логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Нортон Андрэ. Хроники Рендела 1. Смерть или престол

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Андрэ Мэри Нортон, Саша Миллер
Смерть или престол (Книга Дуба)

Хроники Рендела 1


Аннотация

Многовековые войны и внутренние распри ослабили некогда могущественные четыре Великих Дома Рендела (Дуб, Ясень, Рябина, Тис). Их тотемные деревья вот вот погибнут. А далеко на севере уже собирает силы Великая Тьма, чтобы вырваться из стен Дворца Огня и Льда и подчинить своей воле людей.
Безвольный принц Флориан, законный наследник Дома Ясеня, не способен управлять государством и противостоять грозящей опасности. Но в самом сердце обширных болот, в месте, именуемом Зловещей Трясиной, растет юная Ясенка, одаренная магической силой и воспитанная знахаркой незаконная дочь короля, которая имеет право претендовать на престол…



Пролог

Вдоль всех дорог, известных путникам, стоят святилища, и это вполне естественно; конечно, некоторые из них поросли мхом — но ведь они старше трех последних династий правителей. Есть у дорог и соборы, и небольшие церкви, и часовни — в каждом городе и поселке. И разве Великий Собор Света не затмевает собой весь Рендел? Эти святилища воздвигнуты в честь того, что нельзя увидеть и понять, но чьим законам подчиняется все живущее.
Однако даже сам Всемогущий остается в тенетах, созданных темными руками Ткачих, не знающих ни жалости, ни сострадания к тем, чьи жизни они вплетают в Вечную Паутину. Ткачихи подчиняются необходимости, и поэтому, если в одном месте нить чьей то жизни обрывается, расплетается и заканчивается, они тут же вплетают новую — в другом месте и времени, а иной раз даже в другой части Вечной Паутины. Живущие считают, что вольны принимать решения, поступать, как считают нужным, но нити их судеб проходят через пальцы Ткачих. И потому одни продолжают жить, а другие умирают, бесчисленные царства возникают, разрушаются и предаются забвению — но в Паутине по прежнему не остается прорех. Смотрит ли Неведомое на эту ткань хоть изредка? Ведь если нет, то к чему тогда низшие существа? Они всего лишь нити — но какая гамма красок! Какое полотно истории постоянно сходит со станка Ткачих!
Но как бы там ни было, есть множество историй о тех, чьи нити странно переплелись, а конец жизни разительно отличался от начала.
Посмотрите же на ту часть полотна, что являет собой Рендел, почитающий себя великой страной. Здесь во дворе Собора Света стоят Четыре Дерева, а в одном из витражей видно отражение темных рук. И однажды дождливой осенней ночью, когда некто мужественно цеплялся за жизнь, в этом отражении появилась новая нить, прервалась старая — и начались перемены, которые прежде казались невозможными.
Тките же бережно, о беззвучные пальцы, ибо узор становится совсем непонятным.

1

Холодная серая морось раннего утра к полудню превратилась в секущий проливной дождь, а последняя лошадь споткнулась и пала. Это была Зловещая Трясина — пусть даже лишь ее край, — и ни один здравомыслящий иноземец и близко не подходил к ее бездонным омутам и ненадежным островкам, если его не гнала необходимость.
Женщина, которую успели снять с измученной лошади, не позволив рухнуть в грязь вместе с животным, сумела устоять на ногах — но только потому, что оперлась о крепкое плечо закаленного в боях мужчины.
Она инстинктивно прижала ладони к огромному животу, и гримаса боли исказила когда то прекрасные черты ее осунувшегося лица.
— Как вы, леди Алдита?
Голос рокотал в широкой груди рядом с ее ухом. Под складками намокшей ткани она ощутила гибкую кольчугу: такой не бывало у простых воинов. Прогнав с лица гримасу боли, женщина взглянула в обветренное лицо Хасарда, маршала Дома Ясеня. Ледяной ветер трепал концы его длинных седых усов.
— Не хуже, чем можно было ожидать, милорд.
Женщина с трудом вытягивала из себя слова — словно они были бусинами, слишком редко нанизанными на нить. Но ей даже удалось изобразить жалкое подобие улыбки.
Двое мужчин в нищенских лохмотьях поверх кожаных доспехов уже снимали с упавшей лошади дорожные сумки. Женщина не видела их лиц. На мгновение у нее потемнело в глазах от острой боли, пронзившей ее тело. Эти люди были единственными, кто у нее остался: только двое солдат да человек, который когда то возглавлял армию Дома Ясеня. И женщине казалось, что именно яростная решимость человека, который сейчас поддерживал ее, помогла им добраться сюда. Ей следует постараться и не предать его верности, демонстрируя женскую слабость.
Им необходимо было найти какое нибудь укрытие. Без укрытия они просто окоченеют к утру. Яснекрепость, где они могли бы чувствовать в безопасности, для них была закрыта. И рука женщины снова легла на большой тяжелый живот.
Хасард, который теперь ничуть не походил на прежнего великолепного маршала Яснекрепости, главнокомандующего огромной армии, опытного и мудрого воина, старался ее защитить. Он превратил свое тело в щит, поставив его между нею и ледяными порывами ветра. У них не оставалось времени…
Такое множество жизней сгинуло: их обрывало в ночной тьме острие кинжала, при свете дня — клинок меча, их уносил поданный с хитрой улыбкой яд… Столько женщин погибло — и все они принадлежали Ясеню. Леди Алдита попыталась отогнать воспоминания, но она не в силах была забыть то, что жива лишь благодаря ребенку, которого носила под сердцем — и которого ее преследователи готовы вырвать из живого тела… так что этот же ребенок нес в себе и самую большую опасность. Когда то женщина не хотела в это верить, но то время прошло. В ее чреве — наследник не только Ясеня, но и Дуба, если желания короля еще будут что то значить в тот момент, когда придет время назвать наследника. Это — его единственное дитя, неважно, законнорожденное или нет. Поэтому ребенок был важнее, чем она сама и ее спутники. Они бежали этой ночью, унося с собой символ Ясеня, пытаясь скрыться от символа Тиса, принадлежавшего королеве, которая ради мщения готова проникнуть даже в царство смерти.
— Сэр?
Мужчины, занимавшиеся лошадью, ждали приказаний.
Женщина почувствовала, как Хасард поднял голову. Его хриплый голос перекрыл вой ветра.
— Река…
Ах да: река. Мысли женщины туманились все сильнее. Этот водный путь, отчасти естественный, отчасти улучшенный человеком, использовали торговцы — но только не в такую погоду. Сегодня река могла и не спасти их от преследователей, но другой дороги все равно не было.
Один из солдат прошел куда то мимо женщины и ее верного защитника. Неужели им действительно удалось добраться до заранее приготовленного убежища — несмотря на непогоду, несмотря на ее слабость?
Собрав всю гордость Ясеня, женщина зашагала вперед, когда несколько минут спустя Хасард повел ее дальше. Однако на одной выдержке далеко не уйдешь. Почти теряя сознание, она почувствовала, как кто то подхватил ее на руки и уложил на нечто влажное, пахнущее дохлой рыбой и гнилью. Наверное, это были носилки. Они покачнулись, когда спутники женщины переносили ее на широкую, как плот, лодку, предназначенную для перевозки тяжелых грузов. Женщина закусила прижатый ко рту кулак — до крови.
Сейчас им меньше всего нужны были родовые муки, которые, как она понимала, несмотря на всю свою неопытность, подступили совсем близко. Ей надо постараться, она должна молчать и держаться как можно дольше.
А потом леди Алдита словно провалилась в сон, увлекший ее в неведомые глубины. Она услышала крик, сдавленный возглас — но не поняла, кто его издал: она сама или один из ее спутников. Лодка. Да, они в лодке — это она понимала.
…Звон тетивы… прочный тисовый лук, дарованный волей свыше в качестве оружия, прервал ее сон. Женщина заговорила между приступами боли, обращаясь к ребенку, которого носила в себе.
— Дуб и Тис, Рябина и Ясень: истинно ваш мой ребенок — сын или дочь, кто бы ни родился…
Боль, несравнимая со всем тем, что она испытывала прежде, заволокла тьмой ее мир. Звуки боя стали едва различимыми. Женщина не замечала, как рядом с ней умирали люди, как Хасард, пронзенный стрелой, прыгнул в воду и, собрав остатки сил, столкнул лодку в мертвенный сумрак Зловещей Трясины — этого средоточия опасностей. Лодка двинулась вперед, закружилась под напором течения. Осознай это женщина, она могла бы почувствовать тошноту. Но она лишилась чувств.
Спустя целую жизнь появились тепло, слабый свет — и склонившаяся над страдалицей тень.
— Тужься, женщина! — приказала тень. — Тужься, как положено всем, кто производит на свет новую жизнь.
Она старалась, она была готова повиноваться любому приказу, лишь бы положить конец этой муке. На ее живот нажали. Что то выскользнуло из ее тела. А потом она почувствовала, что и сама ускользает неведомо куда. Темнота начала смыкаться вокруг нее, но она еще успела услышать далекий и слабый голос:
— Девочка…

Зазар крепко держала орущего младенца, осматривая его при свете очага. Девочка. И крепкая: ее пронзительный крик говорил о том, что новорожденной есть все шансы выжить. И крупная — из тех детей, что почти разрывают роженицу на части. Светлый пушок на головке новорожденной уже начал подсыхать. Потом девочка вдруг замолчала — и в ее взгляде появилось нечто такое, что можно было подумать: она поняла, в каком мире очутилась… и зачем.
— Баба померла. — Кривоногая карга, прислуживавшая знахарке, посмотрела на свою госпожу, ткнув пальцем в сторону тела. — Знатная дама была, только конец то для всех один. А с ребенком что делать будем? Отдадим подводным прожорам? Джолу не понравится, если мы дадим приют иноземке.
Зазар ловко искупала младенца и завернула в мягчайшее одеяльце, сотканное из тростникового пуха.
— Нам нужна соска. Возьми бутылочку со второй полки, — приказала она, словно не слыша слов Кази.
Кази послушалась, продолжая ворчать себе под нос. Когда новорожденная снова открыла рот, собираясь закричать и потребовать еды, для нее уже была готова соска, наполненная смесью, которой Зазар вскармливала всевозможных сироток.
— Вот Джол придет, — снова завела Кази. Здоровой ногой она оттолкнула обмякшее, окровавленное тело женщины. И вздохнула.
Зазар знала, что Кази успела (незаметно, как ей думалось) стащить с плаща умершей блестящую брошь — круг с синим камнем. Такого красивого украшения у Кази никогда не было. Вообще то у Кази никаких украшений не было. Зазар приложила немало усилий к тому, чтобы внушить Кази уверенность: у ее госпожи есть глаза не только на затылке, но и вообще повсюду. Но пусть Кази думает, что хозяйка не заметила кражу. На самом деле Зазар брошью просто не интересовалась.
— Да, верно. Женщина мертва, — спокойно сказала Зазар. — Пусть Джол заберет ее тело. Но ребенок…
Она говорила медленно. Младенец насытился и заснул. Зазар поднесла девочку поближе к лампе, освещавшей всякие необходимые знахарке вещи: кости, семена, сушеные листья, жесткое окоченевшее тело шарозмеи.
Она бережно развернула ребенка. Ей нужна была полная уверенность. Да, сходство с отцом и матерью было заметным даже в младенческих неопределенных чертах. Никто бы не ошибся в цвете пушистых волос, в очертаниях носа, губ и овала лица — они обещали многое. Знахарка не раз видела лицо той женщины во всевидящем горшке, а внешность мужчины была знакома каждому во всем Ренделе. И гадальные кости подтвердили ее видение. Погасив улыбку, Зазар сжала губы. О да, в последние десять дней она не раз гадала на костях — и каждый раз они рассказывали ей одно и то же.
Она подняла ту, которой предстояло принести перемены — возможно, даже порвать путы самой Трясинной земли. К добру это или к худу? Зазар не знала: этого кости не желали говорить. На секунду ее охватило искушение. Было бы так легко прижать ладонь к крошечному лицу и отправить дочь вслед за матерью. Все жители Зловещей Трясины будут требовать именно этого.
Но что то в душе знахарки противилось такому убийству. Она слишком хорошо понимала, кого именно ей предстоит вырастить. Прежде чем снова закутать девочку, знахарка кивнула. И сказала — обращаясь не к Кази, а к тому, что всегда повелевало всеми.
— У короля, — она старательно подбирала слова, которыми следовало бы приветствовать новорожденного после того, как звуки труб возвестили о его появлении: — У нашего достойнейшего короля родилась дочь!
Кази испуганно свернулась в углу. Внезапно вспомнив, что за ней наблюдают, Зазар повернулась и посмотрела на Кази. Потом выставила указательный палец, направив его на прислужницу.
— Молчать!
Нить силы вылетела из пальца и опутала Кази. Зазар наблюдала за тем, как нить всасывается в кожу женщины. Если даже Кази захочет рассказать обо всем — сейчас или в будущем, — сила не даст ей проговориться.
Не вставая с колен, знахарка передвинулась к неподвижному телу аристократки. При свете очага исхудавшее лицо женщины казалось старым и измученным, утратив даже следы той красоты, что когда то была гордостью ее близких. Зазар внимательно всмотрелась в черты умершей — и рассмеялась.
— Значит, мои маленькие ночные слуги не зря хохочут и пищат? Яснеродная, дочь Ясеня, где же теперь твой возлюбленный? Может быть, со временем ты и одержала бы верх, но он, похоже, был привязан к тебе только желанием, а его хватает ненадолго. — Она чуть наклонила голову. — Однако ты родила ребенка неохотно. Я помню, как твоя служанка приходила ко мне за снадобьем… но ты к нему не прикоснулась. Что тебе помешало? — Она помолчала, задумавшись. — А может быть, так случилось потому, что ты зачала носительницу перемен и она не пожелала освободить тебя от бремени?
Умершая не могла ответить — но сейчас у Зазар не было желания бросать кости и заглядывать в будущее.
Кази робко заговорила, нарушив тишину:
— У нее нет имени. У новорожденной…
Это было верно. Девочке следует получить имя от матери: таков нерушимый обычай. Однако эти материнские губы умолкли навсегда.
— Я сама дам ей имя, — заявила Зазар так, словно ожидала возражений. — Она — яснеродная, и она принесла гибель той, которая ее родила. Ее имя — Ясенка Смертедочерь.
Кази в ужасе вскрикнула:
— Не говори такого! Не говори!
— Она Ясенка, а про остальное забудь, Кази.

Грязь и колючие ветки лишили блеска мундиры королевских солдат, но даже в сумерках можно было различить пучки перьев на шлемах и рисунок на гербах Тиса — кольцо тисовых листьев, увенчанное луком, — на груди и спине каждого воина. Солдаты отошли от павшей лошади и сгрудились, ожидая приказа. Лучший следопыт отряда пригнулся к земле, читая знаки, оставшиеся на раскисшей земле.
— Они двигались вон туда, милорд. — Солдат кивнул в сторону протоки. — Следы свежие. Мы их почти догнали. Похоже, они несли что то тяжелое: отпечатки ног глубже обычного.
Лорд Лакел, командир личного отряда ее милостивого величества королевы, стоявший чуть в стороне, подошел к следопыту.
— Похоже, Хасард, этот старый волк, прошел своей последней тропой, а? Спустись к берегу и посмотри, какие знаки остались там. У Хасарда было мало времени. — Командир ухмыльнулся. — Но с этим хитрецом ничего нельзя сказать наверняка.
Было совершенно ясно, что он обращается скорее к себе, чем к своим подчиненным, и в его словах прозвучало невольное восхищение.
С берега донесся чей то крик. Солдаты моментально схватились за оружие. Возможно, их противники не настолько вымотаны, чтобы сдаться без боя.
Солдаты Тиса пересекли глубокий след, оставленный лодкой, и остановились у тела, лежавшего лицом вниз. Руки трупа медленно шевелило течением. Из спины, точно между плечами, торчала длинная стрела. Не их стрела, это было видно по голубым полосам на оперении. Цвет Ясеня. Солдаты мгновенно придвинулись друг к другу и начали оглядываться, ища признаки движения поблизости. Ветер весьма кстати утих, и ветки кустов и деревьев прекратили свой дикий танец. Мужчина, первым подошедший к телу, ухватился за перевязь и с усилием вытащил тело на берег. Он не сразу перевернул убитого: его гораздо сильнее заинтересовала стрела.
— Ну? — вопросил командир. — Какой из отрядов сумел нас опередить?
— Это не наши, милорд. — Следопыт провел пальцем вдоль стрелы. — Да, не повезло парню. Угодил куда не надо. — Следопыт на секунду задумался. — Или же…
— Ты его знаешь?
Лорд Лакел наклонился ниже, всматриваясь.
— Не могу сказать, милорд.
Общими усилиями следопыту и одному из солдат удалось перевернуть тело, и грязное мертвое лицо уставилось в небо.
— Он мне не знаком, милорд. Похоже, какой то новобранец. Но посмотрите ка сюда. — Краем промокшего плаща он стер грязь с пряжки на портупее убитого. На пряжке виднелось изображение знакомого листа. — Вот это мы и раньше видели.
— Ясень! — Лакел дернул себя за мокрую бороду. — Но тогда почему он погиб от руки товарища?
Следопыт пожал плечами.
— На нем действительно знак Ясеня. Не понимаю. Может, кто то украл стрелы Ясеня и воспользовался ими, чтобы сбить нас с толка?
Они отпустили тело, и тотчас нечто, прятавшееся в потоке, схватило его и дернуло с такой силой, что оба солдата Тиса в страхе отскочили назад.
— Смотрите! — громко крикнул кто то из солдат, стоявших выше на берегу.
Сумерки стремительно сгущались, но туман над рекой вдруг расступился, и все увидели в отдалении лодку, запутавшуюся в водорослях. Из лодки в воду вывалилось тело.
Лакел даже не шелохнулся: он был слишком удивлен. Стрела Ясеня убила Ясеня? В сегодняшней охоте участвовала не только личная гвардия той, кому он служил, но и представители семьи сбежавшей женщины. Да, суровый суд — и неотвратимый, пусть и в такой глуши. Отважный Хасард… он оказался храбрее всех, с кем Лакелу приходилось встречаться. Командир прикоснулся к краю шлема, салютуя, как салютуют правителю — или достойному противнику. И теперь Лакелу стало холодно уже не от ветра. Та, которая дала ему это странное поручение, сказала, что у нее есть свои способы проследить за ним. По Ренделу ходили слухи, будто некоторые из ее слуг не похожи на людей. Однако такие мысли вслух лучше не высказывать…
А на реке лодка кренилась и виляла, словно к ее дну прицепился какой то груз. А потом вода вокруг нее бешено вскипела — и стоявшие на берегу невольно попятились. Рассказы о том, что можно встретить в глубине Зловещей Трясины, обычно бывали пугающе живописными. Преследователи увидели, как по борту скользнула человеческая рука: еще одно тело было извлечено из лодки и исчезло в воде. Не все погибли от стрел, кто бы их ни выпустил.
— Господи! У носа!
Они не зажигали факелов, но над лодкой стоял ореол мертвенно бледного света, в котором все происходившее было отчетливо видно. Лакел не заметил тела женщины, но решил, что она, будучи не такой сильной, как мужчины, и к тому же обремененная младенцем, уже погибла и была схвачена той тварью, которая теперь пожирала двух сопровождавших ее солдат.
Он засмеялся и поднял руку в насмешливом приветствии, адресуя его противоположному берегу.
— Что ж, трясинный народ, вы сыграли свою роль, — тихо произнес он. — Можете не готовиться к защите, потому что мы не воюем с вами и сегодня мы не на охоте. Просто у нас было дело, которое вы, похоже, за нас сделали. И мы благодарим вас за это.
Его люди отступали. Они пятились, не сводя глаз с воды, держа сталь наготове в надежде, что их мечи и луки увидят то, что прячется в реке и может в любой момент выскочить на берег и утащить их в черную глубину. Глаза у них косили, как у лошадей, которых заставляют идти в огонь.
Командир повысил голос.
— Хватит! Очевидно, что след закончился, и кто бы его ни оборвал, он сослужил нам службу.
И все же он не мог избавиться от мыслей о стреле Ясеня, вонзившейся в плоть Ясеня. Трясинный народ — это одно, а стрела — совсем другое. В отличие от своих подчиненных, Лакел знал, что ни один командир Дома не допустит использования знака или меченых стрел другого Дома — даже для того, чтобы сбить со следа погоню.
При дворе вели сложную игру, и в последнее время ходило слишком много слухов о так называемых охотниках, чьи отряды были вооружены скорее для военных вылазок. У яснеродных вполне могли быть причины для такого раздора. Королевский ребенок, растущий в тайном убежище, будь он рожден королевой или меньшей матерью, — слишком дорогое сокровище, особенно для слабеющего Дома.
Если так, то планы яснеродных рухнули вот тут, на краю Трясины. И тут же закончился путь его собственного отряда. Теперь он сможет доложить обо всем совершенно честно, и его повелительнице доклад понравится.

Джол, староста трясинного народа, недовольно хмурился, стоя у входа в хижину Зазар. Он с отвращением смотрел на тело, все еще лежавшее на полу.
— Иноземка! Бросить ее в омуты. Накормим молчаливых.
Джол был уродливым коротышкой, но его жесткую курчавую шевелюру украшали отрезанные пальцы пяти врагов, не меньше. За спиной старосты толпились другие жители трясины — но никому не хотелось перешагивать через этот порог.
— Хорошо, Джол, — равнодушно ответила Зазар. — Следуй обычаю.
Но Джол, прежде чем уйти, задержался на пороге.
— Тут пахнет кровью. Кровью родов. Иноземка родила живого ребенка? Отдай его нам!
Спокойный взгляд Зазар устремился прямо на старосту.
— Я занимаюсь своим делом, как и ты своим, Джол. — Она показала ему сверток из тростникового полотна. — Это — моя названая дочь, Ясенка. Мое ремесло разрешает мне взять ее.
— У тебя уже есть ученица, знахарка. — Джол ткнул пальцем в сторону Кази. — Это тоже обычай. Кто сказал, что тебе нужна еще одна?
— Да, у меня есть женщина из твоих, — спокойно отозвалась Зазар. — Та, которую вы отвергли из за сломанной и плохо сросшейся ноги и отдали мне потому, что она никому не была нужна. К тому же вы думали, что она скоро умрет. Но это дитя — моя избранная дочь, рожденная благодаря моему умению. Для меня она Ясенка, и неважно, какая кровь в ней течет. К тому же сама Хозяйка Смерти была свидетельницей рождения! — Зазар мрачно улыбнулась. — Ты можешь требовать только то, что дозволено, и прекрасно это знаешь.
Джол отступил на шаг, потеснив тех, кто толпился у него за спиной. Зазар знала, что победила. Староста имел право решать судьбу обычного мужчины и большинства женщин, но Зазар была особой, единственной — и никто не знал ни ее полного имени, ни ее родителей. А любому известно, что с непонятным лучше не связываться, и в разговорах с трясинными жителями Зазар полагалась на их осмотрительность.
— Возьмите мертвяка, оставьте визгуна, — приказал Джол.
Двое его помощников шагнули вперед, завернули мертвую женщину в окровавленные половики и ушли.
Зазар видела, что Джол недовольно хмурится. Она презрительно фыркнула. Джол и его народ… ну, ей не надо было напоминать о том, что их следует опасаться. А вот уловки иноземцев… Да. Следует разослать своих гонцов и выяснить, что может означать этот неожиданный поворот событий.

2

Первое, что помнила о себе Ясенка — ей тогда было четыре года, — это то, что она занималась тем же, чем и сейчас. Конечно, теперь ей было восемь лет, она стала уже взрослой девочкой, но все так же помешивала в котелке клей из моллюсков. Мешать надо было осторожно, чтобы смесь не закипела. Клей должен упариваться медленно, иначе он свернется и будет испорчен. Жители Зловещей Трясины использовали эту вонючую штуку для того, чтобы латать тростниковые крыши своих лачуг. Их собственная кровля — ее и Зазар — снова начала протекать, так что откладывать починку было уже нельзя. Конечно, этот дом принадлежит еще и Кази. Она тоже живет здесь. Но Ясенка с легкостью забывала о Кази — как и Кази без труда игнорировала Ясенку. Они просто не любили друг друга, хоть Ясенка и не знала, почему это так.
Она снова энергично перемешала смесь. Раковины моллюсков поднялись на поверхность, и девочка принялась осторожно вылавливать их прутиком, стараясь не обжечь пальцы. Из слышанных ею разговоров она знала, что раньше всю работу по дому делала Кази, но теперь старуха переложила ее на Ясенку — по крайней мере, когда Зазар поблизости не было или когда работа была одно образной. В решающий момент Кази сменяла Ясенку — и присваивала себе все заслуги. Ясенке хотелось, чтобы в доме был кто нибудь помладше ее самой, на кого она сама могла бы переложить свои обязанности, но никого такого не было. То есть вообще то некие мелкие существа в дом заходили (Ясенка называла их Пискунами), но в последнее время они почти не появлялись.
Ей ни разу не удалось по настоящему увидеть Пискунов — только иногда она замечала их краем глаза. Зато Ясенка прекрасно их слышала, когда по ночам они приходили навестить Зазар. Они пищали и стрекотали, а иногда мурлыкали. Ясенке казалось, что они — славные маленькие создания, и ей ужасно хотелось подержать хоть одного на руках и погладить. Однако пока такая радость ей не выпадала. Наверное, у нее просто было слишком много работы.
А с тех пор, как громовая звезда пронеслась на север и упала с такой силой, что земля вздрогнула даже в Трясине, а небо вспыхнуло ярким светом, визиты Пискунов стали редкими. Взрослые теперь выглядели встревоженными, особенно после того, как проснулись огненные горы и начали выбрасывать в небо темные тучи, полные искр. На Ясенку все это не особенно подействовало, поскольку ничуть не уменьшило количество ежедневных дел.
Крышу приходилось латать постоянно, чтобы спать спокойно, не опасаясь вымокнуть ночью под частыми ливнями. А чтобы иметь запас еды хотя бы на несколько дней вперед, приходилось тратить почти все остальное время. В этом они мало отличались от жителей деревни, скрывавшейся за холмом, на котором стояла лачуга Зазар. Деревня расположилась возле у одного из омутов, составлявших большую часть Трясинной земли. Однако этот омут был не таким, как другие, потому что на его дне бил источник и вода всегда оставалась свежей. В других омутах стояла затхлая, вонючая, скользкая жижа, и люди, выходившие на поиски пропитания, обходили эти ямы с опаской. Поскольку рядом с жилищем Зазар омута со свежей водой не было, знахарка предпочитала собирать для питья, готовки и мытья дождевую воду, выставляя на улицу большой котел. Когда этот котел бывал ей нужен для других целей — например, чтобы варить вот этот мерзкий клей или какое то снадобье или готовить очередную порцию рагу, бывшего их основной пищей, — им приходилось пользоваться деревенским омутом. Ясенка была рада, что эта обязанность не выпала на ее долю. Даже Казн не могла заставить ее одновременно мешать клей и носить воду.
Ясенка не любила ходить в деревню. Она знала, что не похожа на трясинных жителей и что деревенских ее вид смущает. Почему она не похожа на всех остальных, она не знала и не понимала. Это был просто факт, который приходилось признавать.
Но если уж на то пошло, то и Зазар была не похожа ни на деревенских, ни на Ясенку. Она однажды вкратце объяснила это Ясенке, когда пришла в хорошее настроение, хлебнув чуть больше обычного некоего снадобья, к которому Ясенке было строго запрещено даже прикасаться. Зазар утверждала, будто прожила намного дольше, чем живут трясинные люди, и что будет жить здесь даже тогда, когда их уже не станет. А еще Зазар заявила, что когда все таки состарится и понадобится новая, энергичная знахарка, то она произведет ее на свет из собственного тела, одна, без посторонней помощи. А еще она говорила, будто трясинные люди об этом знают. Но Ясенка решила, что это настроило бы трясинный народ против Зазар, если бы, конечно (в чем она очень сомневалась), это было правдой. Но почему то трясинный народ, отвергая Ясенку, знахарку все же принимал. Может, это объяснялось тем, что Зазар умела составлять снадобья: лечебные микстуры и травяные мази, отгонявшие гнус, который терзал всех жителей Трясины. Даже староста Джол называл Зазар великой знахаркой, и Ясенка слышала в его голосе невольное уважение.
— Ну, как? — спросила Кази у нее за спиной.
Ясенка от неожиданности подпрыгнула.
— Кажется, почти готов, — ответила она. — Ты в этом понимаешь больше меня. Теперь лучше тебе самой за ним присмотреть. — Она сладко улыбнулась, прекрасно зная, что вареву кипеть еще не меньше часа, но такую возможность улизнуть из дома грех было бы упустить. — Зазар будет недовольна, если клей испортится.
Кази нахмурилась, однако взяла мешалку. Теперь Ясенка могла заняться более приятными вещами.
Но сначала ей нужно было переодеться. Присматривая за котлом, она надевала излохматившуюся от старости рубаху, сшитую из остатков одеяла, — чтобы защититься от горячих брызг и не испортить одежду, которую с такой заботой сшила ей Зазар из шкурок лаппера.
Ясенка знала, что одета лучше, чем большинство жителей деревни: знахарка пустила на ее костюм только шкурки молодых лапперов, которые благодаря искусной выделке стали мягче, чем ткани, привозимые торговцами. Ясенка сбросила рабочую рубаху и натянула на себя узкие штаны. Оставаясь по пояс голой, она закрепила поножи, сделанные из небольших пластинок черепахового панциря и закрывавшие ноги от щиколоток до колен. В нескольких местах на поножах остались следы зубов змей, пытавшихся ее ужалить. Потом девочка надела сандалии на высокой подошве и тщательно завязала их шнурки, чтобы сандалии сидели прочно, а бечевки не мешали движениям. При этом она обратила внимание на то, что поножи уже не доходят ей до колен: значит, она снова выросла. Им с Зазар скоро придется закрепить сверху еще ряд кусочков панциря.
Потом Ясенка просунула голову в горловину рубашки — и с переодеванием было покончено. Зазар постоянно говорила ей, чтобы она надевала поверх рубашки еще и жилет, но Ясенка, как всегда, решила этого не делать. Погода пока стояла теплая, так что в верхней одежде нужды не было. Однако девочка засунула под поножи черепаховый нож. Потом сняла с полки деревянную коробочку с мазью, отгоняющей самый злобный гнус Трясины, и натерла им открытые участки кожи. Один раз она забыла про мазь, и ее так искусали, что она потом несколько дней болела. Встряхнув другую коробку, она обнаружила, что там осталась всего одна обменная жемчужина. Теперь стало понятно, куда отправилась Зазар. Когда она уходила на встречу с торговцами, то всегда забирала все жемчужины, кроме одной — на счастье, чтобы та принесла им новые.
Ясенка знала, как лучше всего обставить побег. Она взяла плетеную корзинку и вышла из дома. Никто не станет ругать ее за то, что она отправилась искать жемчуг. К тому же ей может попасться что нибудь съедобное. И никто не догадается, что на самом деле она просто убежала от бесконечной работы — и, конечно, от Кази.
Ясенке не разрешалось слоняться без дела. Это она усвоила (порой не без страданий) за прошедшие годы: ведь она считалась подмастерьем Зазар. Впрочем, Ясенка и сама стремилась к учению, стремилась, как изголодавшийся к пиршественному столу.
Учеба разбудила ее любознательность. Но больше всего Ясенке хотелось знать, почему Зазар всегда ходила в Трясину одна — и куда именно она уходила. Знахарка отправлялась в глубь болот, в самые дикие места Трясинной земли, словно имела какую то тайную цель. Далеко не все ее отлучки означали встречу с торговцами.
— Есть такие места, к которым тебе пока нельзя приближаться, — много раз повторяла ей Зазар. — Когда станешь старше, я сама поведу тебя туда, чтобы ты узнала о том, кто ты такая, что собой представляешь и чем должна стать. А пока наберись терпения.
Голос знахарки звучал непререкаемо, а на кончике пальца иной раз даже вспыхивала искра, так что Ясенка склонна была повиноваться. Однако Зазар не появлялась дома уже несколько дней, и Ясенка ощутила вкус свободы. Она решила использовать подвернувшуюся возможность и, с легким сердцем оставив Кази дома, нырнула в кусты на краю поляны, на которой стояла лачуга Зазар.

В столице Рендела, Ренделшаме, стоял Великий Собор Света, самый большой и важный храм, посвященный Главному Правителю Неба и Земли. Собор был воплощением не только веры, но и чувства прекрасного, созданием лучших мастеров страны. Величественный свод поддерживали высокие белые колонны, выточенные в форме четырех Великих Деревьев, служивших символами четырех правящих Домов Рендела.
Собор также славился окнами, большими и малыми, украшенными картинами из кусочков цветного стекла. Самый большой из витражей был установлен над главным входом. Этот витраж был круглым и представлял собой только украшение, ничего больше, — и он сиял даже при самом слабом свете. Цветы и листья, изображенные на нем, переливались драгоценными камнями; здесь были рубины и гранаты, розовый кварц и сапфир, шпинель и аквамарин, золотой топаз, цитрин, изумруд, хризопраз и турмалин… Символизируя четыре Дома, витраж бросал радужные блики на каждого, кто решал войти в Собор. А внутри другие окна, огромные и совсем маленькие, являли взгляду поучительные сцены, которые должны были наставить посетителя в его повседневной жизни. Вполне естественно, что на многих стеклянных картинах изображались патроны, платившие честным труженикам за работу.
Три самых малых окна с витражами были скрыты от всех, кроме самых любознательных — и кое кто из тех, кто обнаружил эти витражи, снова и снова возвращались к ним. Безусловно, витражи были поразительно красивы, — однако они внушали чувство неясного опасения, потому что менялись со временем и эти перемены нельзя было объяснить работой мастера. Одно окно изображало Руки и Паутину Ткачих. С появлением громовой звезды, которая обрушилась на северные земли с такой силой, что содрогнулся весь мир, а горы с огненными жерлами проснулись, это окно, которое до тех пор менялось едва заметно, ожило. Руки Ткачих задвигались быстрее, а Паутина, над которой они работали, стала выглядеть иначе.
Второй витраж, изображавший трясинного лаппера, тоже начал меняться. Маленький лаппер, сидевший у берега протоки, отошел и скрылся в кустах. А по поверхности воды пошла рябь, словно что то темное и злобное пыталось выбраться на землю.
Но самая большая опасность стала прорисовываться на третьем витраже, хотя те немногие, кто замечал происходившие перемены, не понимали, что именно они видят. Это таинственное окно прежде было просто белым и почти непрозрачным, и отсутствие рисунка делало его неинтересным. Но теперь в пустой белизне что то зашевелилось, словно из снежной бури готово было возникнуть существо куда более смертоносное и пугающее, чем то, что скрывалось в воде Трясины.
Простым жителям Ренделшама куда приятнее было смотреть не на непонятные витражи, не желавшие сохранять свой первоначальный рисунок, а на живые деревья, что издавна росли во дворе Собора. Обычные дуб, ясень, тис и рябина символизировали в глазах людей четыре правящих Дома Рендела куда более наглядно, чем мраморные колонны внутри храма. Однако даже эти деревья несли мрачную весть о том, что не все благополучно в королевстве. Листья дуба тронула порча — сначала слегка, а потом все сильнее и сильнее… Ясень печально поник, роняя листья даже в начале лета — и никаким уходом не удавалось остановить его увядание. И рябину поразила какая то непонятная болезнь, хотя немногочисленные зеленые побеги отважно пытались поддержать в дереве жизнь. И только тис процветал. Его не задели болезни, от которых страдали остальные деревья. Люди смотрели на них — и терялись в догадках. Королева Иса видела деревья во дворе Собора из окна своей башни. Эта часть дворца принадлежала только королеве. Величественная башня, поднимавшаяся из самого сердца замка, превосходила высотой все остальные башни Ренделшама — но она долго стояла заброшенной, потому что в нее было слишком трудно подниматься. А потом королева взяла ее себе. В давние времена башня служила для наблюдения, поскольку находилась в центре королевства Ренделшам, и выше нее места не существовало. Иса приказала, чтобы туда не входил никто, кроме нее самой. С этой высоты она могла видеть весь город и часто смотрела на деревья во дворе Собора Света. Уединение было необходимо королеве. Глядя на деревья, она не слишком тревожилась. Тис, символ ее Дома, оставался сильным и здоровым, а это и было ее целью — пусть даже остальные деревья чахнут и погибают.
Но когда же начал болеть дуб? Королева потрогала кулон, висевший на ее шее: лист тиса, украшенный изумрудом в виде кабашона, — цвет Дома Тиса, камень Тиса. Да, это началось тогда, когда болезнь ясеня заметили даже самые невнимательные глаза, когда садовники Собора, на которых была возложена забота о четырех деревьях, начали почти ежедневно совещаться, пытаясь найти причину болезни ясеня — и, может быть, способ лечения. Восемь лет…
Иса попыталась отогнать эту мысль раньше, чем та успела полностью оформиться. Да, восемь лет — но, конечно же, это просто случайное совпадение… просто так уж получилось, что именно тогда умерла последняя претендентка на власть, соперница королевы, женщина из Дома Ясеня. Иса так и не смогла понять, чем короля Борфа привлекают бледные, худенькие женщины Ясеня. Однако его влекло именно к ним. Иса могла позволить себе игнорировать служанок и простолюдинок, которых король постоянно затаскивал к себе в постель, но высокородных женщин из правящих Домов не замечать было нельзя. И потому каждая из них — как деликатно говорила себе королева — встретила безвременный конец до того, как Борф успевал с ней переспать. Ведь подобная глупость могла привести к войне: Тис восстал бы против Ясеня, а при малейшем поощрении Рябина пошла бы против Дуба.
В начале истории Рендела из Дома Ясеня вышло немало королей. В результате основные ветви Дома Ясеня постоянно враждовали между собой, пытаясь доказать свое превосходство. Понадобилось совсем немного, чтобы Ясень пошел против Ясеня, причем каждый лагерь считал, что другая сторона добивается его падения.
Увы: так много яснеродных погибло, что теперь всей семье грозило вымирание. Что ж, в этом виноват только сам Борф! Если бы у него хватило ума не флиртовать с женщинами Ясеня, королеве не пришлось бы избавляться от соперниц. Но Иса не могла рисковать тем, чтобы у короля появился еще один наследник, который угрожал бы будущему ее сына, Флориана, родившегося через год после того, как последняя родовитая яснеродная так трагически погибла в Зловещей Трясине.
Ее сын! Повинуясь внезапному импульсу, королева покинула башню и, волоча за собой шлейф темно зеленого бархата и пряных духов, спустилась по винтовой лестнице, чтобы навестить принца в его апартаментах.
Флориан встал поздно и еще сидел за утренней трапезой. Иса заметила, что он только возит ложкой в тарелке с овсянкой, хотя все таки съел вареный бекон и немножко свежего хлеба. Блюдо с фруктами осталось нетронутым.
— Я хочу пони! — объявил юный принц матери вместо приветствия.
— Скажите «Доброе утро», — подсказала ему нянюшка Рагалис. — Даже принцам положено быть вежливыми.
Флориан показал Рагалис язык.
— Я хочу пони! — повторил он, обращаясь к королеве. — Немедленно!
— Сегодня утром? — спросила она, пытаясь найти в поведении принца хоть что нибудь забавное.
Флориан далеко не в первый раз выказывал подобную грубость, и ни одной няне и гувернеру (а королева постоянно их меняла) не удалось его от этого отучить. Похоже, принц слишком хорошо сознавал свое положение в обществе — и всегда был готов извлечь из него все возможные выгоды.
Его лицо помрачнело.
— Немедленно! Сейчас, сейчас, сейчас же!
Исе были знакомы эти признаки. Через секунду другую Флориан начнет швырять на пол все, что подвернется ему под руку. Потом сам бросится на ковер и будет верещать, пока не посинеет.
— Съешь завтрак и сделай все уроки, вот тогда мы и поговорим о пони, — поспешно сказала она.
— Я доем хлеб и сделаю половину уроков. А потом я буду кататься на пони, которого ты мне обещала.
Принц снял крышку с блюда. На его лице отразился ужас, и он отшатнулся и взвыл, словно его предали. А потом схватил блюдо с консервированными фруктами и тарелку с кашей и вывернул все на пол.
— Никто не виноват, что вам не подали свежих фруктов, милорд, — сказала Рагалис. — Фрукты еще не поспели. Пожалуйста! Я велю принести еще, только вы покушайте.
— Нет!
Но он начал запихивать в рот хлеб, потому что знал: мать заставит его выполнить то, что он обещал.
Иса вздохнула. Они с Рагалис переглянулись поверх головы мальчика. По лицу няни было видно, что она не одобряет такой снисходительности, но королева не могла справиться с собой. Ей казалось, что ребенок унаследовал от отца расположенность потакать своим желаниям. Она отказывалась видеть, насколько ее собственные действия — или бездействие — развращают юного принца.
Возвращаясь в башню, Иса встретила лорда Лакела. В качестве командующего личного гвардейского отряда ее милостивого величества королевы лорд имел и куда более важные дела, нежели покупка пони для принца. Однако он выслушал приказ, отдал честь, поклонился — и отправился на поиски подходящего животного. И да помогут нам высшие силы, подумала Иса, если в конюшне отсутствует нужная лошадь.
А потом королева забыла о происшедшем. Ее ждала книга — том, содержавший почти забытую мудрость. Хотя Иса от рождения не обладала силой, ей казалось, что это можно компенсировать прилежанием, а в той книге она нашла множество заклинаний. Сегодня королева собиралась попробовать с помощью одного из них вызвать из неведомого некое существо — существо, которое будет видимым или невидимым по ее воле, которое сможет незамеченным полететь туда, куда она его пошлет, — и принести ей сведения, в которых она нуждается. Королева считала, что такой слуга может оказаться весьма полезным в тех интригах, что постоянно плелись и при дворе, и по всей стране. Видимые сверхъестественные существа, которых ей до этой поры удавалось призвать, почти ни для каких поручений не годились: они выглядели слишком страшными. А людей может без труда перекупить противник… чего никак не произойдет с крошечным невидимым созданием.

Северным странам после удара громовой звезды пришлось плохо. Земля на протяжении десятка дней пути гудела, словно колокол, а в городах здания рушились, будто скошенные серпом. В тундре происходило то же самое: войлочные юрты падали на своих обитателей, а по земле пробежали громадные трещины. Проснулись огненные горы и начали извергать в небо тучи вонючего дыма. Потоки горящего камня прорезали ледники, и смешанный с дымом пар окутывал землю почти непроницаемым туманом.
На южное побережье далекой северной страны выплеснулись две чудовищные волны, причинившие огромные разрушения городам Морских Бродяг. Шансы на спасение оставались только у тех кораблей, которые в тот момент находились далеко от портов, но и из них половина погибла. И морской народ обратился к Нордорн Королю Сйорно.
— Мы не останемся здесь, с позволения вашей королевской милости, — объявил Снолли, который стал главным вождем и предводителем Морских Бродяг после того, как многие его родичи погибли. — Мы — народ непоседливый даже в лучшие времена, а теперь, похоже, настали худшие. Наших городов больше нет. Как в давние времена, мы возьмем женщин, детей, имущество — и, если понадобится, будем жить на кораблях, если не отыщем местечко, где можно было бы построить новый город.
Он положил руку на плечо своего сына Оберна. По меркам Морских Бродяг Оберн едва ли мог считаться взрослым, однако он уже успел себя показать и обещал со временем стать достойным преемником своего мужественного отца.
Сйорно Нордорн Король кивнул седой головой.
— Если вы решили уехать, мы вас задерживать не станем, — сказал он. — Если бы не наше бремя хранителей Дворца Огня и Льда, мы тоже могли бы поискать более счастливые земли. Но наш выбор был сделан за нас многие годы тому назад. И теперь нам остается только держаться изо всех сил. Однако я знаю, что у многих наших людей не хватает мужества сидеть на месте, когда даже небеса обратились против нас. И ради тех, кто хочет узнать, не примут ли их где нибудь, я отправлю в другие страны посла, графа Бжодена.
Стройный мужчина с волосами медового цвет вышел из толпы почтительно склонивших головы придворных, присутствовавших на встрече Сйорно Нордорн Короля и Снолли, Морского Бродяги. Он поклонился.
— Благодарю вас, мой король, за то, что поручили мне столь важное дело. Я прошу только, чтобы вы взяли под опеку моего сына Горина и растили бы и защищали его в мое отсутствие, как собственного, если я не вернусь.
— С радостью, Бжоден, — ответил Сйорно. — Он станет для меня родным, как мой собственный сын Гиннел: ни один из них не будет выше другого. — Король перевел взгляд на Снолли. — Вы согласитесь взять Бжодена на ваш корабль?
— Возьму, — кивнул Снолли. — А если у него будут хорошие вести, обещаю отправить его обратно на самом быстром из наших кораблей, чтобы вы поскорее их получили.
— Тогда все отлично, — сказал Сйорно. — Ну что ж: выпейте со мной славного эля и обменяемся каплями крови, чтобы скрепить наш договор.
Следуя обычаю, Сйорно и Снолли укололи указательные пальцы и соприкоснулись ими, чтобы их кровь смешалась. А потом перекрестили руки и, сблизив головы так, чтобы можно было пересчитать друг другу ресницы, одним глотком осушили чаши с элем. Было заметно, что пить для Снолли куда привычнее, чем следовать придворному этикету.
Однако Сйорно Нордорн Король не слишком радовался удачному договору, заключенному между Морскими Бродягами и нордорнцами. Ему было известно то, о чем он пока никому не сообщал — даже самым доверенным советникам. Об этом пока шептались лишь те перепуганные рабочие, которые видели все собственными глазами. Дворец Огня и Льда оказался сильно поврежден из за падения громовой звезды. Одна стена — та, что соседствовала с гробницей, заключавшей спящее тело существа, о котором с трепетом упоминали как о Великом Зле, — треснула. И в гробнице, невидимо, но ощутимо, начало шевелиться Великое Зло — возможно, собираясь проснуться…

3

Ясенка опустилась на колени на большой кочке, покрытой густыми зарослями самого лучшего пухового тростника. Она внутренне напряглась, но в свои шестнадцать лет девушка отлично умела скрывать свои чувства и не показывать страха. Среди множества запахов, которыми изобиловало это место, она уловила один, обещавший неприятности. Однако она не стала поднимать голову, а продолжала перепиливать стебель, в котором скрывался нежный пух; из него получится пряжа, а из пряжи — мягкая ткань. Черепаховый нож едва справлялся с задачей. Пуховый тростник очень прочный, а этот стебель оказался особо неподатливым. Ясенка энергично работала рукой — так, что на лбу выступили капельки нота.
Хрипло квакнув, трясинный лаппер взвился над кочкой совсем рядом с ней. Он плюхнулся в затхлую воду, окружавшую островок, и исчез. Только тогда Ясенка позволила себе оглянуться через плечо. Она прикоснулась пальцами к каменному кругляшку с отверстием, который висел у нее на шее на скрученной бечевке. Когда она обнаружила этот забытый амулет в пыли на одной из полок Зазар, то примяла его за простое украшение. Продолжая так думать, она нацепила его на тесемку, сплетенную из блеклых голубых и зеленый нитей, и повесила на шею.
До этого у нее было всего одно украшение: пара сережек, золотых проволочек с коричневатыми каменными висюльками. Зазар сказала, что ей их дал какой то торговец. Но Ясенка владела ими недолго; не подумав хорошенько, она сняла перед купаньем, и кто то их тут же украл. Когда она надела каменную подвеску, Зазар объяснила ее ошибку и научила правильно пользоваться камнем. А еще она дала Ясенке кусок дерева, который называла проводником к дому, к очагу. По ее словам, если Ясенка заблудится, то щепка укажет дорогу к дому. Ясенку гораздо больше заинтересовал каменный диск, который Зазар назвала камнем силы. И теперь она носила его, зная, что это — не просто украшение.
Хотя девушка по прежнему не замечала у себя за спиной никакого движения, запах опасности усиливался. Она узнала вонючий жир, которым трясинные охотники защищали себя от докучающих всем насекомых. Ясенка бросила последний перепиленный стебель в корзинку.
Незваных гостей было двое или трое. Теперь она в этом не сомневалась. У них могут оказаться копья и небольшие щиты из черепахового панциря, словно они вышли на настоящую охоту, однако Ясенка была уверена — словно легкий ветерок шепнул ей это на ухо, — что они выслеживали именно ее. И, пожалуй, она даже знает, кто это. Знает их с детства.
Она не подняла головы, но произнесла чистым голосом без резкого трясинного акцента:
— Ну, как твоя удача, Тассер?
Можно было подумать, что она сидит у тандыра знахарки и непринужденно здоровается с тем, кто проходит мимо ее дома. Ясенка надеялась, что в ее тоне не прозвучало ничего, кроме уверенности.
Да, их там было не меньше трех, а цель у них явно была недоброй, потому что они так и не показались. Если ими верховодит Тассер, тогда при нем состоят его верные вассалы, Сумаз и Тодо.
Ясенка слишком хорошо знала, что ее несходство с трясинным народом вызывало ненависть. Так или иначе почти каждый из обитателей деревни дал понять девушке, что ее не бросили в затхлые воды Трясины только потому, что знахарка взяла ее себе в момент рождения. Она была чистой иноземкой: о ее происхождении говорили стройность и высокий рост, тонкие черты, светлые пряди волос.
Нет, среди трясинного народа не было никого, кто бы ее приветил. Они ненавидели таких, как она, — но еще сильнее они боялись Зазар, из за причуды которой Ясенка осталась жить.
Всего несколько лун назад она стала женщиной по меркам трясинного народа — и сразу почувствовала перемену в отношении к себе. И это касалось не только Тассера, но и других недавно ставших мужчинами и начавших посещать костры советов своей родни. Возможно, именно ее странности вызвали этот новый интерес: ее перестали считать парией. Или все таки не перестали. О том, что происходит между мужчинами и женщинами, Зазар рассказала ей ровно столько, сколько было нужно, чтобы она вела себя поосторожнее.
Ясенка почувствовала, как к ее горлу подступает желчь при одной только мысли о том, почему Тассер и другие так пристально на нее смотрят. Она в который раз порадовалась тому, что хижина Зазар стоит в стороне от деревни и что репутация знахарки заставляет всех держаться подальше от ее дома. Но Ясенка понимала, что сейчас не может рассчитывать на помощь Зазар.
Она зашла далеко в Трясину, пытаясь выследить знахарку, отправившуюся в очередной таинственный поход. Как всегда, Зазар сумела скрыться от нее. Ясенка не могла понять, было это случайно или намеренно. В других обстоятельствах она не теряла даже самый слабый след, а вот когда преследовала Зазар, то всегда наступал такой момент, когда Зазар словно растворялась в воздухе. Казалось, у нее внезапно отрастали крылья, и она поднималась в воздух. Иногда Ясенка думала, не испытывает ли ее Зазар. Если так — ей пока не удалось пройти испытание.
И, как всегда, потеряв след, Ясенка свернула в сторону, чтобы найти себе другое занятие; Она часто ходила в Трясину одна, даже если не гонялась за знахаркой; она делала это с восьмилетнего возраста. Сегодня собранный ею отличный тростниковый пух послужит предлогом отлучки, и Зазар может даже не устроить ей допроса. Ясенка прекрасно знала, что Зазар может прочитать чужие мысли — или, по крайней мере, увидеть прошлые поступки, — бросив на человека всего один взгляд.
Кусты затряслись — и оттуда вышли три коренастых, желтокожих, вонючих юнца. Однако они сделали всего пару шагов, а потом резко остановились.
Ясенке до боли понятно было, что они видят. Иноземку, которая испуганно скорчилась на крошечном островке. Между охотниками и добычей неодолимой преградой лежала мрачная черная вода. Ни один трясинный житель, находясь в здравом уме, не попытается перейти такую протоку. Ясенка увидела, как по лицам юнцов разливается недоумение — и без труда угадала их мысли. Она спокойно устроилась на единственной надежной поверхности — но как она туда попала? Нечто похожее на страх скользнуло по их лицам.
Конечно, всему существовало вполне разумное объяснение, но Ясенка намерена была как можно дольше держать деревенских в неведении. Тассер зарычал. Он не любил трудностей.
— Вы заблудились, щитоносцы? — осведомилась девушка так, словно ее спросили о дороге, которую она прекрасно знала. — Вам следует повернуть обратно…
Тассер гаденько засмеялся.
— Иди сюда, поиграемся. Мы знаем знатные игры.
Он многозначительно задергался, и Ясенка поняла, что ее самые неприятные подозрения подтвердились. Она крепче сжала тесемку с камнем у себя на шее. Конечно, деревенские пристально наблюдают за ней, но…
Ясенка вскочила на ноги. В одной руке она держала корзинку с собранным тростниковым пухом, а другой принялась крутить над головой камень силы.
Раздался громоподобный рев. Первая волна шума испугала ее преследователей и заставила попятиться, но потом рев перешел в тихое гуденье. Из камня силы потекла тень, которая вскоре окутала и размыла ее тело. Прием, которому ее научила Зазар и который Ясенка запомнила как раз на такой случай, сработал. Судя по изумлению, отразившемуся на плосконосых большеротых рожах, деревенские уже едва ее видели — хотя сама она продолжала видеть их совершенно отчетливо.
Теперь ей придется очень тщательно выбирать дорогу, чтобы не оказаться слишком близко от них, когда она выберется с островка на твердую землю. Парни шагнули вперед, подняв щиты и держа наготове копья.
Ясенка коснулась воды одной ногой. Мутная жижа дрогнула и сомкнулась вокруг ее лодыжки. Но девушка знала, что делает. Когда то давно, во время одной из своих вылазок в Трясину, она обнаружила под темной поверхностью широкие каменные плиты, которые явно были уложены здесь не случайно.
Хотя Тассер упрямо оставался на месте, двое его спутников снова отступили назад. Однако и сама Ясенка чувствовала себя не слишком уверенно. Если она пойдет по дорожке из камней, скрытых под водой, то выйдет на берег почти рядом с Тассером. Она продолжала вращать камень силы, жужжавший у нее над головой, и была уверена в том, что остается невидимой.
Однако Тассер уже поднимал копье. Его желание заполучить добычу оказалось сильнее первого испуга. Ясенка никогда прежде не прибегала к помощи камня, и ей казалось, что тень силы не станет настоящей защитой. Она не создаст преграды, не остановит оружия: она охраняет ее только тем, что затуманивает зрение противника.
Ясенка сделала еще шаг и в испуге поняла, что пошла на слишком большой риск. Она ведь понадеялась, что ее преследователи отступят перед непонятным. Как уже не раз говорила ей Зазар, Ясенка была слишком склонна к тому, чтобы действовать сразу же, как только обретет новое знание. Девушка мысленно поклялась, что в следующий раз будет слушать внимательнее — если этот следующий раз наступит.
Она свистнула. Этот прием она еще никогда не применяла — только прочла полустершуюся строчку на табличке, которую показала ей Зазар, объясняя, как пользоваться камнем силы.
Возможно, звук был не совсем той высоты, что нужно, однако камень моментально вобрал в себя свист. И, к огромному изумлению Ясенкк, это подействовало! Окружавший ее слой защиты стал плотнее, она почувствовала, что жужжание камня захватило слушателей так, что они не смогут двигаться — по крайней мере, какое то время.
Ясенка приготовилась сойти с последнего подводного камня и прошмыгнуть мимо Тассера. Но его взгляд теперь устремился не на окутывавшую ее тень, а на что то другое — что то, что она ощутила за спиной… Ясенке понадобилась вся ее отвага, чтобы не оглянуться — однако ужас, отразившийся на лице Тассера, помог ей совладать с собой. Вода вокруг ее ног колыхнулась… Холодея, девушка поняла, что из воды что то поднимается.
Страх пересилил действие камня: Тассер метнул копье. Тодо с воплем бросился в кусты. Сумаза уже успел исчезнуть.
Хотя Ясенка больше не свистела, звук продолжал повторяться при каждом обороте камня. И то, что находилось позади Ясенки, издало жуткий, квакающий рев. Тассер пригнулся, держа наготове второе копье.
А потом прозвучал его крик — вызов Ясенке и ревущей твари:
— Болотник! Стань ты его пиром, иноземская ведьма, а не я!
И так вполне могло получиться, если бы Ясенка не успела сойти с последнего камня и добраться до берега — рядом с Тассером, слишком близко!
Вода колыхнулась сильнее. В отчаянии девушка продолжала крутить камень силы, понимая, что скорее рискнет столкнуться с тем врагом, которого видит перед собой, чем с тем, который, как она чувствовала, почти лениво поднимается из протоки за ее спиной.
Ясенка приготовилась сделать последний шаг. Кваканье стало громче и пронзительнее, и этот звук отдался у нее в висках ослепительной болью. Тассер уронил копье и схватился за голову. Его широкий рот открылся — и вопль ужаса заглушил ровное жужжанье камня.
Он не стал отступать назад, а прыгнул в сторону, приземлившись в кусты. Ветки затрещали, ломаясь под тяжестью его тела. Даже не пытаясь подняться на ноги, Тассер побежал на четвереньках. Его щит зацепился за ветки — и парень просто сбросил его и оставил позади. Кусты выпрямились, скрыв охотника.
У Ясенки хватило соображения выбраться на сушу, пока тварь была занята Тассером. Девушка тут же споткнулась и упала на колени. Камень силы ударил ее по плечу. Отзвуки его последнего оборота потонули в басовитом реве. Ясенка невольно оглянулась.
Рассказы и легенды, рисунки на глине и камне рассказывали об ужасных существах, живущих в глубоких омутах Трясинной земли. В некотором смысле трясинный народ был даже благодарен этим тварям, потому что они защищали топи от вторжения внешнего мира. Но немногие, очень немногие болотники появлялись при свете дня.
Ясенка увидела, что из воды высунулась только передняя часть туловища чудовища: остальное было еще скрыто под бурлящей поверхностью воды. Ясенка хорошо знала маленьких болотных лапперов: в ее обязанности входила охота на них, ради мяса и кожи. Но даже рисунки не подготовили ее к размерам того существа, которого трясинный народ называл болотником, а Зазар — водяным. Его огромная пасть — желто зеленая пещера, зубастая пропасть, — могла бы принадлежать лапперу, ростом превосходящему тот островок, на котором только что собирала тростник Ясенка. Злобные желтые глаза, сидящие высоко на голове, двигались независимо друг от друга, высматривая… что?
Девушка отчаянно рванулась вперед, хотя и почувствовала, что этот болотник может охотиться не только в воде, но и на суше. Она отважилась бросить еще один взгляд назад. Тварь спокойно плыла, глядя на нее так, словно не сомневалась, что добыча никуда не уйдет и спешить некуда.
Трясинные земли всегда таили множество опасностей. Порой только ненадежная тонкая прослойка дерна лежала над гибельными глубинами. Хотя Ясенка уже выбралась на берег, ей нужно было спешить… и девушка прекрасно понимала, что выбор направления станет для нее вопросом жизни и смерти, поскольку тварь последует за ней.
Рука у нее уже настолько устала, что больше не могла вращать камень, так что даже на эту незначительную защиту рассчитывать больше не приходилось.
Ясенка с трудом встала. Она потеряла не только скрывающие чары, но и корзинку: теперь у нее остались только амулет и черепаховый нож. Это было плохим утешением: она сомневалась, что сейчас ей помогло бы хоть какое оружие. Прямо перед ней сломанные ветки отмечали путь, по которому отступил Тассер.
Девушка побежала — и за ее спиной снова раздалось оглушительное кваканье. Но больше она не стала оглядываться. Не обращая внимания на царапины и хлесткие удары веток, она старалась как можно быстрее пробираться сквозь кусты.
Заросли напоминали небольшой лес. Верхушки кустов поднимались выше ее головы и защитили бы от обычных опасностей — но они не остановят болотника, если тот решит пуститься в погоню.
Ясенка старалась не упасть. Даже на самых больших и надежных островах всегда встречались скользкие глинистые участки, на которых легко было потерять равновесие.
Камень силы по прежнему был с ней. Он раскачивался и вдруг ударил Ясенку по колену, обнаженному, исцарапанному колючками, рвавшими ее одежду. Колено обожгла боль, как от огня, девушка неосторожно прыгнула вперед — и упала ничком. Земля под ней дрожала от тяжелых шагов. Тварь из омута решила выйти на охоту, и теперь ее огромная туша находилась неподалеку от Ясенки…
Когда Ясенка попыталась ползти дальше, преследовавшая ее тварь снова издала мощный рев. Но теперь это был не охотничий клич, а вопль ярости и боли. Похоже, с болотником случилось что то неприятное — возможно, его терзали колючки? Но что бы там ни было, Ясенка могла только поблагодарить судьбу за удачу. Забираясь все глубже в заросли, она с каждым шагом поднимала облачко вонючих газов, скопившихся в упругом дерне. В затхлом воздухе невозможно было дышать. Наконец Ясенке удалось вырваться на открытое пространство. Разрывая одежду и плоть о последнюю шипастую ветку, она осмелилась снова оглянуться.
Высокие заросли, из которых она вырвалась, ходили ходуном. Снова раздался крик ярости, но на этот раз его издал не болотник. А потом вдоль плеча девушки скользнуло копье — и не оглянись Ясенка в эту секунду, удар убил бы ее.
— Демоница!
Тассер! Он был так близко, что вот вот мог ее схватить.
Ясенка рванулась налево. Тассеру придется свернуть, чтобы забрать свое копье, застрявшее в кустах. Но кроме копья он был вооружен смертельно опасным костяным ножом — а такими ножами жители Трясины владели мастерски.
Тассер совершил безумный рывок в ее сторону прежде чем она успела подняться на ноги. А потом вдруг остановился, словно ударившись о невидимый барьер. Ясенка увидела даже, как у него расплющился нос. Он вскрикнул, выронил нож — но тут же нагнулся и снова сжал в руке.
Со всей ловкостью трясинного охотника Тассер метнул нож в Ясенку. Однако полет ножа оборвался так же внезапно, как и прыжок Тассера. Нож ударился о ничто — ничто, зазвеневшее от удара, — и упал на землю.
Яростный крик Тассера был почти таким же громким, как вопль ужасного обитателя трясины. В уголках его толстых губ появились белые хлопья пены.
— Прогони болотника! Прогони прожору! Он…
На берегу, за спиной преследователя Ясенки, кусты продолжали шевелиться. Девушка не знала, откуда взялась невидимая стена, спасшая ее, но она успела восстановить силы. Снова поднявшись на ноги, Ясенка двинулась влево. Тем временем Тассер успел снова вооружиться копьем и ножом. Копье у него осталось одно: второе, брошенное в трясинную тварь, он подобрать не успел.
Внезапно Ясенка догадалась, что именно заставило тварь завопить от боли, и почему Тассер так спешил убежать. В нем боролись страх перед чудовищем, которое он ранил, и похоть, которую пробудила в нем она сама. Приступ смелости Тассера дал Ясенке понять: парень считает, будто его товарищи находятся где то поблизости. И действительно, если сейчас Сумаз и Тодо появятся на тропе, которую она вынуждена была выбрать, Ясенка окажется в ловушке.
Из зарослей раздался очередной душераздирающий вопль. Тассер быстро обернулся и, сделав прыжок, достойный самой прыгучей твари Трясины, исчез за кустами.
Оглушенная последним криком боли и страха, Ясенка тоже бросилась бежать — в противоположном направлении. Неужели Сумаз и Тодо стали жертвами обитателя темных вод? Может ли она надеяться на то, что охраняющая ее невидимая сила защитит ее от чудовища?
Ей было больно дышать. Перед ней снова встала стена кустарника, и девушка принялась продираться сквозь ветки, надеясь, что за ними опять окажется открытое пространство. Она больше не в состоянии была думать или строить планы — она могла только бежать из последних сил.

В конюшне при королевском дворце в Ренделшаме пятнадцатилетний принц Флориан с удовольствием избивал одного из конюхов.
— Ты плохо расчесал гриву моего коня! — визгливо кричал он. — Мне следовало бы забить тебя до смерти, смерти, смерти!
— Сжальтесь, господин! — умолял конюх, пытаясь закрыться.
— А я ведь могу! Забить тебя до смерти! Интересно, сколько времени на это уйдет?
— Флориан!
Испуганно вздрогнув, принц обернулся.
— Мы просто играли, матушка, — сказал он. — Это всего лишь шутка.
— Динас?
— Все так, как говорит его высочество, — поспешно ответил конюх, пытаясь прикрыть кровавый рубец, оставленный на его щеке хлыстом принца. — Мы… э э… возились, немного грубовато. Прошу простить.
— Не очень то я этому верю, — сказала королева, скривив губы, — но вроде бы ничего страшного не случилось… и если игра немедленно прекратится…
— О, она все равно нам прискучила, — отозвался Флориан, направляясь к матери. — Как сегодня отец?
— Поэтому я тебя и ищу. Ему, похоже, немного лучше. Он хочет тебя видеть.
— О! — Принц явно расстроился. — Если я пойду к нему и буду вести себя очень очень хорошо, на десерт будет сливовый пудинг?
— Тебе следовало бы навещать больного отца с добрым сердцем, а не требуя платы, — строго сказала королева Иса.
— Да, но пудинг будет?
— Будет. Я прикажу повару. А ты должен вести себя прилично на полуденной трапезе. Сегодня при дворе будет посол.
Флориан скорчил рожу. Он не любил, когда при дворе бывали послы и ему приходилось их развлекать.
— Я не стану петь.
— Тебя никто не просил.
— И ты тоже не пой.
— Хозяевам дома положено развлекать гостей. Тебе позволяют этого не делать только потому, что ты фальшивишь.
— Я не хочу, чтобы ты пела для кого то, кроме меня. — Принц на секунду насупился, но потом пожал плечами. — Вообще то мне все равно, если будут жонглеры и танцовщицы.
Печально качая головой, королева снова подумала о том, насколько Флориан похож на своего отца. Ну что ж, он еще очень юн. Есть еще время, чтобы приучить его к более возвышенным занятиям, превратить его в достойного наследника трона. Борф, конечно, болен, но не опасно. Возможно, он даже оправится настолько, что сам возьмется за воспитание сына.
С этими мыслями Иса увела сына из конюшен к тому крылу дворца, где располагались королевские покои. Ее ум уже был занят делом, с которым прибыл посол из северных земель.

Графу Бжодену было не менее скучно, чем принцу Флориану, однако он знал, что этого показывать не следует. И все же он поймал себя на том, что теребит свой браслет — обруч, вырезанный из переливающегося молочно белого камня. Это была реликвия его предков. Он решительно вернул браслет на место и приказал себе не отвлекаться.
Посол сидел на почетном месте за главным столом, перед креслом, обитым красным бархатом. На кресло было наброшено роскошное покрывало. Если бы здесь присутствовал король, он занял бы это место, посадив по обе стороны от себя особо приближенных лиц. Королева как его представительница сидела на возвышении — но не в кресле короля. Ниже главного стола стояли другие, за которыми сидели придворные. Шум их разговоров был почти оглушительным.
Принц вертелся на месте и откровенно зевал на протяжении всего пира, данного в честь Бжодена. На огромном блюде перед принцем лежал растерзанный лебедь, запеченный в собственном оперении, а в глотке Флориана исчезло несколько чашек сладостей уже после того, как он сожрал половину сливового пудинга. Нечего было и удивляться тому, что теперь принц зевал, и тому, что он был более чем пухлым, а на его лице начали появляться прыщи. Бжоден подумал о своем сыне Горине, который остался при дворе Сйорно Нордорн Короля. Сйорно не допустил бы, чтобы Горин вел себя подобным образом, хотя тот и был всего лишь королевским подопечным, — он мгновенно пресек бы подобные выходки. Однако Бжоден скрыл свое неодобрение: мать мальчика явно души в нем не чаяла, а именно эта монаршья дама могла дать позволение его народу переехать в Рендел и поселиться здесь — тем, кто захочет сбежать от той неспокойной жизни, что началась недавно в самых северных землях.
Граф был неприятно поражен тем, что развлечения оказались совсем не такими, к каким он привык: ни тихой музыки, ни блестящей беседы. Сначала, правда, королева Иса спела: ее хрипловатое контральто звучало на некоторых нотах не слишком уверенно. Но потом начались выходки неотесанных акробатов, которые жонглировали огнем и живыми щенками на площадке между главным столом и остальными пирующими, а их сменили громкие и далеко не всегда гармоничные песни бродячих исполнителей — музыкантами их назвать было просто невозможно. У посла разболелась голова.
Графу уже казалось, что его посольство не принесет успеха. Даме явно нравилось властвовать. Ее муж еще был жив — хотя болен и слаб, — но она распоряжалась всем и получала от этого немалое удовольствие. Это было видно по ее лицу с твердым решительным подбородком; вот только королева злоупотребляла косметикой. Бжоден поймал себя на том, что подмечает все это просто от скуки, желая убить время. Вообще то королева выглядела прекрасно: на ней было великолепное темно зеленое платье, усыпанное крошечными золотыми дубовыми листочками. Знак Дуба присутствовал и на всех картинах в Большом зале дворца: на одной был изображен медведь, стоящий на задних лапах на фоне дубовых листьев, а выше, в круге, красовался девиз: «Сила побеждает».
Наряд королевы дополняла причудливая шапочка, к которой была приколота кокарда с символом ее собственного Дома — круг тисовых листьев, увенчанный короной. Над венком листьев был помещен лук, украшенный зелеными камнями, а сверху вилась лента с девизом: «Всегда под моей защитой».
Возможно, королева уже миновала годы расцвета — это было очень трудно определить в неярком свете свечей, расположенных явно с тщательным расчетом. Во всяком случае, Бжодену так показалось. В самом Большом зале было сумеречно: окна закрыты шторами, чтобы защитить пирующих от весенней прохлады, на столах небольшие канделябры. Под потолком висели огромные люстры, но они едва мерцали.
А хочет ли он вести своих людей в эту землю? Не лучше ли им искать прибежища где то в других краях?
Размышления графа были прерваны вопросом королевы — вопросом, которого он не расслышал.
— Простите меня, прекрасная леди, — сказал он. — На минуту меня отвлекли ваша красота и ваше гостеприимство. Могу честно признаться, что ничего подобного я нигде не встречал.
— Я справлялась о вашей супруге и о том, почему она не украсила своим присутствием наше собрание.
— Увы — я вдовец…
Что то шлепнулось на лиловый жилет Бжодена — лучший наряд, бывший у него с собой. Он повернулся — и целая горсть мокрых обсосанных конфет полетела ему в лицо. Рука посла сама собой потянулась к кинжалу — он не успел сдержать этот жест. Принц Флориан громко захохотал.
— Вот тебе и твоим глупым старым северянам! — заявил принц. — Я хочу, чтобы вы убирались отсюда!
Бжоден почувствовал, что бледнеет. Он тщательно вытер лицо салфеткой.
— Ваши манеры хуже, чем у самого жалкого простолюдина! — проговорил он негромко и вежливо. — И будь у меня всего лишь час для разговора с вами наедине, я бы исправил их — к вящей радости вашей матушки.
На лице королевы Исы не отразилось никакой реакции ни на ужасную грубость сына, ни на то, как на нее ответил Бжоден. Она просто встала, давая всем понять, что пир закончен.
— Немедленно отправляйся к себе, Флориан, — проговорила она тихо и угрожающе. — Я поговорю с тобой позже. На этот раз ты зашел слишком далеко. — Она повернулась к своему гостю. — Приношу мои извинения. Действительно, принц немного разбалован, но он еще очень юн. Вам ни к чему было браться за оружие.
— Никакие извинения не нужны — кроме тех, что должен принести я за свой неуместный жест! Я действовал, не задумываясь. Я не привык, чтобы в меня плевали, — произнес Бжоден напряженным голосом. — Боюсь, что это может сказаться на вашем ответе…
Королева Иса улыбнулась — не слишком приятно.
— Сказалось бы, если бы ваше прошение вообще имело шансы на благоприятный ответ. Ни в одной из четырех провинций я не предоставлю вам земель для постройки города.
Такой отказ был самым решительным и оскорбительным, какой только могла позволить себе королева, не выйдя из рамок приличий.
— Понятно. Простите меня за вторжение. Более того, мадам, — добавил Бжоден сквозь зубы, — я попрощаюсь с вами немедленно и не стану просить даже пристанища на ночь.
Он поклонился, повернулся к королеве спиной — пусть даже это было знаком неуважения — и ушел из Большого зала королевского дворца.

Позже этим вечером мальчика для битья вместо принца сильно высекли, и даже Флориан, к глубокому своему изумлению, получил от матери выволочку, чуть ли не впервые в жизни.
Не успев успокоиться, Флориан послал за одним из домашних слуг, человеком по имени Роул, которого все считали наемным убийцей. И действительно, когда Флориан увидел его при свете единственной свечи, которую осмелился зажечь, вид у Роула оказался самым что ни на есть бандитским.
— Знаешь, как выглядит этот противный граф Бжоден, который сегодня с нами обедал?
— Ага, милорд, я как раз подавал ему хлеб. Я его отметил.
— Хорошо, потому что я хочу, чтобы ты еще раз его отметил. Он хотел обнажить против меня кинжал — и без всякого повода. Просто из за шалости.
— Как сильно отметить, милорд?
— Решай сам. Но если он никогда не вернется, я жалеть не стану.
Мужчина немного постоял молча, а потом потер большим и указательным пальцами, и Флориан понял, что тот ожидает платы. Принц порылся в своем сундуке, достал тяжелый кошель с монетами и вручил слуге.
Роул взвесил кошель на ладони и кивнул, довольный.
— За это можно купить такую отметину, которая никогда не сотрется. Он хотел получить землю, да? Давайте дадим ему такую землю, какая ему не понравится.
— Да? — Принц с интересом наклонил голову. — Что ты имеешь в виду?
— В Трясинной земле есть древний город: когда то он был прекрасен, но теперь превратился в руины. Если люди забредают туда, ночные твари быстро поедают их плоть, и даже кости исчезают, так что вовсе никакого следа не остается.
— Правда? А откуда ты об этом знаешь?
— Иногда мы охотимся там на болотников. Они — славная добыча, но не такая, какую можно пронести по улицам Ренделшама, так что мы оставляем туши там, куда другие не суются. А когда мы возвращаемся туда через какое то время, все бывает так, как я сказал. Ни тела, ни костей — ничего.
Флориан ухмыльнулся.
— Звучит славно. Очень славно. Конечно, этого типа стоит отвести туда и там оставить. — Принц не имел никакого представления о жизни и смерти и даже никогда не испытывал боли. Он говорил об этом так, словно решал, как избавиться от надоевшей игрушки. — Только будь осторожен: матушка не должна ничего узнать. И берегись его большого кинжала.
Роул тоже ухмыльнулся, показав почерневшие кривые зубы.
— Не бойтесь, милорд. Я бывал там много раз, и ничего со мной не случилось — только гнус немного покусал. И я умею держать язык за зубами, когда нужно.
— Тогда отправляйся и выследи гадкого графа, потому что он уехал от нас очень невежливо — а еще хотел поучить хорошим манерам меня, принца!
— Все будет, как должно быть, — ответил слуга.
А потом он скользнул в тень — и Флориану показалось, что Роул растворился в ночи.

4

Хотя постоянные вылазки в Трясину при попытках выследить Зазар научили Ясенку чувствовать направление, сейчас она отчаянно цеплялась за тонкие ветки кустов, не зная, что делать дальше. Мысленно девушка твердила себе, что опора нужна ей только для сохранения равновесия. Пытаясь совладать с собой, Ясенка выискивала взглядом какие нибудь вехи, которые подсказали бы, как уйти от страшной твари. Болотник по прежнему преследовал ее — и хотя прыгал вроде бы неспешно, тем не менее продвигался вперед быстрее человека, идущего по ровной местности.
До ушей Ясенки снова донеслись звон и жужжанье насекомых. Крики людей смолкли, и теперь слышны были только обычные звуки Трясины. Девушка глубоко вздохнула и решила, что пока еще рано забывать об осторожности. Ну, хотя бы деревенских рядом не было. Но, если она начнет искать новую тропу, такую, которая позволит ей потом вернуться сюда, она может снова оказаться слишком близко от Тассера.
Двигаясь с крайней осторожностью, девушка обогнула высокий куст, вставший у нее на пути, и оказалась на открытом участке. Здесь было светлее, чем в полумраке густых зарослей. И тут перед Ясенкой возникло нечто такое, чего она никак не ожидала увидеть.
Вся Зловещая Трясина состояла из островков, перемежавшихся топкими болотами. Трясинный народ жил на самых крупных участках суши. Там теснились лачуги, составлявшие клановые деревни. В этих деревнях не бывало строений, способных несколько лет подряд выдержать зимнюю непогоду без ремонта. Хижины строились из облепленных глиной веток, и рядом с каждым жилищем стояла хлипкая лодчонка, на которой обитатели могли попытаться спастись, если вода и ветер начнут захватывать их тощую землю.
Но сейчас Ясенка обнаружила нечто совсем иное. Чахлая колкая трава пробивалась сквозь трещины в плоских камнях, которыми было выложено большое открытое пространство. А в дальнем его конце…
Гигантский лаппер! Болотник обогнал ее и устроил засаду! Увидев чудовище, Ясенка попятилась, прижимая руку к губам. Но, не успев закончить судорожный вздох, она уже поняла, что чудовище сделано из камня, как и площадка, и совершенно безжизненно.
Изваяние, похоже, простояло здесь много много лет, но и сейчас, несмотря на разрушения, причиненные временем, в нем легко можно было узнать такую же тварь, как та, что вылезла из омута.
Ясенка опустилась на корточки: ее заляпанные грязью ноги дрожали. Она не могла оторвать взгляда от высеченного из камня чудища. Оно действительно было сродни лапперам, но стояло не на четырех лапах. Каменный болотник поднялся на мощных задних ногах, положив огромные передние папы на жутко раздутое брюхо.
Громадная пасть живого болотника готова была в любой момент проглотить все, что попадется, — но у каменного она была закрыта. Статую затянула зеленая растительность, похожая на ряску. Но дрожать Ясенку заставили глаза — большие, выпученные, посаженные высоко на черепе.
Да, теперь девушка понимала, что это камень — не живое существо, а нечто, созданное с какой то целью. И все же эти глаза — такие большие, что ей не удалось бы прикрыть их ладонями, — горели ярким желтым огнем. В каждом был зрачок цвета свежей крови. Ясенка не могла поверить в то, что эти глаза не живые, уж слишком они были страшны.
Она отчаянно цеплялась за остатки здравого смысла — и в то же время была уверена в том, что глаза заметили ее появление. Это же только камень, мысленно повторяла она. Камень! Да и стоит он здесь так давно, что вокруг него выросла трава, почти скрывшая мощные задние лапы.
Ругая себя за малодушие, Ясенка сделала над собой усилие и выпрямилась во весь рост. Камень силы она продолжала крепко держать в кулаке, намотав тесемку на запястье. Постепенно девушка успокоилась: чем дольше она смотрела на изваяние, тем больше убеждалась в том, что жизнь в его глазах ей только почудилась. Это… это изделие не могло обладать жизнью, как бы понимающе оно на нее ни смотрело.
Однако за все годы ученичества у Зазар, во время многочисленных походов в Трясину — как с наставницей, так и в одиночестве, — Ясенка ни разу не попадала в такое странное место, сделанное из камня. Трясинный народ изготавливал горшки и миски из глины, обжигая ее так, что она становилась твердой. Но Ясенка даже не слышала о том, чтобы существовал какой то инструмент для обработки камня. Но потом она вспомнила: ведь были же еще погруженные в воду камни, и конечно, они не появились сами по себе! Возможно, их положили те же люди, которые создали гигантского лаппера.
Камень не может прыгать, рвать и кусать. Девушка осторожно двинулась вперед. По мере приближения к изваянию она все больше убеждалась в том, что его поставили здесь очень давно. Кто мог его сделать и с какой целью — оставалось тайной. Но, возможно, это открытие обрадует Зазар больше, чем корзинка тростникового пуха. Тем более, что тростник все равно был потерян: она уронила его во время бегства.
Как только ноги Ясенки ступили из трясины на каменную площадку, ее рука сама собой взлетела вверх. Кулак, сжимавший камень силы, помимо воли Ясенки особым жестом приветствовал каменную фигуру.
Между пальцами девушки посыпались искры, а ее странное оружие нагрелось. Однако Ясенке и в голову не пришло снова начать кружить камень над головой. Почему то она была уверена в том, что защита талисмана ей здесь не понадобится.
Окончательно осмелев, Ясенка остановилась перед гигантской каменной фигурой. Глаза… Не показалось ли ей, что в них что то изменилось? Может, они стали светиться немного ярче, когда у нее в кулаке разогрелся камень силы? Ясенке опять почудилось, что на нее смотрят — но откуда то издалека. Она разжала кулак — и обнаружила, что из камня силы льется свет. И при этом камень стал таким горячим, что почти обжигал ей ладонь, словно она подняла недавно выпавший из огня уголек.
Это могла быть игра воображения — но Ясенке показалось, будто из амулета поднимается слабое пламя. Пламя мигнуло раз, другой — и погасло. И с ним исчезло ощущение, будто за ней наблюдают, и таинственная атмосфера, окутывавшая изваяние, тоже рассеялась. Теперь перед девушкой был всего лишь кусок обработанного камня, в котором никогда не было жизни. Если не считать жужжания насекомых, все было тихо: ни криков, ни кваканья. И земля больше не сотрясалась от прыжков громадной туши болотника.
Ясенка медленно обошла вокруг огромной статуи, внимательно ее рассматривая. Стебли вьюнка оплели заднюю часть каменной фигуры, словно надеясь удержать ее на месте, если той вздумается куда то пойти. Когда девушка снова встала перед мордой чудища, то увидела, что под передними лапами, лежавшими на толстом брюхе, вырезаны в камне какие то значки, расположенные рядами.
Трясинные люди ученьем не интересовались. Умные вещи — это для знахарок; и в каждом поколении существовала знахарка — такая, как Зазар. Она жила среди трясинного народа, хотя к нему и не принадлежала. Утверждалось, что знахарки живут вдвое дольше обычных людей или еще больше. И эти особые люди всегда хранили у себя странные записи, как хранила их и Зазар. По этим записям Зазар научила Ясенку читать. Ясенка провела немало часов, осваивая знаки, с помощью которых различные хранительницы записывали события, достойные упоминания. Теперь она могла разбирать эти знаки не хуже своей наставницы и даже прочла те записи, которые Зазар сама добавила к старым табличкам. Но никогда прежде девушке не встречались вот такие колонки точек, прямых линий и зигзагов.
Она снова присела на корточки, сжимая камень силы в обеих руках. Он успел остыть, но Ясенка не сомневалась в том, что он предупредит ее о приближении какой нибудь опасности. Пусть она не может прочесть эту надпись — зато может ее запомнить!

Королева Иса была недовольна тем, как осуществляются ее планы. Вернее, тем, что их осуществление приостановилось. В течение многих лет она неоднократно пыталась вызвать маленького невидимого слугу — и каждый раз терпела полный провал. После первых попыток она умерила свое рвение, поскольку оказалось, что всякий раз такая ворожба уносила немалую часть ее красоты. Поскольку Иса и раньше была бледной, похожей на лисичку (таков удел многих рыжеволосых женщин), то она давно освоила искусство применения косметики.
Последняя попытка вызова помощника, совершенная полгода назад, оказалась самой ужасной.
Чары положено произносить в виде, максимально близком к естественному: без прикрас, в простой одежде. Когда по окончании последней жуткой попытки королева отправилась приводить себя в порядок, то ужаснулась. Без привычной косметики ее лицо стало таким, что при виде собственного отражения она чуть не убежала подальше от зеркала. Неподведенные брови подернулись серебром и нависли над глубоко запавшими глазами — не теплыми карими, как следовало бы ожидать, а цвета холодной стали.
Рот превратился в безгубую щель, гнев прочертил морщины на ее высоком лбу. И на подбородке появились морщины, а сам он почему то стал квадратным и тяжелым… такой подбородок был бы уместен под воинским шлемом, но не под шапочкой знатной дамы.
Исе невыносимо было смотреть на себя. Она вышла замуж в пятнадцать лет, родила Флориана в семнадцать. Сейчас ей было чуть больше тридцати — но на вид можно было дать лет на сорок больше. Содрогнувшись, королева потянулась за своими баночками и флаконами и наконец сумела соорудить маску, скрывшую самый страшный ущерб. По крайней мере, ей хотелось на это надеяться.
Под гнетом постоянных недугов король Борф стремительно сдавал. Поначалу королева склонна была приписывать это алкоголю, которым он накачивался днем и ночью. Но постепенно она поняла, что дело не только в пьянстве. Казалось, Борф лишился какой то внутренней опоры.
Не зная, что предпринять, Иса старалась скрывать ото всех, насколько ослабел король, объясняя его состояние то легким недомоганием, то простудой, то воспалением суставов. Однако она не могла надеяться на то, что сможет вечно утаивать его растущую беспомощность.
Когда горы проснулись и начали изрыгать огонь, состояние Борфа стало ухудшаться еще быстрее! Наконец он слег, и лишь самые ненаблюдательные могли обманывать себя и думать, что он еще когда нибудь поднимется.
Это вызывало у Исы смешанные чувства. С одной стороны, она была рада тому, что король полностью отошел от повседневных дел государства, потому что это позволило ей взять в свои руки еще большую власть. И — да, она радовалась и тому, что Борф больше не интересуется дворцовыми служанками, хотя сама она не питала к нему никакой привязанности. Время ревности давно осталось позади. Однако она не желала мужу смерти. Наоборот: она надеялась, что он продержится достаточно долго, чтобы Флориан оказался уже в таком возрасте, когда можно взойти на престол, чтобы ей не пришлось бороться за регентство. Иса понимала, что ей лучше всего оставаться в тени, не демонстрировать всем той власти, которая уже перешла к ней. Однако для этого нужно было время: Флориан еще не созрел для того, чтобы ему можно было доверить самостоятельное правление, без регентов.
Вот почему она собственноручно ухаживала за Борфом, пытаясь передать ему часть своих сил, своей решимости. Ей казалось, что усилием воли она может если не заставить его выздороветь, то хотя бы вернуть в такое состояние, которое не выглядело бы полной немощью.
Исе казалось, что ситуация стабильна, но тут начал извергаться новый вулкан — всего в нескольких милях от столицы, там, где прежде никаких вулканов не было. Он так встряхнул столицу, что на всех колокольнях сами собой зазвонили колокола. Землетрясение вызвало у Борфа припадок, так что королеве пришлось поспешить к нему на помощь.
— Крепитесь, супруг, — сказала она. — Несмотря на переполох, город цел и невредим, и вам нечего бояться.
— Вина! — потребовал король. — Принеси мне его немедленно.
Конечно, ей следовало ожидать, что он тут же захочет напиться до одурения. Тем не менее Иса знаком приказала Ругену, камердинеру короля, выполнить пожелание его господина. Едва слуга успел поставить поднос на стол рядом с королевским ложем, как новый толчок, еще более сильный, чуть было не опрокинул флягу с вином.
— Земля умирает! — воскликнул Борф. — И с ней умираю я!
Он упал на подушки, потеряв сознание. Иса поспешно наполнила чашку неразбавленным вином и поднесла к его губам, но Борф не отреагировал. Налив немного вина себе на ладони, Иса начала растирать им руки короля, пытаясь привести его и чувство.
А потом случилось нечто такое, чего королева так и не смогла до конца понять. При соприкосновении их рук четыре Великих Кольца, что плотно сидели на пальцах короля — таинственные Кольца, которые Борф всю жизнь носил на больших и указательных пальцах обеих рук, — эти кольца каким то образом перенеслись с его рук на ее собственные! Это было невозможно объяснить, в это было невозможно поверить… но Великие Кольца соскользнули с распухших пальцев Борфа и наделись на пальцы королевы, без труда миновав преграду, созданную ее собственными перстнями.
И не пожелали оставить своего нового обладателя. Испуганная Иса попыталась снять их и вернуть на законное место, но все было бесполезно: Кольца отказались повиноваться.
Спустя несколько секунд король пришел в себя и смог выпить все содержимое фляжки. А вскоре после этого он погрузился в дремоту, которая больше походила не на естественный сон, а на обморок.
Иса, сидевшая на краю кровати, встала. Руген продолжал стоять рядом, и его лицо оставалось нарочито бесстрастным. Если он и заметил удивительное перемещение Великих Колец, Иса могла не сомневаться: он оставит это знание при себе. Совершенно определенно можно было сказать, что в прошедшие годы он хранил и гораздо более значительные тайны.
— Давай королю столько вина, сколько он пожелает, — приказала она камердинеру. — Пусть ему будет спокойно. Не мешай ему спать.
Взглянув на Борфа, она решила, что его нездоровое забытье перешло в естественный сон. Не вызвано ли это ее собственным сильным желанием?
Уйдя из покоев короля в свои апартаменты, Иса смогла наконец рассмотреть Кольца, которые, похоже, перешли к ней по собственной воле. Она сняла свои старые перстни и надела их на другие пальцы.
Великие Кольца не были похожи на обычные украшения с драгоценными камнями. Каждое из них представляло собой широкий металлический обруч — и металл, из которого их когда то выковали, был настолько редок, что больше его нигде не удавалось отыскать. Он был золотисто зеленым, а когда на него падал свет, в нем вспыхивали синие и лиловые искры и вырисовывались красные прожилки. Вместо вставок из драгоценных камней в Великих Кольцах были деревянные пластинки: четыре Кольца — четыре породы деревьев. Помимо этого каждое Кольцо украшал только небольшой золотистый листок, символ одного из великих Домов.
Дуб. Иса прошептала это слово и прижала указательный палец правой руки к ладони. Тис. Большой палец лег под указательный. Ясень. Указательный палец на левой руке королевы задрожал, но не согнулся.
Иса напряженно застыла, взирая на палец, отказавшийся ей повиноваться. Облизнув губы кончиком языка, она прошептала последнее слово — Рябина. Большой палец руки дернулся — не совсем по ее воле, — но тоже не согнулся.
Над этим ей предстояло подумать. И внимательно изучить. Похоже, то, что она узнала, копаясь в древних записях, оказалось правдой. Кольца сами выбирают того, кто будет их носить. Иса вдруг ощутила себя более бодрой, не такой обремененной заботами и трудами, как все последнее время. Все ее чувства обострились. Ей даже показалось, что, постаравшись, она смогла бы протянуть щупальца своей мысли во все уголки дворца — возможно, даже в город… И, да — возможно, даже по всей стране. И она узнает, что думает каждый житель Рендела…
В теле королевы забурлила энергия. Время пришло, поняла она. Теперь ей удастся завершить призыв. Королю пока ничто не угрожало, а ей хотелось как можно скорее испытать свою возросшую силу и узнать, помогут ли Великие Кольца в задуманном ею.
Она поспешила в свою башню, в убежище, где хранились все ее магические атрибуты. Ее путь проходил мимо дверей в апартаменты принца Флориана. И тут Иса убедилась в том, что обострение чувств не было плодом возбужденной фантазии. Ей не понадобилось приоткрывать дверь и заглядывать в щелку — одного слуха оказалось достаточно. Два обнаженных тела извивались и пыхтели, словно животные. Флориан, наследный принц, предавался своему излюбленному развлечению. Шлюха, которая легла к нему в постель этой ночью, была одной из дворцовых горничных. Тихий смешок задрожал на губах королевы Исы, но тут же растаял при мысли о том, что этим женщинам не приходится себя чего то лишать — пока жив наследник Борфа по мужской линии.
Ну, это была хотя бы не та девица, чьего имени она даже не расслышала, — дочь Джаддена, мелкого приграничного барончика, не связанного родством ни с одним из правящих Домов. Он явно привез ее в столицу в надежде направить именно на такой путь, рассчитывая получить какую нибудь выгоду.
Какая удача, что вкусы Флориана такие же, как и у его отца! И что при этом у него хватает сообразительности не путаться с девицами из мелкой знати, брак с которыми был бы невозможен или нежелателен.
Королева поднялась в башню и заперла за собой дверь. Четыре огромных окна, выходившие на четыре стороны света, были занавешены прозрачной тканью, которая радужно переливалась, колышась на легком ветерке.
В центре круглой комнаты стояло массивное кресло, вырезанное из драгоценного дерева, имевшего цвет крови; оно было таким твердым, что для его обработки требовались особые инструменты и немалая физическая сила. Рядом с ним, на столике того же дерева, лежала магическая книга, по прежнему открытая на странице с заклинанием вызова.
Чуть в стороне стояли маленький столик и еще одно кресло, попроще. В него и опустилась королева, чтобы снять шапочку и удалить толстый слой косметики. Потом она зажгла свечу и поставила ее у зеркала. Ее волосы, по прежнему почти не тронутые временем, которое так истерзало лицо, были рыжими, и их цвет походил на цвет редкостного дерева, из которого было вырезано драгоценное кресло. Когда Иса вынула шпильки, волосы волной упали ей на спину — роскошный водопад цвета. Затем королева облачилась в красное бархатное платье с капюшоном (в башне было довольно холодно). Накинув капюшон на голову, Иса пересела в большое кресло, взяла книгу и начала ритуал.
С неизведанной дотоле легкостью слова срывались с ее губ, звучно разносились по комнате, эхом отражаясь от стен и создавая в воздухе узел энергии. И прямо на глазах королевы этот узел сгустился в существо, которое, похоже, с перепугу забыло о том, что оно крылатое. Чтобы не дать ему упасть, Иса протянула руку, поймала его в воздухе и посадила к себе на колени.
Наслаждаясь чувством победы и стремясь оттянуть ту минуту, когда зеркало покажет ей, что именно очередное прикосновение к магии сотворило с ее лицом, Иса гладила зверюшку, пока та не перестала дрожать. Существо цеплялось лапками за платье, но не смотрело на королеву.
Она взяла крошечное тельце за шкирку. Существо забилось, дергая лапками и хлопая кожистыми крыльями, но она подняла его на уровень глаз, подчиняя своей воле, покоряя.
Тварюшка распахнула пасть, обнажив острые зубы. Язык у нее оказался багрово красным, с загнутым кончиком. Существо застрекотало, а потом издало пронзительный и протяжный вопль, явно возмущенное. Иса продолжала держать своего волшебного слугу, пока не уверилась в том, что странное существо всецело принадлежит ей.
— Иди и ищи, — приказала она.
С этими словами она подбросила существо высоко в воздух. Крылья развернулись и захлопали, унося послушную тварь к окну, к которому подошла ее госпожа. На лету очертания зверька начали таять, размываться — и наконец существо пропало.
Поджав губы, Иса пристально посмотрела туда, где в последний раз видела своего летуна. А потом спокойно села, сложила руки на коленях и стала ждать. А ожидая, позволила себе предаться воспоминаниям.
Больше шестнадцати лет прошло с тех пор, как ее силы были впервые успешно испытаны. Тогда это принесло полную победу. О, той жалкой женщине долго удавалось скрывать свое положение — ей помогала мода: облегающий лиф заканчивался прямо под грудью, и от этой линии вниз ниспадали широкие юбки. Некоторые так и не догадались, что леди Алдита беременна, хоть она была уже почти на сносях. Но шлюху в конце концов удалось вывести на чистую воду. Она умерла вместе со своим несвоевременно зачатым плодом. Трясинная смерть безжалостна. И за эту смерть не пришлось даже платить дани, потому что яснеродные не захотели предать свой позор гласности.
Иса рассмеялась вслух и тут же вспомнила о кудахтанье кустарниковой курочки — оно звучит весело, но может предвещать смертельную угрозу… На огромном ложе в парадных покоя внизу лежал сейчас… кто? Мужчина? Другие могли бы подумать именно так, но Иса знала, что там осталась лишь оболочка, которая жила только потому, что еще не перестала дышать. Теперь, когда произошло немыслимое, ей станет легче поддерживать в Борфе жизнь.
Она снова посмотрела на Великие Кольца — ее Кольца! Их вес был все еще непривычным, они казались чужими. Однако Иса знала, что так будет недолго.
В конце концов, она правит уже много лет… это началось задолго до того, как король перестал вставать с постели. Иса не жалела сил, пожертвовала юностью и красотой, чтобы поддерживать иллюзию того, что король по прежнему здоров и в полном сознании. И так должно продолжаться — по крайней мере еще какое то время.
С Кольцами на пальцах она почувствует, будто на жизнь короля кто то покусится. С кольцами на пальцах она смогла наконец вызвать крылатое существо — и сделала это без труда, после стольких катастрофически неудачных попыток в прошлом. Великие Кольца прибавляют ей сил.
Борф и Флориан благополучно дремлют под ее управлением — и так устроилось задолго до того, как Великие Кольца избрали ее. Теперь у Исы будет еще больше власти. Ей только было непонятно, почему Кольца так долго не признавали очевидного. Отбросив мысли о муже и сыне, королева мысленно перебрала тех, кто в будущем мог представить для нее опасность.
Провинция Ясеня пуста. Половина их земель исчезла, проглоченная Зловещей Трясиной, само слово «Яснекрепость» теперь вызывает одно только презрение. С Ясенем в союзе лишь семьи Вакастер, Мимон и Лерканд. Ну, может быть, еще какие то, о которых она пока не знает. Проблемы на севере… Да, о них приходили известия, и тот иностранец подтвердил, что дела на севере обстоят неладно… как его звали? Да, граф Бжоден, который почему то внезапно уехал и больше не появлялся. Однако война против сил севера при умелом подходе объединит даже враждующие семьи, они встанут под общее знамя… Нет, север ее не тревожил.
Посланник, которого королева отправила этой ночью на разведку, расскажет ей, что происходит за северной границей. И тем не менее чувство неясной тревоги не исчезало. Правда, существовали магические приемы, к которым Иса могла бы прибегнуть в случае крайней нужды, но это потребуем от нее огромной траты сил — а она привыкла действовать осторожно. Не будь королева постоянно настороже, она бы не сидела здесь сегодня, наблюдая и строя планы.
Тут ей пришло в голову, что летун может отсутствовать много часов. Она встала, сама удивившись тому, что почти не утомилась, и направилась к столику у стены. Не без опасений взяла ручное зеркальце, чтобы посмотреть, какой ущерб нанесен ее внешности на этот раз. И с глубочайшим изумлением увидела не измученное и постаревшее лицо, а кожу, к которой вернулась молодая свежесть. Губы стали полнее и ярче, серебряные искры в бровях исчезли, глубокие морщины на лбу и возле рта разгладились.
— Да! — выдохнула она. — О да!
Только теперь пришло прозрение и королева до конца поняла, что происходит. Все это время Борф получал силы и энергию не от нее, не благодаря ее усилиям и воле, а от Великих Колец. Но несмотря на их помощь, он продолжал сдавать, и Кольца решили перейти к Исе. Ну что ж, пусть Борф и стал пустой оболочкой, у нее имелись возможности поддерживать его столько, сколько понадобится. К тому же без ущерба для себя.
Королева напрягла волю, восстанавливая утраченную красоту, разглаживая морщины, возвращая коже упругость, пока не стала даже более ослепительной, чем в тот день, когда выходила замуж за короля. Восторгаясь своим отражением, Иса смотрела в зеркало, тихо напевая.
И в такт песне, почти не сознавая, что делает, она начала поглаживать Кольца.

Волд горел — как до него горели Шэтер, Доса и Джаптэ. На переполненных людьми палубах плакали дети, надрывно рыдали женщины у них на глазах под напором армий дальнего севера рушился привычный им мир. Морские Бродяги еще не потеряли надежды; море было для них вторым домом, но все знаки выглядели настолько ясными, что даже самые несообразительные понимали, что им следует покинуть эти места как можно скорее.
Морской Бродяга Снолли из Волда несообразительным не был. Из под рукава его кольчуги сочилась кровь. С каменным лицом он вонзил родовой меч в настил палубы и устремил взгляд вперед, а не на пылающие в ночи пожары.
Чего бы еще ни достигли Морские Бродяги, лучше всего они умели строить корабли. В результате этого мир многих берегов и дальних стран был для них таким же знакомым, как и родные холмы. Но теперь все рушилось. На средней палубе крепкого корабля обстановка приближалась к полному хаосу. И несмотря на стойкость Снолли, позади него в небе расплывалось оранжево красное зарево.
Те, кто выводил «Горгулью» в море, были заняты своим делом, но вокруг Снолли собрался его личный военный отряд — точнее, его остатки, потому что многие воины были ранены настолько тяжело, что даже не смогли подняться на палубу, чтобы попрощаться с родиной. К их группе присоединился сын Снолли, Оберн, а с ним пришел и волнознатец Гарвас. Оба держали большие мехи. Корабля, на котором прежде плавал Гарвас, больше не существовало, но Гарвас не желал сидеть без дела до тех пор, пока для него отыщется новый корабль и он сможет заняться тем, для чего был рожден.
Тут же поблизости стояли три женщины, сражавшиеся в эти страшные дни рядом с мужчинами, без устали пускавшие стрелы во врага. Три женщины, оставшиеся в живых на этом корабле.
Гарвас раздал всем прощальные чаши, выточенные из рогов, — он достал их из висевшей на его плече сумки. А потом Оберн наполнил каждую чашу из мехов.
Выполнив эту обязанность, Оберн занял свое место за спиной отца. Шум на палубах не стих, но стоявшие рядом со Снолли легко расслышали его слова — слова такие же древние, как его народ.
— Будьте наготове и крепко держите сталь. — Голос Снолли не срывался, он без колебаний произнес старинный призыв. — Мы сделали все, что могли сделать кровные родичи. Мы приветствуем тех, кто уже погиб. — Он поднял свою чашу. — И честь тому, кто умрет следующим!
Он осушил чашу одним глотком и швырнул ее за борт. Все его воины повторили этот жест. Так они давали понять ветру и волнам, что предвидят свою судьбу, но сдаваться не намерены.
Оберн едва не испортил обряд: вино оказалось таким кислым, что желание выплюнуть его было почти непреодолимым. Но ведь этот напиток и не был предназначен для радостного пира. Вино символизировало горечь расставания, и мрачный смысл прощальной чаши становился понятным, как только ее содержимое касалось языка. Оберн заставил себя проглотить вино, но все его существо восставало против предзнаменования, которым он чуть не подавился.
Они сражались — о да, как они сражались! За этой ночью лежали почти три года битв, безнадежных вылазок, упорного сопротивления. Они были не первыми, кому пришлось сделать такой выбор. Поспешно нагрузив те шесть кораблей, которые удалось перевести в безопасный порт, они привели на палубы всех, кто еще оставался в городе. Они были арьергардом — и не слишком надеялись на то, что ветер и волны придут им теперь на помощь.
Откуда они явились, эти захватчики, во главе которых стояли жуткие всадники верхом на чудовищных монстрах? Их оружием были волшебные палки, извергавшие туман, который выжигал людям легкие. Никому из разведчиков Снолли так и не удалось выяснить, откуда в северных льдах появился этот ужас, ворвавшийся в прекрасные земли, которые с незапамятных времен принадлежали Морским Бродягам. Да, врагов удавалось убивать, но захваченные в плен умирали словно по собственной воле, прежде чем у них удавалось выпытать хоть что нибудь. А сами враги пленных не брали: мужчины, женщины и дети захлебывались кашлем в облаке ядовитого тумана и почти сразу умирали.
И вот теперь враг захватил последний оплот обороны — вернее, его пылающие руины. И только открытое море осталось тем, кто собрался на палубах перегруженных судов.
Отряд на корме стоял тесной группой, глядя на огонь, отражавшийся в облаках.
— Летун!
Рука впередсмотрящего взметнулась вверх. Что то действительно парило в воздухе, приближаясь к кораблю. У Оберна были зоркие глаза разведчика.
Он заметил в небе двух летунов — один крошечном точкой обозначился на фоне ночного неба, за ним следовал второй, гораздо больших размеров. Но тут же маленькое существо словно растворилось в воздухе. Оберн протер глаза, убеждая себя в том, что больший летун просто проглотил меньшего.
Темное существо, следовавшее за ними, не было морской птицей. Даже в далеких землях Морские Бродяги никогда не видели ничего подобного. Из всех событий страшной ночи это было самым странным и настолько не похожим на все известное им, что Оберна охватили страх и дурные предчувствия. И, похоже, не только его. За его спиной зазвенела тетива. Стрела попала в цель, но летуна не сбила. Он просто взмыл высоко в небо с такой легкостью, с какой олень перепрыгивает через ручей. А потом резко ушел вбок и исчез, растворившись в темноте.
Оберна пробрало холодом, и ночной ветер был тут ни при чем. Юноша не сомневался в том, что это было видение — но кто его послал и с какой целью, угадать было невозможно.

5

Ясенка подошла ближе к высеченному из камня гигантскому лапперу. Ее первый страх забылся, сменившись любопытством, — его пробудила странная надпись, выбитая на брюхе чудища. А потом, вздрогнув, девушка вдруг поняла, что прошло много времени и приближается ночь. С темнотой придут те опасности, что каждый вечер заставляют трясинный народ прятаться по домам. Ясенка выпрямилась, осмотрелась и прислушалась к миру всем своим существом. Несмотря на проявленную ею беспечность, ей повезло: она больше не слышала ни криков охотников, ни кваканья болотника. Произойти могло одно из трех. Либо лапперу надоело ее преследовать, и он вернулся в свое подводное жилище. Либо он пал жертвой охотников… или сам съел их и теперь спит, переваривая свои обед. Однако третий вариант казался Ясенке наименее вероятным.
Она знала, где проходит главная тропа, но прекрасно понимала, что Тассер мог уже опомниться от первого испуга и устроить засаду возле этой полоски надежной суши. Единственным ее оружием был изогнутый нож из панциря черепахи, которым она срезала тростник — и который каким то чудом не потерялся во время ее отчаянного бегства.
Участок Трясины, на котором она сейчас находилась, отнюдь не был безопасным. Девушка знала, что, оставаясь здесь, ежеминутно рискует. И ей угрожают не только обитатели омутов, но и козни тех, кто сегодня хотел ее захватить.
Ясенка осторожно повернулась. Когда то какие то люди — или не люди — построили здесь убежище. Она пришла сюда по каменной дорожке, скрытой под водой. И этой дорожке много много лет. А что, если к этому месту ведет не одна древняя тропа, а две или несколько?
Девушка еще раз посмотрела на каменное чудовище. На этот раз ее внимание было сосредоточено не на самой фигуре, а на окружавших площадку зарослях, достаточно густых и неприветливых, чтобы окончательно превратить в лохмотья одежду Ясенки. На перекрученных ветках виднелись шипы длиной с ее палец. Они угрожающе поблескивали, и их желтоватый цвет сообщил ей, что для человека они смертельны.
Когда Ясенка подошла к тому месту, где на нее упала удлинившаяся тень каменной фигуры, она заметила в окружающей растительности небольшой просвет. Конечно, тропа могла и оборваться через несколько шагов… но именно этот путь и следовало испробовать, чтобы не наткнуться снова на Тассера. Тассер ни за что не решился бы забраться в подобное место!
Девушка, повинуясь внутреннему порыву, вновь начала вращать над головой камень силы который так помог ей недавно. И хотя она не стала повторять свист, которым разбудила магию камня, волшебство все равно сработало. Прямо перед Ясенкой тропа — или ее начало — засветилась яркой зеленью. Ясенка решительно расправила плечи и медленно пошла вперед.
Даже когда каменная фигура осталась далеко позади, земля под ногами по прежнему была такой надежной, что девушка не сомневалась: она все еще идет по каменной площадке, хотя ее почти затянула болотная трава. Свет повел ее дальше. Спустя несколько мгновений стало понятно, что теперь Ясенка шагает по узкой дорожке. Она тоже была вымощена, хотя здесь камни были гораздо меньшего размера и совсем скрылись подо мхом и травой. Единственная проблема заключалась в том, что тропа шла в направлении, противоположном тому, куда ей хотелось попасть. Однако никаких ответвлений девушке не попадалось, и в сгущающемся сумраке она поневоле шла за зеленым светом. Не желая продираться сквозь кусты или брести по болоту наугад, она все шла и шла вперед.
Дважды Ясенка оборачивалась — и к ней тут же тянулись холодные щупальца страха: казалось, что тропу за ее спиной проглатывает все более густой мрак.
Вскоре она оказалась на втором островке. Здесь никаких камней не было, и земля под ногами стала сырой. Ясенка догадалась, что теперь ей придется самой искать безопасный путь. Она подошла к кусту, росшему у самой прогалины. Хотя здесь было очень темно, острые глаза девушки отыскали несколько веток, на которых не было шипов — только редкие засохшие листья. По одной из этих веток пробежало какое то насекомое — и впервые Ясенка почувствовала прилив радости. Она знала Трясину не хуже ее исконных обитателей и теперь нашла то, что искала, — растение, не грозящее всему живому.
Однако осторожность все равно не была лишней. Ясенка протянула руку так, чтобы не задеть не столь безобидные части куста, и с силой опустила на основание ветки лезвие своего каменного ножа.
После второго хорошо рассчитанного удара длинная ветка, по которой беспечно пробежала козявка, упала на землю. Ясенка стремительно отскочила назад, уворачиваясь от вздрогнувших колючих листьев на соседних ветвях.
Из под коры срубленной ветки поспешно поползли многочисленные жуки, буравившие древесину. Ясенка стряхнула их, чтобы они могли вернуться на куст. А сама сунула руку в кошель, висевший у нее на поясе, и извлекла оттуда маленький сверток. Теперь она повесила камень силы себе на шею, чтобы не мешал распутывать сплетенную из травы бечевку, перетягивавшую сверток. В нем было несколько щепоток красноватой пыли. Ясенка осторожно подула на нее так, что пыль поднялась облачком и облепила срезанную ветку.
В следующую секунду те жучки, которые не успели сбежать, посыпались на землю темным дождиком. Тогда Ясенка подняла ветку и, держа ее в вытянутой руке, энергично встряхнула, убеждаясь в том, что древоточцев в ней больше не осталось, и что веткой можно будет пользоваться как дорожной клюкой. Благодаря этой опоре — хоть она была довольно хрупкой, изъеденной насекомыми, — Ясенка почувствовала себя немного увереннее и стала оглядывать раскинувшуюся перед ней поляну, над которой уже кружили те искристые облачка, что охотятся в темноте. Ей надо было сосредоточиться на поиске надежной дороги. В голове Ясенки жужжали многочисленные предостережения, вбитые в нее с младенчества. Ночами Трясина оживает, и с темнотой ее обитатели становятся все многочисленнее и опаснее…
К великому облегчению девушки, она, ткнув палкой в землю прямо перед собой, обнаружила, что ей снова повезло. Под тонким слоем болотной жижи лежала твердая поверхность. Ясенка терпеливо шла по скрытой тропе. Дорожка дважды поворачивала, и девушка каждый раз пугалась, думая, что попала в тупик. Однако, прощупывая почву по обе стороны от себя, она находила следующий камень, хотя совершенно непонятно было, почему направление меняется.
Прогалина оказалась пугающе большой. Темнота сгустилась еще не настолько, чтобы стать надежным укрытием от опасных существ, и, что еще хуже, камень силы на шее Ясенки начал светиться бледным зеленоватым светом. Тем не менее она не стала прятать его под рубашку или убирать в кошель. Хотя он выдавал ее местонахождение любому, кто мог оказаться поблизости, в его свете было что то успокаивающее.
Стена более высокой растительности, к которой Ясенку вела дорожка, расступилась — и девушка очутилась на берегу одной из сонных трясинных проток. И здесь она снова наткнулась на нечто такое, что давало понять: когда то здесь были разумные обитатели. Растирая ушибленную лодыжку, Ясенка рассматривала каменный кубик, положенный поверх двух других, так что они образовали нечто вроде мостика. И к тому же впереди можно было различить новые камни, обещавшие надежный переход.
Ясенка ступила на первый камень и на секунду остановилась, чтобы передохнуть. Последний этап пути, когда ей приходилось напряженно следить за дорогой, очень ее утомил. И тут она вдруг вспомнила об указателе дома, который ей дала Зазар. Пристроив клюку под мышку, девушка снова открыла свой кошель. Оттуда она извлекла небольшой кусок старого дерева, который от прикосновения множества рук стал таким же гладким, как шкурка лаппера, Ясенка подумала, что наконец то она выяснит, действует ли этот магический предмет так, как было обещано.
— Зазар. — Она поднесла кусочек дерева к самым губам, но не позволила ему соприкоснуться с ее кожей. От деревяшки исходил пряный аромат. — Зазар, — повторила она.
Ей уже стало казаться, что она зря тратит время. Возможно, дом настолько далеко, что указатель не может его найти.
И в этот момент деревяшка начала слабо светиться. По ее поверхности пробежала желтая линия — такая же блеклая, как трава, что росла вокруг камней, на которых Ясенка сейчас стояла.
Возможно, линия правильно показала направление, а возможно — нет. Ясенка еще ни разу не пользовалась этим указателем, к тому же она прекрасно знала, что ушла далеко за пределы известной ей части Трясины. В быстро сгущающихся сумерках до нее донесся басовитый крик, который могло издать одно из страшных существ, обитающих в глубине болотных омутов. К счастью, он прозвучал не в той стороне, куда она собиралась идти.
Девушка зашагала вперед — настолько быстро, насколько смела. Судя по всему, она снова оказалась на одном из островков, которые усеивали эту часть Трясины. Возможно, он даже был настолько стабильным, что его мог обжить трясинный народ.
И в эту минуту Ясенка почуяла запах дыма и жарящегося мяса ланки. Однако она не стала поворачивать в сторону огня. Никто из жителей Трясины не приближался к чужому очагу, не издав особого сигнального свиста, — но для нее этот очаг был совершенно незнакомым. А Ясенка была приучена опасаться незнакомого.
Уже в следующую секунду она убедилась в том, что ее учили этому не напрасно. Ритмично застучал барабан — трясинное средство дальноговорения, — но пальцы на говорящем барабане, двигавшиеся в обычном ритме, производили звуки, которых девушка не понимала.
Неожиданно Ясенка поняла, где находится: неподалеку от поселка одного из соперников Джола. Отсюда до ее собственной деревни было меньше лиги. Здесь обитали не друзья и не враги — два поселка в случае необходимости сотрудничали, — но с тем же успехом можно было считать себя попавшей в чужую страну. Зазар могла без малейшей опасности для себя бродить по всей Зловещей Трясине, но в отсутствие знахарки Ясенке на гостеприимство рассчитывать не приходилось. Девушка сошла с отчетливо обозначившейся тропы и повернула на восток, куда более уверенно, чем прежде. Она тщательно прощупывала землю клюкой, так что могла быть уверена, что не провалится. Однако по ее телу то и дело пробегала дрожь, словно звуки барабана превратились в невидимую веревку, тянувшую ее в противоположную сторону. Камень силы на ее груди снова начал разогреваться, его свечение усилилось, но Ясенка не нуждалась в его предостережении, прекрасно понимая, что должна держаться подальше от незнакомцев.
Дважды она низко пригибалась к земле. Все ее тело сотрясалось в такт барабанной дроби. В лунном свете то и дело возникали тени, превращавшиеся в вооруженных трясинных людей. Похоже, из деревни отправили лучших охотников — однако почему то ни один из них ее присутствия не ощутил.
Тем не менее Ясенка старательно вспоминала все, что знала о Трясине, и держалась с крайней осторожностью, пока не увидела наконец знакомые вехи. Только тогда она осмелилась перейти на бег, чтобы поскорее добраться до лачуги Зазар. Но у самого входа она резко остановилась: ей навстречу поднялась скорчившаяся на пороге Кази. Казалось, прислужница знахарки намеренно сидела там, как сторож.
— Порх порх.
Сгорбленная женщина стояла так, словно и не собиралась впускать Ясенку в дом.
Ясенка поняла, что Зазар еще не вернулась. В противном случае Кази не решилась бы вот так встать перед ней. За время долгого отсутствия знахарки Кази осмелела.
Девушка решительно двинулась вперед, так что в конце концов Кази отступила, приволакивая кривую ногу. В лачуге Ясенку встретило привычное тепло и сложный аромат собранных Зазар трав.
— Она узнает, чем ты занимаешься…
Ясенка отвернулась от Кази и спрятала камень силы и деревянный указатель дома в свой кошель. Потом посмотрела на старую каргу. Угли тандыра давали мало света, но на низком столе, возле кипы любимых подушек Зазар, горела масляная лампа. Отблеск света вдруг упал на что то блестящее, спрятанное в складках шали Кази, связанной из тростникового пуха.
Заметив, куда направлен взгляд Ясенки, Кази моментально прижала ладонь к груди — и крошечная искра исчезла. Девушка не знала, что именно прячет от нее Кази. Она ни разу не видела этот предмет вблизи, но понимала, что это нечто металлическое. А еще она знала, что Кази и от Зазар скрывает свою непонятную вещицу. Ну что ж — рано или поздно Ясенка раскроет тайну. Как только ей удастся узнать, что за кусочек металла Кази носит на груди под шалью, у нее появится небольшая власть над старухой. Ясенка знала, что Кази ее ненавидит — и так было всегда. Она не сомневалась в том, что калека — злобная сплетница. Не было никаких сомнений и в том, что она помогала сохранить преграду, отделявшую Ясенку от трясинного народа.
— Она все узнает! — угрожающе прошипела Кази. — Все узнает про то, чем ты занимаешься!
Ясенка не отреагировала на угрозу Кази.
— Что происходит? — спросила она. — Почему клановая стража вышла из поселка?
Казн нахмурилась, секунду поколебалась, но потом ответила:
— Иноземцы — твоя родня — пришли за тобой. Но ты же теперь трясинная. Когда твои родичи приходят в Трясину, то убивают и жгут. Скармливают своим псам.
Ясенка ухмыльнулась.
— Очень приятная перспектива, — отозвалась она. — И что же, стражники отдадут меня иноземцам? Думаю, Зазар найдет что сказать по этому поводу.
И Ясенка с подчеркнутым спокойствием сняла с полки миску, взяла черпак, лежавший на столе, и наполнила миску густой похлебкой, которая всегда кипела над очагом.

Иса, королева Рендела, первая жрица Сантиза, сидела в полумраке. Ночь уже наступила, а маленький гонец все еще не вернулся. Чтобы чем то занять себя теперь, когда ее внешний вид полностью соответствовал ее желаниям, королева решила испытать Великие Кольца, символы главных Домов Рендела.
Она поднесла к губам Кольцо, надетое на большой палец ее правой руки, и кончиком языка прикоснулась к золотому листочку.
— Дуб, — сказала она.
Ее восприятие изменилось — словно часть ее существа полетела по дворцу невидимой тенью, проверяя, все ли в порядке и как чувствует себя глава Дома Дуба. В лабиринте коридоров и комнат, в невысоких башенках и даже в глубине подвалов, в темницах, царила тишина. Борф продолжал спать, хрюкая, словно свинья: он еще не заметил, что больше не повелевает Кольцами.
— Тис.
Иса прикоснулась языком к Кольцу на указательном пальце правой руки. Это был знак ее собственного Дома, и по праву наследования главой Дома Тиса был теперь Флориан — щенок, которого она с самого момента его рождения считала беспомощным. Внимание Борфа, естественно, к этому времени уже давно занимали другие женщины. Правитель, заботящийся о силе своего рода, прикончил бы подобное ничтожество в первый же час его жизни. Но теперь, когда у Исы появились Кольца, Флориан окончательно превращается в ее послушный инструмент. Однако ей следует помнить, что этот инструмент в любую секунду может неловко повернуться в ее руке — и как раз в тот момент, когда ей нужно будет нанести быстрый и точный удар…
Принц был один и спал. Насытившийся. Его легко было бы сбросить со счетов. Однако у него имелось свое окружение. Целая толпа жалких бездельников пресмыкалась перед Флорианом, соперничая между собой за право оказывать ему поддержку. Однако среди высших лордов не было ни одного, кто не выражал бы осторожного презрения к нему.
Секунду поколебавшись, королева прикоснулась к Кольцу, которое охватывало большой палец ее левой руки. — Ясень.
Тут нечего и узнавать, яростно сказала себе королева, да, нечего… Этот истощенный Дом не мог более претендовать на трон Рендела, несмотря на то, что именно представители Дома Ясеня занимали престол в легендарные периоды истории государства…
Нет, теперь Дом осыпался, как осенняя листва, он уже ни на что не годен… но что это?
Иса снова прикоснулась кончиком языка к золотому листку ясеня. Разрушенный город далеко на юге. Не почудилось ли ей движение среди развалин? Нет, там ничего нет. Конечно, ничего! И все же… Почему ее голова чуть повернулась в том направлении — ведь не для того же, чтобы посмотреть на серую пелену, затянувшую южное окно? Ясень, Ясень… Королева в третий раз послала свой зов, но на этот раз на него не было отклика. Ничего, и совершенно определенно — ничего. Однако она все еще продолжала хмуриться, когда касалась кончиком языка последнего Кольца. Рябина, самый слабый из Домов, который всегда состоял в союзе с Ясенем, как были союзниками Дуб и Тис. Да, тут ответ был — далекий и слабый. Кто там сейчас есть? Эрфт, номинальный глава Дома, был настолько стар, что даже не смог бы сесть в седло. Он уже около года не выходил за стены своего главного замка. Иса поискала его — и получила едва ощутимый отклик. Да, Эрфт теперь такое же ничтожество, как и его король. И все же… Иса повторила вызов, потому что ощутила намек на нечто большее. У Эрфта не было детей с момента падения Яснекрепости… Когда это было? Семь или восемь лет тому назад? Иса почувствовала тихий шепот: юное, еще не созревшее существо. Всего лишь женщина…
Королева поморщилась. Она не любила представительниц своего пола. Много лет назад с ней кое что случилось… она случайно соприкоснулась с некоей силой — и ей пришлось поспешно отступить. Когда большая сила встречается с маленькой, она может поглотить слабака без остатка… в тот момент королева получила предостережение. Не ощутила ли она и сейчас нечто подобное? Набравшись храбрости, Иса призвала воспоминания — так человек может пробежать по коридору, поспешно распахивая одну дверь за другой и выясняя, что за ними прячется.
Она сосредоточилась — и нашла то, что искала. Да, вот оно. Теперь она все ясно видела. У Эрфта была наследница — внучка, которую все считали нежным и наивным созданием. Однако время летит быстро, и поскольку девочке удалось пережить самые трудные годы… Значит, она обладает силой. Ее зовут… Иса снова сосредоточилась, стараясь не замечать боли, вдруг сжавшей ее виски.
Лаэрн! Поиски дали результат, и королева широко открыла глаза, на секунду испугавшись. Как она могла забыть? Ведь эта девица была не только Рябиной — она была еще и Ясенем: много поколений назад был заключен брак, который должен был укрепить союз двух Домов. И теперь все сосредоточилось в этой девушке — нежной, словно желтая роза на гербе Рябины, и такой же чистой, как девиз Дома: «Здесь успокойся».
Иса откинулась на спинку кресла, уронив руки на колени. Да, хотя это создание Рябины и Ясеня еще слишком молодо и не сознает своего места в жизни, возраст девушки уже позволяет ей вступить в брак. Иса улыбнулась, едва раздвинув губы. О, это тоже работает на ее цели! Ясень исчез, Рябина — почти исчезла. И все же может снова состояться брак властителей: все четыре Семьи будут тогда объединены, вольются в одного наследника. Принц, Дуб и Тис, еще не женат. А что до его неуклюжести в постели и склонности гоняться за каждой юбкой — ну что ж, его жене придется смириться с этим, как пришлось смириться и тем, кто был повыше нее. Как пришлось самой Исе.
Королева потерла виски, пытаясь прогнать боль. Она определенно не может рассчитывать на то, что найдет принцу жену за пределами страны. Те глаза и уши, что снабжали сведениями подчиненных ей людей, дали ясно понять, что Ренделу придется где то в другом месте искать свежую кровь, которая укрепила бы слабеющие семьи страны. Наступило время торга, поиска теней. И сейчас неуместно отправлять посольства к соседям, предлагая будущую корону какой нибудь никому не нужной дочери Дома с надежными корнями.
Ясень и Рябина. Правая рука королевы легла поверх левой, Кольца Дуба и Тиса легли поверх Колец Рябины и Ясеня. Вот они, символы… Но тут радостные размышления были прерваны. Что то мелькнуло в окне… В башню влетел крошечный посланник, и королева быстро подняла руки, чтобы его поймать. К ее изумлению, маленькое существо дрожало. Иса начала гладить его с непривычной для себя нежностью, тихо шепча какие то слова. Через минуту другую существо успокоилось — и королева поднесла его к глазам. Маленькая голова существа была наполнена знаниями, предназначенными для королевы.
На мгновение у Исы все поплыло перед глазами: ей показалось, будто она превратилась в летуна… Теперь она парила высоко над землей, а внизу пылали пожары, превращавшие скованную льдом ночь в светлый день. Похоже, это — северные земли, родина неотесанных Морских Бродяг… Иса увидела горящую крепость — такую мощную и огромную, что при виде ее захватывало дух. В обожженных пламенем стенах не было ничего примитивно варварского. Несколько секунд Иса наблюдала за пожаром и за всадниками на чудовищных белых зверях, кружившими вокруг крепости.
Новый приступ головокружения — и она, оказалась над бескрайним водным простором, и луна освещала корабли, рассекавшие волны прямо под ней. Такие корабли способны были сеять ужас в прибрежных городах, Иса прекрасно это знала. Северяне, спасшиеся из разрушенной твердыни, обратились в бегство! И рано или поздно они придут на юг. Ей необходимо немедленно готовить оборону.
А потом позади нее возникла чья то тень. Она обернулась и увидела жадную пасть громадного летающего существа. То была не птица, нет… и страшная тварь готова была схватить ее и проглотить! И ей было ясно, что она — жалкая кроха, которую даже закуской считать нельзя… и что истинная цель твари — не она, а те, кто стоит на палубах северных кораблей…
А потом все погасло. Она стремительно вернулась в собственное тело, расставшись с посланником. Посадив крошечного летуна себе на плечо, она ощутила сильные удары маленького сердца у своей щеки. Посланник сослужил ей хорошую службу. Он достоин того, чтобы иметь имя.
— Туманчик, — сказала она. — Я буду звать тебя Туманчиком.
Существо замурлыкало, словно от удовольствия. Ах, если бы она могла найти среди людей таких, кто служил бы ей хотя бы вполовину так хорошо, как Туманчик!

6

Борф снова видел сон. Его одеяло сбилось, когда он метался, пытаясь победить неведомого темного врага. Король лежал на спине и смотрел в черные недра полога, нависшего над ним. У него отчаянно колотилось сердце, во рту словно эскадрон ночевал, голова тупо болела, как будто его недавно рубанули мечом по затылку… Веки жгло огнем — и Борф по давнему опыту знал, что если сейчас посмотрит в зеркало, то увидит, что глаза у него налиты кровью.
Как всегда, пробуждение было еще хуже снов. В последнее время истина не давала ему покоя. Борф медленно приподнялся в постели, заставив свое дряблое тело принять сидячее положение. Во рту у него пересохло так, словно он уже неделю умирал от жажды. Его рука принялась неуверенно шарить по столику у кровати, а из горла вырвалось глухое рычанье.
Ночник, который он приказывал никогда не гасить, догорел. Однако луна светила достаточно ярко, чтобы увидеть: раскладная кровать камердинера пуста.
Борф попытался выдавить из себя достаточно громкий звук, но сначала лишь придушенно захрипел. Наконец ему удалось позвать:
— Руген!
Он был один в спальне, один в этой громадной кровати на возвышении. И занавеси были раскрыты не только справа от него, навстречу темноте и ночи, но и в ногах их тоже не задернули. Борф прищурился. Там что то было — искры слабого света… Перенеся вес на один локоть, он подполз к краю сбитой постели, пытаясь дотянуться до этих искр.
— Стафард!
Даже его телохранитель… Неужели все его оставили? Может, он грезит? Неужели его могли оставить наедине с тем страшным, что может подкрасться в темноте?
Борф ощутил густой запах вина. Его рот наполнился слюной, и он судорожно сглотнул. Ему нужно… необходимо… выпить! Пусть только ему дадут полный кубок вина — и в его мире все снова станет на свои места.
Эти искры света — это же глаза! Точно, глаза!
За ним следят. В тайных прикроватных ножнах, у самого изголовья, висит его ночной меч. Не смея отвести взгляда от светящихся глаз, король судорожно шарил рукой, царапая толстые занавеси ногтями. Наконец ему удалось отыскать оружие — и он сжал пальцами рукоять меча.
— Во имя Камбара, кто ты?
Он облизнул пересохшие губы. Сила, которую он призвал, была давно забыта. Однако Борф надеялся, что она по прежнему его хранит.
Вот только… только… Его собственный взгляд оказался в плену тех глаз, что светились перед ним. Король начал задыхаться: наполнять легкие становилось все труднее. Он видел глаза, видел то, что за ними…
А там была темнота, висевшая, словно одна из тяжелых красных занавесей его постели. А потом — сероватый отблеск. Он медленно приобрел очертания листа. Затуманенный разум Борфа начал проясняться. Да, действительно: это был лист, высотой с человека — и он стоял прямо, словно телохранитель на посту.
Лист. Какой лист? В уме короля шевельнулось воспоминание. Его мысли были непослушными, потребность в питье все усиливалась. А потом он узнал лист. Ясень! Этот лист… это был Ясень! И прямо на глазах Борфа он стал меняться, таять — и превратился в женщину, лица которой он уже не надеялся увидеть.
— Алдита…
— Борф! — прошептала она тихо, словно вздохнула.
А потом взмахнула обеими руками — и растворилась во тьме.
Только теперь Борф почувствовал, что в его руке, сжимавшей рукоять меча, что то изменилось. Он уронил оружие и начал отчаянно ощупывать пальцы, пытаясь понять, в чем дело… и не нашел металлических обручей, еще недавно глубоко погружавшихся в отекшую плоть. Исчезло привычное Давление Великих Колец. Еще не веря случившемуся, король прикоснулся к глубоким впадинам, оставшимся там, где были Кольца: большой палец, указательный, большой, указательный… Гнев, смешанный со страхом, нашел выход в яростном вопле. Кто то откликнулся на него.
— Сир! Государь!
В спальне вспыхнул свет — и это были уже не глаза. Свеча — невыносимо яркая. Борф был потрясен, ослеплен и несколько мгновений мог только молча моргать.
— Руген?
— Да, сир. Я здесь. Чего вы желаете?
От старых привычек трудно избавиться. Борф пришел в себя настолько, чтобы постараться выглядеть тем, кем его сделала судьба, — правителем и вождем.
— Принеси мне вина! — хрипло проговорил он. — Где ты был, мерзкий сукин сын? Ты что, посмел путаться ночью с какой то шлюшкой, забыв о своих обязанностях? Вот я утром спущу с тебя шкуру…
Тем временем Руген обошел кровать и поставил на столик подсвечник с двумя свечами. Стало видно, как он поспешно поднял кувшин, чтобы наполнить большой кубок. Борф почти вырвал кубок из рук Ругена, так что капли вина упали на постель. Он пил, как человек, умирающий от жажды. А потом опустил кубок и глубоко вздохнул, закрыв глаза. И стал ждать, когда придет привычное успокоение.
Но успокоение не приходило.
Но это же был просто сон! Ведь он даже не может толком вспомнить, что он видел! Всего лишь сон. Однако бывает же, что сны посылаются как предостережения… Король снова поднял кубок — и опять увидел свои лишенные Колец пальцы. Ему это не почудилось!
Кольца исчезли!
Значит, Алдита действительно приходила, чтобы предупредить его, предостеречь.
Он швырнул кубок в темноту и бросился на Ругена. Камердинер испуганно отшатнулся, но король схватил его за рубашку и подтащил к себе. Руген потерял равновесие и упал на колени, цепляясь за простыни, чтобы не растянуться на полу.
Борф придвинулся к самому лицу слуги.
— Где Великие Кольца? — Он встряхнул Ругена почти с прежней силой. — Если ты немедленно мне не ответишь, ты — покойник! Где мои Кольца?
— Сир! Сир! Я их не брал!
Руген хватался за кровать, пытаясь высвободиться так, чтобы не поднять руки на своего господина.
— Тогда где они?
Винный дурман уже вылетел из головы Борфа. Возможно, он и проспал многое, но случившееся отрезвило его полностью — и, может быть, окончательно. Королю прекрасно было известно, на чьих пальцах должны находиться Кольца. И камердинер подтвердил его догадку.
— Они у ее величества, сир. У королевы.
Руген чуть не свалился на пол, когда Борф отпустил его так же неожиданно, как и схватил.
Но король уже не обращал на камердинера внимания. Король протянул руки к свету и смотрел на них. На пальцах все еще оставались отметины, словно дразнившие его. Казалось, Кольца въелись в его плоть — и, возможно, их забрали у него силой.
Вот как! Хотя голова у короля отчаянно болела, а к горлу подступала тошнота, ему вдруг показалось, будто он открыл таинственную дверь и оттуда пролился свет — на него и то состояние, в котором он незаметно для себя пребывал уже много лет.
Он по очереди дотронулся до каждого пальца, едва слышно произнося имена деревьев.
— Дуб.
Он потер большой палец, словно надеялся по прежнему ощутить металлический обруч.
— Тис.
Тут он поморщился.
— Ясень.
Что то такое про Ясень… Он не мог вспомнить — но обязательно вспомнит, как только у него окончательно прояснится в голове. О да — он обязательно вспомнит!
— Рябина!
«Больше никогда!» — пообещал он себе. Никогда больше он не позволит себе так упиться, чтобы с ним могли сотворить столь чудовищное святотатство. Кольца принадлежат ему, повинуются ему с момента его коронации — и он не разрешит себя ограбить. Он вернет их себе… пусть даже из за них никогда больше не сможет увидеть ту, чей дух явился к нему, чтобы сообщить о краже.
И все поймут, что он — король.

До этих пор ветер и волны были благосклонны к поспешно бежавшим Морским Бродягам. Но на палубах перегруженных кораблей, рассекавших темное ночное море, никто не мог избавиться от страха. Правда, северные демоны не смогли заставить своих чудовищных зверей пуститься по воде вслед за убегающими судами. В этом Бродяги были уверены. Не сумели демоны и отправить им вдогонку айсберги: время года было неподходящее. Наступил сезон весенних штормов. Однако в спешке беглецы не смогли захватить с собой достаточно пищи и других припасов — а думать о скорой высадке на берег не приходилось.
Те военачальники, кто еще остался цел и относительно невредим, собрались на палубе на совет. Три надежно защищенных от непогоды фонаря бросали на палубу небольшой круг света, и в нем лежала покрытая пятнами соли карта, а военачальники сидели на корточках, следя за тем, что показывал им капитан.
Морские Бродяги привыкли тайком подкрадываться к незнакомому берегу, нападать, сражаться, грабить — а потом быстро возвращаться на свои корабли. Обычно в таких походах участвовало не больше двух кораблей. Но теперь у них не было родного порта, куда можно было бы вернуться, чтобы отсидеться или пополнить запасы.
Капитан в очередной раз ткнул пальцем в карту.
— Волен исключается. Слишком далеко: мы и половины пути не пройдем, как уже начнем голодать. Да и штормы могут начаться со дня на день.
Кто то из мужчин пошевелился, и Оберн поднял голову. Это был Грэблер: к его советам часто прислушивался предводитель Снолли.
— Поплывем на юг, исследуя берега.
Грэблер произнес это почти как приказ.
— Южный берег заболочен, не считая Идима — да и в нем одни развалины. Нам не удастся без риска высадить там людей. А Зловещая Трясина… Ну, о ней все знают.
Морские Бродяги не были повелителями моря. Ни один народ не мог бы этим похвалиться. Но они в течение многих поколений изучали его законы. Сейчас им нужно было устроить временный порт и найти укрытие для тех, кто хранит домашний очаг, когда воины отправляются за добычей. Они слышали достаточно историй о Трясине, чтобы бояться этих окруженных скалистыми рифами берегов. Этих мест избегали даже куда менее осторожные мореплаватели.
— Вот оно.
Еще одна рука появилась в круге света от фонарей. Даже если бы Оберн не знал отцовской руки, он узнал бы печатку главного вождя. Казалось, красный камень перстня впитывает в себя слабый свет фонарей. Его отец прекрасно читал карты. В крепости, горевшей далеко далеко за кормой корабля, но до сих пор бросавшей в небо багровые сполохи, имелось богатое собрание карт, и главный вождь всегда готов был дорого заплатить тому Бродяге, который уходил от привычных маршрутов, чтобы привезти сведения о новых местах.
— Юг, — проговорил Снолли. — За Трясиной, на другом берегу Пограничной реки. Мы много слышали о том, что там происходит. Пять или шесть лет назад никто из нас и не думал, что нам придется войти в те воды, за которыми яснеродные наблюдали когда то из своих сторожевых башен. Они были мореходами, как бы их ни называли другие. Но вся земля, принадлежавшая Ясеню, теперь заброшена, а Яснекрепость опустела, как и Волд: ее сожгли, разорили — и она обезлюдела. Но морские торговцы никогда не упоминали, чтобы кто то заявил права на те владения, которое разрушили сами жители Рендела.
Командиры, сидевшие вокруг предводителя, заговорили, обмениваясь репликами. Для большинства сказанное Снолли было новостью, но кое кто уже знал эту историю. Снолли обращался к тем, кто не был о ней осведомлен.
— На пире в честь зимнего солнцестояния вы должны были слышать, как представитель морских торговцев сказал, что весь Рендел бурлит, словно котел со смолой, который поставили на слишком жаркий огонь. Их король чересчур любит крепкое вино, а его сын — ничтожество. Лорды советники сидят и наблюдают друг за другом, чтобы никто не протянул руку за тем, что остальные считают своим. А кто же правит?
— Угу! — откликнулся один из младших командиров. — Если не король, то кто?
— Королева Иса — женщина, не лишенная способностей, и она старается увеличить свое влияние. Она натравливает одного лорда на другого и использует темные силы, чтобы обеспечить себе необходимую поддержку.
Снолли ткнул пальцем в карту, в то место, где линия берега изгибалась, образуя бухту.
— Яснекрепость?
Ответом на его жест были одобрительные возгласы собравшихся.
— Ну, так тому и быть, — решил Грэблер. — Гавань там хорошая. Река, что впадает в бухту, течет по плодородным землям, где обитателей теперь почти не осталось. Говорят, что небольшой корабль может войти в устье и встать на якорь перед самыми воротами. И хотя крепость осаждали с великой яростью, пытаясь сровнять ее с землей, такие стены разрушить нелегко. Нам может понадобиться временная стоянка, откуда можно будет отправить разведчиков, чтобы узнать, что нас ждет.
— Говорят, что на том месте лежит Алое Слово.
Это сказал Хенгрид, который всегда готов был увидеть опасности и беды в любом предложении.
— Разве мы — яснеродные? — с вызовом спросил Грэблер. — Алое Слово страшно только тому роду, на который оно наложено. И вообще, разве мы хилые южане, что сражаются заклятьями вместо мечей? Я заявляю, что наш главный вождь говорит дело. Нам нужно найти порт до начала штормов. И если кому то еще из наших родичей удалось вырваться на свободу, то посланники торговцев принесут им известия, и они смогут к нам присоединиться.
— Так сказано и услышано.
Снолли по очереди посмотрел на каждого командира. Это решение повторили все. Капитан свернул карту и встал.
— Поднимите сигнальные флажки. Поворачиваем на юг.
Оберн отошел от отца, за спиной которого стоял все это время. Он был истинным Морским Бродягой и уже больше десяти лет ходил в море. Однако все его вылазки совершались на запад, к цепи больших и малых островов. Удача Морских Бродяг не оставляла его — ему ни разу не пришлось столкнуться с серьезными врагами. И в конце плаванья его всегда ждал надежный причал.
А морские торговцы никогда не отходили далеко от безопасных берегов. Они являлись либо в начале осени, чтобы скупить летнюю добычу, либо на пиры в честь зимнего солнцестояния, когда встречались все дружественные кланы. Оберна всегда занимали их истории — и Снолли поощрял его интерес. Сам главный вождь записывал те рассказы, которые выглядели достаточно правдивыми.
Теперь беглецы из горящего Волда направлялись на юг, в те воды, куда некогда им не было хода. Оберн не хуже других знал, что по дороге им придется останавливаться, чтобы добыть еду. Но между тем заброшенным портом, куда они направлялись, и тем местом, где они находились сейчас, лежала Зловещая Трясина. А о ней никто из иноземцев почти ничего не знал — да и не стремился узнать. Казалось, будто некая сверхъестественная тьма окутывала эту пропитанную влагой землю, скрывая ее от окружающего мира.
Оберн снова подумал о той крылатой твари, что тенью парила в окрашенном пожарами небе. Почему она не стала их преследовать, хотя это было так легко? Может, дело было в том втором, маленьком летающем создании, которое исчезло так быстро, что многие из наблюдателей клялись, что его и вовсе не было? Но так пли иначе — тварь не напала на них. Тогда не напала. Никто не знал, что она собой представляет, но все были уверены, что она послана их врагами. Оберн попытался расспросить о ней Фритджи.
В некоторых кланах Морских Бродяг имелись особые люди — волнознатцы. И в клане Снолли такие были. Эти мужчины и женщины рождались с особым даром, как всем было известно. Но почему одни обладали даром, а другие — нет? Ну, в мире вообще существует много такого, чего люди не понимают, конечно, талант понимания ветра и волн проявлялся не слишком часто, но если уж человек обладал им — он использовал дарованное ему во благо роду и клану. Волнознатцы умели прокладывать курс настолько точно, что даже самый неопытный моряк мог ему следовать. Некоторые из них даже могли предсказать приближение бури. Таков был и Фритджи, волнознатец Снолли. И он подтвердил подозрения Оберна. Второй летун действительно промчался над их кораблем — маленький, едва заметный.
А большая тень — был ли то слуга их врагов, или летучую тварь отправил кто то другое? Тут ничего было не угадать, оставалось лишь надеяться, что со временем все прояснится.
— Ничего хорошего.
Оберн вздрогнул от неожиданности. Можно было подумать, будто Хенгрид ответил на его безмолвный вопрос. Но этот человек, как всегда, говорил загадками.
— А? Закончи свою мысль, Хенгрид.
— Ничего хорошего никогда не ждало тех, кто пытался познакомиться с этими берегами. Здесь стоит только подойти поближе к суше — и каждую ночь начинают появляться обманные огни.
От беспокойства Оберн стал раздражительным.
— Вот как? И куда бы ты тогда посоветовал нам выгрузиться вместе с пожитками? Предыдущий караван отправился к Краевым островам. Как ты думаешь, можно ли рассчитывать на мир, если целый караван судов захочет встать на якорь там, где едва могут поместиться два корабля?
Хенгрида все знали как буревестника: он вечно предсказывал беду. При всем том он неплохо владел боевым топором и отправил на борт Корабля Смерти немало врагов. Оберн не мог просто так от него отмахнуться.
— Там — обманные огни, — снова с силой проговорил Хенгрид тоном человека, ожидающего худшего.
Обманные огни? Оберн попытался вспомнить, что это такое. Ему ни разу еще не приходилось бывать в южных водах. Множество рифов и песчаных мелей в тех местах, где встречались море и многоводная река, вытекавшая из Зловещей Трясины, превращали эти воды в мутные ловушки, от которых лучше было держаться подальше. Но если они хотят добраться до Яснекрепости, им придется рискнуть и приблизиться к полосе рифов.
И тут Оберн вспомнил то, что слышал об обманных огнях. Эти рассказы были больше похожи на страшные сказки.
Обманные огни вспыхивали на берегу и притягивали к себе взгляд рулевого, волшебным образом подчиняли волю всех, кто их видел, — и корабль ложился на гибельный курс, который они обозначали.
Ну, это простые обманки, их легко обойти. А вот трясинный народ — это дело другое. У трясинного народа было свое, особое оружие. Да, Зловещая Трясина порой наполняла своим зловонием чуть ли не половину мира. Оберн набрал полную грудь свежего морского воздуха и заставил себя не думать о невидимых опасностях. Пока им хватает реальных угроз, и надо не забывать о бдительности.

— Очаг Зазар! — позвал голос из за порога.
Ясенка зачерпнула еще похлебки. Пусть на зов отвечает Кази: старухе нравится проявлять власть. И действительно — Кази сразу же отозвалась:
— Двое в доме, одной нет. Занавес не зашнурован, главный родич.
Ясенка передернула плечами. Неужели Кази окончательно свихнулась? Если Джолу почему то взбрело в голову лично провести ночную проверку, достаточно просто ответить:
— Угли горят.
Этот оборот у трясинного народа означал: «Все в порядке». А Джол и сам прекрасно знал, что ему не следует расспрашивать домочадцев Зазар о том, чем они занимаются и куда ходят.
Ясенка опустила черпак в котелок — и увидела, как занавеску раздвинуло широкое плечо старосты деревни. Джол отнюдь не был юнцом, недавно получившим черепаховый щит, — и все знали, что он недолюбливает знахарку. Слишком часто та мешала каким нибудь его планам.
И вот теперь он злобно воззрился на Ясенку.
— Ты уходила на болото, — обвиняющим тоном произнес он, хмурясь, — уходила почти на все время солнца. Где была, зачем?
Она едва кивнула в знак уважения к его должности и коротко ответила:
— Я хожу по делам моей хозяйки, Джол.
На этот раз это было неправдой, но староста не мог этого доказать.
— Зазар здесь нет, и она за тебя ответить не может. Тебя видели на пути к прожоре. Та земля закрыта для всех сородичей. Если туда идешь, Древние об этом знают. Очень плохо.
Ясенка услышала, как за ее спиной ахнула Кази. Возглас старухи скрыл ее собственный судорожный вздох. Девушка прекрасно понимала, кто донес старосте о ее прогулке. Тассер употребил то же самое слово, «прожора», словно так звали ту жуткую тварь, что гналась за ней. Джол мог узнать о прожоре только от Тассера. Значит, охотник сумел остаться в живых.
Что же до остального, то Ясенка не особо верила в существование Древних — ведь их уже давно не видели в этой части Трясины, которая якобы принадлежала им. Но она слышала множество историй о том, какие они страшные и грозные. Ясенке твердили об этом с самого раннего детства. И теперь она поняла, что разведка завела ее в одно из тайных — и, возможно, священных — мест Древних.
— Я говорю правду моей хозяйке, глава рода.
Казалось, Ясенка бросает вызов старосте.
— А где Зазар?
Джол вонзил острие копья в пол хижины — то есть в хорошо утоптанную землю, покрытую толстым слоем сухих трав.
— Позади тебя, Джол! — прозвучал едкий голос Зазар. — Пытаюсь войти в мой собственный дом, а вход мне перегородила туша, которая ведет себя, как болотный слизень!
Староста поспешно повернулся, однако знахарка не стала протискиваться мимо него, демонстративно дожидаясь проявления должного уважения.
Но Джол действительно был встревожен — настолько, что забыл все приличия.
— Где ты была, знахарка? Ловила рыбку для иноземцев?
Зазар рассмеялась.
— Так об этом снова заговорили, да? Но откуда тут взяться иноземцам? А? Те немногие пути, по которым они могли бы пробраться к нам, хорошо охраняются, так ведь?
— Они идут!
Джол почти выкрикнул эти слова, а потом повернулся и вышел за занавесь. Зазар довольно долго выжидала, прежде чем заговорить. Она хотела убедиться, что староста действительно ушел.
Ясенка поспешно вскочила, как только Зазар повернулась и посмотрела на нее. Такой взгляд был ей слишком хорошо знаком.
Девушка сразу же поняла, что глупо было пытаться избежать гнева знахарки. Ее голову резко отбросила назад увесистая оплеуха, которой ее наградила Зазар.
— Башка у тебя совершенно пустая! — Зазар уперла сжатые кулаки в бедра и осмотрела девушку с головы до ног, а потом еще раз — с ног до головы. — А теперь слушай, и слушай внимательно, иноземское отродье! Теперь, когда ты повзрослела, достаточно самой малости — и Джол отправит тебя в омут ради блага своих людей. Самый древний из главных законов гласит: трясинные мужчины не должны знаться с иноземными женщинами. Если такое случается, их ждет смерть. Я видела, как Тассер со своими дружками переговариваются тайком, поглядывая на тебя. Некоторых мужчин тянет к тому, что не похоже на привычное. Но это минутная прихоть.
— Их… их бы наказали, — пробормотала Ясенка.
Она облизнула губы кончиком языка — и ощутила вкус крови.
— Наказали бы? Возможно. Такое случалось и раньше. Есть истории про иноземок, которые забирались в Трясину в поисках приключений — и находили куда больше, чем рассчитывали. И раз этих женщин потом больше никто не видел, то о них просто благополучно забывали. И про иноземцев мужчин тоже. — Зазар сплюнула. — Ты… куда ты сегодня ходила?
Ясенка расправила плечи. Она понимала, что настало время рассказать правду. Но сможет ли ее странная история смягчить ярость Зазар?
Пока Зазар в таком настроении, что именно можно ей рассказать? Ясенка бросила быстрый взгляд на Кази — та радостно ухмылялась, наслаждаясь тем, что ее соперница навлекла на себя гнев знахарки.

7

Ясенка в который уже раз убедилась в том, что знахарка способна читать мысли. Зазар стремительно обернулась и направила на Кази оба указательных пальца.
— Придержи язык! — резко приказала она.
Это было одной из ее волшебных способностей. Когда она отдавала кому то такой приказ, то потом нечего было и думать о том, чтобы пересказать кому нибудь услышанное. Ясенка и сама попадала под такую заглушку, когда Зазар ночью принимала у себя какую нибудь закутанную в темный плащ таинственную личность. Эти указующие персты заставляли потом молчать — и мешали даже толком вспомнить происшедшее.
Как бы трясинный народ ни возражал против проникновения на их туманные территории иноземцев и что бы ни делали для того, чтобы их остановить — иноземцы продолжали тайно приходить к Зазар. Одними двигали храбрость или желание похвастаться. Других гнало отчаяние. Это были обычные люди, но Ясенка никогда не видела их лиц. Иноземцы всегда прятали их под глубокими капюшонами. А что до других гостей — то некоторые из них на людей вовсе не походили, да и являлись далеко не всегда по собственной воле. Скорее, их призывали.
Наименее страшными были существа с четырьмя ногами, которые порой вылезали из дыр в земле и послушно садились перед Зазар. Как бы ни общались они с вызвавшей их женщиной, ухом их речь уловить было невозможно — по крайней мере, человеческим ухом. Тем не менее Ясенка не сомневалась в том, что они о чем то докладывают знахарке.
Ясенка не могла говорить об этом, поскольку на ней лежал запрет знахарки, — но, чутко прислушиваясь из своего утла, она улавливала слухи и сплетни внешнего мира, которые приносили с собой те гости, что принадлежали миру людей. Похоже было, что новости являются частью гонорара, который требовала Зазар. В результате Ясенка знала о внешнем мире гораздо больше, чем знали трясинные жители, хотя из за чар хозяйки не могла поделиться ни с кем своими знаниями.
А вот теперь она убедилась в том, что эта магия имеет и обратное действие.
— Отвечай!
Наставленные на нее указательные пальцы Зазар словно пригвоздили Ясенку к стене. Кази вынуждена была молчать — а Ясенке пришлось говорить. И она поспешно выложила все приключения этого дня.
Зазар жестом велела ей сесть и сама устроилась на расстеленной перед очагом толстой циновке. Рассказ Ясенки она выслушала молча, не прерывая и не комментируя.
Девушка быстро рассказала о случившемся на первом островке: о приходе Тассера и его дружков, о появлении гигантского лаппера, того, которого называли прожорой. Она не умолчала ни о чем — ни о том, какие планы строил относительно нее Тассер, ни о ранении прожоры, ни о безумном бегстве. Событий было много — но Ясенка говорила четко, по порядку. И, наконец, дошла очередь до огромного каменного чудовища — и девушка стала рассказывать о надписи на его поросшем мхом брюхе.
Зазар остановила ее быстрым взмахом руки. Чуть привстав с циновки, она взяла один из плетеных коробов и достала оттуда гладкую полоску писчей коры, на которой не было следов от прежних записей. Кора полетела к Ясенке. Без слов поняв приказ Зазар, Ясенка достала из огня обуглившуюся ветку и принялась старательно изображать символы, которые так старалась запомнить там, на каменной поляне. Раза два три ей пришлось остановиться и задуматься, вспоминая детали. Иногда ей вдруг начинало казаться, что она снова очутилась на той площадке и каменное изваяние стоит прямо перед ней… Когда девушка закончила работу, она чувствовала себя так, словно ее выжали досуха.
Зазар поспешно вырвала у нее кору. Запустив руку под зашнурованный жилет, знахарка извлекла из за пазухи камень, немного похожий на камень силы, помогавший в этот день Ясенке, — только этот был треугольным. Она сняла камень со шнурка и, зажав его большим и указательным пальцами, провела одним углом по символам на писчей коре. И Ясенка ничуть не удивилась тому, что так старательно воспроизведенные ею знаки вдруг засверкали, словно камень осыпал их искрами. Проделав эту операцию, знахарка какое то время (Ясенке показалось, что это тянулось бесконечно долго) сидела, глядя на светящиеся символы. Возможно, Зазар тоже что то вспоминала. Ясенка не смела ее об этом спрашивать.
В конце концов Зазар швырнула кору в огонь, и та ярко вспыхнула. Прищурившись, знахарка перевела взгляд на Ясенку — и та напряглась. В недавнем прошлом Зазар смотрела на нее так перед тем, как обрушить на ее плечи розги.
Наконец Зазар нарушила молчание.
— Что сделано, то сделано. Ты, иноземское отродье, не так проста, как я думала. Смотри ка.
Она подняла указательный палец, легко взмахнула им — и вдруг в воздухе появились прозрачные, но четкие очертания древесного листа. Ясенка изумленно смотрела, как Зазар добавляет к первому изображению еще одно, другой формы, а потом еще и еще. И наконец, в воздухе повисли четыре призрачных листа — бледные, но вполне узнаваемые.
Ясенка обнаружила, что называет их — уверенно, не гадая и не сомневаясь:
— Дуб, Тис, Ясень и Рябина.
— Ни одно из этих деревьев никогда не росло в Трясине! — Зазар щелкнула пальцами, и призрачные листья растаяли. — В тебе есть истинная кровь, иначе ты бы их не увидела — и не узнала бы, видя впервые. Древний дар сильно сказался в тебе. Никогда не говори о нем вне этих стен. Если станет известно о том, что ты сделала, на тебя ополчатся не только жители Трясины. Сюда придут и внешние охотники, которые жаждут заполучить здесь добычу.
— Я не имею желания… — слабо запротестовала Ясенка.
— Мы ничего не можем желать в тот час, когда Ткачихи берут в руки наши нити — случайно или намеренно. — Зазар устремила взгляд в огонь. Пляшущие отсветы пламени упали на ее лицо, и Ясенка вдруг впервые поняла, что знахарка очень, очень стара… а прежде она никогда этого не замечала. — Я видела знаки, но до этой поры не могла понять их значение. Теперь, кажется, я поняла. Слушай внимательно! Начинается время больших перемен, когда старые Дома падут и будут забыты, а на их месте появятся новые. Запомни и вот что, девица: ты — особа высокого происхождения. Оно может привести тебя на трон. Но если ты умна, то не пойдешь по этому пути. Однако тебе надо уходить из Трясины, иначе тебя обнаружат — и ты погибнешь. А что тебе можно дать в помощь на пути — об этом я подумаю.
— Трясинные жители…
У Ясенки вдруг пересохло во рту. Она прекрасно знала, что Джол первым порадуется, если ее свяжут и бросят на съедение болотным тварям.
— Каждому — свое. Но пока мир меняется по воле Ткачих, нам не дано знать, как это происходит и почему. Однако есть одно, Ясенка Смертедочерь, что ты должна твердо запомнить: на тебя уже пала тень. Иди осторожно, иначе она тебя проглотит.
В дальнем углу лачуги Ясенка расслышала тихий шорох — ей уже приходилось слышать такой. Зазар посмотрела в ту сторону.
— Иди спать, — велела она Ясенке. — Один из моих малышей уже близко, а с ним тебе иметь дела не положено.

Иса наполовину спустилась по лестнице из башни, когда до нее донесся яростный крик мужа. А потом раздался громкий стук — судя по всему, одна из огромных створок дверей его спальни распахнулась с такой силой, что ударилась в стену. На секунду королева застыла в полной неподвижности, позволяя своим новообретенным чувствам освободиться, найти причину…
Он обнаружил, что с его пальцев исчезли Великие Кольца. Руки Исы метнулись вверх, судорожно прижавшись к груди. Она заставила себя успокоиться и, стерев с лица все признаки страха, неспешно спустилась по последним ступенькам. Масло в полукруглых лампах на стенах подходило к концу — в некоторых фитили уже начали мигать. Иса надеялась, что в неярком свете ее беспокойство будет не слишком заметно.
— Сиберт!
Рев Борфа эхом разнесся по коридору. От такого половина дворца проснется.
Послышался поспешный топот — несколько человек появились в дальнем конце коридора. На стали обнаженных клинков играли блики света.
Королева подождала, пока первый из бегущих не стал ясно виден. Сиберт, командир стражи, человек немногословный, при встречах с ней вел себя безупречно вежливо. Вот и сейчас, когда он увидел, как Иса неспешно идет к распахнутой двери, сразу замер на месте, настороженно опустив острие клинка.
Какой то человек пронзительно вскрикнул от боли и выполз в коридор, словно безжалостно избитый пес. Руген, камердинер короля. А за ним появилась крупная фигура его хозяина, злобно пинавшего несчастного слугу.
Ночная сорочка короля разорвалась, обнажив жирную грудь — словно Борф пытался вырваться из шелковых пут. Его одутловатое лицо почти потеряло человеческий вид: король сейчас походил на обезумевшую скотину. Он даже натянул один сапог, чтобы удобнее было пинать слугу.
Король резко заржал, поднимая ногу, чтобы снова ударить Ругена. И только после этого заметил, что на него кто то смотрит. Его голова с всклокоченными седыми волосами чуть повернулась, глаза нашли свидетелей королевского гнева.
— Эта мразь… — В уголках губ Борфа выступила пена. — Забрать… забрать…
Борф повернулся еще немного — и теперь стало ясно, что он смотрит прямо на королеву.
— Так. — Теперь он уже не ревел, но его речь совсем не походила на речь человека, находящегося в здравом рассудке. — Моя очень дорогая жена, моя радость, поклявшаяся мне всеми силами. — Голос короля стал пугающе мягким, а безумный гнев, придавший ему силы, перешел в нечто куда более темное и страшное. — Как прекрасно вы выглядите в алых одеждах Дуба. Вы нашли себе новую камеристку, чтобы раскрашивать лицо? Я уже много лет не видел вас такой молодой. Идите же сюда, сердце моей любви, ибо нам необходимо обсудить очень важные вещи.
Он в последний раз пнул стонущего камердинера и протянул королеве Исе руку, уродливо пародируя кавалера, готового повести свою даму в торжественной кадрили.
Иса не отступила, но продолжала прижимать к себе сжатые в кулаки руки. Теперь они были скрыты в складках ее юбок. Тепло Колец давало ей силы. Кольца сами выбрали ее, но как ими можно воспользоваться в такой ситуации, Иса не знала. Пока не знала. Борф чуть посторонился, чтобы пропустить ее в спальню, нелепо изображая воспитанного джентльмена. Ей придется пройти в спальню впереди него! Все ее тело болезненно напряглось — но она постаралась не выказать страха и молча шагнула через порог, гордо подняв голову.
Когда она очутилась рядом с королем, ее чуть не стошнило от густого запаха пота и винного перегара. Однако королева спокойно подошла к столу в изножье кровати — на столе стояли два шестирогих канделябра, кубок и кувшин с вином. Приказав своим пальцам не дрожать, она взяла маленький подсвечник с двумя горящими свечами и начала зажигать остальные. У нее было такое чувство, будто для разговора с Борфом ей необходим свет. Много света. Вот только… слишком рано все это случилось! Если бы у нее было время, чтобы все обдумать, подготовиться…
Дверь спальни захлопнулась почти с таким же грохотом, как и распахнулась, — и королева повернулась лицом к Борфу. Она по горькому опыту знала, что сейчас лучше всего помолчать — пусть он заговорит первым. Она давно научилась молчанию и пассивности. Иногда это успокаивало короля. А в таком состоянии, как сейчас, он мог и ударить ее. Или попытаться.
Король вдруг очутился рядом с ней — чего Иса никак не ожидала. Его багровое потное лицо оказалось слишком близко… как ему удалось пересечь спальню, не издав ни звука? Но, оглянувшись на дверь, королева увидела валявшийся у порога сапог — и поняла. Король был бос, и потому она не услышала его шагов.
Теперь он облизывал толстые губы, а его взгляд, избегая взгляда Исы, устремился к ее рукам. Иса аккуратно поставила на стол маленький подсвечник. Да, теперь Великие Кольца были на виду, она ведь больше не прятала их в складках платья… и свет каждой из горевших свечей, казалось, тянулся к ним, заставляя металл Колец блестеть и переливаться. Как будто королева нарочно старается выставить Кольца напоказ, хотя у нее такого и в мыслях не было. Иса с испугом подумала, что Великие Кольца, похоже, способны выбирать собственную линию поведения.
— Ты не распутничаешь, нет. Ты осторожна, а распутство может лишить власти. — Похоже, ему удалось обуздать свою бешеную ярость. — Вместо этого ты воруешь. А плата за воровство, как тебе прекрасно известно…
Он бросился на Ису, как кот на мышь, больно стиснул ее правую руку и подтащил к ближайшей свече.
— Гори, милая жена, та, которую я возвысил и посадил рядом с собой на трон, хотя другая была достойнее… Гори — и узнай, что такое закон!
Его пальцы сжимали запястье Исы, как пыточное железо. Однако королю удалось лишь приблизить руку королевы к свече — и не более того. Как он ни пытался сунуть кисть с двумя Великими Кольцами в пламя, ему это не удавалось.
Чувство облегчения было таким сильным, что к горлу Исы подступили рыдания, однако она сумела их подавить. Ободрившись, она вырвала руку. Багровое лицо Борфа начало медленно бледнеть — он в ужасе уставился на жену, начиная понимать.
— Дуб, — заговорила Иса, по очереди касаясь Великих Колец. — Тис, Ясень и Рябина. — Она подняла руки, вытянув пальцы. — Применять силу не нужно. Я их не крала. Возьмите их обратно, сир, если они действительно ваши. Ну же, Борф, я вас умоляю. Возьмите их — и делайте со мной, что пожелаете.
Но он уже пятился от нее. Его рука приподнялась было, словно он готов был принять ее вызов, — и тут же снова упала.
— Что… — хрипло прошептал он, — что за колдовство вы применили, порочная тварь, притворившаяся женщиной?
— Я ничего не делала, Борф. Спросите лучше себя, что сделали вы, почему Великие Кольца вас оставили. — Она посмотрела прямо ему в глаза и медленно проговорила, делая паузу после каждого слова, чтобы придать своему вопросу больше веса. — Вы думаете, тому, что является самым сердцем нашей земли, нужны услуги пьянчуги, существа, избравшего темноту?
Он снова завопил в полный голос — но теперь его крик выражал ярость и муку. Схватив один из подсвечников, он замахнулся и шнырнул его в королеву, норовя попасть в лицо.
Свечи мгновенно потухли — и позолоченный подсвечник упал на пол у ее ног.
Теперь пришла пора действовать Исе. Она взяла кубок и наполнила его до краев вином. И хотя соблазн был велик, она не запустила кубком в короля, хоть тот и пригнулся, словно ничего другого и не ожидая. Нет, Иса придвинула кубок к жалкому жирному королю и напряженно улыбнулась.
— Борф, вы слишком взволновались. Люди в вашем состоянии могут умереть от гнева. Пейте, муж мой, пейте и забудьте обо всем. Я обещаю вам, что вы будете жить, как обычно, и все вокруг будут думать, что вы по прежнему правитель Рендела. Пейте и будьте довольны.
Его рука невольно потянулась к кубку.
— Я поклялся больше к нему не прикасаться…
— Это была поспешная клятва, вы дали ее под влиянием минуты. А я свою даю обдуманно. Ваше тело привыкло к вину — больше того, оно требует вина. Вино для него — лекарство, источник его жизни. Если вы откажетесь от вина, то обречете себя на смерть. Я обещаю вам и то, что буду всеми силами служить этому королевству и вашему роду. Я никому не признаюсь в том, что я — истинная правительница государства, нет… я буду утверждать, что лишь передаю ваши решения, и только ваши, и что я вынуждена это делать просто потому, что ваши ноги ослабели, а вашему телу нельзя утомляться.
Борф пошатнулся, как бы подтверждая правдивость ее слов, но не взял кубок. Вместо этого он с трудом побрел вдоль кровати, держась за нее руками — словно больше не мог передвигаться без поддержки. А потом вдруг споткнулся на ровном месте и упал на колени перед кроватью… и склонил голову, как склоняют ее те, кто ищет утешения у неведомого.

Теснота на палубе сильно затрудняла работу матросов. Но, к счастью, море оставалось совершенно спокойным, а попутный ветер был не слишком сильным. Те, кто не стоял сейчас на вахте, завернулись в плащи и постарались найти хоть какой нибудь уголок, где можно было бы заснуть.
Все крайне устали, ведь им пришлось сражаться много дней, отбивая постоянные атаки врага, а потом состоялся тяжелый решающий бой… Многих родичей им никогда больше не увидеть в своем кругу. Но даже не в этом было дело… а в том, что после всех несчастий им пришлось пережить последнее унижение — им пришлось собственными руками уничтожить их гордую крепость. Они не могли допустить, чтобы великий замок достался силам зла, явившимся с севера! Неудивительно, что в ночь бегства их сон был таким беспокойным.
Оберн, не в силах сомкнуть глаза, в конце концов встал и, пробравшись между спящими, перешел на нос. Он решил, что отныне больше не станет оглядываться назад — он будет смотреть только вперед. Настоящий мужчина, потерпев поражение, должен подняться и начать все с начала, как бы тяжело это ни было. Но такова жизнь. Луна уже поднялась высоко в небо и бросила на воду серебряную дорожку, которую пересекал сейчас их маленький и сильно потрепанный флот.
Корабли в море никогда не молчали — они непрерывно что то говорили, и каждый из этих звуков был хорошо знаком Оберну. Под ударами волн поскрипывало дерево обшивки, над головой гудели и хлопали паруса, поскрипывали канаты. Но этой ночью на переполненной людьми палубе слышался совсем другой шум, порожденный кошмарами. Где то тихо плакала женщина, где то тихий голос напевал колыбельную, убаюкивая уставшего малыша…
Впервые Оберн порадовался тому, что главный вождь приказал на время этого плаванья разделить семьи, не считая воинов родичей. Нареченная супруга Оберна, Ниэв, и их маленький сын оказались на борту другого корабля. Да, ему не хватало Ниэв, он томился по ней — но понимал, что ему невыносимо было бы видеть горе своей семьи. А ведь его главный долг — сражаться за всех…
И тут раздался новый звук — вблизи от того места, где стоял Оберн. Он вздрогнул от неожиданности, очнувшись от мучительных раздумий. Впившиеся в поручни пальцы разжались. Оберну показалось, что тихие удары барабана совпадают с ударами его сердца, заставляя его забыть о поражении, пробуждая в нем желание изо всех сил рваться вперед.
Немногочисленные фонари почти не давали света, но и его оказалось достаточно, чтобы молодой воин смог пробраться туда, где рассчитывал найти согнувшегося над своим барабанчиком волнознатца Фритджи. К своему изумлению Оберн увидел там Касаи, Барабанщика Духов. Касаи прикасался пальцами к поверхности барабана в ритме, совпадавшем с ритмом покачивания палубы, на которой он скорчился. Барабанщики Духов отличались от волнознатцев. Они обладали совсем другим даром.
Оберн осторожно подошел к Барабанщику и устроился рядом с ним. Он чувствовал, что Касаи заметил его приход; но раз решил не прогонять постороннего, значит, к великим таинствам его дробь не относилась.
— Оберн!
Этот шепот пришел из пространства, из воздуха — но был слышен даже сквозь барабанный бой.
Оберн насторожился. Таинственный голос не просто окликнул его, как можно окликнуть знакомого… нет, из ниоткуда прозвучал приказ, как если бы Оберна вызвали на совет командиров…
— Слышу. Иду.
Оберн понял, что дает именно тот ответ, какой и положено давать на подобный вызов.
— Выбери трудный путь, иди по нему твердо. Ты должен стать глазами и ушами — и найти нам новую гавань!
Лишь теперь Оберн понял, что это говорил Касаи, хотя глаза у Барабанщика Духов были закрыты и он, казалось, не сознавал, что делает. Но это означало, что Касаи пророчествует! Пальцы Оберна сжались на рукояти кинжала. Он никогда не был объектом или даже свидетелем пророчества — ему приходилось только слышать о подобном. Пророчества случались редко, и те, к кому они относились, считались людьми особыми — пока не исполняли порученного им. Но почему теперь Касаи обратился к нему, Оберну? Он всего лишь защищает спину командира. Конечно, он одной крови с командиром, но это и все! Кони Великого Прибоя свидетели — он простой воин!
— Иди по тому пути, что сам откроется перед тобой…
Голос Касаи смолк. Его рука перестала тихо поглаживать барабан и замерла на тугой поверхности, словно Барабанщик заснул. Оберн знал, что больше от него ничего узнать не удастся. Возможно, он сможет расспросить Касаи потом, но тот, кто впадал в пророческий транс, обычно не помнил, что говорил.
Он натянул на Касаи и его драгоценный барабан теплый плащ, а потом поплотнее завернулся в свой собственный. Но все равно его пробирало холодом — словно они вдруг попали в воды, где дрейфуют гигантские ледяные башни.
И только под утро ему удалось наконец заснуть.

8

— Ясенка!
Голос Зазар развеял сон девушки.
А может быть, она и не спала, а просто дремала. По крайней мере, отвечая на зов, она уже сидела на постели. Рука Зазар повисла в воздухе: похоже, она только что плеснула масла на слабо горевший фитиль, потому что он вдруг ярко вспыхнул. Однако в лачуге был и другой источник света — тот, который Зазар временами вызывала для каких то неведомых целей.
Два шарика света парили над головой Зазар: она сидела на плетеной подушке, положив себе на колени ком перепутанных нитей. Ее пальцы деловито вытаскивали из мягкого клубка закрученные концы.
Похожие шарики тусклого света часто можно было видеть в Трясине. Обычно они предвещали опасность для тех людей, которые отваживались выйти в ночь. Все хорошо знали, что такие шарики заманивают в топи забредших на край Трясины иноземцев — глупые иноземцы принимали их за фонари охотников.
Ясенка с любопытством наблюдала за действиями Зазар. Она уже давно знала, что существует очень много способов вести записи. Квадратики камня, не толще лезвия ножа, лежали стопками на одной из тесно заполненных полок. Если их промыть тряпочкой, пропитанной варевом, рецепт которого знала одна Зазар, то на них проявятся прямые и изогнутые линии; а когда камни высохнут, значки исчезнут. Сейчас у ног Зазар лежали четыре такие каменные таблички, но знахарка сосредоточилась на перепутанных нитях. Она уже вытащила из комка несколько отдельных ниточек.
Все они были разных цветов, но казались блеклыми в неярком освещении, и на каждой нити были завязаны узелки. Последовательность таких узлов имела смысл лишь для того, кто был обучен их читать. Когда то Ясенка слышала, как Зазар назвала их обрезками со Станка Ткачих.
Пока Ясенка ковыляла к тандыру, зевая и протирая глаза, она увидела, что пальцы Зазар пробегают по узелкам все быстрее… и знахарка одну нить отбрасывала в сторону, другую клала на каменную табличку… Но пока на каменных пластинках лежало немного обрезков.
— Подойди ближе. Сядь.
Знахарка кивком указала девушке на место рядом с собой. Ком еще не распутанных обрезков быстро уменьшался — и вот уже Зазар разбирала самые последние.
Вскоре знахарка закончила работу. Она быстро скрутила не нужные ей нити в толстый жгут и убрала в шкатулку, вырезанную из узловатого корня трясинной ивы. Но шесть нитей с узелками остались лежать на камне.
Два… нет, три обрывка поблескивали золотом, один — ярче других. Один был синим — и он прямо на глазах у Ясенки стал ярче. Пятый горел зеленью молодой весенней листвы, а последний, оказавшийся чуть в стороне от остальных, будто его намеренно так положили, был черным, как поверхность смертельного омута, а его узлы отливали серым, словно зимней изморозью.
Зазар сидела молча и рассматривала нити, как будто забыв о присутствии Ясенки. Однако она продолжала говорить, и ее слова звучали так, что было понятно: ее мысли целиком заняты тем, что говорят ей узлы.
— Королева, — произнесла она, указывая на самый яркий из золотых шнурков. — Король. — Тут она указала на самый тусклый. — Принц. — Эта нить оказалась самой тонкой, и узлов на ней было совсем мало, причем все — очень простые. От этого довольно жалкого обрывка знахарка перешла к зеленому шнурку. — Незнакомая родня. — Теперь она снова посмотрела на Ясенку. — Времена меняются все быстрее. Это — цвет не твоего клана, но твоя нить зеленая, да. Но ты еще многому не обучена, да.
Знахарка взяла зеленый обрывок и протянула его между большим и указательным пальцами. Он был тонким — не намного толще того, который она определила принцу, и узлов на нем было тоже не слишком много. Но некоторые из узлов были двойными — и даже более сложными.
Когда Зазар на секунду задерживалась на каждом из узлов, Ясенка чувствовала странное давление у себя на шее, словно эти сильные старые пальцы сжимали ее саму. Жар возбуждения, слабый, но явственный, растекся но всему ее телу.
— Да будет так. — Зазар совсем не выглядела довольной — скорее можно было подумать, будто она уступает кому то более сильному. — Слушай внимательно, Ясенка Смертедочерь. Все рода, люди и земли познают рождение, растут и набирают силы, потом слабеют — и наступает конец. Для одних это происходит быстро, для других история длится годы и годы.
Ясенка беспокойно шевельнулась, но промолчала.
— Ты родилась здесь, в Трясине, и никогда не выходила за ее пределы. Теперь пришло время, когда ты должна проснуться, отбросить долгое неведение и познакомиться с другим миром. Большинство из тех, кого мы называем иноземцами, являются с юга, по отсчету большого мира, — но с севера для тех, кто живет, как мы, в плену Зловещей Трясины. Иноземцы приходят в основном из королевства Рендел. Когда то это было большое и сильное государство, но теперь его изнутри разъедает порча. Там живут не так, как привыкла жить ты. Однако именно их образу жизни тебе следует научиться — со всей осторожностью и тщанием, на какие ты способна.
Зазар снова взяла в руки обрывки, обращаясь скорее к ним, чем к Ясенке.
— Далеко на севере лежит другая страна, земля гор и долин, где царит такой холод, какого не бывает у нас даже в самые суровые зимы. Теперь туда пришла гибель, но люди еще не лишились энергии и силы, и они отправились в дальние странствия, чтобы пустить новые корни. То, что затронуло их, — не внутренняя порча, а внешняя тьма, источник которой пока что никому из нас не дано понять… но эта тьма приносит смерть не только телу, но и духу. Тьма собрала силы — и захватила горную страну. Неизвестно, что ей нужно. Известно только, что она распространяется. Остановит ли ее на какое то время Трясина — мы сказать не можем.
С этими словами она пристально посмотрела на Ясенку.
— Одно понятно: Ренделу не устоять. Это — страна властителей, которые думают только о собственной выгоде. Между ними идет скрытая борьба за то, чтобы увеличить свои владения и уничтожить соседей, внушающих им зависть. Правящий король слаб. Он — всего лишь ширма, из за которой действует та, кому удалось слегка овладеть странной наукой. Тебе следует знать и еще одно: наш мир видел много перемен не только в людях, но и в морях и на суше. Временами великие королевства уничтожала ярость той самой земли, на которой они лежали. Кое где разбросаны остатки древнего знания — и королеве Исе удалось найти кое что. Это принесло ей еще больше власти и способность управлять окружающими.
Ясенку переполняли вопросы, но Зазар взглядом заставила ее молчать.
— У трона всего одни наследник, принц. Ему досталась порченая кровь — по обеим линиям. Он может причинить такое зло, которое приведет к полному хаосу. Тем временем королева строит планы, чтобы сохранить власть за своим родом. И она намерена сделать сына орудием, управлять им так, как управляет его отцом. И теперь… — казалось, обращенные на Ясенку глаза Зазар стали больше и глубже, — …нам тоже следует позаботиться о защите.
Она замолчала — и Ясенка наконец осмелилась задать вопрос.
— Значит, эта королева угрожает Трясине?
К ее удивлению, Зазар неохотно улыбнулась.
— Разве ты меня не слушала, девица? Трясина — только крохотная часть этой земли. Однако и ей предстоит сыграть свою роль. Вчера ты наткнулась на место, которое древнее всех известных записей. И вокруг тех, кто жил в незапамятные времена, лежала другая земля… она не была игрушкой вод, какую мы видим сейчас. — Зазар постучала пальцем по каменной пластинке, на которой лежали нити с узелками. — Скоро, — продолжила знахарка, — ты отправишься в новое путешествие. Растет беспокойство, и вскоре оно охватит этот мирок, состоящий из грязи и воды. И лучше тебе оказаться подальше от таких, как Джол и ему подобные. Ибо когда человек боится, он набрасывается на тех, кто послабее, и вымещает на них свою ярость.
Зазар снова положила нити на камень. К великому изумлению Ясенки, они сами собой переплелись — ее собственная нить, нити короля, королевы, принца и две других, о которых Зазар ничего не сказала.
Девушка смотрела на них, смутно понимая, что с этим движением Зазар нить Ясенки Смертедочери вплелась в новый узор Паутины Вечности.

В соответствии с обычаем небольшой флот Морских Бродяг не терял из вида берег, придерживаясь морского пути, изведанного многими поколениями. Последние вершины северных гор остались далеко позади, хотя берег и здесь был скалистым — и просветов между скалами не наблюдалось. А при отливах впередсмотрящие видели злобные клыки рифов, готовые принять на себя то, что принесут им судьба и море.
Большинство из тех, кто оказался на этих кораблях, привыкли мало есть во время плаваний. Однако им никогда не приходилось брать с собой стариков, жен и детей — рты, которые тоже надо было кормить. И дети уже плакали от голода.
Оберн следил за одной из крепких лес, опущенных в воду с кормы. В море хватало живности — ее надо было только поймать. И вот что то клюнуло… и не просто клюнуло. Какое то очень сильное существо заглотало наживку. К счастью, Оберн замотал лесу вокруг стойки фальшборта, иначе мог и ладонь покалечить.
На крик Оберна прибежали матрос и воин. Они едва успели встать рядом с ним, чтобы помочь ему справиться с добычей, — и тут же вода закипела, на поверхности появилось нечто такое, чему Оберн даже не мог подобрать названия. Ни о чем подобном ему и слышать не приходилось.
Это была не рыба. У морской твари оказались лапы, покрытые бородавчатой шкурой. Одна из лап отчаянно хваталась за лесу, стараясь вырвать ее из разверстой пасти, в которой та исчезала.
А потом уже обе передние лапы схватились за лесу, и она натянулась так сильно, что, как показалось Оберну, должна была вот вот лопнуть — или снести часть фальшборта. А потом леса вдруг ослабела — тварь рванулась к кораблю.
В следующую секунду морская тварь добралась до руля. Воспользовавшись им как опорой, она прыгнула вверх, и ее лапы гулко ударились о борт корабля. Присоски на подушечках позволили твари удержаться на почти вертикальной плоскости. Волны кипели вокруг здоровенной туши, поднявшейся над водой.
Матрос, державший в руках гарпун, оттолкнул Оберна.
— Посторонись! — крикнул он. Трудно было рассчитывать на то, что ему удастся убить чудище простым гарпуном, но другой возможности нанести удар могло и не представиться. И действительно — матрос только ранил тварь. Она издала мощный рев, заставив пассажиров разразиться испуганными криками. Те, кто собрался посмотреть на происходящее, поспешно отхлынули назад, чтобы дать место матросам и воинам.
Оберн обнажил большой абордажный кинжал. Сначала он посторонился, как ему было велено, но теперь вернулся к борту и встал прямо над тварью. Выпученные глаза смотрели на него. Но разве это глаза твари, лишенной разума? Встретив этот взгляд, Оберн понял, что перед ним — не обычный обитатель моря. В устремленных на него желтых глазах горела жаркая ненависть — и некое непонятное знание.
В тварь полетели копья и гарпуны. Часть их застряла в бородавчатой коже странного существа — и оно энергично встряхнулось, чтобы от них избавиться. Казалось, у морского чудища не кожа, а настоящие доспехи. Тварь начала карабкаться вверх, отдирая присоски от досок обшивки и переставляя лапы все выше по борту. В отличие от рыб она, казалось, могла находиться не только в воде, но и на воздухе — по крайней мере, незаметно было, чтобы ее это беспокоило.
Оберн отвел руку назад. Абордажные кинжалы больше походили на короткие мечи, чем на метательные ножи. Но если копья и гарпуны почти не причинили твари вреда, то удастся ли это короткому клинку? Однако никто не владел этим оружием лучше Оберна, так что попытаться стоило.
Тварь разинула огромную пасть. Призвав на помощь удачу, Оберн метнул кинжал. Оружие угодило в разверстую пещеру рта и вонзилось в нижнюю челюсть. В следующую секунду тварь сжала зубы — и нож погрузился в плоть еще глубже. Одна из лап с присосками оторвалась от корпуса корабля и метнулась к длинной мерзкой морде. Тонкая струйка крови просочилась между выпяченными губами.
Тварь сражалась со своей болью. Похоже, она не понимала, что ей нужно просто раскрыть пасть — и тогда она сможет вырвать оттуда источник своих мучений. Она прижала к морде обе передние лапы — и оторвалась от корабля. Рухнув в воду, тварь начала яростно биться головой о корпус. Но после двух трех ударов сообразила, что таким образом с врагом не совладать.
Весь корабль содрогнулся от этих ударов. Однако в следующую минуту тварь уже повернулась на спину и закачалась на волнах. Ее задние лапы медленно дергались, но морда смотрела в небо. А вокруг головы по воде расплывались темные облака крови.
Оберн не сомневался в том, что тварь тяжело ранена. Вот только непонятно было, как можно нанести смертельную рану такому огромному существу одним ударом кинжала. Оберн ведь не целился в какую то определенную точку — просто метнул нож в открытую пасть наугад. Возможно, ему случайно удалось перерезать крупный кровеносный сосуд, так что тварь захлебнулась собственной кровью.
Морское чудище еще шевелилось. Но видно было, это дается ему с трудом. Однако тварь сумела перевернуться на живот и, едва двигая лапами, поплыла прочь от корабля. Оберн поспешно перерезал лесу, не имея ни малейшего желания снова схватиться с тварью — даже теперь, когда она так ослабела.
Уродливый житель вод отплыл уже далеко от корабля, но не спешил погрузиться в воду, как сделала бы рыба. И направлялся он не в открытое море. Нет, тварь явно двигалась — хотя и все медленнее и медленнее, — в сторону далеких прибрежных рифов.
Оберн стоял на палубе, провожая взглядом странное существо и время от времени поглядывая на собственную руку, метнувшую кинжал.
— Хороший удар.
Снолли крепко сжал его плечо. Оберн повернулся к отцу.
— Это случайность. Я не понимаю, как маленький кинжал мог… — Он глубоко вздохнул. — Это случайность.
Отец похлопал его по спине.
— Но если тебе благоволит удача, не отказывайся от нее. Смотри ка: эта тварь еще жива, да. Возможно, ты и не нанес ей смертельной раны, но она обратилась в бегство. И не думаю, чтобы она вернулась. За такое не жалко отдать ни абордажный кинжал, ни даже меч.
Снолли показал на ножны, которые держал в руке, и Оберн понял, что в них скрывается. Он улыбнулся и покачал головой. При других обстоятельствах он пришел бы в восторг. А теперь чувствовал только опустошенность.
— Мой меч мужчины, отец? Меч из кузницы Лаксоса? Это — настоящее сокровище. — Он снова покачал головой. — Может, мне следует по настоящему его заслужить?
Рука отца соскользнула с его плеча и легла на рукоять оружия, висевшего на его собственном поясе.
— Воин никогда не должен оставаться безоружным. Но это хорошо, что ты не ставишь себе в заслугу достойный поступок. — Снолли вытащил из ножен свой меч, тот, который получил когда то, стоя в кругу воинов, признавших его равным себе. — Вложи его в ножны. Его отковал Ринбелл.
— Но…
Онемев, Оберн держал в руках отцовский меч. Работа Лаксоса считалась хорошей, такой меч вручали сыну, достигшему зрелости и совершившему нечто, достойное воина, — но работа Ринбелла была лучшей из лучших. Меч Ринбелла был бесценным даром — такая честь оказывалась крайне редко.
— Бери его, вкладывай в ножны! — приказал ему отец. — Чует моя душа, тебе еще не раз придется встречаться с такими, как это чудище, так что вооружайся как следует. Одно мне сейчас попятно: эта тварь не по настоящему морская, хотя я никогда о таких не слышал. Однако море хранит немало тайн. Но ты ведь и сам заметил: она не поплыла в открытое море, она направилась к берегу!
К Снолли и Оберну подошел капитан корабля.
— Это так, главный вождь, — сказал он, поворачиваясь в сторону высоких скал. — Посмотрите туда.
Но показывал он не на стену утесов, а на воду под ней.
На поверхности воды расплывалось огромное темное пятно. Оберн решил, что, пожалуй, почти вся кровь вытекла из чудовищной туши, уж очень ее было много. И при этом, насколько можно было различить издали, кровавая дорожка тянулась к суше.
— Между этими скалами прячутся реки, — продолжил капитан. — Одни прорезают в камне глубокие ущелья, другие низвергаются в море водопадами. Но все они бегут к морю по очень странной земле. Здесь лучше не высаживаться на берег, потому что вода таких потоков смертельна. Во многих отношениях.
— Мы сейчас плывем мимо Трясины? — спросил Снолли.
— Да. И постараемся держаться подальше от этой мерзости. — Капитан энергично кивнул. — И так будет ночь, день и еще ночь. Это — обширная земля, и она всегда была проклятьем для любого иноземца.
— Да подскажет нам нужный курс Повелитель Волн.
Оберн редко слышал, чтобы в голосе отца звучали такие ноты. И постарался припомнить все, что ему случалось слышать об этой далекой и странной земле, Зловещей Трясине.

Королева Иса посмотрела на металлический поднос, богато изукрашенный драгоценными камнями, который сквайр так осторожно поставил на стол в ее покое. На подносе стояли два блюда под крышками, не уступающие своим великолепием подносу, небольшой кубок и фляжка под стать ему, и небольшое открытое блюдо с двумя красными шариками крупных ягод, сезон которых еще не наступил, но которые вырастили для королевского стола в оранжерее. Иса кивнула, давая понять сквайру, что больше не нуждается в его услугах, и тот ушел. У королевы забурчало в животе — но она не спешила снять одну из крышек или взяться за лежавшую рядом ложку.
Ее терзал совершенно непонятный голод. Ей хотелось наброситься на еду и проглотить все в один миг — однако она сдерживала себя. У нее не было желания так же обрюзгнуть, как Борф. Однако и есть ей было необходимо, ибо несмотря на то, что ей повиновались потусторонние силы (а может быть, именно из за этого), она чувствовала потребность основательно подкреплять свое тело. То, что случилось прошедшей ночью… Иса медленно подняла руку и посмотрела на нее. Пальцы чуть заметно дрожали, но королева справилась с неуместной слабостью. Воодушевленная видом двух Великих Колец, украшавших ее пальцы, она выпрямилась и решительно протянула руку к блюду с кашей. Это были пропитанные медом зерна овса, сдобренные несколькими видами трав. Да. Иса принялась за завтрак, приготовленный в соответствии с ее вкусами и пожеланиями.
Пусть расползаются слухи. Со слухами никому не справиться, их ничто не в силах удержать. Еще до наступления полудня все в замке, вплоть до последней судомойки, начнут шептаться о том, что произошло этой ночью. А из замка слухи поползут в столицу, а из столицы растекутся по всему Ренделу…
Иса поджала губы. А потом снова посмотрела на Кольца. По крайней мере, с этим никто не станет спорить, это признает любой и каждый: Великие Кольца сами совершают выбор, и их решение служит благу страны. Конечно, Борф по прежнему остается королем, и лорды будут повиноваться в первую очередь именно королю, а не женщине — любой женщине. Но с этим она справится.
И с Борфом она теперь справится без труда. Остается только объединить раздираемые завистью и интригами Дома с их заносчивыми и мстительными правителями. На четырех она может твердо рассчитывать, в основном благодаря тому, что уже давно тонко намекнула им на то, что одобряет их амбиции. Еще три семьи скорее всего никогда ее не признают, так что их лучше просто устранить. Устранить. Королева энергично жевала, не замечая вкуса еды — она слишком углубилась в свои планы, забыв об окружающем.

Борф тоже завтракал — а его мысли были поглощены видением, явившимся ему прошлой ночью. Король почти ничего не ел, зато жадно пил вино.
Алдита. Она снова пришла к нему — и на этот раз побыла с ним немного дольше.
Как и раньше, он сначала увидел лист Ясеня, а потом лист принял облик его любимой. Она подошла к нему, улыбнулась и поцеловала.
— Борф, — тихо сказала она. — Любимый.
Она светилась в темноте.
— Останься со мной. Все меня предали.
— Я побуду здесь столько, сколько смогу. Но знай, я всегда с тобой, даже если ты меня не видишь.
— Ты придешь еще?
— Я буду приходить всякий раз, как мне позволят.
— Жена меня презирает, а сын ждет не дождется моей смерти. А я… больше всего я хочу быть с тобой.
— И будешь — когда настанет срок. Наберись терпения.
— Но ты ушла! Мне сообщили о твоей смерти.
— Да. Это правда. И все же я здесь, с тобой.
— Ты предупредишь меня, если мне будет грозить опасность?
— Опасность есть всегда.
— Да, но где? Я прикован к постели, и мне никто ничего не рассказывает.
— Ты ничего не можешь изменить, любимый мой. Тебе осталось только ждать.
— Ждать чего? — Борф с трудом приподнялся на локте. — В чем смысл всего этого?
— Ты поймешь, когда придет время.
— Мои Кольца исчезли.
— Знаю. Это их обычай. Твое время ушло, мои любимый.
— Как мне все это надоело! Королева. Флориан. Люди, которые набиваются в мою спальню и ждут, когда я наконец испущу последний вздох. Мне нужна только ты.
— Я уже пообещала тебе, любимый: мы будем вместе… когда придет срок.
— Но когда?
— Тебе осталось сделать еще одно дело, но время для этого еще не наступило. А потом ты присоединишься ко мне, и мы уйдем в Вечность рука об руку.
— А что я должен сделать?
— Узнаешь.
— А когда ты снова ко мне придешь?
Но она лишь едва слышно, как вздох, повторила: «Узнаешь». А потом еще раз поцеловала его и растаяла в темноте.
Борф заставил себя сосредоточиться на еде. Если он должен еще что то сделать, ему понадобятся силы, чтобы дожить до этого момента. Он с отвращением посмотрел на поднос. Хлеб, вино, слишком сильно разбавленное водой, и жидкая подслащенная каша. Трапеза для больного. Он поморщился — но начал есть.

9

Зазар двигалась по хижине быстрее обычного, но видно было, что она прекрасно знает, что делает. Их самые вместительные дорожные мешки лежали на полу открытые, и в их многочисленные карманы и петли знахарка пристраивала то, что брала с полок, из ящичков, коробок и двух шкафов, стоявших в самом темном углу лачуги. Храп Кази утих, старая карга шмыгнула носом и сползла с циновки, протирая глаза и прогоняя остатки глубокого сна, который наслала на нее Зазар.
Однако знахарка не обращала на свою служанку никакого внимания. Она собирала вещи почти в полном молчании — лишь изредка вполголоса называя какой нибудь предмет и объясняя его применение. Тем временем Ясенка сидела у тандыра, готовя его поверхность для выпечки дорожных лепешек. Она уже смешала перетертые в муку корневища с травами, смочила все чистой водой из фляжки, приготовив вязкое тесто, и вот уже принялась ловко раскладывать его по чистому камню. Аромат свежих дорожных лепешек разогнал запахи трав, затхлый дух давно не открывавшихся ящиков и корзин.
Наконец Зазар замерла, глядя на раскрытый мешок — а потом кивнула.
— Этого должно хватить. Помни: такого ты не найдешь в других местах.
Ясенка кивнула и перевернула очередную лепешку. Кази встала с постели, всматриваясь в них обеих. Ее губы скривились в кислой гримасе. Из за больной ноги она почти никогда не уходила дальше деревни, в которой жили люди клана Джола. И вот теперь она видела, что кто то — и, похоже, не один — собирается в дальний путь.
За стеной послышался оклик:
— Эй, домашние Зазар!
В следующую секунду Зазар нагнулась и, схватив одну из циновок с постели Ясенки, набросила ее на вещевой мешок.
— Эй, родня! — отозвалась она.
Двойную ночную занавесь раздвинули — и в хижину вошла женщина трясинного народа. Это была вторая жена Джола, Пулта. Ее темные волосы на висках подернулись инеем седины, спина согнулась от долгих лет трудов за прялкой и тандыром. Она была почти такой же худосочной, как тростник, а на одной из опухших щек темнел большой синяк. Пулта обвела взглядом хижину, не обойдя вниманием стопку лепешек рядом с Ясенкой. Пулта явно пришла разнюхать, что тут происходит.
— Кто то собирается в путь? — спросила она хрипло.
Зазар встала между ней и девушкой, которая все еще держала в руке кусок теста.
— Есть причина спрашивать? — ответно осведомилась Зазар.
Пулта наклонилась в сторону, чтобы рассмотреть как следует Ясенку, скрытую телом знахарки.
— Приближается беда. Лучше каждому оставаться у своего очага, чтобы у костра совета не случилось перемен. — Но тут Пулта не выдержала, маска дружелюбия слетела с ее лица. Она адресовала Ясенке взгляд, полный ярости и вызова. — Трое ушли из деревни. — В уголках губ женщины выступила белая пена. — Двое вернулись с рассказом. Тодо пропал, пропал. И теперь они требуют эту иноземную пиявку к ответу…
— У тебя острый язык, Пулта. Такие языки и раньше укорачивали. Если у костра совета должен начаться разговор о ком то из моих домашних, то пусть это скажут главы домов — и сделают это открыто. Им ни к чему посылать тебя как вестницу. У меня есть свои обязанности, как и у тебя, когда ты прядешь или работаешь у очага. — Она посмотрела на женщину с высоты своего немалого роста. — Ты смеешь задавать мне вопросы? Может быть, твоя родня желает, чтобы я начала действовать, чтобы я призвала сюда…
И тут голос знахарки изменился и она вместо слов издала глухое, низкое рычание. Ясенка вздрогнула: звук напомнил ей голос прожоры, подводной твари, вышедшей на охоту…
Пулта испуганно попятилась.
— У тебя много тайн, знахарка. Но все ли они безопасны для трясинного народа, а, Зазар? Ты приняла Кази, которую обещали водяным. А потом ты взяла в свой дом уже настоящую мерзость. Вот эту! Иноземное дьявольское отродье! Мы знаем, что грядут беды. Ты будешь защищать нас — или допустишь, чтобы мы все ушли в темноту?
Она нервным жестом плотнее завернулась в свою шаль из тростникового пуха.
— Вот как ты заговорила? — Зазар выглядела совершенно спокойной. — Да, ты права. Близятся беды. Ты, похоже, не понимаешь, что такие, как я, чувствуют их задолго до того, как твоя родня засуетится? Припомни вот что, Пулта. Мне подчиняются такие силы, каких Джолу и его родичам не вызвать никогда в жизни. Ты можешь притворяться, будто пришла с предостережением, но тебе было поручено совсем другое. Но раз уж ты явилась, можешь сказать Джолу, что у меня нет копий и костяных ножей, однако это не причина считать меня беспомощной. Оружие бывает разным. Это ты тоже можешь ему сказать. Сегодня я делаю то, что должна. А теперь убирайся. Ты еще не успеешь добраться до дома, как начнется ливень.
Пулта зашевелила губами, словно подбирая слова для ответа, но пристальный взгляд Зазар заставил ее промолчать. Женщина хмыкнула и повернулась к выходу, за которым разгорался день. Серенький день… и теперь стал слышен шум усиливавшегося ветра и стук первых тяжелых капель дождя. Зазар задернула за Пултой занавесь, а потом отбросила циновку, скрывавшую мешок, и начала его увязывать и застегивать.
Ясенка сложила дорожные лепешки в прочную корзинку, выстланную кожей лаппера. В такой корзине их даже дождь не испортит. Поверх лепешек она уложила сушеные плоды шиповника, походную смесь и вареные яйца лаппера.
— А теперь, — проговорила Зазар, бросив на нее странный взгляд, — поскольку дождь нам благоприятствует, мы не станем медлить, Ясенка Смертедочерь. Я провожу тебя немного, а дальше ты пойдешь своим путем, только своим.
Знахарка подошла к полкам у стены и сняла с одной из них мягкий пояс из змеиной кожи, на котором висел костяной нож, поблекший от времени. Ясенка узнала в нем одно из сокровищ Зазар.
Знахарка протянула пояс Ясенке. Когда девушка закрепила его на своей тонкой талии, Зазар взмахнула руками и произнесла что то нараспев. Это было похоже на заклинание, но Ясенка не поняла ни слова.
После этого знахарка взяла свой плащ, а Ясенка забросила за спину дорожный мешок. Зазар чуть заметно улыбнулась и поманила девушку к выходу.
— Тебя давно мучило любопытство. И теперь ты, пожалуй, кое что узнаешь.
Дождь уже лил яростными потоками. Струи воды ударили по женщинам, как только они перешагнули порог — и на секунду Ясенке очень захотелось вернуться. В такой день все осмотрительные люди сидят у своих очагов. Однако Ясенка не дрогнула. Лучшей возможности уйти незамеченными у них не будет, даже ночь не скрыла бы их бегство так хорошо, как этот бешеный ливень. Может, кто то из деревенских и увидел знахарку и ее ученицу, но высовываться из дома не стал. Та тропа, которую выбрала сейчас Зазар, шла не в ту сторону, куда знахарка направлялась тремя днями раньше, когда Ясенка сделала очередную попытку выследить наставницу — попытку, приведшую к таким серьезным последствиям. На этот раз, насколько поняла девушка, их путь лежал на север, а не на запад.
Дождь не утихал, а они вес шли и шли, и им много раз приходилось менять направление, чтобы обойти разлившиеся омуты. Когда они добрались до северного края острова, на котором стояла деревня Джола, Ясенка увидела то, что сочла непреодолимой преградой. Прямо перед ними раскинулась огромная поверхность изрытой дождем воды. Через такую воду не переберешься. Где то под этой распухшей от дождя поверхностью находился один из страшных темных омутов, в котором таилась верная смерть. И эту смерть трясинный народ пытался умилостивить, скармливая ей не только пленных иноземцев и остатки трапез, но и собственных детей, которые, по их мнению, родились ущербными.
Чуть к западу вдоль воды высились заросли ивняка — и именно к ним направилась Зазар. Она двигалась с привычной осторожностью трясинного жителя — но при этом очень быстро. Ясенка шла за ней след в след, внимательно следя, куда именно знахарка ставит ногу. Тяжелый дорожный мешок оттягивал ей плечи. Ясенка боялась, как бы не ступить по неосторожности на предательскую тонкую пленку зелени, прикрывающую бочагу, — тогда ее засосет раньше, чем Зазар успеет заметить, что случилось что то неладное.
Зазар предостерегающе подняла руку — и Ясенка застыла на месте, дожидаясь новых указаний. Она отметила, что знахарка и не думает прорубать дорогу через мокрые заросли — те словно сами расступались перед ней, повинуясь неслышному приказу. Теперь Ясенка различила узкий туннель, образованный смыкавшимися наверху ветвями. Не слишком длинный проход вел к открытой воде. Зазар ощупью нашла веревку, скрытую в листве, с силой потянула за нее — и из под веток ивняка вынырнула плоская трясинная лодочка.
Скрывавшие лодочку заросли не позволили потокам дождя наполнить ее доверху, и лодка держалась на воде вполне прилично. Повинуясь жесту Зазар, Ясенка протиснулась мимо нее и, сгибаясь под тяжестью мешка, неловко забралась в лодку и села лицом к Зазар.
Знахарка устроилась на корме и отбросила полы плаща назад. Из за борта лодочки она извлекла весло и шест.
Оттолкнувшись шестом от берега, знахарка вывела лодку па открытую воду, а потом, умело работая веслом, направила суденышко через разлив, по прежнему держась направления на северо запад. Трясинные жители с детства умели пользоваться лодками и рано обучались науке плавать по большим водным пространствам и узким протокам. А Зазар, о возрасте которой Ясенка не имела ни малейшего представления, была опытнее самых лучших охотников.
К этому времени дождь немного утих. Одежда на путешественницах промокла, и при каждом движении от нее поднимался пар. Однако плыли они недолго: вскоре Зазар направила лодку к одной из прогалин на противоположном берегу, почти напротив того места, откуда они отплыли.
Ясенка увидела, что перед ними снова таинственным образом открылась протока, как будто взрезавшая землю узким ножом. Берега поросли колючими кустами, из за которых вокруг ничего не бы то видно. Ясенка повернула голову, пытаясь разглядеть, что лежит впереди, — но и там была сплошная унылая зелень.
Зазар отложила весло, встала и взялась за шест. Протока была настолько узкой, что до кустов можно было дотянуться рукой, они смыкали ветви низко низко над поверхностью воды, — но послушно расступались перед знахаркой, открывая водную тропу.
Зазар умело орудовала шестом, и они продолжали быстро продвигаться вперед. А потом Ясенка заметила, что кое что вокруг них изменилось. В густых зарослях стали время от времени появляться каменные столбы, покосившиеся, но все таки похожие на те, что она видела на островке с каменным чудовищем. Стены? Да, наверное. Но что тут нужно было окружать стенами… или от чего отгораживаться ими?
Рука девушки невольно потянулась к поясу, пальцы сжались на рукояти ножа, подаренного ей знахаркой. Хотя эти стены явно стояли тут очень давно, их все равно должны были поставить с какой то целью, а после той встречи у омута с островком Ясенке не хотелось снова стать объектом внимания того, кто может обитать на дне под ними. А потом их глазам предстало еще одно чудо — ну, по крайней мере, так подумала Ясенка. Стены закончились толстыми столбами, стоявшими по обе стороны протоки, — словно это была дверь, ведущая куда то… но за ней снова оказалась открытая вода.
Еще один пруд, с отчаянием решила Ясенка, да какой большой! Она плохо понимала, что происходит. Ее спутница не пожелала объяснить, куда они направляются и зачем: с момента выхода из деревни Зазар не произнесла ни слова.
Однако за ширью открытой воды их ожидал не островок пропитанной водой земли, а сплошные камни. Ясенка сразу поняла, что это место создано не природой, — точно такую же уверенность она ощутила, когда увидела каменную площадку, на которой стояло неживое чудовище. Несмотря на заброшенность этого места, видно было, что камни уложены в определенном порядке.
И эти камни громоздились так высоко, что сидящим в лодке была видна только неровная линия их края, а то, что находилось за ними, оставалось скрытым. Зазар работала шестом все медленнее, жадно хватая ртом воздух после каждого толчка. Ясенка ожидала, что шест вот вот завязнет в густом иле на дне, но этого не происходило.
Наконец, впервые с начала их путешествия, знахарка нарушила молчание.
— Готовься! — Она указала на каменный мыс с относительно ровной поверхностью. — Сними мешок. Когда скажу — бросай его на те камни, да не жалей сил!
Ясенка расстегнула плащ, сбросила его с плеч и поспешно распустила все завязки и пряжки, удерживавшие дорожный мешок на ее спине. Вскоре мешок уже лежал у нее на коленях.
— Давай!
Зазар удалось подвести лодку почти к самым камням. Поза у Ясенки была неподходящей для хорошего броска, но она напряглась и швырнула тяжелый мешок — и скорее благодаря удаче, чем ее меткости, он упал на самый край каменной площадки.
Зазар в последний раз энергично оттолкнулась шестом, и лодка развернулась, скребнув бортом по камням. На этот раз Ясенке не понадобились команды: она неловко выпрыгнула из лодки на ближайший камень.
— Держи!
Ясенка все еще стояла на четвереньках, но сумела поймать тяжелую веревочную петлю, которую бросила ей знахарка, — и вцепилась в нее, не давая лодке отойти от берега, пока Зазар вылезала следом за ней на камни. Потом Зазар с привычной ловкостью вогнала шест в щель между двумя камнями и надежно закрепила на нем веревку, так что лодка замерла на месте.
— Вверх!
Обычно разговорчивая Зазар на этот раз явно скупилась на слова. Она только выставила большой палец, показывая, что им нужно взобраться на самый верх неровной стены. В одном месте источенные временем камни были сложены таким образом, что с одного легко можно было перешагнуть на следующий, лежащий чуть выше.
— Лестница.
Это слово Ясенка услышала в первый раз. Забросив за спину мешок, но не закрепляя его, она следом за Зазар пошла вверх. Добравшись до конца «лестницы», она поспешно шагнула вперед, торопясь увидеть новую землю, скрывавшуюся за стеной. И тут же задохнулась от потрясения. Перед ней раскинулся древний мир — но для девушки, проведшей всю свою жизнь в примитивной хижине на островке в Зловещей Трясине, это было нечто ошеломляюще новое. Она увидела множество стен — конечно же, это были огромные дома, хотя крыши над ними давным давно исчезли, а в проходах между остовами зданий громоздились кучи обломков. Но в глаза сразу бросалась упорядоченность, говорившая о том, что все тут служило какой то цели. Руины были обширными, они заполняли все пространство до дальней линии полуразрушенной стены, изгиб которой Ясенка едва могла различить со своего места. Зазар указала на обломки внизу.
— Галинф.
— Галинф? — вопросительным тоном повторила Ясенка.
Еще одно незнакомое слово. Зазар ничего объяснять не стала.
Вместо этого знахарка подняла обе руки ладонями вверх и стала нараспев произносить слова, которые тоже были непонятными. Ясенке показалось, будто знахарка возвещает нечто важное. Или она просила здесь приюта? Тогда к кому была обращена ее просьба?
Это невероятное скопление камней… у девушки не было для него слова, но все эти странные каменные дома уж никак не походили на жалкие хижины жителей Зловещей Трясины. И здесь, похоже, никто не жил. Тем не менее девушка с тревогой смотрела на множество каменных груд. Среди них вполне могли затаиться самые страшные твари, чешуйчатые, зубастые… такие, от которых лучше держаться как можно дальше.
Зазар допела свое заклинание. Теперь она стояла неподвижно, глядя на серые развалины внизу. Ясенка тоже устремила взгляд туда, но нигде не заметила никакого движения.
Движения, может, и не было — зато Ясенка услышала кое что. Откуда то издали донесся ответ на заклинание Зазар.
Это не было похоже на хриплое кваканье болотника, высунувшегося из омута. Скорее это походило на песню, однако ее мелодия и ритм ничем не напоминали те примитивные песнопения, что звучали на сборищах трясинного народа.
Кто же пел? И что означала странная песня? Ясенку пробрала дрожь. Все это было так непохоже на все, с чем ей приходилось сталкиваться прежде… А человек, выросший в Зловещей Трясине, не мог не опасаться неизвестного.
Переливы и взлеты мелодии… Нет, Ясенка не могла поверить, что в этом таится какая то угроза. Приглашение? Она взялась за дорожный мешок и вскинула его на спину, закрепив лишь часть застежек. Казалось, Зазар забыла о своей спутнице. Ничего не говоря, знахарка пошла по стене. В нескольких шагах от них оказалась еще одна «лестница» — камни, уложенные один над другим, как те, по которым они так легко поднялись наверх. А теперь так же легко спустились.
Не взглянула Зазар на Ясенку и тогда, когда они снова оказались на земле. Знахарка тут же уверенно зашагала вперед, словно прекрасно знала, что делает. Ясенка поспешила следом, стараясь не спотыкаться о камни. По обеим сторонам от них поднимались другие стены, но эти были не такими высокими: Ясенка решила, что они служили основой для отдельных очагов.
Спустя небольшое время путницы вышли на открытое пространство, гораздо более широкое, чем наполовину заваленные проходы между строениями. Но и здесь виднелись следы разрушения. Прямо перед ними лицом вниз лежала фигура, высеченная из камня и разбившаяся на три части. Но это было не чудовище вроде того, что Ясенка обнаружила во время своих собственных странствий. Было совершенно очевидно, что фигура изображала человеческое существо — такое же, как сама Ясенка. Разбитое тело и конечности полностью соответствовали ее собственным, за исключением размеров: фигура была гораздо выше.
Однако ее пропорции, которые можно было оценить, несмотря на плачевное состояние каменного изображения, не соответствовали пропорциям тел приземистых и ширококостных трясинных жителей. Ясенка чувствовала, как в ней бурлят бесконечные вопросы, но Зазар уже прошла мимо фигуры и явно не желала разговаривать.
Ноги фигуры по прежнему стояли на широкой каменной плите, с которой упали — или были сброшены — другие части изваяния. И это основание стояло прямо перед входом в очень большое строение, сильно отличавшееся от всех остальных. Здесь обломки были отодвинуты в сторону, и за ними виднелась короткая лестница. Ступеньки ее были не такими крутыми, как те, что вели на стену, и их было всего четыре. Поднявшись по ним, девушка увидела широкую открытую площадку перед очередной стеной. В центре стены была полукруглая дыра. Однако этот дверной проем поразил Ясенку: он был закрыт завесой, плотной и прочной, почти совсем новой. Именно такая занавесь служила бы дверью в хижине трясинного народа.
Ясенка шла следом за Зазар, но когда они ступили на площадку перед аркой, знахарка резко обернулась. Теперь ее взгляд был устремлен на Ясенку, и к ней вдруг вернулся голос, которым она не пользовалась уже несколько часов.
— Ясенка Смертедочерь, перед тобой — сердце древнего знания. Большая его часть за эти долгие годы утекла и исчезла. Но те, кто рождается с даром учения, знания и запоминания, сделали его своим домом. Тебя приветствовал Дух Крови, и потому тебя сочли талантливой — как я и считала. — Она указала на окружавшие их развалины. — Когда то здесь был великий город: таких городов трясинный народ никогда не знал. Когда город был сильным, Трясины просто не существовало, вода еще не начала поглощать землю. Я говорила тебе, что до нас этими землями правили многие, многие народы. И здесь был один из главных центров давно забытой расы. Но, как я уже говорила, колесо вращается — и наступает время перемен. Я дарю тебе эту тайну безо всяких условий, потому что многим известно: наступила пора разбудить новые силы. И тебе предстоит сыграть в этом свою роль.

10

Сохраняя на лице выражение отстраненной безмятежности, королева пыталась прочесть чувства и мысли трех мужчин, трех членов королевского совета, которые только что приветствовали ее поклонами. Она сидела в кресле в центре комнаты, но не на помосте, чтобы это не слишком напоминало трон. Теперь Иса чуть заметно приподняла руку — и дежурный паж поспешно придвинул три стула, на которых высшим аристократам разрешалось сидеть в присутствии монарших особ. Вторым легким жестом королева выставила из комнаты всех посторонних, оставшись наедине с теми, кто попросил у нее аудиенции. Ей нравилось демонстрировать прекрасную выучку своих слуг, хотя для этих троих все это не имело значения. Осторожность и осмотрительность, выдержка и выжидание. Иса мысленно повторяла эти слова, отрешенно взирая на пришедших и по очереди встречаясь с ними взглядом. Руки она положила на колени, ощущая четыре Великих Кольца, словно их сила набрала такой вес, что давила на ее пальцы.
Ройанс из Граттенбора, глава Совета. Его семья была союзником Дома Дуба, и в юности Ройанс был приятелем Борфа. Однако Ройанс не позволил страстям управлять собой. Он всегда предпочитал вести открытый бой, как настоящий воин. За последние десять лет он дважды защищал свои владения — или те, которые считал своими, — выдержав полную осаду амбициозных соседей. Его профиль напоминал ястребиный, и, возможно сознавая это, он сделал ястреба своим личным гербом. Иса знала, что Ройансу свойственна и жестокая натура этой птицы.
Гаттор из Билфа. Иногда он становился на сторону Тиса, иногда — Рябины и не заключал постоянных союзов. Он не был сторонником открытого боя и считал вооруженные столкновения плохим способом решения споров. Нет, такое не для него. Толстое тело Гаттора, его круглое лицо с сонными глазками принадлежало человеку ленивому, не спешащему действовать. Открыто действовать. Войны Гаттора всегда велись в темноте, и, как правило, посторонние могли только догадываться, какую роль он сыграл, например, во внезапном падении некоей семьи, принявшей сторону Дома, который, по слухам, покушался на его собственные владения.
Харуз из Крагдена, самый молодой из троих, был, возможно, и самым опасным. Двое других облачились в темно синие одежды — подобающий цвет для появления при дворе, — но на нем был терракотовый камзол, который буквально светился в полутемном помещении. Насколько знала Иса, Харуз никогда не вступал в союз ни с одним из четырех правящих Домов и, таким образом, не позволял втянуть себя в их вечные ссоры друг с другом. Это было очень разумно, поскольку наследственное право делало его владельцем крепости Крагден — крепости, служившей главной защитой Ренделшама. Харуз отлично владел любым оружием и при необходимости ловко плел довольно сложные политические интриги. При этом он был человеком ученым, хотя и не позволял своему интересу к знаниям прошлого влиять на его действия в настоящем.
Иса чуть наклонила голову.
— Милорды! — произнесла она в качестве приветствия, прекрасно сознавая, что склонить этих троих на свою сторону будет таким трудным делом, за какое она еще никогда прежде не пыталась взяться.
Но они должны понять, что сейчас наступил такой момент, когда им следует держаться вместе — потому что порознь они падут и рассыплются в прах.
Все трое поклонились ей и сели.
— Ваше величество.
Несмотря на молодость Харуза, именно ему поручили говорить от имени всех троих. Ису это нисколько не удивило.
— Я буду с вами откровенна, — произнесла она ровным голосом, положив руки на подлокотники кресла так, чтобы Великие Кольца были хорошо видны. — Почтенные милорды, сейчас не время для тайных переговоров, поскольку нам грозят великие беды. Я обещала говорить прямо, и будет именно так, хотя было бы неплохо, если бы мои слова не вышли за стены этой комнаты. Мой супруг, король, уже не тот, что прежде. Мы больше не можем игнорировать этот факт. А принц в настоящий момент не выказывает никакого интереса к делам государства.
Она заметила, как Харуз чуть подвинулся, Ройанс сел еще прямее, а лицо Гаттора стало еще сонливее.
— Мне дано было узнать со всей определенностью, что Ренделу грозит беда — такая, какой страна не знала уже двадцать поколений, или даже больше, — продолжила Иса. — В северных землях неустройство. Морские Бродяги, которые давно были угрозой нашей мирной жизни, переселяются — и не по своей воле. Их крепости пали под напором силы, пришедшей в Землю Снегов издалека. С дальнего севера поднялось войско, и оно движется, захватывая все новые и новые земли. Что это за существа, откуда пришли, пока не известно.
Иса замолчала, потому что при этих ее словах Харуз снова подвинулся на своем невысоком стуле. Теперь он подался немного вперед.
Она повернулась, чтобы обратиться прямо к нему.
— Милорд, говорят, что ваши знания прошлого шире, чем у большинства наших ученых. Что вам известно о дальнем севере?
Ройанс посмотрел на Харуза не без удивления, и даже Гаттор чуть приподнял одну бровь, а в его глазах вдруг вспыхнули искры — хотя головы он и не повернул.
Харуз ответил сразу и без колебаний.
— Существуют легенды, ваше величество. Очень древние легенды. В них говорится, что некогда все земли, какие только нам известны, были единым могущественным королевством, а четыре правящих Дома процветали в мире друг с другом. Но потом злая судьба заставила брата пойти на брата и сына — на отца, пока не наступил полный хаос. Даже сама природа приняла участие в этой роковой борьбе, и море напало на сушу. В легендах говорится, что именно тогда появилась Зловещая Трясина. Даже горы проснулись, и струи огня били в небо. Тогда люди могли только прятаться и лелеять последние искры надежды. Но потом из Карна пришел Джарнел…
— Это — сказка, которую рассказывают зимними вечерами у очага, чтобы заставить слушателей дрожать от страха, — сказал Ройанс, нахмурившись. — Нет никаких фактов, которые подтверждали бы, что Джарнел действительно существовал, что это не болтовня сказочников.
Харуз пожал плечами.
— Так это или нет, но легенда заканчивается утверждением, что Джарнел и его армия прогнали остатки зла на дальний север и там прибегли к какой то таинственной силе, которая должна была держать древнее зло в заточении. Четыре Дома выжили, но их власть сильно уменьшилась. Разве можно отрицать, что между нами существуют такие люди, мужчины и женщины, которые рождаются с крупицами внутренней силы, нам не понятной? В давние времена такие дары могли быть куда более сильными.
Королева кивнула.
— Милорды, эти слова не пустые домыслы. Древние записи говорят, что время от времени, даже на нашей памяти, случаются такие события, которые не поддаются объяснению.
Теперь Ройанс пристально смотрел на нее, и в его глазах светился острый ум. Серебряная отделка его придворного костюма была такой же строгой, как и взгляд серых глаз.
— Яснеродных больше нет, — заявил он прямо. — Легенды говорили, что владения Ясеня когда то были сильными и простирались вдоль наших южных берегов… пока не пришла тень.
Казалось, будто он бросил к их ногам горящий факел. Два советника чуть отстранились от него — и даже выдержка королевы дала трещину. Губы Исы дрогнули, словно она готова была сказать нечто неуместное. Однако она почти мгновенно овладела собой.
— Владения Ясеня и та тень, что легла на них, — произнесла Иса очень сдержанно, — больше не представляют для нас опасности. Этот Дом исчез. Но вы правы, властитель Граттенбора: мы и до сей поры храним некоторые необъяснимые воспоминания. — Она умело вернула разговор в намеченное ею русло. — Однако все это было в прошлом. И что бы ни скрывалось на дальнем севере, эту силу больше ничто не сдерживает, и горы снова проснулись, чтобы изрыгать огонь. На земли морских народов хлынула чудовищная армия. Остатки Морских Бродяг бегут морем на запад и на юг. Я хочу спросить вас, лорд Ройанс, как человека, командовавшего многими сражениями, верны ли слова — «Тот, кто сражается с моим врагом, на это время становится моим другом»? Этот морской народ, Бродяги, — хорошие бойцы, нам ли этого не знать! Возможно, с кем они сражаются, должны быть не только их врагами, но и нашими?
Как это ни странно, ответил ей Гаттор. Похоже, лорд счел нужным напомнить всем о своем присутствии. Его голос неприятно резал слух: он был гнусавым и пронзительным.
— Да, мы знаем о Морских Бродягах, — сказал он. Его рука как бы сама собой потянулась к поясу, на котором висели ножны — пустые, как это полагалось в присутствии монархов; лишь стражники, давшие клятву охранять властительных особ, могли иметь оружие в приемных залах. — Спросите у купцов, ваше величество. Если вы задумали заключить какой то союз с этими морскими волками, то я сомневаюсь, чтобы многие торговцы поддержали такое дело.
Другого от Гаттора и ждать не приходилось. Богатство его Дома возникло в результате тайных сделок с морскими торговцами, которые велись на протяжении трех поколений, а то и больше. Неудивительно, что кружево и вышивка, украшавшие его камзол, были из золотой канители.
Иса решила рискнуть, позволить себе облечь в слова все, чего она боялась.
— Бывают такие моменты, когда приходится объединиться с пришельцами и заключить с ними союз, чтобы не погибнуть.
— Наши северные границы надежны. Зловещая Трясина, ваше величество, может показаться слабым местом тому, кто ничего о ней не знает, но она станет ловушкой для любого, кто явится с юга, — ответил Гаттор без всякого жара. — Неужели вы думаете, что те дикари, которые населяют Трясину, пропустят захватчиков? Всем известно, что бывает с людьми иной крови, которые осмеливаются туда пойти.
Он сложил руки на толстом животе и, казалось, снова впал в дремоту. Но Иса знала, что его вид обманчив.
— Да, — согласилась она, — Зловещая Трясина не сдастся просто так. Но оружие захватчиков сильнее черепаховых копий, а в топях есть проходы. Можем ли мы полагаться на полосу мокрой земли так, словно это крепостная стена? Я обещала вам быть откровенной. Разрешите мне говорить еще прямее. Скажите мне, лорды: продолжат ли Дома свои свары, так что нашу страну будут разрывать подозрения и склоки? Или мы объединимся и забудем о личных обидах ради защиты всего государства?
Харуз снова подался вперед.
— Ваше величество, одних слухов о войне мало. У вас есть что нибудь, кроме рассказов случайных путников?
Он пристально наблюдал за королевой горящими зелеными глазами.
Иса мгновенно насторожилась. Что было известно Харузу, о чем ему удалось узнать? О его интересе к старинным записям знали все. Говорили даже, что в его архивах в крепости Крагден хранится больше знаний, чем в королевском замке и библиотеке Великого Собора, где королева прилежно вела свои поиски.
Иса поспешила заверить Харуза в том, что не сомневается в достоверности своих сведении — но, конечно, у нее и в мыслях не было признаваться, откуда она их получает.
— Милорд, в любых слухах всегда есть зерно истины.
Высоко в башне сейчас отдыхали ее «глаза и уши», и многие люди при виде Туманчика наверняка бы начертили в воздухе охранный знак против демонических сил и заговорили бы о черных чарах. Иса продолжала смотреть на Харуза в упор, пока тот не отвел взгляда, хоть и было понятно, что ее ответ его нисколько не удовлетворил.
Ройанс все это время хранил молчание, думая о своем. Но теперь он заговорил:
— Ваше величество, можно ли провести гончих между боевыми котами так, чтобы ни те ни другие не смотрели друг на друга как на законную добычу? И все же в сказанном вами есть доля правды. У всех нас есть свои наблюдатели за границей. — Тут он по очереди посмотрел на своих спутников. — Давайте затребуем у них новости. Если они окажутся такими горькими… Ну что ж: мой род много лет сражается против Дартана и Глика, но я отправлю к ним гонцов с перевязями мира на оружии, если окажется, что нам необходимо сражаться вместе.
Иса с трудом сохранила бесстрастие. Она его заполучила! По крайней мере, на какое то время. Ей надо постараться не упустить Ройанса и потом. Он сказал правду — и если ему удастся объединить эти два рода, давних и заклятых врагов, то будущее сулит надежду.
— Я благодарю вас, лорд Ройанс, — сказала она.
Теперь она повернулась к Гаттору. Он сложил пухлые ладони лодочкой и посмотрел поверх них куда то вдаль. Его затянувшееся молчание таило угрозу. Наконец он заговорил.
— А как насчет принца Флориана? Ему давно пора заключить помолвку. А я что то не слышал разговоров о посольстве в Юленд или Ритэм, чтобы подыскать ему достаточно родовитую невесту. Но мы знаем, что если он выберет супругу в одном из семейств Рендела, это станет поводом для раздоров в нашей среде.
Да проглотит его Черная Пасть Лабора, он прав! Не будь Иса уверена в обратном, она могла бы подумать, что Гаттор заполучил в свои руки содержимое одного сундучка, который стоял на столе в этой самой комнате Совета! В сундучке лежали письма, содержавшие в себе скрытое оскорбление. И в Юленде, лежавшем на другом берегу южного моря, и в богатом морском королевстве Ритэм о наследном принце Флориане были хорошо наслышаны, так что ни одна девица королевской крови не соглашалась отправиться в Рендел, чтобы выйти за него замуж. А если помолвить его с дочерью одного из правящих Домов, то они все перессорятся между собой. Или, что еще хуже, восстанут против монаршего Дома. В этом случае все надежды па прочный союз будут разрушены. Так что не следует отбрасывать мысль о том, что можно объединить королевство, женив Флориана на Лаэрн из слабого Дома Рябины. По крайней мере, пока не следует отбрасывать. У нее еще будет время, чтобы все изменить — если она проявит достаточное терпение. Какая нибудь уловка, обман — и, может быть это объединит ее аристократов.
Иса принялась тереть Великие Кольца, словно прося у них ответа на этот очень непростой вопрос. И тут ей вдруг пришла в голову некая мысль. Иса попыталась ее оценить. Торопиться не следует. Она всегда придерживалась этого правила на советах. Однако может оказаться и так, что сейчас время перестало быть ее союзником. Иса решила поделиться идеей.
— Морские Бродяги, — спокойно сказала она, — не подчиняются какому то одному властителю. Они делятся на родственные кланы. Однако каждый гордится своим родом, и в каждом из кланов есть правитель и его кровная родня. Те, кто направился на юг, составляют один из самых сильных и предприимчивых кланов. Их знаком служит Морской Ворон…
— Нет! — взорвался вдруг проснувшийся Гаттор. — Кровожадные дьяволы! Теперь все ясно. Я понял, что вы предлагаете, и я отвергаю это! Вы только что говорили о том, чтобы не объединяться с ними против какой то мнимой угрозы, и тут же предлагаете заключить с ними союз! У меня к ним кровавый счет, они захватили пять моих кораблей.
Ройанс подал голос — и заговорил он все так же ровно и спокойно.
— Давайте не будем спешить, чтобы не сказать чего нибудь такого, о чем после придется пожалеть. Ваше величество уже как то сообщались с ними… с этими Морскими Бродягами?
Сузив глаза, он внимательно посмотрел на Ису.
— Пока нет. Просто я знаю, что может произойти, — ответила она, по очереди посмотрев на трех советников. — Если то, что движется на нас с северных гор, не увязнет в Трясине, а мы не договоримся к тому времени с Морскими Бродягами и не сможем забыть свои распри и сражаться под одним знаменем, то, клянусь этими Кольцами… — тут она воздела руки, и ленты металла на ее пальцах заискрились, — …да, можно не сомневаться: Рендел падет вместе со всеми окрестными странами. Ваши славные семьи и твердыни всех правящих Домов превратятся в руины, населенные одними мертвецами. Если ради безопасности государства придется даже заключить брак между наследным принцем и дочерью вождя Морских Бродяг — это будет сделано.
Ройанс склонил голову. А когда он ее поднял, его взгляд снова стал по ястребиному зорким.
— Ваше величество, — объявил он довольно резко, — дали нам немало пищи для размышлений. Но мы не можем принять подобное решение, не обдумав его со всех сторон. Тут необходимо многое взвесить.
— Вот именно, вот именно! — закивал Гаттор. — Тут надо принять во внимание очень многое.
— Я признаю истину и мудрость ваших слов, — отозвалась королева, и в голосе ее прозвучали печаль и смирение.
Втайне Иса была довольна: она понимала, что реально на большее надеяться и не приходилось. Пусть они подумают о предложенном ею браке принца с бродяжьим отребьем. Это поможет сделать союз ее сына с Лаэрн лишь более привлекательным. Королеве легко было позволить Гаттору возражать против того, чего она и не собиралась допустить.
— Однако время работает против нас, — добавила она. — Совещайтесь и планируйте столько, сколько вам угодно, милорды. Мне нужно ваше единое мнение, когда вы вернетесь… ну, скажем, через два дня. — Она жестом отпустила их. — Вы получили пищу для размышлений, вы знаете, чего нам следует ожидать… Прошу, не разочаруйте нас всех.
Все трое встали и поклонились. Гаттор хмурился, Ройанс снова держался совершенно бесстрастно, а Харуз постукивал пальцами по поясу, словно обдумывая какой то вопрос. Все трое направились к двери.
Гаттор осторожно взял Ройанса за рукав: было ясно, что он желает переговорить наедине, как только их никто не сможет услышать. А вот Харуз немного отстал от них. Он наклонился, поправляя пряжку башмака. Когда два советника вышли за дверь, он повернулся к Исе. Королева решила, что он хочет еще что то сказать ей — но уже не как член королевского Совета. Преисполнившись любопытства, она знаком разрешила ему подойти, хотя личная аудиенция при подобных обстоятельствах была грубым нарушением этикета.
— Милорд?
Харуз вернулся и, повинуясь жесту Исы, снова сел на невысокий стул.
К ее немалому удивлению, он не стал ничего говорить, а вытянул из под камзола шнурок, охватывавший его шею. Амулет — если на шнурке был именно амулет — он сначала на мгновение сжал в ладони, а потом показал королеве.
Серый камень блестел, словно его тщательно отполировали, и имел форму крылатого существа. Несмотря на то, что амулет был затерт до блеска, можно было разобрать, что вырезанное из камня существо покрыто не перьями, а шерстью. В его крошечных глазках блестели вставки из драгоценных камней.
Иса впилась ногтями себе в ладони, чтобы не выдать своего потрясения. Она узнала это крылатое существо…
— Зазар, ваше величество. — Харуз говорил почти шепотом, словно в этой комнате присутствовали посторонние. — Я получил это от Зазар.
Иса потерла руки, ища поддержки в Великих Кольцах, надеясь, что они придадут ей сил. Однако ничто не могло прогнать леденящий холод, разлившийся по ее телу. Королева с трудом заставила себя перевести взгляд с амулета на того, кто его держал.
— Ваши исторические исследования, похоже, были очень глубокими, лорд Харуз.
— Это — моя страсть, ваше величество. «Сейчас» представляется мне довольно скучным местом, а вот «прежде» зовет меня к себе. Да, я прошел по многим весьма пыльным тропам. И некоторые из них приводили меня к Зазар.
Иса не посмела задать ему ни одного вопроса: обнаружить невежество было бы опасно. Что именно известно Харузу? И как он намерен использовать свои знания? Не направит ли он их против нее, не попытается ли захватить власть? У Исы кружилась голова: она ощущала, что может вот вот попасть в ловушку. Ей необходимо было мобилизовать весь свой ум, чтобы не выдать того, что ей известно, — и при этом узнать хоть немного нового.
— Кажется, такое изображение символизирует посланника, — процедила она сквозь зубы.
— Преданного посланника, — отозвался лорд Харуз, согласно кивая. — Одного из нескольких. Я пока им не пользовался. Но другой был направлен на север, не так ли, ваше величество?
Не было смысла отрицать то, что он явно знал.
— Да. И те сведения, о которых я упомянула при вас и других лордах, соответствуют истине.
— Я так и подумал, что сегодня мы услышали о результатах путешествия, предпринятого именно таким посланником. — Харуз потер большим пальцем каменную фигурку, лежавшую у него на ладони. — Есть и другие источники сведений, — добавил он.
Королева выжидала, не желая ничего говорить.
Казалось, лорд Харуз был готов продолжать разговор. Более того, он не делал пауз, словно не ждал вопросов, словно полагал, будто они с королевой теперь действуют, как равные. И маленький посланник вполне мог бы действительно уравнять их — в данном вопросе.
— Ваше величество, у Зловещей Трясины есть свои тайны. Флориану следует заключить такой брак, который объединил бы силы, это так. И избранница должна быть такой, чтобы не оттолкнуть ни один из Домов, заставив его усомниться в правильности выбора или преследовать иные интересы. Давайте предположим — только предположим, — что удалось бы отыскать девицу самого знатного происхождения, у которой при этом не было бы Дома, и ей не к кому было бы обратиться за поддержкой.
Холод, охвативший Ису, стал леденящим. Лаэрн безусловно была высокородной невестой, но она не была лишена Дома. Но, конечно, предложенный Харузом вариант был бы самым предпочтительным: разве королева сама не отправляла на поиски силу, не пришла ли к точно такому же выводу, не стремилась ли найти что нибудь подходящее? В период неустройств последнего времени несколько менее влиятельных семей, связанных с четырьмя главными Домами, действительно пришли в упадок и прекратили существование. Это были семьи, главы которых пытались вести непосильные для них интриги. Заключить брак с дочерью одной из таких семей — даже если бы нашлась такая, кровь которой оказалась бы достаточно чиста, — не пошло бы на пользу царствующему Дому, а только ослабило бы его. Нет смысла опираться на сломанный тростник тогда, когда нужна надежная стена.
Королева заставила себя сосредоточиться. Зловещая Трясина. Почему Харуз упомянул о ней? В пределах Трясинной земли не было владений ни одного Дома, никогда, на протяжении всей истории Рендела. Многие поколения были свидетелями существования Трясины. И все же… Трясина. Нет! Не может того быть. Она сжала руки так, что Кольца больно впились ей в ладони.
Похоже, по каким то изменениям в ее лице Харуз прочел ее мысли.
— Да. Яснеродная.
Несмотря на все ее усилия овладеть собой, Иса вздрогнула.
А потом заставила себя заговорить — медленно, делая паузу после каждого слова, как будто пыталась придать им больше веса.
— Это невозможно. Яснеродных не существует.
Харуз выгнул бровь, соглашаясь с ней.
— В пределах королевства — да, конечно. Но разве нельзя предположить, что кто то неизвестный, кто то знатный…
— Они все мертвы! — Иса резко встала, вынудив тем самым подняться и лорда Харуза. — Дома Ясеня больше не существует, и думать иначе, милорд Харуз, равносильно измене! Аудиенция закончена.
Она больше не могла вести эту игру в свет и тень. Ей хотелось только одного — избавиться от собеседника, прогнать его с глаз долой. И кроме того, ей необходимо было кое что сделать, и поскорее, — чтобы прогнать опасения, разбуженные его словами.
Харуз спрятал свой талисман под рубашку и низко поклонился. Однако при этом он посмел снова заговорить:
— Помните Зазар, ваше величество. Я всегда к вашим услугам, верите вы тому или нет.
Ей безумно хотелось кликнуть стражников и отправить этого затаившегося врага под арест, в темницу. Однако она не могла этого сделать, зная, что Харуз слишком силен, слишком опасен. И она застыла с неподвижным лицом, глядя, как лорд, пятясь, выходит из комнаты.
Как только Харуз ушел, королева стремительно повернулась и бросилась к потайной двери, скрытой в деревянной обшивке стен. Она обнаружила этот проход сама — и никому о нем не рассказала. Лабиринт тайных переходов позволял ей незаметно пробираться из одной части замка в другую, тем самым укрепляя свою репутацию женщины, владеющей силой и способной в любое время появиться ниоткуда. Она задвинула панель за собой и стала поспешно подниматься наверх, старательно придерживая пышные юбки, чтобы не запачкать их в многовековой пыли.
Подъем был долгим, к тому же потайная лестница была куда более узкой и крутой, чем та, которой Иса обычно пользовалась, однако этот ход вел прямиком в ее башню. И кроме того, в эту минуту королеве хотелось остаться незамеченной. Дважды ей пришлось остановиться, прижимая ладонь к груди, чтобы умерить острую боль. Но в конце концов она добралась до своей башни и, подойдя к креслу, рухнула в него, внезапно лишившись сил.
Что именно мог знать Харуз? Его намеки пробудили в Исе ярость и страх. Но если он владеет силой… и имеет собственного посланника…
Никого из Яснеродных не могло остаться в живых — никого, в ком текла бы чистая кровь этого Дома. И к тому же все прекрасно знали, что трясинный народ убивает иноземцев… И разве ее собственный отряд не нашел свидетельств того, что случилось там почти шестнадцать лет тому назад? У Исы никогда не появлялось повода усомниться в этом. Расспросы только подтвердили бы, что в ребенке Алдиты кровь иноземцев смешалась с кровью трясинных жителей. Криво усмехаясь, Иса вспомнила разговоры о том, что некоторые мужчины Рендела — да и женщины тоже — якобы заводили связи с трясинными жителями ради острых ощущений. И что порой это приводило к весьма нежелательным последствиям.
Исе хотелось, чтобы это было именно так. Она не желала верить в то, что ее муж мог в порыве похоти оставить свое семя другой женщине, и к тому же до того, как она, его избранная королева, понесла наследника. Отцом ребенка должен был быть кто то другой…
Иса отказывалась вспоминать, как сильно она любила Борфа в то время — она помнила только ненависть, сменившую это чувство. Она не потерпела бы даже флирта… А это был именно флирт, и ничего другого. Иса не допустила ничего другого, не оставила королю Борфу и Алдите из Дома Ясеня времени ни на что другое.
И надо же было случиться такому: в тот момент, когда Борф собирался предать свою молодую жену, Алдита сама наставила Борфу рога! Похотливость этой сучки, похоже, заставила ее забыть об осторожности — и она удовлетворила похоть с другим. Неудивительно, что она с такой поспешностью бежала в Трясину! Она спасалась бегством от гнева короля и королевы! Иса подавила смех, грозивший перейти в истерику.
И в то же время ей была необходима уверенность. Иса заставила себя успокоиться и поудобнее устроиться в кресле. Подняв вверх дрожащие руки, она сложила губы трубочкой и издала пронзительный, совершенно неестественный свист. И тут же она увидела Туманчика — и ее руки бессильно упали.

Ясенка нырнула под дверную занавесь следом за Зазар и с любопытством осмотрелась. Помещение оказалось широким и длинным — или когда то было таким. Похоже, в нем могла бы разместиться целая деревня из Трясины. Однако здесь, как и повсюду в этом городе, верхняя часть стен и крыша рухнули, заполнив зал мусором. Но в то же время заметны были и признаки того, что кто то пытался сохранить то, что осталось.
В этом помещении явно поработало немало рук, и им удалось навести в хаосе некое подобие порядка. Обломки камня были оттащены в сторону и сложены у стен, образуя барьер высотой почти в человеческий рост, а центр помещения оказался почти свободным от мусора. Но дело было не только в этом. В трещинах между камнями были закреплены опоры для множества полок, а на самих полках громоздились мешки из тростниковой ряднины и полосок из кожи лапперов. К некоторым полкам были подвешены сетки, набитые какими то непонятными вещами. Кое где между мешками стояли глиняные горшки — и они тоже не были пустыми.
В центре помещения Ясенка не увидела привычного тандыра. Вместо него из нескольких упавших камней был кем то сложен очаг — и, судя по количеству сажи в нем, это было сделано очень давно.
Были здесь и груды циновок, умело сплетенных, так что на них можно было и сидеть, и спать Ясенка с удивлением ощутила, что, несмотря на всю внушительность каменного строения, здесь было уютно. Почувствовав себя совершенно непринужденно, она опустила дорожный мешок на пол. Зазар уже подошла к очагу и начала укладывать в него лучины для растопки и какие то черные комья, которые она аккуратно пристраивала вокруг лучин. В ответ на ее усилия в очаге вскоре запылал огонь, и Ясенка направилась прямо к нему, радуясь возможности согреться и обсушиться.
Уже сев у очага и протянув к нему ладони, девушка заметила, что они с Зазар были не единственными в этом помещении. Завершив свои труды по разжиганию огня, знахарка тихо зачирикала, словно приманивая кого то. Куча циновок зашевелилась — под ними явно кто то прятался. А потом наружу вылезло существо, немножко похожее на пугливых водяных крыс из Трясины. Ясенка часто видела их во время своих походов по знакомым и не очень знакомым местам Трясинной земли.
Только этот зверек оказался покрупнее, чем водяные крысы. И как только он выбрался из под циновок целиком, стало понятно, что никакая это не водяная крыса. Существо было не просто больше размером; у него была круглая, а не длинная, как у крыс, голова с острыми, торчащими вверх ушками, и шкурка у него казалась более мягкой, чем щетинистая шерсть болотных обитателей. Существо протопало к знахарке, протянувшей ему руку, и потерлось о ее ладонь, а потом уселось рядом. Протянув тонкие передние лапки, оно ухватило руку Зазар и начало облизывать ее ладонь необыкновенно ярким розовым язычком.
Зазар перестала чирикать и ласково заворковала. Зверюшка ответила ей тихим гортанным возгласом, а потом подняла голову и заглянула знахарке в лицо.
Зазар поманила Ясенку к себе, и та послушно подошла ближе.
— Это — Вейзе. — После этого Зазар обратилась к крошечному существу. — Вейзе, это — Ясенка.
Казалось, знахарка знакомит девушку с какой то родней из далекого трясинного поселка. Она прикоснулась рукой к плечу Ясенки. Вторую ее руку продолжало держать маленькое существо.
— Протяни руку Вейзе, девочка, чтобы она с тобой познакомилась.
Ясенка не могла понять, что это значит, но послушно протянула руку пушистому существу. Вейзе отпустила руку Зазар и вцепилась в пальцы Ясенки. Подавшись вперед, зверюшка принюхалась — а потом Ясенка ощутила прикосновение шершавого язычка. Когда Вейзе ее отпустила, девушка осмелилась погладить пушистую голову между острыми ушками, как это недавно сделала Зазар.
— Теперь Вейзе знает тебя, Ясенка Смертедочерь, и тебе это будет очень полезно. Но у нас есть и другие дела. Послушай ка, что я тебе скажу.
Зазар встала и обошла очаг, направляясь к той части стены, где вместо полок были натянуты переплетенные веревки, закреплявшие, как теперь поняла Ясеика, глиняные таблички. Знахарка не стала вытаскивать ни одну из них, она просто бережно провела пальцем по их краям, так же как недавно приласкала Вейзе.
— В тебе нет трясинной крови, девочка, — заговорила знахарка. — И никто из трясинных жителей об этом месте не знает. Видишь ли, в мире всегда существовали те, кто по крови и разуму восходил к тому времени, когда еще не была раскрыта Длань.
Она вдруг замолчала надолго, и Ясенка в конце концов решилась задать вопрос.
— Длань?
— В другом мире и другом времени, — ответила Зазар. В ее голосе послышались нотки усталости. — Здесь когда то царило величие. Вот это самое место, где мы с тобой укрылись, было жилищем Искателей Знания. Тогда громко звучал голос закона, который управляет всем живущим. То было время созидания, время жизни. А потом все рухнуло. Остались только обломки, жалкие обломки былого. Но мы неустанно ищем то, что позволило бы начать новое восхождение наверх. Трясина, которая когда то была частью огромной и могучей империи, погрузилась во тьму. И к нам приближается новый период тьмы. Ты иной крови, но ты родилась в Трясине, ты знаешь ее — и в грядущие дни это знание окажется весьма важным. Оставайся здесь, пока тебя не призовут.
— Не призовут? Кто меня призовет?
Ясенка знала, что перебивать знахарку нельзя, но не смогла сдержать изумления. Зазар покачала головой.
— Спроси это у земли, девочка. Спроси у ветра, у облаков. Я этого не знаю, так что ничего тебе сказать не могу. Сейчас мне надо вернуться домой, потому что жители Трясины — мой народ, хотя в своих желаниях и поступках они иной раз становятся хуже обитателей глубин. Будут трудности, но их нельзя предотвратить — их можно только предвидеть. Это мне известно. Смотри, Ясенка Смертедочерь, пока будет длиться твое ожидание — и смотри хорошенько!
Знахарка нагнулась и подхватила Вейзе на руки, словно младенца. А когда она снова отпустила мохнатое существо, то кивнула сначала Ясенке, а потом в сторону стены, на которой висели таблички.
— Употреби свое время с пользой, девочка. Я не знаю, сколько времени у тебя будет. Я призываю тебе на помощь защитные крылья удачи.
Зазар быстро повернулась, и Ясенка заспешила за ней. Ей было ясно, что знахарка собирается уйти — и уйти прямо сейчас. Следуя за ней, девушка пыталась что то спрашивать, но вскоре умолкла: она поняла, что больше ответов не получит. В словах знахарки было нечто окончательное. Неужели она хотела сказать, что их отношения, которые, впрочем, никогда не были особенно близкими, теперь окончательно разорваны? Как найти слова, чтобы спросить об этом? Наконец, отвязывая веревку, удерживавшую лодку, Ясенка решилась схватить Зазар за рукав — и слова так и посыпались из нее.
— Защитница… — откуда пришло к ней это непривычное слово? — …значит, ты хочешь от меня отвернуться?
Немигающий взгляд Зазар впился в ее лицо
— В этой жизни мы делаем либо то, что хотим либо то, что необходимо. То, что я делаю сейчас, относится ко второму случаю. Я не могла бы пожелать лучшей питомицы и воспитанницы. Я только скажу, что мы еще встретимся, но уже не как наставница и ученица. И потому я желаю тебе удачи.
— И… т тебе тоже удачи, Мудрая, — проговорила Ясенка.
Ей показалось, что сами устои ее мира дрогнули и готовы обрушиться, — и все же могла только молча смотреть, как Зазар садится в лодку и отводит ее от берега. А знахарка даже не обернулась, чтобы посмотреть на Ясенку, провожавшую ее взглядом до тех пор, пока лодка не пересекла озеро и не исчезла в протоке.

11

Маленький флот Морских Бродяг плыл все дальше, и впередсмотрящие не видели никаких изменений в скалистом берегу Трясины — если не считать того, что скалы стали чуть ниже. Кое где между каменными стенами виднелись проходы, словно приглашавшие путников в укромную бухту. А когда волнознатец рассматривал берег в свою трубу, то видел в скалах все больше похожих на пещеры отверстий, из которых в море изливалась мутная и зловонная вода. Запасы продуктов опасно уменьшались. Морские Бродяги уже начали серьезно тревожиться и даже подумывали, не вторгнуться ли в эту негостеприимную землю в поисках пищи. А на третий день после нападения земноводного чудовища впередсмотрящий заметил, что неподалеку от берега творится нечто необычное. Когда рулевой подвел «Горгулью» настолько близко, насколько это было возможно без риска повредить корабль, они поняли, что кипящая вода — это стая рыб, рвущих на части какую то добычу. Что именно делили рыбы, было не разобрать, но мысль о том, что придется есть хищников, выглядела достаточно тошнотворной, если позволить себе над этим задуматься. Однако Бродягам было не до капризов, когда голод грозил обессилить их всех. Проведенный на «Горгулье» совет решил что корабли, идущие впереди, должны попытаться подобраться к берегу еще ближе, несмотря на то, что со стороны Трясины, конечно же, могла грозить какая нибудь опасность. С помощью сигнальных флагов об этом решении сообщили остальным.
Вскоре с «Повелителя Волн» такими же флагами передали, чтобы другие суда обратили внимание на то, что у берега появились птицы и в скалах заметны отверстия — возможно, птичьи гнезда. А в гнездах могут найтись и яйца, что было бы совсем не лишним. Можно было также попробовать зайти в один из разломов между скалами и выяснить, куда он ведет.
Бродяги по жребию составили команду для небольшой шлюпки, чтобы отправить ее на разведку. «Штормоборец», самый большой и медлительный из кораблей, вызвался первым двинуться дальше на юг, предоставив более маневренным кораблям следовать за ним.
Оберн не удивился, вытащив шнурок с узлом из выборной чаши, которую первый помощник Хассе пустил по кругу, — он предчувствовал, что так будет. Несмотря на трепет, испытанный им при схватке с земноводным чудовищем, ему любопытно было узнать, что за мир скрывается за скалами. Возможно, та тварь действительно явилась оттуда? Оберн рад был возможности выяснить это.
Четверка, которой выпал жребий отправиться на разведку, села на весла небольшой шлюпки. Двое были матросами, привычными к подобным маневрам. Оберн и еще один воин, Дордан, командир лучников, следовали указаниям своих опытных спутников, налегая на весла.
Море вокруг них бурлило от множества рыбы, стремительно рассыпавшейся во все стороны при их приближении. У их ног лежала наготове свернутая сеть: один из матросов умел ее забрасывать. Они усердно гребли, направляя шлюпку к центру стаи.
Однако не успели они приблизиться к своей цели, как прямо к шлюпке течение вынесло какую то тускло зеленую массу, величиной почти в треть их суденышка. Из странного переплетения торчали колючие шипастые ветки. Матросы решили, что это растение свалилось в воду со скалы. Дордан оттолкнул преграду веслом — и тут же всем пришлось поспешно пригнуться: невесть откуда появилась огромная птица, помчавшаяся прямо на них. На секунду Оберну показалось, что это одно из тех летучих существ, что следовали за их кораблем в страшную ночь бегства, однако это создание было из плоти и крови и не вызвало у них ничего, кроме вполне здорового опасения, какого и заслуживает столь крупный хищник.
— Следовало бы догадаться, что они будут большими, — проворчал один из матросов. — Иначе мы бы их не увидели издалека.
Размах крыльев у этой птицы был больше, чем размах рук Оберна. Разинув громадный клюв, птица с громким криком кружила над ними. Крупные грязно серые перья покрывали все ее тело, оставляя голой отвратительную красную голову; глядя на нее, Оберн вспомнил о скальпированных врагах.
Крик подхватила вторая птица, подлетевшая ближе. Вслед за ними со скалы сорвалась третья. Дордан встал, широко расставив ноги из за качки и натянул тетиву. Первая птица расправила когти, готовясь спикировать на шлюпку. Один из матросов взмахнул веслом — и лишился его. Удар мощного крыла огромной птицы выбил весло у него из рук, оно упало в воду. Дордан выпустил стрелу — и раненая птица заверещала, заглушив звон тетивы.
Оберн понимал, что ни короткий меч, ни нож ему не помогут. Над ними кружили две птицы, а третья спешила им на помощь. Оберн крепко вцепился в весло — и все равно чуть не выронил его, когда первая птица врезалась в борт шлюпки. Из ее груди торчала стрела Дордана. Шлюпка закачалась еще сильнее, грозя перевернуться.
Гибель первого нападающего заставила вторую птицу свернуть в сторону. Однако третью это не испугало, и она бросилась с высоты прямо на людей. Птица метила в Дордана, словно понимая, что главная опасность исходит от него.
Лучник успел приготовить вторую стрелу, но умирающий хищник сильно ударил его крылом, чуть было не отправив за борт. Нападавшая птица пронзительно закричала, и Оберн изо всех сил махнул веслом, почти не глядя, куда бьет.
Его отчаянный удар пришелся прямо на длинную голую шею птицы. Оберн с трудом удержал весло: от удара все его тело содрогнулось, но ему показалось, что он слышал хруст ломающихся костей. Пернатый агрессор отлетел далеко от шлюпки. Однако они зачерпнули бортом воду, и матросы с трудом выровняли суденышко с помощью оставшихся весел. Получив наконец возможность осмотреться, разведчики обнаружили, что приближаются к скалам, но слишком далеко от темной расщелины в каменистом прибрежном барьере.
Умирающая птица продолжала бить по шлюпке крыльями, да и улетевшая могла еще вернуться. Оберн бросил весло, вытащил меч — и нанес удар, меткости которого не помешала даже качка. Но ему пришлось вонзить меч в пернатого врага еще не раз, прежде чем тот перестал наконец хлопать крыльями. Обернувшись, Оберн успел заметить, как Дордан, пошире расставив ноги для равновесия, целился в оставшуюся птицу. Та птица, которую Оберн ударил веслом, плавала на поверхности неподалеку от них. Раскинувшиеся по воде крылья не давали ей пойти ко дну, и она медленно дрейфовала к берегу, покачиваясь на волнах. Неестественно выгнутая шея говорила о том, что Оберн действительно ее сломал.
Дордан выругался, когда выпущенная им стрела сбила только одно перо. Но птица повернула к скалам, неохотно признав свое поражение. Тем временем один из матросов начал вытаскивать заколотую птицу у них из под ног, чтобы переложить на более подходящее место. Оберн наклонился, чтобы помочь. Убитая тварь оказалась неожиданно тяжелой. Второй матрос и Дордан готовились забросить сеть.
Они ловко выловили из воды вторую птицу и втащили ее в шлюпку. После этого они снова принялись работать веслами, с трудом управляя отяжелевшей лодкой. Они по прежнему хотели добраться туда, где вода кипела от рыбы.
Им пришлось нелегко: во время схватки с крылатыми хищниками они оказались слишком близко к линии прибоя, и волны разбивались о подножие скал совсем рядом с ними. Лодку резко качало, грести было почти невозможно. Тем не менее матросам, Оберну и Дордану удалось подобраться к тому месту, где пировал рыбий косяк. То, что пожирали рыбы, почему то не погружалось на дно, а продолжало плавать почти у самой поверхности. Время от времени оторванный кусок всплывал среди волн — а потом исчезал в рыбьей пасти.
Разведчикам никак не удавалось понять, что же это такое. Рыбья добыча походила на некую губчатую массу, в которой рыбы проделали множество крупных дыр. Стараясь не задеть рыбью пищу, матросы забросили сеть.
Улов оказался настолько тяжелым, что Оберн усомнился в том, что им удастся перевалить пойманную рыбу в шлюпку, и подумал, что скорее придется тащить ее на буксире до самого корабля. Однако, напрягая все силы, Бродяги все таки извлекли серебристую трепещущую массу из воды; птицы, лежавшие на дне шлюпки, оказались полностью засыпанными рыбой. О том, чтобы забросить сеть во второй раз, и думать не приходилось: шлюпка и без того так отяжелела, что грозила затонуть. Волны то и дело перехлестывали через низко опустившийся борт, так что одному матросу пришлось непрерывно вычерпывать воду, иначе они просто пошли бы ко дну.
Оберн не представлял себе, насколько съедобной окажется их добыча, а если она все таки съедобна, то насколько противным будет ее вкус. Ясно было, однако, что птицы могут стать серьезным противником. И нельзя было исключить того, что за скалами обитают еще более опасные существа. Оберн пристально разглядывал скалистый барьер все то время, пока они плыли обратно к кораблю. Наверное, даже хорошо, что они не попытались высадиться на берег сразу. Странная земля, эта Зловещая Трясина, — и пугающая.

В комнате на вершине башни было тихо — и время еле ползло. Иса не могла позволить себе задерживаться здесь надолго и ждать. И давать волю неотвязным страхам. Королева невольно вздрогнула. Страх неуместен сейчас, когда на кону стоит целое королевство. Она решила заменить слово. Пусть это будут неприятности. Именно из за них у нее в висках пульсирует тупая боль.
Древние записи говорили, что ее посланник не подвержен почти никаким опасностям. Если не считать… Иса нервно изменила позу. Что люди вообще знают о Зловещей Трясине, кроме того, что это — водяной капкан, в котором открыто правит смерть? И все же ей необходимо узнать результаты поисков — и как можно скорее.
Борф. Несмотря на все ее усилия, было заметно, что с каждым днем его состояние ухудшается, что приближается тот момент, когда король станет совершенно ни на что не годным. Как раз этим утром двое его врачей явились к ней с мрачными прогнозами. Они даже не дали ей позавтракать! И во время разговора неотрывно смотрели на ее руки. Иса прекрасно понимала, о чем они не решаются ее спросить. Она почти слышала, что вертится в их мыслях: справедлив ли слух о том, что Великие Кольца хранят жизнь не только страны, но и монарха? И не соизволит ли ее величество вернуть их королю?
Но даже если бы Иса захотела это сделать, она бы не смогла. Если она лишится помощи Колец, можно сразу открывать ворота перед лукавыми аристократами и разрешить им грабить, сколько им вздумается.
Харуз. Иса сосредоточила на нем зрение и слух — и вовсе не для того, чтобы чем то занять время. Ей доложили, что он отправился на охоту. Однако само направление его охотничьей прогулки было вызовом: Иса не сомневалась в том, что, как следует попетляв в разных направлениях, он в итоге очутится в тех землях, что граничат со Зловещей Трясиной… Мысли королевы снова вернулись к ее посланнику, Туманчику. У нее осталось так мало времени! Слишком долго сидеть здесь, когда весь замок — вся столица! — знает о состоянии Борфа, было бы чистым безумием. Однако маленький преданный слуга никогда прежде ее не подводил.
Королева с трудом встала: все ее тело затекло от неподвижности. Если она не уйдет отсюда сейчас, то вскоре кто нибудь из придворных явится за ней — даже сюда, в ее личный кабинет, куда никогда не допускались посторонние. Но ведь дело касалось его величества Борфа, короля Рендела… Иса подошла к южному окну, где переливалась странная радуга, закрывавшая от ее глаз тот мир, который она так хорошо знала. Иса призывно вскинула руки — но ответа не получила.
Наконец она позволила своим рукам упасть, вновь ощутив тяжесть Великих Колец. Если она сейчас уйдет из башни, ей не скоро удастся скрыться от придворных и вернуться сюда. Однако и задерживаться дольше она не смела. Ее спуск вниз по главной лестнице был гораздо более медленным, чем поспешный подъем по потайному пути.
Выйдя за дверь, закрывавшую вход в башню, Иса чуть не столкнулась с мастером Лорганом — старшим и самым знающим из докторов Борфа. Она решила, что эта встреча произошла не случайно.
— Ваше присутствие требуется, и срочно, — сказал он. — То, о чем я предупреждал вас этим утром… Мы опасаемся, что состояние короля стало очень серьезным. Кажется, близок кризис. Вам следует… Простите меня, ваше величество, но вам необходимо пойти к королю.
Он поклонился. Иса поняла, что ей пора на что то решаться. Но, возможно, пока удастся обойтись полумерами?
— Достойный врач, — заговорила она. В ее словах звучала легкая неуверенность, что должно было выглядеть вполне естественным и уместным. — Как удачно, что я вас встретила! Конечно, я пойду в спальню к королю. Может ли быть иначе? Более того: я думала о том, что вы сказали мне этим утром. Вы видели руки короля. — Тут она подняла свои собственные, словно для сравнения. — Один раз я сделала попытку — совершенно искреннюю — вернуть ему Кольца, но у меня ничего не получилось. Если Кольца нельзя будет надеть на его пальцы из за отеков, то, возможно, их удастся использовать как то иначе, принеся ему облегчение. По крайней мере, попытка никому не повредит.
Она первой направилась в королевские покои, где ароматы душистых трав, брошенных в камин, не могли перебить запаха приближавшейся смерти. Да, врач говорил правду. В полутьме спальни стояли еще несколько человек. Некоторые отошли в сторону, чтобы Иса смогла подняться на возвышение и встать рядом с массивной кроватью.
Борф лежал на спине, приоткрыв рот. На взлохмаченную бороду вытекала тонкая струйка слюны. Глаза короля не были закрыты, но Иса усомнилась в том, что он хоть кого то видит.
— Милорд. — Не забывая о том, что на нее смотрят присутствующие, она наклонилась к Борфу и протянула руки к его опухшим кистям, сжав их так, чтобы Кольца соприкоснулись с его плотью. — Милорд, ради Дуба, Тиса, Ясеня и Рябины, соберитесь с силами! Силой клятвы, принесенной этой земле, призовите к себе то, что даст вам…
Внезапно глаза короля широко распахнулись. Белки были пронизаны красными прожилками. Сжав губы, Борф повернул голову на подушке так, чтобы посмотреть прямо на Ису.
В устремленных на нее глазах было столько ненависти и ярости, что Иса слегка пошатнулась. Однако она оперлась о край кровати и не выпустила его руки. Неужели он выплеснет на нее всю эту ярость в присутствии посторонних? Иса сильно рисковала, но выбора у нее не было. Его посиневшие губы зашевелились, но если он и произносил какие то слова, их никто не услышал. Впрочем, Иса не сомневалась в том, что он проклинает ее.
— Дуб и Тис, Ясень и Рябина! — снова произнесла она, не слишком громко, но так, чтобы ее слова были слышны хотя бы тем, кто стоял ближе других. — Укрепите его…
Ей не дано было закончить свою мольбу. Из горла Борфа вырвался сдавленный рык, словно жаркая ярость душила его, но не находила выхода. Раздувшееся тело содрогнулось, и сильный рывок, высвободивший его пальцы из ее руки, заставил королеву отлететь в сторону; если бы она не успела ухватиться за стойку балдахина, она бы растянулась на полу.

Хотя прежде Ясенка не раз бывала в Трясине одна, она знала, что у нее есть родной очаг в доме Зазар, и эта мысль дарила ей уверенность. И вот теперь она с болью поняла, что очаг Зазар перестал быть для нее родным. Она какое то время не увидит знахарку, и ее единственным пристанищем будут эти странные развалины. Ясенка долго стояла на плоских камнях, к которым они причалили, и смотрела в сторону протоки, где скрылась лодочка Зазар.
Знахарка не дала ей никаких указаний относительно того, что следует делать. Ясенка вздрогнула. Так много всего случилось за такой короткий промежуток времени! События недавнего прошлого в корне отличались от тех повседневных дел, к которым она привыкла. И этот разрушенный город явно не привлек к себе много обитателей.
Тут кто то довольно сильно потянул ее за штанину, и в тихом воздухе прозвучал негромкий свист. То существо, с которым ее только что познакомила Зазар, требовало внимания. Надеясь, что после отъезда знахарки зверюшка не вздумает кусаться, Ясенка медленно наклонилась и осторожно погладила крошечную голову. Вейзе смотрела ей прямо в глаза.
Пушистая малышка снова засвистела и дернула за штанину. Было ясно, что она хочет увести Ясенку от берега, назад в каменный лабиринт. Повинуясь порыву, впервые почувствовав себя одинокой, Ясенка наклонилась и взяла Вейзе на руки. К ее глубокому облегчению и радости, малышка охотно позволила ей эту вольность. Больше того: зверюшка прижалась к ней и принялась тискать ее руку ловкими передними лапками.
Бережно неся на руках своего нового друга, Ясенка вернулась в убежище, которое ей показала Зазар, и начала внимательно его исследовать.
Сразу же стало ясно, что нужно сделать в первую очередь. Огонь еще не погас, но уже догорал. Ясенка помнила, что Зазар клала в очаг странные черные камни. Спустив Вейзе на пол, она начала поиски — и обнаружила высокую плетеную корзину, наполненную такими же черными обломками. Неуверенно выбрав пару кусков, она положила их в огонь, и они почти сразу вспыхнули. Заново разгоревшийся огонь помог Ясенке согреться и немного прогнал сырость.
Потом девушка начала неторопливый обход комнаты, оставив Вейзе у очага. Зверюшка протянула к огню передние лапки странно человеческим жестом. В дальнем конце помещения Ясенка обнаружила некое устройство, подобного которому ей не случалось видеть в лачугах трясинного народа. В полу был закреплен чан, а над ним из стены выходила трубка, из которой непрерывно текла тонкая струйка воды.
Из осторожности Ясенка проверила воду безотказным травяным детектором Зазар, и убедилась в том, что вода совершенно чистая, без малейших признаков затхлости, — точно такая, как та, которую они употребляли дома для питья и стирки. Больше того: вода оказалась необыкновенно вкусной, ничего подобного Ясенка прежде не пробовала. Продолжив поиски, девушка обнаружила новые полки, которых сразу не заметила. Они были сложены из больших обломков камня и выглядели весьма надежными. На полках стояли плетеные корзинки для припасов с плотно пригнанными крышками. Открыв наугад несколько корзин, Ясенка нашла в них сушеные травы, большинство из которых были ей знакомы. За высокой кипой циновок скрывались разнообразные глиняные тарелки, поверхность которых украшали странные узоры и рисунки.
Прихватив с собой несколько штук, девушка вернулась к очагу. Во время блужданий по огромному помещению она с удивлением заметила, что в нем нет окон. Почему же тогда здесь светло, как на улице в неяркий день? Подняв голову, Ясенка увидела, что из трещин стен торчат словно бы обломки гладких, отполированных костей. Они испускали свет, и этот свет становился ярче, когда в очаге горел огонь. Ясенке следовало бы испугаться. Ведь ничего подобного она в Трясине не видела — как, впрочем, не видела она прежде и такого количества обработанного камня.
Однако девушка лишь порадовалась этому необычному освещению. Из дорожного мешка она достала сухие плоды шиповника и вареные яйца лапперов, а также сверток с особой дорожной пищей — орехами и ягодами, смешанными с кусочками вяленого мяса лаппера.
Вейзе запищала. Ясенка подняла голову и увидела, что широко раскрытые глаза зверюшки устремлены на сверток. Зверюшка облизывалась. Улыбнувшись, девушка высыпала горстку питательной смеси на одну из тарелок.
Вейзе застрекотала и поспешила к тарелке, усевшись рядом. Передними лапками зверюшка загребла порцию смеси и начала ее уплетать с таким видом, словно получила редчайшее лакомство. Зная, что яйца лапперов долго не хранятся, Ясенка поужинала ими, рассматривая при этом тарелки. Оказалось, что она ошиблась. Они были не из глины, хотя и походили на глиняные. Их разрисованная поверхность на ощупь была совсем другой, незнакомой. Однако больше всего Ясенку заинтересовали знаки на тарелках.
Зазар научила ее узнавать многие завитушки, точки и другие значки, которые можно было найти в библиотеке знахарки. И теперь многое показалось Ясенке знакомым по записям Зазар. Однако то тут, то там Ясенка обнаруживала совсем непонятную черту и, даже проследив пальцем ее изгибы, не могла расшифровать значение.
Это были не рецепты мазей и описание способов лечения различных хворей и травм, которые содержались в записях Зазар. Ясенка почему то была совершенно уверена в том, что тут записаны мысли, словно какой то человек или люди постарались сохранить некие знания совсем иного сорта, не имеющие отношения к целительству. Она все глубже и глубже погружалась в мысли об этой загадке, не заметив, что Вейзе уже поела и отошла в сторону. Ясенка долго не замечала ничего вокруг себя — пока огонь не угас настолько, что ей стало зябко. Она подняла голову и осмотрелась — недоуменно, словно пробудившись от глубокого сна. Но не был ли погасший огонь предупреждением? Внезапно опомнившись, девушка встала. Кости в трещинах стен ярко светились, и полосы света поднимались прямо вверх, словно пытаясь пробиться сквозь щели полуразрушенной крыши. Ясенка безотчетно вытащила нож. Она не слышала ничего подозрительного… никто не рычал за стенами, ничьи шаги не нарушали тишину… и тем не менее она отчетливо ощущала нечто совершенно чуждое разрушенному городу — и это нечто приближалось!
Она едва успела осознать, что все это — правда, когда раздался крик, на такой высокой ноте, что его трудно было различить. Крик донесся снаружи, с улицы. Девушка бросилась к выходу из здания. То, что она услышала, явно было криком живого существа, криком, говорящим об опасности и боли.
Ясенка подхватила обломок камня и, держа в одной руке его, а в другой нож, спешила вперед, почти невольно подчиняясь этому полному муки крику.
Она дошла до каменной фигуры, лежавшей лицом вниз. Сумерки уже сгустились, близилась ночь, но поскольку камни вокруг нее светились так же, как стержни внутри здания, хотя и слабее, Ясенка видела дорогу достаточно хорошо и без труда пробиралась между обломками камней.
Вейзе выскочила на улицу раньше Ясенки и теперь вернулась и принялась дергать девушку за штанину, требуя, тревожно посвистывая. Следуя за своей спутницей, Ясенка обошла голову упавшей фигуры — и увидела, что на земле кто то лежит. Существо било крыльями, но подняться в воздух не могло. Вейзе подвела девушку ближе.
Ясенка опасалась дотрагиваться до незнакомого живого существа. Слишком многие обитатели Трясины были смертельно опасными, хотя выглядели совершенно безобидно. Однако этот ночной летун казался слишком маленьким, чтобы представлять собой серьезную угрозу, а странно обострившиеся чувства девушки говорили, что летун испытывает боль и страх.
Отбросив камень в сторону и убрав в ножны нож, Ясенка опустилась на колени. Продолжавшая свистеть Вейзе уселась по другую сторону от раненого существа. Ясенка протянула руку. Бившее крыльями существо оттолкнуло ее, но Ясенка не сдавалась. Вейзе подошла поближе и скопировала жест Ясенки передней лапкой. Это успокоило неизвестное существо. Оно прекратило свои безрезультатные попытки взлететь и совсем затихло, когда Вейзе придвинулась еще ближе. В трелях Вейзе уже не звучало тревоги, нет, Вейзе как будто старалась утешить ночного летуна…
В неярком свете Ясенке показалось сначала, что перед ней лежит птица. Однако когда существо успокоилось и ей удалось до него дотронуться, она почувствовала под рукой мех. Пушистое существо, способное летать! Это было очередным сюрпризом Трясины. Впрочем, летун мог явиться откуда угодно. Не зная, насколько сильно пострадало странное создание, она подняла его с земли. Ей придется поверить Вейзе, которая почему то уверена, что существо безобидно и нуждается в помощи.
Маленькие когтистые лапки впились ей в руку, и Ясенка снова услышала — на этот раз совершенно отчетливо — тот высокий писк, который привел ее сюда. Бережно прижав к себе летуна, девушка направилась обратно в свое убежище. Вейзе побежала вперед. Но когда они добрались до входа в серые развалины, пушистая спутница Зазар — а может, подруга или служанка? — вдруг заступила Ясенке дорогу, мешая войти. Но ведь до этого Вейзе не выказывала никакого протеста!
Вейзе снова настоятельно засвистела и потянула Ясенку за штанину, словно приглашая нагнуться пониже. Девушка послушно опустилась на корточки, хотя это было непросто: раненый летун у нее на руках снова начал трепыхаться. Когда ее ноша оказалась близко от Вейзе, удивительная жительница развалин издала несколько высоких нот. Летун перестал биться, а Вейзе вытянулась на задних лапках во весь свой рост. А потом круглая большеухая головка наклонилась, и Ясенке показалось, что Вейзе дует на крошечное крылатое тело. Несколько долгих мгновений Вейзе продолжала свои странные действия, а потом посмотрела на Ясенку. Ее большие круглые глаза светились. После этого Вейзе снова потянула Ясенку ко входу, давая ей понять, что теперь можно войти внутрь. Летучее существо на руках девушки лежало совершенно неподвижно, но ладонями она ощущала быстрые удары его сердца.
Когда они вошли в освещенную комнату, которая показалась Ясенке еще светлее после царившего на улице странного сумрака, девушка впервые разглядела то существо, которое несла на руках.
Летун был совсем маленьким, так что когда его кожистые крылья прижимались к пушистому телу как в этот момент, оно легко помещалось в ее ладонях. Похоже было, что его передние лапки как и у Вейзе, могли действовать, как человеческие руки. Голова была круглая, и уши казались чересчур крупными для нее. Устремленные на Ясенку глаза тоже были большими, и в них горели красноватые искры. Мордочка была вытянутой, пасть чуть приоткрылась: существо тяжело дышало.
В нем было нечто такое, что внушало желание погладить его мягкую шерстку, приласкать, утешить. Ясенка устроилась у огня и внимательно осмотрела тельце и крылья летуна, однако не нашла никаких видимых ран. Пока она занималась осмотром, существо заметно успокоилось.
Ясенка быстро поняла, что ее новый знакомец не способен причинить ей вред. Когда она разжала ладони, летун устроился у нее на коленях так, словно оказался дома. Однако когда она начала его поглаживать, его большие глаза устремились на нее с мольбой. Ясенка почувствовала, что, как и Вейзе, новый знакомец ждет от нее каких то действий. Следует ли ей отпустить его на свободу? Возможно. Но хотя она не заметила на его тельце никаких повреждений, было ясно, что малыш прекратил полет не по своей воле. А если летун ранен, то вынести его наружу могло быть равносильно убийству.
Ясенка развернула одну из циновок и устроила на ней успокоившегося летуна. Не голоден ли он?
Ясенка снова открыла дорожный мешок и предложила маленькому гостю горстку питательной смеси. Круглая головка опустилась. Летун нюхал предложенную пищу с таким же удовольствием, какое выказывала Вейзе. Он принялся уплетать смесь, хватая передними лапками небольшие кусочки.
Ясенка наблюдала за ним. Был ли он очередным сюрпризом Зазар? Вейзе мгновенно приняла это новое существо. Ну, что ж: Ясенка подождет — и, возможно, разберется, что к чему. Возможно, утром она отпустит летуна, если он будет чувствовать себя достаточно хорошо, и он улетит домой, где бы его дом ни находился.
Она сложила три циновки одну на другую, отыскала еще одну, помягче, чтобы укрыться, и улеглась наконец спать. Летун доел угощение и принялся умывать мордочку, облизывая передние лапки длинным язычком. А потом одним прыжком, чуть расправив крылья, очутился у нее на плече и тихо замурлыкал, от чего у Ясенки моментально сомкнулись отяжелевшие веки. И Вейзе тоже замурлыкала, устроившись по другую сторону от Ясенки.

12

Королева Иса удержалась за опору балдахина, а потом выпрямилась, жестом остановив тех, кто хотел броситься ей на помощь. Повинуясь взмаху ее руки, врачи поспешно подошли к Борфу. Исе нельзя было выказывать слабость перед придворными, собравшимися у королевского ложа. Повернув голову, она обратилась к ближайшему; это оказался один из младших докторов.
— Пойдите и отыщите его высочество. Пусть принц Флориан придет сюда!
Однако все ее внимание было сосредоточено на постели. Похоже, час короля пробил. Так скоро! Слишком скоро. Уже много месяцев она предвидела то, что вот вот должно было произойти, мысленно репетировала свои действия, однако теперь все ее приготовления показались ей неудачными и недостаточными.
Кольца тянули ее пальцы вниз, словно превратившись в тяжелые оковы. Иса заставила себя осмотреться по сторонам. Большинство присутствующих не сводили глаз с кровати и больного. Исе следует знать, кто присутствует при событиях этой ночи.
Она мрачно обвела взглядом придворных, запоминая каждого. В стороне стояли пятеро лизоблюдов, пытавшихся всеми средствами добиться высокого положения. Они будут повиноваться любому человеку, облеченному властью. Иса решила не принимать их в расчет. Но вот еще один… Ройанс. Видимо, новость дошла до него прежде, чем он успел вернуться в свои владения. И он остался во дворце, как и подобает преданному царедворцу. Ройанс обладает силой и решимостью, которые будут для нее бесценными, когда ей понадобится его поддержка — если она сможет на него положиться. Союз с Дубом был сейчас для нее важнее всего. Королева увидела и членов Совета, которые редко появлялись в королевском замке между заседаниями. У самой кровати стоял Валк… ну, этот навсегда останется ее стойким противником. Как и двое его марионеток, хотя они всегда стараются держаться на заднем плане.
Но вот Джакар и Лиффин… Королева стиснула зубы. Да, всего несколько поворотов песочных часов миновало с тех пор, как они явились в столицу со своими боевыми отрядами. Эти лорды тоже входили в Совет, но Иса их не вызывала. А у Флориана на это не хватило бы ума. Похоже, кто то из его прихвостней оказался хитрее, чем можно было подумать.
Слишком большая опасность — и пришла слишком рано.
Дыханье Борфа превратилось в тяжелый хрип. Лорган попытался напоить его микстурой, которую поспешно налил в чашку один из его помощников. Однако жидкость вытекла изо рта обратно, облив бороду короля. Борф дернул рукой — и чашка полетела на пол, расплескав свое содержимое.
Покрасневшие глаза снова открылись, король обвел взглядом присутствующих… и уставился на Ису. Она подняла руки ко рту — так, чтобы ее дыхание проходило сквозь Великие Кольца, а потом долетало до Борфа. Еще слишком рано… О, пусть древние легенды хоть на какое то время окажутся правдой и не дадут ему умереть этой ночью!
— Дуб! — прошептала Иса. — Тис! Ясень! Рябина! Дайте силу своих корней тому, кто поклялся служить вам!
Будь Иса немного слабее, полный немой ярости взгляд Борфа пригвоздил бы ее к стене. Она посмотрела на толстые пальцы, теребившие одеяло. Иса прекрасно понимала, чего он хочет — и чего она не смеет сделать. Этого нельзя сделать сейчас, когда человек, принесший клятву Колец, уже практически умер и похоронен, заточен в своем дряблом теле… даже если бы Великие Кольца можно было снова надеть на его пальцы.
Борф закашлялся, задохнулся — и начат дышать часто, судорожно. Лорган распахнул ворот мокрой ночной сорочки и обнажил волосатую грудь, пытаясь применить какое то отчаянное средство, известное людям его профессии.
И тут раздался голос — такой же неуместный, как рыганье в храме.
— Значит, старик готов испустить дух?
Флориан остановился рядом с ней, воняя перегаром и застарелым потом. Он ухмыльнулся, глядя на поспешные усилия Лоргана.
Иса ощутила горечь, которая всегда поднималась в ее душе, когда ей приходилось иметь дело с сыном. Несмотря на все усилия, он не способен был играть роль единственного наследника их Дома. И его поведение в эту минуту, перед всеми этими зрителями, показывало, чего можно будет ожидать, когда он окажется на троне.
Принц давно избавился от детской полноты, и его стройное тело и приятное лицо пока не отражали его невоздержанность. Сказать то же о его разуме было нельзя. Борф в молодости обладал хотя бы хитростью. Когда ему было столько же лет, сколько сейчас было этому идиоту, его сыну, — он уже завоевал преданность главных владетелей государства, женился на Исе, добился ее уважения и даже любви — на какое то время. Пока не продемонстрировал ей, как мало она для него значит — если не считать деторождения. Тогда любовь превратилась в ненависть, и Иса позаботилась о том, чтобы все его попытки заполучить наследника оказались бесплодными — не считая этого безнадежного негодяя.
Да, Борф обладал хитростью, сообразительностью и грубоватым обаянием, которое привлекало к нему людей. Однако он уже давно не давал себе труда занимать свое законное место в постели жены. С тех самых пор, как та потаскушка… Нет, сейчас не время думать об этом, сурово напомнила себе Иса. Пусть прошлое останется прошлым, думать надо только о настоящем. О настоящем, которое полно опасностей и угроз. Королева знала одно: если нынешней ночью Борф умрет, Великие Кольца перейдут к этому юнцу, который стоит рядом с ней и злобно кривит губы, глядя на своего отца, короля.
Ах, если бы только легенды оказались правдой! Тогда Кольца не остались бы с недостойным с правителем, который даже не пытается защитить страну. Они приняли ее — но примут ли они Флориана? А если не примут… Иса судорожно вздохнула, понимая, что тогда наступит конец всему тому, что было ей дорого, что составляло самую суть ее жизни.
Она не смеет рисковать. Борф должен остаться в живых. По крайней мере еще на какое то время.
Губы у Флориана были пухлыми, как и у его отца, и часто выглядели обвисшими и чересчур влажными. Принц вытер рот ладонью и постарался выпрямиться. Возможно, наконец то начал развеиваться пьяный угар, в котором его застал вызов к королю.
— Он умирает? Король, мой батюшка, умирает?
Казалось, Флориан задал этот вопрос не занятому королем главному врачу, а всем собравшимся.
Ройанс подошел и встал рядом с ними, Исой и ее сыном.
— Не отчаивайтесь, ваше высочество. Пока есть дыхание и сердцебиение, жизнь не ушла.
Звук, который Флориан издал в ответ, был не чем иным, как ехидным смешком. Он повернулся к Исе.
— Дыханье и жизнь… и вы, милая моя матушка, стремитесь их поддерживать, не так ли? Отдайте их мне!
Его рука неожиданно метнулась к ее руке, а королева даже не попыталась отпрянуть, открыто демонстрируя Великие Кольца. Однако жадные пальцы принца не смогли ухватиться за них. Казалось, Флориан наткнулся на невидимую стену и ударился о нее с такой силой, что пошатнулся и упал бы, если бы Ройанс не поддержал его.
Иса невольно вспомнила те мгновенья, когда Борф пытался сунуть ее руку в пламя свечи — и не смог.
Флориан побледнел, но в его глазах отразилась та же ярость, какую испытывал к ней Борф. В эту минуту принц продемонстрировал всем, что он — истинный сын своего отца.
— Ни одна женщина не имеет права…
С каждым словом его голос звучал все пронзительнее.
Иса поняла, что должна действовать, и немедленно.
— Милорд Ройанс, принц очень взволнован состоянием его величества.
Ройанс кивнул. Будучи главой Совета, он понимал, что продлить подобную сцену при таких зрителях значило бы рисковать и без того шатким миром.
Он ловко отвел принца от матери.
— Ваше высочество, совершенно очевидно, что ваше беспокойство за короля слишком сильно. — Он повернулся к тому же помощнику, который недавно составлял микстуру по указаниям Лоргана. — Будьте любезны принести для принца что нибудь успокоительное. Его высочеству нехорошо, а ему понадобятся все его силы.
Иса ожидала, что вспыльчивый Флориан взорвется, но, к ее глубокому изумлению и некоторой тревоге, он покорно вылил микстуру, поданную док тором.
Однако Иса не позволила себе успокоиться. Флориан попытался захватить Великие Кольца и получил отпор — не от нее, а от тех сил, что таились в Кольцах. Даже после многих лет исследований и занятий она не в состоянии была понять смысл происшедшего. Борф умирает — почти умер. И, по обычаю, его наследнику полагалось бы немедленно взять Кольца — и тем самым взять под свою руку всю страну. Сможет ли Флориан сделать это тогда, когда король действительно испустит последний вздох? Может быть, Кольца держатся за нее потому, что она сильнее Флориана, потому что именно она намерена позаботиться о том, чтобы правящий Дом не рухнул, увлекая за собой всех своих союзников? Может быть, она поистине избрана ими для правления, несмотря на то, что за всю историю Рендела им ни разу не правила королева, женщина? Ей необходимо было углубиться в книги и попытаться найти ответ на эту загадку.
Пока разыгрывалась неприятная сцена с принцем в главной роли, врач продолжал заниматься королем, прижимая к его оплывшей груди горячие стаканчики.
И теперь Борф снова лежал на подушках, высоко поднимавших его массивные плечи, — и казалось, стал дышать свободнее. Лорган выпрямился и, поймав взгляд королевы, кивнул.
Поклонившись сначала королеве, а потом Флориану, врач проговорил:
— Ваше величество. Ваше высочество. — Потом он повернулся к остальным присутствующим. — Милорды, похоже, что кризис миновал. Нам удалось успешно отсосать болезнетворный гумор, по крайней мере на время. Состояние короля улучшается. Его величество нуждается в отдыхе и тишине…
Это был весьма прозрачный намек, и Иса поспешно ухватилась за него.
— Милорды, ваше беспокойство очень много для нас значит, — сказала она, обращаясь к тем, кто собрался в спальне. — Не сомневайтесь в том, что лучшие врачи будут постоянно находиться рядом с его величеством, и вас вызовут немедленно, если возникнет такая необходимость.
Все они не могли не узнать Колец, мерцавших у нее на пальцах — и в эту минуту Иса полностью владела ситуацией. По спальне пробежал шепот, но никто не решился открыто восстать против королевы, против ее негромкого, но твердого приказа. Придворные начали расходиться. Иса с нетерпением ждала момента, когда она сможет наконец уйти к себе в башню и приняться за исследования — и дожидаться своего посланника и тех вестей, которые он ей принесет. Потребность как можно скорее оказаться там ощущалась почти физически.
Ройанс взял Флориана за локоть.
— Пойдемте, ваше высочество, вы переволновались. Вам необходимо отдохнуть и набраться сил для того момента, когда от вас потребуются немалые усилия ради нашей страны и нашего народа.
Лицо Флориана абсолютно ничего не выражало. Не глядя ни на отца, ни на мать, он позволил увести себя из опочивальни. Иса удивилась его послушанию — и это стало повой причиной для беспокойства, — однако в конце концов объяснила поведение сына воздействием успокоительного снадобья. Возможно, Лорган станет не только свидетелем, но и союзником. Иса снова подошла к изголовью постели и произнесла традиционные слова Великих Колец. А потом обратилась к врачу.
— Мастер Лорган, неотложные государственные дела требуют моего внимания. Но вызовите меня немедленно, если возникнет необходимость.
Врач наклонил голову, и она отошла, двигаясь довольно скованно. Все ее тело болело от напряжения — но ей еще предстояло сделать многое, а отдых мог и подождать.

Морские Бродяги больше не вели разговоров о новой высадке на берег: одной попытки оказалось больше чем достаточно. Они решились бы на вторую только в том случае, если бы им начал грозить настоящий голод. Поскольку ни птичье мясо, ни рыба не могли долго храниться, Снолли разделил добычу между кораблями, и впервые за несколько дней все смогли поесть досыта. А потом снова затянули пояса потуже, надеясь, что ушедшим вперед судам тоже удалось найти какую нибудь еду.
Маленький флот из пяти кораблей вытянулся в линию, держа связь с помощью флагов, поднимаемых на мачтах в дневное время, и фонарей, поставленных перед отражающими щитами ночью. Они плыли следом за «Штормоборцем», постепенно догоняя его. К тому времени, как они миновали длинный южный выступ берега и повернули точно на восток, передний корабль был уже хорошо виден.
На третий день после возвращения Оберна на «Горгулью» басовитые ноты боевого рога заставили всех воинов собраться на узком пространстве кормы. Оберн занял свое привычное место позади отца. По кораблю уже разлетелись слухи о том, что с переднего корабля пришло какое то важное сообщение, которое с трудом удалось разобрать в густом утреннем тумане.
— «Штормоборец», — без всяких предисловий объявил главный вождь Снолли, — нашел проход в рифах, окружающих Яснекрепость. Оттуда сообщают, что видят во внутренней гавани какой то корабль. Мы постараемся как можно быстрее нагнать своих и выяснить, что нас там ждет. Когда мы отплывали из Волда, мы не слышали ни от одного из торговцев о том, чтобы крепость присвоил кто то из вечно грызущихся между собой лордов этой страны. Однако лучше быть готовыми ко всему. Как только подойдем к берегу, надо очистить палубу для боя, пусть даже нашим людям в трюме будет очень тесно.
Хорошо еще, что этим утром ветер им благоприятствовал — да и туман начал рассеиваться. Корабли больше не ползли вдоль опасного берега с раздражающей медлительностью. Как только Трясина осталась позади, вода очистилась от болотной жижи. Оберн проводил взглядом исчезавшие позади скалы; его снедали противоречивые чувства. Опыт столкновений с обитателями этих мест, пусть и небольшой, служил вполне понятным предупреждением любому чужаку. И в то же время часть его сознания все так же стремилась узнать, что все таки скрывается за грядой прибрежных скал и какие еще чудовища могут выползти из многочисленных трещин и пещер.
Все, кто не мог принимать участие в сражении, послушно спустились в трюм, а воины начали готовиться, выбирая себе места на тесной палубе, чтобы в случае необходимости без промедления вступить в бой. Ожидание встречи с неизвестностью всегда будоражило мужскую кровь. Оберн поймал себя на том, что постоянно прикасается к рукояти своего нового меча и то и дело вытаскивает из ножен боевой кинжал, а потом снова отправляет его на место, чтобы хоть на что то потратить излишки нервной энергии. Чтобы пройти через проход в рифах, им необходимо было сначала отойти от берега и развернуться. Его отец и капитан Нарион несколько раз обсуждали свои действия во время маневра.
Снолли держал в руках одно из главных сокровищ своего Рода — трубку, один конец которой был закрыт стеклом. Если человек смотрел вдаль через противоположный конец этой трубки, далекое становилось близким. Никто не знал, откуда взялось это чудо: известно было только, что оно попало в Волд очень давно, то ли как часть добычи, то ли как удачная покупка.
Снолли передал трубку капитану. Тот секунду смотрел в нее, а потом начал громко отдавать приказы матросам. Матросы работали быстро и четко, умело спуская паруса. «Горгулья» двинулась в кильватере «Штормоборца», проскользнув в проход между рифами, словно девушка, спешащая в объятия возлюбленного.
Оберн, стоявший за спиной Снолли, теперь уже и без помощи чудесного устройства мог разглядеть, как за ними благополучно проходит сквозь рифы один корабль, потом второй. Третий приближался к проходу, а последний дожидался своей очереди. Они добрались до цели — по крайней мере, подошли к ней на такое расстояние, что теперь можно было отправить шлюпку для разведки и узнать, ждут ли их впереди какие то опасности.
Однако солнце уже село, когда их небольшой флот собрался в бухте. Снолли приготовился посетить «Штормоборец» и легко спрыгнул в спущенную на воду маленькую шлюпку. То, что их предводитель предпринимает такую поездку ночью, ясно говорило о том, насколько опасно их положение. В этот день, еще до того как корабли вошли в гавань, без еды остались все, кроме женщин и детей. Сколько ни забрасывали Бродяги удочки, поймать ничего не удалось, а последние крохи продуктов, взятых из Волда, закончились.
Гребцы направили лодку к большому кораблю, на котором в качестве ориентира горел стоявший перед блестящим щитом фонарь. Оберн посмотрел в сторону земли. Он видел, как волны разбиваются об опасные зубцы рифов. Пока что они находились во внешней гавани. Где то за опасным лабиринтом камней находился проход, по которому можно было подойти ближе к берегу. А за грядой рифов стоял на якоре тот самый корабль, который заметил впередсмотрящий «Штормоборца».
На палубе, освещенной единственным фонарем, снова состоялся военный совет. Среди капитанов, участвовавших в этом разговоре, присутствовал человек, которого Оберн никогда прежде не видел. Однако он хорошо знал эту породу людей. Это был один из морских торговцев, состоявших в союзе с Морскими Бродягами. Оберн позволил себе немного расслабиться. Торговцы врагами не были. По крайней мере, до сих пор.
Его отец приветствовал незнакомца, протянув ему руку без оружия. Тот приложил свою ладонь к ладони предводителя.
— Хороших вам дорог и открытого моря, торговец Станслоу, — произнес Снолли традиционные слова приветствия.
Поджарый темнокожий мужчина ответил столь же приветливо:
— И да будет вам дано то же, лорд Снолли. Ваш капитан сообщил мне дурные вести. Север снова пришел в движение…
— И снова, и снова! — резко отозвался главный вождь. — Больше вам не торговать в Волде, как и в Шэтере, Досе и Джаптэ. Развалины. Это все, что от них осталось. Только дымящиеся развалины.
Торговец кивнул.
— Да. Над нашим миром нависла прискорбная опасность. На Дальних Островах говорят, что если мы не прекратим наши распри, то со временем на нас поднимутся и море, и суша. Однако ни один мало мальски разумный человек не стал бы вести дела с теми, кто пришел из тех скованных льдами земель. В то же время вы выбрали себе далеко не лучшее место. Имейте это в виду. — Он махнул рукой в сторону берега. — Яснекрепость открыта для вас, да. В этом судьба вам благоволит. Однако земля кипит, словно котелок, поставленный на огонь. Ходят слухи, что король Борф умирает. Сейчас власть в руках его королевы. Однако все эти заносчивые лорды не преклонят колена перед женщиной и не пожелают с ней советоваться. А принц ничего из себя не представляет, даже меньше, чем ничего. Когда Борфа отнесут в усыпальницу — о, тогда, друг мой, ты увидишь, как земля искупается в крови. Все лорды сразу передерутся, сосед пойдет на соседа, чтобы расширить свои владения.
Снолли расхохотался.
— Как жизнерадостно вы нас приветствуете, Станслоу! Выходит, мы ушли от войны, чтобы снова с ней встретиться. Однако человеку нужен надежный порт, так что нам придется оставить за собой этот.
Торговец ухмыльнулся.
— Ну конечно, что еще мог ответить Морской Бродяга? Но хотя бы в этом я могу вам помочь. Моя собственная «Галика» стоит на якоре в крепостном рву Яснекрепости. Там никто не встретит вас с оружием.
Сиолли начал задавать торговцу уточняющие вопросы, внимательно выслушивая ответы.
— Да, крепость не была разрушена. Она построена на века, и врагам не удалось доставить сюда боевые машины, которые смогли бы разбить ее стены. Говорят, что она пала из за предательства. Яснеродных многие ненавидели, и ходит немало рассказов о том, из за чего их так не любили. Можно выбрать ответ себе по вкусу — хотя теперь все это не имеет значения. Да, вы можете занять ее и устроиться в ней. И еще одно: равнины вокруг нее не захватил никто из соседей. Можно подумать, что теперь, когда этот Дом пал, никому больше ничего не нужно. Это хорошие земли, и по ним гуляет одичавший скот, яснеродные славились своими стадами. Так что можете быть спокойны, друг Снолли. Пока.
Утром Станслоу взял на себя роль лоцмана — и флот Морских Бродяг легко вошел во внутреннюю гавань, к тому месту, где морская вода вливалась в крепостной ров, и встал там на якорь. Бродяги поспешили сойти на берег, и при виде высоких крепких стен и хорошей гавани Оберн позволил себе поверить в то, что судьба опять повернулась к ним лицом.
Станслоу не только провел их в гавань: он позаботился и о том, чтобы изголодавшихся во время долгого плаванья людей ждала еда; после этого его корабль ушел. Подкрепив силы, Морские Бродяги дружно взялись за работу, и по прошествии нескольких дней с кораблей выгрузили все, что удалось спасти. Бродяги начали обживать покинутую крепость и окружавший ее поселок.
Вскоре охотники и отряды разведчиков начали осваивать землю, лежавшую позади Яснекрепости. Они совершали вылазки на запад вдоль реки, отмечавшей границу Трясины, на восток, вплоть до суровых предгорий — и на север, в сторону королевства, в глазах которого они должны были выглядеть нежданными завоевателями.
Именно Оберну с двумя воинами выпало отправиться на север под командованием Яобима. Они должны были обследовать заросли кустарников, тянувшиеся вдоль Зловещей Трясины.

Ясенка проснулась оттого, что кто то касался ее щеки. Открыв глаза, она увидела, что над ней наклонилась не только Вейзе, но и летун, теребивший край ее куртки.
— Проголодались, малыши? Дайте мне привести себя в порядок, и мы позавтракаем.
Ясенка сбросила с себя тростниковое покрывало и направилась к источнику воды, который обнаружила накануне. По дороге она достала из своего мешка горсть сухого мха. Он служил мочалкой, одновременно создавая легкую пену, которая помогала отмывать лицо и руки. Костяным гребнем девушка расчесала волосы, быстро заплела их в косу и заколола на макушке шипами терновника.
Вкалывая в волосы последнюю шпильку, она услышала у себя за спиной настойчивое посвистывание и тихое урчание летуна, и поспешила обратно, чтобы достать из дорожного мешка припасы и накормить двух маленьких голодных зверьков. Что бы ни привыкла есть Вейзе до проявления Ясенки, было очевидно, что пушистое создание предпочитает новую еду. Достав последние вареные яйца лаппера, девушка невесело подумала о том, что если она задержится здесь хоть на несколько дней, ей следует приняться за охоту. Ее подопечные не поймут, что такое пустая миска.
Ясенка не знала, удастся ли ей отыскать здесь знакомые съедобные корни и растения, но накануне вечером она слышала писк лапперов, и не сомневалась, что сумеет поймать их в силки. Но для начала нужно было обследовать новое жилище и проверить, что же у нее есть.
Вейзе и существо, которое она мысленно уже называла Летунчиком, остались у огня. Ясенка подложила в него черных камней, так что он снова горел жарко. Странное топливо, заготовленное Зазар, горело дольше и жарче, чем брикеты торфа или сухой тростник, которыми невозможно было как следует обогреть трясинную лачугу — но которые неизменно наполняли жилье дымом. В дальнем конце огромного помещения нашелся довольно большой запас этих необычных горючих камней.
Ясенка на этот раз не стала задерживаться возле тарелок с надписями, а принялась заглядывать во все корзинки и сундучки, стоявшие на многочисленных полках. Содержимое некоторых она определяла по запаху — там были знакомые материалы, используемые для лечения. В другие, с незнакомым содержимым, она не решалась совать пальцы.
Немного освоившись в новом жилище, Ясенка отправилась осматривать окружавшие его развалины. Когда она пошла к выходу, Вейзе стремительно побежала вперед, а Летунчик взмахнул крыльями и устроился у нее на плече и тут же принялся с мурлыканьем тереться о ее щеку.
Выйдя на улицу, Ясенка обнаружила, что утро уже давно наступило. Облака, затягивавшие небо накануне, умчались, и солнце было по весеннему теплым. А ведь в Трясине совсем недавно закончились зимние холода.
Ясенка осторожно перебиралась через обрушившиеся стены и заглядывала во впадины, которые, как она решила, когда то были жилищами. Похоже, Вейзе очень нравилось забегать вперед, заливаясь трелями, а потом бросаться обратно, словно хвастаясь тем, какая она ловкая. Это безобидное озорство очень забавляло Ясенку. Им троим никто не мешал, и даже кусачие мухи, которые обычно появлялись вместе с солнцем, на них не нападали.
Ничего интересного в городе обнаружить не удалось. Одна куча камней ничем не отличалась от другой. Ясенка пыталась представить себе, что за люди когда то жили здесь. Она не могла поверить в то, что подобный труд был бы по плечу трясинному народу. А вот рассказ Зазар о давних временах и народах, исчезнувших с лица земли, казался подходящим к этим руинам.
Девушке понадобилось довольно много времени, чтобы пройти вдоль остатков основательно разрушенной внешней стены. Всякий раз, когда находились подходящие ступени, Ясенка поднималась наверх и осматривала береговую линию. Там высились заросли тростников, которыми изобиловала Трясина, и кое где виднелся кустарник.
Наконец она добралась до причала, на который ее привезла Зазар, — и именно там Вейзе снова бросилась вперед и спряталась среди камней, пронзительно треща и посвистывая. Летунчик беспокойно зашевелился. Девушка вытянула руку, и крылатое существо перебралось на ее ладонь, чуть царапая кожу острыми коготками. А потом оно повернуло голову и посмотрело Ясенке в глаза.
«Лететь, лететь. Туманчику лететь».
Существо все так же звонко мурлыкало, но у Ясенки в голове отчетливо прозвучали эти слова. Крошечное создание уселось удобнее, расправляя крылья. Оно еще раз заглянуло Ясенке в глаза, но на этот раз никаких слов она не услышала — Летунчик просто попрощался с ней взглядом. А в следующую секунду малыш сорвался с ее руки и взмыл высоко в воздух.
Ясенка смотрела, как крылатое существо ловит попутный ветер, готовясь к долгому полету. А потом Вейзе дернула ее за штанину и застрекотала, явно о чем то предупреждая. Ее коготки прочно вцепились в брюки, сшитые из мягкой кожи лапперов. Маленькая спутница резко тянула Ясенку вправо, к высокой груде камней.
— Хорошо, дружок, мы спрячемся.
Ясенка не думала, что Вейзе ее понимает. Тем не менее она указала на камни — и, к ее изумлению, маленькая спутница ответила совершенно человеческим кивком.
Наверное, у Вейзе были веские причины так себя вести. Ясенка отыскала место, откуда можно было наблюдать за окрестностями, оставаясь незамеченной. Пригнувшись, она осторожно обнажила свой нож. Потом посмотрела в небо: Летунчик уже исчез. Странное существо словно стало невидимым: в воздушном просторе девушке не удалось отыскать даже черной точки.
Укрытие Ясенки оказалось точно напротив того места, где вошла в протоку лодка Зазар. Девушка почему то не сомневалась в том, что нечто, опознанное Вейзе как опасность, приближается именно с той стороны.
Ясенке не пришлось долго ждать. Резкий говор трясинных жителей разнесся над водой, а спустя несколько мгновений на виду появились коренастые фигуры. Они не плыли на лодке, как Зазар, а, похоже, пришли по суше. По узкой полоске между водой и прибрежными зарослями они могли шагать только по двое в ряд.
Отряд оказался необычайно большим — на охоту столько человек не выходило. Все были в полном вооружении. Трясинные собрались у воды, и на их плоских лицах отразилось возбуждение и изумление при виде развалин, лежавших на противоположном берегу. Было понятно, что они впервые видят то, что Ясенка уже начала считать своим городом.
Последние воины тащили за собой кого то, замотанного в сеть — в такие сети обычно ловили забредших в Трясину иноземцев.
И отряд состоял не из чужаков из какого нибудь далекого поселения. Ясенка узнала Джола. Следом за ним шел Тассер, державшийся рядом с предводителем. Джол издал призывный крик их поселка: «Аауфф!» Он повторил призыв — а Ясенка тем временем пыталась рассмотреть пленного.
Кто это мог быть? Только не Зазар! Ясенка не могла поверить в то, чтобы Джол осмелился бы подобным образом обойтись со знахаркой. Вейзе снова ухватила ее за колено, но Ясеика и так не испытывала ни малейшего желания показываться на глаза охотникам. Она погладила Вейзе по голове.
— Ведьма, демонское отродье…
Джол выкрикивал мерзкие слова — и Ясенка с ледяной уверенностью поняла, что они адресованы только ей и никому больше.
Вейзе крепко прижалась к ней, словно призывая замереть и не шевелиться, однако Ясенка и сама понимала, что не должна попадаться на глаза никому из этого отряда. Пока она была в относительной безопасности. Лодок она не видела, да и не сомневалась в том, что никто из трясинных не решится плыть по незнакомым водам. Развалины на другом берегу, когда то бывшие стенами, создавали преграду вокруг озера, и трясинному народу не скоро удастся найти через нее проход.
— Демоница, твоей защиты не стало! — Голос Джола гремел над водой. — Зазар больше не ведет тайных дел с иноземцами! Мы знаем ее тайны, все ее тайны! Смотри, кто их нам рассказывает… да еще как рассказывает, если ее ткнуть чем нибудь острым!
Он взмахнул рукой, и двое воинов, державших опутанного сетью пленника, подошли к нему, волоча по земле свой груз. Джол поднял край сети — и Ясенка увидела старуху Кази.
На лице женщины застыла гримаса страха. Кази была настолько напугана, что охотникам пришлось поддерживать ее, чтобы она не упала. Джол схватил Кази за перепачканные грязью волосы и сильно дернул. Старая карга завопила от боли и ужаса.
Вождь ткнул ее копьем в ребра, и она снова взвыла.
— Говори! — приказал он. — Где подруга темных демонов, которая жила в твоем доме? По прежнему ли Зазар властно ходит по нашей земле.
— Не ет! — заскулила та. — Зазар ушла!
Он снова ударил ее.
— И куда ушла эта змеюка?
— К водяным!
Казн взвыла еще громче.
— А ее тайны? Где все ее тайны, ты, дочь червей? — безжалостно продолжал свой допрос Джол.
— Все исчезли, все забыты, о великий! Кроме тех, что остались в голове у Смертедочери.
Она бессильно повисла на руках мужчин. Стражник шагнул в сторону — и старая карга упала лицом вниз к ногам предводителя, униженно моля о пощаде.
Он пинком перевернул ее на спину и снова посмотрел в сторону острова с развалинами.
— Мы очищаем свою землю, Смертедочерь. Ты — иноземская мразь, ты увидишь свой конец в пасти болотника.
Тассер положил руку на плечо отца.
— Нужны лодки, — сказал он.
Его слова были хорошо слышны Ясенке. Джол кивнул.
Ясенка поняла, что, несмотря на трудную дорогу, Джол готов немедленно отправиться за ней на остров. И ей не удастся спрятаться от трясинных в лабиринте развалин, оставшись незамеченной. Джол начал перебираться через россыпь камней, а воины за его спиной запели боевую песню. А потом издалека донесся новый звук — такой Ясенка слышала раньше всего однажды. Кто то бил в боевой барабан. Это был сигнал, означавший вторжение.
Стоявшие на берегу повернулись в ту сторону, откуда пришли. Толстые губы Джола раздвинулись, обнажив зубы в оскале, который сделал бы честь ядоящеру. Старый обычай был силен. Этот сигнал, передаваемый от поселка к поселку, сообщал всем о том, что им грозит самая серьезная беда — вторжение в Трясинную землю множества иноземцев.
Они ушли, даже не посмотрев на остров, стремительно исчезли в зарослях кустарника, оставив Кази, по прежнему стянутую сетью, лежать там, где она упала.
Ясенка сомневалась в том, что деревенские сами выследили ее. Скорее их привела сюда Кази — если это место было известно не только знахарке, но и ей. Кази жила с Зазар гораздо дольше, чем Ясенка. Вполне вероятно, что у них были общие тайны, в которые девушку не посвящали.
Несмотря на то что боевой отряд ушел, Ясенка не была уверена в том, что Джол не оставил кого нибудь следить за ней. Конечно, в ближайшие часы ей ничто не угрожало, однако девушка прекрасно понимала, что трясинные жители вернутся, как только смогут, — и не забудут на этот раз привести лодки, чтобы добраться до нее. Ясенка наблюдала за Кази, не зная, стоит ли идти на помощь старухе. Она отнюдь не была уверена в том, что ей хочется это делать.
Старуха зашевелилась. Теперь, когда ее мучители ушли, она попыталась освободиться от опутавшей ее сети. Ясенка стиснула зубы.
Кази плохо знала Трясину. Больная нога не позволяла ей уходить далеко от деревни. Сейчас у нее не было при себе ни припасов, ни оружия. Ясенку с трясинной женщиной узы родства не связывали. А если Зазар погибла из за того, что Кази проговорилась, то пусть Кази и постигнет какая нибудь из смертей, таящихся в Трясине.
И все же Ясенка колебалась. Она ведь не знала наверняка, что Кази действительно совершила предательство. И во время утренней прогулки она не видела никаких лодок. И ей не больше, чем Джолу, хотелось рисковать ради Кази, а перебираться на другой берег значило бы рисковать. И в то же время что то в ее душе не позволяло ей оставить старую каргу на волю случая. Не поднимаясь и не показываясь, она наблюдала из своего укрытия за женщиной, которая успела освободиться от сети и поднялась на колени.

13

Оберн распластался на животе рядом с остальными воинами отряда разведчиков — на каменистой гряде над рекой. Перед ними расстилалась Зловещая Трясина, затянутая темной мглой, самим своим видом говоря о том, что им не следует туда соваться. Все слышали рассказы о чудовищах, которые жили в Трясинной земле, — да и сами они уже кое что видели: ту тварь в море и напавших на них птиц, живущих в скалах. Сама природа Трясины защищала ее от незваных гостей. Кто знал, что скрывалось в ее таинственных глубинах и неприветливых скалах?
С юга долетал гулкий рев обнаруженного ими провала в земле. Там река исчезала, чтобы чуть дальше вырваться из камней огромным водопадом, отмечавшим границу Трясины и тех земель, которые они назвали Новым Волдом.
Но сейчас внимание разведчиков было сосредоточено на кое чем более насущном. Под скалой, на которой прятался их отряд, трое мужчин спокойно сидели у небольшого костра. Судя по их доспехам и оружию, они были воинами из какого то отряда. Неподалеку от них паслись четыре оседланных коня.
— Военный отряд, не охотники? — едва слышно спросил Оберн у Яобима.
Если бы эти люди тоже были разведчиками, как наблюдавшие за ними Морские Бродяги, они бы не сидели вот так на открытом месте, где их мог подстрелить даже неопытный лучник, не дав ими времени сесть в седла.
Яобим кивнул.
— У них одинаковые нашивки, — сказал он. — Олень на ржавом фоне. Служат какому нибудь лорду. Но если они приехали сюда только что, то могут и не знать, что это уже не земли Ясеня.
— Они то и дело смотрят в сторону Трясины, — прошептал воин, лежавший по другую сторону от Яобима. — Но тамошние жители не выходят на этот берег реки. Говорят, река служит границей и защищает от трясинного народа.
Было ясно, что трое у костра ждут четвертого всадника. Один из мужчин встал и начал пристально всматриваться в заросли кустарника. А потом не только сидевшие внизу, но и разведчики на гребне услышали мерную дробь барабанов; время от времени ее прерывал пронзительный вон боевого рога.
Три солдата внизу встали рядом и, видя их жесты, Оберн решил, что они о чем то спорят. В конце концов они направились к своим коням, вскочили в седла и, ведя в поводу лишнюю лошадь, подъехали ближе к мутному потоку, отделявшему Трясину от свободной земли.
Грохот барабанов не стихал. Можно было подумать, что они возвещают приближение целой армии. Ожидавшие медленно ездили взад вперед по небольшому участку берега. Их головы были настороженно повернуты на север, словно они ожидали появления с той стороны какой то опасности.
Через некоторое время кустарник на дальнем берегу пришел в движение. Кто то энергично прокладывал дорогу сквозь него. Всадники остановились, следя за этим движением. Наконец в воду посыпались срезанные ветки, и из кустов вышел человек, расчищавший себе путь чем то вроде меча.
Спустя мгновение он уже стоял на берегу реки. Оберну и его товарищам, смотревшим со скалы, показалось, что этот мужчина не похож на ожидавших у костра. Он был высок и держался прямо, но вокруг него клубился странный туман, и рассмотреть его было трудно.
Не колеблясь, вновь пришедший сделал несколько шагов вдоль берега, а потом уверенно, хотя и не спеша, вошел в воду. Либо река была очень мелкой, либо в этом месте был брод. Шагая в воде по колено, окутанная туманом фигура легко пересекла реку.
Из кустов позади идущего вылетело копье. Оберн почувствовал, что у него встают дыбом волосы: оружие не смогло пробить туман! Словно ударившись о стену, копье упало в воду… Один из ожидавших поднял необычный лук; такой лук Оберну пришлось видеть лишь однажды, во время набега на южные земли. Он был сделан из очень толстого куска дерева. Такое оружие било не слишком метко, зато с огромной силой. За выпущенной из него стрелой невозможно было уследить взглядом. Стрела исчезла в кустах, из которых вышел окутанный туманом человек. Он уже выходил на берег под скалой, на которой затаились Морские Бродяги.
Туман вдруг растаял, открыв высокого мужчину. Его сверкающая кольчуга спускалась почти до колен, а поверх нее был наброшен изорванный плащ такого же ржавого цвета, как и нашивки всадников. Вместо шлема на его голове был металлический обруч, а в обруче, надо лбом, горел овал света. Солдат, державший повод четвертого коня, выехал вперед. Прямо из воды воин поставил ногу в стремя. И как только он сел в седло, странный свет в обруче замигал — и погас.
Повернув лошадей, маленький отряд помчался на восток. Вскоре четверка исчезла среди скал. Мрачный барабанный бой не смолкал — и вот из зарослей, скрывавших Трясину, появились другие фигуры.
Эти люди явно принадлежали к совершенно другой породе: низкорослые, темнокожие мужчины. Казалось, они вымазаны глиной. Никаких доспехов на них не было. Оружием им служили копья и небольшие округлые щиты. На некоторых были причудливые головные уборы, заменявшие шлемы. Было видно, что они разъярены бегством чужака; кое кто даже вошел в воду по щиколотку, а иные в бессильной злобе швыряли копья вдогонку удравшему воину. Их крики заглушили даже рокот барабанов. Однако ни один не попытался зайти в реку глубже или воспользоваться бродом, чтобы пуститься в погоню за всадниками. Можно было подумать, что река представляет собой неодолимую преграду, отделяющую Трясину от суши.

Снова вернувшись на свой наблюдательный пост на вершине башни, Иса устроилась в кресле. Однако напряжение ее не отпускало. Ей необходимо было полностью сосредоточиться на том, чтобы призвать своего посланника — если тот был еще жив. Туманчик представлял собой орудие такое же мощное, как Великие Кольца, и королеве хотелось его сохранить.
Она закрыла глаза, чтобы мысленно увидеть своего посланника. Именно так он будет выглядеть, когда снова вернется к ней.
«Сюда!» Ее мысленный призыв уносился вдаль снова и снова. Трясина… Не оказался ли летун над ней, когда возвращался обратно? Иса знала, что где то там таится сила гораздо более мощная, чем та, которую ей удалось обрести с такими трудами. Иса старалась не задевать ту неведомую силу, не привлекать ее внимания. Но не могла ли чужая сила поймать ее посланника? И, может быть, она прямо сейчас лишает Туманчика преданности к хозяйке, заставляет забыть о полученном задании…
Сомнения необходимо рассеять. Королева решительно нарисовала в сознании нужный образ и снова послала в пространство зов. И настолько сосредоточилась на своем призыве, что ее руки сами собой простерлись вперед.
«Сюда, Туманчик! Лети ко мне!»
Внезапно раздавшийся тихий переливчатый свист заставил ее открыть глаза. Тень в окне… и вот уже тот, кого она звала, влетел в комнату, целый и невредимый, и устроился у нее на руке.
Обхватив тонкими пальцами пушистое тельце, Иса подняла своего посланника поближе к глазам.
«Говори!»
Мысленный приказ был таким же мощным, как и призыв. Пронзительный свист смолк — и королева получила мысленный же ответ. Они не стоят на месте, те, что на дальнем севере, но они еще не двинулись на юг. Еще есть немного времени. А те, кому пришлось бежать из мест, всегда бывших для них домом, сейчас словно чего то ждут. Туманчик передал ей мысленные картины развалин, в которые превратились крепости Морских Бродяг. Теперь их занимали северяне. Собираются ли орды захватчиков обосноваться именно там? Нет. Если они пойдут на юг… Трясина, безусловно, послужит преградой, но устоит ли она — при всех ее опасностях и ловушках и почти безумной ненависти, которую ее обитатели питают к иноземцам?
Хватит! Нельзя допускать, чтобы эти вопросы заставили ее забыть о насущных целях. Ей надо сейчас сосредоточиться на одной задаче, на одном деле — и сделать его как можно лучше.
Однако Иса чувствовала, что у Туманчика есть и другие новости, не только о северянах. В ее голове возникли расплывчатые картины. На секунду Ису замутило: ей показалось, что она с огромной высоты смотрит на землю, затянутую дымкой. Из дымки поднимались башни… нет, стены. Но Иса слишком плохо все различала, как будто у нее вдруг ослабели глаза. Однако летун, чьи воспоминания она сейчас читала, отклонился со своего пути, направившись к этим стенам — так словно его позвали! Сила Трясины…
Внезапно королева на мгновение ослепла — и даже сквозь чужое воспоминание ощутила удар, сбивший летуна с курса и бросивший на землю. Страх — ее собственный и летуна — заставил сердце Исы отчаянно забиться.
Она поняла, что означают камни, разбросанные вокруг стен. Но в Трясине не было крепостей, не было городов! Впрочем, никто из ныне живущих не мог определенно сказать, что там находится. Видимо, эти сооружения старинные, даже древние — и их до сих пор защищает некая сила, опознавшая летуна как шпиона и заставившая его упасть.
Иса ощущала отчаянное трепыханье своего посланника, разделяла его страх. А потом отказавшееся повиноваться тельце было кем то бережно поднято с земли. Туманчика понесли к большой груде камней — той, что еще сохранила сходство с домом. Оттуда лился свет, прорезавший темноту ночи. Страх стал острее. Внутрь… нет… это запрещено! Сопротивляться… А потом рядом с летуном возникло другое существо: пушистое, маленькое… и его взгляд обещал помощь. Существо лизнуло Туманчика…
Страх исчез. Больше никаких преград не осталось — и Иса увидела, как летуна внесли внутрь строения. Туманчик осмотрелся — и Иса увидела то, что увидел ее посланец. Тот, кто принес Туманчика внутрь… Это оказалась девушка. Ее стройную фигурку облекали одежды жителей Трясины, но она явно не принадлежала к трясинному народу. Ее лицо скрывалось в тени… но это лицо…
Иса тихо вскрикнула — и ее связь с посланцем прервалась. Королева отказалась признаться себе, что именно увидела она в эти краткие мгновенья. Это была женщина Трясины, и ничего больше. Может, какое то неестественное отродье жителя или жительницы Рендела, искавших в Трясине новых ощущений. Иса сочла бы даже Борфа способным на такое — если бы ему пришло в голову подобное желание. А остальное довершила ее фантазия, разбуженная той чепухой, которую нес Харуз насчет оставшихся в живых яснеродных. Ее глаза… глаза Туманчика просто сыграли с ней злую шутку.
И Иса твердо сказала себе, что это было видением, иллюзией, игрой воображения. Что Туманчику, полному чувства благодарности, просто показалось нечто нереальное. Этого на самом деле не было. Она не могла увидеть леди Алдиту.
И королева выбросила случившееся из головы.

Ясенка наблюдала за тем, как Кази с трудом встала, срывая с себя сеть. Похоже, старуха осталась цела — если не считать испуга и нескольких ссадин. Теперь она начала поворачиваться из стороны в сторону, словно ища путь к спасению. Или, может быть, она сама искала Ясенку? Судя по тому, что сказал Джол, Кази теперь готова была открыто выказать злобу и ревность, которые так давно снедали ее. Неужели это заставило старуху обратиться и против Зазар?
Ясенка затаила дыхание, надеясь, что женщина не пойдет ее искать. В конце концов Кази повернулась и заковыляла в ту сторону, откуда ее привели. Из за кривой ноги пробираться сквозь заросли ей было нелегко.
Куда пойдет Кази? И, если уж на то пошло, куда она может пойти? Предположим, она вернется в деревню — даже если допустить, что она сумеет добраться до нее, не став добычей кого то из обитателей Трясины, — но разве тогда она не станет вновь объектом ненависти Джола и остальных?
Ясенка повернулась в сторону развалин и своего собственного убежища. Она понимала, что ей не следует быть слишком мягкосердечной. В конце концов, Кази вела себя как настоящая предательница. Что теперь для нее Кази, как не настоящий враг? И все же… Они много лет жили рядом, и теперь девушку охватило смятение. Вот только что она может сделать? Даже если бы она могла пересечь озеро и пойти следом за Кази, разве можно привести ее сюда, в город, существование которого явно было одной из тщательно охраняемых тайн Зазар?
Ясенка шла медленно и хмурила брови, чувствуя, что не может допустить, чтобы Кази шла навстречу неизвестным опасностям. Кази выдала тайны Зазар… Или… Ясенка вдруг остановилась, словно громом пораженная. Возможно, нет. Возможно, с самой знахаркой случилось нечто плохое, и Джол узнал путь сюда от нее самой. Нет. Ясенка прогнала эту мысль.
Ее шаги замедлились. Она добралась до гигантской фигуры, что лежала на земле, разбитая на куски. Вейзе, бежавшая впереди, вспрыгнула на растрескавшийся камень.
Хотя выражение пушистой мордочки было нелегко понять, Ясенке показалось, что на ней написаны тревога и неуверенность. Что именно знает Вейзе? Девушка уже не сомневалась в разумности своей спутницы. Возможно, пушистое существо мыслило не так, как она сама, но все равно оно обладало острым умом. Ясенка остановилась у обломка статуи, рядом с Вейзе. Та протянула лапку и дотронулась до руки девушки, требуя полного внимания. И внезапно Ясенка ощутила потребность облечь свои сомнения в слова.
— Вейзе, Кази погибнет, если заблудится в Трясине.
Девушка вспомнила о том ужасном, огромном болотнике прожоре, что преследовал ее. Кази станет для такого чудовища легкой добычей. Однако Ясенка находилась на острове, а лодки у нее не было.
— Вейзе, — вдруг спросила она, не дав себе времени задуматься, — а можно ли перебраться на ту сторону озера как то иначе, не по воде?
Она мгновенно пожалела о сказанном. После утренней разведки подобный вопрос звучал крайне глупо.
К ее глубокому удивлению, Вейзе качнула головой так, что Ясенка могла истолковать это только как утвердительный кивок. Зазар свистела зверьку… Нет, обращалась к нему на каком то незнакомом языке! Однако похоже было, что Вейзе может понимать и человеческие слова, хотя сама произнести их не в состоянии!
— Вейзе, — пробормотала Ясенка себе под нос, — ты — «она». Нельзя же постоянно называть тебя то «он», то «оно». Ты похожа на девочку, так что и будешь ею.
Вейзе спрыгнула с обломка статуи и снова взяла на себя роль проводника, ухватив Ясенку за штанину. Но на этот раз она отвела девушку во внутреннее помещение. Не пыталась ли она сказать, что у нее нет другого пути, как только спрятаться в этом убежище?
Вот только… Зайдя внутрь, Вейзе не стала устраиваться у огня, а побежала вперед и начала царапать кучу циновок, сложенных в стороне. Было совершенно ясно, что пушистая зверюшка чего то добивается, и Ясенка поспешно подошла, чтобы помочь ей передвинуть циновки. Пол под ними был вымощен плитами, украшенными странными симметричными узорами — как и во всем помещении. Однако теперь Вейзе опустилась на четыре лапки и царапала камень. И в следующую секунду ей уже удалось вытащить кольцо, закрепленное между двумя плитами. А потом она посмотрела на Ясенку и энергично кивнула.
Хотя Вейзе принялась сама тянуть за кольцо, было видно, что ее силенок не хватит на то, чтобы сдвинуть плиты — если она хотела именно этого. Ясенка присела на корточки и взялась за кольцо, которое Вейзе сразу же ей уступила. Девушка потянула за него изо всех своих сил. Мгновение другое ничего не происходило. А потом две плиты со скрежетом приподнялись вверх, и между ними появилась трещина шириной в палец. Обнадеженная Ясенка удвоила усилия.
На этот раз ей удалось окончательно раздвинуть плиты, и под ними открылось пустое пространство. Там должно было оказаться совершенно темно, но почему то, глядя вниз, она все отчетливо видела. По крайней мере один светящийся стержень — а может, и не одни — был установлен и там.
И еще вниз вела лестница, просто приглашавшая ее спуститься. Ясенка села на пятки, обдумывая ситуацию.
Зазар ничего не сказала о том, сколько времени должна здесь оставаться ее ученица. Ясенка не сомневалась в том, что знахарка собиралась вернуться. Возможно, ей помешал Джол, устроивший какую то каверзу. Не исключено, что если Ясенке удастся добраться до суши, спустившись вниз, то она сможет послужить своей Защитнице лучше, чем оставаясь здесь. И к тому же она сможет прийти на помощь Кази, чего требовала от нее совесть.
Приняв решение, Ясенка встала и поспешно вернулась к очагу, чтобы уложить в дорожный мешок припасы. Кроме того, она наполнила фляжку свежей водой, которая текла из трубы. После этого завязала мешок и взвалила его на плечи. Мешок оказался таким объемистым, что Ясенке с трудом удалось протиснуться в отверстие тайного помещения, что скрывалось под развалинами.
Вейзе сбежала вниз по каменным ступенькам и затопала впереди. Она явно решила и дальше играть роль проводника. Лестница, которая поначалу были удивительно ровной и прямой, вскоре стала кривой и узкой. Спускаясь, Ясенка заметила, что свет постепенно начинает меркнуть. Вскоре ее окружили густые тени: световые стержни здесь были установлены далеко друг от друга. Наконец ступеньки закончились. Девушка очутилась в тесном, едва освещенном помещении с каменными стенами; в одной из стен было отверстие — небольшое, почти вдвое ниже обычной двери. Скрипуче засвистев, Вейзе нырнула в темноту, царившую впереди. Пожав плечами и поправив дорожный мешок, Ясенка шагнула следом.

Иса рассеянно поглаживала летуна, ощущая его усталость как свою собственную. Вопросов больше не будет: пока ей хватит пищи для размышлений. И к тому же она боялась снова увидеть воображаемое лицо своей давно умершей соперницы. Королева встала и, медленно обойдя кресло, устроила своего посланца в гнездышко из мягкой шелковой ткани. Потом взяла плошку и насыпала в нее зерно и кусочки фруктов, которые принесли в башню по ее приказу. Туманчик прочирикал что то — возможно, благодарность — и принялся с аппетитом есть.
Иса аккуратно сложила свои книги, еще раз убедилась в том, что ее посланец цел и невредим, и ушла из башни в очень дурном настроении. А потом вспомнила нечто еще… о чем она забыла из за того, что ее так потрясло видение живой леди Алдиты.
Охота Харуза… На что именно он отправился охотиться? Какая тайна, сохранившаяся с тех давних дней, стала ему известна? А что если он или еще кто то из лордов знают или подозревают об этой воображаемой наследнице? Будь проклят Харуз и его намеки! Даже слуха будет достаточно, чтобы начались неприятности. Необходимо вызвать тех, кто приносит ей сведения об этой стране — стране, которую она поклялась оберегать, — и приказать им разузнать… Иса остановилась. А вдруг они узнают чересчур много? Иса считала, что они не болтают о ее делах, но шанс всегда оставался…
Нет. Сейчас она должна укрепить свою страну перед опасностью надвигающегося хаоса, а он может наступить, как только она не сможет больше поддерживать в Борфе жизнь. Флориан править не способен: королева не сомневалась в этом, поскольку Великие Кольца отвергли принца. Кольца заботятся только о безопасности страны, а не о том, что думают и чувствуют конкретные люди. Конечно, лордам не захочется признать женщину монархом, хотя они и принимают ее в роли регента. Приходя на Совет, Иса всегда старалась разговаривать мягко и сдержанно. И тем не менее она знала, насколько лорды недовольны даже той малой долей власти, которой она осмеливалась пользоваться открыто.
Ну что ж — они ошибаются. Эта страна принадлежит ей. Иса испытывала к королевству такие острые чувства, какие иной раз женщина испытывает к своему ребенку. Это давно стало частью ее существа, и она не потерпит, чтобы страну разорвали на части усобицы враждующих владетелей. Ради собственной выгоды они готовы разорвать королевство в клочья, оставив ему лишь былую славу. И в доказательство своих благих намерений она носит Великие Кольца, разве не так? Кольца сами избрали ее!
— Дуб, Тис, Ясень и Рябина! — прошептана она, спускаясь по лестнице. — Дайте мне мудрость в этот час испытаний, потому что мне нужно на что то опереться!
Харуз… Ей необходимо подумать не только о нем, но и еще об одном срочном деле. Морские Бродяги приближаются к своей цели. Скорее всего, их цель — заброшенная крепость Ясеня на берегу моря. Башни и стены ее по прежнему целы, и, имея в своем распоряжении морские пути, Бродяги смогут превратиться в серьезный нарыв на теле страдающей страны. Так много, так много необходимо сделать — и так мало рядом людей, на которых можно положиться! И королева еще раз мысленно прокляла ненадежного Харуза.
А потом она заставила себя не думать об этом множестве опасных проблем — и через незаметную дверь вышла в коридор дворца, чтобы еще раз зайти к Борфу и справиться о его состоянии.

14

Оберн долго не мог решить, следует ли докладывать об этих непонятных происшествиях Снолли. Мужчина, который сначала был облачен в туман, а потом — в доспехи? Очень странно. И что он делал в Трясине такое, что взбесило ее обитателей? И куда уехал он сам и его телохранители?
Оберн испытывал сильный соблазн последовать за ними. У мужчины в кольчуге было всего три спутника — и столько же человек было с Оберном. Конечно, те были в доспехах, а его люди — нет, но ведь Морской Бродяга даже без брони способен противостоять любому обитателю этой новой земли, будь тот хоть во что закован! И если изнеженный южанин может углубиться в Трясину и вернуться невредимым — пусть ему вслед и бросили несколько копий, — тогда и четверо Морских Бродяг способны сделать то же самое, и даже больше.
— Поехали следом, — предложил Яобим. — Мы ведь на разведке, так?
Остальные двое воинов с ухмылками закивали головами.
— Вот именно! — заявил Халдин.
— Раз уж тот странный чужак показал нам брод, давайте пойдем туда! Трясинные люди рано или поздно уйдут, и тогда мы сможем пройти по следам нашего невольного проводника! Кто знает, что мы обнаружим, когда пересечем реку? — С этими словами Рауш положил руку за рукоять кинжала.
— Приключение может оказаться интересным, — согласился Яобим.
— Нам нужно знать свои земли, — добавил Халдин.
— И людей, которые на них живут, — поддержал его Рауш. — Как вы думаете, женщины в Трясине такие же уродливые, как их мужчины?
— Узнать это можно только одним способом, — сказал Оберн. — Но сначала нам надо оповестить моего отца.
Остальные начали было возражать, но он жестом заставил их умолкнуть. Да, этот вопрос должен был решить Снолли — и, возможно, подчинявшиеся ему командиры. Однако Оберн решил, что попросит отца, чтобы тот разрешил ему вернуться сюда с отрядом разведчиков.
Его спутники неохотно отказались от намерения немедленно броситься в Трясину. Они дождались, чтобы и всадники, и те, кто их преследовали, скрылись из виду, — и только потом спустились со скал и отправились к броду через широкий поток, отделявший владения Ясеня (которые они теперь назвали Новым Волдом, землями Морских Бродяг) от таинственной Трясины.
Вернувшись, Оберн обнаружил, что его супруга, Ниэв, заболела — вероятно, из за лишении, перенесенных во время нелегкого плаванья. А вот мальчик, похоже, был совершенно здоров. Оберн не смог остаться с женой и препоручил Ниэв заботам ее служанки: его потребовали к отцу. Судя по тому, как звучал вызов, дело было более важным, чем какой то мужчина, облаченный в туман.
В соответствии с обычаями, при обсуждении вопросов, касающихся всего клана, главный предводитель Снолли вызвал на совет всех глав семейств. Во время военных действий его приказы считались непререкаемыми, но когда речь заходила о вещах опасных или значительных — что, похоже, сейчас и происходило, — ему необходимо было учесть общее мнение своего народа.
Крепость, которую они присвоили, оказалась просторной и красивой, с симметричными башнями и прочными воротами. В крепостном рву по прежнему плавали лебеди. Однако в зданиях не было никакой мебели: похоже, все давно украли. Так что собравшимся на совет пришлось сесть полукругом на полу, лицом к своему предводителю. Только Снолли восседал в кресле — его он захватил на корабль из дома. Он поднял жезл оратора так, чтобы его все видели.
— Вот какое дело, — заговорил он, медленно подбирая нужные слова. — Мы — не единственные из нашего народа, кому удалось остаться в живых после сражения. Хотя мы считали, что все погибли, в Новый Волд только что прибыл «Оркорел». Он плыл следом за нами — и сейчас стоит на якоре у ворот: он достаточно маленький, чтобы зайти в ров. По дороге им встретился торговец, чей корабль недавно вышел из Рошпорта. У него были известия о том, что сейчас происходит между лордами Рендела. Ни для кого не секрет что король Борф болен и близок к смерти. Его королева удерживает власть, но как долго у нее это будет поучаться, можно только гадать. Принц — настоящее ничтожество, и говорят, что между ним и матерью особой приязни нет. В стране есть несколько сильных лордов, и в течение последних лет они собирали силы и увеличивали число солдат. — Снолли встал и начал расхаживать по залу совета. — Совершенно ясно, что эти властители начнут свару, как только король испустит последний вздох. А еще говорят, что королева обладает странными способностями, и только они поддерживают жизнь в Борфе. Пока никто из лордов Рендела не заметил того, что мы захватили брошенное владение и поселились в нем. Тем не менее в наших интересах получить эту землю на законном основании. Наши разведчики объехали прежние границы этого владения, и только один раз встретились с людьми из королевства — но, как оказалось, они направлялись не к нам, а в Трясину.
Он кивнул Оберну — и тот кивнул, встал, принял у отца жезл и рассказал собравшимся о том, что видели он и его спутники.
Закончив рассказ, он вернул отцу жезл оратора и снова сел на пол. Собравшиеся начали возбужденно переговариваться, однако замолчали, как только Снолли обвел их взглядом.
— Совершенно ясно, что мы не можем надеяться на то, что нас никогда и никто не заметит. В наших интересах отправиться в Рендел и заключить союз. Мы не можем позволить себе дожидаться, пока они сами поймут, что мы поселились здесь надолго и не собираемся уезжать. И еще одно надо учесть — королева может использовать наше присутствие в своих интересах, да так, что нам от этого не поздоровится. Она может попытаться объединить вокруг себя этих лордов — хотя бы ненадолго, — направив их против нас, назвав нас мерзкими захватчиками. Морские Бродяги не пользуются особой любовью в других государствах.
Тут по залу пробежал смешок. Снолли тоже улыбнулся, а потом продолжил:
— Насколько нам известно, никто не пытался заключать мир с жителями Трясины или искать там союзников. Возможно, нам стоило бы попытаться это сделать. Тот лорд, который вторгся на их территорию, похоже, вышел оттуда невредимым. Что он там делал и зачем туда ходил, мы, конечно, не знаем. Однако Оберн ясно видел, что тот человек обладал некоей необычной защитой от опасностей Трясинной земли.
Но самая острая необходимость лежит еще ближе. Нам пора подумать о будущем и заняться нашей новой землей. Вы сами видели, вокруг бродит множество одичавшего скота — судя по всему, он оказался на свободе, когда пала эта крепость. Стоит выйти за стены крепости — и перед вами окажутся заброшенные поля, ожидающие сева. И это нужно сделать срочно. Мы теперь находимся гораздо южнее, чем жили раньше, так что период полевых работ здесь куда длиннее, у нас есть запас времени. И все равно нам пора подумать о вспашке полей и поимке одичавшего скота.
Снолли замолчал, и тут же заговорил Касаи, Барабанщик Духов.
— Почему эта земля так долго не возделывалась? — произнес он. — Здесь хорошая гавань: морские торговцы используют ее уже много лет. Из живших тут раньше никого не осталось — однако соседи по прежнему соблюдают границы. Это нам следует бы разузнать.
Снолли кивнул.
— У тебя есть Зрение, Касаи. Что тебе было сказано?
Казалось, и без того щуплый Барабанщик съежился еще сильнее. Ему не нужен был жезл оратора для того, чтобы находить нужные слова. Его пальцы заскользили по туго натянутой коже барабана, с которым он никогда не расставался, однако никаких звуков из него Касаи не извлек.
— Это — земля теней, — сказал он. — Темных теней, густых теней. Как ощущалось зло от ящеровсадников, так и здесь есть похожая порча…
Снолли подался вперед, его пальцы легли на рукоять меча.
— Эта мерзость была здесь?
Сидевшие на полу беспокойно заерзали, а кое кто даже оглянулся, словно ожидая увидеть угрожающие тени.
Касаи покачал головой.
— Нет, ящеровсадннков здесь не было. Нам слишком хорошо знакома их вонь, и все ощутили бы ее сразу, как только мы высадились на берег. Но одно можно сказать точно: здесь совершилось зло, такое зло, которое заставило всех обитателей этой земли уйти отсюда.
Хотя Оберн был всего лишь телохранителем отца и уже выполнил свой долг перед собравшимися, он не удержался, чтобы не задать вопроса.
— А ты можешь призвать это зло из прошлого и показать его нам, чтобы мы поняли, с чем столкнулись? А, может быть, при этом ты смог бы его изгнать? Зрение это позволяет?
Его отец не бросил на него осуждающего взгляда. Оберн решил, что Снолли, видимо, и сам подумал о том же.
— Никто не может постигнуть глубину и ширину Зрения, — ответил Барабанщик. — Пока то, что я ощутил, — это тень. Я даже не могу сказать, упадет ли она на нас или угрожает только тем, кто принадлежит этой земле и роду. Однако есть и еще одно… — Он выпрямился. — В Трясине есть некая сила. Это я тоже ощущаю. Она не направлена против нас. Пока. Однако нам следует помнить о том лорде, который ходил в Трясину в странном доспехе. И прежде всего мы должны спросить, каким образом оружие тех, кто охотился на него, не смогло причинить ему вреда.
Снолли кивнул.
— Этот невод запутан почти безнадежно. — Он начал загибать пальцы. — Наши заботы здесь, в новом доме, — это безопасность, пища и жилье. Границы надо охранять на случай появления воинов Рендела — кто знает, когда они заметят наше присутствие… Трясина. Если в ней скрывается особая сила, то, возможно, неизвестный, которого видел Оберн, ходил на переговоры с ней, чтобы попытаться заключить с ней союз. Мы этого знать не можем. Пока мы можем только вести разведку и следить за тем, чтобы ничто не надвинулось на нас ни с востока, ни с севера.
Седовласый мужчина, Баланд, который уже много лет ведал хранением припасов, встал с места, взял ораторский жезл и заговорил:
— Предводитель, один из наших отрядов поймал шесть волов. Их можно поставить под ярмо, хотя они и старые. Мы можем начать вспашку — и нам следует сделать это сейчас же. Пусть пастухи и пахари носят при себе оружие. И нам также следует отряжать сторожевые отряды. Мы много голодали во время плаванья, и наши женщины и дети немало настрадались. Я считаю, что нам не следует откладывать эти дела, чтобы не страдать от голода, когда придет зима. Эта земля богата, в прошлом о ней хорошо заботились, и мы можем снова начать ее обрабатывать.
Снолли принял у Баланда жезл и обвел взглядом всех присутствовавших.
— Такова ли воля всех, кто сейчас здесь собрался?
Каждый поднял руку ладонью наружу, выражая свое согласие.
— Да будет так!
Этими словами Снолли возвестил, что таково принятое ими решение, а детали будут уточнены с каждым из собравшихся здесь представителей.
Большинство участвовавших в совете ушли. Но Оберн задержался, что было его правом как сына Снолли, и выслушал тех, кто пожелал высказать свои предложения относительно того, что именно следует сделать и когда. Он слушал их, но его мысли то и дело улетали далеко отсюда. Он вспоминал о том, как иноземец переходил по броду Пограничную реку, — иноземец, облаченный в доспех, состоявший из одного только тумана.
Как он призвал эту странную броню? Подобной защиты Оберн никогда прежде не видел — а ведь предводители его страны постоянно искали новое оружие и более надежные доспехи. Не ошибся ли Снолли в своем предположении? Действительно ли этот лорд заходил в Трясину для того, чтобы встретиться с кем то — или чем то — в этой запретной местности?
Любая попытка проникнуть в глубины этой пропитанной влагой земли была бы чистой глупостью с стороны Морских Бродяг — пока им не удастся узнать хоть что то о Трясине, пока они даже не догадываются о том, что их может там ожидать. Для этого нужны разведчики. И Оберн твердо решил, что будет в их числе.
Он мысленно нарисовал картину знакомого ему восточного края их новой земли. И тем не менее его мысли упорно возвращались на запад, так что в конце концов он уступил своему любопытству. Скалы, отгораживавшие Трясину от моря, не мешая при этом ее мутным водам пачкать полосу прибоя, не оставляли надежды на то, что в один из гротов можно будет заплыть хотя бы на самом легком баркасе.
Нет, с моря в Трясину попасть было невозможно. Следовательно, если не зайти туда снизу, то как узнать, что лежит выше? Морские Бродяги когда то считали, что их прежнюю родину надежно защищают вершины. Оберн сам был на разведке возле тех двух перевалов, которые всего через несколько дней после этого были захвачены ящеровсадниками, хотя и после отчаянного боя. Он по чистой случайности не стал участником того сражения, но внимательно слушал рассказы немногих выживших. Чудовищные животные ящеровсадников хлынули через перевал яростной волной, остановить которую было просто невозможно. Они неудержимо карабкались на крепостные стены, и преград для них не существовало…
За Пограничной рекой начинались скалы Трясины. Так что вполне можно было перебраться с нижних склонов, защищающих крепость, на гряду, с которой видна земля соседей.
Оберн так глубоко погрузился в свои размышления, что не заметил ухода последних советников отца, пока Снолли не повернулся к нему.
— …не так ли?
Голос отца резко повысился, заставив Оберна вернуться к действительности. Снолли наблюдал за ним с некоторым недовольством.
— Да, сударь?
Оберн понимал, что отец заметил его рассеянность.
— Неужели ты настолько переутомился, что готов заснуть в моем присутствии?
— Я думал, сударь, — ответил Оберн.
— И что это были за глубокие размышления?
В вопросе Снолли отчетливо слышалось раздражение.
— Я думал о скалах, сударь, — сказал Оберн. Не исключено, что захватившая его мысль окажется безрассудной и пустой. Однако он должен ее высказать, поскольку в этом состоит долг каждого, кого вызывают на совет. — Фритджи указал нечто такое, что заставило меня подумать — куда именно можно отправить людей, чтобы хоть немного узнать о Трясине.
Он быстро изложил свою идею о разведке со скал.
— Может быть, с подзорной трубой. Она наверняка позволит увидеть кое какие подробности.
Теперь, когда он высказывал свою мысль вслух, ему казалось, что он сможет заручиться согласием Снолли. Однако отец не дал ему ответа сразу, и его энтузиазм несколько угас.
Оберну очень хотелось бы подкрепить свое предложение новыми доводами, однако он понимал, что Снолли, как настоящий боевой вождь с огромным опытом, вполне может счесть, что опасности такой экспедиции намного превышают ее возможные выгоды.
Наконец Снолли заговорил:
— Мы об этом подумаем.
Оберна снова охватило волнение. Если Снолли готов всерьез обдумать это предприятие, тогда, конечно же… Он поспешно прикусил язык. Ему ужасно хотелось попросить у отца разрешения участвовать в этой разведывательной вылазке, но из за поспешности он мог добиться прямо противоположного результата и услышать категорический отказ. Военачальник вполне мог счесть, что дело следует поручить кому нибудь из его ближайших помощников.
Снолли встал и подошел к окну, выходившему на запад. Он вынул из за пояса подзорную трубу и направил ее в ту сторону, где скалы Трясины сменялись более низкими уступами, на которых стояла их крепость. После секундного колебания Оберн подошел к отцу и встал за его спиной. Возможно, отец разрешит ему самому воспользоваться этим приспособлением для наблюдения. Возможно, с помощью трубы удастся найти место, где можно перебраться через высокую преграду…
— Об этом надо подумать, — сказал Снолли, не оборачиваясь. — Пойди и позови сюда Касаи.
Оберн с досадой отправился на поиски Барабанщика Духов, а Снолли снова стал смотреть вдаль с помощью своего драгоценного приспособления.

Стоя у конца туннеля, Ясенка смотрела туда, где царила непроглядная тьма. Впереди не было никакого света, даже самого слабого, который говорил бы о том, что где то дальше тоже установлены светящиеся стержни. Проходя сквозь дверной проем, она успела заметить, как Вейзе уверенно нырнула в темноту. Казалось, ее спутница знает, что находится впереди. Ясенка поправила дорожный мешок и сделала решительный шаг.
Здесь воздух казался безжизненным и стоял запах, напомнивший девушке о затхлой воде, которой следует избегать. Она вытянула руку, чтобы прикоснуться к стене справа, — и поспешно отдернула ее. Это было все равно, что дотронуться до лепешки трясинной слизи.
Где то впереди раздался призывный свист. Ясенка ускорила шаги, чтобы догнать свою проводницу. При этом она старалась ступать осторожно, опасаясь, что пелена слизи со стен могла растечься и по полу.
Но какое бы отвращение она ни испытывала к осклизлой стене, она все таки снова подняла руку и повела ею по камню, надеясь на то, что осязание заменит ей зрение и она сможет вовремя заметить перемены в туннеле.
Костяшки ее пальцев внезапно больно ударились о сплошную стену впереди. Конечно, сказала себе Ясенка, здесь должен быть поворот. Переливчатый свист Вейзе раздался впереди и слева. Ясенка повернула налево.
Наконец девушка увидела свет. Она поспешно пошла в направлении этого слабого проблеска — и вскоре очутилась в огромном помещении, даже больше того, из которого недавно ушла.
Тут ее дожидалась Вейзе; она сразу подбежала к Ясенке и, поднявшись на задние лапки, похлопала ее по колену. Крошечное создание устремило на девушку умные круглые глазки, и Ясенка почувствовала, что малышке здесь неспокойно и она нуждается в поддержке.
Источником света здесь служили ряды уже ставших привычными Ясенке стержней, хотя некоторые из них уже потемнели. Похоже было, что они выгорели до конца. Каждый стержень был закреплен на верхушке тяжелого прямоугольного сундука. Даже самый маленький из этих сундуков был выше Ясенки. Они стояли в два ряда, а между ними оставался проход. Вейзе потянула Ясенку туда.
Камни были сплошь изукрашены резьбой. На их боковинах и крышках изображались многочисленные символы. Заподозрив, что оказалась в месте упокоения мертвых, Ясенка содрогнулась, хотя прежде никогда не слышала о существовании подобных хранилищ.
Она с готовностью последовала за Вейзе по проходу. Ее снедало любопытство. Если в этих сундуках действительно хранятся останки тех, кто построил этот древний город, то нельзя ли посмотреть, что это были за люди? Ни на одной из пластинок, которые хранились у Зазар, не было рисунков — только тексты. Трясинный народ отдавал своих мертвецов тварям, живущим в глубинах, не проявляя к закончившим земной путь особого почтения.
Ясенка насчитала пятьдесят сундуков, по двадцать пять с каждой стороны. Каждый из тех, что она рассмотрела, отличался от соседнего какими то деталями украшений. А потом они с Вейзе оказались на противоположной стороне зала, у второго темного отверстия. На этот раз Вейзе не побежала вперед: зверюшка осталась рядом с Ясенкой. Время от времени она дотрагивалась до девушки, словно удостоверяясь, что та по прежнему здесь.
Туннель за залом оказался таким же темным, как и предыдущий. Как только тусклый свет зала остался позади, девушке пришлось идти наугад. Она плохо понимала, с какой стороны они с Вейзе пришли, но подозревала, что теперь уже они находятся под озером.
Впереди снова забрезжил слабый свет, а потом появилась и лестница, очень похожая на ту, по которой Ясенка спустилась под землю. Теперь Вейзе опять оставила ее и бросилась вперед с энтузиазмом, говорившим о том, что их путь по подземному лабиринту подошел к концу.
И они действительно вскоре вышли наружу, но на этот раз им пришлось не поднимать каменные плиты, а осторожно протискиваться через россыпь камней. Ясенке дважды пришлось оттаскивать здоровенные камни, чтобы проложить дорогу к свету, который она сочла светом дня.
И она не ошиблась. Судя по растительности, они с Вейзе вышли на край Трясины — на другой остров паи на полосу суши, где стояли разрушенные временем строения, такие же, как на оставшемся позади острове, только меньшего размера.
Ясенка остановилась. Кто знает, вдруг ей придется еще вернуться сюда… Она решила пустить в ход свой указатель дома. Вытащив его из кошеля, висевшего у нее на поясе, девушка положила деревяшку на полуразрушенную стену — так, чтобы один конец указывал в ту сторону, откуда она пришла. Потом прикоснулась к указателю, чтобы настроить его на это место. Набрав полную грудь воздуха, Ясенка закрыла глаза и плотно прижала ладонь к деревяшке. При этом она постаралась дать ему мысленную настройку, которая, как ей хотелось надеяться, приведет указатель в действие.
Пусть он запомнит камень со сточенными углами… на нем видно еще изображение ступней, хотя выше уже нет ни ног, ни туловища. Так. Так. И так.
Ясенка не открывала глаз, чтобы управлять своей силой без помех. Шепотом она произнесла формулу — ту, что запомнила одной из первых. И с радостью ощутила, что кусок дерева, накрытый ее ладонью, нагревается.
Произнеся последние странные слова на давно забытом языке, Ясенка секунду другую молчала. Успешно произнесенное заклинание наполнило ее радостным возбуждением и гордостью. Зазар обучила ее очень немногим приемам и никогда не объясняла, зачем нужны те или иные действия. Теперь Ясенка могла только радоваться тому, что овладела этим умением.
Спрятав указатель в кошель и чувствуя себя немного увереннее, Ясенка осмотрелась в поисках Вейзе. Однако малышка исчезла — возможно, снова убежала вперед. Девушка попыталась воспроизвести знакомую трель, мысленно представляя себе существо, которое звала. Ответа не было.
Сделав шаг вперед, Ясенка чуть не вскрикнула от испуга. Мертвец! Вернее, то, что осталось от мертвеца. Она осторожно обошла кости, когда то бывшие человеком. Но потом любопытство превозмогло осторожность. Остатки одежды еще сохранились на скелете — богатая ткань, подобной которой девушка никогда не видела, цвета спелых слив. А вот обувь, ремень — все, что было изготовлено из кожи, — исчезли вместе с плотью. Ясенка решительно запретила себе думать, какие падальщики приходили сюда, чтобы расправиться с останками. Ясенка обратила внимание на то, что одна нога человека была сломана, и почему то решила, что это произошло до его смерти. А на руке скелета по прежнему болтался браслет. Девушка осторожно дотронулась до него — и он лег ей в руку с такой готовностью, что могло показаться, будто сам мертвец передал ей свое украшение.
Браслет был вырезан из цельного молочно белого полупрозрачного кристалла, в котором мерцали все цвета радуги, сменяя друг друга, когда она поворачивала браслет.
— Я буду носить его в память о тебе, кем бы ты ни был, — произнесла она вслух.
А потом, чувствуя себя немного глупо из за того, что обратилась к мертвецу, Ясенка надела браслет на руку и снова принялась искать Вейзе.
Но поиски оказались безрезультатными. Когда Ясенка осознала, что действительно осталась одна, ее снова охватила тревога. Хотя, пытаясь выследить Зазар, она не раз пускалась в рискованные путешествия, на этот раз все было по другому, Ясенка испытала совершенно новое для себя чувство потери. Перед Зазар она трепетала, сердечных уз между нею и знахаркой не было. Кази же, конечно, всегда держалась враждебно, как и остальные жители Трясины. Вейзе, которую она поначалу приняла за обычного зверька, постепенно стала превращаться в дорогую сердцу спутницу.
Два раза девушка пыталась повторить сигнал, которым Зазар призывала маленькую хранительницу развалин на острове. Ответа не было, так что в конце концов Ясенка смирилась. Пока она настраивала указатель дома, Вейзе, должно быть, вернулась в туннель и теперь спешила назад, в свое островное убежище.
Теперь Ясенка знала, что она должна сделать, — знала так же точно, как и то, что Вейзе указала ей путь. Ей надо попытаться помочь Кази и узнать у нее, что случилось с Зазар.
В небе висело обычное для этого времени года бледное солнце. Казалось, ему приходится прилагать немалые усилия к тому, чтобы его лучи дотянулись до поверхности земли. Ясенка снова оглянулась на каменные развалины — и увидела остров. Теперь стало понятно, что, повернув налево, она выйдет на след Кази.
Хорошо хоть барабаны замолкли. Однако это могло оказаться не благом, а новой опасностью. Столь недолгая тревога могла означать, что угрозу нападения удалось предотвратить и что вскоре Джол со своими спутниками вернутся. Ей не следует медлить. Хотя Кази из за искалеченной ноги ходит не слишком быстро, она все таки может уйти настолько далеко, что Ясенка собьется со следа.
Выйдя из развалин, она обнаружила, что земля здесь сухая и можно идти достаточно быстро. Время от времени девушка посматривала в сторону острова, пока не нашла то место, где Зазар прятала лодку. Здесь кусты недавно были срублены — и именно в этом месте на берег вышел Джол.
Призвав на помощь все свое умении, е Ясенка отыскала следы Кази. Было видно, что старуха двигалась с большим трудом. Дважды она падала. И к тому же те, кто привел ее сюда, шли не по привычной для Трясины тропе, а почти напрямую. А здесь вся земля была усыпана каменными обломками, как на острове и в том месте, где Ясенка вышла из туннеля. Так что необходимо было соблюдать осторожность.
Потом Ясенка потеряла из вида озеро. Однако в этом месте дорога была отмечена поломанными кустами, причем на некоторых шипах остались лоскутки от одежды Кази. Впереди растительность становилась такой высокой, какой Ясенка ни разу не видела в Трясине. Местами кустарник был выше нее. Протянутые вверх ветки переплетались между собой. Солнечные лучи почти не проникали под этот покров.
Далекий возглас — не крик какого нибудь хищника, а человеческий голос — разорвал тишину. Ясенка остановилась. Сердце у нее сильно забилось при мысли о том, что женщина, которую она ищет, столкнулась с одним из трясинных чудовищ.
У Ясенки не было копья — только нож на поясе. Если она бросится на крик, то может и сама нарваться на неприятности… да такие, что уже и Кази не поможет, и сама пропадет. Но тут вслед за первым криком раздался второй — и Ясенка обнаружила, что не в силах устоять перед звучащей в нем мольбой. Она начала пробираться сквозь густые заросли — и вдруг оказалась на самом их краю, перед большим открытым пространством.
Оно напоминало ту выложенную плитами прогалину, на которой сидело каменное чудовище. Однако здесь никаких фигур не было. Вместо этого в самом центре поляны боролись два человека. Кто то повалил Кази на землю. Старуха извернулась и ухватилась за щиколотку того, кто навис над ней.
Поймавший Кази человек был совершенно не похож на мужчин трясинного народа, к которым привыкла Ясенка. Густой туман окутывал его с головы до ног. Потрясенная девушка поняла, что это похоже на ту защиту, которую создавал вокруг нее самой талисман силы. Было очевидно, что у него тоже есть подобный амулет. Ясенка инстинктивно сжала в кулаке камень, висевший на тесемке у нее на шее. И как только ее пальцы сомкнулись вокруг камня, она стала видеть отчетливее, словно туман, окутывавший нападавшего, рассеялся.
Иноземец! Он оказался высоким, а его голову прикрывала дополнительная защита, затенявшая его черты так, что их Ясенка разглядеть не смогла. На нем была странная блестящая одежда, отражавшая неяркие лучи солнца, свисавшая почти до колен. Поверх этого необычного одеяния был накинут плащ, так сильно изорванный ветками и шипами, что если на нем и был какой то символ, теперь его было не разобрать.
Ясенка едва успела заметить все это, как иноземец снова наклонился над Кази и ударил ее в лицо кулаком, затянутым в такой же блестящий материал.
Кази даже не вскрикнула. Она опрокинулась на спину и затихла. Нападавший ткнул ее носком сапога; старуха не шевельнулась, и иноземец рванул на ней одежду так, что обнажил Кази до пояса. Рука в перчатке опустилась снова. У Кази дернулась голова: незнакомец с силой сорвал с ее шеи шнурок, на котором висело нечто блестящее.
Ясенка догадалась, что это было: то круглое металлическое украшение, которое ей так ни разу и не удалось хорошенько рассмотреть. Более того — она замечала, что Кази всегда старалась прятать вещицу от чужих глаз.
Довольно долго мужчина стоял на месте, разглядывая свою добычу. А потом резко повернулся и направился на юг. Обмякшее, неподвижное тело Кази осталось лежать там, куда его отбросило последним ударом.
Когда Ясенка уверилась в том, что иноземец действительно ушел, она подбежала к Кази, которая бездыханно лежала на земле, продолжая сжимать в руке камень. Старуха пыталась защищаться… Но одного взгляда на ее израненное лицо оказалось достаточно, чтобы пригвоздить Ясенку к месту. Даже сквозь грязь и кровь было видно, что у Кази проломлен лоб. Она смотрела в небо немигающими глазами. Ясенка пощупала то место на шее, где Зазар давно научила ее искать биение живой крови. Ничего. Ясенке понадобилось несколько секунд, чтобы окончательно осознать: старую калеку Кази безжалостно убил какой то иноземец… невесть как узнавший о предмете, который старуха прятала на себе. И почему то пожелавший завладеть этим предметом.
Девушка медленно уложила толстое тело так, чтобы казалось, будто Кази спит… ну, если не видеть разбитого лица. Однако Ясенка не имела ни малейшего желания следовать обычаю и волочить тело к ближайшему омуту, чтобы оно стало пищей для подводных прожор. Вместо этого она набрала на прогалине камней и завалила ими тело Кази. Да, вот и рассеялась надежда узнать, что случилось с Зазар. Теперь Ясенке придется смириться с мыслью о том, что, возможно, она больше никогда не увидит знахарку. Но зато она поняла, что именно ей следует делать дальше. Тот иноземец — откуда он пришел, чтобы ограбить Кази, как он узнал, что она носит?
А что, если этот иноземец поможет ей решить головоломку? Конечно, трясинные охотники вызваны в дозор, и если его обнаружат, начнется безжалостная погоня. Однако уже то, что ему удалось проникнуть настолько глубоко в Трясину и остаться живым, говорило о силе его защиты. Ясенка снова дотронулась до своего талисмана. Как какому то иноземцу удалось воспользоваться тем, что она раньше считала тщательно оберегаемым секретом Зазар? Возможно, Ясенка шла навстречу опасности — однако ей необходимо было узнать как можно больше. И она принялась искать след иноземца, решив отправиться за ним.

15

— Ваше Величество!
Иса узнала этот голос, хотя он донесся из за длинного гобелена, который придавал уюта и цвета самой любимой комнате ее апартаментов. То, что этот вестник счел возможным прийти в дневное время, хотя и потайным ходом, значило очень много. Королева быстро обвела взглядом комнату, потом встала, заперла входную дверь на засов и вернулась к своему креслу.
Хотя королева давно отпустила фрейлин и камеристок, она хотела обезопасить себя от появления посторонних. Необходимость полагаться на людей вроде той особы, что сейчас явилась в ее покои, была источником постоянного беспокойства. Однако та, которую назвали королевой шпионов, всегда действовала скрытно и осторожно.
Наконец Иса позвала:
— Мэрфи!
Потайная дверь открылась бесшумно. Через прорезь в настенном гобелене, которую удачно маскировал сложный узор, вышла, прихрамывая, худая сутулая особа в заплатанных одеждах, слишком просторных для тела, которое они скрывали.
Пришедшая подняла немытую руку и убрала с лица клок нечесаных волос, цветом напоминавших придорожную пыль. При этом открылось осунувшееся лицо, украшенное темным синяком.
Определить возраст этой женщины казалось невозможным. Никто и не подумал бы, что видит перед собой не очередную городскую нищенку, даже более истощенную, чем большинство ей подобных, а опытную и ловкую шпионку. Однако оказавшись в комнате, Мэрфи неожиданно ухмыльнулась Исе, словно наслаждаясь впечатлением, произведенным на королеву. Иса видела эту свою служанку во множестве обличий, и всякий раз изумлялась тому, как умело преображается королева шпионов.
Иса жестом пригласила осведомительницу сесть на один из табуретов, обитых гобеленовой тканью. Марфи направилась к нему. Она немного прихрамывала, но шла уверенно, сбросив с себя обличье жалкой нищенки. Уселась она с таким видом, словно имела на это все права, и тут же сняла один башмак и вытряхнула из него камешек. Иса поняла, что камешек помогал Марфи не забывать о том, что в данной роли ей полагается хромать.
Королева чуть подалась вперед, не обращая внимания на запах немытого тела, исходивший от женщины.
— Что ты узнала?
— Лорд Харуз вернулся с охоты.
— И каковы его успехи?
— Ему не посчастливилось. Но, возможно, он предвидел отсутствие добычи. Трое доезжачих, что сопровождали его, даже не взяли с собой на охоту вьючную лошадь. И тем не менее на обратном пути он не выглядел разочарованным: скорее можно было подумать, что он не зря потратил время.
Харуз ездил в сторону Трясины и вернулся явно довольный? Ису это известие отнюдь не успокоило. С кем он встречался? Что он узнал? Она быстро заговорила.
— Марфи, есть одна особа… — Она забарабанила пальцами по подлокотнику кресла, вспоминая нужное имя. — Да, точно. Леди Маркла из Валваджера имеет право занять место в нашей свите. Ходят слухи, что ее поведение несколько несдержанно, но красота компенсирует даже самые серьезные недостатки. Она так хороша, что могла бы заинтересовать его высочество. Но Маркла при этом — дальняя родня Харуза. Он уже несколько лет ее не видел, но должен обрадоваться возможности возобновить родственные связи. А Маркла, если у нее есть голова, может сообразить, что нет смысла забираться в постель к Флориану, зная, что через несколько дней ее может сменить другое смазливое личико… и предпочесть лорда Харуза, сочтя его более удачным приобретением.
Марфи слушала королеву бесстрастно, ничем не выдавая свои мысли. Когда королева замолчала, кивнула.
— Понимаю.
Иса впервые позволила себе улыбнуться.
— Дитя, ты наверняка обрадуешься возможности снять эти вонючие лохмотья и появиться перед светом в таком виде, на какой имеешь право.
Марфи пожала плечами.
— Вашему величеству известно, что мои скромные способности всегда к ее услугам. Только постарайтесь побольше рассказать мне об этой Маркле. Вы говорите, она из Валваджера. Насколько я понимаю, она еще ни разу не бывала при дворе…
Иса снова улыбнулась.
— Ее два раза предлагали включить в нашу свиту, но рассказы о ней указывали на то, что ей доверять нельзя. Поскольку она живет далеко на востоке, большинство аристократов с ней не знакомы, — там почти нет поместий, и живут в тех краях в основном люди, которые при дворе не появляются. — Подняв руку, королева начала загибать пальцы, словно желая подчеркнуть важность каждого факта. — Волосы у нее черные. Слева в уголке губ — маленькая темная родинка; говорят, она скорее усиливает привлекательность этой дамы, нежели уменьшает. Она отлично танцует и ценит хорошо сложенных мужчин. Ее любимые цвета — фиолетовый, темно розовый, золотой и цвет ландышей. Их она очень любит и вплетает в волосы при каждой возможности. А еще она пользуется духами на основе этих цветов.
Каждый факт Мэрфи выслушивала, кивая головой.
— Все это очень неплохо, но лучше было бы иметь портрет, — прямо заявила она.
Улыбка Исы стала шире.
— Именно благодаря ему я и смогла описать ее тебе так подробно. Подойди вон к тому столу и открой верхний ящичек. Там ты найдешь миниатюру с портретом этой дамы, который был написан всего два месяца назад.
Мэрфи сразу же направилась к столу и, достав маленький портрет в красивой оправе, внимательно его рассмотрела.
— Неплохо, — сказала она наконец. — Ваш художник — человек умный и опытный.
— А ты достаточно похожа на нее, чтобы сыграть ее роль для тех, кто сможет полагаться только на это изображение. Ты покинешь город в течение ближайшего часа, — добавила королева. — Ты знакома с нашим летним дворцом в Брэе. В последние годы двор туда не выезжал, поскольку у его величества были другие планы. Отправляйся туда. Ты найдешь живущую там женщину, Тезию. Она из моего рода. Скажешь ей вот что: «День наступает, будем радоваться». Это строчка из песни, что была популярна в прошлом году. В ответ она произнесет следующую строчку. После этого она предоставит тебе все, что понадобится. Дворец расположен недалеко от той дороги, по которой Маркла должна приехать из Валваджера. Тебе предоставят горничную, наряды и соответствующее сопровождение. При дворе будут знать о твоем скором приезде. Когда ты снова окажешься здесь, ход игры будешь определять сама. Харуз — не бабник, но он не женат и всегда выполняет обязательства по отношению к родственникам, даже самым дальним. Я предоставлю тебе действовать по обстоятельствам, дитя мое. Необходимо выяснить, какое отношение лорд имеет к Трясине. Это чрезвычайно важно.
— Да, ваше величество.
Молодая женщина встала и сделала глубокий придворный реверанс, который совершенно не вязался с ее нынешним обликом. Не прощаясь, она проскользнула сквозь прорезь в гобелене и исчезла.
Иса тоже встала и направилась к двери, чтобы открыть задвижку. «Время, время!» — думала она. Порой время было ее союзником, но теперь вполне могло превратиться во врага. Конечно, Борф пока жив, но лишь благодаря тому, что он черпает силу Колец, которую она ему посылает. А королева, отдавая эту силу, ощущала все большее изнеможение. При Флориане были ее глаза и уши, так что она прекрасно знала, что в последнее время он стал менее падким на женское общество. В его покоях по прежнему собирались веселые компании, но теперь гости стали другими. В основном это были всякого рода игроки, и вино текло даже обильнее, чем прежде. Большинство приятелей Флориана были младшими сыновьями лордов, и некоторые из них представляли Дома, не проявлявшие дружеских чувств к супруге Борфа. Иса старалась по возможности следить за их действиями и намекнула Ройансу на то, что там могут назревать неприятности.
Ройанс, как и королева, хотел избежать борьбы за власть после смерти короля, и он прекрасно знал, что собой представляет Флориан. Поскольку он видел, как Великие Кольца не дались в руки принцу, Иса могла рассчитывать на то, что Ройанс поддержит любые планы, способные обеспечить мир. И она твердо решила на него полагаться.

Солнце светило ярко, и его свет заливал шершавые уступы скал, куда предстояло отправиться разведке Морских Бродяг. Кроме Оберна, в отряд вошли еще трое: Дордан, Касер и Касаи. Все они были облачены в кольчуги и основательно вооружены. Оберн не смотрел на своих спутников. Он сосредоточился на том опасном пути через горный перевал, что ждал их впереди; Оберн сам выбрал это направление для разведки и предложил отцу.
Когда они отправлялись в путь, Снолли не стал давать сыну никаких советов, и это придало Оберну сил. Молчание главного вождя показывало, что он рассчитывает на осмотрительность и решимость Оберна.
Снолли просто произнес слова традиционного прощания Морских Бродяг:
— Иди, и пусть ветер и течения всегда будут попутными для тебя.
Выйдя из крепости, Оберн повернулся назад и приветственно взмахнул мечом. А потом уверенно зашагал в сторону скал. Когда было окончательно принято решение провести здесь разведку, Оберн сам изучил скалы через волшебное стекло отца и выбрал перевал, который казался менее опасным и трудным, чем другие.
Отряд быстро дошел до неосвоенной территории. Четверым Морским Бродягам предстояло сначала спуститься, а потом снова начать подъем. Вскоре они уже достигли провала, в котором исчезала Пограничная река. Чуть дальше вода вновь выходила на поверхность, извергаясь в море водопадом, который они видели на самом краю Трясины. Полупрозрачные полосы тумана окутывай камни, но не достигали вершин скал. Не колеблясь, отряд миновал каменную перемычку над исчезнувшей рекой. Теперь они уже находились на территории Трясины и двигались параллельно реке, но пока еще не видели местности, лежавшей дальше.
— Без барабана, — напомнил Дордан.
Касаи, барабан которого висел на перекинутой через плечо петле, остановился. Глядя в сторону скрытой туманом и зарослями Трясины, он сделал несколько глубоких вдохов, а потом принюхался. Казалось, что таким образом он надеется узнать что то важное.
Оберн почувствовал беспокойство Барабанщика Духов.
— Возможно, туман послужит нам прикрытием. Мы можем воспользоваться им, пока его не развеял ветер.
— Вон там…
Это прозвучало почти как вопрос. Лучник Касер повернулся и посмотрел в сторону реки, падавшей под землю.
Оберн покачал головой.
— Лучше посмотреть, что мы могли бы…
Он умолк на полуслове. Тумана внезапно рассеялся, как по волшебству, и Оберн увидел берег реки — и обнаружил, что его отряд тут не единственный.
По одежде шестерых мужчин он понял, что это жители Рендела. Как и у предыдущего виденного ими отряда, лошадей было больше, чем людей. Лишние лошади были привязаны неподалеку. А люди собрались вокруг чего то, расстеленного на земле. Оберн решил, что это — развернутая карта. Все прислушивались к словам мужчины, что то показывавшего на этой карте концом кинжала. Оберн узнал этого человека; правда, когда он видел его в прошлый раз, загадочный незнакомец был окутан клубами тумана. На этот раз он давал указания своим спутникам, и те внимательно его слушали. Как Оберн ни напрягал слух, услышать он ничего не смог; его отряд находился слишком далеко, к тому же шум реки заглушал то, что происходило в лагере ренделцев.
Оберн сделал условный жест — и его отряд повернул в сторону моря. Стоило им сделать несколько шагов, как люди из Рендела уже скрылись из вида. Но и Морских Бродяг невозможно было заметить снизу, Оберн был уверен в том.
— Охотники… ничего хорошего, — произнес он так тихо, что шум воды почти заглушил его голос.
Морские торговцы, служившие им источником информации, твердо заявляли, что Трясина для иноземцев находится под запретом. То же говорили и их собственные наблюдения. Однако было совершенно ясно, что отряд внизу совещается с проводником. И куда они намерены отправиться? Куда, как не в Трясину? Оберн приказал себе не делать поспешных выводов. Он может ошибаться относительно их цели. Ведь люди Рендела находятся на своем берегу реки. Возможно, совсем не Трясина их интересует? До сих пор вроде бы никто не замечал, что появление Морских Бродяг в заброшенной крепости вызвало какой то интерес у их соседей, если такие соседи где то поблизости имелись. И тем не менее — не мог ли замеченный ими отряд тоже выехать на разведку?
Касаи подошел к нему ближе.
— Они не идут на разведку к крепости? — спросил Оберн.
Барабанщик покачал головой.
— По моему, нет. Хотя мы не должны упускать из вида такую возможность.
— Тот, с картой. Мне кажется, именно его мы уже видели. Он ходил в Трясину.
— По моему, он и на этот раз собирается туда пойти. Наверное, ему что то очень понадобилось в тех топях.
Оберн кивнул.
— Похоже на то.
Если человек из королевства Рендел снова собирается углубиться в запретные земли, то следует как можно дольше за ним наблюдать. С большой осторожностью разведчики начали пробираться к северу, время от времени останавливаясь и наблюдая за отрядом, расположившимся ниже и южнее. Туман сплетался в клубы, скрывавшие незнакомцев, — однако Морские Бродяги не упустили тот момент, когда карта оказалась свернутой, и мужчины повернулись в сторону реки и того, что лежало за ней.
Наступило время занять выбранную заранее позицию на перевале. Припав к земле, Морские Бродяги с трудом поползли по острым камням к выступу в скале. Оттуда им хорошо виден был отряд из Рендела.
Командир этого отряда развязал дорожный мешок и что то искал в нем. Поначалу Оберн не понял, что именно извлек из мешка ренделец, но потом рассмотрел, что это диск, висящий на шнурке. Мужчина надел шнурок себе на шею, диск лег ему на грудь. Поблизости от него было воткнуто в землю копье. Мужчина выдернул его и, держа в руке, начал переходить реку невдалеке от каменного моста. Вода поднималась выше его колен, а течение было настолько сильным, что толкало его в сторону далекого водопада. Пользуясь копьем как опорой, ренделец перебрался на дальний берег почти точно напротив того места, где прятались Оберн и его спутники.
Когда мужчина миновал брод и вышел из воды, он прикоснулся к подвеске на своей груди. Казалось, этот жест разом собрал все обрывки тумана, плававшие над рекой. Фигуру незнакомца стремительно окутала дымка, но не настолько плотная, чтобы полностью скрыть его силуэт. Туманный покров был явно плотнее обычного трясинного тумана, и, одевшись им, незнакомец уверенно двинулся вперед.
Лежавшие на скалах молча переглянулись. Как и в прошлый раз, о котором рассказывал Оберн, мужчина из королевства углубился в Трясину. Но где же местные жители, которым следовало его заметить? Пока барабанной дроби не слышалось.
Барабанной дроби действительно не было. Зато высоко в небе раздался пронзительный крик, от которого у всех заложило уши. Этот жуткий вопль был Оберну знаком. Он посмотрел вверх. Над ними стремительно кружились три птицы, подобные тем, с которыми им уже приходилось сражаться. Оберн только успел растерянно подумать, что, похоже, эти твари всегда охотятся по три.
Касер уже наложил стрелу на тетиву. У Дордана был похожий лук чуть меньшего размера, позволявший стрелять с более близкого расстояния. Оберн не раздумывая обнажил меч. Они благоразумно отступили под прикрытие скалистых уступов. Прятаться от отряда ренделцев они больше не пытались. Пусть люди из королевства защищаются без их помощи.
Птицы кружили в небе, и было совершенно ясно, что они собираются атаковать Морских Бродяг, а не людей из Рендела. Внезапно одна из птиц камнем упала вниз, прижав к туловищу огромные крылья, каждое из которых по длине было не меньше высокого мужчины. Отвратительный клюв открылся в вызывающем крике.
Крик нарастал, становясь все пронзительнее. Стрела ударила в одну из когтистых лап, но отскочила, не пробив ее. Похоже, что перья и кожа чудовищного хищника служили ему неплохой броней. Оберн внезапно заметил, что птица метит не в лучника, пустившего в нее стрелу, а в него самого. Он сделал шаг назад и чуть пригнулся, выставив перед собой меч. Когда ему показалось, что птица находится достаточно близко, он взмахнул мечом. Огромная голова тянулась вперед, угрожая изогнутым клювом. Удар Оберна пришелся по лапе, готовой вцепиться в него когтями. И, как только что птицу защитило ее оперение, так же и его кольчуга уберегла его плоть от глубоких ран, которые могли нанести ему эти огромные кривые когти.
Если бы только ему удалось поразить клинком голую шею этой твари! Но он не смог нанести хороший удар. Напор атакующей птицы оказался неожиданно мощным, и Оберн пошатнулся. Метнувшись в сторону и снова оглушительно крикнув, чудовищная тварь устроилась на вершине скалы прямо над их убежищем.
Оберну не удалось восстановить равновесие. Казалось, ноги отказываются повиноваться отчаянным приказам его мозга. Край скалы был совсем рядом, и Оберн попытался отклониться всем телом назад. Его подвела россыпь мелких камней. Подошвы скользнули вперед — за край ненадежного уступа. У него было лишь одно мгновенье на то, чтобы сообразить, что происходит, а потом… Тьма и ощущение далекой, но обжигающе острой боли…
И больше ничего.

16

Ясенка видела след, оставленный убившим Кази иноземцем, когда он продирался сквозь кустарник. Его сапоги оставили отпечатки на мягкой почве, и кое где в них даже собрались лужицы воды. Иноземец резко поменял направление и теперь шел на юг, к краю Трясины. Однако барабаны продолжали отбивать дробь, и девушка знала, что повсюду разбросаны сторожевые посты, на любой из которых мог наткнуться иноземец. И тогда ему несдобровать.
Сама она привычно пользовалась бесценными уроками, полученными от Зазар, чтобы избежать этих постов. Места их расположения были тщательно охраняемой тайной, и каждый пост организовывал какой то один поселок. Ясенке оставалось положиться на то, что она правильно прочла пролегший перед нею след и поняла, куда спешит иноземец; самой же ей следовало пойти в противоположную сторону, чтобы попасть туда же, куда и он, другой дорогой.
Трясинный народ проложил охотничьи тропы к восточным скалам. Во время своих тайных вылазок Ясенка не решалась ходить в ту сторону. Пограничная река вблизи от гряды скал уходила под землю, а потом низвергалась вниз в море — большое водное пространство, о котором девушка знала лишь понаслышке, но ни разу не видела. Была ли там тропа, по которой можно добраться до моря, а потом вернуться, следуя вдоль реки?
Ясенка решила попытаться найти такую тропу — двигаясь очень осторожно и оставаясь начеку. Барабаны продолжали стучать, что означало: трясинный народ по прежнему находится в боевой готовности. Однако девушка решила, что иноземец постарается выбрать самый короткий путь из Трясины и побоится заблудиться в топи.
Поправив лямки дорожного мешка и убедившись в том, что ноша не помешает ей идти, Ясенка срезала с ближайшей ивы ветку — самую толстую. Держа ее в руке, она повернула на восток. Ясенка видела свою цель — темная неровная линия на горизонте, означавшая скалы.
Сигнальные барабаны снова начали стучать, однако теперь дробь была размеренной, не той, что призывает трясинный народ к бою. Просто охотники кого то выслеживали, но не человека, а зверя. И боевых волынок тоже не было слышно, так что, похоже, ее иноземца пока не заметили. Сама Ясенка не особенно боялась встречи с дозорными. Кроме того, при ней был амулет, подаренный Зазар. И Ясенка знала, что таинственный убийца Кази рассчитывает на помощь сходного предмета, который способен укрыть его от таящихся в Трясине опасностей. Ясенка шла вперед, прощупывая все подозрительные места ивовой веткой, и продолжала гадать, что могло случиться с Зазар.
За те годы, что она жила со знахаркой, к ним в дом много раз приходили закутанные в плащи незнакомцы, которые о чем то подолгу шептались с Зазар. До этого дня Ясенка отгоняла от себя подозрения, что это были иноземцы. Однако теперь выяснялось, что Зазар была настолько сильна, что могла обеспечить безопасный проход по Трясине…
Ясенка задумалась над тем, что за связи знахарка поддерживала с помощью этих тайных посещений. Иноземцы? Если Джол заподозрил, что Зазар имеет с ними дела, тогда понятно, почему он обратился против нее и заставил Кази рассказать ему все, что та знала. И удивляться тут нечему…
Барабаны смолкли. Внезапная тишина заставила Ясенку отвлечься от размышлений. Либо незваного гостя поймали — в чем она сильно сомневалась, — либо ему удалось каким то способом уйти от преследователей. А в это ей тоже трудно было поверить.
Палка, которой она прощупывала сырой мох у себя под ногами, внезапно ударилась о твердую поверхность, почти не погрузившуюся в воду. Возможно, это были каменные плиты, подобные тем, с которыми она уже несколько раз сталкивалась за последние дни. Поскольку мощеная тропа, похоже, вела в ту же сторону, куда направлялась Ясенка, девушка пошла на ней. Начали сгущаться сумерки, и она надеялась найти укрытие раньше, чем настанет ночь.
Две колонны, одна напротив другой, возникли среди переплетения веток — и именно к ним подводила скрытая тропа. Судя по всему, когда то на вершине колонн лежал еще один камень. Ясенка решила, что наткнулась на новые развалины оставшиеся от древних жителей этих мест. За колоннами торчала щетина тростника, и обнаружился еще один затхлый тинистый омут, в котором могло таиться все, что угодно. Из этого омута торчали камни, окруженные зеленой слизью. Ясенка была с такими знакома, ей уже приходилось видеть подобные переходы.
Некое подобие дорожки. Однако она опасалась, что скользкая поверхность может и подвести того, кто решится по ней пройти. Омут был нешироким, но длинным. Узкая полоска твердой почвы, показавшаяся Ясенке очень влажной, лежала по другую сторону омута, за камнями.
Решать нужно было быстро: поблизости не виднелось никакого укрытия. Если пуститься в обход омута, это займет слишком много времени. Но остатков дневного света может хватить на то, чтобы попробовать перейти омут по камням. Ясенка перевернула свою палку так, чтобы пользоваться другим ее концом, на котором остались тонкие ветки с листьями. Потом постучала метелкой по первому камню, проверяя его надежность. Вроде бы достаточно устойчивый…
Она некоторое время стояла, раздумывая и оглядываясь по сторонам. А потом неохотно достала свой амулет, потерла его указательным пальцем и произнесла напевные слова, которые приводили его в действие. Туман окружил ее со всех сторон, не мешая видеть дорожку камней. Шагнув на первый камень, Ясенка поспешно оперлась о палку, чуть было не поскользнувшись на обросшей тиной поверхности.
Поспешишь — людей насмешишь, напомнила она себе, заставив себя перед каждым шагом проверять устойчивость следующего камня. Вокруг уже мелькали крылатые искры: это вышли на охоту ночные существа. Однако не они внушали ей страх: все прекрасно знали, что светляки только тем и опасны, что их можно спутать со сторожевыми огнями, которыми в Трясине отмечают тропы.
Ясенка дышала тяжело. Когда она наконец добралась до противоположного берега омута, пот выступил у нее под мышками и на лбу вдоль линии волос.
Она неуверенно шагнула вперед и заставила себя отойти от берега на пару шагов — и только потом обернулась. Она слишком хорошо помнила свою встречу с прожорой, который вылез из такого же омута.
Крылатые огоньки летали над самой водой, слегка освещая ее поверхность. А потом по омуту вдруг прошла рябь… и над черной поверхностью взметнулось нечто, похожее на конец толстой веревки. Увидев такое, Ясенка бросилась бежать, не думая о том, есть ли у нее под ногами скрытая тропа. Однако здесь кустарник был не таким густым, и зарослей ивы тоже не оказалось. Окружавшая девушку мгла чуть светилась, так что Ясенка без труда различила новые скопления высоких камней. На быстро темнеющем небе вырисовывались силуэты скал.
Ясенка продвигалась между кучами каменных обломков, которых было далеко не так много, как в городе на острове, но которые все же требовали осторожности. Идя вперед, она чутко прислушивалась. В это время многие обитатели Трясины выходили на охоту. Со всех сторон раздавались кашляющий рык и пронзительный свист. Один раз она спряталась за очередной колонной, потому что поблизости раздалось громкое шлепанье и трубный рев. Однако звук удалялся от нее, и после нескольких секунд напряженного ожидания Ясенка смогла пойти дальше.
Потом она заметила между камнями отблеск огня, который мог быть только фонарем дозора, и это заставило ее повернуть на юг, чтобы остаться незамеченной.
В конце концов, когда все ее тело уже ныло от напряжения, она услышала шум течения. Если она не ошиблась в своих расчетах, то это должна была быть река, отмечавшая границу Трясины. Девушка пробилась сквозь заросли кустарника и вышла на берег.
Однако Ясенка не смогла продолжить путь вдоль воды, поскольку вышла прямо к провалу. Окутанная дымкой вода падала в огромную яму и исчезала. Правда, рядом оказался и край скалистой гряды. Скалы стеной поднимались к небу сразу за провалом.
И в этой стене было множество трещин и расщелин помимо той, куда уходила вода. Ясенка шла осторожно, шаг за шагом, надеясь обойти реку и выйти к скалам. Ей нужно срочно найти укрытие на тот случай, если какой нибудь ночной хищник выйдет на поиски добычи и решит, что Ясенка как раз и есть самая подходящая для него закуска.
Справа от провала, проглатывавшего реку, она заметила темную тень, похожую на вход в пещеру. Поправив дорожный мешок, девушка стала выискивать опоры для рук и ног, чтобы вскарабкаться туда.
Острые камни больно впивались ей в ладони, но она сумела забраться наверх — и обнаружила, что там действительно была узкая щель. Громкое рычание донеслось снизу, придав сил ее усталому телу. Она рванулась вверх и упала в пещеру. И даже не пытаясь оглянуться назад, стала поспешно протискиваться глубже.
Здесь камни оказались довольно гладкими: какие то силы в прошлом почти отполировали стены. Однако вокруг царила тьма. Ясенка ощутила непривычно сладкий запах — наверное, он доносился с моря. Она ткнула палкой перед собой, надеясь нащупать дальнюю стену пещеры. И не ошиблась: она действительно находилась в небольшом углублении, которого, правда, хватило только для того, чтобы устроиться в нем, не слишком мучая усталое тело.
Об огне нечего было и думать. Однако у нее еще осталось немного дорожной смеси, и, энергично ее пережевывая, Ясенка принялась обдумывать свои дальнейшие действия. Скорее всего, она потеряла след иноземца и теперь идет не в ту сторону, куда ушел он. Снаружи больше не слышалось звуков барабанной дроби, однако это не означало, что трясинный народ успокоился и снял дозоры. Ей следует остаться в пещере до наступления утра, когда она будет видеть, куда идет, а не ползти наугад неведомо куда.
Ясенка достала из своего мешка тканую подстилку и на ощупь расстелила ее на полу. Постель не будет мягкой, но какой путник, оказавшийся посреди Трясины, может на это рассчитывать? Сделав небольшой глоток из походной фляжки она прополоскала рот и только после этого проглотила воду, а потом вытянулась на циновке и решительно закрыла глаза.
Темнота окутала ее, словно кипа одеял, и Ясенка только теперь поняла, что переход утомил ее до такой степени, что все тело у нее болело. Приподнявшись снова, она сунула руку в дорожный мешок и осторожно развязала один из мешочков, аккуратно закрепленных внутри.
Даже сквозь зловонное дыханье Трясины и игру морских ароматов Ясенка ощутила острый запах сухой травы. Очень бережно она открыла мешочек: действуя вслепую, можно было зря потратить драгоценное содержимое, рассыпав его. Большим и указательным пальцами она захватила щепотку сушеных листьев и положила их в рот. А потом снова увязала мешочек и вернула его на место.
Ясенка рада была бы выплюнуть даже это небольшое количество: едкая кислота обожгла ей язык, небо и щеки. Но она заставила себя тщательно разжевать листья и проглотить кашицу. А потом снова легла и с надеждой стала ждать прихода сна.
Успокаивающий полог забытья, к которому она стремилась, так и не появился. Она металась и ворочалась на своей циновке, пытаясь найти удобное положение. Звуки, доносившиеся из Трясины, говорили о том, что подводные прожоры вышли на охоту. Ясенка содрогнулась, подумав что одно из чудовищ может пойти по ее следу, забраться на скалу и вытащить ее из убежища.
Однако постепенно Ясенка начала замечать еще кое что. Это не было каким то определенным сигналом опасности, нет… просто ее мучило непонятное беспокойство, словно в темноте рядом с ней звучал чей то едва слышный шепот, предупреждающий о беде. Это чувство объяснить она никак не могла.
В конце концов это странное сообщение — если то было сообщением — заслонило от нее все окружающее. Ясенка лежала неподвижно и медленно повторяла отрывки, которые запомнила из тех ритуалов, которые исполняла при ней Зазар. Хотя девушка не слишком верила в то, что ей чем то помогут эти обрывки древних и почти непонятных прошений, она все же почувствовала, что ощущение ужаса отступает. Она немного успокоилась, понимая, что получила некое утешение — не от собственных мыслей, а неизвестно откуда.
Зазар? — сквозь сон подумалось ей.
Когда она снова открыла глаза, ее окружал свет, проходивший через трещину в стене. Свет был неярким, но его было достаточно, чтобы Ясенка смогла как следует осмотреться. И теперь она обнаружила в своем убежище второе отверстие — узкую щель в стене напротив того пролома, через который она залезла в пещеру. В темноте ее просто невозможно было заметить.
Ясенка села и внимательно присмотрелась к щели. И ее снова охватило странное чувство — словно до нее донесся далекий зов…
Однако у нее не было времени на то, чтобы разбираться во всяких там странных ощущениях. Еще один крик — на этот раз не воображаемый, а вполне реальный, — раздался у самого входа в пещеру. Ясенке показалось, будто в щель на секунду сунулась огромная голова, но это произошло настолько стремительно, что девушка не успела ее рассмотреть. Крик раздался снова — пронзительный и такой же угрожающий, как вопли самого крупного из известных ей чудовищ. Совсем недалеко река вливалась в море. Неужели какой то водяной житель вылез на скалы и почуял ее?
Ясенка вытащила нож. Клинок был ровным и таким острым, каким его только могла сделать тщательная заточка, но успешно воспользоваться им можно будет, только если она окажется очень близко от нападающего. А кроме ножа у нее была только палка, которой она проверяла дорогу в топи.
Раздался еще один вопль, и снова что то сунулось в щель входа. На этот раз Ясенка рассмотрела, что это такое, и тихо вскрикнула. Это оказалась одна из гигантских трясинных птиц. Много лет назад девушка видела тушу, которую двое охотников с трудом доволокли до поселка, пока их спутники вели Батьона: тот столкнулся с птицей, и она изорвала ему все лицо. И вот теперь такой гигант был явно намерен ею позавтракать!
По крайней мере теперь Ясенка точно знала, где находится. К счастью для трясинного народа, эти птицы жили только среди скал на юго западе, а жители деревень редко осмеливались ходить в том направлении.
Птица снова раздраженно закричала. Ясенка сжала в руке палку. Тогда людям Джола удалось убить птицу с помощью четырех охотничьих копий, так что же можно будет сделать этой палкой без крепкого костяного или рогового наконечника, который проткнул бы прочную кожу? Ей неизбежно придется стать пищей для этой птицы, если только… Ясенка снова повернулась ко второму отверстию в скале, которое было заметно только потому, что казалось более темным пятном на фоне серого камня. Света в щели не было.
Скатав свою подстилку, девушка закрепила ее на дорожном мешке. Ей показалось, что надевать мешок на плечи не стоит. Вторая щель казалась очень узкой, так что, возможно, ей придется тащить мешок за собой.
Подгоняемая новым пронзительным криком, Ясенка двинулась в неизвестность. За щелью оказался туннель — не широкий, но гораздо более длинный, чем можно было подумать, глядя на него из пещеры. Очень скоро она ощутила, что острый запах моря усиливается. Поскольку в туннеле не было света, двигаться приходилось с большой осторожностью. Ясенка попыталась было воспользоваться своим указателем пути, но тот упрямо отказывался зажечься. Она палкой проверяла путь перед собой, надеясь таким образом избежать опасных неожиданностей.
Ясенка шла медленно и со всей возможной осторожностью. Через какое то время она заметила, что туннель повернул вверх. Света впереди по прежнему не было: даже если туннель в конце концов выходил из скал со стороны моря, до его конца было еще далеко. А потом палка ударилась о преграду — и Ясенка начала искать продолжение туннеля выше или ниже. К ее испугу, перед ней оказалась сплошная стена. Однако она продолжала прощупывать стены, и преграды не оказалось справа. Значит, здесь проход поворачивал. Но теперь она столкнулась с новой трудностью: туннель вдруг закончился. Ее палка ударилась обо что то, что могло быть только карнизом, и спустя мгновение Ясенка уже стала проверять дорогу не только ивовой веткой, но и рукой. Как это ни странно она обнаружила ведущие вверх ступени.
Она села на пятки, обдумывая, разумно ли будет подниматься наверх, — и высоко над собой вдруг увидела еле заметный свет. Ориентируясь на него, она стала осторожно перебираться с одной ступени на другую.
Сероватый проблеск все приближался — и постепенно превратился в слабый свет дня. Добравшись до последней ступени, Ясенка обнаружила, что находится в новой пещере, похожей на ту, в которой она нашла убежище этой ночью. Однако в дальнем конце второй пещеры оказалось большое отверстие, служившее выходом, и через него в пещеру проникали яркий дневной свет, ритмичный рокот и свежий запах моря.
Ясенка выбралась из туннеля. Когда она выпрямилась во весь рост, то справа от себя у стены увидела человеческий скелет.
Не чувствуя себя готовой исследовать очередную тайну, она устроилась на отдых как можно дальше от останков. Переход утомил ее, желудок требовал пищи. Размышляя над появлением этих костей, девушка разыскала в мешке остатки дорожной смеси — ее было уже совсем мало — и разрешила себе сделать пару глотков воды.
Эти останки были похожи на первый обнаруженный ею скелет, но… Ясенке было понятно желание, заставившее оставить первый труп поблизости от погребального зала, в каменных развалинах, в обществе других ему подобных и в предназначенном для этого месте, — а вот здесь дело обстояло совершенно иначе. Первый человек мог погибнуть от несчастного случая, но что могло произойти вот с этим и почему его кости остались здесь, она не могла догадаться. Череп этого скелета был отделен от остальных костей и лежал на куче старой золы, устремив глазницы на свод пещеры. Спустя какое то время девушка встала и прошла через пещеру, чтобы опуститься на колени подле останков.
Дневной свет проникал все глубже в пещеру, становясь ярче. Около скелета Ясенка обнаружила копье, древко которого было разломлено на несколько частей. Его похоронили с оружием, оставили сторожить… но сторожить что? Был ли он жертвоприношением? Зачем его оставили здесь, почему череп лежит отдельно от тела?
Ясенка больше не могла смотреть на мертвеца. Голые кости имели мало общего с реальностью, однако сомнительная судьба этого человека гнала ее вперед. Девушка встала и направилась к выходу, повернувшись от смерти к жизни и глядя из пещеры на солнечный свет и гудящий внизу прибой.
Оказалось, что когда то от скалы вниз была проложена тропа, но теперь она уходила недалеко. Давний обвал разрушил эту дорогу, начисто срезав нижнюю ее часть. Ясенка высунулась из пещеры и посмотрела на то, о чем прежде только слышала, — на море.
Никакие рассказы не могли подготовить ее к виду этого огромного, невероятно синего, поразительно чистого водного пространства. Оно волновалось внизу, ударяясь о подножия скал мощными ударами, словно огромным молотом. И среди каменных осколков — возможно, следов той самой осыпи, что уничтожила тропу, — виднелось множество обломков выбеленного солью дерева, словно в этом месте вдребезги разбилась огромная лодка
Пути вниз не было. Ясенка стояла на самом краю каменной площадки. Однако как насчет пути наверх? Да, тропа вверх, похоже, имелась. Не такая заметная, как начало обрушившегося спуска, но все таки, скорее всего, проходимая.
Но наверху оставались птицы. Ясенка присела на корточки и задумалась. Но вскоре ее взгляд устремился в сторону моря — она заметила какое то движение. Что то качалось на волнах. В следующую секунду Ясенка поняла, что это судно, большое деревянное судно, к тому же целое. Прикрыв глаза ладонью и чуть прищурившись, она даже смогла рассмотреть людей на палубе.
И тут к ней пришло озарение, объяснившее смысл того, на что она здесь натолкнулась, — и ее снова начала бить дрожь. Следы крушения внизу — видимо, останки такого же судна, как то, что качалось на волнах сейчас… Его заманили с помощью костра, послужившего ловушкой. А мужчину, который развел этот огонь, убили и оставили как предостережение тем, кто вздумает попытаться пойти на такой же обман…
Это действительно был совершенно иной мир, не похожий на Трясину.
А потом она снова услышала крик — на этот раз человеческий. Не вопль, а возглас. Мужской голос, и ему откликнулись другие голоса. И хриплое карканье нападающих птиц…

17

Иса сидела чуть в стороне от своих фрейлин. На ее коленях лежали пяльцы, на которых была закреплена часть длинного рулона материи, размеченной узором для вышивки. Иса не раз замечала, что ей гораздо легче строить планы, когда она смотрит на нитку с иголкой. Не то, чтобы ей удавалось при этом много вышить… Вот и сейчас она задумалась, опустив иглу.
Все прошло удачно — по крайней мере, шло удачно до этого момента. Она получила тайное известие о Марфи… Нет, ей надо помнить — о Маркле. Леди со своими спутниками, якобы едущая с востока, должна прибыть во дворец в течение ближайшего поворота песочных часов.
Харуз все еще не закончил своих дел — каковы бы они ни были, это определенно была не охота, — заставивших его отправиться на границу Трясины. Возможно, Маркле удастся удовлетворить ее любопытство на этот счет. Иса долго гадала о том, зачем он ездит именно туда, однако так ничего и не смогла выяснить.
В дверь деликатно поскреблись, и леди Гризелла, сидевшая ближе всех к выходу, подошла, чтобы узнать, в чем дело. Спустя несколько секунд она повернулась и присела в реверансе перед короче вой.
— Ваше величество, леди Маркла просит разрешения войти.
Иса кивнула, и дамы тут же начали перешептываться между собой. Гризелла посторонилась, впуская женщину, внешность которой затмила всех присутствовавших в зале. Даже Иса в своем малиновом бархате вдруг почувствовала себя какой то поблекшей. Фиолетовое платье вновь прибывшей было сшито из богатой материи и украшено узором из ландышей, вышитым нитью цвета бледного персика с серебристым отблеском. И при каждом ее шаге вокруг распространялся нежный аромат этих же цветов.
Она действительно оправдала все рассказы о ее легендарной красоте: оказалось, что это были не пустые сплетни. Подобно прозрачному плащу, ее окутывала некая притягательность, очарование, которые не были сознательными, но исходили из самой глубины ее существа. И этот магнетизм равно действовал и на мужчин, и на женщин.
Она присела перед королевой в низком придворном реверансе. Иса не поднялась с места, а просто жестом подозвала Марклу к себе.
— Добро пожаловать, — произнесла она бесстрастно и отстранение.
О приезде Марклы уже было известно, так что необходимо было позаботиться о том, чтобы никто при дворе не смог сказать, будто королева расположена к женщине, о которой ходят такие слухи, которые можно повторить только шепотом. Иса сделала легкий жест, и самая младшая из ее фрейлин встала и принесла для новой гостьи низкий табурет. Именно такой ей и позволялось занять в присутствии королевы. Гостья не улыбалась. Королева прекрасно видела, что Маркла уже заметила растущее недовольство ее фрейлин.
У Исы не было времени что то добавить к своему приветствию: в дверь снова тихо постучали. Она кивнула, давая знак Гризелле ответить.
Если появление Марклы было неожиданностью для фрейлин королевы, то появление мужчины, который вошел вслед за Марклой, их как громом поразило. Лорд Ройанс решительно шагнул в комнату, поклонился и встал, дожидаясь, чтобы королева обратилась к нему. Весь его облик выражал уверенность в себе, однако королеве показалось, что он принес с собой некое смутное беспокойство.
Иса старалась выглядеть бесстрастной, однако мысленно она готова была закричать, негодуя на такое ужасное совпадение. Ройанс может задать слишком много неуместных вопросов. Единственным выходом было не дать ему возможности произнести их в этом кругу — и именно так она решила действовать.
— Милорд Ройанс, да будет ваш день солнечным, — сказала она, адресуя ему самое официальное и ничего не выражающее приветствие.
— Да будет солнце теплым и день ярким для вашего величества, — ответил он в этом же духе.
Однако его внимание разделилось между нею и Марклой.
Выхода не было — приходилось соблюдать вежливость. Иса указала на свою гостью.
— Милорд, перед вами та, кого мы рады видеть при дворе, леди Маркла из Валваджера.
Леди Маркла уже встала и адресовала королевскому советнику реверанс, соответствующий его положению.
— Радостные приветствия вам, леди, — ответил Ройанс.
Однако он смотрел на Марклу с таким подозрением, словно в складках своей пышной юбки она могла прятать какое то смертоносное оружие.
— Да светит вам теплое солнце, милорд.
Голос у Марклы был очень нежным, и Исе показалось, что в нем звучат ноты обольщения. Такого она не допустит. Маркла играет предназначенную ей роль, однако здесь ей положено выбрать всего одну жертву — Харуза.
Иса догадывалась, что Ройанса к ней привел не приезд новой леди. Он не стал бы искать встречи со своей королевой, если бы в том не было серьезной необходимости. Чтобы положить конец этому легкому флирту, Иса решила взять инициативу в свои руки.
— Милорд, я рада, что вы пришли. — Она повернулась к своим дамам. — Я намерена говорить с лордом Ройансом приватно. Вы все можете уйти.
Они покорно удалились, и Маркла с ними.
Королева жестом пригласила Ройанса занять табурет, с которого только что поднялась ее новая фрейлина, и убрала рукоделье в специальную шкатулку, стоявшую рядом с ее креслом. Ройанс выгнул бровь — и придвинул к себе свой обычный низкий стул.
— У вас есть для меня новости?
Она сложила руки в ставшем в последнее время привычным для нее жесте, переплетя пальцы так, словно она нуждалась в двойном контакте с Кольцами.
Вместо того чтобы ответить ей прямо, лорд Ройанс заговорил о том, что его безусловно удивило.
— Ваше величество увеличили свой двор.
— В наше смутное и беспокойное время любое предложение помощи нельзя отвергать, — ответила она, быстро придумав убедительный предлог. — Если слухи не врут, леди Маркла — отнюдь не невинный цветочек. О ней говорят такое, что сомневаться в этом трудно. Однако мне сообщили, что она попыталась исправиться и уже много месяцев добивалась того, что сегодня произошло, — чтобы ее здесь приняли. У меня в восточных землях почти нет сторонников, так что я решила дать ей возможность доказать свою благонадежность. Иметь сведения с того направления было бы полезно — по крайней мере, в настоящее время.
Ройанс принял свою любимую позу: сдвинул пальцы обеих рук, словно изображая униженного просителя.
— Ваше величество всегда бдительно следит за тем, что можно сделать полезного, — произнес он, и его тон заставил Ису насторожиться.
— И все же мне кажется, милорд, что вы этого не одобряете. Но эта леди — то, что она есть.
— И, — откликнулся Ройанс, — его высочество принц — тоже то, что он есть.
Он стал откровенен до дерзости. Его многозначительная фраза повисла в воздухе.
Да, вероятно, он был прав. Иса еще раз обдумала все. Поскольку все, кто был близок ко двору уже знали, что принц Флориан в матримониальном смысле отнюдь не подарок, могут пойти слухи будто она пытается подобрать для него возможную супругу. И это при том, что с ее стороны попытка женить его на леди Маркле была бы полной глупостью.
О чем Ройанс не знал — и о чем не знала даже Маркла, — так это о решении Исы, что флирт с Флорианом стал бы способом привлечь внимание Харуза. Эту часть своих планов королева решила оставить при себе. Появление Ройанса было просто немного преждевременным, хотя и не совсем неожиданным. И теперь многое зависело от того, насколько он поверит тому, что Иса сочтет нужным ему сказать.
— Я не пытаюсь его женить. Такой план, — произнесла она очень спокойно, — ничего не дал бы. Неужели вы думаете, что Совет принял бы подобное предложение? Мне так не кажется.
Лорд Ройанс пристально посмотрел на нее, потом медленно кивнул.
— Ваше величество безусловно правы. Однако мне кажется, что вы все таки планируете некий поворот судьбы.
— Если это и так, — отозвалась Иса, — то не сомневайтесь в том, что вам станет известно об этом, как только наступит должный момент. — Она мысленно улыбнулась, наслаждаясь тем, как повернулся разговор. О подобном она даже не думала! Присутствие Марклы сделает девицу Лаэрн еще более привлекательной невестой для Флориана — если Иса достаточно умело воспользуется этой ситуацией. А уж она воспользуется… — Но, конечно же, вас привело сюда не известие о приезде этой леди?
Впервые на его губах появилась тень улыбки.
— Вы правы. Есть еще кое что. На границе с Трясиной неспокойно. Сравнительно недавно…
— Сравнительно недавно в том направлении побывали отряды охотников. Знаю.
Она выжидала, проверяя, назовет ли Ройанс Харуза.
— И не только. В Яснекрепости обосновались Морские Бродяги. Они патрулируют земли, которые прежде принадлежали дому Ясеня, но пока не пытались как то с нами связаться. Мне доложили, что их правитель — главный вождь по имени Снолли. А если это так, то вскоре нам придется иметь дело с очень хитроумным и опытным воином.
— Морские Бродяги не проявляли желания углубиться на другие земли Рендела? О таком мне не докладывали.
На секунду Иса встревожилась, подумав, что Харуз мог встречаться с этим Снолли, и при этом отнюдь не имея в виду интересы королевы. Она отправила туда по крайней мере двух шпионов, которые прочесывали местность вдоль моря, но пока они не докладывали о том, чтобы Харуз появлялся в бывших землях Ясеня. Однако он отнюдь не глуп. Иса не сомневалась в том, что Харуз вполне способен почувствовать, что за ним ведется слежка, когда он выезжает за пределы столицы. Очень многое теперь будет зависеть от Марклы…
Ройанс посмотрел на королеву поверх сложенных лодочкой рук.
— Прямого контакта с Морскими Бродягами не было. Возможно, нам следует самим сделать первый шаг в том направлении…
Он не успел закончить свою мысль. На этот раз вежливого стука не прозвучало. Дверь в покои королевы со стуком распахнулась — и в дверях появился Флориан.
Его чуть покачивало, и по этому — как и по его разгоряченному лицу — Иса догадалась, что принц, как уже вошло у него в привычку, все так же следует по пути отца и ищет поддержки в бутылке.
— Ты что то хочешь мне сообщить? — вопросила она самым своим ледяным тоном. — Наверное, известие чрезвычайной важности, раз оно заставило тебя забыть о вежливости, Флориан, и прервать мою беседу с лордом Ройансом.
Презрительная гримаса на лице Флориана была совершенно откровенной. Он изобразил поклон, чуть было не потеряв равновесия.
— Леди матушка, времена настали опасные.
— Да, — ответила она и выжидающе замолчала.
Она решила заставить принца сказать о том, что его сюда привело.
— Король держится за жизнь все слабее.
Для Флориана не свойственна была подобная уклончивость. Возможно, это было признаком того, что он не чувствует особой уверенности.
— Король жив. — Голос Исы стал еще холоднее. Она подняла руки так, чтобы Кольца замерцали. — И волею судеб он останется с нами еще какое то время. Мы не можем предугадать, когда он уйдет.
— Это против всех обычаев, мадам матушка, что правление перешло в ваши руки. У него есть сын, который уже стал взрослым — или почти стал. Я желаю быть тем, кем положено — регентом, — пока он не уйдет.
Флориан сделал пару неуверенных шагов вперед, однако Ройанс встал, оказавшись между принцем и королевой.
— Ваше высочество, как вам известно, сейчас не время и не место для подобных слов и поступков. — Казалось, он обращается к простому слуге, который слишком много себе позволил. — Передача Колец должна произойти в присутствии всего Совета. Значит ли это, что вы требуете, чтобы такой Совет был немедленно созван?
Иса не стала дожидаться, чтобы ее сын ответил на этот вопрос. Вместо этого она посмотрела прямо в глаза принцу.
— Ты уже один раз высказал это требование — и тоже в пьяном виде. Тогда Кольца тебя отвергли. Неужели ты думаешь, что они свободно перейдут к тебе теперь? Ты готов пойти на этот риск в присутствии самых знатных аристократов нашего королевства? Ту прошлую попытку можно было извинить и скрыть. Но если ты сделаешь вторую, в присутствии Совета, и снова будешь так же отвергнут, об этом мгновенно узнает все королевство.
Флориан облизнул толстую нижнюю губу Под роскошным коротким плащом его плечи заметно ссутулились.
— Слушай и запоминай! — сказал он. В углу его губ выступила капелька белой пены — Нет сомнений в том, что я тот, кто я есть. И нет никого, что мог бы отнять или оспорить мои права. — Принц повернулся и посмотрел на Ройанса. — Вы здесь главный советник. Вы знаете законы и обычаи. И вы допустите, чтобы королева нарушила самые главные из них? Подумайте об этом, милорд. Сколько Домов согласятся произнести коронационный ритуал ради женщины? Я — ваш единственный выбор. Не забывайте об этом!
Он снова повернулся, только по чистой случайности сохранив равновесие, и заковылял к двери. Потрясенную тишину первым нарушил Ройанс.
— Ваше величество, к несчастью, в его словах есть немалая доля истины. И к тому же он раздувает недовольство, и оно уже распространяется за стенами дворца — у принца как никак есть свои сторонники.
Иса посмотрела прямо на него.
— Кольца уже отвергли его однажды — и притом в тот момент, когда казалось, что король умирает. Вы хотели бы, чтобы я призвала тех, в чьих жилах может течь королевская кровь, и устроила процедуру выбора перед Советом?
Он покачал головой.
— В этом вопросе между нами не должно быть места лжи. Возможно, дойдет и до этого, — мрачно произнес он. — Других наследников нет…
— К несчастью для нашей страны, вы правы, милорд.
Иса не разрешила себе даже задуматься над альтернативой. Нет, другого наследника по прямой линии не существует.

Касаи вызвался сообщить Снолли ужасное известие, и остальные с радостью уступили ему это право. Только Барабанщик Духов мог сделать такое, не навлекши на себя гнева Снолли. И вот теперь он стоял перед верховным вождем в непривычной для себя позе — на коленях, низко склонив голову.
— Если у тебя есть для меня новость, Барабанщик Духов, то выкладывай ее, — приказал Снолли.
— Она более ужасна, чем вы могли бы подумать, предводитель, — ответил Касаи. — Оберн мертв.
Снолли не пошевелился в своем кресле, хотя наблюдательный зритель мог бы заметить, что его пальцы впились в подлокотники.
— Он умер хорошо?
— Очень хорошо, предводитель. На нас напали те ужасные птицы, которых мы видели, когда плыли вдоль берегов Трясины. Сразу три. Он отважно навлек на себя ярость одной из них и дал нам время, чтобы спастись.
— Понятно. Тогда он может быть оплакан по обычаям.
— Есть и другие известия.
— Еще одна смерть?
— Нет, предводитель. На пути обратно в крепость мы встретили несколько человек из королевства. Судя по их словам, это важные персоны. Они ждут за дверью. Я сказал им, что этим утром вы, скорее всего, будете оплакивать погибшего.
— Нет, для этого еще не время. Пригласи этих очень важных персон войти.
Но пока отряд из дюжины мужчин Рендела входил в зал, который Снолли отвел для ведения официальных дел Нового Водда, он провел по глазам дрожащей рукой. А потом встал, как положено, и протянул невооруженную руку дружбы тому, кто, несмотря на свою юность, казался главным в делегации. Молодой человек, весь в оборках, кружевах, духах и бархате, прикоснулся к руке Снолли одними только кончиками пальцев.
— Я принц Флориан Ренделский, — объявил юноша на торговом наречии, которое знали все. Говорил он медленно, подбирая слова, с сильным акцентом и очень жеманно. Было ясно, что этот язык ему непривычен. — И я обращаюсь…
— К Снолли, военачальнику и предводителю Нового Волда.
Флориан улыбнулся.
— Новый Волд, вот как? Мы давно знаем эти земли как владения Ясеня. Но это неважно…
Он повернулся и махнул рукой. Один из сопровождавших принца людей шагнул вперед.
— Я — граф Дакен, один из друзей принца Флориана. Принц не очень свободно говорит на торговом наречии, хотя понимает его достаточно хорошо. Поэтому о важных вопросах я буду говорить за него. Мы пришли с миром. Как вы видите, все мечи перевязаны лентами миролюбия.
— Я знал это еще до того, как вы вошли в эти двери. Никто из моих людей не позволил бы вам войти сюда без подобного знака ваших намерений. — Снолли позволил себе улыбнуться. — Им хочется меня защищать.
— О, я не сомневаюсь, что, несмотря на ваши годы, вы по прежнему хороший воин, — проговорил Флориан с безразличием молодости.
Снолли нахмурился, не пытаясь скрыть своего недовольства.
— Вам следует знать, что вы прибыли в плохое время. Даже при самых лучших обстоятельствах — а сейчас не такой момент, — я не терплю жеманных придворных манер. Поэтому я вынужден просить вас прямо изложить ваше дело.
Похоже было, что Флориана его слова несколько ошарашили. Принц осмотрелся, явно досадуя на простоту обстановки и отсутствие хотя бы достаточно удобной мебели, но проглотил слова, которые просились на его язык.
Дакен ловко подхватил разговор.
— Тогда, прямо говоря, дело моего принца заключается в следующем. Он хочет заключить с вами договор. У нас есть общие враги, а пословица гласит, что враг моего врага может и не быть мне другом, но в опасные времена этого может оказаться достаточно.
Снолли поднял брови.
— Об этом стоит подумать, друг Флориан. Принц Флориан, — поправился он, заметив, как потемнело лицо принца. Юный королевич легко обижался. Это было полезно знать. — Пожалуйста, не обижайтесь на отца, который в эту минуту не много смущен. Мой сын недавно погиб.
— Мои соболезнования по случаю вашей большой потери, — сказал принц.
— Вам не понять, насколько она велика, если вы не имеете собственных сыновей.
— Насколько мне известно, у меня сыновей нет. Я еще не женат.
Принц даже захихикал своей шутке, и кое кто из его свиты улыбнулся. Снолли постарался, чтобы выражение его лица не изменилось.
— Благодарю вас за понимание, — кивнул он. — Пожалуйста, знайте: договор между нами и королевством Рендел — это то, чего мы весьма желаем. Однако я прошу вас немного подождать. Мы не можем обсуждать условия договора, пока не кончится время траура в соответствии с обычаем. Положение моего сына было сродни вашему собственному положению — его тоже можно считать принцем. Поймите это.
Флориан все таки понял, что ему нельзя оскорбляться на эти слова, — хотя Снолли видел, что юному принцу этого хотелось бы. И в самом деле, как его смеют сравнивать с какими то дикарями… Дакен прикоснулся к локтю Флориана.
— Мы можем оставить этим добрым людям проект договора и встретиться с ними позже, когда их горе хотя бы чуть чуть утихнет. К этому времени они успеют ознакомиться с его условиями — на которые, конечно же, согласятся, — а также приготовить для нас всех пир. Что скажете на это, ваше высочество?
— А, ладно, — ответил Флориан с досадой. — Но все равно… уж очень сюда долго добираться.
— Передайте свою бумагу Касаи — вот ему. Он один из моих доверенных советников. Баланд, должность которого соответствует вашему сенешалю, с радостью снабдит вас едой и питьем из наших запасов. Мы бежали из своих земель, почти ничего не захватив, и наши припасы в дороге сильно истощились. Как вы видите, у нас нет даже достаточного количества стульев, чтобы вы все могли устроиться с удобством, нет и стола, за которым можно было бы обсудить ваше безусловно интересное предложение. Однако то, чем мы сможем поделиться, мы с радостью вам предложим.
— Вы очень любезны, — сказал человек, говоривший от лица Флориана. — И не для всех великих властителей важны стулья. Благодарю вас… каким титулом мне называть вас?
— «Вождь» меня устроит. Так меня называют мои люди.
— Мы благодарим вас, вождь. Мы оставим вас горевать о вашей потере и будем ждать вашего посланца с известием о том, что наши переговоры могут успешно завершиться.
С вежливым поклоном Дакен достал из специального футляра свиток бумаги, перевязанный красной лентой и увешанный печатями. Свиток он передал Касаи. После этого посланцы королевства удалились, чуть ли не силком выталкивая принца Флориана из зала.
До Снолли донесся немного гнусавый голос принца, громко выражавшего свое недовольство. Оказалось, что торговое наречие очень близко к языку, на котором говорили в Ренделе. Снолли смог уловить кое какие слова и понял, что Флориан недоволен в основном тем, что не будет ни пира, ни выпивки, ни возможности познакомиться с чарами девиц Морских Бродяг.
Оставшийся со Снолли Касаи подал голос.
— Мне даже не нужен Барабан Духов, чтобы понять этого человека. Он несет беды, вождь.
— И мне не нужен твой барабан, чтобы это понять: я увидел это с первого же взгляда. Жеманный извращенец. Он и вправду так плох, как о нем говорят. Даже хуже.
Снолли тяжело вздохнул.
— А еще мне интересно было бы узнать, почему они явились заключать с нами договор, хотя по всем правилам и обычаям должно быть наоборот. В конце концов, можно считать, что мы здесь захватчики, — заметил Касаи. — Казалось бы, они должны были постараться нас изгнать, а не предлагать нам свою дружбу.
— Это не так уж важно. Порой приходится вести переговоры с теми, кого при других условиях мы бы презирали. И, похоже, сейчас именно такое время. Более того, мы еще даже не прочли предлагаемое нам соглашение и понятия не имеем, что в нем написано. Очень может быть, что оно нам не понравится. Однако этот вопрос мы будем решать не сегодня. Так. Те разведчики, которые были с Оберном, сейчас здесь?
— Они за дверью. И если бы не появление принца Флориана, они уже давно предстали бы перед вами.
— Дай им поесть и выпить и скажи, что уже через час мы выезжаем. Нам надо привезли тело Оберна, чтобы устроить должные похороны.
— Да, предводитель, хотя я предложил бы подождать до утра. Ночь близка.
— Нет, я должен ехать. А вот ты останешься здесь. Я хочу, чтобы ты прочел этот договор, и мы обсудим его после моего возвращения. О… И еще, пожалуйста, пошли вестника к Ниэв и сообщи ей печальное известие.
Касаи кивнул и ушел из зала советов, унося с собой свиток с договором.
Эта ночь была для Снолли очень долгой. Они чуть ли не целую вечность добирались до того места, где Морские Бродяги пересекли наконец реку и попали на территорию Трясины. У Морских Бродяг не принято было, чтобы воины много времени проводили со своими детьми. Пока Снолли не получил известия о гибели Оберна, он даже не подозревал о том, как он привязан к молодому воину. Оберн всегда был рядом — спокойный, решительный, надежный. Лучшего телохранителя не мог бы пожелать себе ни один отец, тем более вождь такого высокого ранга, как Снолли. Уход Оберна нанесет Новому Волду немалый ущерб. Снолли решил обращать теперь побольше внимания на сына Оберна — как только мальчишка подрастет достаточно.
Однако хотя они облазили весь район, где гигантские птицы напали на отряд Морских Бродяг, и нашли то место, где Оберна видели перед падением, отыскать тело им не удалось. Касер вызвался спуститься вниз по обрыву и искал Оберна там, пока остальные стояли начеку, готовые отразить новое нападение мерзких трясинных птиц, которые могли появиться в любую минуту. Но все его усилия оказались тщетными: он ничего не нашел.
— Там, куда он упал, листья смяты и ветки сломаны, но тела нет. Мы боимся, что его забрали, — с трудом проговорил запыхавшийся Касер, вернувшись на вершину скал. — Говорят, в Трясине живут жуткие твари, которые подбирают все, что им удастся найти…
— Молчи! — сдавленным голосом произнес Снолли. — Я не допускаю мысли о том, что останки моего сына съедены чудовищами. Давайте просто скажем, что сейчас он для нас потерян, но настанет день, когда мы его найдем и устроим ему подобающее погребение.
Члены поискового отряда поклонились в знак согласия, хотя на многих лицах отразилось сомнение. Да Снолли и сам знал, что его предложение — всего лишь пустое притворство.

18

После ухода Ройанса и Флориана Иса не стала вызывать придворных дам, а долго сидела, погрузившись в раздумья и постукивая пальцем по зубам. Хотя на время ей удалось избавиться от сына, ее тревоги отнюдь не утихли. Скорее, они даже усилились.
Она поняла, что ей снова придется прибегнуть к услугам своего посланца. Необходимо узнать, соответствуют ли действительности ее ощущения. В теперешнем сложном положении стратегия выжидания и наблюдения не пойдет на пользу. Иса чувствовала, что время работает не на нее. Ей необходимо было предпринять все доступные шаги, чтобы не оказаться во власти стремительно изменяющейся ситуации. В это мгновение королеве казалось, что она способна на все — и при необходимости откроет даже давние тайны.
Она поспешно поднялась по потайной лестнице на головокружительную высоту башни и отправила Туманчика в полет. А потом вернулась в свои покои, призвала фрейлин, снова достала вышивку и приготовилась ждать.
Но пока она выжидала, производя на окружающих впечатление безмятежной женщины, которая занята только подбором правильных оттенков ниток для своего рукоделия, она размышляла над куда более серьезными проблемами. Та короткая сцена между леди Марклой и Ройансом… Иса предчувствовала, что такое может повториться. К тому же она видела, что Маркла отнюдь не будет равнодушна к тому вниманию, которое ей окажут при дворе. Над этим следует поработать.
Иса давно уже решила воспользоваться заклинанием, которое заставило бы Харуза почувствовать влечение к Маркле. Благоразумие требовало, чтобы она тайно присоединила к нему небольшое дополнительное волшебство — чтобы Маркла точно так же заинтересовалась Харузом, забыв обо всех остальных. Иса прекрасно знала, что предотвращать возникновение проблем гораздо разумнее и проще, чем решать их после того, как уже они появились.
Наконец, сославшись на усталость, королева отпустила дам и приказала, чтобы ей в покои принесли сытный обед. Когда служанка поставила поднос на стол и направилась к дверям, Иса остановила ее.
— Где леди Маркла? — спросила она.
— Внизу, в столовой, ваше величество, — ответила девушка, немного растерявшись: прежде королева никогда не обращалась к ней.
— Пойди к ней и скажи, что я желаю переговорить с ней прежде, чем она отправиться спать. Скажем, в одиннадцатом часу.
— Да, ваше величество, — сказала служанка, низко приседая.
И тут же отправилась выполнять приказание.
Когда Иса съела все, что стояло у нее на подносе, она снова поднялась по крутой потайной лестнице. К этому времени Туманчик уже должен был вернуться. И действительно: крылатое существо влетело в окно даже раньше, чем королева успела отдышаться после подъема.
Она протянула руку, и Туманчик сел на нее. Иса заглянула в глаза своего крылатого слуги, чтобы увидеть все то, что он сам видел во время своего полета.
Действительно: события разворачивались даже стремительнее, чем она могла предположить. У нее сильно забилось сердце.
Вот, значит, как? Морские Бродяги, которые присвоили себе Яснекрепость и земли Ясеня, тоже действуют? Иса наблюдала за тем, как они вступают на тропу, ведущую по гребню скал. А еще она увидела других — людей из королевства — и узнала среди них Харуза. А потом… Опасность! Сверху! Она невольно отпрянула и вместе с невидимым Туманчиком взвилась высоко в воздух, подальше от острых клювов и когтей.
Хотя прежде Иса ни разу не видела гигантских птиц, которые жили на скалах вдоль Трясины, она слышала о них и прекрасно знала, насколько опасными они могут быть. Немало торговых кораблей, плававших в этих неприветливых водах, сообщали об их нападениях.
Она почувствовала, когда именно Туманчик стал невидимым: все цвета поблекли. Она все понимала: ее летуну уже приходилось подвергаться нападению существ, значительно превосходивших его силой и жестокостью. Глазами Туманчика Иса видела, как одна из громадных птиц атаковала мужчину, который, скорее всего, был командиром отряда из крепости. И наблюдала за тем, как он падает.
Он наверняка погиб. Это может оказаться полезным. Или, по крайней мере, послужит предостережением для этих авантюристов, заставит их держаться подальше от Трясины. Союз между Морскими Бродягами и Трясиной… Нет, такого нельзя допустить.
Иса хотела было отвернуться, прервать контакт, но оказалось, что это еще не все. Что же еще, ошеломленно подумала Иса, что могло случиться после столь своевременного падения Морского Бродяги? На мгновение у нее закружилась голова от стремительной смены образов. Потом она заметила движение на темном фоне скальной расщелины.
Существо, служившее ее глазами, по спирали понеслось вниз, пока королева не оказалась на одном уровне с женщиной. Нет, скорее это была юная девушка… Похолодев, Иса узнала ту, которая пригрела ее летуна, когда его полет был прерван всплеском таинственной силы.
«Уходи!» — поспешно приказала она Туманчику.
Однако это было глупо. Она видела не то, что происходило в эту минуту, а то, что помнил ее посланец. И она ощутила, что ее летун испытывает симпатию к девушке, несмотря на свою связь с королевой. Иса сжала зубы и стала дальше наблюдать за тем, что принес ей Туманчик. Даже здесь было знание, каким бы нежеланным и неуместным оно ни выглядело. Когда Иса впервые увидела девушку, ухаживавшую за ее летуном, она была сбита с толку мыслью о том, что Алдита могла выжить. Но эта девушка была слишком юной, она не могла быть Алдитой — однако вполне могла оказаться родней Алдиты.
Иса глубоко вздохнула. Кем бы ни была эта особа, она явно обладала некоей силой.
Сила говорит с силой — отрицать это было бы бесполезно. Однако в этой косвенной встрече было нечто такое, что странно действовало на Ису, чего она не могла ни понять, ни объяснить. Сила девушки проистекала не из тех древних книг и ритуалов, которые послужили источником ее собственных знаний. Неприрученная и неразвитая сила была присуща ей от рождения.
И потом… небольшие жесты, поворот головы… Губы Исы сложились так, словно она готовилась плюнуть и надеялась на то, что попадет в девушку. Королева выругала себя за глупость, за то, что скрывала правду от самой себя, надеясь, что ошибается.
Она наблюдала — не могла не наблюдать — за тем, как разворачивается туманная сцена. Та, которой не следовало появляться на свет, нашла упавшего Морского Бродягу и принялась ухаживать за ним с уверенностью хорошо обученной целительницы. И, глядя на нее, Иса скрипела зубами от ярости. Почему эта девица не погибла, как было задумано? И почему предводитель разведчиков Яснекрепости тоже не погиб?
Только большим напряжением воли королева Иса не позволила своим зубам застучать от страха. Иноземцы в Трясине всегда погибали: это знали все. Тогда как же…
Нет, твердо сказала она себе. Это все нервы она просто себя обманывает. Нет сомнений в том, что Алдита давно умерла. Может ли эта девушка оказаться дочерью Алдиты? Со все большей уверенностью Иса могла сказать, кто эта девица. Значит, она незаконнорожденная, и если объявится в Ренделе, то не сможет рассчитывать ни на что, кроме скорой смерти.
Яснеродные отвернулись от Алдиты из за того, что она легкомысленно отдалась какому то неизвестному мужчине, не будучи его женой. И из за нее весь род пришел в упадок. Иса поморщилась. Да, Дом Ясеня пал, и она, королева, сыграла в этом падении большую роль. Она знала, что представители Ясеня не дали бы Алдите приюта, даже если бы той удалось до них добраться. Но кто же мог приветить ее в Трясине? И ребенок… Как девочка могла выжить в Трясине?
Лицо Исы исказилось еще сильнее. А как насчет той силы, которую она так давно ощущала в глубине Трясины? Это ее враг? Может быть, эта незаконнорожденная — всего лишь орудие, которое готовится на тот день, когда его можно будет обратить против королевы? Сам факт, что девчонка осталась жива там, где ее должна была ждать неминуемая смерть, говорил о том, что ее жизнь сохранил некто, обладавший немалой властью.
Либо это так, либо девица сама принадлежит к трясинному народу, по крайней мере наполовину. Иначе почему бы они ее приняли и позволили ей жить — этой распустехе, этой мерзости? Только так можно было объяснить то, что она может свободно ходить по Трясине, тогда как Исе приходится смотреть на все глазами Туманчика. Королева почти жалела о том, что не видит ничего, кроме лица девицы. Наверняка оно выглядит крайне нелепо, венчая недорослое тело трясинной женщины. Наверняка ее сходство с Ясенем заканчивается на уровне шеи.
Так. Именно искореженные руки этой девицы подняли летуна тогда, когда его сшибла на землю странная сила. Исходил ли тот удар от самой девицы? Нет, вряд ли. Иса потратила много лет на то, чтобы усвоить то, что она теперь знала. А эта девица… Иса подсчитала годы. Ей шестнадцать. Да, шестнадцать. Она — ребенок, глупый незаконнорожденный ребенок!
Сумеет ли девица действительно вылечить раненого Бродягу из крепости, вернуть его родне? Достаточно плохо было уже и то, что появился риск союза между пришельцами и трясинным народом. И если эта нелепая отверженная станет связующим звеном между ними… Это может оказаться провалом, полным провалом всех планов, которые Иса лелеяла столько лет. Королеве показалось, что Великие Кольца стали менее плотно охватывать ее пальцы, словно предвидя тот момент, когда они покинут ее ради другой. Нет!!!
Внезапно перед ее глазами словно опустилась черная пелена. Иса поняла, что Туманчик разорвал контакт. Королева больше не видела ничего за пределами здесь и сейчас. Она покормила своего посланца и вернула его в обтянутое шелком гнездышко. А потом откинулась на спинку кресла и вперила взгляд в стену — стену, на которой она вдруг начала рисовать одну зловещую ситуацию за другой и на которой внезапно возникли изображения ее многочисленных врагов…
Харуз отправился на охоту на границу с Трясиной. Знает ли он — или хотя бы подозревает — о существовании той девицы? Ну, на этот вопрос она сможет найти ответ. Когда о злоключениях Алдиты шептались по всем углам, Харуз был еще ребенком и не жил при дворе. Может знать, может не знать. Но вскоре им займется Маркла и все выяснит… А вот какой силой может владеть эта незаконнорожденная мерзость? Исе необходимо это понять. Она приказала себе успокоиться. Теперь, когда ей известно, в каком направлении следует направить усилия, она не может позволить себе неуместной спешки. Более того — спешка может оказаться ее злейшим врагом.
К тому же у нее был еще один замысел, и, чтобы его осуществить, ей необходима будет помощь. Иса устало поднялась на ноги. Ей придется снова спуститься вниз, а потом опять подниматься по этим крутым ступенькам…
Леди Маркла уже дожидалась ее.
— Пойдем со мной, — без всяких церемоний распорядилась Иса. — Я собираюсь заняться кое чем тайным, и мне придется позаимствовать твои силы.
— Как прикажете, ваше величество, — отозвалась Маркла.
Не говоря больше ни слова, она следом за королевой поднялась на башню. Иса раскрыла лежавшую на отдельном столе книгу на заранее заложенной странице.
— Встань позади меня и положи руки мне на плечи, — велела она Маркле. — Твоя сила перетечет ко мне, когда будет нужно.
Молодая женщина сделала, как ей приказали. Иса начала читать по книге — вслух, но негромко. Она собиралась сделать сегодня кое что такое, что вообще то могло оказаться смертельно опасными. Иса уже прочла все указания, и не просто прочла, а подробно изучила — и решила, что поняла все, но до сих пор она не пыталась воплотить свое понимание в деле.
Над столом начал собираться туман, словно открывалось окно в иной мир. Иса быстро оглянулась назад, но по лицу Марклы поняла, что ее помощница не видит размытого пятна, возникшего прямо в воздухе. Осмелев, королева стала читать дальше, произнося слова громче. А потом вдруг раздался резкий хлопок, и она обнаружила, что стоит… кажется, в пещере. В центре пещеры извивался столб огня, а в огне была заточена трясинная женщина.
Нет. Не трясинная, хотя и похожа на таковую. Эта женщина казалась древней, не будучи с виду особо старой, и даже в плену держалась так, что Иса мгновенно ощутила ее силу.
— Ты здесь. Помоги мне, — приказала старуха. Она протянула к Исе руку, словно требуя, чтобы та взялась за нее.
Королева медлила.
— Кто ты?
— Я — та, кому тебя прислали помочь. Moе имя Зазар.
Зазар! Несколько мгновений Иса могла только непонимающе смотреть на эту легендарную личность.
— Ну, чего ты ждешь? — нетерпеливо спросила Зазар.
Иса неохотно протянула свою изящную, ухоженную руку к обветренной и морщинистой руке старухи. Но прежде чем та успела к ней прикоснуться, новый почти бесшумный взрыв принес в пещеру ту молодую женщину, которую Иса недавно видела глазами Туманчика. Она выглядела не так, как ожидала Иса: видимо, заклинание ее приукрасило, так что девушка казалась нормальным человеком.
— Зазар! — воскликнула девушка.
— Мне следовало бы догадаться, что понадобитесь вы обе, — заметила Зазар так безмятежно, словно подобные перемещения были делом совершенно обычным. Но, решила Иса, возможно, для нее так оно и было. — Ну, давайте.
Зазар протянула и вторую руку.
Девушка ухватилась за нее, не колеблясь, и спустя секунду Иса взялась за ту руку, что была протянута ей. Совершенно непринужденно, словно переходя из лодки на берег, Зазар вышла из огня, и он тут же погас у нее за спиной.
— Полагаю, вам следует познакомиться прямо сейчас, раз вам суждено рано или поздно встретиться во внешнем мире. Иса, это Ясенка. Ясенка, это Иса.
А потом пещера и ее обитатели исчезли, и Иса отшатнулась назад, налетев на Марклу.
— Что случилось? — потрясенно спросила Иса.
— Ничего, — с недоумением ответила Маркла. — Вы читали, а потом замолчали, а потом чуть было не упали. Я вас подхватила.
— И все?
— А должно было случиться что то еще?
— Конечно нет. Нет. Ничего больше.
— Как вы?
Иса осторожно пошевелила руками и ногами. Они ослабели и дрожали, но не сильнее, чем случалось раньше. Она знала, что ее заклинание имело далеко идущие последствия и не обо всех она знает и, возможно, никогда не узнает. Иса ощутила горечь во рту.
— Мне нужно сесть. Мне нехорошо.
— Вы сможете спуститься по потайной лестнице?
— Не думаю. Пожалуйста, спустись по главной и пришли мне на помощь слуг. Мне нужно лечь в постель.

Ясенка решила подняться на скалы, потому что спуститься вниз с этой стороны никто не смог бы без большого риска. С другой стороны гряды спуск оказался куда более легким, чем могло показаться на первый взгляд. Только тогда до Ясенки донеслись крики, звучавшие на фоне равномерного рокота волн, — и кричали люди. Девушка поспешила найти для себя укрытие, забравшись за груду камней, которую могли положить здесь в качестве маяка для плывущих по морю кораблей.
Она быстро обнаружила, что эту трудную поднебесную тропу избрала не она одна. С юга двигался отряд из четырех человек, которые, судя по их одежде и вооружению, были иноземцами. Ее охватила паника, так что даже дышать стало трудно. А что, если в этом отряде окажется и тот мужчина, по следу которого она шла?
Но кто бы они ни были, им приходилось защищаться. Птицы напали на них еще до того, как Ясенка закончила подъем. Она как раз успела увидеть, как в результате этой атаки один из мужчин потерял равновесие. Когда он упал вниз, вместе с ним упали и два непонятных блестящих предмета. Ясенка не представляла себе, что это такое, и понимала, что помочь мужчине невозможно. Его тело упало с края скалы не в сторону моря, а в сторону Трясины.
Он исчез в поросли высоких папоротников и остался лежать у самого подножья скалы. С ее места видна была только вытянутая в сторону рука. Чуть подальше один из ярких предметов, блеснувших во время падения, отражал солнечный свет. Было ли то оружие? Его спутники не могли прийти ему на помощь: птицы продолжали налетать на них. Трое оставшихся отступили, чтобы поискать укрытие, из под которого было бы легче защищаться. Один мужчина выпрямился и пустил в ход такое оружие, какого Ясенка прежде никогда не видела. Он держал изогнутую палку, концы которой были стянуты бечевой. На туго натянутую бечеву он пристроил другую палку. Оттянув назад бечеву с палкой, он отпустил их — и маленькая палка вонзилась в основание шеи громко орущей птицы. Птица захлопала крыльями над самой головой Ясенки, а потом рухнула вниз и исчезла в волнах.
Похоже было, что другие птицы поняли опасность, потому что они прекратили нападение. Мужчины какое то время безрезультатно искали своего упавшего товарища, а потом отчаялись и ушли. Ясенка поняла, что папоротники полностью закрывали тело со всех сторон — и только из своего убежища она могла что то увидеть. А еще она поняла, что у нее нет оружия, которым можно было бы отразить атаку птиц, если те вернутся. Ей остается только снова проползти через скальный туннель и поискать другую дорогу в Трясину.
Идя обратно, она думала о тех мужчинах, которых недавно видела. Они явно были иноземцами. А поскольку тот, кого она выслеживала, тоже был иноземцем, то, наверное, они явились из одного и того же места. Прошло очень много времени с тех пор, когда внешний мир в последний раз пытался вторгнуться в Трясину. Что заставило вооруженный отряд прийти сюда?
Протискиваясь сквозь расщелину, Ясенка все еще слышала крики птиц. Сбросив мешок, она подползла к самому краю обрыва. Отсюда вершины скал не были видны, не смогла она увидеть и того места, куда упал иноземец. Ну, по крайней мере птицы ее не заметили, так что ей надо только переждать какое то время — а потом она сможет снова искать укрытия в Трясине.
Шум боя еще не стих. Ясенка поняла, что птицы просто поменяли объект нападения и теперь с яростными криками наседали на кого то другого. Звучал барабанный бой, но это не был резкий звук тревоги, которую отбивали трясинные жители. Ясенка зажала уши ладонями. Звук наваливался на нее, как, наверное, и на птиц, прикасался к какому то очень уязвимому месту в глубине сознания. И талисман у нее на груди зажегся искрой пробудившегося огня.
Это явно был не простой барабан: хотя поначалу звук был низким и едва слышным, теперь он, казалось, наполнил собой всю Трясину. Потом отчаянно закричали птицы — и стало тихо. Ясенка решилась наконец отнять ладони от ушей. Барабан еще стучал, но совсем негромко, не сотрясая тела. Крики смолкли, словно барабанной дробью птиц сорвало с неба, унеся в никуда.
Решившись пойти на риск, Ясенка выползла из расщелины и чуть подвинулась к краю скалы. Она по прежнему не видела места сражения, но теперь других звуков помимо ритмичного стука не слышно было. Дробь стала стихать, и Ясенка почувствовала, что странное беспокойство, которое эти звуки в ней пробуждали, отступило. Что то замерцало в воздухе прямо на уровне ее лица, но когда она попыталась разглядеть, что это, мерцание исчезло. Ясенка легла там, где стояла, и чутко прислушалась. Птичьих криков больше не было слышно. Барабанная дробь смолкла. Наконец девушка почувствовала, что может двигаться дальше. Она вышла на вершину скалы. Мужчины, птицы — и барабан — все исчезли.
Вот и хорошо. Ясенка вытащила за собой свой дорожный мешок. Достав из него кусок сплетенной из лозы веревки, она снова тщательно увязала мешок и прикрепила веревку к нему. И вот уже начала осторожно спускать мешок с обрыва вниз, крепко держа веревку; потом веревка кончилась.
Ясенке видно было, что мешок повис над осыпью камней у подножия скалы и медленно крутился. Подведя его ближе к скале, она отпустила веревку — и мешок благополучно упал на камни. После этого Ясенка стала спускаться следом за ним.
Она продолжала чутко прислушиваться, но птичьих криков не слышно было до тех пор, пока ее ноги не коснулись земли Трясины. Удары барабана превратились в далекий ропот.
Ясенка свернула веревку и снова спрятала ее в мешок. Забросив его себе на спину, она определила свое местонахождение по отношению к тому месту, куда упал тот мужчина. Там шумела река, стремясь к морю.
Иноземцу ничем не поможешь. Он наверняка погиб. Ясенка настроила свой указатель пути на вход в туннель, который вел на остров Зазар. Определенно, единственное, что она может сделать, — это как можно скорее вернуться туда…
Делая первые шаги, она снова вспомнила, как смотрела сверху на то место, где папоротники скрыли тело пришельца. Конечно же, он мертв.
Девушка благоразумно решила возвращаться тем же путем, которым пришла сюда накануне. Однако ей дважды пришлось отклониться глубже в Трясину, чтобы найти проход… да и вообще ноги почему то сами несли ее в другую сторону. Время от времени она поглядывала на вершины скал, но, насколько могла судить, оттуда на нее не смотрели ни птицы, ни иноземцы.
Неожиданно Ясенка наткнулась на ту вещь, которую уронил незнакомец. Это был кусок металла, длинный и смертоносный. Она поняла что это разновидность ножа, качество которого заметно превосходило все то, что ей случалось видеть. Хотя девушка не умела пользоваться таким оружием она решила взять его с собой и прикрепила к своему мешку, так, чтобы не мешал при ходьбе.
А потом Ясенка добралась до того места, куда упал сам незнакомец. Его рука, высунувшаяся из под помятого и спутанного папоротника, была такой же неподвижной, как в первое мгновение, когда Ясенка ее увидела. Очень скоро падальщики Трясины набросятся на тело. Зубы и когти сорвут с него плоть, а потом раздробят и кости. И в конце концов от него не станется и следа.
Ясенка судорожно сглотнула. Лежавший здесь не был ей родней. Какое ей дело, что станет с неизвестным пришельцем? Даже его собственные родичи не смогли ему помочь.
Ей в голову пришла непрошеная мысль: а что если бы она немедленно пришла на помощь Кази? Может быть, тогда старуха и сейчас была бы жива? Девушка двинулась к тому месту, где лежал иноземец. А что, если он не мертв, а только ранен? Рука Ясенки легла на рукоять ножа. Лежать беспомощному, когда придут хищники…
Она отвела в сторону смятый папоротник — и впервые увидела упавшего. Вторая блестящая вещь, кажется, была защитным покрытием, которое он надевал на голову. Оно исчезло, а спутанные волосы чужака слиплись от крови… при этом сами волосы оказались почти такими же яркими как круглые кусочки гладкого металла, которые Зазар бережно хранила у себя в доме. Ясенка знала, что эти кружочки играют какую то важную роль в жизни иноземцев. Пряди волос чужака были не красными, как языки пламени, и не желтыми, как болотный корень, а соединяли в себе оба эти цвета. Тут кое что привлекло ее внимание целительницы. Ясенка присела на корточки и сняла со спины мешок. Наклонившись вперед, она осторожно дотронулась до руки мужчины. Рука оказалась не ледяной, как ожидала девушка, а теплой. Неужели он еще жив? Он упал с такой высоты, что должен был бы разбиться насмерть. Наверное, заросли папоротника смягчили удар и уберегли его от серьезных ран.
Теперь ее пальцы стали двигаться быстрее. Просунув их под воротник гибкой металлической рубахи, Ясенка нащупала жизненный пульс. Он оказался ровным и сильным. Похоже, судьба все таки благоволит к этому человеку и его раны можно вылечить. Что, если она позаботится о нем до тех пор, пока не вернутся его товарищи? Но если он будет беспомощно лежать здесь, словно приманка для болотников, ей его не защитить.
Тем не менее Ясенка принялась действовать так, словно перед ней был один из мужчин трясинного народа, чей клан обратился к ней за помощью. Она быстро и умело использовала те средства, которые были у нее с собой, внимательно следя за тем, чтобы делать все необходимое в нужной последовательности.
Одна из костей предплечья оказалась сломана, а ей не удалось высвободить руку из металлической рубахи. Однако руку можно перевязать и так, чтобы он мог двигаться, не делая хуже самому себе.
Перевернув незнакомца на спину, Ясенка смогла наконец рассмотреть его лицо. Смочив клочок мха одним из снадобий Зазар, она начала промывать рану у него на голове. Когда она дотронулась до этого места, мужчина тихо застонал, но глаз не открыл.
Незнакомец оказался совсем не похожим на того иноземного убийцу, за которым следила Ясенка. Она решила, что этот человек значительно моложе. Ей понравилось его лицо, с которого она стерла кровь. Интересно, из какого он клана — вернее, раз он иноземец, из какой семьи? Она закончила перевязывать ему голову, нарвала папоротников и подложила ему вместо подушки. Сможет ли она напоить его укрепляющим снадобьем? Ясенка тревожилась все сильнее. Оставаться здесь, где пахнет кровью, было опасно. Что, если…
Раненый открыл глаза и посмотрел на нее. Казалось, будто он не видит Ясенку, а смотрит насквозь, ища что то знакомое. Он заговорил. Его голос чуть дрожал, а слова показались ей бессмысленными. Ясенка протянула было руку, чтобы прикоснуться к его лицу, но остановилась, не закончив жеста. Они чужие друг другу. Как она может предложить ему исцеляющее прикосновение?
Он продолжал озираться. Его глаза устремлялись мимо Ясенки, словно она была невидима, однако голос стал сильнее и зазвучал требовательно. Однако если он и задавал какие то вопросы, то ответа на них не получал.
Ясенка снова залезла в свой мешок и достала маленький глиняный флакончик, тщательно обернутый мхом. Вынув из него пробку, она решительно приподняла голову мужчины и поднесла бутылочку к его губам. Он сделал глоток, не протестуя. На этот раз, подняв глаза, он, похоже, Ясенку увидел. И слегка нахмурился, словно девушка показалась ему очень странной.
— Ты ранен, — Она постаралась говорить очень медленно, делая паузы после слов, чтобы ему легче было ее понять — если он вообще был на это способен. — Не двигайся. Отдыхай.
Его брови сдвинулись еще сильнее. Он попытался приподнять голову, но застонал и закрыл глаза — чтобы больше их не открывать. Ясенка не двигалась. Похоже, ей нужно найти для него какое то укрытие. Но где оно и как ей его туда доставить?

19

В безмолвные часы глубокой ночи Снолли вызвал к себе Касаи. Тот быстро явился на зов предводителя, понимая, что Снолли гложет серьезная тревога — иначе он дождался бы утра.
— Я здесь, — сказал он, входя.
Снолли сидел у огня. Услышав голос Барабанщика Духов, он поднял голову. Лицо у него потемнело и осунулось, и на нем появилось такое выражение, словно он стал свидетелем чего то такого, чего не следует видеть ни одному человеку.
— Я хочу, чтобы ты воспользовался чарами барабана и нашел Оберна, — сказал он. — Я не успокоюсь до тех пор, пока его тело не будет найдено и погребено так, как полагается. Его дух будет вечно преследовать меня, если его сожрут мерзкие твари Зловещей Трясины.
Касаи кивнул.
— Это и мне не давало покоя, вождь, — признался он. — Я так тревожился, что даже не смог внимательно прочесть договор ренделского принца. И все же в исчезновении Оберна есть что то непонятное…
— Мы знаем, что он был атакован и упал и что, несмотря на все наши старания, мы не смогли его отыскать. Что еще нам нужно знать? Пора воспользоваться Барабаном Духов.
Магический инструмент всегда был при Касаи, и Барабанщик Духов сразу начал тихо постукивать по его поверхности. Он искал, он прощупывал, он посылал вдаль мысль…
…и нашел Оберна.
— Он жив, предводитель! — сообщил щуплый Касаи главному вождю. — Конечно, он не остался невредимым, но он жив.
Предводитель Морских Бродяг молча кивнул, но Касаи знал, что бесстрастность далась Снолли огромным усилием воли.
— Что еще?
— Я попытаюсь увидеть для вас, вождь, хотя плавать в этих водах очень опасно. Его охраняет какая то таинственная сила, я с такой никогда прежде не встречался.
— Поскольку я — твой предводитель и во имя той любви, которую ты ко мне питаешь, Увидь все, что сможешь, Барабанщик Духов. Я должен знать.
Касаи снова послушно прикоснулся к поверхности барабана. Тихий звук увлек его в глубину чар, которыми он не вполне управлял. Касаи оказался в том месте, где время и границы реальности не имели особого значения. Он начал монотонно напевать под свою дробь.
— Он лежит на древесной постели, и приходит женщина. Кто то защищает его.
— Женщина?..
Снолли поспешно зажал рот рукой, понимая что не должен прерывать Барабанщика Духов, когда тот находится в трансе.
Однако Касаи настолько глубоко ушел в свои грезы, что ничего не заметил.
— Защита, защита. Я не знаю какая и где. Скоро он будет лежать в доме, который не дом, в городе, который не город, на земле, которая не земля. Кто то ищет его. Человек света, за которым идет человек тьмы.
— Но он в безопасности?
— В безопасности. Пока. Но что будет потом… Человек света ему не друг.

Ясенке нужно было подумать о том, что мужчина, которому она помогает, может все таки оказаться тем, кто убил Кази. Правда, между этими двумя были некоторые различия — например, одежда из гибкого металла. Раненый мужчина ничего поверх нее не носил, хотя это могло и не иметь особого значения. Девушка с любопытством рассмотрела металлическую рубаху. Это не была туника: рубаха перекрещивалась впереди и закреплялась с помощью широкого кожаного ремня. Гибкость металлу придавали мириады крошечных колец, переплетенных между собой. Это были доспехи, не такие, с какими Ясенка была знакома и которые изготавливались из черепаховых пластин, но тем не менее доспехи. Ясенка поняла, что такая рубаха может служить хорошей защитой даже от ножей и копий. Или от того длинного металлического оружия, которое она нашла в зарослях.
Мужчина застонал. Он снова начал приходить в себя. На этом месте, у подножия скал, задерживаться не следовало. Возможно, с ее помощью он сможет идти. Тогда, если им повезет, они доберутся до убежища Ясенки, в дом на острове. Там они будут в безопасности.
Девушка была очень рада, что настроила свой указатель пути на остров. Возможно, обратная дорога окажется более легкой.
— Пойдем, незнакомец, нам надо уйти туда, где мне будет легче за тобой ухаживать, — сказала она воину.
Он непонимающе воззрился на нее, однако Ясенка почему то не подумала, что он не понимает ее слов. Скорее, его взгляд был взглядом ребенка. Наверное, дело было в ране: удар по голове вышиб из него весь разум. По крайней мере, на время.
— Ты скоро придешь в себя, но сейчас ты должен идти со мной.
С этими словами она взяла мужчину за руку и помогла ему встать. Он подчинился, не протестуя: девушка с облегчением поняла, что в таком состоянии он будет ее слушаться.
Однако когда Ясенка попыталась отыскать более простой путь на остров, ее ждало разочарование. Со всех сторон их окружали непроходимые заросли, затхлые омуты и топи, где их бесследно засосало бы. Она со вздохом повернула на тропу, по которой пришла. Как они справятся с переходом по камням, она понятия не имела.
С ее помощью мужчина выбрался на то возвышение, с которого она нашла расщелину в скале рядом с провалом, в который уходила Пограничная река.
— Туда, — сказала она, указав своему спутнику направление.
Он кивнул. Это было добрым знаком — первым признаком того, что он поправится. Похоже, он не только хорош собой (в этом Ясенка вынуждена была себе признаться), но и необычайно силен и вынослив. В том, что красивее него она мужчин не видела, сомневаться не приходилось. Однако она тут же напомнила себе, что он вообще первый иноземец, лицо которого она смогла как следует рассмотреть. Ей очень хотелось надеяться на то, что он — не тот, кто убил Кази. Ясенка не знала, что будет делать, если окажется, что он способен на такое гадкое дело.
Они шли так, чтобы река оставалась справа от них. Время от времени Ясенка смотрела на свой указатель пути, чтобы не пропустить место, где нужно будет повернуть в глубь Трясины. А потом она краем глаза уловила какое то движение — и моментально спряталась за высокими папоротниками, которые в изобилии росли по всей Трясине. Своего спутника она потянула за собой. Ясенка прижала палец к губам, давая ему знак молчать, и он ее послушался.
Кто то переходил вброд Пограничную реку — похоже, в этом месте она была совсем мелкой. Ясенка осторожно подняла голову и чуть развела листья папоротника, чтобы наблюдать за происходящим.
И едва удержалась, чтобы не вскрикнуть.
Вот тот человек, которого она уже видела. Она узнала его блестящее металлическое одеяние, яркий тканый плащ, окружающее его свечение, туман, окутавший голову… За ним следовали еще несколько человек в похожей одежде.
Ясенка похолодела — и одновременно почувствовала глубокое облегчение. Значит, человек, которому она пришла на помощь, — не тот, кто убил Кази. Девушка повернулась и порывисто сжала его пальцы. Он посмотрел на нее широко открытыми непонимающими глазами, но ответил на пожатие.
Однако облегчение Ясенки тут же сменилось почти паническим страхом. Почему тот человек, убийца, снова возвращается в Трясину? И что будет, если он нападет на ее след? Она наблюдала за ним и его спутниками, пока те не исчезли в зарослях. Если удача ей не изменит, отряд пойдет не в том направлении, куда собирается идти она сама. А если все таки ему придется идти туда же, просто из за того, что по Трясине не пройти иначе, то остается лишь надеяться, что непрошеные гости будут производить столько шума, что ничего не услышат. А заодно распугают всякое опасное зверье.
Теперь Ясенка преисполнилась решимости помочь своему спутнику.

Королева Иса провела в постели целую неделю: она была настолько больна, что даже встать не могла. Мастер Лорган, главный королевский врач, много раз пытался подобрать для нее подходящее лекарство, но ничто не помогало. В конце концов королева прогнала его, сказав, что время ее исцелит.
Наконец Иса с трудом поднялась с постели и, пытаясь хоть немного улучшить собственное настроение надела свое любимое платье из темно зеленой тафты с кремовыми вставками, богато украшенное кружевом и вышивкой. Одного взгляда в зеркало оказалось достаточно, чтобы убедиться в том, что, несмотря на усталость, ее внешности не слишком повредили события той ужасной ночи. Но вот голод… Хотя в течение всего времени болезни Иса поглощала невероятное количество пищи, она все еще хотела есть! Она встревожено осмотрела себя еще раз — на этот раз пытаясь подметить признаки надвигающегося ожирения. Но ничего такого не обнаружила: возможно, она даже немного похудела по сравнению с тем, какой была, перед тем как предпринять… то, что привело к встрече с трясинной ведьмой Зазар и незаконнорожденным ублюдком ненавистной соперницы. Иса не могла заставить себя произнести имя той девицы — даже мысленно.
Она приказала подать ей завтрак. Когда поднос принесли, она съела все, что на нем стояло, — даже допила несколько последних капель сливок из кувшинчика, поданного, чтобы сдобрить овсянку, приправленную медом и пряностями. А потом вытерла тарелку корочкой хлеба.
Иса понимала, что ей следует пойти и посмотреть, в каком состоянии находится король. Кто знает, насколько хуже ему стало за то время, пока она лежала больная? Ее отнюдь не радовала предстоящая встреча. Не будь час столь ранним, она даже заранее подкрепила бы силы вином.
Впервые в жизни королева Иса хоть немного поняла своего мужа и сына — но такое прозрение принесло с собой только презрение.
Пусть себе потакают своим слабостям, с пренебрежением подумала она. Она, Иса, королева Рендела, первая жрица Сантиза, сильнее, чем они оба. Никакие случайности, никакие последствия магии не заставят ее остановиться. По крайней мере, надолго.
Она задержалась, чтобы убедиться в том, что ее туалет полностью завершен и ее внешность сможет заставить замолчать всех, кто начал распускать слухи о том, будто она больна или некомпетентна и в качестве регента ее следует заменить Флорианом. Последняя деталь. Духи. Ее рука потянулась было к излюбленному флакону с пряным ароматом, но неожиданно Иса передумала. Она выбрала те духи, которые давным давно подарил ей Борф, с нежным цветочным запахом. Цветок алдисы. Ей они никогда не нравились, но зато король всегда питал к ним слабость. А потом Иса отправилась в покои Борфа, расположенные в другом крыле замка.
Спальню Борфа наполняли обычные прихлебатели, падальщики, надеющиеся оказаться свидетелями последних мгновений жизни короля. Кроме них, тут были врачи и слуги. Иса отметила про себя, что все эти люди чуть ли не поселились в королевских апартаментах — даже еду им приносили сюда, чтобы они могли не пропустить ни секунды из того, что происходит с королем Рендела. Мастер Лорган поднял голову — и его лицо осветилось улыбкой.
— Вы доказали, что вы — лучшая целительница, нежели я, — сказал он. Казалось, в его голосе слышится искренняя радость. — Однако я уверен, что нашему монарху не хватало вашего присутствия. Пожалуйста, подойдите и порадуйте его так же, как ваше появление радует всех нас.
С поклоном врач посторонился, открыв проход к кровати, на которой лежал Борф. Глаза короля были закрыты. На нем была свежая сорочка, а на столике по соседству стоял тазик с водой: все говорило о том, что утренний туалет короля только что завершился. Казалось, Борф пребывал почти в беспамятстве, и дыхание его было тяжелым.
— Король спит? — спросила Иса.
— Он отдыхает. Думаю, его утомляет присутствие в спальне такого количества людей.
— Тогда отошлите их прочь, — сказала она негромко, но так, чтобы ее слышали окружающие. Она обвела их властным взглядом. — Разве вы не понимаете, что мешаете королю?
Собравшиеся начали неохотно расходиться. Когда все они были уже у двери, а у королевского ложа остались только мастер Лорган, его помощник и камердинер короля, Иса поднялась на возвышение, на котором стояла кровать. Она склонилась над Борфом, и аромат ее духов поплыл над постелью.
Король открыл глаза и устремил на Ису невидящий взгляд. А потом вялые губы чуть растянулись в улыбке. Борф сделал глубокий свободный вдох и негромко заговорил:
— Алдита… Алдита, любимая… Ты ко мне вернулась! Я по тебе скучал.
Потрясенная до глубины души, Иса отшатнулась и с трудом овладела собой. Как ни отвратительно было это заблуждение Борфа, с его помощью можно выяснить немало важных и полезных сведений… если она проявит достаточно хитрости. Не следовало удивляться тому, что король плохо соображает: его физическое состояние легко объясняло подобный бред. Но что заставило Борфа принять ее, законную королеву, за ту ненавистную шлюху из Дома Ясеня? Что изменилось по сравнению со множеством предыдущих ее визитов к его одру? И внезапно Иса поняла. Духи! Похоже, то были ее духи. Ну, конечно! Цветы алдисы — синие, и это цвет Ясеня. И Борф подарил эти духи ей, своей супруге… может быть, для того, чтобы ночью она напоминала ему…
Иса с трудом подавила желание схватить со столика влажную губку и стереть с кожи ненавистную вонь.
Вместо этого она заставила себя снова наклониться к постели и даже обратиться к королю тихим и ласковым голосом:
— Да, это я, твоя любимая, — сказала она и наклонилась ниже, чтобы поцеловать Борфа в лоб и заставить снова ощутить запах этих духов.
— Тебя так давно не было со мной. Почему ты исчезла так надолго? — спросил он.
— Я вернулась. Ты… ты хочешь что то мне сказать?
— Только то, что я тебя люблю. И всегда буду любить. Ах, если бы только я встретил тебя первой!..
— То?.. — спросила его Иса. Это слово чуть не застряло у нее в горле. Значит, между ними, между Борфом и Алдитой, было нечто большее, чем просто совокупление ради удовлетворения животной страсти Борфа? Она заставила себя не думать об этом. — То что?
— Все было бы по другому! Но я пытался тебя защитить. Ты ведь это знаешь, правда?
— Конечно. Я бежала, опасаясь твоего гнева и ревности…
— Никогда! — Он даже приподнялся на подушках. — Тебя преследовали, но то был не я. Разве ты забыла? — Тут он открыл глаза шире, и его взгляд стал более осмысленным и сфокусированным. Он смотрел на нее — и наконец узнал. — Иса! — произнес он с горечью.
— Да, это я, Иса, твоя королева, — ответила она с не меньшей горечью. — И по закону твоя супруга. Твоя любимая, а не та шлюха, с которой ты совокуплялся чуть ли не на моих глазах.
Борф ничего не ответил: он только снова закрыл глаза и отвернулся.
Подавив желание бросить его в таком состоянии, в каком нашла, королева все таки заставила себя исполнить ритуал Великих Колец. А потом чуть ли не бегом покинула апартаменты короля. Вся ее усталость и болезнь были забыты из за настоятельной потребности вернуться к себе и уничтожить ненавистные духи, которые вывели Борфа из ступора — все, до последней капли.

Ясенка и сама не знала, как им удалось добраться до развалин на острове. Отчасти она объясняла это тем, что таинственный иноземец убийца со своим отрядом выбрал другую тропу, ведущую на север: это позволило ей быстрее довести своего подопечного до того места, которое она уже начала считать своим домом. День уже клонился к вечеру, когда они наконец доковыляли до здания. Огонь погас, и в помещении было сыро и неприветливо.
Ясенка устроила незнакомца на куче циновок, а потом взяла несколько черных камней и разожгла огонь. Как только воздух немного согрелся, она попыталась распустить одеяние своего подопечного. Несомненно, в металлической рубашке лежать было не слишком удобно. Ей удалось избавить беднягу от странной одежды, распустив ремень, стягивавший его талию: после этого края рубашки удалось вытянуть из под его спины. Свернув рубашку, Ясенка убрала ее вместе с длинным ножом, а потом быстро наложила лубки на сломанную руку.
С сапогами у нее возникла новая проблема. Наверное, существовал какой то особый способ их снять, однако ей он не был известен. Ей пришлось оставить раненого обутым, хотя она и понимала, что к утру его ноги из за этого должны совсем онеметь. К ее величайшей радости, из теней вышла Вейзе. Похоже было, что крошечная зверюшка дожидалась ее здесь — и теперь устроилась поблизости, сев столбиком и потирая передние лапки. А потом подошла ближе и принялась обнюхивать рану на голове незнакомца.
— Дай я ее как следует промою сначала, — сказала Ясенка.
Она начала копаться в своем дорожном мешке, извлекая оттуда пакетики с травами. Потом набрала в котелок немного воды, добавила туда щепотку того и пригоршню этого, поставила котелок на огонь. Когда снадобье настоялось, Ясенка обмакнула в него тряпку и начала смывать кровь пропитавшую красновато золотые волосы иноземца. К своему немалому облегчению, она увидела что сама рана оказалась не слишком глубокой (тут она напомнила себе, что раны головы всегда очень обильно кровоточат), хотя шишка на лбу воина была размером с яйцо кустарниковой курочки. Едва Ясенка закончила промывать рану, как Вейзе подошла совсем близко и, присев рядом с раненым, стала ощупывать шишку своими лапками. Ее прикосновение оказалось настолько нежным, что иноземец даже не застонал, хотя, пока Ясенка промывала ему рану, он негромко покряхтывал.
— Мне и правда кажется, что он поправится, — сказала Ясенка, обращаясь к Вейзе.
Она перевязала голову незнакомца полоской чистой ткани, вылила из котелка травяной настой и снова наполнила его водой, собираясь приготовить укрепляющий отвар. Когда отвар был готов, она напоила раненого. Тот послушно все выпил и крепко заснул.
Утомленная трудами и страхом столкнуться с другими иноземцами, Ясенка устроилась на другой груде циновок. Она решила, что позволит себе поспать немного. От усталости есть ей не хотелось, однако она насыпала Вейзе немного дорожной смеси, которая так нравилась малышке. Ясенка протянула руки, надеясь, что Вейзе придет согреть ее, как она делала это раньше, но, похоже, та была намерена остаться рядом с иноземцем.
— Хорошо, — сонно пробормотала Ясенка. — Ты пока подежурь около него, а потом я тебя сменю
А потом она укрылась куском тростниковой ткани и заснула.
Ее разбудил мужской голос — громкий и явно полный гнева.
Это был иноземец, выбравшийся из под циновок, сбившихся во время его беспокойных метаний. Он сорвал с головы повязку, недоуменно посмотрел на нее — и отбросил в сторону. Указывая пальцем на Ясенку, он что то выкрикнул. Девушка едва понимала одно слово из трех: похоже, он считал ее виновной в его ранении.
— Нет нет! Это не я! — возразила она, поспешно вставая со своего ложа и направляясь к нему. — Ты упал…
Но он уже бежал к двери, за которой сгустились сумерки, и притом так быстро, что она едва за ним успевала. Судя по его походке, предположения Ясенки относительно отекших и онемевших ног оправдались. Она побежала за своим подопечным и успела увидеть, как он забрался на полуразрушенную стену. И, выпрямившись, шагнул вперед. Один из камней сдвинулся у него под ногой, и на глазах ужаснувшейся Ясенки мужчина снова упал. Раздался глухой стук: голова незнакомца опять ударилась о камень.
Не сомневаясь в том, что на этот раз он убился, Ясенка бросилась к нему.
— Нет, он еще дышит, — успокоила она себя и Вейзе, которая примчалась следом.
Нужда придала ей силы. Каким то образом девушка сумела снова втащить мужчину в их убежище. Там она подбросила в огонь горючих камней и осмотрела рану на голове несчастного иноземца. Травяная смесь уже успела оказать заживляющее действие, и каким то чудом при новом ударе рана не открылась. И лубки тоже оказались на месте.
Но теперь у него на голове появилась вторая шишка, еще больше первой. Губы раненого посинели дыхание стало затрудненным.
«Если бы здесь была Зазар!» — отчаянии подумала Ясенка.
Ее наставница знала бы, что следует делать.
Девушка всю ночь сидела рядом с раненым. А потом, опасаясь, что он умрет еще до наступления утра, она решилась на отчаянный шаг. Если Зазар к ней не приходит, тогда она сама отправится к Зазар!
Впервые в жизни Ясенка надумала сознательно прибегнуть к волшебству. Она собрала имевшиеся у нее ингредиенты и, полагаясь на обоняние, отыскала недостающее в запасах Зазар; потом составила смесь, которую изредка в ее присутствии использовала знахарка, и растворила ее в воде. А потом, надеясь, что напиток приготовлен без ошибки, она выпила его.
Комната вокруг нее растворилась и исчезла, и Ясенка увидела перед собой столб огня, в котором стояла Зазар.
— Зазар! — воскликнула изумленная Ясенка.
Что случилось? Казалось, Зазар не может двигаться. Ей следовало бы корчиться в пламени от нестерпимых мук, однако она выглядела лишь слегка раздосадованной.
— Мне следовало бы догадаться, что тут понадобитесь вы обе, — сказала Зазар.
Только тут Ясенка заметила, что рядом с ними находится еще одна женщина, облаченная в невероятно красивый наряд. Ясенка изумленно посмотрела на нее.
— Ну, давайте, — Зазар протянула одну руку Ясенке, а вторую — прекрасной незнакомке.
Девушка без колебаний взяла знахарку за руку, а спустя мгновение женщина взялась за вторую руку. А потом Зазар вышла из огня, и он погас у нее за спиной.
— Полагаю, вам следует знать имена друг друга, раз вам суждено рано или поздно встретиться во внешнем мире. Иса, это Ясенка. Ясенка, это Иса.
Не успела Ясенка рассказать Зазар о проблеме, заставившей ее искать связи со знахаркой, как уже снова очутилась в полуразрушенном здании на острове.
К ее глубокому изумлению, незнакомец пришел в себя и теперь пытался сесть. Она бросилась к нему.
— Нет, не надо! Тебе рано вставать!
Он посмотрел на нее совершенно ясными глазами. Хотя второй удар чуть было не стоил ему жизни, похоже, он вернул ему разум. Потом незнакомец заговорил, и Ясенке снова удалось понять достаточное количество слов, чтобы уловить смысл.
— Это ты меня ударила? — спросил он, осторожно дотрагиваясь до быстро заживающей раны и большой шишки с другой стороны.
Ясенка рассмеялась, удивляясь тому, что еще способна на это.
— Нет. Я тебя спасла.
Прибегая к помощи жестов и повторяя слова по несколько раз, пока он не начинал их понимать, девушка рассказала ему, при каких обстоятельствах он упал со скалы.
— А! Птицы! Да, теперь я вспомнил. Я решил что погиб.
— И ты почти себя убил, когда упал во второй раз, совсем недавно.
— Я не понимал, где я. А ты сидела и не двигалась.
— Да. — Ясенка решила не объяснять ему, что именно произошло. Возможно, она сделает это позже. — Я — Ясенка, — сказала она, указывая на себя. Она огляделась, надеясь увидеть Вейзе, но крошечное существо куда то исчезло.
— Оберн, — сказал он, указывая на себя. — Ты здесь живешь?
Ей было проще согласиться, чем объяснять, какие события привели ее на остров.
— Да.
— Я из Морских Бродяг. Мне нужно идти домой, потому что мой отец уже считает меня мертвым.
Она понятия не имела, где его дом. Несколько мгновений они сидела молча. Ясенка чувствовала себя довольно глупо и не знала, что делать дальше.
Ее размышления прервал раздавшийся снаружи шум. Она повернулась и увидела на дверной занавеси блики огня.
— Жди здесь, — приказала она Оберну, на всякий случай сопроводив свои слова выразительным жестом.
Он кивнул.
Девушка осторожно подошла к занавеси и чуть ее отодвинула. Огонь продолжал гореть, но казался очень далеким. Все еще тревожась, она вышла наружу и осмотрелась. Ничего не увидев, сделала еще шаг вперед.
Что то зашуршало и упало ей на голову, придавив своим весом. Она узнала ловчую сеть, однако это орудие оказалось гораздо более тяжелым, чем те, которые изготавливались трясинным народом. Но Ясенка все равно забилась, пытаясь высвободиться. Двое мужчин вышли из темноты и, набросив на нее веревки, крепко ее связали.
А потом в поле ее зрения возникла еще одна фигура.
— Наконец то я тебя поймал, трясинная фея, — произнес мужчина. Его лицо скрывал туман, но Ясенка все равно узнала в нем того, чьего лица ей не удалось рассмотреть в том ужасном месте, где погибла Кази. — Ральз, проверь, есть ли кто то внутри.
— Нет, там никого нет! — крикнула Ясенка.
Но они все равно вошли внутрь и вскоре вернулись с Оберном, связанным, как и она сама. А потом отряд вынес их к знакомому ей причалу, где стоял плот. Их бросили на плот — и погнали его шестами от острова.

20

Леди Маркла была весьма довольна собой. Ей удалось не только обмануть всех придворных Ренделшама, но и совершенно очаровать Харуза. А ведь Харуз несомненно был самым привлекательным и завидным мужчиной при дворе. Она переехала в его городскую резиденцию, а теперь уже серьезно обдумывала предложение погостить у него в Крагдене. Конечно, в этом приглашении не было ничего, что можно было бы счесть нарушением приличий: ведь Маркла была дальней родственницей лорда Харуза, а среди родни такие приглашения были делом обычным.
Ну а если впоследствии они несколько сблизятся… кто сможет помешать им спрятаться от глаз прислуги и тайно проверить, какое продолжение могут иметь эти нежные чувства? Таким тоже никого не удивишь в Ренделшаме.
И при этом Маркла будет усердно выполнять свои обязанности по отношению к королеве. Вот уж кто по настоящему опасен! С Исой никогда нельзя забывать об осторожности. Имея столько доводов «за» и ни одного «против», Маркла решила принять любезное приглашение Харуза. Однако об этом следовало оповестить королеву.
Направляясь в покои Исы, Маркла имела неудовольствие встретиться с принцем Флорианом. Хорошо хоть тот выглядел не таким пьяным, как обычно. К сожалению, это ничуть не отразилось на его манерах.
— О прелестница! — Принц преградил дорогу Маркле, уперев руку в стену. — Чем ты занимаешься в этот чудесный день?
— Ничем, ваше высочество, — ответила она. — Я иду к вашей матушке, ее величеству королеве.
— Значит, она вызвала тебя к себе?
Маркла не стала отвечать.
— Может, ты предпочтешь вместо этого провести часок в моем обществе?
— Мои предпочтения тут ни при чем, ваше высочество, — сказала она. — А теперь пропустите меня, пожалуйста. Ее величество будут недовольны моим запозданием.
— Твои предпочтения ни при чем, а вот мои — при чем. Если я признаюсь, что предпочитаю, чтобы ты пошла со мной, что скажешь? Или проехалась бы со мной верхом, а? — Он облизал и без того влажные губы. — Это удачная мысль! Как бы я проехался верхом на…
— Прошу вас, ваше высочество! Вы забываетесь.
— Не притворяйся невинной девицей, Маркла из Валваджера. Известия о твоей подмоченной репутации тебя опередили. Но думаю, что даже ты могла бы кое чему у меня научиться, если бы только…
Маркла воспользовалась представившимся ей шансом и поднырнула под преграждавшую ей путь руку принца.
— Королева… мой долг… — пролепетала она, бегом устремляясь к безопасности, которую обещала ей дверь в покои королевы.
— Ну что ж, тогда можешь кое что передать госпоже моей матушке! — крикнул он ей вслед. — Скажи ей, что я добьюсь, чтобы ее перестали пускать в спальню моего отца! При дворе все знают, что это она поддерживает в нем жизнь…
Но Маркла поспешно закрыла за собой дверь, заглушив последние слова принца Флориана. Она привалилась к створке и закрыла глаза, пытаясь успокоиться.
— Входите, Маркла, — пригласила ее королева. — Вижу, вы только что побеседовали с моим сыном.
— Да, — с горечью подтвердила Маркла.
— Ну, так побудьте здесь, со мной. Мне сообщили, что вы с графом Харузом стали добрыми друзьями.
Маркла подумала, что не особенно нужна королеве: у Исы и без того хватало шпионов и доносчиков.
— Действительно, — ответила она. — Мы много времени проводим в обществе друг друга. Когда он не ездит на охоту.
— Ну, полагаю, вы смогли бы убедить его больше времени проводить дома, если захотели бы.
— Он пригласил меня погостить в Крагдене.
— Это должно бы заставить его больше внимания уделять своему дому.
Маркла отметила про себя, что королеву ее сообщение нисколько не удивило. Следовательно, она знала о нем заранее.
— Значит, вы не будете возражать, если я отправлюсь туда в качестве гостьи?
— Конечно не буду! Ведь, в конце концов, он же ваш родственник, не правда ли? Ваши связи с годами ослабели, но родня есть родня. А в наши тяжелые времена друзья должны цениться особенно высоко.
— Как будет угодно вашему величеству, — сказала Маркла.
Опустив взгляд, она низко присела перед королевой. Что то носилось в воздухе… Маркле уже случалось видеть королеву в таком настроении, и всегда оказывалось, что та что то замышляет — что то, не слишком приятное для других. Маркле хотелось надеяться, что на этот раз планы королевы не направлены против нее. Ей не хотелось бы скрестить с Исой оружие.
— И к тому же крепость Крагден видна из моей башни — ведь она расположена в самом начале нашей долины. До нее всего час неспешной езды, если вам захочется приехать со мной повидаться. — Иса улыбнулась, а Маркла едва удержалась, чтобы не вздрогнуть. — Подумать только: если бы у меня была трубка дальновидения, я смогла бы заглядывать к вам в окно!
«Или ты можешь отправить ко мне то существо, которое себе подчинила, — подумала Маркла. — То, которое ты считала невидимым в его обтянутой шелком корзинке. Только я о нем знаю. Да, знаю!» Но вслух она только произнесла:
— Я всегда к услугам вашего величества.
Иса снова улыбнулась.
— Конечно. Я в этом не сомневаюсь. А теперь подойдите и помогите мне. Как видите, я читала. Некоторые из этих книг надо вернуть в книгохранилище Великого Собора. Это я могу доверить далеко не каждому: книги очень древние и ветхие. И, что самое главное, они очень ценные.
Маркла кивнула. Значит, королева снова занималась магией. Казалось бы, Исе следует извлечь урок из той ужасной ночи… Маркле тогда показалось даже, что королева убьет себя… Она до сих пор помнила покалывание силы, что текла через ее руки, лежавшие на плечах у королевы. А потом, когда Иса пошатнулась и упала и Маркла едва успела ее подхватить… Нет, заниматься подобными вещами крайне неразумно! Маркла начала складывать указанные ей книги в стопку, чтобы потом уложить в корзинку и отнести в Собор. Но одна из книг выпала у нее из рук, и ей пришлось за ней наклониться.
Книга раскрылась на цветной иллюстрации, и заинтригованная Маркла перевернула пару страниц. И тут же удивленно замерла.
— Этот рисунок мне знаком! — воскликнула она.
— Какой, дитя? — спросила королева.
Она повелительно вытянула изящную руку, и Маркла передана ей книгу, показывая, что именно привлекло ее внимание.
— Вот этот. Он очень похож на тот, который Харуз недавно очень внимательно рассматривал в одной из своих книг. — Маркла посмотрела на корешок книги. — О, оказывается, это экземпляры одного и того же текста! Как бы то ни было, его внимание привлек вот этот рисунок.
Обе женщины посмотрели на раскрытую страницу. На ней было очень подробное изображение броши. Золотой обруч вокруг золотого же пламени, охватывающего синий корабль. Тут не было никакого девиза, хотя место для него было оставлено, и никакого объяснения происхождения рисунка.
— Любопытно, — небрежно заметила королева.
Закрыв книгу, она вернула ее Маркле, всем своим видом показывая, что нисколько не заинтересовалась услышанным. Однако самая жизнь Марклы зависела от способности правильно оценивать мысли, настроения и поступки тех, кто ее окружал, — и сейчас все ее инстинкты требовали, чтобы она не дала себя провести. А в том, что королева именно хочет ее обмануть, Маркла не усомнилась ни на секунду. Иса знала об этом рисунке куда больше, чем готова была признать.
Маркла решила раскрыть эту тайну. Сейчас, живя в городском доме Харуза, она пребывала в относительной безопасности; а перебравшись в крепость Крагден, и вовсе сможет избегать Флориана. А заодно окажется вдали от зорких глаз королевы, и рано или поздно получит возможность заняться расследованием. Но пока она кротко и послушно собрала книги, которые следовало вернуть в книгохранилище Собора.

Ясенка подняла голову и прислушалась. Оказалось, что ее бросили неподалеку от Оберна. Девушка хорошо знала, что теперь все они превратились в легкую добычу для трясинного народа — пусть даже те, кто их захватил, об этом не подозревали. Плот был медлительным и неуклюжим, тогда как примитивные лодки трясинного народа быстро и ловко носились по извилистым протокам.
А потом Ясенка с изумлением увидела, что мужчина, голову которого окутывал туман, сделал нечто такое, что, похоже, повысило их шансы на спасение. Он взял какой то мешок и, воспользовавшись прикрепленной к нему тростниковой трубкой, всосал часть его содержимого. А потом выдул странный порошок на воду позади плота. Подняв голову чуть выше, девушка наблюдала за тем, как порошок превратился в маслянистый налет на поверхности воды.
— Огонь, Эгерн, — приказал иноземец.
Один из солдат достал уголек из накрытого крышкой горшка и бросил его на маслянистую пленку. Она мгновенно вспыхнула. Если бы охотники Трясины и попытались преследовать отряд, им пришлось бы дожидаться, пока погаснет огонь.
Иноземцы переплыли полосу открытой воды, окружавшую остров с развалинами города, и завели плот в протоку, которая была настолько хорошо скрыта водной растительностью, что Ясенка не заметила ее тогда, когда они с Зазар плыли к острову. Здесь вода была неспокойной, ее поверхность бурлила от движений опасных глубинных тварей.
— Водяные! — заметил солдат по имени Эгерн. — Еще огня, милорд?
— Да. Выдай им щедрую порцию.
Эгерн принял из рук окутанного туманом командира мешок и трубку, выдул в воду новую порцию порошка. Но несмотря на огонь, который пылал так близко, что его языки лизали край плота, солдатам с шестами пришлось прокладывать путь сквозь плотную массу подводных чудовищ. А потом сквозь рев пламени, на фоне криков солдат и умирающих водяных Ясенка услышала бой барабанов. Ей показалось, что он доносится с той стороны, куда они направлялись.
— Хорошо, что эта протока не слишком длинная, — сказал Ральз. Он усердно работал шестом. — Вот и река. Теперь осталось только ее пересечь — и мы почти дома.
— Угу, вот только порошок почти закончился, — откликнулся Эгерн.
Он продолжал держать мешок, и Ясенка увидела, что его бока сильно опали.
— Впереди опасность, — объявил командир. — Внимание! Там всего лишь трясинные охотники, но позаботьтесь о тех, кто у нас на борту.
В эту минуту плот зашуршал по дну, и не успели иноземцы выйти на берег, как на них набросились трясинные люди. Со всех сторон Ясенка слышала крики, хрипы и удары мощного оружия иноземцев по панцирям трясинных воинов. Время от времени дубинка одного из трясинных охотников гулко ударяла о броню иноземца или слышался всплеск, иногда сопровождающийся криком: кто то падал в реку, где осмелевшие водяные, которых к тому же раздразнил запах крови, выскакивали из оставшейся позади протоки. Два раза на Ясенку чуть было не наступили, и она слышала, как застонал Оберн, на которого кто то налетел. Снова затрещал огонь — Ясенка решила, что на это ушел остаток порошка, — и люди завопили от боли.
А потом сражение закончилось. Оставшиеся в живых трясинные воины забирались в свои лодки и спешили отплыть, пока их суденышки не загорелись. Они продолжали кричать и размахивать оружием. Кто то метнул копье, и оно вонзилось в плот между Ясенкой и Оберном, которые вынуждены были лежать, словно связанные утки. Один из иноземцев вырвал копье и с проклятьем послал его в своего противника. Еще один крик сообщил Ясенке, что копье попало в цель.
— Мы вам попомним, иноземцы! — донеслась из темноты угроза. Ясенке показалось, что она узнает голос Джола. — И тебе, иноземское отродье, тоже! Мы все запомнили! И Трясина это вам так не оставит, нет!
Еще один отряд иноземцев вышел из зарослей. Они были вооружены изогнутыми палками, бросавшими маленькие острые копья, — и воспользовались этим оружием, чтобы прикрыть людей с плота, дав им высадиться на землю. Окутанный туманом человек заметил любопытный взгляд Ясенки.
— Это называется «лук», — объяснил он. — А летящие орудия называют стрелами.
— Я и сам мог бы тебе это сказать, — проворчал Оберн.
Мужчина взмахнул рукой, и двое его подчиненных схватили Оберна. Он хрипло дышал, терпя посыпавшиеся на него удары, но молчал.
Мужчина снял с головы блестящий металлический обруч, и на глазах у Ясенки овал света на нем начал угасать. С исчезновением света рассеялся и туман, окутывавший голову незнакомца. Ясенке невольно пришло в голову, что этот мужчина еще более красив и привлекателен, чем Оберн.
— Я — граф Харуз из Крагдена, аристократ Рендела, — вежливо представился он Ясенке. — И еще, я тот, кто вас спас.
С губ Ясенки готовы были сорваться всевозможные возражения: она не нуждалась в спасении, в любом случае ей не нужно, чтобы ее спасал убийца, она не просила о помощи… Однако осмотрительность заставила ее промолчать.
— Я — Ясенка, — сказала она.
На секунду ей показалось, что Харуз удивлен.
— Значит, мое предположение было правильным, — произнес он едва слышно, а потом поклонился и добавил громче: — Трясина подарила мне воистину нечто драгоценное. Новая жизнь ждет вас, леди. Я смиренно благодарю судьбу за то, что именно меня боги сочли достойным, чтобы вывести вас в новый мир.
И тут, несмотря на все ее усилия, Ясенка вспылила.
— Вы сочли нужным вторгнуться в мой дом? Вы сочли нужным поймать меня и моего спутника в сети, словно диких зверей?
— Я вам не враг, леди Ясенка, — отозвался Харуз. — Со временем вы это поймете. Все, что я сделал, было сделано для вашего блага пожалуйста, поверьте.
— Если вы мне не враг, — сказала Ясенка, прилагая все силы к тому, чтобы у нее не дрожал голос, — тогда почему вы убили ту, которая была в услужении моей наставницы?
— Кого? Кто то был убит?
— Я это видела! Старуха, калека. Мужчина — такой же, как вы, окутанный туманом, убил ее ударом кулака.
— Я не воюю с женщинами, даже с женщинами трясинного народа.
— И все же я это видела, — упрямо повторила Ясенка.
— Не я один имею способность ходить, укрываясь туманом. Спросите Зазар. Повторяю, миледи: я вам не враг.
Упоминание имени Зазар было для Ясенки неожиданностью. Похоже, она встретилась с одним из тех иноземцев, которые искали у Зазар знаний. И то, что он сказал, вполне могло оказаться правдой. Девушка заставила себя говорить спокойнее.
— Тогда почему я до сих пор связана? И мой спутник тоже?
— Это нетрудно исправить.
Повинуясь жесту Харуза, двое солдат подошли ближе и освободили Ясенку и Оберна от пут.
Секунду она опасалась, что, несмотря на сломанную руку, Оберн попытается сражаться и что люди Харуза его убьют, завершив то, чего не смогли сделать два ужасных падения. Однако ее подопечный, похоже, был достаточно сообразителен, чтобы оценить, насколько ситуация ему не благоприятствует. Он стоял спокойно, растирая запястья, затекшие от тугих веревок, и ожидая, что будет дальше.
А дальше были лошади: еще одно животное, о котором Ясенка слышала, но которого никогда прежде не только не трогала, но даже и не видела. Их с Оберном посадили в седла этих громадных, страшных зверей, и они направились в место, которое, как сказал ей Харуз, называлось крепостью Крагден.

— Приехал ручной пес этого хлыща, — сообщил главному вождю Снолли недовольный Касаи. — Он хочет узнать насчет того договора.
Снолли поднял голову от кипы записей, которые он просматривал, и попытался понять, о чем ему говорит Касаи. Наконец он высказал предположение:
— Ты говоришь о переводчике принца Флориана.
— О ком же еще!
— Вели ему… Нет, очень вежливо пригласи его войти. — Снолли невесело улыбнулся. — По крайней мере, теперь мне есть куда его посадить.
Он указал на несколько разномастных неудобных стульев, стоявших вокруг не менее грубо сколоченного стола.
Люди из Рендела, похоже, ждали прямо за дверью. Дакен с четырьмя сопровождающими вошел, едва только Касаи успел сообщить ему, что главный вождь якобы с нетерпением ждет их.
— Вождь! — проговорил Дакен. — Как приятно снова вас видеть!
— Я тоже рад видеть вас.
Снолли жестом пригласил небольшой отряд сесть за стол. Он приказал принести вина и мысленно отметил, как гости недовольны его невысоким качеством. Дакену удалось это скрыть, его спутникам — нет.
— Спасибо, — сказал Дакен. — Мы благодарны вам за гостеприимство. Не начать ли нам обсуждение, не тратя времени на красивые, но очень долгие формальности?
— Я никогда их не любил, — отозвался Снолли. — Я предпочитаю вести разговор, как мужчина с мужчиной.
— Итак, вождь, скажите мне, как мужчина мужчине, вы решили подписать договор с принцем?
— Я прошу у принца снисхождения. Время траура по моему сыну еще не закончилось. Как только оно закончится, я с небольшим отрядом приеду в вашу столицу, и там…
— Это лучше сделать здесь, вождь.
Снолли внимательно посмотрел на Дакена. «Так, — сказал он себе. — Значит, это нечто, что должно держаться в тайне и совершиться здесь, на окраине королевства. Этот человек выполняет приказ принца сделать что то такое, о чем не должна узнать королева».
— Тогда оставьте одного из ваших людей здесь, пусть он будет моим почетным гостем, — и я отправлю его в качестве посла, как только настанет момент, когда мы сможем заключить мир с вашим народом и вашим принцем, — предложил Снолли. — Если вы тревожитесь о его безопасности, можете взять с собой одного из моих людей, как гарантию его возвращения.
Дакен пристально посмотрел на Снолли, а потом кивнул.
— Я останусь, — сказал он. — Никто из моих спутников не знает ваш язык достаточно хорошо.
Снолли ответно кивнул, прекрасно осознавая, что среди них появится шпион.
— А от нас я отправлю Гарваса. Он — волнознатец, потерявший свой корабль. Он будет рад пока хоть чем то заняться.
«И к тому же, — подумал Снолли, — шпион из него будет не хуже, чем из тебя, Дакен. А может, и получше».
Прекрасно поняв друг друга, новый «гость» крепости Новый Волд и главный вождь обменялись дружеским рукопожатием.
— Позвольте мне только сообщить обо всем моим людям и взять кое какие вещи из седельных сумок.
Тем самым Дакен подтвердил, что возможность подобного поворота событий была учтена заранее. Снолли улыбнулся про себя. Эти люди считают себя гораздо умнее, чем стоило бы. Возможно, их обманули простые одежды Морских Бродяг и порой сомнительные манеры: полагаясь на эти чисто внешние признаки, ренделцы решили, что сами Бродяги не заслуживают особых усилий и легко поддадутся на обман. Ну что ж: они убедятся в том, что ошиблись. Снолли пообещал себе, что при первой же возможности очень внимательно прочтет договор. Возможно, в нем найдутся скрытые ловушки.
— Я сожалею, что вам пришлось проделать столь трудный путь понапрасну, — сказал он, выходя вместе с ренделцами к северным воротам крепости. Там их дожидались верховые лошади и вооруженный отряд сопровождения.
— Я только выполняю приказы моего принца, — отозвался Дакен.
После этого он повернулся, чтобы отдать приказы ожидавшим его людям. Снолли обратил внимание на то, что один из них вел вьючную лошадь, нагруженную теми «седельными сумками», о которых упомянул Дакен. Вождь сделал знак одному из своих людей, чтобы тот отвел животное в конюшню.
— Отнеси эти вещи в новую комнату для гостей в западной башне, — приказал он.
Его воин немедленно отправился выполнять приказ.
После этого Дакен тоже отдал своим людям приказы. Снолли разобрал достаточно слов, чтобы понять: граф велит своим людям как можно скорее вернуться в Ренделшам и доложить обо всем принцу Флориану. Командир отряда почтительно прикоснулся к краю своего шлема, после чего отряд сел в седла и отправился назад по той дороге, по которой прибыл.
— Вы можете не спеша устраиваться в своей комнате, а я займусь тем делом, которое прервал ваш приезд, — сказал Дакену Снолли.
— Как прикажете, — ответил Дакен.
Он поклонился и, не возражая, отправился следом за своим имуществом.
Сноллн сделал некоторые распоряжения, после чего пошел искать Касаи.
— Мы должны поточнее выяснить, что стало с Оберном, — сказал он Барабанщику Духов. — Я должен это знать. Я хочу видеть это собственными глазами.
— Сначала дозвольте мне воспользоваться Внутренним Зрением, — попросил Касаи. Он начал тихо прикасаться пальцами к поверхности своего барабана, легко войдя в транс. — Он жив. Он едет навстречу опасности. Женщина, которая его спасла, по прежнему с ним.
— Где? В том же месте, где Оберна видели в прошлый раз? — осторожно спросил Снолли, стараясь не нарушить чар.
— Севернее того места.
— Ты можешь отвести нас туда?
— Да.
Словно ощутив нетерпение своего предводителя, Касаи вышел из транса так же быстро, как и погрузился в него. Возможно, он заранее был готов узнать только самое необходимое.
— Если мы отправимся немедленно, то сможем увидеть их прежде, чем они отъедут настолько далеко, что следовать за ними станет опасно.
— Лошади уже ждут.
Снолли, Касаи и еще четверо воинов быстро поскакали прямиком на запад, без дороги, чтобы не натолкнуться на ренделский отряд, который они только что отправили обратно в столицу. Когда они добрались до Пограничной реки, Снолли увидел, что это место находится севернее того, где они побывали недавно, когда искали тело Оберна.
— Если мое видение было истинным, чуть впереди река сворачивает на запад, — сказал Касаи прикрывая глаза ладонью. — Именно там выйдут Оберн и те, с кем он сейчас. Конечно, если мы не опоздали.
— Если они нас опередили, мы отыщем их следы.
Морские Бродяги пришпорили коней и быстрее поехали вдоль реки. Видение Касаи оказалось истинным: река действительно повернула на запад, став уже и глубже. В этом месте ее можно было переплыть на лодке. Снолли сейчас предпочел бы оказаться на борту небольшого судна, а не на спине лошади. Он поерзал в седле, надеясь, что не успел набить себе на заднице мозоль. При необходимости Морские Бродяги ездили верхом вполне сносно, однако предпочитали палубу корабля.
Дордан прервал размышления Снолли.
— Смотрите туда, вождь, — сказал он, вытягивая руку. — Вон там дым в небе. И еще смотрите — плот. И с него на берег реки сходят люди! Если моя догадка верна, то совсем недавно там было сражение.
— Да, — согласился Снолли, глядя туда, куда указал Дордан. — Давайте укроемся: их гораздо больше, чем нас.
Морские Бродяги бесшумно спешились, привязали лошадей у прибрежных зарослей, где они могли вволю пастись и пить воду. Разгоряченные кони немедленно занялись именно этим. Морские Бродяги обнажили оружие на тот случай, если им придется защищаться, и начали подкрадываться к отряду, чтобы рассмотреть, что там происходит.
Огонь, дым которого они видели, уже догорел. Как это ни странно, обгоревших остатков чего бы то ни было после него не осталось. Можно было подумать, будто горела сама вода.
— Это тот туманный человек! — сказал Дордан.
— Сейчас он уже не туманный, — возразил Касер. — И им мог быть кто угодно.
— Но кем бы он ни был, с ним Оберн, — вмешался Касаи. — Голова у него забинтована, и рука на перевязи. А вон женщина, о которой я говорил. Посмотреть не особо есть на что.
Снолли достал свое устройство для дальновидения.
— Вблизи недурна. Но бледная. — Он перевел трубку на Оберна. — Оберн выглядит хорошо, если учесть, что он упал со скалы и чуть не был сожран птицами.
Дордан протянул руку за трубкой, и Снолли неохотно передал ее ему.
— Интересно, куда они собираются его везти, — пробормотал лучник.
— Судя по всему, на север. Ну, что бы там ни происходило, по крайней мере он жив. Подробности мы сможем узнать потом, когда закончим наши дела с принцем Флорианом.
Касаи даже сплюнул, демонстрируя свое отвращение.
Снолли нахмурился и забрал дальновидящую трубку обратно.
— Флориан! Не удивлюсь, если окажется, что наш украшенный кружевами принц приложил руку к этим событиям.
— Странно, — заметил Касаи, — мы откладываем подписание договора потому, что считаем, будто Оберн погиб, — и тотчас Оберн объявляется, живехонький, и его везут на север туманный мужчина и женщина с такими светлыми волосами, что они похожи на серебро.
— Наш туманный человек вполне может оказаться наемником принца.
Снолли решительно сложил трубку и встал. Отряд со своими пленниками — потому что Оберн и женщина явно были на положении пленных — к этому моменту отъехал достаточно далеко и Морские Бродяги могли не опасаться, что их обнаружат.
— Мы не можем доверять принцу. Это совершенно ясно. Чует моя душа, надувает он нас.

21

Несмотря на всю ее решимость, королеве Исе не удавалось избавиться от ужасных последствий очередной попытки прибегнуть к колдовству. Время от времени она вдруг спотыкалась на ходу или чуть не падала с кресла из за приступов головокружения. Аппетит, прежде никогда ее не подводивший, теперь порой совершенно пропадал. Иса недоумевала: что же такое она призвала, что так сильно на нее подействовало? Ей оставалось только надеяться, что недомогание постепенно пройдет. С нее хватало уже и того, что королю с каждым днем становилось все хуже, а она никоим образом не была готова к тому, что его место может занять принц Флориан. Флориан был в том неудобном возрасте, когда его еще нельзя было считать достаточно зрелым для самостоятельного правления (если уж на то пошло, он никогда не будет достаточно зрелым для этого, в любом возрасте!), однако он был уже слишком взрослым для того, чтобы все до единого его решения утверждал Совет регентов. А что до его готовности следовать советам матери… Иса невесело хохотнула и задумалась о том, как она может помешать ему сесть на трон — если, конечно, не подсылать к нему наемных убийц. Ей следовало бы содрогнуться при одной только мысли об этом… но то, что она способна была без ужаса допустить даже такую возможность, свидетельствовало лишь о том, насколько глубоко она презирала рожденного ею сына. Более того, Иса даже задержалась на этой мысли, соображая, можно ли это сделать так, чтобы ее не заподозрили в соучастии.
— Страна — прежде всего, — сказала она себе, сжимая руки так, чтобы все пальцы соприкасались с Кольцами. — На первом месте — земля. Мы, короли и королевы — да и принцы тоже, — приходим и уходим, а земля должна пребывать в мире.
Осторожный стук в дверь прервал ее размышления. Иса подняла голову, радуясь возможности отвлечься от неизменно мрачных мыслей.
Вошла леди Гризелла.
— Из крепости Крагден приехала леди Маркла, и она просит у вас аудиенции, — почтительно произнесла она.
— Проси ее войти! — сказала Иса.
Повод отвлечься оказался даже более приятным, чем она могла надеяться. Обычно в это время ей приходилось улаживать какие то вопросы придворной жизни, делая вид, будто они ее интересуют.
— Принеси подогретое вино и пряные бисквиты, а потом можешь уйти.
Когда Маркла вошла в комнату, Иса в очередной раз поразилась тому, насколько хорошо ее королева шпионов сумела войти в роль аристократки — словно играла ее с самого рождения. Маркла сделала реверанс, а потом села на низенький стул, указанный Исой. Она приняла принесенный Гризеллой кубок с горячим вином и с удовольствием сделала глоток.
— До полудня воздух все еще морозный, — сказала она, — хотя к вечеру становится довольно тепло. Благодарю вас за вашу заботливость.
— Вы приносите нам радость жизни и свет, — отозвалась королева, видя, что Гризелла еще не закрыла за собой дверь. — А теперь расскажите мне, как дела у нашего верного друга, графа Харуза.
Дверь закрылась с довольно громким щелчком, и Маркла осмотрелась, убеждаясь в том, что никто не задержался в покоях королевы.
— Я получила известие, что в крепость Крагден должен прибыть еще один гость, — негромко сообщила она, — Даже два, и оба очень важные. Леди и кавалер. Граф Харуз прислал вперед человека и попросил, чтобы я приготовила гостевые покои.
— И как зовут эту леди?
— Я пока не знаю. Знаю только, что Харуз возвращается с очередного выезда на охоту, — эти слова она произнесла с некой долей отвращения, — и везет ее с собой. А еще с отрядом Харуза едет какой то неизвестный мужчина, и его имени я тоже не знаю. Но мне подумалось, что вам интересно будет получить известие об их скором приезде. А кроме того, мне показалось, что пребывание при дворе поможет мне вернуть душевное равновесие. Я обнаружила, что ожидаю возвращения Харуза с куда большим нетерпением, чем следовало бы.
— В этом нет ничего плохого, — поспешила успокоить ее Иса. — В конце концов, ты молода, а он красив. И наверное, он самый завидный жених Рендела, если не считать принца.
Маркла резко подняла голову, пристально посмотрела на Ису — а потом улыбнулась.
— И конечно, принц Флориан мне совершенно, совершенно не подходит! — сказала она со смехом.
Да, приход Марклы определенно принес Исе столь необходимую возможность развлечься!
— Он не подошел пока никому, кого мы намечали ему в невесты, — отозвалась она, и на этот раз женщины засмеялись вместе.
— У меня есть и другие известия, — сообщила Маркла, взяв кусочек пряного бисквита. — Но пока это только сплетни.
— Все равно рассказывай.
— Я слышала, что в глубине крепости Крагден Харуз держит под замком некие то ли рукописи, то ли книги, которые он обнаружил много месяцев тому назад. Никто толком не знает, что там такое. Известно только, что время от времени он уходит в ту комнату и читает. Говорят, там все настолько пропылилось, что, когда он оттуда выходит, прибирать приходится весь замок.
Иса кивнула. Она уже слышала об этом, однако у нее было слишком много проблем, чтобы она могла сосредоточиться на решении еще одной загадки.
— Ты должна выяснить, что именно Харуз считает настолько важным, что это необходимо запирать. Я уверена, ты сможешь это сделать. Не торопись, чтобы не выдать своих намерений, но и не откладывай надолго.
— Я уже кое что предприняла.
— Хорошо. А пока останься во дворце на полуденную трапезу. После этого тебе следует вернуться в Крагден: думаю, графу Харузу не понравится, если тебя там не окажется, когда он вернется со своими таинственными незнакомцами.
— Да, ваше величество, — отозвалась Маркла. Она встала, сделала новый реверанс и удалилась.
Иса решила, что ей следует сейчас навестить короля. Благодаря визиту Марклы и принесенным ею новым сведениям о странной деятельности Харуза она почувствовала прилив свежих сил. А выполнив свои обязанности в отношении Борфа, она сможет наконец поесть. На этот раз она пообедает с придворными — и к тому же как следует, вне зависимости от того, будет ли у нее аппетит. Необходимо, чтобы люди считали ее полной сил и энергии.

Во время поездки по совершенно новым для нее местам Ясенка не могла сдержать любопытство. Ей даже не случалось читать о подобных землях. Ничего ей не рассказывала и Зазар: знахарка только упомянула о том, что за пределами Трясины существует совершенно другой мир, и пообещала, что со временем Ясеика будет жить именно в нем. И вот это предсказание стало сбываться! Ясенка понимала, что ей надо постараться как можно быстрее узнать о том, как тут устроена жизнь.
Она заметила, что Оберн не так поражен всем увиденным, как она. И все же он тоже оглядывался с живейшим интересом. Это значило, что внешний мир для него не был полностью незнакомым но эту его часть он не знал. Ясенка взяла этот факт на заметку, чтобы обдумать на досуге.
Новые места показались ей красивыми, хотя и совершенно непривычными. Тут было так сухо! Казалось, можно было направиться в любую сторону, не опасаясь ни омутов, ни гигантских лапперов, ни топких болот. Однако здесь была дорога, и они ехали именно по ней, а не напрямик. Прежде Ясенка таких дорог не видела: ей знакомы были только ненадежные тропки Трясины, которые появлялись и исчезали, подчиняясь капризам погоды.
Постепенно она поняла, что они проезжают по местам, где пищу выращивают специально, так что людям не приходится идти и собирать то, что нужно им на текущий день. Куда же девается остальное? Она сама ответила на свой вопрос. Одни кормят других, таких как Харуз. Разве можно представить, чтобы этот красивый и явно обладающий властью мужчина выпалывал сорную траву на поле с хорошим зерном?
Земля то поднималась, то опускалась, потом Ясенка увидела вдали горы, похожие на те, что окаймляли Трясину, — вот только прежде ей не случалось видеть таких гор, которые изрыгали бы огонь и дым. Однако на горизонте высилось несколько именно таких вершин, и время от времени в воздухе ощущался странный запах.
— Сера, — сказал Харуз, когда она спросила его об этом.
Похоже, Харуз не имел ничего против того, чтобы она ехала рядом с ним, забрасывая его множеством вопросов. К счастью, Ясенка привыкла получать от Зазар всего одно объяснение (если знахарка вообще соизволяла его дать), и память у нее была прекрасная. Она жадно впитывала новые сведения. Харуз перечислял оружие, которого она прежде не видела: арбалет, меч, кинжал. Доспехи назывались кольчугой. Она составлена из колечек и похожа на вязаную. Ей еще предстоит познакомиться с вязанием и другим дамским рукодельем. Иногда, во время турниров — да, позже он покажет ей и турнир, — кольчугу усиливают еще и металлическими пластинами.
Ясенке не нужно было объяснять, для чего нужна рубашка вроде той, что она сняла с Оберна. Он назвал себя Морским Бродягой. Это должно означать, что он относится к объединению людей, живущих на том огромном пространстве чистой воды, которое она видела со скал — или, по крайней мере, рядом с ним. Если человек в таком доспехе случайно упадет в воду, то снять его куда легче, чем металлическую тунику — такую, какие носят Харуз и его люди. И тогда человек не утонет. Позже ей надо будет найти возможность сообщить Оберну, что его имущество цело — по крайней мере, она не видела, чтобы кто нибудь из людей Харуза выносил эти вещи из развалин. И Ясенка возобновила свои расспросы.
Нет, они еще достаточно далеко от места назначения. Когда они туда попадут, она будет приятно удивлена. Да, это нечто вроде города, похожего на тот, что стоит на острове в Трясине, и он дает приют множеству людей. Иногда его называют замком, иногда — крепостью или твердыней. Нет, он не лежит в руинах, он цел, и именно там Харуз и живет, вместе с другими. Нет, его замок не самый большой в стране, но, возможно, самый неприступный. Это потому, что крепость Крагден — важное укрепление, которое защищает столицу, Ренделшам. Она называется так потому, что сама страна называется Рендел. Нет, это не единственный его дом. На западе у него есть охотничье поместье, но туда они не поедут. Кроме того, у него есть дом в столице, где он живет, когда у него много дел в Совете. Совет раньше давал рекомендации королю — предводителю, а теперь помогает королеве, жене короля. Это потому, что король очень болен. И так далее. Харуз, похоже, совершенно не раздражался. Любопытство Ясенки его только забавляло.
— Вы действительно вступаете в новую жизнь, — сказал он. — У вас будут преподаватели… учителя, которые помогут вам быстро научиться всему, что вам необходимо знать как леди этой страны. А по рождению вы леди, хотя, возможно, еще этого не осознаете.
Когда у Ясенки временно иссякли вопросы, она приотстала и поехала рядом с Оберном, который, казалось, быстро оправлялся от своих травм.
— Почему эти люди из Рендела взяли вас с собой? — спросила она. — Я могу понять, почему с ними я: мне было суждено оставить Трясину и попасть в новый мир, так предсказывала моя наставница. Но вы оказались рядом со мной по чистой случайности.
Оберн пожал плечами:
— Случайность это или нет, но, похоже, теперь это и моя судьба. Видимо, ваша нить в Полотне Судьбы очень сильна, раз волей неволей тянет за собой и другие.
И вот тут то Оберн рассказал ей о Станке и Ткачихах и о том, что вера в Станок бытует во всем обитаемом мире. Ясенка заворожено слушала его, вспоминая, что нечто подобное говорила и Зазар. А потом ей захотелось услышать ту же историю от Харуза. Оказалось, что различаются лишь мелкие детали.
— И в то же время я вижу, что вы не считаете Оберна другом, — заметила она.
— У вас зоркие глаза, — ответил Харуз. — Нет, он мне не друг. Но и не враг тоже. На данный момент он — человек, которому я решил дать кров и посмотреть, что из этого получится.
— Как и мне?
— Не совсем.
Но больше ей ничего удалось у него выпытать по этому вопросу — по крайней мере пока. Ясенка осознавала, что во многих отношениях Оберн нравится ей больше, чем Харуз, хотя манеры у Харуза были куда более любезными. Однако вскоре ее мысли сосредоточились на другом: они подъехали достаточно близко к крепости Крагден, которая венчала высокий холм. Ясенка сразу же поняла короткое описание Харуза. Местность вокруг была гористой, но даже ее неопытный взгляд различил за рядом вершин долину. Крепость Крагден стояла у входа в эту долину, защищая ее так же надежно, как пучок тростника, заткнутый в горлышко бутылки.
— А город, о котором вы говорили…
— Ренделшам.
— Да, Ренделшам. Он лежит дальше?
— Он расположился на холме в самой долине. При обычных обстоятельствах он достаточно надежно защищен, а королевская резиденция даже напоминает замок. Но это — замок из детской сказки, и не устоял бы, если бы на эту землю пришла настоящая война. Вы сможете увидеть его с крепостной стены. Именно потому и была построена крепость Крагден: чтобы самому городу никогда не пришлось выдерживать трудности, которые принесли бы ему сражения.
Ясенка молча переваривала услышанное. Еще час езды, решила она, и они окажутся в стенах крепости Крагден и, возможно, ей даже удастся увидеть этот сказочный королевский замок, так что она сможет оценить все сама. По словам Харуза, они будут на месте к середине дня.
Но когда они приблизились к крепости, все вопросы вылетели у нее из головы. Крагден возвышался на скальном выступе и господствовал над всеми подходами к лежавшей за ним долине. Крепость когда то побелили известкой, но камни, из которых она была сложена, начали просвечивать сквозь побелку, придавая ей удивительно домашний вид. Однако все следы приветливости исчезали по мере приближения к твердыне. Они въехали по крутому каменному пандусу, пересекли деревянный подъемный мост, переброшенный через ущелье — настолько глубокое, что при взгляде вниз замирало сердце, — и оказались у въездного строения, которое просто невозможно было назвать воротами. Да это и не были просто ворота. Ясенку задрожала и задохнулась, когда они въехали под арку… впереди она увидела целый туннель. Внутри царил полумрак, который лишь немного рассеивали факелы, укрепленные на обеих стенах. Двустворчатые двери в начале туннеля были широко открыты, но в любой момент их можно было захлопнуть и запереть. Створки были изготовлены из многослойного дерева и укреплены полосами металла.
Ясенка посмотрела наверх. Там, в полутьме, виднелись какие то устройства, похожие и в то же время не похожие на двери. Они располагались на расстоянии двух дюжин шагов одно от другого и были подвешены в специально устроенных для этого желобах. По низу каждого шли острые шипы. Ясенка пришпорила коня, спеша выбраться из под этих огромных, опасных устройств раньше, чем одно из них упадет на нее.
— Подъемные решетки, — объяснил Харуз. Он пристально наблюдал за Ясенкой, оценивая ее реакцию. — Если захватчикам удастся прорваться в ворота, их можно поймать в капкан между решетками и уничтожить. Случайно они на вас не упадут. И еще — посмотрите сюда.
Он указал на отверстия в обеих стенах. Ясенка ахнула, осознав, что вооруженный луком человек может оставаться скрытым и стрелять сквозь щели в захватчиков и что его обзору будет открыт почти весь проход.
— А теперь посмотрите наверх.
Теперь девушка заметила отверстия в своде туннеля, сквозь которые можно было бы бросать на головы врагам камни. Ясенка снова послала лошадь вперед. В конце туннеля еще одни мощные двери давали возможность закрыть и запереть вход.
— Конечно, эта сильная крепость ни разу не пала, граф Харуз — проговорила она, стараясь справиться с нервной дрожью в голосе
— Один раз, в далеком прошлом — из за предательства. О, а теперь смотрите, кто вышел нас встречать! Это — прекрасная леди Маркла!
Ясенка подняла взгляд и увидела женщину более молодую и еще более прекрасную, чем та, которую она мельком увидела, когда оказалась… Где? В том месте, где Зазар была заточена в пламени. Маркла подошла к ним в тот момент, когда Харуз помогал Ясенке спешиться. Утомленная долгой ездой Ясенка двигалась несколько скованно, а вот Маркла казалась просто воплощением изящества и легкости жестов. На ней было удивительное фиолетовое платье, шуршавшее на ходу, а вокруг нее распространялась волна нежного аромата. Ясенка внезапно вспомнила о своей одежде из кожи лаппера, которая сильно истрепалась и запачкалась в дороге, и поняла, что от нее самой должно пахнуть конским потом. Отнюдь не сладко.
— Добро пожаловать домой, милорд, — с улыбкой проговорила Маркла, а потом повернулась к Ясенке. — И кто это у нас?
— Гостья, о появлении которой вам уже сообщили, моя милая леди. Трясинный цветочек, который, как я надеюсь, вы превратите в одно из лучших украшений Рендела. Но которому, конечно же, никогда не затмить вас. — Харуз взял Марклу за руку и прикоснулся губами к ее пальцам. Мне хотелось бы, чтобы вы подружились.
— Как прикажете, милорд.
Маркла адресовала девушке улыбку, а той вдруг мучительно захотелось, чтобы Зазар оказалась рядом руководила бы ею. Она инстинктивно почувствовала, что Маркла никогда не станет ей другом. А она совершенно не представляла себе, как одна иноземка ведет себя с другой.

Неохотно признав, что на данный момент их силы значительно уступают силам ренделцев, Снолли снова повернул коня к Новому Волду. По крайней мере, теперь он знает, что Оберн жив и более или менее здоров. Хотя как ему удалось остаться живым после такого падения — с вершины скалы в Трясину, — было совершенно непонятно. До поры до времени пареньку придется принимать то, что происходит, и довольствоваться тем, что есть. Позднее, когда Снолли узнает, куда увезли Оберна, он сможет снарядить отряд и потребовать возвращения сына. В душе Снолли поднялась гордость за Оберна. Главный вождь не мог бы более успешно внедрить в Рендел своего шпиона, даже если бы строил планы в течение нескольких недель. Оберн и Гарвас (когда тому удастся сбежать, что неизбежно) смогут сообщить ему об истинном положении дел в Ренделе. Мудрость требует знать своего врага.
Он вскинул голову: какой то шум отвлек его от размышлений. Приближался другой, более близкий враг.
— Трясинный народ! — сказал Касер, дотронувшись до локтя Снолли. — Похоже, на этот раз они не остались на своем берегу реки.
И действительно: отряд трясинных воинов решительно греб к тому месту, где остановились Снолли и его люди. Их было по шесть в лодке, сосчитал Снолли. А лодок — три.
Они снова оказались в меньшинстве, однако превосходство в вооружении Морских Бродяг плюс кольчуги отчасти уравнивали шансы.
— Спешиваемся, — решил Снолли. — Мы могли бы опередить их и сбежать, но раз уж нам не удалось вернуть Оберна, у меня руки чешутся с кем нибудь подраться.
Мрачные кивки дали ему понять, что остальные разделяют его чувства. К тому моменту, когда лодки трясинных воинов заскребли по прибрежному дну, пять Морских Бродяг отправили Касаи с лошадьми подальше от беды и приготовились к бою. Усмехаясь за своими забралами, они вскинули оружие в сладком предвкушении. Дордан тщательно прицелился и стрелой уложил первого трясинного жителя, ступившего на землю, которая уже не была Трясиной. Воины из Трясины разразились криками и замахали копьями, а в ответ услышали зычный боевой клич Морских Бродяг. Дордан закинул лук за спину и взялся за секиру.
А потом, прежде чем сами Морские Бродяги успели перейти в нападение, как собирались, трясинный отряд налетел на них. Снолли быстро вошел в привычный ритм боя, хотя и остро ощущал отсутствие Оберна у себя за спиной. Касаи, не будучи воином, все же располагал особым оружием. Он начал барабанить, и настойчивый, мощный ритм придал Морским Бродягам силы, пугая их противников.
Копье с костяным наконечником ударило Снолли в плечо, заставив чуть пошатнуться, однако раскололось, не пробив крепкой кольчуги. Предводитель Бродяг вспомнил, что ему рассказывал Оберн: трясинные воины предпочитают наносить копьями удары, а метают их только в крайнем случае. Это дало ему понять, что бой складывается в пользу Морских Бродяг.
— Не давайте им уйти, если сможете! — закричал он.
Противник, бросивший в него копье, повернулся и побежал, но Касер уложил его раньше, чем тот успел добраться до лодок. Остальным трясинникам удалось влезть в лодки и оттолкнуться от берега, оказавшись в относительной безопасности.
Касаи перестал барабанить. Снолли выпрямился и стер со лба жаркий пот. Взглянув на свой меч, он вытер его о тряпицу, сорванную с последнего противника. Спастись бегством удалось менее чем половине нападавших: остальные остались лежать на поле боя немым свидетельством доблести Морских Бродяг. Один из трясинных воинов стоял в лодке, потрясая кулаком и что то вызывающе крича.
— Не дать ли ему еще один урок? — спросил Дордан.
Он снова взял лук и встал рядом со Снолли, натягивая тетиву и накладывая на нее стрелу. По его щеке текла тонкая струйка крови: костяной наконечник копья расцарапал ему лоб.
— Похоже, он их предводитель. Да, сними его, если получится.
Однако к этому моменту течение уже быстро уносило лодки от того места, где стояли Морские Бродяги, и стрела Дордана вонзилась в борт одной из утлых лодочек. Предводитель расхохотался, и трясинные лодки исчезли в одной из бесчисленных проток, на которые ветвилась река.
Снолли сплюнул.
— В другой раз, — пообещал он, а потом повернулся к своим людям. — Серьезных ран ни у кого нет?
— Одни царапины, — пренебрежительно бросил Касер. — Мы даже и разогреться толком не успели, как они сломались и побежали.
Снолли невесело ухмыльнулся, восхищаясь боевым духом своих воинов.
— Они держались неплохо. Будь у них нормальное оружие, нам пришлось бы гораздо хуже. Поехали домой, — приказал он. — У нас в крепости будет чем заняться, пока мы будем дожидаться возвращения Оберна. — Он обернулся к Касаи. — Запомни. Когда мы вернемся в Новый Волд, я намерен отправить два наших корабля, чтобы они посмотрели, нет ли где то новых беглецов с севера. Я предчувствую, что нам еще понадобятся все силы, какие мы только сможем собрать.

22

Шпионы королевы Исы стали то и дело приносить ей слухи о том, что из Зловещей Трясины начались военные вылазки. Стычки становились все серьезнее: между жителями Рендела и трясинным народом разгорелась настоящая война, которая не всегда складывалась в пользу Рендела. Поначалу болотные люди ограничивались берегами реки, но потом стали забираться все дальше в глубь страны. Не раз фермеры, не обученные сражаться, становились жертвами тех, кто прежде никогда не выходил за границы Трясины.
Но гораздо хуже было то, что рокот огненных гор становится все более угрожающим. В воздухе витали предчувствия, и поговаривали, будто древнее зло, таившееся далеко на севере, пробудилось и пришло в движение. Три таинственных витража в Великом Соборе Света начали изменяться быстрее. Тень на молочно белом окне зашевелилась, словно нечто поднималось из снега… — и то, что стало там вырисовываться, настолько испугало королеву Ису, что она приказала закрыть этот витраж плотной занавесью.
Королева созвала Совет. Пятеро из семи советников были всегда под рукой. Только Эрфт сославшись на возраст, не приехал в столицу, чтобы побыть рядом с умирающим королем, а Харуз как всегда, отправился в одну из своих таинственных поездок. Однако оба отсутствующих советника прислали своих представителей: вместо Эрфта явился Эдгард, а вместо Харуза — Чевин. Иса заняла кресло в начале стола. Как глава Совета, Ройанс сидел напротив нее, на другом конце стола.
Ройанс потребовал карту, на которой флажками были отмечены места, где происходили набеги из Трясины. Сразу же прояснилась общая картина: трясинные воины не уходили от берега реки дальше, чем на лигу полторы. Но не было никаких гарантий того, что, осмелев, они со временем не продвинутся дальше.
— Нам необходимо начать патрулирование, — сказала Иса. — Нельзя допустить, чтобы такое продолжалось. И я рассчитываю на то, что вы меня поймете и поддержите. Этот вопрос касается не только приграничных территорий. С незапамятных времен жители Зловещей Трясины знали свое место. Но раз уж они оттуда вышли, нет никакой уверенности, что они не захватят сколько угодно наших земель, если им вздумается. Наши добропорядочные жители перед ними практически бессильны.
— Решено, ваше величество, — лениво откликнулся Гаттор. — Я могу выделить из своих людей десять всадников.
— А я от лица моего господина Эрфта могу обещать двадцать. Кроме того, мы можем предоставить лошадей тем, у кого их нет. Владения Рябины всегда славились своими конями.
Эдгард не без гордости обвел взглядом сидевших за столом.
— Наибольшее количество нападений было направлено на земли Дуба, которые защищает граф Харуз, — сказал Чевин. — Как его заместитель, я уполномочен предложить воинам из других владений ночлег и пищу в крепости Крагден на все время этих действий.
Остальные члены Совета кивнули, и Джакар из Вакастера высказал всеобщее мнение:
— Это поможет решить вопрос с размещением отрядов. В ответ я обещаю прислать продукты и экипировку на ту дюжину солдат, которых выставлю сам.
— Все они должны поступить под командование графа Харуза, а в его отсутствие — под мое, — сказал Чевин. — В противном случае у нас воцарится хаос.
Другие члены Совета одобрительно кивнули, и Иса ощутила некоторое облегчение. Она была довольна: так командовать патрульными отрядами будет легче. И возможно, этой угрозы, объединившей вечно ссорившихся аристократов, окажется достаточно для того, чтобы никто из них не попытался отвоевать для себя какое то преимущество.
— Давайте не забывать, что наша цель состоит в том, чтобы прогнать трясинных жителей. Их не обязательно убивать, — проговорил Лиффен из Лерканда.
Этот человек представлял одну из семей, бывшей союзницей практически прекратившего существование Дома Ясеня. У Исы не было оснований симпатизировать или доверять ему, но эти слова показались ей разумными.
— Я согласен, — сказал Ройанс. — Давайте не будем раздувать пожар, который потом не сможем погасить. Но если жители Трясины решат объявить нам открытую войну, у нас будет время предпринять нужные действия.
Иса позволила себе отвлечься, пока Совет разрабатывал общие очертания плана того, что, несмотря на мирные заявления, должно было стать настоящей войной между Ренделом и Зловещей Трясиной. Воины Харуза составят костяк отрядов, которые предстоит прогонять — и, при необходимости, встречать боем — трясинных воинов. Это означало, что самому Харузу часто придется уезжать в экспедиции и, как обычно, он не сможет участвовать в повседневной жизни королевского двора. Харуз не относился к тем людям, которые способны сидеть в тылу и отдавать приказы. А когда его влияние ослабеет, то, благодаря трудам своей королевы шпионов, Иса сможет успокоиться относительно таинственной гостьи Харуза и временно забыть о ней. От этой гостьи угрозы не исходило — по крайней мере, пока, — тогда как набеги из Трясины были угрозой более чем реальной.
Позже, если ситуация того потребует, Иса сможет, как говорится, «что то предпринять» в отношении этой жалкой трясинной полукровки, которую Харуз привез в качестве сувенира из очередной таинственной отлучки. Иса улыбнулась собственным мыслям. Ходили слухи о том, что королева шпионов не брезгует и тем, чтобы время от времени кого то убить… если это не слишком трудно и если ей предлагают достойное вознаграждение. А ее позиция для этого идеально подходит.
«Не слишком ли идеально?» — вдруг подумалось Исе. Возможно, если дело дойдет до этого, следует поручить ликвидацию кому нибудь другому, а Марклу оставить в запасе. У Исы для таких поручений людей хватало. Людей, которые, будучи использованы, становятся ненужными…
Да. Позднее. Удар кинжала в темноте или отравленное питье — в тот момент, когда Маркла будет демонстративно отсутствовать. Королева шпионов слишком полезна для Исы, чтобы использовать ее для устранения всего лишь ублюдка своей бывшей соперницы, девицы, в жилах которой смешалась кровь Ясеня и кровь Трясины. Да и соперница та давно мертва…
Приняв такое решение, королева отбросила все мысли на эту тему и привлекла внимание Совета к другим проблемам, которые возникли вследствие вторжения трясинных жителей. Проблемам, которых они не заметили за приятной беседой о военных действиях. Трясинные воины не только совершали набеги: они сжигали поля, и если этому не положить конец, в Ренделе вскоре почувствуется нехватка продуктов.
— Спасибо, что вы об этом упомянули, ваше величество, — сказал Ройанс. Он склонил седую голову в знак признательности. — Нам следует подумать, не разумнее ли перенести эти столкновения на территорию самой Зловещей Трясины. Если ее жители перестанут выходить за ее пределы, они перестанут наносить ущерб нашим землям.
— А в Трясине все равно нет ничего, что стоило бы сохранять, — заметил Гаттор.
Остальные расхохотались.

Жизнь Ясенки наполнилась чудесными новыми нарядами, кипенно белым бельем, ваннами, наполненными теплой водой, пахнущей розовым маслом и ароматным мылом, а также яствами, о которых она прежде даже не слышала — и уж конечно не пробовала. Все мысли об Оберне, Трясине и даже о Зазар вылетели у нее из головы, и она сосредоточилась на том множестве вещей, которые ей необходимо было узнать для того, чтобы вести новую жизнь. Когда она не была занята уроками, то отправлялась на прогулку вдоль стен крепости Крагден, а иногда выезжала верхом за пределы замка. По большей части эти поездки совершались в обществе леди Марклы, но изредка ей составлял компанию Харуз, если оказывался дома. Ясенка как то поймала себя на том, что с немалым нетерпением ждет таких прогулок.
Сначала она думала, что они могли бы направиться даже в удивительный, сверкающий белизной город, который, как и рассказывал ей Харуз, расположился на скалистом холме глубоко в долине. Не время, сказали ей и Маркла, и Харуз. Все будет зависеть от того, насколько быстро она научится вести себя так, как подобает ее высокому положению.
Каждое утро она получала какой нибудь подарок, присланный Харузом. Одним из первых оказалось платье, сшитое из синей ткани, которое, как и наряды Марклы, завораживающе шуршало при каждом движении. Поначалу Ясенка ужаснулась при виде того, какой глубокий у ее нового платья вырез — его острие доходило до того места, где юбка прикреплялась к лифу. Одежда Марклы такой нескромностью не отличалась: вырез заполнялся белой пеной кружева. Но потом Маркла посвятила Ясенку в тайну того, как носят такие платья: они надевались поверх другого предмета одежды, покрой которого был гораздо более скромным.
Летние нижние наряды шились из тонкого льна, отделанного кружевом, зимние — из чистой шерсти, и они демонстрировали общественное положение своей владелицы так же ясно, как и богато украшенная верхняя одежда. Чем длиннее был этот наряд и чем роскошнее ткань, тем выше положение их владелицы. Платье Марклы спускалось до самого пола, как и платья Ясенки.
Вместе с платьями присылались туфельки им под стать, а еще была доставлена драгоценная шкатулка со шпильками для волос. Ясенка сразу же спрятала в эту шкатулку радужный браслет, найденный в Трясине, и к нему скоро присоединились новые полученные ею украшения. Туда же девушка положила талисман силы и указатель дома. Харуз прислал и туалетные принадлежности, включая первое зеркальце, которое Ясенка увидела впервые в жизни, и баночку с румянами, пользоваться которыми ее научила Маркла. Еще Ясенка получила материалы для рукоделий, которым ее немедленно начали обучать, и флакончик с духами, приготовленными, по словам Марклы, из синих цветов какого то растения. Каждое утро приносило новый подарок, так что в конце концов Ясенка почувствовала необходимость возразить.
— Маркла, это уж слишком! — воскликнула она, беря в руки пару золотистых сережек украшенных крошечными синими камушками, горевшими в лучах утреннего солнца. — Меня все это смущает.
— О, это в характере Харуза, — небрежно отозвалась Маркла. Она тряхнула головой, и Ясенка обратила внимание на вдетые в ее уши серьги: они были крупнее и наряднее ее собственных, а камни в них были фиолетовыми. — Он очень щедр ко всем своим почетным гостям.
— Что вы — почетная гостья, это понятно, — сказала Ясенка, почувствовав, что следует пустить в ход такт. — Но почему и я?
— На то есть причины, которые со временем вы узнаете.
Ясенка прикусила язык, чтобы не задать не дававший ей покоя вопрос: когда же ей наконец все расскажут? — и решила вместо этого продемонстрировать смирение. Она уже убедилась в том, что так иметь дело с этой женщиной легче всего.
— Как скажете, Маркла. Я очень благодарна вам за то, что вы уже мне показали. Я ведь так обременяю вас своим невежеством.
— Это пустяки, — ответила Маркла, пожимая плечами. — А сейчас я попросила, чтобы в вашу комнату принесли немного фруктов. Давайте попрактикуемся в умении держать себя за столом, а позже мы сойдем в столовую и поедим как следует. Обязательно положите салфетку к себе на колени, как я вас учила, чтобы платье осталось чистым.
Ясенке приходилось запоминать так много всего! Надо ополаскивать пальцы и вытирать их о салфетку, а ни в коем случае не о скатерть. Надо класть на тарелку кусок хлеба, чтобы он впитывал мясной сок. А хлеб необходимо резать ножом… это очередной подарок Харуза, столовый кинжал с украшенной синими камешками рукоятью… а не ломать пальцами. По утрам едят кашу, ложкой, и ложку не оставляют в тарелке. И локти нельзя упирать в стол, а мясо нельзя макать в солонку. И все кусочки надо отправлять в рот на кончике кинжала, а не пальцами. И даже сыр (поразительно вкусный!) надо сначала порезать на мелкие кусочки и только потом есть.
Как раз начала поспевать первая клубника, и ее ягоды оказались в блюде фруктов, которые Маркла приготовила для урока. Когда Ясенка отведала первую ягоду, она чуть было не забыла все манеры, которым ее научила Маркла: так ей захотелось набить полный рот сладкой клубникой.
— А ближе к концу лета, — сообщила Маркла с холодной улыбкой, — появятся яблоки и груши.
— А они такие же вкусные, как клубника?
— По своему.
В конце урока Маркла — с неохотой, как показалось Ясенке — признала ее готовой присоединиться к обитателям замка за полуденной трапезой.
— И поскольку вы уже наелись ягод, то не опозоритесь, жадно пожирая мясо.
Ясенка напрасно надеялась услышать в интонациях Марклы дружеское поддразнивание, хотя та и улыбалась.
Место Харуза за столом пустовало — как обычно. Маркла села справа от него, а Ясенка — слева. Она заметила Оберна, сидевшего довольно далеко за одним из длинных столов, стоявших в обеденном зале, и с улыбкой помахала ему рукой. Когда ей представился удобный случай она передала Оберну через пажа, что хочет с ним увидеться. Он сразу же встал со своего места и подошел к ней. Сломанная рука все еще висела на перевязи, но, судя по его движениям, она его уже не беспокоила.
— Ваши доспехи и меч, насколько я знаю, остались целы, — сказала она ему. — Я свернула вашу кольчугу и спрятала ее. Те, кто… нас забирали…, по моему, даже их не искали. Они очень спешили.
— Спасибо вам, Ясенка, — сказал он. — Леди Ясенка. Я рад это слышать. Это был меч работы Ринбелла. Морские Бродяги его считают очень хорошим… очень ценным.
— Возможно, вы потом сможете вернуться и найти его.
— Возможно. Я еще раз вас благодарю.
С этими словами он вернулся на свое место.
Маркла очень пристально наблюдала за их разговором, но ничего не сказала.
После трапезы дамы снова поднялись наверх, где почистили зубы зелеными веточками орешника. Хотя бы тут не было ничего нового: Ясенка делала это, сколько себя помнила.
Шли дни, и она узнала про капусту и лук, чечевицу и горох, бобы и просо. Ей начали нравиться говядина и баранина, превращенные в котлеты, и блюда из обрезков мяса, тушеного с овощами. Она узнала, что в этом мире на рассвете принято есть легкий завтрак, состоящий из хлеба или каши с элем или разведенным водой вином. Потом начинались уроки, а в полдень наступало время для обильной трапезы. Ужинать садились, когда начинало темнеть, а порой устраивали еще и то, что называлось поздним ужином, — трапезу, во время которой предавались веселью и обжорству. В такие моменты Ясенка с Марклой уходили спать. Однако девушка заметила, что Оберн оставался в зале: похоже, он нашел себе друзей среди людей Харуза. Маркла сказала ей, что и некоторые дамы остаются на поздний ужин.
— Там всегда бывает возможность для флирта и ухаживания. А еще — музыка и танцы.
— Музыка? — откликнулась Ясенка. — А что это такое?
И после этого по вечерам ее стали обучать музыке и танцам. Это поручили одному из камердинеров Харуза. Музыка стала для Ясенки почти страстью: она заполнила некую пустоту в ее душе, о существовании которой девушка до этого даже не подозревала. Эти уроки оказались самыми приятными из всех.
Поздно вечером она уходила в собственную комнату в собственных покоях, к собственной постели — занавешенной пологом кровати, на которой она спала одна, не уставая радоваться такой роскоши. Перед тем как заснуть, Ясенка сосредотачивала свои мысли на Зазар, гадая, где сейчас находится знахарка и чем она занимается. Вспоминает ли она хоть изредка о своей подопечной?
— Зазар, если бы только я могла поговорить с тобой, услышать твои мудрые советы, — шептала Ясенка.
Порой ей снилось ее прошлое в Зловещей Трясине, а один раз в ее сне появилась Зазар снова повторившая те слова, которые она адресовала Ясенке перед тем, как отправиться в разрушенный город Галинф: «Это тропа, по которой отныне пойдешь ты одна. — И добавила: — А у меня сейчас много забот». С этим знахарка исчезла.
Видение успокоило Ясенку, хотя она и не получила ответов на свои вопросы. Дни в Крагдене шли один за другим. Каждый раз, когда она просыпалась на рассвете, ее ждал новый подарок от Харуза.
Как то утром этот подарок оказался настолько особенным, что Харуз принес его сам, не доверив никому из слуг. Это была их первая встреча с момента приезда Ясенки в Крагден, если не считать тех случаев, когда она видела его издалека. На лорде был богато украшенный вышивкой камзол с широкими свободными рукавами, разительно отличавшийся от боевого снаряжения, в котором Ясенка увидела его впервые. И он казался гораздо красивее.
— Ох! — выдохнула Ясенка, открыв коробочку и доставая оттуда золотое ожерелье.
Это была подвеска: золотой круг, украшенный блестящим синим камнем, таким же, какие были у нее в сережках. Круг был подвешен на золотую цепочку, украшенную камнями меньшего размера. Ясенка тут же попробовала надеть подвеску, но не смогла справиться с замочком. Харуз взялся ей помочь, отведя в сторону ее распущенные волосы.
— Ну вот, — объявил он, поворачивая Ясенку к зеркалу. — Посмотрите. Оно вам к лицу, как я и предвидел.
И действительно, украшение на ней выглядело очень эффектно. Ясенка осторожно дотронулась до подвески.
— Вы его специально заказали?
— В каком то смысле. Оно очень, очень древнее. Когда вы его снимете, то увидите на обратной стороне следы: они показывают, что когда то это была брошь. Когда я ее отыскал, она была сломана, почти безнадежно. — Он протянул ей обломки тускло синего камня. — Я заменил старый камень на сапфир. А это, кажется, лазурит. Можете взять его, если хотите.
Ясенка с любопытством взяла у него кусочки камня и положила их на столик.
— Но откуда вы знаете…
— Я много читаю, учусь и запоминаю. — Харуз извлек из под камзола амулет, висевший на тесемке. — И я владею силами, с которыми вы, возможно, знакомы. Вы узнаете это?
Ясенка протянула руку, но не осмелилась дотронуться до талисмана.
— Это похоже на то, что моя защитница могла бы…
— Защитница? Вы говорите о Зазар? — При виде ее изумления Харуз рассмеялся. — О да, я хорошо знаю Зазар. По правде говоря, это именно она отправила меня за вами в разрушенный город, пока трясинный народ не успел вас убить…
— Значит, вы один из тех незнакомцев, которые по ночам приходили к Зазар? Она всегда отправляла меня спать, но иногда я все равно их видела.
— Да. Я часто навещал Зазар. Мы с ней хорошо знакомы. Вам следует во всем меня слушаться, как вы доверились бы ей.
Ясенка склонила голову, вспоминая окутывавший его в Трясине туман. Только Зазар могла снабдить его камнем силы — немножко не таким, как тот, что носила сама Ясенка, но с похожими свойствами.
— Да, лорд Харуз.
— Хорошо. А теперь вернемся к вашему ожерелью. Это — символ прежде влиятельного Дома, к которому вы принадлежите по праву рождения. Я приказал ювелиру постараться починить его, но при этом сохранить ощущение старины, которое говорит о том, что это — фамильная вещь. Посмотрите на рисунок.
Ясенка снова взглянула в зеркало.
— Кажется, будто из сапфира выходит пламя… О, поняла! Это сосуд или лампа. А по кругу идет надпись…
— Да. Это так называемый многозначительный каламбур. «Без света не Ясно». Это намек на то, что в Доме Ясеня всегда ярко горит пламя; в некоторых это пламя верности, в других — пламя честолюбия, еще в ком то — страсть.
Он поцеловал ее в шею.
Изумленная Ясенка густо покраснела.
— Б благодарю вас, лорд Харуз, — с трудом выговорила она. — Благодарю вас за вашу любезность.
— Волосы у вас пепельные. Говорят, у вашей матери были такие же. Светло русые, почти серебряные. Она носила их распущенными, как вы.
— Как у моей матери? Вы знали мою мать?
— Нет, но я слышал рассказы. Говорят, она была необычайно красива. Наверное, вы на нее похожи.
Растерявшаяся Ясенка отвернулась. Она не понимала, как ей воспринимать эту новую сторону Харуза, открывшуюся перед ней, — если не считать того, что это навело ее на некую мысль… Каковы реальные мотивы всего, что он сделал для нее? Друг он знахарке или нет, но наверняка им движет не доброта сердца. Видимо, он рассчитывает что то от нее получить. И, возможно, это окажется нечто такое, чего ей не захочется отдавать.
— Я такая, какая есть, — сказала она. — Я не считаю себя красивой…
— Но вы не будете возражать, если я буду вас такой считать?
Она покачала головой:
— Нет, не буду.
Позже она убрала осколки лазурита в шкатулку, к другим драгоценностям, которых у нее накопилось уже немало.
В тот день ей никак не удавалось угодить Маркле во время занятий, и Ясенка наконец поняла, что движет ее наставницей. Эта женщина ревновала! Но как ей было объяснить Маркле, что той нечего опасаться? Ясенка, конечно, восхищалась Харузом, однако она понимала, что по своему положению стоит гораздо ниже, чем он. В конце концов, разве он не принадлежит к самым знатным аристократам страны? А она ведь просто гостья в его доме! Она зависит от него, получает от него и пищу, и даже одежду… Тогда насколько же ее превосходят те сказочные обитатели чудесного замка, расположенного в долине, — того замка, который она видит с крепостных стен!

Наутро после их возвращения в крепость Харуз отправил своего личного врача осмотреть Оберна. Хотя Оберн счел себя неожиданным и, возможно, даже нежеланным гостем, захвативший его в плен человек был достаточно умен, чтобы постараться извлечь из его присутствия максимальную пользу. А значит, Харуз поступал вполне разумно, следя за тем, чтобы Оберн выздоровел.
Врач снял наложенные Ясенкой шины и заменил их на новый лубок, поцокал языком при виде почти зажившей раны у Оберна на голове и натер ее неприятно пахнущей мазью, которая заставила Оберна сильно пожалеть о том отваре с ароматом цветов, которым пользовалась Ясенка. После этого врач сложил в сумку свои лекарства и инструменты.
— Если учесть, как примитивно вас лечили и что помощь вам оказывал человек, не обученный искусству исцеления, то выздоровление ваше идет удивительно хорошо, — заявил врач несколько пренебрежительно. — Наверное, это следует объяснить вашим отличным здоровьем.
Оберн не стал говорить, что это могло объясняться и тем, что та, кто не была обучена искусству исцеления, тем не менее обладала способностями, которые нельзя получить извне. Теперь, когда его снабдили всем необходимым, и он мог только ждать окончательного выздоровления, Оберн начал томиться от безделья.
Он взял в привычку присоединяться за трапезами к людям Харуза. Выходил он с ними и во двор крепости, где они отрабатывали умение владеть оружием. В свободное время он присоединялся к их играм, вскоре обнаружив, что одна из самых популярных игр, где по доске передвигались солдаты и короли, мало чем отличалась от той, которая давно ему нравилась.
Вскоре он уже завел себе несколько приятелей, и его пребывание в крепости Харуза стало гораздо более приятным. Одним из новых знакомцев стал Ральз, входивший в отряд, который захватил Оберна и Ясенку. Вошел в их число и Эгерн.
— Надеюсь, ты на меня обиды не держишь, — сказал Оберну Ральз. — Я выполнял приказ.
— Я обид не таю, — ответил Оберн и, ухмыльнувшись, добавил: — Я просто за них квитаюсь.
Эгерн расхохотался.
— И я тоже! Ты мне нравишься, парень. Так откуда ты взялся то?
И вот получилось так, что Оберн рассказал своим новым друзьям о ящеровсадниках, о войне на северных землях и о том, как Морским Бродягам пришлось бежать, спасая свои жизни. И о том, как они нашли брошенную крепость и присвоили ее.
— Ого! — воскликнул Ральз, когда Оберн закончил рассказ. — Неудивительно, что ты так хорошо держался по дороге сюда! Любой другой после перелома руки и пары крепких ударов по голове ехал бы на носилках!
— Морские Бродяги из за мелких ссадин не скулят.
— Готов спорить, что и из за других вещей тоже. — Эгерн оценивающе посмотрел на Оберна. — Жаль, что ты под домашним арестом. Ты бы нам пригодился во время патрулирования.
— Патрулирования?
— Да. Трясинники начали пересекать реку — после того как мы любезно показали им, как это делается. — Ральз поморщился и сплюнул. — И устраивают на нашей стороне всякие безобразия. Лорд Харуз вместе с другими владетелями вынужден посылать отряды, чтобы прогонять их обратно. Ты, наверное, обратил внимание на то, как у нас сейчас тесно в казармах: приходится спать по трое на одной кровати.
Оберн переварил услышанное молча.
— Тогда, — спросил он, — даже когда я поправлюсь, я не смогу поехать с вами в патруль? Я был бы рад возможности снова оказаться на открытом воздухе.
— Тебе следует обсудить это с графом, — отозвался Ральз. — Что до меня, я был бы рад твоему обществу. Ты мне нравишься. Но приказ есть приказ.
И Оберн не спешил, ожидая удобного момента. Один раз он обратился к графу Харузу с просьбой об аудиенции, однако встреча не получилась. Это не было категорическим отказом: он услышал, что граф в настоящий момент настолько занят, что не в состоянии уделить своему почетному гостю Оберну достаточно много времени и просит его подождать.
И он ждал. Время от времени ему удавалось мельком увидеть Ясенку — за полуденной трапезой и порой за ужином. Он был рад услышать от нее, что его кольчуга и драгоценный меч работы Ринбелла остались целы — или настолько целы, насколько это возможно. Они спрятаны в развалинах. Но еще больше его радовало, когда девушка ему улыбалась и махала рукой. Он был удивлен, когда понял, что его гораздо сильнее интересует сама Ясенка: ведь Морские Бродяги превыше всего ценили свое оружие!
С каждым днем она становилась все прекраснее. Кто то научил ее ухаживать за волосами, и теперь они блестящей волной спадали почти до талии. Ее лицо светилось, щеки и губы нежно розовели. А наряды были такими, что любой мужчина рад был возможности на нее смотреть. Оберн этой возможностью пользовался сполна. Приходилось признаться, что Ясенка завладела его вниманием. Оберн виновато напоминал себе о Ниэв и их маленьком сыне. Ему бы следовало постоянно думать о них! Но все его мысли сосредотачивались на Ясенке.

23

Патрули, регулярно отправляемые из крепости Крагден, начали понемногу сдерживать вылазки трясинного народа. Казалось, жители болот уже не так рвутся сжигать хутора добропорядочных фермеров и убивать каждого жителя королевства, который будет иметь несчастье с ними встретиться. И все же королева Иса не спешила отдать приказ об уменьшении количества патрулей, а тем более об их отмене.
Другие вести, приходившие к ней из крепости Крагден, были не такими утешительными. Каждые два три дня Маркла находила возможность навещать королеву и рассказывать обо всем, что ей удавалось узнать о той девице, Ясенке, которую Харуз готовил — к чему?
Исе пришлось признать, что наиболее благоприятный момент избавиться от этой выскочки был упущен из за вылазок из Трясины и тревожных известий с севера. Сейчас о существовании Ясенки знало уже такое количество народа, что если бы с ней произошло нечто нехорошее, подозрения моментально легли бы на королеву. И Иса не сомневалась в том, что Харуз стал бы защищать эту девицу — даже если бы ему пришлось выступить против королевы. Ах, если бы только она отдала приказ уничтожить эту тварь, как только узнала о ее существовании! Ну что ж, рано или поздно удобный случай представится. Королеву несколько утешало то, что Маркла продолжала относиться к девице с глубокой враждебностью. Не то чтобы Иса могла ее в этом винить. Даже если Ясенка и полукровка, она остается женщиной, а Маркле хорошо известны темные влечения мужчин и притягательность незнакомого и запретного. Позже этим можно будет воспользоваться.
— Я знаю, что Харуз намерен жениться на этой бледной водянистой девчонке! — снова повторила Маркла. Она высказывала это мнение при каждом посещении апартаментов Исы. А сегодня она даже плакала.
— Ну ну, — успокаивающе произнесла королева. — Любит то он тебя! Я в этом уверена.
Она мгновенно поняла, что эти слова говорить не следовало, но исправлять ошибку было уже поздно. К счастью, Маркла, похоже, не обратила на это внимания. Возможно, королева шпионов была слишком поглощена своими переживаниями, чтобы заметить ту отнюдь не маленькую роль, которую Иса сыграла в обеспечении приязни Харуза к Маркле, а Марклы — к Харузу.
И все же Иса вынуждена была признать, что страхи Марклы отнюдь не лишены оснований. Ее чары должны были заставить Харуза полюбить Марклу и обеспечить ответное чувство Марклы, но для графа на первом месте все равно останется честолюбие. Происхождение Ясенки может быть сомнительным, но, даже будучи полукровкой, она наследница Дома Ясеня. Таким образом она имеет немалую ценность из за ее прав на Яснекрепость, где сейчас поселились Морские Бродяги. Харуз вполне способен жениться на Ясенке не смотря на ее недостойность, а Марклу сделать своей наложницей. Кривя губы, Иса вспомнила собственное положение и то, как Борф со временем стал предпочитать грубых служанок ее собственной утонченной красоте. О да — ей прекрасно известно, как устраиваются такие вещи!
— Она неуклюжая и совершенно не умела себя вести, пока я ею не занялась, — продолжала жаловаться Маркла. — А эта ужасная одежда! Волосы у нее выглядели просто неприлично, а уж лицо… Мне вам ее описать?
— Нет, — ответила королева, содрогаясь. Этого ей слышать совершенно не хотелось. — Поверь мне: я сделаю все от меня зависящее, чтобы увлечение Харуза этой трясинной тварью не зашло дальше дружбы, в которой он клянется. И можешь также поверить, что мое влияние достаточно велико.
— Я благодарна вам, ваше величество.
Маркла утерла глаза тонким вышитым платочком.
— А теперь сосредоточься на том, что мне нужно знать. Тот человек, которого захватили вместе… вместе с Ясенкой… — Королева споткнулась об имя полукровки. Ну что ж: следует привыкнуть его произносить — по крайней мере, на какое то время. — Расскажи мне о нем.
— О, он никакого значения не имеет, — ответила Маркла, пожимая плечами. — Он называет себя Морским Бродягой. А еще он заявляет, что он — сын их предводителя, но, думаю, тут он лжет.
— Может быть. А может быть, нет. Его жизни что то угрожает?
— Нет. Харуз с ним так же внимателен, как с Ясенкой. Оба видят только нежнейшую заботу.
— Значит, этому человеку можно не опасаться за свою жизнь. Значит, у него нет причины лгать. Давай предположим, что этот незнакомец… кстати, как его зовет?
— Оберн.
— Предположим, что этот Оберн действительно тот, за кого он себя выдает, и что девица действительно спасла ему жизнь. Она у нас в руках, и он тоже — по крайней мере, они у Харуза в руках, а я не думаю, чтобы он поставил под сомнение свою верность короне, отказав нам, если мы решим, что у нас есть на них свои планы. Этого не случится, если мы будем действовать достаточно осторожно. Думаю, мне придется отдать это дело в ведение Совета. Даже Харуз не станет бросать им вызов.
— Думаете, не станет?
Иса посмотрела на свою королеву шпионов с немалой симпатией. Во многом это отношение определялось тем, что теперь Маркла стала полностью на нее полагаться. Прежде Маркла была чересчур независимой, чересчур самостоятельной. Теперь она надеется на Ису — и королеве это было весьма приятно. И она получила из рук Марклы еще один инструмент, которым можно будет воспользоваться по своему усмотрению. Теперь ей надо только решить, как именно она хочет использовать Оберна.
— Уверена, — решительно ответила Иса. — И по правде говоря… Тебя еще час другой в Крагдене не хватятся?
— Нет. Харуз уехал с патрульным отрядом, а Ясенка почти весь день будет занята уроками музыки.
Королева чуть не задохнулась от сдержанного смеха, представив себе, как это неотесанное существо перебирает струны лютни… А может, еще и танцует! Ох, призрак Кэмбера! Однако королева справилась с собой.
— Хорошо. Я сейчас вызову Ройанса, и ты расскажешь ему все то, что рассказала мне. Кроме того, ты ответишь на любые вопросы, которые он пожелает тебе задать. А потом мы решим, что нам следует делать.
Пока женщины ждали прихода главы Совета, Маркла воспользовалась возможностью привести в порядок свою внешность и уничтожить следы слез. Иса обратила внимание на то, что тщеславие молодой женщины требует, чтобы она казалась привлекательной всем мужчинам — и этого ее чувства к Харузу не изменили.
Пока Маркла рассказывала свою историю Ройансу, его серебряные брови подымались все выше и выше и наконец чуть не исчезли под спускавшимися на лоб волосами.
— Это поистине очень запутанная история, — сказал он, когда Маркла умолкла. — Вы во всем этом совершенно уверены?
— Когда я не была занята в роли гувернантки, у меня оставалось свободное время. В книгохранилище лорда Харуза в одной из башен спрятаны некие книги и записи, и из любопытства я на них посмотрела. Он отметил в них некоторые места, которые его наиболее интересуют. Одно из них — это полная генеалогия Дома Ясеня. Еще одна запись относится к знакам и символам всех главных Домов, вместе с их девизами, гербами и историей. И о нашей милостивой королеве, — тут она склонила голову перед Исой, — там написано, так же как и о нашем короле, начиная с того момента, когда они были еще младенцами. О принце в той книге, конечно, не упоминается, потому что он родился уже после того, как были сделаны записи.
— Интересно, но не имеет отношения к тому, что представляет собой эта девица. Ее зовут Ясенка, но это ничего не доказывает. Кажется, вы сказали, что она росла в Трясине у Зазар? Об этой женщине давно ходят странные слухи. Ее интерес к сироте может быть пустой выдумкой.
— Так и можно было бы подумать, если бы не внешность той девушки, — сказала Маркла. — В тех записях есть несколько миниатюр с лицами женщин Дома Ясеня. Чертами лица и цветом волос и глаз эта девушка удивительно их напоминает. Совершенно очевидно, что она действительно ведет свое происхождение из Дома Ясеня.
Ройанс повернулся к Исе.
Вероятное время ее рождения совпадает с исчезновением некоей яснеродной женщины, ваше величество. Я уверен, что вам памятен тот случай.
— Да, — процедила королева сквозь зубы.
— В тот момент все решили, что Ясень сам себя уничтожил. В сообщениях говорилось о найденных стрелах Ясеня, и в тот момент внутри Дома было большое неустройство. Человек, сообщивший о случившемся, — лорд Лакел, командир личного отряда ее милостивого величества королевы, если я правильно помню. Я не ошибся?
— Да, это так. Я отправила его именно потому, что ходили слухи о серьезном конфликте между двумя главными ветвями Дома Ясеня. Как вы знаете, благоразумие требует прекращать такие вещи прежде, чем они перерастут в гражданскую войну. Хотя в данном случае мы опоздали.
— Меня всегда интересовал вопрос о том, что бы вы сделали, если бы Лакел нашел леди Алдиту раньше, чем это сделали ее родственники?
Иса была готова к этому вопросу: она давно поняла, к чему клонит Ройанс.
— Милорда короля тревожило благополучие леди Алдиты. И меня, как его любящую жену, тоже.
— Несмотря на то, что, по слухам, леди Алдита носила ребенка от Борфа?
Иса небрежно пожала плечами, надеясь, что это выглядит достаточно убедительно. Ей было даже приятно открыто высказать то, к чему она пришла какое то время тому назад.
— Слухи — это не факты, милорд. Я считаю, что обстоятельства гибели леди Алдиты от руки ее собственных родичей указывают на нечто более темное: на запретный союз с кем то из ее собственного Дома. Или, возможно, она вступила в связь со слугой или кем то не менее низкорожденным. Однако, обдумав все случившееся, я считаю, что тут имело место одно из тех редких извращении, которые порой позволяют себе наши люди, когда, по слухам, уходят в Трясину в поисках развлечений. В конце концов, она ведь вернулась именно к Трясине — и, думаю, к своему возлюбленному. Я считаю, что новая наследница Ясеня — это всего лишь полукровка, и именно поэтому леди Алдита и была убита.
После слов королевы в комнате на несколько мгновений воцарилась гробовая тишина. Ройанс поморщился от отвращения.
— Пусть это будет не так, ваше величество.
Королева взмахнула рукой, а потом переплела пальцы так, чтобы Великие Кольца стали хорошо видны.
— Спустя столько лет… какое это может иметь значение? Существует некая девица, и, похоже, в ее жилах течет кровь Ясеня. По крайней мере, наполовину. Это все, что известно определенно.
— Значит, вы отрицаете, что она — отпрыск Борфа?
Иса понимала, что следующие слова ей следует подбирать как можно тщательнее.
— Вынуждена, милорд. Борф, конечно, женолюбив, но он не глуп. Установить столь тесную связь со столь высокорожденной леди, особенно после женитьбы на мне, значило бы рисковать вызвать открытое восстание. Если вы тщательно все подсчитаете, то поймете, что эта девушка должна была родиться в тот период, когда мы с королем были молодоженами, — через год после нашей свадьбы или даже меньше. На самом деле я, возможно, уже ждала Флориана. Король был очень заботлив со мной, потому что я носила под сердцем его наследника. Неужели вы допускаете, что недавно женившийся супруг, жена которого носит его ребенка, пошел бы на такую интрижку? Нет, милорд: я утверждаю, что такого быть не может. Я говорю, что отец этой девицы был жителем Трясины. Иначе как бы она могла остаться в живых там, где иноземцев убивают, как только увидят?
Она выпрямилась и пристально посмотрела на Ройанса, проверяя, как на него подействовали ее слова.
Он вздохнул.
— Должен признать, что сказанное вашим величеством убеждает. Но еще мне кажется, что этот вопрос нельзя считать закрытым, не проведя дополнительного расследования.
— Это не имеет значения, если вас тревожит возможность появления иного претендента на престол, помимо Флориана. Даже если бы отцом этой девицы, Ясенки, действительно оказался мой муж (что я отрицаю), она все равно осталась бы незаконнорожденной дочерью короля. Но, как я уже сказала, я решительно отвергаю такую возможность. — А потом она выдвинула свой самый сильный аргумент, который специально не спешила высказать. — Если бы ее действительно зачал Борф, то почему Зазар было не привести ее сюда давным давно?
— На этот вопрос у меня ответа нет, — сказал Ройанс. — Разрешите мне подумать об этом наедине с собой. — Он повернулся к Маркле. — Тем временем можете ничего не бояться, моя милая. Мне совершенно ясно, что вы идеально подходите Харузу. Если эта девица — не бастард короля, то ее непонятное происхождение не позволяет ей вступить в брак с таким знатным аристократом как Харуз, и я воспользуюсь своим влиянием в Совете для того, чтобы провести именно такое решение. А если эта девица — королевская дочь, пусть и незаконнорожденная, то кровь ставит ее слишком высоко, чтобы на ней мог жениться аристократ, в чьих жилах нет такой крови. Единственным исключением в нашей стране был бы Флориан, но и это исключается, потому что в таком случае они единокровные брат и сестра. И если это окажется именно так, то я скажу об этом на Совете.
Королева встала, показывая, что аудиенция закончена.
— Я знала, что могу положиться на вашу мудрость и опытность, милорд, — сказала она, протягивая Ройансу руку для поцелуя. — Признаюсь, что мы с леди Марклой испытываем огромное облегчение от того, что переложили это дело на ваши плечи.
Ройанс раскланялся и ушел, а Иса с Марклой обменялись долгим взглядом.
— Да, — проговорила наконец Маркла, — это нечто новое. Я и не думала о том, что Ясенка может оказаться ребенком Борфа.
— Можешь и дальше не думать, — твердо заявила Иса. — Этот вопрос закрыт. Мать Ясенки была потаскушка. И не имеет значение, кто именно из множества ее возлюбленных стал отцом ее ребенка. А теперь возвращайся в крепость Крагден. И ничего об этом не рассказывай Харузу.
Маркла выгнула бровь.
— Естественно, не буду. Ему слишком нравится узнавать обо всем первым. Я получу немалое удовольствие, когда он обнаружит, что хотя бы на этот раз его обошли.
После этого она тоже попрощалась с королевой. Иса принялась расхаживать по комнате: возбуждение не давало ей сесть и спокойно все обдумать.
Похоже было, что самые большие из ее страхов вот вот станут реальностью. Несмотря на то что она сказала Ройансу, Иса понимала: очень легко заявить, будто эта девица, Ясенка, — дочь Борфа и что она более достойна занять трон, нежели Флориан. Найдутся люди, которые могут даже счесть что такой отпрыск — пусть и незаконнорожденный — имеет некоторые преимущества. В конце концов, девица родилась раньше Флориана и, несмотря на то, что рождена вне брака, имеет королевскую кровь и по матери, и по отцу, чего лишен Флориан. И кроме того, никто не станет оспаривать ее права на Яснекрепость, если она пожелает о них заявить.
Опасность, опасность! Но несмотря на всю опасность, которую представляла собой эта девица, устранять ее было бы еще опаснее. Иса прижала пальцы к вискам, где вдруг вспыхнула такая сильная боль, что королеве стало дурно. Почему она не занялась этой выскочкой раньше? Почему жители Трясины сочли нужным начать вылазки на территорию Рендела именно сейчас? Ведь только это и помешало ей сосредоточить внимание на неловкой ситуации…
Иса прикоснулась к Великим Кольцам, ища у них успокоения.
— Дуб, Тис, Ясень и Рябина, — прошептала она, — помогите мне!

Со встречи с королевой и леди Марклой Ройанс ушел, снедаемый тревогой. Он не мог избавиться от подозрения, что Иса не была с ним до конца откровенной. Лорд вернулся в свою городскую резиденцию и разослал гонцов, вызывая к себе для разговора самых разных людей.
Когда к нему привели Лакела, Ройанс придирчиво расспросил его. Бывший командир личной гвардии королевы, вышедший в отставку по ранению, помнил все отлично. Он снова рассказал о той ужасной грозовой ночи, когда нашел воинов Ясеня, в телах которых еще трепетали стрелы Ясеня, и о том, как он увидел в полумраке лодку и как с нее соскользнуло в воду тело и исчезло.
— Я решил, что это — та, кого мы искали, милорд, — сказал он Ройансу, — и так об этом и доложил.
— Вы все сделали правильно, Лакел, и вам стыдиться нечего. Спасибо.
Другие воины, бывшие с Лакелом в ту ночь, представ перед Ройансом, рассказали примерно то же самое. Определенно можно было сказать ровно столько — и не больше.
Ройанс решил нанести визит Харузу. Как только ему доложили, что властитель Крагдена вернулся из патрульной поездки, он проделал короткое путешествие до крепости — и сразу же был приглашен в личные покои Харуза.
— Мне бы хотелось встретиться с вашей гостьей, — сказал Ройанс, когда обмен любезностями закончился. — Леди Маркла немало мне о ней рассказала. И к тому же королева заинтересовалась ею.
— Сейчас она занята уроками. Но вы сможете поговорить с ней немного позже.
— Это правда, что вы привезли ее из Трясины?
— Да. Как вам известно, у меня много интересов в самых разных краях и областях знания, и когда я услышал о девушке, которая не принадлежит к трясинному народу, но живет в Трясине, я почувствовал, что должен разгадать эту загадку. И поэтому я познакомился с Зазар, о которой полагаю, вы слышали.
— Да, это великая знахарка. О ней слышали почти все жители Рендела.
— И, надо полагать, многие пользовались ее услугами. Итак, я отправился повидать Зазар и, ведя с ней другие дела, имел возможность увидеть ту самую девушку, о которой ходили слухи. — Харуз рассеянно прикоснулся к амулету, который он извлек из под камзола. — Позже я отправился за ней, но Зазар ее спрятала. Мне довольно долго пришлось искать ее убежище. Но в конце концов я его нашел и привез ее сюда, где ей и подобает быть.
— Ясно, — отозвался Ройанс. — И каковы ваши планы теперь?
— Прежде всего, нам необходимо точно узнать, кто она. Ее принадлежность к Дому Ясеня сомнений не вызывает: печать родства видна совершенно отчетливо. Но кто были ее родители, не вполне понятно. Я считаю, что ее матерью была леди Алдита, погибшая при таинственных обстоятельствах.
— Я знаю об этих обстоятельствах. А ее отец?
— Пока неизвестен.
— Житель Трясины?
— Определенно нет.
Ройанс на минуту задумался.
— Вы согласитесь, чтобы Совет расспросил эту девушку?
— Если вы об этом просите — безусловно.
— Возможно, в ее памяти хранится больше, чем вы знаете. — Ройанс встал. — Король близок к смерти. Вам следовало бы временно переехать в ваш городской дом: было бы крайне неуместно, если бы вы отсутствовали в тот момент, когда настанет время провозгласить Флориана нашим королем. — Харуз брезгливо поморщился. — Да, понимаю. Он… Ну, совершенно очевидно, что вскоре у Совета будет много дел. Пусть вместо вас патрульными отрядами командует кто нибудь другой. Ваше присутствие нужнее в Ренделшаме.
— Как прикажете, лорд Ройанс, — ответил Харуз и поклонился. — Я предлагаю сделать это через два дня. Банкет в моей городской резиденции? На котором могли бы присутствовать члены Совета и леди Ясенка?
— Было бы весьма неплохо.

Ройанс был не единственным, у кого после встречи с королевой появилась пища для размышлений. Маркла уединилась в своих покоях, в самой дальней комнате, где ее никто не побеспокоил бы. Она знала один важнейший факт, который пока принадлежал ей одной: Маркла была совершенно уверена в том, что Ясенка не была трясинной полукровкой. В этом случае вероятность того, что ее отцом был Борф, оказывалась гораздо более высокой… хотя бы потому, что Иса так решительно ее отрицала.
Ройанс, конечно же, поймет это и сам. И тогда он очень скоро позаботится о том, чтобы несчастную девицу привели к королю. Это были факты, с которыми Маркла ничего поделать не могла.
И она понимала, что Харуз знает — или, по крайней мере, подозревает — об истинном происхождении Ясенки. И при его честолюбии становится понятно, зачем ему понадобилась бесцветная девчонка! Близкие связи с троном — или, за неимением их, наследственные угодья Дома Ясеня. В любом случае Харуз становится самым богатым аристократом страны и может соперничать даже с королем!
Поскольку Маркла считала необходимым знать своих заказчиков, она сознавала, что Иса всегда была склонна к самообману. Но это… такой масштаб выходил за обычные рамки. Как ей обернуть это себе на пользу? Она пока не знала, но не сомневалась в том, что найдет способ.
Тем временем ей необходимо было сосредоточиться на том, чтобы помешать Харузу осуществить его планы. Они являли собой чистую глупость и определенно закончатся тем, что Харуз будет убит за то, что покусился на слишком многое. Этого Маркла допустить не может. Однако пока Ясенка не замужем, она останется мишенью для любого аристократа с подобными амбициями.
«Я не могу ничего предпринять, пока Ясенка не появится при дворе и не будет представлена королеве», — сказала себе Маркла. Вот потом… Да! Потом Ясенку необходимо выдать замуж, и как можно скорее. За любого, кто не будет Харузом и не будет представлять слишком большой опасности. Но кто же подойдет для этой роли?
Это должен быть человек, союз с которым будет считаться выгодным, — ответила она на собственный вопрос, довольная тем, что к ней вернулась ясность мышления. До нее доходили слухи о робких попытках заключить союз с Морскими Бродягами, занявшими Яснекрепость. И тут ее озарило.
Оберн!
Чем больше Маркла об этом думала, тем больше ей нравился этот план. Конечно, мужем Ясенки должен стать Оберн! Он если и не королевской крови, то, по крайней мере, рожден настолько высоко, насколько это возможно среди Морских Бродяг. И его люди уже сделали ставку на Яснекрепость: было бы только правильно, чтобы они укрепили свой клан, объединившись с единственной живущей наследницей Ясеня. Кроме того, от Марклы не укрылось, какими взглядами обменивались Ясенка и Оберн: совершенно ясно, что такой брак не будет неприятен обоим.
Да. Ей необходимо каким то образом добиться того, чтобы остальные участники этой нелепой пьесы решили выдать Ясенку за Оберна. И более того, она должна позаботиться о том, чтобы они считали это решение своим собственным. В первую очередь королева, конечно. И Ройанс. Им управлять будет легко. Она уже заметила, как Ройанс на нее смотрит.
Ее губы изогнулись в улыбке. А если окажется, что Морские Бродяги не такие утонченные, как аристократы Рендела, то это роли играть не будет. Ясенка разницы не заметит.
Маркла встала и начала расхаживать по комнате, оглаживая ладонями свое тело. Как только все будет сделано, решила она, придет пора напомнить Харузу о том, что она, Маркла, по прежнему рядом, что она ждет и полна желания.
Харуз всегда держался с ней безупречно рыцарственно. Этому пора положить конец. Она решила, что этой же ночью продемонстрирует Харузу, что именно он выиграет, предпочтя ее Ясенке. Раньше девушка была ей просто несимпатична. Теперь же Маркла ненавидела ее — так же горячо, как любила Харуза.

Ясенка очень обрадовалась, когда услышала, что Харуз и кое кто из его домочадцев на время переедут в столицу. Она бросилась с этим известием к Маркле и обнаружила ее на галерее, занятую рукодельем.
— Что мне делать? Что мне с собой взять? Что собираетесь взять вы?
— Ничего, — холодно ответила Маркла. — Я не приглашена вас сопровождать. Мне велено остаться здесь и в отсутствие графа Харуза распоряжаться в крепости Крагден.
— О! — ответила Ясенка, которую несколько смутила холодность Марклы. — Но ведь… ведь это очень почетная и ответственная обязанность! Это показывает, насколько Харуз на вас полагается.
Маркла отложила вышивку, демонстрируя полное равнодушие.
— Полагаю, что это так. Лорд Харуз распорядился, чтобы я вам помогла.
— Да. Да, он так сказал. Но если это неудобно…
— Нисколько. Отправьте слугу за сундуками. Мы должны проследить за тем, чтобы в Ренделшаме вы нас не посрамили.
Верхние платья, нижние платья, шпильки, украшения, туфли и чулки. Румяна и духи. Необходимо было взять так много всего! Прежде Ясенке никогда не приходилось думать о своем гардеробе: она только следила, чтобы поножи оставались целыми, а в костюме из кожи лаппера не было бы прорех. А теперь ей казалось, что во всем замке Харуза не найдется столько сундуков, чтобы упаковать все вещи, которые могут понадобиться ей на время пребывания в городской резиденции Харуза, — и это при этом, что они собирались пробыть там совсем недолго! И все же Маркла настояла, чтобы Ясенка упаковала не меньше шести верхних платьев и дюжину нижних.
— Обязательно возьмите вот это, — сказала Маркла, расправляя синее платье, которое было одним из первых подарков Харуза. — Оно ваше самое нарядное и обязательно вам понадобится.
— Почему?
— Потому что там будет банкет — пир, на котором будут присутствовать самые влиятельные люди королевства. Они соберутся только для того, чтобы с вами познакомиться.
Ясенка жарко покраснела от смущения.
— Я ведь ничто и никто! Зачем кому то со мной знакомиться?
— Не знаю, — Маркла нахмурилась, но быстро успокоилась. — Мне сказано, что вы должны предстать перед ними в самом лучшем виде. Обязательно возьмите драгоценности — те, что с сапфирами. Особенно колье. Я отправлю с вами Эйфер в качестве горничной.
Ясенка кивнула.
— Спасибо вам, леди Маркла, за вашу помощь
— Не забудьте, как надо себя вести за столом, — напомнила та, отворачиваясь и показывая Ясенке, что разговор окончен.
Ясенке хотелось заверить Марклу в том, что в ее отношениях с Харузом нет ничего нехорошего, однако она не знала, как это сделать. Она протянула было руку, но остановилась, так и не дотронувшись до плеча своей наставницы. Она была почти уверена, что Маркла отбросит ее руку — или сделает что нибудь еще более неприятное. Эта женщина никогда не была ей другом — и не будет. Ясенке придется с этим смириться. А теперь по какой то необъяснимой причине Маркла и вовсе стала ей врагом.
Переезжающих оказалось на удивление много. Поначалу Ясенка ехала в карете, среди сундуков, набитых ее вещами, но плохие рессоры и неровная дорога вскоре заставили ее пересесть в седло. Она невольно решила, что в этих местах достоинство аристократа определяется тем, какое количество слуг и сопровождающих необходимо ему для столь короткой поездки. Зазар, например, прекрасно обходилась услугами одной только Кази. К некоторому удивлению Ясенки, она увидела в конце кавалькады Оберна, который ехал вместе с несколькими воинами Харуза. Однако она решила, что в его присутствии нет ничего странного: он находится в таком же неловком положении не столько гостя, сколько пленника, как и она сама. Время от времени она чуть отставала и немного ехала рядом с ним, с удовольствием заметив, что он продолжает быстро поправляться.
Поездка до города больше напоминала неспешную приятную прогулку. Когда они оказались в нижнем городе, Ясенка на время забыла свои тревоги, и сердце ее забилось быстрее. Она пришпорила своего коня, чтобы догнать Харуза. Они проехали через городские ворота и миновали великолепное здание — Харуз сказал, что это один из меньших соборов. А потом впереди показался огромный замок, издали похожий на причудливое творение мастера кондитера.
— Кто живет в тех высоких башнях? — спросила она у Харуза.
Она запрокинула голову так сильно, что чуть было не свалилась с лошади.
Харуз успел поддержать ее, не дав упасть.
— Там никто сейчас не живет. Когда то их использовали как сторожевые башни. С самой высокой можно увидеть почти весь Рендел от одной границы до другой.
Ясенке нетрудно было этому поверить. Пока они ехали через город, она думала, что даже представить себе не могла такие прекрасные здания. Наверное, именно так когда то выглядели развалины в Трясине — когда они тоже были городом, красивым и гордым.
— А где ваш дом? — спросила она у Харуза.
— Мы уже приехали.
Небольшой кортеж остановился у дверей необычайно красивого строения, походившего на небольшое укрепление. Ясенка посмотрела на Харуза с новым уважением.
— Позже я свожу вас во дворец. Внутри его стен располагается и Великий Собор Света, во внутреннем дворе которого стоят четыре дерева.
— Какие дерева?
— Те, что символизируют четыре Главных Дома Рендела: дуб, тис, ясень и рябина.
Ясенке вдруг вспомнилось, как Зазар чертила сверкающие контуры разных листьев, а она, Ясенка, правильно называла их, хотя никогда до этого таких не видела. Неужели это те самые? Деревья, листья которых рисовала Зазар?
— Да, — ответила она Харузу, — мне бы хотелось все это увидеть. Мы пойдем туда завтра?
Харуз рассмеялся.
— Нет, — сказал он. — Но скоро. Обещаю. Сначала — банкет, на котором вы познакомитесь с аристократами. А потом я покажу вам все, что вам захочется увидеть.
— А когда? Когда будет этот банкет?
— Завтра в полдень. Сегодня днем и вечером вам следует отдохнуть, чтобы завтра вы выглядели особенно прекрасной.
И Ясенка замолчала — как замолкала всегда, когда Харуз или кто нибудь другой заговаривали о ее внешности. И тут пришла непрошеная мысль: была бы ее реакция такой же, если бы Оберн обратил внимание на то, как она выглядит? Ясенка постаралась подумать о чем нибудь другом.
Уже через час она устроилась в гостевых покоях резиденции Харуза, а Эйфер принялась приводить в порядок ее вещи. Казалось, будто эта девушка жила здесь всю свою жизнь. Ясенка подумала было, не стоит ли ей вопреки запрету Харуза ускользнуть из дома, чтобы увидеть все, что захочется, однако оказалось, что граф поставил у всех дверей стражу. Ясенке пришлось удовлетвориться прогулкой по стенам маленькой крепости, откуда можно было увидеть немало, конечно, но…
Час пышного пира наступил достаточно быстро. Эйфер усердно готовила Ясенку, не успокоившись, пока не довела все до идеального состояния. Она выкупала свою новую хозяйку, вымыла ей волосы и расчесывала их до тех пор, пока они не засияли, как бледное золото. Даже Ясенка, которую все это несколько утомило, вынуждена была признать, что выглядит почти так же внушительно, как и все вокруг. Из высокого зеркала на нее смотрела дама, в которой невозможно было узнать трясинное растение, найденное Харузом и перевезенное из болот на юг. В завершение туалета Ясенка надела сапфировые серьги, а Эйфер застегнула на ее шее колье, которое подчеркнуло форму выреза синего платья. Ясенка чуть смочила шею, запястья и шею духами, приготовленными из синих цветов, с удовольствием вдыхая их аромат.
А потом она немного смущенно спустилась по лестнице и вошла в зал — одна, как почему то приказал Харуз.
За столом уже сидели семь человек, все мужчины. Среди них был и Харуз. Отдельный маленький стол со стулом был поставлен напротив, так, чтобы сидящий за ним видел всех семерых — и был виден им. Еще не успев занять это место, Ясенка почувствовала себя товаром, выставленным на всеобщее обозрение. Она встревожилась и насторожилась — и чуть было не прослушала имена гостей, которые по очереди назвал ей Харуз. Эдгард, представитель Эрфта из Дома Рябины, Гаттор из Билфа, Ройанс из Граттенбора, Фалк из Мимона, Джакар из Вакастера, Лиффен из Лерканда. Эти имена завертелись у нее в голове, и она не без труда соотнесла их с лицами.
Почти сразу все мужчины, за исключением Харуза, принялись задавать ей вопросы. Кто она? Откуда она? Как ее воспитывали? Кто это делал? Как она избежала той судьбы, которая ждет иноземцев в Трясине? Инстинктивно Ясенка отвечала осторожно, говоря ровно сколько, сколько было необходимо, чтобы удовлетворить любопытство спрашивающего. Потом, отвечая на очередной вопрос, она вспомнила о напоминании Марклы о том, что ей надо следить за своим поведением за столом. Но у Ясенки не было возможности опозорить себя или хозяина дома: пока на стол подавалось одно роскошное блюдо за другим, Ясенка была занята ответами на бесконечный поток вопросов этих суровых мужчин. Она совершенно лишилась аппетита и едва прикасалась к еде.
Она почувствовала себя еще хуже, когда поняла, что эти безжалостно допрашивающие ее лорды настроены довольно враждебно. Почему? Ее тайное волнение постепенно сменилось гневом: ведь они ее даже не знают! Однако она продолжала отвечать все так же сдержанно, взвешивая каждое свое слово и не говоря ничего лишнего.
Харуз наконец прервал поток безжалостных вопросов своим собственным, более мягким.
— Пожалуйста, расскажите моим друзьям, при каких обстоятельствах вы встретились с человеком с моря. Этот человек, — добавил он, обращаясь к своим гостям, — сейчас находится в моем доме. В свое время я приглашу его сюда.
Немного успокоившись, Ясенка охотно поведала историю встречи с Оберном: как она увидела его падение и как помогла ему.
— Эта встреча была совершенно случайной, милорды, — добавила она. — Я почти ничего о нем не знаю, кроме того, что он кажется человеком хорошим.
Толстый мужчина с сонными глазами — Гаттор — в этот момент вдруг оживился.
— Что за украшение висит у вас на шее? — спросил он.
— Это подарок графа Харуза, — ответила Ясенка. — Он сказал, что это знак моего Дома. Но я не знаю, что он символизирует.
Гаттор рассмеялся и бросил быстрый взгляд на Харуза.
— Хитрите до конца, да? — проговорил он. — Ну что ж, такая осторожность прежде всегда себя оправдывала, оправдает и сейчас. — Тут он с трудом поднял свое толстое тело с кресла, обошел стол и низко поклонился Ясенке. — Приветствую вас, миледи.
С этими словами он удалился, не сказав больше ни слова — даже хозяину дома.
Один за другим и все остальные — кроме Харуза и седого мужчины, Ройанса, — сделали то же, к полному изумлению и растерянности Ясенки: казалось, они внезапно потеряли интерес и к ней, и ко всему тому, что хотели узнать.
Когда гости разошлись, Харуз повернулся к Ройансу.
— Думаю, пора показать вам Оберна, милорд, — сказал он. Он сделал знак одному из охранников, и вскоре в зал привели Оберна. — Вы поели? — вежливо спросил Харуз.
— Да, ел. С вашими солдатами. — Выгнув бровь Оберн посмотрел на остатки пира: гуся запеченного в собственных перьях, кабанчика, зажаренного на вертеле в меду, всевозможные печенья и пироги.
— Тем не менее прошу вас наполнить себе тарелку и присоединиться к нам, пока мы будем слушать ваш рассказ. Насколько я помню, вы просили, чтобы я с вами поговорил, но в тот момент у меня не было времени, за что я приношу вам извинения. А вот теперь время у меня есть.
— Я просто хотел попросить, чтобы мне было позволено участвовать в патрульных выездах ваших людей, — сказал Оберн.
Он отрезал себе кусок кабаньего мяса и начал есть с немалым аппетитом, хоть и управлялся немного неловко из за еще не снятой с руки шины.
— У вас еще не до конца зажила рука, — сказал Харуз. — Вы еще не сможете ни быстро скакать, ни сражаться.
— Это через несколько дней пройдет. Теперь я вижу, что высокопоставленных людей занимают и более весомые дела и что их результат как будто бы зависит и от меня, хотя и не понимаю как.
— Мои люди говорят — вы утверждаете, будто среди вашего народа были чем то вроде принца, — сказал Ройанс.
Харуз взглянул на немолодого лорда с немалым удивлением.
— У вас неплохие шпионы, — заметил он.
— Чтобы прожить столько, сколько прожил я, без этого не обойтись. — Он кивнул Оберну. — Это правда? Вы действительно принц?
— Мой отец — верховный предводитель Морских Бродяг, которые теперь живут в Новом Волде — том месте, которое когда то называлось Яснекрепостью, как нам сказали. Крепость пустовала. Не знаю, делает ли это меня принцем. Я всегда был просто телохранителем отца.
— Но тем не менее вы человек, не лишенный веса, — заметил Ройанс. — Спасибо вам, Оберн. Пожалуйста, считайте себя почетным гостем не только графа Харуза, но и моим тоже. А моим расположением пренебрегать не стоит.
— И я вас за него благодарю.
Наступило молчание, и Оберн понял, что его роль в таинственных событиях дня закончена. Встав, он кивнул и удалился из зала.
Двое мужчин, оставшихся за столом, некоторое время молчали. Ройанс потребовал кубок вина и задумчиво пил его, лениво отщипывая понемногу от кисточки винограда и куска молодого сыра.
А потом вдруг резко отодвинулся от стола.
— Я согласен, лорд Харуз — теперь, когда я ее увидел и поговорил с ней. Вы привезли ее сюда, чтобы показать нам всем, что она собой представляет. Вы поняли это первым, а теперь это знают и все члены Совета. И хотя вызова не последовало, нам необходимо отправиться во дворец. — Он встал и подал руку Ясенке. — Пойдемте со мной, дитя мое. Вам необходимо кое с кем повидаться — пока еще не слишком поздно.

Спальня короля Борфа была еще более обычного набита придворными и прихлебателями. Иса распорядилась, чтобы на возвышении рядом с кроватью короля ей поставили стульчик, и теперь сидела на нем, глядя на своего умирающего мужа.
Даже самым большим оптимистам было очевидно, что последние минуты короля приближаются стремительно. С некоторым раздражением королева отметила отсутствие всех членов Совета. А потом пятеро из них пришли все вместе. Но куда же делся Ройанс? И Харуз? Неужели Ройанс решил ей изменить? Без него… Королева отказывалась даже думать о такой возможности. Нет, он ей верен: просто что то очень важное задержало его, помешав прийти к постели Борфа в этот решающий момент. А Флориан…
Казалось, ее мысль стала магическим призывом: Флориан прошествовал по спальне в сопровождении своих фаворитов и гуляк. Держались они совершенно не так, как подобало бы в присутствии умирающего. Принц схватил мастера Лоргана за рукав.
— Сколько еще проживет король? — спросил он.
В голосе принца прозвучали нотки нетерпения, которые разгневали Ису. Она резко повернулась к сыну.
— Придержи язык! — прошипела она, словно готовая к броску змея. — Ты вполне мог бы подождать, пока он испустит последний вздох, а уже потом карабкаться на трон, который для тебя явно велик!
Принц открыл рот, намереваясь что то ответить, однако ему помешал приход еще одной небольшой группы придворных. Он уставился на них, в кои то веки потеряв дар речи.
Это пришел Ройанс, а следом за ним — Харуз с какой то незнакомкой, совсем юной. Ройанс ударил своим посохом в пол, требуя внимания.
— Пусть знают все, — провозгласил он голосом, наполнившим все помещение, — что пока наша милостивая королева носит четыре Великие Кольца, древняя власть, которую я поклялся поддерживать, действует! И все, что я делаю, делается ради нее.
С этими словами он поклонился королеве и посторонился.
Гулкий стук посоха в пол привел короля в чувство: он неожиданно сел на постели и устремил взгляд на молодую женщину, которую пропустил вперед Ройанс. Слезы выступили у него на глазах, а потом потекли по щекам. Задрожав, Борф простер вперед руки.
Иса потянулась к нему, поймала его пальцы и начала произносить призыв к Кольцам. Однако король ее не слушал. Вырвавшись, он снова потянулся вперед, словно в приветствии. Дрожащим голосом, но достаточно громко, чтобы его услышали все присутствующие, он обратился к девушке, которая стояла с Харузом и Ройансом:
— Дочь! — сказал он и повторил еще раз: — Дочь! Добро пожаловать, дочь моя!
— Никакой дочери нет! — яростно возразила Иса. Она подняла руки: — Клянусь в этом силой Колец! — Но, к ее ужасу, руки задрожали и опустились: Великие Кольца внезапно сделались слишком тяжелыми… Если то, что она подозревала — но не осмеливалась признать, — правда, тогда терять время было нельзя. То, чего не увидят придворные, можно будет отрицать.
— Ройанс, очистите помещение. Тому, что произойдет дальше, свидетелей быть не должно.
Она хотела заставить замолчать короля, который все еще пытался говорить сквозь предсмертные хрипы, клокотавшие у него в горле.
— Не мешай! — сказал вдруг Борф так решительно, как не говорил уже много дней. — Кровь взывает к крови. И здесь стоит моя плоть и кровь — моя дочь.
И он улыбнулся девушке с необычайной нежностью и любовью.
До Исы донесся легкий аромат ее духов. Она мгновенно узнала его. Король повернул голову и обратился к той, чье присутствие оставалось невидимым для всех остальным.
— Теперь я все понял, Алдита, возлюбленная моя. Моя дочь…
Он глубоко вздохнул, закрыл глаза — и упал на подушки так тяжело, как не может упасть живой человек.
Иса в ужасе уставилась на него, а потом повернулась, чтобы посмотреть на девушку, которую Борф признал своей дочерью. Толпа придворных отступила, оставив Ясенку одну в пятне света. Девушка сжимала перед собой руки, а на ее лице отражалось потрясение увиденным и услышанным. Она испытывала немалое отвращение к этому обрюзгшему существу, которое только что назвало ее своей дочерью. На ней был цвет Ясеня — синий, какого при дворе не видели уже шестнадцать лет. Неудивительно, что Иса не сразу поняла, кого она перед собой видит: это не была трясинная полукровка, то нелепое создание, которое она мысленно себе представляла! На шее девушки висело ожерелье со знаком Дома Ясеня — символом, который Иса уже не думала увидеть.
— Кто… — только и смогла выговорить королева.
— Я — Ясенка, — проговорила дрожащим голосом женщина — вернее, юная девушка.
И королева наконец узнала дочь Алдиты и Борфа, устремив взгляд в лицо, соединившее в себе черты ее злейшей соперницы с чертами ее мужа, мертвое тело которого лежало между ними.
Среди зрителей началось чуть заметное движение: слабый намек на то, что на глазах у королевы формируются новые партии. Лизоблюды Флориана, естественно, остались стоять рядом с ним, однако остальные колебались, собираясь сделать небольшой шаг, который покажет их готовность предпочесть принцу даже внебрачную дочь короля.
И внезапно прозревшая королева обрела способность мыслить быстро и решительно. Своим кратким объявлением Ройанс предоставил Исе выбор, зная, как глубоко она презирает принца. И у нее, и у Флориана немало врагов, которые рады будут добиться возведения на трон Ясенки только для того, чтобы избавиться от королевы и ее сына. Для них королевская кровь, унаследованная Ясенкой от обоих родителей, станет достаточным предлогом. Их не обеспокоит то, что Ясенка понятия не имеет о том, как править страной. Нет, как раз это их вполне устроит: ведь в этом случае они смогут присвоить ту власть, которая всегда теряется в моменты падения королевских династий. Сейчас большую часть власти удерживали Иса и Совет, для которого бастард стал бы простой марионеткой. И Иса, конечно, по прежнему останется властью, действующей за троном… Такая возможность выглядела очень соблазнительной.
Был момент, когда Иса сама всерьез думала о том, чтобы отстранить Флориана от власти, как неспособного править. Но уйти в сторону ради ребенка соперницы, допустить, чтобы кровь Тиса полностью потеряла права на трон? Нет! Она — жена, а теперь вдова короля, и, каким бы непригодным к власти ни был Флориан, она позаботится о том, чтобы трон достался ее собственному сыну! Не колеблясь, Иса повернулась к Флориану, который совершенно потерял дар речи. Она подняла руки так, чтобы все могли видеть Кольца на ее пальцах.
— Король умер! — объявила она, и, несмотря на все ее усилия, голос у нее задрожал. — Да здравствует король!


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru