лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Нортон Андрэ. Магические книги 5. Магия лавандовой зелени

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Андрэ Нортон
Магия лавандовой зелени

Магические книги 5


Аннотация

Все лучшие книги, относящиеся к жанру «фэнтези», построены в форме сказочных историй, одинаково интересных и детям, и взрослым. Таковы, например, «Властелин Колец» Джона Р. Р. Толкиена, «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса и даже новомодный «Гарри Потгер» Джоан Роулинг.
Входящие в этот том произведения Андрэ Нортон, одной из звезд мировой фантастики, тоже очень похожи на сказку, немного страшную, немного смешную и очень симпатичную.
Впервые на русском языке.


1. Димсдейл

Дождь бил в стекла автобуса так часто, что невозможно было что то увидеть. А ветер такой сильный, что от его порывов весь большой автобус трясся.
Внутри окна запотели. И было душно. Пахло бананами, которые ел маленький мальчик, сидевший перед Холли, пахло мокрой одеждой тех, кто вошел на последних остановках. И просто пахло людьми.
Холли тошнило, но она не позволяла себе распуститься. Только маленьких детей рвет в пути. Она держала рот плотно закрытым и все время глотала, глотала. Крепко прижимала руки к животу и мрачно смотрела на мир.
Легко мрачно хмуриться: все вокруг такое ненавистное. Не только буря снаружи, но и сам автобус, в котором они едут, все в мире — сам мир разлетелся на части, и нет больше ничего счастливого, безопасного, такого, каким должно быть. Она снова глотнула. Нет, ее не вырвет, и она не будет плакать, как делает Джуди — плачет, казалось, целые дни, недели, месяцы.
Крок — Крокетт Уэйд — старался что то разглядеть в запотевшее окно, нетерпеливо вытирая стекло, которое почти сразу снова запотевало. Но вот он снова откинулся на спинку и посмотрел на свою сестру Холли.
— Что с тобой? — спросил он.
Она толкнула его локтем в ребра, ударившись при этом рукой о разделявшую их ручку сиденья.
— Ничего! — Она предупреждающе показала назад, туда, где сидели мама и Джуди. — Совсем ничего.
Он смотрел на нее; потом, по видимому, понял.
— Конечно, — сказал он тише. — Остановка Сассекс уже близко.
Холли не знала, кого он пытается подбодрить: ее или себя. И в тот момент ей было все равно. Важно было только сдержаться. Холли Уэйд не ребенок!
Потом она услышала сзади мамин голос, но не повернула голову, боясь, что та поймет, что она чувствует. У мамы хватает своих забот, она не должна беспокоиться о девочке, которая учится уже в шестом классе и способна сама о себе позаботиться.
— Следующая остановка, Холли, Крок. Хоть бы дождь немного стих.
И неожиданно Холли захотелось, чтобы следующей остановки не было, как ни плохо она себя чувствует; хотелось ехать дальше, потому что если они выйдут, они приедут. И не домой — приедут к незнакомым людям, в место, в котором придется остаться, нравится им это или нет.
С тех пор как пришла телеграмма…
Холли крепко закрыла глаза. Она не будет плакать. Но забыть о телеграмме не смогла. Мама… мама, держа ее в руках, села так быстро, как будто боялась распечатать. А когда распечатала… нет, Холли не хочет вспоминать, как выглядела мама, когда читала ее.
«Сержант Джоэл Уэйд пропал в ходе боевых действий» — вот что было в этой телеграмме. Мама съежилась на стуле, словно внутри ее поселились «несчастья», как говорит старая тетя Ада. Потом она снова распрямилась, и начались звонки в Красный Крест и к тем, кто может хоть что нибудь знать. Но никто ничего не знал.
Наконец мама сказала, что им придется составить план. Она снова начнет работать медсестрой, и ей предложили место в санатории «Пайн Маунт». Но это не в Бостоне, где они жили с тех пор, как папа отправился во Вьетнам, а в сельской местности на севере штата.
Вопрос, который был у всех в сознании, задала Джуди:
— Мы будем жить там с тобой, мама? — Мама улыбалась. Она как будто хотела дать им понять, что получить работу — это очень хорошо, этому надо радоваться. И не перестала улыбаться, когда покачала головой и сообщила остальную часть этого ужасного, ненавистного плана.
— Нет, это место только для престарелых, Банни. (Банни — так шутливо называл Джуди папа, потому что она родилась в Пасху, и он говорил, что Банни, должно быть, забыл свою корзиночку с яйцами и принес вместе нее Джуди.)*1
— Тогда… тогда куда же поедем мы? — спросил Крок. А Холли просто стояла, и ужасный холод внутри заставлял ее чувствовать, будто сейчас зима и она на улице без одежды.
— Вы будете жить с дедушкой и бабушкой Уэйдами в Сассексе. Это близко к «Пайн Маунт», и я смогу в свободные дни приезжать к вам.
— Нет! — взорвалась Холли. Теперь ей было уже все равно. — Нет…
Мама не улыбалась, когда посмотрела на Холли, на лице у нее появилось странное выражение, какое всегда бывает, если она сильно разочарована. Но Холли, испытывавшей странный холод внутри, даже это было все равно. Она… мама должна быть здесь, с ними! Если уедет — может тоже «пропасть».
— Да, Холли, — продолжала мама. — Для всех нас это лучший план. У меня будет хорошая работа, в «Пайн Маунт» трудно найти хорошую медицинскую сестру. Для молодых девушек, которые в свободное время хотят повеселиться, там слишком тихо и спокойно. Но платят там больше, чем в городе. Я знаю, что вам будет хорошо у дедушки и бабушки. Они так рады вашему приезду.
Холли хотела снова сказать «нет», но не посмела. Она проглотила это «нет», как глотала комок в горле. Все произошло так быстро. Они сдали дом Эландам (Уэйды даже не взяли мебель, только одежду и некоторые вещи, вроде коллекции марок Крока, коробку с кукольными платьями Джуди и любимые книги самой Холли). И теперь они в пути — почти уже добрались — в ненавистное место, а дождь плачет и ветер воет, как отчаянно хочется плакать и выть Холли.
Она даже не может вспомнить, как выглядят дедушка и бабушка. Пока папа не уехал во Вьетнам, Уэйды всегда жили вблизи армейских лагерей, а эти лагеря слишком далеко от Сассекса, чтобы поехать туда в гости. Папа сказал, что дедушка и бабушка не привыкли к поездкам. Как раз в прошлое лето он хотел отвезти семью в Сассекс. Но его отправили за море, и они так и не поехали. И теперь Холли могла только вспомнить снимок, который показывал ей папа, — снимок двух незнакомых людей.
Дедушка никогда им не писал. Но бабушка присылала письма почти еженедельно. Крупным почерком на разлинованной бумаге, похожей на школьную доску. Она не писала много, только что шьет лоскутное одеяло, или готовит консервы, или еще что нибудь такое же.
На Рождество бабушка и дедушка всегда присылали посылку с очень странными вещами. Например, набор кукольной посуды для Джуди, причем посуда вся из дерева, или маленькую маленькую корзиночку, которая, как сказала мама, изготовлена из скорлупы ореха. Для Крока были солдатики и вырезанная из дерева собака. А сама она в прошлом году получила сумку, сшитую из ярких лоскутков. Сумка показалась Холли глупой, и она попыталась ее спрятать. Но мама заставила взять ее в школу. И все девочке в классе захотели узнать, где она ее взяла, и вообще оказалось, что это все таки очень хороший подарок. Мама получила много маленьких бутылочек, заполненных сухими листьями и цветочными лепестками. Некоторые она использовала, когда готовила, а другие — чтобы одежда хорошо пахла.
И все это были не такие подарки, какие Холли видела в магазинах Бостона. Она была уверена, что Сассекс — совсем особое место. И она не хочет там жить!
Автобус тормозил. Холли очень хотелось, чтобы это была не их остановка. Но когда мир вокруг тебя распадается, желания ничего тебе не дадут. Когда мама предупредила их, девочка накинула дождевик; теперь она застегнула его, набросила на голову пластиковый капюшон и крепко связала его под подбородком.
Когда они выходили, порыв ветра ударил с такой силой, что все едва не задохнулись. Как можно быстрей побежали к входу в магазин, возле которого остановился автобус. К счастью, не пришлось тащить с собой багаж (мама заранее отослала его), но Холли показалось, что кто то вылил ей чашку воды на спину, а вторую — спереди, и теперь вода текла ей в туфли.
— Входите. — Увидев их, женщина открыла дверь магазина и теперь качала головой; седые волосы развевались, и она стала похожа на одуванчик, готовый разбросать семена.
Женщина была чуть пониже мамы, в свитере. А всю ее одежду прикрывал большой белый передник. Как только они вошли, женщина захлопнула дверь и покачала головой, так что ее белые волосы разлетелись еще сильней. Она посмотрела на улицу, где с ревом отходил автобус.
— В такой день и утки утонут, — объявила она, поворачиваясь и глядя на них так, словно они и есть утки. — Да вы совсем промокли, а пробежали немного… Нет, мэм, — обратилась она к маме, которая оставалась у двери и знаками показывала Джуди и Кроку, чтобы они тоже не отходили, — даже не думайте об этих нескольких каплях. В такой день каждый, кто ни зайдет, приносит целое озерце. И ваши несколько брызг ничего не меняют.
Женщина скрылась за столбом, на котором висело несколько щеток с длинными ручками, две связки сушеного лука и календарь, и появилась со шваброй. Она принялась энергично подтирать пол, по которому из под двери бежали ручейки.
Работая, женщина говорила.
— Так чем могу вам помочь? Вас кто то должен встретить? Или хотите, чтобы Джим Бакус отвез вас на такси? Не думаю, что это получится. Сегодня у Джима много вызовов — видите?
Держа швабру в одной руке, другой женщина указала на настенный телефон. Рядом была прикреплена полоска бумаги, сплошь исписанная словами и числами.
— Все, ну просто все вызывают Джима, и он сам давно не звонил. Так что вряд ли скоро вернется.
Холли разглядывала магазин. Эта забитая вещами комната совсем не похожа на тот супермаркет, куда она ходила по поручениям мамы. Но тут лежит, висит, стоит, навалено грудами несчетное количество предметов. Так что невозможно сказать, то ли это бакалейный магазин: на полках банки консервов, упаковки продуктов, маленькие, со стеклянной крышкой, баночки с мясом и сыром, с бобами и картошкой, — то ли что то совершенно другое. Потому что по другую стороны на вешалках ряды платьев; они свисают так уныло, словно жалеют, что оказались здесь; дальше стол с грудой фланелевых рубашек; ряд обуви (не красивые туфельки, как у нее — это подарок на последний день рождения, а грубые резиновые сапоги, в каждый из которых она или по крайней мере Джуди может поместить обе ноги). На полках сбоку ткани. А в маленьком ящике булавки и молнии, как в портняжной мастерской.
К тому же множество запахов. Некоторые, как запахи сыра и кофе, Холли узнавала. А в глубине помещения стояло что то вроде клетки с надписью над квадратным окошком: «Почта США»!
В большой комнате было тепло после ледяного дождя, но не душно и не влажно, как в автобусе. Женщина последний раз взмахнула шваброй, снова спрятала ее и повторила:
— Вам нужен Джим, мэм?
— Я думаю, нас встретит мой свекор. Мистер Уэйд. Мистер Лютер Уэйд… — Мама улыбалась своей вежливой — «для компании» — улыбкой, но Холли чувствовала, что что то не так. Мама выглядела как обычно. На ней красный блестящий дождевик, который купил ей папа (он сказал, что от него в серые дни будет веселей) и красные туфли, как у Холли. Она сняла капюшон, и ее черные волосы снова стали красивыми. Мама красивая, с гладкой коричневой кожей и красивой прической. Женщина в парикмахерской называла такую прическу «модифицированной афро». Холли вздохнула. Наверно, пройдет немало лет, прежде чем она тоже сможет носить такую прическу.
Нет, мама выглядит хорошо. И Крок — на нем хорошие брюки и теплое полупальто. И Джуди — Джуди, с ямочками на щеках, тщательно причесанная, — в коричневом пальто и в туфлях. А на самой Холли желтый плащ, и она тоже аккуратно причесана. У всех у них, как говорил папа, «правильная и привлекательная внешность».
— Так вы родственники старого Лютера! — говорила женщина. — Нам было ужасно жаль, когда мы узнали, что его сын пропал. Я ведь еще не представилась? Меня зовут Пигот, миссис Марта Пигот. Джетро, мой покойный муж, унаследовал этот эмпориум (так называли магазин пятьдесят лет назад) от своего отца. А когда Джетро умер, мне пришлось его вести. Для женщины тут очень много работы.
— Я Перл Уэйд. — У мамы, как всегда, улыбка теплая и дружелюбная. — Это Холли, она наша старшая.
Холли с трудом улыбнулась, зная, что мама ждет от нее хороших манер. И набралась откуда то сил, чтобы сказать «Здравствуйте», как всегда учила ее мама.
— Крокетт, — кивнула мама в сторону Крока. И он последовал примеру Холли, — и Джуди, они близнецы.
Она всегда объясняла это, потому что, думала Холли, они совсем не похожи друг на друга. Крок высокий, на целый дюйм выше Холли, и часто напоминает ей об этом, потому что она на год старше. А Джуди маленькая и полная, выглядит моложе своего возраста. Однако она тоже знает правила поведения, и, хотя Холли видела, что Джуди стесняется, она поздоровалась с миссис Пигот.
— Вот это я называю хорошей семьей, — улыбнулась им миссис Пигот. — А у нас детей нет. Но почему то мы по ним никогда не скучали. Соседские дети, они постоянно здесь толкутся, так что я их вижу, наверно, чаще, чем собственные родители. Идите сюда — я включила обогреватель. В такую погоду можно промерзнуть до костей.
У меня есть кофе и добрая тарелка имбирного хлеба Мэйм Симмс; она принесла его сегодня утром, еще до того, как начался дождь. Мэйм гордится своим имбирным хлебом, да, гордится. Всегда приносит большой лист на церковный ужин или к пожарным на благотворительную ярмарку.
И вот несколько мгновений спустя три Уэйда сидели рядышком на скамейке, мама — на стуле в маленькой комнатке в глубине забитого вещами магазина, у каждого в одной руке огромный кусок свежего имбирного хлеба, в другой чашка. Мама пила кофе, но детям в чашки миссис Пигот налила молоко.
Крокетт локтем толкнул Холли в бок.
— Совсем неплохо, — пробормотал он с набитым ртом.
Но Холли оставалась настороженной. Конечно, миссис Пигот настроена дружески и приняла их гостеприимно. Но… как насчет города? В Бостоне были и другие, такие же, как они, и они никогда не чувствовали себя чужими, потому что принадлежали к другой расе. Здесь — здесь может быть совсем по другому. И миссис Пигот назвала дедушку «старым Лютом», а не «мистером Уэйдом». Почему это эта деталь тревожила Холли. И… мама ведет себя с самого начала как то по другому, как будто ждет от миссис Пигот враждебного отношения. Холли хотелось, чтобы дедушка поторопился, скорее пришел, и они смогли бы пойти — нет, нет, она не будет думать об этом, как о доме! Имбирный хлеб потерял всякий вкус, и Холли с трудом глотала его, преодолевая комок в горле.
— До старого дома Димсдейлов далеко ехать. — Миссис Пигот не села с ними, а прислонилась к двери и продолжала болтать. — В такую погоду Люту приходится ехать медленно. Этот его старый грузовик нуждается в уходе. Долго будете жить на мусорном дворе?
Мусорный двор? Холли перестала жевать и посмотрела на миссис Пигот. «Старый Лют» и мусорный двор!
— Я буду работать в «Пайн Маунт», — оживленно рассказывала мама. — Дети поживут у дедушки с бабушкой.
Миссис Пигот кивнула.
— Остальные дети им будут завидовать Не знаю ни одного мальчика, который не хотел бы что нибудь там ухватить. Для детей этот хлам — сокровище, так им кажется. Я сама такой была в их возрасте. Конечно, тогда свалка только начиналась. Лют и Мерси — они были тогда молодой парой. Старая мисс Элвери Димсдейл, она умерла через год, как они начали у нее работать. Потом был большой спор — юридический, — кто наследник, хотя она оставила немного.
Большой дом сгорел перед смертью мисс Элвери. Она немного тронулась и бродила по ночам. Электричество никогда не проводила, так что приходилось ей брать лампу или свечу. Ну вот и упала, а Лют ее вынес. Но лампа разбилась, и весь дом — а ему было двести лет — сразу превратился в дым. Тогда снова заговорили о проклятье Димсдейлов. Мисс Элвери получила тяжелые ожоги и умерла спустя четыре месяца, а дом так и пропал. Она была последней из Димсдейлов, насколько могли установить адвокаты. Только где то в Калифорнии или в каком то таком месте нашелся дальний родственник.
Продать землю не могли, потому что не были правильно оформлены документы, а городу земля не была нужна. Так и началась свалка..
— А что за проклятие? — вмешался Крокетт, как только миссис Пигот остановилась, чтобы перевести дыхание.
— Проклятие ведьмы, сынок, и наложено оно было на Димсдейлов почти столько же лет назад, сколько стоял старый дом. История такая древняя, что никто тебе о ней не расскажет. Может, только мисс Сара из библиотеки. У нее хобби — история города. Может, она что то и узнала. У нас тут были ведьмы. Конечно, их не вешали, как в Салеме. Но была ведьма, которая поссорилась с Димсдейлами и наложила на них проклятие. Говорят, семью преследовали всякие неудачи Так бывает с некоторыми семьями. Но сейчас все они умерли, как и этот их дом. А Лют — он хороший человек. Его Мерси — хорошая женщина. Их не тревожит то, что кончилось задолго до того, как все мы родились.
— Ведьма — с имбирным домиком? — Джуди посмотрела на маленький кусочек, который еще оставался у нее в руке, как будто его отломили от такого ужасного жилища: такая картинка была в ее любимой книге сказок.
— Это всего лишь выдумка, — быстро сказала Холли, чтобы показать, что хорошо знает: ведьм и колдунов не бывает. — Люди верили в такое давно, сейчас не верят.
Миссис Пигот снова кивнула.
— Это правда — просто болтают. Могли невзлюбить какую нибудь одинокую женщину, у которой есть только кот, с которым она может поговорить. Называли ее ведьмой и причиняли всякие неприятности. Но не волнуйся, милая, никаких ведьм в Димсдейле нет, там много интересного, и вам понравится..
И словно ее последние слова прозвучали сигналом, отворилась дверь магазина. Ветер и дождь ворвались с неожиданной силой, и вместе с ними вошел маленький человек в мокром плаще и сапогах, точно таких, как стояли напротив него, на полке магазина.
На человеке была большая желтая шляпа — Холли видела такие у рыбаков, шляпа была подвязана под подбородком куском ткани, как будто для того, чтобы ее не унесло ветром. Человек долго возился с этой тканью, пока не развязал, снял шляпу, и тогда стало видно его лицо.
— Папа Уэйд! — Мама встала и пошла ему навстречу. Их отец был рослым и большим, а дедушка не выше
мамы. Он улыбался, демонстрируя отсутствие некоторой части зубов, но голос его прозвучал очень гулко:
— Перл, ты так же хороша, как твое имя. У Мерси на стене твоя карточка, но ты вдвое красивей!
Он как будто удивился, когда мама поцеловала его в щеку. Потом обхватил руками за плечи и полуобнял, словно боялся прижать покрепче.
— А вы, молодежь. — Он повернулся к детям, не выпуская маму, как будто боялся, что она исчезнет. — Как хорошо вас увидеть!
— Дедушка! — Джуди не колебалась. Она побежала к нему, как побежала бы к отцу, вытянув руки, и он обхватил ее. Но с Крокеттом поздоровался за руку, наверно, понимая, что объятия — это для женщин и девушек, а с мужчинами все по другому. Холли осторожно подошла.
Этот маленький человек, в свитере с заплатами и в комбинезоне под плащом… она не может радоваться ему от всего сердца, как Джуди. Для нее он еще незнакомец. Но Холли поцеловала его в щеку, как мама, а когда он обнял ее, не противилась. Хотя сморщила нос, ощутив странный запах его одежды, и почувствовала себя еще более далекой от привычного комфорта и безопасности.
Снаружи стоял маленький грузовик. Мама и Джуди смогли втиснуться в кабину рядом с дедушкой. Но Холли и Крокетту пришлось сидеть в кузове, под грязным брезентом. Когда они уезжали, Холли смотрела на исчезающие окна магазина, как на последний оплот цивилизации.
— Как ты думаешь, где мы будем жить? — спросила она Крока. — Миссис Пигот сказала, что дом сгорел…
— Наверно, был еще один, — беззаботно ответил брат. — Или дедушка построил новый. Он здесь живет, дедушка. Папа здесь родился…
— На мусорном дворе! — — взорвалась Холли. — Мы будем жить на старом грязном мусорном дворе. Крок, я не могу в это поверить! Мама не знала об этом… она не позволила бы… не позволила бы остаться… не здесь!
— Подожди, пока сама не увидишь. — Очевидно, Крокетта это не тревожило, но мальчики вообще о таком не думают.
— Нам придется здесь ходить в школу, — напомнила она. — Ты хочешь, чтобы все узнали, что ты живешь на мусорном дворе?
— Но миссис Пигот сказала, что городским детям нравится туда приходить. Они считают это интересным.
— Может, и интересно, — впрочем, Холли и в этом сомневалась, — если не приходится здесь жить. Мама должна забрать нас отсюда, должна… — Она говорила все громче, но замолчала, когда Крок схватил ее за руку и крепко сжал.
Он сердито смотрел на нее.
— Холли Уэйд, оставь маму в покое. Не смей плакать при ней — слышишь?
Холли вспомнила все беды, которые преследовали ее с того проклятого момента, когда пришла телеграмма. Изо всех сил она выдернула руку.
— А ты не говори, что мне делать, Крокетт Уэйд!
— Буду говорить, если ты станешь тревожить маму. Думаешь, ты умная, потому что у тебя хорошие отметки в школе и ты на год старше нас с Джуди? Но ты глупая, Холли Уэйд, глупая, когда нужно помочь маме. Ты ничего не делала, только говорила злые вещи и действовала еще злее! Папа стыдился бы тебя!
Холли хотелось закричать, ударить Крокетта прямо по губам. Но это было бы по детски — как тогда, когда ее тошнило в автобусе. Она не даст ему понять, как ей плохо. Никому не даст понять. В глубине души она понимала, что мама не возьмет их с собой, как бы они ни упрашивали. Ей придется стать новой Холли Уэйд, которая живет на мусорном дворе, ездит в старом грузовике под старым грязным брезентом и живет в таком месте, где когда то ведьма прокляла семью…
Прокляла семью — каково быть ведьмой, как в волшебной сказке, и чтобы твои желания исполнялись? Холли прекрасно знала, каким было бы ее первое желание: чтобы та телеграмма никогда не приходила, чтобы они оказались в Бостоне и жизнь продолжалась так же, как раньше. Если бы она была ведьмой, она бы так сделала своим волшебством.
Она все еще мечтала об этом, когда грузовик свернул с шоссе на боковую дорогу, по бокам показались деревья и кусты, и день стал еще темней.

2. Сокровищница


Да, в Димсдейле оказался дом, но очень странный. Уэйдам не удалось разглядеть его снаружи, потому что из грузовика их провели прямо в боковую дверь. Внутри Холли откинула капюшон от дождя, который превращал ее лицо в маску из красных цветов, и смогла видеть лучше.
Одна большая комната с темными углами, потому что горит только одна лампа на столе. С одной стороны вверх уходит крутая лестница, но сама комната разделена на части перегородками, доходящими Холли до подбородка, если она чуть наклонит голову. Перегородки разделяют комнату на узкие секции и напоминают широкие шкафы без дверок. И они завалены разными вещами, как будто кто то плотно забил их чем попало и всякими коробками. На двух перегородках полки, а на них что то похожее на груды посуды и ряд электрических тостеров. Чем то эта забитая комната напоминала магазин миссис Пигот, только здесь гораздо теснее.
Сбоку от стола с лампой большой камин, такого большого Холли не видела никогда в жизни. Пещера такая огромная, что по боковым стенам устроены даже сиденья, как будто люди забираются туда, чтобы согреть руки и ноги у горящего в центре огня.
Запахи — очень странные запахи — острые, и похожие на запах выпечки, и такие, которые Холли не могла бы назвать. Но запахи хорошие, решила она, вопреки своему стремлению найти в этом доме мусорном дворе одни недостатки. В комнате никого не было. Дедушка, наверно, отводил грузовик в гараж, но где бабушка?
Стол поверх красно белой полосатой скатерти накрыт газетами. А на газетах разбитая посуда: чашки без ручек, треснувшие тарелки.
Неужели бабушка и дедушка такие бедные, что у них нет другой посуды? Эта мысль заставила Холли перестать думать о собственных несчастьях. Прежде чем она успела шепотом задать этот вопрос маме, дверь в конце очень длинной комнаты открылась и вошла бабушка.
Если дедушка оказался гораздо ниже, чем представляла себе Холли, бабушка была гораздо выше. Она худая и ходит чуть сгорбившись, будто очень торопится туда, куда идет, и голова у нее всегда впереди тела. Волосы лежат на голове плотным узлом, и из этого узла торчат два гребня с блестящими камнями — красным и зеленым. На носу очки, в красной оправе, круто загнутой по углам. И сидят они на месте не очень надежно: бабушка постоянно поднимает руку и поправляет их. На ней свитер, хотя в комнате от огня очень тепло (по другую сторону от стола есть еще большая печь). Уэйды уже сняли свои плащи и пальто. Поверх свитера и яркой юбки шотландки на бабушке большой передник со множеством разноцветных пятен и полос, так что можно только догадаться, что первоначально передник был белым.
— Слава Господу за его милосердие. Вот и вы, целые и невредимые. И как приятно видеть тебя, доченька! — Она протянула к маме руки, и мама оказалась в ее объятиях, как будто только к этому и стремилась.
— Он добр к нам, дитя. — Теперь мама спрятала лицо на плече бабушки. И Холли с непривычным страхом поняла, что мама плачет. — Он милосерден. Все будет со временем хорошо. Так было и с нами. Много черных дней было у нас в прошлом, у Лютера и меня. Но Господь всегда посылает в утешение что нибудь хорошее. И я не верю, что Джоэл мертв. Никогда так не думай! Джоэл, он боец — он не утонет, не таков Джоэл!
— Садись сюда. — Бабушка отвела маму к креслу с высокой спинкой у огня. — В такой день словно сам дьявол насылает свою чуму. Отдыхай, доченька, и успокойся. Ты теперь дома и в безопасности — и Джоэл тоже будет здесь. Все со временем, как пожелает Господь.
Теперь мама слегка улыбалась, хотя щеки ее еще были влажные.
— Вы заставляете меня в это верить, мама Уэйд.
— Мерси… зови меня Мерси, дочь. Так лучше. Ну а теперь — вы, молодежь… — Она потрепала маму по плечу и повернулась к детям. Дважды поправила очки, как будто они нужны ей, чтобы в следующий раз, когда увидит внуков, обязательно узнать их.
— Холли, — кивнула она, — и Крокетт, и Джуди…
— Папа зовет меня Банни, — заговорила Джуди. Лицо бабушки сморщилось в улыбке.
— Правда? Ну, он всегда всех называл по своему. Но всегда эти имена подходили. Посмотрите на часы! Лютер хочет есть, вы, наверно, тоже. Подкрепиться не хотите?
Крок принюхивался.
— Пахнет ужасно вкусно. — Он улыбнулся бабушке. — Вы делаете имбирный хлеб? Эта миссис Пигот, из магазина, нам давала.
— Пекет миссис Симмс, — кивнула бабушка. — Имбирного хлеба нет Но если вы похожи на своего папу, вам понравится мой свежий хлеб — с медом, чтобы легче есть.
— А теперь, — она подошла к столу, — уберу свою работу и накрою стол на целую семью. — Хотя вся посуда на столе была разбитой, она убирала ее осторожно, переносила на полку в одном из странных шкафов так, словно это настоящее сокровище.
— Они все разбиты, — откровенно заявила Джуди.
— Конечно — поэтому и оказались здесь. — Бабушка широким жестом обвела забитое вещами пространство между деревянными перегородками. — Но все это еще можно починить. А я — я неплохо справляюсь с такими вещами, если можно так сказать. Понимаете, все это выброшено. Поразительно, как много выбрасывают люди, просто поразительно! То, что один считает мусором, другой может превратить в сокровище. Лютер, у него золотые руки — так их можно назвать, он все может починить, все, что к нам попадает.
Продолжая говорить, она быстро работала, свернула газеты и сложила их стопкой на шкаф, потом подошла к высокому сундуку у стены и достала из него другую посуду, на этот раз целую.
— Возьми, Холли. — Резким кивком, от которого снова свалились очки, она подозвала старшую внучку. — Ты и Джуди, накройте стол. Тарелки для супа, все остальное…
Холли принялась действовать, не задавая вопросов. Все тарелки для супа оказались друг на друга не похожими, от разных сервизов. Но они по крайней мере не были разбиты, а одна или две даже красивые, с цветами и птицами. Мелкие тарелки тоже все разные, и ножи, вилки и ложки, которые выкладывала Джуди, тоже. Странное собрание посуды и столовых приборов. Мама подошла посмотреть, взяла в руки одну тарелку, перевернула, чтобы посмотреть на клеймо на обратной стороне, и ахнула.
— Ма… Мерси, да ведь это Минтон!
Бабушка рассмеялась. Она суетилась у плиты, снимая крышки с котелков и принюхиваясь к пару, как будто таким образом могла определить готовность содержимого.
— Это как раз одна из тех, что я собрала по кусочкам. Даже если присмотришься, не увидишь, что она была разломана пополам. Но на это нужно много времени и терпения. Времени у меня достаточно, а терпению приходится учиться, так что я стараюсь. Вот и Лютер, теперь мы можем поесть. А это можно делать и без терпения, только с хорошим аппетитом.
Пока ели бабушкино тушеное мясо (она сама называла это супом, но Холли решила, что больше похоже на тушеное мясо) со свежеиспеченным хлебом (индейский хлеб — объяснила она маме: рожь и кукуруза, всю ночь пеклись в старой печи, с небольшой добавкой патоки — «для вкуса»), хлеб щедро мазали травяным желе или медом, — пока ели, бабушка рассказывала, и они многое узнали о Димсдейле.
Бабушка всегда называла его так и ни разу не упомянула мусорный двор. Рассказывала, что лежит снаружи, а что — в самом здании, которое когда то было амбаром, а теперь это их дом. Рассказывала так, словно они с дедушкой — хранители сокровищницы. Все, что приносят на свалку, тщательно сортируется. Металлический лом отправляется в город, к дилеру, который вывозит его трижды в год. А все остальное достается бабушке и дедушке. Все то, чем набиты прежние стойла конюшни, все это вещи, которые можно починить.
— Лем Грейнджер, он вернулся из Кореи без одной ноги. Но Лем никогда не сдавался, нет! — Бабушка шлепнула на блюдо новый круглый хлеб вместо быстро исчезнувшего. — Он отправился в школу для ветеранов и научился чинить электроприборы. Он приходит сюда и смотрит. Вот эти тостеры, — руки ее были заняты, и она указала на полку подбородком, — он считает их хорошими. Наверно, сможет починить и продать в своей мастерской.
Летние отдыхающие не любят возиться, когда что то ломается, просто выбрасывают. Вы бы удивились, узнав, что остается в больших пластиковых мешках, когда они уезжают осенью. А с тех пор как построили новые дома за Раном — мешки привозят три четыре раза в неделю.
А еще старые семейства. Их мало осталось; когда умирает последний, все распродают. А что не продается, попадает сюда — и иногда мы получаем очень странные вещи. Есть один приятный молодой человек — его зовут Корри — он и его жена открыли в старой кузнице антикварный магазин. Он приходит сюда рыться. Мы ему показываем много вещей из старых домов. Он смотрел мою посуду: говорит, что я делаю лучше, чем та женщина, что учила его.
Попадают к нам и книги, и мы зовем мисс Сару Нойес из библиотеки. Скауты — эти приходят из за магазина игрушек. Вам тоже будет интересно посмотреть. Это самое дальнее стойло. Чинят игрушки и раскрашивают их. А потом отправляют на ферму Блейздейл, где живут дети без родителей. Лютеру немного платят за то, что он тут присматривает. Но на одном этом мы бы не прожили. У нас есть сад, и травы, и то, что продаем, когда починим. Это дает нам возможность хорошо жить. Нам повезло. Я знаю, в мире много настоящих бедняков, особенно сейчас!
Дедушка опустил ложку в тарелку, такую чистую, словно вымытую.
— Мерси любит читать, у нее настоящая библиотека из книг, которые она нашла и отреставрировала. И всегда узнает что нибудь новое и полезное, как вот эта починка посуды.
— Ну, Лютер, я знаю не больше тебя. Разве не ты починил столы и стулья, а мистер Корри забрал их и продал? За стол он дал нам сто долларов и по десять за каждый стул. Лютер хорошо для него поработал. А родственники старого Эпплби выкинули их, будто они годились только на растопку!
Кажется, мусорный двор — не совсем то, что представляла себе Холли. Она уже собиралась сказать это, как мама взяла в руки тарелку, которую назвала «Минтон», и принялась разглядывать.
— Не вижу никакой трещины, Мерси. Это как волшебство.
— Волшебство, как у ведьм, — сразу вмешалась Джуди. — Бабушка, а ты когда нибудь видела ведьму — миссис Пигот говорила, что тут жила одна когда то.
Бабушка подняла было руку, чтобы снова поправить очки, но так и не завершила этот жест.
— Ведьма! — повторила она почти сердито. — Пустая болтовня. Здесь нет никаких ведьм! Мы с Лютером прожили тут сорок лет и никогда их не видели. Ведьмы жили в злые старые времена — теперь они не тревожат людей. Говорили кое что о мисс Элвери, потому что она жила одна и неласково встречала тех, кто приходил посмотреть, как она живет. (О всяком, кто не распахивает двери перед каждым Томом, Диком и Гарри, будут говорить то же самое. ) Мисс Элвери была добрая богобоязненная женщина, ей очень не везло в жизни, но она не была ведьмой!
То, с какой силой произнесла это бабушка, заставило Джуди замолчать. Но миссис Пигот не говорила, что мисс Элвери была ведьмой, сказала только, что она — и ее семья — были прокляты ведьмой. Однако Холли решила, что сейчас не время уточнять. Очевидно, бабушка не хочет об этом говорить.
После ужина бабушка занялась делами, как будто хотела, чтобы дети как можно быстрей не путались пол ногами и легли спать. И действительно, повела их наверх. Она объяснила, что раньше здесь жили конюхи и был сеновал, но теперь здесь разделено на маленькие комнаты; в каждую можно поставить кровать, стул и высокий шкаф. Мама объяснила, что такой шкаф называется гардероб и что раньше, до того, как в домах появились стенные шкафы, люди держали в них одежду. В каждой комнате есть умывальник — ванной нет. Холли, чувствуя, как к ней возвращается скверное настроение, разглядывала тазик и кувшин на своем умывальнике и умывальнике Джуди. Дом без ванной. Мыться придется в воде, которую таскаешь наверх, а потом, вероятно, снова вниз. Она почти готова была взорваться, когда увидела усталое лицо мамы, вспомнила предупреждение Крока и сдержала свой гнев.
Они с Джуди делили одну комнату, которая когда то была больше. Было ужасно холодно, поэтому они торопливо разделись и натянули теплые пижамы — бабушка их распаковала и положила на кровати. На комоде стояла лампа, и мама предупредила, чтобы они ее не трогали: она сама зайдет позже.
— Мне нравится мусорный двор, — сказала Джуди, когда они помолились и улеглись под старыми, но мягкими одеялами. — Нравятся дедушка и бабушка, и я рада, что мы сюда приехали.
Холли ничего не ответила. Она прислушивалась, но не к голосу Джуди, а к ветру, вой которого здесь был гораздо ближе, чем внизу, у огня. Слышались также странные трески и шорохи. Наверно, решила Холли, это потому, что дом — амбар — очень старый, ему больше ста лет, сказал дедушка. Она не хочет спать в старом амбаре, хочет домой, в свою кровать… и тут, несмотря на ветер, шорохи и все остальное, Холли уснула.
Утром мама принесла большой медный кувшин с горячей водой и присмотрела, чтобы они вымылись, но сказала Холли, что с завтрашнего дня это будет ее обязанность. Потому что мама утренним автобусом уезжает в «Пайн Маунт». Холли старалась не думать об этом. Она с самого начала знала, что мама уедет. Но раньше это было «когда то потом», не нужно было смотреть этому факту в лицо. Теперь это время настало. Холли надела джинсы и свитер поверх футболки, заправила постель и помогла Джуди сделать то же самое, надеясь, что, если будет занята, сможет забыть о мамином отъезде.
Нужно было расправлять лоскутные одеяла, и Холли, поправляя свое, подумала, что днем эти одеяла освещают комнату, как лампа вечером. Снаружи за окном все выглядело серым и холодным, как будто Холли пропустила два месяца и уже наступила зима — хотя снега нет.
Внизу у печи стояла бабушка, искусно переворачивая оладьи.
— Ничто не сравнится со сковородой из мыльного камня, — говорила она маме. — Эти новые электрические штуки, они все время ломаются. А с такой сковородой никаких проблем нет!
Оладьи подрумяненные, так как надо. Рядом с тарелками бабушка поставила большую стеклянную бутылку с тонкой ручкой с одной стороны и такой сверкающей пробкой, словно она бриллиантовая.
— Это настоящий кленовый сироп, — сказала она. — Не купленный в магазине, где вас дурачат вкусовыми добавками. Получаем его прямо от Хокинса. Когда приходится всю ночь кипятить сироп, Лютер ему помогает.
Никаких сухих завтраков и апельсинового сока, чем обычно завтракала Холли, — бекон, и оладьи, и большой стакан молока. И хотя мысль о мамином отъезде преследовала ее, Холли поела.
— Вам незачем ходить в школу до понедельника. Пропустите два последних дня в неделе, это вам не помешает, — продолжала бабушка. — Утром в понедельник вас подберет автобус в конце этой дороги. Джим Баскин — водитель автобуса — сказал Лютеру, чтобы вы там были. У Лютера есть в городе работа сегодня, после того как он отвезет вашу маму, и, может, вы поедете с ним и поможете. В прошлую субботу в доме Элкинсов была распродажа. Старые семейства быстро уходят. Эти Элкинсы, вместе с Димсдейлами, и Пиготами, и Нойесами, и Оуксами, они основали этот город. Еще хорошо, что не снесли их дом. Его купили какие то пришлые люди — хотят сделать его таким, как раньше. Считают, что это часть истории.
Все, что не захотели сохранить из обстановки, продали, а Лютеру сказали, чтобы приезжал за оставшимся, и он как раз сегодня может это сделать.
Она улыбнулась детям так, словно предлагала угощенье. Холли хотелось нахмуриться, но она не решилась. Несмотря на все, что говорила вчера бабушка о починке вещей, это все таки свалка, мусорный двор. И дедушка разъезжает в старом грузовике, собирает выброшенные вещи, как мусорщик дома в городе. Теперь придется ехать с ним — помогать. И их могут увидеть дети из школы. Холли съежилась, гладя на свою вымазанную сиропом тарелку. Ее немного мутило, и она пожалела, что съела все это.
— Вот это еда! — Крок проглотил последний кусок и потом оживленно согласился с бабушкой: она понимает, как нужно проводить время.
Джуди схватила маму за рукав.
— Я не хочу, чтобы ты уезжала! — Голос ее дрожал, и Холли тоже готова была заплакать. Мама снова села, обняла Джуди за плечи и прижала к себе.
— Неделя пройдет очень быстро. Не успеешь опомниться, как я вернусь. У меня многое найдется тебе рассказать, а ты многое должна будешь рассказать мне. Помни, все записывай в дневник, и тогда ничего не забудешь! И можешь писать мне письма. А я буду тебе отвечать. Возьми мою красную ручку и бумагу, которую Люси подарила на день рождения, — с котенком.
— Кстати, о котятах… — Дедушка вышел, но теперь вернулся и снова стоял в дверях. На руках у него был котенок, почти взрослый, с мокрой шерстью, как будто много времени провел под дождем. Он лежал неподвижно, полузакрыв глаза. Но когда его поднесли ближе к огню, слабо мяукнул.
— Опять нам подкинули! — Дедушка обращался с котенком осторожно, как будто у того рана или перелом. Котенок дрожал, но не царапался.
— Принесу корзину, Лютер. Подержи его немного перед огнем, пусть просохнет. Я понимаю, многие люди злятся, у них бывают для этого причины. Но плохо обращаться с животными — я этого не переношу. Лютер тоже.
Она порылась в одном из стойл с поломанной посудой и извлекла большую корзину, с отломанной верхней ручкой. В корзину положила газеты из груды на своем рабочем столе, а поверх — выцветшую подушку, придавив ее.
— Люди! — сердито говорила она, дважды поправляя очки с такой силой, что Холли опасалась, как бы не сломалась красная оправа. — Они бывают злее чертей старого Сатаны. У нас здесь свалка, и некоторые просто приносят сюда бедных животных и оставляют! Мы… — она взглянула на детей, которые собрались у огня и смотрели, как дедушка укладывает котенка в корзину, — нет, не стану при детях рассказывать все, что мы видели. Лютер, поставь его сюда, а я налью немного теплого молока, и оставим его в покое. Если не сможет пить сам, налью в кукольную бутылочку.
— Можно его погладить? — Джуди всегда хотелось иметь котенка, но мама говорила, что в городе, с движением на улицах, лучше не заводить.
— Пока не нужно. — Дедушка укладывал свою находку на подушку. — Он, наверно, думает, весь мир против него. Имеет право после такого обращения. Пусть привыкает постепенно. Оставим его здесь, Мерси за ним приглядит. Позже он начнет нам доверять.
К тому времени как они выехали в город, дождь прекратился, но все еще было серо и пасмурно. Холли и Крок снова сидели на мешке в кузове старого грузовика. Мама и Джуди — в кабине, два маминых чемодана сзади, так что она могла их видеть. Теперь Холли лучше видна была дорога, ведущая к шоссе; сквозь щели в кустах она видела груды, действительно похожие на свалку или мусорный двор. И чем больше смотрела, тем меньше ей нравилось.
Но вот с грязи гравия они свернули на асфальт, и по сторонам стало показываться все больше домов. В некоторых домах горел свет — день очень пасмурный. Ярко горели огни магазина миссис Пигот, перед которым они остановились.
У мамы уже был билет, и автобус должен был скоро подойти. Холли ужасно не хотелось ждать. Нельзя бесконечно говорить «до свиданья» и «не забудь то и это». Слова кончаются, и начинает жечь в горле, и хочется изо всех сил закричать, чтобы мама осталась, что тебе хочется домой и чтобы все было, как раньше… Она даже не могла смотреть на маму.
Хорошо, что не пришлось долго ждать. Подошел и остановился автобус. Дедушка и Крок занесли мамины чемоданы. Мама поцеловала Холли и Джуди, ступила на дорогу и быстро поднялась по ступенькам, как будто тоже не знала, что еще сказать. Автобус фыркнул и пошел. Холли помахала рукой, хотя была уверена, что мама ее не видит. Потом опустила руку.
— Холодает. — Дедушка повел детей назад к грузовику. — Можете теперь садиться вперед. Не хочу, чтобы вы превратились в ледышки до возвращения.
Крок втиснулся рядом с дедушкой, Джуди сидела у Холли на коленях. Теперь она закрывала ей весь внешний мир, и Холли была рада этому. Она не плакала, но ей это давалось с трудом.
Грузовик покачивался, сворачивая с одной улицы на другую, потом свернул на подъездную дорогу и остановился за большим темным домом. Дедушка заглушил мотор, и они выбрались. Это была конюшня, но не такая большая, как в Димсдейле. Двери ее были закрыты, а окна забраны ставнями. Но у большой двери лежала груда ящиков и бочек, а с ними несколько старых очень больших чемоданов со сломанными петлями и многочисленными вмятинами.
— Приехали, — весело сказал дедушка. — К счастью, ничего тяжелого не придется грузить.
Крок готов был помогать, но Холли и Джуди стояли в стороне. Холли откровенно не хотелось прикасаться к грязным дурно пахнущим вещам, и Джуди, наверно, чувствовала то же самое. Но когда дедушка взглянул на них, словно ожидая помощи, девочки подошли.
Именно Холли нашла маленький чемодан за большим, и он сломался у нее в руках (его было так неловко нести), и на землю выпала подушка. Маленькая (скорее подушка для ребенка или, может, для большой куклы), и наволочка вся в линиях, которые даже не образовывали рисунок, а бежали разорванными кругами. Холли торопливо подняла ее и почувствовала сильный странный запах, который… Нет, Холли не могла бы сказать, о чем заставил ее подумать этот запах. Она спрятала подушку под плащ, и при каждом движении к ней поднималась волна запаха. Такая странная вещь… но, может, важная. Но почему, Холли не могла бы сказать.

3. Томкит и подушка снов


Ящики и два чемодана сложили под навесом — дедушка сказал, что содержимое их можно будет разобрать позже. Судя по тому, что она видела, Холли думала, что там не найдется ничего пригодного к использованию. Но Крок и Джуди, которым по пути назад дедушка рассказывал о том, что он находит время от времени, казалось, верили, что в этой груде мусора таится сокровище.
— Люди иногда сами не знают, что у них есть, — говорил дедушка. — Они хотят побыстрее очистить чердак или погреб и выбрасывают все не глядя: говорят, что все равно ничего хорошего сюда не положат. Вот, к примеру, этот чемодан…
— Он весь поломан, — сказала Холли. Сейчас, когда к ней прижималась сидевшая у нее на коленях Джуди, запах от подушки казался еще сильней. Холли попрежнему не могла бы сказать, нравится он ей или нет. И начала жалеть, что не бросила подушку назад в один из ящиков, прежде чем они уехали.
— Да, конечно. — Дедушку, казалось, ее вмешательство нисколько не рассердило. — Но его можно починить. А сегодня кое кто платит хорошие деньги за старые чемоданы — красит их заново — мистер Корри продал три таких чемодана, которые я нашел, и два их них выглядели еще хуже, чем этот. Элкинсы — старинная семья, они здесь с основания города, они и Димсдейлы. Поэтому мы внимательно смотрим мусор — кто знает, что там может отыскаться?
— А мы сможем помочь, дедушка? — спросил Крок.
— Конечно. Мне не помешает молодое острое зрение. Даже Холли ощутила легкое любопытство.
А дедушка продолжал:
— Но сегодня мы этим не сможем заняться. Миссис Дейл сегодня днем приведет каб скаутов.*2 Хотят посмотреть игрушки, починить то, что смогут продать на ярмарке в следующем месяце. На ярмарке все всегда хорошо продается; они берут игрушки, которые можно починить, и люди их раскупают для своих малышей.
Поэтому мусор, или сокровища, из дома Элкинсов был сложен под навесом, и все пошли в амбар, где бабушка уже ставила на стол обед. Бабушка открыла боковую дверцу огромного камина и с помощью лопаты с длинной ручкой достала большой коричневый горшок.
— Понюхаешь здесь — и такой аппетит появится, Мерси. — Дедушка разматывал длинный красный шарф, который несколько раз обвивал его шею, а концы скрывались под пальто.
— Бобы со свининой, — ответила бабушка. — Очень питательно. Все забрали за раз?
— Да. Мне ведь хорошо помогли. — Дедушка кивнул в сторону детей.
— Вода и мыло ждут там. — Бабушка в очередной раз усадила очки на место и кивком указала на скамью сбоку. Там стояли три тазика и лежал кусок странного мыла. А в конце скамьи — большая канистра с водой.
Дедушка разлил воду по тазикам и поманил.
— Умойтесь, прежде чем садиться за стол, Мерси.
Крок сразу пошел. Джуди поглядела с сомнением, но послушно направилась к скамье. Это так непохоже на то, как они по просьбе мамы бежали мыться в ванную. Холли снова ощутила потребность оказаться дома, где все упорядоченное — и правильное! Она расстегнула змейку своей куртки и медленно сняла ее. При этом маленькая подушка выпала на пол перед самой бабушкой, которая как раз шла к столу с тарелкой нарезанного хлеба.
Холли подняла подушку. Теперь ее запах ощущался слишком сильно. И она казалась не обычной подушкой, а была как будто набита листьями или травой.
— Она выпала из маленького чемодана, когда мы грузили, — быстро объяснила Холли. — Это подушка… мне кажется… — Теперь, видя ее при свете, она почти усомнилась в своем первом впечатлении. Для постели подушка слишком маленькая, а для дивана — слишком некрасивая.
Сделана она была из жесткой желтой ткани. С обеих сторон поверхность покрывали вышитые линии, которые шли кругами, время от времени прерываясь, как будто кто то распустил здесь вышивку. Но даже если бы линии были целыми, рисунок все равно получался некрасивый, совсем не похожий на подушки с вышитыми листами папоротника и цветами, которые в прошлом году делала мама.
Делала мама… Холли крепче сжала уродливую маленькую подушку. Горло у нее снова сжалось. Мама… она ушла, и с ней ушла вся прошлая жизнь, такая счастливая и безопасная.
Бабушка поставила тарелку с хлебом на стол. Потом протянула руку, и Холли отдала ей подушку. Она была рада избавиться от этой старой грязной тряпки. Бабушка переворачивала подушку, внимательно разглядывая рисунок из кругов с обеих сторон, провела ногтем по одному из мест, где круги прерывались. Потом поднесла к лицу и глубоко вдохнула.
— Лимонная мелисса, пижма. — Она снова вдохнула. — Лепестки розы, мята… и клевер… и что то еще, что я не могу назвать. — Она еще три раза глубоко вдохнула. — Нет, последнее не могу назвать. Но все остальное — да ведь это травяная подушка, Холли, их делали, чтобы лучше спать по ночам. Мисс Элвери, она всегда пользовалась такой, когда у нее болела голова, она мне показывала. Туда кладут мяту, и монарду, и немного фиалкового корня. Но рисунок тут очень интересный. Очень старый и, судя по виду, вышито вручную. Но хорош, как в тот день, когда был сделан. — Она энергично сжала подушку. — Внутри все, наверно, превратилось в порошок. Но это, — она провела по рисунку пальцем, — это мне кое что напоминает. Сейчас не могу точно сказать, что именно. Бобы остывают! Положи ее в стойло с фарфором, который нужно чинить, Холли. Хочу потом немного подумать. Никак не могу понять, что мне это напоминает.
Холли положила подушку на свободное место на одной из полок с разбитым фарфором и умылась из тазика. Мыло, несмотря на свой необычный вид, пахло хорошо — приятно и остро. А когда она подошла к столу, Джуди указывала на необычный предмет из металлических трубок, срезанных с одного конца и закрепленных с другого, так что открытые концы торчали вверх.
— Что это, бабушка?
— Это приносит мне немного карманных денег, Джуди. Мистер Корри разрешает забрать кое что из своего магазина. В этом я делаю травяные свечи. Людям нравится их запах. Это форма для отливки. И она такая же старая, как наш город. А теперь, Лютер, прочти молитву.
Холли послушно закрыла глаза и слушала, как дедушка благодарит Господа за пищу, которую тот дал. Он добавил кое что о маме и папе. Холли попыталась не слушать, потому что боялась по детски расплакаться.
Как можно быстрей она набила рот бобами. Вкусно, так же вкусно, как вчерашнее тушеное мясо. Оказывается, Холли сильно проголодалась.
— Бабушка… — Джуди проглотила последний кусочек того, что бабушка назвала торопливым пудингом и полила толстым слоем кленового сиропа. — А почему здесь нет настоящего света, как у нас дома?
— Ну, когда проводили электричество, у мисс Элвери не было денег, чтобы провести сюда линию. А когда она умерла и все взял на себя город, тоже не захотели платить. Там не станут платить лишний цент, если могут не платить. Но мы с Лютером привыкли к лампам. Нам это кажется естественным. Как колодезная вода и кое что другое, что современным горожанам кажется странным. Моя мама, она была очень бедная, Джуди. Но хотела, чтобы мы жили лучше, и мы старались. Мой брат, Джез, пошел работать на железную дорогу и очень хорошо жил. Мисси и Элли Мэй ушли в большой город, у них хорошо получалась работа в семьях.
Мы с Лютером тоже справились. Мы не просим ни у кого помощи, и у нас есть свой дом. У Лютера здесь хороший бизнес. Ваш папа, он тоже всегда хотел чего то добиться. Хорошо окончил школу. Потом пошел в армию — говорил, что там многому можно научиться. Тот, кто набирал рекрутов, сказал ему, что в армии можно научиться ремеслу во время службы. То, что он делал, у него получалось хорошо. Умел обращаться с радио. Так хорошо, — бабушка на мгновение замолчала, собирая тарелки от пудинга, — что полковник захотел взять его с собой во Вьетнам, сказал, что на Джоэла можно положиться. Мне кажется, сам Джоэл тоже хотел туда. Ему всегда хотелось повидать мир. Мы собирали старые номера «Нэшнл джиографик», *3 которые люди выбрасывали, и он их читал. И меня и Лютера заставлял читать тоже.
Понимаете, мы с Лютером никогда не учились в школе. Потому что нам нужно было работать. Папа Лютера умер, когда он был такой, как сейчас Холли, и он сразу пошел работать на лесопилку в Ривертоне. Мама уже конечно могла использовать то, что он приносил домой. Но он умеет читать, и считать, и писать — всегда можно научиться, если не ленишься. Посмотрите…
Она отошла от стола, поманив так настойчиво, что не только Джуди, но и Крок и Холли из теплой освещенной части амбара перешли в дальний, гораздо более холодный конец. Здесь к последнему стойлу с противоположной стороны были прибиты полки. И все полки забиты книгами. Некоторые очень потрепанные, даже без обложки. Но все были аккуратно расставлены, и бабушка притрагивалась к ним бережно.
— Библиотека — у нас здесь своя библиотека. Мы с Лютером прочли все эти книги. Грузовик из библиотеки приходит к Форксам, ниже по дороге, дважды в месяц.
Но туда не всегда легко добраться, особенно зимой. Люди из округа, они главную дорогу расчищают, но зимой проселочные часто заносит снегом. Но даже если мы не можем дойти до грузовика, без книг не остаемся. Крок разглядывал полки.
— Они ведь очень старые?
— Наверно. Мисс Сара забирает то, что может пригодиться библиотеке, а это — что остается. И журналы тоже. Так что у нас есть своя библиотека, и это хорошее средство провести время, особенно зимой, когда у нас мало дел с мусором. Я нашла несколько книг о травах. Их я держу под рукой, потому что пробую то, что в них описано. В наши дни об этом забывают. Есть и детские книги. Но берегите их. Книги — это настоящее сокровище, так я всегда считала. Чтобы написать книгу, нужно много думать и тяжело работать.
Ну, вот. — Она вернулась к столу. — После уроков миссис Дейл приведет своих кабов, так что нам надо прибраться. Лютер, почему бы тебе с Кроком не отправится в магазин игрушек и посмотреть, чтобы там все было видно и доступно, когда они придут? А мы уберем посуду…
К собственному удивлению, Холли через некоторое время обнаружила, что держит в одной руке посудное полотенце, сделанное из старого мешка, и вытирает теплые тарелки, миски и чашки, появляющиеся из большого оловянного таза, куда бабушка их энергично погружала; Джуди брала сухую посуду и ставила на нужную полку.
— Чем больше рук, тем легче работа, — сказала бабушка. — Пословица старая, но правильная. Я рада, что придет миссис Дейл, сможете познакомиться с ней. Она учит пятый класс в большой школе…
— Я в пятом классе, — оживленно подхватила Джуди. — Она будет моей учительницей?
— Да. А у тебя, Холли, вероятно, будет миссис Финн. Она намного старше миссис Дейл. Некоторые считают ее слишком строгой. Но она справедлива и будет хорошо к тебе относиться. Ведь от тебя ожидают, что ты будешь стараться…
— Холли в последнем классе получила приз за хорошую учебы, — подсказала Джуди. — Мама разрешила ей выбирать приз, и она выбрала поход в кино — для всех нас. Мы смотрели про Бэмби. Старое кино, но мы его раньше не видели, только кусочки по телевизору. Хорошее, про олененка.
— Правда? Ну, может, немного позже увидите настоящего оленя. Лютер любит животных. Зимой, когда им трудно прокормиться, он выставляет сено. В прошлом году приходил олень…
— Бабушка, — Джуди повернулась к камину, — а где котенок? Что с ним стало?
— Хорошо поел, а потом просох. И отправился осматриваться. Сейчас может быть где угодно. Кошки такие, они любопытные, все хотят знать о месте, где живут. А вот и он — должно быть, услышал, что мы о нем говорим.
Серый кот возник так, словно был тенью, способной отделиться от других теней, и сел перед пустой, вылизанной, как будто отполированной миской перед камином. Увидев, что на него смотрят, он открыл пасть, словно собираясь мяукнуть, но Холли не услышала ни звука. Теперь он не выглядел таким истощенным и заброшенным, как когда его принес дедушка. Однако он был все еще худым, и ребра отчетливо выделялись под шкурой.
— Снова поесть? — Бабушка покачала головой, но налила в миску молока и накрошила темного хлеба. — Кажется, ему нравится хлеб. У кошек бывают странные вкусы.
— Вы оставите его у себя? — спросила Холли. Кот не очень походил на рисунки кошек в книжках, которые она брала в библиотеке. Холли всегда надеялась, что когда нибудь у нее будет сиамская или персидская кошка. А этот кот похож на бродячих кошек, которых она иногда видела на городских помойках.
— Если захочет остаться, добро пожаловать, — сказала бабушка. — Кот сам выбирает себе дом и не останется там, где ему не нравится. Посмотрим, что он решит.
— А как вы его назовете? — спросила Джуди.
— Томкит! — Холли сама удивилась своему быстрому ответу. Томкит — какое глупое имя! Никогда не слышала его раньше. Почему она так сказала?
— Томкит, — повторила Джуди. — А, ты имеешь в виду котенка, о котором нам читала мама, из книги о пудинге Роли Поли. Я о нем почти забыла. Нам читали эту книгу, когда мы были совсем маленькими.
— Томкит, — задумчиво повторила бабушка. — Хорошо, пусть будет Томкит.
Серый кот перестал есть и поднял голову — Холли была уверена, что он посмотрел прямо на нее, словно узнал свое имя. Может быть, она действительно запомнила его из давней детской книги. Но почему то она в этом сомневалась. Однако имя вполне подходило для этого бродяги.
Они с Джуди помогли бабушке прибраться в амбаре. Потом пошли посмотреть, что достают дедушка и Крок в конце амбара. Здесь оказались два велосипеда, оба основательно поломанные, фургон без колес, несколько мягких игрушек, часть набора железной дороги. Большинство поломано, так что Холли не понимала, как это можно использовать. И ей не хотелось рыться в этом мусоре. Наконец она вернулась к бабушке и сказала, что должна написать маме письмо, потом поднялась наверх за бумагой и ручкой.
Держа бумагу и ручку в руках, она готова была снова спуститься к теплу, когда услышала какой то шум. И догадалась, что это появились миссис Дейл и ее каб скауты. Похоже, что говорили одновременно примерно сто человек или по меньшей мере десять. Холли села на кровать. Она не хотела спускаться, встречаться с незнакомыми людьми. Свалка — они все думают, что Уэйды живут на свалке и даже помогают собирать весь этот мусор, как сегодня утром. Это мусорный двор, и они живут в старом амбаре, полном хлама, и… и…
Она упала лицом вниз и прикусила стеганое одеяло, лежавшее поверх подушки. Нет, она не будет плакать! Но мама! Теперь ей не хотелось писать маме, хотелось только увидеть ее прямо здесь, в комнате — чтобы мама сказала, что все это ошибка, они возвращаются домой и все будет, как раньше.
— Холли?
Это Джуди. Она даже не хочет на нее смотреть. Но тогда Джуди спустится и расскажет бабушке, что Холли плачет.
— Чего тебе? — сердито спросила она.
— Холли, ты не пойдешь вниз? Бабушка всем дает пончики, а миссис Дейл такая хорошая. Идем, Холли…
Наверно, придется идти. Но неужели Джуди уже забыла маму? Не хочет вернуться домой? Холли подняла голову.
Если до ланча Джуди умылась, то теперь она совсем не была чистой. Ее платье покрывала пыль и пятна чего то похожего на масло. Одна из прядей расплелась и упала на глаза. Нетерпеливо откидывая волосы, Джуди оставила на лбу темную полоску.
— Хорошо. — Холли хотелось оставаться на месте. Только страх, что бабушка заметит ее отсутствие (теперь Холли уже знала, что бабушка ничего не пропускает), заставил ее встать и спуститься. Джуди шла за ней и возбужденно рассказывала о том, что они нашли и что можно с этим сделать.
Миссис Дейл оказалась приятной женщиной, Холли вынуждена была это признать, хотя этого ей не хотелось делать. Мальчишки, рывшиеся в грудах хлама, с отвлеченным видом поздоровались, словно на самом деле не видели ее. Но мальчишки всегда так себя ведут. Холли обратила внимание на одно обстоятельство — они все белые.
Неужели в этой новой школе нет черных? И что это значит? С кем она и Джуди будут дружить? Она не собирается напрашиваться. И позаботится, чтобы и Джуди вела себя так же. Все время, вежливо разговаривая с миссис Дейл, как ее учила мама, Холли тревожилась и гадала. Она не могла спросить об этом прямо. Но хотела бы как то узнать.
Весь уикэнд Холли думала о новой школе. В воскресенье они с дедушкой и бабушкой пошли в церковь, но это была не городская церковь. Пришлось долго ехать, переправляться через реку. Церковь располагалась в старом однокомнатном школьном здании. Здесь были старые друзья бабушки и дедушки, и все они тоже были старые. Их было немного, а священник, которого звали брат Уильям, вообще глубокий старик. И никаких детей — только несколько младенцев и подростки, уже почти взрослые. Холли церковь показалась очень странной, тем более что рядом не было мамы…
Днем в поисках занятия они обследовали бабушкину библиотеку. Да, есть несколько детских книг. Джуди нашла детский детектив Нэнси Дрю без обложки и со склеенными скотчем страницами, а Крок — стопку «Нэшнл джиографик». Холли, чувствуя себя очень несчастной, безучастно листала книги, просматривала и снова ставила на полку. Наконец она отыскала шесть очень потрепанных и сшитых вместе журналов. Название из поблекших красных букв читалось с трудом, но она разобрала слова «Святой Николай». Внутри страницы в пятнах и заплатах, а картинки очень странные. Но книжка очень старая: на титульном листе дата — 1895 год. Холли до ужина аккуратно перелистывала страницы, стараясь не разорвать их.
Утром в понедельник встали еще в темноте, прошли по холоду по дороге до того места, где остановится автобус. Ждали так долго, что Холли начала надеяться, что шофер забыл о них и у них будет еще один свободный день.
Но автобус наконец пришел, и они сели в него. Сиденья были заняты, пришлось идти назад, глядя на незнакомые лица, а все сидящие смотрели на них. Крок увидел одного из каб скаутов, тот поздоровался с ним, и Крок сел с ним рядом. Но Джуди и Холли пришлось идти в самый конец. Холли была уверена, что оправдываются ее самые худшие страхи. В автобусе не было ни одного черного ребенка.
— Джуди. — Она взяла сестру за локоть и сильно сжала, чтобы Джуди прислушалась. — Будь осторожна…
— А чего опасаться, Холли?
— Разве не видишь? Они все белые, и мы им можем не понравиться. Не навязывайся, Джуди, прежде чем дружить, убедись, что с тобой хотят дружить. Веди себя хорошо и осторожно. Они… они могут говорить…
— Что говорить?
— Ну, что мы живем на свалке и что мы другие, все такое.
Лицо Джуди слегка помрачнело. Она выглядела встревоженной.
— Но мальчик — он пригласил Крока сесть рядом.
— У мальчиков по другому, — ответила Холли. — Не давай этим белым девочкам повода думать, что они лучше нас, что они могут над нами смеяться. Будь осторожна и сначала посмотри, как они себя ведут.
— Холли, ты боишься?
В этом Холли ни за что не признается Джуди: ведь она на год моложе и во многом еще ребенок.
— Нет. Просто хочу быть осторожной. И ты будь осторожна.
— Хорошо, Холли. — Джуди говорила очень тихо. Она смотрела вниз, на ранец, лежавший на коленях. В середине выдавался бугор: это ланч, приготовленный бабушкой.
Холли была осторожна, очень осторожна. Говорила, только когда к ней обращались, но ни к кому сама не обращалась. Не поднимала руку, даже если знала ответ. И на переменах и во время ланча не пыталась присоединиться к другим девочкам, но отыскивала Джуди и оставалась с ней. И все время ждала, что кто нибудь скажет «свалка», «черная» или что нибудь другое. Другие девочки вначале разговаривали с ней, но, когда она не делала попыток подружиться, оставили ее в покое. Это ее устраивало — очень хорошо. Она не собирается никому навязываться.
Во всей школе было еще только три черных ученика, и все в младших классах. Когда во вторник Холли за ланчем отыскала Джуди, та выглядела несчастной.
— Дебби пригласила меня поесть с ней сегодня, — сказала она. — Дебби хорошая. Почему я не могу пойти с Дебби, Холли?
— Иди. — Холли встала, сжимая сверток с ланчем. — Будь с ней, пусть она исподтишка смеется над тобой, Джуди Уэйд! А я этого не хочу!
— Нет, Холли. — Джуди ухватила ее за платье. — Останься. Дебби ест с Руфью и Бетти, и, наверно, я им совсем не нужна.
Но сидя рядом с сестрой, Холли понимала, что та несчастна. Может, эта Дебби действительно другая — как девочки дома. Только.. Холли обнаружила, что не может доесть мясной пирог, и отдала его Джуди.
Вернувшись домой, они обнаружили Томкита на его любимом месте у камина, но он рвал когтями подушечку, о которой Холли совсем забыла. Она отобрала подушку (хотя кот ворчал, как будто его лишают чего то очень понравившегося) и слегка сжала. Запах казался таким же сильным, как всегда. Бабушка сказала, что ее сделали для тех, кто не может уснуть. А как же сны?
Сны! Прошлой ночью ей приснился такой дурной сон, что она проснулась с плачем и так испугала Джуди, что та тоже едва не заплакала. Тогда Джуди тоже призналась, что видела во сне маму и папу, но они где то потерялись, и она никак не могла их найти.
— Послушай, Джуди, — сказала сейчас Холли, — помнишь, бабушка говорила об этой подушке — что ее делают, чтобы люди засыпали? Может, она не пропустит плохие сны. Попробуем…
— Мы не сможем вдвоем спать на такой маленькой подушке, — возразила Джуди.
— Конечно. — Сзади подошел Крок. — Можно бросить жребий.
Холли крепко прижимала к себе подушку. Она нужна ей самой. Так нужна, что ей хотелось сразу сказать, что это ее подушка. Ведь она ее нашла. Но Крок прав, папа всегда говорил, что нужно бросать жребий.
Ожидая, пока Крок повернется спиной, сжимая в пальцах два неодинаковых клочка бумаги, Холли пыталась понять, почему ей так отчаянно нужна эта подушка. Это странно, но не страшно — как будто подушка не только принадлежит ей, но совершенно ей необходима. Точно как много лет назад, когда она не могла лечь спать без плюшевого медвежонка.
— Хорошо, ты первая, Джуди. — Крок повернулся.
— Но у тебя три куска, — удивилась Холли.
— Конечно, я тоже хочу посмотреть, из за чего весь этот шум. Ты первая, Джуди, — повторил он.
Она долго колебалась и наконец выдернула средний кусочек. Холли взяла правый, оставив левый Кроку. И когда измерили их, выиграла Джуди.
Холли неохотно отдала ей подушку, в глубине души думая, что это еще одна несправедливость жизни.

4. Вход в лабиринт


В эту ночь дурных снов не было, но Холли проснулась рано. В комнате, где спали они с Джуди, было только одно маленькое окно, которое почти не пропускало свет. Сев в постели и посмотрев на Джуди, Холли увидела длинное пушистое тело Томкита, который вытянул во всю длину лапы и хвост Мордой он был обращен к лицу Джуди, так, будто они спали на одной подушке снов. Холли почувствовала, что запах трав заполнил всю комнату.
— Джуди! — Холли вздрогнула, вылезая из под одеяла и суя ноги в меховые тапки у кровати.
Но Джуди не пошевелилась. Холли подошла к ее кровати. Джуди, должно быть, еще спит. Но Холли удивилась, услышав негромкие звуки. Губы ее сестры шевелились, как будто она что то говорила, но так тихо, что Холли не могла разобрать слов, даже когда наклонилась.
В этом глубоком сне и шепоте было что то пугающее.
— Джуди! — На этот раз она позвала громче и коснулась щеки сестры. Той, что не лежала на подушке.
В ответ она услышала резкое шипение. Кот вытянул лапу, выпустив когти, готовые к действию. Холли посмотрела на Томкита. Он по крайней мере не спал. Но хотя и сел, глаза его были полузакрыты, а уши прижаты к маленькому черепу. Он снова предупреждающе зашипел.
— Ты, противный кот! — взорвалась Холли. — Убирайся! — Она не решалась столкнуть его с кровати при виде такой явной угрозы мести, но схватила старую подушку, выдернула из под щеки Джуди и отбросила в сторону.
Джуди повернула голову, открыла глаза. И когда посмотрела на Холли, в ее взгляде было что то странное. Словно она не видит сестру, а рядом с ней стоит кто то другой.
— Мисс Тамара, — сонно сказала она. Потом села, отбросив одеяла, стеганое и простое. — Подушка… где подушка? — Увидев, что подушка лежит возле кровати, она выбралась из теплого гнезда.
— Джуди Уэйд! — Холли была встревожена. — Что с тобой?
Сестра поворачивала подушку в руках, разглядывая разорванные круги с одной стороны. Она ответила не сразу; казалось, была полностью поглощена своим занятием: вела пальцем по вышитым кругам, пока не добралась до центра.
— Вот здесь! — Она кивнула, словно убедившись в чем то. — Найдем прямо здесь!
— Что найдем? — спросила Холли. — Что то в подушке? — Она хотела взять у сестры подушку, чтобы получше ее разглядеть, но та отдернула руку.
— Я! Я должна найти! Потому что мисс Тамара, она мне сказала как…
— Что найти? — Раздражение Холли усиливалось. — И кто такая эта мисс Тамара?
— Найти сокровище в лабиринте, — сразу ответила Джуди, как будто Холли слишком маленькая и глупая, чтобы понять, о чем идет речь. — А мисс Тамара… она… она… — Джуди начала хмуриться. — Холли, я не знаю, кто такая мисс Тамара. Но она хочет, чтобы мы пришли в лабиринт.
— Какой лабиринт? — Холли была в полном замешательстве. Что такое лабиринт? У нее было очень смутное представление, что это что то вроде головоломки паззла. Неожиданно она почувствовала, что у нее есть ключ к странному поведению Джуди.
— Тебе приснился сон, Джуди. Ты ведь знаешь, что во сне могут происходить всякие глупости.
Джуди медленно покачала головой. Теперь она крепко прижимала к себе подушку.
— Это не сон, Холли. Это все на самом деле. Есть лабиринт, и мисс Тамара хочет, чтобы мы пришли и повидались с ней. Она показала мне путь — каждую его часть. Можем пойти сегодня. Сегодня ведь суббота! Мама сегодня не приедет из за какого то собрания, так что у нас есть время.
Очевидно, Джуди верит в реальность своего сна. Холли пожала плечами и начала одеваться. Она знала, что когда сестра в таком настроении, лучше с ней не спорить. Обычно Джуди прислушивалась к предложениям Холли (которые временами превращались просто в приказы). Но время от времени ее лицо принимало особое выражение. И когда оно появлялось, Холли знала, что Джуди не уговорить, не переубедить и не заставить: она поступит по своему.
Лабиринт — это явно часть какого то необычайно яркого сна. Со временем Джуди и сама это поймет. Надевая джинсы, Холли поглядывала на сестру. Джуди, тоже одеваясь, все время держала подушку рядом с собой. Томкит подошел к подушке и долго энергично принюхивался, как будто она набита кошачьей мятой, хотя не вытягивал лапу, чтобы прикоснуться к ней.
Холли хотелось, чтобы вчера вечером именно она вытянула самый длинный листок и спала на подушке. Джуди пришла в такое возбуждение от своего сна. Неужели травяная подушка может сделать сон таким живым, что он покажется настоящим?
Теперь Холли не пыталась разуверить Джуди, что они отправятся во что то, именуемое «лабиринтом». Когда Джуди не найдет такое место, она сама поймет, что все это только сон. Аккуратно заправляя постель, Холли решила, что единственный способ образумить Джуди — дать ей самой обнаружить, что никакого лабиринта, никакого сокровища и никакой Тамары просто не существует. Тамара — какое странное имя, она его раньше никогда не слышала. Где могла Джуди подобрать его и вставить в свой сон?
— Спущусь вниз и помогу бабушке с завтраком, — резко сказала Холли, надев футболку с большой красной звездой спереди.
— Хорошо. — Джуди даже не посмотрела на нее, не напомнила, что постели они всегда убирают вместе. Единственное, что ее теперь интересовало, эта проклятая старая подушка! Хорошо, пусть подушка ей и помогает! Холли сердито спустилась по ступенькам.
Хотя было рано, бабушка уже суетилась у печи. Она смешала яйца и выливала их на сковородку, быстро помешивая одной рукой.
— Доброе утро, Холли. Суббота у нас занятой день. В субботу все, как сговорившись, выбрасывают старье! И Лютеру приходится выезжать очень рано, чтобы ничего не упустить. Можете помочь.
Холли поставила на стол разномастные тарелки для омлета. Бабушка не просто разбавляла яйца молоком, как делала мама. Нет, она добавляла щепотку того и щепотку другого из длинного ряда бутылочек и баночек, в которых были сухие листья и что то еще. Однако Холли думала о сне сестры и очень хотела сразу убедиться, что это всего лишь сон.
— Ты когда нибудь слышала о лабиринте, бабушка?
Бабушка как раз взяла в руки очередную бутылку. Но не стала ее открывать, а повернулась и посмотрела на Холли, как будто девочка сказала, что кто то ведет на свалку слона
— А где ты услышала о лабиринте, Холли?
Можно ли сказать, что Джуди увидела его во сне? Но бабушка, наверно, ей не поверит. А она не может солгать. Что же ответить?
— А что такое лабиринт? — решилась она на компромисс, ответив вопросом на вопрос Больше ничего ей не пришло в голову.
— Это такой сад, который разбивали в старину, — сказала бабушка, словно углубляясь в прошлое. — Делали живую изгородь в виде разных рисунков со входом. А внутри между живыми изгородями петляют тропинки. Но в каждом лабиринте есть секрет. Если сделаешь все повороты правильно, окажешься в середине. Говорят, иногда люди там терялись и звали на помощь, чтобы им показали выход. Здесь тоже был когда то лабиринт. Но кусты так разрослись и сплелись, что больше туда никто не ходит. Разве что на бульдозере можно проехать. Большинство уже много лет назад забыло о лабиринте. Ты слышала о нем в школе?
И снова Холли уклонилась от ответа.
— Джуди слышала.
Но не сказала, что это было во сне. И хотя стояла у большой печи, Холли вздрогнула. Почему Джуди приснился лабиринт, который действительно когда то существовал? Это все подушка виновата! Надо было оставить ее лежать во дворе Элкинсов!
— Вы, молодежь, не ходите туда. Там все заросло. И не стала бы клясться, что в кустах нет змей. Место такое отвратительное, как раз для змей.
Змеи! Холли снова вздрогнула. А Джуди хочет туда идти. Что ж, она, Холли, заручится поддержкой Крока, и они позаботятся, чтобы она туда не ходила.
Ей хотелось спросить и о мисс Тамаре. Если лабиринт существовал в действительности, может, и мисс Тамара тоже? Нет, это должен быть сон, потому что мисс Тамара велела Джуди идти в лабиринт. Холли принесла вилки для омлета. Если лабиринт действительно зарос, как сказала бабушка, можно не беспокоиться, что Джуди туда пойдет — она просто не сумеет пройти. Но Холли дала себе слово, что не разрешит сестре даже пробовать — особенно после упоминания о змеях!
Спустившись, Джуди не прихватила с собой подушку. Бабушке пришлось ее специально звать, потому что вернулись дедушка и Крок; как выразился дедушка, они «делали круг». На самом деле они смотрели, как получше убрать старые вещи, прежде чем бульдозер, присланный из города, не покроет их тоннами другого мусора. И готовились вывезти то, от чего избавились «субботние выбрасыватели». Самые большие предметы размещались там, где когда то был подвал давным давно сгоревшего дома.
Конечно, все находки следовало рассортировать, все пригодное поместить под навесом или в самом амбаре. Даже бутылки, даже тарелки от «телеужина»*4 превращались в наличные. Так что, с гордостью объяснил Крок сестрам, нужно смотреть очень внимательно, чтобы не пропустить ничего, что может принести хорошие деньги. Как только кончили завтракать, Крок снова вышел вместе с дедушкой. Снаружи прозвучал автомобильный сигнал, и дедушка сказал, что это, должно быть, Лаверсоны. Иногда дедушке приходится нанимать грузовик, чтобы тот привез мусор с двух улиц в новом микрорайоне.
Бабушка, наливая горячую воду для мытья посуды из такого большого чайника, что ей приходилось держать его обеими руками, принюхалась.
— Действительно мусор. Ничего хорошего.
— Да, конечно, — согласился дедушка, снова обматывая шею шарфом. — Но иногда попадаются и хорошие вещи. Мы всегда смотрим.
Когда посуда была перемыта и девочки прибрались в своей комнате, бабушка махнула рукой туда, где на колышках висели их куртки.
— Можете погулять, а я займусь своими кусочками. — Улыбаясь, она пододвинула очки и принялась застилать стол газетами. — В вещах Элкинсов попадаются настоящие головоломки. Если сумею все правильно сложить, мистер Корри будет очень доволен. — Она сняла с полки старую наволочку и осторожно разворачивала ее. Внутри была белая статуэтка, но разбитая на кусочки. Холли, глядя на нее, не понимала, как можно ее снова собрать.
Она подобрала кусочек — часть головы с лицом. Из под чепца, как тот, что надевает мама на работе, торчат волосы. Впрочем, мама надевает чепец глубже.
— Что это? — спросила она, осторожно укладывая кусочек на ткань.
— Женщина, — уверенно ответила бабушка. — Может, даже статуэтка Роджерса. Такие в наши дни дорого стоят. Они как люди из рассказов, и их делал художник по имени Роджерс. Подождем и посмотрим, стоит ли из за нее возиться.
— Холли, идешь? — Джуди уже стояла у двери в куртке и шапке. О ее ноги терся Томкит, как будто ему так же, как девочке, не терпелось выйти.
Холли хотелось остаться и посмотреть на это волшебство: как под руками бабушки из обломков возникает статуэтка. Но судя по словам бабушки, она поняла, что такая работа требует тишины и спокойствия. Как только выйдут, она расскажет Джуди о лабиринте и змеях…
— Пошли! — Джуди вышла, не дав Холли даже надеть шапку. Утро было холодное. Дыхание выходило с белым паром. Дыхание Джуди вырывалось со взрывом, так ей не терпелось.
— Куда?
— Конечно, в лабиринт! — ответила Джуди, как будто никакого другого назначения у них не может быть.
Холли остановилась и схватила Джуди за руку.
— А теперь послушай. Мы туда не пойдем. Мы не сможем туда попасть, что бы ты ни видела во сне. Я расспросила бабушку. И та сказала, что все срослось и одичало. К тому же там есть змеи. Так сказала бабушка.
— Нет, если знаешь правильный путь!
— Что значит правильный путь?
— Путь, который показала мне мисс Тамара. Там нет ничего вредного. А сокровище ждет…
— Джуди Уэйд. — Холли крепче взяла сестру за руку; Джуди пыталась вырваться. — Теперь ты знаешь, что все это сон. Никакой мисс Тамары нет…
— Да? — Джуди явно была настроена спорить. — Ты не верила и в лабиринт, но он есть, и мисс Тамара тоже есть. И я иду туда!
Она рванулась и высвободила руку. И побежала к коричнево серой массе кустов, лишившихся листвы, которые стеной стояли за амбаром. Томкит, задрав хвост как знамя победы, поскакал за ней. Холли ничего не оставалось, как следовать за ними и надеяться, что Джуди образумится, когда убедится, что войти невозможно.
— Эй, ты куда? — Показался Крок.
— За Джуди, — на бегу ответила Холли. — Она сошла с ума.
Крок догнал Джуди и побежал рядом.
— Как это сошла с ума?
— Она… она думает, что там спрятано сокровище. — Холли указала на стену из кустов. — Бабушка сказала, что там не пройти и в кустах живут змеи. Мы должны остановить ее, Крок.
— Змеи не любят холод, — ответил он. — Но почему она считает, что ее сон правдив? Джуди не маленькая.
— Спроси ее! — гневно взорвалась Холли. — Она просто ничего не слушает. Это все проклятая подушка. Она спала на ней и теперь считает, что какая то «мисс Тамара» сказала ей, как пройти в лабиринт… Крок!
Холли остановилась, глядя вперед. Конечно, это похоже на глупый сон. Но она это видит. Неужели зрение может так обмануть?
Там впереди Джуди. Она не бежит; стоит неподвижно, повернувшись к ним лицом. Улыбается и взмахами рук просит их поторопиться. Но удивительно не поведение Джуди, а эти… эти существа по обе стороны от нее, как столбы ворот, у которых нет верха.
Кусты, которые от амбара казались тусклыми коричнево серыми, теперь, когда дети подошли близко, были совсем другими. На ветках у них блестящие темно зеленые листья. А два куста, гораздо выше Джуди, вырезаны в форме — кошек! Огромные зеленые кошки сидят, обернув хвосты вокруг лап, и морды у них точно как у Томкита.
Томкит сидит у ног Джуди в такой же позе. Глаза у него огромные и желто зеленые; кто то мог использовать его как модель для кошек изгороди. Но вот он встал, потянулся и прошел мимо Джуди, мимо котов прямо в проход в живой изгороди, который эти коты караулят.
— Пошли! — Джуди снова энергично махнула рукой Холли и Крокетту и исчезла, прежде чем Холли смогла ее остановить или даже окликнуть. А когда она миновала котов стражников, они ее больше не видели.
— Крок, мы должны вывести ее оттуда! — Холли снова побежала. Она помнила слова бабушки о том, что в лабиринте можно заблудиться. Что если они не найдут Джуди? Она так испугалось, что у нее сильно забилось сердце.
И вот зеленые коты по обе стороны от нее, она минует их, рядом с ней — Крок. Они оказались в зеленом туннеле, потому что кусты такие высокие, что их верхние ветви встречаются, образуя редкую плетеную крышу. А у их корней другие растения, не такие высокие, но ярко зеленые. Как будто здесь не осень, а лето. Маленькие пурпурные цветы издают сильный запах.
Под ногами кладка из очень старых серых камней. А между щелями маленькие растения; когда дети наступали на них, от них исходил очень острый запах. Они снова немного впереди увидели Джуди, она стояла на развилке туннелей. Переступала с ноги на ногу и махала им.
— Быстрей! Вы должны идти за мной, — выкрикнула она, как только они к ней подошли. — Я знаю дорогу — верную дорогу! Точно как мне ее показала мисс Тамара. Вот она…
На перекрестке Джуди повернула направо и вошла в новый туннель. Становилось все теплей. Холли расстегнула молнию на куртке, сняла шапку и сунула ее в карман. Да здесь просто лето. Появились и другие растения, цветущие и с листьями очень разнообразной формы. И когда дети проходили мимо, каждое растение при легчайшем прикосновении издавало свой особый аромат.
Они втроем оказались на новой развилке, и здесь опять сидел большой кот, вырезанный из куста. Но Том кита не было видно. Должно быть, он двигался быстрее их, потому что они теперь не бежали, а шли. В лабиринте туннелей было очень тихо, но тепло и ароматы цветов развеяли страхи Холли. Она внимательно разглядывала растения: все незнакомые. Хотя однажды ей показалось, что она видит розу, необычно выглядящую, маленькую, с плотно сжатыми лепестками. В одном месте эта роза переплеталась с кустами изгороди.
Джуди уверенно шла вперед, всегда на развилках сворачивая направо. Холли утратила всякое представление о направлении; ей казалось, что они следуют по кругам на рисунке подушки, но она не была в этом уверена.
Дважды миновали они крупных котов из изгороди, каждый кот смотрел на дорогу. Но в них не было ничего пугающего. Крок подошел к последнему коту, ему хотелось понять, сам ли куст так вырос или его подрезали.
Теперь они все сняли куртки и повесили через плечо. И хотя небо вверху не видно, над головой несомненно висело летнее солнце. Холли остановилась, чтобы закатать длинные рукава своей рубашки. А Джуди продолжала идти вперед, словно выполняя важное поручение.
Туннель резко повернул, и они вышли на открытое пространство. Холли замигала. Где… как?.. Она смотрела перед собой и думала, что все таки это сон, но такой реальный, со всеми утренними событиями, что превратился в волшебную сказку.
Перед ними был искусно разбитый сад. Таких садов Холли никогда не видела, даже на картинке в книге. Непосредственно перед ними тропа ведет в центр сада. Цветы и растения растут на тщательно обработанных клумбах, некоторые клумбы круглые, другие узкие, а есть и в виде полукруга. И на каждой разные растения. Тропа идет прямо и только в середине огибает бассейн.
За садом (похожим на бабушкино лоскутное одеяло из разноцветных кусочков) стоит дом.
Он гораздо меньше амбара. И выглядит странно, словно не построен людьми, а каким то образом вырос из земли. Крыша крыта широкой плиткой, посеревшей, но обросшей зеленым мхом. Доски, покрывающие снаружи стены, не покрашены и тоже поросли мхом. И прибиты прямо, а не крест накрест, как в большинстве каркасных домов, которые видела Холли.
Посреди дома очень большая печная труба из грубых камней. Между ее камнями растут мелкие папоротники. Окна маленькие и высоко в стенах, но разбиты на еще меньшие восьмиугольные участки в металлических рамах. С одной стороны дома круглая крышка колодца. А за ней скамья, на которой стоят покрытые соломой конические ульи; все время влетают и вылетают пчелы.
Большая передняя дверь открыта, а на пороге сидит либо Томкит, либо его брат близнец, лижет лапу и выглядит так, будто он дома.
Джуди пошла по тропе, которая мимо бассейна вела к дому. Холли показалось, что она видит слабую струйку дыма из большой трубы. Очевидно, здесь кто то живет. Сад ухоженный, есть пчелы, но кто… И почему бабушка ничего не сказала о таком близком соседе?
— Не понимаю. — Крок бросил куртку на землю. — Просто не понимаю! Здесь лето, а не октябрь! И кто…
Крок прав. Лето, но Холли отказывалась признавать это. Она даже думать не осмеливалась, что это может значить. Это сон, должно быть сном! Она закрыла глаза — сейчас откроет и проснется в амбаре.
Но когда открыла глаза, увидела, что Джуди уже рядом с дверью. Неожиданно Холли показалось, что дверь ждет — может быть, чтобы поймать их, как ловушка.
— Джуди! — закричала она изо всех сил и снова побежала. — Джуди, не надо!
Джуди не оборачивалась, не смотрела, не останавливалась. Она сейчас войдет! Если Холли ее не остановит, она окажется в доме.
— Джуди!
Холли обогнула бассейн. Здесь, в лоскутном саду, ароматы цветов были еще сильней. Но ей некогда смотреть, она должна остановить Джуди, или что нибудь произойдет. Что именно, она не могла сказать, но боялась этого, так боялась…
Томкит сидел в той же позе, что и коты у входа в изгородь. У него серьезный вид, словно он ждет…
Холли из последних сил побежала быстрей. И схватила Джуди за плечо.
— Нет, Джуди!
— Тебе нечего бояться, дитя.
Эти необычно звучащие слова произнесла не Джуди. Голос доносился изнутри дома.


Тамара

Холли продолжала крепко держать Джуди.
— Не ходи туда, не смей! — отчаянно кричала она.
Джуди повернулась.
— Что с тобой, Холли? Все время говоришь, не делай то, не делай это. Мне надоело слушать, как ты говоришь, что мне делать. Отпусти меня, слышишь? — Спокойная, миролюбивая Джуди никогда так не вспыхивала. Она рывком высвободилась и пошла прямо в темные внутренности необычного дома, как будто здесь так же безопасно, как в амбаре, и внутри их ждет бабушка.
На мгновение Холли так удивилась упрямству Джуди, что не могла пошевелиться. Потом увидела, что Крок тоже направляется внутрь.
— Крок!
— Что? — Он даже не повернул головы. — Знаешь, Холли, Джуди права. Ты думаешь, что все знаешь, но это не так. Нет, не так! — И с этим прощальным выкриком он исчез вслед за Джуди.
Вокруг Холли дули мягкие летние ветерки, из сада доносились летние ароматы. Гудели пчелы. Все так мирно, так привлекательно — но внутри Холли не стихала тревога. Это просто ненастоящее! Она знает, что начало октября — это осень, и на улице холодно. За высокими стенами живой изгороди, через которые их провела Джуди, нет никаких цветов. И этот дом — бабушка, дедушка о нем ни словом не обмолвились. Старый дом Димсдейлов сгорел давным давно. Так что это не может быть он. Кто здесь живет? И почему Джуди приснился путь сюда?
Холли не могла больше уверять себя, что видит сон. Нет, это что то другое, но странное и неправильное, и ей было очень страшно. Джуди и Крок вошли — ей тоже придется войти, ничего больше не остается.
Она неохотно, шаг за шагом, пошла вперед. Из двери доносился приятый запах, он ударил ей в лицо, когда она вошла.
Внутри оказалась одна комната с огромным камином, почти таким же большим, как в доме амбаре. В камине два огня — по каждую сторону. Над ними на цепях, которые как будто спускаются прямо из трубы, подвешены котлы. У одного из котлов стоит женщина и медленно мешает содержимое ложкой с длинной ручкой. Она посмотрела на Холли и улыбнулась, потом снова принялась наблюдать за кипящей жидкостью, как будто это дело требует полного внимания и заботы.
В большой комнате полутемно, хотя сквозь окна в дальней стене пробивается солнечный свет. В комнате множество вещей, которые Холли сначала не смогла распознать. Ее внимание привлекла сама женщина.
Незнакомка выше мамы, но не похожа ни на маму, ни на какую другую знакомую женщину — нет! Холли покачала головой, отказываясь верить глазам. Потому что женщина, мешающая варево в котле, она не может быть реальной. Если только не оделась так специально, по какой то причине.
В прошлом году, когда мама возила их в Уильямсбург, женщины экскурсоводы показывали им старинные дома. И сами эти женщины были в старомодных платьях, под стать домам, которые они демонстрировали. Возможно, эта женщина тоже играет какую то роль из старины.
Ее темные волосы гладко причесаны и убраны под белую шапочку, похожую на мамин сестринский чепец, только этот надевается на голову глубже и скрывает почти все волосы. Ее юбки (их две; верхняя приподнята с боков, так что видна нижняя) очень длинные и широкие. Нижняя желто белая, а верхняя темно синяя. Поверх длинный передник того же желто белого цвета, что и нижняя юбка, корсет на шнурках плотно затянут впереди. На плечах белая ткань в виде очень широкого воротника, плотно прилегающего к горлу.
Холли вспомнила, что видела такое платье — в учебнике истории. Женщина одета как пилигримы*5 в сцене первого благодарения. Но женщина как будто не замечает необычности своего наряда, словно он для нее совершенно естественный.
До сих пор она не произнесла ни слова, кроме приветствия Холли, и вообще никак не показала, что видит детей. Холли разглядывала комнату. Она была тесно уставлена разными предметами. Теперь, когда глаза приспособились к слабому освещению, Холли могла разглядеть подробности.
У стен сундуки, тяжелые и очень прочные. Над ними полки. В центре комнаты длинный стол, к нему прислонились спинами Джуди и Крок и внимательно смотрят, как женщина медленно и осторожно мешает в котле. На столе чашки и кастрюли, много и в полном беспорядке. А вдоль стола со стороны двери скамья. Есть также один стул с высокой спинкой, на нем, полузакрыв глаза, словно собираясь вздремнуть, сидит Томкит.
У камина растянулась длинная скамья с высокой спинкой, а также два стула, на которых стоят кувшин, несколько кастрюль, лежат ложки с длинными ручками и разливальные ложки половники из блестящей меди. А с больших балок наверху свисают пучки сушеных трав, перевязанных за стебли.
Холли не успела закончить осмотр комнаты, как женщина запела, негромко, словно про себя:

Лавандовая синева, дилли, дилли!
Лавандовая зелень.
Если я король, дилли, дилли!
Ты моя королева.
Кто тебе это сказал, дилли, дилли!
Кто тебе это сказал;
Сказало мое сердце, дилли, дилли!
Это оно так сказало.

От этой старинной песенки она перешла к другой:

Олень любит густой лес,
Заяц любит холмы;
Рыцарь любит яркий меч.
А леди — леди любит его!

Тут она счастливо рассмеялась. И Холли неожиданно поняла, что тоже улыбается. Она не понимала почему, но с этой минуты перестала чувствовать себя несчастной, как чувствовала с прихода телеграммы. Томкит свернулся и спал в большом кресле. А Джуди и Крок тоже улыбались.
— Теперь… — женщина быстро двинулась, взяла щипцами ручку котла, сняла котел с цепи и поставила на плоский камень в очаге.
— Хорошо сделано, правильно, — она заглянула в котел, в глубину все еще пузырящейся жидкости. — Нужно охладить, тогда увидишь… но я должна извиниться за такой невежливый прием. Будьте благословенны!
Она подняла руки и сделала едва заметный жест, как будто считала: один, два, три. Странный взгляд на каждого, подумала Холли: она словно смотрит не на них, а в них. Кроку и Джуди она просто улыбнулась, но когда дело дошло до Холли, улыбка женщины чуть поблекла и Холли отступила на шаг. Она чувствовала себя так, словно что то сделала неверно. Однако тревога длилась лишь секунду. Женщина — вернее, девушка — снова улыбалась…
Странное платье и чепец на голове делают ее старше, чем на самом деле, подумала Холли. Кожа у нее загорелая, как будто она много времени проводит на солнце, и она не красива. Подбородок слишком острый, а нос длинный. Но когда она улыбается, забываешь об этом.
— Вы мисс Тамара, — заговорила Джуди.
— Да, я Тамара, — кивнула девушка. — Хотя меня называют и другими именами. А ты?
— Я Джуди Уэйд, — сразу ответила Джуди. — Это мой брат Крок — Крокетт. Мы с ним близнецы, но этого никто не замечает, пока мы не скажем. А это моя сестра Холли. Мы только что приехали, чтобы жить в Димсдейле.
— Димсдейл, — повторила Тамара. Улыбка ее исчезла. — Я снова забыла. Не тот Димсдейл, который был, а тот, что ты знаешь. Но тень все еще лежит. — Она с сожалением покачала головой. — Такая жестокая тень…
Теперь Холли набралась храбрости, чтобы заговорить.
— А где этот… этот дом? Бабушка и дедушка не говорили нам о нем или о вас! — Она подумала, не грубо ли сказала: Крок сердито посмотрел на нее.
— Дом там, где всегда был, — ответила Тамара, но это было не то, что отчаянно хотела узнать Холли. — Был и будет — пока есть земля и дары земли.
Теперь она снова улыбалась.
— Ах, хорошо снова видеть юные лица и гостей под этой крышей. Верно, Томкит? — Она обратилась к коту, как будто ждала его ответа. Но кот только приоткрыл глаза и сонно посмотрел на нее.
— Томкит ваш? — спросила Джуди. — Дедушка нашел его на свалке, он подумал, что кто то бросил его туда.
— Томкит свой, он ходит, куда хочет, и делает то, что считает нужным, — ответила Тамара. — Да, дитя, никто не может владеть котом. И это он выбирает, жить ли под твоей крышей или под другой. Томкита я знаю, и он знает меня. Но я никогда не говорю, что Томкит мой, потому что у него своя жизнь, и любой мужчина, женщина или ребенок может владеть только собственной жизнью, а не чужой. Таков Закон.
Разве в законе не сказано ясно: «Люби все в природе. Никакому созданию не причиняй вреда ни своими руками, ни своим умом. Ты скромно идешь путем людей и путем богов. И должен получать удовлетворение от знаний, полученных в страданиях, от долгих лет терпения, от благородства ума и службы. Ибо мудрые никогда не стареют». — Она произнесла эти слова торжественно, как молитву, которую дедушка читает перед едой.
Немного погодя она добавила:
— Да будет так.
Последние три слова странно прозвучали в комнате; их как будто негромко повторили другие люди. Но Уэйды этого не делали, и Тамара тоже.
— Должна быть правда в сердце, — сказала Тамара, снова взяв остывающий котел и ставя его на трехногий низкий столик, — иначе все усилия приведут к поражениям. А в этом напитке есть правда — готова поклясться на книге.
Она работала быстро, достала с полдюжины небольших глиняных кувшинчиков и в каждый разливной ложкой налила немного жидкости из котла. А густеющая жидкость издавала сладкий аромат.
— Что это? — спросила Джуди. — Пахнет, как духи или как что то вкусное, что хочется съесть.
Тамара ответила не сразу; казалось, она была полностью занята отмериванием точных количеств жидкости в кувшинчиках. Потом со звоном опустила ложку в опустевший котел и облегченно вздохнула.
— Дело сделано, и сделано хорошо! Ты спрашиваешь, что это, дитя? Это розовый сироп, который можно использовать по разному: подслащивать еду, при выпечке и для лечения. В нем есть также дудник, а он полезен при болезнях души. Иногда болезни души для людей тяжелее болезней плоти.
Холли внимательно слушала, но не была уверена, что все понимает. Тамара произносила слова странно, как будто это не знакомый Холли язык, а какой то чужой.
— Все эти травы… — Джуди показала на пучки, свисающие с потолка. — У бабушки тоже так висят под навесом, но у нее их не так много.
— Твоя бабушка обладает знаниями? — спросила Тамара. — Значит она мудрая женщина, поэтому перед тобой и открылся путь. Да, это все травы, которые земля дает для лечения и для нашего мастерства. — Голос ее зазвучал напевно, хотя это была не песня. — Мята, монарда, пижма, лаванда, календула от растяжений и ран и для их затягивания; болотная мята, которая делает затхлую воду свежей, за что и ценят ее моряки; первоцвет для вина, чтобы согреть внутренности; базилик, тимьян и розмарин, рута, таволга, желтый тысячелистник и белый, шалфей, портулак, очный цвет — да все они и еще многие другие, которые я не назову, даже если буду перечислять полдня.
Их нужно измельчить или прокипятить, и они сделают еду и вино вкусными… Ах, — она протянула руки, словно собираясь обнять все травы, лицо ее светилось, как у бабушки, когда та говорила о починке своих фарфоровых обломков, — в этом широком мире так много всего, что никогда не кончишь учиться. И доброта земли дает так много, что человек и подумать не может. А человек берет и не благодарит. Он не верит в истину — что человек должен быть един со всем, что растет и что бегает, даже с четвероногими, и с тем, что расправляет крылья и живет в небе. Люди убивают, не думая, копают и рвут без чувства, не ценят великие дары. Но пусть берегутся, или все это обратится против них.
Однако это слишком серьезные мысли и не для приема гостей. Пора пировать и веселиться. Идите сюда, садитесь, и разделим хлеб и вино, как подобает добрым друзьям и родственникам.
Говоря, Тамара убирала со стола, ставила вещи в другие места, освобождая пространство. Джуди захотела ей помочь и взяла в руки коробку. Но прежде чем поставить, наклонилась и вдохнула.
— Пожалуйста… что это за бусы? Они так хорошо пахнут. Посмотри, Холли…
Она протянула коробочку Холли, и та увидела, что коробочка действительно наполовину заполнена красно коричневыми бусинками. Некоторые были нанизаны на нить, другие лежали отдельно. От коробочки исходил аромат роз.
— Ах, это, — сказала Тамара. — Это приятный подарок — для девушки, чтобы носила. Есть такие, кто отворачивает нос от подобных вещей, говорит, что это грех и нарушение правил. Это бусы из роз. Надо собрать лепестки, когда роза полностью распускается, положить в ступку и хорошо размять, чтобы получилась паста. Потом скатать бусинки и высушить. А есть бусинки, которые кладут в белье, чтобы был приятный запах. — Она достала еще одну коробочку, а из нее круглый коричневый шар, который пах приправами — запах более сильный, чем тонкий аромат роз.
— Для такого берут твердое яблоко или, если есть, апельсин из Испании. Обкладывают гвоздикой, так, чтобы фрукт совсем не был виден. Тогда он не портится, но долгое время издает приятный запах.
Холли была очарована. Она сжимала шар в руках, подносила к носу. А Джуди продолжала вдыхать аромат розовых бус. Но Крок медленно продвигался вдоль стола, с любопытством глядя на все эти кувшинчики, коробки, маленькие весы, кастрюли и прочее, теперь тесно стоявшие с одного конца стола Тамары.
— Вы делаете это на продажу? — спросил он.
— Некоторые. А другие — для собственного удовольствия. — Она поставила на стол три тарелки из тусклого металла, похожего на серебро, которое давно не натирали. — То, что растет в моем саду, полезней лекарств докторов.
— Бабушка делает травяные свечи, — сообщил Крок. — И продает в антикварном магазине. А дедушке захотелось бы посмотреть на это. — Он разглядывал ряд маленьких коробочек, вырезанных из дерева. Все с крышками, но ручка сучок на крышке вырезана в виде листа или цветка. — Здорово! Дедушка тоже вырезает.
Тамара прошла в дальний конец комнаты и вернулась с большой коричневой кастрюлей. Она посмотрела на коробочки и тут же отвела взгляд, как будто что то ей не понравилось. А может, Крок слишком навязчив…
— Да, мальчик, человек многое может сделать ножом из куска дерева. Можно сделать полезные вещи, которые одновременно будут приятны для глаза. Но здесь немногие так думают.
— Мне нравится, — — продолжал Крок, гораздо более разговорчивый, чем дома. — Ваши слова о том, что надо любить природу, не вредить ей ни руками, ни мыслями…. Дедушка тоже так считает. Он хочет прикрыть мусор на свалке, правда. И собирается посадить деревья…
— Деревья! — Тамара внимательно посмотрела на мальчика. — Какие деревья?
— Ну, маленькие сосны и ивы, все, что можно перевезти. На другом конце города бульдозерами расчищают землю для шоссе. Он мне показывал. И еще он сажает желуди. — Крок улыбнулся. — Конечно, он говорит, что они будут расти долго…
— Да, дубы, — кивнула Тамара. — Старый дуб обладает большой силой. Но он должен сажать и ясень, и бузину. Бузина — самый надежный щит против тьмы… А ваша бабушка? — Она посмотрела Джуди и говорила теперь резко. — Она тоже сажает растения?
— Да, наверно. У нее много трав, должно быть, откуда то с огорода.
— Ага, сажает. Тогда и ты должна. Чтобы добро было сильным и могло прогнать зло. Я дам тебе полезные растения: базилик, мальву, боярышник, чемерицу…
— Но сейчас мы не можем сажать… там, — заговорила Холли. Она теперь даже не знает, где амбар. — Сейчас холодно, осень. Они не вырастут.
Тамара посмотрела ей в глаза и долго удерживала взгляд. Холли хотела опустить глаза, отвернуться, но она обнаружила, что не может. И снова на лице Тамары появилось странное выражение: она будто смотрела не на девочку, а сквозь нее. Это была такая необычная мысль, что Холли испугалась, ей захотелось убежать из этого старого дома, вернуться через лабиринт к безопасности.
Тамара снова медленно кивнула.
— Значит, есть выход отсюда… — Теперь — Холли была в этом уверена она разговаривала с собой, а не с ними. — Время извивается и поворачивает, виток на виток, как змея в логове. — Должно быть, она цитировала какое то древнее высказывание. Но вот этот странный, сквозь Холли, взгляд исчез. — Ну, вы получите семена и корни… Есть способы… спросите добрую бабушку. Мудрая женщина знает. А теперь садитесь и ешьте. Немного: кукурузная лепешка с медом и сидр.
Дети сели за стол и попробовали рассыпчатые круглые хлебцы, которые Тамара щедро помазала медом. Разлила питье из большого кувшина в маленькие кружки и стояла, с улыбкой глядя на них.
— А что вы еще делаете, кроме розовых бус? — спросила Джуди.
— Что я делаю? О, половины дня не хватит, чтобы рассказать! — Тамара рассмеялась. — Целительные порошки и мази, и еще такие маленькие штуки, которые делают пищу вкусной. Тасси масси, которые парень дает своей девушке…
— Тасси масси? — прервала Джуди. — Какое странное слово.
— Это подарок. Каждый цветок и листок, они имеют значение для понимающих, а еще запах цветов. Берут девять видов трав, веточек или листьев и крепко связывают. Нужно продумать, что ты хочешь этим сообщить. Парень оставляет утром на крыльце, и, если девушке понравится, она носит его на своем платке. Но есть такие, которым это не нравится. Они говорят, что это только для лентяев и слабоумных.
Тамара неожиданно вздохнула.
— Да, тех, кто ищет темные мысли и тяжелые пути, нетрудно найти. Они осуждают даже солнце: слишком ярко светит. И не верят, что в свете и смехе есть добро. И…

— Лавандовая синева, дилли, дилли!
Лавандовая зелень…

Песня, которую пела Тамара, но голос мужской и доносится снаружи. Тамара на несколько мгновений застыла. Холли показалось, что она испугалась или во всяком случае встревожилась. Потом она как будто подготовилась к какому то трудному испытанию. Холли помнила: так выглядела мама, когда показывала их дом людям, которые собирались его снять.
Тамара посмотрела на детей и поднесла палец к губам. Они поняли и кивнули. А она быстро пошла к выходу.
Холли встала со скамьи. Она не знала, кто там снаружи, но решила узнать. Когда она проходила мимо Джуди, та попыталась схватить ее за рукав. Но Холли увернулась и подошла к окну; здесь она могла заглянуть поверх подоконника.
Теперь Тамара уже вышла из дома. А по дорожке травяного огорода к ней шел человек — молодой мужчина.
На нем были кожаные брюки до колен, чулки и туфли с большими пряжками. Рубашка белая, рукава собраны складками и стянуты на запястье, широкий открытый воротник. Волосы длинные, до плеч. Волосы черные, а лицо загорелое. В руках у него пучок листьев, перевязанных травой. Он улыбается, но улыбка исчезла, когда он увидел Тамару.
— Доброе утро, госпожа Тамара.
— Доброе утро, мастер Элкинс. — Голос Тамары звучал неприветливо, и она не улыбалась. Он тоже больше не улыбался. Продолжал заглядывать через плечо Тамары, как будто надеялся увидеть кого то еще.
— Мастер Элкинс, ты хорошо знаешь, что между нами не может быть ни дружбы, ни вражды. Неужели принесешь несчастье тому, кто никогда не желал тебе зла?
— Неужели мужчина приносит несчастье, если приходит с дружбой, госпожа? У меня с собой… — Он возился с листами.
— Ты приносишь несчастье самим своим вниманием, мастер Элкинс. Не нужно свидетельствовать у чужих дверей…
Теперь он рассердился, лицо его покраснело, черные брови сдвинулись.
— Ложь! Я не свидетельствую.
— Скажи это мастеру Димсдейлу, который объявил, что его Пэйшенс готовит постельное белье.
— Отец может обещать от моего имени, но я этого не сделаю! — взорвался он.
— Ты хорошо знаешь закон. Непокорный сын должен бояться веревки на шее. Мне все равно, какие неприятности ты причинишь себе…
— Ты слишком много болтаешь, госпожа. И понятно почему. К тебе никто не сватается, и ты не хочешь…
— Я никому не позволю говорить о колдовстве — моем и моих близких, — резко прервала она его. — И если ты желаешь добра, то не приведешь по своему следу зла.
— Колдовство! — Он сделал шаг назад.
— Да! Мудрой женщине всегда есть чего бояться. Многие готовы сказать, что ты околдован. Подумай об этом, Сет Элкинс! Хорошо подумай!
Продолжая хмуриться, он бросил свой пакет, так что тот упал возле нее.
— Сплетни болтливых женщин!
— Вполне возможно, если будет по твоему. Оставь этот дом в покое…
— Сет!
Услышав свое имя, человек быстро повернулся. Показалась еще одна женщина, но не из травяного огорода, а из за дома. Она стояла, переводя взгляд с Тамары на Сета и обратно, и улыбалась. Но Холли почувствовала холодок на спине: не хотела бы она встретить такую улыбку.
Одета она была так же, как Тамара, только юбки из более дорого материала, передник ослепительно белый, а чепец и воротник оторочены кружевами. Лицо у нее узкое, с поджатым неодобряюще ртом и длинным острым носом, а волосы, убранные под чепец, песочно рыжие. Ресницы и брови такие светлые, что их как будто совсем нет, а глаза маленькие и злые. Холли с первого взгляда возненавидела ее.
— Доброе утро, Гуди, — обратилась она к Тамаре. — Вижу, ты занята. Зайду позже.
— Лучшего времени не будет, госпожа Пэйшенс. — Тамара казалась спокойной, и голос ее звучал ровно. — Мастеру Элкинсу пора идти по своим делам.
— По своим делам? — повторила Пэйшенс. — Похоже, у него много дел. И некоторые из них тайные. — Она сухо рассмеялась.
— Ааахх! — гневно выдохнул Элкинс. Развернулся и пошел через травяной огород. Руки у него были сжаты в кулаки, и он, казалось, готов был пустить их в ход против всего мира.
Глядя ему вслед, Пэйшенс сказала:
— Ты играешь в опасные игры, Гуди.
— Ни в какие игры я не играю, госпожа. Я не приглашаю всех, кто приходит к моим дверям. Это хорошо известно…
— Правда? Много рассказывают о делах с силами тьмы, Гуди, и о том, кто может помочь женщине, которая хочет привязать к себе мужчину…
— Да, таких рассказов много, госпожа, — ответила Тамара, когда ее собеседница замолчала. — Но обычно это пустые сплетни. А я только лечу людей и животных и не причиняю им зла. Это было доказано много раз.
— Верно, — кивнула Пэйшенс. Но выражение лица ее было угрожающим, Холли была в этом уверена. — И я пришла к тебе за такой твоей работой. Ты приготовила мяту? Отцу она очень нравится, он говорит, что после сытного обеда она помогает снять боль в желудке.
— Приготовила. — Тамара повернулась к дому, но остановилась в нерешительности. Холли видела, что она встревожена. Из за них?
Холли посмотрела в сторону стола. Оттуда за ней следили Джуди и Крок. Она руками сделала знак: нужно спрятаться. Джуди удивилась. Но Крок согласно кивнул, схватил сестру и потащил в дальний угол, где у стены стояла кровать. Он подтолкнул Джуди и вслед за ней сам залез под кровать. Холли побежала туда, но на бегу задела за стол, и несколько липких тарелок со звоном упало на пол.
Она собиралась схватить куртку Джуди, которую та оставила на скамье, но сейчас для этого уже не было времени. Она тоже заползла под кровать и прижалась к Кроку.
— Дура! — прошипел он ей на ухо.
— И кто же еще нашел сюда путь сегодня утром, Гуди? — ясно услышали они голос Пэйшенс.
— Никто.
— Никто, говоришь? Значит, эта зеленое одеяние никому не принадлежит? Зеленое. Да, и разве мы не знаем, какие странные существа носят зеленое? Много рассказов о них ходит.
— За морем, может быть, но здесь… сюда они не приходят, — возразила Тамара.
— Тогда кто оставил эту зеленую одежду? И какая странная ткань. Ручаюсь, не ручной вязки или пряжи. Посмотри, Гуди, сама увидишь. И не для человека она сделана: слишком маленькая. Возьму показать…
— Не возьмешь! — Прежде чем Холли или Крок успели ее схватить, Джуди вылетела из под кровати, проехавшись на животе, прежде чем смогла встать на ноги. И побежала вперед. Холли выбралась за ней. Джуди яростно вырывала куртку из рук Пэйшенс.
— Не ты мне ее дала! Она моя! Мама мне ее купила…
— Джуди! — в отчаянии воскликнула Холли.
Пэйшенс попятилась к стене, глядя на Джуди так, словно это какое то дикое животное. Когда Холли присоединилась к сестре, Пэйшенс вскрикнула и выпустила куртку. Джуди прижала ее к себе, сердито глядя на Пэйшенс.
— Воровка! — пронзительно кричала она.
— Черти — чертенята Сатаны! — Прижимаясь к стене, Пэйшенс пробиралась к выходу. — Я… оставь меня! Я крещеная христианка. Ты не можешь забрать меня…
По прежнему не поворачиваясь к ним спиной, она добралась до двери и выбежала.
— Нет! — по прежнему яростно кричала Джуди. — Я не чертенок Сатаны!
Холли обняла сестру.
— Конечно, нет. Она просто глупая сплетница. Мы… думаю, нам лучше уходить отсюда.
Подошел Крок.
— От нее будут неприятности, большие неприятности, — сказал он. — Что вы будете делать? — обратился он к Тамаре.
— Мы… мы принесли вам много неприятностей? — в свою очередь спросила Холли. — Если быстро уйдем, вы можете сказать, что она все про нас выдумала.
Теперь, когда все уже произошло, на лице Тамары не было ни следа тревоги.
— Сделаю то, что должна сделать, и сделаю хорошо, — ответила она. Голос ее звучал уверенно. Но Холли чувствовала себя несчастной. Она не была убеждена.
— Нам лучше уйти, — настаивал Крок. — Если эта Пэйшенс приведет кого нибудь еще — нам здесь не место, и они это сразу поймут.
— Да, лучше сделать так, как ты говоришь, — согласилась Тамара. — Но не уходите без того, за чем пришли.
Она повернулась к шкафу с полками.
— Мы на самом деле ни за чем не пришли, — возразила Холли. — Просто Джуди видела сон и сказала, что должна идти, и мы пошли за ней…
— Да, но сны имеют значение, моя маленькая девочка. Ты пришла, потому что это было предопределено. Возьми эти растения, посади их и ухаживай, как тебе скажет бабушка. — Она заполняла небольшой мешочек из грубого материала маленькими пакетиками и связками того, что выглядело как высохшие корни. — Вас привело свернувшееся время, оно же выведет вас отсюда. Тяжело ждать… — Сейчас она выглядела усталой и несчастной. Но вот тень с лица исчезла, и Тамара снова стала решительной и невозмутимой. — Даже у времени есть конец. Томкит, вставай и тоже возвращайся.
Томкит легко спрыгнул со стула, потянулся и направился к выходу. Тамара стояла улыбаясь.
— Мы вас еще увидим? — Джуди сопротивлялась попыткам Холли увести ее.
— Что будет, то будет. У всего свое время. Веселая встреча, веселое расставание, и будьте благословенны.
Она подняла руку и сделала в воздухе жест. Холли видела, что это не прощальный взмах, у этого жеста должен быть какой то смысл. И они вышли вслед за Томкитом. Ни слова не говоря друг другу, дошли до лабиринта и здесь оглянулись. Все выглядело так мирно под солнцем. Тамары не было видно. Но Холли испытывала дурное предчувствие. Они позволили Пэйшенс увидеть себя и… и…
Крок потащил ее за руку.
— Пойдем. Надо уйти, пока еще кто нибудь не пришел.
Когда вокруг них сомкнулись зеленые стены лабиринта, Холли попыталась привести в порядок мысли и страхи.
— Мы… мы не в том же мире, — неуверенно сказала она.
— Не в том же времени, — поправил ее Крок. — Один парень в прошлом году выступал на научном собрании. Он говорил о времени… как некоторые верят, что можно вернуться во времени…
— А мы… мы сможем вернуться? — спросила Джуди. В голосе ее звучал страх. — Сможем вернуться в амбар, к маме, дедушке и бабушке?
Она побежала. Пришлось догонять. Впереди легкой серой тенью скользил Томкит. Внутрь и наружу, вперед и назад — казалось, дорога гораздо более запутана, чем когда они шли вперед.
Холли порвала на боку петлю, Джуди впереди плакала. С ужасом она закричала: «Мама! Мама!» Старшая сестра готова была присоединиться к ней, если бы думала, что такой призыв поможет.
Зеленые стены вокруг них начали терять цвет. Дети тяжело дышали, пришлось перейти на шаг. Становилось холоднее. Холли надела куртку, заставила Джуди остановиться и сделать то же самое. Теперь листва совершенно исчезла, они выбежали в пустое пространство и увидели впереди крышу амбара.
И только увидев дом амбар, Холли перестала бояться. Они вернулись. Она обернулась и посмотрела назад. Не видно никаких котов и высоких ворот. Просто сплошная масса ветвей, сквозь которую не пробраться даже Томкиту.
— Как будто… как будто ничего не было, — сказала она.
— Пусть так и будет, — объявил Крок. — Слышите, Джуди, Холли, держите рты на замке об этом. Никто нам не поверит и…
— Но у нас есть это. — Холли указала на мешок, который держала Джуди. — То, что нужно посадить.
— Брось это! — приказал Крок.
— Нет! — вернулась к жизни Джуди. — Тамара сказала, что это нужно посадить. И мы посадим — хоть это мы можем сделать. — Крепко прижимая к себе мешок, она пошла дальше.
Холли поглядела на Крока и пожала плечами. Они оба знали, что сейчас с Джуди спорить невозможно. Лучше подумать, как они будут объяснять появление этого мешка и его содержимого, когда вернутся домой — нужно правдоподобное объяснение, которое не раскроет всю невероятную правду.

5. Первая посадка


Холли посмотрела на Крока.
— Что мы скажем бабушке — если Джуди отдаст ей это?
Он пнул комок полузамерзшей почвы.
— Не знаю.
— И Тамара — что будет с нею? Этот Сет Элкинс, он говорил так, будто тоже сердит на нее. — Холли быстро пересказала, что слышала и видела у окна. — Тамару могут назвать ведьмой. Пэйшенс видела нас, и поэтому…
Крок с любопытством посмотрел на нее.
— Ты знаешь, это ведь другое время. То, что там произошло, произошло много лет назад. — Однако было видно, что эта мысль его не успокаивает. Тамара слишком реальна. Она не может быть всего лишь сном или человеком, существовавшим когда то.
— Вспомни, что сказала миссис Пигот, — подхватила его мысли Холли. — Она сказала, что Димсдейл когда то давно был проклят ведьмой. Но Тамара…
Что то в ее мыслях не совпадало. Холли знала, что в Тамаре нет никакого зла.
— Она не может быть ведьмой, не может насылать проклятия на людей! Хотя эта Пэйшенс, она ведь из Димсдейлов…
— Откуда ты это знаешь? — спросил Крок.
Холли ответила, что услышанное ими подтверждает это.
— Значит, этот Сет Элкинс, он обручен с Пэйшенс Димсдейл, но пришел повидаться с Тамарой и принес ей подарок, — медленно сказал Крок.
Холли покачала головой.
— Не думаю, чтобы было так, не на самом деле. И он был сердит на Тамару. Как будто она мешает ему что то сделать, как будто он пришел повидаться не с Тамарой.
— Но там была только она, — заметил Крок. — И не говорила, что с ней кто нибудь живет.
— Да. Но все равно… похоже, Тамара ему совсем не нравится. О, у меня все смешалось! Крок, как ты думаешь, мы когда нибудь узнаем, что произошло? Не хочу, чтобы с Тамарой случилось что нибудь плохое…
— Если и случилось, — сказал Крок, — то это было в старые дни, и, наверно, можно найти в книгах или где нибудь. В понедельник твой класс идет в библиотеку, верно? Попробуй что нибудь там найти. Помнишь, что сказала бабушка о мисс Нойес? Та забирает старые книги.
Слова Крока были разумны, хотя Холли не хотелось этого признавать. И она спросила, знает ли он, как заставить Джуди молчать.
— И не пытайся ей говорить, — ответил он. — Холли, когда велишь людям что нибудь не делать, только заставляешь их хотеть сделать это. Дай ка подумать…
Он пошел быстрей, чтобы догнать Джуди. Холли в последний раз оглянулась и посмотрела на спутанные кусты, где когда то был лабиринт. Ничего похожего на зеленые ворота, с котами, охраняющими путь, который ведет к Тамаре. «Неужели там всегда лето?» — подумала Холли. Можно ли застрять во времени, словно вошел в комнату и повернул дверной ключ? И если это так, почему Тамара не может выйти, как они? И какое к этому отношение имеет подушка?
От звона она едва не подпрыгнула. Домашний колокольчик бабушки! Значит, время обеда! Бабушка в первый же день предупредила их. Холли, повернувшись спиной к загадочной массе переплетенной растительности, заторопилась в дом.
Крока она догнала уже внутри. Он снял плащ, повесил на колышек и направился к тазику для умывания. Джуди не было видно, а бабушка возилась у печи, очень удачно повернувшись к детям спиной.
— Джуди? — неслышно, одними губами, произнесла Холли.
Крок энергично кивнул, и Холли поняла, что он уговорил сестру не рассказывать об утренних происшествиях — по крайней мере пока не рассказывать. Но удержать ее неожиданный вопрос за столом не смог.
— Бабушка, а зимой — где ты держишь живые травы? — Холли пожалела, что сидит недостаточно близко, чтобы пнуть Джуди, но между ними находился Крок.
Она сердито посмотрела на сестру. Джуди либо не видела ее, либо не желала видеть.
— Ну… большинство сами о себе заботятся на грядках. Некоторые более нежные и могут пострадать от мороза. Их я переношу в большой сарай, где Лютер работает по дереву. Там горит огонь в печи и не дает им замерзнуть. Там у меня маленький огород. Посмотришь, когда поедите.
Джуди со ртом, набитым тушеным мясом, поблагодарила. Холли облегченно вздохнула: Крок действительно предупредил сестру. Наверно, Джуди где то спрятала свой мешок, а бабушка его не заметила. А весной они смогут посадить то, что дала им Тамара. Холли успокоилась и впервые получила возможность насладиться едой.
— Дедушка, — заговорил Крок, и Холли снова учуяла опасность, — эти Димсдейлы, которые владели этим местом, они ведь были здесь очень давно?
— Насколько я слышал, еще до основания города Сассекса. — Дедушка щедро мазал кусок хлеба джемом. — Лучше спроси бабушку. Она часто слушала рассказы старой мисс Элвери. Она более жила в прошлом, старая мисс Элвери, чем в настоящем. Помню, однажды пришла в этот самый амбар, одетая, и спросила, когда я выведу карету и отвезу ее на прием в город. Карета тогда уже много лет была сломана, а две лошади давно сдохли. А люди, о которых она говорила, давно лежат на кладбище. Но она была уверена, что они ее ждут, и хотела к ним поехать. Бабушка целый час уговаривала ее вернуться домой. Но вернуть ее в наше время было невозможно. Во всем доме не было ни одних идущих часов. Она говорила, что часы заставляют время проходить, а если на них целый день не смотреть, победишь время, а не будешь побежден им.
Он откусил большой кусок и кивнул.
— Не знаю, но в ее словах что то было. Время — странная вещь. Когда делаешь то, что хочешь, оно летит, как реактивный самолет, который может за день облететь вокруг земли. А если делаешь что нибудь скучное, а хочешь заняться чем то другим, время тянется и тянется.
Но ты спрашиваешь, давно ли здесь Димсдейлы. Да, давно. Мерси, разве твоя бабушка не рассказывала полный книжный шкаф об их неудачах?
— А почему им так не везло? — спросила Холли.
— Хороший вопрос. — Бабушка откинулась на стуле, словно собралась снова отправиться к печи и дать всем добавку, но так и не встала. — Мисс Элвери… более добрая леди не ставила ногу на эту землю. Готова была все сделать для любого бедняги в нужде. Но каждый раз, когда хотела помочь себе — ну, все оборачивалось для нее хуже. В последний раз этот скользкий мошенник уговорил ее заложить железнодорожные акции, и она была разорена. Говорила, что все это проклятие ведьмы. Оно переходит от одного Димсдейла к другому, ко всем, в ком есть кровь Димсдейлов. Но тогда она уже начинала сдавать, бедная старая леди, слишком много думала о несчастьях, с которыми не могла справиться.
— А что это было за проклятие? — Холли решила, что бабушка не будет отвечать, что она недовольна вопросом.
— Это глупые разговоры, дитя. Люди в городе, когда не знают, что сказать, болтают. А мисс Элвери, ее занимали ее собственные беды, и она верила, что Господь от нее отвернулся. Но, конечно, это глупость. Лучше тебе услышать правду — потому что если в городе еще говорят об этом, ты услышишь то, чего никогда не было.
Однажды мисс Элвери показала мне старую книгу, она с трудом могла ее читать. Рукопись, и почерк очень странный. Буквы выцвели, и нужно было брать увеличительное стекло, чтобы их рассмотреть. Это было что то вроде дневника, его вел человек, который здесь жил. Он все записывал: сколько заплатил за то, что купил, как засевал поля, какой был урожай. И еще о своей семье и о себе. Кто родился, кто умер и тому подобное.
Это был строгий человек — звали его Секстон Димсдейл, он очень плохо обращался с теми, кто подчинялся ему. В те дни хозяин дома, ну, он мог делать все, что угодно, и никто не смел ему перечить, особенно женщины. Потому что в те дни с женщинами совершенно не считались, они только должны были кормить и одевать всех в доме, и чтобы все шло хорошо. А мужчины, такие как Секстон Димсдейл, никогда не думали, хорошо ли в его доме женщинам.
Этот Секстон, он всегда хотел получить больше, чем у него было. Построил большой дом — этот амбар был его первым домом. Но он был для него слишком мал. Нет, он хотел большой дом, чтобы все в Сассексе удивлялись. Нанял человека в Англии, который приехал, чтобы построить ему дом и разбить сад. Не в том дело, что он любил растения — нет, это он все для хвастовства.
А этот человек привез с собой женщину, родственницу. У него было соглашение с мистером Димсдейлом, что в качестве платы он получит часть земли. Все было записано и законно оформлено. Но он умер, не успев закончить работы в саду. И тогда мистер Димсдейл постарался по закону отобрать то, что дал тому человеку. Но судья принял решение не в пользу мистер Димсдейла. Звали того человека Пигот, и они никогда не были друзьями. И мистеру Димсдейлу пришлось отдать часть земли — с маленьким домиком, который построил тот человек, и его семья с тех пор там жила. У него была дочь, которая очень любила работать в саду, и у нее был дар целителя, она все знала о травах и тому подобном.
Тогда было мало врачей, а те, что были, мало что знали. Люди в Сассексе, они сначала шли к целительнице, а уже потом к врачу. А она не очень задавалась, жила спокойно, и люди ее любили.
Но каждый раз как мистер Димсдейл вспоминал, что она живет на земле, которую он считал своей, он все больше разъярялся. У него была дочь, не отличающаяся красотой. Сыновья его умерли от лихорадки, так что у него осталась только она. И он стал искать ей мужа, который был бы выгоден Димсдейлам. Потому что он был таким гордым, что вел себя так, будто его семья лорды, как в их прежней стране.
Элкинсы — это была другая известная семья в Сассексе. Владели почти таким же количеством земли, торговали с индейцами и очень хорошо зарабатывали. У Элкинса был сын, и именно его старый Димсдейл выбрал для своей дочери. В старину многое делалось по другому. Сын или дочь, даже взрослые, даже имеющие собственных детей, должны были поступать, как велит отец. Мисс Нойес как то показала мне старую книгу законов, и там говорилось для судьи, что если парень не делает то, чего хочет его отец, его можно повесить! Только подумайте!
Ну так вот, сыну Элкинса не понравилась мысль о браке с дочерью старого Секстона, но ему нечего было сказать, потому что отец за него дал слово. Но он тайком продолжал навещать целительницу, и старый Димсдейл узнал об этом.
В те дни легко было назвать ведьмой женщину, которая разбирается в травах и держится особняком. А у целительницы не нашлось никого, кто бы за нее заступился.
Бабушка замолчала. Холли наклонилась вперед.
— И что случилось, бабушка?
— Эту часть книги мисс Элвери не могла разобрать. Хэллоуин — тогда это была ночь ведьм, и люди в то время боялись. И вот Димсдейл собрал своих людей, и они решили в Хэллоуин схватить эту ведьму (так он ее называл), когда она будет занята своим колдовством, и сжечь вместе с домом.
— Нет! — Все вздрогнули, услышав этот крик — почти плач — Джуди.
Бабушка забеспокоилась.
— Да, я сама увлеклась своим рассказом, а нужно было давно все забыть. Не стоит об этом рассказывать в любое время.
— Бабушка, они ведь не сожгли ведьму? — спрашивала Джуди.
— Нет, не сожгли. Тут очень странный рассказ. Они хотели это сделать, да. И тут произошло что то необычное. Из ниоткуда появились какие то дьявольские существа — и все мужчины убежали. А когда набрались храбрости и на следующий день вернулись, ничего не нашли, ни дома, ни ведьмы. Но до того, как ее спасли дьяволы, ведьма прокляла старого Секстона Димсдейла. И сказала, что проклятие будет действовать, пока жив он и его семья. Она сказала, что проклятие мало помалу уничтожит то, что он больше всего ценит, — его поля, они станут бесплодными, и никто не сможет пользоваться ими.
— И так случилось? — спросил Крок.
— Да, похоже на то. Несчастья стали происходить с Димсдейлами не сразу, а постепенно, мало помалу, но они пришли. Только это старая история. Мисс Элвери, она хотела отнести книгу, в которой это все записано, преподобному Бернсу. Сказала, что в этом ясно видна рука Господа, что ненависть, которую посеял старый Секстон, его алчность — за эти годы все это созрело и принесло плоды. Но так и не отнесла. Книга сгорела в огне. Мисс Элвери своей добротой к другим хотела немного загладить…
Умирая, она сказала мне кое что, чего я никогда не забуду. То, что было уничтожено, можно восстановить. Но для этого нужно много времени. И если Димсдейлы — земля Димсдейлов — смогут вернуть то, что с нее исчезло, все снова будет хорошо. Бедняжка, она сама пыталась это сделать.
— Но ведьму они не поймали? — настаивала Джуди.
— Нет, если в старой книге правда. Но куда могут исчезнуть женщина и дом? Это самое неправдоподобное во всей истории. Похоже на то, что старому Секстону было что скрывать. Не знаю. Кстати о времени. Смотрите, сегодня нельзя быть копушами. Ваша мама приедет на двухчасовом автобусе, и Лютеру пора выезжать за ней.
— Я везу вещи для мистера Корри, — сказал дедушка. Видно было, что ему неловко. — В грузовике не останется места…
Холли знала, что это значит: нет места для них. Сначала она хотела протестовать, потребовать, чтобы было место. Но увидела, как бабушка посмотрела на нее, и поняла, что не должна вести себя по детски.
— Может, Джуди втиснется, — сказала она. Хотя ей ужасно не хотелось об этом говорить. — А Крок поедет сзади…
— Нет, — решительно сказала — к крайнему удивлению Холли — Джуди. — Мама устала. Если я поеду, мне придется сидеть у нее на коленях. Не хочу прыгать на ней всю дорогу. Мы остаемся.
Бабушка улыбнулась.
— Хорошо. Поможете мне здесь. Сегодня утром я хорошо поработала над статуэткой. Если вымоете посуду и прочее, я смогу закончить.
И вот Холли принялась мыть посуду, да так осторожно, как никогда не делала дома. Она хотела так хорошо справиться с делом, чтобы бабушка увидела разницу. А сама бабушка тем временем поставила разбитую статуэтку на стол и так энергично отправила очки на место, что Холли подумала: теперь они долго не решатся сползать вниз.
Ей хотелось посмотреть, как работает бабушка, но это помешало бы ей. Так обычно бывает, когда сосредоточишься на трудной работе. И вот наконец Джуди, повесив последнее посудное полотенце, кивком указала на дверь.
— Мы пойдем погуляем, бабушка, — сказала Холли.
— Хорошо. Но не потеряйтесь…
Томкит встал со своего места на ковре перед камином и пошел с ними. И когда вышли, Холли увидела, что Джуди несет мешок Тамары, крепко прижимая его к себе.
— Бабушка говорила — в мастерской. Это там, — сказала Джуди.
Мастерская на самом деле была частью амбара, пристроенной позже, и в нее вела только дверь снаружи, а входа из амбара не было. Внутри пахло клеем, краской и маслом, один конец целиком занимал верстак, а над ним на стене аккуратно висели инструменты. Перегородка, сделанная из трех сбитых старых дверей, отделяла часть помещения. За этой перегородкой находился зимний сад бабушки. На полу, на полках, на столе — из еще одной двери, поставленной на ножки, — везде стояли горшочки с растениями. Маленькие мешочки, плотно завязанные, висели на веревке вдоль одной из полок вдоль стены.
Джуди опустилась на четвереньки и заглянула в темную пещеру под столом.
— Горшки, много, и все пустые, — сообщила она и начала вытаскивать те, до которых могла дотянуться.
Холли вспомнила, как мама пересаживала африканские фиалки.
— У нас нет специальной почвы, как у мамы, — заметила она.
Джуди сидела на корточках.
— Это должно расти в обычной земле — в земле Димсдейла. Мы накопаем, чтобы заполнить горшки. Возьми вон там маленькую лопату и ведро.
Спокойная уверенность Джуди в том, что это обязательно нужно сделать, подействовала на Холли: та покорно взяла лопату и ведро. Конечно, они только накопают обычной земли, положат ее в горшки, а потом посадят семена и корни в надежде, что те прорастут. Но ни она, ни Джуди не знают, что из этого получится.
Холли осмотрелась, прежде чем начать копать. По другую сторону от амбара, по видимому, были цветочные клумбы. Там она собиралась брать почву, и не из одного места, а лопатку здесь, лопатку там — чтобы не было заметно. Трижды наполняла она ведро и относила его Джуди, которая горстями перекладывала землю в горшки.
Работая, Холли думала о рассказе бабушки — как Димсдейлы пытались уничтожить Тамару и ее дом. Холли не сомневалась, что Тамара и была женщиной, которую Секстон Димсдейл называл ведьмой. Но ей трудно было поверить в то, что Тамара — настоящая ведьма или что ее проклятие могло так тяжело отразиться на Димсдейлах. Что касается самой Холли, то для нее ведьмы существовали только в волшебных сказках.
Конечно, их сегодняшние приключения — это тоже не часть реальной жизни. Неужели Тамара и ее дом скрылись в странном завитке времени и находились здесь все эти годы? Но почему тогда здесь же оказались Сет Элкинс и Пэйшенс Димсдейл? Они враги, и Тамара добровольно не взяла бы их с собой.
Предположим… предположим, то, где они были сегодня, это время до того, как Секстон Димсдейл попытался выдать Тамару за ведьму. Тогда — если они смогут вернуться, предупредить Тамару… Да! Холли, чуть сгибаясь от тяжести ведра с почвой, остановилась перед входом в мастерскую. Если они смогут предупредить Тамару о том, что приближается… они должны предупредить ее!
Утром они попытаются снова пройти в лабиринт. Нет, не смогут. Здесь будет мама. Холли распахнула дверь мастерской. Придется ждать, может быть, до конца недели. И подушка. Джуди спала на подушке и узнала, как пройти в лабиринт. Может, это необходимо, чтобы снова найти Тамару. Если это так, то на этот раз на подушке будет спать Холли.
Она приняла твердое решение. В конце концов она ведь старшая, она знает, что нужно делать, чтобы помочь Тамаре. Это… это даже ее долг — вернуться в дом Тамары и помочь ей.
Но помогая Джуди сажать семена и корни и принося воду, чтобы полить комковатую землю, Холли ничего не сказала о своем плане.
— Куда ты их поставишь? — спросила она наконец, разглядывая ряд горшочков. — Если оставишь их здесь, бабушка увидит и, конечно, начнет расспрашивать.
— Знаю. Я об этом думала. Поставим их на полки вдоль стены, среди бабушкиных. Вот так. — Джуди взяла ближайший горшок, передвинула два со свежей зеленью на одной из полок, поставила свой и эти два использовала как ширму.
— Хорошо! — согласилась Холли и принялась ставить так же.
Когда они закончили, их горшки так смешались с бабушкиными, что если не знаешь, что что то прибавилось, ни за что не заметишь, — Холли во всяком случае на это надеялась.
Они с Джуди подмели просыпавшуюся землю, вытерли лопату и поставили на место ведро. Свежий запах зелени напомнил Холли лабиринт с солнечным огородом за ним.
Она пыталась припомнить подробности, когда заговорила Джуди:
— Холли, а куда, по твоему, исчезла Тамара со своим домом, когда пришли злые люди, чтобы обидеть ее? Неужели… неужели она настоящая ведьма, она улетела и взяла дом с собой?
— Это только сказка, Джуди. Ты уже большая для таких сказок. Не знаю, куда ушла Тамара.
— Может, спряталась во времени.
Холли удивилась.
— Как это?
— Помнишь, дедушка говорил, что время бывает разное. Когда болят зубы, как у меня прошлой зимой — мы тогда два дня не могли попасть к доктору Уильямсу, время все тянулось и тянулось. А в тот последний день, когда папа был с нами и мы пошли в зоопарк, а потом обедали, этот день промелькнул, как будто он не настоящий, а просто приснился. Я всегда думала, что время — это просто часы: смотришь на стрелки, и они говорят тебе, что нужно сделать то или это, пока не стало слишком поздно. А теперь я задумываюсь, что такое время на самом деле. Может быть, если знаешь как, можно выбрать самый счастливый день и остаться в нем навсегда…
Джуди смотрела на Холли так, словно ждала от нее подтверждения этой мысли, фантастической, как сказка. Не услышав ответа, Джуди продолжила:
— Люди полетели на Луну и ходили по ней, а мы сидели у себя дома и видели это. В старину, конечно, решили бы, что это сказка и что на самом деле такое невозможно. Но, может, в прошлые дни такие, как Тамара, знали другое — например, как прятаться во времени. Я хочу знать, что Тамара в безопасности, Холли, так хочу!
— Я тоже. Может, позже и узнаем, — начала Холли, и в этот момент они услышали автомобильный гудок.
— Мама! — Хлопнув дверью, Джуди побежала к дороге по другую сторону амбара. И Холли, на время забыв о втором путешествии в лабиринт, побежала за ней.
Мама выскочила из кабины грузовика, словно не могла подождать, пока он полностью остановится, раскрыла объятия и прижала к себе Холли и Джуди, которые добежали одновременно. Мама вернулась — вот что самое важное сейчас. Все остальное было забыто. Этот отрезок времени нужно тянуть как можно дольше.

6. Ведьмы и проклятия


Как и говорил дедушка, хорошее время промелькнуло так быстро, что Уэйды не успели насладиться им. Когда после полудня мама снова садилась в автобус, казалось, не успели они поздороваться, как снова нужно прощаться. Автобус отошел, и мама помахала им в окно.
Впереди не одна длинная неделя, а целых четыре, прежде чем она приедет снова, потому что она пообещала работать сверхурочно, чтобы получить три свободных дня в Благодарение. Но День Благодарения кажется сейчас таким далеким, словно до него еще целый год.
Когда девочки вернулись в свою комнату, Холли вспомнила — подушка. Но они не могут — она не может — спать на ней сегодня. Ведь завтра в школу. Однако нужно убедиться, что подушка цела и что ею можно будет воспользоваться.
— Куда ты дела подушку, Джуди?
Джуди почесывала Томкита под подбородком — он это особенно любил. Кот громко мурлыкал, полузакрыв глаза. Не поднимая головы, Джуди ответила:
— В коробке, в моей коробке с лоскутками, в гардеробе.
Холли хотела в этом убедиться. Теперь, когда мама уехала, она снова думала о Тамаре и о том, что нужно вернуться к ней и предупредить. Холли вздохнула: до вечера пятницы нечего даже пытаться. И, подобно Дню Благодарения, это время тоже казалось очень далеким.
В эту неделю понедельник особый. По расписанию класс Холли идет в библиотеку. Миссис Финч объявила об «индивидуальном докладе». Вопреки своему решению оставаться незаметной, Холли обнаружила, что «индивидуальный доклад» может быть очень интересным. «Индивидуальный доклад» означал вот что: каждый выбирает тему, касающуюся истории города, находит факты и пишет сочинение. А если у тебя хорошие руки, можешь смастерить что нибудь, показать, что было у людей в домах в старом Сассексе, что они надевали, что использовали.
Сегодняшнее посещение библиотеки как раз было началом «индивидуального доклада», потому что сама библиотека размещается в очень старом доме, одном из старейших в городе. А также здесь находится музей, а в нем много вещей из прошлого.
— Вы сами увидите, чем там можно будет воспользоваться, — сказала миссис Финч. — А когда вернемся, каждый выберет тему и напишет на листочке с указанием вашего имени и класса.
Пройдя по усыпанным листвой улицам, они добрались до библиотеки. Холли внимательно разглядывала ее. Она намного больше дома Тамары, но посредине тоже торчит труба, а окна высоко в стенах. Только стены кирпичные, крыша не заросла лишайником, а крыта новой черепицей.
Перед входом миссис Финч остановила детей и сказала, что кирпич делался из глины, которую раньше копали за рекой. Потом рассказала об окнах.
— Они были маленькие, из небольших кусочков в свинцовых рамах, — сообщила она. Холли, не замечая этого, кивнула: она сравнивала с тем, что видела в доме Тамары.
— Но во время войны за независимость, — продолжала миссис Финч, — свинец пошел на изготовление пуль. И приходилось затягивать окна тонкой промасленной оленьей шкурой. А после войны привезли большие листы стекла.
— Не забудьте, это библиотека, — продолжала она, когда пошли дальше. — Ведите себя с должным вниманием…
Миссис Финч всегда говорит так, строгим, всем немедленно успокоиться и привести себя в порядок голосом. И голос этот каким то образом действовал. Она из тех, кто не терпит непослушания, и все это знали.
Для Холли, привыкшей к библиотекам большого города, помещение показалось очень маленьким и тесным. Всего две комнаты, отапливаемые одним камином. На полках тесно расставлены книги. И почти не осталось места для скамей и стульев, которые поставили в меньшей комнате, чтобы дети могли сесть.
В этой комнате на верхних полках стояли не только книги. Одна полка полностью была отведена птичьим гнездам — птичьим гнездам! — и к каждому спереди прикреплена белая этикетка. Были также картины из семян и раковин, а также несколько рамок с чем то похожим на коричневую бумагу. Были и живые растения, и большой стеклянный сосуд, в котором росли крошечные растения, как будто кто то зачерпнул их совком несколько раз из очень маленькой страны и поместил в огромный аквариум.
Но тут заговорила мисс Нойес, библиотекарь, и Холли стала внимательно слушать. Говорила она об их докладах и о годовщине основания города. То, что она говорила, совсем не походило на школьную историю — сплошные даты и далекие происшествия; это все было о людях. Рассказывая, мисс Нойес показала вышивку и объяснила, что ее сделала девочка моложе даже Джуди, потом показала пистолет, который принадлежал солдату, бывшему в Вэлли Фордж, *6 а потом нить бус — настоящие индейские деньги, вампум, как в рассказах о пилигримах. У Холли появилось ощущение, что ее сюда притягивает и она становится частью того, что существовало когда то. История — это длинный ряд людей, некоторые из них очень далеко, другие поближе, но такие, как она сама, как дедушка, бабушка, мама — папа… Неожиданно Холли поняла, что история — это не просто страницы книги, это люди!
Теперь мисс Нойес говорила о книгах. Не об учебниках истории, как в школе, но о книгах, которые читали люди в прошлом — и не только читали, но и писали!
И снова Холли удивилась. Старая книга, которую показывала мисс Нойес, написана от руки, а не напечатана, и рукопись такая старая и выцветшая, что буквы с трудом различимы. Такая же книга, как та, о которой рассказывала бабушка? Которая была у старой мисс Элвери?
— … дневник Сета Элкинса, — продолжала мисс Нойес.
Сет Элкинс! Тот самый Сет, который приходил к Тамаре? Записал ли он в дневнике, что случилось с Тамарой? Можно ли спросить, не объясняя, зачем ей это? Но мисс Нойес уже осторожно закрыла книгу и спрятала в коробку; теперь она говорила о музее и о том, что они увидят прялку и ткацкий станок…
К разочарованию Холли, миссис Финч повела всех дальше, и класс направился в музей. Здесь тоже многое можно было увидеть, и Холли шла медленно. Но почти не слушала объяснений миссис Финч. Она думала о дневнике Сета Элкинса. Прочитала ли его мисс Нойес? Может ли рассказать о том, что произошло в Димсдейле в Хэллоуин много лет назад? В этот момент Холли поняла, чему будет посвящен ее доклад, — самому Димсдейлу.
Если миссис Финч согласится, то Холли сможет задавать вопросы. Может, даже узнает, что написано в дневнике и что случилось с Тамарой. Конечно, она не расскажет, что знает сама. Но сможет использовать эти свои знания понемногу, как будто где то прочла. Например, описание дома Тамары, и лабиринта, и травяного огорода сада…
Она так задумалась, что наткнулась на девочку, которая с подружкой стояла перед висящей на стене вышивкой в рамке.
— Смотри… вот здесь… это мое имя… Ребекка Имс. Бабушка подарила это музею. Потому что сделала ее моя пра пра… не знаю, сколько раз — бабушка. И… чего ты толкаешься? — Бекки Имс повернулась к Холли. — Приехала из Бостона и думаешь, что все знаешь? Ну, не все ты знаешь. Здесь ведь не висит вышивка твоей пра прапрапрабабушки?
Холли застыла. Вот оно наконец, то, чего она ожидала с того момента, когда в первый день вошла в школьный автобус. Теперь ей скажут, что она живет на свалке, что она черная и все остальное, что рано или поздно должны будут сказать ей и о ней.
Подруга Бекки (это Марта Торри, увидела Холли, еще она из них) потянула Бекки за рукав.
— Бекки! Помни, что сказала миссис Финч… Холли представляла себе, что могла та сказать, и от
этого рассердилась еще больше. Она не хочет, чтобы миссис Финч предупреждала, что не нужно ей говорить, что она черная и живет на свалке.
— И что сказала миссис Финч? — сердито спросила она. — Да, я живу на свалке среди мусора! И я черная! Боишься, что запачкаешься? Не запачкаешься. Я черная, но не грязная! А ты и твоя миссис Финч, вы можете заниматься своими делами.
Холли повернулась, слыша за собой, как Марта быстро говорит:
— Нет, Холли, ты все не так поняла, на самом деле ты…
Холли мрачно оглянулась.
— Я все поняла правильно. Поняла с самого начала, как оказалась в этой глупой старой школе.
Она пошла к выходу и нетерпеливо ждала, пока миссис Финч не скажет, что нужно уходить. Ее гнев все усиливался. Она собиралась для своего доклада взять Димсдейл, но у нее появилась лучшая мысль. Она напишет о ведьмах, о том, как старый Секстон Димсдейл преследовал людей из за своей жадности и невежества и как он получил по заслугам. Вот таким будет ее доклад! Теперь она наделась, что легенда правдива — что Тамара была настоящей ведьмой и прокляла Секстона Димсдейла, как говорила мисс Элвери. Он этого заслуживал! Все в этом городе должны быть прокляты…
Только в полдень они вернулись в школу. Холли увидела Джуди; та разговаривала с той самой Дебби, с которой хотела есть ланч. Холли мрачно подошла. Джуди должна понимать: Холли много раз говорила ей, чего ожидать. Но теперь казалось, Джуди ее не послушается, не пойдет, когда Холли поманила ее к себе.
— Не понимаю, почему ты ни с кем не хочешь дружить! — выпалила она. — Мне нравится Дебби…
— Дружить! — взорвалась Холли. — Они не хотят с нами дружить! Как сегодня утром — эта Бекки Имс сразу сказала, что мне не место в Сассексе, нам всем здесь не место!
— Она так сказала? — Джуди встревожилась. — Но — почему, Холли?
— Сама знаешь, — сердито ответила Холли. Конечно, Бекки именно так не сказала, но именно это имела в виду. Чем скорей Джуди поймет правду, тем лучше для нее. — Мы живем на мусорном дворе, и мы черные.
— Но Джимми Литтл и сестры Вудз, — Джуди остановилась и показала на другой конец комнаты, — они черные, и никто этого не замечает. Джимми дружит с Ральфом Бингли и Джадом Торри. А Салли и Бетси Вудз поют в младшем хоре и… посмотри на Крока, он с Филом Нойесом и Байфилдами, и он им нравится!
— Он тоже поймет, — мрачно сказала Холли. — А Джимми и Вудзы — они здесь давно живут, может, все и забыли. И они не живут на свалке.
Джуди выглядела недовольной, но со вздохом села рядом с Холли и открыла свою коробку с ланчем.
— Ты решила, что возьмешь для своего индивидуального доклада? — спросила она, разворачивая верхний сэндвич. — Я уже выбрала. Рассказала миссис Дейл, и она подумала, что моя тема очень хорошая, и написала ее на доске — первой из всех.
— А что это за тема? — Холли не решилась ответить на вопрос и задала свой.
— Травяные сады, как у Тамары..
— Джуди, ты ведь не сказала ей? — спросила Холли.
— Конечно, нет! Но бабушка пользуется травами, и многие другие тоже у бабушки есть несколько старых, очень старых книг о том, как пользовались травами в старину. Я хочу сделать розовые бусы, когда будут розы, и оклеенный апельсин, который так хорошо пахнет, и, может, еще засахаренные листья мяты. И хочу научиться использовать травы, чтобы лечить людей, как Тамара. — Она уже опять улыбалась, забыв о своем несогласии с Холли. — Я могу написать о саде Тамары, если не скажу, где он…
Холли была удивлена и слегка встревожена. Джуди кажется такой уверенной в себе. В Бостоне она слушалась Холли, она сначала спросила бы ее, а потом уже рассказала миссис Дейл о своей теме. В последнее время она становится все самостоятельней. Она приняла на себя руководство и решила, как посадить подарок Тамары, решила правильно — Холли это признавала. Джуди всегда следовала за Холли; кажется, теперь она решила сама находить новые пути.
— Будь осторожней с тем, что говоришь, — подчеркнуто сказала Холли.
Улыбка Джуди завяла.
— Вот ты опять, Холли Уэйд. Всегда говоришь, что мне делать! Я устала от тебя…
Раздражение Холли превратилось в тревогу. Если Джуди будет упрямиться… Они всегда все делали вместе, делали то, что планировала Холли. И Джуди всегда соглашалась. Холли знала, что бывают случаи, когда Джуди нельзя заставить, но это бывало редко и длилось недолго. Неужели Джуди теперь всегда будет такой? Холли постаралась побыстрей исправить положение.
— Я просто боюсь, что ты скажешь что нибудь не подумав.
— По тому, как ты говоришь, можно подумать, что я не старше Лисси Джонс, у нас дома. А она на целых три года моложе меня. Я не выбалтываю все, что знаю, Холли Уэйд.
— Знаю, — ответила Холли. Может, удастся все таки вернуть прежнюю Джуди. — Но даже если мы втроем расскажем о Тамаре, нам никто не поверит.
— Наверно. Но она настоящая, я знаю это, Холли. И хочу узнать то, что знает она. Миссис Дейл сказала, что есть много книг о травах, и я хочу еще расспросить бабушку. А какая у тебя будет тема?
Холли поколебалась. Она была уверена, что у нее очень хороший план — рассказать о старом Секстоне Димсдейле и показать живущим сегодня, что значило называть людей несправедливыми словами. Хотя, конечно, Бекки не называла ее такими словами. Тем не менее Холли представляла себе, какие слова могли бы прозвучать, и каждый раз как думала об этом, сердилась все больше.
— Какая тема? Или это такая большая тайна, что… — Джуди снова становилась колючей.
— Я буду писать про ведьм, — выпалила Холли. — Как в старину люди причиняли неприятности таким, как Тамара, и называли их ведьмами, и как Димсдейлы были прокляты из за того, что сделали…
— Ты сама сказала, что не нужно рассказывать о Тамаре. А сама собираешься рассказать! — обвинительным тоном заявила Джуди.
— Я никому не скажу, что видела ее, ничего подобного. Посмотрю в старых книгах и порасспрашиваю. Мисс Нойес сегодня утром в библиотеке, она показывала нам дневник и сказала, что он написан Сетом Элкинсом…
— Тем самым Сетом, который приходил к Тамаре? — прервала Джуди с широко раскрытыми глазами.
— Наверно. Может, он рассказывает о том, что случилось. Странную историю о Тамаре, исчезновении дома и прочем.
— А миссис Финч разрешит тебе рассказывать о ведьмах?
— Я ей не скажу, что буду писать о ведьмах. Скажу, что хочу написать о людях, которые жили в Димсдейле, о том человеке, который построил большой дом. Тот, который потом сгорел.
— Я бы хотела знать, что случилось с Тамарой, — медленно сказала Джуди.
— Я знаю, что нам делать, — с прежней уверенностью заговорила Холли. — Мы вернемся и предупредим Тамару, расскажем ей о том, что Секстон Димсдейл собирается сделать в Хэллоуин.
— Но это было давно, — возразила Джуди. — Он уже сделал это, и ты ничего не сможешь изменить.
— Может, мы сможем. Послушай, Джуди, мы там были в день до Хэллоуина — тогда ведь было лето, верно? А если вернемся в тот день и скажем Тамаре, чтобы она береглась…
— О! — Джуди энергично закивала. — Да. В пятницу вечером я возьму подушку, и мы вернемся туда и скажем ей.
«На этот раз я возьму подушку» — заверила себя Холли. Джуди ее уже брала. И к тому же это ведь ее идея, а не Джуди. Да, если в эту неделю кто нибудь будет спать на травяной подушке, так это Холли Уэйд.
Она передала описание своего доклада — историю Димсдейла, и миссис Финч одобрительно кивнула и записала к себе в тетрадь, куда записывала все темы.
— Жаль, что семейные бумаги мисс Димсдейл погибли в этом несчастном пожаре, — заметила она. — Совет исторического музея несколько раз просил ее поместить их в библиотеке, но она как будто не хотела, чтобы их кто нибудь увидел. Но Димсдейлы были очень важной частью Сассекса. Ты ведь знаешь, что Сассекс по указу короля Чарлза основали Димсдейлы. Посоветуйся с мисс Нойес: она расскажет тебе, какой литературой воспользоваться.
Интересно, сохранились ли эти старые сады. Знаешь, местный сад здесь был самым первым тщательно спланированным настоящим садом. Существует легенда, что в нем даже был устроен лабиринт!
— Бабушка сказала, что он так зарос, что в него нельзя зайти, — торопливо ответила Холли. Миссис Финч так заинтересовалась ее идеей, что Холли начала опасаться: слишком уж заинтересовалась. Может начать задавать вопросы, на которые Холли не готова отвечать и вообще не хотела бы их услышать.
Миссис Финч смотрела куда то мимо Холли, как будто перед ней не стена класса, а дикие заросли Димсдейла.
— Наверно. Но, Холли, если ты сможешь показать нам Димсдейл, каким он был когда то, это будет отличным дополнением к картине Сассекса времен его начала. Отличный получится доклад.
Она немного помолчала и, слегка изменив тон, спросила:
— Холли, что ты думаешь о Сассексе? — Теперь она смотрела прямо на Холли, словно могла проникнуть ей в голову и прочесть мысли.
— Он… не такой… не такой, как Бостон, я хочу сказать. — Холли старалась найти слова, которые не выдали бы ее истинные чувства, то, что она испытывала с тех пор, как пришла телеграмма. Она подумала, что ее чувства не дело миссис Финч. Как будто той на самом деле не все равно!
— Могу себе представить. — Миссис Финн говорила чуть резко, так, словно Холли самая глупая в классе. — Ты предложила интересный доклад, Холли; покажи, что ты можешь с ним сделать.
Идя к автобусу, Холли думала, что сказала бы миссис Финч, если бы знала о ее настоящем докладе — о проклятии Димсдейлов. Она посмотрела на детей, ждущих отъезда домой. Бабушка сказала, что жители города говорят о проклятии, рассказывают разные истории. А что если она начнет задавать вопросы? Нет, дети, наверно, ничего не знают. Но старшие… Например, миссис Пи гот, которая говорила об этом при первой же встрече, она должна кое что знать. И должны быть старики, которые многое помнят. Но спрашивать нужно будет очень осторожно.
— Холли! — Она едва не подпрыгнула, услышав голос Джуди. — Холли, ты что, меня не слышишь? Я спрашивала о празднике Хэллоуин. Дебби сказала, что все будут в костюмах. Как по твоему, что я смогу надеть?
Холли пришлось забыть о планах выяснения прошлого.
— Какой праздник?
— Большой школьный. Он здесь бывает каждый год, и все наряжаются. От четырех до семи в Хэллоуин. Дебби сказала, что мы можем поехать с ней. Так что видишь, Холли, ты не всегда права. Я нравлюсь Дебби, и ты ей тоже нравишься. Знаешь, кем бы я хотела быть… Я думаю об этом все время, как она мне рассказала… Хочу быть кошкой, как Томкит, серой с большими зелеными глазами и длинным хвостом. Это будет так весело!
— Это будет вечером в городе, бабушка и дедушка не разрешат нам идти, — выпалила Холли первый пришедший ей в голову довод.
Джуди состроила озорную гримасу.
— И опять ты ошибаешься, Холли. Бабушка сама туда приходит каждый год, приезжает с мамой Дебби и гадает, как в старину. И готовит особые пончики. Вот! Как ты думаешь, бабушка сможет сделать костюм кошки, Холли?
Бабушка ходит на школьные праздники! Холли была удивлена. Удивлена и огорчена. В последнее время бабушка часто спрашивала ее, знает ли она ту или иную девочку, и удивлялась, когда Холли отвечала, что видела их только в школе. Как будто ожидала, что Холли станет самой популярной в классе. Ей не хотелось расстраивать бабушку, говоря ей правду: что с ними просто не хотят иметь дела. Потому что бабушка как будто уверена в обратном. Холли приходилось уклоняться от многих расспросов. Но если то, что говорит Джуди, правда, не стоит надеяться, что бабушка разрешит остаться дома и не ходить на праздник.
— Костюм кошки трудно сделать, — в отчаянии продолжала Джуди. Если бабушка настоит и они пойдут на праздник, а она пойдет с ними и увидит…
— У бабушки очень хорошие руки — так сказал мистер Корри, когда мы вчера были у него. И это правда. Она сможет сделать настоящий костюм кошки.
Холли старалась забыть о предстоящем празднике Хэллоуин. И делала это, думая о другом Хэллоуине, когда Димсдейлы отправились на охоту за ведьмами. Это, разумеется, снова напомнило ей о Тамаре и о необходимости предупредить ее. К тому же, если она снова увидит Тамару, сможет расспросить ее и узнать правду. На самом ли деле Тамара ведьма, исчезла ли она с помощью волшебства, после того как прокляла Димсдейл…
Ведьма… но если ты ведьма, то можешь сделать так, чтобы твои желания исполнялись. Сейчас Холли хотела, чтобы Джуди забыла о празднике, бабушка тоже, и они туда вообще не пошли бы. Если бы иметь ведьмовские возможности…
Вечером, за ужином, Джуди без устали болтала о своем докладе, и бабушка так воодушевилась, что каждую минуту должна была поправлять очки; они, не задерживаясь, в тот же момент начинали сползать на кончик носа. Крок рассказал о своем докладе — какая мебель была в старину в домах Сассекса. В последнее время он часто ходил в мастерскую, смотрел, как работает дедушка, и был полон сведениями (которые совсем не интересовали Холли), как починить то и исправить это.
Сама Холли сидела молча. Пусть сегодня говорят Джуди и Крок. Холли хотела обдумать вопросы, которые задаст. Начнет с бабушки и дедушки, что они помнят о Димсдейле до того, как тут возникла свалка, и о мисс Элвери и ее рассказах. Хорошо бы записать вопросы, прежде чем задавать их. Тогда она будет уверена, что составила вопросы правильно и они не выдадут ее истинный план.
Когда Джуди уже лежала в постели и, судя по дыханию, спала, Холли соскользнула с кровати и направилась к гардеробу. Дюйм за дюймом она осторожно открыла дверцу, пока не смогла нащупать внутри коробку с лоскутками. Открыла ее и ощупью нашла подушку. Больше всего на свете ей хотелось взять подушку, сегодня спать на ней и найти возможность вернуться в дом в лабиринте, к Тамаре.
Но сейчас бесполезно пробовать. Завтра в школу, и послезавтра, и на следующий день…
Но получилось не совсем так. Потому что в пятницу учителя проводили собрание, и занятия заканчивались в полдень. Услышав об этом, Холли сразу отвела в сторону Джуди и Крока.
— В пятницу во второй половине дня, — оживленно заговорила она. — Мы можем пойти в лабиринт в пятницу, понятно?
Крок охотно согласился.
— Хорошо, но лучше в субботу. В пятницу к нам придет Джим, поможет на дворе. Хочет найти что нибудь, чтобы починить свой велосипед.
Бесполезно напоминать Кроку, что опасно слишком сближаться. Холли знала это с самого начала. Что ж, если хочет нарваться на драку — а он будет драться, если его назовут нехорошими словами, — это его вина.
И снова время стало ее врагом до вечера четверга. Она уже знала, что Джуди и Крок не собираются разрешить ей просто так взять подушку. Нет, снова должен быть жребий. И Холли решилась на то, чего никогда раньше не делала. Она должна быть уверена, что выиграет. Должна!
Крок снова держал бумажки, но Холли незаметно подогнула ту, которую вытянула. Остальные слишком были заняты собственным выбором, чтобы увидеть это. И если ее бумажка не была самой короткой вначале, то стала ею. Действительно, она короче бумажки Крока. Холли торжествующе забрала подушку.
Ложась, он сунула подушку под голову. Запах странный и не такой приятный, как раньше. Сейчас от этого запаха Холли хотелось чихать. Если бы она не была уверена, что это единственный способ попасть в лабиринт, наверно, откинула бы от себя подушку. Но несмотря на неприятный запах, который становился все сильней, Холли оставалась тверда — она должна увидеть во сне путь в лабиринт!

7. Путь против солнца7


Утром она не могла вспомнить, что ей снилось. Но знала, что теперь путь в лабиринт ей известен. Остальное — она пыталась вспомнить, и от этих попыток у нее разболелась голова. Тамара… Видела ли она Тамару? У Холли было странное полувоспоминание о ком то другом, не похожем на Тамару. О ком то улыбающемся и манящем, кого она должна увидеть снова. Но, конечно, это должна быть Тамара, и она, Холли, предупредит ее о приближающихся неприятностях.
— Ты видела сон, — говорила Джуди, обуваясь. — Но, наверно, это был дурной сон.
— Почему? — спросила Холли.
— Потому что ты звала маму и говорила, что хочешь выйти… — Джуди сидела на краю кровати и внимательно смотрела на сестру. — Ты говорила так, словно тебя где то заперли.
Холли покачала головой.
— Не помню. Но путь в лабиринт я теперь знаю. Мы пойдем туда сегодня и увидим Тамару. Ты ведь тоже хочешь этого?
К ее удивлению, Джуди ответила не сразу.
— Не знаю. Хочу подождать и посмотреть…
— Чего ждать? — взорвалась Холли. — В тот раз ты очень хотела идти, торопила нас. Но теперь я увидела сон, и поэтому ты говоришь, что нужно подождать и посмотреть! Что с тобой, Джуди Уэйд?
Джуди по прежнему не мигая смотрела на сестру. Холли неловко поерзала. Как будто Джуди знает… знает, что проделала Холли накануне. Но Холли должна была так сделать. Кроку на самом деле все равно, а они должны предупредить Тамару — она должна — предупредить о неприятностях.
— Наверно, ничего, — медленно продолжала Джуди. — Только мне не нравится твой дурной сон.
— Но ты ведь не знаешь, что это был за сон, — сразу возразила Холли.
— Знаю, что ты звала маму и просила вывести тебя. И этот Томкит… он встал и принюхался к подушке, а потом отпрыгнул, зашипел, заплевался, словно он ее возненавидел.
— Но… — Джуди пожала плечами. — Наверно, все в порядке.
Конечно, все в порядке, заверяла себя Холли не только за завтраком, но и все утро. И когда после неполного дня занятий ждали автобус, она хотела побыстрей вернуться в Димсдейл, проглотить ланч и пойти в лабиринт. День был сумрачный, небо закрыли густые облака, но дождя пока не было. На пути домой Холли держала пальцы скрещенными и надеялась, что бури не будет.
Она так была занята своими мыслями, что не очень прислушивалась к происходящему вокруг, пока не услышала слова Джуди, перекрывшие шум в автобусе:
— Бабушка считает, что сможет сделать для меня костюм кошки. У нее есть большое серое пушистое одеяло, такого же цвета, как Томкит.
— В Хэллоуин нужны черные коты. — Это сказала Сандра Хокинс.
— Может быть… но я хочу быть серым, — ответила Джуди. — Томкит особый кот, и на него забавно смотреть. А ты кем будешь?
Сандра хихикнула.
— Еще не знаю. Обычно я ношу то, что в прошлом году надевала Мэри, а она получает новый костюм. В прошлом году она была балетной танцовщицей. Но вчера я попробовала ее костюм, и он мне мал. Я показала маме, и она сказала, что посмотрит…
Разве это так важно, какие у них будут костюмы для Хэллоуина, нетерпеливо думала Холли. Но если они пойдут на праздник — а похоже, что пойдут, потому что туда пойдет бабушка, — придется ей что нибудь придумывать. Может, она будет цыганкой. Это легко: юбка одного цвета, блузка другого, кольца в ушах и шарф поверх головы. Но впереди еще много времени, чтобы подумать об этом. Гораздо важнее то, что произойдет сегодня чуть позже.
Сегодня им везло. Бабушка сразу после ланча ушла в кружок вышивки. Она заставила их пообещать не уходить далеко от дома (лабиринт — это совсем недалеко, убеждала себя Холли) и быть осторожными. Дедушка работал в мастерской, и Крок, казалось, больше интересовался тем, что он делает, чем лабиринтом, пока Холли не напомнила ему, что он обещал пойти с ней и Джуди.
К тому времени как бабушка уехала в машине миссис Уилсон, Холли готова была прыгать от нетерпения, но ни Джуди, ни Крок ее нетерпения не разделяли. И когда машина исчезла вдали, Холли повернулась к ним и увидела, что они смотрят не на нее, а — с сомнением — друг на друга. А Томкит куда то исчез, словно экспедиция совсем не его дело.
— Нам пора идти, — сказала Холли.
— Я обещал дедушке… — начал Крок; потом, наткнувшись на ее сердитый взгляд, пожал плечами. — Ну, ладно. Идемте, и покончим с этим.
— Я не понимаю вас, — взорвалась Холли. — Раньше вы хотели идти — почему не хотите сейчас?
Джуди заметно вздрогнула, хотя день не холодный, а на ней куртка, застегнутая на все пуговицы, шарф на голове и вокруг шеи.
— Это не то же самое, — сказала она мрачно.
— Почему? — Холли все больше сердилась. — Мы пошли с тобой, и тогда было все в порядке. А теперь нет, потому что я видела сон, это ты хочешь сказать? — Она не позволит себе отвлекаться на мысли, что вчера вечером поступила нечестно. Потому что она права, им нужно предупредить Тамару о том, что произойдет.
— Разве вас совсем не волнует, что будет с Тамарой? — быстро продолжала она. — Мы можем предупредить ее…
— Но плохие люди не причинили вреда Тамаре. — Джуди не сделала ни шага в сторону пустыря, который когда то был лабиринтом. — Она и ее дом — они исчезли…
— Да, — медленно подтвердил Крок. — А куда они делись? Как ты думаешь, знала Тамара что нибудь — что нибудь о времени? Знаете, люди все больше думают о возможностях мозга… я видел по телику…
— Понимаете, — подхватила Холли рассуждения Крока, независимо от того, поверила ли в них, — Тамара должна была знать, поэтому она и ее дом исчезли! Значит, ее предупредили. И мы должны предупредить ее прямо сегодня, немедленно!
— Но если все это уже произошло, — не сдавалась Джуди, — как мы можем предупредить ее сейчас?
— Потому что мы вернемся назад во времени — мы должны вернуться. — Холли сама много раз задавала себе этот вопрос, и это единственное найденное ею объяснение. — Мы вернемся из сейчас в тогда. Расскажем ей, и она будет готова что то сделать, чтобы спасти себя и свой дом, когда придет старый Секстон Димсдейл.
— Может быть, — согласился Крок. — Ладно, пойдем. Холли ничего другого не было нужно, она тут же устремилась вперед от дома амбара к спутанной массе уже потерявших листву ветвей. Когда подходишь к лабиринту, он выглядит почти таким же сплошным и непроницаемым, как стены амбара. И к тому же он мертв, серо коричневого цвета, словно на этих ветвях никогда не было листьев. Во всяком случае не было уже много лет.
Она ожидала увидеть высоких котов — стражников ворот, но до сих пор не заметила ни следа того, что когда то эти создания были вырезаны из кустов. Отчаяние Холли начало переходить в разочарование; вначале она шла быстро, потом все медленней приближалась к мертвой стене.
— Ворот нет, — услышала она протест Джуди. — И я не верю, что здесь есть проход.
Холли все с большим отчаянием понимала, что они миновали то место, куда в первый раз привели их Джуди и Томкит. Но что то в ней продолжало упрямо утверждать, что вход есть и что она его найдет. Она не стала отвечать Джуди, просто миновала выступ, за которым стена слегка изгибалась.
И мгновение спустя сомнения ее сменились торжеством.
— Смотрите! — она широко развела руки, указывая на проход в сплошной массивной стене.
— Это… это не кошки, — сказала Джуди тихо и неуверенно.
Холли разглядывала двух стражников по обе стороны от темного отверстия. Существа сидели в той же позе, что и кошки, но совсем не напоминали Томкита или его родичей.
На голову выше даже Крока, с четырьмя лапами, причем задние поджаты, и существа на них сидят. Но головы очень необычной формы, с длинными острыми мордами, а уши огромные и тоже с острыми концами. Серо коричневый куст, из которого они вырезаны, придает им неприятный вид, и это впечатление усиливают местами высохшие листья: похоже на то, что существа покрыты чешуей.
— Крокодилы, — заметил Крок, потом с неуверенно добавил: — Мне кажется.
Джуди резко остановилась.
— Я туда не пойду! — Она снова вздрогнула. — Это — это совсем неправильное место.
— Правильное, — решительно заявила Холли. — Говорю тебе — я знаю. Точно как ты знала.
Но ей самой не очень понравилась внешность крокодилов, если Крок правильно их назвал. Кошки — совсем другое дело. А эти не просто ждут, пока кто то пройдет, они словно готовы схватить — но ведь это глупость! Просто старые мертвые кусты; чем ближе она подходила, тем это лучше становилось видно.
— Пошли! — приказала она близнецам.
У Джуди было очень встревоженное лицо.
— Я не хочу. Пожалуйста, Холли, не заставляй меня идти туда. Там плохо…
— Не хуже твоих ворот. — Теперь Холли рассердилась и защищала свои действия. — Просто глупые старые кусты.
Крок взял Джуди за руку. Выглядел он очень серьезным и смотрел не на Холли, а на свою сестру близнеца.
— Мы должны идти…
Джуди всхлипнула, но с несчастным видом кивнула. И Холли, доказывая, что она знает дорогу, пошла вперед. Но не побежала, как Джуди в той первой экспедиции в лабиринт Шла и старалась не обращать внимания на то, каким мрачным и закрытым стал лабиринт, как кусты словно протягивали лапы, готовые схватить всякого, кто осмелится пройти по узкой тропе между темными холодными стенами.
— Мы идем неправильно. Правильно — всегда сворачивать направо! — сказала Джуди, когда Холли повернула в первый раз.
Уверенная, что она не забыла эту часть своего сна, Холли покачала головой.
— Нет, налево, я помню…
— Против солнца, — заговорил Крок, и его слова отозвались в темном туннеле, как будто несколько человек, спрятавшись в кустах, вторили ему.
— Что это значит? — спросила Джуди. Теперь она крепко держала Крока за руку, и, казалось, это ее успокаивает.
— Это из старых времен, — объяснил он. — Против хода часов, против того, как восходит и заходит солнце. Не знаю, почему я сейчас это вспомнил. Было что то еще… — Он слегка нахмурился. — Нет. Не могу вспомнить.
Туннель не становился более зеленым, листья не появились, хотя Холли этого ожидала. Каждый раз, поворачивая налево, она надеялась, что сейчас вид кустов изменится. Однако стены оставались мертвыми и безлиственными; появились и другие растения, и их становилось все больше.
Поганки, сначала мелкие, потом все крупнее; выглядели они зловеще. Некоторые грязно серые, другие алые или пятнистые. Были грибы ярко желтые, похожие на толстый палец. Когда Холли ногой задела такой гриб, он лопнул, и запахло очень плохо. Видны были и другие растения, каких Холли никогда раньше не видела, — странные сероватые, с толстыми листьями и с длинными стеблями, растущими из центра. На стеблях чашеобразные головки, которые начинали раскачиваться в направлении проходящих детей, словно растения чувствовали их присутствие.
Камни тропинки покрылись слизью, и в щелях между ними росли отвратительного вида грибы. Они издавали резкое зловоние. Дети словно оказались в мусорной яме.
Холли все больше и больше хотелось сдаться, повернуть назад. Но она ни за что не призналась бы в этом Джуди и Кроку. Что то в ней заставляло не признаваться, что она ошиблась, что они должны немедленно остановиться. И даже когда она попыталась, язык не поворачивался, чтобы произнести нужные слова.
И здесь не становилось теплее. Напротив, стало холодно и промозгло, и дети не сбрасывали куртки, как в первый раз в лабиринте, а кутались в них. Холли остановилась, увидев, как впереди что то шевельнулось. Серое, как эти странные цветы (конечно, если это цветы), и двигается беззвучно. У нее перехватило дыхание. Конечно… это не змея! Но оно исчезло, и Холли так и не поняла, что это такое.
Ей было уже не стыдно признаваться, что она ошиблась, что они должны как можно быстрей вернуться. Холли пыталась остановиться, повернуть назад. Но, к своему ужасу, обнаружила, что не может это сделать. Ее словно что то тянуло вперед.
Они подошли к еще одной развилке, более широкой. Здесь камни под ногами глубже погрузились в землю, и углубление заполнила грязная вода. Над этой лужей возвышалось еще одно существо из куста. Оно не похоже на стражей ворот, но морда у него такая же страшная. Она четко выделялась даже без листьев, которые обозначали щеки и подбородок.
— Я хочу домой! — неожиданно закричала Холли. — Крок, идем домой!
Холли оглянулась. Хотя Джуди явно расстроена, она не повернула и даже не остановилась. Должно быть, то, что тащило Холли вперед, держало и ее сестру.
Холли услышала, как Крок уныло сказал:
— Кажется, мы не можем, Джуди.
— Почему? — Голос Джуди звучал резко. — Не тащи меня вперед, Крок! Отпусти. Я возвращаюсь, немедленно.
— Я не тащу! — Теперь в голосе Крока звучал страх. — Джуди… я не могу тебя выпустить, честно, не могу. Попробуй сама…
Должно быть, она попробовала — безрезультатно. И еще громче заплакала:
— Я не могу выпустить руку Крока! Холли, ты должна вывести нас отсюда, должна! Я не верю, что это дорога к Тамаре. У нее все хорошее, а это плохое. Холли, выведи нас!
Холли попыталась остановиться, повернуться. Но не смогла.
— Не… не могу, Джуди, что то меня не отпускает. Заставляет идти вперед…
— Мама! Я хочу к маме! — закричала Джуди и заплакала.
Холли и в прошлом приходилось пугаться, но она знала, что никогда ей не было так страшно, как сейчас. Это дурной сон. О, пусть это будет дурным сном! Если бы она могла проснуться…
Еще одна развилка, и опять на них смотрят ужасные животные. Холли видела только большие блестящие пятна на месте глаз. Они похожи на зеркала. И когда Холли вопреки своему желанию посмотрела в них, то увидели отражение их троих: Джуди плачет, у Крока очень напряженное лицо, и она сама — но маленькая, очень маленькая. Ужасное существо из куста такое огромное, что может протянуть поднятую лапу (да, у него есть лапа с длинными когтями шипами, толщиной с палец Холли) и втоптать их в грязь и слизь под ногами.
И вот, пока Холли продолжала смотреть прямо в эти тусклые глаза зеркала, произошло нечто странное. Прежде всего, она перестала бояться. А чего здесь бояться? Кусты и поганки можно увидеть всегда и повсюду. И почему Джуди плачет? Это глупо. Но Джуди вообще глупая. Она плакса и всегда завидует ей Хотела быть единственной, кто побывает в лабиринте и найдет Тамару. Теперь, когда Холли доказала, что она ошибается, Джуди делает вид, что плачет и хочет вернуться. И, конечно, Крок на ее стороне. Еще бы, они ведь близнецы и всегда выступают против нее, Холли.
Только посмотрите на них в этом глазе зеркале! Она большая и видна отчетливо, а они маленькие и затянуты туманом. Она была права с самого начала, это она придумала, что Тамару нужно предупредить и сделать так, чтобы ведьму не поймали.
Но в одном она тоже сглупила. Конечно, в лабиринте жила ведьма — ведьма, обладающая возможностью исполнять свои желания. Только подождите, пока у Холли тоже не появится такая сила. А она появится. Холли кивнула большому отражению в зеркале глазе. Она, Холли, может все — если очень сильно захочет. Всякий сможет, если будет очень стараться и никому не позволит себя отговорить. Как пытались ее отговорить Джуди и Крок.
Нет, она права, а они ошибаются!
И не посмотрев на близнецов, Холли отвернулась от глаз зеркал. Она улыбнулась. О, они пойдут за ней, конечно, пойдут. Об этом позаботится ведьмовское желание. И как они будут удивлены! А она не удивится. Она Холли, и у нее будут ведьмовские желания. Она многое может пожелать прямо сейчас — пожелать так, чтобы Бекки Имс и Марта Торри пожалели, что говорили о ней\ Холли рассмеялась, представив себе несколько небольших неприятностей, которые может причинить ведьма.
— Холли, пожалуйста, не смейся так! — Голос Джуди слышался слабо, словно приходил с большого расстояния. Незачем обращать на нее внимание. Джуди ничего не знает, она глупая маленькая девочка, не больше своего отражения в зеркале глазе. Глупая маленькая девочка, она совершенно ничего не может сделать. Холли ничего не ответила.
Теперь она пошла быстрее. Стены наконец изменились, на них появилась зелень. Почему эти поганки и призрачные цветы казались ей такими ужасными? На самом деле это не так. У них больше характера (Холли выбрала слово, которое услышала от миссис Финч; она его именно так использовала), чем у простых цветов, которые можно увидеть повсюду. Эти поганки такие большие, наверно, самые большие в мире.
Тропа снова повернула, но здесь поворот обозначали не животные из кустов, а высокий каменный столб, а на его вершине — череп какого то животного с большими ветвистыми рогами. Череп наполовину зарос зеленоватым мхом, но Холли чувствовала, что череп узнаёт ее, что он знал, что она придет, и теперь приветствует каким то странным образом, прямо у нее в голове, так что ушами она ничего не слышит.
И сразу они вышли на открытое пространство. Вот и дом Тамары — точно, как она и знала. Конечно, сейчас не лето, но теперь, когда цветы и растения завяли, все видно еще отчетливей. И из трубы поднимается дым. Но дверь не открыта — напротив, она крепко закрыта.
Что ж, и это правильно. Кто будет оставлять дверь открытой холодным осенним днем? Холли про себя кивнула. Видите, стоит о чем то правильно подумать, и ответ прямо перед вами.
Сад перед ними, как и в первый раз. Но теперь он мертвый, тут и там торчат увядшие стебли, на земле лежат почерневшие растения. И пахнет мертвым, запах отвратительный. Но каким еще может быть запах, если все умерло? Нужно думать четко и не сравнивать с тем другим разом, когда она видела этот сад. Тогда было лето, а сейчас осень. Бабушка говорила, что растения быстро гибнут, когда их коснется первый осенний заморозок.
В центра сада по прежнему бассейн, в нем тусклая зеленоватая вода. На краю бассейна лежит мертвая птица, другая плавает в воде. Какая разница, ведь это всего лишь птицы. Важны не птицы, а люди. Животные и птицы — они существуют лишь для того, чтобы люди могли их использовать.
Холли уверенно пошла по дорожке, направляясь к закрытой двери дома, и в этот момент что то, что она приняла за большой кусок замерзшей грязи, ожило, запрыгало к бассейну и шлепнулось в грязную воду. Змея? Нет, она не знает, что это, и на мгновение Холли дрогнула. Потом вспомнила, что она та большая уверенная в себе Холли, которую она видела в зеркале.
Ничего с ней не случится. Она идет по желанию ведьмы, и ее ждут. Какое ей дело до мертвых птиц или ползающих тварей в мертвом саду?
И в сознании вспыхнула не принадлежащая ей мысль.
— Отлично, моя смелая малышка!
Но как можно говорить «в голове»? Тем не менее взрослая Холли, какой она стала, не находила это тревожным.
— Все лучше и лучше, моя малышка! — одобрил тот, кого нельзя было ни увидеть, ни услышать. — Ты мне подходишь, я сделала правильный выбор!
Она уже почти у двери, но тут кто то схватил ее за руку и оттащил назад на шаг два. Гневно вспыхнув, Холли оглянулась.
С одной стороны ее держал Крок, с другой Джуди, и оба пытались оттащить ее от двери. Что это с ними? Они злые, ревнивые! Они не хотят, чтобы она получила ведьмовские желания. Что ж, она их все равно получит — и когда получит, эти двое пожалеют!
Жаба — она пожелает, чтобы за Джуди всюду следовала жаба. Чтобы забиралась к ней в постель…
— Великолепно, малышка! — согласился мысленный голос. — А что для этого надоедливого парня, который лишает тебя удовольствия?
Она… она что нибудь придумает.
— Отпустите меня! — диким гневным голосом закричала Холли. — Вы не можете помешать мне получить желания, не можете!
— Но, Холли, посмотри! — Джуди плакала, и слезы бежали по ее круглым щекам. — Это не дом Тамары. Посмотри на крышу! У Тамары на крыше не могут быть такие! Ты только посмотри!
Холли неохотно посмотрела, куда показывала пальцем Джуди. На самом краю крыши над дверью был прикреплен ряд маленьких бело серых черепов. Холли подумала, что среди них есть птичьи черепа, другие принадлежат животным. Но какое значение имеют эти старые кости? Всего лишь знаки силы…
— Именно так, малышка, именно так, — согласился голос в голове.
— Отпустите меня! — И она изо всех сил начала вырываться. Она должна освободиться, открыть эту дверь, встретиться лицом к лицу с той, что ее позвала, получить свои ведьмовские желания, и тогда она сделает все, что захочет.
Холли не знала, что будет делать, но это было очень важно, а времени мало. Только бы уйти от близнецов! Вдвоем они сильней ее. Холли пиналась и вырывалась. А они тащили ее назад, подальше от дома. Она должна освободиться.
— Да, время игры кончается. — Голос в голове звучал теперь громче, он как будто тоже рассердился. И тут Холли увидела, что дверь дома открывается — медленно и с усилием, как будто кто то этому мешает.
Теперь голос прозвучал не в голове, а в ушах, а Крок и Джуди застыли. Холли знала, что они тоже услышали.
— Именем Гекаты, прошу тебя заходить…


Агарь

Холли уверенно, не оглядываясь, чтобы посмотреть, идут ли за ней, двинулась вперед. На первый взгляд, это тот же дом, в котором они побывали в первый раз. Но женщина, стоящая у очага в такой же позе, — это не Тамара!
Она ласково улыбается, не глядя на котел, хотя продолжает мешать его содержимое ложкой с длинной ручкой. У Тамары простое лицо и одежда, а эта девушка (выглядит она гораздо моложе Тамары) очень красива. У нее такой же чепец, но он сдвинут на затылок. Лицо обрамлено завитками волос, почти серебряными. Широкая верхняя юбка зеленая, под ней нижняя юбка, тоже зеленая, но потемнее, а длинный передник и шарф на корсаже украшены зеленой вышивкой.
Светлая зелень юбки соответствует зелени ее глаз. И глаза эти кажутся огромными — под ресницами, очень черными, несмотря на светлые волосы. Девушка широко улыбнулась, и на щеках ее появились ямочки.
— Доброе утро тебе, моя малышка, — обратилась она непосредственно к Холли. — И хорошего дня твоим родственникам. Ты быстро послушалась моей просьбы, и это в твою пользу, маленькая сестра.
Холли потеряла дар речи. Это не Тамара. Но кто стоит у очага Тамары, пользуется ее котелком, как будто она у себя дома?
И словно прочитав эту мысль, девушка в зеленом рассмеялась, негромко и радостно.
— Да, я тебя знаю, а ты меня нет. Меня зовут Агарь… Ее прервали, но сделала это не Холли. а Крок.
— Где Тамара? — спросил он. Голос его показался в этой комнате грубым и слишком громким.
Агарь перестала улыбаться. Глаза ее сузились, и на мгновение она напомнила Холли Томкита, когда тот раздраженно прижимает уши к голове и предупреждающе шипит. Но так она выглядела только мгновение.
Но вот она снова улыбнулась и мягким голосом ответила:
— Да, молодой сэр, моей сестры нет. Сегодня я поддерживаю огонь в очаге, как видишь. И очень рада обществу, потому что место это одинокое…
— Вы сестра Тамары? — Холли мигнула. Она так не похожа на Тамару. Но ведь Крок и Джуди близнецы, а они тоже совсем не похожи.
— Да, ее сестра, малышка. Но ты ведь пришла повидаться со мной, верно?
Холли медленно кивнула. До сих пор она этого не знала, но сейчас кое что вспомнила из своего сна. Во сне с ней говорила не Тамара, а Агарь, она показала ей дорогу.
— Тогда больше не будем говорить о Тамаре. У нее свои заботы, и мы сегодня не будем ими заниматься, но будем получать удовольствие. — Агарь рассмеялась. — А удовольствий множество, малышки, — теперь она как будто говорила со всеми, говорила возбужденно, словно начиная какую то интересную игру, — вы таких еще не знали! Позвольте мне закончить работу, и вы увидите!
Она повернулась и заглянула в котел, держа ложку на весу и позволяя жидкости из нее капать в то, что кипит под ней. Капли темно зеленые и стекали медленно, как очень густые. Агарь запела, негромко и мягко, но Холли слышала каждое слово:

Королева неба, королева ада,
Помоги создать это зелье.
Рогатый ночной охотник,
Поработай здесь со своими волшебными обрядами.

Всеми силами земли и моря,
Как я говорю, пусть так и будет.
Всей мощью луны и солнца,
Как я хочу, да будет сделано!

С последним словом она наклонила котел, поставив перед ним тазик. Из котла в тазик неторопливо полилась густая зеленая жидкость. Ее было немного, и Агарь тщательно собрала всю, даже стряхнула последние капли с ложки.
К ароматам трав и пряностей в комнате добавился странный запах. Холли не могла решить, хороший он или плохой. Но она никогда такого не встречала.
Осторожно держа тазик, Агарь отнесла его к столу и поставила рядом с бутылкой, в которую уже была вставлена воронка. И с такой же осторожностью начала переливать жидкость из тазика в бутылку. Она была вся поглощена этим занятием, и Холли, не сознавая этого, придвинулась, чтобы все видеть.
Последняя капля прошла через воронку. Агарь быстро извлекла воронку и закрыла бутылку пробкой, а поверх обвязала зеленой ниткой. Потом поставила на стол и с улыбкой подняла голову.
— Сделано, и сделано хорошо! А когда работа кончена, приходит время игры. Чего хочешь, малышка? — обратилась она прямо к Холли. — Хочешь узнать, что сможешь сделать, если пожелаешь?..
— Холли! — Впервые заговорила Джуди. — Не слушай ее! Не смей ее слушать!
Снова красивое лицо Агари мгновенно гневно вспыхнуло.
— Малышка, — она посмотрела мимо Холли, — у тебя язык без костей. Не пользуйся им слишком часто, он тебя подведет!
— Перестаньте! — Это Крок. — Перестаньте пугать Джуди!
Агарь полуприкрыла свои сверкающие глаза. Она снова улыбнулась, но в ее улыбке было что то таинственное. Холли неуверенно поерзала. Где то в глубине души она ощутила страх. Но вот Агарь посмотрела на нее, и снова Холли увидела открытую теплую улыбку.
— Нет, мальчик, не надо меня бояться. Я не причиню вреда тебе и твоей сестре. Чего ты больше всего хочешь? Хорошенько подумай…
— Нет!
Агарь пожала плечами.
— Да будет так. Я не предлагаю дважды, мальчик. Но ты не можешь представить, от чего отказался.
И она посмотрела на Холли так, словно Джуди и Крок перестали существовать, осталась одна Холли.
— Но ты, малышка, ты хорошо знаешь пути мира. Когда будешь обладать силой, бери, что захочешь. А у тебя будет сила — я тебе обещаю. Но у каждой сделки есть две стороны. Я свободно отдаю, и ты должна свободно делать.
— Что делать? — спросила Холли, когда Агарь замолчала.
Та весело рассмеялась.
— О, немного, совсем немного — для тебя. Но для меня это означает безопасность от тех, кто придет охотиться. Я немного вижу будущее, но этого немногого достаточно. Ты принесешь мне безопасность, малышка; но я приветствую тебя не только поэтому, но и из за тебя самой. Потому что ты — плодородная почва для посадки…
— Я не понимаю, о чем вы говорите. — Холли была удивлена. Она поняла, что Агарь хочет, чтобы она каким то образом помогла ей. Но остальное…
— Узнаешь. Это будет в тебе, жди и будь готова. А что не хочешь отдать другим… — Агарь снова помолчала. Кончиком языка облизала губы. Еще раз улыбнулась и поманила к себе.
— Смотри… — она широким жестом обвела стол и все вокруг него, — это школа, в которой многое можно узнать. Но узнать могут только те, у кого есть потребность. И в тебе я ее вижу. Я научу тебя, и ты узнаешь, и мы обе будем в безопасности. Но ты должна обеспечить эту безопасность, моя милая.
— Но как… — начала Холли, и тут же снаружи послышался голос, слабый, потому что дверь была заперта. Голос пел:

Лавандовая синева, дилли, дилли!
Лавандовая зелень.
Если я король, дилли, дилли!
Ты моя королева.

— Я буду королевой! — Агарь схватила бутылку, которую крепко заткнула. — Да, я буду королевой!
Она легко миновала стол и подбежала к двери. Холли посмотрела ей вслед и увидела у стены Джуди и Крока, глаза у них были широко раскрыты, а на лице страх. Но они не шевелились, не посмотрели на Холли, когда она подошла к окну и выглянула.
Холли раздвинула листья растения, которое росло на подоконнике в горшке. Пальцы ее коснулись маленькой рамы, и та повернулась на петлях, давая возможность не только видеть, но и слышать, что происходит снаружи.
По тропе увядшего сада быстро шел Сет Элкинс. На нем был длинный плащ и шляпа с широкими полями и высоким верхом. Но его лицо она не скрывала, и было видно, что он улыбается.
— Ах, дорогая, ты вышла ко мне так же радостно, как радостно я жду тебя! — Он развел руки, собираясь обнять Агарь. Но та, смеясь, отступила и ускользнула.
— Не так быстро, смельчак, — сказала она. — Неужели хочешь пролить все, что я так тщательно готовила для нашего будущего?
Она держала обеими руками бутылку, и он, увидев это, остановился.
— Значит, ты сделала, как грозилась, — медленно сказал Сет Элкинс. Счастливое выражение покинуло его лицо.
Агарь сделала еще шаг назад и нахмурилась.
— Почему ты говоришь «грозилась»? Я пообещала сделать то, что будет хорошо для нас обоих. И ты согласился на это. Почему так говоришь со мной, твоей единственной и верной возлюбленной? Или ты согласился с отцом и теперь будешь ухаживать за той, за которой он велит?
— Ты знаешь, что это не так! — сердито ответил он. — Ты поистине моя единственная и верная любовь. Ни за кем больше я не ухаживаю. Отец не заставит меня идти по дороге, по которой я не хочу идти. Но…
— Но? — повторила Агарь с резкостью, которую раньше Холли в ее ласковом голосе не слышала. — Значит, есть «но». Объясни мне его.
— Ты сама сказала — это ведьмовство.
— Ведьмовство? Что такое ведьмовство? — Она подняла голову и посмотрела ему в глаза. — Ты называешь меня ведьмой? Тогда скажи это всем — преподобному Имсу и всем ему подобным. Пошли меня на смерть и смотри, как меня будут вешать. Меня обязательно повесят. Я никому не причинила зла, я целительница и желаю всем добра. Если хочешь склонить отца в мою пользу, я смогу тебе помочь. Я это обещала и смогу это сделать, если ты позволишь. Я не желаю ему зла — неужели я настолько глупа? О Тамаре уже ходят слухи. Она дура, и я много раз говорила ей это. Неужели теперь будут говорить и обо мне?
Говоря, она медленно приближалась, глядя ему в глаза. На лице молодого человека появилось странное выражение, которого Холли не поняла: он как будто во всем мире видел одну Агарь и слышал только ее голос.
Теперь Агарь держала бутылочку в левой руке. Правую она вытянула вперед, распахнула плащ Сета и прижала ладонь к его груди.
— Неужели я дура, Сет? Неужели дам тем, кто желает нам зла, доказательство, что их злые мысли — это правда? Неужели, Сет?
— Нет! — Он схватил ее руку и крепко сжал. — Нет, Агарь, ты мое сердце и весь мой мир. В тебе не может быть зла!
— Помни это, — сказала она. — Теперь, если такова твоя воля, я с готовностью вылью это на землю. Хотя оно может принести нам счастье, я не хочу, чтобы ты верил, будто я желаю зла хоть одной живой душе!
Она высвободилась и отодвинулась, держа пробку правой рукой, готовая выдернуть ее и сделать, как пообещала.
Несколько мгновений он переводил взгляд с бутылочки на Агарь и назад.
— Что в ней?
— Только травы, — сразу ответила она.
— Как же это склонит моего отца к нашим желаниям?
— Оно смягчит его характер, и он готов будет прислушаться к тебе. Послушай, разве я сделала бы это, если бы в этом было зло?
Теперь Агарь достала пробку из бутылки. Держа ее большим и указательным пальцами, мизинец другой руки просунула в горлышко и окунула в зеленую жидкость. И когда извлекла, на ее пальце висела маслянистая зеленоватая капля. Агарь облизала палец. Потом снова закрыла бутылку.
— Видишь, что я сделала? Теперь ты мне веришь?
— Да. — Он медленно протянул руки и взял бутылочку.
— Когда… как это использовать? — неуверенно спросил он.
— Три капли в поссет, *8 который он выпивает перед сном. Этот поссет изготовила для него моя добрая сестра, чтобы облегчить боли в животе. Сделай так три вечера подряд, потом пропусти один вечер и снова три подряд. Увидишь, что он станет к тебе добр, каким не был с тех пор, как мастер Димсдейл предложил женить тебя на своей косоглазой дочери наследнице. Три плюс три, говорю тебе, и мы станем мужем и женой!
— Пусть побыстрей наступит этот день! — Сет снова смеялся. Он спрятал бутылочку в карман, потом схватил Агарь в объятия и со смехом поднял. Она тоже смеялась. Потом он поцеловал ее.
Но вот она высвободилась из его объятий.
— Уходи, смельчак! Тамара не должна видеть тебя: она ревнует из за того, что за мной ухаживают, а за ней нет. И может причинить нам неприятности. А Пэйшенс*9 Димсдейл вполне оправдывает свое имя: вечно всюду подглядывает и подслушивает. И пока сердце твоего отца не повернется к нам, нам не нужны крики мастера Димсдейла. Он давно уже не любит меня, и глупо было бы подбрасывать дрова в костер его гнева. Скоро, дорогой, мы навсегда будем вместе…
— Пусть это будет побыстрей!
Сет ушел, а Агарь стояла, улыбаясь, и дважды махала ему рукой, когда он оборачивался. Когда он ушел, она сразу вернулась в дом, и Холли, чувствуя беспокойство, отошла от окна.
— Чему следовало быть сделано, сделано, и сделано хорошо, — сказала Агарь словно самой себе. — И если возникнут вопросы — моя дорогая сестра должна будет ответить! Дура! Трижды дурой она была и всегда будет!
Она посмотрела на Холли и кивнула.
— Новый урок для тебя, малышка, хотя ты еще не понимаешь всего его значения. Теперь давай веселиться, как добрые товарищи по оружию, — потому что такими мы должны стать.
Как сделала и Тамара, Агарь очистила конец стола; действуя быстро и уверенно, она поставила тарелки, принесла кубки, свежий хлеб и мед. Но на этот раз Холли нисколько не хотела есть. К тому же она увидела, что Агарь поставила только две тарелки и два кубка.
Холли оглянулась на Джуди и Крока. К ее удивлению, они не пошевельнулись с того момента, как она смотрела на них в последний раз, стояли у стены с тем же застывшим выражением удивления и страха. И Холли снова сама ощутила страх.
— Что… что вы с ними сделали? — с ужасом спросила она.
Агарь разрезала хлеб, раскладывая его по двум тарелкам.
— Ты боишься, малышка! — Голос ее прозвучал озабоченно. — Не надо. Страх ослабляет решимость и замедляет мысль. Я не причиню вреда твоей крови. Но они видят во мне зло и будут видеть его в тебе, потому что не понимают того, что заключено в нас. Теперь они словно во сне. Не будут помнить ничего, только сон, очень неопределенный и бессмысленный. Но ты будешь помнить все, что было, и все, что должна сделать. Теперь давай поедим, потому что мы друзья, а друзья делятся доброй едой и выпивкой.
Холли очень медленно подошла к столу. Иногда, мигнув, она словно видела другую комнату и другого человек: не Тамару, нет… но и не Агарь. И когда это случалось, ее на мгновение охватывал страх. Потом видение исчезало, и все снова было в порядке, и она знала, что Агарь сказала правду и все будет хорошо.
Холли села на скамью, а Агарь придвинула стул и тоже села по другую сторону. Подняла руки и начертила в воздухе, над тарелками с хлебом и кубками с напитком, знак.
Холли взяла хлеб. Она не была голодна, но, как и Агарь, отломила кусочек и положила в рот. Она считала, что под внимательным взглядом Агари было бы невежливо поступить иначе.
В отличие от хлеба Тамары, этот был сухим, безвкусным и застревал в горле. Пришлось отпить из кубка, чтобы проглотить. И напиток тоже не имел вкуса сидра, он оказался вязким и чуть жгучим.
— Я не очень проголодалась, — сказала Холли, которая не могла больше есть или пить: то, что она проглотила, вызвало у нее жжение.
— Нет? Но мне казалось, тебя привел сюда голод, моя малышка. Разве ты не жаждешь того, что победит твоих врагов и позволит тебе повелевать? — Агарь взглянула Холли в глаза с той же силой и вниманием, как раньше она смотрела на Сета.
Это было почти так же, как посмотреть в глаза странных животных из кустов в лабиринте. Холли показалось, что она видит свое отражение в зеленых глазах Агари, и сразу ее тревога рассеялась. Конечно, Агарь права! Она хочет овладеть ведьмовскими желаниями, быть способной постоять за себя, заставить их всех пожалеть… Она еще не поняла сама, кто такие «они», кто должен будет пожалеть, если она получит свои желания. Но она узнает это, когда придет время, обязательно узнает!
— Да, малышка, узнаешь! — кивнула Агарь. — Но не забудь, что такое знание не приходит сразу. Оно растет, как растет семя, посаженное в нужную почву.
— Вы на самом деле сестра Тамары? — Холли сама не понимала, почему спросила это или почему ответ Агари кажется ей таким важным. Она это только чувствовала.
— Ты сомневаешься в этом? Почему? Потому что у нее простое лицо, а я красива? — Агарь поправила завитки на лбу. — Потому что она старше, а я моложе? Но это правда: мы одной крови. И одних знаний — мы обладаем силой. А теперь сообщу тебе небольшую тайну, малышка. — Агарь улыбалась, и ее зеленые глаза сверкали, как бриллианты. — Да, тайну. Она совсем не такая мудрая и сильная, как считает, моя дорогая сестра. То, что может сделать она, я могу сломать так же легко, как ломаю это. — Она взяла со стола длинный тонкий прут. И с треском, который громко прозвучал в комнате, сломала его пальцами. — То, что она построила, я уничтожу. Нет, мы с тобой уничтожим, малышка.
— Тамара… она добрая… — И снова Холли не поняла, почему сказала это. Но эти слова разбудили ее память. Тамара… она пришла предупредить Тамару о плане Секстона Димсдейла! Но если эти люди придут сжигать дом ведьмы, они враги и Агари.
— Послушайте… — Холли наклонилась над столом. Теперь, вспомнив, она еще сильнее хотела предупредить. — Там, где я… откуда я… мы пришли, говорят, что на Хэллоуин мастер Димсдейл и другие люди пришли, чтобы сжечь этот дом, убить Тамару… вас…
В рассказе бабушки Агарь не упоминалась, но, очевидно, ей тоже грозит опасность, потому что она здесь живет.
— Там, откуда ты пришла… — медленно повторила Агарь. Она либо не поверила Холли, либо ей пришла в голову какая то другая, более важная мысль. — А откуда ты пришла, малышка? Да, я нашла тебя в лабиринте сна. Но я не знаю, откуда ты пришла туда, знаю только, что ты воспользовалась заклинанием и раскрыла ворота между нами. А теперь — расскажи мне о твоем мире!
Она снова внимательно посмотрела на Холли — словно смотрела прямо в сознание, таким прямым и ищущим был этот взгляд.
— Это… это другое время… мне кажется. — Последние два слова Холли добавила, потому что действительно не была уверена. — В моем мире сейчас тысяча девятьсот семидесятые годы.
— Тысяча девятьсот семидесятые, — повторила Агарь. Она отодвинула тарелку, погрузила пальцы в кубок с напитком и начала чертить линии на деревянной поверхности стола. Причем, слегка наклонив голову, всматривалась в эти линии с таким же вниманием, с каким только что смотрела на Холли. — Вот оно что! — сказала она наконец. — Другое время. Но расскажи больше — гораздо больше!
Холли попыталась, но как рассказать о том Димсдейле, который сейчас, о современном мире? На это нужны дни…
— Димсдейл разрушен, и в нем живут отбросы, — рассмеялась Агарь. — Что сказал бы об этом мастер Секстон? Неплохой конец для исполненного гордости человека! Этот твой мир — я вижу, он сильно переменился. Но люди в нем — не меняются. И я буду иметь с ними дело — с твоей помощью, малышка. Ты предупредила меня о неприятностях, и я у тебя в долгу. Но когда эти неприятности придут — Агари здесь уже не будет! Как хорошо я поступила, вызвав тебя!
— Но Тамара… — попыталась вставить Холли.
— Тамара? — Агарь снова рассмеялась. — Разве я не сказала, что она тоже обладает силой — своего рода? Бледной тенью той силы, которой обладала бы, будь у нее храброе сердце. Пусть защищается сама, как буду делать и я. С нетерпением жду, когда смогу собственными глазами увидеть твой необычный мир, малышка.
— Вы… уйдете с нами? — Холли удивилась и слегка встревожилась. Она не понимала, как сможет объяснить присутствие Агари, если та решит уйти с ними. И почему то ей не хотелось, чтобы это произошло. Агарь… Тамара… они часть того, что нельзя смешивать с настоящим миром, безопасным миром дома амбара, мамы, бабушки и дедушки, школы — миром всего, что знает Холли.
— Пока я не могу это сделать, малышка. Нужно собрать силы. Но с твоей помощью я и здесь в безопасности. И ты меня предупредила — это хорошо сделано. Но можешь сделать еще лучше. Можешь защитить все это, — и она широким жестом охватила все окружение.
— Как?
— Легко, малышка. Я тебе покажу. И в твоей природе есть то, что тебе поможет.
Она грациозно встала.
— Посиди, а я соберу то, что должно вернуться с тобой. И внимательно слушай, что я говорю. Раз ты пришла предупредить, конечно, ты захочешь и спасти.
Агарь прошла к шкафу в дальнем темном конце комнаты и открыла тяжелую задвижку. Внутри на полках Холли увидела множество кувшинчиков и мешочков. Агарь как будто сама еще не решила, что ей потребуется: она притрагивалась к кувшинчикам и пакетам, иногда снимала их с полки и взвешивала в руке, словно хотела убедиться, что выбрала верно.
Наконец она вернулась с несколькими пакетами. Один из них был гораздо больше остальных, но все плотно завернуты, так что Холли не видела их содержимого. Агарь укладывала их один за другим на стол, вслух произнося названия. Пальцем она по очереди касалась каждого пакета, чтобы Холли запомнила, что в нем.
— Переступень, конопля, вербена, полынь, гроздовник, коровяк и — самое главное — она коснулась самого большого пакета — корень мандрагоры. Их нужно посадить, и в таком месте, где они какое то время смогут расти незаметно. Ты поняла?
Холли кивнула. Бабушкина часть мастерской. Но спросила:
— А для чего они?
— Для нашей выгоды, моя малышка. Чем больше они растут, тем сильней время привязывается ко времени. И будет расти твоя сила. Гроздовник — когда вырастет — чтобы ты видела сны. Подлинные сны, такие, как тот, что привел тебя сюда. И когда ты увидишь такие сны, я буду в них говорить с тобой, подсказывать, что делать дальше, чтобы опасность, о которой ты рассказала, никогда не пришла. Понимаешь?
— Да. — Холли понимала, что Агарь нуждается в ее помощи, чтобы спастись от Секстона Димсдейла. И если спасется Агарь, то спасется и Тамара, уговаривала Холли свою встревоженную совесть. Потому что именно поэтому дом и ведьма исчезли на второй день после того, как разбежались испуганные люди.
Агарь наклонилась к ней, протянула руку.
— Закрой глаза, малышка! — приказала она.
Холли смущенно повиновалась и почувствовала легкое прикосновение к векам.
— Теперь рот.
Не открывая глаз, Холли крепко сжала губы.
— Как я говорю — так и будет! — услышала она слова Агари. — Достаточно малышка. Твои глаза будут тебе служить, а губы — молчать, пока мы не встретимся снова. Теперь бери то, что должна вырастить, и возвращайся к себе.
Она сложила все пакеты в зеленый мешок — зелень травы или свежей листвы — и протянула Холли.
— А Джуди и Крок? — нерешительно спросила Холли.
— Они ничего не будут помнить, только что вы заблудились в лабиринте. Веди их за руку, и вы благополучно выйдете. Ты хорошо поступила, малышка, очень хорошо.
Холли сунула зеленый мешок под куртку. Но когда она уже повернулась, чтобы уходить, Агарь снова заговорила:
— Твои родственники, малышка… ты привела их с собой, и они слышали и видели… то, что им не предназначено. Они не поймут. Я сказала, что они не будут помнить. Так и будет, если…
— Что если? — Холли застыла; что то в этом «если» было такое, от чего она почувствовала озноб.
— Если ты сделаешь то, что должна сделать, с ними все будет хорошо, и пробел в их памяти благополучно зарастет. Но если ты не сделаешь… — Агарь медленно покачала головой. — Не могу сказать, какие страхи будут их преследовать. Потому что ты, малышка, видела все таким, каково оно на самом деле. Но у твоих родственников нет такого ясного зрения, и то, что они увидели, будет преследовать их во снах.
Холли перевела взгляд от Агари на Джуди и Крока, на их встревоженные, напряженные лица. Да, она видит в них страх. Агарь права. Ее вина, что они сюда пришли, и она будет виновата, если их будут преследовать дурные сны и воспоминания.
— Я не позволю, чтобы это произошло! — Конечно, отчасти это и их вина, вдруг подумала она. Но она позаботится, чтобы все было в порядке, докажет, что именно она права.
— Правильно, малышка. Помни, что я сказала тебе и что нужно сделать, и все у тебя будет хорошо. — Агарь снова подняла руку и начертила в воздухе знак.
Холли мигнула. Видела ли она необычное сияние вокруг пальца или ей показалось? Но сияние исчезло, и она не была уверена, что вообще его видела. Она прошла по комнате, взяла Крока за безжизненно свисавшую руку. Рука холодная, словно Холли держит кусок льда, и у Джуди такая же.
Дверь перед ними медленно раскрылась сама собой. Ведя близнецов, Холли прошла в нее. Снаружи было темно, облака низко висели над головами, и дул такой сильный холодный ветер, что, когда он ударил в лицо, Холли ахнула. Домой — пусть они скорее вернутся домой, в дом амбар, где тепло и все такое, каким должно быть! Крок и Джуди шли за ней, по прежнему неподвижно глядя прямо перед собой. Но по крайней мере шли, и вести их было легко.
Они миновали мертвый сад. Холли остановилась и оглянулась — почему, сама не знала. Дверь снова была закрыта, и даже дым из трубы не шел. Ничего не свидетельствовало, что здесь кто то живет. Но сам дом — в глазах Холли картина начала расплываться, и в этой дымке она увидела что то совсем не похожее на дом. Ей показалось, что там скорчилось чудовище и смотрит на нее глазами зеркалами.
Это впечатление так ее испугало, что она бросилась прямо к входу в лабиринт, чувствуя, как сильно бьется сердце. Поскользнулась на одной из покрытых слизью плит и едва не упала. Иди медленно, сзади никого нет…
По туннелю из кустов, поворот, снова по туннелю, по прежнему ведя Крока и Джуди. Вот опять чудовище с глазами зеркалами — Холли уверена, что это именно оно. Но в голове нет блестящих дисков, просто большие черные дыры. Холли вздрогнула, торопливо проводя близнецов.
Холодно, так холодно! И темно. Внизу, в сплетении ветвей, среди чудовищных поганок и призрачных растений, мелькают крошечные огоньки. Холли видит, как они движутся, смотрят на нее — это глаза! Глаза каких то тварей! Она не хочет их видеть, хочет убраться отсюда, вернуться в мир, который может понять.
Поворот, еще поворот и снова поворот. Легко ошибиться, свернуть не туда, но что то в глубине Холли знает. Ее взгляд становится все смелее, и она видит отвратительные головы — крысы! Холли едва не закричала. Она ненавидит крыс. Но пока на тропу они не выходят.
— Холли… Холли, где мы? — Крок неожиданно выдернул руку. — Где…
Глаза его больше не смотрят неподвижным взглядом. Он поворачивает голову из стороны в сторону, и Холли видит на его лице страх.
— Мы в лабиринте, — коротко ответила она.
— Нужно выходить отсюда! — с ужасом сказал он, глядя на край тропы. Холли посмотрела вниз и быстро отвела взгляд. Она уверена, что там не только крысы. Но Агарь обещала…
И как будто воспоминание об Агари заставило страх отступить. Крок — ему нечего бояться, подумала с легким презрением Холли. Да он никогда не зашел бы так далеко, если бы она его не привела. И им вообще нечего бояться, Агарь ведь обещала…
— Пошли, — резко сказала Холли. — Мы легко выйдем.
Но Крок повернулся к сестре.
— Что с Джуди? — И он обвиняюще посмотрел на Холли.
— С ней все в порядке! Она… вроде как спит. Пошли!
Крок вздрогнул, но пошел вперед. Теперь он взял Джуди за вторую руку, и вдвоем они повели ее за собой.
— Тамара… — еле слышным шепотом произнесла Джуди.
Агарь сказала, что они ничего не будут помнить, будут считать, что заблудились в лабиринте. Если это так, то ей, Холли, нужно постараться никак не выдать себя, не показать, что она знает больше. Потому что… Агарь сказала, что будет очень плохо, если они вспомнят. Холли старательно подбирала слова, успокаивая Джуди.
— Мы не нашли Тамару… просто заблудились.
— Мне не нравится это место! — воскликнула Джуди. — Я хочу домой. Не хочу быть здесь!
— Мы идем, — ответила Холли. — Идем как можем быстро.
— Но мы заблудились… ты повела нас неверным путем, Холли; ты знала, что это неправильный путь! — Джуди упрямо сжала рот. — Я не пойду туда, куда ты говоришь. Мы только еще больше заблудимся…
— Нет… послушай, Джуди… я это помню. — Крок торопливо двинулся к следующей развилке. — Конечно, это правильный путь.
Джуди вырвала руку и пошла вслед за ним. Холли посмотрела им вслед. Ей было холодно снаружи и изнутри. Джуди и Крок ведут себя так, словно больше не хотят быть с ней.
Ну и что с того? — произнес кто то в ее сознании. Агарь… она сказала, что у тебя есть сила, а у них нет. Холли не понимала, что это за сила. Но сама мысль о ней подкрепила ее, и она почувствовала свою значительность. Она обеими руками прижала к себе пакет под курткой. Делай то, что велела Агарь, и будешь знать еще больше… и пусть тогда Крок и Джуди только попробуют сказать, что она ошибается! Увидите, что с ними случится!

8. Вторая посадка


— И что вы об этом думаете? — Бабушка, должно быть, услышала, что они идут, но не оторвала взгляд от стола. Откинувшись в кресле, она изучала то, что стояло перед ней.
Статуэтка женщины была целой. И это была…
Холли покачала головой, отказываясь от своего первого впечатления. Конечно, это не может быть статуэтка Тамары! Но женщина одета так же, верхняя широкая юбка, из под которой видна нижняя, передник, воротник, корсет на шнурках и чепец, почти совсем скрывающий волосы. Но фигура совершенно белая, ее не оживляет никакой цвет.
— Это Тамара! — Прежде чем Холли успела остановить ее, Джуди подбежала к столу и принялась зачарованно разглядывать фигуру. — Это Тамара.
Теперь бабушка оглянулась.
— Тамара… И кто такая Тамара? Странное имя. Где ты его услышала?
Холли была в отчаянии. Ответил Крок:
— Она слышала старинный рассказ о Димсдейле. Там когда то жила Тамара.
— Вот как? — Бабушка заинтересовалась. — Наверно, мисс Сара рассказала вам в библиотеке. Но тут не написано, что это Тамара… посмотрим… — Она указала на слова, написанные на основании восстановленной статуэтки. — Здесь написано… — Она слегка наклонилась, чтобы лучше видеть, и, не касаясь статуэтки, поставила на место очки. — Вот как!
— Что там написано? — Джуди придвинулась, протянула руку. — О, смотрите, здесь и Томкит. Прямо у ее ног. Тут написано… — Джуди медленно вслух прочла… — «Молодая ведьма». Это ложь! — закричала она. — Тамара не ведьма! Она хорошая!
— Джуди! — Никогда раньше бабушка не говорила так резко. — Я нехорошо поступила, рассказав тебе все эти истории старой мисс Элвери, это ясно. Никаких ведьм на самом деле нет, только в историях. Мисс Элвери была очень старая. И у нее в жизни было много бед… ну, она не всегда думала связно. И очень много читала о старых днях. Она жила больше в прошлом, чем в настоящем Не знаю ничего об этой Тамаре, но не нужно говорить о ведьмах.
— В Салеме ведьм вешали, — вмешался Крок — Мы видели ведьмин дом, в котором был суд. Тогда люди в это верили
Бабушка перевела взгляд на брата близнеца Джуди. Нотка недовольства в ее тоне стала еще заметней
— Здесь никогда ведьм не вешали. — Она снова посмотрела на восстановленную статуэтку, но теперь на ее лице не было ни следа прежней удовлетворенности или удовольствия. — А эта фигура — просто кто то ее придумал. — Она взяла старую порванную наволочку (ту самую, в которой держала осколки) и быстро завернула в нее статуэтку. — Это на отдачу. Если мистер Корри заинтересуется, пусть берет.
Заворачивая статуэтку, она продолжала хмуриться. Потом встала, отнесла туда, где лежал отреставрированный фарфор, и поставила в глубину полки Теперь она как будто даже жалела, что взялась ее чинить, что эта статуэтка вообще оказалась в доме амбаре.
— Это была Тамара, — тихо, но уверенно сказала Джуди, по прежнему глядя на то место, где только что стояла статуэтка. — И там написано, что это ведьма! Что то плохое случится с Тамарой — я знаю!
— Нет, не случится! — Холли не снимала куртку; руку держала прижатой к груди, чувствуя мешок, который дала ей Агарь. Джуди очень глупая, она просто ребенок. Агарь — сестра Тамары, хотя, кажется, не очень ее любит. Но это дом и Агари. И она не позволит старому Секстону Димсдейлу сжечь его. Агарь знает, как его остановить…
Но Агарь очень ясно дала понять, что нуждается в помощи Холли. Холли должна посадить то, что ей было дано. Она не понимала, чем может помочь посадка растений в горшки, но уверена, что Агарь это знает, иначе она бы не велела Холли это делать.
Джуди не оборачивалась и не отвечала сестре. И снова у Холли появилось странное ощущение, как будто Джуди за стеклянной стеной. Она видит сестру, слышит ее, может прикоснуться к ней, но теперь Джуди далеко от нее.
Да кому она нужна? Странное ощущение уверенности нарастало в Холли, сметало замешательство и недоумение. Джуди никому не нужна, а вот она, Холли, нужна Агари. И то, что она сделает, очень важно. И она должна сделать это побыстрее.
Бабушка разглядывала обломки на полке. Наверно, выбирала, на чем в следующий раз проявить свое мастерство. Джуди отвернулась от стола и направилась к лестнице. А Крок пошел к выходу. Никто за ней не подглядывает, никто не заметит, если она займется прямо сейчас.
С легкой дрожью возбуждения Холли выскользнула вслед за братом. Только одно может смешать ее планы. Если в мастерской работает дедушка. Но Крок идет не туда, он обходит дом с противоположной стороны, где подъездная дорога.
Холли шла мимо голых клумб, на которых еще торчало несколько стеблей, темных и сухих, напоминая сад в лабиринте. Тучи почти такие же низкие и темные, как те, что нависли над домом Агари.
Холли уже положила руку на задвижку мастерской, когда раздался громкий звук. От неожиданности она подпрыгнула. Кто то сигналит, это автомобильный сигнал, с другой стороны амбара. Значит ли это, что дедушка в мастерской и его вызывают? Холли осторожно открыла дверь.
Нет. На верстаке лежат инструменты, на полу чемодан с закрытой крышкой, тот самый, который они привезли из дома Элкинсов. Может, дедушка чинил его. Но сейчас в мастерской никого нет.
Холли скользнула туда, где стоят горшки с бабушкиными растениями. Вытащила пакет из под куртки, опустилась на четвереньки и заглянула под стол. Да, ей везет, там еще много пустых горшков. Придется заползать под стол, чтобы достать их, но она это сделает.
Тьфу — паутина! Холли вытерла руки о джинсы. Она ненавидела пауков, при виде их у нее мурашки ползли по телу. Но бабушка считает, что и их нельзя убивать. Она сказала, что они ловят вредных насекомых, которым не место в домах.
Холли вспомнила, что придется выходить и копать землю, как она делала раньше. Это рискованно. Окно ее и Джуди спальни выходит в эту сторону. Что если Джуди увидит ее и захочет узнать, что она делает? Но Холли не видела другой возможности заполнить горшки землей.
Взяв ведро и лопату, она быстро пошла. Никого не видно. Взгляд в сторону окна — занавеска задернута. Лучше больше не брать землю из клумб. Еще рискованней открыто идти в сторону лабиринта, но Холли была уверена, что со временем сумеет накопать больше.
Работала она как могла быстро, но земля была жесткая, в ней попадалось много крепких травяных корней и камней. Холли энергично копала, в тоже время настороженно прислушиваясь. Автомобильный сигнал больше не звучал, но время от времени она слышала голоса. Казалось, они доносятся со стороны старого погреба, который дедушка заполняет ненужным мусором. Он хотел убрать туда как можно больше мусора, потом покрыть камнями, чтобы выглядело красиво. Все равно что его посадки деревьев: дедушка хочет, чтобы Димсдейл выглядел как можно лучше.
Но разве можно сделать свалку чем то другим? Холли острием лопаты разбивала большие комья. Кажется, земля не очень подходящая, но пока она больше ничего не может сделать. Может, достанет удобрения, которые продают в «центовке».*10 Мама подкармливала ими свои африканские фиалки. Это заменит хорошую почву. Главное — посадить растения, которые ей дала Агарь, посадить и спрятать как можно быстрей. И чтобы никто о них не знал.
Потому что Холли знала — знала так, словно Агарь открыто предупредила ее об этом, — что никто не должен знать, что она принесла из лабиринта эти семена и так странно выглядящий корень. И если Крок и Джуди не вспомнят, что произошло в доме Агари, только тогда она в безопасности.
Холли теперь думала об этом месте в лабиринте как о доме Агари, хотя они там видели и Тамару. Только ей все трудней становилось вспоминать Тамару. В то же время стоило ей закрыть глаза, как она видела Агарь так же отчетливо, как если бы та стояла прямо здесь и смотрела, как она копает ужасно твердую землю.
Результаты копания были обескураживающими. Почва в ведре вся состояла из жестких комков. Может, внутри она сможет разбить их, взяв дедушкин молоток. Вдобавок Холли постоянно оглядывалась, чтобы убедиться, что ее никто не видит, и это тоже не облегчало работу.
Наконец ведро почти наполнилось, и когда Холли его подняла, то поняла, что едва удерживает. Но потащила его к мастерской. Здесь в углу лежала груда старых газет. Дедушка застилает ими пол, когда красит.
Холли разложила несколько газет, поставила на них ведро и принялась лопатой перекладывать комки в горшки. Может, в тепле они станут мягче. Самые большие из них начали крошиться, и несколько энергичных ударов лопатой разбили их. В последних двух горшках земли было маловато, но Холли боялась рисковать и выходить второй раз.
Она быстро посадила семена. Самый большой горшок предназначался для корня, и она посадила корень как можно тщательней, а потом руками пригребла к нему землю.
Ну вот… Холли откинулась, сидя на корточках, и осмотрела полки. Они с Джуди спрятали горшки в первый раз, сейчас нужно сделать то же самое. Но места осталось мало. Вытянувшись во весь рост, она принялась передвигать горшки на полках, втискивая свои, как только образовалось место. Наконец остался только горшок с корнем. Холли не видела другого выхода, как только засунуть его поглубже под стол, надеясь, что он будет расти и в темноте. Или хоть прорастет.
Передвигая горшки, она удивилась, обнаружив, что по крайней мере в двух, куда сажала Джуди, показались крошечные зеленые листочки. Невозможно было сказать, что это за растения. Девочки не подумали как то обозначить на горшках, что посадили. Теперь Холли даже не могла вспомнить названия, которые перечисляла Тамара. Но ей было все равно. Главное — те растения, которые принесла она, хотя Агарь так и не объяснила, зачем они нужны.
Холли старательно прибралась в мастерской. Джуди может прийти, чтобы посмотреть свои посадки. И, конечно, бабушка заходит в свой зимний сад. Никто не должен догадаться — по крайней мере пока, что Холли что то добавила. Наконец она со вздохом облегчения осмотрелась. Она выполнила свое обещание и при первой же возможности раздобудет удобрения. Это должно помочь.
Выходя из мастерской, Холли опять старательно осмотрелась, чтобы убедиться, что Крок или Джуди за ней не подсматривают. Они не имеют права вмешиваться в ее дела — ее и Агари. Она осторожно открыла дверь дома амбара, стараясь заранее придумать ответы на возможные вопросы.
— … ты понимаешь, о чем они думают, Лют. Конечно, никто не может сказать, что вы не старались держать все в порядке. Но только это ведь свалка, а мистер Рейтер, он говорит, что очень хорошо заплатит. Судья Таннер ведет дело этого мистера Портера Димсдейла с запада. И, кажется, вообще готов закрыть дело. Слишком долго оно тянется. Я просто заглянул, чтобы рассказать тебе, как обстоят дела, Лют. Мы бы ничего не стали делать, но эти новые жители, они шумят, что свалка слишком близко к ним и что ее нужно ликвидировать, чтобы город лучше выглядел к празднику.
И не думай, Лют, чтобы кто нибудь из нас не сказал, что ты тут хорошо работаешь. Ты действительно работаешь хорошо. Но что ты можешь сделать со свалкой? А если мистер Рейтер настроен серьезно…
— Тогда, — послышался резкий голос бабушки, — здесь будет еще несколько улиц с одинаковыми домиками и совершенно без деревьев, голая земля.
— Наверно. Сейчас многие хотят жить в стороне от больших городов. И им ведь нужно где то жить.
— Они не хотят уезжать из больших городов, — возразила бабушка. — Нет, сэр. Хотят прихватить с собой свои города, когда переезжают. Сколько у нас времени, мистер Билл, прежде чем эти новые горожане нас выселят?
— Не могу сказать, Мерси. Вопрос поднимут на городском собрании. А эти, из за реки, они много говорят. Просто я хотел вас предупредить, что неприятности уже за углом. Не хочу иметь ничего общего с этим Рейтером. Он хорошо говорит, но я хотел бы посмотреть, что выйдет из его разговоров. Димсдейл когда то был большим красивым поместьем. Жаль, что он сгорел. Если бы он уцелел, его можно было бы использовать для туристов, как сделали со старым домом Пиготов. Или с домом Элкинсов, который купили и сейчас восстанавливают. Но здесь — эти как будто просто хотят избавиться от всего старого, плохого или хорошего, им все равно. Ну, мне пора. Спасибо за угощение, Мерси. Вкусный у тебя пирог с изюмом. У тебя получается лучше, чем у женщин, которые постоянно хвастаются своими блюдами.
— Вы очень добры, мистер Билл. — Голос бабушки звучал совсем невесело. Она явно была расстроена и огорчена.
— Вы знаете, что они собираются сказать на городском собрании, мистер Билл. — Это сказал дедушка.
— Кое что слышал. Говорят многое. Некоторые — Джим Хукер и Айра Батчлер, они прислушиваются к тому, что говорят эти новые. Потому что у Джима гараж, а у Айры починка и ремонт. И они на этих новых участках хорошо зарабатывают. Похоже, их дома постоянно нуждаются в починке. Вы ведь знаете, Айра и его парень берутся за разную работу: тут столярничают, там трубы прокладывают. И в гараже вдвое больше работы с тех пор, как открылся новый микрорайон. Думаю, не в том дело, что Джим и Айра недовольны прошлым, просто не хотят упустить выгоду.
А главная трудность — миссис Стенли Диверс и ее банда всезнаек из за реки. Она приходит в женский клуб при церкви и убеждает всех, что нужно заняться чем то современным. А когда миссис Пигот ей возразила, она рассердилась. И еще пришла в школьный совет, и мы услышали много разговоров о том, что у нас отсталая школа и дети получают плохое образование. — Холли услышала искренний смех. — Ну и в глупом же положении она оказалась, когда доктор Пибоди достал свою книгу записей и начал читать, сколько стипендий и призов выиграла наша молодежь.
Миссис Диверс говорила, что у нас отсталая школа и мы не учим детей жить в современном мире. Но эта глупость у нее не прошла. Люди гордятся нашей школой и рассердились, услышав ее слова. Поэтому она замолчала, и больше мы о школе от нее не слышим. Теперь у нее новая идея — сделать Сассекс красивым к годовщине. И беда в том, Лют, Мерси, что тут она нашла такое, что людей не тревожит. Они не станут защищать городскую свалку от миссис Диверс. А тут еще мистер Рейтер подвернулся, как он благоустроит и разовьет этот участок. Что ж, к деньгам все прислушиваются, хотя на самом деле он собирается настроить много одинаковых домишек, которые покупают только горожане, а они дальше своего носа не видят. Но я — у меня есть несколько хороших вопросов, которые я задам на собрании (оно будет десятого ноября). Я встану и спрошу: ну, хорошо, они закрывают свалку в Димсдейле и начинают тут строительство, но куда они денут мусор? Будут разбрасывать вдоль дорог? Что это за усовершенствование? Так случилось в Норфолке — и так будет и у нас. Скажу достаточно, чтобы они задумались. Если эти глупцы могут думать. Мы с ними еще поборемся. Я похожу, поговорю со старожилами, посмотрим, что можно сделать. Я только хотел предупредить вас, Лют, Мерси, но мы еще не сдались, а я — я буду драться!
Холли слышала, как хлопнула входная дверь, и сама скользнула в тепло дома. Бабушка сидела за столом, положив на него руки, и смотрела на дедушку поверх очков. Очки сползли на самый кончик носа, но она этого не замечала.
— Лютер, что нам делать? — Голос совсем не похож на бабушкин, он тонкий и дрожащий, словно у старой, очень старой женщины.
Дедушка стоял у двери, он только что проводил гостя.
— Что делать, Мерси? — Он повернулся, и голос его не был дрожащим и слабым, он прозвучал жестко. — То, что сказал мистер Билл Нойес. Мы будем драться!
— Но он сказал — и он прав, — что никому нет дела до свалки. Она может быть где угодно…
— Никому нет дела до свалки? — Голос дедушки по прежнему звучал сердито. — Мистер Корри — откуда он будет брать свой антиквариат? И Лем — он здесь много находит деталей для ремонта. И миссис Дейл — скауты, им нужна свалка для их докладов. Мисс Сара из библиотеки, где она возьмет старые книги? Разве мы не находили дважды такие, о каких она могла только мечтать? — Дневник Сета Элкинса она показывает всем, кто приходит в музей, а кто его нашел? Ты нашла, Мерси, нашла прямо на свалке!
И не всё же здесь только свалка. Разве мы с тобой не сажаем деревья, — дедушка энергично показал на стену за Холли, не глядя на нее, — чтобы здесь было красиво? А твои травы? Женщины из клуба садоводов такого и не видели. Разве не так они сказали, когда в прошлом году мисс Сара попросила тебя рассказать в библиотеке об этом? Нет, Мерси, я тебе скажу, им не удастся так легко уничтожить Димсдейл. И застроить все маленькими домиками, из которых приходится выезжать, как только семья начинает расти…
Лицо дедушки раскраснелось, он махал в воздухе кулаком, как будто, подумала Холли, он грозит одному из этих маленьких домиков, выросшему прямо посреди амбара, как большой гриб, один из тех, что она видела в лабиринте.
Один из больших грибов. Холли глотнула. Что пообещала ей Агарь? Что научит Холли, как осуществлять свои желания! Она ведь сделала то, что хотела от нее Агарь. Теперь она должна выполнить свою часть договора. Холли пожелает, и эта миссис Диверс, кто бы она ни была, перестанет вмешиваться…
В этот момент Холли забыла о своей ненависти к свалке. Это ее свалка — вернее, она принадлежит дедушке и бабушке, и она живет здесь. Теперь она была так же сердита, как дедушка. Никто не посмеет снести Димсдейл бульдозерами и… и уничтожить лабиринт…
Уничтожить лабиринт! Но если это произойдет, как она сможет увидеться с Агарью и потребовать свои желания? Нет, нельзя этого допустить!
— А когда городское собрание? — спросила Холли. Бабушка и дедушка вздрогнули и оглянулись, когда
девочка вышла из тени за стойлами и подошла к столу.
— Откуда ты взялась, Холли? — нахмурилась бабушка. — Ты слушала так, что мы не знали?
— Да. Я слышала, как говорил этот человек. — Холли была слишком взволнована, чтобы заметить неодобрительное выражение бабушки. — Когда мы узнаем, что они собираются делать?
— Это не дело молодежи. — Теперь Холли уловила непривычную резкость в голосе дедушки.
Но бабушка медленно покачала головой. Затем подняла руку и подтолкнула вверх очки, но сделала это не так энергично, как всегда.
— Нельзя держать молодежь в неведении, Лютер. Рано или поздно они услышат разговоры в городе. Мы ведь ничего точно не знаем, Холли. И пока не узнаем, ты ничего не должна говорить, если тебя спросят. Поняла? — Она посмотрела на Холли так, что та не могла не обратить внимания, что это предупреждение.
— Хорошо, — ответила Холли. Ей ужасно хотелось сказать, чтобы бабушка и дедушка не волновались, ей нужно только снова увидеться с Агарью. Но когда она сможет ее увидеть?
Если попробует снова спать ночью на подушке, подействует ли это? Должно подействовать! Она должна как можно скорее пойти к Агари. Или, может быть… Холли вздрогнула, — может быть, Агарь ничего не может сделать, пока растения в мастерской не вырастут. А требуются дни на то, чтобы они проросли. Надо купить удобрения. Вот что она сделает; у нее осталось достаточно карманных денег, чтобы купить один пакет.
Ей хотелось уйти в свою комнату, достать кошелек и пересчитать, сколько у нее осталось денег, потому что вчера она купила блокнот для своего доклада и теперь не знает точно. И сейчас она думала об этом, а не о бабушке.
Дедушка протянул руку за шарфом, который висел на одном из стойл.
— Заведу грузовик под навес, — сказал он. — Насколько я понимаю, по всем признакам сегодня будет мороз.
Бабушка вскочила.
— Мороз… мои растения в мастерской! Где мое пальто и шарф?
— Не беспокойся, Мерси. Я растоплю печь. Тебе незачем этим заниматься. Ты никогда не умела растапливать старую печь.
Холли, застывшая при упоминании растений, успокоилась, видя, что бабушка не настаивает. И когда дедушка ушел, пошла наверх по лестнице, собираясь сделать две вещи. Нужно найти подушку и знать, где она лежит, чтобы при первой возможности повидаться с Агарью. Ибо теперь Холли была убеждена, что подушка — это и есть ключ к лабиринту. И потом достать деньги, купить удобрения и постараться, чтобы растения поскорее выросли.
Идя в спальню, она ждала, что увидит там Джуди, но младшей сестры не было видно. Холли сразу достала из гардероба коробку Джуди с лоскутками. Несколько секунд спустя, выбросив содержимое коробки на пол и перевернув ее вверх дном, она поняла: подушка исчезла. И причина может быть только одна — ее забрала Джуди!
А это означает, что если она не сумеет вернуть подушку, то не сможет увидеться с Агарью, не сможет получить ведьмовские желания!
— Она должна ее вернуть! — Холли гневно пнула разбросанные по полу сокровища Джуди, все лоскутки, которые сестра собирала, дожидаясь, пока у мамы найдется время показать ей, как делать лоскутное одеяло.
Беда в том, что, если Джуди что то возьмет в голову, эта идея у нее остается на века. Ее нельзя отговорить. Она готовит свое одеяло уже год и ни разу о нем не забыла.
Но все эти лоскутки под ногами Холли не имеют никакого значения. А имеет то, что у Джуди возникли свои собственные планы насчет подушки. Может, она даже уничтожила ее?
Холли подошла к своей кровати и в отчаянии плюхнулась на нее. Если Джуди это сделала — как она сможет добраться до Агари и потребовать свои желания? А если она этого не сделает, что будет с Димсдейлом?

9. Димсдейл под сомнением


— Мои лоскутки! Холли Уэйд, ты это сделала? — В дверях комнаты с горящими от гнева глазами стояла Джуди.
— Что ты сделала с подушкой? — Холли не обратила внимания на признаки приближающейся бури.
— Мои лоскутки! — повторила Джуди. Она присела и принялась собирать и разглаживать лоскутки. — Холли, ничего злее никто не смог бы придумать! Ты злая\
Но Холли могла думать только об одном. Она схватила Джуди за плечи и яростно затрясла.
— Ты должна сказать! Что ты сделала с подушкой? Ее здесь нигде нет, я искала.
Джуди с силой дернулась и вырвалась. Выпятив нижнюю губу, она бросила на Холли такой враждебный взгляд, что старшая девочка на мгновение отступила.
— Не скажу! Все идет неправильно с тех пор, как ты нашла эту подушку, Холли. Я нашла твою бумажку. Ты обманщица, Холли! На самом деле была очередь Крока, а ты ее отняла. И что ты сделала? Отвела нас туда, и мы заблудились. Ты больше не сделаешь этого, Холли, мы с Кроком тебе не позволим. Ты не имеешь права выбрасывать мои лоскутки. Я все расскажу бабушке и попрошу, чтобы у меня была своя комната, а ты не сможешь больше брать мои вещи. Вот!
— Ты не понимаешь… — начала Холли, и тут что то застряло у нее в горле. Она обнаружила, что не может сказать то, что хочет: рассказать Джуди о желаниях, об обещании Агари, о необходимости спасти Димсдейл.
— Я понимаю, какая ты злая! — взорвалась Джуди. — И я тебя больше не люблю, Холли. С тех пор как мы сюда приехали, ты становишься все злее и злее. Ты теперь сама как старая ведьма! Вот!
У Джуди явно начался приступ самого сильного упрямства. Холли постаралась сдержаться. Что то вскипало в ней: ей хотелось ударить Джуди, причинить ей боль, заставить ее рассказать, где подушка. Но… Холли села на кровать. Почему она хочет сделать Джуди больно? За всю жизнь она раньше никогда такого не испытывала. Конечно, временами Джуди бывает упряма, и с ней невозможно спорить, но никогда раньше Холли не испытывала желания ударить ее, заставить сделать так, как велит она, Холли. Что происходит? Холли ощутила растущий страх, который сама не могла объяснить. Да она и не понимает, чего боится. Но какая то дикая часть ее хотела бить и причинять боль…
С несчастным видом Холли сжалась на кровати. Она словно стала одновременно двумя людьми. Один человек — Холли, какой она была всегда, другой… другого она боится. И она действительно поступила плохо, выбросив лоскутки Джуди на пол…
Холли подобрала ближайший лоскуток, но Джуди тут же вырвала его у нее из рук.
— Оставь их в покое! Оставь в покое все мои вещи. И меня оставь в покое, Холли Уэйд!
Холли снова села. Может, если бы Джуди знала, что происходит в Димсдейле… Она облизала губы. Сможет ли она рассказать об этом или обнаружит, что не может, как не смогла говорить об Агари?
— Послушай, Джуди… — начала она.
Джуди повернулась к сестре спиной. Она деловито складывала лоскутки в коробку.
— Не буду!
— Джуди, это не о подушке, а о Димсдейле, о доме амбаре, обо всем… Ты должна выслушать, потому что это важно, — говорила Холли, обращаясь к спине Джуди. Но по крайней мере Джуди не уходит, а уши ее не закрыты — так что ей приходится слушать.
Холли повторила все, что услышала и что бабушка и дедушка сказали потом. Джуди перестала перекладывать лоскутки. Повернулась, и гневное выражение исчезло с ее круглого лица.
— Что же нам делать, Холли? — медленно спросила она.
— Будет собрание, и многие не хотят, чтобы это произошло. Но эта старая миссис Диверс, кто бы она ни была, она хочет покончить со свалкой. И кто то по имени мистер Рейтер хочет купить эту землю и настроить много новых домов.
— Он не сможет, — уверенно ответила Джуди. — Тамара ему не позволит! Тамара не позволит отобрать у дедушки и бабушки Димсдейл.
— Джуди, ты знаешь, что Тамары здесь нет. Она жила давным давно.
— Она здесь, и ты сама ее видела, — заявила Джуди. — И она… она любит Димсдейл.
Холли смотрела на сестру. Ее удивило спокойствие Джуди.
— Тамара… она не настоящая, — снова начала Холли, не вполне понимая, какими словами убеждать Джуди. Как можно сказать, что человек ненастоящий, если был в его доме, ел его пищу, разговаривал с ним?
— Я не хочу сказать, что когда то она не была настоящей, — поправилась она. — Но сейчас она ненастоящая. Мы должны вернуться назад во времени, чтобы увидеть ее, Джуди.
— А я говорю, что она настоящая и она нам поможет! — упрямо ответила Джуди. — Ты так говоришь потому, что когда ты вела нас к Тамаре, не сумела ее найти! Тамара просто не хочет тебя видеть!
Желание доказать Джуди, что та ошибается, что они и во второй раз добрались до сердца лабиринта, было таким сильным, что Холли чуть не задохнулась. Однако она снова не смогла сказать ни слова, что то ей помешало. Теперь Холли верила, что Агарь сильнее Тамары. Агарь… она поможет. Но она не может вернуться к Агари без подушки, и ей ясно, что прямо от Джуди она не добьется, куда та ее спрятала.
— Да, — осторожно заговорила Холли, — мы не добрались до Тамары. Но мы должны пойти к ней, должны предупредить ее о Секстоне Димсдейле… до Хэллоуина. И должны рассказать о том, что может произойти сейчас. Попросить ее помочь нам.
Джуди задумчиво смотрела на сестру.
— Может быть… — Но говорила она не очень уверенно. — Я об этом подумаю. Но когда пойдем в следующий раз, никаких обманов с подушкой!
— Хорошо. — Холли готова была пообещать что угодно. Но знала, что когда найдет подушку — теперь она уверена, что в комнате ее нет, — никакие обещания ее не свяжут. Она попытается увидеться с Агарью!
Когда они спустились к ужину, дедушка и бабушка ни словом не упомянули о дневном госте. Они говорили о будущем так, словно всегда будут жить в этом доме амбаре и с ним ничего не случится.
— Вы, молодежь, уже подумали о своих костюмах на праздник? — спросил дедушка, когда бабушка начала собирать посуду. — Там будут призы. Те, кто придумает самый необычный костюм, получат призы.
— Я знаю, кем буду, — заявил Крок, не успел дедушка кончить. — Я буду роботом. Возьму толстую фольгу и сделаю настоящий костюм робота. У меня есть рисунок — вот смотрите! — Он достал бумажник, подаренный ему на Рождество, и извлек оттуда картинку, вырезанную из журнала. Картинку он передал дедушке, который поднес ее к глазам, как будто не хотел упустить ни одной подробности.
— Хм, робот, — заметил он. — Одна из тех ходячих, говорящих машин, которые, как считают, будут выполнять всю работу в будущем. Какой урод…
— Но я смогу сделать такой костюм из фольги? — спросил Крок.
— По моему, нужно что нибудь попрочнее, — ответил дедушка. — Ну, если поломаем головы, что нибудь придумаем. Посмотрим завтра… А как насчет вас? — он посмотрел на Джуди и Холли.
Какое значение может иметь костюм для Хэллоуина? — думала Холли. Она вообще не хочет идти на праздник, но, наверно, придется. Найти что нибудь ненужное для костюма…
Если Холли еще не решила, в чем пойдет, то Джуди уже твердо это знала.
— Я буду кошкой, как Томкит, не черной, а серой, — сказала она с уверенностью человека, чей выбор не подлежит обсуждению.
— Кошка… хммм… — Бабушка посмотрела сначала на Джуди, потом на Томкита, который сидел у камина и очень тщательно вылизывал заднюю лапу. — Обычно на Хэллоуин черные кошки…
— Как Томкит, — настаивала Джуди. — Холли говорит, что такой костюм трудно сделать, но я уверена, что ты справишься, бабушка…
— Серый… — Бабушка задумалась. — Я вспомнила, что у меня есть старое одеяло… ворсистое. Думаю, его можно выкрасить в серый цвет. А в центовке продают кошачьи маски. В последний раз я их там видела. Хотя маски не серые, а черные.
— Может, маску тоже можно выкрасить, — с надеждой сказала Джуди.
— Ну, не знаю. Но можно попробовать. Не забудьте, что в Хэллоуин будет холодно. Нужно, чтобы под костюмом было место для свитера и джинсов. Иначе замерзнете до смерти. Итак, у нас есть кошка и робот. А что у тебя, Холли?
У Холли неожиданно появилась идея. Откуда она пришла, Холли не знала.
— Я буду африканской принцессой. — Это должно получиться, ведь у нее есть джеллаба, *11 которую мама ей сшила из разноцветных кусков ткани. Куски они подобрали из остатков в магазине. Джеллаба выглядит так, словно только что из Африки или из какого нибудь другого далекого места. Прическа — да, она знает, что делать с волосами. Она давно этого хотела, но мама говорила, что она недостаточно взрослая. Это ее волосы. Верно, и она может делать с ними, что захочет. Она часто смотрела дома, как Ева Ли Паттерсон делает такую прическу. И она сможет купить в центовке большие кольца для ушей и надеть еще пару длинных ниток бус.
— У меня уже есть костюм, — продолжала она. — Мама сшила его в прошлом году.
Бабушка кивнула.
— Это хорошо, Холли, потому что времени осталось немного, а мне придется подумать, как сделать костюм для Джуди. Ну, Лютер, завтра мне все равно нужно в город. Миссис Джеффрис заказала травяные свечи для своей дочери, и кое что мне нужно подкупить. Когда повезешь столик мистеру Корри, можешь прихватить и нас. Столик маленький, много места не займет, все поместимся. А в полдень подберешь нас в Эмпориуме. Как тебе это?
— Ты уверена, Мерси, что все купишь до полудня? — рассмеялся дедушка. — Хорошо, мне кажется, что это можно сделать.
После того как посуда была вымыта, бабушка взяла старые газеты и начала прикладывать их к Джуди, разрезая большими ножницами. Она готовила выкройки для костюма кошки. Дедушка и Крок рылись в стойлах, отыскивая нужные материалы. Холли сидела у огня и смотрела. Она попыталась уговорить Томкита посидеть у нее на коленях, но тот не захотел, сидел на полу, глядя в огонь, словно увидел в пламени что то чрезвычайно интересное.
Наконец бабушка отложила вырезки в сторону, подошла к старому сундуку у стены и вытащила оттуда необычное одеяло (если это вообще было одеяло), с которого свисала длинная шерсть; похоже на шкуры, которые в старину использовались как ковры.
— Мохер, — сказала бабушка. Она расстелила одеяло и начала прикладывать к нему вырезки, меняя их местами, чтобы использовать каждый кусочек одеяла. Оно было желтовато белое, с большим желтым пятном посредине.
— Придется делать темно серым, — сказала бабушка Джуди, — — видишь, нужно будет закрыть это пятно. Нужна будет еще проволока для хвоста, чтобы он не свисал, а стоял торчком.
— Я знала, что ты сделаешь! — Глаза Джуди сверкали. Она горячо обняла бабушку.
— Еще не сделано, дитя, — улыбнулась бабушка. — Но если только можно сделать, мы сделаем.
Холли почувствовала себя одинокой и несчастной. Как могут бабушка и дедушка думать о костюмах для Хэллоуина, словно это так уж важно? Важно спасти дом и осадить таких людей, как миссис Диверс, которая всем причиняет неприятности. Когда она получит свои ведьмовские желания — уж она позаботится об этой миссис Диверс!
Словно какая то стена выросла между нею и остальными. Неужели ей одной не все равно, неужели только она хочет сделать что то? Если бы только Джуди поняла, как важно вернуться к Агари! Но если она не может говорить об Агари, можно использовать Тамару — настаивать, что ее нужно предупредить о беде накануне Хэллоуина. И тогда Джуди покажет, где подушка.
Обдумав все это, Холли почувствовала облегчение. Почему ей это не приходило в голову раньше? Джуди прислушается, если она скажет, что боится за Тамару.
Но сейчас ничего сделать нельзя, нужно остаться с Джуди наедине. Холли наскучило следить за бабушкой и Джуди, дедушкой и Кроком. Они так заняты. А на нее даже Томкит не обращает внимания, она одна. Можно подумать о завтрашнем походе в центовку. Ей там многое нужно было бы купить, если бы были деньги. Холли неожиданно вспомнила, что из за сцены с Джуди так и не проверила содержимое своего кошелька. И не знает, сколько у нее осталось из карманных денег.
Наверху было холодно. Бабушка по вечерам клала им в постель нагретые мыльные камни и обещала, что скоро они переберутся вниз. Нужно очистить несколько стойл и превратить их в спальни. Холли не зажигала свечу, которую держала у постели на крайний случай: бабушка предупредила ее об опасности пожара.
— Ну, это все, что мы можем сделать сегодня, дитя, — сказала бабушка Джуди, вырезая последний кусок кошачьего костюма. — Когда завтра вернемся домой, вскипячу воды, размешаю краску, и окунем в нее одеяло. Потом его нужно будет просушить, и оно немного сбежится. Но мы получим то, что нам нужно, я в этом уверена. Уже поздно, пора ложиться.
Джуди была полна мыслями о костюме и о необходимости кошачьей маски. Она была уверена, что сможет купить маску в центовке. Холли сдерживала нетерпение, слушая болтовню сестры. Если снова настроить Джуди против себя, та никогда ей не поможет. И Холли в поисках джеллабы принялась копаться в сумках, куда мама сложила летние вещи. В свете лампы джеллаба казалась еще ярче. И Холли впервые захотелось примерить платье, хотя она по прежнему не хотела идти на праздник.
Холли так и не решила, как начать разговор о Тамаре, в этот вечер у нее не было такой возможности. Потому что, ложась, она неожиданно почувствовала такую усталость, словно все несчастья дня собрались и потянули ее в сон.
На следующее утро было много дел: вслед за завтраком последовало то, что бабушка назвала «немного прибраться». Что означало сделать жилую часть дома амбара как можно более чистой и аккуратной. Потом бабушка достала восстановленную статуэтку.
— У меня странное чувство, — сказала она, укладывая статуэтку в картонную коробку и плотно обкладывая старыми тряпками и сухой травой. — Сначала, когда я над ней работала, мне она нравилась, мне хотелось оставить ее у себя. Теперь не хочу. Отвезу мистеру Корри, пусть пристроит ее… так будет гораздо лучше! — Она закрыла коробку. — Посмотрим. Свечи, кувшины с пресервами и маринадами, которые я отвезу миссис Пигот для Эмпориума, — кажется, это все.
Дети были уже в перчатках, куртках и шапках. Бабушка надела пальто с меховым воротником, который очень плотно охватывал ее горло, и вязаную шапочку, почти такую же, как у детей.
— Это немодно, я знаю, — сказала она, глубоко натягивая шапочку на голову и завязывая ее под подбородком. — Но мои уши не переносят холода. Лучше быть в тепле, чем на холоде весь день.
Холли и Крок вызвались ехать в кузове: Холли должна была присматривать за коробкой со статуэткой, а Крок — за остальными коробками с джемом и маринадами. День был ясный и солнечный, но дул сильный ветер. Они сидели спиной к столу, который дедушка привязал веревкой, и закрывались от ветра брезентом.
Холли обрадовалась, когда приехали в город. Они не остановились у миссис Пигот (бабушка сделает это на обратном пути, чтобы оставить коробки), а двинулись по главной улице к небольшому зданию. Из уроков по истории Холли знала, что в этом доме когда то размещались кузница и конюшня. Теперь это антикварный магазин мистера Корри, и не успел грузовик остановиться, как вышел сам мистер Корри.
Это был рослый человек, гораздо выше дедушки, и вообще, по мнению Холли, он нисколько не походил на торговца древностями. Скорее фермер или лесоруб. Лесорубы часто проезжали через город, и Холли их видела.
— Рад видеть вас, Лютер, Мерси! — прогремел он голосом, таким громким, ему под стать. — Вы избавили меня от необходимости приезжать к вам. Хотел передать заказ. Я его записал. Полный набор свечей для Ливингстонов. Они взяли такой летом и написали, что хотят еще. Входите, входите.
Пока они с дедушкой разгружали стол — Крок держался поблизости, чтобы помочь в случае необходимости, — бабушка и девочки прошли внутрь. Холли боялась двигаться внутри. Комната была загромождена вещами, и Холли решила, что эти вещи легко ломаются, а стоят дорого. Вещами были уставлены столы, полки шкафов — везде статуэтки, чашки и блюдца, вазы. Невозможно разглядеть все это; тесно, как в доме Тамары.
Бабушка сама взяла коробку со статуэткой и теперь снимала с нее крышку. В это время вошел мистер Корри и направился к большому столу, заваленному журналами и газетами.
— Какое сокровище вы принесли на этот раз, миссис Уэйд? — спросил он.
— Это из дома Элкинсов, из мусора, — ответила бабушка, вытаскивая тряпки и доставая статуэтку. — Может, одна из статуэток Роджерса, о которых вы говорили. Но точно не знаю. Была сильно разбита, но я все собрала.
— Даже восстановленная — если ее вы восстанавливали, Мерси, — она стоит того, чтобы взглянуть, — сказал он. — Сюда… — Он собрал бумаги в стопку и освободил место для «Молодой ведьмы».
— Вот она. — Бабушка сняла последний клочок соломы с юбки статуэтки.
Мистер Корри разглядывал статуэтку, слегка сузив глаза.
— Если это Роджерс, — медленно сказал он, — то для меня совершенно новый. Может, кто нибудь еще пытался делать такие народные скульптуры. «Молодая ведьма». А знаете, Мерси, лицо выглядит так, словно это чей то портрет.
Он осторожно взял статуэтку и провел по ней руками.
— Замечательная работа, Мерси, как всегда у вас. Вот что я вам скажу. Приближается Хэллоуин. Мы оформим новую витрину, и в центре ее будет ваша молодая ведьма. Оставляете, как всегда, на комиссию?
Бабушка кивнула.
— Вы делайте свою часть бизнеса, мистер Корри. По правде сказать, я бы ее больше не хотела видеть.
— Почему? — с любопытством спросил он.
— Не могу сказать. Просто у меня от нее дрожь. У меня такое чувство, будто какая то древняя печаль проникает в сознание, заставляет вспомнить что то такое, что лучше бы забыть. Ну, мне надо спешить. Давайте ваш список свечей, и мы поедем. Нам еще кое что нужно купить.
— Вот он… — Мистер Корри порылся в бумагах. — Да, вот. Она пишет, что хотела бы получить до Дня Благодарения.
— Получит, если все будет хорошо. — Бабушка поколебалась. — Вы слышали о собрании, мистер Корри? Как говорят, Димсдейл словно соринка в глазу, от которой нужно избавиться?
Он нахмурился.
— Слышал. И они кое кто услышат с противоположной стороны, не сомневайтесь в этом, Мерси. Мы готовим контрпетицию, которая заставит эту Диверс призадуматься.
— Приятно это слышать, мистер Корри. Конечно, пока ветер не подует, мы не тревожимся. Но свечи вы получите в любом случае.
Центовка располагалась гораздо дальше по Мэйн стрит, в новом районе, где были аптека, ресторан и несколько других магазинов. Здесь везде были большие новые вывески, которые казались слишком яркими и слегка низкопробными. На улицу одной стороной выходил парк с двумя статуями: солдата времен войны за независимость и еще одного — из армии северян — рядом с грудой ядер и пушкой, которая когда то стреляла этими ядрами. Остальные три стороны парка были застроены большими старинными домами, выкрашенными в белую краску, с белыми деревянными оградами перед фасадом. На двух углах стояли церкви, а на третьем — большое здание, куда сначала и направилась бабушка. В нем была старинная, почти двухсотлетняя, гостиница и почта, и отсюда нужно было отправить коробку со свечами, которую нес Крок.

10. Растения заболели


Холли сидела с блокнотом для своего доклада. Но уже минут десять ничего не добавляла к записанному. Она записала все, что могли вспомнить бабушка и дедушка о Димсдейле того времени, когда еще была жива мисс Элвери и они стали заботиться о ней и присматривать за ее разрушающейся собственностью.
— Все было в таком беспорядке, что не поверишь, если сам не увидишь, — говорила бабушка. — Мисс Элвери была леди, она не привыкла к тяжелой работе. У нее было несколько девушек. Девушек? Да они все уже были старухами, когда я с ними познакомилась, но им некуда было идти, и мисс Элвери оставила их у себя. Эмма Уоткинс не вставала с постели, и мисс Элвери ухаживала за ней, как за близкой родственницей.
Лиза Пибоди, она кое что еще делала, но очень немного, могу вам сказать. А снаружи — нужно было прорубать тропу, как в джунглях на картинках в «Джиографик». Все заросло. После смерти отца мисс Элвери и ухода Сайласа Хокинса никто сюда руку не прикладывал.
Мы, Лютер и я, тогда только поженились, и нам нужен был свой дом. Но жить нам было негде. В те дни черных, как мы, не очень пускали в город. Лучше было держаться своих. Но мисс Элвери, она услышала о нас и приехала в своей разбитой коляске, в которую была впряжена старая лошадь. Предложила нам бесплатно жить в амбаре и дала землю, чтобы мы могли выращивать что нибудь.
Лютер тогда работал на строительстве дорог и хорошо зарабатывал, и с тем, что нам будет давать сад у амбара, мы решили, что проживем хорошо. А потом я увидела беспорядок в доме… мисс Элвери, она никогда не жаловалась, ну а я принялась за работу и стала делать, что могу.
И она начала меня учить — тому, что знала о травах. У нее был травяной сад, она сама за ним ухаживала. И сказала, что никто не может научиться, если сам не попробует. Она давала мне и Лютеру книги, показывала разные виды вышивки. Обращалась с нами, как с друзьями или соседями. Эмма умерла в первую нашу зиму там. Для бедной старушки это было освобождение. А у Лизы случился удар. Упала прямо на кухне и после этого прожила только день и ночь.
И я взяла на себя дом. Для мисс Элвери он был слишком велик, поэтому большинство комнат мы закрыли. У нее осталась спальня и кухня. И кухню она использовала как гостиную и столовую и не заглядывала в остальную часть дома — кроме библиотеки. Мисс Элвери любила читать. Некоторые книги перечитывала по много раз. Рассказывала мне о людях так, словно они тут же в комнате говорят с ней о своих бедах и прочем.
Время от времени она ходила по дому, показывала мне разные вещи и рассказывала их историю — словно книгу читала. Жаль, что все это сгорело. У нее вещи были лучше, чем в музее, который завела мисс Сара при библиотеке. Потом она заболела ревматизмом и в холода все время лежала в постели. Но ум у нее сохранился светлый, и она читала или шила из лоскутков. Все ее работы из лоскутков, они тоже сгорели. А они были как картины, очень красивые. Никогда такого не видела.
Лютер, в те дни когда не работал на дороге и не помогал на фермах, занимался садом. Большую часть того, что ели, мы сами выращивали. Кроме мяса. Когда приходило время забивать скот, Лютер помогал и получал за это мясо. А мисс Элвери — у нее совсем не было денег, раз или два она посылала меня продать что нибудь из дома. Она знала, что старые вещи интересуют летних людей. Но делала это с большой неохотой. А деньги использовала на то, чтобы помогать другим.
Налоги ее всегда беспокоили, но она каким то образом их платила. Мы с Лютером добавляли, что могли. Потому что у нас был дом амбар, понимаете? А в конце мисс Элвери… она запуталась во времени, можно сказать. Ревматизм ее стал сильней, и она считала, что сейчас старые времена и что ее ждут на приеме или еще где нибудь. По ночам она принималась бродить по дому. Все искала что то. Но мне так и не сказала, что ищет. Потом… она была в старой гостиной, должно быть, потеряла сознание и уронила свечу. К счастью, я как раз шла ее проведать и увидела огонь. Лютер услышал мой крик, сломал окно и вытащил мисс Элвери.
Мы принесли ее сюда. Дом спасти было невозможно, потому что пожарные находились слишком далеко. И телефона у нас не было, чтобы их позвать. Лютер побежал на развилку, где живет Уилсон. Они вызвали врача и пришли с ним. К этому времени дом уже сгорел. А мисс Элвери… врач сказал, что у нее слабое сердце. Она еще немного прожила, но ничего не помнила и наконец умерла. Она была хорошая леди.
Бабушка долго сидела молча, потом встала и добавила:
— Обязательно расскажи о ней, Холли. Она была очень хорошая женщина и беспокоилась о других. Может, люди о ней забыли. Я — нет. И никогда не забуду.
Потом пришел адвокат. Кажется, она не оставила завещания, а если и оставила, оно сгорело в доме. Но у него была бумага, которую она давно дала ему, а в ней имена ее родственников, которые уехали на запад много лет назад — после гражданской войны. Он сказал, что постарается найти их. А у Лютера была бумага, которую мисс Элвери дала ему, когда мы здесь поселились. И он показал ее адвокату и шерифу Хейнсу. В бумаге говорилось, что мисс Элвери нанимает нас как хранителей.
И тогда они сказали, что мы можем тут жить, и так возникла идея свалки. Лютера поставили смотрителем свалки. Но что то в старых документах на землю было неправильно, и пока эта неправильность не разъяснится, никто не мог покупать или продавать эту землю. И кажется… — бабушка помолчала… — до сих пор никто и не пытался.
Холли расспросила бабушку, как выглядел дом Димсдейлов, и попыталась его нарисовать, а бабушка подсказывала ей, правильно она рисует или нет. И еще она узнавала о большом саде.
Но когда Холли упомянула лабиринт, бабушка решительно покачала головой.
— Не нужно о нем, — сказала она. — Мисс Элвери, когда мы впервые пришли, предупредила Лютера, чтобы он не пытался его очистить. Конечно, мы удивились: он такой старый и запущенный, и, может, в нем полно змей. Но она боялась лабиринта — я это знаю, потому что она часто говорила, что его нужно оставить в покое. Видимо, она считала, что все ее неудачи от него. Я тебе говорила, мисс Элвери, она верила, что ее семья проклята и что зло в этом лабиринте…
— Может, там жила ведьма. — Слова вырвались прежде, чем Холли сумела их остановить.
Бабушка сердито посмотрела на нее.
— Никаких ведьм не было! Была девушка, от которой хотел избавиться старый Секстон Димсдейл, чтобы отобрать ее землю и дом. В те дни легко было назвать женщину ведьмой и причинить ей большие неприятности. Я читала книгу о том, что произошло в Салеме. Там оболгали добрых людей, которые никогда ничего плохого не делали, и повесили их. Легко говорить ложь о людях, которые от тебя отличаются, которые не похожи на остальных. Мы, с черной кожей, это знаем. Мисс Элвери, она слишком погрузилась в старые книги и вещи в этом своем доме. Она верила, хотя никаких причин для этого не было. Несчастья — они бывают с кем угодно, и никакие ведьмы их не насылают. Мы сами приносим много зла, потому что у нас в голове злые мысли, а в сердцах ненависть.
Холли поежилась. Ведьма была — по крайней мере была Тамара. И Агарь, мысленно добавила она. Они на самом деле жили в лабиринте. Но она не может объяснить это бабушке. И вот теперь она записала все, что рассказала ей бабушка, и все, что показал дедушка в бывшем саду Димсдейлов, и все равно этого мало. Теперь нужно пойти в городскую библиотеку, повидаться с мисс Нойес и расспросить о дневнике Элкинса, который она им показывала. Но как это сделать? С той субботы, две недели назад, когда они ходили за покупками, они никуда не ездили, и у Холли нет времени идти в библиотеку. Она не может даже пойти после уроков, потому что пропустит автобус домой. Она пожевала конец ручки и перечитала написанное.
О ведьмах почти ничего, если не считать рассказа мисс Элвери. Если только рассказать о собственном походе в лабиринт. Если она это сделает, никто не поверит, что она рассказывает правду. И ей до сих пор не удалось уговорить Джуди рассказать, куда она спрятала подушку. Большую часть времени Джуди теперь проводит с бабушкой, расспрашивает о травах, как они растут и для чего служат. Ее блокнот уже заполнен. А Крок все с дедушкой. Иногда Холли хотелось швырнуть все на пол, затопать и закричать. Но она знала, что это не даст ей возможность найти подушку; такие действия могут привлечь внимание к тому, что она хочет скрыть. И она неохотно решила, что должна дать Джуди время подумать. А может, Джуди просто проговорится.
Холли никогда не была особенно терпеливой. Обычно когда она чего нибудь хотела, это нужно было делать немедленно. Но на этот раз так у нее не получалось. Она достала книгу, которую взяла в школьной библиотеке Это роман, не настоящая история, но в нем говорится о салемских ведьмах, и она его внимательно читала. Там были девушки, как она и Джуди, и они все начали с того, что обвинили людей в том, что их околдовали. Холли было неприятно читать эту книгу, но она прочла ее до конца.
То было в Салеме. А это Сассекс. Но и здесь была ведьма, прямо здесь, в Димсдейле. Если бы только она могла больше узнать о ней!
Она все еще смотрела на страницу, когда поняла, что рядом стоит Джуди.
— Холли. — Джуди больше не обращалась с ней как с врагом. Но и не рассказывала, что делает, как раньше. — Холли, что то неправильно…
Джуди выглядела встревоженной и огорченной. Она была в куртке и шапке, и Холли поняла, что она пришла со двора.
— Что неправильно? — Холли захлопнула блокнот.
— Там, где бабушкины растения. Холли, это… это плохо!
Холли застыла. Она купила удобрение, насыпала в горшки, куда посадила семена и корни, которые дала ей Агарь. И время от времени поливала их. Но пока никаких признаков жизни не видела. И начала бояться, что, если они не вырастут, она не сможет договориться с Агарью.
Она не решилась спросить, что имеет в виду Джуди. Надо посмотреть самой. Потребовалось всего несколько секунд, чтобы одеться, и она побежала за Джуди.
— Бабушка сказала, что позволит мне поливать растения, — объясняла Джуди по дороге, когда они вышли на холод. — Так я могу больше узнать о растениях. Но, Холли, я, наверно, что то сделала неправильно! — Джуди готова была расплакаться. — Они все умирают! Пожелтели и выглядят как больные. Растения могут болеть, Холли?
Теперь Холли испугалась. Если растения Агари умрут, как с ней договариваться? Что Джуди с ними сделала?
Когда она спросила, Джуди покачала головой. По щекам ее покатились слезы, и она не пыталась вытереть их перчаткой.
— Я ничего не делала. Только поливала из маленькой лейки, как показала бабушка. Это правда, Холли.
Когда они пошли в тот конец мастерской, где располагались растения, Холли поморщилась от тяжелого запаха. Пахло как из мусорного бака в жаркий день. Холли увидела растения, поникшие, пожелтевшие, действительно больные.
— Растения Тамары, они только начали хорошо подниматься, — всхлипнула Джуди. — И они тоже умирают. Бабушка подумает, что я сделала что нибудь плохое, но я ничего не делала. Только поливала, как она сказала. Холли, что с ними случилось?
Но Холли ее не слушала. Она отодвигала горшки с поникшими всходами, утратившими зеленый цвет, искала свою посадку. Да, есть всходы. И они не выглядят больными, напротив, стоят прямо и кажутся вполне здоровыми. Она облегченно вздохнула. Пока она в безопасности…
— Что это? — Джуди придвинулась. — На что ты смотришь, Холли?
Не раздумывая, Холли ответила:
— Это одно из тех, что я посадила. С ним все в порядке. А как остальные? — Она плечом отодвинула Джуди, нашла следующий спрятанный горшок и еще. В каждом заметные ростки, большие и здоровые.
— Ты посадила? Холли, что это значит? Те, что дала нам Тамара, посадила я. И они все были в красных горшках. Я помню, потому что нарочно так выбирала. Где же ты взяла то, что посадила?
Холли сидела на корточках под столом, вглядываясь под него в поисках большого горшка, куда посадила корень. Вот он. И росток высотой почти в ее безымянный палец.
— Холли! — Джуди потянула ее за плечо так, что потерявшая равновесие Холли села на пол. — Я тебя спрашиваю: где ты взяла эти растения? Кто их тебе дал?
И снова Холли ответила, не подумав. И на этот раз она смогла произнести имя:
— Мне их дала Агарь. И, Джуди, с ними все в порядке. Она сказала, что если они прорастут и с ними все будет в порядке, мы с ней… у меня будут ведьмовские желания! Я смогу избавиться от миссис Диверс и от тех, кто хочет отобрать Димсдейл…
Джуди больше не плакала. Лицо у нее стало напряженное и строгое; в этот момент она стала похожа на маму, когда та сердится.
— Кто такая Агарь?
Только тут Холли поняла, что сделала. Но почему раньше она не могла об этом говорить, а теперь может? Эта мысль только промелькнула. Сейчас это неважно. Важно, чтобы Джуди поняла, какой у нее хороший план и как необходимо, чтобы он осуществился.
— Она родная сестра Тамары. Только знает гораздо больше, чем Тамара… — начала она, но Джуди ее прервала.
Теперь на ее лице появилось выражение страха.
— Мы… значит, мы нашли дом… но Тамары там не было. Была другая. Она… она плохая, Холли… плохая!
— Нет, не плохая! — Давно сдерживаемое нетерпение Холли лопнуло. — Ты просто глупая маленькая девочка, младенец, Джуди Уэйд. Вот кто ты такая!
Джуди отступала, не отрывая взгляда от Холли. Она смотрела на нее… Холли отказывалась верить, что Джуди смотрит на нее, как на чудовище из куста в лабиринте.
— Она плохая, — повторила Джуди, — и как то… как то она и тебя делает плохой, Холли.
— Джуди! — Холли вскочила, но недостаточно быстро. Ибо ее сестра Джуди бросилась к полкам, хватала зеленые горшки и с силой швыряла их на пол, так что земля летела во все стороны.
Холли попыталась остановить ее. Но ее нога скользнула по растению, и она упала снова и ударилось головой о ножку стола, так что голова у нее закружилась. Холли хотела снова подняться, но Джуди остановить не успела. Один за другим горшки падали на пол. Теперь Джуди яростно топтала высыпавшуюся из них землю, топтала снова и снова, давила растения, которые и так уже превратились в месиво.
Держась за стол, Холли с трудом встала. Чувствовала она себя странно, должно быть, из за удара головой. И неожиданно, когда она посмотрела на растения на полу, ей показалось, что там лежит что то совсем другое — какие то отвратительные существа, теперь раздавленные и беспомощные. Джуди плакала, но пробралась под стол и достала оттуда последний горшок. Перевернула посредине мастерской и всей тяжестью прыгнула на кривой корень и выросший из него стебель. Сделав это, она остановилась, тяжело дыша.
— Плохие, — повторила она. — Все плохие. Они убивали растения бабушки и Тамары тоже!
Голова у Холли была легкой, чувствовала она себя странно. Ее охватила слабость, как после простуды. Когда она тогда впервые встала и попыталась ходить, ноги подгибались, словно в них нет костей. И — она чувствовала пустоту. Не такую пустоту, когда хочется есть, но другую. Она плакала и сама не помнила, когда начала плакать; просто слезы текли, и все. А горло болело, в нем застревал комок.
— Ты помогала ведьме, — медленно заговорила Джуди. — На самом деле, Холли. Теперь я помню. Мы не заблудились в лабиринте, мы нашли дом Тамары. Только Тамары там не было. Была другая, та. Она… она ведьма, Холли. Разве ты не понимаешь, что эти люди — Секстон Димсдейл и остальные — они считали Тамару ведьмой. Эта другая заставила их так думать. И тебя тоже!
Холли дрожала. Ее тошнило, и голова продолжала кружиться. И когда она попыталась пристальней посмотреть на Джуди, комната тоже закружилась.
— Эй, что вы здесь делаете? Какая грязь! И что с Холли? — Откуда то появился Крок.
— Ведьма добралась до нее, — серьезно ответила Джуди. — Мы прошли через лабиринт, Крок, теперь я все помню. А ты? И эта другая, она ведьма, настоящая. Она захватила Холли и…
— Меня сейчас вытошнит, — сказала Холли.
— Пошли! — Крок схватил ее за руку. — Пошли отсюда. Отведу тебя к бабушке. Джуди, а ты постарайся тут прибраться, прежде чем бабушка увидит.
Прямо за дверью мастерской Холли вырвало. Голова продолжала кружиться. Она почти не чувствовала, как Крок ведет ее в дом амбар.
Когда она проснулась, то поняла, что лежит на кушетке у огня. Ее бросало то в жар, то в холод, горло болело, но голова больше не кружилась. Бабушка принесла чашку какого то напитка, который пах травами, и заставила все выпить. Потом Холли снова уснула.
Она видела сны. Однажды ей показалось, что она видит Агарь, но та не улыбалась и выглядела старой и уродливой, и Холли ее испугалась. Потом появилась Тамара. Она кивнула Холли, словно все снова хорошо. Потом снов не было, по крайней мере Холли ничего не могла вспомнить.
Бабушка сказала, что она простудилась, но Холли в это не поверила. Хотя, конечно, она была больна, а теперь ей лучше, гораздо лучше. В глубине души она считала, что заболела с тех пор, как обманом взяла подушку: с тех пор все и пошло неправильно.
Как только она осталась наедине с Джуди, сразу спросила:
— Как растения?
— Я все прибрала. — Джуди говорила быстро, опасаясь, что бабушка придет и услышит — Позже мне помог Крок. Мы избавились от плохих. Теперь остальные растут хорошо. Я думаю, те, что ты посадила, были ядовитые.
Холли беспокойно поерзала в своем гнезде из простыней и одеял.
— Она сказала, что я такая же, как она, — ведьма, — негромко говорила она. — Наверно, я и вела себя как ведьма. Но я все время думала, что могу сделать много хорошего своими ведьмовскими желаниями — помочь дедушке, и бабушке, и Димсдейлу. Но больше думала о том, как эти желания смогут повредить людям. — Признавать это было нелегко. — Джуди, а как же Тамара.. и Хэллоуин?
— Мы об этом думали Крок и я, — ответила Джуди. — Ручаюсь, эта Агарь, она не сказала Тамаре о том, что будут неприятности. Нам нужно вернуться и…
— Я не могу, пока болею, — сказала Холли, испытывая глубочайшее разочарование.
— Хэллоуин в субботу, — сказала Джуди то, что Холли и так знала. — Праздник начнется не раньше четырех часов дня. Мама в этот уикэнд снова не приедет. Если накануне ты будешь спать на подушке…
Холли покачала головой.
— Нет, я все испортила, когда смошенничала. Ты и Крок, вы это сделаете.
Она была уверена, что к Хэллоуину выздоровеет: ведь до него целая неделя и еще два дня. И решительно принялась выздоравливать. Но она не согласится снова взять подушку. Даже если получит ее честно и справедливо, она боится… боится, что Агарь сказала правду и что в ней есть что то такое, что снова поведет ее по неправильному пути.
В следующие несколько дней у Холли было много времени, чтобы думать. Дважды Джуди приносила домой открытки с пожеланиями, подписанные всеми учениками. Холли разглядывала открытки, представляя себе человека за каждой подписью. Они не послали бы открытки, если бы не хотели, чтобы она вернулась в класс. Трудно менять представление о людях. Но насчет Агари она ведь ошиблась. Холли все сильнее и сильнее удивлялась, как она могла так ошибиться. И что случилось бы, если бы Джуди не нашла и не уничтожила эти растения? Да, у нее было о чем подумать.
Вернувшись в школу, Холли вначале стеснялась. Трудно сразу измениться и начать разговаривать. Однако она должна была поблагодарить за открытки. И поскольку все говорили только о Хэллоуине, она могла с интересом прислушиваться И еще миссис Финч повторно отвела их в библиотеку, чтобы они поработали над своими докладами. На этот раз у Холли была возможность расспросить о дневнике Сета Элкинса. Она сказала, что живет в Димсдейле и пишет о нем, и мисс Нойес разрешила ей прочесть машинописную копию той части дневника, где говорилось об отношениях Сета Элкинса с Димсдейлом. И здесь Холли нашла строки, которые заставили ее вздрогнуть.

«Эта женщина дала моему дорогому отцу средство и поклялась, что оно облегчит ему боли в животе. Какое то время ему действительно было лучше, он встал с постели и занимался делами. Но когда она дала ему вторую порцию зелья, боль не облегчилась, но стала сильней, и он сильно страдал. Однажды вечером его навестил мастер Димсдейл и принялся расспрашивать. Когда мой отец рассказал, что взял зелье у женщины целительницы, мастер Димсдейл разгневался и сказал отцу, что тот общается с ведьмой. Он взял бутылочку с зельем, полил зельем кусок мяса и бросил нашему старому мастифу. Собака съела мясо, и вскоре у нее случился припадок, она словно обезумела. Тогда мастер Димсдейл взял пистолет моего отца и пристрелил собаку. Он сказал, что это доказательство: так ведьма поступает с теми, кого она ненавидит. Потом созвал самых значительных людей Сассекса, рассказал им все и показал мертвую собаку. Он сказал им, что завтра канун Дня всех святых и это самое подходящее время для того, чтобы сжечь ведьму, уничтожить с ней все ее вещи, чтобы ничего не смогло сеять у нас болезни и несчастья. И старейшины решили, что он прав и что так и надо поступить для спасения всех нас.
И вот на следующий вечер мы собрались, у каждого был горящий факел, и пошли к дому, в котором она жила. Но я, зная, что предстоит, послал предупреждения А., потому что она не должна была страдать за то, что сделала не она. В доме была Т., она смело нас встретила, несомненно, потому, что надеялась на силу своего хозяина дьявола. Мы собирались схватить ее, связать, поместить в тюрьму, а дом поджечь. Но тут из дома выскочили демоны, такие страшные, что человеку лучше этого не вспоминать. Мы все испугались и разбежались.
Мастер Димсдейл не хотел поддаваться страху и позже вернулся, на этот раз хорошо вооружившись. Он зарядил пистолет серебряными пулями, которых боятся все дьявольские создания. Но когда он и те, кто был с ним, пришли, дома не было. Но они говорят, что откуда то послышался голос, проклинающий Димсдейлов и все их потомство и говорящий, что их будут преследовать несчастья, пока они не вернут то, что отобрали. Но смысла этих последних слов никто не понял.
Я много дней ждал, что А. придет ко мне, как обещала, но она не пришла. Теперь я верю, что эта подлая ведьма, которая не была ей настоящей сестрой, отобрала ее у меня. И потому я заболел тяжелой болезнью, с которой доктор Эшби ничего не мог сделать. С тех пор я совсем другой человек. А. исчезла, и я подчинился желанию отца и женился на Пэйшенс, хотя это не принесло мне радости. И никогда не принесет в этом мире, я уверен».

Холли переписала этот отрывок слово в слово. Но здесь все неверно. Может, Тамара и давала средство, но Агарь в него что то добавила. И Сет Элкинс это знал, но ни словом не упомянул. Может, просто не мог — как не могла Холли рассказать Джуди об Агари и своих планах? И что случилось с Тамарой и ее домом? Хэллоуин — это случилось на Хэллоуин. Если бы они могли добраться туда раньше — предупредить ее! Они должны! Но на этот раз они пойдут правильным путем и найдут Тамару, а не Агарь.


Канун Дня всех святых

Всю пятницу бабушка пекла. Она делала пончики и печенье с помощью формочек, которые ей дала миссис Пигот. Печенье было в форме летучих мышей с распростертыми крыльями, в форме тыквы и кошачьих голов. Вернувшись из школы, Холли и Джуди помогли ей закончить, они втыкали изюминки как кошачьи глаза и покрывали тыквы желтой глазурью.
Костюм кошки для Джуди был готов. Дедушка вставил в хвост проволоку, и теперь хвост не свисал вяло, а торчал вверх, как у Томкита, когда тот отправляется по своим делам. Костюм Крока был еще более необычным. Когда Крок его надел и посадил поверх квадратную голову робота, он стал похож на героя телевизионных сериалов о космосе. Ему приходилось ходить неуклюже, рывками, потому что вокруг ног были обернуты жесткие куски, и это делало его еще больше похожим на робота. Из головы торчали провода, а вместо глаз были огоньки (красные; а сам он смотрел через отверстия за этими огоньками). Огоньки загорались от батарейки. Мистер Лем Грейнжер, который приходил на свалку в поисках электрического оборудования, заинтересовался костюмом и сделал эти глаза, показав Кроку, как их включать.
Холли очень хотелось коротко срезать волосы и сделать себе настоящую прическу афро, но она не посмела. Но она расплела волосы, расчесала их, используя бутылочку спрея, так что в конце концов волосы встали дыбом. Платье у нее было очень яркое и многоцветное: красное, оранжевое, зеленое. В уши она вдела большие кольца, а на шею навесила множество нитей бус. Бусы были сделаны из раскрашенных кусочков макарон и из обычных бусинок. Но в Сассексе никто никогда не видел настоящую африканскую принцессу, и Холли решила, что она похожа на настоящую принцессу.
Она гладила свою джеллабу, когда вошла Джуди. Увидев, что держит в руках сестра, Холли торопливо села на кровать. Джуди несла подушку, а за ней шел Том кит, он подпрыгивал и негромко мяукал.
— Крок и я, мы хотим, чтобы ты взяла это… — Джуди протянула подушку.
Холли отпрянула.
— Нет! Не хочу. Может, Агарь была права, может, я похожа на ведьму. Если я ее возьму, мы снова пойдем неправильным путем. Ты и Крок, вы возьмите…
— Крок говорит «нет», — медленно ответила Джуди. — Он говорит, что чувствует: он не должен ее брать. Она была у него все время, и когда я спросила, не хочет ли он попробовать, он ответил «нет». Так что… наверно, придется мне.
Она пригладила верхнюю сторону подушки.
— Я кое что заметила, Холли. Эти забавные линии, они словно дорожки в лабиринте, а разрывы в них — это там, где нужно поворачивать. Они разные — с той стороны и с другой. На этой стороне, — она провела кончиком пальца, — все повороты направо, как в тот раз, когда мы нашли Тамару. Но здесь, — она перевернула подушку, — видишь? Здесь все ведет налево, как когда ты нашла Агарь. Может, ты спала не на той стороне подушки.
Холли неохотно взяла в руки подушку, чтобы рассмотреть вышитые линии. И верно, она сама это видит, поворачивая подушку из стороны в сторону. Два пути через лабиринт. Но она не верила, что дело в том, на какой стороне спишь. А в том… Холли долго об этом думала и теперь была уверена… в том, что ты чувствуешь в себе самой. А себе она не могла доверять, как доверяет сейчас Джуди.
— Она твоя. — И она торопливо бросила подушку на кровать Джуди. — Ты.. ты не боишься, Джуди?
— Может, немного. Но нам нужно идти, нужно помочь Тамаре. Я знаю, что это правда, Холли. Не знаю, как мы ей поможем, но верю, что поможем. — Она взяла подушку, старательно перевернула вверх той стороной, где все тропки ведут направо, и положила поверх своей обычной подушки.
Томкит мурлыкал так громко, что девочки его слышали. Он прыгнул на кровать, долго принюхивался к подушке, потом свернулся рядом, едва не касаясь черным носом очень старой пожелтевшей ткани.
Бабушка пришла за лампой, и девочки легли.
— Завтра большой день, — сказала бабушка. — Сегодня вам нужно хорошенько выспаться.
Может быть, Джуди сразу уснула. Но Холли ворочалась под одеялами и большим головным шарфом. Завтра утром они очистят три больших стойла, сказала бабушка, и перенесут туда свои кровати. Становится слишком холодно, чтобы спать в комнатах наверху. Холли слушала странные шорохи и звуки, которые всегда ночами звучат в старом доме амбаре, и ей казалось, что она различает и мурлыканье Томкита. Но Джуди не издавала ни звука, а Холли не хотела ее будить, если она действительно уснула.
Может быть, из за того, что Холли долго не могла уснуть, на следующее утро она проспала. Разбудил ее колокольчик бабушки. Постель Джуди была пуста и аккуратно застелена. Холли торопливо оделась и заправила свою постель. Подушки она не видела. Сработала ли она?
Могут ли они идти в лабиринт до праздника? Время… хватит ли времени?
— Холли, ты хорошо себя чувствуешь, дитя? — встретила ее бабушка. Сегодня она жарила на завтрак сосиски. Их вкусный запах заставил Холли почувствовать, как она проголодалась.
— Хорошо, бабушка. И пахнет так вкусно! — Она принюхалась. Когда бабушка повернулась к сосискам, Холли смогла поймать взгляд Джуди. Та кивнула. Значит, подушка сработала! Но когда они смогут пойти в лабиринт? Не утром: бабушка уже говорила, что делать каждому. Прежде всего помочь в расчистке стойл.
На протяжении недели они с бабушкой постепенно сделали уже много. Но остаются еще дела на целое утро. Дедушке несколько раз приходилось выходить: звучали автомобильные сигналы, это люди приезжали на свалку.
В последний раз он вернулся и сказал бабушке:
— Похоже, нужно ехать в город немного раньше, Мерси…
Когда Холли услышала это, у нее упало сердце. У них совсем не будет времени на лабиринт!
— Миссис Уинтон прислала своего мальчика Алекса, — продолжал дедушка. — Им нужна дополнительная помощь. Миссис Пигот и миссис Имс больны. Миссис Уинтон заедет в час тридцать и прихватит тебя…
— Но для молодежи это слишком рано, — сказала бабушка. — Конечно, я помогу. Но им незачем там болтаться.
— Они могут поехать с Хокинсами. Миссис Уинтон, она об этом подумала. Хокинсы заедут без четверти четыре и заберут их.
— Хорошо. Будьте готовы, не заставляйте Хокинсов ждать. Думаю, вы и не заставите. Ведь такой праздник.
Холли не могла есть. Бабушка удивилась, что дети могут так волноваться из за праздника. Однако, говоря это, она смеялась. Что бы она сказала, подумала Холли, если бы узнала, что волнуются они совсем не из за праздника, а из за возможности пойти в лабиринт. Сама Холли чувствовала, что сидит не на стуле, а на иголках и булавках.
Бабушка с коробками пончиков и печенья уехала без четверти два. Как только машина отошла, Холли повернулась к близнецам.
— У нас потом будет мало времени, а на то, чтобы одеть костюмы, его нужно много. Давайте сейчас оденемся, а потом пойдем в лабиринт.
Крок кивнул.
— Хорошая мысль. Мне нужно долго прилаживать свой костюм робота.
Дедушка работал в мастерской, до приезда Хокинсов они были свободны. Джуди согласилась с предложением Холли. Ей потребовалась помощь, чтобы застегнуть костюм кошки. Поверх шла кошачья голова с острыми ушами, а лицо плотно покрывала кошачья маска. Черная маска, но Джуди решила не перекрашивать ее. Ей казалось, что получилась помесь Томкита и сиамской кошки. Хвост живо покачивался сзади, руки она сунула в перчатки с коготками; их легко сбросить, если ей понадобятся собственные десять пальцев.
Холли свой костюм надела поверх джинсов и свитера. Рукава свитера пришлось закатать и заколоть булавками, чтобы они не высовывались из под цветастых рукавов платья. Волосы она причесала раньше, оставалось только надеть на уши кольца и бусы. Но Холли решила нанести последний мазок: она сделала губы ярко красными, воспользовавшись маминой помадой, а на лоб и щеки нанесла фломастером синие точки — это татуировка. Отражение в зеркале совсем не было похоже на Холли Уэйд, даже если это и не настоящая африканская принцесса.
Одевать квадратный шлем робота на Крока девочкам пришлось вдвоем. Он пожаловался, что видит только прямо перед собой. Холли решительно ответила, что больше ему ничего и не нужно. И все направились к лабиринту.
На этот раз Томкит пошел с ними. Его очень заинтересовал хвост Джуди, и он все время прыгал на него. Но когда подошли к лабиринту, он перестал играть и целеустремленно пошел впереди, как будто хорошо понимал, куда они идут и зачем.
Холли знала, что масса спутанных ветвей прямо перед ними, но боялась взглянуть. Что если их ждут не кошки, а те чудовища, которых она видела, когда сама вела? Девочки обнаружили, что приходится соизмерять свой шаг с движениями Крока: костюм робота делал его походку медленной и неуклюжей.
Наконец, почти вызывающе, Холли подняла голову. И испытала огромное облегчение. Коты из кустов не были такими зелеными, как в первый раз, но это были они, а не длинномордые угрожающие чудовища. Это лабиринт Тамары, а не Агари.
Время поджимало, и нужно было идти быстрее. Том кит уже углубился в первый туннель, Джуди — ее кошачий костюм здесь стал еще более реальным, словно она превратилась в огромного Томкита, — шла за ним. Затем со скрипом шагал Крок, а замыкала Холли, готовая освободить неуклюжий костюм брата, если он зацепится за выступающие ветки.
Стены не становились зеленее, а воздух теплее, как происходило в первый раз. В лабиринте сейчас, должно быть, не лето, а октябрь. Цветы и мелкие растения, которые издавали такой сладкий запах, когда дети в первый раз шли по каменным плитам, теперь завяли, и только сухие стебли кое где указывали на присутствие буйной растительности.
Не было ни злых поганок, ни серых призрачных растений, которые делали путь против солнца таким ужасным и угрожающим.
— Ты можешь идти быстрее, Крок? — Холли едва не наступала ему на пятки.
— Послушай, я иду как могу быстро. — Его раздраженный голос звучал в шлеме гулко. — Этот костюм не предназначен для бега.
Холли старалась сдержать нетерпение. Если они не вернутся к приезду Хокинсов — что тогда? Джуди уже скрылась из виду. Но нужно только помнить, что каждый раз надо сворачивать направо. И все равно, Холли казалось, что они идут уже несколько часов, прежде чем они наконец увидели сад и дом.
Сад тоже завял и был побит заморозками, но бассейн посредине чистый. И клумбы вскопаны и готовы к новым посадкам. И виднелось несколько растений, которые устояли и сохранили зеленую листву. У ульев ни признака жизни, и все они укутаны в солому. Да и дом выглядит уютно, он готов к зиме.
Дверь была закрыта, но из трубы шел дым. Джуди уже бежала к двери. Кто за ней: Тамара — или Агарь? Зайдя так далеко, Холли боялась узнать, права она или ошибается!
Пока она вела Крока через сад, Джуди уже протянула руку в кошачьей перчатке лапе и постучала с уверенностью, которой Холли не ощущала. Дверь сразу отворилась в ответ на стук, и перед детьми была Тамара.
На ней было красно коричневое платье цвета осенней листвы. На плечах шаль того же цвета, как будто Тамара собиралась уходить. Увидев детей, она удивленно застыла. И Холли неожиданно поняла, что, конечно, Тамара не ожидала увидеть такие костюмы, даже если их самих и ждала. У Джуди и Крока на лицах маски, но, может, Тамара узнает ее.
— Тамара! — крикнула Джуди, а Томкит громко мяукнул. Холли опередила Крока…
— Тамара, это мы! Джуди, Крок и Холли… — Она пальцем указывала по очереди. — Это правда мы!
Тамара улыбнулась.
— Значит, есть правда под этой маскировкой. Входите! Будьте благословенны!
В доме было тепло и пахло пряностями. Томкит прыгнул на стол и принюхался к стоящей там миске. Холли испытывала нетерпение. Тамара должна знать, понять как можно быстрей…
— Тамара… — начала она, но Джуди, которая приподняла маску, чтобы показать лицо, прервала ее:
— Тамара… Секстон Димсдейл, он идет со своими людьми. Они считают вас ведьмой. Они хотят сжечь ваш дом, причинить вам боль! Тамара, вам нужно уходить! Это Хэллоуин, а они пришли на Хэллоуин… — Джуди готова была расплакаться.
Тамара посмотрела на Джуди, потом на Крока и наконец на Холли.
— Ведьма… — медленно повторила она.
— Это Агарь виновата! — выпалила Холли. — Она что то дала Сету Элкинсу, чтобы он добавил в лекарство, которые вы приготовили для его отца. Она сказала Сету, что это заставит отца согласиться на их брак. Но оно плохое. Оно причинило вред собаке, и Секстон Димсдейл видел это. Это все есть в старой книге в библиотеке. Я сама читала. Тамара… вам нужно…
Теперь Тамара смотрела только на Холли.
— Что ты знаешь об Агари? — Голос ее звучал резко и строго.
Холли покраснела.
— Мы приходили сюда и встретились с Агарью. Она сказала мне, что я похожа на нее, что я должна ей помочь. — Холли глотнула. Под спокойным взглядом Тамары ей стыдно было признаваться, как сильно она хотела получить ведьмовские желания. Она готова была сделать все, о чем попросит Агарь.
— И как ты должна была ей помочь? — Лицо Тамары по прежнему оставалось строгим.
— Она дала мне семена и корни, чтобы я посадила их — в нашем времени.
— И ты это сделала?
— Да. Только… только Джуди увидела, что они убивают бабушкины растения и те, что вы ей дали, тоже. Джуди разбила все горшки и растоптала то, что там росло.
Все увидели, как глубоко и с облегчением вздохнула Тамара. Потом она сделала шаг вперед, взяла рукой Холли за подбородок и подняла ее голову. Тамара посмотрела Холли в глаза, смотрела долго долго немигающим взглядом, и Холли показалось, что Тамара видит все зло, весь обман, всю мятежность, которые привели ее однажды к Агари.
— Да, у тебя есть дар, дитя. Это больше обуза, чем дар, потому что искушает идти темными путями — как у тебя и получилось. Будь благодарна сестре: она разорвала наложенное на тебя заклятие. В нашем мире трудно жить тем, у кого есть склонность к овладению магией. Эту силу нужно использовать осторожно и только на благо других, а не для себя.
Выслушай же слова закона, маленькая сестра: «Люби все в природе. Никакому созданию не причиняй вреда ни своими руками, ни своим умом. Ты скромно идешь путем людей и путем богов. И должен получать удовлетворение от знаний, полученных в страданиях, от долгих лет терпения, от благородства ума и сердца. Ибо мудрые никогда не стареют».
— Вы уже говорили это раньше, — гулко сказал Крок из глубины своего шлема. — Похоже… на церковную проповедь.
— Не из той церкви, что знакома тебе, маленький брат, — ответила Тамара. — Это мудрость людей, поклоняющихся силе, которая древнее любой церкви. Но ты, младшая сестра, — она снова обратилась непосредственно к Холли, — не пытайся достичь того, что лежит впереди. Со временем оно тебе само откроется. И поблагодари силы, которые повели тебя по Правому Пути, что ты не настолько далеко углубилась в Левый, чтобы не вернуться.
— Но Тамара, — Джуди высвободила руку из перчатки лапы, ухватила Тамару за край плаща и потянула. — Пожалуйста, вы должны уходить. Люди идут.
— А что говорят записи твоего времени? Что случилось, когда они пришли?
— Что… что появились какие то демоны, когда вы разговаривали с Секстоном Димсдейлом, и что люди испугались и разбежались. А когда вернулись, дом… все… исчезло! — быстро подсказала Холли.
— Действительно в Хэллоуин время может идти в противоположную сторону, если сила велика, — медленно сказала Тамара. И Холли показалось, что она говорит не с ними, а сама с собой. — Малышка, — обратилась она к Джуди, — как растут семена, которые ты посадила?
— Они все проросли, — оживленно ответила Джуди. — Некоторые уже такие! — И она показала пальцем.
— Значит, будет связь. — И снова дети не поняли, но Тамара откинула тяжелый плащ, так что его складки лежали на плечах, и высвободила руки. Она повернулась лицом к столу.
Поверхность стола была уставлена меньше, чем в первый раз. Квадратом горели четыре красные свечи, а за ними две черные. Внутри квадрата, образованного свечами, лежал венок из разноцветных листьев, переплетенных мелкими цветами: золотарником; мелкими пурпурными цветками, которые бабушка называла веронией, и другими, ржаво красными, она их называла вербянкой. В центре венка металлическая чашка, и в ней несколько кусков коричневого вещества.
Тамара долго стояла, разглядывая это, держа руки по бокам. Она была похожа на дедушку, который решает, какой инструмент взять, чтобы закончить тонкую работу.
— Достаточно ли у меня силы? Откуда мне знать? Доказательство — в действии. Но когда наступает час открытия врат, проход может быть двусторонним — из нашего мира и в наш мир. И если…
Холли осмелилась прервать ее.
— Мы должны скорее возвращаться… в наше время. Нас будут искать…
Но она опоздала.
— Эй, ведьма! Покажи свое уродливое лицо!
Все вздрогнули, услышав снаружи этот крик. Джуди была ближе всех к окну. Она выглянула поверх высокого подоконника: он доходил ей до глаз.
— Люди… с факелами! — воскликнула она.
Тамара отвернулась от стола.
— Однако я предупреждена, — спокойно сказала она. — Не показывайтесь. Не знаю, можно ли вам причинить вред по эту сторону времени, но проверять не будем.
По прежнему спокойно она подошла к двери, открыла ее и вышла, а Холли и Крок теснились за Джуди у окна. Почему то за то недолгое время, что они провели в доме, стало заметно темней; снаружи были уже сумерки. Свет факелов заливал весь замерзший травяной сад. Люди топтали клумбы, давили растения, еще проявлявшие признаки жизни.
Холли вздрогнула. Она никогда не видела таких лиц. Тот, что стоял немного впереди, держал в руке саблю. Ее обнаженное лезвие в свете факелов казалось кроваво красным.
— Что вам нужно, соседи? — Тамара стояла лицом к ним. Трое у окна не видели ее лица. Но Холли вспомнила, что раму можно открыть, и толкнула ближайшую. Теперь им все было хорошо слышно.
— Тебя, ведьма! Смерть варится в твоих горшках, смерть для нашего доброго друга Инкриза Элкинса!
— А где сам мастер Элкинс? Пусть скажет об этом прямо мне в лицо, мы все имеем право на справедливость.
— Святое писание даст тебе справедливость, ведьма. Разве не сказано в писании ясно: «Не позволяй жить ведьме»?
Люди вокруг Секстона Димсдейла заревели. Джуди в легким криком закрыла лицо руками, Холли задрожала. Этот звук испугал ее так, как никогда в жизни.
— Ты хочешь мою землю, мастер Димсдейл. Сможешь ли отрицать это перед лицом тех, кто много раз слышал от тебя об этом? А как лучше получить ее, чем обвинит женщину в колдовстве? Подумайте об этом, вы, те, кто пришел с яркими факелами. Да, я вижу тебя, Рюбен Фенестер. Как поживала бы твоя добрая жена, если бы я не помогла ей? А вот и ты стоишь, Майка Хокинс, ты, кто пришел ко мне с злой раной, которая никак не заживала. Посмотри на свою руку, в которой держишь факел. Ты видишь только чистый шрам, и больше ничего.
А ты, Руперт Бриггс, твой сын живет, а не лежит в могиле. И ты, ты, ты… — Тамара указывала на одного за другим. — Все вы у меня в долгу за спасенные жизни и залеченные раны. Но вы пошли за человеком, который хочет завладеть тем, что принадлежит мне, и потому кричит «ведьма». Подумайте о прошлом, соседи…
— Не слушайте ее! — Голос Секстона Димсдейла заглушил слова Тамары. — Разве дьявол не помогает своим любимцам уродовать мысли честных людей, как они уродуют их тела своим злым ядом? Прислушайтесь к ней — и углубитесь в пути дьявола, как погрузилась в них она! Разве вы все не видели мастифа, умершего от яда, который она дала Элкинсу? Он словно взбесился, из пасти побежала пена, и я вынужден был его пристрелить, чтобы он не напал на собственного хозяина. А что если бы Элкинс выпил все зелье? Может, смерть тогда показалась бы ему слаще жизни? Вы знаете священное писание: можем ли мы молиться справедливому господу, если среди нас живет в мире ведьма? Какие очистительные удары пошлет он нам за такую слабость и глупость?
Люди загудели и начали приближаться. Холли обнаружила, что не может смотреть на их лица. Они так ее пугали, что она почувствовала себя больной. Кто то резко потянул ее за пышный рукав — это Крок!
Он схватил за хвост Джуди и подтащил к себе.
— Выходим! — Голос его звучал в шлеме робота гулко и непривычно. Холли увидела, что он включил глаза и они ярко горят. — Выходим!
Холли, спотыкаясь, направилась к двери. Джуди попыталась вырваться, но Крок толкнул ее перед собой.
— Открывай дверь! — прошипел он. — Мы выходим!
Туда?.. Крок, должно быть, сошел с ума. Тамара велела им не показываться. Эти люди… они их схватят…
— Идите! — яростно подгонял их Крок. Холли неуверенно взялась за ручку двери. — Теперь слушайте, — гулко гремел его голос. — Когда Холли откроет дверь, мы выйдем. Кричите, как сумасшедшие, просто кричите! Понятно?
И только тут Холли поняла. В своих костюмах, кричащие… они будут демонами! Значит, они те самые демоны, которые испугали нападавших на Тамару? Но это случилось так давно… мысли в голове Холли мешались, и она не могла в них разобраться.
Она дернула дверь и широко раскрыла ее. Следуя приказу Крока, выскочила наружу, крича изо всех сил. Как эхо, прозвучал крик Крока: тот медленно и неуклюже направился к Тамаре. Джуди испустила вопль, очень похожий на мяуканье Томкита, но гораздо более громкий.
Люди неподвижно смотрели на три привидения. Холли подпрыгивала, размахивала руками и кричала, подражая африканскому шаману, которого видела по телевизору в программе о путешествиях. Крок шагал с негибкостью робота, которому старался подражать, и гулко гудел. Джуди, словно позабыв о страхе, прыгала взад и вперед, вытянув когтистые лапы к Секстону Димсдейлу.
А мастер Димсдейл пятился. Люди за ним в панике поворачивались и бежали, бросая факелы. Секстон Димсдейл что то кричал им вслед. Но прежде чем Крок успел к нему подойти, он тоже повернулся и убежал.
— Хватайте факелы! — закричал Крок. — Бросайте на них землю. От них может начаться пожар!
В течение нескольких следующих минут Холли и Джуди были заняты: Крок в своем неуклюжем костюме мало чем мог им помочь. Убедившись, что последняя чадящая искра погашена, они вернулись в дом.
Внутри была Тамара, а с ней… Холли отпрянула. Ей хотелось повернуться и убежать, но она чувствовала, что если так поступит, окончательно заблудится.
По другую сторону стола, улыбаясь и кивая, стояла Агарь.
— Так и должно быть, сестра!
— Должно быть? — повторила Тамара. — Значит, ты предвидела это и все остальное?
— Что Секстон Димсдейл будет молиться своему богу, пока не изотрет колени до крови, но мое проклятие с себя не снимет. И что я, дорогая сестра, пройду по залам времени в ожидании лучшего дня, более подходящего для моих целей. Что я, а не ты, буду обладать силой. И воспользуюсь ею, сестра, о как я ею воспользуюсь!
— Ты многое видела…
— И видела, и делала, сестра. Та, кто берет силу твердой рукой и с уверенной целью (а у тебя нет ни того, ни другого), будет королевой и правительницей! Будущее царство мое! — Глаза Агари сверкали, словно в них горели маленькие огоньки. — Да, я подвела тебя к этому — потому что только соединенная сила может унести меня туда, куда я хочу: твоя сила вместе с моей. Ты используешь заклинание искажения времени, потому что, если не сделаешь это, умрешь. И будешь жить в своем забытом кармане времени. Да, ты получишь мир. Поскольку мы кровные родственницы, это я должна тебе позволить. Но я буду свободна, а Димсдейл будет проклят. И пока лабиринт времени, который станет нашей клеткой, не будет уничтожен, я буду жить только половиной жизни.
— Ты очень уверена в своей силе, если так говоришь со мной, — медленно сказала Тамара.
— Разве Левый Путь не оказывался всегда сильней Правого в делах людских? В их мире появится огромный океан тьмы, ибо потомки Адама по самой своей природе склонны к страху и тьме. И из их страхов мы извлечем силу. Адская Геката всегда будет победителем в битве…
— Верь, во что хочешь, но ты нарушила Закон. И боюсь, что это не мелочь, которую легко забыть.
— Закон? Существует не один закон, сестра. И в Хэллоуин мертвые вольны снова быть среди друзей и родичей, когда Левый набирает силу. И это время, когда мы обе должны использовать всю свою силу или погибнуть от злобы тех, кто ничего не понимает.
Медленно, неохотно Тамара склонила голову.
— Да будет так. Агарь рассмеялась.
— Как тебе не хочется это говорить, сестра. Но ты всегда была недалекой. Я предвидела этот час, я готовилась к нему… — Она бросила взгляд на Холли, и девочка поняла, что Агарь с самого начала знала об их присутствии.
— Старая кровь не умирает, даже в будущем, — продолжала Агарь. — Будут такие, кто ответит на призыв силы, кто готов повиноваться.
Тамара совсем не смотрела на детей.
— Мы сделаем то, что должны. Хотя что из этого выйдет…
Агарь прервала ее.
— Что из этого выйдет? Мир для тебя, сестра, и вечная жизнь в твоем кармане времени. Может, тебе покажется скучной жизнь, когда никого, кроме тебя, не будет. И тогда ты пожелаешь стать свободной, как буду свободной я.
— Я не желаю ничего, — ответила Тамара, — кроме своей судьбы. И никто не может получить большего.
— Да, но я предвидела и подготовилась. И моя судьба будет соответствовать моим желаниям. Но песок в часах времени течет: займемся делом, сестра?
Тамара только кивнула. Агарь наклонилась к пламени очага, щипцами взяла уголь и бросила в чашу на столе, из которой шел пар. Потом, проворно подхватив другой уголь, поменьше, зажгла свечи.
Из чаши теперь поднимался столб пара, пар становился все гуще. Холли ощутила сильный запах. Ей хоте — лось уйти из этого дома, вернуться в знакомый мир. Но она не могла пошевельнуться, могла только стоять и смотреть. Пар становился все гуще, и Холли наконец не могла видеть ни Тамару, ни Агарь, которые стояли у стола друг против друга.
Однако из облака по прежнему доносилось пение, хотя слов Холли не понимала. Или понимала? На мгновение ей показалось, что она все понимает, хотя впоследствии она никогда не могла вспомнить, что же было сказано. Тело ее странно дрожало, она чувствовала, как ее тянет вперед, как будто она должна погрузиться в это облако. Но страх удержал ее на месте.
Пение вздымалось высоко в воздух. Теперь казалось, что, кроме Тамары и Агари, здесь есть еще кто то. К пению присоединялись другие, странные, голоса. Холли посмотрела на Крока, на Джуди. Но они рядом с ней, а не в облаке. Откуда же взялись эти другие?
В облаке Холли видела свечи, их слабые огоньки. Потом — неожиданно — внешние, черные, погасли. Из облака донесся крик, стонущий вопль. Вначале громкий, он становился все тише и слабее, пока не осталось ничего, только тишина.
Облако начало втягиваться внутрь самого себя, как раньше вытекало, середина его становилась все гуще, а сама комната все виднее. Вот облако превратилось в шар, который упал в чашу и исчез.
У стола стояла Тамара. Глаза ее были закрыты, руки вытянуты ладонями вниз над чашей. Но… Агарь исчезла!
Тамара заговорила, и слова ее звучали как молитва:

Дорогой Господь, ты, одной рукой дающий жизнь, а другой — мир смерти, открой широко врата, через которые в назначенный день должны пройти все. Дай мир и покой той, что идет к тебе сейчас против своей воли. Пусть в предначертанное время родится снова, пусть сделанное будет отменено, а неправильное станет правильным. И пусть она будет так же светла душой, как была прекрасна лицом и фигурой.

Всеми силами земли и моря
Я говорю: да будет так.
Всей мощью луны и солнца,
Как я хочу, да будет сделано.

Наконец она открыла глаза, наклонилась над столом и задула свечи в направлении с запада на восток. А когда повернулась к детям, лицо ее было очень бледным. Она покачнулась и рукой ухватилась за спинку стула.
— Да будет так, — повторила Тамара. — Будь благословенна, Агарь, ты, что когда то была красивой веселой девочкой. Стань снова такой.
— Агарь… умерла? — спросила Холли, не в силах поверить в то, что видела и слышала.
Тамара вздрогнула, как будто совершенно забыла о них. Теперь она посмотрела на Холли — прямо и очень серьезно.
— То, что невежественные люди называют смертью, маленькая сестра, есть только врата в иное где, иное когда. Агарь верила, что с помощью тех растений, которые дала тебе, она установит связь с твоим миром и достигнет его. Может, растения и помогли бы ей… не знаю, потому что я не иду дорогами ее познаний. Но растения не выросли, и она утратила связь с вашим миром, и в нашем ее ничто не удерживало. И она вернулась туда, откуда исходит всякая искра жизни. А я… я тоже свободна…
— Вы… а где мы? — с растущим страхом спросила Холли. Если Тамара исчезла с домом и всем остальным, как говорится в старинном рассказе, они исчезли вместе с ней! Они не смогут вернуться! Ей хотелось закричать от ужаса.
— Ты крепко привязана к своему времени, маленькая сестра. Не бойся. Когда выйдешь через эту дверь, ты тоже будешь свободна. Только те узы, которые ты сама выберешь, будут тебя удерживать. А я, как и Агарь, буду свободна от времени, только по другому. И Димсдейл освободится от проклятия, которое она сегодня наложила на него.
Джуди подобралась ближе.
— Вы… мы больше вас не увидим?
Тамара улыбнулась. Усталость, тень боли исчезли с ее лица. Некрасивая? Теперь Тамара была прекрасна, как Агарь, но иной красотой. Она широко развела руки и рассмеялась, не как Агарь, презрительно и гневно, а весело.
— Со временем нелегко играть, дитя. Нет, мы больше не встретимся. Но, — Тамара наклонилась и концом пальца коснулась лба Джуди, — но тебе я оставляю свое мастерство, какое ты захочешь взять. Ты будешь целительницей в своем времени, хотя работать будешь по другому, не так, как я. Береги растения, которые получила от меня, и заботься о них. И по мере того как они будут расти и крепнуть, то, что человек в своем эгоизме отнял у этой земли, начнет возвращаться. Ибо все это благословенные средства, они не вредят, а восстанавливают. В их росте жизнь, если они укоренились в земле, а не в воспаленном воображении людей, считающих, что на них не действуют древние законы.
— Тебе, храброе сердце, — она повернулась к Кроку, — я скажу, что храбрость — великий дар, которого даже я не могла бы дать. — Она повернулась и взяла со стола каплю воска от свечи. — Но твои руки обретут мастерство и смогут делать вещи, которые не только послужат людям, но и будут прекрасны. Возьми это, и этот амулет принесет тебе многое, но только если ты приложишь к этому усилия.
— Тебе, сестра, — обратилась она к Холли, — я дам то, чему возрадуется твое сердце. И то, что ты найдешь — если действительно этого желаешь, — и будет то, чего ты ищешь.
Она взяла что то со стола — маленькую книгу, в переплете из дерева, с металлической застежкой. Холли почти неохотно взяла книгу в руки. У нее появилось странное ощущение, что если она ее откроет… что когда откроет (потому что она знала, что обязательно сделает это), — жизнь никогда больше не будет прежней.
— Весело встретились, весело расстаемся. — Тамара плотнее закуталась в плащ. — Время кончается. Будьте благословенны во все ваши дни…
Дверь за ними открылась, хотя дети ее не трогали. Они хотели попрощаться, но не находили слов. И вышли наружу… и тут…
Дом, сад, они исчезли. Вокруг сомкнулись живые изгороди лабиринта. Но в них был проход, у которого ждал Томкит. Увидев детей, он громко мяукнул и пошел. Словно во сне, подумала Холли. Ей не хотелось говорить, Крок и Джуди тоже молчали.
Неожиданно Крок сказал:
— И интересно, который час.
— Хокинсы… наверно, они уже приехали! — Джуди побежала, размахивая хвостом.
Холли совсем забыла о празднике. А вспомнив, заволновалась. Они не должны опоздать! Она схватила Крока за руку и потащила за собой. И как только они сделали последний поворот и выбежали из лабиринта, послышался автомобильный сигнал.
Хокинсы! Холли подхватила платье, сунула книгу за пояс джинсов и обогнула дом; Крок поспешал за ней настолько быстро, насколько позволял его костюм.

11. Лавандовая зелень, будь благословенна!


Они словно очнулись от сна. Праздник заставил их почти забыть о случившемся. И когда Крок получил первый приз за самый необычный костюм, все пришли в крайнее возбуждение. Когда за ними на грузовике приехал дедушка, все так устали, что попадали в кузов. Но по дороге Джуди неожиданно запела:

Лавандовая синева, дилли, дилли!
Лавандовая зелень.
Если я король, дилли, дилли!
Ты моя королева.

— Тамара королева, — негромко сказала она. — Сейчас, в своем мире, она королева. И я сделаю то, что она сказала. Я стану целительницей, настоящим врачом.
— Тебе придется долго этому учиться, — заметил Крок. — Она сказала, что проклятие спало с Димсдейла. Интересно, поможет ли это дедушке со свалкой.
Холли прижала руки к животу. Она чувствовала книгу под одеждой. Слова Крока заставили ее вспомнить, что они покончили с неприятностями этого странного лабиринта, но теперь им предстоит столкнуться с трудностями своего собственного мира. Она очень устала и теперь, когда праздничное возбуждение схлынуло, снова начала тревожиться.
— Мы должны что то сделать. — Вернулось нетерпеливое желание действий.
— Но что? — разумно спросил Крок. Джуди, погрузившись в мечты о будущем, напевала мелодию песенки.
— Ну… — Холли еще не придумала, что они будут делать. Но Крок прав: что они могут сделать?
— Мы должны что нибудь придумать, — сказала она, зная, что такой ответ не очень убедителен.
— Хорошо, подумаем. — Крок перед этим попросил помочь снять шлем и теперь держал его на коленях. — Дедушка, бабушка — они вели себя так, словно ничего не случилось. Но если им придется уехать, где они будут жить?
Этот вопрос вырвал Джуди из мечтаний.
— Уехать? Мы никуда не можем уехать, Крок. Надо вырастить растения Тамары и сделать сад, как у нее. Мы пообещали!
— Да? Тогда и ты подумай, — ответил Крок.
Больше не было ни песен, ни разговоров. Думать — что еще могут они сделать, если Сассексу все равно? Если город проголосует за закрытие свалки и отдаст землю мистеру Рейтеру? Все молодые деревья дедушки, все бабушкины травы, лабиринт… Холли застыла. Лабиринт! Ведь он очень необычен. А что если снова его открыть, сделать таким, каким он был много лет назад, с травяным садом огородом в центре? Бабушка знакома со всеми женщинами, которые ходят в клуб садоводов. Она сама ходит на их собрания, и они приходят к ней, когда у них возникают вопросы о травах. Холли знала все это от Джуди, которая записывала мысли в свой блокнот для доклада.
Заинтересуются ли эти женщины настолько, чтобы спасти лабиринт Димсдейла? А каб скауты и старшие ребята? Они часто приходят сюда за игрушками. И еще мистер Корри и мистер Лем — сколько еще человек будет на их стороне?
Однако она не стала сразу требовать внимания близнецов, как поступила бы раньше. Сначала составь план, реальный план, потом показывай. Пока же у нее только зародыш плана.
Вернувшись домой, они поднялись наверх, чтобы снять костюмы. Томкит лежал на постели Джуди, головой на травяной подушке. Он спал и негромко урчал во сне.
— Ему тоже что то снится, — рассмеялась Джуди, — и сон хороший. Но ему придется подвинуться и дать мне место, чтобы сесть. — Она подняла кота так осторожно, что он не проснулся, и положила с краю кровати. А когда подняла подушку, та почему то выпала у нее из рук, покатилась и остановилась у ног Холли.
Холли наклонилась, чтобы поднять ее. На подушке четко выделялись линии лабиринта. Но когда она с отсутствующим видом перевернула подушку, то увидела, что рисунок на противоположной стороне, который ведет к Агари, исчез! Вместо него появились вышитые поблекшие цветы, которые выглядят так, словно всегда тут были.
— Джуди… — Холли была так поражена, что не верила собственным глазам, — ты это видишь? — И она протянула подушку сестре.
Джуди с интересом осмотрела вышивку.
— Это лаванда, — показала она на самый высокий стебель. — А это пчелиная мелисса, а вот старинный вид роз, которых раньше многие выращивали. Они называются дамасскими. Это укроп — вот этот зеленый кусочек, а вот паслен с оранжевыми ягодами. Остальных не знаю. Но посмотрю в книге про травы. Они все хорошие, Холли, такие, какие хотела Тамара выращивать в своем саду.
— Но рисунок лабиринта Агари, он исчез! — Холли не понимала, почему Джуди так спокойна. Вышивка не меняется за несколько часов, это просто невозможно! А эти цветы так выцвели, они выглядят так, словно их вышили одновременно с рисунком лабиринта на другой стороне.
— Он и должен был исчезнуть, верно? — спокойно спросила Джуди. — Это была часть магии Агари. И когда Агарь исчезла, ее рисунок оказался не нужен. — Джуди провела пальцами по центральному стеблю, который она назвала лавандой. — Лаванда синяя или лавандово голубая, а до появления цветов она зеленая. У бабушки она растет. Она мне рассказывала, что мисс Элвери когда то показывала ей, как делать лавандовый веер на лето. Берешь тонкий материал цвета лаванды и укладываешь между слоями стебельки сухой лаванды, как ребра. Летом попробую. И еще я сделаю розовые бусы, как у Тамары, и тасси масси, — мечтательно говорила она. — Так много нужно узнать, Холли, так много узнать в мире! Хотела бы я знать все, что знает Тамара.
Холли вымыла лицо, теперь она пыталась привести в порядок волосы. Она хочет быть Холли Уэйд из Димсдейла, в Сассексе, а вовсе не африканской принцессой.
— Никто не может знать все, — сказала она чуть резко. — Даже Тамара.
— Конечно, — согласилась Джуди. — Но она знала такое, что сегодня, может быть, не знает никто. Холли, она дала тебе книгу, может, в ней…
Холли взглянула на ящик шкафа, куда несколько минут назад положила книгу, положила на самое дно и прикрыла одеждой. Эта книга вызывала у нее странное чувство. По большей части волнение, но иногда и страх. Она боялась, что если откроет книгу, то станет другим человеком, не Холли Уэйд, какой была всегда.
— Посмотри, — продолжала Джуди. Она протопала по полу в меховых пушистых тапках и уложила подушку в коробку с лоскутками. — Просто посмотреть — от этого ничего плохого не будет…
Придется посмотреть. Под взглядом Джуди Холли не может признаться, что боится открыть старую книгу. Чтобы Джуди так не подумала, Холли решительно подошла к ящику и достала книгу. Села в ногах своей кровати и стала впервые внимательно ее разглядывать.
Переплет из тонких деревянных дощечек, но корешок кожаный. Том плотно запирается металлической застежкой, каких раньше в книгах Холли никогда не видела; совсем не похоже на то, как закрывается ее дневник. Она осторожно потянула за металлический край, не уверенная, что замок вообще открывается. Однако при ее прикосновении он раскрылся.
Холли — смесь возбуждения и страха в ней становилась все сильней — раскрыла книгу. Страницы совсем не похожи на бумагу. Они были толще любой бумаги, какую видела Холли, и желтоватые.
Внутри рукопись, не печать — рукопись, которую она не может разобрать! Переворачивая страницы, она увидела рисунки — звезды и кресты странной формы. Рукопись огибала их, как будто объясняя. Но Холли не могла разобрать ни одного знакомого слова. Глубоко было ее разочарование. С растущим нетерпением она перелистывала страницы. Одна из страниц оказалась свободной, она выскользнула из книги на кровать. И тут Холли увидела, что это совсем не страница, а другая бумага, коричневая, плотно сложенная.
Когда она попыталась развернуть листок, небольшой его край отвалился, и Холли боялась разворачивать дальше: порвет и так и не узнает, что это. Потом у нее появилась идея. В ее новом альбоме для фотографий есть прозрачные странички, куда можно вставлять карточки. Если она будет очень осторожна, то сможет положить туда весь листок.
— Что это? — Джуди с любопытством наклонилась к ней.
— Не трогай! — приказала Холли. — Очень старое и распадается. — Она отложила недоступную для чтения книгу, нашла свой альбом и открыла на свободном месте. — Если я смогу развернуть, не порвав, положим сюда.
— Я подержу книгу! — предложила Джуди.
Холли никогда не работала так осторожно. Наверно, так же старается бабушка, когда чинит поломанный фарфор. К счастью, бумага отвалилась только у края, и Холи смогла развернуть листок, почти не повредив его. На листке тоже был рисунок, но она не стала его внимательно разглядывать. Работая как можно быстрей, она положила листок под прозрачную пленку.
Сделав это, она поднесла его к лампе. Это чертеж лабиринта! С гораздо большим количеством подробностей, чем на вышивке. В центре кольца тропок небольшой сад, точно такой, как перед домом Тамары. Но дома нет. А вокруг внешних сторон лабиринта цветочные клумбы. Причем некоторые клумбы выглядят очень необычно: цветы высажены квадратами или другими геометрическими фигурами.
И еще множество надписей. Вероятно, подумала Холли, названия растений и кустов, которые должны быть высажены на каждой клумбе. Внизу надпись более крупными буквами, ее она смогла прочесть: «Сад, каким он был сделан в Димсдейле в году 1683 мастером Гербертом Трулоу».
Чертеж сада, Димсдейлского сада, разбитого отцом Тамары! Холли провела пальцами по пластиковому покрытию, защищающему старинный листок.
— Джуди, я перечерчу это для своего доклада. Но листок должен быть в музее, чтобы все могли его видеть. Спорю, других таких садов нет — с лабиринтом и всем прочим — во всем штате Массачусетс, может, даже во всей стране! Интересно, как много от него еще сохранилось?
— Лабиринт есть, если мы сможем в него войти. — Джуди столкнулась головой с Холли, так не терпелось ей взглянуть поближе. — Дедушка, бабушка, они должны знать…
Холли осторожно вынула пластиковый листок из альбома. И когда услышала обеденный колокольчик бабушки, отнесла листок вниз. Она уже обдумала, что скажет, если ее спросят, где она его нашла. Рассказать о книге Тамары — нет, этого она сделать не может. Но может сказать, и это будет правдой, что нашла листок между страниц старой книги. Бабушка знает, что Холли рылась в книгах на полках бабушкиной библиотеки и что среди этих книг есть очень старые.
— Кажется, сегодня вечером вы не очень хотите есть, — сказал дедушка, прочитав молитву. — На празднике наелись.
— Да, они там хорошо поели, — согласилась бабушка. — И не только наши, но и все остальные. Все очистили.
— Я вами горжусь, — продолжала бабушка. — Мисс Сара, и миссис Бич, и миссис Хокинс, они все подходили ко мне и хвалили ваши костюмы. Миссис Дейл даже попросила выкройки костюма кота, Джуди. Говорит, что на Рождество будут ставить «Кота в сапогах», и она никогда не видела такой замечательной кошки, какой была ты. Да, праздник прошел замечательно.
Но для Холли праздник был уже в прошлом. А теперь настоящее, и главное — ее план, он важнее всего. Она подождала, пока дедушка закончит суп и начнет есть хлеб с джемом. И тут она не выдержала:
— Дедушка, а есть еще остатки старого сада? Я знаю, что лабиринт весь зарос, но, может, есть еще что то?
Холли показалось, что дедушка не отвечал целую вечность.
— Ну, сказать трудно. Есть старая сирень, она теперь как деревья. Но и она посажена не так давно. Может, дубы… не знаю.
Холли была разочарована. Если ничего от старого сада не осталось, никто не захочет его содержать. Лабиринт — остается только лабиринт!
— Дедушка, а нельзя ли восстановить старый лабиринт, найти вход и выход из него? — Это была ее последняя надежда.
— Лабиринт! — Бабушка пристально посмотрела на нее.
Дедушка заинтересовался.
— Забавно, что ты говоришь об этом, Холли. Только сегодня я проходил краем лабиринта. И увидел, что один куст полностью засох. Не знаю, почему я его потянул, но я это сделал. Целый большой участок высвободился, как будто сорвали кору. И внутри оказалась дорожка, мощеная дорожка. Кажется, лабиринт совсем не так зарос, как мы всегда считали.
— Мисс Элвери, — вмешалась бабушка, — она всегда говорила, что нужно держаться от него подальше.
— Мисс Элвери уже очень давно покоится с миром, Мерси. Но все равно — лабиринт всегда выглядел очень мрачным и бесполезным, мне от него не было никакого проку. Но сегодня, ну, все как то стало иначе. У меня такое ощущение, что если его слегка почистить, можно будет снова открыть.
Холли достала из под стола листок, который держала на коленях.
— Дедушка, я нашла что то вроде карты — каким был раньше сад. Он был в старой книге, сложенный и выпал. Посмотри!
Дедушка взял листок и поднес к лампе.
— Ну, конечно. Мерси, помнишь книгу, которую ты нашла для мисс Сары, большую книгу из дома Уинслоу. Дом тогда снесли, чтобы построить за рекой мотель. В книге было много картинок садов. Наверно, эта тоже оттуда.
Бабушка в свою очередь взяла страничку, поправила очки.
— Да, очень похоже, Лютер.
— Я скопирую это для своего доклада, — сказала Холли. — Но дедушка… лабиринты, они ведь не были распространены в садах, во всяком случае здесь?
— Никогда не слышал ни об одном, кроме этого.
— Тогда очень важно, чтобы люди его увидели, — настаивала Холли. — Из клуба садоводов, и скауты, и те, что съедутся на годовщину Сассекса. Тут написано, что лабиринт был сделан в 1683 году. Он почти такой же старый, как сам город, очень старый…
Дедушка перестал есть. Он снова взял листок у бабушки, поднес его прямо к носу, чтобы получше разглядеть все подробности.
— Городское собрание… — заговорила бабушка. — Лютер, если лабиринт будет открыт, как говорит Холли, если все увидят…
Дедушка медленно кивнул.
— Хорошая мысль, Мерси. Пожалуй, завтра утром пойду туда, посмотрю и подумаю.
— Нужно поворачивать направо, чтобы добраться до центра, — сказала Джуди
Холли пришла в ужас от неосторожности сестры. Теперь ее спросят, откуда это ей известно. Она уже видела, что бабушка собирается задать вопрос.
— Знаете, как я узнала? — продолжала Джуди, еще ухудшая положение, как показалось Холли. — Из за подушки… подождите…
Она выскочила из за стола, побежала к лестнице и исчезла наверху.
— Подушка? Что бы это значило? — спросил дедушка. В ожидании ответа он посмотрел на Холли, но та не знала, что сказать. А Джуди уже возвращалась, да так поспешно, что едва не упала с лестницы. В одной руке она держала подушку, которую отдала бабушке — та оказалась ближе всех. И пальцем провела по вышитым линиям. — Посмотрите на картину и на это! Видите — то же самое. И если все время поворачивать направо, придешь в центр!
— Кажется, она права! — Бабушка сама провела пальцем, потом, наклонившись через плечо дедушки, то же самое проделала на пластике поверх рисунка. — Лабиринты — они очень необычны, Лютер. Кода миссис Холм два года назад вернулась из экскурсии садоводов из Бостона, она рассказывала, что видела лабиринт в Вирджинии. Там этот лабиринт считается большой достопримечательностью, люди съезжаются, чтобы посмотреть на него. Вход в него платный, и владелец использует эти деньги, чтобы поддерживать лабиринт, нанимает садовников и прочее. Лютер, если наших городских советников что нибудь заинтересует, так это возможность заработать, особенно в неделю празднования годовщины. Все в городе думают, как это сделать. Мистер Корри, он собирается открыть в своем магазине старую кузницу и делать там вещи… Ты ведь слышал, все об этом говорят. Если ты осмотришь лабиринт и придумаешь, как сделать его полезным, мы расскажем мистеру Корри и мистеру Биллу. Тогда у них будет что еще сказать на городском собрании! Лютер, в понедельник отнеси эту картинку мисс Саре Ее она тоже взволнует. А я расскажу миссис Пигот и миссис Холмс. Она удивится тому, что у нас прямо под носом, и не нужно ездить в Вирджинию!
Холли испытала легкое разочарование. В конце концов ведь она нашла карту лабиринта, а об этом, кажется, все забыли. Но потом стала думать о других пунктах своего плана. Она расскажет миссис Финч и миссис Дейл. Крок — он должен поговорить со скаутами. Нужно все организовать, постараться, чтобы побольше народу собралось на городское собрание…
Ей казалось, что она не сможет уснуть: слишком о многом нужно подумать. Но оказалось, что это не так. Напротив, она сразу увидела странный сон, который, проснувшись, помнила во всех подробностях, как редко бывает со снами.
Она снова была в доме Тамары, и дом приветливо встретил ее; ей казалось, что она вернулась домой, в свой собственный дом. Тамара сидела у стола в кресле с высокой спинкой. Она не смотрела на Холли и не говорила с ней. Но девочка была уверена, что Тамара знает о ее присутствии. Но то, что она делает, так важно, что ей нельзя отвлекаться.
Опираясь локтями о стол, поддерживая руками подбородок, Тамара смотрела в лежавшее на столе зеркало. Но она не отражалась в зеркале, не было в нем и окружающей обстановки. Вся поверхность зеркала была покрыта серебристым клубящимся облаком, которое постоянно изменялось.
Холли чувствовала силу воли Тамара, та приказывала чему то произойти.
Когда она смотрела в зеркало, у нее начинала кружиться голова и она не могла смотреть долго. А Тамара сидела неподвижно, почти не дыша, и приказывала…
Облако приобрело форму. На мгновение Холли показалось, что она отчетливо видит лицо. Потом вернулось облако. Тамара вздохнула, бессильно откинулась на спинку. Глаза ее закрылись. Холли хотела подойти к ней. Но в этом сне она словно была прикована к полу. Лицо в зеркале… неужели в зеркале Тамары она видела маленькое четкое изображение своего отца?
Но как отец мог оказаться в доме Тамары? Холли лихорадочно огляделась, но отца не увидела. И в этот момент Тамара открыла глаза, посмотрела прямо на Холли, поймала ее взгляд и удержала его. Холли видела, как зашевелились губы Тамара. И хотя не слышала слов, точно знала, что это за слова:

Всеми силами земли и моря
Я говорю: да будет так.
Всей мощью луны и солнца,
Как я хочу, да будет сделано.

И снова, медленней, с паузами после каждого слова, как будто впечатывая в память Холли: «Да будет так!»
Тамара подняла руку, пальцы ее начертили в воздухе знак, который на мгновение засветился, словно был написан огнем. А потом…
Холли проснулась в своей постели. Было очень темно. Вокруг слышались обычные звуки дома амбара. Амбар как будто каждую ночь, когда все спят и никто не может услышать, уверял себя в том, что он еще цел и невредим.
Холли прошептала последнее послание Тамары: «Да будет так!» Она не испытывала ни малейших сомнений в его значении. Будет еще одна телеграмма. Ну, может, не завтра, и не на следующей неделе, и не в следующий месяц, но обязательно придет — на этот раз хорошая телеграмма. И их маленький мир снова изменится, с темного Левого пути вернется на солнечный Правый. Где бы ни была теперь Тамара, она применила свою магию к папе И он вернется домой!
Но теперь Холли должна использовать собственную магию — магию ради Димсдейла. У нее нет силы Тамары, есть только воля и то, что она в состоянии придумать. Но она стремится к этому, и это должно быть сделано!
Утром в воскресенье у них не было возможности пойти к лабиринту. Воскресенье — церковный день, и Холли снова приходилось сдерживать нетерпение. Она знала также, что никому, даже Джуди, не должна рассказывать о последнем сне. Почему то она была уверена, что если будет рассказывать о нем, это уничтожит магию Тамары.
После обеда дедушка словно не находил себе места. Он не стал просматривать груду старых садовых каталогов, что всегда делал во время отдыха.
Наконец бабушка спросила:
— Что с тобой, Лютер? Ты как кот на горячих кирпичах. Тебя что то тревожит.
— Я знаю, сегодня воскресенье, Мерси. Но мне хочется поглядеть на старый лабиринт. Не работать, нет, просто поглядеть. Не знаю, почему это так засело в голове, но засело.
Бабушка ответила не сразу. Встала со стула, на котором сидела со стопкой номеров «Нэшнл джиографик».
— Странно, что ты это говоришь, Лютер. Со мной то же самое. Хорошо, допустим, мы все пойдем и посмотрим. Завтра я отнесу миссис Холмс кое какие травы, приправы для еды. Если у меня найдется что ей сказать, она придет на городское собрание.
И вот все пошли за дедушкой туда, где он нашел проход в стене лабиринта. Холли искала котов стражников. И была уверена, что хоть кусты и разрослись, она видела следы прежней обработки. Она не знала, можно ли будет потом обратить на них внимание дедушки и сумеет ли он что то из них сделать, но они были здесь, они только ждали, чтобы их освободили от того, что выросло поверх.
Между этими скрытыми стражниками находился вход, и все действительно увидели мощеную тропу в зеленом туннеле, гораздо более просторную, чем можно было подумать, глядя на спутанные внешние стены. Ничего тревожного или запретного в этом проходе не было, и дедушка сразу вступил в него.
— Посмотрю, — бросил он через плечо, — далеко ли можно пройти. Но тут чище, чем снаружи…
Он сделал первый поворот направо. И снова путь был относительно свободен. Как будто лабиринт просто ждал, кто первым пройдет через него. Время от времени бабушка останавливалась, трогала тронутые морозом растения или подбирала сухой листок.
— Да тут настоящая стена лаванды, Лютер, — возбужденно воскликнула она. — А это, мне кажется, мята. А это, конечно, тимьян! Наверно, сохранились под защитой кустов. Розмарин — — это настоящий розмарин!
Снова они повернули. На четвертом повороте какой то каприз растительности позволил ясно увидеть больших котов. Дедушка остановился, глядя на них.
— А это что такое? — спросил он. — Вы только поглядите: как вырезаны кусты! Никогда такого не видел. — Неожиданно он смолк. — Очень странно… помнишь картинку в «Джиографик», Мерси? Сад в Англии, где все кусты обрезаны так, что похожи на птиц и животных. Завтра, — его явно охватывало все большее и большее волнение, — я пойду прямо к мистеру Корри. Он не садовод, но знает старые вещи. Он удивится, увидев это.
— Может, есть и другие, — предположил Крок — Только заросли. Если их очистить…
— Конечно! — возбужденно кивнул дедушка. — Только надо подумать, как правильно это сделать, чтобы ничего не испортить. Нужно быть очень осторожным.
Бабушка, разглядывая котов, поместила очки на место.
— А вот этого в том лабиринте в Вирджинии не было, — заявила она. — Наш лабиринт намного лучше всех остальных. Лютер, можешь, конечно, сходить к мистеру Корри, но ты должен привести сюда и миссис Холм. Она удивится: не нужно ездить в Вирджинию, чтобы увидеть такое!
Дедушке явно не хотелось уходить от котов, но Холли тянула его вперед. Она была уверена, что в лабиринте больше нет никакого дома, но ей хотелось увидеть, что там внутри.
Еще три поворота, и они вышли на открытое место. Здесь все заросло увядшими замерзшими растениями, но можно было разглядеть следы сада Тамары. И бассейн на месте, с небольшой ледяной лужицей на дне.
Бабушка трогала остатки растений, взволнованно распознавала их по стеблям и листьям.
— Тут был большой травяной сад, Лютер. Конечно, большая часть растений мертва. Но смотри, многое росло все эти годы. Трудно в это поверить, Лютер: мы ведь знаем, что сюда никто не приходил и не ухаживал за растениями. Но мы можем посадить их снова. И такого здесь никто никогда не видел!
Чья то рука протиснулась в руку Холли. Девочка повернулась и увидела широко улыбающуюся Джуди. Крок, держа Джуди за другую руку, тоже улыбался. Сама не понимая, почему она это говорит, Холли прошептала:
— Да будет так!
Теперь она была так же уверена, что Димсдейл в безопасности, как и в том, что однажды вернется папа. Она помнила прощальные слова Тамары:
— Будьте благословенны!
И произнесла их вслух, но ни бабушка, ни дедушка как будто ее не услышали. Только Джуди и Крок энергично и уверенно кивнули. Это правда: Димсдейл больше не проклят, он благословен.


1 Традиционный пасхальный персонаж — кролик Банни, который приносит крашеные яйца. — Прим. перев.

2 Одно из подразделений организации «Бойскауты Америки», в которое входят мальчики в возрасте от 7 до 10 лет. — Прим. перев.

3 Ежемесячный иллюстрированный научно популярный журнал, посвященный географии, путешествиям и открытиям. Известен качеством фотографий. — Прим перев.

4 Полуфабрикат мясного или рыбного блюда с гарниром в упаковке из алюминиевой фольги или пластика, готовый к употреблению после быстрого подогрева в микроволновой печи. Приготовление такого ужина позволяет не отрываться от вечерней телевизионной передачи. — Прим. перев.

5 Пилигримами или отцами пилигримами называют пассажиров английского судна «Мэйфлауэр», основателей Плимутской колонии в Северной Америке. День благодарения — национальный праздник, ежегодно отмечаемый в США в четвертый четверг ноября Посвящен первому урожаю, собранному пилигримами из Плимутской колонии в 1621 году после голодной зимы в Новом Свете. Пилигримы, выжившие во многом благодаря помощи индейцев, устроили для себя и них трехдневный праздник с благодарственными молитвами и пиршеством. — Прим перев.

6 Поселок в штате Пенсильвания. Здесь во время войны за независимость в 1777 году стояла армия Вашингтона. — Прим перев.

7 Согласно народной примете, идти против солнца — к несчастью. — Прим перев.

8 Традиционный напиток из молока, сахара, вина и пряностей. — Прим перев.

9 Patience (англ) — терпение, настойчивость, упорство. — Прим перев.

10 Магазин товаров повседневного спроса типа «тысячи мелочей». Создан Ф. У. Вулвортом. Любой товар в нем продавали за пять или десять центов, отсюда и название «центовка». Хотя сегодня в таких магазинах товары стоят уже доллары и даже десятки долларов, название сохранилось. — Прим. перев.

11 Просторное длинное платье с капюшоном, которое носят преимущественно в Марокко. — Прим. перев.


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru