваше подтверждение. А теперь я вас убью, – дуло оружия поднялось.
– Вы не можете этого сделать.
– Неужели вы хотите закончить свою жизнь в спорах? – Но лепар у двери сделал знак и его спутник приостановился.
– Почему? – спросил он.
– Есть несколько причин. Неужели вы думаете, что я буду смирно ждать, ничего не предпринимая, пока ваши представители обнаружат меня в удобное для них время? Неужели вы думаете, что, защитив себя один раз, я не сделаю этого снова?
– С момента нашего прибытия на Махмахар мы много раз проверяли все здания и особенно эту комнату. Нет никаких доказательств присутствия в ней защитного механизма. Никаких сложных сигнальных устройств, никакого автоматического оружия, никаких включаемых голосом или движением передатчиков. Ничего. Кроме того, нас двое, и мы оба вооружены. То, что не сработало на Даккаре, здесь не повторится. Вы беззащитны.
– Нет, не беззащитна, – ее клюв щелкнул слегка и даже гребешок хохолка плоско лежал на затылке.
Двое ее незваных гостей обменялись взглядами.
– Вы утверждаете без доказательств, – заявил стоявший у двери.
– А вы слишком доверяетесь методичности и постепенности. С момента прибытия в мой мир вы следили за мной. Вы считаете, что я была неспособна следить за вами?
Она посмотрела направо. Дверь в заднем алькове кладовке отворилась, и из нее вышел Человек солдат.
Лепар, стоявший в дверях, медленно заморгал в несвойственной их виду привычке, а его спутник невольно сделал шаг назад. Он осторожно опустил свое оружие. Это было разумно, потому что молодая женщина землянка была полностью вооружена и могла выстрелить в любую секунду. Она возвышалась над ними.
– Ученая, что вы хотите, чтобы я сделала? – прорычала она на воинственном человеческом языке.
– Пока ничего, – Лалелеланг внимательно посмотрела на своих визитеров. – Это Пайла. Кроме того, что она полностью обученный боец, она еще член Ядра.
Человек Ядра Неван Страат иен был много лет моим добрым и верным другом. Я очень мало знала о его семье и родных, но сочла, что должна, по меньшей мере, рассказать им обстоятельства его смерти. Кроме того, так как я узнала, что лепары могут сопротивляться их проверке, так же, как и проверке Амплитура, и что ваш народ знает о существовании Ядра и способности его членов к внушению, я сочла справедливым поделиться этой информацией с людьми Ядра, – она остановилась, чтобы они хорошенько осознали ее слова.
Когда она решила, что прошло достаточно времени, то стала продолжать дальше.
– Так что теперь вы знаете о них, они знают о вас, и все заинтересованные лица могут вести дела друг с другом на равных.
– Это безумие, – лепар у алькова пытался поделить свое внимание между сосредоточенной вейс и напряженно настороженной и очень внушительной женщиной. – Вы понимаете, что вы натворили. Эта одна убьет нас всех троих.
– Я говорила вам, что человек Страат иен доверял мне. Добровольно сообщив все, что знала, его друзьям, я добилась их доверия тоже. Пайла доверяет мне. На вашем месте я не делала бы ничего, что бы ее взволновало. Она была очень близка со Страат иеном.
Обратив внимание на то, что на шее Пайлы висел один из повсеместных трансляторов, лепар у двери переключил все Свое внимание на нее.
– Разве ваш народ не видит опасности, которую представляет именно эта данная личность? Если мы уничтожим ее, то сохраним наши секреты между собой.
Землянка только улыбнулась. Оба лепара инстинктивно содрогнулись.
Лалелеланг постаралась успокоить их.
– Нет необходимости в нецивилизованных кровопролитиях. Ядро вам не доверяет, я знаю, что и вы уважаете, но не обязательно доверяете Ядру.
– Как можем мы им доверять? – вопросил страж у двери. – Они же люди.
– Именно так. Но они доверяют мне. Если вы окажете мне равное доверие, обе стороны получат нечто драгоценное: посредника.
– Вас? – Ее несостоявшийся убийца вытаращил глаза. – Вы же ученый, а не дипломат.
– Что такое дипломатия, как не жизненный опыт в сочетании со здравым смыслом? Я – вейс. У меня нет предпочтения ни к людям, ни к лепарам. Я лучше подготовлена к роли посредника, чем представитель любого из разумных видов. Не то чтобы мне этого хотелось. Я не хочу этого. Но мне это навязали, и я не вижу возможности отказаться. – Она перевела дыхание. – В жизни каждого бывают такие моменты, когда безумно хочется поступить нецивилизованно. Вот этому в людях я завидую, – и она издала грустный долгий свист.
Все, чего я хотела от жизни, это стать исследователем. Собирать знания и извлекать из них мудрость. Я не хочу играть роль дипломата, посредника или миротворца. Обстоятельства вынуждают меня заняться этим. Лепар от двери обратился к Лалелеланг, настороженно поглядывая на солдата землянку.
– Вы прикажете ей убить нас? – он не поднимал руки с оружием, понимая, что малейший намек на враждебный жест приведет к мгновенной смерти его и его товарища.
– Нет! – ярость ее ответа заставила вздрогнуть всех в комнате, включая ее защитницу. – У меня, именно у меня, уже есть на совести смерть одного разумного существа. И хотя я только защищала свою жизнь, но обнаружила, что это глубоко неприятное переживание, которое я никогда не забуду. Я не хочу пережить это еще раз. – Ее сильно накрашенные ресницы затрепетали.
Какие у вас цели? Вы хотите обеспечить свою безопасность и утаить свой секрет как от Узора, так и от прошлых противников. Вам не надо бояться Ядра людей, потому что вы можете устоять против их внушения. Если вы попытаетесь обнародовать их секрет, они обернутся против вас. Может быть, вы сможете устоять против них умственно, но вам ведь все равно придется иметь дело с их другими, чисто человеческими способностями.
– Видите, – обратился первый лепар к Пайле, – она старается натравить нас друг на друга, чтобы сохранить себе жизнь.
– Мою жизнь? Мою жизнь? – мягко повторила она. – Ради сбора знаний я добровольно подвергала себя риску насильственной смерти в настоящим бою, чего не делал ни один лепар. Уже второй раз мне угрожает представитель вашего вида. Я на свою жизнь давно махнула рукой и не боюсь рисковать ею ради этого.
– Убей ее, – лепар у двери совершенно серьезно обратился к Пайле. – Она представляет собой лишнее осложнение. Мы сами друг с другом договоримся без опасного посредника. Пока она жива, она держит в своих руках угрозу разоблачения и нашего, и вашего видов.
Не сводя глаз с обоих амфибий, женщина снова повторила:
– Нет. Она полезна. Так считал полковник Страат иен и мои начальники с этим согласны. Она вела себя с нами прямо и все четко организовала. – Пайла посмотрела на устраивающуюся на гнезде вейс одновременно с ужасом и восхищением. – Вы не все знаете. Она так все устроила, что теперь убить ее опаснее, чем оставить в живых.
– Я это делаю не из альтруизма, – холодно объяснила Лалелеланг. – Все проистекает из необходимости.
– Я этого не понимаю, – прошипел страж у двери. – Мы не так умны, и вы должны объяснить все медленно и подробно, чтобы мы все поняли. Лалелеланг глубоко вздохнула.
– Не так уж это сложно. После того, как я... убила... вашего агента, я знала, что когда нибудь вы захотите уничтожить меня, не по злобе, а в порядке предосторожности. Поэтому вслед за тем я позаботилась разместить некоторое количество высокоплотных бус хранилищ, содержащих все известные мне сведения, все, что я узнала, в разных местах Узора. Названия этих миров останутся вам неизвестны.
Лепары слушали тихо, не говоря ни слова, не выказывая никаких чувств.
– Если я умру, то не пошлю в заданное время в эти Миры особые сообщения, и схемы, которые я заложила, будут активированы. В результате бусины будут направлены ряду неподкупных организаций, известных независимым распространением информации. Секреты лепаров и Ядра станут известны всем.
Лепар у двери поинтересовался:
– А что будет, если вы умрете случайно? Если вас собьет вышедшая из под контроля машина или вы скончаетесь от естественных причин?
– Рано или поздно я пошлю указание остановить этот процесс. Это, кстати, сотрет также память бус хранилищ. У меня крепкое здоровье, – она посмотрела на лепара у двери самым не похожим на вейса манером, – и надеюсь, что таким оно и останется. А пока представителям и Ядра, и Лепара следует очень хорошо позаботиться, чтобы я не попала ни в какие непредвиденные несчастные случаи.
– Вы хотите, чтобы мы ничего не делали, совершенно никак не реагировали?
– У вас нет выбора.
– Нам это радости не доставляет, – прокомментировал происходящее второй лепар, – но должен выразить свое восхищение. Вы плюете на один из видов и часть второго.
– Я делаю это не потому, что так уж очарована жизнью, – ответила Лалелеланг. – Я прожила достаточно долго, чтобы получить отвращение к большей части того, что видела. Но сейчас дела обстоят лучше, чем когда я родилась. И если все поймут, что надо следить за действиями Амплитура, то как ни склонна природа людей к регрессу, они станут еще лучше. Еще раз повторяю, что мне все это не нравится. Я по натуре исследователь одиночка, – она указала на женщину. – Народ Пайлы хочет того же, что и вы. Думаю, лепарам будет полезно иметь среди людей группу, которой они могли бы доверить. Думаю, что вы могли бы помочь друг другу, работать вместе. В любом случае теперь вам иначе нельзя.
Убийцы задумались. С известной долей храбрости (или глупости) лепар, стоявший у двери, произнес:
– Человеку доверять нельзя.
Ему ответила землянка солдат:
– Вы можете доверять нам. Мы – другие. Мы не можем влезать в ваш мозг. Вы больше всех похожи на нас, даже больше, чем массуды. Осторожно, рукой без оружия, первый лепар сделал жест в сторону Лалелеланг.
– Почему вы просто не внушите ей то, что надо? Прикажите ей открыть все подробности ее плана и местонахождение этих угрожающих нам бусин хранилищ, чтобы мы могли их обезвредить. Землянка ухмыльнулась.
– Полагаете, мы не подумали об этом сразу, когда она пришла к нам?
Она заранее все так подготовила, что мы не могли и пальцем тронуть ее. Так же, как и вы сейчас. Внушение привело бы к тому, что включились бы специальные установленные ею охранительные системы. У нее сильная воля. Нет, вмешиваться в ее разум, играть с ним слишком рискованно. Кроме того, в том, что она предлагает, есть смысл. Мы действительно можем помочь друг другу. С моей точки зрения, как члена Ядра, очень трудно жить все время в изоляции, постоянно оглядываясь через плечо. Я это знаю, – она выразительно фыркнула. – Мы не покажем никому нашего, если вы им не покажете нашего.
– Кажется, я понимаю, что вы хотите сказать, во всяком случае, если не грамматику, то смысл, – ответил лепар. – Вы сохраните секрет нашей способности сопротивляться умственным воздействиям Ядра и Амплитура?
– Да. При условии, что вы сделаете то же самое относительно факта нашего существования. Вместе с вами мы могли бы управлять моим буйным народом и деятельностью Амплитура. У вас есть легкий доступ в разные места и к людям, в котором нам часто отказывают, и наоборот. Думаю, мы с вами окажемся хорошими друзьями и ценными союзниками, – она пожала плечами. – Все равно, это единственный возможный выход, который нам оставила канарейка.
Лепары переглянулись.
– У нас нет полномочий заключать такое соглашение.
– Я этого и не ждала. Передайте обо всем, что здесь произошло, своим начальникам. – Она кивнула в сторону внимательно слушающей Лалелеланг. – Вы знаете, как найти нас, а мы, безусловно, знаем, как найти вас.
– Теперь мы слагаем оружие. – Обе амфибии очень медленно вернули свои пистолеты в соответствующие карманы. Когда это было закончено, страж у двери неожиданно изобразил нечто вроде странного короткого поклона в сторону Лалелеланг.
– Вы, Ученая, разработали великий план. Лично я никогда не ожидал такого от вейса, и особенно академика.
– Обобщения всегда опасны, – ответила она. – Я вам не всякий обычный вейс.
– По этому вопросу все присутствующие полностью с вами согласны, – горячо проговорил он.
– Мы, здесь присутствующие, отличаемся еще кое чем, – продолжала она, – разве вы не заметили этого?
На этот раз не только лепары, но и Пайла вопросительно уставились на нее. – Мы, все четверо, женщины.
– Что из этого? – удивился второй лепар.
– Вдобавок к нашим профессиям у нас есть еще одна обязанность – продолжение рода. По крайней мере, у вас троих. Я слишком стара и иногда жалею об утраченных возможностях. Когда вы пойдете, каждая своим путем, я прошу вас подумать о будущем, которое вы готовите своим еще нерожденным потомкам. Сделайте все от вас зависящее, чтобы завещать им мирную и добрую цивилизацию разных народов.
– Кажется, у нас нет другого выхода, – сказала страж у двери.
– Это верно, – кивнула женщина солдат. – Дело уже не в том, останется она жить или умрет. Она раздвинула рамки этой проблемы дальше. Она вывела себя за скобки.
– Понимаю вас, – лепар от двери посмотрела на женщину. – Скажите, это правда, что ваш вид никогда не знал счастья и удовлетворенности?
– Из нашей истории видно, что нет, – ответила Пайла. – Мы всегда умело и хорошо воевали, но никогда не могли толком управиться с миром. Может быть, вы нам что нибудь подскажете. С учетом того, что нам еще надо приглядывать за этими спрутами.
Лепар поколебалась, потом шагнула вперед и протянула перепончатую слегка скользкую лапу.
– Хотя для нас это и не обязательно, но, по моему, это принятый способ скреплять соглашение.
Улыбаясь, женщина солдат сжала протянутые пальцы свободной рукой. В отличие от лепара, она свое оружие не отложила. Но этого и следовало ожидать от человека, так что лепары не обиделись. Лалелеланг на мгновение крепко зажмурила глаза. Никто не умер, борьбы не произошло. Все прошло более или менее по плану.
– Так то лучше. За всю жизнь изучения людей я узнала одно: мир – это не подарок. Он – скорее, здание, которое надо все время стоить, и у этой стройки нет конца. А такое делать без помощи очень и очень трудно. Каждый из вас внесет свои различные таланты в процесс его созидания. И лепары, и женщина, расставаясь, повернулись к ней.
– Что будет с вами? – спросила амфибия. – Вы будете помогать?
– В этом процессе нет. Я вам не нужна и мало что смогу сделать.
– Вы можете учить нас. Знанию людей. Вы знаете о них больше, чем другие не люди. Лалелеланг слегка загорелась.
– Может быть, может быть. Сейчас я очень устала. Посмотрим. А пока лепары всегда могут получить доступ к моим исследованиям. Ничего не скрою.
– Вы можете помочь нам понять их, – настаивала лепар. – Помните, что мы не очень сообразительны.
– Только если нет других предложений, – устало ответила Лалелеланг. – Только если у вас нет другого выбора.
– Понимаю. Мы постараемся не надоедать вам.
– Мы тоже, – сказала Пайла. Она снова повернулась к амфибии. – Я на Махмахаре не одна. Теперь, когда мы с вами установили сотрудничество, с вами хотели бы поговорить другие члены нашей организации. Она вышла с лепарами вместе, активно пользуясь своими трансляторами. Лалелеланг долго сидела на своем рабочем гнезде в стихшем кабинете, не двигаясь, мирно размышляя.
Спустя много времени она поднялась, выключила свет и вышла из здания, не смотря по сторонам и не особенно глядя под ноги. Если какому то человеку или лепару придет в голову спрятаться в засаде с целью убить ее, что ж, она ничем не могла этому помешать.
Она прошла через мощеный широкий атриум, с его фонтанами и цветами, пустынный в этот час ночи, и вышла на сине зеленое наружное покрытие. Цветущие ночью кремовые аларии наполняли воздух своим знойным ароматом. Случайный студент или рабочий прошагал мимо в своих туманных развевающихся одеждах.
Через какое то время она дошла до гребня круглого холла. Слева тщательно подрезанные кусты флоэля образовали низкую изгородь, цветущую и светящуюся. Крошечные сверкающие жучки, размером не больше солнечных пылинок, танцевали среди листвы.
Включив маленький плейер, который носила в боковом мешочке, она остановилась и, неподвижная, слушала музыку. Звук был включен тихо, только для себя. Этой музыке было несколько сотен лет и сочинил ее Человек. Особый Человек. Человек Первого контакта, Уильям Дьюлак. Она вздымалась и опускалась, стремилась вперед и нерешительно медлила. «Очень похоже на само Человечество, – подумала она. – Все, что есть в этом виде раздражающею, изумляющего, восхищающего, ужасающего, замечательного, – все было в этой их музыке». Постепенно первая какофония стала стихать и закончилось это произведение шепотом ветра в листве и приглушенным звуком струн. Завораживающие звуки. Может быть, настанет день и она поймет их до конца. Испустив легкую усталую трель, она изогнула шею назад с гибкостью, недоступной людям с их мощной мускулатурой и тяжелыми костями. Одинокая луна Махмахара уже села, и родные созвездия ее мира сверкали необыкновенно ярко.
Она не знала, что принесет будущее, но знала одно, она сделала все, что смогла. Люди Ядра и лепары будут сотрудничать, соблюдая и защищая взаимные интересы друг друга. И в свете этого достижения сохранение собственной жизни казалось несущественным побочным эффектом. В конце концов, одним вейсом больше, одним меньше...
Ее исследования надо было еще аннотировать, кодифицировать, сделать ссылки и разделы. Много еще надо было сделать. «По крайней мере, все были вежливы друг с другом, – подумала она. – Даже человек. Хорошие манеры были безусловным вкладом вейсов в галактическую цивилизацию».
Она выпрямилась, потянулась, взъерошила и ослабила гребешок и шейные перья и затем спустилась с дальнего склона холма к линии внутреннего транспорта университета, которая доставит ее домой. Она шла, уверенно сознавая, что помогла если не миру, то по, крайней мере, взаимопониманию. В конце концов, именно для этого и нужны ученые.



Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru