лого  www.goldbiblioteca.ru


Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Нортон Андрэ. Звездный коот 3. Кошки из космоса

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Андрэ Мэри Нортон
Звездный коот 3

Кошки из космоса


1. Два и два

В Вашингтоне стояла знойная духота. Джим Эванс осторожно пролез в щель под забором. Дальше все заросло бурьяном, и Джим, только чуточку подогнув колени, смог незаметно добраться туда, где от снесенного бульдозером дома осталась лишь дыра, ведущая в погреб, да груды щебня и провонявшего на жаре мусора. Сморщив нос, Джим пристроился со скрещенными ногами возле кучи битого кирпича и с облегчением перевел дух. Конечно, от НИХ ему все равно не спастись. Он нахмурился. Почему ОНИ не могут оставить его в покое? Хоть ненадолго?!
Ну, сегодня он сбежал, на пляж ОНИ его не загонят. Но когда он вернется, снова заведут: ду ду ду… Его передернуло от одной мысли о нежном голосе, каким миссис Дэйл станет уговаривать его подружиться с другими мальчиками. Ох, а потом еще мистер Дэйл примется за свою волынку насчет «Младшей лиги», и бассейна, и… Джим все это уже миллион раз слышал. А единственное, чего он хотел, — это остаться одному. Похоже, что никто этого не понимал.
Как то он услышал их разговор о нем. Они толковали об «угнетенности» и «шоке». Но если весь ваш мир, все, что вы считали незыблемым, вдруг разлетится вдребезги… ну, вы не сможете как ни в чем не бывало отправиться в бассейн или в «Младшую лигу» (он и раньше то не увлекался бейсболом). Вы будете терзаться воспоминаниями, и страдать, и внушать себе, что эти два последних месяца — просто дурной сон. Вот сейчас вы проснетесь, и на завтрак будут оладьи, потому что это суббота и маме не нужно спешить. Потом папа, возможно, скажет: «Не сбегать ли нам на озеро?» И…
Джим зажал себе рот кулаком. Он не заревет!
Он оттянул ворот рубашки — у него зачесалась шея, и он хотел посмотреть, не забралась ли туда какая букашка. Но как он ни вертел головой, увидеть собственную спину ему не удалось. Когда он, отказавшись от бесплодных попыток, снова поднял голову, он был уже не один. Он оторопело моргнул.
Они жили в городском доме до… до того, как папа и мама полетели на самолете… на самолете, который разбился. В том доме нельзя было держать животных. Папа все обещал, что, когда он кончит здесь свою работу, он попросит о переводе, тогда у них будет нормальный дом и, может быть, собака…
Джим закусил нижнюю губу. Сидевший напротив него кот вдруг зевнул, обнажив острые зубки и свернутый, шероховатый язычок.
Такого большого и такого черного кота Джим в жизни не видел. Пушистая шерсть переливалась на солнце, и на кончике каждого волоска, казалось, играла крохотная радуга. Зеленые глаза разделял белый треугольничек, и все четыре лапки были белыми на концах.
Кот пристально смотрел на Джима. Джим мало разбирался в кошках, но он видел, что перед ним не бездомный бродяга из тех, что шатаются на задворках у Дэйлов, норовя что нибудь стянуть. Миссис Дэйл периодически выносила для них миски с водой и объедками, но при людях кошки не отваживались приблизиться. Мистер Дэйл говорил, что не следует их приручать и что надо бы заявить в отдел ветеринарной санитарии.
Этот кот ничуть не робел перед Джимом, и вид у него был отнюдь не голодный. Неужто все кошки вот так глядят на человека? Можно подумать, этот кот видит его насквозь.
— Привет… — неожиданно для самого себя произнес Джим и вытянул руку, но погладить кота не решился. Кот деликатно обнюхал пальцы Джима и вежливо проурчал что то.
Джим знал, конечно, что кот не может понять его, однако спросил, как если бы разговаривал с мальчиком:
— Ты оттуда? — Он махнул на стоявшее поодаль здание.
К его вящему изумлению, кот повел из стороны в сторону головой, как бы отвечая «нет».
— Ты потерялся? — немного придя в себя, задал Джим новый вопрос.
И снова кот отрицательно помотал головой. Немигающие зеленые глаза с черными точками зрачков выжидающе глядели на Джима. От этого взгляда Джиму было не по себе. Может, у кошек вообще такая манера? По телевизору показывали иногда удивительно смышленых кошек. Возможно, все они таковы, даже те, кто бродят вокруг дома, — у них просто нет случая показать себя.
— Тиро. — Джим не знал, почему у него вырвалось это слово, но кот снова одобрительно заурчал, и Джим вдруг понял, что назвал животное по имени. Только откуда МОГ он узнать, как кота зовут? Сознавая нелепость ситуации, он, однако, продолжал беседовать с котом, как с человеком: — Я Джим. Джим Эванс. А живу я теперь у Дэйлов. — Большим пальцем он ткнул через плечо в сторону забора. — Я… они взяли меня в приемыши. Мои мама и папа… — Комок в горле помешал ему сразу кончить фразу. Сжав кулаки, он стукнул ими по щебенке, подняв облако пыли. — Суд определил меня к ним…
Тиро слушал — и понимал. Джим не мог бы сказать, откуда ему это известно. Но это было так. И вдруг внутри у него как будто лопнула пружина. Он заплакал, он больше не старался сдерживаться. Он плакал и не стыдился своих слез. Кот подошел и положил ему на колено мягкую, трепещущую лапку. Джим уронил руку на голову кота и услышал, как Тиро в ответ не заурчал, а тихонько, сочувственно замурлыкал. Все бесчисленные выражения сочувствия, которые за эти последние недели сыпались на Джима со всех сторон, вызывали в нем лишь глухое раздражение: пустые, ничего не значащие слова — на что они ему? А это сочувственное мурлыканье тронуло его по настоящему. Тиро прижимался к нему все теснее, терся о его кожу своей теплой, пушистой шерстью.
Джим провел по глазам ладонью, размазывая по лицу грязь. Он чувствовал себя опустошенным, но с того момента, когда ему сообщили об аварии самолета, ему еще ни разу не было так легко.
— Я… я люблю тебя! — смущенно сказал он и крепко обнял кота. Тиро уперся ему в грудь передними лапками и потянулся носом к его носу.
— Прыг скок, прыг скок, я иду, несу мешок…
Джим и Тиро обернулись. С противоположной стороны к свалке приближалась крохотная фигурка. Подвязанные веревками огромные грязные тапочки шлепали в такт прыжкам. Над тапочками видны были тощие темно коричневые ноги с выпирающими коленями, наполовину прикрытыми рваными, выцветшими красными шортами. А шорты в свою очередь были частично прикрыты грязной футболкой с поблекшей эмблемой на груди. Первоначально у этой футболки были длинные рукава. Неровно обрезанные, они теперь клочьями болтались на тоненьких, как спички, руках, открывая локти, такие же острые, как и колени.
— Прыг скок, прыг скок, черту вилы в бок…
Теперь можно было хорошо разглядеть темнокожее личико с курносым носом, большими глазами и широким ртом. Очень черные курчавые волосы, заплетенные в косички, как хвостики, торчали на маленькой голове. Через плечо, такое крохотное и худенькое, что от малейшей тяжести должно было, казалось, подломиться, у девочки был перекинут мешок из грубой дерюги, весь латаный перелатаный. Заплаты были пришиты кое как, и в отдельных местах висели незакрепленные концы ниток.
Девочка опустила мешок на землю, бросилась к какой то куче и подняла две бутылки из под кока колы.
— Вот это удача! — торжествуя, вскричала она. — Это, я вам скажу, удача! Кто то просто сорит деньгами… — Она вернулась к своему мешку, уложила в него бутылки и постаралась затянуть нитки. — Еще, чего доброго, выскочат по дороге, — прокомментировала она свои действия. — Нет, придется все же раздобыть иголку и починить мешок как следует. — Она перевернула его, оглядывая со всех сторон. И тут впервые заметила Джима.
— Что ты тут делаешь, мальчик? — накинулась она на него. — Это место… Я первая нашла его, еще вчера. Это МОЙ участок. — Она уперла руки в бока и сердито нахмурилась.
Тиро, выскользнув из объятий Джима, направился к ней и коротко, резко крикнул. Она отступила на шаг.
— Ну и котище! Но я же его не трогала.
Тиро сел, давая понять, что не имеет дурных намерений. Искоса на него поглядывая, девочка вновь обратилась к Джиму:
— Говорю тебе, это мой участок! И я его не уступлю.
Джим встал:
— Ты собираешь бутылки? Для чего?
— Для чего? — переспросила она изумленно. — Для того чтобы получить за них деньги. В жизни не слыхала такого дурацкого вопроса! — Она бросила взгляд на его одежду. — А вы, богачи, даже бутылок не сдаете?.. Но все равно — проваливай. — Она посмотрела вокруг и, заметив обломок оконной рамы, вооружилась им. — Вот как дам, будешь знать! Я не из тех, кто дает себя в обиду!
— Да я ничего такого не собираюсь делать. — Джим подивился ее бесстрашию. Он был гораздо больше ее, и она ведь не могла знать, что он ни за что не даст ей сдачи.
— Твое счастье! — Она замахнулась на него своей деревяшкой. — Убирайся же подобру поздорову!
— Послушай. — Джим спрятал руки в карманы. Может, так она скорее поймет, что он ничего против нее не замышляет. — Я не собираю бутылки. Я просто встретил здесь этого кота и… — Но как он мог объяснить, что значит для него эта встреча? Это было личное, совсем личное.
— Кот не простой. — Девочка разглядывала Тиро. — Если он потерялся, за него могут и заплатить. — Похоже, она прикидывала, не сунуть ли Тиро в мешок вместе с бутылками. Впрочем, не верилось, что она могла бы заставить этого кота покориться.
— Он теперь мой, — сказал Джим и тут же понял, что это правда.
— Ты не врешь? Ну, ладно… Сам то ты откуда взялся?
Джим указал на забор:
— Там одна доска оторвалась. Вот я и пролез.
— О, так ты с виллы! Тогда тебе вообще нечего искать на МОЕМ участке. — Она опять перешла в наступление.
— Да ничего я не ищу! — Джим начал терять терпение. — Мне ничего не надо. А ты вообще что ищешь?
— Вещи. Все, за что можно получить деньги. Бабуля… — На миг она приоткрылась, и Джим не столько понял, сколько почувствовал, что под ее воинственностью прячется страх.
— Хворает моя бабуля. А мы с ней только вдвоем. У нас никого больше нет. Вот и приходится выкручиваться, чтобы купить что нибудь бабуле.
— Хочешь, я тебе помогу? — вырвалось у Джима. — Если ты объяснишь мне, что искать, я ведь смогу помочь? — Едва проговорив это, он ощутил, как в мозгу у него что то словно щелкнуло:
Тиро ХОТЕЛ, чтобы он помог девочке. Но откуда он может знать, чего хочет КОТ? Чушь какая то!
После долгого колебания девочка ворчливо буркнула:
— Ладно. Я собираю всякий утиль. Там, — она указала за погреб, — могли что нибудь такое бросить. Надо бы поглядеть…
Джим подошел к краю дыры и попытался заглянуть вниз. Оттуда тянуло затхлостью. Сохранившиеся остатки лестницы не внушали доверия. Девочка прошла вперед и на ходу, через плечо, сообщила:
— Меня зовут Элли. Элли Мэй Браун. Я живу в Петушином проулке.
— Где это? — Он наблюдал, как она без колебаний начала спускаться, легко прыгая со ступеньки на ступеньку, а ведь любая из них могла проломиться под ней.
— Там. — Элли махнула рукой, но Джим не разобрал, куда она показала. Да это и не имело сейчас значения. Он тоже стал спускаться, только медленнее и осмотрительнее.
Тем временем в развалинах что то мелькнуло. Тиро холодно и неодобрительно поглядел в ту сторону. Тень мгновенно замерла. Теперь разглядеть в ней кошку могли только очень зоркие глаза — кошачьи глаза. Тиро послал ей мысленный выговор:
— Дура! Не время и не место обнаруживать себя. Я завязал с мальчиком контакт. Он не должен видеть нас вместе. Хоть они не так сообразительны, как мы, недооценивать их все же не стоит.
— Выглядят они безобидно, — последовал мысленный ответ.
Вылизывая шерсть на своей грудке, Тиро напомнил:
— Ты ведь видела исторические ролики! Безобидно!.. Они самые жестокие и самые нелогичные из всех созданий, с какими МЫ когда либо сталкивались.
Он немного опасался ответного упрека в проявленной к мальчику нежности. Разведчики должны были ограничиваться деловыми контактами с людьми, не примешивая к этому эмоций. У Мер хватило все же такта не напоминать ему об этом. В конце концов из них двоих Тиро был старшим. Мер впервые участвовала в экспедиции.
Тиро критически оглядел свою напарницу. На одну четверть, обязательную для участия в таких операциях, сам он был, конечно, земного происхождения. Но выглядел он как чистокровный Ка'ат. А вот Мер, стройная, длинноногая, с тонким хвостиком и маленькой, узкой мордочкой, мало отличалась от здешних кошек. Серовато белая, она сейчас почти сливалась с грязной известкой, которой все здесь было усыпано. Только голова, лапы и хвост были чуть темнее. С такой внешностью Мер вполне могла сойти за здешнюю обитательницу, ведущую полуголодное существование. Мер могла спокойно бродить по этому малосимпатичному городу, не привлекая к себе внимания, тогда как аристократический вид Тиро не бросился бы в глаза только слепому.
— Ты знаешь приказ: два дня на устройство, потом контакт.
— Я займусь девочкой.
Тиро оторопел:
— Подобная личность не представляет никакой ценности. Ты только зря потеряешь время, сестра. — Он с трудом сдерживал раздражение.
— Брат, я действовала, как нам велели. Я высмотрела ее в трущобах, где полно наших. И сюда я специально притащилась за ней.
Тиро снова принялся вылизывать свою грудку. Пусть Мер делает как знает. А набедокурит, ей же и всыплют. Он ожидал, что она опять станет спорить. Но когда он поднял голову, Мер уже не было. Итак, контакт с выбранным ею ребенком она все же установит где нибудь подальше отсюда.
Прислушиваясь к доносившимся из погреба голосам, Тиро улегся в ожидании Джима. Но мысли его были заняты не столько мальчиком, сколько теми грозными обстоятельствами, которые вынудили Ка'атов посетить этот самый яростный и несчастный из миров.

2. Тиро, Мер и проблемы

— Нет, Джим, мы не можем взять в дом этого бродягу.
— Тиро не бродяга! Его кто то потерял. Взгляните на него, только взгляните! Он совсем не такой, как уличные кошки.
Сидя на руках у Джима, Тиро положил ему на плечи свои белые лапки и выразительно заурчал. Но глаза его, обращенные к миссис Дэйл, смотрели отнюдь не дружелюбно. Ему в сущности было все равно, оставят ли его здесь. Если бы не странная симпатия — да, СИМПАТИЯ — к мальчику, он соскользнул бы на пол и скрылся, как только началась эта перепалка.
Лицо Джима раскраснелось. Впервые со времени несчастья он чего то по настоящему хотел.
— Ну ладно, пусть пока побудет…
Джим знал, что это значит. Тиро разрешено побыть до возвращения мистера Дэйла. А там пойдет разговор о приемнике для животных и…
— Он останется со мной, — решительно объявил мальчик. — Мне выдают на карманные расходы. Я смогу прокормить кота.
— Еда — это еще не все, — предупредила миссис Дэйл. — Ему нужны будут прививки, по крайней мере одна — от бешенства. А это дорого стоит, учти, Джим. Да, кот действительно великолепный. Но ты, я полагаю, прав: он потерялся. Надо будет следить за объявлениями в рубрике «Потери и находки».
Значит, пока что кота впустят и накормят. А там Джим всеми силами будет бороться за право оставить его у себя. К счастью, зазвонил телефон, и Джим, воспользовавшись тем, что миссис Дэйл отошла, помчался с Тиро наверх, перескакивая через две ступеньки. Усадив своего нового пушистого друга на свою кровать и почесывая у него за ушами, Джим растроганно слушал благодарное мурлыканье.

— Эй, откуда ТЫ взялась? — спросила Элли. На плече у нее свободно болтался опустевший мешок. Деньги, полученные за утиль в лавчонке дядюшки Слима, были аккуратно завернуты в тряпочку и спрятаны за пазуху. Хотя большую часть добычи разыскал мальчик, делиться с ним не пришлось.
И вот теперь Элли вернулась домой, а на пороге у них сидит кошка — не та, черная, что была с мальчиком, но тоже странная: двухцветная и с голубыми глазами. Кошка с ГОЛУБЫМИ глазами! На свалках, где Элли собирала брошенные вещи, ей попадались совсем не такие кошки. Те удирали при ее появлении. А эта смотрела на нее с таким видом, точно чувствовала себя хозяйкой, к которой Элли пришла в гости! И оттого, что кошка не боялась ее, самой Элли стало вдруг страшновато.
Здесь был ее дом. Петушиный проулок состоял сплошь из лачуг, но эта была хуже всех. Наполовину сгнившая дверь держалась на одной петле, а в единственной комнате от окон остались только рамы. Элли заткнула их мешками, которые, правда, застили свет, зато в некоторой степени спасали от ветра, а зимой и от холода.
— Эй ты, проваливай! — скомандовала Элли, размахивая пустым мешком. — Это мой дом, мой и бабулин! Кошкам здесь нечего делать!
Голубоглазая кошка невозмутимо смотрела на нее.
— Пошла вон! — Краешком мешка Элли шлепнула кошку, но та и глазом не моргнула. Тогда, держась от нее как можно дальше, Элли бочком протиснулась в полуоткрытую дверь.
Внутри было темно и стоял тяжелый запах. Но Элли привыкла и к этой темноте, и к этому запаху. Она их почти не замечала, как не замечала заржавевшую печурку и стол на трех ножках с несколькими кирпичами вместо четвертой. На столе стояла бабушкина сковорода и две щербатые миски, попавшие сюда со свалки, а под столом — ведро с утопленным в воде ковшиком.
— Бабуля, это я! — Элли прямиком направилась к койке с продавленными пружинами. — Слышишь, бабуля? Мне сегодня повезло. Я много собрала, и дядюшка Слим заплатил мне доллар и сорок два цента. — Она извлекла из за пазухи свой капитал.
Старческая голова чуть повернулась на подушке, и Элли облегченно вздохнула. Случалось, бабушка вообще не реагировала на обращение, продолжая дремать.
— Ты моя умница, Элли… — Голос был совсем слабый, слова с трудом вылетали из беззубого рта. — Ох, до чего жарко… Можешь дать мне попить, Элли?
— Конечно! — Девочка бросилась к ведру. Затем привычным движением обхватила голову старушки и поднесла к ее губам ковшик. — Пей побольше, бабуля, еще, еще!
— Хватит. Вкусная вода, хотя и не такая, как была у нас дома. Такой студеной и вкусной воды, как в нашем колодце, в целом мире не сыщешь. Давно это было, ох, как давно…
— Ты поправишься, бабуля, а мне еще несколько раз повезет, как сегодня, и мы поедем туда на автобусе, — высказала Элли свою заветную мечту. Она столько слышала о бабушкиных родных местах, что ей казалось, будто она и сама когда то там побывала.
Старушка стала усаживаться на постели, и Элли поспешила подоткнуть ветхое стеганое одеяло, переложить грязные, засаленные подушки без наволочек.
— У меня есть доллар и сорок два цента, — повторила она. — Я схожу в магазин самообслуживания. Крисси говорит, в корзину у дверей они складывают поврежденные пакеты, банки и все такое. Продают это по дешевке. Я куплю тебе суп и что еще смогу. А по пути зайду в булочную, где со скидкой продают вчерашний хлеб.
— Что там такое, дитя? — Взгляд старушки был устремлен мимо Элли, морщинистое лицо выражало удивление. — Опять эта старая крыса?.. Хватай метлу, Элли! Хватай метлу!..
Элли оглянулась. От ведра на нее все так же пристально смотрела странная кошка.
— Бабуля, это не крыса, это кошка. Я застала ее возле нашей двери, когда вернулась. Вот сейчас я ее метлой…
Но ей вовсе не хотелось прогонять кошку. Это была какая то особенная кошка, и смотрела она на Элли так, точно видела ее насквозь.
— Кошка? Откуда у тебя кошка, дитя? Нам нечем ее кормить.
— И не надо. Если она останется здесь, она переловит крыс. Вот и сейчас она побудет с тобой, пока я схожу купить что нибудь. Не надо бояться. — Чтобы показать бабушке, что сама она не боится, она заставила себя протянуть руку в сторону кошки. Подняв серо белую голову, кошка обнюхала пальцы девочки, а затем потерлась о ее ладонь.
Элли была ошеломлена. Кошка ласкалась к ней! Это было так непривычно. До сих пор кроме бабулиной любви она видела доброе отношение к себе только со стороны одной двух женщин из Петушиного проулка. Миссис Дэбни, например, подарила ей эту футболку и даже отрезала рукава, чтобы футболка лучше сидела. Но друзей у Элли не было. Ребята из Петушиного проулка, когда чиновнику из отдела просвещения не удавалось загнать их в школу, где то носились. Бабуля была против того, чтобы Элли водила с ними компанию. А теперь вообще надо было ухаживать за бабулей, и на всякие глупости времени не оставалось. Но… эта кошка ЕЙ симпатизировала. И у Элли в душе зародилось ответное, очень теплое чувство.

Джим в темноте потихоньку спустился с лестницы. Мистер Дэйл разрешил ему соорудить в гараже ящик и выложить его старыми купальными полотенцами, которые нашлись у миссис Дэйл, но категорически заявил, что в доме никаких кошек не потерпит, и выставил Тиро за дверь, как только Джиму пришла пора спать. Сейчас Джим был так зол, что совершенно позабыл о собственных горестях.
Гаррисы держали большую полицейскую собаку, и Родди Гаррис хвастал, что она преследует кошек, даже убивает их. Джим и раньше недолюбливал Родди, а сейчас с удовольствием поколотил бы его. Что, если Тиро попадет Рексу в лапы? При одной мысли об этом Джима бросило в дрожь. Гаррисы имеют обыкновение позволять Рексу свободно разгуливать по двору. Тиро, ничего не подозревая, может сам туда сунуться.
Джим прокрался в дальний холл, к выходу в гараж. Дверь была закрыта на задвижку, и он долго не мог справиться с ней. Он отнесет Тиро к себе и спрячет его в стенной шкаф!..
Наконец дверь поддалась, и Джим очутился в гараже, рядом с машиной.
— Тиро! — тихонько окликнул он. Кот не отозвался, и Джим бросился к ящику
— пуст! — Тиро! — Громко кричать он не смел, чтобы не разбудить Дэйлов.
Снаружи ярко светила луна. Слышно было, как по шоссе, на которое выходила улица, проносятся машины. Где то вдалеке проревела полицейская сирена.
Вне себя от тревоги Джим бродил по двору. Ему послышались какие то странные звуки, может, обычные ночные шорохи?
— Тиро?
И вдруг он так явственно увидел Тиро, как если бы тот был рядом, как если бы до него можно было дотронуться. Тиро не пропал, не забрел во двор к Гаррисам. Нет, он отлично знает, что собак вроде Рекса надо остерегаться и что мчащиеся с бешеной скоростью по шоссе машины крайне опасны. И… Джим сглотнул. Такого странного ощущения он никогда в жизни не испытывал! Он был абсолютно уверен насчет Тиро, так уверен, как если бы… как если бы услышал о нем от папы или мамы. А более надежного источника информации Джим себе не представлял.
С Тиро все в порядке. Он вернется. Джим может не беспокоиться о нем. Радуясь, что все так хорошо кончилось, мальчик через гараж вернулся в дом, закрыл на задвижку дверь и вдруг почувствовал неимоверную сонливость. Он ни о чем уже больше не думал и хотел только одного — добраться до постели.
Лунный свет рваными клочьями лежал на обломках старого дома. Тени здесь было предостаточно, и Тиро с предусмотрительностью опытного разведчика избегал освещенных мест. Хорошо, что он успокоил мальчика. Но что тот вообще так о нем тревожился, несколько его удивило. Свою первую, единственную до сих пор командировку на эту планету Тиро провел в семье, которую нисколько не волновало, где и как ее четвероногие «любимцы» проводят ночи. Может, Джим не такой, как другие? Впрочем, из рассказов родичей аборигенов известно, что отдельные люди способны ценить жизнь, и не только человеческую.
Остановившись под сломанной, повисшей веткой сирени, укрытый ее тенью, Тиро послал мысленный сигнал вызов.
Прошло совсем немного времени, и меж кустов мелькнула грациозная фигурка Мер. Тиро подождал, пока его напарница уселась напротив, под другой веткой сирени, и подумал спросил:
— Ну, установила с девочкой контакт?
Мер с внутренней усмешкой отозвалась:
— Меня приняли, чтобы я ловила крыс.
Тиро содрогнулся от отвращения. Что аборигены живут подобной охотой, было, конечно, известно. В конце концов, чтобы в течение тысячелетий выжить на этой варварской планете, им пришлось приспособиться. Но для настоящей Ка'ат такое занятие!
Мер совсем развеселилась:
— О, я не собираюсь истреблять этих бедняг. Но я просигнализирую им, чтобы не смели подходить близко. Девочка… — Мер заколебалась. — Она заботится о своей бабушке. И она трудолюбива, не то что многие бездумные и жестокие здешние юнцы. Ко мне она отнеслась по дружески.
Тиро фыркнул:
— Когда мы впервые попали сюда, мы БЫЛИ друзьями этих «людей». Наши и их мыслители взаимно обогащали друг друга своей мудростью. В ту пору люди даже почитали одну из наших великих богинь. Они дали ей имя Баст и воздвигли в честь ее храмы, в которых жил наш народ*. Люди тогда гордились и радовались, если Ка'аты соглашались поселиться под их кровом. Но помнишь, что за этим последовало, сестра? Нас стали всячески клясть и гнать, обзывая нечистой силой, отродьем дьявола. Даже люди, проповедовавшие в новых храмах любовь и милосердие, становились безжалостными, когда дело касалось нас. Теперь между нами и этими «людьми» пролегла река смерти. И единственная наша обязанность: спасти тех наших родичей аборигенов, кто не настолько закоснел, чтобы не воспринимать внутренний Голос. — Хвост у Тиро поднялся трубой, уши дрожали, в глазах полыхал огонь.
— Ты похож сейчас на главу экспедиции, Эйну. — Мер смотрела на него, склонив набок головку. Особого впечатления его выспренние рассуждения на нее не произвели.
— Эйна знает, что такое человек, — строго заметил Тиро. — В блоках памяти ЭВМ на нашем корабле хранятся отчеты, убедительно подтверждающие ее правоту. И Первая Директива гласит…
— «Не допусти возникновения между тобой и человеком эмоциональной связи»,
— послушно подхватила Мер. — Ладно, буду отгонять крыс от дома этой девочки и выведывать что смогу. Когда у нас сбор?
— Я заглядывал на судно. Сообщений пока нет. Между прочим, в мозгу мальчика я прочел сегодня страх оттого, что на соседнем дворе, вон за тем забором, — Тиро головой указал направление, — разгуливает по ночам пес, очень опасный для кошек. Будь осторожна.
— Видать, твой мальчик крепко к тебе привязался. С чего бы иначе возникнуть страхам? Что будет с ним и с той девочкой, когда разразится ожидаемая нами катастрофа?
Если о коте можно сказать, что он пожал плечами, то именно так следует определить реакцию Тиро.
— Они, как и весь человеческий род, получат то, что заслужили.
Это был ответ, достойный истинного Ка'ата. Но на миг у Тиро все таки сжалось сердце. Он вспомнил, как внимателен был к нему Джим, как тревожился, когда он исчез.
Чушь! Достаточно вспомнить историю отношений между людьми и Ка'атами, чтобы живо выкинуть из головы дурацкие сантименты.
Мер встала.
— Ну, мне пора браться за работу. — Она кокетливо вильнула длинным, тонким хвостиком. — Будь благословенна великая Баст и наша Задача!
Тиро тоже поднялся.
— Ходи осторожно, сестра: этот мир полон опасностей.
Он проследил за ней взглядом. А затем повернул назад, к погруженной в темноту вилле. Он еще раньше приметил подступавшее почти к самому окну Джима дерево. Тиро не сомневался, что окно это открыто. Следовательно, если сейчас вскарабкаться на дерево, можно нанести Джиму визит и провести остаток ночи в комфортабельной постели, как и подобает благородному Ка'ату.

Джим двинул ногой по кирпичу и проследил, как тот скрылся в погребе. Было очень жарко, и разило зловонием. Он ждет еще пять минут, а потом уходит. Коробку можно просто оставить здесь — Элли все равно на нее наткнется. Эту огромную коробку Джиму пришлось волочить через весь двор, мимо дома, потому что в щель под забором она не пролезла бы. К счастью, никто не заметил, куда он ее тащит.
До встречи с Элли Джим не представлял, что и хлам, который люди обычно выбрасывают, тоже стоит денег. О, разумеется, можно сдать ящик бутылок из под кока колы, и вам вернут их залоговую стоимость. Но это совсем другое. Мистеру Дэйлу пришлось по душе предложение Джима очистить дом от ненужного барахла. Он предоставил мальчику самому со всем этим разобраться. Джим отыскал для Элли всякую всячину: металлическую упаковку из под, замороженных готовых блюд, бутылки разных форм и размеров, пришедшую в негодность пластиковую занавеску для душа.
Тиро лениво нежился на сваленных досках. Вот уже пять дней, как он у Джима, а в разделе «Потери и находки» о нем не упоминалось. Тиро был на редкость сообразителен. Он перехитрил мистера Дэйла. Тот каждый раз выдворял его на ночь за дверь, а Тиро очень скоро возвращался к Джиму через окно. Джим полагал, что Тиро — один из умнейших котов на свете.
Через открытое окно из дома Дэйлов послышалась телевизионная сводка новостей. Джим беспокойно заерзал. У Дэйлов последнее время было много разговоров об этих новостях — на Ближнем Востоке творилось что то неладное. Все это было, конечно, очень далеко, и Джима в сущности не касалось. А вдруг коснется? Мистер Дэйл в одном разговоре упомянул, что он, как находящийся в резерве офицер, должен будет явиться на свой призывной пункт, едва начнутся неприятности. А миссис Дэйл сказала, что если это действительно стрясется, то надо будет перебираться отсюда в Мэриленд, на ферму к ее сестре. Ну, если придется ехать, Джим возьмет с собой Тиро. Это он твердо решил. Он приобретет контейнер — такие контейнеры для транспортировки кошек как то рекламировали, и он уж позаботится обеспечить Тиро полную безопасность.
Но по телевизору вообще вечно пугают людей. А ведь НА САМОМ ДЕЛЕ ничего такого не случается. В этой сводке только последнее сообщение было необычным: из некоторых городов стали исчезать кошки. Если бы речь шла об особо породистых кошках — Джим глянул на Тиро, — это было бы понятно. Но чтобы все кошки подряд… Кому и зачем они могли понадобиться?
— Ну, тебя этим живодерам не видеть как своих ушей! — кипя от негодования, обратился он к Тиро. — Ручаюсь, ты им покажешь, пусть только сунутся!
Тиро принялся царапать когтями доску, словно оттачивая свое природное оружие. У Джима снова возникло странное чувство, не раз испытанное им за эти пять дней. Он хотел бы иметь кого то, с кем можно было бы поделиться, кого можно было бы порасспросить. Он был уверен, что Тиро понимает человеческую речь. Собаки, как известно, знают много разных слов, например «сидеть», «лежать», «стоять». Но все это приказы. Кошкам приказов не отдают.
Пока Джим размышлял над этим, Тиро повернул голову, первым заметив приближавшуюся к ним Элли. Но шла она медленно, не своей обычной подпрыгивающей походкой, и без улыбки.
— Что случилось? — спросил Джим. — Посмотри сюда! Видишь, мне разрешили еще покопаться, и вот я насобирал. Ты посмотри!
Он подтолкнул к ней тяжелую коробку. Но Элли не бросилась с обычным нетерпением рассматривать добычу.
— Бабуля… — сказала она тихо. — Ей совсем плохо. Миссис Дэбни говорит, ее надо отправить в больницу. Но если они заберут бабулю, она… — Элли торопливо прижала к лицу рваный рукав своей футболки. — Бабуле не нужна больница! Я могу сама ухаживать за ней, как всегда это делала. И у нас теперь Мер, так что бабуля не боится больше оставаться одна, когда я ухожу. Она говорит, что ей легче становится, когда Мер тихонько лежит рядом с ее койкой…
— А что сказал доктор? — нерешительно спросил Джим. Ох, только бы Элли не заплакала!
— Какой доктор? У бабули и сил нет сходить к доктору. Это так далеко. Но она говорит мне, что делать. Есть такие травы, которые помогают от болезней. Бабуля в них разбирается, и она насобирала их, когда чувствовала себя лучше. Я могу делать из них напиток вроде чая.
Элли словно жила в каком то другом мире. У Джима в голове не укладывалось, что она не может просто сесть в машину и поехать к врачу. Впрочем, в какую машину? Он уже видел этот Петушиный проулок, когда два дня назад помогал Элли отнести домой такую вот коробку. Он не заметил там ни единого гаража, ни единой машины, если не считать застрявшего посреди дороги грузовика. В Петушином проулке Джим чувствовал себя чужестранцем. Люди пялились на него, мальчишки выкрикивали слова, которых он не понимал. Несколько мальчишек, похоже, намеревались загородить ему дорогу. Но Элли ответила им на их языке (Джим не понял, что она им сказала), и они с хихиканьем расступились. Джим, однако, чувствовал, что в одиночку рассчитывать там на дружеский прием не может.
— Если что нибудь случится… — У Элли перехватило дыхание, и она не сразу смогла продолжать: — Если что нибудь случится с бабулей, мы с Мер уедем в родные места. Мы не останемся здесь, не будем ждать, пока меня отправят в приют, а Мер вообще погибнет!
Она присела рядом с коробкой, рассеянно водя рукой по пластиковой занавеске, которую Джим нарочно положил сверху. Элли было сейчас не до этих вещей. Ею владел страх, и страх этот передался Джиму. Если что нибудь случится с ее бабушкой!.. С его мамой и папой УЖЕ случилось — без всякого предупреждения!
— Тебя могут… могут взять на воспитание… как меня…
— Ни за что! — Элли решительно тряхнула головой. — На меня будут смотреть как на обузу, не зная, что делать со мной. Говорю тебе, мы с Мер уедем домой, на бабулину родину!
— Где это?
Вопрос этот словно прорвал плотину: Элли заговорила — слова лились неудержимым потоком, речь была сбивчивой, путаной, о многом приходилось догадываться. Но одно было ясно Джиму: Элли верит в существование чудесного дома, окруженного богатыми, плодородными землями, на которых сами собой произрастают злаки, ягоды, фрукты. У самого дома — колодец с прозрачной, студеной водой. Бабушка жила в этом доме до того, как муж ее нашел работу в городе. Но дом по прежнему ждет возвращения хозяев…
— Ты хоть знаешь, как попасть туда?
— Автобусом. Мы с бабулей строили планы, как поедем туда, когда накопим денег на дорогу. Я даже записала название станции, до которой ходит автобус… Бабуля…
Внезапно Элли уткнулась лицом в пластиковую занавеску и разразилась горькими, безутешными рыданиями, сотрясавшими все ее худенькое детское тельце. Мер, словно возникнув из воздуха, тут же кинулась к ней, прижалась, стала тереться о нее, громко мурлыча и норовя дотянуться носом до спрятанного в занавеску лица.
Джим, совершенно несчастный, топтался рядом. Его раздирали противоречивые желания: ему хотелось бежать, и в то же время он жаждал выразить Элли свое глубокое сочувствие. Но он не находил для этого слов. Элли, выпростав одну руку, обняла кошку и крепко прижала ее к себе. Мер наверняка было больно от этого слишком крепкого объятия, но она все так же продолжала мурлыкать.
Понемногу рыдания Элли стали стихать. Наконец она подняла голову, прижимая к себе головку Мер, и, то ли всхлипнув, то ли икнув, сказала:
— Я сроду не была плаксой. Бабуля всегда говорила, что голова у меня крепко привинчена и я не дам ей разболтаться. И я это докажу! — Она с вызовом, точно ожидая возражений, посмотрела на Джима.
— Точно, Элли! Не сомневаюсь, ты всегда своего добьешься.
Элли энергично кивнула, ее хвостики косички подпрыгнули.
— Все! Больше я не плачу! А теперь… — Она выпустила Мер из объятий. — Поглядим, что у нас здесь, в этой коробке…
Несмотря на зареванное лицо, она опять стала прежней Элли, и Джим почувствовал облегчение, когда она принялась рыться в коробке, сопровождая комментариями каждую находку.

На этот раз ночь выдалась безлунная, и Тиро, которому предстояла встреча с Мер, с удовлетворением отметил, что небо затянуто тучами. Мер почти тут же явилась на вызов.
— Сегодня должно быть сообщение. На западе уже начался сбор. Люди при всех своих нынешних тревогах не могли не заметить массовое исчезновение кошек. Сейчас, в вечернем выпуске, их шумное телевидение снова говорило об этом.
— Должно быть, положение здесь стало угрожающим, раз наши начали сбор. — Мер как будто была чем то встревожена.
— Но ты ведь свое задание выполнила?
По ее реакции было ясно, что вопрос этот праздный. Но что же в таком случае беспокоит ее? Впрочем, расспрашивать Тиро не стал, и они, не возобновляя больше своего внутреннего диалога, побежали по узким потаенным тропкам на скрытую в густом кустарнике полянку, на которую месяцами не ступала нога человека.
Тиро откинул голову и коротко, резко крикнул. Черная тень в центре полянки дрогнула, слабым пятнышком света обозначив вход. Тиро первым прыгнул туда и с наслаждением ощутил под собой мягко пружинящий пол. Все здесь было знакомое, родное. Зеленоватый свет радовал глаз — переносить слишком яркое здешнее солнце было нелегко с непривычки. Стены кабины, как и пол, были обиты толстой, мягкой материей. Имелись здесь и ремни безопасности. Приборная доска мигала множеством огоньков, а под ней был расположен пульт управления с различными кнопками и рычажками, чутко реагировавшими на мысленные команды.
Тиро заметил, что главный сигнал на доске не мигает, а горит ровным и ярким зеленым светом. Это означало вызов на базовый корабль! Тиро мгновенно подтянулся, хвост его завибрировал, Теперь требовалась максимальная сосредоточенность, чтобы четко и быстро передавать приборам нужные указания.
Мер уже свернулась калачиком, прикрепилась к полу ремнями и собралась отдыхать: на этот раз была очередь Тиро нести вахту у приборов. Они вели себя спокойно — в непосредственной близости к поляне никого посторонних не было. Убедившись, что старт никем не будет замечен, Тиро мысленно отдал команду к взлету.
Уже в следующий миг его словно припечатало к полу. Аппарат взмыл вверх, стремительно набирая скорость. Тиро по прежнему не отрывал глаз от приборной доски. Теперь, в воздухе, их могли обнаружить визуально или радарами. Ничего страшного в этом не было: человечество еще не изобрело летательных аппаратов, способных состязаться в скорости с воздушным разведчиком Ка'атов. Но все таки лучше вообще избежать осложнений. И Тиро не позволял себе расслабиться, пока они не поднялись выше, чем когда либо летали самые совершенные реактивные самолеты.
Глаза Мер были закрыты. Мозг ее не проявлял активности — она спала. Ей и полагалось спать, раз не ее вахта. Этого требовала логика, а Ка'аты всегда и во всем руководствуются логикой.
Вызов на базовый корабль был событием чрезвычайным. Тиро так напряженно об этом размышлял, что у него снова завибрировал хвост. Впрочем, стоило ли ломать голову над тем, что очень скоро разъяснится?
И мысли Тиро перескочили на другую тему: к Джиму. Что Джим сказал бы, узнай он, кто такой Тиро в действительности? Способен ли мальчик вообще поверить в существование мыслящих Ка'атов? Люди не склонны пересматривать свои убеждения. Для них что Ка'аты, что кошки — разницы никакой.
Известие, что уже несколько ЗЕМНЫХ тысячелетий назад, когда человечество, можно сказать, едва выбралось из пещер, эти столь непохожие на людей создания прилетели из космоса на их ничем не примечательную планету, так сильно ранит их самолюбие, что люди просто откажутся этому верить.
А ведь когда то (Тиро упомянул об этом в разговоре с Мер) в некой тропической стране (люди называют ее Египтом) Ка'аты отнеслись к людям по дружески, как к равным. Но они ПЕРЕОЦЕНИЛИ способность людей подчинять логике слепые эмоции. Многие Ка'аты сочли эту планету пригодной для жизни, обосновались здесь, обзавелись семьями. Но люди стали затевать войны, и Ка'атам пришлось натерпеться. От этого начался разлад и в их собственной среде, стали возникать разные партии…
Часть Ка'атов переселилась на другие планеты, где они зажили в мире и согласии. Связь с оставшимися надолго прервалась. Лишь сравнительно недавно, когда путешествия по Галактике вновь занесли Ка'атов в эти края, интерес к судьбе здешних родичей вспыхнул с новой силой.
Человек упорно стремился к собственной гибели. Его неуемная агрессивность должна была логически привести к взрыву или полному отравлению планеты. Но здесь оставались еще представители более древнего рода, чем человеческий, частью порабощенные, частью гонимые. И тогда возник ПЛАН. Аборигены, не окончательно утратившие способность к мысленному общению, могли не только воссоединиться со своим родом, но и влить в него живительную, обновляющую струю. На протяжении многих поколений ведя борьбу за существование, они выработали у себя жизнестойкость и энергию, которых чистопородным Ка'атам недоставало. Теперь только старейшины на базовом корабле были чистопородными. Тиро и его сверстники появились на свет в результате эксперимента и унаследовали весьма ценные качества.

4. Последний приказ

Разведывательное судно точнехонько вписалось в кольцо на обшивке флагмана. Услышав сигнал, возвещавший о прибытии на место, Тиро и Мер высвободились из ремней, перешли на базовый корабль и заспешили по узкому коридору в большую кабину.
Тиро утратил свою обычную самоуверенность. Здесь он отнюдь не был старшим
— напротив, принадлежал к самым молодым, которым не положено выскакивать, пока их не спросят. Он присел с краешку, рядом с Мер, и приготовился слушать.
Одну из подушек в центре кабины занимала Эйна, глава экспедиции. А рядом с ней восседал Фледи, старейшина из старейшин. У Тиро при виде Фледи даже усики вытянулись. Он не знал никого, кто больше подходил бы под понятие идеального Ка'ата, чем Фледи. Шерсть Фледи не была ни желтой, ни коричневато красной, но в ней наличествовали оба этих оттенка, и даже в зеленоватом освещении кабины она казалась сотканной из драгоценного металла. Глаза были большие, ярко зеленые. Размерами Фледи превосходил любого другого Ка'ата, а его пушистый, не уместившийся на подушке хвост напоминал приспущенное знамя.
Эйна лежала в более непринужденной позе. Шерсть у нее была серебристо серой, но глаза того же насыщенно зеленого цвета, что у Фледи,
— цвет, отличавший всех чистопородных Ка'атов. Сейчас эти глаза обежали аудиторию, отмечая явившихся. Тиро был рад, что они с Мер прибыли не самыми последними. За ними вбежала еще одна запыхавшаяся пара.
После односложного сигнала приветствия, принятого в обращении старших с младшими, Эйна оповестила:
— Работа продвигается успешно, но ее придется ускорить. Сейчас Фледи все вам объяснит.
— У нас осталось совсем мало времени, братья и сестры. — Круглые, немигающие глаза Фледи на краткую долю секунды задержались на каждом из присутствующих. — У людей события развиваются быстрее, чем мы надеялись. Я сам слышал, как совещались те люди, которые готовятся внезапно напасть на себе подобных. Вот что такое люди! Они мило мурлыкают, глядя друг другу в лицо, а сами тем временем точат когти. Чем скорее они исчезнут, тем лучше для всех других существ во Вселенной. Но у нас остается еще наша Задача. Эйна послала вызов по дальней космической связи и получила ответ. Десять кораблей спешат нам на помощь, они уже на подходе к этой Солнечной системе. Так что наши здешние братья и сестры должны быть готовы к отъезду. Поскольку даже десяти кораблей для такого количества пассажиров недостаточно, мы погрузим наших родичей в глубокий сон. Значит, им не понадобится питание, каждого надо обеспечить только спальным местом. Впрочем, и при этих условиях не знаю, скольких мы сможем захватить.
Эйна встрепенулась:
— Мы должны взять всех, кто откликнется на наш призыв! — Ее взволнованная мысль мгновенно передалась всем, как ножом царапнув каждого. — Они из нашего рода. Как можно бросить их здесь? Разве ответственны они за то, что творит человек?
Наблюдая за Эйной, Мер задумалась о своем. Разве все люди так порочны, как принято считать у Ка'атов? Некоторые из людских детенышей определенно безвредны, более того, заслуживают доверия. Элли вчера поделилась с Мер своим ужином, хотя этой порции девочке и самой едва могло хватить. И разве в далеком прошлом человек и Ка'ат не жили душа в душу? Так не следует ли теперь предупредить ХОРОШИХ людей о надвигающейся опасности?
Она испугалась собственных мыслей. Ка'ат не должен доверять ни одному человеку. Люди могут быть занимательны, даже приятны, пока маленькие, но когда они становятся взрослыми… Достаточно вспомнить их историю, достаточно просто поглядеть, во что они превратили свой мир, чтобы стало ясно, каковы они в действительности. Она должна следить за собой, должна всегда придерживаться железной логики Ка'атов.
Хвост у Тиро дрогнул. Итак, для людей все кончится, пожалуй, даже раньше, чем можно было думать. Тиро был знаком с отчетами и слышал магнитофонные записи, доставленные другими разведчиками. Люди построили гигантские смертоубийственные машины и готовы применить их. Может быть, они испепелят какой то из своих городов. Или, того хуже, обрекут себе подобных на мучительную смерть, отравив ядами воздух. В человеке (да и в некоторых здешних кошках — тоже) есть какая то ненормальность: человек никогда не бывает доволен тем, что имеет, ему вечно хочется отобрать что то у другого или даже заставить другого служить себе, как Ка'аты заставляют служить себе машины. Но Ка'аты обращаются так только с машинами, а не с себе подобными.
Какая то часть сознания Тиро продолжала механически фиксировать отдаваемые Эйной инструкции. Хорошо… Они с Мер, как только вернутся на свою стоянку, пошлют сигнал вызов. Каждый, у кого сохранилось природное свойство Ка'атов воспринимать такие сигналы, непременно явится. Их можно будет переправить сюда. А когда прибудут другие корабли…
Джим… Тиро не знал, почему в мозгу его внезапно возник образ Джима. Джим всего лишь человек, он нужен только как средство для выполнения возложенной на Тиро миссии. Джим — ключ, с помощью которого Тиро смог попасть в очень удобный в стратегическом отношении дом. Что ж, многие поколения людей пользовались кошками и другими живыми существами в значительно менее «гуманных» целях.
И все таки Тиро было не по себе. Он почти физически ощутил у себя за ушами почесывание пальцев Джима; услышал, что говорит мальчик. Конечно, свойственные людям глупые слова: какой Тиро красавец и все такое. Но возможно, когда человек еще очень молод…
Внезапно Тиро поймал на себе взгляд Эйны. Уж не позволил ли он сдуру своим мыслям вырваться наружу? Эйна смотрела на него так пристально, точно прощупывала. Должно быть, она догадалась или почувствовала, что внимание его рассеялось. Разведчику это негоже! Он не какой нибудь молокосос.
Теперь Эйна встала и выпрямилась во весь рост рядом с Фледи, оттенив своей серебристо серой шерстью его яркое золото.
— Какова Первая Заповедь разведчика? — резко послала она вопрос.
По аудитории пронесся шорох. Тиро чувствовал, как все удивлены. Впрочем, Эйна не требовала ответа. Сразу вдогонку за вопросом она сама послала готовый ответ.
— Ка'ат — это Ка'ат, он не допускает родственной близости ни с кем, кто по крови ему не родной.
Тиро беспокойно шевелил хвостом. Мысль Эйны была слишком схожа с тем, о чем он только что думал. Каким то образом… каким то образом Эйна догадалась! И тут он обратил внимание на Мер. Она выглядела сейчас, как выглядит малыш, уличенный в нелогичном поступке. Мер? Выходит, Эйна смотрела не столько на него, сколько на его напарницу?.. Что ж, он предупреждал Мер. Когда они останутся наедине, он с ней потолкует, он разъяснит ей, к чему могут привести подобные глупости.
— Помните, — продолжала Эйна, — этим людям нельзя доверять. Они уже не те, что были когда то. Мы для них — низшие существа, с которыми играют, пока не наскучит, а затем вышвыривают вон. Они нам не родня. Недопустимо проникаться к людям дурацкой симпатией. Они сами, сами сознательно ведут свой мир к гибели, потому что сердца их исполнены злобы. Они лишь пожнут то, что посеяли. Нам нет до них дела. Когда то, очень давно, наши вожди допустили ошибку, решив, что с этими созданиями можно дружить, как с равными. Некоторые из них действительно оказались способны научиться воспринимать мысли. Но знания не пошли им на пользу, а лишь развили у них непомерную гордыню и алчность. Их вожди не объяснили им, что люди лишь одни из многих живых существ и должны научиться жить с другими существами в мире и согласии Их правители, раздувшись от чванства, стали внушать им, что они — владыки Вселенной и могут творить что им вздумается, могут даже убивать друг друга. Вот так они жили, и так они теперь погибнут.
Она была права, и Тиро чувствовал, что все с ней согласны. Но тут Фледи перебил ее:
— Право же, нам нет дела до людей. Думайте только о нашей родне, Ка'аты. Возвращайтесь на свои посты и шлите сигналы. Может оказаться, что времени у вас очень мало, а вам предстоит исполнить свой долг.

Устраиваясь на свое прежнее место, Мер не начинала разговора. Тиро возился с приборами. Он отвел их судно от большого корабля, выровнял курс и теперь только следил за доской, чтобы не пропустить сигнала тревоги, если они попадут в зону наблюдения земных приборов. Он видел, что и другие суда уже удаляются, направляясь к своим стоянкам.
— Война — какой это ужас для людей!
Для Тиро это замечание Мер было неожиданным.
— Они постоянно совершенствуют свое оружие. Ты видела отчеты.
— Но есть люди, которые против этого, вообще против всяких войн. Об этом тоже говорится в отчетах.
— Таких людей очень немного. И остальные обвиняют их в отсутствии патриотизма, — напомнил ей Тиро.
— Очень жаль. В этих людях есть что то хорошее. С ними наверняка можно было бы иметь дело. Правда, они не достигли уровня Ка'атов. Может быть, потому, что они не умеют обмениваться мыслями. Если бы они могли хоть иногда объединить свои мысли, думать все вместе, как это делаем мы, может быть, они избавились бы от этой своей необузданности. Если когда то они умели понимать мысли, куда девалось это умение?
Тиро был горд своими почерпнутыми из отчетов познаниями.
— Как сказала Эйна, это умение было лишь у отдельных людей. И даже тогда были войны и убийства. Рассказывают, что в одной из этих войн были умерщвлены обучавшиеся в храме Баст. С тех пор никто больше не мог уже напрямую вступать в мысленный контакт. Не осталось даже людей, которые знали бы, чего они лишились. А затем нагрянули чужестранцы, у которых и воспоминаний о Баст не было. Вот они то и выгнали наших, поставили их в такие условия, что им пришлось добывать себе пищу охотой, пришлось убивать, чтобы не умереть с голоду. — Тиро содрогнулся. — Наши во многом изменились, утратили часть своих природных способностей, но никогда они не позволяли человеку сломать их дух, никогда не признавали человека своим господином. И это тоже ставят нам в вину люди, желающие безраздельно править миром.
— У некоторых людей почти ничего нет, — заметила Мер.
— Делиться не в их натуре.
— Не скажи. Эта девочка Элли, она делится.
Тиро повернул к ней голову:
— Сестра, помни Первую Заповедь. У нас есть наша Задача. Лучше бы тебе вообще забыть об этом человеческом детеныше.
— Скажи это себе, брат, — мгновенно отпарировала Мер. — Или, может быть, этот мальчик Джим тебе ненавистен? Я наблюдала за тобой. Возможно, он и не очень хорошо читает мысли, но объясни, откуда ему известно, как тебя зовут? Наверняка ты пытался обмениваться с ним мыслями.
— Это не запрещено, — Тиро стал оправдываться. — Когда мы стеснены временем, мы можем пользоваться своим даром для установления контакта. Это не настоящий обмен мыслями.
Он уловил ее усмешку и рассердился. Зачем он оправдывается? Можно подумать, он стыдится привязанности Джима. Но ведь любой Ка'ат разведчик повел бы себя так же. Ка'аты давно обнаружили, что многие человеческие детеныши значительно лучше взрослых способны к мысленному общению. И стало уже правилом: если тебе требуется база, начинать именно с детей.
Он закрылся — оборвал дальнейшую передачу мыслей. Если Мер нравится делать глупости, пусть себе… В конце концов им уже недолго оставаться здесь. Они получили последний приказ. Теперь от них требуется только одно: собрать и эвакуировать из этого опасного мира всех, в ком еще тлеет драгоценный природный дар Ка'атов.

Джим проснулся. Было еще очень рано, но черного клубочка в ногах кровати он не увидел. Теперь он вспомнил, что и накануне Тиро не мяукал у него за окном, просясь на ночь в комнату. У Джима возникла прежняя тревога, ему вспомнились все ужасы, подстерегающие неосторожного кота.
Мальчик поспешно оделся. Хорошо еще, что время каникулярное и не надо идти в школу. Открывая дверь своей комнаты, он услышал телефонный звонок, громкий — в нижнем холле и приглушенный — в спальне. Кто то из Дэйлов, видимо, снял трубку. Тиро!.. Нет, никто не станет звонить спозаранку из за кота. Да и вообще едва ли кому нибудь известно, что Тиро живет здесь. Всю дорогу до кухни Джим пытался успокоить себя.
Отперев черный ход, он вышел во двор. Было прохладно, но пройдет совсем немного времени, и снова наступит немыслимая жара. Как Элли переносит ее? В этой кошмарной лачуге, верно, чувствуешь себя, как в пекле. А что будет с Элли, если ее бабушку все таки отправят в больницу? Он не сомневался, что девочка сдержит свое слово и убежит. Она была похожа на Мер, на Тиро. Джим не представлял, чтобы кому нибудь удалось заставить эту девочку или этих кошек поступить против их воли.
Через забор метнулось нечто черное и пушистое.
— Тиро! — в голосе Джима было огромное облегчение. — Где ты пропадал, дружище?
Кот потерся о его голые коленки, и Джим нагнулся приласкать своего любимца. Тиро позволил обнять себя, но почти тут же высвободился и затрусил по направлению к дому, оглядываясь и настойчивым мяуканьем приглашая Джима последовать за собой. Для логически мыслящих существ была пора завтракать.
Джим покормил кота, а затем насыпал в чашку готовый сухой завтрак для себя. Он раздумывал, добавить ли туда банан, когда дверь распахнулась и вошел мистер Дэйл.
— Джим? О, хорошо, что ты уже встал. Мне надо рано уехать. Передай Маргарет, что я выпью кофе по дороге и позвоню домой, как только что нибудь узнаю. — Он заколебался, словно собираясь что то добавить.
Джим виновато вертелся между ним и Тиро. Небось снова начнет насчет того, чтобы не кормить «это животное» в доме.
— Вот что, — сказал мистер Дэйл, наблюдая за ним и вовсе не замечая кота.
— Ты не беспокойся. Мы уже все уладили. В случае чего вы с Маргарет уедете в Мэриленд. Тебе там понравится, летом там намного лучше, чем в городе. Ну, пока…
Он исчез, прежде чем Джим успел что нибудь сказать. Итак, значит, действительно они планируют эту поездку в Мэриленд. Джим подумал о своих сбережениях. Хватит ли их на покупку контейнера для кота? Если нет, придется пошарить, не осталось ли бутылок или еще чего нибудь такого. На сей раз он не сможет помочь Элли, ему самому будут очень нужны эти деньги. Он отбросил банан и принялся торопливо жевать овсяные хлопья. Тиро по утрам имеет обыкновение вздремнуть. Отлично. Джим запрет его в одной из внутренних комнат, чтобы он не сбежал и не пришлось потом разыскивать его, если вдруг надо будет срочно собраться.
Может быть, прежде всего следует заглянуть в магазины и узнать, сколько стоит контейнер? Джим жевал все быстрее, торопясь приступить к делу.

5. «Мы отыщем наш дом…»

Ничего ценного в ларе, куда складывали ненужный хлам, за последние дни не появилось. Джим и заглянул то туда больше для очистки совести. Денег у него тоже не прибавилось. Как он и думал, весь его капитал составлял пять долларов. А контейнер мог стоить и вдвое больше.
Элли была рада каждому пятаку, но Джиму нужна была крупная сумма, и притом в ближайшее время. Миссис Дэйл, спустившись вниз перед его уходом, рассказала ему все. Телефонный звонок на рассвете был со сборного пункта офицеров резерва. Мистера Дэйла призывают в армию. Потом миссис Дэйл включила в кухне маленький приемник, и там опять шла речь о тревожных событиях за океаном. Джим, правда, почти не слушал, погруженный в свои раздумья насчет контейнера.
— Сегодня вечером я позвоню Элизабет. — Миссис Дэйл выключила радио, не дослушав известия до конца. Похоже, она была испугана. — Сборы не отнимут у нас много времени. Может быть, мы сможем уехать в тот же день, что и Роберт.
Но она не сказала, когда это будет. Джим не знал, сколько времени у него еще осталось. Ха… пустая бутылка из под кока колы! Возьмем! Только очень уж много нужно таких бутылок, чтобы набрать необходимую сумму…
Джим направился к развалинам. Он не сомневался, что Элли прочесала погреб основательно, но все же решил еще разок туда заглянуть. Он подошел уже к верхней ступеньке, когда услышал звук, вынудивший его остановиться. Сперва ему показалось, что это воет какое то животное, попавшее в беду. Звук доносился со стороны груды пиломатериалов, и Джим поспешил туда.
— Элли! — Он застыл, пораженный.
Она сидела, уронив голову в колени, обхватив их руками. Видны были только ее волосы. И она издавала эти жуткие звуки! А Мер прижималась к ней, терлась о ее плечо и тихонько подвывала.
— Элли, в чем дело?
Наверняка случилось что то ужасное. Джим в испуге коснулся руки девочки.
— Ухо о ди и!.. — Голос звучал сдавленно. Элли дернула плечом, как бы отгоняя и Джима, и Мер.
Может, она заболела? Джим растерянно потоптался. Не позвать ли миссис Дэйл? Но он никогда не говорил Дэйлам об Элли.
— Тебе плохо?
Только тут он заметил лежавший рядом с ней большой узел, перетянутый веревкой и завернутый во что то знакомое. Он пригляделся внимательнее и узнал бабушкино одеяло!
— Элли, — начал он дрогнувшим голосом. Ему очень не хотелось задавать этот вопрос, но он знал, что должен спросить: — Элли, что то случилось с бабушкой?
Она так вздрогнула, словно он ударил ее ножом, и вскинула голову. Он увидел ее мокрые щеки и почти закрытые распухшими веками глаза.
— Бабули нет… — завопила она. — Ее забрали в больницу… А потом… потом доктор сказал миссис Бэгли… сказал, что она умерла… А потом… я просто… я просто сбежала… Собрала свои вещи, — она указала на сверток,
— и убежала, прежде… прежде, чем они пришли за мной! У меня есть доллар. На дорогу этого, понятно, не хватит. Значит, придется нам с Мер подыскать какое нибудь местечко здесь на то время, пока я накоплю денег. Но бабуля… — Губы ее задрожали, слова перешли в вопль. Она ухватилась за Джима, уткнулась головой в его плечо и разрыдалась.
Джим закрыл глаза. К нему внезапно вернулось то его состояние, которое казалось почти забытым. Он словно бы опять был в школе, и его вызвали с урока, чтобы сообщить о том, что случилось с мамой и папой. Сейчас такое же несчастье стряслось с Элли.
Сначала у него возникло поползновение оттолкнуть девочку и бежать, бежать куда глаза глядят, лишь бы не видеть, не слышать, не вспоминать. В один ужасный момент ему хотелось прикрикнуть на Элли, чтобы она заткнулась, чтобы не заставляла его сызнова все переживать.
Но он тут же взял себя в руки. Он слишком хорошо понимал, что сейчас творится в душе у Элли. И он обнял ее, крепко прижал к себе, а Мер терлась о них обоих и негромко мяукала.
Элли шевельнулась, затем выпрямилась, тыльной стороной кисти провела по глазам.
— Так не годится. Бабуля сказала бы: господь дал тебе голову, дитя! Думай! Я должна подумать, где нам с Мер пока что устроиться. А потом мы уедем туда, где нас никакая «благотворительность» не сыщет!
Шмыгая носом, она посмотрела вокруг и потрогала доски.
— Похоже, те, кто сломал дом, не торопятся сюда возвращаться. Может, я могу устроиться прямо тут?
Решительно вздернув подбородок, она принялась перекладывать доски.
— Смотри, их можно разбросать так, будто они случайно свалились, а между ними получилось свободное пространство и даже вроде бы с крышей.
Джим рад был, что она отвлеклась, и охотно стал помогать ей.
Пусть делает что хочет, лишь бы не плакала.
Элли отступила на шаг, оглядывая получившееся сооружение.
— А и правда, как будто доски сами так легли. Хотя сюда никто не заглядывает, но на всякий случай будем осторожны, чтобы со стороны ничего не бросалось в глаза. А теперь проверим…
Она опустилась на четвереньки и, толкая впереди себя узел с вещами, пролезла в образовавшуюся щель. Почти тут же голова ее снова высунулась оттуда.
— Сойдет… пока что сойдет.
— А что, если дождь? И ночью там будет жуткая тьма.
Элли пожала плечами:
— Если пойдет дождь, я подставлю котелок, и у меня будет вода. А темнота… — Она немного заколебалась. — Ничего. Со мной Мер. Говорят, что кошки видят в темноте. Мер предупредит меня, если появится кто нибудь посторонний. Мер — настоящий друг.
Она потянулась к кошке и обняла ее. Мер позволила себя ласкать и прижалась головой к подбородку девочки.
— Скажи, этот твой кот, он разговаривает с тобой… ну, в голове ты вроде бы слышишь, что он хочет тебе сказать?
Джим не понял:
— Что ты имеешь в виду?
Чувствовалось, что Элли говорит совершенно серьезно:
— Ну, понимаешь. Мер иногда так внимательно на меня посмотрит, и я вдруг понимаю, о чем она думает. — Элли опустила кошку и потерла лоб. — У меня никогда раньше не было кошки. Может, все они такие, а?
Джим покачал головой:
— Не знаю.
Разговаривал ли с ним Тиро? Как он узнал имя кота? А в тот раз, когда он тревожился, как получилось, что ему стало вдруг ясно: с Тиро все в порядке, он скоро вернется?
Но мысль о Тиро вернула Джима к его собственным проблемам. Как обеспечить контейнер, раз уж надо ехать в Мэриленд? Хотя теперь возникла еще одна забота: Элли. Джим чувствовал, что не может оставить Элли, бросить ее здесь, на этих грязных досках и с этими ее нереальными планами отыскать место, о котором она знает лишь по рассказам бабушки.
— Слушай, — сказал он, присев на корточки, чтобы быть на одном с ней уровне, — возможно, мне придется уехать. Дэйлы… ну, у которых я живу… в общем мистера Дэйла призывают в армию, а миссис Дэйл хочет уехать в Мэриленд к своей сестре, и я тоже должен буду поехать с ней.
На личике Элли ничего не отразилось.
— Обо мне можешь не беспокоиться! — выпалила она, словно, как и Мер, умела читать мысли. — Я прекрасно сама о себе позабочусь! Мы с Мер отлично устроимся.
— Нет! — резко возразил Джим. — Откуда ты знаешь, не явится ли сюда завтра бульдозер, чтобы перекопать это место? Да и мало ли что может случиться! Быть приемышем не так уж плохо, поверь мне, Элли. Со мной очень добры. — Теперь он готов был признать, что Дэйлы добрые люди.
Но Элли покачала головой:
— Нет, я не согласна иметь дело с «благотворительностью». Они не возьмут Мер…
Кошка сидела напротив них, переводя глаза с одного на другую, точно понимала каждое слово. И у Джима опять возникло это странное ощущение, будто кто то копается в его мозгу. С одной стороны, он понимал, что Элли рассуждает неправильно, а с другой — ему вроде бы подсказывали, что у нее нет выбора.
— Я принесу тебе поесть. Ты завтракала? — спросил он, чтобы пресечь это постороннее вмешательство в его мысли.
— Я съела кусочек хлеба у миссис Бэгли, — призналась она. — Мне в то время совсем не хотелось есть.
— Подожди. Я сейчас что нибудь принесу! — Джим помчался в кухню. Из холла доносился приглушенный расстоянием голос миссис Дэйл — она разговаривала с кем то по телефону. Джим надеялся, что разговор еще некоторое время продлится. Он быстро нарезал хлеб, щедро намазал его ореховой пастой, добавил туда джема. Затем прихватил бутылку кока колы, пачку печенья, не забыл также взять сухой завтрак для кошки. Все это время он прислушивался к голосу миссис Дэйл. Собственно, ему разрешалось в любое время перекусить. От него требовалось только одно: он должен был убрать после себя. Поэтому он быстро сполоснул нож и ложку, вытер их и положил на место. Еду для Элли и Мер он разложил в мешочки, а затем сунул все это в использованную сумку от бакалейщика и выбежал из дому.
Пробираясь к развалинам, он увидел впереди Тиро, которого, должно быть, выпустила миссис Дэйл. Джим окликнул его, но кот, не обернувшись, скрылся в кустах.
Элли сидела на прежнем месте.
— Это все, что я смог пока захватить. Вечером я принесу еще, — пообещал Джим.
— О, сколько тут всего! Это же прелесть! — Одной рукой держа сэндвич, она другой осторожно открыла мешочек с завтраком для кошки. — Мер!.. Ой, куда же она девалась? Минуту назад она была здесь. Ну ничего, поест, когда вернется.
Джим тем временем открыл для нее бутылку кока колы.
— До чего же вкусно! — С сэндвичами Элли расправилась, но печенье сунула обратно в пакет. — Ну и питаетесь вы! Я не помню, когда так хорошо ела…
— Я принесу тебе еще, — повторил Джим свое обещание. Он по прежнему считал план Элли невыполнимым, но спорить с ней было бесполезно. Оставалось надеяться, что одна две ночи, проведенные здесь, заставят ее изменить решение.
Тиро и Мер, сидя в кустах, наблюдали за ними.
— Видишь, — попытался Тиро успокоить приятельницу, ничего с ней не случится. Он о ней позаботится.
— Читал ты сегодня его мысли?
— Нет еще.
— Вот ты и не знаешь. Он должен уехать. Эти люда, с которыми он живет, решили переехать отсюда. Он намерен взять тебя с собой и очень о тебе тревожится.
— Обо мне? — удивился Тиро. — Но…
— Мы с тобой знаем, что причин для этого нет. Но мальчик то не знает. И он полон тревоги.
— Это не моя вина.
— Возможно, брат. Но мальчик очень к тебе привязался. Не будь он человеком, я сказала бы, что ты ему как родной.
— А девочка? — спросил Тиро, не желая верить ее словам.
— Мы с ней как родные.
— Ты не можешь… — начал Тиро, но Мер вскинула на него свои голубые глаза, и было в них что то такое, что он не смог продолжать.
— Ты послал вызов? — спросила она, резко меняя тему.
— Да. У нас уже наберется народу на несколько челночных ездок, — с гордостью ответил Тиро. — Сегодня ночью мы откроем то место, где люди держат бездомных кошек. С несколькими из этих несчастных я легко вошел в контакт. Мы сможем открыть их клетки снаружи.
— Хорошо. Я буду готова.
Мер распрощалась с ним и повернула туда, где была Элли.
Джиму очень не хотелось оставлять Элли одну. Ему повезло: миссис Дэйл, поглощенная своими заботами, среди которых не последнее место занимало будущее Джима, не замечала, что он делает в настоящем. Ему удалось потихоньку отнести Элли окорок, еще сэндвичей с ореховой пастой и бутылку воды, прежде чем его хватились. Миссис Дэйл ожидала его, когда он вернулся.
— Где ты пропадал? — Еще ни разу он не слышал от нее такого резкого тона.
— Во дворе. Искал Тиро.
Это была правда: кот снова исчез. Джим беспокоился все сильнее. Если Тиро и дальше будет так себя вести, его может не оказаться на месте, когда надо будет уезжать. А Джим не думал, чтобы миссис Дэйл согласилась отложить отъезд из за кота. И контейнера все еще не было.
— Джим, некоторые кошки по своей природе бродяги. Они не могут больше нескольких дней жить в одном месте. У Элизабет есть колли. Ты его полюбишь. Не беспокойся о Тиро.
Спорить сейчас не имело смысла. Оставалось надеяться, что кот окажется неподалеку, когда придет время ехать. А тогда, с контейнером или без контейнера, Джим возьмет Тиро с собой. Он не знал, почему Тиро имеет для него такое значение. Он знал лишь, что Тиро ИМЕЕТ для него это значение, что со времени смерти мамы и папы у него не было другой привязанности, кроме Тиро. И еще Элли. О ней он тоже должен позаботиться до своего отъезда. Хватит ли пяти долларов, которые у него есть, чтобы купить ей билет? Но куда? Едва ли на том старом месте, где раньше жила ее бабушка, что то сохранилось. Но Джим знал, что не может уехать, не зная, что будет с Элли.

Тиро и Мер потихоньку крались в темноте. За ними следовали еще пять кошек. Теперь надо было освободить тех, кто сидел взаперти, и переправить всю компанию на корабль.

6. Поиски

Джим проснулся от бурных порывов ветра. Затем послышался шум дождя. Мальчик сел на кровати. Элли! Была гроза, страшная гроза. Джим съежился, когда вслед за сверкнувшей молнией небо словно раскололось прямо у него над головой. Ему показалось, что крыша сейчас рухнет. Нельзя было оставлять сейчас Элли одну под этими старыми, прогнившими досками!
Вздрагивая при каждом новом ударе грома, Джим слез с постели и оделся. Тиро? Тиро тоже отсутствовал!
Где то должен быть фонарик. Не зажигая света, Джим открыл верхний ящик и судорожно пошарил в темноте. Он схватил фонарик и тут же выронил его, невольно зажав уши, когда вновь прогремел гром. Затем, пересилив себя, Джим поднял фонарик и вышел в коридор.
Внизу горел тусклый свет. Значит, мистер Дэйл еще не вернулся. Но дверь спальни была закрыта, и можно было надеяться, что миссис Дэйл спит. Осторожно ступая, Джим спустился вниз.
Даже сквозь толстые стены дома слышно было, какой сильный ливень. Что сейчас с Элли?
Прежде чем пройти в гараж, Джим помедлил у шкафа с верхней одеждой. Он достал свой дождевик, а потом решил все же захватить плащ миссис Дэйл. Элли он, конечно, будет велик, но она сможет в него закутаться.
В гараже шум дождя слышался еще сильнее. Джим посветил фонариком. Тиро, конечно, и здесь не было. Джим отворил гараж, но не сразу решился выйти во двор: снова ярко сверкнула молния и раздался сильнейший удар грома.
Что проку Элли от того, что он стоит здесь? Нет, надо идти!
Впереди была сплошная стена дождя, и свет фонарика не пробивал ее. На улице фонари не горели. Все вокруг настолько изменилось, что Джим не сразу сообразил, в каком направлении двигаться. Он вспомнил только, что в грозу опасно прятаться под деревьями.
Кое как он все же добрался до развалин, опасаясь только на что нибудь налететь или, того хуже, свалиться в открытую дыру погреба. Снова сверкнула молния, но гром на сей раз прогремел с некоторым запозданием и глуше. Это позволяло надеяться, что гроза стихает.
Может, у Элли хватило ума вернуться в Петушиный проулок, когда дождь только еще начинался. Но если нет, Джим должен заставить ее пойти к нему домой.
— Элли?
Элли была здесь. Она завернулась в одеяло, с которого сейчас струями текла вода. Высунувшись оттуда, Элли почему то стала отползать назад.
— Элли!.. Это я — Джим!
Она остановилась, но лицо ее в свете фонарика отнюдь не выразило радости.
— Элли! Ты что? Возьми это. — Он протянул ей плащ миссис Дэйл. — Надень и пойдем! Тебе нельзя здесь оставаться!
— Никуда я не пойду! — Она так решительно затрясла головой, что край одеяла, заменявший ей капюшон, свалился с ее волос.
— Ты сказал кому нибудь, что я здесь? — Элли спросила это так резко, точно швырнула в Джима камень. — Откуда у тебя этот плащ?
— Это плащ миссис Дэйл. Нет, я никому про тебя не говорил — Джим ответил ей так же резко. Он под проливным дождем пришел сюда ради нее, а она ведет себя как последняя дура. Ему захотелось уйти и оставить ее здесь, в этой норе, в которую она снова залезла.
— Ты не можешь оставаться здесь, — все же сказал он. — Ты просто пропадешь…
— А куда мне идти? К тебе? Тогда завтра же утром эта твоя миссис Дэйл позвонит, чтобы меня забрали в приют. Ты этого хочешь? Значит, ты мне не друг!
— Но ты не можешь оставаться здесь! — заорал Джим, теряя терпение. — Ты просто ненормальная!..
Он уже и сам промок, несмотря на свой дождевик. Вода текла по его лицу, заливала за ворот. А в каждом ботинке у него было, казалось, по галлону воды.
— Я могу делать что мне вздумается! — упрямо возразила Элли. — Кто ты такой, чтобы приказывать мне?
— Послушай, никто ничего не узнает. — Джим не мог бросить ее одну и уйти, как бы сильно он на нее ни злился. — Миссис Дэйл спит, а мистер Дэйл еще не вернулся. Они тебя не увидят. Да, а о Мер ты подумала? — вспомнил он вдруг о кошке. — Держу пари, ей неохота мокнуть здесь.
— Мер здесь нет, — ответила Элли. — И это еще одна причина, почему я не могу уйти. Она вернется, а меня не будет. Может, я тогда совсем ее потеряю.
— Возьми по крайней мере это, — почти сдаваясь, Джим протянул ей плащ миссис Дэйл. — Все таки не так промокнешь.
— А что ты скажешь этой леди, когда она завтра хватится своего плаща?
— Что нибудь придумаю… — начал Джим и умолк, кое что заметив. Дождь начал стихать, молнии сверкали реже, гром гремел уже где то очень далеко. Но главное — Джим заметил, что Элли вылезает из своего убежища. Он с облегчением вздохнул. Теперь надо подумать, как затащить ее в дом и спрятать на остаток ночи. А на рассвете он выпустит ее, прежде чем Дэйлы что нибудь заметят. Раз она так боится, чтобы о ней не узнали, он будет считаться с ее желаниями.
Девочка выбралась из под досок и неожиданно рванула из рук Джима плащ вместе с фонариком.
— Эй! Ты что? — Джим попытался отнять фонарик, но Элли уже отскочила. Он кинулся за ней, но поскользнулся и упал на одно колено.
— Я отыщу Мер! Я видела, в каком направлении она скрылась. — Элли махнула фонариком в сторону кустов. — Дождь тогда только еще начинался. Должно быть, она где то там прячется.
— Невозможно в такой темноте отыскать кошку! — запротестовал Джим. — Знаешь, как они умеют прятаться…
— Я смогу отыскать Мер, — все так же упрямо повторила Элли. — Я узнаю, где она. Я ведь говорила тебе. Мер словно бы передает мне свои мысли. Это все равно, как если бы я ее слышала. Вот сейчас она чем то очень встревожена, может, попала в беду. И я должна ее отыскать! — Элли уже влезла в плащ, почти утонув в нем. Но, подпоясавшись, она смогла кое как подтянуть полы и подобрать подол. — Я вынуждена временно взять у тебя этот плащ.
Джим видел, что Элли верит в свой постоянный контакт с кошкой. Может, та действительно попала в беду?
А Тиро где? Джим мысленно представил себе Тиро прячущимся под кустом или под чьим то крыльцом и вдруг отчетливо увидел другую картину: Тиро бежит по улице, а за ним еще несколько кошек. Преследуют они его? Нет, но что то его все же беспокоит. Похоже, он чего то боится. Рекса?.. Может быть, за ним гонится Рекс?
Джим усиленно попытался снова представить себе, где сейчас находится Тиро. Но единственное, что ему удалось, — это почувствовать, что Тиро бежит, подгоняемый тревогой и нетерпением.
Джим отвлекся от мысли о Тиро, увидев, что Элли, светя себе фонариком, двинулась прочь.
— Эй, куда ты? — Джим поспешил следом за ней. Дождь теперь уже едва моросил, но гоняться за кошкой все же не стоило. Не зря ведь говорят, что кошки живучи, что они способны о себе позаботиться. Впрочем, их подстерегает немало опасностей: собаки, автомобили, а вдобавок и люди, специально отлавливающие бродячих животных. Сейчас Джим, как и Элли, чувствовал, что Тиро и Мер в опасности. Но он не имел ни малейшего представления, где их искать.

Гроза никак не входила в планы Тиро. Он тихонько фыркал, сердясь, что приходится бежать по лужам, да еще и мокнуть. Он терпеть этого не мог.
Мер просигнализировала ему, что приняла на борт первую партию кошек. Но ему пришлось повозиться с клетками дольше, чем он рассчитывал. К тому же всего лишь какая нибудь дюжина пленников сумела понять его и вступить с ним в контакт. Трое обнаружили полное понимание и живость реакций. Сейчас вся эта группа следовала за Тиро, однако медленнее, чем хотелось бы: у пяти кошек были котята.
Тиро, как всегда, полагался на свой инстинкт, уверенно отыскивая дорогу. Так они добрались до кустов, за которыми скрывалось судно. Теперь Тиро пропустил всю компанию вперед. Здесь уже вполне можно было ориентироваться на сигналы, которые непрерывно подавала Мер. Так что Тиро из предосторожности теперь замыкал шествие.
Еще две тени, выскользнув из сплошной тьмы, присоединились к ним. Этих привлекла сюда Мер своими призывами. Интересно, подумал Тиро, многие ли еще откликнутся? К сожалению, некоторые родичи сами стали частью этого варварского мира. Они утратили часть природных способностей из за отсутствия правильного обучения и тренировки на протяжении бесчисленного множества поколений, сменившихся за эти проведенные здесь столетия. Но Ка'аты попросту обязаны сделать все, что в их силах, для спасения тех, кого еще можно спасти.
Тиро остановился на миг, чтобы хоть немного облизать свою мокрую шерсть. Ох, только бы скорее все это кончилось. Может, он успеет еще немного соснуть в гараже до того, как люди, живущие вместе с Джимом, затеют утреннюю кутерьму.
Эти люди… Тиро снова лизнул свою шерсть. Похоже, они собираются уезжать. Кое что он слышал, а кое что прочел в мыслях Джима. Иногда мальчик мыслит так ясно, что его можно понять не хуже, чем необученного котенка. Впрочем, это не имеет значения.
Нет, как честный Ка'ат, он должен признать, что это ИМЕЕТ значение. В мальчике есть что то такое… хотя, конечно, Ка'ат не может подружиться с человеком. Но Джим не похож на обычных людей, на таких, о каких говорится в отчетах. Он не эгоистичен, не бездумен, не…
Тиро тряхнул головой, отгоняя опасные мысли. Не о Джиме надо думать, а только исключительно о своем деле. И он бросился догонять кошек.
— Теперь уже недалеко, — сказала Элли, в который раз поправляя мешавший ей плащ. — Мер здесь.
Луч фонарика высветил сплошную стену кустов. Дальше, должно быть, шел парк.
— Погоди! — Джим схватил Элли за руку. Показалось ему или в кустах действительно что то шевелилось? Ветра сейчас не было, отчего же ветки могли шевелиться?
— Мер здесь.
— Ты видела ее?
— Нет. Я просто знаю. — Элли выдернула руку. Несомненно, за этими кустами начинался парк, а парк ночью всегда таит опасность. Джим попытался снова удержать Элли, но она увернулась. В следующую секунду она, согнувшись, стала светить фонариком туда, где Джим только что заметил шевеление.
Между кустами было некое подобие очень узкого туннеля. Фонарик внезапно погас.
— В чем дело? — спросил Джим. — Дай мне. Я попробую исправить.
— Нет. Фонарик в порядке. Но не надо, чтобы они знали о нашем появлении…
— Она уже опустилась на четвереньки и стала продираться сквозь кусты.
«КТО не должен знать об их появлении?» — подумал Джим, но не спросил, чувствуя, что Элли все равно не ответит. Скорее зашипит, как делает Тиро, когда что нибудь ему не по нраву.
— Не подавай голоса. Ты очень шумишь… — Элли оборвала фразу и скрылась в этом подобии туннеля.
Джиму не оставалось ничего другого, как последовать за ней. Сердце его колотилось, во рту пересохло. Но не мог же он оставить Элли одну. Вот и пришлось ползком пробираться по грязи неизвестно куда и зачем.
Туннель петлял, и Джим дважды наткнулся на кусты, оттого что вовремя не заметил поворота. Один раз он сильно расцарапал лицо.
Затем он неожиданно увидел справа от себя светящуюся точку. Это не был фонарь, так как свет был зеленоватый. Джим не сразу смог разглядеть, что там такое: ему мешала Элли. Но потом она пригнулась, и он выглянул из за ее плеча.
На прогалине была какая то странная штука размерами чуть побольше гаража. Впрочем, всю ее Джим рассмотреть не мог, так как свет падал из бокового отверстия, оставляя большую часть сооружения в тени. В это отверстие прыгали кошки, задерживаясь на миг, чтобы соприкоснуться носами с большим черным котом, стоявшим снаружи. Наконец скрылась последняя кошка. Остался только этот кот.
— Тиро!
Кот резко дернулся, уши его затрепетали, глаза сверкнули в тусклом свете, падавшем из отверстия. И в тот же миг Элли выскочила из кустов с криком:
— Мер! О, Мер, я думала, ты потерялась!

7. По закону Ка'атов

Элли была уже на коленях возле отверстия, из которого падал зеленоватый свет. Но Тиро, яростно размахивая хвостом, встал между ней и Мер и сердито зашипел.
Джим остановился, зажал пальцами уши. Но он слышал кота не ушами, голос отдавался у него в голове:
— Ступай прочь!
Мер, не обращая внимания на Тиро, бросилась к Элли, ласково прикоснулась лапкой к ее подбородку.
— Тиро! — Джим был в нерешительности. Тиро смотрел не столько на него, сколько на Мер.
Элли выпустила кошку из объятий и на четвереньках двинулась следом за ней к отверстию, которое теперь светилось ярче.
— Элли! — крикнул Джим. — Куда ты?
Даже не оглянувшись, девочка бросила:
— Я с Мер.
Джим опустился на корточки, приблизил глаза к глазам кота.
— Тиро… что происходит? — Он весь дрожал: кошки не могут читать мысли людей или передавать им собственные мысли. Такое попросту невозможно!
— Я не кот! — последовал решительный мысленный ответ.
Джим моргнул:
— Так кто же ты?
Тиро молча в упор смотрел на него. Растерянность Джима возросла.
— Ты кот, — медленно произнес он. — Но… не простой кот. Может быть, ты… каким то образом ты умеешь без слов беседовать со мной. Тиро, что происходит? Пожалуйста, объясни мне! — дрожащим от страха и волнения голосом умолял мальчик. — Что это за штука и что все эти кошки тут делают?
Тиро властно смотрел на него. А Элли тем временем была уже наполовину внутри этой «штуки».
— Ты расскажешь, — услышал он в голове ответ кота. — Если же сейчас отпустить тебя, ты расскажешь ИМ…
— Я не знаю, что ты имеешь в виду, правда, не знаю, Тиро! Пожалуйста, заставь Элли выйти. Мы уйдем и никому ничего не расскажем…
— Пойдем! — Тиро стал пятиться к двери, по прежнему не спуская глаз с Джима. И Джим против воли последовал за ним, как если бы Тиро тянул его за собой на веревке.
Весь дрожа, мальчик с трудом протиснулся в узкое отверстие. Внутри была всего одна большая комната, и повсюду, прикрепленные ремнями к мягкому полу, лежали кошки. Джим заметил приборную доску. Нет, это был сон — это не могло не быть сном!
— Сюда! — Тиро остановился у свободных ремней. — Ложись! В противоположном конце комнаты Мер, придерживая зубами ремень, помогала Элли пристегнуться. На личике девочки читалось радостное возбуждение.
— Ложись! — еще раз скомандовал Тиро, и Джиму стало не по себе от его резкого тона.
Дрожащими руками мальчик все же кое как пристегнул ремни. Дверь закрылась. Повернув голову, Джим увидел, как Мер, быстро лизнув Элли в щеку, направилась к приборам. Тиро, окинув Джима долгим, внимательным взглядом, последовал за ней.
У Джима вдруг возникло отвратительное ощущение, словно его сейчас раздавят; он почувствовал, как к горлу подступает тошнота, и закрыл глаза. Что то теперь с ними будет? Что их ожидает?..
— Джим!
Мальчик открыл глаза. Странное ощущение не проходило. ГДЕ они находятся?
— Джим!
Он с трудом повернул голову, ожидая, что его вот вот вырвет.
Тиро пристально смотрел на него.
— У нас не было другого выхода. Мы не могли оставить вас после всего, что вы видели. Но… — Тиро не закончил свою мысль, и Джим почувствовал, что кот и сам в нерешительности.
Мальчик и девочка видели что то такое, чего они не должны были видеть. Но ведь Мер совсем по иному встретила Элли, и та добровольно последовала за ней. Так, может, Элли что то известно?
— Элли! — Джим снова повернул голову.
Все кошки, по видимому, спали. Глаза Элли тоже были закрыты. Возможно, и она спала. Она все еще была в мокром и испачканном плаще миссис Дэйл, но такого счастливого лица Джим у нее никогда не видел.
— Что с нами будет, с Элли и со мной? — еле проговорил он. Казалось, он сейчас заплачет.
— Это должны решить.
— Кто? Ты и Мер?
— Нет. — И Тиро повернулся к нему спиной, давая понять, что разговор окончен.
Джим очень старался не уснуть. Он хотел все выяснить, хотел подготовиться к тому, что его ожидает. Но он почувствовал неодолимую сонливость. Глаза его сами собой закрылись.

— Ты нарушила все правила. — Тиро не смотрел на Мер, однако постарался передать ей все свое возмущение.
— Я тут ни при чем. — Мер сохраняла полнейшую невозмутимость. — Девочка оказалась гораздо восприимчивее, чем любой другой человек, о котором мы когда либо слышали. Сегодня она сумела выследить меня. А кроме всего, скажи честно, Тиро, разве ты только потому привел сюда мальчика, что опасаешься, как бы он нас не выдал?.. Они ведь дети — кто им поверил бы?
Тиро был вне себя от негодования:
— Поверили бы им люди или нет, мы все равно лишились бы нашей отличнейшей стоянки. Но что скажут старейшины?..
— Не будем опережать событий. Подождем, послушаем, что они скажут.
Тиро ее не понимал. Казалось, она чем то довольна. Действительно, задание свое они выполнили успешно. Но то, что они захватили с собой двух человек, может свести на нет все их успехи. С чего бы Мер быть довольной? У нее не меньше оснований для беспокойства, чем у него.
Девочка и впрямь обнаружила исключительную восприимчивость: таких показателей не отмечено ни в одном отчете, и, конечно, никто ничего подобного от человека не ожидал. А что касается мальчика… Удалось же Тиро заставить его подняться на судно. Может, между Ка'атами и людьми снова удастся наладить контакт? Нет, это исключено. Время таких контактов давно и безвозвратно миновало…
Тиро подумал о Джиме. Трудно поверить, что такие отношения, какие установились между ними, вообще возможны между человеком и Ка'атом. В свою первую экспедицию на эту планету Тиро встречался со многими людьми, ничуть не сближаясь с ними. По правде говоря, указания на подобную близость, попадавшиеся в чужих отчетах, Тиро склонен был считать скорее фантазией, хотя вообще то Ка'атам не свойственно фантазировать. Джим был одиноким мальчиком, в Тиро он видел друга. Он тревожился о Тиро, заботился о нем, намеревался взять его с собой в поездку. Тиро читал в мыслях Джима многое такое, что и в слова то в сущности не облекалось. И все же ничто полностью не снимет в глазах старейшин вины с Тиро и Мер за совершенный ими проступок.
Джим, еще не вполне проснувшись, попытался приподняться. Скованность своих движений он воспринял как продолжение все того же кошмарного сна. Затем он кое как все же повернулся и посмотрел вокруг. Он увидел, что кошки уже высвобождаются из ремней и спешат к выходу. Элли сидела и возилась с рукавами плаща, стараясь засучить их повыше. Ни Тиро, ни Мер не было видно.
— Элли, — хрипло проговорил Джим, — ты знаешь, где мы находимся?
Она рассмеялась. Это была совсем не та Элли, которую он знал. Казалось, ей все равно, что с нею будет.
— Это вроде самолета, — ответила она не раздумывая. — Только поднимается он гораздо выше, чем обычные самолеты. А сейчас мы прибыли на другой самолет, вроде как бы въехали на том самолете в этот. Может, мы летим на луну! Меня это не волнует! — Она расхохоталась, тряся своими косичками. — Может, на луне гораздо лучше, чем там, где я до сих пор бывала.
Джим сглотнул. Высвободившись из ремней, он с изумлением смотрел на Элли. Она сошла с ума, ОПРЕДЕЛЕННО сошла с ума!
— Ты хочешь сказать, это летающая тарелка? — спросил он.
— Я не знаю, что такое летающая тарелка. Я тебе сказала, где мы. Мер и Тиро привезли нас сюда вместе со всеми этими кошками. Кажется, они специально прилетали к нам, чтобы забрать кошек. Мер говорит, что это их родня. Когда то предки Мер тоже жили вместе с людьми, но потом что то такое случилось, и с тех пор такие, как Тиро и Мер, к нам больше не прилетали. А кошки, которые остались у нас, очень изменились. Некоторые даже не принимают сигналов.
— И все это Мер тебе рассказала?
Элли кивнула.
— А почему им понадобилось забрать кошек?
Впервые счастливое выражение исчезло с лица Элли.
— Кажется, у нас должно стрястись что то страшное, очень страшное. Вот Мер и другие тревожатся о своих родичах и хотят спасти их.
— Что то страшное… — повторил Джим. «Война? — подумал он. — Неужели атомная война?» — Но если они знают об этом, почему бы не предупредить?
Элли кинула на него презрительный взгляд:
— Как? Люди тупы и упрямы. Станут они слушать животных, кошек, например? Люди ведь думают, что они самые умные, что они все знают.
Она была права. Джим не мог с ней не согласиться. От некоторых людей только и слышишь, что они «сами все знают». Можно представить, что было бы, явись вдруг Тиро в Белый дом, чтобы убедить президента не начинать войну! Стал бы президент его слушать! Да и другие, от которых это зависит, станут они слушать кота! Они сочтут СУМАСШЕДШИМ каждого, кто его послушает!
— Мер говорит, мы двое не похожи на других людей. Мы принимаем передачу мыслей, — продолжала Элли. — Вот так я смогла найти Мер.
— Но что нам теперь делать? — вернулся Джим к главной теме. — Тиро сказал, они боятся, чтобы мы не рассказали другим об этом воздушном аппарате или как он там называется. Выходит, теперь они будут держать нас здесь, так, что ли?
— Ну, мне то все равно. Я ничего на Земле не забыла. Я хочу быть вместе с Мер, и мне нравятся приключения. Бабули больше нет. И я не жду на Земле ничего хорошего. А с Мер я не пропаду!
— Хотел бы я все таки знать, что они намерены делать… — Джим отнюдь не разделял ее оптимизма.

— Люди! — У Эйны даже шерсть встала дыбом от возмущения. — Мы не можем иметь ничего общего с людьми! Вы должны немедленно стереть у них эти воспоминания и вернуть…
— Я рекомендую девочку и ручаюсь за нее!
Никто не нарушил тишины, но все почувствовали, как сразу накалилась атмосфера. Эйна и Фледи ошеломленно уставились на Мер.
— По праву, данному каждому нашим древним Законом, я рекомендую девочку. — Мер была совершенно невозмутима. Гнев старейшин не произвел на нее ни малейшего впечатления. — Этот обычай зафиксирован и в нашей истории.
— Человек не поддается воспитанию, — сухо констатировал Фледи.
— У меня с этой девочкой полный контакт. Она еще совсем ребенок. Даже НАШИ малыши нуждаются в обучении. Раз с ней возможен контакт, значит, она обучаема. Разве это не логично? А мы так гордимся своей логикой!
— Ты отдаешь себе отчет в значении такой рекомендации, сестра? Ты, и только ты, будешь отвечать за девочку. Все ее поступки будут считаться твоими поступками. Если она не оправдает оказанного ей доверия, значит, и ты его не оправдаешь. Тогда ты будешь изгнана из нашего общества, — со всей торжественностью напомнила ей Эйна. — Подумай хорошенько, сестра, прежде чем принять на себя эту величайшую ответственность.
— Я все это знаю. Но по духу она стала мне родной, и я не могу бросить ее теперь на произвол судьбы, не могу допустить, чтобы она разделила страшную участь, уготованную человечеству.
— А мальчик? — задал вопрос Фледи. Он глядел мимо Мер, на Тиро. Все ждали.
Тиро в этот момент забыл о логике. Он сам чувствовал, что рассуждает почти по человечески. Мер своим легкомыслием втянула его в эту авантюру. Он вовсе не намеревался вот так рекомендовать Джима. Да, мальчик подает некоторые надежды. Однако поручиться за него перед всеми, принять на себя такую страшную ответственность… Рассуждая логически, следовало согласиться стереть эти события из памяти мальчика, в следующую поездку вернуть его на Землю и забыть о нем. Разумнее всего было поступить именно так. Но… он не мог. Если он не последует сейчас примеру своей напарницы, он никогда уже не будет чувствовать себя прежним Тиро. У него попросту нет другого выхода. Он должен сделать то же, что и Мер. А затем навсегда сродниться с Джимом. Остается только надеяться, что мальчик окажется обучаем не хуже, чем котята.
— Я рекомендую мальчика, — заявил он и добавил, что принимает на себя всю ответственность, связанную с такой рекомендацией. Странным образом он почувствовал, что после этого заявления стал совершенно нелогично счастлив.

Элли рассмеялась, и Джим, рассматривавший в это время приборную доску, обернулся.
— Все в порядке! Мер и Тиро объявили, что мы можем остаться с ними!
— Откуда ты… — начал Джим и в ту же минуту сам почувствовал полную уверенность: Тиро… Тиро хочет, чтобы он остался, Тиро этого ХОЧЕТ!
Джим сел на пол. Теперь, когда решение было принято, он начал испытывать то же чувство облегчения, что и Элли. На Земле у него после гибели мамы и папы не осталось ни одной родной души. А здесь его ожидали всевозможные приключения. Он и Тиро, Элли и Мер — они будут все вместе, как родные. И что бы ни ждало его впереди, он никогда не будет одинок. Он больше… Он посмотрел на дверь. Сейчас появится Тиро. Все теперь хорошо, и отныне все всегда будет хорошо.


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru