логотип сайта  www.goldbiblioteca.ru
Loading

Скачать бесплатно

Читать онлайн Энтони Пирс.,Роберт Маргроф. Келвин из Руда 3. Медь химеры

 

Навигация


Ссылки на книги и материалы предоставлены для ознакомления, с последующим обязательным удалением, авторские права на книги принадлежат исключительно авторам книг












































Яндекс цитирования

 

Пирс Энтони, Роберт Маргроф
Медь химеры

Келвин из Руда 3



Аннотация

«Медь Химеры», третий роман серии о Келвине из Руда, повествует о следующей стадии выполнения пророчества легендарного Маувара. Но это совсем не означает, что конец предрешен и ясен заранее: прежде всего потому, что есть люди, которые сомневаются, что пророчество является хотя бы в какой то степени истинным. Вещи часто являются совсем не тем, чем они кажутся, особенно если в дело вступает магия.


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Маувар — легендарный круглоухий, который сделал пророчество, установил сеть научно технический транспортировщиков, связывающих между собой различные миры и измерения.
Королева Зоанна — злобная красавица, бывшая королева Рада в мире остроухих; пропала в темных подземных водах около Провала.
Профессор Деваль — демонический чародей и педагог.
Король Рауфорт — злобный король Хада, свергнут с трона. Аналог хорошего и доброго короля Рафарта в измерении остроухих.
Королева Занаан — положительный вариант Зоанны в измерении круглоухих.
Бротмар — негодяй, бывший адъютант, помощник и палач короля Рауфорта.
Зотанас — добрый волшебник, однако, обладает лишь незначительной магией; отец королевы Занаан. Аналог Затанаса, сильного, злобного волшебника из измерения остроухих.
Келвин Найт Хэклберри — герой пророчества и потому всех романов данной серии, не очень подходящий на данную роль.
Король Рафарт — добрый король Келвинии, мягкий и бездеятельный человек.
Чарли Ломакс — один из гвардейцев короля.
Джон Найт — путешественник с Земли, заблудившийся и случайно попавший в волшебную страну; отец Келвина и Кайана.
Стэттерли — еще один гвардеец.
Кайан Найт — сводный брат Келвина, сын Джона Найта и королевы Зоанны.
Лонни Барк — девушка из Хада, которую любит Кайан.
Хелн — круглоухая, беременная жена Келвина.
Джон — младшая сестра Келвина. У него уши круглые, а у нее заостренные. Иногда он называет ее «Братец Прыщик», потому что однажды она выдавала себя за мальчишку.
Сент Хеленс — прозвище Шона Рейли; отец Хелн, происходящий с Земли, некогда бывший солдатом во взводе Джона Найта.
Лестер , «Лес» Крамб — муж Джон , сын Мора Крамба.
Шарлен — мать Келвина и Джон, жена сначала Джона Найта, а потом Хэла Хэклберри.
Хэл Хэклберри — второй муж Шарлен; хороший, но простоватый человек, его имя взяли себе Келвин и Джон.
Истер Коричневика — подружка Хэла.
Старик Зед Йокс — живет у реки и перевозит путников на другой берег.
Филипп Бластмор — бывший мальчик король королевства Аратекс до того, как оно стало частью Келвинии.
Мортон , «Мор» Крамб — бывший предводитель банды мятежников , которая помогла Келвину свергнуть с престола злую королеву Зоанну из Рада; теперь он стал генералом.
Король Битлер — король Германдии, одного из семи королевств.
Химера — с тремя головами: Мерванией, Мертином и Грампусом.
Доктор Ланнокс Стерк — королевский врач Келвинии.
Стапьюлар — пленник Химеры.
Король Кильдом — мальчик король Колландии.
Король Кильдей — мальчик король Канции.
Хельба — старая волшебница из Колландии и Канции, добрый вариант Мельбы из Аратекса.
Катба — прозвище любимой кошечки Хельбы.
Блоорг — хранитель Химеры и официальный приветствующий всех странников и путешественников.
Капитан Эйбили — офицер армии Мора Крамба.
Капитан Плинк — офицер армии Мора Крамба.
Капитан Бэрнс — заместитель Лестера Крамба.
Груль — заместитель Блоорга.
Сквиртмак — вождь лягушкоухих.
Генерал де Голлик — командующий армией Канции.
Лейтенант Карл Клумпекер — офицер наемник из Трода.
Король Хуфарт — монарх королевства Скад.
Берт — стражник в пещере транспортировщика.
Жак Со Шрамом — находящийся вне закона бандит из Скада, аналог Наглого Жака и Ловкого Жака в других измерениях.
Квито — злобный и коварный карлик — ученик Зотанаса.
Хито — благородный ученик Зотанаса.
Смит — или человек с аналогичным именем, член банды Жака.
Марвин Буханка — аналог Мортона Крамба /Корочки/.
Хестер — сын Марвина, аналог Лестера.
Джилипп — член банды Марвина, аналог Филиппа.
Капрал Хинцер — солдат из лагеря Ломакса.
Редлиф(Красный лист) — член банды Марвина.
Бильджер — член банды Марвина.
Командир Мак — управляющий Домом Рекрутов; аналогично капитану Маккею и капитану Макфею.
Тром — стражник.
Мейбел Крамб — жена Мора Крамба.
Чарльз Найт — сын Келвина.
Мерлейн Найт — дочь Келвина.

Пролог


НОЧЬЮ

Она знала, куда направляется, и если бы только она могла туда добраться. Она заставила этого глупого Джона Найта доставить ее сюда; теперь же ей придется отправиться дальше самой.
Она подошла к краю плота и соскользнула вниз, в темную воду. Одна рука не двигалась, но она все еще могла действовать другой рукой и ногами. Она плыла так отчаянно, как только могла, вниз, все время вниз ко дну, и даже не пыталась задержать дыхание, потому что оно могло бы только помешать ей опуститься под воду. Воздух вылетел из ее утомленной груди, из ее рта и носа и поднялся к поверхности струйкой серебряных пузырьков ничего не понимающего человека на плоту. Пускай отправляется куда хочет; он стал бесполезен для нее. Течение унесет его дальше, к ужасному Провалу.
Она нашла шлюз и ухитрилась протиснуться туда. Через секунду она оказалась на воздухе и, задыхаясь, жадно ловила его ртом. Она распростерлась на платформе и наконец позволила себе потерять сознание.
Через некоторое время во мраке вечной ночи, царившей здесь, перед ней появилась фигура. Она была огромна и принадлежала мужчине.
— Ты возвратилась, Зоанна, — проскрежетала фигура. Зоанна приподнялась.
— Профессор, мне нужна ваша помощь, — слабым голосом проговорила она.
— Я вижу, что у тебя переломаны кости. Я могу исцелить их. Чем ты мне заплатишь?
Отчаянным усилием ей удалось перевернуться так, что она лежала теперь на спине. Она раскинула ноги и здоровую руку и улыбнулась, несмотря на пронизывающую боль. Фигура пристально вглядывалась в нее, несомненно, заинтересованная. Она наклонилась, чтобы потрогать грудь, словно проверяя ее свежесть.
— Надолго ли?
— Я хочу, я хочу в этот раз пойти в школу, — сказала она. — Чтобы научиться чародейству. Это настолько, сколько мне потребуется времени для этого.
— Это достаточно долго, — фигура приподняла ее и утащила прочь.

УТРОМ

Этот огромный крупный человек раньше носил корону. Когда он шагнул из транспортировщика в пустую камеру комнату, на нем было только разорванное одеяние и множество синяков и царапин. Это был тот мир, из которого они пришли, он был уверен в этом. Он проследил из своего укрытия, как они взбирались по лестнице на уступ, затем последовал за ними, уверенный в том, что там найдет: их проход между мирами. Оказавшись там, в пустой комнате в своем родном мире, он после недолгих колебаний воспользовался транспортировщиком и последовал за ними. Что теперь ждало его дома, его, свергнутого короля? Ничего, кроме смерти от рук Бротмара — бывшего помощника и еще какого нибудь рассерженного солдата. Или, может быть, от рук Зотанаса, престарелого отца его королевы, этого предателя. А если не смерть, то, конечно же, тюремное заключение или жизнь отверженного изгнанника. Нет, здесь его не ждет ничего хорошего! Лучше смело ринуться во что то новое, где у него может оказаться больше шансов и едва ли будет хуже, чем сейчас.
Кроме этого, было еще кое что. Казалось какой то таинственный импульс гнал его туда, будто кто то звал его. Кто то, с кем он очень хотел бы встретиться. Между этой камерой и той, в которую он вошел, была едва заметная разница. Камера в этом мире не имела знака «Выход». Она была почище, и внутри на полу не было пыльных отпечатков ног. Но гладкие сферические стены были такими же, и все то же магическое свечение озаряло машину и стол, на котором лежал пергамент.
Он поперхнулся, закашлялся и потрогал синяки на руках, ногах и лице. Что с ним сделал этот негодяй и предатель Бротмар! Как бы ему хотелось вернуться и уничтожить его. Что ж, когда нибудь, может быть, ему это удастся. А пока он сможет развлекаться по ночам, придумывая все новые и новые пытки для своего бывшего главного палача. Он то думал, что тот боготворит своего господина более всех людей и богов. Из этого явствует только одно: нельзя доверять ни одному подданному. Он прочел пергамент:
Для тех , кого это может заинтересовать: если вы обнаружили эту камеру, то вы круглоухие, потому что только круглоухий может проникнуть в нее, не приведя в действие механизм самоуничтожения .
Я Маувар — и я круглоухий . Но из за того, что туземцы смотрят с недоверием на чужаков, я так замаскировал свои уши, что смог без помех проводить среди них свою работу. Я использовал технологии своего родного измерения, чтобы устроить все так как надо, и покинул этот мир — мне было одиноко. Я распространил пророчество о своем возвращении или о появлении любого другого круглоухого, для того чтобы обеспечить себе лучший прием в будущих столетиях. Инструменты из моего родного мира лежат здесь, и вы можете ими воспользоваться, если сочтете, что это будет необходимо .
Если вы желаете непосредственно связаться со мной , ищите меня в моем родном измерении, где я буду находиться в замороженном состоянии для искусственного поддержания жизни. Инструкции по использованию Провала для путешествия в мир вашего выбора находятся в книге инструкций рядом с этим письмом. Пожалуйста, возвратите на место все предметы, какие возьмете. И да пребудет с вами справедливость .
Человек, который был королем, осмотрелся и не увидел никаких предметов. В комнате был только транспортировщик, напоминающий узкий длинный шкаф, стол, пергамент и книга с инструкциями. Фью! Да здесь содержится чрезвычайное могущество и сила! Он мог изменить настройку и…
Нет, лучше более не искушать судьбу. В этот раз он не хотел оставлять каких либо следов своего присутствия здесь. Позже, когда он будет лучше осведомлен о том, что творится за пределами этой камеры, он сможет возвратиться сюда и сделать что нибудь. Всему свое время. Он был ошеломлен уже тем, что сейчас прочитал.
Улыбаясь и испытывая удовлетворение от столь резких перемен в своей судьбе, он пересек камеру и подошел к большой круглой металлической двери. Он толкнул рычаг. Дверь открылась и вывела его на уступ, расположенный над подземной рекой, — полная противоположность высокой скале при входе в камеру в его собственном мире. Поверхность воды тускло освещалась мерцающими лишайниками на склонах скал. И здесь, словно бы специально, его поджидала маленькая лодочка.
Бывший король владений, расположенных в другом измерении, Рауфорт из Хада, улыбнулся своей самой жестокой и коварной улыбкой и захлопал большими сильными руками. Он снова ощутил некое таинственное влияние, словно все это было заранее предусмотрено. В обычных условиях ему в душу закрались бы подозрения, но в данном случае он был благодарен этому, потому что подозревал, что это спасло ему жизнь и сохранило свободу. Может быть, все было предопределено: он был обречен выжить и господствовать. Если этот белокожий паренек Келвин Найт Хэклберри мог похвастаться пророчеством, специально предназначенным для него, тогда почему у него, у законного короля, не может быть заранее предопределенной судьбы? Всю свою жизнь он считал, что его судьба — это побеждать и завоевывать другие народы, так почему же начинать не отсюда, а со своего родного мира? Неужели он потом постепенно не завоюет все королевства во всех мирах? Эта мысль опьяняла!
В голове у короля раздалось что то вроде смешка. Рауфорт подпрыгнул. Голос походил на голос его жены, королевы, но все же не совсем. Это был голос жестокости и победы, в то время как его жена была добрым и покорным созданием, хоть и невероятно глупым. Безумие? Нет, конечно, нет, ведь он король, а король не может сойти с ума. Должно быть, здесь какая то магия.
С возрастающим возбуждением король спустил лодку в эту мрачную реку, влез в нее и взялся за весла. Деревянные рукоятки весел, хотя и были шероховатыми, занозистыми, подошли к его рукам так же хорошо, как и те, которыми он пользовался дома. Он начал усердно грести, нетерпеливо ожидая, что еще нового приготовила для него судьба.
Впереди были черные ревущие водопады, полные глубокого мрака и неба, усеянного звездами, движущимися пятнышками света. Он знал, что то была не обыкновенная ночь: то был ужасный Провал! Он миновал его, сражаясь с течением. Рауфорт знал, что ему совсем не хочется оказаться втянутым в эту ужасную бездну.
Завернув за поворот, он направил лодку в сторону от каменных стен на середину реки. Приближалось что то новое — и он это почувствовал. Король верил, что она поможет ему в его судьбе. Близится помощь в грядущих завоеваниях.
Неожиданно он перестал грести. Кажется, у него не осталось выбора. Что же направляло его?
Он внимательно посмотрел на воду, но ничего там не увидел, кроме отражения своих собственных исцарапанных и распухших черт. В этом мире был король, похожий на него как две капли воды, и правил он в стране, весьма похожей на Хад. Этот король в отличие от него имеет заостренные уши. Он знал это, но не понимал, откуда он это знает, и тем не менее нисколько не сомневался в том, что ошибки нет. Здесь, в этом мире, существовал король, чье место он мог бы занять, если бы только у него были такие же уши, как у того.
Он встал в лодке, не зная, зачем он это делает, и долго долго, внимательно вглядывался в темную мрачную воду. Ничего нет, даже рыбы. Только тусклое, едва различимое отражение его самого и лодки, а каменные стены проскальзывают мимо, освещенные лишайниками.
Он снова ощутил таинственный импульс. Рауфорт вздохнул и нырнул. Искусно плывя вниз, сберегая дыхание и силы, он опускался все ниже и ниже. Да, сейчас он действительно был в руках судьбы.
Он опускался все ниже, глубже и глубже, хотя его тело уже начинало изнемогать от нехватки кислорода. Его руки и ноги работали не зависимо от него, не чувствуя усталости. Серебряные пузырьки всплывали вверх, вырываясь из уголков его рта. Он проплыл в туннель, гладкие стенки которого были покрыты новым слоем светящихся лишайников. Ему лучше отправиться по этому тоннелю дальше, поворачивать некуда, не говоря уже о том, чтобы вернуться в лодку, до того, как утонуть и погибнуть.
Затем вверх, вверх, все выше, и неожиданно вода расступилась перед ним. Воздух! Задыхаясь, он жадно глотал его, грудь работала как огромные мехи. Да, гибель была близка!
И все же каким то образом его направили сюда. Когда он отдышался и его зрение прояснилось, он осознал, что находится в камере, весьма похожей на ту, которую он только что покинул. В ней находилась женщина, державшая хрустальный шар. У нее были очень яркие рыжие волосы, а глаза были невероятно зеленого цвета. Занаан, его королева!
Но две вещи очень сильно отличали ее от Занаан. У этой женщины не было синяков, и выражение ее лица не было таким покорным, как у Занаан. К тому же у нее были заостренные уши.
Заостренные уши? У Занаан?
Днем Рафарт, король всей Келвинии, ехал на своей любимой кобылице, направляясь к развалинам старого дворца. Его сопровождали двое охранников, с которыми он шутил в своей не очень похожей на королевскую, но обычной для него манере.
Свернув с дороги, он подъехал к груде искореженных, поврежденных огнем камней и кирпичей. Он спешился сразу же, как будто хорошо представлял себе, что делает. На самом деле король Рафарт, хотя и был достаточно крепким и здоровым человеком, был воплощением бездеятельности и никогда не проявлял настоящей инициативы и решительности. Поэтому, как он заключил с мягкой усмешкой, его, должно быть, и считают хорошим королем. Он редко знал точно, что делает, но он надеялся на хороших подчиненных, и те давали ему возможность достойно управлять королевством.
— Оставайтесь здесь, — приказал он охранникам и отошел в сторону. Желание, которое овладело им сейчас, было весьма необычным, но, может быть, ему требовалось всего лишь зайти за дерево и помочиться там в одиночку.
Вокруг повсюду были навалены груды пепла, обугленной и почерневшей древесины, сломанные статуи прежних королей Рада. Множество предметов искусства, некогда высоко ценившихся, были похоронены здесь, и никто не пытался вывезти их отсюда, памятуя об истории этого места. Злобная королева Зоанна принесла сюда ужасное зло, и должно пройти еще много времени до того, как это забудется.
Почти что по своей собственной воле ноги несли короля через развалины. Он спустился по полуобвалившимся ступеням на три пролета вниз. Там, как он и ожидал, плескалась подземная река.
Стоя на последней лестничной площадке, он вспомнил слова древнего пророчества:

И время настанет Круглоухому быть,
Рожденному сильным и свободным жить,
Сражаться с драконами будет он,
Полководцем станет, исполнит судьбы закон.
От ига спасется родная земля,
Начнет он с Двумя, завершит с Четырьмя,
Потом из Семи породится Одно,
И только тогда завершится оно.
Почести многие ему воздадут,
Но некоторые — навсегда проклянут.
И только тогда, да, только тогда,
Героя Круглоухого свершится судьба.

Подумать только, что круглоухий появился во время его правления, да еще в облике, не совсем подходящем для героя; он казался всего навсего мальчишкой, этот Келвин Найт Хэклберри! Келвин спас королевство, а потом спас его во второй раз. Как и предсказывало пророчество, он начал с того, что объединил два королевства. Рафарт по прежнему оставался королем, благодаря Келвину, который был столь же великодушен, как и сам Рафарт, но теперь он правил территорией в два раза большей, чем бывшая территория Рада. Объединенное королевство назвали Келвинией, по имени мальчика, и Рафарт не имел к нему на этот счет никаких претензий. Если бы не было Келвина, то и сам Рафарт был бы в настоящее время позорно и неотвратимо мертв.
Почему он думает обо всем этом и зачем спустился вниз по всем этим ужасным ступеням? Его ноги сильно болели. Ему необходимо было отдохнуть, что то взывало к нему в глубине сознания: ты должен вернуться, не то позже раскаешься в содеянном. В то же время он и сам понимал, что на самом деле ему совсем не хотелось спускаться вниз по всем этим ужасным лестницам. Тогда зачем же он сделал это?
Раздалось короткое «клик». Что то звякнуло, какой то звук, который совсем не должен был здесь раздаваться. Он наполовину обернулся. Одновременно с этим в его сердце образовался какой то резкий неожиданный холодок. С ним происходило что то жуткое, ужасное. Что то, чего, как он был уверен, с ним еще никогда раньше не случалось.
Она стояла перед ним, держа в руке хрустальный шар. Ее волосы светились красным блеском, как чешуя дракона, ее глаза имели зеленый отблеск кошачьей магии, в них горели искры, похожие на крошечные звездочки. Заостренные кончики ее ушей с ужасающей очевидностью говорили о том, кто она.
— Зоанна, — сказал он. — Зоанна, я думал, что ты мертва.
— Да, некогда мой король, мой слабый и робкий муж. Я вернулась сюда, чтобы потребовать назад все, что у меня когда то было, и все, что с тех пор было завоевано для меня. Я вернулась, чтобы править, милый муженек. Вернулась, чтобы наказать таких, как ты, и уничтожить таких, как этот подонок Хэклберри.
— Нет! Нет! Ты утонула! Я знал, что ты утонула, и…
Она сделала пасс рукой над хрустальным шаром. Прозрачный кристалл немедленно затемнила отталкивающая тень.
Король Рафарт судорожно схватился за грудь.
— Да, да, — прошептала она, ее белые зубы блестели, когда Зоанна, блестя в улыбке белыми зубами. — Я никогда не говорила тебе, какие у тебя красивые уши, мой милый…
Он упал лицом вперед, напрасно пытаясь что то сказать. Скамья, о которую он ударился, казалось, одновременно и была здесь и не была, а он…

ВЕЧЕРОМ

Когда король наконец вышел из руин, солнце уже садилось. Его лицо почему то казалось поцарапанным, но эти царапины и синяки имели такой вид, словно были приобретены уже несколько дней назад. Его одежда теперь была испачкана, и, несмотря на теплый день, голову короля прикрывала шапочка, натянутая на уши. Выражение его лица было совершенно нетипично для Рафарта: злобное и недоброжелательное.
— Ваша лошадь, ваше величество, — сказал Ломакс, высокий стражник. Хотя он хорошо контролировал интонации своего голоса, было заметно, что он расстроен. Это неправильно , это совсем неправильно . Что случилось с королем за этот прошедший час?
Король отправился к лошади и собрался уже вложить ногу в стремя, которое для него придерживали. Лошадь немедленно лягнула его копытом, оцарапав при этом бедро. Король пошатнулся и упал. Когда через мгновение он снова поднялся, выражение его лица было невозможно спутать ни с чем: злобное, чрезвычайно злобное. Ломакс подумал, что он мог ошибиться раньше, но сейчас сомнения уже не было. Как же такое могло случиться?
— Что с тобой, идиот? — требовательно спросил его король. — Ты что, не можешь удержать эту глупую лошадь?
Молодой охранник судорожно сглотнул.
— Ваше величество…
Король вытащил из чехла на седле кнут для верховой езды и полоснул кобылицу по морде. Лошадь попятилась назад, а Ломакс так растерялся, что выпустил поводья из рук. Кобыла бросилась вскачь так стремительно, словно спасала свою жизнь.
Король выругался, употребив ругательство, которое Ломакс никогда не слышал.
— Я не потерплю непокорное животное! Поймай ее и убей!
— Но, ваше величество… — в ужасе воскликнул Ломакс.
— Делай же, идиот! — Взметнувшийся со свистом кнут едва не выбил ему глаз. Ломакс еще раз сглотнул слюну и побежал следом за лошадью. Она остановилась на некотором расстоянии от них, ее глаза с белыми ободками были такими же перепуганными, как, очевидно, и его собственные. Что здесь происходит ?
— Давай, девочка, давай, — сказал он, протягивая руку.
Кобыла позволила ему взять поводья. Но когда он повернулся, чтобы отвести ее обратно, то увидел, что король уже вытащил меч из ножен. Король и вправду намеревался убить эту чудесную лошадь! Невероятно!
Чувствуя то же, что и человек, кобыла сильно дернула поводья. На этот раз Ломакс намеренно выпустил их из рук. Лошадь убежала.
Король свирепо посмотрел на него.
— Не беспокойтесь, ваше величество, — быстро проговорил Ломакс. — Я поймаю ее еще раз. Она захватила меня врасплох; обычно она себя так не ведет. Может быть, мне потребуется немного времени. Может быть… — Он отчаянно пытался что нибудь придумать. — Может быть, вы предпочитаете не ждать так долго. До дворца далекий путь. Нужна другая лошадь…
— Да, — мрачно сказал король. — В любом случае нужна другая лошадь. — Он обратился к Слэттерли, другому охраннику. — Приведи мне вон того жеребца!
— Да, ваше величество! — сказал Слэттерли и с необыкновенной живостью повиновался.
Слэттерли держал лошадь, и король наконец взобрался в седло. Охранник протянул ему поводья.
Король поднял кнут и стегнул им сначала Слэттерли, а затем лошадь.
— Садись на лошадь. Поскачешь впереди меня! — приказал он. — И быстрее! Я хочу добраться до дворца до наступления ночи!
— Да, ваше величество. — Ломакс никогда не видел раньше, чтобы Слэттерли двигался так быстро. Но и сам Ломакс двигался быстро, притворяясь, что хочет поймать и, возможно, убить любимую лошадь короля.
Раздался топот копыт, и король чуть не наехал на него. Чалый конь заржал, поднимая клубы пыли, и король, сидя на лошади, повернул к Ломаксу ужасное лицо.
— Эй, ты, я хочу, чтобы ты поймал эту лошадь!
— Да, ваше величество. Да, конечно.
— И я хочу, чтобы ты на ней скакал. — В мальчишеской груди Ломакса неожиданно затеплилась надежда.
— Скакать на ней, ваше величество?
— Пока она не упадет! Загони ее до смерти!
— Ваше величество, нет… — Кнут угодил ему прямо по лицу, Ломакс почувствовал обжигающую боль, которая куда понятнее обычных слов говорила, что перед ним сейчас совсем не тот человек, который входил сегодня в эти руины.
— Ты сделаешь так, как я тебе прикажу! Если ты это не сделаешь, я брошу тебя в камеру пыток!
— Но, ваше величество, у вас нет, у вас нет… — Он сглотнул слюну, зная, что лучше всего для него сейчас будет замолчать.
— Чего у меня нет? — зловеще спросил его король.
— У вас нет камеры пыток, — неохотно проговорил Ломакс.
— Это, — ответил король, — будет скоро исправлено. Ну а теперь найди эту лошадь, скачи на ней, пока она не упадет, а потом забей ее до смерти. Если тебе не удастся это сделать, это тебе будет стоить жизни!
Ломакс смотрел, как мимо него промчался гнедой конь, когда король поскакал вслед за Слэттерли. Он почувствовал, что в его глазах набухают слезы, и знал, что они выступили не только из за удара хлыстом.
— Что с ним стряслось? Что с ним стряслось? — спрашивал он у камней и у деревьев. Он не знал этого и не был уверен, что ему хочется знать. Колдовство? Магия? Что то старое, злое и безобразное? Эти развалины дворца — кто знает, какие злые духи гнездятся в них.
Но он был всего навсего охранником. А это, увы, были такие вопросы, которые таким, как он задавать не полагалось. Но одно он знал, что это был не его король — это был не настоящий король, неважно, как он выглядит.
В слезах он отправился за кобылой. Ему казалось, что все хорошее, что сделал круглоухий, теперь исчезло, а плохое снова возвращалось к ним отомстить за все. Как же могло это случиться, так скоро после великой победы сил добра?
Когда он догнал лошадь, то без всякого удивления обнаружил, что не может, просто не может причинить ей боль, не говоря уже о том, чтобы убить ее. Она не была виновата; она просто прореагировала на чужеродную природу короля, она была честнее, чем осмеливались быть охранники. Она была слишком прекрасна, чтобы ее можно было уничтожить.
Он заехал к владельцу фермы, где имелось несколько лошадей.
— Я продам тебе эту лошадь за твою самую плохую кобылу такой же масти и размера, — сказал он. — При условии, что ты будешь держать в тайне нашу сделку.
— Сколько ты требуешь золота? — спросил его хозяин деловито.
— Не нужно золота. Обмен лошадь на лошадь.
Человек внимательно осмотрел кобылу. Он мог видеть, что это была лучшая лошадь, которая когда либо существовала в королевстве.
— Ты украл ее?
Дело осложнялось. Лучше всего было сказать правду.
— Она неумышленно оскорбила короля. Он приказал мне убить ее. Я не могу этого сделать. Дай мне кобылу, которую я смогу убить, и больше никогда не говори об этом.
Фермер кивнул.
— Теперь понимаю. — Он вывел кобылу, имевшую самый жалкий вид.Она больна и так или иначе должна умереть.
— Так и будет. — Ломакс уехал на новой кобыле. Когда он доехал до подходящего места, то спешился, вытащил меч и аккуратно и точно убил ее, заколов в сердце так, чтобы она умерла быстро и без мучений. Потом он вытащил кнут и стал стегать труп, оставляя кругом рубцы от кнута. Особое внимание он уделял голове лошади, чтобы потом ничего нельзя было узнать: теперь лошадь выглядела так, словно ее самым жестоким образом забили до смерти. Изначальный жалкий вид животного только усиливал эффект.
Ломакс оставил труп так, чтобы его нашли другие, зная, что новости об этом скоро дойдут до короля, и ушел прочь, не оглядываясь, думая, что если бы не было некоей леди и если бы не его любовь к родине, он бы, пожалуй, дезертировал и сбежал в другое королевство. Он не гордился тем, что ему пришлось сделать. Он знал, что с большим риском для себя лишь немного смягчил зло. Если когда нибудь кто нибудь узнает оставшуюся в живых кобылу…
Позже в тот же день он тихонько прокрался в королевскую конюшню. Там он увидел, как грум без умолку ругается, обрабатывая глубокие рубцы, появившиеся на боках и шее гнедого коня.
— Рафарт, — тихо прошептал сам себе Ломакс. — Рафарт, наш хороший, добрый король, где же ты, и кто же этот самозванец, который так дерзко надел на себя твою личину?

Глава 1. Путешествие

Келвин был совсем не рад снова возвратиться в мир серебряных змеев, но Кайан очень просил его отправиться туда вместе с ним и быть свидетелем на его свадьбе, и, в конце концов, их отец тоже собирался там присутствовать. Он поклялся себе, что в последний раз отправляется туда. Если Кайан и Лонни захотят их навестить, то пусть лучше сами приезжают сюда или, еще лучше, пускай переселятся сюда и живут здесь. Этот мир как раз такой, каким и должен быть нормальный мир, без чудовищных серебряных змеев, которые могут проглотить человека целиком или захватить в плен его душу. Конечно, в этом мире водятся золотые драконы, которые, как известно, тоже глотали людей целиком, но это так и должно было быть.
Он начал видеть все в более ясном свете, когда они впятером отправились в путь. Его жена, Хелн, сопровождала их до развалин дворца, вместе с его сестрой Джон. Хелн уже была на поздних сроках беременности, но она настояла на том, чтобы проводить их, вызвав у Келвина беспокойство за нее и одновременно удовольствие.
— Я все еще говорю, — сказала Джон своим безапелляционным тоном, когда его лошадь поравнялась с ее лошадью, — что остроухие тоже могут пользоваться транспортировщиком.
— Да, Джон, но только один раз, — терпеливо объяснил он. — Потом уже не будет ни остроухого, ни самого транспортировщика.
— Ты не можешь знать этого!
— Я знаю это достаточно хорошо. Послушай, Братец Прыщик, разве Маувар нам когда нибудь лгал? Ты знаешь о том, что говорит пергамент?
— Нет, просто это не кажется мне правильным, — взорвалась Джон. — И я уже просила тебя меня так не называть. Это заставляет людей думать, что у меня на носу большая родинка или что то в этом духе. Может быть, это было остроумно, когда я была маленькой и одевалась как мальчишка, но сейчас…
— Совершенно верно, Сестричка Прыщик.
Джон, как всегда замахнулась, словно для того, чтобы ударить брата. Келвин натянул поводья, и она вырвалась вперед, а он теперь оказался рядом со своей располневшей женой.
— Снова насмехаешься над Джон? — спросила Хелн, одарив его улыбкой.
— Она первая начала.
— Она всегда начинает первая, не правда ли? Почему вы двое никак не можете вести себя как взрослые люди?
— Потому что мы — это брат и раздражительница, — сказал Келвин, гордый тем, что это мысль пришла ему в голову.
Как и следовало ожидать, Джон обернулась в седле и показала ему язык.
— Ну а теперь это и впрямь взрослое поведение. Все как положено взрослой замужней даме, леди.
Джон произнесла несколько капризных недовольных слов, которые заставили Хелн нахмуриться, а отца Келвина, забавлявшегося всем этим, покачать головой.
— Кто это здесь леди, ты… ты… — заявила Джон.
— Вот она тебя и поймала, Кел, — вставил Джон Найт. — С тех пор, как появился Сент Хеленс и рассказал ей о Движении за Освобождение Женщин она не хочет быть леди.
— Да, она никогда не хотела быть дамой, отец. Ты не рос вместе с ней, как я. Если бы она смогла отрастить себе пенис, она бы это сделала.
— Тысяча чертей, — сказала Джон, используя одно из самых мягких ругательств Сент Хеленса.
— Почему то мне не кажется, что Лес бы одобрил это, — заметил Келвин, ссылаясь на отсутствующего в данный момент мужа Джон и своего лучшего друга. — Но тогда бы у нее появились интересы, соответствующие ее собственной анатомии.
— Келвин, достаточно, — стала бранить его нахмурившись Хелн. Джон, очевидно, обиженная, просто поскакала вперед.
— Думаю, что она скоро оправится после этого, — сказал Келвин.
— Келвин, тебе и впрямь не мешало бы чуть подрасти! И тебе, и твоей сестре.
— Хорошо, мамочка, — ответил Келвин. В течение одной секунды, всего секунды, у Хелн был такой вид, словно она готова высунуть язык. Маленькие ямочки образовались у нее в уголках рта, но ей удалось сдержаться и не рассмеяться.
Келвин получил ее немое послание и понял то, что она хотела ему сообщить. Она действительно была им раздражена и хотела, чтобы он это почувствовал. Что ж, он все понял. Так что, может быть, он постарается не изводить сестру своими насмешками так непрерывно. Он надеялся только, что и Джон решит то же самое в отношении его.
Джон и Кайан чуть не засыпали в своих седлах. Келвин мог представить себе, что они оба думали о своем возвращении в страну серебряных змеев и о Лонни. Кайан не имел никаких сомнений в том, что он может жениться на Лонни, а Джон казался полностью покоренным бывшей королевой, которая внешне так напоминала мать Кайана. Но тогда почему же туда возвращается он, Келвин? — спрашивал он себя самого. — Почему сейчас, когда Хелн вынашивает их ребенка и он может ей понадобиться? К тому же сейчас она не может воспользоваться драконьими ягодами, чтобы отделить от своего тела свое астральное "я". Почему? Потому что он сын Джона Найта, а Кайан был его сводным братом. Потому что каждый из них спасал жизнь друг другу. Потому что они были круглоухими в мире, где круглоухие не были обычным явлением, и приходились друг другу родственниками. Как постоянно говорила его мать Шарлен, заявляя, что это поговорка с Земли, откуда был родом Джон Найт: «Кровь очень густая, Келвин. Кровь гуще, чем воздух, земля, огонь или вода. Она сильнее, чем любая магия и колдовство».
— Так что же это значило? — спросил он ее, и тогда она рассказала ему о родстве.
Джон вдруг заговорил:
— Я никогда не думал, что развалины так далеко отсюда.
— Это все верховая езда, — сказал Кайан. — Ты к ней не привык.
— Совершенно верно, — согласился Джон. — У меня появилось искушение воспользоваться поясом, чтобы немного облегчить свою спину.
Он имел в виду пояс левитации, который хранился в камере Маувара, а теперь опоясывал Келвина.
— Это выглядело бы не очень здорово, отец. Ты же знаешь, какими нервными становятся люди, когда они видят магию в действии. Некогда и сам Кайан тоже нервничал по поводу этих вещей.
— Это наука! Проклятье, это наука! Магия, — магия это то, что было у колдуньи, и то, чему положило конец оружие Маувара.
— Тогда оно тоже должно быть магическим, отец, не правда ли?
— Нет! По крайней мере, я так не думаю. Оно является антимагическим, так что быть магическим оно просто не может. Это, должно быть, наукой.
— Знаете, — произнес Келвин задумчиво, удивляясь самому себе. Это должно быть было просто что то вроде войны. Не войны между армиями в точном смысле слова, а войны между магией и наукой.
— Собачье дерьмо! — сказала Джон. Как случалось в эти дни все чаще и чаще, это была чуть более приемлемая версия выражения, употребляемого отцом Хелн.
— Нет, я не знаю, точно ли это так, Джон, — сказал Джон, устраиваясь поудобнее и чуть приподнявшись в стременах. — В словах Келвина, возможно, что то есть. Там, на Земле, иногда говорили о войне между верой и технологией. Это не совсем так, как здесь, в этом измерении, или же в мире серебряных змеев, но все же это достаточно близкие вещи. У Маувара, очевидно, была наука, хотя и очень развитая. Жители этого мира и того мира, в который мы сейчас отправляемся, наукой не обладают. Здесь или там волшебник может подняться в воздух и полететь, используя заклинания, но в мире Маувара или же в моем мире потребовалось бы использовать для этого механический аппарат или пояс.
— Ну и в чем разница? — спросила Джон. На этот раз в ее голосе не было сарказма. Ей, должно быть, и впрямь интересно, понял Келвин.
— Что ж, можно сказать, что особой разницы нет. Но вы должны помнить о том, что я родился в мире, где не было магии. Мальчиком я часто мечтал о том, чтобы магия существовала, но тогда, вокруг меня были машины и радиоприемники, телевизоры и самолеты. К сожалению вокруг меня были и те ужасы научных достижений, о которых мне не нравится даже думать.
— Безлошадные экипажи, говорящие ящики, стекло с движущимися фигурками иногда живых, а иногда мертвых людей внутри, — перечислила с удовлетворением Джон. — Хотя я не знаю, почему кому нибудь может захотеться услышать речи говорящих мертвецов! Машины, которые летают, и то, что ты называешь атомными взрывами. Эй, отец, какой бы была для тебя жизнь, если бы ты просто назвал все это магией?
— Только Маувар знает об этом, — сказал Джон. И тут же добавил, словно бы исправляя свою ошибку: — Я имею в виду народ Маувара, конечно. И, возможно, другие народы, которые жили, имея и то и другое.
— Одновременно и науку и магию? И ты думаешь, что это возможно?
— Это как раз то, о чем я спрашивал, братец Прыщик, — сказал Келвин. «Хватит резолюций», — подумал он. Но серьезность предмета, казалось, сводила к нулю весь предыдущий разговор. — Я имею в виду, возьмем, например, эти перчатки. — Он высоко приподнял их, словно бы для осмотра. — Они одно, или другое, или то и другое?
Джон вздохнул, и этот его вздох, казалось, не имел никакого отношения к натертой спине.
— Знаешь, я бы и сам хотел суметь определить это. Перчатки кажутся мне магическими, но ведь такими же кажутся многие вещи, которые на самом деле чисто научны.
— Лично я вообще не вижу, какое это имеет значение, — сказала Джон. — Если что то работает, тогда почему же не принять это так, как оно есть? Почему люди на Земле должны так или иначе отвергать магию?
— Вот здесь ты попала в точку, — сказал Джон. — Нам говорят, что магия не соответствует законам природы. Магия не соответствует нашей логике. Магия просто и однозначно не может существовать. Почему? Потому, что магия невозможна, вот и все.
— Это звучит глупо, — возразила Джон.
— Согласен. Здесь же и сейчас магия все же существует. Но на Земле, там, где я вырос, все обстояло совершенно иначе. Заявлять, что ты веришь в магию, означало подвергнуться насмешкам или хуже того.
— Что ж, что касается меня, то я не верю в науку! — отважно заявила Джон. Она говорила с таким пафосом, что все они невольно рассмеялись. Когда смех утих и ее лицо покрылось пунцовым румянцем, Джон посмотрел на нее самым серьезным образом.
— Ты должна будешь поверить в причину и следствие, Джон. Это как раз в основном то, чем и является наука. Если что то происходит, на то есть причина. Я все еще верю в это, правда, сегодня я не знаю, каковы причины, и поэтому вместе с другими людьми принимаю то, что является магией. Сознаюсь, мне потребовалось некоторое время, чтобы додуматься до этого. Трудно изменить свои убеждения.
— Так же, как и транспортер, — сказала Джон. — И заклятье, наложенное на него, что он уничтожит и меня и себя, если я попытаюсь им воспользоваться.
— Так считаешь ты, Джон. Для меня это наука, но результаты будут определенно теми же самыми. Вы с Хелн отдохните сегодня ночью, а потом отправляйтесь домой, как только мы доберемся до развалин. Я знаю, что тебе хотелось бы отправиться вместе с нами, но еще я знаю, как должна знать и ты, что твоя попытка была бы гибельна для всех нас.
— Я… знаю, — сказала Джон. Затем очень тихим, чуть вызывающим голосом: — Магия.
Позже в тот же день Джон повторила свой теперь ставший легендарным подвиг, подстрелив из пращи годную для обеда птицу. Все они наслаждались вкусной и обильной трапезой и хорошим сном ночью. По меньшей мере, хотя бы Келвин сегодня ночью точно спал хорошо, вспоминал он, когда они приближались к развалинам старого дворца, к его почерневшим стенам и сожженным деревянным панелям, зловеще выглядевшим в утреннем тумане. Он не был так уверен насчет остальных.
— Думаю, что нам потребуется одолжить лодку у старика Йокса, — сказал Келвин.
— У кого же еще, дурачок? — заметила его сестра так вежливо, как только могла.
— Конечно, — согласилась Джон.
Так они снова встретились со стариком, живущим у реки, который однажды косвенно спас жизнь Джон, а в результате — Джону и Келвину и, возможно, даже Кайану. Йокс был очень рад видеть их всех, как и раньше, и после того, как они с Джон обнялись, как любящий дедушка и ласковая внучка, они должны были рассказать ему обо всем, что произошло за это время. А значит, Келвину было необходимо снова пережить все свои ощущения начиная с момента, как его чуть не убило заклятие и не проглотил змей. Для Джона и Кайана это означало рассказать кроме всего прочего и о днях, которые они провели в темнице. Джон во время этих рассказов сидела и нервничала, пока они не дошли в своем повествовании до ведьмы, здесь, у них дома, и о пусть и очень небольшой роли Джон в победе над ней. Каким то образом роль Джон стала куда значительнее, чем Келвин помнил, но глаза старика засияли так, что он удержался от того, чтобы прервать Джон и рассказать все как надо.
После того, как над дымящимися кружками с кофеем и блюдом оладий, щедро политых яблочным джеламом были рассказаны все истории, Йокс откинулся назад в старом кресле качалке и вздохнул.
— Это заставляет меня думать, что я не ошибался насчет вас, — сказал он. — А теперь вы возвращаетесь обратно?
— Девушка, которую я повстречал, — объяснил Кайан. — Мы собираемся пожениться. По меньшей мере, собираемся, если это будет зависеть от меня.
— А, она для тебя одна единственная во всех мирах, не так ли?
Кайан кивнул. Он покраснел, но, очевидно, был доволен этими словами.
— Однажды со мной случилось вот что, — сказал старик и начал долгий рассказ о невероятном романе с совсем невероятной молодой женщиной, которая позже превратилась в бесподобную жену. Рассказ занял много времени, и Келвин с удивлением обнаружил, что его чувства оказались затронуты, когда тихий надтреснутый голос старика перешел к печальной части. Он не думал о том, что изношенные и потрепанные жизнью старики некогда были молодыми и романтичными; он представлял себе старика Йокса старым с самого момента его рождения. Видимо, это было совсем не так, если история была правдивой.
Значительно позднее, чем они рассчитывали, мужчины из их отряда распрощались с женщинами и начали медленно спускаться вниз по длинным каменным лестничным пролетам, неся с собой лодку. Раньше у них была помощь на этом этапе, но сегодня был будний день, и Йокс не стал звать своих отдаленных соседей. К тому времени, когда они достигли самой нижней лестничной площадки и старого дока, Келвин уже весь взмок от пота. Перчатки помогали ему поднимать тяжести, но едва ли они могли помочь ему их нести. Ноги, которые удерживали вес лодки, целиком принадлежали ему, каким бы легким груз ни казался для его рук.
— Посмотрите вон туда! — показывал куда то Кайан. В доке стояла старая, потрепанная лодка.
— Но ведь она же была на утесе! — проговорил Келвин, вспоминая. — На утесе снаружи камеры Маувара!
— Возможно, ее перевез сюда один из этих стариков, — сказал Джон. — Теперь, когда все знают о том, что здесь есть река, должны появиться и люди, ее исследующие.
— Надеюсь, что никто не входил в камеру, — сказал Келвин. — Неужели остроухий и впрямь будет уничтожен вместе с камерой, как говорится в старом пергаменте?
— Каждый, кто спускался сюда, должно быть, слышал о ней, — сказал Джон. — Это широко известная история. Удивляюсь, зачем старый Йокс так требовал от нас, чтобы мы снова рассказали ему все, что, должно быт6ь он и так слышал.
— Он просто проявил вежливость, — сказал Кайан. — По крайней мере, именно так сказала бы Джон.
Келвин улыбнулся, а потом забыл об этом. В другой раз у него будет время подумать о назойливых манерах его сестры. Сейчас ему предстояла работа.
Они спустили лодку на воду, залезли в нее и стали грести, проплывая мимо природных каменных стен, покрытых тускло светящимся мхом. Они миновали ужасные водопады, которые низвергались в темноту, заполненную звездами, без особого труда миновали поворот и достигли утеса. Для Келвина он выглядел совсем иначе без лодки, привязанной там.
Он все еще думал об этой недостающей лодке, когда они входили в гладкую узкую камеру. Он почти ожидал, что и здесь все будет иначе, но вещи лежали в том же порядке, что и раньше. Здесь был и пергамент, и книга на столе, и кабина с выступами и выпуклостями снаружи — собственно транспортировщик.
Что то вдруг поразило Келвина, когда они трое готовились вступить в соседний параллельный мир. Выступы пуговки снаружи транспортера показались ему слегка передвинутыми и изменившими свое положение. Если они действительно были сдвинуты, то это могло означать, что они не попадут в место своего назначения и, может быть, не сумеют вернуться назад.
Его перчатки начали пульсировать. Это означало опасность. На самом деле…
Но когда ему пришла в голову эта мысль, он уже двигался вместе с транспортером, и его тело не успело отозваться на этот импульс.
Сверкнула яркая белая вспышка, которая скрыла за собой все существование. Они трое стояли внутри транспортера в камере Маувара, но уже не в той, в какую входили. Но это не была и камера в мире серебряных змеев. Эта камера тоже была круглая, как и другие. Но она освещалась странными яйцеобразными фигурами, укрепленными на стенах. Определенно, камера была совсем другой. Это выдавала и открытая дверь. Кроме того, о том же говорил и оранжевый дневной свет, просачивающийся внутрь и позволяющий рассмотреть скопление больших колючих растений и нагромождение скал, камней и красного песка снаружи камеры.
— Так не должно быть! — воскликнул Кайан. — Мы не там, куда отправлялись!
— Кто то изменил настройку! — сказал Келвин. — Я так и думал, что эти кнопки были расположены не так, как надо, но я не мог понять этого точно, пока…
— Без паники, — приказал Джон. — Мы просто сделаем шаг наружу, потом шагнем обратно, внутрь, и окажемся там же, откуда отправлялись.
Келвин почувствовал, что сильно сомневается в этом, когда перчатки запульсировали у него на руках. Может, здешний воздух опасен? Нет, народ Маувара не стал бы строить транспортировщик в подобном мире. И все же здесь что то было. Дрожа независимо от своего желания, он вышел из кабины вместе с остальными.
— Интересно, интересно, — сказал Джон, направляясь к двери.
— Отец! Не надо! — воскликнул Келвин и почувствовал себя неловко в тот же момент, как выкрикнул это.
Но его отец уже высовывал голову за закругленный угол металлической двери. Им двигало любопытство, и он хотел посмотреть, где они находятся.
Неожиданно Джон сделал резкий вдох, словно задыхаясь. Плечи его обвисли, и он упал там же в дверном проеме.
— Отец! — Кайан эхом повторил выкрик Келвина. Одним быстрым прыжком он подлетел к Джону, схватил его за плечи, пытаясь повернуть лицом вверх. Затем с таким же резким вздохом и всхрипыванием он упал прямо поверх своего отца.
Одно страшное мгновенье Келвин смотрел на них. Затем он выхватил оружие Маувара из чехла на бедре и направил его на дверь. Если здесь использована враждебная магия, это остановит ее и направит вспять к ее источнику.
Он надавил на спусковой крючок. Из раструба, выполненного в форме колокола, посыпались искры и раздалось тихое шипение. Значит, здесь нет никакой магии. Он убрал оружие, вытащил меч и сделал шаг по направлению к двери и лежащим без движения телам своих родных — брата и отца. Слишком поздно он увидел, что там лежит небольшой ярко красный плод. Слишком поздно понял, что мог сделать шаг назад, зайти в транспортер и исчезнуть.
Келвин вдохнул резкий острый аромат. Он еще успел заметить, что меч выскользнул у него из пальцев и что перчатка даже не пыталась удержать его. Он успел заметить пол, песок и пыль около двери. Затем он увидел, что плод лежит у самого его лица и…
Что за резкий, такой острый, острый запах!

Глава 2. Призваны

Шон Рейли, более известный как Сент Хеленс, был в приподнятом настроении. Как только личные посланники короля покинули двор домика, он подпрыгнул в воздух, размахивая руками словно мальчишка. Он рухнул вниз, бух, на ступни своих сразу заболевших ног, откинул голову, пока его короткая бородка не нацелилась прямо в небо, и закашлялся.
— Ты слышал, Фил? — спросил он прыщавого юношу, стоявшего рядом с ним. — Ты слышал?
— Думаю, что об этом слышала вся Келвиния, — заявил бывший король Аратекса. Временно он оставался в доме у Сент Хеленса, пока его наследственная резиденция, королевский дворец, переоборудовалась для того, чтобы лучше отвечать нуждам вновь назначенного правительства. Его собственное положение было низведено до номинального, но ведь он все время и был чисто номинальной фигурой. Келвин и король Рафарт и так были с ним чересчур великодушны.
— Мы отправимся во дворец, малыш! Во дворец короля Келвинии, который когда то был всего лишь королем Рада. Король Рафарт наконец то собирается как следует наградить меня! И он хочет, чтобы там собрались также Келвин, его брат Кайан, Джон Найт, Лес и Мор Крамбы! Говорю тебе, для нас в новой администрации найдется место, точно так, как я и думал! Могут быть также и медали для тех, которые сражались! Может быть полное прощение для тебя!
— Я не еду, — сказал Филипп. Он подергал себя за прыщик. — Я не был включен в распоряжение короля.
— Какая разница! Я уверен, что тебя там встретят приветливо. Ты просто не знаешь короля! Он самый приветливый человек во всем королевстве!
— Я тоже был достаточно приветлив и дружелюбен, — сказал Филипп. — Я имею в виду, с тобой. Я дал тебе убежище, защитил тебя от Мельбы и позволял выигрывать у меня в шахматы.
— Позволял! Эй ты, щенок! — загремел Сент Хеленс в ярости. Затем он совладал со своим широко известным вулканическим темпераментом, сообразив, что над ним опять посмеялись. Филипп даже и не пытался спрятать глупую ухмылку.
— Ну хорошо, хорошо. Итак, ты был хорошим другом и выступал против Мельбы и после того, как я спас тебя от разгрома…
— Ты спас меня! — крикнул Филипп. Затем добавил более спокойно: — О, я вижу, к чему ты клонишь. Как ты говоришь, око за око, зуб за зуб.
— Верно, — сказал Сент Хеленс в манере давнишнего любителя викторин и головоломок из другого мира. — Теперь мы квиты. — Что конечно, было верно.
— Сыграем еще? — спросил Филипп, предлагая еще одну партию в шахматы.
— Нет, нет. Мне надо сделать кое какие приготовления. И тебе тоже надо приготовиться. Нам надо съездить к Крамбам. Нам надо добраться до Келвина и остальных прежде чем они отправятся к Провалу! Разве время для них отправляться на свадьбу теперь, когда вот вот должно произойти что то важное.
— Их оповестят посланники, — сказал Филипп. — Сент Хеленс, у тебя есть хоть какое то представление о том, как делаются дела?
Сент Хеленс свирепо посмотрел на него. Говорить так значило издеваться над ним, и в другое время он бы вспыхнул, но теперь едва ли это имело какое нибудь значение. Факт был тот, что он никогда еще не был придворным, не говоря уже о принадлежности к правящим классам. Он всегда был самым обыкновенным солдатом и гордился этим.
— Я, э э, думаю, что так и будет. Твой старик всего лишь чуть возбужден.
— Немного возбужден? — Филипп закатил глаза вверх. Он походил скорее не на бывшего короля, а на молодого бездельника. Глядя на него, Сент Хеленс был вынужден признать, что если бы жена родила ему сына вместо дочери, то его сын был бы именно таким дерзким.
— Думаю, мы поедем все вместе, Фил; я только надеюсь, что они доберутся до Келвина и его друзей вовремя. Интересно, поедут ли вместе с ними и девушки. Будь я проклят, если не считаю, что жена Келвина, моя дочь, не должна разделить торжество своих мужа и отца.

Лестер и его отец работали на строительстве стены, когда появился посланник короля. Перепачканный известковым раствором, Лес спрыгнул вниз с помоста, держа в руках мастерок и ступку для размешивания раствора, и с открытым ртом уставился на них.
— Не волнуйся так, сынок, — сказал ему отец с верхушки лестницы. — Может быть ничего плохого не произошло. Может быть, наоборот, случилось что то хорошее.
— Я знал, что мне не стоило ее отпускать, — сказал Лес, имея в виду жену. Как он постоянно обнаруживал со времени их свадьбы, милый маленький сорванец Джон имела характер, ум и волю, которые принадлежали только ей и никому больше.
— Ты знаешь, что не смог бы ее удержать, — сказал Мор. — Разве что заковал бы ее в цепи. А тогда ты, наверно, заработал бы шишку на голове.
Лес бессознательно поднес руку к вспотевшему лбу и почувствовал, что перемазал его раствором. Он выругался бы, если бы посланник уже не спешился с лошади и не подошел к воротам.
— Лестер Крамб. Мортон Крамб. Вы оба вызваны для аудиенции у его величества короля Рафарта, правителя Келвинии. Вам дается три дня на выполнение приказа.
Лес нахмурился.
— Это больше похоже на приказ, а не на просьбу.
— Я просто доставляю сообщения, — сказал посланник. — Мне приказано сказать, что срок исполнения три дня.
Лес посмотрел наверх, туда, где его отец сидел верхом на стене и глядел на них сверху вниз. Их никогда не вызывали к королю таким образом. Король Рафарт никогда так не делал. Что бы это значило?
Мор оставался спокойным, пока гонец не уехал, потом сплюнул.
— Проклятый король! Удвоил свою территорию, а обращается с нами, словно с грязью под ногами!
— Я бы так не подумал, — возразил Лес. — Может быть, это ради какой нибудь награды, места в правительстве или чего нибудь еще.
— Может быть, — сказал Мор, нахмурившись.

Джон первая увидела приближающихся всадников. Ее рука немедленно легла на пращу, камень тут же оказался на месте, все было готово на случай, если бы вдруг история вздумала повториться. Но, как она увидела с облегчением, это не были похитители из другого государства. Эти двое были самыми лучшими гонцами короля Рафарта, их мундиры королевских гвардейцев украшали нашивки в виде крыльев. Гонцы сдержали коней, замедляя их бег, и поехали шагом.
Гонцы поравнялись с ними и посмотрели на находящихся во временном лагере.
— Миссис Хэклберри? Миссис Крамб?
Джон обнаружила, что кивает головой, так же как и Хелн. К ней еще никогда не приближался Королевский Гонец, и она знала, что и Хелн тоже этого еще не испытывала. Удивленная, она ждала, что они скажут.
— Ваш муж, миссис Хэклберри, отправился к Провалу?
Хелн кивнула.
— Он, его брат и их отец.
— Тогда мы опоздали. Мы должны были передать им послание. Они должны, как предполагалось, через три дня прибыть во дворец.
— Почему? — спросила Хелн. — Что, случилось что нибудь или…
— Мы всего лишь посланники. Вы, дамы, тоже призваны туда. Крамбы, Лестер и Мортон тоже там будут. Также, как и круглоухий Шон Рейли, иначе Сент Хеленс.
— Иначе? — резко спросила Хелн, которой не понравилось упоминание о ее отце.
— Всех нас во дворец! — воскликнула Джон. — Должно быть, что то случилось!
— Послания переданы. Король приказал нам подчеркнуть, что у вас есть только три дня.
— Вы же знаете, что миссис Хэклберри беременна? — спросила Джон. — Что, Рафарт все еще ожидает…
Гонцы медленно уехали прочь, ничего не ответив. Джон выругалась.
— Ну, Джон, не надо так! — укорила ее Хелн. — Ты знаешь…
— Я знаю, что эти выскочки в мундирах с золотыми пуговицами были крайне невежливы! Что нашло на Рафарта, что он высылает подобных кретинов! Они недостойны носить свои мундиры! Только подождем, пока Келвин не узнает! Он им покажет, как говорить со своей женой и сестрой!
— Тише, Джон, тише. Это неважно.
— Да? Тогда что они имели в виду под словами «иначе называемый» Сент Хеленс?
Хелн нахмурилась. Ее имя было производным от имени ее отца, так что у нее был некоторый личный, а не только фамильный интерес.
— Я уверена, что они просто оговорились.
— Конечно. — Джон завертела пращой и запустила камнем в зад лошади, на которой скакал наиболее дерзкий посланник. Лошадь, в которую угодил камень, подпрыгнула, стала брыкаться и чуть не сбросила своего седока. Затем огромный боевой конь рванулся вперед, за ним поспешила и другая лошадь. Всадники скрылись за клубами пыли.
— Джон! Тебе не следовало делать этого! — воскликнула Хелн. Но в ее протесте недоставало силы и в нем слышался, хотя и очень слабый, отзвук тщательно спрятанного смешка.
— Может быть, и не следовало, — сказала Джон. — Но я это сделала.
Подумала она, втайне довольная собой. — Ну ладно, поедем. Мы можем сейчас собраться и встретить всех остальных во дворце.
— Но, Джон, у нас нет хороших платьев! Все, что у нас есть, это наша одежда для верховой езды, а в ней мы к тому же и спали.
— Какая разница? — спросила Джон. — Если нас приглашают на бал, то король Рафарт не позаботился о том, чтобы предупредить нас об этом.
Рассерженная даже больше, чем думала, Джон начала укладывать их кухонную утварь и собирать одеяла. Она знала, что является эмансипированной женщиной. И ни один король, не говоря уж о королевском посланнике, не имел права так обращаться с ней.

Шарлен разложила карты.
— Да, Хэл, им нужна помощь, — сказала она. — Они слишком гордые, чтобы просить о ней, но она им нужна.
— Тогда я лучше пойду, — сказал Хэл Хэклберри. — Эти Коричневики помогали нам, когда мы нуждались в этом.
— Да. Я вполне справлюсь здесь одна в течение нескольких дней.
Он все приготовил, собрал вещи, а потом поцеловал ее на прощание. Хэл попытался скрыть свое понимание, но ему становилось все труднее делать это. Поцелуй Шарлен был небрежным, без всякого чувства. Когда то она была более внимательна к нему, но никогда настолько, чтобы родить ему детей. Что ж, она была внимательна, но она была женщиной, которая рожает детей только когда выбирает это сама, а с ним она так не поступила.
Он знал, в чем дело. Он был ее вторым мужем, и она никогда не переставала любить своего первого мужа, круглоухого Джона Найта. Шарлен считала, что Джон мертв, и ей был нужен мужчина, чтобы содержать ферму, тут Хэл и подвернулся. Она была такой очаровательной и разумной женщиной, что он с восторгом присоединился к ней, неважно на каких условиях. Хэл знал, что сам он хороший, но простоватый человек, из тех, кому редко выпадает слава или успех у женщин. Он сделал все, что мог, и обращался с двумя детьми Шарлен как со своими собственными и действительно очень сильно полюбил и Келвина и Джон. С ними не возникало проблем характерных для взаимоотношений с отчимом. Теперь оба они обзавелись своими семьями и стояли на своих собственных ногах, но всегда были рады его случайным визитам, и он чувствовал себя у них как дома.
Потом возвратился Джон Найт. Он, оказывается, вовсе не погиб, только побывал в заключении. Джон очень старался дать понять Шарлен, что он держится от нее в стороне и их развод оформлен. Но если у Шарлен и было какое то чувство к Хэлу, то оно исчезло после того, как она узнала, что Джон жив. Нет, она так не говорила, но Хэл это чувствовал. Их брак превратился в фикцию.
Но что же он мог поделать? Хэл любил ее и не мог заставить себя уйти, хотя и знал, что это эгоизм. Кроме того, не было и уверенности в том, что Джон Найт захочет к ней возвратиться. Келвин в основном молчал о том, что происходило там, в другом измерении, но оказалось, что там где то была красивая и очень хорошая королева, которая выглядела точно так же, как первая жена Джона, злая волшебница Зоанна, и которой был нужен муж. Если Шарлен все еще испытывала какие то чувства по отношению к своему первому мужу, то и Джон, возможно, еще любил первую жену. Так что Хэлу не было смысла делать что либо; это могло бы только повредить и причинить боль женщине, которой он меньше всего хотел сделать больно.
О, если бы только она могла полюбить его в ответ!

Все собрались во втором зале для аудиенций. Было принесено вино, и все отхлебнули по глотку, — все, кроме Джон. Из них пятерых улыбался только Сент Хеленс. Джон могла лишь гадать, почему. Зная настоящего отца Хелн, она бы могла подумать, что он скорее должен был бы появиться здесь, все еще дымясь и бушуя, готовый взорваться при малейшем предлоге. Но, может быть, посланники обратились к нему чуть более вежливо. Может быть, в лицо они не стали звать его «иначе называемый». Да, возможно так оно и было: люди, подобные этим посланникам, обращались с женщинами, у которых отсутствовали мужья, с привычным неуважением.
— Думаю, что мы должны сейчас получить то, что нам причитается, — прошептал Сент Хеленс. — Даже ты, Джон, за то, что скакала вместе с Круглоухим.
Джон свирепо посмотрела на него. Хотя именно он рассказал ей о Движении за Освобождение Женщин, эмансипации, иногда она считала его отъявленным шовинистом. Никто другой не помог ему так, как она. Ведь если бы она не схватила Келвина за руку и не навела за него оружие Маувара на цель, то колдунья бы победила! Может быть, ей следует рассказать ему о выражении «иначе называемый» и посмотреть, во что превратится верхушка этого печально известного вулкана.
Но на самом ли деле их позвали сюда по этому поводу? Сент Хеленс, кажется, думал, что они здесь ради какой то награды или почестей, но он мог, как обычно, и ошибаться.
Два лакея в королевских ливреях откинули занавеси. На троне сидел сам король Рафарт. Вместо короны на нем была надета нелепая, туго облегающая шапочка. Вдобавок король был очень мрачен и сильно хмурился, что было даже для него еще более необычным.
— Хэклберри, Крамбы и Шон Рейли, иначе называемый Сент Хеленс, вы были вызваны ко мне на аудиенцию без всяких объяснений. Вы удивляетесь, почему?
Совсем необычная для короля манера разговаривать, подумала Джон. Но она не могла задуматься над этим прямо сейчас; она была слишком занята тем, что пыталась незаметно посмотреть на Сент Хеленса и увидеть, как ему понравилось это «иначе называемый»!
Но глупец даже не заметил этого!
— Ваше величество, — сказал он. — Я подозревал, что причиной может быть наш недавний конфликт с Аратексом и его последующее присоединение.
— Круглоухий, я не давал тебе позволения говорить, — резко бросил король. — Мое терпение и так недавно подверглось суровому испытанию. Не испытывай его дольше.
Сент Хеленс казался удивленным. Через мгновение другое он бы понял, что подвергся оскорблению и рассердился бы. Но едва только Джон подумала об этом, король уже поднялся с трона, свирепо глядя на них. Судя по выражению его лица, он собирался приговорить их к смертной казни.
Джон обнаружила, что делает то же, что все остальные. Все пятеро изо всех сил пытались закрыть свои неприлично разинутые рты.
— Вы, конечно, знаете о Колландии и Канции, — продолжал Рафарт. — О двух тесно связанных между собой королевствах, управляемых двумя юными ублюдками Кильдомом и Кильдеем. Они уже давно стали занозой в боку нашего королевства.
— Но, ваше величество! — воскликнул Крамб, не в силах сохранять спокойствие. — Между нашими королевствами никогда не было конфликтов! Никогда, на протяжении всей истории!
— А ты историк, Крамб?
— Н нет, ваше величество! Но это всем известно. С другими семью королевствами, такими, каким был Аратекс до того, как мы его аннексировали, могли возникать неприятности, но никогда…
— Молчи! — закричал король. — Ты больше не будешь перебивать меня! Не будешь под страхом смерти!
Мор выглядел так, словно он вот вот задохнется. После того, как король Рафарт обращался с ним как с равным, происходящее было для него чрезвычайно непонятно.
— Как я говорил, — угрюмо продолжал Рафарт, — здесь всегда были трудности. Только недавно до моего сведения довели, что эти два королевства планируют захватническую войну против нас. Мы должны начать действовать первыми, до того, как они вторгнутся на нашу территорию. Круглоухому следовало бы знать об этом. «Объединение четырех», говорится в пророчестве, но когда «герой» нам нужен, он куда то исчезает. Вероятно, развлекается с девицами где нибудь в чужеземной стороне.
— Ваше величество, я протестую! — воскликнула Хелн, на этот раз не задумываясь об этикете.
— Молчать! — загремел король. — Не думай, что из за того, что ты жена круглоухого, спишь с круглоухим и носишь его отродье, ты не подлежишь наказанию!
Хелн чуть не задохнулась, открыла было рот, потом закрыла его. Джон, хотя и сама была разгневана, порадовалась, что Хелн удалось овладеть собой. Все это уже перешло границы недоразумения или бездумной обиды. Это было преднамеренным оскорблением, и человеком, который наименее вероятно мог сделать это.
Нет, здесь было что то не так. Это был совсем не тот король, который все эти годы провел в тюрьме с ее собственным отцом. Нет, этого не могло быть!
— Итак, они планируют агрессию, поэтому мы должны действовать быстро, — сказал король, словно удовлетворившись собственной логикой.К счастью, у нас есть еще одно королевство, которое желает стать нашим союзником, Германдия.
— Германдия? — вскричал Лес. — Но Германдия ведь всегда была…
Глаза короля снова гневно сверкнули, словно наполнившись ненавистью ко всем присутствующим, ко всему человечеству. Это выражение никогда не появлялось на лице Рафарта, даже в годы тюремного заключения и унижений. Это было нечто большее, чем просто ненависть, это было безумие.
Джон проглотила комок в горле. Это не помогло, поэтому она снова сглотнула слюну. Что то начинало проясняться в ее голове, что то, что она еще не осмеливалась высказать. Но это что то неудержимо пробивалось наружу, снова и снова.
В другом измерении тоже был такой король. Она его не видела, его не видел никто из присутствующих, но его видел Келвин, Джон Найт и Кайан. О, лишь бы с ними все было в порядке! Только бы они были в безопасности, там, в том другом измерении, где нет ничего опаснее лопоухих и сильно подросших змеев!
Лес повесил голову.
— Виноват, ваше величество. Я не хотел перебивать вас.
— Больше так не делай. Как я и говорил, положение критическое. Очевидно, я не получу помощи от Круглоухого, поэтому я приказываю вам, Крамбам мужчинам, повести войска на Колландию и Канцию. А ты, Рейли, у тебя еще есть тот пояс, который позволял тебе летать?
— Нет, ваше величество. Он у Келвина, также как перчатки и оружие Маувара.
— Это типично, — угрюмо проговорил король. — Безответственно со стороны героя пророчества. Но неважно. Приказываю тебе немедленно отправиться в Германдию в качестве моего личного посла к королю Битлеру.
Сент Хеленс казался изумленным.
— Ваше величество, мне никогда не приходилось…
— Это приказ. Ты отказываешься исполнять его? Что за отношение! — Король, словно нарочно, вызывал неодобрение и шел на провокацию для того, чтобы позже заявить о предательстве.
— Нет, ваше величество, — ответил Сент Хеленс. — Просто дело в том, что я никогда не был в Германдии и никогда не имел дело с королями.
— Ты имел дело с Филиппом из Аратекса.
— Да, ваше величество. Но… — затем увидев, какими глазами смотрит на него король, Сент Хеленс обратился ко всему своему глубоко спрятанному обаянию, какое было весьма ценным качеством. — Хотя я не имел раньше чести служить в таком качестве, я, конечно, сделаю это сейчас.
Если король и поддался обаянию Сент Хеленса, то он очень хорошо сумел скрыть это. Он резко повернулся к Мору и Лесу, словно бы и не говорил с Сент Хеленсом.
— А вы, Крамбы?
Мор пожал плечами, не желая говорить.
Что то в манере короля произносить их фамилию заставляло ее звучать унизительно. Лес ответил за двоих:
— Конечно же, мы выполним ваши приказания, ваше величество. Хотя никто из нас не носил мундира со времени последней войны, мы будем служить вам в соответствии с нашим долгом.
Опять его вежливость была затрачена на короля впустую.
— Несомненно. — Его угрюмое неприветливое лицо повернулось теперь к Хелн. — Поскольку здесь не присутствует твой блудный муж, ты останешься во дворце, пока он не возвратится или пока королевский лекарь не примет у тебя роды. Все зависит от того, какое событие произойдет раньше.
У Хелн хватило ума не подать вида, что в данный момент она меньше всего хотела бы находиться в этом месте. Король не назвал ее своей гостьей, так что ее пребывание здесь будет больше похоже на заточение.
Джон расправила плечи. Она была следующая, и она это знала.
— А ты, Джон Хэклберри, сестра героя и супруга Лестера Крамба… — то, как король произносил эти слова, заставило их прозвучать с пренебрежением. Ему стали очень удаваться отрицательные интонации! Ты останешься с ней как ее компаньонка. Устраивает?
— Очень, — коротко ответила Джон и подумала: «по крайней мере, у меня будет возможность присмотреть за Хелн. Ей потребуется союзник до возвращения Келвина. Когда он снова вернется сюда, то спихнет с трона, который ты узурпировал, твою лживую оболочку, ты, самозванец!»
— Тогда аудиенция завершена, — король, в совершенно не свойственной ему манере, хлопнул в ладоши и слуги, которые не присутствовали во время приема, обступили пятерых приглашенных и увели прочь.
Когда они остались одни, пытаясь отдышаться и прийти в себя, Джон высказала то, что думала.
— Он — это не он.
— Девушка, я думал то же самое! — сказал Мор. — Но если он не тот, на кого он похож, тогда…
— Думаю, что это тот, другой, король. Тот, о котором говорил Келвин.
— Король… — Мор замолчал, на лбу у него выступили морщины.Рауфорт. Из Хада? Король Рауфорт из камеры пыток и из мира змеев.
— А кто же еще? — спросила Джон и увидела, что остальные согласны с ней.
— Но каким же образом?..
— Я не знаю. Я думала, его собирались казнить, — сказала Джон.
— Келвин не стал бы никого казнить, — возразила Хелн. Джон кивнула. — Может быть, и зря. Должно быть, ему удалось бежать. Должно быть, так. Как же еще?
Мор кивнул.
— Я не знаю. Но это совершенно не имеет смысла. Даже если его собственный народ не убил его, и он добрался сюда, здесь есть Рафарт.
— Вот почему мы должны вести нашу игру, отец, — сказал Лес.Ради настоящего короля.
— А вы действительно считаете, что это не король? — спросил Сент Хеленс.
— А вы так не считаете? — парировал Мор. Сент Хеленс выдал несколько вулканических выражений. Хелн отвернулась, но, кажется, особой пользы в этом не было.
— Но короли остаются королями, как говорит пословица. Это так и может быть, может быть у него много чего на уме. Может быть6 сказываются последствия его заключения или где то разладилась шестеренка. Назревает тяжелая ситуация, плохое время и…
— Ты сам в это не веришь, — сказала Джон.
— Нет, — признался Сент Хеленс. — Нам лучше сделать так, как он говорит. Если он не Рафарт, за которого мы сражались, то все станет ясным.
— А если в результате начнется война? — спросил Лес.
— Гм м, но есть же пророчество.
— Сент Хеленс! — воскликнула его беременная дочь. — Ты действительно снова хочешь сражаться? Я думала, что тебе было уже предостаточно. После арбалетной раны и после того, как старая Мельба…
— Да, да, я чуть было не погиб. Но Келвин вернулся вовремя, не правда ли? Как раз вовремя. Не правда ли, Джон?
Джон обнаружила, что кивает головой.
— Мы остановили ее, — подтвердила она. Мысленно она снова видела тот момент, когда оружие Маувара, наконец, выстрелило и послало свою антимагию, чтобы вернуть зло обратно к пославшему его. Но это было, казалось, целую вечность назад. Ситуация сейчас выглядела не столь отчаянной. Но не станет ли она такой потом? Джон очень боялась, что это может случиться.
Сент Хеленс улыбался. Ему нравилась мысль о войне, которая поможет исполниться этой строчке пророчества. Ему это нравилось, хотя два последних слова «объединение двух», чуть было не стоили жизни ему, Лесу и Мору.
«Лучше не доставляй мне беспокойства, Сент Хеленс, — подумала Джон злобно. — Я эмансипированная женщина, и я не оставлю тебя в покое. Ты оппортунист, но ты не будешь идти на поводу у тиранов. Только попробуй, и я не стану ждать Келвина. Попробуй, и я расшибу твою обаятельную голову!» И она сделала незаметное движение рукой, словно раскручивала пращу для того, чтобы запустить камнем в чью то голову.

Глава 3. Дань

Келвин открыл глаза и увидел коренастое уродливое существо, голова которого росла из плеч, а шеи не было совсем. Это существо скорчилось, вертя и переворачивая оружие Маувара в перепончатых руках с длинными пальцами. По обе стороны его тупой головы имелись круглые плоские пятна, напоминающие те, которые имеются на голове у лягушки. Больше всего это существо и было похоже на гигантскую лягушку с некоторыми человеческими признаками.
Когда Келвин повернул голову, он увидел остальных членов их отряда, они тоже были в сознании. Отец казался таким же изумленным и беспомощным, как и он сам. Кайан выглядел гораздо хуже, так, словно вся его уверенность и жизнерадостность превратились в отчаяние. В этом болоте с поднимающимися испарениями, вокруг них собралось множество лягушек — мужчин и женщин. Все оружие пришельцев было уже ими осмотрено и обсуждено. Сам же Келвин и его спутники были крепко связаны по рукам и ногам.
— Ага, мы не там, где должны быть, — сказал Джон Найт. — Мне жаль, Келвин, но ты был прав. Рычаги на транспортере кто то передвинул.
Но кто? Келвин не осмеливался задать этот вопрос. Были и более неотложные проблемы. Одно из этих существ уселось на корточки перед ним и ткнуло ему в лицо большой плоский палец зеленоватой перепончатой руки.
— Вы, божьи охотники, отправитесь к богу, — сказало существо. Его голос был тягучим и булькающим, словно слова произносились под водой. Когда он, очевидно с большим трудом, произносил эти слова, на горле завибрировали мешки.
— Мы не божьи охотники, — сказал Келвин. Неважно, кто они. Даже если они и в самом деле божьи охотники.
— Мы видим, — сказало существо. — Мы видим. Бог видит. Бог видит все.
Чей бог? Бог таких созданий как эти мог оказаться злым и многоглазым. Келвин вообразил змея с глазами по всей спине, брюху и бокам: гигантского змея, глядящего на них с высоты из своего укрытия в колючих древесных ветках или невидимого в оранжеватом небе.
— Никакой свадьбы не будет, — простонал Кайан. — Мне очень жаль, Келвин, отец.
— Не ты привел нас сюда, сынок. Мы сами сюда попали. — Джон Найт изо всех сил старался улучшить их самочувствие. — Мы все здесь уладим, а потом отправимся в нужное место и поженим тебя с Лонни так, как надо.
— Вы отправитесь к богу, — укоризненно произнесло лягушкоподобное существо. — Чужеземцы, дань. Дань, чужеземцы.
Когда он говорил, другое существо засовывало палку с приклеенными к ней иглами внутрь раструба ствола оружия Маувара. Его перепончатые пальцы дотронулись до спускового крючка и нажали. Вылетевшие искры и тихое шипение позабавили и, возможно, привели туземца в восторг, не причинив ему никакого вреда. Враждебной магии здесь не было, так что устройство было полностью бесполезным.
— Я бы сказал, что это настоящие дикари, — предположил Джон Найт. — А не философы, как лопоухие.
Келвин понял, что он имел в виду. Лопоухие из другого мира были чрезвычайно мудрыми и стойкими созданиями. Было бы хорошо, если бы эти существа в другом мире оказались бы полностью похожи на них. У здешних же существ, кажется, не зародилось никаких подозрений после слов Джона Найта. Если Джон и оскорбил их, обозвав дикарями, то они, очевидно, не поняли этого.
Лягушачье лицо, маячившее перед ним, снова повторило:
— Вы отправитесь к богу. Вы отправитесь к богу. Все вместе вы отправитесь к богу.
— Настойчивый, черт, — заметил Джон. — Ребята, вы имеете хоть малейшее понятие о том, кто такой божий охотник?
— Это тот, кто охотится на бога, — сказал Келвин. Глупый разговор, но он был необходим, чтобы поддержать их мужество. Где же пояс левитации? Он обернул его вокруг талии, а теперь тот куда то исчез. Его тесть, Сент Хеленс, стал настоящим мастером в обращении с ним во время недавних неприятных событий, а после этого и сам Келвин тоже тренировался с поясом и научился неплохо с ним управляться.
Где же этот пояс? Будь он при нем, он смог бы помочь им всем избежать их незавидной участи.
Поднялся громкий крик. Один из лягушкоухих гордо расхаживал вокруг пленников, обернув вокруг обнаженных бедер пояс.
— О, боже, — сказал Джон. — Если… Но, может быть, он не сделает этого.
Как раз в этот момент туземец это и сделал. Перепончатые пальцы нашли и надавили на красивую красную кнопочку. Лягушкоухий вознесся вверх. Лягушачьи лица повернулись вслед ему, сильно возбужденные или безразличные, в зависимости от характера каждого туземца, некоторые издали квакающие звуки. Самое большое из созданий простерло руку и проквакало какой то совет.
Озорник еще немного повозился с поясом. Он полетел сначала на восток, потом на запад, и наконец его швырнуло в крону колючего дерева. Пока он там висел, не очень сильно пораненный, аэронавт передвинул рычажок сбоку пояса сначала вперед, потом назад. Результатом этого было то, что существо еще сильнее запуталось в колючих ветках.
Рослый лягушкоухий подошел к Джону и легонько ткнул его перепончатым пальцем ноги.
— Спусти его вниз!
— Я связан, — разумно сказал Джон.
— Скажи как. Спусти его.
Джон немного подумал.
— Нужно нажать на красную кнопку. Передвинуть рычаг в среднее положение. Потом слезть с дерева.
Большой лягушкоухий повернулся к дереву и проквакал нечто, что, очевидно, было переводом. Почти немедленно искатель приключений заскользил вниз по дереву, продираясь сквозь ветки, затем сорвался и, пролетев оставшуюся часть пути, приземлился в зеленоватую грязь и поднялся на ноги, смеясь. Он быстро прокатился по куче красного песка и подошел к вождю, протянув ему перепачканный, но невредимый пояс.
— Нам удалось завоевать симпатии одного из них, отец, — сказал Келвин. — Собираются ли они еще раз подумать, прежде чем принести нас в жертву кому то?
— Мне бы хотелось так думать, сынок. Это не лопоухие. Может быть, у них есть что нибудь вроде наших драконов или гигантских змеев, кому приносили жертвы лопоухие. Но если у них есть хотя бы такие мозги, как у летучей мыши, то мы на них произвели впечатление.
Эта мысль, кажется, посетила только Джона Найта. Вождь и его приспешники вели себя так, словно бы пояс левитации не являлся для них чем то совершенно необычным. Каковы же на самом деле эти существа?
Через порядочный промежуток времени, в течение которого все их снаряжение было несколько раз осмотрено и пересмотрено, вождь отдал свои приказания. Лягушкоухие подняли и понесли пленников на скользких и гладких плечах. Возможно, эти существа и выглядели неуклюже, но они были довольно сильными. Келвину удалось разглядеть, что на плечах других существ переносилось все, что они взяли с собой, — все их снаряжение, включая и оружие.
Что ж, хорошо. Если у них появится хотя бы шанс ускользнуть, то они смогут схватить оружие и прорваться. Возможно, на самом деле лягушкоухие не понимали природу и характер этих устройств.
Затем большая часть снаряжения, включая и оружие, была спрятана в дупле полого дерева и оставлена там. У Келвина упало сердце; так много надежд было связано с тем, что их вещи останутся у них под рукой!
Их несли, казалось, бесконечно долго. Через широкие поляны, занятые болотами. Между колючими суковатыми стволами деревьев, которые выглядели так, словно выросли в пустыне. Мимо огромных куч красноватого песка, иногда принимающего оранжевый цвет, цвет здешнего неба; через кустарник, растущий в зеленоватой воде и выше, подальше от участков полужидкой почвы. Болотные твари, такие как аллигаты, плескались на их пути, разевая огромные зубастые пасти и хлопая широкими хвостами по грязной воде.
— Отец, как ты думаешь, это один их этих? — спросил Келвин, кивнув головой в сторону одного из зубастых чудовищ. — Это их бог?
Мысль была сама по себе отвратительной, но ее требовалось обдумать. Аллигаты питались всякой гадостью, а эти чешуйчатые рептилии были точно такие же, только еще больше, чем у них дома, в их мире.
— Давай просто попытаемся подождать и посмотрим, что будет, сказал Джон. — И вы оба будьте настороже! Не оставляйте надежду. Может быть, как раз… — Он замолчал и выругался — лягушкоухий скинул с его груди извивающуюся оранжевую змею. Змея шипела, обнажала зубы, с которых стекал яд, и огрызалась прямо в лицо лягушкоухому, но тут же потеряла свою голову в его сомкнувшихся челюстях. Спаситель Джона прожевал ее, сплюнул, а потом приподнял все еще извивающееся тело и направил бьющую струей кровь прямо себе в широко разинутый рот.
— Великолепно, потрясающе! — сказал Кайан, используя одно из выражений, которым научил его отец. — Это хуже, чем что либо еще, что я видел в двух мирах.
— А я в трех, — согласился Джон. — Уф! На что может быть похож их бог?
Келвин ничего не сказал. Его мутило, он пытался сделать так, чтобы его не стошнило на него самого и его носильщика. Ну и герой, снова подумал он. Ну и герой, тошнит от одного вида крови.
Лягушкоухий сдавил рукой свой такой свежий, завтрак. Теперь из поврежденных органов потекли и смешались с кровью другие соки. Желтый, коричневый, черный и смесь всего этого.

Келвин проиграл свою битву с желудком. Без всякого предупреждения его уже рвало. Содержимое желудка выплеснулось вперед, на несшего Келвина лягушкоухого. Он боялся, что существо обернется и убьет его за это или хотя бы сбросит его в болото, но оно, казалось, вообще ничего не заметило.
Много позже — ему показалось, что прошел год или два, — Келвина перестало тошнить. Ощущая ужасную слабость и головокружение, он едва замечал, что отряд начал замедлять ход. Когда он, наконец, заметил это, они окончательно остановились в зеленоватой грязи перед плоским, неподвижным, покрытым пеной озером. Большие колючие деревья росли прямо в воде, поднимаясь из пены. Островок небольших размеров поглощал оранжевые солнечные лучи и, кажется, лениво и зловеще чего то поджидал. Каменное укрепление было расположено прямо перед островом и, огибая его с боков, исчезало вдали.
Лягушкоухие скинули свою ношу, испугав Келвина и вызвав у его отца стон опасения, затем вошли в воды озера. Сначала они шли вброд, потом поплыли, отталкиваясь мощными задними ногами. Каким то образом лягушкоухим удавалось все время держать пленников над поверхностью воды.
«Вот где это, — подумал Келвин. — Теперь мы встретим их бога, или того, о ком они думают, как о боге». Он задрожал и почувствовал холод, хотя оранжевое солнце светило так яростно, что накатывающиеся жаркие волны напоминали ему о раскаленной печи в кухне его матери.
Они заплюхали вверх по скату. Там, до настоящего времени невидимые за черными, усеянными шипами ветками дерева, находились огромные ворота. Лягушкоухие опустили своих пленников вниз на сухую поверхность земли и отступили. Келвин увидел, как некоторые ныряют под слой пены; об их пути от острова можно было догадаться по появившимся пузырькам.
«Дань, — подумал он. — Они принесли сюда свою дань».
Все было почти так же, как тогда, когда лопоухие пытались принести в жертву Лонни. Кайан спас ее тогда, и после этого началось то, что оказалось весьма примечательным знакомством. Он надеялся, что у Кайана еще будет шанс жениться на ней. Но в данный момент это казалось сомнительным. Келвин подумал о том, сумел ли провести Кайан аналогию между этими двумя событиями, и уже собрался было нарушить молчание, чтобы напомнить ему об этом. Нет, наверно, это будет нехорошо.
В амбразуре, проделанной высоко в стене, неожиданно показалось лицо женщины. На медных кудрях красовалась медная корона, медные колечки — сережки свисали из двух определенно круглых, а не остроконечных, ушей. Она была, вынужден был заметить Келвин, красавицей. Но что может делать такая женщина в этом, по иронии судьбы проклятом, покинутым богом месте? Или, может быть, это еще одна пленница, которую доставили сюда в качестве дани?
Женщина смотрела на них глазами, казавшимися медными, что внушало некоторые опасения. Она проговорила одно слово: «Дань».
«Боги, — подумал Келвин, — она читает мои мысли! Но кто она такая? Это она — богиня лягушкоухих? Если так, то она не может быть тем чудовищем, которое я ожидал увидеть. Она же прекрасна!»
— Большое тебе спасибо, Келвин Хэклберри. — Ее голос звенел почти, как колокольчик. Она смотрела прямо на него, читая у него в сознании!
Келвин почувствовал, что краснеет. Что бы могла подумать Хелн?
Но красивое лицо смотрело уже на его отца.
— О, да это Джон Найт так усердно пытается развязать этот узел! Как приятно встретить кого то, чей настоящий дом находится так далеко от Провала! И вместе с твоим сыном, Келвином, героем! И другим твоим сыном, Кайаном, желающим еще в одном измерении жениться на своей любимой!
Что это такое? Должны ли они отвечать ей? Что ему следует сказать? Попросить ли Келвину эту столь похожую на королеву женщину отпустить их и, может быть, помочь? Поскольку она, очевидно, королева, которую лягушкоухие принимают за богиню.
— О, не следует судить по внешнему виду, — сказала ему женщина своим музыкальным голосом. В нем был лишь намек на укор. — Я большее, значительно большее, чем ты себе представляешь.
«Но ты человек, — подумал он осторожно. — Человеческое существо, которое думает, и говорит, и имеет власть над жизнью и смертью. Это верно, конечно? У тебя ведь есть власть уничтожить нас или же спасти?»
— Ну, конечно же, у меня есть эта власть, Келвин! — с готовностью согласилась с ним женщина. — Как ты думаешь, кто я такая?
«Прекрасная добрая королева», — подумал он с надеждой.
— Кто я физически? — продолжала она спрашивать.
Келвин попытался не представлять себе потрясающие очертания ее тела, скрытого сейчас стеной.
— А, ты женат, поэтому ты не решаешься отдаться своей фантазии, соблазну. И все же: предположим, что я возвращу тебе свободу за эту твою фантазию?
Она играла с ним, Келвин понимал это. И все же, как он ни пытался, он не мог удержаться от мыслей об этом великолепном теле. Была ли она обнаженной? Может быть, поэтому она скрывала за стеной все, кроме своего лица?
Она засмеялась.
— О, как восхитительно было бы заставить тебя проделать со мной то, чего ты так опасаешься! Может быть, тогда бы я и впрямь освободила тебя вместо того, чтобы приберечь на закуску к ужину.
Келвин почувствовал, как волосы у него на затылке встали дыбом. Ее лицо и голос были прекрасны, но слова вызывали беспокойство. Закуска к ужину? Это сказано в фигуральном смысле или?..
— Продолжай, Келвин, — сказала она ободряюще. — Такое удовольствие следить за твоими мыслями.
В ее тоне чудилась какая то примесь жестокости. Красота и жестокость могли иногда сочетаться, он знал это. Он вспомнил королеву Зоанну, прекрасную, но злобную и порочную, жестокую мать Кайана. Но у нее могла быть еще одна причина прятать от них свое тело. Может быть, она не то, чем показалась ему на первый взгляд, физически что то другое, как она и намекала? Может быть, она старуха, такая же, какой была старая Мельба, но все же способная принимать подобие юности и красоты?
Медный обруч затрясся, кудряшки покачнулись. Раздавшийся смех был смехом жизнерадостной хозяйки дома.
— Я колдунья! Я? Стыдно, Келвин! Герой твоего масштаба должен был бы соображать лучше. Ты слышал обо мне или о чем то подобном мне. И, конечно, обо мне слышал твой отец. И он рассказал это тебе, хотя ты и думал, что он говорит глупости. И тебе он тоже это рассказывал, Кайан. В действительности я совсем не похожа на твою мать!
Она безумна, с дрожью в сердце подумал Келвин. Но в то же мгновение раздался другой голос. Этот голос был мужским, грубым и напоминал голоса самых здоровых и неотесанных мужиков.
— Мервания, тебе всегда нужно играть в глупые игры с нашей пищей?
— Конечно нужно, Мертин, — сказал чудесный голос обладательницы сережек. — А почему бы и нет? Разве между поведением кошки и женщины нет сходства? Смотри, я чуть было не соблазнила этого молодого человека, вызвав у него сладострастные мысли о соблазнительном теле. Забавно подстраивать все это!
— ГРРР РРРААУ! — прорычал нечеловеческий голос.

Определенно, этот драконий рев доносился не из человеческой глотки! Его вибрации ранили уши Келвина.
— Тихо же, Грампус, — сказала Мервания, — ты знаешь, что на самом деле время кормления еще не пришло.
— ГРРР РРРААУ!
— Да, да, я согласна. Нам придется показаться им. Но это должен быть сюрприз. Особенно для Келвина, который определенно сосредоточен на запретном влечении ко мне. Кайан думает о своей Лонни, а Джон о своей Шарлен и еще об одной по имени Занаан. Ах, этот непослушный, неразумный Джон! Только одна из них может быть твоей женой. Но ты, Келвин, ты думаешь обо мне, и это самое неразумное из всего… Да, о той ночи, когда ты сделал ее беременной. Но теперь она отяжелела и не выглядит так, как раньше, в то время как я могла бы…
Лицо Мервании исчезло из отверстия в стене так, словно бы его отпихнули в сторону. Его заменило лицо мужчины: медные брови и медный боевой шлем подчеркивали высокие скулы и выпуклый нависающий лоб. Он нахмурился и фыркнул носом на манер быка: «Мервания, они ведь даже не толстые!»
— Но ведь будет забавно, откармливать их, — сказал голос Мервании. — Если бы я смогла каким то образом предстать так, как меня воображает Келвин, сладострастная, почти обнаженная, усердно угощающая его сочными гроздями винограда…
Будь проклято это чтение мыслей! И к черту его блуждающее сознание. Она была так дьявольски искусна в выделении как раз того, что ему так сильно хотелось подавить!
Мужское лицо исчезло. Раздался тяжелый хлопающий звук, как будто передвигалось что то огромное и невидимое. Затем в отверстии показалось рыло дракона. У него была скорее медная, а не обычная золотая чешуя, и глаза, которые он устремил на них, были медными, такими же, как и его чешуя. Из ужасной пасти показался раздвоенный язык, завибрировал, а потом устремился к ним. С кончика языка капала слюна медно красного цвета, а сам язык находился слишком близко, чтобы можно было чувствовать себя спокойно.
— Отец! Кайан! — закричал Келвин. Это вырвалось у него совершенно непроизвольно. Ему приходилось бывать очень близко к драконам с золотой чешуей, но он никогда не был при этом связан. Голова дракона отпрянула назад. Громкий женский смех наполнил его уши. Он не был милым и мелодичным, он был скорее язвительным.
«Это, должно быть, была иллюзия, — подумал Келвин. — Это, наверное, магия — колдовство. Здесь не может быть дракона! Не может быть так близко к человеческим существам! Он бы просто проглотил их. Даже чародей Затанас был не в состоянии хорошо справляться с драконами. Верно, Затанас ездил на одном из них, но это было опасное занятие. Ни одна магия не могла безопасно обращаться с таким существом долгое время».
— Думаю, что я знаю, что это такое, — сказал его отец. — Помнишь, что я рассказывал тебе о греческой мифологии? Пом…
Его голос прервался. Келвин с ужасом увидел, что его отец беспомощно закатывает глаза, словно пораженный ударом. Магия, использованная Мерванией против него? Магия, использованная для того, чтобы он не мог говорить?
Медные сережки снова появились в амбразуре. Медные глаза, которые уже больше не казались такими человеческими, посмотрели на него.
— Ты совершенно прав, Келвин. Я действительно не дала твоему отцу договорить. Простой паралич, наложенный на его голосовые связки. Не годится ему портить твое удивление. Я бы с большим удовольствием разделила твое неразумное представление обо мне, о том, как я наклоняюсь к тебе, чтобы накормить какой нибудь сластью, мои груди становятся более заметными, когда платье сползает с моего плеча, их контуры восхитительны — что в точности последует после этого, а?
Келвин в отчаянии подумал о том, что пытался сказать ему его отец. Греческие мифы, все перемешанные с историей и поэтому частично правдивые. Его отец рассказывал ему о таких существах, как гидра, огромный змей с девятью головами или может с семью; отруби ей одну голову, и вместо нее тут же вырастут две. Затем была еще Медуза, чудовищная женщина, чьи волосы были полны живых, шипящих змей, Почему все, о чем он думал, должно включать в себя змей?
— Думай же, Келвин, — дразнила его Мервания. — Думай, думай. Была еще и Цирцея, с которой Одиссей прохлаждался двадцать лет, прежде чем вернуться к своей жене. Там ведь был и пример для тебя! Интересно, будет ли бедная Хелн днем ткать ковер и распускать его по ночам, ожидая твоего возвращения?
— Думаю, я понял! — сказал Кайан. — Это…
Медные глаза посмотрели на его брата. Кайан задохнулся и замолк. Заклятье, такое же как змеиный взгляд? Почему, ну почему он не может подумать как следует!
— Можешь, можешь, Келвин, — ободряюще произнесла Мервания. — Тебе просто нужно постараться. Уже теплее, как ты обычно говорил в детской игре. Несколько голов. Да, это уже близко. Но помнишь ли ты о том определенном мифическом создании, которое вызывало у тебя самый больший страх? Я дам тебе подсказку, я подскажу тебе: но это не тезка твоей жены, Елена Троянская. — Она помолчала, грациозно наклонив голову.О, извини меня. Твою жену назвали в честь ее отца, фигуры совершенно другого происхождения!
Он думал изо всех сил. Несколько голов. Троица? Что то вроде этого. Но что то греческое. Что то легендарное. Что то, что подействовало на его мальчишеское воображение и положило начало кошмару.
— Великий герой боролся с этим, Келвин. Но они всегда так делали в мире твоего отца. Один из нас навестил этот мир тогда, в дни детства человечества, и это источник легенды.
Келвин чувствовал себя так, словно он проваливается на экзамене. Он мог думать только о лице в амбразуре, о том, есть ли там под ним внизу какая нибудь одежда, и о своих путах, о своем отце и брате.
— Тупица! — наконец огрызнулась она. — Я устала от этого. Я покажу тебе мое восхитительное тело. Я выхожу наружу.
Ворота звякнули, затем широко распахнулись на скрипящих петлях. Через их проем Келвин увидел тропинку, сад и здание. Затем появилось лицо, прекрасное лицо женщины, оглядывающееся по сторонам.
— Мервания, — начал он. Лицо приближалось. Приближалось на длинной шее, усеянной медной чешуей.
Женщина змея! Я знал это! Боже, она змея!
— О, вздор, — сказал Мервания и вышла наружу вся целиком.
Келвин только судорожно вздохнул, не веря своим глазам, когда увидел это зрелище. На когтистых лапах покоилось медное чешуйчатое тело огромных размеров. Рядом с головой Мервании виднелась голова дракона, а рядом с головой дракона голова Мертина. Все три головы располагались впереди тела, которое все было покрыто медной чешуей и во всех отношениях кроме размера было телом скорпиокраба. Огромные клешни щелкали впереди, а с боков чудовища было по две человеческие руки: женские, покрытые чешуей со стороны Мервании и мужские руки с выступающими, вздувающимися мускулами, тоже чешуйчатые, со стороны Мертина. На дальнем конце тела, показавшемся последним из ворот, виднелся суживающийся к концу хвост и длинное жало, тоже из меди.
Теперь Келвин был вынужден, наконец, догадаться. Единственное существо, которое он отвергал и о котором не думал из за своих кошмаров. Сильно измененное, но вполне узнаваемое. Вместо тела козы — тело скорпиокраба. Вместо одной львиной головы, одной козьей и одной драконьей — две человеческие и голова дракона. Вместо змеиного хвоста жало скорпиона. Понимание переполнило его. Подумать только, что он представил себе, как подглядывает за соблазнительным женским телом вот этого!
— Кимера, — прошептал он.
— Химера, — поправила она. — Хи мера. Произноси правильно, Келвин.
Химера. Чудовище, которое оказалось куда более ужасным и еще более опасным, чем то, которое было известно древним грекам.

Глава 4. Посол

Сент Хеленс в глубокой задумчивости ехал по сельской дороге на большой серой боевой лошади, выуживая из своей черной бороды жужжащее насекомое. День был солнечный, приятный для верховой езды, но поездка предстояла долгая.
— Проклятье! Специальный посол к Битлеру, королю Германдии! Звучит здорово, но мне это не нравится. Какие у меня есть таланты для общения с королями? Обаяние, правильно? Но, насколько я слышал, Битлер не намного симпатичнее его земного Адольфа! Иногда мне хочется снова оказаться на Земле, очень хочется. Я не ощущаю себя ничьим послом, особенно послом того парня из дворца. Это просто не может быть Рафарт, не может быть! Я чувствую себя ослом. Посол. Осол. Осёл. П осёл.
— Сент Хеленс! Сент Хеленс!
Он обернулся и увидел, как прежний мальчик король Филипп Бластмор подъезжает к нему на своей лошади. Очевидно, мальчишка все таки не спал и не терял времени зря. Скорее всего, парнишка, должно быть, последовал за ним и дождался пока он отправится в эту поездку, прежде чем показаться самому.
— Проклятье! — он осадил лошадь и подождал, пока пестрый жеребец Филиппа поравняется с его кобылой. — Я же велел тебе остаться. Это официальная миссия. Проклятье, мне не нужен в дороге ребенок.
— Я приехал, чтобы помочь тебе выпутаться из беды. — Филипп улыбнулся, но Сент Хеленс сомневался, чтобы в этих словах была правда.
— Ты ! Вызволишь меня из беды?! Ты, щенок, сам по себе был бедой и напастью, как только появился на свет!
— Я не просто появился на свет. Меня нашли под камнем также, как и тебя.
— Наверно, так и было. И старая Мельба затем взяла на себя все заботы о тебе.
Лицо мальчика помрачнело. Сент Хеленс немедленно пожалел о своих словах. Добродушные насмешки были одним делом, но серьезные обиды совсем другим. Было слишком много правды в сильном влиянии Мельбы на мальчика с самых ранних лет.
— Мне очень жаль, Сент Хеленс, — голос Филиппа дрожал. — Если ты действительно не хочешь, чтобы я был рядом с тобой…
— Ну, а теперь ты вообразил себе такую идиотскую вещь! Конечно, я хочу, чтобы ты поехал со мной! Очень рад тому, что ты составишь мне компанию. Чтобы сделал, если бы попал в беду без тебя?
— Но ты же сказал…
— Я много чего могу сказать. Это проклятье ирландцев — вообще то одно из многих их проклятий. Я разве не говорил тебе о том, что такое шутки?
— Ну да, конечно. Например, когда ты сказал: «А у этой девушки прекрасные кувшины», когда все могли видеть, что она несла бутылки из под вина.
Ох! Под опекой злой Мельбы молодой король немногому научился. Одна две поездки со старым бывалым солдатом, возможно, значительно расширят кругозор паренька.
— Ты случайно больше ничего в ней не заметил, парень?
— У нее была прекрасная фигура. Удивляюсь, как ты сам этого не увидел.
Что ж, может быть, надежда все таки была — парнишка начинал понимать самое основное.
— Может быть, в следующий раз я тебе все объясню.
— Я действительно могу многим помочь, ты же знаешь. Я однажды был королем, хотя только формально. Я могу рассказать тебе, как надо держаться, и ты не заставишь нас краснеть.
— Вот что я скажу тебе, Фил. Если ты увидишь, как старикан харкнет на ковер, ты немедленно заговоришь.
— Да, конечно, Сент Хеленс. Но там, в Аратексе ты так не делал. Я бы почувствовал это, если бы ты так сделал.
Сент Хеленс возвел глаза к небу. Неплохой парень, но иногда он был порядочным озорником. Небольшое выбивание пыли из задней части штанов помогло бы избавится от этого, но с задницами королей имеются свои проблемы.
— Давай скажем просто, что я буду высоко ценить твою помощь. Любую и когда бы то ни было. Если она вообще потребуется.
Но Филипп не слышал и смотрел назад, на ту дорогу, по которой они приехали. К ним приближалась лошадь с всадником. Когда лошадь приблизилась к ним, стало возможно разглядеть мундир дворцового гвардейца.
— Зачем одному из этих парней ехать за мной? — спросил Сент Хеленс. — Появилось что то новенькое?
Всадник был тем молодым гвардейцем, которого Сент Хеленс видел во дворце, но не разговаривал с ним. Он мог бы поклясться, что парень скакал на любимой лошади короля.
— Посланник Рейли, — задыхаясь проговорил охранник. — Я из дворцовой гвардии, но сейчас я сам по себе. Я много слышал о вас, о том, как вы сражались с колдуньей, и все такое прочее. Сэр, мое имя Чарли Ломакс.
— Я помню вас достаточно хорошо. В чем дело?
Ломакс посмотрел на мальчика.
— Это предназначается только для ваших ушей, Сент Хеленс.
— Можете говорить в присутствии Фила. Я ему доверяю.
Чарли Ломакс, королевский гвардеец, несколько раз глубоко вздохнул. Он свел брови, словно решал какую то трудную для себя задачу.
— Сэр, я прошу вашего разрешения присоединиться к вашей миссии в Германдии.
— Вас послал король? — Это и впрямь было странно.
— Нет, сэр. Как я уже говорил, я делаю это по собственной инициативе.
Сент Хеленс услышав это, не понял, в чем дело.
— Вы хотите сказать, что вы бросили свой пост, дезертировали?
Это ему не понравилось. Он всегда испытывал симпатию к дезертирам. Но помогать одному из них, означало навлекать беду на себя.
— Я хочу сказать, что желаю служить истинным интересам моего короля и страны. Я знаю, что и вы тоже этого хотите, посланник Рейли, так что я…
— Вы служите королю, дезертировав у него со службы? — резко спросил его Сент Хеленс.
— Я не верю, что тот человек во дворце — это король.
Вот все и высказано.
— Вы поступили правильно. Совершенно правильно. Конечно, вы можете сопровождать меня. — Затем, после некоторой паузы он добавил: — И называйте меня Сент Хеленс.
— Благодарю вас, сэр! — воскликнул Ломакс с широкой улыбкой.Сент Хеленс, сэр!
У этого парня неприятности с тем, который сейчас надел корону, подумал Сент Хеленс. Если он правильно догадывается, то все они вот вот наживут точно такие же. Если нельзя отвести эту беду, то следует приготовиться, чтобы достойно встретить ее во всеоружии.
И они втроем отправились в Германдию исполнять миссию, возложенную на посланника Рейли.

Лестер, вспотевший под своим новым бронзовым шлемом, в знак офицерского звания увенчанного пером Остерка, осматривал собравшиеся войска. Он объезжал построившиеся колонны. Со спины прекрасного жеребца, которого ему дали, он смотрел на мужественные дисциплинированные лица. Время от времени он осматривал снаряжение, меч или арбалет. Он бегло проверял подвижные катапульты. Лес чувствовал себя полнейшим идиотом, в этом он должен был себе признаться. Притворяется офицером и командиром, когда он им никогда не был. Служит королю — самозванцу и почему то не может сказать об этом. Ситуация была скверная, очень скверная.
Он взялся за поводья своего коня и объехал вокруг огромных колес последней катапульты, направляясь к своему отцу. Мор, хотя и был рожден для того, чтобы сражаться, тоже выглядел в генеральском мундире так, словно и ему было не по себе.
— Генерал, отец мой, — тихо спросил Лестер, — все ли с ними в порядке?
— Высший класс, — ответил Мор. — Самые лучшие наемники и самое лучшее снаряжение, которое только нашлось у Трода.
Да, подумал Лестер, самые лучшие купленные бойцы. Каждый из них приучен и натаскан убивать или умирать за того, кто платит, и никогда не спрашивать, прав тот или не прав. Каждый приучен считать, что быть солдатом — это самое высокое призвание. Все они хорошие воины, провались все к черту, и не из тех, кто будет сомневаться.
— Ты хочешь сказать перед ними речь, отец? У тебя есть к этому талант.
Мор едва заметно нахмурился в ответ, затем провел свою лошадь за катапульту. Это был крупный большой человек, и сидел он на огромном боевом коне.
— Парни, — загремел Мор, — мы отправляемся в Колландию и Канцию, два королевства, управляемые братьями близнецами. Половина вас выступит в Колландию. Другая половина отправится вместе с моим сыном, генералом Лестером Крамбом, в Канцию. Пока мы будем на марше, Шон Рейли, который известен вам как Сент Хеленс, герой войны с Аратексом, будет выполнять секретную миссию, чтобы заручиться поддержкой Германдии в качестве союзника. Наши армии встретятся после победы в двойной столице Лонрисе на реке Теймсейн. Вопросы есть?
Как Лес и ожидал, вопросов не было. Военное командование обычно так не разговаривало с войсками и, конечно, не спрашивало, есть ли вопросы. Солдаты, возможно, были удивлены таким обращением с ними. Но Мор и Лес не прошли профессиональной военной подготовки, если не считать участия в революционных сражениях. В войне за Рад, а затем в войне с Аратексом они служили тем целям, в которые они полностью верили. Жаль, что то же самое нельзя было сказать и в этом случае.
— Тогда мы выступаем. И пусть боги пошлют нам свою благосклонность и позволят объединиться и добиться легкой победы.
Да, но победы во имя чего? Для Леса победа означала снова с любовью обнимать свою Джон. Этот маленький сорванец мог быть удивительно женственным, когда сам того хотел! Воткнуть же меч в незнакомца к этому совсем не относилось. О, хоть бы Келвин снова пришел к нам на помощь! Только бы пришел, а то я боюсь, что мы делаем ошибку, начиная все это.
Неожиданно ему в голову пришла непрошеная мысль. Если их король — действительно самозванец из мира, который однажды посетили Келвин и его брат Кайан, то будет ли в безопасности сам Келвин? Если самозванец сделал что то плохое с их законным, настоящим королем, то что сказать о круглоухом, который победил его? Не захочет ли отомстить ему этот злобный человек?
Лес боялся так близко подбираться к ответу. Так или иначе, уже было время выступать в поход.

Семья Коричневики и впрямь нуждалась в его помощи! Муж, хозяин, отчаянно пытался собрать и увезти урожай до того, как погода испортится, а жена — хозяйка лежала уже десять дней больная фумой. Их дочери только исполнилось пятнадцать лет, она хотела и умела работать, но много сделать она не могла.
Основная проблема была в том, что с помощью хорошей лошади один человек мог только срезать и вывезти с поля стебли коричневики. Немедленно после срезания длинные волокна растений следовало разобрать — до того, как они затвердеют. Это была работа для двух человек. Если бы отец решил работать со своей дочерью, то у него не осталось бы времени на то, чтобы закончить трудную резку стеблей и вывоз их с поля; большая часть урожая погибла бы. Но если бы он взял с собой на поле свою дочь, то некому было бы заниматься разбиранием волокон.
Неожиданное появление Хэла было встречено с радостью, почти что со слезами на глазах. Хотя он и был не слишком искусен в возделывании коричневики, это было неважно, девушка понимала толк в этом деле.
Итак, теперь он сидел рядом с хозяйской дочкой в хранилище и держал росток коричневики за корешок, а девушка высвобождала каждое длинное волоконце со стороны цветка и вытягивала его, пока оно свободно не отделялось от основного стебля. Из хорошего стебля получалась примерно дюжина прочных волокон, каждое из которых в надлежащее время можно было впрясть в новое полотно для рубашки из коричневики. Затем сок, выдавленный из ягод, окрасит эту рубашку в традиционный коричневый цвет. Эти рубашки были самыми лучшими и самыми дешевыми образцами местной одежды; почти каждый крестьянин носил такую.
Это также означало, что Хэл весь день почти ничего не делал, только смотрел на молодую женщину, сидящую напротив него, на Истер Коричневику. Она казалась сначала самой обычной девушкой, но теперь, когда он увидел ее за тем делом, в каком она была мастерицей, увидел как быстро и слаженно двигались ее руки, он понял, что она по своей природе очень застенчива. Волосы ниспадали ей на плечи, волосы точно цвета ягод коричневики, кудряшки двигались, словно маленькие змейки, когда она поворачивала голову. Истер была хорошо наделена для своего возраста всеми женскими достоинствами, и ее лицо было особенно привлекательным, когда она сосредоточивалась на своем занятии. Ее груди слегка обрисовывались под рубашкой из коричневики, пока руки вытягивали волоконца. Довольно часто она взглядывала в сторону Хэла и улыбалась ему, давая понять, что высоко ценит его помощь, пусть даже он просто держит стебель. Она становилась еще более привлекательной, когда работала.
Потом он поменялся с Истер местами, потому что она начала уставать. Поначалу Истер пришлось помочь ему, она встала позади Хэла и протянула руки, чтобы направить его руки в нужном направлении и помочь им делать верные движения. Волокна отрывались не просто так, сначала их необходимо было отщипнуть в определенном месте.
Хэл ощутил, как ее груди прижались к его спине. Она почти обнимала его. Это вывело его из равновесия.
Он повернулся в ее объятиях к ней лицом и поцеловал ее.
Истер так поразилась, что чуть не упала.
— Мистер Хэклберри! — воскликнула она.
Проклятье! Зачем он сделал это? Он не тот человек, чтобы воспользоваться растерянностью девушки, достаточно молодой, чтобы годиться ему в дочери!
— Мне очень жаль, — сказал он. — Я уйду.
— Но… но ведь работа не сделана! — запротестовала Истер.
— Хорошо, тогда я сделаю ее. Я обещаю больше не притрагиваться к тебе. Не знаю, что на меня нашло.
Они возобновили работу. Но теперь, когда Истер глядела на него, она уже не улыбалась. Хэл чувствовал себя ужасно.
Наконец она робко спросила его:
— Мистер Хэклберри, вы в самом деле сделали то, что хотели?
— Конечно же, я сделал то, что хотел. Я не должен был притрагиваться к тебе, и я не буду…
— Я имею в виду, — сказала она, краснея и отворачиваясь от него, — когда вы поцеловали меня?
— Я сказал, что не должен был делать этого.
— Но ведь сделали? — настаивала она, все еще раскрасневшаяся.
— Да, — сказал он, — ты очень привлекательная и симпатичная девушка. Но…
— Вы действительно так считаете?
— Конечно же, я так считаю! Но это вовсе не извиняет вас…
— Думаю, что вы хотите, чтобы все оставалось в тайне.
— Я никогда не намеревался, — начал он.
— Мистер Хэклберри, я думаю, что вы очень любезны; вы пришли к нам, чтобы помочь. Никто никогда раньше не думал, что я красивая. Так что, если хотите пойти на сеновал…
— Нет, — запротестовал он.
— Я никогда не делала этого, — сказала Истер. — Но я бы с удовольствием проделала это с вами, мистер Хэклберри.
Он уставился на нее, понимая, что она говорит серьезно. Он помогал ей, он нашел, что она красива, и она была так польщена, что была готова прыгнуть вместе с ним в сено. Хуже всего было то, что искушение было слишком велико.

Хелн была встревожена и дала знать об этом доктору Стерку. Не то, чтобы она сильно доверяла врачу в чем нибудь другом, кроме медицины, но ей нужно было поговорить с кем нибудь.
— Гм м, молодая леди, — сказал королевский врач; его брови поднялись вверх, словно хохолок, и от этого резкие черты стали еще больше походить на птичьи. — Ты говоришь, что король — это не король и…
— Да! Да! Он должен быть тем похожим на него двойником, о котором нам говорил Келвин. Если это действительно он, то у него должны быть круглые уши, такие же, как у меня и у Келвина. У него не может быть таких острых ушей, как у вас и у короля Рафарта.
Доктор Ланокс Стерк слегка перепрыгнул с одной ноги на другую, и это движение еще больше усилило его сходство с птицей.
— Думаю, молодая леди, что ты только воображаешь себе все это. У многих женщин, когда они носят ребенка, появляются странные мысли.
— Проклятье, доктор, — сказала Хелн, чувствуя, что начинает сердиться. Ужасно, когда с тобой обращаются, как с неразумным ребенком, будто ты не в своем уме — невольно чувствуешь себя именно так.Вы ведь можете хотя бы посмотреть, не правда ли? Король Рафарт никогда в жизни не носил такую шапочку. А король сейчас всегда носит ее натянутой на уши. Разве это не странно?
— Дорогая моя, король есть король. Что он желает, то он и делает. И ни мне, и ни вам и никакому другому подданному не годится спрашивать его об этом.
— Лошадиный помет! — сказала Хелн, применяя одно из грубых выражений отца, слегка видоизменив его, чтобы оно прозвучало поприличнее. — Нам требуется узнать, не круглоухий ли это король. Вам придется выяснить это!
— Молодая леди, вы совершенно невыносимы.
— Ей богу верно, — сказала Хелн, теперь пытаясь воспользоваться выражением сестры Келвина, снова чуть видоизменив его подходящим образом. — И намереваюсь стать еще более невыносимой. Либо ты посмотришь на его уши и скажешь мне, заостренные они или нет, либо я — я покину дворец!
— Покинешь дворец! — доктор Стерк встревожился. — Рейли, этого ни в коем случае нельзя разрешить. У меня есть приказ. Ваш муж не захотел бы…
— Не захотел бы, чтобы я находилась здесь, если бы король оказался злым самозванцем, — ответила она.
Доктор воздел вверх костлявые руки.
— Успокойтесь! Вам нельзя волноваться! Успокойтесь ради ребенка.
— Успокоюсь, если вы проверите его уши. Вы сделаете это?
Он вздохнул. Она приперла его к стенке. Если у нее случится выкидыш или она уедет из дворца, он будет считаться виновным во многом.
— Да. Да, я постараюсь. Но король не ведет себя нерационально, если он король. Короли разные. У него, может быть, выпадают волосы, или они седеют, и поэтому он закрывает их шапкой. Короли могут быть даже тщеславнее, чем женщины.
Хелн поняла, что добрый доктор думал, что она преувеличивает специально для того, чтобы усилить эффект своих слов. Ей удалось не обратить внимание на оскорбление, нанесенное женщинам, и она внимательно посмотрела на Стерка.
— Забудьте о волосах. Проверьте его уши.
— Я постараюсь. Если его беспокоит шевелюра, я могу прописать ему магический бальзам.
Победа, может быть, победа!
— Ну, а теперь, доктор… — сказала Хелн ледяным тоном. Ей это не очень удавалось, поскольку в нормальных условиях она предпочитала быть мягкой и женственной, но она была в отчаянии.
Доктор направился к двери, словно был отпущен персоной королевской крови. Не сказав больше ни слова, он вышел.
Хелн снова легла на подушки на большую двуспальную кровать с пологом и вздохнула. Почему бы не поучиться у Джон, если уж имеешь такую золовку?
Да, сквозь сон подумала она. Да, теперь мы все узнаем правду. Но затем к ней в голову пришла тревожная мысль, непрошеная и беспокойная.
— А что, если это и впрямь Рауфорт, — прошептала она, обращаясь к бюсту дедушки Рафарта. — Предположим это тот самый злобный король, которого встретил Келвин? Что будет с Келвином? Что будет с твоим внуком? Что будет со всеми планами и завоеваниями Келвина?
Бюст не отвечал. Как Хелн ни старалась, она не могла заставить его даже подмигнуть ей.
— Как у нее дела, доктор? — Джон стояла около комнаты Хелн и поймала королевского врача как раз тогда, когда он выходил. Она выходила на время осмотра, зная, что Хелн смущается того, что у нее так увеличился живот.
— Боюсь, она бредит. У нее страх того, что здесь могут появиться люди из другого измерения. Она думает, что наш король — это тот, кого ваш брат помог разбить и свергнуть в том, другом мире.
— Думаю, она права, — сказала Джон. — Между прочим, я это хорошо знаю.
Доктор Стерк задрожал всем своим костлявым телом. На его лице появилось разочарование. Он хотел бы, чтобы она согласилась с ним.
— Она хочет, чтобы я посмотрел на уши короля.
— Я тоже этого хочу. — Джон чувствовала, что нет смысла скрывать это. Если ее должны будут бросить в темницу, это будет слишком плохо. Но пока до этого не дошло, она будет держать наготове свою пращу с камнем, который был как раз нужного размера для мнимого короля.Есть ли в этом риск?
— С королями, миссис Крамб, риск всегда есть.
— Нет, только не с настоящим королем Рафартом. Помните, как он смеялся? Помните, как он наслаждался шутками? А этот король, кажется, ничему не радуется.
— Я помню его манеры. Может быть, какое нибудь колдовство вызвало эти изменения.
— Вы выясните это?
— Если он позволит. Да, я попытаюсь.
— Когда, доктор?
Его надо поторопить и вынудить сделать это. Иначе он будет вечно колебаться. Все мужчины такие, а доктора в особенности.
— Думаю, что мне следует порекомендовать ему пройти медицинский осмотр. Если он откажется…
— Скажите ему, что это регулярный осмотр. Он не будет знать.
— Я т так д думаю. — Казалось, Стерк делает ненужные паузы в словах.
— Вы свободны, доктор.
— Благодарю вас. — С тем достоинством, которое только могло быть у человека с носом, напоминающим птичий клюв и подпрыгивающей походкой, он оставил ее и направился к покоям короля.
Джон вздохнула: — Не знаю, к добру ли это или к худу. Я надеюсь всей душой, что я не права. Но если я права… помогите нам всем, боги.
Доктор Стерк вошел в королевскую спальню и остановился. Там стоял король, на котором из одежды была только его шапочка и ничего больше.
— Эй, доктор? У меня времени не целый день.
Зная обычный распорядок дня короля, доктор Стерк засомневался в этом. Тем не менее это был для него сигнал приступить к работе. Он проверил мышечный тонус короля — великолепно, послушал его сердце бьется прекрасно, и проверил его дыхание — мощное, как у спортсмена. Он проверил все, что должен был проверить. Все, кроме ушей.
— Ну, что еще?
— Ваши уши, ваше величество.
— Что там с моими ушами?
— Вы носите шапочку. Мне надо заглянуть в ваши уши, нет ли там жучков и…
— Ты думаешь, что в моих ушах есть жучки!
— Успокойтесь, это всего лишь обычный медицинский осмотр, ваше величество.
— Что ж, очень хорошо! — король сдернул свою шапочку.
Доктор Стерк заморгал. Эти женщины были так убеждены в том, что говорили! Но перед ним были такие же заостренные уши, как и все те, которые он когда либо видел. Немного почище, чем он ожидал, и не совсем такие волосатые, но…
— Эй, что ты там делаешь?
— Ничего, ваше величество, — он судорожно сглотнул, пытаясь вспомнить, что он доктор. Ему и впрямь надо спросить об этом. — Ваше величество, зачем вы носите эту шапочку? — Конечно, не из за развивающейся лысины или седины.
— Почему? Потому что мне этого хочется!
— О. — Нет, так ему этого не узнать.
— У меня немного замерзла и простудилась голова там, на развалинах, и начался насморк. Но сейчас все прошло.
— Д да. — Что же это такое, головная простуд, а и что такое насморк? Какое то ругательство? Но в одном король был прав: сейчас он был здоров.
Доктор Стерк почувствовал большое облегчение, когда наконец выбрался из королевских покоев.

Глава 5. Химера

Было очень странно чувствовать, как тебя поднимают и переносят две левые чешуйчатые женские руки и две правые чешуйчатые мужские. Келвин видел, как напряглись две грудные мужские мышцы там, где руки соединялись с туловищем этого странного существа. Он не осмеливался посмотреть на женскую половину туловища, где, как ему казалось, должен был виднеться кусочек груди под медным сиянием.
— Мне очень не хочется разочаровывать тебя и рассеивать твои приятные фантазии, но у таких, как я, не бывает грудей, — сказала ему Мервания. В ее тоне звучал легкий укор, словно Келвин оскорбил или, может быть, разочаровал ее. — Может быть, если бы мое тело имело козью природу, которая запечатлена в мифах земных греков, у меня имелось бы на груди один два соска. Но, насколько ты можешь видеть, — она щелкнула огромными клешнями, которые помогали поддерживать тяжелое тело, — основное мое тело — это тело краба.
Да, он заметил это. О, какие твердые, должно быть, эти клешни! Он был почти разочарован тем, что ее тело оказалось таким непохожим на его запретные ожидания.
— Но все равно спасибо тебе, Келвин!
Он попытался подавить свои дальнейшие мысли. Теперь они уже спускались под уклон по мостику. В конце его была открыта дверь, и его отец и брат лежали там, все еще связанные по рукам и ногам крепкими лозами лягушкоухих.
Там находился и третий представитель человечества, довольно упитанный, на нем был костюм из прозрачной, покрывающей тело брони. Сквозь эти доспехи виднелось, закрывающее все тело одеяние, на котором не было никаких швов или закрепок. У незнакомца были темно рыжие, словно проволочные, волосы, резко выраженная щелевидная линия рта и уши, которые были не совсем круглыми, как собственные уши Келвина, а имели форму груши.
— Почему ты не убежал? — спросил Келвин у незнакомца. В этот момент химера опустила его на пол. Клешни скорпиокраба скользнули мимо его лица, посылая импульс тревоги по всему его телу и аккуратно разрезали лозу, связывающую его. Путы упали, и Келвин с трудом встал на ноги, пока химера освобождала остальных.
— Потому что, это химера, глупец! — резко бросил в ответ незнакомец.
Келвин заметил железные кольца, вделанные в каменную стену. Очевидно, он попал в темницу под замком. Кроватями здесь служили охапки соломы. Единственным предметом меблировки была кормушка величиной примерно с сундук и высотой по пояс, которая стояла в углу. В ней содержалась смесь мелко нарезанных фруктов в чем то вроде каши. Келвин не мог поверить, что из этой кормушки доносится такой соблазнительный запах, от которого слюнки текут, и он понял, что его желудок и вправду пуст. В дальнем углу он заметил открытый сток. По небольшому каменному желобку бежала тонкая струйка воды, она вытекала из под одной стены камеры и утекала под другую. Вода выглядела прохладной и такой же соблазнительной, как и пища.
— Идите сюда, ешьте, все ешьте и становитесь упитанными и жирными, — сказал незнакомец. — Если чудовище съест вас в первую очередь, моя подойдет не так скоро!
— Пока, до свидания, — сладким голосом сказала голова Мервании.
— Приятного аппетита, — добавила голова Мертина.
— ГРРААУУ! — прорычал дракон. Огромные челюсти раскрылись. Высунулся раздвоенный язык и лишь чуть чуть не достал вздрогнувшего лица Келвина.
— Грампус, не пробовать! — выругала его Мервания. С удивительной легкостью огромный смешанный зверь повернулся, его длинное медное жало оцарапало сначала стену, а затем потолок, когда хвост приподнялся и изогнулся за спиной. Быстрым семенящим движением химера выскользнула прочь. Она повернулась вокруг своего массивного крабьего тела, и ее человеческие руки ухватились за край двери. Головы посмотрели на пленников, пока дверь закрывалась. Снаружи донесся звук задвигаемого тяжелого засова.
В камере на самом деле не было темно. Свет просачивался вниз сквозь узкие щели, расположенные на потолке через некоторые промежутки. В этом свете Келвин мог разглядеть, как его отец и брат потирают руки и ноги, чтобы восстановить кровообращение. Химера не побеспокоилась о том, чтобы забрать из камеры лозу, которой они были связаны. Полная презрения к любым планам, какие могли бы у них возникнуть, она оставила их путы там, где они упали.
— Я мог бы подумать, что нет ничего хуже, чем золотой дракон или серебряный змей, — произнес Джон, растирая лодыжки. — Но, ей богу, химера, химера! И медь!
— Ха, — сказал незнакомец. — Где вы были, глупцы? Химера могла бы съесть ваших золотых драконов и серебряных змеев на завтрак! И, вероятнее всего, так уже случалось!
Джон Найт посмотрел на незнакомца.
— Ты встречался с ними? В других местах?
— Конечно. Ты думаешь, что в других мирах нет транспортировщиков? — в голосе незнакомца было что то механическое. Может быть, сказывалось просто его высокомерие.
Келвин наблюдал за лицом своего отца. Для человека, считавшего свой родной мир значительно более развитым, чем остальные, это было потрясением. Келвин сам мало почувствовал это, ведь у него не было иллюзий своего отца.
Кайан осторожно подобрался к двери. Он мгновение прислушивался, затем вернулся обратно.
— Оно ушло. Не думаю, что оно подслушивает.
— Значит мы и вправду можем свободно поговорить?
Рыжеволосый рассмеялся так презрительно и фальшиво, как только можно было себе представить. Келвин обнаружил, что переводит взгляд с незнакомца на своего отца и брата. Ситуация была совершенно невероятная даже по меркам искателей приключений. Заперты в темнице химеры с всезнающим незнакомцем из другого мира! Доспехи рыжего походили на стекло или пластик, хотя Келвин знал об этих прозрачных материалах только со слов своего отца.
— Мы никогда не были здесь раньше, — сказал Келвин. — В нашем мире считается, что — химера это только легенда.
— Вы здесь случайно? — насмешливо осведомился у них незнакомец.
— А как же иначе, — ответил Джон Найт, которого задела манера общения незнакомца. — Как же еще иначе можно сюда попасть?
— Конечно же, ради химеры. Ради ее жала. — Снова этот невероятный, невыносимый металлический смех, такой, словно где то внутри себя незнакомец нажал на какую то кнопку. Временами он казался таким же нечеловеком, как и чудовище.
Губы Джона Найта сжались. Если незнакомец будет продолжать раздражать его, может случиться неприятность. Никто еще не смеялся над Джоном Найтом безнаказанно.
— Мы все на одной лошади, — быстро сказал Келвин. Это выражение он перенял от своей матери, а у его отца было аналогичное высказывание по поводу лодок. — Нам лучше познакомиться друг с другом. Мое имя Келвин Найт Хэклберри. Это мой отец Джон Найт. Это мой сводный брат Кайан Найт. Отец появился в нашем измерении случайно, а мы все оказались в этом мире тоже благодаря случаю. Мы надеялись прибыть в мир, подобный нашему, но только с серебряными змеями вместо золотых драконов.
— Настоящие новички, да. Называйте меня Стапьюлар. Я охотник. И я здесь специально. Я последний из отряда, кто еще остался в живых.
— Другие из вашего отряда, были…
— Уничтожены, конечно. Вина проклятых туземцев. Они вмешались, не то мы бы добрались до нее.
Келвин чувствовал себя все более и более беспомощным. Каким это образом он ухитрился стать основным выразителем мыслей своего отряда? Однако он чувствовал, что из всех троих больше всех подходит на эту роль. Стапьюлар был наиболее раздражающей личностью, с которой ему приходилось встречаться, если не считать его тестя, и он не был уверен, смогут ли отец и брат долго выносить его присутствие.
— Ты хочешь сказать, что более высокоразвитая, превосходящая по силам и снаряжению партия охотников из другого измерения прибыла сюда для того, чтобы найти химеру, и была захвачена неразвитыми лягушкоухими? — Кайан высказал этот вопрос до того, как Келвин подумал о нем. Келвину пришлось подавить улыбку: у его сводного брата был талант к удачно направленным насмешкам, унаследованный от его бессердечной матери, Зоанны.
Стапьюлар откликнулся на колкость так, как это часто делают грубые люди.
— Хочешь, чтобы я тебе расквасил нос, круглоухий?
— Он просто хочет узнать, — быстро проговорил Келвин. — Все мы хотим.
— Хотите, да? — Стапьюлар плотно сжал губы, словно намеревался сохранить в тайне всю информацию, которой располагал.
— В обмен на нашу информацию. Хотя мы мало что можем сообщить тебе такого, что поможет нам всем.
— Ничего из того, что я могу вам сказать, тоже не может помочь, — казалось, Стапьюлар доволен этим.
— Мы были захвачены в плен лягушкоухими. Этот плод, который они забросили в нашу камеру транспортера.
— И вы упали от этого, да? Ха!
— Да, — ровным голосом сказал Келвин. Что, этот рыжий пытается издеваться над ними? — Мы являемся, как ты можешь сказать, не совсем опытными в путешествиях по измерениям. Мы не знали, что этот мир существует, и, как я и упоминал, мы думали, что химера — это миф.
— Мифическая ошибка, не так ли?
Келвин старался не заскрипеть зубами. Он не мог бы сказать точно, что его раздражало сильнее: крайне надменное поведение Стапьюлара, постоянное использование им междометия «ха» или его скрипучий смех.
— Хорошо, я тебе скажу, Келвин. В отличие от вас, круглоухого сброда, некоторые из нас свободно путешествуют в любой мир, который не предписан.
— Предписан?
«Не обращай внимания на исковерканное имя и оскорбление, твердил он себе. — Собирай информацию. Пусть этот рыжий продолжает говорить».
— С помощью зеленых карликов. Вы о них слышали?
— Нет. Если только Маувар не один из них.
— Маувар — один из них. Он посещает младшие миры. Мой мир Старший, или Высший.
Голова Келвина загудела. Старший. Младший. Высший. Низший. Как мало он знал о вещах, которые Стапьюлар считал само собой разумеющимися.
— Старшие миры — в них больше магии?
Снова этот раздражающий смех, в котором совсем не слышно веселья.
— Магия! Разве это, — он похлопал свои прозрачные доспехи, и те зазвенели хрустальным звоном, — похоже на магию?
— Для нас похоже. Но, наверное, мы просто не знаем, в чем дело.
— Тогда твой мир должен быть миром науки, — сказал Джон Найт.Как Земля.
— Вы претендуете на то, что прибыли из мира науки?
— Скорее науки, чем магии. Собственно говоря, предполагается, что магии не существует, хотя некоторые в моем мире верят в нее, — сказал Джон.
— Ха, тогда ваш мир, — мир науки.
— Что то вроде этого. Мы как раз дошли до того, что начали исследовать параллельные миры, и…
— Безлошадные экипажи, летательные машины, движущиеся и говорящие картины, ящички с маленькими живыми людьми, находящимися там в виде образов, — продолжил Кайан. Казалось, он хочет сообщить обо всех чудесах родного мира своего отца в одной фразе и на одном дыхании.
— Это примитивная наука, — сказал Стапьюлар. — Вы говорите, что открывали параллельные миры?
— Не я лично, — сказал Джон. — Мой народ.
— Тогда вы отправились из примитивного Старшего мира в еще более примитивный Младший мир?
— Если это означает мир науки и мир магии, то да, это так. С нами произошел несчастный случай. А ты можешь сказать, как попал сюда?
Стапьюлар кивнул.
— Это были не лягушкоухие. Это были квадратноухие. Они живут здесь, но отдельно от лягушкоухих. Они умнее, чем лягушкоухие, но низшие, Младшие. Они пытались не допустить сюда нас, охотников. Когда мы не обратили внимания на их нелепые законы, они воспользовались магией. Они защищают эту последнюю оставшуюся химеру, даже приносят ей медь. Проклятые остолопы! Если бы они понимали, чего стоит ее жало в других мирах…
Стапьюлар замолчал. Словно сплошной поток его речи был прерван с помощью выключателя.
— Вы торговцы! Барышники! — воскликнул Джон. — Не только охотники, но и коммерсанты. Фактически, судя по тому, что ты говоришь, вы просто браконьеры!
— Ха! Как ты думаешь, стали бы мы рисковать охотиться на химеру только ради забавы?
— Нет, — мрачно сказал Джон. — Я сомневаюсь, что вы стали бы рисковать охотиться на химеру, разве что ради какой нибудь большой выгоды.
— Квадратноухие не знают цены этому жалу, не знают, сколько оно стоит. У них нет способа, они не могут пользоваться транспортером и узнать это. Только круглоухие и такие, как мы, могут им воспользоваться. Карлики так запрограммировали транспортеры, чтобы они не давали Младшим слишком сильно смешиваться со Старшими и наоборот.
— Эти квадратноухие, которые живут здесь, — вставил Келвин.Как они остановили вас?
— Магия, конечно. Ха, они использовали заклятье прежде, чем мы смогли отреагировать. Мы не знали, что они здесь, рядом, а потом нас парализовало, и наше оружие стало бесполезным. Одно из этих заклятий временного замка, временной петли, о которой вы, вероятно, слышали.
Джон нарушил последовавшую за этими словами тягостную тишину:
— Мы понимаем, что такое паралич, но что такое временной замок?
— Остановка времени в небольших масштабах и на небольшой площади. Дает им выигрыш по времени. Совершенно ненаучное явление.
— Тогда это магия, — сказал Келвин.
— Да, магия.
— Эти квадратноухие, — настаивал Джон, — они просто оставили вас у химеры?
— Они передали нас лягушкоухим, а уже те передали нас и наше снаряжение ей.
— Тогда все это было точно также, как с нами. Только мы не встретили квадратноухих.
— Правильно.
— А остальные из вашего отряда?
— Съедены один за другим.
— Съедены химерой? Это кажется невозможным!
— Ха, много вы об этом знаете.
— Я не говорил, что этого не было. Просто это и впрямь кажется странным. В любом мире, в котором мне приходилось бывать, съедение чего то столь же разумного, как ваш вид — неслыханное дело.
— Ты совсем не столь разумен, глупец. Даже я не столь разумен.
— Э э, я вижу. — Джон мысленно содрогнулся, когда понял, что Стапьюлар относился к химере как к чему то более разумному, чем они все. Может быть, это было правильно, но с этим представлением следовало свыкнуться. Было ли это из за того, что две человеческие головы считались за двоих и были вдвое умнее?
— А квадратноухие могли бы остановить химеру? — спросил Келвин. — С помощью своего временного замка?
— Магия это магия. Зачем им нужно пытаться?
Келвин не мог бы ответить на этот вопрос. Вопрос был, задан с дальним прицелом, в расчете на то, что в будущем они могли бы получить помощь.
Неожиданное отпирание дверей привлекло к себе все их внимание. Дверь открылась достаточно для того, чтобы впустить голову Мервании. Она уставилась на них. Сходство ее с меднокурой было так велико, что могло бы обмануть кого угодно. Ей, очевидно, очень нравилось это делать! Затем дверь широко распахнулась и в ней рядом с Мерванией появились головы Мертина и Грампуса. Тело скорпиокраба засеменило внутрь камеры.
Мервания смотрела на них, пока Мертин добавлял еще пищи в их кормушку из большого ведра. Намеренно поддразнивая их, она приподняла что то большое, поднесла ко рту и погрузила в него свои великолепные зубы.
Келвин почувствовал, как желудок у него свело судорогой. Эта штука, которую она ест… Похожа на огромный маринованный огурец, но…
Это была часть руки, предплечье. Зеленого цвета, с маленькими приставшими к ней крупинками. Пальцы, большой палец. Маринованная рука.
Келвина затошнило, но его желудок был уже пуст.
— Что же ты, Келвин, — укоризненно сказала Мервания, облизывая маленькие губки. — Это и есть, как ты думал, маринованное блюдо. Маринованная рука. Очень вкусно, если добавить меди. — Она откусила еще кусочек, теперь стали видны ее острые зубы.
Келвина снова стошнило.
— А ты, Стапьюлар, — продолжала она между пережевыванием пищи.Я думаю о новом рецепте. Я сначала окуну тебя в щелочь, пока ты еще будешь жив, а потом…
— Мервания! — фыркнул на нее Мертин. — Не выдавай своих рецептов!
— Ну ладно, ладно! Я так и сделаю, пусть это станет сюрпризом. — Она обсосала несколько лишившихся теперь мяса костяшек пальцев, затем откусила их с резким хрустом. Эти изящные челюсти были сильнее, чем казались!
— Это становится утомительным, — пожаловался Мертин. — Мы дали корм скоту, а теперь давай пойдем.
Мервания недовольно скривила губы.
— Испортил всю забаву, — пробормотала она. Высоко подняв хвост, химера удалилась.
— Уф! — сказал Келвин. — Уф! — На лбу у него большими каплями выступил холодный пот. Он чувствовал себя еще более больным, чем его желудок.

Глава 6. Простофили по умолчанию

Сент Хеленс был не очень то рад иметь на своей шее Чарли Ломакса и Филиппа Бластмора. Молодая кровь — это горячая кровь, а юношеский самоконтроль не является идеальным. Он сам никогда в их возрасте не умел владеть собой, и вспомните только, сколько неприятностей ему пришлось пережить! И все равно молодые люди оставались хорошими товарищами и воспринимали по солдатски его немногочисленные приказы. Он боялся, что когда они достигнут королевского дворца в Херлине, столице Германдии, то возникнут вопросы. Но ни один гвардеец диктатора не тревожил пока официального посланника и юношей.
Король Битлер был уродлив и непривлекателен. Челка черных волос, нависающая над глазами, агрессивные черные усики под острым носом, — он был попросту безобразен. Сент Хеленс размышлял над этим, пока смотрел, как король распечатывает и читает официальное послание.
— Шон Рейли, — произнес голос диктатора, когда его выкаченные, безумные глаза уставились на Сент Хеленса. — Келвиния и Германдия теперь союзники.
— Да, ваше величество, — «и как же мне не хочется, чтобы это было так».
— Наши общие враги — это королевства близнецы Колландия и Канция. По приказу короля Рафарта и моему ты назначаешься главнокомандующим всеми вооруженными силами Германдии. Твой ранг теперь генерал главнокомандующий. Ты принимаешь это назначение?
Лучше мне согласиться, подумал Сент Хеленс, или я никогда не доживу до того, чтобы принять или отклонить что нибудь другое. Тебе понравится это, не правда ли, свиное рыло!
— Да, ваше величество.
— В этом случае ты выступишь с армией на врага, как только получишь мундир, надлежащий тебе по званию. — Тиран откинулся назад, придворные проворно и услужливо поклонились ему. Затем повелительным, небрежным жестом он удалил Сент Хеленса прочь от Королевского Присутствия.
Аудиенция у короля Германдии подошла к концу. Сент Хеленс понимал, что хочет он того или нет, ему придется теперь выполнять приказы и Битлера и короля, который, как он подозревал, был Рауфортом. Он почувствовал, как его желудок сделал первую попытку скрутиться узлом.

Мор Крамб ехал на большом коне во главе колонны самого лучшего войска, какое можно было купить за деньги, и молча и горько бранил себя.
Мы на пути в Колландию, на пути к бою! Чтобы уничтожать таких ребят, как мой Лестер! Лестер будет убивать других ребят в Канции. Будь проклята моя слабость! Будь я проклят, что не выступил против этого самозванца! К черту, к черту, к черту!
Впереди была граница, ее расположение было отмечено сторожевыми пограничными постами по обе стороны дороги. Эти посты были пусты. Хотя король Кильдом должен был получить объявление о войне, граница в этом месте была открыта настежь.
— Что же это, — должен был спросить себя Мор, старый солдат, когда они пересекали границу, — могло бы означать?

Лестеру не нравилось быть генералом. Он в причудливом мундире уже приближался к границе между Келвинией и Канцией. Его отец сейчас должен быть на границе с Колландией. Сент Хеленс, должно быть, примеряет новый черный мундир. Так или иначе, теми или иными путями все они отправляются на войну. Это совсем не так, как это должно быть, будь прокляты все короли и пророчества.
Впереди была широкая река и поджидающая их переправа. Старик с тусклыми глазами взял у них пропуск и переправил на тот берег Лестера и пару лейтенантов.
— Что то происходит в Канции, — сказал старик.
— Да, что такое? — Лес наблюдал за тем, как лошади тянут канат, пока паром пересекает реку. Он раньше еще никогда не ездил на паромах. Вода была глубокая и мутная, и лошади работали изо всех сил.
— Здесь все утро никого не было. Это необычно.
— Обычно на кансийском берегу есть солдаты?
Старик хлопнул себя по бедру и захихикал кудахчущим смехом.
— Ну и здорово, я вам скажу, будет! — сказал он, улыбаясь своим полным гнилых зубов ртом. — И вы носите мундир генерала! С Германдией в качестве соседа и со столицами, которые находятся так близко к реке, что кто бы мог… — он замолчал, чувствуя, что его язык может выдать его.
Да, если столица и Колландии и Канции находится так недалеко от реки, кто бы мог оставить здесь границу без охраны? Он знал, что делами там управляет какая то колдунья, но он никогда не думал, чтобы она была глупа. Колдунья Мельба охраняла Аратекс со Скалы Фокусника, но здесь не было высокой скалы, которая нависала бы над дорогой, ведущей в столицу. Зачем же тогда оставлять границу без охраны? Почему бы не поднять уровень воды в реке и не наслать ураган, такой, какой насылала Мельба?
Сделанный из бревен плот нырнул и поднялся с налетевшей волной, и люди, стоявшие на канцийском берегу, стали готовиться к подходу парома. Сильные, крепкие работники, они уже держали наготове шесты.
Никаких проблем, но и никакой охраны. Плот пристал к причалу и Лес и его лейтенанты сошли на берег. Они смотрели, как паром уходит назад, старик на нем наклонился, чтобы отталкиваться шестом от дна широкими размашистыми движениями. Никто ничего не говорил.
Итак, сегодня они начинают свое вторжение. Пока это все очень смахивало на пикник. Лес воображал, что на канцийском берегу их встретят шеренги лучников. Но войск нигде не было, и никто не останавливал их и не требовал, чтобы они сдавались. В некотором роде Лестер чувствовал себя разочарованным. Он бы скорее предпочел с самого начала попасть в плен, чем руководить сражением, в необходимость и правильность которого он не верил. Ему следовало бы высказать тогда свою точку зрения, но он почему то не смог этого сделать.
Нет, никаких солдат здесь не было. Никакой мобилизации сил сопротивления. Что все это могло означать?

Хэл смотрел на Истер. Они лежали наверху, на сеновале.
— Ты знаешь, что это неправильно, — сказал он. — Я женат, а ты слишком молода.
— Мне было хорошо все время и приятно до последней секунды! сказала она. — Мне только жаль, что сейчас тебе надо уходить.
Да, так и было. Он потерял счет тому, сколько раз они проделывали это за прошедшие три дня. Казалось, она была одинокой девушкой, которая никогда еще не чувствовала такого отношения к себе. Он мог понять ее чувства, но что сказать о его собственных? Он уже давно был достаточно взрослым для того, чтобы лучше разбираться в них!
— Мне тоже, Истер, — сказал он. — Думаю, что я люблю тебя. Но…
— И я люблю тебя, Хэл! Но я знаю, как обстоят дела. Ты женат. Ты никогда не лгал мне. Но придешь ли ты еще раз?
— Мне не следует этого делать.
— Но ведь ты придешь. Я обещаю тебе, что никогда и никому ничего не расскажу! Я только хочу быть с тобой, Хэл.
Да помогут мне боги, подумал он, тоже быть с тобой. Она дарила ему любовь и страсть, которых не было у Шарлен. Но как мог он оставить Шарлен? Ей нужен был кто то, чтобы управлять фермой.
— Я постараюсь, — сказал он. И знал, что ни ураган, ни засуха не удержат его вдали от нее, хоть это было и неправильно. И нехорошо.

В холле Джон нос к носу столкнулась с доктором Стерком.
— Ну что? — спросила она его, вопросительно подняв брови.
Доктор кивнул.
— У него заостренные уши.
— Тогда это впрямь Рафарт, наш законный король! — воскликнула Джон. Но по доктору нельзя было сказать, что он верит в то, что сам только что сказал.

Кильдом и Кильдей в тронном зале смотрели друг на друга. Они оба лежали на полу на животе. Между ними располагалось поле для игры в карты.
— Ну ка, побей эту, — сказал Кильдом, шлепнув на него королеву. Королева, как и все карточные королевы, глупо улыбалась, словно бы они с валетом затеяли какую то шалость.
— Нет проблем, — сказал Кильдей. Шлеп — вниз полетела карта со смеющимся джокером.
— Проклятье, — сказал Кильдом. — Я забыл о нем.
— Ты всегда забываешь. Это уже четвертая игра, в которой ты забываешь о джокере.
— Лучше проиграть магии, чем силе, — сказал Кильдей. Он рассматривал лицо своего брата близнеца, столь похожее на его собственное: у обоих были одинаковые родинки на щеках: у Кильдома на правой, у Кильдея — на левой. Это имело смысл, потому что Кильдом был правшой, а Кильдей левшой. Их лица были по детски красивыми. Сегодняшний день был особенным, потому что сегодня обоим правителям исполнилось по шесть лет.
— Почему же, — спросил Кильдом, — мы отмечаем наш день рождения только раз в четыре года? — Каждый день рождения он задавал один и тот же вопрос.
— Потому что, — ответил его брат, сияя своим детским лицом, это Блуждающий День, он же День Монархов, который наступает в королевском календаре каждые четыре года. Если бы мы родились в Зебударе двадцать восьмого вместо двадцать девятого, то нам сравнялось бы сегодня двадцать четыре года.
Верно. Совершенно верно. Кильдом перекатился на спину и встал на пухленькие короткие ножки. Он посмотрел сверху вниз на своего близнеца, его ручки теребили кружевной воротничок. — Если бы только выросли и наши тела! Иногда мне кажется, что я не доживу до того дня, когда мне исполнится сто лет и я смогу выбрать себе королеву.
— Что ты можешь знать об этом! — ответил Кильдей. — Нам сейчас только шесть и то, что есть у тебя в твоих королевских трусиках, есть и у меня.
— Нет! У меня побольше.
— Может, чуть побольше набалдашник.
Они вцепились друг в друга, перепутав руки, ноги и головы. Кильдом оказался наверху и кулаком левой руки поставил своему брату синяк под правым глазом. Потом Кильдей перекатился наверх и поставил Кильдому синяк под левым глазом кулаком своей правой руки. Все было как всегда.
— Эй, мальчики, мальчики! — укоризненно сказала Хельба. Она была очень стара, много старше, чем они могли бы подумать. Сейчас она наклонилась над ними и, ухватив за кружевные воротнички, встряхнула что было силы и усадила обратно.
Кильдом, король Колландии, посмотрел на ее морщинистое лицо и попытался разреветься. Его глаз болел, как и всегда, когда брат ставил под ним синяк.
— Хельба, он меня ударил!
— А ты дал ему сдачи. Вы оба получили то, чего заслуживали.
Кильдом вздохнул. Все верно, совершенно верно.
— Мальчики, у вас появились проблемы. Вам необходимо сдерживаться.
— Неужели? — это была новость для обоих.
— Да, увы. Некоторые люди считают, что вы еще дети. Они не понимают, что вы обладаете умом взрослого человека.
Кильдом хотел, чтобы его эмоции не были эмоциями шестилетнего ребенка. Он мог бы убедить в своем интеллекте почти любого и почти во всем, но эмоции были совершенно другим делом.
— Нам стало известно, — сказала Хельба, — что Келвиния заключила договор с вашим потомственным врагом в Германдии. Мы знаем это, потому что у старой Хельбы есть свои способы узнавать все.
— Магические, — сказал Кильдей.
— Колдовские, — добавил Кильдом, чтобы не отставать.
— Да, да правильно. Не стоит отрицать и унижать это искусство, называя его ложными именами. У Хельбы есть сила, она добрая и существует для вашей защиты. Она знает, что вам угрожает и кто.
— Мы понимаем, Хельба, — сказал Кильдом. Он знал, что его брат тоже может не брать назад свои слова о магии. Магического происхождения или колдовского, но сила была ее и принадлежала только ей.
Хельба пожала крошечную ручку мальчика. Она так посмотрела ему в лицо, словно бы он и вправду был взрослым мужчиной.
— Кильдом, твое королевство подверглось вторжению войск под предводительством Мора Крамба, бывшего лидера оппозиции в Раде. Кильдей, тебе предстоит заняться вторжением войск его сына.
— Твоя магия может остановить их, Хельба, — доверительно сказал Кильдей. — Она более могущественная, чем армии.
— Может быть. Ты ведь знаешь, что Хельба будет стараться.
Кильдом почувствовал сильную тревогу и увидел выражение озабоченности на лице брата. Если в словах Хельбы слышалась осторожность, то дело было достаточно серьезным!
— Вы знаете, как обстоят дела, — продолжала Хельба. — Германдия не стала бы атаковать вас без магической помощи. Битлер хотел получить помощь от Затанаса, чародея, убитого Келвином. И Битлер теперь получил ту помощь, которой ему не хватало.
— Ты уверена в этом? — спросил Кильдей.
— Я уверена, что в новом королевстве Келвиния есть эта магическая сила. Как хорошо она контролируется и насколько мощна, я могу только догадываться.
— Тогда ты знаешь не все, — заключил Кильдом разочарованно.
— Нет. Мое ясновидение ограниченно, а дар пророчества почти отсутствует. Мне известно, что Мельба, мой двойник из другого измерения, была убита Келвином. Я не знала, что ее убьет, и не видела, как это случилось. Существуют пределы всем способностям, включая и мои.
— Неважно, Хельба, — сказал Кильдом, порывисто обнимая ее за шею, — мой брат и я защитим тебя.
— Вот и прекрасно, — сказала она, пытаясь выглядеть уверенной и успокоенной.

Рауфорт, бывший король Хада в другом мире, а теперь самозваный король Келвинии, посмотрел в зеркало и рассмеялся. Его уши казались ему такими нелепыми. Свежезаостренные, безволосые, как тельце у младенца, они были как раз того размера и формы, который был обычен для этого измерения. Такими они и должны были быть, если вспомнить о том, где он их получил.
Зоанна, остроухая супруга Рауфорта в этом измерении, ущипнула его за ухо, массируя, и дернула за его кончик.
— Теперь они уже вполне готовы, и их можно показывать, дорогой Рафарт. Магическая мазь сотворила настоящее чудо.
— Не называй меня Рафартом.
— Теперь это твое имя. Тебе нужно к нему привыкнуть. В конце концов, ты занял его место.
— Место короля, — поправил он ее. Хотя она и была очень умна для женщины, она, кажется, не понимала качественную разницу между обычным человеком и богоподобным королем.
— Да, мое каменное сердце, — с чувством сказала она и прижалась к его уху, словно любила творение своих рук почти так же, как его самого.
Рауфорт потерся щекой о ее щеку и подумал, как было бы хорошо, если бы несмотря на всю ее красоту и магию, она обладала бы еще и характером Занаан. Ему нравилось колотить Занаан — ее антипода. Он не мог представить себе, как он колотит Зоанну, потому что королева владела магией и отплатила бы ему за это. Это плохо, но со временем он найдет себе других женщин, которых можно будет бить, колотить, пинать ногами и кусать, полностью и безнаказанно.
— О чем ты думаешь, мой славный король? О том, как уничтожить тех, кто раньше мешал мне и расстраивал мои планы? О том, как замучить тех, кто лишил тебя твоего королевства в том, другом месте?
— Не совсем так, — признался он. В зеркале он и впрямь выглядел как настоящий король. Это одновременно успокаивало и сердило его. В конце концов, естественно иметь круглые уши.
— Я думал о мести.
— О Круглоухом из Пророчества? О Келвине, отродье Джона Найта?
— Что то вроде этого. Эта женщина во дворце — его жена. Она носит в себе плод нашего злейшего врага.
— Да, да. — Зоанна казалась восхищенной их диалогом.
— Я планирую помучить ее у него на глазах.
— Да, да, да. — Ее глаза ярко загорелись, губы приоткрылись и увлажнились. Королевское одеяние спадало с нее, открывая интригующую фигуру. Глядя на ее формы, с трудом можно было догадаться о том, сколько ей на самом деле лет. Магия была замечательной штукой!
— И, может быть, потом немного магии. Сделай им обоим заостренные уши.
— Это потребует времени. Это не то, что следует сделать, чтобы вытянуть признание. Твой случай был особенным. У них нет подходящих двойников, чтобы у тех можно было занять их уши.
— Ты могла бы начать прямо сейчас. Пусть Стерк смазывает ее уши мазью. Может быть, дашь ей что нибудь, что могло бы повлиять на этого ее щенка. Если бы она родила какого нибудь урода или что либо отталкивающее до того, как им разрешат умереть…
— О, да, да, да! Прекрасно! Ты самый лучший, самый великолепный, царственный супруг! — Зоанна положила руки ему на голову с неистовой яростной страстью, которая его почти испугала. Занаан никогда не была такой! Она целовала его губы, крепко прижимая их к своим. Ее чувства возбуждались теми словами, которые он случайно произносил. Но сейчас казалось, что их обоих возбуждали одни и те же мысли и чувства. Он заключил Зоанну в объятия и отнес на кровать. Она выглядела совершенно также, как его супруга в другом измерении, но так разительно отличалась от нее! Ее злоба и необузданность придавали ей феноменальную чувственность, в то время как отвратительная доброта Занаан делала ее привлекательной только тогда, когда она кричала от боли и унижения.
— Еще так рано! — воскликнула Зоанна. В ее зеленых глазах горели золотистые огоньки. У Занаан они тоже были, но никогда не зажигались ради него.
Все утро он наслаждался королевскими привилегиями в той манере, в которой раньше он делал редко. Хвала богу, он чувствовал себя уверенно благодаря какому то магическому веществу, добавленному в вино, придававшему ему мощь и потенцию и не позволявшему уставать. Конечно, все это сделала королева, но он совсем ничего не имел против. Что за гибкое, живое, радостное и порочное создание представляла она собой! Ее восторг был почти восторгом боли, которая на самом деле и его могла бы завести.
Во время этих забав и после них он не очень думал о Зоанне или даже о Занаан. О чем он действительно думал большую часть времени, так это о восхитительных новых средствах истязания беспомощных людей, особенно привлекательных женщин. Как сильно все сексуальные реакции и движения напоминали реакции на боль и мучения. Как только он по настоящему сможет заняться этим…

Глава 7. Квадратноухие

Это случилось так неожиданно, что у Келвина не было времени задуматься. Одно мгновение он безуспешно пытался заснуть на соломенной подстилке, в камере у химеры, а в следующий миг был уже яркий день, и он смотрел вверх на оранжевое небо с быстро несущимися по нему желтыми облаками.
Он чувствовал себя так, словно у него в спине торчала палка. Келвин ощупал землю вокруг себя руками и узнал колючее прикосновение травы. Он был снаружи, на земле. Но каким же образом?
— Приветствуем вас, гости.
Келвин сел. Тот, кто произнес эти слова, стоял рядом с ним: он был коренастый, угловатый, с соломенными волосами, из под которых виднелись квадратные уши. За ним стояло еще несколько подобных существ.
Кайан и Джон сидели рядом с ним. Стапьюлара нигде не было видно.
— Вы… вы… кто вы? — вежливо поинтересовался Келвин. Он еще не был полностью уверен, что все это происходит наяву, и то, что он сейчас видит, не логово химеры.
— Квадратноухие, — подсказал ему его отец. — Помнишь, о них нам рассказывал Стапьюлар?
Кайан смотрел вдаль мимо них.
— Мы снова в пещере!
— Совершенно верно, — сказал ему квадратноухий. Он держал огромную медную иглу, которая казалась дубликатом жала химеры. — Сейчас вы свободны и можете продолжать ваше путешествие.
— Но… — замялся Келвин. Могло ли все это быть сном? Его сны никогда не были такими ясными. Кроме того, он все еще помнил вкус пюре, которое он ел из кормушки химеры.
— Мое имя Блоорг, — сказал их очевидный спаситель. — Я официальный Встречающий и Провожающий, Хранитель Последней Известной Существующей Химеры. Мне очень жаль, что мы вовремя не узнали, кто вы такие. Мы были заняты другими, более настойчивыми гостями.
— Народ Стапьюлара? — спросил Келвин.
— Да.
— Он все еще там? В камере химеры?
— Да. Он этого заслуживает, хотя сомневаюсь, что химера сочтет его достойным кушаньем.
Келвин задрожал. Бедный Стапьюлар! Но почему же они спаслись, а этот человек нет?
— Это магия, о которой говорил Стапьюлар, — сказал Джон, почти что отвечая на мысли Келвина, — временной замок?
— Да, — сказал Блоорг. — Мы просто забрали вас оттуда незаметно для химеры, вас самих или другого пленника.
— Но почему? — требовательно спросил Келвин. Его удивило, что он начал что то требовать, но он, видимо, постепенно врастал в роль героя, — почему мы были спасены, а он нет?
— Народ Стапьюлара прибыл сюда намеренно. Они прибыли, чтобы причинить вред. Вы же в отличие от них попали сюда случайно.
— Вы — вы знаете это? Телепатия?
— Ограниченная телепатия, — согласился Блоорг. — Достаточная для того, чтобы общаться этим способом.
— И химера тоже телепат, — сказал Келвин. — Я знаю, потому что…
— Потому что она обменивалась с тобой мыслями. Да, она полный телепат, она способна принимать и посылать мысли, и это часть того, что делает ее уникальной. Но мы с некоторого времени держим ее взаперти. Мы знаем, как оградить от нее наши мысли.
— Вы похожи на сторожей или служителей зоопарка! — сказал Джон. — А ты хранитель химеры!
— Правильно.
— Но почему? — теперь Джон казался таким же удивленным, как Келвин.
— Уникальность. Во всех известных нам мирах это самая последняя из рода химер. Стоит ли уничтожать ее, заставить ее пасть жертвой геноцида, чтобы удовлетворить жадность и алчность чужеземцев?
— Нет. Нет, не стоит, но…
— Ты думаешь об узнике, вашем товарище по несчастью и о его заявлении, что он происходит из Старшего мира. Старший или Младший это, как говорит ваш народ, зависит от того, кто говорит. Не любовь к знаниям привела их сюда.
— Но вы позволили убить их, отдали их на обед химере?
— Конечно.
Келвин посмотрел на отца и брата и подумал, также ли они поражены и возмущены этим, как и он?
— Ваше имущество тоже спасено, — сказал Блоорг. Он сделал повелительный жест толстым пальцем. Вперед выступили другие квадратноухие, они несли пояс левитации, оружие Маувара, перчатки и мечи.
— Тогда мы и вправду по настоящему свободны? — спросил Кайан, как будто то с трудом.
— Да. Отправляйтесь теперь на вашу свадьбу.
Что то было не так, Келвин был почти в этом уверен, но он не совсем мог выразить и определить, в чем же дело. Он пристегнул свой меч, оружие Маувара и надел перчатки.
— Что ж, я, во всяком случае, готов отправляться! — сказал Кайан. — С меня было достаточно и химеры, и этого браконьера. Я готов отправиться в любое время.
Келвин посмотрел на отца. Джон хмурился, может быть, его беспокоило то же, что и Келвина. В конце концов, они сидели в одной камере. Подстегиваемые голодом, они ели пищу из той же кормушки, из которой, должно быть, питался и Стапьюлар. Поглощая эту пищу, Келвин чувствовал себя, как поросенок, откармливаемый на убой, но она, надо сознаться, оказалась удивительно вкусной.
— Не тратьте свое сочувствие на охотника, — сказал Блоорг. — Он не совсем тот, кем кажется, и он прекрасно знал, что идет на риск.
Но быть погруженным в щелочь? Приготовленным заживо? Маринованным. Съеденным? Казалось, что это уж слишком. Затанаса и колдунью Мельбу постигла более мягкая участь, а они в большей степени, чем этот грубиян Стапьюлар, были бесчеловечными.
— Я повторяю, вы зря тратите свое сочувствие, — сказал Блоорг.Как только вы вспомните о неслыханности того, что они задумали, вы согласитесь, что они заслужили свою участь.
Тогда нужно проникнуться симпатией к химере? К существу, которое насмехалось над ними своим женским лицом? К монстру, который с удовольствием поедал человеческие конечности? Это к ней нужно проникнуться симпатией?
— Нет, — терпеливо ответил Блоорг. — Вам не следует испытывать симпатию ни к кому из них. Они — то, что они есть, и ничто из того, что можем сделать я или ты, не способно изменить их.
Злобные существа, которые ничего другого не заслуживают? Но Стапьюлар казался человеком. Неприятным, конечно, но все же человеком. К тому же высокоразвитым.
— Высокоразвитым по каким космическим стандартам?
Да, это имело смысл. Человек может считать себя высокоразвитым, но при этом существует вероятность, что это просто тщеславие. Жадность, в конце концов, это просто жадность, а жестокость — просто жестокость. Но можно ли считать чудовище жестоким? Не были ли эти его странные шокирующие подходы и манера обращения всего лишь частью его природы?
— Ты удивительно философски настроен для того, кто был так недавно спасен, — квадратноухий смотрел на него квадратными зрачками своих тяжелых, словно квадратных, глаз — квадратных отверстий на квадратном лице. Смотрел, очевидно, в самые глубины его круглоухой, круглоглазой, круглолицей, круглоголовой природы.
— Это у меня в крови, — сказал Келвин. — Мне необходимо задавать вопросы.
— Конечно, пожалуйста.
Кайан посмотрел в направлении пещеры.
— Как только вы будете готовы, Келвин, отец.
— Хорошо, — произнес Джон Найт. Он протянул руку Блооргу. — В моем мире в обычае пожимать руку тому, кто спас тебе жизнь, и говорить «благодарю».
— Могу только приветствовать это, — сказал Блоорг.
Они обменялись рукопожатием, при этом Джон поморщился, когда почувствовал крепкое пожатие квадратноухого.
Кайан был уже на ногах и тоже протягивал руку. Келвин, чувствуя себя неуверенно, по непонятной причине, последовал их примеру. Когда он взял шестипалую руку Блоорга, то понял, почему его отец и брат так удивились. Рука была холодная, как у лягушки, но скорее сухая, чем влажная. Пальцы обхватили ладонь Келвина, и он увидел, что они многосуставчатые и напоминают скорее маленькие хвосты. Это прикосновение чуждых конечностей было способно изгнать прочь все чувства.
— Пойдем, — сказал Джон, и Келвин последовал за Кайаном. Идти пришлось дальше, чем это показалось сначала, и цель их, казалось, не приближалась по мере продвижения вперед. Затем неожиданно она резко приблизилась, и каждый шаг все быстрее подводил их к ней.
Келвин посмотрел назад. Квадратноухие исчезли, пропали из виду.
— Магия! — сказал Кайан, тоже обернувшись. — Я знал, что в этом есть что то смешное. Мы были совсем не там, где нам казалось.
Келвин был вынужден согласиться, хотя и не был в приподнятом настроении. Почему то магия и очевидная высокая степень возможностей квадратноухих не радовали его, а приводили в уныние. Верно, магия перчаток много раз спасала его, но ему всегда казалось, что пользоваться магией означает получить нечестное преимущество. Какой шанс может иметь мастер владения мечом, например, против головотяпа вроде него, если его меч сжимает рука в магической перчатке? Келвин знал, что он не герой, а просто человек, чьи самые заурядные способности увеличены при помощи магии. Сейчас же он повстречался с существами, чьи волшебные силы далеко превосходили его магию. Это приводило в замешательство.
— Эй, сынок, ты что невесел, почему вдруг нос повесил! — бодро сказал ему отец. Это было почти что в рифму, как стишок, которым он обычно подбадривал Келвина в детстве.
— Я не могу выбросить это из головы, отец.
— Что — то, что тебя спасли? Что никого из нас не съедят?
Наконец, он смог сосредоточиться на том, что так беспокоило его.
— Нет, отец. То, что съедят Стапьюлара. — Он выговорил это, потом задал вопрос:
— Это правильно, отец?
— Я думал, сколько тебе понадобится времени, чтобы понять это, — сказал Джон, — и ты не можешь допустить, чтобы все оставалось так, как есть.
— Мне очень жаль, — сказал Келвин.
— Жаль! Сынок, как раз это и делает тебя героем! — дружеская рука отца опустилась ему на плечи. — Но послушай, сынок, это неправильно по нашим стандартам, но ведь это не наш мир, не наше измерение. Нам не следовало бы здесь быть. Мы здесь совершенно случайно. Это не наше дело.
— Я иду вперед! — заявил Кайан и побежал к пещере. Он заглянул внутрь, потом посмотрел назад и крикнул. — Это она, все правильно! Поспешите же!
— Ему все равно, — сказал Келвин.
— Это все его воспитание. Оно отличалось от твоего. Вспомни, кто его мать.
Келвин вспомнил. Злобная королева Зоанна, которая воспользовалась магией, чтобы зачаровать Джона Найта, соблазнить его и родить ему ребенка. Зоанна, очевидно, любила играть с мужчинами в манере, сильно напоминающей повадки Мервании; только Зоанна, будучи человеческим существом, была способна зайти еще дальше.
— Да, у него временами проявляется некоторая жестокость.
— Во дворце она тоже проявлялась. Его дед и мать были не особенно добрыми. Сделай ему снисхождение за то, что он все же вырос таким добрым и хорошим в таком окружении. У него не было такой матери, как Шарлен.
Это, несомненно, могло объяснить разницу! Мать Келвина была самой прекрасной женщиной, каких он только знал, хотя, может быть, его Хелн и приближалась к ней по своим достоинствам.
— Поспешим же, поспешим! — позвал Кайан.
— Ты не можешь осуждать его за то, что он торопится попасть на свою свадьбу, — сказал Джон.
Келвин резко остановился.
— Отец, я возвращаюсь.
— Конечно, ты возвращаешься, сынок. Все мы возвращаемся. Сначала отправимся на свадьбу Кайана, как мы и планировали до того, как попали сюда, а потом…
— Нет, отец. Я хочу сказать, что возвращаюсь на остров на озере. Обратно, для того, чтобы спасти Стапьюлара.
— Сынок, ты не можешь! — но что то в выражении лица Джона показывало, что он не удивился этому.
— Нет, могу. Теперь у меня есть перчатки, пояс левитации и оружие Маувара. Я могу это сделать.
— Нет, подожди! Химера может оглушить тебя, зачаровать твое сознание! Подумай…
Келвин знал лучше, что надо делать, а не думать. Должно быть, он все таки был человеком действия, хотя его натура была более чем склонна к сидячему образу жизни. Магия и пророчество, несмотря на характер, сделали из Келвина героя.
Келвин дотронулся на поясе до рычажка «вверх», неожиданно воспарил над головой своего отца и посмотрел на удивленного Кайана, машущего им рукой от пещеры. Все было в точности так, как и тогда, когда он тренировался с поясом.
— До свидания, отец. Подожди меня, если хочешь. Если нет, я последую за вами.
— Нет, подожди, идиот! Что ты за глупец!
— Я ведь герой, разве забыли? — Келвин увидел, что отец понял его, несмотря на то, что пытался удержать. Герои — это герои, точно так же как короли — это короли к удивлению и испугу остальных.
Печально, но все же решительно Келвин надавил на контроль и плавно воспарил по направлению к болоту. Немного прибавил ускорения, и болото проскользнуло мимо него и осталось позади. Время от времени он замечал в зеленой мути внизу удивленное лицо лягушкоухого или болотное чудище. Он не сомневался в правильности выбранного им направления, частично оттого, что перед ним было пространство, лишенное деревьев, которое сильно напоминало дорогу, но в основном он знал, что летит правильно, потому, что перчатки начинали слегка пульсировать, когда он двигался не туда, куда надо. Скоро в его поле зрения оказалось озеро и замок с внушительной стеной.
Теперь необходимо подумать. Необходимо подумать. Встретиться с химерой лицом к лицу? Мысленно связаться с Мерванией? Потребовать, чтобы она освободила пленника?
Внизу были ворота, у которых они ожидали появления бога лягушкоухих. Келвин пролетел над ними, постепенно замедляя ход. А вот теперь видна эта интересная любопытная дорожка, окаймленная еще более любопытным бордюром. Даже когда его несла химера, он успел ее разглядеть. Зеленоватые, суживающиеся кверху сторожевые башни в форме шипов. Затем возник разрушенный замок с отверстиями, похожими на пустые глазницы. Химеры нигде не было видно. Неизвестно, знала она о его появлении или нет.
Келвин осторожно опустился на землю, надавив на контрольный рычаг на поясе, и пробежал мимо стен, покрытых мхом, прямо к двери, ведущей в темницу. Химеры все еще не было видно. Неужели все настолько легко? Неужели монстр собирается просто так выпустить его, зная, что теперь он вооружен магическим оружием? Или, может быть, химера просто спит?
Келвин приблизился к запертой двери. Он поднял засов, чертыхаясь от его тяжести и нервно оглядываясь через плечо. Перчатки были теплыми, но это можно было объяснить и присутствием химеры.
Он заколебался, затем заставил себя продолжать и широко распахнул дверь.
Химера поджидала его внутри, подняв жало и оттопырив назад свое туловище. Медные глаза всех трех голов были сфокусированы на нем.
— Добро пожаловать назад, Келвин! — радостно сказала Мервания. Сверкнула молния, ударив из кончика ее жала, и с шипением пронеслась мимо его головы. Очевидно — предупредительный выстрел.
Он был наготове так, как ему еще никогда не приходилось готовиться. Оружие Маувара было у него в руке и направлено так, чтобы отразить любую враждебную магию. Он надавил на спусковой крючок, антимагическое оружие извергло несколько разноцветных искр.
Что это? Оружие не должно было делать этого! Оно должно было поставить барьер враждебной магии.
Кончик хвоста химеры почти незаметно шевельнулся. С него к одной из зеленоватых башен метнулась молния. Шипя, молния металась между башнями. Теперь, с запозданием, Келвин понял, что их шпили были медными жалами, воткнутыми в землю. Химера извергала молнии, а шпили принимали их и создавали эффектное зрелище. В ноздри Келвина ударил сильный запах, который состоял из запаха озона и чего то еще, чего он не мог распознать.
— Глупый круглоухий! — закричал из камеры Стапьюлар. Руки Келвина в перчатках горели, и ему не нравилось их предупреждение. Он быстро передвинул контрольный рычажок на оружии. Теперь оно должно было не только блокировать враждебную магию и не дать ей добраться до него, но и послать ее обратно, обратив на применившего ее. Если оружие сработает так, как он надеялся, то магическая молния возвратится обратно к химере и поразит ее.
— Если ты на этом настаиваешь, — сказала Мервания.
— Он действительно глупец, не так ли! — заметил Мертин.
— Гррау! — прорычал Грампус.
Келвин нажал на курок и не отпускал его. С кончика хвоста химеры ударила молния и упала с шипением прямо ему под ноги. Он с ужасом ощутил ее подошвами ног и всем телом. Его волосы, казалось, тоже искрились. Оружие Маувара, к его изумлению лишь извергло несколько цветных искр и раскалилось, больше ничего.
— Действительно, тебе нужно зайти внутрь, — издевалась Мервания. Химера выползла наружу, когда оружие Маувара опустилось в его обожженных пальцах. Чудовище встретилось с ним лицом к лицу на близком расстоянии, и еще одна синяя молния с шипением ударила у самых его ног.
Где то в этот момент Келвин понял одну или две вещи. Во первых то, что общество твари, находящейся на грани вымирания, совсем не обязательно приятно. Во вторых то, что он и впрямь попал в настоящую беду.
Медленно, едва понимая, что делает, он стал отступать. Химера двинулась следом, щелкая перед ним своими щупальцами. Он отступил внутрь камеры, за кормушку, и прижался к стене рядом со Стапьюларом.
Молнии прекратились. Келвин и Стапьюлар соскользнули на пол. Химера закрыла дверь, задвинув засов со звуком, который напоминал финальный аккорд.
«Спасибо тебе за то, что ты вернулся, Келвин! Я знаю, что ты будешь очень вкусным!» О, какая боль! Невыносимая, нестерпимая дрожь, судороги по всему телу. Он ощущал их везде, даже в перчатках. Ни одно оружие не пригодилось ему, все оказалось совершенно бесполезным! Вместо того, чтобы спасти Стапьюлара, он сам снова стал пленником.
Келвин закрыл глаза, пытаясь привыкнуть, приспособиться, к ужасающей реальности того, что случилось. Он попытался сыграть роль героя, а вместо этого ему удалась только роль дурака.
— Доволен, глупец? — спросил Стапьюлар.
— Оно — оно должно было сработать! Оружие Маувара — антимагическое.
— Антимагическое! — Стапьюлар захохотал своим раздражающим смехом, также отвратительно, как всегда. — Глупец, идиот, существо из низшего мира! Химера не использует магию.
— Но молния!
— Это электричество. Чудовище генерирует его в своем теле. Медная проводимость. Ничего магического в этом нет. Это наука.
— Наука? — Надежды Келвина подверглись удару. — Не магия?
— Теперь ты, наконец, понял, идиот из низшего мира! Ты вернулся сюда, чтобы тебя съели! Разве от этого ты не чувствуешь себя героем?
— Квадратноухие…
— Они не помогут тебе дважды. У них не больше терпимости к дуракам, чем у меня, глупец.
— Но у меня есть пояс левитации. Как только я окажусь снаружи, я смогу…
— Химера может ударить тебя молнией и зажарить прямо на лету. Я видел, как она таким образом поджаривала пролетающих птиц. Всех, которые оказывались так глупы, что пролетали в пределах ее досягаемости. Большинство держится от нее подальше.
— Мои перчатки!
— Они тебе не помогут. Разве они помогли тебе, а?
— Нет, но…
— Но ты вернулся. И скоро тебя съедят. Зачем же ты вообще вернулся?
— Чтобы освободить тебя.
— Меня? Спасти меня? — рыжеволосый чужеземец казалось, удивился. Выражение его лица не было типичным выражением добропорядочных граждан Келвинии; его глаза расширились, а черты лица, казалось, выдались сильно вперед, а затем вернулись на место.
— Да, — тусклым невыразительным голосом согласился Келвин.
— Глупо. Невероятно глупо. Самый худший вероятный мотив, который я когда либо слышал.
— Ты сделал бы для меня то же самое.
— Я бы сделал, ха? — чужеземец разразился своим отвратительным смехом. Смех этот становился все громче и громче и разносился по всей темнице, отражаясь от одной стены и ударяясь в другую. Келвин никогда не слышал о здании, которое мог бы сотрясать смех, но теперь это казалось почти возможным. — Чтобы я спас глупца, такого, как ты, глупца из низшего измерения? Почему меня должно заботить, съедят тебя или не съедят?
— Но это же гуманно, — сказал Келвин защищаясь. Что в этом было забавного?
Стапьюлар засмеялся еще громче. Точно контролируя себя, он переключался с насмешек на оскорбления, а с оскорблений на унижения. Он казался машиной для смеха, о которой рассказывал когда то Келвину отец, возможно, просто в шутку.
— Что ж, дружок, — печально сказал Келвин, пользуясь детским выражением, — мне казалось, что я все делаю правильно.

Глава 8. Странные сражения

Генерал Мор Крамб проснулся, оделся, вышел из палатки и потянулся. Стояло чудное утро; фактически просто великолепное утро. Солнце светило над Колландией и Канцией и чего то выжидало.
Он приветствовал капитанов Эйбили и Плинка, кивнул в знак приветствия второму лейтенанту и обменялся небрежными салютами с проходящими мимо рядовыми. Лошади были наготове завтрак тоже. Генерал просто встал в очередь, хотя это было не принято и необычно для любой армии. Рядовые, в основном из Троода, поспешно расступились перед ним, в то время как офицеры поджимали губы при виде того, что Мор считал для себя нормальным. Когда же это офицер вел себя как обычный человек?
— Вяленое мясо! — воскликнул один молодой солдат, держа в руках ломоть красноватого мяса. Выражение его лица и тон голоса подразумевали и то, что он уже предвкушает его отвратительный вкус.
— Солдаты — это полевой рацион! — сказал капитан Эйбили. — А чего вы ожидали, индейку и икру? Радуйтесь, что это не лошадиное дерьмо на палочке.
Рядовой побледнел. Очевидно, он не так давно надел мундир.
— Извините, сэр, я просто надеялся на что то другое.
— Вероятно, — сказал капитан Эйбили. — Но мы поедим как следует позже. После победы.
— Да, сэр. — Лицо мальчика прояснилось при этой мысли. Колландия славилась своей превосходной бараниной, свиными отбивными, а так же и другими, менее знаменитыми блюдами.
— Если мы не будем задерживаться, то доберемся до Блистона к полудню. Там, предположительно, есть только небольшой гарнизон, поэтому большой битвы не будет. Затем нам предстоит взять Гамиш и Шаксорт и, наконец, саму двойную столицу. Я считаю, что на это нам понадобится три дня.
— Я знаю, сэр. Но, так или иначе, спасибо вам.
Все подкрепились сухим пайком, запив его дымящимися кружками кофея из армейского котелка. Потратив немного времени, войско собралось и отправилось в путь, двигаясь гуськом. Во главе колонны ехал дежурный офицер.
«Я не знаю, зачем и почему мы это делаем, — подумал Мор, вглядываясь вперед, в маячившее перед ними зеленое пятно, — Колландия не сделала нам ничего такого, о чем бы мы не знали. Почему же мы просто не показали нос старому Рафарту? Может быть, было виновато вино? Да, наверное, так оно и было. Я никогда не был так любезен и так радостно не приветствовал мысль об уходе в армию. Но он ведь назначил меня генералом. Не то чтобы я попросил себе это звание или захотел бы отправиться добровольно в битву».
Цок, цок, цок. Кто то, вероятно, один из офицеров, начал напевать песню «Лошадиный помет, лошадиный помет». Солдатам показалось, что совсем неплохо насвистывать всем известный мотив, и Мор обнаружил, что и он тоже вместе с остальными ликующе мычит, подпевая: «Пусть девицы плачут. Лошадиный…». И так все и продолжалось. Так потихоньку прошло утро, никто нигде не видел ни одного человека и ни одной лошади, их не потревожили ни стрелы снайперов, ни вид вооруженных местных жителей. Это был, должен был признать Мор, марш бросок, о котором можно было только мечтать. Все было в полном порядке. Впереди и по бокам устойчиво маячили зеленые пятна леса.
В полдень они остановились и отдохнули, съели свой полевой рацион и напились родниковой воды, пока лошади щипали траву. Затем армия снова села на лошадей и, как и раньше, двинулась в путь.
Цок, цок, цок. Мор был встревожен и обеспокоен всей этой кажущейся легкостью. Он не доверял легким кампаниям. Только во снах все шло без сучка и задоринки.
«Лошадиный…». Заржал конь. Это был конь Мора. Затем, словно бы побуждаемый к этому песней, он начал испражняться. Мор, без всякой на то причины, повернулся в седле и смотрел на кучу дымящегося навоза, пока копыта лошади взрыхляли землю.
Цок, цок, цок. Что то было не так. Определенно, что то было не так. Лошадь должна была при первом же шаге перешагнуть через свой помет. Однако лошадь все шла, а куча навоза оставалась точно также позади нее. Так же не отставал от нее и запах.
Мор нахмурился, пытаясь понять, в чем дело и стряхнуть с себя это совершенно неестественное благодушное эйфорическое наваждение, в котором он пребывал все утро. Словно бы он сильно напился и не ощущал ничего, кроме возбуждающего действия спиртного. Он едва смог заглушить в себе это чувство расслабленности, которое было, как он знал, совершенно неестественным. В конце концов, он находился на пути к битве. И более уместным здесь был бы страх, а не эта удовлетворенность!
А оно было здесь, лошадиное дерьмо, вонючее и дымящееся, собирающее мух.
Наконец, это подействовало на него.
— Проклятье! — выругался он, оценив всю внутреннюю красоту этого ругательства. Он знал, что было не так.
— Капитан Эйбили, капитан Плинк, — сказал Мор. — Мы по уши завязли в дерьме.
— Почему же, сэр? — мальчишеское лицо капитана Эйбили лучилось экстазом. Мор понимал, что капитану будет нелегко понять это, потому что иллюзия целиком захватила его.
— Мы быстро продвигаемся вперед, генерал, — сказал капитан Плинк. — Все утро никакого сопротивления. Мы только что прошли добрых двадцать миль…
— Но до Блистона не так далеко, — указал Мор.
— В чем дело, сэр? — спросил капитан Эйбили. Его щеки были такими румяными, словно он только что вышел из таверны. Несомненно, это был один из самых лучших моментов в его жизни. Но у Мора, генерала, формального лидера, не было другого выхода, кроме как покончить с этим.
— Посмотрите туда, — показывая вниз, произнес Мор.
— Да, сэр, — молодой капитана поморщил нос. — Лошадиный помет.
— Посмотрите внимательнее.
Цок, цок, цок.
— Мы не движемся, сэр! — капитан Эйбили был удивлен. — Мы… что то не так! Что тут может быть не так?
— Магия? — задумчиво предположил капитан Плинк. Он был старше и видел много странностей; таким образом, он был более готов понять этот факт.
Мор вздохнул и сказал с той же задумчивостью:
— Лошадиный помет!
После этого ничего другого не оставалось, кроме как объявить остановку. Лошадиный помет валялся повсюду; они не могли от него отойти. Радость от быстрого продвижения вперед померкла.

Лестер Крамб первый увидел их: солдаты Канции скакали прямо на них, обнажив мечи, готовые к атаке.
— Лучники! Арбалетчики! Сначала цельтесь в командиров! — Приказ, который мог бы отдать его отец. Единственно разумный и правильный.
Люди Лестера образовали шеренгу, готовые по его сигналу открыть огонь. Лес опустил руку, приготовившись увидеть картину смерти. Почему эта армия так самоубийственно атакует его собственную? Казалось, в этом, как и во множестве недавних событий, было немного смысла.
Зазвенели тетивы луков. Арбалеты выстрелили. Стрелы полетели прямиком к своим мишеням. Но вражеская кавалерия не замедлила движения, не отклонилась от курса. Стрелы из луков и арбалетов падали далеко позади них. Атака продолжалась, ничто ей не мешало.
— Что? Что? — Лес не мог этому поверить. Ни один человек в рядах неприятеля не упал, даже не был ранен. Ни одна стрела не попала в цель!
Расстояние между двумя силами стало меньше. Лесу показалось, что он может разглядеть разъяренные лица, плотно сжатые губы, даже пот, выступивший на лбах атакующих. Как они могли оказаться неуязвимыми для стрел?
— Прекратить огонь! Организовать фалангу!
Войска построились в квадрат, выставив для защиты со всех сторон копья. Неприятельские всадники подбирались все ближе и ближе; люди Леса замерли в ожидании. Со всех сторон слышалось приглушенное ворчание; им не нравилось занимать положение для обороны, когда было очевидно, что они сильно превосходят атакующих по численности.
«Проклятье, — подумал он, — что здесь можно сделать?»
— Сэр, — сказал капитан Бэрнс, следующий после него по старшинству офицер. — Это магия.
— Я вижу это, капитан.

— Нам нужно оружие Маувара, сэр. Чтобы отразить магию и направить ее обратно на них.
— Согласен, капитан, — жестко сказал Лес. — К сожалению, у нас его нет.
Оружие было у Келвина — почему, ну почему его не было здесь, когда так много зависело от него?
Лес мрачно уставился на вечно атакующую их кавалерию. Ему оставалось только гадать, нужно ли им устроиться здесь на привал и ждать неопределенное время, пока Келвин не возвратится со свадьбы своего брата.
Затем ему в голову пришла новая тревожная мысль. Если короля Рафарта подменил собой король из другого измерения, тогда какова была судьба настоящего короля? И если Рафарт уничтожен или каким нибудь образом околдован, что тогда стало с Келвином? Что происходит там, в другом измерении?

Сент Хеленс должен был бы чувствовать себя превосходно. Снова вести войска в битву — нет, строго говоря, раньше он, конечно, этим не занимался. Но военные кампании были как раз тем, в чем он неплохо разбирался. Тогда почему же он не был счастлив теперь, когда оказался во главе всего этого дела, а не в хвосте?
Чарли Ломакс скакал слева, а молодой Филипп справа от него, а позади них растянулась армия Германдии. Казалось, что все в порядке. Тогда в чем же его проблемы?
— Сэр, — прошептал ему молодой телохранитель, близко наклонившись к его седлу. — Вы не заметили наших доброжелателей?
Сент Хеленс понял, что имел в виду паренек. Несколько угрюмых лиц молча смотрели на них, выглядывая из окрестных дворов и дверей домов. Никто не усыпал их путь цветами, не было ни криков, ни патриотических пожеланий вернуться с победой. Лица в основном были мрачными и угрюмыми, а люди истощенными. Население Германдии напоминало ему кое о чем другом. Вспомнит ли что нибудь бывший король Аратекса? Сент Хеленс обернулся в седле и посмотрел назад.
На лице Филиппа сияла мальчишеская улыбка. Не обращая внимания ни на что вокруг он казался таким же радостным, как и тогда, когда обыгрывал Сент Хеленса в шахматы. Познав всю нищету и разорение в Аратексе, он все еще думал о славе. Сент Хеленс знал, как мальчик себя чувствует и что именно думает, потому что когда то и сам был таким же.
— Не думаю, что военные популярны в этой стране, — прошептал он гвардейцу Ломаксу. — Но если учесть, что правительство Германдии сильно репрессивное, это нормально. Точно так же было и в Аратексе, и не так давно, перед появлением в Раде круглоухого.
— И после этой войны здесь тоже все изменится?
Однажды у Сент Хеленса был сержант, который с неопровержимой логикой отвечал на любой вопрос, какой только мог выдумать рядовой. Ответ, как помнил его Сент Хеленс, был всегда один и тот же. Он и воспользовался сейчас этим ответом того сержанта.
— Все к дьяволу, — спокойно сказал он, — заткнись, наконец.
И они продолжали ехать сквозь неизвестность и уныние, порожденное тем фактом, что ничего не обстояло так, как им бы хотелось.

Хельба невольно улыбнулась, взглянув в два парных кристалла. Один кристалл показывал ей затруднения Мора, другой — его сына.
— Да, — громко произнесла она, возможно обращаясь к Катбе, своему другу коту1. — Да, старая Хельба знает хитрость другую! Я никогда не могла одолеть свою злобную сестру в этом мире, но я достаточно долго не давала ей вторгнуться в нашу страну! Как я рада, что она погибла! Она мой злобный зеркальный образ, можно поспорить!
— М мяу, — заметил Катба, выгибая гибкую спину. Он предпочел бы побегать за листочком или взобраться на дерево. Вместо этого он сидел здесь, в штаб квартире по организации обороны, и оказывал ей свою поддержку.
— Ну, а теперь, — продолжала Хельба, проверяя свой котелок в очаге и помешивая в нем черпаком, — вот в чем заключается наш план. Сейчас мы остановили их, теперь мы будем выжидать, пока они не повернут назад, лишенные мужества, или, пока их командиры не придут и не сдадутся нам. Никаких убийств. Тебе это нравится?
Катба потерся головой о ее узловатую руку и замурлыкал. Это был мягкий, нежный, утешающий звук, который очень подходил коту, никогда не охотившемуся на птиц. Кот происходил из того же доброго мира и был сделан из того же материала, что и Хельба, а потому предпочитал находить и возвращать родителям маленьких птенчиков, которые случайно выпали из своих гнезд. Однако кот есть кот, и Катба, ее спутник по измерению и родственная душа, отзывался на ее ласки точно так же, как и любой другой кот.
Хельба посмотрела туда, где мягкий бархатный язычок кота прикасался к ее коже. Она потрепала его по черной шерстке, погладила треугольные бакенбарды и заглянула в его продолговатые глаза.
— Катба, думаю, что мы выиграли. Но… — подумав об этом, она нахмурилась. — Я удивляюсь, почему? Нет, не почему мы выиграли, но почему это нашествие? Это совсем не похоже на доброжелательного, бездеятельного короля Рафарта из Рада. Или как там еще называют это королевство. А, Келвиния — вот как, по имени того славного паренька.
Катба потерся о третий кристалл, стоящий на столе. Лапа кота потянулась к нему и похлопала по его поверхности. Кристалл был непрозрачным.
— Да, да, лучше сделать это. Я ненавижу шпионить, Катба, но время от времени мне приходится это делать. В этом деле много таинственного.
Она подвинула квадратный кристалл к себе по поверхности грубого деревянного стола, неподвижно вытянула над его гладкой поверхностью свои крючковатые пальцы, закрыла глаза и сосредоточилась. Через мгновение она ощутила дрожь в руках, и с кончиков ее пальцев посыпались молнии.
Хельба открыла глаза, заглядывая во вселенную крохотных пузырьков. А теперь куда? Куда? В Келвинию, чтобы выяснить причину нападения. Она увидела человека с огромным носом, с короной на голове. Да, это был он, отраженный в кристалле словно бы в стеклянном ящике. Рафарт.
Но почему, продолжала удивляться она, почему? Под натиском ее настойчивых мыслей поле зрения расширилось. Король был в своей спальне, и он был не один. Хельба нахмурилась, не желая вторгаться в сугубо личный момент между королем и…
Женщина в спальне обернулась. И тут же Катба взъерошил шерсть, фыркнул и зашипел.
Золотисто красные, как чешуя драконов, волосы. Глаза, полные зеленой кошачьей магии, с огоньками, светящимися, словно маленькие кометы. Казалось, эти глаза направлены прямо на нее!
Зоанна! Злобная королева Зоанна, которую все считали погибшей. Разве она не утонула? Но нет, она была здесь, вместе с королем, которого раньше презирала. Но мог ли это быть Рафарт, настоящий Рафарт?
Хельба всмотрелась попристальнее, сконцентрировав свои мысли на мужчине. У него было какое то подлое выражение лица, а в глазах безумный блеск. Его уши были заостренными, но их острые верхушки казались совершенно новыми.
Нет, это не добрый король Рафарт.
Ну что ж, значит еще одна пара двойников из разных измерений, таких же, как Мельба и Хельба. Одинаковая внешность, но совсем неодинаковая натура. Таких людей физически можно различить только по их ушам.
А королева? Хельба мысленно сосредоточилась на королеве.
Все то же надменное, то же холодное и бесчеловечное, лишенное чувств лицо. Нет, без всякого сомнения, это настоящая Зоанна.
Значит, королева не погибла. Она затаилась и теперь возвратилась обратно с двойником, которым можно было заменить Рафарта. Рафарт был очень легкомысленным и ценил радости жизни, а Зоанна манипулировала им и вводила в заблуждение. Когда он и Джон Найт были освобождены из темницы Рада во время битвы, Рафарт был в точности таким. Хельба время от времени переводила свои мысли на него, не для того, чтобы вмешиваться, но чтобы удовлетворить свое любопытство и убедиться, что король не замышляет недоброго. Это, была совершенно уверена Хельба, был совсем не Рафарт.
Зоанна достала что то из деревянного шкафчика — круглый кристалл. Ее лицо было полно подозрения, и она закрыла глаза.
Что же будет теперь? Парочка, очевидно, только что собиралась предаться любовным утехам, а теперь, кажется, решила заняться чем то другим. Неужели Зоанна выучилась магии? Ее отец Затанас мало что понимал в волшебстве, хотя и умел проделывать много трюков. Но Зоанны некоторое время не было здесь. Может быть, она успела чему то научиться. Может быть, она сумела развить дремавшую в ней способность к колдовству?
В кристалле, который держала Зоанна, появилось лицо Хельбы. Глаза Зоанны широко раскрылись, когда она вглядывалась в него.
— Хельба, я так и думала, что это ты! Тебе так не хватает развлечений, что приходится шпионить, подглядывая за удовольствиями тех, кто стоит выше тебя?
Какой ужас! Она все таки научилась магии! Она почувствовала, что Хельба занимается расследованием, и бросила ей вызов. Только немногие избранные, мужчины и женщины были способны заниматься чародейством, и еще меньше было тех, кто когда либо пытался использовать его. Зоанна, очевидно, обнаружила, что у нее есть способность к чародейству, и теперь развила ее. Это было настоящее несчастье.
Король наклонился вперед, также заглядывая в шар:
— Она колдунья?
Зоанна не обратила на него внимания. И сказала Хельбе:
— Твое время пришло, старуха. Тебе не долго осталось жить. Мы завоюем королевства твоих щенков. Когда мы завершим это дело, ты умрешь. Мы выбросим тебя, словно мусор, да ты и есть мусор.
Внезапно разъярясь, Катба прыгнул на кристалл, вцепился в него сверкнувшими острыми когтями. Раздался скрежет, да такой, что у Хельбы заложило уши. Это была такая же боль, какую сейчас она чувствовала в душе.
— Я остановила армии, — сказала Хельба. — Точно так же, как когда то.
— Да, колдовской мешок с костями, но не надолго. Теперь у меня есть средства, чтобы противостоять тебе.
— Ты можешь снять мои заклятья? — скептически поинтересовалась Хельба.
— Смотри, — жестом указала ей Зоанна. В кристалле, который она держала, отражался Мор и его армия в Колландии. Они остановились, глядя на кучу лошадиного навоза. Зоанна взяла с полки в шкафчике небольшой сосуд и рассыпала немного оранжевого порошка. Кристалл ярко осветился. Зоанна подняла вверх палец, и лошадиное дерьмо взвилось в воздух и зависло над землей. Неожиданный резкий взмах рукой, и помет упал на землю.
Подпрыгнула лошадь. На лице Мора появилось озадаченное выражение, как и на лицах его офицеров. Затем они продолжили свой путь в глубь территории, которая была их целью.
— Нет, ты этого не сделаешь! — огрызнулась Хельба. Она сделала ответный жест, и продвижение вперед армии Мора осталось на одном уровне с соседним деревом, хотя, казалось, что они отчаянно рвутся вперед.
— Больше я этого не потерплю, — мрачно сказала Зоанна. Она сделала новый жест, и скачка возобновилась.
Приведенная в ярость такой наглостью, Хельба подняла руку. В этот момент Зоанна подняла свою. Раздался громкий хлопающий звук, запахло озоном, и все три кристалла Хельбы завибрировали.
— Я могу продолжать, ты, мешок с костями, — сказала Зоанна.Продолжать, пока они не треснут.
Хельба неохотно убрала свою мысль, и все три кристалла тут же стали непрозрачными.
Она посмотрела на своего друга, который теперь озирался по сторонам, словно опасаясь, что королева прячется где то в комнате.
— Да, Катба, с ней у нас будет много хлопот, — сказала Хельба.Боюсь, что куда больше, чем раньше.
Катба фыркнул, сердито и понимающе. В это время Хельба почувствовала, что ее силы иссякли.
— Да, я очень боюсь, Катба, что это будет длинная и утомительная борьба. Кто бы мог подумать, что эта злобная королева возвратится и станет еще хуже, чем раньше.
Вопрос был риторическим, но ситуация была серьезная. Хельба пожалела о том, что она так стара и так устала.
Рауфорт перевел взгляд со ставшего теперь непрозрачным кристалла на лицо своей царственной супруги. Ему не понравилось то, что он только что услышал. Эта колдунья, похоже, могла стать для них источником беспокойства.
— Ты можешь сделать так, чтобы она нам не помешала?
На лице Зоанны появилась гримаса, похожая на улыбку, которая затрагивала только ее губы, что было совершенно непохоже на ее положительного двойника из другого измерения, Занаан, улыбавшуюся всем своим лицом в тех редких случаях, когда у нее вообще были причины улыбаться. Это было одной из многих вещей, которые ему по настоящему нравились в Зоанне.
— Остановить нас? Должно быть, ты сошел с ума, мой любимый. Она никогда не сможет остановить нас. Ничто и никто не может этого сделать.
Он хотел бы верить, и, когда заглянул ей в глаза, ему это почти удалось.
Пытка, мучения, боль. С ее помощью все это будет наслано на их врагов и особенно на тех предателей, которые победили его в его собственном измерении. Этот Келвин… О, какое бы удовольствие он получил, растягивая его в каждом вновь созданном устройстве для пыток! Но будет ли для него достаточно испанского сапога, дыбы и других орудий? Нет, для этого нежного и мягкого молодого человека, который навлек на него столько неприятностей, он придумает какое нибудь особое устройство, особую боль.
Король начал думать о ребенке, которого должна была родить жена круглоухого. С помощью Зоанны он может родиться таким ужасным, что вызовет у обоих его родителей неутешное горе и муки. Да, это будет подходяще — и забавно!
— Зоанна, ты что нибудь слышала о звере, называемом химерой?
— Химера? — непонимающе переспросила она.
— С тремя головами и хвостом скорпиокраба.
Она улыбнулась.
— А, ты имеешь в виду химеру! Конечно, хотя она уже почти везде вымерла. Что за симпатичный зверек!
— Можно ли сделать так, чтобы ребенок Келвина походил на нее?
Ее деланная улыбка постепенно превратилась в настоящую.
— Мой дорогой, ты просто гений! Почему бы и нет?
Такая уверенная в себе, такая спокойная. Ему стоило бы долго искать по всем измерениям, чтобы найти такую подходящую супругу!

Глава 9. Возвращение глупца

— Что за доспехи ты носишь? — спросил Келвин своего товарища по камере.
Стапьюлар, как обычно, умудрился так взглянуть на него, что Келвину показалось, что он насмехается над ним. Тоном как раз подходящим для оскорблений он сказал:
— Какая тебе разница, тупица из низшего мира!
Келвин вздохнул. Он так отчаянно пытался вести себя вежливо, а Стапьюлар сводил на нет все его усилия. Он взял из кормушки еще одну пригоршню фруктового рагу и сжевал ее, внимательно глядя на рыжего.
— Все правильно, вперед, набивай брюхо! Нагуливай жирок, чтобы стать как раз тем, что нужно этой старой трехголовой твари. Ты же видишь, что я не притрагиваюсь к этой пище! Но ты поступай как знаешь. Может быть, она поджарит тебя. Приправит тебя небольшим количеством чеснолука. Да, это будет очень вкусно.
Келвин задрожал. Он никогда не любил чеснолук. Его собеседник, очевидно, пытался рассердить его, хуже всего было то, что это ему удавалось. Если химера собиралась съесть его, то он предпочел бы, чтобы она съела его сырым.
Но он был голоден и хотел сохранить силы для того, чтобы быть готовым ускользнуть отсюда, как только ему представится такая возможность. Келвин закончил пережевывать смесь орехов, фруктов и зерен, подумав, что она была совсем неплохой, — и в самом деле, она была просто великолепна. Затем он лег у края маленького ручейка и напился воды из стекающей струйки. Хорошая, чистая как хрусталь родниковая вода, самая лучшая. Келвин должен был признать, что у чудовища отменный вкус в вопросах еды и питья.
Наконец он встал и внимательно посмотрел на Стапьюлара. «Теперь мне нужно контролировать свое поведение, — подумал он, — не хочу показаться враждебно настроенным».
— Я спрашиваю тебя о твоих доспехах, мой товарищ по камере.
— Почему я должен отвечать тебе?
— Я же рассказал тебе об оружии Маувара.
— Я не просил тебя об этом. Разве я тебе чем то обязан?
— Ты же хочешь выбраться отсюда, хочешь спастись. Конечно же, ты не хочешь быть съеденным?
Стапьюлар заколебался. Несомненно, он пытался придумать подходящую причину, чтобы ответить отказом на разумную просьбу Келвина. Даже самые глупые люди, как ни странно, любили казаться умными.
Келвин протянул руку и дотронулся до прозрачной пластины. Она покрывала охотника с ног до головы, оставляя открытыми только кисти рук и голову. Точно такая же броня, как и та, которую носили Рыцари Круглоухого и роялисты, сражающиеся за королеву. Только эта броня не была металлической. Его отец назвал этот материал «каким то видом стекла или пластмассы». Она казалась очень легкой, но на ощупь была прочной и твердой.
— Химера позволяет тебе носить эти доспехи. Но она, конечно6 снимет с тебя все перед тем, как пообедать тобой.
— Разумеется, бледноволосый. Как ты только догадался?
— Это кажется разумным. Не думаю, чтобы Грампус смог бы разжевать это.
— Ему не придется. Броня крепкая, но ее достоинство вовсе не в этом.
— Тогда…
— Она изолирует от электрических разрядов. Молнии могут облепить ее всю, но внутрь не попадут. Особенно, когда… — он прикоснулся к чему то внутри своего воротника, наклонив подбородок. Немедленно сзади поднялся прозрачный капюшон, который закрыл всю голову и защелкнулся впереди. Аналогичные капюшончики, выполненные как перчатки, защелкнулись на его запястьях, закрывая руки. Теперь Стапьюлар оказался полностью заключен в броню.
Келвин был поражен.
— Ты хочешь сказать, что химера совсем бы не смогла повредить тебе, если бы ты сделал это?
— Где же твои мозги? Конечно, могла бы. Она просто не могла бы поразить меня электрическим разрядом.
— Но…
— Ее жало могло бы вытащить меня оттуда. Или, вероятно, Мервания извлечет меня наружу с помощью щелочи.
Келвин содрогнулся. Щелочь! Но он уже знал, что именно это входило в планы чудовища и, собственно говоря, и явилось основной причиной его возвращения. Но все же его сильно сердила мысль о том, что Стапьюлар оставался в своей камере, а не атаковал сзади задранное жало чудовища, когда Келвин отвлекал ее. Возможно, это членистое брюхо имеет слабое место, и если бы молния не могла поразить его…
— Думаешь, что я должен был бы прыгнуть ей на хвост, правильно?
Келвин кивнул и воздержался от того, чтобы сказать что нибудь вроде: «Как ты догадался об этом, идиот?»
— Тупица, недоумок из низшего мира! Она бы просто шмякнула меня о стенку или перекинула бы через свои головы и запустила бы мной в тебя!
И правда, такая судьба хуже смерти! Но Келвин воздержался от высказывания саркастических комментариев по этому поводу.
— Я бы мог увернуться или даже поймать тебя и помочь тебе подняться на ноги.
Стапьюлар только свирепо оскалился, глядя на него. Келвин сделал еще одну попытку.
— Однажды я видел дракона, которого атаковали почти таким способом. Конечно, бесстрашный рыцарь заплатил жизнью за свою смелость, но он, по крайней мере, сделал такую попытку и спас своих товарищей.
— Ты считаешь, что мне следовало попытаться сделать это, да?
Идиот!
— Ты носишь доспехи, — указал Келвин. — Ты мог бы остаться в живых. Это дало бы мне шанс для…
— Для чего? Атаковать ее своим мечом и магическими перчатками? — насмехался Стапьюлар.
— Это лучше, чем ничего, — ему вовсе не понравилось такое пренебрежение и презрение, но он понял, что у Стапьюлара такая манера разговаривать. Есть ли у него вообще какая нибудь любовь к жизни? От этой мысли Келвин чуть не рассмеялся.
— Ты так думаешь, правда? Ты знаешь, как быстро могла бы испепелить тебя одна из этих молний? Если бы химера не играла с тобой, то ты бы уже давно превратился в груду углей.
Абсолютно верно! Но Келвин продолжал настаивать.

— Согласно твоим же словам, позже меня так и так поджарили бы. Почему же тогда не погибнуть сражаясь?
— Потому что сражения бы просто не было! Химера располагает огромным количеством электричества, которое она производит в своем теле. Ты не представлял бы для нее никакой угрозы.
Келвин попытался обдумать этот вопрос, заметив, что Стапьюлар снова повторяет свой главный аргумент. Но рыжий был все же из того мира, который он сам называл старшим или высшим.
— Значит ничего нельзя сделать? — его продолжало сбивать с толку очевидное нежелание рыжеволосого хоть как то противостоять своей судьбе.
— Нет.
— Но ведь ты же собирался напасть на нее. Ты и твои товарищи. Каким же образом?

— С помощью лазеров, конечно. Некоторые из нас были бы уничтожены, но срезали бы ей головы и хвост.
— Хвост для тебя кое что значит, правда?
— Да, выгоду.
Келвин подумал об этом. Неужели медь могла быть такой ценной в том мире, откуда прибыл Стапьюлар? Казалось, что это невозможно.
— Ты удивлен, правда, глупец? Ха, я тебе скажу, что эти жала не так уж мало стоят. Электрические проводники, пока они растут и пока они подсоединены к цепи, и потом…
— Да?
Но Стапьюлар замолчал, словно поймав себя на том, что выдал слишком много тайн. Что же могло быть таким секретным, что о нем нельзя было сказать даже товарищу по камере смертников?
— Еще одно, — сказал Стапьюлар. — По крайней мере, в младших, низших мирах.
Проводники еще чего то в младших мирах? Младшие миры — это миры, использующие магию. Это позволяло предположить, что жала химеры являются проводниками магии! От этого открытия колени Келвина подогнулись.
— Что с тобой?
— Там, снаружи, есть забор, изготовленный из этих старых жал. Ты видел, как прыгала молния.
— Ну и что? Это целое состояние, но не для нас. Может быть, для тех охотников, которые появятся здесь после.
— Магия, Стапьюлар. Магия.
— К чему ты клонишь, низший ум?
— Проводники магии. Магия, с помощью которой можно сразиться с химерой.
— Ты сошел с ума!
— Как ты заметил, у меня есть пояс левитации и перчатки, и я пришел из мира, в котором существует магия. Если я снова смогу выбраться наружу, вырвать одно из жал, ухватиться за него перчатками и направить через него магию…
— У тебя есть магия? — Стапьюлар выглядел все менее скептически настроенным.
— Да… — У Келвина еще никогда не было такого сильного искушения солгать. Но ему было трудно изменить своим глубоко укоренившимся привычкам. Он решил сказать всю правду. — Да. Мои перчатки магические. Они часто знают, что делать, когда я сам этого не знаю.
— Серьезно?
— Да. — Но угрызения совести заставили Келвина добавить: — Мечи, копья, щиты, арбалеты — они пользовались даже лазером.
— Но знают ли они, как пользоваться магией?
— Может быть. Возможно.
— А может быть, и нет?
Келвин пожал плечами.
— Мне кажется, что любой шанс лучше, чем ничего.
— Правильно, низший ум. Правильно. Тогда каковы же твои планы?
— Я хочу достать жало. Чтобы встретить с ним химеру.
— Пока, как я предполагаю, я буду отвлекать ее.
— Тебе придется сделать это.
— А если она прочтет твои мысли? Я могу не думать об этом и сохранить это в тайне. А ты?
— Мне придется это сделать.
— Легко сказать. Но когда она рядом, твое сознание открыто для нее. Ты знаешь, что не сможешь скрывать от нее свои планы. Какие бы ни было.
— Тогда именно поэтому мы и должны сделать это сейчас, — сказал Келвин. В этот момент он понял, что единственный план, который у него был, это добраться до жала, пока Стапьюлар отвлекает химеру. Это было трудновыполнимо, даже если бы Стапьюлар действовал достаточно успешно.
— Ты мог бы ухватиться за жало химеры. Держаться за него. Сделать так, чтобы она не смогла направить свои молнии в цель.
— Я мог бы навалиться на него всей своей тяжестью, но все равно я не думаю, что смогу удержать его.
— Но ты попробуешь?
— Да, — пообещал Стапьюлар.
Келвин позволил себе немного надежды. Наконец то ему удалось убедить рыжего сотрудничать с ним, помочь ему. Это означало, что у них все же появился шанс, пусть и очень малый.

Кайан удивленно посмотрел на своего отца.
— Что мы сделаем, отец? Мы не можем остановить его!
— Нет. Конечно, нет. Туда далеко добираться. В тот раз нас несли туда, помнишь?
Кайан кивнул, глядя на транспортер и втайне думая о чем то своем. Его мучили мрачные мысли.
Келвин был его братом. Пусть только сводным. Не следовало, нельзя было покидать его, особенно после того, как Келвин отправился за ним в мир змеев. Келвин спасал их всех несколько раз. Сначала он спас Рад, их родину, от родной матери Кайана. Вовлеченный в революцию в Раде, во главе которой стоял Келвин, Кайан воспользовался транспортером и отправился на поиски своих пропавших отца и матери. В мире другого измерения, в параллельном мире, который был так похож на его родной мир и в то же время так сильно отличался от него, Кайан нашел своего пропавшего отца и девушку, к которой он теперь так отчаянно хотел вернуться. Келвин прибыл позже, разбил роялистов и вызволил Кайана и Джона Найта из темницы короля Рауфорта. Теперь у Кайана был шанс отплатить добром за добро.
Но, будь все проклято, Келвин повел себя очень глупо! Отправиться обратно в логово чудовища для того, чтобы спасти этогоЄ этого браконьера! Никто, у кого сохранилась хоть капля здравого смысла, не стал бы делать этого! Никто, кроме идиотского героя!
— Может быть, — сказал Джон, — мы сможем получить помощь от квадратноухих. Они хотят, чтобы мы убрались прочь из этого измерения.
— Если они позволят уничтожить охотника, то тем более позволят уничтожить и глупца, — Кайан немедленно пожалел, что употребил это слово. Временами Келвин вел себя глупо, но в то же время он был его братом.
— Боюсь, что согласен с тобой, — сказал Джон. — Но если мы просто начнем снова пробираться по болоту, то нас поймают лягушкоухие. Надо как нибудь иначе.
— Да, должно быть, так. — Кайан задумчиво поводил носком сапога по полу камеры. — Отец, как ты думаешь, они нас спасут еще раз?
— Думаю, на это нельзя рассчитывать.
— Я тоже так считаю. Зачем им нужно проявлять терпение, имея дело с глупцами?
— Действительно, зачем? — воскликнул Джон с ироническим смешком.
— Если бы только Келвин оставил нам хоть что нибудь. Он взял пояс левитации и оружие Маувара. Чем же мы будем сражаться?
— У нас есть пара магических перчаток и наши мечи. Плюс наши мозги, — сказал Джон.
— Много пользы они тебе принесут!

— Я не так в этом уверен. Этот плод, который сюда закатили лягушкоухие, — как ты думаешь, он растет неподалеку?
— Предположим, он действительно растет рядом. Он свалит нас с ног, едва мы вдохнем его аромат.
— Но ведь лягушкоухие держали его.
— Может быть, они невосприимчивы к его запаху. Может быть, он просто не действует на них, отец.
— Гм м. Возможно. Я и не говорю, что мы могли бы воспользоваться им, просто обдумываю возможности.
— Перчатки… как ты думаешь, могут они провести нас через болото к острову?
— Возможно. Наверное, возможно. Вспомни, как у них чудесно развито чувство направления.
— Но у нас только одна пара.
— Вот что я скажу, — Джон Найт стянул с руки правую перчатку и протянул ее сыну. — Я надену левую, а ты правую. Тогда мы будем защищены в равной степени.
— Спасибо, отец. — Кайан надел перчатку. Хотя ладонь отца была больше, чем его, мягкая кожа дракона сжалась и превосходно подошла ему. Если бы его рука была больше, то перчатка бы волшебно растянулась.
Джон пожал плечами.
— Почему я должен позволять своему сыну подвергаться опасности, если ее можно избежать?
Вопрос был чисто риторический, но Кайану было приятно это слышать, и у него потеплело на душе. Он знал, что Келвин герой, сын той женщины, которую Джон любил истинной любовью, и иногда сомневался в чувствах отца к сыну, рожденному злой королевой. Кайан сгибал и разгибал правую руку с надетой на нее перчаткой. Он вытащил меч, сделал в воздухе несколько пробных выпадов и аккуратно вложил меч в ножны. Как же, подумал он, будет обращаться со своим мечом отец, ведь он правша?
Джон Найт уже пристегивал свои ножны с правой стороны. Он левой рукой вытащил меч, взмахнул им в воздухе, продемонстрировал первоклассное мастерство, повращал им и вложил в ножны. Перчатка придавала умение любой руке!
Кайан восторженно кивнул.

— Это лучше, чем, как мне кажется, мог бы сделать Келвин.
— Я не так в этом уверен. Большую часть войны в Раде он сражался только в одной левой перчатке. Помнишь?
Кайан помнил это. Помнил, как лежит на земле в клубящейся пыли под копытами боевых коней. Его правая рука с надетой на ней перчаткой сцепилась с левой перчаткой Келвина. Две перчатки борются за победу тех, кто их носит, двигая их пальцами и запястьями и вытягивая в струнку их тела. Это была просто лотерея. Он тогда в первый раз получил полное представление о силе и возможностях перчаток.
— Я готов, отец.
— Да, я так и понял.
После этого они повернулись спиной к камере перехода с ее транспортером и ко всем поджидающим их сладким грезам Кайана. Они вместе вышли из пещеры и пошли шаг за шагом, ни разу не сбиваясь, к зеленоватому болоту с его бесчисленными опасностями.
Впереди у них было великое множество шагов и великое множество утомительных дней.

Блоорг, вождь квадратноухих, почесал квадратной пятерней свою соломенную шевелюру и показал на кристалл Гроол, второй по старшинству после него. В кристалле два усталых, голодных, покусанных насекомыми круглоухих медленно пробирались по пояс в зеленой воде. Круглоухий, известный как Джон Найт, неожиданно схватил левой рукой змею и отбросил ее далеко в сторону. Кайан, круглоухий помоложе, это приветствовал.
— Должны ли мы позволить химере заполучить их? — спросила Гроол. — Они ни в чем не виноваты и никому не хотели причинить никакого вреда.
Блоорг пожал плечами.
— Невиновные, как и положено быть невиновным. Но они также и глупы.
— Глупы. Да, глупы, в нашем понимании. И все же…
— И все же они сделали выбор. Они могли отправиться своей дорогой.
— Но тот, другой, сделал свой выбор первым. Если бы он не вернулся назад…
— Да, как и говорит охотник, он вел себя очень глупо.

— Но разве мы можем бросить их на произвол судьбы? Разрешить нашим кузенам — лягушкоухим опять захватить их и доставить химере в качестве дани?
— Принцип нашей этики — не уничтожать самим и не позволять другим уничтожать невинных.
— Ты уже тогда больше не останешься невинным! — вздохнула Гроол, хлопая треугольными ресницами. — Это старая старая истина, такая же старая, как и наша цивилизация. Они бы поняли это.
— И это тебя беспокоит?
— Да, я не думаю, что они намереваются сделать что то еще, кроме как спасти его.
— Без посторонней помощи? Вряд ли это возможно.
— Тогда они обречены.
— Разумеется. Также определенно, как и тот, другой, и охотник в погребе у химеры.
— Это позор.
— Нет.
Блоорг сделал магический жест переплетенными пальцами, и кристалл замигал и погас.

Химера вскапывала садик Мервании. У нее было прекрасное собрание трав, выращиваемых в качестве приправы. Чеснолук вскидывал свои яркие пурпурные головки, подставляя их ветерку, гулявшему над островом, его луковицы поджидали своего часа под землей.
— Не знаю, почему тебя это беспокоит! — проворчал Мертин. На самом деле он хотел сказать, что у него вовсе не вызывает восторга запах чеснолука, коригорчицы и гвоздиций.
Голова Грампуса неожиданно дернулась и вскинулась вверх, а его пасть приоткрылась. В то же время вверх поднялось и жало химеры. С его кончика сорвалась синяя молния и унеслась ввысь, в небо над головами. Шипение, дым, немного огня, и глупая болотная птица свалилась прямо в раскрытую пасть Грампуса. Грампус захрустел косточками, зачавкал и проглотил ее. Туловище химеры разогнулось, и ее жало опустилось.
— Ладно. Будет тебе, Мерти, тебе же нравится та похлебка, которую я готовлю, — заворчала Мервания на вторую голову. — И никто из нас не отказывается ее есть. Она нравится даже Грампусу.
— Это нам не подобает, — сказал Мертин. — Мы, высшее существо, питаемся точно так же, как и наши запасы пищи!
— Глупости, — она любовно навалила земли на кости, которые принесла из кладовой. Из этих глазниц вырастут хорошие грибы. Всегда оказывалось неплохо, когда их зарывали здесь. — Ты говоришь это просто, без всякой цели. А подобает это нам или не подобает не имеет ничего общего с твоими словами.
— Гррау, — согласился Грампус, слизывая прилипшие к челюстям обугленные перья.
— Наш вид всегда съедал их сырыми, Грампус. Но Мервании приспичило заняться всей этой выпечкой, поджариванием, тушением и маринованием.
— О, как я рада, что ты мне напомнил! — воскликнула Мервания.Мне нужно немного тмина. Я решила замариновать этого молодого героя. Его руки и ноги такие гладкие и красивые.
— Бах! — сказал Мертин. — Я и Грампус хотели бы как можно скорее с этим покончить.
— Да, да, я знаю, — нетерпеливо сказала она. — Ты уже говорил мне тысячу раз.
— Что ж, это все еще справедливо. Мы бы предпочли съесть их в натуральном виде.
— Кстати о нашем героическом Круглоухом: я хотела бы знать, что поделывает он и его товарищ по камере. — Немедленно решив это узнать, она направила в их сторону свои мысли. Намерения, которые ей открылись, удивили и взбудоражили ее. — О, боже! О, боже!
— В чем дело? — спросил Мертин. — Сговариваются?
— Боюсь, что так. Они сговариваются бороться вместе. По меньшей мере, круглоухий считает. Мысли грушеухого непроницаемы, как и у всех грушеухих.
— Как жаль их разочаровывать, — сказал Мертин.
— Нет, мы не будем этого делать, Мертин.
— Поджарь их, Мервания, неужели тебе надо вечно играть с нашей пищей!
— Да, Мерти. После того как я наиграюсь с ней, ее вкус просто восхитителен!

Глава 10. Липкий, липкий

Эта война должна была, видимо, стать тем, что Сент Хеленс всегда называл «захватническая», а она еще и начаться толком не успела. Сейчас он как раз переходил границу между Канцией и Германдией, возглавляя войска последней. Впереди были леса, озера и реки, простирающиеся почти до самой двойной столицы. Почему же он не чувствует себя великим, будучи генералом?
Потому, что эта война не нравилась ему. Германдия слишком живо напомнила ему об одной стране и о диктаторе, который творил историю на Земле. Король Рауфорт, если эта тварь в королевском дворце Келвинии действительно Рауфорт, просто связал его по рукам и ногам своими распоряжениями.
— Уф, как здорово! — сказал Филипп практически в самое ухо генерала.
— Самый восторг начнется только тогда, когда полетят стрелы, заметил молодой Ломакс. — Так мне говорили, по крайней мере.
— Ты прав, Чарльз, только на этот раз это будет не восторг, а ужас. Так бывает всегда в первом сражении. И в десятом тоже, только ты уже умеешь не показывать это.
Сент Хеленс думал, что он правильно высказал это, но мальчик хмуро посмотрел сначала на Ломакса, потом на Сент Хеленса.
— Да, я знаю, Сент Хеленс, это не игра в шахматы. Будет пролита настоящая кровь. Но, уф, наконец то можно вести в бой настоящую армию!
— Это не ты ее ведешь, а я.
— Да, в этот раз ты в роли колдуньи.
— Не говори так. — «Щенок! — подумал он. Я видел уже всех колдуний, которых вообще желал когда либо видеть. Твоя Мельба была достаточно искусной колдуньей, чтобы воспоминаний о ней мне хватило на всю оставшуюся жизнь, даже если я проживу достаточно долго!»
На мгновение мальчишка замолчал. Отлично! Затем он опять вскинул голову.
— Сент Хеленс, ты знаешь, что мы будем бороться с колдуньей?
— Что ? — он потерял дар речи. Диктатор говорил о войсках и двух малолетних щенках правителях, но не о колдунье. Надо было сообразить. И вот он здесь без перчаток и без пояса левитации!
— С Хельбой. Колдунья, по облику напоминающая Мельбу.
Сент Хеленс позволил себе издать тихий стон:
— Предполагаю, что она насылает наводнения, пожары и землетрясения. Вероятно, она может метать и огненные шары.
— Нет, не слышал об этом. Но она, видимо, может это делать. Это умеют все ведьмы. Мельба ее не любила.
— Это кое что значит, — сделал вывод Сент Хеленс. Любая колдунья, которая не нравилась Мельбе, не могла быть совсем уж плохой. Или могла? Может быть, она более могущественна, чем Мельба? В конце концов, Мельба не вторгалась на территорию этой другой ведьмы.
— Я слышал о том, что она просто останавливает войска на месте, — вставил Ломакс. — Она сбивает их с толку иллюзиями. Это называется несмертельной, доброй магией.
— Почему же я не слышал об этом? Ведь предполагается, что я веду войска в этот поход! Ну пусть Битлер не рассказал мне об этом, но вы то почему решили, что я об этом слышал?
— Ты никогда не спрашивал об этом, — объяснил Филипп. — И ты не стал бы разговаривать с Мельбой, даже когда она была в своем маскарадном костюме, в обличье генерала Эшкрофта.
Сент Хеленс закусил губу.
— А эта колдунья, она что, тоже генерал?
— Возможно. Мельба никогда не говорила о своем враге, а у меня, насколько тебе известно, друзей очень немного.
— Легко могу поверить, что у любого человека, о котором колдунья заботилась и манипулировала так, как тобой, должно было быть мало друзей, — сказал Ломакс. Эту фамильярность в обращении он уже усвоил. — Сент Хеленс был твоим другом, не правда ли?
— Да. Он был моим первым настоящим другом.
Сент Хеленсу стало не по себе. У мальчишки, как он знал, имелись товарищи для игр и, по мере того, как он уставал от них, колдунья избавлялась от них, словно от старых износившихся игрушек. Неужели паренек до сих пор подвержен подобным вспышкам гнева? Он сомневался в этом, и все таки Филипп оставался для него загадкой. Лучше надеяться на то, что он не почувствует симпатии к этой сопернице Мельбы.
— Я все думал об этих щенках, — размышлял Филипп. — О них упоминал король Германдии, и я слышал, как о них говорили раньше. Они совсем маленькие, правда?
— Да, — ответил Ломакс. — Есть слух, что такими их сохраняет колдунья.
Итак, она была сильнее Мельбы! Великолепно! Как раз то, что требовалось знать генерал командующему наступающими войсками!
Генерал Шон «Сент Хеленс» Рейли угрюмо поджал губы. Он ехал вперед молча, ведя за собой армию из самых жестоких, тренированных, безжалостных солдат и самых лучших наемников, которых можно было купить за деньги.

Определенно, это будет утомительно, подумал генерал Мортон Крамб. Они уже миновали деревья и лошадиный помет, но двигались гораздо медленнее, чем обычно. Каждый шаг лошади переносил их вперед только на полшага. Это напоминало движение под водой. Но деревья, холмы и молчаливые здания фермы все же двигались, хотя и медленно. Они постепенно продвигались вперед.
— Может быть, ее магия ослабевает, — сказал капитан Эйбили, колдуньи тоже устают.
— Я об этом слышал, — сказал Мор. К несчастью, он как раз вспоминал о неравном сражении в Проходе Мертвеца, в том месте, которое раньше называлось Аратексом. Та старая колдунья не устала, пока не наслала на них наводнение, ветер, землетрясение и огонь. Разве могла эта колдунья утомиться после того, как сделала значительно меньше?
Капитан Плинк ехал рядом с ними. Повернув голову и наблюдая за тем, как скачет лошадь капитана, Мор снова убедился в том, что быстро мелькающие копыта его лошади все таки движутся очень медленно. Что то, имеющее отношение к замедлению времени, — говорят, что этот трюк имеется в репертуаре у некоторых колдуний.
— Думаю, нам потребуется месяц, чтобы добраться туда, — заметил капитан Плинк. — Мы движемся медленно, но мы хотя бы не стоим на месте.
— Правильно.
Но и полная остановка не могла бы обеспокоить его сильнее. Если колдунья просто забавляется с ними, что же тогда она сделает, когда взбесится от ярости?
— Генерал Крамб, сэр, возможно, это немного неуместно, но почему бы нам не остановиться и не запастись продовольствием на фермах? На такой скорости, с которой мы движемся, у нас оно кончится еще до того, как мы доберемся до цели.
Мор вздохнул. Совершенно верно. Это, в конце концов, было нашествие, а не кража, хотя и сильно походило на нее.
Он объявил привал. Наблюдая за ногами лошадей, он увидел, как они медленно приросли к земле. Все остановились за время, которое казалось вполне нормальным, хотя он не мог точно сказать, сколько времени ему требовалось на то, чтобы подумать. В животе у него урчало, когда он отдавал приказы ограбить близлежащие фермы.
— Шесть человек на ферму. Яйца, молоко, пару цыплаков. Не берите ничего, кроме пищи, не больше, чем необходимо, и никаких вольностей с женщинами. И побыстрее!
Солдаты поскакали во весь опор, покачиваясь на своих конях, пока Мор мог их видеть. Он покачал головой, понимая, что даже это занимает больше времени, чем необходимо. Поджаренный цыплак заставит его желудок благодарно улыбнуться. Должно быть что то такое, что даст ему почувствовать себя прилично. Конец войны тоже мог бы сделать это, хотя он и был наемником.
Прежде всего, как он умудрился влезть во все это? Должно быть, виной тому какие то магические трюки во время королевского приема в Келвинии. Что то в вине сделало его чувствительным к приказам, которые он не мог считать справедливыми, и даже заставило с нетерпением ожидать сражения. Король Рафарт использовал магию? Но Мартон был уверен, что это был вовсе не Рафарт. Должно быть, Рафарт, настоящий король, был убит или с ним приключилось что нибудь еще. Он знал это, точно знал и ощущал себя беспомощным.
— Генерал! Генерал Крамб, сэр!
— Да? — Мор не терпел церемоний с подчиненными.
— Сэр, мы не можем подобраться к зданиям. Воздух отталкивает нас назад и не пускает. Ни мы, ни наши лошади не можем ступить на дорожки, ведущие к домам.
— Снова магия, — заметил Эйбили. — Если провиант у нас закончится до того, как у нее истощится магия, нам придется вернутся восвояси.
— Уверен, что именно на это она и рассчитывает, — сказал Мор. Ему следовало бы радоваться этому, потому что он и в самом деле хотел вернуться.
Но почему то он был уверен в том, что на этот раз тактики колдуньи будет недостаточно, чтобы остановить их.

Атакующая кавалерия уже давно исчезла. Лестер, напрасно разыскивавший какие нибудь доказательства того, что враг действительно был здесь, рассматривал все следы их появления. Стрелы, выпущенные из луков и арбалетов, и копья неподвижно лежали на излете за пределами той области, где никогда не было сил неприятеля.
Он отдал приказ собрать все разбросанные снаряды, и его люди собрали их. Так прошел день, который едва ли можно было назвать днем сражения.
Той ночью капитан Бэрнс подошел к нему у лагерного костра. Он образцово отсалютовал Лесу, как и подобало наемнику, и прошедшему выучку в Трооде. Лесу пришлось сначала вспомнить, что ожидалось при этом от него самого. Наконец он вспомнил и козырнул ему в ответ.
— Вольно, капитан. Что вы об этом думаете?
— Это магия, сэр.
— Я тоже так считаю.
— Если каждый раз, когда мы будем встречаться с врагом, он будет оказываться не настоящим…
— У нас в результате не окажется никакого другого оружия кроме мечей.
— Да, сэр. Но предположим, что мы встретим врага, и этот враг окажется настоящим? Что у них есть настоящие стрелы для луков и арбалетов и копья; а наши стрелы и копья израсходованы на призраков и фантомов? Я имею в виду, что будет, если вслед за призраками появится настоящий враг, а мы не обнаружим разницу?
— Хорошо сказано, капитан. Отдайте приказ: никто не должен выпускать больше чем по одной стреле, пока мы не обнаружим, что те, кто нас атакует, это настоящий противник.
— Да, сэр. Есть, сэр. Немедленно, сэр.
Позже, этой же ночью, Лестер пытался заснуть и думал о том, что надо было выставить рядом пост одного из наемников. Протяжный заунывный вой волкотов доносились отовсюду, от него кровь стыла в жилах. Он вытащил меч из ножен и выбрался из палатки, ничего не думая при этом. Оказавшись снаружи, он зажмурился от огней костра и полной грудью вдохнул холодный ночной воздух. Волкоты должны быть там, в лесу, как раз за костром.
Неожиданно перед ним возникла огромная серая тень с горящими красными глазами; она прыгнула, собираясь вцепиться ему в горло.
Он поднял меч и нанес удар, вкладывая в него всю свою силу. Зверь пропал. На его месте оказался огромный канцийский солдат в полном обмундировании. Прежде чем Лестер сумел опомниться, враг приставил к его горлу меч и заслонился щитом на случай возможной атаки умирающего командира.
Лес подумал о Джон. Его глаза видели свет звезд и капли масла на лезвии меча. Врагу требовалось только чуть подтолкнуть меч и вонзить его в тело. И тогда кровь Леса потоком разольется по лезвию меча, по руке и по доспехам солдата. Он издаст свой последний хрип «ХХУШШ», и дыхание покинет его, он упадет, и все погрузится во мрак.
Солдат злорадно и жестоко усмехнулся. В его глазах зажегся огонь победы…
И, так же неожиданно, как и появился, он исчез. Лес стоял один около входа в палатку. Он сделал несколько судорожных глотков. Да, вещи такого сорта легко могут лишить мужества наступающую армию. В прошлом это, должно быть, много раз успешно действовало.

Зоанна смотрела, как Рауфорт, который был так похож на того короля, за которого она вышла замуж, греб короткими энергичными взмахами весел. Тусклый блеск светящегося лишайника на стенах создавал впечатление сумерек. Но сейчас было совсем рано, солнце только что встало.
Она улыбнулась своей самой ледяной улыбкой, увидев маленький водоворот, отмечавший нужное место. Такая маленькая незаметная вещь, ее так легко пропустить и потерять. Ни один круглоухий еще не обнаружил ее, и никто и не обнаружит, если все получится так, как задумала она и другие, ей подобные. Рауфорту в этом отношении была предоставлена огромная привилегия.
Двигаясь осторожно, так, чтобы не раскачать лодку, она скинула со своих нежных белых плеч мягкое шелковое платье и откинула назад прекрасные волосы, золотисто красные, как золотая чешуя дракона. Она ощутила, что Рауфорт пристально рассматривает ее обнаженное тело и восхищается нежными округлыми грудями с их твердыми розовыми сосками. Его глаза скользили вниз по ее плоскому животу, останавливались, восторженно оценивая его сладострастные округлые формы. Она уже была не молода, но твердая дисциплина и магия сохранили много от ее физической юности, а это всегда было полезно, когда надо было иметь дело с мужчинами.
— Ну, — сказала она и скользнула за борт. Она плыла умело, словно гладкошерстная водяная крыса, ныряя все глубже и глубже. Она осторожно выдохнула. Зоанна знала, что на поверхности ее будет ждать супруг, навалившись на весла в ожидании момента, когда она выберется обратно.
Ее глаза увидели пару рыбок, затем воздушный шлюз. Схватившись за его край, она подтянула ноги, пригнула голову и перекувырнулась через него внутрь.
Зоанна жадно глотала воздух. Внутри шлюза был воздух — мембрана забирала его из воды. Здесь можно было дышать, отдыхать и прятаться, в случае необходимости, хоть целое столетие. Здесь можно было сесть в транспортировщик и отправиться туда, где миром правили магия и колдовство.
Первый раз она побывала здесь еще ребенком, затем, позже, уже молодой женщиной. Потом следовал большой промежуток времени, когда она не бывала здесь и не пользовалась транспортировщиком. Во время своего последнего путешествия после поражения и разгрома слабой магии отца и ее гвардейцев Рыцарями Келвина, она сделала все, что требовалось сделать. Она снова вернулась в школу и выучила все то, что должна была выучить еще в детстве. Благодаря усвоенному у нее теперь была сила, большая, чем могли представить ее жалкий старик отец и его кровожадный карлик. И чем же она заплатила за это знание? Только тем, чего у нее и так было в избытке.
Зоанна опустилась на поджидавшую ее здесь платформу, немного отдохнула, довольно улыбнулась сама себе, а после вошла в комнату. Транспортировщик поджидал ее; еще один шаг, и она снова вернется к себе в школу. Рогатый учитель даст ей то, что она ищет. Как, должно быть, удивится Девэйл! Даже тогда, когда они обнимались, он не понял всю величину ее честолюбия.
Зоанна была готова предложить ему тысячу детей из разгромленных королевств. В ответ, она была уверена, он даст ей то, что требовалось, чтобы победить Хельбу, а также порошок химеры. Она скривила губы в улыбке, когда подумала об этом: чудовищный и уродливый ребенок Круглоухого из Пророчества.
Зоанна проверила контрольные рычаги на транспортировщике и вошла в него. Космическое время вспышкой взорвалось где то внутри ее. Затем сильные мужские руки заключили ее в объятия.
— Профессор Девэйл! Проклятье на твои гладкие рога, ты почувствовал мое появление!
Профессор Девэйл сделал нечто совсем неподобающее приличному и хорошо воспитанному мужчине. Впрочем, для него это было вполне привычно.
— Зоанна, — сказал он, прижимая ее ближе к себе и усиливая нажим. — Конечно!

Хелн проснулась с ужасным криком.
— Что случилось, Хелн? — спросила Джон. За дни, которые они провели здесь, она привыкла к ночным кошмарам Хелн.
— Чудовище! — от ужаса голос Хелн стал пронзительным. — Ужасное чудовище! Ужасная тварь! С тремя головами! Две головы человеческие, а третья голова — голова дракона!
Джон взяла ее за руку.
— Это невероятно, Хелн. Я никогда не слышала о таком чудовище. Это чудовище, должно быть, плод твоего воображения.
— Нет, Джон, нет! — Хелн вся тряслась под одеялом с головы до ног. — Рядом с ним Келвин, о, Джон! Я думаю, оно собиралось проглотить его!
— Голова дракона? — Джон ощутила любопытство, несмотря на то, что этот сон очевидно напугал Хелн.
— Нет, они все! Все это было одним и тем же зверем!
— Невозможно.
— Но так это и было! И, и эта женская человеческая голова! У нее были медные кудри и глаза как раз именно такого цвета, как медь. На ней была медная тиара и медные серьги в ушах.
— Как много деталей, — сказала Джон. — Мне никогда не снятся подобные сны.
— Мне тоже не снятся! Вот почему я знаю, что это не просто сон! Как и тогда, в том мире с серебряными змеями.
— Да, да тебе тогда приснился точный сон.
— Джон, я боюсь за Келвина! Я боюсь за его жизнь!
— Он должен вернуться назад, — сказала Джон. — Ему предстоит выполнить пророчество.
— Да! Он должен вернуться! — Хелн, все же не совсем успокоенная этим, улеглась обратно в постель и закрыла глаза.

Кильдом ущипнул Кильдея за нос, пробудив его от сна.
— Ты, осел! — запротестовал Кильдей.
— Брось свои замечания, глупец! Нам нужно поговорить.
— О чем же, тупица?
— О Хельбе. Думаю, что она и впрямь взволнована.
— Ну, и что же теперь?
— Поэтому мы должны ей помочь. И быть королями, как от нас и требуется.
— И повести армию?
— А почему бы и нет? Мы каждый прожили по двадцать четыре года. Мы так же умны, как и двадцатичетырехлетние.
Кильдей схватил себя за редкие рыжие волосики и выбрался из кровати. Он остановился перед зеркалом, глядя на себя и на брата, оба, несомненно, смотрелись на свои шесть лет.
— Что ж, я признаю, что мы выглядим не совсем на наш возраст, сказал Кильдом.
— И что же? — отражение в зеркале не изменилось.
— Давай попросим ее, чтобы она сделала нас большими.
— Если бы она могла, она бы сделала это уже давно.
— Ты так считаешь?
— Э э. Ну, я не знаю.
— Тогда пойдем.
Кильдей последовал за своим братом в личные покои колдуньи, туда, куда им строго настрого запрещалось входить. Естественно, они то и дело заходили туда; короли есть короли, а мальчики — это мальчики, а они — это и то и другое.
Хельба, повернувшись к ним спиной, разговаривала со своим другом.
— Катба, я не знаю, смогу ли я? Я просто не могу! Если ее силы теперь превосходят мои, я не смогу ее остановить…
Кильдом позволил двери захлопнуться. Приложив палец к своим пухлым губкам херувима, он оттащил Кильдея подальше, чтобы колдунья не могла их услышать.
— Видел? Все точно так, как я сказал. Нам необходимо что нибудь сделать!
— Но что? — Кильдей теперь был и впрямь по настоящему и по взрослому озабочен.
Кильдом попытался приободриться и придать лицу бодрое выражение. Он размышлял над делом, сосредоточившись изо всех сил.
— Мне очень жаль, — наконец сказал он. — Ты и я, мы просто будем наблюдать и поджидать подходящего случая.

Глава 11. Ягоды

Кайан и его отец заблудились. Кайану пришлось признаться себе в этом на второй день, когда они проснулись в своих постелях на деревьях и не увидели вокруг ничего, кроме болота.
— Отец, — сказал он, схватив своей правой рукой в перчатке подползающего паука величиной с небольшую птицу и раздавив его, — я думаю, что время настало.
— Мне очень не хочется, чтобы ты это делал, сынок. Мне это никогда не казалось безопасным.
— Я уже делал это, отец. Кроме того, если мы хотим спасти Келвина…
— Да, хорошо. — Джон слез с соседнего дерева и встал по щиколотку в грязи. — Тебе лучше устроиться на ветках, потому что здесь, внизу, слишком сыро.
— Хорошо, отец. — Мужественно, но не без некоторого опасения Кайан выбрал из своего нарукавного мешочка одну драконью ягоду и проглотил ее. Следовало бы запить ее глоточком воды, подумал он, скорчив гримасу от ее отвратительного вкуса. К сожалению, чистая вода была редкостью на болотах, и полая тыква, которую они наполнили, быстро опустошалась.
Как обычно, он представил себе, что никакого эффекта не будет, что на этот раз ягода не подействует. Так или иначе, в этот процесс астрального разделения было трудно поверить. Затем он заметил, что его отец находится заметно ниже, чем был раньше, и что на ближайшем к нему дереве лежит чье то тело. Это тело, как он понял с обычным удивлением, было его собственным.
Ягоды подействовали как всегда, отделив его сознание от тела так незаметно, что, казалось, вообще ничего не происходит. Это убило бы остроухого, но Хелн обнаружила, что круглоухие умирали только на время, и это открытие оказалось чрезвычайно полезным.
Но у него здесь было дело. Им не оставалось ничего другого, как найти дорогу. Подумать о Келвине и притянуться к нему, словно иголка к магниту. Конечно, он предпочел бы подумать о Лонни, но Лонни была в другом измерении, и добраться до нее сейчас было весьма затруднительно.
Он обнаружил, что направляется к транспортеру. Мысли о Лонни направили его в эту сторону! Да, опасно позволять своим мечтам блуждать где то, когда твое сознание находится в форме, ближе всего напоминающей мысль.
Он мысленно представил себе лицо брата и немедленно стал перемещаться в другую сторону через болото. Зелень внизу слилась в сплошное неясное пятно. Время от времени сквозь его астральное тело пролетала птица. В такого рода путешествиях был особый восторг; большей свободы, чем астральная, просто не существовало.
Затем, неожиданно и резко, мелькание неясных пятен внизу прекратилось. Кайан находился над островом. Он увидел древний замок, где они томились в темнице; там была и сама химера, она что то делала в месте, которое на первый взгляд казалось садом. Пожелав присоединиться к Келвину, он осторожно пролетел вниз по тропинке, окаймленной острыми пиками. Интересно, но эти пики были покрыты слоем зеленоватой патины. Он пролетел прямо сквозь запертую дверь.
Келвин и Стапьюлар были там, оба живые, и, чудо из чудес, они разговаривали друг с другом. Они сгорбились у кормушки, усевшись плечом к плечу, и о чем то шептались. Стоит ли ему подслушать, о чем они говорят, или лучше уйти отсюда? Одной ягоды надолго не хватит, а ему нужно было возвращаться достаточно медленно, чтобы запомнить дорогу.
И еще одно: Кайан не хотел рисковать и попасть в ловушку. Однажды, когда он был в астральной форме, его поймали в ловушку лопоухие. Ему удалось выжить, и он поклялся никогда не допускать такого. Химера может оказаться чувствительной к астральным телам, так же как драконы и лопоухие. Тот факт, что у чудовища имелась одна драконья голова, означало, что сейчас Кайану могла грозить опасность, потому что драконы были естественными потребителями драконьих ягод.
— Есть ли ментальная блокировка, — шептал Стапьюлар. — Ха, я могу это сделать, а ты нет. Но с моей помощью сможешь.
Келвин кивнул.
— Это то, что мой отец называет гипнозом.
— Верно. Постгипнотическое внушение. Ты забудешь все — до поры до времени. Я даже и после не думаю об этом.
— Не знаю, Стапьюлар. Если я поверю тебе…
— Тебе придется, если ты хочешь разыграть сценарий.
— Хорошо. Хорошо. — Казалось, Келвин принял решение. — Ты гипнотизируешь. И поставишь ментальный блок.
— Ха. Я подниму палец, а ты посмотришь на его кончик. Я буду двигать пальцем вперед и назад перед твоими глазами. Все, что тебе требуется, это не отводить глаз от кончика пальца.
— Ты уверен, что это подействует?
— Подействует, если только ты не идиот! А теперь, глупец…
— Итак, они что то замышляют! — подумал Кайан. И сразу же вслед за этим сюрпризом пришел еще один: удивленная мысль, которая не была его собственной.
— Еще один! Еще один! Этого не должно быть! Мертин! Грампус! Помогите!
Кайан не стал задерживаться, чтобы выяснить, в чем дело. Он немедленно представил, что возвращается к отцу. Он представил себе лицо отца точно так же, как чуть раньше представлял себе Келвина.
Внизу туманная зеленая муть. Он не пытался замедлить ход. Ему надо было попасть назад в свое физическое тело до того, как он угодит в ловушку. Как только он окажется в своем теле, то и думать забудет о том, чтобы покинуть его снова! Кайан был в такой панике, что ничего не видел, пока не разглядел склонившегося над собой лягушкоухого, который всматривался ему в лицо.
Мервания была потрясена. Она стояла в своем саду, подняв в испуге жало. Никогда, никогда она еще не думала, что… Никогда!
— В чем дело, Мервания, — спросил ее голова компаньон. — Ты уловила мысль, которая тебе не понравилась?
— Другое, другое, — в благоговейном страхе сказала Мервания.
— Ты и говорила это. И сказала еще «ПОМОГИТЕ!» Помочь тебе в чем? Ты что, с ума сошла? Не делай этого. Я не хочу разговаривать с одним только Грампусом.
— Заткнись! — воскликнула она раздраженно. — Я думала, что это легенда. Миф. Но это не так. Это реально! Что за открытие!
— О чем ты болтаешь?
— Гррвум, — в свою очередь сказал Грампус.
— Заткнитесь, вы, оба! Что, не видите, как я расстроена? Там, внутри, находился развоплощенный человек без тела!
— Развоплощенная пища? Это звучит неаппетитно.
Мервания обернулась к своему мужскому боку и огрызнулась. — Это душа, имбецил! Астральное тело !
— Привидение, да? Я думал, что в это верят только человеческие существа.
— Это правда. Драконьи ягоды.
— Драконьи ягоды?
— Мне следовало бы помнить об этом! Но я думала, что это только миф. Все, что фантастично, не логично.
— А что же логично?
— Заткнись. Они съедают ягоды, а потом разделяются, астральное отделяется от телесного. Они просто передвигаются повсюду в астральном теле. И при этом все видят и слышат. Мне следовало об этом вспомнить, когда я узнала, что наш юный герой происходит из мира с драконами. Это как раз там, где и должны расти драконьи ягоды!
— Почему же я не помню эту историю? — спросил Мертин.
— Потому что ты тупица!
— Грраауу!
— А к тебе это относится вдвойне, большезубый! У вас обоих мозгов меньше, чем у маринованного человека!
— Послушай ка, Мервания, я и обидеться могу…
— Заткнись! Я слишком взволнована, чтобы с тобой спорить. — Голова Мервании мотнулась вперед, и она быстро поцеловала Мертина в губы. Это заставило его замолчать. — Послушай. С такими ягодами мы не будем больше прикованы к этому месту. Мы могли бы проглатывать их и отправляться туда, куда нам вздумается. В…
— Гррау!
— О, очень хорошо! — нетерпеливо сказала она и тоже в свою очередь поцеловала Грампуса в нос.
— За пищей? — спросил Мертин.
— Нет, не за пищей! В этом виде мы не сможем принимать пищу. Но мы могли бы все видеть и слышать!
— Почему нам вдруг может захотеться этого?
— Развлечения, идиот! Открытия! Приключения! Мы могли бы посетить разные далекие страны, другие миры, другие измерения. Находясь в астральном теле, мы могли бы отправиться туда и увидеть все, что там есть!
— А кому это нужно?
— Мне! И тебе это тоже было бы нужно, будь у тебя хоть половина мозгов лягушкоухого! Я хочу драконьих ягод! Послушай, Мертин, мы могли бы найти еще таких же, как мы, о которых ничего не знают квадратноухие! Мы могли бы посещать их в астральном теле, а может быть, даже…
— Отправиться к ним и найти себе пару?
— Может быть. Если нам помогут квадратноухие.
— А помогут ли они?
— Я не знаю. Но только подумай об этом. Мы могли бы стать целой колонией. А может быть, целым миром.
— Это кажется мне глупым. Почему там должно быть больше, чем двое? Двоих достаточно, чтобы образовать пару. Я бы мог об этом позаботиться, пока ты спишь.
— Нет, пусть лучше будет несколько. Потому что так принято везде. Общество. Товарищество. Общение.
— Одна такая, как ты, может заговорить меня до смерти.
— Гррау, — согласился Грампус. Но Мервания не чувствовала себя обескураженной. Она хотела получить эти драконьи ягоды и неважно, какой ценой!

Сквиртмак озадаченно уставился в лицо круглоухого. Он думал, что тот мертв, но теперь круглоухий проснулся и смотрел на него. Может быть, это что то, похожее на глубокую спячку в грязи? Он не был в этом уверен и теперь, когда его удивление исчезло, больше об этом не думал. Но этот круглоухий тянулся, чтобы достать что то у себя под мышкой. Оружие? Он быстро ухватился за бледное шишковатое запястье этого безобразного существа. Круглоухий стал сопротивляться и ударил его другой рукой. Перчатка, которая была надета на эту руку, соскользнула и упала в грязь, пока существо было без сознания.
Сквиртмак твердо и решительно придавил своей тонкой перепончатой лапой отвратительное лицо круглоухого и, удерживая его, стал искать, что находится под этой уродливой, отвратительно пахнущей рукой. Он нашел там мешок, перевязанный бечевкой, раскрыл его, отошел в сторону и заглянул внутрь.
Круглоухий закричал:
— Отец! Нет! Нет! Отец, он нашел…
— Замолчи! — сказал другой круглоухий. — Этим ты делу не поможешь.
Существо, сидящее на древесном суку, угомонилось. Но его глаза стали круглыми и большими, пока он смотрел, как Сквиртмак нюхал сушеные ягоды, поддевая их на кончик пальца, и наконец проглотил одну из них.
— Это убьет тебя! — закричал круглоухий. — Это яд! Для всех, кроме круглоухих. Это магия! Большая магия!
Сквиртмак выплюнул надкушенную ягоду. Язык жгло, и он высунул его наружу и потер раздвоенный кончик обильно покрытой холодной слизью рукой. Он не был слишком взыскателен ко вкусам, но этот был просто невозможным. Его стошнило, и он все выплюнул. Затем, к своему большому разочарованию, он отрыгнул и очень хорошую пиявку. Вдохнув несколько раз свежий болотный воздух, он снова быстро схватил пиявку и проглотил ее. Хорошую пищу нельзя упускать!
Круглоухого по непонятной причине тошнило. Сквиртмак посмотрел, что плавает после этого в воде, но не увидел ничего стоящего. Возможно, у круглоухого, как и у других ушастых рас, был особый вкус; может быть, они даже ели пищу, которая вовсе не была живой. Неудивительно, что потом им становится плохо! Круглоухий перестал корчиться и вытер рот. Любой уважающий себя лягушкоухий вылизал бы свое лицо, а не использовал бы ладонь.
— Отец, — сказал круглоухий. — Думаю, они поймали нас. Опять поймали.
— Лучше скажи мне что нибудь, чего я уже не знаю, сынок.
Сквиртмак не обращал на них внимания. Он ломал голову, пытаясь решить, что можно сделать с высушенными ягодами. Он не будет их есть и не даст пробовать другим лягушкоухим, даже если это будет кто нибудь из тех, кто ему не нравится. Возможно, они были волшебными, как и говорил круглоухий; в этом случае к ним проявят интерес квадратноухие. Он решил положить ягоды к остальной своей добыче и не прятать их нигде, кроме большого полого дерева, где и хранились обычно подобные запретные объекты. Да, так он и сделает, и, может быть, бог квадратноухих потом вознаградит его в этой или какой нибудь другой жизни.
Прочистив горло, он оглянулся на членов своего отряда, которые деловито рассматривали предметы, отнятые у круглоухих. У одного из них, того, что приходился братом одной из жен Сквиртмака, был пояс и меч, принадлежавший более высокому круглоухому. Другой лягушкоухий сложил вместе две перчатки и теперь их обнюхивал. Остальным достались меч молодого круглоухого и несколько ножей.
— Пойдем! — сказал он, делая знак. Под его внимательным взором некоторые предметы были положены в дупло дерева для хранения, а остальные оставлены в качестве приношения божеству.
Этой ночью, пока лягушкоухие, отправившиеся за продовольствием, пировали и бултыхались в болоте, Сквиртмак попытался накормить пленников и поговорить с ними. Но обе попытки не удались. По какой то непонятной причине круглоухие крепко стиснули челюсти при виде свежей копошащейся пищи. Когда им были заданы все разумные вопросы, то они глупо ответили, что обладают большой магией и имеют могущественных друзей.
Еще задолго до рассвета Сквиртмак подумывал, не похоронить ли их глубоко в болоте и не забыть ли о том, что они вообще существовали. Увы, надо было служить и поклоняться божеству и задабривать квадратноухих.
Утром они пустились в путь.

Блоорг оторвался от обеда и своей мыслью активировал кристалл. Он думал о круглоухих в болоте. Он сосредоточился на области между пещерой транспортировщика и островом химеры, провел разведку и обнаружил их.
Более пожилой человек и тот, что помоложе, — оба были пленниками лягушкоухих, снова пленниками. И оба были на пути к химере, чтобы быть потом съеденными ею.
Он вздохнул. Этому нельзя было помочь. Они причиняли слишком много хлопот, чтобы спасать их дважды.
Он мысленно вернулся обратно к дереву хранилищу. Да, все их вещи были там и ждали своего часа. Теперь они им не потребуются. Иногда он хотел бы оставить эти вещи лягушкоухим, но понимал, что это может быть опасно.
Помочь круглоухим было нельзя. Ничем. С сожалением вздохнув, он погасил кристалл. Затем огромным усилием воли постарался стереть у себя в мозгу всю память о существовании круглоухих.
Гроол спросила, что он делает.
— Я не знаю, — сказал он. — Но думаю, что это мне удалось.
Довольный собой, он снова сел за стол и продолжил прерванный обед из болотной рыбы, почерневшей на огне и холодного салата латука.

Химера и впрямь была не на шутку обеспокоена. Мервания все время вспоминала то, что мысленно увидела в кладовой. Мертин, может быть, просто из вредности, продолжал высмеивать ее впечатления.
— Их необходимо заставить показаться нам! — сказала Мервания.Даже если потом мы их и не съедим.
— ГРРРААУУ! ААУУ!
— О, заткнись же! Ты получишь достаточно сырого мяса! Но ведь это что то такое, что мы не можем оставить без внимания! Всю свою жизнь я думала, что этого не может быть, а теперь я знаю, что может. Нужно только достать эти ягоды! Грампус, ведь с ними мы могли бы отправиться и посмотреть драконов!
— ГРРААУ?
— Да! Именно об этом я тебе и говорила! И, Мертин, попытайся, наконец, хотя бы подумать так, как Грампус! Обо всех зрелищах, которые мы сможем увидеть. О шансе найти себе пару!
Это и впрямь пробудило некоторый интерес. У Мертина было достаточно времени, чтобы подумать обо всех радостях спаривания, и у него уже появилось некоторое желание получить их.
— Если только мы сможем достать ягоды.
— Да. Вот почему нужно добраться до этих существ и заставить их принести ягоды нам. Мы не можем выбраться наружу, но они могут, если мы их отпустим.
— Но они не вернутся. Ни с ягодами, ни без ягод.
— Да, но если мы предложим им что нибудь в обмен, может быть, они вернутся?
— Что?
— Наши старые медные жала. Ты знаешь, как они высоко их ценят.
— Но ведь они опасны! Даже для нас самих!
— Но если мы заключим сделку?..
— Мы не будем рисковать нашими головами. Нет, спасибо, Мервания. Играть с пищей это одно, а заключать с ней сделки — совсем другое.
— ГРРРААУУ! — согласился Грампус. Мервания была в отчаянии. Она знала, что другие головы правы, но терпеть не могла, когда приходилось от чего то отказываться и отступаться. Было так много мест, которые она хотела бы увидеть еще раз и не могла сделать этого физически. Например, существовал чудесный мир цветов, где большеголовые волшебники с зеленоватой кожей выращивали странные урожаи. Как же ей нравились мясные растения и цветы с девичьей кровью! Грампус вдоволь наелся сочных побегов торсодеревьев и винных внутренностей, а Мертин пришел в экстаз, впервые полакомившись ромштексами из огузков с мясным древесным пюре. Это были великолепные пиры в хорошие времена, и волшебники не обижали их, а наоборот, разрешали им пировать сколько влезет. Почему же тогда они покинули тот мир? Какое то действие, неприятность со стороны волшебников или просто обычная любовь к странствиям теперь Мервания уже не могла точно припомнить.
— Мервания, что ты делаешь, опять дремлешь и мечтаешь?
— Я подумала, что слишком много сегодня разговаривала, — коротко ответила она.
— Да, верно. Кроме того, ты чересчур много мечтаешь. Но они сейчас идут сюда. Они снаружи.
— О ком ты говоришь?
— Используй ка свои мозги, Мервания. Твои, предположительно, такие гибкие мозги.
Что же это она позволяет Мертину говорить ей всякие обидные вещи? Мервания послала мысль за пределы их острова. Та встретилась там с другими мыслями.
«Если бы только я не съел эту ягоду, нас бы не поймали! Как глупо я поступил! Также глупо, как и Келвин!»
Кайан Найт, один из беглецов! И…
«Это я впутал мальчика в это дело! Мне следовало бы смотреть за ним повнимательнее! Теперь он уже никогда не встретит свою невесту!»
Отец Кайана! Джон Найт. Мервания, изящно изгибаясь всем телом, начала пробираться к воротам. Приношение было доставлено через болота, и беглецы снова оказались в ее власти. Все было так, как и должно было быть. Вот только…
Она все еще хотела получить эти ягоды. О, да, она все еще очень хотела получить их.
Она не беспокоила себя обычным трюком «голова над стеной», потому что знала, кто был там сейчас и кого они будут ждать. Такие насмешки, к сожалению, действовали только один раз.
Распахнув ворота, она посмотрела на исчезающий ряд пузырьков, а затем на тщательно связанных и совершенно беспомощных Найтов.
— Добро пожаловать домой, — сказала она. — На этот раз это совершенно не сюрприз.
— Ч что вы имеете в виду? — задыхаясь, пробормотал Кайан.
— Но ведь ты был здесь до этого с визитом. Ты думал, что я об этом не узнаю?
— Я отрицаю это! Кто бы здесь ни был, это был не я.
Бедная пища. С таким трудом понимает, чего от нее хотят.

Глава 12. Хельба

— Они идут! — Филипп был так возбужден, что не мог даже сдерживаться. Он показывал на канцийскую кавалерию, которая мчалась на них в атаку. Всадники летели все быстрее и быстрее и значительно превосходили их численностью, а генерал Рейли, иначе Сент Хеленс, все не отдавал приказа. За их спинами была открытая долина Канции и лес Германдии, который они только недавно покинули.
— Эти лошади и всадники могут быть фантомами, иллюзорными, сказал Ломакс. Его голос по мальчишески ломался, вызвав удивленный взгляд Филиппа. Пусть он был всего только на несколько лет старше Филиппа, но казался бывшему мальчику королю совсем не подверженным страху.
— Обратно в лес! — приказал Сент Хеленс. — Укройтесь за деревьями. Не стреляйте; ни одного выстрела, пока не увидите, что они настоящие!
Люди подчинились, как и следовало хорошим солдатам. Сент Хеленс не был в этом уверен, но они все же были дисциплинированными. Они ждали, укрывшись за деревьями: стрелы нацелены, луки натянуты, мечи, щиты и копья готовы на тот случай, если эти солдаты окажутся настоящими.
Канцийская кавалерия остановилась примерно в полете стрелы от них. Высокий канцийский генерал привстал на стременах и взмахнул бело голубым канцийским флагом.
— Перемирие! — громко провозгласил он. — Переговоры между командующими!
Сент Хеленс расслабился. Его осторожность, выразившаяся в поисках укрытия, оправдалась; это было настоящее войско, а не призрачное. Он был счастлив заключить перемирие. Лучше говорить, чем сражаться, хотя, вероятно, сражения все же не избежать.
— Согласен! — в свою очередь откликнулся он. — Мы встретимся на полдороги. — Затем он прокричал своим людям: — Всякий, кто нарушит перемирие, погибнет! Мой заместитель, Ломакс, проследите, чтобы этот приказ был выполнен!
— Есть, сэр, — откликнулся Ломакс. В случае необходимости он был готов умереть за своего генерала, и Сент Хеленс знал это.
— Филипп, будь начеку.
— Что значит «начеку», генерал Сент Хеленс?
Неужели паренек так никогда и не научится?
— Земное выражение. Просто делай все как надо. Будь настороже, чтобы не было никаких нарушений перемирия со стороны этих военных.
— Есть, генерал Сент Хеленс. Я это сделаю, — мальчишка казался возбужденным, к нему снова вернулся азарт заядлого игрока в шахматы.
— Прекрасно. Тогда… — Сент Хеленс отправился вперед, навстречу канцийскому офицеру. Земля была немного сыровата после вчерашнего дождя, и запах земли и травы был бы удивительно приятен для его ноздрей, если бы перед этим они не прошли через лес. Откуда канцийцы могли узнать, что они появятся именно здесь, в этом конкретном месте на границе? Конечно же, разведка. Наблюдение с помощью древнего искусства, в которое он теперь полностью верил. Сражаться с армией это одно, но с колдуньей? Он выбросил эту мысль из головы и решительно зашагал вперед.
— Генерал Рейли, армия Германдии, — сказал он, приближаясь к поджидающему его военному.
— Генерал де Голлик, армия Канции, — представился тот. Это был крупный и некрасивый человек с очень большим носом; нос был наиболее впечатляющей его чертой.
Сейчас им не оставалось ничего, кроме переговоров. Генерал Канции провозгласил перемирие, поэтому он должен заговорить первым. Сент Хеленс ждал.
— Генерал Рейли, известный также как Сент Хеленс, вы служите безумцу. Ваш народ не имеет никаких споров с моим народом и никогда не будет их иметь. Вам следует вернуться обратно.
Сказано прямо. И совершенно точно, что и угнетает.
— Я служу интересам того, кто известен как Круглоухий из Пророчества, Келвина Найта Хэклберри. И эту армию вторжения я веду во имя вновь образованной Республики Келвиния.
— Вы лжете, генерал Рейли. Вы служите ей — той, с которой сражался Круглоухий.
Проклятье, этот человек брал быка за рога!
— Зоанне?
— Ей и никому другому.
Я мог бы догадаться! Эта искусительница не могла потонуть так просто! Но почему же тогда Кайан и Келвин ее не нашли? Может быть, она была в другом измерении?
— Вы удивлены и все же не удивлены, генерал Рейли.
— Да, я…
— Вы хотите служить ей? Ее интересам?
— Нет. Нет, конечно. Но… — он заколебался, неуверенный в том, что ему следует ответить.
— Ты не хочешь ей служить? Не хочешь атаковать от ее имени?
— Только не от ее имени, — сказал Сент Хеленс. Он чувствовал себя более сконфуженным всем этим, чем осмеливался признаться себе. — Я солдат, и я служу королю.
— Королю — самозванцу.
Проклятье! Должно быть этому де Голлику известно все! Это, наверное, колдунья все выведала. А знает ли он тогда, что мы не можем ничего с собой поделать?
— Не дело слуге задавать вопросы господину.
Де Голлик улыбнулся.
— И все же вы колеблетесь, генерал Рейли. А вы не пробовали спрашивать себя, почему?
Сент Хеленс собрался с мыслями. Было очень неудобно стоять здесь таким вот образом, когда тебе непрерывно вдалбливают правду.
— Я служу идеалам. Цели. Хорошей цели. Мне приходится заниматься вторжением.
— Многие погибнут. Будет большая резня.
— Я знаю. Я очень сожалею об этом. Сдайтесь мне сейчас. Потом, когда придет Круглоухий, он поставит все на свои места.
— А придет ли он вообще?
— Надеюсь. Для народа Аратекса он все сделал как надо.
— А что он сделает с Канцией? И с Колландией?
— Он все уладит с обеими странами. Войны не будет.
— А где сейчас находится Круглоухий из Пророчества?
— В данный момент он занят другими делами.
Выражение лица генерала показывало, что уверенности в том, что Келвин вообще когда нибудь вернется, ни у кого нет, но он не стал прямо опровергать данное утверждение.
— И все же потом владеть ситуацией будет злой человек.
— Круглоухий вовсе не злой!
— Келвин Найт не владеет ситуацией в Келвинии. Распоряжается совсем другой человек. Тот самый, кого Круглоухий однажды разбил в другом месте. Этот самый король и Зоанна, считавшаяся навеки сгинувшей. Зоанна, которая теперь обладает большей магией, чем та, которая когда то была в распоряжении ее отца.
Сент Хеленс чувствовал себя так, как будто его здорово взгрели. Большеносый генерал имел куда больше информации, чем было у него самого, и успешно использовал ее точно так же, как и численное превосходство в военной силе. Де Голлик только что сказал, что ситуацией в Келвинии управляют двое самых плохих людей. Сент Хеленс чувствовал это, но не осмеливался признать прямо. Теперь правду нельзя было отрицать, и боль глубоко засела у него внутри.
— Проклятье! — простонал он.
— Вижу, что вы не хотите повернуть назад, генерал Рейли. Вы приняли свое решение.
Сент Хеленс хотел сказать что то другое. Он хотел объяснить, почему он является всего лишь пешкой, слепым орудием. Пророчество может побудить к действию его зятя с небольшой помощью со стороны. Да, все это было похоже на шахматную игру. У Келвина была сила, но другие должны были делать ходы и приносить жертвы. Другие, такие, как Сент Хеленс. Он был связан своим жребием и не мог его избежать.
— Я бы хотел, чтобы мог найтись какой нибудь способ. — Он начал разворачиваться назад, зная, что находится на неправой стороне, ненавидя все это, но продолжая оставаться прочно привязанным.
Оперенная стрела просвистела мимо и попала в канцийского генерала. Она произвела какой то неприятный шлепающий звук и развернула его на пол оборота. Генерал закричал — это был крик старухи, а не мужчины — и ухватился за арбалетную стрелу, торчащую у него в груди.
У него в груди? Нет, генерал теперь превратился в старую женщину. Мельба! подсказывало Сент Хеленсу его сознание, но он знал, что хотя черты ее лица были теми же самыми, она не могла быть Мельбой. Мельба была мертва.
Итак, генерал оказался колдуньей! Кто то из людей Сент Хеленса не послушался его приказа, и это непослушание могло означать победу. Могло.
Конница и пехота на равнине ринулись друг на друга. Защелкали тетивы луков. Щиты прикрывали от пущенных стрел и отбрасывали их прочь. Канцийская кавалерия атаковала германдцев.
Женщина пошатнулась, затем снова обличие внешность генерала де Голлика в забрызганном кровью мундире. Но его голос остался ее голосом, тихим голосом старой колдуньи.
— Так то ты держишь свое слово, Рейли? И это называется перемирием честного человека?
— Я не имею с этим ничего общего! Клянусь!
Но как она могла в это поверить? Он был командующим; значит, он нес ответственность за все. Его люди совершили предательство.
Это было очень ловко сделано. Кто то вовремя все заметил и понял. Против колдуньи любые вещи оправданны. Вывести ее из игры, и у них появится шанс победить!
Шанс выиграть кампанию, которую он предпочел бы скорее проиграть. О, какая путаница!
Рейли с обеих сторон ухватили чьи то грубые руки. Он не пытался сопротивляться, хотя это было для него трудно. Он ожидал, что его немедленно убьют, но вместо этого ему связали руки и усадили на лошадь. По обе стороны от него ехали два канцийских солдата. Двое других ехали вместе с генералом. Генералом колдуньей.
Обернувшись назад, Сент Хеленс услышал жалобное ржанье лошадей, крики раненых и умирающих мужчин и юношей. Умирающих здесь, из за того, что именно он привел их сюда. Как быстро все перешло в резню! Он надеялся, что Филипп и молодой Ломакс выживут. Германдцы едва ли могли рассчитывать на его симпатии, но эти двое мальчишек были достаточно похожи на него, чтобы быть ему сыновьями.
Они прибыли в парную столицу и в объединенный дворец за удивительно небольшое время. Солдат помогал колдунье держаться в седле. Затем они въехали в сам дворец: он был наполовину голубой, наполовину белый, граница цветов проходила прямо по большим воротам и по подъездной аллее.
Они спешились, и генерал тут же окончательно превратился в колдунью и рухнул на землю. Она не шевелилась, лежа поперек поделенных ровно пополам белых и голубых камней. Может быть, она уже умерла. Сент Хеленс вместе с канцийцами следил не шевельнется ли она.
Из дворца выбежали двое очень маленьких мальчиков. Один был одет во все голубое, другой — во все белое. На обоих были большие кружевные воротнички. Они подбежали к колдунье и опустились рядом с ней на землю, трогая ее, обнимая и плача.
«Бедные ребятишки! — подумал Сент Хеленс. — Она была всем, что у них было».
Неожиданно мальчик в голубом поднялся на ноги и куда то указал, его лицо было красным и перекошенным от гнева. Маленькая золотая корона на его голове свидетельствовала о королевском ранге.
— Убейте его! — пронзительно закричал ребенок. — Мы хотим, чтобы вы убили этого человека!
Его детский пальчик указывал на Сент Хеленса.

Шарлен подняла глаза от своих карт.
— Она беременна, — сказала она. Хэл замер.
— Кто?
— Истер Коричневика. Я думаю, что тебе лучше жениться на ней, Хэл.
— Но…
— Карты сказали все. Я знаю, что я для тебя не была тем, чем должна была быть, Хэл. Вполне естественно, что тебе захотелось найти кого то еще. Нам лучше развестись, чтобы ты смог жениться на Истер до того, как ее положение станет заметно.
— Но ты… а ферма здесь…
Шарлен кивнула.
— Верно. Ферма сама не будет управляться. Но некоторое время я с ней справлюсь. Может быть, мы сможем что нибудь придумать. Но сначала о самом главном. Мы разведемся, и ты женишься на ней. Она молода, и ей действительно нужна твоя поддержка.
— Ты очень великодушная женщина, Шарлен, — сказал он, пораженный.
— Ты хороший человек, Хэл, а я не обращалась с тобой так, как ты заслуживаешь. Я надеюсь, что развод как то скомпенсирует все.
Хэл вскоре ушел. Шарлен понимала, что сделала то, что надо. И все равно, все навалилось, как внезапный шок. Она подошла к случившемуся по деловому, но теперь, когда она осталась одна, боль нахлынула на нее. Она опустила голову на руки и зарыдала.

Ломакс вытащил окровавленный меч из груди канцийского солдата. У него теперь не осталось времени задавать вопросы или чувствовать потрясение от того, что произошло. Весь окровавленный, в гуще сражения, кипевшего со всех сторон, он мог только непрерывно бороться за спасение своей собственной жизни.
Он нырнул за дерево, едва избежав участи оказаться разрубленным на куски. Стрела германдца попала в горло напавшего на него и сбила его с коня, острие меча воткнулось в землю. Ломакс посмотрел в переполненные ужасом глаза канцийского солдата, и ему захотелось пожалеть его и в то же время порадоваться, что его собственная жизнь спасена.
Раздался крик боли. Юношеский голос? Не Филиппа ли? Он надеялся, что нет, но возможности посмотреть не было. Он одолел в схватке еще одного солдата, и как раз в тот момент, когда тот должен был почувствовать острие его меча в своих внутренностях, красивый молодой канциец рухнул на землю, словно тряпичная кукла. Это сделал не Ломакс; другой клинок вонзился в тело и убил канцийца.
— Ломакс!
— Филипп!
На лице бывшего мальчика короля, на его одежде и на мече, которым он только что сразил нападавшего на Ломакса, была кровь. Мальчик казался счастливым и довольным, словно переживал свой звездный час.
— Ломакс, нам необходимо отступить! Их много больше, чем нас!
Да, очевидно, так оно и было. Что же все таки случилось? Он не видел того, кто выстрелил из арбалета. Сент Хеленс предупреждал их, он доверял им. Ломакс был ответственен за это, хотелось ему того или нет.
— Нам нужно убираться отсюда! Отдай приказ, Ломакс! Сейчас же!
Ломакс, у которого не было сигнального рожка, закричал: "Отступление !" Он продрался сквозь кустарник, надеясь, что остальные поймут намек и последуют за ним. Вокруг он увидел отступающих германдцев, которые постепенно, шаг за шагом, отходили на свою родную территорию.
Спустя долгое долгое время — вероятно, прошло всего несколько минут; чувство времени исказилось под давлением ситуации — он решил, что канцийцы не преследуют их. Вокруг была предполагаемая безопасность деревьев и кустов Германдии. Через кусты Ломаксу была видна дорога, по которой они прошли. Они побеждены и отброшены назад, но погибли не все.
Сент Хеленс доверял ему и оставил его за командующего. Ему необходимо выяснить, кто же выстрелил из арбалета в канцийского генерала. Если этот человек еще жив, он казнит его. После этого, понравится им это или нет, он прикажет германдцам возвращаться в Канцию другим, окольным путем.
Сент Хеленс, свирепо подумал Ломакс, ты будешь отомщен!

Генерал Мор Крамб уплетал пригоршню ярко желтых, чрезвычайно кислых яблочных ягод, когда колландцы обрушились на их лагерь. Призраки, подумал он. Не собирается ли колдунья кое чему научиться?
Наемник из Троода застонал и упал навзничь, в его горле торчала стрела с острым наконечником. На земле и на наконечнике стрелы виднелись пятна крови.
Проклятье! В этот раз они настоящие.
Вскочив в седло и обнажив меч, Мор выкрикивал приказы. Уже через мгновение они отчаянно сражались, спасая свои жизни. Прямо на него верхом на большой гнедой кобыле мчался колландец, направив копье ему в грудь. Похоже на пику дракона, подумал Мор, поднимая щит, чтобы отразить удар. Он собрался с силами для столкновения, зная, что это, возможно, будет самое последнее, что ему предстоит ощутить в жизни. Острие копья было нацелено на щит, готовое разбить его и отнять жизнь у Мора.
Затем копье, копейщик и его конь исчезли, оставив генерала живым и потрясенным.
Проклятье! Снова фантомы! Перемешанные на этот раз с настоящими солдатами! Благодарение богам за спасение!
— Берегись, генерал!
Он отвел голову в сторону и отразил низко нацеленный удар мечом, который почти отделил бы его руку от тела. Этот нападавший был настоящим. Проклятье!
— Сражайтесь до победы, солдаты! Сражайтесь! — он надеялся, что его слова принесут хоть какую то пользу.
Мечи и щиты постоянно звенели, ударяясь друг о друга. Тетивы звенели. Люди и кони вскрикивали, стонали и умирали. В темно красных лужах пузырилась кровь из разорванных глоток и пронзенных грудных клеток.
А утомительный день все тянулся и тянулся. Тем кто думал, что война — великолепное зрелище, следовало бы сейчас оказаться здесь!

Генерал Лестер Крамб расположил свою армию для отражения большой атаки наступающей кавалерии. Он не знал, почему он был так уверен в этом, но чувствовал, что на этот раз канцийцы будут настоящими. Настоящими, со смертью, которую они несли и всеми своими силами и способами желали это осуществить.
Стрела чуть было не угодила в него и со стуком ударилась в скалу. Эта стрела уж точно была настоящей. Их встретили на равнине за грядой холмов. Невежественные армии, как сказал бы Джон Найт. Невежественные армии, столкнувшиеся в жаркой схватке на исходе дня.
Лес обнажил меч и сражался с канцийским солдатом. Враг оказался очень искусным бойцом, и Лес делал все, что мог, чтобы не проиграть ему. Второй канциец быстро подоспел на помощь первому и ранил Леса ранение в руку повыше левого локтя. Лестер вздрогнул от боли, почувствовал дурноту и ослаб — все за одно мгновение. Он открыл рот, чтобы закричать, и в этот момент первый канциец сделал резкий выпад.
Ему едва удалось чертыхнуться, когда лезвие меча пробило крепкую броню и глубоко проникло в его грудь. Он упал, но странно, что его мысли были об отце и о том, что он, должно быть, переживает сейчас в соседнем королевстве.
— Командир, командир! — прокричал чей то голос ему прямо в ухо. Но к этому времени, Лестер слышал уже все так, как будто был далеко далеко отсюда. Стук копыт, удары, крики, звон мечей — все изменилось для него, словно это был всего лишь гомон толпы или лепет лесного ручейка.
Звуки становились слабее, стали тихими, потом все тише и тише.

Джон едва ли могла долго думать о войне. Она была слишком озабочена состоянием Хелн и тем, что с ней творилось. Что же происходило? Джон очень хотела бы это узнать. Каждое утро жена Келвина ощущала дурноту и тошноту, и это была вовсе не обычная тошнота, которая бывает по утрам у беременных. Ее рвало так сильно, что иногда в ее рвоте появлялись капельки крови, а Джон это вовсе не казалось нормальным.
Джон, когда она смотрела на бледное лицо Хелн, ковырявшейся в подносе, уставленном причудливой изысканной дворцовой пищей, жалела о том, что она никогда по настоящему не чувствовала себя девушкой. Она и впрямь не ощущала себя ею, пока не познакомилась с Лесом. Когда она росла, то избегала всех женских дел. В искусстве лазанья по деревьям, метания камней из пращи по мишеням она преуспевала все больше и больше, как и в ловле рыбы удочкой — способом, который больше всего нравился ее отцу, — это были ее дела, ее занятия. Мягкие девичьи интересы и особенно все то, что касалось интересов девушек к юношам, Джон с презрением отвергала. Она никогда не носила платьев, если могла этого избежать, а ее интерес к младенцам был нулевым. Теперь, став женщиной, взрослой женщиной, она ощущала нехватку всего этого.
Была ли разница между круглоухими и остроухими, когда речь шла о рождении детей? Джон никак не могла это узнать. Сколько круглоухих женщин было здесь, в этом измерении? Хелн была единственной, кого она знала, хотя в маленьком отряде круглоухих Джона Найта были и две женщины. Две женщины с круглым; может быть, у них появились дети. Джон жалела, что не знакома ни с одной из них.
Хелн сдавленно вздохнула, поднялась со стула и побежала в ванную. Снова ей плохо, и прихватило ее всерьез. Если так и должна протекать нормальная беременность, Джон совсем не хотела такой участи!
Джон подобрала с тарелки Хелн апельсинолимон и понюхала его. Плод пах прекрасно. Она не могла поверить, что именно от него Хелн стало так плохо. Но просто на всякий случай, вдруг так и могло быть Джон съела плод и нашла его хорошим, сочным и приятным на вкус. Она вытирала с губ желтый сок, когда возвратилась Хелн; вид у нее был бледный и изможденный.
— Хелн, я беспокоюсь за тебя, — сказала Джон, когда жена ее брата снова села на стул. — Тебе последнее время становится плохо каждое утро. Я не думаю, что это из за пищи; я только что ее попробовала.
— Все пройдет, — сказала Хелн почти безразличным голосом.
— Да, но когда? Тебе надо подумать о ребенке, Хелн. Это может оказаться для него не очень хорошо.
Хелн безучастно смотрела из окна на садовника, работающего на клумбе с тюльпаниями и настурцанами. Цветы в это время года были действительно прекрасны, их красные и белые цвета, голубые и белые бутоны служили утешением для глаз. Она ничего не отвечала Джон.
Вот что! Приведу ка я доктора Стерка, чтобы он прописал ей что нибудь от рвоты.
Но затем пришла тревожная мысль: а можно ли доверять доктору Стерку и его лекарствам? Судя по тому, как он себя вел, Джон не была уверена в этом.
Джон думала об этом все время, пока солнечный свет наползал на цветочные клумбы и не начал ярко светить в окна, а птицы запели. Она беспокоилась об этом все утро, а беспокойство было вовсе не в ее духе. И прежде чем она нашла ответ на эти вопросы, наступил день. Самое странное во всем этом было то, что сама Хелн не волновалась; фактически она, казалось, вообще ничем не интересуется. Что с ней случилось?
Ответа на этот вопрос не было. Хелн снова была в королевской ванной комнате, ее рвало.

Глава 13. Стапьюлар

— Отец! Кайан!
Они обнялись, в погребе химеры, пока чужеземный охотник смотрел на них. Как постепенно начал понимать Келвин, лучше всего Стапьюлару удавалось именно просто смотреть на кого нибудь или куда нибудь.
— У тебя снова твой пояс, сынок! И оружие Маувара! И твои перчатки! Даже твой меч!
— Да, отец. И не очень то много пользы они мне пока что принесли! Я попробовал применить оружие Маувара, но оно не дало никакого эффекта. Химера могла бы все забрать у меня, но она пренебрегла этим и не стала утруждаться.
Джон Найт тяжело вздохнул.
— Да, это что то значит, быть пленником существа, которое не боится нашего оружия.
Кайан ткнул пальцем в Стапьюлара.
— Химера должна бояться таких, как он. Они приходят сюда, чтобы убить ее.
— Да, видимо, приходили. Но, вероятно, никогда больше не придут. Как же вас поймали?
— Когда мы возвращались за тобой, — сказал Кайан. Келвину показалось, что брат раздражен этим вопросом. — Мы подумали, что ты попал в неприятности. — Из вежливости он не стал упоминать о том, что Келвин поступил так по своему собственному выбору.
— Вы были правы, — признал Келвин. — Химера — это для меня уже чересчур. Химера для меня слишком сильна.
— Она для всех чересчур сильна, — сказал Кайан. Он, правда, не сказал, что это было ясно с самого начала.
— Чересчур сильна для всех, кто происходит из низшего измерения, — фыркнул Стапьюлар. Чужак отодвинулся от стены. Его рука скользнула в кормушку, подобрала сочный нектарофрукт и сдавила его. Из кулака Стапьюлара брызнули мякоть и сок. Его руки, очевидно, были такими же сильными, как и перчатки Келвина, но он и не пытался атаковать химеру. Собственно говоря, Келвин никогда не видел, как он ест, хотя, вероятно, тот прокрадывался к кормушке, когда Келвин спал. Он, несомненно, не хотел, чтобы низшее существо видело, что высшее питается как и все остальные.
Отвлеченный действиями Стапьюлара и своими мыслями, Келвин попытался вспомнить, о чем они говорили наедине. Но говорили ли они вообще? Он помнил, что пытался заинтересовать Стапьюлара в том, чтобы сделать что то, для спасения своей жизни, но охотник был столь непреклонен, как и сейчас.
Отец дружески похлопал Келвина по спине, чтобы, как понял Келвин, он немного приободрился.
— Что ж, сынок, мы попали в беду!
— Отец, а когда мы в нее не попадали? — ситуация была нелепая, и попытка отца приободрить его совершенно не удалась.
— Скажи, Стапьюлар, ты, старый хрыч, — сказал Кайан, повернувшись к их товарищу по камере. — Ты готов попытаться вырваться отсюда? Это был ответный выпад по поводу намека охотника насчет низшего измерения.
— Глупое низшее существо! — огрызнулся Стапьюлар. Как обычно, все его мысли были сосредоточены на этом. Может быть, это происходило из за того, что он опасался, что является умственно неполноценным?
— Что ж, мы должны сделать что нибудь, не правда ли отец? спросил Келвин. От отчаяния его голос ломался, он заговорил фальцетом. Он не чувствовал себя таким неуверенным с тех пор, как Мор Крамб допустил его к первой схватке на мечах. Единственная перчатка, которую он носил, спасла его и тогда, и много раз после. Но сделают ли это сейчас она и ее подруга?
— Я жалею, что у меня нет лазера, — сказал ему отец. — К несчастью, твой тесть потерял последний лазер перед последней битвой за Аратекс.
Келвин помнил об этом. Согласно словам Сент Хеленса, ему приходилось либо уронить лазер над королевским двором Аратекса, либо позволить Хелн упасть и расшибиться насмерть. Хотя его тесть делал много таких вещей, которые Келвин не одобрял, — на самом деле временами он был просто невыносим, — ему пришлось признать, что в тот единственный раз он принял правильное решение. Теперь Хелн снова была дома и спокойно готовилась родить их ребенка. Как он был счастлив, что она не участвует во всем этом ужасе с химерой!
Кайан заговорил.
— Пара магических перчаток однажды вознесла меня на голову огромного серебряного змея. Как только я оказался там, они знали, как можно помочь мне удержаться и как сражаться. Келвин, как ты думаешь, если бы тебе удалось взобраться на спину химеры сразу за ее жалом?
Стапьюлар горько засмеялся.
— Глупая, низшая форма жизни!
— Жало посылает голубые стрелы молнии, — сказал Келвин, преодолевая раздражение своего брата. — Она стреляла в меня и…
Он рассказал им об этом.
— Электричество! — сказал Джон, когда он закончил. — Да, так и должно быть! Как электрические угри, которые были у нас на Земле! Вот почему антимагическое оружие не подействовало. Электричество — это наука!
— Великолепно! — съехидничал Стапьюлар. — Для низшей жизненной формы.
— Послушай, Стапьюлар, я начинаю от этого уставать! — сказал Джон, набрасываясь на него. — Если ты такой умный и сообразительный, то почему ты не скажешь нам, как можно спастись?
— Потому что никакого способа нет, — ответил Стапьюлар. — Либо вы убиваете химеру лазерными вспышками, либо вас ловят квадратноухие и отдают ей на съедение. После того, как вас поймали, с вами все кончено. Все, что вы можете делать, это наслаждаться пищей, пока сами не станете таковой.
— Вы что то планировали, — сказал Кайан, — ты и Келвин.
— Когда же это? — спросил Келвин. Он никогда еще не был так озадачен тем, что говорил его брат. Вместе с недоумением острая жуткая боль пронзила голову. Это утомляет его больше, чем он сам думает!
— Когда я был здесь раньше. Не физически. Я имею в виду, когда я возвращался в своем астральном теле.
— Ты был здесь? Астрально? — Теперь Келвин понимал его или почти понимал. Голова у него продолжала болеть, словно протестуя против чего то. Почему тогда Стапьюлар хмурится своей механической усмешкой и подает знак, словно призывая к молчанию?
— Да, был. Я принял эти драконьи ягоды, которые у нас были, и…
— Замолчите же, все вы! — сказал Стапьюлар.
— Почему? — Кайан свирепо уставился на рыжеволосого, закованного в броню товарища по камере. Выражение его лица показывало, что он не хочет, чтобы Стапьюлар им приказывал.
— Потому что химера может читать мысли в сознании тех, кто не знает, как заблокировать и скомпенсировать их.
— О! — они все замолчали. Это было самое большее, что позволил себе Стапьюлар, признавая, что какой то план действительно был.

Мервания дергала себя за медные сережки и тщательно обдумала все это дело. Они что то задумывали и планировали, Стапьюлар и Келвин. Возможно, они намеревались пойти на какую то хитрость, какой то трюк. Стапьюлар, будучи охотником, мог контролировать свои мысли. Но Келвин — это невозможно. Она подумала над тем, что ей следует сделать.
Что ей хотелось получить, так это эти драконьи ягоды. Если легенда справедлива, они подействуют на таких, как она. Они действовали на круглоухих и на драконов; под это определение подпадали и она, и Мертин, и Грампус. Вместе или поодиночке они могли бы обшарить весь мир в поисках интересных зрелищ.
Какое же это будет облегчение и освобождение! Их тело может оставаться узником, заключенным здесь, на острове, но их сознания могут странствовать повсюду! Они могли бы шпионить за квадратноухими, которые были их хранителями. Они могли бы подсматривать за лягушкоухими на их ежегодных секретных ритуалах. Это было бы таким облегчением после той скуки, которую они терпели здесь.
К тому же существовала еще и возможность посещения других стран в других измерениях, возможность увидеть еще более заманчивые и интересные зрелища, подслушать разговоры и мысли незнакомцев, людей и тех, кто стоит выше их по развитию. О, что за забава, какая невероятная забава может оказаться возможной! А наряду с этим и просто возможность найти где то предполагаемого сексуального партнера.
И все это зависит от драконьих ягод. Это сокровище, которое невозможно оценить!
— Снова думаешь о торговой сделке? — проворчал Мертин.
— Да, Мертин, думаю. — Она ощутила удовольствие от того, что Мертин спрашивает у нее, о чем она думает. Может быть, ей удалось заинтересовать его еще чем то, кроме еды и секса. Конечно, ему вероятно захочется использовать астральные путешествия, чтобы подглядывать за любовными играми различных существ. И если из за этого ему захочется помогать ей в ее усилиях, это было бы неплохо.
— Предложи им свободу, — посоветовал Мертин. — Пусть старый круглоухий отправится с тем, у кого были ягоды. Вели им найти эти ягоды для нас, принести их сюда и отдать нам. Если они не вернутся, мы съедим тех пленников, которые у нас останутся.
— Мертин, это великолепно! — воскликнула она, в восторге как от его поддержки, так и от самого предложения.
— Это логично, Мервания, так и должно быть.
— Грромпф, — добавил Грампус, защелкав челюстями, словно он уже пробовал мягкое мясо пленника.
Мервания вздохнула. Ни Мертин, ни Грампус не видели большой пользы в эмоциях и чувствах; это была ее область. Сейчас оставалось одно: отправиться в погреб. Она могла бы захватить с собой немного плодов, которые так понравились пленникам, а потом спросить у них об интересующем ее деле. Она надеялась, что они прислушаются к голосу рассудка. Они должны это сделать; но человеческая пища была печально известна тем, что в некоторых отношениях являлась не слишком сообразительной. Предположим, они откажутся? Мервания старалась не думать об этом. Может быть, если они откажутся, а она со своими компаньонами головами зарежет одного и съест, это поможет им лучше соображать. Да, если они скажут «нет», это действительно может оказаться необходимым. И продолжать это до тех пор, пока не останется один, который и принесет ягоды.
Она прикоснулась мыслью к сознанию своих голов спутников, и они задрали вверх хвост и засеменили к саду. Она и Мертин набрали нектароплодов, а Грампус отхватил своими клешнями с лозы дынный фрукт и неэстетично запихнул его в свою пасть.
Надлежащим образом загрузившись фруктами и программой действий, они засеменили по направлению к погребу.

Сквиртмак не мог выбросить из головы мысли о дереве хранилище. Вещи, взятые у чужеземцев, никогда сильно не интересовали его, но ягоды были соблазнительными. От той ягоды, которую он попробовал, ему стало на удивление плохо, но если их мог выдержать желудок круглоухого, то может выдержать и его желудок. Какая интригующая мысль: о смерти и то, как это сделал круглоухий, а потом снова вернуться к жизни. Сквиртмак никогда не думал об этом, но теперь задумался, и мысль о том, что существуют и после смерти, была чрезвычайно заманчивой.
Не в силах сопротивляться ей он, постепенно, шаг за шагом, проигрывал в уме свои планы. Позже, днем, во время поисков болотных червяков и личинок, ему удалось вернуться, в окрестности дерева хранилища. Он осмотрелся по сторонам, не увидел никого из своего племени и, с плеском разбрызгивая воду, побежал к дереву. Скоро он уже был на месте и заглядывал в дупло, где находилась коллекция вещей чужеземцев.
Если он возьмет оттуда всего лишь одну ягоду, узнает ли кто нибудь об этом? Предположим, ягода убьет его, и он не возвратится к жизни. Он еще не был достаточно стар, чтобы желать смерти. Это верно, он сильно устал от того, что называлось жизнью, но он пока еще не собирался покончить с ней счеты.
Он раздумывал над этим еще одно мгновение. Солнце начало садиться и запятнало деревья и зеленоватую воду оранжевыми бликами. Почему бы нет, подумал он, действительно, почему бы и нет? У него может и не быть другого шанса.
Засунув руку в дупло, он вытащил оттуда мешочек с ягодами.

Блоорг почесал квадратное ухо и вспомнил, что сегодня он не смотрел в свой кристалл обзора. Как вождю своего народа и официальному лицу, в обязанность которого входило встречать посетителей из других миров, ему следовало бы проверить транспортировщик. Как обычно, там, может быть, ничего и не будет, но потом вдруг снова кто нибудь появится. Эта возможность всегда существовала.
Вздохнув, он снял квадратный кристалл с подставки, подержал перед глазами и сосредоточился.
Сначала, как и всегда, он не увидел ничего, кроме своих собственных квадратных зрачков в квадратных глазах. Затем он смог заглянуть в эти зрачки, которые все расширялись и расширялись, и вот он уже видел пещеру транспортировщика. Она была точно такой же, какой он ее видел в последний раз вместе с засыхающим наркофруктом, который лягушкоухие оставили недалеко от входа.
Зачем он здесь? Ах, да, проверить, нет ли возможных визитеров. Как он и ожидал, никого не было.
Затем ему следует направить свои мысли куда нибудь еще. Он быстренько посмотрит, что делают лягушкоухие, а потом, может быть, проверит остров химеры. Это было утомительно, но это была его работа. Работа, работа, работа, всегда одна и та же изматывающая рутина.
Он устремил взгляд на болота и обнаружил лягушкоухих в лагере на платформе из плавающих растений. Они занимались своими делами, делами лягушкоухих. Вот один из них нырнул с платформы, пополз по дну и вынырнул на поверхность с извивающейся гнилорыбой в зубах. А вот самка покрыла свой живот и грудь зеленой тиной, чтобы привлечь к себе внимание любовника. А вот лягушкоухие ребятишки радостно плескались на краешке платформы и по очереди ныряли под нее. Самец с гнилорыбой в зубах подплыл к платформе и к самке. Самка взяла рыбу из его челюстей, откусила ей голову и изогнулась. Самец взобрался на платформу рядом с ней. Через мгновение они начнут спариваться. В такие моменты утомленный Блоорг переводил взгляд на что нибудь другое.
Он уже собирался вернуть кристалл на место, когда вспомнил о вожде лягушкоухих. А где же, собственно, Сквиртмак? Он кругообразно осмотрел местность, проверяя, чем занимаются лягушкоухие. Сквиртмака среди них не было.
Какая досада! Ему необходимо было продолжать поиски, пока он не найдет недостающее существо или не убедится, что оно мертво. Он обозревал все большую и большую площадь болота, пока, наконец, не решил проверить дерево хранилище.
Сквиртмак был там. В перепончатых пальцах он держал мешочек и из него достал ягоду. Он держал ее прямо перед своим ртом.
Ягода? Какая ягода? И словно бы с огромного расстояния — как оно конечно и было — внезапно его осенило: драконья ягода!
— Нет, Сквиртмак, нет!
Но было уже слишком поздно.
Сквиртмак, которым руководила какая то непонятная, непостижимая прихоть лягушкоухого, неожиданно и с огромной силой отшвырнул прочь мешок.

Громыхнул засов на двери. Все отступили назад, когда вползла химера с фруктами. Глядя на нее, Келвин испытал странное чувство. Голова, которую звали Мервания, все еще казалась ему головой красивой женщины с медно красными волосами, к тому же круглоухой.
— Спасибо тебе, Келвин.
Мужская голова, Мертин, могла бы украсить плечи любого из солдат, которыми он командовал в борьбе против Рауфорта в мире серебряных змеев.
— Забудь об этом, запас пищи!
Голова дракона слишком живо напоминала ему о драконах с золотой чешуей, которых он убивал.
— ГРРАААУУ!!
А весь зверь целиком более всего напоминал ему о…
Пока он раздумывал над этим, химера вошла Теперь она подняла свой смертоносный хвост. Келвин торопливо подавил свои мысли. Чудовище вывалило в кормушку ношу нектарофруктов. Они пахли чрезвычайно соблазнительно. Хотя Келвин и знал, что они способствуют ожирению ему не терпелось начать есть!
Келвин отошел от стены; казалось, его ноги имеют свое собственное сознание. Неожиданно он уже бежал прямо мимо химеры к открытой двери.
Прекрасная голова Мервании дернулась по направлению к нему, когда он проходил мимо.
— Куда это ты направился, мой сладенький? — ласково осведомилась она.
Теперь он стоял совсем рядом с чудовищем, и прекрасное лицо женщины было достаточно близко для поцелуя.
— Что ж, если ты этого хочешь, Келвин… — начала она, позабавленная этим.
Келвин, удивленный, понял, что она действительно поцелует его, пусть даже она и намеревалась позже его съесть. Она ведь любила играть со своей пищей.
Неожиданно Стапьюлар начал действовать.
— Пошел! — прокричал он и ухватился за кончик жала, которое было направлено в потолок.
Вспыхнула яркая вспышка, словно где то вблизи сверкнула молния. Келвин почувствовал, что он ослабел и весь дрожит, хватает ртом воздух, стоя сразу же за дверью. Должно быть, сюда его принесли ноги. В погребе его брат и отец лежали, распростершись на полу, без сознания или мертвые.
Удивительно, но и химера тоже упала на пол. Только Стапьюлар был жив и невредим и двигался.
— Быстрее, пока она не пришла в себя!
— Что? — Келвин сражался со своими мыслями. Его ноги хотели его куда то нести, и он едва мог стоять на них.
— Электричество в этом замкнутом пространстве вырубило их всех. Но я не уверен, как скоро они придут в себя! Поспеши!
Он тут же начал все вспоминать. Стапьюлар, размахивающий перед ним пальцем, вбивающий план действий в самую глубину его сознания.
Келвин подбежал к забору и ухватился за шест. Этот шест, прочный и скользкий, было трудно вырвать из земли сразу, но он твердо знал, что делает. Его перчатки справились с заданием и выворотили шест из земли.
— Вперед! Пошевеливайся! — кричал ему Стапьюлар. Келвину надо было подбежать с шестом обратно к химере, занести его, словно драконову пику, и глубоко вонзить в каждый глаз чудовища! Он…
Он стоял там, занеся свое оружие над поникшей головой Мервании. Она выглядела почти что ангельским созданием, ее глаза были закрыты, черты лица разгладились. Она будто собралась поцеловать его. И он должен проткнуть своим копьем один из этих прекрасных глаз.
Как же он может это сделать? Химера беспомощна. Возможно, она чудовище, но Мервания была также женственна, как любая женщина; которую он знал, может быть, лишь его мать была более обаятельна и прекрасна. И его жена. Он стоял, широко расставив ноги, кончик зеленоватого жала был занесен над ее лицом, его глаза и мускулы изо всех сил сосредоточились на ее медных…
— Давай, глупец, давай же! — приказал Стапьюлар. Что то щелкнуло. Келвин задрожал и отвел жало прочь от прекрасного лица.
— Бесполезный глупец — идиот из Низшего мира! — закричал Стапьюлар. Он перебежал через камеру и ухватился за древко копья жала. — Я сам это сделаю! Мне надо было думать лучше, а не доверять более низшему существу делать что то важное! — он ухватился за жало и потащил его к себе.
Келвин сопротивлялся, перетягивая с помощью перчаток шест в свою сторону.
— Глупец, идиот, безмозглое ничтожество! — завопил Стапьюлар.Разве ты не видишь, что она приходит в себя?
Да, совершенно верно. И все же Келвин не сдавался.
— Нет, Стапьюлар! Я так не могу! Мы хотим только убежать отсюда.
— Это то, чего хотите вы, кретин! Я же хочу большего! — Стапьюлар применил значительную силу; казалось, что у него у самого на руки надеты магические перчатки. Келвин потерял равновесие, но его перчатки сохраняли свой захват.
— Отпусти! Отпусти! Отпусти! — В борьбе за обладание медным жалом они упали друг на друга и стали кататься по полу. Стапьюлар неожиданно оказался очень тяжелым, а его доспехи больно вдавливались в тело Келвина.
Затем они подкатились к кормушке. Ее край ударил Келвина в голову, и из глаз у него посыпались искры. Затем…
Жалом завладел Стапьюлар! Он занес его над головой Грампуса, прицеливаясь в поисках глазного яблока дракона и прямой дороги к его мозгу. Келвин именно так убивал драконов, и Стапьюлар узнал это из его рассказа, если он раньше и не знал этого.
— Умри, тварь! — сказал Стапьюлар. Его тело напряглось. Не понимая, как ему это удалось, Келвин навалился на него и оказался сверху. Это был один невероятный прыжок, каким то образом проделанный с помощью перчаток; затем он вместе с охотником снова упал на пол. Они снова покатались по полу, в схватке за обладание ситуацией.
— Ты глупец! Идиот! Хлам из Низшего мира!
Келвин не обращал внимания на эти слова. Он экономил силы для дыхания. Все было почти так, как если бы его перчатки полностью завладели его телом и действиями. Уничтожение чудовища должно было быть его самым большим желанием, однако теперь казалось, что таковым стало спасение химеры.
Огромный зверь шевельнулся. Рука с мужской ладонью протянулась и ухватилась за основание жала в том месте, где за него держались Келвин и Стапьюлар.
— Отпустите его! — сказал Мертин. Предупреждающе защелкали клешни скорпиокраба.
Стапьюлар не отпускал. Он оставался все на том же самом месте, когда огромные клешни протянулись к нему, взяли за пояс и подняли в воздух.
— Посмотри, что ты натворил! — закричал Стапьюлар. — Идиот из низшего мира!
Келвин выпустил жало. Быстрым движением он выдернул меч из ножен, замахнулся и нанес удар. В том месте, куда воткнулось его лезвие ярко засветилась медь. В то же самое время он ощутил болевой шок от столкновения, от запястья до самого плеча. Ох! Его рука онемела!
— Тебе не стоило бы сражаться! — сказала Мервания. — Правда, не стоит. — Ее голова сейчас пришла в чувство и смотрела на него.
Неожиданно охотник ухватился за свое левое запястье, за прозрачную перчатку, и потянул ее на себя. Перчатка оторвалась — вместе с кистью.
Келвин заморгал, но зрелище осталось там же, где было. Там, где должно было быть человеческое запястье, было что то металлическое, что едва ли можно было назвать костью.
Из укороченной руки полыхнула вспышка рубинового лазера, перерезавшая клешню. Отрезанная клешня и Стапьюлар упали на пол одновременно.
— Теперь ты увидишь! — сказал Стапьюлар, поднимаясь на ноги и нацеливая свой обрубок. — Я пришел сюда приготовившись! Было запланировано, что я буду последним и буду прятать это до самого крайнего момента! Мне не хотелось обнаруживать свою природу, но этот ублюдок из низшего мира вынудил меня. — Он коротко взглянул на кисть руки, которую отбросил в сторону. — Ну, а теперь, Химера…
Мервания закричала. Мертин издал испуганное восклицание. Грампус зарычал. Если чудовище вообще могло дрожать от страха, то сейчас оно определенно задрожало.
Стапьюлар деловито отсек вторую клешню. Он прислонился к стене, так, что его невозможно было схватить, и мог постепенно срезать все руки и все головы.
— Послушай, существо из низшего мира, — сказал Стапьюлар. — Ты не хотел, чтобы все произошло обычным путем! Тебе понадобилось заставить меня сбросить маску! Слушай же теперь предсмертные крики последней известной живой химеры во всех измерениях!
— Нет! Нет! — кричала Мервания. Ее крики очень походили на мольбы женщины и действительно — в ее глазах стояли слезы.
После Келвин не мог ответить, как это случилось. Неожиданно он поднялся, шагнул назад и сделал выпад мечом вперед. Все это сделали перчатки. На мгновение ему показалось, что перчатки действуют на стороне противника.
Меч перевернулся в воздухе, его острие скользнуло вперед и вошло в горло Стапьюлара точно посередине. Стапьюлар казался удивленным. Затем он поднял свою неповрежденную руку и попытался вырвать меч из раны.
На пол хлынуло что то черное. Кровь чужака? Нет, это совсем не кровь, понял Келвин. Это машинное масло! Стапьюлар был тем, что его отец называл роботом!
Но, что бы это ни было, жидкость была необходима для обеспечения жизненных процессов и функционирования существа. Когда она полилась наружу, Стапьюлар рухнул на пол. Он не мог действовать без масляного давления, так же как живое существо не могло жить и функционировать без давления крови.

— Ты спас нас! Ты спас нас! — воскликнула Мервания, и даже Грампус проворчал что то, что показалось выражением благодарности. Чудовища дорожили своей жизнью точно так же, как и все остальные.
Теперь и Джон Найт, и Кайан тоже открыли глаза, приходя в сознание и с удивлением оглядываясь по сторонам.
— Все это было только трюком! — возмущенно бормотала Мервания. — Обычный трюк охотников!
— Эта штука никогда бы не приобрела нужный вкус, — с отвращением добавил Мертин. — У Грампуса было бы несварение желудка.
— ГРРААУ! — согласилась голова дракона с выражением отвращения на морде.
Келвин быстро взглянул на лица отца и брата, затем снова перевел взгляд на головы тюремщика. Теперь их участь неизбежна, подумал он. За его колоссальную глупость и за неуместное вмешательство перчаток им предстоит заплатить худшим из возможных способов. Теперь им не избежать участи быть съеденными химерой.
Грампус защелкал своими огромными челюстями и высунул наружу раздвоенный язык, словно он уже проголодался и ему не терпелось полакомиться.

Глава 14. Повороты

Сент Хеленс подготовился к смерти так тщательно, как только мог. Он ожидал, что его проткнут копьем или перережут горло ножом. Но уже в тот момент, когда король ребенок, который на самом деле вовсе не был ребенком, прокричал «Убейте его!», колдунья открыла глаза и пронзительным взглядом уставилась на людей, которые его держали.
— Нет, милый, — сказала она, взглянув на мальчика. — Он должен оставаться нашим пленником.
— Он же убил тебя! — пронзительно выкрикнул ребенок.
— Нет, пока еще нет, милый. Пока нет. Пожалуйста, дорогие мои, послушайте меня. Трудновато убить таких, как я. — Произнеся эти слова, старуха замолчала и закрыла глаза, словно приготовившись к смерти.
Сент Хеленс услышал, как засвистело лезвие меча, вынимаемого из ножен. Она сказала все это слишком поздно или умерла слишком рано, подумал он. Теперь этот король мальчишка отомстит за нее по своему разумению.
— Нет! — приказал мальчишка. — Не убивайте его! Бросьте его в темницу. Что касается Хельбы, внесите ее внутрь!
Но… В этот момент огромный кот, очень черный, свирепо блестя глазами, выпрыгнул из за спины второго юного короля и подбежал к телу Хельбы, которая без всякого сомнения казалась совершенно мертвой. На одно мгновение Сент Хеленс почувствовал на себе пронзительный взгляд желтых глаз и услышал самое злобное и громкое кошачье шипение, какое ему приходилось слышать в своей жизни. Затем кот вспрыгнул на труп, вдыхая и выдыхая воздух прямо в мертвые губы Хельбы.
Неожиданно кот весь закостенел. Затем рухнул, словно пустой черный мешок с костями. Чернота осталась там же, где была; казалось даже, что она постепенно расплывается, но в этот момент солдат дернул Сент Хеленса за руку.
Теперь здесь уже два трупа, подумал он. Колдуньи и ее друга. Но что бы он о ней и думал, он знал, что колдунья спасла ему жизнь.
Солдаты увели его прочь.

Ломакс успокоил своего молодого жеребца, глядя на шеренгу уцелевших в последней битве. Кроме Сент Хеленса, они потеряли только дюжину, но еще двадцать были ранены достаточно серьезно, и их требовалось отослать домой. Остальные, как определил Ломакс, собирались снова пересечь границу. Но сперва требовалось уладить совсем другое дело.
— Так! Кто сделал это! Кто выпустил арбалетную стрелу?! Кто нарушил перемирие?!
Никто не отвечал. Все германдцы оставались безучастными, а наемники были заинтересованы, но не совсем понимали, в чем дело. Судя по их внешнему виду, никто в этом не был виновен.
— Филипп, а ты… — он собирался спросить его «видел, кто сделал это?», но мальчишка прервал его.
— Да, я сделал это! Я сделал это! Я тот, кто это сделал!
— ТЫ! Но почему? — его голова шла кругом, когда он спрашивал.
— Сент Хеленс играет в шахматы! Он знает, как вывести из игры черную королеву!
— Ты убил его! Ты виновен в его смерти!
— Он мой самый лучший друг! О, Ломакс, пожалуйста, пожалуйста, повесь меня, как он просил!
Ломакс задрожал.
— Ты что, в самом деле…
— Пожалуйста. Я сделал это ради него. Ради нас всех, для того, чтобы мы могли победить. Точно также, как и тогда, когда Келвин уничтожил Мельбу в Аратексе.
— Проклятье! — без всякого энтузиазма произнес Ломакс, скривившись от душевной муки. Парень и впрямь думал, что все это только игра! Несомненно, он думал, что впоследствии все мертвые просто напросто проснутся и снова будут жить, готовые возобновить игру. Детство!
— Пожалуйста, — повторил Филипп. — Это была последняя просьба моего самого лучшего друга. Он был не только моим лучшим другом — он был моим единственным другом.
Ломакса трясло, и он не мог унять эту дрожь.
— Ты что, вправду хочешь, чтобы я отдал такой приказ? Ты и впрямь хочешь, чтобы тебя подвесили за шею, чтобы ты задохнулся, а твои глаза выпучились бы и вылезли наружу? Ты хочешь умереть?
— Да.
Он обдумал это. Несмотря ни на что, Филипп ему нравился. Хотел бы Сент Хеленс его смерти? Сент Хеленс спас от смерти бывшего номинального короля Аратекса, игрушку в руках Мельбы, и относился к нему как к другу. Может ли он сейчас выполнить приказ Сент Хеленса?
— Нет ! — решительно сказал он. — Это было бы слишком легко для тебя! Ты должен вместе с нами вернуться в Канцию! Тебе придется сражаться с врагом и искупить таким образом то, что ты сделал!
— О, спасибо тебе, спасибо тебе, мой добрый дорогой друг!
Это из за того, что он отказался от мысли повесить его, или за то, что решил назначить ему более тяжелое наказание? В глазах мальчишки стояли слезы, но в его голосе был слышен отзвук тщательно скрываемого торжества. В какую же игру он играет на самом деле?
Что ж, реальность битвы вытрясет все это из него, если он не будет убит сразу же.
Сент Хеленс, подумал Ломакс, и это прозвучало почти как молитва, я обещаю тебе, что ты будешь отомщен, пусть даже для этого потребуются все наши жизни!

Фантомов больше нет, подумал Мор. Они перестали появляться и исчезать в разгар битвы. И все же его люди проигрывали это сражение, проигрывали безнадежно и без всякого участия колдовства.
Он прикончил колландца, с которым сражался, и развернул лошадь. Кругом валялись мертвые и умирающие, ход боя и впрямь складывался не в их пользу.
Ему не хотелось делать это, но альтернативы не было. Он поднес рожок к губам и протрубил сигнал к отступлению.
Их единственным утешением, подумал он, служит то, что в лесу растут кровяные плоды для лечения раненых. До того, как закончится эта война, магический плод спасет множество жизней.
Мрачно думая о лазарете, который необходимо немедленно устроить, Мор развернул лошадь. Хорошо, что лес с кровяными плодами был достаточно близко.

Зоанна всмотрелась в свой кристалл и засмеялась самым отвратительным смехом, который Рауфорт нашел замечательно завораживающим и от которого его пробрал восхитительный озноб.
— Посмотри! Посмотри сюда! — приказала она ему. Он вгляделся в кристалл и увидел колдунью, которая управляла королевствами Колландия и Канция, лежащую без движения, без всяких признаков жизни. На ее лице недвижимо лежал черный кот и, казалось, вплавлялся в него. Канцийские солдаты уводили прочь изумленного Сент Хеленса.
— Означает ли это, что мы победили? — спросил он. Он чувствовал себя глупо, спрашивая о чем то женщину, пусть даже Зоанну. Особенно глупо он чувствовал себя сейчас, зная, что не сделал ничего в командовании сражениями или в обеспечении победы.
— Победим, если она не придет в себя, — сказала Зоанна. — Мы должны позаботиться о том, чтобы так и случилось.
— Ты используешь больше магии?
— Магия не потребуется в войне. Конечно, если я не буду помогать нашим войскам, то в войне может быть больше потерь и может произойти много всяких непредвиденных случайностей. И некоторые из них могут случиться с нашими бывшими врагами.
— Какая жалость, — сказал он лицемерно. — Они сложат головы на войне и так и не поймут, почему.
— Да, они умрут за нас, так или иначе. Те, кто переживет сражения, должны будут погибнуть позднее.
— Медленно, с нашей помощью и с большими муками.
— Конечно. Это как раз то, чего мы оба хотим.
Они обнялись, и битвы, которые показывали им кристаллы, исчезли из их сознания. Скоро, подумал Рауфорт, должно будет начаться исполнение всех его желаний, все его мечты сбудутся. Это будет жестокое, кровавое и удивительно славное дело.

Лестеру Крамбу казалось, что он вместе с Рыцарями Круглоухого Келвина снова сражается с гвардейцами королевы. Затем он открыл глаза и увидел, что на человеке, который наклонился над ним, совсем другой мундир. Он отчаянно попытался подумать, вспомнить, где он находится, и когда ему это удалось, он почувствовал боль, боль от глубокой раны в груди. Где же Джон? Джон спасла ему жизнь, а потом стала его женой. Что случилось?
Это другая война. Другая битва. Другие обстоятельства. Джон далеко отсюда. Она в безопасности. О, как он надеялся, что она в безопасности!
Чья то узловатая рука вытерла ему лоб. Он почувствовал, что все его лицо покрыто потом; потом было пропитано все его белье и простыня, на которой он лежал. Над его головой виднелся полог палатки, жутко громыхающей на ветру, завывавшем так, словно здесь собрались все отделенные от тел души убитых в сражении.
— Мы сражались с солдатами Канции, — сказал он. — Я упал. Кто то меня спас. Это было почти так же, как в той другой битве, где меня сбили с лошади.
— Берегите силы, командир.
Командир? Он? Он с трудом припоминал это. Его голова болела и гудела, словно барабан, в который бьют, чтобы сообщить о чьей то смерти. О, если бы только здесь была Джон, чтобы поддержать его! Он попытался вспомнить имя офицера. Клампекер, вот как. Лейтенант Карл Клампекер из Троода.
Лес заглянул в глубокие синие глаза, заметив белокурые волосы и усмешку, которая была так типична для наемников из Троода. У Карла были широкие плечи и сильное тело, хотя он и не выглядел таким огромным, как его отец.
— Мы выиграли эту битву?
— Нет, командир, проиграли.
Почему то ему казалось, что Карл именно так и ответит.
— Много потерь?
— Боюсь, что да, командир. С обеих сторон.
— Можем ли мы выиграть войну?
— В конечном счете, командир. Когда Рейли и германдцы, а также ваш отец и его войска и наши войска — все доберутся до двойной столицы.
— Да, до столицы. — Безумное дело, две столицы объединены в одном городе. И управляются, теоретически, двумя очень медленно растущими мальчуганами. А фактически — колдуньей, как две капли воды похожей на ту ведьму, которую Келвин уничтожил в Аратексе. Скоро ли вернется Келвин? Вернется ли он, как и тогда в Аратексе, чтобы все расставить по местам? Пускаясь в свое нынешнее приключение, Лестер был в этом уверен. Теперь тяжелораненый и разгромленный в сражении, он больше уже ни на что не надеялся.
— Командир, ваша рана настолько серьезна, что… — лейтенант сделал паузу, очевидно, подбирая подходящие слова.
— Если я не могу командовать, то ты должен принять командование, лейтенант. Мы не должны сдаваться! Мы должны продолжать сражаться! Мой отец и Сент Хеленс полагаются на нас!
— Да, командир Крамб. Мы с боем ворвемся в столицу и проложим себе путь к славе.
Со мной или без меня, добавил Лес в своих собственных тревожных мыслях. Он хотел бы потерять сознание, даже умереть, но мысли о Джон не позволяли ему это сделать. Потом ему показалось, что он снова стал маленьким мальчиком, что он потерялся в темноте и что все вокруг него исчезли.

Шарлен быстрым движением руки откинула медные кудри с синих фиалковых глаз. Карты, которые она раскладывала на кухонном столе, были все те же, что и раньше. Каждый раз картами Келвина управлял слепой джокер, и это означало для него большую опасность и неопределенность.
— Верно ли еще пророчество? — тихо прошептала она самой себе.Имеет ли оно еще силу?
Она ущипнула себя за правое заостренное ухо, не давая заснуть. Джон Найт был очень заинтригован этой ее привычкой. Странный человек этот Джон. Раньше она думала о нем, как о человеке, нужном для выполнения пророчества. Он круглоухий, он соединится с ней, остроухой, и их сын и будет тем круглоухим, который упомянут в Книге Пророчеств. Все это казалось таким простым, когда она была молода. Джон пришел к ней прямо из темницы королевы, одинокий, изможденный и, призналась Шарлен самой себе, красивый. Она хотела, желала его с самого начала, и они быстро поженились, не привлекая к себе большого внимания. У них родился сын, а потом дочь. Пророчество относилось только круглоухому Келвину, но ему преданно помогала остроухая Джон.
В свое время Келвин действительно убивал драконов, и освободил Рад, их королевство, от злобной деспотичной королевы тиранши Зоанны.
Пророчество начало выполняться, как она и предвидела.
Затем обстоятельства изменились, и уже больше ничего не складывалось так, как она ожидала. Может быть, ее действия по выполнению пророчества заставили измениться саму основу ситуации. Келвин покинул это измерение и возвратился как раз вовремя, чтобы спасти Рад и Аратекс путем их объединения, точно, как в пророчестве, но он появился буквально в самый последний момент! Теперь следующими словами, в тех стихотворных строках, которые относились к Келвину, стали слова «завершит с Четырьмя». Предполагалось, что он соединит четыре королевства. Но как он мог сделать это? Келвина даже не было здесь! Он находился в другом измерении, и пророчество, что он избавит свою родину от ига, быстро сходило на нет. Иногда ей даже казалось, что Джон Найт был прав.
— Глупости все эти пророчества! Глупости! — говорил Джон, сидя рядом с ней за этим самым столом. Она утешала его, успокаивала, уже тогда понимая, что он не всегда будет принадлежать ей. Он выстрадал право на то, чтобы его утешали — не потому, что принимал магию, но потому, что в его глазах, а возможно, и в глазах и других людей тоже она была красавицей и ему нравилось быть рядом с ней. Таким образом его презрение к магии ослабевало, пока, наконец, он не начал верить в нее. Затем Шарлен потеряла его и не по своему и не по его выбору, а в неизбежной трагедии того времени.
Теперь все снова менялось, и было не так спокойно и улажено, как раньше, и карты отражали это. «Джон», — прошептала она, представив себе, что он здесь, рядом с ней. О, как же она любила его! Ее второй муж был хорошим человеком, и она вышла за него, как только это стало возможно по закону, после продолжительного отсутствия и признания смерти первого мужа. Но Джон, Джон был сердцевиной всей этой истории. Круглые уши, для выполнения пророчества! И он из другого мира, из мира, слишком странного для понимания. Движущиеся картины, говорящие ящики, самодвижущиеся экипажи и еще многое, многое другое. Самым странным было то, что Джон настаивал, что в этом не было ничего магического.
— Что ж, Джон, теперь я знаю, что ты жив, — прошептала Шарлен сквозь слезы. — Я никогда бы не вышла замуж второй раз, если бы знала это. Я знала, что карты почему то солгали мне или я неправильно прочла их, знала, что ты выжил после, казалось бы несомненной смерти. Я знаю, что не была ни первой твоей женщиной, ни последней, и ты тоже не был последним моим мужем, но я люблю тебя и желаю тебя и надеюсь, что и ты тоже все еще можешь желать меня. — Но ей надо было подумать и о других, включая и того человека, за кого она вышла замуж, Хэла Хэклберри — она не желала признавать это, но почувствовала облегчение от того, что с Хэлом все произошло именно так. Возможно она всегда подозревала, что это случится; карты могли даже сообщить ей об этом, но она решительно избегала читать их, связывая с семьей Коричневики после того первого кризиса. Даже без карт она знала, что у них есть здоровая и одинокая дочь…
Хэл был хорошим человеком, но он был подвержен влиянию страстей, как и большинство мужчин. Она плакала, когда потеряла его, столько же из за своего собственного соучастия, сколько и из за потери. Она так и не сумела полюбить его по настоящему. «Но тебя, Джон…»
Шарлен обнаружила, что плачет, и чувствовала досаду. Связанные с колдовством люди, читающие карты и пытающиеся предсказывать события, сами не должны быть чувствительными и плакать навзрыд. Необходимо помнить об этом.
Она заставила себя посмотреть правде в глаза. Она лгала себе, когда говорила, будто любит Хэла. Она сказала ему, что любит его, и пыталась сама в это поверить, но у нее в мыслях всегда был Джон. Поэтому в том, что случилось, она виновата не меньше Хэла. Может быть, он все знал, и страдал, и был уязвим и восприимчив. Конечно, она вряд ли могла осуждать его.
Когда тебя посещают сомнения, разложи карты. Шарлен разложила их, задавая себе мысленно вопрос. Где Джон? Где Джон Найт, который был моим мужем? Джон был вместе с Келвином в другом измерении. Оба были отделены от нее словно воротами смерти. Слепой Джокер танцевал и злобно ухмылялся, ничего не обещая. Может быть, они вернутся, а, может быть, и нет.
Она перевернула карту. Вот, снова: парная брачная карта. Келвин уже был женат на красивой хорошей девушке по имени Хелн, тоже круглоухой, как и он сам. Парная карта была несомненным указанием. Она положила ее на колоду и перевернула следующую карту.
Карта рождения. Итак, у них будет ребенок, и этот факт она уже знает. Но вот третья карта, она следует за картой рождения — и Шарлен открыла ее:
Карта Обмана. Означает серьезную опасность и неопределенность исхода.
Бедняжка Хелн! Бедная испуганная будущая мать. Ты в большой опасности. Но что это будет, просто роды или что нибудь, что случится с ребенком во время рождения? После рождения? Упрямые карты не желали сообщить ей это. Собственно говоря, не стоило упрекать карты за скрытность и упрямство, они упрямились только тогда, когда сама ситуация делала их беспомощными. Например, когда что то, что они могли бы показать, изменится, если они это покажут. Если они скажут ей все, то, встав из за стола, она в лепешку расшибется, чтобы избежать этого, и тогда окажется, что карты солгали. Этот парадокс лишал их способности к действию. Поэтому они пошли на компромисс и показали ей карту Обмана. Карты не были упрямыми по своей природе.
Может быть, ей нужно быть рядом со своей невесткой во время родов? Обычно присутствие свекрови не требуется, но в данных обстоятельствах…
Да, она отправится к Хелн и попытается ей помочь. Когда в судьбе Келвина доминирует Слепой Джокер, а карта Обмана тоже кружится где то рядом и соединяет участь Хелн с участью Келвина, иного выбора у Шарлен не было.
— Мне не хочется вмешиваться, — громко сказала она, — но что еще должна делать мать? Хелн, я собираюсь навестить тебя!

Джон не нравилось, как выглядит Хелн! С каждым днем ее состояние все меньше походило на здоровую беременность. Хелн все чаще становилось отвратительно плохо, а теперь еще ей стали сниться нехорошие сны.
— Джон, о, Джон! — Хелн уселась в кровати, ее лицо было бледным, глаза дикими и остекленевшими. — Я снова видела ее, эту тварь с тремя головами! Две из них были детские, а третья голова была головой дракона. Детские головы плакали и…
«Это решает дело! — подумала Джон. — Я возьму для нее что нибудь у доктора! Доктор Стерк обязан знать об этом! Он был королевским врачом еще до моего рождения!»
— Куда ты идешь, Джон?
— Я скоро вернусь.
Она встретила доктора Стерка в коридоре. Он посмотрел прямо перед собой птичьими глазами и вложил в ее руки склянку.
— По три капли два раза в день в ее чафир, — сказал он и проследовал дальше.
Что ж, подумала Джон, по крайней мере, не пришлось уговаривать его. Очевидно, он тоже заметил. Но осмелится ли она довериться его лекарствам, учитывая его очевидное раболепие?
Она вернулась в их комнату. Хелн посмотрела на нее глазами, в которых явно отражался ужас. Это было совсем не подходящее выражение лица для будущей матери.
«Это решает дело! — снова подумала Джон. — Мучений было уже достаточно! Мне остается только довериться врачу. В конце концов, кто захочет повредить младенцу? За исключением некоторых лиц королевской крови…»
— Хелн, пришло время выпить чафира. — Она дернула за шнурок, чтобы вызвать служанку. Через мгновение та появилась с большим дымящимся сосудом, полным напитка, и с блюдечком, на котором лежало несколько крошечных, на один укус, пирожных.
Джон разлила чафир по чашкам и аккуратно добавила в чашку Хелн три зеленоватые капли. Она размешала их ложечкой, и вязкое, тягучее сиропообразное лекарство смешалось с напитком темно зеленого цвета.
— Пей, Хелн. — Она смотрела, как прекрасная темноволосая жена Келвина вяло взяла чашку и медленно отпила глоточек. Глаза Хелн расширились. Она снова взяла чашку обеими руками и жадно выпила из нее все, до последней капли. Джон надеялась, что это хороший знак.

Глава 15. Исчезновение

Голова Мервании придвинулась к Келвину и заговорила в том возбуждающем и тревожном тоне, который она так хорошо умела применять:
— Келвин, поскольку ты спас нас от уничтожения, мы не будем есть ни тебя, ни твоих спутников.
— Ты нас отпускаешь? — Она снова с ним играет или нет? Она любит играть со своей пищей, как говорила ее голова компаньон. Келвин нисколько не верил ей.
— Да, да, отпускаю, но за определенную плату. — Это было сказано очень милым тоном, ее лицо почти касалось его лица. Даже дыхание Мервании казалось сладостным, когда она говорила это.
— За какую же? — Они уже были во власти химеры, и она могла забрать все, что было у Келвина или у его спутников. Конечно же, она не заключает сделку на поцелуй!
— Эти драконьи ягоды, которыми пользовался Кайан. Я хочу получить немного, — сказала она очень просто и серьезно, без всяких видимых хитростей.
Келвин с несчастным видом посмотрел на Кайана. Ему ужасно не хотелось говорить за него, а просто молчать он не мог.
— Они пропали, — сказал Кайан, помогая Джону подняться на ноги. — Их забрали лягушкоухие.
— Очень жаль, — произнесла Мервания. На этот раз в ее голосе слышалась печаль. Если драконьи ягоды пропали, то тогда и они тоже пропали, и ничего нельзя было с этим поделать. У людей не осталось ничего для заключения сделки.
— Грромпф, — заметил Грампус. Он широко раскрыл свою драконью пасть, чтобы показать огромные, похожие на мечи, зубы.
— А теперь ку кушать, — добавил Мертин, делая излишний уже теперь перевод. Он совсем не жалел об этом. Если драконьи ягоды так много значили для Мервании, то для него они значили гораздо меньше.
— Подождите! Подождите! — закричал Келвин. Он еще никогда в жизни не был в такой панике. Не успеть сейчас быстро сообразить значит обречь себя и своих товарищей на съедение. — Предположим, мы принесем вам немного ягод? Может быть, мы принесем вам семена, и вы сможете вырастить их у себя на острове? Тогда у вас всегда будет запас ягод.
Мервания застенчиво склонила набок голову.
— Это было бы превосходно, Келвин.
Да, подумал Келвин. Если только там, дома мы сможем достать семена, а квадратноухие пропустят нас сюда.
— Я прочла твои мысли, Келвин, — укоризненно сказала Мервания, квадратноухие пропустят вас. Только вы сначала должны им все рассказать.
— Мы так и сделаем, — подтвердил Келвин. Не отдавая себе в этом отчета, он подобрал старое медное жало. Зеленоватый налет слетел с него в том месте, где оно ударилось о пол. Затем он перевел взгляд на Стапьюлара, который теперь был неподвижен и молчалив, и масло уже больше не вытекало из его пронзенной мечом глотки.
— Ты можешь забрать обратно свое оружие, — сказала Мервания, но ты не должен трогать оружие охотника.
— Это вполне честно, — заметил Келвин. Он пересек камеру, подошел к пригвожденному к стене телу Стапьюлара, и правая перчатка помимо его воли потянулась к рукоятке меча. Он зачарованно смотрел, как его рука вынимает меч. Лезвие меча покрывал толстый слой густой темной смазки, которая, вероятно, должна была помочь лучше сохранить металл. Перчатка вытерла большую часть смазки о тело Стапьюлара, потом вложила меч в ножны. Рука Келвина теперь снова принадлежала ему.
— Вы должны рассказать об этом квадратноухим, — предупредила Мервания. — Они должны узнать о том, что здесь планировалось, и придти забрать этого робота и его оружие и сделать так, чтобы это никогда больше не повторилось.
— Очень рад, что оказался полезен, — сказал Келвин. Он заглянул в раскрытые голубые глаза робота, которого он принимал за человека, и невольно подумал, — хлам, всего лишь металлический хлам. Он совсем не из плоти и крови.
— Да, — подтвердила Мервания, — великолепная имитация.
И все же ему казалось, что Стапьюлар живое существо. Было ли это действительно так, или это все же была магия?
— Это то, что твой отец называет наукой, — сказала Мервания.Теперь вы свободны и можете идти. Однако не забывайте о том, что вы согласились сделать.
— Мы поговорим с квадратноухими, — сказал Келвин. — Если они разрешат нам, мы принесем тебе семена драконьих ягод. — Неосознанно он схватился левой рукой за древко медного жала копья.
— Можешь забрать его с собой, — заметила Мервания. — Для меня оно не более важно, чем для вас отстриженные волосы и обрезанные ногти.
— Спасибо тебе, — сказал Келвин. — Спасибо тебе за…
— Пойдем, — позвал отец, — пока она не передумала.
— Они не передумали, — поправил его Келвин. У Келвина было только одно сомнение: у них не было лодки, и он не знал, смогут ли они доплыть до болота.
— Вас встретят, — сказала Мервания, читая его мысль. — Придут лягушкоухие.
— А они — они знают?
— Некоторые из них очень близко отсюда. Их сознания, также как и ваши, всегда открыты.
— О, — это было все, на что он был способен вместо ответа. Он посмотрел на брата и отца, но те уже выбирались из погреба на необыкновенно теплый и приятный солнечный свет за дверью.
Келвин еще раз посмотрел на мертвого робота. Почему же он продолжает упорно думать о нем, как о когда то живом человеке?
— У тебя странная человеческая привычка все одушевлять, — сказала Мервания. — Ты хочешь верить, что эта штука была человеком, потому что так тебе казалось, даже несмотря на то, что она только и делала, что без конца оскорбляла тебя, чтобы не дать чересчур близко познакомиться с ней и с ее природой и, возможно, преждевременно понять, в чем заключается ее секрет.
Да, должно быть, так оно и было. Он посмотрел на Мерванию.
— Я…
— Точно так же ты упорно продолжаешь думать обо мне, как о красивой женщине, хотя теперь ты даже еще лучше понимаешь, что я совсем не то. Твоя человеческая способность сознательно обманывать себя просто поразительна.
Именно так. Келвин развернулся и пустился вдогонку за Кайаном и Джоном.
— Ты тоже мне понравился, Келвин, и, возможно, таким же глупым образом, — прошептала она едва слышно. — Мне бы недоставало тебя, если бы мы тебя съели.

Блоорг отключил свое сознание от обзорного кристалла и обдумал обстоятельства дела. Он только что видел и слышал разговор химеры Мервании и пришельцев. Итак, они согласились вернуться с семенами драконьих ягод для химеры. Прекрасно, если только после этого они будут держаться отсюда подальше. Если ягоды развлекут химеру на некоторое время, будет еще лучше, а если она, наконец, сможет исполнить свое заветное желание — обнаружит мечту еще одно подобное себе существо и заключит брачный союз, это будет просто превосходно. Как интересно, что все это устроили перчатки одного из людей и что они действовали правильно, несмотря на соблазн поступить совсем наоборот.
Да, подумал он, закончив наблюдение и потирая квадратные уши обычным массажным жестом, это должно подействовать очень хорошо. Они встретят людей около пещеры транспортировщика и удостоверятся, что пришельцы, их гости, правильно настроили транспортер. После этого всякая коммерция закончится. Кто бы мог подумать, что глупые визитеры не только выживут, но и извлекут выгоду из сложившийся ситуации!
Мысленно насвистывая вдохновляющую мелодию, Блоорг вышел из своего жилища и приготовился созвать подчиненных перед началом нового дня.
Путешествие от острова обратно через болота было таким, какого Келвин и не чаял уже когда нибудь совершить. Он смотрел на отца и на Кайана, которых несли лягушкоухие, и задавался вопросом, были ли они так же удивлены, внезапным поворотом событий как и он. Если им удастся пережить это путешествие, то он покончит с жизнью, полной неожиданных приключений. Ничего не должно будет разлучить его с Хелн и с родным домом! Лягушкоухие, квадратноухие, химера… это уж чересчур! Там, дома, все было спокойно и тихо, там было совсем немного магии и чародейства и драконов с золотой чешуей, только чтобы помочь разрушить монотонность будничной жизни. Насколько лучше было жить среди обычных вещей, вместо того чтобы блуждать среди экзотических и неестественных предметов, вроде роботов и лазерного оружия!
— Не могу поверить, — сказал Кайан, — я и вправду скоро увижу Лонни!
Верно! Все началось тогда, когда они отправились на свадьбу Кайана! Келвин был готов прервать путешествие в этот момент, не желая подвергаться опасности еще одной транспортировки. Он хотел только одного: быть вместе со спокойной надежной Хелн и их ребенком.
Джон Найт ничего не сказал, и лягушкоухие со всплеском уплыли прочь, перевезя их сначала с озера к болоту, а потом бесконечно медленно доставив их к его краю и, наконец, к пещере транспортировщика.
Там их уже ждали квадратноухие. Рослый квадратноухий с жалом химеры приветствовал их:
— Мое имя Блоорг, Официальный Встречающий и Провожающий, Хранитель транспортера в другие миры, Хранитель Последней Известной Живой Химеры, Предводитель.
Это было ритуальное, официальное приветствие. Так Блоорг встретил их и в прошлый раз. Келвин подумал, удивляется ли Блоорг, почему они не покинули тогда этот мир?
— Я знаю, — сказал Блоорг, — где вы были. Я знаю, что вас должны были съесть, и я не стал бы вмешиваться, после того как мы освободили вас в первый раз. Вам было запрещено возвращаться на Остров Химеры.
— Мервания хочет… — Келвин поперхнулся и начал снова. — Драконьи ягоды. Они — цена нашей свободы.
— Я знаю, — Блоорг приподнял квадратно вырезанный кристалл дымчатого цвета. — Вождь квадратноухих может узнать все. Смотри!
Взмахнув бескостными пальцами, Блоорг изменил плоскую дымчатую поверхность, превратив ее в живую картину. На картинке была химера, снова задвигавшийся Стапьюлар, а также Кайан, Джон и Келвин.
Келвин судорожно сглотнул.
— Это в погребе. Там, где нас держали. И — и это телевидение? — это было еще одно неестественное чудо, без которого он вполне мог прожить.
— Смотри же! — приказал Блоорг. В кристалле крошечную химеру атаковал еще более крохотный Стапьюлар. Когда Стапьюлар повис на жале, сверкнула ярко синяя вспышка, химера, Джон и Кайан упали без сознания. Крохотный Келвин, спотыкаясь, выбрался наружу и силился вырвать жало химеры из грунта. Он вытащил жало из ряда таких же и побежал с ним обратно. Стапьюлар бранил его и кричал, и вот он стоит над головой Мервании, держа жало нацеленным на ее беззащитный глаз.
— Нет! Нет! — закричал Келвин, бросаясь к кристаллу. Он не сделал бы этого! Не сделал бы этого, пусть бы даже это случилось снова и снова в бесчисленном множестве кристаллов бесчисленное множество раз. Ни один кристалл не заставит его сделать то, что он уже отказался сделать!
— Смотри! — в третий раз сказал ему Блоорг. Келвин попытался взять себя в руки. Миниатюрный Келвин не уничтожил химеру жалом. Вместо этого случилось то, что и в жизни. Теперь они со Стапьюларом боролись друг с другом, перекатываясь по полу. А теперь Стапьюлар стягивал и отбрасывал прочь свою левую руку, и рубиновый свет лишал химеру ее щупальцев. Сейчас это создание было в полной власти Стапьюлара.
— Нет! Нет! — снова запротестовал Келвин, но кристалл просто показывал ему, что случилось тогда. Постепенно он понял, что это изображение не существует само по себе, оно является просто отражением того, что произошло, и не может изменить результат. Миниатюрный Келвин вытащил меч, метнул его, и Стапьюлар стал умирать. Теперь Келвин беседовал с головой Мервании.
По мановению странной руки Блоорга изображение исчезло, и перед ним остался только дымчатый кристалл, в котором постепенно перестали извиваться спирали дыма. Там больше ничего не было, кроме поверхности камня.
Сердце Келвина отчаянно билось. Он чувствовал, что задыхается, как после долгого бега. Представление внутри кристалла закончилось, и он снова был здесь, на прежнем месте, хотя никуда отсюда и не уходил. Ему захотелось оказаться в своем родном, нормальном мире, вместе с Хелн и Шарлен, своей матерью, и даже со взбалмошной сестричкой Джон, которые, несомненно, вели жизнь скучную и безопасную.
— Что случилось с этим человеком, у которого в жилах вместо крови течет масло? — спросил он.
— Робот будет возвращен его создателям, — ответил Блоорг. — Они могут починить его, а могут и не починить.
— Значит, Стапьюлар может снова ожить? — А живут ли роботы на самом деле? Что же является живым, а что — нет? Стапьюлар говорил о роботах так, словно живые люди во всех отношениях уступали им.
— Его можно снова привести в действие, но такая конструкция уже больше не сможет ввести нас в заблуждение, и ни один из них не подберется близко к химере. Мы обязаны вам и благодарим вас за то, что вы обнаружили и ликвидировали эту угрозу, которая иначе уничтожила бы последнего представителя уникального вида. Мы знали, что Стапьюлар существо искусственное, но не знали, что у него есть встроенный лазер. Что же касается ваших сомнений, то кто может сказать здесь что нибудь точно? Существуют ученые и волшебники, которые считают, что на свете присутствует только мысль и что все остальное есть продукт мысли.
— Я… я не думаю, что могу понять, уловить…
— Неважно. Это всего лишь философия и абстракция. Для нас важно то, что мы чувствуем. То, что, как мы считаем, является реальным, реально, а то, что мы знаем как иллюзию, обычно и есть иллюзия.
— Я… понимаю, — сказал Келвин, ничего не понимая. Стоит задать простой вопрос, как получишь лекцию по метафизике. С раннего детства ему казалось, что у него побольше здравого смысла.
— Правильно, — сказал Блоорг. — Скорее выживет тот, кто не будет задавать слишком много вопросов.
— Стапьюлар не вернется обратно, чтобы снова побеспокоить химеру? — он хотел убедиться, что понял правильно.
— Никогда.
Отлично. Он немедленно был готов отправиться домой.
— Но вы вернетесь сюда с семенами, — напомнил ему Блоорг.
— Но вы сказали…
— Верно. Вам не нужно будет возвращаться на остров. Вы принесете семена сюда. Их отнесет туда лягушкоухий, которого я выберу.
— А вы будете ждать? Мне не придется…
Блоорг постучал по кристаллу.
— Я все время буду наблюдать.
— А мы найдем эту настройку? На транспортере?
Казалось, терпение Блоорга бесконечно терпением.
— Вы найдете ее, если посмотрите сюда. Посмотрите.
Они последовали за Блооргом к пещере транспортера и вошли внутрь. Блоорг показал им циферблат на транспортере и место, на которое он был настроен.
— Запомните эту отметку. Поверните стрелку, чтобы она указала точно сюда. Это как раз то место, которое вам требуется для установки контрольного рычага в режим возвращения. Помните это, все вы.
Джон кивнул.
— Не думаю, чтобы я мог это забыть.
— Теперь вы хотите вернуться домой. Вот отметка вашего родного мира. Правильно настройте циферблат, не то вы можете отправиться совсем не в тот мир, который покинули, например, вот в этот мир змеев, вот здесь. — Он указал еще одну настройку.
Келвин протянул руку и покрутил циферблат, пока он не щелкнул, остановившись на отметке «&», символе, который напомнил ему о свернувшемся клубком драконе, но, возможно, мог обозначать и что нибудь еще. Он видел, как его отец во время письма употреблял этот символ. Другая настройка, на которую указал им Блоорг, имела значок "*", что, очевидно, обозначало змея.
— Теперь вы вернетесь, — сказал Блоорг и исчез с отчетливо слышным хлопком, оставив после себя легкий запах озона.
— Что ж, отец… Кайан… — Келвину ужасно не хотелось делать это, но он должен был спросить. — Мы ведь хотели отправиться в мир змеев…
— Я хочу прежде всего увидеть Лонни, — ответил Кайан. — Может быть, мы сможем сразу же пожениться, а уж потом…
Келвин боялся, что он именно так и скажет.
— Блоорг хотел, чтобы мы сейчас вернулись в свой мир. Может быть, нам сначала следует отправиться туда и затем…
Затем Келвин мог бы придумать подходящий предлог и остаться в своем собственном измерении.
— Блоорг не знает Лонни.
— Мальчики, — вмешался его отец. — Не можем ли мы прийти к компромиссу? Мы привезли с собой драконьи ягоды, но сосуд с семенами, на котором было написано «Астральные ягоды», был оставлен Мауваром в хранилище транспортировщика. Как мне кажется, семена должны быть все еще там. Келвин, ты мог бы отправиться обратно и принести их сюда, а мы с Кайаном подождем тебя здесь.
Келвин нахмурился. Были ли «астральные ягоды» и «драконьи ягоды» на самом деле одним и тем же, как считал отец? А там ли еще та банка? Теперь ему казалось, что он ее там не заметил. Кто то изменил настройку транспортировщика, иначе они втроем не оказались бы здесь. Кто бы ни пользовался транспортером, он вполне мог захватить с собой семена. Мог ли это, спрашивал себя Келвин, быть Маувар? Если так, то что же тогда это значит?
— Ну так как, Келвин? Если банка с семенами все еще там, то это самый простой способ решить все проблемы. Он мог бы захватить ее сюда, отдать Блооргу, а потом объяснить, что он беспокоится о Хелн, и отговориться от путешествия в мир змеев.
— Хорошо. — Он принял твердое решение и ступил внутрь кабины с циферблатами снаружи. Произошли обычные явления. Он вышел из кабины в знакомую ему комнатку. Все выглядело точно так же, как и прежде. С тех пор, как он, его отец и брат покинули этот мир ничто не изменилось ни на йоту. Но ему все еще было не по себе. Любой недосмотр или оплошность могли вылиться в серьезные неприятности, как показало недавнее приключение.
Келвин взглянул на стол. Как он и опасался, банки с семенами на нем не было.
Что ж, тогда ему придется проверить, все ли еще на своем месте лодка. Он пересек каморку, высунул наружу голову, увидел лодку и втянул аромат подземной реки. Время возвращаться.
Келвин проверил настройку, чтобы удостовериться, что стрелка указывает на значок мира химеры — отметку "#", очевидно из за квадратноухих — и снова вошел в кабину. Когда он вышел наружу в мире химеры, ничего не изменилось, кроме одного.
Его отец и брат исчезли.

Кайану не стоило особого труда убедить отца.
— Мы сделаем только один прыжочек и удостоверимся, что помним настройку. Если мы ошиблись, то тут же вернемся обратно. Блоорг наверняка установил контрольный рычаг, если я не ошибаюсь. — Когда Блоорг объяснял что к чему, Келвин заслонял собой контрольную панель, поэтому они не видели те значки настройки, которые тот показывал Келвину.
— Это было как раз перед этой отметкой. — Его отец указал на значок «&».
— Мне кажется, отец, что это как раз на пять промежуточных щелчков меньше. — Он установил стрелку на значок "%".
— Хочешь попробовать здесь?
— Да. — Кайану так не терпелось добраться до Лонни, что он не усомнился в правильности настройки.
— Хорошо. Тогда просто будь готов выйти наружу и войти обратно, если мир окажется не тот. Это то, что нам следовало бы сделать в прошлый раз. — Джон не тревожился, потому что знал, что они, если потребуется, могли бы проверить несколько настроек, чтобы найти нужную. И так до тех пор, пока они не почуют какой нибудь подозрительный запах!
— Да, отец. — Они вместе вошли в кабину. Они не увидели той же обстановки, в которой находились минуту назад, вместо этого они оказались в несколько более знакомой камере, в дальнем конце которой струился мягкий голубоватый свет и горел большой знак «ВЫХОД».
— Пойдем, отец! — нетерпеливо сказал Кайан, двигаясь по гладкому полу камеры в направлении выхода.
— Подожди, Кайан. Мы же договорились, что сразу же отправимся обратно.
— Да, конечно. Я только хочу выглянуть наружу и удостовериться!
Остановить его было невозможно! Ох уж эти нетерпеливые женихи! Джон отправился следом за ним — и кое что заметил.
— Раньше на полу была пыль. Мы оставили в ней свои следы. А эта камера чистая! Либо это другая камера, либо кто то уже побывал здесь.
Джону не очень нравились оба эти объяснения; они сулили неприятности.
Но Кайан уже заглядывал за мерцающий полупрозрачный занавес. Он был беззаботен, как будто находился на прогулке. Не первый раз Джону приходилось удивляться, как быстро все они приспосабливаются к незнакомому и совершенно чужому и новому для них. Но все равно пареньку необходимо научиться нужной осторожности.
— Это здесь, отец! Выступ, лестница и дерево! Это должно быть правильно!
Но у Джона были свои сомнения.
— Иди сюда, внутрь!
— Хорошо, отец. Я только немного подышу…
Джон ждал, пока сын закончит фразу. Когда Кайан не сделал этого, он забеспокоился. Испуганный, но все еще полный решимости, он пересек мерцающий занавес и прошел через него наружу.
Снаружи. Свежий воздух. Прекрасный солнечный день. Он высоко на склоне горы. Джон посмотрел назад. Иллюзия твердой каменной стены прямо позади него была безупречной. Если это технология, а он чувствовал, что так оно и было, то ученые, сделавшие это, заслуживали восхищения.
Но где же Кайан? Он добрался до края утеса. Лестница была на месте, изготовленная из материала, неизвестного на Земле, переплетенных металлических нитей, которые, как он подозревал, никогда не износятся и не изотрутся.
— Кайан! Кайан! — теперь он был уже не на шутку встревожен.
Ответа не было. Может быть, паренек слез на дерево внизу? Тогда почему же лестница не находится у края утеса и не свисает прямо на ветки?
Страх кольнул его и заставил волосы на затылке встать дыбом. Он не хотел оставлять здесь Кайана, но инстинкт подсказывал ему, что следует вернуться. Лучше забрать с собой Келвина и вернуться для организованного поиска, чем рисковать попасться в ту же западню, в которую уже попал Кайан.
Джон начал поворачиваться обратно, готовый пройти сквозь занавес. В этот момент из за того, что казалось совершенно твердым камнем, протянулись человеческие руки и схватили его.
Мгновение он думал, что это руки Кайана. Затем увидел, что они больше и что с тыльной стороны они покрыты рыжеватыми волосками. Это был кто то другой!
Он едва успел понять это, как его потащили вперед по направлению к скале, которая тут же исчезла, превратившись в синий занавес мерцающего света в том месте, где, как он считал, не должно было быть ничего, кроме камня.

Глава 16. Шарлен

Шарлен прибыла во дворец в полдень. В ее сумке, притороченной к седлу рабочей лошади, были только карты судьбы и остатки завтрака, который она приготовила. Она подумывала о том, чтобы захватить с собой разные травы на случай, если у Хелн будет тошнота или другие обычные недомогания беременных женщин, но потом вспомнила, что дворцовый лекарь — самый лучший и что она не имеет опыта ни в чем, кроме любительских гаданий и пророчеств.
Как она должна быть благодарна судьбе за это свое единственное умение, думала она, спешившись и передавая поводья груму вышедшему из конюшни встретить ее. Верно, оно временами обманывало ее и изменяло ей. Она знала, что через некоторое время ей суждено потерять Хэла, и боялась, что он умрет. Лучше потерять его, уступив другой женщине, пыталась она убедить себя. Пусть лучше он будет счастлив, чем его не будет вообще. Но что Джон подумает об этом? Каково будет его решение, если он вообще когда нибудь вернется? Пока что карты ничего не открыли ей на этот счет.
— Мама! Мама! Я так рада тебя видеть! — быстрый топот ног и шок неожиданного столкновения. Гибкая стройная мальчишеская фигурка оказалась в объятиях Шарлен и сжала ее так, словно жизнь пришла к своему неизбежному концу.
— Не так сильно, Джон, не надо! Боже, я едва могу дышать! Предполагается, что только мальчишки способны обнимать с такой силой, ты, сорванец! — она чуть отстранила дочь, удерживая ее на расстоянии вытянутой руки. Длинные золотистые волосы, зеленоватые глаза, грудь нужных размеров — да она произвела на свет просто красавицу! Она и Джон. Подумать только, когда ее дети отправились в большое путешествие с приключением с драконом, а ведь на самом деле это было не так уж и давно, Джон больше напоминала тощего мальчишку с волосами цвета пакли, чем быстро взрослеющую девушку, которой она была на самом деле. Теперь Шарлен была довольна — дочь стала похожа на женщину, и это было хорошо.
Не зная, почему она это делает, Шарлен протянула руку и ущипнула дочь за заостренные уши. Она делала так много лет назад, в основном из желания приласкать ее. Джон никогда не нравилась эта ласка, ведь у ее старшего брата не было острых кончиков ушей, которые можно было ущипнуть так эффективно.
— Как себя чувствует Хелн?
Нет смысла откладывать. Сразу же приступай к делу.
— Она… с ней все в порядке, она здорова. — Тон, каким Джон произнесла эти слова полностью опровергал их смысл, как и тогда, когда будучи ребенком, она пыталась скрыть полную правду.
— Ты что то скрываешь. — Это было сказано достаточно резко, чтобы заставить ее сразу же ответить.
— Мама, зачем мне это нужно! Ты ведь читаешь по картам. Ты знаешь все.
Да, Джон, возможно, все еще так и думает. Шарлен позволила себе улыбнуться. Она послушно отправилась вслед за дочерью в королевский дворец, держа ее за руку. Не так давно она сама водила ее за руку.
Они вошли в крыло для гостей и, пройдя по коридору, прошли через дверь и добрались до места. Хелн сидела в кровати. Ее карие глаза горели, она расчесывала блестящие черные волосы. На вид она казалась здоровой. Думая о том, что показали ей карты, Шарлен удивилась.
— Хелн. — Простое, осторожное приветствие, обращенное к невестке.
— Моя свекровь! — Хелн положила щетку для волос на тумбочку. Ее голос был все таким же, но действия казались чисто механическими.
Они обнялись. Хелн казалась чем то скованной, она совсем не была похожа на ту мягкую и добросердечную девушку, которую видела Шарлен, когда Келвин заезжал к ней в гости, чтобы представить свою невесту. Что то определенно было не так. Она хотела бы сейчас быть менее приземленной и в большей мере владеть колдовством. Карты, собственно говоря, сообщали ей очень мало, что бы там все ни предполагали.
— Ты здорова, Хелн? — это был прямой вопрос, по существу.
— Да. — Сказано почти механически, так же как и тот жест которым она осторожно положила на место щетку для волос. Совсем не та манера отвечать, какой Шарлен могла бы ожидать от беременной жены Келвина.
— Ей становилось плохо по утрам, — сказала Джон. Как обычно, она добровольно сообщала всю информацию, когда ей представлялся случай. — Доктор Стерк дал мне кое что для нее. Я добавила это в ее чафир.
— Это помогло? — утренние недомогания и тошнота не были чем то необычным. Она тоже чувствовала их, когда вынашивала Келвина и Джон.
— Все тут же наладилось. С тех пор ее не выворачивает наизнанку.
Хелн не улыбнулась. Но ведь слова Джон должны были вызвать улыбку. Ее дочь была леди, но не всегда использовала подходящие для леди слова.
— Нам нужно о многом поговорить, — сказала Шарлен, садясь на стул, принесенный Джон. — Обменяться новостями, семейными и вообще.
— Но, мама, ты же все и так знаешь! — сказала Джон и рассмеялась.
Хелн не улыбнулась. Сейчас она казалась такой же безучастной и лишенной чувства юмора, как и тогда, когда Джон обнаружила ее на печально известном Девичьем базаре Франклина, где ее изнасиловали. И впрямь, тогда она совершила попытку самоубийства, проглотив драконьи ягоды, но это помогло ей открыть целый новый мир отделений души от тела и астральных путешествий и, в конечном счете, снова вернуло ей желание и смысл жизни.
— Я не совсем понимаю сложившуюся ситуацию. Как мы оказались в таком положении? Мои карты не говорят мне об этом.
— Что ж, мама, — сказала Джон, тяжело вздохнув. — Теперь она вела разговор чисто официально, что было полным контрастом ее сердечному и радостному приветствию. Это был еще один сигнал бедствия. — Ситуация весьма сложная.
— Многие ситуации сложные. Ты хочешь намекнуть, дочка, что твоя мать не сможет ее понять?
— Я сама ничего не могу понять, мама. Почему Келвина нет здесь или почему Лестер должен сражаться. Во многих отношениях это не имеет никакого смысла.
— Начни с самого начала. — Шарлен взяла Джон за руку, что было очень похоже на те времена, когда ей хотелось, чтобы та рассказала о какой нибудь драке в школе.
— Хорошо, мама. Всех нас вызвали во дворец, и король кратко проинструктировал нас о том, что мы должны делать.
— Король Рафарт?
— Д да.
Ложь. На это ясно указывала дрожь пальцев Джон. Джон по своей природе никогда не дрожала, за исключением тех случаев, когда говорила неправду. По какой то причине Джон хотела скрыть от нее что то, касающееся их короля. Возможно ли, что король совсем не тот, кем он кажется? Если так, то это объясняло карту неопределенности. Шарлен почувствовала, как у нее начали подниматься волосы на затылке и появился легкий озноб.
Позже, когда она осталась одна, Шарлен снова разложила карты, проверяя то, что больше всего беспокоило ее в рассказе дочери. Вместо того чтобы развеять ее беспокойство, они еще больше его усилили. Хелн была в ужасной беде, с которой Шарлен ничего не могла поделать. Но Лестер, муж Джон, тоже был в ужасно тяжелом положении, а с этим она, пожалуй, могла что то сделать.
Утром Шарлен удивила если не Хелн, то Джон, попрощавшись с ними.
— Мне надо возвращаться обратно на ферму. Хэл молодец, он заботится о животных, и я знаю, что Истер будет постоянно пропалывать сад и огород, но мне не хочется их утруждать.
— Мама, — сказала Джон, беря ее за руку и отводя в сторонку, как ты можешь?..
— Это потому, что я не сержусь на них. Ни на кого.
— Но…
— Я всегда знала, что мне предстоит потерять Хэла, но карты не хотели мне объяснить, как. Когда появилась карта романтической любви, я все поняла. Это было такое облегчение! Лучше пусть он будет жить счастливо, чем умрет. Он был хорошим отцом для тебя и для Келвина и много и хорошо работал. Он никогда не собирался сделать то, что сделал; все это было заранее предрешено.
— Но, мама, если бы Лестер когда нибудь сделал такую вещь, я бы…
— Да, конечно же, ты бы так и сделала, дорогая. Но ведь твой приемный отец — то не Лестер. Все это было в картах. Он, ничего не мог с этим поделать, правда.
— Но зачать с этой женщиной ребенка! Это нехорошо!
— Конечно же, нехорошо. Но ведь и твой настоящий отец уступил королеве Рада и имел от нее сына по имени Кайан. Брак не был расторгнут, когда он встретил меня.
— Но, мама, Зоанна изменила своим клятвам! Ты…
— Это не одно и то же, Джон. Истер хорошая женщина. Юная, простая, но хорошая. Хэл любит ее, а она любит его. Я объявила, что согласна на развод ради их счастья. Теперь мой брак с Хэлом расторгнут. А его брак с ней является законным. У них и так достаточно тяжелый период в жизни. Они должны начинать строить свою ферму, и мне не стоило еще больше усложнять им жизнь.
— И ты разрешила им использовать твой участок! — горько воскликнула Джон. — Как им повезло! — По ее тону можно было судить, что она никогда бы не проявила такого великодушия. — Ты помогаешь им устроиться и начать свою жизнь, предоставляешь им бесплатное проживание и даже платишь за то, что они заботятся о твоей ферме!
— Тихо, тихо. Ты не должна так говорить. Он был мне хорошим мужем, а тебе хорошим отцом, когда мы думали, что твой настоящий отец мертв.
Глаза Джон вспыхнули от неожиданной мысли.
— Значит, ты думаешь, что ты и мой настоящий отец могли бы…
— Я не знаю, дорогая моя. Посмотрим. Карты не показывают мне этого достаточно ясно.
— Мне кажется, что они никогда ничего не показывают. Все становится ясно только много позже.
— Твой отец тоже так говорил. Ну, хорошо… — она в последний раз порывисто обняла Джон. — Как следует заботься о Хелн и о ее ребенке. В следующий раз я загляну на более долгое время.
— Я позабочусь о ней, — сказала Джон. — Но я боюсь за нее! Мама, ты не могла бы остаться?
— Нет. Я же объяснила, почему. Не надоедай мне больше. — Сказав напоследок эту маленькую ложь, Шарлен отправилась на конюшню к своей лошади. Она не обернулась, чтобы посмотреть на Джон, которая не пошла проводить ее. Джон притворялась, что не любит сантиментов, но мать знала, что взбалмошная дочурка сейчас украдкой утирает глаза. Свидания после долгой разлуки обычно приносили с собой боль, а эта встреча была особенно болезненна. С тех пор, как Джон исполнилось четырнадцать и она отправилась с Келвином на поиски приключений, они с Шарлен подолгу не виделись друг с другом.
Шарлен поскакала от дворца к перекрестку, а оттуда решительно направилась в сторону Канции. Ее зять был в очень серьезной опасности. Карты открыли ей это, хотя она не рассказала об этом Джон, зная, что дочь прихватив свою пращу присоединилась бы к ней. Шарлен не хотела этого. Джон должна была быть рядом с Хелн. Было совершенно очевидно, что с Хелн что то сильно не в порядке, и Шарлен подозревала, что здесь замешана враждебная магия. Пока она не сможет заставить карты сказать ей что нибудь более определенное, ей, чтобы не выдать себя, придется притворяться, будто она ничего не понимает. Она не могла помочь Хелн непосредственно, так говорили ей карты, но, может быть, она сумеет помочь ей косвенно, если узнает, что же все таки неладно и если сможет найти Келвина и все ему рассказать. Поскольку она понятия не имела о том, где находится Келвин, ей приходилось пока предпринимать другие действия.
Если она сможет спасти Лестера, быть может, она сможет найти Хельбу, добрую колдунью, или сама колдунья разыщет ее. Шарлен была уверена, что для спасения Хелн и ребенка будет необходима помощь колдуньи. Она только надеялась, что сможет сделать что нибудь, чтобы помочь и Джон и Хелн, и что сможет сделать это вовремя.
— Проклятые карты! — пробормотала Шарлен. — Почему вы никогда не можете мне сказать о чем нибудь прямо? — Но она знала, что зря бранит их. Карты могли только то, что могли, и не больше.
Она продолжала ехать дальше и, миновав дорожный указатель, очутилась на запретной территории Канции.

Сент Хеленс перевернулся на колючей соломе и посмотрел через прутья решетки своей тюремной камеры. Он вытер пыль, набившуюся ему в глаза. Две мальчишеские физиономии все еще были на прежнем месте. Две детские головки, каждая — в маленькой золотой короне.
— Ну и глупый у него вид, а, Кильдей?
— Ага. Как ты думаешь, что мы с ним сделаем, Кильдом?
— Будем пытать. Отогнем назад пальцы его рук. Будем щипать его за нос. Намажем ему ноги сметаной и заставим Катбу всю ее вылизать. Вымоем ему уши и будем так вытирать их полотенцем, как это делает с нами Хельба!
— Это хорошо! Это очень здорово! Давай!
— Мальчики, — удалось выговорить Сент Хеленсу, — а колдунья, она…
— А, тебе хочется это узнать, дымящаяся башка! — сказал Кильдей. Оба короля пришли в восторг и защебетали от своей сообразительности. Кильдей бросил камешек, который отскочил от лица Сент Хеленса, и они снова захихикали.
Сент Хеленс позволил себе свирепо сверкнуть глазами. Проклятые котята! Этим двоим явно нужна хорошая порка! Это самое лучшее средство от плохого поведения, которое когда либо было изобретено. Неважно, королевской ли крови эти щенки или нет!
— Посмотри ка, да он сумасшедший!
— Ага, давай ка наберем еще камней!
— Камней? А как насчет дротиков? — мальчишки умчались прочь, хихикая. Сент Хеленс лежал на сырой соломе, чувствуя себя еще более несчастным, чем раньше.
Затем там, где только что были мальчишки, возникло чья то темная, покрытая шерстью морда. Темно желтые глаза, хвост изогнут вопросительным знаком. Это дружок колдуньи! А он думал, что тот погиб. Согласно легендам, друг колдуньи на самом деле был частью ее самой, так что, когда умирал один из них, вскоре умирал и другой. Это, вероятно, означало, что Хельба жива.
Но почему здесь появился этот кот? Он совсем не казался здоровым на вид. К чему ему тратить свою энергию, подглядывая за ним?
День понемногу угасал. Мальчишки не возвратились. Сент Хеленс, снова и снова думая об этом, не нашел никакой причины сокрушаться из за их отсутствия.

Ломакс выдернул меч из еще одного неудачливого канцийского солдата и проводил взглядом его тело, вывалившееся из седла. Они в основном выиграли это сражение, потому что силы на которые они наткнулись, были немногочисленны. Потом он увидел еще одну причину. За войсками Канции с холма спускались бойцы, одетые в мундиры Келвинии. Он напряг глаза, чтобы получше рассмотреть их в облаке пыли. Войска Лестера, должно быть, это они! Но где же сам Лестер?
Его внимание привлек чей то крик. Обернувшись в седле, он увидел, как один из его людей приканчивает канцийского мечника в тот момент, когда лошадь Филиппа попятилась в сторону, и мальчик изо всей силы натянул поводья.
Канцийские солдаты отступили, преследуемые войсками Келвинии. Ломакс подъехал поближе, чтобы взглянуть, что произошло с бывшим королем Аратекса.
На левой руке Филиппа виднелась ужасная открытая рана от удара мечом. Одежду мальчика пропитала кровь, она капала на траву и на меч, который он выронил из рук. Филипп бешеными глазами уставился на Ломакса, так, словно и представить себе не мог, что его когда нибудь могут ранить.
— Мне — мне больно, — сказал Филипп.
— Обычное дело для раны, полученной в бою, — сказал Ломакс. Он почувствовал некоторую симпатию к мальчишке, но не осмеливался показывать ее. В конце концов, подумал он, желая ожесточить свое сердце, он виновен в том, что случилось с Сент Хеленсом.
— Я не хочу умирать! — стонал Филипп. — Я не готов к смерти!
При этом мальчик, который был королем и совсем недавно сам проливал кровь, задрожал так, словно его целиком погрузили в снег. Его лицо побелело, потом он покачнулся и, словно мешок с мукой, свалился с седла.
Ломакс коротко вздохнул. Филипп говорил, что он хотел, чтобы его повесили, но на самом деле этого не думал. Теперь в конце концов он может умереть.

Мор был обеспокоен. Сражение с недавних пор шло слишком хорошо. Что же случилось с призраками и фантомами, которые так мучили их? А как насчет магического замедления времени? Неужели у колдуньи иссякла магия? Может быть, она мертва?
— Генерал! Генерал! Генерал Крамб!
— Да? — он подождал, пока взволнованный разведчик приблизится к нему и переведет дух.
— Генерал! Сэр генерал! Там впереди…
— Да, да, говори же скорее!
— Впереди столица, генерал! Прямо за этим холмом! Мы добрались до нее, генерал! Наконец то мы прибыли в самое гнездо наших врагов!
Мор тяжело вздохнул, хотя чувствовал, что ему следует вести себя иначе.

Зоанна посмотрела в кристалл и улыбнулась. Война шла намного лучше, чем она думала сначала. Вот уже и войска Мора добрались до столицы, а германдцы и войска Лестера находились менее чем в половине дня пути, чтобы соединиться с ними. Скоро с колдуньей и ее щенками все будет кончено. Да, эти щенки будут превосходно смотреться в клетке, а Хельба, может быть, даже успеет научить ее паре трюков, пока Рауфорт не кончит ее пытать и не казнит. Удачный ход — заставить этого глупого мальчишку нарушить перемирие и ранить колдунью! Генерал Сент Хеленс, казалось, собирался уклониться от битвы, но то, что случилось, немедленно привело к началу ожесточенного сражения.
Она нахмурилась. А мудро ли будет вообще оставить колдунье жизнь? Колдуньи, пока они живы, всегда могут быть опасны. Как хорошо она знала это по собственному опыту! Обычной участью побежденной колдуньи было сожжение на костре, потому что это окончательно убивало ее и не давало снова ожить.
Она заглянула в кристалл, чтобы посмотреть, что делает Хельба. Старуха совсем не выглядела так, словно у нее есть еще какая то сила. Лежит в кровати, ворочается, беспокойно мечется, вся в поту. Ее верный дружок, худой и тощий, сидит около на кресле, уставившись на нее дикими желтыми глазами. Только его вмешательство спасло ей жизнь; кот одолжил ей достаточно жизненной силы, чтобы поддержать ее до прибытия дворцового лекаря.
— Я бы могла уничтожить тебя прямо сейчас, Хельба! Я теперь достаточно знаю для этого, а в случае необходимости всегда могу вернуться в колледж. — Она улыбнулась, вспомнив о своем рогатом инструкторе. Она могла отплатить ему только одной монетой, но он всегда был готов принимать от нее эту плату еще и еще. — Но я не думаю, что сейчас мне это будет необходимо. Я не думаю, что ты все еще представляешь какую то угрозу.
Довольная увиденным, Зоанна выключила кристалл с помощью направленного движения мысли. В ночном небе кружились крохотные пузырьки, словно обозначая границы млечного пути.
— Хельба, я сохраню тебе жизнь, пока я тебя не одолею. И, может быть, еще на некоторое время после этого. Мне нужно учиться, а Рауфорту нужны развлечения. Может быть, я смогу сделать так, чтобы ты казалась молодой и красивой, и он даже еще больше сможет насладиться твоими криками. Садизм всегда идет лучше, если жертва привлекательна и кажется совсем невинной.
Зоанна редко бывала так довольна и уверена в себе и в своем могуществе.

Прислонившись к гладкому стволу дерева, Лестер, задыхаясь, глядел, как его люди поднимаются вверх по склону холма. Вернулся высланный вперед разведчик, которого сопровождал заместитель Лестера, лейтенант Клампекер.
— Мы отогнали их, командир, — сказал лейтенант Клампекер. — А германдцы Сент Хеленса встретились с нашими войсками.
— А столица?
— Находится на расстоянии менее одного дня пути отсюда.
— Где Сент Хеленс?
— Я его не видел. Но мальчик, который был его другом, — бывший король Аратекса — он ранен.
— Серьезно?
— Не могу сказать. Я не был там близко. Вероятно, серьезно.
Лестер не мог представить себе, чтобы Сент Хеленс бросил свои войска и дезертировал, так что, наверное, он был мертв. Это означало, что теперь только его отец Мор и он сам командуют войсками Келвинии. Он подумал: интересно, далеко ли сейчас отец? Прошел ли он уже через всю Колландию? Жив ли он еще?
— Мы сможем взять столицу за два дня?
— Вероятно, командир.
— Хорошо. — У него еще есть шанс, подумал он, дожить до того времени и увидеть, что дело сделано.
Удерживая эту мысль в сознании, Лес постепенно ослабил хватку за ствол деревца, позволил коленям подогнуться и упал на мягкую зеленую траву.
— Командир! Командир Крамб! — услышал он, но этот голос ничего не значил для него и раздавался далеко далеко отсюда.

Глава 17. Новые старые враги

Джон очнулся в освещенной комнате, окруженный людьми в мундирах. Мундиры были знакомого покроя, однако отличались цветом мундиров солдат Хада. Но действительно ли это был тот же самый мир? Или это был почти тот же самый мир? Увидит ли он снова гигантских серебряных змеев? Есть ли здесь злобный король Рауфорт или его двойник король, что почти одно и то же?
Он посмотрел на Кайана, которого держали двое солдат. Его собственные руки держали точно так же. С сожалением он смотрел, как солдаты роются в его вещах.
— Король Хуфарт будет заинтересован, — сказал лейтенант с непроницаемым лицом.
— Король Хуфарт из какой страны? — спросил Джон.
— Молчать, пленник! — его лицо обожгла пощечина. — Ты будешь говорить, когда к тебе обратятся!
В точности так все было и в Хаде! Только, конечно, это не тот мир, где есть королевство Хад или королевство Рад. У этого королевства название очень похожее название, и вообще многое здесь будет похоже, но это будет не одно и то же. Очевидно, здесь правили недобрые люди, и не было героя из пророчества, чтобы расставить все по своим местам. Это было как кино, которое почти незаметно меняется каждый раз, когда его смотрят. Только это было не кино и, хочешь не хочешь он стал одним из действующих лиц.
Кино — вот одна из тех немногих вещей, которых ему недостает в этих измерениях. Как было бы хорошо отправиться в кинотеатр и получить огромное удовольствие! Многое говорило в пользу такого удовольствия; в нем не требовалось запирать кого нибудь в тюремной камере на месяцы или годы, в нем тебе не угрожала смерть. Он мог в любой момент прервать его и отправиться домой, к семье, в знакомую обстановку. Если ему удастся выбраться отсюда, может быть, он подумает о том, как найти дорогу в свой родной мир. Не так уж много удерживало его в этих магических мирах теперь, когда дети выросли и он потерял единственную женщину, которая действительно была ему дорога. Самое последнее, чего он хотел, — это вмешиваться и расстраивать второй брак Шарлен, для этого было бы довольно одного его присутствия в том мире. Поэтому ему хотелось отправиться куда нибудь еще, найти свою собственную женщину и постараться все забыть.
— Мы доставим их в столицу. Король Хуфарт посадит их в тюрьму, немного помучит и получит от них ответы, перед тем как выбросить их тела.
— Ответы? — спросил другой офицер.
— Например, на вопрос, почему они появились здесь? Что они делали в секретной пещере? Может быть, они замышляют нашествие на нас, вторжение?
— А, вы имеете в виду этот обычный набор вопросов. — Офицер дернул себя за правую мочку уха. Ухо у него, как и у всех остальных присутствующих здесь, было круглое. Раньше Джону казалось, что иметь круглые уши означало обладать какими то особенными качествами, но теперь было очевидно, что единственное, что отличало разные народности это форма их ушей. Среди остроухих встречались прекрасные люди — он снова подумал о Шарлен — и очень подлые и злобные — среди круглоухих, например, злой король Рауфорт из Хада. К несчастью, король Хуфарт казался очень похожим на него по манере поведения.
— Теперь вон отсюда! — толкая впереди себя Кайана и Джона, солдаты вылезли из каменной стены. Комната, в которой они только что находились, была почти аналогична той, другой, только в ней не было транспортировщика. Неужели эти плохие люди из этого измерения знают о сети транспортирующих устройств? А если они о ней знают, то почему не пользуются своим транспортером и почему торчат здесь и наблюдают за ним?
— Ты и ты останетесь здесь. Будете наблюдать, — распорядился старший по званию офицер, используя широко известную в армию добровольную систему выбора. — А ты спустишься вниз по дереву. Ты и ты — охранять пленников.
Подгоняемый Кайан двинулся вперед, на уступ скалы, затем к лестнице, и спустился следом за двумя солдатами. Джон последовал за ним, ощутив ненужный пинок по ягодицам, который отвесил ему идущий сзади человек. Спускаться по дереву ему еще никогда не приходилось, хотя в мире серебряных змеев ему доводилось взбираться вверх по подобному дереву и выше, по лестнице.
Аккуратно слезая с ветки на ветку, он спрашивал себя, придет ли на этот раз спасение. Может быть, им было уготовано судьбой умереть здесь. Это, конечно, значительно упростит жизнь Келвина и позволит ему без помех исполнить пророчество до конца.

Теперь уж я буду слушать Шарлен, подумал он. В следующий раз я стану читать ее Книгу пророчеств и изучать предсказывающие судьбу карты!
Но будет ли у нас вообще такой шанс? Увижу ли я снова мать Келвина? Или хотя бы ее двойника из другого измерения?
Он беззвучно вздохнул. Очевидно, его сердце не соглашалось с решением не вмешиваться в жизнь Шарлен. Но, если он встретится с ее двойниками в другом измерении и они не будут злыми, что тогда? Собственно говоря, в его жизни была и другая женщина, злая королева Зоанна. В мире змеев он встретил ее положительный вариант, королеву Занаан. Теперь появилась перспектива, идея, над которой следовало подумать. Если Кайан может жениться в том измерении, то почему же сам Джон этого не сможет?
Его ноги коснулись земли, возвращая его к реальности. Какой прок от мечтаний, если он ничего не может сделать? Внизу их поджидали новые солдаты и лошади. Шансов на то, чтобы ускользнуть, не было.
По приказу командира они сели на лошадей и поскакали по дороге, которая показалась им очень знакомой. Интересно, встретим ли мы лопоухих, подумал он. Может, двойника Ловкого Жака? А как насчет Лонни? Появится ли ее двойник? И Занаан — что если и она тоже здесь? Это действительно может все сильно усложнить.
Они продолжали ехать в течение дня, который казался очень утомительным.

Келвин вышел из кабины транспортировщика в пустую комнату. Нигде не было никаких следов Кайана и отца. Но они все же должны были быть где то здесь. Нужно ли ему остаться и поискать их? Или отправиться обратно и спросить совета у квадратноухих?
Он выглянул за дверь. Это, казалось, было похоже на мир серебряных змеев, но все же было не совсем так. Здесь не было той пыли, которую он помнил. Это могло означать, что это нужное измерение и что его спутники просто так и остались здесь.
Он пересек комнату и прошел через мерцающий золотистый занавес под светящейся надписью «ВЫХОД». Снаружи, когда скала осталась у него за спиной, он увидел дерево и лестницу, которые и ожидал здесь увидеть. Только теперь лестница не спускалась прямо в крону дерева, а была поднята вверх. Он нахмурился, удивляясь, в чем же дело, и в этот момент его перчатки запульсировали.
Он давно пообещал себе, что единственное, чего он не должен никогда делать, это игнорировать предупреждение перчаток об опасности. Повинуясь их требованию, а также собственному инстинкту, Келвин вытащил меч и резко развернулся.
Одетый в мундир человек, наполовину высунувшись из чего то, что на вид казалось совершенно твердой скалой, собирался ударить его короткой дубинкой по голове. Меч Келвина отразил нападение, и в то же самое время он нашел подходящие слова и выпалил залпом, словно по команде:
— Не двигаться! Сколько вас здесь?
Человек, очевидно, был весьма удивлен, таким поворотом событий.
— Т только двое. Я и Берт.
— Скажи ему, пусть выходит. Медленно и без оружия.
— Слышишь, Берт? У него меч против моей дубинки. Не строй из себя героя, Берт. Я твой друг, а наш командир — нет.
Берт вылез из скалы, безоружный. Келвин вздохнул с облегчением. Он боялся, что спрятавшийся человек выстрелит в него из укрытия. Только дай перчаткам шанс, и они возьмут дело в свои руки.
— Где мои друзья? Они у вас?
Берт ответил, вид у него был испуганный.
— Те двое мужчин? Они на пути в королевскую темницу.
— Короля? Какого короля?
— Конечно же, короля Хуфарта!
Итак, это другое измерение! Он так и подумал, когда увидел настройку на панели, но теперь он ничего не принимал как само собой разумеющееся.
— Короля какой страны?
— Короля королевства Фад, — ответил круглоухий. Итак, это был мир, не слишком отличающийся от мира серебряных змеев и не полностью с ним совпадающий.
— Скажите мне, есть ли здесь где нибудь человек, объявленный вне закона, разбойник по имени Жак?
— Жак? Ты имеешь в виду Жака Со Шрамом?
Почему бы и нет.
— Он враг королю?
— А как же!
Разбойник должен быть ему врагом, остальное неважно.
— Он ворует шкуры?
Солдаты казались удивленными.
— Шкуры?
— Я не знаю, что… Серебро! — нетерпеливо сказал Келвин. Серебряные шкуры змеев раньше доказали свою особую важность.
Оба солдата пожали плечами. Берт сказал:
— Я знаю, что грабитель, но…
— Неважно. — Келвин решил, что нанесет визит местному Жаку перед тем, как попытается спасти отца и брата. Даже со своими перчатками, оружием Маувара и поясом левитации он был только одним человеком. Это измерение так же, как и любое другое, в котором ему приходилось бывать, очевидно, содержало некоторые сюрпризы.
— Скажите мне, можно ли в этом измерении левитировать?
— Ты имеешь в виду летать? Говорят, Маувар здесь летал.
— Прекрасно, — коротко бросил Келвин. — Повернитесь ко мне спиной.
Солдаты подчинились, и он безмолвно поднялся над их головами и над скалами, которые казались выше, чем он помнил; затем он полетел дальше, над деревом и рекой. Река была значительно шире, чем в других мирах. Келвин посмотрел назад и увидел, что двое солдат все еще стоят спиной к нему. Хорошо, значит, никакие стрелы не полетят ему вдогонку!
Он посвятил свое внимание процессу полета. Это было не так уж трудно, как ему однажды показалось. Его отец сказал, что у него есть природные способности. Келвин понял, что некоторые люди так и не могут привыкнуть к тому, что земля ускользает у них из под ног, а облака плывут прямо перед глазами. Это не имело ничего общего со смелостью, поскольку, конечно же, он совсем не смельчак. Свои способности к полету он не мог приписать и перчаткам. Просто похоже на то, что тебе везет в одном деле и не везет во всех остальных.
Когда Келвин медленно, словно во сне, пролетал над округлыми холмами королевства Фад, он обнаружил, что думает об удаче. Он был удачлив. Раз за разом ему удавалось выпутаться из совершенно невероятных ситуаций с помощью того, что казалось чистой случайностью. Например, эти серебряные змеи, которые могли запросто проглотить его. Химера, которая могла изжарить его с помощью молний своего хвоста и съела бы его еще горячим. Может ли это быть эффектом пророчества, как сказала бы его мать? Может быть, именно это защищает его? Ему же это казалось чистой удачей, подарком судьбы, которая в любую минуту могла перемениться. Он и вправду не очень то верил в точность исполнения пророчества. Может быть, оно вообще говорит о каком то совсем другом круглоухом.
Но такие мысли вели только к унынию. Лучше верить, что его мать была права. И что это пророчество имело отношение именно к нему, и что он во всем победит. Поэтому Келвин изо всех сил будет стараться верить в это для того, чтобы суметь спасти своего отца и брата.
Внизу виднелась первая из сообщающихся долин. Долина Змеев, родина великих серебряных змеев и их духовных братьев, лопоухих. Он посмотрел повнимательнее, но не увидел никаких змеев и никаких отверстий в скалах, которые могли бы оказаться их туннелями. Печально думать, что их здесь нет. Что бы представлял собой Хад без змеев и лопоухих? Каким же тогда окажется Фад? Какие бы опасности он здесь ни повстречал, он надеялся — нет, он теперь знал, что сможет с ними справиться. С поясом левитации и перчатками и со своим антимагическим оружием — здесь просто не может быть ничего, над чем бы он не смог одержать верх. Разве что здесь окажется еще одна химера, но это казалось весьма маловероятным. Как бы то ни было, хотелось ему того или нет, но он был героем, а неуверенность в будущем и подступающую к горлу тошноту нужно отбросить в сторону.
Он покинул долину, пролетев над скалой, где однажды Кайан сражался с лопоухим и сумел уцелеть. Лопоухий тогда тоже остался в живых, вспомнил Келвин, — упал вместе со своей дубинкой со скалы, и падал все ниже и ниже и, наверно, приземлился с громким шлепком. Как Кайан рассказывал ему, этот выносливый маленький боец не только выжил после падения, но вскоре встретил его и Лонни у подножия скалы! Очевидно, Кайану пришлось перенести суровые испытания, но и свирепому лопоухому тоже пришлось несладко. Если, конечно, это был тот же самый лопоухий.
Какой знакомой казалась местность! На минимальной скорости Келвин полетел над пустыней. Дома ее называли Печальными Землями, в Хаде — Пустошами. В Фаде у пустыни окажется примерно такое же по смыслу имя. Странно; хотя люди и география в основном оказывались почти тождественны во всех мирах, имена и названия всегда менялись. Может быть, это было к лучшему, иначе прыгающий по измерениям странник столкнулся бы с еще большими затруднениями. Предположим, в этом измерении он повстречает двойника своей матери, и она будет не только похожа на его мать, не только будет поступать так же, как она, но и носить ее имя? Или, предположим, он встретит здесь свою жену… Если он повстречает здесь Хелн и она будет в точности походить на ту Хелн, которую он оставил дома и будет носить ее имя, он будет думать о них обеих, как об одном и том же человеке. Очень плохо! Келвин благодарил судьбу, что двойники носили разные имена. Кроме того, единственной возможностью для местной Хелн носить имя его жены было выйти замуж за местного Келвина. А готов ли он повстречаться с самим собой?
Он покачал головой, пытаясь освободиться от тяжелых дум и понятий, которые угрожали взорвать его изнутри. Пролетев немного на хорошей скорости над пустыней, он неожиданно начал непривычно для себя философствовать. Это было как раз то, от чего он всячески предостерегал и удерживал себя. Квадратноухий сказал, что думать о подобных вещах плохо, но теперь Келвин именно этим и занимался. Размышлял он о том, что же все таки реально? Его родной мир или мир серебряных змеев, или Земля — родина его отца? Плохой вопрос и, возможно, не имеющий совершенно никакого смысла. Поскольку все реальности были реальны в одинаковой пропорции. Все зависело от того, где и когда ты находишься. Следовательно, воители прошлого или предки, которых он никогда не знал и не видел, действительно существовали — они казались невероятными, и все же были реальны, поскольку кто же может существовать, не имея предков? Таким же образом любая возможность, любая незначительная перемена с бесконечными вариациями была реальна по самой своей природе и вела к реально существующей действительности где то еще. Когда такие действительности смешивались, например, когда люди пользовались транспортной сетью Маувара, чтобы путешествовать между мирами или когда Джон Найт и его отряд случайно оказались в другом мире…
Вот он, ответ на одну загадку! Здесь не будет ни Келвина, ни Хелн, потому что они дети членов этого отряда. Они будут существовать только в том мире, в котором появился этот отряд. Здесь может оказаться Шарлен, но она никогда не могла бы выйти замуж за Джона Найта. Может быть, здесь будет Хэл Хэклберри или его двойник, но…
Чувствуя, что в голове у него гудит, как и всегда, когда он пытался думать о подобных вещах, Келвин посмотрел вниз и заметил то, что должно было быть лагерем находящихся вне закона в Фаде. Он смело приземлится здесь…
Но предположим, что это окажется Чики Джек, тот негодяй, что стащил чешую дракона и похитил Джон? Это случалось в его родном измерении. Мог ли здесь существовать именно этот Жак вместо того, с кем Келвин познакомился не так давно? Келвин надеялся, что ответ на этот вопрос отрицательный, но не мог быть уверен в этом. Злой Жак и злой король в одном измерении — это больше, чем он мог бы вынести. А будет ли здесь Лонни? И еще один карлик, такой же злобный как Квито, или, может быть, такой же благородный и святой, как Хито? От высоты голова у него не кружилась, но от мыслей она и впрямь могла пойти кругом. Ему было необходимо спуститься и положить конец всему этому.
Но поскольку Келвину совсем не хотелось оказаться пронзенным стрелой из лука или арбалета, он решил приземлиться на небольшом расстоянии отсюда и пройти до лагеря пешком. Вероятно, ему лучше было бы подумать об этом, а не о чем нибудь другом.
Осторожно орудия контрольными рычагами на пряжке своего пояса, Келвин остановился в воздухе и медленно опускался до тех пор, пока его ноги не коснулись песка. Он снова стоял на твердой земле, и его мысли теперь тоже стали приземленными.
Впереди виднелся лагерь. Стоят лошади, движутся люди. Если они не видели его в воздухе, то наверняка заметят его сейчас.
Он еще только думал об этом, а два всадника направились к нему. Когда они подъехали поближе, он узнал всадников и людей, которые были ему знакомы, хотя, конечно, эти люди были не совсем те же.
— Незнакомец, кто ты такой? Быстро отвечай или умрешь! — к нему обращался бедняга Смит, который погиб такой ужасной смертью! Келвин отчаянно попытался привести в порядок свои мысли, зная, что угроза является реальной и так же реально их оружие.
— У меня есть дело к твоему вожаку.
— Моему вожаку? — человек казался недоверчивым.
— Жак Со Шрамом. Он ведь ваш атаман, правда?
Этот Смит, казалось, заколебался, словно пытаясь решить, использовать ли свой арбалет, который он навел на Келвина, или, может быть, просто зарубить непрошенного гостя мечом. Затем, решив, что большого вреда не будет, он объехал на своей лошади незнакомца и сказал:
— Иди в лагерь, а я за тобой пригляжу.
Келвин пожалел, что не приземлился поближе. К тому времени, как он добрался до палаток, он уже весь покрылся потом под лучами жгучего солнца пустыни. Из под его ног вырвался и засеменил скорпиокраб, напомнив ему о химере. Кроме него и пары колючих растений Келвин не видел больше никаких признаков жизни.
Они появились из своих палаток, словно по мановению волшебной палочки, среди них был и Жак. Это действительно был Жак Со Шрамом, его шрам величиной и уродливостью в два раза превосходил шрам Наглого Жака, бывшего некогда бандитом из Печальных Земель. Он подождал, пока Келвин заговорит.
— Меня зовут Келвин Найт Хэклберри, — сказал Келвин. — Мне нужна твоя помощь, чтобы спасти моих друзей.
— С какой стати? — спросил Жак. Его вопрос прозвучал вызывающе.
— Их захватили слуги короля. Мои друзья и я можем помочь вам одолеть королевских слуг. Ты видишь, что мы прибыли из другого измерения.
— Вы из другого измерения, и вы хотите помочь нам победить короля Хуфарта, законного и доброго короля Фада? Так почему же вы хотите сделать это, и с чего ты взял, будто я могу заинтересоваться этим?
О го го, подумал Келвин. События развивались не совсем так, как он предполагал.
— В другом измерении ваш король был тираном и его было необходимо заменить. Разве здесь он не является таковым?
В этот момент из палатки вышла первая женщина, которую увидел здесь Келвин, и подошла прямо к Жаку. Она прижалась лицом к загорелой руке бандита и с обожанием посмотрела на него. Это была Лонни или, по крайней мере, ее двойник. Девушка, на которой хотел жениться Кайан!
Но это же совсем другое измерение! Здесь Лонни могла выйти замуж за бандита, который был к ней привязан. В измерении змеев она выходила замуж за Кайана. Конфликта не было. Если только Келвину удастся спасти Кайана и доставить его туда.
— Ты называешь нашего короля тираном? — требовательно спросил бандит. — Ты хочешь его свергнуть?
Келвин попытался уверить себя, что в голосе бандита звучит не настоящий гнев. Он осторожно сказал:
— Может быть, я ничего не понимаю. В мире, который очень похож на этот, правил очень плохой король. В том мире разбойник по имени Жак боролся с ним и победил его.
— Ты хочешь, чтобы я совершил предательство? — лицо Жака стало совсем красным, а рубец шрама в форме звезды мрачно выделялся на его щеке своей белизной.
— Я здесь не для того, чтобы начались беспорядки, — сказал Келвин. — Но если ваш монарх напоминает того, другого, то вы должны хотеть от него избавиться.
— Я никому ничего не должен! — это было сказано очень агрессивным тоном.
Должно быть произошла ошибка, подумал Келвин. Пора ее исправлять. Он нащупал контрольные рычаги на своем поясе и немедленно взвился вверх над головами бандитов.
— Эй, ты, спускайся сюда! — приказал ему бандит Жак. Келвин игнорировал этот приказ. Он забрался на достаточную высоту, затем передвинул рычаги вперед на полную скорость. Он успел как раз вовремя. Даже на такой скорости он увидел, что стрелы из луков и арбалетов пролетают достаточно близко от него.
Он услышал, как кто то выкрикивает приказы, и, обернувшись, увидел, как люди садятся на коней. К счастью, его пояс мог обогнать любую лошадь, даже этих огромных боевых коней.
Он устремился прочь через пустыню, затем отклонился к востоку. Он сам догонит людей короля. Даже если перчатки и оружие Маувара не смогут справиться с ситуацией, ему все равно нужно попытаться. Если пророчество, в которое так верила его мать, было верным, то он вернется домой из этого измерения целым и невредимым.
Но затем, когда показались первые зеленые холмы, ему в голову пришла тревожная мысль. Может быть, пророчество не верно и не имеет силы в других измерениях. Келвин всегда верил, что его можно легко убить, независимо от того, есть ли пророчество или его нет. В различных измерениях смерть может быть вполне вероятной. Он вспомнил, как чуть было не погиб страшной смертью, когда впервые появился в мире, так похожем на этот. Если бы не Хито, бесстрашный карлик из того измерения, он бы обязательно умер. Нет, нет, пророчество может или не может оказаться правдивым, но оно не стоит того, чтобы ставить на него свою жизнь.
Внизу на дороге, ведущей, если география этого измерения не слишком сильно отличалась от измерений, которые он помнил, к королевскому дворцу, виднелось большое облако пыли. Он сбавил скорость полета, перейдя на парящий, и попытался понять, что там происходит.
Там скакали лошади. Мелькали мечи. Умирали люди. Боги, наконец с опозданием сообразил Келвин, да это же сражение!
Он молча снизился, решив, что сражающиеся будут слишком заняты, чтобы взглянуть вверх. В клубящейся пыли он разглядел своих отца и брата, которых держали сзади охранники, в военных мундирах Фада. Другие солдаты в мундирах сражались с людьми, которые вовсе не носили никакой формы, а были одеты точно так же, как бандиты в пустыне. Те, кто сражался сейчас с солдатами, должны были быть хорошими парнями. Но так ли это? Поеживаясь, Келвин подумал о только что произошедшей встрече. Подобные миры обманчивы в своих различиях.
Я ничего не могу принимать как само собой разумеющееся, подумал он. То, что они просто доставляют отца и Кайана во дворец, совсем не обязательно означает, что они хотят причинить им вред.
Но он был почти уверен, что это так. Что то в манере солдат вести себя на скалах, убедило его, что сражающиеся на стороне короля не могут быть его друзьями.
Убедив себя в этом, Келвин начал действовать. Он искусно передвинул рычаг и, оказавшись точно в нужном месте, полностью отключил энергию. Он упал вниз, держа меч в руке, одетой в перчатку. Он собирался присоединиться к сражению.

Глава 18. Исцеления

Шарлен увидела впереди облако пыли и услышала топот лошадиных копыт, звяканье мечей и крики людей. Битва. Мужчины находят такое глупое удовлетворение от сражений! Ей показалось, что само понимание этого факта словно придало крыльев ногам ее лошади. Она помчалась не прочь от опасности, а по направлению к ней. По направлению к Лестеру и к тому, что ей показали карты, к той опасности, какой сейчас подвергалась его жизнь.
Почему, спросила она себя, подскакивая на спине лошади, скачущей вверх по склону холма, почему я делаю все это? У меня нет никакого колдовского огня! У меня нет лазерного оружия! У меня нет даже меча! Что может удержать какого нибудь сильного и ловкого мечника от того, чтобы не наброситься на меня?
Через секунду она уже была на гребне холма и увидела именно такого солдата, какого и боялась увидеть. Его меч был высоко поднят и отражал яркие солнечные лучи, проникающие сюда поверх клубов пыли. Через мгновение он доберется до нее, и клинок отрубит ей голову.
Она остановила лошадь мягким «тпру, Нелли» и ждала его, положив руки на поводья. Канцийский солдат мог отчетливо видеть ее, он мог разглядеть и то, что она женщина и без оружия.
Конечно, солдаты не только убивают, они делают еще кое что, как пришлось испытать на себе Хелн…
Солдат осадил своего коня. На Шарлен, разинув рот, уставился молодой человек, который едва ли был старше Келвина, только более атлетического телосложения. Его меч заколебался в воздухе. Голубые глаза, холодные, но все еще юношеские, внимательно изучали ее. Затем, также резко и неожиданно, как и появился, он опустил меч, убрал его в ножны и ускакал прочь. Она смотрела, как юноша исчезает за склоном холма и затем пропадает внизу в облаке пыли, окутавшей битву. Она надеялась, что сегодня ему тоже удастся выжить.
Что же остановило его? Конечно, не ее внешность и улыбка, хотя она считала себя все еще привлекательной. Может быть, он увидел в ее глазах свою мать? Шарлен не могла быть уверенна в этом, но верила, что древнее колдовство хорошо послужило ей в этот день. Солдаты обычно в пылу жаркой схватки убивали друг друга, но они не убивали безоружных, не оказывающих сопротивления и совершенно беспомощных невинных людей. Возможно, молодой канциец — это настоящий воин, а не безумный убийца.
Шарлен глубоко вздохнула и стала ждать, пока шум битвы утихнет и пыль в долине осядет. Мимо нее на взмыленных лошадях промчались солдаты в мундирах Канции. Ниже нее цвет мундиров разделился на грязно коричневый цвет германдской униформы и сочный цвет лесной зелени Келвинии. Сторона, которая, как она и ожидала, должна была выиграть эту битву, в самом деле выиграла ее.
Она все еще выжидала, когда верхом на лошади появился германдский солдат. Преследуя убегающих солдат Канции, он заметил ее и развернул коня. Теперь он подъезжал к Шарлен. Это был крупный мужчина с растительностью на лице и жесткой складкой около рта. Когда он заглянул ей в глаза, она инстинктивно поняла, что от него не так легко добиться милосердия, как от первого.
Закричать? Кто может ее услышать? Может быть, ей лучше развернуть свою лошадь и попытаться спастись бегством? Боевой конь, на котором он скачет, может легко догнать ее кобылу. Может быть, стоит попытаться принять соблазнительный и привлекательный вид и попробовать таким образом выиграть немного времени? Германдец может не обратить на это внимания. Судя по его виду, его страсть может быть удовлетворена только возможностью причинять боль.
Она не была уверена, что ей следует сделать, поэтому просто выжидала. Что должно случиться, то случится. Может быть, это будет быстрый конец или не очень.
— Подожди, рядовой! — на молодом человеке поверх мундира гвардейца Келвинии была надета кольчуга. Он был покрыт грязью пылью битвы с ног до головы. Полумесяц у него на шлеме говорил о том, что это офицер, хотя она не знала его звания.
— Ломакс! Ты хочешь ее первым? — широкая, обнажающая зубы ухмылка германдца была почти такой же опасной, как и его обнаженный меч.
— Мне не нравится твой тон, рядовой! Я знаю эту женщину.
— Что ж, давай, ха, — конь германдца подобрался поближе к лошади Ломакса. — Предполагаю, это означает, что ты хочешь ее только для себя.
Без предупреждения меч германдца сверкнул, направляясь прямо в грудь гвардейцу. Но Ломакс уклонился, нырнув в сторону, и получил длинную резаную рану левого плеча. Кольчуга, которую он носил, защитила его не полностью. Его собственный меч змеей вылетел из ножен и больше обязанный удаче, чем мастерству, Ломакс проткнул им горло германдцу.
Германдец опрокинулся и рухнул на землю. Он лежал там, на траве — еще одна потеря сегодняшнего дня. Ломакс вытер меч, затем осмотрел рану и ущерб, причиненный его кольчуге. Наконец он посмотрел на Шарлен. Несколько долгих мгновений изучал ее лицо. Наконец он произнес:
— Миссис Хэклберри? Мать Келвина?
— Ну да, конечно же. — Шарлен была удивлена тем, что ее узнали. — Но откуда вы знаете меня? Мы ведь никогда не встречались, не так ли?
— Нет, встречались, но очень давно. Помните, как вы гадали на картах? Вы сказали мне, что я стану солдатом и совершу много славных дел. Я думал, что вы ошиблись, и моя мама думала то же самое. Но затем у нас началась освободительная война, и после нее я стал гвардейцем короля Рафарта. Сегодня же, как видите, я солдат и ношу доспехи Германдии.
Пораженная Шарлен покачала головой. Иногда даже она не верила во всю силу пророчества.
— А, вы были с матерью. Она хотела узнать, закончите ли вы школу, и я сказала ей «да». Затем я увидела и другое, карту битвы, и мне пришлось сказать и об этом.
— И вы еще сказали ей, что мой отец умрет, а она снова выйдет замуж. Вы были правы.
— Это карты были правы. Карты, которые, к несчастью могут только показывать. Они не могли сказать мне, как должен был умереть ваш отец и когда, или есть ли какой нибудь способ спасти его.
— Нет ничего совершенного. Карты показали, и они были правы.
Они замолчали, наступившая тишина была такой же насыщенной и напряженной, как молчаливая мысль. Подошли солдаты и отволокли прочь тело рядового; они видели все, что произошло. Затем Ломакс нарушил молчание, задав вертевшийся на языке вопрос:
— Почему вы здесь, миссис Хэклберри?
— Я больше не миссис Хэклберри, — сказала она. — Я развелась с Хэлом.
— О, — его лицо посуровело, — мне очень жаль это слышать.
— Не надо. Все это было в картах. Я боялась, что ему предстоит преждевременно умереть, и я очень рада, что этого не случилось. Его любовь к другой женщине положила конец нашему браку. Могло быть и намного хуже. Но вот почему я здесь…
— И это тоже было в картах?
Она улыбнулась. Она хотела сказать что нибудь о Лестере, но Ломакс правильно сформулировал это. Без сделанного картами предположения, что она сможет повлиять на ход событий, она бы не появилась здесь. У нее не было опыта в военном деле, но она хорошо понимала, на какой риск идет, появившись на поле боя.
— У нас много раненых, — сказал Ломакс, вытирая кровь. — Наш единственный доктор убит. Не могли бы вы чем нибудь помочь нам в этом?
— Я не очень искусна во врачевании, — ответила она. Но ведь среди раненых может оказаться Лестер. Кроме того, здесь могут найтись и другие, похожие на этого молодого гвардейца. — Я сделаю все, что смогу. — Ей придется довериться картам, чтобы они указали правильное решение.
Шарлен последовала за Ломаксом, обогнув лошадь и человека, которому уже ничем нельзя было помочь. Она немного знала предания, рассказы о травах и умела накладывать швы и перевязывать раны. Если ничем нельзя будет помочь, то она может сделать то же, что когда то в другом месте делала ее дочь, — вытирать влажной тряпочкой горящие в лихорадке лбы и держать холодеющие руки.
Они добрались до подножия холма, когда солнце садилось и дневной свет угасал. Кругом были видны признаки недавнего сражения: убитые люди, лошади, брошенное оружие; слышались стоны и крики раненых и умирающих.
— Сюда, миссис, э э, Найт.
— Зовите меня просто Шарлен. — Она послушно последовала за ним в отдельно стоящую палатку. Ломакс откинул полог палатки; там на промокшем от крови одеяле лежал кто то, кто показался ей школьником. Глаза паренька остекленели и были переполнены ужасом и страданием.
— Колдунья! Колдунья! — выкрикнул юноша, слабо показывая на нее.
— Не колдунья, Филипп, — сказал Ломакс. — Это Шарлен, мать Келвина.
— Не позволяй ей прикасаться ко мне! Не позволяй! — он попытался сесть, кровь потекла из под наложенных и завязанных узлом повязок. Он пронзительно закричал самым высоким тоном своего ослабевшего голоса. — Уходи. Уходи прочь! Сожги ее, Ломакс! Сожги… — его глаза закатились, остались видны только белки, тело напряглось, и он откинулся назад.
Шарлен поспешно ухватила его за запястье. Пульс еще прощупывался, но был очень слабым. Филипп потерял много крови.
— Почему он здесь? — спросила она. Она не могла не ощутить гнев при мысли, что такому совсем юному пареньку, просто мальчишке, разрешили участвовать в сражении. В ней заговорил материнский инстинкт.
— Это друг Сент Хеленса. Бывший король Аратекса.
— А. — Значит, это бывший враг, хотя на самом деле той страной управляла Мельба. Короли получают по заслугам, независимо от того, бывшие они или настоящие. — Здесь поблизости можно найти кровяные фрукты?
— Да, они есть, там сзади в лесу.
— Я не уверена, что он сможет проглотить этот сок, но…
— Мы заставим его. Сент Хеленсу не понравилось бы, если бы он погиб.
— А Сент Хеленс… — Шарлен хотела избежать этого слова, но не знала как. — Он захвачен в плен?
— Да. Или мертв. Он, может быть, точно в таком же состоянии, как и он. — Ломакс взглянул на мальчика. — Лежащий здесь Филипп убил колдунью.
— Хельба? Убита? — спросила она в ужасе.
— Да. Он не должен был делать этого.
— Но Хельба ведь добрая колдунья!
— Но ведь она не на нашей стороне. Поэтому враги и захватили Сент Хеленса. Мы нарушили перемирие, и они схватили его.
Она подумала: Хельба все еще жива. Я знаю, я прочла ее карты. Но она может и не выжить.
— Вы может привезти кровяные фрукты? — спросила она, возвращаясь к неотложным делам. — Как можно больше? Если у вас есть другие раненые, потерявшие много крови, это может спасти им жизнь.
— Я пошлю за ними кого нибудь из своих людей. Это большая роща, но туда долго добираться. Они могут не успеть привезти сюда кровяные фрукты до рассвета.
— Им придется это сделать. — Шарлен напоследок еще раз осмотрела бывшего короля. Без сознания, мертвенно бледный, он казался уже мертвым. — Есть ли здесь другие раненые, кому я могу оказать немедленную помощь?
— Много. Некоторые из них ранены не так серьезно.
— Мне будет нужна помощь при наложении гипса и ампутации конечностей. Принесите мне инструменты и запас медикаментов вашего доктора.
Ломакс кивнул, вышел наружу и начал отдавать приказы. Она присоединилась к нему, и он отвел ее к другим раненым и умирающим, которых она видала в своей жизни и раньше.
Все мужчины ищут дурацкой славы, подумала она. Это позор для них, но, кажется, они никогда ничему не научатся.
Уже близился рассвет, когда всадники, отряженные Ломаксом в рощу, возвратились с кровяными плодами. По указанию Шарлен фрукты сварили, а красный сироп был охлажден и применен по назначению. Сначала юный Филипп, а потом солдат за солдатом из последних сил проглатывали ложку или чашечку сиропа в зависимости от тяжести ранения. Через удивительно короткое время на их лицах снова выступил румянец, и люди полностью восстановили свои силы.
Да, кровяной фрукт был магическим плодом. Доктор предчувствовал, что он может им понадобиться, и позаботился о том, чтобы собрать его, но в пылу сражения фургон, в котором находились фрукты, был подожжен и уничтожен. Доктор погиб, пытаясь потушить огонь. До тех пор, пока не поступили новые запасы, раненые продолжали умирать.
Сначала Шарлен его не узнала. Она видела его только дважды и при гораздо лучших обстоятельствах. А тут крупный бледный молодой человек, чью рану она обрабатывала, прошептал, задыхаясь, одно лишь слово, и слово это вызвало у нее радость и удивление.
— Джон! — прошептали его бескровные губы. Лестер! Это был Лестер, муж ее дочери! Он потерял много крови, но он должен выздороветь, как только подействует целебный сироп. Обрадованная, она поднесла полную до краев чашку к его губам и легонько помассировала ему горло, чтобы заставить проглотить ее содержимое.
— Ты поправишься, Лестер, — прошептала она. — Поправишься, ради Джон.
Он не ответил ей. Его пульс участился. Из уголка рта показалась струйка крови более темного и густого цвета, чем сироп.
Боже мой, он умирает! Муж Джон умирает, а она не знает, как можно его спасти. Но ведь должен быть какой то способ исцелить его. Должен быть!
От отчаяния она стала рыться в сумке доктора. Много пакетиков с травами, снабженных надлежащими ярлычками, но они составляли для нее тайну. Шарлен пожалела, что мало знает легенд и преданий о травах. Какая же трава, если ее применить надлежащим образом, способна заживить внутреннюю рану и позволить кровяному фрукту проделать свою работу? Должна быть трава, которая сделает это, но какая же: исцеляющий корень или зашивающий цветок? Она отчаянно попыталась вспомнить. Она никогда не думала, что окажется в подобном положении! Ее руки и ноги, казалось, налились свинцом под гнетом этой тяжести. Туман заполнил всю ее голов, и в ней загудели невидимые пчелы. Она нуждалась в том, чтобы восстановить свои силы.
Шарлен вытащила скляночку с исцеляющим корнем. Может быть, ей стоит попробовать это? А если это не то средство? Просто может оказаться так, что исцеляющий корень служит для чего то другого. Но бездействие или промедление может означать смертный приговор Лестеру. Она приехала сюда, чтобы помочь ему! Если бы только она знала, как.
Если у тебя появились сомнения, спроси у карт. Это была единственная вещь, в которую Шарлен всегда верила. Без колебания она вытащила из своей сумки колоду, перетасовала ее и подумала о Лестере. Затем, несмотря на то, что у нее от головокружения все плыло перед глазами, а тело протестовало все больше, под неодобрительными взглядами своих помощников она разложила карты.
Одинокая карта пешка, рядовая карта, представляющая Лестера. Новая карта, определяющая судьбу Лестера, если она ничего не будет делать. Это была карта смерти, череп со скрещенными костями. Лучше скажите что нибудь, чего я еще не знаю!
Она снова разложила карты. Она раскладывала их прямо на окровавленном полотне. Карта Лестера. Теперь, если применить исцеляющий корень, его судьба будет — карта смерти.
Ее руки тряслись, когда она перемешивала карты и начинала третью раскладку. На этот раз это снова была карта Лестера и мысль о зашивающем цветке. Она подержала в своей левой руке склянку с розовыми цветками, концентрируя на них сознание. Затем открыла карту: карта смерти.
Нет, нет, нет! Восстановительное средство должно найтись! Там, во дворце, она прочла неопределенность в судьбе Лестера. Здесь же она видит смерть и только смерть. Может быть, она приехала слишком поздно?
Она проверила ярлычки на склянках. Вот склянка, наполненная хорошо высушенными белыми цветками. Но ведь это мог быть зашивающий цветок! Тогда что же такое эти розовые цветки в той склянке, которую она держала, когда переворачивала карты? Она прочла надпись на ней, ее усталые глаза сильно напрягались и косили: «Вытягивающий цветок». Она взяла не ту склянку!
Шарлен быстро попыталась разложить карты в четвертый раз, держа в руке скляночку с белыми цветками. Карта, представляющая Лестера Крамба, мужа ее дочери. Теперь я применю лекарство в этой склянке и…
Улыбающееся солнце: карта выздоровления! Лестер выздоровеет, если она вовремя введет в его организм это лекарство.
Но как же это сделать? Она не знала, но необходимо было действовать быстро. Она торопливо открутила крышку склянки, высыпала сушеные цветки в чашку, добавила воды и несколько капель малинового вина, размешала и поднесла к губам Лестера.
Она растирала ему горло, наклоняя к его губам чашку. И медленно, чтобы он не задохнулся, стала вливать жидкость ему в рот.
Ломакс вздохнул. На лице появился слабый румянец. Его глаза моргнули:
— Джон? Джон? Я люблю тебя, Джон! Я хочу, чтобы ты подошла поближе. Пожалуйста, Джон, подойди поближе.
— Тсс, сынок, — сказала она, нежно поглаживая его лоб. — Это всего лишь твоя старая теща.
Его глаза снова заблестели, они были уже не такими остекленевшими и теперь сфокусировались на ней. Румянец на его щеках стал ярко красным:
— Спасибо, вам, миссис Хэклберри, — сказал он. Потом, истощив все свои силы, закрыл глаза.
Я вырвала его у смерти, подумала она, и тотчас поняла, как же на самом деле она устала. Она работала всю ночь и часть дня, ничего не видя, кроме ран и крови. Шарлен закрыла глаза, оперлась спиной о докторский саквояж и полностью расслабилась.
Сон, сон, сон, природный восстановитель сил.

Хельба оставалась слабой, но уже достаточно окрепла, чтобы принимать свои собственные лекарства и они хорошо помогали ей. Но за те часы, что она, раненая пролежала без сознания, она лишилась возможности управлять ходом событий, что было весьма опасно. Она достала свой кристалл и направила его на вражеский военный лагерь. Вскоре она различила в нем женщину с фиалковыми глазами, исцеляющую раненых Келвинии и Германдии.
Колдунья, назвал ее тот молодой человек. Она действительно была похожа на колдунью, но Хельба никогда не слышала, чтобы кто нибудь еще занимался этим искусством. Она нахмурилась, наблюдая за исцелениями, жалея, что сама еще прихварывает. Магические восстановители сил, целебные средства были чудесны, но в ее возрасте они не очень многое могли сделать.
Позже женщина в кристалле раскладывала карты рядом с умирающим от ран человеком и раскрытым докторским саквояжем. Хельба наблюдала, как женщина трижды тасовала колоду и трижды вынимала из нее карты. А, вот как она это делает! Она была не очень то искусна в колдовстве или целительной магии, только в картах — но они хорошо руководили ею и указывали ей правильный ответ.
Хельба наблюдала, как женщина дает лекарство и возвращает молодого человека к жизни. Затем, обессилевшая до такой степени, каким бывает только человек, по настоящему занимающийся колдовством, поскольку это искусство вытягивало наружу душу также, как и жизненные ресурсы тела, женщина сползла на пол палатки, закрыла глаза и мгновенно заснула.
Интересно. У нее есть талант. В значительной степени нетренированный, неразвитый, но есть. Еще один враг? А может быть — можно ли осмелиться подумать об этом — она сможет стать моей соратницей? Ученицей, кем нибудь, кто поможет мне сражаться?
Желая этого, она заснула и сама, и ей снились ее колдовские сны.
На следующее утро Катба вошел в комнату с высоко поднятым над гладкой лоснящейся шерсткой спины хвостом. Он исхудал после тяжелых мучений, передавая Хельбе свою жизненную силу, но он тоже принимал средства, восстанавливающие силы, и теперь поправлялся. Он подошел прямо к ней и заглянул в лицо.
— Эти двое снова попали в неприятности? — она вздохнула. — Подумай, что нам пришлось бы вытерпеть, если бы у них не были мозги взрослых людей! — Вообще то она частенько сомневалась в зрелости их умов; иногда они вели себя так отчаянно по детски, что ей хотелось отшлепать их по маленьким попкам.
Опираясь на трость, Хельба с трудом поднялась на ноги и последовала за своим другом и кровным братом.
Сент Хеленс держал глаза лишь чуть чуть приоткрытыми и притворялся, что спит. Ему до сих пор удавалось избежать гальки и комков сухой грязи. Теперь перед его носом танцевало перышко и заставляло его чихать. Он подумал, не схватить ли веревочку и не порвать ли ее, и он так бы и сделал в следующее мгновение. Но тут перышко внезапно исчезло из его поля зрения.
Он услышал как они шепчутся наверху. Маленькие дьяволята, что они придумают в следующий раз?
Неожиданно сзади по его шее потекла какая то влага, она попала ему на щеку, затем на бороду. В ужасе он откатился в сторону и проревел:
— Вы, ублюдки! Вы грязные ублюдки!
Наверху виднелись два детских лица, которые, ухмыляясь, заглядывали в камеру.
— Это достало его, Кильдом.
— Ты прав, Кильдей. Послушай, вот куда нам нужно прийти в следующий раз, когда мы захотим пописать.
— Можно напиться сока яблочных ягод. Возьмем и выпьем побольше. Пусть он понюхает его сладкий аромат.
Сент Хеленс вытер затылок и шею. Если бы в камере нашлось что нибудь, чем можно было бы запустить в мальчишек, он бы так и сделал. Он понюхал свою руку, стряхнул с нее несколько желтых капель и выругался так мерзко, что казалось, стены обуглятся.
— О, послушай, какие гадкие слова, Кильдом!
— Он отвратительный человек, Кильдей; а ты чего ожидал?
Мальчишки захихикали. Сент Хеленс чувствовал, что специально показывает им, каким плохим он может быть. Он попытался взять себя в руки. Это было труднее всего, потому что его внутренняя природа побуждала его браниться, ругаться и устроить театральную сцену. Совсем не из за ангельского характера его прозвали Сент Хеленсом, а из за того, что его темперамент был некогда таким же бурным, как и у известного земного вулкана.
— Вы, щенки, попадете в беду! — закричал он. — Вы не можете так поступать с генералом! Вы будете наказаны! Когда я выйду наружу, я хорошенько взгрею вас по задницам!
— Послушай ка его, Кильдом. Он думает, что он выйдет оттуда.
— Никогда, Кильдей. Он будет там вечно! Каждый день мы будем приходить и поливать его, как дрянной сорняк.
— Пока вся камера не заполнится доверху мочой от яблочного сока.
— А он будет плавать в ней, словно огромная жирная лягушка!
— У него уже сейчас рыло, как у огромной жирной лягушки!
Они снова захихикали, не в силах больше обмениваться остроумными репликами.
— Вы , ублюдки! Вы грязные ублюдки ! — взорвался Сент Хеленс. Он повторялся, но ничего не мог с этим поделать. Считалось, что у коронованных братцев ум взрослых мужчин, так что немного мужской ругани не могло повредить. Может быть, ему следует помнить о том, что в телах этих мальчиков заключены взрослые мужчины и тогда, когда он до них доберется, он сможет сделать побольше, чем просто их отшлепать!
— Знаешь, Кильдом, есть еще одна разновидность отходов. Удобрения растениям нужны не меньше чем вода, правда же?
— Ага, навоз! Давай!
Сент Хеленс почувствовал, что его лицо приобретает багровый оттенок. Он мог представить, что у него из ушей, ноздрей и рта, завиваясь, поднимается гейзер огня. Никогда в жизни его не доводили до такого ничем не сдерживаемого гнева!
Наверху в окне он увидел заслонившую свет пухлую задницу. Только она совсем не собиралась останавливаться на этом. О, только бы найти что нибудь вроде гнилого помидора!
— Что здесь происходит? — кажется, это голос старой колдуньи! Невероятно! Не собирается ли она сама распорядиться его мучениями? Может быть, ее старая задница заменит за решеткой зады мальчишек?
Голую задницу тут же быстро прикрыли, но щенок продолжал стоять перед окном, словно пытаясь скрыть то, что здесь происходило.
— Ничего, Хельба, — ответил один из них, напустив на себя невинный вид.
— Мальчишки! Мальчишки! Вы знаете, чем вам лучше заняться, вместо хулиганства! Вам придется извиниться. — Было очевидно, что ее ничуть не удалось провести.
— Мы просто веселились, Хельба.
— Уверена, что для генерала Рейли это совсем не было забавой. Теперь немедленно уходите отсюда!
Молодые лица угрюмо посмотрели на него, затем исчезли. Сент Хеленс ждал, но колдунья не заняла их места. Очевидно, она пришла сюда не для того, чтобы продолжать мучить его, как бы трудно в это ни было поверить.

Появился кровный брат колдуньи. Кот немигающими глазами уставился на него и заглянул в камеру, затем махнул хвостом и исчез без всяких признаков неприязни.
— Колдуньи! — выругался Сент Хеленс. — Как я их всех ненавижу!
Немного позднее охранник открыл дверь темницы и поманил его наружу. Видя обнаженный меч и помня о том, что у него нет никаких шансов вырваться отсюда с боем, даже если ему удастся победить охранника и отнять у него меч, он робко взобрался по лестнице. Когда он поднимался вверх, то к своему удивлению увидел, что двое молодых королей промчались мимо него вниз. Мальчуганы несли большое ведро мыльной воды, щетку и швабру.
Снаружи, нагретая солнечными лучами и манящая к себе, его поджидала большая лохань мыльной воды.
— Раздеваться! Мыться! Очиститься от мух и вшей! — приказал охранник.
Единственный раз в жизни Сент Хеленс был более чем счастлив подчиниться. Здесь было мыло от вшей, банное мыло, даже мочалка и щетка. Радуясь от облегчения, он поспешил воспользоваться всеми этими предметами.
После тщательного мытья и дезинфекции он увидел, как охранник делает ему знак выходить наружу. Он даже кинул ему полотенце. Когда Сент Хеленс кончил вытираться, охранник бросил ему просторную арестантскую одежду, чтобы заменить ею грязный, кишащий вшами мундир.
Он почувствовал себя удивительно хорошо, пока одевался. Обернувшись, он увидел перед собой обоих королей, физиономии у них были красными. Их густой румянец хорошо шел к кирпично красным волосам и планам, которые он строил.
— Мы приносим свои извинения, генерал Рейли, — сказал король, стоявший слева.
— Мы никогда больше не подойдем к вашему окну, — пообещал король, стоявший справа.
Сент Хеленс что то пробурчал в ответ, коротко кивнув головой в знак того, что принимает их извинения. Он был настороже, опасаясь, что за их словами скрывается какая нибудь ловушка, но пока что он получил то, о чем мечтал уже долгие дни: чистое белье и всеобщее истребление паразитов, гнездившихся на нем. Он ненавидел вшей почти так же, как и ублюдков!
Щенки исчезли. Сент Хеленса вернули обратно в камеру. Он остановился и уставился на дверь.
Камера была выскоблена дочиста, до единого пятнышка. Была принесена свежая солома. Того, что магия могла бы сделать в одно мгновение, юные короли, очевидно, добились тяжелым трудом.
— О, добрые боги, — воскликнул он и упал на кучу соломы, чувствуя больший физический комфорт, чем когда либо со времени пленения.Добрые, милостивые боги, она ведь действительно добрая колдунья!

Глава 19. Революционеры

Огромный боевой конь удивленно заржал, когда Келвин приземлился на его широкую спину. Он едва ли думал о том, что делает; его левая рука просто послушно следовала за перчаткой, спихнув всадника с его седла. Ухватившись за гриву коня, он занял место солдата. Поводья болтались по сторонам, но для перчатки не составило никакого труда схватить их, потребовалось даже задуматься об этом. Его немедленно атаковал мощный роялист, замахивающийся мечом, но правая перчатка парировала удар и быстро прикончила этого человека.
Когда тело роялиста повалилось вниз, на Келвина брызнула кровь. Он почувствовал, как его желудок начинает выворачиваться наизнанку, но он уже привыкал не обращать на это внимания. Конечно же, он и все остальные оказались в центре ожесточенной жаркой схватки. Как если бы он оказался в другой плоскости реальности, где не было ничего общего с его родным домом, семьей и человеческими ценностями.
— Келвин, берегись! — прокричал его отец. Дорогая цена оказаться разлученным с семьей! Но перчатки уже мелькали в воздухе, двигались, перебрасывая меч в левую руку, а поводья в правую. Новый атакующий окончил свой век на острие меча Келвина, из его горла хлынула кровь, а у Келвина от его собственного неистового замаха и удара мечом из расцарапанной правой щеки потекла кровь. Нет времени, чтобы подумать! Только быстро менять положения, пока действуют перчатки, и просто сохранять себе жизнь. Как он ненавидел все это!
Теперь один из тех, кто атаковал роялистов, оказался прямо перед ним, это был его союзник. Крупный человек, одетый очень просто. Мортон Крамб! Нет, не его друг и тесть Джон, а очень похожий на него человек, двойник из этого измерения. Он обратил внимание на круглые розовые уши этого человека, ни на одном из них не было видно никакого шрама, и только это удержало Келвина от того, чтобы прокричать его имя.
— Ты, — прогрохотал двойник Мортона Крамба, — ты выступаешь против короля?
В последний раз, когда Келвин пытался ответить на этот вопрос, он попал в беду.
— Я сражаюсь за то, чтобы спасти моих друзей, — сказал он, кивнув в сторону Кайана и своего отца.
— Идем! — так же коротко и ясно, как мог бы сказать сам Мортон Крамб.
Уверенной твердой рукой в перчатке Келвин направил лошадь и стал сражаться бок о бок со здоровенным двойником Мортона Крамба. Они оказались прямо перед пленниками. У Кайана и отца руки были крепко связаны за спиной, и это могло затруднить задачу увезти их отсюда. Возможно охранникам роялистам приказали скорее убить их, чем отдать врагу.
— Отец, я думаю, нам будет лучше отступить!
Прямо к ним только что прорвался двойник Лестера. Рядом с ним был более молодой боец, точная копия Филиппа, бывшего юного короля Аратекса, только с круглыми ушами. За ними остались две лошади без всадников, а на земле лежали двое мертвых роялистов. На мече Лестера виднелась свежая кровь.
Келвин попытался сосредоточится. Это на самом деле не Лестер и не Филипп, а этот человек — не отец моего зятя. В данных обстоятельствах было трудно думать о чем нибудь еще. Вероятно, либо он сам, либо они погибнут, если он полностью не сосредоточится на своем деле.
Он осмотрелся по сторонам. Да, их действительно было очень мало, этих революционеров.
— Помоги мне сперва освободить их, — попросил Келвин.
— Мы теряем слишком много людей, — запротестовал крупный вожак.
— Ты поможешь нам сейчас, а мы поможем тебе позже. У нас есть то, чего может не быть у вас. Мы прибыли из другого измерения.
— Я так и думал! Я видел, как ты пикировал вниз! Но мы не сможем помочь тебе, если ты умрешь. Если у тебя есть сила, используй ее!
Келвин понял, что в словах этого человека имеется определенный резон. Он надавил на контрольный рычаг на своем поясе и, рывком высвободившись из стремян и седла, поднялся чуть выше голов воюющих. Сражение остановилось.
Это была лишь временная передышка, и он знал это. Через мгновение новость будет усвоена, и резня возобновится. Он передвинул рычаг вперед.
Лица охранников придвинулись ближе, так же как и лица тех, кого они охраняли. Они стояли с раскрытыми ртами, изумленные зрелищем, которое пропустили раньше, так как были слишком заняты, когда Келвин прибыл сюда. Еще через секунду кто нибудь вспомнит об арбалете или о каком нибудь другом метательном оружии, которое могло бы ускорить его конец. Но внезапность появления и перчатки на руках, давали Келвину шанс на успех.
Он быстро разоружил охранника, который замахнулся на него мечом, затем опустился пониже и свалил оставшегося охранника. Через мгновение он уже разрезал сначала веревки, которыми был связан его отец, а затем и брат.
Ну, а как теперь выбираться отсюда? Перчатки знали, как это сделать. Не совсем по своей воле Келвин ухватился за поводья боевого коня и, по побуждаемый перчатками, запрыгнул в седло.
— Отец! Кайан! Сюда!
Они протянули ему руки, и перчатки втащили их на седло. Они втроем сидели на одной лошади.
— Это будет нелегко! — сказал Джон. — Мы окружены.
Перчатки Келвина вырвали сверкнувший поблизости меч и передали его отцу.
— О, спасибо, но не думаешь ли ты?..
— Я проложу путь. Вы последуете за мной. Сразу же.
С этими словами Келвин воспарил из седла и завис прямо над их головами. Лошадь подозрительно оглядела его, но не стала спорить; в конце концов, с ее спины слетел тяжелый груз. Затем Келвин надавил на передний рычаг и полетел, чтобы встретить роялистов, скачущих прямо на них.
Роялист, атаковавший первым, погиб, так же как и несколько других, сражаясь с висящим в воздухе Келвином. Во фланге противника образовалась брешь. Оставшиеся в живых революционеры с боем прорвались внутрь под предводительством двойников двух Крамбов. Двойник Филиппа кричал им что то ободряюще.
Роялисты, оказавшись с обеих сторон окружены противником, сражались отчаянно, но продолжали погибать. Меч в руке Келвина не переставал колоть и рубить, игнорируя крики умирающих и раненых, которые стояли у Келвина в ушах.
Наконец последние из роялистов исчезли под натиском неистовой атаки с воздуха. Рядом с ним был здоровенный вожак, сын этого здорового вожака, мальчик, и полдюжины других, чьи лица были чем то знакомы Келвину. Все они смотрели на него.
— Теперь вы можете отступить, — сказал Келвин, — и захватить нас с собой.
— Хвала богам, что все это закончилось, — произнес двойник Мортона Крамба. — Следуйте за нами!
Они проскакали по ложбине, которая могла бы быть проходом между двумя долинами близнецами в мире серебряных змеев, в глубь холмов. Здесь вожак сильно поредевшего отряда поднял руку и остановился.
— Уф. Пришло время поговорить.
Келвин спускался, пока его ноги снова не коснулись земли. Он выключил пояс и ждал.
— Марвин Буханка, — сказал крупный вожак. — Вы, чужеземцы имеете какую нибудь трудность с этим именем?
— Никакой, — ответил Келвин. Итак, это был не Мортон Крамб, как дома, не Мэттью Бисквит, как в мире серебряных змеев, это был Марвин Буханка. Это понятие, видимо, имело определенный смысл.
— Хорошо. Некоторые думают, что Марвин — весьма необычное имя.
— Не более чем мое, — сказал Келвин, сохраняя серьезную мину.Келвин Хэклберри. А это мой отец Джон Найт и мой брат Кайан Найт.
Марвин кивнул.
— Это мой сын Хестер. А этого молодого паренька мы зовем Джилиппом.
Как Лестер и Филипп. Отлично. Келвин вежливо протянул руку. Здесь, к счастью, существовал обычай пожимать руки, точно так же как и во всех мирах, в которых ему приходилось бывать, за возможным исключением мира химеры. Его отец и брат тоже спешились наряду с другими членами отряда. Все пожали друг другу руки.
— Мы называем себя Надеждами Буханки, — сказал Марвин. — Иногда бухалами. С некоторых пор мы изредка занимались разбойничьими набегами. — Он снова помолчал, но никто не нашел в этом прозвище ничего смешного. — После двух лет, в течение которых мы пытались произвести здесь изменения, это все, что мы имеем.
Келвин понял, что тот имеет в виду. Всего восемь человек, и двое из них легко ранены. Остальные люди, участвовавшие в битве были мертвы или захвачены в плен роялистами.
— Ваш король плохой? — Келвин опять не принимал ничего на веру.
— Он ужасен. Его необходимо свергнуть. А как это сделать, я не могу сейчас представить.
— С нашей помощью, — доверительно сказал Келвин. Марвин, казалось, сомневался.
— Эта твоя летающая сбруя может помочь, но я не уверен, что этого будет достаточно. Нас на самом деле только восемь.
— Будет и больше, — сказал Келвин. — Все, что нам нужно, это рассказать обо всем народу, как только вы наберете вашу армию.
— Армию? Какую армию? Я говорю тебе, нас же только восемь человек.
Келвин вздохнул. Как все это элементарно. Его и впрямь утомляло быть вынужденным объяснять все это снова и снова. Отец предостерегающе смотрел на него, но он упрямо продолжал:
— Если у вас здесь нет огромных змеев, которые сбрасывают шкуры из чистейшего серебра, то тогда у вас есть драконы с чешуей из чистого золота. Просто и ясно.
Марвин Буханка смотрел на него глазами, налившимися кровью. Выражение его лица позволяло предположить, что он считает Келвина сумасшедшим.
— Змеи с серебряной чешуей? Драконы с золотыми шкурами?
Келвин вдруг понял, почему его отец так предостерегающе смотрел на него. Его нравственное состояние подверглось испытанию. Он встретился с еще одним едва заметным, но все же различием между мирами. Но он кое чем был обязан этим двойникам знакомых ему людей. Он был в долгу и не мог уплатить его.
— Прошу прощения. Я же говорил тебе, что мы прибыли из другого измерения.
— Должно быть, из очень отдаленного. Серебряные змеи! Золотые драконы! Это же легенда! Ничего похожего на них существовать вообще не может!
Как и химеры с тремя головами, подумал Келвин. О, ну ведь у этих добрых людей все же должны иметься какие то преимущества, какие то достопримечательности их мира, и ему нужно позаботиться об этом.
— Посмотри, — сказал он, вытаскивая оружие Маувара, — это нечто совершенно необычное и специфическое. Оно может уничтожить враждебную магию и даже обратить ее на пославшего.
— Магию? Магия — это миф!
Келвин подавил вырвавшийся у него стон. Еще одно разочарование. Этот мир казался похожим на его собственный, но в нем не было драконов, змеев и даже магии. А как могло ее не быть? Но ведь робот Стапьюлар говорил о Высших и Низших мирах. Может быть, этот мир похож на мир его отца, где магия не существовала, а магические результаты достигались с помощью чего то, называемого наукой.
— Мы все трое умеем летать с его помощью, — сказал он, притронувшись к своему поясу. — Мы можем неподвижно висеть в воздухе или двигаться со скоростью быстрой лошади. Это будет вам какой то помощью и уже было применено там, в битве, где мы только что сражались.
— Я там потерял половину моих людей! — воскликнул Марвин с подозрительным видом. — Кроме этого пояса у тебя больше ничего нет?
— Отец! — сказал Хестер, и было невозможно не думать о нем как о Лестере. — Отец, он хочет помочь.
— Хорошие намерения не могут одолеть тиранов. Тиранов разбивают армии.
Келвин проглотил комок в горле. Он все еще не ответил на вопрос вожака. Он посмотрел на Кайана и увидел, что лицо его сводного брата было таким бледным, словно он посмотрел в глаза немедленной смерти. Затем он взглянул на отца и увидел, что и там не может рассчитывать на помощь. И это его болтливый язык впутал их во всю эту историю, точно так же как и с химерой. Каким то образом его язык и должен помочь ему выпутаться из всего этого.
— У нас есть опыт. Мы сбросили тиранов в двух мирах, почти идентичных этому миру. И… — наконец его посетило вдохновение. — Если это нужно, мы можем вернуться в эти миры и захватить там все, что понадобится, чтобы справиться с вашим тираном.
— Ты так считаешь, да? — Вид у Марвина был весьма угрожающий.
— Если понадобится. Мы привезем тебе оружие, которого у вас нет. Может быть, даже армию.
— Послушай его, отец. Послушай! — упрашивал сын Буханки. Но вожак уже вытаскивал свой меч.
— Вы явились сюда не по нашей просьбе, и теперь уберетесь отсюда, и мы никогда больше вас не увидим.
— Но это же неправильно! — И почему этот вариант Мортона Крамба такой воинственный? Но Келвин понял, что этот вопрос безоснователен и не имеет смысла. В каждом измерении характеры людей были похожи, но в то же время слегка различались, и сильнее всего это различие проявлялось в личности людей, а не в их внешности. Итак, этот Мортон Крамб был более агрессивным, чем все другие, и, вероятно, сердить его более опасно. Он также выглядел и более неуклюжим.
— Послушай, сынок, — сказал Марвин, пробуя острие меча своим большим мозолистым пальцем. — Мы уже ходили по этой дороге. К нам так часто прибывали гости из других миров, что король послал людей следить за транспортером! Мы узнали только одно: посетители приносят беду!
— Но, отец, — запротестовал Хестер. — Он же не может знать! — Он протестовал, но в его голосе слышалась неуверенность. Казалось, личность отца больше доминирует над его характером, чем в случае с Лестером.
— Нет, я не знаю, — сказал Келвин. — Я ничего не знаю о ваших предыдущих посетителях. — Он чувствовал себя так же, как и тогда, когда Стапьюлар сдернул с себя руку и открыл спрятанное там лазерное оружие. Его перчатки начали пульсировать, но пока умеренно.
Что ж, он использует перчатки для индикации, будет продолжать говорить и изменит предмет разговора, если увидит, что перчатки забеспокоились.
— У вас ведь здесь есть королевство, где вы можете взять наемников, не так ли?
Гнев Марвина было трудно унять.
— У нас оно есть, сынок, но у нас, конечно, нет ни золотых драконов, ни серебряных змеев или магии. Нет у нас и богатства!
— Но ведь у вас у всех круглые уши. Вы можете воспользоваться транспортером.

— Никогда, даже за золотые горы!
— Я не имею в виду лично тебя, но хотя бы одного из вас. Может быть, Хестер?
— Люди короля охраняют транспортер, — запротестовал Хестер. — И даже если бы мы туда добрались, я бы не смог им воспользоваться.
— Даже с моей помощью?
— Нет.
— А почему нет? — перчатки не становились теплее, что само по себе было неплохим знаком, но, однако, это необязательно было хорошо. Просто он, возможно, ничего не добьется — ни хорошего, ни плохого.Круглые уши означают, что вы можете воспользоваться транспортером.
— Нет туда пути, сынок. Здесь требуется побольше, чем просто форма ушей.
— Но… — Это начинало становиться затруднительным! Согласно пергаменту Маувара круглые уши являются билетами для проезда, а уши другой формы приговором к уничтожению. Или так дела обстояли только в его родном измерении? Может быть, где нибудь совсем другие правила?
— Позволь мне все объяснить, сынок. Когда бы кто нибудь из нас, коренных жителей, ни входил внутрь транспортера, он начинал чувствовать себя так, будто его дурацкая башка вот вот разлетится на куски. То же самое ожидает и тебя, если ты попытаешься вернуться обратно.
— Ты имеешь в виду… — Келвин сделал отчаянную попытку уловить смысл только что сказанного, его голова уже распухла от всего этого.Магия?
— Технология. Какая разница, если иметь в виду нас? А это означает, что транспортер работает только в одну сторону. И никто не может покинуть наше измерение с его помощью.
— Никто? — колени Келвина подогнулись, словно вареные макароны.
— Никто. Вот почему люди короля не пользуются им.
Келвин попытался обдумать это. Оказаться навсегда привязанным к этому унылому измерению. Никогда больше не увидеть Хелн. Более того, оказаться в мире, где не было способа собрать армию и разбить тирана? А как же тогда с химерой? Химера будет ждать драконьи ягоды, которые он ей пообещал. Он всячески собирался исполнить это обещание и будет очень огорчен, если ему придется отказаться от своего намерения.
— Может быть, небольшая надежда все же есть, — неожиданно проговорил отец Келвина.
Все посмотрели на него, на высокого незнакомца, который раньше молчал. Марвин смотрел внимательнее всех.
— Послушайте, — сказал Джон Найт, раскинув руки. — Мы здесь такие же пленники, как и вы. Но если транспортер — это технология, и даже если нет, то путь все таки может найтись.
— Как? — спросил Марвин, проявляя некоторый интерес. — Ты собираешься убить этих ос в наших головах?
— Возможно. Та комната рядом с комнатой транспортера — я уверен, что она не существует ни в одном из измерений. Может быть, там найдется что нибудь, что сделает транспортер двухсторонним. Возможно, управление.
— Люди короля тогда бы его обнаружили, — сказал один из людей.
— Может быть, и нет, — ответил Джон. — Нет, если они не знают, чего искать. Я вспоминаю, как трудно было заставить компьютер заработать, когда не знаешь кода; можно гадать всю неделю и так и не добраться до сути, а проклятая машина ничего тебе не скажет.
— А вы думаете, что знаете, где нужно искать? — спросил Марвин.
— Возможно. Если это технология.
Перчатки Келвина дернулись. Что бы это могло значить? Марвин убрал меч. Его хмурое суровое лицо выражало только согласие, но никакой реальной веры в слова Джона.
— Лучше бы во всем этом участвовала армия, — сказал он. — Лучше было бы так, иначе нам всем придет конец.
Но перчатки уже остывали. Это дало Келвину надежду.

Глава 20. Встреча двух родственных душ

Шарлен проснулась отдохнувшей. Лагерь был тих. Было уже — о, небо, — уже давно был день.
Выбравшись из палатки, она встретила Ломакса. Он, улыбаясь, шел ей навстречу, широко раскинув руки для объятия. Она позволила ему обнять себя и затем рассказать ей, как много жизней она спасла и как все ей благодарны.
— Но теперь, — закончил он, — мы собираемся совершить большой бросок вперед, и вам неудобно…
— Ты хочешь, чтобы я уехала.
— Да, мэм, до того, как мы снова перестроим армию. Будут еще потери, но у нас большой запас кровяного фрукта, а вы раскрыли все тайны докторского саквояжа. Мы можем справиться, хотя…
— Да, — сказала она. Он хотел, чтобы она оставалась с ними до конца. Но ей этого не хотелось. В конце концов, она приехала сюда только с одной целью, спасти жизнь Лестеру. Она это сделала, и теперь ей очень хотелось уехать подальше от этой бессмысленной бойни.
— Тогда вы…
— Я хочу сказать, что теперь я вернусь домой, где буду в безопасности. Вы это хотели сказать?
Он казался удивленным, потом подавленным. Он спрашивал ее только из чувства долга. Она знала, что самое последнее, чего он ожидал, это что она согласится уехать. Шарлен почувствовала себя виноватой из за того, что ей приходится разочаровывать и огорчать его, но ей необходимо было уехать.
— Я ведь на самом деле не сиделка и не волшебница, — сказала она. — Я уверена, что вы справитесь вместе с теми, кто мне помогал. Я могу понадобиться своей дочери, а кроме того у меня еще есть сын и его жена. У Хелн вот вот должен появиться на свет мой внук.
— Я — понимаю. — Он изо всех сил пытался скрыть огорчение. Будь он на несколько лет помоложе, он бы, наверное, заплакал. Все таки ее будет здесь не хватать.
— Меняйте повязки, вводите сироп кровяного фрукта раненым по мере надобности и держите мальчика подальше от поля боя.
— Вы имеете в виду Филиппа?
— Именно. Он так же безрассуден, как была Джон в его возрасте. Я прочла его карты — он подвергается продолжительному высокому риску вместе с картой неопределенности. Держите его в безопасности.
— Я постараюсь. Но Филипп когда то был королем, его трудно держать в узде.
— Я думаю, что с ним сладить не труднее, чем с Джон. И, кроме того, у Филиппа из Аратекса нет старшего брата с магическими перчатками и пророчеством. Если бы Джон была здесь, вы бы поняли, что такое не поддаваться управлению.
Ломакс попытался улыбнуться, но улыбка получилась слабой и кривоватой. Он подозвал к себе проходившего мимо солдата.
— Капрал Хинцер, оседлайте лошадь миссис Хэк… э э, Шарлен и приведите ее к ней. Пусть двое солдат проводят ее до границы.
— Это совсем необязательно, — уверила его Шарлен. — Я знаю дорогу, а опасностей в пути для старой женщины совсем не будет.
— Не старой! — запротестовал Ломакс. — Но если вы уверены…
— Вам нужны все ваши люди. Война еще не кончена.
— Да. Да, спасибо, Шарлен. Спасибо вам за помощь. Вы спасли много жизней.
"Вы, возможно, не всегда будете благодарить меня — с сожалением подумала она. — Когда обстоятельства обернутся против вас, а меня здесь уже не будет. Тогда вы, возможно, проклянете меня за то, что я вас покинула.
И, к сожалению, будете до некоторой степени правы".
Она терпеливо ждала, пока к ней не привели коня, затем взобралась в седло. После долгого стояния на коленях около раненых тело у нее закостенело. Она уже собиралась выехать, когда к ней подбежал Ломакс, его лицо было пунцово красным. Он протянул ей кувшин и какой то сверток.
— Я забыл, что вы не поели. Вот здесь бисквит на дорогу, сушеное мясо и консервированные фрукты. В кувшине вино. Вы, должно быть, умираете с голоду!
— На самом деле не так уж сильно, — сказала она. — Мы, ведьмы, едим редко.
— Ведьмы? — он заметно побледнел. На мгновение у него сделался такой вид, словно он поверил ей.
— Это то, что сказал Филипп, когда я подошла к нему. И кто знает, если бы у меня был хороший учитель, возможно, мальчик оказался бы прав.
Она легонько подтолкнула Нелли коленом, проехала через лагерь и выехала на дорогу, которая вела к границе.
Через полдня езды шагом на неспешно идущей лошади она встретила кота. Он выбрался из за кустов, с высоко поднятым хвостом, желтые глаза неотрывно и внимательно смотрели на Шарлен, и она в то же мгновение поняла, почему на самом деле так неожиданно уехала из лагеря.
Она сказала: «Тпру, Нелли», хотя лошадь уже остановилась. Кот подошел поближе. Он был очень черный, чернее, чем должна быть обыкновенная кошачья шкура смертной кошки. Он уселся, аккуратно вылизал себя, расправил лапой усы и затем сделал то, его и ожидала Шарлен. Он повернулся к ней спиной, посмотрел через плечо, махнул хвостом и пошел по какой то тропинке.
— Следуй за этим котом, Нелли! — сказала Шарлен своей лошади. Это прозвучало глупо, казалось невозможным, что лошадь сделает это, но Нелли послушалась ее. Это, подумала Шарлен, должно быть, результат действия какой то магии!
Она свободно держала поводья в руках, позволяя лошади не спеша следовать за котом. Шарлен вздохнула и закрыла глаза, отдыхая. Не раз уже она спрашивала себя, почему находится здесь и куда они направляются. Она даже не думала о том каким, будет это путешествие, длинным или коротким. Почему то она чувствовала заранее, что что то подобное должно произойти. Потому то ей и понадобилось так срочно уехать из лагеря. Как если бы она выложила еще одну карту, и та велела ей покинуть место, где она нужна, чтобы попасть туда, где она нужна еще больше.
Наконец тропинка закончилась, и они остановились. Здесь на совершенно голой поляне стояло огромное узловатое дерево. Под деревом, поджидая ее, сидела, опершись на палку, старая согбенная женщина. Ну и кто бы это мог быть, кроме…
— Хельба? Хельба, колдунья?
— Кто же еще, Шарлен?
Шарлен почувствовала, как тяжелая туча, нависшая над ней, постепенно рассеялась.
— Я здесь, — без колебания сказала она. — Здесь, куда, как я теперь понимаю, ты велела мне явиться.
— Ты хорошо поработала, — сказала ей Хельба. — А теперь ты поработаешь еще лучше.

Хелн из под полуопущенных век смотрела, как Джон добавляет семена и крошки в кормушку на подоконнике. Закончив, Джон посмотрела на нее, увидела, что Хелн, очевидно, спит и осторожно вышла из комнаты.
Как только дверь захлопнулась, Хелн вскочила с кровати, и быстро перебирая ногами в манере которая, с недавнего времени стала казаться ей вполне натуральной, бросилась к окну. Она стояла, украдкой наблюдая за темноголовым воробьем, приземлившимся на ободок кормушки подноса. Маленькая пташка с опаской посмотрела на нее внимательными глазами. Хелн стояла неподвижно, не мигая.
Птичка клюнула с кормушки кукурузофасолину, разломала ее и начала поедать. Довольная, она откинула крохотную головку и радостно чирикнула.
Рука Хелн немедленно метнулась вперед, словно змея. Ее пальцы, щелкнув, захлопнулись как челюсти вокруг тельца птички, прежде чем та успела вспорхнуть. Она поднесла ее ко рту; желудок уже нетерпеливо урчал в ожидании пищи. Птичка в отчаянии раскрыла клюв.
Хелн открыла рот. Легко, без видимого усилия, ее голова качнулась вперед, зубы впились в тело птички, смяли и раскусили ее.
Она как раз заканчивала стирать с губ ярко алые пятна, когда возвратилась Джон. Джон уставилась на нее и на кормушку. Там лежали перья. Вокруг рта Хелн была размазана кровь.
— Но, Хелн, что же… — Джон была слишком удивлена и перепугана, чтобы закончить фразу.
— Орлоястреб набросился на воробья. Я пыталась добраться туда и прогнать его, но…
Глаза у Джон были большие и круглые от изумления. Она подозревала, пусть и не была уверена в этом, что Хелн сказала ей неправду. Недоверие боролось в ней с другим подозрением. Победила более мягкая, правдоподобная мысль.
— О, Хелн, как это ужасно для тебя! Я знаю, что ты любишь певчих пташек, тебе нравится любоваться ими! И надо же случиться, что орлоястреб напал на одну из них прямо в кормушке!
— Он просто следовал своей природе, — сказала Хелн. Она украдкой вытерла кровь с губ и вокруг рта, проведя рукой так, словно снимала прилипшую крошку.
— Да, я знаю, но, Хелн, — ты не поранилась?
— Прикусила язык, когда попыталась закричать на хищника. — Она отвернулась от окна, заставляя себя двигаться медленно, так, как положено двигаться беременной. Не взглянув на Джон, она вернулась в постель.
— А ты не хочешь пойти погулять этим утром?
— Нет!
— Но ведь на улице так хорошо!
Хелн просто закрыла глаза, словно присутствие Джон утомило ее, что едва ли было преувеличением.
Джон подошла к ней и пощупала лоб.
— У тебя нет температуры, Хелн. Лоб холодный — как мне кажется, холоднее нормального.
— Ты когда нибудь была беременна?
— Сама знаешь, что нет!
— Так и должно быть. По крайней мере, у круглоухих.
— О. — Джон, казалось, никогда не признавала того, что у нее уши другой формы, чем у Хелн и ее брата. Было похоже, что девушка считала, будто все они принадлежат к одному и тому же виду, породе. Мало же она знала!
— Я бы выпила еще чашечку кофею, — сказала Хелн, делая попытку избавиться от Джон.
— Я вызову служанку. Может быть, ты хочешь поесть, Хелн? Этим утром ты едва притронулась к своей каше. Ты, случайно, не заболела снова?
— Нет, я же сказала тебе, со мной все в порядке. — Уйдет когда нибудь отсюда эта надоедливая девчонка?
Пальцы Джон потянулись к уголку рта Хелн и сняли крошечное перышко. Джон посмотрела на него, потом на Хелн.
— Я была слишком близко к месту убийства, — сказала ей Хелн.На меня могли попасть брызги крови и перья.
— Должно быть, так и было, — сказала Джон неуверенно. Она подняла перышко и понесла, словно бы решив избавиться от него, к выходу. Там она замешкалась, как то по особенному посмотрела на Хелн и вышла из комнаты.
Хелн издала долгое низкое шипение. Как хорошо избавиться от этой особы, пусть даже ненадолго. Ей бы хотелось оказаться на солнце, впитывать его лучи, согревая себя и того, другого, все больше и больше. Но Джон, знала она, подумала бы, что это странно, а доктор посчитал бы это неприемлемым. Позже, когда родится тот, другой, она сможет отправиться вместе с ним в залитую солнцем пустыню и загорать на солнце и заниматься — но чем? Она неожиданно для себя потеряла нить своих рассуждений.
Москитомуха прожужжала около ее губ, привлеченная пятнами крови. Глупое создание, она села на ее верхнюю губу. Немедленно язык Хелн высунулся наружу и слизнул муху с губы. Насекомое жужжало, когда она глотала его.
В тот же момент она услышала внутри себя какое то ворчание. Потянувшись рукой вниз, Хелн похлопала себя по выступающему животу. Не бойтесь, Три Маленькие Головки! Мама будет кормить вас хорошо.
Отчетливого ответа она не услышала, только довольное урчание раздалось у нее в мозгу. Человеческие головы не могли так скоро проявить себя. Но скоро все изменится. Все, что ей нужно, это находить подходящую пищу.
Еще одна москитомуха прожужжала, влетев в открытое окно. Хелн ждала ее, неподвижная, как камень, готовая поймать и проглотить.
Доктор Стерк тихо слушал, как Джон описывала ему недавнее поведение Хелн. К несчастью, было слишком очевидно, что с ней происходило.
— И вы уверены, что она ее съела? — спросил он.
— Да, должна была съесть! Вокруг ее рта была кровь и еще это перо. — Она протянула ему крохотное перышко.
— Разум часто выкидывает странные штуки у беременных женщин. Ее поведение может показаться ненормальным, даже странным, но я уверяю вас, что все это часть процесса.
— Правда, доктор? — в голосе девушки звучал вполне понятный скепсис.
— Правда. Просто наблюдайте за ней и докладывайте обо всем, что кажется не совсем нормальным. В случае необходимости я всегда могу прописать более сильное лекарство.
— О, доктор, я почувствовала себя гораздо лучше! Вы не представляете себе, как я перепугалась!
— Могу представить. Но даже у остроухих женщин возникают странные аппетиты и поведение, пока они вынашивают ребенка. Просто продолжайте вести себя так, как раньше, и все будет в порядке.
Он проводил ее до двери и выпустил наружу. После этого он, наконец, позволил себе состроить ту гримасу, которую так тщательно подавлял.
В порядке, как же! Ничего подобного! — мрачно подумал он. Все указывало на синдром химеры. Если это было так, а доктор был совершенно в этом уверен, ничто не спасет эту девушку и ее ребенка, кроме определенного порошка.
А за ним, горько подумал он, мне придется отправиться к торговцу порошками. Увы, он слишком хорошо знал, что такие торговцы должны были находиться где то в очень отдаленной вселенной.

Сент Хеленс услышал, через толстую дверь как они разговаривают. Затем тюремщик распахнул дверь настежь, и они зашли внутрь. Он встал, напомнив себе, что они королевской крови, хотя, как говорит пословица, щенки останутся щенками.
Они стояли там в своих маленьких золотых коронках, два совершенно одинаковых на вид и, очевидно, совсем маленьких мальчика.
— Мое имя Кильдей, генерал Рейли, — сказал тот мальчик, который стоял справа. — Я монарх Колландии.
— А я Кильдом, — сказал другой мальчик. — Король Канции.
Сент Хеленс позволил себе легкий поклон. Только номинально, подумал он. Вы правители только номинально. В его родном мире, на Земле, любая королевская власть, которая еще существовала — в Англии и кое где в Европе — была чисто номинальной. Ни одно измерение не было полностью тождественно другому, но некоторое сходство сохранялось.
— Наша надежда, — сказал Кильдей, — в том, что вы согласитесь перейти к нам.
— Вы имеете в виду… — Сент Хеленс едва мог поверить услышанному, — «перейти на сторону противника?»
— Это соответствовало бы действительности, генерал Рейли, сказал Кильдом. Мальчик потянулся вверх и снял свою корону; он держал ее в руках словно бы в знак уважения. Его брат близнец повторил его действия.
— И каким же образом это соответствовало бы действительности? Я солдат и делаю то, что от меня требуется. — Странные малыши. Думают ли они действительно так, как взрослые?
— Генерал Рейли, вы неплохой человек, — сказал Кильдом.
— Спасибо, я стараюсь, однако мне не всегда это удается. — Если это игра, то это было лучше, чем их игра в «пи пи», так что он был готов немного подыграть им.
— Но вы выступаете на плохой стороне.
— Я это подозревал. Но вы ничего не можете знать о пророчестве.
— Есть пророчество, — сказал Кильдей. — Мы знаем о нем от Хельбы.
Ему следовало бы об этом знать! У ведьм есть свои дьявольские источники информации.
— Вы знаете о пророчестве? О том, где говорится о Круглоухом?
— Да. Пророчество о Келвине из Келвинии.
— Тогда вы понимаете, — сказал он, вздыхая, — что мы мало что можем сделать, чтобы изменить его.
— На самом деле это возможно.
Это озадачивало. Он едва ли мог ожидать от этих детишек сложных философских рассуждений.
— Объединение четырех, — сказал Кильдом, — возможно, вовсе не означает объединения путем военных действий королевства Келвинии с королевствами Колландия, Канция и Германдия.
— Нет? Тогда что же это означает?
Мальчик нахмурился.
— Пророчество может быть не совсем однозначным, как говорит Хельба, и подвергаться интерпретации.
— Ты не думаешь, что оно означает объединение Келвинии с тремя оставшимися королевствами? Троод там, куда любое воюющее королевство обращается за оружием и наемниками, а в Офал и Роттерник никому не удалось проникнуть еще со времен визита Маувара! Что касается мнения прибывших позднее, таких, как я, то эти королевства, возможно, даже не существуют!
— Тем не менее, — педантично сказал мальчик, — Келвинии может оказаться совсем необязательно завоевывать нас.
— Не говорите мне, что вы хотите сдаться! — Сент Хеленс обнаружил, что ему уже трудно сдерживать свое веселье. Эти двое на самом деле были теми, кем казались: детьми.
Кильдом посмотрел на Кильдея и пожал плечами. Кильдей пожал плечами в ответ. Оба мальчика посмотрели на него. Они чего то ждали.
— Что ж, вы этого хотели или нет? — Сент Хеленс задал чисто риторический вопрос. Их шутка вот вот должна была закончиться пиковым моментом.
— Да, генерал Рейли, — сказал Кильдом. Сент Хеленс начал было смеяться, но его смех замер, так толком и не начавшись. Не могли ли они говорить это серьезно?
— Мы обсудим это дело так, чтобы нас не услышала Хельба, и мы готовы поднять белый флаг капитуляции, — сказал Кильдей.
Сент Хеленс почувствовал, что смущен. В самых безумных своих снах он никогда не предвидел этого. Они просто играют роли. Должно быть, так. А если нет?
Лучше притворяться, что все это серьезно, пока один из них не разразится хохотом.
— Вы действительно хотите сдаться? Но почему?
— Чтобы спасти нас, — сказал Кильдей. — Закончить сражение.
— И спасти нашу Хельбу, — добавил Кильдом.
Ха! Это было больше, чем просто интересно.
— И таковы будут ваши условия? Ваши единственные условия?
Мальчишки переглянулись.
— Да, генерал Рейли, — сказали они хором. Сент Хеленс присвистнул. Это было невероятно. Кажется, он в одиночку выиграл эту войну! Это было даже лучше, чем он мог бы себе представить!
Если только это была правда. Но если это была правда, то ради кого тогда он выиграл войну? И ради чего? Ради узурпатора из Келвинии?
— Вы примете нашу капитуляцию, генерал Рейли? — спросил Кильдом.
Примет ли он ее? Имеет ли право? Он не хотел, чтобы победителями оказались те двое в столице Келвинии. И сможет ли пророчество сбыться, если сам Келвин отсутствует? Келвин где то в странствиях, в каком то измерении, занимается бог знает чем и совершенно не подозревает о том, что здесь сейчас происходит.
— Мне необходимо подумать об этом, ваши величества. Мне надо все обдумать.
Теперь уже они разинули рты от удивления. Казалось, они и подумать не могли о том, что он может отказаться!
Он судорожно сглотнул, ничего не желая так сильно, как рухнуть обратно на кучу соломы.
— Пожалуйста, когда будете уходить, закройте за собой дверь поплотнее. Я не хочу сбежать и не хочу, чтобы кто нибудь меня спасал отсюда.
Парочка обменялась еще одним взглядом. Может быть, они поняли его. Конечно, они знали о том, что он сражался не на той стороне.
И они ушли, оставив его одного наедине с беспорядочными мыслями.

Глава 21. Обратное путешествие

Келвин висел в воздухе над утесом и наблюдал за королевскими гвардейцами охранниками. Поток воздуха, идущий вверх с утеса, был удивительно силен, гораздо сильнее, чем был в другом измерении. Келвин доверял своему поясу левитации, постоянное удерживание равновесия заставляло его нервничать.
Он оставил здесь только двоих солдат, но, пока он занимался спасением отца и брата, сюда могли подойти новые. Его перчатки пульсировали, посылая легкое предупреждение, а это могло означать, что ему нужно действовать, пока это еще возможно. Другие члены его отряда, очевидно, уже начали подниматься по дереву. Конечно, здесь это было сложнее, чем в мире змеев и лопоухих. Пришло время ему и перчаткам начать действовать.
Та комната находилась слева от комнаты с транспортировщиком. Ни отсюда, ни с утеса, не было видно никаких ее следов. Ему, возможно, придется просто пройти в нужное место прямо через каменную стенку и оказаться либо внутри камеры транспортера, либо встретиться лицом к лицу с охранниками, вооруженными мечами. Никакого выбора у него и впрямь не было, только довериться перчаткам.
Келвин приземлился на утес прямо перед каменным склоном. Правильно ли он понял, куда его ведут перчатки?
Он обнажил меч. Все правильно, я герой!
И, словно в раздражении, перчатки потащили его вперед, в глубь скалы, которая будто бы куда то исчезла.
Он оказался в комнате, освещенной тусклым светом. Она была пуста и скудно обставлена мебелью для удобства бодрствующих охранников. Пара одеял, разбросанные корки от завтрака и разбитая бутылка из под вина. Да, охранники действительно постояли здесь на страже!
Он высунул голову из за мерцающего синего занавеса как раз вовремя, чтобы увидеть, как его отец взбирается вверх по лестнице у края скалы. За ним шел Кайан, а за Кайаном — все остальные.
— За ними охранники! Их шестеро! — прокричал его отец. Шквальный ветер, вертикальный поток воздуха, буквально валил его с ног, пока он пытался проделать оставшуюся часть пути наверх. — Редлиф перебил их из арбалета! Молодчина, отличный стрелок! Он сделал это быстро и на таком расстоянии, что они так и не поняли, что с ними случилось!
Келвин вздохнул. Опять мертвые. Вот причина того, что он никуда не годился в качестве героя: он ненавидел убийства. Но что ж, помочь уже ничему нельзя. Хотя бы его родные и надежды Буханки остались целыми и невредимыми.
Кайан тоже подошел, следом за ним появился Хестер. Перчатки Келвина помогли им забраться на выступ скалы. Внизу Марвин Буханка боролся с колючими ветками и сквозным вертикальным потоком воздуха. Джилипп вскарабкался наверх быстрее своего вожака, улыбаясь во весь рот такой дьявольской ухмылочкой, какую мог состроить только этот юный мошенник. В том, как он висел на одной руке и притворялся, будто подает Марвину ногу в качестве поддержки, было что то оскорбительное. Это была шутка, дерзость, или же паренек просто был большой бездельник?
— Не очень то он быстро взбирается, — заметил Редлиф.
— Это из за слишком обильного потребления бива, — хрипло прокаркал Бильджер. Он был самый тощий из них, быть может, за исключением Джилиппа.
— Биво… ты, наверное, имеешь в виду Косоглазую Джонни из таверны!
— Эге, а я думал, что толстеют только девушки!
Надежды Буханки фыркнули и захохотали над своим собственным остроумием и вообще вели себя, как идиоты, пока Марвин с сопением карабкался наверх, ни на секунду не сбавляя скорости. Прежде чем добраться до самого верха лестницы и ухватиться за поджидающую там руку Келвина, он посмотрел на них, его лицо стало совсем пунцовым.
— Сколько их там? — спросил он.
— Там нет охраны, — ответил Келвин, протягивая ему руку. — Два живых охранника и двое мертвых — все исчезли. Люди, которых вы остановили, должно быть, шли им на замену.
— Очень вероятно.
Келвин потянул Марвина за руку и тому удалось одолеть последний участок пути. Такой же крупный в поясе, как его двойник и с теми же самыми мускулами, он совсем не был приспособлен для лазанья по деревьям и по лестницам. Он несколько мгновений учащенно и глубоко дышал, затем посмотрел вниз, на поднимающихся по лестнице членов своей шайки.
— В чем дело? — спросил Редлиф. — Немного испугался, старик?
— Редлиф, если бы ты не был самым лучшим из всех существовавших когда либо арбалетчиков, я бы прыгнул к тебе и лягнул бы тебя в задницу.
Джилипп хихикнул, затем замолчал. Хмурый вид вожака показывал ему, что сейчас лучше всего проявить побольше здравого смысла.
Все еще улыбаясь, вплоть до самой верхней перекладины лестницы, Редлиф, Бильджер и остальные преодолели поток воздуха, и, наконец, все собрались на широком выступе скалы.
— Ладно, нечего сейчас подходить близко к этому транспортеру, сказал Марвин. — Но передняя комната, куда уходят стражники, это совсем другое дело. Ты там был, сынок?
— Она пуста, — ответил ему Келвин. — Как я уже говорил вам, никакой охраны. Я во всем убедился, как мы и условились.
— Что ж, давай посмотрим.
Джон ощупывал поверхность скалы, пока не нашел вход. Он исчез внутри утеса, и Келвин последовал за ним. Один за другим все остальные тоже присоединились к ним. Джилипп подобрал пустую винную бутылку и стоял, глазея по сторонам, пока другие ощупывали стены.
Они казались совершенно твердыми на ощупь, за исключением одной, где был плоский участок с прозрачной секцией на уровне глаз. Заглянув в это «окошко», как назвал бы его отец, Келвин увидел транспортер.
— Я не вижу ни там, ни здесь никакой кнопки или рычага! — пожаловался им Джон. — Отдай приказ перчаткам, Келвин. Пусть поищут!
Келвин тут же исполнил эту просьбу. Повинуясь его мысленному приказу, перчатки все обыскали, но не нашли ничего ни на плоском участке стены, ни в окошке. Он хотел уйти оттуда, но перчатки не торопились и продолжали заставлять его ладони и пальцы шевелиться и надавливать на различные участки стены.
«Что ж, — грустно подумал Келвин, позволяя перчаткам забавляться таким образом. — Думаю, что смогу привыкнуть к жизни здесь. Но мне будет очень недоставать моей жены, и химера тоже будет плохо обо мне думать. Я хотел достать для нее семена. Я обещал, а я всегда держу свое слово».
— Глупый смертный, расслабься и позволь перчаткам доделать их работу!
Келвин подпрыгнул.
— Мервания — это ты!
— А кто же это может быть еще, глупец? Тебе следовало бы знать, что я не буду выпускать тебя из виду!
— Но у тебя же нет драконьих ягод!
— Нет, но у меня есть мозги! А их возможности у разумных созданий ничем не ограничены.
— Но ты же нашла меня, и…
— Я оставалась с тобой все это время. Если бы я упустила тебя, то потеряла бы тебя навсегда. Должна признать, что я начинаю уставать от всего этого. Ты весьма надоедлив и совсем не любишь кровопролития. У тебя бы даже не хватило дерзости, ярости атаковать этих охранников, если бы мы с перчатками не побудили тебя к этому.
Келвин оглянулся на остальных. Ему казалось невозможным, чтобы они не знали, что происходит сейчас у него в голове.
— Что ты от меня хочешь, Мервания? — Ему не хотелось признаваться в этом, но он чувствовал себя лучше, когда Химера была рядом. Временами его мозг и впрямь чувствовал себя менее развитым, чем у нее.
— Спасибо же тебе, Келвин. Ты совершенно прав: твой мозг напрашивается на легкую трепку. Ну хорошо, я скажу тебе, что делать. Приведи всю вашу команду сюда, в мое измерение. Я могу им помочь!
— Ты можешь их съесть! — Он содрогнулся только от одной мысли об этом. Затем увидел, что Кайан смотрит на него так, словно думает, что он сошел с ума. Он, очевидно, показывал всем свои эмоции!
— Глупый смертный! — донеслась до него мысль Мервании, в которой сквозило что то похожее на нежность. — Конечно, могла бы! Но не буду. Я хочу получить семена, которые ты собираешься мне принести. Тогда мне уже не потребуется цепляться за твой слабый разум для того, чтобы путешествовать по измерениям.
— Но зачем тогда помогать им?
— Потому что я по своей природе доброе создание, вот почему! Ты считаешь меня злой только потому, что моя диета слегка отличается от твоей. Это очень ограниченный взгляд на вещи. Кроме того, я не люблю тиранов. Я съела их целую кучу и поверь мне, каждый раз от их мозгов у меня делалось несварение желудка.
— Ты питалась тиранами?
— Конечно! Ты ведь не думаешь, что я всегда сидела в заточении, правда? Все люди съедобны, только некоторые из них вкуснее, чем другие.

— Она любит играть со своей пищей, — вклинилась мысль головы брата. — Собственно говоря, тиранов этих было всего двое. Один заявлял, что он бог, а другой строил пирамиды из человеческих черепов. Удивительно вкусная мысль!
— Мертин, не впутывайся, когда я концентрирую свою мысль! И так достаточно утомительно держать в фокусе такой крохотный мозг! Грампус, что это ты там жуешь? Немедленно выплюни! Ты что, хочешь, чтобы нам стало плохо?
— Кха, кха, кха. Угх, угх.
Келвин почувствовал, как его внутренности выворачиваются наизнанку одновременно со рвотой чудовища. Недостаток телепатической связи, о котором он раньше и не подозревал!
Затем перчатки прижали его пальцы к стене по обе стороны окошка, раздался хлопок и весь плоский участок стены вместе с окном скользнул в сторону. Теперь дверь между ними и камерой транспортера была открыта.
— Ну, что я вам говорил! — сказал Джон Найт. — Святой оооой ! — он крепко обхватил пальцами виски, а затем всю голову от лба до затылка.
Все остальные в камере вели себя точно также. Кто то закричал. Двое упали на пол и стали корчиться в судорогах.
Келвин знал, почему. Раздалось гудение, такое громкое и болезненное, что, казалось, оно заползало в каждую щель, в каждую клетку у него в голове. Это был тот самый раскалывающий голову эффект, о котором их предупреждали!
— Что ж, я, конечно, не собираюсь мириться с этим. Выпутывайся сам, глупый смертный! А я ухожу!
— Нет, нет, Мервания, подожди!
Келвин остро почувствовал ее отсутствие, но отнюдь не конец боли. Она исполнила свою угрозу. Перчатки невозмутимо и аккуратно прощупывали стенку над дверным проемом.
— Вы хотите воспользоваться этим транспортером? Идите же вперед! — Марвин неуклюже потопал в переднюю часть комнаты. Его люди быстро последовали за ним.
Келвин уже терял сознание. Но неожиданно перчатки изо всех сил надавили на круглый участок стены у него над головой. Это было плоское темное пятно в том месте, где располагалась верхняя часть двери.
Клик !
Тишина. Боязливые лица повернулись к нему. Паника кончилась.
— Ты сделал это! — воскликнул его отец. — Теперь мы можем отправляться в путь!
— Только вместе с нами! — сказал Марвин. Он остановился, немного не доходя до мерцающего занавеса. — Вы ведь собирались нам помочь, помните?
— Конечно, мы отправимся вместе, — ответил Джон, пока Келвин неподвижно стоял, в высшей степени удовлетворенный своим успехом.Марвин, ты получишь нашу помощь, как и обещал тебе мой сын. Он всегда держит свое слово.
Марвин кивнул, подходя к ним.
— Вынужден признать, что это верно. Сначала отправитесь вы двое, затем мои люди, потом ты и я — последними. Согласны?
— Произнесено вожаком, — подумал Келвин. — Осторожным командиром.
— Будет немного пугающе и неожиданно для зрения, — сказал Келвин Хестеру. — Мы войдем внутрь, потом будет багровая вспышка, затем мы исчезнем.
— И каковы при этом впечатления? — спросил Хестер.
— Ну…
— А это больно? — перебил его Джилипп.
— Нет. Нет, это совсем не больно, — уверил их Келвин. — Вы очень скоро сами обнаружите, что это такое. Просто — следуйте за мной!
Смело, словно это было всего лишь обычное повседневное событие, он переступил порог. Перчатки не пульсировали, поэтому он сразу же подошел к транспортеру. Там он нашел жало химеры, которое, очевидно, сам оставил там. Странно, но он и не вспоминал о нем. Уж не рук ли Мервании это дело? Она, очевидно, находилась у него в сознании все это время, пока ее не выгнал прочь этот ужасный звук. Она могла бы и заставить его забыть о чем нибудь, вроде этого.
— Что это? Медь? — Марвин оказался, пожалуй, излишне любопытным.
— Да. Да, там, куда мы отправляемся, ее великое множество.
— Медь? Множество меди?
— Да. — Манеры лидера революционной оппозиции ставили в тупик. Почему он так беспокоится о меди, когда может отправиться за золотом?
— Медь здесь встречается редко. Это наш самый драгоценный металл. Одна медная монета стоит три золотых или две серебряных.
— Мы достанем для вас меди, — сказал Келвин; в голове у него начало, наконец, проясняться. Итак, здесь медь — это самый драгоценный металл! — Достаточно, чтобы купить для вас армию. Вам действительно так нужна армия?
— Нужна ли? Да я бы умер ради нее!
У выражений, подумал Келвин, есть какой то путь, по которому они распространяются по измерениям. Его отец по меньшей мере раз или два высказывался в таком духе о делах гораздо меньшей важности.
Глубоко вздохнув и покрепче уцепившись за жало, он с напускной уверенностью вошел внутрь транспортирующего устройства. Он знал, что оно сработает, но совсем не был уверен в том, какие еще злоключения их ждут.
Блоорг ждал их. В его руке было медное жало, его кончик указывал на металлический пол. Келвин кивнул ему в знак приветствия и тоже стал ждать, чувствуя, что это как раз то, что следует сейчас делать. Квадратноухий мог прочесть у него в сознании все о том, что происходит.
Вскоре здесь очутились все, кроме его отца и Марвина. Затем из транспортера вышли Джон Найт и командир группы.
Глаза Марвина округлились, когда он взглянул на Блоорга. Его рука потянулась к мечу.
Правая перчатка Келвина ухватилась за запястье рослого революционера.
— Не надо! Квадратноухие все контролируют здесь!
— Медь! — задыхаясь, проговорил Марвин, цепляясь за перчатку.
— Это друг. Так или иначе, он представляет власть.
Блоорг заговорил:
— Вы должны были принести химере семена.
— Мы попали не в то измерение, — сказал Джон, притворяясь, что не замечает продолжающуюся борьбу между Келвином и Марвином.
— Это моя вина, — объяснил Кайан. — Я виноват. Даже после того, как вы объяснили насчет настройки…
— Я рассказал вам о настройке для вашего собственного мира. Вы не послушались меня.
— Я был там, — сказал Келвин. — Я отправился в наш родной мир за семенами. Но их не было там, где их оставил Маувар. Я уверен, что мы сможем достать семена, но потребуется время, чтобы найти ягоды и собрать урожай.
— Поэтому ты вернулся назад с пустыми руками?
— Да. — Келвин чувствовал себя неуютно, словно школьник, которого бранят. Словно он вовсе и не сталкивался здесь ни с какими трудностями.
— Кто, — неожиданно потребовал Блоорг ответа, — эти остальные?
Келвин был уверен в том, что квадратноухий уже все знал, но поспешно ответил:
— Они из мира, куда мы попали по ошибке. У них определенное дело, и поэтому они здесь. Химера мысленно вошла в контакт со мной и одобрила их приход сюда.
— Химера еще не решает всего. Она не делает политики. Она не задает законы.
— Но…
— Вы ослушались нас, возвратившись сюда без семян. Вы нарушили закон, приведя с собой других людей.
— Мне очень жаль, — сказал Келвин. Он ничего не знал о существовании такого закона, но понимал, что незнание в данном случае не является оправданием. Блоорг был похож на учителя, собиравшегося назначить наказание. Но, может быть, если он объяснит…
— Цена нашего возвращения такова, что мы должны будем помочь этим людям, — сказал он. — Видите ли, у них там есть тиран и…
— Не вылезай и держи свой мозг в покое!
Келвин попытался расслабиться. Он знал, что Блоорг сейчас пытается выудить из него всю эту историю и надеялся, что сумеет правильно изложить ее. Было так много вещей, которых сам он не понимал. Например, почему транспортер работал только в одну сторону, пока перчатки не вернули его снова в рабочее состояние?
— У Маувара были свои причины, — сказал Блоорг. — Люди в этом измерении не были готовы, не готовы они и сейчас. Транспортер предназначался для других.
— Маувар наблюдает за всеми нами, правда? — эта мысль сорвалась с языка до того, как он понял, что говорит.
Глаза Блоорга вспыхнули.
— Ты тоже еще не готов.
Келвин мысленно пожал плечами. В свое время, может быть, таких, как он, сочтут достаточно взрослыми созданиями, подобными Блооргу и химере. Но в настоящее время они считались детьми или животными, которые пока еще не готовы к тому, чтобы учиться.
— Совершенно верно. Животные. Умственно низшие, неполноценные жизненные формы.
Келвин мысленно застонал. Он подумал: интересно, много ли из этого беседы услышано Марвином и его людьми. Вероятно, это совсем не важно, но результат разговора будет иметь для них значение.
Жих, жих, жих! Марвин и его парни обнажили мечи. Келвин перестал следить за ними и выпустил запястье Марвина сразу же, как тот, казалось, понял в чем дело и подчинился ему. Теперь он понял, что либо он, либо перчатки все же сделали ошибку.
— Ни один квадратноухий чужак никогда не посмеет обозвать меня умственно неполноценной жизненной формой! — прогремел вождь революционеров.
Блоорг взмахнул рукой. Лезвия мечей засветились, раскалившись докрасна. Люди отчаянно зачертыхались, со звоном роняя их на пол.
— У них есть сила, — с запозданием стал объяснять Келвин. — Во многих отношениях они значительно более развиты, чем мы. У них есть магия, а в мирах, подобных вашему и миру моего отца, стоящего здесь, есть только технология.
— Ты понимаешь, о чем ты говоришь? — огрызнулся Марвин. Он тряс рукой, глаза его сузились от мучительной боли ожога.
— На самом деле, нет, — признался Келвин. — Только знаю, что лучше сделать, как говорил Блоорг.
Марвин согнул руку.
— Она сожжена! — сказал он, глядя на ладонь. — Она сильно сожжена!
— Неужели, Марвин Буханка? — спросил Блоорг. Его руки проделали удивительно странные движения, пальцы начали сплетаться и расплетаться, словно змеи. Один палец откинулся в сторону, указывая на Марвина, и заключил в круг всех его людей.
Марвин казался удивленным.
— Все! Ожога больше нет!
— У меня тоже, — в изумлении сказал Хестер.
— И у меня! — воскликнул Редлиф, вытягивая руки и глядя на них.
Благоговение держало пришельцев из другого ошибочного мира, словно примороженными к месту, и заставило их замолчать.
— Теперь, когда эта маленькая демонстрация подошла к концу, сказал Блоорг, — мы можем приступить к делу. Я не давал химере полномочий действовать так, как она действовала. Химера заслуживает наказания.
— Еще большего, чем есть? — спросил Келвин. — Что нибудь еще, кроме заключения на одном малюсеньком острове? — Келвин был удивлен собственными словами. Должно быть, он получил помощь от химеры, чтобы высказывать их в такой форме.
— Совершенно верно. Химера облекла в форму мысли, и ты высказал их, как свои собственные.
Химера впутывала его и его друзей в новые неприятности!
— Нет, это не так. Я вполне понимаю доводы химеры в этом деле. Но я не понимаю, почему она хочет отдать весь свой запас меди этим простым созданиям.
— Потому что, — сказал Келвин, понимая, что высказывает мысль химеры и что Блоорг это поймет, — я устала служить мишенью. Всякая низшая жизненная форма, которая имеет доступ к транспортеру, является сюда за сброшенными жалами. Теперь они мне не нужны, особенно, если я смогу найти других таких же, как я. Все, что мне требуется, — это достаточное количество меди в пище, чтобы не стать бледнее, слабее и не разметаллизироваться. У этих круглоухих был односторонний транспортер и он может оказаться у них снова. Пусть заберут медь в свой мир и держат ее там под надежным запором. Когда бы я ни сбросила свое старое жало, они смогут тоже получить его. Тогда пускай всевозможные браконьеры неполноценных жизненных форм являются туда, чтобы украсть медь оттуда. Они обнаружат, что они такие же пленники там, как и я здесь!
«Ха а! — подумал Келвин. — Это отлично проучит браконьеров! Это поможет также избавить от них другие измерения. Им придется осесть и заняться честными делами в примитивном мире тюрьме, и они будут ненавидеть каждую минуту своего заключения. У химеры великолепный замысел!»
— Спасибо, Келвин, — донеслась до него прямая мысль химеры. — Я и сама весьма довольна своей идеей.
— Очень похвально, Мервания, — сказал Блоорг.
Лицо Марвина Буханки изменилось, когда он понял, что происходит. Возможно, химера коснулась и его мозга и дала ему некоторые объяснения.
— Но как насчет жала, которое у тебя есть? Ваш род столетиями убивали ради этого единственного жала. Ведь и впрямь, робот Стапьюлар убил бы тебя раньше, если бы не ждал, пока созреет твое самое последнее жало. Вот почему он сумел обмануть меня; я решил, что раз он позволил убить своих живых спутников, у него не было при себе оружия, которое могло бы повредить тебе. Конечно же, другие браконьеры здесь еще появятся.
— Именно поэтому, — сурово сказала химера, — я в заключении на острове, а вы охраняете транспортер! Надеюсь в будущем вы будете лучше делать свое дело.
Глаза Блоорга открылись и закрылись, веки явственно щелкнули. Казалось, химера эффектно одержала над ним верх.
— Это, может быть уменьшит число и оснащенность экспедиций, Мервания, как только станет широко известно.
— Да, так и будет, — сказала Мервания Келвин. — И если транспортер на выходе из мира Марвина Буханки держать запертым и эти низшие жизненные формы не будут использовать жала для магии…
— Не будем! — воскликнул Марвин, очевидно, решив проигнорировать замечание о низших жизненных формах. — Мы даже не верим во всю эту ерунду! Во многом не верим. Все, что нам нужно, — это медь. Пусть за ней приходит любой браконьер, мы будем знать, что с ним делать!
— Решено, — сказала Мервания Келвин.
— Решено, — эхом отозвался Блоорг.
Келвин был удивлен, но вздохнул с облегчением. Он боялся, что все они, включая химеру, будут наказаны. Очевидно, химера понимала сложившуюся ситуацию лучше, чем он.
— Разумеется, Келвин, — донеслась до него мысль Мервании.

Глава 22. Ученица

— Возьмись покрепче за мои руки, — приказала Хельба. — Пусть твоя сущность перемешается с моей.
Шарлен попыталась сделать так, как ей было приказано. Равнина, деревья, выглядывающие из за них животные, даже старческое лицо перед ней — все превратилось в одно сплошное пятно, затуманилось. Это был головокружительный водоворот, в который ее заставила погрузиться Хельба, и он имел горький привкус. Ее руки и ноги онемели, пальцы зудели, покрылись мурашками и дергались. Она была, была…
Ладони Хельбы, руки Хельбы. Хельба. Где же кончается Шарлен и начинается Хельба? Она чувствовала, как ее сердце бьется в груди Хельбы, чувствовать боль от снова открывшейся раны, ощущала, как кровь просачивается и просачивается через ее черный атласный плащ.
— Хельба! Хельба! Я — это ты!
— Мы это мы. Заметь, чьи губы произнесли эти слова.
Шарлен заметила это. Она произнесла эти слова почти беззубым ртом с обвисшими щеками — ртом Хельбы. Но когда Хельба заговорила, она заговорила ртом, в котором все зубы были на месте и все было безукоризненно, за исключением оставшегося горького привкуса.
— Теперь мы можем это проделать! — сказал один из их ртов.Сосредоточься!
Шарлен попыталась все вспомнить. Ее руки и ноги двигались неровными толчками. Дальше, к огромному дереву. К большому кристаллу, который скрыт и запечатан в его дупле. Ее глаза сфокусировались на его поверхности, потом под ней. Мрачный дым кружился и завивался водоворотом. Затем…
Бьющиеся солдаты. Мундиры Колландии против мундиров Келвинии. На заднем плане, за облаком пыли, высился огромный купол столицы Колландии.
Мечи свистели и скрещивались со звоном. Арбалетные стрелы летели в цель. Люди погибали. В красных мундирах Колландии лежало больше мертвых, чем в зеленых мундирах атакующих. Пока она только осознавала это, погибли новые бойцы.
— Быстрее! Быстрее!
Им необходимо было помочь. Им надо было дать новую силу. Она почти физически чувствовала слабость в руках, высовывающихся из рукавов красных мундиров. Она хотела, чтобы они стали сильнее, сильнее, сильнее, чтобы их разум и тела отдохнули и освежились.
Словно сильный ветер дул сквозь нее, из нее, в глубь кристалла, в тела и разум солдат защитников. Широкий взмах меча обороняющегося, и солдат в зеленом мундире был сбит с седла. За ним еще один и еще один! Бойцы в зеленых мундирах падали, словно спелые колосья во время жатвы! Вот среди них началась паника, они повернулись, обратились в бегство. Колландцы бросились за ними, в поднятую копытами лошадей пыль, преследуя и гоня их прочь, заставляя их отступать, не давая повернуть назад.
— Давай! Давай! Давай!
Пыль поднялась, заклубилась и…
Закрыла собой купола двойной столицы, город, лес, холмы, большие горы и горы поменьше.
Еще одна армия. Зеленые мундиры и немного черных. Эта армия больше, чем та, которую отогнали от столицы Колландии. Они борются с солдатами, одетыми в яркие оранжевые мундиры Канции. Солдаты в зеленых и черных мундирах побеждают. Мертвые или умирающие в оранжевых мундирах лежат повсюду на равнине и разбросаны по холмам. Нет сомнения в том, что бойцов в оранжевой форме оттесняют назад, все ближе и ближе к двойной столице.
Это не должно случиться!
Сила, сила, сила просачивается через ее руки. Из ее рук — в тела и разум воинов защитников.
Солдат в зеленом мундире выронил меч и упал замертво. Второго тоже срубили мечом. А вот солдат в черном мундире кричит в агонии, но копыто огромного боевого коня раздавливает череп злосчастного германдца. Все больше и больше солдат в черных или зеленых мундирах погибало или лишалось лошадей. Все больше и больше солдат в оранжевых мундирах одолевало в бою противника.
Солдаты в оранжевых мундирах перестали отступать. Обе армии встали лицом к лицу в две, полные решимости не сдаваться линии. Вот полетели копья, зазвенели мечи; зрелище становилось все более и более отвратительным.
Армия Канции сражалась теперь хорошо, но все еще численностью уступала противнику как бы отчаянно не сражалась. Неважно, как отчаянно сражаются канцийцы, все равно их должны были всех перебить. Им была необходима помощь. Магическая помощь. Помощь колдуньи.
С такой силой, которую она и не представляла, Шарлен почувствовала в своем теле, в своей душе образование огромного гневного шара, шара гнева. Он все рос, рос и рос внутри ее. Она верила, что механизм его справедлив и положителен, однако эта сила была так велика, что она не могла и думать о том, чтобы совладать с ней.
В кристалле над сражающимися армиями появился огромный шар ревущего пламени. Сражение остановилось. Солдаты обеих армий посмотрели вверх. Черные и зеленые задрожали. Оранжевые замахали руками и приободрились. Потому что и сам шар был оранжевого цвета. Он начал спускаться. Люди бросали оружие, напрасно пытаясь отгородиться, защититься от его жара. Шар заполыхал и лошади затанцевали, сбрасывая седоков и ужасе разбегаясь в стороны.
Резким и внезапным рывком огненный шар пронесся над армией вторжения. Крохотные язычки пламени выросли из его боков, протянулись вниз, сжигая все на своем пути, пока он несся, набирая скорость. Люди пригнулись от страха и побросали горячее как огонь оружие. Лошади ринулись в разные стороны. Наступил хаос.
Шар взорвался с потрясшим землю грохотом. Искры дождем посыпались на армию Келвинии. Канцийцы атаковали. Приободренные паникой в стане неприятеля, последовавшей за применением ведьминого огня, они не встретили почти никакого сопротивления. Их мечи свободно свистели в воздухе. Копья разили цель. Люди — хорошие, плохие, равнодушные — падали и умирали.
— О, Лестер, — простонала Шарлен, представляя, каково ему только что пришлось, понимая, что аналогичный ужас теперь завладел и многими другими его сторонниками. Но остановить уже ничего было нельзя. Армия вторжения отступала, бросая все…
Шарлен почувствовала, что падает. Она ощутила, что уткнулась лицом в землю. Острые травинки залезли ей в нос и щекотали уши. Она почувствовала, что сама умирает.
— О, что я наделала? — простонала она. — Что я наделала?
— Ты сделала то, что было необходимо сделать, — произнес кто то другой, стоящий над ней. — Что я должна была сделать, а ты — помочь мне сделать.
— Но все эти убийства! Все эти смерти!
— Это все глупости мужчин. Мы не можем переделать их природу. Мы можем только постараться, чтобы смогла победить правая сторона.
— Мяу! — сказал Катба, друг и родственник ее другого тела. Мягко и утешающе он потерся о голову Шарлен и издал успокаивающее мурлыкание.

Зоанна недоверчиво уставилась в свой кристалл. Бойцы Келвинии и цвет войск Германдии разбиты наголову! Такое не должно было случиться. Она наделила их особой силой с помощью вновь приобретенных знаний и ослабила силы врага. Теперь они терпели поражение, а это противоречило всякой логике. Что же случилось?
Затем она поняла все.
— Хельба! — громко закричала она. Ей это казалось невозможным, она ведь видела старую колдунью почти мертвой. Ей следовало бы знать, что хорошая колдунья — мертвая колдунья, а не почти мертвая.
В кристалле над армией Келвинии образовался всплеск ведьминого огня. Люди падали с лошадей, во многих местах выгорала трава, высыхала грязь после недавнего дождя.
Это окончательно прояснило дело. Определенно, виной тому была ведьма.
— Проклинаю ее! Проклинаю! — выругалась Зоанна. Она сделает это буквально и так эффективно, как только позволят ей силы. Сначала ей нужно будет получить в кристалле образ колдуньи, а потом — она клянется всем злом, существующим на свете — она превратит ее в пепел!
Изображение в кристалле смазалось, закрутилось и погасло помимо ее воли. Потом непрозрачность исчезла, и появилось изображение изборожденного суровыми морщинами лица Хельбы.
— Хельба! Я до тебя доберусь! Я тебя прикончу!
Лицо мрачно улыбнулось.
— Неужели, Зоанна? Попробуй!
Этот вызов переполнил ее терпения. Зоанна воздела руки, проговорила слова могущества и послала к Хельбе огненный шар.
Но он вернулся обратно и обрушился на нее, отбросив в глубь комнаты и опрокинув на спину среди груды дымящейся мебели и прочей обстановки. Позади нее во дворцовой стене появилась большая трещина.
Зоанна села, задыхаясь, ощупывая ребра, моргая. Она сфокусировала свое внимание на кристалле. В нем виднелась довольная Хельба.
— Хельба, — задыхаясь, прошептала она. — Ты сильна!
— Сильнее тебя, Зоанна.
— Мы можем стать союзниками. Мы…
— Ты должна навсегда покинуть это измерение. Ты и твой монарх самозванец должны исчезнуть. Уйдите по собственной воле, или вы будете уничтожены.
— Ты не смеешь запугивать меня, старый мешок с костями!
— Зоанна, я не угрожаю. Разрушительная сила, которой я владею, значительно превосходит твою.
— Докажи! — завопила Зоанна, совершенно теряя самообладание.Докажи это, ты, старая карга!
— Конечно, Зоанна.
Старушечье лицо в кристалле сменилось старой узловатой рукой. Пальцы разошлись в сторону до самого максимума. За рукой, на одном с ней уровне, горели два глубоко жгучих кошачьих глаза.
— Нет! Нет! Нет! — в панике вскричала Зоанна.
— Да, да, да! — вторил ей насмешливый голос Хельбы.
Кристалл порозовел, затем стал алеть. С опозданием Зоанна попыталась сотворить какой нибудь мысленный экран, чтобы предотвратить то, что вот вот должно было случиться. Она пришла в такую ярость, что и не подумала подготовить себе защиту.
Неожиданно раздался громкий хруст. Кристалл почернел и словно подернулся пеплом. Затем он взорвался с сильным хлопком. Зоанна, которая встала на ноги, готовясь отразить атаку, снова оказалась на полу. Обломки разбившегося и растолченного в порошок кристалла покрывали ее с головы до ног.
— Проклинаю тебя, Хельба! Проклинаю! — кричала она. Песчинки набились ей в рот и в глаза. Она никогда не чувствовала себя такой разгромленной и такой злой.
— В чем дело, дорогая? — Рауфорт выбрал именно этот момент для своей обычной прогулки по этому крылу дворца. Он остался совершенно невозмутим при виде беспорядка и, фактически, едва ли вообще заметил его.
Зоанна в ярости уставилась на его приземистую фигуру, все еще кипя и бушуя. Как он смеет вести себя так, словно ничего и не случилось!
— Ты! — закричала она ему. — Это все твоя вина!
— Да, дорогуша моя, — сказал Рауфорт голосом Хельбы. Зоанна в ужасе уставилась на него.
— Прощай, жестокосердная, — сказала Хельба. После этого ее проекция исчезла, остался только удивленный Рауфорт.
Зоанна некоторое время смотрела на пустое место, где раньше был кристалл. Единственный раз, поняла она, ее магию преодолели и превзошли. Она недооценила Хельбу, подумав, что та умирает и с ней все кончено, и потому перестала обращать на нее внимание. Это было колоссальной ошибкой. Колдунья выжила, выздоровела и собрала свои магические силы для эффективного отпора.
Что ж, Зоанна тоже может это сделать! Еще один визит к профессору Девэйлу, и она будет готова. Но сначала ей было необходимо посмотреть, что она может сделать, чтобы собрать и поддержать те разгромленные войска, которые она направила в Канцию. Иначе война будет проиграна до того, как она будет готова прикончить Хельбу.
Нуждаясь в чем то, чтобы занять свой мозг, она повторяла и разучивала словесную взбучку, которую задаст Рауфорту в следующий раз, когда он только подаст ей в этом малейший предлог.

Сент Хеленс усердно прислушивался. Приближавшиеся звуки теперь вновь удалялись, словно отливающая от берега волна. Но почему?
— Интересно, интересно, — громко произнес он. Никто не мог слышать его, кроме, очевидно, глухой крысомыши, которая открыто глодала его кусок хлеба. Он нехотя запустил в грызуна левым ботинком. Ботинок прошел на волосок от цели. Сент Хеленс стянул правый башмак и бросил его с тем же незначительным эффектом. Он снова принялся расхаживать по своей тесной, но чистой камере.
— Эти мальчишки сказали, что сдаются, и я подумал, что это от того, что они проигрывают. Но теперь мне кажется, что наши войска отброшены. Новое колдовство?
Суета около двери в темницу совсем не испугала его. Он встал и подождал, пока еще одного пленника сведут вниз по лестнице. Дверь его камеры распахнулась, и в нее втолкнули крупного келвинийца.
— Мор! — недоверчиво воскликнул Сент Хеленс. — Мор Крамб!
Мор потер кровоподтек на своей правой щеке. Он потряс головой, словно стараясь избавиться от облепившей ее паутины.

— Да, они захватили меня, трепач. Меня и еще около сотни, а то и больше, из тех, кого окружили на перевале. Одни боги знают, сколько нас там полегло!
У Сент Хеленса отвисла челюсть.
— Ты обвиняешь в этом меня? Ты обзываешь, называешь меня болтливым ртом?
— А кто же ты? Ты был всецело за эту войну. Ты едва мог дождаться, пока получишь свое назначение!
— Мор, я никогда не хотел сражаться! Но ведь есть пророчество, и король…
— Король, которого ты знаешь, это не наш дорогой Рафарт! Он ужасная имитация из другого мира! Ты знал это, и все равно ты одобрял его замыслы!
Сент Хеленс почувствовал, что краснеет. В другое время он бы взорвался, но перед ним был друг. Кроме того, он и сам знал, что тот прав.
— Мы все были заколдованы или зачарованы. Я уверен, что это все дело рук Зоанны.
— Зоанны? — с недоверием повторил Мор. — Она же мертва!
— Мне бы этого очень хотелось. Всем нам этого бы хотелось. Но она, должно быть, сумела скрыться от гнева Джона и привести с собой того, кто сейчас выдает себя за Рафарта, из того измерения, которое посещал Келвин. Это единственно разумный ответ.
Мор мрачно уставился на него, потом опустил кулаки и подошел к охапке соломы. Он опустился на нее устало, так, словно растерял весь свой пыл.
— Сент Хеленс, что мы будем делать?
— Боюсь, что мы должны проиграть войну.
— А мы можем проиграть? Когда работает это пророчество?
— Я никогда не верил в него так безоговорочно, как это делаете вы, остроухие, — сказал Сент Хеленс. — Келвина в нашем измерении нет. Его, может быть, уже нет в живых.
— Мне кажется, это уничтожило бы само пророчество, — шумно вздохнул Мор. Было видно, что он так же растерян, как и Сент Хеленс.
— Способ может найтись, — сказал Сент Хеленс.
— Какой способ? Мои люди бегут так, словно они никогда не остановятся.
— Юные короли. Они вроде как мои друзья. Симпатичные малыши. Они даже вымыли эту камеру и предложили мне капитуляцию своих двух стран.
— Что ?
— Все правильно. Только я не уверен, что колдунья позволит им сделать это. Правда, она добрая колдунья, а не такая, как Зоанна и ей подобные.
— Эти колдовские штучки! Ты имеешь в виду, настоящую капитуляцию?
— Так они мне сказали. Они боятся за себя и за Хельбу и, я думаю, что и за кота Хельбы. Они только мальчишки, моложе Филиппа.
— Им по двадцать четыре года, — сказал Мор. — Они становятся старше на один год за каждые четыре года. Они только выглядят на шесть лет.
— Так говорят. Но они хотят капитулировать, и это важно. Что мне сказать им?
Мор посмотрел на чисто вымытый пол и раздавил муху, которую принес на себе.
— Ты мог бы сказать им, что согласен. А как только война закончится, мы сможем избавиться от Зоанны и ее супруга.
— Надеюсь. Ведь раньше это было трудновато сделать, правда?
— Да. Мне ужасно не хочется снова устраивать революцию, на этот раз без круглоухого.
— У меня тоже круглые уши, — напомнил ему Сент Хеленс.
— Да. Да, верно. Но, Сент Хеленс, ты ведь все таки не Келвин.
— Непохоже, чтобы он, его отец и сводный брат собирались вернуться назад. Хорошо, если они вообще вернутся.
— Не хочется мне это говорить, но кажется, что их исчезновение и появление зла может быть не простым совпадением.
Они сидели в мрачном молчании несколько долгих секунд. Затем Мор высказал вслух свою мысль:
— Если они побеждают, то не будут сдаваться.
— Конечно, нет. Но ведь они только дети.
— Колдунья не допустит этого.
— Не знаю. Она опекает их и шлепает по задницам, но может быть они и имеют право на окончательное решение.
— Ты так думаешь?
— Нет. Думаю, что они только дети. — Сент Хеленс подобрал свой ботинок и запустил им в крысомышь, снова промахнувшись. Грызун недовольно посмотрел на него, ухватил еще одну хлебную корку и юркнул в свою нору. Сент Хеленс пожалел, что не может сделать то же самое.
— Хорошо. Хорошо. Если они предложат капитуляцию, я приму ее. Если она законна, то положит конец войне.
Крысомышь снова вылезла из норки.

Хелн держалась за живот и, наклонив голову набок, прислушивалась к разговору в отдаленной части дворца. Ее слух становился более острым, чем раньше. И было что то еще. Что то, о чем она едва осмеливалась подумать.
— Вы действительно так хотите меня, ваше величество?
— Конечно. А кто бы не захотел? Ты такая хорошенькая.
— Но королева. Ваша супруга, ваше величество!
— Что Зоанна не узнает, то ее и не обидит, правда? Ну, а теперь повернись, и я расстегну…
Хелн плотно зажала свои круглые уши, притиснув их к голове так, что стало больно. Но это не помогло заглушить игривого хихиканья распутной девицы. Она не была по настоящему оскорблена тем, что услышала. Когда то, помнилось ей, это могло бы ее возмутить.
Хе хе хе, как в старые добрые времена! Обработать девицу, пока королева дремлет. Эта несколько толстовата, но могу поспорить, что она неплохо запрыгает!
О, боже, я хотела быть добропорядочной девушкой! Но он же король. Кто может отказать королю? Кроме того, его жена пропала, бедняга, и она была злой и бросила его в темницу. Узнает ли он, что я уже делала это раньше? О, боги, он меня кусает! Что он делает там внизу? Ой! Ой! Ой! Ой!
Хелн знала свои мысли, эти же совсем не походили на них. Она закричала.
Джон проснулась от испуга.
— Джон! Джон! Я слышу голоса! И я думаю мыслями других людей! Я знаю, о чем думают другие люди!
Бедная девушка, она безумна!
— Все хорошо, все хорошо, Хелн. Тебе только что приснился еще один плохой сон.
— Лицемерка! — в неожиданной бессильной ярости воскликнула Хелн. — Ты думаешь, что я сошла с ума!
— Это просто плохой сон. — «Мне необходимо поговорить с доктором Стерком. Она не в порядке. У нее все смешалось в голове, она безумна! Не сможет ли он ей помочь? Может ли ей вообще кто нибудь помочь? Боги, как мне хотелось бы, чтобы здесь был Келвин!»
Понимая, что все на самом деле безнадежно, Хелн позволила себе издать такой крик, который, казалось, угрожал обрушить стены всего дворца.

Глава 23. Птица пугало

Они стояли на краю болота, наблюдая, как подходят нагруженные медными жалами лягушкоухие. Двойники Крамбов и их братия с недоверием смотрел, как груда меди перед транспортером становится все выше и выше. Наконец позже, днем, вся медь была собрана, и вот вот должна была начаться вторая стадия операции.
— Будет ли этого достаточно? — спросил Келвин у здоровяка Буханки. — Достаточно ли здесь меди, чтобы купить армию, необходимую, чтобы сбросить вашего тирана?
— Сынок, — сказал Марвин, сильно побагровев. — Если мы потерпим поражение, имея столько меди, то мы того и заслуживаем! Я и не думал, что где то есть столько меди. Я знаю, что у нас дома этого нет. Можем ли мы начинать пересылку?
Келвин кивнул. Надежды Буханки начали работу в темпе, который совсем не соответствовал их прозвищу: лодыри. Охапка за охапкой исчезала в транспортере. Когда жала отправлялись к месту назначения, полыхала багровая вспышка. На другом конце люди, которые отправились обратно, вероятно, разгружали транспортер так же быстро, как прибывал груз жал.
Неожиданно в голову Келвину пришла неприятная мысль: могли ли они быть уверены в том, что люди, которые должны получить медь, на самом деле получают ее? Гвардейцы могли появиться с новыми силами и одолеть тех, кого они отослали назад. Следовательно, король тиран мог заполучить эту медь и еще прочнее окопаться в стране, которая почти ничем не отличалась от родины Келвина, только река здесь была пошире, а гора повыше.
— Келвин, ты снова беспокоишься!
— Да, Мервания, ничего не могу с собой поделать.
— Предположим, ты отправишься обратно, а я останусь с тобой, как и раньше?
— Если там будут охранники, то они меня убьют или захватят в плен. И ты не сможешь этому помешать.
— Да. — Мервании удалось заставить эту мысль прозвучать совершенно безразлично.
— Или ты можешь прийти мне на помощь? Если было что то, что он не предусмотрел…
— Нет, я заключена здесь.
— Я имею в виду, ты сможешь парализовать мозг любого, кто нападет на меня, так, как ты сделала с моим отцом, когда он…
— Не на таком большом расстоянии, Келвин. Здесь я могу войти в контакт только с тобой. Как если ты попытаешься высмотреть неприятельского солдата, который находится за горизонтом, вне твоего поля зрения.
Келвин подумал над этим. И это ему не понравилось.
— А квадратноухие помогут?
— Они не будут вмешиваться в дела другого мира. Это может вызвать недовольство Маувара.
— Но ведь медь — это тоже вмешательство!
— Нет, для них нет. Медь — это минерал. Кроме того, они не смогут воспользоваться транспортером.
— Не смогут воспользоваться?.. О, я забыл! Не те уши, верно?
— Твоя умственная неполноценность никогда не перестает меня удивлять.
— Да, он и впрямь глуп, правда? — вставила реплику другая голова химеры.
Келвин посмотрел на отца, брата и на вновь приобретенных друзей. Может, он без нужды запугивает себя? Нет, химера тоже убедила его, что тревога была обоснована.
— Я возвращаюсь обратно, — коротко объявил он, обнажил меч и согнул левую перчатку. — Если все пойдет не так, как надо, то я вернусь. Я надеюсь.
— А если все нормально, то останешься там? — спросил отец, останавливая его.
— Пока вы не присоединитесь ко мне. Химера предупредит вас, если я доберусь туда, а охранники короля будут там, меня поймают и я не смогу возвратиться. — Поскольку Мервания могла входить в контакт с другими умами более свободно здесь, в своем собственном измерении.
— А почему мы не можем отправиться все? — спросил Марвин.Один за другим?
— Потому что мы все будем убиты или захвачены в плен. Квадратноухие не могут помочь, так же, как и химера. Поэтому мне самому необходимо выяснить, как обстоят дела.
Они все еще обсуждали его слова, когда Келвин заставил свои ноги шагнуть в транспортер. Его сердце подпрыгнуло…
Казалось, все обстоит нормально. Четверо «бухал», которых он отметил входящими в транспортер, были там с большой кучей медных жал позади. Все они были потные и грязные от работы по перетаскиванию груза, который лягушкоухие переносили с такой легкостью. Труд по доставке меди в это измерение оказался более тяжелым, чем они ожидали.
Келвин облегченно вздохнул и обменялся с ними приветствиями. Редлиф, Бильджер, Хестер и, конечно, Джилипп. Мальчик в отличие от взрослых мужчин совсем не выглядел вспотевшим и сейчас отдыхал. Почему они позволяют ему лениться?
— Королевские гвардейцы здесь были? — учитывая груду наваленных жал, вопрос казался излишним.
— Уф, уф, — отдуваясь, сказал Редлиф. — Здесь только мы и медь. Предполагается, что Джилипп стоит на посту. Он слишком слаб, чтобы заниматься чем нибудь другим.
— Ты скажешь! — запротестовал Джилипп.
Редлиф ухмыльнулся и наклонился подобрать только что прибывшую связку. Это было похоже на те сельскохозяйственные операции, о которых Джон однажды рассказывал Келвину. Машина перевозит связки соломы или травы, которые потом нужно переносить руками. Он, правда, сомневался, что охапки травы весили столько же, сколько медь.
— Когда роялисты узнают, что у нас здесь есть, они захотят захватить это. Нам может понадобиться армия только для того, чтобы доставить медь туда, где мы ее сможем нанять.
— В Блоорд, как вы говорили. — Не в Троод, как дома, и не в Шроод, как в мире серебряных змеев.
— Ага. — Хестер чертыхнулся, помогая Редлифу забросить в кучу вновь прибывшую связку.
— Мне кажется, пора пойти посмотреть, что делается снаружи. Джилипп этого делать не собирается. Он, должно быть, думает, что он король. Этот паренек и впрямь лодырь.
Келвин вышел наружу и обнаружил, что день стал пасмурным. Темных туч в небе было больше, чем легких перистых облачков. День, подобный этому, казалось, был специально создан для беспокойства.
Чтобы рассеять свою тревогу, он активировал пояс. Келвин медленно поднимался, воспаряя вверх по склону скалы. Еще один уступ, поуже, чем тот, который он только что покинул, был теперь между ним и вершиной скалы, и он обосновался на нем.
Перчатки на руках начали пульсировать, предупреждая об опасности.
Теперь, став сверхчувствительным к их предупреждениям, он быстро посмотрел вниз, на огромное дерево и широкую ленту реки, но не увидел там ничего необычного. Тогда откуда же предупреждение?
Неожиданно наступила темнота. Нет, это был не быстро сгущающийся туман, а кромешная тьма, которая накрыла склон скалы и уступ, а более отдаленный пейзаж остался нетронутым.
Келвин посмотрел наверх, ожидая увидеть густое облако, тучу или же гонимые ветром облака пыли. То, что он увидел на самом деле, удивило и испугало его. Там, на распростертых крыльях, поддерживаемое потоком воздуха, поднимающимся вверх по склону скалы, нависло что то гигантское и черное. Оно моргнуло огромными желтыми глазами и щелкнуло невероятно большим клювом. Это оно прилетело и зависло сверху, затемнив собой пейзаж.
Но что же, во имя божье, это было такое? Величиной оно не уступало аэропланам, о которых ему говорил отец. Но это существо совсем не предназначалось для перевозки пассажиров! Оно, эта тварь размером с дракона, была живая!
Келвин стоял, пытаясь захлопнуть свой рот. Он дрожал с головы до ног. Он знал о птицах, он слышал о летучих мышах, но он никогда не видел ничего подобного о нем и ничего не слышал!
Перчатки перестали пульсировать сразу же, как тень прошла мимо. Они знали, что чудовище его не заметило. А что, если бы заметило? Он снова задрожал, подумав об этом. В течение некоторого времени он беспокойно обшаривал взглядом небо, не решаясь выбраться из за прикрытия скалы, а потом посмотрел вниз, туда, где он вышел из камеры транспортера.
Джилипп стоял на уступе один. Он возился со своей одеждой, намереваясь спуститься к верхушке дерева. Глупый мальчишка! Он что, не понимает, что им всем предстоит спускаться туда!
Перчатки снова начали пульсировать, затем потеплели. Через мгновение стало темно. Что то огромное молчаливо скользнуло вниз, налетев на добычу, словно орел.
Джилипп, кажется, что то почувствовал. Он повернулся, закричал и попытался отпрыгнуть назад. Но он сделал это слишком поздно и двигался очень медленно. Огромные когти оторвали его от уступа.
На скале появились люди. «Птица пугало! — воскликнул Хестер.Все назад!»
Они быстро бросились обратно в камеру. Все, кроме Келвина и…
— Ннааа пооомощь !
Боги, он все еще жив! Птица пугало напала на Джилиппа вместо Келвина. Он должен был помочь мальчику!
Перчатки среагировали еще быстрее, чем Келвин и привели пояс левитации в действие. Келвин взвился вверх, словно камень, выпущенный из пращи его сестры. Не успев даже дух перевести, он оказался около кожистой шеи размером с древесный ствол и вдохнул запах рептилии. Так страшно, насколько он помнил, ему еще никогда не было.
Но перчатки, его лучшие друзья, знали, что им делать. Они переместили рычаг управления поясом в нейтральное положение. Келвин посмотрел на неподвижно раскинутые крылья, которые несли странное существо, на огромный клюв и гигантскую голову диковинной формы. Была ли это вообще птица? Это название казалось неподходящим, даже если не учитывать ее огромные размеры. Келвин был здесь, чтобы помочь Джилиппу, но очень возможно, что помощь сейчас потребуется именно ему, Келвину.
— Ссскккррриииии ! — Тварь издала громкий крик или вопль. Она повернула свой клюв, мигнула, вытянула шею и…
Неожиданно Келвин заскользил куда то вбок. Он увидел лес и скалистые вершины, устремленные вверх. У него не осталось времени, чтобы подумать о Джилиппе или о чем нибудь еще.
Он переворачивался и падал, снова, снова и снова. Он быстро ударил по контрольному рычагу ладонью. Скалы показались уже на значительно более близком расстоянии, и он быстро выправил курс. Теперь он летел прямо над верхушками деревьев.
Щелк ! Щелк! Щелк!
Келвин поморщился от боли и ускорил свой полет резким ударом по рычагам. Он вырвался вперед и сразу же оказался вне пределов досягаемости твари. Оглянувшись назад, он увидел огромную голову заостренную сверху, темно желтые глаза величиной с луну и остроконечный, усыпанный зубьями, как пила, клюв, из крючкообразного кончика которого что то свисало, колыхаясь на ветру.
Спина у Келвина сильно болела. В том месте, где ее царапнул клюв. Кусок коричневой ткани в клюве происходил как раз из самого центра его лучшей рубашки из коричневики. Келвин решил, что теперь на нем осталось только два рукава этой рубашки и что застежка впереди отлетела, когда клюв сорвал ткань с его спины.
— Кккррриииии !
— Ппоооммоооггиииттеееее!
Да, замолчи же, хотелось ему сказать, но он не сделал этого. Ничем нельзя было помочь Джилиппу. Если только, если только…
Келвин взлетел на большую высоту, обогнув чудовище. Он кружил над ним, держалась на приличном расстоянии. Даже когда я сражался с драконами и змеями, у меня было хотя бы копье! Шанса добыть оружие сейчас не было. Кроме того, если ему каким то образом удастся убить эту птицу пугало, Джилипп определенно убьется при падении. Это, возможно, неизбежно, но Келвину совсем не хотелось приближать кончину мальчугана.
Он скинул остатки рубашки и позволил ветру унести прочь изорванные обрывки. Бедная Хелн, она шила ее целую неделю. При нормальном обращении такая одежда могла служить годами. Недалеко от жилища Хэклберри была ферма по разведению коричневики; он помнил, что там жила маленькая девочка. Как же ее звали? Истер. Не то чтобы это имело к нему какое либо отношение, большее, чем мысль об источнике материала для этой рубашки. Ему не хотелось думать о том, как будет сердиться на него мягкая и нежная Хелн, когда узнает о рубашке. Ее жизнь должна быть прекрасной и тихой сейчас, когда она ожидает появления на свет ребенка.
Теперь, без рубашки, он, должно быть, напоминает супергероев кинематографа, о которых однажды ему рассказывал отец. Вот только его грудь была незагорелой и худой, а не бронзовой и мускулистой, как полагается у вымышленному киногерою. Если бы нужно было выбирать героя по этому признаку, то Келвин оказался бы в самом конце списка!
Он сбавил скорость своего полета и отстал, держа птицу пугало в поле зрения. О, если бы только она опустилась на землю. Тогда, может быть, он смог бы наброситься на нее и спасти Джилиппа. Но птица не подавала виду, что собирается спускаться.
Местность под ними все меньше и меньше напоминала обжитую. Она была холмистой, неправильной и лесистой и сильно напоминала то, что рассказывали о легендарных королевствах Офал и Роттерник, оставляя мало надежды на спасение!
Его ноздрей коснулся какой то устойчивый запах, полностью стирая из памяти воспоминания о запахе рептилии. Запах соли. Где то неподалеку был океан, как он должен был бы быть и дома в этом районе. Может быть, это хорошо, а может быть, и нет.
Он продолжал лететь дальше, удивляясь тому, как быстро они движутся. Ветер, вот что заставляло птицу пугало парить и нестись по воздуху так легко и так быстро. Потоки воздуха, поднимающиеся вверх с поверхности океана, воздушные течения, такие же, как морские, несли этот огромный преогромный крылатый корабль. Небесный корабль — однажды его отец воспользовался этим названием, рассказывая какую то историю. Вот что это такое — птица пугало, только она была живая. Живой небесный корабль.
Келвин увидел океан, но огромный черный воздушный змей продолжал нестись по воздуху все дальше. Широкое устье реки с огромными горами пены и вздымающимися из нее скалами. Вниз по течению реки, которая расширялась до тех пор, пока сама не стала почти такой же широкой, как море. Затем деревья, гигантские деревья! Деревья, каких Келвину никогда не рисовало его буйное воображение. Дерево, на которое они взбирались, было большим, но в сравнении с этими оно становилось всего лишь зеленым ростком. Эти деревья вырастали прямо из воды, тянулись к небу, и каждое было выше соседнего.
Делая круги, выныривая и вновь скрываясь в их огромных ветвях носились, дюжины птиц пугал! Здесь их была целая колония!
Бедный Джилипп! С парнишкой все кончено! Отсюда невозможно спастись. Я не могу…
Но он почему то не мог улететь. Он кружил в воздухе, как птицы пугала, ожидая, когда приземлится чудовище, несущее Джилиппа. Он увидел, что здесь было много чудовищ, которые висели на деревьях вниз головой. Словно летучие мыши, только большие. Больше, чем любые летучие мыши или птицы, каких только можно себе представить.
Птица пугало подлетела к верхушке огромного дерева. Там, глубоко в ветвях и листве, находилось чудовищное гнездо. Клювы длиной с клинок меча высунулись из гнезда, широко раскрывшись в ожидании. Мама летит. Мама летит с обедом.
— Кел вин ! Спаси меня!
Итак, Джилипп был все еще в сознании и мог кричать. Это позволяло предположить, что пока еще он не был серьезно ранен. Он посмотрел назад и увидел Келвина, и теперь кричал, призывая его сделать невозможное. Бедный парнишка!
Келвин увеличил скорость, пролетая мимо гнезда, описал дугу и пролетел над деревом на небольшой высоте, всего лишь чуть чуть ниже облаков. Это дало ему какое то прикрытие. Он увидел широко разинутые красные рты. Птенцы были голодны!
Химера была телепатом. А этот, другой монстр, не мог ли также мысленно общаться? Это казалось маловероятным, но, быть может, попытаться все же стоило. Правда, нельзя сказать, что у него был широкий диапазон многообещающих возможностей. Эй, птица! Оставь этого человека! Опусти его на землю, не причиняя ему вреда!
— Сккрриииии !
Никакого указания на то, что птица пугало понимала его мысли или, если понимала, то придавала им какое то значение, не было. Тело Джилиппа в ее когтях теперь висело безвольно и болталось, он, очевидно, был убит или потерял сознание. Эти когти могли бы в любой момент сжать его и убить, если только чудовище не хотело накормить своих птенцов живой копошащейся пищей. Келвин надеялся, что мальчик убит, потому что быть сожранным этими прожорливыми птенцами… Он не мог вынести этой мысли!
— Сккрриииии !
— Щелк! Щелк! Щелк!
Маленькие негодяи были нетерпеливы. Хватит ли им одного тощего мальчишки?
— Эй, птица! — крикнул он, чувствуя себя идиотом. — Надо поговорить! Как одному разумному существу с другим!
Не заколебалось ли чудовище? Вероятно, оно просто решало, как разделить лакомый кусочек на всех. Он сомневался, что птица умела разговаривать. Отец рассказывал ему о говорящей птице, называемой попугай, в его родном измерении, на Земле, так что, может быть, некоторые птицы все таки могли разговаривать. Что еще он может попытаться сделать?
Голова Джилиппа приподнялась. Его руки и ноги расправились. Значит, он был всего лишь в обмороке и не ранен. Теперь должно было произойти самое худшее, и Келвин не видел никакого способа предотвратить это.
— Сккрриииии ! Сккрриииии!
— Ты это уже говорила, — пробормотал Келвин с юмором висельника. Он дернул за рычаг ускорения и оказался значительно ближе к птице, чем ему бы хотелось. Джилиппу не поможет, если и Келвин станет пищей для птенцов!
Птица заметила его. Клюв с пилообразными зубами был более внушителен, чем любой меч. Теперь этот клюв повернулся к Келвину, птица явно намеревалась ухватить его. Кажется, она хорошо понимала, как выгодно ей будет удвоить свою добычу.
Перчатки дернули Келвина вниз. Он наклонил голову, соединил ноги вместе и поднырнул под надвигающуюся на него голову. Изможденное лицо Джилиппа под птицей с изумлением посмотрело на него, когда Келвин ухватился за птичью лапу толщиной с хороший древесный ствол.
— Келвин! Келвин!
— Заткнись! — сказал он ему. Ужасно было говорить такое отчаявшемуся мальчишке, который вот вот должен был расстаться с жизнью, но это было совершенно необходимо. Келвину нужно было хоть немного подумать, если эта проклятая тварь даст ему такой шанс.
Как он и ожидал, птица обернулась, зависла в воздухе, заскользила вниз и нырнула. Они все еще были довольно высоко в воздухе. Положение Келвина менялось так быстро, как если бы он был захвачен смерчем. Пояс держал его распластанным на чешуйчатой коже птицы с силой, большей, чем человеческая.
Он знал, что птица скоро устанет и воспарит вверх, а потом направится к гнезду. Он увидел воду внизу и Джилиппа, почти касающегося ее. Затем они снова стали подниматься с потоком воздуха; они будут взбираться все выше и выше, кружить, кружить и кружить, а потом приготовятся к посадке. Что же он выиграл? Он оставался таким же горе героем, как и всегда.
Когда птица выправляла свой полет, он выпустил ее лапу и, повиснув вверх ногами, попытался отдать перчаткам приказ разжать огромные мощные когти. Перчатки пытались сделать это; он почувствовал, как его плечи и руки приняли на себя огромное напряжение. Но этого было явно недостаточно. Келвин попытался изо всех сил оттолкнуться от лапы, но все равно, ни один коготь не отлеплялся от мальчика, не выпускал его.
— Спасайся сам, Келвин! — задыхаясь, кричал ему Джилипп. — Моя жизнь кончилась. Моя жизнь не стоит твоей жизни!
Разумные слова, но, к сожалению, сказаны слишком поздно. Неожиданно они начали подпрыгивать, вверх вниз, вверх вниз. Ветки толщиной в рост человека били Келвина с двух сторон по лицу. Они, наконец, остановились, приземлившись на край гнезда птицы пугала.
— Крриии ! Ииии! Иии! Щелк! Щелк! Щелк!
Птенцам не терпелось пообедать. Их голодные крики просто оглушали. Через мгновение их желание сбудется.
Келвин отшвырнул ветку от своего лица и обнажил меч.
Огромная голова с клювом и гигантскими желтыми глазами смотрела на него, заглядывая под свое серое брюхо. Это был мамин клюв и ее же глаза. Она выхватит его из под своих ног, словно перепуганного грызуна, и какой нибудь удачливый счастливый птенчик получит лакомый кусочек. Что же касается Джилиппа, который стоил Келвину его жизни…
— Нет ! — закричал Келвин и воткнул меч в мясистую часть левой ноги гигантской птицы.
Голова птицы дернулась обратно и скрылась из виду, ее когти неожиданно раскрылись и она испустила такой крик, по сравнению с которым все предыдущие показались шепотом. Келвин не терял зря времени, перчатки тоже. Одним движением он подхватил Джилиппа и закувыркался вместе с ним в воздухе.
В ушах у него свистел ветер, ветки били их по лицам. По ветвям, мимо которых они пролетали, были разбросаны обломки костей и разлагающихся трупов животных. Каким то образом перчаткам удалось удержать мальчика, а кроме того еще и активировать и привести в действие левитационный пояс. Внизу птицы пугала свисали вверх тормашками с ветвей, размером больших, чем обычные древесные стволы. Он бегло взглянул на них боковым зрением, надеясь, что они не заметят его, а затем уже летел прочь.
Под ними в глубокой воде повсюду торчали острые камни. Они неслись мимо этих камней, так близко к ним, что почти касались их. За Келвином устремилась в погоню сердитая и разгневанная, постоянно вопящая огромная мамаша.
Келвин включил ускорение, когда птица снова поймала вертикально восходящий поток воздуха, заканчивая свой бросок вниз. Скоро они на большой скорости неслись вверх по течению реки, обратно той же дорогой, какой прилетели сюда. Когда он понял, что ему удалось оставить птицу далеко позади, то постарался поудобнее ухватиться за Джилиппа, который теперь снова стал приходить в сознание. Он лишился чувств где то на середине душераздирающего птичьего крика, что, возможно, было и к лучшему.
— Джилипп, твой вожак уверял меня, что в этом измерении нет ни драконов, ни гигантских серебряных змеев, ни магии! Заклинаю тебя всеми богами, скажи мне, что же это было за создание?
— Птица пугало, — озадаченно ответил Джилипп. — У вас в вашем измерении разве не бывает птиц пугал?
— Я о них никогда не слышал! И никогда не хотел бы снова повстречаться ни с одной из них!
— Должно быть, у вас жизнь очень спокойная и мирная, — заметил мальчик.

Глава 24. Армия

Путешествие в Блоорд было на удивление спокойным. В течение целого дня Келвин работал со своим поясом, перевозя медь с уступа на землю. Он постоянно прерывал работу для того, чтобы разведать, нет ли поблизости охранников короля или птиц пугал. Охранники так и не появились, и крылья огромной птицы больше не заслоняли собой свет.
Добыть вьючных лошадей для перевозки меди тоже оказалось довольно легко. «Бухалы» знали фермеров, на которых могли положиться: большинство из них пострадало в свое время от рук гвардейцев. Помощь для их отряда теперь было не так то трудно получить.
Переодетые торговцами, они проделали долгий путь и встретились с солдатами Блоорда, отправленными, чтобы встретить их. Местность, фрукты, которые они ели по пути, даже люди, которых они видели, все казалось повторением уже пройденного. Однажды большая фиолетовая со светло розовым птица пролетела над ними, выкрикивая своим длинным клювом: «Аве, Мария! Аве, Мария!»
— Птица «Аве, Мария» — «первичная птица»2, — догадался Келвин. Он был уверен, что это не могла быть очистительная птица, хотя, за исключением оперения, все в ней казалось тем же самым.
— Политическая птица, — объяснил Хестер. — Ее еще называют птицей первоначал.
Келвин кивнул и направил свой взгляд туда, где, как он и ожидал, должен был оказаться монумент. Его ниша казалась почти такой же, как те, которые он видел в походах с аналогичной миссией в двух соседних измерениях. Единственным отличием была надпись, которая посвящала нишу памяти солдат Блоорда, а не Шроода и не Троода. Опять оказалось, что они погибли в двухсотлетней войне, но не против Хада или Рада. Хотя он и забыл спросить об этом, но королевство, которое он теперь пытался освободить, называлось королевством Фад.
— Дом рекрутов! — провозгласил Бильджер. На этот раз фруктовый сок, который капал с губ революционера, был определенно красного цвета, а не оранжевого и не желтого. Больше было вьючных лошадей, более тяжело нагруженных, больше местных вооруженных жителей, сопровождающих их.
На этот раз их встретил не капитан Маккей с заостренными ушами и не круглоухий капитан Макфей, а командир Мак. У него были круглые уши, как у капитана Мак Фея, а контуры его лица и тела были похожи на очертания обоих предыдущих представителей. Но в Трооде сероглазый, седовласый вояка лишился руки. Его шроодский эквивалент был слегка облысевшим, обе руки его были целы, зато одна нога была приставной. У командира Мака все его волосы были на месте, зато у него не хватало половины зубов, и это стало ясно, как только он заговорил. Все его конечности были на месте, но спина была согнута больше, чем у других его двойников, а правое плечо было кривовато. В добавление во всем прочим различиям Мак носил повязку через левый глаз.
Командир протянул руку. Разговоры, выпивка и карточные игры прекратились. Ветераны и рекруты сразу же навострили уши.
— Марвин Буханка, ты привез Медь?
— Немного. Там, в Фаде, осталось больше. Надеюсь, она в безопасности.
Мак и двое ветеранов вышли на улицу, чтобы проверить тюки. В некоторых местах медные жала прорвали упаковку, и медь привлекла к себе внимание людей, не осмеливающихся притронуться к ней. В толпе расчистился проход для командира. Он вскрыл пару тюков, поцарапал медь ножом, улыбнулся и ощупал руками остальные свертки.
— Имея то, что у вас здесь есть, вы можете купить наших самых лучших и искусных бойцов, все снаряжение, лошадей и катапульты. Боги, я и не знал, что у вас здесь столько меди! Считайте, что у вас уже есть армия.
— Вообще то, в нашей щедрости есть кое какая хитрость, — быстро сказал Джон.

Все вопросительно посмотрели на него. Особенно Марвин Буханка.
— Давайте вернемся и обсудим это дело, — предложил командир Мак.
Так они и сделали. По пути в дом Джон объяснил.
— Вся хитрость, вернее, дело в том, что, когда все это закончится, мои парни и я должны будем навсегда покинуть это измерение. Мы здесь только по ошибке. Помощь Марвина делает нас его должниками, а мы всегда платим свои долги. Кроме того, у нас дома была во многом точно такая же ситуация, пока мы не сделали то же самое, что сейчас делает Марвин. Только наша страна называется Рад, а ее тираном была женщина.
— Какого бы пола ни был тиран, армия — это полезный вклад! сказал Мак. — Тиран — это тиран, пока он не умрет.
— Мне нравятся эти слова, — заключил Марвин Буханка.
Они нашли себе свободный стол и кружки бива, и скоро вокруг них собралась большая компания зевак. Так же, как и в аналогичных случаях в двух различных измерениях. Но еще задолго до того, как Келвин закончил рассказ об их приключениях, скептицизм слушателей высунул свою голову.
— Ты что, и вправду думаешь, — заявил один седовласый ветеран, что мы в это поверим? Существование драконов само по себе маловероятно, но существование драконов с золотой чешуей?
Раздраженный и уязвленный его словами, Келвин прервал рассказ для того, чтобы объяснить:
— Они проглатывают золотые самородки из ручьев. Поскольку драконы живут долго, до тех пор, пока их не убьют, и многие из них прожили уже сотни, а, возможно, и тысячи лет, то золото переходит в их чешую.
Молодой человек, пришедший наниматься, покачал головой, изучая Келвина со скептическим выражением лица:
— Я слышал о том, что металл мигрирует в тела и раковину моллюсков. Это наука. Но драконы — не наука. Драконы — это миф.
— Продолжай, Келвин.
Он и хотел это сделать, но, к своему удивлению, начал терять аудиторию. Ни один из этих крепких бойцов не желал верить всякой чепухе. Он едва смог досказать свою историю о том, как они устроили народную революцию в Раде, и о пророчестве, которое сделало его таким важным, особенно после эпизода с драконами.
— А эти листовки, плакаты, которые вы развесили, они и впрямь помогли вам набрать людей?
Келвин с сожалением посмотрел на командира. Он казался настроенным так же скептически, как и рекрут.
— Необученных людей. Добровольцев. Фермеров и тех, кто уже достаточно натерпелся от угнетателей.
— Продолжай.
Он так и сделал, но это уже не было забавой. Все, что он говорил, убеждало слушателей в том, что он лжет. Самое мучительное в этом было то, что ложь была тем умением, которое он никогда не развивал в себе, и тем талантом, которого у него никогда не было. Он преувеличивал свою роль в этом деле не сильнее, чем роль Джон.
— Это переливание крови! — выпалил молодой боец, когда Келвин давал краткое описание того, что произошло с ним и с Джон в руках чародея.
— Уф, как хотите. Итак, карлик Хито собирал ее кровь и…
— Это наука.
— Там, в том мире, откуда я пришел, это магия. Зотанас использовал симпатическую магию, единственную магию, которой он хорошо владел. Вместо того, чтобы использовать куклу с моими обрезками волос и ногтей, он использовал мою сестру. В ней та же кровь, что и у меня, поэтому, когда она слабела, слабел и я.
— Это же чушь! Я ему не верю.
Келвин почувствовал раздражение. Как же ему продраться через этот лес недоверия?
— У вас здесь есть птицы пугала. Я бы сказал, что иногда они такие же большие, как драконы, и настолько же опасны.
— Птицы пугала вполне реальны! Они были частью обычного мира еще до человека! А то, о чем ты говоришь, нереально.
— Может быть, здесь. Но не дома. Дома птицы пугала были бы нереальными созданиями. — Он не стал упоминать о химере; он не видел нужды увеличивать их недоверие к себе.
— Я могу поручиться за все, что он говорит, — вмешался Кайан.Видите ли, Зотанас был моим дедушкой, а Зоанна моей матерью.
Немедленно наступила тишина. Кто то потягивал биво. Затем рослый ветеран с резкими, словно высеченными из скалы, чертами лица и выступающими мускулами засмеялся. Через мгновение смеялись уже все блоордцы. Совершенно нелепое утверждение Кайана убедило их в том, что все это шутка.
Келвин ощутил тревогу, взглянув в лицо брату. Через секунду если не начнет действовать он, то действовать начнет Кайан. А это будет означать неприятности — большие неприятности — а он уже сыт ими по горло! Их у него и так более, чем достаточно! Кайан, возможно, лучше владел собой, чем тесть Келвина, но все же не намного лучше.
Хотя ему ужасно не хотелось делать этого, он все же начал вставать с места. Если он набросится на рослого верзилу справа и перчатки помогут ему, то это хотя бы прекратит смех.
Отец подоспел им на выручку вовремя.
— Да, здесь есть над чем посмеяться, — сказал он спокойно, обращаясь к своей кружке бива, — но тогда там все это не было так смешно. Помните, я родился в мире, где все это показалось бы совершенно нелепым. Мы не верили в магию. Но я хочу сказать вам, во что мы все же верили: мы верили в птицу пугало.
Молчание. Все глаза повернулись к Джону, позабыв о возможности немедленных действий, рукоприкладства.
— Отец, — вставил Келвин, — ты никогда не рассказывал нам о том, что у вас были птицы пугала! — Он тут же пожалел о том, что сказал это. Теперь все в комнате смотрели на него.
— Я не хотел сказать, что они были у нас, когда я покидал Землю! Но они были на Земле еще до того, как я родился. Давно, очень давно в истории моей планеты. Они существовали еще до того, как появились люди. Время от времени люди находят их кости, а иногда и целые скелеты. Они не были так велики, как те, что живут здесь, но были точно такими же. Ученые в моем измерении называли их птеродактилями. Они существовали, давайте ка посчитаем, за сто двадцать миллионов лет до нашего рождения.
— Откуда ты это знаешь, отец? — пришлось спросить Келвину. Когда отец начинал рассказывать о Земле и о земных вещах, то Келвин снова становился ребенком. Он был просто ящиком с вопросами, как любил говорить при этом его отец, и Келвин вовсе не был уверен, что с тех пор он сильно изменился.
— Что ж, Келвин, это вовсе не магия. Мой народ в основном не верит в магию, понимаешь ли, и, конечно же, ученые в магию не верят совсем. Существуют научные способы определения возраста костей и многое другое. Птеродактили, как вы называете птиц пугал, летали под небесами Земли задолго — задолго до того, как появились люди, но их кости способны доказать их существование.
— И их не видел ни один человек, отец?
— На Земле — нет. В других измерениях — возможно. На Земле птеродактили и люди не жили в одно и то же время. В других существованиях, в мирах таких, как этот мир, — да, жили. Здесь они много крупнее, чем те, которые жили в нашем мире, однако у них было больше времени, чтобы эволюционировать и видоизменяться.
Все лица сразу посерьезнели. Теперь заговорил Марвин, который был так сильно похож на Мортона Крамба:
— Я не знаю о том, что говорят эти парни, но в других измерениях много всяких странных вещей. Расскажи им, Хестер. Расскажи о том, что мы видели.
Двойник Лестера сказал:
— Маленькие человечки, все словно бы сделанные из квадратиков. Кристаллы, взглянув в которые они видят разные вещи на большом расстоянии. Какое то огромное существо, о котором у нас дома нет даже легенд, поглощающее медь и производящее медные жала, которые мы привезли. Люди, которые кажутся произошедшими от лягушек — у них ушные лоскуты, как у лягушек и повадки тоже, как у лягушек.
— Все это правда, — сказал Марвин. — Мы все там были. Итак, хочешь ты получить нашу медь или нет?
Командир Мак сглотнул слюну.
— Эти жала были произведены каким то чудовищем? Они на нем выросли?
— Ты что, считаешь нас лжецами? — в голосе рослого вожака прозвучала угроза, словно он готов был рискнуть судьбой своей, такой желанной ему, революции.
Командир Мак сделал глоток бива, приподнял повязку и потер отвратительный шрам на месте глаза. Некоторое время он размышлял, как и подобало солдату, затем очень вразумительным голосом произнес: «Я считаю, что медь — это медь». Он посмотрел на своих друзей и соратников. Нет, они не из тех, кому можно рассказывать глупости, все они были озабочены своим ремеслом убивать, а совсем не необузданной фантазией первых встречных.
— Может быть, больше нам и знать то ничего не нужно, — сказал убеленный сединами старый ветеран. — Все остальное нас совсем не касается. В конце концов, медь — это медь.
Вынеся данный вердикт, неофициальный судья снова возвратился к своему дальнему столу. Другие тоже присоединились к нему, и кто то раздал карты. Рядом остался один только молодой наемник.
— Что ж, думаю, что нам следует принять ваше предложение, сказал командир Мак.
Келвин посмотрел на отца и брата и почувствовал, как его собственная челюсть начинает отвисать. Тогда все это уже закончилось — все его рассказы. Ему совсем не казалось, что все прошло как надо.
— Да, я вполне согласен, — сказал Марвин. — Почему бы вам, чужеземцам, не отправиться и не взглянуть на Провал. Великолепное зрелище! Вероятно, вы никогда не слышали о нем.
Конечно, ни слышали о нем, но ничего не сказали.
— Пойдемте, — сказал Джон Найт. Они вышли наружу все вместе, всей семьей. А местные жители остались, чтобы обсудить важные дела, имеющие отношение к революции.
— Почему, отец? — захотел узнать Келвин. — Почему мы уходим, когда есть так много интересных и удивительных вещей, о которых можно рассказать?
Джон осмотрелся, чтобы убедиться, что никто не идет за ними следом.
— Мы должны дать им возможность спокойно обсудить все дела без нас. Что же касается их недоверчивости — что ж, и на Земле люди были такими же, Келвин. Не все, но некоторые. Если они не хотят верить, то они не хотят знать. Что то вроде магии.
Келвин подумал и решил, что он понял, в чем дело. Его отец очень долгое время не хотел верить в магию. Он отрицал то, что здесь существовала магия до тех пор, пока не стало невозможно сомневаться в этом. Но он все еще думал не в магической манере.
— Я хочу увидеть этот Провал, мальчики, — сказал Джон. — Вы знаете, я о нем слышал и прошел через него, но я на самом деле никогда его не видел. Не видел, когда был в сознании.
Келвин вспомнил, как в первый раз увидел Провал. Это было в начале его военной карьеры. Он и Крамбы покупали себе армию, чтобы использовать ее против злой мамаши Кайана. Джон попыталась сбить из своей пращи звезду и была очень обижена, когда это не удалось. Словно люди, которые отказывались верить в магию, даже испытав на себе ее действие, Джон не верила ни в бессилие своей пращи, ни в дальность расстояния до звезд.
Когда они добрались до деревянного барьера, все выглядело точно так же, как и в двух других измерениях, за исключением того, что некоторые детали были другими. Отец стоял, разинув рот, всматриваясь через окно обозрения в бархатно черную, заполненную звездами бездну.
— Это — это чрево творения! — в его голосе слышался благоговейный страх. — Боги, это трещина через Землю и миры! Проход через все миры, все возможные миры и все их альтернативы!
— А на Земле у вас было это, отец?
— Я… не знаю. Не думаю, чтобы было. Но, может быть, в другом месте? Может быть в Арктике — или в другом времени.
Пока Джон приходил к пониманию того, во что он не совсем верил, прошел остаток дня. Еще один день прошел, пока в королевский дворец Фада отправили послание. А еще один день был потрачен на питье бива, игру в карты и на ожидание ответа или ультиматума, следующий день — тоже. И только на пятый они, наконец, пустились в путь.
На границе делегация гвардейцев в форме встретила их с флагом Фада и капитуляцией. По рядам наемников в обе стороны прокатилось огромное ликование, хотя, возможно, многие из них испытали разочарование. Война закончилась слишком быстро, не успев начаться. Будет выплачено жалование, но не будет добавлена плата за сражения. Никакой награбленной добычи, никаких захваченных в плен девиц. Обратно домой, в Дом Рекрутов, чтобы ждать, сидя без работы, еще, возможно, много месяцев.
— Таким образом, — говорил представитель гвардейцев, — его величество объявляет о своей безоговорочной капитуляции перед превосходящими силами противника. Предвидя изменения власти, он отрекся от трона.
Поразительно! Очевидно, деспот из этого измерения был довольно трусоват. Им потребуется убедиться, что у него в запасе нет никакой хитрости.
— Что ж, теперь, когда это маленькое дельце улажено… — сказал Кайан со счастливым видом.
Келвин понимал, что с точки зрения Кайана все их приключение было лишь маленьким обстоятельством, задерживающим свадьбу. Что ж, может быть, так оно и было.

Глава 25. Верная любовь остается

Хито, карлик, встретил их первым. Они пешком спускались из пещеры транспортировщика. Келвин время от времени воспарял, чтобы посмотреть вокруг. Они обошли Долину Змеев, не желая в этом путешествии связываться с лопоухими и их предками — пресмыкающимися. Перчатки пульсировали очень слабо, не сигнализируя об опасности, а просто предлагая двигаться побыстрее, чтобы избежать ее. Фактически, они пульсировали так уже целый день или около того, словно и им тоже хотелось побыстрее закончить это дело. Наконец, когда их отряд выбрался на хорошую дорогу и впереди было еще, может быть, полдня пути, перед ними возник карлик.
— Хито! Что ты здесь делаешь? — спросил Келвин, падая с небес и приземляясь прямо перед ним. Может быть, это еще одно ошибочное, ложное измерение? Он аккуратно установил индикатор, но у них уже было столько неприятных сюрпризов! Неужели они никогда не вернутся обратно в мир доброй королевы Занаан и милой, хорошей девушки Лонни Барк?
Изумленный карлик подпрыгнул, затем недоверчиво посмотрел на Келвина:
— Ты умеешь летать?
— Да, я умею летать, но только с помощью этого пояса. Не о чем беспокоиться. Я Келвин, тот же самый Келвин, чью жизнь ты спас.
— Это ты спас нас всех, — сказал Хито. — От злого короля и его попытки заключить союз с лопоухими. Теперь благодаря тебе мы живем в порядочном королевстве.
— Мой отец, брат и я вернулись. Но мы не останемся здесь надолго. Кайан очень хочет увидеть свою Лонни.
— Да, Лонни Барк. Она собирается выйти замуж за Жака.
— Что ? — Келвин почувствовал себя почти таким же опустошенным, каким, как он понимал, должен был быть сейчас Кайан. Перенести столько трудностей, наконец, спустя долгое время добраться сюда и обнаружить, что невеста выходит замуж за Жака! Не то чтобы Жак не был хорошим парнем, ловким похитителем змеиных кож, каким знали его товарищи, и способным революционером, помогавшим свергнуть власть тирана. Нет, Жак был прекрасный парень, но только когда он не собирался жениться на Лонни!
— Твой брат возвратился к ней?
— Да.
— Она не думала, что он вернется.
Келвин посмотрел на небо. Было раннее утро; они встали совсем недавно. Но как долго они на самом деле отсутствовали в этой реальности? Он чувствовал, как солнце согревает кожу, и знал, что эта реальность казалась единственно существующей. Но, по их собственным ощущениям и воспоминаниям, они отсутствовали здесь уже много недель. А если само время здесь отличалось от их времени, и вместо того, чтобы отсутствовать недели, они отсутствовали месяцы, а возможно, и годы?
— Ей очень недоставало твоего брата, она думала, что он исчез навсегда, — объяснил карлик. — Она лицом к лицу встретилась с перспективой остаться в старых девах. Жак тоже так считал и предложил ей выйти за него замуж.
— Все правильно, я понял. И надеюсь, что Кайан тоже все поймет.
— Жак не стал бы делать ей предложение, если бы он знал, что Кайан вернется. Жак честный человек.
— Да, я понимаю. — Но это только здесь, подумал он. В других измерениях он негодяй. Но здесь — да, он честен, как и положено порядочному и благородному человеку.
— Вы придете на свадьбу? Вы: ты, твой брат и отец?
— Она состоится сегодня?
— Да, Большой Бальный зал в официальном королевском дворце Хада. Церемония должна состояться ровно в полдень.
— Мы там будем, — сказал Келвин, понимая теперь, что они попали в то измерение, в какое нужно, и находятся значительно ближе к дворцу, чем он думал раньше. Теперь он понимал тихую настойчивость перчаток: это была не физическая опасность, а эмоциональная. Они, наверное, знали, что должно было произойти здесь, и поторапливали его, пока еще не стало слишком поздно. — А где твоя лошадь?
— Ее подковывают, — ответил карлик. — Я должен был привезти серебряное кольцо.
— Серебряное кольцо? Для кого?
— Для свадьбы. Для того, чтобы Жак надел его на палец своей невесте.
Келвин был изумлен. Но потом он вспомнил, что его отец рассказывал ему об аналогичном обычае на Земле. Когда вступали в брак его отец и мать, они просто объявили перед свидетелями, что женаты, тем все и закончилось. Если люди желали разорвать брачные отношения, то развод проводился по тем же правилам.
— Можно, я пойду с тобой?
— Конечно. А мы можем полететь вдвоем?
— Ты тоже хочешь полетать? Да, мой пояс выдержит и твой вес тоже. Но тебе придется держаться за меня крепко, потому что…
— Не беспокойся! Я не знаю, как летать, но я знаю, что может натворить падение!
И Келвин вместе с карликом отправился к ювелиру. Ювелир был пожилым, убеленным сединами человеком, который, очевидно, и жил прямо у себя в магазине. В добавление к обычным аксессуарам его профессии, здесь была великолепная выставка часов, колец, серебряных блюд и разнообразных ювелирных изделий. Он нагнулся под прилавок, к тайнику, и извлек оттуда отполированное, богато изукрашенное серебряное кольцо.
Хито взял кольцо и рассмотрел его в утренних солнечных лучах, падавших в окно ювелира, затем протянул Келвину.
Келвин посмотрел на выделку кольца. Работа лопоухих, без всякого сомнения. На узкой кольцевой полоске серебра, размером как раз для пальцев Лонни, были вырезаны крошечные фигурки. Поднесенные к свету фигурки, казались детскими, а когда Келвин скосил глаза, ему показалось, что фигурки бегают и перекидываются мячом.
— Я никогда не смогу вообразить до конца, что могут делать лопоухие с серебром, — засопел старик, опершись о прилавок. — Этот древний народ, прогуливающийся по заросшим цветами лугам рука об руку. Как они это делают?
— Магия! — ответил Келвин, вспомнив о своей проблеме со скептиками из другого измерения, которые отказались поверить в магию. Он не сказал старику, что его глаза увидели на кольце что то совершенно другое. Это произведение искусства было вдвойне необычным! Старику требовались все утешительные иллюзии, какие он мог получить. Меняется ли картина для каждого, кто на нее смотрит? У Келвина на этот счет было более чем подозрение, что так и есть и что каждый найдет свое удовольствие в том, что видит. Хито не стоило беспокоиться, понравится ли кольцо Лонни или нет; оно само себя заставит понравиться!
Они покинули лавку ювелира. Хито осторожно положил кольцо в маленькую сумку, висевшую у него на плече. Когда они вместе вышли на яркий свет раннего дня, у Келвина появилась идея. Она была довольно глупой, но, может быть, он готов для разнообразия сглупить.
— Хито, а тебе самому не хотелось бы полетать?
— Чтобы ты держался за меня, Келвин? Не думаю, чтобы это было очень здорово.
— Ну, тогда полетай один, если только не будешь улетать далеко или слишком быстро. Просто, чтобы попробовать, как это — летать. — Перчатки не дали никакого предупреждения, поэтому затея казалась безопасной.
Глаза карлика загорелись.
— Хорошо, не далеко и не быстро, — согласился он.
Келвин нагнулся и надел пояс на Хито, проинструктировав его, как обращаться с рычагами. Когда он уверился в том, что Хито правильно его понял, то отошел в сторону и разрешил карлику попробовать самому нажать на рычаг.
Хито очень осторожно надавил на рычаг. Неожиданно он высоко взвился в воздух. «Помедленнее!» — встревоженно закричал Келвин.
— Я медленно сделал это, — прокричал ему Хито.
— Тогда передвинь его обратно еще медленнее!
Движение карлика вверх замедлилось, затем он завис в воздухе и наконец стал медленно спускаться вниз.
— Я знаю, что произошло, — сказал он задыхаясь. — Я слишком легкий для него.
Это было разумно. Келвин поймал карлика, когда тот оказался в пределах досягаемости, чтобы он не смог натворить еще каких нибудь ошибок в управлении. Они оба согласились, что достаточно поэкспериментировали на сегодня. И все же, несмотря на весь свой испуг, Хито раскраснелся и выглядел вполне счастливым. Он получил опыт, которого никогда не забудет. Так что это была правильная вещь, то, что они проделали, несмотря на ее очевидный риск.
Келвин снова надел пояс. Затем он подхватил Хито, и они с небольшой прогулочной скоростью пролетели короткое расстояние до дороги, по которой все еще двигались Джон и Кайан Найт.
— Келвин, что это там у тебя? — спросил Кайан.
— Посмотри сам, — ответил тот, приземлившись.
Кайан прошел вперед, щуря глаза от слишком яркого солнечного света. Он остановился, его глаза расширились, и он протянул вперед руки.
— Хито, Хито, друг мой! Что ты здесь делаешь?
— Я выполнял поручение, — объяснил Хито и бросился вперед на своих коротких ножках, которые несмотря ни на что, были весьма быстрыми. Он обхватил Кайана за талию, как мог бы сделать ребенок. Кайан обнял карлика, с такой же сердечностью.
Келвин отошел назад, внимательно глядя на них и на отца. Таким счастливым он Кайана никогда еще не видел, так как же он отреагирует на те новости, которые сообщит ему Хито?
— Лонни — с ней все в порядке? — поинтересовался Кайан.
— Она… здорова, — ответил Хито.
— Но… — Кайан, очевидно, что то почувствовал.
— Она думала, что ты никогда не вернешься. Она думала, что она тебе не нужна.
— Она мне нужна! Боги, как же она мне нужна!
— Она выходит замуж за Жака.
Кайан схватился за сердце. Его лицо обвисло. Рот приоткрылся. У него был такой вид, будто он только что получил удар мечом.
Келвин видел, как его брат опустился в пыль у дороги, закрыл голову руками и затрясся. Он не плакал в буквальном смысле слова, но его реакция была реакцией человека на грани смерти. Келвин понял, что ему необходимо сделать что нибудь для брата.
— Свадьба состоится сегодня, Кайан. В полдень. У нас есть еще время, чтобы добраться туда. Мои перчатки пульсировали: они знают, что еще не слишком поздно.
Кайан поднял глаза, его взгляд прояснился.
— Да, да! Надо идти! Мы должны быть там!
— Кайан, — сказал их отец. — Жак был добр к нам и спасал наши жизни не один раз. И ее тоже. Если они любят друг друга, ты не станешь вмешиваться?
— Нет, отец, — твердо ответил Кайан. — Нет, конечно, нет.
Келвин насторожился. Его брат в отличие от него был воспитан и вырос испорченным безжалостной и жестокой женщиной. Келвин видел в Кайане гораздо больше от себя и отца, чем от Зоанны и Зотанаса, ее злобного отца, однако наследственность все таки сказывалась. Если Кайан будет чрезмерно расстроен, не вырвется ли наружу то, что он унаследовал от матери? Может ли он обнажить свой меч против Жака? Это, решил Келвин, случиться не должно.
— Жених и невеста не появятся до самой свадьбы, — сказал Хито.У вас будет время привести себя в порядок после странствий, а королева Занаан даст вам лучшую одежду. Я вижу, Келвин, что ты потерял свою рубашку.
— А Занаан все еще королева? — спросил Джон Найт.
— Да, все еще королева. Весь народ ее любит.
— У людей много здравого смысла, — убежденно сказал Джон Найт, словно ему давно уже хотелось высказать это суждение.
— А что слышно о Рауфорте, ее муже? — спросил Келвин.
— Рауфорта найти не удалось, — сказал Хито. — Он зарезал кинжалом сержанта Бротмара, бывшего своего прислужника. Мы обнаружили его умирающим на крыше. Королю каким то образом удалось уйти прочь, и с тех пор его никто не видел.
— Тогда он все еще жив! — Это были плохие новости.
— Да, пока его не поймают. Все хотят, чтобы его захватили живым, для того чтобы его можно было казнить публично.
— Бедная королева! — сказал Келвин.
— Нет, нет. Совсем не бедная, — запротестовал Хито. — Она была его пленницей, его заложницей. Она страдала больше любого из нас. Если бы она могла, она давно развелась бы с ним.
— Да, думаю, что это верно. — Келвин посмотрел в лицо отцу и подумал, что видит там, что то, что ему не совсем понравилось. Он вспомнил, как злая Зоанна околдовала Джона, использовав свою магию, чтобы держать его зачарованным и завести от него ребенка. Было ли возможно, чтобы в этом было что то большее? Может быть, по настоящему положительная копия королевы Зоанны, без ее злобных повадок, и была тем, чего на самом деле хотелось его отцу? Конечно, Занаан была красива. Но хочется ли ему, Келвину, чтобы его отец был вместе с этой женщиной? Детские воспоминания о том, как его отец Джон был счастлив с его собственной матерью, Шарлен, заявляли в нем громкий, пусть и не разумный протест.
Что касается его отца, то у него на лице определенно играла нетерпеливая улыбка.

Они уже почти дошли до ворот, до тех ворот, которые однажды опустились, чтобы позволить лопоухим на боевых конях атаковать войска Борцов за Свободу. Келвин вспомнил ту войну во всей ее чудовищности и славе, когда они приближались к ним.
Неожиданно из за угла появился всадник в поношенном мундире Борцов за Свободу.
— Поймали! Поймали короля!
— Он жив? Он жив? — прокричал кто то.
— Он жив! Его нашли прячущимся около территории змеев! Он был едва жив! А сейчас его везут сюда!
Келвин и его отряд подождали немного. Кайан и Джон, которым больше, чем Келвину, не терпелось войти во дворец уже проделали половину пути до дверей. Келвин снова взглянул на улицу.
Скоро появились всадники, они везли тележку. Из клетки на тележке выглядывала грязная, оборванная, с ввалившимися глазами и большим носом, с обгоревшей и облупившейся кожей фигура короля. Какое облегчение, что его наконец удалось поймать!
Но когда тележка поравнялась с Келвином, лицо за решеткой увидело его, и жалкая фигура в клетке обратилась к ним:
— Келвин! Джон! Кайан! Слава всем богам!
Келвин заморгал. У предполагаемого короля Рауфорта были грязные круглые уши. Но если это вовсе не был Рауфорт, и если не принимать во внимание уши — то тогда это был, должно быть, добрый король Рафарт из его родной страны!
Если только король не пытался обмануть его. Рауфорт был способен на все, чтобы спасти свою подлую шкуру.
— Джон, помнишь ли ты об этих днях в королевской темнице? Я и ты — вместе — помнишь?
Тележка прокатилась мимо них. Выкрики гневных, разъяренных и ликующих людей, которые служили под игом Рауфорта, проводившие ее, заглушили все, что еще пытался сказать им пленник. Король жалобно посмотрел на них, и Келвин снова удивился. Может ли быть, что это все же король Рафарт?
Он поспешил догнать своих.
— Отец, не думаешь ли ты?..
Но его отец с нетерпением смотрел на дворец. Келвин не был уверен в том, что Джон слышал, что кричал им пленник. Он не был вполне уверен, что и сам все расслышал правильно.
Был ли это король Рафарт? Невозможно, но нельзя и совсем отрицать это. Рафарт был остроухим и поэтому не мог воспользоваться транспортером. Но упоминание о темнице — знал ли об этом Рауфорт? Как Келвин мог быть в этом уверен?!

Остаток утра прошел так быстро и в такой суете, что у Келвина почти не осталось времени еще раз подумать о человеке в клетке. Все, о чем он мог думать, когда они в полдень вошли в огромный бальный зал, это о своем брате и о том, какова будет его реакция на происходящие события. Им сообщили о том, что невеста и жених войдут через противоположные двери, и о том, что сама королева проведет эту маленькую церемонию. В конце ритуала Жак должен надеть кольцо на палец Лонни, и королева объявит их мужем и женой. Вообразил ли то Келвин, или она действительно казалась печальной, когда объясняла, какую должна будет сыграть роль во всем этом? Может быть, он что нибудь упустил?
Они все трое — Келвин, Кайан и Джон — пришли, чтобы присутствовать до самого конца церемонии. Их одели в жесткие, туго зашнурованные одежды, которые Келвин был бы только рад сбросить как можно быстрее. Позднее, пообещала им королева, они получат новую одежду для путешествий. Она была очень заботлива и стремилась помочь им осуществить их планы. Келвину приходилось только надеяться, что его отец не собирается остаться здесь и жениться на ней, хотя он знал, что с его стороны это эгоизм. Брак Джона с матерью Келвина был аннулирован много лет назад, а Хэл Хэклберри был хорошим человеком. Прошлое миновало и с этим браком было покончено.
Где то зазвучала музыка. Она играла громко и, казалось, была способна заглушить все мысли. За пиано сидела прекрасная женщина и перебирала его красно желтые клавиши. Музыка изменилась, как только все заняли свои места; величественный океан звуков сменился триумфальным маршем. Настало время жениху и невесте войти через противоположные двери и остановиться перед королевой.
Расположенные друг против друга двери открылись. Келвин немедленно переключил все свое внимание на лицо Кайана. Кайан не казался ни сердитым, ни разъяренным, он выглядел печальным, казалось, что его сердце разбито. Было очень жаль видеть кого либо, а особенно своего брата, в таком состоянии.
Лонни и Жак шли навстречу друг другу, пока не встретились. Они взялись за руки и повернулись лицом к королеве. Публика смотрела на невесту и жениха сбоку, а сами невеста и жених не могли видеть своих непредвиденных гостей из другого измерения. Как и предписывал местный обычай, жених и невеста просто смотрели в лицо друг другу.
Жак был нарядно одет и чисто вымыт и выбрит, он был красив, несмотря на свой шрам, и казался много старше, чем Келвин думал раньше, он и впрямь принадлежал к поколению Джона. Почему то он выглядел скорее мрачным чем счастливым, хотя, возможно, виной тому была только серьезность данного мероприятия. Келвин вспомнил о том, как сам мучился коликами в желудке, когда женился на Хелн, хотя именно об этом и мечтал.
Лонни была прекрасна, ее волосы венчали гирлянды цветов, а подвенечное платье подчеркивало линии тела, которое было прекрасно и привлекательно даже в самые худшие времена. Она тоже не улыбалась; может быть, она сохраняла спокойствие только усилием воли, поскольку в обычных условиях была очень жизнерадостной девушкой. Келвин вспомнил, что в свое время она пользовалась перчатками и, очевидно, хорошо столковалась с ними.
— Лонни Барк, — провозгласила королева, такая же серьезная, как и жених с невестой, — желаешь ли ты взять в мужья Жака Смайта, также известного как Ловкий Жак и Спаситель нашей Страны?
— Да, желаю, — тихим голосом ответила Лонни.
— А ты, Жак Смайт, известный также как Ловкий Жак и Спаситель нашей Страны, желаешь ли ты взять в жены Лонни Барк?
Жак, казалось, заколебался. Его глаза устремились в направлении наряженных по всем правилам сорвиголов, которые были вместе с ним во время его операций по краже змеиных шкур, и потом во время революции. Вероятно, у него были какие то свои мысли. Он посмотрел на королеву, словно обращаясь к ней за помощью, но не нашел таковой.
— Да, — наконец произнес Жак, ясно и без запинки.
Жалость Келвина к своему брату все усиливалась. Казалось, девушка, которую он любил, и не самом деле собиралась выйти замуж за его друга. Не совершает ли он ошибку, не давая о себе знать? И какая же сложилась бы ситуация, если бы Кайан вырвался вперед и сообщил Лонни о своем присутствии и о своей любви прямо перед тем, как она должна была выйти замуж за другого мужчину?
Церемония еще не закончилась. Теперь королева обратилась к гостям, просто спросив у них:
— Нет ли здесь кого нибудь, кто был бы против?
Келвин посмотрел на брата, надеясь, что тот заговорит. Он боялся, что Кайан потеряет контроль над собой, но теперь жалел, что это не произошло. Лонни не выглядела очень счастливой перед вступлением в брак. Удивительно, но точно так же выглядел и Жак. Может быть, это брак только по расчету, из политических соображений? В этом случае…
Королева снова повернулась лицом к паре:
— Поскольку нет возражений, я отныне провозглашаю…
Перчатки резко дернули Келвина с места.
— Подождите! — это вырвалось у него еще до того, как он понял, что кричит.
Королева, казалось, почувствовала облегчение от полученной отсрочки.
— Ты? Ты протестуешь, Келвин Найт Хэклберри? Почему?
Келвин заколебался. Но перчатки опять дернули его, побуждая говорить.
— Мой брат желает жениться на ней! — выпалил он. Келвин чувствовал, что все глаза в зале смотрят сейчас на него. — Он вернулся ради этого из своего родного измерения. Мы задержались и ничего не могли с этим поделать, но все это время он собирался… — он запнулся.
Послышались шепот, бормотание и восклицания некоторых гостей. Но наибольшее возбуждение вызвали не слова Келвина, а реакция самой Лонни Барк.
Лонни уставилась на них, пристально глядя на Кайана. Ее обычный румянец исчез, она побелела, как полотно, и, коротко вскрикнув «Кайан!», сползла без сознания на пол.
Келвину пришлось двигаться быстро, чтобы угнаться за своим братом. Бывший принц был уже рядом со своей любимой. Упав на колени, Кайан склонился над ней и взял ее за руку. «Лонни, Лонни, не умирай!»
Ее глаза раскрылись, синие и ослепительно прекрасные.
— Кайан, Кайан, я думала, что ты пропал навсегда! Эта девушка в твоем родном измерении… Я — я…
— Тише, тише, дорогая Лонни, — прошептал Кайан. — Она была не для меня. Мне просто потребовалось время, чтобы все это понять. Все будет хорошо. — Затем он посмотрел вверх и увидел, что Жак смотрит на них, стоя рядом. — Это…
Огромная ладонь Жака опустилась вниз и так крепко сжала плечо Кайана, что тот вздрогнул от боли.
— Друг, мой друг, который мне больше, чем брат, Кайан, сделавший меня тем, кто я есть. Если Лонни выберет тебя, я не стану протестовать.
Келвин вздохнул с облегчением. Но в следующий момент Кайан, который вел себя так, словно получил удар кулаком по голове, уже говорил:
— Нет, нет, мой друг, я потерял голову. Право — это право. Ты ее заслуживаешь.
— Почему ты так говоришь, мой старый друг? Мы вместе сражались со змеями. Мы сражались с солдатами и прислужниками короля. Мы на многое замахнулись, и мы выиграли. Ты заслуживаешь все, включая и Лонни. Мне не следовало вмешиваться!..
— Ну, собственно… — начал Келвин, пытаясь как то сгладить колоссальную неловкость сложившейся ситуации.
— Я почувствовал, что должен жениться на ней, потому что было неправильно позволять ей горевать, — сказал Жак. — Но теперь ты вернулся. Это все меняет.
— Но я оставил ее ради Леноры Барли. Это…
— Кто, — с неожиданной энергией спросила Лонни, — кто такая Ленора Барли?
— Девушка из другого измерения, которая выглядит так же, как и ты, — объяснил Кайан. — Но между вами большая разница, и она заключается не только в ее заостренных ушах. Она занималась физической любовью со многими мужчинами, в то время как ты и я…
— Испытали более тесное слияние, — прошептала Лонни.
— Да, да, это верно, но…
— Но оно ничего не значило для тебя.
— Нет, нет, это не так! Оно очень много значило!
— Правда, Кайан? — на лицо Лонни вновь возвратился румянец. Ее глаза предостерегающе заблестели.
— Да. Да. И вот почему, Лонни, ты должна выйти замуж за Жака. Он тебя заслуживает, а я нет.
— Он хочет сказать, что… — Келвин остановился, понимая, что все оказалось поставлено с ног на голову.
— Нет, неправильно! — настаивал Жак. — Ты заслуживаешь ее, а я нет! Я физически был со многими женщинами, а ты…
— Достаточно, — воскликнула Лонни. — Я ни капельки не заинтересована в браке с кем нибудь из вас! Вы — вы филантропы!
Кайан и Жак разинули рты от изумления, затем Кайан бросился к другу в объятия и затрясся всем телом, не в силах сдержать себя. Лонни уставилась на них, ничего не понимая, затем поднялась на ноги, подобрала шлейф своего платья и презрительно прошла мимо всех, обратно к той двери, через которую недавно вошла.
Келвин посмотрел на отца, когда дверь за несостоявшейся невестой закрылась. Джон Найт пожал плечами, очевидно, так же пораженный этим зрелищем, как и Келвин. Неужели эти ослы так и не усвоили свой урок?
— Иди за ней, Кайан, она твоя!
— Нет, нет, друг мой, это ты иди за ней!
— Не правда ли, жаль глядеть на них, — заметил Джон Найт. Он смотрел на королеву, и было неясно, что он хотел сказать.
— Да, конечно, — ответила она. — И это после всех моих планов, всех цветов и празднеств! — Однако, как ни странно она не казалась очень уж расстроенной.
Душераздирающие звуки рыданий обоих несостоявшихся женихов заполнили бальный зал и заглушили сочувственный шепот гостей, превращенных в зрителей.

Глава 26. Свершилось

— Говорю тебе, отец, это был он! — настаивал Келвин.
— Глупости, — отвечал Джон. — Здесь король Рафарт? С его заостренными ушами? Он же не может воспользоваться транспортером! Невозможно, чтобы Рафарт был здесь!
— Может быть, его уши были изменены, отец. Или, может быть, Джон права, и предупреждение предназначалось только для того, чтобы держать остроухих на своем месте. Может быть, он попал сюда каким нибудь другим путем, а не через транспортер. Ты так и сделал в первый раз, и Кайан тоже. Может быть, это опасно, и нет уверенности в результате, и болезненно, но Провал делает это возможным. Они собираются его казнить, поэтому я думаю, что нам следует все проверить. Готов поклясться, что он говорил как Рафарт.
— Толпа шумела, и ты подумал, что услышал слова, которых на самом деле не было. Со мной это случалось несколько раз. Или же Рауфорт использовал магию.
— Может быть, кто то действительно использовал магию! И плохую магию! Отец, мы обязаны проверить это ради короля Рада. Мы там не были с тех пор, как все это началось; что то могло случиться. Если Рафарта каким то образом отослали сюда…
Джон Найт нахмурился так, как будто что он размышляет над этим. Очевидно, у него было на уме что то совсем другое.
— Думаю, что выдержу еще один поход в темницу. Хотя я их так ненавижу, эти темницы.
— Просто, чтобы убедиться, отец. Вот и все. Было бы ужасно, если это и впрямь король Рафарт, а мы позволим убить его вместо Рауфорта.
— Ужасно, но маловероятно. Хорошо, пойдем получим разрешение у королевы.
Каким счастливым он казался, говоря это. Но Келвин сомневался, что отец радовался скорому свиданию со своим королем.

В тронном зале Занаан выглядела самой настоящей королевой, с восхищением подумал о ней Джон. Ее красота и царственность сковывали его и лишали дара речи. Но через некоторое время, безуспешно пытаясь игнорировать тот факт, что однажды он занимался любовью с телом, которое выглядело точно так же, как и ее, ему удалось изложить всю историю.
— Значит, вы утверждаете, что король Рафарт из вашей родной страны хороший человек? — спросила Занаан.
— Он настолько же хороший, насколько Рауфорт плохой! — сказал Келвин. Он молча стоял все время, пока его отец рассказывал.
Это разозлило Джона, и он удивился этому? Что плохого в том, что герой пророчества взял инициативу на себя? Видимо, это было потому, что Занаан так очаровала его.
Он подумал и понял, что образ Зоанны, лишенный зла, заключенного в ней, на самом деле совсем не так пленителен. В Зоанне была магия и что то гибельное, «острый край», что его покоряло, но ни того, ни другого не было в Занаан. К сожалению, это делало ее похожей на биво без пены: она не могла увлечь надолго. Он удивился, обнаружив это, но был вынужден признать справедливость такой мысли.
— Тогда, конечно же, мы не должны оставлять сомнений ни у кого из вас, — сказала королева. — Мой муж заслуживает казни, но его двойник заслуживает только самого лучшего.
Она не верила им, понял Джон. Он не мог порицать ее за это. Он и сам думал, что Келвин ошибался, но там, где речь шла о королях, королевах и о казнях, там вряд ли была допустима вероятность ошибки.
Они последовали за королевой за пределы дворца и обогнули стену, направляясь к ужасно знакомой лестнице. Она пахла не лучше, чем тогда, когда Джон и Кайан были здесь пленниками. Он снова слишком живо вспомнил сержанта Бротмара, вкладывающего крошечного серебряного змея в ухо несчастному революционеру. Какой ужас!
— Ты весь дрожишь, отец! — сказал Келвин. Он не был здесь в плену, поэтому не мог точно представить себе, как все это было ужасно.
— Воспоминания, сынок, воспоминания. — Могло ли быть что нибудь хуже? Даже приступы болезни никогда не задевали его так глубоко.
— Я могу спуститься вниз и проверить, отец. Так мы и узнаем, кто там находится.
— Нет, я не стану уклоняться от выполнения своего долга. Если это король Рафарт, я его узнаю. Во время нашего заключения в Раде мы стали с ним близки как братья. Слава богам, у Зоанны была более приличная темница!
— У него должны оказаться заостренные уши. Каждый охранник, с которым мы разговаривали, отвечал «нет», хотя это должно быть так!
— Если это, конечно, Рафарт. Но ты прав, уши могли быть изменены. Разница между остроконечным ухом и круглым заключается лишь в незначительном увеличении хряща.
Они достигли лестничной площадки, и охранники, и шедшие впереди них, и те, которые уже были там, расступились и позволили им пройти к единственной занятой камере. В этой камере, раскинувшись на соломе, которую не меняли со времен их заключения, лежал коротенький приземистый человек с большим носом. Солнечный луч из высокого зарешеченного окна не совсем достигал его лица, падая в стороне на миску с водой. Как Рауфорт делал это со своими узниками, заключенного кормили и поили так, словно он был четвероногим зверем.
Джон всматривался долго и упорно. Все его чувства говорили ему «Рафарт», но он знал, что на одни чувства нельзя полагаться. Необходимо заставить его выйти на свет.
— Рафарт! — сказал он.
Узник сел. Затем встал на ноги и бросился к решетке. Он стоял у нее, задыхаясь, глаза у него были дикими и широко раскрытые. Он и в самом деле больше напоминал животное, чем человека.
— Джон! Келвин! Келвин Круглоухий! Я знал, что вы придете! Когда я позвал вас, я знал, что вы придете и спасете меня!
Джон уставился на уши узника. Они были круглыми. Это не мог быть человек, с которым он провел годы в темнице Рада! Это не мог быть он, но Джон все же чувствовал, что это был именно он.
Узник перевел взгляд ввалившихся глаз на Занаан. Они раскрылись, отражая его внутреннее удивление, которое граничило, казалось, с ужасом. «Зоанна»!
Это решало дело! Это должен был быть Рафарт. Но почему? Каким образом?
— Мое имя Занаан, — сказала королева. — Говорят, что я очень похожа на Зоанну, но я не имею ничего общего с ее характером, с ней как с личностью. Но вы — вы очень похожи на моего мужа Рауфорта.
— Я Рафарт! Рауфорт сейчас в моем мире!
— Ваши уши, — сказал Джон, чувствуя себя глупо. — Они круглые.
Узник дотронулся грязными пальцами до этих своих отростков и стер с их кончиков налипшую коричневую грязь. Их взору открылись свежие шрамы, зажившие, но еще заметные.
— Он отрезал кончики моих ушей! Это сделал тот, кто выглядит так же, как я! А Зоанна смотрела, как он это делал, затем они посадили меня в лодку и бросили в воду, и я попал в Провал. Отплевываясь, я вынырнул из под водопада, точно так же, как и ты, Джон! Затем выбрался на берег и узнал местность из вашего описания. Я нашел яблочные ягоды и другие фрукты, а потом добрался до этих долин, также, как и вы. Я не знал, спускаться ли мне вниз и встретиться там с вашими лопоухими или продолжать идти дальше, но потом пришли трое людей и крепко накрепко связали меня веревками! Они называли меня Рауфортом, и тогда я понял, что случилось. Я понял, что попал в беду и что я могу надеяться только на то, что вы придете и вызволите меня. Точно так же, как и Келвин выручил нас раньше.
— Это решает дело, — воскликнул Джон. — Ваше величество, выпустите на свободу короля Рафарта. Он не тот подлый человек, который был вашим мужем.
Но Занаан, достаточно хорошо знавшая своего мужа, чтобы суметь отличить его от другого человека с той же наружностью, уже велела охраннику отпереть камеру. Ключ вставили в замок, а засовы отодвинули. Запертая дверь с громким скрежетом открылась, и наконец то король Рафарт был на свободе.

Джон проснулся и долго лежал, сон к нему не шел. Наконец, он поднялся, оделся и вышел из спальни, где двое его сыновей спали каждый в своей кровати. Он шел по залам, не понимая, что же так мучит его. Скульптуры и мебель неясными силуэтами вырисовывались перед ним в темноте дворца, точно так же, как это бывало, когда он ночами ходил по залам и коридорам дворца в Раде.
Итак, это Хад, а Хад теперь все, о чем мне требуется сейчас думать. Кайан, вероятно, останется здесь, после того, как он и его девушка преодолеют свои разногласия. А я останусь или нет? Зоанна — все, что нужно, думал я, когда был захвачен влечением к ней. Занаан наделена ее красотой и не имеет ее характера. У нее есть все то хорошее, чего нет в Зоанне. Но и в Зоанне что то было. У этого злобного существа было искусство, талант! Она оттачивала на мне свое очарование и колдовские чары. Я думал, что она — мой идеал, но я ошибался. Другие ошибались точно так же. Но теперь, здесь передо мной Занаан, прекрасная добрая женщина, по которой я так тосковал. Тогда почему же я сомневаюсь? Может быть, потому, что я все еще думаю о Шарлен?
А, вот и еще одно обстоятельство! Он был очарован и покорен королевой, но потом бежал от нее и встретил Шарлен, и теперь уже образ королевы не имел над ним той власти. Шарлен была теперь за кем то замужем, так все это было кончено — но его сердце отказывалось признавать это. Оно все еще желало эту женщину. Он бы никогда не оставил ее, если бы не думал, что умрет. Тогда он не хотел, чтобы ее имя связывали с его именем, чтобы ее тоже не убили. Он был с ней, потому что любил ее, и оставил ее по той же причине. Так что на самом деле не имело значения, была ли Занаан плохой или хорошей; он потерял влечение к ее образу.
Ирония заключалась в том, что Занаан, теперь освобожденная от своего злого мужа, была рядом, а Шарлен — далеко. Лучше было бы, если бы он остался здесь и держался подальше от того мира. От его возвращения в другое измерение выйдет только несчастье.
Ноги Джона бессознательно подвели его к закрытой двери. Он нерешительно остановился. Он знал, чья это была дверь, но ему больше не хотелось в нее стучаться.
Потом он услышал за дверью голоса.
Голос Занаан:
— О, мой милый, я знаю, что ты дал ей слово и не хотел обижать ее, но…
Мужской голос:
— Это верно. Я так и сделал. Я многим был ей обязан и когда то думал, что люблю ее, но все изменилось после того, как я встретил тебя. А теперь и Кайан вернулся, и она думает только о нем и хочет только его.
— О, да! Да, так и есть, я знаю! Это можно было видеть по ее глазам. Я думала, что она любит тебя, но когда она увидела его, я все поняла. А этот идиот продолжает отказываться от нее, и верно, что у самого Гадема нет такого гнева, как у…
— Мы ведь тоже можем пожениться. Ты и я, мистер и миссис…
— Король и королева. Не вижу причины, по которой я должна отречься от трона. А из тебя получится хороший король, честный и справедливый. Как ты думаешь, ты сможешь выдержать, когда к тебе станут обращаться «ваше величество?»
— Смогу, если в награду за это мне достанешься ты.
— Думаю, что так и будет, Жак.
Послышался звук поцелуя.
— О, Жак, Жак. Мы будем так счастливы с тобой! Это будет не совсем обычная королевская свадьба.
— Да, мы будем счастливы. Бывший ненавидящий всех королей бандит…
— Революционер!
— Как тебе будет угодно. Прежний революционер и королева!
— Мой дорогой!
— Я думал, что пришел во дворец, чтобы победить, но сам был побежден.
— Ты обладал всеми достоинствами, которых не было у короля. Это казалось так многообещающе. Но потом Кайан не вернулся, и Лонни была на грани самоубийства, поэтому тебе пришлось…
— И знаешь, я сказал неправду о том, что знал много женщин.
— Лжец! Обними меня! Обними меня крепче!
— О, Занаан! Занаан!
— О, Жак! О, Жак!
Джон осторожно отошел от двери. Они будут счастливы, подумал он, и их страна тоже.
Джон не испытывал зависти. Он почувствовал облегчение от того, что так вышло и позволил ногам отнести себя обратно в спальню на третьем этаже. Он был рад за Жака и королеву. Он только хотел бы, чтобы и у него впереди была бы такая же радужная перспектива.

Когда Джон проснулся утром, ему показалось, что эпизод прошедшей ночи ему просто приснился. Келвин одевался в свою обычную одежду: новую рубашку из коричневики, зеленые панталоны, мягкие чулки и тяжелые ботинки.
— Где Кайан? — спросил Джон.
— Не знаю, папа. Он разбудил меня и начал говорить о Лонни и о том, что не может без нее жить. О том, что собирается отправиться к ней и попробовать уговорить. Должно быть, я снова задремал, потому что, когда я проснулся, то его здесь уже не было.
— Сколько же было тогда времени? Поздно или рано?
— Слишком рано или слишком поздно. Как ты думаешь, он на ней женится? Нам и вправду надо собираться домой. По меньшей мере, мне надо вернуться.
— Он останется, а я вернусь с тобой. Есть что то странное в том, что король Рафарт здесь. Если Зоанна жива, а Рауфорт замещает Рафарта…
— То Келвиния может быть в большей беде, чем когда либо бывали Рад и Аратекс вместе взятые!
— Боюсь, ты прав, сынок. Ей богу, что еще могла задумать эта женщина! Кажется очевидным, что она жива. Я был так уверен, что она мертва, но, может быть, я просто очень желал этого.
— А можем ли мы вообще быть в чем либо уверены? — громко задал вопрос Келвин. — Я имею в виду, когда вокруг столько магии и науки.
— Мы можем предположить, что она не мертва. Если существуют зомби, то я не думаю, чтобы они захватывали двойников из других измерений. По меньшей мере, надеюсь, что они так не делают.
— Отец, ты думаешь, она действительно планирует войну? Может быть, она уже начала ее?
— Вот почему мы должны вернуться. Если Рауфорт занял место Рафарта, то они вдвоем сейчас правят страной. И могли начать войну. А это очень неприятная возможность.
— Она способна на все. Может быть, она пытается отомстить?
— Возможно. Сынок, ничего не рассказывай Кайану об этом. Я действительно думаю, что сейчас ему захочется остаться здесь, и учитывая, что Зоанна его мать, здесь для него самое лучшее место.
— Ты ведь не думаешь, что он снова станет сражаться на стороне Зоанны? — недоверчиво произнес Келвин.
— Нет, он этого не сделает. Но если он будет здесь с невестой, у него и не будет такого соблазна. Если Зоанна жива, то, я думаю, ты знаешь, что нам придется сделать. Мы не хотим, чтобы он был там в это время.
Келвин содрогнулся.
— Нет, нет, только не это.
— Думаю, что сегодня мы пойдем к нему на свадьбу. Может быть, он научится ценить Занаан как мать, которую ему надо было иметь. Если сегодня Кайан не женится на Лонни, то все равно и тебе и королю Рафарту необходимо будет возвращаться домой. Не думаю, что мы можем ждать дольше.
— Хорошо, отец. Но он…
— Ему бы лучше это сделать! — сказал Джон.

В этот же день, чуть позже, они действительно стали гостями на свадьбе. Вместе с ними, вымытый и нарядно одетый, как и все остальные, был и король Рафарт. Фактически, они провели церемонию двойной женитьбы: Кайана на Лонни и Жака на Занаан. Если у короля и были какие то личные чувства по поводу бракосочетания женщины, которая так напоминала его злую жену, то он хорошо скрывал их, так же, как и Джон Найт. Сам Келвин тоже был очень рад, что все получилось именно так.
— Кайан Найт из нашего измерения, — сказал король Рафарт, — желаешь ли ты взять в жены Лонни Барк из этого измерения?
— Вы знаете, что желаю, — ответил Кайан, глядя в глаза Лонни. Было более чем очевидно, что любые разногласия, возникшие у этой пары, успешно разрешились в течение ночи.
— А ты, Лонни Барк, желаешь ли ты выйти замуж за Кайана Найта?
— Да, о да! — согласилась Лонни, к ней снова вернулось хорошее расположение духа.
— Ты Жак Смайт… — и так далее, — ты…
— Да! — ответил Жак.
— А вы, королева Занаан, прекрасная и добрая вдова или разведенная жена отсутствующего здесь, отрекшегося, опозоренного и осужденного бывшего короля Рауфорта из Хада, желаете ли вы выйти замуж за Жака?
— Да, я очень хочу выйти замуж за него! — она и Жак обменялись тайными улыбками. Было очевидно, что брак из сочувствия между Жаком и Лонни никогда бы не смог стать счастливым: у обоих не лежало к нему сердце.
Теперь в свою очередь заговорил Джон Найт.
— Желает ли кто нибудь из находящихся здесь выразить возражения по поводу каждого брака? — спросил он присутствующих.
В бальном зале воцарилась первозданная тишина.
Кайан и Жак вынули серебряные кольца и надели их на пальцы своих невест.
Наступил черед Келвина.
— Тогда, — сказал он так торжественно, как только мог, — объявляю вас мужем и женой. В течение того времени, какое вы сами пожелаете или пока время не укусит себя за собственный хвост. — Последние слова были вкладом Джона Найта в церемонию бракосочетания.
— Целуйтесь, целуйтесь, — призывал их Хито, словно опасаясь, что можно забыть об этой детали, и женихи и невесты исполнили его просьбу.
Кто то начал аплодировать, затем заиграла музыка. Пиано и серебряные трубы превосходно сочетались в красивой мелодии.
— Прощай, Кайан, удачи тебе и долгой жизни, — сказал Келвин, пожимая руку брату и чувствуя, что, возможно, они видятся в последний раз.
— Прощай? О чем это ты говоришь?
— Дома нас, возможно, ждут неприятности, — сказал Джон. — Нам необходимо это выяснить.
— Но…
— Если я здесь, то тогда, возможно, он там, — сказал Рафарт.
— Рауфорт? Вы имеете в виду… но тогда я тоже пойду с вами!
— Нет, не пойдешь! — сказал Джон. — Ты останешься здесь рядом с этой восхитительной, очаровательной девушкой и проведешь с ней, как и положено, медовый месяц. Если случилась беда и нам потребуется помощь, один из нас вернется обратно.
— Но вы же и вправду не можете вот так просто уйти!
— Мы должны, — сказал Келвин. — Позаботься о своей жене, а я должен позаботиться о своей.
Лонни сжала руку Кайана.
— Думаю, что это великолепная идея, муж мой.
— У меня есть перчатки, оружие Маувара, пояс левитации и жало химеры, — сказал Келвин. Это единственное жало он не включил в груз, отправленный в другое измерение. — Сомневаюсь, что найдется какая нибудь беда, которую я не смогу уладить с помощью всего этого! Вероятно, Рауфорт во дворце и…
— Рауфорт! Мой муж! — воскликнула королева, услышав их.
— Теперь я твой муж, дорогая моя, — напомнил ей Жак. — Ты с ним развелась, если только он еще не умер.
— Да, конечно, но…
— Мы не знаем точно, там он или нет, — сказал Джон. — Но есть возможность, что он окажется там.
— Вы привезете его обратно? — спросил Хито. — Для дознания?
— Если сможем. Если только нам не придется уничтожить его самим, — сказал двойник Рауфорта.
— В любом случае, мы вернемся, — сказал Джон Найт. — Не для того, чтобы остаться здесь, сами понимаете, а просто навестить вас и сообщить, если что случится.
— Когда же?
— Как только решится наша проблема.
— Мне все еще кажется, что я тоже должен отправиться с вами.
— Нет!
Кайан, казалось, почувствовал облегчение, несмотря на собственные слова. Жак, который нервничал во время всего этого разговора, решил:
— Если окажется необходимым, мы оба отправимся к ним на выручку, Кайан.
— И в случае необходимости вы сможете рассчитывать на все вооруженные силы Хада и всех солдат, которых только можно будет купить на средства нашей казны, — добавила королева Занаан.
Это казалось приемлемым решением. Еще раз, а потом и еще несколько раз они попрощались с остающимися.
Настало время для быстрого путешествия в транспортере, и на этот раз без всяких ошибок.

Глава 27. Возвращение

Келвин сидел в центре лодки и греб с помощью своих перчаток, король Рафарт с Джоном Найтом занимали сиденье на корме, а Джилипп сидел на носу лодки. Было даже лучше, что их брат не возвратился вместе с ними, подумал он, иначе лодка оказалась бы перегруженной.
Они миновали ревущие водопады, низвергающиеся в пространство, заполненное звездами, Провал. Перчатки без труда выгребли через бурный поток. Затем они прошли излучину, проплыли мимо мрачных тускло светящихся стен, озаренные фосфоресцирующим свечением лишайника. Миновали водоворот, который еще во время предыдущих путешествий заметил Келвин — собственно говоря, просто небольшую рябь — и лодка, наконец, причалила к берегу.
— Думаю, что нам следует поостеречься, — сказал Джон Найт.Здесь могут дожидаться враги.
— Я буду осторожен, — согласился Келвин, вытаскивая оружие Маувара. Оно справится с магией, а перчатки и его меч были готовы справиться со всем остальным. После тех приключений, которые он только что пережил, возможная стычка с несколькими вооруженными людьми или даже магическая атака не представляли для него большой проблемы!
— Может быть, вам пока лучше остаться здесь и спрятаться, предложил Келвин королю. — До тех пор, пока мы не узнаем, как обстоят дела наверху.
Король Рафарт посмотрел вверх на лестницу и в уголках его губ появилось несколько упрямых морщинок.
— Я все еще правитель.
— Да, потому то мы и не хотим, чтобы вы снова попали в руки Рауфорта.
— Рауфорта и Зоанны. Проклятая Зоанна! Моя бывшая королева!
— Нас всех околдовали, — утешающе сказал ему Джон Найт. — Даже тех из нас, кто никогда не хотел верить, что это возможно.
— Я отправлюсь на разведку, — решил Келвин, дотронувшись до своего пояса. Он воспарил над причаленной лодкой. В правой руке он держал оружие Маувара, на левом боку был пристегнут меч, а за спиной привязано легкое жало химеры, которое она сама отдала ему. Вооружиться лучше, подумалось ему, невозможно!
Они доставили сюда короля Рафарта с помощью транспортера. Келвин был наготове, на случай если перчатки предупреждающе запульсируют в случае опасности, но ничего не произошло. Означало ли это, что ставшие хирургическим путем круглыми уши Рафарта давали ему возможность пользоваться системой транспортеров, или, может быть, запрет Маувара, касающийся остроухих, был просто обманом? Может быть, он сможет доставить радость Джон — привести ее сюда и посмотреть, не будут ли перчатки предупреждать в этом случае. Ее жизнь, должно быть, с недавних пор довольно скучна и протекает далеко от активных действий, пока она помогает Хелн готовиться к появлению на свет ребенка.
Он пальцем передвинул рычаг управления вперед, не выпуская из руки оружие Маувара, и поднялся над первым пролетом древней пыльной лестницы, затем над ее вторым пролетом. Наконец он оказался около выхода, где дневной солнечный свет смешивался с более мягким свечением лишайников, и, нажав на ускорение, быстро вылетел наружу на тот случай, если кто нибудь поджидает там.
Келвин остановился в воздухе. Двое мужчин в мундирах гвардейцев сидели на камне и играли в карты. Один из них, приоткрыв рот от удивления, посмотрел вверх, пока другой выкладывал свою карту.
— Келвин, ты и впрямь можешь летать с помощью этой штуки!
— Практика, — сказал Келвин. — А вы ждете меня?
— Приказание короля. Ты должен сразу же отправиться во дворец, как только вернешься. Твой брат женился, все в порядке?
— Да, после ряда затруднений. Красивая была свадьба. Все там были.
— Твой отец тоже вернулся вместе с тобой?
Келвин заколебался. Он не хотел слишком много рассказывать этим гвардейцам, хотя они и были хорошими парнями. Его брат, как он знал, просто сказал бы им неправду, но почему то ложь для него совсем не была приемлемой. «Он не со мной», выкрутился он. Это было верно, если смотреть на ситуацию под определенным углом. Джон Найт и настоящий король остались внизу, позволив Келвину в одиночку вылететь на разведку.
— У нас есть для тебя лошадь. Ты хочешь поехать верхом?
— Я думал, что полечу и всех удивлю этим, — сказал Келвин. Он снова вложил в кобуру оружие Маувара, опустил руку на центральную пряжку пояса и, резко ускорившись, быстро скрылся из поля зрения гвардейцев.
«Что же мне теперь делать? — думал он, глядя на проносившуюся под ним сельскую местность. — Отправиться прямо во дворец? Мне надо было расспросить их поподробнее. Почему я об этом не подумал?»
Потому что на самом деле он не был героем и знал это. У него были все виды комплексов и несоответствий. Если бы не магические и не научные приспособления, которые случайно у него оказались, он бы был никем. Других еще можно было обмануть его видом, но себя то он обмануть не мог.
Внизу под ним появилось войско, состоящее из всадников и пеших воинов в зеленых мундирах Келвинии. Он спустился и завис над ними; раздались приветственные крики и на него стали указывать пальцами. За этим не последовало никаких стрел и других снарядов; значит, он все еще был Круглоухим из Пророчества, по крайней мере, для этих людей.
Он осторожно начал спускаться, пока его ноги не коснулись земли. Солдаты, валившиеся от усталости, подбежали к нему с радостными криками.
— Он вернулся! Он вернулся! Круглоухий вернулся!
Келвин ждал. Человек с чем то похожим на тяжелый ожог на руке замахал руками и громко закричал:
— Генерал Бротнер! Генерал Бротнер! Кто нибудь, позовите генерала!
После долгих рукопожатий и невразумительных восклицаний со стороны солдат появился генерал Бротнер. Остроухий генерал, который так доблестно сражался в войне с Аратексом, тяжело осел в седле и выглядел так, словно только что проиграл войну. Келвин припомнил, что до образования объединения Рыцарей и Революции в Раде он был деревенским пьяницей. Глядя на него сейчас, можно было подумать, что он снова опустился.
Но когда Бротнер заговорил, его речь была внятной и в дыхании не ощущалось никаких винных паров.
— Келвин! Слава богам!
— Я только что вернулся, — объяснил Келвин. — Со свадьбы брата.
— Я знаю. Теперь мы спасены.
— Я не знаю, что здесь происходило все это время. Что, была война?
— Да, была! — Бротнер спешился с помощью рядового. Он, шатаясь, подошел к Келвину, пожал ему руку и ухватил за плечи. — Келвин, у нас война! Мы все время проигрывали из за этой колдуньи! Но теперь, когда ты вернулся, все изменится. Теперь, когда ты здесь с этим оружием…
Келвин подумал: итак, Зоанна сражается с помощью магии! Значит, она и вправду та колдунья, которую я должен уничтожить. Какое счастье, что Кайана здесь нет!
— Видишь эти ожоги? — спросил Бротнер, показывая на них. — Это натворил огонь ведьмы! Она использует ведьмин огонь! Как может сражаться против этого обычный человек?
Келвин посмотрел на обожженные лица и руки. Ни один ожог не был смертельным или очень сильным, но, может быть, были еще и другие. Генерал прав, не было способа, с помощью которого против этого мог сражаться обычный солдат.
— Ты ведь сожжешь ее, правда? Точно так же, как ты сделал это с той колдуньей из Аратекса. Пошли обратно к ней ее проклятый огонь. Сожги ее!
— Сожгу, — пообещал Келвин, думая, что речь идет о Зоанне. Это ужасно, насылать на кого нибудь такую участь. Но ведь, оружие Маувара только отбрасывало магию обратно к тому, кто ее насылал. Если Зоанна сжигает своих бывших подданных, то она заслуживает того, чтобы и ее сожгли.
— Она там, за границами Колландии и Канции, на пути к двойной столице. За нее сражаются много людей — колландцы и канцийцы. Если ты не остановишь ее, она завоюет Келвинию!
— Я остановлю ее, — еще раз пообещал Келвин. Его руки потянулись к поясу.
— Некоторые из наших все еще борются около столицы. По крайней мере, они были там. Осторожнее. Колдуньи могут быть опасны.
— Я знаю. — Келвин поднялся в воздух и направился в сторону границы. Он жалел теперь, что спал так много на занятиях по истории. Он знал, что Колландия и Канция с востока граничили с территорией, которая раньше была королевством Рад. Он помнил, что в ней правили мальчики близнецы, родившиеся в дополнительный день, который бывает раз в четыре года. Мальчики правители были малы по своему телесному облику и становились старше только на год за каждые четыре года благодаря небольшому колдовству, произведенной еще до их рождения. Но он всегда слышал, что «ужасные дети», как их называли, были всего лишь злополучными вечными детьми. Что то говорили об их опекунше, которая и применила календарное заклятие, когда они родились. Но насколько он понимал, они не были плохими мальчишками, и их колдунья в основном занималась своими собственными делами. Конечно же, Рад никогда не сражался с этими странами, как не сражался вообще ни с одной страной, разве что с Германдией. Если Зоанна отправилась туда вместе с Рауфортом в поисках союзников, чтобы помочь тому занять трон, ситуация была, по меньшей мере, такой же серьезной, как и дело с Аратексом. Все, казалось, считали тамошнюю колдунью просто опекуншей, но если Зоанна привлекла ее как союзницу, тогда это она насылает огонь.
Дороги и холмы, леса и реки остались позади; он приблизился к двойной столице. Далеко внизу он увидел облако пыли, скрывающее битву, а в небе разгорался огненный шар.
«Время действовать! — подумал Келвин, спускаясь поближе к земле. — Время зажарить колдунью так, как я зажарил Мельбу».
Он опустился на лужайку, вытащил из кобуры на бедре оружие Маувара и приготовился перехватить и направить обратно ведьмин огонь.

Направляя огненный шар, Шарлен все свое внимание сосредоточивала на кристалле. Теперь это давалось легче. Она больше уже не уничтожала людей и лошадей с помощью ведьминого огня, а просто пугала их. Она знала, что в случае необходимости, сможет воспользоваться всей его мощью уже преднамеренно.
В кристалле люди в мундирах Келвинии всматривались в небо, в котором она заставляла танцевать огненный шар. Почему они не сдадутся? Почему не оставят их в покое? Может быть, это из за магии, которой пользовалась Зоанна, заставляя их возвращаться обратно? Видимо, так оно и есть! У них не было выбора! Это было единственным объяснением всех этих самоубийственных атак.
Внизу под огненным шаром, знала Шарлен, были совсем еще мальчишки. Может быть, этот паренек Филипп, а может, ее собственный зять или огромный добродушный Мор Крамб, который однажды, когда они встретились, сумел так приободрить ее. Это было после свадеб Келвина с Хелн и Джон с Лестером. Она печалилась, потому что знала, что пророчество означало много больше, чем простое избавление Рада от его злого правителя. И теперь, теперь, когда этот злой правитель тиран снова вернулся, что же тогда вообще было улажено, что же сбылось?
— Шарлен! Следи за тем, что делаешь! — бранилась Хельба; ей не нравилось, когда ее союзница отвлекалась на что то постороннее. Шарлен позволила огненному шару пронестись над захватчиками и над лесом. Хельба, естественно, хотела, чтобы огненный шар взорвался там, где он будет представлять собой опасность.
Внимательно глядя в кристалл, висящий на ветке дерева, Шарлен снова вернула шар висеть над войсками. Она знала, что двойник Хельбы Мельба из Аратекса — зашвырнула бы шар прямо в самую середину войска. Хельба была похожа на саму Шарлен тем, что совсем не хотела никого уничтожать и калечить. Захватчиков надо остановить, бесспорно, вот и все, но если был способ, который мог оставить всех в целости и невредимыми, то они обе его предпочитали.
— Мяу! — сказал Катба, его черная лапа дотронулась до участка кристалла выше изображения войска захватчиков. — Мяу!
"Ну, ладно, " — подумала Шарлен и подорвала огненный шар.

Филипп осторожно выглянул из за дерева в конце поляны. Он бродил вокруг уже несколько дней, с тех пор как сбежал из лагеря. Нет, он совсем не был перепуган, но Лестер все время заставлял его вернуться домой, а потом начались огненные шары и вся эта неразбериха.
Прожив несколько дней, питаясь одними ягодами и горькими орехами и все время опасаясь, что его поймают, он, наконец, добрался до этой лужайки. Он знал, что здесь что то происходит, потому что видел на дороге ведьму, которая ковыляла опираясь на свою палку. Однажды я сумел ранить ее так как надо, подумал он, но ведьмы славились тем, что могли пережить практически все. Поэтому он наблюдал из леса за ней и за ее котом, опасаясь, что они заметят его, но понимая, что у них есть еще и свои дела. Было большой удачей, что ему удалось добраться до леса и что его до сих пор никто не заметил. Если удача не покинет его, то он сможет исправить то, что натворил.
На лужайке были две колдуньи. Он не мог ясно разглядеть их в тумане, но знал, что их две. Он наблюдал за ними, а в животе у него урчало от голода, руки и ноги саднили от соприкосновения с крапивой и ядовитыми растениями. Он поймает ее, пообещал себе Филипп. Он ее поймает. Старая колдунья Хельба стояла по одну сторону дерева, полуобернувшись. Другая колдунья и кот были рядом с кристаллом. Если он будет очень, очень осторожным, прицеливаясь, то попадет этой косой старой Хельбе прямо в сердце. После этого надо будет быстро убить ту другую колдунью и кошку. Филиппу это совсем не нравилось, но он хорошо помнил, как Мельба, его наставница и нянька, весело хихикала, сжигая кого нибудь, кто, как она считала, причинял ей неприятности.
Он осторожно навел арбалет. Стрела на месте, еще две стрелы под рукой. Мельба обучила его искусству владения арбалетом, так же, как и искусству неслышно ходить по лесу и именно в нем прожить. Мельба хорошо выучила его. Лестер и Сент Хеленс и не подозревали, сколько много полезного он выучил. Филипп упер арбалет в бревно, осторожно приложил щеку к прикладу и тщательно прицелился. У него всего один шанс. На этот раз он поразит ее точно в сердце.

«Кровь! Мама! Кровь! Кровь!»
Хелн подавила крик. Ее ребенок требовал, чтобы его покормили! Покормили пищей, необходимой для роста, развития и окончательного рождения.
— Хелн, в чем дело? — спросила Джон. Она склонялась к ней, словно сама напрашиваясь на это.
«Джон моя подруга! Джон моя подруга!» — напомнила себе Хелн. В этот раз она думала сама за себя, надеясь, что ребенок поймет ее.
«Пища, мама, пища!»
«Кушать! Уаааааа!» — еще одна мысль, отличающаяся по интонации от первой. Сколько же младенцев там, у нее в животе, в чреве. Что же это за младенцы?
"Грррау ! Голод! Голод!" Боги, еще и третий, и так непохожий на человека!
— Хелн, ты меня пугаешь, — сказала Джон. — Почему ты так выглядишь?
В конце концов, это все источники пищи, они все — источники пищи. Голод высшей жизненной формы превосходил по значению все.
— Хелн!
Ей было необходимо вонзить зубы в это сочное горло! Под этой веной, горячей жаркой жилой, пульсировала пища. Она сильная, очень сильная, ее зубы вонзятся и разорвут горло, мягкую плоть, язык стает слизывать струящуюся кровь…
— Хелн! Прекрати! — источник пищи оттолкнул от себя голову Хелн, вынуждая ее использовать всю свою силу.
«Пища, мама, пища!»
«Кушать, мама, кушать!»
«Гррраааууу!»
— Доктор Стерк! — голос Джон перешел в крик. — Доктор Стерк! Помогите!

Кильдом подтолкнул Кильдея локтем.
— Пойдем же!
— Что!
— Она исчезла. Давай сделаем то, что нужно сделать!
Кильдей последовал за братом вокруг дворцовой стены. На сердце у него было тревожно. Кильдом вечно впутывал его во всякие дела! Он обычно соглашался, утомленный постоянными подзуживающими тычками Кильдома, а потом оказывался на крючке. В этот раз Кильдому и вправду удалось его поймать, и ему это не нравилось.
Кильдом подбежал прямо к стражнику в темнице, так, как они и планировали.
— Тром! Тром! Они идут, Тром! Мы только что видели, как они скрылись за деревьями!
— Чего это еще вы задумали?
— Это верно, Тром, — сказал Кильдей, разыгрывая свою роль. — Мы как раз видели троих в лесу. Солдаты, одетые в мундиры Германдии! Не знаю, как они туда попали, но…
— Проклятье! Если вы врете, то я вас сам подержу, пока Хельба будет намыливать вам шею!
— Нет, нет, Тром, в самом деле. Вражеские солдаты! Может быть, крадутся сюда, чтобы убить Хельбу! А может быть, чтобы убить нас, Тром! Тром, тебе надо сделать что нибудь!
— Я не могу оставить пост, — ответил Тром. — Даже если бы я вам и поверил, все равно не смог бы, — он выглядел озабоченным.
— Тром, ты отправишься с моим братом, а я посторожу. — Пожалуйста, Тром, пожалуйста.
— Ну, ладно, — сказал Тром. — Но если здесь что нибудь случится, кричи!
— Хорошо, Тром, хорошо, я так и сделаю, — ангельским голосом пообещал Кильдей.
Тут Тром должен был бы насторожиться, но он был отвлечен важностью полученного сообщения.
— Пойдем, — крикнул ему Кильдом уже на бегу.
Тром помедлил еще пару секунд, затем последовал за ним быстрым шагом, который перешел в рысцу. Они обогнули угол дворца и скрылись из виду.
Что ж, теперь ничего уже не поделаешь. Кильдей взял ключ, который он украдкой стащил из связки стражника, и во весь дух помчался к лестнице. Он сбежал вниз по ступенькам, к темной, недавно отмытой камере.
— Генерал Рейли, генерал Крамб, выходите быстрее! Мы с братом и начали операцию по вашему спасению!

Глава 28. Снова до свидания

Палец Келвина уже жал на спусковой крючок оружия Маувара, когда он заметил, что его перчатки стали горячими. Но ведь это вполне естественно, правда? Перчатки предупреждали об опасности и, конечно же, опасность представлял этот огненный шар. Тогда почему же он колеблется?
Он знал, что должно произойти, когда он нажмет на спусковой крючок. Ведьмин огонь возвратится к тому, кто послал его, и уничтожит. Оружие Маувара было антимагическим, как считал его отец. Передвинув небольшой рычажок в форме плавничка, он просто отразит магию, сотрет ее, как будто ее и не было.
«Нет, нет, Келвин! Не убивай колдунью! Не уничтожай ее!»
Это была мысль химеры! Значит, чудовище все еще с ним! Он думал, что Мервания давно прервала с ним контакт.
«Ты думаешь, мне не нужны эти ягоды? Оставь я все как есть, на твое усмотрение, и ты никогда не вернешься с ягодами! Сначала ты будешь околачиваться вокруг и сражаться, потом отправишься навестить жену и забудешь обо всем, что важно для меня».
— Но огненный шар!
«Поверь мне, я знаю в чем дело, лучше, чем ты!»
Но…
Теперь огненный шар очутился перед наступающей армией и направлялся вниз. Настало время действовать!
«Нет! Нет, ты, низшая жизненная форма! Разве ты не чувствуешь, как разогрелись и накалились твои перчатки? Ты же убьешь свою мать!»
Это дошло до него. Он не знал, что имела в виду химера, но чувствовал, что ему сделано предупреждение. Действительно, перчатки прямо таки горели; он так сосредоточился на прицеливании, что едва заметил это, мысленно приписывая жар излучению огненного шара. Келвин быстро передвинул рычажок на оружии так, чтобы оно просто противостояло магии, не отражая ее. Он начал нажимать на спусковой крючок, направив оружие в небо.
Огненный шар красочно взорвался, посылая к земле прямо перед войсками золотой водопад искрящихся звезд. Холм затрясся, и Келвин упал на траву лицом вниз. Он выпустил оружие и на мгновение почувствовал полнейший, переполняющий его доверху ужас.

Когда он снова смог видеть, то увидел, как рассыпались войска Келвинии, пришедшие в такой же ужас, что и он. За ними, шипя и брызгаясь искрами как потухающий костер, догорал огненный шар. Огонь слепил глаза, создавая образы, которые мешали правильно видеть и ориентироваться, словно Келвин снова перешел в астральную форму. Затем эти образы померкли, и снова не осталось ничего, кроме обычного ландшафта и спасающихся бегством людей.
Келвин судорожно сглотнул.
— Он — он мог бы убить, но он не стал этого делать!
"Теперь ты знаешь, " — отозвалась Мервания своей мыслью в его смятенном мозгу.
— Ты говорила, что там моя мать! — чувствуя головокружение, подумал Келвин.
«Разве я стану тебе лгать, когда ты еще не закончил свое поручение? Скоро ты больше узнаешь о ней».

Филипп испугался, услышав шум ломающегося кустарника, и его выстрел ушел в сторону. Он промахнулся и услышал, как стрела с силой воткнулась в ствол дерева ниже и дальше по лужайке. У него не осталось времени обернуться перед тем, как его кто то крепко схватил сзади.
— Ты , щенок! — прогремел Сент Хеленс. — Бесчувственный глупый щенок! Разве тебе недостаточно было одного предательского выстрела? Тебе обязательно надо было сделать это еще раз и помешать нам убежать?
Филипп был смущен и обескуражен.
— Я же сделал это для вас!
Сент Хеленс подхватил его своими сильными мускулистыми руками и как следует встряхнул. Лицо этого человека, который так много значил для него с тех пор, как он впервые принял его как друга, было угрожающе красным. Сент Хеленс, с ужасом подумал он, был готов убить его.
— Ты сделал это только ради себя, ты, любящий порисоваться щенок! И не говори мне нет!
Случайно или преднамеренно Филипп прикусил язык, и ничего не мог сказать. Он чувствовал привкус соли и то, как кровь струйкой стекает из уголка его рта, когда Сент Хеленс перестал его трясти. Он посмотрел в эти гневные глаза, и все, что он хотел сказать, вылетело у него из головы.
— Она добрая колдунья, сынок, — произнес Мор Крамб, стоявший за Сент Хеленсом. Он был таким крупным и рослым, как никто другой из когда либо живущих на земле, и у него совсем не было причины любить колдуний. — Она из тех, с кем можно договориться.
— Колдунья — это колдунья, — провозгласил Филипп. Это, как он усвоил со времени своего королевского правления, была общеизвестная поговорка.
— Только не эта, сынок. — Мор говорил твердо, по отечески, и с оттенком укора.
— Да, она добрая женщина, — согласился Сент Хеленс; огонь в его глазах угасал. — Когда мы с ней впервые встретились, она помогла нам выпутаться из настоящих трудностей. Наш враг там, позади, в нашем родном дворце.
— Зоанна? — удалось выговорить Филиппу.
— Зоанна.
— Но вы…
— Мы были околдованы. У нас было искажено понимание вещей. У всех. То же самое эта сука проделала с Джоном Найтом, когда то очень давно. Но теперь то мы знаем. Мы знаем, что это она, и сможем попробовать что нибудь сделать.
Филипп посмотрел в лицо Крамбу, а потом снова на своего бывшего друга. Оба они были серьезны. Неужели он невольно позволил Зоанне использовать себя так же, как позволял это делать Мельбе? Колдунья это колдунья. Но неужели не может быть доброй колдуньи?
— Вы, может быть, правы, генералы Крамб и Рейли, но я поступал исходя из собственного опыта. Колдунья всегда предательница, жестока и никогда не прощает. Именно такой была Мельба. Как же я мог подумать, что эта колдунья может быть совсем другой?
— Да, ты не мог, Филипп.
Сент Хеленс разжал руки и выпустил его. Филипп упал, ударившись о землю, и увидел, что оба мужчины смотрят куда то мимо него. Он обернулся. Перед ними стояла, очевидно, без оружия и без охраны, та самая колдунья, которая на его взгляд казалась точно такой же, как и воспитавшая его. Но все же не совсем. Вблизи выражение и черты лица этой женщины были мягче, приятнее, словно она умела улыбаться искренне, от всего сердца.
— Ты сделал то, что считал правильным, — сказала она. — Ты знал, что Мельба всегда обманывала тебя и, что ее слову нельзя было доверять. Ты решил, что я воспользуюсь тем, что генерал Рейли доверился мне. Ты еще мальчик, ты и думал, как мальчик. Сделай колдунью безвредной, и она не повредит ни тебе, ни тем, кого ты любишь. Старый рецепт, но в него издавна верят. Чтобы до конца следовать этому рецепту, нужно полностью уничтожить ведьму. А для того, чтобы уничтожить ведьму, тебе необходимо поверить в ее зловредность.
— Я — я так и думал, — согласился Филипп.
— А теперь? — ее голос был мягким и дружелюбным.
— Я не знаю. Думаю, что если ты захочешь навредить нам, то сможешь это сделать.
— Я рада, что ты не так уверен в этом. Идите со мной, все трое. На лужайке есть кое кто, кого вы захотите увидеть.
— Другая колдунья, — сказал Филипп.
— Да, можно так сказать, — согласилась Хельба. — Но мне кажется, что всем вам она до некоторой степени знакома. Думаю, Филипп, ты удивишься, когда точно узнаешь, кто она такая.
Филипп поднялся на ноги, вытер кровь с губ и пошел за Хельбой. По пути он время от времени посматривал на Сент Хеленса и Мора Крамба. Эти большие, сильные мужчины были удивлены не меньше, чем он.
На лужайке около большого дерева, где на большом суку в расщелине был установлен плоский кристалл, прекрасная Шарлен протянула руки навстречу им, словно давно потерянным детям или своим самым дорогим друзьям.
Шарлен? Мать Келвина? Колдунья? Теперь и вправду множество сведений об этом таинственном круглоухом поднялось из глубины сознания Филиппа, и все встало на свои места. У Круглоухого из пророчества была мать, обладающая определенной силой и использовавшая ее, чтобы помочь судьбе своего сына осуществиться! Но она выступала скорее против Келвинии, чем за нее? Как же могло это быть? Может быть, она тоже заколдована?
— Филипп, Сент Хеленс, генерал Крамб, — сказала Шарлен, — теперь вы должны понять, что мы сражаемся именно с нашими старыми врагами. Это Зоанна и тот человек, который кажется королем Рафартом, но им не является. Теперь они управляют Келвинией. Каждый солдат, будь то келвиниец, германдец или наемник из Троода был ими обманут. Каждого из вас точно так же провели. Колландия и Канция — совсем не враги, хотя вы и воюете с этими королевствами.
— Я знаю, что она нас околдовала, — сказал Мор. — Но ты, Шарлен, — и вдруг колдунья?
— Боюсь, что она необходимый новобранец, — сказала Хельба. — У Шарлен был талант, а я нуждалась в нем. К счастью для нас всех, она выучилась и хорошо и быстро.
— Хочу сказать кое что еще, — добавила Шарлен. — Мой сын Келвин сейчас здесь, в нашем измерении, и недалеко от того места, где мы сейчас стоим. Я увидела его в кристалле.
— Тогда мы спасены! — воскликнул Мор Крамб. — Круглоухий все поставит на свои места. Он выиграет эту войну и…
— Вы забываете, что настоящая война ведется внутри Келвинии, сказала Хельба.
— Да, да, конечно, — согласился Мор. — Он выгонит их из дворца еще до того, как вы скажете "а"! Сжечь злобную Зоанну, как она того и заслуживает! Сжечь вместе с нею и самозваного короля!
— Нет, — сказала Шарлен. — Так или иначе, не сейчас. Ему необходимо сначала сделать кое что поважнее.
— Что может быть важнее, — недоверчиво спросил Мор, — чем уничтожение бывшей королевы Рада и бывшего короля из другого измерения? Важнее прекращения войны?
— Да. Гораздо более важное. Я разложила карты, а карты мне еще никогда не врали. Здесь есть кризисная точка. Либо он выполнит это дополнительное задание так, как надо, и не ошибется, либо эта война никогда не кончится, а пророчество не исполнится до конца. Для нашего общего блага и для того, чтобы пророчество осуществилось, он должен сделать то, что скажет ему мать. И вы все, понимаете вы это или нет, должны мне в этом помочь.
Они в изумлении уставились на нее, но никто не сомневался в правдивости ее слов.


Келвин, побуждаемый к действию мыслями Мервании, медленно шел по дороге, ведущей к лужайке. Впереди него, подскакивая, помахивая хвостом, то и дело оглядываясь с просящим выражением, торопился огромный черный кот.
Я попаду в беду, подумал Келвин. На самом деле я не могу доверять химере. Она заведет меня прямо в лапы колдуньи!
«Когда же ты не попадал в беду, глупый смертный! — тут же почти нежно откликнулась Мервания. — И зачем мне желать, чтобы ты угодил в лапы колдуньи?»
— Может быть, чтобы заключить сделку. Так, как ты это сделала со мной.
«Условия той сделки ты еще не выполнил! Смелее, мой маленький герой, и пораскинь мозгами!»
— Хорошо тебе так думать, Мервания. Тебе не надо встречаться с колдуньей лицом к лицу!
«Ты же встречался лицом к лицу со мной, Келвин. Ты что же, и в самом деле думаешь, что колдунья может оказаться еще хуже, чем я?»
— Нет! Ничего нет хуже химеры!
«Очень рада, что ты это понимаешь. И помни, я все время здесь, в твоих мыслях, и защищаю свои интересы».
Келвин подумал: а может быть ли он вообще понять интересы химеры. Он попытался думать так, чтобы его мысль не привлекла к себе внимание химеры. Это существо было полнейшей загадкой! В сравнении с химерой поведение драконов и ведьм было куда более понятным.
— Спасибо тебе, Келвин.
Он разглядел, что впереди его ждут пятеро. Две женщины, двое взрослых мужчин и один подросток или уже юноша, как и он. Неужели одна из этих колдуний и в самом деле его мать?
«Ты что, мне не веришь, Келвин?» — в этой мысли слышался легкий отзвук угрозы.
Келвин почувствовал, что побежден. Сосредоточившись на постоянно мелькающем кончике кошачьего хвоста, он постепенно почувствовал, что туман у него в голове рассеивается. Он мог пролететь это расстояние в два раза быстрее и с меньшими внутренними терзаниями, но химера предписала ему идти пешком.
«Теперь, если хочешь, можешь взлететь».
Благодарю покорно! Если чудовище уловило иронию, то тем лучше!
Келвин дотронулся до кнопки на пряжке пояса, нажал ее и поднялся на высоту лошадиной спины. Он передвинул рычажок движения вперед и полетел вдоль дороги, кот все еще был впереди него. Тогда он чуть чуть ускорился и сразу оказался на месте.
Они были там. Сент Хеленс в одежде узника, Мор Крамб в поношенной и грязной генеральской форме. Филипп, бывший король Аратекса, одетый просто и грязно. Невысокая улыбающаяся женщина, удивительно похожая на Мельбу, колдунью, которую он заставил сгореть на ее же собственном огне. И, что самое удивительное, там была женщина, похожая на его мать.
— Спускайся вниз, Келвин, — сказала его мать. — Нам нужно поговорить.
Это выглядело так, как если бы она сказала «Слезай вниз с этого дерева» или «Слезай с этой кучи дров». Могла ли это действительно быть его мать, и почему его появление не удивило ее?
Келвин спустился к земле и выключил пояс. Вся эта сцена была весьма странной, но, кажется, здесь за всех говорила его мать.
— Келвин, мы все рады тебя видеть. Иди сюда! — ее объятия распахнулись для него, когда он сделал шаг вперед.
Может быть, это какая нибудь хитрая иллюзия, устроенная для того, чтобы он сразу же попался в ловушку?
«Если ты не веришь своей матери, поверь хотя бы мне. — Мысль Мервании содержала некоторую толику забавы и отвращения. — Мне нужны драконьи ягоды. Или ты думаешь, что я позволю тебе попасться в ловушку до того, как я их получу?»
Это его удовлетворило. Секундой позже Шарлен сжимала Келвина в объятиях так, как мать и должна обнимать своего сына после долгой разлуки. Он расслабился, все сомнения в том, что это действительно она, исчезли.
— Что это? — спросила Шарлен, дотронувшись до медного жала на его спине.
— Жало химеры, мама.
— Я так и думала, что это, возможно, оно. Хорошо, береги его! Однажды оно может тебе пригодиться.
Келвин сглотнул слюну. Мама иногда бывала такой практичной! Никаких вопросов типа «А что такое химера?» или «Как ты его вообще достал?» Просто практичное принятие факта.

Заговорила другая женщина — колдунья, похожая на Мельбу.
— Шарлен, ты должна ему показать.
— Да, думаю, что мне это следует сделать. Пойдем сынок за это дерево, к тому кристаллу. То, что я собираюсь тебе показать, может оказаться для тебя тяжелым потрясением. Пожалуйста, будь мужественным, сынок, я знаю, что ты можешь быть мужественным.
— Мам, я только хочу избавиться от Зоанны и возвратиться домой к жене, — запротестовал Келвин.
«Послушайся ее, идиот! — огрызнулась Мервания. — Это тебе совсем не понравится».
Снова Келвин обнаружил, что больше доверяет чудовищу, чем собственной матери. Он подошел к дереву вместе с Шарлен. Что же происходит?
Пальцы Шарлен вытянулись, и между ними показалась крохотная искорка, которая затем слетела к кристаллу. Неожиданно кристалл превратился в окно, открывающее какую то далекую сцену, точно также, как и все магические кристаллы.
…В углу комнаты, пристально вглядываясь в пустоту и что то несвязно бормоча, корчилась сумасшедшая. На ее запястьях и лодыжках виднелись цепи. Она была обнажена и беременна до гротескных размеров так, словно должна была родить жеребенка. Ее кожа имела медный оттенок, темные ввалившиеся глаза уставились прямо на него. Она застонала.
Почему ему показывают эту сумасшедшую? Почему она так кричит и стонет, словно видит его?
— Келвин, — застонала отраженная в кристалле женщина.
Она знала его имя! Эта трогательная, безумная беременная видела его и знала его имя!
Неожиданно черты лица женщины стали сверхъестественно отчетливыми и ясными. Этот подбородок, нос, эти круглые уши! «Хелн!» — недоверчиво сказал он. — "Хелн? — Но как же может быть возможен такой несусветный ужас?
— Да, — сказала его мать. — Это она.
Келвин почувствовал, как земля разверзается под ним. Это было уж слишком. Он упал на колени, его руки потянулись к кристаллу. «Хелн! Хелн! Нет, нет, пожалуйста, нет!»
В кристалле показался кусок сырого мяса. Насаженный на палку, он раскачивался перед лицом женщины, которая, как бы он ни пытался не верить в это, была Хелн.
Сумасшедшая направила свой остекленелый взгляд на мясо. Ее пальцы скрючились. Она облизала губы. Неожиданно ее шея вынеслась вперед быстро, как у атакующей рептилии. Зубы впились в сочную мякоть. Хлынула кровь, заструилась, стекая из уголков ее рта, закованные в цепи запястья приподнялись, а скрючившиеся, словно когти, пальцы проталкивали мясо все глубже и глубже, дальше и дальше в ее по звериному чавкающую пасть.
— Келвин! — между пережевыванием пищи проговорила сумасшедшая. — Келвин!
Нет, это не могла быть она! Не могла!
Картина в кристалле, казалось, стала отодвигаться куда то назад. В поле зрения показалась его сестренка Джон. Она держала палку, на которую было насажено сырое мясо. Было очевидно, что сама она не осмеливалась подойти ближе, чтобы не подверглась нападению ее собственная плоть. Рядом с ней, успокаивая и удерживая ее за руку, стоял доктор Стерк, королевский врач.
Келвин подумал, что видел разные ужасы в других измерениях, но не видел такого, который мог бы сравниться с этим зрелищем, с тем, что происходит в его родном мире.
— Нет, нет, нет, — сказал он.
— Прими это, сынок. — Его мать взмахнула рукой, и магическая картина исчезла. Перед ним снова был плоский кристалл, укрепленный на разветвленном суку дерева.
— Мама, что же я могу сделать? Где она? Как я могу…
— Она в королевском дворце.
— Отлично! Я сейчас отправлюсь туда и…
— Нет, сынок. Ты не должен этого делать.
— Нет?
— Там злая королева, и ее не так то легко победить. В любом случае, у нас нет времени для этого. Королева наложила заклятие на Хелн, но снять его она не может. Существует противоядие, и ты должен достать его для Хелн раньше, чем она родит. Это может произойти в любое время, и эти роды убьют ее.
Келвин, заметивший огромное вздутие тела Хелн, все понял. Эти роды просто разорвут ее на части!
— Какое противоядие? Где?
— Там, где ты достал свое медное жало, сынок. Оно у химеры.
— У нее?! — Химера что то скрыла от него!
«Нет. Я не знала об этом, пока ты не оказался в своем измерении и не поговорил со своей матерью».
— Ты знаешь о?.. — в изумлении спросил он.
— О чудовище, которое разговаривает с тобой у тебя в мозгу? Да, карты мне все сказали.
— Но я понятия не имею о том, что это за противоядие!
— Хельба, которая находится здесь, знает это. Это порошок. Порошок, без которого не может прожить ни одна химера. В случаях, подобных этому, он имеет противоположный эффект.
— Что это за порошок? Как я его узнаю?
«У меня есть этот порошок, — донеслась до него мысль Мервании.Никогда не думала, что мне придется отдать кому нибудь часть его, но вижу, что это необходимо».
Келвин понял, что есть способ избавиться от этого ужаса. Если бы он только знал раньше, он бы смог достать порошок и спасти Хелн до того, как дело зашло так далеко!

Глава 29. Противоядие

Джон Найт жевал копченую рыбу, поджидая, пока Рафарт не сделает свой ход.
Рафарт склонился над доской и как следует подумал перед тем, как передвинуть пешку. Это могло быть передвижением войска или казнью.
— Хороший ход! — сказал Зед Йокс. Король кивнул. Ходы короля, в конце концов, должны всегда одобряться. Он сделал глоток вина из яблоники и протянул кувшин с вином Джону. Джон покачал головой и сделал глоток из кувшина с водой. Рыба, которую принес им старый речной житель, была весьма соленой!
— Значит, и в самом деле между Келвинией и двойным королевством идет война, — размышлял Джон.
Зед кивнул, улыбнувшись приятной старческой улыбкой:
— Новости доходят до меня по реке. Они доходят медленно, но все же доходят.
— Итак, вот чем сейчас занимается мой сын — старается ее прекратить.
— Если так, то он доберется и до самозванца, — сказал Рафарт.До него и до королевы.
— Ты все еще называешь ее королевой? — спросил Джон, которого это позабавило. — После того, что она сделала с нами и с королевством?
— Ты знаешь, что я имею в виду. Подлая тварь — вот имя, которое ей больше подходит. Подойдет и ведьма.
Джон передвинул своего слона.
— Шах.
Рафарт немедленно взял слона черным ферзем.
— Очень жаль, что вынужден сделать это, Джон. Особенно с помощью этой фигуры.
Джон попытался улыбнуться, надеясь создать впечатление, что пожертвовал слона нарочно. Рафарта необходимо было приободрить. Когда Келвин вернется обратно — а ему совсем не хотелось признавать, что он начинал беспокоиться, — уж тогда будет много причин приободриться.
— Ты думаешь, что твой сын с ними справится? — спросил Зед.
— Да, ему бы лучше сделать это. — Джон обвел взглядом руины старого дворца, вспоминая, какой была последняя революция. — Конечно, есть еще и пророчество. Боюсь, что я и в самом деле в него верю.
— Теперь веришь, хочешь ты сказать, — сказал Рафарт. — Раньше ты в него не верил.
— Нет, не верил. — Сколько же раз он бранил Шарлен за то, что она забивала мальчику голову всякими глупостями. Как же мало он тогда знал!
— Но теперь ты веришь и в магию, и в пророчества.
— Да, в этом измерении верю! В некоторые пророчества и в некоторую магию.
— Почему, Джон? — Король вложил в свой вопрос немного сарказма, заранее очень хорошо зная ответ.
— Прежде всего, из за химеры. Из за других вещей, которые мы видели и испытали. Я никогда с полной уверенностью не смогу сказать, что может, а чего не может быть. В бесконечном множестве измерений, как я подозреваю, возможно вообще все.
— Ты совершенно прав, Джон. Сейчас твой ход, не правда ли? Джон полностью сконцентрировал внимание на шахматной доске, хотя это было ему трудно. Наконец он сделал ход оставшимся у него белым конем.
Рафарт толчком подвинул черного ферзя на квадрат, занимаемый белым конем Джона.
— Очень жаль, Джон. Но ты невнимателен.
— Зато ты внимателен. Провались Сент Хеленс, за то, что снова изобрел эту игру!
— Это все опыт правления, — сказал Рафарт. Как всегда, он игнорировал и не упомянул тот факт, что однажды проиграл свое королевство Зоанне и провел все последующие годы в королевской темнице.
— Гм м, — проговорил Джон. Если он сейчас пойдет ферзем, он сможет взять ферзя Рафарта и впоследствии объявить мат его королю. Он сделал ход. «Шах».
— Никак не могу выиграть, — пожаловался Рафарт. Он встал с каменного обломка и потянулся. Его глаза обозревали небеса. — Смотри! Вон там, ведь это же он!
Джон напряг свои глаза, которые, как бы ему хотелось этого признать, были далеко не такими зоркими, как у Рафарта. Определенно, в небе что то виднелось, и оно приближалось к ним. Кажется, оно имело как раз нужный размер.
— Да, — сказал он.
В считанные мгновения фигура оказалась прямо над ними. Она спустилась пониже и зависла в воздухе. Затем пронзительным голосом она прокричала:
— ОтецЄ Ваше величество, я отправляюсь обратно в мир химеры. Ждите здесь! Я все объясню позже!
Келвин полетел прочь, но остановился.
— Мать развелась с Хэлом. Теперь она одинока и стала колдуньей.
С этими словами удивительный потомок Джона скорее нырнул, чем влетел в развалины и скрылся из виду.
— Эти молодые люди, точно, вечно спешат! — заметил дедушка Томми Йокса.
Но Джон едва ли думал об этом. Шарлен не замужем? Неожиданно перед ним открылась новая сияющая перспектива.

Келвин едва смог дождаться, когда доберется до транспортера. Теперь, наловчившись владеть своим телом во время полета, он даже не притормозил, добравшись до речного уступа. Сейчас было не время разгадывать тайны Провала или самого бытия. Он с помощью перчаток открыл массивную металлическую дверь и прыгнул внутрь. Он почти не задержался, устанавливая контрольные рычаги на координатах мира химеры, и отправился в путь.
После всего того, что его отец называл «особыми спецэффектами», он обнаружил, что стоит в несколько более запыленной камере лицом к лицу с лягушкоухим.
Лягушкоухий держал небольшой сверток, состоящий из одного большого сложенного листа. Келвин взял его.
«Это он?» — мысленно спросил он у химеры.
«Он внутри, Келвин, — донеслась до него мысль Мервании. — Три небольших зернышка, которые превратятся в порошок. Будь осторожен и случайно не чихни на них».
«Спасибо, Мервания. Я вернусь обратно с семенами драконьих ягод, когда смогу!»
"Я дам тебе знать, смертный! Поспеши — у тебя немного времени!
Верно! Схватив сверток, Келвин снова запрыгнул в транспортер.

Мервания вздохнула. Оранжевое небо заполняли облака. Сегодня был хороший день для работы в саду. К счастью, она могла одновременно выпалывать сорняки и продолжать небольшим участком своего мозга настраиваться на Келвина.
Почему она помогает этой низшей жизненной форме? Разве она не уплатила свой долг, когда отпустила на свободу его и его спутников? Низшая форма — это, в конце концов, всего лишь низшая форма.
— Я тебе все время говорил, Мервания!
— Мертин, ты же знаешь, что нехорошо читать таким образом мои мысли!
— Ты же делаешь это с Келвином и ему подобными!
— Конечно! Это же низшие жизненные формы!
— Источники пищи.
— Если тебе угодно.
— Я знаю, что нам следовало бы их съесть.
— Гррау, — добавил Грампус, вскинув свою драконью голову.
— Чего я не могу понять, Мервания, это зачем ты отдала им свой порошок.
— Ты знаешь это, Мертин. Знаешь, если захочешь подумать об этом.
— Подумай об этом за меня.
— Не хочу.
— Все равно подумай.
— О, ну хорошо. — Мертин иногда умел быть таким надоедливым! Не очень сильно сокрушаясь, она вспомнила о яйцах, которые они отложили сразу же после того, как пообедали жестким волокнистым старым чародеем. Она вскоре поняла, что с этой кладкой что то не так. У яиц не было медного блеска, они были мягкими, а внутри их было не больше мыслительной активности, чем у насекомых. Еще немного сосредоточившись, она поняла, что там, внутри, формируются мягкие одноголовые существа, которые будут очень похожи на источники пищи. Ужас от мысли о появлении на свет чудовищ был чересчур силен, и если бы можно было достать противоядие, его было необходимо принять перед откладкой. Можно было сделать только одну вещь, чтобы это исправить, а на ее теле имелась для этого подходящая голова.
— Грраауу! — согласился Грампус, чавкая. Память об этих яйцах была у него еще сильна.
— Понял? Удовлетворен, Мертин?
— Не совсем. Потомство женской особи источника пищи будет похоже на нас, если она родит, будучи под действием драконохимерного корня. У него будут три головы, а в его крови — медь. В свое время у него отрастет медное жало. Зачем же уничтожать себе подобных, Мервания? Зачем мешать его рождению?
— Болван! Подумай, какой ужас. Один из нас будет воспитан смертными! О нем будут заботиться те самые низшие формы, которые являются нашей пищей! Если, конечно, они вообще будут о нем заботиться: вместо этого они могут запереть его в клетку или вообще уничтожить. Нет, всякая химера, которая появится на свет, должна быть здесь, вместе с нами, в надлежащем обществе, так, чтобы ее развитие не задерживалось под влиянием всяких регрессивных факторов.
— Я понял, Мервания. Не заводись — нам из за тебя делается плохо.
— Мне плевать на это! Келвин должен был получить противоядие, и я его ему отдала! После того, как женщина примет его, она не будет откладывать яйцо, содержащее высшую жизненную форму!
— Они все умрут. И женщина, и ее потомок. Низшая жизненная форма не сможет приспособиться.
— Возможно. Я об этом не подумала.
По меньшей мере, среди низших существ не будет живой высшей жизненной формы, удовлетворенно подумал Мертин.
— Если противоядие вовремя попадет к женщине.
— Верно. Но если эта низшая женская особь умрет, Келвин может передумать и не принесет нам семена драконьих ягод.
— Но он же заключил с нами сделку
— Да, конечно. Но низшие жизненные формы иногда могут забывать об этом под давлением обстоятельств.
Обеспокоенная, она обдумала эту возможность. Что же она может сделать, чтобы убедиться в том, что Келвина не отвлекут от его истинной миссии — доставки семян?
Затем она поняла, что ей делать. Она мысленно будет там, когда будет применено противоядие. Затем, при небольшом руководстве точно требуемого характера, все пойдет как надо.
В ее мысли вторгся какой то звук. Кто то звонил в колокольчик у ворот.
Она мысленно направила туда свой взгляд. Там стоял лягушкоухий и в его руках было что то, что заставило Мерванию остолбенеть от изумления. Это — да это же меняло все!

Когда солнце садилось, Келвин нашел свою мать и Хельбу, ждущих его там, где они и обещали, у дворца. Он выключил скорость на своем поясе и приземлился прямо перед ними.
— Достал, Келвин? — обеспокоено спросила мать.
— Оно здесь, — ответил Келвин, протягивая ей сверток. — Химера послала лягушкоухого, чтобы тот встретил меня у транспортера.
— Это очень хорошо, милый. Зоанна и самозваный король сбежали из дворца. Хельба пытается обнаружить их с помощью своего кристалла. Теперь она стала сильнее; она говорит, что получила от меня большую помощь. Пойдем!
— Но… — Запротестовал Келвин, следуя за ней. — Королева…
— О, Хельба сможет противостоять ее огненным шарам! Как только нас стало две колдуньи против одной, с королевой было покончено, и она сама поняла это. Она не захочет выдавать, где сейчас находится, но если она все же сделает это, Хельба будет наготове. Мы должны поспешить.
— Хорошая мысль, — согласился Келвин, приводя в действие свой пояс. Обхватив руками мать — теперь она весила меньше его, и где то в уголке его сознания это несколько удивляло — он прыжками перелетами преодолел оставшееся расстояние до дворца. Вообще то его перчатки заставили Шарлен показаться даже еще легче, чем он думал, и они знали, как ее нужно удерживать в воздухе. Он был уверен, что сам он далеко не так хорошо справился бы с этим. Он перенес Шарлен через стену, которая была взорвана и разворочена Хельбой. Затем они пролетели через сумрачно освещенный тронный зал, бальный зал и понеслись по анфиладе других залов и коридоров.
— Здесь, сюда! — воскликнула Шарлен, указывая на комнату для гостей, которую однажды занимали Хелн с Келвином.
Келвин ни на секунду не замешкался. Со всей силой своей левой перчатки он распахнул дверь и остановился, повиснув в воздухе.
Доктор Стерк, чрезвычайно взволнованный, по птичьи взглянул на них от кровати. Джон обернулась, ее рот от удивления округлился. На кровати, с конечностями, прикованными к спинкам, лежало распухшее бесформенное существо, внушающее чистый ужас. Нет, это не могла быть Хелн! Его милая, нежная, любящая жена! Не могла быть — но все же это была именно она!
— Келвин! Мама! — закричала Джон, в ее крике перемешались радость и ужас.
— У нее начались схватки, — сурово сказал доктор Стерк. — Но у нее нет возможности родить его, не уничтожив себя! Я мог бы сделать операцию, разрезать, но…
Келвин судорожно сглотнул. Он думал, что пришел сюда подготовленным, но у него в сознании все затуманилось.
Шарлен боролась, пытаясь вырваться из захвата удерживающих ее перчаток.
— Опусти меня вниз на пол! Немедленно опусти меня на пол!
Ой. Он выключил пояс и опустил мать на пол. Она побежала по комнате. Неожиданно в одно мгновение наступила ночь. Снаружи сверкнула молния, осветив окна. Масляные лампы погасли. Теперь все они были в кромешной темноте, наполненной нечеловеческими выкриками Хелн.
— Проклятье! — услышал Келвин голос матери. Она щелкнула пальцами. Немедленно под потолком появился маленький огненный шарик и завис, постепенно становясь все ярче, пока не стал давать больше света, чем могли бы дать лампы.
— Мать?.. — спросил Келвин, его сердце бешено заколотилось.Что?
— Это мой огненный шар, — ответила Шарлен. — Темнота — это козни Зоанны. Она дала Хелн ядовитое зелье. Хельбе может потребоваться небольшая помощь в борьбе с королевой, а я сейчас буду занята здесь. Почему бы тебе не выйти отсюда и не помочь ей?
— Мать, но порошок!
— Да, и побыстрее! Отдай его мне!
Он протянул ей сверточек из листьев. Она подержала его около лица Хелн. Та как раз вдыхала воздух для того, чтобы закричать. Шарлен дотронулась до свертка кончиком ногтя. Пакет лопнул с громким «ПАФ!», и облако розоватого дыма скрыло голову и лицо Хелн. Из середины облака до них донесся нечеловеческий кашель, а потом задыхающийся сопящий звук. Сопение превратилось в пронзительный свист, словно при утечке газа. Через мгновение после этого из середины розоватого облака донеслись хрипы, какие бывают при удушье.
— Мама, она, она…
Шарлен подняла вверх палец.
"Паф !" — и облако исчезло. Хелн лежала все там же, бледная и болезненная, ее глаза выражали потрясение и недоверие.
— Келвин, доктор Стерк, матушка Шарлен — это исчезло!
— Знаю, что так и есть, дорогая. Но твой ребенок никуда не делся.
— Но… — Затем они обе замерли на мгновение, словно прислушиваясь.
— Что?.. — начал Келвин.
«Ты замолчишь, олух? — донеслась до него мысль Мервании. — Работа сделана только наполовину. Дай мне сосредоточиться мыслями на них; ситуация критическая».
Келвин закрыл рот. Странно, он почувствовал себя лучше, узнав, что химера мысленно тоже присутствует здесь. Он доверял Мервании; она хотела, чтобы это закончилось благополучно, и он смог бы принести ей драконьи ягоды.
— Это не обычные роды, Хелн, — сказала Шарлен. — Теперь ты знаешь, что тебе предстоит. Ты достаточно сильна?
— Мне придется быть сильной, — слабо отозвалась Хелн.
— Тогда сосредоточься на первом и рожай.
Глаза Хелн закатились. Слабым голосом она сказала: «Я постараюсь» и потеряла сознание.
— Проклятье! — воскликнула Шарлен. — Прости, Келвин, тебе не следовало бы слышать, как ругается твоя мать.
— Она умерла?
— Нет, конечно же, нет. Но мы все умрем, если ты будешь стоять сложа руки.
— Что же мне делать? — никогда еще Келвин не чувствовал себя таким беспомощным. Все, до чего он мог додуматься, это вспомнить рассказы о том, как будущие отцы кипятят воду, пока их жены рожают.
— Откуда мне знать? — в раздражении прикрикнула на него мать.Иди, отыщи Хельбу!
— Но…
— Твоя жизнь, жизнь Хелн и всех остальных зависит от этого! Иди же, немедля!
Веки Хелн задрожали, раскрываясь.
— Иди, Кел, — с затруднением и задыхаясь проговорила она. — Тебе не понравится то, что здесь произойдет. — Она снова потеряла сознание и обмякла.
«Поверь ей, низшая форма», — донеслась до него мысль Мервании. Едва ли сознавая, что делает, Келвин покинул дворец. Он знал, что родить ребенка трудно, но, кажется, здесь назревало что то еще кроме этого. Что же там происходило?
Снаружи резкий порыв ветра ударил ему в лицо и оттащил его назад. Лил проливной дождь, он был горячий и имел запах серы. Протрещала молния, огненным светом освещая все и придавая всему окружающему неестественный оттенок.
Где же Хельба?
— Я здесь, — продребезжал где то рядом ее голос. Вот она, здесь, стоит у ворот. Он включил свой пояс и подлетел к ней.
— Келвин, — задыхаясь проговорила она. — Мне нужна твоя помощь. Я не могу управиться с этим без тебя или Шарлен, а у твоей матери сейчас достаточно дел. Так что придется тебе помочь мне. Я не могу задержать их.
— Я сделаю все, что смогу, — Келвин понимал, что он не совсем равносильная замена своей матери. — Что я могу сделать? Скажи мне, Хельба, скажи!
Огромный огненный шар дугой пролетел по небу. Хельба подняла руки, и между кончиками ее пальцев образовался огненный шар меньшего размера. Этот маленький огненный шар превратился в стрелу и устремился в небо с такой скоростью, словно был выпущен из лука. Ведьмины огни столкнулись над ними и раздался оглушительный раскат грома — оба магически генерированных боевых снаряда взорвались и превратились в ничто.
— Я становлюсь слабее, а она — все сильнее! — сказала Хельба.С помощью Шарлен мне удалось победить ее, но сейчас я осталась одна, и ее огненные шары подбираются все ближе, прежде чем я могу их уничтожить. Я сбивала их раньше, когда они только появлялись на горизонте, но теперь они уже почти над нашими головами, и вскоре я вообще не смогу останавливать их. Я никогда не думала, что Зоанна сможет так хорошо и быстро оправиться! Если Шарлен не закончит с этой химерой достаточно быстро, так, чтобы у нее появилась возможность добавить свою силу к моей…
— Что? — неужели Мервания атакует, а не помогает?
— Сними ту штуку со своей спины!
— Жало?
— Конечно, жало! Что у тебя еще есть на спине? Опусти его на землю толстым концом вниз, так, чтобы оно коснулось земли. Наконечник направь на восток, туда, откуда прилетел огненный шар.
Келвин молча сделал все, как ему было сказано. Он едва ли понимал, что здесь происходит, внутри дворца или снаружи. Ну и герой же он!
— Хорошо. — Теперь пальцы Хельбы легонько коснулись жала и провели вверх и вниз по его поверхности. С ее пальцев слетели вспышки молнии, они отразились от поверхности меди.
— Что? — изумленно спросил он. — Что?
— Замолчи! Мне необходимо определить ее местонахождение, а я не могу воспользоваться кристаллом. Когда появится огненный шар, ты собьешь его. Это тот случай, где наука может противостоять магии, как и в случае с оружием Маувара.
— Но я не знаю, как…
Хельба сделала нетерпеливый жест.
Послышался хлопок, заклубился дым. В небе сверкнула молния. Там, где только что стояла Хельба, теперь была большая белая птица, напоминающая голубя.
Келвин заморгал, и в этот момент птица — символ нежности и мира — оказалась в небе и полетела, мечась из стороны в сторону.
С востока появился еще один огненный шар. Этот шар был поменьше, чем предыдущий, немногим больше птицы. Он устремился в погоню за ней, и Келвин с открытым ртом уставился на него, когда перчатки начали пульсировать.
Он ухватился за наконечник копья левой рукой, а правую опустил пониже, так низко, как только мог. Он попытался усилием воли вызвать молнию и остановить этот огненный шар.
Затрещала и зашипела синяя молния. С кончика жала сорвалась длинная тонкая стрела и устремилась вверх. Там, наверху, она перехватила огненный шар Зоанны, который остановился, словно пронзенный. Раздалось невероятное шипение, запахло озоном, и огненный шар исчез.
— Я сделал это! — воскликнул он в изумлении. — Я сбил огненный шар!
Ниже, в угасающем свете, там, где только что был огненный шар, беспомощно взмахивая крыльями, неслась к земле птица.
Радость Келвина превратилась в ужас.
— Нет! Нет! Нет! — Без Хельбы все было кончено!
— Мяу? — Из темноты появилось что то еще более темное и протянуло лапу.
Кошка! Кот! Друг и магический спутник Хельбы! Он пытается что то сказать?
Появился еще огненный шар. Этот был больше, чем предыдущий. Очевидно, Зоанна набирала силу! Разгневанный, Келвин решительно положил руки на медное жало и заставил сверкнуть молнию. Она ударила в огненный шар, и взрыв от столкновения чуть не оглушил его. Он задыхался, его едва не сбило с ног. Горячие капли дождя обрушились ему на голову.
— Мяу!
Келвин чувствовал слабость в руках и ногах. Казалось, что энергию его огненным выстрелам давала его собственная жизненная сила. Он генерировал электричество в своем собственном теле, точно так же, как химера, но его тело было только малой частью ее массы и не было к этому приспособлено. Сколько еще молний сможет он извлечь из жала? Сколько еще до того, как рухнет без сил? Теперь он понимал, почему Хельбе была так нужна помощь!
Ему необходимо держаться и продолжать сбивать эти огненные шары. Он думал, что кот хотел сказать ему то же самое. Кот, быть может, это все, что еще осталось от Хельбы, и то на некоторое время. Если один из этих огненных шаров попадет во дворец, все будет разрушено. Да, это была слишком сложная для него задача; для него, для его перчаток и жала химеры.
Химера! Он попытался подумать о Мервании, но не получил ответа; она не была настроена на его мысли. Что же происходит сейчас там, во дворце?
— Мяу! — Посмотрев вниз в момент вспышки молнии, он увидел, что каждый черный волосок на спине Катбы стоит дыбом. Хвост зверька походил на щетку с жесткой щетиной.
Необычайно большой огненный шар с огромной скоростью промчался по небу. Королева была решительно настроена покончить с ними сейчас!
Изо всех сил сконцентрировавшись, он метнул молнию. Огненный шар, казалось, принял эту молнию и проглотил ее. Раздался неприятный оглушительный треск, от которого у него заныли зубы, затем зашипела, затрещала и вытянулась на совершенно невероятную длину голубая стрела молния.
Быть может, это та молния, которая сейчас уничтожит их?
Мяу! Прикосновение маленькой лапки к медному древку показалось ударом тяжелого молота. Жало наклонилось набок и в сторону. Вспомнив, как Хельба говорила, что основание жала должно войти в контакт с землей, Келвин навалился на него, чтобы воткнуть поглубже. Но наконечник жала все равно отклонялся в сторону и указывал теперь более определенно — прямо на огненный шар, который освещал все небо.
Зашипела молния, и раздался хлопок, который возможно ему померещился, а может быть, и нет. Язычки огня в небе быстро гасли. Молния стрела исчезла. Катба, мяукая так, словно жаловался на свои опаленные лапки, отступил назад.
Сколько еще времени могло это продолжаться? Сколько сейчас сил у Зоанны, колдуньи? Неужели он ослабеет до такой степени, что не сможет сражаться? Неужели останутся только перчатки и Катба, чтобы защищать дворец?
Нет, он останется в сознании и будет продолжать делать это, во что бы то ни стало. Злая колдунья постепенно должна ослабеть. Должен придти конец этой ночи!
Из дворца раздался ужасающий рев. Катба зашипел. Келвин обернулся и увидел длинную темную тень, выбегающую из дворца в ночь. Она была очень похожа на небольшого дракона, но, конечно же, этого просто не могло быть.
Хлоп ! Белая птица, опаленная, испачканная золой и, очевидно, еле живая, рухнула на землю рядом с Катбой при вспышке молнии. Когда все снова потемнело, Катба зафыркал.
— Да, ну и путешествие было! — простонала Хельба. Келвин судорожно проглотил комок в горле. — Ты вернулась?
— Конечно, вернулась! Даже для туго соображающего мальчишки, каким ты являешься, ты задаешь слишком глупые вопросы!
— Я — я… извини, Хельба. Я думал…
— Ты думал, что этот огненный шар попал в меня. Именно это ты и должен был думать! Это должна была подумать и Зоанна!
— Мяу.
— Да, Катба, ты сделал все, как надо. Нельзя во всем полагаться на героя. Особенно на такого неопытного, как этот.
Вспомнив обо всех приключениях, которые ему пришлось пережить на протяжении своей относительно короткой жизни, Келвин не ощутил себя очень уж неопытным. Но необходимость покончить со всем этим, была в нем очень велика.
— Хельба, что ты?..
— Я нашла их. В пещере на склоне горы. Теперь это дело твое, мое и Шарлен. Сбей этот огненный шар, хорошо?
Почти механически Келвин развернул жало химеры, чтобы направить молнию в еще один из приближающихся огненных шаров. Земля задрожала.
— Но ведь мать…
— Я здесь, — сказала Шарлен позади него. — И прими поздравления, герой, теперь ты муж относительно здоровой любящей жены и отец здорового пищащего младенца мальчика.
У Келвина отпала челюсть.
— И очень симпатичной маленькой девочки, — сказала Джон, появляясь со свертком.
Огромность произошедших изменений в его жизни дошла до него и ударила с такой же силой, как и земля, на которую он повалился, не совсем понимая, что случилось.

Глава 30. Поражение?

— Очнись, герой! Очнись!
Он почувствовал, как его бьют по щекам. Хельба. Потом он ощутил у себя под носом кошачий хвост, и ему захотелось чихнуть.
— Часто ли он так делает, Шарлен?
— Не знаю, Хельба. Надо будет спросить у его жены.
Жена! Хелн! Младенец!
Младенцы!
Келвин уселся, затем встал. У него кружилась голова. В небе горели звезды, и не все они были отблесками сотворенных им молний. Луна, яркая и медная, как спина химеры, освещала окрестности королевского дворца Келвинии.
Он неуверенно добрался до того места, где стояла Джон, держа его дочь. Лицо малышки странным образом казалось ему знакомым. Глаза были темными, почти медного оттенка…
Он замер. Это лицо, если не учитывать разницу в возрасте…
«Не беспокойся, — донеслась до него мысль Мервании. — Все источники пищи тоже выглядят для нас одинаково. Она походит на меня только слегка».
Келвин пошатнулся.
— В чем дело, Кел? — в тревоге спросила Джон. — Она совсем не безобразная, а для новорожденного младенца даже удивительно симпатичная, а мама говорит, что ее брат тоже такой же. С ними все в порядке.
— Но…
«Это было очень хитрое заклятие, Келвин. Нельзя уничтожить в одну минуту то, что развивалось в течение многих недель. Мы спасли жизнь твоей жены, разделив химеру на три части: мальчика, девочку и дракона. Первых двух ты можешь оставить себе. Это честно, не правда ли?»
Келвин наполовину приоткрыл рот, да так и застыл.
«Теперь войди туда и погляди на свою жену и будь мужественным, когда тебе расскажут о третьем. Это самое лучшее, что можно было сделать, Келвин. Эти двое полностью люди, вот только»…
«Вот только?» — механически подумал он.
«Они будут телепатами. Очень жаль, что так вышло; но ничем уже нельзя было помочь. Теперь, занимайся своим делом, а я займусь своим. У меня на некоторое время найдутся дела дома».
Он почувствовал, что ее присутствие постепенно тускнеет; она исчезла.
Келвин закрыл рот и пошел к дворцу.
— О, я знаю, что ты хочешь ее видеть, но не сейчас, — сказала Джон. — Это были тяжелые роды, там кровь, и она сейчас спит…
— Правильно, — добавила Шарлен. — А у нас здесь другие дела. Постой пока здесь, Келвин.
Он остановился. Джон повернулась и вернулась во дворец вместе с малюткой. Они не знали всей истории, подумал он. Они не знали, какую роль во всем этом сыграла Мервания.
— Попозже мы должны будем поговорить, Келвин, — сказала Шарлен. — Но сейчас нам нужно управиться с королевой, или мы можем все проиграть.
Келвин наконец обрел дар речи.
— Да, я помогу здесь.
— Нам нужно приниматься за работу, — согласилась Хельба.
— Огненные шары! — воскликнул Келвин. — Ты наблюдаешь за ними? Я забыл о…
— На некоторое время она перестала их посылать. Чтобы произвести их, требуется столько же энергии, сколько чтобы уничтожить. Должна признать, я удивлена ее силой. Если бы ты не пришел, нас бы уже давно уничтожили.
Келвин снова сосредоточился на этой проблеме. Ему удалось с помощью жала химеры делать стрелы ведьминого огня, чтобы сбивать огненные шары. Но битва все же и впрямь не была закончена; пока не покончено с Зоанной. Он посмотрел в небо. Он не ожидал увидеть сегодня ночью луну; ведь было так темно.
— Думаешь, они попытаются сбежать? — спросила Шарлен.
— Думаю, они что то планируют, — ответила Хельба. — Зоанна поклялась, что никогда не сдастся. Если это так, нам придется прикончить ее.
— Она вернется обратно, если мы не победим, правда? — спросил Келвин.
— Вероятно. О ней можно точно сказать одно: она не из тех, кто бросает то, что начал.
— И Рауфорт тоже. Он тоже такой же злобный!
— К счастью, у Рауфорта нет ее умения обращаться с магией. Отправимся и найдем их.
— В ту самую пещеру?
— Как я уже говорила тебе, даже для медленно соображающего мальчишки ты задаешь очень глупые вопросы. Конечно же, в ту пещеру!
— Как же мы сможем? — «Хельба точно была генералом», — подумал он.
— Может быть, там ты нам с Шарлен и не понадобишься. Отдай антимагическое оружие своей матери. Оно не сможет разрушить барьер Зоанны, но, может быть, оно все же поможет нам. Останься здесь с жалом химеры и Катбой и смотри, не появятся ли огненные шары. Вашей бывшей королеве хватит подлости, чтобы предпринять еще одну, последнюю атаку на дворец.
— Я понаблюдаю. — Он протянул матери оружие Маувара. Затем, подумав немного, отдал ей пояс и короткие ножны. Она взяла их без удивления, словно он протянул ей горшок с ее собственной кухни, и прикрепила оружие к своему поясу.
— Уверена, ты так и сделаешь, — сказала Хельба. — Шарлен, прыгай ко мне на спину.
С удивлением, которое, казалось, позже никогда не должно было забыться, Келвин смотрел, как его мать запрыгивает на дряхлые плечи Хельбы. Затем, когда луна спряталась за облаками и стало темно, словно в утробе змея, раздался свист. Луна вернулась, и стал виден белый голубок, устремившийся в небо с ношей, которая напоминала небольшую юркую мышку, вцепившуюся крохотными лапками в его перья.
Птица скрылась в темном небе. Молний не было. Не было и пламенеющих шаров ведьминого огня.
— Мяу.
Он рассеянно опустил вниз руку и погладил кота. Он снова стал маленьким мальчиком, подумал он, который терпеливо ждет, пока взрослые уладят свои дела. В конце концов, это было не очень то плохое место для пребывания.
Катба потерся о него спиной и замурлыкал в знак удовольствия и молчаливого участия. Келвин начинал понимать, почему у колдуний бывают такие помощники; темными ночами они приносили уют и покой.
Нет, нет, это не слишком плохое место для того, кто никогда не хотел завоевать мантию героя.

— О о о о, — простонал Рауфорт. — Зоанна, ты забираешь слишком много моей жизненной силы. Она вытекает наружу, и ничто ее не заменяет. Зоанна, ты меня опустошаешь!
— Ничем не могу помочь. Ты хочешь выиграть, не так ли? Перестань хныкать.
— Но, Зоанна, если ты убьешь меня, чтобы уничтожить их, в чем же тогда будет моя победа? Ты же не хочешь, чтобы я умер, — он замолчал и снова повторил, не очень довольный пришедшей ему в голову мыслью.Ты же этого не хочешь, правда, Зоанна?
Зоанна, теперь полностью превратившаяся в колдунью, не ответила ему. Она просто улыбалась в своей загадочной манере.
Рауфорт, которому сначала было просто не по себе, теперь обнаружил, что ужасно напуган. Он решил, что найдет какой нибудь способ быть ей полезным не только за счет расхода своей жизненной силы. Если это ему не удастся, то это, как он сильно подозревал, будет стоить ему достаточно дорого, даже, возможно, жизни.

Джон и Рафарт проехали на рабочей лошади почти половину пути до королевского дворца. Что касается Джона, то он был занят своими мыслями. Верно, что огни в небе означали намечающиеся большие события и опасность, угрожающую тем, кого он любил. Но — и эта мысль заставляла его подскакивать в седле больше, чем от толчков лошади — самым разумным было отправиться обратно к Кайану и заручиться его помощью.
— Проклятье, — с отвращением сказал Рафарт, — никогда нет под рукой армии, когда она тебе нужна!
Глядя на танцующие в небе огни и чувствуя, как земля содрогается от взрывных толчков, Джон был вынужден согласиться с оценкой бывшего короля. Но ему было необходимо двигаться дальше. Там, где то впереди, была Шарлен.

Джон смотрела, как Хелн нянчит своего первенца, и в ней всколыхнулось какое то чувство, которое, если сказать честно, никогда не возникало у нее раньше. Может быть, она все таки не лишена материнского инстинкта. Джон посмотрела на второго новорожденного, которого держала на руках. Определенно, малютка была очень мила и у нее были медные волосы бабушки. Но как же они скажут Келвину об ужасном третьем новорожденном?
Что ж, может быть, этого вообще не придется делать. Эта тварь немедленно вскочила на ноги и убежала прочь раньше, чем они опомнились. Хелн, снова провалившись в беспамятство, вообще не видела ее. Может быть, вообще никому, кроме Джон, Шарлен и доктора Стерка не нужно знать об этом ужасе, который был остатком злого заклятья. К счастью, все обошлось и чудовище исчезло.
— Уверен, что с ними все будет в порядке, — сказал доктор Стерк, чуть не суя свой клювообразный нос прямо ей в лицо. — Я не был в этом уверен. Мы, врачи, так мало разбираемся в магии.
— Думаю, что это положение можно изменить, — сказала Джон.
— Да, можно. Придется изменить. В конце концов, магия — основа исцеления.

— Я слышала это всю свою жизнь. В основном от матери, — Джон посмотрела в окно и удивилась, как стало светло. Огненный шар, который оставила Шарлен, постепенно тускнел, пока не стал светить как пара масляных ламп.
— Я снова зажгу лампы, доктор. Я не уверена, насколько хватит света, который оставила моя мать.
— Вероятно, почти до утра, — сказал доктор Стерк. Джон занялась лампами. У нее не было углей, чтобы зажечь фитили, поэтому она просто подержала лампы около ведьминого огня, и они зажглись.
— Молодец, Джон.
— Доктор, вы не против, если я выйду и посмотрю, что там делают Келвин и моя мать? Уже прошло столько времени.
— Нет, конечно, Джон. Я сам удивляюсь этому. — Он забрал у нее ребенка.
Хелн пошевелилась в кровати, слабая и бледная.
— Пожалуйста, Джон, узнай, что с Келвином.
— Не беспокойся о нем, — сказала Джон, похлопывая по руке новоиспеченную мать. Как чудесно, что к ним снова вернулась прежняя Хелн вместо чудовища, в которое она превратилась под действием заклятия! Он наш герой, и с ним не случится ничего плохого. Он не приходил сюда, потому что я просила его не приходить. Здесь была кровь, и ты лежала без сознания. — "И еще мы должны были убрать ужасные следы третьего рождения, " — подумала она.
Хелн вздохнула.
— Конечно. Ты права, Джон. Ты почти всегда права. — Она закрыла глаза.
«И мы не хотели будить тебя, пока не доделаем нашу работу», закончила мысль Джон.
С пращой в руке Джон вышла из дворца. Она удивлялась, правду ли она сказала Хелн. Справедливо пророчество или нет, но она уже не однажды спасала жизнь своему брату.
Келвин в лунном свете стоял на посту у ворот. Его руки лежали на чем то медном, немного похожем на копье или пику дракона; она не заметила этого раньше, переполненная возбуждением и смешанным чувством после рождения малышей. Наконечник этой штуки, похожей на копье, был направлен в небо; это что, какое то новое оружие? Зачем же ему нужно что то еще, если у него есть оружие Маувара, которое выиграло войну с Аратексом? А о ноги Келвина терся большой черный кот.
— Келвин?
— Джон? — воскликнул он, словно увидел ее в первый раз. — С Хелн все в порядке? А дети?
— Успокойся, — сказала она с усталой улыбкой. — Все они чувствуют себя превосходно. Хелн спрашивала о тебе. Как только закончишь здесь, можешь сходить навестить ее. — Какой же все таки Келвин еще мальчишка, поняла она. Насколько взрослее казались она и Хелн, и даже ее собственный муж, Лестер.
— Мне надо наблюдать за небом, чтобы не появились огненные шары, — сказал он. — Мать и наша… — он замолчал, проглотив комок, затем продолжил, — и наша союзница отправились кое что закончить.
— Ты имеешь в виду колдунью из двойной столицы, не так ли? Интересно, он и вправду думает, что она такая наивная? Кто же еще защищал их от Зоанны и короля самозванца все прошедшие дни?
— Да, да, я это и имею в виду. Хельба считает, что они проиграли и можно покончить с ними.
— Разве это не работа для героя?
— Я не жалуюсь, — сказал Келвин.
Джон легонько дотронулась до его руки.
— Ты посылал огненные шары Зоанны обратно, Кел?
— Вот это остановило их, — сказал он, дотронувшись до своего медного копья.
— Зачем нужно останавливать их? Почему бы просто не отослать их обратно?
— Колдуньи воздвигают барьеры, когда ожидают магическую атаку или контратаку. Возвратившиеся огненные шары могли бы потревожить Зоанну, но они бы не испепелили ее, если бы только она не потеряла бдительности. Она возможно даже сумела бы отослать их обратно, а это только ухудшило бы наше положение.
— Она добилась этого магией?
— Да.
— Келвин, почему ты не отправился вслед за ними?
— Предполагается, что я должен охранять дворец. Если я покину свой пост, а королева пошлет еще один огненный шар, мы проиграем, даже если убьем Зоанну. Так или иначе, Хельба сможет справиться с этой задачей.
— Ты уверен?
Он нахмурился.
— А почему бы нет?
Джон закусила губу и постаралась всмотреться в темноту, за лес туда, где начинались горы. Там можно было разглядеть лишь очень слабые вспышки, одну далеко вверху, а затем вторую чуть пониже.
— Посмотри, Келвин, — сказала она, показывая ему, куда нужно смотреть, — разве это не битва? И разве не тяжело там приходится колдуньям?
Келвин скосил глаза.
— Я не вижу… Я не могу видеть дальше леса.
— Да, им тяжело, — сказала она. — Колдуньи сражаются, Келвин. Я думаю, что тебе нужно отправиться туда и помочь им.
— У них есть оружие Маувара.
— Но его может оказаться недостаточно. Зоанна не сможет найти время, чтобы направить огненный шар на дворец. Хельба и мать займут все ее внимание.
Келвин нахмурился.
— Ты и впрямь думаешь, что мне нужно…
— Да. — Теперь она и вправду была обеспокоена.
— Тогда ладно. — Он взял копье и привязал его к своей спине, сделал что то со своим поясом, его ноги оторвались от земли, и он полетел вверх, словно легкое облачко. Один раз он оглянулся назад, и затем уже летел в лунном свете в сторону горы.
Джон вздохнула. Она надеялась, что сделала то, что надо. Иногда ее брат казался таким беспомощным!
— Мяу? — черный кот словно спрашивал ее о чем то.
— Да, киска, — сказала она. — Келвин отправился, чтобы сыграть свою роль, исполнить свое предназначение героя, и я знаю, что он сумеет спасти положение. Это потому, что его охраняет пророчество, а других нет. Как бы я хотела отправиться вместе с ним. Как бы мне хотелось, чтобы ты и я умели летать.
— Мяу. — Что то ударило ее по ногам — разряд того, что ее отец называл статическим электричеством, а она всегда считала магией. Звезды стали меньше, а трава и столб у ворот непонятным образам стали выше. В воздухе пахло озоном, а во рту был такой вкус, которого она определенно никогда не чувствовала.
Она согнула свои белые крылья. Черное существо величиной с маленькую мышку залезло ей на плечи и мягко ухватилось лапками за ее перья.
Джон захлопала голубиными крыльями и полетела вслед за Келвином.
Я лечу, чтобы присоединиться к колдуньям, думала она, глядя на проскальзывающие внизу поля и деревья. Почему то она совсем не была удивлена этим.

Хельба обливалась потом и напрягала все силы, чтобы сохранить созданный барьер. Она чувствовала, как он прогибается внутрь, в их сторону, угрожая разрушиться. Жар ревущего пламени причинял ей сильную боль и неудобства, а ее ученице приходилось еще хуже.
— Давай, Шарлен! — сказала она. Они налегли что было сил на него вместе, отталкивая назад, дальше и дальше. Кто бы мог подумать, что Зоанна управляла такими мощными силами?
Осталось сделать только одно, и она попыталась это сделать. Как бы она ни ненавидела технику, все же существовала такая вещь, как смесь техники и магии, вернее, технологии и магии. Она подняла оружие Маувара так, чтобы оно было направлено на скалу, хотя едва ли было важно, куда оно направлено, и нажала на спусковой крючок.
Огненный шар отступил от них. Он возвратился к скале, ко входу в пещеру, и остановился там, сдерживаемый барьером, который возвела Зоанна. Если Зоанна не удержит барьер, то ее собственный огненный шар уничтожит ее. Если бы Хельба смогла теперь добавить к нему еще и свой ведьмин огонь, то барьер бы точно удалось преодолеть и уничтожить.
К сожалению, оружие Маувара не делало разницы между огненным шаром Зоанны и ее собственным. Если Хельба попытается применить магическую контратаку, Зоанна отразит ее, и огонь вернется к ним — к ней и к Шарлен.
Ее тревожило, что она так быстро слабеет. Предательское ранение, полученное на поле боя, до сих пор отнимало у нее силы; ей требовалось гораздо больше времени для накопления энергии и восстановления сил, чем у нее было в запасе. Она не знала, сколько еще сможет выдержать. Если бы только Зоанна тоже ослабела до того, как Хельба ослабеет еще больше. Оружие Маувара сдерживало ее чары в течение некоторого времени, затем его энергия истощилась, и огненный шар Зоанны снова направился к ним.
Теперь Хельба уже жалела о том, что велела Келвину оставаться во дворце. Он с его медным жалом нужен был здесь! С его помощью он мог перебросить не магическую, а электрическую молнию через барьер Зоанны и покончить с Зоанной и самым жестоким из ее многочисленных любовников.
Дзинь ! Оперенная арбалетная стрела, очевидно совсем не магического происхождения, торчала у нее из руки повыше локтя. Из под вонзившегося наконечника потекла кровь. У Хельбы остались только считанные секунды, а может быть, не было уже и их до того, как она потеряет сознание. Считанные секунды на то, чтобы сохранить, удержать барьер, ограждающий их от ведьминого огня!
Она могла бы заняться своей раной, сосредоточив на ней всю свою магию, но если она сделает это, то не сможет сохранить барьер, защищающий их от магической атаки Зоанны. Ей необходимо было удержать этот барьер!
Ее рана ужасно горела. Рука, казалось, распухла и стала в два раза больше. Она почти полностью потеряла чувствительность. Палец, лежавший на спусковом крючке оружия Маувара, разогнулась. Оружие упало, и Хельба упала вслед за ним.
— Хельба! Хельба! — закричала ее ученица.
Бедная Шарлен, думала Хельба, теряя сознание. Я подвела тебя и всех остальных.

— Отличный выстрел, Рауфорт!
— Ничего особенного, любимая. — Несмотря на то, что Рауфорт бодрился, он едва держался на ногах. Было тайной, как он сумел подняться на ноги и навести на цель арбалет, это еще раз доказывало его чрезвычайную выносливость. — Лучше доберись до них сейчас, любовь моя, пока у тебя есть возможность.
— Так я и сделаю, моя радость. Но мне хотелось бы увеличить свой триумф. Посмотри ка, кто это там! Разве ты его не видишь в утреннем свете?
Рауфорт прищурился.
— Келвин!
— Совершенно верно. Тут у нас вся их команда! На милость победителя, только от нас милости они не дождутся.
— Сожги их! Сожги их!
— Всему свое время. — Зоанна усилила свое зрение — этому трюку она научилась совсем недавно. Да, этот тощий возмутитель спокойствия с каштановой шевелюрой, это проклятие, предсказанное пророчеством, и впрямь находился здесь. Он пытался помочь Хельбе и одновременно смотрел наверх, на них. С Хельбой было почти покончено — и с ним будет то же.
Она начала растить перед выступом скалы новый огненный шар. Медленно, медленно, медленно. Нет необходимости торопиться. Большой, большой. Горячий, горячий. О, как здорово!
Рауфорт слабо вскрикнул, задыхаясь, и сел на землю. Его силы были выкачаны выше предела его выносливости, но здесь ничего нельзя было поделать. Сейчас имел значение только огонь!
Рауфорт подобрал свой арбалет, попытался зарядить его еще одной стрелой и натянуть тетиву. Он возился с заряжающим механизмом, затем уронил арбалет, будучи слишком слабым.
— Ей богу, Зоанна, ты слишком истощила мои силы!
— А что значит — слишком? — безразличным голосом спросила она. — Это будет моя самая полная месть, Рауфорт. Ты ведь не думал, что я узнаю о той девушке, не правда ли?
Лицо Рауфорта показалось бледным даже в ярком горячем свечении огненного шара.
— Я думал…
— Ты думал, что можешь изменять мне. Это было твоей ошибкой.
— Ты тоже была неверна мне!
— Зоанна — это Зоанна. Мои любовники — это мои любовники. Ты был мне только любовником, моя радость.
— Был? — от понимания этого факта его голос ослабел и дрогнул.
— Был, моя радость, — повторила она твердо и спокойно.
Глаза Рауфорта полезли из орбит над огромным красным носом, пока все его лицо не приобрело зловещее выражение.
— Зоанна, ты полностью вычерпываешь мои силы! Ты же убиваешь меня!
— Да, убиваю, Ваша Неверность. Все это часть моего торжества. А моим следующим супругом и любовником, мне кажется, я сделаю юного и неопытного мальчика. Гвардейца, который украл твою призовую племенную кобылу, а потом сбежал и присоединился к этому дураку Сент Хеленсу. Как там его имя — а, Ломакс. Да, на некоторое время это будет весьма приятно. С теми знаниями, которыми я сейчас обладаю, я смогу заставить его прийти ко мне. Прийти и вести себя просто восхитительно.
— ЗОАННА! ЗОАННА! — Рауфорт не мог даже шевельнуть рукой, чтобы вытащить кинжал, который был у него с собой. Вся энергия, какая еще оставалась у него, была затрачена на мольбы, брань и крики.
Чувствуя себя тоже немного усталой, Зоанна направила шар туда, где находился защитный барьер Хельбы. Мимо этой границы, туда, где Келвин мог почувствовать его жар, но не совсем еще поджариться. Мальчишка сейчас отчаянно старался вытащить из за спины жало химеры. Отлично, Келвин! С его помощью ты и впрямь мог бы уничтожить меня! Теперь и мать Келвина отчаянно пыталась помочь ему, тянула за конец жала, вытаскивая его из за спины сына кончиками пальцев.
— Нет, это слишком просто для тебя! — сказала Зоанна. Она придвинула огненный шар чуть ближе. Теперь их нежные чувствительные пальцы обжигались, когда они хватались за жало и пытались, но безуспешно, нацелить его на нее. Как в игре в кошки мышки!
Еще один маленький толчок, и все будет кончено. Зоанна делала это неохотно. Лучше подождать, пока они, наконец, не установят жало так, что оно будет указывать на нее. Подождать до самой последней микросекунды. Подождать, подождать, смакуя свою победу.
Она посмотрела на неподвижное тело Рауфорта. Очень жаль, что он уже вышел из игры. Он бы с удовольствием посмотрел как умирает Келвин. Это было бы подходяще, ведь последняя жизненная сила Рауфорта была заключена в огненном шаре, она то и делала сейчас свое дело.
Она подвинула шар еще ближе. Вот так, пусть поджарятся, приготовятся под паром и потушатся до того, как она их сожжет. Пусть легкие у них разорвутся, сердца разлетятся на куски, глазные яблоки расплавятся. Когда она покончит с ними, от них останутся только обугленные кости.
Сейчас, сейчас наступит этот момент. Наступило время ее триумфа, все ее враги сгорят.
Откинув голову, она дала волю своему злорадному, мстительному смеху, смеху полного и окончательного торжества.
Келвин почувствовал, что у него на коже вздуваются волдыри. Вонь опаленных волос била ему в ноздри, ладони и защищающие их кожаные перчатки жарились на медной поверхности жала химеры. Волны продолжительной непрерывной боли вызывали у него тошноту. Мать была рядом с ним, но он почти забыл о ней. Магия ее и Хельбы была почти что побеждена. Не было возможности, никакой возможности сохранить жизнь.
Кланк! Это, как показалось, был какой то посторонний, не относящийся к делу и не имеющий значения звук, который сопровождал их гибель. Пламя вокруг них неожиданно утихло. Затем, удивительным образом, огненный шар исчез, и его глаза исказились от боли.
Неужели это смерть? Нет, для этого слишком много боли!
— Келвин ! Зажарь их! — Голос его сестры? Быть этого не может! Иллюзия? Галлюцинация перед смертью? Он не мог даже подумать как следует, что это такое.
Пламя исчезло. Слезящимися глазами он мог различить пещеру над ними. Там лежали два тела. Тела Зоанны и Рауфорта. Были ли они мертвы?
— Скорее , Келвин! Скорее! — Это был голос Джон! — Келвин, я не могу найти другого подходящего камня! — Голос раздавался уже ближе, и он, несомненно, принадлежал ей. — Она сейчас очнется! Быстрее!
Времени задавать вопросы не было. Он положил обе ладони на медную поверхность жала, почувствовал шипение и ощутил запах горелого мяса. Келвин кричал, хотя сам едва ли осознавал это. Он не обращал внимание на мучительную боль, которая росла в нем, угрожая разорвать сердце. Думать только об одном: о молнии. О чистой, потрескивающей молнии для того, чтобы очистить и уничтожить…
— Келвин, она очнулась! Она поднимается! Она… — Крак !
Это была его молния, летящая в цель и одерживающая победу. В ее синем отблеске он увидел на склоне у пещеры два скелета. Один стоял прямо, с воздетыми руками; вся плоть, облекавшая его, исчезла. И все же он стоял вертикально, не желая падать вниз. Сами кости были ровные, красивой формы, сохраняя очертания фигуры очень красивой женщины.
Магические существа умирают тяжело, их трудно убить. Может быть, убить колдунью труднее всего. Почти полностью уничтоженные, они каким то образом могут вернуться к жизни. Сейчас в это было достаточно легко поверить.
Фигура зашевелилась. Она не упала. Ее руки сомкнулись над головой, словно формируя что то между костяными пальцами. Что то, похожее на еще один огненный шар.
— Келвин!
Снова он силой своей воли вызвал молнию. Крак !
Стоящий скелет рухнул вниз, но все же остался невредим. Он приземлился на четвереньки, пытаясь остановить свое падение.
Крак ! Щ ш ш ш ш! Крак! Молния. Разряд за разрядом. Келвин чувствовал, что силы его на исходе. Молнии разорвали скелет на части, взорвали на кусочки отдельные кости, а потом и обломки костей.
Теперь на уступе скалы у пещеры не осталось ничего, кроме пепла. Когда он посмотрел наверх, то увидел, что пепел пошевелился на свежем утреннем ветерке и постепенно потерял все очертания.
Келвин зашатался. Теперь он тоже мог умереть. Все было сделано.
— Келвин, ты достал их? — Тихий, едва слышный шепот, это была Хельба. А он думал, что она умерла.
— Их больше нет, — задыхаясь, выговорил Келвин. — Думаю, что навсегда.
— Отлично. А твоя мать?
Он посмотрел на землю, на скорчившуюся обгорелую кучу, в которую превратилась та, которая дала ему жизнь.
— Я — я не знаю.
— Она может выжить. И ты тоже. И я.
— Да. — Но это маловероятно, подумал он.
— Война — вы сдаетесь мне?
Война? Сдача? Капитуляция? О чем это она?
— Сделай это, сынок. Пожалуйста! — это был голос его матери, еще способной говорить.
— Я сделаю все, что ты просишь, — сказал он, едва ли понимая, что обещает. — Вы выиграли войну. Келвиния побеждена.
Прежде всего, это была совсем не моя война, подумал он. И не война Келвинии. Никогда.
— Я уверена, что мы останемся живы, — более резко сказала Хельба. — Руки, Шарлен!
Шарлен с трудом приподняла свои обожженные ладони и расположила их против ладоней Хельбы. Раздалось шипение и с ладоней обеих женщин исчезла чернота. Они снова порозовели. Исчезли ожоги и следы обугливания. Волосы, опаленные огнем, лишились пепельной пыли и снова стали темными и здоровыми. Рана на плече Хельбы прекратила кровоточить, и она отняла одну руку от Шарлен, чтобы вырвать из нее наконечник стрелы.
— Келвин! — их руки коснулись его, сомкнулись, обнимая все крепче и крепче. Его агония постепенно затихла. Боль прекратилась. Сердце снова забилось нормально. Силы возвращались к нему волнами, приводящими в восторженное состояние.
— Итак, — сказала Хельба, отпуская руку Келвина. — Теперь мы снова здоровы благодаря помощи нашего друга.
Это было, пожалуй, чересчур сильно сказано.
Неожиданно, продравшись сквозь кустарник, появилась Джон. На руках у нее был Катба. На левом плече висела праща, которая спасла всем им жизнь.
— Келвин, мы сделали это!
— Да, мы сделали это, сестра, — согласился он. Он был рад, что Джон не появилась здесь секундой раньше, поскольку тогда бы она увидела, в каком они были жалком положении. Но как же она вообще очутилась здесь?
— Она унаследовала часть скрытого таланта своей матери, — объяснила Хельба. — А Катба сумел распознать это. Умница Катба.
— Это было ужасно! — сказала Джон, с совершенно счастливым видом. — Я стала искать другой камень, когда снова превратилась сама в себя, но так и не нашла его. Я все время знала, что она лишь ненадолго потеряла сознание. Если бы ты не испепелил ее молнией, Кел…
Катба, который уютно свернулся у нее на руках, неожиданно насторожился и соскочил вниз. На шкуре друга Хельбы стоял дыбом каждый волосок. Волосы Хельбы и Шарлен тоже взметнулись вверх и вспыхнули.
— Здесь, рядом, я ощущаю присутствие, — прошептала Хельба.Присутствие того существа, чью энергию я использовала.
Сердце Келвина начало бешено колотиться. Неужели Зоанне каким то образом удалось выжить после молнии? Или, может быть, их жестоко провели?
— Успокойся, — произнес женский голос. Он казался странно знакомым. Это не был голос Зоанны, или Хельбы, или Шарлен, или Джон. И все же он был ему знаком. Он знал его! Это…
— Мервания? — воскликнул Келвин.
— Узнал! — сказал голос Мертина. Затем раздалось рычание, похожее на рычание дракона.
— Но я ведь могу тебя слышать! — воскликнул Келвин. — Почему же твой голос не раздается у меня в голове?
— Потому что я здесь, снаружи, а не в твоей голове, низшая жизненная форма! — сказала Мервания. — Я пришла, чтобы сказать тебе, что не нужно приносить драконьи ягоды. Один из вас посадил здесь кое какие семена, может быть и случайно. Теперь у меня их великое множество.
Семена, которые они несли с собой и которые потерял Кайан? Они неожиданно нашлись в измерении химеры?
— Ты постепенно начинаешь понимать, запас пищи.
— Тогда мне не нужно возвращаться в твое измерение? Никогда?
— Не говори ему! — сказал Мертин.
— Нет, — ответила Мервания. — Тебе не нужно возвращаться, Келвин.
Послышалось разочарованное рычание.
— Проклятие, Мерв, если бы ты держала рот на замке, он бы, возможно, вернулся, и мы бы могли тогда его съесть.
— Я знаю, Мертин. Но оставь мне мои прихоти. Он очень симпатичный парень.
Келвин благодарно вздохнул.
— И ты проделала весь этот путь в астральном теле, чтобы сказать мне это?
— Не беспокойся, Келвин. Собственно говоря, я думала, что, возможно, смогу чем нибудь помочь вам, но, кажется, вы достаточно хорошо управились сами. Однако все таки не обошлось и без моей незначительной помощи, моего подарка вам.
— Да. — Ужасная мысль поразила его. — А вы останетесь здесь? Ты хочешь остаться здесь?
— Успокойся, Келвин, успокойся, — позабавленная его словами, сказала Мервания. — Нет, ты не увидишь меня еще раз, разве только придешь ко мне с визитом, что бы я ни стала тебе советовать делать. Я хочу найти себе подобных. В бесконечности измерений должно найтись такое, где разумная жизненная форма является доминирующей. Где потомок нашего рода мог бы вылупиться и выжить в цивилизованном обществе и не деградировать под влиянием дикарей. Здесь же единственные разумные создания — это кошки и драконы.
— Я… понимаю.
— Разве что твоя жена захочет нанести мне визит.
— Что?
— Не волнуйся. Мы ее не съедим. Но мы могли бы дать ей еще немного порошка, чтобы она смогла родить одного из нашего рода в более подходящей обстановке. Это достаточно редкостный талант — быть в состоянии…
— Нет! — вскричал Келвин, его вопль эхом подхватила Джон.
— Но я же ведь помогла ей! — обиженным голосом произнесла Мервания. — Учитывая, что у меня уже были драконьи ягоды, мне и впрямь совсем не обязательно было это делать.
— У тебя уже были… когда ты… рождение? — спросил он, остолбенев от изумления.
— Это все она и ее дурацкие сантименты! — сердито воскликнул Мертин под аккомпанемент такого же разъяренного рычания дракона.
Келвин понял, что Мервания в понимании химеры и впрямь очень великодушна. Она больше не нуждалась в том, чтобы он принес ей ягоды, но все таки оказала ему исключительную услугу. Она спасла жизнь его жене.
— Что ж, в основном я сделала это ради потомства, — сказала Мервания. — Это неподходящее для Высшей Жизненной Формы измерение.
— Все равно, Мервания, спасибо тебе, — искренне сказал Келвин.
— Вот видишь, Мерв, что ты наделала! — обвиняющим тоном заключил Мертин. — Ты заставила его испытать благодарность к тебе. — И дракон зарычал с таким же отвращением.
— Но у него такое очаровательное и глупое представление обо мне! — защищаясь, заявила Мервания.
Все это слишком справедливо! Келвин проглотил комок, затем высказал тяжелую правду.
— Я — я думаю, что моя дочь на самом деле похожа на тебя, Мервания, и я не против, я не возражаю.
— Спасибо тебе за это, Келвин, — ответила она, тоже кажется искренне растроганная.
— До свидания, Мервания.
Последовала тишина. Через некоторое время он понял, что химера исчезла. Остальные смотрели на него, но Келвин не обращал на это внимания.

ЭПИЛОГ

Это не была большая и пышная свадьба. Конечно же, она не могла сравниться со свадьбой Кайана. Но когда Джон взял Шарлен за руку, откинул назад ее медно красные волосы, заглянул в фиалковые глаза и сказал: «Шарлен, мы снова сочетаемся браком, мы снова муж и жена. Навсегда, ты и я», и она ответила: «Да, Джон, навсегда, ты и я», ничьи глаза в бальном зале королевского дворца Келвинии не остались сухими.
Позднее, после официального приема, рукопожатий и пожеланий счастья, невеста, жених, их семья и самые близкие друзья сидели в гостиной.
Джон все еще утирала глаза. Было очевидно, что она растрогана больше, чем сама бы хотела этого и не только по этой причине. Отважная Джон, девчонка сорванец держала Лестера за руку и доблестно пыталась сдержать наплыв эмоций.
— Почему это Истер ждет ребенка, а я нет? — шепотом спросила она у Лестера. — Она ведь моложе меня!
Удивленный Лестер повернулся к ней. Было очевидно, что ее манеры стали постепенно изменяться.
— Мы позднее обсудим этот вопрос, — также шепотом ответил он ей.
— Мы сделаем не только это! — пробормотала она. Затем посмотрела по сторонам, словно опасаясь, что кто нибудь может подслушать их или заметить ее слезы. Кажется, никто их не слышал. По крайней мере, никто не подал виду.
Однако Келвин все это заметил. Его так и подмывало сказать ей что нибудь этакое, братское, но затем он передумал. Они с сестрой в эти дни прекрасно ладили друг с другом, и ему не хотелось это портить. Так что вместо того, чтобы сказать ей, что у нее есть все права, чтобы плакать, как и на все остальное, и что брак делает ее желания законными, он повернулся к Мортону Крамбу.
— Хорошая свадьба, не правда ли?
— Да, очень хорошая. — Рядом с Мором сидела его супруга, полная и уютная Мейбел, которую Келвин почти не знал.
Келвин повернулся к жене. Она здорово поправила свое здоровье за последние недели. Никаких кошмаров, хотя он едва ли понимал, как это было возможно. Может быть, сказывалось эффективное действие порошка химеры. Она спокойно сидела и нянчила Чарльза, розовое, пухлое тельце которого совсем не говорило о том, что могло бы из него выйти. Его двойняшка, Мерлейн, лежала рядом с ней и сладко спала. По обоюдному согласию их дети будут носить фамилию Найт, теперь, когда снова восстановлен брак их дедушки и бабушки.
— Тебе удобно, дорогая моя?
— Ты так часто об этом спрашиваешь! Да, конечно. Но гораздо удобнее мне будет тогда, когда мы доберемся до дома.
Келвин улыбнулся, ощущая какой то особый комфорт, которого еще недавно ему так не хватало и который ему могла дать только она.
— Что ж, так или иначе, — заговорил Рафарт с другого конца комнаты, снова надевая на голову корону, — вот еще два слова из вашего пророчества. «Объединение четырех» означает Канцию, Колландию, Германдию и Келвинию. Мы теперь являемся одной конфедерацией, каждое королевство имеет право голоса, а браться Кильдом и Кильдей властны наложить вето на всех остальных. Во всей нашей истории никогда не было договора, подобного этому, но так хотела Хельба.
— Это все к лучшему, — сказал Келвин. — Я доверяю Хельбе. У Келвинии никогда не было трудностей в отношениях с Колландией и Канцией, все это изобрели Зоанна и ваш двойник, самозванец. А когда эти мальчики будут управлять делами, вы знаете, что Германдия будет вести себя посдержаннее.
— Они уже избавились от своего диктатора, — сказал Сент Хеленс. — Я могу только приветствовать это.
— Уверен, что мы все с этим согласимся, — почти автоматически заметил Келвин.
— И, Келвин, — сказал его тесть, наклонившись вперед, — ты знаешь сам, какова твоя следующая задача. Пророчество говорит: «Пока из Семи не возникнет Одно, Только тогда завершится Оно». Что ж, тебе осталось покорить еще три королевства.
Келвин тщательно обдумал свои слова, прежде чем ответить. Сент Хеленс вовсе не был злым человеком, хотя иногда он говорил, как выразился бы отец, как «поджигатель войны». У этих молодых ребят из двойной столицы впереди еще много, много лет, прежде чем они вырастут, и он был уверен, что Хельба никогда не разрешит им объявить войну, если это вообще возможно. Так или иначе, что касается его, это приятное для него решение проблемы.
— Я рад, что это всего лишь древние слова, в которые верят люди, и что я не отвечаю за них даже номинально, — ответил он.
Никто не показался разочарованным его ответом, даже сам Сент Хеленс. Они были слишком вежливы, чтобы высказать очевидную правду: как герой он был всего лишь низшей жизненной формой.
В Келвинии и во всей конфедерации настали прекрасные времена.


1 гу кошке — прим.

2 игра слов: pry Mary — primary


Дизайн 2010 - 2012 год     По всем вопросам и предложениям пишите на goldbiblioteca@yandex.ru