логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Нортон Андрэ. Сокровище таинственной расы

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Андрэ Мэри Нортон
Сокровище таинственной расы


1

Секретно: Х3457 А Р От: Кронфильд, Шеф, Проект «Колония 308».
Кому: Леннокс, Командор, Космическая разведка, Сектор 5» Разряд особый.
Объект: Архивные файлы.
Запрашиваем информацию об умерших:
0 С С Д 451 Марсон.
0 С С Д 489 Ксанга.
Секретно: Х3457 А Р.
От: Леннокс, Командор, Космическая разведка, Сектор 5, Разряд особый.
Кому: Кронфильд, Шеф, Проект «Колония 308».
Объект: Архивные файлы.
Сожалеем. Согласно приказу, не можем передавать официальные данные в организации, не входящие в нашу структуру.
Леннокс — для Сен Иен Луи, Шеф Командор, Сектор 5. По спецкоду:
Кто запрашивает? Почему? Предлагаю ответить, что файлы якобы уничтожены за давностью.
Сен Иен Луи — для Леннокса. По спецкоду:
Без паники. Мы пошлем запрос. Если что — немедленно предупредим вас для принятия мер.
Приказ: 56432 С.С.Д.
От: Махаби Кабали, Космоадмирал, Командующий Сектором 5.
Кому: Сен Иен Луи, Шеф Командор, Космическая разведка, Сектор 5.
Объект: Архивные файлы.
Передайте Кронфильду, Шефу Проекта «Колония 308», согласно запросу, следующие материалы:
0 С С Д 451 Марсон, умерший.
0 С С Д 489 Ксанга, умерший.
Сопроводительная к приказу. По спецкоду:
Я вынужден уступить, сильное давление сверху. Но ведь никаких фактов нет, оба давно умерли. А одних подозрений мало.
От Кронфильда — к Брайару Морле, порт Н Йок. По частному каналу связи:
Подключи своего лучшего сыщика. По нашим данным, это началось в Н Йоке лет пятнадцать назад. Ребенку на вид было тогда лет 6 7. Конечно, за такой срок след остыл. Однако это наша единственная зацепка, ее нельзя упускать. Напоминаю, время работает против нас. Дело крайне важное. В расходах не стесняйтесь, задействованы фонды Основания. Чтобы наши доказательства имели вес, будут необходимы свидетели. Эти стоеросовые дубы в мундирах уже взмокли со страха.
Бран Худд, сотрудник Сыскного Агентства «Худд и Русто»:
Да след не просто остыл, он уже заледенел! Этот хохмач считает нас то ли чародеями, то ли путешественниками во времени.
Русто:
Я подозреваю, что он выращивает деньги, как плесень в подвале, так щедро он нам платит. Придется браться за дело. Если не скупиться, языки развяжутся. Пока у нас есть лишь словесный портрет этой мадам. Так что бери ноги в руки и попытайся отработать свою долю.

***

Джет Таун, порт Н Йок, был центром развлечений. Все они — от возвышенных и респектабельных до самых грязных и порочных — были к услугам космопроходцев, звездолетчиков, исследователей пространства. Нередко покорители Вселенной становились жертвами мелких жуликов, у которых, в свою очередь, отбирали львиную долю короли местной мафии, негласно поделившие между собой весь город. Это была мощная преступная иерархия, о которой не подозревали простые жители Джет Тауна. Им не было дела до позорного пятна, олицетворявшего так называемый Верхний город».
Жизнь горожанина зависела не только от его интеллекта и физической силы, но и от остроты шестого чувства — чувства опасности. Порой угроза нависала над целыми кварталами. Вот и в этот вечер ощущение опасности прямо таки витало в воздухе, хотя было не поздно и многие увеселительные заведения еще не закрылись.
Работал и Сан Спот Керна. Впрочем, он никогда и не закрывался: днем и ночью его двери были распахнуты навстречу денежным посетителям. Несмотря на новейшие кондиционеры, здесь стоял неистребимый запах табачного дыма, перегара и разгоряченной азартом толпы. В холле за стойкой бара суетились, как всегда, Степ и Хэгги. Поодаль фланировали несколько девочек.
За игорным столом «Звезда — Комета» сидел в одиночестве юноша. Перед ним лежала нераскрытая карточная колода и стопка фишек. Он привычным движением проверил категорически запрещенное законом оружие — силовой стилет, скрытый за широким поясом. Под курткой свободного покроя его плечи шевельнулись, словно в ожидании нападения. Он интуитивно чувствовал опасность. Он знал: будет нелегкая ночь.
Его рука коснулась выключателя. Мягкий, тщательно отрегулированный свет висящей над столом лампы упал на его лицо, совсем юное, непорочное, почти мальчишеское. Это лицо особенно ценил тот, на кого юноша работал. Впрочем, Керн платил Джоктару не только за это, но и за острый ум, за искусные руки, за быстроту реакции. Он не колеблясь сделал Джоктара главным дилером стола «Звезда — Комета». Однако доверие было не беспредельным. Джоктар знал, что ему временами подстраивают разные коварные ловушки. Уже не одного дилера в Сан Слоте постиг неожиданный и загадочный конец. По меньшей мере, троих взяли агенты службы эмиграции, так называемые Э люди. Керн сделал все, чтобы его служащие видели, что их ждет в случае шулерства. И Джоктар всегда играл честно: он не заботился о морали — улица этому не учит, — просто честно играть с важными персонами было проще и надежнее.
Джоктар отдавал должное организаторским способностям Керна, но, разумеется, был далек от того, чтобы питать к нему человеческую привязанность. Просто босс Сан Спота в этом мире постоянного риска являл собой стабильность. Под его опекой Джоктар провел большую часть своей жизни, о которой и сам толком ничего не знал, он не знал даже, сколько ему лет. Посетители же, прикидывая возраст дилера, всегда ошибались как минимум лет на шесть. В этом был повинен его мальчишеский облик.
Поскольку данное свойство ценилось Керном, Джоктар делал все, чтобы усилить впечатление. Нередко, проигравшись за другими столами, неудачник в надежде вернуть потерянное спешил к столу, где сидел неопытный юнец. Потерпев поражение и здесь, он приходил в неистовство. Но Джоктар не напрасно прошел отличную школу обращения с силовым стилетом. К тому же он владел различными приемами борьбы, вплоть до самых жестоких, и мог искалечить человека на всю жизнь. Недаром Джоктара считали на улицах одним из самых опасных парней, хотя он не применял свое искусство без крайней необходимости.
Клик, клик — тонкие пальцы юноши небрежно перебирали фишки с изображениями звезд и комет. Он соорудил из них пирамиду, затем стал снимать обратно фишку за фишкой. Каждый нерв его чувствовал надвигающуюся угрозу. Он был весь как пружина.
— Э люди поблизости, — послышался шепот.
Джоктар оторвал взгляд от груды фишек. Рядом стоял Худд, банкомет стола «один два». Он был в Сан Споте новичком и вряд ли, как считал Джоктар, мог долго здесь продержаться. Неделя, ну дней десять от силы — и Керн вышвырнет его. Не похоже, что он из полиции, вероятнее, что Худд — шпион другого босса, решившего напакостить Керну. Джоктар едва заметно усмехнулся. Сколько их уже было, подобных попыток! Не меньше, чем фишек на этом столе. Но Керн был опытен и осторожен, никому еще не удалось расшатать его организацию.
— Обычный патруль? — спросил Джоктар как можно безразличнее.
— Нет. По слухам, готовится большая облава.
Вот как, облава. И узнает он об этом от Худда. Джоктар медленно складывал в стопку фишки. Почему Худд? Он ему не друг, с какой стати спасать из Э сети человека Керна? Видимо, затем, чтобы использовать его в дальнейшем. Или это очередная проверка от босса? Предложат сменить хозяина? Решено. Надо срочно идти к Керну.
Он смахнул карты и фишки в ящик стола и запер его, проведя ногтем по едва заметной щели замка. Затем погасил свет и встал — невысокий, тонкий,
— обратив на Худда холодный выжидающий взгляд. Тот смотрел на него с подчеркнутым дружелюбием, даже теплотой. Но Джоктар уже опустил глаза, повернулся и с грацией хищного зверя направился к лифту, связывавшему игорный зал с апартаментами Керна. Впереди возвышалась мощная фигура Оррина, бывшего звездолетчика, ушедшего из космической службы при странных обстоятельствах, благодаря чему Керн счел его для себя полезным. Охранник круто обернулся, рванув из кобуры бластер. Словно не замечая его, Джоктар ступил на площадку антиграва. Оррин хохотнул и сунул оружие обратно.
— Ты словно призрак. Хотя бы напевай, когда подходишь, не то можешь схлопотать заряд в лоб.
— Ты ничего не знаешь? Вроде пахнет жареным?
Оррин нахмурился:
— Слышал краем уха. Имеешь информацию для босса?
— Может быть. Мне нужно к нему.
Когда подъем закончился, охранник мотнул головой, пропуская юношу вперед. Массивная дверь поехала в сторону, но вдруг затрещал зуммер. Дилер достал силовой стилер и передал его Оррину. К Керну никто не мог войти с оружием, за этим следила чуткая аппаратура. Нарушитель мгновенно уничтожался роботами. Люди могли ошибаться, механические стражи Керна не ошибались никогда.
— Что случилось?
Тщедушное тело босса утопало в глубоком кресле. Его мягкий голос исходил, казалось, прямо из впалой груди. Худобу и нескладность не могла скрыть даже роскошная одежда, так же как каштановые с проседью волосы и длинные бакенбарды не смягчали резкость острых черт лица. Керн кивнул Джоктару на стул.
— Пока ничего, — усевшись, ответил дилер на вопрос.
Керн молчал, ожидая продолжения.
— Якобы Э люди готовят большую облаву.
— Угу, — Керн зевнул. — Они очистят район от сброда. Кто сообщил? Кто то из моих раннеров?
— Худд.
— Ах вот как! И сообщил не кому то, а именно тебе, лично?
Джоктар растянул губы в улыбке, которая казалась бы детской, если бы не ледяной взгляд.
— Ведь так он и должен был сделать, верно?
Он ждал утвердительного ответа. Так бывало всякий раз, когда дилер раскрывал очередную проверку. Но сейчас босс покачал головой.
— Не моя рука, мальчик.
— Тогда Худд подсадной, — уверенно произнес Джоктар.
— Бесспорно. Но кто его подослал и для чего? Я люблю всякие головоломки, они вносят в жизнь разнообразие. Пусть Худд еще немножко потанцует на проволоке, а мы тем временем выясним, кто держит ее концы. Значит, он вышел на тебя…
— Я за последнее время не получал никаких предложений. — Что то, мелькнувшее в лице Керна, заставило Джоктара произнести это помимо его воли. Он тут же устыдился собственной слабости.
— Я знаю. Сколько лет ты со мной? Четырнадцать?.. Нет, уже пятнадцать. И все еще смотришься мальчишкой. Хотел бы я разгадать этот секрет, он неоценим в нашем деле. Помню, как явилась та кукла и привела тебя. Ты уже тогда был смышленым. Но откуда ты взялся, вот что я хотел бы знать.
Джоктар ощутил знакомый холод в груди.
— Меня же по твоему приказу зондировали.
— Еще бы. И занимался этим знаток своего дела. Однако от тебя он услышал маловразумительный лепет о большом лайнере в нашем порту. Да и с малышкой той не повезло: она отдала концы раньше, чем док сумел что нибудь из нее вытянуть. Он уверен, что у тебя заблокировано сознание и тебе никогда ничего не вспомнить.
— Ты, Керн, держишь меня здесь с какой то особой целью?
— Я же сказал, что люблю загадки. А ты самая интригующая загадка, какая мне встречалась. Годы идут, а ты почти не взрослеешь, все еще выглядишь ребенком. Вместе с тем твой ум быстр, ты никогда не упускаешь удачу. Тебя не привлекают девочки, ты равнодушен к выпивке, наркотикам. У меня еще не было такого отличного дилера. Оставайся таким же — и мы с тобой будем делать наш бизнес, парень… Итак, ты узнал, что Э люди готовят облаву? Передай по всему дому предусмотренный сигнал.
Джоктар подошел к стенной панели и нажал три клавиши. С этой минуты Сан Спот перешел на режим высшей готовности. Керн вовсе не опасался Э облавы: каждые три месяца он платил властям сумму, достаточную для полной экипировки полусотни колонистов.
— Слушай, а вдруг это Норволд? Он тут был недавно. Не его ли это работа? Свяжись ка с Пассеем, он сегодня дежурит у Норволда. Предупреди, что возможна облава, и, кстати, пусть он пронюхает, куда Норволд спрячет своих двух новых девчонок. Они могут нам пригодиться в случае чего.
— Понял.
На обратном пути Джоктар забрал у Оррина свое оружие. Он размышлял о предположении Керна по поводу Норволда. Откупиться от Э людей можно, но цена такова, что по карману лишь боссам или их ставленникам. Облавы, устраиваемые Э службой — способ заполучить людей для работы на дальних планетах. Туда, правда, ехали и добровольцы колонисты, но их было недостаточно. Дефицит рабочих рук покрывался за счет принудительной ссылки эмигрантов. Возврата для них не было. Вот почему в преступном мире самым страшным считалось стать жертвой Э налета. Этих несчастных усыпляли, замораживали и в таком виде везли в рабство. Многие так и не пробуждались от этого жуткого сна. Колонисты считались героями. А эмигранты были всего лишь безликой и бесправной рабочей массой.
Предположим, что меня заберут, — подумал Джоктар. — Откупит ли Керн своего дилера от Э людей? Сомнительно, чтобы босс выложил такую сумму.
Юноша уже ступил на антиграв, когда пришел сигнал тревоги. Он был беззвучным, но каждого, кто находился в доме, пронизали виброимпульсы. Все таки Э рейд! Выходит, Худд не солгал.
Джоктар резко ударил по клавише управления, направив лифт на самый верх. Через нижние двери уже не скрыться, поздно, — придется уходить по крыше.
Но когда площадка поравнялась с третьим этажом, дилер остановил лифт. В порядке ли Керн? Увидев юношу, Оррин устремился ему навстречу.
— Ты куда? Босс велел всем сматываться.
Он встал на площадку возле Джоктара. Во всем Сан Споте лишь у Керна было достаточно влияния, чтобы столковаться с Э службой. Но почему же на этот раз не сработала налаженная система оповещения, и все они оказались захваченными врасплох? Впрочем, Худд предупредил… Худд — на Э службе? Нет, тогда он ничего не сказал бы Джоктару.
— Что ты об этом думаешь? — спросил дилер у охотника.
Тот пожал плечами:
— Сам ломаю голову. Понятия не имею, где прокол. Единственное, что я знаю точно, так это то, что босс сам вызвал все это. Он и бровью не повел, когда началась тревога.
Мозг Джоктара напряженно работал. У Керна не было, казалось бы, резона наводить Э людей на Сан Спот. В то же время босс был мастером создавать такие ситуации, которые давали возможность чужими руками избавиться от неугодных ему служащих. Юноша перебрал в памяти приближенных Керна, стараясь вычислить, кто же именно попал в немилость.
Лифт остановился, и Джоктар поднес руку к стене. Биотоки его ладони сработали как ключ для незаметной двери. За ней начинался узкий коридор. Тревожная вибрация прекратилась. Оррин настороженно оглянулся. «Они, видно, совсем близко. Дай бог, чтобы наши парни успели смыться.»
Коридор заканчивался у ствола шахты, по нему они и стали подниматься. Наверху их наверняка поджидают Э коптеры, но недаром они предусмотрительно запаслись бомбами с туманом.
— У тебя есть хорошая крыша?
Джоктар интуитивно насторожился. Оррин не мог не знать, что у каждого служащего было в городе тайное убежище для экстренных ситуаций, подобных нынешней.
— Ты что, не хочешь воспользоваться своей?
— Не в этом дело, — буркнул Оррин. — Просто… если за всем этим стоит босс…
Джоктар кивнул. Керн мог навести ищеек на любую нору. Но они были людьми Керна и не имели выбора. Он обязан бежать именно тем путем, который ему предписан. Любое другое логово было под контролем или Норволда, или Дандера, или Руссиана. Людям Сан Спота путь туда был заказан.
— Давай шевелись, они скоро начнут нас выкуривать, — занервничал Оррин.
Он был прав. Э люди вот вот пустят в здание слезоточивый газ и включат ультразвук. Этого не сможет выдержать никто в доме. Джоктар уже стоял, низко пригнувшись, под самой крышей. Было абсолютно темно, и ему приходилось действовать вслепую. Рука нащупала подвешенные у пояса яйцевидные бомбы. Он взял одну, одновременно проверив другой рукой, на месте ли стилет.
Потолок стал еще ниже, до конца коридора пришлось добираться ползком. Вот и люк, ведущий на крышу. Чуть приподняв его, Джоктар выглянул. В глаза ударил свет мощных прожекторов. Он включил пускатель бомбы и, просунув ее в щель, выкатил наружу. Следом отправил и вторую. В этот момент все его тело, каждый мускул и нерв содрогнулись от нестерпимой боли. Он знал, что будет еще хуже: в дело пущены вибраторы.
— Скорее, — прохрипел Оррин.
Извергаемый бомбами туман уже заволакивал все вокруг.
— Ну же! — Оррин без видимого усилия буквально выкинул Джоктара из люка. Вероятно, он оказался особенно восприимчив к вибрации.
Джоктар встал, пригнувшись, готовый мгновенно пустить в ход оружие. Туман уплотнился, и противники не стреляли, боясь угодить в своих же.
Юноша устремился к противоположному краю крыши. Ему предстояло пробежать по самой кромке, затем повернуть и спрыгнуть вниз. Подобный трюк никто не взялся бы исполнить вслепую, без долгих тренировок. Там, внизу, ждала потайная дверь, открывавшая путь отхода, намеченный для него Керном.
Джоктар шагнул вниз, в молочный туман. Он сумел приземлиться на ноги и тут же кинулся к спасительной двери. Оррина не было слышно, тот, скорее всего, не смог заставить себя совершить головокружительный прыжок в ничто. Дилер мгновение колебался, но угроза захвата была сильнее. В их среде действовали законы джунглей. Все знали: во время облавы каждый заботится о себе сам.
Массивная плита послушно повернулась под пальцами юноши. Он юркнул в открывшийся лаз, и тут же его ослепил свет прожекторов, а затем оглушила вспышка станнера. Опускаясь на пол, он успел представить, как Керн впишет имя своего дилера в лист текущих расходов.

Он не сразу открыл глаза, пытаясь осмыслить информацию, передаваемую в его мозг через слух и обоняние. Он был не один: раздававшиеся рядом стоны, бормотание, шепот, а также запах давно немытых тел подсказали ему, что вокруг такие же, как и он, пленники.
В памяти всплыли финальные мгновения его бегства: через дверь, которая должна была принести ему спасение, он угодил прямо в руки Э людей. Его занесли в списки! Джоктара охватила паника. Но уже спустя мгновение он заставил себя вновь расслабиться, ожидая, пока каждая клеточка его тела, каждый нерв не будут готовы к действию. Улица преподала ему немало жестоких уроков. Первый: уметь терпеть. Второй: в борьбе с более сильным противником никогда не действовать наобум.
Чуть приоткрыв глаза и слегка повернув голову, он попытался осмотреться. Рядом лежал Хэгги из Сан Спота. Из его рта длинной струйкой стекала слюна. А подальше он увидел совершенно незнакомого человека, цвет лица выдавал в нем наркомана.
Не знал он и еще двоих соседей, облик которых говорил о том, что они дрифтеры, бродяги. Такие чаще всех становятся жертвами Эрейдов, их захватывают сотнями. Но присутствие здесь Хэгги указывало, что отнюдь не одно убежище в Сан Споте выдано Э людям. Ведь Хэгги был не из тех, кого можно схватить случайно. Интересно, попал ли в облаву кто нибудь из высших служащих Сан Спота?
Сколько времени продержат их здесь? Джоктар не мог вспомнить, стоят ли сейчас в порту снаряженные в путь Э корабли. Обычно облавы приурочивались к моменту их полной готовности. Правительство экономило таким образом расходы на содержание здесь тех, кому уготована участь эмигрантов.
Можно ли отсюда бежать? Это, как слышал Джоктар, еще никому не удавалось. Тюрьму покидали те счастливчики, за кого кто нибудь вносил выкуп. Правда бывало, что выпускали человека, сумевшего доказать, что он добропорядочный гражданин, имеет постоянную службу и достаточный заработок. С недавних пор власти стали в этом смысле аккуратнее, поскольку еще не утихли отголоски большого скандала, когда на улице схватили сынка одного высокопоставленного советника и без раздумий отправили его к звездам. Теперь статус эмигранта проверялся гораздо тщательнее. Но для этого и тем более для выкупа нужен был кто то, кто помогал бы тебе с воли.
Керн? Вероятность дождаться от босса помощи мала, ничтожно мала. Но в его положении впору цепляться за любой шанс, а шансов практически нет. Его, видимо, обыскали — оружия не было. То, что при нем нашли стилет, определенно поставят ему в вину. Он снова ощупал одежду. Так и есть, исчез и кошелек. Лишь то, что он носил под рубахой с туманных времен своего накрепко забытого детства, еще было с ним.
— Внимание! — раздавшийся в камере громовой голос подействовал на узников как удар бича. — Всем приготовиться к выходу!

2

Как только в стене образовался проем, Джоктар ощутил принуждающие импульсы виброустановки. Избежать мучительной пытки можно было лишь выйдя наружу. Джоктар вскочил на ноги и, наклонившись над Хэгги, потряс того за плечо. Бармен со стоном приоткрыл глаза, в которых сразу отразился ужас от сознания того, куда он попал. Стряхнув руку Джоктара, Хэгги на подгибающихся ногах поплелся к выходу. Дилер шел следом, повинуясь зову мощного силового поля. В его тисках можно было только послушно двигаться по залитому светом коридору, но руки были словно спеленуты, нельзя было даже шевельнуть пальцем.
Да, Э служба оснащена на славу. И не удивительно: Галактический Совет всемерно поддерживал ее политику, благодаря которой цивилизованный мир освобождался от нарушителей спокойствия и при этом обеспечивал освоение новых планет. Столь успешное решение обеих проблем удовлетворяло всех, кроме, разумеется, самих жертв подобных облав — но их мнение никого не волновало.
Бармен уже миновал коридор, вошел в какую то дверь и теперь разоблачался под присмотром угрюмого медика. Джоктар остановился на пороге.
— А ты давай здесь, — услышал он. — Раздевайся.
Юноша исподлобья бросил быстрый взгляд на врача. Поле сейчас ослабло, но нечего и пытаться напасть: его ждет силовой удар, способный раздавить человека в лепешку. Какой смысл драться, если нет даже микроскопического шанса на победу. Он не торопясь снял куртку, принялся разматывать пояс. Спрятать что либо немыслимо: за ним, конечно, следят. Сняв наконец рубашку, дилер все же попытался прикрыть ладонью диск, висевший у него на груди.
— А ну, брось это! — медик видел все.
И снова Джоктара обуяла паника, его затрясло. Он стоял, шумно дыша. Юноша с трудом восстановил равновесие и до крови закусил губу, чтобы не вскрикнуть от боли. Он знал: этот удар только предупреждение. Джоктар швырнул диск медику. Тот дал ему упасть на пол и насмешливо поддал ногой.
Потом для него и для Хэгги началась обработка. Выполняя задаваемые компьютерами тесты, Джоктар продолжал мучительно искать способ побега, но каждый вариант рассыпался в прах после трезвого раздумья. Через некоторое время его облачили в красный балахон из грубой ткани и ввели в камеру, где находились еще пятеро незнакомых ему людей.
Вскоре из стены появились миски с какой то едой. Завязался разговор. Все его соседи были молодые дрифтеры, каких на улице слоняются сотни. Сев на скамью, юноша прислонился спиной к стене, держа миску на коленях.
— Эй, парень, — к нему подошел один из обитателей камеры. — Ты из людей Керна, точно? — спросил он с недоброй улыбочкой. Целая пропасть разделяла подобных ему бродяг и тех, кто работал на крупных боссов.
— Я был человеком Лэфти до того момента, как он потерпел крах, — заявил парень с неожиданной откровенностью. — Тогда то я и заметил тебя в Сан Споте. Небось надеешься, что Керн раскошелится? — спросил он, насмешливо осклабясь.
Джоктар молча пожал плечами, продолжая методично прожевывать безвкусную массу.
— Людей Керна на этот раз не обошли, — вступил в разговор другой, едва выговаривая слова набитым ртом. — Я здесь приметил четверых или пятерых из его команды.
Это было похоже на правду. Но как получилось, что целая свора шпионов — споттеров и раннеров, работающих на босса — не предотвратила случившегося? Джоктар не мог взять этого в толк. Услышанное только что лишило его последней надежды на освобождение. Быть может, и сам Керн за решеткой… Кто же за всем этим? Норволд?
— Никто не слышал, куда нас собираются заслать? — голос задавшего вопрос выдавал испуг.
— В порту готов корабль на Авар, — послышался ответ.
— Вот как? А что делают на этом Аваре?
— Работа на полях, — ответил кто то с неуверенной надеждой.
Джоктар понял, что это лишь догадки. Просто работать в поле было лучше, чем в каком нибудь руднике.
Тот, что назвался бывшим раннером Лэфти, хмыкнул.
— Что толку загадывать. Все равно выбирать не нам, мы — колонисты. Коль попал сюда, значит, фортуна от тебя отвернулась, вот и все.
Спорить не приходилось. В примолкшей камере раздался чей то вздох. Джоктар отставил наконец пустую миску.
— Правда, что они нас заморозят? — голос был неприятный, какой то квакающий.
— Ясно, — кивнул экс раннер. — В э кораблях нет места, чтобы позволить нам сидеть и жиреть от безделья. В человека всаживают шприц, он делается как доска. Всех сваливают в штабеля и так везут до самой планеты.
— Я слыхал, что не все в конце пути просыпаются.
Неудавшийся раннер развалился на скамейке поудобнее.
— Всякое бывает. Но в живых остается достаточно, чтобы они не остались внакладе. Не удивлюсь, если машины, через которые нас прогоняли, дали сведения, кому из нас по силам выдержать перелет.
— Погоди ка! — один из узников подошел ближе к двери и вытянул шею. — По моему, кто то идет. Неужто они заберут нас прямо сейчас?
Джоктар был уже на ногах. Он взял миску и непроизвольно держал ее так, как держал в жаркую минуту силовой стилет.
— Собираешься драться, парень? — Экс раннер угадал его намерение. — Твои шансы равны нулю. Здесь каждый охранник может управлять силовым полем. Лично я не намерен лезть на рожон. Какой смысл подставляться только для того, чтобы доказать собственную смелость?
Он был прав. Но Джоктару эта правота была поперек горла. Беспомощность угнетала, он привык чувствовать себя сильным и бесстрашным. Лишь сейчас до него дошло, что от настоящей жестокости улицы его отгораживали Керн и Сан Спот. Теперь же он был совершенно один, сразу привыкнуть к этому оказалось очень трудно. Он отложил миску, опустился на скамью. Взглянув на него, экс раннер, со свойственной его профессии проницательностью, понял, что задевать этого парня сейчас рискованно.
В дверях вырос охранник, его взгляд выражал презрение. Отыскав глазами Джоктара, он поманил его. Иссякшая было надежда вспыхнула с новой силой. Керн принес выкуп? Джоктар уже был у выхода. Тут же он ощутил знакомые силовые тиски, и искра надежды стала таять.
В конце коридора их встречали двое в форме. Один из них обратился к конвоиру Джоктара:
— Тебя ждет Эриксен, он в офисе. А этого мы доставим сами.
— Чего это вдруг?
— У полиции порта есть к нему вопросы.
Услышанное воодушевило Джоктара. Быть может. Керн начал действовать? У него, как и других боссов, были свои связи с полицией порта.
Силовые путы вновь стиснули юношу.
— Ну ты, шагай вперед!
Они почти бежали, Джоктар даже взмок. Его тревога перерастала в страх. Охранники явно с ним не церемонились, что то не похоже, что они получили от Керна мзду.
От сильного тычка в спину он буквально влетел в комнату, где, кроме офицера полиции, находился молодой человек в тунике, какой Джоктар прежде не видывал. Космопатруль имел темно голубую форму, а на этом туника была серебристой. У плеча посверкивала бляха с рисунком созвездия вместо обычных кометы и зодиака. Джоктар встрепенулся. Где то в самой глубине заблокированной памяти вспыхнул сигнал тревоги. Предчувствие опасности тут же охватило все его сознание. Он понял, что встреча с этим серебристым может оказаться для него роковой.
Только тут он увидел, что именно держит в руках офицер в невиданной форме. То был диск, снятый с Джоктара на медосмотре. Офицер глядел на юношу враждебно, словно на злейшего недруга. Между тем Джоктар был уверен, что видит этого человека впервые в жизни.
— Так это тот самый, — проговорил полисмен, указав на Джоктара, — что напал на тебя и твоего приятеля?
— Если и не тот, он должен знать их! Разве этот диск не достаточное доказательство? Подумайте сами: откуда к такому бродяге может попасть знак скаута? Ах ты… — он разразился такой изощренной бранью, что Джоктар поощрительно ухмыльнулся. И тут же едва не свалился с ног от оглушительной затрещины.
— Я жду. Говори. Где ты это взял? — вкрадчивый тон полисмена таил не меньшую угрозу, чем открытая ненависть офицера.
— Это было у меня всегда, — хотя Джоктар, к собственному удивлению, говорил правду, он знал, что ему не поверят.
Один из тех, что привели его, проявил нетерпение.
— Нельзя ли поскорее? Мы должны отвести его в офис. Туда пришел тот, кто решил его выкупить.
— Кто будет платить за этот мусор? — взвился офицер в серебристой тунике. Он вновь разразился бранью. — Ты сейчас же все скажешь и отправишься на орбиту. Ну? Кто на прошлой неделе напал на Кандера и прикончил его? И откуда у тебя, грязная свинья, это?.. Зажав в руке диск, словно кастет, он ударил Джоктара и рассек ему скулу.
Юноша замотал головой, то ли пытаясь справиться с головокружением, то ли отвергая обвинения. И тогда началась обработка. Он был крепко спеленут силовым полем, его избивали до тех пор, пока не сбили с ног. Джоктар цеплялся за остатки покидавшего его сознания.
Он слышал, как кто то настойчиво пробивался к двери.
— Мы обязаны доставить его в офис. За него вносят выкуп.
Офицер неистовствовал:
— Ему не отделаться так легко. Он бандит. Его дружки убили Кандера, и ему несдобровать.
До Джоктара донесся голос полисмена, тот пытался урезонить разъяренного офицера:
— Для задержания у нас нет никаких улик, кроме этого знака. А его парень мог найти или купить за стакан у какого нибудь бродяги. Могло быть такое?
— Но он же сам заявил, что никогда не расставался с диском. Такой знак на улицах не валяется. Тот, кому его вручают, дает клятву беречь знак как зеницу ока и носит его постоянно. Диск могли снять только с мертвого Кандера. Они знали, что делали: обладатель такого знака имеет чрезвычайные полномочия и пользуется всеми правами, положенными офицерам разведки.
— И все же тебе придется найти веские доказательства, чтобы предъявить ему обвинение в убийстве.
— Я сказал, что он не выйдет отсюда!
Полисмен хмыкнул:
— А я сказал, что сейчас мои парни отведут его в офис.
Один из охранников присвистнул:
— Как бы не так. Если мы доставим его в таком виде, то нас самих сошлют к черту на рога.
Тут вмешался второй:
— А давайте прямо сейчас погрузим его на «Гриффин». Запихнем в корабль, якобы по ошибке, а когда спохватятся, будет поздно. Не станут же из за него устраивать догонялки в космосе. Словом, сейчас его, такого, нельзя показывать в офисе. А там, куда летит «Гриффин», его никто не станет слушать.
— И куда он попадет? — заинтересовался офицер.
— На Фенрис.
— Фенрис? Отлично! — офицер явно повеселел.
Джоктар же впервые слышал о такой планете, но веселые нотки серебристого ему не понравились.
— Давайте тоща поскорее доставим его на «Гриффин», — нетерпеливо проговорил офицер.
— Да, нужно торопиться, — поддержал охранник. — Иначе не успеем провести его через предстартовую обработку.
Другой с сомнением произнес:
— Кажется, мы отделали парня так, что он вряд ли сумеет очнуться по окончании полета. Что, если так оно и случится?
Будто сквозь вату, до Джоктара донесся умиротворяющий голос полисмена:
— По моему, ребята, вы напрасно все осложняете. Ведь никто не узнает, что он побывал здесь, я не вел никаких записей. Другой вопрос, какую басню вы расскажете в офисе. Но это целиком ваше дело, я намерен держаться подальше от этой истории.
Когда Джоктара оторвали от пола, боль вновь хлынула в избитое тело — сознание окончательно отключилось. Очнувшись, он почувствовал, что лежит на чем то вроде стола притиснутым к нему с такой силой, что любое движение причиняло острую боль.
— …Оболтусы… Не могли еще позднее его приволочь? — Голос звучал отдаленно, его звуки едва проникали в затуманенное сознание Джоктара.
— Что это с ним? В аварию, что ли, попал?
— Ты здесь не для того, чтобы задавать лишние вопросы. Его избили в камере, там постоянно вспыхивают потасовки. А он — отчаянный забияка, вот и получил свое.
Чьи то руки бесцеремонно касались его, раздевали, переворачивали. Пауза. Укол, сильная боль в предплечье. Снова укол, негромкое жужжание в голове — и темнота, холодная как вечность. Ее леденящее дыхание пронзило юношу, словно удар силового стилета.
Бесчувственное тело сбросили со стола в ящик, очень напоминавший узкий гроб. Затем торопливо закрепили в гнездах датчики контроля и приборы управления. Напоследок ящик сунули в мешок, предварительно обложив чем то так, что по виду он теперь не отличался от тысяч тюков, предназначенных для погрузки на корабль.
Достигнув порта, платформу с живым грузом отбуксировали к корабельному люку, откуда торчала стрела крана. Захватывая своими челюстями один тюк за другим, кран укладывал их в трюм с длинными рядами узких ниш. Лишь в конечной точке рейса оттуда извлекут содержимое — людей, живых или мертвецов, как кому повезет. По планетному времени это будет спустя месяц, за этот срок корабль окажется за полгалактики от Н Йока.
Когда был уложен на место последний тюк, крышку люка задраили и вскоре «Гриффин» уже дрожал, приподнявшись на столбах пламени. Через минуту он выглядел еще одной яркой точкой на усыпанном звездами небосклоне…
Терпение человека, ожидавшего в офисе Э станции с толстой пачкой денег, иссякло. Поняв, наконец, что процедура по непонятным причинам затягивается, он потребовал обеспечить ему экстренную связь. Набранный код удивил и слегка обеспокоил находившегося в офисе служащего Э станции.
Здесь находился еще один человек, карманы которого тоже оттопыривались от банкнот. До его слуха дошли отрывки каких то разговоров, заставившие его насторожиться. Торопливой беседы с двумя вошедшими в помещение мужчинами в форме оказалось достаточно, чтобы человек поспешно покинул Э станцию. После долгих колебаний он поборол искушение оставить деньги у себя и понес их хозяину, поджидавшему в тайном убежище. Это был Керн. Известие о том, что акция провалилась, разгневало его настолько, что он тут же отдал суровые приказы в отношении своих агентов, связанных с Э службой. Но, убедившись в их исполнении и восстановив таким образом собственный престиж, он очень скоро успокоился и выбросил все это из головы.
В небольшом офисе находился еще один, третий, человек, получивший сообщение о непредвиденном повороте событий. Он немедля связался со своими шефами из столицы. И из центра были отданы новые приказы для пятерых сотрудников, которые находились в пяти разных точках Терры. Еще три агента срочно абонировали места на лайнеры, отправлявшиеся в Н Йок.
Оба Э охранника подверглись допросу с пристрастием и под угрозой спецобработки поклялись держать язык за зубами. Их тут же отправили в далекий порт Мелвамбе. Э служба делала все, чтобы не допустить скандала, к которому оказались бы причастными самые видные политики. Дальнейшая судьба охранников была предрешена: нашли предлог перебросить их на планету Блор, где один прожил всего год, подхватив пал пест, а другого вскоре прикончили собутыльники в пьяной ссоре.
Офицер в серо серебристой форме сразу же после старта «Гриффина» направился к лучшему ювелиру. По его просьбе диск был вскрыт. Он прочитал внутри имя, и по его лицу разлилась бледность, которую не смог скрыть даже космический загар. Первым его побуждением было выбросить злополучный знак в ближайший мусорный контейнер. Но это показалось ему ненадежным, и возник новый план: разметать зловещий кругляк на атомы в реакторе звездолета. Но по дороге к космопорту он вдруг обнаружил, что диск исчез из его кармана. И тогда он испытал страх, нет, парализующий ужас, какого не знал за все годы прожитой жизни.
Эмиссару Центра, командированному для контроля состояния дел на осваиваемых планетах, было предписано особое внимание обратить на вторую планету светила Дзета Лупи (созвездие Волка). Планета числилась в галактическом каталоге под именем Локи, а ее ближайшую соседку называли Фенрис. Здесь также было тревожно, жизнь колонии в последнее время вышла из под контроля. В лагере Фенриса среди многих тысяч заключенных нашелся один, бросивший вызов вожаку. Смельчака звали Саммс. Он ухитрился совершить побег из шахты, уже одно это выделило его из массы эмигрантов. Саммс скрупулезно продумал свои дальнейшие шаги, одним из которых был вызов главаря на поединок. Тому ничего не оставалось, как выйти на открытый бой. На его несчастье, соперник оказался чуточку быстрее…

Рапорт Б.Морле, направленный Кронфильду, Директору Проекта «Колония 308».
Как выяснили Худд и Русто, объект попал в поле зрения офицера разведки, который его допросил по подозрению в убийстве своего напарника Кандера на том основании, что у объекта при досмотре изъят некий диск. В результате вскрытия внутри диска обнаружена именная надпись: «Марсон, ОС С Д 451».
Контакты с Э станцией сильно осложнились, налицо мощное противодействие. Доступ к любым материалам закрыт. Попытку выкупа объекта делал и небезызвестный Керн.

Кронфильд Морле, прямая связь:
Кронфильд: Прощупайте этого разведчика, пусть им хорошенько займутся ваши люди. По моему, история с убитым приятелем — липа, здесь что то другое. В последнее время эти люди в сером слишком обеспокоены. Связь с Э службой беру на себя. Керна отбросьте, он не при чем и в данном деле не фигура.

По каналу служебной связи:
От: Э служба, станция, Н Йок, Порт, Ирсон, агент.
Кому: Кронфильд, Директор Проекта «Колония 308».
Сообщение об эмигранте: Пол — мужской. Возраст — около восемнадцати лет. Пункт назначения — Фенрис. Занятие — работа на шахтах. Аттестация — незаконная деятельность, проживание на Терре нежелательно. Микропленка прилагается.

Кодированная связь между Кронфильдом и Морле:
К: Почему ты уверен, что речь идет о нем? В донесении Э службы не совпадает даже возраст.
М: Их обманула его внешность. В действительности он старше, мои свидетели могут это удостоверить. Он попал на корабль с нарушением инструкций. Ясно, что Э служба заинтересована спрятать все концы. Уверен: на «Гриффин» попал тот, кто нам нужен. Твои действия?
К: Покуда его доставят, наш агент на Фенрисе уже получит мои инструкции. Эта планета — самый худший из всех вариантов. У меня впечатление, что кто то хотел упрятать его как можно дальше. И хотел этого не меньше, чем нам хочется его вызволить. Фенрис! Дьявол побери этих разведчиков! Вообще все пошло так, что хуже некуда. Буду только рад, если Тому и Куллану хорошенько подпалят хвосты. Немедленно информируй меня обо всем, что разнюхают твои парни.

Из Путеводителя по Галактике.
Фенрис: Третья планета звезды Дзета Лупи, Созвездие Волка.
Как и на двух других планетах, условия существования на Фенрисе весьма суровы для терранца. Экспорт: алибит, редкие меха. Признаки культуры коренного населения теперь почти не встречаются. В древних курганах попадаются только примитивные каменные орудия. Зима на планете суровая, длится три четверти года, сопровождается частыми снежными бурями. Галактический порт: Сиваки. Города: Сиваки и Санди — центр добычи алибита. Для туризма планета запрещена. Пропуск на Фенрис — по сертификату формы «А».

…В одном из лагерей, отделенном от других цепью невысоких гор, когда то уволенный за служебные нарушения космолетчик с радостью и удивлением узнал, что некто выкупил его с подземных работ. Сейчас он сидел напротив человека, вложившего целое состояние в его свободу. Внимательно слушая нового хозяина, он старался досконально запомнить свою легенду. Так появилась еще одна клеточка в кроссворде, над разгадкой которого бился человек в небольшом офисе на Терре.
А «Гриффин» тем временем поглощал гиперпространство, перенося одно из ключевых слагаемых кроссворда с Терры в созвездие Волка. И тот, кто недавно еще был дилером стола «Звезда Комета», на один шаг приблизился к постижению волнующей тайны своего забытого прошлого и полного приключений будущего.

3

Местность вокруг порта Сиваки напоминала лунный пейзаж. Правда, резкие очертания горных пиков, опоясывающих долину, были затушеваны — но отнюдь не смягчены — густой растительностью на склонах гор. Зимой низкорослые деревья и кустарники теряли листву и превращались в нагромождение голых грязно голубых сучьев, по твердости не уступавших стали.
В преддверии зимы планета становилась голубой. А затем ее сковывал своими тисками холод. От него не спасали ни термокостюмы, ни мех, ни подогреваемые стены куполообразных жилищ. Лютая стужа пронизывала каждого до самых костей.
На Фенрисе добывали алибит. Вереницы людей спускались в шахты; вереницы вагонеток с рудой поднимались на поверхность. Город жил во имя функционирования двух этих встречных потоков. Правда, остались еще чудаки, которые добывали пушнину в поймах рек. Их была горстка, хотя именно они являлись пионерами Фенриса, поселившимися здесь задолго до того, как этот мир голубой стужи опутали своими щупальцами могущественные алибитовые концерны.
В то утро четверо охотников остановились перед стендом для местных сообщений: там появилось объявление об аукционе. Двое пожали плечами и тут же отвернулись, третий красноречиво сплюнул, но четвертый продолжал вчитываться в листок, отпечатанный на принятом в официальных инстанциях любого мира суконном языке.
— Брось, что толку, — коснулся его плеча один из приятелей. — Нам нечего и думать что нибудь там купить.
Однако глаза охотника, выглядывавшие из узкой щели между мохнатым капюшоном и шерстяной маской, натянутой на нос и рот для защиты от холода, были по прежнему прикованы к стенду. Хотя в эту пору каждый человек на Фенрисе из за теплой одежды казался громадиной, движение, которым читающий сбросил с плеча руку, выдавало молодость, силу и крутой нрав.
— Мы остаемся, — негромко отчеканил он, и даже маска не приглушила повелительной интонации. Второй охотник пожал плечами и продолжал стоять неподвижно, держа руку у пояса, где поблескивал многозарядный бластер, а в ножнах с меховой опушкой болтался двадцатидюймовый клинок.
В эти самые минуты к тем, кого рекламировало объявление, начала возвращаться жизнь. Пытаясь собрать воедино клочки смутных воспоминаний о событиях на Э станции, Джоктар услышал рядом стоны и бормотание, напомнившие ему пробуждение в Н Йокской тюрьме.
— Этот задышал.
Его подняли за руки и за ноги на холодный стол. То ли уколы, то ли боль от них постепенно очищали одурманенный мозг. Одеревеневшее тело мучительно отзывалось на каждый толчок снова побежавшей по жилам крови. Но гораздо большие муки приносило сознание того, где он очутился и что его теперь ждет.
Он попробовал сесть на столе и принялся массировать тело, как будто эта добавочная боль могла заглушить душевное смятение. Он обнаружил, что очнулся первым из двадцати, лежавших тут же и не подававших пока признаков жизни. В памяти всплыл набор букв… Фенрис… Название лежавшего за этими стенами мира. Но он понятия не имел, что представляет собой этот мир…
Отсек заполнился людьми в туниках; эмблемы на груди и спине указывали на принадлежность к службе порта. Они приступили к сложным манипуляциям, приводя в сознание неподвижных людей. Джоктар глядел на них, и глаза его застилала ненависть. Но ум игрока, оценив безнадежность ситуации, призвал его к благоразумию. Однако под маской покорности в нем крепло стремление бежать — не менее сильное, чем желание выжить.
К нему подошел охранник и, взглянув на щуплое тело юноши, усмехнулся:
— Похоже, Э служба взялась за детей. Этот парнишка сыграет в ящик еще до того, как начнется аукцион. Да и кто его купит, заморыша…
— А ну, бездельники, вставайте! — подхлестнул грубый окрик. Пленников выстроили в неровную цепочку. Принесли мешки с одеждой. — Давайте живее!
Отыскав свой узел, Джоктар влез в брюки, защелкнул пояс, сделавший еще тоньше его фигуру.
— Готовы? Теперь еда…
Они гурьбой повалили в соседнюю комнату, где каждый получил разогретый контейнер с густой массой. Ощутив вдруг зверский голод, Джоктар с жадностью набросился на эту полукашу полусуп и вылизал все до дна.
— Теперь слушайте и смотрите сюда, — охранник ткнул пальцем в экран, засветившийся на противоположной от входа стене. — Запомните: на Фенрисе есть только два места, где можно выжить: порт и шахта. Побег равносилен смерти. Он сделал знак напарнику, тот поколдовал над проектором, и на экране замелькали картинки, одна страшнее другой. Казалось, они созданы чьей то буйной и мрачной фантазией. Демонстрировались жуткие ситуации, в которых неминуемо оказывался незадачливый беглец. Беззащитная фигурка путника, захваченного врасплох снежной бурей, сменилась крупным планом трупа, заледеневшего на смертельном морозе; далее последовала картина агонии беглеца, наткнувшегося на ядовитый источник… И еще не меньше десятка других ужасов, которые таит эта неуютная планета. Здесь нельзя было даже дышать в открытую: легкие быстро заполнялись кровью от микроскопических ран, нанесенных ледяными кристаллами. Вся эта фантасмагория была призвана потрясти воображение любого, в ком теплилась мысль о побеге.
Джоктар же, напротив, только укрепился в решимости бежать при первой возможности.
Наконец, зловещий экран погас.
— Сейчас вас ждет аукцион, — сообщил охранник. — Вас купят для работы в шахте. Старайтесь, не отлынивайте, беспрекословно подчиняйтесь правилам — только при этих условиях у вас будет надежда заслужить когда нибудь свободу. А теперь — первый десяток, ко мне!
В этой группе оказался и Джоктар. Он стоял вместе с другими на возвышении, сооруженном посреди обширного зала. Зрители расположились вокруг, их было не более дюжины. Большинство устроилось в удобных креслах, а несколько облаченных в меха мужчин держались отдельной кучкой, стоя у дальней стены. Чувствовалось, что для них здешняя обстановка непривычна.
— …прошли обследование и признаны годными для работы, — монотонно бубнил человек в форме Э службы.
На помост вскочили охранники. Они бесцеремонно хватали пленников и вертели их в разные стороны, привлекая покупателей живым товаром.
— Откуда здесь взялся этот недомерок? — услышал Джоктар над ухом глумливый голос. — Разве по силам этакой мокрице настоящая работа?
— Не скажи, Ларс, — произнес сидевший в первом ряду толстяк. Подойдя ближе, он продолжал: — Иногда дистрофики выдерживают подольше иных здоровяков. — Он улыбнулся Джоктару и приказал: — А ну, покажи руки.
Юноша тут же почувствовал, как охранник схватил его за руки и вывернул их ладонями кверху. Покупатель потыкал пальцем:
— Мягковаты. Ну, не беда: они быстро превратятся в подошву, когда возьмут кирку. Я рискнул бы его взять, но разумеется со скидкой. — И он подтолкнул Джоктара обратно к кучке пленников.
Когда все в зале получили возможность оценить предлагаемый товар, объявили о начале торгов. Шахтовладельцы быстро раскупили эмигрантов; лишь Джоктар стоял в одиночестве, возвышаясь на своем деревянном пьедестале. Тут он увидел, как один из тех, что стояли у стены, вышел вперед, распахнув пушистую куртку и откинув со лба отделанный мехом капюшон.
— Десять отборных шкур, — его закаленный фенрианскими ветрами голос перекрыл негромкие реплики покупателей в креслах, лениво торговавшихся из за Джоктара. Тот, что недавно интересовался его руками, вскочил, лицо толстяка исказил гнев.
— Почему сюда пустили это лесное чудище?
Человек в мехах упорно пробирался к помосту. Он подошел к Э офицеру, глядя на него сверху вниз.
— Это Э аукцион, верно?
— Да, — офицер явно был в замешательстве.
— Судя по объявлению, здесь все покупатели равны?
— Привилегий не имеет никто.
— Кто тогда мешает мне назвать мою цену? Я сказал: десять шкур.
Он действительно чем то смахивал на крупного лесного зверя: ноги в меховых унтах слегка расставлены, корпус наклонен вперед, словно охотник изготовился к драке.
— Десять отборных шкур! — провозгласил аукционер на весь зал.
— Полсотни кредиток, — вступил в торг агент горнорудной компании.
— Пятьдесят шкур!
— Сто кредиток!
Воцарилась тишина. Выждав, офицер повернулся к охотнику: — Ты намерен продолжать?
Тот оглянулся на стоящих у стены приятелей, но их лица были непроницаемы. Тогда охотник развел руками и пошел на свое место. В спину ему неслись издевательские возгласы.
— Убирайся в свое лесное логово и лязгай там зубами на морозе! — прокричал фальцетом толстяк и повернулся к офицеру: — Так я беру его за сотню?
Так Джоктар стал собственностью горной компании. Вместе с другими новичками его накормили, показали койку и облачили в термокостюм. Слушая разговоры вокруг, реплики охранников, юноша старался не упустить хоть сколь нибудь полезную информацию. Он принадлежал теперь к корпорации «Ярд Неллис», приступившей к разработке купленных ею недавно участков в предгорьях массива Камадор. Джоктар не мог забыть того, второго покупателя. Но сколько о нем не спрашивал, выяснить сумел немногое. Охотников и шахтовладельцев разделяет старая вражда; один из них вступил в торг за Джоктара исключительно с целью вздуть цену и потрясти за карман толстосумов из компании.
На утро их загнали в фургон, мощный тягач поволок его к шахте. Авиации здесь не было. В самом начале освоения Фенриса ее пытались использовать, но самолеты то и дело гибли из за постоянных бурь, неподдающихся никаким прогнозам. Пришлось ограничиться допотопным наземным транспортом. Для расчистки от снежных заносов по трассам курсировали специальные патрули. Джоктар видел их множество, отметил он и то, что путевая охрана вооружена до зубов. Вряд ли бластеры и нидлеры выданы патрульным для усмирения буранов или расчистки сугробов…
Зачем же привлекать столько людей и средств на охрану в мире, где бегство, как их упорно убеждали, невозможно? Джоктара это всерьез заинтересовало.
Они покинули территорию порта, фургон стало ощутимо потряхивать. Джоктар разглядывал своих попутчиков. Их было десятка полтора: дрифтеров, наркоманов, уже испытывавших «ломку» без желанной затяжки дурманящим дымом. Видно, приглянулись агентам компании и двое громил, по виду — настоящих убийц; скорее всего, они на Терре подвизались в охране какого нибудь босса. Присмотревшись, Джоктар заключил, что несмотря на устрашающий вид, они трусоваты и никогда не отважатся на мятеж. Более вероятно, что эти двое будут правдами и неправдами добиваться доверия у новых хозяев и, того гляди, сделаются надсмотрщиками над собственными товарищами.
Постепенно эта разношерстная компания начала сбиваться в стайки. Весь фургон разделился на небольшие группы. Но Джоктар не примкнул ни к одной из них. Он видел, что самые отчаянные и жестокие уже угадали в этой массе друг друга — налицо зарождающаяся банда. Юноша мог бы справиться с любым из них по отдельности: искусство, отточенное в уличных стычках на Терре, выручило бы его и сейчас. Но никакие ловкие приемы не помогут одиночке против целой оравы головорезов.
День, проведенный в тряской колымаге, показался неимоверно длинным. Наконец, сгустились сумерки, тягач заглушил двигатель возле небольшой придорожной станции. После относительного тепла в фургоне стужа, царившая на улице, показалась нестерпимой. Мгновенно под одежду забрались тысячи ледяных игл.
Но вот дрожащих людей загнали под купол. Глядя на закоченевших попутчиков, Джоктар сделал небольшое открытие. Его термокостюм был ничуть не теплее, чем у всех остальных; у него не было мехов, в какие кутались охранники — и тем не менее холод донимал его гораздо меньше, чем других. Напротив, если на морозе его товарищи цепенели, он чувствовал прилив энергии.
Держа в руках очередной контейнер с той же тепловатой кашицей, он продолжал об этом думать. Память подсказала аналогичные примеры из его прошлого… Знойный Н Йокский полдень. На улицах ни души, все укрылись в дома под защиту кондиционеров. На него же жара практически не действовала, он с удовольствием подставлял тело лучам полуденного светила… А взять тот случай, когда его, совсем еще ребенка, повар с пьяных глаз запер в холодильной камере. Слезы закапали из его глаз, но не от холода, который делал висящие на крюках туши тверже дерева, а чисто по детски он испугался темноты. Когда Мей, тогдашняя фаворитка Керна, обнаружила его, то чуть не хлопнулась в обморок. Но еще больше потрясло ее, что мальчуган с заиндевевшими от стужи волосами и ресницами самостоятельно выбежал из своей темницы навстречу свету и через минуту уже не вспоминал об этом приключении… И подобных эпизодов было в его жизни несколько. Джоктар не придавал им значения. И лишь теперь, собрав воедино разрозненные факты, рискнул предположить, что отличается от большинства людей тем, что сохраняет жизнеспособность в гораздо более широком температурном диапазоне. Быть может, это свойство сослужит ему службу в ледяной пустыне, если он надумает бежать отсюда?
Он настолько погрузился в эти мысли, что не замечал ничего вокруг. Вдруг кто то с силой пнул его по вытянутой ноге.
— Эй, чего развалился?! Я тебе говорю, мозгляк!
Джоктар поднял глаза. Такого он ожидал, вопрос лишь — раньше или позже. Еще когда на его глазах сколачивалась в их среде банда, Он знал, что будет дальше. Все было старо, как мир. Чтобы утвердить свое главенство, следует хорошенько запугать окружающих. Лучший способ — прицепиться к одному и беспощадно его избить, тогда никто не захочет быть вторым… Они решили, что легче всего будет проделать экзекуцию над Джоктаром.
Волосатая рука протянулась к его груди, мясистые пальцы сгребли в комок куртку у ворота. Его рванули вперед сильнее, чем необходимо, так как ожидали, что он станет упираться. Юноша же мгновенно расслабился и не противился рывку. Для нападавшего такая тактика была необычна, но еще меньше вязался с его жестоким планом дальнейший ход событий…
Подув на расшибленные костяшки пальцев, Джоктар перепрыгнул через рухнувшее на пол тело и приготовился встретить другого верзилу, который, видимо, решил повторить попытку своего дружка. Но их сближение прервал раздавшийся от двери окрик:
— Прекратить!
Джоктар тут же почувствовал тиски силового поля. Он стоял, связанный им по рукам и ногам и молча смотрел на приближавшегося охранника. Тот ткнул в него пальцем:
— Пойдешь со мной. — В ту же минуту невидимые путы стиснули юношу еще сильнее. — В тебе, как я вижу, многовато энергии. Это хорошо, на джампере нужен проворный грузчик…
Хотя прозвучавшее название ничего не говорило Джоктару, он сообразил, что здесь его путешествие прерывается, с запертым и охраняемым фургоном покончено. Не прибавится ли у него теперь шансов вырваться на свободу?
— А вы, — охранник вскинул руку, и силовые плети обрушились на эмигрантов с такой силой, что многие не устояли на ногах, образовав на полу стонущую груду тел. — Услышу хоть малейший шум, всем не поздоровится. Слышите, свиньи?..
Он подтолкнул Джоктара к выходу. На улице юноша увидел забавную машину: точь в точь как тот тягач, что тащил их фургон, только в несколько раз меньше.
— Смотри сюда, — охранник подвел юношу к мини тягачу. — Это джампер. На нем возят продукты и другие грузы для разведчиков и старателей, работающих там. — Его рука указала на синеющие в сумерках горы у самого горизонта. — Не вздумай пытаться бежать, если не хочешь проститься с жизнью. У тебя ведь нет такого, — охранник хвастливо развел полы куртки, подбитой толстым мехом, и тут же торопливо запахнулся, спасаясь от прорвавшегося к телу лютого холода. — Термокостюм тебя не спасет: его тепла едва хватит на время, нужное для погрузки джампера. А теперь приступай. Поглядим, что ты можешь, кроме как затевать драки.
Большая груда тюков и ящиков ожидала погрузки. Джоктар принялся один за другим отправлять их в люк машины. Поначалу мешки и ящики показались ему легкими, но заканчивал он погрузку весь мокрый от пота.
— Все? — охранник направился к люку. — Полезай, едем.
Машину рвануло вперед, новоявленный грузчик взмахнул руками, пытаясь за что нибудь уцепиться. Видно, свое название машина получила не случайно: она то плавно скользила, то вдруг совершала бешеные скачки на выбоинах. Мешки и тюки, а вместе с ними и Джоктара, швыряло по всему кузову.
Несмотря на эту вынужденную гимнастику, юноша почувствовал, что в кузове холодновато холоднее, чем было в их фургоне. Термокостюм» конечно, действовал — без него мороз попросту сжег бы его тело. И снова Джоктар с удовлетворением отметил, что его состояние вполне приличное. Правда, пальцы в тонких рукавицах мерзли, но они не занемели, полностью сохранив чувствительность.
Наконец, они остановились.
— Выноси грузы с красной меткой, — велел охранник. — Смотри не напутай, не то тебе придется делать все заново.
В открывшуюся дверь люка ворвался пронизывающий ветер, он швырял в лицо мириады колких снежинок. Глотнув этой адской смеси, Джоктар закашлялся, у него перехватило дыхание. Придя в себя, он взялся за работу. Охранник, нахлобучив меховой капюшон и натянув до самых глаз маску, встал с бластером на изготовку.
Бросив в его сторону короткий взгляд, Джоктар удивился: стражник ждал опасности не от него, а смотрел неотрывно в сторону гор, очертания которых неясно проступали в сумерках сквозь завесу из снега и ледяных кристаллов.
Джоктар перетаскивал мешки и ящики в небольшой купол — видимо, это был склад. Но вот грузы с красной меткой кончились. Он вскочил внутрь машины и дверца люка захлопнулась, лязгнул засов. Двигатель взревел, они тронулись. Юноша снял рукавицы и подышал на пальцы. Он вполне в состоянии это вытерпеть!
Мысли его обратились к джамперу. Скорее всего, в кабине двое — охранник и водитель. Оба вооружены, а у него — пустые руки, к тому же дверь люка на запоре. Он перевел взгляд на груз: нет ли там чего нибудь, что может ему пригодиться? Но сколько он ни старался, не смог вскрыть ни одного контейнера, не имея для этого инструментов. Да он особо и не надеялся: кто станет допускать невольника к оружию? Вооруженный раб — это уже мятежник.
Значит, предпринять попытку он может или во время прогулки, или когда представится более удобный момент. Его опыт игрока подсказывал, что за неудачами должна когда нибудь начаться полоса везения. Он наблюдал случай, когда человек, попавший в такую полосу, начинал безошибочно угадывать раскладку карт в колоде. Подобное озарение иногда посещало и его самого. Но как научиться пробуждать в себе эту способность в нужный момент? Этого он не знал, этого не умел никто.
А пока остается ждать везения… Размышляя, юноша машинально растирал руки, словно перед крупной игрой, где от чуткости пальцев зависит все.
Постепенно он приспособился к неровному ходу машины. Им предстояло доставить остаток груза в какой то отдаленный высокогорный пункт. Еще в порту Джоктар слышал, что жилищам и складам разведчиков постоянно угрожает опасность. От кого? Этого он не знал. Однако, понял, что работники компании, которые соглашаются жить и трудиться вдали от магистралей и крупных селений, не зря получают повышенные ставки. Это плата за постоянный риск…
Сколько времени живут там эти люди? И много ли их? Есть ли среди них эмигранты? Быть может, с такого горного пункта убежать легче, чем, скажем, с той же шахты?
Джампер вдруг круто затормозил. Патруль? Нет, юноша почувствовал, как то, что только что было полом, становилось стеной кузова. Машина переворачивалась, поначалу не слишком стремительно. Но вот она проехала на борту юзом и закувыркалась, все быстрее устремляясь в бездну. Джоктар, как мог, пытался смягчить удары тела о стены и днище, одновременно стараясь увернуться от мотающихся по всему кузову ящиков и мешков. Мелькнула мысль, что неуправляемая машина падает с какой то горы. Эта мысль была последней
— в глазах у юноши потемнело, и он потерял сознание от оглушительного удара…
Он лежал, боясь пошевелиться. Затуманенным беспамятством глазам постепенно возвращалась резкость. Темень, стужа. Он обнаружил, что коченеет. Он не знал, что бывает такой холод. Собрав всю волю, он слабо двинулся — кажется, кости целы. Ноги придавило какой то тяжестью. Он с усилием вытянул из под груды тюков сперва одну, потом вторую. Избитое тело ныло, невыносимо саднили царапины.
Он прислушался: двигатель молчал. Воздух в кузове терял последние остатки тепла. Страх подступил к горлу. Джоктар отчаянно забарабанил в стенку, но отклика не было. Почему то он не удивился: шестое чувство подсказало, что снаружи нет живых.
Борта кузова стали совершенно ледяными. Если он не выберется отсюда, джампер станет его могилой. Должен же здесь быть еще один люк, аварийный? Он стал методично прощупывать и простукивать стены. И в той, что после падения машины оказалась у него над головой, одна панель слегка подалась. Подпрыгнув, он толкнул дверцу и расширил проем. Но за ним была чернота…

4

Вытянув руку, он тут же отдернул ее: исцарапанные пальцы обожгло прикосновение мерзлых кристаллов. Мгновенно на него обрушился огромный ком. Тогда он подтянулся и, кое как укрепившись в проеме, принялся разгребать руками засыпавший машину снег. Прошла, казалось, вечность, покуда в его глаза не ударил свет… Тяжело дыша, он уселся на кузов полузасыпанной машины.
Злополучная драка на стоянке произошла вечером. Первую остановку джампер сделал уже в глубоких сумерках. Сейчас небосклон посветлел, ночь кончилась. След упавшей с обрыва машины глубоко пропахал крутой заснеженный склон.
Джоктар снова принялся копать, стараясь добраться до кабины. Вот и она, сильно смятая мощным лобовым ударом. Скорее всего, джампер попал в лавину. Водитель и охранник были мертвы. Им уже не пригодится то, что может помочь Джоктару в борьбе за жизнь.
Солнце стояло высоко, когда юноша расчистил кабину от снега и сумел отворить заклинившую дверцу. Теперь у него была меховая одежда и оружие.
Меховой тулуп оказался велик, но, надетый поверх термокостюма, пришелся почти впору. Ноги до самых бедер обнял ворс меховых унтов. Бластер пришлось взять только один: тот, что принадлежал водителю, разбился во время аварии. Отыскав в кабине контейнеры с пищей, он насытился, остальное взял с собой. Его снаряжение довершили силовой тесак, карта местности и кое какие полезные мелочи, найденные у погибших.
Исследовать груз он не стал, все равно много вещей на себе не унести. Быть может, удастся вернуться сюда потом, когда у него появится надежное убежище. Впрочем, не исключено, что к тому времени компания отыщет свой пропавший джампер…
Пока что хлопоты с машиной и снаряжением целиком поглощали его внимание. Но вот все уложено, делать здесь больше нечего. Джоктар огляделся.
Снег ослепительно сверкал в холодных лучах фенрианского светила. Громоздившиеся вокруг горы молчали, слышался лишь тоскливый вой ветра среди уродливых скал. И тут Джоктара остро пронзило одиночество. Хотя он ни с кем в своей жизни не сблизился настолько, чтобы назвать кого то другом, все же всегда рядом были люди — в Сан Споте, в тюрьме, в фургоне, даже в джампере. Теперь же он был один, совсем один. Только неугомонный ветер теребил мех его длинного тулупа…
Желание найти людей казалось неодолимым. Но ведь это означало возвращение в ту же неволю, из которой он чудом выбрался. Тогда он высоко поднял голову и взглянул в лицо одиночеству так же упрямо и твердо, как смотрел всегда в лицо опасности. Не обращая больше внимания на порывы кинжального ветра, он зашагал в лежащую у подножия горы неширокую долину.
Казалось, она совсем близко, но шел час за часом, а вокруг по прежнему тянулись скалы. Стало темнее, или глаза заволакивает пелена усталости? Он поднял голову. Солнце, еще недавно игравшее в искристых льдинках, теперь едва угадывалось за тучами. Скрип снега под ногами подчеркивал наступившую недобрую тишину. Даже ветер стих, будто притаившись перед смертельным прыжком. Буря! В памяти тут же замелькали кадры устрашающего урока, преподанного новичкам на Э станции. Необходимо срочно где нибудь укрыться, иначе — гибель.
Перед ним выросла груда смерзшихся камней — следы давней лавины. Обогнув препятствие, он взглянул вперед и не поверил собственным глазам: неподалеку курился дымок! Рука скользнула к бластеру. Люди? Еще один склад разведчиков? Он вооружен, и ему нужно убежище. Переведя бластер на ближний бой, он двинулся на призывный дымок.
До боли в глазах всматривался Джоктар в ледяную пустыню, но нигде не было и намека на человеческое жилье. Порыв снова набравшего силу ветра бросил ему в лицо клочья дыма. Он вдохнул отвратительный запах гнили, тут же его горло, ноздри и глаза нестерпимо обожгло. Он никак не мог унять кашель, разрывавший легкие. Его согнуло пополам от мучительной рвоты. Он ослабел, от дурноты не спасала даже маска, частично сдерживающая атаку едких испарений.
Джоктар понял, куда попал. В поисках жилья он угодил к ядовитому источнику. Все вокруг — снег, почва под ним, даже камни — было отравлено и несло смерть. Груды белевших тут и там костей — все, что осталось от неосторожно зашедших сюда людей и животных.
Очередной приступ кашля свалил ослабевшего Джоктара с ног. Сорвав с лица маску, он зачерпнул пригоршней снег и прижал его ко рту. С трудом поднявшись на четвереньки, он уползал прочь от губительного гейзера, пока не наткнулся на острые сучья кустов. Силы окончательно оставили его, безвольное тело сползло по склону в неглубокую ложбину. Здесь было тише, кусты как то защищали от разыгравшейся пурги. Он услышал свое хриплое от ядовитых ожогов дыхание. Жив! С усилием сел, прислонив спину к подветренному склону расщелины. Ему снова повезло: здесь можно переждать бурю.
Ветер окончательно рассвирепел: его пронзительный свист закладывал уши, парализовывал мозг. Сознание сосредоточилось на одном: спастись. Джоктар завернулся в тулуп, спрятал в мех ноги и руки, надвинул как можно ниже капюшон и свернулся клубком. Вскоре он погрузился в забытье — полусон, полубеспамятство…
Он приходил в себя не менее мучительно, чем когда его оживляли по прибытии на Фенрис: То же окоченение, та же кинжальная боль от пульсации крови. Джоктар не мог даже подозревать, что до него ни один человек не выжил, застигнутый под открытым небом фенрианской бурей. Его воля к жизни оказалась сильнее беспощадной стихии!
Выбравшись из под пластов снега, Джоктар развязал непослушными еще пальцами мешок и достал саморазогревающийся контейнер с чем то, похожим на мясо. Эта пища из неприкосновенного запаса джампера была специально нашпигована витаминами и калориями. Она быстро отогрела его, желудок ощутил приятную тяжесть. Переборов разгулявшийся аппетит, он убрал контейнер с недоеденным мясом в мешок.
Надо было двигаться дальше. Кругом топорщились кусты, и пробираться между ними приходилось ползком. Ни ветерка, безмолвие пустыни нарушалось только шуршанием одежды да скрипением снега.
Ползти оказалось трудно. Кусты, преграждавшие путь, невозможно было сломать, они были тверже камня. Пришлось выжигать себе дорогу бластером. При этом Джоктар постоянно помнил, что у бластера и у силового тесака запас энергии ограничен, он экономил снаряды, как только мог.
Ослепленный вспышками собственных выстрелов, он не сразу понял, что выбрался на открытое место. Туч на небе не стало, но оно сделалось свинцово серым. Надвигались сумерки. В этом безрадостном свете утесы, окаймлявшие долину, казались особенно мрачными. Следовало подумать об убежище для ночлега.
Он двинулся по заснеженной равнине. Нависшая над нею тишина была не менее зловещей, чем неистовый грохот бури. В этой исполинской леденящей чаше, где тут и там курились смертоносные дымки, он был единственным живым существом. Его грудь снова стиснуло мучительное сознание одиночества. На много миль вокруг не было ни птиц, ни зверья — ничего, что могло двигаться, смотреть, чувствовать.
Отчаяние, сковавшее его, было настолько сильным, что пришла мысль вернуться туда, на трассу, к месту аварии. В плену этого искушения он даже остановился и оглянулся назад, на цепочку собственных следов. И тут тишину нарушил грозный рокот, многократно усиленный горным эхом.
Над ущельем, где он только что прошел, встало белое облако. Лавина! Он стоял и смотрел, как между ним и джампером стремительно вырастает ледяная стена.
Подавленный, Джоктар бесцельно продолжал шагать по долине. Впереди голубела заросшая кустарником узкая низина, но его не привлекало новое сражение с неподатливыми сучьями. И он повернул к черневшему слева утесу. Каждый шаг давался с трудом: налипший на унты и тулуп снег тянул к земле, к тому же разболелась голова.
Еще один мощный удар лавины сотряс горы. Толщи снега навсегда похоронили маленький джампер…
Вдруг совсем рядом он увидел то, что давно искал: укрытие. Под огромным камнем темнел вход в пещеру, и, сжав в руке бластер, он бросился к спасительной щели. В этот миг что то стремительное и беззвучное прыгнуло ему навстречу. Он не погиб только потому, что оружие было наготове. Вспышка бластера — и он упал под тяжестью свалившегося на него громадного зверя. Хищник был уже мертв, но огромные когти продолжали конвульсивно впиваться в мех тулупа. Джоктар лежал, придавленный тушей, вдыхал запах паленой шерсти и не мог поверить, что остался невредим.
Когда силы вернулись, он выбрался из под неподвижного тела и стал рассматривать поверженного хозяина пещеры. Тот был страшен. Два ряда острых зубов белели в оскаленной пасти. Четыре широченный лапы с огромными когтями позволяли животному и лазать по скалам, и передвигаться, не проваливаясь, по глубокому снегу. А шерсть — густая, голубоватая — как нельзя лучше маскировала зверя в этой белой пустыне. Но самыми поразительными были глаза. Они состояли из десятков отдельных линз, причем каждую окаймляли густые ресницы. Одни были широко распахнуты, другие — сомкнуты.
Видимо, таким образом хищник мог регулировать остроту и угол зрения. Плотно прижатые к крупной голове небольшие уши едва выступали из густого серебристого меха. Зверь одновременно напоминал и медведя и исполинскую кошку. Так или иначе, для всего живого это была смерть, молниеносная и беспощадная.
Джоктар разогнулся, одернул искромсанную на спине и плечах шубу. Рана на туше еще дымилась, источая острый запах. Осторожно подойдя ко входу в пещеру, юноша пригнулся и, переведя бластер на режим непрерывного излучения, направил его в темнеющий провал. Внутри полыхнуло, запахло горелой плотью. Он забрался внутрь и выволок оттуда бесформенный ком.
Надо было обживать отвоеванное убежище. Силовым тесаком он нарубил охапку сучьев и разжег в пещере костер. Затем выбрался наружу и пошел к туше. Запах уже не вызывал отвращения. Вкус высококалорийных концентратов, найденных в джампере, успел уже приесться — ему хотелось свежего мяса. Сняв с пояса тесак, Джоктар неумело вырубил кусок, показавшийся наиболее мягким, отнес в пещеру, разрезал на части и нацепил мясо на сук. Затем он водрузил импровизированный вертел над костром.
Жаркое местами обуглилось и по вкусу явно уступало тому, что ему доводилось есть в ресторанах Сан Слота. Тем не менее он с волчьей жадностью рвал зубами кусок за куском, пока не прикончил все. Тут же он зажарил еще одну порцию, которую убрал в мешок. С его пальцев и губ стекал теплый жир. Он хорошенько умылся снегом и присел у огня.
Он жив и невредим. Он сумел справиться со множеством нешуточных опасностей. У него есть оружие, хотя питание в бластере кончалось и скоро он станет бесполезен. В мешке лежали припасы с джампера. И еще там лежала карта.
Он достал ее и стал изучать в мерцающем свете костра. Толстая линия, огибающая заштрихованные участки неправильной формы, была, скорее всего, дорогой от порта к шахтам, вьющейся среди гор. А эти пунктиры — должно быть, пути к складам. В конце одного из них — красный крестик. Не тут ли он разгружал джампер? Поодаль стоял другой крест, он мог обозначать второй пункт, до которого они так и не доехали. Где то здесь, между двумя красными значками, лежит теперь под снегом джампер. Хотя такое толкование карты казалось правдоподобным, полной уверенности все же не было.
Зато он с горечью убедился, что нигде, кроме порта и шахт, не было убежища для человека. Идти туда — значит предать свою свободу. Но нельзя же вечно жить в этой пустыне одному, без людей…
Куда идти? На запад, по основной трассе? Но там полно патрулей, его быстро обнаружат и схватят. Ловушки расставлены беглецу и в порту, и на шахтах, и на придорожных станциях. Оставались поселения разведчиков. Он так ничего и не разузнал о них. Сколько людей в жилом куполе? Часто ли им привозят снаряжение и припасы? Есть ли в куполе связь с конторой компании? Наконец, сумеет ли он найти хоть один из них в необъятной пустыне?
Греясь возле костра, Джоктар почувствовал растущую в груди уверенность: он выжил, он сыт, он не раз уже вышел победителем в схватке со смертельной опасностью. Он не намерен сдаваться!
Ночь прошла тревожно: запах убитого зверя привлекал многочисленную живность. Тишину то и дело оглашали рычание, визг, рев сцепившихся возле пещеры хищников, глаза разъяренных зверей сверкали из тьмы. Они, бесспорно, ждали, когда потухнет костер. Джоктару пришлось сесть с бластером на изготовку и до утра подкармливать огонь мертвыми сучьями.
Но с рассветом все утихло, даже ветер не ерошил своим ледяным дыханием гривы снежных дюн. Вокруг пещеры темнело множество больших и маленьких следов, валялись окровавленные клочья рыжей, бурой и голубой шерсти. От туши зверя остались жалкие обрывки шкуры да гигантский объеденный череп…
Джоктар покачал головой и взвалил на плечи мешок. Куда идти? Он считал, что джампер погребен на севере и направился в ту сторону. Снова впереди заклубился ядовитый дым. Чтобы обойти смерть, пришлось карабкаться по заледенелым дюнам. И когда наст не выдерживал, юноша по горло проваливался в рыхлый снег.
Он медленно пробирался по бескрайней белой пустыне. Ни одна птица не показалась в холодном небе, ни одно животное не промелькнуло поблизости. Ночные хищники укрылись в своих норах. Никого…
Стараясь не поддаваться гнетущему чувству одиночества, Джоктар ускорил шаг, стремясь к чернеющим вдали утесам. Там, за ними, должна лежать дорога, по которой давным давно, целую вечность тому назад он ехал в тряской машине.
Снова навалилось отчаяние. Он остановился, пытаясь перебороть себя. Потерять присутствие духа — значит сыграть на руку тем, кто ждет его в шахте и на дорогах, чтобы схватить и вернуть в рабство. Для него одиночество оказалось страшнее всех ужасов этой планеты, которыми их запугивали, чтобы лишить надежды на побег.
День шел на убыль, когда Джоктар достиг утесов. Облюбовав камень поудобнее, он сел и стал есть. Сжевав запасенное в пещере мясо, он разгрыз таблетку концентрата. От усталости и обильной пищи клонило ко сну. Но прилив решимости вернул ему силы, он двинулся дальше.
Вскоре он выбрался на дочиста вылизанное ветром каменистое плато. Джоктар устремился к другому его краю, откуда, по его расчетам, должен открываться вид на лежащую в межгорьях долину.
Она раскинулась внизу, отгороженная от мира высокими скалами. И потому что ветер сюда не проникал, каждая неровность на белоснежной глади выделялась графически четко. И тут Джоктар разглядел след. Он тянулся, то пропадая, то проступая вновь, среди деревьев в небольшой рощице.
Как магнитом потянуло его к этим следам. Он бежал, не разбирая пути, падал, полз, снова бежал, покуда не смог ощутить руками две глубокие борозды — следы какой то машины. Но рядом, рядом! Тянувшиеся вдоль борозды вмятины могли быть только отпечатками человеческих ног… У него сжалось горло. Он глубоко вдохнул морозный воздух и двинулся по этим следам. Сперва они петляли между деревьями, потом вывели его из рощи и повернули на север, где высились горы.
Белесое солнце уже опустилось совсем низко, наступал вечер. Джоктар почти бежал вдоль следа, пока не очутился в какой то низине. Силы постепенно оставляли его: все тело болело, легкие со свистом заглатывали воздух, сердце бешено колотилось, глаза резало от искрящегося снега. Едва держась на ногах, он добрел до какого то камня и прислонился к нему, широко открыв застланные пеленой глаза. Он не знал, когда появился здесь этот след. Может быть, сразу после бури, а она утихла почти сутки назад. В таком состоянии ему ни за что не догнать того, кто прошел по этим местам…
Пещер поблизости не оказалось, юноша укрылся в заросшей кустарником расщелине и немного поел. Он обязательно должен выспаться этой ночью. И свернувшись клубком, как во время бури, Джоктар уснул, не обращая внимания на тишину и стужу.
Его потревожил непонятный звук, прорезавший тишину спящих гор. Он с трудом разлепил непослушные ресницы и прислушался. Снова лавина? Не похоже. Что же нарушило его предрассветную дрему? Рычание зверя? Крик человека?
Он взялся за мешок. Еды почти не осталось, вечером он прикончил последнюю порцию мясного концентрата. Теперь вся надежда на след. Он приведет его туда, где есть пища и убежище.
Джоктар выбрался из кустарника и снова двинулся по следу. И тут, словно обухом по голове, ударила мысль: в том ли направлении он идет? А если этот человек шел в противоположную сторону? Постояв несколько минут в нерешительности, юноша упрямо тряхнул головой и продолжил прежний путь. Без припасов ему не выдержать обратной дороги: только вперед — и да будет с ним удача!
Фортуна не оставила его, он уверился в этом, наткнувшись на следы чьей то стоянки. Незнакомец устроил привал довольно комфортабельно: под защитой каменной насыпи чернело пепелище костра. Скинув рукавицы, Джоктар погрузил руку в золу: еще теплая! Страха больше не было: он вдет верно, его бластер пока действует. Остается только догнать того, кто прокладывает перед ним ровный след.
Теперь, когда нужда в спешке отпала, юноша решил экономить силы. Но тянулся час за часом, а впереди не было видно ничего, кроме все тех же следов. Затем ему повстречалась дневная стоянка незнакомца. Терранец сделал короткий привал тут же, у еще тлевшего кострища. По всем признакам их разделяли два три часа пути. Преодолеет ли он этот разрыв к ночи?
Густые сумерки уже спустились на равнину, когда узкое, как нож, ущелье огласил грозный рык:
— Ар р р х…
Это никак не походило на человеческий голос. Вспомнив таившуюся в пещере белую пушистую смерть, Джоктар замер и потянулся к оружию.
Но вместо рева изготовившегося к атаке хищника он услыхал характерный треск бластера. Камень в нескольких футах от него задымился и почернел от удара пущенной человеком молнии.
Не раздумывая, юноша метнулся в сторону, упал и перекатился за груду камней. Это было весьма призрачной защитой против бластера.
— Эй, выходи!
Приказ был произнесен на языке Терры, смысл его был ясен. Но Джоктар, вместо того, чтобы повиноваться, еще плотнее вжался в мертвую почву.

5

— Я сказал, выходи, эй, снупер!
Окрик гулким эхом отразился от стен ущелья. Тут же последовал выстрел, камни задымились вокруг места, где залег Джоктар.
Он уже оправился от неожиданности и пытался разобраться в ситуации. Похоже, здесь была устроена засада: человек был готов к нежелательной встрече и ждал ее. Разве стал бы действовать столь скрытно служащий компании, имевший все права и полную свободу передвижения в этих краях? Вспомнилось обилие оружия у патрулей, опасливая настороженность погибшего охранника. Кого, кроме редких зверей, могли так бояться люди компании? Почему то всплыл образ охотника, пытавшегося купить его на аукционе…
Размышления прервал новый выстрел. Заряд угодил совсем рядом, кажется, Джоктару даже опалило ресницы. Ему ничего не оставалось, как подчиниться.
Подняв руки, он вышел из за своего укрытия. Никакого движения впереди, где прячется стрелок — неизвестно.
— Ну, я вышел. Что тебе нужно?
— Ничего, снупер. Я не хочу иметь никаких дел с такими, как ты, прихлебателями компании, — ответил голос из за камней.
Джоктар сообразил, что на его одежде нашиты эмблемы горнорудной корпорации.
— Я не из компании, — сбивчиво заговорил он, — эту одежду я снял с…
Но тот же голос оборвал его:
— Ты, кажется, дождешься, что я сожгу тебя. А ну, положи свой бластер туда, на тот красный камень и возвращайся, откуда пришел. Живее, черт побери! — Возле правой ноги юноши расцвела ослепительная вспышка, зашипел снег.
Руками, непослушными скорее от гнева, чем от страха, Джоктар отстегнул с пояса бластер и отнес его к камню. Затем он угрюмо побрел назад, прикусив губу от ярости.
Его вынудили лишиться оружия, которое в этом мире помогало удерживаться на грани, разделявшей жизнь и смерть.
Судя по всему, незнакомец не следил за ним. Подавленный юноша вернулся к месту своего короткого дневного привала. Силы окончательно иссякли, идти он больше не мог, тем более, что надвигалась ночь. Он вымотался настолько, что уже не думал о человеке с бластером, который мог подстерегать его за каждым камнем. Натаскав сучьев, он развел костер, чтобы отогреть измученное тело. Только взглянув случайно на побелевший рукав тулупа, он понял, что снова идет снег. Установившееся после бури недолгое затишье кончалось, до слуха донесся вой ветра в горах.
Соорудив из горящих веток факел, Джоктар стал осматривать отвесные утесы в поисках укрытия. Его внимание привлекла едва заметная трещина, настолько узкая, что в нее едва проходили пальцы. Чуть повыше виднелась новая трещина, за ней еще одна… Они были удивительно прямыми, такого не могла сделать природа! Здесь потрудились люди, и потрудились не на шутку, прорубая в камне глубокие борозды. Зачем? Это, скорее всего, была своеобразная лестница. Да, да, лестница — ведь в щели можно вставлять колья, а по ним взбираться все выше и выше! А если колья потом убрать, стена снова станет неприступной для любого, кто не владеет ее секретом.
Лицо беглого эмигранта искривила ухмылка, которую при всем желании нельзя было счесть довольной улыбкой. Его сумели обезоружить, но он нашел лестницу, которая наверняка ведет к тайной тропе там, наверху. Воспользовавшись ею, он избежит засады в злополучном ущелье. Джоктар вновь недобро усмехнулся. Еще поглядим, чья возьмет!
Завтрашний день решит все. А сейчас — спать. Забившись между высоких камней, он уснул. Все сильнее завывал ветер, запорашивая снегом следы, в которых была вся его надежда…
Утро началось с поиска сучьев, способных выдержать его вес. Набрав несколько штук, он начал подъем, последовательно вынимая нижние опоры и перенося их все выше. Оказалось, что желобки тянутся не до самого верха. Они привели к узкой полке, заметить которую снизу было невозможно. По этому выступу, врезанному в тело утеса, можно было передвигаться только на четвереньках, придерживая цеплявшийся за неровный свод мешок. Впрочем, Джоктар не забыл вытащить все колышки из щелей в отвесной стене. От дувшего навстречу ветра глаза его слезились, губы растрескались. Прицепленный на место бластера силовой тесак то и дело стукался о камни. Присматриваясь к углубленному в скалу карнизу, Джоктар увидел следы древних орудий. Эту первобытную дорогу прорубили аборигены Фенриса в незапамятные времена. Их, похоже, не смущало, что передвигаться здесь можно только почти ползком. Но каково было юноше преодолевать таким образом этот нескончаемый путь!
— Выходит, я вернулся к образу жизни далеких предков, — пробормотал Джоктар, стараясь не думать о сбитых об острые камни коленях и окровавленных ладонях. Он получал сейчас наглядный урок древней истории…
Вот уже триста лет терранцы занимались исследованием Галактики. На нескольких планетах были найдены следы цивилизаций, угасших задолго до того, как на Терре возникла жизнь. Были также обнаружены четыре разумные расы, две из них — гуманоидные. Но посещение этих миров было под запретом, так как открытые цивилизации еще не были готовы к выходу в космос.
Некоторые ученые настаивали на гипотезе, что некогда существовала могущественная раса, подчинившая себе всю Галактику. Многие необычные явления и предметы, обнаруженные на разных планетах, объявлялись следами этой сверхцивилизации. В большинстве же своем научный мир склонялся к версии, что наш звездный мир состарился и теперь лишь кое где теплится разумная жизнь, когда то буквально кишевшая чуть ли не вокруг каждого светила. Теперь населенные когда то планеты стали голыми и безжизненными, а разумная жизнь для нашей Вселенной — скорее исключение, чем правило…
Джоктару вспомнились слышанные от космопроходцев рассказы о загадках иных миров, фильмы, где показывали удивительные здания, на стенах которых были изображены не менее удивительные существа, даже отдаленно не походившие на людей.
Не исключено, что и эту тропу сделали такие же странные существа. Она вовсе не предназначалась для передвижения двуногих гуманоидов. Размышляя обо всем этом, юноша упорно продвигался вперед, то и дело стукаясь головой о нависавший над ним каменный козырек. В какой то момент удары прекратились: потолок явно повышался. Скоро Джоктар смог встать во весь рост. Он устремился вперед, изредка поглядывая на лежащую внизу долину.
Вот он, красный камень, возле которого ему устроили засаду. Джоктар лег, опасаясь снова быть замеченным. Узкая долина впереди расширялась; там в лучах солнца блестело скованное льдом озеро, окруженное зарослями кустов и деревьев.
Неподалеку от него возвышался курган, наверняка воздвигнутый когда то руками разумных существ. Это было поистине грандиозное сооружение: склоны сплошь выложены каменными плитами высотой в человеческий рост. Они были довольно грубо обтесаны, но пригнаны друг к другу удивительно точно. Пологость кургана перерастала наверху в высокую отвесную стену. Это была настоящая крепость, способная защитить от любой опасности. Нижние плиты наполовину погрузились в землю, значит, каменная цитадель стоит здесь много веков. Но и сейчас она обитаема!
Над курганом вился дымок. Джоктар вспомнил ядовитый источник. Нет, на сей раз здесь, несомненно, человеческое жилье. Сверху были видны хижины, разбросанные внутри крепостной стены; вокруг жилищ сновали человеческие фигурки. Отсюда не было возможности рассмотреть этих людей. Но и с этого расстояния было ясно, что хижины не похожи на жилые купола горных рабочих. Это было государство в государстве, крепость во вражеском стане. Этим людям повезло, что на Фенрисе не используются самолеты и коптеры. Иначе с этим оплотом несогласных было бы быстро покончено с помощью нервно паралитического газа или включенного над крепостью вибратора. Но авиации не было, и здесь можно было жить, не завися от боссов горных предприятий. С ними, как догадался Джоктар, обитатели крепости постоянно враждовали.
Где то здесь наверняка живет и тот, кто подстерег возле красного камня Джоктара. Ему же было необходимо вернуть свой бластер и заодно выяснить, от кого скрываются эти люди.
Вечерело. Призывно мерцали в лагере огоньки костров. Это не только тепло и пища, это людское общество. Однако Джоктар понимал, что идти в крепость рискованно. Вряд ли его там ждет радушный прием, а в худшем случае чужака просто напросто убьют. Он пошел по тропе дальше по склону утеса, мимо крепости. Через некоторое время тропа повернула вниз, в долину.
Но очень скоро пришлось остановиться: впереди была бездна. Джоктар лег ничком и начал шарить руками по отвесной скале. Так и есть, щель! Хорошо, что колышки он уложил в свой мешок. Спуск был легче, чем подъем, и занял меньше времени. Добравшись до подножия утеса, он оказался в небольшой пещере.
Утомленное и израненное тело требовало отдыха. Разжигать костер, находясь довольно близко от крепости, юноша не рискнул. Спал он беспокойно: мучили кошмары. Снова и снова лез он по отвесному утесу, а вокруг вонзались в камень вспышки бластера.
Его разбудили гулкие удары собственного сердца. Голова раскалывалась от боли, пережитое во сне волнение теснило грудь. Чтобы стряхнуть наваждение, он выполз из пещеры. Стояла глубокая ночь, фенрианская луна сияла на черном небосклоне, заливая призрачным светом одетую в снежные покровы планету.
Терранец внимательно осматривался, пытаясь найти способ скрытно подобраться к кургану. Но ничего не приходило в голову; в любом случае его выдадут собственные следы на рыхлом снегу долины. Вдруг послышался какой то звук. Джоктар весь подобрался: это хрустел снег под ногами. А вот и негромкие голоса. Сюда идут люди!
Он осторожно выглянул из за камней. На фоне рощицы чернел силуэт вышедшего из нее человека. Он обернулся и призывно махнул кому то. Джоктар присмотрелся: у этого парня был ворп! Из тени деревьев появился еще человек — снова ворп! В сравнении с этим, самым страшным из всего арсенала Терры оружием, бластер просто игрушка. Применять ворп могли только патрули, да и то в самых исключительных ситуациях. На каждый ворп выдавалось властями специальное разрешение, за каждый выстрел владелец отчитывался.
Вслед за вооруженными таким образом мужчинами появились, еще двое. У них, как и у товарищей, на ногах были широкие пластины, позволяющие ходить по глубокому снегу. Последний из четверых тащил за собой низкую тележку с полозьями, оставлявшими на снегу такую знакомую Джоктару сдвоенную борозду!
Они подошли ближе, до пещеры донеслись обрывки разговоров.
— …хорошо придумано…
— Они надолго зарекутся устраивать свои склады на западе, если мы ограбим хоть парочку. Охранники и нос высунуть побоятся.
— Верно! — со смехом проговорил кто то. — Руз нас прикроет в случае погони. Он здорово сообразил надевать на ноги лапы зазаара. Увидев такие следы, эти трусливые шакалы забьются обратно под свой купол. Они и так боятся отходить далеко от своей дороги.
— А где парень, которого Меррик встретил сегодня в долине? — озабоченно спросил другой голос.
— Меррик его сегодня поймает. Он решил сначала дать снуперу вдоволь побегать и хорошенько устать. Так что скоро чужак будет у нас. Послушаем его басни, прежде чем поступить как обычно.
— Не понимаю, как он прошел почти до лагеря и мы его не заметили?
— Меррик говорил, что он весь в лохмотьях. Похоже, их джампер накрыла буря. Если это и случилось, то вечером, и в темноте он просто заблудился и потерял дорогу. Ну, хватит гадать, скоро он сам все расскажет.
— Верно, не будем забывать о своем деле.
— То то и оно, нам ведь нужно успеть до рассвета.
Джоктар задумчиво проводил взглядом небольшой отряд, который вскоре потерялся среди деревьев. После недолгих колебаний юноша избрал ход, достойный игрока — он двинулся следом!
Через некоторое время он сидел высоко на перевале, спрятавшись в расщелине. Где то внизу затаились те четверо, их белая меховая одежда была неразличима на снегу. Неподалеку виднелся небольшой жилой купол. У входа качалась на ветру лампа, отбрасывая блики света на колею джампера, огибавшую полукругом купол.
Джоктар в ожидании дальнейших событий думал о расположившейся внизу четверке и их товарищах в лагере. Ясно, что горные компании — отнюдь не полновластные хозяева планеты. Есть люди, по их меркам — преступники, бросившие вызов промышленникам. Единственная ли это организация, или в других местах есть еще враги компаний — этого юноша не знал. Но он точно знал, что эти люди — терранцы. Как они оказались здесь: на Э корабле или как то иначе? На многие свои вопросы Джоктар пока не имел ответа.
Еще в Сан Споте ему доводилось слышать о восстаниях на дальних планетах. Властям противопоставляли себя организации, объединявшие весьма разношерстную публику. Одни оставляли цивилизованный мир ради погони за приключениями. Упорядоченный уклад терранского общества был не по душе разного рода авантюристам и преступникам, тихая комфортная жизнь была скучна и для отставных звездолетчиков. Они то и бежали на другие планеты, где сколачивалась колония (или банда — кто как считал) свободных от законов людей. И горы Фенриса, несмотря на ужасный климат планеты, для подобной колонии были просто идеальным убежищем.
Мысли прервал скрип полозьев: четверка подвезла свою тележку к самому перевалу. Один направился прямо к укрытию Джоктара. Но не доходя нескольких шагов, он остановился и стал раздеваться. Сбросив на снег свою шубу белым мехом наружу, он надел поверх термокостюма теплое пальто, украшенное эмблемами компании. Затем нахлобучил на голову капюшон, а нижнюю часть лица скрыл под толстым шарфом.
Переодетый таким образом, человек вышел к следу джампера и преобразился: он шел шатаясь, то и дело падая на снег. Затем с трудом поднимался, брел вперед и снова падал… Как ни критически оценивал Джоктар актерский талант незнакомца, он не мог не признать, что уловка весьма удачна: наверняка обитатели купола бросятся на помощь служащему компании, потерпевшему аварию в пути. Тем временем оба ворпмена спрятались по обе стороны от входа в купол. Их товарищ продолжал представление. Вот он вполне натурально упал и надолго замер, уткнувшись лицом в снег. Затем стал делать отчаянные, но безуспешные попытки подняться. Джоктар с одобрением отметил, что сцена исполнена блестяще — похоже, эти трюки проделываются не впервые.
Наконец, в спектакль включились новые персонажи. Двое в термокостюмах выбежали из купола. Тут же один из налетчиков юркнул в открытую дверь и запер ее за собой. Как только первый из тех, кто вышел на помощь, приблизился к лежащему, тот сделал неуловимое движение (Джоктар владел этим приемом), и его спаситель оказался в снегу. Второй ошеломленно застыл на месте.
В окошке купола трижды мигнул огонь. Увидев сигнал, вперед выступили двое с ворпами в руках, направив черные дула на хозяев купола.
— Ни с места, иначе смерть!
Только безумец будет спорить с ворпом. Увидев страшное оружие, люди компании замерли. Лежавший на дороге налетчик поднялся и стал отряхиваться. А тот, кого он так ловко уложил в снег, нервно воскликнул:
— Лесные звери!
Налетчик усмехнулся:
— Хочешь, чтобы я разорвал тебе пасть, дабы научить вежливости? Мы не звери, а свободный народ Фенриса, понял? — Он улыбался, но голос таил угрозу.
— Свободные люди в форме компании… — проворчал другой, дрожа от холода в термокостюме.
— Почему бы и нет? — весело отпарировал «артист», щегольским жестом поправляя пальто. — Отличная одежда. Передайте мою похвалу Наоласу, он может гордиться… Теплая одежда да необходимые припасы нужны не только людям компании, но и нам. За этим мы и явились. Шевелитесь, ребята, ведите нас в купол. Поглядим, чем вы богаты.
Налетчики вместе с жертвами скрылись за дверью. Джоктар вскочил: он должен успеть к повозке. Оружия там, конечно, нет. Но он видел какие то мешки и надеялся пополнить оскудевшие запасы пищи. Но ограбить грабителей он не успел. Из купола кто то вышел, и юноша мгновенно спрятался за куст.
Сквозь ветки он видел, как налетчик убрал оружие в кобуру, ему некого было здесь бояться. Джоктар было напрягся, но, измерив глазами расстояние, сник: пока он будет ломиться через кустарник, его без труда уничтожат. Юноша схватил свое единственное оружие, силовой тесак, и нажал кнопку на рукоятке, проверяя энергию.
Человек быстро подошел к повозке, взялся за шнур и, оторвав успевшие примерзнуть полозья, потянул к куполу. Разочарованный Джоктар не двинулся
— умением терпеть и ждать он овладел в совершенстве.
Налетчик скрылся в куполе, но от повозки юношу отделяло теперь гораздо большее расстояние. Вдруг он услышал отдаленный гул и уловил сотрясение почвы. Сюда ехала какая то машина, скорее всего, джампер.
Его экипаж вооружен, налетчики вот вот окажутся в капкане…
Джоктар раздумывал: если встретить сейчас джампер и предупредить его команду, налетчики наверняка будут побеждены. Но сможет ли он рассчитывать на благодарность победителей?
Он не знал, чью сторону принять. Одни могли отправить его в рабство на шахту, другие уже отняли у него бластер и, судя по подслушанному разговору, не намерены быть к нему благосклонными. Так и так его участь будет плачевна. Не лучше ли выждать и понаблюдать за развитием событий? Ведь может случиться, что они перебьют друг друга и в наилучшем положении окажется он, призвавший в союзники здравый смысл.
Мозг все еще взвешивал каждый из вариантов, а Джоктар уже действовал. Он прекрасно понимал, что его поступки не имеют ничего общего со здравым смыслом…

6

Его руки зачерпнули снег, пальцы сжали белые крупицы в плотный комок. Джоктар, не знавший игр с детства, невольно слепил снежок — оружие тысяч поколений терранских ребятишек. Перебросив холодный ком с ладони на ладонь, юноша швырнул его с меткостью, приобретенной благодаря упражнениям в метании силового стилета. Снежок со стуком расплющился о стену купола. Этот звук произвел не меньший эффект, чем залп бластера. Один из налетчиков выскочил с верном в руках и залег за тележкой.
Услышав явственный теперь шум мотора, он пронзительно свистнул. Второй ворпмен метнулся наружу, бегом пересек поляну перед куполом и взял оружие наизготовку. Они не собирались бежать, к немалому удивлению Джоктара, грабители были полны решимости драться.
Третий выскочил и спрятался за деревом. Купол словно поджидал гостей. В гостеприимно распахнутых дверях стоял человек в пальто с эмблемами компании.
Джампер затормозил. Из кабины выскочил охранник и направился было к куполу, но приостановился. Его, по видимому, смутила необычная тележка. Рука потянулась к бластеру, но в тот же миг его сразил меткий выстрел, из засады. Оглушительно шарахнул ворп. Гирлянда молний прожгла джампер у самого днища, металл потек, словно воск. Из кабины высунулось дуло бластера, но снова прорычал ворп — и кабины не стало.
Джоктар восхитился профессионализмом нападающих. Всего несколько минут назад он запустил снежок в купол, а теперь джампер был покалечен, экипаж частью уничтожен, частью пленен и препровожден в купол. Победители залезли в развороченный кузов, бегло осмотрели груз и перенесли на тележку два больших ящика.
Джоктар внимательно наблюдал за человеком в одежде компании. Тот остановился у купола и долго рассматривал отпечаток снежка на стене. Затем повернулся, как бы пытаясь определить возможную траекторию. Казалось, он смотрел прямо на Джоктара! Юноша всем телом вжался в снег. Но человек уже присоединился к своим товарищам, стал вместе с ними выносить из купола тюки и грузить их на тележку.
К полудню работа была закончена. Одетых в шубы пленников вывели и привязали к обгоревшему джамперу. Затем захватчики направили оружие на купол и через несколько минут он был разрезан на бесформенные куски. Компания могла теперь вычеркнуть из описи имущества машину и склад…
— Слушайте свой приговор, — один из налетчиков обратился к пленникам. — Мы могли бы вас сжечь, как поступили бы вы, случись поменяться ролями. Но вам дается шанс. Мы уходим. Если сумеете освободиться, доберетесь до следующего склада, он цел пока еще. Кто из вас выживет, пусть передаст Ансону Бургу, что скоро в этих горах не останется ни одного его купола!
Не вслушиваясь в неразборчивые стенания и проклятия связанных, двое впряглись в тележку, ворпмены встали по бокам. Отряд тронулся, и его путь лежал точнехонько туда, где затаился Джоктар.
Он попытался встать, но тело не слушалось: от долгого лежания в снегу оно одеревенело. Пытаясь скрыться, он пополз глубже в кусты, и тут же рявкнул ворп.
Беглеца спасло то, что пальто сидело на нем свободно. Заряд попал в рукав, лишь слегка зацепив плечо. Но и этого оказалось достаточно, чтобы Джоктар, мыча от жгучей боли, покатился по снегу. Услышав совсем рядом крики и треск сучьев, понял: бежать поздно, его заметили. Вся левая сторона тела онемела, рука висела плетью. Но правой он потянулся к тесаку. Затуманенными от боли глазами увидел, как кто то раздвигает ветки кустов. Оскалившись по звериному, попытался поднять тесак.
— Вот он!
Благодаря новому усилию, силовое оружие поднялось еще на дюйм, но вдруг вылетело из его руки, выбитое метким выстрелом. Джоктар почувствовал, что сейчас потеряет сознание от новой волны нечеловеческой боли. Он привалился здоровым плечом к скале. Зачерпнув рукой снег, приложил его ко лбу в надежде, что холодное прикосновение поможет победить парализующую слабость.
— Никак еще один? — в лицо юноше смотрел черный глаз ворпа. — Волоки его сюда, поглядим, что это за птица.
Он крепко сжал зубы, чтобы не крикнуть от боли, когда его схватили. И еще он изо всех сил старался не упасть, остаться на ногах.
Человек в одежде компании пристально посмотрел на Джоктара и покачал головой:
— Он не из этих. Погляди на следы: парень шел за нами.
— Зачем?
— Это он пусть скажет сам. Берем его с собой.
— Но как же…
Налетчик в чужом пальто — вероятно, старший отряда — спросил, глядя на юношу:
— Это ты подал нам сигнал снежком?
— Я, — вымолвил Джоктар и упал на колени: ноги больше не держали его. Еще немного — и он свалился бы в пропасть, но его подхватили чьи то сильные руки. Снова тело пронзила боль, которую он уже не смог вынести. Больше он ничего не помнил…
Он понял, что движется куда то. Скрипели полозья. Он открыл глаза и увидел, что лежит в повозке на каких то не слишком мягких тюках. Резкой болью отзывались в теле рывки и сотрясения.
— Ну что, проснулся? — кто то наклонился над ним. Повернув голову, он встретил взгляд того, в пальто с эмблемами.
— Я не с шахты, — едва шевеля губами, пробормотал Джоктар. Он заставил себя выговорить эти, казавшиеся крайне важными, слова.
— Тогда ты нарядился не в ту одежду.
— Так же, как и ты, — Джоктар попытался иронически усмехнуться, но лишь болезненная гримаса тронула его губы.
— Однако… — не ожидавший такой реплики, человек даже споткнулся. Но тут же продолжил расспросы:
— Ты из людей Скена? Или Кортоски? Тогда это не ваша территория.
— Я эмигрант, — голос юноши постепенно окреп. — Был грузчиком в джампере и вот сбежал…
— А где же джампер? — в вопросе явно сквозило недоверие.
— Попал в лавину. Водитель и охранник погибли, а я сумел выбраться из кузова. На мне шуба охранника.
— Ну и история! Интересно, с каких пор эмигрантами становятся дети? — Он отбросил капюшон с лица Джоктара и посмотрел ему прямо в глаза, сердито и недоверчиво.
— Мне больше лет, чем кажется. Да и когда Э служба особенно разбиралась с теми, кто попадется в ее сети? Впрочем, и здесь то же самое — ведь Ярд Неллис купила меня без всяких колебаний.
— Трудно верится во все это. Но если ты сказал правду, то ты молодец, что сумел выбраться из серьезной передряги. С какой планеты тебя, говоришь, привезли?
Джоктар прикрыл глаза. Разговор отнимал больше сил, чем у него было. Затем тихо сказал:
— С Терры. Еще мы зовем свой мир Терраном… — Произнося это, он не открывал глаз и потому не увидел, какое неподдельное удивление вызвал его ответ…
Вероятно, он какое то время снова находился в забытьи. Когда стало возвращаться сознание, первым его ощущением было приятное тепло. Не беспокоила и болезненная тряска — значит, его уже не везут, и он в помещении. Открыв глаза, он сразу же зажмурился от яркого света атомной лампы. Его устроили возле стены, обросшей мхом. Крыша в хижине была низкая, ее сплели из каких то гибких прутьев. Джоктар шевельнулся на своем ложе и хотел потянуться, но почувствовал, что не может двинуть левой рукой, хотя боли не было.
Чья то рука поправила на его забинтованной груди меховое пальто. Он посмотрел. Лицо, свободное теперь от капюшона и маски, густо покрывал знакомый терранцу вечный космический загар. Как оказался здесь звездолетчик?
— Мне сказали, что ты с Террана, — незнакомец говорил отрывисто и властно. — Какой порт? Мелвамбе? Варрамура? Н Йок?
— Точно, Н Йок.
— Джет Таун?
Услышав вопрос, Джоктар понял, что этот человек знаком с улицей. Может быть, ему известна и тайная жизнь «верхнего» города? Он осторожно ответил:
— Я был дилером у Керна.
Видел ли он когда нибудь это лицо в переулках Джет Тауна или в игорном зале? Пожалуй, нет. Тем более его удивила уверенная реплика незнакомца:
— Керн… Сан Спот?
Ничего не скажешь, этот человек неплохо знал и «верхний» город. Допрос между тем продолжался.
— «Трехмерное пространство»? «Звезда — Комета»? «Один два»?
— «Звезда — Комета».
Незнакомец глянул с сомнением:
— Ты слишком молод для такого стола.
Всю боль и отчаяние последних дней вложил Джоктар в резкую отповедь:
— Слушай меня, летчик. Я проработал за этим столом пять лет. Если ты знаком с Керном, то должен знать, что какой нибудь недотепа не продержался бы у него и одного месяца.
Летчик вдруг расхохотался:
— Поделом мне: нельзя задевать профессиональную честь. Да, я знаю Керна и вынужден поверить, что ты специалист высокого класса. А что до твоего возраста… — он потеребил подбородок и смерил юношу оценивающим взглядом,
— что ж, в бизнесе для всех находится место. Как твое имя, дилер?
— Джоктар.
Брови звездолетчика поползли вверх:
— Просто Джоктар? Ну и имечко… Где ты только его получил?
— А где ты получил свое?
Летчик раскатистым смехом показал, что оценил ответ, и вдруг произнес:
— Гафл сендзи корг а клайвун…
Эти звуки ничего не говорили Джоктару, но в мозгу что то отозвалось. Может, как раз в той, заблокированной зоне его сознания? Там, где похоронена память о детстве? Превозмогая слабость, он приподнялся на локте:
— Что ты сейчас сказал?
Летчик нахмурился, взгляд его стал ледяным.
— Если ты не понял, мои слова не имеют для тебя значения. Выходит, ты здесь из за обыкновенной Э облавы?
Кивнув, юноша снова опустился на постель. Он был заинтригован, и то, что собеседник увел разговор в сторону, его разочаровало. Но летчик, словно не замечая обиженного вида Джоктара, настойчиво расспрашивал его до тех пор, пока не узнал всю жизнь юноши, включая похождения на Фенрисе.
— Я гляжу, ты очень везучий.
— А ты, гляжу, поверил всем моим россказням, — Джоктара утомили дотошные расспросы, его терпение висело на волоске.
Летчик снова расхохотался:
— Мальчик, ты бы не смог солгать при всем своем желании. Ведь когда ты начал просыпаться, я дал тебе порошок истины.
Здоровая рука юноши гневно сжалась в кулак.
— А иначе нельзя было? — голос был тихим и ровным, но глаза извергали молнии.
— На этой планете — нельзя, если не хочешь нарваться на лазутчика компании. Принять что нибудь на веру — значит, попасть в лапы к промышленникам.
Хотя объяснения летчика выглядели убедительно, ярость Джоктара не остыла.
— Кто ты такой? — процедил он.
— Мое имя Рисдайк. Но оно тебе ничего не скажет.
Не в силах побороть искушение побольнее уколоть летчика, Джоктар спросил:
— Вычеркнут из списков?
Потемневшее лицо Рисдайка показало, что стрела попала в цель. Но он сумел сдержаться и ответил почти спокойно:
— Ты угадал, вычеркнут.
Затем, вставая, бросил:
— Отдыхай. Позже с тобой поговорит шеф.
Уходя, он выключил атомную лампу, чтобы Джоктар мог уснуть. Но сон не шел к юноше. Он рылся в памяти, как игрок в колоде карт, пытаясь найти счастливую комбинацию. Но как ни бился, связной картины не вырисовывалось.
Смутно, как в полузабытом сне: большой звездный лайнер; женщина, произносящая какие то слова, то ли ему, то ли сама себе… О чем она говорит? Об осторожности, об опасности, которая исходит от больших мужчин в красивой форме.
Что это были за люди? Полиция? Может, они были в серо серебристом, как тот офицер на Э станции? Наверное, наркотик, названный летчиком «порошком истины», что то сдвинул в его памяти, разбудил отголоски упавших на самое ее дно впечатлений. Он твердо знал, что серая форма — опасность, он ее ненавидит и боится. Но почему?
Откуда то пришла уверенность, что летчик знает что то такое, что могло бы отдернуть таинственную завесу в его сознании. Ему что то говорили звуки имени… Рисдайк… И этот странный язык… В каком мире узнал его космопроходец?
Он сказал непонятную фразу после того, как юноша назвал себя. Джоктар никогда особо не задумывался о своем имени. Большинство людей носят двойные имена, это так. Но на улице, где он рос, хватало короткой клички. Джоктар… знакомое сочетание звуков как то по особому звучало, гулко отдаваясь в усталом мозгу, который уже погружался в сон…
Два последующих дня юноша напрасно ждал Рисдайка, чтобы спросить его о многом, но тот не приходил. За Джоктаром — не слишком умело, но старательно — ухаживал незнакомый мужчина. Он был не словоохотлив, лишь иногда бросал короткую фразу насчет погоды в долине. Но стоило Джоктару случайно упомянуть о хищнике, напавшем на него из пещеры, как «сиделка» преобразился: он обрушил на юношу поток самой разной информации о животном мире Фенриса, о нравах и повадках здешнего зверья.
Слушая Руза, Джоктар все яснее понимал: то, что его путешествие было более или менее благополучным — редчайшее, дьявольское везение. Чем иначе объяснить, что новичок, незнакомый с особенностями Фенриса, сумел пережить и страшную бурю, и нападение зазаара?
— По твоим поступкам ясно: ты — прирожденный охотник, — заявил Руз. — Когда твоя рана затянется, я возьму тебя на настоящую охоту.
— Разве вам не хватает того, что есть на складах компании, которые вы грабите?
— Нет, мы должны охотиться. Даже для того, чтобы купить оружие и снаряжение, необходимое для успешного налета, нужны деньги. Наши деньги — это пушнина. Кроме меня, здесь еще пятеро охотников, а сбытом мехов занимается шеф: уж он не продешевит, торгуясь со скупщиками.
— Спасибо за хорошую аттестацию, Руз.
Джоктар узнал голос, хотя никогда не видел лица его обладателя. На пороге хижины стоял налетчик, возглавлявший нападение на склад. Тот самый, что переодевался в форму компании. Он был на несколько дюймов выше Рисдайка, суше и стройнее, чем увалень Руз. Вошедший присел на край постели Джоктара.
— Я слышал, ты решил идти с Рузом в горы?
— Не сомневайся, шеф, парень хорош, — горячо заговорил охотник. — Ведь он выдержал бурю и победил зазаара!
Шеф задумчиво кивнул:
— Ты прав, Руз. Он хорош настолько, что это мне кажется даже странным. Впрочем, каких чудес на свете не бывает… Кауто файврил оруто…
Опять слова на непонятном языке, и опять они что то всколыхнули в мозгу Джоктара.
— Я не понимаю…
Шеф разочарованно вздохнул:
— Выходит, ты не… Жаль. Хотя… Может, со временем прояснится? Как знать… Ну ладно. Зашел тебя поблагодарить за снежок, которым ты так вовремя запустил в склад. Догадываюсь, что ты не в ладах с компанией, так?
— Зачем ты спрашиваешь? По твоему, я мог поступить иначе?
— Если бы ты их предупредил, то получил бы свободу.
— Ты это серьезно?
Уловив в голосе юноши сомнение, шеф улыбнулся:
— Ты прав, вряд ли их благодарность была бы настолько щедрой, это не тот народ…
— Я так и понял, улица научила меня не верить властям.
— Твой опыт тебя не подвел. К тому же тебе сверхъестественно везет. Один из тысячи ухитряется убежать, а среди беглецов только одному из пятисот удается прожить больше недели.
— Да, нелегко тебе пополнять свою банду.
— Среди нас только двое эмигрантов. Остальные или свободные охотники, или люди без прошлого.
— ?..
— Они никому не обязаны объяснять, кем были раньше и почему оказались здесь.
— Всех вас объединяет ненависть к компании?
— Не к компании, — покачал головой шеф. — Без шахт Фенрис остался бы голой пустыней. Но у промышленников грабительские, варварские методы. Шахты занимают ничтожную часть территории планеты. Компании добывают и вывозят алибит. И все. Больше они ничего не хотят знать. Их не устраивает, что на Фенрисе живут еще люди. Они гоняют туда и обратно корабли, но не привозят ничего, что нужно нам. Под их нажимом наложен запрет на посещение планеты туристами, торговыми кораблями. Такая изоляция позволяет им нещадно и безнаказанно эксплуатировать эмигрантов.
Ведь если рядом с шахтами вырастут города свободных людей, будет налажено регулярное сообщение Фенриса с другими мирами, компаниям понадобится в сотни раз больше охраны и дорогих заградительных устройств, чтобы не дать разбежаться эмигрантам. А сейчас лучший сторож — сама планета, где человек может существовать только в порту или на шахтах.
Им нужен алибит — и только алибит. А нам нужно, чтобы это была планета для людей. Да, климат здесь суров, долгая зима жестока. Но второе поколение поселенцев уже сможет жить в этих условиях. Человек — очень приспособляемое существо, и ты пример этому. И кое чему другому…
— Чему именно? — Но пролить свет на туманные намеки собеседника Джоктару не удалось: шеф резко поднялся и покинул хижину.

Кодированная связь между Кронфильдом и Морле.
М: Разведчики ни причем, они вышли на нашего человека случайно. Тот, кто взял диск, действительно был уверен, что наш предмет причастен к смерти напарника. Он служит в Третьем секторе, никогда не имел контактов с Пятым сектором, никогда не видел Леннокса. Этого человека можно исключить из нашей схемы.
К: Радует хоть то, что схема сократилась на одну позицию. Ты внедрил агента к Керну?
М: Попытался. Керн — один из тех боссов, у которых в руках и улица, и власти. Даже служба порта предпочитает не связываться с ним.
К: Кто все же спровоцировал Э облаву?
М: Темное дело. Началось, вроде бы, с благословения самого Керна: ему хотелось убрать кого то, кто вышел из доверия. Но затем события повернулись неожиданно для него: Э люди устроили чистку по всем правилам. Знаю абсолютно точно, что избавляться от нашего предмета босс не хотел, он внес за него выкуп, как и еще за десятерых, схваченных в облаве.
Об истории предмета: Худд разнюхал, что когда то у Керна появилась женщина с малышом. Она оказалась больной и вскоре умерла, якобы от своей болезни. Так это или нет — не столь важно теперь. Ясно одно: ребенок тот самый. А есть ли сообщение с Фенриса?
К: Его пытался купить с торгов человек Тома, но вынужден был отступиться, чтобы не привлекать к себе внимания. О нашем предмете предупреждены охотники. На планете кое что готовится, быть может, когда каша заварится, удастся под шумок вытащить парня оттуда. Поступила непроверенная информация о появлении какого то весьма бойкого молодого человека. Если это наш, то мы еще намучаемся с ним. Но заполучить его мы должны, чего бы это не стоило. А дубы в мундирах только ставят нам палки в колеса, чтоб они сгорели!

Сообщение в офис Тарбанд Майнинг Компани, Проект 65, Фенрис.
Склад в Голубых горах разгромлен шайкой преступников. Собираемся организовать карательную акцию. Можем ли мы рассчитывать на помощь патруля?
Ответ из офиса:
Не предпринимайте никаких акций. Ситуация изучается Комитетом в Центре. Нельзя допустить шума. Запомните: никакого шума, пока на Локи находится советник Куллан.

7

— Саммс настаивает на встрече. С той поры, как он прикончил Рэймара на поединке и стал во главе банды Кортоски, все было спокойно. Теперь он надумал собрать Большой совет.
Джоктар стоял за дверью своей хижины; его не видели те, кто слушал крупного мужчину, собравшегося, судя по экипировке, в дальний путь.
— Люди Саммса уже миновали Пять Пиков. Они ждут нас и представителей Эберса. Саммс желает общего разговора. Он уверяет, что продумал для нас великолепную…
— Может быть, Хоган, это то, что нам нужно? — вмешался Рисдайк. — Вспомни: Рэймар был слишком несговорчив. Он хотел быть сам по себе, чтобы с ни с кем не пришлось делиться. Похоже, что Саммс смотрит на дело иначе.
— Значит, Саммс и Эберс… — размышлял вслух шеф, он же Хоган. — Думаю, встретиться будет не вредно. Послушаем, что нам предложат — последнее слово все равно за нами. Хотелось бы думать, что там все чисто. Давайте прикинем: к моменту встречи наш отряд будет где то на Ривер Айленд. Погода, — он посмотрел на небо, — вроде, не должна испортиться. Значит, встреча состоится через три дня, так и передай его людям. Марко. Тебя будут сопровождать двое с ворпами. Это на тот случай, если нам подстраивают ловушку.
В дверную щель Джоктар видел многозначительные ухмылки на лицах собравшихся. Он понял, что здесь люди испытывают друг к другу доверия не больше, чем в Джет Таунских переулках. Затем все разбрелись, возле хижины остались только Хоган и Рисдайк.
— Что ты об этом думаешь? — спросил летчик.
— Саммса до его поединка с Рэймаром поддерживал Неркс.
— Подожди, но ведь Неркс перебежал на сторону компании! Он трясется от страха, что за предательство получит пулю, и не высовывает носа из Харбанда. Не подозреваешь ли ты, что и Саммс решил перекинуться? Не потому ли посылаешь с Марко ребят с ворпами?
— Все может быть, — лениво проговорил шеф и крикнул: — Джоктар!
Юноша открыл дверь хижины и встал на пороге.
— Думаю, бой, — обратился к нему Хоган, — тебе знакомы подобные проблемы, на улице они сплошь и рядом. Слушай. К северу от нас базируется банда Кортоски. Ее шефом был Рэймар. Не бог весть какой стратег, но хороший драчун, умел держать своих людей в страхе. Потом в банде появился такой же везучий беглец, как ты. Говорят, этот Саммс — из третьего поколения колонистов Марса, это помогло ему быстро освоиться в здешних условиях.
Саммс сколотил в банде группу своих приверженцев, в их числе был парень по имени Неркс. Он отлично думает, умен, но по натуре не вожак. Многие его недолюбливали: было в нем что то такое… Четыре месяца назад отряд, который вел на дело этот самый Неркс, попал в засаду. Это была, безусловно, заранее расставленная ловушка. Теперь Неркс живет вместе с людьми компании — и, по слухам, живет припеваючи.
— Он заложил своих? — Рисдайк не мог этому поверить.
— Выходит так, — пожал плечами Хоган. — Но слушай дальше. Вскоре Саммс вызывает Рэймара на поединок, убивает его и становится предводителем банды.
Шеф поднял глаза и в упор посмотрел на Джоктара.
— Что подсказывает тебе твой опыт, бой?
— Мне кажется, что Саммс — подсадной.
— Кем же, по твоему, и для чего он подослан? — за ленивой интонацией шеф, как показалось юноше, скрывал заинтересованность.
— Понятно кем, компанией. Ясна и цель: захватить верх в банде и сдать ее. Или сделать так, чтобы в стычках уничтожить другие сообщества свободных людей.
— А Неркс?
— Наверняка, его напарник, засланный раньше. Он прижился в банде, потом появился Саммс и стал бороться за лидерство. Подставив под бластер свой отряд, Неркс убил двух зайцев: и банду ослабил, и передал компании информацию от Саммса.
Хоган довольно рассмеялся. Рисдайк же, напротив, все более мрачнел по мере того, как осмысливал предположения Джоктара.
— Не стоит пренебрегать мнением знатока Джет Тауна. Что сделал бы Керн в подобной ситуации?
Джоктар пожал плечами, но тут же поморщился: он забыл, что левое плечо ранено.
— Тут масса вариантов. Для такого босса, как Керн, они оба, со всеми своими хитростями, — открытая книга. — И юноша рассказал, как хозяин Сан Спота — великий мастер интриги — принимал осложнение какой нибудь акции не с огорчением, а с радостью и интересом. И как безотказно всегда действовал запущенный Керном механизм самой сложной операции.
Рисдайк медленно проговорил:
— Выходит, если Саммс приглашает нас в долю…
Но Хоган перебил:
— Если он умен, то предложит нам стоящую совместную операцию. Не станем уклоняться от участия в Большом совете, но и об осторожности не забудем. — Затем шеф повернулся к Джоктару: — Мой юный друг, нужна твоя помощь. Выросший на улице мыслит иначе, чем обычный охотник. Ты должен сам посмотреть на Саммса. Твое мнение о нем и его предложениях может послужить нам на пользу. Постарайся стать на ноги за эти дни, ты пойдешь на Совет вместе с нами.
Через три дня небольшой отряд вышел в путь. Он, в основном, состоял из незнакомых Джоктару трапперов, первых поселенцев Фенриса. Еще были с ними два старателя, не выдержавшие конкуренции с монополией. Юноша знал в отряде лишь троих: охотника Руза, отставного космолетчика Рисдайка и самого шефа. Он был когда то в Сиваки торговцем, но когда компания закрыла порт для гражданских кораблей, Хоган разорился и ушел в горы.
Вскоре отряд разделился. К месту переговоров Джоктар шел вместе с Хоганом, Рисдайком, Рузом и траппером по имени Толкус.
Но юноша догадывался, что впереди и позади их скрытно сопровождают остальные.
Погода была на редкость хороша, ни ветерка. Джоктар даже снял с лица маску. Они вошли в небольшой лесок. Солнце играло на стволах деревьев. Наверное, подумалось юноше, в летнюю пору Фенрис выглядит гораздо приветливее, чем зимой. Их тропу пересекала другая. Руз осмотрел ее и объявил:
— Лэмби, бык. Очень большой.
— Давно он здесь прошел?
Траппер встал на колени, чуть ли не обнюхивая вдавленные в снег огромные следы.
— Не больше часа тому назад.
— А наши парни, — заметил Рисдайк, — что вдут впереди, миновали это место часа два назад. Но они настороже, их не застать врасплох ни зверю, ни человеку.
Но тревога Руза росла.
— Раз бык идет по следу человека, значит он бешеный. Может быть, его ранил какой нибудь мазила. Эти идиоты охранники с перепугу готовы палить во все, что движется. А раненый лэмби, тем более бык, смертельно опасен для любого, кто попадется на пути.
— Что ж, Руз, проследи за этим, — распорядился Хоган. — Дальше нас поведет Толкус. Мы не можем всем отрядом заниматься одним спятившим быком.
Руз быстро ушел вперед. Делегация двинулась за вторым охотником, внимание которого было приковано к сбитым с деревьев и валявшихся на снегу сучьям.
Рисдайк на ходу просвещал Джоктара:
— Теперь этот недобитый бык будет кидаться на любого встречного человека, или на то, что пахнет человеком. Он может сутками идти по следу, устраивать в кустах засады, покуда не вонзит рога в свою жертву. Он движется абсолютно бесшумно, поэтому первый раунд обычно остается за ним. Если рядом есть еще люди, они расстреливают быка убийцу.
— Но жертве на это уже наплевать, — меланхолично заметил Джоктар. Вспомнив, как на него прыгнул зазаар, юноша добавил: — Я чувствую, здесь хватает подобных маленьких сюрпризов?
— Даже с избытком, — кивнул Хоган. — Тем более важно, чтобы первая встреча с лэмби стала для него последней. Что и говорить, этот мир мало приспособлен для беззаботных наслаждений.
— Но разве не может он стать приемлемым для тех, кто решил здесь жить?
— Рисдайк изо всех сил отстаивал Фенрис.
— Ты считаешь, что для этого нужно совсем немного: пообрубить щупальца компаний, сделать планету открытой для всех, так? — В голосе Хогана зазвучали знакомые ленивые нотки. — По твоему, стоит добиться этого и планета превратиться в рай? — допытывался шеф.
— А тебе, я вижу, в это не верится? — Рисдайк улыбался, но за его улыбкой пряталась злость.
— Могущество слов так же хорошо известно, как разница между мечтой и реальностью. — Шеф заговорил задумчиво и серьезно. — Допустим, мы объединимся и заставим монополии признать наши права, а то и вовсе убраться с планеты. Но и тогда она не станет раем, как не стали им другие населенные миры. Не эти, так другие люди будут домогаться прав на богатства Фенриса. Из свободных охотников выделятся пушные боссы, из старателей — крупные промышленники, из мелких торговцев — влиятельные коммерсанты. И со временем хозяевами здесь станут новые монополии, тягаться с которыми мелким предпринимателям будет не под силу — их тихо сомнут. А потом придет час, когда на планете будет продана с торгов шкура последнего зазаара; алибитовые россыпи, которые сейчас у самой поверхности, исчезнут, а мощное оборудование для разработки глубоких недр окажется по карману только крупным компаниям…
Хоган ненадолго умолк, словно давая слушателям возможность возразить ему, но все молчали, подавленные мрачными прогнозами. Поправив на лице шерстяную маску, шеф продолжал:
— Нравится нам это или нет, но история имеет свойство повторяться. Новые лидеры поведут новые поколения людей по той же старой дороге, через те же ошибки, те же подъемы и спады, победы и поражения… Человек просто не может жить иначе. Предложите ему другой путь — и он его, скорее всего, не примет. Он раз за разом будет проходить один и тот же предначертанный цикл, пока не исчезнет с лица вселенной, так же бесславно, как те, что были до него.
— Ты имеешь в виду тех, кто построил курган и крепость, где разбит наш лагерь? — спросил Джоктар.
— Угадал. Я уверен, что этот форт — оплот владевшей когда то этим миром могущественной монополии, благоденствию которой угрожали разные оборванцы и преступники. Этот волчий мир всегда был таким. В жестоком климате выживают только жестокие люди, с жестокими нравами. Эта крепость — памятник вечной вражде жестоких людей, которыми двигали те же стремления, что и сейчас: стяжать и защищать от других то, что получено стяжательством…
Треск и шипение, раздавшиеся неподалеку, мгновенно подтолкнули всех троих к действию. Еще не растаяло в окрестностях эхо, а Джоктар уже стоял за деревом, росшим среди густых кустов. Шеф и летчик молниеносно скрылись из виду, словно их испарил ядерный взрыв, угроза которого в давние времена переполняла ужасом население Терры. Но этот страх не помешал все же разгореться атомной войне. Она унесла многие миллионы людей, но те, кто выжил, были или самыми сильными, или самыми предусмотрительными. Из них сложилось новое общество, которое не разделяли бедность и богатство. Каждый мог добиться денег или славы собственными силами и умом. Это было общество, ценившее индивидуальность личности, общество, достойное своей миссии покорителей Галактики.
…Она еще дымилась, испепеленная зарядом бластера, — ветка дерева, стоявшего в том месте, до которого их троице оставалось сделать один единственный шаг. Джоктар вспомнил, что он безоружен и что одна его рука действует пока неважно. Может, здесь охотятся на лэмби? Но ни один из них не похож на быка… Кто то подкарауливал здесь их делегацию с бластером в руках. Джоктар еще старательнее слился с деревом: он не хотел стать мишенью для неизвестного стрелка.
Кто стрелял? Может, это член их же банды, пожелавший занять место босса, но избравший для расправы с Хоганом более коварный способ, чем открытый поединок? Юноша покачал головой: везде и всюду было так же, как на улицах Джет Тауна — хитрость и предательство, подлость и коварство. И побеждал, как правило, не самый сильный, а самый хитрый и коварный.
Где сейчас оба его спутника? Затаились, как он сам, или обходят невидимого врага с тыла? Нигде ни звука, ни малейшего движения.
Чуть слышно скрипнул снег. Джоктар затаил дыхание, боясь выдать себя облачком пара, вырывавшемся из под маски в морозном воздухе. Снова хрустнул снег. Юноша повернул голову на звук. Какая то фигура сливалась с тенью густого кустарника, но это не было человеком. Мелькнуло серо голубое… Мех? Щетина? Шерсть? На мохнатой голове торчат острые рога, два по бокам, третий посередине. И со всех трех свисают красные клочья свежей плоти. Эти рога убивали, убивали совсем недавно.
Глубоко посаженные глаза зверя настороженно бегали… Джоктару почудилось, что скрывший его ствол дерева вдруг стал стеклянно прозрачным. Животное двигалось медленно, но отнюдь не боязливо. Следом за головой из кустов показались поросшие шерстью могучие плечи; длинные ноги оканчивались острыми копытами, как и рога, несущими смерть. Наконец, бык вышел на тропу, его ноздри возбужденно раздувались.
Зверь поровнялся с деревом, где стоял безоружный юноша. Никогда еще не ощущал он такого страха, как в этот миг. Страха, который парализует волю, расслабляет мышцы, подавляет всякую способность к сопротивлению. Бык медленно миновал дерево. Оцепенев, Джоктар глядел вслед ему, не веря еще своему спасению: зверь преследовал кого то другого!
Видимо, животное учуяло запах этого другого: бросившись огромными прыжками вперед по тропе, бык резко свернул затем в сторону и стал продираться сквозь густой кустарник. Треск ломаемых сучьев почти заглушил треск бластера. И тут же из кустов донесся отчаянный вопль. Зверь? Человек? Снова выстрел — и снова крик, крик живого существа, которому в эту минуту предстоит умереть…
Запах паленой шерсти донесся до Джоктара. Он помчался по следу быка, туда, где только что кто то (КТО?) нашел свою смерть.
Бык проломил своим телом коридор в сплошной стене твердых, как железо, сучьев. Нырнув в этот тоннель, юноша через минуту был на месте трагедии. Заряд бластера почти полностью сжег голову зверя, а под его гигантской тушей лежал человек. Руз и Хоган пытались освободить придавленное тело. Откуда то появился Рисдайк.
— Кто, Толкус?
— Помогите ка, — бросил Хоган. Сообща они столкнули с лежащего тяжеленную тушу. Хоган откинул капюшон с лица человека. Джоктар видел его впервые.
— Кто же это? — недоуменно спросил Рисдайк.
— Никогда его не видел, — пожал плечами Руз.
Хоган перевернул тело: на запятнанной кровью одежде эмблем компании не было. — Кто же его послал в засаду на нашем пути? — размышлял вслух Хоган.
— Саммс? Эберс? Или еще кто то, кому я стал поперек дороги?
— Только не охотник, — горячо заговорил Руз. — Ты же знаешь: ни один траппер не поднимет на тебя руку, шеф!
— Надеюсь, — голос Хогана звучал чересчур лениво для такой ситуации. — Но бывает всякое. Ясно одно: он готовил смерть или мне, или вам. Я могу даже предположить, что и быка сюда специально приманили, чтобы уничтожить нас. Злоумышленник не мог предвидеть, что сам станет жертвой своего дьявольского замысла. Если же зверь вышел сюда случайно — что ж, спасибо ему: он спас нам жизнь. Пожалуй, стоит быть еще осторожнее и двигаться без спешки. Вряд ли, узнав о случившемся, кто нибудь станет укорять нас за небольшое опоздание.
— Вот значит как… — возбужденное дыхание Рисдайка облачками пара прорывалось сквозь защитную маску. — Я предлагаю поторопиться. Хочу поглядеть, для кого из тех, кто пришел на Совет, наше благополучное прибытие явится неожиданностью.
— Пожалуй, ты прав, — кивнул Хоган. — Тогда поспешим. Джоктар, тебе это пригодится, — он нагнулся и протянул юноше бластер, валявшийся возле погибшего.
Для переговоров был выбран остров, стоявший по середине скованного льдом русла реки. Был ли он когда то насыпан искусственно или являлся вершиной скрытой под водой скалы — сказать трудно. Но он, несомненно, был одним из форпостов древней культуры Фенриса. Вокруг острова тянулась сложенная из каменных глыб стена, которую венчал высокий конус. Из его разрушенной временем вершины тянулся дымок.
— Гляди, там уже ждут, — подтолкнул летчик Руза, кивая на конус.
Но Руз не повернул головы. Его взгляд был прикован к далеким горам. Джоктар посмотрел туда же и заметил клубившиеся над пиками тучи.
— Конец хорошей погоде. — Траппер указал на северо восток. — Оттуда идет буря.
— Вот как? — Хоган повернулся к Толкусу, который догнал их на опушке леса. — Обойди всех наших, предупреди: пусть ищут укрытия. Иди скорее.
— А как же… — попытался возразить Рисдайк.
— Если кто то и хочет помериться с нами силами, он сейчас тоже видит эти тучи. — Хоган мотнул головой в сторону гор. — Только сумасшедший станет затевать драку, когда вот вот грянет буря. Лучше подумаем, где нам самим укрыться.
Поверх льда русло реки припорошил снег. Он был испещрен следами чьих то ног и санных полозьев. А вот и сани, составленные штабелем возле пролома, служившего входом в конус. Вслед за Хоганом юноша начал подниматься по ступеням. Они были не шире ладони и изрядно обледенели, один неверный шаг и ты уже летишь к оставшемуся далеко внизу подножию стены…
— Эй! — крик Хогана гулко отразился от вековых стен. В проломе появились фигуры людей, один из них сделал приглашающий жест. Джоктар с любопытством осматривал необычное сооружение. Вся верхняя часть конуса была разделена целыми когда то перегородками на небольшие отсеки (кельи? камеры?). Теперь они были полузасыпаны мерзлой землей вперемежку со снегом. В центре круга, очерченного основанием конуса, пылал костер. У стены громоздилась куча дров.
Джоктар выглянул наружу. Погода менялась на глазах: небо сделалось низким и серым, вокруг заметно потемнело, черные тучи возле гор быстро сгущались.
— Шторм уже близко, — объявил человек, выглянувший из конуса вслед за Джоктаром. Он хотел что то добавить, но порыв ветра заставил его спрятать лицо в капюшон и нырнуть обратно, под защиту каменных стен.
Да, Фенрис был Фенрисом. Совсем недавно сияло в небе солнце, а сейчас и реку, и остров, и конус накрыла сплошная масса беснующегося снега. Костер был быстро передвинут к стене, подальше от входа, куда задувал ветер. Все расселись у огня, приготовившись переждать под этими ненадежными сводами безудержную ярость фенрианской бури.
Джоктару вспомнились устрашающие наставления, полученные новичками по прибытии на планету. Нет, не только на шахтах и в порту мог спастись от бури человек. Жилища исчезнувших ныне обитателей Фенриса защищали от непогоды ничуть не хуже, чем купола компании. О том, что творится снаружи, напоминали лишь завывания свирепого ветра. Они были так сильны, что сидящие рядом люди не могли слышать друг друга.

8

Джоктар сидел, прислонясь к стене. Он чувствовал, как сотрясается конус под ударами бури. Но вот к вою ветра добавился новый звук: треск. И тут же рухнул, не выдержав напора урагана, кусок стены. Сосед юноши стал быстро отползать подальше от опасной зоны. Джоктар полез следом. Неподалеку раздался чей то крик.
В образовавшийся пролом ворвалась пурга. Стараясь уберечься от ее леденящих языков, они перелезли через какую то перегородку. Джоктар наткнулся на что то мягкое, послышался стон. Человек лежал, придавленный грудой обломков. Почти ничего не видя и не слыша из за сильного шквала, они принялись освобождать раненого. Наконец, им это удалось. Они попытались перевернуть пострадавшего на спину. Тот на секунду открыл глаза, вскрикнул и вновь лишился чувств.
Преодолевая напор взбесившейся стихии, они кое как сумели перетащить неподвижное тело к костру, что тлел возле стены. Только сейчас Джоктар почувствовал, что раненое плечо снова невыносимо разболелось — нагрузка оказалась не по силам. Едва сдерживая стоны, юноша привалился к стене. Его напарник пытался тем временем привести пострадавшего в сознание. Ему, вероятно, нужен был свежий воздух, но об этом не могло быть и речи, покуда снаружи бушует снежный шторм.
Казалось, ход времени остановился… Сколько уже длится буря — час? день? Наконец Джоктар заметил, что шквалы ветра стали реже стучаться в стену. В проломе стало видно, как меж клочьев туч начало проглядывать небо. Буря явно шла на убыль и вскоре совершенно улеглась. Люди переглядывались, не веря наступившей тишине. Они снова, в который уже раз, оказались сильнее свирепого нрава Фенриса.
— Это Гэгли, — обсыпанный снегом человек наклонился над лежащим. — С ним все кончено.
— Гэгли? — Хоган приподнял капюшон на лице пострадавшего. — Мертв. Ты потерял пилота, Саммс.
— Ну, потерял… — широкие плечи одного из мужчин почти пренебрежительно поднялись под толстой шубой. Его светлые глаза казались ледяными, в них ничего нельзя было прочесть. Отвернувшись от лежащего тела, Саммс крикнул: — Эберс!
Какой то человек обернулся на зов, но не спешил подойти, продолжая счищать с одежды налипшие снеговые комья.
— Не спеши, Саммс, — он говорил размеренно, привыкший, что его слушают.
— Пока мы еще не готовы переварить твои идеи.
Светлые глаза над маской не выразили ничего, лишь рука слегка дернулась. Саммс тут же овладел собой, но все видели: рука потянулась было к бластеру. Люди остались неподвижны, лишь Рисдайк чуть шире расставил ноги, словно готовясь к схватке.
Вскоре костер, снова передвинутый в центр конуса, весело пылал, освещая рассевшихся вокруг участников Совета. Сначала решили перекусить; каждый достал из своего мешка съестные припасы. Не дожидаясь, пока все покончат с едой, главарь банды Кортоски нетерпеливо поднялся и заговорил, прохаживаясь взад и вперед перед костром.
— Компания Харбанд решила сделать площадку для посадки кораблей прямо здесь, возле своих шахт. Кораблям компании уже не нужен будет порт Сиваки. Если и другие концерны оборудуют собственные космодромы, Сиваки будет закрыт за ненадобностью. И тогда исчезнет всякая надежда на то, что когда нибудь на Фенрисе появятся свободные торговцы или туристские лайнеры.
— И что же ты предлагаешь? — лениво — ох уж, это безразличие в голосе!
— спросил Хоган. Саммс развернулся к нему, словно для драки.
— Что угодно, только не просиживать задницы в бездействии!
Джоктар пристально наблюдал за Саммсом. У того даже в минуты крайнего возбуждения выражение ледяных глаз совершенно не менялось. Поведение, манера речи наталкивали на мысль о горячем темпераменте. У подобных людей бластер или кулак обычно опережают мысль. Таковы многие в банде Кортоски, горячность шефа сродни их собственной натуре.
Но… Никак не вязались с бесшабашностью эти серые холодные глаза. И Джоктар поверил им, а не манерам Саммса. Это был игрок, но его игра была значительно серьезнее Сан Спотовских карт или фишек, здесь на кону совсем иные ставки. Юноша многое бы дал, чтобы узнать, чья воля конечно же, не слепой случай сделала из Саммса эмигранта и бросила его на Фенрис. Так или иначе, решил Джоктар, перед ним очень и очень опасный тип.
— Итак, ты призываешь к действию, — продолжал Хоган с той же ленцой. — И какую роль ты отводишь нам? В чем суть твоего плана?
— Скоро на новой площадке Харбанда сядет первый корабль. Он доставит, кроме шестерых членов экипажа, двух важных боссов компании. А что, если мы организуем им встречу? Если боссы будут у нас в руках, мы сможем диктовать Харбанду свои условия.
— Откуда ты все это знаешь, Саммс? — за пламенем костра лица говорившего не было видно, но юноша узнал хрипловатый размеренный голос Эберса.
— Хмм… У Саммса свой, абсолютно надежный, осведомитель. На него работает Неркс, — проговорил Хоган, как о чем то само собой разумеющемся.
— Верно, Неркса внедрил в компанию я, — покладисто заявил Саммс. — Если начнется заваруха, он нам здорово поможет. А пока, ты прав: информация.
— Неужели компания так доверяет Нерксу? — послышался чей то голос. — Ведь его захватили у Спины Ящерицы, когда весь отряд попал в засаду и был перебит…
Хоган подхватил:
— Действительно, один Неркс остался невредим. И в связи с этим возникают вопросы, на которые тебе, Саммс, придется нам ответить. Ведь ты не назовешь случайностью, что в том отряде оказались почти все сторонники Рэймара? И еще скажи: чем Неркс зарабатывает доверие новых хозяев — двурушничеством?
Вокруг поднялся гул голосов. Но Саммс не обратил внимания на этот ропот.
— Неркс оказался в плену. Он умен, у него всегда наготове убедительная легенда. Это его и спасло.
— Ты хочешь сказать, — уточнил Хоган, — что Неркс был готов к тому, что окажется в плену?
— А сейчас, — вступил Эберс, — ты бросаешь нам клич, собираешь всех вместе, чтобы мы принюхались друг к другу. Три банды должны сообща захватить площадку и корабль! Ничего не скажешь, лакомая наживка. И ты надеялся, что мы ее заглотим?
— Захват площадки, — обратился к Эберсу Хоган, — только первая стадия плана. Потом мы берем в плен боссов и, угрожая их жизням, принуждаем компанию сделать нам уступки, чтобы жизнь свободных людей на Фенрисе стала лучше. Я верно понял, Саммс?
— Как у вас все гладко, заслушаешься! — не сдавался Эберс.
— Допустим, все удастся и боссы окажутся у нас. А на помощь Харбанду явятся патрули. Они обложат нас в горах, как волков, и мы передохнем с голоду. И где мы будем прятать боссов? Ведь убежище должно быть и надежным, и достаточно близким к месту переговоров…
— Согласен, — кивнул Хоган, — это проблема. Построить какое то убежище
— значит привлечь к нему патрули. А находиться в постоянном движении, чтобы нас не засекли — этого не выдержат пленники, они подохнут еще до окончания переговоров.
— Они не подохнут, если убрать их с Фенриса! — обронил Саммс.
На какое то время воцарилось молчание. Реплика подействовала на Совет сильнее, чем самый разрушительный удар бури. Джоктар уловил в голосе Саммса скрытое напряжение — тот готовился к большой игре.
Хоган провел ладонью по лицу:
— Так, так. А ты подумал о том, что на Локи сейчас советник Куллан?
По всему было видно, что вопрос не понравился Саммсу. Снова его рука скользнула к бластеру — и снова замерла на полпути: время открытой войны еще не подошло.
— А что, Куллан многое может? — заинтересовался Эберс. — Его слово что то значит для боссов?
И снова заговорил не Саммс, а Хоган:
— Да, у него есть авторитет: он избран в Высший Совет. Позиция Куллана известна давно: он против власти монополий в пограничных мирах, значит, он противник компаний. Теперь, когда у него голос в Высшем Совете, он перешел в наступление. Понятно, что это беспокоит многих и многих боссов.
Но наступление идет. Года три назад Секция Колонизации основательно подверглась перетряске. Во главе Проекта поставили некоего Кронфильда. Он далек от политики — сугубый технарь. Его поддерживает, однако, сам Альварн Томлистос. Этот самый большой Том основал новую организацию, куда вошли Албан Фрейт, Орефо Колль, Майнинг Корпорэйшн и еще некоторые.
Джоктар прикинул: сосредоточенные в одних руках доходы названных компаний составляли поистине астрономическую цифру.
— Тебе, Саммс, должно быть известно, что у Большого Тома сильная рука в правительстве. Так что Куллан — человек Кронфильда. Сейчас, когда зашевелился Большой Том, встряска идет по всей Галактике. Уже два месяца Куллан торчит на Локи и собирает досье против компании.
— А теперь, — усмехнулся Хоган, — представим себе, что на Локи садится корабль с боссами Харбанда и кем то из нас. Как только Куллан об этом узнает, он пожелает встретится с нами. Всему этому тоже есть место в твоем плане, Саммс?
Главарь банды Кортоски ничем не проявил, что его сразили доводы Хогана.
— Ты знаешь все. У тебя точнейшая информация, Хоган.
Но Хоган еще не сказал всего. Он продолжал:
— Для перелета на Локи нужен пилот. Гэгли мертв, да и за пульт он не садился лет пять. Похоже, ты с самого начала рассчитывал на нашего Рисдайка… Скажи, когда ты планируешь захват площадки?
— Ты что, хочешь участвовать в этой бредовой акции? — взвился Эберс.
— Мне кажется, она таит немало возможностей.
— Еще бы! — заорал Эберс. — Столько, чтобы всем нам была крышка!
Наконец, заговорил Саммс:
— А ты намерен так и гнить, отсиживаясь в горах? Или свободные люди Фенриса дадут бой компании или они перестанут быть свободными!
— Он смотрит вперед, — обратился Хоган к Эберсу. — Как только закроют порт Сиваки, с нами быстро покончат: торговать мы не сможем вообще. Ты знаешь, сколько на планете одиночек? А много ли их за последнее время вступило в твою или мою банду? Мало, приток новичков не возмещает даже наших потерь. В общем, жить нам осталось от силы полгода, а потом конец…
Снова послышался вокруг костра глухой ропот. Эберс недоверчиво посмотрел на Саммса, но говорить продолжал с Хоганом:
— Ты считаешь, что его план может удасться?
— Дело, конечно, трудное. Но, учитывая ситуацию, мы не должны упускать ни единого шанса. Наш шанс — Неркс. Ты не забыл, что он работает на Саммса?
— Что то плохо верится во все это, — протянул Эберс, но протест его уже не был столь решителен.
Саммс показал на тело Гэгли:
— Мы сегодня потеряли человека. Возможно, еще и буря унесла чью то жизнь. Чем умирать вот так, ни за что, лучше смерть в бою!
— Сколько ты можешь выставить людей, Эберс? — спросил Хоган.
— Два моих отряда сейчас в пути, я их вызову. Возможно, присоединится кто то из одиночек. Думаю, наберется человек пятьдесят. Но на дело, разумеется, пойдут только добровольцы.
— Примерно столько же будет и моих людей. А твоих, Саммс?
— Даже если я уговорю одиночек, то не более сорока, — Саммс говорил безучастно, его мысли были далеко. — Допустим, мы заполучим корабль. Рисдайк поведет его на Локи. Но кто полетит на переговоры с Кулланом? Все мы просто не поместимся в звездолете.
— Выберем комитет, — предложил Хоган. — Остальные наши будут действовать на Фенрисе, попытаются захватить шахты. Освободим и вооружим эмигрантов. Они не умеют вести уличные бои, но смогут хотя бы защищать занятые нами купола.
— Новое дело, — не унимался Эберс. — Сколько же времени придется удерживать шахты? А если на нас пойдут патрули?
— В этом плане, — сказал Хоган, вставая и прохаживаясь, — больше, чем нужно, всяких «но», «если» и прочих неясностей. Но в целом Саммс меня убедил: чем медленно отступать перед компаниями — а именно это мы все время и делаем, — рискнем на большую игру. Захват заложников и встреча с Кулланом — наш козырной ход. Пусть даже акция провалиться — о ней заговорят, а для компаний подобная огласка вредна, особенно в данный момент.
— Нас запомнят героями, павшими за лучшую долю, — меланхолически прогнусавил Эберс, воздев глаза вверх. — Ладно, может, шанс и вправду есть. Но какой же он маленький, этот шанс!
— Из маленьких шансов состоит большая история человечества.
Хоган взял свой мешок и приладил за спиной.
— Тебе Неркс подаст сигнал к началу операции?
— Обязательно. Ваше дело — собрать людей.
— Договорились. Пошли, — кивнул Хоган своим. Джоктар, Руз и Рисдайк двинулись за шефом к выходу. Когда замерзшая река осталась позади, Хоган заговорил с терранцем:
— Как тебе показался Саммс?
— Он остался очень огорченным.
— Почему?
— Ты стал играть картами, которые он кропил, чтобы сыграть самому.
— Да, — рассмеялся Хоган, — мне пришлось внести свои поправки в его планы.
— Но ты поддержал его, а глядя на тебя, и Эберс вошел в дело, — неодобрительно буркнул Рисдайк.
— Хоган предложил нам свой, гораздо глубже проработанный план, — возразил Джоктар. И затем тихо, чтобы не слышали остальные, спросил шефа:
— Ты человек Куллана?
— У тебя, я вижу, богатая фантазия, бой, — усмехнулся в ответ Хоган.

На фенрианском небе сияла луна. Она была ярче, но холоднее, чем ночное светило Террана. Голубой свет падал на заросший кустарником склон, где тут и там были разбросаны купола, защищающие жерла шахт компании Харбанд. Купола были ярко освещены, а на прилегающих к ним территориях постоянно рыскали лучи мощных прожекторов. Кроме того, периметр этих территорий был обнесен ультразвуковой оградой. Мощные вибраторы создавали непреодолимое препятствие и для злоумышленников, и для хищных зверей. Все эти меры, подумалось Джоктару, делают их затею абсолютно нереальной.
Хоган будто подслушал его мысли. Привстав, он приложил к глазам окуляры и проговорил:
— Еще бы. Никому, в том числе и нам, не удастся незамеченными пересечь освещенный участок. Да и ультразвуковой барьер… Если, конечно…
— Опять «если», «но», «может быть»… Вибраторы отключит Неркс.
— Это точно? — беспокойно прошептал Рисдайк.
— Что то вы носы повесили, — засмеялся Хоган. — Операция еще не началась, не поздно удрать. Ну что, герои?
— Вот он! — выдохнул Рисдайк. Бывший летчик весь подался вперед, не отрывая глаз от серебристой иглы корабля в ночном небе.
— Значит, все правда. — Окуляры шефа были направлены не в небо, а на купола, по которым то и дело скользили лучи прожекторов.
К ним подполз еще один налетчик.
— Джампер приближается, — сообщил он. — Наши подали сигнал готовности.
Согласно плану операции, они несколько часов назад ворвались в расположенную неподалеку придорожную станцию. Радиоустановку разбили, увели джампер и тягач. Теперь эти машины везли сюда вооруженный отряд. Было обговорено, что для подошедших машин барьер будет отключен. А приехавшие люди позаботятся, чтобы его не включили, прежде чем все не окажутся внутри охраняемой зоны.
Маленький джампер был уже близко; за ним из за поворота выкатилась махина тягача. Раздался протяжный свист, какие то тени засновали в темноте. Вот послышался вдалеке ответный свист, в ближайшем куполе замигал огонек, ему ответили из джампера вспышкой прожектора.
— Лишь бы никто не напутал с сигналами, — процедил Хоган, лежа плечом к плечу с Джоктаром.
Ультразвук невидим. Водителю джампера оставалось только гадать, минует ли он благополучно вибрационные ножи, или они разорвут на части его мышцы и нервы.
Характерными неровными прыжками джампер достиг открытого пространства, где его тотчас захватил и повел луч прожектора. В свете другого луча двигался тягач. Если появление здесь в этот момент машин покажется охране подозрительным, вот вот поднимется тревога. Джоктар положил палец на спусковой крючок бластера.
Луч одного из прожекторов очертил полукруг, затем уперся в небо.
— Есть сигнал.
Неркс действовал минута в минуту.
Машины на максимальной скорости прошли зону ультразвука — пронесло! Из кузовов посыпались люди и со всех ног кинулись к куполам. Тишину взорвало рявканье ворпов и треск бластеров. От вспышек выстрелов вокруг стало светло, как днем.
В первой волне нападающих бежал и Джоктар. Рядом с непостижимой для его комплекции скоростью мчался Руз. Вот траппер свернул влево, Джоктар и Рисдайк устремились за ним.
Корабль уже стоял на поле. Команда отправилась отдыхать в купола, но в звездолете наверняка оставался часовой. Успеет ли он, заметив опасность, закрыть люки? Руз припал на колено, выстрелил. Рисдайк припустил еще быстрее к кораблю. На мгновение вспышка выстрела осветила борт, темный овал люка и падающую наземь скорченную фигуру часового. Рисдайк был уже у трапа, Джоктар полез по ступеням следом за пилотом. Сейчас обе их фигуры были отличной мишенью на серебристом фоне корабля. Вот они уже внутри; летчик тут же побежал к кабине. Джоктар немного отстал, осматриваясь в коридоре. Хотя пилот накануне прочел ему целую лекцию о типах кораблей, ориентировался он в запутанных переходах слабо. Да и как узнать, какого типа этот корабль?
Нельзя было исключить, что кто нибудь из экипажа находится сейчас в одной из запертых кают или в трюме. Но времени на обыск не оставалось. Вот в чрево корабля вскочил Руз и быстро задраил люк. Сейчас же звуков боя не стало слышно, лишь их собственные шаги гулко разносились по огромной металлической сигаре.
Вбежав в кабину, они увидели сидящего перед пультом Рисдайка. Он внимательно изучал знаки и символы на клавишах. Руз запер дверь и плюхнулся в кресло. Джоктар тоже сел, восстанавливая дыхание после бешеной гонки. Теперь они, наконец, в относительной безопасности.
— А что если из Сиваки уже летит сюда патрульный корабль? — беспокойно спросил траппер.
— А что он сможет сделать, — беззаботно улыбнулся Рисдайк. — Попытается сжечь нас своими хвостовыми дюзами? Но это и для патруля будет равносильно самоубийству. Так что операция продолжается, братцы!

9

Пилот уже заканчивал предстартовую процедуру. Наконец, он чуть толкнул какой то рычаг и удовлетворенно откинулся в кресле.
— Порядок. Мы в деле.
Джоктар понимал, что их противники знают о возможностях корабля и не посмеют приблизиться. Откинувшиеся заслонки демонстрировали закопченные жерла дюз, из которых в любую минуту могла извергнуться смерть. Их корабль, приспособленный для пассажирских перевозок, прежде выполнял патрульные рейсы, на нем сохранилось мощнейшее вооружение для покорения враждебных миров. Руз развеселился:
— Не пощекотать ли их немного?
— Пожалуй. Дадим один залп, чтобы хорошенько их пугнуть. Джоктар, нажми вон ту кнопку, белую, слева в четвертом ряду.
Юноша тронул кнопку, и один из экранов кабины осветился. В нем были видны купола, вокруг которых мелькали вспышки выстрелов.
Рисдайк подрегулировал резкость, пробежал пальцами по клавиатуре пульта и нажал какую то кнопку. В темном небе над куполами появился маленький шарик света, который начал быстро разбухать. Через минуту ослепительное сияние залило все небо, вспышки бластеров и ворпов с трудом угадывались в этом море зеленоватого света.
— Здорово! — Руз был восхищен. — А теперь куда стрельнем?
— Давай по скале, — предложил пилот. Он произвел новые манипуляции, перевел прицел и… ураган зеленого света забушевал в горах позади куполов. Когда огонь погас, на месте острой скалы не осталось ничего, кроме огромной воронки с гладкими стеклянистыми краями. Яма все росла, все углублялась, пока окончательно не истощилась энергия выстрела.
— Надеюсь, эта маленькая иллюминация не прошла для них незамеченной, — весело потер руки Руз. — Не удивлюсь, если одна из шахт стала теперь вдвое шире. Слушай! — продолжал траппер, — а что, неплохая идея: разнести их шахты в клочья?
— Идея отличная, — ухмыльнулся Рисдайк. — Но нам приказано ждать. — Он включил еще один обзорный экран.
Хотя бой продолжался; было заметно, как ослаб огонь тех, кто оборонял купола.
— Корабль, отвечай… Корабль, отвечай… — резкий, с металлическим призвуком, голос заполнил кабину. Джоктар и Руз ошеломленно уставились друг на друга, схватившись за бластеры. Рисдайк взял микрофон:
— Я корабль. Кто вызывает?
— Это Вэй. Вы что, идиоты, надумали сжечь тут всех?
— Это, Вэй, зависит от вас. Каждые две минуты я буду приближать выстрел к куполам на милю, покуда вы не прекратите сопротивление.
Наступила пауза, затем снова тот же голос:
— Кован, это Вэй! Ты понял? Говорю из купола. Ты что, не слышишь меня?
— Уточняю, — пилот явно забавлялся. — Это не Кован, а Рисдайк, командир корабля. Мы действуем от имени Свободных людей Фенриса. Я знаю, что ты в куполе и уже держу его под прицелом.
Ответа не было. Руз хохотнул:
— Пусть пережевывает то, что услышал. Этого ему хватит надолго, за многие годы Вэю впервые по настоящему подпалили шкуру.
— Огонь прекратился, бластеры молчат, — сообщил Джоктар, глядя на экран.
Рисдайк схватил микрофон и начал считать: — Десять. Девять. Восемь. Семь. Шесть… Поправка на одну милю сделана… Пять. Четыре. Три… Смотри, Вэй!.. Два… Один!
Он вдавил до отказа кнопку. Снова зеленый цветок всепожирающего пламени расцвел на склоне горы, снова волны ослепительного света залили мир.
— Теперь уж точно попал в шахту, — довольно кивнул Руз.
— Но я знаю Вэя: он упрям как бык.
— На Фенрисе он самый главный в компании Харбанд. Но, — Рисдайк поднял два пальца, — ведь там сейчас боссы, прибывшие из Центра. Вряд ли им улыбается перспектива сгореть вместе с Вэем.
— Слушай, корабль. Я — Саа Ким. — В искаженном динамиком голосе явно слышалась тревога. — Я уполномоченный Харбанда. Чего вы хотите? Назовите свои условия.
— Условия узнаете у тех, кто штурмует купола.
Через минуту на крыше купола, вспыхнул белый огонь. Пилот удовлетворенно потянулся:
— Вот и все. Они сдаются. Этот Саа Ким готов вести переговоры.
Руз хлопнул себя ладонью по колену:
— Отлично сработано! Наш шеф будто всю жизнь только и делал, что брал штурмом шахты!
— Боюсь, — нахмурился Рисдайк, — что в ближайшее время у него еще будет немало трудностей.
Джоктар откинулся на сидении и прищурился.
— Значит, все таки Саммс…
— Он самый. — Руз поднялся, взмахнул несколько раз затекшими руками и уселся в кресло у стены. — По моему, Саммс спит и видит себя главным боссом. Но даже в своей банде его положение не слишком прочно: больно уж дурно воняет от этой истории с отрядом Неркса. Наш шеф вряд ли уступит главенство, тогда Саммсу придется вызывать Хогана на поединок. Шансов на победу у него не больше, чем у прутика против ворпа. Наш Хоган без нужды не показывает прыти и даже кажется медлительным, но я видел дважды его поединки с претендентами. Он жив — здоров, а те нахалы остались лежать на месте.
— И все же, кто он такой, Хоган? — подался вперед Джоктар.
В голосе Рисдайка юноша услышал лед и металл.
— Запомни, парень. Здесь, на Фенрисе, не спрашивают, кем человек был в другом мире. Тут Хоган торговал в порту, пока его дело не лопнуло. Тогда он ушел в горы.
— По моему, — вставил Руз, — он не всегда был торговцем или охотником, я это чувствую. Он откуда то получает самую свежую информацию обо всем, что творится за пределами Фенриса. Вспомните, как и о чем говорил он на Совете. Сдается мне, что за Хоганом стоит очень большой…
— Корабль!
Этот голос узнали все. Рисдайк схватил микрофон:
— Я корабль. Слушаю, шеф.
— Все идет по плану. Сделка заключена, гости на подходе. Встречайте нас у люка.
— Понятно. Сделаем, шеф.
— Интересно, до чего они договорились, — заерзал в кресле Руз. — Сбегаю, узнаю…
— Сиди, — положил ему пилот руку на колено. — Откроешь люк — а там засада…
— Могу я узнать, когда мы полетим к Локи? — не унимался Руз.
— Успокойся, скоро, — пожал плечами Рисдайк.
— Локи… — проворчал Руз. Проклятые планеты… На Фенрисе — холод, на Хеле — несусветная жара, а на Локи — голые камни да вода. Не миры, а сущая преисподняя…
— Ты оказался здесь добровольно.
— Да, но…
— Сюда идут, — оповестил Джоктар, не спускавший глаз с экрана.
Руз посмотрел:
— Да, это шеф с Саммсом и теми двумя. Я пошел открывать люк.
Прочные ремни удерживали Джоктара в узком ложе. Ускорение уже не давило, напротив, его тело норовило всплыть в воздух. Невесомость… Испытывал он ее когда нибудь прежде? Смутные воспоминания подсказали: да, он уже летал так. Куда?.. Когда?..
Видимо, корабль начал маневр: на тело снова навалилась тяжесть. Юноша старался расслабиться, затем повернул голову.
Рядом лежал Хоган. Глаза его были плотно закрыты, видимо, еще действовал наркотик. Снова к Джоктару пришла та же мысль: он не такой, как другие. На него почти не действуют уколы, после которых все на корабле, кроме пилота, спят и не чувствуют перегрузок.
Он же бодрствовал, но не ощущал неудобств. Ни вибрация корабля, ни узкое ложе, ни даже перегрузки не угнетали его. Эти ощущения, напротив, давали прилив энергии. Быть может, для его организма повышенное давление и тяжесть — не осложнения, а родная стихия?
Перегрузка пошла на убыль. Джоктар освободился от ремней и сел, магнитные подошвы сапог прижались к полу. Он знал: до трапа нужно сделать четыре шага. Точно, вот и ступени. Он не был пилотом, но откуда то пришло к нему это знание: четыре шага…
Юноша отворил дверь в кабину управления. Рисдайк полулежал в кресле, держа руки на пульте. Хотя кораблем управляли сейчас автоматы, человек обязан быть наготове.
Терранец занял кресло напротив видео. Почти во весь экран висел фенрис: где серебристый, где темно голубой. И везде ужасающе холодный… Таким знали его те, кто боролся за выживание на ледяных просторах неласковой планеты.
Джоктар прикрыл глаза… Серебристый шар… Нет, там был другой цвет… Из недр его спящей памяти вдруг полыхнуло так ярко, что юноша вздрогнул.
— Золото… — пробормотал он, словно в трансе. — Золотая планета…
Лицо Рисдайка, полудремавшего в своем кресле, ожило.
— Золотой мир, — проговорил он мечтательно. — Есть во Вселенной место, которое так называют. Фаллиане знают его… И снова из уст пилота полились таинственные звуки: — Фалл, Ируктар ллиуми, Рис сиа тур мана…
Музыка этих слов вошла в Джоктара, он почти понял их смысл. Но тут же физически почувствовал монолитный барьер в сознании, разрушить который он не мог. Его душило бессилие и бешенство. Он понял, что всю жизнь не имел ничего более ценного, чем погребенное в нем самом сокровище. И не отыскав его, он не сможет быть счастлив.
— Кто такой Фаллиан? Где этот Золотой мир? — требовательные вопросы юноши прозвучали, как выстрелы бластера.
Рисдайк, немного помолчав, ответил на второй вопрос:
— Его нет ни на одной нашей карте.
— Почему?
— Потому что, когда человечество узнало о нем, оно отвергло протянутую руку. Вернее, ее оттолкнули трусы от имени всех людей, — с горечью произнес Рисдайк.
— Как же так?
— А вот так. — Рука пилота, лежащая на пульте, сжалась в кулак, готовая со всей силы стукнуть по нежным клавишам.
— Наши прекрасные боссы там, на самом верху, не пожелали мириться с тем, что в Галактике кто то выше нас.
— Выше? Но ведь Кандас, Тас и Зафт еще не знают космоплавания, а тлоляне пока не летают дальше планет своего солнца.
— Тех, кто отстает от нас, знают все. Их мы охотно признаем. Но… — с уст летчика сорвалось гневное ругательство, — ни ты, ни другие никогда не слыхали даже краем уха о Фаллиане… Но я знаю — он существует… Я видел видеоленту… Я слышал голос… — Его смягчившееся на минуту лицо вновь помрачнело. — Ты знаешь, за что меня выкинули из космической службы? Потому что я хотел лететь туда, хотел найти Золотой мир. Хороший разведчик
— внушали мне боссы — дисциплинирован. Он не видит, не слышит и не думает ни о чем, что запрещено Уставом.
— Ты разведчик?
— Был. В Отделе Исследований. Однажды, патрулируя в одном дальнем секторе, я обнаружил на астероиде маяк и ответил на зов. Не я первый его нашел: туда уже летал один корабль и привез ленту. Я расшифровал ее, нарушив приказ. Потом я решил лететь туда — снова вопреки строжайшему запрету.
— Куда ты хотел лететь?
— На зов маяка, туда уже ушло несколько наших кораблей, экипаж которых видел ленту. Но перед этим я доложил, что слышу маяк, и они послали за мной патруль. Я даже не успел передать, что ждем.
— Чего ждем?
— Тех, кто поставил маяк. Они существуют. На ленте я видел, как фаллиане прилетели к Терре, как патрули встретили дружественные корабли и попытались уничтожить, правда безрезультатно. Так человечество оттолкнуло посланцев, направленных к нам для помощи.
— А ты?
— За то, что я узнал о фаллианах, меня уволили и сослали на Хел простым рабочим. Оттуда меня вызволил Хоган, который искал пилота: видимо, собирался обзавестись торговым кораблем. Хоган тоже знает о Фаллиане.
— А что стало с разведчиком, который побывал у маяка и привез ленту?
— Он вернулся, но…
— Там он был в плену и бежал?
— Нет! — Рисдайка явно рассердило предположение. — Там он был свободен. Ленты говорят, что фаллиан не следует опасаться — они ищут только мирных контактов. Так что этот разведчик угодил в плен не там, а здесь… Вскоре он был расстрелян собственным шефом.
— За что?
— Он побывал там и мог доказать, что Золотой мир существует. Хотя по поводу его смерти было сфабриковано фальшивое объяснение, кое какие слухи просочились — ведь весь персонал не расстреляешь… Нет сомнения: Марсон был у фаллиан, видел Других — тех, кто летает в недоступные нам миры. Ему было хорошо там, но он вернулся.
— Зачем?
— Он привез от них приглашение.
— Почему же служба не вступила в контакт?
— Потому что наши высшие боссы испугались. Другие владеют тем, чего нет у нас — бессмертием.
Рисдайк сидел прямо, вперив взгляд в экран, где висел в пустоте диск Фенриса. Какие видения проплывали в эту минуту перед глазами пилота?.. Когда он заговорил вновь, голос его был тусклым и бесцветным.
— Люди — и боги… Смертные — и вечные… Одни завидуют другим, боятся и ненавидят их за то, что будущее у богов бесконечно. Марсон вошел в контакт — и боссов обуяли страх и ненависть к Другим, перед которыми они всего лишь неразумные дети.
В кабине появился Хоган, облаченный в тунику офицера Космической службы. В таком виде он мог бы пересечь Н Йок, и никто не заподозрил бы в нем мелкого торговца или предводителя банды. Он, видимо, слышал их разговор.
— Все это неправда. Другие не бессмертны. Эта выдумка выгодна тем, кто хочет представить Других нелюдями, монстрами. В Золотом мире просто живут гораздо дольше, чем в наших.
— Но зачем понадобилась эта ложь? — допытывался Джоктар.
— Это давняя и запутанная история, — начал Хоган, опускаясь в кресло. — Контакты с Другими зародились лет пятьдесят назад. Фаллиан видели Морре, Ксанга, Том (дед Большого Тома), Марсон, про которого ты сегодня слышал.
— Я слышал и про Морре, — сказал Джоктар. Но ведь он давно умер, а звездный Союз, который был образован благодаря гениальному уму и организаторскому таланту Морре, теперь снова распадается.
— Согласен, Морре — гений, но он — злой гений. Фанатик с манией величия. То, что он узнал при первом контакте с Другими, привело его в ярость. Все силы он вкладывал в утверждение собственного превосходства, и вдруг оно оказалось под угрозой. Так что вовсе не для человечества, а лично для Морре Другие представляли опасность. И тогда он сделал все, чтобы не допустить новых контактов. Фальсифицировалась ложная информация, появились нелепые слухи о жестокости Других. Например, была организована «утечка» информация о гибели Тома, якобы захваченного и убитого Другими.
Влияние Морре было тогда почти безграничным. Он добился своего: человечество стало думать о таинственной расе, как о монстрах, контакт с которыми чрезвычайно опасен. Всю эту акцию Морре организовал с присущим ему блеском. Он уже умер, а мы до сих пор пожинаем горькие плоды его амбиций, сфабрикованной им лжи.
— Даже без войны не обошлось, — грустно заметил Рисдайк.
— Да. Эту войну развязали мы. Фаллианцы поняли, видимо, ее подоплеку и ушли — ради своей и нашей безопасности. Но они и потом стремились контакту с людьми, разбрасывали вблизи наших звездных трасс свои маяки. Эти устройства были избирательно настроены на «волну» тех, кому контакт может быть интересен. И время от времени то один, то другой корабль — торговцы, разведчики — уходил в Золотой мир, услышав зов маяка… Однако, сейчас нам нужно думать не о Фаллиане, а о Локи…
— Верно, ведь мы хотим встретиться с Кулланом.
Хоган не отозвался, погрузившись в раздумья.» После долгого молчания он, судя по всему, принял важное решение и заговорил:
— Перед приходом сюда я беседовал с Саа и Минтой. Боссы предлагают вместе с ними идти на встречу с Кулланом. Мы с Саммсом согласились взять их с собой. Но вот в чем загвоздка: мы непрерывно будем находиться под явным и тайным наблюдением. Нужно, чтобы был еще кто то, более свободный. Бой, — он подошел к Джоктару, — как твое плечо? Дай ка я на него взгляну.
Юноша расстегнул тунику и скинул ее, затем снял рубашку. По его мнению, рана почти зажила. О ней напоминал порядочный шрам, который уже затягивался розовой кожицей. Но Хогану что то не нравилось.
— Заживает неплохо, — он потрогал рубец. — Но если рана чуть растревожится, может начаться воспаление. Так что по прибытии на Локи ты отправишься в клинику.
— Зачем?
— Затем, что кто то из нас должен остаться без «хвоста». И потом, я хочу быть уверен, что с тобой все будет в порядке и ты никуда не денешься.
Джоктар замер, продев голову в ворот рубашки.
— Не беспокойся, без бумаг и без денег я не смогу улететь куда бы то ни было.
— А я и не думаю, что ты сбежишь. Но тебя могут увезти силой.
— Ты опасаешься, что меня, как беглого эмигранта, схватит патруль?
— Послушай, — Хоган стоял перед юношей, заложив руки за пояс и раскачиваясь на носках. — Если мои предположения верны, то тебе, бой, есть кого бояться и кроме патрулей.
Глаза Рисдайка понимающе сузились, он согласно кивнул.
— Но за что меня могут преследовать? — запротестовал Джоктар. — Ведь к вашей войне с промышленниками Фенриса я почти не причастен.
— Фенрис? — Хоган рассмеялся, но тут же лицо его вновь стало серьезным.
— Это наша ближайшая и, вероятно, простейшая задача. Мы опутаны дюжиной пауков, которые ткут свои сети с непревзойденным коварством. У нас немного шансов вырваться из их липкой паутины. Но если мы сумеем прорвать ее, то перевернем всю Галактику. Мы добываем свободу не для одного Фенриса, а для целой расы, именуемой человечеством!

10

Хоган, задумавшись, пристально разглядывал свои, лишенные загара, но большие и твердые руки. Его пальцы машинально двигались. Джоктару пришли на память нервные руки игрока, перебирающего полученные от дилера карты перед тем, как сделать ставку. Наконец, шеф спросил:
— Когда мы сядем на Локи?
Рисдайк нажал какие то клавиши и взглянул на то, что появилось в окошечках приборов.
— На этой крошке мы будем через неделю по планетарному времени. Этот корабль — сама скорость.
— Целая неделя… — Хоган был разочарован.
— Что с нашими пассажирами?
— Они неважно перенесли наркотик, — нахмурился Хоган. — Особо нужно присмотреть за Саа — он такой хилый. Минта значительно крепче.
— А как Саммс?
— Хмм… Он строит радужные планы. Дайте ему свободный Фенрис, и через пяток лет — заявляет он — с ним будут считаться и Саа, и ему подобные.
— Ага, Саммс желает Фенрис. Ясно…
— Саммс желает очень многого. Другой вопрос, чего он добьется…
Джоктар решил вмешаться:
— Он опасен.
— Это твоя оценка? — Хоган благожелательно кивнул юноше. — Ты проницателен. — Однако, — он усмехнулся, — есть у Саммса одно «но»: его аппетиты несоразмерны с его возможностями. А теперь, мой раненый гладиатор, — проговорил Хоган, потрепав юношу по плечу, — ты отправишься в свою каюту и до самого прилета будешь лежать с серьезной раной. Тебе не придется симулировать, я позабочусь об этом, бой.
Хоган сдержал слово. Отыскав в медицинском отсеке нужные инструменты, он весьма профессионально сделал рану чрезвычайно болезненной. В результате этих манипуляций к моменту прибытия корабля на Локи Джоктар не думал ни о чем, кроме горящего от боли плеча.
Корабль сел на поверхность планеты удивительно мягко: Рисдайк еще раз продемонстрировал свой пилотский класс. Хоган пришел в каюту к Джоктару и, встав возле самой койки, дал последние наставления:
— Как только мы сойдем, тебя немедленно повезут в клинику. Им приказано определить тебя в изолятор — это хорошо. Лечись и ни о чем не беспокойся — когда придет время, мы дадим о себе знать.
…Норнес, столица Локи, был построен на множестве островов. Джоктар видел их в иллюминатор воздушного скутера, куда его перенесли прямо из люка корабля. Внизу проплывали приземистые, не выше пяти этажей, здания. Скутер сел возле одного из них. Джоктару отвели комнату на самом верхнем этаже. Вероятно, каменный берег острова был близко: день и ночь в него с усыпляющим монотонным рокотом бились волны прибоя.
Он сидел на своей койке, когда неотличимый от остальной стены овал заискрился и исчез. В образовавшийся проем шагнул тот же самый медик, что принимал его и заботливо устраивал в палате. Но сейчас лицо вошедшего было хмурым. И когда он заговорил, голос был отчужденным, почти враждебным:
— Что за игру затеял Хоган?
— Игру? — переспросил Джоктар. Его мозг, затуманенный лихорадкой — результат сделанной Хоганом операции — не мог мгновенно сориентироваться.
— Я дал согласие лечить тебя здесь, — насупившись, проговорил врач, — но совсем не хочу, чтобы мне свернули шею.
— Не понимаю, о чем…
Медик, не дослушав, протянул юноше капсулу:
— На, раскуси. У тебя прояснится в голове.
Джоктар послушно раскусил оболочку. Разлившаяся во рту жидкость имела вкус острый и освежающий. Тут же он ощутил, как в мозгу тает обволакивающий его вязкий туман.
— К тебе посетители. По моему, не очень приятные…
Мгновенно юноша интуитивно почувствовал атмосферу опасности, такое чутье не раз выручало его из беды на улицах Джет Тауна. Знает ли Хоган обо всем происходящем, или эти события разворачиваются за его спиной?
У входа коротко звякнул сигнал. Медик резким толчком бросил Джоктара в постель. Терранец понял: он лег и откинул голову на подушку, демонстрируя слабость. Однако глаза из под прикрытых ресниц неотрывно смотрели на контур входного отверстия. Вот по нему пробежала знакомая уже искристая рябь, снова дверь растворилась в воздухе. В ней показался незнакомый медик, за ним шагнул мужчина с густым космическим загаром, в серебристо серой тунике, на эмблемах которой переливался рисунок созвездия. Внимание юноши привлекли большие звезды на плечах космолетчика: не ниже рангом, чем командор Сектора!
Плечи вошедшего плавно переходили в напряженные бицепсы рук, Джоктар поглядел ему в глаза. В них не тлела знакомая юноше вечная вражда — глухая неприязнь улицы, слепая злобность наркоманов, привычная — и тем особо опасная — безжалостность бандитов… Нет, нечто более страшное увидел он в этих глазах. Рука юноши невольно опустилась к поясу, на котором сейчас не было оружия. Медик, как бы предупреждая, крепко сжал его потную от слабости кисть. Человек в сером продолжал смотреть на Джоктара. Во взгляде не было гнева или ненависти, он смотрел так, как смотрят на странный предмет, но не на живого человека.
— Точно. Он! — глухо произнес офицер, и тотчас в комнату вошли двое в форме.
Где то сзади раздался взволнованный голос врача:
— Вы не имеете права. У больного налицо гнойное воспаление, тяжелая лихорадка.
Чуть позже голос добавил:
— Я подозреваю фанговую лихорадку.
Те замерли, боясь приблизиться. Медик назвал самую страшную и заразную из всех известных болезней.
— Это специальный изолятор с силовой защитой, — продолжал врач. Его коллега, пришедший вместе с людьми в сером, подтвердил:
— Я уже доложил Ленноксу: это специзолятор индекса «А».
Медик разжал руку, державшую кисть юноши и смело повернулся к офицеру.
— Я понимаю, что сопротивляться бессмысленно. Внизу, наверняка, целый отряд ваших людей. Но вы, командор, обязаны знать: больной с подозрением на фангоид не должен покидать изолятор до тех пор, пока не будет абсолютно исключена всякая опасность этой инфекции. Это приказ Галактического Совета, и вам он известен.
Он повернулся к другому медику, его голос зазвучал повелительно:
— Шоу, проводи этих посетителей в бокс «С» и проследи, чтобы всем была сделана профилактическая прививка: они переступили порог специзолятора. А теперь идите за ним. Все. Быстро!
Уверенный тон подействовал: через минуту дверь снова затянулась непрозрачным пластиком. Джоктар медленно сел. Врач устало провел ладонями по лицу и вдруг улыбнулся.
— Теперь они заняты на несколько часов — пока не закончатся профилактические прививки. Но… если через десять часов у тебя не проявятся симптомы фангоида, они возьмут тебя прямо здесь. За всем этим стоит Леннокс, а он не дурак, вокруг все наверняка блокировано на случай твоего бегства. Зачем ты понадобился Ленноксу?
— Понятия не имею. Я даже никогда его не видел.
Но на нем, наверняка, серая туника, — пришла откуда то мысль. — Серая туника — опасность. Почему? Если бы знать это!
— Нужен Хоган, — медик тем временем размышлял вслух. Что за манера: никогда ничего не объяснит, сами, мол, выкручивайтесь в случае чего.
— А как связаться с Хоганом? — встрепенулся Джоктар.
— Юноша, — голос звучал устало и раздраженно. — Уже битый час я только этим и занимаюсь. Но ни по одному из оставленных им трех адресов его не смогли застать.
— Его схватили? — полуутвердительно спросил Джоктар. Мозг его лихорадочно работал: взяли Хогана — началась охота за всеми его людьми. Но совершенно непонятно, почему этой, чисто полицейской, акцией руководит Леннокс?
— Нет, не схватили, я бы об этом уже знал. Но все равно тебя нужно срочно убрать отсюда и надежно спрятать. Дело не простое: клиника окружена охранниками.
Джоктар понял: ему необходима берлога не хуже той, что Керн устроил для него в Сан Споте. Но здесь он не знал никого, не ориентировался в этом городе. Он помнил лишь острова, соединенные мостами. А что может быть легче, чем перекрыть мосты?..
— А если по воздуху?
Медик пожал плечами:
— Питание всем скутерам передается по энергетическим лучам из центральной станции. В первую очередь они отключат питание — и весь воздушный транспорт будет парализован.
— Помню, Хоган говорил, что будет на Семи Морях. В каком это месте?
Врач достал микропленку, вложил ее в видеоустройство и направил его на стену. Перед ним возникла четкая и очень подробная карта. Медик комментировал:
— Здесь клиника. Семь Морей — второй остров слева, вот тут. Живут там, в основном, высокопоставленные боссы. Почти весь остров, имеющий форму треугольника, занят одним гигантским зданием, также о трех углах. На западном побережье разбит великолепный сад.
Это здание — настоящий город, со своими театрами, кафе, лавками и магазинами. Есть прекрасные залы для проведения конференций, симпозиумов. В таком доме можно провести всю жизнь, никуда больше не выходя. Да и охранять его нетрудно.
— Кого туда пропускают беспрепятственно?
— Весь персонал, а также многих гостей. Дело в том, что формула каждого из этих людей хранится в памяти опознавательной системы.
— Нельзя ли подделать мою формулу?
— Нужна сложная операция, а это займет немало времени.
— Неужели кодирование всех формул сделано с ведома и согласия высших боссов?
— Конечно, ведь меры безопасности в их же интересах. Тем более, что Локи — традиционное место встреч не только боссов Фенриса и Хела, но и планетных систем Бета Лупи и Альфа Лупи. На острове Семи Морей совершаются миллиардные сделки. Понятно, что их участники требуют надежнейшей охраны своих персон.
На Джоктара вдруг повеяло чем то очень знакомым.
Да это же Джет Таун! Те же порядки, что в «Верхнем» городе!
— Значит, подделка исключена. Но кто то может пройти туда, минуя контрольную аппаратуру?
— Только патрули. Да еще наши «друзья» разведчики.
— Хммм, патрули…
— Нет, нет, это исключено. Каждый патрульный имеет личный Знак — код идентификации личности, подделать который невозможно. Ты тут же будешь схвачен, как самозванец, если не ответишь на запрос сигнал другого патрульного. Разведчики — другое дело. У них и экипировки такой нет, да и заняты они сейчас не в Семи Морях, а здесь — твоей персоной.
Джоктар слез с койки, подошел к карте и начал всматриваться в зигзаги улиц, стараясь запомнить мельчайшие подробности. Вдруг он показал медику свои руки:
— Они чересчур бледные, нужен загар.
— Это не твоя забота.
— Через сколько времени станет темно?
— Темно? Можешь на это не рассчитывать, вечером все острова осветит яркая иллюминация. Что у тебя на уме?
Осторожность, впитанная в плоть и кровь за годы жизни в Джет Тауне, подсказала юноше ответ:
— От тебя мне нужен план здания клиники и пигмент для кожи. Об остальном ты не будешь знать, зато не сможешь и рассказать, даже под «порошком истины».
— Ты прав. — Врач заторопился. — Силовое поле, запирающее твою комнату, могу открыть только я или мой помощник. Так что сиди спокойно и жди: я принесу все, что тебе нужно. А «темнота», то есть вечер, наступит уже скоро, через час. Не будем поэтому терять времени.
Проводив медика, Джоктар стал мерить шагами небольшую комнату. Лекарство, находившееся в капсуле, оказалось поистине чудодейственным: боль и озноб как рукой сняло, к нему вернулись силы и ясность мыслей.
Итак, ему нужно попасть отсюда на остров Семи Морей. Самим простым казалось переодеться разведчиком. Человеку в сером вряд ли станут задавать лишние вопросы… Где же запропастился этот медик?
Наконец врач вернулся и тут же взялся за дело. Он нанес на лицо и руки юноши какую то жидкость, и вскоре на них проступил тот характерный загар, который отличает космолетчиков от всех других людей. Затем медик подал ему сверток:
— Это форма здешнего персонала. В конце коридора есть антиграв, на нем ты опустишься на первый подземный этаж.
— А сколько всего подземных этажей? — спросил Джоктар, переодеваясь. После неудачного бегства через крышу Сан Спота, он стал отдавать предпочтение подземным путям.
— Четыре. Первый этаж — служебный. На втором — помещения персонала и администрации. На третьем — информационное хранилище. Ну а четвертый отдан под энергетические системы.
— А как с выходами наружу?
— Кое что я для тебя придумал, — врач довольно улыбнулся. — Смотри. Вот схема второго этажа. Его площадь недавно увеличили, появился вот этот коридорчик. Тут решено оборудовать с десяток кабинетов. А пока есть только одна маленькая комнатка. Вот здесь. Улавливаешь, как она расположена?
— Еще бы. Коридор подходит вплотную к берегу острова, а эта комнатка оказывается прямо под мостом.
— Вот, вот. Теперь дальше. Это план первого этажа, куда ты спустишься на лифте. Здесь я отмечаю крестиком кладовую аварийного оборудования. Есть там и небольшой чьювер. Берешь его, идешь на второй этаж, вырезаешь в комнатке кусок стены — и ты под мостом. Чем плохой план?
— Ты то как же? Они ведь сообразят, что сам я никогда бы не выбрался отсюда.
— Пусть думают, что хотят. Другой вопрос, что они смогут доказать? И потом: разведчики не объясняют, зачем ты им нужен. Как только ты исчезнешь, мы сразу кладем на твое место пациента с настоящей фанговой лихорадкой. Когда болезнь в разгаре, лицо у человека раздувается так, что его и мать родная не узнает. Им потребуется несколько дней, чтобы догадаться о подмене. Надеюсь, что ты за это время сумеешь найти Хогана и все у вас будет как надо… Если, конечно, он не попал в руки патруля. Ну, а если так — я почему то верю, что ты и тогда сможешь позаботиться о себе. Ну, иди…
Врач подошел к стене, дверь открылась и пропустила Джоктара. Во весь коридор — бледно зеленые сплошные стены, хотя в них, наверняка, есть двери. Юноша оглянулся: проема, откуда он только что вышел, уже не стало — перед ним была стена, такая же глухая, как остальные… Он дошел до лифта и спустился на служебный этаж. Неподалеку послышались голоса, юноша припал к стене.
Он припомнил схему. Коридор выходит в большой холл, за ним нужно войти в новый коридор. В конце его — запертая дверь, ключом для которой служит маленький силовой конус, зажатый сейчас в его ладони. Там нужно отыскать чьювер и спуститься этажом ниже. Пройдя через ряд помещений, он попадет в пустую комнату, где ему предстоит применить похищенный аппарат.
Вроде он ничего не забыл, но… Многое зависит от того, сколько сейчас здесь людей. Правда, уже настает час ужина, большинство отправится в столовую. Но могут остаться те, кто занят срочной работой…
Голоса стихли, удаляясь. Джоктар двинулся вперед. Вот и большой холл. В креслах у стены сидели девушка и парень, одетые так же, как он. Перед ними на столе стояли напитки и какая то еда, а рядом светился экран, от которого они не отрывали глаз. Сумеет ли он незамеченным пересечь холл? Попытаться можно: они так захвачены зрелищем, что ничего не видят вокруг. Джоктар усилием воли заставил себя идти неторопливым шагом. Искоса взглянув на экран, он увидел плавающие в невесомости фигуры танцовщиц, выделывавших замысловатые пируэты под таинственную музыку. Зрелище было поистине феерическим, оно полностью поглотило внимание молодой пары. Наконец, просторный холл позади. Его никто не окликнул…
Стараясь ступать как можно бесшумнее, он пробежал коридор, достиг указанной медиком двери и вставил конус в едва заметное отверстие. Дверь подалась, он вошел внутрь.
Вдоль стен тянулись стеллажи с самой различной аппаратурой и инструментом. Найдя то, за чем он сюда пришел, юноша испытал тревогу: небольшой, по словам медика, чьювер был, однако, слишком громоздким, чтобы нести его незаметно. А ведь тащить эту махину нужно бог знает в какую даль
— через этажи, коридоры, холлы…
Он стоял в раздумьи посреди кладовой, пока взгляд его не наткнулся на стоявшую в углу тележку с пылесосом и полотером. Стащив пылесос, он задвинул его за стеллаж, а на его место водрузил чьювер.
Выкатив тележку в коридор, Джоктар запер кладовую. Теперь предстояло пройти обратный путь до антиграва, не навлекая на себя подозрений. Он снова почувствовал себя дилером, но сейчас ставкой в игре была его жизнь.
На пороге холла он на секунду остановился, прислушиваясь: оттуда доносилась все та же «космическая» музыка. Сидевшим перед экраном молодым людям она, по всей видимости, нравилась: звук был включен на максимум. Юноша усмехнулся: в первый раз он оценил балет в невесомости, хотя обычно к подобным зрелищам относился безразлично. И под гремящую «музыку сфер» он неспешным шагом пересек холл, толкая перед собой тележку.
Вот и коридор. Никого. Лифт. Все тихо. Нажав кнопку спуска, он перевел дыхание. Спокойно, нужно готовиться к новому переходу. Внизу кабинеты служащих, почти нет шансов никого не повстречать на пути.
Антигравитационная площадка остановилась; толкая тележку, Джоктар двинулся вперед. Три двери — прямо, потом — налево по коридору. Так, теперь направо до конца и еще раз направо. Нарисованный медиком план стоял перед глазами, терранец был уверен, что идет правильно — он снова был уверен в себе.
Опять голоса, они совсем рядом. Двое в туниках с эмблемами младших медиков шли навстречу, оживленно беседуя. Первый был настолько поглощен разговором, что не обратил внимания на Джоктара. Но второй остановился и резко спросил:
— Почему ты здесь в вечернее время?
— Срочная работа, шеф. Аквариум в солярии дал течь…
Юноша, к своему облегчению, увидел, что ему поверили. Он мысленно поблагодарил врача за его советы.
Придирчивый медик проворчал, обращаясь к напарнику:
— Аквариум течет чуть ли не неделю, а они только сейчас удосужились послать рабочего…
Джоктар не спеша покатил свою тележку дальше, убеждая себя, что он направляется по важному делу — ремонтировать аквариум…

11

Незаметно для себя он наклонялся над тележкой все ниже и ниже, поминутно ожидая окрика или заряда бластера, который сожжет ему спину. Но он продвигался вперед ярд за ярдом, минуя закрытые двери, полуоткрытые двери, распахнутые настежь двери, из за которых доносились голоса, музыка, смех. Было время ужина, но на этом этаже, похоже, все придерживались какой то изнурительной диеты и по вечерам не ходили в столовую…
За поворотом он увидел, что впереди две открытые двери: слева и справа по коридору. Легенда о ремонте аквариума здесь не годилась: хотя вода из него и продолжала, по всей вероятности, сочиться, но происходило это в другом крыле этажа. Стараясь унять бешеные удары сердца, терранец заставил себя идти вперед тем же неторопливым деловым шагом.
Казалось, коридор тянется уже многие мили. Но вот, наконец, юноша завернул за угол, в недавно оборудованную секцию. Все двери здесь были закрыты: помещение, как и предупреждал медик, пока пустовало. Теперь осталось добраться до последней комнаты и пустить чьювер в ход.
Джоктар втащил тележку в пустой кабинет и в изнеможении присел возле стены, намечая взглядом план предстоящих работ.
Затворив дверь и подперев ее для верности тяжелой тележкой, он взял в руки аппарат и, передвинув регулятор на максимум, нажал гашетку. В его уши, в мозг ворвался невыносимый низкочастотный вой. Все тело сотрясалось от вибрации, отдававшей болью в плохо зажившем плече. На стене против него вспухло пышущее жаром белое пятно. Оно было нестерпимо ярким, юноше пришлось прикрыть глаза. Он жал и жал на гашетку, борясь с вибрацией и адской жарой. Она становилась все сильней, но он не отпускал чьювер до тех пор, пока не запахла паленой тканью его туника. Тогда он отошел от раскаленной стены в другой конец комнаты и выключил машину. Здесь он набрался смелости приоткрыть воспаленные глаза. По ослепительно белому контуру стекал расплавленный камень. Резь в глазах не унималась, он опять прикрыл их. А когда через минуту вновь поднял обожженные веки, то увидел, что стена по линии выреза стала заметно тоньше. Джоктар разогнал тележку и со всей силы ударил в стену. Она, не выдержав тарана, подалась, и тележка выскочила на улицу. Юноша втащил ее обратно и снова ударил в оплавленный камень, еще и еще, пока дыра не расширилась настолько, чтобы он смог пролезть. Снаружи донесся рокот прибоя, морской ветер обдувал стену, охлаждая ее жаркое дыхание. Джоктар снова подпер дверь тележкой, чтобы проникнуть в комнату было нелегко, и вылез наружу.
Над головой светилась огнями ажурная радуга моста, соединявшего этот остров с соседним. Совсем рядом бились волны — он находился у подножия крутого скалистого берега.
Терранец принялся в темноте ощупывать каменный откос. Он обнаружил углубления и трещины, по которым, при известной ловкости, можно было подняться наверх. Он начал подъем; первые шесть футов дались довольно легко, но до моста было еще порядочно. Гораздо труднее оказалось карабкаться дальше: здесь строители моста обработали и сгладили камни, уцепиться было не за что. Когда юноша оседлал наконец балку под мостом, все его тело била дрожь изнеможения.
Силы понемногу возвращались. Пора подумать о дальнейшем пути. Идти по ярко освещенному мосту Джоктар не рискнул. Его прожженная во многих местах одежда, необъяснимое появление «из под земли» чуть ли не на середине моста сразу насторожили бы охранников.
Выбор был невелик: если не по мосту, значит — под ним, хотя это очень трудно. А там придется достать где то форму разведчика. Где? Как? Терранец покачал головой: не время сейчас об этом думать, ближайшая задача — попасть на соседний остров. Он верил, что ему это удастся. Ему до сих пор чертовски везло, полоса удачи должна и будет продолжаться!
Он пополз вперед по скользкой балке. Внизу билась о сваи вода, он ощутил на лице соленые брызги. Прожив много лет в Н Йоке, он не научился плавать. Пришлось вспомнить годы тренировок: передвижение по ажурной арматуре требовало кошачьей ловкости. Внизу бурлили волны; над головой грохотали идущие по мосту машины. И те, и эти звуки кричали о поджидавшей его опасности. Но он упорно полз, прыгал, скользил вперед, лишь изредка приостанавливаясь, чтобы утереть заливавший глаза горячий пот. Для него в эти минуты вся Вселенная умещалась на узком ребре очередной балки, по которой нужно пройти и не сорваться в пенистую пучину. Он двигался почти вслепую: под мостом было темно, хитросплетения стоек и штанг приходилось угадывать или нащупывать.
Он не знал, сколько времени длился этот путь. Но вот он уцепился за последнюю опору, упиравшуюся в высокую каменистую стену — берег другого острова. Успокоив дыхание и дав минутный отдых мышцам, он подпрыгнул, и его пальцы ухватились за первый выступ, а ноги нашли первую трещину для опоры…
Это был нелегкий подъем, но он справился с ним. Достигнув набережной, юноша поскорее залез за каменный парапет. Все вокруг было тихо. Он осторожно приподнялся и выглянул из за своего укрытия. Медик не соврал: его изъятию из госпиталя Леннокс действительно придавал экстраординарное значение. Неподалеку, вблизи фонаря, лениво прохаживался полицейский. Но рядом — Джоктар в отчаянии вцепился в камень парапета — рядом стоял человек в серой тунике.
Но что это? Разведчик сделал полицейскому прощальный жест и пошел — терранец не верил своему везению — пошел один вглубь острова! Прячась за парапетом, Джоктар, пригнувшись, двинулся за ним. Разведчик повернул в какой то парк, где в тусклом свете редких фонарей кусты и деревья отбрасывали спасительную густую тень. Юноша почувствовал себя в родной стихии: на улицах ему не раз приходилось вот так же выслеживать соперника, представителя враждебного клана. От куста к дереву, от тени к тени. Парк кончился, освещенные окна домов обозначали городской квартал. Улица! Здесь не было равных тому, кто вырос в Джет Тауне. Едва различимый в тени домов силуэт скользнул вперед, обогнал разведчика и растаял в ближайшем подъезде.
Все ближе цоканье гравитационных подошв. Джоктар приготовился. Будь разведчик помассивнее, или заподозри он что то, исход мог быть другим. Но он шел беспечно, полностью раскрытый для удара. И терранец нанес свой коронный удар, за который получил бы «отлично» от инструктора по рукопашному бою. Подхватив обмякшее тело, Джоктар опустил его наземь и снял со своей жертвы одежду. Он снова подумал, что сегодня ночь удач. Теперь у него есть серая туника, есть бластер, еще — его везение.
Довершив свой наряд серой форменной пилоткой разведчика, терранец оттащил бесчувственное тело в темноту подъезда. Он знал: его жертва еще минимум час будет лежать здесь в беспамятстве, да и потом не сразу сможет вразумительно отвечать на вопросы тех, кто его обнаружит. А вопросов возникнет немало: ведь Джоктар «пожертвовал» оглушенному разведчику свою тунику с эмблемами клиники…
Редкие прохожие, торопившиеся по своим делам, не обратили никакого внимания на стройного офицера, уверенно шагавшего по улицам. Терранец пересек остров и оказался у моста, перекинутого к Семи Морям. Здесь не исключены встречи с охранниками. Джоктар замедлил шаг возле освещенной витрины магазина и стал рассматривать идентификационный жетон, оказавшийся в кармашке туники.
Итак, теперь он Рог Килинджер, имеет особое задание командора Леннокса. Чудесно! Он поднял глаза к витрине — там были цветы, множество чудесных букетов в чудесном магазине. И ночь в ярко освещенном городе была чудесной ночью! Разве доблестный разведчик Килинджер, вернувшись из полного опасностей рейса к враждебным планетам, разве не имеет он права этой чудесной ночью вволю повеселиться на острове Семи Морей? Только этот дворец развлечений достоин смягчить мужественную суровость космического волка Рога Килинджера, которому сам Леннокс доверяет особые и, конечно же, секретнейшие поручения!..
Полицейские! Они через каждую сотню ярдов стояли вдоль моста. Но ни один не обратился к Джоктару, не взглянул на проходящего мимо разведчика пристальнее обычного.
Медик не преувеличивал, расписывая роскошь Семи Морей. Вот он, знаменитый сад, где в отблесках разноцветных огней красуются здания причудливой архитектуры. Их шпили и вычурные башенки тонули в ночном небе Локи. Из темноты вдруг донеслось:
— Ваш идентификационный знак?
Как можно небрежнее Джоктар достал и протянул его.
— У тебя здесь дело, разведчик?
— Еще бы, — ухмыльнулся Рог Килинджер, — ведь я только что из дальнего рейса.
Полицейский хмыкнул:
— Боюсь, что ситуация не в твою пользу, тебе придется сегодня воздержаться от напитка грез. Говорят, ваш командор рвет и мечет.
— Все правильно, — пожал плечами беззаботный гуляка. — На то он и командор. А я — простой офицер, забывший в походе вкус напитка грез и запах хорошей отбивной.
— Выпей и за меня кубок, — полицейский улыбнулся и протянул ему жетон.
— А мне еще долго здесь торчать сегодня.
— Что то стряслось? — спросил Джоктар с вежливым безразличием.
— Тревога «Б», — пожал плечами часовой. — Это не особенно серьезно. «Б» объявляют всякий раз, когда какой нибудь высокий босс обнаружит у себя на заднице прыщик. Не прячь свой знак далеко: сегодня придется часто его предъявлять.
— Спасибо, учту.
Махнув часовому на прощание, Джоктар вошел в сад. Если бы его побег был раскрыт, охрана не была бы столь беспечна! Вокруг, заглушая рокот прибоя, звучала музыка, смех, веселые голоса. Эти звуки были знакомы юноше — центры развлечений везде, в общем, одинаковы.
Из боковой аллеи вынырнула компания разряженных в дорогие туалеты людей и направилась, смеясь и щебеча, к ярко освещенному зданию. Джоктар решил не отставать и оказался на террасе, уставленной столами. Свободных мест не было; он увидел дверь и вошел в смежный зал. Здесь угощалось множество людей, одетых по моде самых разных планет. В многоголосье языков и наречий юноша различал иногда и терранскую речь.
Он попытался было вслушаться в слова, надеясь получить какую то информацию, но вдруг заметил сидящего за одним из столиков человека в серой форме. Резко изменив маршрут, он пошел через зал мимо жующих и вкушающих изысканные напитки людей. Пряные запахи щекотали ему ноздри, от острого приступа голода он ощутил спазм в желудке. Стараясь отвлечься от мыслей о еде, он ускорил шаг, на ходу осматривая веселящуюся публику. Вдруг его взгляд остановился на двух мужчинах, вышедших из отдельной ниши. Они, перекидываясь короткими фразами, двинулись в том же направлении, что и Джоктар. В облике одного из них терранец уловил что то знакомое. Вот мужчина чуть повернул голову… Это был Саммс!
Мгновенно оказавшись у двери, Джоктар рванул ручку и вышел прочь. Он предполагал попасть еще в один зал, а оказался на городской улице. Его оглушил смех и громкий говор ярко одетых людей, стоявших на движущихся лентах тротуаров. Раствориться в этой нарядной толпе ничего не стоило. Но вот среди ярких одежд мелькнула темная и потому приметная здесь — туника Саммса.
Джоктар, перескакивая с одной ленты на другую, стал пробираться поближе. Когда он был уже совсем рядом, Саммс и его спутник вдруг перешли на другую ленту, свернувшую в узкую малолюдную улицу. Чтобы остаться незамеченным, Джоктар приотстал, пропустив вперед несколько более нетерпеливых попутчиков.
«Делегатов с Фенриса, — рассуждал юноша, — наверное, поселили всех вместе. Значит, следуя за Саммсом, он отыщет и Хогана».
В это время невысокий спутник Саммса любезно раскланялся с какой то женщиной, повернувшись при этом в профиль. Юноша напряг зрение: сомнений нет, это же Саа, босс компании Харбанда! Ну и парочка! Их дружеская беседа накоротке никак не вязалась со смертельной враждой людей, еще недавно державших друг друга на прицеле бластера. В колоде Джоктара появилась козырная карта: его подозрения в двурушничестве Саммса подтвердились. Но сейчас эта карта только мешала игре: он уже был убежден, что дальнейшая слежка приведет к Хогану.
В этот момент оба сошли с движущегося тротуара. Для принятия решения у терранца были считанные секунды. Они уже свернули к зданию, где светилась кабина антиграва. Джоктар соскочил с ленты и успел встать на площадку лифта рядом с Саа.
Саммс, уже протянувший руку к панели управления, оглянулся. Джоктар замер: сейчас его узнают! Но то, что он увидел в обычно ледяных глазах, было совсем уж неожиданно. В них он прочел удивление и беспокойство. Такие эмоции в глазах, которые никогда ничего не выражали!
— Почему ты здесь? — голос Саммса звучал требовательно. — Мы же договорились с Ленноксом: до девятнадцати часов — никаких действий.
— Командор решил, что предосторожность не помешает, — пожал плечами терранец. — Я для страховки.
Нескрываемое беспокойство промелькнуло и на лице Саа.
— Зачем было в последнюю минуту корректировать тщательно согласованный план? Твое появление вместе с нами ставит под угрозу предстоящие переговоры.
Джоктар сообразил, что оказался в центре каких то событий. Но что же, Саммс действительно не узнает его? Или узнал, но не подает виду? И с какой стороны причастен ко всему этому Леннокс со своими разведчиками?
— Я получил приказ, — лаконично ответил он.
Вполне может случиться, что сейчас Саммс прикажет ему выйти из кабины и отправиться восвояси. Но тот нажал кнопку, антиграв стал подниматься; не скрывая раздражения, Саммс все давил и давил на кнопку, площадка разгонялась все быстрее… Джоктар ухватился за поручень: резкая остановка сбросит человека в пропасть глубиной в десятки промелькнувших этажей.
Однако Саммс плавно замедлил подъем, они благополучно выбрались из кабины и оказались в холле. Первое, что бросилось терранцу в глаза, была зеленая туника полицейского и голубая — патруля. Саммс может подойти к ним, сказать пару слов и…
Но Саммс решительно направился к двери. Он прислонил ладонь к замку, дверь отворилась. Терранец шагнул в комнату. Саа, прежде чем войти, чуть замешкался, как бы преграждая своей спиной дорогу навязчивому разведчику. Но Джоктар неотступно следовал за ними.
Комната была богато обставлена. Скользнув вокруг взглядом, юноша увидел утонувших в объятиях пышных кресел Рисдайка и Хогана. Но на их лицах было написано что угодно, только не блаженство. Джоктар перевел взгляд на стоявшего возле кресел патрульного офицера. Небольшой дискообразный пульт в его руках сказал юноше многое: оба свободных фенрианца были стиснуты силовыми путами.
— Сдается мне, — проговорил Джоктар, — что здесь играют не на равных.
Офицер вскинул голову — его глаза наткнулись на зловещий зрачок бластера.
— А ну брось это! — приказал терранец. Патрульный слегка разжал ладонь, державшую пульт. Хоган с Рисдайком шевельнулись: тиски поля ослабли.
— Ну ка, быстро! — Джоктар протянул руку и поймал брошенный диск.
— Теперь вы, все трое, туда! — махнул он в направлении дальней стены. Когда Саммс, Саа и офицер подчинились, юноша сунул бластер в кобуру и подошел к пленникам.
— И вы, и я знаем, что это, — он поднял над головой диск управления, — можно настроить на непрерывное излучение. Я попробую вспомнить эту комбинацию… Трое у стены вдруг задергались под силовыми плетьми. Саммс изрыгал проклятья, не преминув упомянуть всех предков Джоктара довольно нелестным образом.
— Ага, я, кажется, вспомнил! Так, а теперь вот так. Готово! — Джоктар застопорил кнопку в нажатом положении, затем положил диск на пол. — Вы будете исполнять там свои акробатические номера, пока не иссякнет энергия, а произойдет это не скоро.
Саммс разразился потоком брани, адресовав одно из замысловатых ругательств Ленноксу.
— А он тут причем? — удивился Рисдайк.
— Наши друзья считают этого юношу посланцем командора, — рассмеялся Хоган. — Они клюнули на его маскарад.
Он обнял Джоктара за плечи:
— Молодец, бой. Но как ты ухитрился раздобыть эту форму, оружие и появиться здесь в самый критический момент?
Саммс, злобно прищурившись, взглянул на юношу, разглядев, наконец, его самого, а не одежду. В глазах, узнавших его, загорался мстительный огонь. Джоктар понял, что до конца своих дней Саммс будет помнить эту проделку и при случае жестоко отплатит за нее.
— Меня пытались забрать из клиники разведчики, — объяснил терранец Хогану. — Я решил, что лучше сам уйду оттуда. Но я так и не знаю, зачем им понадобился…
— Саммс, — Хоган вернулся в кресло. — Признаю, я недооценил тебя. Ты человек Леннокса? Не потому ли командор в курсе всех наших планов и маршрутов?
— Я давно подозревал, Саммс, — вставил Джоктар, — что ты играешь мечеными картами.
Юркий Саа заерзал, ища наименее болезненное положение в силовых тисках.
Поняв безнадежность своих попыток, он заговорил:
— Я разумный человек и ценю людей, умеющих мыслить. Ты, Хоган, показал себя отличным логиком, способным занять гораздо более высокое положение, чем руководить шайкой отщепенцев. Да и мой Харбанд, я чувствую, для тебя лишь мелкая и побочная цель. Мы оба — деловые люди и могли бы заключить сделку.
— Такая оценка моей скромной персоны для меня лестна, — со светской вежливостью ответил Хоган. — Да, я человек здравомыслящий и опираюсь на логику. И что же ты мне предлагаешь?
— Деньги… Тебе мало?.. А твою жизнь?
— Меня в равной мере интересует и то, и другое. Не пора ли тебе, однако, начать открывать твои карты?
Рядом с тщедушным бизнесменом у стены стоял Саммс. Джоктар видел, как сузившиеся глаза в упор разглядывали Хогана, изучали его. Так человек глядит на своего заклятого врага, решающая схватка с которым неминуема. Взгляд серых глаз снова был ледяным, к Саммсу вернулась обычная самоуверенность. На что он надеялся? Чего то ждал?
Терранец вмешался в разговор:
— Они умышленно тянут время.

12

— Конечно, — ухмыльнулся Хоган. — Тем не менее, будем хотя бы вежливы, если не можем проявить положенную почтительность к человеку, представляющему не кого нибудь, а могущественную компанию.
Саа едва заметно кивнул: большего не позволяли силовые путы. Тем не менее тон его был язвительным:
— Я должен был обзавестись верительными грамотами?
— К чему формальности? Я не сомневаюсь в твоих полномочиях. Итак, что конкретно может сделать для нас компания?
— Например, изменить правила импорта на более либеральные, чтобы Фенрис могли посещать свободные торговцы.
— А что в ответ требуется от меня?
— Не ходить к Куллану.
— Вот оно что! А я ломал голову: как ты, заслуживший репутацию несгибаемого человека, легко и просто обещаешь то, чего мы безуспешно добиваемся годы. Это наталкивает на определенные предположения. Но я не требую, чтобы ты подтвердил их правильность. Компании почувствовали перемену ветра, который может сейчас сдуть их с Фенриса при первом же публичном скандале. А поднять его, опираясь на нашу информацию, может советник Куллан, убежденный противник монополий. Лично я уверен, что компаниям в их нынешнем варварском обличье существовать недолго. Их крах приближается неотвратимо, и теперь поздно цепляться за полумеры, как поздно возводить дамбу, когда половодье уже началось. Ты же рассчитываешь, заключив со мной сделку, выиграть полгода, а то и год. Ты веришь, что за этот срок деньги и связи помогут вам перетянуть на свою сторону большинство в правительстве и получить карт бланш на дальнейшее расхищение богатств пограничных планет.
— Еще раз убеждаюсь в твоем уме, Хоган, мы можем отлично поладить, — улыбнулся Саа и тут же поморщился, истязаемый силовым бичом. — Война, объявленная тобой на забытой людьми планете, может затронуть не один сектор Галактики. Вот почему я пытаюсь сейчас хотя бы одного противника превратить в союзника — это все равно, что суметь обуздать разлившуюся реку.
— Я понимаю, ты хорошо информирован. — Хоган бросил взгляд на Саммса. — Тебе мало сделки с ним, понадобился еще и я. Не слишком ли мелкая игра для такого магната, как ты?
— Один твой козырь, — Саа показал глазами на включенный диск, — бьет все мои карты.
— Так уж и все?
— Мы напрасно теряем время. Час назад Леннокс считал, что достиг своей цели. И мы могли спокойно разыгрывать свою партию. Но теперь расклад изменился: козыри перешли к тебе. Но Леннокс еще не сделал своего хода.
Хоган сидел неподвижно, на его лице застыла холодная усмешка. Но Джоктар знал, что нервы шефа сейчас вибрируют, как натянутые струны.
— Я вижу, ты знаешь очень много.
— Да, знаю. И поверь, Хоган, я действительно осознал необходимость пересмотра методов освоения планет, ибо прежняя политика уничтожит нас. Но ты сейчас занес руку для удара по самой верхушке. Берегись: на твоем пути Леннокс, он постарается взять свое. Помни мои слова.
Вместо ответа Хоган взял со стола микрофон спецсвязи. С уст Саммса слетело сдавленное ругательство. Хоган набрал код, экран осветился. На нем появилось чье то лицо, вопросительно глядевшее на Хогана. Тот поднес микрофон ко рту:
— Советник, это я, Хоган. Мы получили информацию, что Леннокс…
Речь его прервалась, он не мог больше произнести ни звука. Удар, нанесенный врагом, проник через стены, через пол, через воздух и достиг цели.
— Вибратор, — едва прохрипел Джоктар, скорчившись от нестерпимой боли. Мощность излучения указывала, что его источник где то совсем рядом.
Извиваясь и хрипя от боли, покатился по полу Рисдайк. Хоган, обливаясь потом, пытался противостоять разрывающему мозг и тело кошмару. Прижимая ко рту микрофон, он тщился произнести хоть одно членораздельное слово. Джоктар, несмотря на жуткие судороги во всем теле, устоял на ногах. Он даже ухитрился сделать несколько шагов к двери и направить на нее бластер.
Сзади послышался полустон полухрип. Терранец оглянулся. Хоган, с искаженным болью лицом, глазами показывал на судорожно сжатый в его руках микрофон. Джоктар двинулся к нему, содрогаясь от изнуряющей пытки ультразвуком. Он сумел дотащиться до шефа и взял микрофон, стараясь при этом держать вход под прицелом бластера.
Собрав все силы и удивляясь, откуда они берутся, он поднес микрофон ко рту. Только это может спасти их! Напрягая непослушные губы, стараясь хоть на секунду унять бьющийся в такт вибрации язык, он мучительно пытался превратить свое звериное мычание в человеческую речь.
— З з д десь в виб бр р атор… — Каким трудом дались ему эти слова! Если бы только их понял человек, мелькнувший на экране…
Экран! Он снова осветился. Появившийся на нем человек смотрел несколько мгновений на него, перевел взгляд на скрючившегося Хогана и исчез. И тут же сокрушительная судорога сбила Джоктара с ног, микрофон покатился по полу, экран погас.
Видимо, вибратор переключили на максимум. У Рисдайка из горла хлынула кровь. Саа без чувств обвис, поддерживаемый лишь силовым полем диска. На тряпичную куклу с закатившимися глазами походил и патрульный офицер. Из троих только Саммс не совсем еще отключился.
Страшная боль потрясла Джоктара. Но он вдруг почувствовал, что даже сейчас может двигаться, и лениво удивился этому. В помутненное сознание пробивалась мысль о необходимости защищаться. Превозмогая судороги, он прополз мимо Рисдайка и ухватился за стол, пытаясь подняться на ноги. Рядом в кресле неподвижно лежал Хоган. Джоктар отметил, что шеф в сознании. Вот он задергался, глядя на вход.
Джоктар обернулся: дверь отворилась, пропустив человека в костюме высшей защиты. Терранец знал, что это такое. Бластер бесполезен, даже выстрела в упор этот человек просто не заметит. И все же Джоктар заставил себя подняться на ноги — пока есть силы, он не хотел сдаваться.
Неизвестный подходил все ближе. По пути он перевернул ногой бесчувственное тело Рисдайка, затем направился к распростертому в кресле Хогану. В руке человека блеснул металл. Джоктар слышал еще в Сан Слоте об этих маленьких смертоносных устройствах, но никогда раньше их не видел. Итак, это убийство. Он пришел, чтобы навсегда заткнуть рот Хогану.
Разделявшее их расстояние Джоктар мог бы преодолеть одним прыжком, если бы не парализующая мышцы вибрация. И все же…
Бластер весил тысячи тонн. Но терранец поднял эту тяжесть и направил не на убийцу, а на диск, что валялся на полу. Треснул выстрел — и между Хоганом и незнакомцем вырос ослепительный огненный столб. Выплеснувшаяся энергия диска ослабила на миг действие ультразвука, и освобожденный из тисков Хоган ринулся на остолбеневшего от неожиданности противника. Оба повалились на пол, Джоктар насел сверху и, размахнувшись бластером, ударил сбитого с ног человека по голове.
Но измочаленный вибрацией, он не сумел оглушить врага, как не сумел и среагировать на ответный удар. Кулак в тяжелой перчатке бросил Джоктара на пол, а встать на ноги уже не было сил…
Из руки незнакомца вырвалась черная молния, Хоган вздрогнул и затих на полу. Затем человек повернулся к Джоктару; на лице, защищенном прозрачной маской, мелькнуло изумление. Он сделал шаг к юноше, поднял его одной рукой и швырнул в кресло. Руки в перчатках ухватили терранца за ворот туники и разорвали ее сверху донизу. Глаза человека впились в грудь, но, не обнаружив того, что искали, остановились на плече, где багровел едва зарубцевавшийся шрам. Незнакомец склонился к портативной рации, висевшей на плече, и что то проговорил.
В тот же миг вибрация исчезла. Но никто из находившихся в комнате людей не пошевелился — они были в глубоком беспамятстве. Жесткие перчатки схватили руки терранца и заломили за спину. Вокруг кистей обмотался прочный ремень. Затем от грубого толчка Джоктар снова очутился на полу.
Рядом загромыхали сапоги — сюда вошли люди. Юношу рывком подняли и он встретил холодный взгляд человека в серой тунике, который приходил за ним в клинику. Удостоверившись, что перед ним тот, кого он искал, командор удовлетворенно кивнул и повернулся к другим.
Джоктар проследил за его взглядом. Рисдайк, Саа и офицер патруля лежали без чувств. Глубок ли обморок у Саммса и Хогана, юноша не знал.
Леннокс схватил за волосы Хогана и повернул к себе. Хоган открыл глаза, его лицо исказила гримаса ненависти и боли. Губы командора тронула издевательская ухмылка.
— Ты проиграл, снупер.
В глазах Хогана что то дрогнуло, из горла вырвался хрип, Леннокс счел это проявлением протеста.
— Теперь ты будешь там, где тебе навсегда заткнут пасть. Хотел бы я знать, как справится со своей миссией твой шеф, если в игре не будет тебя… — Взглянув на искаженное ненавистью лицо Хогана, Леннокс дал волю своей ярости. — Никто, ты слышишь, снупер, — он с такой силой рванул Хогана за волосы, что голова стукнулась о спинку кресла, — я говорю, никто не может перехитрить разведчика!
Он перевел взгляд на Джоктара, и в его глазах юноша уловил то же брезгливое презрение к непонятному существу, что поразило его еще в клинике.
Командор процедил с угрозой:
— Мы выпотрошим тебя, щенок, протащим через все тесты. И если ты действительно… Тогда прощайся с жизнью… Келсс!
Офицер в серой тунике вытянулся перед Ленноксом.
— Коптер ждет на террасе. Немедленно бери этих — и в штаб. Обоих…
— Ты не слишком спешишь, командор?
Расталкивая разведчиков, в дверь входили люди в голубых туниках. Леннокс пригнулся, словно в ожидании схватки. Но то, кто вошел первым, был безоружен. Туника члена правительства была приспущена на плече, открывая звезду Советника. Именно этого человека видел Джоктар на экране.
— Гражданские власти не должны вмешиваться в наши дела, советник, — заговорил командор.
— Ты говоришь, — поднял брови Куллан, — что это ваше дело? Разве хоть один из этих людей числится в твоей службе? Давай поглядим на них вместе. Вот Саа Ким — руководитель компании Харбанд. А это — один из патрульных. Разве патрули подчинены разведчикам? Напротив, это ваша служба подконтрольна их адмиралу. Ну, а эти, — он указал на Саммса, Хогана и Рисдайка, — делегаты с Фенриса, которым я назначил встречу на завтра. Впрочем, уже за полночь, так что на сегодня. Итак, я не вижу здесь людей, находящихся у тебя в подчинении.
Леннокс рванул с пола связанного Джоктара, поставил его на ноги.
— Но этого я могу взять, он то мой!
— Твой? — Куллан внимательно посмотрел на юношу.
— Дебор!
На зов подошел один из патрулей.
— Насколько мне известно — а если я ошибаюсь, вы с Ленноксом меня поправите — каждый разведчик всегда и везде должен носить при себе идентификационный знак. Так?
— Да, советник, — отчеканил патрульный.
Леннокс угрюмо молчал.
— Тогда, Дебор, я прошу тебя посмотреть, есть ли знак у этого человека.
Джоктар скосил глаза. В обивке пустого кресла, между сиденьем и подлокотником, чуть поблескивал ободок жетона, похищенного им вместе с серой формой. Он, видимо, вывалился из кармашка в тот момент, когда разведчик порвал на нем тунику.
— Ну же, Дебор!
Патрульный нерешительно переминался с ноги на ногу, не в силах побороть устоявшееся почтение к серой форме. Леннокс притянул Джоктара поближе к себе, как бы утверждая свои права на одного из подчиненных.
— Ну зачем же так, командор! Если он твой, у него есть диск. Если нет — гражданские власти разберутся, зачем этому молодому человеку понадобился сей маскарад.
Темный загар на лице Леннокса приобрел зеленоватый оттенок. Сдерживая бешенство, он сделал шаг назад. Офицер патруля обнажил грудь Джоктара, провел по кармашкам туники.
— Диска нет, советник, — отрапортовал он.
— Выходит, я прав, он просто переодет в форму разведчика. Его дело будет рассмотрено по обычной процедуре. Вообще, многое для меня здесь непонятно, и я займусь всем этим, не откладывая… Патруль, проводите всех, включая и командора, в мою резиденцию.
Леннокс сделал протестующий жест. Но Куллан продолжал:
— Не бойтесь, командор, они не сбегут — на этот счет я позаботился. Но всем этим людям необходим отдых, а также медицинская помощь. Пусть их приведут в порядок, и тогда мы встретимся.
Спустя час все они сидели в приемной у Куллана. Джоктар облюбовал для себя подоконник, на который падали с улицы розоватые отсветы зари. В его руке был большой кубок с тонизирующим напитком. Прихлебывая прохладную жидкость, юноша внимательно следил за всем происходящим.
Рисдайк откинулся в кресле. Хотя кровотечение остановилось, но сквозь загар на лице летчика проступила болезненная бледность, его бил озноб. Сидевший рядом с ним Саммс уже почти оправился от пытки ультразвуком. Серые глаза были, как обычно, льдисты и непроницаемы. Саа выглядел неважно, он то и дело отпивал из широкого сосуда какое то целебное снадобье. Леннокс ухитрился в мягком кресле сидеть неподвижно и прямо, словно бы в тисках силового поля. С ним резко контрастировала поза Хогана, устроившегося в кресла с непринужденным изяществом. Не было только патрульного офицера. Зато в комнате оказался незнакомец в тунике шефа офиса. Джоктар видел, как этот человек, который назвался директором Кронфильдом, войдя, дружески поздоровался с Хоганом как со старым знакомым. Кронфильд расположился напротив них, заняв место за столом подле Куллана.
— Вот и рассвет, — проговорил советник, обернувшись к окну. — Это глубоко символично: нам тоже предстоит пролить свет на чрезвычайно запутанное дело.
Он взял в руки лежавший на столе лист бумаги.
— Это петиция, врученная мне от имени тех, кто называет себя Свободными Людьми Фенриса. Они делегировали на Локи Рисдайка, Саммса и Хогана. К делу причастен и советник Саа, один из руководителей Харбанда. Кстати, он не возражает против обсуждения претензий в адрес компаний?
— На скачках не может победить тот, чья лошадь захромала, — витиевато ответил Саа Ким, пряча свои чувства за вежливой ухмылкой, унаследованной им от дальних предков. — Мы с Хоганом уже обговорили основной круг наших вопросов и, надеюсь, пришли к соглашению. Оговорюсь, что я могу отвечать только за одну нашу компанию. Вместе с тем…
— Вместе с тем брешь, — подхватил Куллан, — пробитая тобой в политике монополий, заставит и других промышленников пойти на уступки. Ты это хотел сказать, Саа? Я тоже так думаю. И поэтому позабочусь, чтобы Высший Совет безотлагательно обсудил весь комплекс существующих на пограничных планетах проблем и вынес взаимоприемлемые решения. Не могу не отметить, что ты, Саа, проявил завидную мудрость и гибкость в довольно непростой ситуации.
Саа вновь улыбнулся:
— Да уж, в такую острую ситуацию я никогда раньше не попадал и, надеюсь, не попаду впредь.
— Следующий вопрос. — Тон Куллана стал сухим и официальным. — По приказу этого офицера разведки тебе нанесен моральный и физический ущерб, имело место покушение на твою свободу. Ты вправе заявить официальный протест.
На этот раз Саа улыбнулся как можно шире:
— Советник, поскольку это уже не касается вопросов по Фенрису, я предоставляю тебе самому разбираться с разведкой. А этот офицер… Нет, я воздержусь от подачи протеста. Теперь же, поскольку вопрос исчерпан, позволь мне уйти. — Он встал и тронул за рукав Саммса. — Ты идешь со мной?
Саммс повел плечом, отстраняясь от этого прикосновения. Он согнулся, положив локти на колени, и неотрывно глядел на Хогана. А может быть, на Леннокса? Наступившую паузу прервал Куллан:
— Если ты, Саа, уклоняешься от подачи протеста, рассчитывая договориться с этим офицером, то напрасно. Он теперь вряд ли правомочен заключать сделки. Или ты настаиваешь на своих полномочиях, командор?
Леннокс продолжал сидеть так же прямо, однако каким то непостижимым образом он будто уменьшился в размерах.
— А ты что скажешь? — этот вопрос, произнесенный сдавленным от волнения голосом, заставил всех посмотреть на Саммса. Тот стоял, набычившись, в упор глядя на Хогана, и ждал ответа.
— Саммс, я хочу сделать тебе подарок. — В голосе зазвучала знакомая ленивая интонация. — Это всем подаркам подарок, Саммс. Я дарю тебе Фенрис! Что бы ты там не планировал, но дело ты сделал хорошее. Хорошее, во первых, для всех, кто послал нас сюда. Когда Саа выполнит свои обещания, это пробьет изрядную брешь в стене, которой Фенрис отгорожен от всего мира. Словом, для Свободных Людей планеты начнется новая, счастливая эра. Благодарю тебя, босс, — усмехнулся Хоган, отвешивая Саа шутливый поклон.
Директор Харбанда склонил в ответ свою изящную голову, не забыв вежливо улыбнуться.
— Во первых, — Хоган вновь повернулся к Саммсу, — это дело хорошо оборачивается и для тебя. Ты теперь первый человек на Фенрисе, герой, чьи лавры никто не осмелится оспаривать. Желаю тебе стать большим боссом на твоей планетке, для этого у тебя есть все качества, даже в избытке. И последнее. Можешь не говорить, что ненавидишь меня. Я это знаю. Теперь же, после моего подарка, ненавидишь еще сильнее — мы и об этом оба знаем. Что ж, прощай новый герой Фенриса! — Хоган поднял руку и помахал Саммсу с уничтожающей усмешкой.
Саммс с трудом оторвал от соперника полный ненависти взгляд. Сдерживая бешенство, он отвесил Куллану деревянный поклон и вышел рука об руку с Саа. Перед ними лежало их будущее, хотя каждый из двоих партнеров представлял это будущее по своему.
Когда они скрылись за дверью, Хоган произнес, как бы подводя черту:
— Конец главы. Или книги?
— Во всяком случае, первого тома, — задумчиво добавил Кронфильд.
— Пожалуй, — согласился Куллан. — Но и второй том не менее захватывающий… — Он поднялся и, заложив руки за спину, долго стоял у окна, наблюдая бег облаков, окрашенных пурпуром зари. Затем вернулся к своему креслу и переставил его так, чтобы сесть лицом к лицу с Ленноксом. Его голос зазвучал уверенно и твердо. — Мы знаем все, даже то, о чем ты, командор, и не подозреваешь. А пока отвечай: кто дал тебе право под всеми звездами Галактики ставить барьеры фаллианам?

13

Старательно сохраняемая до сих пор выдержка изменила Ленноксу. Его лицо вновь побледнело от бешенства, в глазах загорелась лютая ненависть.
— Если тебе известно все, известно и то, кто дал мне такое право.
— Ты словно гордишься тем, что сделал… Двадцать лет назад отважный смельчак принес в наш мир самый большой подарок, о каком могло мечтать человечество. К тебе, командор, обратился он за помощью, но его ожидали предательство и смерть.
— Я не признаю твоих обвинений, советник, — замотал головой Леннокс. — Я выполнял свой долг и приказы командования. Хотя, не скрою, я был согласен с этими приказами. Да, я велел убрать Марсона, но он уже не был человеком. Для блага людей был убит этот оборотень, этот монстр, явившийся со своими мерзкими предложениями. — Злобная усмешка искривила губы Леннокса. — Лучше благодарите богов, что я помешал этому предателю выполнить свою чудовищную миссию.
— Подобная точка зрения известна. — Ледяной тон Кронфильда резко диссонировал со злобными выкриками Леннокса. — Известен фанатизм сторонников этой позиции. Но многие видят проблему и ее историю иначе. Марсон, один из лучших разведчиков, ни в чем не изменил своему долгу первооткрывателя новых миров. Он вошел в контакт с неведомой доселе расой, одновременно с нами существовавшей в Галактике. Причем не он был инициатором контакта, Марсон просто поспешил на зов, приняв сигнал с просьбой о помощи. Те, к кому он прилетел, приняли посланца человечества с добротой и открытостью. Он долго жил среди них, изучая эту расу, хотя ее и не было в списке цивилизаций, с которыми разрешен контакт. Поняв, насколько полезной для людей может стать дружба с Другими, он решил вернуться. Марсон знал, что на карту поставлена его карьера и даже жизнь. Но он верил, что найдет разумных людей, которые выслушают его доводы и захотят удостовериться в истинности его доказательств. Он пришел с высокой миссией, он мог рассчитывать на неприкосновенность, ограждающую послов любого ранга. Но ему не дали дойти до тех, кто мог бы оценить значимость сокровища, которое Другие предлагали человечеству. Марсон не успел сделать первых шагов, как был схвачен и убит. Служба разведки постаралась, что бы всякая память об этом исчезла. Но Другие не теряли надежды на контакт. Они торопились, зная, что срок жизни людей гораздо короче их собственного. Они боялись, что ныне живущее поколение исчезнет с лица Терры, так и не узнав о зове дружественной расы. И пятнадцать лет назад контакт повторился. На этот раз в наш мир летели двое добровольных послов, взявших с собой в качестве доказательства еще одного — третьего.
Рука Леннокса непроизвольно нырнула к поясу и в бессильной ярости стиснула пустую кобуру. Проследив глазами этот жест, Кронфильд лишь покачал головой, не прерывая своего рассказа.
— Втянутым в этот новый контакт оказался разведчик Ксанга, выполнявший рейс по той же орбите, что когда то и Марсон. Его история повторилась, но корабль Ксанги летел в наш мир с двумя пассажирами: женщиной и ребенком. Ксанга знал о гибели Марсона, понимал, что его ждет. Но он рискнул вернуться, выбрав для посадки глухую планету Кире. Однако там он угодил в ловушку, был опознан и схвачен полицией порта. Опасаясь, что его заставят выдать тех, кто прибыл с ним, Ксанга предпочел смерть и покончил с собой. Как удалось женщине с ребенком просочиться сквозь полицейские кордоны и покинуть Кире, осталось загадкой, в которую уже никому не проникнуть. Но они каким то чудом ухитрились добраться до Терры.
Другие считали, что сумели застраховать женщину от любых опасностей, подстерегающих ее в мире людей. Но одного они не предусмотрели: ей не был привит иммунитет к нашим болезням. Через короткое время женщина умерла в Джет Тауне, районе порта Н Йок, где она скрывалась со своим малышом. Ребенок остался жив.
Пустой кубок выпал из руки Джоктара. Но никто не обернулся на шум — все были захвачены странной историей, которую излагал Кронфильд.
— По терранским меркам, мальчик выглядел лет на шесть, хотя на самом деле он был вдвое старше. Для безопасности ребенка его память была прочно заблокирована. Мальчишку прибрали к рукам люди, связанные с преступным миром и ничего не подозревающие о его происхождении. Он и сам не помнил о себе решительно ничего. Теперь, Леннокс, хотелось бы вернуться к понятию долга — вы ведь на него ссылаетесь. Какие, по вашему, мотивы двигали Марсоном, покинувшим рай Других ради счастья людей? Во имя чего сознательно шел на смерть Ксанга? Что заставляло эту женщину рисковать собой и ребенком? Только избавьте меня от необходимости выслушивать дурацкие бредни, состряпанные службой разведки после первого контакта с Другими. Мозги обывателей до сих пор старательно начиняются этими идиотскими баснями.
— Идиотскими баснями? — Леннокс задохнулся от возмущения. — Так ты называешь правду об этих нелюдях?
— А ты что называешь правдой? Утверждение, что Другим даровано бессмертие? Это не более чем вымысел. Даже та скудная информация, которой мы располагаем, свидетельствует, что Другие гибнут, как и люди, в катастрофах, а в прошлом они теряли множество своих в галактических войнах. Но если и не брать это, доказано, что жизнь их тоже конечна, просто срок ее несравненно длиннее нашего. Нет, не это заставляет бояться Других, а то, что они мудрее нас, совершеннее духовно и физически. Кое у кого это порождает комплекс неполноценности. Уверен, что, узнав Других лучше, люди увидят не только их сильные, но и слабые стороны…
Леннокс, обуреваемый яростью, злобно сплюнул:
— Они добираются до нас, чтобы поставить низшую расу себе на службу. А ты хочешь стать их пособником!
Кронфильд нахмурился:
— До чего же живуч страх, порожденный ложью! Полвека назад истеричный человек принял секретное сообщение. Вольно или невольно, ошибочно или преследуя собственные деспотические цели, он посеял ложь, возведя из нее стену между нами и расой Других. Но правда всплыла. Те, кто, рискуя жизнью, изучал рапорты полувековой давности, узнали истину, искаженную волей фанатика. Но только три года назад нашлись люди, достаточно влиятельные, чтобы получить доступ ко всем материалам. И тогда рассыпалась в прах гнусная ложь, которую дал миру бесноватый гений Морре. Он повинен в жутком преступлении, совершенном по отношению к Другим. Да, эта раса нуждается в нас — для своего существования, для воспроизводства новых поколений Всегалактической расы!
Звенящий голос Кронфильда вдруг сорвался от волнения. Стараясь овладеть собой, он сделал глоток из стоящего перед ним кубка. Все молчали, пытаясь осознать услышанное. И вновь заговорил Кронфильд, заговорил мягко, как говорят о мечте, о самом сокровенном.
— Другие… древняя гуманоидная раса, во всем превзошедшая нашу цивилизацию… Они преодолевают такие звездные расстояния, которые недоступны нашему разуму. Они дружески помогали мирам, которые существовали до нас. Тем, что на память грядущим покорителям нашей очень старой Галактики оставили лишь пыльные руины некогда прекрасных городов. Много лет назад произошла катастрофа: Золотой мир попал под воздействие неисследованного космического излучения. Других постигла роковая мутация, которая ведет к вымиранию этой расы. От их союзов между собой стали рождаться дети исключительно женского пола. Но есть выход: от браков с мужчинами родственной гуманоидной расы на свет появляются дети двух цивилизаций — фаллиане. Такие союзы дают Галактике людей с замечательными качествами: превосходными умственными и физическими данными, огромной продолжительностью жизни. Долго и мучительно искали Другие расу, которая подошла бы им для продолжения рода. Сильно уменьшилось за это время число жителей Золотого мира — они, увы, не бессмертны. И какова же была радость Других, когда они узнали про нас! Их зов был мольбой о помощи…
— Чтобы плодить гибридов, метисов, чудовищ! — презрительно вставил Леннокс.
— Гибридов — да. Но вовсе не чудовищ, а людей улучшенной породы. В этом убедились те, кто не поддался на лживую пропаганду союзников Морре и внял зову маяка. Один из них — Марсон, взявший в жены женщину другой расы. Там, в Золотом мире, у них родился сын со всеми качествами фаллианца. Когда Марсон погиб, его жена привезла мальчика на Терран, чтобы показать людям общее дитя двух цивилизаций. Но сделать это появилась возможность только сейчас, спустя столько лет! Нынешнее поколение не получит дара фаллиан, но наши сыновья и дочери, наши внуки, правнуки станут здоровее и умнее, они будут жить дольше и счастливее нас. А через много, по нашим нынешним понятиям, лет численность фаллиан, вырастет, и взаимопроникновение обеих рас даст миру цивилизацию долгожителей.
— Ты просто лишился рассудка! — заорал Леннокс. — Ты толкаешь наш народ на совокупление с монстрами!
Кронфильд, словно не слыша обвинений командора, произнес:
— Ничего, что процесс ассимиляции будет длительным. Главное, что начало ему уже положено. Я руковожу Проектом, который занимается этой проблемой. Еще немного — и мы сможем рассекретить нашу работу, ее результаты станут достоянием всех. Людям пора узнать правду о Других.
— Ты не пойдешь на это! — В голосе Леннокса зазвучала угроза. — Ты пытаешься вывернуть все наизнанку. Морре предвидел результаты, а он был гений. Другие не сверхлюди, а исчадия ада, которым нужны рабы для воспроизводства их дьявольского отродья!
— Ты видел одного из них. Он разве похож на дьявола, на монстров, фигурирующих в рапортах Морре?
Леннокс напрягся, как согнутый клинок. Его ненавидящий взгляд нашел Джоктара. И внезапно он кинулся на юношу, норовя вцепиться ему в горло. На помощь Джоктару пришли навыки, доведенные до автоматизма за годы жизни в городских джунглях. Он откинулся назад, но там было окно. И ему пришлось отчаянно бороться за собственную жизнь с обезумевшим сильным мужчиной, который, оскалясь, тянул руки к его горлу. Но вот рука юноши нырнула под подбородок командора и уперлась ему в кадык. Леннокс захрипел, его лицо залилось кровью. Он замотал головой, хватая руками воздух, пытаясь ускользнуть от безжалостных тисков, сдавивших его шею. Наконец, Джоктар оттолкнул обмякшее тело на руки Хогану и стал вытирать кровь со своего лица.
Вошли вызванные Кулланом патрули. Джоктар стоял, глядя в окно, и не повернул головы, когда из комнаты выносили полубесчувственного командора. Сердце юноши снова стиснуло пронзительное ощущение одиночества. Он с горечью осознал, как открытая сегодня тайна отделила его от людей, находившихся в комнате, от всех людей приютившего его мира.
Монстр… Гибрид… Что хорошего, если в Галактике появятся сотни, тысячи существ, которым такие, как Леннокс, не будут давать прохода? Таковы люди — он знал их по воспитавшей его улице. Этой расой движет темное, злобное начало, оно заставляет людей с наслаждением мучить и издеваться над теми, кто не похож на них…
И Джоктар вдруг почувствовал себя жертвой, за которой гонятся, которую толпа загнала в угол. И все его существо захлестнул ужас, отчаянный ужас загнанного зверя.

За окном вставало солнце. Оно отливало золотом в волнах моря, окрасило румянцем скалы островов. На Локи оно было теплее фенрианского, Джоктар ощутил его горячее прикосновение сквозь прозрачный пластик окна. Он вдруг понял, что в своей жизни смотрел на солнце считанные разы: как и все в Джет Тауне, он вел ночную жизнь.
Золотой мир… Ласковый и теплый, как это солнце.
Он услышал за спиной шорохи, шаги, но не обернулся. Ему не было до них дела — он другой. Другой… Таких, как Леннокс, много, а он теперь отгорожен глухой стеной от всех, кого знал, к кому привязался в этом мире.
Солнце… Золотая планета… Он пойдет туда, к Другим, к таким, как он. Что ж… Джоктар кинул еще один взгляд на солнце и повернулся к людям, сидевшим за его спиной.
Но в комнате был один Хоган. Он разглядывал юношу с особым выражением, знакомым Джоктару еще по Фенрису.
— Поверь, ты не один. — Голос Хогана звучал мягко, даже ласково. — Не позволяй проникнуть в твою душу яду, выпущенному Ленноксом.
— Я гибрид, — Джоктар с трудом заставил себя произнести это уничтожающее слово.
— Ты фаллианец, — поправил Хоган. — А это не одно и то же. Верь мне, я знаю…
— Что ты можешь знать… — пожал плечами юноша.
— А ты думаешь, что твой отец и Ксанга — единственные, кто попал к Другим? Я сам вернулся оттуда четыре года назад.
— Ты? Мелкий торгаш с Фенриса?
— Маска торговца помогла мне скрыться, чтобы не повторить участь Марсона и Ксанги. Я скитался, ждал, пока Кронфильд начнет действовать. И искал тебя. Мы знали, что ты есть. Но где?
Хоган подошел и положил руки на плечи юноши.
— Я верил, что найду тебя. И ты нашелся! Прошу тебя: выбрось слова Леннокса из головы, он просто не знал правды. Таким, как он, понадобится время, чтобы понять, что мир изменился — в нем появился ты. Ну, веришь мне?
И Джоктар увидел в дружеском взгляде Хогана свет правды. Этот свет поглотил и растворил в себе смятение юноши. Исчезло все, что терзало его.
Джоктар затаенно улыбнулся: он сумел справиться и с этим. Он — настоящий фаллианец!


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru