лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Нортон Андрэ. Великая перемена 2. Морская крепость

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Андрэ Нортон
Морская крепость

Великая перемена 2



Посвящается Марии Франзетти, другу.
Полин М. Гриффин

Глава первая

Весной необходимости в костре не было, по крайней мере, днем. Ночью — другое дело. Как только исчезало солнце, сразу давали знать о себе сырость и холод моря, и поэтому в спальне хозяйки крепости наготове лежали дрова.
Уна перевела взгляд с шерсти на почерневшую от дыма стену за ней. Отсутствие привычного света и тепла действовало угнетающе, и она быстро отвернулась.
Молодая женщина вздохнула про себя. У неё достаточно оснований для дурного настроения, и на мрачные мысли не закроешь глаза, как на потемневший очаг. Нужно трезво оценить положение: решение, которое ей предстояло принять, определит не только её судьбу, но и будущее людей, зависящих от нее.
Она и не думала отказываться от этой ответственности. Выросла с этим грузом, привыкла его нести — и с успехом — год за годом. Теперь давние дни до войны, когда несчастья обрушились на долины Высокого Холлака, кажутся ей далеким сном.
Беды пришли внезапно и неожиданно, во всяком случае на далекие изолированные долины в этом районе, хотя лорды крупных владений на юге предвидели их приход и пытались подготовиться. Даже Харвард, её отец, опытный солдат, в тот последний год мира больше всего был занят счастливыми заботами: его леди наконец то должна была родить. Он умело скрыл разочарование, когда родилась девочка, радовался, что леди, которую горячо любил, пережила трудные роды. Не прошло и двух месяцев после обряда наречения девочки, как Ализон спустил с цепи своих псов и на долины обрушилось его необычное оружие.
Начались годы ужасов и потерь. Впервые в своей долгой истории независимые лорды Высокого Холлака объединились в общем деле, так как очень быстро поняли, что если не будут вместе, разрозненные долины без особого труда будут разбиты по одной.
Но даже после объединения исход войны долго оставался под вопросом, и надежда теплилась еле заметным огоньком, который не погас, несмотря ни на что. Потом наступил перелом. Жители долин вместе со своими загадочными и ужасными союзниками — всадниками оборотнями из Пустыни — остановили и отбросили захватчиков, нанесли им полное поражение и безжалостно истребляли остатки некогда непобедимых полчищ.
Победив, армия Высокого Холлака распалась, отряды вернулись домой. И очень многие обнаружили, что их никто не встречает и не приветствует, потому что силы Ализона до своего поражения правили здесь долго и жестоко. Люди гибли, а их сооружения разрушались. Для многих восстановление долин оказалось не менее тяжелым делом, чем сама война, которая только что закончилась. Для этого требовалось не меньше сил и храбрости.
Долина Морской крепости — Сикипдейл — и соседние с ней были избавлены от этой участи. Они оказались слишком далекими и изолированными, через них не проходили армии, их не задел голод. Утрата некоторой роскоши не очень задела местных лордов, они и в лучшие времена не имели лишних средств. А что касалось самого необходимого, долины в основном снабжали себя сами. Их жители обменивались друг с другом и редко добирались даже до Линны, чтобы продать или обменять там свои товары. Конечно, они многое потеряли, как и весь Высокий Холлак, но выжили.
Уна гордо подняла голову. Долина Морской крепости жила лучше многих. Мать Уны, хрупкая и болезненная женщина, умела управлять имением и сохранила его жизнеспособность. При этом помогали ей только несколько стариков и мужчин, вернувшихся с войны калеками, а основную часть населения составляли женщины и дети. Под управлением леди люди заботились о многочисленных сооружениях, выращивали урожай, рыбачили в море, занимались никогда не прекращающейся работой по ремонту орудий труда и уходу за животными. И не только сами выжили, но и сумели послать небольшое подкрепление армии долин, которой приходилось нелегко, и собрать необходимые запасы на случай непредвиденных обстоятельств.
Уна опустила голову. Гордость достижениями матери сменилась печалью от других воспоминаний. Когда немногие уцелевшие воины вернулись домой, с ними был лорд Харвард, но прибыл он на носилках. После всех сражений, после долгих и сложных переговоров и маневров, когда лорды по достоинству оценили его храбрость и мудрость, хотя он так и не стал членом внутреннего круга, лорд Харвард был ранен копьем в спину в самой последней стычке этой долгой войны.
Много месяцев леди и жители долины ухаживали за ним, борясь за его жизнь. Воля и сердце у него были сильные, и он выжил, хотя остался прикованным к постели — у него не двигались ноги и правая рука. Однако его дух не был сломлен, как произошло бы с некоторыми, и Харвард по мере возможностей занялся своей опустевшей и обедневшей долиной. Собственное тело отказывалось ему служить и, смирившись с этим и поставив ответственность превыше гордости, он полагался теперь на способности своей леди, а с течением времени все больше на молодую и энергичную дочь, которая стала им помощницей.
Лорд долины учил Уну исполнять обязанности, которые обычно не выпадают на долю женщины. Сына у него не будет, а он и леди не хотели, чтобы владение долиной ушло из рода, который владел ею с первого заселения Высокого Холлака.
Уна оказалась способной ученицей. В ней удачно сочетались энергия с любовью к земле матери и преданность традициям отца. Эти обычаи знакомы ей с рождения.
Но проходили годы, и Харвард все больше и больше тревожился. Он не мог не понимать, какие бесконечные конфликты и споры начнутся, если его единственная дочь останется незамужней, когда он покинет этот мир. Смерть леди после короткой болезни только подчеркнула его собственную уязвимость, и он решил обеспечить будущее Уны и безопасность Морской крепости, отдав дочь лорду Феррику, своему старому и верному другу, опытному бойцу, с умом таким же острым, как меч, человеку, вполне годящемуся на роль хозяина долины, каким он станет, женившись на единственной наследнице.
Такие браки были нормой среди правящих семейств долин, и Уна из Морской крепости с готовностью подчинилась решению отца, признала необходимость и мудрость его выбора. Был заключен брак, и она вместе со всеми жителями долины вздохнула с облегчением, потому что ещё одна угроза миновала.
Не прошло и несколько недель, как судьба нанесла Высокому Холлаку ещё один страшный удар. На этот раз причиной стала не человеческая алчность, а ещё более жестокий враг — болезнь, которая с огромной скоростью и ужасными последствиями пронеслась по всему континенту. В некоторых долинах у людей она выражалась всего лишь в легком кратковременном недомогании, но в других действовала опустошительно.
Все соседние долины пострадали, но больше всех — долина Морской крепости. Как всегда такие эпидемии поражают прежде всего стариков и детей, а также тех, кто слаб здоровьем, но в этом случае погибали и здоровые люди в расцвете сил. Они буквально горели в лихорадке, и очень немногие оправились от смертельной болезни легких. С почти невероятной и зловещей точностью болезнь косила молодежь, которая только только начала восполнять потери населения от войны. Именно эти молодые люди пострадали больше других. После того как эпидемия миновала, их осталось совсем мало.
Сама Уна оказалась на краю гибели, но выстояла. А когда пришла в себя и к ней вернулись силы, узнала, что лишилась и отца, и своего мужа.
Она глубоко переживала смерть Харварда, но горевала и из за Феррика. В глубине души Уна оплакивала и свою участь, и судьбу Морской крепости. Муж скорее годился ей в отцы и был не более чувствителен к молодой девушке, чем любой мужчина его возраста, но обращался с ней посвоему мягко и даже нежно. Как друг её отца, хотя и моложе его, он знал Уну с самого её рождения и питал к ней искренние чувства. Многие дочери хозяев крепостей не надеялись встретить и такое отношение в покоях мужа, куда их приводили.
Глаза женщины вспыхнули зеленым огнем. Умер хороший человек. Само по себе это плохо. Но удар вдвойне тяжелее, потому что теперь люди, которых он обязан был защищать, снова в опасности.
Уна не противилась тому, что теперь ей официально придется принять в свои руки бразды правления в долине, в которой она выросла. Она способна выполнить такую задачу. Больше того, ей нравилось применять свои познания, доказывая неплохие способности. В течение нескольких лет все шло хорошо. Она правила долиной, работала с людьми, и её усилия, их общие усилия были вознаграждены: Морская крепость процветала, вернулись надежда и радость жизни. Однако её вдовство подвергает всех, кого она любит, кто надеется на неё и подчиняется её власти, опасности. И чтобы отвратить эту опасность, нужно действовать решительно. Она знала, что может потерпеть неудачу, и тогда лекарство, которое она пытается раздобыть, само станет смертельно опасным.
Для неё самой надежды нет. Уна расправила плечи и вышла из спальни в соседнюю, чуть большую комнату, в которой привыкла заниматься делами и встречаться со своими помощниками.
За письменным столом сидел мальчик. Он сосредоточенно читал толстую книгу. Она приказала ему это делать, чтобы занять его мысли, пока он ждет её. Легкая улыбка коснулась губ Уны. Подобно своим родителям, Уна считала, что для крепости лучше, если её население будет грамотным, а этот мальчик, хотя и предпочитал более энергичные занятия, оказался способным и.быстро учился.
— Приведи ко мне Руфона, Томер.
— Слушаюсь, миледи. Он придет с радостью. У него эти люди… из Рейвенфидда уже в глотке сидят.
Женщина кивнула. Она понимала чувства пажа и его нелюбовь к высокомерным соседям. А также скрывающийся за этим страх. Он лежит на всей Морской крепости.
Но она ничем не выдала своих чувств.
— Ну, беги за ним, — попросила она спокойно и, как только Томер убежал, как она и приказала, — принялась готовиться к встрече.
Она не заставила долго ждать себя. Руфон, нетерпеливо ожидавший вызова хозяйки, явился сразу. Это был невысокий коренастый человек с приятными чертами лица, которое портил шрам на подбородке. Правой руки у него не было.
Житель долины выпрямился перед Уной, но, как полагалось по обычаю, ждал, пока она заговорит.
Она поздоровалась с ним и сразу перешла к делу, которое тревожило их.
— Наши гости ещё спят?
— Да, но скоро они потребуют ответа. Тебе придется решиться, миледи, — добавил он с грубоватой нежностью. Он боялся, что у этой женщины, по существу, нет выбора, что ей придется капитулировать и тем самым погубить их всех.
Уна поняла это, но постаралась скрыть свое раздражение за спокойным выражением лица.
— Я не отдам долину Морской крепости Огину из Рейвенфилда. Клянусь Янтарной Леди, даже не думай, что я могу предать своих людей и отдать их во власть тирана.
— Тогда, миледи, тебе нужно выбрать другого лорда, и выбрать быстрее, или, вопреки твоей воле, он захватит над нами власть.
— Кого выбрать? — устало спросила она. — Долина Рейвенфилда самая сильная из всех. Отец Огина сохранил свои силы. Просто остался дома, когда все соседи приняли участие в войне. Он мог бы потерять людей во время эпидемии, но в довершение ко всему она задела его лишь краем. В Рейвенфилде полный гарнизон, а у остальных долин не хватает людей, чтобы отгонять разбойников, которые пытаются закрепиться в наших местах. Кто из соседей в такой ситуации рискнет вызвать недовольство Рейвенфилда, выбрав меня или женив на мне своего сына? Все решат, что Огин будет только рад, предлогу прибавить к своим землям ещё одну долину.
Глаза её сверкнули.
— Морская крепость, имея значительную территорию, дает мало продукции. Никто не захочет беспокоиться из за нашей долины, пока условия не станут нормальными.
Руфон подумал, что хозяйка крепости, как всегда, владеет собой. Уна из Морской крепости красивее любой женщины, которую ему приходилось видеть, она даже превосходит красотой свою мать, что само по себе немало.
Для представительницы своего народа, она высока и стройна и производит впечатление хрупкой и нежной женщины. Кисти её рук маленькие, как у ребенка.
Черты лица слишком тонкие; большинство мужчин предпочло бы более крупное лицо.
Волосы темно каштановые, очень длинные. Даже связанные в единую толстую прядь, они спускаются до пояса.
Больше всего красят её глаза. Очень большие и широко расставленные, они окружены длинными густыми ресницами. И цвет у них поразительный — зеленый, резко контрастирующий с бледной, теплой кожей.
Руфон опустил глаза. Уна, конечно, права. Лорды женятся из за земли и той власти, которую она дает, или из за богатого приданого, если нет земельных владений. Красота жены скрашивает приобретение, но, когда заключают брачный договор, она не в счет, как и сама женщина. Жаль, конечно, потому что редко найдешь женщину красивее и умнее Уны из Морской крепости. Даже Руфону нетрудно это признать.
— В долинах немало лордов, которые остались без земли, — заметил он. — И много опытных воинов и вождей не откажутся от такого владения, как наше.
Она выразительно покачала головой.
— Чужак? Вполне может оказаться вторым Огином. Мне нужен не один человек, а целая армия, чтобы обезопасить свой выбор.
— Но что ты тогда можешь сделать, миледи? Тебе очень скоро придется дать ответ…
Уна улыбнулась.
— Нет, старый друг. Это твое дело. Огин сватается через посланников. И ответит не сама леди Морской крепости, а её посредник.
Она посмотрела ему прямо в глаза. Теперь она говорила серьезно, в ней не чувствовалось никаких колебаний, и ему стало ясно, что она приняла какое то решение и готова действовать.
— Передай посыльным Огина, что я недовольна. Я сама сообщила ему совсем недавно, в июле, что обязанности перед долиной и моим покойным лордом ещё долго будут занимать меня. К тому же тот, кто ищет руки хозяйки Морской крепости, должен явиться сам.
Услышав последнее заявление, Руфон вздрогнул, но почти сразу же на его широком лице появилась улыбка. Такой человек, как Огин из Рейвенфилда, именно такого раздражительного ответа и ждет от нее. Несмотря на отказ Уны от его предложения в вежливой форме, он примет его как объяснение задержки, и окончательный исход дела не вызовет у него сомнений.
— Во всяком случае ты выиграешь время, миледи.
— Достаточно времени, чтобы проверить, улыбнется ли судьба моим планам. А теперь я должна торопиться. Я уже приказала поднять паруса на «Баклане» и исчезну ещё до того, как наши гости проснутся.
Мужчина нахмурился.
— Уплывешь? Куда?
— Для всех — в Линну, чтобы нанести визит вежливости и уважения сестре моего лорда, и я приказала людям как можно дольше держать мой отъезд в тайне. Если задержусь, сообщи всем, что я решила ненадолго остаться в аббатстве. Это объяснение примут, если ты добавишь, что я одновременно ищу рынок для наших лошадей.
Он кивнул. Все, знающие Уну, не поверят, что она способна прятаться в тесных кельях аббатства в заранее обреченной на неудачу попытке уйти от судьбы, но долина Морской крепости выращивает превосходных лошадей, которые до вторжения Ализона славились по всей окрестности. В последние годы табун — то, что осталось после ухода армии, — был небольшим, и вполне разумно, что леди крепости пытается увеличить его и снова открыть торговлю.
Разумно или нет, но это явно не главная причина её отъезда.
— А где ты будешь на самом деле? — спросил Руфон.
— Я и правда повидаюсь с аббатисой Адисией, Мы с ней любим друг друга, и я должна навестить её. А потом, — она пожала плечами, словно подчиняясь судьбе, — потом буду в самой Линне и с помощью Рогатого Лорда вернусь домой. Или отправлюсь дальше на юг, чтобы найти то, что мне нужно. — Уне не казалось странным обращение к божеству, которое почитают солдаты и охотники. Такое у неё теперь дело.
— А что ты ищешь? — спросил Руфон вежливо и чуть озабоченно.
— Наемников. Надежный отряд. Людей, которые защищали бы нашу долину, пока у нас не окажется достаточно своих сил.
— Леди! Клянусь всеми… Ты понимаешь, на какой риск идешь? И как ты собираешься платить этому войску, даже если сумеешь его найти?
Женщина вздохнула.
— Да, это опасно, но я знаю, чего хочу. Мне нужны солдаты, поведение которых покажет, что они сохранили гордость и дисциплину и готовы выполнить свою клятву. А что касается платы, то её выплатить будет легче, чем несколько лет назад. Жизнь сейчас трудная и непредсказуемая, но открытая, в Высоком Холлаке больше нет войны. И отряд, потерявший работу, возьмется за охрану земли и моря, пока его предводители ищут более выгодное занятие.
Мы должны подготовиться к приему солдат без девиза, независимо от того, сумею я их нанять или нет. Подготовьте для них помещения на первом этаже крепости, все, кроме большого зала, комнат для слуг и мастерских. Тогда нашим людям не придется терпеть незнакомцев в собственных домах. Здесь достаточно места, а у нас слишком много семейств лишилось мужчин.
Она вздохнула про себя. Янтарная Леди видит, как много у них свободного места. Население Морской крепости всегда было небольшим и стало ещё меньше после войны и эпидемии.
— Как прикажешь, миледи, — ответил Руфон, с некоторым трудом скрывая удивление.
Уна из Морской крепости улыбнулась. Таким образом она достигает даже большего. У неё гораздо более определенные намерения. Она точно знает, какие солдаты ей нужны, но пока не хочет об этом говорить. Впервые задумав этот план, она сама наполовину решила, что это чистое безумие, но все же захотела попытаться. И если ей это удастся, шансы на безопасность Морской крепости утроятся.
Как ни мала эта надежда, все таки есть реальная возможность её осуществить. Другая Уна, которая ей ближе, чем сестра, её единственное доверенное лицо во всех делах, согласна с тем, что нужно предпринять попытку. Им обеим не нравилась мысль о том, что на древней земле долины появятся чужаки, но обе согласились, что это единственная возможность сохранить безопасность и независимость долины.
Уна подняла голову. Пора действовать.
— Принимайся за дела, старый друг. Я вернусь, как только смогу. И надеюсь привести достаточно мечей, чтобы обуздать алчность Огина.

Глава вторая

С детства все фальконеры живут рядом с водой и на воде, многие из них любят эту дикую стихию и потому не очень охотно соглашаются на занятия, не связанные с морем. Но горы, загадка и красота высокогорий, привлекали Тарлаха гораздо больше океана. Хотя он воевал на борту корабля, плавал на торговых судах в прошлом и не отказался бы от такой работы снова, если бы она подвернулась.
Сейчас он не знал, чем заняться ему и его товарищам, но скоро придется что то предпринимать, пока купцы и владельцы гостиниц города не отобрали все, что они завоевали своими мечами.
Судьба подвела их, уведя далеко от центров торговли и жизни Высокого Холлака. Линна сам по себе неплохой город, но слишком мал и изолирован, чтобы предоставить занятие такому большому отряду.
До вторжения Ализона Линна была небольшим поселком, обслуживавшим соседние бедные долины, но она избежала несчастий, выпавших на долю большей части Высокого Холлака. К тому же в Линне одна из немногих гаваней, оставшихся в распоряжении жителей долин. Гавань настолько хороша, что в неё заходили даже корабли салкаров. Одни корабли блокировали берег, не давая Ализону подвозить припасы и подкрепления своим войскам, другие сами подвозили долгожданные припасы и солдат без девизов, часто из народа самого Тарлаха, готовых продать свое боевое мастерство.
Эта деятельность продолжалась и после войны. Гавань здесь глубокая и хорошо защищена, даже когда Ледяной Дракон кусает сильнее всего и громко ревет. Морские капитаны обнаружили проходящее недалеко от берега мощное течение, которое удваивает скорость кораблей на пути к богатым портам юга. Корабли продолжали навещать гавань, их присутствие привлекало торговцев и купцов. Многие из них даже поселились здесь постоянно, открывали мастерские в основном на прежде незанятой местности вблизи стен аббатства, где собирались монашенки, поклоняющиеся Пламени. К единственной прежней гостинице у моря добавились две новые, а старая значительно расширилась. И в это относительно умеренное время года все они были заняты.
Но если не считать этих перемен, Линна в целом оставалась прежним поселком. Она снова стала мирным торговым городком, каким, вероятно, была с первых поселений в долинах.
Тарлах вздохнул и погладил Бросающего Вызов Буре. Сокол не сошел со своего места на запястье Тарлаха, но поднял голову и посмотрел немигающими свирепыми глазами на человека, которого выбрал себе в товарищи и братья по мысли. Он чувствовал, что человек встревожен, но не пытался связаться с ним, потому что знал, что сейчас от него этого не ждут.
Тарлах снова вздохнул. Правильно, что мир возвращается в Высокий Холлак, как он медленно приходит и в Эсткарп за морем. Люди повсюду устали от насилия, они хотят жить спокойно, каждый по своему. Большинству это удается, и постепенно шрамы от ран, разрушений и смерти зарастут.
Но не у фальконеров. Когда трижды проклятые волшебницы передвинули горы, уничтожив Гнездо вместе с вторгнувшейся в Эсткарп армией, они изменили судьбу его народа. Так считал Тарлах и боялся последствий такого исхода.
Его народ всегда вел жизнь, которая другим казалась суровой и невозможной. В далеком прошлом фалъконеры бежали на кораблях салкаров, спасаясь от проклятия, которое по прежнему висит над ними. Вместе с ними бежали их женщины и дети, но не как родичи, а скорее как стада животных, которые переселяются с другими народами. Эсткарп, царство волшебниц, оказался закрыт для них из за их отношения к своим женщинам, но они нашли убежище и дом в горах на границе. Тут они воздвигли Гнездо как место пребывания воинов, которые зарабатывали на жизнь наемниками, а своих женщин, по прежнему представлявших для них опасность, поселили в нескольких деревнях отдельно. И навещали их лишь изредка, по приказу, для продолжения своего рода. Со временем такое разделение, вызванное необходимостью, оказалось подкрепленным ненавистью и презрением всех женщин и других народов, и фальконеры не искали союза, постоянного или временного, ни с одной женщиной, за исключением коротких встреч, необходимых для рождения следующего поколения бойцов.
Пока деревни женщин и Гнездо были удалены от других поселений людей, положение сохранялось неизменным. Потом некоторым женщинам удалось уйти, выбраться из гор в поисках другой, лучшей жизни. Долго ли они смогут прожить в городах Эсткарпа? Еще одно поколение? Два? «Вряд ли дольше» — подумал Тарлах. Фальконеры мужчины не согласятся на такую жизнь, когда вокруг столько возможностей.
Тарлах снова погладил свою птицу. Неужели наступит день, когда никто, ни один человек не сможет обмениваться мыслями с крылатым другом? Если так, то древний враг в конце концов отомстил им, хотя и не сам.
Тарлах встряхнулся, пытаясь избавиться от тяжелого настроения, завладевшего им. Рогатый Лорд видит, как он устал! Может, этим все и объясняется…
Мягкое приветствие Бросающего Вызов Буре вернуло его к реальности. Тарлах поднял голову и увидел, что к нему подходит человек в крылатом шлеме и вооружении фальконера. На запястье у него черный сокол с белой грудью. Это Бреннан, его первый помощник.
— Какие новости, товарищ? — спросил Тарлах, заставляя себя говорить легко, не проявляя тревожного ожидания.
— Никаких. Я вышел, чтобы насладиться утром, и увидел тебя, — проговорил Бреннан. — Что то тревожит тебя, Тарлах?
Предводитель наемников покачал головой.
— Я просто задумался. — Так глубоко задумался, что не заметил нашего появления. Это уже не в первый раз за последнее время.
Тарлах не стал отвечать сразу, он посмотрел на ожившую гавань. В порту стояли три корабля. Два салкарских судна разгружали бочки, по видимому, с вином пли элем. Третий, похоже торговый корабль неизвестного происхождения, готовился к отплытию.
— Ни один не подходит для нас, — устало заметил Тарлах.
— Для возвращения назад в Эсткарп или дальше на юг?
— Я ещё не решил, но в любом случае наше положение улучшится. Мы здесь уже четыре недели и не получили никакого предложения и, насколько я понимаю, так и не получим. Может быть, в Высоком Холлаке для нас вообще не найдется дела.
Бреннан смотрел на своего командира.
— Ты не веришь в такую возможность. Хочешь, чтобы мы вернулись в Эсткарп?
Тарлах пожал плечами.
— Нам не помешало бы побывать в одном из лагерей. Мы сражаемся почти без перерывов, с тех пор как оказались в Высоком Холлаке. — Он выпрямился. — Но уйдем ли мы или останемся, все будем делать вместе, всем отрядом. Мы пришли сюда отрядом и уйти должны так же.
Лейтенант собрался выразить согласие, но не успел этого сделать: обе птицы с недовольными криками взлетели в воздух. Одновременно поблизости послышались крики и шум драки.
Оба фальконера мгновенно устремились к этому месту — узкому переулку, разделяющему два склада.
Группа из семи человек загнала одинокого путника в угол и пыталась покончить с ним до того, как кто то заметит их.
Противник их казался очень молодым. Дорожный плащ с капюшоном своим фасоном свидетельствовал, что юноша местный житель. Большего фальконеры разглядеть не могли, потому что он стоял к ним боком и одежда скрывала его лицо и большую часть тела. Ясно виден был только блестящий меч в руке.
Один из бандитов зашел ему за спину, чтобы свалить ударом своей крепкой палки, но, к его удивлению, парень повернулся одновременно с ним. И лезвие меча поразило цель, прежде чем более рослый нападающий сумел воспользоваться своим оружием.
Лицо путника теперь отчасти стало видно фальконерам. Оно смертельно побледнело и исказилось: юноше явно приходилось убивать впервые. Но ужас не успел появиться в его глазах, потому что Тарлах обнажил свой меч и врезался в банду, сразу уложив двоих нападавших.
Он встал между разбойниками и их жертвой.
— Оставь его!
— Даже не думай что то сделать, падаль, — холодно предупредил Бреннан. Второй фальконер остался у входа в переулок, но тоже обнажил оружие для поддержки своего командира.
Бандиты колебались недолго. Они бежали, воспользовавшись узким проходом, сознательно оставленным лейтенантом. Жертва, которая показалась им легкой добычей, на самом деле сумела постоять за себя, а неожиданное появление наемников ещё больше ухудшило их положение. Разбойники не пара этим отважным и закаленным в боях бойцам с их соколами, кружащими над головами. Хорошо известно, что эти птицы обучены в бою рвать лицо противнику и вырывать ему глаза.
Тарлах, не дожидаясь исчезновения последнего разбойника, схватил за руку того, кого по прежнему принимал за юношу.
— Ты не ранен?
Уна из Морской крепости покачала головой, слишком ошеломленная случившимся, чтобы ответить.
— Тогда пошли быстрей. Если они вернутся с подкреплением, мы окажемся здесь как в ловушке.
Проходя мимо тела, убитого ею человека, Уна не смогла сдержать дрожь, но ничем иным не выдала своего состояния и не заговорила, чтобы выразить благодарность за спасение. Ее спутники правы. У них есть причина опасаться здесь засады. К тому же, обнаружив, что она женщина, они тут же её оставят. А она не должна допустить этого. И нужно, чтобы она полностью пришла в себя, когда наконец заговорит с ними.
Только когда доки остались позади, предводитель фальконеров замедлил шаг.
— Тут мы в безопасности.
Уна отодвинулась от него. Как только она откроется — а сейчас придется это сделать, — ему это явно не понравится.
— Да, разбойники не захотят с вами связываться на открытом месте.
Мужчины застыли. Это не голос мальчика, вообще не голос мужчины.
Женщина отбросила капюшон.
— Благодарю вас, птичьи воины, вас и ваших крылатых товарищей.
— Не стоит, — кратко ответил Тарлах и повернулся, собираясь уйти.
— Но ваша услуга оказалась для меня бесценной. Тарлах с трудом сдержал улыбку.
— Вероятно, это правда, — согласился он.
— Подожди, командир! — заторопилась Уна, когда воины собрались уходить.
Конечно, она не знала его звания. За этими скрывающими лицо шлемами вообще невозможно отличить одного воина от другого, а небольшие знаки отличия на одежде и доспехах понятны только самим фальконерам. Но Уна давно усвоила, когда имеешь дело с незнакомым воином, звание которого тебе неизвестно, не повредит, если ты его преувеличишь. Определенно, тщеславие присуще всем людям.
Но в том, кто из этих двоих старше, усомниться невозможно. У фальконеров только старший офицер или много прослуживший солдат имеет право общаться с другими людьми, даже в тесных помещениях кораблей, на которые они нанимаются.
Хотя в глубине души она дрожала от страха, что упустит возможность, посланную судьбой, Уна заставила себя говорить негромко и уверенно.
— Вы солдаты без девиза?
Мужчина кивнул. Он разглядывал её своими серыми глазами. И манера поведения, и речь свидетельствуют, что эта женщина высокого рода, одежда у неё богатая, хотя и не экстравагантная, и почти новая. Вероятно, она может позволить себе нанять охрану.
Другое дело, что она настолько глупа, что может подумать, будто фальконеры согласятся ей служить.
— Мы принадлежим к отряду, который не делится для выполнения службы.
— Мне такой и нужен. Именно это и привело меня в Линну. — Она перевела дыхание. — Я много слышала от лорда Харварда о вашей храбрости и боевом мастерстве, о быстроте вашей мысли и надеялась привлечь фальконеров для защиты долины Морской крепости. А то, что видела только что, ещё больше укрепило мое желание.
Наемники шевельнулись.
— Лорд Харвард?
Уна испытала внезапное облегчение. Это была её лучшая ставка. Они слышали о её покойном отце. В таком случае она может надеяться, что они, по крайней мере, её выслушают. А теперь ей остается только надеяться и рассказать свою историю.
— Я Уна из долины Морской крепости, дочь лорда Харварда и вдова лорда Феррика, его товарища и помощника на войне. У меня настоятельная потребность, птичьи воины. Я знаю, вы не любите иметь дело с женщинами, но прошу вас выслушать мой рассказ. Он не займет много времени.
Командир фальконеров поджал губы. Неожиданно он повернулся.
— Идем с нами.
Капитан не замедлял хода, пока не дошел до самой большой из трех гостиниц Линны. Не задерживаясь, он распахнул тяжелую дверь и вошел. Уна последовала за ним, последним шел Бреннан, который спокойно прикрывал их сзади.
Люди в птичьих шлемах, заполнявшие комнату, подняли головы при их появлении. Когда они увидели женщину из долины, воцарилось мертвое молчание. Уна почувствовала на себе холодные враждебные взгляды, словно она какое то нечистое существо, только что выбравшееся из подземелий Тени. Только соколы казались дружески настроенными. По крайней мере, в их отношении, которое она воспринимала, чувствовалось любопытство, а не категоричное отвержение, как со стороны их хозяев. Уна внутренне вздрогнула и порадовалась, что не обладает Силой, дающей возможность читать эти мрачные ненавидящие сознания.
Тарлах не предложил ей стул или скамью, и сам остался стоять рядом с ней.
— Это дочь лорда Харварда — Уна из Морской крепости. Она говорит, что прибыла в Линну в поисках щитов без девиза.
Его неодобрительное отношение чувствовалось так сильно, словно стало физически ощутимым. «Плохое начало», — подумала Уна. Ей предстоял допрос, и она сомневалась, чтобы её слова могли убедить этих людей обеспечить ей помощь, даже если они поверят в правдивость её слов и реальность просьбы. Взгляд командира фалъконеров был тверд, как сталь его меча.
— Ты одна? Поэтому ты в мужской одежде?
— Да, я одна. А что касается одежды, она дает мне свободу движений, которой иначе не было бы. Я родилась в долине Морской крепости, и меня хорошо знают в Линне. Если бы пришла в женской одежде, по всей стране стало бы известно о моих намерениях.
— А почему тебе нужно укрепить гарнизон Морской крепости именно сейчас, когда войска Ализона больше не угрожают? В этой местности больше не воюют.
— В Морской крепости вообще нет гарнизона, — откровенно ответила Уна. — Эпидемия тяжело ударила по нашей долине и унесла жизни не только моего отца и мужа, но и очень многих мужчин. А из оставшихся большая часть слишком молоды, чтобы считаться воинами, ни у кото из них нет боевого опыта, кроме стычек с неорганизованными бандитами. У нас только горстка мужчин, и было бы глупостью и безумием считать, что храбрость женщин и детей устоит против военного опыта и физической силы при первом же испытании.
Фальконер ненадолго задумался.
— А какая опасность вам угрожает? — менее враждебно поинтересовался он.
— Опасность только предполагаемая, — призналась она, — но было бы глупо игнорировать её.
— В этом мире больше глупцов, чем ты представляешь, — заметил Рорик, следующий по старшинству после Бреннана. Слишком часто солдат без девизов нанимали месяцы спустя после того, как это становилось необходимо. Иногда к ним обращались, когда уже не оставалось никакой надежды.
Тарлах взглядом заставил его замолчать. Внимание капитана вернулось к Уне.
— Кто тебя так испугал?
— Огин, лорд Рейвенфилда, долины, соседней с нашей. Он хочет завладеть Морской крепостью. До сих пор он пытался это сделать, женившись на мне. Но когда поймет, что из этого ничего не выйдет, мы боимся, он обратится к более сильным средствам. Во времена его отца гарнизон их долины не участвовал в войне и совершенно не пострадал, а эпидемия коснулась его лишь слегка. Это единственный район у нас, которому так повезло.
— Почему он тогда не выступил сразу, не тратя времени на ухаживание?
Женщина слегка покраснела, но подняла голову выше.
— Меня не считают уродливой, фальконер. Огин ещё немного подождет, хотя бы потому, что тщеславие говорит ему, что я подчинюсь добровольно. Он привлекательный мужчина и очень сильный. С его точки зрения, у него есть все основания для надежды, он считает, что и так добьется своего. Хотя остальные долины и ослаблены, Огину не хочется, чтобы они объединились и выступили против него. Ализон показал нам пользу объединения, и он этот урок не забудет.
— Но ты говоришь, что его усилия тщетны? — спросил Тарлах.
Она кивнула.
— Он тиран, и нельзя допустить, чтобы ему удалось завладеть Морской крепостью. Я ни за что не отдам своих людей ему, хотя бы только по этой причине.
— Значит, есть и другие?
— Только подозрения, но достаточно основательные, чтобы мы сопротивлялись долго и упорно, прежде чем признать поражение.
Она поджала губы.
— На северном побережье очень мало гаваней и много опасных рифов. Бури начинаются внезапно, без всяких предварительных признаков. Корабли, большие и малые, всегда рискуют, приближаясь к нашему берегу. Кораблекрушения происходили всегда, хотя мореплавание у наших берегов никогда не было оживленным, особенно сейчас. Наши воды опасны.
Глаза её неожиданно приняли жесткое выражение, и фальконер чуть вздрогнул. В этом взгляде были гнев и решимость сражаться до конца. Такое выражение он раньше видел только у военных предводителей, сражавшихся за правое дело и идущих на все возможное и невозможное, чтобы победить.
Уна не подозревала о впечатлении, которое произвела на наемника, и об изменениях в своем поведении, которые вызвали это впечатление.
— В последнее время слишком много кораблей теряется в нашей местности. Буквально теряется — без следа, без выживших, которые могли бы рассказать свою историю кораблекрушения. И во всех случах погибшие корабли — купеческие, с полными трюмами.
— Морские волки? — предположил Тарлах. Голос его стал ледяным.
— Хуже.
— Черные грабители кораблей!
Сероглазый мужчина словно выплюнул эти слова. Тот, кто плавал в море, пусть даже недолго, не может не питать ненависти к этим предателям, которые заманивают корабли на рифы и убивают всех на борту, чтобы захватить груз и другие ценности. Они хуже пиратов, паразиты, которых следует уничтожать.
— Мы в этом не уверены, — предупредила Уна. — У нас не очень много оснований для подозрений, но корабли стали исчезать вскоре после того, как Огин вступил в права наследства. Но все же прямых доказательств у нас нет.
Мы связываем с этим его сильную заинтересованность в Морской крепости. Моя долина бедна, она не может помочь владельцу Рейвенфилда в его честолюбивых планах, но зато она располагает длинным неровным побережьем, заброшенным и очень подходящим для темных дел.
— Лучше было бы, если бы этот лорд Огин держался подальше от твоей долины, — согласился наемник. — Сам Рейвенфилд не выходит к морю?
— Выходит, но на гораздо более узком фронте. Однако это дикий берег, даже для нашей местности, и там вполне можно спрятать небольшой корабль грабителей. Для нынешней деятельности, с её небольшим размахом, он прекрасно подходит, но если Огин хочет сделать грабеж своей дорогой к власти, ему нужна лучшая база.
— Которую сможет дать Морская крепость? Она кивнула.
— У нас есть гавань, небольшая, но глубокая и хорошо защищенная даже от самой сильной бури.
— Такой человек для всех враг. Ты можешь рассчитывать на помощь соседей?
— Они ничего не подозревают, хотя знают о пропаже кораблей в этих водах. Как я сказала, у нашего берега всегда была дурная репутация. Мы, жители Морской крепости, ближе всех к Рейвенфилду, у нас более тесные связи с морем, и потому мы раньше других пришли к таким выводам.
— Ты хорошо сделала бы, если бы поделилась своими выводами, — саркастически сказал ей Тарлах.
— Подозрения, к тому же исходящие от женщины? — горько возразила она, но тут же справилась со своей обидой. — К тому же нельзя бросать тень бесчестья на человека без явных доказательств. Ведь ему придется нести этот груз всю жизнь. А что касается помощи, то другие лорды знают, что он тиран и обладает достаточной силой, чтобы добиться своего. Они стараются не трогать его, пока к ним не вернется хоть часть былой силы.
Наемник замолчал на несколько минут, которые женщине из долины показались вечностью.
— А чего ты хочешь от солдат без девиза? — наконец заговорил он.
— В основном, чтобы они послужили сдерживающим щитом от агрессии. — Она нахмурилась, собираясь с мыслями, чтобы выразить их как можно логичней и убедительней. — С каждым месяцем увеличивается наша собственная возможность к сопротивлению: юноши набираются опыта, а мальчики становятся юношами. Вы можете поверить, что они обучаются военному искусству с детства.
Она смотрела на фальконера.
— То же справедливо и относительно наших девушек. Я знаю, вы этого не одобрите, но нам приходилось во время войны использовать все возможности или оставаться совершенно беззащитными. Когда ушли мужчины, женщинам пришлось взять на себя много дополнительных обязанностей, и это была лишь одна из них. И женщины хорошо справились с ней. Во всяком случае молодые, которые ещё не успели убедить себя, что не способны к такой работе. — Она на мгновение поджала губы. — К счастью, нашим женщинам всегда приходилось заниматься полями, стадами и рыболовством, иначе нас ожидали бы гораздо более тяжелые и голодные времена.
— И несмотря ни на что, ты не хочешь войны? — резко спросил Тарлах. Недостойно вообще иметь дело с женщиной. А уж сражаться рядом с женским гарнизоном!..
— Не хочу воевать. Мы хотим только защититься, если возникнет необходимость.
Лицо её стало жестким.
— Нашим долинам всегда приходилось обороняться от пиратов с моря и разбойников, которые пытались закрепиться на берегу и в наших горах. И если придется, мы снова будем сражаться. Так было всегда и так должно быть, иначе нас поработят предатели и мы будем недостойны называться людьми.
— Но почему именно фалъконеры? — настаивал Тарлах. — Ясно, что ты не надеешься найти прямые доказательства. А если даже найдешь, то мы не единственные воины. Во время войны и после неё много наемников, готовых служить кому либо. Мало кто из уцелевших солдат откажется от такого предложения.
Хозяйка крепости вздохнула. Она надеялась, что до этого вопроса дело не дойдет. Ее ответ вряд ли ему понравится, но она знала, что ещё больше ей следует опасаться лжи или полуправды.
Она пристально посмотрела в глаза Тарлаху.
— Я не получила военной подготовки, птичий воин, и не привыкла общаться с военными. Все солдаты без девиза нам одинаково неизвестны. Если мы сделаем неверный выбор и впустим предателей в нашу буквально беззащитную долину…
Она опустила зеленые глаза, снова подняла их.
— И среди фальконеров могут быть предатели, но в целом все знают, что фальконеры держат свое слово. Если оно дано, фальконеры не нарушат ни его дух, ни букву. То же самое относится и к вашей дисциплине. Я сделаю все возможное, чтобы ваши контакты с моими людьми сводились только к самому необходимому. Вы профессиональные солдаты. Мы нет. Мы с радостью передадим вам военные обязанности, особенно летом, когда все наше внимание и силы будут нужны фермам и стадам. Но мы не хотим, чтобы гарнизон, который мы нанимаем для защиты, доставлял нам неприятности. Мне не хотелось бы бояться, что ты и твои люди поведете себя как тираны, станете обращаться с жителями долины как со слугами и рабами, отнимете у них плоды их труда и отнесетесь к моим девушкам, как к кобылам, предназначенным для удовольствия жеребцов. Они заслуживают большего.
Лицо Уны раскраснелось, она опустила глаза. Она не привыкла так откровенно говорить о подобных вещах, и выше её сил было скрыть свой стыд. Тарлах понял причину её замешательства, но увидел так же, что, несмотря на смущение и отчаянную необходимость добиться своего, она оставалась спокойной. Спокойствие это объяснялось не бесчувственностью, а глубокой решимостью. «Понимают ли это остальные?» — подумал Тарлах. Неужели кто то может остаться слепым к этому внутреннему достоинству и силе духа?
Он заставил себя перейти к делу.
— Возникает проблема оплаты, — продолжил он. Она развела руки, слишком изящные, для того чтобы владеть мечом, как он это видел.
— Я не могу предложить столько, сколько дали бы вам в случае открытой войны. Вы получите оплату как небольшой отряд в военное время плюс, конечно, ваше содержание и содержание ваших птиц и лошадей. Это справедливые условия: вас ведь зовут не для участия в боевых действиях, а только для охраны. Вероятность боя невелика. Но я понимаю, что от лорда, которому предстоит открытая война, вы получили бы больше.
Несколько фальконеров задвигались, глаза самого капитана сузились. Ее тон не изменился, но Тарлах знал: она понимает справедливость своих слов. Уна из Морской крепости уже несколько лет правит своим владением, общаясь с другими лордами. Пусть она женщина, но она знает, о чем говорит.
— Продолжительность нашей службы?
— Минимум двенадцать месяцев. Если понадобится и вы согласитесь, то дольше. Но если мы договоримся о меньшем сроке, для нас это будет худший вариант.
Теперь она ждала, заставляя себя казаться спокойной и уверенной. Вопросов больше не будет, фальконеры дадут ответ.
Командир тоже понял, что наступило время принятия решения. Он обвел глазами своих людей, потом снова взглянул на женщину.
— Скоро ты получишь ответ, — заверил он, — но не сразу. Я не могу связать своих людей словом на долгий период, не посоветовавшись с офицерами.
— Конечно, капитан. Вернусь, когда позовете. — Уна знала, что они хотят посовещаться без нее, и исполнила бы их желание, даже если бы её нужда в них не была так велика.
— Много времени не понадобится.
— Хорошо. Я подожду снаружи.
Тарлах колебался. Если она так поступит, на неё могут обратить внимание. А она хотела этого избежать, прибегнув к переодеванию. Станут они ей служить или нет, но, по крайней мере, сейчас он должен её защитить. К тому же могут вернуться бандиты и попытаться отомстить.
Он указал на дверь слева. Она вела в небольшую комнату, которой пользовались более знатные посетители или те, кому нужно было поговорить наедине. В это время комната пустовала, и вряд ли до обеда она кому нибудь могла понадобиться.
— Можешь подождать там, леди, если .хочешь. Уна кивнула и покинула наемников.
Несколько секунд все молчали. Наконец чуткие соколы сообщили, что женщина из долины отошла от двери. И все сразу обратили взоры к Тарлаху.
— Где ты с ней встретился? — спросил Рорик. Командир кратко описал нападение, которому помешали они с Бреннаном.
Рорик фыркнул.
— Кобыла с мечом! .
— Своим мастерством она сохранила собственную голову, — спокойно заметил Бреннан, потом отбросил это отступление от темы и повернулся к Тарлаху. — Ты серьезно думаешь о том, чтобы мы дали ей клятву?
— Да, клянусь Рогатым Лордом. Она говорит правду. Наши пернатые друзья подтверждают это. Они не находят в ней лжи.
Боевые птицы не разделяли недоверия своих собратьев людей к женщинам, к тому же они чувствительны ко лжи и темным намерениям, направленным против отряда. Конечно, они сразу отличали и Тень от Света, но здесь об этом не было и речи.
— Ну и что? — возразил кто то справа. — Пусть нанимает солдат без девиза из своего народа, и будь прокляты её тревоги. К чему нам заниматься её проблемами? Мы можем получить за свою службу больше, чем она предлагает.
— Большинство из нас в молодости воевали с Ализоном. Как вы думаете, многие из нас были бы здесь сейчас, если бы лорд Харвард не предложил изменить план нападения, в котором участвовал наш отряд? Конечно, результат был бы тот же самый, но он единственный позаботился о том, чтобы уберечь нас от бойни. Больше того, он разместил нас в таком месте, где мы смогли нанести последний и решающий удар этим псам. По моему мнению, мы, фальконеры, у него в большом долгу, хоть и не давали ему клятвы. И так как ему самому отплатить долг мы не можем, то должны послужить его долине.
Тарлах осмотрел собравшихся.
— К тому же предложение выгодно для нас. Как заметила леди Уна, мало кто из лордов сейчас нуждается в нашей службе. Возможно, это единственное предложение, которое мы можем получить. Мы все устали. Больные выздоравливают медленно, а раненые ещё медленней, чем мы надеялись. Наши лошади выдохлись, мы нуждаемся в пополнении. Охрана долины позволит нам получить все необходимое, при этом не нужно платить хозяевам гостиниц. Ко всему прочему в наших поясах добавится монет. Мы сможем оплатить свой проезд в Эсткарп, не залезая в долги.
Ответил ему общий гомон неохотного согласия, и Тарлах понял, что добьется своего, если продолжит говорить. — Я откажусь, если вы на самом деле не хотите служить Морской крепости, но, по моему мнению, будет глупо упустить такую возможность.
— Мы пойдем, — грубовато согласился Бреннан. — Ты и сам это хорошо знаешь. Но тебе придется хуже всех. Не нам, а тебе придется иметь дело с девчонкой.
— Я выдержу все, что положено, товарищ, — произнес Тарлах с покорностью, которая не скрывала его отвращения к этой части договора.

Глава третья

Не прошло и двух часов, как отряд фальконеров покинул Линну. Воины расплатились с трактирщиком своими деньгами, но воспользовались и деньгами нанимательницы, что было их правом, чтобы запастись всем необходимым для предстоящего пути.
Уна присоединилась к ним за пределами города, подальше от тех, кто мог бы заметить их встречу и шепнуть о ней на ухо недругам. Она все время помнила, что новости по морю распространяются быстро, а им предстоит двигаться по суше: корабля, который смог бы вместить её новую армию, в её распоряжении не было.
У неё самой была очень хорошая лошадь, жеребец, выращенный в Морской крепости. Он принадлежал аббатству, но сестра её лорда подарила его Уне, когда та попросила продать ей жеребца или дать взаймы на время.
У женщины было легко на сердце. Ее не расспрашивали о том, что ей нужно или почему она так неожиданно и внезапно уезжает. Адисия только поцеловала её и благословила от лица Пламени. Уну выпустили через редко используемый запасной вход, пока остальные монахини предавались медитации в своих кельях.
Уна гордо подняла голову. Она радовалась, что ей удалось уйти так спокойно и быстро, не заставляя ждать эскорт, и она гордилась своим умением управлять прекрасным жеребцом. Хорошее начало и доказательство её компетентности, но кто знает, что предстоит ей выдержать в будущем? Путь им предстоит долгий, и она не может расслабиться. Эти хладнокровные воины оценивают её, и если она обманет их ожидания, они вполне могут отказаться и от долины, и от её хозяйки.
Путешествие для Уны не обещало быть приятным. Оно должно было занять три недели и вполне могло продлиться, если им встретятся значительные препятствия. В первое время фальконеры двигались очень быстро. Внешне это выглядело так, будто они стремятся побыстрее достигнуть более трудной местности, которая ждет их впереди — хозяйка долины заранее предупредила их об этом, — но на самом деле они испытывали её, пытались сломить, заставить попросить ехать помедленней. Но она сказала себе, что не станет этого делать, не проявит никакой слабости. Кроме того, что её побуждала гордость и стремление оставаться в их глазах сильной, задержки в пути вообще были недопустимы. Она и так отсутствовала долго. Может быть, слишком долго…
Проходили дни. Тарлах внимательно наблюдал за хозяйкой долины, стараясь оценить её характер. Пришлось признать, что она проявляет завидную стойкость, хотя путешествие начинало сказываться на ней. Иногда к концу дня казалось, что её удерживает в седле только гордость.
Дура! Надо ли позволять гордости загнать себя в землю?
Ему стало стыдно. Это недостойно воинов. Подобное упрямство в солдате Тарлах только приветствовал бы, но у этой женщины было не просто желание не проявлять перед ними слабость. Нетрудно догадаться, что Уна из Морской крепости все время находится в напряжении, она боится за свою долину и за то, что могло с нею случиться. Она больше их всех хочет, чтобы путешествие завершилось поскорее. Понимая это, он приказал замедлить движение. У хозяйки крепости достаточно своих забот. Незачем ещё с её помощью разгонять скуку солдат.
Отряд фальконеров недолго двигался по малонаселенной местности и вскоре оказался в совершенно диком месте, по которому словно никогда раньше не ступала нога человека.
Даже для хорошо подготовленных и опытных путников дорога была трудной, часто приходилось спешиваться и вести лошадей на поводу, и хотя они постоянно продвигались вперед, это продвижение было медленным и тяжелым.
Как и любое воинское соединение на марше, они высылали разведчиков, но главным образом полагались на острое зрение своих соколов. Однако птицы всегда докладывали одно и то же: никаких следов других отрядов, дружественных или враждебных, местность остается впереди такой же, трудности пути увеличиваются с каждой милей.
Все это время Уна из Морской крепости держалась обособленно, она не задерживала наемников, не просила у них помощи в пути, даже не пыталась пользоваться дополнительными удобствами или лучшей едой на привалах. Лицо у неё осунулось от усталости, тело болело от напряжения и постоянного пребывания на холодном горном воздухе, но глаза оставались яркими, она с готовностью улыбалась своим молчаливым спутникам, когда они оказывались рядом с ней.
Впрочем, это происходило не часто. Фалъконеры не проявляли невежливости по отношению к своей нанимательнице, но по их обычаям только командир от лица всего отряда имел с нею дело. Вскоре Уна уже узнавала его, хотя он до сих пор не сообщил ей своего имени и не снимал шлема. У неё были другие возможности узнать и отчасти оценить этого человека, не видя его лица. Его походка и осанка, его речь, очертания рта, острый взгляд — все это говорило о многом. Но прежде всего его сокол. Бросающий Вызов Буре оказался подлинным лордом соколов, даже среди своих благородных собратьев он сильно выделялся, и это служило очевидным доказательством исключительности человека, которого он выбрал себе в товарищи.
Командир наемников часто ехал рядом с Уной, он хотел как можно больше узнать о территории, на которой его люди будут жить следующие двенадцать месяцев и которую им, возможно, придется защищать.
Начиная расспрашивать Уну, он мало чего от этого ожидал, но очень скоро понял, что лучшего источника сведений нельзя было и желать. Уна знала свою долину и окружающую местность в мельчайших подробностях. Ничего подобного нельзя было узнать даже от опытного разведчика и рейнджера, не говоря уже о владельце крепости.
В каждом её описании видна была такая глубокая любовь к долине, что она становилась почти ощутима физически. В то же время отношение её к своей родине было вполне реалистическим. Хозяйка долины видела и признавала её недостатки и слабости, как и её достоинства и красоту. Она знала и подтверждала определенные ограничения и была согласна жить в пределах, установленных собственными возможностями.
«Если бы больше было таких людей, — мрачно размышлял Тарлах, — меньше были бы нужны люди его профессии, мрак и разрушение реже затрагивали бы эту мирную землю. Долины и их лорды в этом почти не виновны».
Фальконер предполагал, что такая умиротворенность сопровождает жизнь в далеких долинах, как долина Морской крепости, но он знал покойного лорда Уны и понимал, как трудно было человеку со способностями и амбициями Феррика смириться с необходимостью относительного одиночества и тяжелой работы по управлению такой отдаленной и бедной провинцией. Но даже самая бедная долина дает власть над другими. Брак, подобный тому, в какой вступил Феррик, это недостижимая мечта каждого солдата без девиза, каждого благородного, но безземельного младшего сына лорда, вынужденного пробиваться в мире, в котором вся власть принадлежит тем, кто владеет землей, и где потомственные лорды старательно охраняют свои владения, не допуская их дробления и передавая после своей смерти в руки единственного наследника. Человек, который не является прямым наследником, может прорваться в этот тщательно охраняемый круг только путем разумной и выгодной женитьбы, и даже в эти дни, когда многие долины лишились своих законных лордов, добиться этого нелегко.
Может, Феррик родом из этой местности? Тогда спокойствие и тишина долины были ему привычны и не раздражали. К тому же он был уже не молод, когда стал владельцем крепости, но и не стар, словом, человеком средних лет.
Вероятно, лорд долины хорошо знал его и его род, если в ответ на его предложение отдал ему руку своей единственной дочери и наследницы.
А сама наследница? Тарлах посмотрел на едущую рядом женщину. Выходя замуж, она была, наверное, ещё почти девочкой.
Она ни разу не упомянула о родственниках своего лорда, но если они существуют и могут помочь, он хотел бы об этом знать. Любой союз выгоден перед лицом угрозы от алчного соседа.
— Лорд Феррик был уроженцем вашей долины или вашим далеким родственником? — неожиданно спросил он.
Уна удивленно посмотрела на него. Фальконер никогда раньше не касался её личных дел. Но она тут же поняла причину его вопроса и покачала головой.
— Он был другом моего отца, почти братом, хотя по возрасту мог бы быть его сыном в ранней молодости, как я стала дочерью его зрелых лет. Как солдаты без девиза они много лет воевали вместе до того, как мой отец появился в Морской крепости.
Тарлах пристально взглянул на нее.
— Лорд Харвард был солдатом без девиза?
Женщина долины нахмурилась, раздраженная его явным удивлением.
— Вы, фальконеры, справедливо считаетесь лучшими наемниками, но вы не единственные, кто этим занимается, — вспылила она. — И не вы одни хорошо владеете оружием. Мой отец сражался успешно, много заработал, умно распорядился своим заработком и потому смог ухаживать за моей матерью. А земли получил, так как мать была наследницей долины.
Он смотрел на нее, пораженный её яростью.
— Я не хотел оскорбить тебя, леди… Она сразу же успокоилась.
— Знаю. Могу оправдаться только своей усталостью. Она слегка коснулась его руки, потом вспыхнула и торопливо отдернула свою руку, видя, как он напрягся при её прикосновении.
— Прошу прощения, капитан! — она закусила губу. — Я не хотела показаться невежливой.
Его недовольство было таким явным, что Тарлах выругал себя за то, что не может лучше владеть собой.
— Проявил невежливость я, леди. Ты уже доказала, что уважаешь наше достоинство.
— Я старалась, и то же самое будут делать мои люди, — с несчастным видом промолвила она, — но мы не привыкли иметь дело с другими народами, не знаем чужих обычаев. Могут быть и другие оплошности, несерьезные и ненамеренные, но твоим воинам они могут показаться оскорбительными.
Он улыбнулся, а ей очень редко приходилось видеть его улыбку.
— Поверь, что у нас тоже есть здравый ум, леди. Наемники не могут быть слишком обидчивы. Мы сумеем ужиться, если я правильно понимаю твои слова.
Прошло время. Отряд двигался по трудной, но явно заранее намеченной и содержащейся в неплохом состоянии тропе, которая вилась по крутым склонам. Если бы наклон был чуть больше, тропа превратилась бы в недоступный для лошадей утес.
Но наверху оказалась поразительно ровная площадка, и здесь фалъконеры остановились.
Тарлах смотрел на лежащую внизу местность, и у него от невообразимой красоты на мгновение перехватило дыхание.
Он увидел длинную широкую долину, полого спускающуюся к небольшому заливу. За долиной и по обе стороны от неё вздымались высокие горы, одетые в вечнозеленые леса, веками глядящие на море.
Океан казался огромным ярко синим царством, его неспокойная поверхность пенилась в ярком свете солнца. Но в заливе вода оставалась спокойной. Здесь небольшие волны игриво накатывались на светлый песок, хотя за пределами этого защищенного места они обрушивались на берег с яростью, беспрестанно и неумолимо бились об утесы.
Их гнев казался самым сильным и прекрасным, благодаря очарованию великого океана, в тех местах на севере и юге, где горы вдавались в море длинными низкими отрогами, защищавшими маленькую гавань. В этих местах даже в безветренный день море было покрыто белой пеной, потому что поверхность его разрывали мириады островков и скал.
И над всем этим раскинулось высокое синее небо; его бесконечная даль только подчеркивалась немногими белыми облаками и стаями морских птиц.
Если бы не следы человеческой деятельности, составляющие часть этой мирной картины, усталому взгляду фальконера могло показаться, что перед ним Залы Доблестных. Но маленький залив усеян рыбачьими лодками, а на зеленых склонах, куда не добирались волны, виднелись дома. По обе стороны расстилались возделанные поля и пастбища, а над всем этим, стройная и величественная, грозная на своем высоком, но защищенном утесе, возвышалась круглая высокая башня.
Уна описывала свою крепость, но фальконер пристально и удивленно разглядывал её. Ему никогда не приходилось видеть ничего подобного, а он повидал немало, с тех пор как впервые взял в руки меч.
— Что это за колдовство? — прошептал он. Хозяйка крепости услышала его слова.
— Никакого колдовства! Башня древняя, как я тебе говорила. Она уже была, когда наши предки поселились здесь, но её хранит в целости Сила и мастерство строителей исчезнувшего народа…
Уна с любовью смотрела на башню.
— Но кроме нее, все остальное наша работа. Все, что здесь было из дерева, металла или других материалов, давно превратилось в пыль, когда мы пришли в Высокий Холлак. Все нам пришлось строить заново и содержать с тех пор в порядке.
— Ты говорила о другом древнем строении. Она кивнула.
— Квадратная башня. Мои предки жили в ней до того, как было принято решение переселиться поближе к изобилию моря и земель на берегу. Тогда её отремонтировали, но теперь она снова превратилась в развалины, вся, кроме самой древней части. Но это в глубине долины и с берега её не видно. Ты обязательно увидишь Квадратную башню, если поедешь в глубь долины.
Женщина замолчала. Подняла взгляд, серьезный и полный надежды.
— Ну, птичий воин, теперь ты увидел Морскую крепость. Что ты о ней скажешь?
Тарлах стоял молча. Как ему сказать, что это зрелище вызвало у него сердечную боль, что с первого взгляда тут поражает красота, естественность и уравновешенность жизни, мир и гармония сразили его, как копьем, после того насилия и разрушений, которых он насмотрелся за последние годы?
— Такая долина стоит того, чтобы владелец о ней заботился, — сказал он наконец.
Глаза фальконера сузились. Теперь он разглядывал окружающие горы, оценивал, какую опасность они представляют, как их можно использовать для защиты. Он знал, что долина Морской крепости состоит не только из того, что он видит, и её территория вдвое больше, но только видимые отсюда земли плодородны и населены. Прежде всего следует обезопасить это место. Потом он посмотрит, что можно сделать для защиты всех земель долины.
Несмотря на размеры долины и относительно небольшие силы, которыми он располагает, задача вполне выполнимая. Местность труднопроходимая, одна из самых недоступных, какие ему встречались. Горы представляют внушительную преграду на пути любого захватчика, особенно для крупных отрядов. Их собственный поход оказался очень тяжелым, а ведь они шли по тропе, за которой следят, как за основной дорогой.
— Есть ли другие проходы в долину? — спросил он, не отрывая взгляда от далеких вершин.
— Нет, если не считать моря. Отчасти поэтому мои предки выбрали это место: здесь меньше всего вероятность появления врага. Понимаешь, тогда мы не знали, что есть на этой земле. Было много свидетельств, что она необитаема и долго оставалась такой.
— А как же Квадратная башня? Я по опыту знаю, что люди не строят большие сооружения, особенно из крупных блоков, если нечего охранять или остерегаться. Ты говоришь, что только эта долина пригодна для земледелия и что во всем районе нет залежей ценных руд, поэтому я сомневаюсь, чтобы Древних сюда привлекли богатства земли.
Уна медленно кивнула.
— Хорошо сказано, птичий воин. Я почти забыла. Проход есть, но он ведет к местности дальше от моря, а не в эту долину. Сюда можно пройти только по нашей тропе или с моря, и здесь легче защищаться.
— Это нам мало поможет, если не хватит людей. Всякий вход в твои владения должен охраняться, леди. Решительные люди могут совершить чудеса, даже располагая самой незначительной брешью.
Пальцы её, сжимающие поводья, побелели.
— Ты прав. Моя беззаботность могла дорого обойтись Морской крепости.
Она чувствовала на себе взгляд его серых глаз. На мгновение они перестали быть холодными, а прониклись таким пониманием и сочувствием, что Уне пришлось призвать на помощь все свое самообладание, которого требовало её положение.
— Ты должен презирать меня, — прошептала она.
— Нет! Тебя не готовили к тому грузу ответственности, который возложила на тебя судьба. Но у тебя хватило ума понять, что тебе нужна помощь таких, как мы. — Он улыбнулся. — Я думаю, ты заинтересована не только в наших физических силах, но и в опыте.
— Гораздо больше, чем ты думаешь, птичий воин. Она испытывала к нему огромную благодарность. Этот закаленный воин не осуждал её и не относился к ней покровительственно. Он понимал её положение и свою собственную роль при ней.
Внимание Тарлаха вновь обратилось к долине и к странной форме крепости, лицо его посуровело.
Есть ещё одна проблема. Как он уже сказал, Уну нельзя винить в недостатках обороны её долины, но разве у неё не было советников? Внизу должны быть мужчины, опытные в делах войны. — Что касается Квадратной крепости, то в ней нужно немедленно разместить сторожевой пост. Если бы мы были захватчиками, наши мечи уже покраснели бы от крови твоих людей.
Хозяйка долины улыбнулась.
— Может быть, будь я не с тобой, я не была бы так спокойна. К тому же меня ждут в сопровождении такого отряда. Иначе ты бы не увидел такую мирную сцену. И многие твои люди не увидели бы долину, вообще ничего бы больше не увидели.
Фальконер застыл.
— Наблюдатели?
— Конечно. Ты считаешь нас совсем глупцами? Я думала, ты заметил, что уже несколько миль за нами наблюдают. — Она поймала его взгляд на Бросающего Вызов Буре, который сидел на луке седла. — Не нужно винить крылатого. У нас мало людей, поэтому нам понадобилось большое умение скрываться и незаметно подкрадываться. Наши юноши умеют маскироваться. В местности, где враг может тебя заметить с высоты, не стоит сидеть на дереве. Даже острый взгляд твоего друга не в силах заметить наших часовых. К тому же они не излучают ненависть или другое сильное чувство, которое он сумел бы уловить. Я считаю, что у него чутье острее нашего.
Командир стиснул зубы. Это серьезная ошибка. Она могла бы привести к гибели отряда, и его унижало то, что в первый же момент прибытия в долину, которую он обязался защищать, его поймали на такой оплошности.
— Твоих людей можно поздравить, — мрачно сказал он.
Уна кивнула в знак согласия, но не стала продолжать эту тему. Этот инцидент мог привести к серьезным разногласиям в самом начале его службы. И не произошло это только потому, что командир наемников хорошо владел собой. А она не собиралась и дальше подвергать испытаниям его выдержку.
— Давай спустимся. Мои люди подготовили для вас казармы, но все равно понадобится время для устройства, а день уже подходит к концу.
Уна первой двинулась по крутой узкой тропе, которая вела к единственному входу в Круглую башню.
Вначале их встретила только группа молодых часовых, но потом вышел Руфон. Уна видела, как отвисла его челюсть, и с трудом сдержала смех. Очевидно, ему ещё не доложили, в каком обществе она возвращается.
И тут она слегка встревожилась. Она знала, что Руфон уже приказал готовить пищу, развести огонь и вообще приготовил её комнаты. Не сомневалась она и в том, что он подготовил казармы для наемников, хотя и не верил в успех её поездки. Но достаточно ли этой подготовки? Смогут ли жители долины, преимущественно женщины, содержать этих солдат долгое время?
Но в её улыбке, с которой она встретила своего помощника, не было и следа этой тревоги. С его помощью она спешилась.
— Спасибо, — проговорила она негромко, чтобы только он мог её слышать. — Я привела с собой помощь, но и проблемы, как кажется.
— Несомненно, — с чувством согласился ветеран и удивленно покачал головой. — Но каким колдовством ты этого добилась?
— Повезло, хотя перед этим я чуть не погибла. Но прошу тебя, друг, не говори с ними об этом. Они подпрыгивают, как котята, услышав о колдовстве.
Он усмехнулся.
— Не бойся, леди Уна! Мы постараемся оберегать их чувства и их самих. — Лицо его смягчилось. — Хорошо, что ты вернулась, миледи.
— И мне приятно вновь оказаться дома. Она взглянула на крепость.
— Я хочу побыстрее разместить наших солдат без девиза. Ты подготовил для них место в башне? Разумеется, их нельзя размещать в домах вместе с семьями местных жителей.
— Да, леди, как ты и приказала.
— Хорошо. Поторопись и подготовь комнаты лорда Харварда. Я хочу поселить в них капитана.
Руфон нахмурился, но быстро спохватился. Он любил лорда Харварда, и ему не нравилось, что наемник теперь будет жить в личных помещениях хозяина, но он сразу же понял, что это разумный ход со стороны Уны. Хотя она их нанимательница, в помещениях фальконеров её не ждет радушный прием, но как хозяйка крепости она должна будет встречаться и, вероятно, часто с командиром солдат. Такой компромисс позволит обеим группам держаться обособленно, а чести леди при встрече с фальконером ничего не будет угрожать.
Уна ожидала сопротивления или, по крайней мере, неодобрения со стороны Руфона и почувствовала облегчение и радость, не встретив ни того, ни другого.
Возможно, из за того что он так легко принял её план, она была совершенно ошеломлена, когда наемник встретил его в штыки.
Не успела она закончить, как глаза Тарлаха сверкнули.
— Офицеры и воины фальконеров всегда остаются вместе, — с ледяной непоколебимостью возразил он ей, и слова его обожгли, как удар бича.
— Хорошо, — ответила она, в свою очередь рассердившись. — Но я должна иметь к вам доступ, так что предупреди своих товарищей, что я, хоть и женщина, часто буду бывать в их помещениях. Успокойся, птичий воин, я не собиралась приглашать тебя в свою спальню, когда нам нужно посовещаться. У моего народа тоже есть свои обычаи!
Женщина из долины взяла себя в руки. Конечно, у них свои традиции, но её народ не преследуют такие скрытые или открытые страхи.
— Помещения хозяина крепости просторны. Вы можете там разместиться вдвоем или даже втроем. И даже больше, если захотите.
Тарлах ненадолго замолк, вначале удивившись внезапному взрыву всегда такой сдержанной леди, потом понял, в чем причины этого взрыва и что заставило её повторить предложение. Солдаты без девиза обычно не живут в доме своего нанимателя. Уна сделала для него исключение, учитывая обычаи его народа. Она подавила раздражение его отказом и ещё больше раскрыла свои личные помещения перед чужаками, потому что решила, что он боится оторваться от своих.
Он заставил себя сдержаться. Иначе она ещё больше укрепится в своей ошибке.
Надеясь, что шлем скрывает краску стыда на его лице, он поднял руку в грубоватом приветствии.
— Не нужно. Ты проявила больше предусмотрительности, чем я, леди Уна. Должен поблагодарить тебя за это.
Она кивнула, но он чувствовал, что она по прежнему напряжена. И заставил себя улыбнуться.
— С солдатами без девиза редко обращаются так хорошо. Ты застала меня врасплох.
Лицо её прояснилось; словно по волшебству, к нему вернулось обычное открытое выражение.
— Ну, у нас, в Морской крепости, есть причины хорошо к ним относиться, верно?
Тарлах опустил свой вещевой мешок на пол и осмотрелся. В большой комнате его охватило ощущение уюта. Комната хорошо меблирована, мебель солидная и массивная, она прекрасно сделана, но явно из местных материалов и, очевидно, местными мастерами. Никакой экзотической древесины или сложной инкрустации, какие предпочитали богатые лорды юга, когда Высокий Холлак ещё не был втянут в войну и у них было достаточно средств для таких излишеств.
Несмотря на то, что слуги заранее не были предупреждены, все было готово к его приему — достаточное доказательство, что здесь подчиняются приказам Уны из Морской крепости. Высокая кровать застелена, занавеси отведены. В камине весело горят дрова, и в комнате тепло. В подсвечниках свечи, готовые осветить комнату, когда зайдет солнце.
Тарлах подошел к среднему окну из трех и остановился перед ним, глядя на долину и на залив за ней. Уже вечер, заходит величественное красное солнце.
«Прекрасный вид, — подумал он, — и окно достаточно велико, чтобы наслаждаться им». Комната расположена высоко, и потому здесь больше воздуха и света, чем в нижних помещениях и вообще в других крепостях обычной конструкции. Так же было и в Гнезде…
Каждое окно снабжено тяжелыми металлическими ставнями, их можно закрыть в случае опасности, но Тарлах чувствовал, что ими пользуются только при жестоких бурях, которые изредка бушуют со стороны моря.
Его охватила печаль. Это спокойствие может скоро кончиться.
Нет! Его долг — сохранить здесь мир, не допустить, чтобы эту долину постигла та же судьба, что и многие другие долины Высокого Холлака.
Сзади послышался стук, и с разрешения Тарлаха неслышно распахнулась большая дубовая дверь.
Тарлах поднял руку, приветствуя Бреннана.
— Добро пожаловать. Входи и смотри, как жил лорд долины Морской крепости.
— Неплохо жил, — заметил Бреннан, осматривая тяжелую темную мебель и великолепные гобелены. Ему тоже понравилось обилие света. — И ты будешь хорошо жить, товарищ.
— Очень хорошо! Как устроились остальные?
— Вполне удобно. Жители долины не скупы. С ними мы не умрем с голоду.
Бреннан подошел к окну.
— Долго бы пришлось искать, чтобы найти лучший вид, — заметил он с восхищением. — Интересно, что ещё можно увидеть с такой высоты.
— С другой стороны? Думаю, часть залива и, конечно, горы. Контраст там должен быть ещё драматичней.
— Кто ещё живет наверху?
— Только леди Уна, — инстинктивно он заговорил жестче, но потом пожал плечами. — Она не будет слишком часто тревожить меня. Ей тоже хочется спокойствия.
Его товарищ рассмеялся.
— Ну, внизу спокойствия мало. — Он стал серьезней. — Что будем делать, Тарлах?
— Пока ничего особенного — по крайней мере, все вы. Я должен буду поработать с леди Уной, объехать с ней или с её разведчиками долину и осмотреть её границы. Но это только моя задача. А вы пока должны получше и побыстрее освоиться с Морской крепостью. Пользуйтесь помощью молодежи для знакомства с местностью. Местные жители помогут охотно.
Лейтенант кивнул. Вполне логичный и общепринятый план действий для наемников, которым предстоит защищать долину. Знание своей территории и местности, занятой противником, сокращает потери, часто очень значительно, а иногда и определяет победу.
Когда Бреннан вышел, командир вернулся к окну. Он расслабился и испытывал удовлетворение. Все приказы отданы. Он без опасений выпустил Бросающего Вызов Буре, который рвался на свободу.
Всем соколам понравилась горная местность, во многих отношениях похожая на их родину. Хорошо снова оказаться в горах и на свободе.
И хорошо, что есть с кем разделить эту свободу.

Глава четвертая

Вслед за весной наступило великолепное лето. Спокойствие жизни Морской крепости ничем не нарушалось. Тарлах обнаружил, что чаще, чем ожидал, оказывается в обществе хозяйки долины. Он стал задумываться над их отношениями.
Впрочем, это происходило не часто. Его покорило это прекрасное дикое царство, и очень скоро он понял, что лучшего проводника в нем быть не может.
Женщина демонстрировала феноменальные знания своей долины. Она знала буквально каждый её клочок, все особенности обширной местности, и с каждой поездкой он все больше и больше удивлялся глубине этих знаний.
Усиливалось и его очарование этим миром гор и моря, но, несмотря на эту окоддованность, он, так же как и хозяйка долины, понимал, что Морская крепость вряд ли будет раем в глазах постороннего. Да, у неё обширная территория, но она бедна пахотными землями, как с самого начала предупредила Уна, и все эти земли сосредоточены в узкой долине, охраняемой Круглой башней. Здесь жители выращивали урожай, кормивший их и их скот, стригли шерсть обычных для горных районов овец, маленьких и темных. Их мясо гораздо нежнее, чем у более крупных животных с равнин, а шерсти у них хоть и меньше, но она прочнее. Держали тут также полудиких коз, свиней, мулов и ослов, а также разнообразную домашнюю птицу.
А вот лошади здесь были замечательные, существа такой красоты и благородства, что казались скорее созданиями фантазии бардов, чем обычными животными, выросшими в этом древнем, знавшем много несчастий мире. Тем не менее, они были и отличными рабочими лошадьми, прекрасно подходили для охоты и поездок по горной местности. И, по крайней мере, те из них, которые были для этого обучены, становились замечательными боевыми лошадьми, и любой фальконер отдал бы за такого коня жалованье за целый год своей службы.
Наемник вздохнул. Вряд ли он или кто то из его отряда сможет владеть такой лошадью. Лошадей в долине немного, их выращивают только для собственных нужд, не больше. Рынки, на которых дали бы приемлемую цену за них, слишком далеко, и путь к ним слишком труден, чтобы оправдать усилия по выращиванию большого табуна. Даже перед вторжением Ализона лошадей никогда не водили дальше, чем на полугодовые ярмарки в Линну.
И хорошо. Морской крепости всегда не хватало людей, чтобы отправить их в долгие поездки. Долина никогда не воевала с соседями, но эти заброшенные дикие места всегда привлекали, как магнитом, разбойников, а берег позволял причаливать пиратским кораблям. Это были общие враги, и боролись с ними сообща. Они появлялись достаточно часто, и потому в каждой долине приходилось содержать хорошо подготовленный и закаленный гарнизон для борьбы с ними.
Но главная задача отражения опасности с моря всегда выпадала на Морскую крепость. Ее гавань слишком мала, чтобы привлекать торговые корабли из больших портов на юге, но в то же время это единственное убежище для одиноких кораблей в этом районе.
«Но все это неважно, — думал Тарлах, — ни экономические трудности, ни опасность со стороны моря или суши, ни разбойники. Человек здесь может быть счастлив. В этом месте можно пустить корни, строить дома и растить детей, слиться с миром, приветствовать тех, кто тоже согласен работать, радоваться миру, который может стать домом, где можно снова стать сильным и счастливым…»
Мысли его прервались, вернее, начали расплываться. Подействовали шелест ветерка, гул морского прибоя и приятное дневное тепло, и Тарлах позволил своим мыслям унестись далеко.
Но это недолгое забытье прервал отдаленный крик в вышине, и Тарлах непроизвольно взглянул в небо, отыскивая кричащую птицу. Это был Бросающий Вызов Буре. Тарлаха заполнила радость: он следил, как его сокол взмывает вверх вместе с Солнечным Лучом Бреннана. Неосознанно он напряг мышцы, как будто хотел присоединиться к своему спутнику в бесконечной свободе полета, присоединиться и телом, и духом.
Полет представлял собой просто игру, это птичий способ выразить радость прекрасным днем, но в то же время, как и любая пара в отряде, они летали и с другой, гораздо более серьезной и постоянной щелью. Эти соколы — высокогорные птицы, и Морская крепость полностью отвечала их природным запросам. И потому ежегодное спаривание принесло так много потомства, как никогда с тех пор, как фальконеры покинули Гнездо и катастрофа заставила их пуститься в странствия. Еще одно такое спаривание, ещё один год в долине, и будущее черно белых птиц обеспечено. И даже если люди, спутники птиц, исчезнут, сохранение птичьего рода послужит для них утешением.
Но тут у Тарлаха перехватило дыхание. На берегу появилась Уна. Она направлялась к нему, но услышала крик птиц и остановилась, наблюдая за ними. К его ужасу, она подняла руку в приветствии его народа, и соколы — они ответили, не просто признали её присутствие, но и приветствовали как своего.
Она понимает! Эта проклятая женщина понимает мысли и поступки птиц!
За несколько мгновений он добежал до нее. Грубо схватил за руку, развернул, заставив смотреть себе в лицо.
— Ведьма! Не смей применять к ним свои заклинания!
Уна попыталась высвободиться, но поняв, что не сможет, застыла неподвижно, если не считать сверкающих глаз, полных зеленого огня негодования.
— Ты судишь по странным меркам, фальконер. Для тебя это естественный способ общения с другим видом. Для меня — отклонение, нечто позорное и грязное, чего следует опасаться. Ее презрение ударило его, как бичом, но он не уступал.
— Для тебя это неестественно.
— Тогда очень трудно будет понять, почему ни одно животное по своему не отказывало мне в приветствии и в добром пожелании.
Хватка его чуть ослабла, и она смогла вырвать руку.
— Да, такой дар не часто встречается у моего народа, и мне всю жизнь приходилось следить за собой, иначе меня назвали бы выродком или ещё похуже, горем и позором моего дома. Я и перед тобой не хотела открываться, но соколы сами приветствовали меня, и я не увидела в этом вреда. — Она отвернулась от Тарлаха. — Наверно, я не должна была ожидать от тебя другой реакции.
Голос её дрожал, она торопливо пошла обратно.
Тарлах поморщился, поняв, какие боль и гнев звучали в её голосе.
Справедливый гнев. Ему не нужен был упрек соколов, чтобы понять это.
— Леди! Леди Уна! Подожди!
Женщина остановилась и снова повернулась к нему, ничего не говоря.
Он остановился перед ней и стоял, как оруженосец перед рыцарем.
— Я поступил неправильно…
— Да! — Уна холодно смотрела на него. Плечи её были расправлены. — Подготовь своего коня, капитан, и прикажи, чтобы подготовили моего. Кажется, мысли о колдовстве у тебя всегда на уме, а обвинения — на языке. Вся наша местность свободна от колдовства, но у меня есть подруга, которая тебе явно покажется подозрительной. Она не последовательница Тени, но ты должен судить сам. Если рассудишь по другому или твой страх окажется слишком сильным, тогда уходи и не трать больше моего времени и средств. Рука наемника легла на рукоять меча, и он с большим трудом заставил себя не обнажать оружие.
— Берегись, женщина. Мы дали клятву служить…
— Будь проклята ваша клятва! Какая мне от тебя польза, если ты будешь ненавидеть меня больше врага? В конце концов Огин ведь мужчина, — горько добавила она. — Какая разница, если он заманивает и грабит корабли, чтобы увеличить свои богатства?
— Злое суждение!
— Почему бы ему и меня так же не использовать? Подготовься к поездке, фальконер, и нужно будет решать, останешься ли ты со своими людьми у меня на службе.

Глава пятая

Они выехали из Круглой башни в мрачном молчании. Тарлах подумал, не совершает ли он глупость, никому не говоря о своем отъезде, отправляясь с этой женщиной наедине, но в следующее мгновение отбросил эту мысль. Да, гордость и обида отталкивают его, но его обязанность — изучить местные условия и их влияние на отряд, а это, к несчастью, включает и посещение мест, где действует Сила. Что касается Уны, то с ними Бросающий Вызов Буре, и поэтому командир фальконеров знал, что бы ни собиралась делать женщина, сознательно она не причинит вреда ни птице, ни ему самому. Такое предательство ей не свойственно. Он вынужден признать это, несмотря на все свое раздражение.
Они продолжали молчать, время шло, и наемник все больше и больше тревожился. Он никогда не считал, что владелица долины навязывает ему свои разговоры, но теперь вдруг понял, как наслаждался её рассказами о своей земле, наблюдениями местности и удивительно большого количества её диких обитателей, часто совершенно поразительными ответами на его замечания. Теперь, когда это общение неожиданно прекратилось, он чувствовал себя так, словно что то безвозвратно потерял. И чувство это было тем более неприятным и болезненным, что в ссоре виноват он сам.
Наконец он послал свою лошадь вперед и поравнялся с жеребцом Уны.
— Неужели мое преступление так велико? — мрачно спросил он.
— Нет. Тебя нельзя винить в том, что ты таков, какой есть. Я сержусь главным образом потому, что твое отношение ко мне заставило меня высказать все это.
Она серьезно посмотрела на него.
— Женщины тоже умеют дружить. И мы ценим друзей не меньше вас, ценим их близость и уверенность, которую они нам дают.
Я, вероятно, ценю это больше других, потому что у меня есть только одна подруга, одна сестра моей души. У меня не было братьев и сестер, а если в соседних долинах и были девочки моего возраста, это было очень далеко и мы не могли встречаться А что касается местных детей, отец считал, что мне не стоит играть с ними, особенно когда примирился с мыслью, что наследников у него больше не будет.
Мои дни были целиком заполнены, но мне не хватало подруги. Чем старше я становилась, тем больше нужен был кто то, с кем я могла бы дружить и вместе познавать жизнь. И вот словно Янтарная Леди Помогла мне. Я как то оказалась в том месте, куда мы с тобой едем, и встретила там девушку, свою ровесницу, которая любит Морскую крепость, как я, и которую интересует то же, что меня. У нас с ней даже одно имя.
Она улыбнулась этому воспоминанию о встрече, но почти сразу снова стала серьезной.
— Она не человек, вернее не совсем такой человек, как мы, и даже ребенком я понимала, что она должна держаться подальше от людей. Она до сих пор никому не показывается. Уна услышала, как он резко перевел дыхание, и кивнула.
— Да, для меня эти встречи могли стать опасными, но мне повезло. Мне очень дорога была эта дружба, но я рассказала о ней матери и няньке, которая была мудрой женщиной с большими способностями. Они встретились с другой Уной и одобрили нашу дружбу, но они единственные, кто видел её.
Глаза Тарлаха потемнели от тревоги.
— Если эта… Уна не связана со злом, почему ты считала,, что нужно скрывать ваши встречи?
— Отчасти потому, что таково было её желание, как я уже упоминала, отчасти из за меня. Дочь хозяина долины всегда должна думать и действовать, помня о своем положении. А я была к тому же и наследницей. Нельзя было допустить, чтобы меня сочли странной, связанной с тем, чего лучше не касаться. У меня большие способности к лечению, гораздо большие, чем у любой девушки благородного происхождения — ты ведь знаешь, что это часть нашего образования. И из за моего пола и положения все принимали этот талант с благодарностью. Однако на любые другие способности, связанные с Силой, смотрели бы не так благосклонно.
— Никаких разговоров с животными или дружбы с Древними?
— И то, и другое стало бы препятствием для моего вступления в права наследства.
— Но Сила в той или иной форме проявляется во многих родах из долин, — напомнил он ей. — И обычно не вызывает негодования.
— Да, но такой дар считается подарком — или проклятием — древности. В нашем семействе никто не умел общаться с животными и не был связан с Древними.
— То, что в другом месте приветствуется, здесь и в наши дни встретилось бы с осуждением?
— Да, учитывая обычаи нашего народа. Уже одно то, что женщина долго правит долиной, у многих вызывает негодование.
Тарлах внимательно смотрел на нее.
— Однако ты хочешь отвести меня к своей подруге?
— Должна. Возможно, тебе придется сражаться за меня, и ты должен мне доверять. В глубине сердца ты должен знать, что я на стороне Света, а не Тьмы.
Он наклонил голову.
— Я хочу сказать, что у меня и нет таких подозрений относительно тебя.
— Ты должен их иметь. Ты ведь фальконер.
— У нас есть на это причины, леди, — негромко проговорил он.
— Я и не думала иначе, особенно после того, как немного узнала тебя, — печально ответила она.
— Ты не спрашиваешь об этих причинах?
— У меня нет такого права, — возразила Уна. — Это история фальконеров и дело фальконеров.
Тарлах несколько минут молчал.
— До того, как мы пришли в земли, где основали свое Гнездо, мужчины моего народа были порабощены. — Глаза его закрылись при воспоминании этого древнего ужаса. — Ты не можешь представить себе тяжесть этого рабства, навязанного нам последователями Темного пути. Нас держала в рабстве Древняя. Она даже внешне не была человеком, но несмотря на всю свою Силу, она не могла действовать на нас непосредственно. Чтобы добиться своего, она воспользовалась нашими женщинами. Каждая женщина превращалась в её орудие, она использовала их, чтобы порабощать нас и уничтожать…
Со временем ценой огромных потерь мужчины моего народа освободились, и спасшиеся бежали на север, наняв салкарские корабли и взяв с собой оставшихся в живых женщин, но обращались уже с ними так, как обращаемся мы и сегодня.
Мы спаслись, понимаешь, но наша победа была лишь частичной. Темная была одурачена. Ее пленили, но она не умерла. Она продолжала жить и все время искала женщину, которая ради неё пролила бы свою кровь и тем освободила бы её. Тогда она снова овладела бы нами. Возможно, никакой другой народ ей не подходил. И мы не смели вступать в дружеские отношения со своими женщинами, потому что через эти отношения она снова могла захватить нас, если бы ей удалось освободиться. Очевидно, в течение многих лет и столетий эта необходимость сторониться женщин стала обычаем. — Он пожал плечами. — Презрение и ненависть заняли место чувств, которые наши предки когда то испытывали. С течением времени такое отношение распространилось на всех представительниц вашего пола. Ведь в Эсткарпе гораздо больше женщин, владеющих Силой, и они все были потенциально опасны для нас.
Он неожиданно замолчал: ему пришла в голову новая мысль, поразившая, как нападающий сокол.
— Наши женщины должны ещё больше нас бояться её возвращения. Может быть, поэтому они никогда не пытались искать другой жизни, хотя Эсткарп совсем рядом и они могли бы найти там убежище. — Он напряженно глядел вдаль. — Их страх больше . нашего. Мы были порабощены, но оставались прежними, оставались людьми. А те, кто служил ей, переставали быть собой. Внешне оставались как и были прежде, но внутренне менялись, как те, кто принимал подачки колдеров.
— Все ваши женщины были так связаны с Древней? — негромко поинтересовалась она.
— Нет. В нашей истории это было так. Ей нужны были немногие, с особыми свойствами, но большинсто тех, кого она призывала, отказывались и погибали из за этого. Но всегда находились и такие, кто соглашался. Сила её и наша беда в том, что ни одна женщина не могла сопротивляться ей или выжить после отказа. А всякая согласившаяся порабощала затем связанных с нею мужчин. — Поэтому, раз побывав в западне, вы решили вообще ограничить отношения с женщинами?
— Можно ли рисковать судьбой народа вторично? — возразил он.
— Да, я бы не стала, как ни велика цена. — Уна некоторое время молчала. — Возможно, выход для вас, и мужчин и женщин, в том, чтобы брать партнеров из других народов. Ты сказал, что ей нужны были люди вашего племени, чтобы добиться своего. — Она задумчиво смотрела на него. — Вид, не способный до некоторой степени изменяться, обречен, потому что обязательно наступает время, когда потребуются перемены. Я думаю, это справедливо и для людей, и для животных.
— Может быть. И, возможно, со временем нам придется рискнуть и пойти по этому пути, иначе мы вымрем. Но, леди, можешь ты представить себе женщин других народов среди нас? Представительницы твоего пола ненавидят наши обычаи. И неужели привычки, выработанные поколениями, могут перестать действовать, если кто то из нас признает неизбежное и заставит других последовать своему примеру? До этого никогда не дойдет.
— Правда? Тогда я опасаюсь за ваше будущее. Сейчас ваши деревни в Эсткарпе. И ваша древняя история не устоит перед примерами другой жизни, гораздо более богатой и спокойной, и совсем рядом. Добавь к этому ваши потери со времени появления колдеров, и ты согласишься, что твой народ в большой опасности, даже смертельной, признаешь ты это или нет.
Она несколько мгновений смотрела на Бросающего Вызов Буре, который величественно сидел на седле перед всадником.
— Я не буду жалеть, если ваши обычаи уйдут в прошлое, но, фальконер, то, чего вы достигли с этими доблестными птицами, не должно быть утрачено. Это сделало бы беднее весь наш мир. Тарлах не знал, как ему поступить: смотреть на эту женщину в благоговении или проклинать её за то, что она так точно выразила его страх, словно прочла мысли. Холодок пробежал по его коже: может быть, именно это она и делает.
Он решил промолчать и переменить тему, пока она не догадалась о его боли и безнадежности, которые всегда охватывали его, когда он вспоминал об уничтожении Гнезда.
— То, что мы должны будем вынести, мы вынесем, — сказал он решительно и с выражением, которое не позволяло дальнейшего обсуждения. — Но как ты сама, леди? Мне интересен… твой дар. Очевидно, ты умеешь общаться с соколами, как мы. А с другими животными тоже можешь?
— И да и нет. Животные все разные, и с одними мне общаться легче, чем с другими. Ваши соколы удивительные. Никогда не думала, что у животных может быть такое сложное мышление. Такое бывает только у кошек. К тому же я никогда не общалась с птицами.
Она помолчала в нерешительности.
— Я не хотела обидеть тебя или повредить, обращаясь к ним. Но они ответили на мое приветствие без всяких опасений, и я решила, что поступаю правильно.
— Но ты скрыла от нас твою способность общаться с ними, — заметил он.
— По привычке. Я это от всех скрываю. Но я не пыталась скрыть злое намерение или дело.
— В это я верю, — сказал он немного погодя. — Значит, ты можешь общаться со всеми теплокровными. А как с теми, у кого кровь холодная?
— Немного могу с чешуйчатыми и теми, кто живет и на суше и в воде, но у меня почти нет контакта с насекомыми, рыбами и другими подобными созданиями.
Она ответила и на его невысказанный вопрос.
— Мысли людей читать я не умею. У Тарлаха хватило самообладания скрыть свое облегчение.
— Ты не вступаешь в дружбу с отдельными животными, как мы со своими крылатыми братьями и сестрами? — спросил он.
Она покачала головой.
— Нет. Все общаются со мной, но никто не становится другом. Ваши соколы действительно сами выбирают воина себе в друзья?
— Да, они как только вылупятся из яйца, начинают дружить с одним из нас. Другие животные не имеют с нашей стороны такого отношения. Попробуй сама сделать первый шаг. Выбери животное, которое можешь уважать и любить, и обратись к нему. — Он помолчал. — Лучшим выбором была бы кошка. Ты сама об этом говорила. Кошки не только предпочитают жить с людьми, к ним можно относиться с любовью. И тебе не придется открываться перед другими. — Тарлах улыбнулся. — Они маленькие. Это большое преимущество, если ты хочешь, чтобы друг был с тобой рядом всегда и везде.
Уна рассмеялась.
— Хорошо сказано, птичий воин! Я это запомню. — Она стала серьезной. — А что касается остального… Если такая дружба возможна, я сделаю все, чтобы добиться её и быть достойным другом.
Теперь их молчание стало совсем другим, дружеским, всегда готовым превратиться в оживленный разговор, особенно при виде красивой местности.
Они находились в горной внутренней части владений, и, зная, что фальконеру нравятся такие места, Уна выбрала маршрут по крутому склону к утесу, откуда открывался вид на много миль вокруг. Еще более высокие вершины скрыли от них океан, но скалы и леса, крутые горные луга, заросшие вереском, утесником и папоротником, небольшие быстрые ручьи, питающие невероятно чистые и прозрачные озера, низины, зеленые от свежей травы и болотной поросли, — все это было величественно само по себе и не менее прекрасно, чем знакомый облик моря.
Сила эмоций, охвативших Тарлаха, вызвала у него легкое ощущение вины, как будто он предавал Гнездо и все то, что означала их погибшая крепость.
Чтобы подавить это ощущение, он резко заметил:
— Есть гораздо более высокие горы.
— Вероятно, и величественнее, — согласилась она, — но я думаю, что не смогла бы полюбить их больше, чем эти. Они мои друзья с детства, и их красота стала моим мерилом всего прекрасного.
Он заставил себя расслабиться. Уна ничего плохого ему не сделала. Она не виновата в его слабости и в тех затруднениях, которые он испытывает.
— Со мной то же самое, — сказал он. — Я родился на высокогорье, оно и сегодня притягивает меня. — Фальконер легко и естественно улыбнулся. — Но здесь и океан сумел наложить на меня свои чары, чего никогда не случалось раньше.
Он посмотрел на нее.
— Твоя крепость обладает очарованием, леди. Нужно в этом признаться.
Женщина огляделась вокруг.
— Да, — ответила она, — очарование вселяет спокойствие в сердце.
Уна смотрела на свою долину, а командир наемников — на нее. Она, заметив направление его взгляда, с некоторым удивлением взглянула на него.
— Что нибудь не так?
Он чуть покраснел, потому что не сознавал, как внимательно её разглядывает.
— Нет, леди. Я думал о твоем отношении к своей земле, — торопливо добавил он. — Оно весьма необычно.
— Неужели оно такое странное? Мне кажется, его разделяет большинство владельцев долин.
Тарлах покачал головой.
— Нет, — медленно возразил он, — это не так, по крайней мере, у тех, с кем я был знаком. Они смотрят на свои владения глазами правителей, земледельцев, пастухов и, естественно, солдат. Они видят в них свой дом, свои корни и любят за это. А ты смотришь на мир как влюбленная.
Неожиданный резкий порыв холодного ветра заставил его посмотреть на небо. На голубом куполе появились темные тучи.
Тарлах вздохнул про себя. В этих горах бури случаются неожиданно, и, судя по этим тучам, они не успеют вернуться в башню до её начала. Придется искать где нибудь убежище и переждать непогоду. Это лучше, чем продолжать путь и промокнуть под дождем.
Он повернулся к своей спутнице.
— Поедем или поищем убежище?
— И то и другое. Наша цель уже близко, и там есть подходящее укрытие.
Едва кончив говорить, она послала лошадь вперед, миновала вершину и начала быстро спускаться по противоположному склону. Эта скорость испугала бы многих закаленных мужчин.
Воин несколько мгновений смотрел ей вслед, потом последовал за ней. Каковы бы ни были другие её способности, Уна из Морской крепости справляется с лошадью лучше всех, кого он знает.
Они довольно долго скакали галопом, наконец лошадь Уны перепрыгнула, почти перелетела через высокую живую изгородь и исчезла с глаз. Через несколько секунд Тарлах присоединился к ней.
Он с удивлением осмотрелся. Они находились на небольшом поле, со всех сторон окруженном высокой растительностью. Через самый низкий участок этой ограды они и перескочили. Трава высокая, здесь явно никто не обитал, и внимание воина привлекла высокая стена из растений. Непрерывной сплошной массой возвышались остролист, фуксия, горный ясень и рододендрон, а вереск, ракитник и почти бесконечное разнообразие более мелких растений, многие с яркими цветами, закрывали промежутки между большими деревьями.
Здесь росли и розы, дикие розы, а также вьюнки с крохотными красными цветками, которые поднимались до самых вершин поддерживающих их деревьев и живыми каскадами свисали с ветвей. В других местах не менее живописную картину представляла ароматная жимолость.
— Невероятно, — удивился Тарлах после недолгого молчания. — Откуда это? Такое невозможно вырастить. Всей жизни не хватило бы на эти розы, а уж деревья…
Уна рассмеялась.
— Конечно, это посадила не я! Я только немного подрезала их, но больше в действия природы не вмешивалась. Но ей помогали, конечно. Некоторые деревья уже одичали, но когда то их посадили человеческие руки, руки наших предков.
Упало несколько крупных капель дождя, и Уна схватила фальконера за руку.
— Пошли, или нас затопит, несмотря на все усилия лошадей.
— А как же они? — заволновался он, идя за ней.
— С ними будет все в порядке. Смотри, они уже под укрытием.
Она провела своего спутника в убежище под большим падубом. Вокруг и над ними оказался сплошной покров из листьев и ветвей. Растительность, казалось, образует естественный туннель, ведущий в самое сердце живой изгороди.
Они прошли по этому туннелю до самого конца — до ствола старого дерева. Здесь ветви поднимались настолько высоко, что можно было даже выпрямиться. Перед стволом оказался невысокий ровный камень с закругленным верхом.
Женщина села на камень и улыбнулась фальконеру.
— Добро пожаловать в Беседку.
Он сел рядом с ней. С трудом ему удавалось сохранять спокойствие, хотя внешне все в этом месте казалось естественным и обычным. Но то, что Уна рассказала о своей тезке, заставляло его нервничать.
— Когда ты обнаружила это место?
— Еще в детстве, вскоре после того как попала на это поле. Я была ужасным ребенком в те далекие дни. Смотри! Вокруг идет дождь, но сюда не проникает ни капли. Чтобы дождь прошел сюда, нужен настоящий потоп.
Тарлах вздрогнул и плотнее завернулся в плащ.
— Мне кажется, ветер достаточно сильный, чтобы загнать дождь сюда.
Она улыбнулась.
— Но для такой преграды недостаточный. Посмотри, как дрожат ветки вверху, над нами. К тому же если бы ветра не было, нас больше холода мучили бы кусающие облака.
— Кусающие облака?
— Ты должен их знать. Маленькие летающие насекомые. В темных местах они собираются тысячами и десятками тысяч, пока их не разгонит ветер.
— Конечно, знаю! Мы называем их горькими мошками.
Фальконер печально покачал головой.
— Помню одну ночь… Это было, когда я в первый раз служил как солдат без девиза… Наш отряд ждал в засаде нападения на крепость, которую мы нанялись защищать. Конец лета, вечер жаркий и влажный, ни ветерка…
— И облака напали на вас?
— С такой кровожадностью! А нам приказали соблюдать полную тишину. Мы даже не могли рукой пошевелить, да это бы нам и не помогло. Уна сочувственно рассмеялась.
— Бедняги! А нападение было?
— Вовсе нет. Враг появился через месяц и совсем в другом месте.
Уна безуспешно пыталась скрыть улыбку.
— Это могло послужить для тебя причиной поискать другой образ жизни.
— Почти послужило, — признался он.
До них донесся новый порыв ветра. Тарлах увидел, как его спутница вздрогнула и тоже плотнее закуталась в плащ. Неожиданно она беспричинно распрямилась, и у него непроизвольно напряглись мышцы. Они пришли сюда не только в поисках убежища.
— Где твоя подруга?
— В своем мире, конечно. Неужели ты думаешь, что она здесь живет? Это просто место, где мы обычно встречаемся, потому что обе его любим.
Она встала.
— Мне позвать ее?
— Да.
Уна внимательно посмотрела на него.
— Ты уверен, что все будет в порядке?
— Да!
Она слегка поморщилась. Вопрос был задан зря, она достаточно хорошо теперь его знает, чтобы понять, что он совсем не радуется предстоящей встрече.
Но тут ничего не поделаешь. Они ничего не добьются, если вернутся, не осуществив её намерения.
Закрыв глаза, она сосредоточилась на призыве, который приведет к ней подругу.
В течение нескольких минут Тарлах с тревогой ждал. Время шло, ничего не происходило, и он уже начал испытывать облегчение, но тут предупреждающий свист Бросающего Вызов Буре дал понять ему, что только слабость человеческих чувств позволяет ему считать, что в Беседке все по прежнему. Еще в течение почти минуты он ничего не замечал, но затем воздух перед ним замерцал, как бы вытягиваясь, и фальконеру показалось, что он видит неожиданно открывшийся проход.
В дальнем конце его материализовалась фигура, вначале почти неразличимая, но с каждым мгновением становящаяся все отчетливее. Фигура приближалась, она не шла, а скорее плыла над землей. И наконец, слишком быстро, по его мнению, она остановилась перед ним, такая же реальная, как они с Уной.
Фальконер вскочил. Он мысленно обратился к соколу, но Бросающий Вызов Буре проявил лишь легкое удивление. Такое же, как у него, и вполне объяснимое в сверхъестественной ситуации, в которой они оказались. В птице не было ни страха, ни гнева, какие она всегда испытывала при столкновении с Тенью.
Пришелица была ещё более чуждой от того, что казалась прекрасной и почти неотличимой от человека. Больше всего Тарлаха поразило и испугало её сходство с Уной из Морской крепости. Лицом и фигурой они были словно одной женщиной, разделенной каким то колдовством, но более внимательное наблюдение показывало, что между ними целая пропасть.
Это существо показалось воину необыкновенно спокойным. Однако спокойствие не то, которое бывает у человека, принявшего условия жизни и испытавшего её тяготы. Нет, скорее это пустое выражение того, кто никогда не подвергался никаким испытаниям и не боялся, что и в будущем они ему предстоят.
Прекрасные черты лица производили странное впечатление, словно видишь перед собой представителя совсем иной расы.
И только зеленые глаза казались живыми, и хотя фальконер не мог разгадать их выражение, ему показалось, что он угадывает таящиеся в них эмоции, прежде всего печаль и ожидание. И подумал, в состоянии ли человек понять их источник. Но это выражение в глазах незнакомки тут же исчезло, когда они остановились на Уне. Вспыхнула искренняя радость. И какие бы сомнения ни испытывал Тарлах, он понял, что между ними действительно прочная связь.
Но и это выражение тут же исчезло. Вторая Уна увидела его, и тут же словно занавес опустился и закрыл её внутренний мир.
Она вопросительно взглянула на Уну.
— Сестра? — голос её звучал мягко, как и у владелицы долины, но был чуть выше. Странный, хотя и приятный голос.
— Это командир отряда, который пришел нам на помощь. Я подумала, что будет лучше, если он познакомится с тобой и убедится, что долина Морской крепости не идет по пути Тени.
Великолепные глаза посмотрели на него.
— Надеюсь, теперь ты удостоверился на этот счет, капитан, или скоро удостоверишься. Долина и её население всегда были свободны от порока, с самой ранней истории и до сегодняшнего дня. — Вторая Уна, Уна дух, улыбнулась. — А что касается меня, я люблю долину и рада возможности поблагодарить тебя за эту службу. — Она не стала упоминать, что он солдат без девиза, которому хорошо платят за службу, как и Уна не подчеркивала это, представляя его.
Тарлах поприветствовал её, но был рад возможности воспользоваться обычаем свого народа и не произнес ни слова. Он сомневался не в ней и не в её принадлежности к Свету: и в том, и в другом его убеждал Бросающий Вызов Буре. Однако он не понимал её намерений и опасался, что она прочтет его чувства. А какова будет её реакция на них, он не знал.
Он на несколько шагов отступил в живой туннель, оставив их поговорить наедине, как от него и ожидали. В конце концов он всего лишь охрана Уны…
Со своего места он наблюдал за ними, борясь с желанием пройти вперед и разделить своим мечом хозяйку долины и её копию.
Больше чем копию! Сердце его дрогнуло. Рогатый Лорд! Эта незнакомка — что то гораздо большее!
Потекли бесконечные минуты, и Тарлах с трудом сдерживал себя. Но он понимал, что если вмешается, всякая надежда на нормальные отношения с хозяйкой долины погибнет. Он должен сохранять спокойствие, иначе эта незнакомка сделает какой нибудь неосторожный жест, и тогда ему придется действовать. А к чему это приведет, он не мог и догадаться.
Наконец — на самом деле прошло всего несколько минут — встреча закончилась. Чужая женщина удалилась в проход, и врата, из которых она появилась, закрылись.
Только когда Уна оказалась одна и фальконер убедился, что проход закрылся, он подошел к ней, схватив её за руки.
— Что ей от тебя нужно? — хрипло спросил он. Хозяйка долины собралась поставить его на место, но увидела его напряженные губы и озабоченные глаза.
— Ничего. Она моя подруга.
— Она — это ты! Уна, она — это ты сама, конечно, чем то отличающаяся, но все равно ты!
Уна смотрела на него, как на сумасшедшего.
— Мы не одно и то же, ни по мыслям, ни по пристрастиям, хотя в основном нам нравится одно и то же. Я не такая красивая, как она. Я знаю, что для тебя это неважно, но разве ты не видишь? Остальное ты не можешь видеть и должен верить мне на слово, но её красота была у тебя перед глазами.
— Я уже сказал, что вы не одно и то же, и слава Рогатому Лорду за это, но все же вы две едины. Не могу объяснить как или почему, но это правда. А что касается внешности, Уна из Морской крепости, то ты неверно судишь о себе. В глазах любого мужчины ты прекрасней этой чужой… твари. Ты человек. И потому ты одновременно сильная и слабая, ты теплая…
Он замолчал. Невозможно описать то, с чем он раньше никогда не встречался, о чем не слышал. И подумал, что даже волшебницы Эсткарпа, с их хваленой Силой, встали бы перед этим в тупик, хотя впервые в жизни искренне пожалел, что с ними нет здесь хотя бы одной такой волшебницы. Может она помогла бы им разрешить загадку.
— Уна, она не из Тьмы. Я согласен с этим, но все же я… я боюсь, что она принесет беду, большое горе для тебя. Ничего ей не давай, ничего не делай, основательно не подумав, иначе сделаешь шаг, после которого изменить что либо будет нельзя.

Глава шестая

На следующее утро Тарлах был на своем обычном месте на берегу, стоял под большой скалой. На море были видны следы вчерашней бури, и фальконер не завидовал рыбакам небольшой шхуны, чьи прыжки в заливе он наблюдал уже некоторое время. Но в основном его мысли были заняты второй Уной.
Ответ хозяйки долины на его заявление удивил его и в то же время вызвал облегчение. Он ожидал вспышки ярости, столкновения характеров — разум подсказывал, что так и будет после его необычного выступления, — но этого не произошло. Конечно, Уна решительно защищала свою подругу, но это и следовало ожидать. Однако после первых минут изумления она не рассердилась на него. Не стала его обвинять и не рассеяла его страхи. Наоборот, с неподдельной скромностью призналась, что сама не может опровергнуть его слова и не знакома с обычаями Древних. И потому, с некоторыми оговорками, признала разумность его предостережений и согласилась с необходимостью соблюдать осторожность. Она даже поблагодарила его за наблюдательность и быстроту мысли: он увидел опасность, которой не видели ни она, ни двое людей, которым она доверилась.
Тарлах опустил голову. Он осознал эту опасность только потому, что вторая Уна была женщиной и могла по своей воле открывать врата. Его ли в этом заслуга? Он думал, как ответил бы сам, если бы они поменялись местами и женщина из долины предупреждала его об осторожности по отношению к ней. К своему стыду, он понял, что не смог бы ответить ей с такой же прямотой и уважением, что, вероятно, вообще не проявил бы вежливости, с какой положено относиться к нанимателю.
Впрочем, он не настолько погрузился в мысли, чтобы не услышать приветственного крика Бросающего Вызов Буре. Так сокол встречал свою подругу. Тарлах посмотрел вверх — птица слетела с его плеча и присоединилась в воздухе к Солнечному Лучу — и поднял руку, приветствуя Бреннана.
Лейтенант ответил на приветствие.
— Я знал, что найду тебя. Его командир улыбнулся.
— Да, я здесь часто бываю. Мне нравится смотреть, как с каждым часом меняется залив.
Бреннан посмотрел на него.
— Ты очень привязался к этой долине. Тарлах кивнул.
— Морская крепость может многое дать человеку. — Он вздохнул и вернулся к действительности. — Надеюсь, война не придет сюда. Долина заслуживает лучшей участи.
— Сомневаюсь, чтобы ей что то угрожало. Со времени нашего прибытия тут царит мир.
— Да, но грабители кораблей начинают действовать осенью и в зимние бури.
— Конечно, если они здесь вообще есть. Пока мы никаких доказательств не видели. И этот лорд Огипт никаких неприятностей не причинил. Мы его даже не видели.
— Но ты ведь понимаешь, что летом так и должно быть, — удивленно ответил командир. — А что касается лорда Рейвенфилда, то совершенно естественно, что он затаился на время. А потом снова начнет оказывать давление на владелицу долины, но другими способами.
— Да, владелица долины… Ты вчера поздно вернулся. Тарлах застыл.
— Что ты сказал?
— Ничего.
— Нас застала буря, мы спрятались, и нам пришлось долго ждать, пока она стихнет. — Голос его звучал резко. Ему редко приходилось разговаривать таким тоном со своими. — Ты думаешь, я применил бы насилие или совращение к той, кому обязан служить?
— Совращение — это оружие жеребца. Капитан положил руку на рукоять меча.
— Любого другого я бы убил за такие слова.
Бреннан отступил на шаг. Ему не нужно было предупреждения соколов, которые неожиданно устремились вниз, к людям, чтобы понять причину гнева своего друга. Вполне справедливого гнева. У него не было права так говорить. Единственный повод — раздражение из за долгого отсутствия командира накануне.
— Прошу прощения, товарищ. Просто мы все начали беспокоиться ко времени твоего возвращения. Ты ведь никому не говорил о своих планах, и мы даже не знали, где тебя искать.
Тарлах перестал сердиться.
— Да, это было глупо, — согласился он. — По правде говоря, я позволил нашей нанимательнице спровоцировать меня и действовал под влиянием её желаний. — Он пожал плечами. — Но что сделано, то сделано. А цель у меня была хорошая. Уна рассказала мне о месте Силы, и я отправился осмотреть его, а она служила мне проводником.
— Что? Я думал, Морская крепость свободна от этого рока.
— Сила там действует непостоянно.
— Тьма?
— Ни Бросающий Вызов Буре, ни я этого не почувствовали.
Командир фальконеров обнаружил, что ему не хочется рассказывать, что произошло в Беседке. Он не может дать объяснений, не может передать другим свою уверенность в том, что та странная женщина ни для кого, кроме самой хозяйки долины, не представляет опасности. С другой стороны, репутация Уны в глазах его товарищей сильно пострадает, если он расскажет об этой встрече.
Этого следует избегать. Ее явно подозревают, иначе Бреннан не высказал бы свои предположения в таких словах. А отряд начинает тревожиться, поскольку нет ни настоящего дела, ни угрозы, под предлогом которой Уна наняла солдат без девиза. Вообще то это не имеет значения. Они дали клятву служить здесь в течение двенадцати месяцев, но то, что клятва дана женщине, может у некоторых вызвать раздражение. А Тарлах не хотел заставлять своих солдат силой соблюдать дисциплину и подчиняться приказам. Слишком хороший у него отряд, чтобы позволить ему проявить такую слабость.
К счастью, лейтенант, по видимому, принял его объяснение, и, чтобы избежать дальнейших расспросов, Тарлах повернулся к морю, снова посмотрел на маленький корабль, мечущийся на бушевавших волнах.
Корабль теперь был гораздо ближе, и фальконер нахмурился, рассматривая его.
— Бреннан, ты больше меня провел времени на море. Что скажешь об этой шхуне? Я наблюдаю за ней с полчаса. Иногда она движется быстро, иногда медленно, временами идет по ветру, потом поворачивается боком, но опять возвращается на курс. Лейтенант некоторое время наблюдал за шхуной.
— Она как будто невредима, но мне не нравится её вид. Движется так, словно временами оказывается без управления.
Бреннан поднял голову.
— Она в беде! Смотри, подняли что то белое. Кажется, сорочка.
— Собери жителей долины! Возможно, они уже сами заметили шлюпку, но мы не можем терять времени. Я буду продолжать наблюдать отсюда.
Бреннан кивнул и побежал к ближайшему дому, но пробежал лишь с десяток ярдов. Группа мальчишек и девушек, как гончие, устремилась на берег к стоящим на причале лодкам. Зная, что теперь дело в надежных руках, Бреннан вернулся к командиру, подняв руку и показывая жителям долины, что теперь они отвечают за все.
Незнакомый корабль вскоре взяли на буксир и привели к берегу.
На борту оказалось три человека, все они были хорошо знакомы местным жителям. Они рассказали, что рыбачили у своего берега, но ударились рулем о подводную скалу. Рыбаки признались, что этого препятствия можно было избежать, если бы не их слишком большая уверенность в знакомых водах. Им удалось из запасного весла сделать замену руля, но их все же отнесло от берега, поэтому они направились в гавань Морской крепости, чтобы тут отремонтировать шхуну.
Но море оказалось слишком беспокойным для их самодельного руля, они испугались и начали подавать сигналы о помощи. Несколько удобных для причаливания мест есть на берегу Рейвенфилда, но все трое признались, что не хотели заходить на ту территорию. Она всегда считалась опасной, а в последнее время приобрела особенно дурную славу из за постоянных крушений и исчезновения кораблей. Когда старший из рыбаков сделал это последнее заявление, глаза Тарлаха встретились с взглядом лейтенанта.
Бреннан кивнул. Это знак, который необходим фальконерам. Невозможно усомниться в искренности страха рыбаков, в их стремлении избежать опасного берега. Теперь уже не возникнет вопрос о том, чтобы покинуть Морскую крепость до истечения срока службы.

Глава седьмая

Жители Морской крепости охотно помогали рыбакам, вскоре ремонт был закончен, и ещё до полудня шхуна отправилась в обратный путь.
Но она оставила у фальконеров чувство своей необходимости. Теперь все они смотрели на свое скучное пребывание здесь как на важное и необходимое дело. Может быть, не лорд Рейвенфилда, все ещё бездействующий, — источник той опасности, о которой так откровенно сказали рыбаки, но опасность все же существует, и нет сомнений в необходимости защищать долину и гавань.
Хотя судьба разрешила это затруднение Тарлаха, у него весь день было плохое настроение. Он оставался в своей комнате, не показывался ни товарищам, ни местным жителям и занимался отчетами — этим проклятием любого командира отряда.
И совсем не обрадовался, услышав негромкий стук в дверь. Тем не менее пригласил войти.
Тарлах нахмурился, увидев входящую хозяйку долины, но тут же его внимание привлекло негромкое мяуканье. Он увидел котенка, которого Уна прижимала к себе. Глаза у котенка горели.
Фальконер встал и заторопился навстречу женщине.
— Ты уже установила контакт со своим другом?
— Да! — Уна колебалась. — Прости за то, что мешаю тебе работать, но мне некому представить её. — В голосе её послышалось возбуждение. — Я и подумать не могла, что случится такое! Он рассмеялся.
— Так же было и со мной, когда меня впервые выбрали, миледи.
Тарлах погладил маленького зверька. Кошечка цвета черепахового панциря, пушистая, с огромными совершенно бесстрашными глазами.
— Она и сейчас хороша, а когда вырастет, будет ещё прекрасней. — Он взглянул на женщину. — Но она совсем маленькая. Почему ты взяла такого детеныша?
— Я не брала, во всяком случае не нарочно. Встретила её сегодня утром. Она защищалась от собаки, которая загнала её в угол. Собака была настроена очень агрессивно и, если бы я не вмешалась, прикончила котенка за несколько секунд. А малышка не думала сдаваться и совсем не боялась.
— Тебе пришлось оттаскивать собаку?
— Нет. Если бы потребовалось, я так и сделала, но я просто мысленно приказала собаке заняться другими делами и больше не нападать на тех, кого она должна защищать. И она, пристыженная, убежала.
— И твоя маленькая подружка была тебе благодарна? — спросил он, скрывая свое облегчение.
— Гораздо больше. Я спросила, где её мать, чтобы отнести к ней. Но кошечка отказалась отвечать и не захотела уходить от меня. — Женщина снисходительно улыбнулась. — У неё очень сильная воля.
— Хорошо, что вы встретились. Как ты её назвала? Или у неё уже было имя?
— Я назвала её Брейвери note 1. Она заслужила такое имя.
— И правда.
Тарлах взял зверька и внимательно осмотрел его.
— Прекрасное животное. Она привыкнет. Но запомни, — добавил он, вспомнив свое возбуждение при первой встрече с птенцом, — пройдет немало времени, прежде чем ты сможешь её брать с собой.
— Я думаю, мои материнские инстинкты ещё не истрачены, — язвительно парировала она и отобрала у него котенка.
Руки их встретились, и фальконер вздрогнул. Он смотрел на владелицу долины.
— Никогда не было у меня такого трудного дела, — сердито проговорил он.
Но тут же остановился.
— Я дурак, — продолжил он, — и невоспитанная деревенщина к тому же. Для тебя это должно быть вдвое труднее.
— Мне нравится твое общество, — призналась она, отворачиваясь. — Я пришла к тебе как к другу, а не просто к союзнику.
Она слегка покраснела.
— Если мне не следовало этого говорить, прошу прощения. Ты знаешь: я не хочу оскорбить или унизить тебя.
— Оскорбить? Вовсе нет. Он сделал к ней шаг.
— Уна из Морской Крепости, ты дала бы счастье и силы любому лорду, который сумел бы завоевать тебя. Но ты несправедлива к себе и к Морской крепости. И такие мысли могут заставить тебя выбрать лорда, недостойного и тебя, и твоей долины.
Тарлах отвернулся.
— У меня нет права так говорить с тобой. Женщина улыбнулась.
— Ты имеешь право. Разве я не назвала тебя своим другом?
Зеленые глаза задумчиво смотрели на него.
— Товарищи доставляют тебе беспокойство?
Он постарался скрыть удивление. Самому себе не хотелось признаваться, что её догадка справедлива.
— Почему ты об этом спрашиваешь? — уклонился он от ответа. — Потому что иначе не может быть. Твоим людям не нравится безделье. У тебя то больше дел, чем у остальных. Теперь, когда твои люди отдохнули и привыкли к долине, им мало охраны одного наземного прохода. Ущелье у Квадратной башни охраняется соколами. Даже без того недовольства, которое я у них вызываю, твоим людям нужно какое то занятие. — Взгляды их на мгновение встретились. — Безделье обостряет их раздражение.
— Ты проницательна, леди, и правильно оценила моих людей, но не бойся: клятву мы не нарушим. — Его глаза холодно сверкнули. — Твои соседи рыбаки убедили моих воинов в необходимости нашего присутствия. Мы все ненавидим морских волков и черных грабителей и считаем их своей законной добычей.
— Спасибо, птичий воин, — ответила она сдержанно. Ясно, что эта проблема её очень беспокоит.
— Клятва удержит нас здесь, — кратко заверил он.
— Знаю, но лучше, гораздо лучше, если бы это делалось добровольно.
Некоторое время оба молчали. Тарлаху это молчание казалось угнетающим, они оба ощутили скованность, но он не знал, как разорвать её.
Брейвери мяукнула слишком громко для маленького котенка, словно выражая неодобрение тем, как изменилась атмосфера.
Тарлах улыбнулся и снова погладил кошечку.
— Если сможешь ненадолго с ней расстаться, я бы хотел, чтобы ты поехала со мной. Я уже несколько раз изучал ущелье, но в саму Квадратную башню не заходил. Это моя ошибка. Несомненно, её можно использовать и для обороны, и против нас самих.
— Если прикажешь подготовить лошадей, я переоденусь.
Фальконер, насупившись, направился к конюшне. Его обязанностью было проверить древнюю крепость, посмотреть, нельзя ли её использовать в военных целях, как он и сказал, и убедиться, что там нет признаков сил Тени. Но ведь он и так знает дорогу, и проводник ему не нужен.
Он недовольно покачал головой. Неужели нужно обманывать самого себя? Хочет он того или нет, после встречи в Беседке ему просто необходимо находиться рядом с хозяйкой долины как можно чаще. Он не совсем понимал, насколько это зависит от клятвы оберегать её, но, по его мнению, клятва означала не только защиту от холодной стали, но и от колдовства. И он постарается, чтобы её больше не вызывали на такие встречи, если он в это время не рядом и не сможет ей помочь.
Ему очень важно добиться успеха. Его самого обеспокоила и удивила сила этого желания, но нет смысла отрицать, что Морская крепость ему не безразлична. Он не хочет, чтобы на неё обрушились беды, не хочет, чтобы пострадала и хозяйка крепости. И потому он говорит с ней здесь так, как не посмел бы при других обстоятельствах и в своем положении. Если Уна своим лордом выберет плохого человека, результат будет таким же катастрофическим, как и вторжение. И даже хуже.
В каком то смысле жаль, что он такой, какой есть. Два предыдущих лорда Морской крепости начинали как солдаты без девиза…
Тарлах остановился на полушаге и негромко рассмеялся. Мужчин его народа часто обвиняли в том, что они слишком серьезно относятся к своим обязанностям. Неужели он ещё один Огин и настолько высокого мнения о себе? Мысль о том, чтобы занять место лорда крепости, настолько нелепа, что может вызвать только смех. И Тарлаху хватило здравого смысла, чтобы посмеяться над собой.
Дорога оказалась тяжелой, часто приходилось спешиваться и вести лошадей на поводу, но женщина шла легко. Они продвигались довольно быстро, и, так как торопиться им было некуда, преодолев самую тяжелую часть пути, остановились на отдых.
Уна сидела в густом вереске и глубоко дышала свежим воздухом, словно пила его, как вино.
Мужчина сел рядом, его так же, как и её, радовала возможность сделать передышку.
— Неудивительно, что ты так хорошо выдержала наш марш. У тебя была хорошая подготовка на такой местности.
— Я двигалась слишком быстро? — сокрушенно спросила она. — Я хорошо знаю местность, меня беспокоит её безопасность, но ты с ней не знаком…
Тарлах только рассмеялся.
— Ты забываешь: здесь любая местность мне незнакома. А скорость передвижения меня не очень беспокоит.
Но с любопытством посмотрев на нее, поинтересовался.
— Как ты научилась так ловко передвигаться по дикой местности? Я никогда ничего подобного не встречал у женщин, да и у мужчин тоже, если не считать некоторых разведчиков и охотников.
Она улыбнулась, польщенная, но и слегка смутилась.
— Я брожу здесь с самого детства, и отец учил меня, что тот, кто правит долиной, должен очень хорошо её знать.
— Лорд Харвард научил тебя пользоваться мечом? — спросил он с любопытством.
— Да. Вначале это его забавляло, но потом, когда убедился, что я хорошо владею оружием, был не очень доволен. — Она вздохнула. — Но позволил учиться дальше. Он твердо верил в необходимость поддерживать физическую форму и не считал, что для этого достаточно шитья и игры на лютне.
— Поэтому ты так хорошо ездишь верхом?
— Все жители Морской крепости хорошо управляются с лошадьми. Ведь им требуется правильный уход и умелое руководство. Плохое управление было бы просто недопустимо. — Глаза её сверкнули. — Он даже настоял на том, чтобы я научилась плавать и ходить под парусом, потому что это полезно для живущих на берегу моря. Уна свела брови.
— Он никогда не думал, что мне пригодится военное искусство, что я буду управлять долиной, которой грозит нашествие.
— Этому можно научиться, — сказал фальконер. — Судя по тому, как ты вела себя в день нашей встречи, основы ты уже знаешь.
Она быстро отвернулась и прикусила губу, чтобы она не дергалась. Вспоминать о том случае не хотелось. Капитан взял её за руку.
— Прости меня, леди, — извинился он. — Даже для нас, которые этому специально учатся, первый раз убить человека тяжело.
Она улыбнулась, благодаря за поддержку.
— А разве потом становится легче?
— Да, но все равно для большинства людей это никогда не бывает приятным занятием. Известно, что нужно опасаться человека, который убивая получает наслаждение.
Тарлах видел, что она готова продолжать путь, поэтому встал и протянул ей руку. Они поехали дальше и долго молчали, уделяя все внимание окружающей горной местности.
Они проехали ещё два часа, но вот женщина остановилась и молча указала своей изящной рукой на утес.
На том месте, где они стояли, неожиданно обрывался густой лес, через который последние мили шла дорога. Перед путниками возвышался утес, а на вершине его стояло странное сооружение. Его прочные стены, несмотря на груз прошедших лет, казались невредимыми.
Это была крепость, квадратной формы, с толстыми. стенами, прорезанными узкими бойницами, едва позволяющими лучникам стрелять из своего оружия.
Уна с гордостью смотрела на эти мощные грозные стены.
— Когда наши предки впервые достигли Морской крепости и здесь началась наша история, Квадратная башня была такой же.
Тогдашний лорд рассказал, что дух этой местности пришел к нему во сне в виде благородной девушки и пообещал, что земля будет принадлежать ему и его потомкам, если она им нравится, но что род его будет продолжаться только через дочерей.
Лорд согласился, и с того дня все его потомки — а в роду рождались только дочери, как и было предсказано, — жили в этом месте.
— А как же Рейвенфилд и другие долины? .
— Они были заселены в то же время, и заселение прошло мирно, никаких контактов с Древними, правившими Высоким Холлаком в прошлом, не было. В этом отношении нам повезло. Во многих других местах люди ожесточились, и стычки с Древними принесли им много бед.
— Ты правильно рассуждаешь, — с готовностью согласился Тарлах после недолгого молчания, разглядывая древнее здание.
— Можно ли зайти в крепость или это опасно? Ты сказала, что она давно покинута.
— Очень давно, но мы можем пойти туда только нужно быть очень осторожными.
В древней крепости оказалось очень интересно, хотя они провели в ней совсем немного времени.
Первый этаж состоял из одного большого зала. Выше находились ещё три этажа, соединенных с первым узкой и длинной винтовой лестницей, идущей в невероятно толстых стенах. Женщина опасалась заходить слишком далеко в глубь крепости, а помещения, видные с лестницы, были мрачными, холодными и темными, потому что маленькие окна почти не пропускали свет.
Узкая лестница заканчивалась дверью, за которой оказалась крыша, огражденная парапетом.
С неё открывался великолепный вид. И больше того: с крыши был прекрасно виден единственный проход, прорезающий непроходимые горы и ведущий из долины Морской крепости в глубь материка. По другую сторону от этого прохода располагался Рейвенфилд.
— Мы уже близко, и я хочу как следует осмотреть проход, — сказал воин. — Донесения наших соколов верны и полны, но командиру всегда полезно своими глазами осмотреть позицию.
— Хорошо, капитан. Путь вниз будет легче того, по которому мы поднимались к крепости.

Глава восьмая

Горы Рейвенфилда ничем не отличались от диких, грозных и прекрасных гор Морской крепости, расходящихся во все стороны. Во владениях Огина больше пахотной земли и почва богаче, но с границы этих владений это не заметно.
— Отсюда можно провести войска захватчиков, — объяснил наемник своей спутнице, — но мне не хотелось бы служить под началом командира, который решится на это. Десяток солдат в засаде на том месте, где мы стоим, могут уничтожить. целую армию, которая попытается пройти через эти ворота в Морскую крепость, а нам нужно совсем немного времени, чтобы организовать такую засаду.
— И даже если они пройдут здесь, им придется ещё преодолеть пересеченную местность, которую тоже удобно оборонять, прежде чем они доберутся до самой долины.
Он кивнул. — Нелегкая задача, но нельзя недооценивать человека, который способен на грабеж кораблей.
Владелица долины неожиданно ахнула.
— Стоит заговорить о дурных снах, и они обязательно сбудутся! Видишь участок справа от ущелья? Через его середину протекает ручей.
— Вижу. На дальнем берегу всадник. Человек Огина?
— Сам Огин, если не ошибаюсь. Он хороший всадник, но посадка у него необычная.
Она несколько секунд наблюдала за лордом Рейвенфилда.
— Он не может видеть нас. Уедем незаметно или встретимся с ним?
— У него есть право находиться здесь? Это ведь твоя земля.
Границы между долинами размечены не очень четко и часто менялись.
— Вовсе нет, — ответила Уна. — У нас редко бывают споры из за границ. Оттуда ничего не высмотришь, принести вред тоже нельзя. Он скажет, что охотился и погнался за животным, которое забрело к нам, или просто ездил верхом.
— А может, на самом деле он, как и мы, производит разведку местности, — мрачно предположил Тарлах. — К этому времени он уже должен был услышать о моем отряде и догадаться о причине его появления. И теперь готовится нанести первый удар, чтобы застать нас врасплох.
— Да, это тоже возможно.
Глаза фальконера на мгновение сузились.
— Я хотел бы встретиться с этим твоим соседом. Но пусть он сам приблизится к нам. Посмотрим, решится ли он нас окликнуть или предпочтет незаметно исчезнуть.
Они спустились со своего наблюдательного пункта, сели верхом и поехали, стараясь оставаться невидимыми.
Выехав наконец на открытое место, оба напряглись. Как теперь пришелец будет реагировать на их неожиданное появление?
Огин сразу заметил их. Но либо у него действительно были невинные намерения, либо он слишком хладнокровен и выдержан и умеет быстро принимать решения, потому что он сразу же окликнул их. Вернее, окликнул Уну, которую узнал, как и она его.
Подъезжая ближе, Тарлах понял, что Огин очень необычный человек. Лорд Рейвенфилда оказался коренастым мужчиной, среднего роста, без единого лишнего грамма веса. Лицо грубоватое и соответствует фигуре, красноватая кожа под темным загаром, а темные глаза покрыты густыми черными бровями. Волосы тоже темные и слегка волнистые. На макушке они едва заметно поредели. Черты лица приятные и выразительные, разве только губы были слишком узкими. Поэтому казалось, что рот разрезает лицо.
Огин вежливо поклонился женщине.
— Ты забралась далеко от дома, леди Уна, — заметил он после обмена приветствиями.
— Ты тоже, милорд.
— И правда, к тому же я нарушил границу. Приучал к удилам жеребца, когда увидел прекрасного оленя и погнался за ним.
— Извини, что прервали твою охоту. Он рассмеялся.
— Не щади мою гордость, леди. Лошадь оказалась неподготовленной для такой местности, и я упустил добычу.
Его проницательный взгляд остановился на наемнике, который молча держался во время этого разговора немного позади.
— Чего ты опасаешься, леди Уна? Ездишь по своим землям с охраной? У тебя раньше никогда не было такой привычки.
— Только временами, милорд. В наши дни одинокая женщина, да и мужчина тоже, могут встретиться с нежелательными гостями.
Огин холодно разглядывал крылатый шлем фальконера. Возможно, он рискует, но случайная встреча может принести ему кое в чем и пользу.
— Один единственный воин, миледи? Он не сможет тебе помочь. Такие бродяги…
Больше он ничего не успел сказать. Хотел глотнуть, но не смог, потому что конец меча прижался к его горлу, грозя перерезать его.
— В мои обязанности входит не только защита самого нанимателя, но и его доброго имени, лорд Дворняжка, — с ледяной яростью парировал Тарлах, и в его словах Огин прочел угрозу близкой смерти. — Ты задел её имя, и пусть она решит твою судьбу.
— Отпусти его, — приказала Уна.
Ее лицо было искажено отвращением. Голос звучал презрительно.
— Теперь вопрос решен, Огин из Рейвенфилда. Я не забуду этого оскорбления. Ты оскорбил и воина, который поклялся защищать меня. Сейчас можешь уехать невредимым, но если он или его товарищи застанут тебя снова в моих землях, они могут потребовать от тебя любого возмещения за нанесенное оскорбление. А теперь иди, пока я не изменила приказ и не разрешила ему воспользоваться мечом.
Лорд посмотрел на опущенный меч в руках фалъконера, но готовый к действию, на сокола, кружащего над головой, и не стал больше ждать. Он неверно рассчитал свои действия и допустил ошибку. Теперь придется изменить свой план. Но он все равно будет добиваться своего.
Ни слова не говоря, он дернул повод и повернул лошадь к своим владениям.
Фальконер смотрел ему вслед.
— Ублюдок, — свирепо произнес он. — Надо было разрубить его на месте!
— Он сердит на то, что я разгадала его намерение. Может быть, он рассчитывал заставить вас отказаться от своей клятвы.
— В таком случае он ещё и глупец. Если у него самого нет чести, он считает, что её нет и у других? Если о нас действительно так думают, мой народ судят слишком несправедливо.
— Но все равно было бы жестоко и неправильно убить его за одни эти слова.
Тарлах внимательно посмотрел на неё и увидел, что она все ещё напряжена: оскорбление она перенесла нелегко. Но, подобно ему самому, сдержала свой гнев и гордыню. Она достойна распоряжаться другими, не меньше тех лордов, которым он служил во время войны и после нее.
— Итак, между вами теперь открытая вражда, — заметил он.
Она вздохнула.
— Ну, это было неизбежно. Я думаю, он с самого начала догадывался, как я отвечу. И как только узнал, что я привела в Морскую крепость солдат без девизов, понял, что намерена сопротивляться. Как только вы появились, новость об этом распространилась мгновенно.
Она снова вздохнула.
— Пожалуй, даже лучше, что так случилось. Теперь ему придется предпринимать против нас открытые действия. Но у нас есть твой отряд, поэтому он хорошо подумает прежде чем пойти на что либо и, может быть, удовлетворится нынешним поступком.
Капитан распрямился.
— Деятельностью, которой мы надеемся положить конец, — негромко сказал он. Если раньше он сомневался, то теперь был уверен, что черноглазый лорд соседней долины вполне способен на темные деяния, в которых его подозревают жители Морской крепости. — Поехали, леди. Уже много времени, а я не хотел бы ночевать вблизи этого места.
Уна кивнула. Теперь, когда рухнула надежда путем брака овладеть Морской крепостью, Огин из Рейвенфилда может задумать любую подлость.
Оставшуюся часть дня и весь вечер они ехали так быстро, как только позволяла дорога. Фальконер запутывал следы со всем опытом и умением, какие выработала у него жизнь, полная опасностей, часто зависящая от умения передвигаться тихо и незаметно.
Однако пока он больше ничего не мог сделать, их маршрут и место назначения хорошо известны, и потому капитан недовольно нахмурился, когда они наконец вынуждены были остановиться на ночь. Никакой лагерь нельзя скрыть так тщательно, чтобы его было невозможно обнаружить.
Когда они поели, он неожиданно предложил:
— Идем. Переночуем на ветках наверху.
Уна недоуменно взглянула на него, но ничего не возразила.
Он отошел недалеко и остановился под одним из лесных гигантов, уходящих высоко вверх. С помощью поясов они поднялись по гладкому стволу до нижних ветвей, оттуда ещё выше, до ветки, достаточно широкой, чтобы треть длины по ней можно было пройти. Впрочем, они не стали этого делать.
Женщина обрадовалась, когда спутник сказал, что выше они не полезут. Она осторожно села, прижимаясь спиной к стволу, и с несчастным видом осмотрела место, где ей предстояло провести ночь. Высоты она.не боялась, но не хотелось и падать, а это вполне возможно, стоит чуть потерять равновесие.
Если Тарлах и понял её страх, то ничем этого не показал. Так же осторожно, как и она, он сел рядом. Уна чуть отодвинулась вправо, освобождая ему место. Он обхватил её рукой.
— Сиди спокойно. Тут хватит места для нас обоих. Нужно будет дежурить по очереди, и ночь мы проведем хоть не очень удобно, зато в безопасности.
Она невольно улыбнулась.
— Если позволит Огин.
— Да, если позволит, — согласился он, — но я думаю, что на эту ночь он оставит нас в покое.
— Поэтому мы сидим здесь, как пара птиц, лишенных гнезда?
Он рассмеялся.
— Я дожил до сегодняшнего дня потому, что очень рано понял необходимость принимать все меры предосторожности. Если бы я считал, что нам действительно грозит опасность, мы бы вообще не остановились.
Уна про себя вздохнула, понимая, что он прав.
— Во всяком случае, — сказала она после недолгого молчания, — первая вахта моя.
— Ты считаешь, что я дам тебе возможность проспать? — спросил он чуть насмешливо.
— Может, да, а может, и нет, но я знаю, что у тебя чутье острее моего и пригодится позднее, когда станет совсем темно перед рассветом. А в начале ночи опасаться нечего. С Огином не было воинов, а один он за нами не поедет. Даже если его ждал поблизости отряд, ему пришлось бы к нему сначала вернуться, а потом ехать отыскивать наш след и только после этого преследовать нас. И хоть мы и остановились, он вряд ли быстро сумеет нас догнать. Вообще я больше опасаюсь засады у башни, чем преследования.
Наемник с большим уважением посмотрел на нее.
— Ты рассуждаешь, как я. Не бойся. Мы будем стараться избегать ловушек, хотя не думаю, чтобы сейчас они нам встретились. Лорд Рейвенфилда не мог знать, что мы сюда поедем, и я думаю, он был один. Ты сама говорила, что здесь спокойно, когда нет разбойников. — И словно подтверждая свои слова, он зевнул. — А сейчас, миледи, лучше отдохнуть, пока есть возможность.
Фальконер заснул не сразу, хотя очень устал за день.
Он устроился между стволом дерева и своей спутницей, опираясь на её хрупкую и в то же время сильную руку. Упасть он не боялся. Уна поддержит его, если он потеряет опору.
Он посмотрел на нее. Даже его привыкшие к темноте глаза едва различали силуэт женщины, такая густая темнота окружила их.
Но этого оказалось более чем достаточно.
Тарлах снова закрыл глаза и позволил себе предаться чувствам.
Это близость охватила его как огнем, воспламеняя каждый нерв, каждую клеточку. Ему хотелось обнять её, прижать к себе…
Но он вдруг почувствовал отвращение к самому себе и огромным усилием подавил непрошеную страсть. Неужели он, воин своего народа, так быстро сдастся чарам, действующим на любого мужчину, и тем самым опозорит себя? Хуже любого нарушения дисциплины — воспользоваться доверием того, кого поклялся защищать. Уна из Морской крепости нуждается в нем, зависит от него, доверяет ему. Она не должна заподозрить, до какой степени силы изменили ему.

Глава девятая

Предосторожности оказались успешными либо совсем ненужными, и на следующее утро без препятствий они добрались до Круглой башни. Здесь они разошлись каждый по своим делам. Уна рассказала о всем происшедшем Руфону, а Тарлах — своим товарищам. Он сообщил им о первой встрече с предполагаемым противником. Закончив рассказ, капитан опустился в резное кресло, которое пододвинул ему Бреннан. Выражение лица его стало мрачным.
— Этот Огин вызывает ненависть, — продолжил он. Во время рассказа о встрече его снова охватила ярость, но ему не нужно было скрывать её среди своих.
— Он что, слабоумный? — спросил Рорик. — На что он рассчитывал, провоцируя вас?
— Вероятно, именно на то, о чем сказала леди: вбить клин между нами и опозорить её имя. Ему хотелось лишить её защиты, оттолкнуть нас.
Бреннан невесело рассмеялся.
— В таком случае он ошибся. Редко приходилось видеть тебя таким сердитым.
— Не люблю, когда мной пытаются манипулировать, как несмышленышем, — торопливо ответил командир. — Как вам это нравится?
— Никто из нас не выносит оскорблений. Мне кажется, что Огин из Рейвенфилда поймет: теперь мы ещё больше стремимся к бою, чем раньше.
— Да, и осознает свою ошибку. Будьте в этом уверены. Но мне кажется, что он не часто допускает подобные ошибки. — Тарлах покачал головой. — И не завидую тому, на ком он сейчас срывает свою досаду.
— Какого ты мнения о нем? — поинтересовался Бреннан. — Он тебе, конечно, не понравился, но как ты оценил бы его в качестве противника?
Тарлах помолчал, тщательно подбирая слова.
— Умный, способный, упрямый и горячий, и, мне кажется, лучше владеет собой, чем показал нам. Опасный человек. Способен заставить других сражаться за себя. Такого врага нельзя недооценивать.
— Значит, ты считаешь, что у Морской крепости есть основания опасаться его?
Тарлах кивнул.
— Да, а после нашей вчерашней встречи эти опасения вполне могут оправдаться. Лейтенант нахмурился.
— Одного я не понимаю. Мы слышали объяснение, почему у него сильный и многочисленный гарнизон, а у соседей слабые и маленькие, но грабеж кораблей — совсем другое дело. Жители долины и те немногие чужаки, которые пользуются местным заливом, все кажутся честными людьми. Они не годятся для такого занятия, даже если их заставить силой.
— Можно нанять нужных людей. Став владельцем долины, Огин несколько раз покидал её и ничем не объяснял свое отсутствие. Он вполне мог набрать предателей и разместить их в каком то логове. Жители Рейвенфилда могут даже не подозревать об их существовании, а того, кто узнает, убьют или запугают.
Тарлах подошел к длинному столу, которым пользовались наемники, и разложил на нем карту. Грабеж кораблей — самое тяжкое из преступлений, в которых обвиняют Огина, но в данный момент оно отодвигается на второй план. Все внимание следует уделить возможному вторжению.
Когда Руфон вошел в казарму, фальконеры ещё обсуждали рассказ командира.
Тарлах кивнул и вопросительно посмотрел на него. Ветеран принял на себя роль посредника между отчужденно державшимися наемниками и теми жителями долины, которые имели с ними дела. И Тарлах подумал, что Руфон может сейчас действовать как посыльный Уны. Хотя положение ей позволяло, сама Уна никогда не заходила в жилые помещения фальконеров.
Предположение оказалось верным, и скоро командир уже был в большом зале. В центре зала стояла Уна, она одна оставалась неподвижной На фоне окружающей её лихорадочной деятельности.
Глаза фальконера сузились. Паники нет, но суматоха свидетельствует о возможных неприятностях. Такой суеты он никогда раньше здесь не наблюдал. Подойдя к Уне и увидев её серьезное лицо, он ещё больше убедился в справедливости своих предположений.
— Что случилось, миледи?
Зеленые глаза, устремленные на него, казалось, стали ещё глубже.
— Фальконеры могут заняться делом, не связанным с прямыми обязанностями?
— Каким делом? — удивился Тарлах.
— Приближается буря, очень сильная и преждевременная, потому что большая часть урожая ещё на полях. Если мы все не уберем до начала урагана, наши животные зимой будут голодать.
— Ты хочешь, чтобы мы помогли?
— Да, если работа не покажется вам унизительной. Без вашей помощи большая часть урожая пропадет.
— Мы не считаем работу ниже своего достоинства, леди. И не меньше вас любим своих лошадей, хотя они не такие красивые, как ваши. Мы совсем не хотим, чтобы они голодали и поможем, но только половиной своих людей, потому что вторую я должен держать в резерве на случай нападения.
— Огин способен прочитать предзнаменования не хуже нас. Сейчас он не нападет.
— Конечно, если он ещё в своей крепости или поблизости от нее, но если он уже выступил и прошел большую часть пути, он нападет. Понадеется, что все заняты на уборке и не готовы к защите, а отряд укрылся от непогоды в башне или в домах.
— Ты, как всегда в таких делах, прав, — с восхищением согласилась женщина, но тут же вздохнула. — Какая ужасная у вас жизнь: всегда думать о войне и опасаться нападения.
— Это жизнь солдата без девиза, и то, что я так думаю, одна из причин, заставивших тебя доверять нам.
— Да, и все же мне жаль, что вы так мало знакомы с мирной жизнью. Мужчина улыбнулся.
— У нас тоже бывают спокойные времена. Если бы так, я не смог бы восхищаться тем, что нашел здесь. Просто посторонние редко видят нас в таких условиях. Пока мы служим, мир бывал не часто.
Его серые глаза потемнели.
— Наша нынешняя служба — пока исключение, но скоро Морская крепость может стать ареной насилия и борьбы…
— Да сбережет нас Янтарная Леди, — быстро произнесла Уна, — или Рогатый Лорд, бог войны.
Тарлах постарался отбросить тревогу.
— Может, они и помогут, но нам предстоит другое испытание, если твои предсказания погоды верны. Я пойду, миледи, и займусь уборкой урожая со своими фальконерами.
Весь день и весь вечер наемники работали под руководством местных жителей, убирая необыкновенно богатый урожай и стараясь закончить до бури.
Использовали все телеги и повозки, весь рабочий скот: лошадей, мулов, быков и ослов. Многие вручную перевозили тележки с сеном и овсом. Другие готовили большие вязанки и тащили их с полей при помощи веревок.
Рабочие заносили корм внутрь амбаров, стараясь очистить место, прежде чем прибудет новый груз.
Весь день и вечер погода оставалась хорошей, хотя небо хмурилось и было пасмурно. Когда Тарлах наконец подошел к окну своей комнаты, он увидел пустые луга. Добрая половина полей была бы ещё не убрана, если бы не помощь его отряда.
Казалось, уже наступила ночь, потому что черные облака затянули небо, но заходящее солнце ещё давало достаточно света, чтобы разглядеть земли Морской крепости.
Видны были фруктовые сады и огороды. Фрукты и овощи ещё не созрели, поэтому их не убирали. Впрочем, на это и времени не было.
«Какие крошечные поля», — подумал Тарлах. Он ещё раз восхитился мудростью тех, кто все так устроил: окружил маленькие участки прочными каменными стенами, которые защищают растения и тщательно оберегаемую почву от сильных дождей на крутых склонах. Эти стены служили все время со дня основания Морской крепости, и Тарлах надеялся, что послужат и сегодня.
Он поежился. Несмотря на ревущий в камине огонь, в большой комнате холодно. Закрыв все окна ставнями, фальконер собрался ложиться спать. Хотя было ещё рано, но дольше оставаться на ногах не имело смысла.

Глава десятая

Вскоре начался дождь, быстро превратившись в сильный ливень. Однако через два часа после полуночи такой порыв ветра обрушился на башню, что воин проснулся и схватился за меч, который всегда лежал рядом с ним.
Но тут же выпустил его, поняв причину испуга.
Тарлах быстро встал и подошел к ближайшему закрытому ставнями окну. В ставне сделано специальное маленькое окошечко для наблюдений, но в него ничего не видно, кроме сплошной черноты.
Вспыхнула ослепительная молния, все вокруг залилось ярким светом, фальконер торопливо закрыл глаза, потом закрыл и окошечко, потому что через него брызнул каскад дождя.
Тарлах вернулся к кровати и лег. Но не мог уснуть, потому что мешали удары капель о крышу, непрерывные вспышки молний и грохот грома. Прислушиваясь к буре, командир наемников подумал, что не он один сейчас благодарит толстые и надежные стены крепости.
Должно быть, в какой то момент он все таки уснул, потому что пришел в себя, оттого что Бросающий Вызов Буре нетерпеливо и не очень нежно тянул его за руку своим жестким острым клювом.
Тут Тарлах услышал стук, едва пробивающийся сквозь шум снаружи.
Он соскочил с кровати. Ему было достаточно света от гаснущего в очаге огня, и поэтому он не стал зажигать свечу. Птица не предупреждала его об опасности, просто будила, поэтому он подошел к двери и распахнул её.
Уна! Одета, как днем, в руке у неё свеча, её пламя дрожит, хотя она прикрывает его рукой. Глаза у неё широко раскрыты и лицо слишком бледное, чтобы объяснить просто временем суток и недостаточным светом. Тарлах увидел, что в рукав женщины вцепилась Брейвери.
Фальконер впустил Уну и плотно закрыл за ней дверь.
— Миледи, что случилось? — Он даже не подумал задать обидный вопрос, не испугала ли её буря.
— Она приходила ко мне. Моя сестра. Вторая Уна. Он почувствовал, что сам побледнел. Хотя в комнате холодно, он стоял обнаженный по пояс, забыв, что хотел накинуть плащ.
— Сюда? — прошептал он. Она кивнула.
— Да. Она говорит, что может свободно появляться в любом месте Древних.
Он усадил Уну в одно из двух кресел.
— Что ей нужно?
Уна глубоко вдохнула, чтобы успокоиться.
— Я не ложилась, составляла отчет о сборе урожая и занималась другими делами, которые запустила. И уже собиралась ложиться спать…
— Ты была одна? Она кивнула.
— Не считая Брейвери. Я часто работаю допоздна и всегда отпускаю служанок.
— И тогда она пришла? — Да, уже вышла из своего прохода, когда я поняла, что он образовался, и очень торопилась. Оказавшись здесь, она сразу же рассказала о причине своего прихода. Сначала она говорила о своей сущности, потом подтвердила то, во что верят многие: в нашем мире некогда яростно сражались силы Света и Тьмы. После страшных разрушений силы Тьмы наконец были побеждены. Не совсем, но все же удалось восстановить равновесие жизни и заточить тех многочисленных слуг Тени и Тьмы, которых не смогли уничтожить.
— Скажи, какова была роль второй Уны в этой войне?
— Она всего лишь её отдаленная жертва. — Уна вздрогнула, но не от холода. — В определенном смысле ты оказался прав относительно нее. Она это я, вернее я, какой была бы, если бы Тень никогда не нашла дорогу в этот мир. Но она не завершена. У неё нет материального тела, нет существования ни в нашем времени, ни в каком другом.
Уна прикусила губу, стараясь сохранить самообладание в присутствии этого человека: опасалась, что он возмутится малейшими проявлениями слабости и истерии, хотя испытывала и жалость, и страх.
— Она приняла свою роль и была ею довольна… Она только надеялась, что со временем её ждет лучшая участь, но наш мир постоянно меняется так, что она больше не испытывает удовлетворения. Старое равновесие сил нарушено. Не только в Высоком Холлаке, но по всему нашему миру проснулось то, что долго спало. Она говорит, что у нас осталось очень мало времени, так мало, что она опасается за само существование жизни.
Она увидела, как напрягся Тарлах, поняла, что он собирается сказать, и резко опередила его:
— Уна хочет соединить свою душу со мной, чтобы она стала частью меня, а я — частью ее…
— Нет! Женщина нетерпеливо покачала головой, заставляя его замолчать.
— Для неё это жизнь, к которой она так стремится, а я получу знания и ключ к Силе, которая, как она говорит, заключена во мне.
— Уна, ты не должна…
Пальцы его впились ей в плечо так, что она поморщилась, хотя даже не вскрикнула. Он, казалось, даже не заметил этого.
— Уна, что ты ответила? Владелица долины опустила голову.
— Я хотела согласиться. Она так страстно умоляла, но я испугалась. Что то в глубине меня восставало против самой этой мысли. Я боролась с собой, со своим эгоизмом, но не могла заставить себя дать согласие.
И тут на меня напала Брейвери. Всей силой своего сознания и всем телом она выгоняла меня из комнаты, толкала сюда, к тебе. Тут я вспомнила данное тебе обещание и сказала Уне, что не могу сразу принять такое решение, основываясь только на чувствах и возбуждении, что я должна все взвесить, успокоиться и подумать.
Она рассердилась, назвала меня малодушной, ложной подругой, говорила, что я должна смотреть жизни в лицо. У меня есть оружие, но я не умею им пользоваться, оно вечно в ножнах. А потом она… она бросилась в свой проход и исчезла.
— Слава Рогатому Лорду! — прошептал Тарлах.
Он понял, что у него дрожат руки, и торопливо спрятал их. Тупо подумал, что был слеп, намеренно слеп, но эта страшная опасность заставила его прозреть. Теперь он знает, что значит для него Уна из Морской крепости. Он не просто хочет насладиться её прекрасным телом. Ему нужна эта женщина как спутница жизни, он должен беречь и охранять её, становясь все ближе ей, вся его оставшаяся жизнь должна принадлежать Уне.
— Уна, это предложение Тьмы. Если бы ты согласиласъ, поддалась, ты погибла бы навсегда, погибла бы… как твоя сестра.
— Нет! Она не…
— Может быть, не она сама. Но тень бывает очень соблазнительной. Подумай, что она предложила. Разве не такова была судьба наших женщин в древности? Они тоже потеряли свою индивидуальность, стали просто продолжениями кого то другого. — Он помолчал, потому что голос его задрожал, выдавая охватившие фальконера чувства. — Неважно, с какой целью она об этом просила. Каждое существо уникально. Все, что уничтожает эту индивидуальность, что ограничивает или ухудшает мысль, волю, душу, угрожает самому основанию жизни, её величайшей силе, её ядру. Твои великодушие и верность едва не завлекли вас обеих в ловушку, которой вы не заслуживаете и которую для вас создали.
— И она тоже? Ты действительно в это веришь? После всего сказанного?
— Если вы с ней одно, я не могу поверить, что она намеренно увлекала тебя к черному Злу.
— Благодарю от её лица, — негромко сказала Уна. Она подняла голову и посмотрела на него. — Больше, чем жизнью, я обязана твоему здравому смыслу. И ещё Брейвери.
— Не забудь и собственный здравый рассудок. То, что в глубине твоей души протестовало против её предложения, совсем не трусость, леди.
— Может быть, хотя это и не разум. Ты думаешь, она права? Относительно того, что нарушено древнее равновесие и у нас осталось мало времени? У тебя больше опыта общения с Силой, чем у меня. Руфон мне рассказывал, как ты многое потерял из за этого в боях с всадниками оборотнями. Это правда?
— Да, правда, — коротко ответил он. — А что касается остального, не знаю, леди. Да, высвободилась огромная Сила, могу подтвердить, что она проснулась, но сказать больше… — Он пожал плечами. — Человек не может прочесть будущее.
— Может, это и к лучшему. Женщина встала.
— Я много отняла у тебя времени, птичий воин, но я считаю, что ты должен все это знать.
— Меня зовут Тарлах, — промолвил он устало, словно признавая поражение.
И хмуро посмотрел на дверь.
— Если бы ты была лордом, владельцем крепости, после таких событий я не позволил бы тебе выйти из этой комнаты ночью.
— Я не могу остаться, — мягко возразила Уна.
И правда. Даже здесь хватает злых языков, а многие взоры всегда устремлены в сторону псарни. Лорд может позволить себе много такого, что не позволено женщине, если она не хочет потерять уважение своих людей. Сам он, Тарлах, если и нарушит обычаи и вызовет недовольство своих людей, все же сохранит командование отрядом. С Уной все обстоит по другому. Ее имя должно оставаться незапятнанным, иначе её авторитет сильно упадет. В такие времена, когда Морская крепость больше всего нуждалась в предводителе, когда необходимо единство, этого допустить нельзя.
Да и его собственное положение пострадает от скандала. Если слухи дойдут до других отрядов, фальконеры не станут улыбаться, а объяснения не принесут ему ничего хорошего. Обнаружится его встреча с этой другой Уной, и фальконеры сочтут, что он их обманул.
— Оставь свою дверь приоткрытой. Бросающий Вызов Буре и Брейвери сообщат мне, если она сделает вторую попытку.
— Ты считаешь, что Уна может заставить меня силой?
— Надеюсь, что нет, но отчаяние или глубокое разочарование многих заставляло совершать поступки, на которые они обычно не способны, — и добрые, и злые. У тебя есть амулет Ганноры? — Есть. Подарок матери.
— Надень его, если сейчас он не на тебе. Не знаю, что захочет для тебя сделать Леди — ведь твоя духовная сестра все же не от Тьмы, но нельзя упускать ни малейшей возможности защититься.
— Амулет на мне.
— Хорошо.
Он посмотрел на нее. Она казалась такой хрупкой и уязвимой в мигающем свете, что ему захотелось обнять её, утешить, защитить.
Но он только протянул руку и легко коснулся пальцами её щеки.
— Благодарю тебя за доверие, Уна из Морской крепости. Я докажу, что достоин его, даже если придется лишиться жизни ради твоей безопасности.

Глава одинннадцатая

Весь следующий день (если можно так назвать тусклые сумерки под затянутым тяжелыми тучами небом) бушевала сильная буря. Она продолжалась и всю следующую ночь.
Капитан фальконеров наблюдал за ней, пока позволяло освещение. Ее неуправляемая ярость зачаровывала, вызывала благоговение и немного пугала его, несмотря на безопасность убежища. Что то в этом урагане пробирало его до глубины души, касалось какой то струны древнего времени, когда у человека не было другого убежища, кроме шкуры животного или в лучшем случае пещеры, обнаруженной скорее случайно, чем намеренно.
Все больше притягивал его огромный бушующий океан. Тарлаху и раньше приходилось видеть его в бурю, но он и представить не мог, что существуют такие огромные и беспощадные волны, какие кипят у скал Морской крепости. Маленький залив, обычно мирный, совершенно преобразился. Он казался больше, потому что две косы, окружающие его с обеих сторон, частично погрузились под воду, хотя обычно даже в самый большой прилив и в бурю они оставались над водой.
Бушующие волны ворвались далеко на берег, затопив большую часть близких к нему пастбищ. Они поднимались так высоко, что в одном месте угрожали и домам. В окнах домов виден свет, значит жители остались и не думают о спасении на более возвышенных местах. Хотя ветер наверняка смел бы тех, кто попытался бы это сделать.
Однако дома и поля вокруг пастбищ оставались нетронутыми, что свидетельствовало о знаниях и предвидении тех, кто выбрал это место для поселения. Океан угрожал, захватывал низменные участки, но дома и сады Морской крепости не трогал.
Тарлах крепко спал всю ночь и, вероятно, проспал бы и часть дня, если бы вскоре после восьми часов что то не подняло его.
Он лежал неподвижно, стараясь понять, что именно его разбудило. Ощущения опасности не было, никакого предупреждения со стороны Бросающего Вызов Буре…
Неожиданно он сообразил, что изменилось. Ослабла буря. Ветер больше не набрасывался так свирепо на Круглую башню. Тарлах за последние часы привык к его завываниям, и именно ослабевший шум насторожил его.
Фальконер неторопливо оделся и осторожно приоткрыл окошко, у которого наблюдал за бурей.
Буря немного стихла, хотя сохранила достаточно сил, чтобы отпугнуть любого. Ветер и дождь теперь больше напоминали обычную непогоду, вода отступила почти до прежнего уровня. По обе стороны залива снова выступили каменистые косы, и только их конец оставался погруженным в воду. Но океан продолжал бушевать, и, хоть прибой был уже не таким высоким, он оставался по прежнему опасным для человека, решившего помериться с ним силой.
Откинув ставень, он высунулся в узкое окно, не обращая внимания на дождь, и от неожиданности застыл.
Воин заметил в море корабль, судя по очертаниям, торговое судно, и не нужно быть моряком, чтобы понять, что корабль в беде. Одна его мачта сломана примерно на середине. Корабль резко накренился, осадка у него опасно низкая, так что палуба почти постоянно находилась под водой. Даже на таком расстоянии Тарлах видел, что корабль движется очень медленно и неуверенно, словно наполненный водой и не способный больше подчиняться управлению.
Все эти мысли мгновенно промелькнули в сознании фальконера. Учитывая место наблюдения, возможно, больше никто этот корабль и не заметил.
Тарлах выбежал из комнаты и, вызвав постоянно дежурящих часовых, поднял тревогу.
Жители этой опоясанной морем долины привыкли к океану в бурю, опасности моря стали частью их жизни, и сообщение о терпящем бедствие корабле, несмотря на бурю, стало известно всем через несколько минут, после того как Тарлах заметил судно.
Впрочем, мало что можно было сделать. Лодки были готовы, экипажи дежурили рядом с ними, но спускать на воду их было нельзя. В море, подальше от берега, они могли бы продержаться и взять на борт экипаж судна, но выбраться из прибоя в глубь моря невозможно. Нельзя даже разжечь костер или маяк: дождь заливал любую попытку развести огонь.
Офицеры фальконеров присоединились к Уне и Руфону, которые из её кабинета наблюдали за обреченным кораблем, испытывая ощущение полной беспомощности.
— Он пытается войти в гавань, — с каким то ледяным спокойствием сказал наконец Руфон, — но капитан не знает наше побережье. Корабль слишком близко к утесам. Если он продолжит идти тем же курсом, то столкнется с северной косой или одним из её рифов. И как только это случится, корабль затонет, и экипаж вместе с ним: мы не сможем спустить лодку и спасти кого нибудь.
Мрачное предсказание оказалось точным. Торговое судно двигалось в гавань, навстречу опасным затопленным скалам.
Капитан, по видимому, был все же знаком с опасным берегом или просто почувствовал что то неладное, потому что попытался увести корабль подальше, и ему это почти удалось. Но все же корабль оставался в самом центре опасных островков и рифов, и спустя несколько минут произошло неизбежное. Корабль наткнулся на скалу. Грохот столкновения заглушил шум ветра и прибоя и перевернул души наблюдателям.
Борт корабля оказался разбит. Сразу после удара нос поднялся в воздух, и судно кормой вперед начало погружаться в свирепый океан.
Скала, на которую налетел корабль, дала возможность спастись тем членам экипажа, которые оказались в момент удара на палубе. Часть скалы застряла в пробоине и удержала нос судна над поверхностью воды. И за него цеплялись пятнадцать несчастных моряков.
Их убежище не было безопасным. Даже в самом высоком месте оно находилось близко от воды, и каждые несколько минут огромная волна перекатывалась через него, полностью накрывая. Это был ещё не прибой, а его предвестник, и поэтому выжившие могли удержаться, хотя это не могло продлиться долго. Раненые руки, ослабевшие от холода и напряжения, скоро разожмутся, а скользкий обломок корабля рано или поздно уйдет под воду.
На это потребовалось больше времени, чем ожидали наблюдатели. Моряки заметили, что находятся совсем близко к башне и домам и надеялись, что кто нибудь сумеет добраться до них. Без видимых изменений прошел час, потом огромная волна накрыла нос корабля, а когда он снова показался из воды, трое моряков исчезли. Через четверть часа смыло ещё пятерых. Тарлах отвернулся от окна.
— Они совсем рядом с сушей. Если бы им можно было перекинуть веревку, они выбрались бы на берег.
— Да, — согласился Рорик, — но как до них добраться? Расстояние слишком велико, чтобы добросить, да и ветер против нас.
— Если правильно рассчитать прыжок с утеса, можно оказаться за пределами прибоя. Конечно, такой человек должен быть очень хорошим пловцом, но в таком случае он смог бы добраться до остатков корабля.
Уна побледнела, услышав это предложение.
— В этой части моря много опасных мест. Никто не решится здесь прыгнуть даже в тихую погоду, когда океан не представляет особой опасности, потому что рискует натолкнуться на подводную скалу…
— Стоит рискнуть одной жизнью, если можно спасти несколько, леди, — спокойно ответил Тарлах.
Уна кивнула, хотя и поняла, кто будет этим пловцом.
— Расскажи нам о своем плане, капитан.
— Он прост. Ты права в том, что только большая удача поможет человеку, прыгнувшему с утеса. Еще труднее будет подняться на него по веревке уставшим морякам, но это единственный способ добраться до корабля. Видишь вон тот карниз? Примерно на треть от воды? Он достаточно широк. Сверху к нему есть доступ, и там можно разместить людей, которые будут помогать спасшимся.
Фальконеры закивали.
— Я прыгну с меньшего карниза, который находится над широким. Где нибудь здесь нужно привязать веревку, чтобы моряков вытягивали наверх, тогда им самим не придется подниматься. — Лучшего плана не придумаешь, — неохотно согласился Бреннан, — но не хотел бы я пытаться его осуществить.
— План мой, и я лучше всех держусь на воде. — Тарлах посмотрел на хозяйку крепости. — Ни один из твоих людей на это не способен, леди. Большинство слишком молоды, у них ещё нет силы зрелых людей.
Уна вынуждена была согласиться, хотя душа её разрывалась. У неё самой тоже не хватит для такой попытки физических сил, и она знала, что Тарлах правильно оценивает возможности её людей. И вообще, даже если бы у них и хватило силы, никто не смог бы этого сделать. Почти все рыбаки разделяют суеверие, согласно которому не учатся плавать. И так как товарищи Тарлаха согласились с тем, что он должен принять на себя роль спасителя, она не стала возражать.

Глава двенадцатая

Каждое мгновение может принести смерть несчастным морякам, которые продолжали держаться за обломок судна, и поэтому командир не стал медлить. Оставив лошадь у подножия утеса, он поднялся по тропе на широкий карниз, а потом ещё на десять футов.
Последний подъем оказался нелегким, и, достигнув цели, Тарлах тяжело дышал.
Но тем не менее не стал отдыхать. Добравшись до ровного места, он сбросил плащ. На нем осталась только облегающая легкая одежда. Она сшита из цельного куска кожи и закрывает все тело. Одежда сохранит тепло и даст хотя бы некоторую защиту от камней, с которыми он неизбежно столкнется.
Фальконер надежно привязал легкую прочную веревку, которую принес с собой, к каменному выступу. Можно было подумать, что его кто то специально для этой цели сделал, если бы не его грубая необработанная поверхность. Веревку пришлось закреплять очень осторожно и внимательно, чтобы она не перетерлась об острые края.
Свободный конец Тарлах обвязал вокруг пояса и сделал узел, прочный, но в то же время легко развязывающийся.
Снизу слышался какой то шум. Тарлах наклонился и помог подняться на карниз Уне.
С его помощью она встала рядом и набросила капюшон плаща на мокрые волосы. Он вспомнил, как она жаловалась, что ей не нравится, когда вода попадает за шиворот.
С некоторой тревогой он заметил с ней Бросающего Вызов Буре. Он сидел, прикрытый плащом, на её левой руке, плотно вцепившись когтями, чтобы не унес ветер. Хотя почти все фальконеры собрались под утесом, наблюдая за действиями командира, их соколы остались в башне, укрытые от холодного дождя и сильного ветра, который мог бросить птиц на камни и сбросить в океан.
В то же время Тарлах понимал, что женщина вполне осознает эту опасность и держит его товарища в укрытии. Фальконер немного успокоился. Можно довериться Уне из Морской крепости: она не допустит, чтобы крылатому воину был причинен вред.
— Не нужно было приходить сюда, — сказал он. — Внизу тебе было бы безопаснее.
— Мы хотели пожелать тебе удачи, — просто ответила она.
Она хотела быть с ним, когда он отправится навстречу возможной гибели, но сказать такое она не могла.
И хоть Уна не сказала о том, что происходило в её душе, Тарлах был рад видеть её. Леди Морской крепости поняла это. Она правильно поступила, придя сюда.
Тарлах взял её нежные руки в свои и посмотрел вниз, на пенистые безумные волны.
«Так далеко, — подумал он, — слишком далеко до более спокойной волы». Сейчас, когда он смотрел на предстоящий маршрут с этой точки, которая послужит стартом, собственный смелый план показался ему неосуществимым.
Но осуществим или нет этот план, фальконер должен действовать, иначе ни один из этих бедняг не увидит очередного восхода солнца. Восхода? Да они и до заката не доживут.
Ему было страшно, но страх этот естественный и не ослабляющий его, и он не пытался скрыть его от самого себя. Ни один здравомыслящий человек не станет равнодушно рисковать жизнью, тем более ему противостоит не меч противника, а разгневанный океан.
Тарлах выпрямился. Океан — достойный противник. И если такова его судьба, смерть тоже будет достойной.
Он быстро взглянул на стоящую рядом Уну, зная, что боль возможной утраты этой женщины сильнее страха перед предстоящим.
Выпустив её руки, он повернулся и прыгнул в водоворот.
Несмотря на внезапность, прыжок был отлично рассчитан: воин врезался в воду именно в том месте, в каком и планировал.
Тарлах ушел глубоко под воду, потом проплыв немного, начал всплывать. Даже здесь, за линией прибоя, море сильно волновалось, и он решил, что лучше подольше оставаться под водой. Была и другая причина для того, чтобы не подниматься на поверхность. Тарлах рассчитывал, что вода, с яростью бьющаяся о скалы, должна сохранить часть энергии, возвращаясь назад. И отыскав это подводное противотечение, он сэкономит силы и сможет противостоять волнам, которые попытаются прибить его к берегу.
Так оно и оказалось, и он, сколько мог, держался этого подводного течения и оставил его, только когда боль в легких стала невыносимой. Впрочем, фальконер постарался не погружаться слишком глубоко. Иногда такие подводные потоки слишком сильны, они могут захватить человека, и он не сможет ни спуститься глубже, ни подняться наверх. Тарлаху не хотелось рисковать.
Он хорошо плавал в воде и под водой, но задача предстояла нелегкая, и продвижение оказалось трудным и медленным.
Хотя дождь почти прекратился, густые тучи не пропускали свет, видимость была очень плохой, почти нулевой. Выныривая, чтобы глотнуть воздуха, он видел ближайшие препятствия. Именно эти краткие мгновения и хорошо развитое чувство направления помогли ему не потерять цель.
Веревка намокла и тянула вниз, к тому же она мешала плыть и в любой момент могла запутаться. Эту опасность воин предвидел и потому разматывал её с груди, а не со спины, чтобы лучше её контролировать, но помешать все удлиняющейся веревке тянуть назад ничем не мог. Он пытался регулировать скорость её разматывания, но оставалось только надеяться, что она не запутается, прежде чем он достигнет цели.
Он затрачивал много усилий, и вначале холодная вода на него не действовала, но фальконер начал уставать, а ушибы сил не прибавляли.
Несмотря на всю осторожность, Тарлах не мог избежать столкновений с многочисленными рифами. Ему помогала небольшая скорость продвижения, он успевал за несколько секунд менять направление, увидев очередной камень, и потому серьезных ран избежал, но все равно несколько раз ударился о скалы, и вскоре все его тело, особенно плечи и руки, покрылось синяками и ссадинами.
Наемник не обращал внимания на ушибы. Ни поодиночке, ни в целом они не представляли опасности. Опасаться нужно усталости.
Остатки корабля ещё далеко, а он уже почти лишился сил. И появилась опасная реальность, что он устанет настолько, что избитые руки и ноги перестанут повиноваться ему.
Шло время. Теперь корабль стал ближе, гораздо ближе, чем во время его предыдущего появления на поверхности. Это придало ему новые силы и уверенность, но именно это чувство, а, может быть, и усталость — он так и не понял, что именно, — сделали его неосторожным. Во время следующего погружения он незаметно для себя изменил направление и оказался в пенистой воде перед небольшим островком.
Хлестнул ветер, а с ним пришла и сокрушительная волна. Прежде чем Тарлах сумел свернуть в сторону, чтобы избежать опасности, волна подняла его и ударила о каменную глыбу. От удара воздух вырвался у него из легких.
Должно быть, на мгновение он потерял сознание, потому что когда пришел в себя, находился под водой и ему пришлось выплевывать воду, которой он наглотался и набрал в легкие.
Боясь потерять сознание, наемник выбрался на поверхность воды, ухватившись за выступ утеса. Но хотя был ошеломлен и испытывал нестерпимую боль в груди, заставил себя двигаться наискосок, а не прямо вверх, так что, когда вынырнул, оказался под защитой островка. Конечно, защита жалкая, но все же ему удалось подняться по неровному камню и немного передохнуть, прежде чем снова поплыть. Иначе ему конец.
Он плотно прижался к влажной скале, не обращая внимания на то, что острые ракушки рвут и так изодранную одежду и впиваются в тело.
Держался он левой рукой. Правая бессильно свисала. Он не знал, сломана она или просто онемела от сильного удара, не чувствовал боли, хотя видел, что из разреза на уровне плеча идет кровь. Если рука сломана, он погиб. Он не сможет ни добраться до корабдя, ни тем более вернуться. Даже и меньшими ранами вряд ли ему это удастся.
Но в данный момент это не имело значения. Он слишком устал. Мог только лежать и надеялся, что силы вернутся к нему.
Тарлах энергично потряс головой, чтобы отогнать кровь, которая текла из раны на лбу, и закрыл глаза. Кровотечение только усилилось, и у него сильно закружилась голова.
Постепенно к нему вернулась способность ясно мыслить, тошнота прекратилась. Он осторожно пошевелил правой рукой и обнаружил, что может ею действовать.
Тарлах нетерпеливо вытер с лица кровь. Она продолжала идти, но уже меньше, и он подумал, что рана ему не помешает. Такие порезы, даже самые поверхностные, обычно связаны с обильным кровотечением.
Фальконер огляделся и увидел корабль. Тот совсем рядом. Придется нырнуть всего два три раза, чтобы добраться до него.
Больше всего его теперь тревожила веревка. Она спасла его, не давала утонуть или унести в море, когда он потерял сознание, но если она сильно запуталась или протерлась, он может погибнуть, а вместе с ним погибнут и те, кого он пытается спасти.
Эта мысль окончательно вернула ему сознание. Он разжал руки, нырнул и поплыл вдоль веревки.
Ему повезло. Веревка охватила выступ одной петлей, которую удалось сразу же распутать.
Сделав это, он снова двинулся к цели. Короткий перерыв — прошло всего несколько минут — пошел на пользу. Конечно, полностью силы не восстановились, но оставалось преодолеть совсем небольшое расстояние, и отдых помог это сделать. Он нырял ещё дважды и, вынырнув в последний раз, оказался на расстоянии вытянутой руки от разбитого корабля. Добравшись до него, Тарлах попытался подняться по мокрому скользкому дереву, к тому же наклонному, и вряд ли смог это сделать без посторонней помощи.
Не успел он осознать всего, как крик предупредил его об опасности. В то же мгновение огромная волна перекатилась через обломок судна. Тарлах ощутил, с какой силой она потянула его за собой, и содрогнулся, подумав о том, что пережили моряки за день.
Невероятно, но воин увидел тех же восемь человек, которые здесь были, когда он начинал этот путь. Надежда на спасение удвоила силы моряков. С удивлением он заметил, что двое из них — женщины. Они видели его действия и понимали, что человек, решившийся на такой поступок, должен им помочь.
Привязывая веревку, он принялся объяснять им свой план действий. Приходилось кричать, чтобы его услышали все.
Когда он закончил, у моряков стало ещё более мрачное настроение, потому что такой путь отпугнул бы и полных сил людей. Но это были салкары, выросшие на море. У них появилась надежда на спасение, и они не намерены упускать её. Когда наемник отказался уходить первым, одна из женщин схватила казавшуюся такой непрочной веревку и начала, перехватывая её руками, продвигаться вдоль нее.

Глава тринадцатая

Уна со страхом следила за продвижением Тарлаха, не отводя от него взгляда, когда он оказывался над водой, и следя за его продвижением по веревке, когда он нырял.
Большинство столкновений с камнями происходило под водой, и она их не видела, но стала свидетельницей одного такого удара и пришла в ужас.
Когда фальконер был ошеломлен ударом и не сознавал в тот момент, что с ним происходит, она видела, как волны бьют его о камни, и подумала, что он разбился. И когда он снова ушел под воду, она была уверена, что больше никогда его не увидит.
И не поверила собственным глазам, когда он снова показался на поверхности. Но даже радость не помешала ей заметить, что он ранен и, возможно, очень серьезно. Тарлах с трудом держался за скалу, и было видно, что в настоящем состоянии ему надо помочь самому себе.
Но силы его восстанавливались поразительно быстро, а храбрости ему не занимать, и спустя всего несколько минут он снова нырнул.
Больше препятствий на его пути не было, и фальконер быстро добрался до борта разбитого корабля — и встретился с новой трудностью.
С каждой новой волной, перекатывавшейся через нос корабля, страх женщины усиливался. Большое расстояние мешало ей разглядеть, насколько серьезны раны командира наемников, но Уна видела, что он не смог без помощи подняться на борт. Один из моряков помогал ему держаться, как будто крепеж веревки отнял у фальконера последние силы.
Уна вздрогнула. Сможет ли он вернуться или останется бессильной жертвой бури на месте, когда спасет потерпевших крушение?
Первый из моряков начал переход, двигался он медленно, с трудом, держась за веревку.
Работа на кораблях делает человека сильным, и вскоре первая женщина уже стояла на карнизе под Уной. Она упала на руки ожидавших.
Жители долины радостно закричали. Уне показалось, что этот крик подхватили и оставшиеся на разбитом корабле моряки, хотя, конечно, услышать этого она не могла.
Второй моряк начал путь, но Уна теперь была уверена в его безопасности и смотрела только на Тарлаха. Может, ей только кажется или на самом деле наемник теперь держится уверенней и без посторонней помощи? К тому времени, как третий моряк достиг карниза, Уна удостоверилась, что это действительно так, и впервые с того времени, как рассталась с ним, чуть успокоилась.
Но тут же застыла. Теперь двинулся в путь четвертый моряк. Он как будто тоже не испытывал трудностей, но что то все же не так. Что то очень неправильно.
Уна нахмурилась и заставила себя сосредоточиться на событиях внизу, пытаясь понять, что вызвало у неё такую тревогу.
Веревка! Она движется как то странно, сильно дергается.
В отчаянии Уна провела взглядом по ней от несчастного моряка до того места, где веревка крепилась к камню.
И смертельно побледнела. Веревка немного соскользнула, но достаточно, чтобы задеть за острый, как лезвие, край камня. И с каждым движением ничего не подозревающего моряка перетиралась о камень. Через несколько мгновений он лишится опоры.
Уна окликнула ждавших внизу, но поняла, что её не слышат.
Что делать? Она не успеет добраться до нижнего карниза, как веревка разорвется.
Она уже рвется!
В отчаянии Уна перехватила концы порванной веревки. Разрыв пришелся на сгиб, оставалось достаточно длины, чтобы заново обернуть веревку вокруг камня, чтобы он принял на себя большую часть веса моряка.
Но у Уны не хватало для этого времени и сил. Она обернула веревкой руки, затем прижалась к камню, завершив петлю собственным телом в тот момент, когда канат окончательно порвался.
Трос рывком натянулся, и Уна закричала. Боль была невероятной, невыносимой, но она должна вынести её, иначе остальные погибнут. Погибнет и Тарлах и смерть его будет совершенно бесполезной. Женщина благодарила судьбу за то, что ей удалось ухватиться за скалу. Не будь камня она не удержала бы эту тяжесть, её лишь стянуло бы вниз с утеса.
Она прижалась лбом к каменному выступу, всхлипывая от боли и ещё крепче обвязывая эту мучительную веревку вокруг рук.
Отдыха у неё не было. Уна надеялась удобнее взять веревку, когда моряк достигнет берега, но прежде чем он отпустил опору, начал передвигаться следующий. Уне придется оставаться на месте, пока все люди не переправятся.
Надо сохранить ясную голову, и она старалась не потерять сознание, хотя это принесло бы ей облегчение.
Так продолжалось, казалось, целую вечность. Но вдруг давление неожиданно ослабло. Уна в полубессознательном состоянии подняла голову и увидела высокого фальконера, который надежно держал веревку. Другой быстро работал, привязывая её к камню.
Само освобождение от боли тоже оказалось пыткой, потому что начало восстанавливаться кровообращение, и женщина отчаянно заплакала, хотя и стыдилась своих слез. Довольно быстро она пришла в себя.
Наемники, привязав веревку, подошли к ней. Она узнала, лейтенанта и его помощника.
Бреннан склонился над ней и с мягкостью, которая казалась странной среди фальконеров, помог ей подняться.
— Отдыхай, леди, — сказал он. — Отдыхай спокойно. Ты подарила им жизнь, если позволят Рогатый Лорд и их силы.
— Откуда вы узнали? — умудрилась она спросить сквозь приступ боли.
— Сокол командира. Ему пришлось ждать, пока затишье не позволило ему слететь к нам, но, к счастью, ждал не слишком долго. Он внизу ждет возвращения командира, — добавил лейтенант, предвидя её следующий вопрос. — Полет не повредил ему, хотя ветер снова поднялся, едва он достиг нас.
И, словно подчеркивая его слова, ударил сильный холодный порыв ветра, отчего перехватило дыхание. Все вздрогнули.
Второй воин набросил на Уну плащ. Она узнала плащ Тарлаха и возразила, но фальконер рассмеялся.
— Ему мы тоже дадим плащ, леди. Не беспокойся. Потом поднял её и, так как израненные руки не давали ей возможность спуститься самой, отнес на нижний карниз.
Здесь она позволила перевязать раны на руках, но отказалась уйти. Сознание её снова стало ясным, оно освободилось от тумана боли и напряжения, и она опять могла воспринимать происходящее вокруг. Пока командир фальконеров не окажется в безопасности на берегу, она не станет искать убежища и тепла.

Глава четырнадцатая

Закрепив веревку, Тарлах выполнил свою задачу, и тут же силы покинули его. Он устало опустился на палубу, понимая, что следующая волна смоет его.
Неожиданно крепкая рука обхватила его. Он поднял голову и увидел высокого моряка, человека мощного телосложения. Тот понял его состояние и пришел на помощь.
Тарлах смутился: человек, который так много перенес, ещё тратит на него свои силы. Но не стал возражать, только кивнул в знак благодарности. Иначе — смерть, а он не собирался умирать, пока ещё оставалась надежда.
Моряк словно прочел его мысли и широко улыбнулся.
— Считай, что это небольшая благодарность за веревку, человек с берега, — сказал он и напрягся в ожидании следующей волны.
Первая женщина двигалась вдоль веревки. Фальконер следил за се продвижением, затаив дыхание, как и все остальные. И хоть у него не было сил подхватить всеобщий радостный крик, когда она достигла карниза, он испытал не меньшую радость и торжество.
Переправа шла гладко, и моряки двигались быстрее, чем ожидал наемник.
Он внимательно наблюдал за каждым, отмечал все особенности продвижения, пытался определить главные трудности подъема и способы справиться с ними. Скоро наступит его черед, и ему нужно точно знать, что делать, чтобы как можно быстрее переправиться. У него слишком мало сил: хорошо, если их вообще хватит.
Но силы постепенно возвращались к нему. Рослый моряк дал ему возможность передохнуть, в чем нуждалось тело после трудного пути и чрезмерного напряжения, и прежде чем четвертый моряк добрался до берега, Тарлах уже держался молодцом.
Но он хорошо понимал, что такое быстрое восстановление сил может оказаться кратковременным. Он ранен, а некоторые раны, возможно, серьезные, и любая из них может помешать его возвращению на берег. Особенно его беспокоило поврежденное плечо: этого может оказаться вполне достаточно, чтобы рука перестала действовать.
Тарлах закрыл глаза. Все порезы давали себя знать. Конечно, в прошлом ему приходилось терпеть и более сильную боль, но на раны действовала соленая вода и нестерпимо жгла. К тому же он очень замерз и дрожал, как и все остальные. Сжимаясь под очередной волной, он подумал, что долгое пребывание в таких условиях совсем обессилит его.
Он почувствовал, как напрягся сосед, и поднял голову.
Последний из моряков, кроме того, что был с ним, уже почти добрался до берега.
Салкар задумчиво перевел взгляд с веревки на фальконера. — Пойдем вместе, — предложил он. Тарлах покачал головой.
— Нет. Веревка слишком тонкая. Она не выдержит двоих. Иди. Я ещё немного отдохну и последую за тобой.
Тот кивнул и взялся за веревку.
Воин внимательно наблюдал за ним. Моряк продвигался быстрее и легче товарищей, хотя дольше всех пробыл на разбитом корабле и к тому же часть времени поддерживал спасителя. Сила и выносливость у этого человека, должно быть, огромные.
Тарлах вздохнул. Ему потребуется и то и другое через несколько минут.
Но ничего не поделаешь. Наступила его очередь. Он пробрался по скользкой палубе и ухватился за веревку. Подождал, пока через него перекатилась большая волна, и взялся за трос.
На какое то время он почти полностью погрузился под воду, но постепенно стал приподниматься.
Воображение не обмануло его: возвращаться действительно было трудно, и Тарлах удивлялся, как другим удалось благополучно добраться до берега.
Они не смогли бы этого сделать, если бы были ранены: даже не удержались бы на палубе. Те, кто пострадал при крушении, погибли раньше.
Можно только удивляться, как выдержали испытание моряки, даже оставшиеся невредимыми. Он считал себя закаленным, тело его подготовлено к тому, чтобы выдерживать боль и напряжение, но он не знал, выдержат ли раненые руки. До берега далеко, так бесконечно далеко, и никакой передышки, ни малейшего облегчения, только бесконечная нестерпимая боль, которая усиливалась с каждым разом, как веревка реагировала на его рывки.
Если бы он мог двигаться в более равномерном темпе, то избавил бы себя от резких рывков, которые болезнено рвали его мышцы, но раненое плечо делало это невозможным. Оно выдерживало его вес только долю секунды, и потому ему приходилось надеяться только на левую руку. В момент рывка он пускал в ход правую.
Скоро он вообще перестал думать и сосредоточился только на болезненном продвижении, напрягая волю, заставляя мышцы и нервы выполнять задачу, которая и в нормальном состоянии показалась бы ему невыполнимой.
И вдруг он оказался совсем рядом с утесом, словно неожиданно пришел в себя и вынырнул из колдовского тумана.
Вид неровной, почти вертикальной, стены подбодрил воина. Надеясь сберечь убывающие силы, он постарался быстрее преодолеть оставшееся расстояние. Теперь, когда большая часть пути осталась позади, он двигался ровнее, хотя предстоял самый трудный участок крутого подъема.
Наконец наступило мгновение, когда Тарлах оказался на карнизе, где его ждали фальконеры и жители Морской крепости. Он так сильно сжал кулаки, что прошло несколько мгновений, прежде чем он сумел разжать пальцы: и вот под ногами снова твердая поверхность камня.
Несколько секунд он сознавал только, что спасся. И чувствовал, как руки Бреннана поддерживали его.
Тарлах тяжело опирался на лейтенанта. С исчезновением опасности его снова оставили силы, требовался отдых после всего испытанного.
Неожиданно туман, окутавший сознание, рассеялся. Кого то не хватало.
— Где Уна?
Она приблизилась к нему, пробиваясь сквозь неясные очертания окружающих.
— Я здесь, капитан.
Голос её звучал уверенно, как у врача при обращении с пациентом, и он подумал, что она не случайно обращается к нему по званию, а не по имени, как наедине. Она сохранила свою способность здраво рассуждать и действовать…
Он смутно слышал, как она приказала отнести его в один из ближайших домов, чтобы не тратить времени, добираясь до башни, и радовался, что распоряжается не он, а кто то другой. Темнота заключила его в свои мягкие непроницаемые объятия ещё до того, как Уна закончила давать указания.

Глава пятнадцатая

Командир наемников медленно приходил в себя. Он в незнакомой комнате с выбеленными стенами и тяжелой простой мебелью. Солнечные лучи, пробивавшиеся через маленькое окно, говорили о том, что сейчас позднее утро.
Тарлах удивился и, не раздумывая, сел. Резкое движение вызвало боль, и он, охнув, снова лег.
Откуда то с потолка на кровать спустился Бросающий Вызов Буре, попеременно то негромко утешая, то браня друга за неосторожность.
В то же мгновение рядом оказалась Уна.
— Спокойнее, — сказала она. — Даже фальконер должен расплачиваться за такое обращение со своим организмом.
Тарлах ничего не ответил. Он смотрел на руки Уны в повязках от пальцев до запястья.
— Что с тобой случилось? — спросил он.
Она пожала плечами, немного поморщившись при этом, как будто у неё тоже болели мышцы.
— Несколько порезов. Как только смогу, сделаю перевязку получше. Вчера на это не было времени.
— Неправда! У тебя покраснели глаза. Ты плакала от боли?
— Нет, просто устала. — Она опустила голову. — Я тебя подвела. Прошу прощения за это. Он снова сёл, на этот раз пересилив боль.
— Ты знаешь, что ты для меня сделала?
— Я привела тебя в Морскую крепость. Владелица долины посмотрела ему в лицо.
— Я знала, что ваш народ любит высокогорья, и сыграла на этом, чтобы убедить тебя согласиться.
— Долина действительно прекрасна, миледи, а моя работа требует, чтобы я основательно познакомился с нею, и твоя обязанность — показать мне владения.
— Показать — да, но я раскрыла перед тобой Морскую крепость с любовью своего сердца, старалась, чтобы ты тоже полюбит её, как я. И мне это, кажется, удалось.
— Но если ты это и сделала, в этом нет никакого позора для меня. Морская крепость заслуживает любви и уважения любого человека.
Он неожиданно испугался. Что он такого ей наговорил? А может быть, кому то еще?
— Я был очень болен вчера вечером? — осторожно спросил он, опасаясь, что голос выдаст его.
— Болен? Нет, но ты очень устал и переволновался, и я решила, что мне лучше посидеть с тобой.
Как целительница, она имела на это право, и даже товарищи Тарлаха не могли возразить.
— Ты боялась, что я расскажу о твоей сестре?
— Отчасти.
Но у неё была и другая потребность. Она испытывала к этому человеку такие чувства, какие не вызывал в ней, в её душе и теле, ни один мужчина, и, конечно, не лорд, которому отдал её отец. То, что он предложил смертельно опасный план и сам выполнил его, помогло ей наконец понять, что фальконер Тарлах, этот чужой суровый воин, чье лицо открытым она ни разу не видела до того, как они стояли вместе на карнизе, — её избранный лорд, названный так её сердцем.
Но об этом она не посмела заговорить и, наверно, никогда не посмеет. Уна заставила себя улыбнуться.
— На этот счет можно было не беспокоиться. Ты говорил очень мало, только о своих чувствах к Морской крепости, а ты утверждаешь, что это не повредило бы тебе среди твоих товарищей.
— Да, — подтвердил он.
Тарлах неловко пошевелился. Ее забота порадовала его, но он чувствовал себя из за неё тревожно. У Уны хватает собственных забот. Незачем добавлять к ним ещё и его беды.
Он чуть нахмурился: ему пришел в голову новый вопрос.
— Раны у меня легкие, иначе я не чувствовал бы себя так хорошо, — проговорил он. — Нужно ли было кому то оставаться со мной? — Он видел, что она продолжает пристально смотреть на него, словно ищет что то потерянное.
Уна коснулась повязки у него на виске.
— Мы опасались этой раны и боялись оставить тебя. Вдруг в ней что то изменилось.
— Тебя не тошнит, голова не кружится?
— Нет.
— Больно?
— Не больше, чем следовало ожидать. Холодные пальцы коснулись его лба.
— Жара тоже нет. Она улыбнулась.
— Я думаю, тебе можно вернуться в башню и дать возможность жителям дома отдохнуть.
Тарлах увидел, что рядом с его постелью лежит вычищенный мундир.
— С радостью, только оденусь.
— А я приготовлю твою лошадь.
Он посмотрел на свое плечо, вспомнил, какие неприятности оно ему причиняло. Плечо тоже забинтовано.
— А это? — спросил он. — Рана неприятная, но неопасная. Главное, что нет признаков воспаления, которого нужно было опасаться больше всего.
Ее глаза потемнели.
— Хоть и легкая, эта рана могла тебя погубить.
— Это уже позади, — негромко ответил он. Осторожно расправил плечи, особенно раненое, и почувствовал облегчение, видя, что онемелость покидает их.
— Как спасшиеся матросы?
— В порядке — все. Они хотели поблагодарить тебя. Она печально покачала головой.
— Если не считать усталости и шока, ни один из них не пострадал так сильно, как ты.
Тарлах только кивнул. Ее ответ лишь подтвердил то, о чем он и так догадывался. Уна направилась к двери.
— Тебя очень хотел видеть твой лейтенант. Послать за ним?
— Да, конечно, иначе он решит, что я серьезно ранен. И поторопись с лошадью. Не хочу доставлять жителям дома лишние хлопоты.
Когда Бреннан вошел в комнату, командир был почти одет.
Он натянул рубашку, морщась от боли в плече.
— Наверно, ещё хотя бы денек, не следовало этого надевать.
Бреннан сочувственно рассмеялся.
— Радуйся, что вообще смог это сделать, друг. Как ты себя чувствуешь?
— Больно, — признался тот, — но в целом я здоров.
— Рогатый Лорд был с тобой, — серьезно произнес Бреннан.
Тарлах посмотрел на него.
— Как была ранена леди Уна? — Разве она тебе не рассказала? Ну, конечно. Лейтенант описал все, что произошло на верхнем карнизе.
— Прежде чем мы добрались до нее, веревка разрезала ей руки до кости, — закончил он. — Чудо, что не пострадали нервы и сухожилия и она не осталась калекой. А так у неё будут только шрамы.
Он покачал головой с невольным восхищением.
— Мало у кого из наших хватило бы мужества на такое.
Командир сел на кровать. Лицо его побледнело.
— Что я за человек? — прошептал он. — Держал её здесь всю ночь, тогда как она сама ранена.
Бреннан пожал плечами.
— Ты больше всех нуждался в её уходе, да она и сама захотела.
— Я не заметил, что она ранена.
— Ты был не в состоянии что то замечать. Послышался стук, и, получив разрешение капитана, к ним присоединился Рорик.
— Леди Уна приказала оседлать твою лошадь и привести к дому.
Он критично разглядывал командира.
— Рад заметить, что ты выглядишь лучше, чем вчера вечером.
— Полагаю, что ещё есть возможности для дальнейшего улучшения, — сухо отрезал Тарлах.
Он набросил на плечи плащ.
— Пошли. Мы доставили достаточно забот хозяевам дома.
Тарлах на мгновение остановился в дверях, осматриваясь.
Море по прежнему волновалось и выглядело разгневанным, но все остальные признаки бури исчезли. Ярко светило желтое солнце; несмотря на свежий ветер, воздух был поразительно чистый и теплый. Все краски словно усилились: многочисленные уцелевшие цветы, яркая голубизна неба, поразительный изумруд полей.
Поля казались в неплохом состоянии, сады и пастбища тоже, за исключением тех, которые были затоплены. Высокие стены надежно защитили небольшие участки земли. Жителям Морской крепости не придется голодать зимой.
Тарлаха сразу узнали из за его перевязанной руки, и, как только офицеры фальконеров вышли, все взгляды устремились к ним.
Его собственные солдаты, застыв в приветствии, улыбались, но помня, что они не одни, воздерживались от возгласов.
Жители долины держались в стороне, но казалось, не могут оторвать от него своих глаз, и в этих взглядах было восхищение.
Если бы он действительно был лордом чужаком и благодаря браку овладел бы долиной, ему не нужно было тревожиться об отношении населения к нему.
Он с досадой отогнал эту мысль и проклял себя за слабость: это желание никогда не осуществится.
Чтобы отвлечься, он быстро сел на лошадь, пустил её рысью и скоро подъехал к входу в Круглую башню.

Глава шестнадцатая

Тарлаха тут же познакомили со спасенными моряками, со всеми, кроме капитана, и он догадался, что сам капитан теперь у леди долины, в одной из её комнат. Судя по времени в столовой. Уна редко обедала в большом зале. Только по необходимости, когда какая либо церемония требовала её присутствия там.
Его предположение тут же подтвердил Руфон, он пригласил Тарлаха присоединиться к леди и её гостю за столом. Фальконер сразу направился туда. Он в долгу перед человеком, чья сила помогла ему удержаться на разбитом корабле, и хотел выразить благодарность за это, как и сочувствие по поводу потерь.
Когда он вошел в комнату, салкар встал со своего места слева от Уны и заторопился ему навстречу.
Это был внушительный человек, с правильными чертами лица, прекрасно сложенный. Несмотря на свой большой рост, он производил впечатление очень подвижного человека. Его светлые волосы от постоянного пребывания на солнце и море стали платиновыми. На фоне его загорелой кожи они казались совсем белыми. Глаза голубые.
Он крепко пожал Тарлаху руку.
— Рад, что ты здоров, командир. Меня зовут Эльфторн, я капитан «Прекрасной русалки».
Наемник ответил на его рукопожатие.
— А я рад видеть тебя и членов твоего экипажа.
— Мы живы благодаря тебе. Благодарю тебя от своего имени и от имени своих товарищей.
Воин поморщился.
— Жаль, что я не мог организовать более приятный прием.
— Главное, что нас удалось снять с этой проклятой скалы.
Голубые глаза потемнели от боли. Она не скоро оставит его.
— Мне не следовало так говорить о «Русалке», — негромко сказал он. — Надо заметить, что даже после своей гибели она пыталась послужить нам.
— Это был прекрасный корабль. Я вместе с вами сожалею о его гибели.
Капитан заставил себя улыбнуться.
— Ну, а что спасемся я и часть моего экипажа, мы этого и не ожидали.
«Для таких слов нужно иметь мужество», — подумал Тарлах. Салкары плавают целыми кланами, женщины работают рядом с мужчинами, дети учатся морскому делу, ещё не умея ходить. Так должно было быть и на борту «Прекрасной русалки».
Никто из детей не пережил крушения. Эти люди живут на море и не сетуют, когда море отнимает у них близких, но в глубине души они должны горевать так же, как фальконеры оплакивают свои потери. Он понимал и их силу, и боль и горевал вместе с Эльфторном, как будто погибшие в бурю принадлежали к его отряду. Но не подал вида. Он не станет бередить раны этого человека.
За едой — есть не начинали, дожидаясь прихода командира фальконсров, — салкар рассказал, как его корабль захватила свирепая буря, как им удавалось держаться, пока порыв ветра не сломал главную мачту. Одновременно на корабль накатилась гигантская волна, почти затопила его, унеся с собой половину экипажа. После этого насосы уже не справлялись, тем более что не хватало людей.
С этого момента гибель была неизбежна, и капитан искал место, чтобы выбросить обреченный корабль на берег и спасти жизнь оставшихся моряков, а может, и груз.
Он тяжело вздохнул.
— Теперь Ганволд заработает целое состояние.
— А кто такой Ганволд? — поинтересовалась Уна.
— Он из Древнего народа, но один из лучших капитанов, каких я знаю. Он капитан «Звезды Диона» и мой главный соперник. Мы торопились доставить груз шелка на южные рынки. Там условия таковы, что покупателей на груз с двух кораблей не найдется, и мы оба знали, что прибыль получит только тот, кто первым доберется до порта. Должно быть, лоцман раньше провел его через этот район, если только судьба не нанесла ему такой же удар, как нам.
Он неправильно понял наступившую вслед за его словами тишину.
— «Звезда» пришла в Линну за несколько часов до «Русалки». В порту оказался только один корабль проводник, и Ганволд сразу договорился с ним. Надо отдать ему должное. Он предложил мне разделить плату, зная репутацию этих мест и что я последую за ним вслепую, без лоцмана. Мы с ним не только соперничаем, но и дружим. Однако лоцман отказался проводить два корабля, объяснив, что при такой погоде не сможет провести сразу оба.
Он перевел взгляд с одного собеседника на другого и нахмурился.
— В чем дело? — наконец потребовал он.
— Этот берег не обслуживается никаким лоцманом, — негромко объяснила женщина.
Элъфторн стиснул зубы: он понял намек.
— Пират?
— Мы подозреваем грабителя кораблей, — продолжила Уна, — хотя в данном случае это одно и то же. Ты видел капитана этого корабля проводника, говорил с ним?
Он кивнул и описал этого человека, насколько запомнил.
Уна покачала головой.
— Это не Огин.
— Он там и не показался бы, — вмешался Тарлах. — Он для этого слишком известен. Кто то другой, какой то чужак находит для него потенциальные жертвы.
— Пока забудем о нем, — решительно сказала владелица долины. — Все внимание теперь «Звезде Диона», хотя боюсъ, мы мало что можем для неё сделать. Слишком много кораблей, больших и малых, исчезло в этом районе с тех пор, как Огин стал владельцем Рейвенфилда. И даже без возможного предательства такая буря может разметать целый флот. Мы даже не догадываемся, куда она унесла корабль.
— Значит, нужно ждать известий о судьбе «Звезды»?
— Нет, — ответил Тарлах. — Сегодня море ещё бурное, но завтра успокоится. Можно будет выйти на шхунах, как обычно поступают после бури. Мы с Уной отправимся в одной из них и исследуем берега Рейвенфилда. Учитывая репутацию этого района и его изолированность, такой шаг с нашей стороны будет вполне естественным. Я понял так, что в Рейвенфидце мало кораблей для такого дела.
Владелица крепости кивнула.
— Очень мало, и все небольшие. Они не пригодны для выхода в открытое море. Эта обязанность всегда исполнялась Морской крепостью.
— Тогда план ясен. Выйдем, как только позволит море.
После трапезы командир наемников остался с Уной.
— Если океан будет таким же образом затихать, завтра утром сможем отплыть.
Она кивнула.
— Я прикажу, чтобы шхуны были готовы к отплытию с рассветом.
— А тем временем, я считаю, нужно осмотреть долину. Уна пристально посмотрела на него. В голосе его звучала нотка, которая ей не понравилась.
— Я сама осмотрю. Тебе нужно отдохнуть после вчерашнего испытания.
Тарлах хотел возразить, затем пожал плечами, видя, что она заметила внезапно охватившую его усталость.
— Почему я так устал? — спросил он. — Всего лишь проехал от дома до башни и хорошо пообедал. Встал я поздно…
— Твое здоровье восстанавливается. Это трудная работа. Судя по шрамам, ты и в прошлом несколько раз был ранен. В тех случаях должно было быть так же.
— Да. — Он вздохнул. — Надеюсь, на этот раз процесс не будет таким долгим, как в прошлом.
Она улыбнулась.
— Отдохни несколько часов, и все будет в порядке. И владелица крепости отпустила его, пообещав увидеться позже. Командир приветственно поднял руку и отправился к себе.
Войдя в свою комнату, он плотно закрыл дверь, чтобы ему никто не мешал.
С огромным облегчением лег в кровать и закрыл глаза, но тревожные мысли не покидали его. Он так устал, словно только что вернулся с носа «Русалки». Если до утра не восстановит силы хотя бы частично, от него будет мало проку.
Несмотря на тревогу, он задремал, а потом крепко уснул и проспал целых три часа.
Фальконер почувствовал себя более свежим и чувствовал себя хорошо. Он вышел из комнаты и направился на поиски Уны.
Как и предполагал, он нашел её на одном из пастбищ, которые затопило во время бури.
— Насколько оно пострадало? — заговорил он, обменявшись с ней приветствиями.
— Для овец сойдет, — заверила она. — Это хорошо, так как некоторые верхние луга придется закрыть. Нам вообще повезло. Люди и животные не пострадали, зданиям причинен лишь небольшой ущерб. Целы корабли и все оборудование.
— А как урожай?
— Я ещё не осматривала сады, но люди говорят, что большинство их не пострадало. Немного фруктов мы потеряли, но меньше, чем ожидали. Все остальное как будто не тронуто.
Так и оказалось, когда они немного позже побывали в садах. И когда они расстались, оба были довольны.
Впрочем, разлука им предстояла недолгая. Тарлах хотел посовещаться со своими людьми, а потом вернуться и попросить Уну подробнее рассказать о береговой линии, вдоль которой они поплывут.
Тарлах провел немного времени с фальконерами. В завтрашнем деле они не участвуют, и он просто хотел рассказать им, что узнал от Эльфторна, и о своих действиях в связи с этим. Он получил подтверждение опасности, угрожающей не только Морской крепости, но всему району, и это дает им возможность оправдать плату за службу.
Тарлах слегка удивился, когда Рорик вышел вслед за ним и пошел рядом.
— Почему ты позволяешь хозяйке долины сопровождать тебя завтра? — без всякого предисловия спросил воин.
Командир пристально посмотрел на него, но его недовольство тут же стихло.
Его поразила собственная глупость. Он даже не думал начать поиск корабля без Уны из Морской крепости, но теперь, когда ему задали этот вопрос, сам удивился. Даже если бы речь шла о воине другого народа, такое приглашение было бы странным. Больше того, возможно, их в этом плавании поджидают опасности, хотя он планирует только разведку, не нарываясь на неприятности. Но какое у него право подвергать опасности Уну?
Он покачал головой, заканчивая спор с самим собой.
— Она должна быть с нами. Если бы лорд Харвард или лорд Феррик были живы, они поплыли бы. И она не может поступить иначе.
— Вероятно, ты прав, — признал его помощник. — Я об этом не подумал. Для неё правление может оказаться трудным. Ты не хочешь взять с собой кого нибудь из нас?
— Нет. Появление шхун Морской крепости у берегов Рейвенфилда после бури — вполне естественное дело. Но присутствие фальконеров на борту подскажет Огину, что у нас совсем другие намерения.
— Если его жертва ещё не затонула, он не позволит вам приблизиться, — заметил Рорик.
— Почему? Он вполне может сослаться на бурю. К тому же он не ожидает, что мы появимся так быстро. Мы постараемся подойти к единственной гавани Рейвенфилда днем, гораздо раньше, чем обычно. Огин считает, что у него достаточно времени, чтобы скрыть следы насилия до того, как будут найдены обломки. Груз он может снять не торопясь: это его дело. Он заявит, что его люди в поисках потерпевших крушение осматривали берег и обнаружили «Звезду».
— А корабль грабителей будет держаться подальше в море, вероятно.
Тарлах кивнул.
— Конечно. Огин не захочет, чтобы его заметили.
— Но ты можешь наткнуться на предателей, когда они будут грабить добычу.
— Это означало бы схватку, — мрачно согласился Тарлах. — Маловероятно, но такая возможность существует, и её следует опасаться. Если мы исчезнем вместе с жертвами, это не принесет пользы нашему делу.

Глава семнадцатая

Утро осветило мир, полный тишины и покоя. Тепло, свежий ветер, но не сильный. Залив больше походил на озеро, чем на часть океана. Даже открытое море за его пределами было спокойно, как будто никогда не знало бушующих волн.
С рассветом корабли Морской крепости подняли якоря, каждая шхуна двинулась по заранее намеченному пути. Все курсы пересекались, корабли должны были встречаться в нескольких местах, и таким образом все побережье покрывалось плотной сетью поиска,
К основному кораблю Круглой башни присоединился другой. Оба корабля небольшие, но быстрые, совсем не похожие на тяжелые рыболовные суда, какими обычно пользуются жители долины. Несмотря на внешнюю хрупкость, они прочны и больше остальных по размерам. Именно эти корабли получили задание совершить наиболее длительный и трудный поход по водам Рейвенфилда. Тарлах предпочел бы идти на «Крачке». Он видел, что эта шхуна обладает большей скоростью и маневренностью, но она больше и по размерам, и её место в открытом море. Ее не должны увидеть с берега.
Впрочем, Тарлах не испытал разочарования, вступив на борт «Баклана». Он протянул руку и помог Уне пройти по узкому трапу.
Незаметно он разглядывал леди долины, искал следы, которые должны были оставить выдержанные ею испытания, но она, по видимому, оправилась не хуже его. Только повязки на руках свидетельствовали о том, что она перенесла, но даже они теперь сменились узкими, едва заметными полосками ткани.
Они стояли на корме, пока каменная коса, которая принесла гибель «Русалке», не закрыла вид на гавань, а потом прошли на нос судна, чтобы начать поиск исчезнувшего торгового корабля.
Плавание будет приятным. «Баклан» содержали при Круглой башне для развлечений и отдыха, на палубе под навесом установлены удобные сидения. Оттуда лорд долины мог наслаждаться красотой океана и не страдать от жгучего солнца.
Тарлах и леди не думали об управлении кораблем: за этим следил экипаж — капитан и четыре матроса, все опытные моряки и к тому же мужчины. Тарлах с удовлетворением отметил это обстоятельство, хотя ему хватило ума ничего не сказать по этому поводу своей спутнице.
На первый взгляд, пять человек кажутся слишком большим экипажем для такого маленького судна, но «Баклан» часто уходил в долгие плавания, в которых необходимы, по крайней мере, две вахты, а иногда экипажу приходилось защищать шхуну, хотя обычно с пиратами, которые иногда показывались поблизости, встречалась более подходящая для этого «Крачка».
Серые глаза наемника были устремлены на проплывающие мимо берега, на мощные утесы, покрытые зеленью, а за ними — серо пурпурные горы. Он испытывал душевную боль, более мучительную чем от удара мечом. Со временем ему придется лишиться всего этого, уйти отсюда навсегда…
Он не сознавал, что боль его заметна, пока Пальцы Уны не коснулись его руки, которой он бессознательно сжал поручень. Она смотрела на него не с жалостью, а с глубоким сочувствием.
— Не нужно уходить навсегда, — негромко сказала она. — Морская крепость всегда будет открыта для тебя.
Он только покачал головой.
— Уехав отсюда, я уже не вернусь, леди. Возвращение только усилит мои страдания. — Он снова посмотрел на берег. — Я люблю эту землю, — прошептал он, — но никогда не смогу получить её.
Владелица долины не стала настаивать, и некоторое время они молчали.
Оба продолжали осматривать воды в поисках «Звезды Диона», хотя и не рассчитывали, что увидят что то, пока не достигнут владений Огина.
«Возможно, Рорик прав, — размышлял Тарлах, — и они найдут тут слишком много приключений». Если торговый корабль пострадал из за бури или предательства, будет предпринята попытка завладеть его грузом, конечно, если он не затонул. Грабительский корабль должен быть небольшим и проворным, как «Крачка» Морской крепости. И невозможно разгрузить торговца за несколько часов и при сильном волнении. Они вполне могут застать его за грабежом жертвы.
Глаза фальконера сузились. Какова будет их реакция в таком случае? При нормальных обстоятельствах они могли бы взять верх, потому что экипаж «Баклана» состоит из опытных бойцов и моряков, но разумнее воздержаться от столкновения как можно дольше, делая вид, что люди на «Баклане» не подозревают о грабительских намерениях убийц. У Огина и его приспешников все права выходить в море у своего берега, они имеют также право осматривать покинутые корабли. Все, что в таком случае будет выброшено на берег, принадлежит им.
Сделать вид, что их корабль пришел из долины Роузхилл, ближайшего соседа Рейвенфилда, не удастся. Это большое владение вообще не имеет гаваней, там у моря нет и плодородных долин. Поэтому нет и кораблей.
— А каков лорд Роузхилла? — неожиданно спросил Тарлах, чувствуя неловкость: ему давно следовало задать этот вопрос.
— Хороший человек, способный и великодушный. Маркхейм ещё молод, но от этого его долина не пострадала: она процветает под его управлением, которое началось два года назад, после смерти его отца.
— Он женат?
— Женился полтора года назад. Его леди сейчас ждет ребенка, она беременна. — Уна улыбнулась. — Это кажется странным, потому что она сама выглядит совсем ещё ребенком.
— У Маркхейма есть причины желать, чтобы в этом районе не обосновались грабители кораблей. Жаль, что он далеко от нас. Нам такой союзник не помешал бы.
— Да, — мрачно согласилась Уна. — Но требуется три дня быстрого марша, чтобы добраться до крепости Роузхилла — если это вообще удастся сделать. А потом гораздо больше времени, чтобы ему добраться до нас, когда вестник сообщит ему нашу просьбу.
— Но он бы пришел?
— Несомненно. Наши дома всегда поддерживали друг друга.
Фальконер немного помолчал.
— Я думаю, пора мне поговорить с ним, — неторопливо признес он, — и с остальными лордами тоже. Если даже мы ничего не обнаружим, если Огин не виноват в том, в чем мы его подозреваем, рассказ Эльфторна вместе с гибелью кораблей — достаточное основание. Что то в этом районе неладно. Морская крепость не должна в одиночку бороться с этой бедой. Уна кивнула, её милое лицо оставалось серьезным.
— Это разумное предложение. Мы так изолированы друг от друга, так привыкаем полагаться только на собственные силы, что часто не видим очевидного решения проблемы, если она требует совместных действий соседей. Такой союз вдобавок обезопасит нас всех от агрессии. Огин не решится вторгнуться в долину, если будет знать, что ему противостоят совместные силы всех лордов.
— Если только не ударит быстро, перебьет всех свидетелей и так же быстро уйдет.
Уна пристально посмотрела на фальконера.
— Ты думаешь, он может так поступить?
— Человек, решившийся на грабеж кораблей? Если он виновен в этом преступлении, а я считаю это очень возможным — судя по тому впечатлению, которое он произвел на меня во время нашей короткой встречи, он вполне способен на такое. Особенно если имя его останется при этом незатронутым и он после твоей смерти приобретет часть земель Морской крепости.
Обсуждение продолжалось ещё долго. Даже в предварительном рассмотрении создание эффективного союза нескольких долин, всегда отличавшихся крайним индивидуализмом, казалось трудной задачей. Только когда солнце достигло зенита и все было готово к обеду, они оставили эту тему, чтобы не привлекать внимания спутников, с которыми вместе ели, как всегда принято на борту кораблей Морской крепости.
Покончив с едой, все вернулись к своим обязанностям.
Несмотря на серьезность предстоящего дела «Баклана», эти обязанности были нетрудными. Легкий ветер и спокойное море не доставляли забот морякам, они не ожидали, что увидят до конца дня «Звезду Диона» или вообще встретят какую либо опасность так близко в водах Морской крепости. Они ищут один определенный корабль, но необходимо делать вид, что придерживаются обычного распорядка поисков, как всегда после сильной бури. Конечно, они выполняли свою главную задачу, потому что шторм мог застигнуть корабль в любом месте, но завтра утром напряженность, несомненно, возрастет.
Поиски невозможно было продолжать в темноте, поэтому с приходом ночи маленький корабль бросил якорь. Те, кто не нес вахту, отправились по своим каютам.
Каюты на корабле невероятно маленькие, в них помещалась только койка и сундучок, который одновременно служил и скамьей.
Тарлах вместе со всеми спустился вниз, хотя предпочел бы подольше остаться на палубе. Но потом у него не будет возможности отдохнуть, поэтому нельзя упускать её сейчас. Однако, несмотря на холодный ночной воздух, он оставил дверь каюты раскрытой. Иначе крошечная каморка слишком напоминала ему могилу.

Глава восемнадцатая

На рассвете корабль Морской крепости отправился дальше.
Когда поднимали якорь, весь экипаж и оба пассажира были на палубе и остались на ней, хотя утро оказалось не таким теплым и спокойным, как предыдущее. Все испытывали нетерпение ожидания. Скоро они пересекут границу Рейвенфидда, и тогда…
Все утро они наблюдали за океаном и берегом в поисках следов исчезнувшего корабля. Характер береговой линии быстро менялся, утесы становились круче и мрачнее, а места, где можно выгрузить незаконный груз, встречались все реже. Вскоре они почти совсем исчезнут, и Огин мог использовать для своих целей этот редко посещаемый участок своего владения.
Впрочем, они никаких признаков такого использования не видели. И их плавание могло оказаться всего лишь гуманным жестом со стороны жителей Морской, крепости. Тем не менее сердце наемника дрогнуло, когда корабль обогнул выступающий в море мыс, крутой и удивительно высокий, очень запоминающийся по своей форме. Они миновали мыс Лордов, границу между владениями Уны и Огина. Теперь параллельно их курсу потянулся берег Рейвенфилда.
Владелица крепости, которая стояла рядом с Тарлахом у поручня, вздохнула и намеренно повернулась спиной к суше.
— Давай поедим, — предложила она, — хотя ещё рано. Есть только одно место на всем берегу Рейвенфилда, которое подходит для логова грабителей, и мы недалеко от него.
Она уже описывала Тарлаху гавань, о которой говорила сейчас, очень узкий пролив, ведущий в чашу белого песка, хорошо защищенную и с удобным спуском сверху, с утесов. Прекрасная гавань для законной выгрузки товаров, хотя размер бухты не позволял вести в ней крупные операции. Однако вход в пролив перегражден в центре большой подводной скалой, названной Колыбелью — из за своей формы. Скала показывается из под воды только в самый низкий отлив. Все остальное время она скрыта водой, как смертоносная угроза для любого корабля, который попытается войти в бухту.
Никакой корабль не смог бы проплыть над ней. Два самых высоких места скалы — Изголовье и Ноги — всего в нескольких футах под поверхностью. Во время отлива Ноги ещё можно увидеть. И так как скала лежит поперек пролива, только очень маленький корабль может чудом миновать её. Даже у «Крачки» для этого слишком большая осадка.
Но корабль подходящего размера, с хорошей маневренностью, с экипажем, знающим местность, может найти здесь убежище или безопасный порт. С моря он будет совершенно не виден. Обнаружить его возможно, только заглянув непосредственно в пролив, а высокие утесы спасали от сильного ветра и волн, даже в самый большой шторм.
И описание Уны, и карта, которую изучал Тарлах, говорили о том, что бухта хорошо укрыта. Но даже зная это, фальконеру пришлось сдержать удивленное восклицание, когда «Баклан» обогнул очередной горный мыс из бесконечной их вереницы и оказался в природном убежище, вернее перед входом в него, перегороженным скалой. И на этой скале, на Колыбели, застряло сильно поврежденное торговое судно.
Большое, гораздо больше «Прекрасной русалки». Ни на палубе, ни на берегу не видно никаких признаков жизни.
Все долго молчали. Первой нарушила молчание Уна.
— Их смыло? — прошептала она.
— Может быть, — ответил фальконер. — Удар был очень сильный. А спасшиеся к этому времени переправились на берег. В бухте никого нет, а на утесы легко подняться.
К ним подошел капитан «Баклана».
— Нет, птичий воин. Конечно, до берега близко и на утесы подняться можно, но как человек, незнакомый с местностью, найдет отсюда дорогу? Даже если дорога известна, это место отделено от ближайшего поселка большой пустыней. У потерпевших крушение не было еды и всего необходимого для такого пути, особенно если с ними раненые. На их месте я бы оставался на месте крушения и надеялся на помощь спасателей. Так всегда бывает после сильных бурь.
— Ты правильно рассуждаешь, — согласился Тарлах. — Они либо все погибли, либо выжившие ещё на борту «Звезды Диона». Мы с леди Уной немедленно отправимся туда. Ты, капитан, останешься на борту «Баклана» с двумя матросами, остальные двое пойдут с нами. Корабль Морской крепости подошел к разбитому кораблю и оставался рядом, пока четверо не поднялись на палубу, а потом отошел на безопасное расстояние от смертоносной скалы.
Палуба «Звезды Диона» накренилась так сильно, что прибывшей группе трудно было стоять на ней, не говоря уже о том, чтобы пересечь её. Но скоро они приспособились сохранять равновесие, хотя все четверо предпочитали за что нибудь держаться.
Тарлах страдал больше всех. Только огромным усилием заставил он себя разжать руку и выпрямиться. Во рту у него пересохло, словно ткани тела обезвожены, ноги сильно дрожали, и он опасался, что они не удержат его.
Тогда он рассмеялся над собой, и все наладилось. Конечно, разбитый корабль не самое надежное убежище, но обломок, за который он цеплялся всего несколько дней назад, был гораздо хуже.
Взгляд в сторону Уны показал, что она не заметила его неуверенности, и Тарлах в хорошем настроении занялся делом.
Погибший корабль наклонен в сторону берега, и со стороны входа в бухту и моря палуба не видна. Четверо стоявших у поручня тоже не видели «Баклана».
Это не понравилось воину, хотя означало, что сами они во время осмотра корабля по большей части будут скрыты от наблюдения извне. Но не смогут вовремя увидеть и приближающихся противников, а Тарлах понимал, что грабители могут вернуться в любую минуту.
Несмотря на реальную опасность, он не решался отправить в воздух Бросающего Вызов Буре. Безусловно, острые глаза птицы вовремя предупредили бы их о любом приближающемся корабле, задолго до того, как он сможет им угрожать, но и моряки обладают острым зрением, и большинство из них хорошо различают морских и сухопутных птиц. Если сокола увидят, усомниться в том, чья это птица, будет невозможно. Даже если он окажется слишком высоко, чтобы они различили характерную черно белую окраску грудки, грабители все равно насторожатся, заметив его так близко от своего логова. Хорошо известно, что леди Морской крепости наняла воинов, и грабителям вряд ли понравится участие фальконеров в поисках потерпевших крушение судов. Они захотят проверить, стало ли кому нибудь известно об их тайной деятельности.
Конечно, он будет заранее знать об их приближении и сумеет предотвратить столкновение, но неприятностей избежать не удастся. Огин поймет, что владелица Морской крепости заподозрила его, что у неё достаточно оснований для подозрений, она уже многое знает, и он будет глупцом, если не прекратит своей преступной деятельности, по крайней мере, пока нанятые ею солдаты без девиза не уедут. А потом он нападет на неё и отберет долину. Но даже если не зайдет так далеко, все равно сможет возобновить нападения на корабли, понимая, что, если он будет соблюдать осторожность, соседи ничего не смогут с ним поделать. Да и Уна ему понадобится только до тех пор, пока он не станет достаточно сильным и не будет больше опасаться соседей.
Но этого нельзя допустить. Нужно, чтобы лорд Рейвенфилда ни о чем не подозревал, пока не будет подтверждена его вина и он и его сообщники не будут захвачены с поличным. А если Тарлаху и людям Уны удастся сделать это сейчас, тем лучше.
Но, приняв решение не отпускать птицу, фальконер не успокоился. Их так легко захватить врасплох…
Он опасался не только за себя, но и за «Баклана». В открытом море корабль Морской крепости может уйти от противника, но узкий пролив не даст возможности для маневра. Нужно осмотреть все побыстрее и уйти незаметно, чтобы сообщить о гибели «Звезды» и составить дальнейший план, учитывая найденные улики.
Он покачал головой: его не оставляло раздражение. Может, никаких грабителей, никакой опасности вообще нет. Во время бури «Звезда Диона» могла потерять своего проводника и, увидев бухту, решила укрыться в ней, не зная, какая опасность подстерегает её под водой.
В таком случае ей не повезло, потому что волна, должно быть, приподняла её и посадила прямо на Ноги. Сейчас видно только Изголовье, которое корабль пытался миновать.
Но тут лицо его застыло. Корабль могли намеренно направить сюда. Грабители не решились напасть в бурю, но Огин или его агент могли заманить «Звезду» сюда и предоставить Колыбели совершить свое страшное дело.
Тарлах заставил себя оторваться от мрачных размышлений. Это только предположение, а рассказать, что произошло на самом деле, могли лишь моряки «Звезды».
На палубе не удалось обнаружить ничего, что прояснило бы картину. Огромные волны во время бури смыли с неё все незакрепленные предметы. Осталась в своих креплениях только небольшая шлюпка, вероятно, потому что её закрыл наклон палубы. Если здесь погибли люди, океан унес и их тела.
— Посмотрим в каютах, — без особой надежды предложил наемник. Он говорил тихо, хотя, казалось, нет никакой причины таиться.
Сделав знак Уне и двоим морякам задержаться, он направился к двум палубным каютам, которые из за своего расположения в первую очередь должны были бы использоваться выжившими.
И когда подходил к ближайшей из них, Бросающий Вызов Буре неожиданно вцепился ему в плечо, расправил крылья и гневно зашипел.
Тарлах остановился. Его товарищ не испугался, но что то здесь было неладно.
Он постарался незаметно подобраться к входу. Осторожно приоткрыл дверь. Она подалась и при первом же прикосновении широко распахнулась. Тарлах застыл на пороге, взгляд его стал жестким. Ни один противник не хотел бы с ним сейчас повстречаться.
Итак, буря пощадила моряков, но в каюте были мертвые люди. И свой конец они нашли не от неразумной ярости стихии, а от безжалостного оружия людей.
Один моряк лежал у двери, голова его разбита каким то тяжелым предметом, мозг, смешанный с кровью, запачкал пол. Еще четверых, которые сидели за столом и даже не сумели встать и защититься, зарубили мечом. Последний лежал на импровизированной койке справа от входа, левая нога его привязана к планкам. Горло перерезано, словно кто то, пробегая мимо, нанес мимоходом этот удар, не отвлекаясь от других, более подвижных противников.
Когда несколько секунд спустя Уна и моряки присоединились к Тарлаху, женщина покачнулась и отвернула лицо. Но быстро взяла себя в руки.
— Они не ждали опасности от вошедших, — прошептала она.
— Да, они надеялись на помощь. Это очевидно по их поведению, — согласился воин.
И он обнял Уну, как будто старался защитить от такой же участи.
Но сам понял ненужность этого жеста и отпустил женщину.
Затем взглянул на дверь.
— Пошли, — отрезал фальконер. — Мне не нравится это место.
— Может, стоит его основательно осмотреть, командир? — спросил один из моряков, Сантор. — Можно узнать больше. Корабельный журнал…
Воин покачал головой.
— Его должны были забрать в первую очередь. Я хочу заглянуть в трюм и убраться отсюда, прежде чем вернутся грабители. Сейчас наши силы разъединены, а это место не подходит для морского боя. — Может, они уже забрали груз, — возразил второй моряк. — У них для этого был весь вчерашний день.
— Сомневаюсь. Если и забрали, то не весь. Корабль у Огина должен быть небольшой, а нужно сделать несколько рейсов. На утес много не поднимешь, а на берегу оставлять шелка надолго нельзя, можно их испортить.
Он посмотрел на Уну.
— Есть ли поблизости сухие пещеры?
— Нет, иначе я бы о них знала.
Он не удивился её уверенности. Жители Морской крепости хорошо знают берег, и не только свой, но и Рейвенфилда и Роузхилла. Многие годы это спасало попавших в беду рыбаков. Причем эти знания касались не только сведений об океанском дне и морских течениях, но и об особенностях суши.
Четверо вышли из залитой кровью каюты, и Тарлах осторожно прикрыл за собой дверь.
Леди долины поспешила к поручню со стороны моря, чтобы предупредить оставшихся на борту «Баклана». Все последовали за ней и по прежнему предпочли, пересекая наклонную палубу, держаться за что нибудь.
Неожиданно сокол негромко крикнул. Тарлах бросился вперед, схватил Уну и упал вместе с ней на палубу.
— Ложитесь! — прошептал он шедшим за ними морякам.
Удивленные, они повиновались, не возражая и не расспрашивая.
Через мгновение наемник пополз вверх по наклонной палубе, пока не добрался до поручня. Остальные последовали его примеру.
Борт корабля высокий и прочный, но буря разбила его в нескольких местах, и прогнуло доски, так что между ними образовались щели. И вот в одну из щелей они увидели, что встревожило сокола, — черный изящный корабль устремился к ним.
Нет, не к ним, он спешил к «Баклану». Нос незнакомого корабля казался непривычно высоким и тяжелым для своих размеров. Специально усиленный нос. Корабль тараном бьет свои жертвы.
Моряки на борту судна из Морской крепости поняли опасность и пытались избежать её, но нападающий оказался между ними и открытой водой, а разбитый корабль мешал им проскользнуть в гавань. У них оставалось лишь небольшое пространство для маневра.
Этого было недостаточно. «Баклан», со своим малочисленным экипажем, захваченный врасплох грабительским кораблем, привыкшим к такому способу атаки, был обречен. Убийца ударил точно, отбросив судно к потерпевшему крушение кораблю, буквально прижал к нему.
«Баклан» продержался несколько мгновений, но потом от двойного толчка раскололся.
Капитан, зажатый меж бортов кораблей, погиб мгновенно.
Остальные двое прыгнули в воду, но не успели вынырнуть, как были пронзены стрелами. Точность стрельбы свидетельствовала о большой практике стрелявших.
Проклятие одного из моряков застыло у него на устах под взглядом Тарлаха. Если они выдадут себя, их тоже убьют.
Лицо наемника было угрюмо. Корабль обязательно будут обыскивать. Вчетвером они не сумеют спрятаться, а попытка сражаться означала бы самоубийство.
— Спускайтесь за борт, — неожиданно приказал он. — В воду.
Уна сразу послушалась, но моряки оставались на месте, глядя на воина.
— Чего вы ждете? — нетерпеливо спросил он.
— Я умею немного плавать, — сказал Сантор, — но Нордис совсем не умеет.
— Держаться на воде сможешь? — спросил фальконер У второго моряка. — Нет.
— Я тебе помогу, если понадобится, но у нас под ногами будет Изголовье. Поторопитесь, иначе нас заметят.
Моряки по прежнему колебались, но выбора у них не было, и они соскользнули вниз и присоединились к женщине у противоположного поручня. Спустя мгновение фальконер оказался рядом с ними.
Первыми стали спускаться Тарлах и Уна. Они быстро перелезли через поручень и повисли на руках.
Эта часть корабля была гораздо ближе к воде, чем противоположный борт, и им, разжав руки, пришлось лишь немного пролететь по воздуху.
Женщина сразу поплыла в тень корабля и не останавливалась, пока не добралась до борта. Тут ноги её коснулись камня, на который налетела «Звезда Диона», и она подняла руку, давая Тарлаху знак, что тот рассчитал точно.
Через несколько мгновений моряки тоже оказались в оде, и вскоре трое мужчин съежились рядом с Уной в тени мертвого корабля.
Положение у них было неприятное. Они стояли на подводной скале и держались за борт корабля, который убьет их, если хоть немного сместится в их сторону.
Вверху на палубе тоже была смерть. Как и сказал фальконер, грабители высадились на «Звезде» в поисках матросов с «Баклана».
Невозможно было ошибиться в предводителе банды. Голос его доносился отчетливо. Все узнали его, и сердца их горели от ненависти и невозможности отомстить.
Губы Тарлаха молча шевелились. Он благодарил Рогатого Лорда, который позволил ему предусмотрительно закрыть дверь каюты и не позволить остальным трогать в ней что нибудь. Убийцы искали тщательно и, очевидно, знали, что ищут. Но ничего не нашли.
Наконец грабители снова собрались на палубе. Беглецы опять услышали голос Огина.
— Итак, никто сюда не высаживался. Это хорошо для нас. Люди Уны не оказались бы легкой добычей, если бы мы застали их здесь вооруженными и готовыми к встрече.
— А что они делали в твоих водах? — спросил человек с акцентом южанина. — Они тебя подозревают?
Лорд долины презрительно засмеялся.
— Вряд ли. Их привлекла буря. Жители Морской крепости человечны, — насмешливо объяснил он. — После бури они всегда рассылают свои шхуны, чтобы отыскивать потерпевших бедствие. Поэтому я и настоял на том, чтобы мы ушли в море и держались подальше от этого места. Если бы они что то подозревали, нам было бы трудно их взять, особенно такой корабль. Он быстр и маневрен.
Лорд Рейвенфилда перешел к вопросу о грузе.
— Нужно закончить разгрузку, пока никто не явился в поисках «Баклана»…
— Мы легко потопим и другой корабль, — вмешался грубый голос.
— Не будь дураком! Сколько кораблей должно здесь исчезнуть за неделю, чтобы на нас упало подозрение? Как ты думаешь, почему я пропускаю богатые корабли? Чтобы не насторожить соседей, и они не подозревали о наших операциях. Рейвенфилд не может сражаться со всеми лордами и капитанами Высокого Холлака. И помните: если я погибну, вы без моей поддержки и защиты тоже не выживете.
Южанин, по видимому, второй по старшинству вслед за Огином, вмешался, чтобы избежать вспышки гнева лорда.
— В любом случае нужно поторопиться. Я ничего не понимаю в облаках, если они не возвещают бурю.
Все согласились и стали грязно браниться: плохая погода может снова помешать им. К тому же корпус «Звезды Диона», на котором оставался ценный груз, может расколоться и затонуть. С одним из торговых кораблей, который они заманили на скалы, такое однажды уже случилось.
Однако прежде чем они начали, лорд Рейвенфилда заставил своих сообщников вынести трупы из каюты, подвесить к ним груз, чтобы не всплыли, и бросить за борт, уничтожив тем самым свидетельства происшедшего на корабле. Вскоре затонул и «Баклан». Теперь, даже если другой корабль Морской крепости наткнется на «Звезду» до того, как её разобьет волнами, экипаж ничего не заподозрит, кроме последствий стихии, и не станет искать пятен крови на полу каюты.

Глава девятнадцатая

Уна вздрагивала каждый раз, как очередной мертвец падал в воду. Еще один каприз судьбы, и все они присоединятся к этим несчастным. Достаточно легкого звука, чтобы выдать себя. Доказательство — отчетливо слышные голоса и шаги на палубе.
С самого момента, как они добрались до борта, Тарлах взял Уну на руки, потому что места для опоры было мало, а она к тому же на несколько дюймов ниже остальных. Фальконер понимал, что она испытывает: страх, который делает беспомощным, стыд от того, что вынуждена быть свидетельницей преступления и не в силах противостоять ему, дрожь от пронизывающего холода.
Последнее совсем плохо и становилось все хуже, по мере того как вода отнимала последнее тепло у их тел. Даже Бросающий Вызов Буре, который не погружался в воду, а цеплялся за борт «Звезды», непрерывно дрожал под ветром и от холода.
Пока они выдерживали это и должны выдержать и дальше. Температура воды и воздуха достаточно низкая, чтобы убить их за то время, которое придется здесь провести, хотя судороги, которые приносит холод, все равно могут привести к смерти: когда придет время покинуть убежище, мышцы может свести, и беглецы не смогут плыть.
Они опасались такого исхода, как боялись и того, что их обнаружат сверху, но приходилось полагаться только на судьбу. Им угрожала более очевидная опасность. Враги могут работать весь день, и даже после того, как они покинут «Звезду Диона», беглецы из Морской крепости при свете дня не смогут выбраться. А тем временем поднимется вода. Прилив уже начался. Перемены пока незаметны, но скоро, очень скоро уровень воды поднимется настолько, что у них не будет возможности стоять.
Слишком быстро это опасение оправдалось. Уровень воды достиг шеи Тарлаха, его подбородка. Фальконер наклонил голову, потом совсем снял шлем, который тут же затонул.
Уна подняла голову и крепче вцепилась в воина. Без этого маскирующего шлема он казался более уязвимым, словно обнаженным перед миром, и неосознанно она попыталась оградить его, как щитом, от возможных стрел.
Они стояли так недолго, потом Тарлах вынужден был отпустить её, чтобы подхватить Нордиса, который совсем не умел плавать. Женщина была занята тем же, потому что Сантор, который какое то время мог держаться на воде, не обладал нужными сноровкой и выносливостью и в предстоящие долгие часы ожидания мог рассчитывать только на нее.
Им ещё повезло, что они поднялись на брошеный корабль не утром. Экипаж грабителей сделал один рейс на берег, а затем заходящее солнце заставило пиратов заняться грузом, иначе неустойчивая погода угрожала испортить его.
Теперь беглецы не опасались, что их обнаружат с палубы. Но они не могли покинуть свое убежище, пока виден корабль, а люди с черной душой работают на берегу и на утесах над ним. Только когда ночь накрыла их своим дружественным плащом, Тарлах осторожно оторвался от корабля, таща за собой моряка из Морской крепости.
Ночь подоспела вовремя: их убежище совсем заполнилось водой. Но наемник тут же понял, что прилив, несмотря на все неприятности, которые причинил им, в то же время помог. Поручень «Звезды Диона» оказался совсем близко, до него нетрудно дотянуться. Если бы уровень воды оставался низким, пришлось бы карабкаться наверх, а они ослабли от холода и напряжения.
Но даже с этой милостью судьбы задача оказалась трудной. Тарлах попробовал подняться по скользкому борту и не смог. Не смог и допрыгнуть.
Нордис, которого поддерживала Уна, смотрел, как Тарлах беспомощно упал. Ему почти удалось достигнуть своей цели, но расстояние оказалось чуть больше. Чтобы добраться до палубы, нужна какая то опора.
— Ты силен в море, птичий воин, — сказал моряк. — Но если ты меня будешь держать и немного подбросишь, может, я сумею подняться.
— Да, это может сработать, — сразу согласился наемник.
Не успел он это сказать, как к нему приблизились Уна и второй моряк. Опираясь на них, Тарлах ухватил Нордиса и приготовился.
Моряк кивнул.
— Давай!
Командир наемников подбросил его из последних сил.
На мгновение Тарлаху показалось, что и эта попытка не удалась, но вот руки моряка сомкнулись на поручне. Он повисел так немного и стал подниматься. До палубы ещё нужно было добраться.
Но у Нордиса оказались сильные руки, и он привык к работе на кораблях. И вскоре исчез за поручнем. Прошло несколько секунд, и к беглецам с борта спустилась веревка. Следующим поднялся второй моряк. Уну и Тарлаха пришлось буквально втаскивать на палубу. Они истратили все силы в борьбе с холодом и водой, для поддержки товарищей. И когда вода перестала прибывать, оказались совершенно измученными.
Ветер усилился. Он пронизывал мокрую одежду, словно тысячами кинжалов.
«Да, — подумал фальконер, — сейчас он приносит боль, как от ножа, но скоро может принести и смерть». Но сделать ничего нельзя, оставалось только спрятаться у высокого борта «Звезды Диона» и надеяться, что этот борт защитит от ветра.
Но моряки не допустили этого. Они испытали весь ужас беспомощности в воде, но силы их не были растрачены, и теперь они должны поддержать товарищей.
— Лучше, если мы уйдем от ветра, командир, — предложил Нордис негромко, все время помня, как разносится по воде звук. — Ты можешь передохнуть в каюте.
Через несколько минут все оказались уже в каюте и закрыли за собой дверь.
К этому времени фальконер передвигался более уверенно, но все равно с благодарностью опустился на стул, который пододвинул к нему моряк.
Сама по себе температура воздуха не слишком низкая, и Тарлах почти сразу почувствовал себя лучше. Он устыдился, что сидит без дела, когда отряд все ещё в опасности.
Попытался подняться, но Сантор улыбнулся и положил руку ему на плечо.
— Оставайся здесь с леди Уной, птичий воин. Теперь наша очередь потрудиться. К тому же мы лучше знаем корабль, даже такой большой. Под этой каютой должна находиться ещё одна. Там жил человек, и в ней должны сохраниться вещи, которые нам пригодятся. Эти ублюдки, кажется, не все разграбили.
— У них на это не было времени. Идите, но будьте осторожны. — Внутри нет иллюминаторов, и нам посветит луна. Моряки исчезли и вскоре вернулись с кучей одежды в руках.
— Судьба улыбнулась нам, — торжествующе объявил Сантор. — Мы нашли много хорошей одежды для всех нас. Должно быть, это была каюта капитана.
— Не думаю, чтобы он рассердился на нас, если мы этим воспользуемся, — ответил Тарлах, сбрасывая промокшую одежду.
Он быстро переоделся, потом снова сел и закрыл глаза. Как хорошо опять оказаться в сухой одежде и тепле.
Уна тоже переоделась, повернувшись спиной к товарищам. Она сняла платье и надела одежду одного из погибших моряков.
Снова повернувшись к остальным, она широко улыбнулась.
— Необыкновенное блаженство, друзья мои! Теперь неплохо бы найти еду и воду и подкрепиться перед побегом.
Но эта надежда оказалась тщетной. Нашлось немного вина, но никакой пищи в каюте не было. Торопливый осмотр показал, что камбуз, где хранились запасы, затоплен.
Наемник разочарованно пожал плечами. Печально, конечно, но не смертельно. Задолго до того, как голод станет опасным для жизни, они доберутся до дому или будут мертвы по другим причинам.
Другое дело — жажда, но Тарлах постарался отогнать страх. Есть у них вода или нет, они должны что то предпринять.
Единственное средство спасения — шлюпка. Никому не хотелось отправляться в ней, Тарлаху меньше остальных, но если они хотят остаться живыми, другого варианта у них не было. Если бы товарищами Тарлаха были фальконеры, хорошо обученные солдаты, умеющие превосходно держаться на воде, можно было бы надеяться даже в таком состоянии захватить корабль грабителей. Но нынешние товарищи наемника на это не способны.
Нет, придется довериться маленькой лодке.
Даже на опытный взгляд моряков она казалась чрезвычайно непрочной и хрупкой, но они знали, что это везучее суденышко: пережило и бурю, и кораблекрушение. Может, часть этого везения перейдет и на них.
И хорошо, что есть хоть такая надежда, потому что приближалась новая буря. Море начало волноваться, небо затянули тяжелые тучи, закрыв луну. Плавание в такую погоду в маленькой лодке было похоже на самоубийство.
Но остаться на месте означало ещё более верную смерть, и все четверо предпочли рискнуть, чем быть перебитыми, как экипаж «Звезды Диона».
Воспоминания о погибших моряках помогли укрепить решимость. Если попытаться прорваться, может быть, это удастся, по крайней мере, одному из них, и он расскажет обо всем, что они видели и испытали. Мертвыми они никак не смогут подтвердить подозрения Морской крепости в отношении Огина.
Моряки молча осмотрели лодку, она оказалась целой. Даже весла сохранились. Все остальное, что могло в ней находиться, очевидно, смыло. Сандор и Нордис отыскали несколько ведер, которыми можно будет вычерпывать воду, и объявили, что все готово.
Тарлах приказал выпить все вино. Беречь его не стоило: на каждого пришлось около половины чашки, а силы им нужны.
Снова командование перешло к морякам, они умело и неслышно спустили шлюпку, несмотря на усилившееся волнение моря. Потом бросили последний взгляд на неприветливый берег, и, взявшись за весла, направили лодку в открытое море.

Глава двадцатая

Хотя беглецы и пригибались пониже ко дну шлюпки, пока корабль не остался далеко позади, они уже не боялись, что их обнаружат. Ночь темная, собирался туман, закрывая их от вражеского глаза, который может упасть на «Звезду Диона», а крепнущий ветер заглушал плеск воды от весел.
Тем не менее все испытали облегчение, когда вышли из узкого пролива и обогнули горный мыс. Теперь убийцы их точно не видели.
К удивлению товарищей, Тарлах приказал грести дальше в море, вместо того чтобы идти параллельно берегу.
— Это ведь не глубоководный корабль, командир, — заметил Нордис, — приближается буря…
— Если останемся здесь, нас разобьет о скалы.
Уна выпрямилась, высказав мысль, которой он не решился поделиться.
— Нас может подобрать «Крачка».
— «Крачка»! Да, она останется в море, так как поблизости нет причала, до которого можно быстро добраться! — воскликнул Нордис.
— Буря не заставит её искать убежища, — оживленно подхватил Сантор. — Она в прошлом не раз выдерживала такие, к тому же очень сильной бури, как предыдущая, не будет.
Но тон его, вопреки надежде, которую высказала Уна, был мрачным. Не нужно было напоминать, что буря, даже и не очень сильная, для их шлюпки очень опасна.
— Забудьте о «Крачке», — решительно сказал фальконер. — Если встретим её, будем радоваться, но для этого должно случиться чудо. Надеяться нужно только на эту шлюпку и собственные силы.
После этих слов оживление покинуло его товарищей. Невозможно было усомниться в их справедливости, и если в глубине души Уна продолжала надеяться на встречу со вторым кораблем Круглой башни, вслух она об этом не говорила. Лучше сразу отказаться от подобной надежды, чем испытать разочарование потом, когда вместе с физическим истощением оно сможет вызвать и упадок душевных сил.
Командир фальконеров и леди Уна сели за весла. Моряки не протестовали, они знали, что эти двое выведут шлюпку в открытое море и повернут к дому. А их опыт и свежие силы понадобятся позже, когда придется бороться со штормом.
Буря разразилась не внезапно, а словно наползала, боясь появиться открыто. Не успела шлюпка покинуть бухту, как пошел мелкий и редкий дождь. Ветер, хотя и очень холодный, все же не достигал силы настоящей бури. Океан оказался восприимчивей к предстоящей буре, но и он пока не проявлял силу в полной мере.
Но положение и так оставалось трудным. Поднялись сильные волны, мышцы Тарлаха болели от напряжения, а лодка словно остановилась. Однако фальконер упрямо отказывался уступить свое место за веслами.
Так поступить его заставлял не только долг, его удерживала гордость. Леди долины, на вид такая хрупкая и нежная, тоже не отказывалась от весел. И пока она выдерживает, он тоже выдержит.
И только когда дождь превратился в ливень, а ветер поднял ещё более сильное волнение, они уступили место более опытным товарищам.
Наемник свернулся на корме, защищая сокола, давая ему, насколько возможно, убежище и тепло. Его товарищ может погибнуть. Тарлах знал это, хотя самое трудное ещё впереди. И он приходил в отчаяние, потому что ничего не мог сделать. Даже не мог уберечь от дождя птицу. Тарлах апатично подумал, что вообще больше никому не может помочь. Он даже не в состоянии наблюдать за работой моряков.
Уна сидела рядом с ним. Он не видел её лица, потому что она опустила голову, но по тяжелому дыханию, по тому, как опущены её плечи, он понимал, что она устала больше, чем он.
Неудивительно. Женщине приходилось преодолевать не только усталость, голод, жажду и холод, но и боль. Его многочисленные царапины тоже нестерпимо жгло от соленой воды, хотя они, если не считать раны плеча, которая начала сильно болеть, не опасны. Тем не менее он испытывал боль и раздражение. И мог представить себе, что испытывала она, когда брала в израненные руки весла…
Поток ледяной воды заставил его ахнуть.
Волна, обрушившаяся на них, миновала, но приближалась вторая, она возвышалась над наполнившейся водой шлюпкой.
— Вычерпывайте! — закричал Нордис. — Вычерпывайте, или мы потонем!
Тарлах и леди принялись за эту работу с отчаянной быстротой, и скоро лодка стала легче и более управляема.
Отдохнуть не было никакой возможности ни сейчас, ни в последующие долгие часы. Дождь усилился и шел почти сплошной стеной. Он и один мог заполнить лодку, а к этому ещё добавлялась вода каждой третьей волной.
Нордис и Сантор в эту ужасную ночь доказали свое мужество и мастерство. Они сражались с волнами, направляя лодку носом к волнам, чтобы каждая очередная волна не могла затопить их. Иногда сидящие на корме видели своих товарищей за веслами вертикально над собой, когда суденышко поднималось на крупную волну, силуэты моряков отчеливо были видны на фоне освещенного молниями неба. Потом, когда лодка устремлялась в очередную пропасть, моряки оказывались внизу.
В тысячный раз вычерпав воду, Тарлах оставил ведро на коленях. Он знал, что передышка будет недолгой. Скоро снова придется приняться за работу. И тут он ощутил пугающую пустоту. Его не касалось другое сознание.
— Нет! — простонал Тарлах. Сокола не было. Он даже не заметил его исчезновения.
— Неправда! — Ледяные пальцы Уны сомкнулись на его руке. — Не верь, он не погиб. Кто нибудь из нас почувствовал бы, что он умирает, Тарлах. Но мы не почувствовали. Он… он ведь не был в безнадежном состоянии, когда ты в последний раз видел его?
— Нет.
Тарлах посмотрел на неё уже с надеждой. Ему очень хотелось верить, но он боялся, что разочарование принесет ещё большую боль.
— Где же тогда…
— Наверно, полетел за помощью.
— В такую бурю? — недоверчиво возразил он.
— Поверь мне: он будет лететь, как и мы работаем сейчас из последних сил. Здесь он ничем не мог нам помочь, но если, несмотря на мокрые крылья, он чувствовал, что может лететь, неужели не попытался?
— Да, лететь он может, — немного погодя согласился фальконер. — Буря хоть опасна, но не такая сильная, как предыдущая. — Он закрыл глаза. — Да поможет ему Рогатый Лорд.
— И Ганнора…
Поток воды заставил её замолчать, и они снова занялись нескончаемой работой — вычерпывали из лодки воду, грозившую потопить их.
Наступил, а затем и миновал рассвет, прежде чем буря начала стихать. Уже было позднее утро, когда прекратился дождь.
Все четверо очень устали. Они были настолько измучены, что не испытывали радости оттого, что одной неприятностью стало меньше.
Тарлах стиснул зубы. Нет, это неточно. Страдания их не уменьшились, а лишь изменились. И хоть дождь прекратился, по прежнему приходилось воевать с волнами и резким ветром. А жажда скоро заставит сожалеть о дожде.
Уна видела, как Тарлах облизывал соленые губы, и дотронулась до его руки.
— Есть немного дождевой воды. И она протянула ему ведро.
— Всего несколько глотков, так как нельзя было прекратить отчерпывать воду ни на минуту, а потом дождь перестал.
— Леди, ты спасаешь нас!
Тарлах взял ведро. Воды действительно немного, и он сделал всего один глоток. Подержал во рту и только потом пропустил в пересохшее горло. Он в лучшие времена так не наслаждался самым прекрасным вином, как этой солоноватой водой.
Фальконер тут же вернул ведро Уне. Она тоже отпила, не больше, чем он, и передала воду морякам.
Те увидели, как её мало, и покачали, головой.
— Скоро будем дома, миледи, — сказал Нордис. — Выпей нашу долю.
— Пейте, оба! — приказал наемник. Моряки застыли в нерешительности.
— Не в наших привычках лишать более слабых… Тарлах умиротворяюще поднял руку.
— Хозяйке долины теперь нужна ваша сила. Мы плохо послужим ей, если лишимся последних сил, временно доставив ей облегчение.
Моряки, опустив глаза, выпили воду. Это вода может оказаться последней в их жизни, если до безопасного места не удастся добраться быстро.
Медленно проходили часы. Вначале беглецы нервничали, опасаясь преследования из бухты, потому что буря, хотя и сильная, не остановила бы грабительский корабль, если бы капитан принял такое решение, но постепенно успокоились. Они постарались не оставить следов своего присутствия на борту «Звезды Диона», а пропажу шлюпки, если и заметят, припишут непогоде. Не хватятся и одежды: очевидно, каюту, из которой её взяли, не осматривали настолько тщательно, а свою одежду беглецы захватили с собой. Нет, лорд Рейвенфилда теперь ничего не подозревал, если только их не обнаружат случайно.
Воин и леди снова сели за весла, чтобы моряки могли немного отдохнуть, но продержались только пару часов, потому что сами были очень слабы, и снова вынуждены были уступить место.
Грести было очень тяжело, но они не решались даже на несколько секунд оставить весла, даже когда менялись местами. Ночная буря продолжала сказываться на море. Вероятно, она вообще не закончилась, наступило только кратковременное затишье. Волны по прежнему обрушивались на шлюпку, словно гневаясь, что она так так долго сопротивляется им. Требовалось огромное напряжение сил и мастерство беглецов, чтобы держать шлюпку на плаву: двигаться вперед вообще становилось невозможно.
Уходило драгоценное время, и настроение беглецов совсем упало. Закрытое тучами небо спасало лишь от палящих лучей солнца. Мучила жажда, горело от соленой воды горло. Эта мука сказывалась и на мышцах, и на способности ясно мыслить и рассуждать. И они все время думали о том, что буря возобновится, что произойдет это по всем признакам скоро, а это означало, что нужно будет выдержать ещё один такой день.
Из за непрерывной работы и усиливающейся слабости приходилось чаще меняться у весел: через полчаса гребцы уже не могли работать.
Тарлах после третьей такой смены взял руки Уны в свои. Повязки, покрывавшие её раны, пропитались кровью. Он промолчал, но сжал холодные бледные пальцы, чтобы согреть их своим теплом.
Сколько ещё выдержит женщина? У неё сильная воля и поразительно крепкий организм, несмотря на хрупкое телосложение, но подобные испытания могут свалить даже сильного мужчину, а не только более слабую женщину…
— Парус!
Тарлах поднял голову, услышав крик Нордиса. На горизонте показался краешек мачты.
Фальконер провел языком по потрескавшимся губам. Попытаться привлечь внимание корабля? Они нуждались в помощи, отчаянно нуждались, но даже незнакомый корабль, не имеющий отношения к Огину из Рейвенфидда, может оказаться опасным, особенно для женщины.
Моряки и сама леди долины понимали возможную для них угрозу.
Ее за всех высказал Сантор.
— Иногда в эти воды заплывают пираты. Конечно, встречаются и моряки, которые помогают попавшим в беду, но редко. Мы не можем не опасаться встречи с этим кораблем. Пусть леди Уна спрячется в воде, когда мы приблизимся к ним. Ты тоже, птичий воин, потому что ей понадобится твоя помощь. Если корабль окажется враждебным, вы двое, по крайней мере, сохраните себе жизнь.
Все согласились, потому что другого выхода не было, хотя понимали, что при таком повороте дел леди и фальконер тоже долго не протянут.
Беглецы напряженно ждали. Постепенно стал виден весь парус, затем и сам корабль. И тут Тарлах выпрямился, его охватили радость и облегчение: на фоне заходящего солнца он увидел высоко и гордо парящего сокола. Это Бросающий Вызов Буре.
— Можем обойтись без купания. Это «Крачка»!

Глава двадцать первая

Наемник пытался подавить вспыхнувшее возбуждение. Корабль Морской крепости ещё далеко, а их шлюпка — всего лишь щепка в бурном океане. Их никто не видит, кроме его крылатого товарища. И так как на борту нет фальконеров, которые поняли бы птицу, она не сможет передать морякам сообщение, хотя и смогла каким то образом увлечь их в этом направлении. Сантор сказал, что «Крачка» далеко отошла от намеченного курса…
Все понимали это. Нордис прихватил со «Звезды Диона» белую рубашку, теперь он снял её и принялся лихорадочно размахивать ей, а остальные изо всех сил налегли на весла.
Несмотря на все их усилия, на старание сокола и молитвы, которые они возносили в глубине сердца, очень долго казалось, что их все ещё не заметили, что они останутся во власти бури и волн, как и многие часы до этого.
И когда надежда уже начала оставлять их, корабль наконец то повернул в их сторону. Прошло немного времени, и они уже стояли на его палубе в окружении любопытных и озабоченных моряков.
Фальконер оборвал вопросы. Уна стояла рядом с ним и вопреки своему желанию, опиралась на него, и он чувствовал её безмерную усталость. Она держалась из последних сил.
— Вначале позаботьтесь о леди, — потребован он, — и об остальных. Поговорим позже.
Сухая одежда, еда и теплое питье сотворили со всеми спасенными настоящее чудо, и вскоре Тарлах как командир выживших с «Баклана» во всех подробностях рассказывал о происшедшем.
Его слушали, затаив дыхание, и долго молчали, когда он закончил. Сообщение о погибших в каюте «Звезды Циона» вызвало у слушателей гневные восклицания. Они снова послышались при описании гибели «Баклана» и его экипажа, но во время повествования об испытаниях беглецов в океане все молчали, и прошло немало времени, прежде чем слушатели обрели способность говорить.
— Мы, жители Морской крепости, должны отомстить, — проговорил наконец капитан «Крачки», — но пока с этим можно подождать. Ночная буря ещё не прошла. Я предлагаю вернуться и составить план, когда леди и командир отдохнут. Согласны, миледи и птичий воин?
Владелица долины кивнула.
— Да, если командир не сочтет разумным немедленно напасть на грабителей.
— Нет, у нас не хватит сил, даже если бы мы и захотели.
Тарлах вздохнул.
— Так лучше. Мы будем действовать, когда сможем захватить эту черную компанию врасплох.
Голос его стал ледяным, в нем звучала такая ненависть, что все присутствующие содрогнулись.
— Оган из Рейвенфилда должен умереть. От моей руки или от руки другого воина, но с этого момента он труп. Клянусь в этом!
Несмотря на усталость, сон не шел к командиру фальконеров. Темные мысли заполняли его разум. Он винил себя, и эти обвинения не смогла смягчить даже яростная ненависть к лорду Рейвенфилда. Он так мало сделал в Морской крепости… Нет, это слишком мягкое выражение. Он подвел тех, кого поклялся защищать…
Бросающий Вызов Буре слетел со своего места в ногах койки и пробрался к руке фальконера.
Тарлах погладил птицу. Когда сокол, промокший и измученный бурей, прилетел на корабль, моряки хорошо приняли его и правильно поступили, завернув в полотенце, высушив, согрев и потом накормив. Больше того, они поняли, что он принес важное сообщение, и попытались общаться с ним, так что он в конце концов привел их к беглецам.
Пальцы Тарлаха перестали поглаживать птицу. Сокол по всей справедливости мог бы покинуть его за допущенную ошибку, но по дружбе даже ни в чем не обвинил. Долго пришлось бы искать ему, чтобы найти другого такого друга среди людей.
Сокол повернул голову к двери и негромко крикнул.
Тарлах сел. Уна тоже не спала. Она с помощью своей способности общаться с птицей выяснила, что Тарлах не спит, и просит его прийти к ней.
Наемник набросил плащ поверх рубашки, которую ему дал капитан «Крачки», и прошел по узкому коридору к каюте леди. Приходилось держаться за стену, потому что корабль раскачивался и вздрагивал под ударами волн. Снаружи снова бушевала буря.
Страх заполнил сердце Тарлаха. Он понимал, какого приема заслуживает от Уны из Морской крепости, понимал справедливость её недовольства. Она может даже отослать его, хотя, вероятно, помешает острая необходимость в наемниках. Разумом он понимал последствия своей ошибки, но знал,, что если она встретит его с разочарованием — или, ещё хуже, с презрением, — его дух будет сломлен. У него даже не осталось сил, чтобы негодовать из за того, что для него стало таким важным её отношение к нему.
Он оказался перед её дверью. Несколько секунд поколебавшись, постучат. Нет смысла трусить. Встреча должна состояться, теперь или через несколько часов. Лучше, чтобы все кончилось побыстрее, чтобы страхи его подтвердились или улеглись. Даже отчаяние предпочтительней этой проклятой неопределенности…
Уна лежала на койке, но была одета. Она расслабилась, ей было удобно, и даже в мужском костюме она казалась удивительно привлекательной. Он совсем некстати подумал, что раньше никогда не был в се личных покоях.
Она указала на сундук, который, очевидно, являлся обязательной принадлежностью всех кают, а сама передвинулась к краю койки, чтобы сидеть поближе к нему.
Он увидел её заново перевязанные руки.
— Как они?
— Хорошо. На самом деле руки почти не пострадали, хотя, вероятно, шрамов прибавится. А как твои раны?
Он пожал плечами.
— Неважно.
Голос его звучал глухо, и хотя он пытался скрыть свои чувства, она быстро взяла его за руку, как в лодке, когда он подумал, что погиб его сокол.
— Тарлах, что тебя беспокоит? Я заметила это ещё до того, как мы расстались, но с тех пор твое беспокойство удвоилось.
Он опустил глаза, но не пытался скрыть свои страдания. Просто не мог ничего скрывать от нее.
— Даже сейчас я продолжаю доставлять тебе неприятности, — горько прошептал он. Я обязан был защищать тебя, леди, позаботиться, чтобы тебе не угрожали опасность или неудобства, но принес тебе одни испытания и тревоги, трудности и страдания.
Он коснулся её перевязанных рук.
— Ты спасла мне жизнь тогда на карнизе, заплатила своими ранами. С той ночи…
— Я законная правительница долины Морской крепости. И не отрекусь от своих обязанностей, ни от одной. И, конечно, не могу отказаться от своего человеческого долга.
— Но у меня тоже есть обязанности, и я с ними не справился.
— В каком смысле? — недоуменно спросила она.
— Если бы я выслал Бросающего Вызов Буре, когда мы поднялись на борт «Звезды Диона», нас бы не захватили врасплох. Я боялся, что сокола увидят и узнают о нашем присутствии, и считал это большей опасностью, чем неожиданное нападение. Моя ошибка, неправильная оценка ситуации привела к гибели трех человек и заставила нас вынести все последующие испытания.
Женщина смотрела на него, в её зеленых глазах вспыхнуло раздражение.
— Ты либо изображаешь дурака, либо настолько горд, что потерял рассудок, — сказала она, давая волю своему раздражению. — Может быть, ты ошибся, но мы живы и уверены в вине Огина.
— Мы выжили благодаря случайности.
— Случайности и твоим способностям принимать верные решения. Жизнь вообще случайность. Неужели ты не позволяешь себе совершать ошибки, фальконер Тарлах?
Он отвернулся.
— Нет, если у меня такие обязанности.
Губы Уны разошлись в улыбке. Она и так знала, он выдавал себя не раз, но чтобы до такой степени…
Она наклонила голову, чтобы он не прочел в её взгляде понимание. Любой её ответ — от сердца или холодного разума — только усилит его боль, сделает его положение ещё более тяжелым. Она должна продолжать разговор так, словно он себя не выдал, как будто они просто товарищи, связанные крепкой дружбой и общим делом. Но даже это трудно признать такому, как он.
Фальконер пришел к такому же заключению, и, когда несколько секунд спустя он посмотрел ей в лицо, Уна поняла, что он уже полностью владеет собой.
— Благодарю за твое понимание, миледи, — сказал он, как будто закрывая этот вопрос.
И она, конечно, вздохнула с облегчением, он не понял, насколько выдал себя.
Женщина подумала, что он сразу уйдет, но он остался рядом с ней и продолжал внимательно смотреть на нее. — Ты ничего не сказала, когда я говорил о наших действиях против Огина, — заговорил наконец Тарлах. — Я хотел бы знать твое мнение относительно этого.
— Даже если оно расходится с твоим?
— Даже в этом случае, леди. Мы говорим о войне, а не просто о самозащите, и ты говоришь от имени своей долины.
Она вздохнула, понимая, что должна подтвердить это.
— Я не хочу видеть, как снова кровоточит эта древняя земля. И особенно мне не хочется, чтобы Морская крепость была виновата в новой войне.
Она гордо выпрямилась.
— Но не только мои желания имеют значение. Здесь укоренилось ужасное зло. Его следует устранить, чего бы это ни стоило.
Мужчина кивнул и слегка улыбнулся. Ему стало легче. Уна хорошо выглядит после перенесенных испытаний, она не винит его. И тоска, которая сжимала его сердце, развеялась. Леди поддержала его действия. И ему не хочется, чтобы кровопролитие и насилие снова воцарились в Высоком Холлаке, и он даже усомнился в правильности собственных решений.
Тарлах встал. Тяжесть спала с его души, и он ощутил сильную усталость. Даже испытал легкое головокружение. Нужно уходить, иначе он вообще не сможет сделать и этого.
— Мне лучше уйти, — сказал он. — Нам пригодятся силы, когда мы вернемся в башню.
— Отдыхай спокойно, друг, — негромко проговорила она. — Ты много и упорно поработал ради Морской крепости.

Глава двадцать вторая

Всю ночь Тарлах крепко спал. Он не слышал ни бури, ни отважной борьбы экипажа с ней. А когда проснулся, небо снова было солнечным, а океан спокойным и мягким.
Несколько секунд он лежал неподвижно, позволяя себе удовольствие медленно воспринимать окружающий мир, как лорд в своей постели в мирное время, потому что он хорошо знает, где находится, а вокруг действительно спокойно и безопасно.
Наконец Тарлах встал, оделся — одежда лежала на сундучке. И двигался сознательно неторопливо.
Мышцы удивительно мало напоминали о себе, когда он попробовал размяться. Он невольно порадовался этому. Когда воин поднялся на палубу, его приветствовал капитан «Крачки». Он рассказал о ночной буре. Потом сообщил, где они находятся.
— Ты отсутствовал так долго, что мы уже начали бояться, что тебя придется нести в башню, — закончил он, широко улыбаясь.
Тарлах тоже улыбнулся.
— Думаю, вы сумели бы разбудить меня, иначе я оказался бы слишком тяжелым грузом.
Он осмотрелся.
— Остальные ещё не встали?
— Нет. Ты первый. Сейчас все ещё спят. Фальконер понял, что умирает с голоду, и попросил поесть. Принесли еду очень быстро. Ясно, что его просьбу предвидели. Он и сокол только успели сесть за стол, как к ним присоединились все с «Баклана».
Миновал полдень, когда перед ними открылся трижды благословенный вид Круглой башни, домов и полей за защитными стенами. И вскоре они сошли на берег.
Тарлах сразу направился в башню, задержавшись только для того, чтобы взять с экипажа слово молчать о происшедшем. Исключение составляла только Уна. Ей придется повидаться с семьями погибших. Обычаи Морской крепости не позволяли скрывать от них правду, они не должны узнать её из разговоров и слухов со стороны, и поэтому владелица долины, тихо и не привлекая внимания, посетила все семьи убитых моряков и сообщила им о гибели кормильцев. Она попросила пока не проявлять свое горе открыто.
Командир фальконеров вызвал Бреннана и Рорика на совет. Пригласили и Руфона. Но когда все собрались, Тарлах больше молчал. Он сказал только, что нельзя начинать без Уны. Остальные не возражали, хотя мрачное молчание и угрюмое выражение лица командира говорили, что новости будут серьезными и тревожными.
Серые глаза Тарлаха потемнели, когда хозяйка долины наконец появилась. Ее напряженное бледное лицо красноречивей слов говорило о том, что ей пришлось выполнить нелегкую задачу.
Командир поспешил к Уне. На мгновение взял за руку. Он хорошо знаком с такой болью. Сколько раз ещё придется ей выполнить эту миссию, пока не удастся покончить с ужасом, который только ещё начинался.
Все смотрели на него, и потому наемник не стал дальше откладывать. Он рассказал обо всем, что видела и выдержала его группа.
Говорил он сжато, без всяких эмоций, потому что не хотел слишком опрометчивой реакции. Он описал серьезное преступление, и долг фальконеров не допустить его повторения. Решение должно быть разумным и приниматься на основании здравого ума, а не разгневанного сердца.
Как и на борту «Крачки», все долго молчали, когда он закончил говорить.
Первым обратился к нему Руфон.
— Ты считаешь, что нашим единственным ответом должно быть нападение?
— Да, я уже сказал. Пощадить сейчас Огина — все равно что выращивать семена чумы в собственном доме. Такому человеку нельзя доверять, даже если страх наказания будет долгие годы и десятилетия сдерживать его. Но однажды он снова нападет. Руфон посмотрел на хозяйку.
— Я согласен с этим, миледи, но война нелегкое дело, мы все в этом, к своему горю, убедились. Ты согласна?
— Я знаю, к чему такое решение может привести, почти обязательно принесет нам новые потери, но лорд Рейвенфилда принял решение за нас. Нельзя позволить, чтобы он продолжал поступать так же. Я поддерживаю командира, как уже сказала ему.
Она с официальным видом повернулась к Тарлаху.
— Да будет так, капитан. Морская крепость находится в состоянии войны, и ты — главнокомандующий. Я могу только дать благословение твоим и моим людям, посылая их на опасное дело.
— Ты свое дело знаешь. А что касается остального, война — это забота нашего отряда. Мы дали клятву защищать Морскую крепость, когда ты ещё только увидела нависшую над ней тень.
— Воины Морской крепости все равно поддержат вас, — настаивала она. — Используйте их, как сочтете нужным. Мы не позволим, чтобы наши проблемы полностью легли на других.
— Я знаю это, — ответил он, улыбнувшись.
— Как ты собираешься вести войну, капитан? — спросил Руфон. — Теперь курс определен, остается выработать план действий.
— Действовать нужно как можно быстрее, — сразу ответил командир. Ясно, что он уже думал об этом. — Длительная кампания будет катастрофой для Морской крепости, но если будем действовать быстро и решительно, избавим и наших людей, и жителей Рейвенфилда от убийств и разрушений.
Его серые глаза теперь блестели, как у сокола.
— Ты говорила, леди, что у Огина нет близких родственников, которые унаследовали бы. Рейвенфилд? — Нет, — ответила Уна.
— Скажи мне, Руфон, будут ли жители Рейвенфилда сражаться или сдадутся, если Огин будет убит, а у их ворот будет стоять сильная армия.
Старик немного подумал.
— Сдадутся, если поверят, что их пощадят. Они ещё не настолько привыкли подчиняться Огину, а до этого его отцу. В других долинах совсем не так.
— У него есть союзники среди соседних лордов? На этот раз леди долины покачала головой.
— Нет. Ни его, ни его род не любят. Это совсем новая линия, и правители Рейвенфилда не отвечают нашим обычаям. Видишь ли, дед Огина получил Рейвенфилд в результате брака. А через несколько лет его жена умерла во время родов, и он привез другую, из низин. — Она печально улыбнулась. — Мы, горцы, с трудом привыкаем к переменам.
— Но должны были существовать связи у предыдущего рода. Кто унаследовал бы Рейвенфилд, если бы не появилась эта чужая женщина?
— Морская крепость. Но тот брак был законным, и мы не предъявляли претензий.
— Я и сейчас не предлагаю вести такой спор, леди, но когда удастся стереть память об Огине, такое решение помогло бы привести к быстрому и устойчивому миру в долине.
Руфон кивнул.
— Ты хочешь захватить грабителей раньше, чем выступить против крепости? — спросил старик.
— Да, — подтвердил Тарлах. — Они преступники и должны понести наказание. Я хочу захватить их до того, как они спрячутся или вообще убегут отсюда. Особенно следует побыстрее расправиться с Огином. Если он сумеет засесть в крепости, нам придется вести долгую и трудную осаду. И это, возможно, будет означать гибель обеих долин. — Ты строишь планы, предполагая, что лорд будет находиться со своими разбойниками, когда мы ударим, — впервые вмешался Бреннан. — Мне кажется, он большую часть времени должен проводить в крепости. Там ему удобней.
— В обычных условиях это так, но он знает, что шхуны Морской крепости будут искать «Баклана». И вряд ли он доверится своим сообщникам. Если он их не удержит, они могут напасть, особенно если «Звезда Диона» ещё не затонула.
— А если его с ними не будет? — настаивал лейтенант.
— Тогда подготовимся к осаде и будем надеяться, что она продлится недолго.
— Его люди слишком трусливы: даже узнав о причине нашего нападения, они не восстанут против него, — предупредила леди долины.
— Да, но они не смогут и стойко сопротивляться. И не думаю, чтобы они захотели сражаться.
Командир фальконеров подошел к узкому окну и посмотрел на залив, потом снова повернулся к собравшимся.
— Я хочу, чтобы «Крачку» перекрасили в серый цвет с черными и белыми пятнами — весь корпус и оба паруса.
— Будет сделано, — заверил его Руфон. — А другие корабли?
— Пошлите их такими, как есть. Пусть Огин привыкнет к виду кораблей Морской крепости. Я предполагаю до темноты держать «Крачку» в открытом море. Темнота и маскировка сделают её незаметной, пока мы не сблизимся с грабителями, но даже если её и увидят, я предпочитаю, чтобы они не подозревали о наших намерениях.
— Если «Звезда Диона» ещё не затонула?
— Корабль или корабли, которые её найдут, конечно, должны её осмотреть. К тому времени на ней ничего подозрительного не останется, и наши люди смогут вести свою игру. Но я думаю, что «Звезда» уже под водой после вчерашней бури или затоплена нарочно, после того как все с неё забрали.
— Грабители могут напасть на наши корабли. Тарлах покачал головой.
— Огин вторично такой ошибки не допустит. Его корабль днем будет держатся подальше. Я, в частности, и хочу выйти в море потому поздно, чтобы дать ему возможность войти в бухту. — Он нахмурился. — Хотя есть небольшая вероятность, что он останется в море, но я считаю, что экипаж предпочтет уютную бухту. Корабль предназначен для коротких переходов и набегов, а не для длительного плавания, а океан ещё не достаточно спокоен, чтобы на борту было комфортно. Не то, что в хорошую погоду.
— Может быть, он дождется полной темноты, прежде чем вернется на свою базу, — предположил Рорик.
— Не думаю. Слишком велик его корабль, чтобы рисковать при проходе через Колыбель ночью.
— «Крачка» тоже. Тарлах кивнул.
— Значит, мы тоже должны быть в бухте раньше. Он некоторое время помолчал, мысленно представляя себе дальнейшее.
— Мы должны ударить неожиданно и быстро победить. Люди Огина хорошо знают гавань. Если мы дадим им время для маневра, они могут причинить нам серьезные неприятности. «Крачка» слишком велика для действий в заливе.
— А когда грабители будут побеждены? — спросила Уна.
— Мы двинемся на крепость, захватив с собой пленных и тело Огина. — Его взгляд стал жестким. — Он никогда не позволит, чтобы его взяли живым.
— Захват целой крепости с небольшим экипажем «Крачки» — трудное дело даже для фальконеров, — сухо заметил Бреннан, но глаза его улыбались. Он понимал, что командир предвидел это возражение и приготовил ответ.
Тарлах улыбнулся.
— Да, товарищ, но остальной флот вернется, как только закончится ложный поиск, и сразу направится в Рсйвенфилд. Он достигнет бухты через шесть часов после нас, привезет припасы и осталъную часть отряда. Воины Морской крепости двинутся сушей и приведут с собой лошадей для нас. Мы встретимся в пути. Может, вы предложите лучшее место для встречи, леди, Руфон? — добавил он.
— Есть несколько неплохих вариантов, — ответил старик. — Нельзя ли принести карту, миледи? Память может подвести меня. Командир сможет выбрать подходящее место.
Уна сама принесла карту, и вскоре место встречи было выбрано.
Тарлах ещё несколько секунд смотрел на карту, словно его тревожила какая то мысль. Наконец он вздохнул и посмотрел на хозяйку долины.
— Сухопутная колонна будет состоять из твоих воинов, миледи. Я понимаю, что прошу слишком многого, но я бы хотел, чтобы ты пошла с ними.
Фальконеры принялись возражать, но он решительно заставил их замолчать.
— Подумайте! Кто сдастся наемникам, даже если их будут сопровождать жители долины? Леди Уна правит долиной Морской крепости, её род здесь знают и уважают много поколений. Ее присутствие убедит гарнизон Рейвенфилда и защитников крепости сдаться.
— Я пойду, — сказала Уна, прежде чем развернулся дальнейший спор, — но не по суше. Я поплыву на «Крачке».
— Леди… — начал командир.
— А теперь ты подумай, капитан! Где лекарь послужит твоим товарищам лучше: с ними или с другим отрядом далеко от вас?
Несколько мгновений она опасалась, что он будет спорить, но он наклонил голову в знак согласия, хотя она видела, что делает это он неохотно. Ее умение в лечении раненых слишком ценно, чтобы он отказал в нем своим воинам.
После этого некоторое время все молчали, потом Уна посмотрела на командира наемников.
— А что если один из наших кораблей, которые будут делать вид, что ищут, наткнется на грабителей? — спросила она. — Он не сможет притвориться, что не видел их.
Тарлах улыбнулся.
— Хороший вопрос. Маловероятно, но может случиться и такое. Наш корабль окликнет их и спросит, не видели ли они «Баклана». Задаст и другие вопросы, какие полагаются при такой встрече. У наших врагов на такой случай наверняка будут подготовлены самые убедительные ответы.
Руководители Морской крепости долго ещё сидели вместе, обсуждая план нападения, потом разошлись. Тарлах пошел к фальконерам, а леди Уна — готовить своих людей и флот, как предложил командир.

Глава двадцать третья

Но только к середине следующего дня все было готово и армия смогла выступить.
Уна пришла в комнату Тарлаха, чтобы обсудить последние детали плана.
Он был в темном плаще и высоком шлеме фальконеров, и её сердце дрогнуло при его виде, хотя она заранее знала, что он будет так одет. Форма делала его строгим и отчужденным.
Но, подняв голову, Уна увидела его лицо, и ощущение потери оставило её. Тарлах остался прежним. Они немного поговорили — накануне на совете договорились почти обо всем, — но фальконер как будто не торопился присоединиться к товарищам, и она стояла рядом с ним, наблюдая за лихорадочной деятельностью в гавани.
Тарлах посмотрел на корабль, на борту которого они скоро окажутся, и удивленно покачал головой.
— Твои люди хорошо поработали, — похвалил он. — Я знаю, где должна стоять «Крачка», но с трудом смог её разглядеть. А для тех, кто не ждет её появления, она будет совсем невидимой.
— Молюсь, чтобы это было так.
Он резко отвернулся от окна, как будто больше не мог смотреть.
— Я хотел бы, чтобы тебя не было с нами.
— Но я должна.
— Знаю, но хоть ты и умеешь владеть мечом, война не для тебя.
Женщина кивнула.
— Я понимаю это. И не буду вмешиваться в бой, конечно, если не придется защищаться.
Рука фальконера, которой он облокотился на стену, побелела.
— Удивлен, что ты снова мне доверяешься.
— Я доверила бы тебе свою собственную душу, — прошептала она.
И в этот момент зашипела кошечка — Брейвери. Она лежала на краю постели Тарлаха, куда забралась сразу же, как только Уна, войдя в комнату, опустила её на пол. Но теперь кошка стояла, изогнув спину и прижав уши. И тут же Бросающий Вызов Буре испустил свой боевой клич.
Они повернулись на шум. Воздух перед ними начал светиться.
Тарлах встал между Уной и этим свечением. Он знал, что это такое: открывались врата, как в Беседке. Спасения нет. Он не решился пробиться к двери и потому извлек меч и ждал с бьющимся сердцем.
Как и раньше, материализовалась женская фигура, она словно приближалась издалека.
Уна дух вошла в комнату и остановилась, глядя на них. Фальконер не мог понять выражения её лица, но он не заметил в нем ни гнева, ни удивления. Понимание, возможно, и ещё нетерпение.
— Не бойся, птичий воин, — сказала она странно высоким голосом. — Я пришла с предупреждением, а не с требованиями к моей сестре.
Он склонил голову, но задержал левую руку леди, которую та протянула ко второй Уне.
— В таком случае добро пожаловать, но все равно оставайся от нас на расстоянии. Садись, леди, если хочешь. Стул за тобой.
Она нахмурилась.
— Неужели Круглая башня теперь подчиняется тебе, раз ты здесь распоряжаешься?
— Башня нет, но это комната моя.
Гостья улыбнулась и стала неотличимой от Уны из Морской крепости.
— Принимаю поправку, капитан.
Тарлах подождал, пока она сядет. Выражение её лица снова стало серьезным, и он не сомневался, что она пришла по важному делу.
— Ты говорила о предупреждении, леди, — напомнил он наконец.
Она медленно кивнула.
— Да. Вы, конечно, оба заметили, что, в отличие от остальной части Высокого Холлака, здесь нет реликтов Древних. Развалины есть, но в них нет Силы.
— Да, мы знаем это.
— Это не случайно. Причина — в безудержной храбрости и твердой решимости тех, кто здесь жил когда то.
В те далекие дни здесь было гораздо больше людей, жили они богаче и интересней. Вместе с ними поселились здесь и другие виды, не человеческие. Здесь жили люди, владевшие Силой, мужчины и женщины, однако женщины обладали ей в большей степени.
Недалеко отсюда в башне жил посвященный, который поднял скалу, перегородив вход в маленький залив…
— Колыбель! — ахнула Уна.
— Да. Подобно многим другим, в своем высокомерии и жажде Силы, в стремлении к новым знаниям он затронул то, чего трогать не следовало, пытался открыть врата, которые не предназначены для живущих. И так как у него самого душа была черной, результаты этого вмешательства оказались хуже, чем в других проклятых местах, — и для него самого, и для окружающих. Он призвал, и ему ответили, но не существо из Тени, а сам Лорд Тьмы. Крепость посвященного и все, что было в ней, исчезли в огненном смерче и ужасном урагане.
Жители местности были предупреждены о действиях посвященного и решили, что от него можно ждать только беды, хотя никто не догадывался о масштабе катастрофы, которую они вызовут. Люди объединились, чтобы остановить его, но опоздали. Прежде чем они что либо предприняли, посвященный встретился со своей судьбой, и Тьма была выпущена в мир.
Она помолчала, словно собираясь с мыслями, потом продолжила.
— Вскоре стало понятно, что ожидает всех. Нужно было остановить зло, иначе погибнет этот мир, а может, и другие миры. И тогда люди разделились, мужчины и женщины, зная, что больше никогда не увидят друг Друга.
Волшебницы, объединив свою Силу, вступили в бой с лордом Тьмы, и никогда ни раньше, ни позже не было такой битвы в этом мире. В конце концов им удалось достичь своей цели. Они раскрыли врата, ведущие в мир Тьмы, и загнали зло назад, но чтобы закрыть их навсегда, были вынуждены последовать за своим врагом в его ужасный мир. Они сделали свое дело и спасли наш мир, но вернуться назад не могли. Они навсегда остались в кошмарной тюрьме, удерживаемые своими заклинаниями. Им удалось сохранить рассудок, уснув сном живых мертвецов. Иначе они лишились бы его.
— А мужчины? — вмешался Тарлах.
— Оставались первоначальные врата, поглотившие проклятого посвященного и его крепость. Их тоже нужно было закрыть, но они охранялись. Лорд Тьмы оставил своего Пса стеречь проход. Мужчинам пришлось одолеть его, прежде чем они смогли начать сражение. Они знали, что если Пес надолго задержит их, вернется его хозяин, и все, чего они достигли такой ужасной ценой, погибнет.
Их оставалось мало: они понесли большие потери при встрече с наемниками посвященного и другими существами, которых он призвал на помощь, а враг был предупрежден шумом битвы и встретил их во всеоружии.
Большинство нападающих погибли, но горстка оставшихся загнала Пса во врата и закрыла их. Они все погибли от ран и истощения после битвы.
— А их дети? — прошептала Уна. — У них должно быть много детей.
— Никто не уцелел. В первом нападении темных сил все дети были убиты вместе с теми, кто о них заботился. Именно это убийство, эта жестокость и дала взрослым понять, с чем они столкнулись.
Когда она прервала свой рассказ, оба слушателя некоторое время молчали.
— Страшная история о мужестве погибших, — проговорил наконец фальконер. — Для нас это достойный пример храбрости. Но каким образом она касается нас?
— Мужества и самопожертвования мужчин оказалось недостаточно, им не хватило сил, чтобы завершить дело. Пес не ушел назад во врата, а остался в проходе. Раны ослабили его; впоследствии за бесконечные века он ещё больше ослаб, так как у него не было пищи, но теперь на Колыбели и вокруг неё была пролита кровь, высвободились кровожадность и алчность убийц. Пес хорошо поел, окреп и теперь рвется из своих пут. Еще немного такого кровопролития, и он снова освободится. И когда ему это удастся, будьте уверены, что хозяин тут же последует за ним.
Она по очереди посмотрела им в глаза.
— Сейчас нет тех, кто владел бы Силой и смог снова загнать этих тварей в их мир. Даже волшебницам Эсткарпа в зените их мощи трудно было бы сделать это, а сейчас они ещё не оправились после поворота гор. Ни один человек в одиночку не устоит. Если врата откроются и твари пройдут, этот мир узнает такие беды, каких не знал со времен древнейших войн.
— Ты нас предупреждаешь и в то же время говоришь, что мы обречены? — возразил фальконер. — В этом был смысл твоих слов, когда ты сказала Уне, что у неё мало времени, и пыталась подчинить её своей воле?
— Нет. Это ответ на твой второй вопрос. Я тогда предвидела беды только общего характера, которые произойдут из за того, что нарушается старое равновесие сил и потревожены древние стражи. Теперь другое дело, и это только недавно привлекло мое внимание, потому что именно убийство на Колыбели пробудило зло и заставило меня почувствовать опасность. Раньше я, как и вы, не подозревала о ней.
Она оценивающе взглянула на наемника, словно пыталась узнать, способен ли он решить задачу, возложенную на него судьбой.
— Нет, я не говорю, что вы обречены, но постарайтесь побыстрей положить конец злодеяниям вашего врага, а потом просите помощи у Янтарной Леди и Рогатого Лорда, её супруга. Просите, чтобы они помогли вам очистить это место и запечатать его.
И прежде всего, Уна, сестра моя, постарайся, чтобы эту скалу больше не использовали как алтарь, чтобы на ней не проливалась кровь и люди там не умирали.
Она снова замолкла. А когда опять посмотрела на наемника, лицо у неё стало печальным.
— У меня нет особого сообщения для тебя и твоего народа, птичий воин, но я обладаю знаниями, которые тебе не открыты, и могу сказать вот что. Проклятие, которого вы так давно опасаетесь, относительно быстро может быть снято с вас окончательно или снова ожить. Со своей стороны, я верю, что оно пропадет: многие народы населяют этот мир, но ни один из них так не связан с новой опасностью, как вы.
Она увидела, как Тарлах вздрогнул, и кивнула.
— Ваша история мне известна. Наш мир много потерял в той борьбе с Тенью. Я та, что жила бы в вашем мире, если бы нас не постигла тогда страшная беда. Твой народ — один из древнейших, и он лучше других был приспособлен для жизни в ином, лучшем мире. Но вам причинили страшный вред, и теперь угроза уничтожения снова нависла над вами. Однако то, что привело вас сюда когда то, может и спасти вас, спасти лучших из вас.
Она повернулась к Уне.
— А у тебя, сестра, прошу прощения за свои резкие слова. Ты была права в своем страхе: моя просьба исходила от Тьмы. Но только поверь, что я не видела в том предложении зла. Я подвела тебя, и ты имеешь право сторониться меня, но наша дружба давняя, дружба двух одиноких маленьких девочек, а позже — одиноких женщин. Я не хотела бы, чтобы она закончилась по такой причине.
— Она никогда не прервется, — заверила владелица долины. — Место, которое ты заняла в моем сердце, всегда принадлежит тебе.
— Спасибо, дорогая сестра, спасибо за это и за все остальное. Возможно, мы больше не встретимся, и я желаю тебе удачи в предстоящей борьбе и счастья в жизни, будет ли она долгой или короткой. И без всякого предупреждения чуждая Уна встала и вошла в свой проход врата. Через мгновение она исчезла.
Тарлах прижал к себе Уну, словно боялся, что её утянет в закрывающиеся врата. Только когда их совсем не стало видно, он отпустил женщину.
— Уна, я хочу, чтобы ты пошла со своими людьми… Она посмотрела ему в глаза: камни Морской крепости выглядели бы податливей.
— Ни при каких обстоятельствах я не позволю, чтобы ты один взвалил на себя груз этой ответственности. Мы делим его: ты как мой главнокомандующий, я как владелица долины. Я начала эту войну, и мы вдвоем отвечаем за её последствия. — Голос её смягчился. — Долго ли я проживу, Тарлах, если Тьма высвободится?
— Нет. Если врата откроются, мы все будем убиты, — признал он. — Рано или поздно они проглотят нас.
— Тогда больше ничего не говори. Я предпочитаю встретить свою судьбу такой, какой она будет.
Воин расправил плечи.
— Пора идти. Ты хочешь, чтобы я рассказал эту новость другим?
Уна ненадолго задумалась.
— Нет, — произнесла она наконец. — По крайней мере, не моим людям. Они в любом случае должны сражаться. Зачем омрачать их жизнь, если все равно ничего изменить нельзя? — Она помолчала. — С твоими товарищами может быть по другому. Они будут сражаться на самой Колыбели.
Он покачал головой.
— Как и ты, я не хотел бы ослабить их боевой дух возможной страшной судьбой, которую они никак не могут изменить. Пусть сосредоточатся на борьбе с людьми и не боятся пробуждения страшного зла.
Войдя в большой зал, они убедились, что все готово. Быстро попрощались с остающимися на берегу и направились к кораблю, который доставит их на битву, от которой, может быть, зависит судьба всего мира.
У выхода из башни стоял Эльфторн. Но он не попрощался с ними, как остальные, а пошел рядом.
— У меня просьба, командир.
— Чего ты хочешь от нас, друг? — спросил Тарлах, уже догадываясь, о чем тот попросит.
— Места на борту «Крачки». Я тебе говорил, что мы с Ганволдом были соперниками, но ненависти между нами никогда не было. И я не рассказывал, что мы детьми жили на одном корабле. Я хочу отомстить за его гибель этому лорду Рейвенфилда, отомстить за страдания, которые он причинил вам обоим. Ведь вы спасли нас и приняли очень хорошо.
— Место для тебя на корабле есть, как и место в передовом отряде тоже. Нам пригодятся в схватке твои сила и мужество.

Глава двадцать четвертая

Тарлах стоял на палубе «Крачки» и смотрел на прекрасные и суровые берега Рейвенфилда. Он снял свой шлем, а плащ на нем был обычный, какой надевают моряки Морской крепости. Теперь, когда решающая битва близко, он не хотел, чтобы враг догадался о его истинных намерениях. И особенно не хотел преждевременно афишировать присутствие фальконеров на борту корабля.
Вначале он немного нервничал, вспоминая свою недолгую, но парализующую панику на борту «Звезды Диона», но это неприятное состояние не возвращалось, и теперь он чувствовал себя свободней.
Тем не менее настроение у него было неважное. Если его план не удастся, долину, которую он так полюбил, ожидают долгие месяцы кровопролития. Мрачная перспектива. Никто из его товарищей не хотел бы этого. В своих солдатах он уверен.
Он понимал и отношение своих людей к Морской крепости. Им тоже нравилась долина, и он не удивился бы, если большинство из них или даже все разделили бы его привязанность к ней. Это высокогорье способно привлечь сердца…
Тарлах покачал головой. Он пытался скрыть большую слабость, думая о том, с чем она связана.
Он закрыл глаза и крепче ухватился за поручень, чтобы не пошатнуться.
Что если сражение, которое вскоре произойдет вблизи Колыбели, окажется последней кормежкой, необходимой Псу, чтобы высвободиться? Тарлах поверил Уне духу. Поверил в искренность её предупреждения, в точность предсказания того, что ожидает их всех. И вздрагивал от ужаса при мысли о том, что может вырваться через врата и обрушиться на Высокий Холлак и на весь мир. Это слишком для него. Слишком большая ответственность для одного человека…
— Тарлах?
Услышав этот негромкий оклик, он повернул голову. Так погрузился в свои мысли, что не услышал легких шагов хозяйки долины.
— Достаточно плохо было и раньше, — начал он, не скрывая от неё своего страха. Она тоже испытывала его. Как им не бояться? Ни один здравомыслящий человек не может без ужаса думать об этой угрозе.
— Мы правильно поступили, ничего не сказав своим людям, — заметила Уна. — У меня нет опыта ведения войн, но я думаю, это известие только ослабило бы солдат. — Она глубоко вздохнула. — Надо ли делать то, что мы задумали, Тарлах? Уна сказала, что мы должны остановить Огина, но цена может оказаться слишком большой для всех нас.
— Должны, — твердо сказал он. — Он и его «мясники» подкармливают Пса, они уже разбудили его. Если бы я не был в этом уверен, я бы не рискнул завязать бой в бухте, даже если бы это означало, что Огин и его палачи уйдут от нашей мести.
Он опустил голову и невидящим взглядом смотрел на океан.
— В этом одна из трудностей нашего положения. Так много зависит от нас, и тем не менее мы не имеем выбора.
Командир вздрогнул и плотнее закутался в плащ: сильный порыв ветра продул тяжелый материал, словно это была легкая летняя ткань.
Тарлах в тревоге взглянул на небо но не увидел ничего страшного. Холодный ветер — признак быстро приближающейся осени, а не предвестник новой бури.
Уна поняла его мысль.
— Похоже, зима в этом году будет ранней и суровой. — Да.
— Если война затянется…
— Я не намерен её затягивать, — чуть резко прервал её Тарлах.
Но тут же взял себя в руки.
— Прошу прощения, леди. Успокойся, по крайней мере, на этот счет. Если все пойдет хорошо, мы договоримся с Рейвенфилдом до того, как Ледяной Дракон начнет кусать понастоящему.
Он повернул голову и серьезно посмотрел на мрачные утесы.
— А теперь приготовься, миледи. Скоро мы нападем.
Когда небольшой корабль бесшумно приближался к смертоносной бухте, оба предводителя армии Морской крепости стояли на палубе.
Сердце Тарлаха сильно билось, как всегда перед битвой; он молча молился, как человек, которому вскоре предстоит оказаться в Залах Доблестных. Еще несколько минут. Совсем немного…
Неожиданно показался хорошо знакомый отрог, закрывающий бухту, показался только его кончик, но Тарлах сразу его узнал. И не скоро забудет.
Снизу поднимались фальконеры и члены экипажа. Работая молча, они освободили шлюпку, которая лежала на палубе «Крачки», как большая раковина, и опустили её в море. Она пойдет за кораблем, высадит воинов, которые должны захватить берег и утесы, пока «Крачка» будет сражаться с грабителями.
Уже наступил вечер, и под темнеющим небом океан казался серым. Тарлах успокаивал себя тем, что нужно острое зрение сокола, чтобы заметить два маленьких судна. Самая большая опасность в том, что их могут заметить на фоне неба, но даже этот риск уменьшили, сделав паруса пятнистыми.
Хоть день и закончился, света было ещё достаточно, чтобы рассмотреть крохотный залив.
Ничто не преграждало вход в него: «Звезда Диона» исчезла, словно никогда не существовала.
Командир видел, что видимой преграды на пути в бухту нет. Но Колыбель существует, и мрачная угроза ждет под водой следующую жертву.
Он невольно вздрогнул. При таком высоком приливе, как сейчас, даже рябь не выдаст самому опытному глазу эту опасность.
Но Тарлах недолго думал об этом природном препятствии. Это забота моряков. А ему предстоит другое дело.
Корабль грабителей бросил в заливе на ночь якорь. Он в самой середине гавани, паруса его свернуты. На палубе несколько человек, они двигались спокойно, явно не ожидая опасности ни от природы, ни от людей. Остальные, вероятно, внизу. На берегу никого нет. Песок почти залит приливом, и Тарлах не думал, что у грабителей было убежище вверху, на утесах. Он не видел часовых и не ожидал их увидеть. Слишком безопасное и спокойное место, они привыкли к этому и не считали необходимым выставлять караул.
Рука фальконера легла на рукоять меча. Теперь они совсем рядом. Скоро ли их заметят?
Уже заметили! Один из моряков на палубе разбойничьего корабля неожиданно посмотрел в их сторону. Он словно не поверил своим глазам, но потом закричал, подняв тревогу.
К этому времени «Крачка» уже вошла в пролив и расположилась параллельно Изголовью.
У Тарлаха пересохло во рту. Пройдет ли корабль? Этим курсом шел грабитель, но корабль Морской крепости больше, у него глубже осадка.
Захваченные врасплох пираты пытались подготовить свой корабль к бою, но нападение произошло очень быстро. Они даже не успели поднять якорь.
Тарлах слишком хорошо помнил меткость лучников грабителей. Их в первую очередь уложили его собственные лучники, затем корабли подтянули друг к другу, и фальконеры перепрыгнули на палубу врагов.
Сражение было яростным, напряженным, потому что грабители понимали, какая судьба их ждет, если они потерпят поражение, и Тарлах не преуменьшал способность Огина вести за собой людей. Он подбадривал их, и они сражались так, что лучше не могли бы.
Фальконеры вели бой, как привыкли, спокойно, жестко, уверенно, хотя вкладывали в него больше страсти, чем обычно. Преступления грабителей были для них особенно отвратительны. Им часто приходилось плавать на кораблях, и все они считали своим личным долгом отомстить за «Баклана» и за страдания своего командира.
Для Эльфторна ненависть,и жажда мести были на первом месте, но он не позволял им затуманить рассудок в своем стремлении уничтожить предателей, которые заманили и перебили весь экипаж «Звезды Диона».
Он в равной мере пользовался своим мастерством и огромной силой. Тарлах видел, как он пронзил мечом противника, высвободил лезвие и отбросил тело в сторону.
Это был один из немногих случаев, когда командир смог наблюдать за своими солдатами. Он первым перепрыгнул на палубу противника и оказался в самой гуще его защитников. Ему удалось на мгновение отвлечь внимание от своих товарищей, и те сумели добраться до цели почти беспрепятственно, но самого его окружили, и ему пришлось очень туго.
Положение Тарлаха становилось все хуже. Его окружили плотным кольцом опытные бойцы, и его товарищи не могли прорваться к нему. Грабители понимали, что надеяться могут только на взаимную поддержку, и отчаянно сопротивлялись попыткам разделить их на мелкие группы и потом уничтожить. Их решимость не оставляла Тарлаху надежды на передышку. Он даже не надеялся уцелеть.
Секунды превращались в минуты, помощь не приходила, и его положение становилось безвыходным. Никто не может защищаться одновременно со всех сторон, и Тарлах понял, что скоро ему конец.
Он отразил удар справа. Меч миновал грудь, но задел предплечье. Мгновение спустя он почувствовал удар в спину. Удар скользящий, отраженный кольчугой, но Тарлах потерял равновесие и на несколько мгновений оказался беззащитным перед противником спереди.
Грабитель бросился на него, но волчья улыбка торжества тут же сменилась криком ужаса и боли: на него набросился сокол, который стал рвать лицо и глаза, и жертва птицы в следующий миг рассталась с жизнью под ударом меча фальконера.
Неожиданно давление на него ослабло. К Тарлаху пробились Эльфторн и Бреннан. Моряк и мечом, и своей огромной силой сметал врагов перед собой.
Командир получил возможность осмотреться. Он искал того единственного человека, которого просто обязан убить.
Скоро он его увидел и стал пробиваться сквозь окружающую лорда Рейвенфилда толпу.
Огин был отважным и искусным мечником, несколько воинов пали от его руки, прежде чем командир наемников пробился к нему и бросил вызов.
Огин не знал, кто перед ним. Он не подозревал, что кто то на «Баклане» спасся, и, подобно большинству, не отличал одного фальконера от другого. Не узнал он в Тарлахе и воина, который сопровождал Уну в день их встречи вблизи Квадратной башни.
Но он сразу оценил неумолимую смертельную угрозу, которую представлял наемник. Увидел в этих полуприкрытых глазах свою смерть, и сердце его дрогнуло. Он почувствовал, что не выйдет живым из этого боя.
Но даже без той решимости, которая двигала его противником, Огин понимал, что он в худшем положении. Он устал, был ранен, и теперь боль и потеря крови увеличивали шансы фальконера.
Несмотря на всю свою ненависть, Тарлах не стал играть с врагом, как только понял, что имеет преимущество перед ним. Это не принято у фачьконеров. Прошло несколько секунд, и лорд упал, пронзенный мечом противника. Он умер, не успев коснуться палубы.
После этого с немногими оставшимися в живых грабителями было покончено, никто из них не просил пощады, и пощады им не было.
На берегу тоже шел бой, хотя в гораздо меньшем масштабе. Командир ошибался, когда считал, что на утесах не будет стражи, но судьба и тут оказалась к ним снисходительна. Часовые должны были только охранять груз. Все они спали, и воины поднялись на утес и напали на них, прежде чем они поняли свою оплошность. Бандиты не смогли причинить никому вреда, так как их быстро перебили. Все испытали удивление, даже разочарование, оттого что схватка, к которой так готовились, быстро и легко закончилась. Но это чувство тут же прошло, и наемники по своему обычаю подняли мечи в победном воинском приветствии.
Приветствие отдавалось дважды. Вначале подняли и опустили свои мечи, а потом оружие тех, кто уже не смог это сделать сам. Таких оказалось несколько человек — убитых и тяжело раненых.

Глава двадцать пятая

Уна наблюдала за боем с палубы «Крачки», как и просил Тарлах, переживая в страхе за командира наемников. Этот страх был сильнее отвращения при виде смерти. Но теперь все кончилось, и ей хотелось побежать к нему, убедиться самой, что он жив и здоров.
Но, конечно, это невозможно. Она вела себя так, как положено владелице долины и целительнице.
Перешла на залитый кровью корабль грабителей, опираясь на руку Сантора, и направилась к группе офицеров фальконеров, среди которых был Эльфторн.
Зметив кровь на плече Тарлаха, Уна пошла быстрее. Подойдя к нему, она отвела разрезанную кожу одежды.
— Обработай рану и перевяжи, — сурово приказала она Бреннану, хотя про себя облегченно вздохнула: рана была не опасной, всего лишь порез, длинный, но неглубокий.
Она снова повернулась к командиру.
— Где лежат тяжелораненые?
— На палубе, вон там. Один на утесе. Когда закончат перевязку, можно будет перенести их на «Крачку» и отправить домой.
Уна посмотрела на Бросающего Вызов Буре, но задала вопрос только для того, чтобы скрыть свой дар. Она и так уже знала, что птица не ранена, несмотря на то, что вся залита кровью. Но два сокола нуждались в её помощи, нужна она была и нескольким наемникам, и Уна не стала здесь задерживаться. Она не опасалась того, как к ней отнесутся фальконеры. Солдаты понимали, что в первую очередь нужно позаботиться о раненых, а такую умелую целительницу найти нелегко. Поэтому Уна знала, что они обрадуются её помощи, а не просто подчинятся ей.
Что касается погибших, то наемников отвезут в Морскую крепость. Врагов похоронят здесь, в общей могиле, всех, кроме Огина, чье тело увезут в Рейвенфилд как доказательство его смерти.
Единственного раненого на утесах нельзя было перенести на «Крачку», и потому леди сопровождала Эльфторна и фальконеров, когда те отправились на берег, чтобы осмотреть склады и то, что в них находится.
Уна много времени провела с этим раненым, но была очень расстроена. Ей удалось успокоить его, и он заснул, но вылечить его она не сможет. И никто не сможет. Солдата пронзило копье, попав в живот и пройдя наискось через все внутренности, в нескольких местах перерезав кишки.
Сокол раненого сидел над койкой, на которую положили его хояина. Он тоже знал, что хозяин ранен смертельно, знал ещё до того, как Уна осмотрела раненого, и теперь жалобно плакал. Его горе разрывало сердце Уны. Будет ли также горевать Брейвери, если с ней что то случится? И будет ли сама так же страдать, если потеряет котенка?
Она взяла птицу на руки, погладила её перья, попыталась утешить, передать свое сочувствие и понимание, но не пыталась уговорить покинуть умирающего. Они останутся рядом, пока хозяин не умрет. Потом, как рассказывал Тарлах, сокол объединится с другим воином после нескольких дней траура. Воина он выберет сам.
Поскольку она ничего больше не могла сделать, женшина поручила умирающего заботам товарищей и вернулась на «Крачку». Этому человеку она уже не могла помочь, а на борту корабля были раненые, которым она нужна.
Эльфторн помог разместить раненых на корабле, постарался обеспечить их всем необходимым для обратного пути в гавань Морской крепости, потом доложил командиру наемников, что все готово, хотя знал, что отплыть сразу они не смогут. Тарлах запретил двигаться в темноте. «Крачка» должна была выйти из залива на рассвете.
Это было вынужденное решение. Несколько раненых были в тяжелом состоянии. Задержка в пути грозит им смертью. Однако Тарлаху пришлось пойти на это: никто не снимал с него ответственности за исход всего дела.
Тарлах смотрел на стоявшую на якоре «Крачку». Он думал, переживут ли раненые эту ночь и путь домой. Командир знал, что несколько следующих часов будут для них критическими.
Дорогой ценой досталась им победа. Семь воинов погибли, вдвое больше ранены, двое очень тяжело. Если отряд будет и дальше нести такие потери, вскоре он потеряет боеспособность.
Наемник вздохнул. Им ещё повезло, что они служат Морской крепости. Мало где так заботливо обращаются с ранеными, и он не опасался плохого отношения к ним со стороны людей Уны.
Сердце его неожиданно дрогнуло, потом он нахмурился. До рассвета ещё несколько часов. Почему же оба корабля так хорошо стали видны?
Почему небо на западе покраснело?
Он уже догадался в чем дело, и следующие несколько мгновений подтвердили его предположение. В черноте над Колыбелью появилось жидкое красное свечение. Оно быстро разрасталось, превратилось в яркий огонь, потом в злое, лишенное жизни, пламя, оскверняющее природу.
Это видели все. Никто пока не подозревал, что происходит перед их глазами, но все поняли, что происходящее связано с великой Силой и происходит оно не от Света. Люди испугались, но обнажили мечи и ждали. Даже соколы пока не понимали масштаба всей катастрофы и криком бросали вызов Тьме.
И тут Тарлах увидел леди Морской крепости. Она целеустремленно шла по берегу. И не останавливалась, пока не достигла места, где суша глубже всего вдается в море. Здесь она остановилась и стояла, глядя на врата, раскрывшиеся над Колыбелью.
— Уна, нет!
Фальконер почти не сознавал, что бежит, пока не оказался рядом с ней.
— Что ты хочешь сделать? — хрипло спросил он.
— Что смогу. Сестра говорила мне, что у меня есть Сила…
— Спящая и неподготовленная!
— Нужно сделать попытку, Тарлах. Лучше умереть, пытаясь остановить эту тварь, чем корчиться перед ней в ужасе. Клянусь Девушкой и Женщиной!
В центре неестественного пламени они увидели что то, похожее на огромную бесформенную голову, казалось, состоящую из одной пасти, а в ней ряды острых зубов. Даже с этого места они отчетливо были видны.
Тарлах в страхе закрыл глаза, но сразу же открыл снова. Он не поддастся ужасу, который внушает это чудовище.
Пес ещё не освободился. Тарлах видел, как он напрягается, пытаясь разорвать последние путы, удерживающие его от мира жизни. Он так давно жаждал прорваться сюда. И скоро, может, через несколько минут, обретет наконец свободу.
Уна из Морской крепости взглянула на фальконера. — Ты должен быть со своими товарищами, — попросила она. — Иди к ним.
— Моя клятва — защищать тебя.
— Я освобождаю тебя от нее, Тарлах. С таким чудовищем ты не обязан сражаться. — Голос её звучал безнадежно.
— Меня привязывает к тебе большее, чем эта клятва.
— Да, я знаю, — спокойно согласилась она.
— Тогда позволь мне хотя бы встретить смерть здесь, на берегу, рядом с тобой.
Он снова повернулся к морю и судьбе, которая все отчетливее вырисовывалась перед ними. Он умрет, но ради Уны, пытаясь защитить её в то короткое время, которое ему осталось. И прежде всего он поклялся, что не позволит ей встретить свой ужасный конец за вратами, а освободит раньше, дав ей легкую смерть.
О Бросающем Вызов Буре и других соколах он старался не думать: крылья помогут им выжить или, по крайней мере, продлят жизнь, но они все прочно привязаны к своим товарищам. И тоже попытаются отстоять этот мир от Тьмы.
Врата подавались!
Тарлах увидел, как Уна рванулась вперед, и едва не бросился вслед за ней: в последний момент ощутил, что владелица долины по прежнему рядом с ним.
Уна дух!
Та, кого его леди называла сестрой, двигалась по воде, над волнами. Шла уверенно, пока не преодолела половину расстояния между берегом и открывающимися вратами. Здесь она остановилась.
Мгновение постояла, как каменное изваяние, а затем, в тот миг, когда ворота окончательно пали, бросилась вперед. Не женщина устремилась туда, а сам свет, огонь, сверкающая стрела зеленого пламени. Она попала точно в середину раскрывшихся врат и ударила того, кто пытался оттуда выбраться. Ночь взорвалась светом и звуком, зеленое и красное пламя схватились над морем, пытаясь поглотить друг друга. Гром расколол небо, а воздух вокруг изменился, стал не горячим, а страшно холодным.
Но вот все кончилось, и никто из свидетелей не мог сказать, сколько продолжалась битва: минуты или часы. Сверхъестественные огни исчезли, красный резко, зеленый сначала поколебался в воздухе над Колыбелью, прежде чем мягко погаснуть, и снова бархатная чернота ночи закрыла мир.
Уна, обессилив, держалась за Тарлаха и чуть слышно плакала.
— Мы не дали ей силы, к которой она стремилась, а она отдала свою жизнь за нас.
Тарлах молчал. Он только ещё крепче прижимал её к себе, и из глаз его текли слезы, но не от яркого пламени.

Глава двадцать шестая

Только через некоторое время он решился взглянуть на океан. По прежнему поддерживая Уну, воин пошел назад, к своим товарищам.
Эльфторн заторопился к ним, чтобы позаботиться о леди, но взгляд Тарлаха заставил его отступить. Фальконер не убирал руку, пока Уна не выпрямилась и уверенно не пошла сама.
Необходимо было объяснить людям происшедшее, и женщина поведала о полученном ими предупреждении, а так же причину, по которой они ничего не рассказали воинам. Хозяйка долины извинилась за это. О своих отношениях с другой Уной до этого последнего рокового посещения она ничего не сказала.
Несмотря на явное сходство между духом и ею, ей задали всего несколько вопросов, и скоро она смогла оставить бойцов, чтобы отдохнуть. Ее тело и душа в этом очень нуждались. Но по отношению к Тарлаху такого милосердия не проявили. Товарищей очень обидело молчание командира. И тот знал, что если не даст им удовлетворительное разъяснение, отряд перестанет существовать как воинская единица после этой последней службы.
Он терпеливо повторил то, что уже сказала Уна, объяснил причины, по которым они решили не сообщать истинные размеры опасности.
— Что изменилось бы, если бы все узнали раньше? — спросил он. — Мы все равно не могли бы сразиться с этой тварью и победить её, а страх сковал бы вас в борьбе с теми, с кем мы должны сражаться. Клянусь Гнездом! Что заставило меня броситься в самую гущу грабителей, если не ужас, что каждую минуту может пробудиться Пес? Судьба оказалась благосклонна ко мне, и я уцелел.
— Ну, хорошо, Тарлах, — торопливо вмешайся Рорик, — вероятно, ты прав, эта тварь вселила в нас холод Ледяного Дракона.
— Вам бы ощутить то, что чувствовал я, — проговорил он.
Это вызвало сочувственный смех у многих его товарищей. Лейтенант тоже улыбнулся, но глаза его оставались серьезными.
— А какая связь была у этого духа с леди Уной? Их сходство свидетельствует о тесной связи.
Собравшиеся воины замолчали. Им нужен был ответ командира о том, что он знал.
— Неужели я не только наемный меч леди, но и её советник, чтобы она обсуждала со мной такие вопросы? — с недоумением ответил он.
— Может, так и есть.
Это сказал один из солдат, Тарлах повернул к нему голову.
И дал волю своему гневу.
— Леди Уна поделилась со мной о грозящей нам опасности. Я слишком хорошо знаю, что она испытала. Логично предположить, что существовала какая то связь между нею и существом, которое спасло всех нас. Если мы не будем испытывать сочувствия к ней, не знаю, каким именем нас назвать, но только не людьми.
Он смотрел на своих товарищей. В его словах достаточно правды, чтобы они успокоились, и воин взял себя в руки. Ничего хорошего не произойдет, если он станет развивать эту тему дальше.
Сославшись на усталость, он ушел. Отыскал защищенное место возле утеса, завернулся в плащ и лег. Через несколько минут он погрузился в глубокий .сон. Ему ничего не снилось.
Бреннан разбудил его вскоре после наступления рассвета.
— Прости, Тарлах, но тебе пора вставать.
— Корабли ещё в бухте? — спросил он, протирая глаза. — Да.
— Как идет погрузка?
— Хорошо. Когда поешь, все уже будут на борту.
— «Крачка» ушла? Лейтенант кивнул.
— С рассветом, как ты и приказал.
— Прекрасно. Как раненые?
— Все живы. За это нужно благодарить Уну из Морской крепости.
Командир вскочил.
— Хорошая новость. Я такого и не ожидал.
Он довольно улыбнулся, глядя на активную деятельность вокруг.
— Действительно, все хорошо. Выступим, как только будем готовы.
Когда надо, фалъконеры передвигаются и сражаются верхом, когда необходимо, могут хорошо сражаться на море, но так же успешно они действуют и пешими. Марш через дикие высокогорья Рейвенфилда прошел быстро и организованно, ничего не препятствовало движению.
До самого последнего момента солдаты соблюдали все меры предосторожности, но уже ничего не опасались. Неровная дикая местность, по которой они шли, не позволила бы обнаружить их, а люди Огина привыкли держаться в своих деревнях и в кольце возделанных земель вокруг них. Им запрещалось уходить далеко, и даже если бы у кого то хватило храбрости нарушить приказ лорда, необходимости в этом не было. И отряд был вполне уверен, что пройдет незаметно и беспрепятственно.
Такое быстрое продвижение привело к тому, что они оказались на месте встречи раньше назначенного срока, и им пришлось укрыться поблизости, пока к ним не присоединится армия из долины.
Ждать пришлось недолго. Колонна Морской крепости во главе с Руфоном тоже продвигалась быстро, и за несколько часов до намеченного времени отряды соединились.
Теперь, когда армия вся собралась, она больше не держалась диких мест на окраинах Рейвенфилда, а двинулась прямо к цели в полной боевой готовности.
Она шла так стремительно, что крестьяне и гарнизон не подозревали о её появлении, пока рано утром солдаты не оказались на плодородных лугах в самой долине. Крестьяне в это время гнали скот на пастбища.
Воины Рейвенфилда и жители ближайших деревень успели укрыться за стенами крепости, но бежав, им пришлось оставить весь свой скот. Теперь осажденным придется довольствоваться продовольствием, которое имелось в крепости.
Потянулись дни напряженных переговоров. Уна и Тарлах пытались уговорить осажденных сдаться.
Показали тело Огина, чтобы доказать, что больше не нужно ни бояться его, ни сохранять ему верность, объяснили причину нападения, рассказав о судьбе «Баклана» и о том, как немногим удалось спастись с него.
Были даны клятвы, что никто из крестьян и воинов не пострадает, не будет грабежей, у них не отнимут земли, и это подтвердили те, кто не успел спрятаться в крепости.
Задача была трудная и, одно время казалось, невыполнимая, но командир правильно оценил воздействие присутствия Уны, вес и силу её слова и уважение к её роду. В конце концов в знак поражения в крепости спустили флаг Огина.
Несколько мгновений спустя раскрылись большие ворота, и вперед выступил комендант крепости. Он стоял в ожидании.
Леди Морской крепости взглянула на командира наемников.
— Пойдем к нему, капитан.
— Мне там не место, — коротко ответил он, помня о подозрениях товарищей.
Уна опустила глаза.
— Ты прав. Не стоит рисковать жизнью обоих предводителей.
Тарлах и те из фальконеров поблизости, кто расслышал негромкий ответ женщины, застыли, но капитан по выражению лица Уны понял, что она не упрекает его. Напротив, его ответ она восприняла как выговор и согласилась с ним.
— Прости меня, — сказал он. — Как командир твоего отряда, я должен сопровождать тебя.
— Вам нужна охрана? — спросил Бреннан.
— Нет. Это может испугать их, и они снова уйдут в крепость. И тогда без сражения нам не взять её. Но пусть лучники стоят наготове, — мрачно добавил он. — На всякий случай, если у них слова расходятся с делом.
Он поднял руку в знак прощания, и они с леди сели на лошадей. Фальконер держался наравне с ней и ехал справа в нарушение всех правил такого торжественного случая, но он собирался защищать её, если из крепости начнут по ним стрелять.
Путь казался бесконечным, хотя на самом деле предстояло проехать совсем небольшое расстояние. Оба ясно сознавали свою уязвимость, несмотря на парящих над головой соколов и стоящих наготове лучников.
Но ни предательства, ни неудач не случилось. Они встретились с комендантом, снова заверили, что его подопечные не пострадают ни от наемников, ни от людей Уны. Уна из Морской крепости приняла капитуляцию крепости и формально взяла власть над долиной Рейвенфилд в свои руки.

Глава двадцать седьмая

Какое то время прошло в налаживании дел в долине под руководством коменданта, которого Уна попросила продолжать выполнять свои обязанности, но здесь люди привыкли подчиняться приказам, и перемена власти прошла быстро и спокойно.
Когда руководители Морской крепости убедились, что в Рейвенфидде сохраняется спокойствие, они отправились домой, оставив в крепости небольшой временный гарнизон.
Их встретили с поразительным энтузиазмом, и фальконеры удивились: им радовались так же радушно, как своим собственным воинам. Так бывает далеко не всегда. Те, кто продает свои мечи за золото, как бы отважно не сражались, не ожидают никакой иной награды, кроме золота.
Леди Уне в предстоящие месяцы отдыхать не придется. Она разослала курьеров на самых быстрых лошадях в соседние долины, сообщая о том, что произошло в Рейвенфилде, и о причинах такого поворота событий. Эти же всадники несли её заверения, что она не желает войны и только преступления Огина вынудили её так поступить.
Хозяйка долины устало посмотрела вслед своему последнему посыльному. Заверения легко даются, но гораздо труднее принимаются, и она хорошо понимала, что пройдет немало времени, прежде чем соседние владения успокоятся. Она уже продлила свое соглашение с фальконерами, чтобы закрыть опасный период, когда страх перед нападением может перерасти в панику и заставить соседей выступить против Морской крепости. Тогда потребуется сильная рука для отражения угрозы.
Леди нахмурилась. Ей сейчас больше, чем когда либо, нужны наемники, и она от всей души надеялась, что Тарлах правильно поймет её предложение. Иначе можно ожидать только его немедленного, отъезда вместе со своими воинами, хоть они и дали клятву служить. Но в этом предложении нет позора ни для нее, ни для её рода.
Глубокая печаль наполнила её сердце при мысли о Тарлахе. Если бы он был мужчиной из другого народа, как хорошо бы все сложилось у них. Но она понимала, что чувства, которые они испытывают, должны молчать и умереть невысказанными.
Будь она девчонкой, со всей уверенностью и нетерпимостью юности, она могла бы надеяться, что он подчинится своему желанию и соединит свою жизнь с её, нарушит древний обычай своего народа. И она испытала бы разочарование, если бы недостаток смелости помешал ему действовать в соответствии с её желаниями.
Как женщина, она ничего не может сделать. Для фальконера братство, которое объединяет его с товарищами, это все. Если не считать странной дружбы, которая устанавливается у них с птицами, они буквально ничего больше не имеют. Даже Гнездо, которым они так гордились, погибло. Да, Тарлах любит долину Морской крепости, но сможет ли оценить истинную ценность владения? Или будет рассматривать его только как безопасное убежище для своего народа?
Можно ли надеяться, что такие отношения с ней будут для него достаточными и заменят все то, что он потеряет? Если она не сможет ответить на этот вопрос утвердительно, ей следует молчать. Она слишком любит и уважает Тарлаха, чтобы подвергать его такому испытанию. Уна прикрыла глаза. Она не может рисковать, иначе он её возненавидит, а она станет его жалеть. Никакое её желание не стоит этого.
Но один обет она дала. Фальконер Тарлах — её истинный лорд, и какой бы безнадежной ни казалась её мечта соединить с ним свою жизнь, он навсегда останется её единственным лордом. Никто не займет его место в Морской крепости, и если она тем самым обрекает свой род на вымирание, пусть будет так. Она никогда добровольно не примет другого мужчину и его ласку.
Капитан фальконеров с удивлением воспринял приглашение леди долины посетить в её личных покоях в любое удобное для него время, но пошел к ней немедленно.
При этом он сильно нервничал. Они больше ни разу не вспоминали тот разговор, когда им грозила ужасная и как будто неизбежная смерть. Он тогда не хотел, чтобы она ушла в последнюю дорогу, не выслушав его, и до сих пор вспоминал то чувство радости, которое охватило его, несмотря на грозящий ужас, когда она созналась в таком же чувстве к нему. Но то, в чем они признались перед смертью, не может осуществиться в жизни. Он считал, что они оба согласны с этим.
Он поднял глаза и снова опустил их. Конечно, они оба это признают.
Правда, у них было и небольшое утешение. Теперь, после возвращения в башню, они все время работали вместе и стали ещё ближе друг другу, и так будет ещё много месяцев. Они могут наслаждаться этим общением, а если когда нибудь и придется расстаться, сейчас можно об этом не думать.
Уна сразу отозвалась на стук: она ждала его.
Тарлах с любопытством осмотрел её комнату, толком не зная, чего он. ожидал, и испытал легкое разочарование, потому что эта комната ничем не отличалась от покоев других высокородных женщин.
Мебель более утонченная, чем в других помещениях башни, а некоторыми предметами пользуется, по всей видимости, только Уна.
Занавеси и покрывало на кровати по рисунку были женскими, на них изображены прекрасные цветы, звери и птицы, выглядевшие живыми. На свету у окна рама с незаконченным шитьем.
Только в углу находилось свидетельство её деловых и неженских интересов. Там стоял стол, такой же, как у него, а за ним закрытый шкаф. В таких обычно держат карты и записи, которые ведет хозяин долины.
На столе груда бумаг. Уна, должно быть, работала над ними перед его приходом, но он улыбнулся, увидев, как быстро Брейвери заняла её место. И теперь величественно сидела на документах и внимательно и спокойно наблюдала за людьми, как будто интересуясь результатами их встречи.
Учитывая её взаимоотношения с женщиной, очень вероятно, что так оно и было.
Тарлах плотно сжал губы и посмотрел на Уну.
Леди стояла у центрального окна. Вид из него открывался именно такой, какой он себе и представлял. На Уне шерстяное платье, как требовало время года, платье цвета её глаз. Рукава с разрезами, из которых видна светло зеленая подкладка. Как и большинство её нарядов, платье плотно облегало тонкую талию и, расширяясь, переходило в просторную юбку. Волосы её перевязаны широкой лентой того же цвета, что и глаза, и в них вплетены кружева. Когда она повернулась к нему лицом, он заметил на её руке большой камень, похожий на прекрасный изумруд.
Сердце его болезненно сжалось при виде Уны. Она так прекрасна. В ней есть все, чего можно желать в женщине — она прекрасна и душой и телом. Может, она оделась так нарочно? Хочет подорвать его решимость, заставить повторить признание и выполнить его?
Тарлаху стало стыдно. Уна из Морской крепости не способна так использовать ни его, ни любого другого человека.
Эта мысль только обострила его горе, сознание того, что он теряет. Каковы бы ни были её намерения, леди долины словно пронзила его мечом, пригласив к себе, куда он мечтал войти в ином качестве.
Но Тарлах не выдал охватившего его отчаяния. Он приветствовал Уну.
— Ты вызывала меня, леди? — спросил он, видя, что Уна не знала, с чего начать.
— Я хотела тебя видеть, — поправила она. — Дали ли Эльфторну то, что осталось от груза «Звезды Диона»?
Он кивнул.
— Как ты приказала. Он и Ганволд росли вместе, и горе его искреннее и глубокое.
Оба замолчали, испытывая неловкость.
Уна пыталась найти лучший подход, но по прежнему не могла отыскать подходящие слова. Может, ей вообще не хотелось делать предложение, которое закрепит её потерю.
«Так трудно разговаривать с ним о деле здесь», — подумала она. Во всех остальных помещениях башни, по всей долине она владелица крепости и он её друг, но это место принадлежит только ей, а командир фальконеров — её единственный настоящий лорд…
Но сейчас это неважно. Она не позволит, чтобы это помешало ей. Она любит этого человека, и то, что ей предстоит, докажет эту любовь.
Подняв голову, она посмотрела ему в глаза.
— У меня есть предложение, фальконер. Оно выгодно обоим нашим народам, но гораздо больше твоему.
— Говори, — заинтересовался он, скрывая удивление и облегчение, так как не был уверен, что сможет отказать ей, если она будет его просить; в глубине души он знал, что скорее предпочтет медленную смерть от огня, чем причинит ей боль. Но насколько он знал её характер, такое испытание маловероятно, и её слова только подтвердили это. Она хочет обсудить не возможный союз между ними, иначе из этого не вышло бы ничего хорошего.
— Я теперь владею двумя долинами.
Наемник улыбнулся, хотя она произнесла это невеселым голосом.
— Многие лорды радовались бы этому.
— Многие лорды не возражали бы против пролития крови. — Она взяла себя в руки и продолжила: — В Морской крепости и Рейвенфидде довольно много земли. Эта территория не хуже, а может, и лучше той, которой владели фальконеры до поворота гор. Она очень похожа по рельефу местности, а вдобавок обладает удобным выходом к океану.
Если я уступлю вам Рейвенфилд и заключу договор, по которому вы сможете также пользоваться дикими землями Морской крепости, это даст твоему народу место, где он сможет жить, строиться и снова станет сильным.
— Ты понимаешь, что говоришь? — ахнул он, почти не веря собственным ушам.
— Сейчас дела обстоят так, что фальконерам грозит вымирание, — спокойно добавила она. — Я достаточно хорошо узнала вас, чтобы понять, что этого допустить нельзя. Причина для этого у меня есть. Я не могу контролировать врата, о которых говорила моя сестра, и у меня есть земля. А для вас она означала бы и полноценную жизнь, и новый дом в этом мире.
Он не ответил ни словом, ни жестом. Глаза Уны сузились.
— Ты думаешь, я готовлю для вас какую то западню? Я говорю правду. Мне не нужен Рейвенфилд. Сама мысль о владении им, когда он добыт таким образом, внушает мне отвращение, какими бы справедливыми ни были наши действия. А что касается остального… Ничего не предпринимать, наблюдая, как народ, которому можно помочь, уходит в небытие, было бы страшным злом, делом самой Тьмы. Я считаю, у меня вообще нет выбора!
— Я верю в это, Уна из Морской крепости, — очень тихо сказал капитан. — Но что скажут твои люди и жители Рейвенфилда? Разве ты не опасаешься причинить им беспокойство?
— Я уже как то сказала тебе, что сама жизнь — это риск. В данном случае я не верю, что вы или ваши потомки нарушили бы данные клятвы. Я не сделала бы такого предложения простым наемникам, Тарлах, или лорду и командиру другого народа. Твои фальконеры с честью доказали, что им можно делать такое предложение.
И с самого начала ставлю одно условие: к моим людям, женщинам и мужчинам, воинам и ремесленникам, жителям Морской крепости и Рейвенфилда, нужно относиться с уважением. Я не хочу, чтобы они испытывали обиду и оскорбления.
Она немного помолчала, потом продолжила:
— По той причине, что мы можем работать вместе достаточно успешно, я предпочту отдать Рейвенфилд лично тебе, а не просто твоему народу в целом или кому то из ваших предводителей, и ты должен будешь подписать договор, который мы составим, и в будущем совместно решать все дела.
— Уна! Она замолчала, чтобы дать ему возможность прийти в себя. Если первая часть её предложения застала его врасплох, то последняя совершенно поразила и, может быть, вызвала даже нечто большее, чем просто изумление.
— Разрешено ли вам раздельное владение землей?
— Это не запрещено, — медленно проговорил он. — Такой вопрос у нас никогда не возникал. Но мы не сможем проследить за наследованием.
— Не думаю, чтобы такое положение дел сохранилось навсегда. — Она опустила глаза. — Просто я доверяю тебе больше, чем всем остальным, Тарлах, и… и не хочу общаться всю жизнь с мужчиной, который, как я знаю, меня презирает.
Она немного помолчала.
— У тебя будут трудности при переговорах со старшими офицерами фальконеров?
— Возможно. У всех есть гордость, но мы умеем прислушиваться к разумным доводам, что бы ни думали о нас другие. Если я сумею убедить их, что должен принять Рейвенфилд в качестве его лорда, они не будут возражать тому, что полезно. И по отношению к Морской крепости тоже, потому что с тобой они вряд ли захотят объединяться.
Он посмотрел на нее.
— Выгода для нас очевидна. Но что от этого получит Морская крепость?
— Не так много, — откровенно призналась она. — Мы получим постоянную защиту из лучших воинов нашего мира — со времен Древних, а может, и до них, — и запишем это в договоре.
Кроме того, мы будем торговать с вами, и ваше золото нам пригодится.
Она улыбнулась в ответ на его удивление.
— Ты сказал, что не встречал лошадей лучше наших. Ваши отряды — постоянный рынок для нас. Мы сможем наконец увеличить табун, а у вас будут лошади, каких не знали фальконеры с тех пор, как впервые приплыли из за моря.
— Но ответ ещё не окончательный, — предупредил он, — даже если мне удастся получить поддержку своих товарищей и привезти сюда жителей хотя бы одной нашей деревни.
— Конечно, — согласилась она, — если ваши женщины по прежнему будут вести жалкую жизнь. Ты ведь не думаешь, что я буду помогать удерживать их?
Он слегка улыбнулся.
— Конечно, нет, леди. Она вздохнула.
— Это даст вам время. Вы не можете больше жить порознь, пользоваться молчаливым терпением и покорностью своих женщин. Получив землю, вы сможете организовать жизнь, как в прошлом. У вас появится возможность посмотреть в лицо трудностям и попытаться разрешить их. И ты сам должен это сделать, Тарлах. Никто не даст за тебя ответ.
— И даже не подскажет, — мрачно предложил он. — Я очень опасаюсь, что многие решения дадутся нам нелегко.
После этого командир надолго замолчал.
— В твоих словах есть смысл, — произнес он наконец.
— Смысл в каждом слове.
Голос его звучал необычно, как будто слова вырывали у него под пыткой. Она увидела, что лицо его осунулось и побледнело.
— Ты чем то рискуешь? — мягко спросила она. Он закрыл глаза.
— Если выскажу это предложение своим начальникам и они отвергнут его как женское коварство, в их глазах я превращусь в бешеного пса.
— Ты считаешь, что это возможно? Он покачал головой. — Вряд ли. Меня поддержит мой отряд. А если я удачно изложу дело, то и многие другие отряды. Но, конечно, будут и возражающие, те, кто всегда настаивал на строжайшей изоляции от других народов. Их среди нас много, и они никогда не согласятся с твоим предложением. — Голос его дрогнул, и он торопливо отвернулся к окну. — Среди них у меня много друзей, товарищей моей юности…
Уна положила руку ему на плечо.
— Тебе не обязательно в этом участвовать. Я могу сделать это предложение непосредственно твоим начальникам и иметь дело с тем, кого они назначат.
Тарлах повернулся к ней.
— Нет, леди. Пусть будет, что будет. Фальконеры не боятся брать на себя ответственность. И то, что иногда вместе с ней приходят опасности страшнее смерти или физического увечья, не имеет значения.
— В долине Морской крепости не привыкли подвергать опасностям других, когда можно предотвратить их самим.
Он печально улыбнулся.
— Бесполезно, леди. Ни один фальконер даже не задумается над предложением, сделанным женщиной, а я за поддержку такого предложения все равно встречу недовольство и требование наказания.
Он распрямился. Она и раньше не раз видела, как он это делает, принимая важное решение.
— Мне выполнять это дело, леди Морской крепости. Оно настолько важно для настоящего и будущего моего народа, что я даже подумать не могу о том, чтобы отказаться.
Женщина из долины опустила глаза, потом снова подняла их.
— Значит решено, — сказала Уна медленно и устало, как будто только что выдержала серьезную схватку. — Хотя, наверно, пройдет немало времени, прежде чем мы подпишем окончательный договор. — Может, и не так много. Ты помнишь о наших нуждах, и я позабочусь, чтобы не забыли о ваших.
Оба замолчали. Больше об этом говорить нечего, теперь каждому из них нужно подумать.
Тарлах не уходил. Он снова подошел к окну. Уна так много делает для них. Она дарит им не просто долину, она дает новую жизнь его суровому народу, а он ей взамен ничего… То, что он высоко ценит её предложение, понимает его значение и готов подвергнуться риску позора и изгнания от своих, для неё не оплата. Всего лишь долг воина перед своим народом.
Он медленно протянул руку к маленькой кожаной сумке на поясе. Наверно, он подсознательно уже решил отдать свой Талисман. Иначе зачем положил его в сумку, а не надел, как всегда?
— Уна, у меня нет ни золота, ни земель, чтобы отплатить тебе, но я прошу принять от меня это.
Женщина взяла сумку и осторожно открыла её. Достала оттуда изящную серебряную цепочку. К ней был подвешен предмет, при виде которого она удивленно и восхищенно ахнула. Маленький и великолепно сделанный серебряный сокол. Он изображен спускающимся на землю с кроваво красным камнем в когтях.
— О, Тарлах, как это прекрасно!
— Не только, — тут же ответил он таким тоном, что она посмотрела на него.
— Сила? — недоверчиво спросила она. Он кивнул.
— Своего рода. Каждый фальконер делает такой, становясь взрослым, и может владеть только одним в течение жизни. Талисман можно подарить, как я сейчас делаю, но его нельзя отнять обманным путем или как то ещё у владельца без его добровольного согласия. Его свойства передаются тому, кому он подарен, но не переходят при случайной потере.
Он серьезно смотрел на Талисман. — Обладатель Талисмана может также требовать помощи любого фальконера или отряда фальконсров, если дело его справедливое и не в ущерб нашей чести.
— Благодарю тебя, Тарлах, — прошептала Уна. — Я никогда не опозорю твой дар.
Говоря это, она надела цепочку на шею, потом спрятала сокола на груди. Он открыто дал ей свой Талисман, как до того открыл свое имя. Не требовал, чтобы она хранила это в тайне, не ставил никаких условий. И то, что она поместила Талисман рядом с сердцем, это её собственный дар, обещание никогда не подводить его.
Этот жест окончательно лишил Тарлаха самообладания. Воин отвернулся, лицо его исказилось от боли.
— Уна, — приглушенно прошептал он. — Клянусь Рогатым Лордом, если бы мой народ не был в таком отчаянном положении, я предложил бы тебе больше и просил бы большего. Я просил бы тебя…
Женщина оказалась в его объятиях. Губы их слились в страстном поцелуе.
Он крепко обнимал её. Они могли исполнить свое желание, Уна не девушка, она вдова и уже знала объятия мужчины…
Но мысль эта, вспыхнув, сразу погасла, хотя тело все ещё горело, словно в огне. Потребовалось огромное усилие воли, но он разжал руки и отступил. Наслаждение не для него и не для них обоих. Он знал, что эта женщина не будет принадлежать ему, несмотря на их любовь.
Уна тоже отчаянно боролась с желанием, горящим в ней. А теперь приходилось бороться и со слезами.
— Я отдала бы тебе руку и владение, мой лорд, — прошептала она. — Пока я живу, ты всегда будешь моим единственным лордом.
Она выпрямилась.
— Но я не отказываюсь от надежды, фальконер Тарлах. Во время войны с Ализоном мы, в Высоком Холлаке, научились надеяться, несмотря ни на что. Я думаю, что и ты не откажешься от этой надежды. Никто не знает, что готовит нам судьба, какие сети она ещё сплетет. Возможно, мы ещё получим то, что сейчас кажется невозможным.
Леди долины глубоко вздохнула и улыбнулась воину.
— Пошли, капитан. Нам следует ожидать визита лорда Маркхейма, или я его плохо знаю. Надо подготовиться к приему. Придется убеждать его и остальных, которые вскоре прибудут за ним.
Они вместе вышли из комнаты, оба понимая, что впереди их ждут дни, полные забот и тревог, и каждый был готов принять их и посвятить всю жизнь на благо и процветание своих народов.

Летописец

Рассказ о Морской крепости продолжался не один вечер. Рассказчик, начав, стремился обязательно его завершить. Мне даже казалось, что он таким образом отвечает сам себе на волнующие его вопросы и проверяет свои чувства.
Когда он наконец закончил, я бросил свои кристаллы. Но получился не рисунок глаз сокола, как для Пиры. Вышла неровная красная линия, а над ней серая. И я понял, что рассказчика ждет беда. Мне хотелось поговорить об этом с птичьим воином, но он получил сообщение, что из за моря приплыла леди Уна и готова присоединиться к нему в его поиске. И он сразу отправился из Лормта навстречу ей.
Я был необычайно встревожен и часто бродил за стенами Лормта. Моими единственными спутниками были Летящая в Бурю и Равит. Дважды мне показалось, что на небе видна странная тень — но не на востоке, где в Эскоре продолжалась схватка с Тьмой и опасность могла появиться повсюду, а на западе, над землей, которая, казалось, избавилась от войны.
Моя рука невольно потянулась к мечу, но оружия со мной не было. Я прислушался, не принесет ли ветер звуки пограничного рога. И понял, пусть я и считал, что больше никогда не буду играть активной роли в происходящих событиях, судьба уготовила мне в будущем нечто необычное.
Да, борьба ещё не закончилась, и мне не избежать участия в ней.


Note1
Храбрость (англ.). Прим. перевод.


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru