лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Айзек Азимов. Уродливый мальчуган

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Айзек Азимов

Уродливый мальчуган




Как всегда, прежде чем открыть тщательно запертую дверь, Эдит Феллоуз
сперва оправила свою униформу и только потом переступила ту невидимую
черту, что отделяла реальный мир от несуществующего. При ней были ее
записная книжка и авторучка, хотя с некоторых пор она больше не вела
дневник и делала записи лишь от случая к случаю, когда без этого нельзя
было обойтись.
На этот раз она несла с собой чемодан.
- Это игры для мальчиков, - улыбнувшись, сказала она охраннику, который
давным-давно уже перестал задавать ей какие бы то ни было вопросы и только
махнул рукой, пропуская ее.
И как всегда, уродливый мальчуган сразу же почувствовал ее присутствие
и с плачем бросился ей навстречу.
- Мисс Феллоуз, мисс Феллоуз, - бормотал он, произнося слова мягко и не
очень внятно - он единственный обладал такой дикцией.
- Что случилось, Тимми? - спросила она, проводя рукой по его
бесформенной головке, поросшей густыми коричневыми волосами.
- Джерри будет приходить играть со мной? Мне ужасно совестно, что так
получилось.
- Забудь об этом, Тимми. Вот почему ты плачешь, да?
Он отвернулся.
- Не совсем, мисс Феллоуз. Понимаете, я снова видел сон.
- Тот самый? - Мисс Феллоуз стиснула зубы.
Ну разумеется, сегодняшняя история с Джерри не могла не вызвать у
мальчика то старое сновидение.
Он кивнул, пытаясь улыбнуться, и его широко растянувшиеся, выпяченные
вперед губы обнажили слишком большие зубы.
- Мисс Феллоуз, когда же я наконец достаточно подрасту, чтобы выйти
отсюда?
- Скоро, - ласково ответила она, чувствуя, как спелось ее сердце, -
скоро.
Мисс Феллоуз позволила Тимми взять себя за руку и с радостью ощутила
теплое прикосновение грубой сухой кожи его ладони. Он повел ее через
комнаты, из которых состояла Первая Секция "Стасиса". Комнаты, бесспорно,
вполне комфортабельные, но тем не менее они были для семилетнего
(семилетнего ли?) уродца местом вечного заточения.
Он подвел ее к одному из окон, выходившему на заросшую кустарником
опушку леса, скрытую сейчас ночной мглой. Прикрепленные к забору таблички
запрещали кому бы то ни было приближаться к домику без особого на то
разрешения.
Он прижался носом к оконному стеклу.
- Ты увидишь места гораздо лучше, красивее, чем это, - преодолевая
грусть, сказала она, глядя на скорбное лицо маленького узника.
На его низкий скошенный лоб свисали спутанные пряди волос. Затылочная
часть черепа выступом торчала над шеей, голова ребенка казалась непомерно
тяжелой и, наклоняясь вперед, заставляла его сутулиться. Уже начали
разрастаться, растягивая кожу, надбровные дуги. Его массивные челюсти
гораздо больше выдавались вперед, чем широкий приплюснутый нос, а
подбородка не было и в помине, только челюстная кость, плавно сходившая на
нет. Он был слишком мал для своего возраста, неуклюж и кривоног.
Это был невероятно уродливый мальчик, и Эдит Феллоуз очень любила его.
Губы ее задрожали - она могла позволить себе сейчас такую роскошь: ее
собственное лицо находилось вне поля зрения ребенка.
Нет, они не убьют его. Она пойдет на все, чтобы воспрепятствовать
этому. На все. Она открыла чемодан и начала вынимать из него одежду для
мальчика.


Эдит Феллоуз впервые переступила порог акционерного общества "Стасис
инкорпорейтид" немногим более трех лет назад. Тогда у нее не было ни
малейшего представления о том, что крылось за этим названием. Впрочем,
этого в то время не знал никто, за исключением тех, кто там работал. И
действительно, ошеломляющее известие потрясло мир только на следующий день
после ее зачисления в штат. А незадолго до этого они дали в газете краткое
объявление, в котором приглашали на работу женщину, обладающую знаниями в
области физиологии, фармакологии и любящую детей. Эдит Феллоуз работала
медсестрой в родильном отделении и посему пришла к выводу, что отвечает
всем этим требованиям.
Джеральд Хоскинс, доктор физических наук, о чем свидетельствовала
укрепленная на его письменном столе пластинка с соответствующей надписью,
потер щеку большим пальцем и принялся внимательно ее разглядывать.
Инстинктивно сжавшись, мисс Феллоуз почувствовала, что у нее стало
подергиваться лицо.
"Сам-то он отнюдь не красавец, - с обидой подумала она, - лысеет,
начинает полнеть, да вдобавок выражение губ у него какое-то угрюмое,
замкнутое..." Но так как сумма, предложенная за работу, оказалась
значительно выше той, на которую она рассчитывала, мисс Феллоуз решила не
торопиться с выводами.
- А вы действительно любите детей? - спросил Хоскинс.
- В противном случае я не стала бы притворяться.
- А может, вы любите только хорошеньких детей? Этаких прелестных
сюсюкающих херувимчиков с крошечными носиками?
- Дети всегда остаются детьми, доктор Хоскинс, - ответила мисс Феллоуз,
- и случается, что именно некрасивые дети больше других нуждаются в ласке.
- Предположим, что мы возьмем вас...
- Так вы согласны нанять меня?
На его широком лице мелькнула улыбка, придав ему на какой-то миг
странную привлекательность.
- Я быстро принимаю решения, - сказал он. - Пока я еще ничего не
предлагаю вам и вполне могу отпустить вас ни с чем. А сами-то вы готовы
принять мое предложение?
Стиснув руками сумочку, мисс Феллоуз со всей доступной ей быстротой
стала подсчитывать в уме выгоды, которые сулила ей новая работа, но,
повинуясь внезапному импульсу, сразу оставила все расчеты.
- Да.
- Прекрасно. Сегодня вечером мы собираемся пустить "Стасис" в ход, и я
думаю, что вам следует присутствовать при этом, чтобы сразу же приступить
к своим обязанностям. Это произойдет в восемь часов вечера, и я надеюсь
увидеть вас здесь в семь тридцать.
- Но, что...
- Ладно, ладно. Пока все.
По сигналу вошла улыбающаяся секретарша и выпроводила ее из кабинета.
Выйдя, мисс Феллоуз какое-то время молча смотрела на дверь, за которой
остался мистер Хоскинс. Что такое "Стасис"? Какое отношение к детям имеет
это огромное, напоминающее сарай здание, служащие с прикрепленными к
одежде непонятными значками, длинные коридоры и та характерная атмосфера
технического производства, которую ни с чем не спутаешь?
Она спрашивала себя, стоит ли ей возвращаться сюда вечером или же лучше
не приходить совсем, проучив тем самым этого человека за его высокомерную
снисходительность. И в то же время не сомневалась, что вернется, хотя бы
только из любопытства. Она должна выяснить, при чем же здесь все-таки
дети.
Когда ровно в половине восьмого она снова пришла туда, она сразу
обратила внимание на то, что ей не понадобилось ничего о себе сообщать.
Все, кто попадались ей на пути, как мужчины, так и женщины, казалось,
отлично знали не только, кто она, но и характер ее будущей работы. Ее
немедленно провели внутрь здания.
Она увидела доктора Хоскинса, но он, рассеянно взглянув на нее и
буркнув ее имя, даже не предложил ей сесть. Она сама спокойно пододвинула
стул к перилам и села.
Они находились на балконе, с которого открывался вид на обширную шахту,
заполненную какими-то приборами, представляющими собой на первый взгляд
нечто среднее между пультом управления космического корабля и контрольной
панелью ЭВМ.
В другой части шахты были перегородки, служившие стенами для лишенной
потолка квартиры. Это походило на гигантский кукольный домик, внутреннее
убранство которого просматривалось как на ладони с того места, где сидела
мисс Феллоуз.
Ей были ясно видны стоявшие в одной из комнат электронная плита и
холодильная установка и расположенное в другом помещении оборудование
ванной. А предмет, который ей удалось рассмотреть в третьей комнате, мог
быть только кроватью, маленькой кроватью...
Хоскинс разговаривал с каким-то мужчиной. Вместе с мисс Феллоуз на
балконе их было трое. Хоскинс не представил ей незнакомца, и мисс Феллоуз
оставалось лишь исподтишка разглядывать его. Это был худой мужчина средних
лет, довольно приятной наружности. У него были маленькие усики и живые
глаза, казалось ничего не упускающие из виду.
- Я отнюдь не собираюсь, доктор Хоскинс, делать вид, что мне все это
понятно, - говорил он. - Я хочу сказать, что понимаю кое-что лишь в тех
пределах, которые доступны достаточно эрудированному неспециалисту. Ко,
учитывая ограниченность моих познаний, хочу заметить, что одна сторона
проблемы мне менее ясна, чем другая. Я имею в виду выборочность. Вы в
состоянии проникнуть очень далеко; допустим, это можно понять. Чем дальше
вы продвигаетесь, тем туманнее, расплывчатое становятся объекты, а это
требует большой затраты энергии. Но в то же время вы не можете достичь
более близкого объекта. Вот что для меня загадка.
- Если вы позволите мне воспользоваться аналогией, Девени, я постараюсь
объяснить вам это так, чтобы суть изобретения казалась менее
парадоксальной.
Проскользнувшее в разговоре имя незнакомца, помимо ее воли, произвело
на мисс Феллоуз большое впечатление, и ей тут же стало ясно, кто он. Это,
видимо, был тот самый Кэндид Девени, писавший для телевизионных программ
сценарии научных передач, тот Кэндид Девени, личным присутствием которого
были отмечены все крупнейшие события в научном мире. Теперь его лицо
показалось ей знакомым. Конечно же, именно его видела она на экране, когда
объявили о посадке космического корабля на Марс. А если это действительно
тот самый Девени, значит, доктор Хоскинс собирается сейчас
продемонстрировать нечто очень важное.
- Если вы считаете, что это поможет, почему бы вам и не воспользоваться
аналогией? - спросил Девени.
- Ну хорошо. Итак, вам, конечно, известно, что вы не в состоянии читать
книгу со шрифтом обычного формата, если эта книга находится от вас на
расстоянии шести футов, но это сразу же становится возможным, как только
расстояние между вашими глазами и книгой сократится до одного фута. Как
видите, в данном случае пока действует правило - чем ближе, тем лучше. Но
если вы приблизите книгу настолько, что между нею и вашими глазами
останется всего лишь один дюйм, вы снова потеряете способность читать ее.
Таким образом, вам должно быть ясно, что слишком большая близость - это
тоже препятствие.
- Хм, - произнес Девени.
- А вот вам другой пример. Расстояние от вашего правого плеча до
кончика указательного пальца правой руки составляет примерно тридцать
дюймов, и вы можете свободно коснуться этим пальцем правого плеча.
Расстояние же от вашего правого локтя до кончика указательного пальца той
же руки вдвое меньше, и если руководствоваться простейшей логикой, то
получается, что коснуться правым указательным пальцем правого локтя легче,
чем правого плеча, однако же вы этого сделать не можете. И опять-таки
этому мешает слишком большая близость.
- Вы разрешите использовать эти аналогии в Моем очерке? - спросил
Девени.
- Пожалуйста. Я только буду рад. Я ведь достаточно долго ждал того
времени, когда кто-нибудь вроде вас напишет о нашей работе. Я дам все
необходимые вам сведения. Наконец-то мы можем разрешить всему миру
заглянуть через наше плечо. И мир кое-что увидит.
(Мисс Феллоуз поймала себя на том, что невольно восхищается его
спокойствием и уверенностью. В нем угадывалась огромная сила духа.)
- Каков предел ваших возможностей? - спросил Девени.
- Сорок тысяч лет.
У мисс Феллоуз перехватило дыхание.
- Лет?!
Казалось, сам воздух застыл в напряжении. Люди у приборов управления
почти не двигались. Кто-то монотонно бросал в микрофон короткие фразы,
смысл которых мисс Феллоуз не могла уловить.
Перегнувшись через перила балкона, Девени внимательно всматривался в
то, что происходит на дне шахты.
- Мы увидим что-нибудь, доктор Хоскинс? - спросил он.
- Что вы сказали? Нет, мы ничего не увидим до тех пор, пока все не
свершится. Мы обнаруживаем объект косвенно, как бы по принципу радарной
установки, с той разницей, что вместо электромагнитных волн используем
мезоны. При наличии соответствующих условий мезоны возвращаются, причем
некоторая часть их отражается от каких-либо объектов, и наша задача
состоит в исследовании этих отражений.
- Должно быть, это задача не из легких.
На лице Хоскинса промелькнула его обычная улыбка.
- Перед вами результат пятидесяти лет упорных исканий. Лично я занялся
этой проблемой десять лет назад. Да, это действительно трудновато.
Человек у микрофона поднял руку.
- Уже несколько недель мы фиксируем один объект из отдаленного
прошлого. Предварительно рассчитав наши собственные перемещения во
времени, мы то прекращаем опыт, то воссоздаем его заново, еще и еще раз
проверяя нашу способность с достаточной точностью ориентироваться во
времени. Теперь это должно сработать безотказно.
Но лоб его блестел от пота.
Эдит Феллоуз вдруг заметила, что машинально встала со стула и тоже
стоит у перил, но смотреть пока было не на что.
- Готово, - спокойно произнес человек у микрофона.
Наступила тишина, продолжавшаяся ровно столько, сколько требуется
времени на один вздох, и из кукольного домика раздался пронзительный вопль
смертельно испуганного ребенка.
Ужас! Непередаваемый ужас!
Мисс Феллоуз резко повернула голову в направлении крика. Она забыла,
что во всем этом замешан ребенок.
А Хоскинс, стукнув кулаком по перилам, голосом, изменившимся и дрожащим
от торжества, произнес:
- Сработало.
Подталкиваемая в спину твердой рукой Хоскинса, который не соизволил
даже заговорить с ней, мисс Феллоуз спустилась по короткой винтовой
лестнице в шахту.
Те, кто до этого момента находился у приборов, собрались теперь здесь.
Они курили и, улыбаясь, наблюдали за появившейся в главном помещении
троицей. Со стороны кукольного домика доносилось слабое жужжание.
- Вхождение в "Стасис" не представляет ни малейшей опасности, -
обратился Хоскинс к Девени. - Я сам проделывал это множество раз. На
какой-то миг у вас возникнет странное ощущение, которое никак не влияет на
человеческий организм.
И словно желая продемонстрировать правильность своих слов, он вошел в
открытую дверь. Напряженно улыбаясь и почему-то сделав глубокий вдох, за
ним последовал Девени.
- Идите сюда, мисс Феллоуз! - нетерпеливо воскликнул Хоскинс, поманив
ее пальцем.
Мисс Феллоуз кивнула и неловко переступила порог. Ей показалось, что по
телу ее пробежала дрожь, но как только она очутилась внутри дома, это
ощущение полностью исчезло. В доме пахло свежей древесиной и влажной
почвой.
Теперь здесь было тихо, во всяком случае больше не слышно было голоса
ребенка, но зато откуда-то доносилось шарканье ног и шорох, будто кто-то
проводил рукой по дереву. Потом послышался стон.
- Где же он? - в отчаянии воскликнула мисс Феллоуз. - Неужели этим
недоумкам безразлично, что там происходит?
Мальчик находился в спальне или, вернее, в комнате, где стояла кровать.
Он был наг, и его забрызганная грязью грудь нервно вздымалась. Охапка
смешанной с землей жесткой травы лежала на полу у его босых коричневых
ног. От этой кучи исходил запах земли с примесью какого-то зловония.
Хоскинс прочел откровенный ужас в ее устремленных на ребенка глазах и с
раздражением произнес:
- Не было никакой возможности, мисс Феллоуз, вытащить мальчишку чистым
из такой глубины веков. Мы вынуждены были захватить для безопасности
кое-что из того, что его окружало. Может, вы предпочли бы, чтоб он явился
сюда без ноги или части черепа?
- Прошу вас, не надо! - воскликнула мисс Феллоуз, изнемогая от желания
прекратить этот разговор. - Почему мы бездействуем? Бедный ребенок
испуган. И он _грязный_.
Она была права. Мальчик был покрыт кусками засохшей грязи и какого-то
жира, а его бедро пересекала воспаленная царапина.
Когда Хоскинс приблизился к нему, ребенок, которому на вид можно было
дать года три, низко пригнулся и быстро отскочил назад. Его верхняя губа
оттопырилась, и он издал какой-то странный звук, нечто среднее между
ворчанием и кошачьим шипением.
Хоскинс резким движением схватил его за руки и оторвал отчаянно
кричащего и извивающегося ребенка от пола.
- Держите его так, - сказала мисс Феллоуз. - Прежде всего ему требуется
теплая ванна. Его нужно как следует отмыть. У вас есть здесь все
необходимое? Если есть, то попросите принести вещи сюда и хотя бы вначале
помогите мне с ним управиться. Кроме того, ради всех святых,
распорядитесь, чтобы отсюда убрали весь этот мусор.
Теперь настал ее черед отдавать приказания, и чувствовала она себя в
новой роли прекрасно. И поскольку растерянная наблюдательница уступила
место опытной медицинской сестре, она взглянула на ребенка уже другими
глазами, с профессиональной точки зрения, и на какой-то миг в
замешательстве замерла. Грязь, которой он был покрыт, его вопли,
извивающееся в тщетной борьбе тело - все куда-то отступило. Она
рассмотрела самого ребенка.
Это был самый уродливый мальчуган из всех, которых ей приходилось
когда-либо видеть. Он был невероятно безобразен - от макушки бесформенной
головы до изогнутых колесом ног.
С помощью трех мужчин ей удалось выкупать мальчика. Остальные в это
время пытались очистить помещение от мусора. Она работала молча, с
чувством оскорбленного достоинства, раздраженная ни на минуту не
прекращающимися криками и сопротивлением маленького урода.
Доктор Хоскинс намекнул ей, что ребенок будет некрасив, но кто мог
предположить, что он окажется столь безобразным. И ни мыло, ни вода не в
состоянии были до конца уничтожить исходивший от него отвратительный
запах, который лишь постепенно становился слабее.
Ей вдруг страстно захотелось швырнуть намыленного мальчишку Хоскинсу на
руки и уйти, но ее удержала от этого профессиональная гордость. В конце
концов ведь она сама согласилась на эту работу... А кроме того, она
представила, какими глазами посмотрит на нее доктор Хоскинс, его холодный
взгляд, в котором она прочтет неизбежный вопрос: "Так, значит, вы все-таки
любите только красивых детей, мисс Феллоуз?"
Он стоял в некотором отдалении, с холодной улыбкой наблюдая за ними.
Когда она встретилась с ним взглядом, ей показалось, что кипевшее в ее
душе чувство оскорбленного достоинства забавляет его.
Она тут же решила, что немного повременит с уходом. Сейчас это только
унизило бы ее.
Когда кожа ребенка приняла наконец вполне сносный розовый оттенок и
запахла душистым мылом, она, несмотря на все переживания, почувствовала
себя лучше. Кричать мальчик уже был не в состоянии, он лишь устало скулил,
а его испуганный, настороженный взгляд быстро перебегал с одного лица на
другое, не упуская из виду никого, кто находился в комнате. То, что он был
теперь чист, только подчеркивало худобу его обнаженного, дрожащего от
холода после ванны тела.
- Дайте же наконец ночную рубашку для ребенка! - резко сказала мисс
Феллоуз.
В тот же миг откуда-то появилась ночная рубашка. Казалось, все было
подготовлено заранее, однако никто не трогался с места до ее приказа, как
будто умышленно оставляя за ней право распоряжаться и тем самым испытывая
ее профессиональные качества.
- Я подержу его, мисс, - подойдя к ней, сказал Девени. - Одна вы не
справитесь.
- Благодарю.
Прежде чем удалось надеть на ребенка рубашку, им пришлось выдержать
настоящую битву, а когда мальчик попытался сорвать ее, мисс Феллоуз сильно
ударила его по руке.
Ребенок покраснел, но не заплакал. Он во все глаза уставился на нее,
ощупывая неловкими пальцами фланель рубашки, как бы исследуя этот
неведомый ему предмет.
"А теперь что?" - в отчаянии подумала мисс Феллоуз.
Все они, даже уродливый мальчуган, замерли, как бы ожидая, что она
будет делать дальше.
- Вы позаботились о пище, о молоке? - решительно спросила мисс Феллоуз.
Они предусмотрели и это. В комнату вкатили специальный передвижной
агрегат, состоявший из холодильного отделения, в котором стояло три кварты
молока, и нагревательного устройства; в нем была и аптечка с большим
количеством укрепляющих средств. Она заметила витаминизированные капли,
медно-кобальтово-железистый сироп и много других препаратов, рассмотреть
которые не успела. Кроме того, там находился набор самосогревающегося
детского питания.
Для начала она взяла одно только молоко. Электронная установка за
каких-нибудь десять секунд согрела его до нужной температуры и
автоматически выключилась. Она налила немного молока в блюдце, не
сомневаясь, что уровень развития ребенка очень низок и он не умеет
обращаться с чашкой.
Мисс Феллоуз кивнула мальчику и, обращаясь к нему, произнесла:
- Пей, ну пей же. - Она жестом показала ему, как поднести блюдце ко
рту.
Глаза ребенка следили за ее движениями, но он не шевельнулся.
Внезапно она решилась. Схватив мальчика за руку повыше локтя, она
опустила свою свободную руку в молоко и провела ею по его губам, так что
капли жидкости потекли по его щекам и подбородку.
Он отчаянно завопил, но, вдруг умолкнув, начал облизывать свои влажные
губы. Мисс Феллоуз отступила назад.
Мальчик приблизился к блюдцу, наклонился к нему и затем, быстро
оглянувшись по сторонам, как бы высматривая притаившегося врага, снова
нагнулся к молоку и начал его жадно лакать, как кошка, издавая при этом
какой-то неопределенный звук. Он даже не попытался приподнять блюдце
руками.
Мисс Феллоуз была не в силах до конца скрыть охватившее ее при виде
этого чувство, и, вероятно, кое-что отразилось на ее лице, потому что
Девени, взглянув на нее, спросил:
- Доктор Хоскинс, а сестра в курсе того, что происходит?
- В курсе чего? - поинтересовалась мисс Феллоуз.
Девени заколебался, но Хоскинс, по выражению лица которого снова можно
было заключить, что все это втайне его забавляет, произнес:
- Что ж, можете ей сказать.
- Вы, по всей вероятности, даже не подозреваете, - обратился Девени к
мисс Феллоуз, - что волею случая вы - первая в истории цивилизованная
женщина, которой пришлось ухаживать за ребенком-неандертальцем.
Сдержав гнев, мисс Феллоуз повернулась к Хоскинсу.
- Вы могли бы предупредить меня заранее, доктор.
- А зачем? Какая вам разница?
- Речь шла о ребенке.
- А разве это не ребенок? У вас когда-нибудь был щенок или кошка, мисс
Феллоуз? Неужели в них больше человеческого? А если бы это оказался
детеныш шимпанзе, вы бы почувствовали к нему отвращение? Вы медицинская
сестра, мисс Феллоуз. Судя по вашим документам, вы работали три года в
родильном отделении. Вы когда-нибудь отказывались ухаживать за
ребенком-уродом?
- Вы все-таки могли бы сказать мне это раньше, - уже менее решительно
произнесла она.
- Для того чтобы вы отказались от этой работы? Не следует ли из этого,
что вы собираетесь это сделать сейчас?
Он холодно посмотрел ей прямо в глаза. С другого конца комнаты за ними
наблюдал Девени, а маленький неандерталец, - покончив с молоком и вылизав
начисто блюдце, поднял к ней мокрое лицо с широко раскрытыми, о чем-то
молящими глазами.
Мальчик жестом указал на блюдце, и вдруг из его рта посыпались
отрывистые гортанные звуки вперемежку с искусным прищелкиванием языка.
- А ведь он говорит! - удивленно воскликнула мисс Феллоуз.
- Конечно, - сказал Хоскинс. - Homo neanderthalensis в действительности
является не отдельным видом, а скорее разновидностью Homo sapiens. Так
почему бы ему не уметь говорить? Возможно, он просит еще молока.
Мисс Феллоуз машинально потянулась за бутылкой, но Хоскинс схватил ее
за руку.
- А теперь, мисс Феллоуз, прежде чем вы сделаете еще хоть одно
движение, вы должны сказать, остаетесь вы или нет.
Мисс Феллоуз раздраженно высвободила руку.
- А если я уйду, вы что, не собираетесь кормить его? Я побуду с ним...
некоторое время.
Она налила ребенку молока.
- Мы намерены оставить вас здесь с мальчиком, мисс Феллоуз, - сказал
Хоскинс. - Это единственный вход в Первую Секцию "Стасиса". Дверь
тщательно запирается и охраняется снаружи. Я хотел бы, чтобы вы изучили
систему замка, который будет, конечно, настроен на отпечатки ваших
пальцев, так же как он настроен на отпечатки моих. Пространство наверху
(он поднял взгляд к несуществующему потолку кукольного домика) охраняется
тоже, и мы будем предупреждены, если здесь произойдет что-либо необычное.
- Вы хотите сказать, что я все время буду находиться под наблюдением? -
возмущенно воскликнула мисс Феллоуз, вдруг вспомнив, как она сама
рассматривала с балкона внутреннюю часть помещения.
- О нет, - серьезно заверил ее Хоскинс, - мы гарантируем, что ни один
человек не будет свидетелем вашей частной жизни. Все объекты в виде
электронных символов передаются вычислительной машине, и только она будет
иметь с ними дело. Вы проведете с мальчиком эту ночь, мисс Феллоуз, а
также и все последующие впредь до особого распоряжения. Мы предоставим вам
несколько свободных часов в дневное время, и вы сами составите их
расписание, исходя из ваших потребностей.
Мисс Феллоуз в недоумении окинула взглядом внутренность кукольного
домика.
- А для чего столько предосторожностей, доктор Хоскинс? Разве мальчик
представляет собой какую-нибудь опасность?
- Видите ли, мисс Феллоуз, все дело в энергии. Он никогда не должен
покидать это помещение. Никогда. Ни на секунду. Ни по какой причине, даже
если от этого зависит его жизнь. Даже для того, чтобы спасти _вашу_ жизнь,
мисс Феллоуз. Вы поняли меня?
Мисс Феллоуз гордо вскинула голову.
- Я знаю, что такое приказ, доктор Хоскинс. Медицинская сестра
привыкает к тому, чтобы во имя долга жертвовать собственной безопасностью.
- Отлично. Вы всегда можете просигнализировать, если вам что-нибудь
понадобится.
И двое мужчин покинули "Стасис".


Обернувшись, мисс Феллоуз увидела, что мальчик, не притрагиваясь к
молоку, по-прежнему не спускает с нее настороженного взгляда. Она
попыталась жестами показать ему, как поднять блюдце ко рту. Он не
последовал ее примеру, однако на этот раз, когда она прикоснулась к нему,
он не закричал.
Его испуганные глаза ни на секунду не переставали следить за ней,
словно подстерегая ее малейшее неверное движение. Она вдруг заметила, что
инстинктивно пытается успокоить его, медленно приближая руку к его
волосам, стараясь, однако, чтобы ее рука была все время в поле его зрения.
Тем самым она давала ему понять, что в этом жесте не кроется никакой для
него опасности.
И ей удалось погладить его по голове.
- Я хочу показать тебе, как пользоваться туалетом, - произнесла она. -
Как, по-твоему, ты сможешь этому научиться?
Она говорила очень мягко и осторожно, отлично сознавая, что он не
поймет ни одного слова, надеясь на то, что сам звук ее голоса повлияет на
него успокаивающе.
Мальчик снова защелкал языком.
- Можно взять тебя за руку? - спросила она. Она протянула ему обе руки
и замерла в ожидании. Рука ребенка медленно двинулась навстречу ее руке.
- Правильно, - кивнула она.
Но когда рука мальчика была уже в каком-нибудь дюйме от ее собственной,
он отдернул ее.
- Ну что ж, - спокойно сказала мисс Феллоуз, - позже мы попробуем еще
раз. Не хочется ли тебе посидеть? - Она похлопала рукой по кровати.
Медленно текло время, еще медленнее продвигалось воспитание ребенка. Ей
не удалось приучить его ни к туалету, ни к кровати. Когда мальчику явно
захотелось спать, он опустился на ничем не покрытый пол и быстрым
движением юркнул под кровать.
Она нагнулась, чтобы взглянуть на него, и из темноты на нее уставились
два горящих глаза, и она услышала уже знакомое прищелкивание.
- Ладно, - сказала она, - если ты чувствуешь себя там в большей
безопасности, можешь спать под кроватью.
Она прикрыла дверь спальни и удалилась в самую большую из трех комнат,
где для нее была приготовлена койка, над которой по ее требованию натянули
временный тент.
"Если эти дураки хотят, чтобы я здесь ночевала, - подумала она, - они
должны повесить в этой комнате зеркало, заменить шкаф более вместительным
и оборудовать отдельный туалет".
Она никак не могла заснуть, невольно напрягая слух, чтобы не упустить
ни одного звука, который мог раздаться в соседней комнате. Она убеждала
себя в том, что ребенок не в состоянии выбраться из дома, но, несмотря на
это, ее грызли сомнения. Совершенно гладкие стены были, безусловно, очень
высоки, ну а вдруг мальчишка лазает как обезьяна? Впрочем, Хоскинс заверил
ее, что за всем происходящим внизу следят специальные наблюдательные
устройства.
Неожиданно ей пришла в голову новая мысли: а что, если мальчик все-таки
опасен? Опасен в самом прямом смысле этого слова? Нет, Хоскинс не скрыл бы
это от нее, не оставил бы; ее с ним одну, если б...
Она попыталась разубедить себя, смеясь про себя над своими страхами.
Ведь это был всего лишь трех - или четырехлетний ребенок. Однако ей,
несмотря на все усилия, не удалось обрезать ему ногти. А что если, когда
она заснет, он вздумает напасть на нее, пустив в ход зубы и ногти...
У нее участилось дыхание. Как странно, и все же... Она мучительно
напрягла слух, и на этот раз ей удалось уловить какой-то звук.
Мальчик плакал.
Не кричал от страха или злобы, не выл и не визжал, а именно тихо
плакал, как убитый горем, глубоко несчастный одинокий ребенок.
"Бедняжка", - подумала мисс Феллоуз, и впервые со встречи с ним сердце
ее пронзила острая жалость.
Ведь это настоящий ребенок, так какое же, в сущности, значение имеет
форма его головы? И это не просто ребенок, а ребенок осиротевший, как ни
одно дитя за всю историю человечества. Тысячи лет назад не только умерли
его родители, но безвозвратно исчезло все, что его когда-то окружало.
Грубо выхваченный из давно ушедшего времени, он был теперь единственным во
всем мире существом такого рода. Последним и единственным.
Она почувствовала, как ее все больше охватывает глубокое сострадание и
стыд за свое бессердечие. Тщательно оправив ночную сорочку, чтобы она по
возможности лучше прикрывала ей ноги (и ловя себя на совершенно неуместной
сейчас мысли, что завтра же необходимо принести сюда халат), она встала с
постели и направилась в соседнюю комнату.
- Мальчик, а мальчик! - шепотом позвала она.
Она совсем уж было собралась просунуть под кровать руку, но, сообразив,
что он может укусить ее, решила не делать этого. Она зажгла ночник и
отодвинула кровать.
Несчастный ребенок, прижав колени к подбородку, комочком свернулся в
углу, глядя на нее заплаканными, полными страха глазами.
В полумраке его внешность показалась ей не такой отталкивающей.
- Ах ты, бедняга, бедняга, - произнесла она, осторожно гладя его по
голове, чувствуя, как мгновенно напряглось, а потом постепенно
расслабилось его тело. - Бедный мальчуган. Можно мне побыть с тобой?
Она села рядом с ним на пол и начала медленно и ритмично гладить его
волосы, щеку, руку, тихо напевая какую-то ласковую песенку.
Когда она запела, ребенок поднял голову, пытаясь разглядеть при слабом
свете ночника ее губы, словно его заинтересовал этот непривычный для него
звук.
Воспользовавшись этим, она притянула его к себе, и ласковым, но
решительным движением ей удалось постепенно приблизить его голову к своему
плечу. Она просунула руку под его ноги и не спеша, плавно подняла его к
себе на колени. Снова и снова повторяя все тот же несложный куплет и не
выпуская из рук ребенка, она медленно качалась вперед и назад, баюкая его.
Он постепенно успокоился, и вскоре по его ровному дыханию она поняла, что
мальчик заснул.
Очень осторожно, стараясь не шуметь, она пододвинула на место кровать и
положила на нее ребенка. Укрыв спящего, она внимательно посмотрела на
него. Во сне его лицо казалось таким мирным, таким ребячьим, что, право
же, его безобразие как-то меньше бросалось в глаза.
Она уже направилась на цыпочках к двери, как вдруг подумала: "А что,
если он вдруг проснется?" И повернула назад.
Преодолев внутреннее сопротивление и справившись с охватившими ее
разноречивыми чувствами, она вздохнула и медленно опустилась на кровать
рядом с ребенком.
Кровать была для нее слишком мала, и ей пришлось скорчиться, чтобы
как-то улечься на ней. Кроме того, она не могла избавиться от чувства
неловкости, причиной которого было отсутствие над кроватью тента. Но рука
ребенка робко скользнула в ее ладонь, и вскоре она задремала.


Она проснулась, как от внезапного толчка, и едва не вскрикнула от
ужаса. Мальчик смотрел на нее в упор широко раскрытыми глазами, и ей
понадобилось довольно много времени, чтобы вспомнить, как она очутилась на
его кровати. Медленно, не отрывая от него взгляда, она спустила на пол
сначала одну, лотом другую ногу.
Бросив быстрый испуганный взгляд в сторону отсутствующего потолка, она
напрягла мускулы для последнего решительного движения, чтобы побыстрей
встать с кровати.
Но в этот миг мальчик, вытянув руку, коснулся ее губ своими похожими на
обрубки пальцами и что-то произнес.
Это прикосновение заставило ее невольно отпрянуть. При дневном свете он
был непередаваемо безобразен.
Мальчик опять повторил какую-то фразу, а затем, широко разинув рот,
движением руки попытался показать, будто из него что-то вытекает.
Мисс Феллоуз задумалась, пытаясь отгадать, что означает этот жест, и
вдруг взволнованно воскликнула:
- Ты хочешь, чтобы я тебе что-нибудь спела?
Мальчик молча смотрел на ее губы.
Несколько фальшивя от напряжения, мисс Феллоуз запела ту самую песенку,
что накануне ночью, и маленький урод улыбнулся, неуклюже раскачиваясь в
такт мотива и издавая при этом какой-то булькающий звук, похожий на смех.
Мисс Феллоуз незаметно вздохнула. Да, правильно говорят, что музыка
усмиряет дикаря. Она может помочь...
- Подожди немного, - сказала она, - дай мне привести себя в порядок -
это займет не больше минуты. А потом я приготовлю тебе завтрак.
Ни на секунду не забывая об отсутствии потолка, она быстро покончила со
своими делами. Мальчик лежал в постели, внимательно наблюдая за ней, когда
она появлялась в поле его зрения. И каждый раз она улыбалась и махала ему
рукой. В конце концов он тоже помахал ей в ответ, и она нашла этот жест
очаровательным.
- Ты хочешь молочную овсяную кашу? - спросила она.
На приготовление каши ушло несколько секунд, и когда еда была на столе,
она поманила его рукой.
Неизвестно, понял ли он значение ее жеста или его привлек запах пищи,
но мальчик тут же вылез из кровати.
Она попыталась научить его пользоваться ложкой, но он в страхе
отпрянул. ("Ничего, у нас впереди еще много времени", - подумала она.)
Однако она настояла на том, чтобы он руками поднял миску ко рту. Он
повиновался, но действовал так неловко, что весь перепачкался, хотя
большую часть каши он все-таки проглотил.
На этот раз она дала ему молоко в стакане, и мальчуган, обнаружив, что
отверстие сосуда слишком мало, чтобы просунуть а него голову, жалобно
захныкал. Она взяла его руку и, прижав его пальцы к стакану, заставила его
поднести стакан ко рту.
Снова все было облито и испачкано, но, как и в первый раз, большая
часть молока все-таки попала ему в рот, а что касается беспорядка, то она
привыкла и не к такому.
К ее удивлению, освоить туалет оказалось задачей попроще, что принесло
ей немалое облегчение. Он довольно быстро понял, чего она ждет от него.
Она поймала себя на том, что гладит его по голове, приговаривая:
- Вот это хороший мальчик, вот это умница!
И ребенок улыбнулся, доставив ей неожиданное удовольствие.
"Когда он улыбается, он, право же, вполне сносен", - подумала она.
В этот же день после полудня прибыли представители прессы. Пока они
устанавливали в дверях свою аппаратуру, она взяла мальчика на руки, и он
крепко прижался к ней. Суета испугала его, и он громко заплакал, но
несмотря на это, прошло не менее десяти минут, пока ей разрешили унести
ребенка в соседнюю комнату.
Она вскоре вернулась, покраснев от возмущения, и в первый раз за
восемнадцать часов вышла из домика, плотно закрыв за собой дверь.
- Я думаю, что с вас на сегодня хватит. Теперь мне понадобится бог
знает сколько времени, чтобы успокоить его. Уходите.
- Ладно, ладно, - произнес репортер из "Таймс геральд". - А это
действительно неандерталец или какое-нибудь жульничество?
- Уверяю вас, что это не мистификация, - раздался откуда-то сзади голос
Хоскинса. - Ребенок - настоящий Homo neanderthalensis.
- Это мальчик или девочка?
- Это мальчик-обезьяна, - вмешался репортер из "Ньюс". - Нам сейчас
показали детеныша обезьяны. Как он себя ведет, сестра?
- Он ведет себя точно так же, как любой другой маленький мальчик, -
отрезала мисс Феллоуз. Раздражение заставило ее стать на защиту ребенка, -
и он вовсе не детеныш обезьяны. Его зовут... Тимоти, Тимми.
Имя Тимоти было выбрано ею совершенно случайно - просто оно первым
пришло ей в голову.
- Тимми - мальчик-обезьяна, - изрек репортер из "Ньюс", и сложилось
так, что именно под этой кличкой ребенок впервые стал известен всему миру.
- Скажите, док, что вы собираетесь делать с этой обезьяной? - спросил,
обращаясь к Хоскинсу, репортер из "Глоба".
Хоскинс пожал плечами.
- Видите ли, моя первоначальная задача заключалась в том, чтобы
доказать возможность перенесения его в наше время. Однако я полагаю, что
он заинтересует антропологов и физиологов. Ведь перед нами существо, по
своему развитию стоящее на грани между животным и человеком. Теперь у нас
есть возможность узнать многое о нас самих и о наших предках.
- И долго вы намерены держать его здесь?
- Столько, сколько нам понадобится на его изучение плюс еще какой-то
период после завершения исследований. Не исключено, что на это потребуется
довольно много времени.
- Не могли бы вы вывести его из дома? Тогда мы установили бы
телевизионную аппаратуру и состряпали потрясающий сюжет.
- Очень сожалею, но ребенок не может выйти за пределы "Стасиса".
- А что такое "Стасис"?
- Боюсь, джентльмены, что объяснять это придется слишком долго. -
Хоскинс позволил себе улыбнуться. - А вкратце суть дела в том, что время,
каким мы его себе представляем, в "Стасисе" не существует. Эти комнаты как
бы покрыты невидимой оболочкой и не являются в полном смысле слова частью
нашего мира. Именно поэтому и удалось извлечь, так сказать, ребенка из
прошлого.
- Постойте-ка, - перебил репортер из "Ньюс", которого явно не
удовлетворило объяснение Хоскинса, - что это вы несете? Ведь сестра
свободно входит в помещение и выходит из него.
- Это может сделать любой из вас, - небрежно ответил Хоскинс. - Вы
будете двигаться параллельно временным силовым линиям, и это не повлечет
за собой сколько-нибудь значительной потери или притока энергии. Ребенок
же был доставлен сюда из далекого прошлого. Его движение происходило
поперек силовых линий, и он получил временной потенциал. Для того чтобы
переместить его в наш мир, в наше время, потребуется израсходовать всю
энергию, накопленную нашим акционерным обществом, а также, возможно, и
весь запас энергии города Вашингтона. Мы были вынуждены сохранить
доставленный сюда вместе с мальчиком мусор, и нам придется выносить его
отсюда постепенно, по крупицам.
Пока Хоскинс давал объяснения, корреспонденты что-то деловито строчили
в своих блокнотах. Из всего сказанного они ровным счетом ничего не поняли
и были убеждены в том, что их читателей постигнет та же участь: однако все
звучало мудрено, научно, а именно это и требовалось.
- Вы сможете дать сегодня вечером интервью? - спросил представитель
"Таймс геральда". - Оно будет передаваться по всем каналам.
- Пожалуй, смогу, - быстро ответил Хоскинс, и репортеры удалились.
Мисс Феллоуз молча смотрела им вслед. Все, что было сказано о "Стасисе"
и о временных силовых линиях, она поняла не лучше, чем журналисты. Но одно
усвоила твердо. Тимми (она поймала себя на том, что уже думает о мальчике,
как о "Тимми") приговорен к вечному заключению в стенах "Стасиса", причем
это не было простым капризом Хоскинса. Видимо, и вправду невозможно
выпустить его отсюда. Никогда.
Бедный ребенок. Бедный ребенок.
Внезапно до ее сознания дошло, что он все еще плачет, и она поспешила в
дом, чтобы успокоить его.


Мисс Феллоуз не удалось увидеть выступление Хоскинса по телевидению;
хотя его интервью передавалось не только в самых отдаленных уголках Земли,
но даже на станции на Луне, оно не проникло в маленькую квартирку, где
жили теперь мисс Феллоуз и уродливый мальчуган.
На следующее утро Хоскинс спустился к ним, сияя от торжества.
- Интервью прошло удачно? - спросила мисс Феллоуз.
- Исключительно удачно. А как поживает... Тимми?
Услышав, что он назвал мальчика по имени, мисс Феллоуз была приятно
удивлена.
- Все в порядке. Иди сюда, Тимми, это добрый дядя, он тебя не обидит.
Но Тимми не пожелал выйти из другой комнаты, из-за полуприкрытой двери
виднелся только клок его спутанных волос да время от времени робко
показывался один блестящий глаз.
- Мальчик удивительно быстро привыкает к обстановке, право же, он
весьма сообразителен.
- Вас это удивляет?
- Да. Боюсь, что вначале я приняла его за детеныша обезьяны, - секунду
поколебавшись, ответила она.
- Кем бы он ни был, он очень много для нас сделал. Ведь он прославил
"Стасис инкорпорейтид". Мы теперь на коне, да, мы на коне.
Видимо, ему не терпелось поделиться с кем-нибудь своим торжеством,
пусть даже с ней, с мисс Феллоуз.
- Каким же образом ему это удалось? - спросила она, давая Хоскинсу
возможность высказаться.
Засунув руки в карманы, Хоскинс продолжал:
- Десять лет мы работали, имея в своем распоряжении крайне ограниченный
капитал, собирая буквально по пенсу. Мы просто обязаны были создать сразу
нечто очень эффектное, пусть для этого пришлось бы поставить на карту все
наши средства. Уверяю вас, это был каторжный труд. На попытку извлечь из
прошлого этого неандертальца ушли все деньги, которые нам удалось собрать,
то одалживая, а то и воруя, да-да, именно воруя. На осуществление этого
эксперимента пошли средства, ассигнованные на другие цели. Их мы
использовали без разрешения. Если б опыт не удался, моя песенка была бы
спета.
- Поэтому-то у домика нет потолка? - прервала его мисс Феллоуз.
- Что вы сказали? - переспросил Хоскинс.
- Вам не хватило денег на потолок?
- Видите ли, это не единственная причина. Честно говоря, мы не в
состоянии были угадать точный возраст неандертальца. Наши возможности
точно определить характеристику объекта, столь удаленного во времени, пока
ограниченны, и он вполне мог оказаться существом огромного роста и дикого
нрава, и нам пришлось бы общаться с ним на расстоянии, как с посаженным в
клетку животным.
- Но поскольку ваши опасения не оправдались, мне думается, вы могли бы
теперь достроить потолок.
- Теперь, да. Денег у нас теперь много. Все обернулось блестяще, мисс
Феллоуз. - Улыбка не сходила с его широкого лица, и когда он повернулся,
чтобы уйти, казалось, даже спина его излучала улыбку.
"Он довольно приятный человек, когда забывается и сбрасывает маску
ученого, отрешенного от всего земного", - подумала мисс Феллоуз.
Ей вдруг захотелось узнать, женат ли он, но, спохватившись, она
постаралась отогнать эту мысль.
- Тимми, - позвала она, - иди сюда, Тимми!


За протекшие с того дня месяцы мисс Феллоуз все больше и больше
начинала чувствовать себя неотъемлемой частью Компании "Стасис
инкорпорейтид". Ей предоставили отдельный маленький кабинет, на двери
которого красовалась табличка с ее именем, неподалеку от кукольного домика
(как она продолжала называть служившую для Тимми жильем камору "Стасиса").
Ей теперь платили намного больше, чем вначале, а у кукольного домика был
наконец достроен потолок и улучшено внутреннее оборудование: появилась
вторая туалетная комната, и мало того - у нее теперь была собственная
квартира на территории "Стасиса", и иногда ей даже удавалось там ночевать.
Между кукольным домиком и этой ее новой квартирой провели телефон, и Тимми
научился им пользоваться.
Мисс Феллоуз привыкла к Тимми настолько, что меньше стала замечать его
уродство. Однажды на улице она поймала себя на том, что какой-то
обыкновенный мальчик показался ей крайне непривлекательным - у него был
высокий выпуклый лоб и выступающий вперед резко очерченный подбородок. Ей
пришлось сделать над собой усилие, чтобы избавиться от этого наваждения.
И еще приятнее было привыкать к случайным посещениям Хоскинса.
Совершенно очевидно, что он с удовольствием расставался на время со своей
становившейся все более утомительной ролью главы акционерного общества
"Стасис инкорпорейтид" и что к ребенку, с появлением которого было связано
нынешнее процветание Компании, он питал особые чувства, граничащие с
сентиментальностью. Но мисс Феллоуз казалось, что ему было приятно
беседовать и с ней. (За это время ей удалось узнать, что Хоскинс
разработал метод анализа отражения мезонного луча, проникающего в прошлое;
его изобретением был и сам "Стасис". Холодность его была чисто внешней -
ею он пытался замаскировать природную доброту, и, о да, он был женат.)
К чему мисс Феллоуз никак не могла привыкнуть, так это к мысли, что она
участвует в научном эксперименте. Несмотря на все свои усилия, она все
больше чувствовала себя органической частью происходящего, и дело порой
доходило до прямых стычек с физиологами.
Однажды, спустившись к ним, Хоскинс нашел ее в таком гневе, что,
казалось, она способна была в этот момент совершить убийство. "Они не
имеют права, они не имеют _права_... Даже если Тимми - неандерталец, все
равно он человек, а не животное".
Она следила за ними через открытую дверь. Почти ослепнув от ярости, она
прислушивалась к всхлипываниям Тимми. Вдруг она заметила стоящего рядом
Хоскинса. Не исключено, что он появился здесь уже давно.
- Можно войти? - спросил он.
Коротко кивнув, она поспешила к Тимми, который тесно прижался к ней,
обвив ее своими маленькими кривыми и все еще такими худыми ножками.
- Вы ведь знаете, что они не имеют права проделывать подобные опыты
_над человеком_, - сказал Хоскинс.
- А я решительно заявляю, доктор Хоскинс, что они не имеют права
проделывать это и над Тимми. Вы когда-то сказали мне, что своим
процветанием "Стасис" обязан Тимми. Если вы чувствуете хоть каплю
благодарности, избавьте беднягу от этих людей, по крайней мере до той
поры, пока он не подрастет и станет разумнее. После их манипуляций он не
может спать, его душат кошмары. Я предупреждаю вас (ярость ее достигла
кульминации), что я их больше сюда не впущу! (До ее сознания дошло, что
она перешла на крик, но она уже не владела собой.) Я знаю, что он
неандерталец, - несколько успокоившись, продолжала она, - но мы их во
многом недооцениваем. Я читала о неандертальцах. У них была своя культура,
и некоторые из величайших человеческих открытий, такие, как, например,
одомашнивание животных, изобретение колеса и различных типов каменных
жерновов, были сделаны именно в их эпоху. У них, несомненно, были и
духовные потребности. Это видно из того, что при погребении они клали
вместе с умершим его личные вещи, следовательно, они верили в загробную
жизнь и, может быть, у них уже была какая-то религия. Неужели все это не
дает Тимми права на человеческое отношение?
Она ласково похлопала мальчика по спине и отослала его играть в другую
комнату. Когда открылась дверь, Хоскинс увидел целую гору самых
разнообразных игрушек.
Он улыбнулся.
- Несчастный ребенок заслужил эти игрушки, - поспешно заняв
оборонительную позицию, сказала мисс Феллоуз. - Это все, что у него есть,
и он заработал их своими страданиями.
- Поверьте, я ничего против этого не имею. Я только подумал, как
изменились вы сами с того первого дня. Вы тогда были возмущены, что я
подсунул вам неандертальца.
- Мне кажется, что я не была так уж возмущена этим, - тихо возразила
мисс Феллоуз, но тут же умолкла.
- Как вы считаете, мисс Феллоуз, сколько ему может быть лет? -
переменил тему Хоскинс.
- Не берусь вам сказать точно, ведь мы не знаем, как физически
развивались неандертальцы, - ответила мисс Феллоуз. - Если исходить из его
роста, то ему не более трех лет, но неандертальцы были низкорослыми, а
если учесть характер проделываемых над ним опытов, то он, быть может, и
вовсе перестал расти. А судя по тому, как он усваивает английский язык,
можно заключить, что ему больше четырех.
- Это правда? Я что-то не заметил в ваших докладах ни слова о том, что
он учится говорить.
- Он не станет говорить ни с кем, кроме меня, во всяком случае, пока.
Он всех ужасно боится, и это не удивительно. Он может, например, попросить
какую-нибудь определенную пищу. Более того, он теперь в состоянии
высказать свое любое желание и понимает почти все, что я говорю ему.
Впрочем, вполне возможно, что его развитие приостановится. - Произнося
последнюю фразу, мисс Феллоуз напряженно следила за выражением лица
Хоскинса, стараясь определить, вовремя ли коснулась она этого вопроса.
- Почему?
- Для развития каждому ребенку нужна стимуляция, а Тимми живет здесь
как в одиночном заключении. Я делаю для него все, что в моих силах, но
ведь я не всегда нахожусь подле него, а кроме того, я не в состоянии дать
ему все, в чем он нуждается. Я хочу сказать, доктор Хоскинс, что ему
необходимо общаться с каким-нибудь другим мальчиком.
Хоскинс медленно наклонил голову.
- К сожалению, у нас имеется всего лишь один такой ребенок. Бедное
дитя!
Услышав это, мисс Феллоуз сразу смягчилась.
- Ведь вы любите Тимми, не правда ли? - Было так приятно сознавать, что
еще кто-то испытывает к ребенку теплые чувства.
- О да, - ответил Хоскинс, на секунду теряя самоконтроль, и в этот
краткий миг она заметила в его глазах усталость.
Мисс Феллоуз тут же оставила намерение довести свой план до конца.
- Вы выглядите очень утомленным, доктор Хоскинс, - с искренним участием
произнесла она.
- Вы так думаете? Придется сделать над собой усилие, чтобы выглядеть
пободрее.
- Мне кажется, что "Стасис инкорпорейтид" не дает вам ни минуты покоя.
Хоскинс пожал плечами.
- Вы правы. В этом еще повинны находящиеся у нас в настоящее время
животное, растения и минералы. Кстати, мисс Феллоуз, вы, наверное, еще не
видели наши экспонаты.
- Честно говоря, нет... Но вовсе не потому, что это меня не интересует.
Я ведь была очень занята.
- Ну теперь-то у вас больше свободного времени, - повинуясь какому-то
внезапно принятому решению, сказал Хоскинс. - Я зайду за вами завтра утром
в одиннадцать и сам все покажу вам. Вас это устраивает?
- Вполне, доктор Хоскинс, я буду очень рада, - улыбнувшись, ответила
она.
В свою очередь улыбнувшись, он кивнул ей и ушел.
Весь остаток дня мисс Феллоуз в свободное от работы время что-то про
себя напевала. И в самом деле, хотя, безусловно, даже сама мысль об этом
показалась ей невероятной, но ведь это было похоже... почти похоже на то,
что он назначил ей свидание.


Обаятельный и улыбающийся, он явился на следующий день точно в
назначенное время. Вместо привычной униформы она надела на этот раз
платье. Увы, весьма старомодного покроя, но тем не менее уже много лет она
не чувствовала себя столь женственной.
Он сделал ей несколько сдержанных комплиментов, и она приняла его
похвалы в столь же сдержанной манере, подумав, что это прекрасное начало.
Однако в тот же миг ей пришла в голову другая мысль: "А собственно говоря,
начало чего?"
Чтобы отогнать от себя эти мысли, она поспешила попрощаться с Тимми,
пообещав, что скоро вернется.
Хоскинс повел ее в новое крыло здания, где она до сих пор ни разу не
была. Здесь еще сохранился запах, свойственный только что выстроенным
помещениям. Доносившиеся откуда-то приглушенные звуки свидетельствовали о
том, что строительные работы еще не закончены.
- Животное, растения и минералы, - снова, как накануне, произнес
Хоскинс. - Животное находится здесь - это наиболее живописный из наших
экспонатов.
Вся внутренняя часть здания была разделена на несколько помещений,
каждое из которых представляло собой отдельную камеру "Стасиса". Хоскинс
подвел ее к смотровому окну одной из них, и она заглянула внутрь.
Существо, представившееся ее взору, показалось ей вначале чем-то вроде
покрытой чешуей хвостатой курицы. Покачиваясь на двух тощих лапках, оно
бегало по камере, быстро поворачивая из стороны в сторону изящную птичью
голову с костным наростом, напоминающим петушиный гребень. Пальцеобразные
отростки коротких передних конечностей непрерывно сжимались и разжимались.
- Это наш динозавр, - сказал Хоскинс. - Он находится здесь несколько
месяцев. Уж не знаю, когда мы сможем с ним расстаться.
- Динозавр?
- А вы ожидали увидеть гиганта?
Она улыбнулась, и на ее щеках появились ямочки.
- Мне кажется, что некоторые их так себе и представляют. Я-то знаю, что
существовали динозавры небольшого размера.
- А мы старались извлечь из прошлого именно маленького динозавра. Его
все время обследуют, но сейчас, видно, его ненадолго оставили в покое. Эти
обследования дали интереснейшие результаты. Так, например, он не является
в полном смысле слова холоднокровным животным. Он способен поддерживать
температуру тела несколько выше температуры окружающей среды. К сожалению,
это самец. С тех пор как он появился здесь, мы пытаемся зафиксировать
другого динозавра, который может оказаться самкой, но пока безуспешно.
- А для чего нужна самка?
В его глазах промелькнула откровенная насмешка.
- В этом случае мы, возможно, получили бы оплодотворенные яйца, а
следовательно, и детенышей динозавра.
- Ах, да.
Он повел ее к отделению трилобитов.
- Это профессор Дуэйн из Вашингтонского университета, - сказал Хоскинс.
- Специалист по ядерной химии. Если мне не изменяет память, он занимается
определением изотопного состава кислорода воды.
- С какой целью?
- Это доисторическая вода; во всяком случае возраст ее исчисляется по
крайней мере полумиллиардом лет. Изотопный состав позволяет определить
температуру океана в ту эпоху. Самого Дуэйна трилобиты не интересуют, их
анатомированием занимаются другие ученые. Им повезло: ведь им нужны только
скальпели и микроскопы, тогда как Дуэйну приходится для каждого опыта
устанавливать сложный масс-спектрограф.
- Но почему? Разве он не может?..
- Нет, не может. Ему нельзя ничего выносить из этого помещения, пока
существует хоть какая-то возможность избежать этого.
Здесь были также собраны образцы первобытной растительности и обломки
скал - это и были растения и минералы, о которых упомянул Хоскинс. У
каждого экспоната имелся свой исследователь. Все это напоминало музей,
оживший музей, ставший центром активной научной деятельности.
- И всем этим руководите вы один?
- О нет, мисс Феллоуз, слава богу, в моем распоряжении большой штат
сотрудников. Меня интересует только теоретическая сторона вопроса: время
как таковое, техника мезонного обнаружения удаленных во времени объектов и
тому подобное. Все это я охотно променял бы на метод обнаружения объектов,
удаленных во времени менее чем на десять тысяч лет. Если бы нам удалось
проникнуть в историческую эпоху...
Его прервал какой-то шум у одной из отдаленных камер, откуда донесся до
них чей-то высокий раздраженный голос. Хоскинс нахмурился и, извинившись,
поспешил в ту сторону.
Мисс Феллоуз почти бегом бросилась за ним.
- Неужели вы не можете понять, что мне необходимо закончить очень
важную часть моих исследований? - крикливо вопрошал пожилой мужчина с
красным, обрамленным жидкой бородкой лицом.
Служащий, на лабораторном халате которого были вышиты буквы "СИ"
("Стасис инкорпорейтид"), сказал, обращаясь к Хоскинсу:
- Профессора Адемевского с самого начала предупреждали, что этот
экспонат будет находиться здесь только две недели.
- Я тогда еще не знал, сколько времени займут мои исследования, я не
пророк! - возбужденно выкрикнул Адемевский.
- Вы же понимаете, профессор, что мы располагаем весьма ограниченным
пространством, - сказал Хоскинс. - Поэтому мы вынуждены время от времени
менять наши экспонаты. Этот обломок халкопирита должен вернуться туда,
откуда он к нам прибыл, Ученые ждут, когда поступят новые экспонаты.
- Почему же я не могу получить его в личное пользование? Разрешите мне
унести его отсюда.
- Вы знаете, что это невозможно.
- Вам жаль отдать мне кусок халкопирита, этот несчастный
пятикилограммовый обломок? Но почему?
- Нам не по карману связанная с этим утечка энергии! - раздраженно
воскликнул Хоскинс. - И вам это отлично известно.
- Дело в том, доктор Хоскинс, - прервал его служащий, - что вопреки
правилам профессор пытался унести минерал с собой и чуть было не прорвал
"Стасис".
На мгновение все умолкли. Повернувшись к ученому, Хоскинс холодно
спросил:
- Это правда, профессор?
Адемевский смущенно кашлянул.
- Видите ли, я не думал, что это нанесет ущерб...
Хоскинс протянул руку и дернул за шнур, свободно висевший на наружной
стене камеры, перед которой они сейчас стояли.
У мисс Феллоуз, которая в тот миг разглядывала этот ничем не
примечательный, но вызвавший столь горячий спор кусок камня, перехватило
дыхание - на ее глазах камень мгновенно исчез. Камера была пуста.
- Я очень сожалею, профессор, - сказал Хоскинс, - но выданное вам
разрешение на исследование объектов, находящихся в "Стасисе", аннулируется
навсегда.
- Но погодите...
- Я еще раз очень сожалею. Вы нарушили одно из наших самых важных
правил.
- Я подам жалобу в Международную Ассоциацию...
- Жалуйтесь кому угодно. Вы только убедитесь, что в случаях, подобных
этому, никто не заставит меня отступить.
Он демонстративно отвернулся от продолжавшего протестовать профессора
и, все еще бледный от гнева, сказал, обращаясь к мисс Феллоуз:
- Вы не откажетесь позавтракать со мной?


Он провел ее в ту часть кафетерия, которая была отведена для членов
администрации. Он поздоровался с сидевшими за столиками знакомыми и
спокойно представил им мисс Феллоуз, испытавшую мучительную неловкость.
"Что они подумают?" - эта мысль не давала ей покоя, и она изо всех сил
старалась принять по возможности деловой вид.
- Доктор Хоскинс, у вас часто случаются подобные неприятности? -
спросила она, взяв вилку и принимаясь за еду. - Я имею в виду это
происшествие с профессором.
- Нет, - с усилием ответил Хоскинс, - такое произошло впервые. Мне,
правда, частенько приходится спорить с желающими вынести из "Стасиса" тот
или иной экспонат, но до сегодняшнего дня никто еще не пытался _сделать_
это.
- Мне помнится, вы однажды сказали, что с этим связан большой расход
энергии.
- Совершенно верно. Мы, конечно, постарались учесть такую возможность,
так как подобные случаи будут повторяться, и у нас имеется теперь
специальный запас энергии, рассчитанный на покрытие утечки при
непредусмотренном выносе из "Стасиса" какого-нибудь предмета. Но это не
означает, что нам доставит удовольствие за полсекунды потерять годовой
запас энергии. Ведь ущерб, нанесенный нашему капиталу потерей такого
количества энергии, заставил бы нас на долгие годы отложить дальнейшее
претворение в жизнь планов проникновения в глубины времени... Кроме того,
вы можете себе представить, что случилось бы, находись профессор в камере
в тот миг, когда "Стасис" был прорван!
- А что бы с ним произошло?
- Видите ли, мы экспериментировали на неодушевленных предметах и на
мышах - они бесследно исчезают. Мы полагаем, что они отправляются назад, в
прошлое, вместе с тем объектом, который мгновенно переносится в то время,
из которого его извлекли. Поэтому нам приходится как бы ставить на якорь
те предметы, исчезновение которых из "Стасиса" нам нежелательно. Что
касается профессора, то он отправился бы прямо в плиоцен вместе с
исчезнувшим куском камня и очутился бы там в то самое время, из которого
этот камень извлекли, плюс те две недели, что он находился у нас.
- Это было бы ужасно!
- Уверяю вас, что судьба самого профессора меня мало беспокоит: если он
был настолько глуп, чтобы совершить подобный поступок, то туда ему и
дорога, это послужило бы ему хорошим уроком. Но представьте себе, какое
это произвело бы впечатление на публику, если бы факт его исчезновения
стал широко известен. Достаточно только людям узнать, что наши опыты столь
опасны, как нас тут же лишат средств на их продолжение.
Хоскинс выразительно щелкнул пальцами и принялся мрачно ковырять вилкой
стоявшую перед ним еду.
- А вы не могли бы вернуть его назад? - спросила мисс Феллоуз. - Тем же
способом, каким вы раздобыли этот камень?
- Нет. Потому что, как только предмет отправлен обратно, он уже больше
не фиксируется, если только связь с ним не предусматривается заранее, а в
данном случае у нас не было для этого никаких оснований. Да и вообще мы
никогда к этому не прибегаем. Для того, чтобы найти профессора, нужно было
бы восстановить первоначальное направление поиска, а это все равно что
забросить удочку в океан с целью поймать одну определенную рыбу. О
господи, когда я думаю о всех мерах предосторожности, принимаемых нами,
чтобы избежать несчастных случаев, мне начинает казаться, что я схожу с
ума. Каждая камера "Стасиса" имеет свое прорывающее устройство - без этого
нельзя, так как все они фиксируют различные предметы и должны
функционировать независимо друг от друга. Кроме того, ни одно прорывающее
устройство не вводится в действие до последней минуты, причем мы тщательно
разработали единственно возможный способ прорыва потенциального поля
"Стасиса" - для этого необходимо дернуть за шнур, выведенный за пределы
камеры. А чтобы это устройство сработало, нужно приложить значительную
физическую силу - для этого недостаточно случайного прикосновения к шнуру.
- Скажите, а... не влияет ли на ход истории подобное перемещение
объектов из прошлого в настоящее время и обратно? - спросила мисс Феллоуз.
Хоскинс пожал плечами.
- Если подходить к этому с точки зрения теории, на ваш вопрос можно
ответить утвердительно, но на самом-то деле, если исключить из ряда вон
выходящие случаи, это не сказывается на ходе истории. Мы все время что-то
удаляем из "Стасиса" - молекулы воздуха, бактерии, пыль. Около десяти
процентов потребляемой энергии тратится на возмещение связанной с этим
утечки. Но даже перемещение во времени сравнительно больших объектов
вызывает изменения, которые быстро сходят на нет. Возьмите хотя бы этот
халкопирит из плиоцена. За его двухнедельное отсутствие какое-нибудь
насекомое могло остаться без крова и погибнуть, что, в свою очередь, могло
повлечь за собой целую серию изменений. По нашим математическим расчетам -
это изменения самозатухающие.
- Вы хотите сказать, что природа сама восполняет нанесенный ей ущерб?
- До известной степени. Если вы перенесете человека из другой эпохи в
настоящее время или, наоборот, отправите его назад в прошлое, то в
последнем случае вы нанесете более существенный ущерб. Если вы проделаете
это с обычным рядовым человеком, то рана может залечиться сама. Мы
ежедневно получаем множество писем с просьбой перенести а нынешнее время
Авраама Линкольна, или Магомета, или Ленина. Это, конечно, исключено. Даже
если бы нам удалось их обнаружить, перемещение во времени одного из
творцов истории человечества нанесло бы невосполнимый ущерб. Есть методы,
с помощью которых мы рассчитываем, какие могут произойти изменения при
перемещении того или иного объекта во времени, и мы делаем все, чтобы
избежать необратимых последствий.
- Значит, Тимми... - начала было мисс Феллоуз.
- Нет, с ним все обстоит благополучно. Это абсолютно безопасно. Но... -
Он как-то странно взглянул на нее. - Нет, ничего. Вчера вы сказали мне,
что Тимми необходимо общаться с детьми.
- Да. - Мисс Феллоуз радостно улыбнулась. - Я не думала, что вы
запомнили мою просьбу.
- Но почему же? Я питаю к ребенку самые теплые чувства и ценю ваше к
нему отношение. Мне это не безразлично, и я не намерен обойти этот вопрос,
не объяснив вам, как обстоит дело. Вы видели, чем мы занимаемся, до
некоторой степени вам теперь известны трудности, которые нам приходится
преодолевать, и вы должны понять, почему при всем желании мы не можем
допустить, чтобы Тимми общался со своими сверстниками.
- Не можете? - растерянно воскликнула мисс Феллоуз.
- Но ведь я только что вам все объяснил. Нет ни малейшего шанса найти
другого неандертальца его возраста - на такую удачу и рассчитывать не
приходится. А даже если б нам повезло, то совершенно неразумно было бы
пойти не риск и поселить в "Стасисе" еще одно человеческое существо.
- Но вы меня неправильно поняли, доктор Хоскинс, - отложив в сторону
ложку, решительно сказала мисс Феллоуз. - Я вовсе не хочу, чтобы вы
перенесли в настоящее время еще одного неандертальца. Я знаю, что это
невозможно. Но ведь можно привести в "Стасис" другого ребенка, чтобы он
играл с Тимми.
- Ребенка _человека_? - Хоскинс был потрясен.
- _Другого_ ребенка, - отрезала мисс Феллоуз, чувствуя, как мгновенно
ее расположение к Хоскинсу сменилось враждебностью. - Тимми - человек!
- Мне это и в голову не пришло.
- Но почему? Что в этом дурного? Вы вырвали ребенка из его эпохи,
обрекли его на вечное заточение. Неужели вы не чувствуете себя в долгу
перед ним? Доктор Хоскинс, если есть в этом мире человек, который по всем
показателям, кроме биологического, может считаться отцом этого ребенка,
так это вы. Почему же вам не хочется сделать для него такую малость?
- Я - _его отец_? - спросил Хоскинс, как-то неловко поднявшись из-за
стола. - Если вы не возражаете, мисс Феллоуз, я провожу вас обратно в
"Стасис".
Они молча возвратились в кукольный домик. Никто из них больше не
произнес ни слова.


Если не считать случайных, мимоходом брошенных взглядов, прошло много
времени, пока она снова встретилась с Хоскинсом. Иногда она жалела об
этом, но когда Тимми впадал в тоску или молча стоял часами у окна, за
которым почти ничего не было видно, она с возмущением думала: "Какой же он
недалекий человек, этот доктор Хоскинс!"
Тимми говорил с каждым днем все более бегло и правильно. Правда, он так
и не смог до конца избавиться от некоторой невнятности в произношении, в
которой мисс Феллоуз находила даже своеобразную привлекательность. В
минуты волнения он иногда, как вначале, прищелкивал языком, но это
случалось все реже. Должно быть, он постепенно забывал те далекие дни, что
предшествовали его появлению в нынешнем времени...
По мере того как Тимми подрастал, интерес к нему физиологов шел на
убыль, но зато теперь им занялись психологи. Мисс Феллоуз так и не могла
решить, кто из них вызывал в ней большую неприязнь. Со шприцами было
покончено - уколы и выкачивания из организма жидкостей прекратились; его
перестали кормить по специально составленной диете. Но зато теперь Тимми,
чтобы получить пищу и воду, приходилось преодолевать препятствия. Он
должен был поднимать половицы, отодвигать какие-то нарочно установленные
решетки, дергать за шнуры. Удары слабого электрического тока доводили его
до истерики, и от этого мисс Феллоуз приходила в отчаяние.
Она не желала больше обращаться к Хоскинсу - каждый раз, когда она
думала о нем, перед ней всплывало его лицо, каким оно было в то утро за
завтраком. Глаза ее наполнялись слезами, и она снова и снова думала:
"Какой недалекий человек!"
И вот однажды возле кукольного домика совершенно неожиданно раздался
его голос - он звал ее.
Поправляя на ходу свой форменный халат, она, не спеша, вышла из дома и,
внезапно смутившись, остановилась, увидев перед собой стройную женщину
среднего роста. Благодаря светлым волосам и бледному цвету лица незнакомка
казалась очень хрупкой. За ее спиной, крепко уцепившись за ее юбку, стоял
круглолицый большеглазый мальчуган лет четырех.
- Дорогая, это мисс Феллоуз, сестра, наблюдающая за мальчиком. Мисс
Феллоуз, познакомьтесь с моей женой.
(Неужели это его жена? Мисс Феллоуз представляла ее совсем другой. Хотя
почему бы и нет? Такой человек, как Хоскинс, вполне мог для контраста
выбрать себе в жены слабое существо. Возможно, это именно то, что ему
нужно...)
Она заставила себя непринужденно поздороваться.
- Добрый день, миссис Хоскинс. Это ваш... ваш малыш?
(Это было для нее полной неожиданностью. Она могла представить себе
Хоскинса в роли мужа, но не отца, за исключением, конечно, того...) Она
вдруг поймала на себе мрачный взгляд Хоскинса и покраснела.
- Да, это мой сын Джерри, - сказал Хоскинс. - Джерри, поздоровайся с
мисс Феллоуз.
(Не сделал ли он ударение на слове "это"? Не хотел ли он дать ей
понять, что _это_ его сын, а не...)
Джерри немного подался вперед, не расставаясь, однако, с материнской
юбкой, и пробормотал приветствие. Миссис Хоскинс явно пыталась заглянуть
через плечо мисс Феллоуз в комнату, как бы стремясь увидеть там нечто
весьма ее интересовавшее.
- Ну что ж, зайдем в "Стасис", - сказал Хоскинс. - Входи, милочка. На
пороге тебя ждет несколько неприятное ощущение, но это быстро пройдет.
- Вы хотите, чтобы Джерри тоже вошел туда? - спросила мисс Феллоуз.
- Конечно. Он будет играть с Тимми. Вы ведь говорили, что Тимми нужен
товарищ для игр. Может, вы уже забыли об этом?
- Но... - В ее взгляде, брошенном на него, отразилось глубочайшее
удивление. - _Ваш_ мальчик?
- А чей же еще? - раздраженно сказал он. - Разве не этого вы
добивались? Идем, дорогая. Входи же.
С явным усилием подняв Джерри на руки, миссис Хоскинс переступила через
порог. Джерри захныкал - видимо, ему не понравилось испытываемое при входе
в "Стасис" ощущение.
- Где же это существо? - тонким голоском спросила миссис Хоскинс. - Я
не вижу его.
- Иди сюда, Тимми! - позвала мисс Феллоуз.
Тимми выглянул из-за двери, во все глаза уставившись на пожаловавшего к
нему в гости мальчика. Мускулы на руках миссис Хоскинс заметно напряглись.
Обернувшись к мужу, она спросила:
- Ты уверен, Джеральд, что он не опасен?
- Если вы имеете в виду Тимми, то он не представляет никакой опасности,
- тут же вмешалась мисс Феллоуз. - Он спокойный и послушный мальчик.
- Но ведь он ди... дикарь.
(Вот оно что! Результат все тех же газетных историй о
мальчике-обезьяне.)
- Он вовсе не дикарь, - резко произнесла мисс Феллоуз. - Он спокоен и
рассудителен, как любой другой пятилетний ребенок. Вы поступили очень
великодушно, миссис Хоскинс, разрешив вашему мальчику играть с Тимми, и я
убедительно прошу вас не беспокоиться за него.
- Я не уверена, что соглашусь на это, - раздраженно проговорила миссис
Хоскинс.
- Мы ведь уже обсудили этот вопрос, дорогая, - сказал Хоскинс, - и я
думаю, что не стоит перемалывать все заново. Спусти Джерри на пол.
Миссис Хоскинс повиновалась. Мальчик прижался к ней спиной и уставился
на находившегося я соседней комнате ребенка, который, в свою очередь, не
спускал с него глаз.
- Тимми, иди сюда, - сказала мисс Феллоуз, - иди, не бойся.
Тимми медленно вошел в комнату. Хоскинс наклонился, чтобы отцепить
пальцы Джерри от материнской юбки.
- Отойди немного назад, дорогая, пусть дети познакомятся.
Мальчики очутились лицом к лицу. Несмотря на то что Джерри был младше,
он был выше Тимми на целый дюйм, и на фоне его стройной фигурки и красиво
посаженной пропорциональной головы гротескность облика Тимми вдруг
бросилась в глаза почти как в первые дни.
У мисс Феллоуз задрожали губы.
Первым заговорил маленький неандерталец.
- Как тебя зовут? - дискантом спросил он, быстро приблизив к Джерри
свое лицо, как бы желая получше рассмотреть его.
Вздрогнув от неожиданности, Джерри вместо ответа дал Тимми тумака, и
Тимми, отлетев назад, не удержался на ногах и упал на пол. Оба громко
заревели, а миссис Хоскинс поспешно схватила Джерри на руки, в то время
как мисс Феллоуз, покраснев от сдерживаемого гнева, подняла Тимми,
стараясь успокоить его.
- Они инстинктивно невзлюбили друг друга, - заявила миссис Хоскинс.
- Они инстинктивно относятся друг к другу точно так же, как любые
другие дети, будь они на их месте, - устало сказал Хоскинс. - А теперь
спусти Джерри с рук и дай ему привыкнуть к обстановке. По правде говоря,
нам лучше сейчас уйти. Мисс Феллоуз может через часок привести Джерри ко
мне в кабинет, и я позабочусь, чтобы его доставили домой.
В последовавший за этим час дети ни на минуту не спускали друг с друга
глаз. Джерри плакал и звал мать, боясь отойти от мисс Феллоуз, и только
спустя какое-то время позволил наконец утешить себя леденцом. Тимми тоже
получил леденец, и через час мисс Феллоуз удалось добиться того, что оба
они сели играть в кубики, правда в разных концах комнаты.
Когда мисс Феллоуз в этот день повела Джерри к отцу, она до такой
степени была исполнена благодарности и Хоскинсу, что с трудом сдерживала
слезы.
Мисс Феллоуз искала слова, чтобы выразить свей чувства, но подчеркнутая
сдержанность Хоскинса помешала ей высказаться. Может быть, он до сих пор
не простил ей того, что она заставила его прочувствовать жестокость его
отношения к Тимми. А может, он привел собственного сына, чтобы доказать
ей, как хорошо он относится к Тимми, и одновременно дать понять, что он
вовсе не его отец. Да, именно это он и имел в виду!
Так что она ограничилась лишь скупой фразой:
- Спасибо, большое спасибо, доктор Хоскинс.
На что ему оставалось лишь ответить:
- Не за что, мисс Феллоуз. Все нормально.
Постепенно это вошло в обычай. Два раза в неделю Джерри приводили на
час поиграть с Тимми, потом этот срок был продлен до двух часов. Дети
познакомились, постепенно изучили привычки друг друга и стали играть
вместе.
И теперь, когда схлынула первая волна благодарности, мисс Феллоуз
поняла, что Джерри ей не нравится. Телом он был значительно крупнее Тимми,
да и вообще превосходил его во всех отношениях: он властвовал над Тимми,
отводя ему в играх второстепенную роль. С создавшимся положением ее
примиряло только то, что как бы там ни было, а Тимми со все большим
нетерпением ждал очередного прихода своего товарища по играм.
- Это все, что у него есть в жизни, - с грустью говорила она себе.
И однажды, наблюдая за ними, она вдруг подумала; "Эти два мальчика -
оба дети Хоскинса, один от жены, другой - от "Стасиса". В то время как я
сама..."
"О господи, - сжав кулаками виски, со стыдом подумала она, - ведь я
ревную!"


- Мисс Феллоуз, - спросил однажды Тимми (она не разрешала ему иначе
называть себя), - когда я пойду в школу?
Она взглянула в его карие глаза, умоляюще смотревшие на нее в ожидании
ответа, и мягко провела рукой по его густым волосам. Это была самая
неаккуратная часть его внешности: она стригла его сама, и мальчик юлой
вертелся под ножницами и мешал ей. Она никогда не просила прислать для
этой цели парикмахера, ибо ее неумелая стрижка удачно маскировала низкий
покатый лоб ребенка и чрезмерно выпуклый затылок.
- Откуда ты узнал о школе? - спросила она.
- Джерри ходит в школу. В детский сад, - старательно выговаривая слоги,
ответил он. - Джерри бывает во многих местах там, на воле. Когда же я
выйду отсюда на волю, мисс Феллоуз?
У мисс Феллоуз мучительно сжалось сердце. Она, конечно, понимала: ничто
не сможет помешать Тимми узнавать все больше и больше о внешнем мире, о
том мире, который для него закрыт навсегда.
Постаравшись придать своему голосу побольше бодрости, она спросила:
- А что бы ты стал делать в детском саду, Тимми?
- Джерри говорит, что они играют там в разные игры, что им показывают
ленты с движущимися картинками. Он говорит, что там много-много детей. Он
рассказывает... - Тимми на мгновение задумался, потом торжествующе развел
в стороны обе руки с растопыренными пальцами и только тогда кончил фразу:
- Вот как много он рассказывает!
- Тебе хотелось бы посмотреть движущиеся картинки? - спросила мисс
Феллоуз. - Я принесу тебе эти ленты и ленты с записью музыки.
Так удалось на какое-то время успокоить его.


В отсутствие Джерри он жадно просматривал детские киноленты, а мисс
Феллоуз часами читала ему вслух книжки.
В самом простом рассказике содержалось столько для него непонятного,
что приходилось объяснять сущность самых обычных вещей, находившихся за
пределами трех комнат "Стасиса". Теперь, когда в его мысли вторгся внешний
мир, он все чаще стал видеть сны.
Ему снилось всегда одно и то же - тот неведомый мир, что находился за
пределами его домика. Он неумело пытался рассказать мисс Феллоуз
содержание этих сновидений, в которых он всегда переносился в огромное
пустое пространство, где кроме него были еще дети и какие-то странные,
непонятные предметы, созданные его воображением на основе далеко не до
конца понятых им книжных образов. Иногда ему снились картины из его
полузабытого далекого прошлого, когда он жил еще среди неандертальцев.
Снившиеся ему дети не замечали его, и хотя он чувствовал, что находится
вместе с ними за пределами "Стасиса", он в то же время понимал, что не
принадлежит внешнему миру, и оставался всегда в страшном одиночестве, как
будто и не покидал своей комнаты. Он всегда просыпался в слезах.
Пытаясь успокоить Тимми, мисс Феллоуз старалась обратить его рассказы в
шутку, смеялась над ними, но сколько ночей она сама проплакала в своей
квартире!
Однажды, когда мисс Феллоуз читала вслух, Тимми протянул руку к ее
подбородку и, осторожно приподняв ее лицо от книги, заставил ее взглянуть
себе в глаза.
- Мисс Феллоуз, откуда вы узнаете то, что рассказываете мне? - спросил
он.
- Ты видишь эти значки? Они-то и говорят мне о том, что я потом уже
рассказываю тебе. Из этих значков составляются слова.
Взяв из ее рук книгу, Тимми долго с любопытством рассматривал буквы.
- Некоторые из значков совсем одинаковые, - произнес он наконец.
Она рассмеялась от радости, которую ей доставила его сообразительность.
- Правильно. Хочешь, я покажу тебе, как писать эти значки?
- Хорошо, покажите. Это будет интересная игра.
Ей тогда даже в голову не пришло, что он может научиться читать. До
того самого дня, когда он прочел ей вслух книжку, она отказывалась верить
в это. Через несколько недель она внезапно осознала огромную важность
этого события и была ошеломлена. Сидя у нее на коленях, Тимми читал ей
вслух детскую книжку, не пропуская ни одного слова. Он читал!
Потрясенная, она поднялась со стула и сказала:
- Я скоро вернусь, Тимми, Мне необходимо повидать доктора Хоскинса.
Ее охватило граничащее с безумием возбуждение. Ей показалось, что
теперь ей удастся наконец найти средство сделать Тимми в какой-то степени
счастливым. Если Тимми нельзя войти в современную жизнь, то эта жизнь сама
должна прийти к нему в его трехкомнатную тюрьму, запечатленная в книгах,
кинофильмах и звуках.
Ему необходимо дать образование, использовав все его природные
способности. Этим человечество могло бы как-то возместить то зло, которое
оно ему причинило.


Она нашла Хоскинса в настроении, странно сходном с ее собственным - все
его существо излучало неприкрытую радость и торжество. В правлении царило
необычное оживление, и мисс Феллоуз, когда она растерянно остановилась в
приемной, даже подумала, что ей не удастся сегодня поговорить с Хоскинсом.
Но он заметил ее, и его широкое лицо расплылось в улыбке.
- Идите сюда, мисс Феллоуз, - позвал он.
Он быстро сказал что-то по интеркому и выключил его.
- Вы уже слышали?.. Ну конечно, нет, вы еще ничего не можете знать. Мы
ведь добились своего! Мы уже можем фиксировать объекты из недалекого
прошлого.
- Вы хотите сказать, что теперь вам удастся перенести в настоящее время
человека, жившего уже в историческую эпоху? - спросила мисс Феллоуз.
- Вы меня поняли абсолютно правильно. Только что мы зафиксировали
одного индивидуума, жившего в четырнадцатом веке. Вы только представьте
себе всю важность этого события! Как же я буду счастлив избавиться наконец
от концентрации всех сил на мезозойской эре: казалось, этому не будет
конца; какое я получу удовольствие от замены палеонтологов историками...
Вы, кажется, что-то хотели сообщить мне? Ну давайте, выкладывайте, что там
у вас. Говорите же. Вы застали меня в хорошем настроении и можете получить
все, что пожелаете.
- Я очень рада, - улыбнулась мисс Феллоуз. - Меня как раз интересует
один вопрос: не могли бы мы разработать систему образования для Тимми?
- Образования? Какого еще образования?
- Ну, общего образования. Я имею в виду школу. Надо дать ему
возможность учиться.
- Но может ли он учиться?
- Конечно, ведь он уже учится. Он умеет читать, этому я научила его
сама.
Ей показалось, что настроение Хоскинса вдруг резко ухудшилось.
- Я, право, не знаю, что вам на это сказать, мисс Феллоуз, - произнес
он.
- Но ведь вы только что пообещали, что исполните любую мою просьбу...
- Я это помню. К сожалению, в данном случае я поступил опрометчиво.
Видите ли, мисс Феллоуз, я думаю, вы прекрасно понимаете, что мы не можем
продолжать эксперимент с Тимми до бесконечности.
Охваченная внезапным ужасом, она в упор взглянула на него, еще до конца
не осознав весь смысл сказанных только что слов. Что он подразумевал под
этим "не можем продолжать"? Ее сознание вдруг озарила яркая вспышка - она
вспомнила о профессоре Адемевском и минерале, отправленном назад после
двухнедельного пребывания в "Стасисе".
- Но ведь сейчас речь идет о мальчике, а не о куске камня...
Хоскинс явно чувствовал себя не в своей тарелке.
- В случаях, подобных этому, даже ребенку нельзя придавать слишком
большое значение. Теперь, когда мы надеемся заполучить сюда людей, живших
в историческую эпоху, нам понадобятся все помещения "Стасиса".
Она все еще ничего не понимала.
- Но вы не сделаете этого. Тимми... Тимми...
- Ну-ну, не принимайте все так близко к сердцу, мисс Феллоуз. Быть
может, Тимми пробудет здесь еще несколько месяцев, и за это время мы
постараемся сделать для него все, что в наших силах.
Она продолжала молча смотреть на него.
- Не хотите ли вы выпить чего-нибудь, мисс Феллоуз?
- Нет, - прошептала она. - Мне ничего не нужно.
Едва сознавая, что делает, она с трудом поднялась на ноги и, словно во
власти кошмара, вышла из комнаты.
"Ты не умрешь, Тимми, - подумала она. - Ты не умрешь!"
С той поры ее неотступно преследовала мысль о необходимости как-то
предотвратить гибель Тимми. Но одно дело думать, а другое - осуществить
задуманное. Первое время мисс Феллоуз упорно цеплялась за надежду на то,
что попытка перенести кого-либо из XIV века в настоящее время потерпит
полную неудачу. Хоскинс мог допустить ошибку с точки зрения теории
эксперимента, могли также обнаружиться недостатки в методе его
осуществления. И тогда все останется по-старому.
Остальная часть человечества, конечно, надеялась на противоположный
исход, и мисс Феллоуз вопреки рассудку возненавидела за это весь мир.
Ажиотаж, поднявшийся вокруг "Проекта "Средневековье", достиг предельного
накала. Печать и общественность изголодались по чему-либо из ряда вон
выходящему. Акционерное общество "Стасис инкорпорейтид" давно уже не
производило подобной сенсации. Какой-нибудь новый камень или ископаемая
рыба уже никого не волновали. А _это_ было как раз то, что требовалось.
Человек, живший уже в историческую эпоху, взрослый индивид, говорящий
на понятном и теперь языке, тот, кто поможет ученым воссоздать неведомую
поныне страницу истории.
Решительный час приближался, и на сей раз уже не только трое на балконе
должны были стать свидетелями столь важного события. Теперь весь мир
превращался в гигантскую аудиторию, а техническому персоналу "Стасиса"
предстояло играть свою роль на глазах у всего человечества.
Среди чувств, кипевших в душе мисс Феллоуз, отсутствовало лишь одно:
она отнюдь не была в захлебе от радостного ожидания.
Когда Джерри пришел, как обычно, играть с Тимми, она едва узнала его.
Секретарша, которая привела его, небрежно кивнув мисс Феллоуз, поспешила
удалиться. Она торопилась занять хорошее место, откуда ей удастся без
помех следить за воплощением в жизнь "Проекта "Средневековье". Мисс
Феллоуз с горечью подумала, что если б наконец пришла эта глупая девчонка,
она тоже смогла бы уйти, причем у нее была более веская, чем простое
любопытство, причина присутствовать при эксперименте.
- Мисс Феллоуз, - смущенно произнес Джерри, неуверенно, бочком
приближаясь к ней и доставая из кармана какой-то обрывок газеты.
- Да! Что это там у тебя, Джерри?
- Это фотография Тимми.
Мисс Феллоуз внимательно посмотрела на ребенка и затем быстро выхватила
из его рук клочок газеты. Всеобщее возбуждение, вызванное "Проектом
"Средневековье", возродило в печати некоторый интерес к Тимми.
Джерри внимательно следил за выражением ее лица.
- Тут говорится, что Тимми - мальчик-обезьяна. Что это значит, мисс
Феллоуз?
Мисс Феллоуз схватила мальчишку за руку, с трудом подавив желание как
следует встряхнуть его.
- Никогда не говори этого, Джерри. Никогда, понимаешь? Это гадкое
слово, и ты не должен употреблять его.
Перепуганный Джерри отчаянно старался освободиться от ее руки.
Мисс Феллоуз с яростью разорвала бумагу.
- А теперь иди в дом и играй с Тимми. Он покажет тебе свою новую
книжку.
Наконец появилась та девушка. Мисс Феллоуз никогда раньше не видела ее.
Дело в том, что никто из постоянных служащих "Стасиса", иногда замещавших
ее, когда ей необходимо было отлучаться по делам, сейчас, в связи с
приближением осуществления "Проекта "Средневековье", не мог помочь. Однако
секретарша Хоскинса обещала найти какую-нибудь девушку, которая побудет с
детьми.
- Вы и есть та девушка, которую прикрепили к Первой Секции "Стасиса"? -
стараясь сдержать дрожь в голосе, спросила мисс Феллоуз.
- Да. Меня зовут Мэнди Террис. А вы - мисс Феллоуз, правильно?
- Совершенно верно.
- Простите, что я немного опоздала. Везде такая суматоха.
- Я знаю. Итак, я хочу, чтобы вы...
- Вы ведь будете смотреть, правда? - перебила ее Мэнди. На хорошеньком,
тонком, но каком-то пустом личике отразилась жгучая зависть.
- Это не имеет значения. Я хочу, чтобы вы вошли в дом и познакомились с
Тимми и Джерри. Они будут играть часа два и не причинят вам никакого
беспокойства. Им оставлено молоко, у них много игрушек. Будет даже лучше,
если вы по возможности предоставите их самим себе. А теперь я покажу вам,
где что находится и...
- Это Тимми - мальчик-обез...?
- Тимми - ребенок, который живет в "Стасисе", - резко перебила ее мисс
Феллоуз.
- Я хотела сказать, что Тимми - это тот, кому нельзя выходить из дома,
не так ли?
- Да. А теперь зайдите в помещение, у нас мало времени.
И когда ей наконец удалось уйти, за ее спиной раздался пронзительный
голос Мэнди Террис:
- Надеюсь, вам достанется хорошее местечко. Ей богу, мне так хочется,
чтобы опыт удался.
Не уверенная в том, что, если она попытается ответить Мэнди, ей удастся
сохранить самообладание, мисс Феллоуз, даже не оглянувшись, поспешила
поскорее уйти.


Но из-за того, что она задержалась, ей не удалось занять хорошее место.
Она с трудом протолкалась только до экрана в Зале Собраний. Если бы ей
повезло очутиться поблизости от места, где проводился эксперимент, если б
только она могла подойти к какому-нибудь чувствительному прибору, если б
ей удалось сорвать опыт...
Она нашла в себе силы совладать с охватившим ее безумием. Ведь
разрушение какого-нибудь прибора ни к чему бы не привело. Они бы все равно
исправили его и поставили бы эксперимент заново... А ей никогда бы не
разрешили вернуться к Тимми.
Ничто не могло ей помочь. Ничто, за исключением естественного и притом
непоправимого провала эксперимента.
И в те мгновения, когда отсчитывались последние секунды, ей оставалось
только ждать, напряженно следя за каждым движением на огромном экране,
внимательно всматриваясь в лица занятых в опыте сотрудников, когда то
один, то другой из них попадал в кадр; она старалась уловить в их взглядах
выражение беспокойства и неуверенности - намек на возникновение
неожиданных затруднений в осуществлении опыта; она ни на секунду не
отрывала взгляд от экрана...
Но ее надежды не оправдались. Была отсчитана последняя секунда, и очень
спокойно, без лишнего шума опыт был благополучно завершен!
В недавно отстроенном новом помещении "Стасиса" стоял бородатый сутулый
крестьянин неопределенного возраста, в рваной, грязной одежде и деревянных
башмаках; он с тупым ужасом озирался по сторонам: его сознание не в
состоянии было воспринять внезапную и совершенно невероятную перемену
обстановки.
И в тот момент, когда весь мир обезумел от восторга, мисс Феллоуз,
застывшая от горя, одна стояла неподвижно в поднявшейся сутолоке. Ее
пинали, швыряли из стороны в сторону, только что не топтали ногами; она
стояла в гуще ликующем толпы, вся сжавшись под бременем рухнувших надежд.
И когда скрипучий голос громкоговорителя назвал ее имя, это дошло до ее
сознания только после троекратного повторения.
- Мисс Феллоуз, мисс Феллоуз, вас требуют в Первую Секцию "Стасиса".
Мисс Феллоуз, мисс Феллоуз...
- Пропустите меня! - задыхаясь, крикнула ом, я громкоговоритель, ни на
секунду не останавливаясь, продолжал повторять все ту же фразу. Собрав все
силы, она стала отчаянно пробиваться через толпу, расталкивая окружающих
ее людей. Не останавливаясь ни перед чем, пустив в ход даже кулаки,
раздавая направо и налево удары и поминутно застревая в людском
водовороте, она медленно, как в кошмаре, но все же продвигалась к выходу.


Мэнди Террис рыдала.
- Я просто не могу себе представить, как это произошло. Я отлучилась
всего лишь на минутку, чтобы взглянуть на тот маленький экран, который они
установили в коридоре. Только на минуту. И вдруг, прежде чем я успела
что-либо сделать... Вы сами сказали мне, что они не причинят никакого
беспокойства, вы _сами_ посоветовали оставить их одних! - выкрикнула вдруг
Мэнди, переходя в наступление.
- Где Тимми? - глядя на нее непонимающими глазами, спросила мисс
Феллоуз. Она не заметила, что ее сотрясает нервная дрожь.
Одна сестра протирала плачущему Джерри руку дезинфицирующим средством,
другая готовила шприц с противостолбнячной сывороткой.
- Он укусил меня, мисс Феллоуз! - задыхаясь от злости, крикнул Джерри.
- Он _укусил_ меня!
Но мисс Феллоуз не обратила на него внимания.
- Что вы сделали с Тимми? - крикнула она.
- Я заперла его в ванной комнате, - ответила Мэнди. - Я просто-напросто
швырнула туда это маленькое чудовище и заперла его там.
Мисс Феллоуз бегом помчалась в кукольный домик. Она задержалась у
дверей ванной - казалось, прошла целая вечность, пока ей удалось наконец
открыть дверь и отыскать забившегося в угол уродливого мальчугана.
- Не бейте меня, мисс Феллоуз, - прошептал он. Глаза его покраснели,
губы дрожали. - Я это сделал не нарочно.
- О Тимми, откуда ты взял, что я буду тебя бить?
Подхватив ребенка на руки, она крепко прижала его к себе.
- Она сказала, что вы выпорете меня длинной веревкой. Она сказала, что
вы будете меня бить, бить, бить... - взволнованно ответил Тимми.
- Никто тебя не будет бить. С ее стороны очень дурно сказать такое. Но
что случилось? Что случилось?
- Он назвал меня мальчиком-обезьяной. Он сказал, что я не настоящий
мальчик, что я животное.
Из глаз Тимми хлынули слезы.
- Он сказал, что не хочет больше играть с обезьяной. А я сказал, что я
не обезьяна. Я не обезьяна! Потом он сказал, что я очень смешно выгляжу,
что я ужасно безобразен. Он повторил это много-много раз, и я укусил его.
Теперь они плакали оба.
- Но ты же знаешь, Тимми, что это неправда, - всхлипывая, сказала мисс
Феллоуз, - ты настоящий мальчик. Ты самый настоящий и самый хороший
мальчик на свете. И никто, никто никогда тебя у меня не отнимет.
Теперь ей легко было решиться - она наконец знала, что делать. Но
действовать нужно было быстро. Хоскинс не станет больше ждать, ведь
пострадал его собственный ребенок...
Нет, это должно произойти ночью, сегодня ночью, когда почти все
служащие "Стасиса" будут либо спать, либо праздновать успешное претворение
в жизнь "Проекта "Средневековье".
Она вернется в "Стасис" в необычное время, но это случалось и раньше.
Охранник хорошо знал ее, и ему даже в голову не придет требовать от нее
каких бы то ни было объяснений. Он и внимания не обратит на то, что у нее
в руке будет чемодан. Она несколько раз прорепетировала эту простую фразу:
"Игры для мальчиков" - и последующую за ней спокойную улыбку. И он
поверит.
Когда она снова появилась в кукольном домике, Тимми еще не спал, и она
изо всех сил старалась вести себя как обычно, чтобы не испугать его. Она
поговорила с ним о его снах и выслушала его вопросы о Джерри.
Потом ее увидят немногие, и никому не будет никакого дела до узла,
который она будет нести. Тимми поведет себя очень спокойно, а затем все
уже станет fait accompli [свершившимся фактом (фр.)]. Задуманное будет
выполнено, и что толку пытаться исправить то, что уже произошло. Ей дадут
возможность существовать. Им будет дарована жизнь.
Она открыла чемодан и вытащила из него пальто, шерстяную шапку с
наушниками и еще кое-что из одежды.
- Мисс Феллоуз, почему вы надеваете на меня все эти вещи? -
встревожившись, спросил Тимми.
- Я хочу вывести тебя отсюда, Тимми. Мы отправимся в страну твоих снов,
- ответила мисс Феллоуз.
- Моих снов? - его лицо загорелось радостью, но он еще не полностью
избавился от страха.
- Не бойся, ты будешь со мной. Ты не должен бояться, когда ты со мной,
не так ли, Тимми?
- Конечно, мисс Феллоуз. - Он прижался к ней своей бесформенной
головкой, и, обняв его, она ощутила под рукой биение его маленького
сердца.
Наступила полночь. Мисс Феллоуз взяла ребенка на руки, выключила
сигнализацию и осторожно открыла дверь.
И тут из ее груди вырвался крик ужаса - она оказалась лицом к лицу со
стоявшим на пороге Хоскинсом!


С ним были еще двое, и, увидев ее, он был поражен не меньше, чем она
сама.
Мисс Феллоуз пришла в себя на какую-то долю секунды раньше и попыталась
быстро проскочить мимо него, но, несмотря на этот выигрыш во времени,
Хоскинс все же опередил ее. Он грубо схватил ее и оттолкнул назад в
глубину комнаты по направлению к шкафу. Он знаком приказал остальным войти
в помещение и сам стал у выхода, загородив дверь.
- Этого я не ожидал. Вы что, окончательно сошли с ума?
Когда Хоскинс толкнул ее, она успела повернуться так, что ударилась о
шкаф плечом и Тимми почти не ушибся.
- Что случится, если я возьму его с собой, доктор Хоскинс? - умоляюще
произнесла она. - Неужели потеря энергии для вас важнее, чем человеческая
жизнь?
Хоскинс решительно вырвал из ее рук Тимми.
- Потеря энергии в таком размере привела бы к утечке многих миллионов
долларов из карманов вкладчиков. Это катастрофически затормозило бы
работы, ведущиеся акционерным обществом "Стасис инкорпорейтид". Это
означало бы то, что всем и каждому стала бы известна история
чувствительной медсестры, которая нанесла колоссальный ущерб обществу во
имя спасения мальчика-обезьяны.
- Мальчика-обезьяны! - в бессильной ярости воскликнула мисс Феллоуз.
- Под такой кличкой он фигурировал бы в описаниях этого события.
Между тем один из пришедших с Хоскинсом мужчин начал протягивать через
отверстия в верхней части стены нейлоновый шнур. Мисс Феллоуз вспомнила
шнур, висевший на стене камеры, где находился обломок камня профессора
Адемевского, тот шнур, за который дернул в свое время Хоскинс.
- Нет! - вскричала она.
Но Хоскинс опустил Тимми на пол и, осторожно сняв с него пальто,
сказал:
- Оставайся здесь, Тимми, с тобой ничего не случится. Мы только выйдем
на минутку из комнаты. Хорошо?
Побледневший и лишившийся дара речи Тимми, однако, нашел в себе силы
утвердительно кивнуть головой. Хоскинс вывел мисс Феллоуз из кукольного
домика, держась на всякий случай позади нее. На какой-то миг мисс Феллоуз
утратила способность к сопротивлению. Она тупо следила за тем, как
укрепляли снаружи конец шнура.
- Мне очень жаль, мисс Феллоуз, - сказал Хоскинс, - я охотно избавил бы
вас от этого зрелища. Я намеревался сделать это ночью, чтобы вы узнали обо
всем уже после.
- И все из-за того, что пострадал ваш сын, который замучил этого
ребенка до такой степени, что он уже не мог совладать с собой и поранил
его?
- Поверьте мне, что дело не в этом. Мне понятна причина того, что здесь
сегодня произошло, и я знаю, что во всем виноват Джерри. Но эта история
уже получила огласку, да иначе и не могло быть при том количестве
корреспондентов, которые собрались здесь в такой день. Я не могу пойти на
риск и допустить, чтобы появившиеся в печати ложные слухи о нашей
небрежности и о так называемых "диких неандертальцах" умалили успех
"Проекта "Средневековье". Так или иначе Тимми все равно должен скоро
исчезнуть, так почему бы ему не исчезнуть сейчас, умерив тем самым пыл
любителей сенсаций и сократив количество грязи, которое они постараются на
нас вылить.
- Но ведь это не то же самое, что отправить назад, в прошлое, осколок
камня. Вы убьете человеческое существо.
- Это не убийство. Он ничего не почувствует, он просто опять станет
мальчиком-неандертальцем и попадет в свою привычную среду. Он не будет
больше чужаком, обреченным на вечное заключение. Ему представится
возможность жить на свободе.
- Какая такая возможность? Ему всего лишь семь лет, и он привык, чтоб в
нем заботились, чтобы его кормили, одевали, оберегали. Он будет одинок,
ведь за эти четыре года его племя могло уйти из тех мест, где он его
покинул. А если даже племя еще там, ребенка никто не узнает, он должен
будет сам о себе заботиться, а ведь ему негде было научиться этому.
Хоскинс беспомощно покачал головой.
- О господи, неужели вы считаете, мисс Феллоуз, что мы не думали об
этом? Разве вы не понимаете, что мы вызвали из прошлого ребенка только
потому, что это было первое человеческое или, вернее, получеловеческое
существо, которое нам удалось зафиксировать, и мы боялись отказаться от
этого, так как не были уверены, что нам так повезет еще раз? Неужели мы
держали бы здесь Тимми столь долго, если б нас не смущала необходимость
отослать его обратно в прошлое! Мы делаем это сейчас потому, - в его
голосе зазвучала решимость отчаяния, - что мы не в состоянии больше ждать.
Тимми может послужить причиной компрометирующей нас шумихи. Мы находимся
сейчас на пороге великих открытий, и мне очень жаль, мисс Феллоуз, но мы
не можем допустить, чтобы Тимми помешал нам. Не можем. Я очень сожалею,
мисс Феллоуз, но это так.
- Ну что ж, - грустно произнесла мисс Феллоуз. - Разрешите мне хоть
попрощаться с ним. Дайте мне пять минут, я не прошу ничего больше.
- Идите, - после некоторого колебания сказал Хоскинс.
Тимми бросился ей навстречу. В последний раз он подбежал к ней, и она в
последний раз прижала его к себе.
Какое-то мгновение она молча сжимала его в своих объятиях, Потом она
ногой пододвинула к стене стул и села.
- Не бойся, Тимми.
- Я ничего не боюсь, когда вы со мной, мисс Феллоуз. Этот человек очень
сердит на меня? Тот, что остался за дверью?
- Нет. Он просто нас с тобой не понимает... Тимми, ты знаешь, что такое
мать?
- Это как мама Джерри?
- Он рассказывал тебе о своей матери?
- Немного. Мне кажется, что мать - это женщина, которая о тебе
заботится, которая очень добра к тебе и делает для тебя много хорошего.
- Правильно. А тебе когда-нибудь хотелось иметь мать, Тимми?
Тимми откинул голову, чтобы увидеть ее лицо. Он медленно протянул руку
и стал гладить ее по щеке и волосам, как давным-давно, в первый день его
появления в "Стасисе", она сама гладила его.
- А разве вы не моя мать? - спросил он.
- О Тимми!
- Вы сердитесь, что я так спросил?
- Нет, что ты! Конечно, нет.
- Я знаю, что вас зовут мисс Феллоуз, но... иногда я про себя называю
вас "мама". В этом нет ничего дурного?
- Нет, нет. Я никогда не покину тебя, и с тобой ничего не случится. Я
всегда буду с тобой, всегда буду заботиться о тебе. Скажи мне "мама", но
так, чтобы я слышала.
- Мама, - удовлетворенно произнес Тимми, прижавшись щекой к ее лицу.
Она поднялась и, не выпуская его из рук, взобралась на стул. Она уже не
слышала внезапно поднявшегося за дверью шума и криков. Свободной рукой она
ухватилась за протянутый между двумя отверстиями в стене шнур и всей своей
тяжестью повисла на нем.
"Стасис" был прорван, и комната опустела.




Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru