логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Нортон Андрэ. Секреты колдовского мира 3. Стража Колдовского мира

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Андрэ Нортон
Стража Колдовского мира

Секреты колдовского мира – 3



Аннотация

Андрэ Нортон — одна из самых популярных писательниц за всю историю мировой фантастики, более того, один из тех редких авторов, таланту которых в равной степени подвластны как жанр научной фантастики, так и жанр фэнтези, первая и пока единственная женщина,удостоенная Американской ассоциацией писателей фантастов высокого титула Великого Мастера. Однако в ряды классиков фантастической литературы нашего столетия Нортон вошла именно благодаря фэнтези — благодаря своей знаменитой эпической саге о Колдовском мире, мире могучих героев и могущественных волшебников, уникальном, бесконечно оригинальном мире, полюбившемся миллионам читателей...


Пролог 1
Эскор, Ализонская граница

Саймон Трегарт осадил торгианского жеребца. Над равниной, окаймлённой грядой невысоких холмов, тяжело и угрожающе нависало серое небо. В этой пустынной стороне взгляду не на чём было остановиться, и всё же, обводя взглядом горизонт, Саймон чувствовал неясную тревогу. Она беспокоила его все утро — с тех пор, как они выехали. Саймон обладал врождённым даром предвидения, хотя этот дар был невелик по сравнению с Силой, доступной другим. Он не сомневался, что впереди какая то беда — впрочем, здесь, в стране древнего чародейства и вечно противоборствующих Сил, беды подстерегали повсюду.
Сумрачное утро было на удивление душным для этих северных краёв. Хотелось снять шлем и кольчугу, хотелось пить — но воду в притороченной к седлу фляжке следовало экономить.
— Я чую запах зла, его не скроешь!
На вершине холма к Саймону присоединился всадник помоложе. Отсюда хорошо просматривалась расстилающаяся у подножия гряды равнина. Она была необитаема, но от взгляда не могло укрыться, что когда то здесь жили, что люди — или кто то другой — некогда пытались возделывать эту негостеприимную землю, вымогая её скудные дары.
Саймон улыбнулся старшему сыну. Киллан был прирождённым воином, но толика дара досталась и на его долю. Он откинул на плечи кольчужную бармицу, поднял голову. Его ноздри раздувались, как у гончей собаки, преследующей добычу.
Зло стережёт, но оно рождено не в наше время. Веган, конь Киллана, тоже высоко вскинул голову. Он был рентианцем из Зелёного Дола, разумным, как человек.
— Ловушка? — Саймон настроился на мысли коня.
Нет… Мысль Вегана тревожно заметалась. Серые!
Тревога коня мгновенно передалась людям.
Саймон не сомневался, что им действительно грозит какая то опасность, хотя его обычные чувства — зрение, слух, обоняние — не подавали никаких тревожных сигналов.
Предчувствие передалось и остальным членам небольшого разведывательного отряда. Они все были очень разными, но в эти дни в Эскоре частенько собирались такие разношёрстные компании — именно здесь, на древней родине одарённых Силой, заметнее всего ощущалось беспокойство. Вековой сон кончился — возможно, навсегда. Смутные, но зловещие предчувствия, погнавшие сегодня в путь этот отряд, обретали определённость. Хранители границ всегда были настороже и ловили малейшие признаки перемен, ощущаемые теми, кто обладал даром.
Три члена отряда — Хаттуран, Варс и Джонк — совсем недавно покинули безопасное убежище в Зелёном Доле. Они скакали на разумных конях рентианцах. Бок о бок с ними ехали боевые торгианцы Старой Расы, вернувшиеся из изгнания: Йонан и Урик Топор, оба они помнили былые дни Эскора. Кроме них в отряд входили: Сенткар — бродяга, участник всех пограничных стычек, Деннер из Лормта и ещё один, навязавшийся в попутчики на второй день после того, как они оставили базовый лагерь, — Керис, сын Киллана.
Этот юнец сейчас беспокойно повернулся в седле, его рука непроизвольно потянулась к рукоятке меча, но тут же он покраснел и быстро опустил её на луки седла, бросив взгляд на Йонана, чтобы увидеть, заметил ли кто нибудь его излишнее стремление к битве.
Он мог противостоять врагу только своим воинским искусством. Отсутствие дара тяготило его всю жизнь. Они с сестрой были близнецами, и весь дар достался сестре. Хорошо хоть, что и саблей и дротиковым ружьём он владел с отменной сноровкой.
Ему, явившемуся незваным, разрешили ехать с отрядом, главным образом потому, что в этой земле было слишком опасно путешествовать в одиночку. Но ни дед, ни отец упорно не обращали на него внимания, и он не сомневался, что рано или поздно ответит за самовольство.
Там и сям по долине, на месте прежних строений, были разбросаны груды камней, над которыми поднимались клубы тумана. Керису вспомнилось одно из множества слышанных в детстве поверий Дола — человек, давший какой то обет и убитый прежде, чем смог его исполнить, продолжает существовать в виде бестелесной тени до тех пор, пока кто нибудь не совершит задуманное им.
Возможно, в этой долине когда то произошла битва. Не в первый уже раз Керис ощутил чувство потери, с которым, плача, пришёл в этот мир. Он был полукровка, и доставшаяся ему половина крови не несла Силы — все получила сестра. Он походил на отца, но не обладал даже тем скромным даром, который был у Киллана, не говоря уже о материнской одарённости.
Саймон Трегарт выпрямился в седле, прикрыл бармицей подбородок и шею. Возможно, ехать дальше было безумием, но долгий опыт борьбы с тёмными силами научил его, что лучшая тактика — открытое противоборство. Рентианец Киллана развернулся к северу и, как и его всадник, приготовился к сражению.
Серые поднялись из окутанных дымкой каменных груд, бесшумные, как клубы тумана. Они приближались, неотвратимые и зловещие, кто на двух лапах, кто на четырёх, их серые шкуры казались тусклыми от приставших головок репейника и грязи. Ясно было, что они явились издалека и в спешке. По чьему зову?
Саймон пустил жеребца вниз по склону, скомандовав отряду выстроиться в круг, спиной к холму. Нападающих было не слишком много, это хорошо. Стая явно была не в полном составе, и Саймон видел, что они устали. Он выстрелил.
Дротик из его ружья попал вожаку стаи в плечо. Тот завыл.
— Йасааа!
Трое из Дола выступили из строя, чтобы применить самое своё мощное оружие — огненные хлысты, — и каждый поразил цель.
Серые заколебались. Их порода вообще то не отличалась осторожностью, скорее всего, они получили приказ воздержаться от столкновения. Но то, что они решились сюда явиться, само по себе было плохим знаком. Обычно они нападали исподтишка, беспокоили по ночам лагеря, выискивали отставших солдат. Они не имели обыкновения вступать в открытый бой.
В такой схватке, как эта, не было необходимости отдавать приказы. Люди из Дола привыкли отражать подобные угрозы. Саймон прицелился и выпустил второй дротик — на этот раз не в вожака, а в волка, который по какой то причине крался, отстав от стаи.
Зверь подпрыгнул в воздух, как то странно перегнулся и рухнул на мшистую землю.
Возможно, это послужило сигналом. С угрожающим воем стая неохотно отступила. И снова, вопреки обычным повадкам, двое подхватили последнего из подстреленных, хотя два других тела так и остались лежать на земле.
Туман сгустился. Киллан собрал все силы и связался с разведчиками Дола. Вместе они могли исследовать местность — хотя разведка, скорее всего, лишь подтвердила бы то, о чём они уже догадались: здесь, на севере, угнездились какие то тёмные Силы, которые не собираются никого пропускать на свою территорию.
Не кто иной, как Урик, выхвативший топор из петли на плече, первым развернул своего торгианца, но Керис двигался быстрее, с ловкостью молодости. Одна из каменных груд внезапно раскололась, словно какое то растение спешило прорасти и выбиться из земли. Из трещины вырвались Всадники Сарна. Змеиные шеи их скакунов вытянулись во всю длину, подёрнутые зеленью клыки угрожали. Как и жители Дола, Сарнские Всадники носили тёмные хлысты — но их силой было не пламя, скорее тень. Тень, которая могла кусать, рвать и сдирать кожу.
Саймон выстрелил, хотя и не надеялся, что дротик поразит цель. Существовало мнение, что Сарнские Всадники не вполне материальны в обычном смысле этого слова.
Он знал, что Киллан, Сенткар и Йонан выхватывают мечи. А мечи, откованные в Доле, защищали хозяев не только остротой клинка.
Деннер натянул лук, хладнокровно прицелился и выстрелил. Он был знаменитым стрелком, но Саймон знал, что против этих всадников обычные стрелы бессильны.
Сарнский хлыст неуловимо быстрым движением взметнулся к небу и перехватил стрелу. Взорвался синеватый огонь и побежал по плети так быстро, что хозяин хлыста не успел его отбросить. Боль заставила его сложиться пополам. Его крик был беззвучен, но Саймон пошатнулся в седле, а Керис едва не свалился с коня. И всадник, и животное исчезли.
Деннер невозмутимо приготовил вторую стрелу. Керис заметил, что у него осталось всего пять стрел — такие стрелы были, конечно, драгоценнее любого прославленного меча.
Деннер был из Лормта, знаменитого хранилища забытых знаний. Когда Великий поворот оградил Эсткарп от вторжения с юга, из Карстена, сила освобождённой магии сотрясла землю и обрушила одну из Лормтских башен и часть крепостной стены. Оказалось, что эти казавшиеся такими крепкими строения скрывали целый лабиринт запечатанных помещений и проходов, забитых книгами, свитками и сундуками со странными инструментами непонятного назначения.
Учёные, ютившиеся, подобно серым мышам, внутри этих стен, — некоторые провели там почти всю свою долгую жизнь — были так потрясены этим открытием, что думали только о том, чтобы пробраться в следующую распечатанную комнату.
Дуратан родом с Границ, бывший по время Поворота начальником и покровителем этих книжных червей, помешанных на знаниях, сколотил собственную армию. Собрав младших сыновей с окрестных ферм, странствующих пограничников, чьи отряды рассеялись во время Поворота, а также их сыновей, он создал армию, которая легко справилась с бандитскими шайками, шатающимися в окрестностях. Молва твердила, что пока хозяева Лормта рьяно искали одних знаний, Дуратан собрал остатки других. Он искал сказочное оружие далёкого прошлого, или хотя бы описаний, по которым удалось бы его воссоздать. Керис не сомневался, что именно таково происхождение стрел Деннера. Но сделать такие стрелы, видимо, оказалось непросто, раз в колчане человека из Лормта их было так мало.
Отброшенные Серые рассеялись среди камней, а Сарнских Всадников скрыл сгустившийся туман. Пока те, у каменной груды, готовились к нападению, всадники из Дола негромко запели — глухо, на низких тонах. Магия остановила подползающий туман, он заколебался вверх вниз и из стороны в сторону, образовав качающуюся стену.
Они ждали нападения, но ничего не менялось, только тучи сгустились и полдень потемнел как вечер. Пошёл дождь — тяжёлые капли били людей, как тупоносые дротики.
Саймон беспокойно пошевелился. Он предпочёл бы прямое столкновение. Беспокойство, толкающее его вперёд, становилось сильнее с каждым новым глотком воздуха. Но он много лет жил рядом с магией, и это приучило его быть вдвойне осторожным, когда происходило что то, чего его чувства не могли объяснить.
— Джонк!
Рентианец всадника из Дола подошёл поближе. Особенностью расы Дола была способность менять цвет волос и кожи — и сейчас, под этим серым небом, он и сам стал серым. На фоне бледных волос рога блестели, как слоновая кость.
— Дела нехороши, — сказал он, понимая неуверенность Саймона. — Опасность серьёзнее, чем мы думали.
Саймон подождал, надеясь, что тот выскажется подробнее, но мысли рентианца дошли до него раньше, чем ответ всадника.
«Эти явились поспешно. Возможно, те, кого мы ищем, бессильны напустить на нас всю мощь тёмных Сил», — конь взмахнул головой, так что чёлка метнулась у глаз. — Они могут следовать за нами, если мы поедем дальше, но прятаться они неспособны, такова их природа».
Саймон принял решение.
— Тогда рассыплем строй и поехали.
Керис почувствовал прилив гордости. Вот он, Саймон Трегарт, живая легенда, в его собственных жилах струится та же кровь! Но он должен доказать это, и случай, возможно, представится скоро.
Не успел он натянуть поводья, как раскачивающаяся стена тумана перед ними взвилась кверху и исчезла, словно дождь её смыл. Саймон ехал впереди, продвигаясь небыстро, с уверенностью опытного разведчика, изъездившего немало таких горбатых равнин.
Не было ни следа Серых, если не считать двух брошенных стаей тел, а отверстие в земле, из которого выскочили сарнцы, исчезло, словно его и не было.
Люди из Дола внимательно смотрели по сторонам, подмечая все подробности. Саймон следовал прямо вперёд. Керис, стараясь не попадаться ему на глаза, скакал ближе к Деннеру. Пограничник набросил полу на колчан, словно прикрывая оставшиеся стрелы от дождя.
Керис сглотнул и задал вопрос, который вертелся у него на языке с той самой минуты, как он увидел этот лук в действии:
— Эти… эти твои стрелы… Они старинные?
Деннер сам ещё был настолько молод, что взглянул на юношу с видом превосходства.
— Секрет их изготовления нашёл Господин Дуратан. Нелёгкое это дело, и мы, возможно, не полностью его освоили. Но ты видел, на что они способны.
— Да…
Керис не успел договорить. Пришло мысленное сообщение, настолько сильное, что даже вовсе лишённые дара не могли его не уловить.
Вперёд! Необходимо было продвигаться вперёд со всей возможной скоростью. Саймон перестал думать о возможных засадах и ловушках. Он предоставил полную волю торгианцу, и тот пошёл все убыстряющимся галопом. Киллан скакал следом, озирая остальных. Его взор скользнул по сыну, не узнавая его, как если бы Керис был просто одним из его солдат.
Они почти пересекли равнину. Мшистая растительность, впитавшая, как губка, в себя дождевую воду, задерживала продвижение, но Саймон погонял коня.
Они скакали, как им показалось, целую вечность, пока перед ними не показалось первое из предгорий. А впереди, сквозь бурю, виднелось красно оранжевое свечение. Оно находилось как раз посередине между двух холмов.
— Ализонцы! — пришло предупреждение от Джонка, едущего с западной стороны. — Но они стоят на месте. Их собаки на поводках, и они зорко глядят вперёд.
К Джонку присоединился Варс. Два мага из Дола на конях, по своему столь же могущественных, как и они сами, смогли бы вовремя предупредить, если бы зловещие жители запада приблизились, чтобы принять участие в происходящем. Ализонцы являлись врагами, которых следовало уважать.
Свечение впереди делалось все ярче. Теперь даже Керис различал зловещее дуновение, говорящее о пробуждении тёмных сил. Деннер открыл колчан.
Похоже, что силы, подстерегающие впереди, могли распоряжаться погодой — шум дождя внезапно прекратился, словно отряд въехал под невидимую крышу, хотя никакого просвета в облаках не появилось.
Саймон соскользнул с седла, и Киллан кивнул, принимая у отца поводья рентианца. То была старая старая игра, в которую Саймон играл так давно, что перестал считать годы. Он двинулся вперёд. Ноги по щиколотку проваливались в мокрый мох. Саймон шёл осторожно, используя каждый бугорок как прикрытие.
Через несколько шагов мягкий мох сменился твёрдой землёй. Саймон хотел обойти холм справа, надеясь найти точку, с которой сможет осмотреться. Люди из Дола и их кони уловили бы любое его мысленное сообщение. Но — всего на мгновение — в его сознании возникло её лицо — тёмные волосы, гордо откинутая голова: Джелит. За последний год, когда они помогали охранять Эскор, им с Джелит часто приходилось разлучаться, но никогда он не испытывал чувства потери чего то важного в себе. Теперь же…
Но он мгновенно отбросил эти тревожные мысли и сосредоточился на насущном моменте. Он действительно нашёл наблюдательный пункт — такой, что подошёл бы самому Курнусу, верховному воеводе.
Но, взглянув вниз, он увидел нечто непонятное, и ему пришлось сделать резкое усилие, чтобы разобраться. Там, внизу, оказались люди, много людей. Многие из них явно были ализонскими рабами, рождёнными для пожизненной тяжкой работы. На виду был только один воин, беловолосый, надменный. Он надзирал за рабами.
При помощи цепей и канатов они притащили сюда, прочертив глубокие борозды на земле, два массивных каменных столба. Красный свет, освещающий их работу, шёл не от настоящего огня, а от большого котла, вокруг которого стояли трое другой расы.
Губы Саймона искривились. И служители добра, и прислужники зла пережили не только Великую войну посвящённых, но и последовавший за ней хаос. Одного из стоящих внизу он знал — не потому, что встречался с ним, он видел его образ в дыму, когда Дахон из Зелёного Дола искал опасность вблизи и поодаль.
Это был Рарапон, связанный некогда с предателем Дензилом. Как и тот, он думал только о захвате власти. На нём была алая одежда чернокнижника, но он все теребил то пояс, то ворот, будто носил одеяние с чужого плеча.
Рабы уже заканчивали работу. С помощью лебёдок они готовились опустить в глубокие ямы каменные столбы. Саймон увидел, как Рарапон быстро взмахнул рукой. Ализонский вельможа кивнул и щёлкнул пальцами. По этому сигналу у ям, готовых принять столбы, произошло несколько быстрых схваток: рабы разбились на тройки, двое накидывались на третьего и сбрасывали его вниз, в яму, прямо под опускающиеся каменные глыбы.
Рарапон прошёл вперёд с видом человека, которому предстоит возглавить огромное собрание. Он высоко воздел руки и начал размахивать ими. Каждое движение оставляло в воздухе красный след, и следы эти образовали причудливый узор.
Он затянул какое то песнопение, еле доносившееся до Саймона.
Саймону не нужно было никаких подсказок, ему не понадобился дар, чтобы понять, что происходит! Рарапон пытается открыть врата! Врата — древние пути, через которые мудрецы Великого времени могли когда им вздумается исследовать иные миры. А секреты ворот давно забыты, мало кто вообще знал об их существовании.
Врата не только впускали в этот мир бродяг и путников, они ещё и втягивали их, унося в иные миры. Это могли быть и одинокие искатели приключений, одним из которых был он сам много лет назад, и целые народности — жители долин из Высшего Халлака, или салкары, или разные малые племена и кланы.
Кроме того, врата притягивали зло. Через них вошли колдеры, разорившие в этом мире всё, что попалось им под руку. А недавнее вторжение из за моря странных мореходов фанатиков! Их смогли остановить лишь искусство, кровь и отвага сокольничих и людей Дола. Сами сокольничии, которые…
Никто из переживших нахлынувшее буйство необузданного волшебства, неукротимого и беспощадного, не мог позднее достоверно описать, что произошло. Какая то сила навалилась на них, забавляясь людьми, как игрушками. Оглушённый, почти лишившись сознания, раздираемый изнутри и снаружи неведомой силой, Саймон смутно видел, как каменные столбы клонятся друг к другу и обрушиваются, погребая под собою всех собравшихся в узкой лощине. Огонь под котлом погас.
Саймон опрокинулся на спину, рука его с мольбой потянулась вверх. К кому, к чему — он не мог бы сказать. И вдруг явилась она. Мысленным взором он видел Джелит так ясно, как будто она стоит совсем рядом.
Беги, Саймон, беги! Приведи с собой всех, кто готов встать под знамёна Света. Ибо чародейство, свершившееся здесь, грозит погибелью всему нашему миру!
Он потянулся к ней, но видение исчезло. Он не знал, что теперь древний Магический ключ стал недосягаем. С его исчезновением другие врата остались без надзора и охраны. Теперь оставалась только надежда на тех, кто всеми силами, не щадя жизни, будет бороться до последнего.

Пролог 2
Арвон, Кар Гарудин, Замок Грифона

Денёк был отличный, ничего не скажешь. Эйдрит взялась за арфу — такой день словно создан для музыки, — но что то удержало её от прикосновения к серебристо голубым струнам. Ей не сиделось на месте и в то же время не хотелось покидать солнечный уголок двора.
Замок более не походил на ту замшелую уединённую крепость, куда её родители прибыли много лет назад. Но со временем, ещё до её рождения, он превратился в уютную обитель, где протекала жизнь тех, чью любовь и дружбу она ценила превыше всего. И сейчас, когда она с опозданием возвратилась из опасного путешествия, ей хотелось только одного — блаженно погрузиться в приветный домашний мир. Но этим утром…
Она как то раньше не отдавала себе отчёта в том, что Алон стал её второй половиной задолго до их женитьбы. Но за последние дни между ними возникло какое то отчуждение, какой то разрыв во времени и пространстве.
Конечно, виной всему Хиларион, посвящённый, осколок Старого времени, который взялся обучать Алона, зная, что тот от рождения наделён великими талантами. Ей не доводилось видеть Хилариона, который жил с прославленной колдуньей Каттеей Трегарт на другом краю света. Для неё он был просто именем — Алон редко говорил о том, что случилось до их встречи.
Ей приходилось видеть, как он колдует — так, как не умеет никто из известных ей, но пользовался он этим лишь в случае крайней опасности. А сейчас все опасности миновали.
Алон не поехал с остальными — с Керованом, Джойсаной, с их сыном и дочерью, с Джервоном и Элис, её собственными родителями, — чтобы присутствовать на Клеймении Стада, когда отбираются лучшие жеребята, и в лагере Кайогов царят шум и суета.
Нет, в последние дни он просто тихо удалялся в высокую башню этой древней твердыни, и что он там искал или над чем колдовал — она не имела ни малейшего представления. Возможно, Алон сам все расскажет жене, если ему заблагорассудится. Но ей не давала покоя мысль о Хиларионе.
— Эйдрит, где Фирдун? Он обещал… — её младший брат притопал босиком по мощёному двору. В его голосе она уловила капризные нотки.
Им уже удалось прийти в себя после прошлогоднего потрясения, виной которому был Тревор, или, лучше сказать, происшедшее уже не так угнетало их. Когда то давно на его мать Элис перед самыми родами напустили порчу — и она долгие годы пребывала в состоянии, пограничном между жизнью и смертью.
Всё это время Эйдрит старалась освободить Элис от чар. Наконец порчу удалось снять, и через несколько мгновений роженица разродилась.
Но сейчас к Эйдрит подошёл далеко не младенец, ибо та колдовская сила, что так крепко удерживала мать и нерожденного ребёнка, будучи сломленной, высвободила не только своих узников, но и остановленное время, и за недели, последовавшие за появлением на свет, Тревор наверстал как телом, так и умом утраченные годы.
— Фирдун?
Он остановился прямо перед ней, заправив большие пальцы за пояс, оттопырив нижнюю губу, до смешного верно подражая коннозаводчику торгианцев Гыорету.
Эйдрит с трудом сдержала вздох. Фирдун, сын Джойсаны и Керована, обладал неслыханной одарённостью и был так же не похож на свою сестру Гиану, как день не похож на ночь. Пока ещё родителям удавалось держать его в руках, но сотрудничать с Алоном он последнее время не желал — по мнению Эйдрит, он просто завидовал ему.
Возможно, самая большая сложность заключалась в том, что его не приняли в число Защитников Грифонии. Собственный отец Эйдрит, Джервон, также не имел этого титула, но он воин и, не обладая даром, спокойно принимал то, что его призвание — в ином. А вот Тревор — да, этот самый новорождённый — принят в круг избранных, несмотря на малолетство. Фирдуна же туда не пускали, несмотря на очевидный дар.
Тем не менее Тревор взял за образец для подражания именно Фирдуна. Он таскается за ним повсюду, и хотя Фирдун никогда не бывал с ним груб, сейчас он, по возможности, избегал мальчика.
— А Фирдун сказал, что мы пойдём смотреть лошадок, — продолжал Тревор. — И отбирать их, — его огромные глаза засияли. — Может, и меня возьмут, и тогда отец не станет говорить, что я маленький и что не могу сам кататься.
Вдруг Эйдрит вздрогнула. Она не обладала даром ясновидения, но какая то смутная тревога коснулась её на миг.
К её удивлению, Тревор отшатнулся от неё. И тотчас же она услыхала быстрый топот сапог по лестнице. Через мгновение Алон вылетел во двор и, чуть не сбив их с ног, резко остановился. Казалось, его гонит какая то сила, с которой он с трудом справился. Его рука опустилась на плечико Тревора, он прижал к себе ребёнка. Другую руку он протянул к Эйдрит, как будто ему необходимо было обнять их обоих. Взгляд его устремился туда же, куда смотрел Тревор.
Там ничего не было видно — по крайней мере, ей. Но она провела рукой по струнам арфы, и они отозвались громче, чем она ожидала — звук походил на звук боевого рога.
Алон покачал головой и подтолкнул брата в её объятия, а сам заслонил их обоих своим телом. Тревор вырывался, и Эйдрит с трудом удерживала его.
Беда! Теперь она не просто чует её. Из лагеря внизу, в долине, несмотря на большую удалённость, доносились приглушённые расстоянием крики и ржанье испуганных лошадей.
— Гарт Хауэлл! — Алон сплюнул. — Они скачут сюда.
Эйдрит вздрогнула. Эти, из Гарт Хауэлла, имеют все основания ненавидеть её. Как то в гневе она наложила заклятие на одного из их великих воинов. Но никогда раньше эти люди тени не покидали местность, которую считали своей собственной. Они держались за свои хранилища неведомых знаний ещё более отчаянно, нежели охраняли свои находки лормтские мудрецы.
Алон направился к широким воротам замка. Эйдрит, одной рукой обняв за плечи Тревора, другой прижимая к себе арфу, устремилась за ним. Но вот, подгоняя коней, заспешили к замку и остальные. Керован скакал в арьергарде, а Джервон держал наготове меч, хотя применять клинки против врагов было бесполезно.
Тем не менее они спешились, крепкими шлёпками по крупу направив лошадей во двор. Затем выстроились в одну шеренгу, как передовой отряд лучников перед битвой.
Керован и Алон стояли плечом к плечу, по обеим сторонам — их жены, потом Гиана и Тревор. Эйдрит еле слышно запела.
Они направляются к Драконьему Гребню!
Эйдрит не удивил этот неожиданный мысленный сигнал. Его прислала Сильвия. По крови она наполовину принадлежала к Древнейшим и, хотя делила с ними жилище, часто отправлялась бродить по горам, которые были ей так дороги в юности.
День померк, наползли тучи. Из лагеря Кайогов все ещё доносился шум. Алон скомандовал:
— Стена!
Голос Эйдрит окреп. Её пальцы быстрее забегали по струнам. К её голосу присоединилось пение Алона, которое подхватили остальные. Только Тревор молчал, но он придвинулся к колдуну и встал перед ним, гордо подняв голову. Ничего детского не осталось в его лице. Обе руки он воздел над головой, сжав пальцы, словно что то ухватив. Затем он отшвырнул от себя что то невидимое.
С ними пленник. Мысленное послание Сильвии теперь звучало глуше, как будто между ними возник барьер. Фирдун! Они опутали его мозг!
Голос Эйдрит дрогнул, руки Тревора задрожали, пение стихло. Лицо Алона застыло, как на портрете одного из Великих старцев. Он слегка взмахнул рукой, и остальные отодвинулись от пего.
Сила… Эйдрит чувствовала, как она нарастает…
Затем…
Её швырнуло на землю, прямо на арфу. Она ушибла руку. Тревор забился, закричал, оцарапал её. Впервые в жизни Эйдрит испытывала такой ужас, такую муку. Джойсана поникла и опустилась наземь, увлекая за собой Керована.
Алон внезапно отшатнулся, покачиваясь, закрыв руками искажённое страданием лицо.
Да кончится ли это когда нибудь? Эйдрит понимала, что никто из собравшихся не выдержит долго. Если это продлится, все погибнут.
Все прекратилось так же внезапно, как и нахлынуло. Они долго лежали неподвижно, как ослабевшие жертвы чумной эпидемии, выползшие из постели.
Новое послание Сильвии привело их в чувство.
Такое было наслано чародейство, которого мир не ведал со времени последней битвы Великой войны — невиданный напор, неслыханная мощь. Те, что из Гарт Хауэлла, лежат как мёртвые, а пленник их скачет на волю.
Алон вытирал руками мокрое от пота лицо.
— Это было не на нас направлено, иначе мы, чей разум открыт, были бы мертвы. Хиларион… Мне нужно выяснить…
Он развернулся с намерением тотчас же вернуться в башню, где привык запираться, но Эйдрит удержала его.
— Какое отношение к этому имеет Хиларион? Он ведь из Древних, он принадлежит к тем, по чьей воле нас постигла тяжкая участь. Это что, какое то новое из его чародейств?
Алон притянул её к себе.
— Это не так. Я ведь был его учеником. Он — на стороне Света. Мы сейчас хотим научиться общаться на больших расстояниях. По моему, именно эта великая сила поможет нам. Но мне нужно выяснить…
— Нам всем нужно кое что выяснить, — вмешался Керован. — Сдаётся мне, что где то распахнулась дверь, через которую проникла Тьма. Придётся всем добрым силам объединиться, чтобы уберечь Свет.

Пролог 3
Кумирня Гунноры, к югу от Вара

Дестри н'Ренант шла из купальни, держа в одной руке мокрое полотенце, другой застёгивая кожаный жилет. Она всегда легко вставала по утрам, её не тяготила необходимость одеваться, готовить завтрак и выполнять прочие повседневные дела.
Она продела светлые, длинные до плеч волосы в серебряное кольцо, подхватив и непослушные пряди на затылке. При ходьбе с волос летели брызги.
Но мысли её были уже далеко, сосредоточены на предстоящих дневных заботах. Нужно дать Джозефинии зелья, которое помогает при боли в суставах, измучившей беднягу за последнее время, когда одна гроза сменяет другую; нужно заглянуть на ферму Паджана, навестить там слабенького новорождённого жеребёнка. Даже не знаешь, как все успеть, хоть и суетишься от рассвета до заката.
А сегодня она проснулась с каким то неясным беспокойством. Это не похоже на осадок, который бывает после снов откровений Госпожи — тут она бы помнила каждую деталь. Но никак не отделаться от этого странного предчувствия.
Огромный чёрный кот, сидящий на пороге древней кумирни, которую Дестри восстановила сама, вот этими самыми руками, широко разинул пасть, беззвучно, по своему обыкновению, мяукая. Пресвятая Госпожа, а Вождь то все растёт и растёт! Уж конечно ни одному коту в округе с ним не сравниться. Да и по уму им до него далеко, разве что они скрывают свои мысли от людей. Но Вождь не из нашего мира, в нём вообще нет местной кошачьей крови. Он вместе с Дестри пережил всё, что случилось в Гавани Мёртвых кораблей, они вместе перешли через эти диковинные врата. Врат этих, правда, больше нет — благодарение Госпоже и её Дару! Этот кот и она, пария, которой все сторонятся, связаны узами, которых сама смерть не разорвёт.
— Не желаете ли позавтракать, ваша милость? — улыбнулась она. — Впрочем, я не сомневаюсь, что ночная охота до отказа наполнила ваш желудок.
Его огромные жёлтые глаза оставались бесстрастными. Он лишь широко зевнул, обнажив клыки, которые, как она отлично знала, он готов употребить во благо и во вред, в зависимости от добычи.
В кумирне было два помещения. Дестри постаралась восстановить каменную кладку, вычистила и вымыла все внутри, натёрла стены составом из ароматических растений, собранных в запущенном саду. Внешняя комната предназначалась для хозяйственных нужд, но и там она не терпела никакого беспорядка. Стол из самого прочного и дорогого варсового дерева, которое отливает золотистым металлическим блеском, когда его как следует отскоблишь, там же две скамьи того же дерева. В углу очаг, которому не положено сыпать пепел на пол, и полки, а ещё один два поставца.
Никаких гобеленов, никакой богатой резьбы. Но сама Госпожа Гуннора украсила святилище по своему вкусу — там, где сходятся полы и стены, по всей комнате вьются лозы. В любое время года они усыпаны вперемешку цветами и плодами, внося с собой мир и спокойствие, царящие снаружи.
Дестри разложила мокрое полотенце на краю стола и осмотрела цветки на лозах. Нет, голубых не надо — лёгкая тень, что сопровождала её с момента пробуждения, подсказала, что они не годятся. Она тщательно выбрала и сорвала на длинном вьющемся стебле то, что предложила ей лоза: белые цветки — символ поиска, цель которого неясна ищущему, и золотые — обещание обильной жатвы, любимого времени Гунноры.
Дестри прошла в кумирню. Там стояла глыба белого камня, подобного которому не найти нигде в округе. По сторонам его высечена собственная печать Гунноры — сноп спелого зерна, перевитый плодоносящей лозой. Дестри быстро прошла к нему, обогнув длинную лежанку, на которой жаждущие мудрости могли спать и учиться.
На алтаре стояла единственная ваза, изящная и узкая, напоминающая водяные лилии. Дестри вынула вчерашние увядшие цветы и поставила вместо них свой бело золотой букет.
Она сомкнула руки вокруг своего главного достояния — амулета, который ей так верно служит. Янтарь был тёплым на ощупь, как будто в руке оказалась чья то тёплая ладонь.
— Госпожа, — медленно произнесла она. Конечно, Великая и так может узнать любые её мысли, но Дестри, как и все люди, нуждалась в словах. — Госпожа, если грядёт беда, позволь мне послужить тебе, для чего я и призвана тобой.
Дестри занималась своими дневными хлопотами, когда вдруг услышала скрип колёс. Закупорив пузырёк, в который она наливала лекарство, Дестри вышла на крыльцо.
Дорога, ведущая к посёлку, была немощёной и узкой. Огромный вол, привычный к плугу, на этот раз запряжённый в грубую повозку, время от времени протестующе мычал.
Джозефиния! Но ведь Дестри собиралась сама доставить снадобье на ферму. Тримбл, муж Джозефинии, шагал рядом с повозкой, держа наготове кнут. С его пояса свешивался топор со сверкающим, только что заточенным лезвием. А позади, держа наготове луки и насторожённо оглядываясь по сторонам, шли Станврик и Фосс — лучшие охотники в округе.
Небольшая процессия осторожно выступила из леса, напоминая отряд путников, ступивших на гиблое место.
Дестри уже неслась им навстречу.
— Что стряслось? — её утренние предчувствия окрепли.
— Лесное чудище, Голос.
Повозка скрипела, и Тримблу приходилось говорить громко. Послышались всхлипы его жены, исполненные не то боли, не то страха. Она лежала, укутанная одеялами.
— Ага! — вмешался Станврик, нетерпеливо протиснувшись вперёд. — Вчерась вечером Лаберт с мельницы слышит, овцы его чего то зашебаршились, он, значит, и спусти своего Кусаку. Ну а кто ж с им справится у нас в долине — некому, сама знаешь. Но только тут такой скулёж поднялся, такое затеялось, что Лаберт то сам в дом, да и дверь на запор. А наутро то… — он хотел перевести дух, но тут рассказ подхватил Фосс, который всегда был немногословен, но на этот раз разошёлся как никогда.
— Только свет занялся, как Лаберт из дома то и выскочи, да и лук свой прихватил и всё такое. И на лугу то, что за мельницей, глядит — овца зарезанная, больше половины съедено, да…
Тут снова вступил Станврик:
— А пёс то его, Кусака который, глядь, лежит напополам разорванный. Ну, я вам скажу, сам бы не видал — не поверил бы! Всё равно как заяц волком задранный. Да и то ещё не все, Голос. Там ещё и следы, скажу тебе, и не какой горной кошкой или медведем там оставлены! Они вроде человечьи, но ноги то у того, должно, раза в два нашего Тримбла длиннее.
Тримбл подковылял поближе.
— Голос, мы когда ещё несмышлёными детишками, поди, были, наши тятьки да мамки рассказывали, что будто были такие чудища, Тьмы порождения, что за людями охотятся и убивают. И вот кумирня то эта, Госпоже построенная, будто и стоит как крепость Света, противу тех тёмных сил северных направлена. Но ночная тварь эта, что напала на нас, не иначе как Тьмы порождение, и просим тебя, Голос, умоли ты за нас Госпожу, чтобы она покровом своим нас от Тьмы той укрыла.
— Да, да, — сказала Дестри.
Она отлично знала, как далеко способно проникнуть зло. Тело её напряглось. Разве самой ей не пришлось бороться с последышем Чёрной Силы, заглатывающем экипажи судов, которые он ловил не только в пределах Эсткарпа? Неужели ещё одни врата распахнулись — неужели привели их в действие, с тем чтобы вбросить в этот мир существа из миров иных? А может, какое то чудовище тайком пробралось в эти южные края, чтобы завладеть новыми охотничьими угодьями. Ей нужно каким то образом узнать, с кем или с чем они имеют дело. Ибо у людей, живущих в долине, нет никаких средств защиты против происков сил Тьмы.
А у неё?.. Рука её поднялась к амулету. У неё есть Госпожа, и их взаимные обеты остаются в силе до скончания дней.
Пока Дестри разминала и растирала бальзамом скрюченное болью тело бедняжки Джозефинии, мужчины караулили снаружи. Но когда она вышла, погрузив свою подопечную в целительный сон, она обнаружила только Тримбла, который бестолково шагал взад вперёд. Вол с удовольствием лакомился сладкими высокими травами луга, окружавшего кумирню. Фосс и Станврик исчезли.
— Голос!
Фермер устремился к ней навстречу, протягивая руки, словно хотел схватить её и выжать то, что ему нужно.
— Как человеку справиться с порождением Тьмы? Предки наши в давнее время сбежали от них сюда, а теперь…
Дестри легонько коснулась его плеча.
— Госпожа печётся о тех, кто под её покровительством, Тримбл. Она укажет нам путь.
Он пристально посмотрел на неё. Ему хотелось верить.
— Фосс и Станврик, они пошли поднимать долину, чтобы всем вместе охотиться, взять собак у Пакля… — он медленно покачал головой. — Голос, но ведь не было в долине страшнее Кусаки, да и хитрого такого на охоте не сыскать… А этот то с ним как расправился — запросто.
Он провёл грязной ладонью по лицу.
— Голос, тебе ли не знать, что за Тёмными охотиться — глупость одна.
Тримбл не трус, она это прекрасно знает. То, что он говорит, толково. Но кто станет его слушать?
— Можно охотиться и по другому, — она взглянула через плечо на кумирню. — Заверяю тебя, что всё будет испробовано.
Было уже далеко за полдень, когда со стороны дороги донёсся нетерпеливый лай рвущихся с поводков собак, цокот копыт и крики человека, пытающегося навести порядок. Джозефиния уже пробудилась ото сна и осторожно пыталась потянуться.
— Ой, не болит ни капельки, Голос, миленькая, — взволнованно воскликнула она. — Да я просто как новенькая!
Дестри протянула ей флакон.
— Не забывай пить вот это утром и вечером. А также не ешь много мясного, лучше больше потреблять того, что милостью нашей Госпожи растёт из земли.
Одетый в лохмотья парнишка отделился от охотничьего отряда и влетел на поляну перед кумирней, нарушив её благостный покой. Разъярённые псы рвались с поводков. Хозяева их представляли собой пёструю толпу — от недорослей, ещё не получивших права называться мужчинами, до седобородых мужей.
Фосс стащил с головы кожаную шапчонку с длинным козырьком и направился прямо к ней.
— Голос, младшенький Хаббарда был на речке и видал там страшилище, волосами поросшее и огромадное, да с клыками страшенными. Оно тама в речке руку обмывало — не иначе, Кусака его всё же цапнул. Только Йимми к нам прискакал — мы туда, а его и след простыл. Так мы сюда — просить у Госпожи руки наши укрепить и оружие усилить, чтоб нам его поймать, пока оно ещё кого не прикончило.
— Я попрошу, — пообещала она, — но только вот что я должна сказать: если это просто дикий зверь неведомой доселе породы, его можно затравить, но если это что то пострашнее… Будьте осторожны.
Он кивнул и снова натянул шапку. Процессия пустилась в обратный путь. Несколько человек шагали рядом с повозкой Тримбла в качестве охраны. Джозефиния сидела в повозке, прижимая к пышной груди драгоценный флакон с лекарством. Большинство отправились на север — там чернел густой лес. Дестри тревожно поглядела им вслед.
Но её место было здесь. Она вошла в переднюю комнату и быстро сбросила домотканую одежду. В большую лохань она начерпала воды из котла над очагом и отмерила в него, капля за каплей, масел из разных флакончиков.
Затем омылась с ног до головы, даже волосы макнув в лохань и размазав маслянистую жидкость по всему телу. Не потрудившись вытереться, она направилась во внутренний покой. Стянув с ложа, на котором лежала больная, покрывало, она заменила его другим, которое достала из маленького сундучка у алтаря. Было оно зелёным и коричневым, золотым и алым — цвета так перемешаны, что человеческий глаз не улавливал узора. Покрывало было очень старым, но вполне целым.
Дестри тщательно расстелила его на ложе, легла на него, сложив руки на груди, и закрыла глаза.
Погружение произошло быстрее, чем раньше, те несколько раз, когда она прибегала к этому ритуалу. Страх, боль, желание убежать — бежать, бежать… Как странно — весь мир вокруг странный, никакого путеводного знака… Страх, боль, стремление найти спасение…
И мир, который она смутно видела вокруг, был необычным.
Эта необычность рождала страх. Самый цвет листьев, форма ветвей — все не такое. Папоротники цеплялись за ноги — их прикосновение пугало её. Это не её мир — куда это Госпожа завела её?
Ведь сначала она была в родном лесу, там царил покой, охвативший и её душу. Потом она увидела высокие каменные столбы. Один из них излучал сияние, чем и привлёк её. Она коснулась его, потом… потом её закружило и понесло в никуда. И когда она снова прозрела, то оказалась в этом месте, где ей страшно — где все незнакомо и чуждо.
Дестри попыталась разорвать пелену навязчивого страха. Где она — в царстве Тьмы? Она пыталась учуять запах, ощутить присутствие зла. Но ничего такого не было — только растерянность, испуг, боль…
Грук! Это имя возникло из ниоткуда. Вот она где… Грук! В этот миг ей всё стало ясно, она попыталась разорвать оковы. Вот, значит, куда её послала Госпожа. Она — она и есть это чудище, за которым охотятся.
Но это не зверь. Он думает, он отчаянно пытается узнать, что с ним произошло. Он не имеет ничего общего со злом, идущим с севера. Ему покровительствует сострадающая Госпожа. Значит, снова проклятые врата вырвали откуда то очередную жертву, и несчастного загонят и убьют, если она не вмешается!
Глаза Дестри распахнулись. Она поднялась с ложа, немного замешкалась, чтобы сложить покрывало по старым швам и достать из шкафа во внешнем покое своё платье для лесных походов. Не юбки, которые она носит, чтобы не раздражать людей в долине, а брюки, рубашку, безрукавку с необычными серебряными застёжками, прочные сапоги, годные на все случаи жизни. Ещё там был пояс с кинжалом и маленьким кошельком. И наконец, она вытащила из глубины ящика заплечный мешок, который был у неё всегда наготове для лесных походов. Она проверила, на месте ли мази и травы для лечения ран.
Дестри не сомневалась в том, что она найдёт Грука, ибо этот бедняга, пришелец из другого мира, — отныне её подопечный. Откуда то из кустов выскочил Вождь и побежал в сторону леса, но не тем путём, каким поехали охотники. Дестри напрягла слух, но ничего не услышала. Интересно, как глубоко они забрались в лес.
Грук! Она послала мысленный призыв. Но он не мог дойти до цели, потому что она не знала, как выглядит Грук, ей передались только его чувства. Возможно, охота уже началась.

Вождь, видимо, отлично знал, в каком направлении вести поиск. За отсутствием лучшего проводника Дестри пришлось приноравливаться к прыжкам огромной кошки.
Вот, вот — она уже слышит!
По шуму охоты можно было догадаться, что Грука уже обнаружили. Она побежала быстрее. Не дать им убить чужака! Он не по собственной воле оказался здесь. Да, он убил овцу — но это от голода. Он убил собаку, но та на него набросилась. Любой из охотников сделал бы то же самое на его месте.
Дестри выбежала на прогалину. Здесь раньше случился лесной пожар, зажжённый молнией. На прогалине торчали только пни, да кое где зеленела молодая травка. Ещё там высился большой камень. Вокруг него и происходила схватка.
На земле валялись три мёртвых пса, а четвёртый уползал, жалобно скуля. Спиной к камню, пригнувшись, стояло чудовище. Ростом оно было выше любого человека, когда либо виденного Дестри. Все тело его покрывала курчавая жёсткая чёрная шерсть. Но голова, по человеческим стандартам, была хороших пропорций, а в зелёных глазах светился ум. Одну руку он неловко обмотал листьями, растрёпанными и наполовину сорванными.
Талию, очень тонкую в сравнении с мощными плечами, стягивал широкий пояс, по которому при каждом повороте тела пробегали искры.
Почему Фосс или кто нибудь другой из лучников ещё не подстрелил его, Дестри не знала. Может быть, по милости Госпожи? Она крикнула, и громкое эхо отозвалось на её призыв.
— Стойте!
Вслед за Вождём она бросилась вперёд. Охотники повернулись, но голова Фосса тут же откинулась — он изготовился пустить стрелу.
— Он не из Тёмных! — крикнула Дестри, задыхаясь от бега.
Она растолкала мужчин и встала между ними и странным созданием.
Лицо Фосса не изменило выражения.
— Отойди, Голос. Мы тебе многим обязаны, но чудище нам ни к чему.
— Да говорю же я вам! — ей наконец удалось совладать с голосом. — Рука Госпожи простёрта над ним. — Для большей убедительности она протянула руку назад, туда, где Грук еле стоял, прислонившись к камню. Пальцы её коснулись странного на ощупь меха.
— Эта тварь убивает. Ты на свою голову его защищаешь, Голос. Коль тебе дорого, чтобы тебя или твою Госпожу тут слушали, отойди.
Ей удалось уловить тень сомнения лишь на нескольких лицах. Они все здесь заодно. Но она знает свой долг. Дестри глубоко вдохнула, пытаясь найти слова, которые поколебали бы их решимость.
Внезапно произошло неожиданное. Огромная мохнатая лапа рывком ухватила её. Она уловила незнакомый запах чужой плоти, усиленный страхом. Но это продолжалось лишь краткий миг…
Налетел бешеный порыв ветра, явно не Госпожой насланный. Дестри успела сообразить это, пока чувства ещё служили ей, и теснее прижалась к странному существу, а оно — к ней. Это была какая то дикая неуправляемая магия.
К горлу её подступила тошнота, когда она увидела, как соломинками на ветру разлетаются человеческие тела. Весь мир, казалось, раскалывается. И к этому тоже Госпожа не причастна, нет. Да и Грук, она уверена, не имеет к этому отношения. Врата — неужели врата, которые выбросили сюда этого отверженного, взбесились так же, как тогда, в порту Мёртвых кораблей? Нет, этот колдовской порыв — начало чего то нового, ещё дотоле невиданного. Наверное, эту уверенность вселяет в неё Госпожа, прорвавшись сквозь оглушающую пелену непонятной магии.
Всё кончилось. Дестри смутно видела, как охотники помогают друг другу подняться на ноги. Один из них поднимает раненую собаку, они поворачиваются и уходят, как будто Дестри и тот, за кем они охотились, не существуют более.

Глава 1
Сборище в городе Эс

Город был древний, даже самой буйной фантазии не дано представить, что его когда то не существовало — он есть и был всегда. Никто не задумывался о временах, когда город был молод: самые камни его, стёртые, дышащие стариной, вызывали почтение. Все знали, что для возведения города, от пятиугольной крепости в самом сердце его и до крошечного домишки, который жался к ней и другим себе подобным в поисках защиты, призывали Силу. Он был и пребудет вечно.
Но вот, впервые за долгие годы, в городе началось нечто непонятное его мирным обитателям. Некоторые районы Эса, до того тихо дремавшие, пока одно поколение сменяло другое, вдруг оживились. Все больше усталых путников прибывало в город по дорогам, ведущим к четырём городским воротам.
А время было не праздничное. Те, что жили себе тихо мирно год за годом, не чувствовали себя причастными к происходящему. Ремесленники остановились у дверей своих мастерских, молодые подмастерья и детишки отваживались отойти подальше. На верхних этажах приподнимались занавески на окнах, чтобы женщины и старики, обычно не покидавшие домов, могли посмотреть на любопытное зрелище — на приезжих, на их коней и одежду, на тех, кто их сопровождает.
Не слышалось приветствий, какими обычно встречают победителей. Ухо могло уловить лишь глухое бормотание да шёпот, в котором можно было изредка разобрать имя другое. Старшие указывали младшим на отдельных всадников, и молодёжь смотрела на них с трепетным восторгом. Ибо те, что въезжали сейчас в Эс, были легендарными героями, о них рассказывали проезжие, и с трудом верилось, что видишь их собственными глазами.
Всадники ехали в молчании — никакой болтовни, только звон амуниции, фырканье боевого торгианца, перестук копыт.
Портной взволнованно потянул за рукав жену, которая спустилась в лавку.
— Вон вон, смотри, этот из Зелёного Дола! Видишь, рога у него! А дама, что с ним, — это Дахон!
Женщина не то вздохнула, не то ахнула.
— А Паркин то ещё говорил, она де славится красотой — да она просто богиня!
Чужаки все прибывали. С севера шли отряды, охраняющие проходы в Ализон. Из реки, соединяющей Эс с морем, вылезали существа с гладкими телами, с перепончатыми лапами — молча оглядывались вокруг, а потом шли в город. Были здесь и салкарские капитаны, в откинутых назад просторных, подбитых мехом плащах. Их украшенные рогами или гребнями шлемы сверкали золотом, свидетельствуя о том, что они люди бывалые и удачливые.
Целых три дня продолжалось это нашествие. И только раз городские охранники отказались впустить прибывших. Они с сомнением окружили двух всадников с юга: женщину, одетую в кожу, и её явно вельможного супруга, принадлежащего к Старой Расе. Дело в том, что стражников насторожили скакуны этих двоих.
Здесь уже знали торгианцев, славных постоянной готовностью к бою. Видели также за последние дни и рыже чалых рентианцев, которые позволяли садиться на себя всадникам из Эскора.
Как и рентианцы, эти неведомые дотоле кони также не имели сбруи и, очевидно, являлись не слугами, но товарищами всадников. Они были крупнее торгианцев, их вороные шкуры блестели. Когда они вскидывали головы, фыркая в сторону стражников, те, что стояли ближе, могли заметить яркую синеву их огромных глаз — синеву ясного летнего неба. Но всё же…
— Кеплианцы! — раздался возглас из толпы. Наездница пригнулась, держа руку на выгнутой шее кобылицы.
— Мы всадники Света! — в её голосе звучал вызов. — Неужели вы думаете, нам удалось бы иначе преодолеть вашу защиту? — она слегка повернулась и махнула рукой в сторону стены.
Все увидели какое то свечение, затем мгновенную голубую вспышку. Собравшиеся вскрикнули, потрясённые. Они смутно догадывались, что Эс охраняется не только теми, кто готов стоять на его стенах с мечом и топором, но прямых проявлений таинственной силы никому ещё не доводилось видеть.
Капитан стражников поднял руку, отдавая честь, люди его отступили, а эти двое на конях, вид которых всколыхнул древние страхи, миновали ворота как ни в чём не бывало — так они въехали бы в собственные конюшни. Будет что порассказать тем, кто видел их! Полетели слухи и домыслы. Кто эти двое и как им удалось приручить кеплианцев — чудовищ из Тёмных земель, — никто не знал. Но всадница эта показала бесспорное свидетельство Силы, чтобы убедить всех, что они не несут с собой погибели.
Дней шесть ещё продолжали съезжаться в город странные гости. Гружённые припасами суда прибывали по реке с востока и запада. Провианта требовалось так много, что фермеры, даже из далёкого Готтема, отлично заработали, сбывая излишки урожая.
Наконец нашествие чужаков прекратилось. Время от времени появлялись отряды пограничников. Один из них прибыл вместе с сокольничими, утомлёнными долгой дорогой. Всех прибывших разместили в крепости. Казалось, больше никто не приедет.
Однако пришлось удивиться ещё раз. Явились чародейки, сопровождаемые эскортом под знаменем военачальника Кориса. Колдуний последнее время здесь видели редко. Число их поубавилось — так дорого им обошёлся Поворот. Самые старшие и почитаемые по большей части умерли или утратили свои способности. Небольшое число самых стойких удалились в Храм Мудрости, где они когда то обучались своему мастерству.
Их было шестеро, женщин в серых одеяниях, и самая старшая совсем не походила на старую ведьму, а две рядом с ней вообще казались девочками, хоть и облеклись в мантии и носили магические кристаллы Силы на шеях. Тем, кто знал в этом толк, было ясно, что они достигли высоких степеней в своём искусстве.
Прибытие колдуний положило конец потоку путников. Возможно, собравшиеся в крепости только и ждали их появления.
Если уж город был взбудоражен появлением приезжих, то крепость просто преобразилась. Казалось, самые камни, из которых она сложена, напитались новой энергией и стали излучать серебристый свет, заметный в ночи.
«Иначе и быть не может, — думал Керис, стоя на одном из балконов под куполом здания, — ведь здесь собралось столько носителей Силы, сколько не собиралось с момента возведения крепости, а, может быть, не было и тогда».
Сам он находился в числе прочих, сопровождал деда к ализонской границе. Всех прибывших подробно допросили при свете кристалла правды, специально присланного из Лормта, и каждый, разумеется, рассказал всё, что знал.
Собравшиеся, кажется, объединились вокруг людей из Лормта, хотя собственно оттуда явился только военачальник с двумя приближёнными. Много шло разговоров о госпоже Мерет и — тут он нахмурился — о связи с Ализоном. Всю свою жизнь Керис твёрдо знал, что ализонцы — враги.
Хорошо хоть разъяснился этот страшный всплеск чародейства, от которого они ещё не пришли в себя. К этому тоже приложила руку госпожа Мерет. Магический камень, Великий ключ от главных врат древних чернокнижников, попал к ней, а также к некоей ализонке, по праву.
Произошла битва Сил. Чёрного мага, домогавшегося власти над вратами, изгнали, но с ним исчез и Ключ. А Ключ сотворили так, что ему поддавались все врата. Никто не знает, сколько их и где они. Если Магический камень навеки ушёл теперь в другое измерение, то могут ли врата сами по себе, те из них, что все ещё действуют, выйти из повиновения и впустить в их мир бедствия, подобные колдерам? Или вдруг они ухватят какое нибудь невинное существо из этого мира и утянут его в иной, прочь от родных и близких?
Керис услышал гонг, прозвучавший на всю крепость, и возвратился в комнату, которую пришлось разделить с двумя другими уроженцами Дола — крепость еле вмещала всех собравшихся. Звук гонга замолк, но в коридорах всё ещё слышался топот ног.
Центром крепости, да и всего Эса был огромный зал высотой в четыре этажа, обрамлённый галереями для тех, кому не найдётся места внизу.
Керис пробрался к перилам и стал высматривать внизу тех, кого знал — лично или по песням бардов. Вон Этатур из Дола, вон Дахон, родная мать Кериса, а вплотную к ней — Киллан. По одну сторону от них дядя Кемок со своей кроганкой, укутанной в плотный мокрый плащ, — бедняжке трудно долго находиться вне родной водной стихии.
Справа от Дахон стоял огромный, как медведь, мужчина, чей мощный мускулистый торс кажется ещё объёмистее из за подбитого мехом плаща, символа власти, — Аннер Осберик, салкар. Это он возглавлял незабываемую атаку на Карстен.
Их собралось там великое множество — светлокожих, темноволосых мужчин и женщин Старой Расы и пришельцев из других земель. В самом конце зала на платформе высился стол. По одну его сторону стояли старинные стулья с высокими спинками, с почти стёршейся от времени резьбой. Два стула посередине несколько возвышались над остальными. Но все равно потребовались дополнительные подушки, чтобы Корис Гормский, военачальник Эсткарпа, занял подобающее ему положение. После того как колдуньи, в сущности, удалились от государственных дел, он стал правителем земли, которая когда то объявила его вне закона. Он высоко держал красивую голову, но искалеченное тело, несмотря на широкие плечи воина, привычного к боевому топору, казалось слишком приземистым рядом с остальными мужчинами.
Справа от него на другом троне восседала женщина, чьё пепельно серое платье являло разительный контраст с одеяниями соседей, сверкающими всеми цветами радуги. Её украшала единственная драгоценность, но и та, свисая на грудь на серебряной цепочке, казалась такой же невзрачной, как и само одеяние. Тем не менее могущество этого скромного на вид украшения превосходило любое оружие в этом грандиозном зале.
Колдуний не называют по имени — это известно всем. Ибо собственное имя обладает колдовской силой, и сообщить его другому — значит отдать себя в его власть. Эту колдунью, известную в миру под прозвищем Чайка, избрали для связи с теми, кто остался в стенах Дворца Мудрости.
Слева от Кориса сидели Саймон и Джелит, его жена — бывшая колдунья, состоящая в непростых отношениях с прежними товарками. Далее располагалась Лоис, жена Кориса, успевшая стать героиней многих сказаний.
У самого края стола стоял человек, не занявший предназначавшееся ему сиденье. Склонившись над столом, он осторожно разворачивал какой то предмет. Рядом расположился Дуратан, летописец и защитник Лормта. Он напряжённо следил за руками соседа, словно опасался взрыва.
Керис хорошо видел все действо. Он знал этого человека, так же, как и женщину, которая наблюдала из за его плеча, готовая в случае необходимости прийти на помощь.
Это был Хиларион, по видимому, последний из чернокнижников, чьим полигоном и экспериментальной лабораторией до Великой Перемены был весь их мир. Хотя Хиларион выглядел не старше Саймона, он провёл несчётное число лет в рабстве за вратами, которые сам и сотворил, прежде чем его освободила женщина, сидящая рядом — Каттея, дочь Саймона, волшебница.
Глаза всех сидящих на другом конце стола тоже напряжённо следили за действиями чародея.
Снята последняя обёртка. На столе оказался предмет в виде двух пирамид высотой в шесть ладоней с квадратными основаниями, прочно укреплёнными на куске голубой кванской стали.
Хиларион обогнул стол и встал лицом к собравшимся. По эту сторону стола не было стульев, и всё было хорошо видно. Он двигался медленно, слегка передвигая устройство по мере своего продвижения, пока оно не достигло определённой точки на поверхности стола.
И тут впервые он заговорил:
— В давние времена мы могли видеть сквозь горы, в глубь морей, за океаны. Но, как и многое другое, это умение ушло вместе с теми, кто им владел. Вам всем известны открытия, сделанные в Лормте после Поворота, но ещё до этого я работал с неким Алоном, который теперь в Арвоне. Мы попытались сделать прибор, который обеспечил бы подобную связь.
Сейчас перед нами опасность, равная, возможно, Великому Бедствию. Вам отлично известно, что Магический ключ, который некогда управлял всеми вратами, был обнаружен. Когда такое могущество оказывается даже в достойных руках, оно пробуждает Тьму и заставляет её шевелиться. И хотя этот Ключ, может быть, к счастью, снова потерян, Тьма уже пробудилась и старые враги воспряли.
Ализонцы давно прилагают усилия, строят заговоры, чтобы сломить нас. Сначала они соединились с колдерами, а когда этих мерзких тварей изгнали из нашего мира, стали искать других помощников. Хотя они провозглашают ненависть к Силе и страх перед ней, кое кто из них готов воспользоваться любым оружием ради своих целей.
Посему обнаруженный Ключ вызволил из царства Тьмы могущественного Старца, а также того, кто создал этот Ключ. Кое кто из его потомков ещё жив. И через них то и возник Свет.
На протяжении долгих лет нам известно о существовании врат. Через них проникали к нам целые народы в поисках убежища — те, что населяют Долины, — да и другие тоже. И почти всех мы принимали приветливо. Но… — убедившись, что пирамиды стоят так, как надо, он снова обратился к собранию: — Ключ потерян навсегда. Пока он укрывался где то в нашем мире, он мог воздействовать хотя бы на часть врат, допуская, чтобы они открывались только изредка и случайно. Теперь же… — он слегка взмахнул рукой, — кто знает, что произошло? С утратой Ключа мы все испытали воздействие могучей, вырвавшейся наружу энергии. Есть врата, в которых мы уверены… Однако я, возможно, отвлёкся от главного, что нам надлежит узнать.
— Это, — он снова обратился к устройству, — возможно, позволит нам услышать Арвон. Ибо Алон трудился там, поддерживаемый Силой Грифона, над созданием подобного же аппарата. Если удастся наладить связь, нам не придётся ждать, пока какое нибудь судно привезёт нам известие, — возможно, слишком поздно.
Кемок привстал со стула, Дахон и Этатур тоже, с ними и Джелит. В зале зашевелились, когда поднялась Чайка. Невозмутимо глядя перед собой, она прижимала к груди свой кристалл.
Каттея встала позади своего супруга, касаясь его плеч вытянутыми руками. Её жест повторил Кемок, затем его сестра, Дахон и Этатур. Наконец и Чайка, слегка поколебавшись и все ещё не решаясь убрать руку с кристалла, прикоснулась к соправителю Зелёного Дола. Руки Кериса впились в перила, боли он не заметил. Пусть он лишён дара — никто в зале не мог остаться безучастным: здесь скопилась энергия, которая при неосторожном обращении могла обрушить стены.
Нависло напряжение, подобное грозовой туче, его, казалось, можно было увидеть. Все громадное собрание замерло в полной тишине.
Хиларион распростёр руки, и каждая ладонь повлекла за собой по пирамиде. Они расходились все дальше. Он не стал творить заклинаний, как того ожидал Керис, но с концов его вытянутых пальцев вдруг полетели стрелы синего пламени.
Пирамиды уловили эту энергию, зарядились ею и вспыхнули. И немедленно брусок кванской стали, на котором они стояли, испустил столп света с каким то тёмным ядром внутри. Оно стало быстро увеличиваться, светлея по мере расширения, обрело плоть — и вот между пирамидами возникла миниатюрная фигурка человека — но не статуэтка, потому что, как только исчез последний луч света, маленькая фигурка подняла руку в приветствии.
Керис стоял слишком далеко, чтобы разглядеть человечка, но все услышали приветственный возглас Хилариона:
— Алон!
Фигурка склонилась в поклоне:
— Как мы надеялись, великий учитель, так и получилось!
Можно было ожидать, что из такого тельца раздастся тонкий голосок, но нет — голос оказался почти такой же, как у Хилариона.
— Нам необходимо призвать… — начал было Хиларион, но тот прервал его:
— Нужно спешить — нас семеро, но наши возможности ограничены. Был прорыв неуправляемой магии.
— Да. Ключ от Великих врат был обнаружен, но он взят из этого мира. Теперь мы не знаем, как поведут себя врата.
— Так, — фигурка Алона кивнула. — Эти, из Гарт Хауэлла, скачут к Львиному Гребню, по крайней мере, скакали до удара волны. Говорят, там есть… во всяком случае, были врата. За всадниками следят. Кое кто из них готов переметнуться к Тёмным.
— Мы собрались в Эсе, все, кто присягнул на верность Свету, — продолжал Хиларион. — Мы надеемся выяснить, какие из врат ещё действуют. Люди из Лормта пытаются найти способ защитить нашу землю, узнать, как навсегда закрыть их. Мы можем направить к тебе на запад поисковый отряд Но у вас много неизведанных земель, и потребуется время на то, чтобы переплыть моря.
Фигурка Алона на какой то миг заколебалась, но потом снова обрела чёткие очертания.
— Энергия кончается. Сделаем, что можем. Предупредим правителей Долин и Арвона. Сейчас…
Изображение снова расплылось, но на этот раз не восстановилось, а совсем исчезло. Хилариона качнуло к столу. Чтобы сохранить равновесие, ему пришлось ухватиться за край столба. Он тяжело дышал, словно бежал, спасаясь от гибели.
И остальные, поддерживавшие его, были не в лучшей форме. Они держались друг за друга или за стол, возвращаясь на свои места. Даже Чайка шла мелкими, неуверенными шажками. Рухнув на стулья, все замерли с усталыми лицами.
— Вот такова, значит, наша задача.
Корис привык командовать полком — его голос легко перекрыл нарастающий гул.
— Где есть врата, там, вероятно, открыта дорога злу. Не забывайте колдеров.
Керис увидел, как толстые губы Аннера Осберика приоткрылись в оскале.
— Всего несколько месяцев назад случилось нашествие судов и людей неизвестно откуда, — продолжал Корис. — Если бы не сокольничии и отважные жители Долин, они смогли бы здесь обосноваться. Ты, салкар, — обратился он прямо к Аннеру, — расскажи, как вы прошли через ледяную стену в наши моря.
Осберик кивнул.
— Так оно и было. Мы шли с севера, а перед нами ледяной барьер. И как мы перебрались — не знаем, но… — он повернулся к Дуратану, — говорят, ты недавно разузнал странные истории в Лормте. Может, там есть что нибудь про нас.
Дуратан был краток:
— Если что то обнаружится, капитан, вы узнаете об этом тотчас же.
Саймон Трегарт выдвинулся вперёд. Рука его сжимала руку Джелит, как будто он хотел как то вернуть ей силы, истраченные на Хилариона.
— Некоторые из нас попали в этот мир случайно, разными путями. Я проходил у Торского болота, это место я знаю. Есть и другие — госпожа Келси…
В толпе зашевелились, и вперёд вышла тоненькая девушка.
Она не взошла на помост, но повернулась к собранию и возвысила голос, чтобы её услыхали все:
— Свои врата я знаю — они в Эскоре.
— И госпожа Элири.
Толпа снова зашевелилась. На этот раз выступила смуглянка, лицо которой по цвету мало отличалось от умело выделанной кожи её костюма. Её чёрные длинные волосы были заплетены в косы, перевитые нитями синих и золотых бус.
— Я следовала путём наших Древних сознательно, а не случайно, — сказала она. — Да, я знаю, откуда попала в этот мир, который стал моим.
Теперь впервые заговорила Чайка.
— О вратах мы знали всегда. В прошлом… — она помедлила на мгновение, как бы подыскивая слова, — мы смотрели на Силу, как на нечто сокровенное, данное нам одним, считали, что только женщина может обладать даром и правильно им пользоваться — мы держали свои познания в тайне. Теперь же… — она снова помолчала, оглядев плотно набитый зал, — мы видим, что, как бы мы ни пытались защитить свой мир, не нас одних выбрал Свет для этой цели. Теперь мне дано разрешение совета обратиться к вам открыто. Это… — рука её коснулась камня на груди, — может обнаружить следы любого чародейства, старого ли, нового. Если в каком то месте некогда существовали бездействующие ныне врата, камень укажет на них. Если врата, которые находились в бездействии, вдруг обретают силу, или к ним кто то подбирается — мы узнаем. Но защищать их у нас некому, и вся надежда наша на Лормт.
По моему, собравшиеся здесь считают, что нужно выслать отряды на поиски неизвестных врат. Мы так долго враждуем с соседями — Ализоном, Карстеном, — и не знаем, что лежит дальше к югу или к северу, нам ведомы только сказки и легенды, как сказал владыка Аннер.
В Арвоне мало знают о юге или о том, что лежит за пределами Пустыни. Мы даже не представляем себе, далеко ли нужно идти и сможем ли мы найти то, что ищем. Чародей Алон говорит, что Гарт Хауэлл поднимает голову. Есть ещё сведения из Лормта и с севера, что Ализон снова может принести нам беды.
Мы предлагаем послать с каждым поисковым отрядом по своей сестре. Мы можем общаться на расстоянии — как далеко, мы ещё и сами не знаем, — но наше оружие доказало свою силу.
Корис и Саймон пристально смотрели на неё, а Джелит кивала.
— Таково решение вашего совета…
Она ответила Саймону на незаданный вопрос.
— Да, наш совет решил: мы будем с вами заодно. Ведь мир этот и наш тоже, а вы хотите защищать его.
— Госпожа! — Корис отвесил поклон. — Мы принимаем ваше предложение и высоко ценим его. Да воссияет Свет и да воздастся Тьме по заслугам. Остаётся только собрать отряды и выступить! — последнее слово прозвучало как зов боевой трубы.
Керис сглотнул и отпустил перила. Выступить — выступить в поход, о котором будут петь сказители! Неужели и он поскачет с ними к славе?

Глава 2
Крепость Креванель, Ализон

Лиара, Главная в выводке и Хранительница домашнего очага Креванеля, критически рассматривала своё отражение в большом зеркале, оправленном роскошной резной рамой с инкрустациями. Рама эта просто затмевала гладкую поверхность зеркала. Лиара помусолила палец и пригладила непокорный завиток.
Парадный наряд, как всегда, сковывал движения, но её с раннего детства обучили скользящей походке, при которой широкие, тяжёлые от богатой вышивки юбки так красиво колышутся. Требования этикета заставляли смиряться с неудобствами.
По крайней мере, хоть сочетание цветов, отразившееся в зеркале, не раздражало взор. К счастью, её вкус совпадал со вкусом Казариана, брата по выводку, — оба любили тёмные оттенки синего, глухие зелёные тона, а также те переливы розового, которые плавно переходят в серебристо серую гамму. Возможно, этот выбор не слишком выгодно оттенял белые волосы, собранные на этот раз в высокую причёску с помощью множества драгоценных шпилек, — она чувствовала их тяжесть, — но яркий блеск ошейника и тяжёлых колец в ушах хорошо подчёркивал белизну волос. Она никогда не считала себя красавицей и прекрасно знала, что породистые относятся к ней с известным подозрением из за некоторой вольности полученного ею в детстве воспитания. Но она неукоснительно соблюдала правила поведения, когда бывала в обществе.
Сегодня она остановилась на туалете цвета меркнущего вечернего неба. Тяжёлые шелка её одежды были затканы серебряными нитями, среди которых поблёскивали, как ранние звёздочки на вечернем небе, огранённые камешки. Тугой ошейник — настоящий собачий ошейник, как положено, — сверкал серебром и блестящими камешками, как и браслеты, охватившие запястья, которые были далеко не так хрупки, как казалось на первый взгляд. Да, она, пожалуй, готова появиться во главе огромного стола, за которым соберутся на трапезу гости её брата.
Слегка раскосые глаза Лиары сузились. К чему Казариану делить трапезу с таким, как Синкариан? Этот вопрос не давал ей покоя уже два дня, с тех самых пор, как она получила известие о его приезде.
Они ведь особенные, все креванельцы, всегда такими были, на протяжении многих поколений. И кое кто из них с радостью, представься такая возможность, натравил бы гончих на Казариана, да и на неё тоже.
Их отца отравили — за его собственным столом. Трое старших братьев погибли в боях за морем — так, по крайней мере, им сказали. Может, они с Казарианом и остались в живых только потому, что их забрали из замка по смерти матери и отдали под покровительство материнского брата по выводку, Волориана.
Там правила подобная бледной тени супруга Волориана. Она была строга, но Лиара ходила у неё в любимицах и, более того, девочка чем то приглянулось самому Волориану. Он дозволял ей большую свободу, чем другим, даже брал её на обход племенных псарен, с гордостью показывая великолепных гончих. Она хорошо знала собак, а от Волориана и тех, кто служил ему, и также из собственных наблюдений узнала кое что и о людях.
На протяжении жизни нескольких поколений Ализон захлёбывался в кровавых междоусобицах. Великие роды не истребили друг друга полностью лишь потому, что время от времени обращали свой гнев на соседей, на гнусный ведьмовской Эсткарп, лежащий к югу, а последнее время, в союзе с колдерскими чужаками, — на Высший Халлак за морем.
У её второго брата двое детёнышей, но они ещё малы. Кроме них, её самой и Казариана, никого не осталось из прямых потомков Кайлании, которая родила от великого мага и привнесла в их кровь необычную, а временами беспокойную примесь.
Над Казарианом висела постоянная угроза — так, во всяком случае, казалось Лиаре. До сих пор его спасал инстинкт самосохранения, тень Волориана (неизвестно, впрочем, пришла ли бы она ему на помощь, стала ли бы мстить за него?), исполняя кровные клятвы, данные его людьми, но теперь…
Лиара, нахмурившись, отвернулась от зеркала. Расшитые серебряной канителью юбки сердито прошуршали по ковру. Последнее время Казариан, кажется, придумал для себя в жизни новую роль — предпринимает шаги, которые приведут его к открытому конфликту со злейшими врагами.
Он стал куда то исчезать. И так как немыслимо было обсуждать намерения или действия главы рода, Лиара не имела представления о том, что у него на уме. Казариан, возможно, считал, что она вообще не задумывается о делах властителя.
По губам Лиары скользнула усмешка. При брате состояли молчаливые прислужники — долговязый и мрачный Ганнард, его камердинер, и смотритель замка Бодрик. И ей оставалось лишь догадываться о секретах, которыми он с ними делился.
Но… Тут она вытянула руку, чтобы поправить на указательном пальце широкий перстень с молочно белым камнем. У женщин ведь свои секреты. Хотя мать слишком рано умерла, не успев дать знание, была ведь ещё Сингала, ставшая Лиаре второй матерью. Именно она открыла ей по возвращении многие тайны.
На половине барона стены скрывали многочисленные переходы и тайники, но они имелись и в её апартаментах, куда согласно обычаю мужчины могли ступать лишь по приглашению Хранительницы Очага. Девушке многое удалось разузнать, путешествуя по тайным ходам. Но больше всего её интересовал Ключ.
Ибо Ключ Кайлании по праву принадлежал Главной выводка. И так как у Казариана не было жены, Ключ должен был находиться в её, Лиары, распоряжении. Она толком не знала, в чём его секрет, ей было лишь известно, что он обладает громадной волшебной силой и передаётся по женской линии. Она всё ждала, когда Казариан упомянет о Ключе, но брат обращался с ней холодновато официально. Он был не из тех, кто поддаётся женским чарам. Губы её при этой мысли слегка раздвинулись, и показались зубки. Будь она одной из его призовых сук — тогда он был бы с ней куда откровеннее.
Сейчас она встревожилась. Креванелю, насколько она могла судить, угрожали со всех сторон. Возможно, дело в проклятии крови древнего мага, так легко возбуждающей злобу соседей баронов. А если Казариан дал вовлечь себя в какой то заговор — а она была уверена, что дело обстоит именно так, — будущее представлялось мрачным.
Лиара снова повернула перстень. К счастью, у неё есть выход. Поверженного барона принято скармливать псам; и участь его домашних ничуть не лучше. Посему она всегда носила при себе то, что избавит её от худшего — быстродействующее зелье, собственноручно приготовленное самой Сингалой.
Лиара прошла в коридор, не обращая внимания на кланяющихся слуг, одетых в тёмно синие ливреи с эмблемами дома на груди. В этот вечер она могла свободно ступать там, куда женщины обычно не допускались, ибо ей приказали возглавить трапезу.
Брат не объяснил, почему желал её присутствия. Обычно на пиры приглашалась только знать. Посему она ощущала некий трепет, который старалась подавить, величественно шествуя в трапезную на своих высоких каблуках.
Сам Бодрик с двумя охранниками стоял на страже у высоких дверей. Поблизости находились три отряда украшенных шрамами и ярко разодетых воинов. Цвета парадных камзолов выделялись на фоне приглушённых тонов шпалер, покрывавших стены. Ей было известно, что эти чужаки служили в личной охране владыки Синкариана и прочих гостей.
Воины прикоснулись к нагрудным эмблемам, приветствуя её, и она снизошла до лёгкого кивка. Бодрик выступил вперёд и постучал в дверь. Она услыхала знакомый звук отодвигаемого засова, и через несколько мгновений путь для неё был открыт.
Факелы, укреплённые по стенам, сегодня горели особенно ярко — не должно быть затенённых уголков, когда собираются вместе чужие, да ещё и недруги.
Лиара остановилась на пороге. Она сперва коснулась ошейника, затем эмблемы на груди и отдала поклон Казариану. Он встал, приветствуя её — трое остальных сделали то же, — и направился к ней, чтобы предложить ей руку и провести во главу стола, где стоял высокий золотой кувшин с особым кровавым вином для гостей.
Из троих приглашённых она знала двоих. Один, барон Ольдерик, окинул её оценивающим взглядом. Она знала, что он втихомолку разделяет многие взгляды брата. Но он одряхлел и уже не пользовался авторитетом. При нём находился старший отпрыск дома Каганиана, о котором можно было сказать лишь то, что он легко подпадает под любое влияние.
Наибольший интерес для неё представлял третий из присутствующих гостей — барон Синкариан. Если бы зло могло обрести ноги и бродить по улицам Аликса, оно должно было бы иметь его обличье. Никто, даже сам барон Пёс, не имел силы укротить его. Несмотря на злодейскую репутацию, он легко находил друзей. Был он, пожалуй, года на три или четыре старше Казариана.
Он трижды подбирал себе пару, но все три его подруги умирали очень неожиданно. О причинах смерти шептались, но и только.
— Хранительница Креванельского очага Лиара.
Казариан представил ей гостей. Лишь тут Лиара коснулась ошейника и нагрудной эмблемы, сперва оборотившись к Ольдерику, затем к Синкариану и наконец к Кагариану, старшему отпрыску.
Мужчины уселись, а она осталась стоять у кувшина. Откинув рукав, она налила первый кубок Ольдерику. Но прежде чем она наполнила второй, брат заговорил:
— Барон Синкариан сделал предложение Креванелю. Он желал бы иметь Хранительницей очага и подругой госпожу Лиару.
Она надеялась, что им не удалось прочесть отвращение на её лице, она так упорно училась не выдавать своих чувств. Казариан имел право отдать её, а женщины были всего лишь пешками в его сложных интригах, в борьбе за власть.
— Мы, креванельцы, — продолжал её брат, — мы от крови госпожи Кайлании, у нас особые традиции. Любой отпрыск женского пола может заявить о своём предпочтении в выборе партнёра, и никому не дано права подвергать этот выбор сомнению.
Барон Ольдерик поразился и нахмурился. А Первый отпрыск скривил губы, словно сдерживая смех, готовый вырваться при одной мысли о подобной чепухе. Синкариан чуть было не вскочил со стула, но воздержался.
«Какую цель преследует Казариан?» — подумала Лиара. Ждёт, что она согласится, обрекая себя на невообразимые беды? Или, напротив, хочет, чтобы она резким отказом оскорбила Синкариана, положив начало открытой вражде? Если уж ей суждено быть пешкой в его игре, мог бы и предупредить её.
Она подумала о Кайлании — об этой легендарной женщине, которая сошлась с магом и влила в их жилы странную и опасную кровь.
Наконец она заговорила, стараясь выдержать ровный тон, подобающий женщине в присутствии мужчин:
— Значит, владыке Синкариану нужна у очага женщина с чародейской кровью?
В глазах её брата блеснул огонёк — она не поняла, удивление это или удовлетворение от выигранного очка.
Синкариан сверлил её взглядом. Девушка явно озадачила его.
— А она открыто говорит о том, о чём большинство бы смолчало, — обратился он к Казариану. — Означает ли сие, что Креванель вознамерился оповестить весь мир о примеси в своей крови? Неужели то, что вы спутались с чужеземными магами, так высоко поднимает вас в собственных глазах? Ведь маги эти оказались жалкими шарлатанами.
Казариан примирительно протянул руки ладонями вверх.
— Все мы здесь знаем, что произошло недавно, когда маг пошёл на мага, чтобы снова отомкнуть Великие врата. Я говорю открыто, ибо это к чести моего дома.
Барон Ольдерик кивнул, когда хозяин дома замолк.
— Так оно и есть. Ты вышколенный как должно отпрыск рода, который давно доказал свою ценность для Аликса. А эта госпожа, — он снисходительно кивнул в сторону Лиары, — тоже знает своё место. И было бы глупо с твоей стороны, Синкариан, мешать кровь с креванельцами. Уж кому кому, а тебе то, опытному псарю, это должно быть хорошо известно. Разве тебе не ведомо, что барон Казариан, став во главе Креванельского дома, даже не попытался обзавестись подругой? И за это он достоин уважения. Я так заявил бы даже перед высоким советом. — Кулак его так тяжело грохнул по столу, что Лиара испугалась, как бы не расплескалось вино.
Наливая вино Синкариану, она исподтишка бросила взгляд на брата. У неё было странное ощущение, что её смелая речь пришлась ему по душе и, пожалуй, даже укладывалась в его планы. Но уж, конечно, им совсем не нужна новая распря. Когда она подавала кубок Синкариану, он нагло уставился на неё и ей показалось, что она стоит перед ним совершенно нагая, а крыса, вылезшая из норы, тычется в неё носом.
Первый отпрыск медлил принять от неё третий бокал, словно боялся оскверниться. Но под взглядом барона Ольдерика он поторопился его схватить.
Лиара поставила кувшин на место и сложила на груди руки. Под прикрытием широких рукавов она снова невольно потрогала драгоценное кольцо. Когда же Казариан её отпустит?
Она давно поняла, что терпение — лучшая защита для женщины, но ей природа не даровала терпения. В этот вечер она чуть не вышла из себя. Хватит с неё терпения! Она решила, что пора ей поговорить с братом откровенно. Лишь бы удалось застать его одного!
Она пристально наблюдала за ним и заметила, как он обводит глазами гостей.
Ещё раз коснувшись ошейника и эмблемы, она произнесла положенные слова:
— Да будет безопасным ваше пребывание под нашей крышей, как безопасен сон щенка возле матери. Наш очаг к вашим услугам, — она обратила ко всем общий поклон.
Все поднялись, когда она прошла к двери, церемонно качая широкими юбками. Лиара вышла, не удостоив взглядом даже Казариана.
Она быстро прошла через покои. У дверей, ведущих на женскую половину, перед ней вытянулись стражники. Сержант постучал, ей открыли.
За дверью её поджидали две рабыни служанки, и Лиара обратилась к той, что стояла ближе.
— Ступай посмотри, не спит ли Наставница Отпрысков, Сингала. Если не спит, придёшь и доложишь. А ты, Альтара, — приказала она второй, — поможешь мне стащить с себя эту тяжесть, пока я не задохнулась. — Она сама уже нащупывала застёжки на груди.
Когда первая служанка вернулась, Лиара уже освободилась от груза юбок. Альтара осторожно вынимала из причёски длинные украшенные драгоценными камнями шпильки, и её серебристо белые волосы свободными локонами спадали на плечи.
— Госпожа, нянька бодрствует. Она хорошо поела вечером и с нетерпением ожидает вас.
Лиара быстро накинула короткое домашнее платье, подождала, пока Альтара завяжет лентой волосы, и знаком приказала служанкам убрать поспешно сброшенную одежду.
Никому не дано замедлить бег времени. Сингала, раньше царившая в этой части крепости, теперь уже не вставала с постели. Её мучили боли в распухших суставах. Но ни боль, ни старость не замутили её разум. Для Лиары она была тем же, чем Ганнард для Казариана, — неусыпный страж, хранительница секретов, единственная, кому она доверяла до конца.
Женщина лежала, откинувшись на высоко взбитые подушки, подложив валик под больное колено. Она исхудала. Лицо, покрытое густой сетью тонких морщинок, безжизненно серело, оно казалось бы маской, если бы не глаза — зелёные, зоркие, заставляющие забыть о её немощах.
— Что то случилось?
Лиара усмехнулась и пожала плечами.
— В этом мире постоянно что то случается. Но на этот раз… — Она торопливо поведала няньке о происшедшем в банкетном зале.
— Брат ведёт какую то игру — пускает псов по тайному следу. Я… — она взяла измождённую руку Сингалы в свои тёплые руки и сжала её. — Ты меня многому, очень многому научила. А брат моей родительницы барон Волориан по счастливому капризу судьбы что то нашёл во мне и потому обходился со мной так, словно я из его собственного выводка. Я ходила за ним по пятам, когда он осматривал псарни, внимала ему, наблюдала и училась. Сингала, наверное, и вправду в нашей крови есть чуждая примесь — об этом говорили сегодня за ужином. И вот ещё что — мне нужен Ключ! Он мне принадлежит по праву, ибо его наследует Главная Креванельской стаи, а это я! Я не знаю, куда его спрятала покойная подруга моего другого брата. Но у меня странное чувство, — она ещё сильнее сжала пальцы няньки, — что в этом Ключе частица меня самой. И я попрошу его у Казариана — не смеет он отказать мне, нарушить присягу стаи!
— Щеночек ты мой сердечный! — так Сингала называла маленькую Лиару, когда та прибегала в поисках утешения или ласки. — Подружка твоего брата никогда не владела Ключом, она ведь другой крови. Он хранится с остальными свадебными драгоценностями твоей родительницы, они принадлежат одной тебе.
— Хранится — ах, ну да, в сокровищнице! Ведь у матери была особая шкатулка с двойной эмблемой на крышке, да? Она ведь нашей же крови, из ярансинцев. Эта западная ветвь Креванелей, сейчас их уже не осталось, — глаза Лиары заблестели. — Значит, в нас с Казарианом с обеих сторон чародейская кровь!
Ей следовало содрогнуться от ужаса, ведь её всю жизнь учили, что чародейство отвратительно, что оно источник зла. Но она испытывала только странное возбуждение, словно приблизилась к заветной двери и может решать по своей воле — входить ли.
— Ты сняла с меня гнёт стольких тайн этого дома, Сингала, а это дороже любого богатства. В прошлом году я нашла очередной потайной шкафчик в женском покое, а в нём записи. Они совсем истлели, но кое что я разобрала. А теперь благодаря тебе я знаю, что могу потребовать Ключ!
Я боюсь за Казариана. Он говорит мало и никогда, конечно, не разговаривает со мной о том, что не относится к очагу. Но он явно втянулся в какие то тайные дела, я в этом уверена. Порой он исчезает — то надолго, то нет. Никто его не видит, а Ганнард все равно сторожит у его дверей, ещё ревностнее, чем всегда. Он трижды вызывал к себе Девериана, хотя доселе никакого интереса к отпрыскам не проявлял, только замечания делал, когда они не слушались учителей или вертелись под ногами. Сегодня он пригласил Синкариана и объявил о его предложении — да раньше он бы просто в глотку ему вцепился! Что происходит? Почему женщины не могут узнать о том, что угрожает их очагу?
Синеватые губы Сингалы тронула кривая усмешка.
— Вопросы, вопросы… Но на эти у меня нет ответа. К тому же… — она отвела глаза от пристального взгляда девушки, — мне теперь уж не под силу добывать для тебя новости. И помни, — улыбка сошла с её губ, — помни вот что, щеночек мой, никогда не суди о верности по клятвам.
Лиара кивнула. Даже будь у неё сестра, она не обратилась бы к ней за помощью, не говоря уж о служанках.
— Мне нужно подумать. Ну, родная, тебе пора отдыхать. Гурта на меня рассердится, когда принесёт тебе ночное питьё.
Она попыталась высвободить свои руки, но теперь Сингала крепко сжала их скрюченными пальцами.
— Будь осмотрительна. Ты не из этой стаи — если они поймут это, тебя разорвут. Щеночек мой, будь осторожна!
— Как будто я не понимаю. Ну, отдыхай! Обещаю, что не буду дразнить стаю.
Возвратившись к себе, она отпустила служанок, уселась на пуф перед зеркалом и взглянула на своё отражение. Всем она была похожа на своих соплеменников, но во время охоты они руководствовались не столько зрением, сколько более тонкими ощущениями, мгновенно улавливая запах страха или смену настроения. Она достаточно насмотрелась на призовых псов Валориана — хозяева веками воспитывали у них эти качества и, видимо, часть собачьей природы передалась самим псарям.
Ей давно хотелось поговорить с Казарианом начистоту, потребовать отчёта. Но это было бы чудовищным нарушением всех правил приличия, внушённых воспитанием. Её поведение в банкетном зале уже было на грани допустимого. Он, сколько она могла теперь припомнить, не дал ей почувствовать ни одобрения, ни недовольства. Но она была почти готова к тому, что он призовёт её для выговора — или… Как он поступит?
Лиара сидела, задумчиво играя прядью волос. На женской половине любили посудачить о байках бродячих торговцев. Ализон ещё не весь мир. Есть за его пределами страны, где женщины ведут себя совсем иначе, немыслимо вольно. Все женщины, не только трижды проклятые колдуньи…
Из набегов на лежащие за морем Долины в Ализон привозили рабынь. Лиара была тогда ещё слишком мала и плохо помнила двух женщин, добычу брата. Они умерли быстрой смертью. Одну зарезали — но она успела прикончить двух стражей. Другая погибла под кнутом. Их не смогли смирить и приучить к покорности.
Лиара очнулась и занялась причёской — стянула волосы узлом и натянула поверх плотно облегающую сетку. Затем быстро пересекла комнату и надавила большими пальцами сердцевину цветка, вырезанного в высоком изголовье кровати, и на выступающие под ним листочки.
Бесшумно сдвинулась панель. Лиара всегда хорошенько смазывала петли, а последнее время ей приходилось заходить сюда как никогда часто За панелью скрывалась каморка. Лиара нащупала верх комода, зажгла фонарь, стащила через голову домашнее платье и надела вместо него одеяние, которое придумала вместе с Сингалой и тайком смастерила сама. Капюшон с прорезью для глаз полностью закрывал лицо.
Сокровищница… Лиара приняла решение. Конечно, она могла просто потребовать материнскую шкатулку, но ей хотелось завладеть Ключом раньше, чем кому то придёт в голову, что он ей нужен.
Потайные ходы опутывали замок, как паутина. Лиара старательно избегала наверняка известные Ганнарду или брату. Она спускалась все ниже и ниже, иногда хватаясь за выбоины, стараясь не уронить раскачивающийся на верёвке фонарь. Свет его был слаб и неверен.
Тайный вход в сокровищницу она обнаружила случайно, года два назад, во время ночных блужданий по подземельям замка. И вот она снова прошла все повороты. В тот раз девушка просто вела осторожную разведку, боясь наткнуться на скрытый сигнал тревоги. На этот раз Лиара знала, что ищет. Пробираясь между сундуками, коробами, доспехами, поблёскивающими в лучах фонаря, она подошла к столу, на котором ещё тогда заметила несколько небольших сундучков.
Поднеся поближе фонарь, она попыталась разобрать гербы, выгравированные на украшенных драгоценными камнями крышках. Их покрывала пыль — все, кроме одной! Лиара застыла. Вот она — материнская двойная эмблема! Она протянула руку к шкатулке и ещё не успела до неё дотронуться, когда зрение и обострённое чувство опасности подсказали, что кто то её опередил. Она глубоко вздохнула.
Ключ! Она без колебаний откинула крышку, на которой заметила следы взлома. В шкатулке лежали великой цены украшение, засверкавшие в свете фонаря. Она запустила пальцы в груду ожерелий, колец, заметила два церемониальных ошейника. Ключа не было.
Лиара прикусила нижнюю губу. Казариан — это, конечно, его рук дело. Это он взял Ключ Хранительницы Очага, который по праву принадлежит ей!
Она захлопнула крышку. Женщинам положено сдерживать любые порывы — улыбайся, даже если тебя снедает ярость! Ей случалось видеть, как Хранительницы очага, не дрогнув, сносят оскорбления, словно не слыша.
Но это ведь не значит, что они не способны постоять за себя и восстановить справедливость. Её Ключ у Казариана. Что теперь? Может она открыто потребовать объяснений?
Лиара покачала головой при одной мысли об этом. Нет — надо действовать хитро. Сначала ей нужно побольше разузнать. Почему бы сразу и не начать?
Но для этого придётся углубиться в те ходы, которых она старательно избегала ранее. Что же, хорошая гончая не бросает охоту из за шипа в лапе. Лиара пустилась в осторожное путешествие в стенах родного дома.
Первый неизведанный поворот снова повёл её вниз, и она решила следовать избранному пути. Чем бы ни занимался сейчас Казариан, она уверена, что ему необходимо уединение, которого не найти наверху, даже под защитой бдительных глаз Ганнарда и Ольдерика.
Она поняла, что опустилась ниже уровня подземных казематов. Вдруг слабое эхо чьего то голоса заставило её повернуть и укрыться в одном из боковых проходов, такого узкого, что пришлось пробираться боком. Вот голос зазвучал громче, и она смогла различить слова.
— Честь рода, отпрыск. Ты сын Регориана, который погиб за Ализон. Прискорбно, что твой брат занемог, но такое с ним уже случалось. Держи это крепче, да к поясу привяжи.
Рука Лиары скользнула по шероховатому камню, ногти наткнулись на щель. Раздался скрип. Ей было не развернуться. Она застряла. Теперь она была беспомощна и беззащитна перед Казарианом — ибо голос явно принадлежал ему.
Как бы то ни было, неосторожно нажатый замок поддался. Узкая дверь, не намного шире лаза, через который протискивалась Лиара, распахнулась с такой силой, что громко стукнула о стену.
Да, это Казариан, а с ним Накариан, младший из двух отпрысков рода.
Её братец резко развернулся. Кинжал, который он метнул, почему то попал левее, хотя она знала, что Казариан отлично метает кинжалы.
Он отбросил назад Накариана и бросился к ней со шпагой наготове. Лиара уронила фонарь. В камере горел фонарь, и его свет упал на её лицо, когда она поспешно отбросила капюшон.
Казариан уже начал выпад. Отравленное острие едва не вонзилось ей в сердце — он отдёрнул его с такой силой, что с трудом удержал в руках шпагу.
Он посмотрел на Лиару, потом на клинок, потом снова на девушку. Затем решительно двинулся к ней, и она не позволила себе забиться в щель, спасаясь от грозящего удара. В ней течёт креванельская кровь, и она умрёт, как положено креванельке.
Он и вправду ударил, но снова промахнулся! Он взревел и ощерился, как пёс.
Лиара поняла — что то защищает её, неведомо что. Мелькнула неясная мысль: Ключ, дело в Ключе!
— Я — Главная Креванельского выводка, Хранительница очага. Во мне, как и в тебе, брат, течёт чародейская кровь, с обеих сторон. И я пришла за тем, что по законам стаи принадлежит мне по праву!
Глаза его расширились и он опустил шпагу.
— И что же это, женщина? — его голос угрожающе заскрежетал, словно он обращался к обнаглевшему рабу.
— Ключ Кайлании, который находился в распоряжении моей родительницы, но не был передан мне.
Казариан отступил на шаг и помотал головой — не в знак отрицания, скорее он собирался с мыслями.
— Подойди, — он кивнул ей и добавил: — если посмеешь, ты, женщина с чародейской кровью!
Возможно, он хотел расправиться с ней, отрезав путь назад, но гордость не позволила ей поддаться страху. Она шагнула вперёд и встала перед ним.
Его ярко зелёные глаза, ещё недавно широко распахнутые, теперь сузились и превратились в щёлочки. Внезапно он выхватил что то из за пояса и швырнул ей. У него было странное выражение — казалось, он чего то ждёт.
Лиара всегда отличалась хорошей реакцией. Она поймала Ключ — большой, старинный. Он был тёплым на ощупь и лёг ей в руку, словно и создан был для неё.
Неожиданно в воздухе вспыхнул и разросся круг яркого света. Казариан внезапно схватил отпрыска и вырвал у него какой то пакет, который тут же бросил Лиаре.
— Чародейская кровь, говоришь, — получай же!
Световой круг превратился в овал, стал расти в вышину. Казариан снова обернулся к отпрыску и сбил его с ног ударом.
— Ступай же, колдунья! Там твоё логово!
Он указал ей на световой овал, который стал пульсировать. Это дверь — врата! Она сделала шаг вперёд, ещё один, врата притягивали её. Она даже не почувствовала, как Казариан ухватил её за запястье и вырвал Ключ. Второй рукой он толкнул её в спину — прямо в центр светового пятна, в вихревой поток, несущийся в никуда.

Глава 3
Лормт

Керис катил инвалидное кресло госпожи Мерет осторожно, как только мог. Она никогда не жаловалась, но он научился за последние дни улавливать лёгкую тень на её лице, выдающую боль. Он не мог бы толком объяснить, каким образом стал для неё ногами, а порой и руками, но сейчас ему казалось вполне естественным повиноваться её желаниям, как он повиновался приказам командиров на границе.
Самый обширный покой Лормта, расположенный внутри одной из уцелевших стен, соединяющих три сохранившиеся башни, преобразился.
Его начисто освободили от древних письменных столов. Груды книг с деревянными крышками и рукописные свитки уложили в стоящие вдоль стен сундуки. Всё это вызвало чрезвычайное волнение и неудовольствие у горстки престарелых учёных мужей — они почитали эти здания своей полной собственностью, а их бесцеремонно выставили оттуда.
Оуэн и военачальник Дуратан вместе с Мерет пытались расчистить нужное для дела помещение, не вызвав бунта среди тех, кто привык здесь работать. Было несколько бурных сцен, но в конце концов столы и прочее просто перетащили в другое место и предложили владельцам перебраться туда.
В центре поставили громадный стол, за которым, думал Керис, могла бы разместиться добрая половина пограничного полка. Его наспех составили из ободранных обеденных столов, принесённых из разных мест, причём некоторые тоже пришлось освобождать от книг. Покрыли его отнюдь не богатой банкетной скатертью, но длинной дорожкой, сшитой из шкур. Этот стол и стал сейчас центром происходящего.
Мужчины и женщины расхаживали, собираясь в группы вдоль краёв стола. Время от времени из общего гула вырывались отдельные голоса. Порой возникал горячий спор, и тогда Дуратан или его супруга Нолар, Оуэн или Мерет немедленно подходили к спорщикам, прислушивались и добивались согласия.
У многих из тех, кто склонился над огромной картой, висели на груди подставцы с чернильницами, а в руке, а то и в зубах они держали кисточки. На их мантиях и камзолах виднелись чернильные пятна.
Присутствующие видели перед собой странный образ хорошо известного им мира. Там были обозначены горы, протекали реки, изрядное место занимали разбросанные по шкуре пятна лесных массивов.
Кроме того, на карте значились городские и портовые поселения, мрачные башни. На виду лежали салкарские морские карты, а те, кто принёс их, внимательно изучали новую карту, часто резко её критикуя. Они искали на ней далёкие порты, названия которых для большинства сухопутных жителей были просто именами из легенд.
На карте уже появился ряд зловещих пятиугольников, которыми решили обозначать врата.
Поисковые отряды Эсткарпа и Эскора были уже на марше. В каждый включили по Колдунье, и отряд Эсткарпа успел обнаружить в верховьях реки Эс едва приметные свидетельства того, что некогда там находились врата.
Для связи через прибор Хилариона требовалось слишком много энергии, и со времени первого сеанса им удалось узнать лишь, что Грифония пытается побудить к действию Долины. А начался ли там действительно какой то поиск, того никто не ведал.
Мерет написала что то на своей грифельной доске, и Керис прочёл из за её плеча: «Пусть госпожа Нолар приведёт госпожу Лиару».
Керис кивнул, развернул кресло так, чтобы госпожа видела пока не заполненную часть карты, не Ализон. Зачем ей понадобилась эта… эта особа из проклятых собачников, непонятно. Как большинство из тех, кому пришлось общаться с Лиарой, он предпочитал попросту не замечать её. Только госпоже Мерет, Дуратану и Нолар, видимо, было известно, как она вообще здесь оказалась. Несмотря на то, что, согласно древнему знанию, её народ попал сюда через врата, они всегда были злейшими врагами коренных жителей этих мест. Разве сама Мерет, рождённая в Долинах, в Высшем Халлаке, не изведала горя, когда ализонцы вторглись туда, чтобы завоевать её родные земли?
Керис протиснулся через толпу людей, окружающих медленно растущую карту, ища госпожу Нолар. Он чуть на налетел на хрупкую фигурку, укутанную в такое серое одеяние, что она казалась тенью, которую множество горящих в этом зале факелов ещё не успело растворить.
Керис отступил и извинился с поклоном.
Он представлял себе Колдуний зрелыми женщинами и, впервые увидев её, не мог понять, зачем эту крохотную девчушку, почти ребёнка, включили в команду, присланную из Края Мудрецов.
«Она прячется, эта ализонка. — У колдуньи и голосок то совсем детский. — Прячется! Небось, шпионит!»
Его захлестнула волна отвращения.
Девушка в сером решительно покачала головой.
— Она нам не враг, хотя так думали. Она наблюдает, но не шпионит. Ибо только так она и может узнать, кто мы и что делаем. Её люди не знают доверия ни к кому. Их жизнь сурова и мрачна, и они уверены, что от самого рождения над ними висит рок. Но что до Лиары… Старая кровь в ней берет верх, о чём она и не подозревает. Возможно, госпожа Джелит сможет ей помочь, потому что ей тоже отведена роль в задуманном. Идём.
Юная колдунья провела его в конец зала, где были нагромождены ненужные столы. Кто то там зашевелился, дёрнулся в сторону, но не сумел укрыться от его взгляда.
Керис облизнул пересохшие губы. Он, естественно, не владел дьявольским наречием этой Лиары, но она успела усвоить несколько слов — по крайней мере, имён.
— Госпожа Мерет хочет видеть тебя! — он произнёс это излишне громко, словно обращался к глухой.
Девушка осторожно вышла из укрытия. На ней были шаровары, юбка, кожаный жилет и сапоги — одежда большинства женщин в этой комнате. Волосы, такие белые, что, казалось, светятся сами собой, были туго заплетены. На первый взгляд она мало чем отличалась от любой из женщин, занятых картой. Но её бледное лицо выдавало принадлежность к иной расе — светящиеся волосы, раскосые зелёные глаза, узкие заострённые черты лица. Ализонцы, согласно легенде, являлись наполовину собаками, и Керис подумал, что так оно и есть: они умеют изменять обличье и бегать стаями.

Лиаре все происходящее казалось дурным сном. Конечно, Казариан отправил её сюда из ненависти. Здесь только дряхлый Морфью говорит на её языке. Но его объяснение происшедшего было настолько выше её разумения, что она ему просто не поверила. Какие то таинственные ходы, врата…
Она взглянула на стоящих перед нею чужаков. Эта девчонка — Лиара нервно сглотнула — эта девчонка явная колдунья! Столетия вражды и недоверия разделяли их.
А этот юнец — Морфью сказал ей, что он полукровка, только наполовину человек, хоть и выглядит как остальные стражи, бегающие туда сюда с разными поручениями. У него меч и ещё какое то длинное зачехлённое оружие, как у многих здесь. На какой то печальный миг Лиара задумалась, смогут ли мужчины из Дола противостоять Казариану или даже его стражникам.
— Госпожа Мерет, — повторил он. Лицо его начало хмуриться. Она собралась с духом. Только попробуй до меня дотронуться! Эти чародеи слишком беспечны — при ней три кинжала, они спрятаны, но их легко достать.
Но имя, произнесённое им, — одно из немногих ей известных, а колдунья уже повернулась и удаляется. Лиара шагнула вперёд, держась на расстоянии от своего проводника.
Они пробрались к столу. Мерет поджидала их — странная женщина! Говорить не может, но пишет такие невероятные вещи на своей грифельной доске и притом на прекрасном ализонском языке! Утверждает, что знакома с Казарианом, что бывала в Креванеле. Приводит подробности, которые заставляют этому верить. И говорит, что Казариан союзник в том деле, которое здесь затевается.
Лиара подошла к статной женщине в кресле ближе, чем ей хотелось, но больше не было свободного места. Мерет пристально вглядывалась в неё, словно желая прочесть мысли.
— Я пришла.
Скорее бы узнать, что нужно от неё этой женщине из Долин!
Мерет кивнула. Её пальцы уверенно заскользили по грифельной доске. Она показала Лиаре написанное.
— Тебе понятно, чем мы здесь занимаемся, госпожа Лиара? Твой брат узнал обо всём раньше тебя.
— Я слышала только то, что мне говорили, — нелюбезно ответила Лиара. — Есть какие то врата, ловушки, и в одну из них толкнул меня мой брат. Вы ищете их и хотите отметить тут, — она указала на длинную карту.
Мерет снова начала писать.
— Но для тебя это просто россказни, да?
Лиара слегка помедлила, потом покачала головой. Она хорошенько обдумала то, что рассказал Морфью, хоть он и был ализоицем предателем. Теперь же она размышляла о том, к чему может привести вся эта возня. Возможно, в Ализоне существуют врата, через которые можно провести войско в самое сердце её родины и отомстить за разорение Долин псарями. Колдуньи — старинные враги, а колдуньи то и собрались в этом зале.
— Я понимаю, что вы ищете врата, — её ответ опять прозвучал резко.
Снова застучал по доске мелок.
— Мы ищем входы, через которые может проникнуть к нам Тьма, а не те, через которые сами можем пуститься в неведомое. Ты полагаешь, мы угрожаем Ализону. Это не так. Твоему дому тоже могут угрожать те же силы, что и нам. У нас две задачи, госпожа Лиара: во первых, нужно обнаружить эти врата, во вторых — найти способ запереть их навсегда.
— Для этого, — она стёрла написанное и быстро писала дальше, — мы должны проникнуть в доселе неведомые края — те, до которых не добрались даже салкары и торговцы. Девочка, в тебе течёт частица той же крови, что и во мне.
Лиара это уже слыхала. Об этом говорили Казариану: маг Эльсенор, их отдалённый предок, как то вернулся из небытия, чтобы зачать эту женщину, Мерет. Итак, все, во что она когда то верила, оказалось под угрозой. Угроза, возможно, нависла и над ней самой.
— Я из рода Креванелей, — она вздёрнула подбородок и бросила гордый взгляд на собеседницу. — Я ализонка. И любой в этом зале… — широкий жест левой рукой, правая прижата к тому месту, где спрятан самый длинный кинжал, — любой с радостью обагрит моей кровью свой клинок.
Мерет снова принялась писать.
— Никто не отрицает, что мы ненавидим твой народ. Но твой брат уже понял, что если есть общая цель, даже враги приносят общие боевые клятвы.
Мелок её задержался в воздухе, и она ещё пристальнее взглянула на Лиару.
— Тебе кое что известно. Моего дара хватает, чтобы понять это…
Рука с мелком взметнулась вверх, словно Мерет решила оставить доску и рисовать прямо в воздухе. И действительно, она изобразила в воздухе сложный рисунок, который сначала был белым белым, как волосы Лиары, затем стал таким голубым, что девушка невольно протянула к нему руку.
Рисунок свился в кольцо, заколыхался и обвил её запястье. Она готова была вскрикнуть, но, казалось, немота Мерет передалась ей, и она могла лишь переводить взгляд с этой женщины на кольцо и обратно. Кольцо не коснулось её, но, трижды обернувшись, исчезло.
Теперь уже Керис вздрогнул и невольно схватился за рукоятку меча при виде такого проявления Силы. Дружеское отношение к ализонке было непонятно — так же непонятно, как заключение перемирия с кеплианцами, перешедшими на сторону Света, ведь они водят дружбу с госпожой Элири и её мужем. Чародейская кровь — да, он слышал об этом. Эту историю усиленно распространяют в Лормте, чтобы Лиару приняли стародавние враги её племени.
Только… все виденное могло означать только одно — Свет не просто принял Лиару, она явно наделена даром. Он почувствовал знакомый укол зависти. Он — полукровка и не обладает даром, а этой дочери вражеского племени дано могущество…
— Что же вам нужно от меня?
Злые искры в зелёных глазах напомнили Керису затравленного снежного барса — ему однажды довелось участвовать в охоте.
Мерет не сразу обратилась к грифельной доске. Она рассматривала Лиару так, как рассматривают узор для вышивки. Наконец мелок снова заскрипел.
— Возможно, многое. Смотри, — она переложила доску на другое колено и мелком указала на участок карты перед собой.
Он был почти пуст. Керис узнал очертания морского побережья к югу от Карстена, но линия на карте внезапно обрывалась. Там стоял символ, обозначающий врата, — только один — и Керис хорошо знал историю этих врат.
Его собственный клан Трегартов помог разрушить этот ужасный проход немногим более года назад.
Девушка невольно подошла ближе, движимая любопытством. Керис в это время изучал участок, набросанный как раз над этим пустым местом. Карстен — ещё один древний враг. Остатки этого племени — тех, кто уцелел, — давным давно изгнали.
Паган, воинственный герцог, захватил власть после падения колдеров. И Паган процветал до той поры, пока, потеряв всякую осторожность, не двинул войска на север, в Эсткарп.
Да, все хорошо запомнят Поворот — колдуньи потрясли весь мир могуществом, защищая свои земли. Все старые пути исчезли, и напрасно отряды пограничников, едва оправившись после страшной битвы, где не применялось обычное оружие, исходили весь юг, пытаясь отыскать их.
Они не хотели смириться с тем, что у Карстена не осталось врат. Правда, одни врата обнаружили — на новой южной границе. Их нанесла на карту госпожа Элири, и находились они на бывшей территории Карстена — на той её части, которой владели остатки Древних, прежде чем их отыскали и перебили. Через эти врата Элири вошла. Оттуда она направилась на север и запад, на окраину Эскора. А отдельные потомки изгнанных постепенно просачивались обратно, чтобы восстановить разрушенные крепости, которые долгое время были собственностью их кланов.
Итак, отряд, посланный в южном направлении, продвигался бы через земли, в которых идут междоусобные войны и царит хаос. Им следует двигаться осторожно, как разведчикам, но в то же время они должны быть готовы защитить свою миссию, если потребуется.
— … Ничего об этих землях не знаю, — резко говорила Лиара.
Наверное, он так погрузился в свои мысли, что не обратил внимания на какой то вопрос Мерет.
«И они о тебе ничего не знают» — эти слова были чётко начертаны на доске.
Прижав руку к губам, Лиара взглянула поверх грифельной доски на почти незаполненную часть карты.
— Почему? — произнесла она медленно.
— Неужели ты предпочтёшь прозябать здесь, где почти никто тебе не доверяет, а не жить полной жизнью, сама распоряжаясь собой?
Тело Лиары напряглось, подобно копью, готовому поразить кабана.
— Ты сама говоришь, что мне не верят Неужели меня примет отряд, который отправляется навстречу опасности?
— Да, — ответил ей на этот раз не мел, а тихий голос, — ибо ты ализонская повелительница. Могущество само выбирает орудие, которое ему нужно.
К ним приблизилась маленькая колдунья. Камень, который обычно висел у неё на шее, сейчас лежал на вытянутой ладони. На миг, повинуясь движению руки Мерет, он вспыхнул голубым огнём.
Лиара судорожно вздохнула и отшатнулась.
— Не стану я рабой вашего колдовства! — в её руке сверкнул клинок. Керис едва успел схватить её за запястье и еле удержал руку.
Колдовской камень замигал. Вспыхнул новый луч света, и Лиара выронила кинжал, который Керису никак не удавалось вырвать у неё.
Маленькая фигурка в сером одеянии придвинулась ближе.
— Нет зла в том, что рождено Светом, — проговорила она. — И хочешь ты этого или нет, ализонская владычица, но ты на стороне Света, равно как и твой брат. Да, тебе суждено быть среди разведчиков. Она вытянула руку с камнем. — Выбираю не я и не мои сёстры — выбор делает он.
Внезапно она обернулась к Керису.
— И воин там тоже потребуется.
Продолжая крепко держать Лиару за руку, Керис почтительно обратился к малютке колдунье, бывшей моложе его, наверное, лет на десять:
— Госпожа, я не прославленный воин. Есть множество более достойных.
Ему стало горько. Он так жаждал поверить словам колдуньи, поверить тому, что он — полукровка, не наделённый даром, — нужен для этого отважного замысла.
Она улыбнулась почти лукаво.
— Керис Трегарт, подумай об имени, которое ты носишь. Члены твоего клана уже избраны для похода.
— Знаю, — ответил он медленно, — они всегда служили щитом и мечом на страже этого мира.
— И ты нисколько их не хуже, о страж Дола, — теперь она говорила серьёзно. — Я наделена даром предвидения, скорее на горе, чем на радость. Я сама на этом пути, и тебя вижу на нём. Причина тому станет ясна со временем.
Он резко отпустил руку Лиары, чтобы скрыть дрожь в собственных руках. Подумать только, эта крошка колдунья дарует ему то, чего он жаждал больше всего на свете! Он был оглушён услышанным.
Затем он придвинулся к столу, чтобы поближе рассмотреть неоконченные линии, исчезающие в южном направлении, уходящие в неведомое.
— Город Варн, — он указал на карту, — затем порт Мёртвых кораблей. А на суше — что там, кто знает?
Колдунья издала звук, похожий на смех.
— Раз уж мы коснулись имён, зови меня Мышкой. Что же до твоего вопроса… В самом деле — кто? Со временем узнаем.

Шли дни, и Керису казалось, что работа над картой никогда не кончится. Он заметил, однако, что Лиара уже не прячется в тени, а часто стоит возле кресла Мерет и тоже смотрит на карту.
Он решил разыскать пограничников, которые недавно совершили вылазку на юг. А потом решился подойти к странной укротительнице кеплианцев госпоже Элири, чьи земли лежали в пределах спорной территории.
Сначала, казалось, ей докучали его расспросы, но он был так настойчив, хотя и не сказал ей, что избран маленькой колдуньей, что госпожа пригласила его выйти из зала, подальше от суеты и шума. Они протиснулись сквозь толпы, заполнившие двор, где поспешно готовились в путь, подковывали вьючных лошадей и торгианцев.
Он всё ещё пытался приноровиться к её походке, когда они оказались за пределами полуразрушенного Лормта. Перед ними расстилалось широкое поле — отличное пастбище в это время года.
Она не свистнула и не крикнула, но к ней тут же примчались стелющимся галопом, едва касаясь земли, двое кеплианцев — кобыла, гораздо выше любой лошади, когда либо виденной Керисом, и с ней молодой жеребец.
Госпожа Элири заговорила, обращаясь, однако, не к нему, а к кеплианцам, как будто они были одной с ней крови. А когда они взглянули на него огромными синими глазами, он понял, что как бы ни отличались их телесные оболочки, умом и силой они были наделены так, как мало кто из живущих за пределами его родного Зелёного Дола. Он непроизвольно поднял руку в знак приветствия, когда госпожи заговорила:
— Это один из тех, кто поедет с нами. Он обладает недюжинной силой — все в его роду выдающиеся и знатные воины, Трегарты.
Но это всего лишь жеребёнок! — дёрнула головой кобыла.
Госпожа Элири усмехнулась.
— Мы все не более чем жеребята, пока годы, несущие мудрость, не сделают нас старше.
Керис держался напряжённо. Он привык к мысленному разговору с рентианцами Дола, хотя у него это получалось медленно. Тем не менее в его голове возникли воспоминания, которые давно преследовали его. Его отец как то чуть не погиб из за кеплианца.
В глазах кобылицы сверкал синий огонь, пока она рассматривала его с ног до головы.
Нам с такими не водиться. В этом приговоре звучало презрение. Керис вспыхнул и ощутил приступ гнева, но сдержался.
— У него будет свой конь, — возразила госпожа Элири. — Керис Трегарт, — теперь она обращалась прямо к нему, — это Тила, великая кобылица, которая помогла справиться с бедствием Чёрной башни. А это её второй сын, Дженнер.
Керис приветствовал их, как приветствовал бы членов любого клана. Кобылица фыркнула, кажется, довольно доброжелательно, кивнула госпоже Элири и ускакала. За ней последовал и сын.
— Они страшно гордые, — сообщила ему госпожа. — Докажи им, что ты друг, и лучшего соратника в битве не пожелаешь. Но с незапамятных времён их преследуют люди и слуги Тьмы, и им трудно изменить отношение к ним.
— Наверное, так же, как и нам! — смело заявил Керис. Он не мог оторвать глаз от прекрасных конеподобных существ, скачущих вдаль.
Она кивнула.
— Как и нам.

Керис все больше времени уделял собственным приготовлениям, ибо Лиара теперь полностью взяла на себя заботу о госпоже Мерет. В её стройном теле было больше силы, чем казалось на первый взгляд, и для неё не составляло труда справляться с креслом. Часть времени он проводил на импровизированном ристалище, где оттачивал своё владение различными видами оружия. Остальное время занимало изучение сообщений, поступавших от тех, кто решился на вылазки в Карстен. Каждое утро он наведывался в зал, чтобы узнать, не прибавилось ли чего на карте, но пока дополнения появлялись крайне редко.
Наконец наступил день, когда пришёл их черёд отправляться на поиски. Сначала двинулись салкары, потому что их стихия — ветер и волны, а не всякое время года свободно от Великих бурь. Так отбыли сын Кориса Симонд, госпожа Трусла и колдунья Стужа — все они были избраны кристаллом. Они отправились на север, ориентируясь по едва сохранившимся остаткам судового журнала.
Хиларион снова снёсся с Арвоном насчёт двух отрядов, оснащённых и готовых к поиску — один направился в Дол, а второму предстояло преодолеть Пустыню.
Керису никак не удавалось заснуть, и он с нетерпением дожидался рассвета того дня, когда они отправятся в путь. Отряд их не был многочислен — просто группа разведчиков, которой легко спрятаться в укрытии, если их вдруг обнаружат.
Госпожа Элири и Ромар ехали верхом на кеплианцах. Под Керисом был Яста, молодой рентианец, взволнованный участием в походе. Лиара восседала на коренастой горной лошадке — ей пришлось обучиться верховой езде за время ожидания, ибо женщинам Ализона не положено путешествовать таким образом Но она уже чувствовала себя уверенно в седле и ехала во главе вереницы горных лошадок, на которых навьючили тюки с дорожными припасами.
Мышка ехала на торгианской кобылице впереди процессии, но позади передовой охраны, которая состояла из двух Сокольничих — Криспина и Ворика, чья воинская мощь удваивалась громадными птицами, которые по временам садились на седельные луки и ехали с хозяевами, но могли и свободно летать по своему усмотрению.
Деневер, вооружённый смертоносными стрелами, двойной запас которых лежал сейчас в его колчане, занимал почётное место. Ибо Деневер из Карстена — странник, переживший горный обвал, который стёр с лица земли всю его армию — сейчас связал свою судьбу с Лормтом. По обе стороны от него ехали двое старых пограничников, которые некогда были его злейшими врагами — Фаркон и его собрат по оружию Леворукий Вутч.
Вот в таком порядке они выехали ранним утром из Лормта, направляясь на юг, где, возможно, их поджидали неведомые тёмные силы.

Глава 4
Карстен

Искорёженные горы на юге стали довольно труднодоступными, хотя там снова начали появляться тропки. Некоторые протоптали постоянно патрулирующие здесь пограничники — дозорные, которым вечно чудится какое то враждебное движение с южной стороны; другие возникли там, где пробегала дичь — теперь, когда прошло изрядно времени с Поворота. Но лормтский отряд не воспользовался ни одной из них.
Ромар, верхом на кеплианце Дженнере, имел богатый опыт путешествий, посему повсюду примечал какую нибудь вешку. Шёл пятый день после того, как они оставили позади Границу. Керис ехал впереди, мысли его мешались с мыслями Ясты, его рентианца. Но вдруг Яста так внезапно осадил, что лишь опыт многих лет, проведённых в седле, не дал Керису вылететь из седла.
Рентианец высоко поднял рогатую голову, сделал несколько глубоких вдохов, как будто на бегу ловил прохладный горный воздух. Не в первый раз и даже не в сотый Керис молча клял себя за то, что не дано ему обзавестись каким нибудь оберегом, который предупреждал бы его об опасности.
Над головами у них что то сверкнуло. Дальнокрылый, сокол Криспина, ринулся вниз, как будто хотел опуститься на ближайший выступ, и тут же снова взмыл в небо. Керис понял, что птица что то увидела. Через мгновение он услышал стук копыт по камням, и с ним поравнялся торгианец Деневера.
Простиравшаяся перед ними местность казалась более привлекательной, чем та, через которую они только что с трудом пробирались. Однако это само по себе должно было их насторожить. Сокол снова ринулся вниз, но тут из груды камней вылетели другие крылатые. Встречный ветер донёс зловоние.
— Рассы, — заметил Деневер, но не потянулся за луком.
Злые птицы с лысыми кроваво красными головами, ослепительно яркими в солнечном свете, рассеялись по небу и устремились в их сторону. Старая заповедь мелькнула в голове у Кериса: трижды облететь добычу, чтобы обездвижить её к приходу хозяев. Он никогда не слышал, чтобы для подобного колдовства использовались птицы. Сокол опять взмыл ввысь, как бы стараясь держаться подальше от этой жуткой стаи. Стаи — ибо число их быстро увеличивалось. Керис насчитал по крайней мере дюжину летучих тварей.
— Сссааа!
Когда Керис услыхал этот звук, он остановил коня, и Яста развернулся так, что они смотрели в обе стороны. Ступая легко, будто она двигалась по ровнейшей из дорог, появилась торгианская кобылица со своей всадницей Мышкой, к которой она была так привязана, что даже ночь проводила у её циновки.
Юная колдунья сидела, повернув голову в сторону, не глядя на дорогу и не управляя лошадью. Губы её двигались, хотя Керис не уловил ни единого слова.
Стремительный полет рассов в небе над ними вдруг прервался. Крылья их судорожно забились, как будто преодолевали ураганный порыв ветра. Но они продолжали бороться.
В воздушном пространстве между летучими тварями, пытающимися преодолеть сопротивление, и отрядом внизу началось какое то вихревое движение. Керису почудилось, что камни вокруг него начали отбрасывать тени, которые вздымались вверх, обращаясь в сетку, нет, в мешковину — в кошель, подобный тем, что заменяют рыболовную сеть. Он когда то видел подобное.
— Сссааа! — опять прозвучал голос Мышки. На этот раз в нём слышался приказ.
Рассы все ещё боролись, но было ясно, что они пытаются вырваться, а не напасть на добычу. К ним, гонимый ураганным порывом ветра, двигался этот невод, который и вобрал их в себя. Они вопили, голоса их разносились и отдавались эхом в вышине. Керис слышал ответное ржание вьючных коней и трубный глас торгианцев.
Окутывая птиц, кошель становился все плотнее и поглощал своё содержимое. Потом он закружился в бешеном темпе и исчез, как облако. Воздух над головой очистился.
Керис увидел, что Деневер, более не интересуясь за битвой, направляется к Мышке, но его опередил высокомерный кеплианец и госпожа Элири, которая, оказавшись рядом с девушкой, поддержала её, протянув вперёд руку. Глаза Мышки закрылись и она явно ослабела.
Кеплианская кобылица мотнула головой, краем глаза взглянула на рентианца — вероятно, два эти рода находятся в постоянном соперничестве.
Ловушка, пронеслось в голове Ясты.
— Кем уготована? — спросил Керис. — Что здесь произошло?
Вольно тебе спрашивать, отвечал Яста. Рассы, как известно, служат Сарну. Но Сарн ещё никогда не забирался так далеко на юг, насколько я знаю.
Ромар как раз присоединился к ним и теперь соскочил со своего кеплианца, который был его верным боевым товарищем. Он кивнул Деневеру.
— Эту высоту никак иначе не обогнуть, — он указал вперёд. — Если нас здесь хотят запереть…
Керис и стрелок из лука подошли к ним. Позади сокольничий Криспин усадил возвратившуюся птицу на луку седла, прежде чем спешиться.
Все четверо с большой осторожностью двинулись вперёд, едва ли обратив внимание на то, что кеплианец и Яста, оскалившись, следуют за ними.
Что они обнаружили, когда эта соблазнительная тропинка завернула за стеллу из голой скалы…
Керис видел разные ужасы, сотворённые силами Тьмы, он не был зелёным юнцом, который никогда не обагрял кровью своего клинка, но это!..
Здесь и вправду оказалась ловушка, но не они первыми наткнулись на неё. Перед ними высилась какая то громада величиной почти с человеческое жильё. Она была создана по подобию… невозможно было определить, чьему: чудовищная голова, какие могут привидеться лишь в кошмарном сне. Самым жутким в ней была смесь черт человеческих и каких то рептилий. Челюсти широко разверсты, так что виден тройной ряд огромных клыков, сделанных будто из ржавого железа.
На земле вокруг головы были разбросаны части тел, совершенно явственно человеческих. Керис сглотнул — зловоние ужасало, но вызвавшая его причина внушала отвращение ещё более сильное. Так вот где пировали рассы!
Кеплианец споткнулся об оскаленный череп. Он был обглодан начисто.
Деневер пытался обойти это жуткое место слева, держась как можно дальше от тошнотворного месива, а Ромар двигался справа. Внезапно всех поразил мощный мозговой импульс, исходивший от четвероногих соратников, последовавших за ними:
Здесь никого нет.
— Эта штука сама по себе неживая, — сказал Ромар уверенно. — Мне кажется, это некое устройство, наделённое способностью заманивать жертву, как это видно по останкам. — Он наклонился и поднял меч, клинок которого переломился у самой рукоятки, хотя никакой ржавчины или следов повреждений на нём не было.
Он повертел в руках оружие. Рукоятка казалась неровной из за остатков оправы, которую раньше украшали драгоценные камни, ныне исчезнувшие. Тем временем Деневер осторожно копался в омерзительной массе по другую сторону головы. Он вытащил с помощью наконечника своего копья дубинку, которая покатилась вниз, пока не наткнулась на кучу костей.
— Разбойники, — пришёл он к выводу.
Тут вмешался Яста: Друзья, теперь эта штука безвредна. Хотя, вероятно, её можно снова запустить, кто знает. Зло здесь присутствует, но оно не действенно.
Керис взглянул на окровавленное рыло.
— Порт Мёртвых кораблей, — произнёс он задумчиво. — Там тоже что то приводилось в действие силами угасшими, но иногда оживающими. Врата? — Но тут он сразу понял, что его догадка неверна. Врат тут не было, хотя когда то это могло быть защитным сооружением от зла, в том числе и вратами.
Колдунья. Это вступил кеплианец. Возможно, она разрушила всю схему. Но разве мы оставим эту штуку здесь голодать и, быть может, снова утолять голод?
На это мог быть лишь один ответ. Они пробрались вниз и доложили об увиденном. Мышка сидела на одной из стёганых циновок, зажав кристалл в ладонях, а госпожа Элири поддерживала её. Но когда мужчины приблизились, колдунья подняла голову. На её личике лежала такая глубокая тень, что Керис был потрясён. Он почти поверил, что она видела весь тот ужас вместе с ними.
— Все так, как сказал Яста, — она говорила медленно. — Зло ослаблено, но может вернуться. Мы не смеем оставить эту гадость, чтобы она снова заработала.
Ниже по склону Лиара рассматривала свои тяжеленные сапоги, и лицо её морщилось от боли. Для той, что большую часть жизни носила мягкие туфельки в покоях замка, эта чудовищная обувь на грубой подошве служила орудием пытки. Но ведь сама госпожа Мерет наблюдала за их изготовлением, а от её зорких глаз не ускользнёт ни один дефект — значит, она получила лучшее из возможного.
Поводья её лошадки были наброшены на ближайший выступ скалы. Верховая езда также вызывала боль во всём теле, чего она никак не могла предположить. Везде, где можно, она спрыгивала с седла и шла рядом с вьючными животными.
К удивлению всех представителей Лормта, да и её самой, выносливые горные лошадки под её присмотром не причиняли вообще никаких хлопот. Она знала, что большинство членов отряда может сообщаться с различными животными, которые их сопровождают, но вьючные лошадки не входили в это число.
Она даже не пыталась развить в себе подобный дар — это было бы колдовством. С другой стороны, вполне очевидно, что в её присутствии этих лошадок можно навьючивать, собирать в табун, управляться с ними без страха ' быть укушенным или получить удар копытом — что случалось, когда её не оказывалось рядом. Она часто ловила на себе взгляды этих строптивых животных, которые говорили, что они видят в ней самой угрозу, которой боятся.
Впереди засуетились. Если не считать стражника, замыкавшего процессию, а им часто оказывался Деневер (конечно, она всегда могла на него опереться в случае нужды, но таковой не случалось), она постоянно держалась в пределах слышимости остального отряда, кроме привалов, которые они время от времени устраивали на этом сложном извилистом подъёме. И отдыхая она оставалась рядом с лошадьми, понимая, что для остальных её отсутствие желательнее присутствия. Она уж точно не хотела никакой близости с этой ведьмочкой, и хотя вслух она бы в этом ни за что не призналась — она не доверяла госпоже Элири, которая ориентировалась здесь не хуже заправского охотника, и за которой вечно таскались эти её кеплианцы.
Что же касается мужчин — общение с ними для неё было совершенно немыслимо, хотя здешние женщины обращались с ними так непосредственно и вольно, как будто не существовало различия полов. Сначала она поражалась этой открытости, а потом что то внутри неё восстало, как будто её насильно втиснули в какую то невидимую тюрьму.
Тем не менее она умела пользоваться глазами и ушами, а жизнь в Ализоне научила её разбираться в нюансах, улавливать даже интонации голоса, едва заметное движение глаз. Она старалась узнать как можно больше, не задавая вопросов, превратившись в безмолвную рабыню этого пёстрого отряда.
Сейчас она услышала, как кто то спускается с горы, и тотчас вскочила, ухватив за повод свою лошадку. В прибывшем она узнала полукровку Трегарта, из рода кровных врагов её племени.

— Развьючить! — он, задыхаясь, отдал приказ на бегу и бросился к вьючным животным. Первая же лошадка щёлкнула в его сторону жёлтыми зубами, и Керис едва увернулся от злого укуса.
Животное лишь благодаря короткой верёвке не смогло лягнуть увернувшегося юношу. На верху склона снова послышался шум, и по обомшелым камням сполз один из сокольничих. Он докатился до камня, у которого до этого сидела Лиара. Ястребиная маска на шлеме уцелела. В небе над ними летала его птица.
— Привал? — спросила Лиара. Рука её легла на шею вьючной лошадки. Та не огрызнулась, но вдруг начала обильно потеть, как будто крутой подъём отнял у неё все силы.
Керис бросил на неё сердитый взгляд.
— Нам нужны эти животные, чтобы расчистить путь.
Она стала торопливо развязывать верёвки, а мужчины стояли и смотрели, потому что как только они пытались приблизиться, лошадки косили глазами и готовились лягаться и брыкаться. Работа стала для неё уже привычной, но она заметила раздражение зрителей, видевших, что она не бросает отвязанные тюки на землю как попало.
Отвязав груз, она кивнула мужчинам.
— Нам все это пригодится. Не бросать же припасы просто так. — Лиара и не подумала сама взяться за тяжеленные тюки. Мужчины, однако, покорились. Они оттащили груз за груду поваленных бурей деревьев.
Замыкающий поравнялся с ними, короткое копьё его было наготове.
— Что происходит? — спросил он.
— Там кое что нужно уничтожить, требуются лошади, чтобы растащить камни, — ответил Керис.
— В таком случае… — охранник большим пальцем ткнул в сторону Лиары, — лучше возьмите её, а то с ними не справиться. Того и гляди, останешься без руки или ноги!
Керис кивнул. Затем обратился к Лиаре, как всегда, не поднимая на неё глаз.
— Просим вашей помощи, госпожа. Нам нужны эти сильные животные, а вы лучше всех с ними управляетесь.
Не было причин отказываться. Более того, её подталкивало любопытство. Поднявшись в седло и устроившись в нём половчее, она взяла в руки поводья. Трое мужчин быстро посторонились, когда процессия двинулась вверх по склону.
Поднявшийся ветер дул вниз с горы. Лиара сморщилась. Зловоние, как из грязной псарни, хотя Лиара никогда не слышала, чтобы псарню можно было так запустить.
Госпожа Элири и колдунья выбрали место в стороне от тропы. Там же находились Деневер и второй сокольничий. Они сидели на корточках, и стрелок что то чертил палкой на расчищенном клочке земли.
Ромар стоял рядом, глядя вниз, а когда шеренга лошадей поравнялась с ними, Лиара услыхала, как он сказал:
— Дальнокрылый и Быстроклювый сообщают, что это тянется до самого входа в скалу и там исчезает. Похоже на чудовище, попавшее в ловушку.
Деневер кивнул.
— Попавшее в ловушку, хотя само предназначалось быть ловушкой. Зло поспешает прочь, говорит госпожа Мышка. Но оно может вернуться и вспыхнуть заново, как это случается с пламенем, возгорающемся от тлеющего уголька, к которому подбросили хворостинку, чтобы подкормить. Торгианцы, кеплианцы и Яста слишком велики, чтобы попытаться что то сделать. Даже если расширить проход, они провалятся из за тяжёлого веса и подкованных копыт.
Остальные кивали в знак согласия, а сокольничий добавил:
— Дальнокрылый сообщает, что наверху взрытая земля. Там даже горным лошадкам нужно ступать с осторожностью.
Деневер рыкнул:
— Покажите мне горную лошадку, которую надо этому учить, и я прокричу об этом на весь Карстен. Да они родились и выросли в этих краях. Они от рождения умеют здесь ходить. Итак, госпожа Лиара, если вам удастся заставить упрямцев взобраться наверх, возможно, большая часть нашей работы будет сделана, — он даже не повернул к ней головы, проговорив все это.
— Госпожа Лиара! — Мышка встала, и Элири оказалась рядом, готовая в любой миг поддержать её. — Тьма и вправду отступила отсюда. Ловушка совсем древняя, и если в ней появились силы, заставившие её снова убивать, сейчас они отступили. Теперь вашим животным нечего бояться.
— Вашим животным — не вам и вашим животным. Лиара кивнула и удивилась, когда Мышка добавила:
— Хотя вы видите тени там, где никто не ходит, там таится большее, — в её руке лежал кристалл. — Я заклинаю!
Колдовство! Лиара напряглась. Неужели эта Мышка вьёт паутину вокруг неё, обрекая на вечное служение? Но всё равно, она и так обрекла себя, когда пустилась бродить по тайным ходам Креванеля.
— Благодарю, госпожа, — она попыталась говорить бесстрастно. — Что можем сделать, мои животные и я, мы сделаем.
Однако, когда она увидела крутую узкую тропу, по которой предстояло взбираться, девушка усомнилась в выполнимости собственного обещания. Спешившись, она проверила прочность верёвок, связывавших лошадок между собой.
— Вот, возьми это, чтобы нащупывать дорогу, — Ромар подошёл и сунул ей в руку пику с толстой ручкой.
Кивнув в знак благодарности, уже сосредоточившись на предстоящем пути, Лиара выбирала, откуда лучше всего начать подъем. Она считала, что не боится высоты и, конечно, в своих плутаниях по тайным ходам Креванеля преодолевала переходы, которые намеренно делали опасными для жизни. Теперь нужно держать в голове только одно: медленно, но верно.
Лиара позже даже не пыталась вспомнить, сколько времени занял этот подъем. Лёгкие уколы страха она держала под строгим контролем, и лошадки безропотно подчинялись, когда она дёргала за верёвку. По мере подъёма зловоние всё усиливалось, и она уже понимала, чем оно вызвано: гниющее, кишащее червями мясо с засохшей кровью. Наверное, впереди какое нибудь поле битвы.
Наконец она со своими подопечными добралась до какой то ровной площадки и поняла, что они достигли хребта. Вокруг валялись обломки расколовшихся скал — такое могло получиться, только если кто то расколошматил все вокруг гигантским молотком.
Лошадки фыркали и сами пытались отойти подальше от этого почти отвесного края. Площадка казалась полкой, прилепленной к скале, и Лиара видела, что им отсюда никуда не уйти. Одна из лошадок потянулась губами к пучку жёсткой серо зелёной травы.
Она не испытывала ни малейшего желания увидеть, что лежит за краем пропасти налево. Смрад отвращал всякое любопытство, но она заставила себя подойти к краю и ахнула, когда, прижавшись к скале, взглянула вниз.
Змей — такой, каких описывают легенды, каких убивают герои во всеобщее благо. Что было на виду, так это жуткая голова с распахнутыми чудовищными челюстями. Однако немного позади, на толщину ладони от заднего склона, находилась каменная стена. Прав был господин Ромар: такое впечатление, что чудище попало в каменную ловушку.
Оно и само было каменным, лишённым признаков жизни, о которых напоминали разве только жуткие останки вокруг челюстей. Такое колдовское зрелище можно увидеть только в ночном кошмаре.
— Неприятная картинка, госпожа! — мужчины из отряда тоже вскарабкались вслед за ней и сейчас жались для безопасности к скале.
Она крепче ухватилась за выступ.
— Что вы собираетесь делать? — она попыталась не выдать голосом своего состояния.
— Госпожа Мышка уверяет нас, что теперь он не опасен. Но Свет не оставляет ни одной ловушки Тьмы. Мы используем вот это, — господин Ромар сделал широкий жест, указывая на разбросанные вокруг них камни, — чтобы похоронить чудище.
И они принялись за каторжный труд. Госпожа Лиара работала наравне с ними, потому что ей приходилось надзирать за тем, как нагружают каждую лошадку, сопровождать её к самому краю, откуда мужчины сбрасывали камни вниз.
Иногда они делали передышки, чтобы поесть. Провизию поднимали в сетке с нижней площадки. Даже сокольничий на время работы сбросили предмет гордости — свою блестящую амуницию. Было не счесть синяков и порезов, а в какой то момент всё поплыло перед глазами Лиары, и не подхвати её сзади крепкая рука господина Ромара, она непременно упала бы.
— Госпожа, вы славно поработали, но, поверьте, не будь у нас такой большой нужды, мы не потревожили бы вас.
Ей с трудом удалось выдавить улыбку на пыльных губах.
— Господин, я отдала бы все сокровища Его сиятельства Великого Пса за то, чтобы кто нибудь из вас смог управляться с этими норовистыми животными!
Он рассмеялся.
— У каждого свой талант.
Её улыбка скисла.
— Мой состоит в этом? Ну что ж, именно сегодня он и пригодился.
День клонился к вечеру. Взглянув вниз, она обнаружила, что большая часть чудища уже засыпана камнями. На стенах оставались ещё тёмные пятна — очевидно, там, где кровь брызгала вверх, но голова, за исключением вздёрнутого рыла, была вся скрыта.
Солнце, которое порой нещадно палило, теперь быстро клонилось к западу. Лиара знала, что не решится предпринять спуск в этом сумеречном свете. Лошадки тихонько ржали и доставляли все больше хлопот. Они хотели пить и есть, и она понимала, что даже её таланта не хватит, чтобы заставить их работать дольше. Она объявила об этом, когда доставила очередную порцию камней.
— И правда, — согласился Деневер.
Теперь уже и рыло исчезло. Она считала, что можно было двинуться в обратный путь, если бы не сгущающиеся сумерки, разве только мужчины пойдут на риск. Она на это не согласна, да и требовать этого от своих понурых лошадок не в силах — никогда нельзя загонять охотничьего пса.
Послышался чей то окрик в начале тропы. Ещё двое идут наверх. Первой явилась госпожа Элири. Она оставила внизу лук — оружие, с которым никогда не расставалась, только чтобы помочь Мышке, хотя та и карабкалась наверх с отчаянным упорством.
Они шли в сумерках, пользуясь свечением кристалла колдуньи. Господин Ромар тотчас же устремился им навстречу через набросанные на пути глыбы. Они заговорили, но так тихо, что Лиара не могла расслышать ни слова.
Потом малышка колдунья отошла от них, направляясь к краю выступа над захороненным чудищем. Она ещё выше подняла светящийся кристалл. Госпожа Элири поспешила за ней, положила руку на плечо, а юный голос воззвал так, чтобы всем было слышно:
— Земля, воздух, огонь и вода! Рассветом, приходящим с востока, белолунным югом, солнцем запада, чёрной полночью севера, тисом, боярышником, туей и рябиной, всеми законами знания — законом Имён, законом Ложной Истины, законом Равновесия заклинаю: да исчезнет это навсегда! — голос её возносился все выше и выше, становясь всё сильнее, пока последние слова не прозвучали трубным гласом.
Снизу возникло бледное свечение, заметное даже в сиянии кристалла. Лиара двинулась вперёд, крепче ухватилась за выступ скалы, чтобы снова взглянуть вниз, в эту расселину.
Камни, которые они сбрасывали туда целый день, уже не валялись бесформенной грудой — те, что были снаружи, источали таинственный слабый свет и, казалось, стекались друг к другу, плотно соединяясь краями. Лиара, пристально наблюдавшая за всем этим, была совершенно уверена, что ни одна человеческая рука не сможет больше сдвинуть ни один из них.
— Вот, — Мышка отвернулась от этого волшебного деяния и взглянула на молодую ализонку. — Ты, конечно, думаешь о своих добрых лошадках. Они получат свою награду.
Колдунья медленно пошла по усыпанной каменными глыбами земле, помахивая надетым на цепочку кристаллом. Вдруг звенья цепочки напряглись, кристалл поднялся вверх и сам собой поплыл по воздуху. И повлёк за собой Мышку к подъёму в каменной стене.
Лиара услышала высокий музыкальный звук, когда кристалл ударился о скалу. Что то стало рушиться — это было видно даже в темноте. Заточенная в каменном русле влага искала выход. Очевидно, лошадки учуяли это, потому что все как одна двинулись к Мышке. Лиара быстро шагнула вперёд, вдруг испугавшись за девушку, пусть и колдунью.
Ручеёк стал мощнее, заструился по скале и закружился меж камней, образовав водоём. Лошадки теснились вокруг. Мышка без опаски прошла мимо них, держа кристалл на цепочке.
Когда она пронесла его над уступом, который они освободили, когда собирали камни, на поверхности его возникла тень.
Не веря своим глазам, Лиара наклонилась и пощупала. Её натруженные пальцы запутались в траве.
— На эту ночь им хватит, — сказала Мышка. — А мы можем спокойно спуститься. Сегодня я должна послать сообщение.
Лиара увидела, как все собрались у тропки, ведущей вниз. Но тело её было так измучено дневными трудами, что она не могла себе представить спуска, слишком хорошо памятуя обо всех опасностях, подстерегающих в пути. К её удивлению, чья то рука обвила её талию. Она сначала не уразумела, кто оказался рядом. Потом, поняв, что это юный Трегарт, она вывернулась бы, найди она в себе силы. Её хватило лишь на то, чтобы позволить поддерживать себя и так спуститься.

Глава 5
Неизведанная земля к югу от Варна

Те, кто здесь охотился, уже ушли, а Дестри все ещё не пыталась освободиться из объятий этого чужака, пришельца из иного мира. Она чуяла запах страха, исходивший от волосатого тела, и изо всех сил старалась не трепыхаться, чтобы только не усилить его панику. Но ей было никак не прийти в себя от потрясения, вызванного этим жутким бестолковым колдовским зарядом, и зрение её все ещё словно окутывал туман, как будто вокруг неё не привычные предметы, а их двоящиеся изображения.
Какая то чёрная тень пересекла огромными прыжками обожжённую землю, где среди скал оказалось зажатым это существо. Вождь взвился на задние лапы и ухватился за край её жилетки, затем челюсти его разомкнулись, как будто он испустил воинственный клич, но девушка ничего не услышала.
Тем не менее появление кота разрушило чары. Она подняла ладонь и опустила её на широкую мускулистую руку, которая задержала её, когда Фосс чуть не выпустил стрелу. Она неторопливо провела пальцами по жёсткой шерсти, пытаясь изо всех сил призвать на помощь тот дар, который так старательно развивала и пестовала в ней Гуннора.
Она заговорила, хотя пришелец из ниоткуда вряд ли мог её понять:
— Все хорошо — не бойся. — «По крайней мере, в данный момент», добавила она про себя. — Они ушли.
Она продолжала своё медленное поглаживание. Хватка пришельца ослабла. Дестри взглянула через плечо, запрокинув голову, чтобы лучше рассмотреть существо.
Черты его имели сходство с человеческими. Глубоко посаженные глаза пристально смотрели на неё. Они были желтовато зелёными с огромными, почти во весь глаз, зрачками. Нос широкий, с огромными ноздрями, красными внутри. Широкая тяжёлая челюсть выдавалась вперёд. Но если чужака рассматривать тщательно и неторопливо, слово «чудовище» уже не приходило на ум. А она, приобщившись к его мыслям, уже знала, что это не зверь, а представитель ещё одной разновидности разумных существ.
Толстые губы приоткрылись, появился толстый лиловатый язык, который их облизал. Рука, к которой она прикасалась, вывернулась из под её ладони и ухватила за запястье, да так, что Дестри пришлось сделать над собой усилие, чтобы не попытаться вырваться.
Пленивший поднёс её пальцы к носу и обнюхал, а язык быстро лизнул её потную кожу. Но Дестри, уверенная, что все происходит с благословения её Госпожи, не пыталась высвободиться.
Огромная голова склонилась, и руку её потянули ещё выше — до самых губ, которые легонько коснулись пальцев. Ощущение было таким, как будто по ним скользнул пролетавший мимо лепесток. Отпустив её, Грук отступил. Теперь уже девушка не сомневалась, что это необычное создание считает её другом.
Тем не менее она не сомневалась, что любой из жителей долины увидит в нём не что иное, как опасное существо, подлежащее уничтожению. Гуннора как раз и послала её для охраны; и если она попадёт в беду, то придётся с этим смириться. Разве она сама в своё время не познала, что значит быть отверженной: разве ей не плевали вслед, когда она шла по портовым улицам, разве ей не приписывали родства с силами Тьмы, несмотря на все попытки это опровергнуть?
— Грук? — произнесла она. Он отступил на шаг другой. В солнечном свете, который теперь заливал их, на его тёмной шкуре блеснул золотой пояс.
Девушка увидела, что он предназначался не просто для поддержания штанов: к его петлям были пристёгнуты различные штучки, две из которых совершенно явственно походили на ножи. На середине живота висел туго набитый мешочек.
Изготовлено всё было, насколько она могла судить с этого расстояния, не какой нибудь варварской цивилизацией, но сработано людьми, которые умели обращаться с инструментом.
— Грук? — если бы ей удалось добиться хоть какого нибудь членораздельного ответа от незнакомца, может быть, она сумела бы догадаться, откуда он. Дестри ещё не доводилось слышать о путнике, преодолевшем врата, который вернулся бы в свой мир. Но, как бы то ни было, её познания в этой области ограничены, и как может она, не имея доказательств, принять на веру, что это заблудшее создание не отошлют на подобающее ему место? Чужак же внезапно нагнулся и схватил огромной лапищей кота. Дестри рванулась вперёд, вспомнив о мёртвых овцах и убитых собаках. Но тут она увидела, что Грук нежно поднял Вождя на уровень глаз.
Дестри показалось, что это противостояние длится неимоверно долго, и она смотрела как зачарованная. Глубоко в сознании она уловила какое то трепыхание — не такое ясное, как когда с ней говорила Госпожа, но мучительно дразнящее. Она напрягла все доступные ей силы, чтобы уловить послание, разделить его с Вождём и Груком, которых свела судьба, но её дара на это недостало.
Наконец Вождь издал тихое мяуканье, и незнакомец нежно опустил его на землю. Теперь Дестри стало не по себе. Фосса и остальных охотников разбросало порывом этой неизвестно откуда взявшейся силы. Но, возможно, они не настолько напуганы, чтобы страх перед этим местом остался в них надолго. Наверняка они поспешат сюда, чтобы расправиться с тем, что видят и могут так или иначе понять: например, с этим неизвестным чудовищем. И она вспомнила предостережение Фосса. Несмотря на положение целительницы и Голоса, она не в силах предотвратить второй охотничий загон.
— Вождь, — позвала она кота, и тот подошёл. Она решительно начала рисовать мысленное изображение. Многие месяцы, проведённые здесь, подобное упражнение она совершала ежедневно, и ей казалось, коту оно нравится.
Сейчас она мысленно начертила и отшлифовала контуры двери, за образец которой взяла портал часовни. Когда рисунок удовлетворил её, она поместила Грука по другую сторону и провела его через дверь. Она проделала это мысленное упражнение трижды, Вождь не мигая наблюдал за ней, но тут зашевелился Грук. Снова могучая рука схватила её за запястье, огромная голова закачалась из стороны в сторону, ноздри задрожали, как бы улавливая какой то запах.
Оно… он… она меня поняла? Дестри вознесла молниеносную благодарность Госпоже. Грук уже направлялся к востоку, таща её за собой, а она даже не пыталась вырваться.
Их путь пролегал по холмам, окружавшим долину, между деревьев, уцелевших от прошлого пожара. Временами она теряла ощущение цели, всем заправляли Грук и Вождь, которые молча общались меж собой. Казалось, в выборе общего направления незнакомец зависит от какого то чутья Вождя.
Они прошли по краю луга, расстилавшегося по склону горы. Сегодня здесь не было пасущихся овец, и она не сомневалась, что все стада укрыты в загонах внизу. Грук казался неутомимым, и Дестри радовалась, что давние долгие походы за травами и цветами для Госпожи приучили её к длительным пешим прогулкам.
Наконец они обогнули яму, оставленную огромным, вырванным с корнем деревом — одним из тех лесных гигантов, которые внушают трепетный восторг. За ней виднелись явственные следы того, что кто то раньше пробирался через густые заросли: поникшие ветки подлеска были раздавлены и расщеплены. Возможно, здесь даже произошла схватка. Может быть, именно тут Грук убил огромного пса?
Её мохнатый проводник остановился, чтобы убрать с дороги весь этот хлам. Через несколько шагов он внезапно замедлил ход, обернулся и развёл в стороны руки, как бы включая в этот жест все расчищенное пространство. Дестри осторожно продвинулась вперёд. Вероятно, именно Грук расправился со всем этим подлеском по прибытии — к такому выводу она пришла. Но здесь не было никаких столбов, обычных для таких мест, о которых она слыхала от жителей Эсткарпа или Эскора. Вместо этого она увидела лишь глыбу голубого камня, испещрённого изображениями, но такими стёртыми и засыпанными землёй, что только её глаз, тренированный поиском трав, смог различить их.
Грук шагнул вперёд, отбросив остатки вырванных с корнем кустов, и застыл на этом камне. Затем он обратил к Дестри огромные глаза, исполненные мольбы.
Она вырвала несколько примятых растений и встала на колени, а руки положила ладонями вниз на край глыбы, совсем близко от гигантских звериных ног.
— Госпожа! — взмолилась она. Она была уверена, что если существует способ вернуть чужака в родные края, то Госпожа в своей милости позволит ему вернуться.
Но она не ощутила прилива Силы — ничего, кроме присыпанного землёй камня под руками. То же ощущение мог дать любой кусок скалы в этих горах — никакого иного толку от него не будет. Может быть… Может быть, перемещение Грука истощило всю Силу, которой эта глыба некогда обладала. Ей было известно, что все обнаруженные врата действуют бессистемно. Иногда они не срабатывают годами. Порой, как бы очнувшись ото сна, они несут погибель этому миру, как, например, когда колдеры принесли с собой смерть, или вызывают отчаяние у тех, кого вырывают из привычного мира и кто становится своего рода пленником. Дестри с пронзительной болью вспомнила одну такую пленницу и её судьбу. Она запечатала врата, чтобы никто больше не мог пользоваться дарами моря — больше в этом порту не будет мёртвых кораблей.
Дестри наклонилась, не убирая рук с безжизненного камня, чтобы рассмотреть плиту. Как ей объяснить Груку, что ему не вернуться назад?
Сейчас её мучила невозможность общаться с ним. Как ей объяснить чужаку случившееся? Подобные сложные объяснения не передать через Вождя. У неё не хватает Силы… Сила!
Единственной надеждой теперь осталась кумирня. Если Гуннора согласится убрать барьер, разделяющий их, то он падёт — в этом у Дестри не было сомнения. Но кумирня лежит на границе долины, и её часто посещают. И кто знает, может быть, из за её вмешательства Фосс с другими охотниками устроили там засаду. А может, они… там, где правит благодетельная Госпожа? Ей оставалось лишь надеяться, что кумирня безопасна для них, потому что потребность все разузнать тянула её туда, как собаку на поводке.
Рядом с ней задвигалась массивная мохнатая фигура: громада тоже опустилась на колени и оказалась лицом к лицу с ней. Его руки так же упёрлись в камень, а глаза молили ответить на вопрос.
Она непроизвольно заговорила, хотя была уверена, что это существо пока не способно понять её:
— Сила иссякла, — она постаралась мысленно создать картину почти угасшего костра, когда последние угольки подёргиваются пеплом.
Большой рот его открылся, и звуки, такие низкие, что, казалось, исходят из самой глубины могучей груди, раздались в ответ. Хотя это создание и не могло понять её слов, тем не менее Грук понял.
Огромные руки исчезли с камня и обхватили колени, тело закачалось взад вперёд, а низкий, утробный рык превратился в отчаянное завывание.
Какой то порыв заставил Дестри положить ладони на его волосатые кулаки. «Госпожа, — воззвала она безмолвно, — дай мне от твоей Силы. Это ведь живое существо, попавшее в тёмную паутину незнания. Да придёт Воля Твоя ему на помощь!»
И она изо всех сил попыталась вызвать весь свой медленно пробуждающийся дар — все, чему она научилась в кумирне, чтобы нести утешение, вздымавшееся в ней мощной волной.
Вождь прижался к её боку, издавая негромкие гортанные звуки. Затем огромная голова Грука слегка повернулась, лапы одна за другой поднялись с колен, на каждой лежала её ладонь, и он легко коснулся её кожи кончиком языка.
Вождь взглянул ей в лицо, издавая нетерпеливые звуки, призывавшие следовать за ним — так же, как иногда он делал, чтобы привести к страждущим животным.
Они с Груком поднялись почти одновременно. Кот уже исчез в густых зарослях. Решившись, Дестри снова протянула руку к пришельцу, взяла его за запястье и кивнула в том направлении, куда ушёл кот.
К её радости, голова кивнула. За этот короткий срок жрице всё же удалось установить с пришельцем какое то понимание.
Вождь имел свои привычки в лесных походах, но сегодня он не искал узких ходов в подлеске, а наоборот — сновал туда сюда, выбирая путь с наименьшим числом препятствий.
Дестри всё время была настороже, прислушиваясь, не залают ли собаки. Возможно, селяне ещё не оправились от этого мощного удара, который превосходил все ранее известные ей. К счастью, кумирня находилась в стороне от остальных построек. Она была, как Дестри удалось обнаружить, гораздо древнее поселения, потому что ещё первые беженцы с севера, пришедшие в эти плодородные края, нашли её и не тронули, предпочитая не доверять постройкам прошлого.
Она, однако, сделала знак Груку подождать в укрытии, пока не осмотрит не только кумирню, но и ближайшие окрестности. Фосс был искусным охотником, и как раз мысль о засаде могла сразу же прийти ему на ум.
Но ей показалось, что все совершенно так же, как было в первый раз, когда Госпожа привела её сюда, усталую и не пришедшую в себя после схватки со злом в Порту мёртвых кораблей. Она сделала знак чужаку, дав понять, что он может воспользоваться покоем и безопасностью убежища. Несмотря на всю свою громоздкость, Грук двигался с той плавностью, которую она раньше отмечала в салкарских торговцах, в пограничниках, всегда готовых к нападению. Она не сомневалась, что это существо обладает разными способностями и навыками, даже такими, какие ей и не снились.
Грук не выказал ни страха, ни насторожённости, помедлив у самого края луга, чтобы принюхаться. Затем он догнал жрицу на ступеньках, и она ввела его во внешний притвор.
Вождь встал на задние лапы и качнул по направлению к тлеющим угольям котёл, висевший наготове. Она подумала, что уже далеко за полдень, и если кот проголодался, то голодна и она и, вероятно, их новый гость.
Грук удалился к дальней стене и следил, как она занимается разогреванием вчерашнего рагу, положив добавки, как принесла каравай грубого деревенского хлеба, оставленный Джозефиной в прошлый раз. Отрезав от него солидный ломоть, она протянула его гостю и через мгновение увидела, как мощные челюсти трудятся над её приношением.
Тёмно жёлтый сыр, оказалось, тоже имеет успех, как и миска разогретого рагу, к которой протянулась жадная лапа. Дестри положила в неё ложку, чтобы узнать, воспользуется ли ею гость. Он тут же пустил её в ход.
Под конец она зачерпнула из бочонка, стоящего под шкафчиком, кружку настоянного на травах эля. Его употребляли, чтобы расслабить тело и возбудить ум. На ей подобных он действовал благотворно. Сейчас жрице захотелось попробовать, не станет ли он ключом к преодолению барьера между ними.
Она решительно кивнула Вождю. Сытно поевший, тот вылизывал лапу. По её сигналу он двинулся к двери, готовый встать на страже, как всегда, когда она отправлялась во внутренний покой, чтобы заняться мыслительной гимнастикой. Держа кружку в одной руке, она протянула другую Груку.
Широко открытые глаза пристально вглядывались в её лицо. Возможно, это и не сработает, но она не знает иного пути, который дал бы надежду осуществить то, что она должна сделать, чтобы пришелец, а может, и она сама, выжили. Наконец мохнатые пальцы сомкнулись вокруг кружки. Чужак стоял, выпрямившись во весь рост: его массивная голова почти упиралась в притолоку внутренней двери. Она пригласила его проследовать вперёд. К облегчению и радости Дестри, стены сделались ярче — синева летнего неба, чернота земли, ждущей зерна, зелень, появившаяся на месте брошенных в землю семян. Она сделала глубокий вдох. Один раз как то она получила такое же приветствие — в первый день, когда открыла для себя кумирню и решилась войти в её сокровенную сердцевину.
Рядом с ней раздалось тихое урчание. Грук вытянул вперёд руку и следил за тем, как на ней играют краски. Дестри потянула его за собой. Они подошли к скамье перед алтарем. Она указала ему на неё и села, чтобы подать пример.
Великан уселся рядом. Подняв кружку, Дестри отпила три глотка, почти наполовину опустошив её. Затем она кивнула на кружку в руке гостя. Грук отпил, не колеблясь, но глаза его теперь не отрывались от алтаря.
Краски вокруг них вращались, переливаясь и играя, но не было ощущения головокружения, не было чувства, что их захватывает что то, представляющее угрозу для ума или тела.
Ощущение тепла, умиротворённости, благодушия.
Потом что то в сознании оживилось — прикосновение Богини? Может быть, но не это важно. Не было чувства опасности, было нечто совсем новое. На этот раз странное прикосновение мысли проявилось, не вызвав страха или боли.
Без вреда. Эти слова ей не принадлежат, но они не являются и посланием Гунноры. Дестри хорошо знает это.
Потом медленнее: Идти… вернуться?
Вопрос. Такой, на который она не может ответить, как ни хотелось бы.
— Врата, — начала она сама говорить, — открыты… закрыты… не открываются.. иссякла Сила.
Возникло ощущение отступления, пустоты.
Затем. Грук должен остаться — здесь?! Последнее прозвучало отчаянным криком, хотя было передано мыслью, не словом.
— Да… — умиротворённость исчезла, взорванная тем, что ей пришлось сказать.
Чувство, что ей необходимо поспешить, перебить это отчаяние, остро пронзило её.
— Это храм Гунноры, а я её Голос, — Дестри не заметила, как заговорила вслух. — Она послала меня тебе помочь, ибо Ей дорого все живое в мире Света. И рука Её простёрта над тобой и будет тебе покровительствовать.
Чувствовалось, что мысль касается его мозга, как подходящий ключ касается незнакомого замка.
— Я Грук, — сначала дело шло с трудом, но потом — глаже. Так работник испытывает новый для него инструмент. — Я… — здесь произошла заминка, потом он продолжил: — тот, который ходит по лесу и ухаживает за зверями Алатара. Второй западный страж.
Мохнатая рука задвигалась и потянулась к поясу, как будто напоминая, что это всё, что осталось от прошлого.
— Я нашёл странный камень — от него шёл свет — когда я прикоснулся к нему, — он напрягся изо всех сил, чтобы унять панику, возникшую при этом воспоминании. Ей знакомо это чувство, пусть и не в такой степени. — Потом не было ничего — чернота, потом я оказался ЗДЕСЬ! Я голодал, потому что не мог найти подходящей пищи и… и я убивал — но без боли, — рука его двинулась к стержню, висевшему на поясе. — Пришёл другой зверь… с яростью в голове… и мне пришлось убить его так, — он вытянул вперёд руки. — Я не мог мысленно поговорить с ним, и он походил на тех зверей, которые бесятся к середине лета.
— Защитить себя, — сказала Дестри осторожно, — не преступление. Если бы ты сотворил зло, то не сидел бы сейчас здесь, в самом святилище Гунноры.
— Тем, кто охотился, тебе… я кажусь таким непохожим телом своим, что вы видите меня как…
Дестри мысленно содрогнулась, представив смутную картину чего то поистине чудовищного, в существование чего она не готова была поверить — может быть, чего то из царства Тьмы.
— Нет! — немедленно возразила она. — Но, страж Грук, я не могу от тебя скрыть вот чего: в этой долине всего одно людское поселение. Люди там очень простые, но не так давно за ними охотились чудовища, и они бежали на юг. Им памятны рассказы о прежних днях.
Его мысленное прикосновение становилось яснее и сильнее:
— И я для них такое чудовище, которое пришло, чтобы преследовать их? Они не прекратят охоту на меня?
Дестри вздохнула. Мысль её обратилась к Фоссу, который, несомненно, пребывает в боевой готовности, а значит, предстоит убийство, потому что Грук не сдастся без боя. А если схватки не будет? Как она может встать между деревней и пришельцем? Фосс уже уведомил жрицу, что былое её влияние исчезло. Она не может рассчитывать и на активную помощь Гунноры. То, чем она сейчас располагает — способность общаться с пришельцем, — уже щедрый дар. Но Гуннора не воительница, вся Её Сила направлена к миру.
Посему — есть только один ответ: Грук должен уйти, убраться как можно дальше от долины. Только… куда?
На западе — пустынная земля и море. Но на северо востоке, говорят, есть ещё земля, где остались представители Старой Расы, а с ними, возможно, и такие — такие же странные, как Грук. Может быть, там его примут доброжелательно.
Но… Дестри зажмурилась и ощутила груз большой горести и потери… не может же он идти туда один. А как же быть с тем, что она жаждала найти здесь? Пусть ей удалось свершить совсем немного во имя Света, но все это потерять? Смерть ходит разными путями, ей счастливо удалось избегнуть её, пока она добиралась до этого тихого приюта, но ведь именно по воле Гунноры она была послана к Груку, а потому у неё не остаётся выбора.
— Лес мне знаком, — прервал её мысли Грук. — Я смогу найти место: если есть лес, который нужно охранять, то это дело привычное, — он снова поднял голову и устремил взгляд на алтарь.
Но Дестри почувствовала, как её всю заполняет нечто всепроникающее, знакомое ей и идущее издалека — то, что привело её из разорённого порта Мёртвых кораблей в эту самую кумирню.
— Все не так просто, — проговорила она медленно, пытаясь не поддаться призыву, но зная, что не в силах противиться.
— В моём мире, — Грук снова коснулся пояса, — на каждого налагаются обязательства. Алатар говорит: «Иди туда то и сделай то то» . И так оно и бывает. Никто не смеет отказаться от своих обязанностей. Мне кажется, о ты, что называешь себя Голосом, что твоя госпожа Гуннора простёрла надо мной своё благословение, над чужаком, не приверженным её вере, — и теперь у меня такое чувство, что это Алатар призывает меня сделать что то.
Дестри медленно кивнула. За многие годы сопротивления подлости и ужасному злу она закалилась. А сейчас, впервые с самого детства, она почувствовала, как слезы щиплют глаза и струятся по щекам.
— Идём, — она снова заговорила, не только мысленно, но вслух, и слово её было похоже на кровавую клятву, которую приносят при вручении щита и меча. — Нам многое предстоит сделать. Не знаю, как долго станут ждать селяне, прежде чем придут обыскивать кумирню. Нам нужно уйти до их прихода. Я не могу осквернить храм Госпожи кровопролитием.
Она боялась, что их способность общаться исчезнет, когда они покинут внутреннее помещение кумирни, но оказалось, что этот дар остался с ними.
Грук сначала понаблюдал за ней, потом стал помогать упаковывать необходимое. Целебные травы, травы для прояснения головы, если придётся обращаться к Госпоже, тёплый плащ и два кожаных мешка, которые она брала с собой в походы.
У неё не было никакого оружия, кроме кинжала на поясе, и сейчас она впервые желала ощутить рукоятку меча и тяжесть клинка в руке.
Грук настоял на том, чтобы в самый большой тюк уложили двойную порцию груза и приготовился нести его. Девушка объясняла назначение каждой отбираемой вещи. Одновременно она следила за тем, как пекутся дорожные лепёшки, в которые положила остатки припасов, а также все сушёные ягоды и орехи прошлого урожая.
Скоро стемнеет. Она не решалась зажечь свет, боясь, что его заметят Фосс и охотники. Вождь время от времени выходил наружу, проскальзывая чёрной тенью за разными укрытиями, и каждый раз возвращался успокоенный.
Ночная тьма поможет им. Сборы утомили жрицу, но нужно спешить, чтобы оторваться от возможной погони. Грук согласился. Она обработала на его руке рану, которая почти затянулась, и оказалось, что он уже может ею действовать.
Спустилась ночь. Дестри последний раз вошла в алтарную, на этот раз одна.
— Даруй нам удачу, ибо мы готовы изо всех сил служить Тебе, — проговорила она. — Я знаю, что теперь я не только Глас Твой, но и Рука Твоя, и мне предстоит дело. Но, Госпожа, когда все снова станет хорошо, не оставь меня Миром Своим.
Она постояла, склонив голову, и показалось ей, что рука тронула её тугие косы в знак благословения.

Глава 6
Карстен, южное направление

Лиара упорно смотрела вперёд и не желала оглядываться. После изнурительного перехода по разорённым землям они добрались до владения госпожи Элири — места, насквозь пронизанного колдовством — так, по крайней мере, его с тревогой восприняла Лиара.
Замок, где они нашли прибежище для отдыха и пополнения запасов, казался таким же внушительным на вид, как сам Креванель. Он, однако, не вызывал того гнетущего ощущения, которое она часто испытывала в своих креванельских покоях. Казалось, стены его притягивают свет, купаются в нём, тем более что дни были погожими и природа благоволила к ним.
Три разных стада паслись на зелёной траве обширной долины. Ни одно не вторгалось на территорию другого. Кеплианцы пользовались полной свободой.
Время от времени жеребец Гилан заходил во двор, его встречала госпожа Элири, причём казалось, что её специально вызывали на эти свидания. Они совершенно очевидно мысленно общались друг с другом, но Лиара не обладала подобным даром, да и не стремилась его обрести. И без того было трудно сохранять веру в самое себя среди этих чужаков. Ни один из её спутников не вызвал в ней желания сойтись поближе.
Пообщавшись с Элири, жеребец покидал не только пределы замка, но даже долину. И каждый раз возвращался с кем нибудь. Однажды он привёл кобылу с зарубцевавшимся шрамом на плече, а ещё пригнал жеребёнка, который едва держался на ногах и все спотыкался. Элири уже поджидала их, как будто её общение с Гиланом могло происходить на расстоянии нескольких миль. С ней была Мышка, которая устремилась на помощь жеребёнку. Второе исчезновение Гилана оказалось более продолжительным, и он явился один. На этот раз передние ноги его кровоточили, и он полыхал яростью.
— Серые, — доложил Деневер в этот вечер, когда они делились припасами за большим столом в зале. — Они обычно тащатся по следу и готовы разделаться с отстающими. Чего им сейчас здесь нужно?
— Прекрасный вопрос, — заметил господин Ромар. Он уже давно закончил трапезу и отодвинул тарелку. Он разложил перед собой веером полдюжины ножей с невзрачными рукоятками, но с сине зелёным отливом клинков — кванская сталь, доставшаяся от Древних и более редкая, чем любая драгоценность.
Крепость являлась не просто собственностью госпожи Элири, но ещё и располагала тайными запасами, которые привели в восторг воинственных гостей и были предоставлены в их распоряжение. Для большинства из них нашлись кольчуги кванской стали. Лиара, однако, отказалась от предложенного обмундирования. Она и так запуталась в тенётах колдовства, и ей не хотелось совсем раствориться в нём, потерять самое Лиару.
— Да, Серые шныряют поблизости, — молвил Криспин, сокольничий. У него на руке сидел Дальнокрылый, которого он кормил из собственной тарелки. — И их становится всё больше.
— Они когда то служили Чёрной башне, — Элири взяла один из кинжалов из коллекции супруга и пальцем попробовала лезвие. — И башня, и её владелец исчезли, — на её лицо пала тень, будто она вспоминает с болью что то очень дорогое её сердцу. — Кто и что призывает их сейчас?
Мышка сидела тихо, держа в руках кристалл. Потом она подняла глаза, обвела взглядом всех сидящих за столом. Все они были отчётливо видны в свете многочисленных факелов.
— Их притягивает… — произнесла она.
— Но мы ведь готовим какой то план? — спросил Керис, заёрзав на стуле. Он никогда не подвергал сомнению слова колдуний, неважно, молодых или старых, но очень уж туманно они выражаются.
— Возможно, — вот и весь ответ, который он услыхал от Мышки.
— Может, и хорошо, что мы скоро двинемся отсюда, — сказал Деневер. — Если они ищут пробку, чтобы заткнуть нас здесь, какой смысл давать им битву? Твой… твой подданный Гилан — ему, видимо, тоже было трудно признать кеплианца полноправным членом отряда — не может ли он сказать, откуда они берутся?
— Они вечно кочуют, — ответил господин Ромар. — Не так давно эти земли принадлежали им. Может, они хотят их возвратить. Но на этот раз они не могут рассчитывать на помощь Господина Тьмы. Тем не менее ты прав. Мы обнаружили двое врат и нанесли их на карту: те, через которые прибыла моя дорогая госпожа и те, что затоплены и которые, по заверениям госпожи Мышки, давно уже не действуют. Сколько ещё нам предстоит найти — кто знает.
Лиара ощутила странную усталость, как будто свет светильников и блеск кванской стали забрали у неё часть энергии. Позади остался напряжённый день. Если они выступят снова, в неведомом завтра ей предстоит опять переставлять натруженные ноги, которые и без того горят.
Рука тронула её за плечо, и она вздрогнула. Почему она так отозвалась на это лёгкое прикосновение, она не могла сказать, но создавалось впечатление, что её задела какая то опасная тень, промелькнувшая рядом.
Эта колдунья Мышка! Она всё ещё сжимает в руке кристалл, и Лиаре видно, как в нём пробуждается сила, как свет сочится через её пальцы.
— Сестра в Свете, — голос Мышки звучал полушёпотом, перекрываемом шумом встающих и спорящих вокруг людей. Они обсуждали, что им следует сделать, прежде чем двинуться в путь. — Тебя так прискорбно лишили того, что твоё по праву. Но запомни навсегда одно: то, что рождено для Света, нельзя забрать — если только оно добровольно не свернёт на путь Тьмы. А с тобой этого не случится! — последние слова Мышки прозвучали как приказ. И она ушла, оставив Лиару разбираться в сумятице мыслей.
На следующее утро ализонка была слишком занята сборами. Не в силах контролировать свои чувства и настроение, она невольно поддалась ощущению полной растерянности и недоумения, с которыми никак не могла справиться. Несмотря на то, что позади был долгий путь, лошадки оставались столь же неуправляемыми, как и раньше, и ей приходилось стоять возле каждой из них, пока их навьючивали и закрепляли тюки, готовясь к самым непредвиденным происшествиям в пути.
Теперь к ним присоединился третий кеплианец. Ромар объявил:
— Гилан наш главный страж, и вся эта земля находится под его покровительством. Посему он просто не может стать членом отряда, как ему того хотелось бы, но кобылица Себра, в этом году оставшаяся бесплодной, изъявила желание присоединиться к нам.
Они покинули пределы Карстена и теперь следовали извилистым путём в юго западном направлении. На востоке лежали окраинные земли Эскора, и там работала другая поисковая группа. Сокольничии и пограничники вели разведку крайне осторожно, потому что на второй день оказались в пределах местности, терзаемой постоянными раздорами. Лиара слышала достаточно, чтобы знать: после того как герцог Паган и вся его рать исчезли, эту местность за Поворотом опустошали, за неё сражались разбойники и мелкие дворяне, каждый из которых стремился хоть в чём то превзойти соседа.
Впервые, глядя на обгоревшие камни сожжённых замков, незасеянные поля, на которых были разбросаны пожелтевшие кости коней, а то и людей, Лиара осознала, что такая участь может постичь Ализон, с его вечными интригами и заказными убийствами, стремлением больших поглотить меньших. Она раньше никогда не задумывалась над образом жизни тех, среди кого родилась. Ей было достаточно стараться предвидеть, как обезопасить свою жизнь и судьбу всего их рода. Внезапно она пожалела, что Казариан не участвует вместе с ней в этом походе. Она до сих пор не знает, в каком заговоре участвует брат, но то, что он каким то образом связан с Лормтом, с госпожой Мерет, было очевидно. Неужели Казариан тоже находится в поисках врат? Те, что ей пока удалось увидеть: побитый ветром и покрытый мхом пилон и ещё тихий пруд, с такой чистой водой, что на дне виднелся не песок, а голубовато серая скальная порода — не произвели на неё особого впечатления.
Путники были хорошо вооружены и ехали со всеми предосторожностями, предвидя возможные сюрпризы. Она попробовала себя в стрельбе дротиками, но оказалась слабым стрелком. Обращению с мечами и шпагами Хранительниц Очага в Ализоне не обучали, что же до кинжалов… Она на мгновение прижала правый локоть к телу и почувствовала тепло кванского клинка — лезвие его, казалось, никогда не охлаждалось, так, как это бывает с обычной сталью. В поясе у неё были ещё два. Один находился в воротнике её жилета — как раз между плеч, и ещё один — в сапоге. В метании кинжалов вряд ли кто мог поспорить с ней.
В эту ночь они разбили лагерь среди развалин, вокруг которых не было никаких заграждений, поэтому никто не сможет к ним подкрасться. Мышка передала сообщение Чайке, хотя никаких слов не произносилось. Потом она рассказала остальным, что в Эсткарпе обнаружили местоположение четырёх врат, но создавалось впечатление, что ни одни не обладают никакой силой. Вполне возможно, что разрушение Магического камня и вправду их запечатало. Но кто может поручиться?
Лиара сменила караульного и по положению звёзд определила приближение полуночи, когда вдруг до неё донёсся какой то запах из ночной мглы. В отличие от смрада, которым несло из расселины, новый запах показался знакомым, что то в ней отозвалось на него с удовольствием.
В памяти что то щёлкнуло, и вот она снова бредёт за господином Волорианом, пытаясь не отстать и не упустить ничего из потока сведений, которыми он полуворчливо снабжает её. Псарни Волориана славятся по всему Ализону. Его щенки приносят баснословный доход, если их вообще соглашаются продать. Сейчас она почти ощущает шёрстку на маленьком толстеньком юрком тельце, слышит глухое урчание, которым сопровождается почёсывание за ушком.
Но… здесь ведь нет собак! Лиара насторожилась, рука скользнула в рукав, и кинжал оказался зажатым в ладони. Может быть, здесь есть собаки из разорённых поместьев, которые дичают, собираются в стаи, плодятся и умудряются найти пропитание.
Она изо всех сил прислушалась и услыхала скрежет тяжёлого кованого сапога по камню на соседнем посту. Собаки не охотятся молча, если их только не вынудит к этому силой охотник. Все больше и больше она убеждалась, что где то неподалёку стая опасных четвероногих, приближающихся к ним.
Собачий дух? Она как можно бесшумнее сменила положение, обратившись лицом туда, откуда, как ей казалось, надвигается опасность. Светила полная луна, и местность вокруг развалин хорошо просматривалась.
Собачий дух? Она втянула запах поглубже и увидела дрогнувшую тень, надвигающуюся от дальней рощицы. Это совсем не собаки!
Она изготовилась. Никогда раньше не видела она живого Серого — а две фигуры, которые ей удалось рассмотреть, больше походили на людей, нежели на собак. Но Лиара знала, что их ожидает. И когда она готова была подать сигнал тревоги, враг выстрелил — из неведомого ей оружия — и прямо в неё.
Тревожный крик замер у неё в горле. Она почувствовала, что скована, что не в состоянии двинуть ни ногой, ни рукой и ощутила тяжесть на груди, не позволяющую ей вздохнуть. На лугу перед ней лунный свет как бы сгустился, словно чья то рука сжала его, пытаясь придать ему форму.
Лиара ловила ртом воздух. Что стоит перед ней? Судя по облику, женщина, ибо её серебристая фигура нага, но голова — белая, с острой мордой, красными ушами, не прижатыми к голове, а стоящими торчком, как это бывает при начале охоты.
Видение было кошмарным — никогда раньше о подобном кошмаре ей не приходилось слышать. Жуткая помесь, в которой не было ничего от природы.
К её горлу подкатила тошнота. И вдруг она как бы очнулась. Она не слышала ни зова, ни звука. Но это… это отвратное создание пытается притянуть её к себе — зовёт её, как будто где то внутри она сродни ему. НЕТ!
Лиара уже ничего не сознавала, кроме того, что эта тварь на лугу зовёт её. Её окружал, отравляя лёгкие, тяжёлый запах псарни. Сверкающие глаза твари поймали её взгляд и держат, не отпуская. Стоящая там фигура растёт, становится выше, плотнее, мощнее.
Иди сюда — кровь к крови — иди, — продолжается зов. Пока эта предательская часть внутри, о существовании которой она не подозревала, тянула её вперёд, ализонка вдруг очнулась: острая боль развеяла чары. Она почувствовала, как сталь впилась в её тело.
И тотчас, прежде чем этой твари удалось снова натянуть свои струны, рука Лиары дёрнулась. Она метнула из рукава свой кинжал.
Она увидела, как эта пёсья образина подняла когтистые лапы к горлу, отпрянула назад и рухнула. Лиара всхлипнула и тоже пошатнулась, и чуть не упала, но устояла оперевшись на остатки стены смотровой башни позади неё. Боль не отпускала, как будто кинжал вошёл в её собственное горло.
Сквозь застилавшие глаза слезы она увидела белую фигуру, распростёртую на траве. Серебристое свечение, которое так ярко выделяло её на фоне ночи, угасало, так же как исчезала гладкость кожи. Тело оставалось женским, но собачья голова исчезла — остался череп, покрытый жёсткой шерстью.
Лиаре удалось выпрямиться — боль отпустила. Она услышала крики и увидела, что новая волна таких же мохнатых тел движется вперёд.
Крики тревоги летели со всех сторон. Она смутно сознавала, что они раздаются и позади неё. Лагерь атакуют с разных сторон, поняла она.
На них напала такая орда Серых, какой до того не видел никто в этом пристанище. На их стороне был только лунный свет. Будь небо облачным, отчаянная решимость атакующих могла бы пробить брешь в обороне.
Лиара едва ли сознавала это. Как только кинжал унёс жизнь пёсьей твари, рука её безжизненно повисла вдоль тела, причём казалась такой тяжёлой, как будто была частью каменной стены. Её одолел кровавый кашель.
Керис перезарядил дротиковое ружьё. По крайней мере, во владении этим оружием он был настоящим мастером. Он моргал, пытаясь успокоить жжение, вызванное белым столбом света, который возник перед началом нападения. Лиара оказалась как раз напротив этого столба, и хотя он не знал, что она предприняла, но догадывался, что именно из за неё столб исчез.
На стене, у которой сначала стояла Лиара, появилась новая фигура, и он услышал громкий голос госпожи Элири, что могло означать только призыв к битве. Она пустила в ход свой лук и пользовалась им так же искусно, как на ристалище, где он не раз наблюдал её за этим упражнением. Теперь он был уверен, что почти все стрелы поразят цель.
Но волны Серых продолжали накатываться на лагерь, как будто взбесились, как будто утратили инстинкт самосохранения. Послышалось пронзительное ржание жеребца, бросавшего вызов давним врагам, и из под арки врат вырвались кеплианцы. Глядя на них, он начинал верить в легенды о крови дьявола в их жилах.
Боевого коня можно научить вставать на дыбы, чтобы сбить с ног любого пехотинца, угрожающего хозяину. Именно так кобылица Тила с жеребёнком затаптывали насмерть и разбрасывали вокруг тела врагов.
Последовала передышка, когда из дальнего леса перестали подходить новые силы. Кеплианцы обошли поверженных и пару раз приподняли острые, как лезвия, копыта, гася последние искры жизни врагов. Однако когда дело дошло до распростёртой фигуры, противостоявшей Лиаре, они обогнули её на значительном расстоянии, низко опустив головы, как бы принюхиваясь к тому, что там лежит. Потом Тила резко развернулась в сторону развалин, остальные последовали за ней.
— Лиара? — хоть голос звучал приглушённо, он проник сквозь туман, окружавший девушку и рождавший у неё впечатление, что она уже не принадлежит к числу сражающихся. Перед ней что то светлое, блестящее, заливающее её глаза голубым сиянием. Она не может поднять занемевшую руку, чтобы прикрыть их. Излучение, исходившее от полу собачьей головы, было почти таким же сильным.
Ей не удаётся рассмотреть, кто стоит за этой яркой лампой, но голос знаком. Опять эта маленькая колдунья.
В этот момент ей показалось, что раскрыт её секрет, и она отшатнулась назад, к стене. В ней есть… она обладает чем то, что эти… эти тёмные твари могли учуять, могли её позвать…
— Они звали, — яркий свет все ещё удерживает её. — Но ты не отозвалась?
Её рука начинает оживать, она может поднести её к дрожащим губам.
— Я тогда… не знала…
— Не вини себя, — нежный голос Мышки звучал спокойно. — Если ты их и привлекла, то они выдали себя, когда ты сразила их приманку. А приманка привлекла внимание наших караульных.
— Пёс… — произнесла Лиара непослушными губами. — Мы ведь сами Ализонские Псы, а не только стаи, которые разводим. И эти стаи используются издавна силами Тьмы. Её передёрнуло. Хотя женщинам и не положено присутствовать при Ритуальном Кормлении, подробности его все знали так же хорошо, как драгоценные камни в ошейниках.
— Твои люди говорят, что я не имею отношения к царству Тьмы, но если во мне есть то, что притягивает нечто, нужное искателям…
Мысли её неслись очень быстро, подобно потоку приказов, которые выкрикивают прямо в уши.
— Если это так, то мне среди вас не место.
— Если бы ты принадлежала Тёмным силам, госпожа Лиара, тебя прямо на этом месте постигла бы смерть. Во всех нас струится кровь предков, но от нашего выбора зависит изменение заданного рисунка жизни.
Её глаза уже не мучил нестерпимый свет. К ней подошла госпожа Элири, все ещё не выпускавшая из рук лука.
— Это нападение из ненависти, а не по какой то важной причине. Если они полагали, что прорву нашу оборону с помощью самоучки шамана, тогда их нечего бояться. Подожди они…
Лиара уже разгадала ход её мыслей.
— Подожди они, пока мы растянемся цепочкой, а я окажусь в хвосте со своими лошадками. Да, тогда они могли бы праздновать победу.
— Ни за что, — свечение кристалла Мышки померкло, и она стала видна за завесой его сияния. — Они считали, что ты откроешь путь к нам, а ты этого не сделала. И не сделаешь, если только… — она помедлила, — если позволишь себе усомниться и станешь искать Тьму, отвернувшись от Света.
— А откуда ты знаешь, что я этого не сделаю? — спросила Лиара.
Они поверили в неё, эти стародавние враги, а она боялась доверия, боялась, потому что среди её племени доверие никогда не оправдывалось. Однако внешне ализонка приняла пока заверения Мышки, хотя ум девушки продолжал распутывать мучительные узлы.
Больше она этой ночью не заснула, хотя и лежала тихонько под одеялами. Этот поиск врат, бесконечный поиск, какое он имеет к ней отношение?
Вернуться домой — нет. Возвращение в Креванель заказано насильственными действиями Казариана. И в Лормте ей нет места, даже если они повёрнут назад. А если остаться с этими, которых она должна бы принять, её снова могут использовать против них.
Собака… Как только она закрывала глаза, ей виделось серебристое тело и пёсья голова. Ей никогда не доводилось слышать от сородичей о таком невероятном существе. А что если таковы ализонцы изнутри? Вдруг они так глубоко впитали в себя природу своих выдающихся хвалёных четвероногих соратников, что именно такими предстают перед глазами тех, кто способен видеть истинную природу вещей — помесью человека и зверя? Все дни, проведённые ею с Волорианом, гордость от того, что он делился с ней познаниями… не могло ли то время укрепить в ней эту примесь, о наличии которой в их крови они даже не подозревали?
Все утро она держалась в стороне от остальных и была чрезвычайно занята лошадками, которые в этот день выказали небывалую строптивость. Может быть, их беспокоил запах падали, доносившийся из за стен. Она тайком отложила один пакет с дорожными лепёшками. Луком и стрелами она не владела, кроме того, и не могла забрать их, так как это бросилось бы в глаза. У неё оставались три из четырёх кинжалов и короткий меч, которым она пользовалась в основном, чтобы прорубать дорогу через колючие заросли.
Разве встречался ей в жизни хоть кто то, кому было бы небезразлично, что с ней станет? В Ализоне в ней нуждались, и она исполняла положенные обязанности достаточно умело, так что креванельцы считали её хорошей хозяйкой. Помощь с лошадками — это в известной степени скажет в её пользу при повторном нападении Серых.
Утренний туман перешёл в дождь, и все натянули капюшоны. Никто не предложил переждать непогоду, потому что ещё до того как пошёл дождь, Мышка объявила, что где то впереди есть указания на наличие врат.
Древесные заросли сменились высокой жёсткой травой и купами кустов, затем началась полоса, усыпанная мелкими камнями, среди которых торчали каменные столбы, образующие своеобразную каменную рощу. Лошадок приходилось подгонять, чтобы они не отставали от основного отряда, и в конце концов животные, видимо, решили, что им лучше держаться вместе.
Лиара отстала, как обычно делали все, следуя естественным потребностям. Она скрылась за одним из камней и подождала, пока проедут пограничники.
Потом, взвалив на плечи небольшую торбу с провизией, она пошла прочь от удаляющегося отряда, осторожно перебираясь от одной каменной россыпи к другой, не зная и не задумываясь над тем, в каком направлении идёт.
Керис удивился, когда одна из вьючных лошадок оказалась рядом с его Ястой. Они обычно держались в стороне от верховых лошадей. Он оглянулся посмотреть, следуют ли за первой остальные, но не увидел Лиары на её коренастой лошадке, а девушка постоянно держалась рядом с подопечными.
«Она ушла».
Он удивился, получив сообщение от рентианца. Со времени вчерашних событий его некогда неясные подозрения в отношении ализонки снова пробудились. В тот вечер юноша дежурил на соседнем посту и видел, как возник странный световой столб прямо перед ней. Он наморщил лоб. Было ощущение, что какие то мимолётные мгновения вырваны из его жизни и он ничего ясно не помнит до того мгновения, когда световой столб оказался повержен и он занялся отстрелом тьмой порождённых тварей, которые напали так открыто, словно ожидали, что все защитники будут спать.
После битвы он отправился с Криспином, господином Ромаром и молодым кеплианским жеребцом осмотреть тела на поле боя. Во время осмотра он оказался возле того места, где рухнул световой столб. Что то сверкнуло в траве, и он спешился.
На земле лежал Серый, вернее женская особь, причём размер её превышал все виденные им ранее в сражениях с этими тварями в Эскоре.
Странным, что на ощетиненной морде, обращённой вверх, к свету, лежало несколько слоёв белой краски. А когда юноша склонился над тварью, чтобы лучше рассмотреть, то заметил, что по обе стороны черепа прикреплены плоские куски какого то жёсткого красного материала, создавая видимость ушей. В глотке чудища торчал кинжал, вонзившийся почти по рукоять, но всё же можно было различить полоску кванской стали. А он уже видел в ристалище Лормта, как этот кинжал много раз пролетал, всегда вонзаясь точно в середину мишени. Он принадлежал Лиаре. Керис вытащил его и несколько раз воткнул в землю, чтобы почистить. Странно, что она сама за ним не пришла: подобный кинжал слишком дорогая вещь, чтобы оставлять его в теле врага.
Они были так поглощены свёртыванием лагеря, что он забыл о находке, и только сейчас, не заметив ализонки в отряде и услыхав от Ясты, что она ушла, вспомнил о ней.
— Ушла? Куда? — на миг он ощутил острый испуг. Хотя сокольничии и пограничники несли охранную службу, это место — груда камней — отлично подходило для засады.
«Чтобы следовать своим путём», — ответил рентианец.
— Чтобы предать? — спросил Керис неуверенно.
«Чтобы дать нам свободу от того, чего она больше всего боится», — Керису так и не удалось, несмотря на уговоры, выяснить, что тот имеет в виду.

Глава 7
Карстен, к юго востоку от Вара

Дождь лил и лил, бесконечный поток, пропитывавший одежду до самой кожи, и только земля, казалось, с радостью принимала в себя живительную влагу. На смену луговым травам пришли заросли лозы, покрывавшие землю сплошным ковром, не имея возможности зацепиться за дерево или камень, которые подхватили бы их и стали им опорой. Там и сям, укрытые крупными листьями, алели огромные цветы, издававшие пряный назойливый аромат. Формой они напоминали, как показалось Лиаре, пробиравшейся меж ними, голые черепа крикунов, которые выбрасывали прочь после великого дня ежегодной бойни. Но больше ничто здесь не напоминало ей родину. Она знала, что безнадёжно заблудилась.
Как бы то ни было, но судьба дважды улыбнулась ей. Первый раз чуткое ухо подсказало ей укрыться от отряда солдат, которые двигались по давно нехоженой дороге. Они были закутаны в плащи — те, у кого они имелись, — а остальные ёжились под одеялами, остатками шкур, натянутых на плечи.
Они не принадлежали к Старой Расе, а были пёстрым сбродом, и у луки седла предводителя болталась отрубленная женская голова, привязанная за пучок волос. Это южане — она узнала их по описанию, но подобных им она в Лормте не видела.
Следующим предупреждением о том, что эта земля не так пустынна, как кажется, явился густой дым. Она пряталась полдня, прижимаясь исхудавшим телом к земле, глядя вниз на замок, явно подвергшийся нападению. Она благодарила судьбу, что находится так далеко, что не видит и не слышит толком, что там происходит. Возможно, воины, занявшие эту небольшую крепость, лучше вооружены и дисциплинированны, но она не сомневалась, что они мало чем отличаются от тех, которых она видела прежде.
Крепость пала, но, возможно, кто то спасся, и воины в доспехах там, внизу, рыскают по окрестным полям в поисках ускользнувшей добычи. Лиара отползла как можно дальше от края холма, обвив вокруг себя густые ветви ползучего кустарника.
Во всяком случае, она не видела собак, пущенных по следу беглецов. Очевидно, южане никогда не прибегают к их услугам. Девушка устало прислонилась к стволу одинокого дерева в центре облюбованных ею зарослей.
Пальцы Лиара держала на поясе. Прошло пять дней, как она оторвалась от лормтского отряда. Если бы они пустились на поиски её… Но зачем им это? Ализонка оказалась среди них помимо воли, не по своему выбору. А их подгоняли сроки. У них не найдётся времени, чтобы гоняться за ней и одолеть положенное им расстояние — и так слишком большое для такого маленького отряда. Она на миг задумалась, какие врата мог найти кристалл Мышки среди этой странной местности, покрытой каменным лесом. Но это неважно.
Девушка порылась в торбе, вытащила передние конечности какого то существа, которое прыгает по земле и которого она убила камнем в сумерках накануне. Она не хотела рисковать кинжалами, но обнаружила, что её рука, так ловко владевшая искусством метания ножей, отлично справляется и с камнями. Мясо беглянка слегка обжарила на костерке, который решилась разжечь, да и то на очень короткое время. Оно противно пахло, да и на вкус было не лучше, но она старательно жевала и глотала его.
То, чего девушка больше всего боялась, что, в сущности, и погнало её прочь, всё время беспокоило её. Но она ни разу не учуяла Серых, видела лишь отпечатки их лап на заросших дорогах и охотничьих тропах.
Она удалилась с наблюдательного поста над крепостью около полудня. Наступили сумерки, когда ализонка рискнула двинуться по покрытому лозами пространству в направлении купы деревьев, производившей, правда, мрачноватое впечатление и от которой веяло скорее тревогой, нежели покоем, ожидаемым от ночлега. Лиара продолжала пробираться вперёд, делая зигзаги, выбирая места, где лоза росла не так густо и куда бы она могла швырнуть один из тщательно отобранных камней, уловив скрытое движение в листьях. Она приостановилась: казалось, там кто то готовится взлететь, и она, движимая голодом, должна постараться его поймать.
Ализонка услышала пронзительный вскрик, и листья лозы затрепетали, под ними заметалось небольшое тело. Она решилась метнуть ещё один камень. Когда трепыхание утихло, она подошла и увидела птицу, размером с домашнюю, виденную на ферме, встрёпанные перья добычи отливали зелёным и сливались с листвой.
Подняв её за мощные лапы, Лиара проложила путь через остальные заросли и оказалась на окраине леса. Только там, под сенью деревьев, она остановилась, чтобы осмотреть добычу. Честь и слава дяде Волориану, чуть не воскликнула она. Её с детства приучили к кровавым трапезам псов, а её потребность в пище, несомненно, была не менее остра сейчас. С каждым днём девушка все более вырывалась из скорлупы условностей, обязательных для ализонки.
Вот она роется в гнилой листве под деревом, и ей кажется, что в Креванеле жил кто то другой. Листва почти не пропиталась дождевой водой, и ей удалось достать пару сухих камней. Она уложила их в ямку, оглянулась в поисках хвороста или полусгнивших веток. Потом задумалась — а что, если бы ей представилась возможность (при условии, конечно, что с той стороны её не будет поджидать братец с целью расправы) вернуться обратно через те же врата в глубине Лормта — обрадовалась бы она этому или нет?
Девушка ощипала и выпотрошила птицу. Маленький костёр разгорелся, и куски мяса, насаженные на прутья над костром, зашипели, истекая жиром и вызывая вспышки пламени.
Стоит ли идти дальше лесом? Её мучило отсутствие цели. Вспомнив лормтскую карту, она попыталась угадать, где находится, и решила, что подошла к южной границе Карстена. Предполагалось, что где то здесь существует какой то малый народ — в основном моряки, — называющий себя варцами. Они тоже не принадлежат к Старой Расе. Будет ли разумным податься дальше на запад и поискать убежища там?
Дождь немного поутих. Она поела сытного несолёного мяса и завернула большую часть в листья, на завтра. Она не могла здесь выставить никакого караула. Ей придётся, как это было с момента ухода из отряда, провести беспокойную ночь. Но она так устала, что сомневалась, удастся ли ей остаться настороже, чтобы вовремя почувствовать опасность.
Откинувшись на ствол дерева, под которым она укрылась, Лиара моргала, пытаясь отогнать сон Она достала кинжалы и положила так, чтобы использовать их в случае нужды. Она дала костру угаснуть, хотя и дрожала в своём толстом дорожном плаще. Поневоле мысли её все возвращались к роскошным апартаментам Креванеля — к мягкой постели, ко всем тем удобствам, которые она принимала за должное.
Она бросила отряд… И беглянка обратилась мыслями к решению, толкнувшему её на этот шаг. Ализонцы всегда на первое место ставят личную выгоду. Так её воспитывали с того момента, как она себя помнит: взвешивать поступки следовало, исходя из того, как это скажется на тебе самом, а не на окружающих, помогать им, только если это принесёт выгоду тебе.
Несмотря на то, что сказала маленькая колдунья, она отлично знала — так её учили, — что тот, кто с неохотой принял её, с удовольствием от неё отделается.
У неё все ныло — закалка, полученная в пути из Лормта, кажется, не помогла. Горло болело. Дважды она поперхнулась и закашлялась до слёз. Устала… так устала…
Ночная тень сомкнулась над лесом. Последним, что она запомнила, была рука, сжимающая рукоятку кинжала, а потом, несмотря на все усилия, девушка погрузилась во тьму, хотя что то в ней говорило, что это опасно.
Настолько глубок был её измученный сон, что даже искры опасения не возникло в ней, когда они окружили её.
Она пробудилась, сначала смутно ощутив, а затем почувствовав приступ подлинного страха от того, что её лапают чьи то руки. Когда, наконец, сознание прояснилось, она обнаружила, что на неё уставилась полузнакомая звериная морда и ощутила смрадное дыхание. Эта тварь обматывала верёвками её грудь и плечи. Её грубо вертели, а запястья были так туго стянуты, что ремни врезались в кожу.
Её снова перевернули. Очевидно, она попалась этим охотникам рано утром, потому что сквозь верхушки деревьев проглядывал серый рассвет, позволивший ей рассмотреть их.
Один из них ухватил её за волосы, цепляя их своими широкими тупыми когтями, дёрнул голову, очень болезненно, чтобы, склонившись, оказаться с ней глаза в глаза. Его глазницы глубоко утопали во впадинах черепа, откуда сверкали огненные искры.
Сон как рукой сняло, когда она осознала, что телесная слабость, неспособность долго оставаться настороже, предали её в руки тех самых охотников, которых она старалась избежать, — Серых.
На них не было одежды, а на шкурах виднелись плешины вокруг шрамов или болячек. Самым ужасным было то, что телом и жестами они походили на людей. Тот, кто всё ещё держал её, был совершенно очевидно мужского пола, но рядом с ним, сверкая острыми клыками в оскаленной пасти, стояла явная самка, хотя груди её казались просто складками кожи, слегка опушёнными мехом.
Двое неуклюже возились с завязками торбы, вырывая её с рычанием друг у друга, пытаясь завладеть добычей.
Тот, что схватил девушку за волосы, начал плевать в неё словами. Лиара достаточно хорошо знала обиходный язык, общий для всех северян.
— Где остальные? — он злобно помотал её голову из стороны в сторону, а затем ударил о землю, чтобы подчеркнуть, что пленница покорна его воле, и добиться ответа.
— Ушли, — хрипло выдавила ализонка. «Только бы они поскорее покончили со мной» — было единственной её молитвой.
Он сморгнул, глядя на неё, и зарычал, потом, к её облегчению, отпустил волосы и откачнулся назад Лиара краем глаза уловила блеск кинжала. Вон её оружие торчит из земли, куда она воткнула его, когда её сморил предательский сон. Почему тварь не захватила оружия до сих пор в качестве трофея — непонятно.
Самка дёрнула предводителя за плечо, указывая на двоих, что возились с торбой. Он фыркнул и развернулся.
Она не последовала за ним, но уселась на корточки возле Лиары.
Серая склонила к ней волосатую физиономию и издала квохчущий звук, похожий на хихиканье:
— Собачий дух! Собачье мясо хорошее, — самка облизнулась, челюсти слегка приоткрылись, а с кончика лиловатого языка прямо на девушку закапала слюна.
Лиара не позволила себе выказать и тени отвращения или страха. По крайней мере, в этом она оказалась права: ализонцы действительно восприняли что то от своих знаменитых четвероногих питомцев. Но Серая чем то заинтересовалась: самка обнаружила, что тесёмки на кожаной куртке Лиары достаточно легко развязываются и, не трогая верёвок, опутывавших пленницу, она тупым ножом в разных местах разрезала одежду. Вскоре девушка осталась нагой, а её разорванную одежду отбросили в сторону.
Толстые пальцы ухватили кожу на груди и мучительно больно ущипнули. Девушка не смогла сдержать вскрик. Но она уже оказалась нагой перед жадными взглядами всей стаи.
Она старалась не задумываться над тем, что они намерены сделать. Устроят ли они из неё пир? Или сделают орудием зверских игр?
Самка снова пребольно ущипнула её и готова была продолжать, когда вдруг послышался низкий рык, похожий на собачий, и все окружавшие Лиару твари тотчас же отпрянули.
Теперь, когда голова её лежала на земле, пленница не имела возможности видеть ничего, кроме мохнатых фигур, стоявших вокруг, и не могла рассмотреть пришельца. Но было совершенно ясно, что все они ему подчинялись. Они тут же расступились, пропустив гораздо более высокую фигуру, так плотно укутанную в чёрный плащ с большим капюшоном, что черты его невозможно было разглядеть. Он двигался степенно, порой опираясь на посох, возвышавшийся над головой, покрытой капюшоном.
Лиара уже слышала раньше и один раз даже сама убедилась в этом, столкнувшись с той каменной головой, что зло имеет свой запах, выдающий его любому, причастному к Свету. Свет — она не знала меры собственной причастности к нему, но эта тварь вызывала в ней такое неприятие, что её нутро просто выворачивало. Неужели это Сарнский всадник? Ведь считается, что Серые редко с ними водятся.
Посох взлетел над нею, и она не успела отвернуться. Конец его поразил её в лоб, прямо меж белесых бровей.
Она почувствовала нечто похожее на укол, а затем… — пустота, ничто.

Дестри полагалась на Вождя в качестве проводника. Она не сомневалась, что они вовремя покинули кумирню, чтобы избежать встречи с селянами, и шла, уверенная, что исполняет волю Госпожи. Грук, как ей казалось, признал её главенство, но всё время вертел головой, явно принюхиваясь, а время от времени касался листиков или указывал на насекомых, похожих на порхающие цветки.
От Дестри требовалось постоянное умственное усилие, чтобы дать название всему, вызывающему вопросы. Иногда она должна была напомнить себе, что нужно спешить и побороть желание остановиться — объясняя чужаку назначение той или иной травки, на которую ему указывал инстинкт. Поднявшийся ветер засыпал их лепестками цветов, и жрица поняла, что приближается буря. Им следует найти укрытие, потому что весенние грозы могут обрушиться, безо всякого предупреждения, бурными потоками воды.
Они наткнулись на бурелом: дерево, вырванное с корнем вихрем, было когда то поистине гигантом. Дестри сбросила с плеч суму, расчистила от травы и сухостоя место у поросшего древесными грибами ствола. Грук не нуждался в подсказке, он помогал ей, и сам натаскал мелкой поросли, чтобы свить из неё крышу. Они не могли подняться во весь рост в этом импровизированном жилище, но у них получилось укрытие, и как раз вовремя.
Буря разразилась на закате, и они теснее прижались друг к другу. Вождь вжался между ними, жуя дорожную лепёшку и глядя на стену дождя снаружи.
— Куда идти? — мысленный вопрос Грука прервал беспокойный ход мысли Дестри, которая волновалась, что одна стена кумирни явно не выдержит этого натиска.
— Эскор, — сказала она вслух, а потом сообразила, что это слово ничего не значит для её спутника. Она попыталась мысленно изобразить страну, о которой слышала — удивительную колдовскую землю, полную остатков множества странных народов, которая вроде бы связана со Светом, но в которой есть ещё уголки, заполненные Тьмой.
— Оттуда — домой?
Дестри знала, что не может ничего обещать. Он ведь не ребёнок, к тому же, несмотря на свой вид, он не является животным, интеллект которого слабее человеческого. Ему нужна правда, потому что только правда может быть основой доверия.
— Там есть, — она медленно формулировала свои мысли, держа руку на мягкой шерсти Вождя как на связующем звене, способном усилить мысленный посыл, — те, кто знает гораздо больше меня. Если есть для тебя способ вернуться — они скажут.
Великан слегка отвернулся — ей было видно лишь, что он смотрит на дождь. Следующее его мысленное послание удивило её, потому что не было связано с его возвращением через врата.
— Это богатство — добрая земля. Алатар должен её любить сильно, — она скорее почувствовала, нежели увидела, как его рука пробежала по одному из прутьев, поддерживающих убежище. — Однако… он так надолго замолк, что ей показалось, что нить связи между ними оборвалась. Но он повернулся к ней, и глаза его были как светящиеся диски в темноте.
— Нет здесь стражника — некому слушать, некому помочь, некому бороться…
— Бороться! — она удивилась. С чем привык бороться в своих лесах этот громадный человекоподобный, ходящий сейчас возле неё?
— Эта колдунья, что берет, но не даёт… — было видно, что он пытается найти способ объяснить. Казалось, ему трудно поверить, что она не поняла, что он имеет в виду.
— Нет такой земли, где бы не было врагов, — нашла Дестри единственный подходящий ответ. — И я должна признаться, в землях, куда мы направляемся, полно злых сил. Там всё время нужно быть настороже.
— Это и есть моё ремесло, — признался он. — Потому что я есть стражник, и никакая земля, на которой что то растёт, не может быть для меня совсем чужой.

Она с трудом боролась со сном и задремала. Когда Дестри пробудилась, то увидела в утренней дымке все ещё сидящего на корточках Грука, который через отверстие их пристанища так пристально смотрел на окрестности, что ей почудилось, будто он пытается каким то странным образом установить с наружным миром связь.
Гроза оказала им одну услугу: она явно задержала погоню и смыла следы. Жрица надеялась, что даже Фосс не сможет обнаружить хоть малейший след.
Дни шли своей чередой, похожие один на другой. Они все лучше узнавали друг друга. Дестри в немом почтении смотрела на гигантского спутника, когда тот противостоял пятнистой древесной кошке, со всей яростью, свойственной её роду, защищавшей котят.
Он встал на колени перед животным, готовым к прыжку, и, исторгнув из горла глубокий нежный звук, похожий на мурлыканье Вождя, положил перед ней ящерицу, одну из тех, что грызут деревья и которую только что долго выколупывал из коры дерева.
Кошка рыкнула, но не издала боевого клича. Она проползла вперёд, с быстротой молнии подцепила ящерицу лапой за толстое брюхо, и тут же исчезла с добычей.
Ещё Дестри видела, как Грук стоял в ручье в ярком утреннем свете, отложив в сторону золотой пояс с тяжёлыми погремушками, дорожным инструментом, молниеносным движением, которое она наблюдала раньше у длинноклювых журавлей, выхватывал из воды рыбу, съеденную потом за завтраком.
Она не решилась потревожить его в тот день, когда он обнаружил засыхающую лозу, которая лежала на земле, полуобвивая сломанную ветку. Она увидела, как Грук распутал кольца растения и осторожно перенёс его к другой опоре в сторонке.
В свою очередь, он был рад узнать от неё о травах и их применении. Она смогла собрать лишь немногие из найденных, потому что их негде было засушить, да, возможно, они и не понадобятся в будущем.
Девушка не вела счёт дням, она только знала твёрдо, что они направляются на северо восток.
В один из этих дней они получили ясное напоминание о том, что не покинули пределов, в которых царят жестокие человеческие нравы: до их ушей донёсся отчаянный крик, испугавший обоих и заставивший посмотреть в другую сторону.
Дестри не сомневалась, что слышала предсмертный вопль. Она слишком хорошо знала опасности, сопряжённые с постоянной борьбой, чтобы ошибиться. Рука её тут же ухватилась за амулет, ибо кричала женщина.
Грук уже шагал в том направлении, и она впервые увидела, как он отцепил от пояса стержень не длиннее кинжала, не имевший лезвия.
Своим тренированным чутьём она уловила запах коней и людей. Дестри потянула Грука за мощную руку.
— Их может быть много.
Он странно фыркнул и стряхнул её ладонь. Огромными шагами великан двигался дальше, и она не поспевала за ним. Затем Дестри увидела, как он поднял стержень и прицелился в просвет между листьями.
Последовало пронзительное гудение, потом крики, в том числе предсмертные. Она крепко сжала амулет. Все знали, что у Госпожи есть и тёмная сторона, что ей не чужда смерть, если обстоятельства того требуют. Дестри не стала удерживать Грука.
Они пробрались сквозь кусты, причём в Груке не замечалось и тени страха перед возможным сопротивлением. Они оглядели поляну. Трое в ржавых кольчугах, грязных шкурах, с такими лицами, на которые ей было тошно смотреть, лежали на земле, а за ними виднелось скорченное белое тело.
Она бросилась к жертве — почти девочке. Дестри перевернула её на спину а на истерзанную, окровавленную грудь опустила амулет.
— Госпожа, — воззвала она, — та, что пред тобою, перенесла ужасные страдания, но Ты уже осушила её слезы, и она не ощущает боли. Пусть же она счастливыми стопами пройдёт через Последние врата и найдёт за ними все, чего ей недостало в жизни.
Они опустили незнакомку в яму, вырытую мощными руками Грука. Именно он дотянулся до верхних ветвей зацветающего дерева и покрыл тело покойной цветами, прежде чем они насыпали могильный холм.
Великан направился к трём коням, тощим, со следами кнута на теле, снял с них сбрую и отпустил на волю. Но на тела убийц он даже не взглянул, и Дестри не задала вопросов.
Снова закапал дождь — плач по тому, что они оставляли за собой. Наконец они снова устроили привал, но заметили, что Вождю не по себе: он ходил взад вперёд вокруг костра и время от времени рычал.
Кот все не унимался, когда амулет начал жечь грудь Дестри как пламенем. Это был зов Госпожи, и она не могла не откликнуться. Зная это, жрица, не говоря ни слова Груку, вышла под дождь. Кот, несмотря на свою неприязнь к воде, пошёл за ней. Но и Грук не отставал.
Смрад — от мерзких тварей или зла! Дестри не знала, насколько они удалились от лагеря, но она точно знала, что впереди их ожидает исчадие Тьмы. Она замедлила шаг, но не остановилась. Девушка сделала знак Груку, и он кивнул.
Если те, кто там собрался, и выставили часовых, то, видимо, последние пренебрегли обязанностями и отправились взглянуть на происходящее. Серые — и немалая стая! Они неровным кругом столпились вокруг чего то. В середине находилась пленница. Её нагое тело было таким белым, что, казалось, светится. А над ней стоял некто, закутанный в плащ с капюшоном, не принадлежащий к стае.
Великан ступил в круг, где его могли увидеть — она не успела его остановить. Он снова поднял лёгкий стержень, но на этот раз примерился к броску, и не успела она остановить его, как Грук метнул своё странное оружие. Раздался пронзительный свист, и закутанная фигура вздёрнула голову. Она приподняла свой посох, и на конце его показался неяркий красный огонёк.
Но оружие Грука попало в цель раньше. Фигура в капюшоне рухнула так стремительно, как будто внутри плаща ничего не было.
Амулет Гунноры испустил сияющий круг света. Дестри услыхала рычание и визг Серых, отшатнувшихся от груды одежд и белого тела, распростёртого рядом.

Глава 8
Неизвестный Южный Карстен

— Она сбежала! — Керис проехал в конец колонны и с большим усилием, чем мог вообразить, собрал воедино вьючный обоз. Только то, что животные были связаны друг с другом, голова к хвосту, позволило ему справиться с задачей. Более крупная лошадка Лиары покорно последовала за остальными.
— Похищена! — госпожа Элири рванулась вперёд, но рука Мышки остановила её.
— Это не то, что ты думаешь. Она подчинилась собственной воле, потому что боится того, что носит внутри себя, как ей кажется.
Отряд окружил маленькую фигурку в сером.
— Но, — почему то, неожиданно для себя, запротестовал Керис, — разве в Лормте её не проверили? Если есть в ней что то от Тьмы, она, конечно, не смогла бы это утаить, особенно от тебя, от твоих сестёр!
— Она не связана с Тьмой, хотя по крови своей может ею управляться — через главную Силу. Они себя именуют псами, эти ализонцы, — её личико посерьёзнело. — А раз они бессчётное число лет с псами возятся, кто знает, чего они от них могли набраться?
— Но разве не ты выбрала Лиару нам в спутницы? — на этот раз заговорила госпожа Элири.
Тень огорчения скользнула по лицу Мышки.
— Не я выбирала, госпожа. Он, — она протянула вперёд кристалл, — притянул меня к ней, так же как и ко всем вам здесь, к мужчинам, женщинам, рентианцам, кеплианцам. У каждого из нас в этом походе своё место, а Лиара пока до конца не выполнила своего предназначения. На какое то время она отвлеклась, пошла своим путём. А сейчас, — колдунья слегка передёрнула плечами, как бы покончив с этим, — давайте посмотрим, куда ведёт нас наш.
Она уже двинулась в путь, держа кристалл на вытянутой ладони.
Они спешились, оказавшись в лесу из каменных деревьев, потому что ехать стало очень трудно: попадались рытвины и трещины, в которые легко могло угодить копыто.
Безрадостное небо, бесконечный всепроникающий дождь вызвал у Кериса ощущение, что они попали в какие то из пресловутых врат и заброшены в мир, который ему совсем не знаком. Яста шагал уверенно, хотя несколько поотстал и следовал за вьючными лошадками. В его присутствии они, казалось, присмирели и покорно плелись за Керисом.
Колоннада каменных деревьев сменилась открытым пространством. Вернее, открытым небом, и в центре высилась какая то странная глыба, вынудившая их замереть у последних колонн и уставиться на неё.
Тогда как другие врата, к которым их приводил кристалл, были действительно стёрты временем, лицезрение этого присевшего на корточки создания вызывало неловкость. Керис припомнил странные фигуры, обитавшие по ту сторону Тёмной башни, куда трое из отряда рискнули отправиться, чтобы спасти жизнь и душу.
Перед ними было нечто массивное, монолитное, серо зелёного цвета и, подобно той змеиной голове, которую они схоронили, формой своей указывающее на явную принадлежность к царству Тьмы, конечности тесно прижаты к земле, а спина — покрытый бородавками горб. Лицо, если то, что находится в передней части шарообразной головы этой фигуры, можно называть лицом, совершенно явно напоминает маленьких земноводных, знакомых Керису с детства. Полголовы занимают разъятые челюсти. Ни носа, ни глаз. Бородавчатая кожа покрывает все пространство от челюстей до макушки головы.
Тила взвилась на дыбы и протрубила вызов. Её синие глаза засверкали ещё ярче. Все вокруг сотворили охранные знаки. Всем было ясно, что ничего, кроме зла, от этого места ждать невозможно.
Госпожа Элири попыталась остановить Мышку, когда та отделилась от тесно сгрудившихся, будто в поисках взаимной защиты, членов отряда.
Свет её кристалла замигал, и Мышка взглянула вперёд. Она прошла шаг, другой и замерла. Голос её, хотя и негромкий, ясно донёсся до них.
— Оно… знает…
Керис плечом ткнул в бок Ясту: это тебе не какие нибудь там мёртвые врата, эти способны в любой момент втянуть нас своим огромным ртом или выплюнуть какие нибудь дотоле невиданные ужасы.
— Тила, — к изумлению Кериса, Мышка окликнула кеплианскую кобылицу. — Элири, Ромар, — потом она добавила имена других кеплианцев. Керис остался, а Яста прошёл вперёд, хотя Мышка его не назвала. Странная образовалась группа перед этой лежащей внизу штуковиной. Керис знал, что госпожа Элири обладает Силой, частично даже потусторонней, так как она являлась одной из прошедших врата. А господин Ромар, её спутник, прошёл испытание в серьёзном бою со злом и вышел победителем.
Он видел, что, двигаясь вперёд, эти двое делали какие то жесты руками, хотя и не доставали оружия. Кеплианцы шли вперёд не слишком охотно, ибо в своё время, пока госпожа Элири не сняла с них древнего заклятья, служили Тьме. Но эти кеплианцы были свободны, и Керис чувствовал, даже находясь в некотором отдалении, отголосок Силы в трёх чёрных фигурах. В Ясте тоже, о чём он отлично знал, таился дар, которым обладали все представители его племени.
— Их можно запереть? — голос госпожи Элири прозвучал очень твёрдо, когда она задала вопрос. Одной рукой она держалась за шею Тилы.
— Это нам пока неизвестно, — Мышка заключила кристалл в ладони и поднесла ко лбу. — В Лормте ищут ответ, но мы пока не открыли тайну этих врат, если она вообще существует. Мы не в силах их запечатать, но можем огородить стеной.
Господин Ромар кивнул, как будто сразу понял, о чём речь. Он подошёл к Элири и взял её за руку, другой она всё ещё держалась за Тилу.
— Против часовой стрелки, — сказала Мышка и повернулась. Господин Ромар последовал за ней, ведя за собой госпожу Элири и Тилу. За ними цепочкой шли два других кеплианца и Яста.
Они двигались медленно, и Керис видел, как шевелятся губы троих представителей рода человеческого, хотя не мог разобрать слов.
Как бы то ни было, он не сомневался, что они творят заклинания, которым больше всего доверяют.
Тела животных, казалось, мерцают: несмотря на дождь, шкуры их по особому лоснились. Они соблюдали чёткий порядок следования. Эта странная группа трижды обошла вокруг чудовища с раскрытой пастью.
Сила, призванная ими, коснулась тех, кто стоял в ожидании. Но соколы вдруг взметнулись ввысь, изящно планируя взад и вперёд. И Керис начал, помимо воли, повторять слова, смысл которых ему не открывался, но которые каким то образом проникли в него, чтобы он произнёс их вслух.
Что то задвигалось в разверстой пасти — какая то толстая чёрная линия, похожая на якорные канаты салкаров, и стала вылезать наружу. Но в этот миг Керис уловил и какое то иное мгновенное движение.
Изменился дождь он резко усилился и образовал стену вдоль пути, которым следовали посланцы Силы.
Потом Керис никогда не мог забыть случившегося, но даже по прошествии многих лет он так и не обрёл уверенности в том, что и вправду видел это: как только канат почти коснулся полуиллюзорной стены, его тут же отбросило назад.
Те, кто плёл паутину, присоединились к остальным.
— Нам нужно найти какое нибудь место подальше отсюда, — сказала Мышка, — потому что я должна сообщить об этом в Лормт. Действующие врата зла — об этом должно знать. Наше ограждение не продержится долго, но, возможно, мои сёстры смогут укрепить его издали.
Итак, они снова пробрались сквозь каменный лес и пришли наконец в обычную на вид местность. Сумерки сгустились ещё до того, как они добрались до живой зелени, окаймлявшей реку, и там разбили лагерь. С приходом ночи дождь прекратился, и они смогли разжечь костёр, попытались высушить одежду и позволили себе поужинать обильнее, чем в предыдущие дни.
Мышка уединилась в укромном уголке, который устроили для неё из тюков с провизией. А Керис заступил на вахту, в смену с Вутчем и Вориком. Господин Ромар, при свете слабого мерцания, излучаемого шаром, который носил с собой и доставал крайне редко, делал дополнения к карте, на которую наносил маршрут, пройденный за день. Они должны находиться близко к южной границе Карстена, а это местность, неизвестная Деневеру. Он постарался провести их по той части труднопроходимых земель, где можно найти укрытия. А теперь вызвался провести разведку в восточном направлении, что они и обсуждали в этот вечер.
Керис был рад освободиться от обязанностей погонщика вьючного обоза. Он находил, что управлять приземистыми строптивыми лошадками, даже с помощью Ясты, необычайно утомительно.
Лиара и Серые. Впервые он задумался над тем, как легко приняла Мышка факт исчезновения девушки. Быть лишённым дара среди тех, кто обладает Силой, всё равно, что быть слепым или глухим. Он знал, что ализонку неохотно приняли в отряде: сокольничии и пограничники слишком часто воевали с ей подобными. А если учесть вековую ненависть, которую питали к её роду колдуньи, он удивился, как вообще Лиару могли так открыто принять в Лормте. Было, однако, известно, что те, кто пытается разгадать старинные предания и употребить их во всеобщее благо, имели таки какие то странные связи с псарями.
«Где то она сейчас?» — подумал он. Она взяла с собой припасы, но очень мало, а он уверен, что у неё нет опыта жизни в глуши. Да ещё эти Серые — при мысли о них рука тянется к поясу.
Да, он совсем забыл об этом — о кинжале кванской стали, найденном в странно скукожившемся теле на поле битвы. Керис знал, как ловко Лиара управлялась с этим оружием, и не сомневался, что нож принадлежит ей. Надо вернуть вещь девушке. Эта мысль мучила его на протяжении всего дежурства.
На следующее утро Деневер поехал вперёд, удаляясь на восток в полном одиночестве, если не считать его торгианца. Мышка казалась спокойной, может, она и вправду уговорила какие то далёкие силы придержать врата — этого она им не открыла.
В общей сложности в Эскоре они обнаружили девять врат — здесь это оказалось легче, потому что тут многие обладают даром. Пять врат подавали признаки жизни и охранялись. Поисковые партии военачальника Кориса в Эсткарпе добавили ещё три к общему числу обнаруженных на той территории. Одни казались заглохшими, но за ними все равно наблюдали, а двое других бездействовали. Керис был уверен, что они просто временно обездвижены, как и обнаруженные ими накануне.
— Существовала ли вообще когда нибудь запись того, сколько адептов занимались схемой подвижных миров? — спросила госпожа Элири, когда Мышка кончила передавать сообщение — Нет ли списка их имён или сведений о том, где они живут?
— Все это известно Хилариону и Каттее, — ответила Мышка. — Хиларион сообщил о двух вратах, которые сделал сам и сам же обездвижил по мере сил и возможностей. Но мастера меж собой не дружили. Им доставляло удовольствие сделать новое открытие и удивить остальных, но не объяснять, каким образом удалось достичь того, чем они хвастали. — Личико её выглядело осунувшимся и усталым. — Тем не менее большинство Древних происходило из Эскора и Арвона — это был тот мир, который существовал раньше, до Великой битвы, разметавшей его. Посему то, что мы можем обнаружить на юге, создано или странниками, которые менее обычного доверяли своим соплеменникам, или беженцами, которых разбросало по свету после Первого Преставления.
Они не стали двигаться вперёд в этот день. Было совершенно очевидно, что расход дара тяжело сказался на людях и животных. Двое пограничников успешно занялись рыбалкой, а Керис на Ясте и сокольничий Криспин отправились на охоту. Они завалили солидного вилорога, а Дальнокрылый поймал четырёх диких курочек. Это было отличным пополнением быстро тающих припасов. Они провели ещё два дня за сушкой мяса, пока поджидали возвращения Деневера, который намеревался сообщить, что лежит вниз по реке и не грозит ли им опасность наткнуться на какой нибудь блуждающий отряд, которых теперь развелось множество в Карстене.
Во время второй охотничьей вылазки на следующий день они наткнулись на свидетельство того, что у Карстена ещё есть заповедные уголки, полные жизни, которые смогут уберечь его от хаоса. Дальнокрылый доложил Криспину результаты разведки.
— Дорога, — сообщил сокольничий, поглаживая голову пернатого друга, — причём, видимо, ею пользуются. Дальнокрылый видел на ней отряд. Наверно, нам лучше самим взглянуть.
«Лучше уж как можно раньше узнать самое худшее», — молча согласился с ним Керис. Если бы их нынешний лагерь у реки находился не на краю густых зарослей, а возле поселений, им следовало бы настроиться на продолжение пути.
Они спешились, и Яста двинулся вперёд на разведку. Следуя за ним, Керис и сокольничий пересекли узкий овраг, по дну которого бежал маленький ручеёк Кустарник, заполонивший овраг, обеспечивал прикрытие.
Вон действительно проходит дорога. Керис быстро оценил ситуацию: место расчищено, и расстояние от одного края до другого если и не равно полёту стрелы, то всё же недостаточно узко, чтобы устроить засаду.
Кто бы ни правил этой землёй, трагически разрываемой войнами, у него всё же достаточно воли и силы, чтобы держать дороги открытыми. Дороги означают более быстрое продвижение не только для войска, но и для торговцев. А где идёт торговля — там мир, пусть и напряжённый.
Дорога пересекала речку, не перекрытую мостом, и Керис догадался, что в ней есть брод или просто мелководье.
Отряд, замеченный Длиннокрылым, уже подходил к броду. Они увидели группу вооружённых стражников, окружавших паланкин, подвешенный меж двумя коренастыми лошадками, занавешенный яркими, хотя и побитыми дорожной пылью тканями. Часть занавески откинули, чтобы сидящий внутри мог видеть все вокруг. Керис заметил богатую одежду, которая могла принадлежать только вельможной даме. Он увидел руку в серебряном браслете, крепко обнимающую маленького ребёнка, визжащего и покрасневшего от натуги в попытках вырваться на свободу.
За паланкином следовали три женщины в более скромных одеяниях, головы их почти скрывали плотно облегающие шапочки с полями. Они восседали на неспешно шагающих лошадках. Потом снова стражники. Все они придерживались темпа, заданного лошадьми с паланкином, хотя Керис заметил, что среди них есть авангард, осматривающий все придорожные заросли.
— Лускан! — этот резкий возглас со стороны его собственного спутника ошеломил Кериса. Одновременно с возгласом сокольничего птица, сидевшая на луке седла, издала громкий клёкот.
Со стороны путников послышался ответный крик. Стражники тут же разделились на две группы, одна из которых окружила носилки и наездниц, а три ближайших воина устремились к оврагу, в то время как их соратники готовились отразить нападение.
Не успел Керис пошевелиться, как Криспин послал коня вперёд, а птица издала повторный зов.
И тут Керис заметил, что на двоих стражниках одежда сокольничих. Их птицы, хоть и в колпачках, тотчас отозвались на клёкот Дальнокрылого.
Один из сокольничих поднял забрало с клювом птицы. Шлем его изображал голову сокола.
— Это ты, Брат из одного Гнезда? Поклянись! — часть лица, видная Керису, выдавала в нём человека пожилого, зарубцевавшийся шрам искривил рот.
— Клянусь, это я, — твёрдо произнёс Криспин. — Я еду, не замышляя зла в отношении своего братства, хотя Гнездо уже разорено.
Остальные стражники ориентировались на сокольничих. Руки они положили на рукояти мечей, а луки держали наизготовку, но при этом, казалось, ждали, чтобы их спутник по обозу взял на себя руководство.
Криспин поднял забрало, выполненное в форме клюва птицы, а затем, словно уверяя других, что это именно он, вообще снял шлем.
— Ты — Лускан из рода Лёгкой Стаи, — торопливо проговорил он, — а я был птенцом в то время, когда ты принял Стаю.
— Кто же тогда обучал тебя? — последовал быстрый вопрос.
— Ашфар, но он давно уже руководил Стаей, ещё до прорыва границы.
— Ашфар… — повторил другой. — Что ж ты теперь, парень, поигрываешь чистым щитом, когда остатки Гнезда влачат жалкое существование? — и его рот, стянутый шрамом, скривился в усмешке.
— Я на службе по приказу Наставника Стаи.
— Барона Йерма? Ты довольно нагло едешь по его владениям.
— Только пересекаю их. Те, с которыми я скачу, представляют собою отряд, где есть колдуны.
Лускан пристально посмотрел на него.
— А что делают колдуньи и колдуны рядом с честным воином?
— Многое. Но я могу дать клятву на мече и на крови, на когте и на клюве, что мы не побеспокоим ни одного из обитателей этого края.
Он поколебался и потом прибавил немного более резким тоном:
— Ибо наш отряд — на стороне Света!
Лускан выругался, но стало ясно, что клятва Криспина успокоила его.
— Чей щит ты поднял? — спросил он уже менее требовательно.
— Щит двух стран, и Карстена тоже, с той самой поры, как только мы поняли, что цель наших поисков находится и здесь, и в этом краю тоже, в чём и убедились уже дважды!
— Загадки! — брюзжащий голос оказался принадлежащим женщине из паланкина. — Говори ясно или же займись своим делом, да побыстрее, раз уж у тебя так много свободного времени!
Двое сокольничих, остававшихся до сей поры в стороне, принудили лошадей приблизиться, пока все трое не оказались лицом к лицу с Криспином. Керис напрягся, зная, что если дело перейдёт от речей к мечам, то придётся вмешаться.
— Тут всем добрым людям грозит Тьма! — Криспин и не делал попыток надеть шлем. — Мы все, из Эсткарпа, Эскора, Лормта — ищем и уничтожаем на этой земле ростки гибели!
— Колдуньи! — вновь забрюзжала дама из паланкина. — Разве не довольно смертей посеяли они среди нас? Где же лежит мой дорогой первый муж, скажи, прислужник дурной Силы? Он навсегда упокоился там, среди горных хребтов!
Но её голос тотчас затерялся в шуме крыльев. Все четыре сокола, и Керис даже не успел этого осознать, стремительно взмыли вверх. В то же самое время и Яста послал ему, своему наезднику, мысленное предостережение:
«Тревога. Засада. Их нетерпенье все больше. Их хозяина трудно победить».
На дороге, почти перед самым обозом, что то запенилось и запузырилось, поднимаясь прямо от травы опушки, их естественного укрытия, — и на них внезапно устремились твари, именуемые расти (нечто вроде огромных крыс, живущих только ради умерщвления и пожирания).
Может быть, разведчики не заметили их, потому что искали просто опасности и беды. Пронзительно и страшно вдруг завизжали женщины, точно кобылицы в битве. Хоть расти и не достигали в длину руки взрослого мужчины, свора этих тварей всё же могла сбить наземь и коня, и наездника.
Керис выкрикнул боевой клич Дола:
— Мечи во имя Света! — и Яста мгновенно бросился в атаку. Они успели захватить самый конец катящегося клубка тварей. Морда Ясты вытянулась вперёд. Он ухватил одно из раздутых коричневых тел, разорвал его и швырнул в самую середину своры, одновременно высоко воздымая передние копыта в дробящей все и вся пляске!
Керис тотчас подхватил тот тайный ритм боя, знакомый с той поры, когда он в первый раз помчался на коне с Килланом. Он оставил меч в ножнах. Огненный хлыст стража Дола в его длани надвое рассёк шевелящийся клубок и верещание тварей, спалённых воином, уже прекратилось, когда их же собственные соседи по своре кинулись на них. Ибо такова природа сей мерзости: они часто прекращали нападение, когда грызущий их голод удавалось утолить мясом собственных сородичей.
Керис прорубил тропу сквозь сплетение тел, прежде чем твари почуяли, что враг опустошает их ряды. И тут Яста отскочил, и огненный хлыст посылал вслед расти искры, от которых загорались шкуры, даже не тронутые хлыстом.
Юноша бился уже не один: он понял, что закалённые в битвах торгианцы топчут и встают на дыбы, хотя клинки их наездников гораздо менее разрушительны, чем оружие Дола.
Керис также заметил, как нырнул сверху сокол. Он обернулся и быстро изменил движение хлыста, чтобы прикончить расти, нападавших слева. Запах палёной шерсти и крови дурным туманом окутывал их.
Вдруг он увидел, как свора устремилась к лошадям с паланкином. Огромные животные взбесились, поднялись на дыбы и заржали. Один шест паланкина свалился, опрокинув в дорожную пыль ребёнка и женщину, которая устремилась к малышу, чтобы прикрыть его своим телом.
Теперь он должен быть осторожнее. Лошади с паланкином продолжали метаться, не переставая ржать, а коричневые тела взвивались вверх из пыли, чтобы вонзить зубы в их тела. Остатки носилок мешали коням и остались беззащитными.
Но для воина важнее были женщина и ребёнок. Яста не нуждался в словах. Рентианец одним гигантским прыжком очутился прямо над одним из острозубых чудищ. Керис тотчас спрыгнул и встал перед женщиной. Он укоротил хлыст, опалив пальцы, но зато теперь смог стоя сражать расти, а женщина свернулась клубком, укрыв ребёнка в крепких объятиях.
Они нападали трижды, и по характеру атак воин понял, что главной их добычей должны были стать женщина с ребёнком. Было также совершенно очевидно, что эта орда никогда ранее не имела дела с огненным хлыстом и что они не могли защититься от его мерных взмахов.
Вскоре перед ним лежала груда мёртвых тварей. Ни одна из них не двигалась.
— Они мертвы, — сообщил Яста. По ноге рентианца проходила огромная кровавая полоса, и он наклонил рогатую голову, чтобы зализать рану. Если не считать ожогов рук, полученных, когда в середине битвы он решил укоротить хлыст, Керис остался невредим. Смотав хлыст, он опустился на колени перед женщиной и мягко коснулся её плеча.
Она вздрогнула и вскрикнула, жалобно, словно всхлипнула.
— Они все мертвы, госпожа. Задел ли вас хоть один? Если так, то рану нужно сразу обработать.
Её причудливый головной убор соскользнул на дорогу, когда она наконец подняла голову. Тут Кериса оттолкнула одна из женщин, толпившихся возле неё. Насколько он мог судить, ни её, ни ребёнка никто не тронул.
— Ты, молокосос! — взбешённый Керис обернулся и оказался лицом к лицу с Лусканом. Конь сокольничего исходил кровью, да и у самого наездника по ноге расплывалось алое пятно. — Не знаю, из какого Гнезда ты вылетел, но сражаешься ты так, как я никогда раньше не видел. Кто ты и чем занимаешься? — резкий тон сокольничего вызвал вспышку гнева в Керисе.
— Я не из птицеловов, — он нарочно употребил слово, хорошо знакомое сокольничему. — Я Керис Трегарт из Зелёного Дола, но тебе, конечно, неизвестна ни земля моя, ни дом мой.
— Трегарт… тот, что присутствовал при взятии Горма, — медленно проговорил Лускан. — Но ты зелёный юнец, а тот закалённый воин и раза в три тебя старше.
— Это мой дед, — сухо сказал Керис.
— Да, твоё племя ведёт счёт своим победам, — пожилой сокольничий кивнул. — Я, как видишь, не так уж неосведомлен, юнец, ибо я слыхал о Зелёном Доле и о тех, кто поддерживал Свет на протяжении всех дней Тьмы. Ну, каким ещё даром ты обладаешь, кроме огня, что подчиняется твоей воле?
Керис пожал плечами.
— Я знаю все, чему меня учили. Какое дело этому человеку до того, что он не наделён даром, принадлежащем ему по праву рождения?
— И не зря, — Лускан кивнул. — Это судьба послала нам твоего щитоносца, чтобы он нас здесь остановил. Если бы мы напоролись… — он взглянул на груду мёртвых расти.
Отряд начал построение, пытаясь восстановить какой то порядок. Но для начала они выслали вперёд лазутчиков, которые должны были не только осмотреть окрестности на предмет какого либо движения, но и пошевелить копьями придорожную траву, хотя Керис не сомневался, что очередное нападение едва ли возможно.
Сознание, что расти и Серые бродят по этим дорогам, встревожило его. Ранее считалось, что ни те ни другие не покидают пределов Эскора. А ему совсем не хотелось, чтобы за ним тащилась свора, подобная сегодняшней.
Женщина из паланкина послала за ним, прежде чем он тронулся в путь, стремясь поскорее рассказать спутникам о происшедшем. Женщина сильно побледнела и с трудом выговаривала слова:
— Мне сказали… ты… происходишь… из большого рода на севере, — она немного овладела собой. — Я готова этому поверить. И ещё тому, что ты не хочешь нам зла. Если тебя кто нибудь остановит по эту сторону реки, покажи им это, — она нетерпеливо дёрнула кулон, висевший у неё на шее на невзрачном шнурке. — Я из рода Ригонов, я твоя кровная должница и приношу в том клятву.
Старые формальные слова, приличествующие какой нибудь церемонии, показались словами из иной жизни. Он поблагодарил женщину.
Тем временем Криспин собирал сведения от уже разговорившихся охранников. Он узнал многое о местности, о том, кто из владетельных князей может принять их, а кто будет гнать, просто потому, что они едут с севера.
Все ещё преследуемый запахом крови, Керис двинулся назад к речному лагерю. Возможно, на этот раз вместо мяса они принесут в отряд очень полезные сведения.

Глава 9
Лормт, Южный Карстен

Две женщины в маленькой комнатке сидели одна против другой. Обе укутались в шали, потому что холод, идущий от каменных стен, пробирал до костей.
Госпожа Мерет все пыталась устроиться поудобнее на мягком сидении кресла. На коленях у неё лежала грифельная доска, но мел она просто вертела в руках, не пользуясь им по назначению.
У женщины напротив неё, одетой в серое, были острые ястребиные черты. На груди у неё покоился тусклый кристалл, а в руках находился сферической формы предмет, излучающий жемчужное сияние. Порой по нему пробегали цветные блики. Чайка, глава колдуньего клана Лормта, созерцала его с заметным испугом, хотя он лежал у неё на ладони. Наконец она заговорила монотонным голосом. Создавалось впечатление, что ей не хочется рассказывать всё до конца.
— Пять сообщений о движении со стороны сил зла, и все с юга. Но ведь не наши же поисковые отряды пробудили всю эту нечисть. Наши древние враги движимы чем то иным.
Мелок госпожи Мерет заскользил по доске:
— Движимы?
Она увидела, как Чайка напряглась. Колдунья не дала прямого ответа.
— Всадники Сарна, Серые… даже расти, которых обычно собирает в стаи только голод. И некоторые другие, которые раньше никогда не восставали против патрулей Света, хотя и не приветствовали нашего вторжения на их земли. Теперь они все устремились на юг. Движимы, ты спрашиваешь? Вынуждена сказать, да. Вчера вечером Мышка представила нам сообщение о нападении расти возле границы Вара — это на противоположной стороне Карстена, а ведь незадолго до этого они столкнулись с Серыми.
— Те врата, что они обнаружили, — они как раз пробуждались. Чтобы неусыпно наблюдать за ними, требуются усилия четырёх сестёр. Они должны следить, чтобы врата не открылись. А ведь нас не так много. Да, — она крепко сжала в ладонях шар. — Тем не менее я не думаю, что эти твари, рвущиеся на юг, ищут Зло, готовое вырваться наружу.
— Ещё хуже? — написала госпожа Мерет.
Чайка кивнула.
— Колдовской огонь разил далеко, когда нас покинул Волшебный камень. Тут уж могли пробудиться не только Свет, но и Тьма. Теперь эскорцы прочёсывают южную границу и сообщают об этом исходе, никогда доселе невиданном.
— Мы обнаружили множество сообщений о войнах Магов за то время, что всерьёз занимались поисками, — писала госпожа Мерет. — В то же время мы наткнулись ещё на кое какие указания. Спроси Морфью, если хочешь получить полные сведения. Сила исходит от земли и курсирует по ней, как невидимые реки вечно дышащего огня. Посему все, кто имеет дело с этой Силой, инстинктивно не рискуют слишком удаляться от найденных источников. В Карстене никогда не бывало Серых, кроме, может быть, одного двух кратких набегов, да и то лишь вдоль границы, — когда Чайка кивнула, что прочла, Мерет стёрла написанное и снова стала писать: — Госпоже Элири знакомы расти, но она встречала их только в приграничье. Что до других непрошеных гостей, которых ты упомянула, они когда нибудь раньше заходили так далеко от родных мест?
— Ничего подобного в наше время не слыхали.
— Худшее, что выбросили в этот мир врата, — продолжал писать мелок, — это колдеры. И, согласно сообщениям, врата эти открыли с другой стороны. А что, учёная моя сестра, если нас ожидают на юге врата, которыми, может быть, управляет неведомая нам сила, которая нашла какую то слабину в преграде и сейчас призывает на помощь близких по духу?
Чайка так яростно вцепилась в шар, что, казалось, её пальцы вонзаются в него.
— Да, — голос её перешёл в шёпот. — А Хилариону уже не поднять Алона в Арвоне. Гарт Хауэлл, — она с кошачьим шипеньем выплюнула это название, — это не Лормт, но там тоже есть свои секреты.
Но разве мы предлагаем послать армию на юг — ведь нам так мало известно?
Мерет вздохнула и глубже вжалась в подушки.
— Учёная сестра моя, время не терпит. Урожай должен быть собран до последнего колоска, до последнего яблочка. Маршалу Корису не собрать армии в Эсткарпе без видимой причины. А что до тех, кто патрулирует Эскор — у них и так дел по горло.
— Итак, — слова Чайки прозвучали как приговор. — Нам остаётся ждать. Будем надеяться, не слишком долго.
Госпожа Мерет подумала о крошечном отряде, который пробирается в глубь незнакомой земли, и вздохнула. Маршал Дуратан не может выделить им больше ни взвода. Даже если они бросят клич среди сокольничих, ещё не нанятых на службу, им всё равно не набрать полноценной армии. Как ей хотелось бы знать, что сейчас происходит в её любимых Долинах. Тройственного союза правителей, которые установили ненавязчивое правление после вторжения ализонцев, может быть, уже не существует. А что может вспыхнуть в Арвоне — остаётся только гадать. Потеря связи с Алоном заставила Хилариона вернуться в замок и работать с той же аппаратурой, которую он использовал раньше.
— Мышка… она ещё очень молода… — Мерет коснулась предмета, который с самого начала тревожил её.
Чайка не отвела глаз.
— Мышка, — её бесстрастный голос зазвучал ещё мягче: — Такие, как она, появляются среди нас один раз в сто поколений. Она одна из величайших Матерей Всего Сущего, которые когда либо существовали среди нас. Но лучший клинок требует хорошей закалки перед битвой. Её уже сейчас почти не с кем сравнить. Взгляни.
Она установила шар на колене, придерживая его у основания, чтобы не загораживать сторон. Госпожа Мерет постаралась наклониться как можно ниже.
Она хорошо знала такие кристаллические шары, в которых можно было многое увидеть, но этот был особенный. Краски на его поверхности вдруг стали ярче, поплыли, сгустились, и у неё возникло странное ощущение, что она обладает сверхчеловеческим могуществом, дающим ей возможность увидеть мир во вселенной.
Там задвигались фигуры, они стали чётче, стали узнаваемы. Они устали от трудного пути, постоянное напряжение наложило свой отпечаток на их лица, заметила Мерет. Она внимательно вгляделась в них — одно за другим, но…
— Лиары с ними нет! — написала она.
— Лиара сделала выбор… Нет, — Чайка ответила прежде, чем тревога Мерет отразилась на её лице. — Нет, она не выбрала Тьму, её выбор даже ближе к Свету, чем она сама думает. Её время ещё не пришло, и мы пока не можем сказать, какую роль она сыграет, — чайка склонилась ниже над шаром. — Мышка, сестричка, — позвала она.
Тут знакомый мир заслонило маленькое загорелое личико. Но глаза — глаза были недетскими.
Губы шевелились, но не голос ответил ей, слова прозвучали внутри неё.
— Земля кажется безлюдной, но перед нами снова встают горы, и наши лазутчики отправились вперёд разведать дорогу. Мы больше не видели никого из царства Тьмы, но есть следы — что то движется в ночи, и только сила Света скрывает нас. Что то происходит, но пока далеко, хотя отрицать это невозможно.
— Все услышала и поняла, сестричка. Если тебе понадобится сила сердец наших — сообщи, и все что у нас есть — твоё.
И снова шар стал жемчужно матовым. Чайка откинулась в кресле и показалась ещё более измождённой.
— Юг, все южнее и южнее.
— Да будет с ними милость Огня, — написала Мерет старинное благословение, которое она уже многие годы не вспоминала. Затем добавила: — Но мы сделаем всё, что в наших силах, а тайны Лормта бесконечны.

Перед ними встали горы, на половину своей высоты покрытые такой тёмно зелёной растительностью, что казались почти чёрными. Путники оставили далеко позади все следы человеческой деятельности, хотя и знали, что к западу лежит широкая долина Вар и её главный город. Здесь не существовало уже звериных троп, да и сами звери и птицы встречались крайне редко.
Когда они разбивали лагерь на ночь, то старались сгрудиться плотнее — люди и животные, ищущие защиты друг у друга. Даже горные лошадки не выказывали строптивости, когда их сгоняли поближе к костру.
На третью ночь пребывания в горах, когда они пытались найти проход к югу, именно Керис высказал вслух то, что, как ему казалось, все заметили.
— Расти, Серые… я видел отпечаток лапы на дне илистого ручья сегодня утром. Они что, сопровождают нас, но пока не готовы напасть?
Криспин, как обычно, усадил Дальнокрылого на луку седла, которое снял с коня.
— Они здесь, да, но преследуют ли они нас — хотелось бы мне знать.
«Их влечёт», — мысленный голос кеплианки Тилы ни с чем не спутаешь.
— Влечёт! — рука Кериса молниеносно метнулась к рукоятке огненного хлыста.
Кобылица было достаточно освещена костром, чтобы все увидели, как она по человечьи кивнула головой. «Нечто ищет — то, что отзывается на зов — идёт». Теперь все головы резко обернулись к Мышке.
— Порождённое Тьмой, находившееся в зависимости от Эскора, теперь движется на юг. Думаю, мы это тоже обнаружим. Сможем ли мы справиться… — её детское личико посуровело, как лицо взрослой женщины перед выполнением опасного задания. — Но оно там… оно ждёт.
Хотя всю жизнь Керис называл Зелёный Дол домом, хотя он познал царивший в нём покой и умиротворённость, тем не менее в глубине сознания ему было ясно, что это всего лишь укромный уголок, за пределами которого может твориться всё что угодно. Кланы Древних, много лет назад изгнанные из Карстена, под предводительством его собственного отца заселяли земли за пределами Дола. Разведчики вели поиск в разных направлениях, и в некоторых частях Эскора были обнаружены дремлющие источники зла, способные пробудиться в любой момент.
То, что давние враги тоже двигаются на юг, сильно тревожило их. И пусть они все вкупе обладали различными дарами и силами, их всего лишь горстка, а кто может сосчитать врагов?
Вставал один вопрос, который беспокоил всех, и который нашёл своё выражение в мысленном послании Ясты: «Врата — уже использованные Тьмой — оттуда готовятся нанести удар в северном направлении?»
— Дело вот в чём, — медленно ответила Мышка. — Давно известно, что у каждой земли есть своя сила, которая питает и поддерживает всех, способных ею пользоваться, сознательно или бессознательно. Серые, расти — из Эскора. То же самое можно сказать и о Сарнских Всадниках, хотя их следов мы ещё не встречали. Они не настроены ещё на то, что здесь творится, — она положила руку ладонью на землю. — Отсюда идёт подпитка, так же, как земля кормит корни и семя, только то, что ей сродни. Чем дальше удаляешься от родных мест, тем меньше силы…
— Госпожа Мышка, — Деневер подошёл так, чтобы видеть её лицо. — Мы в Карстене не принадлежали к Старой Расе и не имели силы, порождённой землёй, — вот почему колдеры заставили старого герцога объявить ваших Древних вне закона. Я служил герцогу Пагану, потому что являлся вассалом господина Гришама и был связан присягой. Я объездил северную часть этой страны как его солдат и хотя, по правде говоря, там встречались места, которых мы избегали как места поклонения Древних, никакого колдовства там не проявилось. Если уж сила их собственной земли не могла спасти Древних во время их изгнания — а они ведь владели колдовством, — как же слаба она. Вполне возможно, что зло Эскора мчится на юг, но неужели земля эта направит свою силу против тех, кто из неё произошёл?
— Никому из живущих, а может, и ушедших из этого мира, — ответствовала Мышка, — не дано разгадать пути этой силы. В этом я сама убедилась: моя собственная, — сказала она, положив руку на кристалл, — отнимает у меня сейчас, когда мы удалились от Эсткарпа, гораздо больше времени и усилий.
«Не будь так уверена, юная колдунья», — Это был мысленный посыл Тилы. — «Ты говоришь о силах внутри земли — да, некоторые идут от Света. Разве ты и тебе подобные не говорите: Свет притягивает свет?»
— Равно как Тьма притягивает тьму, — заметил Керис — Однако вот что я узнал, ведя разведку в Эскоре. Серые и расти не любят холода высокогорий и не слишком рады оказаться под сенью лесов. А перед нами те и другие.
— Это так, — вмешался Криспин. — А разве у нас есть выбор?
Госпожа Элири переменила положение. Она осматривала мотки тетивы, пробовала каждый и клала на колено.
— Нет. Только на юг. А разве вы забыли о сегодняшней находке Себра?
Кеплианцы пользовались полной свободой, но один из них всегда оказывался впереди отряда, когда они утром отправлялись в путь. Порой эти холёные прекрасные животные исчезали на полдня, а то и дольше, что, казалось, никогда не беспокоило ни госпожу Элири, ни господина Ромара.
«Да, — Мысленный глас нового кеплианца прозвучал менее жёстко, чем голос кобылицы, но вполне уверенно. — Там есть каньон. Поток на дне его не глубок — там полно корма и путь ведёт наверх».
— С рассветом мы отправим туда наших пернатых братьев, — Криспин погладил по голове сокола. — Они видят лучше нас всех.
Так и решили. Керис снова отстоял свою вахту и, освободившись, развернул скатку. Они разбили лагерь на прогалине, защищённой с одной стороны невысокой скалой. Жар костра, в который он подкинул сушняка перед тем как улечься, отражался от поверхности камня, а чуть в стороне царили холод и сырость.

Казалось, он только заснул, как уже очутился в совершенно ином месте!
Он припал животом к земле, пытаясь слиться с ней, стать неразличимым. Сердце бешено колотится, во рту пересохло. Никому не удаётся прожить, не познав страха, но то, что Керис испытывает сейчас, — всеобъемлющий ужас. Тем не менее что то не позволяет ему до конца поддаться наваждению, позволяет удержаться на грани разума.
Перед ним открытое пространство, посреди которого высится грубый монолит, изъеденный временем настолько, что трудно определить его истинную природу. Но он испускает свет, который становится все мощнее, расширяется. Свет этот синий.
Ужас, не позволяющий шевельнуться, придавил его, как лапа гигантского зверя. Он в состоянии лишь беспомощно наблюдать за происходящим вокруг.
Перед побитой временем статуей стоит женщина. У неё тот же властный вид, какой ему неоднократно приходилось наблюдать у своей матери или у колдуний. На ней грубая охотничья одежда; у ног какой то тюк, который она будто бы сбросила перед битвой Однако, хотя она и при оружии, она не обнажила клинок, а держит в руке, как колдунья Мышка, нечто излучающее сияние.
Но это не единственная возникшая перед ним фигура. Керису видны руки, принадлежащие более хрупкому существу, не видному за тюком.
Но совсем необычным выглядит её второй спутник. Великан, превышающий ростом любого когда либо виденного им человека, обросший курчавой шерстью. Но он стоит на задних ногах, вокруг пояса у него ремень, к которому подвешены какие то штучки.
— Властью Девы, властью Женщины, страшной властью Колдуньи… — слова ударяли в мозг, и ему показалось, что давящая на него сила слегка уменьшилась. — Властью земли, из которой мы исходим и в которую возвращаемся в предначертанное время, властью неба, где проходит знак нашей Госпожи, воздухом, который вдыхаем, огнём, что служит нам, этой самой землёй — покажи нам, какова ты на самом деле, тень теней, Тьма, исходящая из Тьмы!
Волосатый великан отстёгивает от пояса стержень и держит его так, как воин держит привычное оружие.
— Объявись! — слова её звучат вызовом.
То, что не давало Керису шевельнуться, отпустило его. Он видит некое движение вдоль края голубого сияния. Он не хочет в этот миг ничего — только бы уронить голову и не видеть — этого!
Как человеку найти слова, чтобы описать это? К его горлу подкатило, и он судорожно сглотнул.
— Лицезрей же гнев её — ибо ты нечист, не от Света. Смотри же на неё. Сардокс!
Дымчатые кольца заколебались. Он уловил все ещё исходящую от них угрозу.
Придёт час расплаты, земная нечисть. Никакого голоса — мысли. Вот что Сардокс налагает на тебя и на тех, кого ты думаешь, что прикрываешь — ибо есть законы, общие для Света и Тьмы. Ты бросила мне вызов, выставив себя поборницей своей жалкой Госпожи. Посему отныне ты будешь перемещаться только по МОЕЙ воле, с тем, чтоб мы снова встретились!
Женщина расхохоталась.
— Смелые слова, Сардокс. Ты уже три дня пытаешься разорвать мою связь с Госпожой, но даже этого тебе не сделать, ибо земля не поддаётся тебе. Только моя Госпожа может назвать меня своей защитницей — а я всего лишь нижайшая из Её прислужниц. И всё же в эту ночь ты не взял ни меня, ни тех, что со мною. Ступай же к своему господину и ответь перед ним за своё поражение!

— Керис! Керис!
Тело его пронеслось через безмирное пространство — не существовало ничего, за что бы он мог уцепиться — скорее он был игрушкой вихрей, которых его мир не ведал.
— Керис!
Он ни челюстей разжать не мог, ни двинуть языком, ни собраться с мыслями, чтобы ответить.
Сначала это ощущалось как острая боль, потом страх исчез, он вырвался из вихревого пространства. Воин почувствовал, что тяжело дышит, на него навалилась усталость, которую испытываешь, взбежав на высокий холм. Он открыл глаза и сперва увидел успокоительный луч света и встревоженное личико Мышки над собой. Он уже не кутался в дорожный плащ — голова его покоилась на коленях госпожи Элири, а она утирала его лицо влажной салфеткой, замечательно пахнущей травами. Юноша на какой то миг даже подумал, что снова очутился в Зелёном Доле.
Свет занимающегося утра падал на озабоченные лица людей, которые выглядели такими настоящими.
— Я… — голос его зазвучал хрипло, как у лягушки. — Наверно, это просто дурной сон!
Мышка задумчиво покачала головой.
— Это послание, истинное послание. Хотя почему оно пришло через тебя?.. — на лице её была тень удивления.
На миг его кольнула былая боль. «И правда, я лишён дара — я ведь полукровка».
— Мы то, во что нас превращают Великие, — возразила она. — Но расскажи нам о послании — оно для нас, и мы должны все знать.
Тут Керис пустился в описание видения — сна — послания, чего бы там ни было. Он не затруднялся в передаче даже мельчайших подробностей.
Когда он стал описывать женщину, которую увидел готовой к бою с тем, что таилось во Тьме, Мышка кивнула.
— Так, — сказала она, и кристалл на миг вспыхнул ярче, — теперь зашевелились Древние. Гуннора. — Она склонила голову, как бы стараясь почтить кого то великого из своего сообщества. — Сила её порождена самим сущим миром: когда мы вызвали перемещение гор, мы с Ней имели дело. Наши дороги вели к одной цели, но мы действовали сами по себе. Повтори слова, которые произносил Её Голос.
Керис обнаружил, что может восстановить их в памяти, будто читает по писаному.
«Сардокс!» — мысленное восклицание Ясты ворвалось в конец рассказа. Все обернулись к рентианцу.
Яста вскинул рогатую голову.
— Каждое племя, — молвил он, — имеет свои воспоминания. Мы помним Сардокса, потому что именно он постарался изо всех сил вытащить на поверхность Сарнских Всадников и ещё хуже того. Полагали, что с ним покончено в Великой битве. А теперь, оказывается, он смотрит на юг.
Керис заметил, как все вокруг зашевелились. Какую бы уверенность и искушённость они ни ощущали, никто из его современников не мог себе вообразить, как он сможет предстать пред гневные очи тех, что пришли до древнего Пробуждения мира.
— Итак, — госпожа Элири последний раз провела ароматизированной салфеткой по его лбу, — мы отправляемся. И тем путём, что указал нам Себра.
Вутч занял место Кериса у вьючных лошадок, хотя Керис надеялся, что не будет заметно, как трудно ему выполнять повседневные обязанности. То, что он способен сидеть верхом и не шататься, несколько утешило его, и ему захотелось скорее покинуть злосчастное место. Но кобылица Мышки приноровилась к походке Ясты и пошла рядом, чем отнюдь не обрадовала Кериса.
Осознание того, что источник обрушившейся на него силы известен, изрядно потрясло юношу, и он страшился воспоминаний. Никогда ему не забыть придавившей его силы, которая нацелилась на более серьёзного врага.
Он пытался сосредоточиться на впечатлении от громадного волосатого великана, который сопровождал жрицу. Он никогда ничего подобного в Эскоре не видел, хотя здесь обитало много странных созданий — ведь именно здесь самые безответственные экспериментаторы сотворили наибольшее зло — манипулировали с разными видами живой природы, чтобы создать новые — себе на выгоду или в удовольствие. Он прекрасно знал живущего в земле Фоса, водяное чудо Крогана, Фланнена. Яста, добрый друг и товарищ, был тоже того же происхождения.
Были ещё Серые, расти, Всадники Сарна, а теперь вдобавок ко всему эта невидимая штука, которая до предела обострила в нём самом страх, доведя его до высшей точки.
Вероятно, колдунья оказалась способной читать его мысли, потому что она как бы прослеживала их ход.
— Этот мохнатый… — она как будто рассуждала сама с собой, — такие, как он, нигде не значатся. Но он всё таки от Света, иначе не мог бы находиться в кругу её служителей. Он может многое добавить к нашему знанию мира, когда мы встретимся с другими путниками… — она говорила так уверенно, как будто ожидала встретиться с ними за поворотом.
Они недолго шли по проходу, сопровождаемые двумя соколами высоко в небе, причём сам Шама взял на себя роль передового разведчика, когда Тила, кобылица госпожи Элири внезапно остановилась, не то по своей воле, не то по воле наездницы, Керис не знал Госпожа Элири наклонилась и смотрела на высокую стену каньона впереди.
Солнце не попадало прямо в эту расселину, и стена постепенно шла вверх, оставляя бегущий поток внизу на расстоянии вытянутой руки. Но при дневном свете они могли рассмотреть, что зеленоватая поверхность, представшая их взору, — не безликий камень: по нему постоянно пробегают тени, хотя непонятно, откуда они берутся. Некоторые из них похожи на абстрактные пометки, а другие совершенно чётко походили на некую растительность, вокруг которой вьются какие то крылатые существа, порхающие с одной причудливо искривлённой ветки на другую.
К крайнему удивлению Кериса, Мышка рассмеялась.
— Давно забытая игрушка. Взгляни на эти выступы по ту сторону потока. Разве это не сиденья для тех, кто захочет полюбоваться?
— Для какой же цели? — вырвалось у молодого человека. Чем дольше он смотрел, тем больше убеждался, что ничего плохого или злого в этом нет — никаких демонических рож, ни хищных лап с когтями.
— Познавательная игра, может быть. Возможно, и у них существовал свой Лормт. Эти узоры нам не страшны, хоть и малопонятны, но когда то они были полны смысла для кого то другого.
Чем они явились сейчас — так это источником раздражения для тех, кто ехал сзади: засмотришься на игру теней и загородишь дорогу остальным. Яста и Тила заверили их, что скала представляется им пустой, что эта загадочная игра теней видима лишь человеческому глазу.
Тем не менее, несмотря на попытки пренебречь зрелищем, которому не было конца, Керис чувствовал, как его всё время тянет смотреть на кувыркающиеся силуэты. Он начал распознавать очертания каких то птиц, а также летающих ящериц, которые казались совершенно прозрачными, с просвечивающими рёбрами. Было там и большое приземистое растение, которого все порхающие усиленно избегали. И…
Резкий соколиный крик прервал захватывающее занятие. Быстроклювый подлетел к Ворвику и уселся на луку седла всадника, ехавшего далеко впереди отряда.
Всадник обернулся и передал сообщение:
— Каньон кончается впереди, но там есть выход из него.
Какой это был выход, они узнали, когда протиснулись мимо массивной скалы, на три четверти закрывшей проход, и оказались перед подобием лестницы. Сгрудившись у её подножия, они осмотрели это новое препятствие. Люди могут взобраться наверх, даже кеплианцы и Яста, даже тренированные торгианцы. Но как заставить одолеть подъем вьючных лошадок? И что ждёт их наверху?

Глава 10
Горные пути к югу от Вара

Грук, видимо, от природы обладал способностью выбирать наилучший путь. Хотя за плечами у него висел мешок, который становился все легче с каждым днём, он нёс ещё и девушку. Дестри, идя за ним следом, не уставала поражаться неубывающей силе спутника. С тех пор, как они резко повернули на юг после той памятной встречи с Силой, которую не описать словами, она пыталась не слишком утомлять его дорожными тяготами.
Карты не было, не было и ориентира, подобного тем, что используют на своих кораблях салкары, чтобы не сойти с курса. Они руководствовались лишь какой то силой, что гнала их вперёд. Но в одном Дестри не сомневалась: они продвигаются вперёд не только по приказу того, что им встретилось, она ощущает в этом руку своей Госпожи.
Самой сложной проблемой сейчас стала Лиара. Когда они вырвали её из рук главаря Серых, она потеряла сознание, — девушка как бы замкнулась в собственном теле. Дестри постаралась одеть её в то, что нашла в своём скудном гардеробе, но нежные белые ноги нечем было прикрыть. И они не могли заставить её пройти больше одного двух шагов по этой грубой земле.
Она ела, только если Дестри вкладывала кусок ей в руку и подносила эту руку ко рту. Она пила, когда ей подносили к губам родниковую воду Но глаза её были пусты, и она взирала на окружающий мир как слепая. Дестри даже стало казаться, что так оно и есть.
Она сразу поняла, что перед ней ализонка. Хотя она с трудом представляла себе, что здесь может делать женщина этой расы, если только её насильно не притащили сюда, за много лиг от дома, какие нибудь похитители. Её тонкие черты заострились, она стала походить на тех жутких гончих, бывших бичом Равнин, о чём Дестри слыхала во время плавания на салкарских судах Им никак не удалось распутать волосы девушки, цеплявшиеся за густые заросли, через которые приходилось пробираться, и Дестри срезала длинные локоны почти полностью. Создавалось впечатление, что девушке всё равно, во всяком случае, она не жаловалась.
Дестри потеряла счёт дням. В её памяти осаждались только происшествия. Конечно, ей никогда не забыть эту страшную Тень, или то, как Грук сразил каким то своим приспособлением, пристёгнутым к поясу, прыгуна — самого большого, которого ей когда либо доводилось видеть.
Она вознесла благодарность Госпоже и отдала дань уважения костям животного, предав их земле, но обрадовалась питательному мясу. В основном они ели то, что вполне устраивало Грука, — листья некоторых растений, даже насекомых, отвращение к которым ей удалось преодолеть.
Однажды они взобрались повыше в горы и, обогнув утёс, оказались лицом к лицу со снежным барсом, морда которого была запачкана кровью горного вилорога, которого он завалил.
Её огромный спутник положил девушку на землю, но не потянулся за оружием, а просто вытянул вперёд пятипалую лапу, как делает это человек, подающий руки в знак миролюбивых намерений встречному путнику.
Барс зарычал. Дестри увидела, как напряглось его тело. Тогда из глубины горла Грука раздался звук, похожий на мурлыканье сытно поевшего кота. Голова барса слегка повернулась, как будто он стремился уловить все нюансы этого звука. Дестри увидела, что тело кошки расслабилось.
Грук наклонился и поднял девушку, а потом подался слегка западнее, чтобы не мешать трапезе барса.
«Боевые кошки Алатара таковы же, — донеслась до неё его мысленная речь. — Они здорово сражаются, чисто охотятся и не мучают добычу. И убивают лишь, чтобы набить брюхо или защититься».
Дестри очень хотелось расспросить его о мире, из которого Грук пришёл. Ей уже стало ясно, что он следует установлениям Госпожи, живя близко к земле и её созданиям. Но что то не давало подступиться к нему с расспросами. Если бы её вырвали из сада при кумирне, где она выращивала свои травы, и забросили в совершенно иной мир — разве она захотела бы, чтобы ей всё время о том напоминали?
Тем не менее встреча с барсом имела для них непредвиденные последствия. Впервые девушка, которую он нёс, не лежала у него на руках безжизненным грузом. Она смотрела прямо ему в лицо.
Сначала в её глазах промелькнул такой ужас, что Дестри подскочила к великану, опасаясь, что та начнёт вырываться. А так как они стояли на опасной горной тропе, это могло плохо кончиться.
Ализонка выкрикнула что то на непонятном языке, но Дестри уловила безумный ужас в её голосе. Грук быстро поставил её на ноги, но она опустилась на четвереньки, а он отступил, предоставив её Дестри.
Девушка вскинула голову, и звуки, вырвавшиеся у неё, скорее походили не на слова, но на рычание обезумевшего зверя. Дестри сделала шаг.
Хотя девушка вырывалась и царапалась, Дестри ухватила её за тонкую шею и, не уворачиваясь от острых ногтей, которые оставили красную полосу на щеке, пыталась приложить к её лбу, откинув слипшиеся волосы, свой амулет.
Дестри уже дважды пользовалась этим средством, когда имела дело с истерическими пациентами, и она знала, каков будет эффект. В то же самое время Вождь, который с момента спасенья держался подальше от девушки, подобрался к ним и сел, уставившись на неё своими огромными жёлтыми глазами.
Дикое выражение стало исчезать из глаз Лиары, а руки, оставившие на лице Дестри кровавые следы, опустились и мягко упали на колени.
Теперь Дестри решилась обнять её, пытаясь вложить в этот жест все тепло, которым одарила жрицу Госпожа, все успокоение, ощущение безопасности. Так они и сидели, обнявшись. Теперь девушка рыдала, все её истощённое тело сотрясалось от душераздирающих всхлипываний. Она попыталась рукой коснуться кровавого следа на щеке Дестри.
— Пустяки, — успокоила её Дестри. — Тебя обуяла Тьма, а теперь ты вырвалась из этого плена. Грук, — она слегка повернула голову, и тот немного приблизился. — Это наш страж, воин, друг. Он из тех, кого Госпожа Наша держит в руках Своих, и никто, кого Она так держит, никогда не причинит тебе зла. А я Дестри, — ей не удалось сдержать гордую нотку в голосе, — я та, кого Госпожа называет Своим Голосом.
Девушка судорожно вздохнула, как бывает после бурных рыданий. Теперь её руки крепко обвились вокруг Дестри, и она смело взглянула на великана и Вождя.
— Я, — сказала она на расхожем наречии северян. — Я была Хозяйкой очага и наставницей Первого отпрыска дома Креванелей. А что я теперь… — её объятия сомкнулись крепче, — я не знаю. Но… — в зелёных глазах снова мелькнула вспышка страха. — Госпожа, я должна предупредить тебя, я боюсь, что во мне, а быть может, во всех нас, кто вскармливает собак… есть то, что притягивает Серых.
Дестри улыбнулась.
— Дитя, будь уверена, что Госпожа не приняла бы тебя, если б дело обстояло так. Но как ты очутилась так далеко от Ализона? Там на севере что, снова война?
— Нет, не война..
И тут как будто что то заставило девушку рассказать все этой целительнице, ибо та и вправду была целительницей, она излила ей всё, что оставила позади — вплоть до захвата её Серыми.
И хотя объятия Дестри по прежнему успокаивали Лиару, она чувствовала, что принять её рассказ непросто.
— Так, значит, буря оказалась всего лишь прелюдией, — промолвила Дестри, размышляя вслух — А нам обещаны серьёзные испытания на юге, но именно туда указывает путь Госпожа.
— Я пойду, — Лиара смогла произнести это, но все ещё не могла разжать объятий. — Серые.
Грук снова медленно приблизился и опустился на корточки Вождь прислонился к мощному мохнатому бедру, и великан начал гладить его, пока тот не замурлыкал.
Дестри обратилась к великану с вопросом:
— Сколько тебе удалось понять?
— Врата, — пришёл ответ, и послышался резкий гортанный звук. — Так я попался — так заловили ещё многих. Если носители Силы ищут врата, чтобы их наглухо закупорить, то это будет служба, угодная Алатару. Все, кто служит Свету, с радостью её исполнят. Ещё — то, что нас тянет на юг — дело или этого Сардокса, или, может, угодное твоей Госпоже. Думаю, правильно будет разыскать этих других, чтобы предупредить, если они ещё не знают, кто разнюхивает их следы.
Лиара освободила руку, обнимавшую Дестри, и потёрла грязный лоб. Потом вдруг заговорила, и голос её вознёсся, будто она снова почувствовала на себе опасную хватку.
— Госпожа… Я стала слышать… в голове. Это как у тех, кто занимается колдовством. Вот видишь, как из меня исходит Тьма!
— Не Тьма, Лиара. Ты стала дочерью Госпоже. Она одаряет многими дарами, один из них — общение через мысль. Разве ты этого не узнала в Лормте? — она улыбнулась. — Что ж, эти камни стали уже слишком горячими, и сидеть на них неудобно. Давайте отправляться в путь, Грук понесёт тебя, пока мы не придумаем, во что тебя обуть, потому что камни искромсают твои ноги. Смотри, даже мои грубые башмаки, и те потрёпаны.
На миг лицо Лиары напряглось, как будто она была готова отказаться Но великан протянул руку, и её маленькая грязная ладошка исчезла в его кулаке Она пристально посмотрела в его широкое лицо, глаза их встретились на мгновение, и она произнесла:
— Бывает, что сон кажется тебе явью. Может быть, и это сон, и если это так, я его принимаю.
Они покинули залитую солнцем площадку и оказались в благословенной тени. Дестри разделила еду, и Лиара впервые поела самостоятельно. Дестри обрадовалась, что на этот раз трапеза состояла из кусочков сушёного мяса прыгуна, а не из изысканной Груковой стряпни.
«Они… эти, что с севера, — поток мыслей великана не был прерван работой его мощных челюстей, — они шли на юг и запад?»
Он слегка откинулся назад, держа руки на коленях, неторопливо поворачивая голову, как бы пытаясь мысленно запечатлеть все вокруг до мельчайших подробностей.
Лиара кивнула.
— У западного моря была страна под названием Вар, но туда они не собирались идти.
— Это обширная земля. А могут те, в отряде, кто обладает Силой, подать нам мысленный сигнал, чтобы мы знали, куда идти? — спросил Грук.
Лиара медленно покачала головой.
— У них и желания такого не возникнет Я знаю, что Колдунья… она догадалась, что притянуло Серых Зачем им желать, чтобы я привлекла внимание Тьмы к их пути?
— А тебе, Сестра в Служении, — голова его оборотилась теперь в сторону Дестри, — тебе это кажется возможным?
— Только если на это посмотреть.. — начала Дестри, как вдруг Лиара вскрикнула и указала в небо.
— Сокол! Видите — это он нас разыскивает!
Птица и вправду описала большой круг и направилась к ним. Дестри смотрела на сокола в нетерпеливом ожидании. Она некогда служила на кораблях, где сокольничии плавали матросами. Там, конечно, находились и соколы. И уж очевидно, что те, кто зовёт их братьями, не могут быть далеко! Он снижался, но махать и кричать было бесполезно, ибо эти птицы слушают только хозяев. Тем не менее, когда сокол дважды пролетел над ними и устремился на запад, жрица не сомневалась, что об их присутствии сразу станет известно тем, кто послал птицу.

«Видимо, придётся повернуть назад», — думал Керис. Как далеко они забрели? Каменная лестница, перед которой они оказались, была, возможно, доступна людям, но вьючным животным её не одолеть.
Они разбили временный лагерь. Исполняя привычные обязанности, Керис думал, насколько пали духом его товарищи. Говорили они мало, большинство выглядело мрачными.
Он прошёл мимо Мышки, которая сидела немного в стороне. Одеяние её, сильно поношенное и потрёпанное, было плотно обернуто вокруг тела, как будто она укрывалась от сильного ветра.
Руки её лежали на коленях, а все внимание сосредоточилось на этой неприступной лестнице. Неужели существует, подумал Керис, какой нибудь трюк, на который способна Сила, что вознесёт их наверх? В конце концов, ведь было же время, когда колдуньи могли сдвигать горы, как детские ведёрки с песком. Но Мышка совсем одна: возле неё нет целого сонма ей подобных, да и будь товарки рядом — вряд ли, подумал он, они решились бы на такое, что однажды чуть не погубило все их племя.
Он заметил какое то движение на одной из ступеней — проблеск яркого цвета. Это нечто пробежало немного, потом расправило полупрозрачные крылья, и он уловил сходство с только что виденными тенями ящериц на оставшейся позади стене.
Крылья… но они есть только у соколов. Когда эта мысль промелькнула в голове Кериса, оба сокольничих выпустили птиц в небо на разведку.
Хотя день был ещё в разгаре, разочарование, которое они все ощущали, лишало их жизненной энергии. Он привязал последнюю вьючную лошадку к верёвочной ограде, и она, вопреки его ожиданию, не попыталась укусить его, лишь слегка обнажила зубы.
Кеплианцев и Ясту, конечно, никогда не ставили в загон, а сейчас они почему то стали вышагивать единой шеренгой перед лестницей, как какие нибудь волшебники, выполняющие таинственный ритуал. Госпожа Элири опустила бутылку с водой, из которой пила, и стала наблюдать за ними, прищурив глаза, чтобы лучше видеть.
Керис прилёг в сторонке. Господин Ромар и другие занимались все той же картой, составление которой входило в обязанности первого. Но никто не выдвигал никаких предложений. Заговорила Мышка, и голос её, хотя и тихий, заставил всех прислушаться.
— Госпожа, — обратилась она к Элири, — что говорят те, которых вы обратили нам в помощь?
Ответить взялась не госпожа Элири, а Тила.
— Мы можем пройти, и этот тоже, — она кивнула в сторону Ясты. — Эти немые, — и она презрительно фыркнула, дёрнув головой в сторону торгианцев, — если их освободить от наездников и прочей поклажи и если им помочь. Но те… — она снова фыркнула, на этот раз в сторону вьючных лошадок, — это не для них.
Керис уже готовился к ответу, когда заговорила госпожа Элири. Как бы он ни тяготился этими малыми созданиями, то, что они несли на своих спинах, с каждым днём продвижения к югу становилось всё более важным. Сапоги приходилось чинить, подковы торгианцев — менять, все припасы, от которых зависела их жизнь, не могли быть просто брошены здесь.
— Есть нужда, Быстроногая сестрица, — Элири отвечала кобылице как мысленно, так и словами, произнесёнными вслух, — в том, что они тащат на себе. Без них нам и половины груза не унести. Мы готовы подставить спины, но мы идём в неизведанные места, где нас могут ожидать такие охотники, которые рады будут напасть на отягощённых грузом путников.
Господин Ромар свернул карту.
— Придётся подождать, пока прилетят птицы. Если есть путь в обход этой западни, может быть, они нам его укажут.
Все с готовностью согласились с ним. Но Керис поднялся и направился к груде тюков. На каждом из них отметили то, что в нём содержится. Чем больше он смотрел, тем лучше понимал, что ничего нельзя выбросить без ущерба для отряда.
Воспользовавшись остановкой в таком месте, которое легко защитить, отряд занялся неотложными делами. Открыли тюки, начали чинить обувь, надевать наконечники на стрелы, зашивать разорванную колючей горной растительностью одежду.
Керис снова наткнулся на кинжал, принадлежавший Лиаре. Лезвие так сверкало на солнце, как будто его никогда не обагряла кровь. Но, дотронувшись до него, Керис испытал такое потрясение, что чуть не вскрикнул: у него возникло явственное ощущение, что кинжал дан ему только на время и что ализонка вернётся за ним — предчувствие было настолько сильным, что казалось наколдованным Мышкой.
Быстроклювый первым вернулся из разведки. После общения с птицей Ворик сообщил, что к востоку нет ничего, кроме гор, поднимающихся ещё выше и совершенно лишённых растительности.
Его собрат задержался так надолго, что Криспин стал выказывать явное беспокойство, шагая взад вперёд и отбросив шлем, чтобы легче было задирать голову к небу.
Когда наконец сокол появился в поле зрения, все вздохнули с облегчением. Птица спустилась, чтобы отдохнуть, она тяжело дышала, раскрыв клюв, и Деневер, оказавшийся ближе всех, поднёс ей маленькую металлическую чашу, наполненную свежей водой.
Криспин пригладил перья сокола, проворковал что то успокоительное и ободряющее. Он ждал, как и все, столпившиеся вокруг, когда Дальнокрылый будет готов сообщить им свои новости.
Возможно, Мышка и могла разобрать пронзительный птичий клёкот, но остальным не было дано этого. Керису казалось, что они не дождутся известий о том, что лежит впереди и почему Дальнокрылый так задержался.
— Там наверху есть другие, — Криспин указал на скалу с каменными ступенями. — Среди них ализонка.
— Серые? — спросил Деневер.
— Нет. Ещё одна служит Той, кого некоторые называют Госпожой, а третий не похож ни на кого из живущих, которых доводилось видеть моему брату, — Криспин снова погладил усталую птицу. — Они к западу от нас, но сейчас направляются в нашу сторону.
— Госпожа, — произнесла Мышка. — Тогда та находится в Свете и, может быть, это те, кого ты, Керис, видел в послании. Если так, то ясно, что их путь — это и наш путь, в конце концов.
Тила протиснулась вперёд. Её обычный мысленный посыл нёс на себе следы раздражения: «Здесь можно взобраться — разве я вам не говорила? Плоскостопым, которые называют себя торгианцами, понадобится помощь, хоть они и говорят, что выросли в горах».
Один из торгианцев фыркнул, как будто уловил обидные слова, сказанные кобылицей. Но, насколько было известно Керису, эта порода не имела человеческого диапазона улавливания мыслей.
Все, за исключением Мышки, вернулись к осмотру вьюков, большинство из которых развязали. Деневер опустился на колени перед одним из неразвязанных, порылся в нём и вскоре вытащил моток верёвки. Тут все начали рыться в мешках в поисках того же, но в итоге обнаружили, что необходимой длины не набирается.
Госпожа Элири вытащила один из тюков на свет и встала на колени возле него. Шкура, из которой его сделали, была толстой, покрытой изнутри слоем застывшего сока умпас — самым надёжным средством против сырости, известным в Эскоре.
Расправив пустую шкуру на земле, она начала измерять её своей ладонью, а потом кивнула головой.
— Вот поистине подарок судьбы, однако всё нужно сделать как следует. Надо разрезать мешок, но не прямо, а по спирали к центру. — И, отрезав пряжки и концы ремней, она приступила к выполнению собственных инструкций: лезвие ножа оказалось достаточно острым, чтобы разрезать и шкуру, и покрывающий её защитный слой — и вскоре они увидели, что перед ними лежит свёрнутый по спирали ремень толщиной не больше пальца. Кольца ремня расправлялись, когда она, ухватившись за один конец, вращала его, но он тут же стремился свернуться, не подоспей пограничники, готовые натянуть и выпрямить его с помощью камней.
Суматоха в лагере усилилась, так как все бросились опустошать тюки и разрезать их так же, как госпожа Элири. Керис, оттаскивая ящики с припасами, чтобы освободить побольше места, наткнулся на Мышку.
Она стояла около самой крупной лошадки, на которой ездила Лиара, и держала ладони у её морды. Зная нрав лошади, он хотел оттащить колдунью, но вдруг услышал тихое воркование и увидел, что не только эта кобылица, но все злонравные вьючные животные застыли, не выражая обычного для них негодования в присутствии людей.
Мышка взглянула на него через плечо.
— Несмотря на своенравие, они верно служили нам. Отвяжи их.
— Но… — он кинул взгляд на суетящихся позади людей.
— Они не могут следовать за нами, но эта местность похожа на ту, в которой они родились. Отпусти их, и пускай они сами найдут путь, который им предначертан, — в тоне Мышки он уловил не просто тень приказа, слова её были исполнены даже некоей торжественности. И он начал развязывать путы, впервые за всё время общения с ними не ощущая непокорности лошадок.
Кобылица Лиары повернула и засеменила вниз, в каньон. Остальные последовали за ней, как пограничный отряд под её началом.
— Что вы натворили! — бросился к ним Деневер, когда последняя лошадка махнула хвостом и ускакала.
— Дальше им не пройти, — ответила Мышка. — И мы постарались сделать как лучше.
Они снова разобрали припасы, и на этот раз их подход к тому, что можно оставить, а что непременно взять, был ещё более ответствен. Кто знает, что ждёт их впереди, хотя соколы сообщили, что местность дальше кажется сильно поросшей лесом и что там не видно ни укреплений, ни жилья.
Итак, подковы торгианцев были критически осмотрены Вутчем, который владел искусством коваля, и кое где заменены. Кеплианцы и Яста, как всегда, в подковах не нуждались.
На эти приготовления у них ушёл ещё день. Они снова послали соколов на разведку, и те доложили, что ранее виденная ими троица по прежнему движется по хребту горы, на которую ведёт каменная лестница. Мышка послала сообщение в Лормт и получила некоторые новости оттуда: приходил салкарский корабль из Арвона, и команда сообщила о слухах насчёт беспорядков в Пустыне и ещё, что отправились в поход пограничники, набранные из числа долинных землевладельцев, а также сокольничии, которые обосновались в Морской крепости — они собираются построить собственные защитные сооружения. Но из Гнезда никаких новостей не поступало. Не было известий и о том, готов ли Хиларион снова говорить с Алоном.
А о салкарском судне, которое отправилось на север, по следам сказаний о легендарных вратах, нет вообще никаких известий.
Керис не провёл ни одной спокойной ночи с тех пор, как ему было послание. И сейчас он лежал, глядя на звезды, казавшиеся особенно яркими сегодня, и размышлял. Подобные походы мнились самыми эффективными мерами борьбы, когда их обсуждали на большом сборище в городе Эс в то время, как они в Лормте готовились в поход. Но ведь они не армия, а просто группа разведчиков. А что если какая то из поисковых партий наткнётся на то, с чем им не справиться и за что придётся расплачиваться жизнью?
На следующее утро они приготовились совершить пробный подъем. Тюки, уменьшенные до того размера, который под силу человеку, связали вместе ремнями из шкур и оставили у подножия лестницы, чтобы поднять после того, как одолеют подъем люди и животные. То, что они не смогут взять с собой — дополнительное оружие и другие припасы, — припрятали и завалили камнями.
Тила мотнула головой и двинулась вперёд ещё до общего сигнала Она твёрдо ставила копыто за копытом и одолела подъем, как будто путешествовала таким образом всю свою жизнь. За ней последовали госпожа Элири и господин Ромар, за ними — остальные кеплианцы и Яста, от которого исходило уверенное спокойствие — так, по крайней мере, показалось Керису.
Торгианцы не были так уверены в себе, и их пришлось сопровождать в отдельности, с каждого боку шёл человек и поддерживал животное за верёвки, хотя Керис был уверен, что это не поможет, случись коню оступиться.
Он сам дважды проделал этот путь, пытаясь держать собственные нервы под контролем, чтобы не передать волнение коням, которым помогал.
Так или иначе все скоро оказались наверху и остановились на широком плато, которое, как они заметили, сужалось к югу, словно палец, указующий путь. Потом начался подъем груза под палящим солнцем, при постоянном страхе, что случится непоправимое, если равновесие нарушится. Казалось, все это никогда не кончится.
Все они помогали друг другу, кроме Мышки, которую Керис не видел с тех пор, как она одолела подъем, держась за пыльную шею Ясты. Как только подняли последний тюк, они так и повалились на землю кто где стоял. Кеплианцы гнали торгианцев к востоку, где виднелась какая то растительность. Керис с жадностью думал о воде, но пока не мог собраться с силами, чтобы отправиться на поиски.
Соколиный крик вдруг взбудоражил их, и все схватились за оружие, которое побросали, поднимая снизу тюки. Над ними пролетел Дальнокрылый, издал клич и устремился на запад.
Керис, покачиваясь от усталости, поднялся на ноги. Оцарапанная о камни рука потянулась к хлысту. Но он не увидел никакой своры расти, с которой нужно вступить в бой. Нет, к ним медленным, но твёрдым шагом направлялись две фигуры, а третья держалась за спину существа, покрытого чёрной шерстью, которого Керис уже видел в послании. Неужели это снова начинается?
Ничего подобного, ибо все вокруг него задвигались, и между отрядом, поднявшимся по лестнице, и этой троицей бежит Мышка, как бы отвечая на зов, которого не смеет ослушаться.

Глава 11
На юг — к невиданному, неизведанному

Троица, пришедшая с востока, остановилась, по видимому, ожидая знака, что их готовы принять — так показалось Керису. Теперь, при дневном свете, мохнатый великан больше не казался ему таким страшным, как в тот раз, во сне. Тогда от могучей фигуры исходила угроза.
Гигант поддерживал Лиару, нежные ноги которой, заметил Керис, были завёрнуты в какое то тряпьё, совсем негодное для хождения по каменистым тропам.
Мышка убежала далеко вперёд, и Керис бросился ей вдогонку с намерением защитить колдунью, которая вела себя так неразумно. Она казалась такой крошечной, да ещё бежала, как девчонка, подобрав юбку, чтобы не мешала, и он не выдержал — рванул за ней.
Третья гостья, изодранная одежда которой свидетельствовала о тяготах пути, сжимала в руке подвешенный на шее медальон глубокого золотистого цвета. Как только она показала его, Мышка замерла в нескольких шагах от неё и подняла вверх свой кристалл. Оба засияли. Керису почудилось, что от них пошли огненные круги, но не в разные стороны, а напротив, сливаясь воедино. Он почувствовал, что при встрече этих Сил, от их взаимного приветствия у него по коже побежали мурашки и зашевелились волосы на голове.
— Приветствую тебя, Колдунья, — девушка улыбнулась, как улыбаются другу, которого давно искали — Наилучшие пожелания тебе от Госпожи!
Мышка залилась своим мелодичным смехом.
— И тебе мои приветствия, Голос Единственной из Трёх. Раньше мы никогда не пожимали друг другу руки — теперь же настал новый день, — она сделала ещё два шага вперёд, держа сверкающий кристалл на раскрытой ладони. Вторая девушка так же поспешно двинулась ей навстречу, и когда руки их соприкоснулись, знаки Силы оказались вместе.
Тут свечение и волшебная аура угасли, и взору предстали счастливые и умиротворённые девочка подросток и молодая женщина. У ног последней вился, мурлыкая, огромный чёрный кот.
Мышка протянула руку Лиаре, которую великан опустил на землю, все ещё поддерживая.
— Добро пожаловать обратно к нам, ибо все мы одно целое. Так нам назначено.
— Во мне кровь ваших врагов, а возможно… и хуже того! — Лиара, казалось, с трудом выдавливает из себя предупреждение.
Мышка снова рассмеялась и слегка махнула рукой назад, указывая на столпившихся за ней.
— Во всех нас разного намешано, и в каждом из нас та сила, которая потребна. Взгляни — разве на нас боевые маски врагов?
Керис заметил, что Лиара глубоко вздохнула. Она вытянула вперёд руки, и великан отпустил её. Девушка проковыляла вперёд, в объятия Мышки, которая прошептала ей что то заставившее ализонку вскинуть голову и стереть с исхудавшего лица следы неуверенности.
Внезапно она стряхнула с себя руку Мышки и сделала несколько шагов назад, ухватившись за великана.
— Это, — начала она с вызовом в голосе. — Грук, страж Алатара — он из другой страны и другого времени, — к вящему удивлению Кериса, Мышка сразу назвала великана. Казалось, он ей знаком не хуже господина Ромара. — Во всех мирах существуют те, кто служит Свету, и, когда сердца их открыты ему, они узнают друг друга. А это, верно, Вождь, — указала она на кота, — он могучий воин и тоже происходит из другого мира.
Она приблизилась к великану, и на фоне мохнатого тела, вздымавшегося над ней тёмной горой, казалась ещё более хрупкой и маленькой. Мышка всматривалась в его лицо, и слова её уже звучали серьёзно.
— Вероятно, тебе нет пути назад, Страж. У нас нет сведений о том, что кто нибудь из пришедших в наш мир через врата вернулся назад, — её маленькая ручка погладила мохнатую лапу. «Будь он размером с Лиару, она и его заключила бы в свои объятия», — подумал Керис в этот миг.
Её ручка скрылась в его огромной лапе. Он склонил мощную голову и поднёс её пальчик к губам. Губы его разомкнулись, и показался кончик лилового языка, который коснулся её кожи. Было ясно, что это какое то формальное приветствие.
Все развернулись и направились к лестнице, у которой был сложен багаж путешественников. Мышка держалась ближе всех к пришельцам. Пока они добрались до вершины хребта, уже стемнело.
Взвалив на плечи тюки, они двинулись в направлении зелёной лужайки, которую ещё можно было рассмотреть в угасающем свете дня Именно туда ранее отправились их четвероногие спутники.
Подойдя к краю обрыва, он поняли, что видели издали лишь зелёные верхушки растительности, произраставшей далеко внизу, в долине, размер которой превзошёл их ожидания.
По долине бежал поток, и двое торгианцев, стоявших по колено в воде, с высоты казались размером с пони. Они время от времени наклоняли головы и пили живительную влагу. Остальные животные разошлись в разные стороны и жадно щипали траву, которая даже с высоты казалась превосходной, намного лучше той, попадавшейся им последнее время.
Спускаться было гораздо легче, особенно по сравнению с подъёмом по лестнице, а вид воды заставил ускорить шаг.
Керис сбросил шлем и погрузил в чистые воды потока голову. Когда же он, наконец, откинулся назад и присел на корточки, этот оазис, с водой и всей зеленью, показался ему несколько странным.
Прежде всего, поражало отсутствие деревьев и кустов, если не считать небольших зарослей там, где склоны смыкались с дном ложбины. И вообще создавалось впечатление, что все в этой долине создано искусственно. Тряхнув мокрой головой, он вдруг представил себе огромную ложку, которой черпают все попадающее в ложбину.
К тому же они так натерпелись от лесного гнуса, что присутствие жалящих насекомых стало казаться им непременным атрибутом жизни, а здесь их никто не кусает. Ни одно из пасущихся животных не машет хвостом и не мотает головой, чтобы отпугнуть мух, отравлявших им жизнь всего несколько дней назад.
Птиц тоже нет. Соколы сидят на своих местах, но больше никаких крылатых не видно.
Какая то тень выскользнула из потёмок и встала на колени неподалёку. Это великан. Хотя он опустил обе руки в воду, не видно, чтобы он мылся. Вместо того он вырывает пучки прибрежного растения, густо покрытого листьями и испускающего сильный, но не лишённый приятности запах.
Сложив собранное рядом, он взял пучок, снова сполоснул его в воде, повыше того места, где сам её замутил, и с видимым удовольствием начал жевать своими громадными зубами. Тут он заметил Кериса и бросил ему часть добычи.
Керис немного разбирался в травах. Невозможно жить в Зелёном Доле и не приобрести познаний в этой области. И ему показалось, что он узнает водяное растение, которое редко встречается у него на родине, но которое путник может спокойно употреблять в пищу. Оторвав несколько толстых листьев, он так же сполоснул их и стал жевать.
В этой зелени таилась смесь вкусов, и особенно после скудного дорожного рациона она оказалась вполне съедобной. Он поклонился великану в знак благодарности и оторвал ещё порцию листьев.
Затем он занялся сбором этого растения, и они принесли в лагерь мокрые охапки чудесной зелени. Они оказались не единственными, кто с толком обследовал окрестности. Двое пограничников, которые ходили удостовериться, что у торгианцев всё в порядке, явились со шлемами, до краёв наполненными плодами с косточками внутри, размером почти с большой палец Грука.
Когда они разделили их между собой, Керис заметил, что Дестри — девушка, которую Мышка приветствовала как равную, — потихоньку собирает выброшенные косточки. У Кериса в кулаке было две, и он предложил их девушке, чтобы не бросать на траву. Она приняла и поблагодарила его кивком головы.
— Что взял, то и верни! — сказала она. Керис узнал в этом постулат его матери Дахон. Если получаешь плоды земли, должен вернуть взамен что нибудь, равное по ценности. У него на родине при сборе урожая всегда клали какое нибудь подношение в то место, где росли корни собранных растений. И сейчас он догадывался, что наутро она вернёт в землю косточки съеденных плодов.
В этом месте нельзя было разжечь костёр. Как ни странно, сумерки здесь тянулись дольше, так что в угасающем свете дня они долго могли видеть друг друга. Не было и причин выставлять ночной дозор, потому что вокруг паслись животные, которые, в случае надобности, подадут сигнал тревоги.
— Это, — сказал господин Ромар, который занимался починкой кольчуги, — место заповедное…
— Это место, как те, в которых жили Древние, что сейчас бродят меж звёзд, но все ещё касаются земли, чтобы сохранять зелёную память, — ответила госпожа Элири.
Пока она говорила, в южной части неба вдруг мелькнула вспышка. Керис сразу ощутил тревогу. Было такое чувство, будто там далеко кто то коснулся струны — быстро, слегка, потихоньку, как бы испытывая…

Мышка, которая, как обычно, устроилась в сторонке в ожидании возможного послания, стояла, как лёгкий силуэт в тени, и следила за падением сверкнувшей звезды.
— Мы находимся в том месте, — произнесла она, — где моя Сила не действует. В мире ведь существуют две древние Силы. Моя даруется при рождении, но в ней нужно упражняться и постоянно развивать путём постижения новых знаний. А твоя, сестра, — она повернулась к Дестри, — идёт от земли и всего на ней сущего. Разве это не та земля, где могла бы счастливо обитать Твоя Госпожа?
— Да, — отвечала Дестри. — Посему, сестра, теперь мой черёд воззвать.
Была ли то песня или зов? Керис не мог бы сказать. В то же время послышалось все усиливающееся мурлыканье, которое могло исходить от Грука как песня во славу чего то или от кота, довольного жизнью.
Они ещё не успели обследовать все плато, настолько их вниманием овладела долина, давшая им долгожданный отдых. Но было видно, что один её конец указывает на юг, где сверкнула упавшая звезда и где сейчас загорелся ещё один огонь.
Неужели кто то разжёг сигнальный костёр — в такой безлесной стороне! Сначала появился столб жемчужно серого дыма, очень хорошо видимый, несмотря на сумерки. Столб поднимался на уровень самых высоких хребтов окружающих гор. Потом возникло ощущение, что он отклоняется каким то ветром, которого они не чувствуют, и указывает не в небо, а вдаль — вперёд, за утёс.
На какой то миг он застыл в этом положении, а потом исчез. Но все поняли, что получен ответ. Две Силы: одна подвигла их на приход сюда, а вторая указывает дальнейший путь.
Дестри прекратила своё моление, как только появился дым. Теперь она уверенно сказала:
— Вот куда нас посылают, ибо вас так же касается этот вызов, как и нас троих. Нам ничего не остаётся, как следовать по этому пути.
Больше они меж собой не говорили. Все достали скатки, постарались поделиться имуществом с новыми товарищами. Ни одна звезда над ними не изменила положения.
Керис положил оружие под руку. Ничто не нарушало состояния умиротворённости, которое снизошло на них здесь, и в покое этом не было козней тёмных сил, стремящихся застать их врасплох. Тем не менее ему спокойнее спать, имея под рукой оружие. В темноте что то задвигалось: видимо, животные направляются поближе к лагерю Интересно, видели ли Яста и кеплианцы знаки. Он сомневался, что даже госпожа Элири, которая прекрасно знает Тилу и её родню, может дать ответ на этот вопрос. С рентианцами вообще всё ясно — они сами носители Силы.
Покой, который навевала на них долина, явно действовал усыпляюще, потому что когда они пробудились, солнце уже грело вовсю. Они поднимались не торопясь, без привычной суеты и поспешности, что овладевали лагерем по утрам.
Не торопились они и отправиться в путь, по крайней мере, никто не понукал остальных. Отряд разделился на две группы. Меньшая состояла из госпожи Элири, Лиары, Дестри и Мышки, которые отправились к тихой заводи на западе, где Грук так удачно нарвал съедобной зелени накануне. Мужчины же, составившие вторую группу, сняли амуницию и сильно поношенную одежду за плодовыми кустами на востоке.
Керис ожидал, что таким ранним утром вода будет ледяной, но она оказалась не холоднее, чем в долинных озёрах, хотя и не менее освежающей. Грук не пошёл с ними в речку, а из многочисленных приспособлений на поясе выбрал один, который, раскрывшись, превратился в гребень, и начал, макая его в воду, расчёсывать густую шерсть. Керис, выйдя из воды и пытаясь вытереться сброшенной нижней рубашкой, минуту другую наблюдал за этой процедурой. Затем, ощущая некоторую робость, подошёл к великану и жестами дал понять, что готов расчесать ему плечи и спину, до которых Грук, как он ни извивался, не мог достать:
Великан кивнул и передал ему гребень. Керис тотчас же принялся за работу. Это было всё равно что чистить торгианцев, только эта шерсть больше походила на густые волосы, нежели на нестриженую конскую шкуру.
Кроме того, лёгкий мускусный запах не был таким тяжёлым, как запах потной лошади. Пока Керис занимался этим добровольным трудом, великан потянулся к груде мелких растений, которые он, вероятно, собрал заранее. Отстегнув пояс со всем набором необычных предметов, он аккуратно расстелил его на траве, а потом стал мять листья и втирать их в тело, как мыло.
Осмелев, Керис захватил горсть этой массы и стал старательно втирать её в расчёсанные места.
«Приятно быть чистым».
Он привык к мысленным посланиям, хотя это было на несколько ином уровне. Но слова великана всё таки оказались неожиданными для эскорианца.
— Хорошо, — быстро согласился он.
— Неплохо работаешь, слёток! — Керис взглянул на Криспина, который держал в руках сильно помятую, но зато чистую нижнюю рубаху, которую пытался разгладить, несколько раз тряхнув в воздухе, прежде чем надеть. Натянув её через голову и заправив в брюки, все ещё мокрые после усиленного полоскания в речке, он уселся рядом, рассматривая пояс.
— Странное у тебя оружие, соратник, — обратился сокольничий к великану — Ибо я полагаю, что некоторые их этих приспособлений — оружие.
И снова пришло послание, несколько смещённое по сравнению с привычными. «У меня вооружение стража, птицевод». Никаких дальнейших объяснений не последовало. Криспин поколебался, все ещё не сводя глаз с пояса, потом пожал плечами. Если этот новичок в отряде не хочет поделиться секретом, пусть. Каждый имеет право молчать или говорить — как хочет.
Они снова собрались у раскрытых тюков и занялись упаковкой. Теперь у них нет вьючных лошадок, а Керис отлично знал, что торгианцы, прошедшие боевую подготовку, не станут носить грузы. О кеплианцах или Ясте и вообще речи быть не может.
Он заметил, что Голос Гунноры и Мышка отошли в сторонку, а через минуту к ним присоединились не только госпожа Элири и кеплианка Тила, но и кот по имени Вождь. Все они смотрели в сторону клинообразного плато, уходящего на юг, и хотя Керис не видел, чтобы они разговаривали, он понимал, что они могут мысленно общаться по делам, связанным с Силой.
«Призывает». Дестри не нужно было даже оформлять эту мысль, потому что те, кто был с ней, чувствовали то же притяжение, которое все нарастало.
— К тому же, — руки Мышки как будто защищали кристалл от дневного света, — времени остаётся всё меньше. Наш путь лежит туда.
Итак, им всё таки пришлось двинуться в путь, хоть и неохотно, что понятно Ибо, как только они покинули мирный уголок, их сразу охватило чувство спешки и, как только они приблизились к стреловидной оконечности плато, — предчувствие опасности. Пограничники и сокольничии осадили коней. По сигналу сокольничих птицы взмыли в воздух и полетели к югу, двигаясь гораздо быстрее и имея лучший обзор, чем те, кто остался внизу.
Из уцелевших припасов им удалось смастерить обувь для Лиары, но она все равно держалась поближе к великану, хотя и настояла на том, чтобы ей тоже дали заплечный мешок, несмотря на сомнение Дестри в разумности этого.
Криспин внезапно замотал головой, причём возникло впечатление, что сокол на гребне его шлема ожил.
— Там внизу земля и большой лес, — доложил он сообщение Дальнокрылого.
Спустя совсем немного времени они подошли к краю плато. Да, внизу земля, к тому же, судя по густой зелени, давно запущенная. Но они стоят на краю утёса. Здесь нет готовой лестницы, только каменная стена, а между ней и зелёной долиной внизу какие то белые клочья, возможно, низкие облака.
Ворик выругался.
— У нас крыльев нет, — сердито буркнул он, утверждая очевидное.
— Но там же есть дорога! — молодой кеплианский жеребец Дженнер неожиданно протиснулся между скалой и пограничником с лошадью и поскакал прочь.
По воздуху! Но, тем не менее, он не падает, а двигается параллельно краю скалы, как будто скачет по дороге, которая ухожена не хуже эсткарпийских магистралей. Конь Ворика мотнул головой и заржал, натягивая поводья, которые поражённый сокольничий все ещё крепко сжимал.
— Там же ничего нет! — запротестовал Криспин и попытался отодвинуть коня от края.
Керис сбросил поклажу. Возможно, для того, кто привык к сюрпризам, что сплошь и рядом встречаются в Эскоре, все это не так уж и удивительно, но ему стоило большого труда оторвать глаза от Дженнера, от плавно скользящего кота, от Тилы и Себра, которые так ловко спускаются, не касаясь ногами ничего видимого. Яста поравнялся с ним, и Керис удержал своего боевого товарища за шею.
— Что ты видишь? — спросил он его. Вокруг них столпились остальные, еле справляясь с торгианцами, которые рвались вслед за кеплианцами, хотя эти два вида обычно держатся порознь.
— Дорогу, — не задумываясь ответил Яста.
Керис приник животом к скале и заставил себя подползти к острому, как лезвие, краю этого страшного утёса. Изо всех сил прижавшись к камню, на котором лежал, он вытянул правую руку и помахал ею в воздухе. Его кулак больно ударился о что то твёрдое, опровергая свидетельство его глаз.
Оказывается, не ему одному пришло в голову проверить этот обман зрения. Хотя коней старались не подпускать к краю, он увидел, что Мышка и Дестри повторяют его попытку проползти вперёд и пощупать. И тут, очевидно, им обеим пришла в голову одна и та же мысль: они помахали каждая своим амулетом в пустом пространстве.
Керис услыхал, как амулеты наткнулись на нечто твёрдое, но Сила себя не проявила на этот раз — никакого свечения не возникло.
Мышка скользнула назад.
— Там что то есть, но наши глаза этого не видят.
Госпожа Элири поднялась и издала чистый звонкий свист. Внизу Тила насторожила уши. То, что она топчет копытами, совершенно очевидно ведёт вниз. Кобылица покрыла уже по меньшей мере две трети расстояния. Но сейчас она повернула и поскакала назад. Остальные последовали за ней. Вождь не обратил на призыв никакого внимания, очевидно, решив, что он не предназначен ему.
Господин Ромар наклонился и, подобрав камешек, кинул его. Тот отскочил от чего то твёрдого, затем полетел куда то в бездну. Проследив за ним, понимаешь, что может случиться, если пуститься по этому пути вслепую.
Всё кончилось тем, что история повторилась — только на этот раз наоборот: на пути сюда люди подталкивали потеющих от страха торгианцев вверх по лестнице, теперь же они, в свою очередь, приникали к коням, стараясь не смотреть вниз, на дорогу, которой не было.
Кеплианцы восприняли своё превосходство в данных обстоятельствах как естественно присущее таким великолепным созданиям и взяли шефство над четырьмя женщинами, которые со страхом ступили с площадки и, прижимаясь плечами к каменной стене, делали один осторожный шаг за другим.
Керис видел, как пот бусинками выступает на лице Ворика, прикрытом соколиным шлемом, когда тот ступил с твёрдой скалы на несуществующую тропу и начал спуск. Остальные последовали за ним. Керис снова взвалил на плечи мешок. Яста ждал его. Но он повернулся в поисках великана. Тот ведь не из этого мира, вдруг подобное колдовство его вообще уничтожит? Может, Яста поможет? Хотя что они могут, даже вместе, в случае если такая громадина оступится?
— Ты как? Тебе что нибудь видно? — спросил Керис, опасаясь, и, как оказалось, справедливо, отрицательного ответа. Грук покачал головой. Однако он потеребил пояс и достал моток чего то похожего на серебряную нить.
Великан немного постоял, держа моток в руке. Керис дважды сглотнул и понял, что может произнести нужные слова:
— Если это привязать к Ясте, — он кивнул на проволоку, — и если я тоже буду держать, то мы сможем спуститься. Яста видит дорогу.
Грук взглянул на рентианца: «Ты предлагаешь это, четвероногий брат?» — его мысленная речь была не очень гладкой.
«Петля на шею», — рентианец приблизился к нему, чтобы её закрепили перед седлом. — А вы идите вдоль самой скалы. Если я увижу препятствие, успею предупредить».
Таким образом они втроём образовали арьергард — остальные уже довольно далеко ушли вперёд. Керис жалел, что нельзя закрыть глаза. А взгляд его между тем так и упёрся в несуществующую поверхность. Зачем вообще создали такую дорогу — он представить себе не мог, если только она не предназначалась в качестве гораздо более действенной преграды, нежели любая стена, которую ему доводилось видеть. Единственным спасением для путников было то, что на животных не распространялось действие этой преграды, и им удалось сползти вниз по пути, которого они не видели. Эта дорога была таким свидетельством могущества Силы, какого не ведал даже Керис, выросший среди различных чудес. Совершенно очевидно, что они призваны одолеть эту дорогу, скрытую даже от глаз колдуний. Он не забыл, как талисманы Мышки и Дестри оказались бессильны.
Когда они достигли подножия утёса, животные были полны сил, казалось, они просто пробежались для удовольствия по приятной дорожке. Что же до людей, от Мышки до великана Грука, то они рухнули на землю как подкошенные, причём большинство решительно не желало смотреть на только что пройденный путь.
Но, очутившись внизу, Керис сразу понял, что, как бы изнурителен ни был спуск, внезапная знойная духота, встретившая их, не идёт с ним ни в какое сравнение. Создалось такое чувство, что они спустились в совершенно иной, неизведанный мир. Он услышал вскрик и обернулся.
Огромными прыжками к ним приближался чёрный котище, которого Дестри звала Вождём и которого в последнее время они видели мало, так как он постоянно охотился и снабжал отряд дичью. С последним прыжком он оказался в объятиях Дестри, судорожно прижавшей его к себе, словно утраченное и вновь обретённое сокровище.
Это явление Вождя расшевелило их. Они начали подниматься на ноги и всматриваться в то, что лежало к югу. Перед ними находилась самая плотная стена тесно сплетённой и перевитой лианами растительности, какую Керис когда либо видел. Оттуда доносились странные нездоровые запахи, очевидно, веками нетронутой гниющей прели. Между ветвями и лианами что то двигалось, свидетельствуя о бурлении жизни, хотя никого рассмотреть не удавалось.
Дестри почувствовала, что Грук подошёл к ней. Он стоял, держа руки у пояса, а его огромные ноздри расширились до предела, как будто он хотел определить по одному лишь запаху, что таится впереди.

Глава 12
Сквозь джунгли, неизведанный юг

— Ну что ж, — Ворик, руки в боки, осматривал густые заросли впереди, — тут никак не проберёшься, разве только добрым топором помахавши.
— Если не принимать во внимание, что кто нибудь здесь имеет свой интерес и ему совсем ни к чему чужаки, вторгающиеся в его места, — заметил Деневер.
Как бы то ни было, но движения в густой листве, замеченного ими ранее, когда они только спустились в это узкое пространство у подножия скалы, больше не видели. Влажная духота затрудняла дыхание, но когда удавалось вздохнуть, запах гниения сильно ударял в нос.
Дестри с котом, который снова вился у её ног, направились к зелёной стене, отойдя в сторону от остальных. Небольшое открытое пространство, где они все столпились, ограничивало движение. Торгианцы открыто нервничали, не доверяя этой укрытой зеленью земле: ступив под своды леса, любой окажется в глухой тени.
Дестри коснулась амулета. Там не обнаруживалось жизни. Если у Госпожи и есть решение проблемы, она ещё не готова им поделиться. Все надежды сейчас на соколов, которые снова отправились в разведку на запад и восток вдоль верхнего хребта горы, с которой только что спустился отряд.
Если и существует какая нибудь прогалина, какой нибудь путь сквозь эти заросли, только птицы способны его обнаружить. Дестри наклонилась и, чтобы ощутить его успокоительное присутствие, взяла на руки Вождя. Он тут же обвил её плечи, его насторожённые уши потёрлись о её косы. Но ни мурлыканья, ни иного успокоительного сигнала не последовало. Лиара прошла мимо двух коней и приблизилась к ней.
— Эта земля не для нас! — сказала она.
— Но нам придётся с ней иметь дело, — сказала Дестри просто.
Она огляделась. Поклажу сложили у скалы, и госпожа Элири занималась распределением скромного рациона. Возможно, всё, что потребуется для пропитания, ждёт их впереди, в этом зелёном полумраке, но, каким бы опытом ни обладала Дестри в сборе полезных трав, здесь она не видит ничего съедобного, а углубиться в лес пока не решается.
Однако Грук и ализонка неожиданно обогнали её и неторопливо, как разведчики на чужой территории, направились к лесной опушке. Ещё не дойдя до зелёной стены на расстояние вытянутой руки, великан замер, слегка расставив ноги для лучшего баланса, — так готовятся к схватке с противником.
Вдруг он выбросил руку вперёд и вверх, и Дестри увидела только, как мелькнуло в воздухе что то, нацеленное на толстый стебель, на котором держалось нечто похожее на громадный бутон или плотный комок листьев.
Бросок оказался удачным, и великан дёрнул этот предмет к себе. На какой то миг стало видно, как почти незаметная тонкая леска натянулась, затем раздался треск, и добыча великана полетела к ним по воздуху. Он увернулся, и она приземлилась на камень, где её сразу окружили остальные.
Никто, даже Грук, не стал её трогать. Прежде всего, размеры этой штуки были таковы, что Дестри пришли на ум призовые дыни, выращенные Вуком на ферме прошлым летом. Цветом предмет походил на всю остальную зелень, образовавшую стену: на деревья, лианы, кусты.
Но пока эта штука лежала там, куда с размаху грохнулась, зелёный цвет её стал меняться Она вся покрылась сетью широких вертикальных линий. Сначала они были розоватыми, потом цвет стал гуще — как разведённая кровь.
Вождь фыркнул и вдруг завыл, прямо в ухо Дестри, чуть её не оглушив Ворик прицелился копьём, которое держал наготове.
Дестри услыхала цокот копыт, трое кеплианцев и Яста ворвались в круг зрителей.
Грук произвёл сложный манёвр и освободил плод от лески. В нём что то зашевелилось. Один край стал распадаться на сегменты, которые все шире расходились друг от друга.
Пахнуло кисловатым мускусным запахом, когда вдруг поднялись две верхних части плода. Снова шевеление — и из остатков неуверенно выползло то, что сперва показалось горной змейкой, которых Дестри отлично знала, только эта была пошире в середине туловища, покрытого чешуёй того же цвета, что и деревья перед ними.
Эта тварь подняла змеевидную голову, в которую словно вставили два овала — очевидно, глаза Потом она раскрыла пасть так широко, что, казалось, голова раскололась пополам, обнажила клыки, и с двух передних закапала красная жидкость.
Покинув плод, она немного полежала на камне. Ни один из зрителей не двинулся к ней. Затем горб у неё на спине раскололся и появились крылья, настолько прозрачные, что их можно было заметить лишь по паутине жилок. Керис узнал в ней одну из теней, виденную им тогда, на стене — летучую ящерицу.
Вождь безо всякого предупреждения спрыгнул с плеча Дестри, оцарапав её. Он замер в охотничьей позе, а эта тварь была явно не слепа, ибо повернула голову в его сторону.
— Нет! — Дестри рванулась к нему, но Лиара опередила её. Ализонка схватила кота, который извивался, пытаясь вырваться, готовый сорвать зло на ней.
— Нет' — закричала Дестри. — Не тронь её!
Она взмахнула амулетом между котом и ящерицей. Голова последней вздёрнулась. Затем пасть захлопнулась, а крылья затрепетали. Со скоростью, которую в ней ещё мгновение назад никто не мог предполагать, она развернулась в сторону джунглей, расправила крылья, взлетела и вмиг скрылась в зарослях.
Дестри указала на красные капли, все ещё сверкающие на камне, где лежала эта тварь.
— Яд, — предупредила она.
— Так, значит, теперь мы имеем дело с деревьями, на которых плодятся ядовитые летучие твари, — промолвил Криспин. Он остановился, поднял камень и бросил на пятна, прежде чем растереть их. — А ты откуда это знал? — спросил он Грука напрямую. — Так просто, на всякий случай? Или показать нам новую опасность?
«Слышал её зов. — Великан мыслил просто. — Пора на волю, хоть так она и не говорила. Просто звала». Господин Ромар жёстко усмехнулся.
— Нам следует в будущем иметь в виду, что не стоит отзываться на такие призывы, большой друг. К тому же… — он оглянулся на джунгли, — кто знает, что ещё там ждёт неосторожного человека.
Никто не ответил ему, потому что сверху послышались крики соколов, и их земные братья поспешили навстречу. Произошёл безмолвный разговор, который не был доступен остальным. Ворик доложил первым:
— Никакого открытого места, по крайней мере, в двух днях пути к востоку.
Однако Дальнокрылый принёс более радостные вести. В нескольких часах пути на запад из скалы вырывается речка — возможно, оттого и озеро в безопасной долине высохло. Река течёт прямо в джунгли и может служить своего рода дорогой. По крайней мере, путникам не нужно будет прокладывать путь через заросли, так как эту работу выполнит за них река. Течёт она прямо на юг, куда, как им всем известно, лежит их путь.
Идти вдоль скалы было тесно, и они погрузили часть припасов на торгианцев. Даже сокольничии шли пешком, хотя их птицы привычно восседали на конях.
Но тут, снова пересмотрев припасы, госпожа Элири и кеплианцы собрались на совет, и Яста вскоре подошёл к Керису.
— Боевой брат, — обратился к нему рентианец, — решено все разделить поровну. Ты тащишь тюк — а я что, не могу? Ты же такой же воин, как и я.
Очевидно, кеплианцы придерживались того же мнения, потому что позволили Элири и Ромару, только им двоим, положить груз на свои спины.
Под предводительством Криспина, который прислушивался к Дальнокрылому, знающему дорогу, они выступили. Двигались медленно, потому что ни один ещё не отошёл полностью от потрясения, испытанного при спуске по невидимой тропе. Это не так сильно отразилось на их телесной оболочке, но нервная нагрузка была явно тяжела.
Полоса свободного пространства у подножия скалы постепенно стала расширяться, позволив теснее сплотить ряды. Но они ничего не видели, кроме отвесной каменной стены с одной стороны и исполненной угрозы зелёной полосы — с другой. Не удалось до наступления сумерек достичь и обещанной реки. «Нельзя останавливаться, — думал Керис, — потому что им необходимо убедиться, что обещанное — реально».
Даже в сгустившихся сумерках было видно, что вода, там, где она вытекает из скалы, чиста, и они все, люди и животные, набросились на неё. Но дальше в тоннеле, уходящем в джунгли, вода становилась мутной. По её поверхности пробегали зелёные точки, как искры от костра.
Они наскоро раскинули лагерь и раздали скудные порции еды. Четвероногим было легче — они с удовольствием хрустели травой, растущей вдоль берега.
— Госпожа, — Ромар подошёл к Мышке, стоявшей несколько в стороне, зажав в ладонях кристалл. — Что посоветуешь?
Она ответила, не глядя на него.
— Господин Ромар, у вас тоже есть дар, который испытан во множестве боев. Вам не хуже меня известно, что возложено на наши плечи.
— Продолжить путь, — ответил он тихо. — Но даже дурак не доверился бы этим водам.
— Выход всегда найдётся, — в словах Мышки звучала уверенность. — То, что хочет нас заполучить, не станет попусту тратить свою трапезу.
Керис, сидевший недалеко от этой пары, почувствовал укол страха, который известен каждому перед началом битвы. Итак — если маленькая колдунья полагает, что в пути им будет помогать враг, тогда не стоит доверять ни одному подношению, чтобы не попасть в ловушку. Появись здесь лодка — само появление её должно вызвать подозрение.
На этот раз они снова выставили караул. Изнуряющий зной и влажность воздуха не исчезли с уходом дня, и путники подверглись ещё одной ужасной напасти: мухи и прочие насекомые, делавшие их жизнь невыносимой во время кратких привалов, не шли ни в какое сравнение с роями летучих и ползучих мучителей, напавших сейчас на них.
Дестри развязала мешок с травами и разделила благоухающее содержимое с целью отпугнуть летучую нечисть. Но эти припасы быстро подошли к концу, а пользы от них оказалось мало, и она отправилась на берег реки. В эту ночь луна светила ярко, серебря воду.
Жрица сняла с шеи амулет и подняла его ввысь. Керису показалось, что лунный свет объял его, превратив в маленький светильник у неё на ладони. Голос Гунноры запел.
Снова Грук, выйдя из густой тени, присел позади неё, подхватив переливом гортанных звуков бессловесное пение. Постепенно весь лагерь, за исключением тех, что лежали молча, даже животные, махавшие хвостами и вертевшие головами, чтобы избавиться от нападения летучих тварей, успокоились и замерли.
И вдруг: у у у — а а ах… — этот звук напоминал гончих, готовых к охоте, но исходил из хрупкого тела девушки, которая стояла, положив руку на плечо великана. Ничего успокоительного не было в этом звуке, потрясшем ночную тишину — в нём не было мольбы, в нём таилась открытая угроза.
Вдруг подул ветерок, конечно, не со стороны джунглей, потому что он не нёс навязчивого запаха гнили. Керис вдруг осознал, что рой кровососущих вокруг него рассеялся.
Пение замерло, но эхо яростного воя, казалось, всё ещё стоит в воздухе и окружает их. Они с облегчением почувствовали, что крылато ползучая армия отступила, и снова стало слышно журчание воды.
Лиара обернулась к ним. Лунный свет запутался в её серебряных волосах. На лице читался вызов.
— И псари на что нибудь годны, — сказала она жёстко, — даже здесь. Думаете, мы станем терпеть, чтобы наши своры страдали от блох, клещей, слепней? Мне не положено знать, как от них избавиться, ибо я женщина, но всему можно научиться, если слушать и молчать, когда другие говорят. Мой дядя Волориан знал зов своры, который теперь принадлежит и мне!
— Всё, что на пользу, — от Света. Раз он на благо живущих, он сливается воедино с другими, когда взывают к Силе, — сказала Мышка. — Это не моя Сила, а та, что от земли и от тех, кто сущий на ней — но она оберегает не хуже кристалла.
Так прошла ночь, и если армии джунглей и собирались поразить их, то никак себя не проявили.
И снова первая попытка познакомиться с джунглями выпала на долю Грука. Он безо всякого объяснения погрузился в реку, держась близко к берегу. Вода доходила ему до пояса. Хотя Дестри послала ему отчаянный мысленный призыв, он даже головы не повернул.
Как только он оказался в зелёной пещере, они увидели, что великан вылезает на берег, поставив одну большую ногу на откос. Грук наклонился, чтобы раздвинуть заросли. Там кто то заверещал, закудахтал, листья затрепыхались.
Дестри, чувствуя, что ей следует пойти за ним, но не представляя, чем она может ему помочь, увидела, как напряглись мускулы под мохнатой шкурой. Мощным рывком гигант вытащил из укрытия толстенное бревно, которое даже ему не удалось обхватить. Оно выскользнуло из его рук и, к счастью, скатилось по береговому откосу в воду с громким всплеском. Великан не обратил никакого внимания на первую добычу; он согнулся почти пополам, пытаясь разглядеть сквозь растерзанные заросли то место, откуда вытащил бревно. Он снова попытался пустить в ход всю свою силу, но на этот раз повыше вскарабкавшись на берег.
Теперь Грук почти исчез из вида, но трепыхание листьев и ветвей указывало на то, что он там с чем то возится.
Внезапно гигант снова возник перед ними, на этот раз сделав в их сторону два больших шага. Они стояли, не зная, чего тот хочет от них, что ему нужно.
«Верёвка…»
Дестри бросилась за мотками, которые Себра носил на спине с того момента, как они достигли конца невидимой тропы. Криспин и Деневер уже готовили верёвки. Как ни странно, кеплианцы, которые, как обычно, держались в стороне, вдруг выступили вперёд, причём Тила намеренно первой ступила в воду, хотя и фыркнула, по своему обыкновению, презрительно.
Она мотнула головой и тут же поймала зубами один из мотков. Она выдернула его из рук Криспина и теперь, рассекая воду блестящим крупом, направилась туда, где поджидал Грук.
На какой то миг великан и кеплианец замерли глаза в глаза. Дестри показалось, что они обменялись какими то сообщениями, но если это и так, обмен этот происходил на недоступном ей уровне.
Грук взял верёвку, быстро смастерил петлю на одном конце. Затем, к вящему удивлению госпожи Элири, он набросил её на шею Тилы, а та стояла смирно, приняв ярмо.
Яста промчался мимо Кериса, ухватив по пути ещё один моток кожаных ремней. За ним спешили двое других кеплианцев.
— Итак, вот как оно оборачивается. — Господин Ромар не стал медлить, надевая кольчугу или ремень, но ступил в реку, причём поднятые его предшественниками волны доходили ему почти до плеч. Но даже взбаламученная вода не помешала ему сделать три ремённых петли и поспешить туда, где скрылся Грук, унося остальные верёвки.
Проходя мимо Тилы, которая крепко упёрлась ногами в дно, он оглянулся.
— Нам здесь понадобится ещё помощь, — видимо, до него дошло какое то послание кобылицы.
Керис ринулся в реку и услышал, что за ним последовали сокольничии и пограничники.
Потом мимо проскользнула Дестри, и прежде чем он успел её остановить, она уже карабкалась по осыпающейся гальке, по которой великан сбросил бревно.
Между людьми, кеплианцами, рентианцем, и даже двумя самыми хорошо дрессированными торгианцами образовалась верёвочная паутина к тому моменту, как загорелое лицо Дестри.
— По сигналу, — крикнула она, — тащите что есть мочи.
Керис не мог себе представить размеров бревна, для которого бы потребовалось столько усилий. Но он стоял наготове, широко расставив ноги.
Сначала возникло впечатление, что они пытаются сдвинуть одну из маячивших перед ними гор, нечто, настолько вросшее в землю, что ни за что не поддастся таким жалким усилиям.
Затем…
Шеренгу людей и животных чуть не опрокинуло в поток — так внезапно спало напряжение. Но ремённые канаты были всё ещё натянуты, и через пару мгновений стало казаться, что то, с чем они сражаются, снова упёрлось так же крепко, как раньше — но всё же не совсем.
Вода плескалась у щеки Кериса. Элири, с суровым выражением ястребиного лица, поддерживала Мышку, такую маленькую, что вода доходила ей до подбородка. За ними — Лиара, исполненная решимости.
Они выбрались на берег, измазав глиной руки и ноги. Затем исчезли там, где мгновение назад стояла Дестри.
Тем временем те, что стояли в воде, держали верёвки натянутыми и ждали второго сигнала. Керис слышал не только шум воды, но и тяжёлое дыхание людей и животных. В остальном джунгли безмолвствовали.
Где то происходило невидимое глазу движение, скрытое зарослями по берегам, но он чувствовал подёргивание и потягивание, к которому инстинктивно приноравливал свои действия.
Дестри появилась снова, похожая на пугало из за прилипших листьев и глины, она казалась карикатурой на самое себя.
— Тащите!
Они напряглись изо всех сил. Сначала не чувствовалось никакого движения, а затем, неохотно, но что то сдвинулось в ответ на их усилия.
Керис слышал, как лопаются лианы и трещат сучья. Некоторые из них яростно рассекали воздух, а сорванные листья дождём сыпались вниз и прилипали к людям и животным.
Несколько левее места, где стояла Дестри, возник своего рода барьер, покрытый опавшей листвой и рваными лианами. Они снова замерли, глядя вверх на эту низкую преграду.
Теперь перед ними появилась, сбоку от барьера, госпожа Элири. Её рука, испачканная глиной, лежала на самой преграде.
— Назад! Прочь! — она мысленно и словесно выкрикивала приказания, потом перегнулась вперёд, чтобы разрубить мечом ближайший узел на канате. Они отошли, некоторые задом наперёд, не тратя времени на разворот.
Преграда содрогнулась. Элири отпрыгнула в сторону, врезавшись в заросли, увитые лианами.
Перед ними находился не ствол, а скорее какая то платформа, которая опрокидывалась все больше и больше в сторону реки. Её покрывала прелая листва и глина, но в нижней части всё это было соскоблено и виднелась какая то гладкая поверхность, совсем не похожая на древесную кору.
Какой то момент она, покачиваясь, задержалась на кромке берега, а потом, опрокинувшись, полетела вниз, вздыбив волны и образовав водоворот, увернуться от которого находившимся в воде удалось с трудом.
Всё, что пришло Керису на ум, когда он вытирал глаза от грязной воды и как то выкарабкивался на берег, было то, что это кровля какого нибудь крытого двора полетела и плюхнулась в воду. Но более пристальный взгляд показал ему, что эта находка в джунглях больше походит на купеческую баржу, подобие которых он видел на реке Эс.
Она глубоко сидела в воде, мелкие волны плескались через низкие борта, но он видел, что у неё не слишком мелкая осадка, просто нутро забито древними останками растительности джунглей. Она была совершенно точно сделана не из дерева, иначе давным давно бы сгнила.
Они осторожно приблизились к ней, а потом снова взялись за верёвки, чтобы вытянуть платформу на свободное пространство у подножия утёса.
Дестри сидела на корточках в огромной впадине, где раньше помещалась эта штуковина. Лиара жалась к ней с одного бока, Мышка в промокшем, липнувшем к телу платье — с другого.
На коленях у Дестри лежала голова Грука… Его глубоко посаженные глаза закрылись, дыхание с трудом вырывалось из груди. На плечах кровоточили рваные раны, а тело сотрясалось, как будто он лежал на снегу в суровый зимний мороз.
Как ему удалось, в конце концов, пусть даже со всей их помощью, вытащить это из цепких земляных объятий, ей никогда не понять, но она чувствовала, что жизненные силы его на исходе. Она нагнулась к нему ещё ниже и, не снимая амулета с груди, чтобы не порывать с ним связь, приложила ко лбу поверженного великана. Вдруг пушистое тело, почти такое же тёмное, как то, что она нянчила, вспрыгнуло на могучую грудь Грука и свернулось на ней калачиком, почти наполовину закрыв её.
Лиара робко шевельнулась. Она вытянула своё худенькое тело вдоль простёртого на земле и тесно прижалась к нему. Язык её, показавшийся меж остреньких зубок, стал лизать грудь Грука возле самого сердца, которое билось с видимым усилием.
Мышка встала на колени. Она высоко подняла свой кристалл и, даже в отсутствие солнца, способного дать ему свой свет, он засиял. Элири стояла за девушкой, положив руки на её хрупкие плечи, стараясь вложить в нарастающую Силу все, на что она сама способна. Этот кроткий великан не из их мира, и вполне может быть, что он не отзовётся на их усилия. Он очень плох, но они все равно должны сделать всё возможное.
Кристалл колдуньи засверкал. Его свечение исходило волнами, и каждая из волн разливалась все шире над телом Грука, пока не объяла его целиком. Элири почувствовала, как дар отзывается на усилия. Она стремилась извлечь его из самых глубин. Все познания дедушки — знания шамана, которые восходили к самому зарождению человечества, — она старалась передать Мышке.
То, что произошло на реке, сейчас не имеет никакого значения. Только бы спасти этого чужака, ставшего такой существенной частью их отряда!
Лиара подняла голову.
— Сердце — оно стало биться сильнее, — и она снова принялась лизать — так собака мать вылизывает своего пострадавшего щенка, пытаясь вернуть ему здоровье.
Силы Мышки были на исходе, она дважды пыталась выпрямиться. И у Элири запястья и плечи ныли так, будто она несколько дней тащила на себе огромный груз.
Они даже не заметили, как остальные столпились вокруг них, не решаясь подойти ближе, сознавая, что Сила достигла сейчас того наивысшего уровня, на который они способны. И тут Элири почувствовала чьи то руки на своих плечах и ощутила новый прилив сил. Под её воздействием и Мышка распрямилась, и кристалл воссиял, как падающая звезда.
Голова Грука, покоившаяся на коленях Дестри, слегка повернулась. Глаза его всё ещё были закрыты, но он прорычал что то неразборчивое. Она склонилась к нему пониже.
— Страж Алатара, вернись! Твой путь ещё впереди.
Она попыталась осмыслить то, что ранее было от неё сокрыто. Грук открыл глаза.
«Иду», — будто ответили на её призыв.
Они привезли его в лагерь под скалой на спине Тилы. И там, хотя все ещё не очищенное от хлама, плавало то, что он добыл для них.
Грук, откинувшись на тюки, подложенные ему под спину, смотрел на судно, подкреплённый чудодейственным зельем, сваренным Дестри.
— Это всё таки какое никакое судно, на котором можно плыть, — господин Ромар устроился возле него. — Но откуда ты знал, где оно лежит?
Грук медленно покачал головой, улыбнулся и облизал толстые губы.
— Оно — оно меня позвало. Это, — он повёл рукой в сторону замерших в ожидании джунглей, — это как часть моей земли. Там мы знаем, когда умирает дерево, даже когда яйцо варча разбивается в гнезде, — он коснулся пальцем своей головы.
Я знал, что там что то есть, без корней, что не принадлежит к живущему там. У вас много Силы. Но Сила ведь разная. Мы, стражи леса, — одно целое с ним — то, что здесь естественно, нас не призывает.
— А ты сказал, что эта ящерица тебя звала, — Ромар почесал рукой подбородок. — Что, эти твари не знают, когда им пора выбираться из плода?
Грук пожал плечами.
— Я об их жизни не знаю. Знаю лишь, что нужно было помочь.
Должно быть, того, кто бросил здесь баржу, давно не было на свете. Чем больше нашим путникам удавалось вынуть из неё, тем больше, казалось, оставалось в ней.
Дестри разыскала Мышку до её мысленной беседы с Чайкой.
— Не кажется ли тебе, что судьба что то слишком уж печётся о Нас?
— Мы же знаем, что нас призвали, — без колебания ответила Мышка. — Но о нас могут заботиться как Свет, так и Тьма. Господин Ромар считает, что течение здесь достаточно сильное, оно позволит нам продвигаться быстро с помощью шестов. Вот что я знаю: нам предстоит встреча с тем, чему мы не смеем отказать и чего не можем избежать.
В тот вечер они мало разговаривали — были слишком измучены. Но Лиара некоторое время лежала без сна, глядя вверх, на звезды Кажется, они совместными усилиями, с её участием, открыли какие то из врат, по которым тут все сходят с ума Быстро же сходит на нет эта Хранительница креванельского очага, и, возможно, в конце концов, никому до этого не будет дела, даже ей самой.

Глава 13
Забвенный город, юг

К счастью, судьба к ним некоторым образом благоволит. Керис утёр рукавом пот со лба и покрепче перехватил длинный шест. Хотя течение работало на них, приходилось пользоваться шестами, чтобы отталкивать плавучие водоросли и полузатонувшие стволы. Прошло три дня с того момента, как они оставили лагерь под утёсом. К счастью, река оказалась достаточно широка, и зелёный сумрак не смыкался над их головами.
Никто из них не мог определить, из чего сделана баржа. Как только её освободили от скопившегося за многие годы хлама, она стала похожа на половинку гигантского стручка, тускло заблестевшую после того, как её как следует отдраили. Но она не была сделана ни из одного из известных им деревьев, иначе время давно бы источило её. Однако материал не издавал и металлического звона А представить, что её действительно сделали из гигантского стручка, не могло бы даже самое богатое воображение.
Кто бросил судно, почему — им этого никогда не узнать, но Грук упорно настаивал на том, что оно не из тех мест, где его обнаружили.
Свободного места совсем не оставалось: животных поместили в самый центр, люди, сменявшие друг друга у шестов, расположились вдоль бортов. Пропитание зависело только от речной добычи.
Грук охотно вылавливал некоторые пучки водорослей. Существовали ещё ракушки, содержимое которых потреблялось в случае сильного голода, а такое случалось частенько Некоторые из водорослей, не слишком пропитавшиеся водой, скармливали лошадям, которые сначала презрительно фыркали, обнюхивая их, но потом вынуждены были их съедать. Однажды они проплыли под низко свисавшей лианой, покрытой круглыми дынеобразными наростами.
Керис, прицелившись как можно точнее, несмотря на изрядную качку, срубил лиану с помощью огненного хлыста, а Грук подхватил растение и быстро втащил на борт.
Остальные, памятуя об изрыгающих яд ящерицах, бросились врассыпную, предоставив великану как можно больше места. Но он разрезал ножом ближайший к нему шар, и свежий запах брызнувшего сока заставил забыть об осторожности.
Они уплели половину добычи, причём люди выскребали хрустящую мякоть, а лошадям доставались более грубые корки. Четыре оставшихся шара спрятали меж тюков.
Несколько раз над ними проносились летучие ящерицы, и соколы буквально сходили с ума при виде их. Сокольничим приходилось успокаивать собратьев. Но ни одна из этих тварей не приближалась на опасное расстояние.
Путники не искали никакого контакта с берегами с того самого момента, как оказались на воде. Они проводили на реке дни и ночи. Никто не знал, что таится в густых, туго заплетённых лианами зарослях, к тому же над водой всегда веял едва заметный ветерок, слегка облегчавший изнуряющую духоту влажного зноя.
Несмотря на то, что за предыдущую жизнь у них выработалась привычка к осторожности, сокольничьим, пограничникам, Керису и господину Ромару пришлось сбросить шлемы, кольчуги, даже набедренники из стёганой кожи и работать шестом, раздевшись почти донага.
Только в середине четвёртого дня они внезапно увидели просвет в сплошной стене джунглей. Солнце сияло вовсю, и оттуда доносилось какое то глухое гудение, похожее на дыхание огромного существа.
По знаку господина Ромара они поспешно направили баржу к противоположному берегу, а мужчины сразу потянулись за сброшенной амуницией.
Лиара первой двинулась вперёд, издавая глубокий горловой звук, подобный рычанью. Но госпожа Элири и Дестри не отстали от неё. Да, там за рекой что то двигалось, там кипела жизнь — шёл пир! Лиара увидела, как вялая серая рука взвилась в воздух, когда две летучие ящерицы подрались, пытаясь крепче ухватиться за уже начавшую разлагаться плоть.
Там валялись четыре одинаковые груды, кишащие ящерицами и другими, меньшими по размеру тварями, которые так спешили урвать куски растерзанного мяса, что глаз не успевал их рассмотреть.
Как ни странно, останки были расположены в строгом порядке. И гнусное пиршество происходило на чём то вроде мостовой. Над этой сценой возвышалось нечто в позе, недоступной человеческому существу: острые колени полусогнуты, когтистые передние лапы опираются на них, плечи слегка выдвинуты вперёд. Яйцевидное подобие головы наклонено вперёд — как бы критически наблюдает происходящее.
Было совершенно очевидно, что сделана эта громада из того же красно бурого материала, что и их баржа, и, вероятно, теми же руками. Но таилось в этой фигуре что то безумное и устрашающее, что, казалось, приводит пирующих под её взором в ещё большее неистовство.
— Серые, — определила Лиара трупы.
— Слуги внешнего Зла! — голос Мышки перекрыл её. Она потянулась за кристаллом, но тут же качнула головой.
— Иногда подобные сооружения открываются тем, кто приходит, — сказала она. — Но если в нём уже нет жизни, пусть Сила не пробуждает её.
Они с готовностью согласились с этим и стали отчаянно отталкиваться шестами, чтобы добраться до середины реки, где течение было быстрее всего.
— Значит, Серые все ещё появляются, — молвила госпожа Элири. — Но ведь они служат Тьме — почему же такой жуткий конец?
— Потому, — ответила Дестри, — что Великие силы зла не платят добром тем, кто им служит. Вполне возможно, что для пополнения своей силы им нужна боль и кровь — и они берут её у тех, кто откликнется на зов.
Лиару передёрнуло.
— Тёмная сила, что же она может извлечь из нас, если нами воспользуется?
— Вот потому то мы и идём, — Мышка отвернулась, чтобы не видеть даже края этого просвета в джунглях.
В полном молчании баржа следовала вперёд, а мужчины махали шестами. Ни для кого из них война не представляла чего то нового. Они были покрыты боевыми шрамами, а порой им снились мучительные сны, связанные с тяжёлыми воспоминаниями, но что то в этой фигуре, наблюдающей отвратный пир из мертвечины, несло в себе семена совершенно особенного страха.
Ничто подобное более не прерывало их путешествия, хотя вначале большинство из них невольно ожидало наткнуться на новые сцены массовых убийств. Но так или иначе это изнурительное путешествие должно было окончиться. Кони страдали от плохого питания, а сами они обессилели от влажного зноя, царившего вокруг.
Пока зелёная завеса низко нависала над ними, сокольничьи не посылали птиц на разведку. Но на рассвете второго дня после той ужасной сцены наверху появился просвет, и Криспин выпустил Дальнокрылого.
Птица быстро взмыла в воздух, врезавшись в лоскут голубого неба над ними, а они поплыли дальше, с нетерпением ожидая возвращения сокола. И тут неожиданно Грук глубоко вонзил шест в дно реки, так что с его то силой ему удалось приостановить продвижение судна на несколько мгновений.
«Более быстрое течение…»
Послание его было прервано сообщением Тилы, которая, растолкав остальных, вышла вперёд.
«Открытая земля, но вода — падает!»
Господин Ромар и Элири, закалённые долгими годами путешествий, посмотрели на оба берега. Если перед ними водопады или пороги, то оставаться на барже опасно. По правую руку зелёная стена зарослей казалась непроходимой, но слева какая то из пронёсшихся здесь бурь повалила деревья, подмявшие под себя более низкую растительность, и здесь открылся путь.
Взмахи крыльев сообщили о возвращении Дальнокрылого. Криспин приласкал птицу, пока общался с ней, а затем быстро сообщил:
— Это правда. Недалеко впереди джунгли кончаются. Там есть ещё скала, но непохожая на ту, с которой мы имели дело. Тем не менее река сужается, и там водопад, который переходит в озеро.
Значит, им всё таки придётся столкнуться с джунглями, пусть и с малой частью, с окраиной. Снова кони приняли на спины ношу, предоставив людям прокладывать путь. Мечи были обнажены и вскоре стали липкими от соков разных оттенков. Люди старались не касаться отскакивающих частей подозрительной растительности.
Густые заросли не доходили до самого откоса, чему была вполне существенная причина: дальше шла просека или, возможно, остаток бывшей дороги, сделанной из того же материала, что и баржа.
На ней не было ни шва, ни трещины — как будто её проложили только вчера.
Но Дестри, первой рискнувшая ступить на неё, поняла, что она невероятно древняя. Но не это заставило их замереть в молчании, а то, что лежало ниже.
Склон мягко спускался к волнистым просторам долин, густо поросших зелёной растительностью. Деревьев видно не было. Там и сям лианы оплетали возвышения, похожие на приземистые холмы.
— Город! — воскликнула госпожа Элири. В этот миг Дальнокрылый взмыл в воздух, чтобы обозреть пространство с высоты.
Постройки — да, превратившиеся в холмики, в которых, несмотря на обвивающую поросль, можно заметить камни.
Таким образом, они оказались на внешнем краю городского поселения, ибо таковым и являлось некогда то, что предстало исполненному почтения взору. Дестри, в своё время служившая на салкарских судах, повидала большинство больших городов на восточном море, но никогда не доводилось ей видеть таких обширных поселений, старых или новых. За каменными постройками, павшими жертвой джунглей, высились башни, совершенно свободные от растительности. Она подумала, что они могли бы соперничать с самой крепостью Эс.
Но башни, высившиеся перед ними, не были похожи ни на замки, ни на иные жилища, виденные ею. Ибо, хотя они возвышались на шесть или даже семь этажей, никакого заметного отверстия в стенах видно не было, даже узкой бойницы. Они казались рядами детских кубиков, но даже отсюда можно было заметить, что они разделены улицами. Их тоже сотворили из материала, который неподвластен времени и природе.
Вдали что то блеснуло, и вернувшийся Быстроклювый сообщил, что, вероятно, поселение это являлось портом, потому что за ним большая открытая вода Ему не удалось обнаружить иных живых существ, кроме птиц. Но они всё же не решались пуститься вниз по склону и войти в город. Эсткарп, Эскор, Арвон — у них у всех есть свои странные развалины, а уроженцы этой земли отличались крайней осторожностью в отношении любой необычной постройки, опасаясь возможной связи с Тьмой.
Хотя баржа, так славно им послужившая, была сделана из того же необычного нового материала, в них все ещё жило леденящее кровь впечатление от жуткой фигуры, увиденной в джунглях.
Они в конце концов решили разбить небольшой лагерь у озерца, в который обрушивалась с высоты река. Там им предстоит поохотиться, потому что они страшно отощали и затянули до предела пояса.
Потом они смогут все обследовать постепенно и осторожно. Птицы для таких целей незаменимы. Элири также настойчиво повторяла, что кеплианцы способны улавливать малейшую опасность. Кроме того, они не знали, какие ещё таланты может проявить в случае необходимости Грук.
Дестри воспряла духом, когда под горой увидела высоченный и невиданной толщины дурнополох, аромат восковых цветов которого разносил ветерок. Она знала, как редко встречается это растение в природе. И уж конечно те, кто здесь жил и культивировал его, не могли служить Тьме, потому что дурнополох — сильное средство против злых сил.
Тут встречалось множество других давно знакомых растений, которым здесь явно хорошо жилось. Тяжёлая духота джунглей осталась позади, и они зашагали быстрее. Вскоре отрад достиг места, которое выбрал Деневер, ушедший вперёд на разведку.
Широкие поля, поросшие высокой, по пояс, травой и тем, что Дестри определила как одичавшие зерновые, гостеприимно встретили животных. Освободившись от груза, они с наслаждением катались по траве, а потом жадно принялись её щипать. Сокольничии притащили четырёх куропаток, которых вспугнули кони и которые оказались лёгкой добычей для соколов, а Вождь приволок молодого хипера. Керис и Деневер, не приближаясь к постройкам, опутанным зелёной тиной, отправились на охоту и вызвали на помощь Ясту, потому что не могли нести небольшое животное, предком которого была, несомненно, корова.
Женщины собирали травы, а Грук отправился на пруд и вскоре вернулся с четырьмя жирными рыбинами. Таким образом, после долгого поста они смогли устроить пир.

В боковом флигеле Лормта снова состоялось собрание. Надвигалась осень, что особенно ощущалось после заката, и жаровни немного согревали воздух. Кроме того, в них горели благовония, которые, как считалось, проясняют ум. А ясные головы сейчас очень нужны. На этот раз не только Чайка и Мерет собрались на совет. Ива, правая рука Чайки, тенью маячила возле наставницы.
Здесь же находились Каттея, Нолар и Дахон из Зелёного Дола.
Скрипучий голос Чайки нарушил молчание.
— Вы слыхали, — она сделала жест в сторону столика, стоявшего сбоку, на котором высилась груда бумаг, исписанных тёмными чернилами, — что нам доносят. С юга, правда, идут какие то помехи. Иногда сообщения Мышки доходят очень ясно, а иногда — просто молчание.
— Тьма? — высказала предположение Джелит.
— Нет, это мы бы сразу почувствовали. Три донесения поступили от салкарской экспедиции: они заключили перемирие с варварами, но сейчас они всего лишь у границ этой полу сказочной страны. Арвон — какие у нас могут быть надежды на их счёт?
Чайка слегка наклонилась вперёд и взглянула прямо на Каттею, слегка нахмурив довольно густые брови.
— Хиларион продолжает работу, но — пока эта связь очень непрочна. Это, — молодая женщина почти выплюнула слова, стремясь защитить своего друга, — как раз исходит от Тьмы. Потому то мы и не решаемся заходить слишком далеко, чтобы не навлечь на себя подобное тому, что испытывают сейчас наши родные.
— Мы наслышаны о каком то городе, — вмешалась Мерет, торопливо стуча мелком по доске. — Сообщила ли Мышка какие нибудь подробности о нём?
— Не только о городе, но и… — Чайка заколебалась. — Нам известно о том, что тёмные силы стягиваются на юг. Есть мнение, что они ищут именно этот город. За ними следят, но наших лазутчиков слишком мало, поэтому они не осмеливаются встретить их в открытую.
— Город, а может быть, и — врата, — высказала догадку Нолар.
Чайка долго не отвечала, а потом кивнула.
— Врата, — сказала она с такой миной, как будто надкусила незрелый фрукт. — Мы караулим те действующие, которые обнаружили ранее, но на это требуется столько наших сестёр! Удерживать двое таких врат… — она обернулась к Мерет, щеки её заалели, будто она рассердилась. — Сколько вы ни копаетесь, все не можете найти средства защиты. Мы караулим одни врата, ну, может быть, двое, если Мышка нам заранее даст доказательства. А сколько ещё их тут разбросано? Но я скажу вам вот что — даже при всей Силе, которая смогла сдвинуть горы, чтобы защитить нас, мы не в состоянии сделать больше, чем делаем сейчас!
— Мудрец Морфью нашёл вчера пакет с печатью мага Арскро, — Мерет переменила положение.
Она почувствовала, что все затаили дыхание. Впервые рискнула высказаться Ива:
— Арскро легенда, — она произнесла это, как бы надеясь, что так оно и есть.
— Легенды, — возразила Каттея, — имеют в последнее время привычку оживать. Но кто или что это за Арскро?
— Один из Великих Старцев — первооткрывателей врат, — к вящему удивлению Чайки, ответ исходил от Нолар. — Когда я училась у мудреца Остбора, у него был документ, в котором имелась ссылка на Арскро, но там содержалось только следующее: первые врата появились из его опытов.
— Так давайте надеяться, — резко сказала Чайка, — что находка этого мудреца, госпожа Мерет, содержит некоторые из ответов, которые нам так необходимы. Тем временем… — она помолчала, как будто ей не хотелось этого говорить. — Мы будем караулить и поддерживать своих — тех, что с Мышкой, и тех, что там находится ещё дальше — по мере сил и возможностей и будем надеяться, что время — наш помощник.

Мышка затаилась, вжавшись в какой то куст, источавший сладостный аромат. Ей показалось, что запах благотворно действует на её взбудораженный ум. Отсюда, с небольшого возвышения, ей была видна часть этого нелепого поселения. Они уже сообразили, что перед ними на самом деле симбиоз двух городов: один вырос на руинах другого, причём прежние руины новопришельцы не удосужились расчистить. Полуразвалившиеся и обросшие растительностью каменные холмики являли резкий контраст с вознёсшимися ввысь строениями без окон и дверей, которые почему то излучали тревогу.
Соколы, а за ними кеплианцы и Яста оказались первыми лазутчиками среди этих построек. Как бы в поисках пастбищ они все ближе подходили к тесно застроенному центру города.
Пока они не заметили никаких признаков жизни, кроме птиц и зверушек. Создавалось впечатление, что на этой земле никогда не бывал человек. На рассвете и ближе к вечеру они начали по трое совершать вылазки, якобы с целью охоты, но на самом деле желая проникнуть как можно глубже в застроенные районы.
— Но, — Мышка прикусила кулачок и даже не заметила боли, когда зубы вонзились в костяшки пальцев, — но ведь тут… — она сильнее прикусила пальцы. — Здесь должна быть Чайка — одна из Старших сестёр. Она не могла сказать, что таится тенью у неё за плечами. Что то там… поджидает!
Не будучи уверена в характере угрозы, она не может лишний раз вызывать сестёр — слишком долго объяснять. Вдруг это притаившееся нечто как раз и ждёт, что она таким образом воспользуется Силой.
До сих пор колдунья ни с кем не поделилась своими опасениями. Но ей показалось, что Дестри тоже обуревают дурные предчувствия.
Куст, за которым Мышка притаилась, вдруг затрепетал и осыпал её градом душистых лепестков. Лиара опустилась на колени возле неё; её зелёные глаза засверкали, а губы приоткрылись, обнажая острые белые зубки.
— Там Серые, — сказала она с непоколебимой уверенностью. — Ещё всадники, только кони у них не такие порядочные звери, как наши. Грук выслеживает их.
Ага, так вот откуда беспокойство. Теперь Мышка знает, как будто получила эти сведения от Чайки, что надвигаются бродяги — прислужники тёмных сил, но не по своей воле, а движимые чем то более сильным, не подвластным их разумению, что идут они на последнюю встречу.
— Мы сворачиваем лагерь, — продолжала ализонка, — Ворик обнаружил руину, ещё не совсем заросшую, которую можно использовать под временное жильё, а госпожа Элири вызвала Тилу, чтобы та собрала остальных. В пути находятся только разведчики, которые поклялись, что сегодня дойдут до моря, если это и в самом деле море. Можешь их вызвать, госпожа Мышка?
Она заметила, что они выезжали уже под вечер: Деневер, Криспин и Керис, хотя и была занята своими мыслями. Рентианец, конечно, услышит тревожный призыв кеплианки.
Но люди… Она крепко сжала кристалл и вызвала мысленный портрет каждого из них: Криспин в шлеме с изображением ястреба, Деневер, Керис, который и из Дола, и вроде бы не из него.
Она держала перед собой их мысленные портреты, в то же время взывая к силе кристалла. Ответил Яста, и она поняла, что на обратном пути они будут осторожнее, чем раньше, ибо их могут поджидать в засаде вновь прибывшие враги.
Отряд собрался в убежище, которое обнаружил Ворик Не то камни этой развалины были удачнее пригнаны друг к другу, не то растения, пытавшиеся её обвить, были слабее — неизвестно. Они отодвинули занавес из плюща и вошли в большой зал, крыша которого казалась целой, но на всякий случай они потыкали в неё копьями.
Места хватило и для коней, причём животные не возражали против пребывания под крышей.
Два путевых фонаря давали достаточно света, чтобы как то осветить зал. Было заметно, как тревога овладевает каждым в отдельности и всеми вместе.
Очевидно, сообщение Лиары дошло до всех. Они занялись тюками, доставая дополнительные стрелы, новые наконечники для копий, оселки для заточки кинжалов. Мышка увидела, что Керис в сторонке критически осматривает свой хлыст и хмурится, может быть, действенная сила оружия сходит на нет?
— Тёмные собираются, — заметила Дестри. — Их немного, насколько мы можем судить. Возможно, джунгли расправились с большим числом, чем мы предполагаем. Но здесь Всадники Сарна — а с ними непросто иметь дело. Расти?
Она вопросительно взглянула на Ворика, Быстроклювый которого сегодня летал на разведку.
— Их не видели. А Быстроклювый может заметить даже прыгуна просто по тому, как колышется трава в поле.
Мышка почувствовала резкий удар, нанесённый не рукой, но исходивший прямо из окружающего воздуха. Она поднесла кристалл сначала к дрожащим губам, потом ко лбу над глазами.
Какие то искажённые картины, подобные смятым гобеленам, потрясли её. У неё создалось ощущение, что чьи то руки крепко поддерживают её. Напрягши весь свой дар, Мышка попыталась выявить какой то смысл в этих колеблющихся изображениях Она чувствовала, что постоянно крутящийся туман то приоткрывает, то тут же закрывает их.
Затем, возможно, она получила поддержку от этих рук и смогла удержать картины в фокусе.
Перед ней город, по крайней мере, собрание этих самых строений без окон и дверей. Но только этот город жив. Она ясно видит, как по улицам передвигаются человекоподобные фигуры: маленькие, истощённые тела едва прикрыты потрёпанным и грязным тряпьём. На фоне строений они выглядят такими белыми, что кажется, их всю жизнь держали в подземельях, скованными цепями. Здесь мужчины, женщины, дети — на лицах опустошённость и безнадёжность, насколько ей видно.
Возможно, это какие то животные, которых ведут на заклание, потому что есть и другие — крупнее, со свирепыми лицами, одетые в одинаковую одежду глухого чёрного цвета. Они шагают по обе стороны этого жалкого скопища, размахивая кнутами и, видимо, по собственной прихоти, без разбора обрушивают их на согбенные спины, оставляя кровавые полосы на голой коже.
Пленников понукают и гонят за пределы города на открытое пространство. Там уже воздвигнут помост, на нём мягкие сиденья. Они заняты не только людьми в чёрном (богато украшенными цепями с драгоценными камнями), но и женщинами, которые угощаются из коробочек, передаваемых по рядам. Смех, оживлённые разговоры.
Один стоит на помосте, слегка наклонившись и разглядывая пленников. Он подаёт знак, и из толпы его сторонников внизу выходит одна, которая кланяется вызвавшему её. Мышка видит, что это женщина, одетая в такую же униформу, но её оживляет зелёный воротник, который спускается на грудь и с которого свисает медальон.
Она кланяется предводителю, но в этом поклоне оттенок иронии. Она стоит и ждёт. Он снова делает знак. К ней приближается повозка, не запряжённая, но двигающаяся очень ровно. Повозка останавливается, женщина садится и объезжает пленников, замерших в ожидании, затем направляется к открытому пространству, где стоят два столба. За её повозкой следуют другие, в которых также сидят женщины в униформе.
Та, что во главе, вылезает из повозки и направляется к столбам. Из другой повозки выходят две женщины и бегут рысцой за первой. Они тащат какое то приспособление, которое опускают прямо между двумя столбами.
Женщина занимает место позади этого предмета, а с обеих сторон выстраиваются воины, вооружённые трубками.
Женщина берётся руками за два рычага наверху, и из предмета вырывается клуб чего то чёрно серого, что становится дымкой, застилающей пространство.
И тут из дымки возникает пара Всадников Сарна, причём жуткие твари, на которых они восседают, двигаются, как слепые. Вслед за ними, сталкиваясь друг с другом, вырываются наружу Серые. Из их пастей струится что то жёлтое.
Трубки воинов изрыгнули огонь — Всадники Сарна и Серые повалились наземь. Но они всё ещё были живы, когда дымка рассеялась, и их потащили вперёд, зацепив огромными крюками, и разорвали на куски меж двух столбов. Кровь их превратила землю в тошнотворное месиво.
Предводительница все осмотрела и вернулась в своей повозке к помосту для доклада. То, что она сообщила, приняли сурово. Предводитель раскрыл рот, видимо, в крике. Но его подчинённая упрямо покачала головой.
Затем… Мышка зарыдала, уткнувшись в плечо Дестри. Она поняла то, что увидела. Слуги зла где то пытаются открыть врата. И, видимо, это где то — здесь.

Глава 14
Кровавая магия, Забвенный город

Мышке почудился нежный напев, стало тепло, будто она лежит на груди какого то доброго духа. Ужасы, пронёсшиеся, как — как видения в мозгу — все ещё не рассеялись, но ей стало легче и ощущение тошноты прошло.
— Сестрёнка, — этот зов прозвучал не так, как зов Чайки или одной из сестёр, — он показался ей частью того тепла и заботы, которые она ощущает сейчас. Она медленно открыла глаза и взглянула на Дестри и ту, другую, которая тоже поддерживала её. Колдунья нуждалась в этой поддержке, потому что совсем обессилела.
Элири напевала, рука её гладила щеки Мышки, оставляя ощущение покоя и безопасности…
Безопасность!
На какой то миг её словно отшвырнуло назад, в то другое место, где она увидела зло в действии.
— Мышка! — голос издалека. Она знает его. Это Чайка! Она должна ответить, доложить, и она попыталась высвободиться из объятий Дестри. — Мы видели, сестра, — произносит далёкий голос. — Твоими глазами мы видели. Берегите себя, пока Тьма не восстала.
Голос Чайки замолк, может быть, сведённый на нет расстоянием. Но Дестри, госпожа Элири, Лиара, Грук, все прочие — они не так далеки. А если распахнутся эти врата муки и смерти, если их втянет эта жуткая пасть!..
— Пожалуйста, — она заметила, что руки её все ещё сжимают кристалл, но он холоден, потому что Сила в нём иссякла. — Послушайте!
Необходимость предостеречь эту горстку товарищей, а может быть, нехватка времени, придали ей достаточно энергии, чтобы найти слова, дававшиеся с трудом, и рассказать о том, что она узнала. У неё недостало сил подняться повыше, и она видела только часть лица Элири и более светлое лицо позади, принадлежавшее, очевидно, Лиаре. Мышка не сомневалась, что обращается ко всем и что все её слышат.
— Кровавые врата! — Керис вскрикнул — первый, кто отозвался из потёмок, куда не проникал её взгляд.
Она почувствовала, что он догадался о большем, чем другие, выслушав её рассказ. Конечно, он же из Эскора, который является сердцем Старой Расы, а они там хранят самые глубокие воспоминания о прошлом.
— Кровавые врата? — вопрос исходил от Кристпина.
Но его перебил Ворик.
— Эта вспышка, которую мы видели, шла от моря! Но никаких врат она не открыла.
— Нет, — произнёс господин Ромар медленно — Ибо заплачено всего лишь полцены. Госпожа Мышка, тебе то наверняка известны злые козни.
Возможно, слова его были ключом, которым можно открыть древние знания, заполнявшие дни её учёбы, пока не пришёл призыв из города Эс.
— Кровавые врата… — голос Мышки перехватило, и ей пришлось прерваться и прокашляться, — принадлежат только Тьме и используются только ею. Именно такие врата выбросили к нам проклятых колдеров. Но это было сделано с той стороны с помощью каких то знаний, которыми мы не обладаем. Но эти… эти несут зло, равного которому наш мир ещё не знал.
— Нам казалось, что какая то отвратительная Сила вызывает Тёмных из Эскора, чтобы те ей служили. Так оно и есть, только не с той целью, о которой Всадники Сарна или Серые могли догадаться. Их, вызванных через врата, убивали самым болезненным образом и так открывали путь в этот мир. Но это лишь половина дела. Теперь они, кажется, могут войти, но врата закрыты для них, если не прольётся самым жестоким образом кровь по эту сторону — вот для чего нужны пленники, — помимо воли её начало трясти.
Мышка и раньше встречалась со злом. Она помогала разрушать старые хитроумные ловушки, причём пользуясь одним инстинктом, потому что к тому моменту она ещё не получила нужного образования. Но теперь перед ними предстала такая опасность, которой могла противостоять армия, вооружённая самыми высокими умениями. Чайка! И тут она вспомнила, что Чайка уже знает. Её собственное усилие оказалось так велико, что Главная Колдунья смогла подключиться и увидеть всё, что видела Мышка.
Сколько у них времени до того, как эту жалкую толпу пленников поведут на заклание? И у этих чужаков, как тогда у колдеров, тоже есть оружие, не известное в её мире?
Первой заговорила Элири.
— Мы будем наблюдать. А ты, Маленькая Колдунья, когда восстановишь свои силы, узнай, как идут дела в Лормте. Раз Кровавые врата известны с древности, значит, должна быть какая то запись о них, а может, и ответы на вопросы. А сейчас… — она снова нежно погладила Мышку по щеке, — пусть Дестри попросит Госпожу помочь твоему выздоровлению. Потому что ты, если и не плоть твоя, ранена.
Если бы Мышка могла, она бы протестовала, но Голос Гунноры, казалось, пронизал все её тело. Веки так отяжелели, что ей было их не поднять, и нежный напев погрузил девушку в глубокий освежающий сон.
Их всего горстка — Керис переводил взгляд с одного на другого. А против них мощь армии, не меньше армии колдеров. Они могут пустить в ход свой совокупный дар, но самый сильный дар у Мышки, а вон она как сникла — чего же ещё ждать?
Остаётся бегство — но он знал, что ни один из них, будь то человек или животное, не прибегнет к этому. Если врата откроются, тогда придётся исполнить свой долг прямо здесь.
— Штучки колдеров, — медленно произнёс господин Ромар. — Они годами воевали с нами Именно твой дед, — он взглянул на Кериса, — и госпожа Джелит положили тому конец. Но всё таки не может быть, чтобы эти врата открывались к колдерам. Тут какая то иная Сила.
Дестри удобно устроила Мышку на скатке, но, не успев отойти, увидела, что громада Грука заслонила почти весь дверной проём. За ним быстро вышли три кеплианца и Яста.
Когда двое пограничников и сокольничии, которые оказались ближе всех, поспешили за ним, великан оглянулся и покачал головой. Элири, очутившаяся возле, вдруг кивнула.
— Он подаст сигнал тревоги, — сказала она, а Тила заржала в нетерпении. Керис проскользнул мимо остальных и прижался к плечу Ясты.
Великан обернулся и пристально взглянул на эскорианца глубокими глазами. Затем кратко кивнул и пустился через луг в сторону города. Керис взлетел на Ясту, потому что темп, заданный остальными, был слишком быстр для обыкновенного человека, иначе ему пришлось бы бежать за ними.
Керис уже осуществил три вылазки к руинам древнего города. Он понял, что нет никакой возможности проникнуть в эти неприступные башни, разве только взорвать их. Сейчас они проскакали мимо множества башен Кеплианцы шли за Груком рысцой, направляясь к виднеющемуся впереди участку моря.
Видение Мышки явно указывало на то, что силы зла, которых она наблюдала в действии, когда то были знакомы с этой местностью. Иначе как могли оказаться здесь их города, размещённые с такой точностью?
Керис ожидал, что Грук приведёт их к тому месту, где располагался порт, который они ещё не обследовали. Однако, дважды остановившись и принюхавшись, великан, сопровождаемый Тилой, которая не отставала от него, свернул в одну из безмолвных улочек, где топот копыт и позвякивание сбруи тут же гасли в тишине. Маленькая кавалькада остановилась перед открытым пространством, мощённым, как и улицы, тем же несокрушимым стойким материалом.
Здесь также стояли два столба. При виде их Керис понял, что они достигли цели. То же открытое поле, столбы — все так похоже на описанное Мышкой, только поле безлюдно.
Керис отметил про себя, что шаг их замедлился: великан укоротил шаги, голова его двигалась из стороны в сторону — он был настороже. Тила ускакала, вслед за ней — двое других кеплианцев. Они обошли столбы, держась на некотором расстоянии от жутких камней.
«Они покараулят, — передал мысленное послание Керису Яста. — А большому нужна наша помощь». И он помчался вперёд с Керисом на спине.
Великан возился с поясом. Он достал из кармашка ту самую серебряную проволоку, с помощью которой сорвал плод с ящерицей несколько дней назад. Потом подозвал Кериса, тут же поспешившего к нему.
Вложив один конец в руку воина, великан показал ему на дальний столб. Хотя все в юноше запротестовало против приближения к страшному месту — а что, если его засосёт? — Керис подчинился молчаливому приказу.
Тем временем Грук, размотав проволоку, направился ко второму столбу. Он дважды останавливался и насторожённо принюхивался, но затем уверенно шагал дальше. Потом вытянул правую руку, зажав серебряную проволоку между большим и указательным пальцем, и прижал слегка кривой конец её к столбу.
К удивлению Кериса, возникло впечатление, что проволока закрепилась там. Подхватив остальной моток, Грук направился к нему, натягивая проволоку на уровне плеча обыкновенного человека. Дойдя до Кериса, он взялся за второй конец и вжал его в столб, а не приложил, как в первом случае.
Проволока была настолько тонка, что лишь проблески предвечернего солнца делали её заметной. Грук ухватил её и дёрнул для пробы.
Она отозвалась звоном натянутой струны.
Но он всё ещё не закончил. Снова Тила и её товарищи подошли к нему, и опять Яста мгновенно перевёл:
— Нужны вьюны и трава.
Кеплианцы и Яста могли вырывать растительность с лёгкостью, но Керис чисто срезал её ножом, не обращая внимания на клейкий сок, который покрыл его с головы до ног к тому времени, как они покончили с этим делом и притащили охапки зелени великану.
Он сам не принимал никакого участия в этом безжалостном оголении древних камней, а полз на коленях от одного столба к другому. В руке его был стержень, который он вёл строго по прямой. Красный отсвет падал на мощённую площадку и оставлял за собой ложбинку.
Керис невольно бросал опасливые взгляды на столбы. Отсутствие дара не позволит ему принять предупреждение, если те, кого видела Мышка, вдруг возникнут оттуда. Как долго им осталось ждать вторжения?
Грук стал разбирать быстро вянущую растительность. Кое что он отбросил, а с некоторыми экземплярами обошёлся бережно. Отобрав то, что ему нужно, он снова принялся за работу. В желобок, проделанный им, он вставлял некоторые части вьющихся растений и каждую присыпал щепоткой какого то пылеобразного вещества, добытого из закупоренного флакона, хранившегося в кармашке на поясе. Так он работал с методичностью опытного садовода, у которого впереди целый день.
Наконец он поднялся, упёр руки в боки и оглядел проделанную работу. Выжженная выемка была заполнена.
Затем он повернулся и зашагал к тем грудам камней, где они нарезали лозу. Там он снова опустился на колени, поковырялся в земле, которая казалась здесь более тёмной и влажной, нагрёб полные пригоршни. Увидев, что нужно делать, Керис тоже начал копать. Он проследил, как великан отнёс влажную массу к новым посадкам, и последовал его примеру. Потом кивком головы Грук отослал его прочь. Трое кеплианцев стали рядом, а Яста — чуть в сторонке.
Грук занял положение посередине почти невидимой нити, связующей столбы. Он запрокинул голову, и Керис услышал рокочущий звук, подобный отдалённому грому в горах за спиной.
Звук не прерывался, как будто великан не нуждался в передышке.
Полоска земли над закопанными черенками потемнела. Вот появляются крошечные стебельки, они раскачиваются из стороны в сторону, тянутся все выше, пока наконец в своём слепом стремлении вверх не натыкаются на проволоку — и тут они закрепляются. Закрепляются, становятся толще, и не только — они выпускают со скоростью, равной скорости полёта стрелы, огромные рога. И это не единственный продукт такого невероятного роста. Появляются бутоны, толстые и круглые. Они становятся все больше.
Грук замолк. Он сделал два шага и ухватил Кериса за плечо, утаскивая его назад и прочь, как раз в тот момент, когда появились проблески цвета среди этих бутонов, и они раскрылись в огромные цветы, из сердцевин которых вырвались клубы желтоватой пыли.
— Смерть! — предостережение великана врезалось в мозг Кериса, и он снова пустился в путь. Насколько действенным окажется нездешнее оружие великана, никто сказать до времени не сможет. Может быть, они не разобрались до конца в замке этих врат, но он был уверен, что сделанное здесь позволит им выиграть хоть сколько нибудь драгоценного времени.
Они все ощущали необходимость обменяться информацией с теми, кто их послал, но было очевидно, что Мышку, осунувшуюся и как то усохшую, от чего она стала ещё больше похожа на ребёнка, нельзя заставлять связываться с Лормтом.
Они поели и загасили свой небольшой костёр. Яста с кеплианцами опять вышли наружу — они были, очевидно, наилучшими стражами и разведчиками из всех собравшихся. Оставалось надеяться, что чужакам по ту сторону врат, скорее всего, неизвестно, что люди и животные могут общаться меж собой.
Но в эту ночь спала только Мышка, если это можно назвать сном. Возможно, она просто погрузилась в какой то восстановительный транс. Остальные сидели вокруг тлеющих угольков бывшего костра.
В какой то миг господин Ромар нарушил молчание, в которое они погрузились к середине ночи.
— Грук, — он кивнул в сторону великана, который казался тёмной глыбой на фоне стены, — дал то, что позволяет его дар, чтобы дать нам выигрыш во времени. Нам неизвестно, удержит ли воздвигнутый им барьер то, что надвигается на нас. Но… — тут он по очереди оглядел всех сидевших рядом, как будто мог ясно видеть их лица, — чтобы всё время караулить эти врата… Нас одиннадцать. Возможно, одиннадцать тысяч лучше справились бы с этой задачей.
— Давайте всё же посмотрим, чем мы располагаем. У моей расы есть различные таланты и силы, которыми пользовался, но я могу прибегнуть к ним лишь в ограниченном бою. Госпожа, — он бросил взгляд на Элири, которая устроилась возле него, — обладает даром, полученным в другом мире и основанным на ином познании. То, что она добыла свободу для кеплианцев, — подвиг, который никому другому не удался.
— Деневеру доверен секрет оружия, найденного в Лормте.
— Это и все, господин. Я не принадлежу к Древней Расе и не обладаю иным даром, кроме того, чем овладел на ристалищах.
— Так и я, — прогудел Вутч. — Я бился с Гормскими мертвецами и охранял границы там, куда меня посылали. Но вся моя Сила только во владении оружием.
Криспин прокашлялся, и звук этот был похож на клёкот сокола.
— Сокольничии рождены для обращения с мечом и со щитом, а ещё — для братства со своими пернатыми. Мы не знаемся с Силой, хотя сражались в битвах, где она применялась. Но не нами.
У Кериса вдруг пересохло во рту.
— Как вам известно, я полукровка, рождённый госпожой Дахон и её супругом господином Килланом Трегартом. Я из Эскора, который считается источником Силы, как Светлой, так и Тёмной. Но — я лишён дара, — он сказал это чётко, стараясь, чтобы голос его не дрогнул.
Ему вдруг стало не по себе, как будто его рассматривают как странное насекомое, способное заинтересовать, вероятно, какого нибудь лормтского учёного — любителя подобных явлений. Он обернулся и оказался лицом к лицу с ализонкой, глаза которой горели зелёным светом даже в темноте.
— Никому не дано знать, — пронзил темноту её голос с сильным акцентом, — что являет собой человек, пока не получен последний урок. Я была Лиарой Хранительницей очага, Наставницей Отпрысков в Креванеле. У нас чародейство, или то, что вы зовёте Силой, почитается таким страшным злом, что вам и не представить, как мы себя рядом с ним ощущаем. И всё же я обнаружила, что мой брат воспринял какое то колдовство и даже использует его. И тут я открыла, что мне подобные имеют свои особенности и пороки — не я ли притянула Серых? Сейчас я изо всех сил стараюсь отделаться от того, что мне прививали с детства — и постоянно обнаруживаю, что Лиара совсем не то, чем я её всегда считала. Не считай же себя, собрат по стае, — обратилась она прямо к Керису, — каким то ущербным. Старайся найти пути, над которыми не нависла тень старого. Ты говоришь, что лишён дара — разве это так?
Как ни странно, её внимание переключилось на Грука.
«То, чем он обладает, проявится при нужде, — его мысленная речь была быстрой. — У меня как у стража тоже есть таланты, которые могут в вашем мире показаться странными, но я им обучен. Раз я не могу служить Алатару, которому дал обет, я служу теперь вашим целям».
Дестри немного отодвинулась от скатки Мышки. Она всё это время держала руку девушки, а сейчас осторожно положила ладонь ей на грудь. Пальцы женщины метнулись к амулету.
— Это битва и Моей Госпожи. У меня есть мысль, которая, может быть, окажется кстати, — она обратилась прямо к Элири: — Скажи мне, я знаю, что колдуньи общаются с Лормтом. А нет ли среди них той, что служила бы и Госпоже?
Элири ответила не сразу, вернее, за неё имя назвала Лиара.
— Госпожа Нолар. Она целительница, и я видела, как она зажигала лампадку Госпожи.
— Нарисуй её в своём воображении, Лиара. Так, чтобы черты её были чётки и чтобы она занималась каким то повседневным делом! — в голосе Дестри слышалось возбуждение.
Они все застыли в молчании. Керис тоже попытался нарисовать в воображении ту, что была спутницей военачальника Дуратана. Раз видевший её уже не мог бы забыть эту женщину, ибо природа оставила на ней недобрую отметину — красное пятно на щеке, от которого нет избавленья.
— Да… — голос Дестри превратился в едва слышный вздох, — да, вижу её. Теперь, во имя милосердия Девы, — она, казалось, уже обращалась ко всем, — я сделаю то, что деется только в Кумирне, избранной ею. Вы же, — она обратилась к господину Ромару, потом кивнула Груку, и, наконец, и госпоже Элири, — вы же должны быть моими стражами в эту ночь, ибо если связь разорвётся, то на нас падёт наихудшее из зол! Я должна погрузиться в транс, и, под прикрытием Силы, вы встанете на мою защиту. Однако это должна быть Сила земли, о которой знают присутствующие тут женщины, но вовсе не Сила магии учёных мужей!
Деневер зажёг один из небольших походных светильничков в дальнем конце лагеря, а Дестри развернула скатку. Потом она вытащила тючок с припасами и стала там рыться, тщательно присматриваясь и придирчиво выбирая, то отбрасывая в сторону, а то и добавляя что то в сосуд такой малый, что он мог поместиться в её ладони.
Когда жрица закончила приготовления и отложила в сторону свёрток с травами, она зачерпнула воды, взятой из запасов, откуда и омыла лицо и руки. Потом сделала знак троим, коих избрала стражами, и они присоединились к ней, Грук с одной стороны скатки, Элири в головах, а Ромар в изножье.
Высоко подняв сосуд, Дестри воззвала:
— Приди, о Дева! Я из твоих низших созданий, о Ты, сотворившая мир, даровавшая жизнь, но я прошу не за себя! Молю, защити истинную жизнь, взращённую Тобою, когда Тьма вошла в силу и тень её легла и на нас!
И Дестри выпила содержимое маленького сосуда одним глотком и простёрлась на скатке так, как лежала Мышка, сложив руки на груди поверх амулета Гунноры, и глаза её закрылись. В этом тусклом свете жрица казалась неотличимой от камней и подстилки, на которых лежала.
И было ничто, а потом порыв ветра, но все это не ранило её тела, скорее овевало теплом и благоуханием цветов. Она могла лежать на скатке в покое, но нет, в самой глубине её существа что то мерцало. Нет, не время для отдыха! Она ни о чём не спрашивала, но там, во тьме, находилось нечто, такое большое, что она испугалась слабости своего дара, который не смог бы дать её это. Найти… Она должна искать и найти!
Теперь ласковый ветер исчез и, словно в упрёк её внутренней просьбе, она, казалось, плыла вдаль так стремительно, что захватывало дыханье. Найти! Найти то, к чему она так твёрдо держала путь!
То, что служило теперь Дестри глазами, видело свет более блестящий, нежели тот, который она знала с той поры, когда оставила Кумирню — там, в том месте, на столе стояли две лампы, обе поднятые так высоко, как только можно, на другие полки.
Она тотчас узнала место, куда завела её мольба: рабочая комната травника и целителя. И та, что работала тут, сидела за столом, придерживая одной рукой древнюю рукопись, выгравированную на меди, другой водя по буквам. Время от времени она произносила вслух какое нибудь слово.
Внезапно она взглянула туда, где появилась бы Дестри, если б только действительно, во плоти, вошла в комнату. Её глаза сделались пусты, и она пристально посмотрела в то место, как человек, вдруг разрешивший некую загадку.
— Ты вестница, — сказала женщина, быстро поднимаясь с кресла, в котором только что сидела, — но ты, ищущая, ты не Колдунья!
— Я избрана Гуннорой, — ответила Дестри.
Нолар убрала руку от пятна на щеке, вероятно, это была память об очень старом жесте, которым она когда то пользовалась, чтобы скрыть отметину на лице, и произнесла слова приветствия:
— О Третья в Едином, Хранительница жизни, да пребудешь ты вечно с нами! Чем я могу служить пришедшей от Неё?
— Наша колдунья побеждена тем, что открылось. Я сообщаю то, что всем вам надо знать, — и быстро, ибо не имела понятия, как долго сила её транса могла удержаться, она описала слушательнице новые открытия Мышки, а также поведала и о нуждах отряда. — Если б ты открыла способ защиты, — завершила жрица рассказ, — в которой так нуждается всё, что теперь так ценно! Мы страшимся, ибо нечто гораздо худшее, нежели колдеры, может появиться среди нас. Я… — тут она запнулась, ибо транс ослабевал, ведь она раньше никогда не осмеливалась заходить в использовании своего дара так далеко. — Помоги… Поддержи… — проронила она последние слова.
Потом тьма и ветер, сопровождавшие Дестри в пространстве, снова сомкнулись над нею.
Нолар постояла ещё немного, благоговея перед тем, что коснулось её. Потом устремилась к полке, на которой стоял маленький гонг. Она стремительно ударила по металлу, и звенящий звук не только пронизал все пространство комнаты, но (и она знала об этом) достиг коридоров и дальних покоев.
— Нолар! — послышался такой родной для неё голос. Да, она знала, что именно он первым откликнется на её призыв. И так случалось всегда, когда она нуждалась в нём, он появлялся без промедления. Маршал не облачился в доспехи, но и не снял и меча с перевязи, и все знали, что клинком, с которым он так хорошо обращался, воин мог постоять за себя. Но идти против армии с таким странным и могучим средством, армии, столь предавшейся Тьме, что она смогла даже открыть Кровавые врата? Но он всегда защищал её с оружием в руках! Дуратан сообщил:
— Мы собираем Совет. Но теперь мы сильнее: Хиларион вернулся! Уже все на месте.
— На юге, Дуратан, на юге… — прошептала она. — О, как далеко от нас…

Глава 15
Лормт, юг, Забвенный Город

Это было не такое многолюдное собрание, как созванное месяцем ранее в городе Эс, но то, что решалось на нём, навсегда могло изменить мир.
Джелит и Саймон Трегарт, только что вернувшийся из второго разведывательного поиска в Эскоре, Дахон и Киллан, мудрец Морфью и, что было необычно, госпожа Мерет, сопровождаемая Чайкой и Ивой. Каттея сидела в кресле, одолеваемая беспокойством, и казалась большой кошкой, приготовившейся к прыжку на умело выслеженную добычу. Хиларион мерил шагами комнату, но мгновенно обернулся, когда появились Нолар и Дуратан.
— Тревога! — Саймон в настоящий момент скорее мог показаться командующим, нежели Чайка.
Нолар прошла вперёд, пока не оказалась позади ближайшего незанятого кресла, но не обнаружила намерения сесть. Бросив насторожённый взгляд на двух Колдуний, она торопливо изложила своё сообщение. Длинные пальцы госпожи Дахон тревожно задвигались, блестящие чёрные волосы, свойственные существам Древней Расы, перешли в глубокую черноту, а кожа побелела точно мел.
Хиларион внезапно прекратил хождение по залу и стал внимательно следить за Нолар, как будто хотел вытрясти из неё слова в более быстром темпе, нежели она сама могла выговорить.
— Итак, — молвила Чайка и взглянула на адепта. — Кто же теперь властвует Силой? Мрак колдеров тяготил нас годами, но сейчас повержен. Ожидать ли нам второго нашествия подобного врага? — и она указала на свой кристалл, и её глаза сузились, ибо она смотрела на адепта. В этом городе издавна не жаловали эсткарпских Колдуний и любого, кто по праву притязал на обладание Силой. Но Хиларион достиг этого давно, даже ещё до первого начинания Сестёр.
— У меня некоторые новости, — ответил он резко. — Мы давно занимались исследованиями, даже до того, как был заложен первый камень этого склада знаний. Врата, бывшие нашими игрушками (о да, и я забавлялся такими вратами, пока не запутался в собственной беспечности), порождены любопытством одного человека, адепта Арскро. И любое упоминание о нём и о его поступках преследуется тут, с позволения Сестёр, — он наклонил голову в сторону Чайки, — среди всех легенд и историй, которые вы храните.
Существует ли ещё что нибудь в этом мире — в Арвоне или в частях, о которых нам ничего не известно, мы не можем даже и догадываться. Однако замысел врат создан умом одного человека, и его радостно подхватили друзья и адепты, и работали с этим замыслом, проясняя и очищая его, как человек, оттачивающий обоюдоострый меч лишь с одной стороны.
— И что же теперь делать с тем, с чем мы столкнулись? — голос Чайки прозвучал резко и угрюмо.
— То, что породил один ум, может усвоить и другой. Мы можем заниматься поисками и сто лет, но с тем, что принёс мудрец Морфью, в соединении с моим собственным знанием о сотворении врат, у нас есть возможность решения задачи. И либо оно будет успешным… — и тут адепт пожал плечами, — здесь ведь речь идёт о высшей магии: результаты предугадать невозможно, можно только лишь поразмыслить или же сделать всё таки отчаянную попытку.
— Но теперь у нас есть сообщение южного отряда! — прорезался вдруг глубокий голос Саймона. Рука Джелит легла на колено мужа, но его широкая ладонь накрыла её запястье, как делает тот, кто настаивает на продолжении спора. — Время работает против них! Голос Гунноры, Дестри Правительница, та, что в прошлом боролась с великим Злом, и мы не оставались в стороне, говорит, что их Колдунья истощена. А теперь и многие лиги горных путей встали между нами. Даже если б мы приняли решение замкнуть врата, то как мы сможем помочь тем, кто нуждается в этом более всего? И, получив заклинание, произнесённое так далеко, смогут ли они воспользоваться им?
Хиларион медленно покачал головой.
— Ты думаешь, каждый из твоих вопросов не обсуждался и до того, как я узнал, что значит отчаяние?
По некоторым причинам внимание Нолар отвлеклось от спорящих и вновь обратилось к Дахон. Госпожа Зелёного Дола была одной из тех, кто доблестно бился с Тьмой за многие годы до того, как Нолар научилась считать, но именно сейчас она ещё больше изменилась. Чёрные волосы превратились в серебристые, будто время обшило их кружевом, её лицо стало тонким и опустошённым.
Киллан тоже заметил изменения, потому что он тотчас вскочил, отбросив кресло, и встал рядом с женой, будто одним только своим присутствием мог отогнать от неё какую то опасность.
Дахон заговорила, обращаясь непосредственно к Хилариону. Они как будто остались одни в этом обширном покое.
— Ты знаешь, как действовать.
— Я могу только попытаться.
— Только ты?
— Теперь — только я. Понадобится довольно много времени, чтобы найти человека, обладающего достаточно сильным даром, да и обучение займёт слишком долгий срок.
Иссушенный, отягощённый многими прожитыми годами взгляд, казалось, просто застыл на Дахон, и её многочисленные преображения внешности вдруг совершенно прекратились. Она промолвила:
— Что ж, тогда есть лишь один способ… — и она встала, словно не видя протянутую руку Киллана, будто отделяющую её от Хилариона.
Но теперь, в свою очередь, изменилось выражение лица адепта. На переносице его пролегли страдальческие складки.
— Так кто же? Дитя Колдуньи нельзя было поймать таким способом. Или я поверю, что Голос Гунноры мог быть погублен своей Госпожой Есть Ромар от крови Древней Расы… Он наделён даром. — Хиларион медленно повёл головой. — Один из сокольничих? Их разум служит примером различия. Стражи приграничья…
Она в ответ промолвила только одно слово:
— Керис…
— Твой сын!
— Подумай, Хиларион, он полукровка, ибо часть его крови от Древней Расы, а часть от иномирья, и родился он в Эскоре. Итак, он должен сразиться, хоть и не наделён даром и, может быть, и сумеет воспрепятствовать Перемене!
— Ты знаешь, что при таком перемещении может произойти с жизнью тела, отданного для воплощения другого духа? — спросил Хиларион.
Иссушенный старостью взор медленно переместился к Дахон и остановился на ней. Она же продолжила:
— Наша Древняя Кровь заговорена от Тьмы. Он сражал Зло с той поры, как только взял в руки огненный хлыст и меч!
— Но выбор… — начал было говорить Хиларион.
Джелит вмешалась, кивнув в знак понимания его замешательства, и подхватила: — Выбор за ним, и он, следовательно, должен знать, что цена окажется чрезвычайно высокой.
Киллан выступил вперёд, и Саймон, с посуровевшим лицом, тоже поднялся с места. Однако Киллан всё таки спросил первым:
— И что же это за Сила, с которой вы желаете иметь дело?
— Это знание, потребное для закрытия всех Кровавых Врат, хранящееся только тут, — и Хиларион поднёс руку к собственному лбу. — Можно воспользоваться теперь любым существом, исключая меня самого, ибо тогда, возможно, это все повернётся совершенно иначе! Но мой способ — выигрыш времени на юге. Мне невозможно добраться до Забвенного Города. Так что… — он поколебался немного и продолжил: — Я должен иметь тело и ум, готовые принять меня, чтобы достичь того места. Если Керис согласится, то сослужит такую же службу, как и пребывая тут!
— И какова же цена? — Киллан встал рядом с Дахон. Хоть он и учился до сей поры управлять чувствами, но именно сейчас в его лице отразилось все неудовольствие и беспокойство, равным образом отразившиеся и в лице Саймона.
— А цена такова, — к удивлению Нолар, это оказалась Колдунья Чайка, вмешавшаяся в разговор, — что если этот адепт проникнет в тело юноши, предоставленное ему, то оно будет безмозглой скорлупой, без надежды на восстановление. Ибо нет у Кериса дара остановить его у известных пределов…
— Нет! — Нолар не смогла задушить крик, вырвавшийся из глубин её груди. Она ведь хорошо помнила мальчика, такого воодушевлённого, такого возбуждённого перспективой участия в поисковом отряде и такого ликующего, когда он узнал, что станет одним из разведчиков. Подобно пятну на её лице, он нёс в душе внутренний шрам, страдая от того, что хоть и был полукровкой, но не обладал даром. Но это пока не выражалось во внешних проявлениях.
Так или иначе, но лицо Саймона посерело так же, как и немногим ранее лицо Дахон. Киллан ударил кулаком по ладони другой руки, и его глаза запылали.
Все расслышали сквозь это напряжённое молчание скрип мелка госпожи Мерет. Она повернула свою доску и высоко подняла её, чтобы все смогли прочесть широкие и стремительные буквы, написанные ею:
— У каждого свой выбор. Не умаляйте же его достоинств, ничего не предложив ему…
Из уголков её глаз покатились слезинки.
Саймон простёр вперёд руку, словно ища поддержки, и получил её сразу же после того, как Джелит приникла к мужу.
— Он Трегарт. И он не поблагодарит нас, если ему не предоставят возможности сделать выбор! — сказала Мерет.
— Так как же мы поступим? — в первый раз тихо высказался Мудрец Морфью, — Если вы хотите связаться с Керисом и объяснить, что именно требуется, то это следует делать быстро.
Волосы Дахон стали коричневыми, цвета осенних листьев, и только глаза, казалось, живут на её лице.
— Он кровь от крови нашей, — она, не глядя, сжала руку Киллана. — Мы найдём его. Потом надо действовать без промедления.

Это был сон, но такой реальный! Керис лежал в собственной постели, вокруг, по стенам дома, карабкались цветущие лозы Зелёного Дола, который и был всегда его настоящим жилищем. Над головой слегка колыхался блестящий покров из перьев. Он чувствовал себя довольным, единым со всем, что его окружало, как случалось только немного раз в его жизни. Ощущения давали ему веру в то, что он на грани открытия собственного и, в конце концов, истинного дара.
Рядом что то шевельнулось, и он, немного повернувшись, увидел отца и мать, сидящих на ковре, с любовью глядящих на него. Может, он болел?
— Керис! — рука матери чуть ли не касалась его лба. — Вспомни!
Как он оказался тут? Это ведь Дол Зелёного Безмолвия, а вовсе не странный город. Но мать промолвила, не Дав ему времени на вопрос: — Ты и твои друзья нуждаетесь в помощи. Так мало времени. Ты должен сделать свой выбор, о мой сын!
Теперь и Киллан улыбнулся ему, но в улыбке таилось какое то беспокойство, как будто он вынуждал себя ' улыбаться.
— Хиларион, — продолжала Дахон, — нашёл, что ваши врата можно замкнуть, но только он в состоянии это сделать. Есть лишь единственный способ, который покончит с Кровавыми Вратами прежде, чем Зло обрушится на нас. И так как он не может миновать многие и многие лиги между нами, ему нужно тело для воплощенья.
Керис почувствовал холодок страха.
— Любое проявление Силы требует такого напряжения… — вероятно, он говорил мысленно, а не в действительности. — Стало быть, есть и цена. Кто же будет платить?
— Всё зависит только от твоего свободного выбора, о сын мой… И если ты добровольно согласишься стать орудием Хилариона… То это может быть свершено! — мать закусила губы.
Руки отца покоились на боевом поясе, как при сигнале к бою, когда он заговорил:
— И когда Хиларион вернётся, оставив тебя…
— То я умру, — спокойно проговорил Керис.
— Ты можешь утратить собственную сущность. Тело твоё, вероятно, проживёт ещё некоторое время.
Керис надолго закрыл глаза. Страх снова пробудился в нём. Отец произнёс нечто худшее, чем смертный приговор.
— И выбирать придётся тебе! — голос Киллана подобно острию стали вонзился в его тело.
Керис взглянул на отца, потом на мать. Он смешанной крови, и она может сыграть с ним дурную шутку, если…
— Я Трегарт, — он повторил два слова, которые обдумывал долгие годы. — Я служу там, где меня можно использовать наилучшим образом. Если я погибну во имя Света, то что может быть доблестнее такой гибели? Скажи Хилариону… Нужное ему тело ждёт его. И времени осталось мало.
Вокруг него заплясали и замерцали искорки света. Он задрожал. О, что, что он наобещал… Но, может быть, в первый раз это и было плетением именно его жизненного узора, приведшего юношу к настоящему выбору, раз уж он лишён дара. Он гордо победил страх. Как же долго он ещё пребудет самим собою? Когда же Хиларион придёт взять то, что принадлежало доныне только лишь ему одному?
Он снова мог видеть свет, идущий от двери, отворённой в полуразрушенный зал. Слуха его коснулись жалобы, стенания, о, нет, это не он, благодарение Великим Древним! Вокруг него ощущалось какое то движение, но ведь ему известно, что он должен оставаться в этом же самом месте, и просто ждать.
Но теперь он превратился в нечто незначительное, незаметное, что спасалось бегством по бледной серой дороге, пока не заползло под стену, под которую оно никак не могло зарыться. Да, это явился его преследователь.

Вспышка света оказалась такой яркой, что на мгновение ослепила путешественников, разразившись именно тогда, когда они пребывали в тёмной внутренности руин. Мышка резко выпрямилась на своей скатке. Она не прикасалась к кристаллу, но он пылал так ярко, как будто Колдунья призвала Силу. Дестри тоже ощущала жар собственного амулета. Здесь чувствовалось присутствие такой Силы, что теперь она пронизывала до костей всех членов отряда.
Мышка попыталась осмотреться и вдруг увидела, что Керис стоял и смотрел на всех, слегка повернувшись к выходу. Керис? Нет! Ибо, когда она вгляделась пристальней, тело его словно бы заколебалось, удваиваясь самым странным образом.
— Хиларион! — и Мышка вскочила на ноги.
Тот, кто сейчас представлялся ей Керисом, смотрел на неё.
— Свершилось! А дух сущности…
Не обращая на них больше никакого внимания, она бросилась к выходу. Лиара схватилась за изорванное платье Мышки, и Колдунья почувствовала, что ей не вырваться.
— Что происходит? — бросила ализонка. Среди путешественников поднялся ропот, хотя некоторые и отодвинулись в сторону, освобождая путь к выходу.
— Хиларион пришёл! Замок! Он должен наложить замок!
— Керис? — в возгласе Ромара чувствовалось неверие.
Мышка ответила ему:
— Таков его выбор! Таким путём он служит Свету! Теперь они уже все вскочили и шли за Керисом к свету нового дня, но Лиара вновь обратилась к Дестри:
— Я ничего не понимаю…
— Керис открыл врата, которыми является он сам, дав Хилариону возможность войти в него, — Дестри беспомощно прикоснулась к амулету, — вот деянье, совершенное им…
— Что? — переспросила Лиара. — И такова ваша великая магия? Где же Керис?
Дестри медленно покачала головой:
— Может быть, этого мы никогда больше и не узнаем.
Она слышала глухой протест Лиары, но её внимание целиком поглотил тот, кто теперь вёл их вперёд, хотя они и не могли не осознавать, что готовы на все. Его голову не прикрывал шлем и кольчужный шарф, его руки свободно висели вдоль бёдер, но не касались оружия. Утренний ветер вздымал копну тёмных волос, и они потом падали назад, как будто бриз более не смел касаться их.
Так они шли сквозь весь город. Те, кто нёс оружие, присоединились к ним, и уже за башнями появились и кеплианцы и Яста — но рентианец уже не искал, как он делал это обычно, Кериса.
Дестри слышала ропот голосов, но уже не пыталась произносить какие то слова. Они теперь шли к такому подъёму Силы, которого она и не могла вообразить себе, хотя Мышка, вероятно, и имела понятие о том, что должно было сейчас произойти.
Древние улицы текли мимо них подобно влаге. Керис огляделся и свернул именно на этот путь, как будто много лет назад уже побывал в этом месте.
Потом они пришли и на поле. Грук всё время держался рядом с Керисом, словно личный оруженосец.
Труд его рук ещё жил и действовал. Лоза не выказывала и признаков увядания. Тёрн тоже не зачах, и зловещие цветы красовались, словно красные и жёлтые блюдца. Точно здесь и не было взрыва тёмного мира.
Теперь тело Кериса казалось даже ещё более туманным, как будто он боролся за сохранение собственной формы и неизменности. Он остановился в середине меж колоннами, с другими людьми и животными, выстроившимися полукругом за его спиной. И только Грук занял место непосредственно позади адепта.
А потом пришёл звук, подобный грому. Лапа рука Грука покоилась на плече Кериса, но тот отбросил великана подальше. Дестри зажала нос и смотрела на Мышку, бледную и изнурённую, цепляющуюся за Лиару, и на госпожу Элири, наложившую стрелу на лук, намеревающуюся защищать их. Запах крови усиливался, как и присутствие Зла.
Потом установленная Груком преграда затрещала. Сквозь массу растений пробрался широкий нос одной из тех машин, за которой наблюдала Мышка в своём видении. Она прошла сквозь виноградную лозу, а потом, умертвив все вокруг, явно потеряв управление, вдруг завалилась влево.
Однако это двигалась лишь первая из рода им подобных, прорвавшихся за преграду. Они неуклюже и беспорядочно расползались в стороны, и стало ясно, что этими металлическими ползунами больше никто не управляет.
В одной машине Дестри увидела тело, вываливающееся на мостовую прямо перед нею. Другой ползун уже пробирался сквозь обширную дыру, которую открыла для неё самая первая машина. Стрела Элири запела песню смерти, и человек, намеревавшийся выйти оттуда, вдруг опрокинулся на ещё не смятую колючую лозу.
Потом последовал судорожный толчок, и машина закачалась. Надо было сделать поворот и вернуться, но Сила врат отказывалась отступать.
Керис шевельнулся. Но он потянулся не к оружию. Вместо этого его голос поднялся так, что показался эхом истинного неба над их головами.
— Мы — от этой земли! Сотворённое здесь порождено этой землёй!
И он протянул ладони, и на них появились сферы пурпурного пламени, взметнувшегося так высоко, как будто оно в ужасе бежало от плоти, нёсшей его на себе.
— Арскро! — зазвеневший в голосе Кериса металл сделал имя Древнего боевым кличем. — Здесь всегда равновесье! Равновесье — исход! Потщись же соблюсти равновесье!
Те, кто стоял за ним, попятились против собственной воли, потому что он призвал по имени Древнейшего из них. И с каждым призыванием пурпурное пламя вздымалось все выше.
Ползун по обломкам теперь устремился к вратам и внезапно встал. Никто не вышел из машины. Ничего угрожающего не показывалось из тупоносого металла.
— Раммона, Лете, Ниве, Гуннора, Мать земли, творительница Сущего! — голос мага набирал силу, и Дестри казалось, что тело его становилось больше и мощнее.
— Эти врата не для нас! Ради Милосердия Силы — замкните их!
Последний вскрик прозвенел в воздухе. Огонь, все ещё пылающий в ладонях, взметнулся вверх и ринулся в пространство меж колоннами, сметая все на пути.
Теперь словно факелы запылали и сами колонны, и яркий пурпур преобразился в лиловый цвет, слившись с Мышкой, в которой признал укрощённую Силу, подобной которой прежде не существовало!
Высоко взметалось пламя, но не обжигало. Тошнотворный запах крови исчез. Колонны распались, не оставив даже пепла.
Вместе с ними не стало и преграды, поставленной Груком, разбился и ползун, пытавшийся одолеть её. Другие машины, шедшие впереди, были погребены под обрушившимися зданиями и безоконными башнями.
Пронёсся сильный порыв ветра. Им пришлось ухватиться друг за друга, чтобы их не сбило с ног. Перед ними открылось чистое поле, и даже бесшовная мостовая с треском стала разламываться под ними.
Руки Кериса больше не держали огня, они бессильно повисли. Грук с быстротой молнии метнулся к нему, потому что, когда великан хотел, то мог двигаться очень быстро, и подхватил покачнувшееся тело.
Но странная дрожь плоти воина уже прекратилась. Теперь Керис точно стал самим собой. Или… стал ли? Инстинкт целительницы заставил Дестри броситься к нему. Грук подхватил на руки почти невесомую плоть и понёс назад, к одному из зелёных островков травы, и уложил её там, словно в гнездо, поджидая помощи Дестри.
Нет, он не умер, но только лёгкое подрагивание пульса уверило целительницу в этом. Пульс этот отличался медленностью и неверностью. Да, Хиларион ушёл и они могли только надеяться, что плата за Силу оказалась не напрасной.
Грук обхватил руками голову Кериса и сам закрыл глаза. Дестри чувствовала, как он пустился на поиски жизни, пытаясь обнаружить, куда она ушла.
Однако Керис находился в каком то подобии сна, как будто его унесло куда то далеко далеко… Сумеет ли он вернуться? Жрица отказывалась смириться и принять это.
Мышка опустилась на колени подле тела Кериса. Слёзы текли по её исхудалым щекам, когда она наконец нашла в себе силы проговорить:
— Сестра, уже давно люди нашего племени отлучили их Силу от того, что знали сами и чем имели обыкновение пользоваться адепты… Я… Я не могу ничего сделать, — и она разрыдалась, и кристалл её был тёмен и мёртв.
Дестри пришли на ум имена, призванные Хиларионом: Ниве, которая всегда держалась путей правды; Леты, которая охраняла врата жизни; Гунноры — её собственной Госпожи; она не нуждалась в призывании их вслух, она знала, что лежит у неё на сердце!
Не боясь более никого, потому что те, кто снабжал солдатами ползунов, были мертвы, и Кровавых врат более не существовало, путешественники пустились в обратный путь из низкого города с Керисом на руках у Грука.
То, что здесь случилось, лишило их всех сил. Даже кеплианцы шли, опустив головы, будто носились галопом весь день. Дестри, Мышка и прочие, оставленные с Керисом, разбили лагерь, не испытывая ни малейшего желания найти укрытие среди влажных руин. Лиара наклонилась над изножьем Кериса и проговорила:
— Я слышала, господин Ромар сказал, что это тело ещё живёт, но дух его покинул, — она стиснула руки. — У всех людей есть свои герои. Мой Дом Креванеля внёс их в списки в Ализоне. Но рисковать духом… Я не понимаю, тут столько всего такого, чего я просто не понимаю… Но теперь я знаю, что должна научиться.
Мышка печально улыбнулась:
— Мы учимся всю жизнь. Если бы мы не учились, то не сумели бы исполнить того, для чего рождены. Керис ощущал свою ущербность, ибо полагал, что не обладает даром. Но ведь наделённый даром человек не смог бы воплотить в себе Хилариона. Сестра! — обратилась она к Дестри. — Есть ли у нас надежда?
— Не знаю, ибо дотоле не видела ничего подобного, хотя и слышала об этом. Мы можем лишь уповать на его приближение.
Но, хотя они и дежурили по очереди подле Кериса, он не проснулся. В сумерках Мышка отошла подальше, так, чтобы усилия Силы адепта не лишили Силы и её вызова, и достигла Чайки в мысленном сообщении.
— Что Трегарт? — таков был последний вопрос Чайки.
— Мы не знаем. Он кажется просто спящим.
Чайка никак этого не прокомментировала. Застарелое недоверие к мужскому дару ещё царило среди некоторых Сестёр. Но, вероятно, время для такого отвращения прошло. Они сдвигали горы, чтобы спасти свой край, но здесь мужчина мог сделать и больше.
На заре небо стало прозрачным. Дестри отложила в сторону кувшинчик, из которого мгновением ранее поила Кериса укрепляющим снадобьем. Питьё поддерживало телесные силы, но не могло возвратить духа, покинувшего тело. Утренний ветер принёс благоухание недалёкого моря.
Она услышала послание из Лормта — им велели возвращаться, задание завершилось. Найденные врата замкнули. Их содержимое оказалось наихудшим именно из за кровавых жертвоприношений.
Голос Гунноры вдруг осознала вокруг себя какое то движение. Это Яста пришёл и встал подле потерявшего сознание мужчины.
«Тут только искра».
Дестри мгновенно повернулась к рентианцу и спросила:
— Как можно такого достичь?
«Кто даст жизнь, Голос? Кто спасёт храбреца? Кто вернёт его на землю?»
— Что ж, тогда я поищу! — ответила жрица и потянулась к мешочку с целебными травами.
Теперь это будет другой поиск, нежели поиск Нолар в определённом времени и месте, потому что теперь искать придётся по ту сторону и того и другого. Она поговорила и с Мышкой, и с Элири, но была изумлена, когда и кеплианка, и кобылица Тила, присоединилась к ним, а потом, не говоря лишних слов, и Грук.
Сначала она пригубила питья, а потом легла рядом с телом Кериса. В ней заструилось то, что они все могли дать ей, — Сила.
Сначала была Тьма и она ведала, что идёт следом за тем, кому уже приходилось здесь спасаться бегством. Волны страха били в неё, словно волны моря. Она крепко держала в памяти образ Кериса, нет, не образ его тела, бессильно распростёртого, словно лишённого жизни, нет, она представила Кериса, полного телесных сил и ума.
Она стремительно летела вниз по тёмной улице, чувствуя, как Сила её убывает. Потом вдруг увидела комочек чего то серого, отчаянно цепляющегося за стену, которая и задержала его.
Только комочек? Нет, она не верила. Дестри принялась вливать в странное существо всё, что несла в собственной памяти. Туда — и туда — и туда! Она призывала Силу, и та приходила, и поддерживала её, пока жрица строила это тело, возвращала ему целостность, в которой не было и следа тени!
— Керис! — позвала она, завершив свой труд.
Она открыла глаза, и рядом сияло солнце, и стояли те, кто охранял и питал её, кто связал себя с нею тем дружеским союзом, которого уже ничто не могло разрушить. И тогда она повернулась к телу Кериса.
Веки юноши медленно приподнялись. На его лице изобразилось изумление. Нет, не на лице идиота — милостью Госпожи, это снова был человек.
— Керис! — голос Дестри зазвенел от радости.
Он улыбнулся:
— Госпожа, тебе нужен совсем глухой муж! Я уже здесь, я вернулся!

Интерлюдия: Лормт

Первый ранний дождь лил всю ночь напролёт, и от этого каменная кладка в грудах мусора и пыли снова могла обрушиться вниз. Одна из башен и часть связующей стены, всё, что поставили Мудрые, предотвращая дальнейшее оседание, обрушилось со времени Поворота, но заклятий, наложенных Оуэном, должно было хватить для обуздывания непогоды, пока не происходило изменений к лучшему. Но даже и в этом случае большая часть старших Мудрецов, да и все, кого удалось позвать на помощь, занимались размещением архивов, открытых заново при первом же повреждении строений.
Но теперь, при большем общении с внешним миром, каждый день появлялись и более важные дела и заботы. Обширный покой продолжал быть местом встреч, и тайную карту мира не убирали с громадного трапезного стола. На восточном континенте в большом количестве появились новые отметки, но на западном их оказалось гораздо меньше.
Однако этим утром общество, собравшееся там, занимала не карта. Все сдвинули кресла и пару стульев в неправильный круг.
Светильники уже оплывали, когда мужчина, откинувшийся на спинку кресла так, будто он смертельно устал, заговорил первым:
— Это сделано!
Шумный ропот вздоха всеобщего облегчения ответил ему, и напряжение, исходившее от прочих, оставило их в состоянии, близком усталости говорившего.
Но остался вопрос, ради которого они все и оставались здесь так долго.
— Керис? — рука Дахон так сильно сжала руку Киллана, что казалось, их плоть сплавилась воедино и навсегда, хотя тело сына находилось так далеко от них.
Хиларион, закрыв лицо руками, хрипло ответил:
— Не знаю…
Заскрипел мелок по грифельной доске. Это старая женщина с собранными в узел волосами писала краткое сообщение, а потом протянула его соседке, колдунье Чайке.
Чайка дотронулась до своего кристалла и взглянула искоса на сестру Иву. Когда же она заговорила, то её однообразный голос звучал так же, как скрип мелка:
— Они будут биться со всей силой дара, который только могут вызвать; и мы теперь не смеем вмешиваться в их битву. Если спасенье возможно, то те, кому он был спутником и товарищем, спасут его.
— Малое утешение ты даёшь нам, Чайка, — ответила Джелит Трегарт, — однако врата замкнуты, Хиларион.
Он кивнул, все ещё пряча лицо в ладонях. Каттея поднялась с кресла и встала позади, массируя адепту мышцы широких плеч и шею.
Чайка проговорила.
— Так. Не мог бы ты подсоединить к цепи и другого? Или ты должен путешествовать сам к каждому, ибо у нас больше нет времени?
Большинству казалось, что она забыла о проблеме Кериса, почти как некоторые из хладнокровных колдуний более раннего поколения, не дававших воли своим эмоциям.
Адепт поднял голову, посмотрел колдунье в лицо и ответил:
— Обнаруженные нами бездействующие врата мы можем замкнуть издали. А те, которые ваши сёстры держали с помощью заклятья Мышки… — на его губах появилась нерешительная улыбка, — там должна быть ваша Сила, которая и приведёт мощь моего дара к цели…
Нолар потёрла пальцы, немного запачканные питьём, которым занималась, когда её вызвали сюда. Древнее и глубокое недоверие Колдуний к мужчинам, обладающим Силой, — наверное, его теперь не удержать! Колдунья и адепт разделяли их истинно различное, но ужасающее учение, которое могло свершить и Поворот, и двигать горы.
— Всеобщей Матери надобна любая служба, — тонкие губы Чайки плотно сжались, ибо она находила это утверждение горьким. — Ива будет ожидать сообщения от Мышки. Цикада, Бабочка и Рябина теперь держат защитный барьер. Ты должен считаться и с ними.
— Что ж, это лучше всего! — Хиларион, опираясь на руки, приподнялся с кресла. И хотя Каттея и стояла рядом, но Нолар, повинуясь инстинкту целительницы, бросилась к обоим.
Госпожа Мерет не пыталась использовать грифельную доску, но рука её сжала руку Дахон. Она пристально вглядывалась в вечно меняющееся лицо Госпожи Зелёных Теней.
Черты лица Дахон странно застыли, когда она вымолвила то, что могло быть посланием для всех:
— Он не за Последними Вратами, потому что если б это было правдой, мы бы дали ему жизнь, которую знали. Так что есть ещё надежда.
Она наклонилась, поцеловала Мерет в щеку и вышла вместе с Килланом.
Встреча закончилась, и некоторые сразу же обратились к карте Дуратан, уперевшись кулаком в раскрашенную кожу, сказал.
— Арвон.
Одним единственным словом он обозначил вторую проблему, занимавшую их сейчас. Хиларион, при всех своих возможностях, оказался в данный момент не способным связаться с Алоном. Он только сообщил, что это не недостаток их фокусного центра, а некая неизвестная Сила, образовавшая преграду, и пока её трудно преодолеть Корис послал эскадру из трёх самых быстрых салкарских кораблей, союзных Долинам, но стоял сезон бурь, и то, что раньше было обычным трёхнедельным путешествием, теперь для судов, регулярно бороздящих моря среди ветров и волн, заняло бы вдвое больше времени.
— Если есть новости, то Саймон ждёт и мы узнаем все.
Джелит не сомневалась, что узы меж нею и её господином были так тесны, что никакое расстояние между ними не имело значения.
— Терлах… — с отсутствующим видом проговорил Дуратан, как будто произнося вслух мысль.
— Твой соратник, сокольничий, — быстро подхватила Джелит, — ведь он устроил Гнездо в Долинах, не так ли?
— Они не пользуются Силой, — ответил Дуратан, потом повернулся и внезапно уселся в кресло. Из камзола он достал маленький мешочек и вытряхнул из него на соседнее кресло горсть бусин. Цвета были яркими даже при таком тусклом освещении.
Закрыв глаза, он простёр руку, разжав ладонь над ними, и держал её одно долгое мгновение Бусины сдвинулись, цвета распределились и перемешались Джелит не умела работать так, но она знала, что защитник Лормта легко мог подобрать остатки древней мудрости, которых не знали прочие и которые отвечали лишь ему.
Теперь она видела, что бусины, перекатившись, приняли форму наконечника стрелы, что чёрная бусина соединилась с двумя серыми, а когда три кроваво красные образовали верхушку, прочие расположились позади.
Черты лица Дуратана исказила судорога ненависти.
— Зло! Отметьте эту западную точку! Что бы ни произошло в Арвоне — это от Тьмы!
Он ещё раз собрал бусины, хорошенько потряс и метнул, а потом прикрыл рукой. Джелит заметила, что цветная фигура немного изменилась. Верхушкой стрелы теперь являлась серая бусина, а три больших бронзовых отделили её от чёрной и тёмной.
— С Терлахом и морской крепостью пока все хорошо, но им не удалось уйти от Тьмы. Госпожа, — Дуратан обернулся к Джелит, — как в Гарт Хауэлле? Они так же могущественны, как и Колдуньи?
Та покопалась в памяти, пытаясь собрать крохи сведений из того времени, когда она носила серое платье и кристалл.
— Колдуньи, управляя Силой в Эсткарпе, соблюдали равновесие с Арвоном. Но после Великой Войны сообщение между нами прервалось. У них свои адепты, ибо у мужчин там больше Силы. К тому же они говорили об эксперименте, опасном для прочих. Они держали собственных приграничных стражей — что то вроде Сарнских Всадников, но никто не говорил, что они целиком предались Тьме. Вот уже много поколений они довольствуются тем, что пребывают внутри собственных союзов и имеют мало дел с внешним миром, за исключением собственных вассалов. Подобно Мудрым в Лормте, они считают, что приобретение новых знаний, наблюдение и поиск — самые важные вещи на свете!
— Но разве они на стороне Света?
— Затенённые, вот как мы зовём их… Может быть, взрыв дикой магии нарушил равновесие. Если так, то как мы можем рассчитывать на них или даже просто понять, что они делают там? Люди из Грифонии противостоят им. Наши провидицы ждут от них многого. И может быть, они готовы к войне. Нам не стоит поднимать против них, вооружённых Силой, армию. Мы можем только наблюдать и исследовать то, что некогда использовалось так эффективно.
Дуратан собрал бусины, ссыпал их в мешочек и заметил:
— Кажется, в ближайшие дни утешиться нам нечем!
— Дуратан, если Сила утрачена, она утрачена навсегда!
Они разошлись, и этот день показался им самым долгим днём их жизни. Все они вновь стремительно вернулись к своим трудам и заботам, надеясь, что это и есть сейчас самое важное.
Но вот пробил большой гонг, и они немедленно оторвались от занятий и тотчас собрались в зале. Дахон приветствовала их. Её волосы клубились огненным облаком вокруг плеч. Все краски, свойственные ей, вернулись. Она стояла подле Чайки, и даже колдунья в это мгновение выглядела не так отчуждённо, как обычно.
— Керис! Керис снова с нами! — Дахон трепетала и звенела точно птицы её возлюбленного Зелёного Дола. — Врата разрушены! Наш сын снова стал самим собой!
Киллан стремительно шагнул вперёд и заключил жену в крепкие объятия. А для других истинные стены Лормта будто растворились в ярком солнечном свете, позволяя созерцать мирный край.
Потом Джелит сделала общее сообщение. Капитан Хикбек достиг города Эс с вестью, касающейся Арвона: Долины внезапно подверглись нападению какого то Зла, помрачившего умы правителей, так что многие из них затеяли междоусобицы. Ходили слухи и о свирепом мятеже в Пустыне. Связь с Арвоном прервалась.
Хиларион просто выбранился по этому поводу. Он ещё раз поставил приспособление для связи на стол в зале совета и теперь хмурился. Они и прежде знали, что его Сила, поддержанная Колдуньями, разрушила жабоподобную ловушку, которую нашёл южный отряд. Но если они не могли связаться с Арвоном, то как же он поведает об открытии, которое может оказаться таким важным для Алона?
— Да, — проговорил Киллан, — мы можем очистить нашу часть мира, но если другая половина его уже поглощена…
Он не нуждался в том, чтобы закончить фразу. Остальные могли и сами превосходно сделать это.

Глава 16
Арвон, Грифония, Северо Запад

Он должен установить защиту, сделать её как можно сильнее, пусть люди вокруг чувствуют только страх, муку, иссушающую усталость. Он скакал в доспехах кайогов, на разведывательной лошади, сбруя которой звенела и от которой ему было мало выгоды. Но такая сбруя никому не давала возможности догадаться, что он — Фирдун из Дома Грифона.
Если б не неистовое дуновение Силы, они бы не захватили его врасплох. Но он открылся из за того, что пользовался даром и истечение Силы на время сделало его неосторожным. Какое смятение постигло Арвон, он даже не догадывался. Но то, что мощь была такой, какая никому и не снилась, он не сомневался.
Все задумали прекрасно, и он ухватился за план, который позволил бы ему уйти так далеко от дома. Гьюрет, кайог, сообщил о необычных перемещениях в Гарт Хауэлле. Обиталище разжиревших гадюк уже долго занимало внимание кайогов и удобством жизни, и тем, что они, казалось, довольствуются лишь запасом древних знаний и чародейства. Там и мужчинами и женщинами овладело независимое стремление к знанию, но слишком часто это все исходило от тени, и в Арвоне верили, что главные маги города следовали Тёмными Тропами.
Внезапный злой удар бросил его на высокую луку седла, прервав доступ воздуха в лёгкие, и Фирдун даже не смог застонать. Они заарканили его длинной верёвкой и связали позади руки, но им пришлось держаться поодаль, так как кайогский жеребец вставал на дыбы при малейшем соприкосновении с их уродливыми и жалкими подобиями скакунов. Их было пятеро: хорошо вооружённый вожак и его люди (если эти образины, исполненные злобы, наносившие удары сбоку и сзади, действительно являлись людьми).
Фирдун хорошо знал собственный дар, но теперь сомневался, что удастся им воспользоваться. Он находился слишком близко от Гнезда, чтобы передать мысленное сообщение, и он пока не знает, где враги взяли его и почему.
Сила всегда была обоюдоострой: мысленное сообщение могло повлечь за собою непредвиденное и внезапное возмездие. Он дал себя свалить, ограждая себя с помощью внешних защит от страха и боли, и пытался только лишь понять, где он, каким образом схвачен и почему.
Твари, захватившие его, не разговаривали, а он не смел проверить, пользовались ли они способами мысленного общения или же всего навсего следовали приказам, отданным до того, как захватили пленника. Но еженедельные разведывательные рейды вне Гнезда дали ему возможность ознакомиться с отличительными хорошо запоминающимися особенностями местности, и эти особенности указывали на то, что его везут по направлению к высокому валу, известному как Драконий Гребень.
Он чувствовал чужаков, раскачивавшихся в сёдлах сзади и сбоку от него, ощущал присутствие других воинов. Некоторые облачились в испещрённые рунами одежды магов, иные — в серые дублеты послушников. В первый раз за многие годы Гарт Хауэлл выставил на внешней границе своих владений охрану.
Бывшие причиною его бездействия последние симптомы дурноты, порождённые прикосновением огромной мощи, прошли, однако юноша продолжал прикидываться тем, чем казался ранее, ибо в таком обществе хитрость — самое правильное.
В небе раздался пронзительный крик, и над ними пролетела стая огромных птиц, чёрных, красноглазых, хищно изогнувшихся будто для того, чтобы кого то клюнуть, внушавших предположение, что с ними не так то легко и ладить.
И вдруг манёвр охранников дал Фирдуну возможность увидеть ещё одну часть отряда, стремительно скачущую в том же направлении, куда следовал и их собственный отряд, оставив открытое пространство для перемещений. Ему пришлось опустить голову пониже, притворяясь, что воля его полностью подавлена, так что он не мог повернуться и посмотреть, что же так быстро надвигалось с юго западной стороны.
Однако он всё же ухитрился подсматривать уголком глаза и, несмотря на всю его тренировку, ужас охватил грифонийца. Несомненно, эта тварь была женского пола, но ростом она превосходила любого воина, захватившего его в плен. И она не бежала, а передвигалась большими прыжками, при этом раскидывая далеко в сторону свои густо покрытые перьями конечности, помогавшие ей держаться в воздухе достаточно долго. На тощем теле тоже проглядывали клочки перьев, сверху торчала голова с высоким прямым гребнем, а четыре пальца, снабжённые кривыми и острыми когтями, которыми завершались конечности, могли бы называться руками.
Стая чёрных птиц продолжала кружиться в небе, и Фирдун, осмелившись немного приподнять голову, понял, что конвой не имел ни малейшего желания контактировать с их птицеобразным союзником.
Она явно не из Пустыни, потому что подобного существа никогда не видели близ Гнезда, а ведь грифонийцы совершали далёкие путешествия, так как были кочевыми кайогами и всегда находились в поиске новых стад и табунов.
Фирдун хорошо знал старые истории, в которых рассказывалось, что Войны Великих, очистившие большую часть мира, оставили после себя какое то количество странных существ, некоторые из которых принадлежали Свету, а иные целиком предались Злу. Наверняка эта тварь предана Тьме!
Фирдун не нуждался в даре, чтобы убедиться в этом, так как гнусной вони, доносившейся до него, когда тварь прыгала, было вполне достаточно для выворачивания желудка человека.
Их группа вытянулась в одну линию, и теперь он мог видеть постепенное приближение Драконова Гребня. Курган, и это было очевидно, являлся конечной целью и для женщины птицы. Ещё раз их отряд поспешил посторониться и дать дорогу гораздо большей кавалькаде.
Внешний ряд группы состоял главным образом из латников, чьи колдовством сотворённые шлемы мешали разглядеть лица. Он окружал трёх всадников. Одежда волхвов мерцала в солнечных лучах нашитыми на ткань самоцветами. Двое были явно стары, старше любого живого человека, которого Фирдун когда либо видел, ибо Старая Раса не выказывала признаков возраста до самого момента прохождения через Последние Врата. Однако тот, кто скакал меж ними немного впереди, ибо по рангу являлся главой тёмного отряда, выглядел почти ровесником Фирдуна. Его смуглое лицо, казалось, не знало морщин, а щеки хранили намёк на юношескую округлость.
Его одежда, непохожая на одежду преследователей, рдела как только что пролитая кровь, а руны на ней ярко чернели. И казалось, что их не нашили на ткань, а вживили в неё, и от этого руны мерцали и переливались. С шеи свисала цепь из чёрного металла, к ней крепился шар, тёмный и безжизненный, размером с ладонь чародея. Коротко стриженные волосы плотно прижимал к голове обруч из того же чёрного металла, что и цепь. Однако в чертах лица чародея не было ничего чудовищного или устрашающего. Он казался красивым, кроме глаз, прикрытых тяжёлыми веками, и он скакал совсем близко от той группы, где находился юноша.
Как Фирдун чувствовал зло, исходящее от птицы женщины, так теперь он ощущал дар. Сила скакала совсем рядом, и грифониец немного смутился. Ибо сам он унаследовал Силу, приумножил её долгими и упорными упражнениями, так как родился в Гнезде, а здесь мощное истечение энергии предполагало, что юный всадник не являлся тем противником, которым следовало пренебречь!
К этому времени кавалькада сильно продвинулась вперёд, и Фирдун уже отчётливо различал направление движения — они тоже устремились к Драконову Гребню. Но перед их отрядом начинался подъём, и они сравнялись с ещё одной группой всадников, и те тоже везли пленника, захваченного тем же способом, что и сам Фирдун.
С пленником обошлись грубо, привязав его прямо к хребту собственной неутомимой лошадки. Его голова немного повернулась в сторону Фирдуна, и юноша мельком разглядел залитое кровью лицо.
Хагар! Из всех торговцев, отваживающихся на поездки из Долин или в Пустыню в поисках предметов, оставшихся от Древних Времён, он являлся самым смелым и удачливым. В Гнезде всегда ждали его приездов, ибо он оказался отличным сборщиком новостей и даже слухов, но, как правило, с зерном правды в них.
Все три группы уже поднимались по крутому склону. Взвилась плётка одного из стражников, хлеща не только лошадь Фирдуна, но и обжигая горячей полосой его собственную кожу, разрывая в клочки шаровары, которые представляли собою теперь не более чем утреннюю паутину паука.
Юный же чародей и его сопровождение, должно быть, уже достигли вершины. Но группы с пленниками отстали, потому что лошади просто пятились и взбрыкивали от дикого страха. В конце концов некоторые стражники спешились, достали длинные верёвки и стали тянуть взбесившихся животных, вынуждая их шагом продвигаться вперёд.
Фирдун не испытывал никакого желания показывать, что он только притворяется испуганным и забитым. Он скакал на кайогских скакунах с самого раннего детства и прекрасно отдавал себе отчёт, что один из них, тот, что сейчас вёз его самого, был почти разумным созданием.
Наконец их вынудили остановиться. Двое стражников разрезали верёвки, столь болезненно привязывавшие юношу к седлу, и бросили его на землю, накинув петлю на шею так, что ему пришлось почти бежать за одним из латников, в противном случае его бы просто удушила верёвка. Теперь он не мог видеть Хагара, но надеялся, что торговец выдержит.
Драконий Гребень являлся одним из памятников, оставшихся от времени Великих Ушедших. Может быть, когда то он представлял собою кумирню какого нибудь божества. Теперь тут осталась лишь мостовая из чёрных плит, от которой исходило ощущение давно забытой опасности.
Латнику помогали двое стражников. Скрученными верёвками они так хлестнули Фирдуна, что тот, упав, забарахтался на гладкой черноте под полновесными ударами, а потом заскользил вперёд по скользкому камню плит, приложившись к ним щекой.
Потом, когда второй пленник ударился об него, он заскользил дальше. Хагар! Предаст ли его торговец? В это время и в этом месте он не смог бы изменить черты лица с помощью иллюзии.
Уголком глаза он увидел плавное скольжение кроваво красного плаща. Потом обрушившийся на него с другой стороны тела удар подкованного носка сапога ускорил его скольжение, только уже повёрнутого лицом к небу, где с необычной быстротой начали собираться тучи.
К тому же теперь юноша смотрел прямо в лицо юного чародея. Да, тот был красив, но губы кривились в улыбке, которая могла бы, наверное, очаровывать, если б только никто не видел отблескивающих тусклой сталью серых глаз, казалось, не имеющих ясно видимых зрачков.
Дурнота подступила к Фирдуну, как будто что то невероятно грязное и гнусное выворачивало его нутро, отдаваясь во всём теле. Потом юный чародей кивнул и отошёл влево. Несмотря на все усилия по самоконтролю, Фирдун следил за чародеем глазами. Теперь волхвы тщательно исследовали Хагара, но торговец сомкнул глаза и застонал.
Раздался насмешливый звук и вокруг разлился зловонный дух. Птица женщина заняла место волхва и уставилась на Фирдуна, повернув голову набок, как будто могла видеть только с одной стороны.
— Подготовьте их!
Чьи то руки обхватили запястья юноши и бросили его к ногам мага. Фирдун изо всех сил притворялся ослабевшим, и слугам пришлось волочь его по чёрным плитам туда, где на возвышении уже была собрана металлическая решётка; его подняли и бросили туда, и металлические оковы плотно прижали юношу к прутьям.
Жертвоприношение…
Все происходящее привело грифонийца в чувство и заставило насторожиться. Он снова играл в беспомощного пленника, и играл, может быть, слишком долго, но он должен знать, почему Гарт Хауэлл пробудился! То, что собравшиеся вызвали магическую бурю — в это он не верил, ибо некоторых волхвов, казалось, охватил страх.
Теперь он мог вызвать Гнездо, но это подвергло бы их опасности. Он знал, что дар его велик, но он никогда не был способен сливаться с другими, даже в битвах. Они решили, наконец, что ему предстоит играть другую роль — по не роль же жертвоприношения Тьме!
Слуги подложили сухой травы и соломы под решётку, на которую его бросили, методически разводя огонь. Фирдун оказался не в состоянии выкрикнуть никакого заклинания.
Тучи собирались все быстрее, наливаясь чернотой, и чёрные птицы Пустыни заметались беспорядочно по небу. Нет, не тучи громоздились в небе — там теснились какие то серые мешки, набухшие от распирающей их влаги. В уме юноши заструилось заклятие дождя, акцентированное на разрыв облачного покрова.
Он всё ещё слышал возню вокруг него, но из мысли не выходило: облака вода облака. Пламя вспыхивало, доставая голову, паля волосы, обжигая глаза. Облака — и крылья, и крылья вдруг превратились в лезвия, разрезавшие тучи, которые обрушили вниз настоящий потоп. Птицы, пронзительно заверещав, взметнулись вверх, но у них уже не было выбора, куда лететь.
Пламя лизнуло его щеку, одежда задымилась.
— РЕЖЬ!
Птицы панически заметались среди облаков — а в небе словно лопнул огромный водяной мешок, освободив своё содержимое. Косые линии влаги невиданной плотности и силы хлынули на решётку. Фирдун слышал крики, но сосредоточился на другом. Металл оков таял под ливнем, пятна ржавчины ползли вверх подобно росткам, которым кто то приказал расти. Фирдун высвободил всю силу своего дара — и металл лопнул.
Грифониец вскочил на ноги одним из тех быстрых боевых движений, которым научился от Джервона из Гнезда. Латники и слуги повалились наземь, отброшенные от края возвышения. К неистовству ливня присоединилась теперь и ярость ветра. Он уже не видел чародея в красных одеждах. Все виделось смутно в этой буре с небес, но всё таки Фирдун заметил, что другая связанная фигура лежит совсем рядом. Подталкивая Хагара, он стал вместе с ним перемещаться к краю площадки, вымощенной чёрными плитами — и они покатились по глинистым и скользким склонам Гребня к самому изножью.
Хотя пара тварей, на которых скакали люди из Гарт Хауэлла, и пронеслась мимо, Фирдун даже не сделал попытки схватить какую нибудь из них под уздцы. Тут Хагар пошевелился, и так или иначе его спаситель оказался способен поставить торговца на ноги.
Покрытый грязью, которая, казалось, налипала на них скорее, чем её смывал ливень, Фирдун побрёл, шатаясь, в единственно верном, как он полагал, направлении, то есть в сторону, противоположную Драконьему Гребню. Он от души надеялся, что неистовство бури едва ли столкнёт его лицом к лицу с врагом. Нуждаясь хоть в каком нибудь указателе направления, он просто побрёл за одним из потоков, несущимся со стороны Гребня и полагал, что это убережёт его от движения по кругу.
Явление Силы, разразившейся бурей, отозвалось на нём тяжело, и теперь больше всего на свете он желал просто свалиться в струившуюся под ногами грязь и уснуть. По крайней мере, хоть Хагар выбрался из полубессознательного состояния и встал на ноги без всякой поддержки с его стороны.
Фирдун вздрогнул, когда его спутник, несмотря на продолжающееся неистовство ливня и ветра, испустил переливчатый свист. Юноше почти удалось зажать рот торговца, когда навстречу вдруг заскользили тени, движущиеся сквозь завесу падающей воды, и мгновением позже перед ним возник Сансах, его кайогский жеребец, а вместе с ним, с тихим ржанием, и другой, караковый.
— Давай вместе! — Хагар вдруг как то странно затрясся и, к удивлению Фирдуна, остатки верёвок, связывавшие тело торговца, упали, как будто лопнули, и тот вскочил в седло. Фирдун последовал его примеру, но не успел даже подхватить узду Сансаха, когда кайогский жеребец прямо с места кинулся в галоп, а торговец, как будто его недавнее пленение было всего лишь сном, уже скакал на своей караковой лошадке далеко впереди. Теперь они точно приближались к краю бури. Ветер, бивший в спину, когда они оставляли Гребень, и понуждавший двигаться вперёд, стих, а ливень превратился просто в осенний дождик. Хагар, казалось, знал, куда направлялся, и Фирдун пока удовольствовался тем, что дозволил купцу поруководить.
Он всё еще продолжал спор с самим собой, надо ли ему посылать мысленное сообщение в Гнездо, когда торговец остановил коня, явно поджидая Фирдуна. Дождь стал простой моросью.
Но Фирдун пристально рассматривал человека, одетого теперь только в колючки и вывалянную в грязи одежду торговца из Пустыни. Будто помогая расследованию, незнакомец сбросил с головы обшитую кожей шляпу.
— Ты не Хагар!
В лице, повёрнутом к юноше, не было ни малейшего сходства с тощим и смуглым торговцем. Это был… Фирдун знал Силу в её человеческом воплощении. Он разделял дом с адептом, с которым у него не было ничего общего, кроме цели. В его собственных жилах только отчасти текла кровь человека.
Подобное признает подобное — вот только сравнивать собственный дар с Силой своего недавнего товарища по плену ему и в голову не пришло. Как все Древние, странник не выказывал никаких признаков возраста, и теперь выглядел как человек в расцвете сил, но вот глаза…
Вымазанные глиной пальцы Фирдуна поднялись в воздух, когда он чертил знакомый с самого детства знак.
Слабые следы символа повисли в воздухе и взметнулись вверх, исчезая во вспышке голубого света.
Странник улыбнулся улыбкой учителя, благосклонного к ученику.
— Нет, я не Хагар, хотя и принял на время его облик, так же, как и ты позаимствовал на время одежду кайога, ибо так никем не узнанный, я мог пробраться по неспокойному краю. И если бы не взрыв дикой магии, — тут он нахмурился, — древнейшей из Сил, пронёсшейся над нами, мне бы не пришлось оказаться в плену, да ещё в таком положении.
— Откуда пришла эта Сила? От Тьмы? — спросил Фирдун. Наверное, незнакомец, самый великий человек из всех, кого он прежде видел, мог дать ответ.
— Ни от Света, ни от Тьмы. Просто Сила, ни на мгновение не подчинившаяся тому, что хотело управлять ею. А что до того, откуда она, то этого и я не ведаю. Помимо прочего, её вызвало то, что было совсем рядом с нами. Всех, кто обладал даром и открылся для мысленного общения, должно быть, сразу же разнесло в клочки!
— Гарт Хауэлл?
— Ах, да, Гарт Хауэлл. Нет, сегодня там никого не удалось поджарить, хоть и нашлись новые таланты, желающие играть на стороне Тени и платить кровавые жертвы за знание. Ты — Фирдун, отпрыск племени Грифона, я же известен под многими именами. Когда мы встречаемся, твой отец зовёт меня Нивор. К нему то мы и должны теперь поспешить, ибо тому, что имело место при нашем знакомстве, предстоит ещё сбыться.
Лошадь странника пошла ровным кентером, а потом и поскакала галопом с такой стремительностью, что кайогский жеребец со всей своей хвалёной силой, казалось, наконец то нашёл вполне достойного соперника.
И они тут же повернули к Гнезду. Уже стало темнеть, когда они поднялись на покатый всход, который и вывел их к первому двору Кар Гарудийна, где их ждали. Господин Керован, правитель Грифонии, первым подошёл помочь Нивору спешиться, исполняя закон вежливого гостеприимства. За ним стояла госпожа Джойсана с гостевой чашей, а Эйдрит несла поднос с хлебом, солью и горстью ягод, в знак родственного визита.
Фирдун спешился под укоризненным взором Гьюрета, командующего конницей, и взор этот упрекал юношу за состояние скакуна.
Они так беспокоились за Нивора, что не задавали вопросов, и Фирдун этим был вполне доволен. Он прошёл в собственную комнату и мылся некоторое время в бассейне, в воде, настоянной на душистых травах, потом переоделся. Но мысли его были заняты более, чем его руки.
Он преисполнился благодарности, видя Гнездо, где не было никакой дикой магии. С такой концентрацией дара внутри стен она могла породить серьёзные разрушения. Он никому не сообщил о собственных планах наблюдения за Гарт Хауэллом, появившихся после того как он узнал от кайогских табунщиков, что какие то отряды выехали из этого подозрительного логова, в общем, направляясь к его собственному дому.
Так что, если б случилась беда, то она случилась бы из за его собственной нерадивости. Он остановился, приводя в порядок волосы, и посмотрел в зеркало, но то, что он видел, было не его собственным отражением, а скорее отражением другой сцены, произошедшей давным давно, сцены, сделавшей его непохожим на других, за что он должен теперь расплачиваться всю оставшуюся жизнь.
Он очень ясно видел маленького мальчика, поссорившегося с девушкой Эйдрит, решившей по дерзости своей его учить. А ещё он видел дверь, оплетённую шток розой и вьюнком, расположенными и заклятыми таким образом, чтобы защитить рождение. И это были его руки, снявшие прочь предусмотрительную защиту, он хотел досадить только Эйдрит, а в действительности открыл дверь Злу, поселившемуся там на долгие годы, злу, которое повергло Джервона в безумие, заставило Эйдрит уйти за море, а его отцу угрожало смертью.
Нерадив и неразумен он оказался, и, может быть, это все ещё вредит ему, как бешеная скачка в этот день, чтобы выследить врага, сил которого никто из них не знал. Говорили, что Грифония обороняла Арвон от грядущего Зла. Он же был пришелец, он не мог слиться с ними. Любая Сила, вызванная им, была бы только его собственной. А теперь ещё и дикая магия. А если это только первая из бурь, разрушающих Свет и привносящих в него хаос?
Все собрались в большом зале, и Керован с поклоном указал Нивору на кресло господина в середине. Фирдун смотрел на лица, оказавшиеся перед ним. Тут были все: и Керован, и госпожа Джойсана, оба наделённые сильным даром, а Керован, к тому же, и странным наследством. А ещё — Алон, врождённый адепт, некогда обучавшийся у последнего из Древних адептов, Хилариона из Эскора. Рядом — его жена Эйдрит, Колдунья песни, а немного позади — её мать Элис, тоже от крови Колдуний, а позже женщина воительница, пробудившая собственный дар; и Джервон, воитель, тот, кто добивался её и выиграл состязание. Потом — Гиана, лунная дева, и дар её развился и усилился уже в процессе обучения; и, последний из всех, Тревор, пока только дитя, но все вокруг уже уверены, что он средоточие всего, что могло быть вызвано — острие копья, поднятого в битве за Свет.
Фирдун доложил о событии, случившемся днём, по знаку руки Нивора. И когда он заговорил о юном чародее, Нивор остановил его, заботливо расспрашивая о том, что именно заметил Фирдун, рассматривая врага.
— Колесо поворачивается вечно, — объяснил Нивор. — Ты, Алон, рождён адептом, хотя и не знаешь своего рода. Мы все, кроме Хилариона, только носители дара. Но если Свет прилагает усилия обеспечить нас воителями, то только для того, чтобы уравновесить Тьму. Такой же воин и маг должен быть рождён и на стороне Тьмы, именно здесь его обнаружили бы и вне Гарт Хауэлла, хоть именно в этом городе он и отточил свой дар. Но я не верю, что магический ветер навеял его дыханье. Мы должны сверить наши собственные источники с тем знанием, которым владеет Лормт и, может быть, узнаем то, с чем мы непосредственно столкнулись. Вот что известно мне: хищная женщина, которую видел Фирдун, она — всё таки из Пустыни Крылатые стаи и сама тварь — порождения Тьмы. Но Пустыня лежит далеко к югу. Скажи мне, Керован, как обстоят дела в Четырёх Княжествах? Пребывают ли в мире земли Серебряной Мантии, граничащие с Пустыней, спокойно ли в землях Алой, Голубой и Золотой Мантий?
Керован нахмурился, вертя кубок в руках, но потом, помолчав, ответил.
— Точно сказать не могу Охотничьи отряды к югу от гор ещё не появлялись, хотя в это время года юная кровь и желает охоты. Торговцы тоже не проходили по нашим дорогам. Кайоги заметили бы.
Нивор кивнул:
— Да, все неопределённо. Но иногда и неопределённость способствует смутам. Четыре князя не всегда пребывали в согласии, так же, как и правители Долин, косо посматривающие на собственность соседей, — и маг обратился к Гиане: — Ты уже рассылала мысленное сообщение?
Гиана удивлённо посмотрела на могущественного мага и ответила:
— Нет, господин, я думала, это не имело смысла, да к тому же я и не обладаю точным знанием придворной жизни ни одного из Четырёх Княжеств.
Нивор отпил из кубка, стоящего перед ним, и сообщил:
— Завтра вызовем Башню Звёзд. Люди Рита объединят свои силы, и таким образом мы проведём тщательный поиск, чтобы нас не смогли ни ослепить, ни услышать. Мне бы хотелось обладать способом сообщения с людьми из Лормта, чтобы добиться ответа не только на наши проблемы, но и для большего! Однако расстояние слишком велико для соколов, да к тому же между нами море, враждебное любой Силе.
— Способ есть! — воскликнул Алон. — Проблема общения на расстоянии — одна из тех, которой занимался мой учитель, господин Хиларион. Вместе, хотя и пребывая в разлуке, мы некоторое время работали над методами мысленного общения. Здесь нет условий для использования этих методов, но я не могу сказать, что думает по этому поводу господин Хиларион.
Глаза Нивора, казалось, заблестели:
— Да, в Старые времена адепты обладали этим умением, и если открытие сделано, то, возможно, им удастся воспользоваться снова! Хиларион все выведал в Лормте. Есть надежда, что вскоре ты попытаешься сделать то же самое!
— Остаются Долины! — вступил в разговор Джервон, дни молодости которого прошли там в ратных трудах, во времена, когда князья Долин воевали не меж собой, а, объединившись, бились с армиями Ализона. — Мы ждали от Хагара известий о тамошних событиях, хотя и знаем уже, что одна Стая сокольничих устроилась на побережье и создала Гнездо. Они бились в большой битве с захватчиками из других врат Тьмы и победили!
— Боюсь, Хагара нынче не будет, — ответил на это Нивор. — Он сейчас на лечении в Норсби, где ему пытаются вернуть сноровку торговца, потому что месяца два назад он вернулся из Пустыни, шатаясь, лепеча странные слова и действуя так, будто его мучил ночной кошмар. Дама Рута, ставшая целительницей, теперь подозревает в его болезни какое то наваждение или порчу. Великие знали, что в Пустыне много алчных демонов, нападающих на неосторожных путников. Выздоровеет ли Хагар, мы сказать не можем. Но мы можем устроить хорошее сообщение с Долинами. Дочерям Пламени нет до нас дела, и я думаю, что от них сейчас мало проку, но есть и другие, те, кого они называют знахарками, кто почитает Гуннору, кто сочувствует нашим путям. Да, многое сделано. Мы похожи теперь на охотников, натолкнувшихся на паутину каких то следов и не знающих, по каким следовать с наибольшей выгодой. Нам решать, что выбрать — и очень быстро. Мы не знаем, насколько далеко простираются замыслы Гарт Хауэлла, когда ты призовёшь естественные силы, Фирдун, но мне не верится в то, что они печалятся по поводу потери пары жертв. То, что они хотят проливать кровь — дурной знак, и мы должны следить за ними!
Нивор обвёл взглядом сидящих перед ним, и хотя и не мог видеть Фирдуна, молвил:
— Грифония предупреждена. Теперь скажу и вам: примите меры безопасности на всех укреплениях и одновременно ищите новых способов употребления своего дара. Придёт и Рит, придут и другие, и вы сможете достойно противостоять врагу!
Будет ли этого довольно, чтобы удержаться, чтобы сделать Гарт Хауэлл тем, чем он был в прежние годы, местом хранения мудрости? Фирдун слишком хорошо помнил прекрасный лик, вращающий злобными глазами над ним, и плотность Силы, облегающей чародея плотнее алого одеяния.

Глава 17
Арвон, Рит, Гнездо в Грифонии

На ручной арфе повисли порванные струны. Эйлин потёрла натруженные пальцы друг о друга Она сомневалась, что все ещё находится в той же самой комнате, ибо та представляла собою груду обломков, грязных бутылок, разбитых кувшинов и раздражающий до кашля чад там, где повалилась одна из жаровен, в которой дотлевали, корчась, стебли трав.
Голова болела, и она чувствовала, что трудилась впустую, обойдённая некоей силой, не имевшей ни малейшего отношения к человеческой жизни. Когда она огляделась на дикое запустение за месяц работы, то почувствовала сначала жар гнева, а потом мертвящую тоску оцепенения. Потому что она, конечно же, не могла одобрить внезапного хаоса. Разнузданная Сила, размеров которой она и представить себе не могла, всё таки учинила этот разгром! Но кто и с какой целью разбудил её?
— Эйлин! Эйлин! С тобой все хорошо?
Девушка посмотрела на дверной проём. Кетан, приёмный брат, казалось, немного колебался, пока стоял. У него был порез над одним из золотистых раскосых глаз, уже начинавший сочиться кровью, вот вот готовой заструиться извилистой ниточкой по лицу.
Она сжала руки на лунном диске, покоившемся на её груди, с которым никогда не расставалась Так или иначе, она стала освобождать ум от приносящего безумье вихря, ударившего без предупреждения.
— Но тогда что или кто? — все спрашивала она.
Кетан схватился за лестницу внутри треугольного покоя Звёздной Башни, уперевшись плечами в стену, как будто он всё ещё нуждался в поддержке.
— Дикая магия, — только и прохрипел он в ответ — Она бесконтрольна.
— Эйлин! Кетан! — женщина, ворвавшаяся внутрь и столкнувшаяся с ними обоими, окинула взглядом то, что находилось перед нею. Обе руки её поднялись к губам, будто желая удержать горестный стон.
Эйлин как подкошенная рухнула к её ногам.
— Я… Я только пробовала арфу, а потом — кто же натворил все это?
— Этого наша мудрость не ведает, — в голосе мужчины, чьи руки упали на плечи женщины, чтобы поддержать её, слышался вовсе не ласковый укор. — И она била не по нам. Если б такое случилось, то Рит, думаю, прекратил бы своё существование, — на одно мгновение очертания его тела заколебались перед их взором, как будто бы огромный белый барс стоял на задних лапах, приобняв их мать. Но Херрел из рода Древних быстро обуздал гнев.
Кетан ловко подобрал чудом уцелевший кувшинчик, закатившийся в дальний угол комнаты.
— Дикая магия… — повторил он медленно. — Могло ли это, — и он неуловимым движением обозначил беспорядок комнаты, — быть вызвано кем то, кто…
— Джилан? — Херрел посмотрел на жену.
Потрясение, испытанное ею, понемногу рассеивалось. Она ответила:
— Да, верно, что Сила притягивает Силу Но ведь все здесь — от Зелёной Магии, рождено землёй, а такое не должно вызывать разрушения.
Джилан поднялась и стала собирать стебли засушенных трав, отделяя их от тех, чьи хрупкие листья уже начинали дымиться. Эйлин тотчас отложила в сторону разбитую арфу и начала уборку покрытого обломками пола со своей стороны покоя. Кетан шёл за ней, возвращая полупустые полки на их места вдоль стен. Но Херрел бродил туда сюда, входил и выходил в дверь, мягко вышагивая, будто дикий зверь в клетке.
Находящиеся в этой комнате люди контролировали свой род силы и ясно осознавали её пределы. Херрел знал, у них не было врагов. Да, верно, он оставил Собратьев Оборотней, когда ушёл с Джилан, которую они называли в своём невежестве Ведьмой.
И они отправились в Рит, ибо желали удостовериться в том, что привело их туда, и укрепиться в своих намерениях, которые понимали ещё не до конца, и там то сила его приняла другой оборот, теперь уже приветствуя всяческую жизнь и не приемля гибели живого. И Джилан на его глазах все больше и больше становилась похожей на знаменитых Зелёных Владычиц, с древнейших времён странствовавших по Великому Лесу Арвона.
Эйлин, являвшаяся и дочерью и не дочерью, подброшенная им тотчас после своего появления на свет, легко обратилась к Лунной Магии и дважды ездила в святилище для обучения. Кровь оборотней таилась и в Кетане, хоть его и похитили, дабы сделать одним из князей, но пришёл срок, и он обрёл путь к родителям, преодолев опасности столь древние, что само существование их простиралось до появления Великих в этой стране.
Но они управляли даром целомудренно, на благо и на добро, чтобы целить, чтобы расти со Светом. Сам Рит не только приветствовал их, но и каким то чудом обучал, когда прошли уже годы. Может быть, они росли слишком доверчивыми, веря, что внешний мир живёт так же хорошо, как и они. Херрел ворчал. Некогда он жил как воин и бился как мечом, так и клыками. Если Тьма поднимается вновь, то он в состоянии вспомнить старое искусство.
Работа по очистке рабочего покоя Джилан заняла три дня, пока не восстановили утраченного и не расставили полок. Но стояло слишком позднее время года, чтобы заменить то, что безвозвратно погибло.
Херрел и Кетан принимали облик зверей, странствуя ночами, они пытались понять, что же грозит им. Они связывались и с оборотнями из Серой Башни, и с Хайроном, господином Херрела, который временами и сам желал найти их, и хотя они и не делились ни с кем своими догадками, всё же иногда проговаривались.
Они постоянно проводили дни, возделывая растения вместе с Джилан и Эйлин, чтобы редкости, найденные ими, росли. Джилан приводила в порядок свой сад, отмечая листья и стволы надписями и памятками.
И вот, когда вся семья собралась, в преддверии ночной темноты пришёл первый из ответов. Они не стали зажигать ламп, ибо в эту ночь сияла полная луна. Эйлин вышла наружу и сидела у двери, откинув голову, подставляя юное гибкое тело под струящиеся лучи.
На ближайшей тропке травного садика что то вдруг сгустилось в свете луны. Это явление подняло всех на ноги. Многочисленная охрана даже не заметила этого. Может быть, подумали они, это пришло из Света?
Кетан уже различал очертания формы внутри, которую, казалось, рисовал свет и которая постепенно отвердевала. Но вот, наконец, оттуда проглянуло и лицо.
— Ивик! — Кетан никогда не забывал того, кто дал ему пояс парда, дав ему свободу быть тем, кем он хочет: оборотнем из оборотней, вероятно, самым великим после того, как он прошёл сквозь тяжёлое испытание, наложенное на него его врагами.
Лицо в тумане улыбалось, очертания головы кивнули.
— Приветствую род Рита! — слова отличались такою же певучестью, какою когда то отличались звуки разбитой арфы Эйлин.
Херрел шагнул вперёд и произнёс.
— Древний, означает ли твоё появление тревожные новости для нас?
Ивик тихо усмехнулся:
— Как всегда, Херрел, ты высказываешься по существу дела. Наш мир никогда и не был свободен от тревожных новостей. Если б мы ещё и знали, с чем мы сталкиваемся. А помимо прочего, слишком многое пришло в движение, чтобы спокойно жить дальше или даже продолжать спать! На самом дальнем востоке появилась магия…
— Долины? — задала вопрос Джилан. Она провела в том краю довольно долгое и тоскливое время, но нашлись и те, кто и там был добр к ней, и она не желала тамошним людям зла.
— Ещё дальше. Может быть, в Эсткарпе снова война. Нет, это не мысленное сообщение Колдуний. Мы стараемся установить связь с адептом Хиларионом с той поры, как Алон из Гнезда в Грифонии был его учеником и они работали с новым знанием. Люди из замка Грифона хотят знать, что делается в землях Четырёх Княжеств. Нет ли там смут и волнений? — он поколебался на мгновение, как будто готовясь высказать нечто более существенное: — Гарт Хауэлл открыл двери злу и потянулся к тёмным вратам.
— Чего же ты хочешь от нас, людей Рита, Древний? — быстро спросил Херрел.
Вихрь тумана унёсся прочь, а потом разделился надвое, указывая на Кетана и Эйлин.
— Мне нужны они! Госпожа Сильвия, та, что предложила охоту за Злом и обрела свободу, чтобы помочь нам, воззвала к Голосам на северных холмах. Как обычно, они ответили смутно, лабиринтом слов, в которых мы должны отыскать указания на свой путь. Но это многому нас научило. В Гнезде собираются, во первых, для того, чтобы дать отпор Гарт Хауэллу, а во вторых — для некоторой большой работы. И их выбор и задача — не наша забота. Эйлин, Лунная Дева и Целительница, ты избрана. Кетан, оборотень и воин, ты тоже. Я призываю вас прийти в замок Грифона, ибо настал срок!
— А что должны делать мы? — в вопросе Херрела слышался глубокий и свирепый рык.
— Оборонять Рит, себя и госпожу Джилан, как никогда до того, со всей силой, которую ты только можешь собрать. Когда мы выступим против Гарт Хауэлла, мы будем очень нуждаться в таких источниках Силы, и Рит теперь — только вы одни!
Ивик, или же его властная тень, больше не дал им времени ни на какие вопросы. Туман заколебался и растаял, оставив их всех в лунном свете, среди благоухания трав. Хотя в башне ещё таились остатки хаоса, все дышало миром и покоем.
Или это только их впечатление, потому что всё, что сказал Ивик, повисло подобно предостерегающему буревому облаку над ними. Эйлин простёрла вперёд руки, так, что лунный свет теперь полностью падал на них. Внутренняя тревога росла всё сильнее и она должна была быть опрокинута и низвергнута.
Слева от неё раздался наводящий ужас рык и лунный свет отразился на белом мехе и на разверстой пасти грозного зверя, пылающего яростью. Справа от неё стояла Джилан, чьи руки были выпачканы соком только что собранных трав, а понизу, рыча, крался пард. Таков был гарнизон Рита, и он стоял как один. Но как можно защититься от неизвестного врага из Гарт Хауэлла? Эйлин знала это место только по глухим слухам. Люди, обладающие даром, подобным её собственному, там не приветствовались, да Эйлин и не желала иного. И какую роль она и Кетан играют в том, на что Ивик только намекнул?
Вместе стояли они, готовые к битве, растянувшись во всю длину внутреннего двора Звёздной Башни Рита. Их жезлы поддерживали вдоль стен голубоватую дымку, означавшую постоянные защитные чары…
Но вот уже не пард и не снежный барс, но всего лишь двое мужчин заняли свои обычные кресла, и Херрел хотел усадить и Джилан, но она только покачала головой и стала ходить по обширному клинообразному покою, в то время как Эйлин примостилась у дымящегося очага, поглаживая пальцами жезл, увенчанный лунным цветком, средоточием её дара.
— Кар Гарудийн в трёх днях скачки, — прервал Херрел короткое молчание. — Ты возьмёшь скакунов оборотней, — он не смотрел в лицо ни сыну, ни приёмной дочери.
— Потом, — ответила Эйлин, — мы ведь сначала должны приготовиться.
Джилан перестала ходить по комнате. Её рот сжался, а выражение лица сделалось таким, каким оно бывало, когда перед ней стояла задача, противоречащая её собственным устремлениям и дару.
— Почему Эйлин, Кетан? — воскликнула она. — Ивик выражается полузагадками, как имеют обыкновение говорить все Древние… Там… — и она указала рукой по направлению к двери, за которой виднелось после разгрома то, что являлось некогда её собственной твердыней. — Сила притягивает Силу. Это дуновение хаоса уже сделало, может быть, ясной нашу слабость, да к тому же Ивик напрасно говорит о Рите как о крепости. Я должна тщательно осмотреть башню после того, что случилось, и спросить, надёжна ли наша защита. А теперь он требует… — и она покачала головой. — Силы, чтобы пойти против Гарт Хауэлла. Разве Древние безумны или забывчивы от старости? Помимо прочего, ещё и намёки на какое то другое задание!
Глаза Джилан засверкали, когда она оказалась перед Херрелом, словно она обвиняла именно его.
— Мы есть то, что мы есть, — голос Херрела снова приблизился к рыку его звериного существа. — И будучи тем, что мы есть, что же мы можем выбрать? Если Тьма поднимается, то Свет приходит в движение.
Джилан стиснула испачканные травами руки, а потом, обойдя Эйлин кругом, вдруг молвила:
— Дочка, хоть у нас и хорошие запасы, мы всё же должны спасти то, чем мы можем помочь странникам.
Эйлин торопливо последовала за приёмной матерью в разорённую кладовую, а Кетан стал внимательно следить за действиями отца в другой части покоя.
— Мы можем сражаться как в человеческом облике, так и в облике зверя, — заметил Херрел, поднимая тяжёлую крышку большого сундука. — Ты узнаешь выбор своего существа, когда придёт срок. Пока же тебе придётся скакать в облике человека и придерживаться этого облика сколько можно, что не очень то удобно для того, в чьих жилах течёт кровь оборотня.
Он вынул большой мешок и, развязав его, извлёк оттуда отдающую в тусклом блеске ламп зеленовато голубым сверканием кольчугу.
Херрел встряхнул её, а потом примерил на плечи сына.
— Кванская сталь, наследство тех, кто владел Ритом до нас. Да, думаю, в бою это будет удобно.
Кроме кольчуги, нашёлся и шлем без гребня, с забралом, спускающимся прямо на лицо, с отверстиями только для глаз, разбивающими его лоснящуюся поверхность. Ещё там был меч в износившихся ножнах.
— Твой пояс, — сказал Херрел.
Кетан расстегнул пряжку, и привычное прикосновение к изображению, столь давно вырезанному на жёлтом кристалле, немного взволновало его. Он упражнялся в воинском искусстве и знал, что зависеть от образа оборотня в битве было более опасно для него, чем даже близость врага. Ибо, когда пробуждался дар, начиналась вечная внутренняя битва между зверем и человеком.
Он почувствовал странное облегчение, когда Херрел, торопливо прикрепив меч к поясу, вернул перевязь сыну, хотя теперь тяжесть меча сделала пояс каким то странным.
Ни одна обычная лошадь на самом деле не стала бы везти на себе оборотня, но хитрые бойцы клана поняли, что и ненависть к их роду могла быть оружием. Они вывели собственную породу лошадей, и хотя Херрел больше не скакал с кровными родичами из Серой Башни, он держал двух таких скакунов на разные случаи.
Когда на следующий день они выезжали из Рита, то везли тугие вьюки вместе с благословением тех, кто боялся за них более всего.

В тот же самый час в Кар Гарудийне состоялась другая встреча. Рослый кайог разведчик жадно пил из гостевой чаши, наблюдая из за края, как господин Керован разворачивал чисто выскобленную пергаментную карту, пока Фирдун крепко держал нижний конец. Госпожа Джойсана положила оба локтя на стол, оперевшись подбородком о ладони, изучая линии, выжженные на коже.
— К востоку, Хозяин Коней, упала одна из башен, — докладывал разведчик. — Массар скакал с нами, он хорошо разведал тот край, у него нюх на зло, и ему тоже не нравится тамошняя возня. У всех своя магия, Хозяин Коней, но мы не можем сказать, что сильнее, пока не сразимся с другой.
Сигнальные костры сообщили, что оттуда выехал один отряд. Они, вероятно, собирались в долгое путешествие, потому что вели вьючных лошадей на поводу. Охрана состоит из латников и пеших бойцов, среди них, по крайней мере, трое одетых в мантии волхвов, будто они какое то сокровище, охраняемое от горных лихоимцев.
— Какого цвета одеяния, Хасса?
Кайог поставил пустую чашу на стол и ответил:
— Этого нам не передавали.
Керован продолжал водить по карте указательным пальцем.
— Но они направлялись на юго запад?
— Да, Хозяин Коней.
— А тварь в облике птицы женщины шла с ними? — поинтересовался Фирдун.
— Сообщений относительно такой твари не поступало.
Могли они надеяться, удивлялся про себя Фирдун, что чудовище, вскормленное Пустыней, так или иначе пострадало на Гребне? Что то в этом всем было такое, что даже вспоминая, он чувствовал себя больным.
— Сильвия… — начала было говорить Джойсана, но потом, покачав головой, отказалась от того, что собиралась поведать.
— Земли Серебряной Мантии их цель! — Джервон встал с той стороны стола, где находилась карта. — Они лежат гораздо дальше к западу…
Но их обоих прервало появление Элис. Позади неё лёгким шагом, будто прикрывая то, что нёс с собой, от повреждений, вышагивал Алон.
Он бережно поставил ношу на стол, и они увидели, что смотрят на артефакт, который ни один из них не мог назвать. Две пирамидки, с промежутком между ними, связывались металлическим основанием. Лицо Алона светилось от возбуждения, когда он заговорил:
— Приспособление действует благодаря умению и знаниям Хилариона. С его помощью мы можем держать связь с заморьем, — теперь он стоял лицом к необычному предмету и простирал к нему руки. Эйдрит уже взялась за одну его руку, а Джойсана за другую, потом они взялись за руки с Гианой и Джервоном, и в то же самое мгновение Фирдун почувствовал укол острой внутренней муки, издавна терзавшей его. Даже маленький Тревор прибежал встать в этот круг.
Туман заклубился вокруг верхушек пирамидок. Он осел в центральной части их и сгустился в зыбкую фигуру. Сила дара заструилась по комнате, а по телу собравшихся пробежала дрожь.
Там, внутри пирамидок, стоял миниатюрный человек, которого Фирдун никогда не видел, но в котором Алон с восхищением приветствовал Хилариона.
Они узнали о дикой магии, поражавшей на таком большом расстоянии, об утрате мощи Магического камня, который всё ещё держал врата на замке, и о том, что теперь делать: продолжать поиск врат и средств действенной и безопасной защиты. Но как же мало времени у них осталось! Алон сообщил о внезапных изменениях в Гарт Хауэлле и о том, что Фирдун некоторое время находился в плену.
Хиларион завершил сеанс связи просьбой сообщать о всех результатах поиска и о любых действиях Тьмы и исчез, оставив их в полном изнеможении. Элис подняла Тревора на руки и с тревогой осмотрела его. Фирдун поддерживал сестру и сожалел, что больше ничем помочь не может.
Правда, он мог не только усилить охрану Гнезда, но и поставить защиты над просторной долиной, где кайоги устроили свой дом. Он решил сделать это на исходе дня. В эту ночь он ужинал в шатре Джонка, командира, вместе с главными воинами клана, собравшимися выслушать новости, принесённые им.
— Мы пошлём разведчиков, — тотчас откликнулся Джонк. — Скажи господину Керовану. И мы продолжим наблюдение за обиталищем Тьмы Гарт Хауэллом; там что то происходит, но наши люди не видели там благородных рыцарей с тех пор, как тёмный отряд выехал на запад.
— Джонк, позаботься о постовых. У каждого собственная Сила, но Гарт Хауэлл, долго копивший свою, представляет собою теперь слишком большую опасность. Там будут ловушки, — он прервался, чтобы отпить глоток ягодного вина из чаши.
— Наша знахарка забила в барабаны, юный господин; она уже сейчас знает и умеет больше, чем старая Ниду, к тому же она одна может чуять Зло! — сказал Джонк с некоторой гордостью. — У нас много поколений не рождалось подобной знахарки, может быть, в ней возродилась Великая Шита, та, кто привела нас в этот край.
Фирдун с напряжённым вниманием спросил тогда:
— Значит, кайоги тоже пришли через врата?
Джонк утвердительно кивнул и ответил:
— Так говорят наши мудрые сказители. Мы думаем, что бежали некогда от большой опасности и наши вожди воззвали к Хозяину Коней, что на далёких звёздах, и он вложил в ум Шиты то, что должно быть сделано. Вот так мы и оказались тут. Но это случилось много много лет тому назад, и Шита, хорошо зная долг, лежащий на ней, замкнула врата печатью Звёздного Коня. Это место можно увидеть из Гнезда, и если надо…
Врата, предположительно запечатанные. А как много врат вне этих мест? Фирдун устал удивляться. Все давно знали, что обитатели Долин тоже пришли через врата. Но было ли это место тогда миром, в котором жили одни адепты, наслаждавшиеся, может быть, тем, что ловили путешественников для изучения и невольно использовали их в сомнительных замыслах?
— Там теперь надо отыскать другие врата, — продолжал Джонк, — и кто идёт на поиск и где?
Фирдун медленно покачал головой и сказал:
— Ты знаешь столько же, сколько и я, Хозяин Коней, может быть, только ваш Великий Меар увидит нас взявшими след…
Джонк одобрительно кивнул и ответил:
— Не сомневайся, мы будем готовы, когда понадобимся. Но что с господами с Севера? Они всегда держались особняком, и так было всегда. Но Тьма никогда не омрачала их разума.
— Об этом мы и должны узнать! Ходят слухи о раздорах, даже о вражде. Тьма может поразить любой народ и любую семью, вкравшись в сознание людей!
Джонк нахмурился и дважды, по обычаю, сплюнул в огонь.
— Такие ловушки, да. Мы призовём наших утренних барабанщиков и узнаем, что сможем. Проведёшь в нами эту ночь, юный господин?
Фирдун медленно поднялся с земли, ничего так сильно не желая, как принять это предложение. Потом ответил:
— Нет, но моя вам благодарность за ваше гостеприимное предложение, Хозяин Коней! Мне лучше возвратиться в Гнездо. Помни же, я три раза по три наложил заклятие. Если пришлёшь вестника, протруби в рог, начиная скачку!
Он слышал, что человек может уснуть в седле, если его одолеет сильная усталость, и с наступлением ночи и сам начинал верить в это. И тучи, и темнота сгустились, исключая те места, где цвели ночные растения, чьи цветы ярко мерцали во мраке, привлекая внимание насекомых, которыми они питались. Полоску этой земли ещё не чистили, но кайоги пасли стада в нижней долине, да и сами животные избегали ядовитых растений.
Однако и он, и его конь не были одиноки в темноте. Он чуял близкое присутствие другого существа, исполненного не угрозы, а лёгкости, которую знал с самого раннего детства. Юноша подтянул узду и через мгновение издал семейный клич, подобный свисту.
Если женская тварь из Пустыни была воплощением Зла, то та, что так легко неслась над землёй, в слабом тумане, являлась воплощением Света. Фирдун спешился и с нетерпением стал поджидать её.
— Госпожа Сильвия! Отчего вы в ночном дозоре?
Её обрамлённая перьями голова поднялась немного, она испустила трель и, как всегда бывало, произнесла нараспев:
— Я в дозоре по собственной воле, Фирдун, с той поры, как освободилась от Тьмы и Охотника! Всё пришло в движение, и древняя кровь, струящаяся в наших жилах, приказывает быть наготове. Но в эту ночь я пришла, чтобы поторопить тебя. Нивор, Старейший, желает поведать о том, что надобно всем нам!
Фирдун закусил губу:
— Но я не из их общества…
Она приблизилась, лунно цветочный аромат, появившийся с нею, наполнил округу свежестью и чистотой, и она промолвила:
— Сегодня ты потрудился на славу, Фирдун. Даже Нивор, хотя я не желала бы уточнять, пока не будет острой необходимости, не мог бы наложить охраны сильнее или с большей властностью. Мы все до какой то степени стояли в стороне. Разве я сама не последняя в роду? — её улыбка истаяла. — Только здесь, с тобой, человеком из Гнезда, я и обрела своё место. Никогда не смотри за спину и не ищи вины в прошлом, Фирдун, это недостойно тебя. По детской шалости ты разрушил защиты и предал Элис Тьме. И что же, разве теперь ты должен доказывать кому то, что ты — это ты? И я пребывала во Зле, но теперь — свободна. А ты, маленький мальчик, не мог таить зла в озорстве. Все предустановлено. Разве твой бессмысленный поступок вверг Элис и её нерожденного сына во власть Тьмы, разве Эйдрит не пошла на поиск и не обрела Алона, разве вы не освободились от той безумной женщины, от которой мы все так страдали?
— Не нам предугадывать наши ошибки, — промолвила Сильвия спокойно, — и я не прошу иного суда, кроме того, которого заслуживаю.
Она легко прикоснулась к щеке юноши, и он почувствовал нежный, как прикосновение птичьего пёрышка, поцелуй.
— Фирдун, не думай о прошлом. Ты познаешь будущее, и всё станет лучше, чем мы думаем. А теперь — не заставим Нивора ждать! Кажется, у него нашлась работа для всех, и для меня тоже. Я ещё немного посмотрю по окрестностям, здесь могут оказаться те, кто хочет больше узнать о росте наших сил!
С этими словами она растворилась в ночном воздухе, а Фирдун устало вскочил на коня и поскакал дальше. Права ли она? Не цепляется ли он за свою вину, не становится ли её рабом? Разве его детский проступок не кончился выигрышем вместо проигрыша? Нет, человек должен отвечать за свои поступки, а не приписывать их предустановлениям, не зависящим от его собственного сознания.
Ему пришлось оставить эти мысли: ведь он даже не знал пределов своего дара. Юноша досадовал, что оказался в стороне. Однако теперь Фирдун понимал, где может пригодиться лучше всего, и, кажется, Нивор хочет дать ему задание по его способностям!
Погоняя коня, он смотрел на тёмное небо. Фирдун уже различал слабое свечение самой высокой башни Кар Гарудийна и с помощью мысленного посыла проверил собственную работу. Да, он хорошо поставил защиты и они готовы к действию.

Глава 18
Арвон, Гнездо в Грифонии, Земля Серебряной Мантии

Фирдун лежал на каменной скамье во внутреннем дворе, где порою до него доставали струи вечно бьющего источника. Он полностью погрузился в свои мысли и чувства, поддерживая защиты против Тьмы, и таким образом исполняя пока свою задачу. Вместе с Ивиком он помогал держать охрану на тропах, где он странствовал не во плоти, а используя внутреннюю энергию, мысленно касаясь каждого поста по очереди, уверенный, что такое передвижение сил Света не вызовет реакции Тьмы.
Может быть, в далёком прошлом, когда Кар Гарудийн был обиталищем Великого Ландсила, такими силами здесь тоже управляли, точно так же мысленно касаясь постов охраны… Нет, он не должен позволять себе расслабление, пока мысленные импульсы несут стражу!
В этот час все силы Гнезда, вместе с древней властью самого Нивора, слились воедино. Земли Серебряной Мантии услышали Голос — но Голос никогда не отвечал прямо. Теперь, когда князей предостерегли из за моря, они согласились на установку защит, по крайней мере, те, кто всегда платил дань в землях Серебряной Мантии. Во всяком случае, каждый провидец в любом из княжеств получил бы мысленные сообщения, касающиеся опасности, исходящей от врат, и доложил бы о сновидении властям.
Он не сплетал символы мысленного поиска правильными кругами, ибо неразумно выстраивать любые знаки, которые мог уловить вражеский дар, воспользовавшийся бы преимуществом малейшей ошибки. Фирдун ясно видел высоты вблизи Драконова Гребня, где расположил одного из самых сильных своих стражей… Потом юноша быстро перешёл к долине лагеря кайогов. Там он ощутил иную Силу, и это согласовалось с обещанием Джонка. Их духовные барабанщики взялись за дело.
Южный пост: слабое благоухание.. А может ли мысль благоухать? Ах да, там и Сильвия, и с нею двое других, на стороне Света, обладающих странным даром… Фирдун почувствовал взгляд крадущегося барса, несущего сторожевую службу.
Теперь — на восток от Долин. Там было три места, издавна причинявшие беспокойство, но сила их так ослабела, что походила на слабое бормотание дурного заклинания. Те, что правили здесь некогда, давно сгинули; держалась лишь гнусная аура, но это уже ничего не значило, хотя бы объединённая сила этих мест и касалась защиты, которую он установил.
К северу, прямо перед приграничными землями Серебряной Мантии, лежала обширная полоса дикого края, но эти земли давно очистили от всякой опасности, исходила она от сильного зверя или же от отчаянного, лихого человека.
Теперь Фирдун вложил все что имел в мысленный посыл, направленный на Гарт Хауэлл. В прошлом люди Гнезда иногда пытались произвести мысленную разведку этих стен, но полное развёртывание осязательных способностей открыло бы их самих для ответных действий врага.
Тело Фирдуна внезапно окостенело. Там, в Гарт Хауэлле, что то раскрылось — ловушка для заманивания? Да, у них, конечно, имелись свои стражи и защитники. Но искушение оказалось велико. Он разведал лазейку, а потом понемногу стал продвигаться вперёд, контролируя, как только мог, свой дар. Он видел тени, которые вовсе не были внутренними обитателями, он узнал руины, обломки внутренней стены, разбитую кровлю святилища, прогнувшуюся до самого пола, готовую рухнуть. И тени разбирали завалы и мусор, свидетельствовавшие о катастрофе.
Дикая магия, конечно, поработала и здесь. Это полуобрушившееся святилище могло быть рабочим покоем магов, и, вероятно, они и сами во время урагана работали там!
А потом…
Знакомое ястребиное лицо вдруг сверкнуло меж ним и тем, что он пытался так ясно разглядеть, и Фирдуна немедленно вышибли с мысленной тропы. Он успел узнать тварь из Пустыни. Почувствовала ли она, в свою очередь, именно его? Ещё раз юношеское безрассудство могло бы погубить его…
Быстро завихрился его мысленный узор от одной точки защиты до другой. Все хорошо держалось. Больше не надо приключений на свою голову; он должен держаться долга, который его обязали исполнить здесь и сейчас.

В обширном покое Нивор выпрямился в кресле. Руки его лежали на столе, а меж ними пребывал перстень. Ободок выковали из серебра, потемневшего от времени, а большой камень, сильно выдававшийся над ободком, был тускл, клубился серым и темнел так же, как и металл, окружавший его.
Пальцы Эйдрит перебирали струны арфы, опиравшейся на её колени. Звучала не песнь со словами, скорее, казалось, музыка просто отвлекала её внимание от прочих, находившихся в этом помещении.
Звук голоса, как и звук арфы, умолк, когда Керован заговорил:
— Тревога.
— Да, люди из владений Мантий озабочены своей собственностью, — ответил Нивор, перекатывая перстень с одного пальца правой руки на другой, пока наконец он не упокоился на указательном пальце, почти полностью скрыв сустав. — Но они слишком хорошо помнят Дорогу Скорби и не желают больше такого странствия. Их помощь невелика, но они будут соблюдать порядок в собственной стране, а когда им сообщат из Лормта, что все защиты действуют, воспользуются ими. Не осуждай их, Керован. Вспомни ночь, когда ты расположился лагерем на этой дороге, вспомни то, что услышал и почувствовал!
Да, Керован слишком хорошо помнил эту ночь на дороге, когда бросил вызов Рейлу, притворившемуся его единственным другом, и вдруг почувствовал великое бремя отчаяния, которого не мог понять раньше.
Джойсана показала на перстень и спросила:
— Каково назначение этой вещи?
Нивор простёр вперёд руку и посмотрел на кольцо, а потом с удовлетворением в голосе ответил:
— Проводник. Он предупреждает о присутствии врат, а также о том, действующие они или нет. Он поведёт нас туда, куда велит идти долг. Он ещё и оружие. Нет, — и маг быстро окинул взглядом присутствующих, — Гнездо, конечно, надо защищать. Нравится нам или нет, но земли Мантий тоже наш долг. Здесь истинное сердце нашей силы и оно не должно быть брошено на произвол судьбы, когда мы отправимся в путь. В поход пойдут самые бесстрашные. Но в Пустыню и дальше, на запад, мы идём не с армией; мы посылаем только тех, кто обладает некоторыми дарами, каждый из которых подходит к другому как символ к символу в заклинании! Из Гнезда — Фирдун!
Тот, которого только что назвали, как раз вошёл в зал, привлечённый музыкой, и теперь остановился, пристально глядя на мага. Может быть, он самое слабое звено здесь?
Глаза Нивора сверкнули, и он направил палец с перстнем прямо на юношу. Как только он это сделал, камень вспыхнул лиловой молнией и угас едва ли не так же мгновенно, как и загорелся.
— Так Голоса решают, кто будет нашим проводником. Твой дар ещё проявится, и он нужен будет и в походе, а не только на здешней службе! Ещё, — отодвинув кресло, Нивор встал, — в поход отправятся двое спутников. Сильвия уже увидела их сквозь нашу защиту.
Они услышали стук копыт, доносившийся из окна, выходившего на внутренний двор замка. Фирдун первым устремился к двери, через которую только что вошёл, остальные последовали за ним.
Сильвия устроилась рядом с источником и играла пальцами в воде, её кроткая улыбка несла мир уже самим своим появлением. Рядом стояли два странника.
Мужчина едва вышел из возраста юности, так же, как и девушка, чьи тёмные волосы венчал обруч с серебряной луной. У мужчины были жёлто коричневые волосы, он носил доспехи, которые являлись мечтой величайших людей этого мира: кольчужную рубаху и шлем кванской стали. Его единственным оружием оказался меч, свисающий с пояса из жёлтого меха того же цвета, что и его волосы, затянутый тяжёлым камнем в форме головы рычащего парда.
Девушка в лунной диадеме облачилась в одежду для верховой езды тёмно зелёного цвета, и этот цвет, казалось, менял оттенки с каждым её движением. Вторая серебряная луна покоилась на её груди. На коленях, когда она сидела в седле, девушка хранила короткий жезл, едва ли длиннее волшебной палочки, вокруг большей части которого вились гирлянды лунных цветов, вот вот готовых расцвести и распространявших своё благоухание среди царящего всюду дневного света.
Кони приехавших отличались от тех, которых Фирдун когда либо видел — чуть выше и мощнее кайогских ухоженных жеребцов, оба серые в яблоках различного оттенка. Глаза одного, когда он повернул голову, чтобы посмотреть на них, горели ярко зелёным цветом, затмевавшим, казалось, и сами зрачки.
— Ивик! — радостно приветствовал Нивора мужчина. — Как видишь, мы хорошие и послушные дети!
Маг рассмеялся:
— Я ещё поверю в это относительно Эйлин, но относительно тебя, Кетан, это ещё большой вопрос! Дай же мне посмотреть на тебя! — и маг обернулся к людям из Гнезда и объяснил: — Это наши новые спутники: Эйлин, Лунная Дева и Целительница, и её приёмный брат Кетан, оборотень и воин.
Оборотень! Фирдун вздрогнул. Все знали об оборотнях из Серой Башни, сражавшихся против Тьмы, но он всегда представлял их себе только в зверином обличье. Этот Кетан не походил на другого человека, кроме как цветом волос и пояса, от которых Фирдун не мог оторвать взгляда.
— Наши скакуны, — Кетан говорил так, будто все ещё раскачивался в седле, — не пасутся с другими конями. Они не хотят быть причиной смуты, и лучше бы их разместить отдельно.
Несмотря на их особенности, о которых Нивор (кого приехавшие называли Ивиком) поведал им, люди Гнезда с удивлением поняли, что новые соратники ничем не отличались от других путешественников, которых вот уже много лет привечали в замке. Они не походили на кайогов, но Кетан, по крайней мере, мог быть принят за сына одного из князей Мантий.
О Джойсане, Эйдрит, Элис и Гиане Эйлин узнала все за то мгновение, когда они приветствовали её. В самой же Эйлин было что то от госпожи Сильвии — чувство мира и покоя от одного только её присутствия.
Тревор тотчас направился к серым скакунам, нависавшим над ним точно горы, и протянул к ним руки. Оба наклонили морды, обнюхивая его пальцы.
Кетан встал позади ребёнка и объяснил:
— Это Труссант, а это — Морна. Они скакуны оборотней.
Мальчик повернулся, чтобы посмотреть на стройного воина, а потом нерешительно спросил:
— А они… оборачиваются людьми?
Кетан расхохотался:
— Нет, они не такие хитрые, они просто наши товарищи, делящие с нами жизнь. Лошади, известные людям, так не делают…
— А хочет… А хотел бы Труссант, чтобы я на нём поскакал? — Тревор вечно сходит с ума по лошадям, подумала Эйдрит, быстро направляясь туда, где стояли её сын и приезжий.
Кетан встретил её с улыбкой:
— Не тревожьтесь, госпожа, за малыша. Если он пожелает, дайте ему поскакать, только присмотрите, где можно устроить их. Они прошли долгий путь и устали, и, как и всякий путешественник, нуждаются в отдыхе.

Кетан снял кольчугу, шлем, даже свой жёлтый меховой пояс, поддерживавший меч, и положил их поперёк конюшенной стойки, пока чистил лошадей, отвечая на вопросы Тревора.
Нашлось и свежее сено, которое мальчик настойчиво подкладывал в кормушку, с напряжённым интересом наблюдая, как Кетан разбрасывал над каждой кормушкой по двойной порции того, что выглядело как кормовые бобы.
— Что тут делаешь, молодой господин? — Гьюрет встал, хмурясь, в пролёте конюшенной двери. Тревор поманил его. Кетан обернулся посмотреть на кайога, вошедшего с властностью человека, бывшего на своём собственном месте, который имел право спросить о присутствии тут других людей.
— Ты Хозяин Коней? — улыбнулся Кетан и сделал жест рукой, протянутой ладонью вверх в знак дружбы, как воин всегда встречает друга. — Не то чтобы я не доверял вашему мальчику устраивать наших скакунов, просто они другой породы, хотя и быстро узнают, кто друг, а кто враг. Но пока лучше, чтобы я сам позаботился о них.
Гьюрет не перестал хмуриться и не обращал внимания на Тревора, тотчас схватившего его за руку и потянувшего вперёд.
— Скакуны оборотней! — жёстко проговорил он. — Я слышал о таких от торговцев!
— Их нигде не найдёшь, кроме как в Серой Башне и в Рите! — вежливо отвечал Кетан. — Это боевые кони; их учили сражаться.
Обитатель Рита и не пытался пробиться сквозь столь явное неприятие. Оборотни слишком хорошо знали, что их воспринимали только как колебание тенеподобных существ в темноте.
— Это, — и Кетан коснулся носком сапога одного из плотных плетёных вьюков, которые сам и снял с лошадей, — мы добавим к корму, когда разместим скакунов в конюшне. Такой корм изготавливается из трав, выращенных госпожой Джилан, и заменяет им зерно.
И юноша вновь надел кольчугу и пояс, пока Гьюрет продолжал наблюдать за ним, прищурив глаза и ничего не говоря.
Потом Кетан повесил на плечо первый из подходящих седельных вьюков, а следом и другой. Они оказались довольно тяжелы, и сквозь кольчугу оставляя на его теле синяки, но Гьюрет и не подумал помочь оборотню.
Однако кайог внезапно повернулся и, поспешив за Тревором, прошёл во внешний двор. Он не видел, как Кетан уже показался в дверях конюшни. Оборотень вздохнул. Да, ясно — в этой конюшне хозяин был важной персоной. И кто теперь из членов гарнизона не посмотрит с тем же самым презрением на его племя?
Но оборотня встретил Фирдун, и с восклицанием принялся настаивать на том, чтобы взять хоть одну из чересседельных сумок. Так он и вошёл в большой зал, где все уже собрались подле Ивика и гостевая чаша переходила из его рук в руки девушки, которую звали Гиана, и кто то другой уже забрал у него сумки.
Очень скоро оборотень понял, что здесь не было предрассудков, а потом и почувствовал, как силён в этих стенах его дар!
Хорошо, что люди с такими силами на стороне света собрались вместе.
Путники из Рита обнаружили, что гостеприимство Гнезда и вправду радует их. У них было два дня для обмена мнениями, оба узнали о новостях из за моря и обо всём, что разведали в Гарт Хауэлле. Ивик Нивор проводил много времени с очаровательной женщиной, которая привела их сюда. Она происходила не из людей, но то, что внутри этих стен её рассматривали как родича и союзника — это было очевидно.
Темы обсуждения не выносились на общество, но того, к чему следовало подготовиться, оказалось очень много, а на удивление и восторг просто напросто не хватало времени.
Решение приняли такое: разведывательный отряд пойдёт на юго запад, через земли Серебряной Мантии, по направлению к Пустыне. Тёмный отряд из Гарт Хауэлла следовал почти тем же самым путём, и Ивик Нивор, который назывался теперь первым именем, считал, что надо пойти за ним вдогонку.
Фирдун дважды докладывал о странном чародее, и каждый раз Кетан чуял, что этот странник, которого он никогда не видел, именно тот враг, которого действительно боялись.
Сам Кетан работал со своими скакунами и лошадьми, которых кайоги привели из долины — одни действительно ездовые, а другие — вьючные. Сначала Гьюрет и другие погонщики не хотели допускать оборотня и его скакунов к обожаемым ими животным. Но лёд сломила Эйлин, показавшаяся на второе утро, когда они вели коней вниз в долину, где те отбирались кайогами, чтобы пастись вместе. Хозяин Коней Джонк тоже явился туда, в сопровождении старых воинов и стройной женщины, одетой в платье, расписанное странными знаками, которая несла на бедре небольшой барабан.
Эйлин взяла под уздцы Морну, всё время тыкающуюся в её спину мордой, пока Кетан вёл серого в яблоках жеребца. Сначала среди табуна поднялись ржание и визг и прочие знаки неудовольствия, и люди пытались успокоить коней. Но Эйлин подняла вверх лунный жезл. Беспокойные животные долины насторожились, пока она осторожно водила обвитым гирляндами лунных цветов жезлом над Морной и Труссантом.
Сильное благоухание лунных цветов одолело запах пыли и пота, идущий от кайогских лошадей. Оба скакуна оборотней, спокойно стоявшие под жезлом, внезапно заржали, громче, чем кайогские кони.
Потом животные долины успокоились. Они повернули головы к скакунам оборотней, но уже не вращали в ужасе глазами и не вскидывали морд.
Эйлин кивнула Джонку и улыбнулась:
— Хозяин Коней! Твоим добрым скакунам теперь нет нужды беспокоиться. Знай, что в Труссанте и Морне нет зла, и они будут им товарищами по походу.
На пятое утро после прибытия людей Рита все приготовились к любому пути, который изберёт для них Ивик. Фирдун в последний раз проверил защиту, и они узнали, что Гарт Хауэлл снова ограждён от любого прикосновения внешнего мира.
Алон пытался связаться с Хиларионом, но понапрасну. Наконец они решили положиться только на собственные знания и умения. Кверт и два других юных кайога, Обред и Лиро, высказали желание пойти в поход, и когда они прошли испытание перстнем мага, их приняли.
«Какой у нас маленький отряд», подумал Фирдун, прилаживая шлем, когда розовая полоска зари окрасила небо. Грифонийцы и Сильвия остались охранять Гнездо, а Ивик сообщил, что перстень обладает и другими свойствами, помимо отбора людей и указывания врат. С помощью тусклого камня время от времени маг мог сообщаться и с Алоном. Таким образом, они легко держали связь с теми, кто упорно сражался на их стороне.
Маг намекнул, что по пути они могут подобрать и других союзников, не появлявшихся на территории Гнезда. Что случится в Долинах или в землях Мантий, они не знали, но, по крайней мере, предупредили их.
Первый день похода прошёл быстро по территории, хорошо знакомой Фирдуну и кайогам. Они не замечали никаких других следов, кроме оставленных стадами кайогов, но по ночам всё таки учредили постоянные посты. Когда луна снова стала входить в полную фазу, Эйлин укрепила жезл в центре стоянки и призвала на помощь и собственные силы.
На пятый день после выхода в поход Фирдун почувствовал беспокойство с самого момента пробуждения и обошёл вокруг стоянки. Будто что то кололо его, словно тёрн на дороге. Тут он столкнулся с Кетаном.
— Там поднимается тень, — сообщил оборотень, — но ещё недостаточно сильная, чтобы её выследить. Разве только если ты захочешь, господин Фирдун.
— Но разве это благоразумно следить сейчас за тенью? Если б оттуда чувствовалось что то враждебное… — он не знал, отчего подумал об этом или почему заговорил о своей нерешительности вслух.
Кетан просто кивнул и заметил:
— Я думаю, это гораздо дальше в этом направлении, — и он показал на запад, где стояла тьма предрассветных сумерек.
— Земли Серебряной Мантии простираются на север. Мы должны пересечь эти земли, чтобы достичь Пустыни. Если мы находимся достаточно близко к приграничью… Но это решать Ивику, — Фирдун быстро вернулся к центру стоянки, чтобы найти мага.
Хотя он и держал открытым мысленный канал по мере их продвижения вперёд, он так ничего и не смог открыть, кроме следа Силы. Однако ничто сейчас и не таило зла. Но след могли оставить и приграничные стражи, расположившиеся для охраны, но не обнаруживающие себя до тех пор, пока то, что противостояло им, не оказывалось Тьмой.
Они продвигались по необжитым краям, где не встречалось ни жилищ, ни имений. И жизнь, которую они видели, казалась другой, не такой, как в их отряде, она представала перед ними в виде маленького семейного стада, зубчатых верхушек травяных изгородей, каким то существом, которое вдруг бросилось в сторону и зарычало, когда они прошли мимо. Фирдун заметил, как голова Кетана быстро повернулась и, открыв разум для мысленного посыла, он ухватил что то вроде бормотания, похожего на речь этого существа: «Мир тебе, брат в шкуре, мы не охотимся на твоей территории!»
И Фирдун мельком увидел степного кота с пятнистым мехом, который куда то крался и ужасно негодовал на их вторжение.
Ивик объявил дневной отдых у источника, у которого они и съели сухой паёк, состоявший только из сухарей, зато вволю попили воды. Эйлин порылась в большом общем вьюке и достала оттуда стебельки какого то растения, придававшие вкус и свежесть пище, которые они и разделили меж собой.
— За вершиной, — и маг указал на холм, у подножия которого и бил источник, — лежат земли Серебряной Мантии. Фирдун, так как ты ставишь защиты, то можешь когда необходимо и проходить сквозь них. Я же могу только видеть, — и он встал позади юноши, сидящего на земле, и положил ему руки на плечи.
Повинуясь магу, Фирдун закрыл глаза и ощутил охранную стену. Юноша устремил к ней мысленный посыл, и, сосредоточившись, метнул словно копьё, сгусток лилового огня. Посыл коснулся стены и вошёл в неё. Они немного подождали, а потом…
Ивик поднял голову, посмотрел в небо и молвил:
— По воле Голосов, мы идём с миром, по своим делам. Прочтите наши сердца и изведайте правду!
Охранная стена исчезла. Фирдун открыл глаза. Ивик прошёл туда, где Гьюрет держал его коня, и сказал:
— Нам повезло, мы получили разрешение пройти.
Страна, простиравшаяся перед ними, не отличалась разнообразием пейзажей, когда они поднялись на холм и обнаружили только звериные следы, ведущие вниз. Если там и располагалось какое нибудь имение или стояла сторожевая башня, то ни дороги, ни тропы, которыми бы пользовались, там не оказалось.
Они все ещё находились в пустынной стране, когда разбили на ночь стоянку, просто ещё дальше прошли к югу. Фирдун направился устанавливать на ночь защиту — и увидел на земле окружность, в которую и вступил.
Дойдя до рощицы, он внезапно остановился, как будто бы удерживаемый каким то заклятием. И заклятием это и оказалось, как юноше пришлось узнать мгновением позже. Хотя он и пытался воспользоваться даром, стремясь выяснить, кто же зачаровал его, все средства по контролю над чувствами вдруг отказали. И теперь он шагал, вопреки собственной воле, прочь от стоянки. Он обнаружил, что даже не мог послать мысленное предупреждение или позвать на помощь.
Показался овраг, и юноша скользнул вниз, в щель, исцарапанный кустарником, который замедлил его ход, после чего свалился на открытую площадку. Перед ним лежало пустое пространство, где просто ничего не росло, кроме высокой травы…
Нет, что то там виднелось! В ночи разгоралось мерцание. Над ним, там, где собирались окаймлённые серебром облака, густеющие у него на глазах, стремительно возникали башни и замок, становясь все плотнее, все вещественнее. Теперь уже огромное строение сияло зелёным цветом, подёрнутое серебристой зыбью — словно его сотворили из неизвестного самоцвета.
Но если оно состояло из твёрдого материала, то не могло долго висеть над ним. Чары, очень сильные чары — он понял, что это было, но даже и с этим знанием не мог избавиться от наваждения. Теперь грифонийца снова повлекло вперёд, к высоким воротам меж башен. Он отчётливо подумал о паутине с пауком внутри, но, несмотря на всё своё сопротивление, ему не удавалось разрушить чар, держащих его в плену.
Ворота замка открылись. Что ждало его там, за ними? Странно, но он совсем не чувствовал зла или прикосновения Тьмы, но отчего же тогда его поймали?
— Опять за свои старые игры, Элайша? — голос прозвучал точно выстрел, и услышал его Фирдун не во сне, а наяву. За ним шёл Ивик, лицо которого исказилось от гнева.
— А играть меня научил ты. Помнишь ли ты те милые дни, мой маг и повелитель? — ответил магу мысленный голос, звеня от удовольствия.
— Элайша! — гнев Ивика все возрастал.
— Да, да, Элайша — делай то, делай это… Но вопреки тебе я научилась всему, хотя ты никогда не хотел передавать мне своё магическое искусство. Но теперь, как мне кажется, я наконец то наиграюсь вдоволь — вот с этим юношей. У него есть возможности…
В открытых воротах замка встала женщина. Волна волос, чёрных как ночь, клубилась вокруг её головы, словно облако. Глаза на лице казались огромными и лиловыми, лиловыми были и облегающий камзол, и брюки, и сапожки. Камзол украшали сияющие пурпуром самоцветы в виде пуговиц застёжек, но ещё больше их было на браслетах, обвивающих запястья, когда она медленно подняла руки, приветствуя Фирдуна. '
Но вот левая рука Ивика остановилась перед телом юноши, подобного неподвижному бревну. Другую руку, с перстнем, маг направил прямо на женщину.
Свет вспыхнул так ярко, что Фирдун пару мгновений просто не мог видеть, а когда прозрел…
Замок исчез. Женщина лукаво улыбалась, внимательно глядя на перстень, пылавший сейчас как огонь её глаз.
— Вот видишь, мой незабвенный, мой дорогой повелитель, я нужна тебе, и ты сам должен меня пригласить, потому что я жду так давно! Теперь твоя собственная Сила связывает меня, и этого ты уже не можешь отрицать.
Ивик стоял, переводя взгляд со сверкающего камня на женщину, а потом опять на камень. Она же весело рассмеялась, точно девушка на празднике урожая.

Глава 19
Юго Запад, Пустыня

— Это невозможно. Этого не будет, — сказал маг.
Фирдун никогда не слышал таких нот в голосе Ивика и никогда не видел его до такой степени выведенным из вечно уравновешенного спокойствия.
— Но это уже существует и действует, мой дражайший из друзей! — продолжал серебряный голос. — И твой собственный инструмент уверит тебя в том, что на этот раз ты не сможешь оставить меня. Тьма вновь восстаёт, и в конце мы вновь будем вместе противостоять ей. Теперь, когда ты оставил меня без крова и дома, дай мне хотя бы укрыться там, где ты предполагаешь провести ночь!
Чары, удерживавшие Фирдуна, распались. Женщина из исчезнувшего замка улыбнулась ему. Она теперь казалась не лукавой и не насмешливой, а совершенно искренней.
— Грифониец. Доброе предзнаменование. Ты, Фирдун, из рода Ландсила. Всегда учтив, даже отказывая себе в самых желанных вещах. О как много утрачено — но сколь многое приобретено, ставшее чем то большим, и кое что очень и очень интересно! С тех пор, как мой дорогой повелитель здесь, — и она кинула в сторону Ивика, — он не видит надобности представлять нас друг другу… Я одна из тайн его прошлого, Элайша, жадно подбиравшая за ним крохи мудрости, когда он позволял им упасть… Помнится, злая буря разлучила нас, однако, Ивик, как видишь, я не теряла времени.
Она, казалось, захватила их потоком слов, льющихся безостановочно, словно точно знала свою цель, но так или иначе Фирдун и Ивик оказались позади. И теперь Фирдун и вправду ощущал это алое неистовство сияния, которое, возможно, и является вечносущим оружием Древнейшего.
Юноше казалось, что даже огонь, который они развели в центре стоянки, устремился ввысь, когда Элайша вошла в круг его света. Люди вдруг бросили все, чем занимались, насторожённо вглядываясь в ночную тень, явившуюся из мрака. Но в ней, он мог бы поклясться в этом, не обнаруживалось ни малейшего признака зла, несмотря на явное неудовольствие Ивика по поводу её присутствия.
Она заговорила первая:
— Раз уж мы должны стать попутчиками, то давайте следовать гостевому обычаю. Я не могу дать благословения, потому что потеряно все, кроме неба над головой, но тем, кто здесь находится, я желаю всяческой удачи.
С гостевой чашей в руках Элайша прошла вперёд и предложила её девушке.
— Добро пожаловать! — тут Элайша поколебалась, как будто пыталась найти слова, выражающие новую форму приветствия. — Я — Элайша, о Лунная Дева, — и лиловые камни вокруг её запястий вспыхнули, когда та приняла чашу и отпила полагающийся первый глоток, — что же касается того, кто я, то на этот счёт существуют разные мнения. Но тебе не захочется, думаю, узнать, что любой защитный барьер Рита не устоит против меня.
Кетан мгновенно очутился рядом с приёмной сестрой. Элайша кивнула в его сторону и продолжала:
— Мне давно знакомы твои родичи, и мы не враждовали. Ты — Кетан, в тебе слились две крови, так что ты — и то и другое. Не умаляй же никогда дарований, коими ты наделён!
Появились трое кайогов, и Фирдун заметил, что Гьюрет держит руку на рукояти меча.
Элайша кивнула:
— Кайоги. Воины и коневоды. Не из этого мира, но вы подняли мечи и щиты за Свет. Я помню вождя Ранфара. О, какой он был боец! Он пошёл на Квегана и выжил, а Квеган — нет!
Фирдун увидел изумление Гьюрета и потрясённые лица его соплеменников.
Казалось, Элайша теперь хорошо подготовилась, ибо тон голоса её переменился и в нём появились более резкие нотки. Он сказала:
— Я читала письмена в хрустальной сфере, Ивик. И мне известно, что движет тобою и гордыми сердцами твоих спутников. Да, врат в этом мире много. И если откроются хотя бы некоторые, то нас убьют, как стадо овец на бойне. К тому же, другой охотник приходил сюда, и у него тоже есть истинный проводник к вратам. О Ивик, Ивик, как мог ты, Праначальный, дозволить Гарт Хауэллу идти собственным, исполненным безумья, столь долго не контролируемым путём?
Как ни странно, Кетан постиг её возмущённую мысль и не удержался от вопроса:
— Кто же был тут до нас, госпожа? Думаешь, чародей из Гарт Хауэлла?
— А кто же ещё? И он опережает нас на два дня пути… Однако мы можем использовать, в свою очередь, его самого! Потому что он точно знает, я уверена в этом, куда идёт, и след тёмного отряда станет нашим проводником!
Чары заклятия пали, и все теперь ясно видели, кто пребывал среди них. Несмотря на роскошные одежды, она очень походила на Джилан или Эйдрит и казалась даже менее чуждой, чем Сильвия, которая всегда составляла часть жизни Фирдуна. По видимому, она ожидала, что её примут именно как часть жизни отряда, хотя Ивик и устроился как только мог далеко, когда они делили вечернюю трапезу.
Главной заботой отряда, хотя изумление, вызванное появлением Элайши, ещё не улеглось, был маршрут на следующий день. Потому что один из кайогов, разведывавший путь, подтвердил, что езда даже вполовину привычного им темпа очень скоро приведёт их в приграничье, на край дикой и грозной Пустыни.
Хотя торговцы и сообщали, что там попадаются оазисы, в иссохшей, жёлтой земле, представшей перед ними, казалось, не могло быть ни воды, ни корма для верховых животных. Все, чем они располагали — пара чересседельных сумок, тяжким грузом лёгших на крупы их лошадей.
И, однако, должно же быть что то другое помимо этого! Все знали о слухах, что Пустыня некогда была богатым и сильным краем, пока войны магов не разрушили его. Только в самые последние дни войн и произошли самые бессмысленные и жестокие разрушения, потому что некоторые чародеи перед гибелью сошли с ума и уже не пытались контролировать свои силы.
Но жизнь в этом краю уцелела. Бывали тут не только торговцы, время от времени выносившие отсюда странные артефакты — тут существовали и жуткие формы жизни, может быть, и в самом деле порождённые катастрофой, разорившей страну.
Молчание воцарилось в кружке огня. Кетан снова нарушил его.
— Госпожа! — обратился он к Элайше. — Ты говорила, что люди Гарт Хауэлла уже прошли этим путём. Ты уверена, что это именно так?
Она как раз совсем неэлегантно облизывала крошки с пальцев, когда её огромные лиловые глаза обратились на юношу, и она ответила:
— Я могу провести вас там, где проехали волхвы, когда находились в моих собственных владениях. Не попробовать ли оборотню взять след с помощью других его способностей за пределами моей земли?
— Парды не обладают сверхъестественными чувствами, — отвечал он ровным голосом, — но, по крайней мере, я могу сделать попытку. И это очень верно: обычно нам удаётся находить воду в краю, который люди рассматривают как иссохшую до дна землю.
Казалось, отбросив и гнев и глупое оцепенение, среди них появился Ивик, одобрительно кивнувший в их сторону:
— Хорошая мысль. Надо хотя бы попытаться!

Они скакали в их обычном порядке, когда выступили утром в поход. Элайше выделили запасного кайогского жеребца, и она возглавила отряд, идя по следу. Ивик не поехал вперёд, чтобы сопровождать её. Но Кетан на скакуне оборотней поравнялся с волшебницей, как только они миновали долину впереди.
Они вдоволь запаслись водой, наполнив все сосуды и ёмкости. На ходу кайоги подстрелили пращами с дюжину перепёлок. Но с обилием дичи было покончено, когда они приблизились к выходу из долины и очутились прямо перед низким курганом, который казался слишком правильным для естественного происхождения. Видя тёсаные камни, лежащие в том или ином порядке, Кетан догадался, что некогда тут стояла крепость или даже городок. Но это все давно разрушило землетрясение.
Элайша осадила коня, когда они с другой стороны приблизились к древним руинам, и указала вперёд:
— Туда!
Она указывала более к западу, чем к югу, но, по видимому, не сомневалась в выбранном направлении. Теперь уже Эйлин погнала лошадь вперёд, когда приёмный брат спешился. Он снял кольчугу и шлем, отстегнул с мехового пояса меч и быстро завернул все это в плащ, который и скатал у себя за седлом. Потом проворно побежал вперёд по холмистому краю.
Прошло несколько мгновений после его ухода, а Фирдун успел только глубоко вздохнуть, когда лёгкое жёлто коричневое тело скользнуло по последнему из гребней, держась подальше от лошадей, тревожно забеспокоившихся, направляясь в сторону, указанную Элайшей. Силуэт казался слишком большим для парда, но конечно, это и не могло быть другим животным.
Кетан погрузился в океан запахов, в которых его человеческое чутьё никогда бы не разобралось. Почвенный покров здесь походил на коричневую бахрому и испускал сухой пыльный дух. Пард поймал запах перепёлки и пересёк её прыгающий след, так дразнивший его нынешний нюх и манивший за собой. Но, будучи под контролем человеческих чувств, зверь продолжал поиск.
Взобравшись на низкий песчаный гребень, пард окинул взглядом расстилавшуюся перед ним низменность, покрытую запёкшейся жёлтой глиной, исчерченную трещинами. Там и сям монотонность пустынной равнины нарушали гранитные глыбы. Они, казалось, уходили прямо в бесконечность горизонта. Под лучами солнца желтизна земли испускала некое сияние, заставлявшее Кетана прищуривать глаза.
Он не пошёл по пустынной и ровной местности, а стал красться вдоль изножья последнего холма. Даже, скорее, с его кошачьим зрением, чем с чутьём, парду казалось, что он вполне в состоянии взять след тёмного отряда, даже если он опережал их на пару дней.
Когда же от земли стали подниматься палящие волны жара, то он сначала вообще не чуял никакого следа, способного повести его за собой. Пард приблизился к краю песчаного гребня, когда вдруг поймал всплеск гнусной вони, перемежающейся другими запахами, что все вместе очень раздражало его обострённый звериный нюх.
След, разумеется, вёл в Пустыню, и оборотень уже начинал думать, после того как прошёл за ним на какое то расстояние, что и в самом деле наткнулся на то, что искал. Вернувшись назад, он взобрался на вершину гребня.
Стоя поодаль, члены отряда ждали его возвращения. Он не хотел, чтобы кони взбесились от его глубокого рыка, но всё таки зарычал так громко, как только мог, и заметил, что Эйлин взмахнула рукой.
Сейчас не было смысла оборачиваться человеком. Чувства парда на сей раз более подходили. Эйлин повернула к нему, понукая Труссанта. Если случалась необходимость, жеребец мог нести оборотня на своей спине даже в теперешнем обличье, именно для этого его растили и упражняли, но теперь он сам мог идти по следу пешим столько, сколько необходимо.
Оборотень мог только догадываться, что кайоги и их кони считали эту землю настоящей пустыней, и надеялся, что особенности парда наведут отряд на след.
Он скакали под палящим зноем солнца. Подковы коней вздымали маленькие, острые как перец облачка жёлтой пыли. Кетан учуял, что гнусная вонь тёмного отряда, за которым они следили, вытянулась ниточкой, как будто они точно знали, куда направляются.
Зверь обходил остатки хрупких костей, отмечавших некоторых путешественников, которым не повезло. Дважды пард встречал каменных змей, но вибрация приближающихся подков пугала их, и они, извиваясь, уползали прочь. Не было и признака жизни, которая могла тут скрываться. Даже в небе над головою не парили птицы.
Ивик объявил днёвку, и они спрятались среди скопления скал, единственного укрытия от солнца. Эйлин пришла к Кетану, тщательно соблюдавшему дистанцию, чтобы поделиться с братом пищей и несколькими глотками воды.
— Есть след? — спросила она.
— Очень далеко, — передал он мысленное сообщение. — Хотя я совсем не уверен, что это следы именно тех, за которыми мы стремимся наблюдать.
Они отошли ещё на некоторое расстояние вперёд от скопления скал, которые все ещё защищали их, когда мысленное послание Ивика коснулось разума Кетана:
— К востоку, но осторожно.
Повинуясь, пард скользнул прочь с пути, которым он следовал. Когда он сделал это, то увидел, что маг поднял руку и на пальце его вспыхнул перстень.

Да, теперь их вёл проводник Силы. И они, конечно, понимали, что его видно на бесконечной равнине.
Среди многочисленных трещин в глине им встретился вдруг глубокий разлом. Пард остановился, прижав уши к черепу, зарычал и, припав на брюхо, стал осторожно двигаться вперёд.
Стены разлома отличались неровностью и состояли из жёлтой глины, словно эта форма почвы шла тут глубоко под поверхность земли. Когда то здесь жили, хотя сейчас все лежало в полном запустении.
Кетан увидел некоторые артефакты, которые приносили торговцы, что было очень опасно, ибо иногда единственное прикосновение грозило гибелью. Здесь находились и артефакты, похожие на те, которые Джилан держала в Рите, — странные образования из четырёх пирамидок, сжатых вместе, очевидно, изготовленных из металла; они пылали такими яркими оттенками, какие бывают только у самоцветных камней.
Но их в разломе было больше, чем любопытных вещиц в Рите. Некоторые превосходили по размеру голову парда и сияли радужными бликами, словно играли в странную игру по собственным правилам.
Хотя верхушки этих предметов и доставали до стен, они не могли сравниться с артефактами, стоящими на дне самого разлома. Здесь было свалено в груду множество таких же приспособлений, с такими же, только побольше размером пирамидками, но создавалось впечатление, что ни одно приспособление не доделали до конца.
Совершенно обескураженные находкой, они стали в одну линию над разломом, в оцепенении глядя вниз. Рука Ивика скользнула по краю трещины, как будто её подтолкнули, и палец с перстнем указал прямо вниз, на массу разрушенных и сверкающих обломков.
Теперь, при ближайшем рассмотрении, они видели, что дно разлома под тяжестью таинственных обломков слегка поднималось к середине, снова понижаясь к краям.
— Вастар… — произнесла Элайша и подобрала один из кусочков, лежавший поблизости. — Или ты скажешь, что это неправда, господин маг? — и она взглянула на Ивика, улыбаясь, как всегда, таинственно и лукаво.
Для остальных слова её не имели значения, пока Эйлин внезапно, слабо вскрикнув, не отшатнулась от края разлома и не спросила:
— Могли ли те, кто работал со звёздным металлом, создать такое?
Элайша кивнула:
— Они к тому же, кажется, забавлялись и с вратами, если твой проводник показывает верно, Ивик.
Он, не обращая ни на кого внимания, стоял, пристально глядя вниз на мерцающее дно. Перстень мага сиял, ясно показывая, что здесь находится источник какой то Силы.
— Верёвки! — нарушил он вдруг молчание. — Поставьте своих коней, — попросил он кайогов, — так, чтобы удержать вес человека, спускающегося с помощью седельных верёвок!
Гьюрет подобрался вплотную к краю разлома.
— Если б мы могли найти место, где верёвки не истёрлись об это…
И он показал пальцем на острые края металла.
— Тогда давайте поищем такое место, — с той поры, как Элайша присоединилась к ним, настроение Ивика не менялось. И он, казалось, немного отстранился от них.
Фирдун медленно двинулся по краю разлома, каждым шагом своим измеряя отвесный склон.
— Здесь!
Тут действительно нашёлся клочок плотно обожжённой глины, подвергшийся совсем небольшому разрушению. Но если спускаться здесь, то окажешься на самом верху металлической груды, но с другого конца.
Кетан побродил немного вокруг, а потом снова присоединился к ним. Как пард он не мог ничем помочь, тут требовались навыки человека.
И вдруг все поняли, что Ивик решил один совершить этот спуск. Его приказы, отданные ледяным голосом, подчёркивали, что другим здесь делать совершенно нечего.
Четыре кайогских коня стояли уже на месте, и катушку от седельных вьюков со знанием дела, характерным для кочевников, укрепили на краю.
Ивик обвязал петлю вокруг пояса и стал спускаться, опираясь на глинистую стену. Оказалось, что рыхлая поверхность почти отвесного склона скорее помогала магу, чем мешала. Фирдун продолжал пристально следить за металлической грудой внизу. В его уме рождался образ, слишком сходный с ямой ловушкой, да ещё с кольями на дне.
Маг спускался быстро, будто не раз упражнялся в подобном способе передвижения. Однако когда его сапог оборвался с неровности дна, он остановился и крепко ухватился за верёвку, чтобы удержать равновесие.
Он медленно повернулся к груде металлических обломков, возвышавшейся над ним. Они, казалось, засияли ещё ярче, когда он обернулся. Играя и переливаясь, луч перстня задвигался по неровной груде.
Фирдун весь напрягся от толчка невидимой Силы, ударившей снизу. Эйлин воздела лунный жезл, Кетан зарычал, а кайоги испустили крик изумления на собственном языке.
Неровный венец металлической груды сдвинулся. Куски отломились и покатились. Некоторые летели прямо на мага, он же оставался недвижим, и лишь в последнюю минуту они разлетались и вправо и влево, огибая его фигуру.
Но вот наблюдавшая за происходящим Элайша воздела вверх руки, и широкие аметистовые браслеты запылали так же ярко, как и радужные переливы снизу.
— Нам не надобно сокровищ, о Вастар, кузнец звёзд, старатель в глубоких жилах земли! Твой срок, долгий даже для тебя, прошёл! Знай же, что это правда! — вскричала она.
И клич её не остался без ответа. Не от мага снизу, не от прочих спутников, но, кажется, от самих руин, нагромождённых древней катастрофой. Ответ возник словно стон; словно ветер завыл в поднимающейся буре, хотя над их головами не было видно ни облачка.
Дрожь в груде обломков продолжалась. Куски, казалось, сами собой срывались со своих мест, вихрясь и вылетая наружу. Пока ни один не задел Ивика, но не следовало искушать судьбу! Фирдун обернулся к Гьюрету, готовый отдать распоряжения по подъёму мага.
— Ты мёртв в этом пепле времени, — звенел голос Элайши. — У каждого века собственный срок, и срок этот на исходе!
С верхушки груды поднимался теперь только один кусок. Подобно другим кускам, формировавшим её, это была ступенчатая пирамида, но не соединённая с другой, а стоящая особняком, и ярко жёлтый цвет, переходящий в алый, играл внутри неё.
И она поднималась без остановки! Теперь все видели, что её поддерживали четыре колонны, растущие выше и выше, пока она не стала похожа на кровлю с четырьмя опорами.
— Ивик! — закричала Элайша. — Силой Великих, Силой Забытых Владык, а также Тем, Что идёт через Дальние Горы, о Ивик — делай, что должен делать!
Но маг не нуждался в подбадривании. Рука с перстнем на пальце высоко взметнулась вверх и опустилась, перечёркивая пространство справа налево, оставляя в воздухе видимый ровно проведённый крест, искрящийся голубизной, которая по густоте окраски приближалась к лиловизне высокой и чистой Силы.
Крест наклонился в воздухе, вращаясь, и скорость его вращения все увеличивалась, пока ожидающие наверху спутники по отряду уже не смогли различить отдельных перекладин. И тогда Крест двинулся на колонны, поддерживающие пирамиду.
Небо вверху потемнело и жалобный стон становился всё громче, так что люди закрыли уши. Но колесо Света упорно шло вперёд и, словно хорошо наточенный нож, легко разрезало слой глины.
Над краем разлома появилась пирамида — Фирдун схватился за меч. Он слышал рык Кетана теперь уже со своей стороны. Была ли там в последнее мгновение перед тем, как пирамида обрушилась назад, в груду металла, от которого и восстала, пара мерцающих огненных глаз? Или это только уловка его собственного воображения?
То, что случилось внизу, следовало быстро стереть из памяти. Ивик не удержался на ногах. Его тело растянулось среди острых обломков, а они все ещё летели на него, и больше не уклонялись, огибая тело. Теперь они попадали в него, причиняли боль, и заставляли мага дёргаться.
— Наверх! Наверх! — и Гьюрет и Фирдун закричали одновременно. Кетан кинулся к тугой верёвке на краю разлома, и Фирдун тут же присоединился к нему, а кайоги стали погонять коней, чтобы те быстрей тянули подъёмную катушку за собой.
— Подождите! — рядом с приёмным братом оказалась Эйлин. — Вы пораните его о металлические обломки, от которых теперь он не может уклониться!
Эйлин простёрла вперёд лунный жезл и потрясла им. Белая искрящаяся пыльца слетела с чашечек цветов и опустилась на Ивика. Маг теперь лежал словно в коконе какого то огромного насекомого. К тому же пыльца не поддавалась ударам, когда Ивика осторожно поднимали со дна разлома.
Хотя груда все ещё шевелилась, оттуда больше ничего не появлялось, казалось, она только немного осела. Радужный блеск её поблек, а маг оказался наверху вместе с остальным отрядом.
Он лежал изнурённый, с закрытыми глазами, а перстень на бессильно упавшей руке был тускл и мёртв. Эйлин вынула торбу целительницы, а Элайша положила голову лежавшего в обмороке мага себе на колени.
Эйлин с помощью Кетана пыталась влить питьё из фляжки в горло Ивика.
— Его Сила истощена, — проговорила лунная дева. — Он нуждается в покое, пока его силы не восстановятся.
Фирдун оглядел иссушенный солнцем дикий край и спросил:
— Где бы его укрыть?
Он по собственному опыту знал, что требуется в таком случае. И ещё он отчётливо понимал, что Ивик столкнулся с чем то глубоко укоренённым в древнем чародействе, с тем, что угрожало и самой жизни этого мира.
Эйлин теперь обращалась к Гьюрету.
— Мы можем поместить его меж двух коней для перевозки? Они ведь хорошо обучены и, раз уж вы происходите от кочевого народа, может быть, знаете, как это делается?
— Да, госпожа, конечно, мы умеем это делать! — заверил её Гьюрет. Один из кайогов спросил:
— А куда же мы направимся?
Отряд нуждался в воде, в укрытии, в пище для людей и животных. Кетан мог только догадываться о том, что след, который он взял, приведёт к такому месту. Это был маленький шанс, но он был.
— Мы найдём, куда укрыться! — ответила Элайша на невысказанные мысли. — Пустыня вовсе не мертва как ты думаешь. Те, кого мы преследуем не оказались бы здесь, не имея в виду определённой цели. Веди же нас, оборотень. Из всех нас у тебя наилучший шанс найти то, в чём мы нуждаемся!
Им пришлось передвигаться медленно. К счастью, близилась ночь, и зной постепенно ослабевал. Ещё раз пард Кетан вернулся туда, откуда его вызвал клич Ивика. След стал теперь слабее, может быть, взрыв Силы в разломе подействовал на чутьё зверя. Он уже не сомневался, что идёт правильно.
Сгустилась темнота, и он заметил изменения на местности вокруг. Ярко жёлтый цвет запёкшейся глины принял другой оттенок. В нём появился намёк на розовое. Но не только это — там и сям он видел теперь маленькие, с красными листочками растения, ставшие под его лапами гуще и образовавшие плотный ковёр.
Подняв морду, он стал внюхиваться. По его разумению парда, ошибки не было. Где то, не слишком далеко впереди, находилась вода! Мысленное послание полетело к Эйлин, когда с шага он перешёл на рысь.
Среди крохотных, походивших скорее на мох, растений теперь попадались и кусты. Их плотно усеивали розово алые цветы, чьи лепестки пестрили яркие чёрные крапинки. Потянуло слабым запахом, не совсем приятным, послышалось жужжание насекомых, парящих над каждым кустом. К счастью, они не выказывали к нему интереса.
Он шёл на другой запах от самой жёлтой равнины и надеялся там ещё раз связаться с Эйлин. Она скакала впереди, ведя Труссанта в поводу. К его изумлению, Элайша тоже присоединилась к ней, хотя её конь и выказывал признаки беспокойства от соседства скакунов оборотней.
— Внизу — покатый склон, — передал Кетан мысленное послание.
— Мы должны поскорее найти место, — ответила приёмная сестра, — Ивик ещё не пришёл в себя. В эту ночь я должна спеть лунную песнь.
Он взглянул вверх, на хмурое небо. То, что собиралась сделать Эйлин, должно было изнурить её, но если она решила так, то пусть будет так.
Они двинулись вниз по склону, по мху, мягкому, словно ковёр, а вокруг все гуще поднимались цветущие кусты. Запах воды манил их. Но они должны были проявлять осторожность. Тем, кого отряд преследовал, тоже могла прийти в голову мысль разбить тут лагерь, и пард мгновенно послал Эйлин другое предостережение.

Глава 20
При лунной силе в пустыне

Запах трав, кусты, через которые он продирался, мохоподобные растения под его лапами начинали вызывать у него тошноту. Конечно, теперь он чуял сильный запах воды далеко впереди, но всё же странная растительность не могла быть подходящим кормом для лошадей, а скудный запас, который они везли на себе, представлял собою пару горсточек зерна.
Потом подушечки лап почувствовали более твёрдую почву и он остановился. Кошачье ночное зрение лучше человеческого, и для него не составляло труда убедиться, что он на гладкой мощёной дороге. При скудном свете её поверхность выглядела тёмной.
В то же самое время запах воды перебило дуновение ещё чего то. Он почуял огонь, а ещё — животных и людей! Пард послал быстрое предупреждение Эйлин, но она тоже приготовила ему послание.
— Фирдун говорит, там поставлена защита…
Оборотень быстро двинулся по дороге. Справа росли какие то плотные заросли, и он быстро обошёл их, прячась в их гуще. Там он ещё раз припал на брюхо, примяв мох, и стал продвигаться вперёд с той самой осторожностью, которою пользовался, выслеживая очень чутких прыгунов или когда подстерегал быка.
Охотничье умение привело парда в следующий слой зарослей. Теперь запах воды усилился, привлекая его звериную волю, но человек желал остановиться поблизости.
Однако впереди появилось ещё одно предупреждение: блеск огня. Мгновением позже он затаился под прикрытием отягощённых цветами растений, обрамлявших водоём, и прикрытие это не было творением природы.
Водоём оградили когда то каменной стенкой с промежутками, как будто нарочно давая лучший доступ к воде. Огонь, замеченный им, находился справа и, несомненно, являлся центром лагеря.
Звериные чувства могли многое сообщить ему, но Кетан хорошо осознавал, что в некоторых случаях человеческие знания и реакция подходили лучше. Лёжа там, где он был, он проделал превращение.
Зрение стало хуже, как и чутьё, но при человеческом взгляде индивидуальности определились и уже не были просто членами вида.
Некоторые люди, как это бывало и ранее, уже закутались в одеяла для сна. Он не заметил ни одного из тех неуклюжих животных, каких предпочитали в Гарт Хауэлле. Их, наверное, спрятали поодаль. По крайней мере, в нынешнем облике запах парда не потревожит их, если только они могут быть потревожены таким запахом!
Люди у самого огня сидели в полном вооружении, как будто каждый миг ожидали нападения, и оборотень заподозрил, что они и были теми самыми латниками, разговоры о которых он слышал. Напротив них находились трое остальных. Двое были одеты в коричневую походную одежду, какую предпочитали маги, и шляпы они надвинули так, чтобы никто не мог рассмотреть их лиц.
Третий даже не делал попытки скрываться. Кетан, хорошо помня рассказы Фирдуна о пленении на Драконовом Гребне, не сомневался, что это и есть предводитель гнусного отряда. Его лицо отличалось безмятежной красотой, да и огонь подле него ярче всего горел и освещал малейшие детали.
Он выглядел совсем юным, но Старая Раса не выказывала признаков возраста (если только и в самом деле он происходил от этой крови). Конечно, предводитель отличался видом человека, чьё малейшее желание немедленно исполнялось. Хотя маг и не произносил ни слова, глядя в огонь, или, странным образом, куда то под огонь, он вращал пальцами скипетр, более короткий, чем те, которыми пользовалось большинство Мудрых, однако создавалось впечатление, что его изготовили из более ценного материала.
Внезапно, с быстротой пикирующего ястреба, он ударил скипетром по пламени. Казалось, языки огня в одно мгновение собрались в нечто целое, и Кетан тотчас разглядел собравшихся там людей, отпрянувших о костра.
Оборотень мог только догадываться, что странник намеревался делать, но осторожность заставила его всё таки мысленно дотянуться до Эйлин и сказать: «Берегись!»
Языки огня стали сходиться в круг, спираль, в то же самое время приобретая вид более плотной колонны. Теперь Кетан мог поймать и ритм песнопения, такого низкого, походившего более на шёпот (хотя и пробуждавший беспокойство), однако он не мог даже различить каких либо слов.
Языки огня стали крепче и прямее; Сила сплавила их воедино. Потом эта колонна открылась. Однако, к досаде Кетана, он лишён был возможности видеть все и с другой стороны. Он понятия не имел, с чем теперь столкнулся чародей, но не смел пошевелиться, чтобы получше рассмотреть его, ибо всё происходило очень быстро.
От лица юного чародея исходило властное требование, рукою он будто что то перечёркивал. Его глаза убийственно покраснели, когда пламя ещё раз выбросило языки огня.
Теперь одним быстрым движением он вскочил на ноги, и явно отдавал приказы. Те, кто уже заснул, поднялись.
Точно, они снимались с лагеря. Почуяли враги погоню или же готовились атаковать?
Кетан сообщил Эйлин обо всём так кратко, как только мог. Слуги привели зловонных ящероподобных животных из рода Тьмы, оглядывая вьюки, обременяющие пару из них. Юный чародей занялся символами, чертя их концом скипетра в воздухе.
Откуда то к Кетану пришло внезапное предупреждение, может быть это являлось частью его древнего наследия. Но быстро, как только мог, он совершил превращение. Пард лежал там, где недавно, скрючившись, прятался человек.
Вихрь символов в воздухе становился все неистовее, превратился в искры и вылетел во мрак недавно наступившей ночи, как будто обретя крылья. Три искры двигались к концу пруда в направлении оборотня. Однако они, не останавливаясь, прошли прямо над ним и, наконец, распались в ничто немного позади. Если маг думал именно таким образом обнаружить шпиона, то, выходит, на оборотней его сила не действует!
Чародей вскочил в седло и тщательно оглядел пруд со стороны северных окрестностей, как раз там, где располагался лагерь.
Кетан продолжал лежать на прежнем месте, но его послания шли к Эйлин.
— Они уходят к северу. Кружат, идя с юга. Пусть Фирдун проверит, я не смогу снять никакой защиты.
Они оставили огонь, теперь едва тлевший. Кетан испытывал желание броситься в том же направлении, но против мага из Гарт Хауэлла он был беззащитен.
Кетан подкрался к одной из дыр в ограде на краю пруда, принюхался к потоку воздуха, идущего снизу. Для его чувств парда это была более или менее вода, и свежая, не застоявшаяся, как можно было ожидать при таких обстоятельствах.
Однако ему хотелось дождаться решения Эйлин, ибо целители в таких вещах не знали сомнений. Теперь он мог ощущать в ночи движение позади себя. Лучше совершить превращение до того, как лошади кайогов учуют его. Он поднялся с плотного мха и скользнул в заросли.
Взошла луна, и серебристые потоки света омывали его. Эйлин должна показать узоры её Силы, но так как она скакала верхом, они возникали то тут, то там. Оборотень мгновенно оказался рядом и тут же спросил:
— Ивик?
— Он ещё не оправился полностью. И я должна быстро призвать Силу, чтобы пробудить его.
— Но тот человек из Гарт Хауэлла — маг, и так как Сила притягивает Силу, он тут же узнает о нашем присутствии!
— Фирдун поставит защиты, и потом, так хочет Элайша. Она больше, чем мы о ней думаем. Она долгое время училась у Ивика и, полагаю, почти равна ему по силам.
Южный конец поляны был удивителен. Ибо тут находился не только пруд, построенный для разных надобностей, но и высокие колонны, каждая с отчётливой резьбой. Эйлин воздела лунный жезл высоко над головой, когда подошла остальная часть отряда. Неподвижное тело мага всё ещё было подвешено меж двумя лошадьми, очень осторожно ведомых кайогами.
Реакция на жесты Эйлин отсутствовала. Сам Кетан не чувствовал присутствия Силы. Каким бы в прошлом это место ни было, оно не являлось святилищем ни одной из тех Сил, что превосходила бы силу самого строения.
Они не имели намерения разводить огонь. Ивика устроили на мягкой подстилке меж колонн. Эйлин объявила, что вода годится, и кайоги повели лошадей, одну за другой, чтобы не опоить их. Остальные, кроме Фирдуна и Элайши, быстро растворившихся в ночи, чтобы установить защиты, собрались вокруг Ивика.
И лишь после их возвращения Эйлин сбросила плащ и встала под серебряной луной, раскачиваясь так, что при каждом движении её гибкого тела все слышали слабый звон. Восходящая луна в волнах её волос, полный диск луны на её груди являли исток холодного и ясного свечения вокруг лунной девы. Она поманила к себе Элайшу и проговорила:
— Из всех нас, госпожа, ты знаешь его дольше всего, и он скорее ответит тебе.
Элайша кивнула в ответ и заняла, скользнув вперёд, место подле лежащего мага, и заботливо расположила руки, одну на лбу, а другую на груди, на уровне сердца.
Эйлин вполголоса запела. Луна пересекала небо и её блеск стоял как раз над девушкой. От лунных цветов на жезле исходило благоухание ночного цветения. Воззвание лунной девы было древним, высвобождая из забвения почти забытые мудрые слова, узнанные ею в Ленарке, ибо Кетан понять их не мог и, может быть, только одна Элайша и понимала их.
Кайоги и Фирдун отошли к ограде обрамлённого колоннами древнего строения, и Кетан последовал за ними. Это была женская Сила, и лучше всего оставить её в покое. А пока Кетан описал тех, кого видел у огня, а также таинственную вражду мага с языками пламени.
Он знал, что, может быть, это был его долг — немедленно отправиться на охоту за следом, к северу от пруда, но он находился на грани истощения от усталости и как человек, и как зверь, и на этот раз его рвение не принесло бы ничего хорошего.
В конце концов они решили, что Обред и Лиро походят вокруг, не особенно далеко отдаляясь от пруда, в поисках каких либо следов так быстро удалившегося вражеского отряда.
— Я не верю, — заметил Фирдун, — что эта охрана от огня касается нас, если только это было охраной. Маг этот, разумеется, из высших классов, и в той беседе речь шла о свободных и о том, что он намеревался идти к ним.
Нежное и медленное струение песни прекратилось, ибо луна теперь была слишком слаба, чтобы вызвать Силу в Эйлин. Однако Элайша подняла голову, и в её взгляде читался триумф.
— Ивик Нивор! — она позвала его и тем и другим именем, которые он носил годами. — Пробудись! Грядёт битва!
Света было достаточно, чтобы Фирдун заметил, как глаза мага открылись на его бледном лице, глядя прямо на женщину, склонившуюся над ним.
— Элайша? — голос Ивика был так хрупок, будто все годы, лежащие за его спиной, иссушили тембр.
— О да, мой маг, мой повелитель! Ты снова с нами, невредимый, как только лунная дева позвала тебя песнопением домой!
Его взгляд переходил от Эйлин к Элайше, и он уже улыбался, глядя на лунную деву:
— Могуча мощь твоя, дочерь из башни Рита! Ибо и вправду далеко я странствовал, пока ты не призвала меня!
Посветлело, и они увидели, что мостовая и колонны стали розового цвета, по сравнению с которым кусты вокруг выглядели темнее, хотя были и одинаковы по цвету.
Элайша помогла магу выпрямиться, и он отстранил её, но уже как тот, что желает заботиться о себе сам. Оглядев пруд и пространство, обрамлённое колоннами, он простёр вперёд руку и напряжённо посмотрел на перстень. Но камень по прежнему оставался безжизненным.
И его голова опустилась на грудь, и маг испустил глубокий вздох, когда он снова обратил взгляд на северный конец пруда.
— Слуги тьмы!
— Успокойся и отдохни! — рука Элайши опустилась на его плечо, стараясь вновь опустить мага на подстилку.
— Не будь глупой, Элайша, когда ты и так не глупа. Зло оставило тут грязный след, даже когда ушло. И какого же рода было оно?
С каждым словом, сказанным им, голос мага становился глубже и увереннее, и было совершенно ясно, что Ивик, которого они знали, снова вернулся к ним. Кетан вышел вперёд и рассказал все, маг же сидел, вперив в него пристальный взор, как будто удостоверяясь, что ни крупицы не было пропущено.
— Значит, огонь… — тихо повторил он, когда Кетан завершил рассказ. — Огонь может очищать, может убивать, может ответить и Свету и Тьме. Что бы чародей ни вызвал, он больше, чем мы думаем о нём. Гарт Хауэлл вынес в мир такое знание, что это не кончится добром!
— Может, лучше сразу наступить им на хвост? — вмешался Фирдун.
Ивик поскрёб коротко подстриженную бороду.
— Так говорит сын своего отца. Трифонова порода всегда была воинственна и более склонна к завоеванию, нежели наоборот. Да, мы дадим им день, а может быть и два. Я думаю, что они все ещё далеки от того, что ищут. Это… — он посмотрел вокруг и потом продолжил: — Ах, где ты, Гвейта, я удивляюсь? Твой двор хорошо сохранился со временем, хотя ты больше и не правишь тут! Не осталось и тени от него, мы едим и пьём вволю, когда Великого уже нет с нами…
Кетан спал, хотя и не рассчитывал на долгий отдых и знал, что Эйлин была тут же, среди складок путевого плаща, которым Элайша укутала её после ужина.
К почти безвкусным сухарям они добавили ягоды тёмно красного цвета, истекающие соком, когда Элайша и Ивик убедили людей отряда, что они не вредны, а лошади жадно хрупали поросший мхом дёрн.
С восходом солнца появились и птицы, странные по цвету, бесстрашные, как будто они доверяли путешественникам, остановившимся на ночь среди колонн.
Фирдун проснулся от прикосновения к плечу и посмотрел на Гьюрета.
— Разведчики вернулись, господин, — сообщил тот, — и те, кто оставил нас здесь, и не пытаются скрыть след, напротив, они торопятся, словно достичь для них цели гораздо важнее, чем защититься от преследователей.
— Значит, у них нет причин бояться нас, — Фирдун стряхнул с себя остатки сна.
Он заметил Ивика, стоявшего у края пруда. Вокруг мага собралась смешанная стая птиц. Там были стройные, с ногами как ходули болотные птицы, проводящие своё время в хождении по пруду, контрастирующие по размеру с маленькими дымчатыми комочками перьев, умещавшихся на ладони собственной руки Ивика.
По большей части они все были розовых оттенков, но немногие были и просто белыми. И он увидел одну потрясающего зелёно голубого цвета. Они дерзко восседали на шляпе волшебника, словно составляли ему компанию. Под лучами солнца мостовая, огибающая пруд и колонны, у которых спал Фирдун, казалось, испускала розовый дым, словно закатное солнце меняло голубизну неба. Он любовался этим местом, когда надевал кольчугу. Хотя он и ощущал слабый отзвук Силы, он не сомневался, что ничто уже не могло вызвать её снова. Что бы ни питало её, энергия давно ушла.
Потом он вздрогнул и мгновением позже засмеялся про себя.
Он увидел парда, петляющего среди колонн. Кетан, видно, проснулся и принял облик зверя. Он стремительно скользнул прочь от отряда, но не на север, будто желая просто удостовериться в следе тех, других, имевших в виду другую цель.
Фирдун смотрел на юг. Они столкнулись с двумя странными местами Пустыни. Судя по слухам и донесениям, их было бесконечно больше. Ивик ли приказал Кетану, или пард отправился на разведку по собственной воле?
Никто не придал значения уходу оборотня, когда они собрались поесть, и Фирдуну почему то и не хотелось спрашивать. Эйлин проснулась поздно и не присоединилась к ним, все ещё собирая силы своего дара, хотя ночь должна была помочь ей в восстановлении сил.
Он, в общем, знал о лунной силе, хотя никто из четырёх женщин Грифонии не следовал этой тропой. Это был один из древнейших даров, но он же был и редчайшим, и Фирдун слыхал, что все меньше и меньше женщин рождалось с таким даром.
Да, это было правдой. Каждая из земель Мантий управлялась людьми Старой Расы, и там имелись целительницы и знахарки, и даже Мудрые женщины, да и маги встречались там, но такие Силы были обычными, и их не искали специально, но только вот тот, кто обладал ими, со временем становился чужим для родственников и друзей, а после посвящения вообще жил только для дара.
Но в этой девушке из Рита он не ощущал отчуждения, а её связи с Зелёной Башней, судя по тому, что он слышал во время путешествия, были такими же крепкими, как связь его самого с Грифонией.
Элайша в его представлении больше соответствовала образу одной из Великих и весьма походила на Ивика, хотел этого маг или нет.
По какому то неясному побуждению он сорвал веточку, усыпанную ягодами, с куста и отнёс её Эйлин.
Она увидела юношу и вздрогнула, а потом улыбнулась и сказала:
— Приветствую вас, господин, и благодарю за вашу заботу. Верно говорят: голодным проснёшься, коли сила ушла!
— Меня зовут Фирдун! — вдруг ему стало очень важно, чтобы все титулы и вежливые обращения были забыты, ведь, в конце концов, в этом отряде они все равны, исполняя свои обязанности.
Теперь она рассмеялась, даже хихикнула, совсем как Гиана, когда обвиняла его в напыщенности. Она ртом обобрала полную ягод ветку, как будто и в самом деле голод был вещью более важной, чем утончённые манеры. Капелька сока осталась в уголке губ, и она тут же слизнула её.
— Раз ты просто Фирдун, значит, я просто Эйлин! Разве мы не родичи по Свету?
Она махнула рукой, и он присел на пятки, как делают кайоги, когда собираются побыть немного вместе.
— Я не знаю твоей Силы, — начал он нерешительно, и сам не ведая, зачем пришёл.
И она снова рассмеялась и ответила:
— Странно было б, если б знал! Эта женская Сила, как и ученье Гунноры. Разве Гиана, твоя сестра, не целительница?
— Да, она целительница, но она многому научилась у госпожи Сильвии, а ведь та…
— Не нашей крови и не нашего племени, — подхватила Эйлин. — Моя мать исцеляет, а она от крови Колдуний из Заморья. А отец мой — оборотень. Мы так и жили многие годы, пока Кетан не пришёл и мы не узнали, что зло натворило при нашем рождении — я действительно дочь владетельного господина, а он сын тех, кто всегда воспитывал меня. А теперь мы и вправду стали братом и сестрой. Дар уже поднялся во мне, когда я была очень юна, и моя мать воспитывала его, послав в Линард целителей для обучения. Но их Первая Госпожа нашла, что я к тому же и призвана Луною, и вот… — она уронила запачканную ягодами ветвь, которою с ней поделилась Элайша, и опять махнула рукой, — я есть то, что я есть, и я довольна.
Её глаза смотрели прямо на него, и серыми он нашёл их в свете дня, с каким то лунным отсветом в них. И они все знали!
Ему захотелось бежать, но только не встречаться с этим взглядом. А она очень просто вдруг сказала:
— Ты думаешь, что испортил себя. Но порча может быть повёрнута на благо, если проверена.
Ему захотелось прервать это вглядывание в глаза, но он не мог, и не потому, что она держала его каким то чародейством, как некогда Элайша.
— Я охраняю, ставлю защиты, — тихо вымолвил он, — потому что упустил случай учиться. Есть люди из Грифонии… и есть я. Хотя я был ребёнком, я открыл дорогу Злу, и от этого родилась во мне большая боль и утрата.
— Ты… — начала она говорить, когда внезапно глаза её сделались большими и больше не смотрели на Фирдуна. Но рука девушки обхватила его руку и сжала её до синяка. — Кетан!
Хотя она и произнесла это имя чуть ли не шёпотом, оно прозвучало как выстрел. Фирдун вскочил на ноги, как по тревоге боевого кайогского рога, увлекая её за собой. Одно или два мгновения она просто цеплялась за него.
— Кетан! — вновь всхлипнула она.
Если и было какое то мысленное послание, то Фирдун не смог его уловить. Но теперь Эйлин отпустила его руки и, не обращая внимания ни на что вокруг, засвистала. Тут же меж колоннами раздался стук подков, когда скакуны оборотней ответили ей.
— Что… — но он даже не успел сформулировать вопрос. Все вокруг пришло в движение, но никого не оказалось рядом достаточно близко, чтобы удержать девушку, когда она вскочила на хребет своей кобылы; животное рванулось вперёд и, увлекая за собой жеребца с той же скоростью, устремилось на юг.
Ивик ударил жезлом о мостовую.
— Юный безумец… — процедил он. — Нет, мы не можем дать ему это имя, ибо то, за чем он следует, рождено природой, даже если использовано иначе!
— Мы скачем? — Гьюрет обращался и к Фирдуну, и к магу. За ним, быстро укладываясь, весь лагерь пришёл в движение.
— Выбора нет, даже если это уводит нас дальше от следа, — был ответ мага.
Но Фирдун уже вскочил в седло. Он только немного помедлил, надевая доспехи, негодуя на каждое потерянное мгновение. Одновременно он дал знак Обреду и приказал кайогам выступать.
Грифонец довольно ходил в разведку с соплеменниками, чтобы оказаться способным поймать след, который, конечно, оставила Эйлин, и не пытавшаяся скрываться. Теперь колонны остались позади, и он смотрел на отпечатки на мху, которые вели его.
Здесь оборотню угрожала какая то опасность, это несомненно. А ведь у него нет другого дара, который защитил бы его после перевоплощения. Как пард он мог стать жертвой любого охотника, даже если край казался необитаемым.
Впереди стояла рощица деревьев, а потом шло открытое пространство.
Ещё раз странный красноватый оттенок почвы изменился, пока не кончился полоской той же самой запёкшейся глины, по которой отряд уже проезжал. Кроме прочего, появился лабиринт из скалистого выхода пород, усыпанный помётом огромной стаи чёрных птиц, чьи ободранные красные головы вытянулись, испуская все более громкие крики.
Перед почти разрушенным барьером метались Эйлин и жеребец Кетана, доверчиво тыкающийся в пятки Морны. Создавалось впечатление, что девушка вынуждена была скакать прямо на стену…
— Охрана! Защита!
Мысленное послание Фирдуна встретило барьер воли такой плотной, что он действительно больно ударился. Он никогда не сталкивался с таким явлением, хотя по настоящему никогда и не пытался проникнуть в сердце защит Гарт Хауэлла.
Теперь он скакал, пытаясь перехватить девушку, повернув коня так, что она была вынуждена толкнуть свою кобылу.
— Тут защиты…
— Как будто это не ясно! — она почти зарычала на него, словно кто то от крови оборотней был и у неё в роду. — Смотри!
Она показала вниз, на жёлтое пятно. Да, ясно, тут прошла кошка, пард, и Кетан, скорее всего, тут и проходил.
Птицы, продолжающие кружить и верещать над скалами, теперь начали пикировать и на них, и на отряд, скакавший следом.
— Рассы! — выдохнула Элайша. — Тут их гнездовье. Но почему? — она наклонилась вперёд в седле и тоже увидела следы парда. Тогда, повинуясь её приказу, лошадь слегка отодвинулась, а прочие дали ей место.
Она бросила вожжи, и лошадь встала как вкопанная. Подняв руки с самоцветами на запястьях, полыхнувшие пурпуром на солнце, она начала поводить ими из стороны в сторону, будто задёргивая занавес.
Теперь над зубцами скал появилась дымка. Птицы в беспорядочном полёте бросились прочь и, вероятно, опустились где то позади скал.
Ощупывающие руки Элайши разошлись на возможно большую ширину. Но если она старалась отбросить растущую дымку, то её усилия сказывались точно противоположным образом, потому что дымка стала сгущаться.
Перед ними теперь не было никакого нагромождения загаженных птицами скал, не было внизу и жёлтой почвы. Элайша бросила Фирдуну единственное слово, которого никто не услышал. Все увидели совершенно другой кусок страны, будто пустыни никогда не существовало.
Теперь здесь росла приветливая зелень молодой травы, усеянная яркими венчиками цветов, жёлтыми и красными, раскрывшимися под солнцем до конца. И там вилась тропка из гравия, такая серебристо белая, как лунный луч.
Тропа прихотливо шла по зелени, но в действительности не выходила за стены имения, окрашенные и оштукатуренные, такие же, как у лучших постоялых дворов Долин. Вокруг двери и над дверью шла арка, покрытая лозами и усеянная ярко красными цветами.
Им всё время казалось, что зелень и милый пейзаж по доброму приветствуют их, и ощущение всё усиливалось, пока Фирдун вдруг остро не почувствовал опасности.
— Наваждение! — Да, ловушка, как замок Элайши, повлекший его к себе. Фирдун поставил коня между приманкой и отрядом, тесня кобылу Эйлин, вынуждая животное пятиться.
Руки Элайши бессильно повисли. Яркий деревенский пейзаж, представший перед их глазами, вдруг снова стал вонючим насестом рассов. И птицы с громким верещанием вновь принялись кружиться над ними.

Глава 21
Юг, пустыня, обиталище Сассфанги

Подняв голову, подгоняемый нетерпением пард быстро продирался сквозь заросли цветущего кустарника, который ронял на него влажные лепестки, прилипавшие к шкуре. Было раннее утро, и густая роса ещё не успела просохнуть. Запах, который он ловил верхним чутьём, был слаб, но не настолько, чтобы потерять след. Какая то непонятная сила так властно влекла его по этому следу, что все человеческое в его существе ушло в самую глубину, и им безраздельно владел идущий по следу зверь.
След манил. Пард ещё не понял, что обещал этот запах, однако приманка была слишком сильна, чтобы не обратить на неё внимания. И вдруг мох под ногами кончился и впереди открылось…
Пард посмотрел и зажмурился, и снова зажмурился и посмотрел на открывшуюся перед ним картину. Он был так поражён, что даже запах, который привёл его в это место, потерял над ним свою власть. Человеческая природа победила звериную, и уже не пард, а Кетан увидел, что стоит на ухоженной песчаной дорожке, которая, прихотливо извиваясь, вела к жилью, непонятно как очутившемуся в этой безлюдной местности.
Кетан слыхал от купцов, что в Долинах, куда ежегодно стекалось на ярмарку множество народа, существовали подобные пристанища для путешественников. Не замки, хозяева которых могли предоставить ночлег мирному страннику, а дорожные приюты, нарочно построенные для отдыха путников.
Вокруг дома не возвышалось и подобия стены, словно его обитателям не грозили здесь никакие опасности. Даже широкие двери были распахнуты настежь. Над обеими трубами справа и слева клубился дымок, и ветер донёс до юноши запах свежеиспечённого хлеба. Он узнал дух пышных домашних караваев, а не жёстких дорожных лепёшек. Такой хлеб он ел в Рите, пока на кухне хозяйничала старая Бабка Зента, потом она уехала, чтобы воспитывать осиротевших внучат.
Едва он подумал это, как увидел Бабку Зенту! Она стояла на крыльце, встречая его широкой улыбкой, а на румяном её лице, как всегда, белело мучное пятно. Какое то подспудное чувство шевельнулось в душе Кетана, но тут Зента помахала ему рукой, и Кетан человек отогнал от себя неприятное ощущение.
«Зента!» — Кетан словно вернулся в детство, хотя на самом деле Зента не имела отношения к его тоскливому детству. Однако он опрометью кинулся к ней по извилистой дорожке.
— Подумать только! — услышал он такой знакомый голос. — Недаром те, что летают на крыльях ветра, принесли мне весть, чтобы я ждала к столу проголодавшегося гостя, которому не терпится покушать.
Толчок подспудной тревоги повторился более настойчиво, чем в первый раз, но Кетан не остановился. Зента, пятясь, отступила назад, в глубь дома.
Кетан уже ступил на крыльцо, чтобы войти вслед за ней. И тут её рука — нет, не рука, а птичья лапа с хищными когтями — молниеносно протянулась к нему, и, прежде чем он успел очнуться от наваждения, вцепилась в фигурную пряжку пояса с изображением парда. Словно зная секрет застёжки, лапа с такой силой рванула к себе расстегнувшийся пояс, что Кетан чуть было не завертелся волчком.
И дом, и Зента — всё исчезло. Кетан отлетел назад и ударился спиной о покрытый помётом утёс; отмахиваясь от нападавших рассов, которые с пронзительными криками норовили выклевать ему глаза, он старался только заслонить лицо. Вокруг расстилались жёлтые пески пустыни. Защищая лицо и обливаясь кровью, которая струилась из глубокой царапины на шее, он бросился прочь, больно стукнулся об острый выступ каменного столба и, отлетев от него, тотчас же наткнулся на другой.
Рассы кружили над головой и налетали сверху, рвали когтями и клевали его одежду, стараясь добраться до голого тела. Захваченный врасплох, израненный и ослеплённый, Кетан ничего не успел сообразить, он просто втиснулся в первую попавшуюся щель между двух каменных столбов и забился в неё как можно глубже.
Юноша понял, что он обманул врагов и получил небольшую передышку. Но у него не было никакого оружия, а он уже дважды видел, на что способны эти чудовища, оставлявшие после своего пиршества одни только кости да лохмотья тряпок.
Вдруг он услышал чей то громкий и хриплый хохот и выглянул из убежища. Конечно же, там не было никакой Зенты. Вместо приветливой доброй старушки он увидел то странное существо, которое знал по описаниям Фирдуна: это была женщина птица, которую тот наблюдал в Гарт Хауэлле, или похожее на неё существо той же породы.
Кетану показалось, что она не видит его, когда её голова повёрнута в его сторону, для этого глаза её были слишком далеко расставлены. Поэтому она всё время вертела клювом, поворачивая голову то на один, то на другой бок, издавая злорадный клёкот, а возле непрестанно кружили рассы. В лапах она держала пояс Кетана, которым размахивала перед ним, словно хвастаясь боевым трофеем.
«Эйлин», — мелькнуло в голове Кетана, но он тотчас же запретил себе все мысленные контакты со своим отрядом. Оборотень понял, что его обмануло колдовское марево и теперь он должен как то уберечь остальных от той же ошибки, ибо обладающие этим искусством способны вызывать любые образы, чтобы, завладев самыми сокровенными мыслями своей жертвы, заманить её в ловушку.
Из своего укрытия юноша мог разглядеть лишь небольшую часть окружающей местности, так как узкая щель не давала широкого обзора. Перед ним возвышался целый лес каменных столбов, заляпанных вековыми отложениями птичьего помёта; вокруг стояла тошнотворная вонь.
Загнав жертву в узкий каменный мешок, птицы отдыхали, рассевшись на скалах. Но их головы, обтянутые красной кожей, были повёрнуты в сторону пленника, с которого они не спускали глаз. Их повелительница снова взмахнула поясом. Он промелькнул перед щелью, в которой сидел Кетан, и пропал из его поля зрения. Затем чудовище присело на корточки и, пошарив лапой в другой расселине, вытащило кусок мяса с запёкшейся кровью. Птицы вокруг заволновались. Хозяйка принялась рвать когтями и клевать мясо, разбрасывая ошмётки, а птицы ловко хватали их на лету — похоже, они проделывали привычный фокус.
Дочиста обглодав кость, она высунула узкий лиловый язык и облизала когти. Затем опять повернула голову и покосилась правым глазом на Кетана.
— Бегууу… веду… нетууу!
Слова прозвучали так странно, что он едва мог их разобрать, но в конце концов кажется понял, что она хотела сказать.
Его заманили в ловушку, чтобы он не навёл спутников на след отряда, вышедшего из Гарт Хауэлла. «Интересно, что известно этому существу и его союзникам о нашей экспедиции?» — подумал Кетан. Однако он не стал доискиваться ответа. Полученные раны были неглубокими, но саднили отчаянно, и юноша невольно спрашивал себя, какую грязь могли занести в них мерзкие когти стервятников.
Его победительница по прежнему бдительно стерегла пленника, прислонившись к соседней скале. Глаза её затянулись плёнкой, но Кетан не верил, что она спит, да и если бы она уснула, его продолжали бы сторожить рассы. Он не привык сдаваться без боя и знал, что помощи ждать неоткуда. Поэтому юноша сел, обхватив руками колени, уткнулся головой в сложенные руки и оградил свои мысли внутренней защитой. Но сначала он сделал осторожную попытку прощупать своё окружение и, разумеется, убедился, что все доступы для контакта перекрыты снаружи. Открывать эти заслоны умел Фирдун, но оборотням не дано было такого таланта. Неожиданно перед внутренним взором Кетана возникло видение: из образовавшегося в воздухе туманного марева внезапно проступили фигуры всадников — он увидел скачущую на Морне Эйлин. Она ехала без седла, словно все снялись с места в такой спешке, когда нет времени на сборы; следом скакал Труссант, за ним виднелись другие всадники. Убедившись, что видел своих, Кетан не стал их долго разглядывать и тотчас же прекратил контакт, не сделав попытки установить связь с сестрой из опасения, как бы чудовище не воспользовалось этой зацепкой, чтобы проникнуть в его мысли.
Оборотень не обладал даром дальновидения. «Как было бы удобно иметь понемножку от каждого таланта, чтобы пользоваться ими по мере надобности!» — подумал он с усмешкой. — Но ничего! Нет дальновидения, найдётся что нибудь другое».
Одеревеневшие мускулы Кетана напряглись — кажется, этот непонятный влекущий зов, который вёл его за собой от самого лагеря, в действительности не имел отношения к ловушке, в которую он попался. И как теперь поступить? Откликнуться ли и раскрыться навстречу тому, что витало рядом? А вдруг это всё таки окажется новой западнёй?
Он выбрал другое решение и попытался без помощи волшебного пояса пробиться к тому уровню своего Я, где таилась звериная часть его существа. Без пояса невозможно перевоплотиться, но, может быть, мыслить по звериному всё таки получится?
Словно двигаясь по узкой тропинке, по обеим краям которой зияли смертельные пропасти, Кетан начал попытку, за которую никогда ещё не брался. Всю жизнь он привык подавлять в себе зверя, чтобы не потерять человеческого «я». Находясь в человеческом образе, он никогда не позволял себе мыслить по звериному. Но сейчас настал, кажется, миг, когда хороши любые средства и, как знать, не здесь ли таится лучшее оружие.
Итак, он вступил на неизведанную тропу. Он мысленно представил себе, как он крадётся на четырёх лапах, представил себе, как начинает видеть, слышать, ощущать запахи не по человечески, а как зверь. Ещё чуть чуть и…
Вот оно! От его обострённых чувств не ускользнуло едва ощутимое прикосновение чужого мысленного посыла, за которым он следовал всю дорогу, это явно не имело ничего общего с окружавшим его ужасом. Как и он, незнакомое существо было пленником. Уж не кошачьего ли оно племени? Неужели оборотень? Он послал вопрос в пространство, но никто не откликнулся — значит, не оборотень. Но сущность этого создания показалась Кетану не совсем звериной, хотя оно находилось в четвероногом обличье. Перед его мысленным взором промелькнул неясный образ существа с гладкой чёрной шкуркой, и словно бы повеяло запахом, который сказал ему, что это самка, что она напугана, однако не потеряла воинственной отваги.
На его осторожный сигнал ответом было молчание; существо затаилось, и Кетан стал терпеливо ждать, не предпринимая новых попыток. Он решил дождаться, когда незнакомка сама захочет с ним говорить, разобравшись в том, кто он такой, и поняв, что от него не исходит опасности.
И вдруг он точно прозрел, обретя зоркость парда. Он догадался, что смотрит сейчас не своими глазами.
Вокруг был все тот же лес из каменных столбов, и в воздухе так же кружили стервятники, временами садясь на утёсы; затем показалась расселина, ещё более тесная, чем та, где он сидел. Но эта расселина располагалась не вровень с землёй, а находилась наверху посередине скалы. Затем он каким то образом очутился внутри и, терзаемый яростью, выглядывал из этой щели, следя за мерзкими птицами. На скале виднелись потёки крови и валялись растрёпанные перья.
Незнакомка дала ему хорошее представление о своём положении. Кетан ясно понял, что она не видит выхода и готовится умереть, уничтожив напоследок как можно больше врагов.
Пока оборотень видел мир её глазами, он впустил её в своё сознание и объяснил, что происходит.
— Сражаться! — прозвучало у него в голове так отчётливо, словно это было сказано вслух. Сражаться?
— Оружие… Пояс… — ответил Кетан, стараясь изъясняться так, чтобы она поняла.
Только вернув свой пояс, он мог рассчитывать на победу в сражении с птицами и чудищем Пустыни.
— Пояс?
Кетан уловил в тоне вопрос и тотчас же постарался во всех подробностях вызвать пояс в своём воображении.
Последовало молчание, мысленная связь оборвалась. Вероятно, она не могла взять в толк его сообщение. Женщина птица открыла глаза, щёлкнула клювом, как бы стискивая челюсти, и встала на ноги. Она смотрела куда то в другую сторону, что то встревожило её и отвлекло от юноши.
Не обращая на него внимания, она удалилась странной скачущей походкой, оставив на страже рассов.
— Другие! — прозвучало у него в голове новое мысленное сообщение незнакомки. Она зовёт стаю.
— Не здесь, — ответил он быстро, видя, что ни одна из птиц не снялась с места.
— Здесь! Вода! Пища! Надо найти!
При этих словах он сразу ощутил голод и жажду. Солнце уже садилось. Хотя у Кетана не было сейчас ночного зрения парда, он всё же обрадовался наступлению темноты. Продолжая всё время следить за птицами, юноша заметил, что часть стаи поднялась в воздух и улетела. Интересно, поставило ли чудовище какую нибудь незримую преграду перед расселиной? Кетан осторожно проверил выход, но ничего не почувствовал.
— Вода! Пища! — уловил он снова сознанием парда. — Птицы остались на страже!
— Время смерти ещё не пришло. Она не приказывала. Они пропустят к воде, к пище!
Еле разогнувшись после долгого сидения в узкой щели, Кетан вылез на волю. К его удивлению, ни один из рас сов, сидевших на выступах скал, даже не шевельнулся.
С мучительным усилием он встал на ноги. Есть и пить, конечно же, нужно, но главное, что он собирался сделать — это найти свой пояс, который куда то зашвырнула его тюремщица. Он осторожно шагнул вперёд и тут же остановился, почувствовав дурноту и головокружение от стоявшей вокруг вони.
— Воды! — прозвучала настойчивая мольба. Но гораздо важнее было найти потерянный пояс.
Вот так стояла женщина птица. Эта сцена возникла у него перед глазами как живая. Куда отлетел пояс? Вон туда!
Стараясь не обращать внимания на боль, на онемевших от долгого сидения ногах, хватаясь руками за выступы скалы, он потащился, шатаясь, к следующему каменному столбу. К своему удивлению, Кетан убедился, что ни одна из птиц, сидевших над его головой, не двинулась с места, они только следили за ним глазами.
— Сюда! Вода! — мысленный зов прозвучал ещё требовательнее. Но Кетан, не обращая на него внимания, обводил взглядом загаженную птичьими экскрементами землю под ногами, затем перевёл взгляд выше. Где же пояс?
Быстро темнело. На горизонте собирались тучи, готовые вот вот погасить последние отблески заката; протянувшиеся по земле тени каменных столбов все больше густели; Кетан почти отчаялся, видя, что скоро ничего нельзя будет разглядеть даже у себя под носом.
Он хорошо запомнил, в какую сторону тюремщица метнула его пояс, и не мог ошибиться. Надо поискать на земле, затем осмотреть столбы от подножия до вершины, где сидят рассы. Нигде ничего!
Он стоял, прислонившись к скале. От нечистот, потревоженных его ногами, поднималось такое зловоние, что невозможно стало дышать. И вдруг…
Что это там покачивается? Уж не его ли пояс с кованой пряжкой? Кетан не мог его хорошенько разглядеть, но был совершенно уверен, что над его головой, там, куда он не может дотянуться рукой, болтается, зацепившись за острый выступ, именно то, что он искал.
Ощутив прилив бодрости, Кетан на непослушных ногах одним махом преодолел расстояние и очутился под выступом, с которого свисал пояс. Но достать его было невозможно. Близкий к отчаянию, он тщетно высматривал поблизости какой нибудь камень, который он мог бы использовать как приступку, но рядом не было ничего подходящего, а ремешок по прежнему покачивался наверху, дразня хозяина. Кетану ничего не оставалось, как только карабкаться за ним на скалу, но все попытки окончились неудачей — на поверхности камня не было ни одной неровности, за которую могли бы уцепиться его исклёванные, израненные пальцы. Между тем рассы уже забеспокоились, и несколько птиц слетели со своих мест, готовые броситься на Кетана. Он понял, что беззащитен перед их клювами и когтями и они изорвут его в клочья.
Кетан зашёлся в припадке кашля, разрывавшего лёгкие. Наверное, птицы разворошили сухой помёт, покрывавший скалу. Как хочется пить!
«Воды!» — всплыл в его памяти отголосок настойчивого призыва. Как быть? Оставаться здесь и ждать, пока того гляди не вернётся его мучительница? Глупость! Раз пояс найден, то он всегда успеет придумать, как его достать!
Юноша послал в пространство мысленный вопрос:
— Воды?
К нему протянулась нить, тонкая, как паутинка, она была так слаба, что он затаил дыхание, боясь порвать её неосторожным вздохом. Туда, на восток! Если мерзкие птицы и обнаружили её с воздуха, то ничего не поняли, а может быть, их воля соединилась с той, другой, и обе желали направить его туда.
Кетан двинулся вперёд, по пути запоминая приметы, чтобы найти потом обратную дорогу. За долгие странствования по лесам в человеческом и зверином облике у пего развилось умение замечать и запоминать приметы местности, а каменные столбы сильно отличались один от другого, так что по ним нетрудно будет найти обратный путь.
Затёкшие ноги наконец немного расходились и перестали ныть, но осталась слабость, вызванная голодом и жаждой. Выйдя на открытое пространство, похожее на поляну в настоящем лесу, он остановился в нерешительности. На земле росли кустики неведомых растений с колокольчиками светящихся бледных цветов. Вокруг кишмя кишели какие то насекомые, привлечённые запахом падали.
Цветы росли густыми пучками, далеко отстоявшие друг от друга. Стоило сделать шаг, как под башмаком захрустели пустые шкурки мёртвых насекомых, съеденных хищными цветками.
По ту сторону поляны Кетан увидел маленькое озерцо. Над водой, прижавшись к земле, склонился пушистый, тощий, как скелет, зверёк. Он поднял голову, и в темноте сверкнули фосфоресцирующие зелёные глаза.
Юноша угадал правильно: это действительно оказалась кошка, несколько более крупная, чем те, что водились в Арвоне. Одно ухо у неё было рваное, а когда она поднялась и, прихрамывая, отошла от воды, он увидел, что животное ковыляет на трёх лапах. Однако при приближении незнакомца она обернулась к нему с угрожающим рычанием.
Первое, что пришло в голову Кетану, было, как ни странно, традиционное приветствие жителей Долин:
— За добрую встречу прими благодарность странника. Желаю благополучия твоему дому и всем домочадцам!
Но тут же, заглушая всё остальное, в его сознании прозвучали другие слова:
— Пить! Есть!
Как видно, у пленницы только это и было на уме. Попить? Вот и попью! Он опустился на колени перед озерцом и зачерпнул ладонью воды. Вода была мутной и тепловатой, и разило от неё просто жутко; юноша только усмехнулся, подумав, что этот напиток никак нельзя отнести к числу изысканных.
И всё же это было питьё, которое могло освежить его рот и пересохшую гортань, и он, не задумываясь больше, сделал первый глоток. Затем он сложил ладони лодочкой и напился из пригоршни. Чего уж там! Главное, что в пустыне нашлась вода, так что авось она окажется не отравленной! Кетан позволил себе сделать ещё два глотка. Но вот пища…
В смутном призрачном сиянии, исходившем от странных цветов, он увидел, что его новая знакомая отошла от края водоёма и направилась к большой, нависавшей уступом скале, под которой находилась небольшая пещерка. Она залезла туда и вернулась с каким то помятым узелочком в зубах.
Подойдя к ней, он развернул лоскуток, сильно потрёпанный когтями рассов. Внутри оказался крошечный кусочек обмусоленного по краям вяленого мяса, от которого подозрительно несло тухлятиной.
Мяса было совсем немного, и Кетан с сомнением перевёл взгляд на кошку, которая присела рядом, поджав больную лапку. Он достаточно голоден, чтобы с жадностью схватить кусок и проглотить его целиком. Но его остановила новая мысль.
Кошка сейчас — плохой боец и ничего не могла бы поделать, если бы рассы вздумали налететь всей стаей или если бы их предводительница решила с нею разделаться. А вот против него они прибегли к хитрой уловке, отняв пояс. Значит, парда они боялись больше, чем человека. Хотя это была всего лишь догадка, Кетан знал, что её можно проверить, но для этого ему требовалась помощь.
Кивнув сначала на кусок мяса, а затем на кошку, он мысленно заговорил с ней, стараясь выражаться как можно понятнее:
— Двоим этого мало, а тебе придаст силы!
Кошка смотрела на него не мигая.
— Ты — нет? — услышал он наконец её мысли. Она спросила так робко, что он едва расслышал её вопрос.
Юноша так энергично закивал, что разбередил свои едва поджившие ссадины и они опять заболели.
— Он, — и тут Кетан выразительно ткнул себя пальцем в грудь. — Он — доставать оружие… мы — бежать из плена, сестра — помогать! — у оборотня действительно появилась надежда, что его слова окажутся правдой.
Кошка перевела взгляд на мясо и с жадностью набросилась на него. Юноша невольно облизнулся, стараясь не замечать голодные спазмы в желудке.
Кошка съела жалкий кусочек весь без остатка, уселась перед Кетаном и спросила, глядя ему в лицо:
— Что надо делать?
— Пойдём!
Он даже не знал, пропустят ли их рассы, но это был первый шаг к освобождению. Кетан остановился и подхватил на руки кошку, стараясь не задеть её больную лапу. Под густой шерстью он ощутил одни только косточки.
«Сколько же она, бедняжка, тут просидела?» — подумал юноша.
Знакомой дорогой он вернулся на прежнее место, где высоко на скале болтался его пояс. Не спуская с рук кошку, Кетан показал ей едва различимую в темноте полоску пушистого меха.
— Оружие!
Устремив взгляд в самые зрачки кошки, не сводившей с него глаз, он вызвал в воображении образ могучего парда, сражающегося с рассами во всеоружии клыков и когтей.
Что то подсказало ему, что она увидела эту картину и все поняла. Кошка подняла мордочку и перевела взгляд вверх — туда, где висел пояс парда. Кетан мысленно уже прикинул, что может подсадить её как раз на ту высоту, где на скале виднелись выступы и трещины. Оттуда ей надо ещё подтянуться на расстояние, равное двойной длине её тела, чтобы, вытянув лапу, она достала до пояса и, раскачав, сбросила его вниз. Оставалось только надеяться, что он не зацепился там слишком крепко. Потом кошка спрыгнет, а Кетан её поймает.
Кошки — загадочные животные, у них свои тайны. Кетан знал старинные легенды, в которых рассказывалось про их удивительные способности, недоступные человеку. Вопрос в том, сумеет ли она и захочет ли это сделать.
Сидевшая у него на руках кошка повернулась, обратив мордочку в сторону каменного столба, на который он собирался её подсадить. Кетан мельком взглянул вверх, где сидели скрытые темнотой рассы. Ни один из них не шелохнулся. Только бы они не проснулись!
Привстав на цыпочки, он поднял кошку как можно выше над головой. Она уцепилась за скалу всеми четырьмя лапами, не жалея больную, которую поджимала при ходьбе. Оборотень понял, что она нашла неровности, за которые может удержаться. Переведя дух, он напрягся и подсадил её ещё немножко повыше.
В следующую секунду она очутилась там, куда он уже не мог за ней дотянуться, на красновато жёлтой поверхности камня отчётливо виднелся чёрный силуэт. У юноши замерло сердце, когда она извернулась, чтобы дотянуться до пояса; ему показалось, что она неминуемо сорвётся, и он придвинулся ближе, чтобы подхватить её, когда она будет падать. Вот она вытянула лапу и изо всей силы ударила по циркониевой пряжке с изображением парда. Пояс закачался как маятник, равновесие нарушилось, и он упал к ногам Кетана. Дожидаясь, когда к нему спрыгнет кошка, оборотень напряжённо прислушивался, не проснулись ли рассы.
Всё сошло удачно, он благополучно поймал её и, прижимая к груди, услышал, как рядом с его сердцем колотится и её сердечко. Он осторожно поставил её на землю у своих ног, схватил пояс, надел его как следует и застегнул.
Переход был мгновенным: он снова стоял на земле четырьмя лапами, а кошка тянулась к нему мордочкой, чтобы потереться щёчкой о его щёку. Пока всё шло хорошо.
Теперь предстояло выбраться из плена. Если посадить кошку к себе на спину, он не сможет защитить её, когда налетят рассы, и они растерзают её на клочки.
Поэтому, нежно лизнув её в мордочку, он осторожно, как мать, которая берет своего котёнка, взял её зубами за шиворот и понёс.
Они вернулись в расселину, где он недавно прятался. Но тут удача от них отвернулась.
Послышалось хриплое карканье, и несколько рассов поднялись в воздух, чтобы сверху ринуться на беглецов. Пард затолкал кошку в расселину и загородил вход своим телом.
Усталый и голодный, он всё же сохранил гибкую стремительность зверя. Грозно рыча, он широкими взмахами могучих лап сметал рассов и, хватая кривыми когтями, швырял об скалу. Он выбрал удачную позицию, так что ни один не мог подлететь к нему с тыла.
Ещё дважды они пикировали сверху, но глаза парда позволяли ему видеть в темноте, и нападение не заставало его врасплох. Одного он схватил клыками и с отвращением отбросил бездыханное тело, отплёвываясь от зловонных перьев. То правой, то левой лапой поочерёдно отражая нападение противников, он поубивал столько, что остальные уже не смели приблизиться; оглашая воздух хриплым карканьем, рассы скрылись во тьме.
Заслышав крики, подоспела на подмогу их предводительница. Большими скачками она мчалась сквозь лес каменных столбов, издавая на бегу злобное шипение.
Птицы ретировались, предоставив повелительнице решить исход боя. Приблизясь к Кетану, та завертела головой, чтобы взглянуть на него сначала одним, затем вторым, горящим, как уголь, глазом.
Оборотень понимал, что наступил решающий момент. Собрав все оставшиеся силы, он прыгнул. В последнюю секунду, успев увернуться от нацеленного в его глаз клюва, лишь полоснувшего по голове, передними лапами он ударил её в грудь с такой мощью, что отбросил женщину птицу, и она ударилась спиной о скалу. Раздался вопль, в котором слышались ярость и боль, и хруст птичьих костей. Медленно оседая, она свалилась, как мешок и осталась лежать. Видно было, что она не скоро поднимется. Кетан не стал смотреть, убита она или жива.
Молниеносно повернув назад, он снова схватил кошку за шиворот и большими прыжками помчался мимо каменных столбов на простор Пустыни. Позади слышались оглушительные крики рассов, но, как ни странно, ни одна из птиц не сделала попытки преследовать его за пределами своих владений.

Глава 22
Пустыня, Запад, Святилище триединой богини

Воодушевление боя, помогшее Кетану выбраться из мерзкого гнездовья, постепенно улеглось. Голова у него повисла, и он заметил, что худенькое тельце кошки волочится по земле.
Однако он видел своих товарищей и догадывался, что они не могут связаться с ним из за защитного барьера. Кетан надеялся, что они сами выставили его для своей безопасности, а не оказались в плену какой то враждебной силы.
Кетану служил маяком свет лунного цветка, венчавшего волшебный жезл Эйлин, хотя рядом по обе стороны светились ещё два огонька более густого и тёмного цвета. Один испускал странные лиловые лучи, пронзавшие окружающую тьму, и Кетан решил, что это должна быть Элайша, другое серое свечение, наверно, исходило от пробудившегося перстня Ивика.
Позади продолжался хриплый галдёж переполошённых стервятников, но ни одна птица не попыталась напасть. Может быть, они в полном подчинении у чудовища Пустыни и ничего не делают без его приказания?
Наконец пард почувствовал, что больше не в силах тащить кошку. Он разжал зубы, выпустил её мягкий загривок и лёг на брюхо. Она лежала на земле, как тряпочка, и не шевелилась. Он принялся вылизывать её, как вылизывал бы раны сородичей, и попытался установить мысленную связь.
— Залезать… Спина… — продолжал он твердить, пока не дождался, что она зашевелилась.
Решив, что она поняла, Кетан распластался на земле, прижимаясь брюхом к твёрдой глинистой почве, чтобы ей легче было взобраться к нему на спину. Кошка с трудом распрямилась и медленно поползла к его боку. Казалось, она так ослабела, что не может встать на лапы. Ткнувшись носом в его бок, она стала вскарабкиваться на него; оборотень совсем вжался в землю. Наконец он почувствовал, как её когти впились ему в спину; уцепившись покрепче, кошка стала устраиваться у него на хребте. Кетан не обращал внимания на терзавшие кожу острые когти, лишь бы она сидела там надёжно.
Он осторожно поднялся, стараясь не уронить свою ношу, и двинулся вперёд, навстречу спасительным огонькам, обещавшим помощь и защиту. Не решившись пуститься бегом, он медленно шёл, шаг за шагом, осторожно переставляя лапы.
Он подумал, что так и до утра не доберётся до цели, а там его встретит непроницаемый барьер. От отчаяния захотелось сесть, задрав голову, и завыть.
Но тут какая то тень, едва различимая в слабых лучах света, отделилась от трёх ровно горевших, немигающих огоньков. Кетан заметил, что впереди началось какое то движение, но даже зрением парда не мог различить, что там происходит. Он догадался, что кто то хочет открыть защиту. Фирдун! Ведь защиты — главный его талант, и кто же, если не он, способен проникать сквозь заслоны!
Кетан еле плёлся, свесив голову до самой земли. Он уже сомневался, сумеет ли преодолеть оставшиеся несколько шагов, даже если Фирдун откроет перед ним защиту.
И вдруг он услышал, как взвыла у него на спине кошка и как где то, наверное, в ином времени и пространстве, отворилась невидимая дверь или рухнули защитные преграды. Ободрённый, он проковылял ещё несколько шагов и ощутил целительную силу лунного цветка, от которого в него вливались жизненные силы. Но он слишком устал. Он так и свалился наземь, успев напоследок только ощутить царапанье кошачьих когтей. Затем он окончательно погрузился в сонную тьму, где уже ничего не имело значения.
Эйлин сразу опустилась на колени возле парда. В следующее мгновение её пальцы нащупали в его шерсти пояс с кованой пряжкой. Застёжка щёлкнула, и вместо парда перед ней возник избитый и израненный юноша.
Элайша тотчас же взяла на руки исхудавшую от голода кошку и нежно прижала её к груди.
— Бедная Юта! — ласково сказала она, поглаживая её по спинке. — Как же это случилось, что ты так отощала?
— Скорее уходим отсюда! — раздался голос Фирдуна. — Здесь наложено четверное заклятие. Мы сдвинули защиту с места, и при обратном качке она может обрушить на нас страшный удар.
Грифониец уже склонился над Кетаном, с другой стороны к нему подошли Ивик и Гьюрет. Они подняли юношу, и он повис у них на руках. Он спал на ходу и даже не мог передвигать ноги. Друзья кое как потащили его на себе, понимая, что его раны могут оказаться гораздо опаснее, чем это выглядит на первый взгляд. Тут подоспели Обред и Лиро. Они уложили Кетана на широкое полотнище и привязали его к двум коням, получилось подобие гамака. Лошади сперва фыркали и рыли копытами землю, но кайоги их успокоили, и они покорно повезли оборотня. Когда они двинулись в путь, стояла ещё тёмная ночь. Эйлин шла рядом с гамаком, в котором лежал её приёмный брат; ей не терпелось поскорее приняться за лечение, но Ивик и Фирдун, которых поддержала Элайша, сочли, что нужно как можно скорее уходить с этого места.
С тех пор, как Кетан пришёл и свалился наземь, он ни разу не шевельнул ни рукой ни ногой; казалось, он даже не чувствовал, как его поднимали и перекладывали на носилки. Но глядя на его перепачканное грязью и запёкшейся кровью лицо, Эйлин убедилась, что это не обморок, а просто глубокий, здоровый сон.
Сначала они шли на юг, временами останавливаясь, чтобы Ивик мог сверить путь по звёздам. Он то и дело взглядывал на тусклый кристалл своего перстня и один раз резко изменил направление. Элайша несла на руках кошку, и Эйлин иногда улавливала обрывки их мысленного разговора. Чародейка потребовала себе из дорожных запасов кусок мяса и держала наготове чересседельную флягу с водой, чтобы понемножку кормить и поить подопечную.
Наконец забрезжил рассвет, и тогда Фирдун разглядел, что жёлтая корка засохшей глины, по которой они шли раньше, кончилась, и почва под ногами изменилась. Вместо рыжего мха на ней стали попадаться зелёные кустики. Памятуя о наваждении, которое заманило их в ловушку, он недоверчивым взглядом внимательно изучал окружающую местность.
Теперь они уже шли прямо на запад, но находились, по видимому, значительно южнее экспедиции, вышедшей из Гарт Хауэлла. Наконец им встретилась небольшая рощица, и Ивик объявил привал.
Кетан не проснулся даже, когда Эйлин, разложив около него содержимое лекарской сумки, принялась за врачевание. Когда ему, приподняв голову, поднесли к губам кружку с водой, он попил, но сделал это словно во сне, не открывая глаз. У Эйлин даже мелькнула тревожная мысль, уж не попала ли в его раны какая нибудь зараза.
Элайша пришла ей на помощь, и совместными усилиями они сняли с Кетана изорванную одежду, чтобы тщательно обработать раны. Тут он впервые сделал самостоятельное движение, словно пытаясь нашарить что то у себя на поясе, и застонал. Эйлин помогла ему нащупать пояс, который оставила на нём, расстегнув пряжку.
В середине рощи находился источник, а невдалеке раскинулся зелёный луг, завидев его, кони нетерпеливо заржали, требуя, чтобы их пустили туда пастись. Двое кайогов ускакали куда то и вскоре вернулись с добычей, подстрелив небольшого зверька, похожего на прыгуна, которого уже успели наскоро освежевать и разделать. Фирдун, сходив к источнику, принёс с собой два пучка сладких съедобных кореньев.
Кошка расхаживала среди новых друзей и, судя по всему, чувствовала себя гораздо лучше, чем её спаситель. Она подошла и села возле него и стала внимательно наблюдать за тем, что делает Эйлин. Убедившись, что за ним как следует ухаживают, она улеглась рядом, поджав под себя лапки. Посмотрев на её полу зажившие шрамы, Эйлин достала ещё какие то мази и принялась лечить раны, особенно тщательно она намазала рваное ушко, и кошка терпеливо позволила ей сделать всё, что было нужно, с таким видом, точно ничего другого и не ожидала.
— Один, три, — услышала вдруг Эйлин, она даже вздрогнула от неожиданности, поймав этот мысленный посыл.
В тот же миг кошка протянула ей раненую лапку, словно сама хотела обратить на неё внимание целительницы.
Служительница Луны почти ничего не знала про домашних кошек. Но привыкнув у себя дома общаться со снежным барсом и пардом, она знала, на каком уровне можно мысленно говорить с представителями кошачьего племени.
— Луна, — произнесла она так, чтобы кошка при этом хорошо видела движение её губ.
— Один, три — женская Сила, — последовал незамедлительный ответ.
— Верно! — согласилась Эйлин. — Привет тебе, пушистая сестрица!
— Юта, — отозвалась кошка. Элайша ещё при первой встрече сразу же назвала её этим именем. — Один, три — ждёт.
— Где ждёт Юта? — спросила Эйлин, накладывая на раненую лапу повязку из листьев.
Насколько она знала, на свете было не так уж много Лунных Дев, и она никогда не слыхала, чтобы какая то из них забиралась в глубь пустыни.
— Скоро видеть. Здоровье — хорошо, он скоро просыпаться, — сказала кошка, кивая на Кетана. — Храбрый воин! Царь среди кошек!
— Не только, — вырвалось у Эйлин. — Как видишь, он ещё и человек.
— Не все видно глазу. Человек пард — великий воин!
Тут Юта прикрыла глаза, давая понять, что разговор окончен. Эйлин даже немного обиделась, у неё ещё было так много вопросов! Она, конечно, поняла, что это не просто домашняя кошка, но и не оборотень. Поистине Пустыня полна всяческих чудес! Наверное, их столько, что всех не пересчитаешь!
Последовав примеру кошки, она тоже свернулась калачиком подле Кетана, так как чувствовала, что её одолевает сон. Иное дело Ивик, сидевший в стороне от остальных путешественников. Суровая морщина на его хмуром челе стала ещё глубже с тех пор, как они покинули пределы Гнезда. Он даже не повернул головы, чтобы взглянуть на Элайшу, когда та, не дожидаясь приглашения, подошла и села рядом.
— Нашего полку прибыло! — сказала она.
Благоухание, исходившее от её одежд, окутало обоих незримым облаком. Ивик притворно кашлянул, но Элайша только рассмеялась.
— Груз старости ещё никогда не давил на твои плечи, великий маг. Не призывай её напрасно! Я бы хотела послушать, что может рассказать Юта, но у тебя, кажется, другие заботы на уме, поважнее этой.
Сверкнув браслетами, она указала пальцем на его руку, лежавшую на колене. Тусклый камень в перстне не подавал признаков жизни.
Ивик откликнулся нарочито выразительным вздохом. Он понял, что она не собирается оставить его в покое. Ничего удивительного — она всегда была такая! Воспоминания унесли его в далёкое прошлое, когда маг впервые встретился с ней. Много лет тому назад — так много, что и не сосчитать — он увидел её юной девочкой. Ещё не девушка — дитя — она забавлялась, бросая в воду сорванные головки луговых цветов, внимательно следя за потоком, который, крутя, уносил их прочь.
Если бы он обладал даром предвидения! Но он был лишён этого дара. Наверное, подвела молодость, поэтому он присел тогда рядом с ней на траву. Девочка нисколько не испугалась появления незнакомца. Она обернулась и взглянула на него таким взглядом, каким, наверное, встречала своих родных и близких.
Потом они разговорились, и он услышал недетские речи. В ней уже пробудилась и росла мудрость, а её талант поразил обещанием грядущей силы. И он остался с ней, задержавшись в замке Властителя Серебряного Плаща, где она воспитывалась после смерти его сестры.
Что то невольно тянуло Ивика к ней, и он по нескольку раз в год наведывался в замок, пока девочка не превратилась в женщину и не потребовала, чтобы маг взял её в ученицы. Но шло время, и вот уже ей стало мало того, чему он её учил, и она пожелала проникнуть в его мысли до самой глубины, чтобы целиком и полностью завладеть его сознанием. Тогда он собрал все силы и, как ни ярилась она от обиды, не дал ей переступить последнюю преграду. Иногда он спрашивал себя…
Но нет! Сейчас не время для воспоминаний, а надо думать о том, что происходит здесь и сейчас. Но если она не добьётся от него объяснений, то начнёт доискиваться сама и неминуемо поколеблет сложное равновесие сил, которое необходимо ему в нынешней игре, где слишком многое поставлено на карту.
— Мне нужно связаться с Грифонией и, если получится, посоветоваться с Алоном, — сказал Ивик. — Что мы такое в конце концов? Нас так мало, что, можно сказать, раз два и обчёлся. Мы до сих пор даже не знаем, что таит в себе Гарт Хауэлл такого, из чего черпают силы его лазутчики.
При этих словах Ивик начал поглаживать тусклый камень перстня. Сначала тот оставался тусклым, затем по его поверхности пробежали тонкие искристые нити. Вот они собрались в одну точку, и светящееся пятно начало увеличиваться. Но Ивику стоило большого усилия удерживать это свечение. Может быть, ему старались помешать злые чары Пустыни.
— Алон! — взывал он мысленно, не произнося вслух этого слова. И вдруг почувствовал, как в него вливаются незримые токи, которые как кровь питают его сознание. Это Элайша, как и обещала, делилась с ним своей силой.
— Алон!
Цветные нити становились все ярче и толще. Ивик вглядывался в камень, словно в зеркало; казалось, кристалл увеличился в размерах, поле зрения все расширялось.
В кристалле действительно возник Алон, позади него виднелись смутные очертания внутреннего двора Гнезда. Но, главное, он сейчас обернулся на зов, и его взгляд, устремлённый в пространство над камнем, встретился с сосредоточенным взглядом Ивика.
— Как ваши дела?
Ивик понимал, что ему отпущено мало времени:
— Нашли одни врата. Они запечатаны. Что нового из Лормта?
— Почти ничего. Хиларион трудится. Гарт Хауэлл, по видимому, тоже. Заметно вторжение тёмных сил.
— Вам угрожает опасность?
— Пока ещё нет. Они копят силы, выжидают. Вы идёте по следу лазутчиков Гарта?
— Нас заставили отклониться. Но мы его отыщем. Они по прежнему двигаются на запад. Как…
На этом слове Ивику пришлось прервать речь, так как лицо собеседника исчезло из зеркала кристалла, скрывшись за набежавшей мутью.
Но маг был настороже и не дал захватить себя врасплох. Клубящийся мрак прорезала молния, которая в следующее мгновение загорелась фиолетовым цветом. Дважды сверкающие зигзаги сверкнули в глубине камня, затем тучи и молния исчезли, и волшебный овал принял обычный серый цвет.
— Гарт Хауэлл? — Рука Элайши отпустила его плечо. Ивик услышал её учащённое дыхание.
Он пожал плечами:
— Как знать? Тут развелось столько всякой всячины, что ничего не угадаешь наверняка. Нам нужно найти убежище, чтобы немножко передохнуть.
— Один, три — ждёт.
Это проснулась свернувшаяся в клубочек Юта, сейчас она поднялась, немножко потянулась и приковыляла к Элайше.
— Святилище Луны! — удивилась женщина. — И ты можешь отвести нас туда?
— Хотела… Меня поймала демоница.
Наконец вслед за Ютой проснулся и Кетан. Широко раскрытыми глазами он посмотрел вверх и, увидев деревья над головой, в первый миг даже зажмурился от удивления. Услышав его, зевая спросонья, поднялась заспанная Эйлин и тотчас же занялась братом. Прикоснувшись к его перевязанной голове, она спросила:
— Ну, как ты себя чувствуешь?
В ответ он широко улыбнулся:
— Проголодался, сестрица! Как там у вас с едой? Успела зажарить мне барашка?
Она хотела помочь ему, но он быстро поднялся и сел без посторонней поддержки. От его одежды остались одни лохмотья, вдобавок Эйлин разрезала их в нескольких местах, чтобы перевязать раны. Но он первым долгом застегнул пояс, который даже во сне всё время держал руками.
Все собрались у костра, на котором уже зажарился прыгун, но сначала Кетан сменил одежду, достав из сумки свежую рубашку и куртку. Гьюрет и другие кайоги очень удивились, услышав от Фирдуна, что теперь у них будет новый проводник, а именно кошка, которую Кетан нашёл в гнездовье рассов. Кетан подхватил на руки хромавшую Юту и, сев в седло, помог ей поудобнее устроиться на коне.
Они снова двинулись в путь, который теперь пролегал по зелёной равнине. Хотя они выехали довольно поздно, Юта, казалось, была уверена, что отряд ещё засветло доберётся до желанного убежища.
— Скажи, сестрёнка, — обратился к ней мысленно Кетан, стараясь настроиться на её уровень восприятия. — Как ты?
— Хорошо! Сытно! Лунная сила лечит!
Тогда он задал вопрос, не дававший ему покоя с самого утра. Хотя он и знал со слов своих товарищей, что никто не заметил никаких признаков преследования, Кетан то и дело поглядывал на небо, насторожённо прислушиваясь, не послышатся ли издалека сиплые клики рас сов. Удачный побег из плена все больше казался ему необъяснимой случайностью.
Ведь именно за ним охотилось птицеподобное чудище, потому что он лучше всех умел находить след. И он вовсе не был уверен, что в последней решающей схватке окончательно разделался с противницей — скорее всего, он только временно вывел её из строя. Ему не терпелось спросить, что знает Юта, ведь она вместе с ним была в плену.
— Сассфанга — слабая сила, — услышал Кетан мысленный ответ. — Сильна только у себя дома. Погони не чую.
Кетан хотел верить, что она права. Из за Юты ему поневоле приходилось ехать верхом в человеческом облике, однако он скакал впереди отряда, зорко следя за тем, что делается вокруг.
Чем дальше, тем чаще по пути стали попадаться рощицы, похожие на ту, в которой они останавливались на ночлег. И хотя яркая зелень листвы и травы казалась потускневшей под слоем серой пыли, которой было покрыто все вокруг, словно здесь недавно бушевала пыльная буря, это всё же была зелень, а не зловещая желтизна спёкшейся глины.
Потом впереди показался скалистый утёс, одиноко возвышавшийся среди гладкой равнины. По мере приближения путники различали на нём все больше сверкающих блёсток, словно весь утёс покрывали блестящие хрусталики, в беспорядке разбросанные по поверхности.
Подножие скалы окружали деревья какого то необыкновенного вида. Их вершины приходились почти вровень с головами всадников, зато раскидистые ветви образовывали сплошной широкий шатёр.
На ветвях росли двоякого рода листья — одни широкие и мясистые, другие туго свёрнутые в трубочку; возможно, в последних прятались нераскрывшиеся бутоны или ещё не созревшие плоды.
— Ларан! — воскликнула Эйлин, которая, нагнав Кетана, ехала рядом. — Ларан — воистину благословенная земля.
Под густой кровлей сплетённых ветвей невозможно было ехать верхом. Путники спешились и повели коней под уздцы. К счастью, заросли ветвей располагались на самой верхушке деревьев, снизу же стволы были гладкими.
Позвав за собой караван с поклажей, Фирдун вступил под сень деревьев. В воздухе разливалось благоухание, с каждым шагом делавшееся всё сильнее. Даже Лунный цветок, украшавший волшебный жезл Эйлин, и одежды Элайши, источавшие чудесный аромат, не могли с ним сравниться. Вступив в рощу, Фирдун ощутил небывалый покой. Казалось, весь мир с его горестями и тревогами был отделён от этого заповедного места непреодолимой преградой, сквозь которую сюда не могли проникнуть недобрые силы.
Роща, опоясывавшая утёс, оказалась невелика. Они быстро прошли её насквозь, и впереди вновь открылось озарённое солнечным светом пространство. Подойдя близко, они обнаружили, что ошибались, думая, будто видят впереди одинокий утёс, однако, если это было рукотворным строением, то зодчие, которые его воздвигли, следовали в своей работе каким то неведомым для человечества правилам.
Строение представляло собой гигантский трон, спинкой которого служила белокаменная скала, усеянная сверкающими кристаллами. Сиденье его не предназначалось для человека, ибо слишком высоко от земли располагался его уступ. Однако на нём восседало некое существо. Путники остановились в священном трепете. От трона их отделяло круглое озеро или зеркало из нержавеющего металла. Фигура, сидевшая наверху, склонялась над ним, как бы вглядываясь в блестящую поверхность.
Юта беспокойно завертелась на руках у Кетана, и он спустил её на землю. Единственная из всех, она не выказала никаких признаков смущения, а прихрамывая направилась прямо к трону.
Лицо и фигура сидевшей на престоле скрывались под покрывалом, ниспадавшим просторными складками, так что виднелись только руки, лежавшие на подлокотниках, по форме вполне человеческие, хотя и вдвое крупнее, ногти на длинных пальцах были из хрусталя.
Эйлин опустилась на колени, подняв свой жезл с лунным цветком, словно воин, приветствующий военачальника.
— Одна из трёх, Триединая! — произнесла она голосом, в котором дрожали слезы. — Лицезреть Тебя — это для Твоей прислужницы огромное… слишком огромное… — не в силах договорить, она захлебнулась в плаче, и по её смуглым щекам покатились слёзы.
Невольно последовав примеру приёмной сестры, Кетан тоже опустился на колени, и по глухому шороху за спиной понял, что спутники также преклонили колена перед священным образом. В легендах рассказывалось о многих великих героях древности. Там говорилось, что в мире по прежнему сохраняется с ними земная связь. И вот Юта привела их в одно из таких святилищ.
Возможно, та, чей образ олицетворяла фигура на троне, давно покинула земные пределы. Но Эйлин, подобно многим другим, считала иначе. Пускай то, что они увидели здесь, было всего лишь изображением, однако оно заключало в себе нечто такое, что делало это место святой землёй для всех, кто поклонялся светлым силам.
Мир и покой, которые ощутил Фирдун, вступив в эту рощу, обещали надёжную защиту от поползновений Тьмы. Однако сейчас кто то незримый требовательно вопрошал пришельцев, зачем они явились сюда и нарушили покой Древней.
На мгновение им овладело смущение, которое невольно испытывает в храме неверующий. Но это чувство быстро прошло. Своим приходом он ничего не нарушил. Путеводная нить его жизни — его талант — распускался, словно цветок под лучами солнца. Суд свершился, и его признали достойным.
Затем вперёд вышла Элайша. Остановившись на шаг позади Эйлин, она, запрокинув голову, вглядывалась в скрытое покрывалом лицо, словно пыталась разглядеть в нём нечто недоступное взору.
— Гуннора, осиянная славой! Матерь земли и неба! Ты, обитающая в глубинах вод! О, Всеединая! Дарованное тобою — готово тебе служить!
Ещё сильнее, чем прежде, ощутил Фирдун проникновение взыскующей и взвешивающей силы. Наверное, они узнали о себе больше, чем дано было знать кому либо из смертных. И хотя они с самого начала объединились ради великой цели, но только сейчас их переплавило и закалило могучее горнило неведомого кузнеца, который в эту минуту выковал из них меч для служения правому делу.
Потом…
Потом они почувствовали, что дух Всеединой, который витал здесь, верша над ними свой суд, покинул это место. Осталось лишь изваяние, в которое Она вселялась по своей воле тогда, когда ей самой это было угодно. Однако Она дала им свободу, дала приют в своём святилище, оказав столь высокую честь, с какой не может сравниться приглашение сесть за царским столом одесную хозяина.

Глава 23
Запад, Встреча в пустыне

Гьюрет и двое его соплеменников пришли к Ивику, но выбрали для этого такой путь, который позволял обойти безмолвное изваяние на престоле.
— С твоего позволения, господин, — обратился к нему Гьюрет таким тоном, в котором при всей почтительности сквозило упрямое раздражение, — мы хотим отвести наших четвероногих на открытое место, чтобы они попаслись на воле. Сидящая на высоком престоле, — продолжал он, бросив через плечо взгляд на высившийся у него за спиной трон, — похожа на нашу Мать Кобылиц, но всё таки мы — не её дети. Для нас бо ольшое чудо получить её благословение, но мы не хотим вторгаться не в свою вотчину.
Ивик кивнул:
— Поступайте, как сочтёте нужным, Хозяин Коней. Но помните — та Сила, что здесь царит, благосклонна ко всем, кто на стороне Света, а власть её простирается далеко и бесконечна во времени.
Получив согласие, кайоги увели верховых и вьючных коней из рощи; из числа остальных никто не последовал их примеру.
Когда наступили сумерки, на продолговатых почках, которые покрыли ветки деревьев, показались трещинки, словно они собирались раскрыться ночью. В воздухе разлилось благоухание. Хотя съестные припасы были уже на исходе, путников не мучили мысли о еде; кусочка сухой дорожной лепёшки и глотка воды оказалось достаточно, чтобы они насытились.
Чувство голода исчезло вместе со страхами и тревогами. Эйлин остановилась на опушке под свисающими ветвями. Бутоны лопнули, выпустив белые лепестки, светившиеся ярче, чем Лунный цветок на её жезле. Собравшись с духом, она протянула руку и легонько дотронулась до одного цветка.
Тут же она в испуге отдёрнула руку, потому что цветок оторвался и поплыл по воздуху, расправив лепестки, точно белые крылышки. Но цветок не упал, хотя в воздухе не чувствовалось ни ветерка. Он полетел влево и опустился на зеркальную гладь озера у подножия трона.
Кетан и Фирдун, наблюдавшие за девушкой, тотчас же бросились к ней на помощь, как два оруженосца. Но Эйлин уже опустилась на колени у озера и склонилась над водой, спокойствия которой не нарушило падение цветка.
Осторожно она протянула руку. Фирдун подался вперёд, словно желая её остановить, но Кетан удержал его.
Бережно бережно девушка подвела руку под чашечку и, не касаясь пальцами, подняла цветок на ладони.
Она отошла от берега и, оставив на земле забытый лунный жезл, любовалась роскошным цветком, покоившимся на ладони. Тихая песнь полилась из её уст, словно бы невольно исторгнутая восхитительным чудом цветка.
Кетан опустился на землю рядом с приёмной сестрой и почувствовал, как что то пушистое коснулось его. Весь мир, казалось, сосредоточился в этот миг в дивном цветке. Однако он знал, что эта красота не для него.
Эйлин подняла цветок и подержала его перед лунным амулетом, который висел у неё на груди. Не сводя глаз с цветка, она ощупью нашла на земле свой жезл и подняла его. Лунный цветок, украшавший его навершие, уже увядал, и лепестки его истончились до прозрачности. Вдруг они оторвались от чашечки и осыпались. Медленно, словно боясь, что нечаянная находка улетучится у неё на глазах, Эйлин поднесла к ней свой жезл и поддела им цветок.
Цветок остался сидеть на кончике жезла. Кетан почувствовал, как у него на коленях шевельнулась мохнатая лапка, пушистая головка насторожённо поднялась вверх, следя за каждым движением. В воздухе что то дрогнуло; казалось, ожила некая могущественная сила, управляемая иной, неведомой волей.
Эйлин воздела вверх жезл и склонила его перед сидящей на троне, как воины склоняют свой меч, отдавая честь.
— Всю жизнь мою я посвятила Лунному служению, храня веру своего народа, — сказала она. — И ныне… Ныне я клянусь следовать теми путями, по которым Ты, Триединая, направишь мои стопы! Стать твоей избранницей — это для меня, — тут голос её прервался, и слезы полились из глаз. — О, Мать! Сестра! Извечная! Я предаюсь твоей Воле!
Эйлин склонила голову над жезлом, который прижимала к груди. Кетану мучительно хотелось обнять её хрупкие плечи, чтобы удержать сестру, потому что у него было такое чувство, будто она уходит от него в неведомую даль.
Сидевшая у него на коленях Юта встала на задние лапы, а передними упёрлась ему в грудь, заглядывая в лицо. Рядом с собой он услышал шорох и понял, что это встаёт и уходит Фирдун.
Кетан тоже поднялся и с кошкой на руках тоже пошёл прочь, оставив Эйлин одну. Впрочем, одну ли? Как видно, у неё теперь есть иные друзья, которые приняли её в свой круг.
С чувством опустошённости в душе Кетан повернулся спиной к царственному изваянию и удалился под сень деревьев. Там уже распустились все цветы. Он ощущал такую тяжесть во всём теле, такое изнеможение, какое охватило его после бегства от рассов. Он так и рухнул на скатку и вытянулся на ней, смутно сознавая, что раны и ссадины уже не болят, словно их никогда не было. Он чувствовал только умиротворённый покой.
Кетан решительно повернулся спиной к трону, чтобы не видеть его блистания. Под боком у него тёплым, пушистым клубочком свернулась Юта.
Он смежил веки.
Вокруг всё было спокойно, но какое то тревожное чувство шевельнулось в душе, нарушая блаженные цветочные чары. Откуда то издалека до него долетел призыв; то не был сигнал тревоги, а просто зов — зов, который требовал ответа.
Свет, источаемый цветами, словно бы померк. Открыв глаза, он понял, что видит все не так ясно, как прежде, точно на все легла лёгкая тень. Однако она не была сигналом опасности. Он окончательно пробудился, собираясь получше рассмотреть расплывчато покачивающееся видение, которое возникло перед ним.
Рука Кетана потянулась к поясу. Глаза парда — вот что нужно, чтобы разглядеть, в чём тут дело! Тут нужно зрение парда!
И вот уже к нему вернулась звериная острота зрения, и тогда он увидел: то был не серебристо белый образ Эйлин и не огненно жгучая от переполнявших её душу пылких, хотя и послушных разуму чувств Элайша, и не Владычица. Владычица не могла явиться ему, мужчине.
Однако то была женщина, притом такая, каких он не встречал ни в Арвоне, ни в Долинах. Она была совсем маленькая, и если бы встала рядом, то доставала бы приблизительно до плеча Кетана. (Однако, едва подумав об этом, он почувствовал, что не в силах подняться и даже пошевелить ни рукой, ни ногой). У неё была короткая стрижка, никаких кос и кудрей в отличие от других женщин, которых он знал. Короткие, гладкие волосы лежали на её голове плотной шапочкой, и только на затылке длинные прядки спускались до плеч.
Лицо напоминало своей треугольной формой лица людей Старой Расы. У неё был узкий подбородок и огромные глаза зелёного или жёлтого цвета, в темноте Кетан не мог хорошенько его разглядеть.
Не такая тоненькая, как Эйлин, но и не такая статная, как Элайша. Одета в облегающее платье до пят с длинными рукавами, красиво обрисовывающее её грудь и бедра.
Раздув ноздри, Кетан втянул в себя воздух. Сейчас у него появилось не только зрение, но и обоняние парда.
Эта женщина пробуждала в нём дремавшие доселе чувства, которые побуждали к действию, но побуждение пропало втуне — он не мог двинуться с места.
— Кто ты? — Кетану показалось, что он сказал это вслух, но тут же понял, что задаёт вопрос мысленно.
Он увидел, как она улыбнулась, показав острые зубки. Подняв руки, она провела ладонями сверху вниз, оглаживая себя по бокам, словно ей по женски захотелось убедиться, что она действительно такова, какой ей хочется быть.
Кетан сделал над собой огромное усилие. Он не хотел предстать перед ней в облике парда, чтобы не спугнуть своим видом чудесное видение. Ему очень хотелось дотронуться до неё, чтобы убедиться, что она действительно существует.
Его усилие увенчалось успехом. Пальцы Кетана прикоснулись к её бедру, но в следующий миг рука бессильно повисла в воздухе.
— Нравится тебе то, что ты… увидел? — спросила она. Её мысленный вопрос прозвенел, точно туго натянутая струна. Ему показалось, что ей нелегко далось его высказать.
— Нравится! — откликнулся он голосом парда. Она отозвалась беззвучным смехом:
— Терпение, четвероногий! Если судьба будет милостива к нам, мы все дождёмся в конце концов того, к чему стремимся. Я уже долго жду… — закончила она потухшим голосом.
Призвав все оставшиеся силы, Кетан попытался её удержать. Но так же, как лунный цветок, она растаяла у него перед глазами. Кетан остался в одиночестве, благодатный покой, который он испытал в святилище, для него был нарушен.
Он знал, что исчезнувшая гостья не могла быть посланницей Тьмы. Быть может, она служила Владычице, чьё изваяние находится на каменном престоле, и та послала её, чтобы напомнить ему о себе? Или то была какая то весть?
Кетан понял, что больше ему не заснуть. Свернувшаяся у него в ногах Юта заворчала во сне. Он укрыл кошку одеялом, а сам отправился в путь, поискать за пределами очарованной рощи что нибудь земное и обыкновенное, что было бы более доступно для его понимания.
— Кто идёт? — окликнул его голос из мрака, и Кетан подумал, что, как видно, не только ему трудно воспринимать это загадочное место как обитель чистого Добра.
— Фирдун? — спросил он, услышав знакомый голос.
В темноте послышалось движение, и невидимая рука крепко стиснула его локоть:
— Существует множество разных талантов; у каждого из нас есть свой. Это мы знаем.. Но… Не кажется ли тебе, что твоя сестра нашла этой ночью такую стезю, которая уведёт её далеко от наших земных путей?
— Не знаю, — искренне ответил Кетан.
Новая встреча отвлекла его от размышлений о ночной посетительнице, и он задался вопросом, отчего это сына Грифонии так взволновал обряд, при котором они оба присутствовали.
— Ведь вы с нею одного племени, — начал свои объяснения Фирдун, но Кетан перебил его, не дослушав:
— Между нами нет кровного родства, мы только воспитывались вместе. Я, как тебе известно, оборотень, а Эйлин воспитанница моей матери, целительницы и Колдуньи. Когда обнаружилось, что она обладает великим даром, её отправили в Линарк, а там поняли, что её призвание — служение Луне.
— У этих эсткарпских женщин хватило силы, чтобы сдвинуть горы, — сказал Фирдун, и Кетан, несмотря на темноту, в которой не видно было лица собеседника, расслышал в его голосе жестокую обиду. — Но к мужчинам они относятся как к низшим существам. О! — горько воскликнул Фирдун, и Кетан ощутил дуновение ветра от резкого взмаха, которым сопровождался этот стон. — Я сам не знаю, что говорю, но только, если Эйлин нас покинет..
— Этого не случится, пока мы не выполним своей задачи, — сказал Кетан.
Он уже начал догадываться, в чём тут дело… Эйлин… Сын земли Грифонии. Извечное влечение мужчины к женщине и женщины к мужчине. Так было всегда от начала времён. Порой они ошибаются, и это кончается горем, а порой, как случилось с родителями Кетана, Джилан и Херрелом, их связывают столь крепкие узы, что их ничто не может разорвать. Но со стороны никогда нельзя заранее угадать, чем это должно кончиться.
— Она останется с нами, — повторил Кетан, хорошо понимая, что для Фирдуна это лишь слабое утешение. — Она останется с нами, пока мы не выполним нашу задачу. Со временем многое меняется, и несходные таланты иногда на удивление хорошо приспосабливаются друг к другу.
В ответ послышался вздох, затем Фирдун сказал:
— Вон там, рядом, — стан кайогов. Пойдём, что ли, покараулим вместе с ними?
Он сказал это так, словно о том, чтобы поспать, для него не могло быть и речи.
Вдалеке от рощи, окружавшей чудесный престол, Гьюрет в полном воинском снаряжении, готовый к любой неожиданности, шёл по следу, который мог отыскать только такой опытный коневод, как он. Тщательно отобранные для похода верховые лошади из кайогских табунов были приучены поджидать своего наездника на том же месте, где их оставили, для этого всаднику достаточно было перекинуть уздечку, чтобы она волочилась по земле.
Поэтому стеречь приходилось только вьючных лошадей, отличавшихся строптивостью. Однако на этот раз кайогам доставил много лишних хлопот молодой мерин Васан. Гьюрет объяснял это тем, что рядом паслись кони оборотней, хотя эти животные, как и положено хорошо обученным боевым коням, вели себя спокойно и никого не трогали.
Нынче ночью кайоги, взволнованные тем, что им довелось увидеть в незнакомом святилище, разбивая свой стан, не позаботились о том, чтобы хорошенько стеречь лошадей, а просто выпустили их пастись на лугу. Вьючных лошадей они, как всегда, не оставили без присмотра, а верховых предоставили самим себе. Тем не менее, они, как и следует в незнакомой местности, выставили одного караульщика, обязанного следить за конями и, прохаживаясь среди пасущегося табуна, негромко разговаривать с лошадьми, успокаивая их привычными словами.
Гьюрет обнаружил, что Васана нет рядом с Вартином, с которым они всегда ходили в паре. Обойдя по кругу весь табун и убедившись, что Васана нигде не видно, он вернулся в стан, разбудил Обреда и предупредил, что отправляется по следу на поиски пропавшего коня. Коней совсем недавно выпустили на пастбище, и Гьюрет не мог понять, почему Васану вздумалось убежать. Васан принадлежал к его тройке: каждый из кайогов взял с собой по три лошади, так как две нужны были для подмены, чтобы животные не слишком утомлялись, поэтому Гьюрет считал себя ответственным за странное поведение Васана.
Гьюрет пустился на поиски до того, как Фирдун и Кетан пришли в стан кайогов, а Обред уже скрылся во тьме, подменив ушедшего часового.
По счастью, местность была ровная и поблизости не было ни одной рощи. Стояла светлая ночь, хотя луна уже пошла на убыль. Гьюрет свистнул и остановился, прислушиваясь, не раздастся ли топот приближающихся копыт.
Ничего не дождавшись, он опустился на четвереньки и по примятой траве скоро отыскал след Васана. Он удивился, поняв, что Васан, вместо того, чтобы спокойно пастись, скакал во весь опор, словно спешил на чей то призыв.
Отправляясь на поиски, Гьюрет оставил в стане кольчугу и шлем. Ночь была такая тёплая, а разлитое вокруг ощущение покоя было таким сильным, что, уходя, он даже не вспомнил об оружии и доспехах, оставленных в постельной скатке. Немного поколебавшись, возвращаться ли ему назад за снаряжением, он решил идти дальше так, как есть, чтобы не беспокоить товарищей. Васан не мог ускакать слишком далеко от стоянки, а впереди виднелся островок леса, и конь, скорее всего, остановился у опушки.
Гьюрет хорошо изучил все следопытские премудрости, необходимые при поисках пропавшей лошади. Поскольку вся жизнь клана зависела от обученных лошадей, кайоги никогда не мирились с потерей хотя бы одного животного. Идя по следу, Гьюрет набрёл на ручей, протекавший в глубоком овраге, и чуть не свалился в воду, поскользнувшись на мокром глинистом склоне.
Внимательно осмотрев почву, он снова обнаружил след; не пересекая ручья, конь поскакал вдоль его русла на север, причём ни разу не останавливался, чтобы спокойно пощипать траву, а только срывал на бегу отдельные пучки.
Гьюрет вновь издал призывный свист. В ответ послышался только крик какой то ночной птицы. Гьюрет засомневался, правильно ли он поступил, когда, никого не предупредив, отправился среди ночи бродить по незнакомой местности.
Хорошенько изучив следы, он выпрямился и вдруг услышал пронзительный крик. Гьюрет порадовался, что при нём хотя бы меч, который он взял с собой, когда заступал на стражу. Выхватив его из ножен, он ринулся вперёд.
Крики повторялись. Иногда Гьюрет различал среди доносившихся звуков конское ржание, в котором слышались боль и страх. Он узнал голос Васана.
Ручей сделал петлю и снова повернул на север. Тут послышались новые голоса, на этот раз, как показалось Гьюрету, человеческие. Он замедлил бег, чтобы сначала разобраться, с какой опасностью предстоит столкнуться, и не собирался, очертя голову, кидаться в бой, не видя противника.
Свернув в сторону, кайог углубился в камышовые заросли; они стояли так густо, что ему пришлось прорубать дорогу мечом. Верхушки стеблей качались над головой Гьюрета, не позволяя увидеть, что делается впереди.
— О Великие, Вещие! Силы Тьмы восстали!
Разумеется, Васан не произносил вслух этих слов! Но в следующую секунду снова прозвучал боевой клич коня, вступившего в жестокую схватку и отчаянно отбивавшегося от наседавших врагов.
Продравшись сквозь камыши, Гьюрет выскочил на открытое место и увидел коня, который, встав на дыбы, топтал копытами каких то мелких тварей, кишевших вокруг него. Ещё не выбравшись из зарослей, Гьюрет сквозь просветы успел разглядеть смутно маячившую впереди фигуру двуногого существа, имевшую, как показалось Гьюрету, человеческие очертания; неизвестный боец тоже сражался с нападавшими на него тварями, нанося удары коротким мечом.
Воин кайог уже понял, на чьей стороне его место. Он ринулся в гущу копошащихся существ, но те вместо того, чтобы броситься на него, разбегались, едва он к ним приближался.
Поднимая меч для нового удара, Гьюрет увидел на острие нечто, показавшееся ему, несмотря на полумрак, настолько странным, что он тотчас же резким движением отбросил это чудо подальше.
— Во имя Триединой! — сорвалось с его уст невесть откуда всплывшее в памяти заклинание. — Во имя Девы, во имя Великих Древних Предков, стерегущих Последние Врата, прошу, даруйте нам часть своей силы, своего могущества!
Тень на берегу пошатнулась и стала клониться, меч выпал из рук незнакомца. Вот он схватился за грудь, и Гьюрет подумал, что он, наверное, ранен своими противниками.
— Владычица! — послышался тихий возглас. — Ты, в чьей воле назначить час смерти! Не покидай нас без помощи!
И вдруг Гьюрет ощутил, что в него вселилась откуда то непонятная сила, которая дважды посещала его, когда приходилось отбиваться от лазутчиков Гарта Хауэлла, и помогала одержать победу. Всю землю вокруг усеяли тела ползучих гадин. Его меч излучал яркий свет, так что ему было хорошо видно поле боя. Гьюрет увидел пауков, жаб и каких то неведомых тварей. Они издыхали, не издавая ни звука. Тяжело дыша, Гьюрет остановился перед грудой мёртвых тел, в которой уже никто не двигался.
Рядом заржал Васан и с фырканьем прискакал, давя копытами побеждённую нечисть, чтобы ткнуться мордой в плечо Гьюрета; конь снова стал прежним — послушным и верным товарищем.
— Ты ранен? — обратился Гьюрет к незнакомцу, ласково поглаживая чёлку Васана.
— Ничего страшного! Немного покусан и только, — ответил тот спокойно. — Теперь юринги больше не явятся на Его зов!
Носком сапога говоривший поддел один из трупиков:
— За это вам надо сказать спасибо. Но то, что Она послала мне на помощь одного из Своих слуг, после того, как… Это… это…
Незнакомец умолк, словно захлебнувшись от волнения, и Гьюрет увидел, как его смутная тень покачнулась и стала падать. Гьюрет подскочил к нему, чтобы поддержать. Помогая чужаку подняться, кайог увидел, что тот без воинских доспехов. На нём была обычная мягкая одежда, состоявшая из длинной куртки и штанов.
Гьюрет почувствовал на своей щеке дыхание незнакомца, лёгкое, но прерывистое, словно бы тот плакал. Васан тотчас оказался рядом.
Не дожидаясь приказания, конь выполнил самое сложное, из того, что умел делать, — опустился на колени. Гьюрет взгромоздил незнакомца на животное и обрадовался, когда увидел, что тот сам протянул руку, чтобы уцепиться за гриву. Тогда Гьюрет тоже вскочил на коня и отправился домой, в стан кайогов.
Подъезжая, он увидел, что там никто не спит. На востоке уже занимался рассвет, поэтому Гьюрет понял, что потратил на поиски гораздо больше времени, чем ему казалось. Тотчас же навстречу ему подбежал Лиро:
— Здравствуй, друг! Что случилось?
С другой стороны к нему спешили Фирдун и Кетан, которые приняли на руки незнакомца и уложили его на походное ложе. В воздухе все ещё витал аромат цветущих деревьев, но цветы уже сложили свои лепестки и свернулись в плотные трубочки. Из рощи вынырнула Эйлин, которая бегом спешила к ним на помощь с лекарской сумкой через плечо.
В свете занимающегося дня Гьюрет наконец разглядел найдёныша. Незнакомец был тонок, как тростинка, он лежал на земле с закрытыми глазами; глядя на это лицо, Гьюрет понял, что перед ним совсем юный отрок. Кетан взял безвольно свисавшую руку и повернул ладонью вверх. На израненных запястьях виднелись глубокие шрамы, оставленные путами. На лице виднелись следы побоев. Фирдун снял с мальчика башмаки и невольно вскрикнул от возмущения, обнаружив там такие же шрамы, как на запястьях, на одной лодыжке зияла открытая рана — очевидно, след от укуса, оставленный одной из тех тварей, с которыми сражался подросток.
Они помогли Эйлин раздеть отрока. Он оказался так худ, что можно было пересчитать все ребра, как будто его долго морили голодом. Эйлин достала снадобья и занялась ранами и ссадинами мальчика, умело и бережно смазывая каждую и накладывая повязки.
— Это Хардин из Хола в земле Серебряной Мантии, — сказала Элайша, которая сразу узнала его, как только подошла. — Но он принадлежит Гарт Хауэллу.
Подумав одну или две секунды, Эйлин покачала головой и уверенно сказала:
— Нет, это не так. Взгляни и убедись сама!
Она взялась за жезл с лунным цветком, заткнутый за ремень сумки, и подняла перед собой. Венчавший верхушку цветок, который служил ей средоточием волшебной силы, не закрылся, как те, что росли на деревьях, а сиял таким ярким светом, какого она не видела прежде.
Она медленно провела цветком над телом мальчика от головы до пят и обратно. Он шевельнулся и открыл глаза. Взгляд его остановился на Эйлин. Увидев её, мальчик сжался, стараясь поглубже зарыться в одеяло.
— Во мне поселилась скверна, — сказал он, и на глазах у него выступили слёзы. — Я стал не тот…
— Смотри! — властно приказала Эйлин. — Смотри и верь своим глазам!
— Злой человек порвал узы Добра, — сказал мальчик, заслоняя лицо перевязанной рукой. — Он воззвал к Владыкам Тьмы и предал меня во власть…
— Никого нельзя предать кому то во власть против собственной воли, — строго возразила Эйлин. — Разве ты сам подчинился служителю Великой Тьмы?
Мальчик качнул головой:
— Нет! Если это и случилось, то без моего согласия. Но я был там и видел… И повергся во прах перед волей того, чей взор смотрел на меня оттуда.
— На твоём теле видны следы оков. Ты вырвался из них. Значит, ты не по своей воле оказался в плену. Ты не принадлежишь к своре ночных псов, чтобы выть с ними, как велит их хозяин.
И обратившись к Фирдуну и Кетану, которые стояли рядом, она сказала:
— Поднимите его и несите осторожно!
Вместе они подняли лёгонькое тельце и понесли через рощу к подножию трона. Очутившись перед лицом безмолвной царицы, мальчик зажмурился, на лице его появилось выражение такого отчаяния, словно он распростился со всеми надеждами и не ждёт ничего хорошего.
— Поднимите его! — решительно приказала Эйлин. — Положите его туда! — сказала она, указывая на колени статуи с закрытым ликом.
Слабо вскрикнув, подросток стал вырываться, но, несмотря на сопротивление, они уложили его, как велела Эйлин.
Затем все отступили назад, а целительница вновь коснулась его чела своим жезлом, увенчанным ослепительно сияющим лунным цветком.
— Госпожа! Матерь! Жизнедарительница! Воззри на того, кто уже пострадал от Зла, которое на нас ополчилось! Загляни в его сердце, и ты увидишь, что он не погрешил против тебя по своей золе! Утешь его, как младенца! Взлелей его растущий дух! Верни ему утраченную веру в себя!
И ответ прозвучал громко и внятно, как победный клич, каждый из присутствовавших услышал его внутренним слухом:
— Он — мой сын, рождённый по моей воле. Силы Тьмы чинили козни, чтобы повергнуть его в пучину Зла. Но истинная сущность Хардина осталась свободной.
Мальчик шумно вздохнул, слабо вскрикнул и, обессиленный, упал без сознания. Эйлин кивком подозвала Фирдуна и Кетана, и они сняли его с колен богини и уложили на походное ложе.
— Пускай он отдохнёт, — сказала Эйлин. — Когда он очнётся, то поймёт, что его ужасные мысли были пустыми страхами, которые скоро рассеются.
— Ты знаешь его? — спросил Ивик у Элайши.
— Однажды я его видела — в тот день, когда безумный отец отправил сына в Гарт Хауэлл. Его мать обладала лунным даром, а её супруг, князь Прайтан, не владел Силой. Он добивался от жены, чтобы она забыла своё призвание. Но разве можно запретить морским волнам плескаться о берег! И вот однажды, когда она отправилась в дальний путь по велению Голоса, он в её отсутствие позволил забрать мальчика.
Зная Прайтана, я догадываюсь, что это, скорее, был не подарок, а сделка Кто знает, чем его обещали отблагодарить владыки Гарт Хауэлла! Ведь заполучить юную душу, посвящённую Госпоже и воспитанную в её законах, чтобы затем передать какой то Силе, которая рада будет воспользоваться крадеными знаниями, — это затея совершенно в духе Гарт Хауэлла. За такую услугу они, наверное, обещали Прайтану научить его кое каким магическим фокусам, но дара он бы никогда от них не получил.
— А его мать? — спросила Эйлин.
— По тому, что я слышал в последнее время, она до сих пор не вернулась. По крайней мере, её не видали в землях Серебряной Мантии.
— Как ты с ним встретился? — спросил Ивик у Гьюрета, задумчиво глядя на спящего мальчика.
Гьюрет рассказал, как искал пропавшего коня и о сражении на берегу ручья.
— В таком случае, — медленно начал Ивик, — можно предположить, что Хардин пришёл туда с отрядом, направлявшимся на восток. Их нынешний маг, кажется, большой любитель жертвоприношений. А юринги послушно выполняют приказы, хотя и неважные бойцы.
Мальчик либо сбежал из плена, либо… — Ивик помолчал и посмотрел на перстень. — Либо это была уловка, чтобы он мог к нам присоединиться, и вот у них уже есть глаза и уши в нашем лагере, — закончил он с коротким смешком.
— Ну, если у них так и было задумано, то можно считать, что этот план провалился. Даже если мальчика и осквернило соприкосновение с Тьмой, теперь он совершенно чист. Им пришлось бы снова изловить его и подвергнуть действию тёмных чар. Сейчас, наоборот, мы можем получить от него сведения о наших врагах, а это для нас неожиданная удача.

Глава 24
Западный след, Пустыня, Гнездо Грифонии, Арвон

Алон сидел, склонившись над стеклянной сферой, которая стояла перед ним, ладони его крепко упирались в поверхность стола по обе стороны от неё. Измученное лицо Алона носило на себе следы долгих часов напряжённой работы. Вдруг он так резко тряхнул головой, что Эйдрит вздрогнула от неожиданности. Все силы его дара были вызваны к действию, но ему никак не удавалось сосредоточить их в единой точке.
Алон кивнул в её сторону, и она с неиссякаемым терпением вновь заиграла на арфе, без слов напевая мелодию и постепенно меняя звучание в надежде найти ту нужную, которая ему поможет.
В последние дни все их труды оставались напрасными, и вся мощь магической Силы не помогла им достигнуть того, к чему стремился Алон. Тогда Эйдрит предложила использовать как последнее средство талант, который был её оружием, — музыку арфы и пение.
Вдруг в зале раздался топот детских ножек — это появился Тревор. Он подбежал к сестре и зашлёпал ручонками по её коленям:
— Не так! Вот как надо!
Его голосок начал мелодию с более высокой ноты и повёл в другой тональности, чем та, которую выбрала Эйдрит, считая, что она будет самой действенной и, может быть, поможет.
Эйдрит прочистила пересохшее горло. Ощущение было такое, словно она целый вечер пропела на постоялом дворе за скудную плату, состоявшую из чёрствого хлеба и засохшего сыра.
Алон расправил плечи. Его отвлёк приход Тревора, который тормошил сестру, громко повторяя: «Не так! Вот как! Вот как!»
Эйдрит взяла бокал с настоем из трав, который приготовила для неё Джойсана перед тем, как все удалились, чтобы не нарушать тишину во время опытов Алона и Эйдрит. Отхлебнув освежающей влаги, Эйдрит с наслаждением подержала её во рту, прежде чем сделать глоток.
Тревор умолк, но не уходил, он стоял перед сестрой подбоченясь и наблюдал за нею, как начальник за нерадивой работницей. Когда сестра отставила бокал, мальчик подошёл к ней поближе, протянул руку и тронул на арфе струну.
Струны были сделаны из плетёных нитей кванской стали. Эти тончайшие нити отличались необыкновенной крепостью.
Эйдрит услышала звучащую ноту. Прикосновение оказалось таким лёгким, что звук получился совсем слабым. Она гордилась своей музыкальной памятью, потому что с первого раза могла запомнить любую ноту, точно так же она хранила в памяти все баллады, которые ей довелось хотя бы однажды услышать.
Прислушавшись, она тронула ту же струну привычной рукой музыкантши, для которой арфа стала частью жизни.
Нота прозвучала в полную силу. Эйдрит прислушалась. Затем она попробовала пропеть этот звук, подлаживаясь голосом к звучанию струны. Тревор прижался к её коленям и, не сводя глаз, следил за её лицом. И вот звук струны и тихое пение слились воедино.
Алон резко обернулся к полусфере. Стеклянная поверхность наконец то перестала быть безнадёжно прозрачной! В тот же миг Тревор произнёс какое то слово, если только можно было назвать словом это протяжное «Аааа лааа», слетевшее с его губ. Оно почти слилось с мелодией, которую подбирала на арфе Эйдрит, хотя тонкий голосок ребёнка выпевал её октавой выше.
Полусфера, только что пустая, наполнилась клубящимися голубовато сиреневыми полосами. Под звуки арфы и тихое пение Эйдрит и Тревора Алон начал нараспев произносить заклинание.
Сначала он торопился, словно боясь не успеть, затем девушка почувствовала, что он заставляет себя выговаривать слова в размеренном ритме. Ритм — вот что главное! И вот уже древнее заклинание, попав в такт, полилось музыкальным речитативом.
Получилось! Благодарение Владычице, получилось. Чудо, которого не мог сделать прибор, оказавшийся бесполезным, совершила музыка!
Эйдрит чувствовала, что даже её пальцы, перебиравшие струны, стали влажными от пота. От пения снова начало пересыхать в горле. Она сказала себе, что нужно терпеть. Зато Тревор, казалось, не испытывал никаких неприятных ощущений, он чисто и звонко тянул своё «Аааа лааа».
Сиренево голубые вихри внутри полусферы успокоились и потухли, и тогда там возникло лицо, которое они уже не надеялись больше увидеть — лицо Хилариона. На нём было написано ликование и торжество.
— Защита, — передалось им мысленное послание. — Защита.
Затем на Эйдрит обрушился стремительный мысленный поток, состоявший из сплошных символов. Часть была ей знакома и обозначала уже известные силы, другие значки были непонятны.
Алон не отрывал глаз от уменьшенного изображения Хилариона и слушал сообщение, обхватив голову руками, словно старался удержать в голове содержание послания.
Наконец Хиларион закончил отчёт:
— Мы установили защиту, — произнёс он уже вполне членораздельно. — А как ваши успехи?
Но тут его образ подёрнулся туманом, которым заволокло все пространство полусферы, и лицо исчезло. Эйдрит так и схватилась за бокал с напитком и стала жадно пить, чтобы успокоить саднившее горло. Затем она протянула настой Тревору; мальчик отпил не спеша, словно его не мучила жажда. Эйдрит посмотрела на Алона, который устало откинулся на стуле.
— Готово! — произнёс он.
Небрежно откинутая в сторону палочка для письма покатилась по столу, но Алон не обращал на это внимания — он весь был поглощён значками, которые только что записал. Затем он обернулся к Эйдрит и Тревору, и ей на секунду показалось, что она снова видит в нём юношу, которого встретила когда то в Эсткарпе, — так удивительно изменилось помолодевшее лицо.
— Ивик уничтожил одни врата, — заговорил он медленно, точно думая вслух. — Это хорошо. Но их нужно ещё раз проверить на месте, чтобы узнать, как действует защита.
Потом Алон протянул руку к Тревору и привлёк его в свои объятия.
— Как же ты понял, что нужно делать, братишка?
— Просто так, — сказал Тревор. От властной настойчивости, с которой он только что себя держал, не осталось и следа. — Мы тоже пойдём искать врата?
Алон отрицательно покачал головой:
— Не сейчас. Пока что их есть кому искать. А наше дело присматривать за Гарт Хауэллом. — Лицо Алона вновь приняло озабоченное выражение. — Однако надо скорее сообщить все Ивику!
— Через эту штуковину? — спросил Тревор, показывая на полусферу.
— Нет. Она уже выполнила всё, что от неё требовалось. В ней заключена такая сила, с которой мы не можем справиться. Видишь, — сказал Алон и слегка притронулся пальцем к стеклянной оболочке. Она тотчас же треснула и раскололась на мелкие кусочки, сразу распавшиеся в пыль. Алон повернулся к девушке:
— Отдохни, моя умница! Нам скоро понадобится объединить наши силы, чтобы связаться с Ивиком, как только взойдёт луна.
Эйдрит отложила арфу, Алон обнял её за плечи, она подняла к нему лицо. Она радовалась, что он её поддерживает, потому что едва держалась на ногах от слабости.
Как хорошо, что Ивик справился со своей задачей, а Хиларион и его спутники нашли способ защиты! Эйдрит почувствовала такое облегчение, что у неё от радости даже закружилась голова.
Пускай ещё остаётся угроза со стороны Гарт Хауэлла, но всё таки теперь появилась надежда, что, изучив новую формулу, Алон сумеет применить её так, чтобы запереть и эту лазейку Тёмной Силы! Недавняя удача внушила Эйдрит уверенность, что всё должно получиться, если хорошенько постараться.

Ивик расположился подле мальчика, заснувшего крепким сном. Время от времени маг посматривал на перстень, пристально вглядываясь в тусклую глубину кристалла, словно надеялся найти там ответы на обуревавшие его неразрешимые вопросы. Прошло утро и начался день, но никто не принимался за сборы, чтобы продолжить путешествие. Все понимали, что в памяти спящего мальчика может храниться очень важная для них информация.
Кайоги держались подальше от рощи и не спускали глаз с коней, чтобы те не разбрелись и их не пришлось потом разыскивать, как Васана. Гьюрет подробно рассказал сородичам всё, что знал о ползучих тварях, с которыми долго пришлось провозиться и всаднику и коню.
— В Серебряной Мантии разводят добрых коней, — заметил Обред, когда все собрались, чтобы пополдничать. — Но этому народу не хватает той кровной связи с табунами, что есть у нас. Откуда же тогда у юного княжича тот же дар, что у нас? Ведь он сумел приманить коня, и тот прискакал к нему издалека. И почему Васан послушался, хотя не выбирал его на осеннем смотру в свои коневоды?
— Я думаю, — начал Лиро, но прежде чем продолжать, осмотрелся вокруг, чтобы его ненароком не подслушал никто из посторонних. — Я думаю, ему помогла Мать Кобылиц, а уж почему — о том не нам судить!
При упоминании её священного имени все, как один, прикоснулись сначала к своей голове. Они знали множество преданий о том, как Мать помогала тем, кто почему то ей угоден, так что странная выходка Васана, может быть, была не случайной, — возможно, она стремилась вызвать Гьюрета, чтобы он вовремя подоспел на помощь незнакомцу, пока тот не пал в сражении с ползучими тварями. Гьюрет припомнил странное поведение юрингов — как назвал этих гадин мальчик, — которые обратились в бегство до того, как он успел поразить их мечом. Так значит, это Она была покровительницей незнакомца? Могло быть и так, и разобраться в этом может только шаман.
— И куда же старый маг собирается вести нас дальше? — неожиданно спросил Обред.
— Кто ж его знает! Небось, скоро услышим, — ответил Гьюрет.

В священной роще Ивик простёр руку с перстнем над спящим мальчиком.
— Хардин из Хола! — позвал он негромко, чтобы осторожно разбудить спящего. — Хардин из Хола!
Мальчик не открыл глаз, но покачал головой и нахмурил брови. Как и все обитатели Мантии, он, очевидно, принадлежал к Старой Расе; у него были тёмные волосы, чёрные брови вразлёт и белая кожа, не посмуглевшая, несмотря на то, что он много времени проводил под открытым небом. Он был ещё очень юн, но твёрдая линия подбородка и правильные черты делали его красивым и привлекательным.
— Хардин из Хола! — в третий раз позвал его Ивик, на этот раз громко.
В головах спящего сидела, скрестив ноги, Эйлин, внимательно наблюдая за ним, чтобы взглядом целительницы уловить малейшую перемену. Позади сидел Кетан, держа на коленях мурлыкающую кошку.
С другой стороны над мальчиком склонилась Элайша. Она предостерегающе подняла руку, не дав заговорить Ивику. Маг вопросительно поднял бровь, но Элайша словно не замечала его выражения; наклонившись вперёд, она заговорила первая:
— Хардин, сын Илассы!
На это обращение Хардин отозвался сдавленным возгласом, глаза его открылись, и он впился взглядом в говорившую.
— Матушка! — только и выговорил мальчик; мгновенно пробудившись, он вскочил, шаря рукой по одеялу, словно искал там оружие. — Так ты…
Теперь он уже вполне очнулся и замолчал, насторожённо следя за Элайшей.
— Прошлым летом я гостила у вас и пила с тобой гостевую чашу, — спокойно объяснила Элайша. — Я была гостьей госпожи Илассы.
Мальчик провёл себе ладонью по глазам:
— Действительно! Ты привезла ей какую то весть, и вы вместе уехали из Хола, — подтвердил Хардин.
Вскочив на колени, он схватил её за плечи и начал трясти, его пальцы впились в неё, точно клещи:
— Коварная обманщица! Я отомщу за её кровь! — воскликнул Хардин.
Бросок Хардина был таким внезапным, что Элайша повалилась наземь.
Но тут вмешались Кетан и Фирдун. Хардин так яростно отбивался, что двое взрослых мужчин насилу справились с измученным, худеньким мальчиком.
Элайша поднялась, отряхивая юбку. Она не успела ничего сделать, её опередила Эйлин. Она выступила вперёд, и над клубком тел сверкнул её жезл.
Хардин сдавленно вскрикнул, и тотчас же силы оставили его. Запрокинув голову, он широко открытыми глазами неподвижно уставился на каменное изваяние, словно в эту минуту для него не существовало ничего другого.
— Хардин! — окликнула его Элайша и, торопливо поправляя порванный рукав, шагнула вперёд, чтобы, встав перед мальчиком, заслонить от него каменный трон. Очутившись у него перед глазами, она сказала: — Хардин! Госпожа Иласса жива и невредима. Её позвали Голоса, и она выполняет то, что они повелели.
— Мой государь говорил мне… — начал было мальчик, но замолчал, не в силах закончить фразу. Справившись с собой, он продолжал: — Когда он велел мне ехать с ним на охоту, — в его голосе слышалось возмущение, — то сообщил, что мы приглашены в гости в Гарт Хауэлл. Но там… Там меня заставили выпить гостевую чашу, а потом сказали… — Тут мальчик снова замолчал, пытаясь совладать со своими чувствами. — Потом сказали, что остаюсь у них пленником и что отец… что отец сам отдал меня им, а так как я сын Илассы, то для них это очень кстати.
— А что они сказали о твоей матери? Она тоже дала на это согласие? — спросила Элайша.
— Неправда! Все они служат лукавому! У них там появился новый предводитель — какой то Джаката. Он приобрёл громадную силу и заключил союз с теми, кто снаружи…
Тут вмешался Ивик:
— Где это — снаружи?
Фирдун и Кетан, сначала державшие мальчика, давно уже отпустили его. Мальчик обернулся к Ивику:
— За какими то вратами — самыми широкими из всех. Они переговаривались. Гарт переговаривался с ними. Есть сновидцы, которые, впадая в транс, могут сообщаться с теми, кто за вратами. Их там трое. Через них там узнают, что происходит за пределами нашего мира. Джаката сказал, что колесо времени совершило свой оборот и скоро все повторится, как встарь. Джаката — адепт, и через него Тьма снова будет править миром.
Ивик задумчиво кивнул головой:
— Так, значит, Джаката отправился на запад, чтобы отыскать эти врата?
— Да, его оттуда позвали. Говорят, — я своими ушами слышал, как об этом болтали стражники, — что перед походом они пили кровь и окунали душу во Тьму… О! — воскликнул Хардин в отчаянии, и лицо его вдруг приняло испуганное детское выражение. — Мне снилось такое… Они применяли пытки и что то ещё, чего я не понимаю. Но одно ясно — они отвергают всё, что принадлежит Свету. — Во время своего рассказа мальчик так побледнел, что стал белее изваяния, которое высилось у него за спиной. — Я был воином. Я был в рядах конницы, которая отражала нападение горных демонов, я разил их мечом во имя победы Света над Тьмой, но меня выбили из седла и я…
— Молю тебя, незнакомец, — обратился он срывающимся голосом к Фирдуну, — обнажи свой меч! Я знаю, вы воюете с Тьмою. Так пускай моя осквернённая кровь будет первой, которая прольётся в этой войне! Сжалься надо мной и прикончи меня!
При этих словах Хардина к нему подошла Эйлин:
— Взгляни на меня, Хардин! Доводилось ли тебе уже встречать таких, как я?
Хардин поднял голову:
— Ты… Ты — лунная избранница.
— Как и твоя матушка. Скажи, кто же та, что освятила это место, избрав его своею обителью? — спросила Эйлин.
— Сама Триединая, — вымолвил мальчик.
Фирдун отпустил его руки и начертал в воздухе священный знак. Вслед за движением его пальца перед ним возникали светящиеся голубые линии. От изумления у Хардина замерло дыхание и подкосились ноги, Кетан едва успел его подхватить.
Эйлин протянула мальчику свой жезл:
— Хардин из Хола! В её глазах ты — достойный сын той, которая служит Ей верой и правдой. Ты ничем не запятнан, и в тебе нет червоточины, через которую силы Тьмы могли бы завладеть твоей душой. Вот жезл. Возьми его и держи! — сказала Эйлин, вкладывая его в ладонь мальчика.
Его пальцы несмело потянулись навстречу и приняли жезл. Эйлин опустила руку, и жезл остался у Хардина. Лунный цветок, венчавший его вершину, разливал вокруг своё благоухание. Хардин упал на колени. Из его протянутых рук Эйлин приняла обратно свой жезл.
— Ты возрождён, Хардин! Триединая сама призывает тебя к своему служению. Служить Ей…
— Служить Ей, — подхватил Хардин твёрдым голосом, — я буду всей моей жизнью. Куда бы Она ни послала, я буду до последнего дыхания мечом защищать мир на этой земле.
Затем, живо вскочив на ноги, он обратился к Ивику, безошибочно выбрав его среди тех, кто его окружал:
— Я готов сообщить вам всё, что знаю, если это может пригодиться.
Ивик обратил свой перстень камнем к Хардину, и оттуда тотчас же брызнул прямой луч. Его стрела немного не достигала юноши, но совершенно отчётливо указывала на него.
— Думаю, что нам многое должно пригодиться, — ответил маг. — Так что давайте послушаем!
Все собрались в кружок слушать Хардина. Фирдун подумал, что это походило на обычай кайогов, которые, собравшись в полевом стане, часами слушали сказителей. Так их дети узнавали историю племени и запоминали мудрые знания, тяжким трудом накопленные предками.
Как выяснилось из рассказа, Джаката, по видимому, обладал многими умениями, которыми, согласно историческим источникам, владели маги Посвящённого круга — то есть те маги, которые некогда правили миром и привели его в конце концов на грань полного уничтожения и смерти. Он появился в Гарт Хауэлле, когда тот был не более, чем заброшенным хранилищем полузабытых и непонятных знаний. Впервые его увидели там ещё молодым человеком, но с тех пор он, как утверждала молва, нисколько не постарел.
Сначала он занимался тем, что почтительно внимал местным учёным, которые давно там работали. Но кроме того, он и сам занимался разысканиями в подземных хранилищах, в которые вот уже несколько веков не ступала нога человека. Джаката всегда отличался умением решать головоломные задачи, а со временем начал ставить на обсуждение учёного собрания необыкновенные вопросы, над которыми до него никто не задумывался. Наконец, он стал проводить ежемесячные симпозиумы, представлявшие собой нечто среднее между семинаром и демонстрацией новинок, которые привлекли к нему большую часть молодых учёных.
Из их числа составился избранный кружок приверженцев, внимавших каждому слову Джакаты с таким трепетом, словно это было откровение Великих. Однако Джаката делал вид, будто его единственная цель заключается в приобретении новых знаний.
Затем в Содружестве Посвящённых магов наметился раскол. Маги старшего поколения, которые занимались чистой наукой, постепенно отошли от Джакаты, а Джаката не делал попыток подчинить их своему влиянию, и даже напротив, при всяком удобном случае подчёркнуто выказывал им уважение.
Среди остальных нашлось несколько человек, которые откололись от кружка, им также не было сказано ни слова упрёка. В конце концов, среди активных членов сообщества остались только убеждённые сторонники Джакаты.
Правящая знать Мантии в большинстве своём придерживалась древней веры в Голоса, которым они поклонялись как духам предков, пожелавшим поддерживать связь с земным миром, помогая потомкам добрыми советами. Однако и среди знати встречались порой такие, кто подобно честолюбивому Прайтану, заинтересовавшись таинственными слухами, стремились воспользоваться тем, что там будто бы происходит, чтобы извлечь из этого свою выгоду.
Наконец Джаката объявил, что получил свыше веление явить миру новый Голос и возвестить о начале нового царства и нового порядка. Он распорядился устроить паломничество на Драконий Гребень и совершить на нём кровавое жертвоприношение. Однако в пути на них обрушился небывалый ураган магических сил, в противоборстве с которым Джаката доказал, что ему подвластны такие могучие Силы, какие и не снились ни одному магу со времён Великих.
Им удалось захватить пленника. Добыча была выдающейся, так как ею оказался один из отпрысков племени Грифона, пользовавшегося особым благоволением Светлых Сил. Невзирая на поднявшуюся бурю магических энергий, Джаката продолжал подготовку к жертвоприношению, однако тут дар жертвы, поддержанный новым всплеском Силы, помог ей вырваться и спастись бегством.
Но Джакату это не остановило. Он лихорадочно принялся за подготовку следующего дела. Жертвоприношение на Драконьем Гребне было сущим пустяком по сравнению с тем, что затевалось взамен — Джаката решил отворить новые врата. Эти врата должны были открыть дорогу новому великому вождю. О местонахождении этих врат он узнал от своих сновидцев, которым обещал объяснить все подробности, когда те приведут его к заветному месту.
На этот раз в качестве жертвы выбрали Хардина, и отряд Джакаты вёз его на запад. Здесь рассказ Хардина сделался сбивчивым, так как он и сам не мог понять, каким образом ему удалось освободиться.
Вмешался Ивик:
— Для того, чтобы умилостивить Господина Тьмы, им недостаточно было принести в жертву тебя. Поэтому они сами решили тебя отпустить, думая, что достаточно прочно сковали твой дух. Таким образом ты очутился у нас, хотя надо сказать, что это было сделано довольно топорно, — заметил Ивик с усмешкой. — Полагаю, что твой Джаката доверил исполнение плана кому то из своих подручных, а тому не хватило мастерства. Однако они получат то, чего добивались, потому что мы, как и они, отправляемся на поиски врат. И хотя никогда нельзя заранее знать, чем кончится дело, мы всё же узнаем ответ, когда окажемся на месте.
Наутро отряд выступил в путь. Хардин присоединился к Гьюрету: оказалось, что он почти такой же хороший знаток лошадей, как кайоги, и скоро они уже вели оживлённую беседу о конях. Появление Хардина принесло отряду неожиданную пользу, так как участвуя в походах против нападавших с гор демонов, он хорошо изучил эту местность на расстоянии двух дней пути и мог выполнять обязанности опытного проводника.
На третий день экспедиция наткнулась на остатки походного лагеря, из которого сбежал или был выпущен Хардин. Дальше их повёл Кетан, который в обличье парда бежал впереди как разведчик. Юный княжич Серебряной Мантии изумлённо наблюдал за его превращением. В его стране знали о существовании оборотней и случалось, что те гостили в домах знати. Но в Холе никто из них ещё не бывал, поэтому Хардина очень поразило невиданное зрелище, когда на месте всадника он вдруг увидел рыжего парда, бесшумно нырнувшего в высокую траву.
Однако полутёмный скакун Кетана не остался без наездника. Вместо хозяина в его седле устроилась Юта, и конь спокойно мирился с такой всадницей. Так они продвигались вперёд: Кетан разведывал путь, а Гьюрет и Фирдун поочерёдно возглавляли поход.

Глава 25
Пустыня, Запад, Обитель Зла в источнике

Стояло погожее утро, и вокруг вместо жёлтой глинистой почвы расстилалась земля, покрытая хотя и скудной, но всё таки свежей растительностью, над которой местами, словно одинокие часовые, возвышались корявые деревца. Запахи, которые приносил ветер, тоже были неплохи, хотя все более заметно к ним примешивался какой то неприятный душок, отдающий мертвечиной.
Недавно Кетан учуял воду и устремился на этот запах, как, наверное, делали те, кто побывал тут раньше. Следуя за ним, он набрёл на остатки разрушенной каменной стены. Такие камни он ещё никогда не видел — тёмно зелёные, цвета сосновой хвои, с прожилками более светлого оттенка.
Он осторожно изучил незнакомое место. Вокруг росла высокая трава, которая была ему по брюхо. Если он прижмётся к земле, как делал, охотясь на винторогих козлов, то скроется в траве так, что его можно будет заметить разве что с высоты птичьего полёта, и только качающиеся верхушки трав выдадут его.
Вдруг рядом послышалось пронзительное шипение, и Кетан едва успел отскочить вправо. Уставясь на него застывшим взглядом, перед ним раскачивалась степная гадюка толщиной с его лапу. Кетан заметил, что середина туловища у неё раздулась, как пузырь, это означало, что она недавно сытно пообедала и теперь искала укромное местечко, где можно залечь, чтобы спокойно переварить пищу. Кетан попятился, и покачивающаяся змеиная голова стала медленно опускаться. Кетан знал, что все змеи съедобны, но такая еда годилась, когда нельзя было найти чего нибудь повкуснее, а он не так уж голоден, сейчас его гораздо больше волновали незнакомые развалины.
Он пошёл вдоль стены и, обогнув половину, понял, что она образует замкнутый круг. Кетан вновь поймал в воздухе знакомую струю запаха, который привёл его в это место.
Ого! Кетан пригнулся к самой земле и прикрыл лапами нос, хотя и понял уже, что от этой мерзости, которая попала ему в ноздри, как ни старайся, уже никуда не денешься. Вместо лёгкого привкуса неприятного душка прямо в нос пахнуло оглушительное зловоние.
Примесь этого запашка Кетан всё время ощущал в воздухе, пока шёл по следу, но он во много раз усиливался, если повернуться носом к стене. Кетан понял, что источник смрада находится за стеной, и не собирался пройти мимо пристанища Тьмы, не разведав, в чём дело.
Он попытался мысленно прощупать подозрительное место и чуть не подскочил от неожиданности, высунувшись из укрытия. Те, кого он выслеживал, уже ушли, но что же они оставили после себя?
Он снова стал подкрадываться к стене. Пард полз на брюхе, сминая под собой высокую траву. Вот впереди показалось отверстие, стена здесь не выкрошилась от времени, кто то нарочно проломил её именно здесь. Запах доносился оттуда, и пард двинулся за ним, чтобы узнать, что это.
Ему не хотелось больше прощупывать это место мысленным сигналом, чтобы не привлекать внимание того, кто нам находился, хотя ему показалось, что оттуда исходит не злоба, а, скорее, страдание. И вот, оказавшись у пролома, он смог заглянуть внутрь.
Точно посередине круглой, вымощенной тем же зелёным камнем площадки возвышался над землёй каменный круг, который не мог быть ничем кроме колодца. Прислонившись к нему, стоял, отбрасывая устрашающую тень, некто, кого Кетан в первый миг принял за одного из страшных латников, служивших наёмниками Гарт Хауэллу.
Затем он почуял запах свежепролитой крови и заметил лужу у ног стоящего человека. Кетан только сейчас понял, что тот не стоит, а висит, поддетый на копья, укреплённые в трещинах мостовой. Тело привязали к древкам, и даже вокруг головы затянули петли, чтобы она держалась прямо. Мертвец был без шлема.
Срезанные с рук перчатки валялись на земле, руки связаны, а пальцы…
Кетан наморщил нос — пальцы были отрублены. По брызгам крови, оставшимся на краю колодца, можно было догадаться, куда они делись.
Кетан не стал приближаться к покойнику, а предпочёл обойти двор вдоль стены; сделав круг, он осмотрел представившуюся картину со всех сторон.
Вдруг сквозь гудение насекомых, тучей облепивших мертвеца, послышался слабый стон. Веки дрогнули, голова дёрнулась. Кетан замер с поднятой лапой.
Так и есть! Несчастный ещё жив. Кетан отчётливо ощущал, что в нём таится зло, в этом не могло быть сомнений. Однако надо было выяснить, почему его сообщники так с ним обошлись, за этим могло скрываться что то важное. Ивик! Образ мага возник в его голове, оттеснив всё остальное. Кетан послал магу мысленное сообщение и понял, что тот ему ответил.
Показались птицы. Это слетались стервятники. Кетан внимательно следил за ними, ожидая, что появятся рассы. Но те, как видно, ещё не успели почуять поживу.
Кетан не хотел оставаться в каменной западне и, выскочив через пролом в стене, пустился в обратный путь, чтобы поскорее встретить своих. Для того, чтобы облегчить объяснение, он заранее, едва завидев скачущих навстречу всадников, поспешил принять человеческий облик. Впереди мчались с натянутыми луками кайоги, за ними к нему спешил его конь. Кетан знал, что кайоги даже после того, как они убедились, что племя оборотней принадлежит к светлым силам, все равно с трудом переносят его общество, и принимал это спокойно. Он помахал Обреду, и тот в ответ приветственно поднял над головой свой лук.
Вскоре показался и весь отряд. Лиро заставлял вьючных лошадей двигаться быстрой рысью, как ни старались те разжалобить своего погонщика, поэтому они лишь немного приотстали от всадников.
Впереди скакал Ивик, но Элайша следовала за ним по пятам, и Кетан подумал, что это вряд ли нравится магу. За ними скакала сестра Кетана, держась вровень с Труссантом, на спине которого сидела Юта, за ними мчались Фирдун и Гьюрет — оба в полном вооружении, а между ними — Хардин, однако он не производил впечатления пленника под стражей.
Ивик с некоторым усилием спешился. Рука, на которой он носил перстень, была прижата к груди, и Кетану показалось, что камень проснулся и заиграл, но не светлыми голубыми лучами истинной Силы.
— Ну, Кетан, что ты хочешь нам показать на этот раз? — спросил Ивик, подходя к юноше на негнущихся ногах.
— Загадку, — ответил Кетан, — и умирающего человека.
— Там раненый? — Эйлин мгновенно соскочила с Морны и уже надевала через плечо свою сумку. — Где он?
Конные кайоги остались снаружи объезжать дозором развалины, остальных Кетан повёл на двор к колодцу.
— Ох! — воскликнула Эйлин и уже рванулась вперёд, но Элайша удержала её за локоть.
— Возможно, ты видишь не то, что есть на самом деле, — сказала она строгим голосом. — Ведь это посланец Гарт Хауэлла.
— Но он же ранен! — возмутилась Эйлин. — По обету Целителей…
— Хотя бы и по обету! — возразила Элайша. — Неужели ты хочешь навлечь на наши головы Тёмные Силы?
Девушка вырывалась, но Элайша её удержала. Вместо неё к привязанному воину подошёл Ивик, остальные остались ждать в отдалении.
Маг поднял перстень и направил его на прижатую к древкам копий голову несчастного.
— Заклинаю тебя звездой и волной и могильной землёй, — медленно произнёс мат. — Говори же и сообщи нам то, что тебе велел передать твой хозяин!
Сомкнутые веки не разомкнулись, но посиневшие губы на землистом лице приоткрылись, медленно роняя слова:
— Ты… идёшь… за смертью.
— Таков путь всех людей, начиная от часа рождения, — ответил маг. — Неужели Джаката думал, что нас можно запугать детскими страшилками?
Перстень на поднятой руке вспыхнул черным пламенем:
— Ты выполнил всё, что тебе приказал твой хозяин…
Но латник продолжал, словно не слыша обращённых к нему слов:
— Грядущий близок, и скоро настанет его час. А вы, глупцы, идите своей дорогой, она приведёт вас к гибели.
Тут челюсть у него отвисла, открыв жёлтые зубы, а изо рта вывалился почерневший язык.
Ивик стал водить перстнем, чертя в воздухе магические письмена, которые загорались кровавым блеском и, угасая, превращались в острые жала мрака. Ивик заговорил громким голосом. Письмена лениво парили в воздухе, словно противясь его приказанию, но в конце концов подплыли к мертвецу и прилипли к нему. Наблюдавшие это друзья Ивика отшатнулись перед вспыхнувшим пламенем, которое вырвалось из мёртвого тела и начало пожирать его со свирепой яростью, пока не спалило дотла, не оставив ничего, кроме чёрного пятна на камнях мостовой.
— Это был Салзацар — воин из гвардии Джакаты. Он стоял на часах в ту ночь, когда я бежал из плена, — произнёс дрогнувшим голосом Хардин.
— Он не принадлежал к нашему миру живых и, может быть, уже много лет, — сказала Элайша.
— Прочь! Прочь отсюда! — крикнул вдруг Фирдун. Схватив Эйлин, он потянул за собой её и Элайшу, которая всё ещё держала девушку за руку. — Прочь отсюда! Тут нарушена защита, и кто знает, что может случиться?
Кетан бросился к магу и, схватив его, оттащил в сторону, успев на бегу подтолкнуть Хардина. В следующее мгновение они уже оказались за стеной. Но, убегая, Кетан краем глаза увидел то, что подымалось из колодца. Кетану приходилось видеть смерть, он видал покойников, только что испустивших дух, и брошенные на земле истлевающие тела мертвецов. Но эти создания, вылетавшие как на крыльях из чёрного жерла, выглядели страшнее. Это были живые мертвецы. Множество живых мертвецов. Они возникали, как тени, над краем колодца и, перелившись через него, медленно разлетались по сторонам, устремляясь к стене.
Однако, даже разрушенная, она каким то образом удерживала их внутри, не давая распространиться дальше. Постепенно тени густели, наливаясь плотью. Среди них попадались страшные чудовища, каких только могло измыслить грязное воображение магов Тёмного Царства. От них распространялось такое зловоние, что путники невольно отступили подальше.
Ивик оттолкнул Кетана, который всё ещё держал его в объятиях. Перстень мага продолжал пламенеть. На бегу он через плечо крикнул Фирдуну:
— Заклятье Унвина, сказанное на краю гибели! Ты должен знать его, мой мальчик!
Оба уже стояли перед стеной, и рука Ивика лежала на плече грифонийца. Сквозь щели и трещины они видели все прибывающую толпу чудовищных существ, которые, очутившись на открытом воздухе, все больше набирали силу.
Голос Фирдуна зазвучал так же громко, как голос Ивика, когда они в размеренном ритме начали говорить старинное заклинание. От этих древних слов земля, казалось, зашаталась у них под ногами. Маг произносил их в один голос с Фирдуном, а его пламенеющий перст по прежнему был наставлен на стену.
Солнце над их головами померкло. Гьюрет с соплеменниками выбились из сил, удерживая коней, но не могли их успокоить. Кетан пошатнулся от внезапного толчка, когда упругое, пушистое тело кошки ударилось ему в грудь. Он удержался на ногах и стоял, одной рукой обнимая за плечи Эйлин, а другою бросившуюся к нему на руки Юту.
Небо потемнело над круглым двором, окружённым разваливающейся стеной, а над её неровным краем нависали, силясь выбраться наружу, все новые серебристо белые страшилища. Но казалось, что они наталкиваются на невидимую преграду. Воздетая над головой рука Ивика пылала как факел, огонь которого клонился в сторону выщербленной стены.
Голос мага гремел, как гром, а слова Фирдуна низвергались, как молнии, среди грозного бушевания магических сил. Но видно было, что какая то мощная преграда не даёт мерзостным исчадиям ада вырваться за пределы породившей их сферы.
И вот два голоса, как один, громко назвали одно и то же имя. Кетан зашатался, но только ещё крепче обхватил Эйлин, которая, вся дрожа, тихо стонала. Когти Юты глубоко впились в его плечо. Кошка прижала уши и яростно шипела.
Кажется, под ногами заколебалась земля! Когда всё кончилось, Кетан не мог наверняка это вспомнить. Он только знал, что стихия магических сил вырвалась в этот миг на свободу и бушевала, как в начале нынешнего похода, когда такая же гроза потрясала самые основы мироздания.
С вышины на клубящиеся внизу мертвенно бледные призраки обрушились тучи. Они опустились, словно крышка, закрывающая кипящий котёл. Ивик упал на колени, но сзади его поддерживала Элайша, а Фирдуна отбросило назад, он налетел на Хардина и оба упали наземь.
Перед ними на том месте, где только что высились остатки разрушенной стены, вздулся большой чёрный пузырь. Но это длилось одно мгновение. Затем он лопнул, и всех, кто стоял вокруг, отбросило взрывной волной.
— Кетан!
Он упал навзничь, а когда посмотрел на небо, увидел, что оно вновь синело безмятежной лазурью. Только одно белое облачко летело по ней, как пушинка. Эйлин все ещё держалась за него, спрятав лицо у него на груди.
Кетан глубоко вздохнул и почувствовал наконец, что дышит свободно. Шершавый язычок лизнул подбородок, он поднял глаза и увидел склонившуюся над ним Юту. У него было ощущение какой то пустоты, как будто что то исчезло, выброшенное внезапно могучей рукой за пределы этого мира, а то, что являлось привычной частью, по капле втекало в образовавшийся провал тонкой струйкой, заполняло образовавшуюся дыру.
— Ивик! Милый наставник!
Кетан приподнялся и сел, заставив подвинуться Юту и Эйлин. Элайша сидела на земле, прижав к груди голову мага, лицо её избороздили морщины, в один миг она постарела на годы. Но человек, которого она баюкала на груди, пошевелился, глаза его открылись и взгляд ожил.
Неожиданно он улыбнулся той нежной улыбкой, которую с детских лет запомнил Кетан, когда маг гостил в замке Зелёной Башни.
— Нет, Элайша! Это ещё не конец. Время согнуло меня, но ещё не сломало. Давай ка посмотрим, чего мы достигли благодаря помощи Древних Учителей! — С этими словами он высвободился из её объятий, сел и огляделся вокруг.
Повинуясь его призыву, все взглянули в ту сторону, где стояла твердыня Тьмы.
Она исчезла, как не бывала!
Там, где громоздились развалины круглой стены, не осталось и камешка, а то, что было за нею, превратилось в блестящую ровную поверхность, словно там бросили на землю хорошо обожжённую в гончарной печи глазированную круглую тарелку зелёного цвета.
Ивик захохотал, как безумный.
— Вот это затычка так затычка! Слава Великим Именам! Из под неё уж никакая Тьма не вырвется наружу!
Однако по его виду было заметно, что ему дорого стоили недавние усилия. Попытавшись встать на ноги, он споткнулся на ровном месте, но Кетан успел его поддержать. Фирдун всё ещё лежал плашмя на траве, возле него сидел Хардин.
Эйлин бросилась к ним, протягивая перед собою жезл, но Элайша опередила её.
— Силу, сестра! — распорядилась она.
Они опустились на колени по обе стороны лежащего, Эйлин положила ему на грудь лунный цветок, затем они с Элайшей крепко взялись за руки.
С закрытыми глазами они склонились над Фирдуном, и на их лицах было написано напряжение. Кетан взглянул на мага.
— Он истощил свои силы? — спросил он, и холодная дрожь пробежала по его телу при одной мысли о том, что это значит. Он слышал об опасности, которой чревато чрезмерное использование Силы, и знал, что она может сжечь дар человека, оставив его совершенно беззащитным.
Ивик подошёл к женщинам и остановился над распростёртым телом Фирдуна:
— В нём течёт кровь рода Грифона. Он и сам не ведает, на что способен. Никто другой не мог бы громко произнести Великое Имя, кроме тех, кто от природы одарён силой адепта.
Его высказывание подействовало на Фирдуна, как живительное зелье, которым пользовалась целительница Эйлин. Он открыл глаза, и его взгляд, направленный прямо вверх, сначала упал на Ивика. Фирдун спросил:
— У нас получилось?
— Получилось! Превосходно получилось! — тотчас же ответил Ивик. — Но теперь мы узнали, что те, кого мы догоняем, далеко зашли по пути Мрака. Иначе пришлось бы думать, что они просто глупцы. Но Джаката не таков! То, что он ищет, может дать ему силу Грелия.
Это имя было почти бранным словом. Никто не упоминал его всуе, и так продолжалось тысячу лет. Ибо последним его носителем был тот, кто чуть не одержал победу в Великой Битве, после которой весь мир, известный людям, остался лежать в развалинах.
— Тогда нам, очевидно, нужно поторопиться, чтобы остановить его, — решительно ответил Фирдун.
Однако собрать коней и снаряжение оказалось нелёгким делом. Те, что находились около колодца, разбежались на далёкое расстояние.
Кайоги приходили в лагерь по одному, ведя с собою коней. Часть поклажи исчезла, вьюки сорвались, хотя их надёжно закрепили. Путешественникам пришлось заново проверить все снаряжение, чтобы узнать, какие они понесли потери.
Кетан, приняв облик парда, отправился на поиски и отыскал два вьюка; мешки лопнули, а содержимое растоптали копыта коней. Он не решился близко подойти к лошадям, а вынужден был вернуться, чтобы рассказать своим спутникам, где лежит потерянное добро.
К ночи они кое как расположились лагерем. К счастью, почти все лошади отыскались. Гьюрет подстрелил небольшого винторогого козла, его соплеменники тоже вернулись с добычей — принесли несколько тощих длинноногих птиц, которых вспугнули в высокой траве.
Кетан отыскал воду — небольшой родник, бивший вдалеке от колодца. Однако никто не решался напиться из него, пока не услышали от Эйлин, что вода — чистая и не содержит ничего вредоносного.
Путники съели свой небогатый ужин и уже начали устраиваться на ночлег, оставив лошадей под присмотром часовых, как вдруг жест Ивика заставил всех оторваться от приготовлений ко сну. Подняв руку, он внимательно вглядывался в свете костра в перстень. К облегчению Кетана, камень излучал голубое сияние.
— Послание, — коротко бросил Ивик, приблизив лицо к светящемуся камню. Его склонённая голова не давала другим увидеть, какое изображение появилось в овальном камне, когда голубой свет сменился белым. Через секунду Ивик, не поворачивая головы, позвал:
— Фирдун!
В следующее мгновение юноша уже стоял рядом, на том месте, где только что сидела Элайша, и вместе с Ивиком склонялся над перстнем.
— Ты обучался искусству ставить защитные барьеры, — сказал маг. — Смотри и запоминай!
Затем он заговорил с перстнем, как с человеком:
— Мы готовы, Алон!
Не дожидаясь просьбы, Элайша встала за спиной мага и положила руки ему на плечи, а Эйлин, отодвинув Кетана, точно так же встала за Фирдуном, чему Кетан немного удивился. Всё, что он мог сделать, это взять за руки обеих женщин, и тут он почувствовал, как к нему на колени вспрыгнула Юта.
Они не слышали сообщения, которое Алон передал Ивику. Кетан только увидел мелькание разноцветных огней в перстне мага, словно в камне сменяли друг друга различные изображения. Затем он почувствовал, что подключился к силовой цепи, Элайша и Эйлин стали подпитываться от него энергией, так как сами отдали Ивику и Фирдуну весь свой запас. И тут, к своему удивлению, Кетан почувствовал, что в него откуда то начали вливаться энергия и тепло. Это могло означать только одно — Юта тоже подключилась к живой цепи.
Время перестало существовать. Отрешившись от привычного мира, они служили сейчас Силе, и всё другое не имело значения. Наконец перстень снова заиграл голубыми лучами. А Ивик, словно вдогонку удаляющемуся собеседнику, торопливо крикнул:
— Сообщение принято!
Когда всё кончилось, на всех участников накатила обычная слабость, они с трудом возвращались к окружающей действительности. Маг заговорил с ними, не дожидаясь, когда пройдёт эта вялость.
— В Лормте наши хорошо поработали. Хиларион и его сотрудники по разрозненным остаткам древних рукописей восстановили формулу защиты, которая навсегда закроет врата. За океаном ею уже воспользовались, а клан Грифона проделает то же самое в Арвоне и в Долинах. Но здесь мы столкнулись с более опасным явлением — эти врата целиком контролируются Тьмой, в союзе с которой выступает Гарт Хауэлл, и наша задача — замкнуть их.
Тут Ивик обернулся к Фирдуну:
— Ты все усвоил? Нужно, чтобы по крайней мере двое из нас держали в памяти эту формулу.
Фирдун кивнул:
— Всё, что нам передали, я прочно усвоил. В этом мой дар меня не подводит.
В эту ночь кайоги взяли на себя охрану лагеря, распределив между собой часы дежурства, для того, чтобы остальные могли хорошенько выспаться. Кетану предстояло встать раньше всех до восхода солнца, чтобы вести спутников по следам отряда, вышедшего из Гарт Хауэлла. Он знал, что ему придётся соблюдать величайшую осторожность, потому что Джаката мог расставить на их пути самые неожиданные ловушки.
Он завернулся в одеяло, и тут заметил, что рядом нет Юты. Он уже привык, что она сворачивалась клубочком у него под боком и убаюкивала его своим мурлыканием, но сегодня кошка куда то пропала. Засыпая, Кетан неожиданно понял, что без неё чувствует себя одиноким и заброшенным. «Ничего удивительного!» — утешался он. — «Ведь у кошек ночь — самое время для охоты. Как видно, это для неё важнее, чем дружба с человеком, или с оборотнем».
Обыкновенно сны Кетана состояли из обрывочных картин; чаще всего они были связаны с охотой, но никогда не бывали особенно живыми и яркими. На этот раз сон — если это действительно было сном — оказался совершенно другим.
Он уже не лежал на измятой траве, завернувшись в колючее одеяло. Он принял облик парда, но человеческая часть его существа наблюдала со стороны за всем, что происходило вокруг — за всем, что вот вот должно было произойти.
Перед ним высились два каменных столба, вырубленных из скалы, и зрением парда он видел, что они светятся, — светятся тем же золотистым блеском, что его собственные звериные глаза. На верхушках обоих столбов сидело по кошке, обе устремляли взгляд вдаль на то, что находилось у него за спиной. Они были часовыми, но сидели в спокойной позе, обвив хвостом передние лапы.
Изваяния вырезали столь искусно, что они казались живыми существами, которые все видят и слышат. Между ними пролегла выложенная выщербленными плитами, обветшавшая от времени древняя дорога. Позади столбов маячили какие то смутные тени и больше ничего нельзя было различить, но Кетан не чуял там ничего зловещего или враждебного.
Но самое главное, что заставило его насторожиться, — это слабый запах, который он уловил своим звериным чутьём. Однажды он уже доверился такому призыву и угодил в плен к Сассфанге. Сейчас призыв был так силён, так неотразимо подчинял себе его инстинкты, что человеческая часть его души смутилась.
Призыв действовал на него так властно, что пард не мог ему противиться и двинулся по дороге между каменных столбов, нырнув в серую мглу, которая нисколько не затуманивала его ночное зрение.
Повинуясь какому то необъяснимому порыву, он задрал голову и завыл — этот вой не был воинственным кличем, в нём скорее звучала растерянная мольба существа, которое не понимает, что с ним происходит и почему.
Она выскользнула навстречу из расселины между двух скал и замерла перед ним. Так же, как он, она была одета в пушистый мех, но не золотистый, а чёрный, и ростом казалась значительно меньше него. Но в глазах парда она сияла такой ослепительной красотой, какой никогда и нигде ещё не видели его человеческие глаза.
Он замедлил шаг, как только она зашипела, утверждая свою независимость. Этим звуком она предупредила его, что сама решает, кого одарить своей благосклонностью.
Он начал нетерпеливо прохаживаться перед ней взад и вперёд, демонстрируя силу, показывая, что он — воинственный пард, достойный её благосклонности. Тогда она издала вой…

Глава 26
Пустыня, Запад, Страна летучих сетей

— Двуличная кокетка!
Пард зарычал и одним движением, от которого взметнулись тучи песка, обернулся назад. Фырканье у него за спиной сменилось рычанием.
— Бабья дурь! — продолжал голос, звучавший в его голове. — Неужели мир никогда не избавится от бабьей дури?
Ничего не понимая, ошеломлённый пард снова повернулся, чтобы взглянуть на чёрную кошку. Похоже, что эти резкие слова относились не к нему. Он увидел, что она прижала уши и оскалилась, белые клыки так и сверкали на чёрном.
— Сам бы попробовал поглупить, несчастный старикашка! Расшевели свою ленивую кровь! Если ты чего то не хочешь видеть, это ещё не значит, что оно не существует. Каждый имеет право…
— Нет! — сердито перебил её невидимый собеседник. — Не имеет, если личные желания становятся помехой на пути к общей цели! И смотри у меня! Чтобы больше никаких фокусов!
Кетан открыл глаза, зажмурился и ещё раз моргнул. Он лежал на спине, над головой мерцали звезды. Он был не пардом, а человеком. Но какое то новое беспокойство не давало ему лежать, и он сел на ложе. Конечно, это только сон, но такой реальный, что напоминал настоящее послание. И потом этот голос… Ивик! Конечно же, тот, кто ворвался третьим, испортив такую интересную встречу, был именно он!
Кетан огляделся вокруг. Маг лежал неподалёку и, казалось, спал, плотно завернувшись в плащ, чтобы защититься от холодной росы. Тут он заметил, что не чувствует под боком тёпленького тельца Юты. Кошка так и не вернулась. Удрала на ночную охоту, как и сам он не раз делал ради удовольствия вволю побегать при луне.
Юта… Чёрная кошка…
Неужели Юта — чёрная кошка — оказалась той, с кем он встретился возле каменных столбов с кошачьими статуями? Да нет же! Та, другая, была под стать ему ростом. Все это были сонные бредни.
Кетан окончательно пробудился и понял, что сна нет ни в одном глазу. Он снова сел, подтянув к подбородку колени и обхватив их руками. Интересно, сколько в каждом оборотне от человека и сколько от зверя? По крови Кетан только на одну треть оборотень — его отец был полукровкой, а мать Колдуньей из Заморья. Сына она воспитывала как человека, и он, вероятно, так и не узнал бы ничего о своих корнях, если бы не Ивик, который привёз в замок отчима пояс парда.
Без пояса он не мог совершать превращение, как это делали чистокровные оборотни. Он помнил, как, не научившись ещё управлять своим талантом, боялся, что превращение произойдёт с ним помимо его воли. Теперь он уже привык и ему было нипочём превращаться в парда и снова возвращаться в человеческий образ. Он гордился звериным зрением и чутьём, благодаря которым воспринимал то, что было недоступно притуплённым человеческим чувствам.
Осторожно обойдя спящих товарищей, он прошёл к источнику, сбросил куртку и рубаху и, наклонившись, ополоснул голову и плечи; вода была так холодна, что у него занялся дух. Кинув быстрый взгляд на небо, он понял, что днём будет ясная, и, может быть, жаркая погода. Нужно заранее наполнить все фляги.
Он выпрямился и, потягиваясь, повернулся лицом к западу. До самого горизонта тянулись заросли кустарника. Кетан подумал, что будет нетрудно идти по следу выходцев из Гарт Хауэлла, во всяком случае, для парда это лёгкая задача.
Когда он вернулся, в лагере все уже встали. Постели были свёрнуты в скатки, и завтрак уже приготовлен. В последние дни Кетан отказывался от своей доли пищи, так как, приняв облик парда, вполне мог прокормиться охотой.
Юту он застал в лагере, она тоже последовала его примеру. Должно быть, кошка хорошо поохотилась ночью, потому что равнодушно отвернулась от еды, предложенной Эйлин, и направилась к Труссанту, чтобы занять место на его спине.
Кетан уже собирался совершить превращение, как вдруг его окликнула незаметно подошедшая Элайша. Поймав его взгляд, она пристально посмотрела на него своими странными, гипнотическими тёмно голубыми глазами. На губах у неё играла едва заметная улыбка.
— Удачи тебе на тропе, Кетан! Кстати, — продолжала она уже без улыбки, — во сне чего только иногда не привидится! Так что постарайся хорошо разобраться, что к чему. И не верь, пока не убедишься, что видимость соответствует действительности.
Не дожидаясь ответа, она удалилась. Сны? А вдруг ночное приключение Кетана было сном, который наслала Элайша? Он вспомнил рассказ Фирдуна о её облачном замке, который казался таким же настоящим, как земля у него под ногами. Тот, кто умеет наводить марево, запросто может наслать сон!
Однако сейчас день, а не ночь, и надо отправляться на поиски следа. Он совершил превращение и длинными грациозными прыжками пустился бежать впереди отряда.
Фирдун решил ехать сегодня дозорным с фланга. Он взял на себя северную сторону, южная досталась Гьюрету. Провожая глазами Кетана, он испытал лёгкую зависть. Интересно, что чувствуешь, когда бежишь на просторе, переселившись в звериное тело, непохожее на привычное, человеческое? В лагере Кетан всегда кажется таким спокойным и ведёт себя, как подобает сыну знатного человека! Фирдун слышал много историй о том, как свирепы бывают оборотни в бою, но одно дело, когда слышишь, и совсем другое — увидеть своими глазами, Кетан человек, несмотря на грозное оружие и доспехи, — которые, впрочем, большей частью ехали без него, притороченные к седлу его странного коня, — производил впечатление покладистого доброго малого.
Зато приёмная сестра Кетана… Фирдун немного робел перед нею, особенно с тех пор, как она на его глазах вызволила Хардина из плена Тьмы. Сестра Фирдуна была ярче, в её волосах сверкали золотые цепочки, и одевалась она в одежды золотистых или рыжевато коричневых тонов, напоминающих чешую легендарных Грифонов. У неё были золотистые глаза, и она всегда становилась душой любой компании. Эйлин же и сама была, как её любимая луна, такая же недоступная. Фирдун старался поменьше смотреть на неё в присутствии других, чтобы никто не заметил его взглядов.
Таланты, которыми она обладала, определённо были незаурядными, и, хотя Фирдун участвовал вместе с Ивиком в укрощении мерзости, которая вылезла из колодца, однако по сравнению с Эйлин он сам казался себе сущим мальчишкой, ничего не смыслящим в магии.
Если бы знать точно, сколько Силы ему отпущено по воле Великих Учителей! Алон уже несколько раз подвергал испытанию его способности, и зачастую оба поражались неожиданному результату. Он не мог менять своего облика, зато оказался способен создавать марево, хотя в этом искусстве ему, конечно, было далеко до Элайши. Он мог устанавливать и разрушать защитные барьеры. Он не обладал способностью исцелять, но целительство вообще скорее женский талант, чем мужской.
Зато в боевых искусствах он не уступал даже лучшим бойцам Мантии. Об этом позаботились отец и Джервон. В открытом бою, где не замешаны сверхъестественные силы, он хорошо мог за себя постоять.
Однако, в Гнезде он был единственным человеком, не умевшим передавать и принимать мысленные сообщения. Пожалуй, после окончания похода ему пора подыскать себе подходящее занятие. Салкары всегда рады принять в свою команду человека, хорошо владеющего оружием. Сокольничии нанимаются к ним на службу и годами плавают с ними на кораблях. Так можно побывать в неразведанных землях, которые так же незнакомы живущим в этой части мира, как людям с востока неизвестна Пустыня.
Тут Фирдун отогнал от себя эти мысли, чтобы не отвлекаться от главного дела — внимательно следить за всем, что делается вокруг. С тех пор, как Кетан отправился на разведку, он ещё ни разу не дал о себе знать, но если бы заметил что то тревожное, то наверняка связался бы с кем нибудь из отряда, в котором достаточно людей, умеющих обмениваться мыслями на расстоянии.
Дорога пролегала по унылой пустынной степи. В преданиях рассказывалось, что раньше она была густо населена, а люди, которые тут жили, владели большими, ныне забытыми знаниями. Фирдун знал, что торговые люди из Долин, побывав в этих местах, привозили отсюда диковинные и красивые изделия. Но они ревниво хранили тайну своих охотничьих угодий. Отряду, с которым шёл Фирдун, только три раза встретились на пути памятники былого: пирамиды, окружённое колоннами продолговатое озеро и колодец, спрятанный за круглой стеной. Впереди, наверняка, ждали новые находки.
В полдень путешественники сделали привал и подкрепились, разделив поровну скудные припасы продовольствия. Запасы воды были на исходе, и почти все пришлось потратить, чтобы напоить лошадей. Степной ландшафт все заметнее сменялся пустынным. Вступив в эту страну, они сначала встретили на своём пути равнинные участки с растрескавшейся глинистой почвой, затем попали в места с красной землёй и лиственными деревьями, теперь же им все чаще стали попадаться синевато серые песчаные участки.
Растительность становилась всё более скудной. И перестали попадаться корявые одинокие деревья. Зато местами из песка торчали какие то шесты, непохожие на естественную растительность. Они были одного цвета с лежавшими на земле тенями, а по размеру каждая орясина казалась вчетверо длиннее охотничьего копья, с которым ходят на кабанов.
После развалин вокруг колодца путники больше не видели руин, которые говорили бы о том, что здесь раньше стояли какие то постройки. Во время привала Гьюрет и Фирдун обследовали несколько ближайших орясин, но так и не поняли, что это было. На ощупь они казались немного шероховатыми, однако это был не камень, и после прикосновения в пальцах некоторое время ощущалось лёгкое покалывание, как от мельчайших иголочек.
Ивик проверил шесты своим кольцом. Камень слабо засветился, приняв цвет окружающих песков. Шесты торчали без всякого порядка, разбросанные как попало, довольно далеко один от другого.
Выступив в путь после привала, путешественники постарались обойти их стороной, чтобы не приближаться к непонятным предметам. От Кетана пришло мысленное послание, из которого они узнали, что идут правильно и не сбились со следа.
Внезапно Ивик вскинул голову и посмотрел на небо. Солнце скрылось за туманной дымкой, и светлеющее пятно вокруг его диска все гуще наливалось багровым пламенем.
— Берегись! — крикнул Ивик. — Нападение с воздуха! Гоните во весь опор!
И, словно в ответ на его слова, ровная дымка начала сгущаться клочьями. Из них повалились какие то шары, а песок вокруг шестов покрылся текучей рябью. Опасность грозила не только сверху, но и снизу. Кайоги, Хардин и Фирдун принялись подгонять вьючных и запасных коней, одновременно следя за тем, чтобы те не забежали в зыбучие пески. Эйлин натянула лук и приготовила стрелы.
Вдруг из песчаных волн на поверхность вынырнуло что то круглое. Она тотчас же пустила стрелу. Стрела попала в цель, но отскочила от шара, не причинив ему никакого вреда. Вслед за круглой головой показалось длинное тело гигантского червяка, и он был не один. Из шевелящегося песка вылезали все новые такие же твари, а с неба падали предметы, похожие на рыболовные сети, в каждой из которых на дне лежало чёрное шаровидное существо. Сети зацепились за столбы и закачались на них, перегораживая путь.
Одна из запасных лошадей пронзительно заржала и заплясала, поднявшись на дыбы. Один из шаров, спустившихся на сетях, вцепился ей в гриву и запустил в горло длинные клыки, в то время, как извивавшиеся поблизости гигантские червяки со всех сторон с неожиданной быстротой стали сползаться к обречённому животному. Кайоги погнали вперёд своих лошадей, но Фирдун вернулся к бьющейся на земле лошади и поразил мечом нападавшего хищника. Из раны брызнула зеленоватая слизь, смешанная с кровью, и чудовище обмякло, как проколотый мешок.
— Беги! Они ядовиты! — крикнул Фирдуну Ивик.
Конь Фирдуна перескочил через подвернувшегося под ноги червя, и Фирдун поскакал назад Вместе с Ивиком, Эйлин и Хардином, который успел вооружиться луком, он остался в арьергарде защищать отход своих товарищей. Ивик махал им рукой, чтобы они скакали вперёд Одна из тварей, затаившихся в сетях, бросилась было на него, но Элайша подняла руку, и из её браслета сверкнул фиолетовый луч.
Чудовище лопнуло, разбрызгав по земле жидкость, которая вскипела пеной, как кислота. Ещё одна лошадь упала, и один из кайогов поскакал к ней с натянутым луком, но чуть было не свалился с седла, сброшенный поднявшейся на дыбы лошадью, которая остановилась на всём скаку, испугавшись извивающегося под копытами червяка.

С летучих сетей, крепившихся на орясинах, паукоподобные чудовища могли действовать на довольно большом расстоянии. Их союзники, выползшие из песка, сбили кайогского жеребца с ног. К счастью, всаднику удалось выбраться из под упавшего животного, когда червь набрасывался на пронзительно ржавшего скакуна. Но даже и пеший, всадник атаковал ползучую тварь вопреки предостережению Ивика держаться подальше.
В это самое время Фирдун вихрем вклинился между ними, и, оттолкнув кайога, рубанул червя точно посередине. Он успел увернуться от наносящего удары хвоста, но тут один из пауков выбил юношу из седла. Однако судорожные взбрыкивания коня, пытавшегося освободиться, помешали чудовищу напасть, и Фирдун боковым вращающим ударом меча сумел отбросить паука, и тот расплющился об орясину, с которой ещё свисала пустая сеть.
К счастью, линия орясин не заходила слишком далеко. Похоже, летучие пауки и ползучие твари оказались неспособны разместить их поближе друг к другу. Кайоги собирали и успокаивали вьючных и запасных лошадей, когда зазвучал далёкий рёв.
На них обрушился ветер, освободивший часть летучих сетей. Но могли ли чудовища в действительности контролировать летучую снасть, по полёту понять было невозможно, однако, по крайней мере, десять воздушных мешков с пауками устремились, воспользовавшись ветром, на отряд.
Но уже за несколько мгновений до того Фирдун осознал, что они сбились в табун. Попытки уклониться от порывов бури вынудили их отойти в южном направлении. Тут, стреляя из луков, Гьюрет, Лиро и Хардин проявили мастерство и кайогов, и охотников из земель Мантий.
Однако чудовища оказались трудными мишенями. Они неслись, оседлав ветряные вихри, свивающиеся в беспорядочные узоры. К тому же мощные потоки воздуха вздымали собою песок и каменные осколки, осыпая ими тела людей и грозя повредить глаза воинов.
Путешественникам всё таки удалось отойти от орясин, и казалось, черви не делали попыток преследовать их. Вот удачный удар снизу сбил наземь одну летучую сеть с чудовищем — и Обред испустил победный клич. Ветер ещё свирепствовал, и летучие снасти не собирались прекращать погоню.
Но внезапно прямо на пути паукоподобных чудищ ударила молния. Ударила один раз, а потом ещё и ещё. Большая часть сетей лопнула, и чудовища погибли. А потом вдруг конь Фирдуна споткнулся, и юноша упал, ударившись плечом так сильно, что меч выпал из онемевшей руки. Не слишком далеко от него приземлилась летучая сеть. По видимому, не раненое чудовище потянулось к юноше. Конь быстро погружался в зыбучий песок. Фирдун остановился и попытался достать меч, и внезапно к нему вернулось его здравомыслие. Защиты… Что защитило бы от подобного чудовища?
Грифониец никогда не сталкивался с необходимостью поспешного произнесения заклинаний, но его полуодурманенный мозг оказался способен отыскать необходимые слова, — и он выкрикнул их.
Молнии все ещё поражали летучие сети, но уже не приближались к нему, и у него создалось чувство, что они смертельны сами по себе, как для человека, так и для тварей, которых они убивали.
Чудовище, уже прыгнувшее на жертву, в самой середине прыжка вдруг ударилось о щит, вызванный заклинаньем воина. Царапая неожиданно материализовавшийся в воздухе защитный покров, оно грянулось оземь и было раздавлено. Фирдун медленно опустил голову. Отчего он не использовал свой дар, когда летучие сети только появились? Он приготовился к битве словно воин Долин, а не как человек, наделённый даром.
И юноша взмахнул правой рукой, ещё немного затёкшей после падения, и неловко сложил пальцы в символы, такие же естественные для него, как вдох и выдох. Он старался сражаться как ученик с небольшим даром. Он словно стоял на страже, воздерживаясь от применения полной своей силы, кроме тех мгновений, когда вдруг высвобождал полную мощь дара.
Всплески молний отходили все дальше, слабели. И тут он понял, что его, Фирдуна, вынудили встать на колени. Могучая рука с неба прижала его, словно он являлся чем то хрупким и слабым — да так оно, в данный момент, и было! Нечто изнуряло его, давило на память. Он не мог вспомнить ни подобающего жеста, ни слова, а ведь всё это чрезвычайно много значило для него, так же, как и собственное имя.
А потом возник страх, но не тот, что так естественно рождается в битве, но тот, который, скорее, представлял собою какую то опустошённость! Воин и приграничный страж, Фирдун превозмог плач, но все его тело затряслось. Он не мог двигаться, будто и в самом деле попал в одну из несущихся по ветру летучих сетей.
Эта судорога грубого страха оказалась хуже открытой раны, потому что проникала гораздо глубже и оставляла в нём зыбкое Ничто. Ничто — нет! Он был Фирдун, грифониец! И он стал цепляться за мысленный образ Грифона.
Ландсил, один из Великих, кто однажды вставал против всемогущей Тьмы, и побеждал! Ландсил! И не на беспорядке слов Силы, последовательность которых он пытался удержать, — нет, Фирдун теперь сосредоточился на одном только этом имени, он держался за него, как за единственную безопасную вещь в настоящем мире.
Давящая рука… Её больше не существовало! Теперь он слышал биенье летучих крыл. И поднявшаяся вдруг буря изгнала то, что поймало его в ловушку. От дара Ландсила — его мощь, и Грифон вновь вернул родичу этот дар!
Фирдун вскочил на ноги. Летучие сети больше не падали с неба. Даже молнии теперь исчезли. Пауки в небе задрожали, ибо порыв ветра, который послал их в погоню, стих — он был мёртв!
Принесённые ветром летучие сети опустились на чистую от тварей почву. Фирдун поднял голову. Юноша не ожидал, что Ивик высвободит в нём столько, и что только сейчас он обретёт полную силу. Воздух меж ним и летучими сетями странно замерцал. Воин ощущал нечто большее, чем леденящий холод. Это походило на блеск инея на уже привядшей траве. Ни движения, ни ветерка, ни чудовищ из летучих сетей. Сами сети стали кристаллами, блистающими на солнце, которое теперь сияло сквозь туман над головой. Фирдун подобрал меч, дважды погрузил его в рыхлую землю, очищая лезвие от ядовитой сукровицы убитого червя, и вложил в ножны. Обернувшись, он посмотрел на прочих. Эйлин стояла на коленях подле тела в пурпурной одежде. Элайша отравлена ядом? Он не сомневался, что летучие сети уже были повергнуты, когда он невольно остановился. Ивик опустился на колени рядом с Элайшей, только с другой стороны. Кайоги принудили животных собраться в подобие строя, но Хардин стоял немного поодаль, глядя на подходившего к нему Фирдуна, словно видел перед собою адепта. Одной рукой он прикрывал рот.
Когда Фирдун двинулся вперёд, юный княжич вышел из оцепенения.
— Джаката! — сказал он. — Он употребил всю свою Силу, и это не сработало! — рука Хардина поднялась в воинском приветствии. — Господин, они говорили о роде Грифона в Гарт Хауэлле, и Джаката смеялся. Я думаю, сейчас он испытывает другие чувства!
Фирдун кивнул мальчику в ответ на эту речь и только молвил:
— Госпожа… — а потом прошёл туда, где уже собрались трое других.
Никогда он не видел такого выражения на лице Ивика. Но он не мог распознать признаков ярости в этом.
— Повелитель сердца, — заговорила Элайша, и голос её был тонок, а слова точны и искренни, — это иное испытание. Не беспокойся о случившемся, ибо тот, кого мы преследовали, употребил каждую частицу Тьмы, жившую в этой иссушенной стране, чтобы испытать нас.
Она немного приподняла руки, и Фирдун увидел, что камни на браслетах больше не сияют сочным блеском. И теперь он уже не сомневался в происхождении блестящих молний.
Ивик встал и молвил:
— Я глуп. О, как я глуп. Он ведь должен знать эту страну гораздо лучше, чем любой из нас, и он воспользовался этим.
— Однако, — засмеялась Элайша, приподнявшись с помощью Эйлин, — он не знал нрава тех, кто сражался с ним! — и она обратилась к Фирдуну: — О наследник Ландсила, приветствую тебя!
— Никакой я не адепт, — возразил Фирдун, — всего лишь обещанный ученик. Однако было и предупреждение от Кетана!
Эйлина подняла к нему заплаканное лицо:
— Он жив и свободен. Если б это было не так, то я бы знала. Может быть, его путь и лежит к западу, но он не пойдёт им.

Пард затаился в самом лучшем укрытии, которое только он мог найти в этой местности, вновь не похожей на сухие равнины, которые он знал. Он добывал жирных, неуклюжих птиц среди густых трав и просто пировал! Теперь он вылизывал лапу, но всё таки следил бдительно и за тем, что находилось внизу, сразу же под лёжкой.
Сегодня хлопот с поиском следа не существовало. Запах ощущался очень сильно. Ещё раньше он обнаружил только пустую стоянку. Однако след, который он учуял теперь, слегка уклонялся к северу, и местность начинала возвышаться. Появились холмы, нарушавшие однообразие равнины, но они быстро становились всё выше, а на горизонте уж виднелось пятно, обещавшее горные хребты.
Однако внизу обнаружилось и нечто более интересное. Ибо тёмный отряд разбил лагерь, но суета продолжалась, хотя все уже устроили. Они установили защитные барьеры, и оборотень даже и не подумал их проверять. Зрения парда оказалось достаточно для выслеживания того, что творилось внизу, и невидимые защиты можно было и не тревожить!
Большая часть людей отошла в дальний конец долины и там разбила шатры и развела огонь. Но один, известный парду как Джаката, с двумя подчинёнными, носящими серые одежды магов, занимался совсем другой работой. Двое подручных выкапывали множество маленьких кустиков и выкорчёвывали остатки их корней, выдёргивали грубую траву за стебли и спешно трудились, словно люди, не смеющие даже и думать о невыполнении приказа хозяина. Чародей же устроился на скале, уставясь в пространство, будто вошёл в транс.
То, что они намеревались вызывать какую то разновидность Силы, Кетан осознал даже прежде, чем учёные начали чертить знаки на голой земле ветками, которые ободрали и заострили. Некоторое время они занимались этой деятельностью, прежде чем их предводитель принял участие в действии.
Поднявшись с места, он взял магический скипетр из какого то тёмного дерева, покрытый рунами и увенчанный головой чудовища. Остальные находились вне ограждения, которое Кетану виделось чем то вроде коротких толстых дубинок, воткнутых там и сям среди тщательно вычерченных знаков.
Покончив с этим, они поспешили покинуть нагромождение линий, и Кетан не сомневался, что их роль ещё не сыграна до конца.
Джаката поднял скипетр и направил на одну из дубинок, которая немедленно вспыхнула как свеча. Он методично продолжал это действие, пока не оказался в круге огня.
Глубоко в глотке Кетана зародился рык. Зловонье зла в этот момент возросло ещё более. Пард чуял, что Джаката точно знал, что делает, ибо давление Силы возрастало. Кетан колебался, уходить ли ему, но когда после определённой точки возрастание Силы прекратилось, он уже не сомневался, что его присутствия не заметили.
Джаката щёлкнул пальцами, и двое подручных неохотно двинулись навстречу. Но они подошли не одни: из за скалы они вытащили маленькую фигурку, со связанными руками, кричащую и плачущую, когда её подталкивали вперёд.
Для Кетана пленница оказалась новой формой жизни. Ростом не более ребёнка, она отличалась гибкостью, и так как с неё сорвали одежду, то он видел, что кожа существа отличалась тёмно коричневым цветом, а волосы оно собирало в плотный пучок на голове, и оно было женщиной, и, несмотря на малый рост, зрелой женщиной.
Губы парда разошлись в неслышимом рыке. То, что Джаката намеревался использовать маленькую женщину для какого то кровавого жертвоприношения, он не сомневался, и вся его природа, и человеческая и звериная, восстала против безмолвного и бездеятельного наблюдения за таким злодеяньем.
Подручные волхвы толкнули пленницу на колени перед Джакатой. Один хлестнул её толстой верёвкой, а потом обернул петлю вокруг добычи, и таким образом каждый из охранников, держа оба конца верёвки, заставлял пленницу стоять на месте.
Кетан шевельнулся, мышцы его просто заболели от желания рвануться вперёд и посчитаться с Джакатой. Но он хорошо знал, что этот тёмный маг близок к адепту по Силе, и он — не добыча для оборотня.
Теперь человек в Кетане начал захватывать контроль. Дар оборотня основывался на его собственном теле, однако он обладал и иным наследием. Джилан из Зелёной Башни родила его, и даже оборотням пришлось узнать, что она была сильнее их Сил, когда они попытались нарушить связь между ней и её оборотнем мужчиной.
Дар Джилан походил на дар приёмной дочери. Она служила Госпоже как целительница, но обладала и другими способностями, которые могла вызывать. Сила роста в этом месте бушевала как пламя в печи. Джаката мог думать, что крепко держит поводок, но если Тьма зовёт, то Свет следует за ней.
Кетан не хранил при себе лунных цветов, ибо такая магия предназначалась для женщин. Но ведь пленница — женщина, и стало быть, такая защита окажется хороша для неё. Но прежде он даже и не думал о попытке такого рода.
— Да! — мысленное послание отличалась остротой, и он понял, кто это. Пард быстро повернул голову, но нигде не заметил и признака присутствия этого стремительного, чёрного кошачьего тельца. Теперь она была с ним только мысленно.
— Да! — её ободрение пришло снова, и Кетан направил мысленный посыл, но не на тело, а на тропы, по которым прежде никогда не ходил.

Глава 27
Пустыня, Запад, Крылатые пути

Свечи… Кетан сосредоточил всю силу своего звериного зрения на двух, которые были ближе всего. Он заметил, что волхвы, связавшие пленницу верёвками, стояли в стороне от знаков, начертанных вокруг Джакаты. Он чувствовал, что там находится защитный барьер. Согласно всем древним учениям, маг, решившийся вызывать нездешние силы, всегда нуждался в такой защите, чтобы не оказаться во власти вызванных духов.
Толстые, как дубины, головни светились багровым пламенем, дым от них поднимался к небу прямыми столбами. Кетан догадывался, что они служат главным средством защиты.
Звери не дружат с огнём. Только человек сумел отчасти его приручить и подчинить своей воле. Пард снова беззвучно зарычал. Как же ему…
— Смотри! — прозвучал в его голове неведомо откуда явившийся голос. И тотчас глаза, послушные чужой воле, увидели то, чего он не мог разглядеть раньше.
В траве и в кустах, так безжалостно вырванных с корнем, для того, чтобы Джаката мог начертать на земле свои таинственные знаки, оказывается, шла какая то жизнь. Обитатели зарослей не сделали попытки защитить своё жилище от уничтожения, но сейчас они зашевелились.
По своей доброй воле Кетан никогда не решился бы завязать с этими незнакомыми существами мысленный разговор. Однако после того, как непонятная Сила настойчиво повторила ему приказание связаться с ними, он сделал это и получил ответ Кетан даже не знал, кто они такие: насекомые, рептилии, выползшие из под земли личинки?
Но, кем бы они ни были, они присоединились к нему и дали ему в руки своего рода метательное оружие. Он нацелил его, настолько сосредоточив внимание на этой задаче, что даже перестал видеть то, что делалось у него под ногами. Ответы на его призыв продолжали сыпаться со всех сторон, некоторые приходили совсем издалека, он и не думал, что можно связаться с такими отдалёнными пределами. Кетан понял, что не только существа, живущие в зарослях и под землёй, но даже искромсанные растения пробудились к неведомой прежде жизни.
Он нацелил безмолвное, фантастическое войско и бросил его вперёд; от усилия тело напряглось так, что ломило кости.
Извилистый корень — для змеи он был слишком неповоротлив — тронулся с места и пополз к ближайшей свече. В то же время земля начала вспучиваться мелкими кочками, и Кетан, даже не глядя, понял, что под её поверхностью зашевелились, роя подземные ходы, обитатели недр.
Давление, вызванное бурным притоком Силы, становилось едва выносимым. Ему казалось, что в следующее мгновение он будет раздавлен её тяжестью. Однако этого не произошло и не могло произойти, пока она за ним следила.
Громкий голос Джакаты, размеренно произносивший слова заклинания, отдавался от холмов, и Кетан мучительно силился замкнуть слух, чтобы не слышать этих звуков.
— Впусти меня! — услышал Кетан повелительное требование. Это было сказано так резко и властно, что он, подавив все человеческие и звериные инстинкты своего существа, впустил в себя чужое начало.
И тотчас же новая энергия заполнила его пульсирующей жизнью. Сквозь туман, застилавший глаза, Кетан увидел, как оживший корень обвился вокруг горящей свечи и под нею заколебалась земля. Свеча зашаталась и погасла, опрокинувшись на исчерченную знаками землю.
Кетан лежал без сил, почти раздавленный неистовым натиском, проложившим себе путь через все преграды. Но ему не дали передышки, чтобы опомниться. Перед ним уже стояла новая задача, требовавшая напряжения всех внутренних сил.
Сознание Кетана сделало резкий скачок и, отключившись от всего окружающего, он весь сосредоточился на том, чтобы «видеть». Из голой земли и вырванной с корнем травы стали выскакивать создания, бывшие отторгнутой частью его самого, — множество пардов, каждый длиною не более пяди, яростно ринулись на отчаянно махавшего руками мага.
Обессиленный Кетан остался лежать, провожая их мутным взором. Сквозь мглу, застилавшую ему глаза, он всё таки различил, как зашатался Джаката, как он, защищаясь, выбросил вперёд руку. Одно из маленьких коричневых созданий уже повисло на нём, вцепившись мёртвой хваткой. Другие карабкались вверх, ухватившись когтями за одежду.
Кетан услышал вопли. Волхвы, державшие верёвки, бросили их и спасались бегством; у одного уже повис на ляжке вцепившийся зубами пард. Джаката размахивал посохом, отбиваясь от нападавших зверей.
Нападение отвлекло мага и он забыл о заклинаниях.
Тем временем в воздухе сгущалась чёрная ярость; Кетану даже показалось, что он видит, как она тёмным облаком окутала колдуна.
Почувствовав грозную опасность, Джаката запрокинул голову и закричал; слова вылетали из его уст в таком сверкании, что казалось, в вышину взлетают раскалённые угли.
Та, которая руководила Кетаном, не покинула его. Свирепые мохнатые создания растворились в воздухе у него на глазах и исчезли, и Кетан почувствовал, как материя, из которой они возникли, возвращается в его тело. Но там, внизу, продолжали кипеть страсти. Сила, разбуженная заклинаниями, не хотела уходить без боя. Глядя на Джакату, Кетан физически ощущал, как мучительно тот сражается за свою жизнь.
Но рядом он заметил другое движение: маленькая пленница, окружённая кольцом горящих свечей, вскочила на ноги и со связанными руками пустилась в бегство.
В отчаянном прыжке она хотела перескочить через кучу сваленных ветвей, но, не долетев, со всего размаху провалилась в мягкий ворох. Кетан встал и отряхнулся.
Зная, что время не ждёт, он, так и не успев сообразить, что же произошло, понял, что надо действовать.
«Великий воин!» — услышал он мысленный зов, когда вслед за беглянкой прыгнул через ворох срубленных кустов. Позади все ещё раздавались выкрики Джакаты, пытавшегося загнать вызванную им силу туда, откуда она явилась. Оба волхва куда то скрылись.
Обнаружив место, где ветви шевелились, Кетан очутился рядом в тот момент, когда из под него вынырнула исцарапанная и окровавленная беглянка. Кетана встретил испуганный взгляд широко открытых глаз, и в следующий миг ноги у неё подломились и она упала на колени, замерев перед ним жалким комочком.
На раздумья не было времени, нужно было сразу принимать решение, ошибка могла стоить жизни. В облике парда он не может её унести, в человеческом у него оставалась слабая надежда. Он совершил превращение, радуясь в душе, что вал кустов ограждает его от колдовских знаков. Он наклонился, подхватил на руки худенькое тельце и, перебросив его на плечо, полез наверх к своему наблюдательному посту, зная, что в любой момент их может сразить вражеская стрела или огненная струя, посланная магом из скипетра.
Но, против ожидания, его выручила прыткость парда и он успел вскарабкаться наверх и укрыться за выступом скалы, оставшись целым и невредимым. Вероятно, Джаката в пылу сражения ничего не заметил.
Кетан по прежнему держал на руках женщину малютку. Она смотрела на него открытыми глазами, не выказывая признаков страха.
— Фал со ли! Артез Манга? — прощебетал ему в ухо тоненький голосок.
Кетан не хотел использовать для разговора с девушкой мысленную связь. Если её народ не пользуется этим способом общения, она может испугаться от неожиданности. Однако, она не говорила на межплеменном языке, которым пользовались торговцы, поэтому он не знал, как ей ответить.
Осторожно он поставил её на землю и обернулся к уступу скалы, который закрывал их от тех, кто находился внизу. Кетан стал вспоминать язык знаков, которыми пользовались бродячие торговцы. Вспомнив нужное, он воспользовался простейшими жестами, означавшими «бежать» и «спасаться». Затем быстро перерезал ножом путы на её руках, после которых на запястьях пленницы остались глубокие шрамы.
«Бежим!» — показал он ей знаком. Она согласно кивнула и поднялась на ноги. В следующую секунду он уже схватил её за руку и на бегу потянул за собой, направляясь на север. Пока они бежали, в ушах у них непрерывно звучало монотонное заклинание Джакаты; это давало надежду, что они успеют спастись.
Однако Кетан подумал, что в этой местности ему нельзя путешествовать в облике человека. Одинокий путник в степи без коня и снаряжения тотчас же привлечёт к себе внимание первого встречного разведчика. Зато в облике парда…
Кетан осторожно высвободил руку и отошёл от девушки на несколько шагов. Она сперва удивилась, затем на её лице отразилась тревога. Язык жестов он знал слишком плохо, чтобы выразить на нём такие сложные вещи.
Трижды он медленно изобразил перед ней знаки «друг» и «безопасность», и на третий раз её ручки повторили за ним эти жесты. Кетан перевёл дух и совершил превращение.
Первое, что он услышал, почувствовав, что стоит на четырёх лапах, — приглушённый возглас испуга. Вся дрожа, девушка попятилась от него, зажав рот руками. Он замер на месте и, не зная, как её успокоить, решился на мысленный контакт:
— Друг! Не опасно! Друг!
Она перестала пятиться, но все ещё дрожала. Наконец она сделала первый шаг. Кетан ждал Она обошла его со всех сторон, не решаясь приблизиться. И, закончив круг, обессиленно опустилась на землю.
Сумела ли она воспринять его мысленные слова? Кетан не знал и не решался возобновить попытку, боясь окончательно испугать девушку.
Но вот она распрямила плечи; он понял, что она собирается с силами, приняв какое то решение. Она медленно встала и подошла к нему.
Кетан очень огорчился, когда она, остановившись перед ним, неожиданно опустилась на колени и склонилась в земном поклоне.
— Великий Древний Учитель! — обратилась она к нему, мысленно произнося те же слова, которые говорила вслух. Кетан решил отозваться на мысленное обращение.
Однако такой поворот его не обрадовал. Если она принимает его за одного из Великих Учителей, это недоразумение может привести к неприятным осложнениям.
— Мы направимся туда, где ты живёшь, — подумал он как можно спокойнее. По крайней мере, это он мог для неё сделать — проводить домой, к её племени.
Она подняла голову, посмотрела на него долгим испытующим взглядом и затем медленно кивнула головой. Встав с колен, она подошла к парду и робко коснулась ладонью его пушистой головы.
Кетан не забывал об опасности, которая притаилась внизу. Издалека всё ещё доносилось монотонное гудение. Наверное, Джаката продолжал творить свои заклинания.
А Кетану совсем не хотелось оставаться вблизи того места, где маг сражался с неведомой силой, которую сам же накликал.
— Вперёд! — сказал он мысленно своей спутнице.
Она ещё раз погладила его по голове, потом кивнула и пошла впереди, держа путь на север. Почва под ногами становилась все каменистей. Вскоре девушка захромала, изранив босые ступни об острые камни, но не сбавила шаг.
Время от времени она останавливалась и оглядывалась по сторонам, словно отыскивая глазами знакомые приметы. Во время первой остановки Кетан сделал попытку связаться со своими товарищами. Он выбрал Эйлин, так как с нею они давно привыкли сообщаться таким способом.
Ответ его озадачил. Обычно спокойная, Эйлин на этот раз показалась ему не похожей на себя. Они столкнулись с какой то неприятной неожиданностью. Значит, он не заметил какой то ловушки, о которой их надо было предупредить.
Она не стала ничего объяснять, только сообщила, что все свободны и продолжают путь. Кетан вкратце рассказал ей о том, что предпринял Джаката, и посоветовал не приближаться к нему, пока Ивик не выяснит, как лучше всего поступить в этом случае. Может случиться так, что тёмный маг потерпит поражение в схватке, и тогда вырвутся на свободу силы, с которыми никто не может справиться, кроме Древних Учителей.
Хорошо, что Ивик и Фирдун обладают даром ставить защитные барьеры; по видимому, Элайша тоже умеет делать что то в этом роде, поскольку марево входит в число защитных средств. Теперь они предупреждены и будут начеку.
Пока он обменивался сообщениями с сестрой, маленькая спутница снова двинулась вперёд. Обернувшись, она поманила его за собой; он догнал её в несколько прыжков, и они пошли рядом.
Дорога стала более гладкой, и Кетан, присмотревшись, понял, что когда то здесь проложили искусственную тропу, равномерно взбиравшуюся по склону.
Вскоре они очутились на уступе, по которому между отвесной стеной и пропастью пролегала дорога, достаточно широкая, чтобы могла проехать повозка.
Цвет скалы поражал яркой охристой желтизной, по которой разбегались чёрные прожилки. Поверхность её была не гладкой, а сплошь покрыта глубоко врезанными в камень рисунками, одни напоминали собой руны, другие изображали зверей и людей. Их выветренные линии всё же хорошо различались глазом.
Кетан узнал изображение снежного барса — самого грозного представителя кошачьего племени, рядом проступали фигурки птиц или, во всяком случае, каких то крылатых существ. Фигурки людей были самыми незатейливыми и напоминали тех человечков с ручками палочками, каких рисуют маленькие дети.
Вдруг его проводница остановилась, повернувшись лицом к скале; она внимательно вглядывалась в какие то знаки, похожие на письмена.
Вытянув руку, она начала водить пальцем вдоль линий, избороздивших скалу, произнося нараспев какие то слова на своём языке.
Письмена были расположены кольцом, обрамляя гладкий круг полированного камня.
Поверхность круга блестела, как зеркало, хотя и не отражала предметов. Кончив пение, девушка придвинулась к самой стене и, встав на цыпочки, приложила обе ладони к гладкой поверхности, произнося непонятные слова.
Наконец она отошла в сторону.
— Можно идти! Стража нас встретит. Идём наверх! — передала она мысленное послание и указала пальцем в ту сторону, где дорога круто уходила вверх.
Не обращая внимания на хромоту и кровавые следы, которые оставляли её израненные ступни, она ускорила шаг и мчалась почти бегом, а Кетан легко поспевал за ней, делая широкие прыжки. Дорога вывела их на плато, расположенное довольно высоко над равниной.
Кетан обернулся взглянуть, что делается на юге — клубится ли там по прежнему мрак и чем кончилось дело у Джакаты?
Ему почудилось, что он различает струйки дыма, но они быстро рассеялись в воздухе. Солнце уже садилось, и близился закат. Но здесь, наверху, наверное, без труда можно будет найти убежище в какой нибудь расселине.
Хлопанье крыльев над головой заставило его обернуться. Прижавшись брюхом к земле, он задрал голову и издал глухое ворчание, так как в нос ему ударила струя нового запаха. Он слишком хорошо запомнил рассов, а раз они служат Тьме, то могли явиться на зов Джакаты.
Маленькая спутница остановилась в некотором отдалении, она стояла, обхватив себя руками, словно старалась согреться на холодном горном ветру. А в воздухе над её головой плавно кружили, постепенно снижаясь, похожие на неё летающие люди. Их крылья были сделаны из тонко выделанной кожи, натянутой на твёрдый каркас.
Крылья не росли у них за плечами — Кетан разглядел это, когда они приземлились рядом с женщиной. Они крепились ремнями, которые плотно охватывали их плечи и грудь.
Воин, первым опустившийся на землю, торопливо высвободился от ремней и, сбросив крылья, кинулся к женщине. В следующий миг она уже была в его объятиях. В это мгновение она забыла всех, кроме него. Но двое его товарищей поспешно встали между Кетаном и обнявшейся парой.
Кроме кожаных ремней, на которых держались крылья, у каждого было при себе копьё, заканчивавшееся острым крюком. Воины разделились, и с двух сторон стали приближаться к Кетану.
— Кааша Винге! — резко крикнула им девушка, заметив краем глаза манёвр воинов. Они замерли, переводя взгляд с неё на парда и обратно. Девушка высвободилась из крепких объятий своего друга и, схватив его за руку, разразилась целым потоком взволнованных слов.
Приготовившийся к прыжку Кетан сменил свою воинственную позу на более спокойную и, поднявшись на лапы, попытался передать мысленное сообщение:
— Друг! — сказал он.
По тому удивлению, которое отразилось на лицах трёх воинов, он понял, что это явилось для них неожиданностью.
Те двое, что шли на него с копьями, продолжали держаться насторожённо и приближались к нему шаг за шагом. Но девушка сама подвела своего друга к Кетану. Просьба, с которой она мысленно обратилась к нему, прозвучала невнятно, Кетан с трудом разобрал обрывочные слова:
— Великий Древний Учитель — Человек — Четыре лапы — покажи!
Неохотно Кетан решился. Его превращение в человека было встречено восхищённым ропотом трёх воинов. Девушка встретила его улыбкой и дружеским кивком, а затем снова обратилась к соплеменникам с взволнованной речью.
Она вновь схватила за руку своего друга и подвела к Кетану. Держа его за запястье, она сунула Кетану ладонь воина, которая так и порывалась сжаться в кулак; Кетан ответил ему древним дружеским жестом, протянув навстречу открытую ладонь.
Коснувшись его руки, незнакомец провёл по ней пальцами, словно проверяя на ощупь. Убедившись, что рука не покрыта шерстью, он обернулся к своим товарищам:
— Кааша Винге!
Копья склонились остриём к земле, и воины, опустившись на колени, взмахом левой руки отдали Кетану честь.
Кетан ответил жестом, означавшим «друг». Все трое радостно закивали головами. Женщина жестом пригласила Кетана идти вместе с ними наверх. Но Кетан отрицательно покачал головой.
— Ступайте к своим, — послал он мысленное сообщение.
Тогда все четверо собрались в кружок и стали оживлённо щебетать друг с другом, как птицы. Наконец женщина снова обратилась к Кетану:
— Зло бродит на свободе, — сказала она мысленно. — Чёрная страна, — продолжала она, порывистым жестом махнув на запад, в то время, как на лице у неё появилось смешанное выражение страха и ненависти. — Берегись опасности!
— Опасность — всюду, когда бродит зло! — ответил Кетан и понял, что все четверо услышали его слова, потому что энергично закивали в ответ. — Силы Света идут сюда. Я должен разведать им путь.
Немного подумав, женщина обернулась к воину, который снял свои крылья. Она что то сказала ему, похожее на вопрос, и он направился туда, где оставил свои крылья, и развязал висевшую на поясном ремне сумку.
Он вернулся, держа в руке какой то тусклый кристалл с такой тёмной поверхностью, что казалось, будто это простой камень.
Он положил камень ей на ладонь, и она прикрыла его другой ладонью.
— Я — Покен, — сказала она. — Он, — женщина кивнула в сторону воина, который стоял рядом с нею. — Йил.
Кетан тоже ткнул себя пальцем в грудь и назвал своё имя. Она дважды повторила его, стараясь правильно воспроизвести непривычные звуки.
— Нехорошая страна… легко заблудиться… Приди сюда, — сказала она, показывая на плато, где они стояли. — Держи руки так, — и она протянула ладонь, на которой лежал кристалл. — Позови «Пекуин»… Придёт Йил… Покажет дорогу…
Кетан уже выяснил, что где то на западе находится нечто, что разыскивает Джаката, и это могли быть только врата. Если Чёрный Маг принял решение заключить союз с такими Силами, какие он пытался вызвать в этот раз, это значило, что собственных сил ему не хватает или он вынужден торопиться.
Чем скорее отряд Кетана нагонит посланцев Гарт Хауэлла, тем лучше.
— Мне пора, — сказал он и совершил превращение.
Она подошла к нему, протягивая свой плоский кристалл. К счастью, он оказался не очень велик и как раз поместился у него за щекой.
Крылатые люди на прощанье ещё раз приветствовали его поднятой рукой, и Кетан отправился в путь.
Кристалл во рту холодил щеку, но оборотня мучили голод и жажда, и он подумал, что надо будет в дороге поесть и попить.

Ивик сидел в гамаке. В руке у него была палочка, и он, не глядя, тыкал ею в землю; с полузакрытыми глазами он мысленно во всех подробностях перебирал те сведения, которые только что услышал от Эйлин. В воздухе чувствовались беспокойные токи, вызванные деятельностью Джакаты. Ивик сомневался, что вмешательство Кетана положило конец всему, что случилось по вине Чёрного Мага, но, хотя доказательств у него не было, он всё же полагал, что Кетану это удалось. Однако, как знать, насколько в такой схватке мог пострадать Кетан!
Или сам Джаката! О нём так мало известно. Хотя Ивик и не поддерживал никаких связей с Гарт Хауэллом с того дня, как тот выступил на стороне Тёмных Сил в день Великой Битвы, он всё же допускал предположение, что там могут иметься хранилища древних знаний, не уступающие архивам Лормта.
Маг вздохнул. Как только до него дошли сведения о новых открытиях, сделанных в Лормте после того, как там обрушилась башня и крепостная стена, он всё время собирался навестить заморские края. Но он поклялся оберегать здешнюю землю и остался одним из последних её защитников.
А сейчас именно здесь зашевелились мерзкие силы Зла. Вот уже двое суток Ивик денно и нощно терзал свою память, стараясь понять, что движет Джакатой. Он был уверен, что речь идёт об одних из главных врат, хотя до сих пор считал, что большую часть уничтожили вместе с их внешними знаками.
— Врата Ранчайлда!
Ивик вздрогнул от неожиданности и выронил палочку. Подняв голову, он встретился глазами с Элайшей, которая, как всегда, глядела на него с чуть заметной улыбкой.
— Но ведь…
— Да, конечно, в преданиях говорится, что они пропали, когда изверглись вулканы и море затопило окрестности, погубив всё, что встретилось на пути разбушевавшихся стихий. Ты давно повелеваешь Силой, учитель, ты тоже принимал участие в битве, — сказала Элайша, и губы её дрогнули, но на этот раз она не улыбнулась.
Ранчайлд сам заварил кашу и не смог её расхлебать.
— И целый мир погиб по его вине, — печально кивнула Элайша. — Но кто знает, что ещё может появиться на свет, если случайно сохранились живые корни!
Ивик снова с такой силой швырнул на землю прутик, словно не мог сдержать накопившейся злости:
— Надо непременно связаться с Гнездом. Если они успели за это время снестись с Хиларионом и Лормтом, то, может быть, уже получили какие то новые сообщения из за моря, которые пригодятся нам в предстоящем поединке.
— Но только не ты! Тебе нельзя ни посылать ни принимать никаких сообщений. Сейчас, когда Джаката вызвал силы, о которых мы ничего не знаем, это слишком опасно даже для такого великого мага, как ты. Зато ты, если захочешь, можешь вспомнить многое из того, что творилось в былые дни. Так вспомни же, какие средства ты тогда использовал!
Ивик вскочил и, глядя ей прямо в глаза, заговорил голосом, в котором явственно слышался нарастающий гнев:
— Ты всегда добивалась того, с чем не сможешь совладать!
— Так ли, государь мой учитель? — спросила она, глядя ему в глаза таким настойчивым взглядом, что он не в силах был отвести своего от этих лиловых очей, хотя в душе все восставало против того, что она до сих пор сохраняет над ним такую власть.
— Ты не можешь отвергать никакого оружия, если оно само просится в руки. Ведь речь уже не о нас двоих — от нашего ума, наших рук и талантов зависят судьбы всего, к чему мы привыкли. Поэтому я требую, чтобы ты согласился на эту попытку и во имя Триединой ты не можешь мне отказать! Вдобавок у меня есть такой щит, какого не было ещё никогда, несмотря на все знания, которые я получила от тебя. Лунная Дева будет мне надёжным оплотом, в котором никто не найдёт изъяна. А потому сегодня ночью мы должны попробовать, что нам удастся увидеть. Не правда ли, ты не посмеешь мне отказать?
Его пальцы сжались так, что прутик переломился. В душе всколыхнулись старые воспоминания, в ней ожили чувства, которые он считал давно похороненными. Но правда была на её стороне. Он не мог отказаться от её предложения — сейчас, действительно, они нуждались в любом оружии, а он чувствовал, что время не терпит, оно мчится неудержимо и может обернуться самым опасным врагом.

Глава 28
Поиск, Пустыня

Обойдя стороной долину Летучих Сетей, отряд весь день провёл в походе, и лишь когда спустились сумерки, остановился на привал. Ивик ехал впереди, храня молчание; никто из товарищей не пытался с ним заговаривать, такое выражение было написано на лице и во всём облике мага.
Эйлин ехала несколько в стороне от остальных, такая предосторожность была необходима, когда имеешь дело с конями оборотней. Она чувствовала, что в воздухе сгущается Сила. Один раз, когда они ещё только выступили в путь, с ней связался Кетан, но даже его сообщение она передала магу в коротких словах, не останавливаясь ни на чём, кроме голых фактов.
Бросив взгляд на Труссанта, державшегося рядом с кобылой, на которой ехала она, Эйлин вздрогнула от неожиданности: в седле ей почудилась тень всадника. Неужели это — проявление пробудившихся неведомых сил, которое они привлекли к себе сквозь истончившиеся завесы пространства и времени? Но в следующий миг она только покачала головой, осознав нелепость мелькнувшего у неё предположения. Это была, конечно же, не тень, а просто Юта, вцепившаяся когтями в качающееся седло.
Мордочка кошки повернулась к Эйлин, громадные глаза, пристально глядевшие на девушку, точно спрашивали о чём то, но Эйлин не могла понять немого вопроса.
Чем дальше отряд продвигался на запад, тем засушливее и пустыннее становилась местность. Кое какая растительность ещё попадалась на пути: трава под ногами, время от времени одинокое чахлое деревце А впереди сплошной стеной маячила цепь голых горных вершин.
Из зарослей вынырнул знакомый силуэт, и Эйлин облегчённо вздохнула, узнав Кетана. Обернувшись человеком, он остановился, ожидая, когда путники приблизятся.
Появление оборотня прорвало стену молчания, которую воздвиг вокруг себя Ивик. Повернув коня, он заставил его подъехать к Кетану.
— Докладывай! — потребовал он сухо. Вместо дружеского привета Кетана встретил резкий голос недовольного начальника, раздражённого опозданием подчинённого.
Эйлин заметила, что лицо Кетана как то непривычно изменилось, словно стало длиннее, но тут он поднёс руку ко рту и показал тусклый кристалл, напоминающий тот, который украшал перстень мага. Кристалл на ладони Кетана вспыхнул огненным блеском, и перстень мага, словно перемигнувшись, ответил на это быстрой вспышкой яркого света.
— С чем ты пришёл? — спросил маг так же отрывисто.
— Возможно, что у нас нашлись союзники или просто сочувствующие, а возможно, даже ключ к разгадке того, что нас ждёт впереди, — ответил Кетан. — Крылатые люди встретят отряд дружелюбно, если наш путь приведёт нас в их края, к Джакате они не испытывают добрых чувств.
Ивик кивнул:
— Неплохо! Есть ли поблизости подходящее место для лагеря, где можно установить надёжную защиту?
— За вторым холмом протекает речка, правда, очень обмелевшая.
Эйлин повернулась лицом в ту сторону, куда указывала рука брата, и протянула перед собой лунный жезл.
Солнце уже село, скрывшись за линией гор, но роскошный закат ещё освещал землю.
— Все спокойно, — объявила девушка. — Ни защитных преград, ни затаившихся теней.
— Вы о защите? — спросил подошедший к ним Фирдун.
Кетан взглянул на него и подумал, что его друг очень изменился. Когда они отправлялись в поход из Гнезда, это был юноша. Сейчас же казалось, словно на его плечи легла тяжесть прожитых лет, как будто он взял на себя часть груза, который нёс Ивик. Взгляд Фирдуна устремился туда же, куда смотрела Эйлин.
— Бесплодная земля, — вымолвил он через некоторое время.
— Ну, поехали, нечего откладывать! — сказал маг и с тем же хмурым видом махнул рукой Кетану, чтобы тот садился в седло. Юта тотчас же подвинулась, уступая ему место, и они поскакали вперёд, а все остальные, растянувшись вереницей, последовали за ними.
Элайша, как Ивик, в продолжении всего пути молчала. Опустив поводья и предоставив лошади самой выбирать путь, она то и дело вращала свои браслеты и ни на что не глядела, опустив глаза. Фирдун давно уже почувствовал то нарастание Силы, которое предшествовало сообщению из Гнезда. Он видел, как между Элайшей и Ивиком происходил какой то разговор, после которого у Ивика заметно испортилось настроение. Вспомнив о миражах, которые умела вызывать Элайша, он подумал, что она, наверное, готовится пустить в ход свой дар.
Перевалив через вершину пологого холма, лошади почуяли воду и прибавили шагу. Но когда всадники спешились, маг приказал всем разделиться на две группы Гьюрет с соплеменниками сняли с лошадей вьюки и, оставив снаряжение, необходимое для ночлега, отогнали табун вниз по течению реки. Хардин в нерешительности переводил взгляд с Ивика на кайогов, но убедившись, что Ивик не думает его отсылать, решил остаться.
По знаку Ивика к нему подошёл Фирдун.
— Нам понадобится защита, и только ты сможешь её держать, у меня будет другое дело. Мы знаем, что Джаката пробудил Силы, с которыми ему не справиться. Поэтому обеспечь мне такую защиту, которая оказалась бы действенной против Неуловимого из Юина.
— Слушаюсь, повелитель. И обещаю напрячь все свои способности, но хватит ли их для этой задачи, можно узнать только, испытав их в деле.
— Уж дела у нас будет предостаточно! — хмуро бросил через плечо Ивик, направляясь к Элайше. Она сняла с рук браслеты и сцепила их в одно ожерелье. Кетан заметил, что от них исходит светящаяся лиловая дымка.
Хардин первым догадался, что сейчас требуется; он набрал пару охапок травы, разбросал их по земле и накрыл плащом, которым его снабдили из запасов экспедиции. Получилось импровизированное ложе.
Не говоря ни слова, Элайша надела на голову венец из браслетов, затем, взглянув на Эйлин, протянула ей левую руку:
— Небо ясно, и Кобылица нашей Властительницы мчится на просторе во всей красе. Ты, её избранница, будешь моим якорем.
Эйлин кивнула. Элайша легла на травяное ложе, а Эйлин взяла её протянутую ладонь и, вложив в неё свой жезл, сжала её пальцы своими. Маг, как показалось Кетану, присоединился к ним медленно и словно бы нехотя. Но в конце концов он всё таки сел в головах у Элайши.
— Защиту! — скомандовал он, и Фирдун единым усилием напряг свои способности. Он мысленно воздвиг огненную стену, которая озарила все вокруг лунным блеском. Может быть, не только он один видел это пламя, потому что рядом с собой услышал возглас удивления, который издал Хардин.
Кетан опустился на колени позади приёмной сестры и осторожно положил обе ладони на её плечи. Тут он почувствовал, как что то тяжёлое повисло у него на спине, и возле самого уха услышал тихое мурлыканье Юты. Он понял, что удивительная кошка решила помогать ему, поделившись силой, дарованной ей.
Ивик взмахнул руками, и путеводный кристалл перстня ожил, у Эйлин также ожил цветок лунного жезла. Губы Ивика шевелились, хотя речь оставалась безмолвной, ничто не нарушало ночной тишины, кроме дыхания тех, кто ему помогал. Фирдун мерным шагом часового начал обходить по кругу невидимую для всех, кроме него, защитную стену. При каждом шаге он усилием воли укреплял ту её часть, мимо которой сейчас проходил.
Кетану казалось, что время остановило свой бег или, может быть, все они вырвались из его неудержимого потока. Сверкание драгоценных камней, украшавших венец Элайши, становилось всё ярче, пока её лицо не скрылось в сиянии лилового пламени.
Руки мага находились в неустанном движении. Голова его все ниже склонялась над лицом Элайши, словно его притягивало лиловое пламя.
Элайша лежала неподвижно. Кетану даже почудилось, что грудь её перестала мерно вздыматься, как будто дыхание чародейки пресеклось.
Фирдун ускорил шаг. Кетан видел, как он, поравнявшись с Хардином, потянул того за собой, и они стали ходить вместе. Может быть, у мальчика и не было особенного дара, но на нём почило благословение Луны, и потому его душевные и физические силы могли помочь остальным в их борении.
Тепло, которое передавалось Кетану от Юты, он старался передать дальше. Её мурлыканье стало похоже на шаманское песнопение, но человеческое ухо не могло уловить его тайного смысла.
— Я пришёл, — промолвили вдруг уста Элайши, но то был не её голос. Говорил мужчина.
— Что можешь ты поведать нам о вратах Ранчайлда?
Ответом сначала было молчание, словно невидимый голос не знал ответа. Затем он произнёс:
— Ранчайлд некогда правил Гарт Хауэллом. Для Грифонии он представлял грозную опасность. Рассказывают, что он как раз собирался скрыться, уйдя за врата, когда его настиг Ландсил, который сразился с ним и одержал победу. Если существуют какие то сведения об этих вратах, они могли сохраниться только в Гарт Хауэлле.
— Что сейчас там делается?
— По видимому, они выжидают своего часа. С тех пор, как Джаката затеял свою экспедицию, они не показываются за пределами защитных барьеров.
— И больше ничего не известно о вратах? — настойчиво повторил Ивик прежний вопрос.
— Известно только, что они расположены в Стране Мёртвых на западе и после Ранчайлда там больше никто не бывал. Некоторые говорят, что Ландсил вышвырнул его за врата и запер их. Но запоры слабеют от времени. Что ещё вам нужно от нас?
— Может быть, в Лормте известно что то иное?
— Мы постараемся выспросить у них. Но в Лормте не много знают об Арвоне. После Великой Войны до них не доходило никаких новостей. Если вам понадобится наша помощь, когда вы придёте к вратам, мы по первому вашему слову сделаем для вас всё, что можем. Силы Тьмы наступают отовсюду, их присутствие очень заметно. Возможно, Джаката представляет собой гораздо более серьёзную опасность, чем кажется на первый взгляд.
Элайша вдруг застонала. Голова её заметалась на ложе. Через Эйлин Кетану передался удар тока, его сильно дёрнуло. Действительно, Силы Тьмы распространились повсюду, сейчас они действуют не только в Арвоне, но добрались и сюда!
Показалось ему или и впрямь по ту сторону защитной стены мелькнула какая то тень? Кетан даже не осознал, каким зрением он её увидел — воочию или духовным взором. Пожалуй, сегодня они получат хорошее подтверждение старинной поговорки, которая гласит, что сила притягивает силу. Кетан решился воспользоваться звериным зрением и чутьём…
Запах! Он был очень слаб, но заключал в себе всю мерзость, которую они встречали возле каменного колодца. Зрение и слух оказались бесполезными, но всё же Кетан видел, что Фирдун и Хардин из Серебряной Мантии, шедшие по кругу рука об руку, внезапно замедлили шаг. Фирдун поглядывал в сторону защитного барьера, словно старался идти в ногу с кем то, кто исподтишка прощупывал стену, пытаясь найти слабину.
Ивик низко склонился над лицом Элайши, скрытым лиловым свечением. Вот она успокоилась. Затем вдруг подскочила и села, задев при своём резком движении мага. Блеск её глаз пронзил лиловое марево.
Эйлин подняла жезл, защищая глаза Элайши от тьмы, которая притягивала её взор. И Кетан почувствовал такой отток энергии, что казалось, это отнимет у него последние силы.
Лиловый туман, скрывавший Элайшу, поредел, и стало видно выражение её лица. Да, там был страх, но сильнее страха было отвращение, словно ей пришлось увидеть нечто несказанно мерзкое.
Ивик резко обернулся в направлении её взгляда и выхватил свой жезл. Из перстня на указательном пальце сверкнул ослепительно белый луч.
— Не так! — произнёс мужской голос устами Элайши. Но теперь он был слышен слабее, словно говоривший был уже далеко. Элайша стала вырывать свою руку, которую Эйлин прижимала к жезлу, другой рукой она сняла венец из браслетов.
Теперь браслеты находились у неё в левой руке, правой она держала руку Эйлин. Элайша взмахнула сверкающими браслетами в воздухе, и их лучи, словно стрелы молний, мелькнули над головой Фирдуна и унеслись в черноту окружающей ночи.
Ивик направил свой посох туда, куда устремились сверкающие вспышки, которые вились вокруг него и, срываясь, стекали с его острия, уносясь вперёд, словно посох направлял их на невидимую цель.
Фирдун отскочил в сторону, оттащив за собой Хардина, и огненное копьё, посланное жезлом мага, улетело во тьму.
Ярость… боль… возмущение… ярость…
Бушующие порывы свирепой злобы носились в воздухе, как буря, но это происходило за пределами магического круга и разбивалось о стену, воздвигнутую Фирдуном. Маг встал рядом с ним плечом к плечу, продолжая посылать шквал за шквалом живого огня в чёрную тьму, в ответ из потревоженного пространства налетали ураганные порывы ненависти, обдавая стоящих за щитом холодным ознобом, но никто не поддался страху и не разнял сомкнутых рук.
— Заклинаю тебя Звёздами и Могуществом Великих, нездешней Священной Волей и Силою Света, — раздался голос Фирдуна. — Именем Ландсила, Теорна, Гайлариана и Трия, когтями Грифона и клыками оборотней, волею Властительницы — сгинь! Ибо мы — не твоя добыча!
Показалось ли это Кетану, или Фирдун действительно с каждым словом становился выше ростом, так что Ивик совсем исчез в его тени? И вдруг Фирдун протянул руку к магическому посоху, и Ивик не воспротивился такому посягновению.
— Убирайся во Тьму, из которой ты выполз! — закончил Фирдун так властно, как прежде мог сказать только Ивик. — Волею Неназываемого! Да будет так!
Имя, которое он произнёс, обрушилось, как ураган, и Кетан понял, что услышал сейчас одно из Великих Имён, которые нельзя произнести никому, кроме тех, кого избирает своим орудием Сила.
Огненная стрела, вырывавшаяся из наконечника магического посоха, свернулась в пламенный шар. Шар сорвался и полетел. Кетан только догадывался, какая мощь заключена в посохе Ивика, если он способен управлять такой могучей Силой, какая сейчас бушевала вокруг. Когда во внешней тьме вспыхнул взрыв, он увидел не столько глазами, сколько внутренним зрением, как зашатался, судорожно дёргая длинными щупальцами, чёрный сгусток. Кетан и сам еле устоял на ногах под напором хлынувших оттуда волн отчаяния и ярости, которыми это существо, уползая, все ещё пыталось их уничтожить.
Ивик выпустил из рук посох, и уже теперь Фирдун опирался на него всей тяжестью, видно было, что он с трудом держится на ногах. Эйлин выпустила руку Элайши, которой та держала лунный жезл, и Элайша сразу выронила его себе на колени, словно он был непомерно тяжёл. Кетан не чувствовал больше исходившего от Юты тепла и понял, что кошка уже не держится за него.
Все обессилели после борьбы, но зато чувствовали, что свободны. Вдруг Фирдун обернулся к Ивику и, глядя ему в глаза, спросил зазвеневшим по мальчишески голосом:
— Что ты сделал со мной?
— Ничего, — ответил маг, не спеша принять от него назад свой посох, который Фирдун совал ему в руку. — Каждый сам делает свой выбор, сын Грифона!
Фирдун высоко взмахнул посохом, точно хотел запустить им подальше. Сверкнув глазами, он кинул посох Ивику, и тот поймал его на лету.
— Мой выбор — это моё дело! — сказал юноша. — Я — это я, и никто не переделает меня по своей воле!
Ивик ответил с усталой улыбкой:
— Так мы все когда то говорили. Да, твой выбор — твоё дело. Но в эту минуту мы все связаны одним делом, и только неудачное завершение его может разорвать эти узы.
Фирдун опустил голову. Он стиснул руки, снова разжал их и снова стиснул. Затем, подняв раскрытую ладонь, пробормотал несколько слов, и Кетан понял, что он снял защитный барьер.
Эйлин прислонилась к плечу приёмного брата:
— Плохи дела, — промолвила она так тихо, что тот едва разобрал сказанное.
— А что такое?
— Ты ведь знаешь, Кетан, что иногда, когда угодно Госпоже, она наделяет меня даром предвидения. Нехорошо для Элайши и для него, — ответила Эйлин, кивая на Ивика. — Возможно, это всего лишь мои страхи, но, кажется, мы все выйдем из этого похода не такими, какими были. Мы подняли оружие Великих Учителей, а оно нам не впору.
Как всегда после оттока Силы, все чувствовали неодолимую слабость. Поэтому, присоединившись к кайогам, они с жадностью набросились на еду. Насытившись зажаренными на костре куропатками и утолив жажду, все отправились спать. Фирдун ни с кем не сказал ни слова после того, как они покинули место, которое он ограждал защитным барьером. На лице его застыло какое то странное отрешённое выражение, и в нём трудно было узнать прежнего доброго малого, с которым так давно приятельствовал Кетан. Время от времени Фирдун хмуро поглядывал на Ивика, словно сердясь, что тот задал ему задачу, к которой у него не лежала душа.
Между тем, подобно тому, как Фирдун исподтишка посматривал на Ивика, за ним, как заметил Кетан, в свой черёд незаметно наблюдала Эйлин. Она смотрела на него внимательно и задумчиво. Когда луна поднялась и очутилась у них над головой, она отошла от костров, чтобы уединиться для тайной беседы со своей Госпожой; как догадывался Кетан, сестру терзали сомнения.
Кетан бережно хранил камень, подаренный крылатыми людьми. Ложась спать, он положил его, не вынимая из тряпицы, в которую он был завёрнут, себе под голову, надеясь, что камень навеет хорошие сны. Сейчас ему хотелось забыть обо всём и вновь побывать в долине, которую стерегут каменные кошки и где живёт пушистая чёрная красавица, чьи чары приманили его туда в первый раз.
Однако в сегодняшнем сне он очутился там не в зверином обличье. Он узнал каменные столбы и сидящих на них кошек, но сам оставался человеком и, как ни старался, так и не смог превратиться в парда.
А потом появилась она, выступив из за колонны, на этот раз уже не кошкой, как тогда. У неё были короткие чёрные волосы, её макушка как раз доставала ему до подбородка; под узким облегающим платьем вырисовывался стройный женский стан, но в каждом движении по прежнему сквозила кошачья грация.
— Госпожа, — начал он и умолк, не зная, как назвать девушку.
Она улыбнулась, но не сказала ни слова. Неслышно ступая, она приблизилась к нему и, обхватив руками за шею, пригнула к себе его голову. Её губы нежно коснулись его щеки.
— Великий воин! — шепнула она. — Как долго пришлось тебя ждать!
Кетан был точно в беспамятстве. Его руки сами обняли её и прижали к груди.
— Красавица моя! Кто ты? Откуда пришла ко мне? В ответ послышался тихий смешок:
— Найди ответ, великий воин! Тогда я приду и останусь с тобой, если пожелаешь. Как долго пришлось ждать! — закончила она со вздохом.
И едва он услышал этот вздох, как она растаяла в воздухе. Крик отчаяния вырвался у него из груди, когда Кетан увидел, что каменные столбы с кошками тоже растаяли и исчезли.
Других снов он в эту ночь уже не видел или не запомнил. Проснувшись, оборотень от тоски не находил себе места и отправился на разведку, не дожидаясь, когда его товарищи снимутся с места.
Он отправился прежним путём, только теперь уже не старался учуять след людей Джакаты. Крылатые обещали помочь и показать дорогу в так называемую Страну Мёртвых. Ивик считал, что туда то и направился Джаката, если только выжил в схватке со Злом, которое сам и вызвал.
— Я не сомневаюсь, что он жив, — сказал маг, обсуждая с Кетаном, направление поиска. — Иначе за нами вчера не устроили бы погоню. Правда, он мог столкнуться с чем то, что оказалось сильнее его. Но в таком случае это, — сказал он, показывая на перстень с тусклым и безжизненным камнем, — предупредило бы нас об опасности.
След, по которому они шли, повернул севернее, и по мере продвижения отряда видневшиеся на горизонте горы вставали все выше и наконец заслонили его зубчатой стеной. Однажды им попались по дороге развалины крепости, которая, как показалось Фирдуну, была больше, чем Гнездо в Грифонии. Но они не стали туда сворачивать, миновав стороной разрушенные стены, от которых и сейчас ещё веяло безнадёжным отчаянием.
Вокруг лежали огороженные поля, где некогда жители сеяли хлеб. Там и сям покачивались на ветру одинокие колоски одичавших злаков. Путники поживились плодами древнего сада. Большинство старых деревьев уже умерло, но там, где падали созревшие плоды, поднялась молодая поросль, и на новых деревьях созрел богатый урожай. И путешественники сделали привал, чтобы полакомиться свежими фруктами, которых им давно уже не приходилось отведывать.
К вечеру они подошли к отрогам гор и наткнулись на заброшенную дорогу, но не воспользовались ею. Кетан повёл их другим, более трудным путём, по склонам расходящихся в стороны горных долин, выбирая места, где можно было встретить следы старинного жилья. Большая яма, служившая раньше погребом, вероятно, осталась от охотничьей хижины. Из неё сильно пахло медведем, и Кетан передал идущим следом, чтобы они обошли её стороной, потому что здесь может оказаться медвежье логово.
Так они шли два дня. Сперва они двигались медленно, так как были изнурены после недавнего напряжения, потом их силы восстановились. Фирдун всё время держался особняком. По ночам он плохо спал, его угнетала тяжесть всего пережитого. Он не был адептом, подобно Алону, не владел искусством управления малыми и большими силами, но не мог не сознавать, что в тот момент, когда он взял в руки посох Ивика, в душе у него открылась потаённая дверь, словно кто то повернул ключ в замке.
Фирдун терзался неодолимым страхом. Раньше он часто задумывался над тем, как в Кетане могут уживаться два разных существа — пард и человек. Сейчас ему казалось, что он сам раздвоился и в нём поселилось второе существо. Раньше он страдал от собственной ущербности, зная, что ему не дана, как другим обитателям Гнезда, способность передавать мысли на расстоянии. Но то, что он сумел сделать сейчас, произошло так, словно он всю жизнь к этому готовился и заранее был уверен в успешности этой попытки.
— Фирдун!
Неожиданный оклик вывел его из задумчивости.
В это время их путь проходил по каменному склону, поэтому всадники вели коней в поводу. Конь Фирдуна захрапел и стал пятиться в сторону, он обернулся и увидел, что с ним поравнялась Эйлин, которая вела Морну.
— Что угодно тебе, Лунная дева? — спросил Фирдун, поглаживая испуганного коня.
Эйлин намотала уздечку на луку седла и отпустила Морну, та отстала и послушно пошла следом.
— Зачем так! Здесь я для всех просто Эйлин, — ответила девушка. — Какие могут быть церемонии между друзьями! Скажи, Фирдун, что тебя мучает?
Первым побуждением Фирдуна было ответить, что все хорошо, и не вступать в разговор. Но почему то он не мог этого сделать.
— Я смотрю на себя и не верю, — медленно начал он, с трудом подыскивая слова, чтобы выразить свои сомнения. — Не верю, что я — это все ещё я.
— Сила распоряжается нами по своему разумению, и порой это бывает тяжело. Но каждый справляется с тем, что ему предназначено от рождения. И если ты способен не только ставить защиту, а можешь сделать больше, чем думали в твоей семье, то не лучше ли с этим смириться? Порой мне дано… Дано немного заглянуть в будущее.
Говоря это, Эйлин глядела вверх. Там, впереди, шла Элайша, ведя под уздцы своего коня. Ивик уже поднялся выше по склону, он шёл впереди всех, и после ночного колдовства Эйлин ни разу не видела его и Элайшу вместе.
— И что же ты увидела в будущем? — требовательно спросил Фирдун, надеясь, что Эйлин ответит хотя бы на часть мучивших его вопросов.
— Утрату, — спокойно ответила Эйлин. — Там, где должно быть живое, зияла пустота.
— Живое — это мы все? — тревожно спросил Фирдун.
— Нет. Я не могу в точности сказать, к кому это относится. Но, кроме утраты, нас ждёт и обретение. Не противься, Фирдун, тому, что ждёт тебя самого. Ведь так угодно провидению. Мы — дети великой Силы и должны выполнять её волю.
— Но это ведь нелегко! — через силу выдавил Фирдун. — Ты — целительница, Эйлин. Скажи, можно ли исцелить человека от страха перед неизвестностью?
— Надо принять свою судьбу, — кротко сказала Эйлин. — Фирдун, ты сомневаешься в себе. Так вспомни свой род! Ты из племени Грифона, твой отец Керован, твоя мать — Джойсана. У них были такие несхожие таланты и способности, но они соединились, и оба стали сильней. Я слышала в ту ночь, как ты взывал к Ландсилу. Разве одарённый слабыми способностями посмел бы будить такие древние силы?
— Но Ивик одинок, — сказал Фирдун. Его взгляд устремился вверх, где за гребнем горы только что скрылся маг и куда вслед за ним направлялись он сам и Эйлин. — Я не хочу такой жизни!
— Но ты и не обязан жить, как он. Вспомни Алона, Хилариона! Разве они сторонятся людей? А ведь они тоже адепты. Ивик — древний хранитель этой земли, но кроме того он ещё и просто человек и сделал свой человеческий выбор. Каждый сам выбирает…
— Ой! Гляди! — воскликнула она вдруг и показала на небо.
Фирдун увидел маленькую чёрную точку, которая быстро увеличивалась у него на глазах. Чем то её очертания отличались от птицы.
— Крылатый человек! — воскликнула девушка, проводив взглядом снижающегося летуна, который скрылся за уступами скал. — Вот это свобода так свобода — летать по небу, куда захочешь!
Они прибавили шагу, затем Эйлин немного отстала от Фирдуна, вернувшись назад к Морне и Труссанту, на котором ехала Юта с видом заправской наездницы. Последний подъём оказался трудным, склон был скользкий, и на него нельзя было взбежать, как хотелось бы путникам, а приходилось медленно одолевать шаг за шагом.
Наконец они увидели внизу плато из красноватого камня с чёрными прожилками и на нём Кетана, который встречал их в облике парда; рядом стоял маленький человечек, который, сбросив крылья, направился навстречу, чтобы приветствовать странников.

Глава 29
Пустыня, На пути в Страну Мёртвых

Когда то среди выветренных скал пролегала дорога, но извергшиеся при землетрясении потоки лавы почти ничего от неё не оставили. Искорёженная поверхность земли нисколько не мешала передвигаться крылатым людям, которые парили в воздухе над головами путников, в то время, как последние с трудом передвигались внизу. Однако только этим путём они могли добраться до цели своего путешествия.
Сейчас они ехали шагом, одетые в доспехи, ибо получили ясное предупреждение. Пересечённая местность, которую они проезжали, таила свои опасности, хотя Кетан не представлял себе, какие существа могли затаиться в засаде в такой негостеприимной стране.
Земля уже не радовала весёлыми, яркими красками — все это осталось далеко позади. Вокруг расстилались сыпучие чёрные пески, и крылатые люди предупредили странников, чтобы те остерегались наступать на пористые камни, так как их вздутая поверхность могла рухнуть от малейшей тяжести, и тогда конь и всадник провалятся в образовавшуюся яму.
Путники шли цепочкой, крылатые люди указывали путь. То и дело приходилось спешиваться и вести коней в поводу. При каждой остановке Эйлин перевязывала порезы, полученные от соприкосновения с острыми зазубринами каменных обломков, а Кетан вынужден был ехать верхом, приняв человеческий облик, так как мягкие лапы парда не годились для такой почвы.
На второй день езды по тоскливой равнине они наткнулись на остатки верхового животного гартхауэллской породы, ящер лежал разодранный на клочки, с распоротым брюхом, от внутренностей ничего не осталось, весь остов был истерзан могучими когтями, а кости сломаны.
— Каменные ползуны!
Сообщение послала Юта. Кетан почуял смрад разлагающегося трупа, а затем увидел на земле след. Отливая в лучах солнца металлическим блеском, он тянулся извилистой полосой, спускаясь с холмов, не успел Кетан его разглядеть, как Труссант издал характерное басовитое ржание, которым отличались кони оборотней, и попятился прочь от трупа и непонятного следа.
— Что это за существо? — мысленно обратился Кетан к кошке, которая, прижав уши, злобно шипела и урчала, вторя ржанию коня.
— Ползун — пожиратель всего, что попадётся.
Не успела она закончить своё мысленное послание, как один из утёсов вдруг ожил и зашевелился, распрямляясь, словно свернувшаяся змея. Раздался крик оборотня, предупреждающий следующих за ним путников, а сам он уже повернул коня навстречу чудовищу.
Его Толстая шкура сливалась по цвету с окружающими камнями, и только движение могло выдать его присутствие. Разверзлась огромная пасть, открыв два ряда жёлтых зубов.
Чудовище поползло к Кетану. У него не было лап и оно не извивалось по змеиному, но, тем не менее, двигалось быстро, легко переползая через острые выступы камней и оставляя позади поблёскивающий металлическим отливом слизистый след.
Оно не издавало ни звука Но все кони точно взбесились. Кетан увидел, как Ивик вылетел из седла и упал на острые камни.
Затем чудовище приподняло переднюю часть туловища и выпрямило её. Из углов пасти закапала зеленоватая слюна. Кетан не мог разглядеть ни глаз, ни ушей, по, по видимому, у этого существа должны были иметься какие то органы чувств, которые позволяли ему распознать всадника и направиться в его сторону. Кетан схватил Юту за шиворот, перебросил к себе за спину, а сам выхватил меч.
Как оборотень он умел сражаться не только когтями и клыками. Он чувствовал, как в нём разгорается воинственный пыл, но решил на этот раз не менять обличья.
Он видел, что страшная тварь хорошо защищена толстой шкурой, с которой вряд ли справятся когти парда.
— Вдвоём! — услышал он голос Фирдуна, который, справясь с конём, присоединился к нему. — Голову!
Кетан тоже наметил голову, но на этой голове не было глаз, которые можно поразить мечом, а только разинутая пасть. Кони так и метались от страха, и Кетан видел, что их не заставишь приблизиться к ползучей твари вплотную. Он соскочил с седла и едва успел увернуться от железных боевых подков вставшего на дыбы коня.
Рядом просвистели стрелы кайогов. Попав в цель, они со звоном отлетали от шкуры и падали, не причинив никакого вреда.
— Вперёд! — крикнул Кетан, стараясь перекрыть шум, поднявшийся у него за спиной. — Я захожу справа.
— Понял! — откликнулся Фирдун. Он тоже спешился и размахивал какой то вещью — это оказалась перемётная сума.
Голова чудовища повернулась к непонятному предмету. В это время Кетан уже взбегал к нему по пологому склону. Он чуть не задохнулся от омерзительной вони. Чудовище схватило брошенную Фирдуном сумку, его зубищи сомкнулись на добыче.
— Голова!
Кетан и сам понимал, что нужно делать. Несмотря на тяжёлую кольчугу и меч, он сделал прыжок — пард прыгнул бы ловчее, но Кетан, хотя и шатаясь, приземлился обеими ногами на спину чудовища. Ноги в скользких сапогах разъезжались, но затем ему удалось зацепиться носками за вздыбленную чешую.
Он ожидал, что чудовище изогнётся горбом, чтобы скинуть его со спины. Но этого не произошло. Глянув вниз, оборотень увидел, что Фирдун скачет перед носом животного, швыряя в него острые камни; руки его были изрезаны в кровь, но этот манёвр отвлекал ползуна.
Чудовище уже дважды нагибало голову, спасаясь от града камней. К Фирдуну присоединился Гьюрет, и камни полетели с удвоенной частотой Как видно, исчадие каменной пустыни не отличалось быстрой сообразительностью.
И наконец — вот оно! Когда голова качнулась вправо, Кетану показалось, что среди раздвинувшихся пластинок чешуи мелькнуло тёмное углубление. Конечно же, чешуя неплотно прилегала к телу, иначе животное не могло бы двигаться!
— Правее! — крикнул он друзьям.
Этот возглас едва не стоил ему жизни — его голос достиг скрытого где то внутри органа слуха, чудовище резко мотнуло головой, и оборотень упал на колени, раскровенив ноги об острые чешуи панциря. Но, падая, он не выронил меча и сумел удержаться на спине твари. Град камней переместился в правую сторону, и голова чудовища снова опустилась.
У Кетана был довольно слабый шанс поразить ползуна, на раздумья времени не оставалось. Схватив меч обеими руками, он изо всей силы воткнул его в чернеющее углубление, где, как он предполагал, раздвинулась чешуя.
Клинок из кванской стали сверкнул в его руке, наткнулся на препятствие и затем вонзился так глубоко, как только мог вонзить его воин, вложивший в удар все свои силы. После этого он уже не мог долго удерживаться на спине твари. Огромное тело, задёргалось в судорогах. Передний его конец вздыбился и изогнулся, так что рукоятка меча вырвалась из рук Кетана, а сан он был отброшен в сторону и упал на землю, больно поранив руку об острый камень.
Мощное тело чудовища продолжало корчиться в судорогах и покатилось на оборотня, который был оглушён падением и вдобавок лишён возможности быстро отскочить, так как застрял в узкой щели между двух скал. Но тут с вышины, как ястребы, спикировали крылатые проводники, выставив перед собой снабжённые острыми крючьями копья. Крючья крепко зацепились за чешуйчатый панцирь и замедлили падение туши настолько, что она не рухнула на Кетана всей тяжестью, а только придавила ему ноги.
Фирдун уже карабкался на помощь, а следом подоспели Хардин и Гьюрет. Совместными усилиями они спихнули с Кетана все ещё вздрагивающее тело издыхающего ползуна, вытащили оборотня и помогли спуститься вниз, чтобы вернуться к отряду.
Крылатые люди рассказали, что каменные ползуны встречаются довольно редко, каждый из них ревниво охраняет свою территорию, поэтому можно не опасаться нового нападения.
Морщась от снадобья, которое чуть ли не силком влила в него Эйлин, Кетан посмотрел на перевязанную руку и понял, что в ближайшее время нечего даже и думать о превращении в парда, и почувствовал, что сознание этого болезненно отозвалось в самой глубине души.
В безжизненной пустыне не было ни одного ручейка или родника. Но когда они поднялись на следующую вершину и перешли через перевал, в пахнувшем навстречу ветре они почувствовали непривычный запах.
— Морской ветер! — воскликнула Элайша. — Мы пришли на самый край света!
Ивик ехал всё время в глубокой задумчивости; казалось, он настолько ушёл в свои мысли, что Фирдун старался держаться поблизости от него и, когда нужно, сам натягивал его уздечку, направляя коня, на котором сидел Ивик, потому что тот, словно в беспамятстве, совсем опустил поводья.
— Конец света…
Кетан уже видел море у восточного побережья во время поездки в Дол; это было несколько лет тому назад. И вот, оказывается, тут есть другое море, о котором он ни от кого не слышал. Даже салкары, гордо называвшие себя владыками морских путей, никогда не упоминали об этих водах.
Вдруг Ивик вскинул голову, точно внезапно очнувшись от забытья.
— Да, — сказал он мрачно. — Впереди ждёт конец света.
Однако им не суждено было первыми его увидеть, так как впереди в этот миг опустился с неба один из крылатых проводников и приземлился на камне как раз перед магом, которому пришлось резко остановить лошадь.
— Слуги зла ждут, — Фирдун ехал достаточно близко, чтобы поймать сообщение крылатого воина. — Их бойцы готовы вступить в сражение. Их ведёт тот, кто облёк себя в мантию Тьмы. Он хочет призвать своего повелителя.
— Внизу собрались чёрные рыцари, — заговорила Эйлин. — Они готовы к бою, и перед ними расстилается ровное поле.
Путники остановились. К Ивику вернулась прежняя собранность; казалось, он принял решение и намерен выполнить задуманное.
— Гьюрет! — позвал он предводителя кайогов, который, пользуясь остановкой, осматривал копыта коня. Тот поднял голову и приблизился. — Ты помнишь Победную Песнь Уоррена?
Главный коневод прищурился и кивнул:
— Это отчаянный способ, господин!
И, поглядев на горстку соплеменников, прибавил:
— И смертельно опасный.
Он плотно сжал губы, и на щеках у него задвигались желваки; казалось, он хочет отвергнуть предложение Ивика.
Кетан высвободил раненую руку из перевязи, на которой та покоилась, и вновь ощутил в ней тяжесть меча, о котором позаботился Хардин, вытащив его из тела убитого чудовища. Фирдун тоже выхватил меч.
— Стрелы! — сказал он. — Кайоги — хорошие лучники. Но коней трудно будет защитить.
Лицо Гьюрета приняло тоскливое выражение:
— Раз надо — значит, надо, — только и сказал предводитель кайогов.
Гьюрет повернулся и пошёл к соплеменникам, которые по его приказу принялись разгружать лошадей, небрежно сбрасывая вьюки на землю. Лица у них были хмурые и недовольные; им решение пришлось не по душе.
Кетан поехал вперёд. Там, где сохранились остатки старой дороги, он продвигался без труда. Но такие места попадались редко, в остальном же повсюду расстилались чёрные пески — самая неудобная почва для конного сражения. А вот и противник! Их было шестеро, все в чёрных доспехах под цвет черным пескам, по которым ступали их змееголовые кони, которые вместе со всадниками казались отлитыми из металла.
У каждого на боку висела длинноствольная трубка, вероятно, они владели секретом какого то мощного древнего оружия. Джаката и двое его приспешников, едва показавшись, тотчас же скрылись из виду; нахлёстывая коней, они крупной рысью умчались по скользкой и вязкой песчаной почве, направляясь на запад, где виднелась вздымавшаяся куполом большая чёрная скала.
Эйлин достала лук, Кетан и Фирдун выхватили мечи, а Хардин вооружился позаимствованным у кайогов охотничьим копьём. Маг и Элайша, наверное, приготовились призвать на помощь какие то неведомые силы.
Но сначала Ивик обратился к своим спутникам с речью. На этот раз даже крылатые люди приземлились поблизости, чтобы послушать, что он скажет.
— Это убийцы, которые поражают без промаха, — медленно начал маг. — Нам придётся прорываться сквозь эту стену. Для того, чтобы держать защиту против сил, которые выпустит Джаката, нужны мы оба — я и Фирдун. Поэтому…
Тут маг замолчал. Молчание длилось очень долго; Кетан уже решил, что он кончил, не в силах договорить до конца. Ивик весь изменился в лице. Кетан подумал, что в этом согбенном старце с трудом можно узнать прежнего мага, повелевающего Силой. Впервые у него был вид человека, которого гложет мучительное сомнение.
— Поэтому, — заговорила вместо него Элайша, которая взялась высказать вслух мысли Ивика, — поэтому, друзья, пусть Гьюрет и его соплеменники поступят так, как поступали их воины в древних сражениях! Нужно, чтобы они выпустили рассёдланных лошадей и погнали их вперёд, чтобы прорвать заслон. Ведь что станется с нами, не имеет значения — мы всего лишь слуги Света, и это служение обязывает нас использовать любое оружие, которое даётся нам в руки.
Среди кайогов поднялся глухой ропот. Фирдун хорошо знал, какими тесными узами связаны в этом народе люди и кони. Он сам был посвящён в их тайное братство и вырос в их шатрах.
— Пробейте нам дорогу, слуги Света! — воскликнул Ивик прежним твёрдым голосом.
Кайоги смешались с табуном. Каждый из них останавливался возле одного из коней и, обняв его руками за морду, прижимался лбом к чёлке коня, на миг конь и человек замирали, словно забыв о времени.
Путники знали, что неприятель их уже заметил. Латники остановились, выстроившись в грозную стену. Крылатые люди взвились в небо, и Кетан подумал — неужели они решили бежать с поля боя? Вдруг цепкие когти схватили его за плечо. Он уже так привык к присутствию Юты, что даже не заметил, когда она вскочила к нему в седло.
Тут Гьюрет звонко крикнул что то. Наверное, это был боевой клич. Рассёдланные лошади взяли с места рысью, затем пустились в галоп. За ними помчались трое кайогов, Кетан и Эйлин. Морна бежала без узды. Эйлин выпустила поводья, чтобы натянуть тетиву, свой лунный жезл она заткнула за пояс.
За ними скакал Ивик, справа и слева его сопровождали Фирдун и Элайша, которая, не слушая его возражений, заняла место рядом с магом.
Они не успели опомниться, как очутились у подножия холма, кони начали скользить копытами и замедлили бег, увязая в глубоком песке.
Один из чёрных латников поднял трубку и нацелил её на жеребца, который как вожак вёл за собой табун. Из трубки полыхнуло пламя, и жеребец заржал предсмертным ржанием, но табун с разбега пролетел дальше.
Кайоги стали стрелять из луков, и Кетан увидел, как один из латников пошатнулся и упал из седла, но кайоги целились прежде всего в лошадей этого устрашающего воинства, три из них уже пали, утыканные стрелами.
Затем Труссант, разгорячённый пылом сражения, вынес Кетана вперёд, и тот очутился лицом к лицу с врагом, готовый вступить в рукопашную. Чёрные латники метали огонь из трубок, один выстрел задел Кетана, и его опалило пламя. Но он успел уклониться и направил меч не в туловище врага, а так, чтобы отсечь руки. Кванский клинок сверкнул почти так же ярко, как огненные вспышки, и одним махом отсек обе кисти с железными перчатками, а на излёте до половины перерубил змеиную шею лошади, и её визг потонул в других стонах и воплях. Крылатые люди по своему расправлялись с давними недругами, они пикировали сверху на расстроенные ряды латников, цепляли их крючьями и скидывали с седла, прежде чем те успевали выстрелить.
Кетан не ощущал присутствия магических сил. В этой битве Сила не принимала участия, и он сражался с упоением, хотя оставался человеком, а не пардом.
Рукопашная продолжалась с переменным успехом. Людские и конские тела падали под копыта лошадей. Огнестрельное оружие латников вскоре вышло из строя. У Кетана мелькнула мысль, что оно, наверное, было даром Тёмной Силы и не перезаряжалось.
Он смутно ощущал, что не чувствует у себя на плечах кошку, и подумал, что та могла упасть. Улучив момент, когда перед ним не было противника, он повернул Труссанта и оглянулся.
Один из закованных в доспехи латников, шатаясь, пробежал мимо него; руками он безуспешно пытался сорвать с головы вцепившуюся в него Юту. Она крепко оседлала его шлем и, злобно фырча и подвывая, держалась за него, запустив когти в забрало.
Спотыкающийся латник приблизился к Кетану, и юноша размахнулся мечом. Он нацелил удар со всей тщательностью, как делал это под надзором отца на ристалище во дворе Зелёной Башни. Меч опустился рыцарю на плечо, тот упал на колени, а учёный конь Труссант, поднявшись на дыбы, обрушился на врага обоими передними копытами с боевыми подковами из кванской стали, глубоко вбивая недруга в песок, в то время, как Юта ловко отскочила в сторону.
Кетан огляделся в поисках нового противника. Но вокруг открывался лишь печальный вид, который всегда принимает поле боя после законченной битвы. Рыцари и их безобразные кони лежали убитыми. Но рядом с ними остались и раненые кони кайогов; один из коневодов, прихрамывая, ходил между ними, приканчивая бьющихся и кричащих от боли лошадей.
Гвардия Джакаты потерпела поражение, но Кетан подумал, что Чёрный маг, наверное, уже и не вспоминает о брошенных на произвол судьбы слугах — он думает только о том, как бы поскорее добраться туда, куда стремился.
Оборотень перевёл взгляд на холм впереди и увидел на его склоне всадников, удалявшихся со всей поспешностью, какую позволяла неудобная песчаная почва. Он понял, что Ивик, Элайша и Фирдун успели прорваться сквозь заслон.
Однако об отдыхе ещё рано было думать. К Кетану подъехала на Морне Эйлин. В руке у неё вместо лука снова был жезл с лунным цветком. Он заглянул в её расширенные зрачки и услышал то, что мысленно сказал себе сам:
— Ждать некогда! Нужно скакать вперёд!
В битве погиб Обред. И Гьюрет, качаясь в седле, запел Песнь во славу павшего с честью воина. Путников не оставляла тревога, они чувствовали, как над ними сгущается невидимая туча, и знали, что она последует за ними, куда бы они не направились.
Это означало пробуждение грозной силы. Успеют ли они вовремя остановить Джакату, прежде чем тот произнесёт роковые заклинания? Кони плелись, и ничто не могло заставить их перейти на рысь. Ускакавшие вперёд всадники постепенно уменьшались в глазах, временами почти скрываясь в тучах пыли, вздымавшейся из под копыт и окутывавшей верховых тёмным плащом.
Джакату и его спутников Кетан не мог уже разглядеть, но надеялся, что трое друзей впереди преследуют их достаточно близко, чтобы предотвратить любую попытку злого колдовства.
Для того, чтобы вызвать и заставить служить себе Великие Силы, нужны были сложные приготовления, для которых Джакате потребуется много времени.
Рядом с Труссантом бежала рысцой какая то маленькая тень. Юта! Кетан позвал её, но она и ухом не повела, а продолжала бежать рядом, словно у неё были свои дела, от которых она не желала отвлекаться.
Она даже обогнала Труссанта и, как ни торопил Кетан своего коня, кошка не давала себя догнать и всё время держалась немного впереди, сохраняя дистанцию. Она не переходила на бег, но, казалось, что сыпучий песок нисколько не мешал ей передвигаться быстрее, чем кони.
Между тем ощущение сгущающейся Силы становилось всё отчётливее, пока не сделалось гнетущим; путники с трудом перебарывали себя, продолжая движение. Эйлин подозвала Хардина, Гьюрета и Лиро и к каждому по очереди прикоснулась лунным цветком, последним она дотронулась до Кетана.
Тяжесть, давившая на плечи, немного ослабла. Но вокруг чувствовалось ещё какое то тайное брожение. Сначала Кетан подумал, что это могли быть демоны, которые, поднявшись из чёрных песков, часто преследуют забредших в пустыню путников.
Однако, очертания возникших перед глазами дымчатых видений были не чёрными, а скорее рыжевато коричневыми, и они не крутились вихрем, а стояли в воздухе неподвижно. Он зажмурился и снова открыл глаза. А когда посмотрел, то увидел, что Юта уже бредёт не по чёрному песку, а по ровной дороге, вымощенной такими гладкими плитами, каких Не встретишь ни в одном портовом городе в Долинах. По обе стороны мостовой вставали, вырастая точно из под земли, каменные стены, дома, башни — всевозможные здания. Кетану доводилось видеть марево, поэтому он понимал, что значит это явление, но здесь оно было таким плотным, что взгляд не проникал сквозь толщу призрачных стен.
Ему показалось даже, будто иногда перед глазами мелькают призрачные тени людей, в комнатах и на улицах. В то же время маячивший впереди холм, к которому они направлялись, стал быстро меняться у него на глазах: вместо сплошного чёрного утёса перед ним высилась широкая арка с резными колоннами по бокам.
Однако в мелькающих призраках таилась какая то угроза. Кетан и остальные пришельцы не были здесь желанными гостями, поэтому оборотень стал насторожённо приглядываться к каждой подворотне и переулку, мимо которых они проезжали.
Прозрачные призраки постепенно уплотнялись и проступали все отчётливее. Путники теснее сомкнули ряды. Здесь они были одни, крылатые люди не захотели их сопровождать, и Кетан вдруг почувствовал себя очень одиноким и беззащитным.
Больше всего ему хотелось обратиться в парда, но это было невозможно, так как он знал, что несмотря на старания Эйлин, раны ещё не зажили, и он не сможет передвигаться на четырёх лапах.
— Марево! — произнёс он вслух, словно успокаивая себя этим словом.
— Ты прав, — откликнулась приёмная сестра. — Видение из прошлой жизни. Мы видим сейчас то, что происходило в далёком прошлом. Это место притягивает к себе время, которое остановилось и не может течь дальше.
Кетан слыхал о том, что у Великих Древних были такие города и крепости, каких уже не знали их потомки. Вероятно, сейчас им встретился один из таких городов. Пространство под аркой стало совсем прозрачным, в то время как обрамляющие колонны сделались заметно плотнее, словно вобрали в себя материальность. Марево умеет вызывать Элайша. Может быть, это она вызвала к жизни давно исчезнувший город?
В воздухе ещё сильнее чувствовалось дыхание моря. Как видно, этот город сиял некогда, как жемчужина, среди других городов древнего мира, пока извращённая Сила не стёрла его с лица земли.
Чем ближе они подъезжали к вратам, тем шире становилась дорога, и наконец они очутились на просторной площади, на которой их уже поджидали все, кого они разыскивали — и друзья, и враги.

Глава 30
Пустыня, Конец и начало

Одного взгляда на кроваво красную мантию оказалось достаточно, чтобы понять — человек, оказавшийся в проёме врат, не кто иной, как Джаката. Он стоял во весь рост, а двое волхвов, сопровождавших колдуна в пути, неподвижно лежали у его ног. У Кетана мелькнула догадка, что он видит бездыханные тела несчастных, использованные их повелителем для жертвоприношения.
Кетану пришлось напрячь все силы, чтобы выдержать невыносимый гнёт сгустившейся над землёй Силы. Кое как он сполз с седла и коснулся ногами земли. Почувствовав рядом движение, он взглянул направо — это была Эйлин, она подошла к нему, держа прямо перед собой лунный жезл. Цветок на навершии вяло опустил лепестки, словно из него высосали все живительные соки. Слева держался Хардин, а позади — Гьюрет и Лиро. Затем оборотень почувствовал, что действительно стоит на каменной мостовой, и убедился, что колонны сделаны из настоящего камня.
Сюда же потянулись туманные призраки, смутно походившие на живых. Однако лиц нельзя было разглядеть, и ни один не приблизился настолько, чтобы до него можно было дотронуться рукой.
Все трое, прискакавшие раньше остальных, стояли так же твёрдо, как Джаката. В середине — Ивик, обеими руками державший посох. Он возвышался над всеми, словно стал выше ростом; то, что воодушевляло его, не вмещалось в тесные границы человеческого существа. По левую руку от него стояла Элайша, её браслеты пламенели сверкающими огнями. Лицо волшебницы дышало таким спокойствием, которое достигается, когда человек соберёт воедино все силы своей души и знает, что готов встретить любые испытания.
Меч и шлем Фирдуна лежали на земле у него за спиной, как будто он отбросил человеческое оружие и доспехи, осознав их бесполезность в предстоящей схватке. В нём ничего не осталось от юноши, только только покинувшего Гнездо Щеки осунулись, лицо посуровело, словно он собрал все силы для решающего поединка.
Тут вперёд вышла ещё одна участница, очень заметная благодаря своей чёрной шкурке. Она подошла с деловитым видом, точно её сюда позвали и она явилась на зов. Юта приблизилась к Элайше и замерла возле неё, как статуя.
Кетан шагнул вперёд, чтобы присоединиться к своим товарищам, вместе с ним это сделала Эйлин, она не отставала от него ни на шаг. Возможно, это окажется не их битва. Он чувствовал, как в его душе пробуждается пард, требуя выйти на волю, приняв зримый облик; хлынувшие на него волны энергии придали сил зверю, но Кетан удерживал его в подчинении, сохраняя человеческое обличье. Что то подсказывало ему, если он сейчас уступит и выпустит на волю второе «я», то навеки утратит способность быть человеком.
Рядом с собой он слышал голос Эйлин, тихо напевавшей едва понятные древние слова. Хотя на небе не было её покровительницы — луны, Эйлин творила ритуальные заклинания. И лунный цветок на её жезле начал оживать.
Фирдун не сводил глаз с того, что открывалось перед его взором. Взгляд грифонийца был устремлён вовсе не на колдуна в красном плаще. Тот был не более, чем ключ во вратах; главная же опасность, с которой предстояло сразиться, таилась за его спиной.
Джаката давно заметил их присутствие. Весь воздух пронизывали магические токи. Но тёмный чародей ни разу даже не взглянул в сторону противников, сосредоточившись на магических действиях, которые должен был произвести.
Чёрный жезл Джакаты коснулся одного, затем другого волхва. По его мановению волхвы восстали, но не в телесной оболочке, а в виде двух призрачных теней. Эти призраки показались Кетану более материальными, чем те, которых он только что видел в древнем городе. Но все человеческое и светлое в этих существах отбросили за ненадобностью.
Призраки встали по обе стороны Джакаты и на глазах стали меняться — они росли и вырисовывались все отчётливее И вот обратили взоры на Ивика и его товарищей.
Перстень на руке мага загорелся яркими лучами. Он так крепко держал свой посох, словно тот служил ему единственной опорой.
— Нивор! — Призрак, возникший рядом с Джакатой по левую руку, обрёл ясно различимые черты В них не было ничего безобразного или пугающего — напротив, этот лик сиял безмятежной красотой, однако, при одном взгляде на него, на Фирдуна повеяло холодом смерти.
— Нивор! — произнесли эти уста с затаённой усмешкой. — Какая нечаянная радость!
Лицо Ивика оставалось суровым Его взгляд устремился мимо призрака, который силился привлечь его внимание к себе и Джакате.
— Здравствуй, братец! — снова обратилось к нему видение кротким и ласковым голосом. — Вот наши пути и сошлись!
— Нет! — возразил маг — Если в тебе и впрямь есть хоть капля того человека, личину которого ты принял, то пути наши разошлись давным давно Мы расстались навсегда в Кар Ле Тарджене, а Кар Ле Тарджен с тех пор давно уже рассыпался, и от него остались одни обломки. Но я не верю тебе — ты не Моулин.
— Отказывайся от меня сколько угодно, но я здесь, брат мой!
Призрак окончательно воплотился и принял телесную оболочку исполинского человека, перед которым Ивик казался почти карликом; но маг поднял руку с перстнем и направил луч в лицо медленно приближавшегося привидения. Оно взвыло и скорчилось в судорогах.
— Нехорошо, братец! Ты насылаешь смерть, и сам смертью погибнешь!
— Ты плохо жил, — ответил Ивик, — и ещё хуже умрёшь. Больше ты не восстанешь из мёртвых.
Прекрасный лик исказила смертная мука, и Фирдун пошатнулся от пронзившей его страшной боли Боль была чужая, не своя, но ему показалось, что он причина страданий этого существа Фирдун посмотрел на Ивика и увидел, что тот тяжело опирается на свои посох, словно ему трудно стоять на ногах.
Перед самой аркой врат, приняв торжественную позу, возвышался Джаката, его ритмические движения напоминали фигуры ритуальной пляски.
— Ивик! — воззвало второе видение, рождённое из тени. Это был призрак женщины. Прекрасный лик, гибкий стан, роскошные формы… Взглянув на неё, Фирдун ощутил, что его тянет к ней с такой неодолимой силой, что он едва удерживался, чтобы не шагнуть ей навстречу.
— Любимый! — позвала женщина грудным голосом; она манила к себе, взор её светился обещанием. Какой мужчина мог противиться такому обворожительному соблазну?
— Нет, тень Эйтали! Любовь не пережила измены!
— Я — не тень, мой любимый! Я — живая Эйталь! — воскликнула она, простирая к нему руки.
Фирдун и сам готов был броситься в её раскрытые объятия, но она звала не его. Краем глаза он заметил языки лилового пламени, за которыми почти совсем скрылась Элайша.
А призрачная чаровница залилась звонким смехом, и влечение сделалось ещё нестерпимей. Томительное, пряное благоухание разлилось в воздухе. А взор все манил обещанием…
— Помнишь ли ты утро в просторной опочивальне, Ивик? Ты ведь клялся мне и много чего обещал! Клялся, что наш союз будет вечным. Помнишь ли ночь на берегу реки? Ведь ты говорил, что в моих глазах отражаются звезды, и ты чувствуешь небывалое могущество. Помнишь ли…
— А помнишь ли ты, — прервал Ивик её томное воркование, — что случилось в день последней битвы в Вейрнхолде?
На прекрасные глаза навернулись слёзы и покатились по щекам.
— Я твоя единственная любовь, Ивик. Вернись, любимый! Вейрнхолд принадлежит минувшему. Я была ещё так молода! Я испугалась.
— Испугалась? — вмешался другой, возмущённый и полный презрения голос. Это заговорила Элайша. — Испугалась потерять то, что было для тебя самым важным — власть над мужчинами!
Призывный томный взгляд пропал, точно его не бывало Неземная улыбка сменилась мерзким оскалом.
— А ты, глупое ничтожество, чего ты добилась своими печальными воздыханиями? Разве ты получила то, о чём мечтала? Разве ты завоевала этого мужчину?
— Все отношения между мужчиной и женщиной должны покоиться на доверии и искренности, — звонко ответила Элайша. — Я никого не заманиваю в сети, как ты.
Эйталь презрительно захохотала:
— Ну, и что же ты обрела, убогая?
— Ты всеми правдами и неправдами добивалась, чтобы он поступал так, как нужно тебе, а я никого не хочу неволить.
— Довольно! — воскликнул Ивик, высоко воздев руку с перстнем. — Мы только напрасно теряем время на бесполезные пререкания. Исчезни, Эйталь! Ступай туда, откуда пришла! Такой выбор делается раз и навсегда.
— Нет! — закричала она пронзительным голосом. — Ты не можешь бросить…
Луч волшебного камня ударил, когда она рванулась, чтобы кинуться магу на шею. Фирдун чуть не оглох от её пронзительных воплей, и уже готов был наброситься на Ивика за то, что тот причинил такое страдание живому существу.
Но тут видение исчезло, и вместе с ним растаяли чары, которые опутали Фирдуна. Ивик ещё тяжелее опирался на свой посох. Элайша протянула руку, но так и не решилась к нему прикоснуться.
Затем Ивик выпрямился и громким голосом, в котором чувствовались прежняя сила и мощь, властно вопросил:
— Не пора ли кончать эти игры, Джаката? Ты бросил вызов, так исполни свою угрозу!
Тёмный чародей прекратил своё странное хождение перед вратами. Небрежно держа жезл двумя пальцами, он помахал им в воздухе и улыбнулся улыбкой исчезнувшего призрака:
— Ты долго пожил, Хранитель. Я думаю, твой век кончен. Я отомкнул врата и..
При этих словах все взоры обратились к арке. В воздухе послышалось гудение, невидимый гнёт лёг на плечи присутствующих от предчувствия того, что должно сейчас случиться. В проёме арки стеною стояла тьма, непроглядная, словно беззвёздная и безлунная ночь или чёрная преисподняя — гнездилище величайшего зла.
— Фирдун!
Ивик даже не посмотрел в его сторону, но Фирдун тотчас же приготовился к действию. Настал миг, когда он должен показать все, на что способен.
С первого же слова его голос вступил одновременно с голосом мага. Перстень Ивика чертил в воздухе знаки, и одновременно с ним каждое движение повторял Фирдун. Он словно вышел из своего тела, слившись с чем то, что было больше и сильнее всего, что он когда либо встречал в жизни, и это происходило с ним, не способным соединять свои усилия с другими для совместной передачи мыслей!
Заклинание продолжало звучать. Сгустки мрака в проёме врат заходили клубами. Джаката не напрасно творил чары — то, к чему он взывал, было уже на пороге! Фирдун не мог ничего различить во тьме, но в ноздри пахнуло зловонным смрадом, и вокруг заходили волны чёрной силы. Но он сдерживал их, и слова сами текли с его уст, превращаясь в огненные точки, сливавшиеся в письмена.
Вновь накатила волна злобной силы, и Джаката начал расти и раздаваться вширь. Он раскинул руки, словно обнимая черноту, облекая себя её силой. Казалось, он стремится слиться с нею воедино или стать её зримым воплощением.
Вдруг тьма выхлестнулась из врат черным языком, стараясь лизнуть Ивика, на которого Джаката указывал своим жезлом. Маг покачнулся, но голос его не умолк, а Фирдун продолжал вторить каждому слову. Звёздочки слов собрались уже целым роем, и тут с одного края вырвались вспышки лилового пламени, которое умела вызывать Элайша.
Выросший в исполина Джаката расхохотался, запрокинув голову. А за его спиной, в преддверии врат, все густела тьма, иногда в ней происходили разрывы, но она тут же снова сгущалась, как будто там накапливалась сила, готовая прорваться во внешний мир.
Вокруг Джакаты образовался венец из шевелящихся щупальцев, тянущихся вперёд из тьмы. Слова звезды между тем собрались в плотную массу, которая приняла форму копейного острия. Джаката ринулся туда, где стоял Ивик, но не допрыгнул. Исполин споткнулся и зашатался. Маг выставил навстречу перстень.
Шатаясь, тёмный маг застыл, остановленный копьём, нацеленным на его грудь. Сила копья отбросила тёмного чародея назад. Извивающиеся вокруг щупальца, напрягшись, вцепились в столбы арки, как бы стараясь протолкнуть во врата то, что жадно стремилось проникнуть сквозь них из запредельного пространства.
Часть словозвезд просыпалась на землю при столкновении, но Ивик во второй раз начал произносить заклинание, а Фирдун, слабеющий с каждым мигом, подхватил его слова.
И вдруг щупальца сорвались со столбов и мгновенно сомкнулись вокруг Джакаты. В их удушающем объятии он вновь превратился из исполина в обычного человека, его красивые черты исказились судорогой страдания и страха. Щупальца втянули его за собой во тьму проёма. Словозвезды на этот раз не выстроились в наконечник копья. Сплотившись, они приняли форму решётки, которой закрывают крепостные ворота. Продольные прутья становились все толще и толще, на них легли поперечные брусья, намертво слившись воедино.
Натиск зла разразился последним могучим порывом, едва не сбившим с ног всех, кто стоял перед вратами. Фирдун упал на колени, но из последних сил продолжал делать то, что считал своим долгом. Его призвали поставить защиту, и он не отступил в решающий момент.
Он видел, как зашатался Ивик, державшийся на ногах лишь благодаря своему посоху. Затем из магического перстня в последний раз брызнули огненные звезды, и весь пучок выстрелил в самую середину сплетённого из света щита. Раздался такой оглушительный грохот, что от него заложило в ушах и все попадали на землю.
Наступило безмолвие. Кетан, упавший при последнем порыве ветра ничком на землю, слышал только своё прерывистое дыхание. С большим усилием он приподнял голову.
Врата… Но никаких врат больше не было. Не существовало больше ни арки, ни города, возникшего из прошлого. Даже чёрная глыба, которую они видели впереди, подъезжая к этому месту, сравнялась с землёй и исчезла. Там, где она высилась, сейчас плескались о берег белопенные волны. Воздух очистился, и в нём чувствовалось свежее дыхание моря, а в небесах, словно играя, кружили белокрылые птицы, то взмывая к облакам, то опускаясь к самой воде.
Между Кетаном и краем земли лежали его спутники. Оказывается, Кетан был не первым, кто очнулся. Ползком, с напряжением преодолевая каждый дюйм, Эйлин уже направлялась к двоим, лежавшим совсем рядом. Кетан увидел, что Ивик лежит, прикрыв голову согнутой рукой, а возле него неподвижно застыла Элайша, успев дотянуться и положить ладонь ему на плечо, словно, теряя сознание, она ещё пыталась его защитить.
А вот и Фирдун! Он уже приподнялся, упёршись руками в землю, и собирался встать. А немного дальше лежит ещё кто то. Кто же это?
«Неужели я сплю и снова вижу сон?» — подумал оборотень.
Но нет! Ведь город исчез, исчезли врата, и осталось лишь то, что есть на самом деле.
Приподнявшись, Кетан на четвереньках потащился к победителям, которые сумели выжить в сражении. Вот только все ли остались живы?
Эйлин, стоя на коленях, уже трудилась над Ивиком, силясь перевернуть на спину бесчувственное тело. Элайша подняла голову, кое как встала и начала ей помогать.
Но в этот миг другой голос позвал Кетана, этот зов был сильнее всякой магии. Магии можно выучиться, а голос всколыхнул в нём чувства, дремавшие в самой глубине его существа.
Не надеясь на свои силы, он, не пытаясь встать на ноги, пополз на четвереньках. Каждый шаг он преодолевал с огромным усилием, грудь ходила ходуном, голова тряслась, но он упрямо продолжал ползти, борясь с чудовищной слабостью. Краем глаза он сквозь туман видел, как поднимается Фирдун, но всё его внимание было сосредоточено на другой.
Казалось, она спит, свернувшись калачиком. Лицо её было обращено в его сторону, и он узнал ту, что являлась во сне, только сейчас на её челе лежал луч света, как будто зажглась ясная звёздочка.
Кетан подполз ближе. Им владела одна тревожная мысль — неужели жизнь вытекла из неё вместе с последними силами? Наконец он дополз и, упав рядом, протянул руку, чтобы дотронуться до её щеки. Ах, госпожа моя! Красавица в чёрных мехах! Прекрасная дама…
Медленно её глаза открылись, и Кетан встретил непонимающий взгляд. Она медленно провела ладонью по своему облегающему платью, словно ожидала ощутить что то другое.
— Юта!
Кетан приподнял её голову и привлёк к груди.
— Юта!
Он догадался, что это была она.
На её лице отразилось удивление, затем оно озарилось счастьем.
— Окончено время моего изгнания! — промолвила она почти беззвучно, но оборотень расслышал этот шёпот.
Она заглянула ему в глаза:
— Нет, Великий Воин, я не из племени оборотней. Давным давно надо мной свершилось превращение. Но как же… — Рука её поднялась и коснулась сияющей звёздочки на челе. — Итак, обещанное свершилось!
На глазах у неё блеснули слёзы и, не удержавшись, скатились по щекам:
— Я знала про обещание. Но как же долго, как долго пришлось ждать!
— Прошлое миновало, — сказал Кетан, теснее прижимая её к груди. Ему хотелось как можно крепче держать и не отпускать обретённое сокровище. И наконец его губы приникли к её устам. Какое им теперь дело до всего, что было в прошлом!
— Юта! — повторил Кетан. Ему хотелось пропеть её имя, но он не был бардом. Её руки обнимали его, её губы страстно отвечали на его жаркие поцелуи. Оба, как зачарованные, пребывали во власти магической силы, которая не имела ничего общего с колдовством, пока их не пробудил к действительности горестный возглас.
Эйлин держала магический цветок над распростёртым телом Ивика. Он лежал с открытыми глазами. Сначала он посмотрел на неё, затем на Фирдуна, а потом обратил взгляд на ту, которая держала у себя на коленях его голову.
Кетан наконец поднялся с колен и помог встать Юте. Рука об руку, пошатываясь, они поплелись туда, где собрались остальные. Тогда Ивик остановил свой взгляд на подошедшей паре.
— Молодец, охотница и смелая странница! Ты послужила Свету, и это победило тяготевшее над тобою тяжкое заклятие, — он говорил так тихо, что голос был еле слышен. — Ловко же ты управилась со слугою Тьмы!
— О, Господин! — воскликнула Юта, упав перед ним на колени. — Время изгнания…
Маг только улыбнулся:
— Кончилось. Ты заслужила помилование на всю оставшуюся жизнь. И ты нашла своего избранника, а он — тебя. Так что всё стало, как тому и следует быть. — Он снова перевёл взгляд на Эйлин. — Не печалься, дочь Луны! Для всех живущих когда нибудь приходит конец. Любая Сила требует расплаты. Настала и мне пора расплатиться с долгами.
— Не будь так уверен! — послышался голос Элайши. — Ты всегда слишком спешишь, государь мой! Слишком уверен во всём, что касается долга, во всём, кроме того, что таится в тебе, погребённое на самом дне! Настало время, когда семя должно пробиться к свету, чтобы расти и цвести.
Не спрашивая разрешения, она быстрым движением отняла его голову от своего плеча и передала в объятия Эйлин. Провожаемая удивлёнными взорами своих товарищей, она отошла от них на несколько шагов.
Остановившись, она воздела руки, на которых вспыхнули лиловым пламенем волшебные браслеты:
— Я взываю и прошу ответа! — обратилась она к небесам не смиренным, но требовательным голосом.
На глазах у присутствующих в небе проступили очертания замка; он не казался тенью, как исчезнувший город из прошлого, замок переливался всеми цветами радуги. Он медленно опускался, вырисовываясь все отчётливее и словно наливаясь тяжестью, а когда окончательно опустился, Кетан почувствовал, как земля под ногами дрогнула и раздался звук тяжёлого удара.
Тогда Элайша обернулась к ним и сказала:
— Несите моего господина!
Кетан и Фирдун подняли Ивика. Он был не тяжелее ребёнка, его иссохшее тело почти ничего не весило, а лицо сделалось серым, словно внезапно подкравшаяся старость отбросила свою мрачную тень. Кетан и Фирдун старались нести мага как можно бережнее. У ворот замка их встретила Элайша и показала, куда его отнести, а сама осталась там стоять, как бы удерживая воздушное сооружение. Дождавшись, когда мага уложили, она бегом бросилась к Ивику.
— Так, значит, марево, моя радость? — спросил он её. В ответ она рассмеялась:
— Каждый выбирает, что ему ближе. Оно всегда служило мне верой и правдой.
Пока мага переносили, он продолжал держать в руке свой посох. Сейчас он поднял свободную руку, жестом останавливая Кетана и Фирдуна, и тут они увидели, что камень в его перстне даёт трещины и рассыпается на глазах.
— Фирдун, — заговорил маг окрепшим голосом, — ты хорошо исполнил свою службу и сослужишь ещё лучше. Уходящий Хранитель в положенный срок передаёт своё дело тому, кому назначено стать на стражу. Так прими же вот это! — И он протянул Фирдуну свой посох.
Больше всего Фирдуну хотелось ответить отказом. Но в его душе теперь жило что то, что заставило юношу согласиться.
— Ты истинный отпрыск рода Грифона, — продолжал Ивик, — и ни в чём не уступаешь своим предкам, только тебе назначена другая стезя. И я не сомневаюсь, что ты пройдёшь её достойно. Но вот моё время и вышло, и, кажется, моя дама уже теряет терпение.
Он с улыбкой взглянул на Элайшу, которая вновь обняла его и прижала к груди.
— Возвращайся же в Гнездо, дабы и там, и в Лормте услышали наш рассказ. Кое где ещё остались заповедники Тьмы, но, пока врата на замке, Силы Тьмы не получат через них подкрепления. Да хранит вас Великая Сила!
Глаза Ивика закрылись, и он поник без сил в объятиях Элайши, а замок оторвался от чёрных песков и стал плавно подниматься в воздух. Его стены так ярко сверкали, что оставшиеся невольно зажмурились, а когда они открыли глаза, видение исчезло.
Эйлин отирала ладонями струившиеся по щекам слезы. А Фирдун стоял, крепко сжимая обеими руками магический посох. Лицо его приняло суровое и отчуждённое выражение, как будто он перестал быть одним из них, а целиком сосредоточился на возложенном долге, который навсегда заслонил от него веселье и радости жизни. Посмотрев внимательно, Эйлин подошла к Фирдуну, так же прямо держа перед собой лунный жезл, как Фирдун держал посох. Лепестки цветка оставались раскрытыми, хотя день клонился к вечеру.
— Ни одна стезя не обязывает к одиночеству, — промолвила она, и лунный цветок на её жезле замерцал, источая лучи света. — Есть множество способов нести стражу, исполняя долг Хранителя. Так не торопись же, Фирдун, прежде времени закрывать за собой двери!
Он хмуро смотрел на неё, кусая губы. Плечи его понуро согнулись, словно посох был для него непосильной ношей.
— Ивик прошёл свой путь одиноким.
— То — Ивик, но ты ведь не он! Выбирай сам, как тебе поступить, Фирдун! Ты не обязан следовать чужому примеру. Взгляни сюда!
Она приблизила лунный жезл к посоху, так что один лепесток прикоснулся к его поверхности рядом с пальцами юноши.
И вдруг по нему, как искра, пробежала ожившая звёздочка, как тогда, когда они рождались из слов. Фирдун тихо вскрикнул:
— Эйлин!
И тут вслед за жезлом, который по своей воле приблизился к волшебному посоху, она сама приникла к его груди.
Он проговорил:
— Вдвоём с тобой… Вдвоём с тобой я смогу!
— А как же иначе! — откликнулась она радостно. — Ивик это знал, иначе он не вручил бы тебе свою силу. Ты станешь таким же, как он, — надеждой людей, крепким оплотом против Сил Мрака.
— Господин! — раздался рядом голос. Фирдун и Эйлин обернулись.
Перед ними стояли Хардин, Гьюрет и Лиро. И Хардин показал рукой на кружевную морскую пену. Только тут эти двое, только что объяснившиеся друг с другом, заметили, что возле их ног плещутся волны, все дальше набегая на берег.
— Начался прилив!
Кетан рассмеялся:
— А это значит, что всем, кто принадлежит к кошачьему племени, пора убираться подобру поздорову. Нам предстоит неблизкий путь.
— Да будет так! — промолвил Фирдун. И всем показалось, что в его голосе прозвучала какая то новая нота. У Эйлин мелькнула даже мысль, что если бы она сейчас закрыла глаза, она приняла бы этот голос за голос Ивика. Путь будет неблизким, однако по нему не придётся идти в одиночестве. Одиночества не будет никогда!
И, отступая перед волнами, они увидели, как море затопило место, на котором когда то стояли врата.

Интерлюдия: гавань, город Эс, Эсткарп

Стояла хорошая погода, лёгкий ветерок, проникавший через окно в сторожевую башню, приносил освежающую прохладу. Но госпожа Лоиса все куталась в двойную шерстяную шаль, хотя и понимала, что ощущение холода идёт изнутри.
Она старалась не подсчитывать дни, проведённые у смотрового окна, из которого открывался вид на обширную гавань с чернеющим за нею на горизонте зловещим Гормом. Гавань была полна кораблей. Лето выдалось удачное для мореходства, и салкары старались совершить побольше рейсов, пользуясь благоприятными ветрами, пока не начался сезон штормов. Лоиса насчитала на рейде пять кораблей, но не нашла среди них того, которого так ждала.
Лоиса хорошо знала море, причём с самой худшей стороны. Замок Верлен, в котором она родилась, издревле слыл среди моряков опаснейшим местом. Его владельцы, хотя и не стали пиратами, немногим отличались от обыкновенных разбойников. Они промышляли тем, что грабили потерпевшие крушение корабли, и сама природа выступала их пособницей, выбрасывая суда на подводные рифы, притаившиеся у побережья, словно клыки чудовищной пасти. Наверняка не только верленцы занимались страшным промыслом. Кто знает, сколько других стервятников хозяйничало на побережье Ализона или в неведомых заморских землях!
Кроме подобных грабителей разбойничали ещё и пираты. Недавно был предпринят успешный рейд против одной из пиратских гаваней неподалёку от Морского Форта, расположенного в северной части Долин.
Силы Тьмы вылезли из своих нор и вышли на охоту, поэтому невозможно было заранее предугадать, где и как они проявят себя в следующий раз. Эсткарпу удавалось поддерживать кое какую связь с обитателями Гнезда, но этот замок находился в Арвоне, вдалеке от побережья, и те, кто работает там, ничего не знали об опасностях, грозивших морякам.
— Ты колдуешь? Заговариваешь волны, милая?
Одетый в полудоспехи Корис вошёл в тяжёлых сапогах, однако Лоиса слишком сосредоточилась на своём, чтобы услышать его шаги, поэтому вздрогнула, когда он, подойдя, обнял её за плечи могучей рукой воина, привычной к боевому топору. Она обернулась и встретила его взгляд.
Корис, занявший ныне пост Защитника и Военного Маршала, а фактически ставший неофициальным правителем Эсткарпа, был одного роста с нею, но Лоиса сама видела, каким грозным бойцом он показал себя в битве — враги разбегались перед ним, не смея приблизиться к широкоплечему воину.
Лоиса через силу усмехнулась.
— Я, словно юная девица, все глаза проглядела в ожидании того… — начала она и замолкла, не в силах продолжать.
Нет, заплаканной он её не увидит. Что угодно, только не это!
— Ты — великая женщина, госпожа! — сказал Корис. Его губы приблизились, и она почувствовала на щеке тепло его дыхания. — И кроме того, ты мать взрослого сына, который покинул родной кров!
— Есть новости? — спросила она, хотя и знала, что получи он какие то известия, Корис первым долгом начал бы с этого.
— Из Морского Форта прибыл корабль «Высокие паруса». Капитан высадился на лодке, не дожидаясь, когда бросят якорь. Он сообщил только то, что знает по слухам: в этом году в море очень много айсбергов, и они заплывают на юг дальше обычного.
— А второе, что я хотел бы сказать, касается Лисицы. Она желает встретиться с тобой.
При последних словах он отбросил шутливый тон, и лицо его сделалось серьёзным. Лоиса скривила губы, словно ей в рот попало что то кислое.
— Что же, пойдём! — сказала она, направляясь к винтовой лестнице. — Корис, ты уже много лет общаешься с людьми её племени. Как тебе удаётся сохранять вежливый тон? Я думала, что сообщество колдуний ведёт себя тише и миролюбивее, пока нам не навязали для поддержания связи эту Лисицу.
— Родная моя! Эта Лисица сущий агнец по сравнению с великими колдуньями прошлых лет! Они научили меня быть толстокожим. Кстати, она совсем не похожа на своих нынешних сестёр; таких, как она, теперь считанные единицы. Ведь самые сильные умерли или лишились дара во время Поворота, а новые гораздо терпимее к нам.
Они спустились к барке, ждавшей внизу, чтобы перевезти их в город, и гребцы взялись за вёсла под удары барабана, которые не только задавали ритм, но и служили предупредительным сигналом для встречных судов, чтобы те вовремя уступали дорогу.
Вместо того, чтобы удобно расположиться на корме, где были разложены мягкие подушки, и дать отдых спине, Лоиса сидела прямо и напряжённо. Зачем явилась Лисица? Может быть, пришли важные вести от одного из отрядов, отправившихся на поиски врат? Или речь пойдёт о новом открытии, сделанном в Лормте? Лоиса с огорчением отметила про себя, что из Лормта всё это время поступало очень мало помощи. Найденные там рукописи салкаров относились к сравнительно позднему периоду, когда мореплаватели уже поддерживали тесную связь с Эсткарпом и Долинами. Это были легенды — не слишком надёжное руководство, чтобы полагаться на него в действительной жизни. Хотя, с другой стороны, в легендах тоже нередко обнаруживается заложенное в них зерно истины. Хорошо, что, по крайней мере, Эсткарп и Эскор удалось очистить от злосчастных дыр, ведущих в иные пространственные и временные миры, от которых постоянно исходила угроза вторжения. Другая удача состоит в том, что с отрядом, отправившимся в южном направлении, поддерживается постоянная связь.
А вот, что касается Арвона, то о нём ничего не известно. Единственная надежда на волшебные приспособления Хилариона. Может быть, ему удалось связаться с кем то из племени Грифона?
— В связи с сезонными условиями они располагают ограниченным временем для поисков, — высказала она вслух одну из своих тревожных мыслей. — Южному отряду в Арвоне не грозит раннее наступление зимы.
— Ты права, — согласился Корис, не притворяясь, будто не принимает всерьёз её невысказанные страхи. — Но капитан Стимир давно торгует с северными странами, никто ещё не забирался так далеко на север, как он. Он изучил все опасности.
Лоиса знала все это не хуже, чем Корис, и ей самой было стыдно, что она дала волю страху. Их сын Симонд был уже опытным бойцом. И рядом с ним была Трусла. Никто ещё хорошенько не знал, какими она владеет силами, потому что она отказалась пройти проверку своих способностей у колдуний, однако люди, наделённые даром, и без проверки видели, что в ней тоже таятся сильные задатки. Лоиса ещё раз порадовалась, что удалось отвертеться, когда колдуньи хотели навязать Симонду и Трусле Лисицу; колдунья, которая им досталась, Фрост, принадлежала к новому поколению, она прошла хорошую выучку, но при этом любезно держалась с посторонними людьми, не имеющими отношения к её узкой специальности.
Но вот они подплыли к высоким стенам древней крепости Эс и скрылись в его недрах. Хотя Лоиса выросла в Вердене, таком же мрачном и старинном замке, к крепости Эс она никак не могла привыкнуть. Все здесь дышало такой незапамятной древностью, что казалось, будто этот замок стоял тут до того, как на свете появились люди, и в те времена в нём обитали иные существа.
Кабинет Кориса находился на первом этаже одной из башен, здесь он занимался самыми секретными делами. Не успели они войти, как на них надвинулась Лисица. Лоиса обиделась за Кориса, потому что присланная к ним для связи с её страной и с Лормтом колдунья превосходила его ростом. К тому же эта дылда вовсе не была той сухопарой жердью, какой ей, казалось, следовало быть в соответствии с суровыми нравами её племени, но она была дюжей, плечистой бабой — чисто солдат в юбке, да и только!
Как всегда, лицо колдуньи хранило каменное спокойствие. И жили только глаза. В эти две светящиеся щёлочки, едва прорезанные над пухлыми, как подушки, щеками, было неприятно смотреть. Как настоящая аристократка, Лоиса не могла пожаловаться на недостаток гордости, и ей нечего было стыдиться в своём прошлом, но под пронзительным взглядом Лисицы она снова чувствовала себя той девчонкой, которой во всём приходилось повиноваться непререкаемой отцовской власти.
Сначала Корис со всеми церемониями, которых требовал придворный этикет, усадил супругу; так он напоминал посетителям о собственном высоком положении; и лишь затем знаком предложил Лисице расположиться по другую сторону стола, заваленного кипами карт и различных бумаг.
— У вас есть какие то новости, сударыня? — спросил он, без лишних предисловий приступив к делу.
— Пожалуй, да! — сказала колдунья и облизнула губы толстым языком, словно заранее предвкушая удовольствие от предстоящего сообщения. Лоиса сразу поняла, что известие будет не из приятных. — Наша сестра наблюдательница из окрестностей Коринта прислала предостережение.
— Коринт, — повторил Корис и достал нужную карту. — Ах, да! Это сравнительно новый населённый пункт салкаров к северу от границы с Ализоном.
Лоисе так и хотелось улыбнуться, но она не позволила себе никаких проявлений смешливости. Неужели Лисица вообразила себе, что может знать больше Кориса о круге его обязанностей?
Но если колдунья в душе и огорчилась, что язвительная стрела пролетела мимо цели, она ничем этого не показала.
— Они дали у себя прибежище иноземцам, — продолжала колдунья. — Это не ализонцы и не люди Старой Расы, а совершенно иной народ, пришедший с севера. Их шаманы — это слово она произнесла откровенно презрительным тоном, — бормочут что то о надвигающейся опасности. Эти люди верят сновидениям и принимают кошмары, вызванные недоеданием или обжорством, за откровения, ниспосланные Великой Силой.
Корис, казалось, с головой погрузился в изучение карты:
— При условии попутного ветра «Разрезатель волн» должен уже стоять там на рейде. У Стимира есть в Коринте родичи, так что он должен быть в курсе всех слухов о Великой Стуже. А как относится тамошняя ведунья к рассказам беженцев? Она им верит?
Лисица коротко кивнула. Лоиса подумала, что на самом деле ей было бы приятнее, если бы она могла выразить противоположное мнение.
— Всё это довольно понятно. Во время бури, поднявшейся от распада Магического камня, над землёй, вероятно, пронёсся вихрь неуправляемых сил. Кто может сказать, как это аукнулось в разных землях, о которых мы вообще ничего не знаем!
Спокойно сложенные на коленях руки Лоисы непроизвольно сжались, она больно стиснула сплетённые пальцы.
— А что слышно из Лормта? — задал Корис следующий вопрос таким тоном, каким привык требовать отчёта от своих подчинённых.
— Там роются в архивах, и адепт их торопит, но пока они ещё ни до чего не докопались, и он не связывался с Арвоном.
— Так значит, беженцы устремились на юг, — Корис вновь погрузился в изучение карты. — Окажите любезность, сударыня, свяжитесь, пожалуйста, с вашей сестрой, которая находится за границей, и попросите её узнать всё, что может, включая мельчайшие подробности. Было бы хорошо, если бы она выбралась из своей резиденции и съездила бы в Коринт, чтобы собрать все нужные нам сведения.
Тут по лицу Лисицы пробежала тень непосредственного чувства. И, судя по выражению, оно было недобрым:
— Сестры получают назначение от Совета Мудрейших. В странствиях участвуют только те, которых Совет отправляет с экспедицией для того, чтобы обеспечить безопасность её участников.
— Полагаю, что Совет не откажется выполнить пожелание, связанное с обеспечением безопасности нашего мира, — возразил Корис. — Перейдём к следующему пункту! Какие новости у госпожи Фрост?
— Никаких, кроме переданных с моря. Капитан докладывает о необычайном скоплении айсбергов. Фрост собирается переговорить сегодня с шаманкой, находящейся в Коринте.
— В таком случае, — сказал Корис, откидываясь в кресле, — мы хотим получить достаточно полный отчёт, чтобы избавить вашу наблюдательницу от необходимости совершать поездку к нам на север.
Лоиса заметила, как колдунья судорожно стиснула кристалл. Между колдуньями, принадлежащими к различным поколениям, иногда возникали трения. Для участия в экспедиции выбрали самых молодых. Это решение приняли под влиянием Фрост; её спокойный и доброжелательный голос, к счастью, убедил остальных.
Лисица встала, взмахнув подолом серого одеяния:
— Обещаю, господин маршал, что все поступающие сведения вы получите без промедления! — и не попрощавшись, быстрым шагом вышла из кабинета.
— Итак, на севере неспокойно! — сказала Лоиса, позволив себе в виде исключения проявить некоторую слабость. — Но разве было когда нибудь так, дорогой, чтобы повсюду всё было спокойно?
Корис выглядел удручённым:
— Это так. Но легче самому сражаться, чем сидеть и ничего не делать, а только слушать, как туда сюда передаются вести.
Он протянул руку и положил ладонь на карту. Лоиса порывисто положила сверху свою.
— В нём течёт твоя и моя кровь, Лоиса. А мы никогда не мирились с поражением и не падали духом, когда случалось его пережить. Наш сын уже взрослый мужчина. Он сам выбрал себе подругу, и его выбор достоин уважения. Камень указал на них как на избранников. Ждать и смотреть со стороны всегда труднее, чем самому действовать. Нынче ночью я отправлю гонца к Саймону, — его застава стережёт северную границу, — чтобы узнать о замыслах Ализона. Оттуда доходят слухи, что молодой наследник трона, которого приручила госпожа Мерет, не сидит, сложа руки. Если его кипучая деятельность приведёт к тому, что подвластные ему народы, увлечённые взаимными распрями, останутся в родных пределах, нам это на пользу. Ах, Лоиса, — вздохнул он, крепко пожав её руку. — Нам, верно, не суждено дожить до мирных, спокойных времён! Остаётся только смириться с неизбежным. Кое что хорошее я всё таки нашёл на войне — тебя, госпожа, без которой моя жизнь стала бы бесплодной пустыней.
— А я нашла тебя, любимый! Из всякого зла в конце концов рождается добро. Чего бы стоила наша жизнь, если бы это было не так? Я давно сделала свой выбор, — задумчиво промолвила Лоиса, — и ни разу о нём не пожалела. А теперь постараюсь принять без сожалений выбор, который по своей или не по своей воле сделал Симонд. Ведь и мой выбор, может быть, зависел не от меня самой. Высшая сила даровала нам это счастье, милый!
— И оно пребудет с нами, — сказал Корис, заключая её в свои объятия.
И оба, в который уж раз, ощутили себя единым существом, зная, что так было и так будет до скончания века!

Глава 31
Коринт, Север Ализона

Как ново все вокруг! Трусла придвинулась поближе к Симонду. Канал, протекавший через середину города, не мог удивить человека, который, как она, родился и вырос в Торовых болотах, где повсюду была вода и дома стояли на островках, разделённых протоками. Но там жизнь текла в устоявшемся русле как бы вне времени, из года в год повторялось одно и то же, и всё оставалось на своих местах.
Потом она приехала с Симондом в город Эс, где всё казалось совсем древним; их жилищем стала главная башня замка — такая же древняя, как и всё остальное.
А тут каменных стен нет и в помине, все дома сложены из брёвен, некоторые вообще стоят без крыш, и всюду кипит работа. Недавно прошёл дождь, и дорога вдоль домов так раскисла, что, сойдя с мостков, можно было провалиться в грязь по щиколотку. Со всех сторон непрестанно разносился стук молотков, громкие голоса строителей, поднимавших стропила, а на дороге то и дело раздавались крики «Посторонись!» и двигались целые вереницы носильщиков с грузом строевого леса.
Корабль, на котором они с Симондом недавно приплыли, доставил в город припасы для строителей. По салкарскому обычаю женщины работали наравне с мужчинами; ловко орудуя шестом, они правили лодками, перевозя по каналу различные грузы, трудились подручными на стройках, а некоторые и сами, взяв в руки топоры, плотничали и столярничали.
Трусла никогда не слыхала, чтобы люди сразу строили целый город, но в том странном мире, который открылся ей за пределами Торовых болот, она вообще узнала много нового.
— Берегись!
В тот же миг она почувствовала, как Симонд обхватил её поперёк туловища, чтобы вместе с нею отскочить в сторону, уступая дорогу веренице носильщиков, которые волокли качающееся на верёвках бревно.
Все эти трудившиеся в поте лица люди были такие огромные! Не только ей, но и Симонду, в котором тоже отчасти текла та же кровь, приходилось смотреть на них снизу вверх. Трусла нелегко привыкала к жизни на корабле, хотя старалась не показывать вида, как ей трудно.
— Нам сюда, — сказал Симонд, сворачивая с ней по залепленным грязью мосткам к дверям уже достроенного дома, из которого пахнуло смолистым запахом свежесрубленной древесины. Переступая порог, Трусла озабоченно подумала, как бы не нарушить нечаянно какого нибудь обычая.
— А, это вы! Добро пожаловать! Входите, входите! Бертель, давай сюда пиршественные рога. Надо приветствовать наших друзей!
Голос хозяина показался Трусле громоподобным. Чтобы видеть его лицо, ей пришлось высоко задрать голову. Мангус Могучая Рука недаром славился высоким ростом даже среди сородичей.
Немного придя в себя от первых впечатлений, Трусла увидела, что сидит в кресле и что оно гораздо старше окружающих стен — мягкая обивка была довольно потёртой. Ногами девушка не доставала до пола, устланного не только привычными ей ткаными половиками, но и разбросанными по горнице шкурами.
Не успела Трусла устроиться в кресле, как к ней уже подошла рослая женщина с рогом и блюдом с хлебом и солью в руках. Трусла взяла протянутый рог, отломила кусочек хлеба, обмакнула в солонку и как можно непринуждённее сказала:
— Да будет счастье этому дому и всем его обитателям! Пусть ваши охотники будут удачливы, ваши посевы дадут хороший урожай и все ваши корабли возвратятся в родную гавань!
Она не решилась бросить взгляд на Симонда, чтобы по его лицу узнать, верно ли запомнила, затверженные с его помощью слова. После Труслы девушка подошла к Симонду и тоже протянула ему рог и блюдо.
— Удачи и вам, дорогие гости! Лёгкого пути и гладкой дороги! — С этими словами Мангус опорожнил свой рог.
— Ну, а теперь за дело! — Мангус сделал знак рукой, и Бертель удалилась. — Есть новости.
— О, Всеведущая! — позвал он зычным голосом. — Они уже здесь и ждут тебя!
В ответ кто то отодвинул яркую узорчатую занавеску, из за неё показалась другая женщина в сопровождении небольшой свиты. Когда то она была, по видимому, такой же рослой, как Мангус, но годы совсем согнули её спину, и ей пришлось запрокинуть голову, чтобы заглянуть в лицо гостям. Одета она была в широкий плащ зеленовато голубого цвета, похожего на цвет морской воды в ясный, безветренный день, надвинутый на лоб капюшон почти совсем скрывал седые редкие волосы.
Вместе с нею, следуя на шаг позади, вошла ещё одна женщина; эта была значительно моложе, одетая, как все салкарки, в длинную куртку и брюки, но через плечо у неё справа налево висела перевязь такого же зеленовато голубого цвета. В руках она бережно, словно величайшую драгоценность, держала маленький и, судя по потёртому виду, очень старый бубен.
Следом появилась Фрост — эсткарпская колдунья, прикреплённая к миссии Симонда. Она была молода, и Трусла, которая сначала её побаивалась, поскольку эсткарпские колдуньи издавна славились неуживчивым нравом, привыкла к ней и даже полюбила слушать, когда та объясняла разные вещи, незнакомые для жителей Торовых болот.
Четвёртая женщина, замыкавшая маленькое шествие, выглядела так необычно, что при её появлении все невольно обратили на неё внимание. Рядом с колдуньей, одетой в строгое серое платье, она вся полыхала яркими красками. Глядя на неё, Трусла не смогла угадать ни возраста, ни того, к какому народу она принадлежит, хотя сразу было видно, что это не салкарка, а северянка совершенно непохожая на женщин Эсткарпа.
На плечах у неё был плащ из птичьих перьев, но она не запахивалась в него, как шедшая впереди старушка Ярко белые и жгуче чёрные перья располагались узорами, а под распахнутым плащом виднелось закрывающее бедра одеяние из сверкающего белизной гладкого меха, отороченное у горла воротником из птичьего пуха. Ноги её были обуты в высокие, от носка до бедра, сапожки, перевязанные на уровне коленей узкими ленточками, украшенные крупными прозрачными разноцветными бусинами.
Длинные волосы северянка уложила на затылке в большой пучок, в который вплела ленты с блестящими бусинами. Белизна меховой кофты подчёркивала смуглый цвет лица и странные раскосые глаза. Эта женщина держалась уверенно, с сознанием собственного достоинства, и Трусла с первого взгляда почувствовала к ней необъяснимую симпатию, заметив, что та тоже была маленького роста, так что колдунья Фрост и салкарки казались рядом с нею великаншами.
— Вот наши эсткарпские гости, Всеведущая, — сказал Мангус, подавая кресло вещей старухе, её помощница выбрала место у неё за спиной, в то время как Мангус усаживал Фрост и чужестранку.
— Вот госпожа Трусла из Тора, — продолжал Мангус, представляя своих гостей, — а это — господин Симонд, сын маршала Кориса.
Старушка в зелёном капюшоне по очереди взглянула на них проницательным взглядом, и Трусла выдержала его, не опустив глаз. Ей и раньше не раз приходилось встречаться со жрицами, и она привычно оказывала им положенные знаки почтения, независимо от того, насколько дружелюбно те с ней обращались.
— Кто такая эта почтенная госпожа, вы знаете сами, — при этих словах колдунья слегка кивнула головой. — А эту даму зовут Крылатой, она принадлежит к народу латтов.
Тут Трусле почудилось, что их хозяин как то неуверенно взглянул на женщину в наряде из меха и перьев.
Она не кивнула, но молча улыбнулась, бросив взгляд на Труслу и Симонда.
— О вашей миссии всем хорошо известно, — обратился к ним Мангус, потянувшись рукой к рогу, как бы за подкреплением, но потом передумал и отодвинул его от себя. — Всё, что нам известно о северных морских путях, включая легенды, мы вам уже сообщили.
Как вы знаете, мы хотим основать в Коринте порт, который станет центром северных торговых путей. Месяц назад у нас причалил чужой корабль. Выслушай же, Крылатая, — эти люди приплыли сюда с юга по велению почитаемой там Великой Силы для того, чтобы напасть на след, в котором, может быть, кроется корень и вашей беды. Так поведай же, какая напасть случилась с твоим народом!
Наступило молчание. Может быть, северянка собиралась с мыслями, а может быть, решала про себя, какие цели преследуют её слушатели Но вот она возвысила голос и заговорила на общеупотребительном торговом языке, но с таким странным произношением, что Трусла и Симонд, которые напряжённо вслушивались в каждое слово, не всегда могли с уверенностью сказать, что правильно понимали их смысл. Никто из присутствующих ни разу не попытался перейти на мысленный разговор, и Симонд считал, что ему не подобает начинать первым.
— Мы живём… на севере, — сказала женщина, и немного повела рукой. — Охотимся. Наши копья страшны для медведей и для ночных псов, даже мохнатые горы боятся нас.
Слышно было, что она говорит это с гордостью, а упомянув о медведях, чужеземка провела ладонью по своей меховой кофте.
— Со страхом мы свыклись, — продолжала она неторопливо, словно подбирая слова. — В нашей жизни всегда было много такого, чего надо бояться, от этого никуда не денешься. Снег и злая зимняя стужа — так уж устроена наша жизнь. А тут вдруг что то совсем другое!
Рассказчица подалась вперёд, передвинувшись на самый край широкого кресла.
— У каждого народа своя сила. У вас в Эсткарпе, — сказала она, кивая на Фрост, — люди обращаются к высшей Силе, с которой не может сравниться ни одно живое существо. Вы, — тут она кивнула женщине в зелёном плаще, — бьёте в бубен, чтобы вызвать или успокоить бурю, и, наверное, умеете делать ещё много удивительного.
— А мы, латты, видим сны. — При этих словах на лице у неё появилось немного тревожное выражение, словно она подозревала, что слушатели ей не поверят. — Из снов мы узнаем, где надо охотиться, чтобы добыть зверя, находим заблудившихся людей, узнаем, когда начнётся буран, как вылечить заболевшего или раненого человека, и много других полезных вещей, но вот что делать, чтобы спастись от Мрака, этого наши сны нам не говорят.
От волнения рассказчица повысила голос, и Трусла заметила, что не только она сама, но и Симонд весь напрягся.
— Этого Мрака мы прежде не знали, в старинных песнях о нём не поётся. И только в одной говорится о древнем Зле, пришедшем с севера, и когда то в давние времена, заставившем наш народ сняться с насиженных мест и бежать в южные земли.
И вот его шёпот стал проникать в наши сны, лукаво искажая правдивые картины. И наши охотники перестали находить след зверя. Люди стали умирать до срока. Поэтому мы собрали пожитки и отправились к югу в надежде спастись от надвигающегося Мрака. Здешняя земля краше, но это не наша родина. И мы не можем глубоко погружаться в сон для того, чтобы сновидение обрело настоящую силу, потому что там, в глубине, нас подстерегают тени, и глубины сна стали для нас недоступны.
— Ты и здесь чувствуешь постороннее вмешательство? — спросила Фрост, притрагиваясь рукой к кристаллу.
— Это случилось уже дважды. Я не погружаюсь в глубины сна, ведь там надо вести поиск, а у меня не хватает Силы, чтобы одновременно удерживать вокруг себя стену.
— Ну, против этой беды у нас, наверное, найдётся средство, — бодро сказала колдунья. — Но скажи, ты уверена, что всё это идёт с севера?
Женщина северянка наморщила лоб:
— А ты всегда уверена, отчего кристалл туманится помимо твоей воли, служительница Силы? Все, кто принадлежит Свету, чувствуют, когда надвигается Тьма. Началось всё с того, что взволновались Могучие Крылья, — такого сильного волнения никогда ни разу не бывало с незапамятных времён. Это была буря и как бы не буря. Кажется, она то и вызвала Тьму, а та не замедлила явиться.
Здешние добрые купцы, знакомые с нашим народом уже не первый год, пригласили нас поселиться рядом с ними, чтобы вместе легче было противостоять Злу. Мы сильны, и мы готовы в борьбе. Однако, как будешь бороться, не зная природы врага? И вот вы, пришельцы из южных краёв, говорите нам, что Зло пошло в наступление по всему миру, в котором мы живём, и стараетесь отыскать место, откуда оно явилось, чтобы победить его у самых истоков. Вы даже не представляете себе, что значит прикосновение Великой Стужи. Даже самые сильные из наших охотников не осмеливаются вступать в ледяные чертоги. Но среди нашего народа есть люди, которые видели их издалека.
Тьма может даже землю сделать гибельной для людей.
— Но мы все равно продолжим поиск, — прозвучал твёрдый голос Симонда. — Среди нас не только есть люди, которые умеют обращаться с Силой, за нами стоят ещё и другие, которые способны действовать через нас. Наш мир уже оказался однажды на краю гибели по вине обрушившейся на него Силы, однако Тьму удалось победить. Пускай мы умрём, но я буду бороться до последнего!
Северянка заглянула ему в глаза оценивающим взглядом.
— Хвастунов я умею узнавать, все охотники любят хвастать. Твои слова, юный вождь, не хвастовство. Ты сказал это искренне. Ну, что ж! Раз ты взаправду решил идти войной на врага, то желаю тебе в помощь добрых сновидений!
— Кроме того, что скажут твои сновидения, нам нужна от тебя и другая помощь, — оживилась Трусла. — Ты говоришь, что ваши охотники знают о землях по ту сторону моря. Можно ли доплыть до них на корабле?
Ещё не услышав ответа, Мангус заранее покачал головой.
— Нет, — сказала северянка. — Потому что там море покрыто вечными льдами. Корабль, который туда заплывёт, раздавят плавучие ледяные горы.
— Но если нам придётся идти пешком, — подхватил Симонд, догадавшись, о чём подумала Трусла, — нам потребуются проводники. Найдутся ли такие люди среди твоего народа?
Симонд не выдвигал требований, он просто задал вопрос, и женщина честно ответила то, что думала:
— Я скажу об этом, когда мы соберёмся у Костра Совета. Если объявятся добровольцы, они с вами пойдут.
Симонд кивнул:
— Справедливое решение.
Фрост дотронулась до кристалла:
— С юга пришли вести. Нашей сестре, — при этих словах Фрост слегка поклонилась в сторону северянки, — я уже рассказала о Лормте и о том, что мы надеемся там отыскать Тут многое предстоит просмотреть, обдумать и хорошенько проверить Хиларион — последний из адептов, его научные интересы относились к одной определённой области, сейчас ему пришлось обратиться к совершенно иной сфере, которой он прежде не занимался. Ему удалось связаться с находящимися в Арвоне людьми из племени Грифона и предостеречь их о грозящей опасности; там, как они сообщают, тоже не все спокойно Их экспедиция направляется в неразведанные западные земли К сожалению, связь с ними прервалась, и мы не знаем, как у них обстоят дела сейчас.
Тут, собираясь заговорить, негромко кашлянул Мангус. Поставив на столик рядом с собой рог с вином, он взял в руки пергаментный свиток.
— Как всем известно, мы — народ мореплавателей, и для нас в рукописях Лормта нашлось мало чего интересного. Вот это, — продолжал он, развёртывая свиток, — сводка отчётов, составленных капитанами, которые в своих плаваниях заходили далеко на север, а это возможно только в самый разгар лета. Сюда же занесено, — Мангус помедлил, бросив взгляд на женщину в зелёном, — то, что сохранилось в древних преданиях Одно мы знаем точно — наш народ попал сюда из другого мира. Впрочем, это можно сказать не только о нашем народе Ещё мы знаем, что приплыли сюда на кораблях, пройдя через врата, расположенные на крайнем севере.
— Если верно, что врата представляют собой опасность, то мы должны попытаться пройти путём наших предков туда, откуда они явились, и узнать, что там творится.
— Сегодня ночь полнолуния, — сказала женщина в зелёном и протянула руку к бубну, который ей подставила помощница Старушка легонько забарабанила по нему пальцами.
Звук бубна был очень тихим, но рука Симонда невольно схватилась за рукоятку меча, а у Труслы на миг перехватило дыхание Обоим почудилось, что эта тихая дробь отдалась в самых глубинах их существа.
— Бубен скажет своё слово, — изрекла старушка, убирая руку.
Трусла моргнула, ослеплённая внезапной вспышкой ожившего кристалла, который висел на груди у Фрост, а смуглые ручки северной шаманки стали водить по воздуху, чертя невидимые узоры.
— Старым косточкам пора на покой, — объявила старушка в зелёном, поднимаясь с сиденья. — Смотрите, не забудьте откликнуться, когда позовёт бубен, — сказала она, обращаясь к Трусле и Симонду. — Там уж поймёте, чего хочет море.
Шаркающей походкой старушка, сопровождаемая помощницей, удалилась из комнаты, ни с кем не попрощавшись.
Первой заговорила колдунья:
— Пришедшие с юга были избраны Силой, сестра! Свет звезды остановился на капитане Стимире и на обоих, кого ты здесь видишь, явившихся из Эсткарпа. Если среди латтов объявятся охотники сопровождать наших посланцев, то согласятся ли они пройти такое же испытание? — спросила она у северянки, держа перед ней на вытянутой ладони свой кристалл. Он стал тускло серым и казался безжизненным. И вдруг, когда она нечаянно повернулась лицом к незнакомке, камень, к её удивлению, неожиданно так и брызнул яркими лучами всех цветов, какие встречались в костюме женщины.
Та прищурилась раскосыми глазами.
— Я служу своему народу, — промолвила она задумчиво. — Это обязанность таких, как я. Так почему же меня решила выбрать эта Сила?
— Я не могу этого объяснить, — ответила Фрост. — И не моё дело давать толкование здесь, как и тогда, когда мы собирались в крепости Эс, и на кого то из нас пал выбор. Сила притягивает Силу, и о высшей цели — не нам судить.
Руки женщины дрогнули, как будто она хотела заслониться поднятыми ладонями от чего то нежеланного. Она вскинула голову и напрягла губы, готовая обратить речь не к людям вокруг, а к ярким лучам, которые хлынули на них сверху. Из её уст полилась речь, звучание которой так же проникало во все клеточки тела, как рокот бубна. Вместо комнаты, в которой она находилась, перед Труслой возникло покрытое песками пространство, пески заколыхались, взметнулись ввысь, из них проступило… Но тут всё пропало, но после мгновенного видения Трусла почувствовала прилив новой энергии.
Она не знала, что почувствовал Симонд; Мангус только удивился. Но колдовской кристалл в руке Фрост снова вспыхнул лучами.
Трусла знала, что сейчас был задан вопрос. Она поняла это так же отчётливо, как если бы вопрос был выражен в словах. А теперь наступило молчание.
Но молчание продлилось не дольше, чем, может быть, вдох и выдох. Затем, непонятно откуда, обрушился такой оглушительный рёв, какой мог вырваться из глотки невиданного гигантского зверя.
Северная шаманка вся сжалась в кресле, словно спряталась в себя. Но на лице её не было написано страха, скорее, это выражение говорило о готовности принять на свои плечи трудную ношу, которую непросто будет нести.
Тут послышался громкий топот, как будто к двери подошёл вооружённый воин. Он вступил, держа наготове боевой топор, словно собирался вступить в начавшуюся битву. Как и шаманка, он был весь в мехах, но без плаща из птичьих перьев. Зато на голове у него красовалось три длинных пера, воткнутых в повязанную вокруг лба, украшенную блестящими бусинами ленту.
На шее у него висел привязанный к ремешку блестящий шарик, одна половина его была чёрная, как птичьи перья, другая — золотая. Быстро поклонившись шаманке, он сердито посмотрел на южан и что то спросил у неё на своём языке. Казалось, он был ненамного старше Симонда, но держался с уверенностью бывалого воина.
— Всё в порядке, — сказала шаманка на торговом наречии. — Это мой родич Оданки. Он много странствовал по свету и видел ледяные чертоги.
Оданки между тем окинул собравшихся недоверчивым взглядом:
— Что вы, южане, надумали? — Вопрос, заданный на чужом языке, прозвучал отрывисто.
— Сестра, — обратилась шаманка к Фрост. — Испытай этого воина своим кристаллом. Хотя мы и не зажгли Костёр Совета, но обе Силы, твоя и моя, уже договорились друг с другом, и Голос Арски велит мне повиноваться. Как мы только что слышали, этот Большой Воин хочет участвовать в вашем походе.
Рука Фрост протянулась к Оданки. Кристалл тотчас же вспыхнул живым огнём.
Тот отступил и нахмурил брови, верхняя губа у него дрогнула и приподнялась, обнажив почти звериный оскал, казалось, что он сейчас зарычит. Но тут шаманка встала со своего высокого сиденья и быстро подойдя к нему, успокаивающим жестом дотронулась до руки, в которой воин держал топор. Она сказала ему несколько слов с таким торжественным выражением, как будто произносила священное заклинание, оскаленное лицо успокоилось и на нём проступило удивление.
Затем он неожиданно опустился перед ней на колено и, взяв кончик её плаща, поднёс его к своим губам.
— Арска прислал вам одного из лучших своих сынов, — сказала шаманка. — Но сейчас, когда я тоже оказалась в числе избранников, я должна сначала поговорить с моим народом, чтобы они узнали — Арска найдёт людей, которые помогут ему в беде.
С этими словами она обошла составленные в кружок стулья, на которых сидели её собеседники, и, не дожидаясь ответа, удалилась в сопровождении охотника.
Мангус первым прервал молчание, воцарившееся после её поспешного ухода:
— Всякий, кто знает этот народ, госпожа, скажет тебе, что латты — гордые люди; они — кочевники, не знающие оседлой жизни. Давши слово, они его держат. А если почему то не могут исполнить обещанного, то их долг берут на себя ближайшие родственники. Их охотники — отличные воины, которые хорошо знают свой ледяной край. Что же касается силы их шаманов, — закончил он пожимая плечами, — то в этом я не судья. Я простой человек без всяких талантов, так что не могу поручиться.
— Она наша истинная сестра, — ответила на это Фрост. — Сила её проистекает из глубокого и полноводного источника, хотя он и отличается от нашего. Но в нём нет ни пятнышка Тьмы.
— Но разве она не сказала сама, — вмешался Симонд, — что тот, кто согласится стать нашим проводником, должен решать по своей доброй воле? А ведь этот охотник согласился, потому что был призван!
Фрост улыбнулась.
— Как и ты! Не правда ли, Симонд? Мы лишь орудия в руках Высших Сил. Кому же, как не работнику, выбирать, какое орудие лучше всего подходит для его дела! Да я и не думаю, что Оданки согласился потому, что его позвала шаманка; мне кажется, что призыв исходил от иной, более высокой власти. А это, — сказала она, прикасаясь рукой к потускневшему кристаллу, — подтверждает мою правоту.
— Так что же покажет карта, которую составили ваши знаменитые капитаны? — обратилась она с вопросом к Мангусу. — Куда она поможет проложить путь?
— Скажу без шуток, госпожа, — в любой край света, который известен людям!
Все сгрудились вокруг стола, с которого хозяин дома убрал пиршественный рог, и начали разглядывать густую сеть из толстых чёрных и тонких красных линий, покрывавших карту.
— Видите — вот до этого места на побережье, — начал он, ведя пальцем вдоль одной из чёрных линий, — вы можете плыть на север, не встречая больших опасностей. Правда, в этом году айсбергов стало больше обычного. Вот тут, — он снова ткнул пальцем в карту, — вы повернёте на запад, огибая побережье Арвона. Не думаю, чтобы кто то к нему подходил, чтобы изучить.
Вот это — Дарг. От него держитесь подальше. Дарг, уж точно, находится во власти Тьмы. Говорят, когда китовый промысел бывает неудачным, его жители пожирают людей. Напротив Дарга, через пролив, вы видите на материке салкарскую факторию. Мы называем это место Краем Света, а туземное название мой язык не способен произнести.
— Там живут туземцы? — спросил Симонд.
— Да. Местами их земля свободна от вечных льдов благодаря горячим источникам. Она даже даёт корм их тягловому скоту. Смешно сказать — лошади! — Мангус показал рукой высоту примерно в четыре фута — Вот такая мелкота! А между тем там есть лоси высотой с дом, говорят, водятся и другие удивительные звери. Я однажды сам видал здоровенные бивни слоновой кости, привезённые с Края Света. Рассказывают и вовсе чудеса о ходячих горах, покрытых шерстью. Но стоит ли над этим смеяться? Чем больше ездишь по свету, тем больше узнаешь разных чудес.
Там, на месте, разузнаете побольше. Латты рассказывают о ледяных чертогах, которые якобы находятся в нашей части океана. Может быть, они дальше на север; о них говорится и в наших преданиях.
— А что обозначают красные линии? — спросил Симонд, проведя по одной пальцем.
— Это маршруты невернувшихся кораблей, — коротко объяснил Мангус. — В северных широтах моря путешественников подстерегает такое же множество разных ловушек, как и в землях, где властвует Тьма. Однако легенды кое что рассказывают об этих плаваниях, поэтому мы их отметили на карте.
Мангус свернул карту, словно ему не хотелось вспоминать эти рассказы, и вручил свиток Симонду.
— Стимир ещё не закончил погрузку провианта. Я обещал ему карту, так что ты уж передай. Он уже два раза ходил на север и хорошо знает опасности тех краёв. Три года назад ему даже пришлось отражать нападение людоедов из Дарга. Благодаря ему, на наши карты нанесены ещё два острова. Один был какой то особенный, но что там такое, Стимир не удосужился поведать.
— Обитель Тьмы? — предположила Трусла. Ей слишком хорошо было известно, что такое странные места, и она понимала, что люди недаром стараются их избегать.
— Возможно.
У открытой двери нетерпеливо переминался работник; гости поняли, что своими разговорами, вероятно, оторвали Мангуса от неотложных дел. Фрост сказала, что ей нужно поговорить с салкарской ведуньей, и Трусла с Симондом в одиночестве отправились на недостроенный склад, в котором временно поселили пассажиров и команду «Разрезателя волн».
— Ледяные чертоги, — задумчиво сказала Трусла. — Как ты думаешь — они настоящие?
— Скорее всего, это отроги больших ледников, — ответил Симонд. — Издалека они могут напоминать громаду крепости Эс, а ветер изваял из льда башни и крепостные стены.
— А латты… — снова заговорила она, но Симонд так ушёл в свои мысли, что был сейчас где то далеко и ничего не слышал. — У них такие красивые меха! А шаманка совсем не такая странная, как другие ведуньи, даже те, что с юга.
— Мы, конечно, узнаем что то новое, — согласился Симонд. — Когда вернёмся, нас позовут в Лормт, чтобы вытрясти из нашей памяти все до последней мелочи. Вот уж пополнятся их хранилища! — воскликнул он со смехом. — Поди, когда мы вернёмся из экспедиции, то удивим самого Морфью.
«Из экспедиции, — подумала Трусла. — А латты говорят, что они бежали из своих родных мест, спасаясь от какого то чудовищного исчадия Тьмы. Какие же ужасы придётся нам встретить в тех ледяных чертогах?»

Глава 32
Коринт, Северное море

С заходом солнца строительный шум утих. Но жизнь молодого города ещё не замерла к тому времени, когда Трусла зашла на рынок, расположившийся возле пристани. Утром в порт пришёл новый корабль, образчики привезённых товаров уже красовались на виду у прохожих, заманивая покупателей.
Капитан корабля пустился в рискованное предприятие, привезя вместо строительных материалов и простейшего провианта товары, которые в таком недостроенном городе могли считаться предметами роскоши. Тут были материи на занавеси и для обивки стен, парадная и будничная посуда, даже пряности и сушёные цветочные лепестки, чтобы заглушать в помещениях запах дыма.
К удивлению Труслы, в покупателях недостатка не оказалось, и у лотков, за которыми стояли назначенные капитаном продавцы, шла бойкая торговля Она увидела, что народ так и разбирает слоновую кость и связки мехов, запасаясь украшениями для недостроенных домов, над которыми зачастую ещё не возвели даже крыши.
У одного из прилавков Трусла остановилась, как вкопанная, не обращая внимания на толкотню, и не подвинулась даже тогда, когда мимо неё хотела протиснуться к прилавку какая то мускулистая тётка с засунутым за пояс молотком.
Внимание Труслы привлёк глиняный кувшин с широким горлышком, который стоял без крышки, так что видно было его содержимое Можно было только гадать, какими судьбами эта вещь оказалась среди корабельного груза и, тем более, как она попала к торговке Трусла подумала, что женщина, которая торговала за этим прилавком, вряд ли понимала, что это такое. Содержимое кувшина представляло собой дверь в прошлое, хотя на обычный взгляд это был просто кувшин с песком — мельчайшим песком золотистого цвета. Трусла знала, что это за песок — такой песок изменил всю её жизнь, открыв для неё целый мир.
— Ксактоль! — шёпотом позвала Трусла Неужели песок всколыхнулся? Или ей это только показалось? — Сестра песок!
Она сдёрнула серебряную подвеску с браслета. Больше ей нечего было предложить сейчас в обмен на покупку Другая покупательница, которая возвышалась над Труслой, как башня, только что выложила за отрез сине оранжевой ткани и набор точёных деревянных кубков целый золотой, эсткарпской чеканки. Рассчитавшись с нею, продавщица обернулась к Трусле.
— Этот кувшин, — сказала Трусла, на всякий случай показав на него пальцем.
Продавщица взяла его с прилавка и стала поворачивать, показывая со всех сторон.
— Эсткарпская работа хорошего обжига, можно использовать для печи. А песок — Тут она, как видно, перехватила тревожный взгляд Труслы, которая испугалась, как бы нечаянно не высыпался песок — Песок — это просто так. Купцы насыпают его, чтобы не побилась посуда. Два витка серебра, барыня!
Продавщица впервые внимательно взглянула на Труслу, признав в ней не местную, а приезжую покупательницу.
— Я дам за него это, — сказала Трусла, протягивая серебряную подвеску. Подвеска, конечно, стоила дороже двух витков серебряной проволоки, которая служила расхожей монетой для мелкой торговли.
Ей показалось, что продавщица взглянула на неё как то подозрительно, поэтому она сразу прибавила, выдумывая на ходу:
— Такие делают в моей деревне. Мне хочется купить его на счастье.
Торговка расплылась в улыбке:
— Когда на счастье, тут уж никаких денег не жалко. Счастье, небось, дороже, не так ли, барыня? Берите, он ваш! — закончила она, проворно бросив в свой кошелёк весь браслет. — Вот вам в придачу, — добавила она, извлекая что то из стоявшего под прилавком ящика — Это чтобы ваше счастье, или что там вам нужно, не просыпалось по дороге. — С этими словами женщина бросила на прилавок деревянный кружок, предназначенный служить пробкой для кувшина. Трусла торопливо накрыла им горлышко.
Крепко прижимая к груди покупку, она протиснулась сквозь рыночную толпу и направилась домой на склад. Симонда не было дома, он ушёл с картой к капитану корабля, но Трусла даже обрадовалась, что осталась одна.
Усевшись на одну из двух табуреток, которыми был обставлен их закуток, она закрыла отдёрнутую занавеску, чтобы никто за нею не подглядел, а на другую, за отсутствием стола, поставила кувшин. Протянув руку, чтобы снять крышку, она вдруг передумала и опустила её на табуретку. Ей расхотелось немедленно проверять правильность догадки, и она просто отдалась воспоминаниям.
Ей вспоминался пологий песчаный склон, озарённый луной — песок всколыхнулся, и из него возникла та, кого Трусла иногда видела в неясном сне, мечтая встретить вновь. Ксактоль — сестра песок, как она назвалась; после встречи с нею у Труслы пробудилось желание видеть существо, непохожее на тех, кто её окружал. С тех пор Трусла с большой осторожностью и сама начала понемногу экспериментировать.
После её возвращения с Симондом, который спас её и сам был спасён ею от гибели, колдуньи пожелали девушку испытать; заполучив чужестранку из Торовых болот, они сгорали от нетерпения, желая как можно скорее выяснить, какими силами или талантами обладают люди её племени. Но колдуньи в ту пору уже не были так всевластны, как прежде, а Трусла, выйдя замуж за Симонда, утратила для них часть интереса. Но в душе она не сомневалась, что сестра песок пробудила в ней способности, которые она и сама ещё не успела до конца осознать.
Трусла вспомнила, как однажды они отправились с Симондом порыбачить — то есть рыбачил, конечно, Симонд, а она тем временем знакомилась с островком, на который он её привёз, — и там она наткнулась на участок, покрытый серебристо серым песком. Тот песок не вызвал у неё того же ощущения, но что то её притягивало.
Она стала рисовать на его поверхности узоры, которых не могла раньше знать, хотя считалась искусной ткачихой. Узоры навели на неё дрёму, ей запомнилось, что во сне она тогда сделала что то очень значительное. Но когда она очнулась, услышав голос Симонда, увидела только гладкий песок без всяких рисунков, и от сна осталось лишь ощущение какого то важного свершения.
И вот перед ней кувшин с песком. Если вдруг окажется, что это песок из Тора, то как следует ей поступить?
— Трусла! — Голос Симонда вернул девушку в настоящее.
Занавеска шевельнулась, но Трусла знала, что Симонд не отодвинет её без разрешения. Она проворно убрала кувшин, спрятав его среди своих вещей. Она сама не знала, зачем нужно скрытничать, но в душе что то подсказывало ей, что до поры об этом никто, кроме неё, не должен знать.
Трусла отодвинула занавеску и увидела перед собой улыбающегося Симонда. Он поцеловал её в щёчку и, растянувшись на койке, усадил рядом с собой.
— Все! Ни молотков больше, ни пил, ни грязь месить в тяжёлых сапогах! — продекламировал он почти как стихи. — «Разрезатель волн» кончил грузиться и, по словам капитана, готов отчалить. На рассвете выберемся из этой бездонной грязи и поплывём к месту назначения.
Трусла понимала его воодушевление, и она старалась разделить настроение Симонда. Но в душе опасалась, что никогда не сумеет стать настоящей морячкой. Корабельные каюты так тесны, что даже тот закуток, в котором они сейчас жили, казался по сравнению с ними просторным, как хоромы. Она мысленно порадовалась, что удосужилась вчера перестирать и прополоскать в душистых травах всю одежду, кроме той, что на них надета, а Симонд, не жалея сил, потратил много часов, чтобы начистить кольчуги и наточить мечи, так что теперь клинки были острыми, как бритва.
Сияющая улыбка на его лице немного померкла, когда ему пришлось сообщить огорчительную новость:
— Все хорошо, сердце моё, если бы не одна загвоздка. Из за того, что мы берём с собой латтов, всем пришлось потесниться. Для меня и Оданки нашлись только подвесные койки в каюте помощника, а у тебя в каюте будет жить шаманка.
Нечто подобное она ожидала. Для Фрост в соответствии с её высоким положением устроили отдельную комнатку, отделив перегородкой часть капитанской каюты, остальным же приходилось довольствоваться тем, что было.
— По моему, эта северянка — покладистая женщина, — сказал Симонд.
Он уже не лежал, а сидел рядом с Труслой, тревожно заглядывая ей в лицо.
— Другое дело, если бы тебе досталась ведунья, с которой советуется Мангус.
Трусла рассмеялась:
— В этом случае я, наверное, предпочла бы путешествовать пешком. Пошла бы себе по бережку, а потом по льду, там он толстый, авось бы выдержал. Ничего! Мне тоже кажется, что мы с шаманкой поладим. Вот только, — воскликнула она, изо всех сил обняв мужа, — жаль, что мне придётся мёрзнуть в постели, потому что рядом не будет Симонда!
— Так же, как и мне, дорогая! А теперь давай приниматься за сборы!
Некоторым утешением для Труслы послужила только сила его ответного объятия да глухой тон точно вдруг севшего голоса.
Отплытие из Коринта произошло отнюдь не тихо и незаметно. На проводы явилась процессия женщин во главе с предводительницей в зелёном одеянии, которые били в бубен, свистели и завывали, так похоже изображая звуки разбушевавшейся бури, что если закрыть глаза, то можно вообразить, что находишься в открытом море.
Но и латты не ударили лицом в грязь перед усердием салкарок, старавшихся снискать кораблю покровительство высших сил; в отличие от последних, у латтов главными действующими лицами выступали мужчины, которые пели и плясали, потрясая копьями и боевыми топорами, словно собираясь на битву. Их богатырь, ставший избранником высшей силы, пришёл, нагруженный двумя тюками, — к одному был привязан его меч, из другого высовывались, трепеща на ветру, разноцветные перья, Трусла решила, что в нём должны находится пожитки шаманки. У той на левой руке уютно примостилось какое то пушистое существо, которое то и дело вертело кругленькой головёнкой, как бы стараясь высмотреть сразу что только возможно.
Латты опустились на колени и дружно заголосили, их печальные клики не могли оставить равнодушными даже тех, кто не принадлежал к их племени. Затем они все сразу встали и теми же стройными рядами повернулись спиной к кораблю, как будто им не подобало смотреть на отъезд шаманки и воина.
Она тоже не обернулась, чтобы в последний раз взглянуть на остающихся, а спокойным шагом поднялась на борт корабля, неся на руках странное маленькое существо. Ни на шаг не отставая, за нею следовал Оданки. У Труслы закралось сомнение. Одно дело — делить каюту с другой женщиной, но если женщина берет с собой домашнее животное…
Но сейчас они остановились через несколько человек от неё, наблюдая, как отдают швартовы, но вот под крики провожающей толпы, которая так громко желала им удачного путешествия, что заглушила даже возгласы ведуньи со свитой, корабль вышел в открытое море.
Немного поколебавшись, Трусла обратилась к своей спутнице:
— Здравствуй, премудрая! Наша каюта находится вон там.
Устремив на неё внимательный взгляд угольно чёрных глаз, женщина кивнула. Очутившись вблизи, Трусла могла наконец хорошенько рассмотреть, что за создание сидит на руках у шаманки. Сначала она приняла его за младенца, плотно завёрнутого в меха, из которых виднеется только нос и чёрные глазёнки.
Но тут шаманка бережно спустила его с рук на палубу. Существо встало на задние лапки, однако стало сразу видно, что это не ребёнок. Все тельце его, кроме совсем человеческих ладошек и личика, было покрыто густой тёмной шёрсткой с серебристым отливом, похожим на иней. Одной ручонкой оно крепко держалось за обвитый блестящими лентами сапог шаманки, а другой ладошкой зажимало себе рот, уставясь пристальным взглядом на Труслу.
— Кто эта малютка? — решилась спросить Трусла.
Это был не ребёнок и не зверёк. В Лормте и Эсткарпе она слыхала о том, что некоторые люди, наделённые даром вызывать Силу, увеличивают эту способность, подпитывая энергию от существ нечеловеческой природы. Может быть, это как раз такое существо?
Шаманка улыбнулась и ласково погладила круглую головку.
— Это Канкиль, она сама выбрала мой шатёр своим жилищем Её собратья чаще всего недоверчиво относятся к людям, но если уж доверятся, это большое счастье для тех, кого они выбрали. И она тоже служит Силе.
Трусла не заметила никаких признаков того, что собеседница могла читать мысли, и подумала, что, наверное, та случайно угадала её вопрос.
— А теперь вот что, — продолжала женщина, протягивая Трусле свободную руку. Другой рукой она держала ладошку Канкили. — Только среди друзей принято называть друг друга по имени. Скажи, у вас тоже есть этот обычай?
— Некоторые его соблюдают, — ответила Трусла немного рассеянно, так как её внимание было одновременно занято шаманкой и её крошечной подружкой. — Меня зовут Трусла, как ты могла слышать у Мангуса. Это моё настоящее имя. А мужа моего так и зовут Симонд.
— А меня в шатрах моего народа зовут Инквита. Там между нами не встаёт тень Мрака. Ну а ты, кажется, родом не из этих людей моря, не из салкаров, да будут они благословенны за то, что протянули нам руку помощи.
— Нет, я родом с юга — из Торовых болот. В моём супруге тоже есть частица той же крови, ибо он — сын Кориса с Горма, человека нашего племени, ныне ставшего маршалом Эсткарпа.
Канкиль неожиданно отпустила сапог Инквиты, за который держалась, и подскочила к Трусле. Разве можно было испугаться такой малютки! Девушка собралась с духом и погладила её запрокинутую головёнку по мягкой, как шёлк, шёрстке.
— Ну, вот и хорошо! — засмеялась Инквита. — Теперь пойдём устраиваться в общем шатре, хотя вряд ли там будет столько места, сколько в шатрах моего народа.
Трусла почувствовала, как пушистые пальчики сунулись в её ладонь, она бережно взяла эту ручку в свою, и пошла впереди, показывая дорогу. Внезапно она ощутила необъяснимое чувство стыда, что не может предложить гостям ничего лучшего. В углу была сложена часть снаряжения Симонда, для которого не нашлось на корабле другого места. Трусла с огорчением подумала, что в каюте ужасно тесно. Сородич Инквиты оставил тюк с её вещами у дверей, Трусла взялась за него, чтобы втащить в каюту, а Канкиль вскочила на койку, чтобы её не задавили.
— Путешествовать — всегда очень поучительно, — заметила Инквита. — Салкары большую часть жизни проводят на кораблях, поэтому хорошо, что они такие огромные, благодаря этому мы удобно можем разместиться в их каютах.
Трусла выдвинула один из ящиков, расположенных под койкой, и показала Инквите крючки на стене, на одном из которых уже висел её непромокаемый плащ, сделанный из рыбьей шкуры. «Нужно будет раздобыть такой же для Инквиты», — отметила она про себя.
Шаманка уже занялась распаковыванием своих вещей, и Трусла бочком выбралась из каюты, чтобы не мешать ей при разборке.
Трусла чувствовала себя не очень хорошо, так как начиналась качка. Вероятно, корабль приближался к выходу из канала в море. Трусла со слабой надеждой подумала, что, может быть, на этот раз всё обойдётся и она не опозорится так, как случилось в прошлом плавании, когда она целых три дня страдала морской болезнью.
Лодка угрожающе раскачивалась на волнах, и большие льдины то и дело тёрлись о её бока. И если бы она была из прочного дерева! Но лодку сделали из кожи. Сколько же ещё она выдержит такого плавания, пока не канет в морской пучине?
Одга сжалась в комок на дне лодки. Рогар давно уже перестал стонать. Это случилось ещё тогда, когда они попали в неведомое пространство. Сквозь туман, застилавший её разум, пробилась утешительная мысль, что вот, наверное, тоже отмучился, как Лотар Длинный меч и Тортан Стеймир. Будь она настоящим воином, каким должны быть потомки Скильтера и какой она себя до сих пор воображала в ложной — совершенно ложной — гордыне, она бы давно раскачала это жалкое подобие лодки и покончила с напрасными мучениями.
Раньше или позже море поглотит их всех — живых и мёртвых, но какое то упорство продолжало жить на дне души и не давало ей ускорить конец. Салкары держатся до конца, исключения возможны только такие, как подвиг великого Осберика, который, погибая, уничтожил своих врагов.
То, что ей довелось увидеть в последние дни, могло кого угодно убедить в том, что Свет отвернулся от здешнего мира. Разве могут айсберги сворачивать с пути, по которому их несёт течение, и, догнав, окружать корабль? Если бы ей кто то это сказал, она подумала бы, что это сказки, которыми стращают хвастливых детей. Но сейчас она готова поклясться именем Повелителя Бурь, что видела это воочию, когда вместе со всем экипажем пережила крушение «Летящего альбатроса».
В этом рейсе они дальше обычного забрались на север после того, как в прошлом году капитан Харссон с большой выгодой сбыл свой товар в фактории на Краю Света, за которым начиналось неведомое. Одга была волночеей, и это было всего лишь её второе самостоятельное плавание без наставницы, проверявшей правильность её предсказаний.
Одга яростно закусила зубами обледенелый край своего плаща. Она готова была поклясться перед священным алтарём, что не допустила ошибки. Рейс проходил без осложнений, по крайней мере, вначале.
А затем из тьмы стали вылетать айсберги, словно гарпуны, запущенные рукой охотника. И на рассвете впереди оказалась движущаяся стена из гигантских плавающих льдин. Неосторожный капитан, возможно, решился бы пробиваться сквозь ледяное поле.
И ведь льдины начали их окружать! Повелитель Бурь не даст солгать — ледяные глыбы предприняли манёвр окружения! Корабль изменил курс, но айсберги устремились за ним. Моряки, всю жизнь проводившие в плавании по северным морям, не верили своим глазам. И Одга тоже все глаза проглядела, так что они чуть не превратились в ледышки, но волны не складывались в осмысленный рисунок, по которому можно что то прочесть.
И тут внезапно откуда то появилось морское течение, казалось, его посылали льдины, чтобы поймать корабль. Люди боролись, чтобы выбраться из плена и убежать от непонятной опасности, они применяли для этого все приёмы, выработанные на протяжении поколений.
Но корабль, не переставая, продолжал плыть на север, как ни старались они повернуть в противоположную сторону, где виднелся выход к чистой воде. В воздухе не было ни дуновения ветерка. Обледенелые паруса повисли бесполезным грузом; в конце концов капитан прибегнул к последнему средству, отдав приказ спустить на воду баркас с гребцами, надеясь, что так они сумеют вырваться из ледяного плена.
Одга содрогнулась — память всё время возвращала её к пережитому: вот если бы мы тогда сделали то то или попробовали вот это… На самом деле у них не было выбора. Потому что внезапно, откуда ни возьмись, опустился туман, окутавший все вокруг корабля. На какое то мгновение показалось, что у них появилась надежда, несмотря на то, что приходилось править вслепую.
Как вдруг… как вдруг — О, Матерь Морских Пучин! — раздались эти ужасные вопли и визги, и в следующую секунду, не дав им опомниться и схватиться за оружие, на корабль обрушились демоны, они, словно волны грязи, захлестнули палубу «Летящей чайки».
Туман послужил им надёжным прикрытием, за которым никто не заметил приближения кожаных лодчонок, облепивших корабль, как могильные черви несчастное издыхающее животное.
Перед Одгой, которая сидела на корме на отведённом для волночеи месте, вдруг предстала проступившая из тумана гигантская тень, и, прежде чем она что то успела сообразить, её сразил удар, от которого она погрузилась во тьму.
Она не помнила, каким образом очутилась на окаянном Дарге, вероятно, её приволокли туда бесчувственную. Девушка очнулась от страшных криков, в которых мольбы мешались с воплями и стонами, она едва не сошла с ума. Среди исступлённых голосов она узнала Варгу, молоденькую Керту… Криков было много и тут же бешеный вой; тут Одге посчастливилось вновь провалиться во тьму бесчувствия.
Но тело Одги не отпускало её дух на свободу, и она снова очнулась. Попытавшись пошевелиться, она поняла, что связана, как кукан, который несут на продажу. Было очень темно, но салкарка разглядела, что лежит в какой то вонючей дыре и что она не одна. Рядом кто то монотонно и жалобно стонал, Одгу сразу замутило от запаха крови, вони человеческих нечистот и каких то отбросов.
— Одга?
Услышав, как её окликнули по имени, девушка очнулась окончательно. Во всяком случае, у неё хватило сил, чтобы приподнять голову и обернуться; рядом с собой, на расстоянии вытянутой руки, она увидела ещё одного пленника.
— Рогар? — спросила она наугад. Рогар Фаркерсон являлся её родственником — двоюродным дядей с материнской стороны, кроме того, он был её учителем, не один год она училась у него древним знаниям салкаров. Одга очень гордилась, что он сам предложил взять её на корабль, когда капитан выбирал новую волночею.
— Ты ранена? — спросил он её.
Только услышав вопрос, она сообразила, что у неё сильно болит голова. В остальном же всё было как будто бы цело.
— Нет, — ответила Одга, и запретила себе замечать головную боль. — Мы… мы ведь на Дарге?
Он ответил не сразу, сдавленным голосом:
— Да. Эта мразь, повылезавшая из тумана, захватила нас врасплох! Но, может быть, у нас — у тех, кто ещё жив — остался шанс на спасение. Лотар ранен копьём, но эти дьяволы не знают нашего брата. Они подумали, что он долго не протянет, и поленились его связать, торопясь на свой… пир.
Одга судорожно проглотила слезы. В ушах у неё ещё стояли эти ужасные крики.
— Сейчас они все дрыхнут, как с перепоя. Дарг не боится внезапного нападения с моря, со всех сторон вокруг него сомкнулись льды. Нас… нас они оставили на потом, чтобы ещё позабавиться и пожрать. Лучше утонуть в море без этакой мерзости. Лотар сейчас старается освободить Тортейна. Хугину мы уже ничем не можем помочь. Ему недолго страдать, остаётся только пожелать, чтобы перед ним поскорее отворились Великие Врата. А теперь, девочка, скажи, — ты можешь придвинуться сюда поближе? Они связали нас кожаными ремнями, а кожу можно разжевать зубами, и у меня, слава Повелителю Ветра, все зубы на месте, так что как нибудь управлюсь с ремнями.
Так они и освободились. И вчетвером убежали из плена. Как только Рогар смог подняться на четвереньки, он пополз в ту сторону, откуда слышались стоны, и наклонился над чем то продолговатым, лежавшем на земле. В следующее мгновение стоны прекратились.
— Думаю, что его родичи не потребуют за него виру, — послышался из темноты голос Лотара. — Ты сослужил ему товарищескую службу, и в память о нём и остальных погибших мы пустим по волнам фонарь.
Всё это время Одга напряжённо прислушивалась к малейшему звуку из за стены. Стены тут сделаны из шкур, но снизу, под слоем гниющих отбросов, находилось каменное основание. Насколько можно было судить, сидя внутри, это строение — хижина, наполовину врытая в землю.
Рогер и Торстейн принялись за кожаные стены. Одга подумала, что тут уж не прогрызёшь дыру зубами, и чуть не прыснула истерическим смехом от этой мысли. Но, кажется, пленники нашли какие то подручные средства в виде острых обломков костей. Одга подобралась ближе к Лотару. Хотя она и не учёная целительница, но, подобно всем морякам, которым поневоле приходится быть мастерами на все руки, она умеет перевязывать раны.
В землянке стоял такой мрак, что невозможно было даже разглядеть, насколько серьёзна рана Лотара. На вопрос Одги он только сказал, что копьё задело его плечо. Одге нечем было даже перевязать раненого, но она помогла ему сделать петлю, в которой тот мог носить больную руку, и он заверил девушку, что рана перестала кровоточить и, вероятно, это вообще не более, чем царапина.
В кожаной стене наконец удалось проделать отверстие. За стеной оказалось гораздо светлее. Но огонь светил с другой стороны дома. Вероятно, там ещё догорали костры. У Одги снова подступила к горлу тошнота от нового смрада — пахло горелым мясом.
По видимому, людоедское пиршество ударило дьяволам в голову как хмель, потому что вокруг не слышалось ни звука и не замечалось никакого движения. Может быть, налётчикам редко доставалось такое количество еды, так что они на радостях нажрались до беспамятства.
Четвёрка беглецов выбралась из вонючей темницы и направилась в противоположную сторону от света костров. Одга тронула за руку Лотара и шепнула:
— Слышно, как плещут волны.
Положившись на её слух, они в обход деревни, описав широкий круг, вышли на берег моря. А на берегу их ждал богатый выбор кожаных лодок, вытащенных на сушу за черту прибоя.
Даже вчетвером они не осилили бы сейчас работу, которая требовалась, чтобы стащить в воду корабельный баркас, но кожаная лодка легко скользнула к воде, они быстро сели и закачались на волнах. Рогар нащупал оставленные в лодке два весла, и они с Торстейном на пару стали выгребать среди льдов.
Отплыв немного, они ясно увидели костры на берегу и хуже того — «Летящую чайку», зажатую между береговым утёсом и громадным айсбергом, корабль был безнадёжно разбит. Вокруг плавали льдины, но не слишком большие. Одга испугалась, что они тоже поведут себя как айсберги и загонят их обратно к жуткому острову, но эти льдины не делали попыток построиться в боевой порядок.
Итак, им удалось бежать с Дарга, но что делать дальше? Рана Лотара к утру сильно воспалилась, а через некоторое время он уже метался в бреду. Одга держала на коленях его голову, но ей нечем было даже напоить раненого, когда он просил воды.
Потом пришлось отложить весла, так как руки у них посинели от мороза. Теперь лодка плыла по воле волн, но всё таки удалялась от Дарга.
В лодке не было никаких припасов. Первым, как ни странно, умер богатырь Торстейн. Не выдержало сердце, — подумала Одга. Потом Лотар. С тех пор, как они бежали из плена, прошли уже сутки и ещё один день. Почему я живу? — думала Одга. Рогар умирал у неё на глазах. Когда в первый день их побега взошло солнце, она увидела страшный рубец, рассекший ему щеку и переходивший на шею, но от Рогара не слышалось ни одной жалобы.
Салкарская отвага, салкарская сноровка — всё оказалось напрасно. Сидя в медленно дрейфующей к югу лодке, все дальше уплывая от страшной ловушки самодвижущихся айсбергов, она могла вволю заниматься чтением того, что чертили волны. Но почему же, почему, — бился в её затуманенной голове один и тот же вопрос, почему айсберги так целенаправленно преследовали их корабль? Одга не слыхала о такой силе, которая могла бы управлять движением айсбергов.

Глава 33
Северное море

Где то били барабаны, и стоял лютый холод. Холод таил в себе смерть. Трусла открыла глаза. Это был сон… Но нет, кто то барабанил в дверь каюты. Инквита уже встала и пошла в потёмках к двери. К Трусле с жалобным писком прижалась Канкиль.
Когда Инквита открыла дверь, из прохода хлынул свет фонарей. Там толпились люди.
«Айсберг! — было первой мыслью, которая мелькнула у Труслы. — Мы встретились с одним из айсбергов, о которых столько говорится в легендах, и он угрожает нашему кораблю».
Она торопливо стала натягивать одежду. Казалось бы, это должно получаться быстрее, ведь за несколько недель это стало привычным действием. Инквита уже вернулась и тоже надевала на себя свои меха. Шаманка что то бормотала себе под нос, Трусла подумала, что та творит заклинания, и не решалась мешать ей своими вопросами. Но когда Инквит вышла из каюты, Трусла выскочила за нею по пятам, Канкиль сразу перепрыгнула от неё к своей хозяйке и оставалась уже с нею. За дверью их встретили капитан Стимир и старый учитель капитанов Джоул, он сам давно уже не командовал кораблями, но на любом судне, которое он решал сопровождать, его принимали с радостью как почётного члена экипажа, потому что старик являлся настоящим кладезем полезных знаний.
— Она… она не в своём уме! — взволнованно заговорил капитан, как только в дверях показалась шаманка. — Ты ведь ведунья и, значит, умеешь лечить. Так помоги ей скорее! Она сделала уже два рейса под моим флагом. О такой волночее, как она, можно только мечтать. И вдруг среди ночи она подняла крик, выбежала на палубу и чуть было не выбросилась за борт, хорошо, что Ханса успел её поймать. Он всё ещё держит её, а она кричит и вырывается.
Трусла и сама уже слышала пронзительные крики, так могла кричать только буйная сумасшедшая.
— Я немного умею лечить больных, капитан. Но я разбираюсь в тех болезнях, какие встречаются среди людей моего народа. Есть разные недуги, поражающие рассудок и душу, которые требуют более глубоких познаний, чем мои. Вызови колдунью; говорят, они знают, как бороться с демонами, чтобы их уничтожить.
— Её уже позвали. Ханса отнёс нашу Ундию в большую каюту. Он еле справился с ней, хотя он — сильный мужчина, а она всего лишь слабая девушка.
Чем ближе они подходили к каюте, тем громче становились крики, голос кричавшей уже сделался хриплым. Трусле показалось, что по мере приближения усиливался и холод, который она ощутила при пробуждении.
В каюте горело несколько фонарей и там было достаточно светло, чтобы ясно увидеть борьбу между бешено вырывающейся девушкой и крепко державшем её могучим салкарским моряком. Все лицо у него было до крови исцарапано её ногтями, на губах у неё проступала пена каждый раз, когда она открывала рот, заходясь в диком крике.
Все знали Ундию как тихую и скромную девушку. За время плавания Трусла узнала много нового, например, что Ундия обладала особой Силой; такой дар, как у неё, считался очень ценным и его тщательно пестовали в одарённых детях. Почему то этот талант встречался главным образом у женщин, причём только у тех, кто принадлежал к одному определённому роду, поэтому за каждой девочкой соответствующего происхождения начинали внимательно наблюдать с самого детства, чтобы не проглядеть возможный дар. Их называли волночеями; какое то шестое чувство позволяло им определять силу и направление морских течений и отыскивать судоходные пути. Подобно колдуньям, они держались обособленно в своём кругу; Трусла невольно жалела их, ей казалось, что им, наверно, живётся очень одиноко; на один корабль брали самое большее двоих — опытную волночею и её ученицу. На «Разрезателе волн» Ундию взяли одну, без напарницы. На Труслу она производила впечатление рассудительной девушки, в которой так же невозможно было заподозрить одержимую, как в Инквите или колдунье Фрост. Но сейчас девушка так разбушевалась, как это может быть только под влиянием Тьмы.
Фрост приблизилась к борющимся почти вплотную, но почему то они её не задевали. На груди колдуньи ярко горел оживший кристалл, лучась грозным зеленоватым светом. Трусла даже испугалась, столь внезапной оказалась перемена, произошедшая с дерущейся и вырывающейся девушкой. Ужас, который вызывал её неистовство, мгновенно исчез — лицо успокоилось, и на миг вместо бессильно повисшей на руках Хансы Ундии все увидели другую девушку.
Лицо незнакомки проступило очень отчётливо. Вокруг послышались возгласы удивления, и тоненько пискнула Канкиль. И тут же снова появилась Ундия, она была в обмороке.
— Бесноватая! — раздался возглас. Кто то рядом с Труслой произнёс это роковое слово. Но Фрост ответила на него неожиданно спокойным и сострадательным голосом:
— Эта весть — не совсем послание Тьмы, а просьба о помощи. Уложите её здесь, она больше не будет буйствовать. — С этими словами Фрост указала на скамейку возле стены. Затем она обернулась к Инквите и пристально посмотрела ей в глаза.
Шаманка ответила таким же молчаливым взглядом, но, по видимому, между ними произошёл безмолвный разговор, потому что затем обе направились к лежащей в беспамятстве девушке. Инквита поманила рукой Труслу и показала на маленькую медную мисочку, стоявшую на рабочем столе капитана.
Мисочка оказалась пустой, и Трусла принесла её и протянула шаманке. Та вынула из потайного кармашка меховой куртки маленький мешочек и, бережно держа, развязала, взяла щепотку какого то вещества, и кинула в мисочку.
Хотя Инквита не произнесла ни слова, пушистая малютка Канкиль сама вскарабкалась к лежащей без памяти девушке и распласталась у неё на груди, прижавшись всем тельцем, сердце к сердцу. Тогда шаманка взяла у Труслы мисочку и щёлкнула над ней пальцами. Из мисочки поднялась тонкая струйка тумана, Инквита стала водить курильницей над Ундией, и струйка начала распространяться над нею, завиваясь узорами, она вилась и казалась неистощимой.
Потом Инквита отступила в сторону, а на её место в головах девушки встала Фрост. Сняв с шеи кристалл, она дотронулась им до покрытого испариной лба Ундии.
— Что таится в уме, да скажется из уст! — промолвила Фрост повелительно.
Глаза Ундии оставались закрытыми, и, казалось, она не осознает присутствия других людей. Но повинуясь велению, девушка заговорила, из её уст вырывались обрывистые слова, и речь звучала бессвязно, словно ей стоило огромных усилий высказать чужое послание.
— Стаи айсбергов… окружают… туман… дьяволы… — На лице Ундии появилась гримаса страдания, словно ей было мучительно трудно произнести это имя, — Дарг… пиршество… Рогар, Лотар… Тортейн… остались… только они… и я… Ползком… выбрались… Кожаная лодка… Вышли в море… Мороз… Такой мороз… Холод до костей… Смерть — избавление. Лотар умер… Тортейн… Рогар… Лучше сразу утонуть в море… Перевернуть лодку… Но нет!.. Салкары не умирают, пока не позовёт смерть! Холод… Читаю по волнам… Я снова могу читать, что говорят волны… Поздно… Курс на юг… Но всюду лёд… Плавающий лёд… Повелитель Ветров, услышь меня! Матерь морской пучины, услышь меня! Я — Одга с «Летящей чайки», волночея. Сделай так, чтобы стужа убила меня поскорей! Ах, только бы поскорей!
Оторвав взгляд от Ундии, Фрост обратилась к капитану:
— Эта девушка — необыкновенно сильная волночея, так говорят многие на корабле. Может ли быть так, что та, другая, направляла её, чтобы позвать нас на помощь?
Капитан Стимир посмотрел на Фрост с Нескрываемым удивлением:
— Как ты об этом догадалась? Это один из скрытых талантов. Но от твоих глаз, как видно, ни один талант не может укрыться. Скажи, чтобы она сообщила рисунок. Нет! Погоди немного!
Он торопливо бросился к столу и достал из ящика деревянную дощечку и чёрную палочку, предназначенные для быстрых записей. И только тогда скомандовал:
— Приступай!
— Одга! — обратилась Фрост к незнакомке так, словно та находилась здесь, в каюте, — Сообщи нам, какой ты видишь рисунок.
И с этими словами она направила свой кристалл, сверкнувший белым лучом, прямо в закрытые глаза Ундии.
Та снова заговорила. На этот раз Трусла не поняла ни слова. Но палочка в руке капитана так и запорхала по дощечке, покрывая её странными значками.
— Застанем ли мы её ещё живой? — спросил он, передавая записи помощнику.
— Если сестра моя сможет поддерживать в ней жизнь, — ответила Фрост тихим голосом, взглянув на Инквиту.
Взгляд шаманки блеснул ей навстречу сквозь дымку тумана, который она напустила:
— В ней ещё теплится искра жизни, и моя малютка поддерживает её через эту девушку. Мы сделаем всё, что в наших силах.
Труслу охватило чувство беспомощности. Но здесь она столкнулась с таким случаем, где требовалось больше, чем обычное целительство, а её способности и без того были невелики. И тут она почувствовала, как её заключил в свои объятия Симонд. В трудную минуту он всегда оказывался рядом. Почувствовав его сильную поддержку, Трусла вздохнула с облегчением.
— Вам лучше уйти! — сказала Инквит, махнув рукой в сторону двери. И все, кроме Фрост, удалились, предоставив ей на свой лад управляться с Силой. Выходя, они слышали позади, как она сильным голосом затянула монотонную песнь.
Выйдя на палубу, под открытое небо, в котором уже занималась заря, Трусла и Симонд остановились, Трусла по прежнему в его объятиях. По всем приметам день обещал быть ясным. Но Труслу преследовал образ носящейся где то там по волнам кожаной лодчонки с печальным грузом.
Джоул занял на носу корабля место волночеи, капитан встал с ним рядом. Время от времени он отдавал распоряжения, которые передавались матросам. Они взяли курс на восток, впереди постепенно вставали из моря скалы, похожие на горловину бутыли, готовой поглотить хлынувшие навстречу воды.
Когда настало время еды, на палубу вынесли миски с похлёбкой из баранины, все поели, не покидая своих постов, заедая варево размоченным корабельным сухарём, который иначе нельзя раскусить.
Тут показалось солнце, его лучи принесли с собой свет и тепло. Но временами на волнах играли какие то странные отблески. Или это только показалось Трусле? Но ей овладело такое нетерпеливое возбуждение, что ей было не до того, чтобы вглядываться в подозрительные мелочи.
— Эта девушка, Одга, говорила что то про айсберги, которые стаей окружали корабль, — заговорила она, допив последние капли похлёбки. — Разве так бывает? Мне совсем незнаком север. Какие Силы Зла могут вызвать такие вещи?
— В своё время мы все узнаем, — только и ответил Симонд. — В этих местах человек только временный гость; настоящие хозяева здесь море, льды и скалы.
Вдруг с мачты послышался крик дозорного. Все тотчас же кинулись к борту. Раздалась отрывистая команда, и вышколенные матросы мгновенно кинулись спускать на воду шлюпку. Несколько человек спрыгнули в неё, держась за канаты, и отчалили от корабля.
Даже Трусле удалось разглядеть предмет, к которому направилась лодка — неправильной формы чёрное пятно, качавшееся на волнах; шлюпка неслась туда, как птица, подгоняемая быстрыми взмахами весел.
Лодка находилась слишком далеко, чтобы разглядеть с корабля, что там делается. Там чувствовалось только какое то движение. Однако можно было догадаться, что из лодки вытаскивают человеческие тела и перекладывают их в шлюпку. Затем шлюпка снова отчалила и помчалась по волнам в обратный путь, оставив позади туземную лодчонку.
На корабле уже приготовились к встрече и перебросили через борт несколько небольших сетей, их осторожно втянули наверх и перетащили через поручни. Показались скрюченные, окоченевшие тела — одни мертвецы. Но вдруг одна рука шевельнулась, цепляясь за ячейки сети. И Трусла услышала радостный возглас поднимавших сети матросов.
Они даже не стали выпутывать эту единственную из сетей, Ханса вместе с сетью подхватил эту лёгкую ношу, как ребёнка, и отнёс в каюту На пороге его уже встречала Инквита, поторапливая моряка нетерпеливым жестом. Но когда вслед за ним туда хотели войти капитан и сопровождающие его матросы, она решительно захлопнула дверь у них перед носом.
Трое других, найденных в лодке, действительно оказались мертвецами. Повинуясь негромким командам капитана, их уложили на большие куски парусины. Скрюченные руки покойников кое как распрямили и сложили на груди, вложив в них боевой топор, чтобы воины могли войти в Последние Врата.
Трусла отвернулась. Эти люди были ей не родня. И хотя перед лицом смерти все равны, у неё всё таки было такое чувство, что она здесь лишняя и то, что происходит сейчас, не предназначено для её глаз. Симонд без слов понял её, и оба ушли оттуда на нос корабля к старому Джоулу, который сидел на возвышении, предназначенном для волночеи.
— Да отомстят за их смерть клыки Боскена, — протяжно, как песню, выводил старик слова заклинания, равномерно раскачиваясь взад и вперёд. — Да будет мне дано дожить до того часа, когда Дарг сметут с лица земли! Лотар Длинный Меч, Тортейн Стеймир, гордые воины, я помню, как вы победили самого большого варза, какого когда либо удавалось загарпунить охотникам. А Рогар! Вот моряк! Сколько складных баек рассказал он на радость товарищам, сидя за чашей! Он шёл с нами, когда пал форт Салкар, и был одним из немногих, которые плыли на лодках по приказу самого Осберика! А девушка — я не знаю её, — но она прославилась и будет воспета бардами. Клянусь дыханием Повелителя волн, что в честь неё сложат песнь!
Тут старик обернулся и увидел Симонда и Труслу.
— Мы помним наших сородичей, которые покинули мир прежде, — горячо воскликнул старый капитан. — И когда не можем похоронить наших товарищей на суше, море всегда примет салкарского моряка, потому что мы с ним породнились. Теперь мы строим города, но когда то только море было нашим домом, и мы проводили в море всю жизнь. И оно по справедливости принимает нас, когда приходит наш час.
И море приняло троих погибших салкаров. Их зашили в парусину, и сам Джоул пропел песнь, прославляя их имена и совершенные подвиги, а капитан вылил в зыби прощальную чашу. Обвязанные толстой железной цепью, они погрузились в волны, которые высоко заходили над ними, словно радуясь добыче.
Но Одги не было среди них Таинственные силы, которыми повелевали шаманка и эсткарпская колдунья, удерживали её от последнего путешествия.
Невзирая на обрывистое предостережение, полученное от Одги, в котором говорилось об опасностях, ожидающих их впереди, «Разрезатель волн», подобрав терпящих бедствие, снова лёг на прежний курс.
Спустя некоторое время Трусла зашла в каюту за кувшином с песком, который купила на базаре у пристани. Не снимая с горлышка деревянную крышку, она села, поставив кувшин себе на колени. Она медленно поворачивала кувшин в руках, и незаметно её печаль и постоянная тревожная озабоченность куда то испарились. Закрыв глаза, она стала вызывать в памяти всё, что прежде так старалась забыть.
Жизнь обитателей Торовых Болот, проходившая среди трясин и ручьёв, была ничуть не легче, чем жизнь салкаров, которые доверяли своё существование такой предательской стихии, какой ей казалось море. Наверное, то, к чему ты с детства привык, кажется тебе, если так можно сказать, меньшим злом.
Среди своего племени Трусла занимала самую нижнюю ступень, там она была почти что отверженной. И только благодаря заступничеству слепой Мафры она находилась сейчас здесь. Трусла никогда не знала тепла родственной любви и поддержки. В её племени не признавалось личное материнство, а об отцовстве и вовсе не говорили, и ни один человек не знал, кто зачал её в ночь Лунных плясок. Но вот это — она снова повернула кувшин и вспомнила, как к ней пришло освобождение — это стало такой же неотъемлемой частью её существа, как сама кровь, текущая в её жилах.
И вот она приподняла крышку и медленно медленно опустила внутрь палец. Да, несомненно, это то же самое, знакомое ощущение. Палец погрузился в мельчайший, нежный песок, и песчинки пристали к коже. Трусла сама не отдавала себе отчёта, почему она это делает, но поднесла облепленный песком палец к губам и облизала его. Она ощутила очень слабый привкус — вкус воды из Торовых болот — и почувствовала лёгкое веяние тонкого аромата.
— Сестрица!
Что это было? Её действительно окликнули или ей только показалось?
— Ты можешь гораздо больше, чем тебе кажется. И ты ещё многому научишься, многое узнаешь!
— Ксактоль? — произнесла она вопросительно, не открывая глаз. Потому что сейчас она находилась не в тесной каюте, а на песчаном берегу, песку было много, и он вздымался и кружился в лунной пляске, превращаясь в ту, с кем она хотела быть рядом, стать такой же, как та.
— Ступай к той, что близка к Великому Сну, — эти слова Трусла услышала очень отчётливо. — Поделись с ней своей силой. Две Силы удерживают её сейчас в этом мире; нужна твоя, третья, чтобы она здесь окончательно закрепилась.
Трусла снова убрала кувшин в укромное место, где он стоял раньше, и сразу направилась в большую каюту. Раздвижная дверь была закрыта, но Трусла так решительно взялась за ручку, словно её сюда позвали, и, слегка приоткрыв дверь, проскользнула в помещение.
Ундия лежала теперь не на койке, а на полу, на котором для неё постелили одно на другое несколько одеял, рядом с нею, бок о бок, покоилась Одга. Обе лежали нагие, и над ними все ещё вился туман, вызванный Инквитой. Канкиль сидела в головах, возложив каждой на лоб свою ладошку. Глаза маленького существа были закрыты, и слышалось лишь тихое мурлыканье.
Напротив, скрестив ноги, сидела на полу Фрост, и кристалл, направленный на девушек, то вспыхивал, то угасал, чтобы снова вспыхнуть и снова угаснуть.
Обе женщины, казалось, не заметили появления Труслы, но она уверенно подошла к спасённой с погибающей лодки незнакомке, которую звали Одга, и опустилась рядом с ней на колени. Протянув руку, Трусла положила ладонь ей на грудь и ощутила смертный холод.
Тогда Трусла закрыла глаза. Песок. Обширное пространство, сплошь покрытое песком… И вот песок заколыхался, вздымаясь вокруг неё вихрем. На этот раз сама Трусла кружилась в этом вихре, то погружаясь в глубину, то поднимаясь ввысь, и тонкий песок ласкал её тело. И тут она сделала то, на что прежде никогда не решалась. Она стала взывать — не с мольбою, а повелительно и требовательно — призывая Силу, которой не обладала, как она думала раньше, ни одна из её соплеменниц.
Песок, в вихре которого она кружилась, был тёплым и становился все теплее, пока не сделался обжигающе горячим, и тут она подчинила его своей воле и направила животворящий жар туда, где он был нужен.
Эта борьба требовала столько сил, сколько ей ни разу не приходилось вкладывать с тех пор, когда Симонд вместе с нею вырвался за врата здешнего мира, и ей пришлось отчаянно бороться за свою жизнь. И всё таки она сохранила это тепло и поддержала его жаром собственных сил, и прогнала смертный холод, уже тянувшийся к жертве стылыми пальцами.
Тут она без сил упала навзничь. До её слуха смутно донёсся слабый стон, и она поняла, что одержала победу. Затем чьи то руки подняли её и посадили, подложив под спину подушку. Туманно, словно сквозь пелену ещё не улёгшегося песчаного вихря, она видела, как Фрост и Инквита хлопочут над девушками, укутывая их в одеяла, а укутав, осеняют магическими знаками, которые Фрост творила кристаллом, а Инквита руками.
Что то тёплое и пушистое прижалось к груди, маленькие ручки обхватили за шею. Это была Канкиль, она сама пришла к Трусле, с мурлыканьем обняла, и Трусла почувствовала, что от этих равномерных мурлыкающих звуков в неё начали вливаться новые силы.
— Трусла! Что они сделали с тобой? — донёсся до неё сквозь успокоительное урчание взволнованный голос Симонда. Он оказался рядом с нею на полу и, стоя на коленях, держал в своих объятиях, не обращая внимания на Канкиль, которая продолжала цепляться за неё, как младенец за свою мать.
В глазах сверкнул ослепительный свет. Она хотела отвести взгляд. Но не могла. Лёд — всюду ледяные глыбы! Но нет! Её тело было по прежнему тёплым, ледяные волны не смогли её поглотить'
И тут она поняла, что это был луч магического кристалла, и он ничем не грозил, просто Фрост помогала ей очнуться и вернуться к действительности.
Первой, кого она разглядела сквозь ослепительное сияние, была Ундия. Девушка куталась в одеяло, и на её загорелом лице проступила зеленоватая бледность. Но глаза уже не горели безумным блеском, она жадно пила из чашки, которую поднесла к её губам Инквита.
— Одга? — Чуть слышно прошептала Трусла одними губами.
— Она спит, сестра, — ласково откликнулась Фрост. Впервые она приветствовала Труслу словом, с которым обращались друг к другу те, кто был причастен к Силе. Сила… Песок… Она плясала пляску песка, и песок повиновался ей. Трусла вздрогнула и выпрямилась в объятиях Симонда:
— Ксактоль!
Никогда ещё она не произносила это имя в присутствии посторонних, даже в присутствии Симонда.
Фрост немного склонила голову набок, точно взвешивая мысленно это слово. Затем улыбнулась, и Трусла неожиданно увидела, что в ней нет ни капли неприступной суровости, которую она приписывала колдуньям.
— Божества, которым мы служим, предстают, возможно, в различной ипостаси, но, в сущности, это одна и та же Сила, как бы она ни называлась — Пламя, Гуннора или…
— Арска, — подсказала Инквита. Она только что уложила Ундию и теперь укрывала меховым одеялом Одгу. — Эта девушка осталась жить, может быть, потому, что она ещё нужна здесь, на земле. Мы убедились, что Свет тянется к ней. Но сейчас ей надо поспать. Канкиль!
Трусла невольно сильнее прижала к себе пушистую крошку, так не хотелось ей отпускать это тёплое существо. Но потом она подумала, что ведь с ней теперь Симонд. Крошка помощница шаманки побежала к хозяйке, склонившейся над Одгой, и проворно шмыгнула под меховое одеяло. Трусла не сомневалась, что там сейчас её тепло нужнее всего.
— Трусла, — позвал Симонд тем ласковым голосом, который всегда давал ей ощущение, что они с ним одно неразделимое целое. — Тебе нужно отдохнуть.
Не дожидаясь её согласия, он подхватил жену на руки и отнёс в каюту Как было бы хорошо, если бы каюта принадлежала им двоим, подумала Трусла. Но он и сам пристроился рядом с ней, словно думал о том же, о чём и она. Он стал гладить её по голове и целовать, и в этих поцелуях она чувствовала не страсть, а радость, что они вместе.
Она спала, но не видела никаких снов. Она не плясала в песчаном вихре, не пряталась от бредовых образов Ундии, а отдыхала, окунувшись в бархатную тьму, в которой ей так хорошо и покойно.
Зато других преследовали сновидения. Фрост дважды доставала кристалл, чтобы погрузить Одгу в более глубокий сон, а Канкиль то и дело принималась жалобно пищать и вскрикивать от страшных картин, которые вспоминались во сне бедной девушке.
Всё, что поведала Ундия, когда между двумя девушками, разделёнными многомильным пространством, установился удивительный контакт, оказалось правдой Два раза Фрост пришлось вмешаться, чтобы отогнать видения Одги, которая во сне вновь переживала случившееся.
Наконец девушка от изнеможения погрузилась в глубокое забытьё, в котором ей уже не требовалось целительной помощи волшебного кристалла. Убедившись, что она успокоилась, Фрост и Инквита, неотлучно сторожившие её сон, подняли головы и взглянули друг на друга с тревожным и озабоченным выражением.
— Я не знакома с севером, — почти беззвучно проговорила Фрост. — Какое зло повадилось тут бродить? Если ты и не знаешь всего, расскажи мне ваши легенды, сестра!
— Нам знакомы только недобрые сны, — ответила шаманка. — Но в последние дни перед тем, как мы ушли на юг, они стали смертельно опасными и начали убивать людей.
Её руки, лежавшие на коленях, задвигались, точно рисуя узоры:
— Надобно знать, сестра, что Сила передаётся у нас по наследству из рода в род. Моя прабабка была сновидицей очень большого племени. Теперь от него сохранился жалкий остаток. Дурные сны бывали всегда, во всех поколениях. Но никогда они не имели над людьми такой власти. Сила разрушала их, но никто не умирал и не сходил с ума. Потом, — шаманка глубоко вздохнула, — что то такое случилось, чего я не знаю. От тебя я услышала, что произошёл неуправляемый взрыв стихийных магических сил, когда исчез Магический камень, замыкающий врата. Я вполне могу понять ваши страхи перед Злом, которое может восстать за пределами нашего мира и ворваться к нам. Вот и эта бедняжка толкует об айсбергах, которые сбиваются в стаи и гонят навстречу гибели корабли. Такое могут сделать только силы Тьмы.
Фрост кивнула и снова надела на шею цепочку с кристаллом, теперь серым и тусклым.
— Опять Силы Тьмы! — устало вздохнула Фрост. Но Инквита только усмехнулась:
— Опять и опять, сестра! Но на нашей стороне — доблестные воители, готовые сразиться с Тьмой, и мы поведём их на битву!

Глава 34
Плавание к Западному Побережью, Север

Подобрав терпящую бедствие лодку, «Разрезатель волн» вскоре изменил курс. До сих пор им ни разу не повстречались плавучие льдины, но капитан Стимир предпочёл следовать более длинным маршрутом, чтобы избегнуть встречи с опасностью, которая погубила «Летящую чайку» и всю её команду.
Дарг ясно обозначался на всех корабельных картах северных морей, но располагался гораздо восточнее. Перемена курса означала несколько лишних дней пути, поскольку на западе попадалось много предательских мелей и рифов, и, как правило, моряки старались не заходить в эти воды.
На второй день Ундия оправилась от пережитых вместе с Одгой страданий и, несмотря на все уговоры, вернулась на свой наблюдательный пост на носу корабля, в первый день с ней на всякий случай остался стоять вахту капитан Джоул.
Одга по прежнему спала глубоким сном на койке Ундии, и возле неё по очереди дежурили Фрост и Инквита, а Канкиль так и лежала, свернувшись клубочком, возле неподвижно распростёртой девушки. Трусла не знала, чем она ещё может помочь, но жалость к бедняжке не давала ей покоя, и она по нескольку раз в день наведывалась к ней в каюту.
Она чувствовала озабоченность и беспокойство салкаров. Топоры и мечи вынули из промасленных чехлов, в которые их обычно прятали, чтобы оружие не заржавело от солёных морских брызг, и держали наготове. И целые дни напролёт разносился несмолкающий скрежет железа по точильному камню. На средней мачте постоянно находились дозорные, сменявшиеся каждый час из за пронизывающего ветра.
Время от времени Ундия бралась за рожок, который висел у неё на поясе, чтобы протрубить мелодичный сигнал; повинуясь его мелодии, матросы выполняли те или иные действия, большей частью непонятные для Труслы. Два раза капитан вызывал к себе Симонда, очевидно для того, чтобы, воспользовавшись его опытом, предугадать коварные уловки Тьмы. Ведь Симонд, хотя и служил в сухопутных войсках, однако будучи начальником одного из эсткарпских разведывательных отрядов, дважды делал такие находки, что после его донесений туда срочно отправлялась одна из колдуний, чтобы навести порядок.
На четвёртый день они повстречали первое предзнаменование ожидающих впереди трудностей. Когда то в давние времена забытый ныне путешественник, устрашённый кознями морской стихии, сложил на диком утёсе, со всех сторон омываемом волнами, башенку из камней, с тех пор она стояла там целая и невредимая, точно сделанная из одного куска. Волны иногда заливали вершину утёса, но, как ни ярилось море, башня продолжала стоять нерушимо.
На верхушке остроконечной башенки сидел металлический диск. Против него море также оказалось бессильно, и за все годы он не потускнел. Ундия достала жезл, увенчанный подобным же диском, и подняла его над головой. Диск на башне мигнул вспышкой света.
— Свет Хотрота! — Эти слова произнёс могучий богатырь Ханса, который остановился около Труслы. — Говорят, он отдал один глаз за этот маяк для всех нас. И ведь правда, какая то сила не даёт ему упасть!
Корабль чуть чуть изменил направление. Ундия наклонилась вперёд со своего сидения, пристально вглядываясь в волны, разбегавшиеся из под носа корабля. Звук её рога вызвал на палубе кипучую деятельность.
Теперь уже и Трусла разглядела встававший из за западного горизонта берег. Неведомая земля. Та часть Арвона, в которой правили четыре князя Мантии, находилась южнее. На ярмарке возле пристани Трусла обратила внимание на какие то серые меха, которых не хотели брать покупатели, и услышала тогда название «волк вонючка» От мехов и впрямь несло неприятным запахом, а от недовольных покупателей она узнала, что это мех зверя, который не водится в восточных землях, а в западных с ним стараются не встречаться.
В продолжение этого дня, включая и долгие сумерки, которыми знаменито северное лето, «Разрезатель волн» шёл курсом, который указывал рожок Ундии.
Наконец капитан приказал девушке покинуть пост, и её сменил Джоул, чтобы дать ей время поесть и попить. Но Ундия наотрез отказалась уходить в свою каюту и прилегла прямо на палубе, где ей устроили подстилку из парусов и одеял.
На ночь глядя Трусла напоследок решила заглянуть перед сном к Одге. На полу, скрестив ноги, сидела Фрост и тихонько покачивалась в такт кораблю. Она дремала, свесив голову на грудь.
Вслед за Труслой вошла, осторожно приоткрыв дверь, Инквита. Обе женщины были на грани изнеможения от бессонницы. В слабом свете фонаря, раскачивавшегося под потолком, они показались Трусле осунувшимися и измученными.
В тот миг, когда Инквита закрыла за собой дверь, Одга вдруг пошевелилась. Заходя проведать больную, Трусла каждый раз заставала её в одной и той же застывшей, неестественной позе, в которой ту уложили на койку Но сейчас она заметалась по подушке, застонала, кашлянула и вдруг открыла синие глаза.
Сначала её удивлённый взгляд остановился на Трусле, затем она отвернулась и стала обозревать всё, что было в каюте.
Канкиль приподняла головку, которая лежала на плече у девушки, и ласково погладила её по щеке. Фрост и Инквита так и кинулись к своей подопечной, едва не сбив с ног Труслу.
— Моя вахта? — спросила девушка слабым голосом — Мне пора на вахту. — Она рывком села на койке и тут же упала на подушку. — Голова кружится… А нужно становиться на вахту.
— Не беспокойся, детка! На вахте есть кому стоять, — сказала Фрост с нежностью в голосе. — Ты в безопасности, наш корабль называется «Разрезатель волн».
Глаза Одги раскрылись ещё шире Она протянула руку и оттолкнула от себя Канкиль, словно хотела показать, что она не нуждается в утешении и помощи.
— Так значит… значит, всё, что мне приснилось, — правда, — лицо её сморщилось, как будто девушку пронзила резкая боль. — Мы… мы были в плену. Но как же… Объясните мне, как я попала сюда? — она так внезапно схватила и потянула Фрост за рукав, что та, не ожидая такого сильного рывка, чуть не упала к ней на койку. — Где капитан? Скажите капитану, что Дарг…
— Наш курс проходит вдалеке от этого окаянного места, — вмешалась Инквита, чтобы привлечь к себе внимание Одги.
— А ты — ты, кажется, из племени латтов, — удивлённо промолвила девушка, и лицо её приняло совсем растерянное выражение. — А ты, — продолжала она, взглянув на Фрост, но, не успев договорить, отдёрнула руку, державшую её рукав, и забилась в самый угол койки. — Ты — колдунья! Эсткарпская колдунья! Колдовство! Злобное колдовство погубило нас! Какие козни ты ещё затеваешь, какие сети плетёшь?
Девушка вся тряслась, и маленькая Трусла, не рассуждая, бросилась вперёд, чтобы встать между Одгой и Фрост, хотя Фрост была намного крупнее и Трусла никак не могла бы её заслонить. Она поступила, как Канкиль, — стала ласково гладить девушку.
— Мы все как раз хотим разгадать злые козни и разрушить сплетённые сети. Благодаря Силе, которой владеют эти две женщины, — сказала она, указывая на Инквиту и Фрост, — и благодаря помощи нашей волночеи, нам удалось найти тебя.
Девушка закусила губу:
— Наверно, Сила почему то сжалилась надо мной, раз я осталась в живых. А Рогар, Лотар, Тортейн?
Трусла покачала головой:
— Они ушли в далёкий путь, куда уходят славные герои. А ты осталась.
Девушка крепко стиснула руку Труслы и прижала к груди:
— Быть может, я выжила потому, что должна предупредить других. Какие то силы пришли в движение. Кто то направил на нас айсберги, так что они погнали наш корабль перед собой, точно васанов на бойню, — Одга содрогнулась, и Трусла кое как присела рядом на краешек койки, чтобы обнять девушку.
— Все хорошо, — баюкающим голосом повторяла она, как делала бы это где нибудь в детской комнате дома, в котором когда то сама родилась. — Дарг далеко. Наш капитан повёл корабль западным курсом.
Она почувствовала, как Одга вся напряглась в её объятиях.
— Этот путь тоже ведёт навстречу опасности; если там она грозит от подлых людоедов, то здесь от скал и капризного моря. Этот маршрут представляет большую опасность, хотя некоторые им уже ходили.
— Вот и мы пройдём! Капитан Стимир не раз плавал на севере. И многие опасности ему заранее известны.
Однако тень забот по прежнему омрачала лицо Одги.
К Трусле присоединилась Инквита:
— Хотя мы выходим в море только для охоты, север всё же наша родина. В море, и впрямь, подстерегает много опасностей, но только таких, которые мы поклялись встречать лицом к лицу, — Сила против Силы' А теперь тебе нужно поесть, чтобы окрепнуть. Тогда спустя несколько дней ты уже, наверное, сможешь помочь Ундии, сейчас она одна несёт вахту, потому что у неё нет младшей помощницы.
Как показалось Трусле, ощущение здравого смысла и спокойствия, которое исходило от Инквиты, не могло не передаваться окружающим. Бросив на Одгу долгий внимательный взгляд, Фрост тихо вышла из каюты, оставив её на попечении Инквиты и Труслы. Вскоре девушка впервые уснула сама спокойным, здоровым сном.
Между тем вечером в большой каюте устроили совещание. «Разрезатель волн» снова изменил курс, взяв на несколько градусов к востоку, поскольку читать по волнам при сумеречном свете северной ночи стало слишком трудно, хотя Ундия и Джоул упорно не покидали наблюдательный пост на носу корабля.
Капитан Стимир внимательно изучал разложенную на столе карту.
— На пути начали попадаться льдины — ещё не айсберги, но достаточно большие, чтобы их заметить. А западные рифы схрумкают любой корабль так же быстро, как обжора сметает еду с тарелки. Насколько мы знаем, «Летящая чайка» следовала наиболее безопасным восточным курсом, пока ей не пришлось повернуть на запад. Здесь в море выдаётся мыс, вокруг которого все утыкано рифами и полно опасных течений. Однако нам придётся его обогнуть, чтобы добраться до Края Света, — сделав такое вступление, капитан обратился к Фрост:
— Госпожа! Ты ведь, кажется, можешь заглядывать в будущее?
— Нет, капитан! По настоящему заглянуть в будущее никому не дано, — ответила Фрост. — Потому что жизнь — это череда решений. Иногда мы можем сказать, что последует за тем или иным решением. Моя Сила, — при этих словах она невольно взялась за кристалл, — в том, чтобы распознать затаившееся впереди Зло, но она имеет предел дальности.
— Ты уже попыталась узнать, — отозвался капитан скорее утвердительным, чем вопросительным тоном.
— Пыталась. На севере легла заметная тень. Есть ещё одно потемнение, которое, вероятно, располагается над Даргом. Энергия Тьмы питается страданием, страхом, мучительной смертью. Взгляни сам!
Фрост сняла с шеи цепочку с кристаллом и подняла её над картой. Камень закачался, хотя Фрост держала руку неподвижно. Затем он вдруг замер на взлёте, словно зацепившись за что то в воздухе; конец цепочки, как стрелка, указывал теперь на точку в восточной части карты.
— Ну что? Тут ваш Дарг или нет? Тут то он тут, но только не мой! И ни один нормальный человек не назовёт его своим! Те, кто там живут, как в берлоге, не имеют права называться людьми!
Цвет кристалла изменялся на глазах, его тускло красный огонь напоминал тлеющий уголь, красный свет едва пробивался сквозь черноту. Симонд невольно схватился за рукоятку меча, но вовремя удержался, и меч остался в ножнах. Однажды он уже видел этот знак, когда ездил с отрядом на дальнюю окраину Эсткарпа в поисках врат, через которые могла проникнуть Тьма. Сопровождавшая экспедицию колдунья сумела связаться со своими сёстрами, и те помогли ей набрать необходимую Силу. Благодаря им некая неведомая сущность, похожая на круг покрытых зелёной слизью камней, сгорела в пламени, зажжённом кристаллом, её уничтожили, она не успела причинить вреда.
— Возможно ли его уничтожить? Я видел, как это сделали на поляне Костяного леса! — с надеждой воскликнул капитан.
— Только большая Сила может очистить такой Дарг, — ответила колдунья. — Ты видел, как уничтожили ветхие остатки чего то такого, что было установлено там очень давно. А тут все живёт и набирает силу. Но, судя по всему, это всего лишь орудие, которое рабски подчиняется своему хозяину.
Капитан только крякнул. По крайней мере, именно такой звук вырвался у него из горла, очевидно, вместо смешка.
— То, что ты говоришь, госпожа, звучит не очень то утешительно!
— Если то, что мы ищем, это действительно те врата, через которые твой народ пришёл в этот мир, то скажи, капитан, — почему они отважились пуститься в такое рискованное путешествие? Салкары слывут купцами, которые любят торговать с прибылью. Занимаясь успешно торговлей, они приносят пользу не только себе, но и всему нашему миру. Но главная причина, почему они тут появились, лежала не в этом — их гнал сюда страх.
Учёные Лормта изучали историю появления в нашем мире новых существ. Больше всего данных они собрали о народах, населяющих Дол. Оказывается, их ведуны сами открыли врата для бегства в наш мир, опасность, от которой они спасались, была настолько страшной, что, очутившись тут, они закрыли и навеки заперли за собой эту дверь, чтобы никто никогда не смог её открыть, поддавшись тоске об утраченной родине. Кайогов выгнала из родных мест война, и здесь они нашли землю, которую сумели обжить. Другие, которые приходили сюда поодиночке, спасались от преследования соплеменников и, как Трегарт, воспользовались бегством в незнакомый мир как последним средством.
— А что касается легенды о том, как ваши корабли вошли морем через эти врата, — Ведь вы знаете её с детства, капитан! — не кажется ли вам, что не случайно она так туманна? Если ваши предки от кого то спасались, то кто их преследовал? Дикая стихийная Сила, вырвавшаяся в тот миг, как мы лишились Магического камня, могла пробудить многие дремлющие вещи — и так оно и случилось! Достаточно вспомнить тени, надвинувшиеся на страну латтов, вызвавшие страшные и смертельные сновидения, заставив этот народ покинуть насиженные места! А то, что произошло с «Летящей чайкой»! Разве не говорит все это о том, что, возможно, какой то замок, наложенный вашим народом на врата, со временем потерял свою силу и снаружи кто то толкается в них, или кто нибудь здесь, сумев вызвать некие Силы Тьмы, пытается с их помощью отпереть их изнутри?
Под Стимиром скрипнул стул:
— Ну, и если мы по следам древних преданий отыщем эти врата, а они возьми да откройся? Что тогда, госпожа? Будем сражаться?
— Как тебе известно, в Лормте сейчас стараются найти такой способ, который позволит навеки запереть врата. Там остался Хиларион, он великий адепт, способный собрать в своих руках могучую силу, которая ударит, как молния. Даже мы, владеющие Кристаллом, — сказала она, невольно дотрагиваясь рукой до своего камня, — хотя и одарены талантом более других людей, не можем сравниться по Силе с адептами. Но если его Сила, соединённая с нашими, — а надо сказать, что на свете есть много разных талантов, из которых каждый отличается своей особой силой и достоинствами, — если все это не поможет, тогда не миновать Великой Битвы, какой давно не видывал этот мир.
— Я не могу проложить тебе путь в океане, капитан. Этот талант присущ людям твоей крови. Всё, что я могу, это обнаружить малейшее пятнышко Тьмы, появившееся на нашем пути. Но сейчас я нигде не вижу других опасностей, кроме тех, которые могут исходить от явлений природы.
Капитан пододвинул к себе сундучок, стоявший на его рабочем столе и достал из него пластинку. Как показалось Симонду, она походила на кусочек прозрачного льда, однако не таяла, несмотря на то, что в каюте было тепло.
— Три года тому назад, — неохотно, словно ему не хотелось об этом рассказывать, начал Стимир, вертя странную вещицу в мозолистых руках, — я сделал рейс на Край Света. Наши моряки не любят так далеко забираться в северные воды, но зато, если повезёт, такой рейс приносит большую прибыль. Мало того, что оттуда привозят самые драгоценные в мире меха, но в летних ручьях, вытекающих из далёких ледников крайнего севера, находят золотые самородки и драгоценные камни, пролежавшие во льду много лет и вынесенные на поверхность талыми водами.
— Вот и это одна из таких вещей. Капитан положил пластинку на стол.
— В этой штуке не могли разобраться даже наши ведуны, которые умеют заговаривать бурю. С виду она, как будто бы, ледяная. Ан нет! И уж точно не стеклянная. Потому что стекляшка не вылежала бы там и часа, её давно стёрло бы в порошок. Однако же она приплыла с севера, и вот.. Загляни ка в неё, госпожа, и расскажи, что ты там видишь!
Симонд уже заметил небольшое тёмное пятнышко в середине совершенно прозрачной пластинки Когда колдунья наклонилась над ней, чтобы хорошенько рассмотреть находку, ему показалось, что точечка не только стала темнеть на глазах, но и начала увеличиваться. Одновременно с одного края пластинки замерцали какие то блестящие точки, словно проступившие в ночном небе звезды.
— Это, — начала говорить Фрост и наставила луч кристалла на тот край, где мерцали искры. — Это же корабль! Он зажат льдами, но не разрушен. А эти звезды…
— Если это и звезды, — перебил её капитан, — то такие, каких мы не встречали. А ведь мы знаем звезды, потому что по ним определяем свой путь. Да и корабль совсем не похож на тот, на котором мы с вами находимся.
Фрост отодвинулась от стола, и тогда все стали по очереди подходить и разглядывать странную вещицу. Первым заговорил Оданки. Обыкновенно он помалкивал, не вступая в общие разговоры. Симонд подозревал, что латт нарочно старается только слушать, чтобы побольше выведать о чужеземцах, а сам ревниво хранит своё про себя.
— Это Ступня Арски.
Не прикасаясь пальцем к поверхности пластинки, он однако ясно указывал в тот угол, где мерцали звёздочки:
— Так не всегда было и будет, ибо Арска ходит по небу и не всегда выбирает одну и ту же тропу. Его след меняет направление, но между такими переменами проходит много много времени.
— Но ты назвал это созвездие по имени, между тем как мы, бороздя северные воды, ни разу его не видели, — хмуро заметил капитан.
— Для Арски не существует наше время, — спокойно ответил молодой охотник. — У нас тоже есть свои карты, по которым мы определяем путь, и это карты неба. След Арски дважды менялся за то время, о котором знают наши Хранители Памяти.
У Симонда перехватило дыхание. Ему доводилось слушать объяснения учёных из Лормта и читать старинные летописи, так что он хорошо знал, что человеческий век всего лишь песчинка по сравнению с тем временем, которое должно пройти для того, чтобы на небе изменилось расположение звёзд. Сколько же веков сохранила память латтов? Фрост, словно бы прочитав его мысли, задала вопрос, который вертелся у него на языке.
— Ваша шаманка, охотник, говорила нам, что в латтских преданиях нигде нет упоминания о вратах — о том, что ваши предки пришли из другого мира.
Охотник широко улыбнулся, белые зубы так и сверкнули на смуглом лице:
— Так и есть! А разве у вас сохранились предания о вратах, о Могущественная?
Фрост немного нахмурилась.
— Нет, — ответила она. — Так же, как их нет у других народов Старой Расы. Мы верим, что всегда жили здесь. И что не было никаких врат, пока их не сотворили адепты либо ради научных целей, либо просто ради забавы.
— Вот как, — ответил он, посмотрев ей прямо в глаза. — Но, может быть, и мы тоже — Старая Раса, только другого племени. Наши Хранители Памяти рассказывают о прибытии людей на кораблях, а также о войне с югом, где жил народ, считавший себя одним целым с животными, которых они называли псами. Эти люди хотели вытеснить нас с наших исконных земель на север.
«Ализон», — подумал Симонд. Но судя по тому, что они узнали в Лормте от Казариана, псы впервые появились в этом мире добрую тысячу лет тому назад. Поэтому, если латты владели свои вратами, с тех пор прошли такие века, что теперь от них, конечно, давно не осталось следа.
— Мы никогда не отличались многочисленностью, — продолжал Оданки, — но мы нашли себе землю, которую сумели обжить, и Арска начертал в небесах, чтобы так тому и быть. Поэтому то, что мы видим здесь, — вернулся он к первоначальной теме, — это отпечаток ступни Арски, и он светится над кораблём, который, как ты сказал, капитан, не похож на корабли твоего племени.
Симонд стоял несколько сбоку и только мельком видел тёмное пятнышко в глубине пластинки. Но, даже не будучи моряком, он сразу заметил по очертаниям, что это судно какого то совершенно невиданного типа. Оно не имело мачт, вместо них в средней части на палубе возвышалось какая то довольно высокая башня.
Капитан Стимир не отрывал глаз от пластинки, словно этот предмет значил для него больше, чем все вопросы и ответы. Симонд заметил, каким жёстким стало вдруг выражение его лица, как плотно сжались губы. Неужели он узнал этот корабль?
— Эта вещь — послание злых сил, — сказал он. — Она…
Не договорив начатой фразы, капитан протянул руку, словно хотел сошвырнуть пластинку со стола, разбить её вдребезги.
Симонд мгновенно перехватил его руку:
— Эта вещь — ключ, — сказал он, сам не зная, откуда пришли ему в голову эти слова, но какая то уверенность заставила его это сказать.
— Ты прав, южанин, — неожиданно для всех поддержал его молчаливый Оданки. — Капитан, ты сказал, что её принесли с ледников талые воды. Значит, она приплыла с дальнего севера, где стоят ледяные чертоги, которые мы видели издалека. Эта вещь показала нам след, по которому мы, как охотники, можем выследить добычу.
Капитан Стимир поднял взгляд на молодого латта:
— Твой след, — заговорил он почти издевательским тоном, — давно простыл, а добыча скрылась.
— Это не так, — не обращая внимание на насмешку, возразил молодой латт. — Лёд хранит то, что в него однажды попало, дольше, чем отпущено жить человеческому роду. Прошедшим летом Савфак ходил с отрядом охотников на северо запад, где на скудных пастбищах всё таки водится большой рогатый зверь. Движущийся ледник дотянулся туда широким языком. Даже старики не могли припомнить такого тёплого лета, какое стояло тогда, и погода была хорошая.
— Савфак нашёл след, и мы пошли по нему. След потерялся у подножия ледяной стены. Но в этой стене… — Оданки помолчал. — Клянусь честью умерших предков, я сам видел, что находилось внутри! Ни один охотник не встречал ещё такого зверя. Высотой он был в три человеческих роста, пасть его была разинута, и из неё торчали такие длинные клыки, каких не бывает у обычных зверей.
— Ледник взял этого зверя, и мы не тронули его добычу. Но во льду, действительно, все сохраняется очень долго. Кто знает, капитан, сколько времени пробыла во льду эта штука с твоей картинки?
— Ваши предания рассказывают о вратах, через которые приплыли ваши корабли, — заговорила Фрост. — Мы знаем, что наш поход начат по велению и под надзором высших Сил, поэтому не наше дело что то решать и передумывать. Возможно, вам в руки и впрямь попало то, что укажет путь. Нельзя ли на Краю Света разыскать человека, у которого вы это купили, и расспросить у него всё, что он знает?
— Это, конечно, можно. Но смотрите — оно меркнет! — воскликнул капитан.
Действительно, звезды уже исчезли из вида. А корабль снова превратился в едва заметную чёрную точку.
Фрост надела на шею цепочку с кристаллом.
— Сила вызывает Силу, — сказала она. — Когда будет нужно, мы снова можем вызвать видение.
— Предметы, вынесенные талой водой из ледников, огромные звери, вмёрзшие в лёд, — не уставала удивляться Трусла, выслушав рассказ Симонда о собрании в капитанской каюте. — Как ты думаешь, эти звери могут снова ожить?
— В этом краю случались и ещё более удивительные вещи, — усмехнулся Симонд. — Госпожа Фрост ушла, чтобы сообщить обо всём в город Эс и узнать, не получали ли там новостей из Лормта.
Трусла знала, что для дальней связи Фрост должна погрузиться в глубокий транс, так что рассказ о том, что ей там скажут, остальные услышат не скоро. Солнышко хорошо пригревало, и Трусла даже решилась побыть без плаща. Она знала, что и в этом странном краю есть своё лето, но только совсем короткое. Но, оказывается, и этого достаточно, чтобы из под толщи ледников потекли ручьи.
Люди, живущие на Краю Света, должно быть, не сидят сейчас дома, а разошлись по разным делам, чтобы хорошенько подготовиться к зимним холодам. Слушая разговоры моряков, она узнала, что во время путины рыбаки, пользуясь белыми ночами, работают до самого утра, а вернувшись с уловом, раскладывают рыбу для сушки на специальных решётках.
Другая их забота — табуны лошадей. Трусла не могла себе представить, что лошадки могут быть ростом с волкодава. Они тут сплошь мохнатые, кроме тех участков шкуры, которые вытерлись под сбруей для тюков. Эти лошади не похожи на торгианских, даже горные пони больше их ростом, а с гордыми кеплианцами, которых она видела в городе Эс и которые считали, что ни в чём не уступают человеку, а кое в чём и превосходят его, вообще не могло быть никакого сравнения.
Сейчас целые караваны этих лошадок потянулись во все стороны из фактории, каждый старатель или разведчик берет с собой несколько животных. А в гавань, может быть, зашёл какой нибудь корабль, потому что море освободилось от льдов и судоходный сезон в разгаре.
Другой корабль!.. Трусла тотчас же вспомнила Одгу. Здоровье молодой салкарки почти поправилось. По крайней мере, её перестали терзать ночные кошмары, с этой напастью Инквите и Фрост удалось справиться.
Девушка стыдилась безделья и предложила помощь, чтобы подменять на вахте Ундию, но та что то не хотела соглашаться.
В этот миг на палубе показалось крошечное существо, оно вприпрыжку бежало к Трусле, издавая тонким голоском звуки, которые, как уже догадалась девушка, должны означать её имя. Завидев подбегающую Канкиль, девушка встретила её с раскрытыми объятиями, и малютка повисла у неё на шее. Между Канкилью и Инквитой существовала тесная духовная связь, но Трусле из за обрушившихся событий все никак не удавалось удовлетворить своё любопытство и узнать, что же собой представляет подружка шаманки. Часто ли у латтов можно встретить существа, подобные Канкили? Откуда они взялись? Она понимала, что это совсем не то, что домашние животные. Прижимая к груди тёплый комочек, лучащийся любовью, она мечтала о том, чтобы когда нибудь, после того, как благополучно закончится эта экспедиция, она тоже найдёт такую подружку, как Канкиль.
Инквита вышла на палубу вслед за Канкилью и села, скрестив ноги, на палубе рядом с Труслой, чтобы погреться на солнце. Она оставила в каюте плащ из перьев и развязала завязки меховой куртки, так что под нею виднелся краешек нательной одежды и смуглая шея северянки.
Шумно потянув носом воздух, она кивнула:
— Осталось уже недалеко, Трусла. До нас уже долетает береговой бриз. Смотри, — сказала она, показывая ей выступающую из за горизонта тёмную полоску, вдоль которой плыл корабль, отклоняясь на восток. — Этот мыс — часть купеческой страны. Скоро мы будем на рейде и станем на якорь.

Глава 35
Край Света, Север

В ненастный день «Разрезатель волн» вошёл в ковш, который представляла собой гавань самого северного из салкарских портов. Однако Трусла оставалась на палубе, не обращая внимание на сеявший с неба мелкий дождь, от которого уже промок её плащ. По обе стороны от корабля стеной высились крутые чёрные скалы, местами покрытые налипшими снизу водорослями. Впереди открывалось узкое ущелье — единственный проход, позволявший выйти на равнину.
На суше не видно было ни одного здания: ни древних каменных башен и стен, ни шумных новостроек, как в Коринте. Только длинная пристань, через которую перекатывались волны, а за нею какие то сбившиеся в кучку круглые холмики.
На главной мачте «Разрезателя волн» хлопал на ветру торговый флаг; такое же, но уже полинялое, узкое полотнище, наполовину обвившееся вокруг высокого шеста, Трусла заметила на берегу. На пристани уже собрался народ, который начал выкрикивать приветствия и какие то вопросы, прежде чем корабль успел подойти на достаточно близкое расстояние, чтобы их можно было расслышать.
Встречающие представляли собой странное сборище разнообразных типов. Рослые салкары возвышались, как маяки, над головами своих соседей, которые ростом и мастью больше всего напоминали латтов, хотя вместо мехов носили более облегающую одежду, сшитую из шкур. У них были длинные волосы, собранные на темени в плотный узел, который удерживался резным обручем. Трусла не увидела заметной разницы между мужской и женской одеждой. Однако её яркие цвета так и сверкали на фоне сумрачных красок природы, так как кожаные куртки и штаны местные жители красили в сочные цвета и украшали замысловатыми узорами.
— Первый корабль! — донёсся наконец чей то крик — это один из салкаров, сложив ладони рупором, приветствовал с пристани их появление на якорной стоянке. — Удачи первому кораблю!
За ним двое других салкаров уже притащили бочонок и вытаскивали затычку, а две женщины, хохоча, поставили рядом с ней корзинку с рогами для питья.
Глядя на это, пассажиры «Разрезателя волн» быстро поняли, что приход первого корабля считается здесь выдающимся событием. За толпой встречающих показались два флейтиста и барабанщик, и к общему гомону добавилось музыкальное сопровождение — получился почти что южный карнавал.
И вот уже Трусла очутилась в толпе; закашлявшись после единственного глотка из рога, который протянула ей местная женщина, она только старалась покрепче держаться за Симонда, чтобы не оторваться от него и не затеряться в вихре начавшейся пляски. Рядом с ними шли Фрост и Инквита, за которой, как телохранитель, следовал Оданки, а немного испуганная Канкиль крепко прижималась к хозяйке, сидя у неё на руках.
В этот день Трусла познакомилась ещё с одной разновидностью города; все здесь оказалось таким не похожим на виденное раньше, что она не сразу решилась переступить порог, когда расплывшийся в улыбке салкар распахнул перед ней дверь. Эта землянка, перед которой развевался торговый флаг, очевидно, представляла собой главный дом селения на Краю Света.
От порога вела вниз лестница, сложенная из стёршихся от времени каменных ступеней, спустившись по ней, гости подошли к двери, в которую их гостеприимно приглашал их провожатый. Жилище походило скорее на нору, чем на дом. Помещение располагалось на глубине, большей салкарского роста, каменный пол был выложен искусными узорами. Стены первой комнаты также были сложены из камня. Но сверху их почти сплошь увешали шкурами, украшенными такими же яркими узорами, как одежда здешних жителей.
Напротив двери в комнате находилось широкое возвышение, на котором были раскиданы пышные, без единой вмятины, подушки.
Над головой вошедшие увидели тянувшиеся к середине потолка костяные дуги, которые так тщательно подобрали по длине, что они сходились в одной точке. Между ними тоже были натянуты шкуры, причём, наверное, в несколько слоёв. Вспомнив внешний вид землянки, Трусла подумала, что сверху это сооружение было покрыто толстым слоем земли и дёрна, может быть, с прокладкой из водорослей.
В землянке оказалось четыре комнаты. Первая, в которой их принимали, служила, вероятно, залом для торжественных собраний. За нею находились ещё две, отделённые занавесями, а в самом дальнем конце кухонная пристройка, которая снаружи отличалась более низкой крышей.
Пылкое радушие, которое хозяин выказывал при встрече, пропало, как только он усадил гостей на мягчайшие подушки. Сначала он познакомил их с двумя женщинами, которые находились в комнате. Одна была его жена, другая же, казавшаяся полной противоположностью остальным, которых они видели на причале, все внимание сосредоточила на Инквите и Фрост. На ней было длинное платье до пят, украшенное белыми узорами, на поясе красовалась широкая костяная пряжка, а на груди от шеи до самого пояса тянулась белая полоса, расшитая костяными бляшками и блестящими зелёными и голубыми самоцветами. Такой же лентой были перевязаны длинные волосы, уложенные в пучок на затылке.
В отличие от ведуньи, с которой им пришлось познакомиться в Коринте, эта казалась нестарой и выглядела так же моложаво, как Фрост. У неё не было ни бубна, ни помощницы с бубном; вместо этого она держала в руке пожелтевший от времени костяной жезл, украшенный резьбой в виде рун и странного, возможно морского, зверья.
— Это наша провидица — госпожа Сван.
Госпожа Сван кивнула, продолжая внимательно следить глазами за другими носительницами Силы — Инквитой и Фрост.
— А это моя хозяюшка — госпожа Гагна.
Последовал ещё один такой же кивок, но, в отличие от первой женщины, у этой на лице было написано живое любопытство.
От имени гостей первой взяла слово Фрост:
— Да будет этому дому счастье, даруемое Светом! Моё имя — Фрост, и я принадлежу к союзу эсткарпских сестёр.
Она умолкла и посмотрела на Инквиту. Величественно облачённая в плащ из птичьих перьев, шаманка поддержала торжественный тон. Поглаживая Канкиль, она сказала:
— Я избрана Силой, чтобы через меня народ латтов услышал великий зов, когда придёт время. Среди людей меня зовут Инквита, а эта малютка — мой якорь сновидений.
— Эти люди — госпожа Трусла и господин Симонд из города Эс, — продолжил с приличествующей случаю вежливостью капитан Стимир.
— Из самого города Эс? — повторила за ним Сван. — Далеко же вы забрались, и ведь не по торговым делам! Капитан! — обратилась она к нему таким резким тоном, словно ей не слишком понравилось общество. — Мы дважды бросали руны, и каждый раз ответ выпадал в тёмную сторону. Какая же опасность тянется за вами по пятам? Если вы явились к нам просить убежища, мы не можем вам его дать.
— Не можете? — переспросила Фрост с любезным выражением, за которым угадывалась ледяная холодность. — Или не хотите, Провидица? Мы ни от кого не бежим, мы, наоборот, ищем, и от успеха нашего поиска зависит, может быть, жизнь и смерть всего сущего в этом мире.
— Тем более, что силы Зла уже нанесли первый удар, — перебил капитан собиравшуюся что то ответить Сван. — «Летящая чайка» погибла, став их первой жертвой. — И далее он вкратце сообщил им то, о чём рассказала Одга.
— Невероятно, чтобы айсберги устроили охоту на корабль! — воскликнул начальник фактории. — Такого не бывает в природе!
— Сила может управлять природой, — возразила ему Фрост.
— Истинно так, — подтвердила Сван. Но было видно, что её недоверие только усилилось. — Разве не так уж давно ваши сёстры не заставили плясать горы? Каких же недругов вы решили здесь искать? Наша земля — голая пустыня, мы уживаемся в ней, потому что научились ладить с этой природой. Стоит нарушить баланс, и тогда нашей жизни действительно придёт конец.
— Откуда ты так уверена, что Тьма уже не подбирается к вам, чтобы броситься, словно раненый вепрь, и отомстить за свои потери? — Инквита смерила Провидицу почти таким же холодным взглядом, каким та смотрела на неугодных гостей. — Говоришь, ты бросала руны. Но какая причина заставила тебя обратиться к гаданию? — спросила она, подавшись вперёд к собеседнице. — Тебе тоже являлись сны?
Сван покраснела:
— Это дерзость — вслух говорить о тайном! — попробовала она оборвать спорщицу.
— Я говорю, потому что настало время дерзать, служительница Силы! Дело идёт уже не только о судьбах одного города или одного племени. Арска запрещает глашатаям Его Воли покидать свой народ, но вот я здесь, перед тобой, потому что Он меня послал. И колдунья из города Эс пустилась в путь не ради своего удовольствия. Так прислушайся к тому, что, может быть, нас ожидает. Это может оказаться пострашнее, чем айсберги, загоняющие корабль к кипящим котлам людоедов.
Неожиданно для своих товарищей, она подала знак не капитану, а Симонду.
И Симонд рассказал об экспедиции без всяких прикрас, которые любят барды, сообщая одни голые факты. Начав с утраты Магического камня и взрыва диких стихийных Сил, он объяснил, что их задача — отыскать врата, на которых могли не выдержать запоры и которые вот вот откроются, чтобы впустить чудовищ, готовых ворваться из чуждых миров.
Он рассказал о поисках, которые ведутся в Эсткарпе и Эскоре, и об отряде, который отправился в неведомые земли на юге. Рассказал о тревожном сообщении, полученном в Арвоне, и о том, какое решение приняли по этому поводу. Он рассказал, как в Лормте обрушилась четвёртая башня, обнаружив удивительные хранилища, и как все учёные мудрецы трудятся над архивами, стараясь найти ответы на вопросы, которые могут возникнуть на пути экспедиций.
В комнату вошёл мальчик и принёс фонари, потому что стало темнеть, а начальник фактории уже во второй раз подавал Симонду наполненный рог, чтобы тот мог промочить пересохшее горло.
Трусла поняла по выражению лиц, что Симонду удалось добиться сочувствия Гагны и начальника фактории. Теперь она пыталась угадать, что скрывалось за неподвижной миной Провидицы. По крайней мере, та отвела взгляд от Инквиты и Фрост и внимательно слушала рассказчика.
Симонд закончил длинную речь севшим от напряжения голосом; Трусла знала, что он вложил в слова всю силу убеждения. По натуре Симонд отличался немногословностью, он предпочитал слушать других и не любил держать пространные речи перед многолюдным собранием. Тогда начальник фактории обратился к Провидице:
— Госпожа! Обращаюсь к тебе по праву должностного лица — надо ещё раз спросить руны!
Она даже не шелохнулась и не спешила давать ответ, все её внимание было сосредоточено на Симонде. Труслу так и подмывало дать выход своему возмущению — как может эта салкарская ведьма не понимать, что Симонд сказал правду!
Наконец Сван ответила, вызывающе вздёрнув подбородок:
— Сегодня безлунная ночь, начальник!
Фрост шумно отодвинула от себя подушки. Взявшись за цепочку, она покачала в воздухе кристаллом.
— Сила есть Сила, и на чём то одном свет клином не сошёлся, — заявила она твёрдо. — Мы должны принять сейчас какое то решение, так как я обязана связаться с моими сёстрами, чтобы дать отчёт и услышать, что они скажут.
Кристалл в её руке сверкнул белым огнём.
— Всё ясно, — по хозяйски поставил точку начальник фактории. — Но сперва поедим и подкрепим свои силы.
Провидица промолчала. Трусла заметила, что Инквита, не отрываясь, следила за каждым движением салкарской вещуньи, и догадалась, что шаманке не нравится её поведение.
По молчаливому соглашению никто больше не заговаривал об экспедиции. Но за ужином к их обществу присоединилось ещё несколько человек из числа жителей посёлка; очевидно, это были люди, к мнению которых здесь все прислушивались, и когда на сдвинутых вместе столах задымилось горячее жаркое, к которому вместо хлеба подали чёрствые корабельные сухари, среди собравшихся начались взволнованные разговоры о судьбе «Летящей чайки». Очевидно, история Одги уже распространилась по посёлку.
— Эту нечисть давно пора стереть с лица земли! — воскликнул молодой человек, в жилах которого, судя по чёрным волосам и немного раскосым глазам, текла не только салкарская кровь.
Его сосед салкар с размаху так стукнул кулаком по своей части составного стола, что на нём заплясали утяжелённые кушаньем увесистые блюда.
— В прошлый раз мы на общей сходке уже говорили о Дарге, — загремел его голос. — Что было сказано? Что у нас не хватит воинов и кораблей, чтобы взять остров с бою. Он весь изрыт пещерами, и там эти дьяволы пересидят нападение Мы можем разнести их грязные хижины и перебить пяток, — тут салкар даже помахал перед слушателями рукой с растопыренными пальцами, — пяток дураков или старикашек, которые не сумели вовремя унести ноги. А если мы там задержимся подольше, они вылезут ночью, перережут часовых и опять разбегутся по норам, где их не отыщет ни один следопыт. Они — дети Тьмы, и Тьма им помогает. А насчёт айсбергов, которые загнали туда корабль, — сам капитан Данамон, который знает северные моря, как медведь полоскун свою реку, клянётся, что девушка действительно описывает то, что видела собственными глазами.
— И я говорю вам, братья моряки и родичи! Если какая то Сила повернула против нас саму природу, то что же тогда будет с нашим одиноким поселением? Дьяволы Дарга уже два раза совершали на нас налёты, когда мы ещё только строились. Мы тогда отбились и прогнали их, и успокоились, гордясь своей доблестью. А что, если у них окажется оружие, против которого бессильны топоры и копья?
— И вот что нужно иметь в виду, начальник! — заговорила Инквита, протягивая Канкили немного овощей со своей тарелки. — Когда Тьма собирает в один кулак все силы, она затягивает в себя всё, что поддаётся её влиянию, но уж зато когда она потерпит поражение, то вместе с ней гибнут и её приспешники. Ибо выпущенная на волю Сила не остановится, пока не сметёт всех своих врагов, и Свет наверняка победит.
Салкар только поморщился на это:
— Эх, вещунья! Если нам, простым и бесталанным, вмешиваться в спор великих и могущественных Сил, мы тоже можем погибнуть. Скажи нам правду — зачем вы сюда пришли? Нам, кроме Дарга, никто здесь не угрожает.
— У вас есть свой путь, — вмешался в спор капитан Стимир. Отодвинув тарелку, он достал из кармана на поясе пластинку, которую показывал на корабле спутникам. — Что у вас рассказывают о том, откуда пришли салкары? — спросил он так требовательно, что все повернулись к нему.
Салкар, который только что спорил, моментально ответил:
— Что наши далёкие предки приплыли в эту страну на кораблях через ледяные врата.
— И почему же они приплыли? — В первый раз после того, как окончил свой длинный рассказ, подал голос Симонд.
— Говорят, что они бежали от какой то опасности, — буркнул салкар. — Похожие предания о том, как они оказались в этом мире, есть у многих народов. Но с тех пор прошло столько лет, что даже Хранители Памяти потеряли им счёт.
— Как далеко заходили на север ваши корабли за последние, скажем, пятьдесят лет? — продолжал расспрашивать Симонд.
Начальник фактории уверенно ответил:
— Один раз, когда лето было особенно жаркое, Эван Длинный Нос ходил на «Вороне» за ледяную стену.
— А вернулось только четыре покойника на баркасе, — поведал за него о конце этой истории другой салкар. — У нас никто из Охотников не суётся за ледяную стену, разве что только круглые дураки.
— А ведь сейчас как раз наступила пора, когда из под ледников вытекают ручьи, — перехватил слово капитан Стимир. — Половина ваших людей уже отправилась к ним добывать золото и заодно ставить капканы на зверя. Вот эту вещь, как известно начальнику фактории, нашёл два года тому назад в одном из ручьёв Ян Хессар.
Капитан положил пластинку перед собой на стол, и все, кто ещё не видел её, сгрудились, чтобы посмотреть, что это такое.
— В этой вещице заключена Сила. Это проверено госпожой Фрост, — капитан Стимир кивнул в её сторону. — Но это Тёмная Сила. Как и золото или самоцветы, которые вы собираете в каменистых ручьях, она долго лежала в толще льда, пока сам лёд не выдавил её на поверхность, а потом подхватила талая вода. Поэтому мы не можем узнать, откуда она появилась.
— Отправляться на корабле — безумие! — воскликнул салкар. — А карабкаться через ледяные горы? Какой дурак пойдёт искать туда дорогу! И потом, — продолжал он, покосившись на пластинку, — кто знает, что встретишь, когда ты дойдёшь до места.
— Поживём — увидим, — спокойно сказал капитан Стимир. — Эта вещь, может быть, ключ от замка. Мы знаем, что существуют врата. Которые же из них можно открыть этим ключом?
— Довольно! — сказал начальник фактории, кладя конец спору. — После всех этих разговоров про силы зла, пожалуй, и есть не захочется. Расскажите ка нам лучше, что делается в Коринте, и какой товар везут нынче из Долин, — потребовал он, бросив выразительный взгляд из под мохнатых бровей.
Первым отозвался капитан Стимир. Широко улыбаясь, он сказал:
— Верно, что довольно! Самое худшее вы уже слышали; теперь поговорим о хорошем. В Долинах местные князья, как всегда, склочничают между собой. Но с тех пор, как сокольничии основали на севере гнездо, морские разбойники перестали нападать на купцов, чтобы наполнить сундуки за счёт честных трудов торговцев.
— Князь Имри старается объединить под своим главенством все силы, но южные форты, больше всех пострадавшие от нападений Ализона, не хотят уступать своих прав. Три главных порта отстроены заново, и туда широким потоком потянулись купцы, главным образом с шерстью и искусными вещицами, которые везут из Пустыни.
Госпожа Гагна передёрнула плечами, словно от озноба:
— Они приносят несчастье, — заметила она.
Капитан согласился:
— Да. Это так. Но эти вещи берут на борт только после того, как их проверит кто нибудь из мудрецов или сестёр из обители Огня. Они знают, что надо делать с такими вещами, на которых лежит проклятие. В Эсткарпе сейчас все спокойно — Корис хороший правитель, он пользуется заслуженным уважением, а по правую руку от него сидит Саймон Трегарт.
— Эскор временами начинает бурлить. Там, наверное, всегда так будет. Но сыновья Трегарта и люди Зелёного Дола умеют следить за порядком. В самой южной части несколько лет тому назад разгромили порт Мёртвых Кораблей, а сейчас ведутся разговоры о том, чтобы послать в этом направлению экспедицию, которая должна будет исследовать земли к югу от Вара; но это намечено осуществить тогда, когда будет покончено с поиском врат.
— Судя по всему, дела идут обычным порядком.
«Но почему же?» — подумала Трусла. Однако хорошо было уже хотя бы то, что начальник фактории будет знать, что занимает сейчас умы всех думающих людей, как талантливых, так и бесталанных.
Трусле и Симонду отвели для жилья пустующий дом, хозяин которого на все лето ушёл на промысел, добывать богатства его края. Моросящий дождь прекратился, поэтому им даже не понадобилось брать на улицу фонарь, на улице было светло; здесь, на севере, все лето стояли белые ночи.
Развесив мокрый плащ на крючках, которые торчали из стены, Трусла даже вздохнула, этот вздох выражал почти полное счастье.
Симонд тоже снял плащ и подошёл к ней:
— Ты совсем устала.
— Я очень горжусь тобой, — ответила она, обнимая мужа и притягивая его к себе. — Никто не сумел бы так хорошо рассказать о наших задачах, как мой супруг! Ты не владеешь Силой, поэтому видишь вещи так же, как большинство людей. Их Провидица… — начала было Трусла, но не договорила, а вместо этого поцеловала Симонда и с наслаждением ощутила, как его руки стали гладить её тело.
— Их Провидица, — продолжил Симонд, покрывая поцелуями подбородок и шею жены, — тебе совсем не понравилась.
— Я не знаю её. Но сегодня, мой господин, давай забудем с тобой всех этих гостей, всё, что относится к Силе, — колдуний, шаманок, провидиц, и побудем только вдвоём!
Он тихонько рассмеялся:
— Ты, Госпожа, как всегда, мудрее всех! И хотя над нами не светит лампада Луны, благословенная милость Госпожи нас не оставит.

Непривычный северный свет сбивал Труслу с толку; проснувшись, она не могла понять, который час и долго ли она спала. Вчера она заснула очень поздно, положив голову на плечо Симонда. Давно уже она не спала так сладко, как в эту ночь.
Открыв глаза, Трусла не сразу поняла, где находится. Она увидела, что лежит одна на широкой кровати, и помещение было просторнее, чем корабельная каюта. Конечно же, подумала она, протирая глаза, это дом — или то, что у этих людей называется домом. Тогда она вспомнила, что они уже приплыли и высадились на берег. Но всё равно это было ещё только начало, а проделали они, вероятно, лишь самую лёгкую часть путешествия.
В дверь кто то тихонько постучал, Трусла откликнулась, и в комнату вошла женщина с лицом, в котором сливались туземные и салкарские черты. Она принесла кувшин с водой, от которой поднимался пар.
— Ваш супруг сказал, что вы очень устали, но сейчас уже полдень и пора обедать.
Женщина налила в таз горячей воды, а рядом положила для вытирания длинный кусок домотканого полотна.
— Я и правда заспалась, как настоящая лежебока! — посмеялась над собой Трусла и принялась за умывание. Затем она достала хотя и помятое, но зато по настоящему чистое бельё, и с удовлетворением почувствовала, что теперь ей будет не стыдно сесть за стол у хозяина фактории.
Среди гостей она впервые увидела Одгу. Её лицо показалось Трусле таким постаревшим, точно из него высосали молодость: сурово сжатые губы, устремлённый в пространство взгляд, не видящий ничего вокруг. Тесно прижавшись и положив ладошку ей на колено, подле Одги сидела Канкиль, рядом расположилась Инквита, которая заботливо приглядывала за девушкой.

Глава 36
Гадание по рунам

За едой уже не вели разговоров о задачах экспедиции и пережитых приключениях. Все беседы вращались главным образом вокруг путины — плоскобокая рыба шла большими косяками, следовавшие за ними хищники загоняли их на мелководье, а это обещало лёгкие и богатые уловы. Выловленную рыбу сразу же потрошили и затем коптили, развесив на больших рамах. Большое волнение вызвало также сообщение молодого охотника о том, что неподалёку появились большерогие.
Обсуждались также предполагаемые успехи тех, кто отправился промышлять зверя и добывать золото в талых ледниковых ручьях, вспоминали пастухов, которые погнали на летнее пастбище лошадей. Трусла уже видела маленьких лошадок и убедилась, что никаких других домашних животных в этом суровом краю не держат.
Лошадки во всём походили на настоящих, но так малы, что даже горные пони казались рядом с ними крупными; они были не больше тех собак, которых знать Долин и Карстена использовала для охоты и для защиты от свирепых Серых. У лошадок шла линька, остатки мохнатой зимней шерсти висели на них редкими клочьями, они были облезлыми и тощими. Ездить на них верхом могла бы разве что малютка Канкиль, и ими пользовались только для перевозки вьюков.
Женщина, сидевшая рядом с Труслой и уплетавшая корабельный сухарь, густо намазанный сладким джемом, обсуждала с подружкой неприятную новость, что многие из этих маленьких лошадок повредили на пастбище копыта и вернулись охромевшими, она выражала надежду, что дальше этого не случится, иначе летом много не наработаешь.
Но в основном внимание девушки привлекала Одга. Хотя Трусла всё время ухаживала за ней на корабле, салкарка словно не замечала свою сиделку, её взгляд скользил мимо неё, не узнавая, и Трусла видела, что Инквита тоже обеспокоена её отрешённостью.
Пообедав, гости, которые, как показалось Трусле, явились сюда, главным образом, для того, чтобы обменяться городскими новостями, постепенно разбрелись кто куда. Капитан Стимир так и не появлялся, но на широкой лавке с подушками, в стороне от других, сидела Фрост. Встретясь глазами с Труслой, она ей улыбнулась и кивнула, но Трусла заметила, что она как будто чего то ждёт, хотя и старается не показывать признаков нетерпения.
В дверях показался Симонд; сделав рукой знак почтительного приветствия перед начальником фактории, он поздоровался с остальными общим поклоном. За ним быстрым шагом вошёл Оданки, он занял место возле стены и встал там, как часовой, опершись на своё гарпуноподобное копьё.
Начальник фактории хлопнул в ладоши. По этому сигналу несколько человек, задержавшихся за столом дольше других, дружно поднялись со своих мест и ушли. На коленях салкарского начальника откуда то вдруг появился небольшой бубен, похожий на тот, который носила помощница за Коринтской вещуньей.
Едва касаясь бубна самыми кончиками загрубелых пальцев, главный салкар несколько раз выбил на нём короткую дробь, после чего наступило молчание. Только Одга внезапно вскинула голову и испытующе посмотрела в его сторону, как будто впервые пробудившись от одолевших её глубоких дум.
Трижды начальник фактории повторял сигнал, и когда замер последний звук, появилась Провидица. Трусла сперва подумала, что на ней надета маска, но потом поняла, что у той просто раскрашено лицо, яркие мазки были нанесены на нём так, что из человеческого лица оно превратилось в личину, которая может привидеться во сне.
Начальник фактории положил бубен на пол, и Сван опустилась перед ним на колени.
— Луна не светит, — произнесла она ледяным голосом.
— Но и Сила твоя не бежит дневного света, — возразил он спокойно. — Неужели ты хочешь сказать, что твоя Сила уступает силе госпожи колдуньи или шаманки и сновидицы из племени латтов?
Происходило противоборство; Трусла чувствовала напряжение. Способности человека, наделённого талантом, никогда не подвергались сомнению, сейчас это могло означать только вызов. И начальник фактории словно нарочно старался раздразнить Провидицу.
— Будь по твоему, — сказала Сван, пожимая плечами. Она повернулась и обвела взглядом всех присутствующих. — Гадание будет проведено по вашему требованию. Начнём! — С этими словами она достала из рукава короткий и тонкий нож и протянула его начальнику фактории.
Тот взял его и слегка уколол себя в кончик пальца. Когда выступила капелька крови, он стряхнул её на бубен.
— Теперь пусть заплатят мзду те, что ведут поиск, — сухо сказала Сван.
Инквита взяла в руку нож и, склонившись над бубном, последовала примеру начальника фактории; её капля легла рядом с первой. Исполнив обряд, она передала нож Симонду.
Для того, чтобы уколоть палец, Симонд стал стягивать с рук перчатки. Трусла уже подняла руку. Она ничего не знала о том, какова природа Силы, которой обладает Провидица. Не окажутся ли они все после исполнения этого обряда во власти её воли? У Симонда не было талантов, которые могли бы защитить его от постороннего воздействия.
Сван перевела взгляд с Симонда на Труслу и посмотрела на неё с каким то непонятным выражением.
— Ты связал себя с этой миссией, а для гадания по рунам нужно прочесть, что скажет кровь всех, кто в ней участвует.
Трусла вопросительно посмотрела на Фрост, та спокойно кивнула в ответ, поэтому Трусла не стала возражать, когда Симонд капнул на бубен немного собственной крови, и после него добавила свою каплю. На Фрост Провидица даже не взглянула. Может быть, её Сила была настолько отлична от той, которой владела Фрост, что они взаимно исключали друг друга; Трусла знала, что такое тоже бывает.
Но тут она услышала рядом с собой какое то движение, и чья то рука выхватила у неё нож, прежде чем она успела отдать его Провидице; перед бубном уже стояла Одга.
— Я требую кровный долг! — воинственно выкрикнула она пронзительно звенящим голосом. — Согласно законам Ветров, Волн и Морей отныне я неотступно буду следовать с теми, кто отправится, чтобы изловить и наказать смертью тех, кто убил моих родичей и товарищей. И в этом я клянусь именем Матери Морской Пучины!
С этими словами она уронила каплю своей крови на тугой бубен. Трусле показалось, что она отчётливо слышала, как при её падении бубен отозвался едва слышным ропотом.
Прорицательница кивнула головой:
— Это твоё право, раз ты одна уцелела, когда все погибли. И если будет такова воля Повелителя Бурь, то да поможет он тебе свершить все, как ты пожелала!
Одга вернулась и села на мягкую лавку. Лицо её оживилось, и она внимательно следила за каждым движением Провидицы, словно ей нельзя было ничего упустить.
Провидица села на пол, скрестив ноги, а бубен положила перед собой на колени. Из кармана на груди она достала мешочек тускло чёрного цвета, отороченный пушистой бахромой из красных перьев.
Распустив завязки, она высыпала себе на ладонь горсть каких то кругляшек; насколько могла разглядеть Трусла, это была мелкая галька. Четыре камешка она, внимательно приглядевшись, опустила назад в мешочек, остальные зажала в горсти. Прежде чем перейти к следующим действиям, она сначала взглянула на Инквиту, как бы считая, что от неё исходит меньшая опасность, затем на Фрост.
— А вы, колдунья и шаманка, придержите ка то, что в вас сидит, и не суйте в чужой горшок свою ложку.
Недовольно сверкнув на них разрисованными глазами, она кинула камешки на окроплённый кровью бубен.
Бубен зарокотал, словно кто то выбивал на нём дробь, послышались гулкие раскаты. У Труслы пробежали по коже мурашки, она поняла, что разбуженная Сила уже здесь, рядом.
Бубен спокойно лежал на коленях гадалки, но камешки безостановочно перекатывались по его поверхности. У Труслы появилось неприятное ощущение, когда она заметила, что камешки так и притягиваются к капелькам крови: казалось, они сами понимают, куда надо двигаться, и не останавливались, пока не попали каждый на своё пятно.
Камешки сбились в кружок, как охотники, которым надо посовещаться. Затем кружок распался, и они завертелись волчком, одновременно удаляясь друг от друга. Наконец они успокоились, и Трусле показалось, что они улеглись в узор, похожий на тот, которым разрисовала лицо Провидица.
Все молча ждали, что будет дальше. Сван чего то выжидала, как будто ей не хотелось переходить к следующей части обряда. Трусла подумала, что она ведёт себя, как балованный ребёнок, который артачится, не желая показывать при гостях свои умения.
Сейчас она разглядела, что на каждом камешке были вырезаны какие то знаки, и многие бороздки стали сейчас красными от крови. Но вот Сван подняла руку и стала водить над ними ладонью, делая волнообразные движения, напоминающие накат и откат прибоя.
Два или три камешка закачались, но остались лежать на месте. Но в комнату вошло нечто невидимое и неслышимое, какая то пробудившаяся Сила.
Губы гадалки дёрнулись, рот оскалился и зашептал беззвучные слова. Но ощущение некоего присутствия, которое наблюдало за сидящими в комнате, продолжалось. Ответ пришёл от Фрост и Инквиты. Шаманка вдруг заметалась на подушках, Канкиль со сдавленным криком бросилась к ней и всем тельцем прильнула к её широкой груди. Руки шаманки задвигались в воздухе. Не требовалось богатого воображения для того, чтобы истолковать эти движения: с ловкостью опытного охотника она метала воображаемые дротики.
Фрост прикрыла ладонью кристалл, чтобы луч света от него не коснулся гадалки, но Трусла видела, что камень ожил и засиял ярким лунным блеском.
Незваный пришелец дрогнул. Трусла ощутила это так ясно, словно его движение отозвалось во всём её теле. Затем он пропал.
— Север! — промолвила Фрост.
Инквита кивнула. Пророчица втянула голову в плечи, словно в ожидании удара, и ещё ниже склонилась над рунами.
— Тьма наготове, — изрекла она. — Против неё потребуются такие познания, каких не наберётся даже, если соединить усилия всех талантов. Но у нас нет выбора, ибо, однажды пробудившись, она взалкала добычи. Вы пойдёте ей навстречу, ибо избраны и связаны обетом. Но вы перед нею, как былинки: дохнёт стужа, и трава поляжет. Смерть! Смерть и гибель!
— Нет! Не бывать этому! — раздался властный голос Фрост. — Мы — острие копья, а за нами целая армия. Не забудь, что другие уже заняты поисками нового знания, и они сумеют правильно применить то, что откроют. Вот это, — сказала Фрост, поглаживая волшебный кристалл, — позволяет мне говорить с моими сёстрами, а они в свой черёд опираются на могучую силу древнего знания. Есть множество талантов, и каждый обладает своей особенной Силой. Подобно тому, как кузнец, выковывая меч, берет обломки славных старинных мечей, чтобы создать из них новый, так и мы найдём управу на эту напасть. Она затаилась на севере…
Хотя Фрост не задавала вопроса, Провидица пожелала ответить:
— Она ждёт на севере, куда нет пути ни одному человеку.
Но Фрост не удовольствовалась сказанным:
— Мне кажется, ты могла бы сообщить нам больше после того, как прочитала руны.
— Куда лежит путь, вам уже известно. Разыщите Хессара и спросите его, где был тот ручей, который вытекает из ледника. Ваш капитан всюду показывал предмет, который, по его словам, послужит ключом к тайне. Вот вам и след, который ведёт к вратам. Идите по нему — авось и повезёт!
Сван поднялась с колен и подобрала с полу камешки; подобрав, она засунула их обратно в мешочек прямо так, как были, с невысохшими следами крови. Затем она подняла и забрала себе бубен, не спрашивая разрешения у начальника фактории, как если бы имела на это право.
— В рунах я прочла, что вы пойдёте своей дорогой и вам нельзя с неё свернуть. Не верю, что вы возвратитесь! — сказала она, перекидывая через плечо ремень от бубна, и с этим удалилась.
Трусла почувствовала как её коснулась рука Симонда.
— Пойдём ка отсюда! — сказал он ей тихонько, так что для окружающих его слова потонули среди спорящих голосов. — Нехорошо разглядывать Тьму, пока она ещё не накатила. Сегодня я вместе с нашими моряками выходил в поле заниматься воинскими упражнениями. Пойдём туда, и я покажу тебе, как выглядит эта земля в разгар лета!
Трусла с удовольствием вышла на вольный воздух. Моросящий дождь прекратился, и стоял ясный, солнечный день. Неутихающий бриз пахнул в лицо морской свежестью, ветер тотчас же начал играть длинными волосами Труслы и взъерошил её меховой воротник. Но к солёному запаху моря примешивались другие ароматы. Трусла едва не задохнулась от восхищения и восторга.
Весь мир вокруг, включая круглые холмики землянок, оделся в яркую зелень, а среди зелени были разбросаны цветущие островки, словно драгоценные камни на платье знатной дамы из Долин. Зелёная трава и цветы простирались до самого окоёма. И лишь кое где попадались одинокие фигурки работающих людей.
Заметив вспаханные участки земли, она вопросительно взглянула на Симонда. Она удивилась, подумав, что лето должно быть здесь слишком коротким, чтобы на них успели созреть хлеба.
— Здесь сажают какие то корнеплоды, — объяснил Симонд. — Они очень подходят для здешнего климата, потому что становятся съедобными только после заморозков, как раз когда надо выкапывать все посаженное. Тут растут и ягоды, — добавил он, показывая Трусле на детишек, которых здесь оказалось гораздо больше, чем они видели в посёлке. С корзинками в руках ребятня стайкой паслась среди зелени, собирая растущие у самой земли ягоды. У большинства, как с улыбкой отметила про себя Трусла, весь рот был измазан в ягодном соке.
На узкой, как тропинка, просёлочной дороге показалась возвращающаяся в посёлок вереница мелких местных лошадок. На спины им навьючили поклажу, но тюки были полупустыми и небрежно болтались по бокам. Рядом шли трое погонщиков: мужчина был салкар, женщина рядом с ним — туземка, а в маленькой девочке сочетались черты обоих родителей.
От стайки детей, собиравших ягоды, отделилась одна фигурка и побежала навстречу каравану:
— Хельги? — крикнула девочка. — Что это вы так рано вернулись? У вас что то случилось?
Симонд и Трусла невольно теснее придвинулись друг к другу. Женщина бросила на них быстрый взгляд, затем посмотрела пристальней, салкар, щёлкнув пальцами, отмахнулся от подбежавшей девочки:
— А ну ка, марш за дело! А не то тётушка тебе все уши прожужжит попрёками, когда ты вернёшься с полупустой корзинкой.
Казалось, он весело шутит, но выражение лица выдавало мрачное настроение, видно было, что на душе у него тяжело.
Солнечный день внезапно померк в глазах Труслы. А девочка, со всех ног кинувшаяся обратно к остальным детям, добежав до них, отчего то ещё долго стояла, провожая глазами направляющийся к посёлку маленький караван.
— Случилась беда!
Но Трусла уже и сама поняла это без подсказки Симонда У неё почему то появилось такое чувство, что над головой собираются тучи и вот вот затянут все небо. Тучки и впрямь плавали в вышине, но белые и пушистые, как барашки.
Как бы то ни было, оба, не сговариваясь, повернули назад. Однако они старались идти помедленнее и нарочно сильно отстали от возвращающихся путников. Когда те вошли в посёлок, односельчане встретили их удивлёнными возгласами. А когда подошли к дому начальника фактории, там уже собралась целая толпа людей, которые второпях побросали свои дела, некоторые даже забыли положить инструменты, да так и прибежали, кто с молотком, кто с топором в руках.
Откуда ни возьмись, рядом очутился Оданки; не говоря ни слова, он одним своим видом прирождённого воина заставлял толпу расступиться и пропустить Симонда и Труслу. В комнату уже битком набились местные жители, хотя только погонщик пришёл к начальнику фактории по делу.
Ни Инквиты, ни Фрост там не оказалось, зато Провидица восседала среди подушек на видном месте.
— Альвард, его жена, их сыновья — все погибли. — Пришедший салкар широко развёл руки, как бы обозначая этим жестом огромность случившегося несчастья. — Их лошади разодраны в клочья. Один медведь полоскун не мог этого натворить. Тем более, в эту пору они уходят из тундры и бродят в горах. И я готов поклясться именем Повелителя Бури, на телах не было следов оружия, хотя то, как их отделали… — Лицо его стало землисто серым, и он дважды начинал, прежде чем снова смог говорить. — Мы не сразу смогли их узнать. Меня позвал Годард, — он первый их нашёл. Вместе мы, как могли, похоронили останки. Припасы остались нетронутыми, но их мерзко опоганили. Со мной была моя хозяйка и дочка, поэтому я забрал их, и мы вернулись, чтобы все знали про это. Может быть, среди старателей есть ещё убитые, кроме Альварда.
— И я скажу тебе, начальник, — я ведь плавал помощником на «Гремящем» и участвовал в трёх военных походах на побережье Ализона. Но никогда ещё я не видел такого кровавого месива, как тут. И почти никаких следов!
— Альвард, — повторил начальник фактории имя убитого, словно все не мог поверить в то, что услышал. И тут его блуждающий взгляд остановился на стоящем сзади Симонде:
— Господин Симонд, что нового слышно в Арвоне? Может быть, там кроется источник того, что здесь произошло?
— В последних сообщениях ни о чём таком не говорилось, — ответил Симонд. — Они упоминали земли Мантии, включая их северную часть, где побывала наша экспедиция, но в последнее время там ничего такого не замечено.
— Это идёт с севера, — перебил его резкий голос Провидицы. — Беда пришла оттуда. Ведь Альвард, помнится, говорил, что отправится нынче летом к Клыкам Гара. И ты, Отор, если я не ошибаюсь, собирался в те же места. Не так ли?
— Так, Провидица! — подтвердил Отор её слова. — Мы вышли в путь вместе — Альвард, его сыновья и я с семьёй, и только на четвёртый день наши дороги разошлись в разные стороны. Он хотел попытать счастья на ручье, который протекает около Клыков, Хессар хвалил это место, а в этом году отправился на запад, где до него ещё никто не бывал.
— Ты говоришь, Отор, что не нашёл там следов, — вступил в разговор начальник фактории. — Но я знаю, какой ты отличный следопыт. Наверное, ты всё таки что то заметил.
Отор снял с пояса маленький узелок:
— Только вот это.
То, что лежало в узелке, было замотано в несколько слоёв материи. Когда его развернули, те, кто стоял близко, в ужасе отшатнулись и отступили подальше — от маленького пучка серой шерсти, спрятанного в нём, исходило страшное зловоние. Трусла сразу узнала запах. Познакомившись с ним однажды, его невозможно было забыть: волк вонючка!
— Не может быть, чтобы в тундре! — раздался сразу чей то голос. — Они водятся гораздо южнее, в Оврагах, и никогда не отходят далеко от своих вонючих берлог. Говорят, что они не могут жить вдали от тех мест, в которых родились, и сама земля восстаёт против них, если они пытаются по ней разбрестись.
— Довольно! — сказал начальник фактории и махнул рукой. Отор торопливо завернул находку, но запах ещё долго стоял в помещении.
— Потянулись на зов! — сказала Провидица. На лице её было написано глубокое отвращение. — Тьма призывает Тьму! Восстав на севере, она притягивает к себе всё, что может прийти к ней на помощь, как капитан корабля, собираясь вступить в схватку с пиратами, зовёт на помощь другие корабли.
— Начальник! — сказал Отор. — Нужно оповестить всех охотников и старателей. В каждом лагере очень мало людей, при неожиданном нападении их легко может уничтожить любая нечисть.
— Ты прав!
Начальник фактории обернулся к Провидице:
— Можно передать сигнал, чтобы они возвращались?
— Можно, если только уже не поздно, — ответила Сван, даже не пытаясь сказать что то утешительное удручённым слушателям, которые ещё больше помрачнели от её слов. По толпе пробежал беспокойный ропот.
Трусла и Симонд незаметно выскользнули за дверь, она пошла искать Фрост, а Симонд отправился за капитаном. По дороге девушка с беспокойством думала, как эти события скажутся на экспедиции. Они собирались нанять проводника и несколько вьючных лошадей с тем, чтобы в ближайшие два три дня отправиться в путь за Хессаром; Инквита и Фрост поддержали капитана, который считал, что поиски лучше всего начать с ручья, в котором Хессар нашёл пластинку.
Трусла как никогда жалела, что у неё нет таланта, и завидовала женщинам, о которых поют барды; те умели вызывать из под земли давно умерших героев древности, чтобы составить войско и повести его в битву во имя Света. Сейчас дела обстояли так, что даже собрав всех жителей фактории, нельзя было составить внушительного отряда. К тому же им пришлось бы сражаться пешими. Сама Трусла, благодаря Симонду, недавно научилась неплохо стрелять из лука. Сражаться мечом она бы не смогла, так как боевой меч был слишком тяжёл для её руки. Зато она умела ловко обращаться с ножом и так метко его метала, что Симонд даже назвал это прирождённым талантом.
Других, волшебных, талантов у неё не было. Разве что песок… Кувшин с песком? Благодаря ему она помогла вылечить Одгу. Но нет! Песок — целительное средство, а не оружие. Однако Трусла всё же решила взять кувшин с собой, когда они отправятся в путь.
Ещё у них будет с собой волшебный кристалл, которым владеет Фрост. Трусла догадывалась, что в нём заключены такие силы, о которых никто даже не предполагает. А об Инквите она и вовсе ничего не знала.
В одном Трусла не сомневалась: настоящее дело у них ещё впереди, и им нельзя задерживаться в фактории из за какой то вылазки Тёмных Сил.
Подойдя к дому, в котором поселили Фрост и Инквит, она остановилась у двери и назвала своё имя. В ответ послышался слабый писк, и дверь кто то медленно отворил; это была Канкиль, она тотчас же протянула Трусле ручонку и потянула её за собой в комнату.
Инквита, как простая хозяйка, старательно поворачивала на сковородке рыбу, следя, чтобы она равномерно поджарилась, а Фрост, закатав рукава, с задумчивым видом пробовала черпаком какое то кушанье из горшка, который только сияла с огня.
Даже самое удивительное волшебство вряд ли подействовало бы на Труслу так успокоительно, как это мирное зрелище. Между обеими женщинами царило дружное согласие, и Трусла в душе порадовалась, что застала их отдельно от сварливой Провидицы, при которой они были вынуждены держаться с подчёркнутым достоинством.
Но Фрост, позабыв о черпаке, пролила его содержимое в огонь, который так и вспыхнул в ответ.
— Случилась беда, — сказала она. И Трусле даже почудилось, что она услышала лёгкий вздох, с которым колдунья приготовилась вновь взвалить на свои плечи надоевшую ношу.
Фрост жестом пригласила Труслу сесть на одну из разложенных рядом подушек. В отличие от неё, Инквита не бросила вилку и не дала подгореть рыбе, но тоже приготовилась слушать и внимательно смотрела на девушку.
— Случилась беда, — подтвердила она предположение Фрост, и быстро пересказала ей утренние события: возвращение Отора с семьёй и то, что он рассказал.
Инквита пожала плечами.
— Чего же тут неожиданного? — спросила она, ни к кому не обращаясь. — Провидица права. Если уж Зло восстало, оно ищет себе подмогу, и ему удобнее всего позвать тех, кто может беспрекословно подчиняться чужой воле. Этим бедным людям досталась тяжёлая смерть, но зло всегда так поступает, потому что упивается кровью. Нет, мы, действительно, чересчур засиделись на отдыхе. Пора нам всем собраться и обсудить дальнейший путь!

Глава 37
Тьма надвигается, Север

В течение нескольких нескончаемых летних дней, когда вместо ночной темноты до утра стоят светлые сумерки, в посёлок на Краю Света отовсюду тянулись возвращающиеся из летних становищ люди — целыми семьями и поодиночке, охотники и старатели. Но некоторым уже никогда не суждено было возвратиться. На трёх разорённых стоянках обнаружили жуткую картину.
Одним из последних возвратился богатырского сложения салкар с напарником туземцем, наружность которого представляла полный контраст его товарищу. Пустив вперёд вереницу лошадей, они шли сзади, волоча за собой изодранную в клочья, похожую на помятый мешок серую тушу, от которой распространялась такая вонь, что салкар кинул её в поле, не доходя до посёлка.
Самые выносливые из жителей пришли посмотреть на неё издалека и пришли к дружному выводу, что зверь, которого Хессар поймал в силки, действительно волк вонючка. Однако вернувшиеся из поисков охотники не соглашались, что нападения в тундре совершались только волками, да с ними никто и не спорил.
В землянке начальника фактории каждый день происходили совещания, а на четвёртый после поспешного возвращения всех, кто уходил на летние промыслы, в гавань зашёл второй корабль. «Волнокрут» шёл от побережья Долин, следуя береговой линии; весь посёлок жадно слушал новости.
— Отовсюду только и слышно, что творится что то нехорошее, — сообщил капитан Вармир. — То есть, не в самых Долинах, хотя и там не слишком спокойно. С нового года дважды затевались междоусобицы между отдельными кланами, так что Имри непрестанно пришлось заниматься тем, чтобы успокаивать вояк.
Зато из Арвона приходят неприятные вести, что в Пустыне стало опасно. В этой прорве любая опасность может скрываться, пока не созреет для того, чтобы с потрохами сожрать половину корабельной команды. Есть там такое местечко — называется Гарт Хауэлл!
Фрост вздрогнула и невольно приподняла руку, как бы желая заслонить от надвигающейся угрозы свой кристалл.
— А купцы всё равно не сидят дома, — продолжал капитан Вармир, — и привозят много всяких историй. Обитатели Гарт Хауэлла никогда, дескать, никого там не трогали; главное, не лезь на их территорию, ну и ходи, конечно, с оглядкой! Но теперь прошёл слух, будто Гарт Хауэллом завладел некий Повелитель Тьмы, и теперь там все ему подчиняются.
— Князья Серебряной Мантии оградили владения защитными барьерами и не высовывают носа. Но говорят также, что несколько смельчаков, наделённых истинной Силой, не побоялись отправиться в Пустыню, чтобы озарить её Тьму Светом. Остаётся только пожелать, чтобы Повелитель Бурь дал им своё копьё и топор!
— А что рассказывают на побережье про Овраги? — спросил начальник фактории.
— Почти ничего. Там всегда творилось беззаконие, так что если Тьма пожрёт нечисть, для которой они служат прибежищем, то тем лучше для остального мира.
— Тьма её не сожрёт, — раздался вдруг голос Фрост, и хотя она произнесла это тихо, все разговоры смолкли и наступила тишина. — Не сожрёт, а призовёт на помощь или погонит перед собой. Гарт Хауэлл… — сказала она, и на лице её отразилось такое отвращение, что, глядя на Фрост, Трусла едва верила своим глазам. Она никогда не думала, что невозмутимые колдуньи способны проявлять такие сильные чувства. — Гарт Хауэлл не крепость, не пограничный форт. Это хранилище древних знаний. А вдруг у них, как это случилось в Лормте при землетрясении, обнаружилось нечто такое, что было забыто и пролежало под спудом много веков? И скажи, капитан, не ходит ли слухов о северной экспедиции?
— Нет, госпожа. Слухи рассказывают только о том, что служители Света отправились на Запад, а в Квейте один человек сказал мне, что они наделены Силой и идут по следам Тьмы, чтобы сразиться с ней.
— А мы между тем прохлаждаемся! — медленно промолвила Фрост.
Начальник фактории быстро возразил:
— Ты ведь слышала, госпожа, что наши люди рассказывают про тундру. Откуда ты возьмёшь войско, чтобы с этим сражаться?
На губах Фрост промелькнула едва заметная улыбка:
— У каждого из нас своя задача в жизни. Та, которая дана мне и моим товарищам, должна быть выполнена во что бы то ни стало.
На мгновение её ладонь приоткрылась, и в ней ярко сверкнул волшебный кристалл.
— Сейчас я должна поговорить с моими сёстрами, а потом у нас будет много дела.
Фрост встала и вышла из комнаты. Какое то маленькое пушистое существо соскочило с устланной подушками лавки и побежало за ней; тут поднялась и Инквита. Трусла почувствовала, как что то потянуло её за ними. Она не принадлежала к сестринскому кругу, но что то не давало ей усидеть на месте.
После возвращения всех жителей гостям пришлось освободить дома, в которых их разместили, и только тот, где жили Фрост и Инквита, не был востребован хозяевами; туда то и направилась Фрост.
Едва переступив порог просторной передней, Инквита подошла к очагу и кинула в дотлевающие угли что то, что достала из кармана. Трусла давно уже заметила, что у Инквиты, должно быть, очень много карманов.
Красные угли в очаге вспыхнули вдруг зелёным пламенем, и Трусла ощутила запах похожих на иголки листьев, которые она видела на некоторых северных деревьях.
Фрост наклонилась к очагу и, полной грудью вдохнув этот аромат, отошла и легла на мягкую лавку у стенки. Канкиль пристроилась у неё в головах, пристально глядя ей в лицо круглыми глазами.
Чтобы никому не мешать, Трусла выбрала местечко в самом дальнем углу, а Инквита, скрестив ноги, села перед очагом и начала медленно раскачиваться с закрытыми глазами. Шаманка раскачивалась все медленнее и наконец совсем перестала; Трусла подумала, что таким способом та вошла в транс.
Девушка закрыла глаза, но не потому, что её сморил сон, а потому, что вдруг захотелось отгородиться от внешнего мира, чтобы войти в мир воспоминаний, где осталась та ночь, когда она словно бы пробудилась и ненадолго ощутила своё единство с иной сущностью.
Она снова плясала на мягком красном песке, но в пляске появился какой то скрытый смысл. Как всех девушек, её обучали ритуальным пляскам, и она знала, что бывают правильные шаги и неправильные, которые нарушают узор танца. Ступаешь так… потом так… потом три шага немного вбок… а в следующий раз девять.
Трусла твёрдо знала, что должна сейчас навсегда запомнить рисунок танца, потому что потом он ей понадобится. Она дважды повторила все с начала и до конца. Сестра песок на этот раз не появилась. То, что ей предстоит, девушка должна будет выполнить сама. Но в то же время Трусла всем существом чувствовала рядом с собой тепло Её дружеского участия.
— Да будет так!
Трусла открыла глаза. Её ноги протанцевали последние шаги танца, пляска кончилась. Она поняла, чего требовал от неё внутренний голос, и выучила то, что нужно. Фрост уже сидела на лавке, откинувшись на подушки, и девушка догадалась, что колдунья испытывает сейчас обычную слабость, которая остаётся после отдачи энергии, которая требуется для управления Силой.
К ним медленно обернулась Инквита, с трудом открывая отяжелевшие веки, ещё скованные сном.
— Да будет так! — словно эхо, повторила она слова колдуньи. — И надо, чтобы это произошло поскорее. Оно чует, что у нас в руках Сила, но до сих пор одерживало над нами верх: погубленный вместе с людьми корабль, становища, превращённые по его воле в мерзостные кучи гниющих отбросов. Чем дольше мы ждём, тем больше оно накапливает сил. И капитан Стимир действительно прав — то, что Хессар нашёл в ледниковом ручье, в самом деле не что иное, как ключ.
— В Лормте трудятся, не покладая рук, — начала свой отчёт Фрост. — Хиларион — последний из старых адептов. Его изыскания должны доставить необходимые сведения. Отряд, отправившийся по южному пути, благополучно справился с ловушками, но впереди их ждут другие, ещё более коварные.
Ни та, ни другая даже не посмотрели на Труслу и не спросили, что бы та могла сообщить, но она была даже рада этому, потому что и сама не могла бы объяснить, что делала и зачем это было нужно.
Затем они вместе отправились к капитану Стимиру и узнали, что он как бы предугадал их действия, устроив встречу с Хессаром. Пластинка, которую тот нашёл, лежала на столике в капитанской каюте, за которым они сидели. Симонд тоже был там; по видимому, он снова занимался воинскими упражнениями, потому что рядом лежал его шлем с забралом, и сам он сидел в доспехах, сняв только кольчужный подшлемник. Так же был одет и Оданки; оба воина погрузились в изучение покрытого какими то значками куска кожи, который капитан придерживал большим пальцем.
— Нет, капитан, я туда больше не возвращался, — говорил Хессар в ту минуту, когда вошли женщины. — И в другой раз никогда бы не взял ничего похожего. Эта вещь приносит несчастье. Кроме того, — прибавил он, словно бы с вызовом бросив на слушателей странный взгляд из под нахмуренных бровей, — хотите верьте, хотите нет, но вода в ручье с виду обычная ледниковая. Но я готов поклясться на крови, что она, говорю вам, была горячая!
Он замолчал и смотрел на них, ожидая недоверчивых возражений. Но капитан Стимир сидел в задумчивости.
Короткое молчание прервала Инквита.
— В нашей стране тоже есть странное место, — сказала она. — Вокруг лежит лёд, а в окружении ледяных стен бьют горячие ключи, из некоторых течёт такой кипяток, что в нём можно ошпарить тушку прыгуна, чтобы ощипать с него шерсть. Из этих источников вытекают ручьи, которые потом уходят под землю, и они тоже тёплые. Вода в них целебная, хотя и противно пахнет. Если у кого болят кости, то полезно лежать в этой воде, там, где она не очень горячая, после купания негнущиеся суставы становятся опять гибкими. Я сама видела это место. Я побывала там, когда проходила обучение у Нарваны. Она запасалась этой водой и собирала противно пахнущую корку, которая нарастает вокруг самых горячих источников, все это она берегла как лекарство от кожных болезней. Если есть такое место в наших землях, то почему не должно быть где то ещё? Наверно, туда можно прийти вдоль ручья, который нашёл Хессар.
Старатель кивнул. Но лицо по прежнему оставалось хмурым.
— К разным чудесам лучше не приближаться, — сердито буркнул он на все объяснения Инквиты.
Хессар согласился показать на карте дорогу к ледниковому ручью, но наотрез отказался пойти с ними в качестве проводника, хотя капитан Стимир предложил такую плату, которая даже в городе Эс считалась бы более чем приличной.
Скоро путешественники убедились, что в посёлке Край Света никто не хочет связываться с их делами. Когда Симонд и Оданки хотели купить вьючных лошадей, то всюду встретили отказ, им удалось приобрести только четырёх жалких кляч с уныло опущенными мордами, от которых прежние хозяева рады были отделаться за ненадобностью. Также никто из местных жителей не соглашался пойти к ним в проводники.
Однако отряд увеличился на одного участника, вернее, участницу, которая явилась в полном боевом снаряжении с мрачной решимостью на лице.
— Я поклялась совершить кровную месть за моих товарищей, — с вызовом объявила Одга. Девушка очень изменилась. Она была такой же тоненькой, как и раньше, но Трусла, упражняясь в стрельбе из лука, видела, как Одга каждый день занималась боевыми искусствами с любым, кто соглашался выступить как её противник. В последние дни перед намеченным походом в качестве учителя чаще всего выступал Оданки, и, насколько могла судить Трусла, он не играл с ней в поддавки.
У путешественников было достаточно припасов, но только начальник фактории предложил им в конце концов выбрать себе вместо негодных кляч хороших лошадей из табуна, принадлежавшего его роду. Однако эти крошечные лошадки не могли унести даже такой поклажи, с какой на юге справлялись горные пони. Поэтому путешественники все убавляли и убавляли свой багаж.
Местные жители уверяли, что вплоть до самой ледяной стены всё время будет попадаться дичь, и даже у самого подножия ледника встречаются большерогие. Кроме того, им показали, как выглядят съедобные растения, и рассказали про их полезные свойства.
В то же время Трусла чувствовала, что никто из добровольных помощников не верит в их возвращение. А некоторые даже намекали ей и её друзьям, что самое их пребывание в порту может навлечь на жителей месть разъярённой Тьмы.
Капитан Стимир на время своего отсутствия по всем правилам передал командование кораблём помощнику. К общему удивлению, в последний момент он привёл в отряд ещё одного добровольца — старого Джоула. Старик явился на место сбора со своей лошадкой, которая везла на спине тщательно притороченный к вьючному седлу морской сундучок.
Трусла не могла точно определить, в котором часу их маленький отряд двинулся в путь, в этом краю утро не начиналось с рассвета, так как почти круглые сутки было светло, как днём. Однако несмотря на ранний час, провожать их собралось довольно много народу. В отличие от встречи на пристани, когда со всех сторон неслись приветственные крики и весёлые шутки, настроение зрителей было мрачным.
Начальник фактории проводил их до самой окраины, где кончались последние землянки, но Провидица, хотя и раскрасила лицо в обрядовые цвета, этим и ограничила все церемонии. Впрочем, она и не особенно скрывала, что рада их уходу.
Оданки, Симонд, Стимир, старый Джоул и даже Одга выступили в путь в доспехах и шлемах, с оружием в руках. Как всегда, Фрост, легко и плавно ступая, быстро шла впереди без всякого оружия; на прощание начальник фактории вручил ей крепкий посох, она взяла его, когда он объяснил, что иногда приходится проверять почву перед тем, как ступить. Не отставая от неё, шагала Инквита, в плаще из перьев, наброшенном поверх меховой одежды, она казалась почти кубышкой; шаманка вела в поводу вьючную лошадь, а на ней, сидя на тюке с имуществом, ехала Канкиль — единственный член отряда, относившийся к этому путешествию как к приятному и занимательному приключению.
В тундре не было дорог, идти приходилось по еле заметным тропкам, протоптанным путниками, которые вышли летом на промысел и недавно вернулись обратно. Но впереди существовал указатель — достаточно было поднять голову, как он вставал прямо перед глазами.
Медленно сползающие к югу ледники проутюжили всю местность, однако даже под их тяжестью кое где устояли скалистые вершины небольшого горного массива. На одну из них и указал Хессар, и рядом с нею из под ледяной мантии, которой была одета гора, находилось, если оно никуда не исчезло, русло ручья, по которому летом текли талые воды.
Земля вокруг была так прекрасна под ясными небесами, что Трусле не верилось, что в ней уже поселилось зло. Но уже очень скоро, задолго до полудня, они встретили подтверждение того, что здесь происходило недавно и может вновь случиться с беспечными путниками.
Сначала они заметили дым, откуда то неприятно потянуло горелым. Стимир и Симонд отправились на разведку, вместе с ними пошла Инквита, несмотря на тяжёлую одежду, не отстававшая от мужчин.
Фрост заняла позицию между оставшимся отрядом и ушедшими разведчиками. Она взяла в руку кристалл, и он начал светиться. Однако Фрост не стала их останавливать.
Им не пришлось далеко идти. И остальные хорошо видели, как все трое, взобравшись на вершину небольшого пригорка, постояли там, глядя на то, что скрывалось за ним, и повернули назад, обратный путь они проделали ещё быстрее.
— Мёртвый лагерь, — коротко объяснил капитан. — Надо следить, чтобы на нас не могли напасть врасплох среди ровного поля.
— Нас не захватят врасплох, — ответила Фрост. — Мы получим предупреждение.
Она сняла с шеи цепочку и держала камень на раскрытой ладони; он сиял, но не ясным дневным светом, а тусклым черным пламенем. Но когда Фрост навела его на вершины гор, возвышавшиеся над толщей ледника, цвет его прояснился.
— В ледниковой стене, наверное, есть пещеры, — просипел Джоул. — Лучше, когда за спиною стена, хотя бы и ледяная, чем оставаться в открытом, поле, где ты готовишься обороняться на четыре стороны, а на тебя вдруг нападут с пятой.
С этого момента они перестали идти тем ровным шагом, каким двигались утром. А сделав привал, чтобы дать отдых лошадям и немного подкрепиться, поели, держа оружие под рукой. Два дня они упорно продолжали идти с утра и до глубокой ночи, пользуясь тем, что было всё время светло, лишь изредка делая короткие остановки, и на третий подошли к ледяной стене.
Джоул оказался прав, стена была изрыта пещерами и острыми выступами из ледяных натёков, внутри которых покоились громадные валуны. Между двух таких выступов они расположились лагерем, чтобы отсюда делать вылазки в поисках ручья.
В ту же ночь Фрост снова вошла в транс и связалась со своими сёстрами. На этот раз Инквита охраняла, расположившись у ног колдуньи, застыв там как каменное изваяние, а Канкиль сидела у неё в головах. Повинуясь необъяснимому внутреннему побуждению, Трусла извлекла кувшин и села рядом, держа его в руках, но не позволила себе погрузиться в сон.
— Появилась новая находка, — сообщила Фрост, выйдя из транса. — Хиларион спешит, стараясь поскорее разобраться в загадочном древнем документе. Что же касается нас, — продолжала она деловитым тоном, — то судьба даёт нам спокойный промежуток. По какой то причине притаившийся противник на время оставил нас в покое. Может быть, это уловка, чтобы незаметно заманить нас в свои сети, или он истощил силы, затратив слишком много энергии, но как бы там ни было, пока что мы свободны, но сколько продлится эта свобода, я не знаю.
— Тем более важно найти этот ручей, и поскорее! — воскликнул капитан.
Тут к ним шагнул Симонд:
— Мы уже отметили несколько ручьёв, — начал он задумчиво. — По крайней мере один из них соответствует описанию Хессара. Скажи, Госпожа! — обратился он непосредственно к Фрост. — Нет ли способа сделать так, чтобы найденная вещь сама привела нас к первоначальному месту находки?
Инквита подняла руку и приложила ладонь к губам. Канкиль, которая, прижавшись к груди, сидела у неё на руках, внезапно взволнованно распищалась, отчаянно размахивая лапками.
— Дай мне находку! — потребовала шаманка, обращаясь к капитану.
Он заколебался, с сомнением наблюдая за разбушевавшейся Канкилью. Затем он всё таки вынул и протянул пластинку. При ярком свете дня чёрная точка внутри проступила со всей отчётливостью. Канкиль стремительно протянула лапку и, не дав опомниться капитану, вырвала у него пластинку.
— Эй! — вскрикнул капитан, стараясь схватить малютку, но тут её заслонил от него Оданки.
Канкиль разровняла лапками кружок зелёного мха на земле и поставила на нём пластинку, потом несколько раз что то поправляла, пока не установила её так, как ей было нужно.
Установив пластинку, она уселась перед ней столбиком на скрещённых задних лапках и протянула переднюю с выставленным вперёд указательным пальчиком; её ручка двигалась так, словно палец был связан с пластинкой невидимой бечёвкой. Трусла заметила, что пластинка вдруг засветилась изнутри, а чёрная точка принялась увеличиваться и потемнела.
Все видели, что Канкиль не прикасается к пластинке, но внезапно та приподнялась над землёй и, отделившись от моховой подстилки, зависла над ней на небольшой высоте.
Тогда Канкиль, не отводя от неё вытянутого пальца, поднялась на задние лапки и двинулась вперёд, как бы ухватились рукой за невидимую лошадку, а пластинка поплыла по воздуху, устремившись к какой то цели.
Все поспешили за Канкилью. Волшебный камень Фрост снова ожил, его белый луч показывал, что все спокойно. Шагали молча, с замиранием сердца ожидая, что из этого получится. Послышалось мирное журчание текущей воды, и они увидели, что Канкиль остановилась на берегу небольшого ручейка, мимо которого они уже проходили, но сочли, что он был не тот, который они искали.
Канкиль медленно опустила пальчик, и пластинка плавно опустилась на землю на самом берегу потока. Канкиль обернулась и, глядя через плечо на Инквиту, разразилась длинным вибрирующим писком, которым, как уже знала Трусла, она выражала радость от хорошо исполненного дела.
Оставив пластинку, которая теперь спокойно лежала на берегу, Канкиль с разбегу бросилась в раскрытые объятия Инквиты и крепко прижалась к её груди.
— На свете есть много разных талантов, капитан. Никто, даже адепты древности, не может их сосчитать и всеми овладеть. У этой крошки талант искать и находить. Вот она и нашла наш ручей.
Капитан нагнулся, чтобы поднять пластинку. Она выскользнула из его пальцев и упала в воду. Он обеими руками кинулся её доставать. Затем он обернулся с изумлённым лицом.
— Видно, это и впрямь ручей Хессара — вода то, оказывается, тёплая!
Все стали совать в неё руки, чтобы убедиться. В сравнении с обжигающе холодной водой остальных ручьёв, этот, действительно, оказался тёплым, а между тем вытекал из трещины ледника, которая дышала морозным холодом.
Дождавшись, когда Стимир отыщет на дне пластинку, они перенесли сюда лагерь, хотя лошади вели себя беспокойно и ни за что не желали пить воду из тёплого ручья или пастись на его берегу.
От воды, действительно, исходил резкий запах, но шаманка проверила воду и не обнаружила в ней ничего вредного. Теперь им предстояло углубиться в край вечного льда.
Изучая неприступные стены предательского ледника, от которых им все советовали держаться подальше, они нигде не обнаружили места, подходящего для подъёма. Оданки оказался единственным членом экспедиции, которому было знакомо царство льдов, и он сразу же заявил, что это невыполнимо.
Вдобавок если бы они решили карабкаться по отвесной стене, им пришлось бы расстаться с вьючными лошадьми, а бросить половину припасов в самом начале пути — чистое безумие. Таким образом, единственной дорогой, которую они могли выбрать, оставалось русло ручья. Стимир и Оданки прощупали дно посохом и древком копья. Ручей в этом месте не отличался глубиной, хотя дно было довольно опасным из за разбросанных там камней, которые нанесло течением. В ручье не водилось ни рыбы, ни другой какой нибудь живности.
Ледяная трещина, из которой он вытекал, была высотой с корабельную мачту. Мужчины забрались в неё и со всеми предосторожностями обследовали близлежащее пространство, и после этого сообщили, что внутри потолок лаза не понижается. Зато там скопились густые испарения, и путникам придётся всё время дышать этим запахом.
Ночью устроили совещание, на котором каждый высказал своё мнение. Выступление Симонда Фрост слушала с улыбкой и согласно кивала. Он напомнил, что отправляясь выполнять эту миссию, никто не рассчитывал на лёгкую удачу. К счастью, они могут положиться на волшебный кристалл, который всегда предупредит об опасности. На Инквиту тоже можно рассчитывать в трудную минуту; хотя она не объясняла в подробностях особенности своих талантов, но уже доказала, что обладает силой, которая может служить защитой, а также владеет даром практического предвидения. Последней высказалась Одга. До этого она хранила сдержанное молчание, поэтому когда раздался её голос, все смолкли.
— Если есть хоть одна дорога, то завтра я отправлюсь по ней. Мне не найти покоя, пока я не смою с себя кровь убитых сородичей. Я мало смыслю в ваших битвах Света и Тьмы. Для меня этот кровный долг — дело жизни, и никто, кроме меня, не может его оплатить. Поэтому я иду.
Все поняли, что она говорит правду. После пережитого в Дарге ужаса у неё осталась одна единственная цель — воздать смертью за смерть, и, как все салкары, она не остановится ни перед чем, чтобы сдержать клятву.

Глава 38
Путь в страну льдов, Север

Заставить лошадей идти по руслу текущего ручья оказалось совершенно невозможным, не только потому, что их никакими силами нельзя было затащить в воду, но и потому, что ступая по каменистому дну, маленькие лошадки в любой момент могли переломать себе ноги.
Однако путешественникам было жаль бросать большую часть своих припасов, да и отпускать лошадок в безлюдной тундре, где поселились какие то кровожадные чудовища, готовые расправиться со всяким живым существом, тоже никому не хотелось.
Инквита и Канкиль, единственные из всех, оказались способны собрать лошадей в табун и удерживать их вместе, пока Фрост обходила одну за другой, прикасаясь к каждой кристаллом, чтобы дать животным какую то защиту, хотя поможет ли она против тех сил, которые уже так страшно проявили себя в тундре, никто не мог с уверенностью сказать.
Затем они заново разобрали снаряжение и собрали его в тюки меньшего размера, а запасную одежду от холодов, которые ожидали их на пути, каждый надел на себя поверх того, что на нём было. Трусла взяла с собой и кувшин с песком, он как раз поместился в мешочке, который она несла на поясе.
Напоследок они досыта поели, прикончив продукты, которые им было не унести. Лошади уже отошли от лагеря, на ходу пощипывая траву. Они не разбредались в разные стороны, а держались кучно, одним табуном.
Потом лошади скрылись из виду, превратившись сначала в маленькие чёрные точки на горизонте, и путешественники убедились, что животные не сбились с дороги и направляются к дому; наконец, после отдыха капитан Стимир объявил, что пора двигаться, и путешественники начали собираться. Разбирая снаряжение, каждый запасся прочным шестом — как правило, это было копьё. Из за колдобин идти приходилось медленно, шаг за шагом прощупывая почву. Тем не менее, иногда кто нибудь оступался и падал ничком в воду, которая, к счастью, не доходила даже до пояса.
Расселина была такой узкой, что вдоль ручья оставалась едва заметная полоска берега, но, к счастью, её ширина не уменьшалась по мере того, как путники продвигались вглубь. Зато сверху её закрыл ледяной свод, прозрачная поверхность которого местами перемежалась тёмными пятнами; вероятно это были каменные глыбы, подхваченные и унесённые незаметным для глаза, неостановимым течением ледяных масс.
Вода здесь теплее!
Путники остановились для небольшой передышки, и капитан Стимир, сняв рукавицу, окунул руку в ручей. Оказалось, он не ошибся, остальные скоро убедились в этом, повторив его эксперимент. Если в начале пути вода в ручье была лишь чуть тепловатой, то здесь она стала заметно горячее.
Для путешественников это означало небольшой выигрыш в удобстве передвижения, так как расселина несколько расширилась и они получили возможность брести вдоль берега по мелководью.
— Аааага! — Оданки, возглавлявший шествие, остановился вдруг так внезапно, что шедшая за ним Фрост невольно схватилась за его заплечный мешок, чтобы удержаться на ногах. На пути у них оказался выступ ледяной стены, около которого ручей делал поворот, стена была тёмной и непрозрачной. Ожидая увидеть огромную скалу, Трусла сделала ещё несколько шагов, как вдруг её остановил Симонд, больно схватив за руку.
Это была не скала! В первый миг Трусла даже не поняла, что это такое. Местами подтаявший лёд истончился, и глаз мог различить, что под его коркой скрывался клубок сплетённых больших, толстых змей, обхватом с человеческую ногу, змеи смёрзлись во льду в единый узловатый комок.
Сверху все это увенчивалось куполом с длинным, напоминающим клюв, выступом, рядом с которым виднелись два провала, величиной с чайные блюдца, вероятно глазницы.
В одном месте лёд немного подтаял, освободив змеевидное щупальце, свободно свисавшее до самой воды. Чудовище застыло в такой позе, словно замерло перед броском и готовилось, проломив ледяную броню, кинуться на первого, кто посмеет к нему приблизиться.
— Сетгар! — промолвил капитан, глядя вверх на странное существо, нависавшее над ним всей своей громадой. — Но… Но демоны не прячутся во льду! — Он вопросительно взглянул на Фрост. — Госпожа, у нас сохранилось очень древнее предание о таких существах. Они вели себя, как псы Ализона, но хозяева, которым они подчинялись, отличались такой силой, что человеку невозможно было с ними бороться.
Тут от сунул руку за пазуху и вытащил пластинку. Пластинка светилась, как раскалённый уголь, и капитан едва не выронил её прямо в воду, он даже выругался, точно обжёгся или порезался. На этот раз камень колдуньи вспыхнул красным светом.
— Оно уже мёртвое, давно мёртвое, — сказала Инквита, дотрагиваясь посохом до высунувшегося изо льда щупальца, только задрожавшего от прикосновения.
— А этот Сетгар, наверное, какая то морская тварь? — спросил Симонд.
Сквозь толщу льда виднелись только длинные щупальца.
— Да, но только… — заговорил капитан, не отрывая взгляда от пластинки. В его руках она снова превратилась во что то, похожее на окошечко, сквозь которое можно было заглянуть… Но куда? В какой то иной мир?
Трусла тоже задавала себе эти вопросы.
Странный чёрный корабль стал виден гораздо яснее, его можно было разглядеть во всех подробностях. И совершенно отчётливо виден нос корабля, с уцепившейся за палубу какой то чёрной массой — возможно, как раз таким же существом, которое они видели сейчас в ледяной толще.
— Похоже, что если легенда твоего народа о том, как вы попали сюда через врата на севере, соответствует действительности, то сейчас мы видим образчик тех созданий, которые обратили вас в бегство, — сказала Фрост, бережно прикрыв ладонью кристалл. — А это значит, что мы идём по правильному следу.
Стимир передёрнулся, точно в ознобе:
— Знаешь ли, госпожа, бывают сказки, нарочно придуманные для людей, которые, греясь у очага, наслаждаются такими историями, от которых мороз пробегает по коже. Но видеть ожившего демона — нелёгкое испытание!
— Это не демон, — раздался голос подошедшего Оданки. Размахнувшись копьём, он ударил по ледяной стенке, в которой было замуровано страшилище. От ледника откололось несколько осколков, но больше ничего не произошло. — Это древнее древнее страшилище, давным давно мёртвое. Когда нибудь лёд его отпустит и оно истлеет, как всякое мёртвое существо.
Капитан Джоул разразился лающим смехом:
— Латты правы, капитан! Это правда, что даже люди попадали в трещины и вмерзали в лёд, который отпускал их из своих объятий лишь спустя долгое время, и они появлялись оттуда точно такими же, как в день своей гибели.
Пластинка в руке Стимира померкла и потускнела, он взглянул на неё и пожал плечами:
— Будь по вашему. Но госпожа права — то, что мы ищем, находится впереди.
В ледяной трещине не нашлось подходящего места, чтобы расположиться на привал. Хотя они всё время передвигались очень медленно, от постоянного напряжения, которого требовал каждый шаг из за коварной почвы, у них уже ломило все тело. Они немного подкрепились на ходу скудной порцией пищи, и Трусла в душе начала сомневаться, осилит ли она до конца этот путь — ей казалось, что ледяная расселина никогда не кончится.
Оданки подхватил на руки малютку Канкиль, и она ехала у него на плече, издавая время от времени щебечущие звуки, по видимому, разговаривая сама с собой, так как никто ей не отвечал.
Сначала появился туман; Трусла вдруг заметила, что вода ещё больше потеплела, и что от неё поднимается тонкая дымка испарений.
К счастью, расселина стала ещё шире, и по краям ручья появилась полоска каменистого берега, зато вода стала совсем горячей. Несмотря на все усилия, они продвигались, точно ползком, однако упорно шли дальше.
Потом они почувствовали запах, раздражающий нос и гортань, и начали кашлять. Вероятно, виноваты были испарения, поднимавшиеся от воды.
Глубоко втыкая перед собой в землю копьё, Трусла тащилась вперёд шаг за шагом. Симонд уже хотел забрать у неё тюк, но она не дала. Каждый обязан внести свою лепту в этот поход.
А потом они выбрались из ледяного плена и, не веря своим глазам, поняли, что неожиданно очутились в совершенно ином мире. Наверное, во время пути кто то навёл на них марево.
Перед отрядом лежал крутой спуск в долину. Ручей вдруг нырнул в углубление между высоких скал, откуда поднимались душные испарения, так что оставаться на берегу стало невыносимо.
Впереди раскинулась земля, свободная ото льда, поросшая такой же зеленью, какой на лето покрывалась тундра. Местами виднелись разноцветные островки, это, наверняка, были заросли цветов, а воздух казался таким влажным и душным от жары, что укутанные в несколько слоёв тёплой одежды путники сразу же взмокли от пота, как после парной бани.
Затем, как бы приветствуя их появление, из какой то лужи, окружённой разноцветной грязью, вверх взметнулся фонтан брызг. Одга вскрикнула и отскочила, и, запутавшись ногой в гуще переплетённых растений, растянулась навзничь во весь рост; упав, она затрясла обеими руками, как будто их задели брызги.
Путники стали осторожнее обследовать странный оазис жары, обнаруженный среди вечных льдов. Со всех сторон его окружали горы, покрытые ледниками, но здесь стояло знойное южное лето, и люди сразу запыхались, стараясь поскорее миновать покрытое грязью пространство, занимавшее почти половину долины. На каждом шагу здесь виднелись глубокие ямы, из которых через неровные промежутки времени неожиданно вырывалась струя, выбрасывая в воздух облако вонючего, жаркого пара.
Наконец путникам удалось дойти до убежища за группой скал, от которых было уже недалеко до ледяных гор. Тут им волей неволей пришлось снимать промокшую одежду без особенной надежды на то, что она высохнет.
На лугах водилась какая то живность. Оданки разрыл чью то норку и вытащил оттуда какого то жирного зверька, по видимому, уже знакомого латтам. А Симонд уложил стрелой другого, похожего на эсткарпского прыгуна, хотя этот зверь был значительно упитаннее.
Путники поели, а после еды их сморила накопившаяся за день усталость. Укладываясь на подстилку из мха, Трусла подумала, что сейчас должно быть раннее утро.
Между тем шаманка, казалось, не помышляла об отдыхе. Трусла так устала, что могла только наблюдать, что делают другие. Видя, что Фрост и Инквита уединились в сторонке, она догадалась, что они собрались вызывать Силу, хотя Фрост, судя по всему, не готовилась применить свой талант. Вероятно, она должна была послужить якорем для шаманки.
Трусла думала, что во сне начнёт опять танцевать, исполнять те движения, которые запечатлели её ноги на песке. Но вместо этого…
Оно подкрадывалось, как та мелкая нечисть, которой кишели старинные жилища, грызущая, шевелящая противными усиками щупальцами. Оно не излучало большого силового воздействия, но Трусла ясно чувствовала, что может, если захочет. Как ни странно, Трусла, казалось, представляла для этого лазутчика загадку.
Затем перед ней возникла очень отчётливая картина. Она не участвовала в ней, а была наблюдателем, но какая то часть её существа силилась прийти на помощь.
Белокрылые корабли мчались по морю, спасаясь бегством. Салкарские корабли — Трусла поняла это сразу, хотя их паруса расписаны странными узорами. За кормой надвигалась чёрная туча, и море тоже было черным, то была не просто ночная тьма, а словно гигантский меч, занесённый над небом и морем.
На каждом корабле горели огни, ярче вceгo сияли те, что на носу. Это были не фонари, а какая то живая сила, одушевлявшая каждый корабль.
Вдруг из моря, рядом с кораблём, отставшим от остальной вереницы, высунулись гигантские змеящиеся щупальца, гораздо длиннее и толще тех, недавно виденных во льду. Они старались схватить корабль. Но свет на носу внезапно вспыхнул с ослепительной яркостью, и чудовище, словно ослеплённое, отпрянуло и упало в волны.
Так они плыли, а Тьма гналась за ними по пятам. Тогда Трусла увидела, что море кипит от кишащих страшилищ. Но девушка чувствовала, что на одном из кораблей присутствует могучая воля, выточившая из таланта и Силы мощное оружие, подчинившее себе всё, что было возможно, чтобы пустить это в ход в роковой час.
Прорвав завесу тьмы, вырвался на простор ещё один корабль, и Трусла узнала его — она видела подобное изображение на пластинке, которая привела их в этот край. Будто живое существо, он стремительно мчался, как на крыльях, хотя у него не было ни мачт, ни парусов.
Салкарские корабли выстроились в одну линию, расположившись как можно ближе друг к другу ровной нитью, а чёрный корабль неумолимо догонял их, следуя за ними в кильватере.
Затем вдруг вспыхнул ослепительный свет, настолько резкий, что Трусла даже вскрикнула, а затем наступила полная тьма. Она очнулась в объятиях Симонда, который взволнованно повторял: «Трусла! Трусла!» Вокруг толпились люди, но Трусла видела их смутно, она только прижималась к Симонду, выжидая, когда глаза её снова начнут как следует видеть.
Кто то подошёл и опустился на колени рядом с Симондом, который держал её на руках, и пристально посмотрел ей в глаза:
— Ты видела сон!
Трусла ясно расслышала эти слова сквозь призывы Симонда, повторявшего её имя.
— Я… Я видела!
Она действительно не сомневалась, что это был не сон, навеянный её слабеньким талантом.
Затем к шаманке присоединилась другая женщина, и с её приближением вокруг словно светлее, и Трусла окончательно вернулась в реальный мир. Тогда она рассказала о стремительном бегстве салкарских судов от надвигающейся завесы Тьмы и о чёрном корабле, который следовал за ними в кильватере, и наконец об ослепительной вспышке, после которой она уже ничего не видела.
— Врата! — сказала Фрост. Кристалл в её руке, чей луч окончательно пробудил девушку, уже померк. — А беглецы, очевидно, сами обладали какой то Силой. Какая это была Сила, капитан? Каким средством воспользовались ваши древние предки, чтобы отразить нападение врагов, гнавшихся за вами по пятам?
Капитан покачал головой:
— У нас, Госпожа, есть Силы, помогающие бороться с бурями и коварными морскими волнами. Других секретов наш народ не знает. Но, может быть, эта разрушительная вспышка послана тем, другим кораблём?
— Но ведь вот ты, салкар, живёшь в мире, который не был твоим от рождения. Нет, я думаю, что ваши далёкие предки сумели вырваться. А вырвавшись, сохранить как предостережение для потомков изображение ваших врагов, которое сейчас находится у тебя.
— Когда мы шли сквозь толщу льда, — заговорила шаманка, глядя на Труслу незрячим взором, перед которым вставало внутреннее видение, — меня тоже посетил сон, но не о прошедших днях, а о том, что происходит сейчас, и…
Но она не успела договорить начатого — сквозь облако пара из грязи в воздух вдруг выплеснулась мощная струя, обдавшая их жаром, несмотря на то, что они расположились далеко от этого источника.
За первым выплеском последовал второй и третий, перед которыми они отступили к обледенелым скалам. С каждым разом струя подбиралась все ближе и ближе. Поэтому они продолжали отступать к северному краю долины; между тем горячие фонтаны залили кипятком всю лужайку, на которой они только что стояли. В конце концов они очутились как в ловушке, забившись в тесную каменную щель, в то время как перед ними на всём пространстве, которое только что было покрыто приветливой зеленью, били бешеные струи, взметая в воздух потоки грязи и горячей воды; вся долина заполнилась душными испарениями, от которых люди задыхались и кашляли.
Вдруг Трусла увидела покачивающийся луч света, это качался кристалл колдуньи, светившийся, словно спустившаяся с неба звезда. Женщина шаманка рядом с Труслой, борясь с приступами кашля, произносила нараспев заклинания. Девушка увидела её воздетую руку с длинным птичьим пером, которое та, наверное, вырвала из своего плаща. Взмахнув им три раза, она выпустила перо, и оно полетело туда, где колыхались волны вспученной грязи, поглотившие сушу.
Перо полетело не птицей — длинной оперённой стрелой, пущенной с силой маленького охотничьего дротика, и прорвалось сквозь завесу грязевого дождя, так и сыпавшего сверху на землю.
И вдруг громадный водяной столб, выброшенный из жерла преисподней бездны, переломился посередине, словно шаманское перо разрубило его гигантском мечом. Луч от кристалла поймал другой движущийся смерч, и тот свернулся в узенькую струйку.
Путники понимали, что извержение вызвано не природными силами. Это нападала чуждая сила — настолько чуждая, что она даже не знала о том, что у них есть защита и не подозревала о её возможностях. Но если она и не знала, то быстро оценила положение. Из грязной почвы перестали вырываться гейзеры, оставив на поверхности слой хлюпающей, дышащей ядовитыми парами грязи, затопившей зелёную растительность.
Труслу сотрясал мучительный кашель, она цеплялась за Симонда. Но гнетущее чувство присутствия какой то посторонней, неведомой силы теперь исчезло.
— Квейстер! — воскликнул Джоул, который выхватил и поднял над головой меч, словно хотел сразиться с невидимым врагом. — Дыхание Квейстера!
Рядом с ним стоял капитан Стимир. Его загорелое лицо покрылось землистой бледностью. Он кашлял так, что ручьём текли слезы, на руке сквозь прожжённую капнувшей грязью дыру виднелось красное пятно ожога.
— Истинное ли имя ты нам сказал, моряк? — спросила Фрост, по прежнему держа наготове камень, хотя бьющие гейзеры уже улеглись. — Мы столкнулись со знаменитым адептом, чьё имя тебе известно?
Вместо Джоула отозвался капитан, покачав головой:
— С демоном, госпожа! Одним из тех, о ком говорится в древних преданиях. С могучей стихией, которая может стать подвластна тому, кто владеет Силой, самая земля служит её оружием. Разве не так было у вас в Эсткарпе, когда вы по своей воле двигали горами?
— Для этого потребовалась соединённая Сила всех сестёр, — медленно промолвила Фрост. — Не хочешь ли ты сказать, капитан, что имя нашим врагам — легион?
Инквита, которая всё время поглаживала подол своего плаща, словно прося у него прощения за выдернутое перо, оторвалась от своего занятия:
— Это не множество врагов, а всего лишь один. Но очень древний. Он долго спал и вот проснулся. Разве я тоже не видела сон? Да. Мы на правильном пути, она только шевельнулась слегка. Её разбудили дикие магические силы.
— Её? — с нескрываемым удивлением переспросил Симонд.
Шаманка усмехнулась:
— Да, юноша! Ведь женщина никогда не спутает женскую магию с какой то другой. Прикоснуться к чужому таланту — дело, которое требует опыта. Так что то, с чем мы столкнулись — это не адепт, но одна из самых злокозненных и Тёмных Сил, развязавших Великую Битву, которая во время оно едва не разрушила весь наш мир. Только эта Сила принадлежит не нашему миру. Она мыслит, ищет лазейки, закрадывается ползком, она полна коварства, как старая медведица, пестующая детёнышей, и ненасытна, как злобная волчица в голодную зимнюю пору. Она будет следить за нами и, наверное, испытывать. Но она будет беречь главные силы, пока мы не столкнёмся с ней в её родном логове, где она чувствует себя сильнее всего.
— И где же её логово? — спросил капитан.
— Оно само позовёт нас, когда она пожелает. И не нужно противиться зову, потому что лишь встретясь лицом к лицу, мы сможем окончательно помериться силами. Всё, что вы, южане, толкуете о вратах, правильно. Эта сила угодила сюда поневоле, попавшись в силовую ловушку, которая стала клеткой для всего её рода. Она избрала долгий сон, как единственный выход, чтобы так дождаться помощи. Но тут взрыв стихийных магических сил порвал кокон, которым она себя окружила.
«Женщина, — мысленно повторила Трусла. — Если это можно назвать женщиной». Но ведь и колдуньи тоже совершали великие дела, и говорят, даже среди адептов древности некоторые были женщинами. И всё таки, самая мысль о том, что это может быть женщина, почему то показалась Трусле особенно ужасной.
Остаток ночи они провели, сгрудившись на маленьком пятачке зелени, оставшемся после извержения грязевых гейзеров. Удушливый дым немного развеялся. Утром, после того как все поднялись и поели, Оданки и Симонд отправились на разведку вдоль каменной гряды, окружавшей долину. Только начав увязывать в тюк вещи, Трусла вспомнила, что давно уже не видела Одгу. Молодая салкарка держалась так тихо и незаметно, что окружающие часто просто забывали о её присутствии.
Если девушка не отправилась с Симондом и Оданки, она могла уйти только в обратном направлении, откуда они пришли. А Трусла так напугалась извержения грязевых фонтанов, что не доверяла затишью.
Трусла сказала о своём открытии Инквите, и по её озабоченному лицу поняла, что та разделяет её опасения. Как раз тут Канкиль стала дёргать Труслу за подол и, что то щебеча по своему, стала тащить её за собой, но в её поведении не заметно было никакого страха.
— Пойдём! — сказала Инквита. — Малютка знает.
Точно поняв, что хозяйка согласна идти, Канкиль отпустила подол Труслы и поскакала вперёд.
Они старались идти по краю долины вдоль каменных склонов. Грязь сюда не долетала, и здесь сохранилась кромка зелёной поросли. Канкиль внезапно пронзительно вскрикнула и, встав на четвереньки, принялась рыться в густом дёрне, из под которого показались красные ягоды. Собрав полную горсть, она понесла их шаманке, а сама вернулась, чтобы нарвать ягод для Труслы. Свежий вкус ягод разогнал неприятные ощущения, оставшиеся после вчерашних событий.
Несмотря на искушение задержаться на ягоднике и пособирать ещё немного, они пошли дальше, и скоро очутились возле большого валуна, немного откатившегося от гряды. Его круглые бока несли на себе следы работы ледника. Проходя мимо него раньше, Трусла не замечала, что между валуном и склоном утёса, оказывается, было небольшое отверстие, туда то и звала их за собой Канкиль.
Снова они почувствовали под ногами россыпь мелких камней, но тут оказалось сухо и не приходилось брести по щиколотку в воде. Вдруг Инквита показала пальцем на царапины, видневшиеся на поверхности камня, и Трусла догадалась, что это знак, оставленный кем то.
Через несколько шагов они обнаружили под нависшей скалой проход. Трусла смотрела на него, не веря своим глазам, затем обернулась к Инквите:
— Ведь это же… Это же ступеньки!
Но кому могли понадобиться ступеньки в этой глуши? Здесь не было людей. Кто же мог построить эту широкую лестницу? Но лестница была тут как тут, значит, кто то её построил.
Они ещё не успели ступить на первую ступеньку, как вдруг перед ними открылось зрелище, перед которым замерла даже резвая Канкиль.
С одной стороны ступеней тянулась ограда, высеченная в толще утёса с тем же искусством, как и все сооружение. Но поверх ограды…
У Труслы замерло дыхание. Вместо балясин тянулся аккуратный ряд черепов. Но самым жутким в этой картине было то, что каждая отрубленная голова была покрыта роскошной шевелюрой из зелёного мха. На первый взгляд могло показаться, что черепа покрыты волосами.
Инквита быстро оправилась от первого удивления. Она подошла к перилам и, ничего не трогая, принялась внимательно разглядывать череду черепов.
— Это не такие люди, к каким мы привыкли, — сказала она. — Взгляни на размеры глазниц и надбровную кость! Челюсти у них шире. Нет, это не люди!
Трусла охотно согласилась с её выводом, не делая попытки удостовериться в этом самой. В Эскоре встречались народности, мало в чём сходные с людьми и, тем не менее, умом нисколько не уступавшие человеку, а иногда и превосходившие его. Возможно, и здесь некогда обитал такой же народ.
Шаманка, казалось, потеряла интерес к черепам на столбах. Она вынула нож с длинным лезвием, которым пользовалась для самых разнообразных целей. Сейчас она начала острым кончиком расчищать пространство между черепом и верхушкой столба, выковыривая землю вместе с пробившимися из неё растениями, потом оттуда посыпались мелкие камешки, и неожиданно вместо гладкой поверхности взору открылись глубоко врезанные в камень рисунки, похожие на руны.
Начав с левого края, Инквита провела ножом по всем линиям, произнося при этом какие то непонятные цокающие слова на своём языке. Закончив, она покачала головой:
— Это письмо мне не прочесть. Лучше его не трогать. А ещё лучше, пойдём ка искать Одгу. Она могла отправиться туда, где ходить опасно.

Глава 39
Логово ледяных червей, Север

Внимательно поглядывая на образовавшееся грязевое озеро, Симонд и Оданки обходили его по краю, прижимаясь к ледяным склонам горных отрогов, окружавших долину. Симонд ожидал, что Фрост напутствует их советами, а может быть, и сама захочет их сопровождать, однако Фрост расположилась возле скалы, где стоял лагерь, и сидела с отрешённым выражением. Как показалось Симонду, она погрузилась в транс.
Разведчикам пришлось следовать всем изгибам горных отрогов, но они радовались, что между скалами и болотом везде оставалась кромка твёрдой земли, и они не пытались спрямить свой путь. То здесь, то там иногда возникали всплески гейзеров, но они были краткими и струя поднималась невысоко. Наверное, неизвестная сила, пустившая их в ход против незваных пришельцев, опять уснула.
— Эй! — окликнул его Оданки, и показал копьём на что то лежавшее впереди. Там, среди скудной зелёной растительности, высоко торчали какие то кости, похожие на ребра, но такие огромные, каких Симонд ещё не видел ни у одного зверя.
Молодой латт присел на корточки и стал ворошить остатки скелета. При первом прикосновении кости стали крошиться, а две сломались; Оданки фыркнул, отплёвываясь от отвращения. После того, как он разворошил кости, Симонд разглядел под ними пару широченных ветвистых рогов; он никогда бы не подумал, что есть на свете животные, способные носить на голове такую тяжесть.
Оданки занялся рогами, проверяя их на прочность древком своего копья. Рога оказались долговечнее костей, ни один не дал трещины. Оданки удовлетворённо крякнул, встал на ноги и, выбрав удобные отростки, вытянул рога вместе застрявшим в земле черепом.
— Большерогий! — пояснил он. — Хорошие рога!
Как ни силён был молодой латт, но такую добычу было не унести в одиночку, так что Симонд помог ему подтащить находку к краю утёсов. Симонд видел, что охотник радуется ей, как большой удаче.
Однако Оданки согласился временно оставить её там, где она лежала, чтобы продолжить путь дальше. Отроги ледника, видневшиеся вдалеке, по мере приближения так быстро вырастали у них на глазах, словно мчались навстречу бредущим шаг за шагом людям. Симонд даже подумал, не повредилось ли у них зрение, после того как они надышались вырвавшимися из под земли парами.
Оба продолжили путь, не встречая ничего достойного внимания. Потом вдруг они почувствовали какое то изменение, и дорога незаметно начала идти под уклон. Симонд мысленно приготовился встретить ещё одно место с булькающими грязевыми ямами и гейзерами.
Однако гейзеры остались позади, зато стало морозно, стужа вдвойне ощущалась после того, как они столько времени пробыли в тёплой долине. Землю покрывала редкая и скудная растительность и, кроме валунов, на пути стали попадаться ледяные глыбы, искрившиеся, если на них попадал луч света.
Миновав усеянное валунами и глыбами льда пространство, они вышли на край ровной поверхности, которую Симонд с трудом признал за озеро. По этому озеру не гуляли волны, оно сверкало стеклянным блеском — перед глазами расстилалось гладкое пространство без единой впадины или трещины.
Оданки потыкал поверхность остриём копья. Раздался звон, и от зеркала отскочил твёрдый осколок.
— Прочный лёд, — сказал Оданки.
К удивлению Симонда, охотник уселся на краю этого скользкого озера и принялся рыться в заплечном мешке.
Два предмета, которые он оттуда извлёк, скорее всего были вырезаны из таких же рогов, какие они нашли по дороге. Оданки привязал небольшие полозья с закруглёнными концами к подошвам сапог, тщательно проверяя на крепость каждый узел. Затем немного постоял, неуклюже переминаясь с ноги на ногу, а потом, как ни в чём не бывало, спустился на гладкую поверхность, помогая себе копьём сохранять равновесие.
Немного отъехав, он сделал круг и, остановившись перед Симондом, сказал, махнув в сторону противоположного берега:
— Ну, я поехал туда. Для тебя у меня нету бегунков.
Симонд не успел и рта открыть, как Оданки, плавно скользя, уже удалился от берега, вполне довольный новым способом передвижения, а Симонд, кипя от негодования, остался один на берегу.
Юноше ничего не оставалось делать, как только ждать. Латтский охотник, очевидно, привык к таким неожиданностям и держал в запасе нужные средства. Но Симонд вовсе не намеревался возвращаться без него в лагерь, закончив так бесславно разведывательную вылазку. Почему латт не поделился с ним с самого начала такой полезной вещью? Наверно, она была так привычна его народу, что ему в голову не приходило, что Симонд мог даже не знать о существовании бегунков.
Эсткарпец внимательно следил за передвижением латта по замёрзшему озеру, как вдруг заметил там что то новое. Хотя ледяная поверхность была светлой и казалась прозрачной, в глубине её сгущалась темнота, как будто слой льда был очень толстым. Только тень Оданки, довольно бледная из за рассеянного света, скользила впереди него по озеру. И вот неожиданно Симонду почудилось подо льдом какое то движение.
И так как в этих местах все незнакомое могло таить в себе угрозу, Симонд закричал, предупреждая товарища. Оданки оглянулся, и Симонд принялся отчаянно махать ему, показывая туда, где заметил подо льдом движущиеся тени, давая знаками понять, что надо скорее возвращаться.
Однако предостережение уже запоздало. Оданки точно споткнулся. Вокруг него на глазах расползалось пятно быстро тающего льда. Он стал барахтаться, как будто его засасывали зыбучие пески. Потом латт закричал, и в голосе его слышались боль и отчаяние.
Симонд прикинул расстояние от берега до того места, где находился тонущий охотник. Оданки продолжал барахтаться и махать ногами и руками, но полынья под ним перестала расширяться. Симонд бросил верёвку и, накинув петлю на ближайший каменный зубец, ступил на лёд озера.
Напрягая все силы, латтский охотник добрался до края проталины и положил поперёк полыньи своё копьё. Но он продолжал ужасно кричать, уже не от страха, а от боли.
Симонд, скользя на каждом шагу, побежал к Оданки, надеясь, что намёрзший на подошвах песок прибавит ему устойчивости. Несмотря на маленький рост и тонкую фигуру, кровь Тора наделила его руки и плечи недюжинной силой, в борьбе он не уступил бы Оданки, а может, оказался бы даже сильнее.
Наконец Симонд одолел расстояние, отделявшее его от охотника, нападавших тварей он так и не увидел под коркой льда. Симонд связал конец верёвки в петлю. И когда латт, закричав, замахал ему рукой, призывая на помощь, Симонд накинул петлю на его поднятую вверх руку.
Потом, встав на четвереньки и повернувшись спиной к латту, пополз к берегу, выволакивая за собой увесистого товарища. Всю дорогу Симонд пристально вглядывался в лёд под собой, не мелькнёт ли там какая нибудь тень.
Вдруг давление на его плече ослабло, и, крепко схватив верёвку, он решился оглянуться назад. Охотник сумел выбраться из ледяной каши и, отталкиваясь обеими руками, уже сам полз, догоняя Симонда.
Спустя несколько мгновений они были на берегу — Симонд вскарабкался сам, затем выволок Оданки, который, внезапно обессилев, повис на нём, как мешок. Симонд оглядел его тело.
Крепкая одежда из шкур кое где висела лохмотьями, из ран текла кровь, и в трёх местах к нему присосались твари, при виде которых Симонда чуть не стошнило. Он принялся колотить по ним кулаками, так как они не хотели отпускать свою жертву, а Оданки едва мог приподнять руку: она тут же бессильно падала, ударяясь о промёрзшую землю.
Одна тварь так глубоко вгрызлась в тело своей добычи, что Симонд, схватив её одной рукой, другой принялся отрезать эту мерзость ножом. Но едва он дотронулся до этой дряни, как и сам закричал от невыносимой боли — тело червя, присосавшегося к ноге Оданки, было горячо, как раскалённое железо, и немилосердно жгло ладонь Симонда, пока наконец он не перерезал червя ножом. У этих тварей были мягкие розовые тела с длинной, как стрела, клиновидной головкой цвета раскалённого железа. По счастью, вынутые из воды, они заметно слабели, и Симонду удалось прикончить ножом последнего червя. Он разжал обожжённую ладонь, и розовое тело шлёпнулось на землю.
Симонд понимал, что столкнулся с чем то необъяснимым — невозможно понять, как такие горячие существа могли жить во льду, он подумал, что тут действует какая то неизвестная Сила. Он наскоро перевязал раны Оданки, чтобы остановить кровь; пока он этим занимался, раненый лежал, закрыв лицо руками, словно не мог на это смотреть.
Симонд обнаружил укусы, рваные раны, но он присыпал их порошками и положил сверху примочки, которые всегда носил с собой на случай, если понадобится срочная помощь. Затем заставил Оданки пожевать кусочек корня с болеутоляющими свойствами.
Симонда тревожила мысль, не окажутся ли укусы ядовитыми. Но он сомневался в том, что сможет в одиночку доставить больного в лагерь. Поэтому он оттащил его подальше от замёрзшего озера и присыпал сверху землёй, чтобы тот не замёрз.
Прежде чем отправиться за помощью, Симонд ещё раз вернулся, чтобы внимательно рассмотреть подлёдных жителей. По мере того, как тела червей остывали, их яркая раскраска меркла. Но выглядели они противно — как огромные червяки. Со обеих сторон вдоль тела тянулась, как бахрома, цепочка маленьких ножек, а покрытые роговым слоем клиновидные морды были вооружены двойным рядом зубов.
Когда Симонд вернулся, приведя с собой Стимира и Джоула, Оданки заявил, что дойдёт и сам. Симонд решил, что первоначальная слабость была не только от потери крови, но ещё и от ужаса, вызванного видом напавших на него чудовищ.
Оба салкара с нескрываемым удивлением разглядывали мёртвых червей; им пришлось на слово поверить Симонду и Оданки, что эти существа способны выделять такое тепло, которое может растапливать лёд, и хватать добычу, выследив её снизу. Даже пролежав некоторое время на холоде, их мёртвые тела все ещё сохраняли остатки тепла.
— Может быть, они живут в тёплой грязи? — подумал вслух Симонд. — Но тогда почему они охотятся подо льдом?
Стимир невесело рассмеялся:
— Чем больше путешествуешь, тем больше у тебя появляется вопросов. Так то, господин Симонд! Ещё одна игра природы!
— А вдруг их кто то наслал?
— Не думаю. Давайте ка отведём нашего товарища к целительницам!
Поравнявшись с рогатым черепом, Оданки заручился обещанием спутников, что они потом вернутся за ним. Стимир проверил крепость рогов и согласился.
— Из такого материала получаются хорошие орудия, — сказал он Симонду. — Так что нам это не помешает. Потом посмотрим, что из них получится, тем более, что он, — капитан кивнул на Оданки, — скорее всего, теперь долго пробудет в лагере.
Снова вернувшись на стоянку, Симонд подумал о Трусле и удивился, что её нигде не видно. Джоул сказал ему, что его жена отправилась вместе с шаманкой и её подружкой на поиски Одги, которая куда то пропала. Симонд хотел тотчас же кинуться на поиски, потому что ледяные черви могли оказаться не единственной опасностью, с которой можно столкнуться в этих местах, но его задержала Фрост.
Колдунья показалась ему бледной и осунувшейся, а значит, она недавно вызывала Силу. При этой мысли его пронзил внезапный страх.
— Послушай! — сказала Фрост, устремив на него взгляд, который точно приковал юношу к месту, заставив выслушать молча, что она скажет. — Хилариону и тем, кто работает в Лормте, удалось узнать, как открываются тайные замки. Я храню это здесь, — она дотронулась кристаллом до лба. — На всякий случай я должна поделиться с кем то этой тайной. Шаманки нет, Трусла тоже отсутствует, то есть ушли те, у кого имеется талант. Салкары же владеют единственной Силой, которая имеет отношение к морской стихии. Поэтому…
Симонд невольно отступил от неё на шаг:
— Госпожа! Я ничего не смыслю в чародействе, я даже не принадлежу к людям Старой Расы.
— Да. К нашим Древним Предкам ты не имеешь отношения, но в твоём в роду были свои Великие Предки. Ты — потомок тех, кто возрос под крылом Вольта, а его могущество не уступало могуществу старых адептов. Ты говоришь, что не имеешь талантов. По сравнению с другими, это, может быть, так и есть. Но тебе дана память, хотя перед тобой ещё никогда не раскрывались её длинные коридоры. Поэтому ты сейчас обязан запомнить.
Симонд медленно отступал, а Фрост шаг за шагом двигалась вместе с ним, пока они не оказались за выступом скалы, откуда их не могли видеть остальные спутники. Он хотел увернуться, чтобы не брать на себя груз долга, который она хотела возложить на его плечи, но не мог двинуться с места.
Колдунья подняла руку с кристаллом. Вместо сверкания из него лился мягкий золотистый свет. Страхи, только что обуревавшие Симонда, улеглись, и он ощутил на лбу прикосновение камня.
Юноша переживал странное ощущение — словно он идёт по длинному широкому коридору мимо расположенных справа и слева закрытых дверей. На дверях мерцали символы, при виде которых его одолевало чувство, будто они ему давно знакомы, он знал, что эти знаки — часть какого то непонятного прошлого.
Потом он очутился перед последней дверью, находившейся в самом конце коридора. Дверь исчезла, и перед ним оказалась стена того же самого мерцающего света, который сопровождал весь его путь. Послышался вздох, похожий на взмах широких крыльев.
Огромная рука, оканчивающаяся птичьими когтями, принялась выводить на стене некие письмена. Каждый знак, проступавший на ней, был лазурного цвета — той лазури, которая означает спасение от всех посягновений Тьмы. Симонд не понимал их смысла, но знал, что они запечатлелись в его памяти на всю оставшуюся жизнь.
Что то мягкое, словно край большого крыла, коснулось, пролетая, его щеки. Он понял, что это было благословение и прощальный знак. Симонд очнулся, моргая глазами, и увидел перед собой Фрост, которая держала в руке потухший камень.
— Запомнил? — спросила она.
И символы тотчас вспыхнули в его мозгу. Одновременно у него без каких либо подсказок явилась твёрдая уверенность, что в любой момент, как только потребуется, он сможет их назвать, хотя и не знает истолкования.
Фрост улыбнулась.
— Да, — сказала она, — свет всегда откликается, когда приходит нужда. А теперь ты пойдёшь и отыщешь свою супругу, и ещё, — добавила она, наморщив лоб, — там тоже требуется помощь. Я что то не пойму, в чём дело, — продолжала она, как бы сама с собой, но Симонд уже почти не слушал, сгорая от желания поскорее уйти. — Там слышен какой то зов. Но если он порождение Тьмы, то такой, которую мы не знаем.
Симонд, не дослушав, пустился в путь, вместе со Стимиром. Они отправились по тому следу, который утром проложили обе женщины. По дороге они обратили внимание, что оставшаяся после бушевавших вчера гейзеров грязь успокоилась, лишь изредка вдалеке от их пути поднимались небольшие фонтанчики. Однако обширная вонючая лужа грязи и уничтоженная растительность напоминали о затаившейся угрозе.
Симонд, побывавший уже не в одной экспедиции, приобрёл достаточный опыт, чтобы читать следы, а здесь это было особенно легко, так как женщины не пытались скрывать, куда они направляются. Таким образом, Симонд и капитан вскоре обнаружили ведущую в глубь пещеры лестницу и стали подниматься по ступенькам.
Дойдя до перил с черепами, они остановились, и Симонд тотчас же увидел расчищенные Инквитой руны.
— Что это? — спросил Симонд. Слишком уж много загадок встречалось в этом месте, и, хоть и древние, они могли оказаться совсем небезобидными.
Капитан опустился на одно колено, чтобы получше разглядеть полустёршиеся значки, затем вынул нож, чтобы очистить их от набившейся в углубления грязи.
— Вот, — сказал он, указывая на руну кончиком ножа, — старинный знак из древних свитков заклинаний, посвящённых Повелителю Бурь. Этот, — он указал на другой значок, — означает моление. Салкарские письмена, но только очень уж древние… Мне в них уже не разобраться.
— А черепа не салкарские, — заметил Симонд, оглядывая ряд странных балясин, покрытых зелёным мхом вместо волос.
— Нет, — согласился с ним Стимир. — И у моего народа никогда не было обычая собирать черепа убитых врагов, как это принято у некоторых тёмных варваров. Но я готов поклясться, что здесь побывали люди моего племени.
Симонд уже поднялся на следующую ступеньку:
— Взгляни ка! Они здесь проходили. Тут следы их башмаков. Что привело сюда Одгу?
— А что привело сюда нас всех? Мы ищем что то затерянное. Что именно? Какого то врага, врата, затаившуюся опасность? А вдруг то, что мы разыскиваем, само использует кого то из нас для своих неведомых целей?
— Она поклялась совершить против этого врага кровную месть! — сказал Симонд, стараясь голосом не выдать волнения. — Или ты думаешь, что дав обет кровной мести, волночея сама открыла душу ненавистному врагу?
Симонд однажды пережил нечто подобное, когда чужая воля завладела его душой. Тогда его спасла Трусла, освободив от злых чар, о которых он даже не подозревал. Поэтому Симонд уже знал, что подобное тоже могло случиться.
— Как знать! — ответил капитан.
Разговаривая, они поднялись на самый верх древней лестницы и очутились на площадке. Перед ними расстилалась изрытая трещинами поверхность ледника, за которым открывался вид далёких гор. Тоскливое беспокойство Симонда сменилось злостью. Трусла ничего не знала об этих землях, но Инквита ведь всю жизнь провела на севере и должна была понимать, какие опасности подстерегают на этом пути!
Однако в следующий миг его взгляд уловил чёрные точки, равномерно двигавшиеся в сторону далёких гор, они шли медленно и осторожно, но неуклонно направлялись в ту сторону. Одна только мысль о том, что там можно провалиться в едва прикрытую снегом пропасть и навеки кануть в ледяной могиле, так потрясла Симонда, что у него перехватило дыхание.
Три чёрные точки — две побольше, одна совсем маленькая. Значит, они так и не нашли Одгу. Симонд своими глазами видел следы, но, может быть, это были следы Труслы и Инквиты, а Одга здесь вообще не проходила.
— Смотри! Их ведёт малютка! — сказал капитан Стимир. — Может быть, они пошли, полагаясь на какой то особый талант этого существа.
В этот миг Симонду страстно захотелось схватить эту Канкиль и оттолкнуть в сторону, а потом поскорее вернуть всех троих в лагерь. Но капитан был прав. Канкиль, действительно, опережала свою хозяйку на шаг другой, а последней шла Трусла.
В Коринте, а после в посёлке Край Света, они наслушались бесконечных историй об опасностях, которые подстерегают человека на ледниках. Мало того, что их предательская поверхность может неожиданно проломиться, но часто в ледяных пещерах устраивают логово медведи, а приблизиться к логову медведя полоскуна означало верную смерть, если хозяин окажется дома.

— Далеко ли ещё идти? — спросила Трусла, отводя от глаз выбившуюся из под капюшона прядь растрепавшихся волос. После жаркой долины холод пронизывал до самых костей. Трусла засунула ладони себе под мышки, чтобы хоть немного согреться. То и дело женщины делали короткие остановки, так как Канкиль часто рыскала по сторонам в поисках нужного направления.
Куда могла уйти Одга? Кругом не было ничего, кроме бесконечных льдов и стужи да маячивших впереди угрюмых скалистых гор. Неужели она пошла на какой то зов?
Зная, как умеют пользоваться этим средством люди её племени, Трусла ещё с утра заподозрила такую возможность. Она поделилась догадкой с Инквитой, и та согласилась с ней, разрушив последнюю надежду, которая ещё теплилась у Труслы. Разум подсказывал им, что лучше бы вернуться, но Канкиль принималась пищать и прищёлкивать языком, и шаманка продолжала идти за нею. Оборачиваясь назад, Трусла с каждым разом все больше сомневалась, что сумеет отыскать лестницу, которая привела их в эту унылую пустыню.
И тут они пришли к концу своего пути. Канкиль уселась на краю обрыва перед бездонной пропастью, которая вела, наверное, в самую глубь земли. Перед ней обрывалась тропа.
Трусла заглянула и с трепетом отвернулась. Она так ясно представила себе, что тут должно было случиться. Дойдя до обрыва, Одга, следуя неумолимому зову, сделала следующий шаг и очутилась за краем пропасти; теперь она, наверное, лежит на дне ледяной трещины, и никто больше никогда её не увидит.
Инквита ходила взад и вперёд по краю обрыва. Почему то она ни разу не заглянула в глубину, а все посматривала на другую сторону. Трусла была уверена, что здесь нигде не заметно никаких следов моста, который мог провалиться до их прихода.
— Она упала и теперь мертва, — промолвила наконец Трусла. Стоя на пронизывающем ветру, который так и хлестал её со всех сторон, она чувствовала, что и сама недолго выдержит, замёрзнет и превратится в глыбу льда, как те страшилища, которых они встретили на пути.
— Нет, — упрямо возразила Инквита. — Я чую живой дух. Смотри — малютка не ошибается! Но твоя правда, что отсюда нет дальше пути.
— Здесь мы замёрзнем и заледенеем, — ответила Трусла. — Что, по твоему, знает твоя Канкиль? Что тут можно знать? Может быть, у Одги вдруг выросли крылья и она улетела к тем горам?
Инквит посмотрела на неё сверлящим взглядом:
— Крылья бывают разные. Не знаю, как водится у вас в Торовых болотах, а я далеко летаю во сне.
Трусла топнула ножкой, лёд зазвенел и посыпались осколки:
— Не вздумаешь ведь ты здесь спать, чтобы увидеть сон! По моему, тогда тебя не спасёт уже никакая Сила.
— Совершенно верно! Но в сновидения я всё таки погружусь. Сейчас пора возвращаться, потому что нас уже ищут, а в стране не так много народа, чтобы разбредаться в разные стороны. Вот только не знаю… — начала шаманка и задумалась, устремив взгляд в даль по ту сторону пропасти. — Потолковать бы сейчас с колдуньей! Мы с ней отличаемся по талантам, но вместе… Да уж ладно! Пойдём отсюда, девушка, пока ты ещё не превратилась у меня в сосульку.
Тут они повернулись спиной к пропасти и пустились в обратный путь, Канкиль, как и прежде, скакала впереди, словно понимая, что должна выполнять обязанности проводника.
Вдруг Трусла увидела впереди двоих людей, идущих им навстречу, и один из них был Симонд! В это время она уже перестала ощущать холод и брела, спотыкаясь и волоча ноги. Но в этот миг она побежала, обогнала Канкиль, думая только, чтобы случайно не наступить на неё. И вот уже Трусла уткнулась в грудь Симонда. Он сильно встряхнул её, и девушке показалось, что у неё сейчас слетит с плеч голова, а потом крепко обнял — и кровь быстрее побежала по жилам.

Глава 40
Ледяной дворец, Север

Одга витала в мире, который то появлялся, то исчезал у неё из глаз, и она плавно парила в нём, попадая в разные места. Вокруг себя она смутно различала стены, в чьих тёмных глубинах порой возникали неясные тени. Однако она не ощущала холода. Могучее притяжение, которое влекло её сюда, не ослабевало ни на миг, и ничто не имело значения, кроме одного — проделать начатый путь до конца.
Всё, что прежде составляло её жизнь, померкло и потеряло значение. Она не могла даже вспомнить лица своих товарищей моряков или спутников последнего путешествия, хотя временами, взглянув на ледяную стену, ей на миг начинало казаться, что сейчас она должна увидеть там знакомые образы.
И только одно ощущение она не потеряла за время этого странного путешествия — страстное желание увидеть, что ждёт её в самом конце. Она спотыкалась, падала и снова поднималась, чтобы идти вперёд и вперёд.
Потом у неё появилось ощущение, что она тут не одна, кто то, кого она не могла видеть, всё время был рядом. Раза два на неё нападал страх, но он тут же пропадал, словно что то стирало его, как мягкий платок утирает пот с разгорячённого лица.
Она была голодна, хотелось пить, временами она машинально отламывала кусочек льда и сосала его на ходу. Сила, которая притянула её сюда, не ослабевала и не давала ей остановиться. Отправляясь в путь, Одга не захватила с собой никаких припасов, только копьё, которое служило ей посохом и опорой, да нож, который висел у неё на поясе.
Она уже не знала, как долго бредёт по дну ледяной трещины при неизменном сумеречном свете, который окружал её кольцом и двигался вместе с ней, как бы нарочно, чтобы она могла различать дорогу, по которой шла.
Потом трещина стала сужаться, так что она начала задевать за стены плечами, а дорога все круче забирала вверх. Наконец Одга взяла нож и, втыкая его в лёд, подтягивалась, держась за рукоятку. Спустя некоторое время идти стало опять просторнее.
Она смутно сознавала, что останавливаться там, куда она забрела после стольких трудов, означает верную смерть от холода, но ей уже не хотелось никуда идти, пускай дурман окончательно окутает её мозг, тогда она забудет всё, что оставила позади, и не нужно будет думать о том, что ждёт её в конце пути.
Однако неумолимая сила не дала ей остановиться. Опираясь на копьё, как на посох, она с трудом поднялась на колени, затем встала на ноги. Встав, она огляделась по сторонам.
Вокруг простиралась ледяная равнина, но впереди, недалеко от того места, где она стояла, из ледяного потока вздымались острые вершины скал. Взглянув туда сквозь прищуренные ресницы, она заметила, как будто что то сверкнуло, ей показалось, что это был отблеск костра. Откуда здесь взяться огню?
Наверное, в её спутанных мыслях родился такой странный образ. Но, не видя перед собой другой цели, она медленно, еле переставляя ноги и всей тяжестью опираясь на копьё, шаг за шагом потащилась в сторону мелькнувшего огня.
Огонь продолжал светить и даже разгорался ярче. Девушке уже почудилось, что она ощущает исходящее от него тепло.
Обогнув выступ скалы, она очутилась в тепле, но это был не костёр. Она без сил опустилась на снег и, не снимая рукавиц, протянула руки к предмету, излучавшему тепло.
Мысль салкарки снова заработала, словно освободившись от сковавшего её холода, и вместе с нею в Одге вновь пробудилось любопытство. Перед нею на плоском подножии стоял конический предмет приблизительно в половину человеческого роста. Исходивший от него свет не мерцал, как пламя, а лился ровным потоком; Одге показалось, что конус состоит из какого то металла, покрытого переливающимися полосками, расположенными по его окружности.
Она чувствовала, что этот предмет не имеет отношения к Силе в том виде, в каком её знают люди, наделённые даром. Этот предмет, скорее, производил впечатление рукотворного, созданного для определённой цели, как, например, корабль. Но раньше она никогда не слышала о таких приспособлениях для получения света и тепла.
Кто поставил тут эту вещь, чтобы спасти её от холода? Её спутники всё время говорили о том, что впереди затаилась Тьма. И потом — подсказала ей оживившаяся память — ведь айсберги действительно загнали её корабль к берегам Дарга на страшную гибель!
— Ты — не он, ты — она…
Одга встрепенулась и тотчас же выхватила нож. Слова, которые она слышала, исходили, как ей показалось, из конуса.
— Я — Одга, волночея, — ответила она, стараясь сохранять спокойствие. — И я действительно женщина, — добавила она, угадав смысл обращённых к ней слов.
— Она — женщина, — повторил голос, как бы заучивая новое слово. — Ты пришла, чтобы убивать, — продолжал голос тоном, в котором слышалось презрение. — Убивать — убить.
Ненависть, овладевшая Одгой и заставившая её присоединиться к экспедиции, вновь проснулась, словно тоже пробудившись под действием тепла Снова в голове у неё стали всплывать обрывочные картины всего пережитого на Дарге и во время бегства — смерть её товарищей моряков.
— Я дала обет кровной мести!
Впрочем, что же это она делает? Сидит среди льдов и беседует с металлическим конусом! Может быть, у неё начались предсмертные видения, бред, который бывает у умирающих, а на самом деле она лежит одна одинёшенька на дне ледяной расселины перед входом в Последние Врата, и рядом нет никого, кто бы её утешил в последний час.
— Убивать! Вечно одно и то же — убивать! Так долго прождать, так долго! И опять то же самое — убивать, убивать!
Странный это был голос! И Одге вдруг показалось, что не стоит расточать столько ярости на какой то голос и металлическую штуковину.
— Кто ты? — спросила она наконец. Салкарка была уверена, что этот конус всего лишь какое то орудие, с помощью которого управляют Силой. И ей захотелось увидеть того, кто им управляет, хотя бы ради того, чтобы окончательно не утратить рассудка.
В ответ послышалось слово, но произношение показалось ей таким неразборчивым, что она ничего не восприняла и ни за что не могла бы его повторить. Это могло быть имя или звание, или какой то чин. Поколебавшись, Одга повторила попытку:
— Я — женщина. А ты?
Ответа пришлось ждать долго. Таинственный собеседник, вероятно, изучал Одгу, или не понял её вопроса.
— Я — существо женского пола, — последовал наконец ответ. — Когда то я была…
Тут снова посыпалась какая то белиберда, которую невозможно было перевести. Но каким то образом у неё возникла ясная мысль о море, как будто она на мгновение ощутила себя стоящей на палубе корабля, который плыл под всеми парусами, подгоняемый свежим ветром. Море… Её мысль сделала резкий скачок, и она вспомнила: ведь это существо, вмёрзшее в лёд, явилось, кажется, как сообщила Сила, из моря!
— Женщина? Замороженная в толще ледника?
— Нет — ксагот слог! — в голосе слышалось такое возмущение, точно говорившая услышала тяжелейшее оскорбление. — Я…
На этот раз она ответила медленно и раздельно. Вероятно, странный конус подбирал слова, выискивая нужные выражения в мозгу Одги.
— Корабль… сила ветра… все повиноваться.
— Значит, командир, а может быть, шаманка, — попробовала угадать девушка. Но ведь экспедиция отправилась, чтобы изловить злую силу! Так, может быть, Одга ведёт сейчас беседу с существом, представляющим Силы Тьмы, которое может уничтожить её одним мощным ударом?
— Заблудились… Корабль застрял во льдах. Я пользуюсь Силой, чтобы сохранить свою жизнь до их прихода. Я жду товарищей и детей. Они меня освободят. Лёд хранит. Я сплю. Сплю долго, долго, долго. И вдруг накатила большая волна Силы. Не Силы Стиффли, а другой, — Одга отметила про себя, что, кажется, правильно расслышала незнакомое слово. — И она разорвала все скрепы, которые держали защиту. Я встала. Повсюду по прежнему только лёд. Я включила зрение, а там — корабль, корабль с убийцами. У меня нет ничего, только лёд, этот лёд повинуется моей Силе. Я послала его убивать…
— Убивать мой корабль, моих товарищей!
Нож был у Одги в руке. Но рука не повиновалась, она повисла, как плеть, и не поднималась для взмаха. Да Одга и сама не знала, как она могла бы прикончить металлический конус.
— Теперь вот пришли другие. Они владеют Силой, которая действует в этом мире. — Не замечая ярости Одги, голос продолжал говорить, а она не могла не слушать. — Они потянутся сюда против воли, как и ты, женщина, и я воспользуюсь их силой, чтобы освободиться и вернуться в мой родной мир.
Девушка вырвалась наконец из невидимых пут, которые держали её в подчинении у этого существа.
— Не будь так уверена! — салкарка почувствовала, что снова владеет рукой, которая держала нож, но все ещё не знала, как подступиться с ним к непонятному предмету. — В этом мире есть люди, способные сдвигать горы, они без труда могут замкнуть врата, ведущие в другие миры, — закончила она выдуманной для острастки угрозой.
— Ты права, — неожиданно согласилась с её утверждением незнакомая противница. — Но теперь у меня есть ты!
Призвав на помощь всю свою волю, Одга ничего не могла поделать, чувствуя, что снова находится под действие неумолимых чар. Против воли она поднялась. Конус завертелся так, что у неё зарябило в глазах; почувствовав головокружение, она закрыла глаза.
— Иди сюда!
Тело Одги, её глаза стали точно чужими. Они смотрели на конус, который сплюснулся и превратился в шар. Он уже не лежал на скале, а, зависнув в воздухе, поплыл перед нею вперёд, она же, не в силах противиться, пошла туда, куда он её вёл.
Все тело Одги разламывалось от усталости, от голода начались рези в желудке, но она продолжала идти, скованная чуждой волей.
Шар петлял между скал, которые попадались все чаще. Спустя немного, когда её ноги так застыли, что уже отказывались двигаться, он снова подул на неё теплом. Чёрные скалы…
Затем…
Шар опять завертелся волчком. От его поверхности отделилась полоска почти прозрачного вещества — не то льда, не то стекла — или вообще чего то такого, чего Одга не знала. Полоска сделалась шире и свободным концом полого приподнялась кверху. Одга хорошо видела её среди скал, так как она переливалась разноцветными красками.
— Сюда!
Приказ заставил её повиноваться, хотя она всеми силами противилась ему, призвав всю свою волю. Девушка почувствовала, как нога ступила на прозрачную дорожку, внутри у неё всё сжалось от страха.
Прозрачная лента поднялась, вознося её вверх с лёгкостью ветерка, подхватившего сухой листок. Она вся напряглась, чтобы нечаянно шелохнувшись, не потерять равновесия и не свалиться камнем на чёрные скалы, которые быстро удалялись, все уменьшаясь на глазах. Затем она осознала, что заключена в жёсткую оболочку, твёрдую, как лёд, по которому недавно пришла; она поняла, что находится в плену надёжных оков.
Не вынеся головокружительного полёта, салкарка на миг прикрыла глаза, но тотчас же снова открыла, чтобы не пропустить чего то важного, что могло ещё произойти во время удивительного полёта.
Хотя она поднялась уже высоко над землёй, вокруг по прежнему громоздились скалы. Девушке казалось, что когда она пролетает мимо, они строят ей злорадные рожи. Собравшись с духом, она задала вопрос:
— Куда? — только и успела она произнести, потому что неведомая сила поразила немотой её язык. Она видела, как ветер взметает снег на вершинах, но холод не доставал туда, где она находилась, даже тогда, когда она пролетала сквозь снежные шквалы.
Это и впрямь была Сила, причём такая, о какой волночея никогда ещё не слыхала. Длинная лента света, которая несла её по воздуху, другим концом оказалась привязанной к скалистому пику. Сейчас она мчалась ему навстречу со скоростью ветра, и Одга ощутила дурноту, представив себе, как налетит на скалу и разобьётся о камень.
Но нет! В скале оказался проход, к нему то и устремился шар, управлявший её полётом. Сначала они поднырнули под снежную арку, которая, как мост, соединяла две части ледяного плато, и на нём салкарка увидела…
Одга так обессилела от всего пережитого, что была уже просто не в состоянии поверить своим глазам. Как ни моргала она, стараясь отогнать от себя наваждение, как ни убеждала себя, что это всего лишь марево, оно никуда не пропадало, а продолжало стоять во всём своём величии; между тем шар начал снижаться плавными кругами, чтобы опуститься вместе с нею прямо туда, где находилось это невообразимое чудо.
Молодая салкарка видела город Эс, древнейший и величайший из городов восточного континента, воздвигнутых рукою человека, — хотя, может быть, тут приложил свои таланты и кое кто из адептов. Она побывала во всех главных портовых городах страны Долин. Но это! Это далеко превосходило всё, что создано человеческими трудами!
Все здания были построены из того же странного вещества, из которого состоял превратившийся в шар конус, а игра красок на их поверхности была ещё богаче оттенками. Среди башен попадались прозрачные и непрозрачные, прозрачные казались похожими на стекло или чистейший лёд. А самое удивительное, что город, воздвигнутый на безжизненной земле, по краям окружал пояс зелёной растительности, огибавший снаружи городскую стену. Среди приземистых деревьев Одга заметила яркие пятнышки цветов.
Шар, который доставил её по воздуху, уже снизился и приближался к замку, высокие стены которого высились теперь далеко над головой девушки. Чем ближе подлетала Одга, тем больше отличий замечала по сравнению с привычными зданиями. Концы выступающих над стеной в виде широкого навеса крыш плавно загибались кверху, и над ними Одга заметила головы, которые она сначала приняла за равномерно расставленных по всей кровле часовых, только почему то они все были очень маленькими.
Но потом она поняла, что это изваяния, изображавшие гуманоидов, в них не было ничего уродливого или устрашающего, однако их лица выражали печаль и отчаяние.
И только одно большое изваяние, расположенное над главными воротами, не выражало общего уныния. Несомненно, это была женская голова с распущенными волосами, трепещущими на ветру. Лицо было человеческим — или это только казалось?
У неё было высокое открытое чело и необычайно густые брови. Широкое сверху, это лицо резко сужалось книзу, заканчиваясь заострённым подбородком. У неё был очень маленький рот и немного плосковатый, как бы приплюснутый нос с широкими ноздрями. Пока Одга, задрав голову, разглядывала это лицо, в его глазах вдруг промелькнули оранжевые искры, словно кончики горящего пламени, но это длилось какой то миг, а в следующее мгновение её уже увлёк за собой шар под своды ворот.
Одга тотчас же обратила внимание, что она точно окунулась в тепло, даже конус грел не так сильно. Миновав ворота, она не увидела крепостного двора, из под арки она попала прямо в просторный зал.
Но зал был совершенно пустой. Нигде не видно было хлопотливо снующих слуг, которые во множестве встречались даже в замках Долин. По сторонам четырёх занавешенных дверей, расположенных попарно друг против друга, не стояли на страже гвардейцы. Все это пронеслось мимо.
Не было здесь и возвышения, на котором, отдельно от слуг и гостей мог восседать сам государь. Вместо этого Одга, очутившись на полу посреди зала, где её оставил улетевший дальше шар, который унёс с собой широкую ленту, на которой она совершила весь перелёт, обнаружила, что стоит перед широким зеркалом с тусклой поверхностью. Она различала там своё смутное отражение, за которым, однако, вставала густая тьма и ничего нельзя было разглядеть.
— Тебе предстоит сделать выбор, женщина здешнего мира! — раздался откуда то голос, который раньше доносился из конуса. — Я могу заключить тебя в такую коробку…
В то же мгновение Одга очутилась внутри ледяного столба. И тотчас же её мозг начал засыпать; всё, что составляло главную часть её «я», стало сжиматься, превращаясь во что то ничтожное.
— Или же, — ещё успела она услышать тот же голос, — ты можешь стать моей служанка.
У Одги пробежал мороз по коже. Всю жизнь она слышала рассказы о сделках с Силами Тьмы, которые никому ещё не приносили удачи. Такие дела оканчивались обычно ещё гораздо хуже, чем мог вообразить себе несчастный простофиля, доверившийся коварным посулам злых сил.
— И как же я должна тебе служить? — Одга старалась выиграть время, чтобы понять, насколько крепко она запуталась в сетях зла.
— Ты одолжишь мне тело. Я не знаю, что вы понимаете под Тьмой. Ваше племя всё время чего то боится. Кто может сказать, где зло, а где добро? Я угодила в западню и не могу вернуться к своим. Для того, чтобы вернуться в свой мир, я воспользуюсь любой Силой из тех, что мне известны. А от тебя я узнаю все о твоих спутниках, которые тоже владеют определёнными силами. Если они окажутся сильнее меня, то так тому и быть. Но если моя Сила окажется больше, и я добьюсь своего, то кто тогда будет рассуждать, зло я или не зло?
Всё это было довольно логично, но Одга подумала о Дарге.
Немного помолчав, голос продолжал:
— Итак, ты связана какими то узами с людьми твоего племени и хочешь за них отомстить. Неужели ты до сих пор ещё не поняла, что только твоя ярость и злоба открыли мне двери? Да, я напустила на ваш корабль айсберги. Это был враг. Такой же, за какими я гналась по морю Ворса, пока не угодила в ловушку. Кровь моих родичей тоже пролилась в этой битве. Я тоже испытала ярость, подобную твоей. Но твоих товарищей погубили люди, похожие на вас. Я не направляла их руку. Моя Сила пробудилась к действию, когда я её испытала после многих лет спячки. Увидев корабль, похожий на те, что заставили меня стать одинокой изгнанницей, я прогнала его, чтобы он не смел ко мне приближаться.
— Но случились и другие убийства, — пылко возразила ей Одга. — Вспомни нападения на становища охотников!
— На зов Силы кто то откликнулся. Мне неведомы те, кого мог пробудить этот зов. Однако довольно взвешивать добро и зло! Что ты выбираешь? Хочешь остаться навеки запечатанной в глыбе льда или одолжишь мне своё тело, чтобы я спокойно могла встретиться и поговорить с твоими спутниками, которые владеют Силой?
— Для того, чтобы ты убила их после того, как узнаешь? — запальчиво спросила девушка.
— Скорый умишко, да недалёкий! Войти в доверие не так то легко. Я не доверяю тем твоим собратьям, которые водят корабли, из за них то я тут и оказалась. Но вот… — Она помолчала, прежде чем задать следующий вопрос. — Кто из ваших владеет самой большой Силой?
— С нами Фрост — эсткарпская колдунья. Никто не знает, как далеко простирается их Сила.
— Значит, с ней нам с тобой и придётся потолковать. Больше я не желаю ждать. Если ты не впустишь меня, я могу войти в тебя насильно. Тогда ты превратишься в слога — бездушное орудие, с которым можно делать, что захочешь.
И это была чистая правда. В душе девушка и сама это знала. И она понимала, что предложение сделать выбор между заточением в ледяной глыбе и рабством ещё ничего не значило, и она бессильна обернуть дело в свою пользу.
Из глубины огромного зеркала вдруг полыхнул луч света и ударил ей прямо в лицо. Она даже не успела вскрикнуть, как страшный вихрь увлёк её в такой чёрный мрак, как будто её погребли в глубочайших недрах земли.

Глава 41
Силы встречаются, Север

— После такого падения… — Оданки покачал головой. — Нет, госпожа Трусла, надеяться больше не на что. Такие трещины уходят очень глубоко, и там такой холод, что попав туда, человек очень быстро замерзает до смерти. Так что искать там нет никакого смысла. Нет и ещё раз нет!
Оданки сидел на земле, вытянув перебинтованную ногу. Во время его речи, каждое слово которой разрушало последние надежды Труслы найти Одгу, его руки неустанно были заняты работой. Найденные им большие рога доставили в лагерь, и теперь он старательно над ними трудился, вырезая что то, пока ещё непонятное для Труслы.
— Это не так! — вмешалась незаметно подошедшая сзади Инквита. — Она жива, — в голосе шаманки звучала такая неколебимая уверенность, что Трусла тут же вскочила, готовая идти, чтобы на деле доказывать её правоту.
За спиной Инквиты неожиданно показалась Фрост. Её обычно бесстрастное лицо сейчас немного нахмурилось.
— Я чувствую там защитный барьер, но он не похож на те, какие известны людям с нашим талантом.
— Её похитила Тьма! — не задумываясь, объявила Трусла. Хотя между ней и молодой салкаркой так и не возникло тесной дружбы, поскольку Одга даже в их небольшой компании всегда держалась особняком, Трусла сгорала от нетерпения поскорее прийти ей на помощь и освободить из лап злой силы, которая воцарилась на горах среди снега и скал, нависших над тёплой долиной, превращённой в сплошное озеро грязи.
Между тем Фрост подняла кристалл и направила его в ту сторону, где, по их предположениям, могла находиться пропавшая девушка.
Волшебный кристалл, помогавший ей различать тёмные и светлые силы, не откликнулся на этот раз красным огнём или, хуже того, чёрно пепельным туманом. Не брызнул он и ясным голубым лучом, который возник бы, если бы Одга попала в царство светлых сил. В глубине сероватого камня возникло зеленоватое пульсирующее мерцание, которое служило предостережением, что обнаруженный камнем талант предпринимает какие то действия, связанные с использованием Силы.
Все сгрудились над камнем, привлечённые необычной игрой света. И тогда Фрост сказала:
— Это не Свет и не Тьма, а нечто среднее между тем и другим.
— Такое ни то ни сё может повернуть в любую сторону, — решился возвысить голос Симонд. Он и сам не знал, откуда у него взялась такая уверенность, однако ничего не мог с этим поделать. — И всё таки та сила, которая погнала корабль к скалам Дарга, была недоброй. Та сила, которая наслала гибель на старателей в тундре, та самая, которую мы ищем, принадлежит Тьме.
Фрост всё ещё держала на ладони кристалл:
— Судя по делам, о которых ты говоришь, это так. Тьма затаилась в засаде. Но мой талисман ещё никогда не ошибался, и сейчас он показывает что то новое. — Она протянула ладонь к Инквите, чтобы та посмотрела. — Что скажешь ты, сестра?
Обе женщины вздрогнули от неожиданности, потому что Канкиль внезапно вскочила на плечо к Инквите и, почти касаясь её лица, громко залопотала щебечущим голоском. Что это было — волнение или тревога?
— Насколько крепок этот барьер, сестра? — спросила шаманка. — И можешь ли ты понять, на чём он держится?
Фрост закрыла глаза и, подняв ладонь с кристаллом, прикоснулась им к середине лба над бровями. Всё внимание было приковано к ней. Даже Канкиль перестала щебетать.
— Он крепок, — промолвила наконец Фрост. — Но мне непонятно, из чего он сделан.
Симонд очень удивился. Он с рождения привык к тому, что колдуньи владеют большой Силой, поэтому теперь ему было просто непонятно, как это Фрост может не знать чего то такого, что относится к самым простым вещам, связанным с использованием такого рода таланта.
— А как у тебя? — довольно резко спросила Фрост, обращаясь к шаманке.
Канкиль соскользнула с плеча хозяйки на землю, но продолжала держаться лапкой за её ногу. Инквита нагнулась и после тщательного осмотра выбрала на подоле плаща крепкое маховое перо. Выдернув его из плаща, она высоко подняла его в руке и отпустила, как птицу, — перо полетело по воздуху. Вместо того, чтобы постепенно снижаться, оно стало плавно набирать высоту, пока не очутилось на уровне высокой скалы, возле которой они стояли.
Оттуда оно устремилось в сторону ледника, так уверенно сохраняя выбранное направление, как будто у него были крылья.
Вскоре оно скрылось из вида, но все ещё долго смотрели вверх, туда, куда оно улетело. Тогда Инквита затянула шаманскую песню, а Канкиль вторила ей тоненьким голоском. Все вокруг продолжали следить, что будет дальше.
Внезапно Инквита пошатнулась, словно от резкого удара невидимой силы. Впервые Трусла услышала, как Канкиль, вместо обычного нежного воркования, издала пронзительный крик. Но шаманка устояла. Она только переглянулась с Фрост и покачала головой.
— Ничего не поделать, сестра! Против моей Силы этот щит тоже устоял. Однако из за его стены не исходит ощущения, будто там сгущается Тьма и нарастают угрозы.
Тогда колдунья обратилась к остальным:
— Если там наверху и существуют врата, оттуда сейчас не грозит опасность. Но мы должны всё же соблюдать осторожность.
Капитан рассмеялся на эти слова:
— Госпожа, у нас нет никакого желания сближаться с неприятелем на расстояние полёта стрелы. Но мне сдаётся, что исчезновение Одги — первый достоверный знак, указывающий на то, что цель нашей экспедиции лежит в этом направлении.
Инквита обратилась к охотнику:
— Если идти, то только всем вместе. Когда ты опять сможешь ходить?
Оданки вытянул больную ногу и осторожно провёл руками по полотнищу, в которое её плотно обернула Инквита:
— Ещё один день, и я буду готов. Как раз успею закончить начатую работу. — Вокруг Оданки валялась целая куча обрезков рога, который, как видно, отличался твёрдостью камня. — Там, в царстве льдов, нам как раз пригодится то, что я делаю.
Симонд недоверчиво посмотрел на закруглённые кусочки рога, из которых что то мастерил охотник. В прошлый раз он уже познакомился с теми изделиями, на которых Оданки скользил по замёрзшему озеру, но сейчас латт мастерил что то другое, а что именно, Симонд не мог разобрать. Во всяком случае, никто не пойдёт кататься по озеру. Переход через горный ледник и без того доставит много хлопот.
Позже вернулся Джоул, настрелявший целую охапку белых птиц. К сожалению, на них оказалось гораздо больше перьев, чем мяса. Однако и на том спасибо, что нашлась мясная приправа к обычному рациону. Фрост нигде не было видно, она снова куда то ушла, никому не сказав; Трусла не сомневалась, что колдунья, несмотря на защитный барьер, пытается отыскать след Одги или решила связаться с другими сёстрами. Фрост пропадала долго и вернулась такая бледная и усталая, что даже не села, а скорее рухнула на землю рядом с сидящей шаманкой.
Та протянула к ней руку и погладила по плечу тем же жестом, каким успокаивала обычно малютку Канкиль:
— Эх, сестрица! Поберегла бы ты лучше силы, неизвестно ещё, сколько их понадобится впереди. Дорога предстоит нелёгкая, и сколько идти, никто не знает.
В эту ночь Трусле не спалось, хотя она так натрудилась за день, что очень устала. Осторожно, стараясь не потревожить Симонда, она выбралась из спального мешка. Накануне решили было ещё больше облегчить поклажу, чтобы не отягощать себя лишним грузом, лазая по горам. И тут Трусла вспомнила, что одну вещь она непременно должна взять с собой.
В темноте она нащупала кувшин, в котором хранился красноватый песок. Кувшин был неудобной формы, но Трусла решила, что сумеет как нибудь приспособить его, чтобы спрятать за пазухой.

Наутро Оданки показал товарищам изделия, над которыми так усердно трудился. Подобно тем бегункам, на которых он мог скользить по замёрзшему озеру, это были тоже полезные приспособления, предназначенные не только для ног, но и для рук. Он тщательно подобрал их по размеру и связал ремешками, так что каждый участник похода получил по две пары этих вещиц, которые Трусла мысленно назвала когтями.
Ни Фрост, ни Инквита больше не пытались входить в транс. С помощью Труслы они занялись тем, чтобы отобрать самое нужное из целебных мазей и материала для перевязывания ран, разложить все это по разным пакетикам, и вообще не забыть ничего, что могло бы понадобиться при несчастных случаях.
Оданки проделывал разные упражнения, чтобы разработать пострадавшую ногу. Раны его более или менее зажили. Последний вечер они провели в долине грязевых источников. Фрост заставила его разуться и тщательно осмотрела раны, затем подержала над каждой волшебный кристалл, проводя им над больным местом. Камень не сверкал огнями, но Трусла заметила, что в глубине его пробегали маленькие искорки.
Снова они отправились в путь по каменной лестнице — впереди Трусла, за ней по пятам Симонд, следом шла шаманка, а затем вереницей — остальные. Поравнявшись с устрашающей чередой черепов, Трусла отвернулась. Были ли это останки чувствующих разумных существ или то неведомое, что ждало их впереди? Этого нельзя было угадать, рядом не ощущалось дыхания Силы, которая их убила.
Достигнув верхней площадки, с которой открывался вид обширного ледяного плато, Трусла вздрогнула от озноба. Она догадывалась, что глубокая трещина, поглотившая Одгу, не единственная, которая может встретиться на пути. Несмотря на то, что каждый нёс на плече связку верёвок, а на поясе когти, которые смастерил для них Оданки, путешествие в этом мире грозило неизведанными опасностями.
Они шли медленно, тщательно ощупывая наст под ногами, а некоторые участки преодолевали в единой связке. Но очень скоро отряд подошёл к трещине, в которой без следа канула Одга. Едва приблизившись к её краю, они увидели идущего навстречу человека.
— Одга! — воскликнула Трусла, а вслед за ней и другие.
Лицо Одги было так спокойно, словно они расстались несколько мгновений назад и за время столь краткого отсутствия ничего страшного с ней не случилось. Канкиль тихонько пискнула и так и прыгнула к Одге, всем своим видом выражая такую же радость, как при встрече с любимой хозяйкой.
Но, прыгнув, она почему то не долетела до Одги. Сделав на лету сложный кульбит, она приземлилась на лёд, сохранив между собой и Одгой некоторое расстояние, там она осталась стоять, вытаращив глазёнки и зажав рот ладошкой.
Все испытывали какое то странное чувство. Приветственные возгласы смолкли и никто не двигался навстречу салкарке. Выражение Одги нисколько не изменилось. Она спокойно разглядывала их, как чужих, равнодушным, высокомерным взглядом. Её взгляд поочерёдно останавливался на каждом человеке, совсем не задерживаясь на мужчинах, но Симонду показалось, что при виде капитана он заметил в её глазах насторожённость, а затем мгновенную вспышку ненависти.
Однако основное внимание пришелица явно уделяла женщинам. Едва взглянув на Труслу, она немного дольше задержала взгляд на Инквите, но дойдя до Фрост, остановила на ней пристальный взгляд.
— Одга! — радостно воскликнула Фрост, хотя на этот раз в её возгласе прозвучала вопросительная интонация. В первое мгновение могло показаться, что Одга её не услышала. Она перевела пристальный немигающий взгляд на драгоценный кристалл, висевший на груди колдуньи.
Только что тусклый и серый, он внезапно озарился ореолом многоцветных лучей. Они так переливались, что невозможно было понять, какого он цвета — красного или жёлтого, зелёного или голубого, так быстро сменяли друг друга разнообразные оттенки.
Фрост не выказала удивления по поводу перемены, произошедшей с камнем. Вопрос, прозвучавший из её уст, был задан спокойным и ровным голосом:
— От чьего имени ты говоришь?
На бледном лице Одги вспыхнул румянец:
— Я вернулась, чтобы снова присоединиться к нашему товариществу для дальнейших поисков.
Но эти слова прозвучали без выражения, как заученные с чужого голоса.
Инквита пошевелила руками. Вероятно, один из жестов выражал приказание, потому что Канкиль медленно, шаг за шагом, стала приближаться к Одге, пока не очутилась перед ней. Остановившись, она каким то угловатым движением на виду у всех присутствующих подняла переднюю лапку, наставила пальчик на Одгу и замерла на секунду в этой позе.
«Она одержимая!» — Трусла вся сжалась при этой мысли и задрожала, как в ознобе. Это было запрещённым приёмом применения таланта, если он использовался без согласия жертвы. С какой Силой Одга вступила в союз? Наверняка, все это задумано, чтобы погубить посланцев Света!
— Вот ты и увидела!
Симонд понимал, что Фрост говорит не с Одгой. Его рука невольно легла на рукоятку меча, но он знал, что исход поединка решит не железный клинок — схватка ведётся на другом уровне.
— Вот ты и увидела, так что же ты скажешь?
— Твоё имя? — голос Одги изменился, в нём появилась надменность, которой никогда не отличалась прежняя волночея.
Неожиданно Фрост расхохоталась, а Инквита расплылась в широкой усмешке.
Трусла, кажется, догадалась, что это значит. Неужели та незнакомка, которая решила вступить с ними переговоры, действительно собиралась их так легко облапошить, ожидая, что они, как последние простаки, выдадут ей тайну своих имён?
— Похоже, мнимая Одга, что между нами ведётся торг. Ты выведала, чего мы стоим. Поэтому давай не будем вести себя, как младенцы на ярмарке, которые разинув рот глазеют вокруг и ничего не могут понять. Наши имена — в обмен на твоё! Мы согласны знать тебя под именем, под которым ты слывёшь в мире, а ты услышишь наши мирские имена.
Переливающийся всеми цветами ободок вокруг волшебного кристалла не потускнел, и хотя воздух странно застыл, так что не чувствовалось ни малейшего ветерка, крупные перья, окаймлявшие подол шаманского плаща Инквиты, тихонько зашелестели, словно птицы, расправляющие крылья перед полётом.
Чувствовалось, что в поединок вступили две разные воли. Первой заговорила устами Одги та, что поработила душу девушки.
— Вы якшаетесь с кровавыми убийцами салкарами! Чего же иного вы могли от меня ожидать!
Голос Одги перешёл в визг. У Труслы перехватило дыхание. При встрече с Одгой все собрались вокруг неё и стояли довольно тесно, поэтому прозрачный пузырь, выросший вокруг них, как из под земли, и накрывших их с головами, заставил всех ещё ближе придвинуться друг к другу — пространство под ним оказалось тесным.
Капитан и Симонд вскрикнули в один голос и обрушили клинки на прозрачную преграду. Тщетно! Они поняли, что очутились в большой клетке из варского стекла, только тут это стекло оказалось твёрже железа.
Стало холодно, куда холоднее, чем раньше. Пузырь мог оказаться из прозрачного льда, и тогда они должны будут умереть от холода.
Фрост только слегка притронулась кристаллом к едва видной прозрачной стенке. Сверкающая оправа лучей собралась в единый пучок, и едва лишь луч, в котором соединились все цвета радуги, коснулся прозрачной преграды, как стены узилища со звоном лопнули, и во все стороны разлетелись ледяные осколки. Оданки стукнул копьём по торчащим остаткам острых зубцов, и они полетели вслед остальным.
— Итак, тебе подвластен лёд, — сделала вывод Фрост. — Да, так оно, конечно, и есть, иначе нам не пришлось бы искать тебя здесь. Что ещё в твоей власти, незнакомка?
И вдруг со всех сторон появились полчища зверей, явившихся словно из каждой ледяной трещины; сюда пришли звери, которых Трусла ни разу не встречала живьём и знала только их шкуры, выставленные на базаре для продажи. Была здесь стая коротколапых, но быстрых в беге серебристо серых существ, распространявших оглушительную вонь, был медведь полоскун и какие то чёрные, извивающиеся животные, покрытые блестящим мехом, но ползавшие по льду по змеиному.
Шаманка выдернула из подола длинное птичье перо. Стимир, опередив её, уже выпустил из лука стрелу, которая метко поразила цель, попав под лопатку громадному медведю, однако тот не остановился в своём беге и, как ни в чём не бывало, неумолимо приближался.
Оттеснив плечом капитана, Инквита выступила вперёд и наклонилась, прикоснувшись пером ко льду у себя под ногами. Отмахнувшись от капитана, который хотел оттащить её за руку, шаманка стала энергичными взмахами мести перед собой пером, точно веником, как хозяйка, выметающая сор из жилища. Так она сделала шаг, затем другой, а на пятом взмахе…
Свора кровожадных хищников исчезла, точно и не бывала!
— Что толку, — сказала она, отправляя перо на место, куда оно было воткнуто, — насылать сон на того, кто и сам мастак в сновидениях!
На лице Одги не отразилось никаких чувств. Больше всего она походила на то человекообразное чучело, которое выставляется огородниками среди грядок, чтобы отпугивать птиц от посевов.
— Ну, что будем делать, незнакомка? Будем ли мы и дальше продолжать эти игры или будем вести себя, как сестры, облечённые Силой? Что теперь пустишь в ход — сдвинешь с места ледник, чтобы он нас раздавил? — опять посмеялась Фрост.
— Я пущу в ход… тебя самое!
Вокруг тесной кучки людей закрутилась позёмка, заплясали, отскакивая от ледника, мелкие ледышки. Трусла схватилась за Симонда, но и он еле держался на ногах. Однако они обнялись и не отпускали друг друга. Остальные мелькали перед их глазами точно смутные тени, которые то проступали, то вновь исчезали среди вьюги, закрутившейся вокруг.
В поднявшейся метели ничего нельзя было разглядеть. Трусла только чувствовала, как исчезла из под ног твёрдая почва. Однако же она никуда не падала, не падал и Симонд. Она утешилась, что несясь в бешеном вихре, они всё таки вместе. У неё было ужасное чувство, что она находится в пространстве, где нет ни низа, ни верха, а единственная твёрдая опора — это тот, за кого она держится. Затем её с размаху швырнуло обо что то твёрдое, это было так больно, что она вскрикнула. Оказалось, что она налетела спиной на какую то ровную поверхность, которая, выдержав удар, не пошатнулась, рядом слышался голос Симонда, он бранился и барахтался на земле, стараясь встать и помочь подняться Трусле.
Вьюжные вихри, в которых кружились ледяные осколки пополам со снегом, улеглись, и люди снова увидели друг друга. Оданки так же, как Симонд, яростно ругался сквозь зубы непонятными словами. Он еле встал на ноги, тяжело опираясь на копьё. Последнее приключение явно не пошло на пользу едва поджившим ранам.
Остальные с недоумением озирались. Из всех, может быть, только шаманка, Фрост и Канкиль в какой то мере подготовились к чему то подобному, вроде этого бешеного полёта. Для остальных это было проявление Силы, а значит, неизбежно казалось столь же грозным, сколь и внушительным по своим результатам явлением.
Одга, какая ни на есть — одержимая или не одержимая, — по прежнему была с ними. Ближе всех к ней оказалась Фрост, которая по собачьи отряхивалась от снега, набившегося в меховые одежды.
Место, в которое они перенеслись, находилось, должно быть, далеко от ледниковой трещины, на краю которой они встретили пропавшую салкарку. А при виде того, что открылось их взорам, действительно было впору остолбенеть, и они застыли, ошеломлённые зрелищем.
Перед ними высился замок, одна из тех крепостей, выстроенных на горе, которых, как это лучше всех по