логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Нортон Андрэ. Да здравствует лорд Кор!

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Андрэ Мэри Нортон
Да здравствует лорд Кор!


ПРОЛОГ

Когда в 3450 году (по старому земному исчислению) Эл Зим сделал важное открытие, давшее возможность путешествовать во времени, начались долгие споры об опасности вмешательства в прошлое. Были приняты строгие меры, чтобы предотвратить беспорядочные исследования, хотя Зим и его помощники обещали быть предельно осторожными.
Около 3465 года в бюрократической системе службы наблюдения твердо поддерживали контроль за отбором работников и их обучением. Вмешательство допускалось, даже разрешалось, «в случае необходимости», но только не на планетах, включенных во внутреннюю систему, благодаря наличию влиятельных кругов.
На некоторых планетах, открытых в постоянно расширяющемся пространстве поиска, история приняла мрачный оборот. Такие миры были объявлены открытыми «для общего блага» и организовывалось Бюро Изучения и Воздействия во Времени.
Некоторого ослепления, вызванного удачными визитами в прошлое мертвых миров, было достаточно для укрепления этого Бюро. И даже самые осторожные и консервативные люди не могли отказываться от столь разрекламированной выгоды. Конечно, были и неудачи, но о них в основном упоминалось только в секретных отчетах, заботливо проглоченных компьютером Центрального Управления под неразглашаемым кодом.
К 3500 году вся операция была достаточно усовершенствована, чтобы более или менее гладко следовать информации, получаемой от ЦАТ, главного компьютера, у которого, однако, обнаружились пределы. Но люди не мащины: случались провалы, и поэтому был создан второй отборный корпус, способный извлечь победу даже из поражения.

1

— Что это за отговорка — ошибка компьютера? — фыркнул Грид Трапнел. — Конечно, имея капельку воображения, можно подумать, что это от небольшой перегрузки. Взгляните, на этих листах опять знак неправильного перемещения — знак недостатка местных данных, получаемых от группы обследования.
Контролер Годдард из Пятого Отряда никогда не умел проявлять эмоции. Говорили — и младшие служащие иной раз верили этому — что Годдард — всегда лишь придаток электронного мозга компьютера ЦАТ. Теперь он не поднимал глаз от телевизионного экрана.
В помещение Годдарда просто так не заходили, он тщательно культивировал искусство доставлять неудобства посетителям, так что они не задерживались у него и не тратили зря его драгоценное время. Только Трапнел развалился, насколько позволяло жесткое кресло, и его сапоги оставляли пыльный след на приглушенной зелени ковра.
Грид Трапнел был одет далеко не по форме: сапоги изношены, мешковатые брюки в пятнах. Рубашка, стянутая широким поясом с металлическим украшением, совсем истрепалась, о чем свидетельствовали остатки рукавов на проймах. Загорелые дочерна руки были голы. Он с явным удовольствием глядел на болтающиеся лохмотья, поскольку в его расчеты не входило нравиться Годдарду.
— Недостаточная местная информация, — лениво повторил он. — Так и должно быть. Они не пользовались ей для… — он протянул руки, подсчитывая на пальцах, — по крайней мере для четырех последних заходов… — И добавил: — Я заверил лист.
Такое упоминание не могла пойти ему на пользу, но, по крайней мере, зарегистрировалось на пленке, включенной Годдардом.
Годдард взглянул на него бесцветными глазами и заговорил голосом, в котором было достаточно металлической гнусавости, чтобы напоминать робота:
— Оправдание фальсифицированного рапорта.
Трапнел вскочил как от толчка.
— Не верю я этому! — Он хлопнул себя по коленке, подняв тучу пыли. — Не может быть, чтобы они такое допустили!
— У них не было выбора.
Есть ли хоть какое нибудь чувство в глазах Годдарда? Он мог радоваться, что Передний Пост допустил ошибку — тот самый высокомерный Пост, который требовал от людей Годдарда подборки документов, но никогда открыто не признавал их помощи и вообще еле еле мирился с их существованием.
Трапнел был слегка возбужден: на большее он не мог рассчитывать, когда Годдард отозвал его из заслуженного отпуска. Никогда не бывало, чтобы первый отдел допустил ошибку.
Годдард бросил взгляд на экран и прогнусавил:
— Валлек.
Это слово ничего не говорило Трапнелу, но на экране появилась картина. Они видели блестяще расцвеченный пейзаж. На переднем плане вытянулся город: стены, башни, поля с неправдоподобно зеленой растительностью — все сияло золотым блеском. И архитектура города была чужая.
Трапнел быстро оценил и отметил сцену.
Город сменился новой панорамой: пустынная местность. Небо — золотое, сгущающееся до оранжевого, земля внизу — коричневая. Растительности никакой — растрескавшаяся почва и торчавшие из нее гребни скал. На горизонте — горная цепь.
Изображение пустыни сдвинулось к одной из гор. Склон пересекал утес, украшенный резьбой, инкрустацией из металла и драгоценными камнями, так что он сверкал под желтым небом.
— Храм Орма, — указал Годдард.
Затем были другие сцены, среди них расселина, где каменные стены были украшены фресками. Пока они внимательно смотрели передачу, Годдард снабжал ее короткими замечаниями.
Наконец он выключил обозрение.
— Таково положение. Валлек сегодня лежит в точке Шестого сектора — но это радиоактивный пепел.
— «Н» — война? Я не понимаю. Это выглядело на уровне феодальной цивилизации.
— Ты видел в расщепленном времени, — ответил Годдард. — С того времени будущее становится сомнительным. Короче говоря, с этого времени жрецами Червя была объявлена священная Война — их оракул сделал пророчество, которое помогло разбить Кор Кинга города Ланаскол. Через 10 лет их теократия распалась, уступив дорогу завоевателю с юга. Он основал направление, из которого лет через двести развилась технократия. Через пятьсот лет она превратила Валлек в пепел. Жрецы Червя не начнут этой войны — если мы поможем.
— Как мы будем действовать? Через оракула? Но дело в том, что их оракул — всегда дурак и никогда долго не живет. Когда он умирает, жрецы приступают к поискам, которые всегда идут вокруг Валлека. Они должны найти ребенка идиота, мужского пола, родившегося как раз в момент смерти оракула. Ребенок обязательно должен быть полностью безмозглым…
— Но должен же он выговаривать слова, которые ему подскажет какой нибудь жрец…
— Вроде бы да, — согласился Годдард, — но лучразведчик открыл, что это не так. Когда жрецам нужно пророчество, они сажают оракула в кресло, глядеть на так называемого «Гуляющего Червя» и оставляют там на ночь. Когда они приходят за ним, он говорит отличным, разумным языком — хотя обычно издает нечленораздельные звуки. Вход к «Гуляющему Червю» строго охраняется, так что мы не можем разоблачить мошенничество. Но ЦАТ сказал, что дело тут не только во вмешательстве какого либо жреца. И сейчас он, оракул, не должен дать никакого военного пророчества.
— А как мы можем быть уверены, что наш южный завоеватель, в конце концов, так или иначе не возьмет верх?
— ЦАТ сказал — нет. Если Ланаскол будет продолжать существовать, как сильная власть, развитие высокой цивилизации пойдет совершенно другим путем. Понятно ли тебе преимущество оракула идиота?
— Вы думаете, им занимались? Вполне достаточно простых звуков. Может, его заменяли?
— Это тебе и придется выяснить. ЦАТ сказал, что в него вложили неправильную информацию, и наш человек никогда не вернется.
— Но… Трапнел вздрогнул.
— Вот именно — но! Это раскрылось только тогда, когда ЦАТ выдал официальную еженедельную сводку. Поднялась тревога, и мы нашли искаженную пленку.
— Легко выяснить, кто имел доступ…
— Искажение было на обратной стороне разведывательных пленок, — так сообщил ЦАТ.
— Здорово! У нас там есть постоянный агент?
— Естественно. ЦАТ начал проверку в этом направлении. Ясно, что вмешался кто то еще.
— Но этого же не может быть!
Трапнел чувствовал себя так, как если бы зеленый ковер под его ногами вдруг обругал его. Он всю жизнь верил фактам…
— Мы нажали на ЦАТ, чтобы он ответил. Он не сказал ни да, ни нет, а сослался на недостаток информации. Так что перед нами два варианта: первый — в нашей Службе есть изменник, второй — что мы просто ничего не можем сделать на этой линии. В конце концов, Галактика слишком велика для любой империи, конфедерации или еще чего нибудь в этом роде. Здесь запросто может быть и другая Служба. До сих пор нам везло, мы с такими не встречались.
— Но зачем исказили рапорт?
— Могло быть несколько причин: мы можем быть под наблюдением, мы желаем спасти Валлек, а другие, может быть, не хотят этого, и могут подставить нам ногу, чтобы испытать нас.
— Хорошенькое блюдо вы мне подали! — кисло прокомментировал Трапнел.
— Итак, я разыгрываю оракула и попутно стараюсь открыть, кто не хочет меня там видеть. Кстати, есть у первого отдела сведения о том, что случилось с их человеком?
— Нет еще. Постоянный агент встревожен. Видишь ли, дело очень срочное. Они ждут тебя для инструктажа. У тебя есть только пять планетных дней до того, как ты предположительно станешь пророчествовать, а это обязательно должно произойти.
— Они всегда там, когда мы приходим?
— Мы тоже не были с тех пор, как они запарились. Не забудь, оплата двойная.
— Как будто я могу забыть! — ответил Трапнел и вышел.
Лежа в камере передатчике в плотно сжимающем голову шлеме, ожидая, когда техники дадут готовность, Трапнел удивился, почему он до сих пор здесь работает. Он устал. Уволиться он мог в любое время. Сколько жизней он прожил? Не сосчитать. И почти все они прошли в опасности. Дважды он бывал даже убит, но техники успели вовремя вытащить и спасти. А сколько раз занятое им тело подвергалось пыткам, увечьям и прочим напастям! Кроме того, всегда было одно условие: он мог быть помещен только в тело почти полного идиота, что означало осложнения при транспортации. Поэтому постоянные агенты на местах пользовались своей техникой, чтобы принимать и поддерживать человека действия. У них не было никакой надежды на возвращение. Он, по крайней мере, хоть не был в такой постоянной ссылке.
Как всегда, он до последней минуты страдал от желания сбросить шлем и закричать, что отказывается идти. А потом техник повернул выключатель.
Пробуждение от транспортации было всегда страшным. Некоторое время жертва чувствовала жуткую дезориентацию. И Трапнел терпеть не мог открывать глаза в новой обстановке и осматривать свое новое тело. Но отсрочки не предоставлялось, и он силой заставлял себя смотреть.
Он уставился вверх, на складки не то полога, не то балдахина. Они были не того живого цвета, который ассоциировался с этим миром, а отливали темноперламутровым радужным мерцанием. Поворот головы — и он увидел свет желтого неба в окне. Окно было затянуто изящно сплетенной сеткой. По бокам висели шторы такого же перламутрового цвета, что и балдахин.
Его руки скользили по шелковистой поверхности. По видимому, он лежал на богатой постели. Он рискнул приподняться на локтях и увидел, что в складках постели были металлические кольца, из которых выходили цепи, скрывающиеся под простынями. Он отбросил простыню в сторону. Его лодыжки были прикованы. Пленник!
Возможно, этот оракул был не в состоянии вести растительную жизнь. Видимо, он, наоборот, был подвижным, несдержанным и склонным убегать. Решетка на окне, наверное, была дополнительным барьером. Трапнелу предстояло играть роль, которая автоматически должна была начаться в ближайшее время, и он оглядел свои оковы. Инструкция должна была это предвидеть.
Он попытался определить длину цепей и, когда задвигался, они слабо и мелодично звякнули. Он оглядел свое тело. Он полагал, что оно маленькое и слабое или жирное, нездоровое. Но оказалось, что его ноги, как и все остальное, были сухими, мускулистыми, кожа загорелая. На бедре был сморщенный, давно заживший шрам, теперь едва напоминавший о ране.
Он пробежал кончиками пальцев по лицу и нашел второй шрам под левым глазом, причем свежий. Странно, если этот человек был идиотом, с детства опекаемый жрецами, откуда у него могли быть подобные шрамы?
От его движений цепи зазвенели. К занавескам балдахина подошел человек. На нем не было красной одежды, которую, как говорилось в инструкции, носили жрецы. Когда Трапнел взглянул на подошедшего, инструктаж должен был включиться, но этого не произошло.
Трудно судить о возрасте человека другой расы, но, похоже, новоприбывший был средних лет. На нем были сапоги, выше — кожаные краги, широкая, с длинными рукавами и высоким воротником туника, без видимых застежек, тусклого темно синего цвета. На груди был вышит серебром символ, в отдельных частях узора сверкали драгоценные камни.
На поясе из серебряных звеньев висела кобура с оружием в виде жезла. Человек явно понимал толк в сражениях. Его кожа была красно коричневая, волосы, видимо, черные, но когда он прошел мимо окна, они на свет казались темно рыжими.
Трапнел уставился на вошедшего, обеспокоенный недостатком своей реакции. Впервые передатчик даже не дал ему приготовиться к намеченной роли, он просто не имел представления, как ему здесь держаться.
Может, передатчик ошибся, и он попал не туда… Он должен был быть очень осторожен до тех пор, пока не включится его инструктаж, или пока он сам не узнает, что произошло.
Человек, как бы узнав Трапнела, воскликнул:
— Лорд Кор! — голос был резким, возбужденным. — Твой разум восстал из тьмы!
Лорд Кор — Кор Кинг? Значит, он в Ланскоре, а не в Храме Орма! Ясно, что он был не там, где предполагал, и не тем. Он поднес руку к голове, не зная, зачем.
— Болит ли еще твоя рана, Лорд Кор? Это и в самом деле должен быть болезненный рубец от тяжелого удара, — подумал Трапнел.
Рана в голову. При обмене тел субъективные ощущения отсутствовали. Значит, он попал в тело, которое превратилось в тело идиота из за раны в голову? Если так — что ж, тогда у него, возможно, есть шанс. Конечно, это могло быть логическим объяснением ошибки, но почему же он все таки не добрался до оракула?
— Болит… немного, — пробормотал он. — Я… я не могу вспомнить… — Дать им такое объяснение и пользоваться им как плащом — больше ничего не оставалось.
— Похоже, что у тебя треснул череп, Лорд Кор, — заверил тот. — Ты блуждал во тьме много дней, не узнавал ни Кор Кинга, твоего отца, ни Леди Яракому, самую близкую тебе. Тебя кормили с ложечки, и ты был слаб, как грудной младенец. А потом — когда ты начал бредить, — он показал головой,
— ты мог бы нанести себе вред, если бы мы…
— Если бы мы — что, Джирант? — позади человека появился второй. На его зеленой тунике не было символа. На нем был белый плащ без рукавов, с прорезями для рук. Края плаща были расшиты странными красными знаками.
Инструктаж Трапнела наконец то сработал: второй человек был врач или один из ученых Валлека. Человек обошел Джиранта, приблизился к Трапнелу, сжал его запястье и пристально посмотрел в его глаза.
— Хорошо, — сказал он, помолчав, и мягко ощупал заживающий шрам. — Лучше, чем мы могли надеяться, Лорд Кор, — быстро высказал он свое мнение.
— Скажи, что ты помнишь.
Трапнел покачал головой:
— Ничего. Я даже не помню ни твоего имени, ни его, — он показал на человека в синем.
Последний хотел было заговорить, но врач спокойно махнул ему рукой.
— Некоторых трудностей надо было ожидать. Хорошо уже то, что ты хоть пришел в себя. В дальнейшем, возможно, память вернется, хотя бы частично. Для этого достаточно поговорить с тобой о прошлом — любой с удовольствием это сделает, — он смотрел очень спокойно, как будто последнее его замечание имело какой то особый смысл.
— Ты, — он показал на Трапнела, — Лорд Кор Кенрик, второй сын Кор Кинга Герноута. Три месяца назад ты был в Вардене на юге в команде пограничной стражи. Кевин атаковал вас, и после битвы приближенные нашли тебя умирающим. Джирант старался сохранить твою жизнь до того, как сможет отвезти тебя домой, в Ланаскол. В твоем черепе была дыра, достаточная для того, чтобы мозг вытек наружу, и все это время твои действия показывали, что так оно и случилось.
Его слова содержали мало уважения. Если Лорд Кор был выше его рангом, то этот врач был не слишком вежлив. И Трапнел Кенрик, который должен был думать о себе как о Кенрике, нашел резкость ученого бодрящей.
— А кто ты?
— Аттикус, лекарь. Ты часто будешь видеть меня, куда чаще, чем до ранения, — он повернулся к Джиранту, — не лучше ли возвестить Кор Кинга о том, что Лорд Кор пришел в сознание?
— Конечно! — Джирант поспешно вышел. Аттикус, казалось, прислушивался к шагам за дверью, а затем снова взглянул на своего пациента.
— Имей в виду, не все будут довольны, что твой разум прояснился снова.
Ну и попал же я, — подумал Трапнел. — Похоже, здесь тоже какая то заваруха!
Но он надеялся получить какую то помощь от Аттикуса.
— И кто они? — торопливо спросил он.
— Главная — Леди Яракома. — Аттикус сделал паузу, следя за эффектом своих слов. Видя, что его пациент не узнал этого имени, он нахмурился. — Если ты не можешь вспомнить ее, то ты на самом деле плывешь по течению, Лорд Кор.
— Я не помню. Расскажи.
— Она главная наложница твоего брата Фолкварда, старшего сына твоего отца. Она хотела последовать старинному обычаю и обеспечить родословную, забравшись и в твою постель. Но ты отказался. Она боится, что ты возьмешь другую наложницу и таким образом подвергнешь опасности наследство ее господина. Останься ты без разума — и этот страх недолго держал бы ее. И есть здесь такие, что хотели бы возвыситься, если бы она стала единственной супругой принцев. Таким образом, она главная в оплоте, желающем тебе болезни…
— А вне этого оплота?
Врач пожал плечами.
— Так как Пограничный Варден единственный, кто против всякого союза с Кевином, есть много таких, кто желает тебе всего, кроме здоровья.
— Так что здесь придется бороться с неприятностями.
— Именно, Лорд Кор. Мы живем в тревожное время. Хотя, собственно говоря, любое время имеет свои тревоги и заботы для тех, кто живет в нем. Кевин движется на юг, ее глаза устремлены на Ланаскол, который она хотела бы смести со своего пути. И говорят, жрецы Червя кричат о каком то страшном пророчестве. Они надеются, что этот взлелеянный ими дурацкий голос веско выскажется за гибель людей и народов.
Трапнел ухватился за эти слова:
— Новое пророчество? Когда, по их мнению, оно будет произнесено?
— В течение пяти дней. Они отправили посла к Кор Кингу с предложением приехать и послушать. Однако он не решается ответить на их приглашение.
— Я бы сказал — на их приказ. Надменность жрецов растет вместе с их значительностью, с тех пор, как Пираты Дунта стали уважать и платить им дань. Будь я жрецом Червя, я бы глядел получше за всяким даром, предлагаемым Пиратами, чтобы кровь, капающая с этих даров, не запятнала их рук. И я спросил бы себя, почему у кого то вдруг появляется нужда в Черве. В кривых телах Пиратов нет благочестия. Еще одно беспокойство для Кор Кинга.
Трапнел кивнул, не зная, что сказать.
— Это хорошо, Лорд Кор, — сказал врач, что сын, на которого он может положиться, опять способен встать за его спиной. Ты не мог очнуться более своевременно: Кор Кинг не должен соглашаться лезть в нору Червя.
— У тебя очень откровенная речь, Аттикус. Врач мрачно улыбнулся.
— Скажи мне спасибо, Лорд Кор. Я доказал свою правоту, говоря открыто, и буду впредь так делать. Дверь открылась, и вошел Джирант.
— Кор Кинг и Леди Яракома, — возвестил он.

2

Ночью светили три луны, Лорд Кор вцепился в ограду балкона и смотрел на город. Насколько он помнил из своей неудачной инструкции, в этой неразберихе была надежная помощь: здесь был постоянный агент. Проблема заключалась в том, чтобы найти его. Будучи Лордом Кором, только что вставшим со смертного одра, когда все думали, что ему не поправиться, Трапнел полагал, что его не отпустят на поиски одного. Он боялся, что Аттикус следит за ним — для его же, Лорда Кора, блага. Но ему нельзя было тратить время: в течение пяти дней оракул даст сигнал к восстанию, которое станет концом всего, что лежало теперь перед ним.
Значит, надо действовать немедленно, этой же ночью, хотя легко сбиться с дороги и встревожить какого нибудь стражника. Он раздумывал, по какую сторону здания ему выйти, и теперь изучал дорогу. Балкон, на котором он стоял, был одним из трех на одном уровне. Он уже обшарил гардероб Лорда Кора и надел самую неприметную одежду, какую только мог найти. Сапоги он связал и повесил на шею.
Добраться до следующего балкона было непросто. Стиснув зубы, он прыгнул и ухватился за перила. Подтянувшись, он нашел опору для ног. Тут ему помогли не только его прежние тренировки, но и то обстоятельство, что его новое тело было сильным.
Остальное было уже легко. Резьба на арке балкона послужила лестницей. Очутившись на мостовой, он огляделся кругом. Тусклый свет шел от окна третьего балкона, но его собственное и то, что находилось под аркой, были темными.
Он не опасался встретить тут часового. Он перелез через запертые церемониальные ворота для торжественных выходов, не увидел никого и заскользил по улице вдоль глухой стены — на эту улицу окна не могли выходить — это считалось бы оскорблением правителя.
Дойдя до магистрали, Трапнел — теперь полностью считавший себя Кенриком и называющий себя так — пошел, подражая походке других прохожих. Местная мода — носить ночью плащ с капюшоном — благоприятствовала ему. Его нетерпение было так велико, что он еле сдерживался, чтобы не бежать. Так мало времени! Он должен сообщить, что произошла ошибка, и тогда останется шанс, что если он доберется до оракула, то, в конце концов, завершит дело, для которого послан. В прошлом были случаи, когда посланный оказывался в таких обстоятельствах, что посреднику приходилось добираться до него. Конечно, в этих случаях действия посредника были предусмотрены ЦАТом… Он оставил размышления и заторопился вперед, к своей прямой цели.
В этот час прохожих было мало, но ему дважды пришлось нырнуть в подъезд и ждать, пока пройдет стража. Затем он добрался до бокового тупика, и тут сработала часть его инструктажа: мимо двух дверей, под тень навеса. Он быстро дошел до места, ощупал стену. Поблизости не было фонаря. Он наткнулся пальцем на указанный паз, провел по нему до кнопки и трижды нажал. Послышался слабый звонок, он прижался к двери. Кто то шел по переулку, стараясь не производить шума. Кто? Другой агент? Кто то выслеживающий? Кенрик внезапно вспомнил женщину, приходившую с Кор Кингом в его комнату. Он встречался во многих мирах с этим типом женщин, пользующихся своим телом, как оружием. Аттикас был прав: Леди Яракома боялась. Она прекрасно играла свою роль, надеясь легко завоевать только что поправившегося Лорда Кора. Если она следит за ним…
Его рука лежала на пруте в кобуре. Он не знал принципа действия этого оружия, но понял, что нажим кнопки освобождает какую то форму атаки.
Слабый звук, встревоживший его, не повторился. Он не видел ничего, кроме нескольких деревьев вдоль переулка. Почему никто не отвечает на звонок? Левой рукой он ощупал дверь позади себя, правой держал оружие. Может, позвонить еще раз?
Как раз в эту минуту дверь бесшумно открылась.
— Семь девять два.
— Одиннадцать девять три, — донеслось до него из темноты. Чьи то пальцы схватили его за руку, и он вошел. Дверь закрылась.
Его потянули вперед, он шел, все еще не убирая оружия в кобуру. Рядом слышалось шуршание ткани. Скоро он оказался в маленькой слабо освещенной комнате. Стены были увешаны длинными полосами ткани, видимо, маскирующими какой то вход. Ткань была черная, как ночь, с вытканными серебряными рунами. Комната освещалась шаром на подставке, стоящей точно в центре комнаты. Два стола из черного дерева стояли друг против друга по обеим сторонам лампы. Обо всем говорилось в его инструкции, и он тут же узнал женщину, что привела его сюда. Она была молодой, высокой, скорее худощавой, с овальным лицом и четкими чертами. Кожа была красно коричневой, как у людей Ланаскола, распущенные волосы темно рыжими. На ее черном платье были такие же серебряные оккультные знаки, как и на занавесях. Руки были в черных перчатках, пальцы которых заканчивались вышитыми серебром когтевидными ногтями.
— Николь, — сказал он.
— Правильно, — ответила она тихим контральто. — Но кто ты, одетый под Лорда Кор Кенрика? Ты не тот, кому я могу дать убежище и провести через потайную дверь. Кроме того, меня не предупредили о твоем приходе.
Он расстегнул ворот плаща.
— Что то произошло. Я был послан заменить оракула в Храме Орма, а очутился в этом теле.
Она пристально посмотрела на него длинными поднимающимися к вискам глазами.
— Я должна верить тебе, так как здесь есть чем проверить твой рассказ, и это приспособление не отрицает твоих слов. Но раньше никогда не было, чтобы посыл так заканчивался.
— Здесь был другой агент — из Первого отдела. Мы не получили от него ни слова.
— Правильно, но я ничего сказать тебе не могу. Я не могла следить за ним в Храме, он закрыт для женщин, и жрецы охраняют его куда основательнее, чем можно себе представить, зная этот противный мир. Мне приходится действовать обходными путями, в основном через это, — она показала на шар. — Я знаю многое только от него. Сейчас в Храме собирается много чужих. Даже Пираты из Дупта. Тот, с кем я мысленно контактирую, — впрочем, он думает, что это он видит во сне, — дает очень краткие ответы. Жена прислужника при Храме приходила ко мне за предсказанием. Она — подходящий объект для зондирования во сне, но мало что знает. Однако я знаю, что у жрецов есть близкие друзья, готовые к перевороту. Их первая мишень — человек, тело которого ты носишь, а вторая — сам Кор Кинг. Я тщательно проверила слухи. И я уверена, что Лорд Кор Кенрик стал жертвой не какого то там меча Кевин, а удара предателя. Я предупредила лекаря Аттикуса о леди Яракома. Но этот клубок интриг не помог мне добраться до оракула… — Она положила руки в странных перчатках на шар, почти закрыв его. — Ты думаешь, что сможешь сделать замещение, если встретишься с ним?
— Такое случалось. Но у меня есть идея: что если я открыто приду в Храм Орма? У меня будет шанс увидеть оракула, поскольку они приглашали Кор Кинга. Если я опоздаю, этим планом не будут больше пользоваться.
— Но Храм Орма охраняется. Твоя задача будет нелегка, — кивнула она.
— Осталось всего несколько дней, Николь.
— Мы…
Кенрик так никогда и не услышал, что она собиралась сказать. Он откинулся назад, хватаясь за ткань на стене. Кенрик упал и увидел, что Николь тоже как то смеялась. Его последней мыслью было, что они подверглись неизвестной мозговой атаке.
Сознание возвращалось медленно, как будто человека вырвали из глубокого сна и теперь требуют решить задачу, пока он еще не очухался. Кенрик встревожился, почувствовав боль, когда его избитое тело перекатывалось туда сюда по неустойчивой поверхности, поднимающейся и опускающейся. В ушах шумело. Когда он попытался встать, он почувствовал, что его руки и ноги связаны. Для гарантии узлы соединялись дополнительной веревкой. На голову был надет мешок, исполняющий обязанности повязки на глазах и кляпа.
Кенрик заставил себя вспомнить: он был у агента Николь, и их обоих ударило, как будто излучение Стоннера проникло в мозг… Но такое оружие здесь неизвестно, оно существует далеко в будущем! Личность передать можно: Служба занималась этим много лет. Хотя такая замена была сложной операцией, лучиразведчики справлялись с этим относительно просто. Но передавать оружие — это невозможно! Разве что Годдард решил проверить свои предположения о какой то параллельной силе… с разрешения Службы.
Но если такое оружие можно транспортировать, тогда, значит, они здорово опередили ЦАТ. Кенрик нашел эту мысль достаточно пугающей.
Николь упоминала о сборищах чужих в Храме Орма: не было ли среди них путешественников из другого времени и пространства? Возможно, они обнаружили появление Кенрика. Глупо недооценивать противника.
Участвовала ли Яракома в какой то интриге, которую они поощряли? Она даже могла быть посланной ими, как Николь — Службой. Но какой толк размышлять сейчас? Он напрягся, оценивая прочность пут. Они оказались тугими и прочными. Он никак не мог придумать, с помощью какой хитрости можно освободиться. Мешок на его голове частично просвечивал и можно было определить, что сейчас день. Кенрику было жарко, как под палящим солнцем, и он мечтал о воде. Поверхность над ним наклонилась вперед.
Он сполз вниз и ударился о стенку. Послышались приглушенные крики, по ним и по последующей тряске он сделал вывод, что везший это экипаж вышел из под контроля.
Внезапно он почувствовал под собой что то мягкое, что то, что яростно вертелось, пытаясь скинуть его с себя. Затем повозка затряслась, загрохотала, и, наконец, резко остановилась.
Он услышал глухой стон. Николь? Он попытался откатиться, но кто то толкнул его и вцепился в его плечи. Он завертелся на неровной поверхности, засаживая в руки занозы, и скатился на землю. Мешок, закрывавший его лицо, заскрипел по гравию. От неожиданного падения у него захватило дыхание.
Он задыхался, но чьи то руки взяли его под мышки, проволокли по гравию и, наконец, прислонили в полусидячем положении к камню. Связанные ноги судорожно скорчились. Камень излучал тепло. У его горла зашевелились пальцы, мешок слетел, и Кенрик чуть не ослеп от пылающего солнца. Сощурившись, он увидел троих мужчин в грубой одежде. Кругом лежал рыжий песок, как видно, это была пустыня. Мерцание жаркого воздуха походило на то, что показывал ему Годдард на обзорном экране.
Один из троих сунул пальцы в рот и пронзительно свистнул. Ему ответили тем же манером откуда то поблизости. Тем временем Кенрик повернул голову и увидел черное платье Николь, теперь смятое и разорванное, оно казалось темным пятном рядом со скалой. Николь была в такой же скрюченной позе, что и он, голова упала на грудь, волосы скрывали лицо. Нельзя было сказать, в сознании ли она.
— Мы доставили, — сказал тот, что свистнул и требовательно протянул руку, но в нем чувствовалась тревога. Два его товарища подошли к нему и было похоже, что все трое мечтают удрать как можно скорее, когда закончат дело.
— Мы доставили, — повторил мужчина. — Платите!
Может, он и был встревожен, но зато был полон решимости получить то, что ему причиталось. Скала мешала Кенрику видеть, к кому тот обращался.
Оттуда вылетел кошелек, мужчина поймал его на лету, взвесил в руке, затем спрятал кошелек в свою тунику, повернулся и пошел в сопровождении своих товарищей. Но тот, кто платил, остался вне поля зрения пленников.
Кенрик прикрыл глаза от солнца. Он чувствовал себя, как в печке. Неужели он так и останется связанным в этой сухой пустыне?
Кто то дотронулся до него, и он вскрикнул, так потрясло его это прикосновение. Использовали мозговой зонд! Как и то оружие, с помощью которого их захватили, этот зонд был полностью чуждым. Настолько чуждым, что только изредка попадал на его полосу частот и отдавался слабым покалыванием.
Мозг Трапнела был, конечно, экранирован, агента не отправили бы без такой защиты. Надо думать, у Николь — тоже. Любое вторжение в их мысли показало бы только несомненное сходство этих людей. Однако этот зонд действовал так неровно, что, видимо, не работал вообще. И тот, кто пользовался им, вероятно, не мог отрегулировать правильную частоту.
Тем не менее он продолжал свои попытки. Кенрик представил себе невидимое искажение с возмущением в центре зонда. Наконец, покалывание прекратилось. Полный провал! Кенрик напрягся, ожидая появления того, кто заплатил за их похищение. Минуты шли, но никто не показывался и никаких звуков не было слышно.
Николь задвигалась, и он увидел ее щеку. — Он ушел, — сказала она, с трудом произнося слова пересохшим ртом.
Она говорила так уверенно, что Кенрик немного расслабился. Но если их оставили в таких условиях…
— Да! — Возможно, она читала его мысли, как это пытался сделать зонд.
— Они просто напросто бросили нас. Если так, то умрем до ночи — здешнее солнце убивает быстро.
— Как… — начал он.
— Подожди! Может, решение тут, — она указала подбородком на ямку в земле; Это было круглое отверстие в палец шириной, и вокруг него валялись кусочки гравия и песок. Из отверстия показался красноватый шар, это была голова членистого существа, которое теперь вылезло и поднялось на плоские суставчатые ноги. В передней части головы размещались три глаза, а под ними болталась бахрома щупальцев, как жесткая борода. Ниже растянулся грубый нарост из черных, похожих на волосы, волокон.
— Огненный червь, — объяснила Николь. Ее голос ослабел и стал тягучим. — Они обожают соль. Взгляни на наши оковы.
Оковы? Кенрик взглянул. Узы были из ткани и пропитаны потом. Пот… соль…
Инструкция ничего не говорила об огненных червях, но Николь, похоже, знала. Кенрик задвигал ногами, извиваясь, оттолкнулся от поддерживающего его камня и стукнулся о землю, но продолжал извиваться, подбираясь к отверстию, куда юркнул огненный червь при первом же движении Кенрика.
В конце концов Кенрик не смог больше двигаться, одну щеку он ободрал о гравий, солнце нещадно жгло его. Он боролся с паникой, надеясь вопреки всему, что предположение Николь окажется правильным.
Руки онемели от точных, болезненных уколов. Он догадался, что огненный червь нашел соль не только на веревках, и с трудом сдержался, чтобы не откатиться назад. Боль усилилась, и его воображение рисовало картину, как его мучитель питается его телом.
Лежать было трудно еще и потому, что он не был уверен, принесет ли пользу это пиршество. Но он всетаки держался, и конец наступил, когда резкая боль заставила его откинуться. Его руки были свободны. Натянутой между ними веревки больше не было. Он мог распрямиться.
Он откатился в тень, обдирая онемевшие кровоточащие руки. Кое как он добрался до высокого валуна и некоторое время неподвижно лежал.
Вокруг дыры, от которой он отполз, шла толкотня.
Несколько червей сновали туда и сюда, подняв головы, будто старались увидеть и унюхать исчезнувшую жертву.
Кенрик освободил ноги от пут. Теперь он мог ясно разглядеть Николь. Она дремала, и только скала за ее спиной удерживала ее от падения. Он подполз и перевернул ее, чтобы освободить от связывающих ее веревок. Она не двигалась, хотя он опасался, что боль от его прикосновений, пока он развязывал узлы, приведет ее в чувство.
Наконец он освободил ее, прислонил безвольное тело к своему плечу и откинул назад ее волосы. Ее глаза были закрыты, потрескавшиеся губы приоткрыты, из них доносилось слабое дыхание.
— Николь!
Он слегка встряхнул ее, похлопал по щекам обглоданными руками, оставлявшими на ее лице пятна крови.
Она глубоко вздохнула и приоткрыла глаза. Ободренный, он втянул ее в жалкую тень от камня, подальше от гнезда огненного червя, из которого все лезли и лезли его обитатели. Скоро они опять начнут угрожать.
— Что?.. — Девушка повернула голову.
— Все в порядке. Мы свободны. Она с видимым усилием открыла глаза, подняла руки и посмотрела на свои распухшие кисти.
— Огненные черви?
— Да, но им понравился вкус и они хотят еще.
— Мы… — ее голос спустился до шепота, она облизала пересохшие губы.
— Нам лучше бы уйти…
Он сделал усилие, чтобы справиться со своими /ногами. Камни вокруг стояли, как стволы деревьев в лесу, но не было ни листьев, ни веток, которые могли бы служить убежищем от солнца. Он ничего не видел вдали и начал опасаться, что они хоть и не остались пленниками, все равно умрут в этой огненной печи.
Николь старалась встать. Он наклонился, чтобы помочь ей. Она прислонилась к нему, подняла руки и небрежно откинула волосы назад.
— Пошли.
Он поддержал ее, и они обошли сначала один камень, потом другой…
Вдруг она вскрикнула и показала на что то распухшими руками.
Он думал, что камни были всего лищь капризом природы, но здесь оказалось что то другое: из твердой, высушенной земли, несомненно, высилась арка, но поддерживающие ее столбы так осели, что попасть в тень под аркой можно было только ползком. Но и это всетаки давало возможность выжить. Кенрик, шатаясь, направился туда, таща за собой девушку.
Они на коленях проползли в отверстие вдоль изъеденного камня. Если они переждут здесь день, ночью, может быть, идти будет легче.
Кенрик полз, как слепой: после яркого света, глаза не сразу привыкли к темноте. Вдруг поверхность под ними заколебалась. Они соскользнули вниз и погрузились в глиняную пыль, гравий и обломки камня. Они кашляли и задыхались, пока наконец пыль не улеглась, почти похоронив их.
— Николь! — Кенрик ощупывал вокруг, ища ее, и пальцы его погрузились в массу ее волос. — Николь!
В ответ он услышал, как мусор снова с грохотом покатился вниз. Он принялся яростно откапываться, боясь, что новый поток окончательно похоронит их.
Освободившись, он снова стал искать девушку, и его рука обнаружила спокойное биение ее сердца. Он тут же стал вытаскивать ее из под обломков, прежде чем исследовать яму, в которую они упали.
Но это была не яма; отверстие пропускало немного света, и при этом свете с помощью вытянутых рук Кенрик обнаружил, что они очутились в чем то вроде коридора. Видимо, арка была входом, с давних пор заваленным землей и камнями.
Здесь хоть было прохладнее. Он вспомнил, что в естественных пещерах температура тем ниже, чем глубже в них погружаешься. Видимо, подобный принцип действовал и здесь. Его следующее открытие было более серьезным: когда он попытался снова взобраться на склон, тот наклонился под ним. Вся поверхность была такой подвижной, что с нее все скатывалось.
— Где мы?
Ее шепот подбодрил его, и он с благодарностью протянул к ней руку.
— Мы в каком то коридоре.
— Темно… прохладно… — удивилась она. — Но как мы выберемся отсюда?
— Обратно подняться нельзя, — откровенно ответил он. — Мы должны идти другой дорогой. Но хватит ли нам там воздуха? И как идти в темноте?
Она подвинулась к нему, и в ее руках внезапно мягко вспыхнул свет шара. Она рассмеялась дрожащим смехом.
— В качестве колдуньи, дающей добрым людям советы в Ланасколе, — ее голос окреп, — я знаю коекакие приемы, друг. Это помогает мне проникать в мозг, а здесь поможет даже больше. Сейчас узнаем точно, где мы находимся.
Света от шара было немного, но как бы в ответ засветились точками стены. Кенрик услышал ее восклицание, она качнулась вперед, и он быстро поддержал ее. Она поднесла шар к одной из светящихся точек. Объединенный свет вдруг стал ярче и сильнее.
На его вопрошающий взгляд она ответила:
— Одинаково влияют друг на друга. Этот шар — один из секретов тех, кто ответил на мой зов. Он загорается от моего прикосновения. Похоже, что те, кто создал это место, имели неограниченные запасы руды орма в этих стенах. Не думаю, что мы еще раз окажемся в темноте.
Они пошли вперед тем шагом, на какой были способны их избитые тела. Точки на стенах загорались, давая им возможность лучше видеть.
Сначала высыпание руды орма не следовало определенному порядку. Пока они шли дальше, дно спускалось несколько ниже. Здесь на стенах была резьба и световые точки загорались на глазах, клыках, мечах и копьях изображений. Были здесь и изображения огненных червей, только они не были двухдюймовой толщины: напротив, художник изобразил их ужасными чудовищами с волосатыми спинами, на которых ехал верхом человек, или гуманоид, похожий на человека. И этот всадник сражался не просто с другим человеком — его преследовала большая крылатая рептилия.
Николь показала на кожаное крыло и змеиную шею существа:
— Ядовитые зубы Дупта! Возможно, они принадлежали Пиратам Дупта! Они живы и поднимаются сегодня…
— А эти огненные черви! Взгляни на них. Ты не знаешь, существуют они или им подобные разновидности?
— Не знаю. Но, насколько мне известно, у жрецов Орма есть свои секреты. Они сажают своего оракула в то место, которое они называют Дорогой Червя, так что, возможно, это единственный огненный червь большого размера. И если ядовитые клыки Дупта известны в наши дни…
— Неужели существует такой чудовищный огненный червь? Трудно поверить…
Воздух все еще был вполне пригоден для дыхания — к удивлению Кенрика. Он думал, что этим путем, вероятно, уже много лет никто не ходил. Сцены битв по прежнему покрывали стены. Слабая прохлада постепенно превращалась в холод.
Они не могли сказать, далеко ли ушли. Шли они медленно, часто останавливались, чтобы дать отдых ноющим телам, а муки жажды становились все сильнее.
Во время одной из таких пауз Кенрик сделал первую многообещающую находку. Он приложил ладонь к стене и тут же отдернул: в одной из впадин на ноге червя его пальцы ощутили влагу. Он снова поднес руку к углублению в стене и попросил Николь поднести свет поближе. Там они обнаружили воду, которую можно было выливать из каменной крошки. Затем Кенрик заторопился вперед: может, в дальнейшем им повезет еще больше. Они начали спуск по ступенькам мимо темных стен, не имеющих залежи руды орма.
Спуск казался бесконечным, но они торопились, потому что воздух был сырым. Когда они дошли до конца лестницы, блеск Шара отразился на поверхности воды. Это был не каприз природы, а круглый искусственный бассейн с водой. Они жадно погрузили в нее руки, вдоволь напились. Утолив жажду, Николь вздохнула и села, отряхивая капли воды с подбородка и ворота разорванного и испачканного землей платья.
— Как ты думаешь, Высшая Судьба даст нам также и пищу? — спросила она, как бы надеясь на чудо в самое ближайшее время.
Ее вопрос напомнил Кенрику о том, что сам он очень голоден. Много времени прошло с тех пор, как он ел вместе с Кор Кингом во дворце Ланаскола. Он встал и наклонился, чтобы взять шар, оставленный Николь на земле. Здесь было так темно, что даже этот слабый свет казался чудом. Он позволял видеть на шаг в глубину пещеры или в сторону стены, остальное скрывалось во мраке. Теперь, когда мучительная жажда была утолена, он кое что заметил. Острый запах. Он происходил не от сырости, а напоминал едкий дым, принесенный откуда то ветром.
Он боялся уйти от воды, поскольку не был уверен, что они найдут ее еще в этой норе. Они, должно быть, находились глубоко под поверхностью пустыни, но куда они шли — на север, юг, восток или запад — он не мог сказать.
Когда он высказал свои мысли вслух, девушка кивнула. Она оторвала подол своего платья, скрутила обрывок, подпоясалась и поддернула юбку вверх, чтобы укоротить ее.
— У нас нет выбора, — сказала она. — Этот путь сделан с какой то целью, следовательно, впереди должна быть другая дверь, вход, выход или еще что нибудь такое.
Она была так же спокойна, как и в их первую встречу, будто была полностью уверена в себе и в их будущем. Кенрик хотел бы чувствовать то же самое. Она протянула руку, и он отдал ей шар. И они пошли вдоль стены.
Пол здесь был ровным, без уклона. На стенах не было резьбы, но были следы, как будто кто то часто ходил тут и терся о камень, оставляя гладкие полосы как раз посредине стены.
Когда справа замаячила другая стена, им показалось, что они вошли в другой коридор. Кенрик обрадовался: вдоль основания стены бежал в каменном ложе ручеек — возможно, из того бассейна, где они пили..
Николь осветила ручей и засмеялась:
— Высшие силы благосклонны к нам. Вода у нас есть, по крайней мере, сейчас.
Но было и кое что еще: в лицо им ударил тот же сильный и резкий запах. Кенрик схватил Николь за руку, заставляя остановиться, и стал внимательно прислушиваться.
Раны, оставленные огненными червями на его руках, сильно болели. Он подумал о резьбе в верхнем коридоре — об огненном черве таких размеров, что на нем можно было ехать…
Никаких звуков не было слышно — только запах. Они осторожно пошли. В стене налево от них было отверстие, из которого выходило зловоние — там явно разлагался труп. Кенрик притянул Николь к себе, стараясь быть как можно дальше от этого зловещего прохода. Вдруг девушка вскрикнула и вырвалась от него: она увидела что то на полу.
Это была виноградная лоза толщиной в руку, с кистью бледно зеленых ягод. Две ягоды были раздавлены и виднелась белая мякоть, но остальные четыре были целы. Николь схватила ветку.
— Столовый виноград! — ее голос был таким ликующим, будто она наткнулась на сказочное сокровище. — Вот и пища!
Они оборвали плоды, каждый из которых был с кулак Кенрика. Он вгрызся в плод, удивляясь, откуда здесь взялся виноград. Николь съела один плод, а другой сунула за пазуху и подошла к входу в зловонное место. Кенрик счел своей обязанностью последовать за ней и был поражен, когда шар осветил то, что там лежало. Насколько он мог видеть, пространство было забито увядшими и гниющими растениями. Плоды винограда были перемешаны с другими фруктами и выглядели так, словно их придавливало все новым поступлением. Кенрик не мог понять, зачем здесь такая вонючая коллекция.
— Пошли! — Николь поставила шар на пол, отстегнула на плечах пряжки, скрепляющие платье, сбросила пояс из обрывка, который только недавно сделала, и через минуту осталась в одном белье. Она поспешно расправила сброшенное платье и начала складывать в него ближайшую к входу кучу, отбрасывая помятые и подгнившие плоды. Кекрик стал помогать ей. В конце концов, у них оказался узел с пищей, завязанный ее тряпичным поясом, и они вышли в коридор на более чистый воздух.
— Как ты думаешь, кто сюда приходил? — спросил Кенрик, пристраивая узел с помощью лямки на плечо.
— Это помещение для огненного червя, — ответила она. — Их природа требует подземного местопребывания и растительной пищи, которая должна сгнить и забродить, прежде чем они станут ее есть. Но…
— Объем пищи — вот это да! — он уже обратил внимание на этот показатель.
— Ни один из маленьких червей пустыни не мог бы откатить такую крупную виноградину под землю или разрыть эту груду.
Кенрик почти поверил, что черви в этой норе — гиганты. На резьбе было изображение человека, едущего на черве. Но эта резьба могла быть очень древней. Такое содружество человека и червя, наверное, кончилось много веков назад, раз Николь никогда не слышала об этом. Тем не менее…
— А мы не рядом с Храмом Орма? — спросил он.
— Хотела бы я это знать. Но я не думаю, что нас похитили жрецы Червя: зондирование мозга не их дело. У них своя магия.
— Они хотят начать войну, по сведениям ЦАТ. Предположим, что они готовят армию всадников на огненных червях. Что могут сделать люди Ланаскола? А если к жрецам еще присоединятся Пираты…
— Тогда Кор Кингу не собрать армию. Но при таком отряде зачем им пророчество?
— Возможно, они сами верят в него. Скажи ка, что ты знаешь о жрецах Орма?
— Только то, что узнала с помощью луча разведчика, собирающего информацию для ЦАТ, да еще кое что услышала от своего помощника. Насколько я понимаю, при зарождении их иерархии они не выходили за пределы храма. Потом низший класс ордена отважился выйти. Они твердо держались в стороне от простого народа и имели дело исключительно с Кор Кингом и его высшими придворными. Время от времени жрецы посылали послания, вызывая кого нибудь из знати — или самого короля — в храм, услышать о новом пророчестве. Обычно Кор Кинг ходил, но рассказывают, что однажды двое отказались, и их немедленно покарала судьба. Какую либо связь между жрецами и последовавшими бедствиями доказать не удалось. Нынешнего короля еще ни разу не приглашали. Я слышала, что ЦАТ узнал чуть больше.
— Ты говорила, что у них есть тайны и есть особая защита…
— Да. Один из Кор Кингов, отказавшийся им повиноваться, исчез после того, как послал отряд на штурм храма. Вернулись немногие, да и те в состоянии шока. Это было двести лет назад, но по некоторым элементам этой истории можно предположить, что у жрецов были тогда гигантские огненные черви.
— Таким образом, вся ответственность легла на того, кого приглашали жрецы, — прокомментировал Кенрик. — Такой урок должен был произвести эффект. Однако мы отдалились от сути. Часть этих растений свежая, так что тот, кто клал их, имеет доступ к внешнему миру, и уж, конечно, не к пустыне.
— Пожалуй, это было бы самое лучшее, — сказала она и подтянула повыше нижнюю юбку. — Давай, пошли.
Надежда на выход отсюда, плюс запас пищи воодушевили их настолько, что они пошли быстрее. Они прошли мимо второй дыры в стене, где воняло еще хуже — видимо, гниение там было сильнее. Затем туннель раздвоился. Хотя обе дороги казались одинаковыми и шли вроде бы в одном направлении, все таки был хоть какой то выбор.
Они пошли по левому пути, считая шаги и предполагая вернуться, если через двести шагов не увидят намека на выход. Кенрик был одержим потребностью к спешке: он вспомнил об этой виноградной лозе и думал, что сборщик урожая может вернуться с новым грузом, а встреча с гигантским червем означала бы для них скорый конец.
Туннель шел ровно. Свет шара упал на дверь, откуда зловоние не исходило. Они осторожно пробрались туда и увидели высоко над головой слабый свет. Над ними стена имела выступ, на котором стояло высокое кресло с подлокотниками, вырезанное из цельного куска камня. На подлокотниках играл свет. По ним шли металлические полосы и такие же полосы шли по низу кресла.
Ниже выступа располагалась площадка. На равном расстоянии друг от друга шли туннели, похожие на тот, через который Они прошли. Не было слышно ничего, что бы указывало бы на чье то присутствие в этих туннелях.
Как только Кенрик увидел кресло, готовое принять того, кто вынужден будет сидеть в нем, его инструкция сработала: это было место, где оставляли привязанного оракула, чтобы он получал пророческий дар.

3

— Кенрик!
Руки пытались удержать его в плену. Это было похоже на пробуждение ото сна. Он стоял у стены, пытаясь вскарабкаться на выступ и сесть в ожидающее его кресло, в то время как девушка упорно цеплялась за него, удерживая внизу. Он лягался, вырываясь из ее рук. Вдруг власть инструктажа нарушилась. Он разжал руку, державшую выступ, увлекая за собой и Николь.
— Я бы влез! — Он боялся взглянуть наверх, чтобы кресло опять не потянуло его.
— Нет! — У Николь была жесткая хватка. — Ты не оракул. Ты Лорд Кор Кенрик и ты должен это помнить!
— Но инструкция…
— Да, — ее шепот действовал сильнее крика, — я знаю. Ты назначен сидеть там, наверху, однако передатчик ошибся и ты должен играть вне правил в совершенно другой пьесе. Но что совершенно точно — мы уже не под пустыней! — мы в Храме Орма, и может быть, сумеем удрать.
Она была права и спасла его от помутнения разума. Он не был оракулом.
Девушка хрипло рассмеялась:
— Попробуй убеги, если нападут огненные черви! Это наиболее секретная часть Храма Орма, и наиболее охраняемая. Допустим, мы пойдем наверх по дороге, известной тебе по инструктажу, и наткнемся на оракула. Что тогда?
— Может, меня трансформируют?
По странному повороту судьбы он находился на расстоянии вытянутой руки от того места, где должен был быть по первоначальному плану. Если бы он мог трасформироваться, его миссия не пропала бы зря. Эта мысль дала ему новую энергию, и он еще раз осмотрел стены.
— Прекрасно! — Ее голос был таким же низким и грубым, как тогда, в пустыне. — Но до тех пор, пока ты не найдешь его, ты должен быть целиком Кенриком. Иначе стража быстро и легко сожрет тебя.
Кенрик услышал какие то звуки впереди, схватил Николь за талию и оттащил к одному из туннелей. Они прижались к стене и стали ждать.
Она спрятала шар, и они стояли в темноте, но слабого света здесь хватало, чтобы увидеть выплывающее из туннеля существо. Явно огненный червь, но гигант, именно такой, как они и предполагали. Маленькие черви пустыни были просто пигмеями по сравнению с этим чудовищем. Он был как раз такой, как на резьбе, на нем вполне можно было ехать.
Ногти Николь впились в его руку, но она молчала. На спине червя было привязано широкое сиденье или седло, слишком широкое для одного всадника, как прикинул Кенрик. К заостренному переднему концу сиденья были привязаны вожжи, другой конец которых терялся в бахроме щупальцев животного. Натягивая вожжи, всадник мог управлять им.
Червь полностью вышел из туннеля и остановился на открытом месте. Его три глаза тупо смотрели. Видел ли он двух беглецов? Во всяком случае, интереса к ним он не проявлял, а стоял в задумчивости, и только двигающиеся щупальца, из которых тянулись нити слюны, показывали, что он жив.
Поскольку он стоял неподвижно, Кенрик шагнул вперед, стараясь получше разглядеть снаряжение червя. Перед седлом были прикреплены ножны, так чтобы всадник легко мог достать до них.
У Кенрика перехватило дух: он видел то, что просто не могло существовать в этом месте и времени.
В этих ножнах было оружие, знакомое ему по собственному времени — бластер. Неодушевленные предметы транспортировать через камеру нельзя, а здесь никто не мог сделать бластер. Его производство требует высокой технологии, а здесь не было таких факторов, для которых было бы нужно выслать целый отряд техников.
Вмешательство в мозг Кенрика проводил чужак, по крайней мере, не знающий частоту. Нельзя ли предположить, что здесь действует другая Служба, развивающаяся параллельно его собственной, но сделавшая важное открытие в транспортировке? И действительно ли этот бластер был точно таким, какие он знал? Ему очень хотелось взять его в руки и удостовериться.
На этом огненном черве ездили верхом, но может ли Кенрик подойти к нему? Пока он раздумывал, огненный червь поднял голову, повернулся к туннелю, из которого вышел, и снова поплелся обратно в отверстие. Николь спросила:
— Ты видел, что в этих ножнах?
— Похоже на бластер.
— Если не принимать во внимание, что его нельзя передать и никакой кузнец в Валлеке не может его сделать. Возможно, мы ошибаемся, думая только о передаче: что, если он был доставлен из другого мира? Четыреста пятьсот лет…
Кенрик хотел было сказать «назад», заканчивая ее фразу, но думал, что они и сами сейчас в прошлом.
— Люди не пионеры в глубоком космосе, — продолжала Николь, — многие были на этих трассах до нас.
Все это так, но бластер! Он мог тут оказаться, если был привезен из мира, подобного нашему. Эта информация с Валлека могла бы иметь для Службы большую ценность, чем всякая другая. Он готов был уже протянуть руку к этому оружию, но Николь, как бы угадав его мысли, подскочила к нему.
— Зверя послали с помощью ультразвука. Мы его не слышим, но можем почувствовать.
Он кивнул. — Я ощущаю.
Она снова засмеялась.
— Ты не знаешь, есть ли в жилищах жрецов женщины? Если не знаешь, напряги воображение и представь себе их. Я предпочла бы покончить с собой, чем жить со жрецами, уверяю тебя. Кстати, защитные приспособления могли уже сигнализировать о нашем присутствии.
— Я не думаю, что охрана осмелится прийти к креслу оракула.
— Может, это всего лишь легенда, и жрецы хотят, чтобы посторонние в нее верили. Кто тут подскажет оракулу, каково должно быть пророчество? Огненный червь? Нет, жрецы хорошо знают эти проходы.
И они пошли за огненным червем. Та часть Грида Трапнела, которая была Кенриком, шла мягко, неслышно. Руки сжимались и разжимались, тоскуя по оружию. Как тренированный боец, он чувствовал себя голым, если не имел оружие. И густой, терпкий запах червя говорил ему, что впереди опасность.
Пол постепенно пошел вверх и далеко впереди, похоже, был дневной свет. Значит, они выходили на поверхность. земли. Они шли медленно, держась поближе к стене и прислушиваясь…
Холод нижних коридоров отступал. И вот они дошли до конца туннеля.
Они стояли в пустом пространстве и оглядывались вокруг, пока не увидели ловушку, замыкающую дорогу — потому что это действительно была ловушка.
Из стен узкого желоба, как с их стороны, так и с противоположной, выступали столбы, поддерживающие металлическую сетку. Она полностью окружала огороженный земляным валом карман, в который выходило несколько туннелей, явно предназначенный для того, чтобы огненные черви не расползались. В дальнем конце кармана находилась платформа, на которой лежала куча растений, видимо, брошенная сюда со скалы. Несколько огненных червей копошилось тут, забирая груз своими роговыми щупальцами и унося его затем в туннели.
Кроме этих были и другие черви, побольше, покрытые густой черной шерстью. На каждом было седло, так что Кенрик не мог с уверенностью сказать, который из них только что прополз мимо них.
— Внизу, — прошептала ему на ухо Николь.
И правда, сразу под ними был один из ездовых монстров. Он низко присел, и его плоское брюхо лежало на земле. Тот ли это был — Кенрик не мог сказать, но в седельной сумке лежало оружие.
Кенрик спустил мешок с плеч. Голова животного была опущена, щупальца свернулись в плотный узел. Возможно, оно уснуло.
Камень здесь был шершавый, в глубоких ямах, которыми, возможно, пользовались черви — достаточно глубоких для рук и ног человека, который решил бы воспользоваться стеной, как лестницей. Кенрик опускался лицом к стене и боялся, как бы червь не проснулся и не бросился на него. Весь в поту, он, наконец, стал у подножья скалы.
Теперь он шел по окружности, поглядывая на червя и прикидывая, успеет ли он схватить горсть песку и ослепить зверя. Но животное лежало спокойно. Кенрик видел, как мерно поднимались бока червя от дыхания. Червь так распластался, что Кенрик без труда достал у него из чехла бластер, сам не веря своей удаче.
Бластер был странно легким, совершенно непохожим на привычное оружие. Кенрик сунул его за ремень, чтобы освободить руки для обратного пути, который он проделал со всей скоростью, на которую был способен.
По виду оружие походило на бластер: у него был барабан, ствол, две рукоятки, одна из которых выдвигалась, прицельное устройство — телескопическое и такой дальности, какой не имело знакомое Кенрику оружие.
Сделано оно было из какого то очень легкого и твердого сплава. Кенрик не смог поцарадать его ни краем камня, ни пряжкой ремня. Видимо, он был со звездолета — из тех, что скитались по Галактике задолго до того, как раса Кенрика подняла разумные глаза к луне, спутнице ее мира.
— Это сделано для гуманоида, — комментировала Николь.
Да. Рукоятка и баланс предназначались для человеческой руки. Испытать его Кенрик не решился, отложив это на случай тревоги. Зато теперь часть его задачи была решена.
— Ты когда нибудь пользовалась бластером?
— До транспортации сюда? — она улыбнулась. — Нет. Некоторые виды оружия я изучала, например, стоннер, но тяжелое оружие мне не нужно. С тех пор, как я стала постоянным агентом, мои знания пригодились мне как колдунье. В этом звании мне не надо прибегать к материальному оружию. Я предпочитаю полагаться на другие методы.
— Почему ты выбрала постоянное назначение? Очень немногие женщины идут на это.
— Разве тебя не предупреждали, что такие вопросы никогда не следует задавать? Я сделала свой единственный выбор. Конечно, и у тебя был хотя бы один посыл туда, где ты хотел бы остаться, когда тебя отзывали… Раньше это была добровольная ссылка. Жизнь колдуньи в Ланасколе меня вполне устраивает. Однако сейчас не время для подобных дискуссий. Ты о чем думаешь?
— Тренировалась ты или нет — неважно. Это простое оружие. Одна кнопка, относящаяся к контролю вспышки любого луча, заряжена. А прицел — безопасный. Вооруженная, ты сможешь защищаться…
— Значит, ты собираешься выслеживать оракула?
— У меня есть выбор?
— Может, и нет, будь ты в своем теле. Но ты находишься в теле человека, считающегося здравомыслящим руководителем, а главным образом, победителем в сражениях.
— В последний раз, кажется, ему не слишком повезло.
— Удача и предательство рядом ходят. Леди Яракома знает об этом больше, чем следует — и можно кое что узнать, если суметь вытянуть язык из ее кривого рта.
Кенрик удивленно посмотрел на Николь. Она, видимо, заметила его удивление и продолжала:
— Я много чего слышала о Леди Яракома, поэтому не могу хорошо о ней отзываться. Она — зло, гниль в сердце Ланаскола, больший источник неприятностей для Валлека, чем жрецы Орма, и не такой явный, как они. Ну, если ты отдаешь мне это, — она сжала приклад оружия, — тебе пора идти в разведку. Ладно, не буду отговаривать тебя. Я спрячусь неподалеку от комнаты с креслом и буду ждать…
Они закусили, и она спросила:
— Ты представляешь, куда идти?
— Я узнаю, где кресло. Может, инструктаж подскажет дальнейшее. Луч разведчик обрисовал все достаточно — пока не заглох.
— А что, если инструктаж затемнит твой разум как раз тогда, когда он тебе понадобится?
— Не знаю. Но другого гида у меня нет. Я должен найти оракула. А если сюда заманивают Кор Кинга, значит, готовится какое то предательство…
— И ты думаешь в одиночку выступить в его защиту? Не забывай о том, давнишнем Кинге, и его исчезновении.
Она, видимо, увлеклась своим мрачным пророчеством. Ее голос — возможно, потому, что это была ее работа — предсказывать будущее клиентам
— производил сильное впечатление. Но на Кенрика внушение не действовало. С бластером она сможет защитить себя, а его призывает долг.
Он забрался на выступ, где было кресло. Он не оглянулся, потому что должен был выкинуть из головы Николь и думать только об одном. Его задание прежде всего.
Кресло было как раз таким, как описывала инструкция, с металлическими обручами на подлокотниках и спинкой, готовой поддерживать безмозглое существо, когда жрецы оставят его здесь на всю ночь. Но жертва получала от кого то сигнал, настолько сильный, что он мог остаться в мозгу, не способном командовать телом, и мог заставить тело произносить разумные слова. Как это делалось? Безусловно, даже самой основательной тренировкой от идиота не добьешься связной фразы, не говоря уже о риторическом пророчестве. Что же тут — фокус или тайна? Как он сможет раскрыть это и расстроить планы жрецов, не играя роли оракула?
Кенрик осторожно сел в кресло и коснулся спинки — она была холодной. Откинуться на нее он не мог, не положив руки на подлокотники — мешали металлические обручи. Охваченный ими, сидящий попадал в тиски и не мог двигаться.
Когда Кенрик откинул голову на каменное возвышение, у него появилось ощущение, сходное с ударом мозгового зонда. Он повернулся, провел кончиками пальцев по изнанке спинки и нащупал какой то квадратный предмет.
Из него исходила горячая пульсация, бьющая в пальцы, как будто тут был источник энергии. Он отдернул руку: из этого потока исходило что то тревожное.
Человек, посаженный здесь, как оракул, вынужден прижимать голову к спинке как раз против этого предмета и оставаться так до тех пор, пока его не освободят. Что это давало? Какую то форму инструктажа, действующего достаточно сильно, чтобы оставить отпечаток в мозгу идиота. Или же — это было важным пунктом — только пустой мозг идиота мог полностью воспринять этот инструктаж. А ведь именно так передаточная камера впечатывала инструкцию в мозг агента.
Но ведь эти оракулы действовали на протяжении столетий, это не новое устройство, оно никак не могло быть результатом предательства в Службе или вмешательства кого то из другого мира. Если бы инопланетяне посетили Валлек на любом отрезке времени, какието намеки на это событие должны были существовать — хотя бы просто как легенда. Эксперты инструктажа в Службе дали бы эти сведения в ЦАТ, и компьютер немедленно отметил бы важность такой информации.
В кресле была какая то форма энергии. Кенрик обошел вокруг спинки, которая была так высока, что представляла собой чуть ли не стену. Он еще раз осмотрел камень с лицевой стороны, но ничего не ощу— « тил, кроме естественного холода. Во всяком случае, он узнал, каким образом можно организовать пророчество, не знал только — через кого. А это было важно.
Перед ним был выход, и он знал из своей мнемограммы, что оракула вводили через этот вход. Что ж, теперь эта дорога не только для них — он тцже пойдет по ней.
Проход был темным и узким, стены гладкие. Скоро ему пришлось подниматься по ступенькам. Он считал их — в темноте это полезно.
Он насчитал двадцать, когда его вытянутая вперед рука ударилась обо что то твердое. Он нащупал тяжелые металлические полосы поперек двери. Наконец, его пальцы нашли что то вроде щеколды, какие обычно встречались в Валлеке.
Кенрик быстро потянул засов. Если дверь заперта на замок — все пропало. Но засов пошел. «Может, я и самый большой дурак на свете, — подумал Кенрик, — но я войду, выбора у меня нет». Он открыл дверь и шагнул в опасность.

4

Свет исходил из небольших вкраплений руды орма, но здесь они не составляли рисунка. И ровный проход напоминал обычный туннель.
Кенрик осторожно огляделся: никого не видно. Он закрыл глаза. Помнит ли он, где находится кресло оракула? Найдет ли он сразу путь к нему? Если его инструктаж опять выйдет из строя, ему не выжить в этой неудачной транспортировке. Его жизнь будет находиться только в зависимости от его интуиции, от самого слабого намека. Размышляя так, он шел по пыльному туннелю и настороженно прислушивался.
Освещение было таким тусклым, что, оглянувшись, он увидел только контуры двери. Коридор перед ним заворачивал вправо и выходил на лестницу. Он обрадовался, поскольку знал, что главная часть Храма находилась наверху.
Скоро вкрапления руды исчезли и он опять должен был полагаться более на осязание, чем на зрение.
Еще дверь, тоже окованная металлом, будто обе они предназначены для защиты. Однако, как он ни ощупывал дверь, щеколды не находил.
Расстроенный, Кенрик прислонился к стене. Похоже, что дверь открывалась только с той стороны. Но он не собирался сдаваться: он снова начал обшаривать поверхность двери, начав с верхней части. Металлические полосы были плотно вделаны и по краям имели зазубрины вроде бахромы. Он вспомнил червей. Николь внизу… Но у нее бластер…
Он ощупал пальцами уже три полосы, но никакого намека на задвижку или ручку не обнаружил. Четвертая полоса оказалась сломанной. Он ухватился за нее ногтями и дернул. Раздался отчетливый щелчок. Но открылась не вся дверь, а только узкая панель, такая узкая, что он с трудом в нее протиснулся. Как только он оказался по ту сторону двери, панель со стуком вернулась на место, и он нашел признаки того, что когда то дверь была запечатана. Дальше была еще одна лестница. Снова появился свет руды орма. Лестница так сузилась, что Кенрик задевал плечами стены. Теперь он слышал бормотание, доносившееся, казалось, из за правой стены. Кенрик остановился, чтобы осмотреть стену поближе. Там оказался металлический кружок, открывающий смотровое отверстие. Кенрик заглянул в него. На некотором расстоянии тянулся пол длинного холла, потолок поддерживался рядами столбов, покрытых резьбой и раскрашенных, напоминавших поднявшихся на хвост червей. Они не были полностью похожи на живых, так как были ужасающе украшены, что выглядели еще более злобными.
Они были сильно попорчены, кое где сломаны ноги, не хватало щупальцев, трещины шли поперек их нарисованной брони. По всему было видно, что столбы очень древние. Между ними двигались люди— жрецы. В инструктаже Кенрика говорилось об их красной мантии с большим воротником и когтевидным орнаментом, который то ли сделан из высушенных щупальцев червей, то ли прекрасно имитировал их. Большинство было в капюшонах, скрывающих лицо. Но у двух жрецов, стоящих как раз перед отверстием, капюшоны были откинуты. Их безволосые головы блестели и, похоже, это были молодые люди.
Кевин? Нельзя было ошибиться в племенной татуировке на щеках. Часть Кенрика в этом заимствованном теле откликнулась на эту маркировку: он слышал свое шипящее дыхание, сознавал, что его руки хватаются за ножны, в которых не было оружия.
Разговаривающий с Кевином был ниже ростом, почти карликом. Мантии на нем не было, его коренастое тело было покрыто лишь снизу— штаны, соединенные с сапогами. Они были сделаны из жесткого материала, похожего на кожу, переливчато блестевшего при движении, будто покрытого опаловой чешуей. Его широкие плечи и выпуклая грудь густо заросли грубыми черными волосами, и пучок таких же волос свисал странной прядью с кончика подбородка, хотя все лицо было гладким. Поросль на голове была причесана и удерживалась чем то вроде гребня. Волосы на теле наполовину скрывали изобилие драгоценностей, оправленных в металл.
Пират? Значит, правда, что люди Дупта пришли в Храм Орма. Одного взгляда на эту трехстороннюю партию было достаточно, чтобы удостовериться в затевающемся здесь ужасном бедствии для Ланаскола.
До Кенрика доносилось лишь бормотание, но слов он не мог разобрать, как ни старался. Не стоило задерживаться у этого глазка, поскольку цель его поиска была еще впереди. Он отошел, размышляя о значении виденного.
Союз Пиратов с любым племенем был сам по себе сенсацией. Пираты всегда были врагами всех остальных. Причины, по которым они исключили себя из человеческой расы, были давным давно забыты, но они были настолько чужды всем другим, что могли рассматриваться как особый вид. Настоящая их родина была тайной, потому что все их набеги совершались с воздуха, и никто не мог выследить их. Технология Валлека не дошла до путешествий по воздуху, и значит, Пираты были неуязвимы.
Они летали на громадных крылатых рептилиях, в какой то мере напоминавших древних ящеров родного мира Кенрика, живших до возникновения человека. Эти звери сами по себе были страшными противниками в сражении. Управляемые людьми, они были опасны вдвое. Число пилотов, как и их верховых животных, намеренно было незначительным: отряд, совершающий набег, никогда не содержал более десяти человек, но и в столь малом числе они устрашали. Пока они грабили только фермерские общины, рыбачьи поселки на побережье, караваны торговцев, глупо было рисковать лишними потерями ради короткого путешествия.
Кенрик подумал, что, видимо, он находится как раз над холлом. Его рука нащупала глазок, на этот раз слева. Он посмотрел в него, но увидел не холл, а небольшую комнату. Там стоял массивный стол со столешницей из сверкающего камня киффа, на толстых тумбах ножках. Во главе стола, почти под самым глазком, стоял стул с высокой резной спинкой, на другом конце— второй, а вдоль стола шли скамьи. Все стены, за исключением той, где было отверстие, были увешаны полосами красной ткани, создающими неприятное впечатление ловушки, которая вот вот схватит и задушит сидящих за столом. Однако четверо мужчин, бывших там, казалось, чувствовали себя спокойно.
Они сидели на скамьях попарно, друг против друга, и гладкая поверхность стола отражала всех четверых. Все они были разными: один был жрецом в красной мантии одного цвета с драпировками стен, так что временами как бы сливался с ними, тем более, что его капюшон скрывал лицо и двигались только его руки. Рядом с ним сидел один из Пиратов, очень похожий на того, которого Кенрик только что видел. Он играл чемто — судя по звуку, металлическим, — что было прилаженр к его руке и было снабжено страшными когтями, в которые он сунул руку, как в перчатку.
Напротив них, направо от Кенрика, сидели двое других. Один был в одежде придворного из Ланаскола и на груди его туники была вышита эмблема. Кенрик машинально коснулся своей, сравнивая. Королевский герб! Неужели Кор Кинг уже, здесь? Однако нельзя было предположить, чтобы кто то из его людей так поприятельски сидел с Пиратом.
Мог быть только один ответ: Леди Яракома. В своей растущей амбиции она могла бы сделать последний шаг — самой связаться с врагами Кор Кинга и послать сюда своего представителя. Трапнелу очень хотелось, чтобы в эту минуту в нем появилась собственная память Кенрика.
Четвертый человек был одет как горожанин низшего класса. Он выглядел довольным тем, что сидит со знатью, что жрец и Пират слушают его, но говорил он так тихо, что Кенрик улавливал только повышенные и пониженные тона.
Четвертый человек достал палочку для письма и стал быстро чертить на столе, но ему не удалось закончить то, что он хотел изобразить: занавеси на левой стороне сдвинулись в сторону, чтобы пропустить еще одного жреца. Он остановился в проходе, давая дорогу невысокому человеку, закутанному в мантию, явно слишком широкую для его худого тела.
Мантия была окаймлена на уровне плеч перекрещивающимися ржаво оранжевыми полосами, воротник был сделан более тщательно, чем у других. Сидящие за столом переглянулись, жрец и придворный, а также тот, что рисовал, встали. Только Пират, усмехнувшись, остался сидеть. Он явно подчеркивал свое нежелание быть вежливым.
Жрец предложил руку для опоры своему маленькому компаньону, тот раздраженно оттолкнул ее, но его продвижение к высшей цели— стулу во главе стола было таким колеблющимся и нерешительным, что жрец подошел поближе, готовый помочь в случае надобности.
Усевшись, маленький человек поднял обе руки, похожие на лапы с когтями, вроде металлической перчатки, с которой все еще играл Пират. Руки тряслись, когда он откидывал мантию назад.
— Ты просил слова… — высокий старческий голос жреца пронзительно звучал. — Пользуйся случаем и говори! Сейчас самое подходящее время. Если ты нарушишь Церемониал— не имеет значения. Это будет учтено.
Человек с палочкой для письма заговорил, возвысив голос так, что Кенрик мог слышать его слова:
— Конечно, не следовало бы тревожить Светлейших Орма, когда они готовятся к великому дню, но дело в том, что наш брат по сердцу и надежде, Мастер Меча Совард, принес новости: похоже, что трижды проклятого Кенрика и ясновидящей не оказалось там, где они были оставлены, хотя их надежно связали. Когда его люди пришли на место Древних камней, их там уже не было, они исчезли. Пираты искали их с неба, но тоже безрезультатно.
— Дурачье, — зашипела мумия на стуле. Совард отшатнулся, как будто древний жрец изрыгал смертельный яд, а не слова. — Место Древних камней проклято, как всем известно. Если Орм увидел, что может взять их сам, то, естественно, вы не найдете и следов их. Это и есть твои великие новости?
— О, Верховный Жрец Орма, а что, если Орм с его бесконечной мудростью не ответствен за их исчезновение? Вдруг они ухитрились сбежать? Не могут ли они добраться до Ланаскола со своими россказнями?
Пират грубо и презрительно захохотал и заговорил с таким акцентом и так неправильно, что Кенрик с трудом понимал его.
— Их нет. Наши люди сделали все, как надо. Пустыню легко обыскать с высоты.
— Правильно, — кивнул тот, кто писал, — однако, если Кор Кинг придет, а Совард уверил нас, что король собирается придти, — есть ли какой нибудь шанс, что наши беглецы встретятся с его разведчиками?
Верховный Жрец завертелся и взглянул на придворного.
— Зачем Кор Кингу идти с разведчиками? Что ты знаешь об этом? Ему было послано Великое Слово Орма. Он не пойдет против Орма с армией, — Жрец сделал паузу и издал высокий хихикающий звук, отвратительный для слуха. — Разве он не помнит, что один из Кор Кингов поднял оружие против Орма и до сих пор не вернулся? Нет, не е ет, ха ха, хи и ии…
Его хихиканье усилилось, сотрясая его хилое тело. Его провожатый придвинулся ближе, нерешительно протягивая руку. Однако его господин справился со своим злобным весельем. Он откинулся на спинку стула и вытер рукавом мантии бледные морщинистые губы.
— Теперь, — его голос окреп, — ответь мне, идет ли Кор Кинг с разведчиками и почему?
— Из за Лорда Кор Кенрика, — ответил Совард. Любой из глаз Короля мог начертить ему путь к дому колдуньи. Глаз много и есть такие, о которых не знает даже наследник. Именно они обнаружили там следы борьбы. Кроме того, в докладе Хранителя Ворот упоминается о проезжавшей недавно повозке, завязанной сверху. Но когда это дошло до ушей моей Леди, она уже ничего не могла изменить. Она поспешила облить эту историю грязью, намекая на отношения Кенрика и колдуньи и на неестественное стремление мужчин ко злу. Но эта грязь не пристанет к Кенрику: он вел себя очень осторожно и многие помнят, почему она ненавидит его— пусть Тысяча Зубов Намура обгладывает его плоть с костей.
Жрец, сидевший на скамье, впервые заговорил:
— Светлейшие, вспомните то, что вы говорили сами: примешивать к таким важным делам женщинуне только оскорбление Орму, но еще и величайшая глупость.
Возможно, его колкий тон сильнее произнесенных слов задел придворного.
— Говорить так о Леди — это…
— Прекратить тявканье! — голос Верховного Жреца снова стал призраком того тона, который только что звучал. — Женщина служила нам как могла. Она доводила до наших ушей многие тайные дела, хотя этот захват Лорда Кора был произведен скверно. Самое главное — чтобы Кор Кинг повиновался Слову, но, похоже, он действует скорее как враг, чем как слуга. А он — слуга, и он поймет это! Орм давно намекал, что наступят новые времена, когда он ясно произнесет свои Слова— и они будут законом не только для Храма Орма, но и для всего Валлека! Долгим, долгим было ожидание в ночи, теперь наступает рассвет. Даже Кор Кинг, когда услышит истинные слова Орма от оракула, не сможет противоречить им. А если он сваляет дурака и попытается спорить — среди его народа достаточно правоверных, которые его прикончат. Итак, еще несколько дней— и мы станем пальцами и руками Орма, достаточно крепкими, чтобы держать мир!
На его губах выступили капли слюны, он вытер их рукавом. Двое других жрецов склонили головы, Совард тоже, даже светлый незнакомец кивнул. Только Пират оскалился и выказывал Орму не больше почтения, чем его последователям.
— Многое еще надо сделать! — твердые нотки исчезли из голоса Верховного Жреца, он снова стал ворчливым. — Не беспокойте нас более — слишком многое надо сделать. Нужно подготовить оракула…
Ноги его не слушались, и два жреца подошли, чтобы помочь ему встать. На этот раз он не оттолкнул их, а потащился между ними. Остальные молча ждали, Когда щелкнула задвижка, Пират засмеялся:
— Удивительно — у него еще достаточно разума, у этого старика. Он многое спланировал, и спланировал правильно, — Пират сделал паузу и, сузив глаза, взглянул на Соварда, а потом на незнакомца. — Значит, он главный теоретик? Очень неплохо. Но он зря так верит в свои божественные сказки— что этот самый Орм приедет на гигантском огненном черве завоевывать мир. Сказки для тупоголовых! Теперь вот что хочет знать Всеобщая Мать Дупта. — Он стукнул когтями по столу перед незнакомцем. — Что ты выигрываешь от этого? Люди Кевина — всем известно, чего они хотят. Люди Яракомы хотят, чтобы ее муж стал Кор Кингом и не имел такого соперника, как Кенрик — хорошего бойца и любимца горожан. А жрецы кричат об Орме и пророчестве, полученном из уст безумного дурака, что Орм будет править миром. Три причины для клятвенного сотрудничества — по крайней мере, на короткое время, пока не скинутКор Кинга. Но ты не назвал причин, по которым предлагаешь свою помощь. Должен сказать, незнакомец, что ты хорошо говоришь, когда речь идет о войне и о способах перехитрить врага. — Он плюнул, и капли слюны оказались на столе. Он протянул к ним коготь и провел мокрую черту, накрест перечеркнувшую ту, что была сделана палочкой для письма. — Нам обещали вполне достаточную добычу и шанс испытать наши южные фланги. Ну, а какова же твоя доля? Я слышал странные слухи — что ты не из этого мира, что ты принес необычное оружие и кое что из него дал нашим людям. Чего ты добиваешься? Всеобщая Мать хотела бы знать это.
— Все правильно. Ты видел это оружие и его действие. В будущем его будет больше и оно будет мощнее. Что касается моего выигрыша — это очень простая вещь, Пират, куда меньше твоей доли. Мне нужна руда орма. Ты прав: я не из этого мира, а руда орма есть только в Валлеке. Мы не можем купить ее у Храма, потому что жрецы считают ее потом Орма. Но если мы поможем Верховному Жрецу достичь цели, тогда Орм улыбнется и осыпет нас милостями.
— Или возьмете свое. Когда это гнездо червей в таком возбуждении, никто не осмелится отказать тебе.
Совард дернулся и бросил быстрый взгляд на чужеземца, но тот и ухом не повел.
— Или возьмем, — согласился он. — Это тебе поперек горла, или смутит твою Всеобщую Мать?
— Отнюдь нет. Игра нам нравится, а что до руды орма — нам то какое дело? Горожанин, — он взглянул на Соварда, — добывай для своей девицы трон, если сможешь. Усидит ли она на нем — это уже другой вопрос. Нам всем понятно — важен настоящий момент.
Он соскользнул со скамьи, повернулся и, не попрощавшись, тяжело вышел из комнаты. Совард нервно провел рукой по краю стола.
— Не доверяю я Пиратам. Его собеседник пожал плечами.
— А кто доверяет? Жаль, что приходится использовать их, но у них есть то, в чем мы больше всего нуждаемся сейчас — путь по воздуху. И они сильны в сражении. Разве у вас в прошлом не было доказательств этому?
— Да. Но они не держат клятвы…
— Не обращай внимания. Он разговаривает нагло, как и все его собратья. Но потом мы сумеем от них отделаться.
— Не мы, а ты, — Совард снова взглянул на него. — Ты показывал нам чертежи ваших приспособлений, с помощью которых вы нашли их вонючее гнездо. Ты уверял нас, что некоторые ваши люди с огненным оружием держат его под контролем, но что об этом здесь никто не знает.
— Не сомневайся, это правда. Пираты будут служить нам до тех пор, пока им это выгодно. Когда необходимость отпадет, они захотят изменить нам, и тогда… — он разломил надвое палочку для письма. — А теперь, как говорил его Светлость, час поздний.
— Интересно знать, выполнит ли его оракул то, что задумано? — Совард стал подниматься. Он, видимо, ждал ответа — по крайней мере, так показалось Кенрику.
— А разве не всегда так бывало раньше? Да, я думаю, идиот произнесет пророчество. И если это не подействует на Кор Кинга — есть средства разъяснить ему, что для Валлека наступают другие времена.
— Если он придет…
Чужак повернулся лицом к Соварду.
— Разве кто нибудь в этом сомневается? — резко спросил он.
— Он может и не явиться по вызову Орма. Но если он будет думать, что идет освобождать Кенрика… у Малтуса есть плащ, который мы взяли у Кенрика, и другие вещи, так же, как и хороший рассказ. И Леди Яракома сделает все, что может. Если он не послушается зова Орма, то послушается другого…
— Если бы Кенрик все еще был в наших руках, мы бы его крепко прижали. Совард засмеялся:
— Если его тело не валяется где нибудь в месте Древних камней, то оно все равно сожжено солнцем в пустыне. Никто не может пройти через пустыню пешком и без воды, даже если идти плечом к плечу с колдуньей. Здесь граница ее могущества.
— Твоей заботой, друг мой, будет удостовериться, что Король действительно готовит поход.
Совард упрямо кивнул.
— Разве я не понимаю? Будь уверен, он придет.
— Надеюсь. — Инопланетянин резко встал, как и Пират.
Кенрик задвинул отверстие. Он слышал достаточно. Если жрецы Червя, Яракома, Кевин, Пираты и загадочный иноземец заключили столь необычный союз, то все же оставалось маленькая надежда. Чужак и Совард уже договорились стереть Пиратов, как только в них не будет нужды, и Кенрик не сомневался, что Пираты тоже вынашивают планы против союзников.
Но как бы ни был ненадежен этот союз, если он поможет разбить Кор Кинга, это будет означать гибель Валлека. Так ли уж важен теперь оракул? Жрецы Орма, нуждавшиеся в оракуле, как в запальнике, и так достаточно верны, но другие уже потихоньку скидывают со счетов этот возбудитель — их планы зависят от того, захватят ли они Кенрика. Поэтому приоритет переместился. Главное теперь — не разыскивать оракула, а предупредить Кор Кинга. Враги не смогли поймать его в ловушку в пустыне, потому что они зависят друг от друга и каждый гнет в свою сторону. Возникнет хаос, который пойдет на пользу Кор Кингу.
Возможно, не такая уж и ошибка, что он попал в это тело. Кор Кинг мог не поддаться влиянию какогото там пророчества, но он послушает своего сына. И хотя инструктаж глубоко укоренился, Кенрик разрушил его. Теперь он должен был найти Кор Кинга и известить его о том, что тут затевается, должен подготовить Ланаскол до того, как все это выплеснется через край.
Пока Кенрик спускался по ступенькам, он уже все спланировал. Заговорщики были правы: путешествие через пустыню нельзя проделать без коня, да еще при разведке с воздуха со стороны Пиратов. Кроме того, надо нести с собой воду и пищу.
Оставалось одно — огненные черви! Некоторые из них были оседланы — значит, на них ездили. И коль скоро кто то мог ездить, значит, может и должен Кенрик.
Дойдя до выступа, где было Кресло, Кенрик остановился. У него появилась еще одна идея: он был уверен, как если бы об этом было сказано в инструктаже, что пластина, против которой находится голова оракула, как то связана с пророчеством. Нельзя ли ее испортить, и тем самым замедлить ход событий?
Он решил, что есть только один путь: пусть разрушение сразу бросится в глаза жрецам. И еще, если неисправность укажет на одного из союзников… Он усмехнулся. Хороший фокус? Это может дать двойной результат: провалить дело с оракулом и посеять раздор среди врагов. Он быстро спустился вниз и побежал к туннелю, где должна была ждать его Николь. Она бросилась ему навстречу.
— Дай ка… — он выхватил из ее рук оружие и повернулся.
— Они идут за тобой?
Не отвечая, он прицелился в высокую спинку кресла и нажал кнопку. Луч яркого света пронзил воздух и ударил в цель. На мгновение он застыл, ошеломленный результатом. Кресло с ревом взорвалось, извергая каменные обломки, как будто под пластинкой была заложена взрывчатка.
Кенрик на минуту оглох, потом испугался за девушку и попытался заслонить ее, отталкивая назад, к туннелю. К счастью, каменный дождь не задел их.
— Этот грохот привлечет охрану. Мы должны действовать быстро. — Он коротко объяснил ей, зачем взорвал кресло и что предполагает делать дальше. — Хотел бы я знать, как управляют ездовыми червями, — закончил он.
Она опять достала свой шар из руды орма.
— Этот шар дает контроль над человеческим мозгом, облегчает гипнотическое внушение. Подействует ли он на червя — не знаю, но могу попробовать. — Если на них ездят, значит, как то можно добраться до них. Давай, поищем ход.
— Допустим, что найдем. А что потом, когда мы на них сядем?
— Будем искать Кор Кинга. — Он быстро обрисовал ситуацию. — Если его предупредить…
— Когда заговорщики спросят, кто их предал, каждый будет подозревать другого. Новый путь к победе на войне! — засмеялась она.
— Если это только сработает, — он погасил в себе возбуждение. — Все легко может провалиться.
— А вот первое, что нам нужно! Кенрик поднял глаза. В проходе показалась громадная голова с тремя глазами. Ротовые щупальца судорожно подергивались, как будто животное боялось. Вероятно, его напугал взрыв. Вылезающий из туннеля червь был настолько угрожающим, что Кенрик крепче сжал бластер. Охваченный страхом и яростью, червь мог броситься на людей, которые собирались сесть на него.
Николь поднесла шар к губам и подышала на него. Затем пристально посмотрела сквозь шар и подбросила его вверх. Шар взлетел и слабой искоркой света приземлился перед червем.
Животное сразу остановилось, мотая безобразной головой, затем опустило ее, как бы обнюхивая шар, и замерло. Его щупальца обвисли.
Николь быстро дотронулась до руки Кенрика и шагнула вперед, а он остался на месте, но на всякий случай прицелился в средний глаз червя. Она стояла против животного, и между ними лежал шар. Ее руки двигались в слабом свете, рисуя что то в воздухе, как будто плели сеть. Кенрик догадался, что Николь старается подавить мысли животного.
Наконец, она опустила руки, подошла ближе к червю и хлопнула в ладоши. Вялые щупальца ожили и свернулись в клубок под подбородком червя. Он тяжело присел, сгибая суставчатые ноги, пока его брюхо не легло на землю. Николь наклонилась и взяла шар. Кенрик посадил ее в седло, сам сел перед ней и взял поводья. Видимо, это было сигналом для червя, потому что он тут же поднялся.
Кенрик правил им, как лошадью, послав гигантского червя вперед по коридору, которым они первоначально шли.
Червь вез их быстро и точно. Случалось, он задевал боком за стену и приглаживал поверхность, уже и так выглаженную поколениями червей. Когда они доехали до черной лужи перед лестницей, то спешились и напились. Но взять впрок было не во что.
На лестницу они поднялись пешком. Николь шла впереди и несла шар, как маяк. Кенрик шел за ней, намотав поводья червя на руку. Червь шел, тяжело вздыхая — видимо, подъем давался ему нелегко. Груз усталости давил и на Кенрика. А каково, — думал он, — девушке? С тех пор, как они пришли в себя в пустыне после похищения, они так и не спали. В сущности, тут, под землей, нельзя было сказать, сколько времени они здесь и что сейчас — день или ночь.
У Кенрика так отяжелели ноги, будто он брел в пустыне по щиколотку в песке.
Девушка качнулась вперед и, хотя и уперлась рукой в стену, все таки упала. Кенрик помог ей встать и усадил в седло, но сам не сел, а взялся за край пластинчатых доспехов червя, одновременно поддерживая и направляя животное. Последние ступени отняли остатки его сил.
Резные стены уходили назад, как сон, и Кенрик впоследствии не был уверен, не спал ли он на ходу, как засыпают усталые солдаты. Он полностью очнулся, когда огромный червь остановился.
Кенрик огляделся. Не было резных светящихся стен, только тусклый свет над ними. А впереди барьер из обломков камня.
Они стояли у осыпавшейся ямы в пустыне, через которую попали в туннель.
Кенрик потянул девушку, лежавшую в седле, и хрипло окликнул ее.
Она зашевелилась, забормотала что то и попыталась оттолкнуть его. Червь хрюкнул и присел, видимо, полагая, что его неподвижный всадник сейчас слезет. Она скатилась с червя и лежала неподвижно, но глаза все таки приоткрыла. Вероятно, она страдала от жажды, как и Кенрик. Вода. Когда они ее получат? В отчаянии он ударил по плоскому боку червя.
Где был его разум? Они должны вернуться назад, в нору, пытаться найти другую дорогу…
Кенрик покачнулся и упал в песок. Глаза девушки снова закрылись. Гигантский червь слабо шевельнулся.
Мужчина, женщина и чудовище спали.
Он медленно просыпался. Его голова билась о скалу, потому что кто то тряс его за плечи и окликал, чтобы разбудить. Он был ослеплен и пытался поднять руку и защитить глаза.
Из зияющего отверстия лился ослепительный свет.
Кенрик увидел склонившуюся над ним Николь. Она облегченно вздохнула и выпустила его плечи, а затем подняла что то и протянула ему. Это была половинка плода. Его сок брызнул Кенрику в лицо, и тут Кенрик проснулся окончательно. Он зарылся лицом в мякоть плода и жевал, утоляя одновременно и голод, и жажду.
Обглодав жесткую корку, он огляделся и поискал второй порции, но Николь покачала головой:
— Осталось мало. Червю тоже нужно есть. Пища была для него стимулом, чтобы продолжить наш путь, — она показала на отверстие в оползне.
— Пища? А не шар?
Она скривилась в подобии улыбки.
— Некоторые плоды слишком переспели для нас. Она собрала остатки плодов в мешок, сделанный из ее платья, откладывая в сторону те, что уже заплесневели или загнили. Их она завязала в обрывок тряпки, и, приподнявшись, швырнула зловонную массу в отверстие.
— Я вскарабкалась и засунула приманку в щель. Червь пробил барьер, чтобы достать ее. — Она заглянула в отверстие. — Теперь он доедает остатки своего обеда.
На редкость простое решение. Кенрик глубоко вздохнул. Он был поглощен своими мужскими заботами и так устал, что даже забыл про мешок с пищей.
— Нам нечего бояться, что червь убежит, — сказала Николь. — Он питается тем, что для нас уже не годится. Я думаю, что эти черви уже с давних пор привыкли, что человек их кормит.
— Долго ли я спал?
— Не знаю, — она пожала плечами. — Я тоже спала. Но когда я проснулась, была ночь, а сейчас день. Ночь скроет нас, пока мы едем, так что мы вполне можем стартовать сейчас.
Он кивнул. Они пролезли в отверстие и оказались в пустыне. Червь неторопливо жевал то, что ему бросила Николь. Увидев их, он подогнул ноги, и они снова сели в седло. Николь показала на голубую скалу вдали, острой вершиной уходившую в небо.
— Это я помню. Люди, оставившие нас, повернули туда, когда уходили. Вопрос в том, куда они пошли: в Ланаскол или в Храм Орма? Как бы нам не ошибиться в направлении. Когда появится звезда, я вполне смогу найти дорогу. Читать по звездам — часть моего колдовства, поэтому я знаю, какие из них находятся над Ланасколом. Но сейчас я не знаю, куда идти.
Червь тяжело задвигался, как бы собираясь пуститься в путь. Кенрик колебался: здесь было множество ориентиров — фантастическое обнажение породы— они уберегут их от хождения по кругу. Но какой путь избрать?
— Судьба долго была благосклонна к нам, — наконец сказала она. — Я не вижу лучшего пути, чем идти наугад. Давай поверим, что выбранный нами путь приведет нас в Ланаскол.
Он натянул поводья, и червь тронулся.
Их верховое животное было настоящим созданием пустыни. Несмотря на то, что этот червь не ходил по песку с тех пор, как вылупился из яйца, он явно был предназначен для таких путешествий.
Руины оставались далеко позади. Они пробирались вдоль скал, пока не выбрались на участок, состоявший в основном из песчаных дюн. Но скальные обнажения встречались и тут, похожие на сломанные зубы в челюсти выбеленного солнцем черепа. Солнце, так мучавшее их в начале путешествия, теперь теряло силу. Начало смеркаться.
Кенрик правил к подножью скал и думал о прямой линии, по которой они до сих пор двигались. Он наметил другую цель впереди и надеялся, что скоро появятся звезды.
Скоро так стемнело, что трудно было следить за направлением. Поднялся холодный ветер, и Кенрик пожалел об отсутствии плаща: он помнил, что Николь пожертвовала верхним платьем, и, конечно, мерзнет больше, чем он.
— Прижмись ко мне, — посоветовал он, — вдвоем нам будет теплее.
Она прильнула к нему, но ее глаза обшаривали небо, где замерцали первые звезды.
— Звезда ориентир! Мы были правы, что доверились судьбе. Возьми еще немного левее — и мы не увидели бы этого яркого отблеска. Это вершина треугольника с двумя менее блестящими точками в основании.
Созвездие было видно достаточно ясно.
— Стрела Атту, — продолжала Николь, — она приведет нас в Ланаскол.
Ветер стих. Им недолго пришлось дышать пылью. Червь все еще неутомимо шел. Временами он поворачивал вправо и влево, обходя острые скалы, но тут же выпрямлял путь, повинуясь сигналу поводьев. Николь задремала, прислонившись к Кенрику.
Он не знал, когда настанет рассвет, но стало значительно жарче, а бледно лимонное небо стало темнеть. Наконец, червь замедлил ход.
— Дай зверю поесть, — хрипло сказала Николь.
Она была права. Если зверя не накормить, он может отказаться везти их дальше.
Кенрик бросил поводья. Червь немедленно присел и начал хрюкать, что Кенрик воспринял как просьбу.
Они быстро сошли на землю. Николь чуть чуть отошла и встала на колени, развязала узел с пищей. Вонь из него шла страшная. Голова червя повернулась, щупальца раскрутились и задвигались в жадном предвкушении гнилой продукции.
Девушка порылась в мешке, выбрала один плод, расщепила его об острый край скалы и обнажила перезревшую мякоть. Кенрик не прочь был иметь в ней долю, но Николь бросила большую часть червю, оставив лишь немного.
— Все остальное в мешке испортилось, — мрачно сказала она. — Мы оставим немного для следующей кормежки червя, но для нас…
— Подожди! — он выкинул вперед руку, молча призывая Николь обернуться.
Здесь не было никакого убежища, даже скалы достаточного размера, а точка, замеченная Кенриком в небе, росла и ширилась с каждой секундой — не Пираты ли?
Вдали виднелся гребень скалы. Успеют ли они достичь его?
— Садись! — он схватил Николь за плечи и толкнул к червю.

5

Животное протестовало кашляющим хрюканьем, но покорно согнуло ноги и повиновалось приказу двинуться вперед. Заставить его идти быстрее не было средства до тех пор, пока с неба не прозвучал пронзительный визг. Чешуйчатое тело сжалось на секунду от внутренней конвульсии, затем вытянулось снова, и червь пустился раскачивающимся галопом, так что всадники должны были ухватиться за седло. Визг повторился — громче и ближе. Да, это был патруль Пиратов. Кенрик мог теперь разглядеть летящих ящеров с маленькими фигурками людей между широкими крыльями. Ведущий снижался.
— Бери поводья! — Кенрик бросил их Николь, а сам схватился за оружие и выстрелил.
Вылетел ослепительно сияющий луч. Ящер исчез в огненной вспышке. Вторая рептилия, которая была недалеко от лидера, метнулась вверх, и Кенрик снова выстрелил, промахиваясь из за внезапного рывка. С пронзительным визгом ящер уклонился, но его всетаки задело, и он тяжело взмахивал крыльями, поднимаясь вверх со стаей.
Кенрик не имел представления о дальнобойности своего оружия и выстрелил еще раз, но расстояние было слишком велико. Слева и спереди взлетел гейзер из песка и гравия. Ослепленные, они не могли добраться до сомнительной защиты скал. Червь вертелся, мотал головой, затем вдруг остановился и так встряхнулся, что они вылетели из седла в песчаный шторм.
Кенрик метнулся к червю, едва заметному в туче песка. И вцепился одной рукой в его пластину. Трехглазая голова была погружена в песок, и Кенрик почувствовал, как двигаются ноги червя — животное закапывалось в землю! Потянуть за поводья? Но их у Кенрика не было! Он передал их Николь! Неужели червь зароется в песок и оставит их Пиратам?
— Николь! — его рот был забит песком, но все таки его зов был услышан.
— Я здесь!
Он разглядел Николь, согнувшуюся с другой стороны червя. Ее тело напряглось, потому что она изо всех сил тянула поводья. Он пробрался к ней, зажав бластер, и стал вместе с ней тянуть, удерживая червя. Несколько раз ему пришлось поднимать оружие и стрелять в небо по Пиратам. Это научило Николь осторожности. Атака прекратилась, а с ней и песчаный шторм, вызванный ей. Когда успокоившийся червь снова высунул половину тела, Кенрик слегка расслабился.
— Помочь тебе? — спросил он девушку.
— Если он так и останется лежать, тогда… Что ты хочешь делать?
— Хочу посмотреть, чем они взбили песок. С бластером под мышкой он зигзагом пробрался к куче земли и песка, из которой поднимался минисмерч. Здесь оказалась яма без единой песчинки, и солнце отражалось в металле. Кенрик подошел к краю и прикладом бластера перевернул лежащий там предмет, чтобы лучше рассмотреть его.
Он мог бы поклясться, что это сделано не в Валлеке. Тонкий диск, один конец которого был закруглен, с другой загибался вверх. На нем был гибкий круг из маленьких лопастей, который вращался, когда предмет двигали. Кенрик слышал, что где то в галактике есть такое оружие. Кажется, его называли овоидом.
Эти сияющие лопасти должны быть невероятно прочными, чтобы при вращении поднимать такой объем песка и чемли. Кенрик нахмурился. Значит, у Пиратов было такое оружие, которое производило смятение среди путешествующих в пустыне, в то время как атакующие держались на безопасном расстоянии.
То, чем воспользовались, чтобы захватить двух всадников на черве, свободно можно было повернуть против армии в этой пустыне. Что, если такую штуку сбросят рядом с отрядом Кор Кинга, а то и прямо на отряд, чтобы разметать ослепленных людей во все стороны, а самим ждать, когда можно будет перехватить всех поодиночке?
Овоид упал набок, его лопасти мгновенно завертелись, врубаясь в кучу песка. Он поднял столько пыли, что Кенрик отскочил и прикрыл рукой глаза.
— Что это? — закричала Николь.
Кенрик, окруженный клубами пыли, повернул назад, наткнулся на червя и пригнулся, так как песок продолжал фонтанировать. Похоже, что овоид крутился там, где мог врезаться в землю. Заслонив глаза, Кенрик оглянулся. Теперь уже было два фонтана, но оба стали ниже. Неизвестно, долго ли это будет продолжаться.
Кенрик подполз к Николь, лежавшей под защитой полузасыпанного червя, и быстро рассказал о своей находке.
— Стало быть, Пираты вооружены изобретением чужого мира.
— Если это и вправду из чужого мира. Но сомневаться не приходилось. Это был чужой мир с высоким технологическим уровнем, насколько он мог судить.
Песчаная струя стала тоньше, и наконец иссякла. Но от солнца не было защиты. Пираты все еще кружили наверху, однако их стало меньше — только три рептилии. Пиратам только всего и дела было — подождать, а все остальное сделает пустыня. Кенрик не видел выхода. Вдруг он услышал восклицание Николь:
— Посмотри ка!
Она отгребла песок от тела червя. В воздухе распространился сильный запах. Из под нижних пластин животного сочилась липкая жидкость и капала на песок. Смоченные частички песка затвердевали, как раковина, и образовали стенку. Кенрик поспешно стал копать со своей стороны и обнаружил стенку по всей длине червя. Было совершенно очевидно, что червь способен построить себе защитный туннель, когда захочет. А, может быть, можно каким нибудь образом контролировать его продвижение под землей…
— Шар! — Николь взяла самое драгоценное, что у нее было. — Но даже если он выкопает дорогу, сможем ли мы быть уверенными, что она пойдет в правильном направлении?
— Нет, не сможем, но мы хоть будем укрыты от солнца и от Пиратов. И выиграем время.
Его воодушевила эта мысль.
С шаром в руке девушка подползла к голове червя. — Не знаю… — начала она, но тут червь принялся за дело почти с такой же силой, что была у овоида.
Кенрик вытащил Николь из песчаного смерча. Червь работал что надо, с куда большей скоростью, как будто вся энергия была направлена на то, чтобы уйти под землю как можно скорее. Песок и земля разлетались во все стороны. Червь уже скрылся из глаз, лишь струйка земли выходила спиралью и ложилась холмом над отверстием, отмечая ход животного. Видели ли Пираты, что происходит? Может, они захотят проверить… Кенрик сжал бластер. Он готов был цепляться за соломинку. Кенрик нагнулся над холмом и заглянул в яму. Внизу был другой ряд выброшенной земли, а песок стал гладкой стеной. С одной стороны был вход в туннель. Итак, здесь была потайная нора, защищающая от солнца и наблюдений сверху. Кенрик позвал Николь, спустился в яму и поднял руки, чтобы помочь девушке спуститься. Вход в туннель был не шире тела червя, но червь, покрутившись, сделал для них нечто вроде комнаты. Они облегченно вздохнули, зная, что будут в тени.
Кенрик протиснулся туда, чтобы взглянуть на туннель, повторяющий форму червя, и осторожно выбрался обратно, чтобы червь не стал продвигаться дальше и не задушил их выбрасываемой им землей. Они выигрывали время, но надолго ли? Воды у них нет, нет и фруктов, поддерживавших их раньше.
— Он больше не зарывается? — спросила Николь.
— Нет. Наверное, спит. Ночью мы сможем…
— Если доживем, — без выражения ответила она.
— У нас есть шанс. Потеряв нас из виду, Пираты могут снизиться. Если мы встретим их, когда они будут близко к поверхности…
Ее глаза закрылись. Дыхание было поверхностное, слабое, и Кенрик решил, что она либо не слышит, либо не хочет слышать его слов. Однако она ответила, не открывая глаз.
— Говорят, утро вечера мудренее, Лорд Кор Кенрик, и иногда это оказывается правдой. Так что давай спать.
Но если она могла уйти в сон., как в убежище, то ему оставалась роль часового. Не то, чтобы он ожидал чьего то появления — врага или, что маловероятно, друга, — но все таки хотел быть готовым. Трудно было бороться с оцепенением, навалившимся на него, трудно было связно мыслить. Он старался вспомнить все, что произошло с ним с тех пор, как он появился в Валлеке. Те, в штабе, давно должны были узнать, что он не оракул.
Насколько он знал, отправка агента не в то место могла произойти разве что в самые первые дни эксперимента. Теперь, конечно, это будет записано в конфиденциальных сведениях, получаемых ЦАТ.
Пытались ли, промахнувшись с ним, послать другого агента?
Если так, то не было ли это ошибкой, поскольку кресло на Дороге Червя разрушено? Не могли ли жрецы использовать ту пластинку как нибудь иначе? Как?..
Кенрик проснулся. Он увидел, что именно вывело его из сонного состояния: в яму сыпался песок. Кто то подошел к вершине холма. Кенрик придвинулся к Николь и прикрыл рукой ее рот, чтобы она не издала никакого звука, а другой рукой потряс ее, чтобы разбудить. Увидев, что ее глаза открылись и смотрят разумно, он показал на яму. Песок перестал сыпаться: возможно, тот, кто стоял там, прислушался тоже.
В яму неожиданно влетел овоид. Его лопасти взбили землю, не склеенную выделениями червя. Поднявшееся облако пыли не дошло до туннеля, но зато могло служить завесой для другой формы атаки. Кенрик мрачно ждал с бластером наготове. Ожидание закончилось тем, что в яму прыгнула темная фигура, отшвырнув с дороги вращающийся овоид. Вылетела струя огня, но Кенрик выстрелил одновременно — и более успешно. От атакующего стали отлетать куски горящей плоти. Николь вскрикнула и стала отряхивать с плеча Кенрика тлеющие лоскуты туники, луч нападающего поджег ее и опалил кожу.
Попытку могли возобновить. Кенрик поспешил к отверстию и смахнул вершину холма, проведя бластером, как веером. Яростность этого движения спасла его: раздался вопль боли, и Кенрик увидел над отверстием человека, который отшатнулся, закрывая лицо руками. Кенрик узнал в нем Пирата. Но тот, кто лежал сгоревшей массой в яме, не был Пиратом. Кенрик подошел к нему. Лицо было снесено взрывом, но было. видно, что этот человек не из Кевина и не из Ланаскола. У него была слегка зеленоватая кожа, а немногие сохранившиеся волосы были пятнисто серые. Гуманоид, но инопланетянин. Остатки одежды напоминали космическую униформу. Кенрик, подавляя тошноту, обыскал тело. Он мало что мог найти, только что обгоревшие остатки ремня с различными инструментами. Большая часть из них расплавилась. Ничто не указывало на происхождение человека. Его смерть, кстати сказать, сохранившая им жизнь, дала им оружие, тяжелое, с коротким стволом, но без телескопического прицела, как первое. Кенрик взял его, чтобы отнести Николь.
Его интересовало, каким образом этот человек добрался до них. Это могло быть только в том случае, если Пират приземлился поблизости и, возможно, эта летающая тварь подала тревожный сигнал кому нибудь наверху.
Единственным разумным решением быле перейти от обороны к атаке. Сила его веерного выстрела, которым он прошел по холму, сплавила песок в гладкую поверхность, по которой было трудно взобраться. Он сказал Николь, осматривавшей тяжелый бластер:
— Стреляй сюда… и сюда…
Она повиновалась. Вспышка прожгла глубокие дыры для рук и ног. Затем девушка остановилась внизу, следя за краем ямы, пока Кенрик поднимался. Он распластался на животе на холме, держа бластер наготове, и как раз в этот момент увидел рептилию Пиратов, неуклюже переваливавшуюся для взлета, и человека в седле между крыльями, вцепившегося в стропы, в то время, как его тело слабо качалось туда и сюда.
Кенрик выстрелил, но вспышка была короткой, хотя он не снимал пальца с кнопки. Он нажал снова, но вспышка не появилась. Заряд кончился в самое неподходящее время. Он не задел змееподобную голову, а лишь напугал рептилию и привел ее в ярость. Она перевернулась, сбросила наездника и убила его двумятремя ударами своего большого клюва. Затем она развернулась и, не успел Кенрик опомниться, как уже неслась прямо на него. Он бросился назад и нырнул в яму. Чудовищный ящер взобрался на холм, и взмахи его громадных крыльев подняли почти такую же пыль, какую поднимал овоид. Кенрик и Николь согнулись в туннеле. Стенки ямы трещали и расходились под ударами ног и тела, когда ящер балансировал на краю, вытягивая длинную шею и стараясь добраться до людей. Николь выстрелила. Языки пламени вызвали у рептилии глухой крик. Она метнулась вперед, упала в яму и заполнила ее целиком. В этот миг земля вздрогнула Червь, притихший так давно, что про него совсем забыли, вдруг зашевелился и начал снова зарываться. На людей посыпались земля и песок. Они прижались к стене. С другой стороны визжал и бился летающий зверь, блокировав выход. Теперь они будут быстро похоронены. Последовал мощный толчок, как при землетрясении. Рептилия раскидала землю вокруг входа в туннель и просунула туда клюв Им оставалось лишь податься назад, в свежевырытую червем землю. Клюв снова нацелился и на этст раз в кровь расцарапал плечо Николь. Кенрик кое как затолкал девушку к себе за спину и приготовился к третьей атаке, но тутземля снова затряслась, и нападение, которого он ждал без всякой надежды на спасение, не состоялось. Ящер дико кричал и вертелся, видимо, пытаясь встать, прежде чем яма поймает его в западню. Кенрик воспользовался драгоценной минутой отсрочки и протиснулся дальше в свежую землю. Вдруг Николь дернула его:
— Смотри!

6

Ворвавшийся в туннель солнечный свет доказывал, что червь как сам зарылся, так сам и решил снова выбраться на поверхность. Кенрик и Николь последовали за ним, ползком пробираясь сквозь душащую их рыхлую землю.
Неожиданно они оказались в туче песка, такой же густой, какую поднимал овоид. Сквозь нее они увидели бой: громадный огненный червь добрался до похороненного в яме ящера. По всем признакам черви не были плотоядными, а вот летающие рептилии, возможно, были таковыми, и в черве проснулась старая ненависть к врагу.
В конце концов песчаный водоворот утих. Теперь они ясно видели, как червь согнулся, склонив голову с яростно двигавшимися щупальцами, и следил за слабым движением под густым песчаным покровом.
Кенрик первым делом взглянул вверх. Пиратов в небе не было. Вполне могло быть, что приземлившийся Пират остался на страже, а остальные куда нибудь улетели. Куда?
Пока он так думал, Николь достала шар.
— Сможем ли мы ехать…
— Должны! — сказал Кенрик, хотя совсем не был уверен, что им удастся контролировать червя после его сражения с ящером. Движение в яме стихло, холм был теперь молчалив и спокоен, но червь все еще горбился над могилой врага.
Кенрик взял поводья, и червь поднял голову. Его щупальца снова свернулись в подобие бороды, и животное подогнуло ноги, чтобы люди могли сесть. С помощью поводьев Кенрик указал червю направление, которое он наметил перед тем, как их атаковали. Ровное «шлеп шдеп» качающейся походки червя возобновилось. Кенрик подумал, что жара играет дурную шутку с его глазами и он видит несуществующее, но, прищурившись, понял, что это, пожалуй, не обман зрения: справа, вблизи вершины одной из остроконечных скал, появились вспышки света. От основания скал поднимался смерч, с которым Кенрик уже достаточно познакомился, но наверху не было видно летающих рептилий.
— Сигнал! — Николь вцепилась пальцами в плечо Кенрика.
— Похоже на то, — буркнул он.
— Ты не понимаешь — это же сигнал Ланаскола!
— Может, изменники, — сказал он, хотя ему не хотелось этому верить.
Как хотелось бы ему держать на всякий случай бластер, бесполезно лежавший теперь в седельных ножнах. Увы, желание и осуществление находились на разных полюсах. Он повернул червя и поехал туда, где мигал свет.
Песчаный шторм у подножья скалы прекратился. По видимому, овоиды крутились только какое то определенное время. Теперь уже можно было разглядеть лица людей, выскочивших из за скалы.
— Лорд Кор!
Человек с трудом шел по песку. Он смотрел на Кенрика и гигантского червя, и, кажется, не верил своим глазам.
— Говорят, что в пустыне люди иной раз видят мираж, — начал он. — Но я не верю, что ты иллюзия.
— Это действительно я, — Кенрик опустил поводья, и червь присел. — Скажи, Джирант, Кор Кинг идет этим путем?
— Да. Он позади. Мы — разведчики. Но здесь, наверху, Пираты, и у них есть власть поднимать песок, чтобы он сражался за них. Они захватили нас тут, а потом улетели. Мы надеялись только на наше говорящее зеркало, чтобы передать предупреждение людям Кор Кинга. Но где ты был, Лорд Кор? Что за чудище везет тебя? Глаза Кор Кинга открыли в городе, что ты был обманут колдуньей… — Тут он впервые взглянул на девушку.
— Нет, Леди Николь не обманывала меня, — поправил его Кенрик. — Ее взяли в плен вместе со мной. В Ланасколе есть предатели, это точно, но они не зовутся колдуньями. У вас есть лошади?
— Были. Когда поднялась песчаная буря, они разбежались.
— Мне необходимо доехать к Кор Кингу. Но как оставить вас тут?
— У нас хорошая крепость в этих скалах. Она выдержит даже змеиные шеи Пиратов, если они нападут. А если кто нибудь придет пешком — добро пожаловать.
— У тех, кто с Пиратами, новое и смертельное оружие, — предупредил Кенрик. — Они издалека бросают огонь. Если вы увидите похожее на это, — он достал оружие из седельной сумки, — вам лучше всего укрыться за скалами.
Джирант кивнул.
— Может быть, они тоже приедут на таком чудовище, как у тебя?
— Наверняка. Мы едем из их конюшни. Я пришлю помощь, как только смогу…
— В таком обещании нет надобности, Лорд Кор. Мы и так знаем обычаи человека, которому служим. Джирант поднес два пальца ко лбу. — Да сопутствует тебе удача!
— В какую сторону ехать? Я поеду быстро, но куда?
— Видишь каменную стену на юге? Двойной проход с выступом в середине? Держись ее, Лорд Кор.
Червь начал свой неутомимый шаг. Кенрик несколько раз поглядывал на небо с холодком в спине, как бы предчувствуя нападение. Однако Пираты все еще не показывались. Песок впереди выглядел спокойным и непотревоженным. Если Пираты и бомбили людей Кор Кинга, следов этого пока еще не было видно. Жара начала спадать. Кенрик мечтал о воде, пище, но мог ли он просить о них Джиранта? Николь плотно прижалась к нему и положила голову на его плечо. «Как она, наверное, страдает от жажды»— думал он. Кенрик быстро убедился, насколько обманчивы расстояния в пустыне. Теперь ему казалось, что чем дольше они едут, тем дальше отстоят от холма, на который указал Джирант. Может, их заслоняет пыльный туман?
Он слышал тяжелое дыхание Николь. Внезапно поверхность песка перед ними заволновалась, закрутилась и появилось множество червей.
И каждый нес на себе всадника в полном вооружении. Кенрик пытался остановиться, но не смог: их червь намеревался присоединиться к товарищам. Стоило хоть одному всаднику взглянуть на них, и они сгорят в уголь, — подумал Кенрик, но, осторожно скосив глаза, увидел, что ни у одного всадника нет бластера. У них было обычное вооружение Валлека: черные трубки, стреляющие парализующими дротиками, длинные пики, боевые мечи. Где же бластеры? Возможно, их было слишком мало, чтобы вооружить такой отряд, или хозяева оружия не доверяли союзникам? Вероят ' но, одного вида этих червей было достаточным, чтобы деморализовать силы Ланаскола. Их червь не показывал никаких признаков усталости. Наоборот, он пробивался вперед, в авангард отряда. Поскольку отряд ехал спокойно, один червь вполне мог обогнать своих собратьев. На новоприбывшего никто не обратил внимания.
— Наклонись как можно ниже, — обратился Кенрик к Николь, и сам согнулся чуть ли не вдвое над краем седла. Грубая шерсть червя хлестала по его лицу, от запаха щипало глаза и ноздри, но это можно было выдержать. Червь, явно возбужденный обществом себе подобных, пустился в раскачивающийся галоп, кидая своих пассажиров из стороны в сторону, хлеща своей длинной и твердой, как сталь, шерстью. Кенрик не решался поднять голову и посмотреть на окружающих всадников. Ему оставалась лишь одна надежда, что судьба вынесет их ради важности и неотложности их дела. Червь затрясся. Кенрик услышал крики, и около них яростно закрутился песок. Они оказались в зоне атаки. Он закрыл глаза и крепче ухватился за свое ненадежное сиденье. Червь так резко затормозил, что они вылетели из седла. Николь все еще держалась за Кенрика, а вокруг них поднимался песок. Кенрик выпустил из рук поводья и отполз вместе с Николь, смутно соображая, что червь опять станет зарываться в землю и может засыпать их. Они кое как добрались до скалы, единственному убежищу в этом мире крутящегося песка. Он уцепился за камень, девушка прижалась в нему, и так они лежали, закрыв глаза. Долго ли это продолжалось, он не знал. Он слышал крики, некоторые из которых были военным кличем Ланаскола. Кто то взял его за плечо, стараясь оттащить от скалы. Кенрик хотел встать сам, не выпуская девушки, но не смог, и снова упал. Он почувствовал, что песчаная буря прекратилась, и открыл глаза. Он узнал знаки на груди человека — стража Кор Кинга. Он хотел заговорить, но издал только хрип. Кто то поднес к его губам чашу с водой, и Кенрик начал жадно пить. Его руки слабо повисли. Где девушка? Мысль, что она умерла, пронзила его мозг. Он выпрямился с помощью одного из стражников.
— Где Николь?
— Она здесь, Лорд Кор, посмотри… — Они расступились. Она лежала на земле, и один из стражников осторожно лил ей в рот воду. Он кивнул Кенрику:
— Она жива, Лорд Кор. Она просто в обмороке.
— Где Кор Кинг? — спросил Кенрик. — У меня важное сообщение…
— Он здесь, Лорд Кор.
Они помогли ему повернуться, и он увидел перед собой высокого человека в броне и шлеме с эмблемой из драгоценных камней…
Последний песчаный смерч осел. Солнце заходило. У скалы было много выступов, которые легко можно было отколоть и использовать как сиденье. Кенрик прислонился к скале и взглянул направо, где усаживался Кор Кинг. Повсюду виднелись холмы, отмечавшие местопребывание червей, которые, видимо, спокойно отдыхали под землей. Их бывшие наездники были либо убиты в сражении, либо захвачены, когда их ездовые животные начали зарываться. И теперь допрашивались офицерами Кор Кинга.
— Похоже на то, — заметил Кор Кинг, — что бросились в битву совершенно не зная, что их животные склонны искать под землей защиты от песчаных штормов. Плохо спланировано. Естественный результат того, что ты рассказал об их подозрительности. И этот провал не послужит укреплению их взаимных симпатий.
— Когда я сжег трон оракула оружием, принадлежавшим чужестранцам, у них, конечно, возникли подозрения. А поскольку другое новое оружие — овоиды принесло поражение вместо победы, я думаю, что всякое доверие к этим чужестранцам подорвано. Тем не менее мы должны опасаться этого оружия.
— И измены в самой нашей сердцевине, — Кор Кинг снял шлем и потер виски, как будто шлем давил ему на голову. Он был того же типа, что и все в Ланасколе: красно коричневая кожа, темно рыжие волосы. Только возле ушей шли серебряные полоски в два пальца толщиной, но они не были признаком старости, поскольку правильные черты лица Кор Кинга носили лишь следы деятельной жизни и большой ответственности.
Король разглядывал пустыню, а Кенрик изучал его лицо. Он выглядел моложе своих лет, этот Кор Кинг, чье правление останется неприкосновенным, чтобы Валлек не стал грудой пепла в будущем, таком далеком от этих сумерек, что просчитать его можно только на машинах из другого мира и другого времени. Кор Кинг принял фантастический рассказ Кенрика со спокойным вниманием, однако у него наверняка были сомнения. Он мог подумать, что сын, так долго лежавший без разума, болтает теперь невесть что в полупомрачении. Очевидно, настоящ и Кенрик не поощрял откровенность и не был склонен к ней.
— Люди из другого мира желают иметь дело со жрецами ради руды. Мы давно знаем, что у руды исключительные свойства. Ею пользуются колдуньи. И суеверные Кевины готовы истолочь ее в бесполезный порошок, лишь бы она не обернулась против них. Говоря о колдуньях, Кенрик, я имею в виду Эту Николь, которая хорошо поработала для нас. Спроси ка ее от моего имени, чего бы она хотела. Если это в нашей власти…
— Я не думаю, что она потребует вознаграждения.
— Это возможно. — Кор Кинг мягко рассмеялся. Но награда приходит в конце. И есть другая женщина, которая тоже работала, вертясь и выкручиваясь, как умела. Ты ничего не сказал о Леди Яракоме, кроме того, что ее человек был на совете жрецов.
Удивительная у тебя сдержанность. Она столько говорила о тебе в последнее время…
— Ничуть не удивляюсь.
— Да, я полагаю. Она, между прочим, говорила, что ты все еще не в своем уме из за раны. И что от слабости ума ты попал под чары колдуньи, которая пользуется тобой для своих грязных целей.
— И этому поверили?
Кенрик ничего не мог прочесть в ровном голосе Кор Кинга. Может, Яракома все еще пользуется некоторым влиянием?
— Это выглядело логичным. Мои Глаза докладывали о некоторых фактах, по видимому, подтверждающих это. Но у меня есть еще более тайные Глаза. Одного из них я пустил по определенному следу, когда впервые получил сведения о том, что ты тяжело пострадал в пограничной стычке. Оказывается, что я иной раз бывал более слеп, чем мне было предназначено богами. Леди Яракома в прошлом была тебе ненадежным другом. Не поэтому ли она так стремилась ухаживать за тобой, когда ты лежал бездыханным? Однако она никогда не оставалась с тобой наедине.
Кенрик улыбнулся.
— За это я, вероятно, должен быть искренне благодарным.
Он услышал смешок Кор Кинга, но лица его уже не увидел в темноте.
— Твой брат никогда ничего не виделг кроме хорошенького личика, когда дело касалось ухаживания. Поэтому я не сержусь на него. Вообще то, он храбрый человек и достойный сын. Но если он наденет это, Кор Кинг поднял шлем, — я боюсь за Ланаскол. Леди Яракому нельзя обвинить открыто, иначе она расколет королевский двор сверху донизу. Многие рады будут послушать, как она станет произносить тщательно подобранные слова. Но может случиться, что твой брат будет послан выполнять задание: охранять западные границы и вести торговые дела с приморскими жителями. Он поедет почти на два года в грубую, опасную страну и не сможет взять с собой свою любимую. Она выразит горячее желание удалиться на это время в башню Семи Молчаливых и найти у Мудрых Женщин утешения и поддержку.
Кенрик ничего не знал об этом месте, но ничуть не сомневался в том, что Кор Кинг станет тщательно наблюдать за вероломной невесткой.
— Этого для Леди достаточно. А как насчет жрецов, чужеземцев и их союза с Пиратами и Кевином? спросил Кенрик.
— Будем надеяться, что семена раздора, которые ты посеял, взойдут. Моим послушным Глазам дан приказ мутить воду, подливать масла в огонь и извлекать из всего этого пользу. Пираты могут решиться на штурм Ланаскола, но я в этом сомневаюсь. Жрецы Червя без своего оракула на некоторое время парализованы. И твой детальный отчет будет широко распространен, так что больше никто не сможет внушать оракулу в норах. В самом деле, твой рассказ станет сагой, которая возвеличит наш дом и его правление. Что касается иноземцев — надо больше узнать о них. Мои Глаза займутся этим. Мы узнали, что черви им служат. Мы никогда не были за пределами пустыни: этому препятствует наша природа и природа пустыни. Если же мы посадим наших разведчиков на червей, это препятствие будет устранено.
Кенрик кивнул. Кор Кинг продолжал:
— Не скажу, что все пойдет гладко, и одна стычка не решает исход войны. Ты достаточно закаленный боец и понимаешь это. Но я думаю, что их союз теперь развалится, а поодиночке мы возьмем их голыми руками. Теперь мы прекрасно можем вернуться в Ланаскол. Спасибо Джиранту, что предупредил нас сигнальными вспышками, спасибо и тебе за сообщение. Храбрые люди всегда так поступают — по крайней мере, я так считаю. Теперь мы вернемся, оставим только разведчиков и, может быть, посадим их на червей. Дома мы подождем возвращения Глаз, подготовленных к набегам Пиратов или иноземцев. Всегда ведь было так: человек думает о том, что лежит далеко, осторожный старается предвидеть. Поэтому я снова подумал о твоей колдунье. Таких надо иметь рядом.
Кенрику показалось, что Кор Кинг многозначительно взглянул на него. Но ему вдруг расхотелось искать скрытый смысл слов. Не в его власти было выполнить свою миссию так, как предполагала Служба, но все равно Ланаскол был крепко защищен и была уверенность в том, что Кор Кинг будет править.
Кенрик стоял между драпировками. Эта комната была, пожалуй, пошире той, в которой Николь принимала своих клиентов, но не длиннее. От ткани исходил запах трав.
— Нам остается только вынырнуть, — сказал он, не глядя на Николь. — Кор Кинг заслуживает лучшего. Он рассматривает меня как партнера в своих планах. Если меня отзовут и ему достанется только безмозглый олух или мертвое тело, это вызовет подозрение у достаточно умных людей. Так и доложи. Это встряхнет даже ЦАТ.
— Так и было, — ответила она.
— Да? Так и было? — Он обернулся, но она стояла в темном углу комнаты, и он плохо видел выражение ее лица. Может, она преподносила ему такую же гладкую маску, с которой принимала своих клиентов?
— ЦАТ признался, если можно так выразиться.
— Признался в чем?
— В том, что в последнюю минуту переключатель в передаточной камере действовал по инициативе ЦАТ. Кенрик шагнул вперед.
— Ты понимаешь, что говоришь? — Кенрик не хотел верить, в глубине его мозга всегда таился страх — страх, что в один прекрасный день компьютер не послушается приказа человека и станет действовать посвоему.
— ЦАТ пришел к заключению, что оракул не главное, что Кор Кинг нуждается в поддержке, которую могла дать наша операция, и подготовил совершенно другой посыл…
— Поэтому и выбрал меня. Годдард знал?
— Никто не знал, пока тебя не переслали. А потом узнали, что ЦАТ не настроил возвращения.
— Как?
— Замена не прошла по цепи, которую они все еще не могут проследить. Так что ты не можешь вернуться безопасно. Попытка может закончиться неудачей. Не думаю, что ты захочешь рисковать.
— Конечно, нет, — ответил Кенрик, почти рассеянно, пытаясь сообразить, что с ним сделал ЦАТ. Вполне возможно, что они очень нескоро найдут эту цепь. ЦАТ запросто скроет ее.
— Еще одно, — сказала она. — ЦАТ прервал со мной связь, когда я спросила, как идут дела. Теперь контакт возобновится по другой линии, если ЦАТ продолжит обрыв связи.
Первый шок прошел, и Кенрик мог уже мыслить спокойно.
— Значит, я вроде бы как стал добровольным ПОСТОЯННЫМ АГЕНТОМ. Думаю, что придется мне идти этим путем.
— Он тебе очень подходит.
Она подошла к окну. Следы их пребывания в пустыне полностью сошли с ее лица.
— Не призывай гнев богов Валлека на ЦАТ… — он засмеялся. — Ладно, я более не Трапнел, а настоящий Лорд Кор Кенрик. Ну, что ж, пора выступать под этим именем.
— А именно?
— Кор Кинг хочет видеть тебя членом своей семьи. Прошлой ночью он откровенно разговаривал со мной. Я понимаю его заботы. Яракома едва ли делает честь клану. Ему хотелось бы самому выбрать женщину для брачных уз с родом Кор.
Кенрик усмехнулся. Его лицо оставалось спокойным, но глаза напоминали руду орма. Он подошел к Николь, говоря:
— Он хитрый, и он прав. Я думаю, что помогу ему возвыситься, даже если ЦАТ воспротивится!
Затем он замолчал. У него были на то причины.


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru